Армия Запретного леса

Понедельник, 24.02.2020, 14:51
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » "It Was Christmas Eve" (~ГП/ДМ~мини~PG-13~закончен~trishula~)
"It Was Christmas Eve"
АрманДата: Среда, 17.04.2013, 15:54 | Сообщение # 1
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Название фанфика: It Was Christmas Eve
Автор: Берен (ака Диди)
Переводчик: trishula
Разрешение на перевод: получено
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Гарри Поттер/Драко Малфой
Тип: слэш
Жанр: Романтика, Флафф
Размер: мини
Статус: закончен
Саммари: Драко перешел на другую сторону и кому-то это очень не понравилось.
Диклеймер: Денежной выгоды не извлекаю, на героев не претендую.
Разрешение на размещение: получено



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)


Сообщение отредактировал Арман - Среда, 24.04.2013, 17:11
 
АрманДата: Среда, 17.04.2013, 15:55 | Сообщение # 2
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Сочельник

Был канун Рождества, и Гарри сидел на постели, скрестив ноги. Юноша только что упаковал последний из купленных подарков. Он был особым, тайным, и никто кроме получателя не должен о нем знать до тех пор, пока жив Волдеморт. Положив маленький серебряный предмет в середину зеленого листа упаковочной бумаги, юноша завернул дорогую змейку с зелеными глазами.

Гарри жалел, что не может показать это совершенство ни Рону, ни Гермионе. Они были его лучшими друзьями, но не должны были ничего знать. Драко Малфой теперь был на их стороне: когда ему исполнилось 17, он публично отрекся от Волдеморта и Тьмы, но никто не знал, что он общается с гриффиндорцами. Не стоило открыто якшаться со своими вчерашними противниками, это могло вызвать недоверие слизеринцев, многих из которых Малфой хотел увести за собой. Эта задача стала бы невыполнимой, если бы Драко начал официально встречаться с Гарри.

Так что их отношения начались, и продолжались в тайне от окружающих. О них никто не знал и Гарри иногда спрашивал себя, а не снится ли ему чудесный сон? Он любил Драко всем сердцем, и если поцелуи и прикосновения слизеринца были искренними, то Малфой чувствовал то же. Юноши никогда не говорили о своих отношениях вслух, не обсуждали, что каждый чувствует, но Гарри был так счастлив, когда они были вместе, что даже не пытался отрицать свои чувства.

Завязав подарок ленточкой, гриффиндорец вытащил палочку и заколдовал пакет так, чтобы открыть его мог только получатель. После заклинания ленты стали серебряными и он удовлетворенно улыбнулся. Положив особый подарок в карман, он взял в руки остальные коробки. В этом году юноша встречал Рождество с четырьмя друзьями, и они решили сложить все подарки под одну елку.

Гарри тщательно выбрал сувениры для друзей и небольшие, вроде шоколадных лягушек, сюрпризы для тех, кто на следующий день придет поздравить его с Рождеством. Даже по прошествии шести лет он помнил о своем первом подарке и не хотел, чтобы кто-нибудь был забыт.

Добраться до гостиной оказалось нелегко, Гарри пришлось, балансируя на одной ноге, открывать дверь другой, но вскоре ему удалось выбраться из спальни, и юноша направился в сторону комнаты, где, как он знал, стояла ель. Он услышал веселые голоса и понял, что улыбается. Да, они были детьми, разлученными с родителями и вокруг шла война, но они все еще могли радоваться.

Гарри был уже на полпути к гостиной, когда его праздничный мир рассыпался на куски. Он почувствовал, что сердце рвется из груди, словно кто-то тянет его магию из тела, а огромная ладонь пытается раздавить его. На мгновение Поттер решил, что это было заклинание, но поскольку он не почувствовал, как оно ударило, то вскоре ему удалось понять в чем дело. Это не он попал в беду, источником агонии был Драко.

Подарки посыпались на пол из ослабевших рук, а мир сузился. Было так больно, что он не мог произнести ни слова, только жалобно застонал. Голова закружилась, и Гарри начал падать. Все расплылось, и только внутри него кто-то кричал, что надо помочь самому дорогому на свете человеку. Что-то лопнуло, когда Поттер из последних сил попытался смягчить падение, а затем он ударился головой о каменный пол. Мир вокруг погас.

Сознание Гарри медленно дрейфовало навстречу голосам. Все тело немилосердно ломило, голова болела, но он все равно попытался открыть глаза. Это отняло у него так много сил, что юноше снова пришлось расслабиться и положиться на остальные чувства.

Гриффиндорец почувствовал под собой мягкий матрац, а во рту привкус какого-то зелья. Если он все правильно понял, то находится сейчас в больничном крыле.

- С ним все будет в порядке?

Судя по всему, это была Гермиона. Но Гарри никак не мог собраться с мыслями и не был уверен, что слуху можно доверять.

- Да, с ним все будет хорошо, - спокойно ответила на вопрос мадам Помфри. – Меня еще интересует его запястье, надо будет выпить зелье и убедиться, что шишка на голове единственный неприятный побочный эффект. Я уверена, через час или около того, мистер Поттер к нам вернется.

Теперь Гарри понял, почему ему казалось, что боль сконцентрировалась в левом запястье, но не понимал, почему не может проснуться окончательно. Казалось, он укрыт от всего мира под толстым одеялом.

- Он такой бледный, - голос Рона прозвучал взволнованно.

- Он неудачно упал и, возможно, получил сотрясение, - по голосу было слышно, что целительница не в настроении нянчиться с его друзьями, - естественно, он бледен. Вы можете остаться и подождать, пока он придет в себя, если обещаете вести себя тихо и не путаться под ногами.

- Да, мадам! – тут же согласились его друзья.

Вдруг Гарри затопило отчаяние, которое заставило его забыть о реальности. Что-то давило на него, причиняло боль, он отчаянно хотел пошевелиться, но тело не слушалось.

- Мадам Помфри! – никогда голос декана Слизерина не звучал так тревожно. – Скорее, Драко Малфой был проклят!

Послышался звук движения, а Гарри судорожно пытался понять, что происходит. Из последних сил он снова на мгновение приоткрыл глаза и был вознагражден размытым видением Снейпа, который укладывал блондина на соседнюю кровать и целительницы, которая спешила им на помощь.

- Что было использовано? – быстро спросила Помфри, а Гарри снова проиграл битву со своим телом, его глаза закрылись.

- Я не уверен, - деловито ответил снова взявший себя в руки Снейп. – Но опасаюсь Putrefacio.

Гарри никогда не слышал этого названия, да и не смог бы сейчас перевести его с латыни, но по вздоху Гермионы понял, что дело плохо.

- Давно? – профессионально поинтересовалась целительница.

- Его нашли пять минут назад, - ответил Снейп, - но никто не знает, как долго до этого он лежал в подземельях.

Снова послышались звуки, природу которых Гарри не смог определить, он различил, по крайней мере, одно заклинание. Юноша почувствовал, что его магия опять потянулась из тела, словно Драко нуждался в ней и снова начал проваливаться в забытье. Зная, где следует упорствовать, а где необходимо отступить, Гарри не стал этому противиться. Когда будет нужно, он сможет взять себя в руки и узнать, что происходит.

- Как мистер Малфой, Помфри? – звук директорского голоса вырвал Гарри из забвения.

- Он жив, - голос целительницы звучал устало, - что само по себе удивительно. Я не сомневаюсь, что к нему применили Putrefacio, все признаки налицо. Он давно должно был умереть. Видимо, юноша магически связан с кем-то другим.

Даже в своем теперешнем состоянии Гарри быстро понял с кем, это было для него очевидно. Он не знал, как, когда и почему был связан с Драко, но он не сомневался, что речь идет о нем самом.

- Как же так? – в голосе Дамблдора промелькнул намек боль.

- Мы все знаем, что Putrefacio не попало в список Непростительных заклинаний только потому, что оно не имеет утилитарных целей, - целительница сказала это таким тоном, что сразу было понятно, она это не одобряет. – С ним невозможно бороться, и известны только два случая, когда после его использования были выжившие. В обоих случаях жертвы были связаны магически. Хью Редвинг был связан магически со своим наставником и когда он был поражен заклятием, силы его учителя позволили юноше выжить. Второй раз сила проклятия была сожжена совместной магией супружеской пары в течение двух дней. Оценивая состояние мистера Малфоя, могу сказать, что он связан с очень сильным волшебником. Но я не знаю кто это, следов магического обряда нет. Скорее всего, связь естественна или случайна, нет признаков того, что она создана искусственно. Скорее всего, это отец и сын.

Гарри услышал, что директор издал удивленный звук и снова пошевелился. Он отчаянно хотел знать, что происходит и попытался открыть глаза, но веки были как будто склеены.

- Если это Люциус поддерживает своего сына, то его должны немедленно освободить из Азкабана, - в конце концов сказал Дамблдор. – Полагаю, у старшего Малфоя должны быть какие-то особые симптомы?

- В зависимости от силы связи, они могут варьироваться от легкой слабости до потери сознания и судорог, - твердо ответила Помфри.

- Я пошлю запрос, - решил директор, - мы должны быть уверены. Сообщайте мне о любых изменениях, Помфри.

Гарри лежал в тихой палате почти в бессознательном состоянии. Он слышал только тяжелое дыхание и наверняка это был Драко. Он хотел открыть глаза, встать и подойти к своему бойфренду, но его тело не хотело выполнять приказы. В конце концов, он почувствовал, что забвение снова пришло за ним, и не стал противиться.

Он еще несколько раз почти приходил в сознание и чувствовал, что Рон и Гермиона были рядом, но не знал, сколько прошло времени. Это могли быть минуты или дни, но однажды Гарри снова услышал голос Дамблдора.

- Добрый вечер, Помфри, - поприветствовал директор, - вы хотели меня видеть?

- Да, - ответила целительница, и ее голос звучал более взволнованно, чем обычно. – Я подозреваю, что сегодня произошло два нападения, а не одно.

- Гарри? – прямо спросил Дамблдор.

Возникла пауза и Поттер предположил, что целительница кивнула.

- Он уже давно должен был прийти в себя и потребовать, чтобы его выписали, - объяснила Помфри. – Шишка на голове и сломанное запястье ничто по сравнению с тем, что ему приходилось пережить раньше. И, тем не менее, он не приходит в сознание. Я не нашла на нем никаких следов магического воздействия, но он не просыпается.

- Нападавший на г-на Малфоя до сих пор не найден, - ровно сказал Дамблдор. – Возможно, к нам на праздник пожаловали два Пожирателя смерти.

- Молюсь, чтобы это было не так, - ответила мадам Помфри. – Они оба лидеры своих факультетов, мы не можем позволить себе потерять ни одного из них.

- И этого не случится, - решительно сказал Дамблдор. – Я получил ответ из Азкабана, это не Люциус. Но я послал к Нарциссе в надежде найти более подробную информацию. Если состояние Гарри или Драко изменится, дайте мне знать.

- Конечно, директор, - с готовностью отозвалась целительница, - последствия магической связи, какой бы незначительной она не была, в настоящее время должны быть очевидны… и…

Мадам Помфри остановилась на середине предложения, и Гарри мог поклясться, что слышит, как крутятся винтики в ее голове.

- Ах! - воскликнула она и Гарри, если бы мог, посмеялся бы над ее шокированным тоном.

- Что такое? – заинтересованно спросил директор.

Повисла тишина и Гарри мог только лежать и ждать.

- Директор, - наконец сказал мадам Помфри, - возможно, мы упустили очевидное. Я не уверена, что права…

- Ага! – кажется, до Дамблдора тоже дошло. – И как же мы можем проверить эту гипотезу? – спросил директор после ошеломленного молчания.

- Мистер Поттер двигается во сне, - твердо сказала целительница, - так, что я вынуждена удерживать его магией, чтобы он не упал с кровати. Думаю, на подсознательном уровне он пытается добраться до г-на Малфоя. Я предлагаю сдвинуть их кровати вместе, и посмотреть что будет.

В следующий момент Гарри почувствовал, что его кровать скользит в сторону и что путы, которые охватывали его тело, ослабевают, чтобы он мог шевелиться. Юноше казалось, что его руки налиты свинцом и если бы он захотел подвигать ими, возможно, ничего и не вышло бы. Но, кажется, его правая конечность прекрасно знала, где ей надлежит быть и двинулась сама, не дожидаясь мысленного приказа.

- Похоже, вы правы, - приглушенным голосом сказал Дамблдор.

Но Гарри было все равно, что думают оба наблюдателя, его магия возвестила, что Драко почти у него в руках. Когда его пальцы, наконец, нашли то, что искали, то сомкнулись на запястье возлюбленного так, будто никогда его не отпускали. Магия хлынула из него бурным потоком, отзываясь на возмущение юного волшебника тем, что происходит с Драко. Гарри задрожал, и мир снова растворился, но уже в дымке света.

Удобно, уютно и именно там, где нужно – таковы были первые ощущения, когда Гарри проснулся в следующий раз. Он лежал на боку, свернувшись калачиком и прижимаясь к другому теплому телу, и почти улыбался. Однако что-то же его разбудило! Рядом была опасность, что-то было не так, и он замер, пытаясь понять, что это было.

- Ты даже не смог умереть как слизеринец! – прозвучал знакомый, но искаженный до неузнаваемости женский голос. – Ты предал меня и Темного Лорда, Драко, и за это должен умереть.

Гарри узнал Панси, но он никогда не слышал в человеческом голосе столько ненависти, даже от Волдеморта.

- На этот раз я убью вас обоих, - холодно сказала слизеринка, - когда я вернусь с известием о вашей гибели, Темный Лорд возвысит меня! Ава…

Не было никакой паузы между мыслью и действием, Гарри отреагировал на опасность мгновенно. Тело и магия слились воедино, и он трансформировался в свою анимагическую форму одной силой мысли и без заминки. Слова Непростительно умерли на губах Панси, и она закричала, отпрянув от острых когтей огромного черного зверя, который когда-то был Гарри. Девушка упала, когда удар его левой лапы оставил на лице три глубоких раны, а когда зверь рухнул на нее сверху, она ударилась головой об пол и потеряла сознание.

Магглы бы назвали анимагическую форму Гарри пантерой, но волшебник бы так не ошибся. Два небольших костяных отростка на спине в любой момент могли превратиться в огромные крылья за секунду. Юноша был существом известным как Feles Nocturnus, Полуночный кот, очень опасный и ревниво относящийся к своей территории хищник.

Несколько мгновений он стоял, глухо рыча, над поверженным врагом, а потом щелкнул хвостом. Панси пыталась убить его и Драко, и, безусловно, было повинна смерти, но человеческая часть сознания взяла верх. Отбросив палочку девушки зубами, он полоснул по ее левому запястью, разрывая в клочья рукав и не заботясь о нанесенных ранах. Разорванное его ударом волшебство испарилось и на покрытой красными потеками коже начала проявляться Черная метка.

Сделав это, он повернулся и запрыгнул на кровать в ноги Драко, защищая его. Зверь уставился на Панси, ожидая подхода кавалерии. Он не сомневался, что крики девушки уже привлекли чье-то внимание.

Мадам Помфри вбежала первой и тут же остановилась. Гарри спокойно смотрел на нее, поводя хвостом и рассеянно жуя палочку Панси, разгрызая ее в щепки и лишая малейшего признака волшебства. Целительница не была соперником, но на кону была безопасность Драко, и Гарри не собирался рисковать.

Прошло несколько долгих секунд оглушительного молчания, прежде чем мадам Помфри преодолела шок и медленно двинулась в сторону Панси, продолжая наблюдать за Гарри. Только когда она опустилась на колени перед девушкой, целительница вспомнила о своих прямых обязанностях и, казалось, забыв о нем, начала осматривать лежавшую слизеринку.

- Что за?.. – обычно насмешливый тон Снейпа изменил шокированному, и Гарри зашипел на него, прежде чем вернуться к обгладыванию палочки, зажатой между лапами.

- Боже ж ты мой! – подтвердил Дамблдор.

- Профессор Снейп, пожалуйста, помогите мне перенести мисс Паркинсон на кровать! – приказным тоном сообщила Помфри.

- Это Поттер? – спросил декан Слизерина с максимально возможным достоинством пробираясь бочком мимо кровати.
- Да, Северус, - ответил директор, входя в комнату и сразу же понижая градус поттеровской самоуверенности. – Он научился перекидываться этим летом, во время каникул.

Кошачьи инстинкты Гарри признали в директоре более крупного хищника. Он прищурил глаза и посмотрел на него с максимально послушным видом. Директор, должно быть, понял его правильно, поскольку сразу же погладил Поттера по голове, а тот не смог сдержаться и замурлыкал. Ну, или что-то близкое к этому, что могла позволить его анимагическая форма. Звук был гулким, низким и басовитым.

Он наблюдал как Снейп и Помфри переносят на соседнюю кровать Панси, но теперь, когда рядом был Дамблдор, защитные инстинкты немного угасли.

- Гарри, будь любезен, - ровно сказал директор, - пожалуйста, отдай мне палочку мисс Паркинсон.

Палочка была его добычей, и кошке очень не хотелось с ней расставаться, но старый волшебник был явно сильнее и Гарри осторожно выпустил деревяшку из лап.

- Спасибо, мой мальчик, - сказал Дамблдор, подхватив палочку, и продолжая успокаивающе почесывать Поттера за ухом. – Как она? – продолжил директор, обращаясь к мадам Помфри.

- У нее несколько кровоподтеков на голове, очень большие рваные раны на лице и руках, но, я думаю, самое страшное вот это! – ответила целительница, и Гарри низко зарычал, когда она показал метку.

Желание напасть никуда не делось, но Гарри держался, пока целительница осматривала пациентку. Панси пока была не опасна, однако хищник хотел убедиться в этом. Юноша рассеянно подумал о том, что надо бы превратиться в человека, но поблизости не было его палочки, к тому же, он хотел быть во всеоружии, если что-то случится вновь.

- Я считаю, что мы можем с уверенностью утверждать, что нашли нападавшего, - с сожалением сообщил Дамлдор.

- Но я проверял ее руку сегодня утром, - горячо возразил Снейп и Гарри подумал, что декан Слизерина злится на себя больше, чем окружающие. - Метки у нее не было!

- Видимо, Волдеморт оказался умнее, чем мы думали, - успокаивающе предположил директор. – В будущем мы должны быть более бдительны, Северус. Очевидно на метке были чары невидимости.

Когда Дамблдор посмотрел на него, юноша снова оказался в центре внимания.

- Теперь ты и Драко в полной безопасности, Гарри, - успокаивающим тоном сообщил директор, - было бы замечательно, если бы ты снова стал человеком и рассказал, что здесь произошло.

Гарри посмотрел на все еще спящего Драко, потом снова на Дамблдора. В кошачьем виде он чувствовал себя гораздо сильнее и был в состоянии очень эффективно защитить свою собственность, но логика подсказывала, что нужно делать, что велено. Сконцентрировавшись на несколько секунд, он собрался с силами и вернул человеческий облик.

Почти сразу после того, как исчез мех, юноша рухнул вперед лицом на кровать. Руки его не слушались, и только директор удержал его от того, чтобы не ткнуться носом в ноги Драко. Он чувствовал себя слабым как ягненок, все силы ушли вместе с анимагической формой, Поттер еле мог удерживать глаза открытыми.

- Боже, - быстро сказал Дамблдор, - Гарри остался почти без сил. Северус, будьте любезны, помогите мне его положить.

Гарри устроили рядом с Драко и он больше не мог сопротивляться желанию прижаться к нему спиной. Дыхание почти остановилось, желание спать было нестерпимым, но он старался держаться ради директора.

- Она… - сказал Гарри, хотя язык его почти не слушался, - …хотела.. уби… убить нас.

Это было все, на что он был сейчас способен, усилие отняло последние силы. Против воли юноша соскользнул в сон.

- … это невозможно! Какая еще магическая связь?! - вопль Рона вырвал Гарри из пелены сна, и на этот раз и тело и разум действовали нормально.

Он почувствовал теплые пальцы на затылке и прижался к Драко всей спиной. Поттер лежал, не открывая глаз, пытаясь понять, что же вокруг него происходит.

- Это просто случилось, Рон, - тоном терпеливого врача, уговаривающего взбалмошного пациента, ответила Гермиона. – Сейчас это очевидно, ведь руны проявились. Смотри, какой узор: эта означает единение ума, эта – сердца, а эта – магии. Эти знаки, ума и магии, красные и черные потому, что они любят друг друга и их магия слилась воедино. Руна сердца розовая и серая, ведь мальчики не закончили свою связь.

- Что значит «не закончили»? – заинтересованно прозвучал голос Рона.
- Это значит, что они не занимались сексом,- ответила Гермиона тоном бывалого аналитика. – Если бы они это сделали, розовый и серый цвета потемнели бы.

Гарри почувствовал, что краснеет и больше не стал молчать.

- Гермиона! – обратился он к подруге, игнорируя испуганный жест Рона. – Я предпочел бы, чтобы ты не препарировала мою жизнь и мои чувства. Пожалуйста, Рон может сгореть со стыда.

- Гарри! – радостно взвизгнула Гермиона. – Ты проснулся!

Девушка порывисто обняла его, не дав возможности сказать, что Драко еще спит и не надо ему мешать. Прежде, чем юноша успел что-то сказать, тело рядом с ним пошевелилось, и нежные руки притянули его к себе.

- Гарри? – голос Драко прозвучал невнятно и приглушенно. – Что происходит?

Поттер повернулся и окинул бойфренда быстрым испытующим взглядом. Малфой был бледнее, чем обычно, впавшие щеки напоминали о проклятии, которое чуть не убило их обоих, но серые глаза смотрели ясно, а щеки слегка розовели. Гарри обрадовался, что Малфой выглядит почти здоровым, он прекрасно помнил, что любимый почти умер.

- Кто-то проклял тебя, - осторожно начал он, прикидывая, как много информации следует выдать едва пришедшему в себя бойфренду. – Мы находимся в больничном крыле. С тобой уже почти все в порядке.
Пару минут ему казалось, что этой информации достаточно, чтобы удовлетворить полусонного, устало прикрывшего глаза Драко. Но Гарри знал, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Вдруг глаза слизеринца открылись, и он резко сел в постели.

- Панси, - имя, сорвавшееся с губ Драко, было пропитано ядом, - когда я доберусь до этой суки, она о многом пожалеет.

- Слишком поздно, - радостно прощебетала Гермиона, и Гарри удивленно распахнул глаза, - она свое уже получила.

Подруга ничуть не смущенно улыбнулась Поттеру и он поставил галочку «никогда не вставать поперек ее дороги». Очевидно, Гермиона не умела прощать врагов. Драко непонимающе воззрился на них обоих. Гарри знал, что лишенный информации Малфой сейчас пытается переварить услышанное, и решил ему немного помочь.

- Где она? – спросил он, осматривая комнату. – Последний раз я видел ее здесь, без сознания.

Он указал на соседнюю кровать.

- Это было два дня назад, приятель, - с заминкой сообщил Рон. Было очевидно, что ему немного неловко, но Гарри все-таки был его лучшим другом. – Это место пустует уже сутки.

- Ее перевели в Сент-Мунго, - Гермиона оказалась более разговорчивой. – Ее охраняют авроры, и так будет до отправления в Азкабан, как только ей подлечат лицо. Эти рваные раны, к сожалению, оказались очень устойчивы к магическим способам лечения.

- Рваные раны? – ошеломленно прозвучал голос Драко, и Гарри был совершенно уверен, что он не позволил бы себе демонстрировать замешательство, если бы полностью пришел в себя. – Пожалуйста, кто-нибудь, начните сначала и расскажите мне, какого черта я пропустил.

Рон шокировано вытаращился, услышав «пожалуйста» из уст Малфоя. Гермиона посмотрела на друга, тот слегка кивнул ей, разрешая объяснить все профессионалу.

- Панси прокляла тебя, а Гарри упал с лестницы в гриффиндорской башне, - заговорила девушка. – Сначала никто не связал эти два события, но несколько часов спустя, когда Гарри не проснулся, мадам Помфри поняла, что он тоже связан с твоим проклятием. Иначе волшебство Панси убило бы тебя в считанные часы. Сначала она думала, что тебя поддерживает отец или другой член семьи, но на самом деле ты связан с Гарри.

Последнее утверждение заставило Драко посмотреть на гриффиндорца так, будто он не мог поверить своим ушам. Все, что мог поделать Поттер, это пожать плечами. Он сам не знал, как это случилось.

- Мы связаны? – голос Драко прозвучал так, что Гарри сразу забеспокоился.

- Гарри, покажи ему заднюю часть шеи, - осторожно порекомендовала Гермиона.

Не представляя, что делать в такой ситуации юноша послушался и почувствовал легкое прикосновение пальцев Драко на затылке.

- Руны стали появляться еще вчера, - продолжила объяснение Гермиона, - Рон заметил их, когда мы пришли проведать Гарри, а он все еще спал.

Когда Гарри повернулся к бойфренду, его блондинистый друг сидел с шокированным видом и не мог вымолвить ни слова. Поттер испугался и сделал единственное, что мог придумать, взял своего парня за руку и сжал ее.

- Панси проскользнула мимо Снейпа и Помфри в ночь после того, как напала на тебя, - продолжила Гермиона. – Профессор Дамблдор сказал, что она собиралась убить вас, и сбежать к Волдеморту, но тут Гарри выразил свое несогласие.

- В какой форме? – нетерпеливо спросил Драко, по взвинченному тону чувствовалось, что слизеринец очень взволнован.

- Я принял свою анимагическую форму, - просто ответил Гарри.

Рон, который был не уверен, что слизеринцу стоит знать подобные секреты, что-то неодобрительно забормотал, но Поттер его проигнорировал.

- Но твоя анимагическая форма кот, - нахмурившись, ответил Драко, - как ты смог ей противостоять?

Тут Гарри почувствовал себя виноватым. Он делил с бойфрендом многие вещи, но так привык скрытничать, что обманул даже его.

- Гм… - промямлил он, пытаясь придумать достойную причину, по которой наврал Драко. – Возможно, я упустил некоторые детали…

- Гарри принимает облик Feles Nocturnus, - с гордостью сообщила Гермиона, - он мог бы и тролля завалить, если бы захотел.

Пораженный Драко позабыл играть совершенного слизеринского принца и Гарри понял, что он действительно удивлен. Обстоятельства оказались выше Малфоя.

- Хотелось бы мне взять тебя на руки, чтобы ты свернулся калачиком у меня на коленях и почесать тебя за ухом, - Драко быстро пришел в себя.

Гарри улыбнулся, ну надо же!

- Он раздавил бы тебе яйца, - вмешался прямолинейный Рон и все рассмеялись, когда Гермиона треснула его по затылку.

Было приятно слышать, что Уизли шутит, значит, ему будет легче принять новый статус Поттера. На самом деле Гарри понимал, что его лучший друг еще долго будет раздумывать над ситуацией. Но не сомневался, что все будет хорошо, хотя точно знал, что ругаться по этому поводу они будут еще не раз. Рон иногда бывает очень упрям, но вполне предсказуем.

Когда все отсмеялись, на лицо Драко снова вернулось озадаченное выражение, и Гарри понял, что им необходимо поговорить. Но в присутствии его друзей Малфой ничего обсуждать не станет. Поэтому Гарри начал усиленно подмигивать Гермионе. Та с понимающей улыбкой прикрыла глаза и кивнула головой.

- У вас обоих все еще усталый вид, - весело сказала Грейнджер, - и мы обещали мадам Помфри не утомлять вас. Вы должны еще отдохнуть. Мы вернемся позже…

- Но… - не договорив, Рон вздрогнул и Гарри предположил, что подруга пнула его по щиколотке.

- Двигай, Рон, - решительно заявила юная леди, - мы должны убедиться, что Джинни совладала с собой и не залезла под елку за подарком. Мне кусок в горло не лез, пока Гарри болел, но теперь он пришел в себя.

Сказав это, она потащила Рона к двери. Гарри посмотрел им вслед и облегченно вздохнул, когда друзья исчезли. У него было стойкое ощущение, что придется многое объяснить.

- Деликатность никогда не была сильной стороной гриффиндорцев? – сказал Драко и Гарри повернулся к своему парню.

Он почувствовал фальшь в его голосе и мог только догадываться, что сейчас происходит в голове слизеринца.

- Зато у нас гораздо лучше получаются многие другие вещи, - в тон Малфою согласился Гарри.

Какое-то время они смотрели в глаза друг другу, пытаясь понять, что оба чувствуют. Теперь гриффендорец знал, что между ними образовалась неразрывная связь, и был рад этому всем сердцем, но, поскольку не понимал ее значения, все еще немного беспокоился.

- Когда это случилось? – голос Драко прозвучал так, будто Гарри был в ответе за происшедшее.

- Понятия не имею, - тихо признался тот.

Они никогда не были друзьями, до той ночи, когда Гарри загнал Драко в угол и не потребовал ответить на вопрос, почему он отказался от Волдеморта. Сначала Драко от души проклял Поттера, а тот почему-то не стал защищаться. Этим он удивил и расположил к себе недоверчивого слизеринца. Через полчаса проклятие спало, и они проговорили много часов, до самого рассвета. Восходящее солнце осветило их первый поцелуй.

Гарри сам не понял, почему ему захотелось прикоснуться к губам вчерашнего врага, и где он набрался столько мужества. И был удивлен, что слизеринец его не проклял снова. Вспоминая ту ночь, он понимал, что именно тогда все и началось. Может быть, гриффиндорская храбрость пробудила древнее волшебство? Гарри ведь ничего не знал о магической связи и не знал, что они могут ее создать.

- Мы могли бы скрыть ее ото всех, - тихо сказал он, когда сообразил, что слизеринцы могут отвернуться от Малфоя.

- Ты хочешь отказаться от меня? – испуганно спросил Драко и Гарри вскинул глаза на лицо бойфренда.

- Что? – он почувствовал, что пропустил нечто важное, слизеринец выглядел опустошенным. – Нет! – Гарри попытался объяснить. – Я просто подумал, что тебе не захочется огласки, меня не очень жалуют на твоем факультете.

Мгновение Драко обиженно смотрел гриффиндорцу в глаза, но потом выражение его лица смягчилось.

- Ты не понимаешь, не так ли? – медленно сказал слизеринец. – Ты не представляешь, что это значит?

Гарри пожал плечами, все, что он знал о магических обычаях, могло уместиться в ореховой скорлупке.

- Мне все равно, - быстро сказал он, не покривив душой, - в любом случае, если это спасло тебя, я буду делить это с тобой и беречь, как зеницу ока.

Драко потянулся к нему и крепко обнял. Простое движение было наполнено страстью и острой необходимостью чувствовать, и Гарри обвил его руками в ответ.

- Волшебные знаки не появляются просто так, Гарри, - тихо сказал Драко ему на ухо. – Это означает, что магия признала нашу связь на изначальном уровне, и мы это приняли. От связи можно отказаться только до определенной точки, после нее возврата нет. Это навсегда. Ты не представляешь, что мы сделали…

- Все, что я знаю, - ответил Гарри, отчаянно прижимаясь к Драко, - это то, что я люблю тебя. Я сделаю все, что ты хочешь и не стану отрицать нашу связь, если ты не будешь возражать.

Они снова замолчали, но не выпустили друг друга из объятий.

- Я знаю, Гарри, - в конце концов, шепотом сказал Малфой, - это написано на твоей коже. Я…

Слова застыли на губах слизеринца, и Гарри слегка отодвинулся, чтобы заглянуть ему в глаза. Он знал, что Драко не отвергает их связь, но, видимо, ему было трудно найти слова.

- Покажи мне, - тихо сказал Гарри, - пожалуйста.

Драко посмотрел на него широко открытыми испуганными глазами и медленно повернул голову. На затылке слизеринца красовался очаровательный красно-черный узор. Он вился вдоль шеи, расцветая по всей длине и спускаясь за ворот больничной пижамы. После объяснения Гермионы Гарри знал, что означает рисунок. Бледная, розовая руна горела под его пальцами.

Инстинктивно он наклонился и приложился к ней губами, а затем медленно повернулся. Поцелуй вышел легким и коротким, но он сказал все, что хотел услышать Драко. Малфой расслабился.

- Гарри, - тихо сказал юноша, - ты самый лучший подарок на Рождество, который я когда-либо получал.

Конец



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
katyaДата: Среда, 17.04.2013, 23:46 | Сообщение # 3
Демон теней
Сообщений: 205
« 6 »
Спасибо! Очень милый фанфик! Перевод замечательный! love respect
 
GalДата: Четверг, 18.04.2013, 00:48 | Сообщение # 4
Демон теней
Сообщений: 324
« 66 »
Спасибо. Понравилось. Мило и романтично (особенно анимагическая форма Поттера) biggrin


У собак есть хозяева, у кошек - обслуживающий персонал
 
ОлюсяДата: Понедельник, 15.07.2013, 23:11 | Сообщение # 5
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 181 »
Да, очень милый и романтичный фанф. Спасибо за эту прелесть. И кстати, Драко не совсем прав. Это не единственный его подарок на Рождество, пусть и самый главный))))))


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » "It Was Christmas Eve" (~ГП/ДМ~мини~PG-13~закончен~trishula~)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: