Армия Запретного леса

Пятница, 21.02.2020, 21:36
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Серебряный ангел и Золотой призрак (ГП/НМП, ДМ/НМП, ГП/ДМ/НМП, РМ/НМП, Ангст/ AU/ Роман,закончен)
Серебряный ангел и Золотой призрак
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 24.05.2009, 16:31 | Сообщение # 31
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 29.
Не стоит забывать о предупреждениях!

Спустя неделю после событий в Хогсмиде Гермиона почувствовала, что происходит что-то странное, причем исходит это от директора. Просто больше никто бы не решился подлить ей в еду зелье. То есть, решиться-то, конечно, решился, но вот сам бы до такого не додумался. Подаренные Гарри и Драко артефакты, которые они же и создали, дали всем знать, что с едой стоит быть поосторожнее. Так что уже несколько дней они лишь делали вид, что едят в Большом зале, а на самом деле питались на кухне у эльфов, предварительно все же проверяя еду на наличие всяких посторонних ингредиентов. Гарри и Драко пока никак не реагировали на действия директора, даже не дали ему понять, что в курсе его махинаций по поводу Хогсмида.
Волдеморт после той неудачи словно с цепи сорвался. Нападения в разных частях страны. За последние два дня пропало около двух десятков людей, причем не только магглов. На данный момент никого так и не нашли. А это наводило на довольно-таки неприятные мысли. Что могло понадобиться этому монстру? Что он снова придумал? Исчезновения людей наводили на мысль, что тот что-то готовит, а в силу того, какие знания блуждали у сумасшедшего маньяка в голове, ожидать можно было чего угодно и когда угодно.
Гермиона нахмурилась. Она никак не могла отделаться от ощущения, что за ней следят. Просто чувствовала всем своим существом чей-то взгляд, но стоило ей обернуться, как все пропадало. И вот сейчас она пыталась поймать этого надоевшего уже наблюдателя. Девушка вытащила из кармана зеркальце и сделала вид, что поправляет прическу. Она держала его так, чтобы видеть, что делается у нее за спиной, и осторожно поворачивала, пока не заметила блик. Человек явно находился под чарами. «Спасибо зеркалам», - усмехнулась Гермиона.
На мгновение в зеркале можно было поймать того, кто находился под маскировочными чарами. Об этом мало кто знал, поэтому и не использовал зеркала по назначению. Гермиона уже давно поняла, что в Хогвартсе их очень многому не учат, и сейчас хорошо понимала чистокровных, которым приходилось равняться в своих знаниях не на самых сильных, а на слабых. Ей, как магглорожденной, повезло родиться сильной ведьмой, но кое-каких высот ей никогда не добиться – просто сил не хватит.
Удовлетворенно улыбнувшись, Гермиона убрала зеркало в карман и встала.
— Мадам Пинс, вы не отложите для меня эти книги? – с улыбкой поинтересовалась она у библиотекаря.
— Конечно, дорогая, - приветливо ответила та. – Профессор Снейп передал мне твое разрешение на использование Запретной Секции, - добавила она уже шепотом, затем огляделась и еще тише произнесла. – Только осторожнее, что-то профессор Дамблдор не очень рад такой возможности.
— Спасибо, - одними губами поблагодарила ее Гермиона. Она была несколько удивлена тем, что библиотекарь ее предупредила. Отсюда вывод: в школе стали замечать действия директора и не одобряли их. И тут Гермиона решила воспользоваться помощью женщины. – Мадам Пинс, скажите, кто сидит за второкурсниками Рэйнвекло?
Библиотекарь удивленно на нее посмотрела, затем перевела взгляд в нужную сторону. Несколько секунд она хмурилась, затем достала из стола какой-то приборчик и поставила его на стойку перед собой. Мадам Пинс помрачнела и перевела взгляд на Гермиону.
— Это твой однокурсник, Симус Финиган, - произнесла она, затем проворчала. – И как он посмел сюда явиться, нацепив на себя чары. Есть же, в конце концов, правила.
— Мадам Пинс, оставьте все как есть, - попросила Гермиона. – Мы сами с этим разберемся.
— Хорошо, - после паузы ответила библиотекарь, но тут же добавила. – Будьте осторожны.
Гермиона еще раз улыбнулась и вышла из библиотеки. Она не сомневалась, что Финиган тут же направится вслед за ней. Чего она никак не могла предположить, так это того, что дорогу ей перекроют слизеринцы. «Мерлин, а этим-то чего от меня надо?» - вздохнула девушка.
— Вам так нужны неприятности? – поинтересовалась она. – Вам, действительно, так не мила ваша жизнь, что вы решили встать на пути у Драко и Гарри? Мало было того, что они уже продемонстрировали?
— Заткнись, грязнокровка, - выкрикнула одна из слизеринок. – мы сейчас лишим тебя твоих волос, а потом посмотрим…
— Ты их лишишься быстрее, - за спиной слизеринцев, в основном девушек, появилась Джинни, крутя в руках кинжал. – Если интересуют подробности, обратись к Браун, она просветит.
— Вы…
Часть слизеринок ринулась на Гермиону, часть – на Джинни. Если Гермиону они все-таки могли достать, то приближаться к вооруженной Джинни посчитали опасным, поэтому держались находились на расстоянии вытянутой руки.
— ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИСХОДИТ? – рявкнула мадам Пинс, вышедшая на шум. – Возмутительно, такая орава на двух беззащитных девушек. По десять баллов с каждого студента Слизерина. Мисс Грейнджер, вам нужна помощь.
— Ничего, мадам Пинс, я обойдусь, - произнесла Гермиона, вытирая кровь с разбитой губы. Она мрачно оглядела слизеринок, затем посмотрела на Джинни, которая столь же мрачно смотрела на «врагов».
— Я думала, вы умнее, - произнесла Джинни. – Оказывается, ошибалась. Что ж, с вами разберется Драко. Не думаю, что он будет уж слишком церемониться.
— Да, что он может? – фыркнула одна из девиц.
— Мне жаль тебя, - со странными интонациями в голосе произнесла Джинни, затем повернулась к подруге. – Идем, Гермиона.
— Уизли, ты на уроки ходишь одна… - произнесла одна из слизеринок. Джинни повернулась и посмотрела на говорившую. Никто не успел понять, когда и как она успела выбросить вперед руку. Просто вдруг рядом с головой слизеринки промелькнул кинжал и ударил в стену.
— Атракитао, - произнесла Джинни формулу, которой научил ее Гарри. Призвать этот кинжал с помощью Акцио было невозможно. – Советую все же быть осторожными. Я еще не очень хорошо владею кинжалами, вдруг вместо того, чтобы промахнуться, я попаду в цель, - с улыбкой произнесла Джинни, затем подхватила Гермиону под руку и двинулась в сторону лестниц.
— Стерва, - полетело ей в спину.
— Тем и живем, - насмешливо отозвалась Джинни, не оборачиваясь.
Девушки прошли в центральный холл, где были выходы на движущиеся лестницы. Там Джинни магией убрала последствия небольшой потасовки с лица подруги, и они продолжили свой путь в гриффиндорскую гостиную. Гермиона чувствовала присутствие Финигана. То, что тот не вмешался и не помог, о многом говорило, даже более чем. Они еще в прошлом году поняли, что факультет не будет им помогать, что считает их предателями. Ситуация с возвращением Гарри и Драко только усугубилась. Сейчас даже нельзя было сказать, чем вообще все это может закончиться.
Войдя в гостиную, Гермиона поморщилась. Все разговоры с их приходом умолкли, а лица явно говорили: «Явились». Джинни чуть слышно вздохнула. Тут за их спиной открылся проход. Тычок в спину был очень ощутимым, так что Гермиона сделала даже пару шагов вперед.
— Не стой на дороге, Грейнджер, - бросил Финиган, проходя мимо.
— Насладился представлением? – Гермионе захотелось его задеть. Симус резко развернулся и уставился на нее. Гермиона усмехнулась. – С чарами у тебя, Финиган, не очень. Плохо стараешься, - после чего с гордо поднятой головой прошла к лестнице.
— Герми! - вскрикнула Джинни, метнувшись вперед. Луч заклятия прошел по касательной, но все же задел Гермиону. Джинни уже наставила палочку на пятикурсника.
— Уроды, - мрачно выдала она.
— Убирайтесь из нашей башни! - гриффиндорцы, похоже, решили выступить единым фронтом. Джинни склонила голову на бок и посмотрела на них, как на экзотических насекомых, которые вряд ли выживут в климате Англии. Что-то было в ее взгляде, что заставило многих занервничать.
— Мне кажется, или вы тут собираетесь устроить нам показательный суд? – произнесла она.
— Вы предали Гриффиндор, - выступил вперед Колин Криви. – Якшаетесь со слизеринцами…
— Криви, ты сам-то понял, что сказал? – перебила его Джинни.
— Убирайтесь из гостиной и не появляйтесь здесь, - было видно, что сейчас начнется что-то малопривлекательное.
— Ага, а парням вы этого сказать, значит, не можете? – уточнила Джинни с усмешкой. – Легче все высказать нам? Ах, какой храбрый факультет! Ну, прямо львы! – Джинни уже издевалась.
— Да ты… - в наступление пошла Лаванда, но тут же заткнулась, поскольку на нее уставились две палочки. Судя по лицам Гермионы и Джинни, те были готовы использовать не просто обычные заклинания, а что похуже.
— Я на вашем месте не выступала бы. В отличие от вас, мы уже повидали кровь, и на наших глазах умирали пожиратели от нашей же руки, - Гермиона говорила так, словно это был какой-то пустяк.
— Не пугай! Здесь все пуганные! - раздался выкрик.
— Не заметно, - раздался вкрадчивый голос за их спиной. Все как по команде развернулись. Часть гриффиндорцев подалась назад. У многих на лице появилось выражение: «И как давно он тут?»
— Нас не запугаешь, Поттер! – выступил вперед Колин Криви.
— Ааа, - протянул Гарри со знанием дела. – Значит, все-таки Поттер. Уже прогресс.
— Вам нечего тут делать! – Лаванда попыталась сказать все это с вызовом. Не получилось.
— Вот скажите мне, что из того, что я сказал вам второго сентября, для вас осталось непонятным? Или у вас у всех память отшибло? – Гарри посмотрел на каждого. Гриффиндорцев сильно нервировало то, что он сидел в расслабленной позе и говорил так, словно ему скучно. На самом деле они очень сильно ошибались. Гарри никогда не был расслаблен внутри так же, как снаружи. Это была пружина, готовая в любую секунду распрямиться и выстрелить. И лучше бы гриффиндорцам не знать, что будет, когда это случится.
— Ты нас не запугаешь! – пискнул кто-то. Гарри лениво посмотрел на храбреца.
— Спорим? – спросил он.
— Ты трус, сбежал… - скривился Колин.
— Опять двадцать пять, - вздохнул Гарри. – Мерлин, и вот таких вот надо спасать! Зачем? – он устремил свой взгляд на Джинни. – Вот скажи, сестренка, на кой черт спасать вот таких? Что хорошего они могут дать миру?
— Невилл спасет всех! – высокопарно выкрикнул кто-то из пятикурсников.
— Да пожалуйста. Пусть только не надорвется, - благожелательно произнес Гарри. – Мне ведь не жалко. Я в сторонке постою, полюбуюсь на ваши потуги. Думаю, весело будет.
— Да ты… - словарный запас Лаванды, похоже, ограничивался всего четырьмя буквами.
— Ну, я, - издевательски произнес Гарри, затем резко встал, заставив всех резко податься назад, настолько неожиданно он это сделал. – Мне вот интересно, вы всегда такие безалаберные? Или у вас просто в последнее время мозги вышли из строя?
— Мы… - Дин Томас вышел вперед, но подходить к Гарри не стал – его все-таки опасались.
— Да, да, я знаю, вы – гриффиндорцы, храбрые и безрассудные, - вздохнул Гарри.
— Ты сам учишься на этом факультете, - девочка-пятикурсница посмотрела на него своими голубыми глазами.
— Вот именно, я на нем учусь, - усмехнулся Гарри.
— Тебе самое место в Слизерине, куда тебя и отправляла шляпа, - выплюнул Финиган. Никто не заметил, как на долю секунду опасно сузились глаза Гарри.
— Но отправила она меня в Гриффиндор, и, по-моему, этого достаточно, - заявил он слишком спокойным голосом.
— Ты – позор нашего факультета! - выкрикнула Лаванда. – На тебя такие надежды возлагались, а ты сбежал, как последний трус. Твои родители переворачиваются в гробу…
— Зря она это, - вполголоса произнесла Джинни и отошла к Гермионе, которая стояла на лестнице, ведущей в комнату старост факультета, одну из которых они всей своей компанией и заняли.
— Они стыдятся, что у них такой сын… - никак не могла остановиться Лаванда.
— Вы не поняли, - покачал головой Гарри. Молниеносное движение вперед и Лаванда в испуге отшатнулась, поскольку Гарри оказался рядом с ней. – Я не люблю повторять дважды, Браун. Что в словах «Вы не трогаете меня, я не трогаю вас» было вам всем не понятно? Теперь вы напросились сами. Я вас предупреждал.
— Ты нам угрожаешь? – выпятил вперед подбородок Колин.
— Нет, - резкий разворот. Колин отшатнулся, глядя в зеленые глаза, в которых не было ни одной эмоции, но можно утонуть. – Я констатирую факт, - резкий выброс руки вперед, непонятные слова и странная улыбка на лице Гарри – вот и все что увидели гриффиндорцы, прежде чем все свалились на пол без сознания. Создавалось впечатление, словно их всех просто выключили, как свет выключателем.
— Гарри, что ты сделал? – поинтересовалась Гермиона.
— В отличие от Драко, я не люблю демонстрировать силу кулаками, - произнес Гарри, брезгливо разглядывая тела. – Я действую немного иначе.
— Они нажалуются, - сказала Джинни.
— Не смогут, - усмехнулся Гарри. – Все попытки сказать, написать, показать, нарисовать и тому подобное приведут только к тому, что они начнут блеять, тявкать и так далее.
— А что именно ты сделал? Ведь не это будет следствием твоего заклинания? – Гермиона с интересом смотрела на друга.
— Нет, не это, - улыбнулся Гарри. – Гриффиндор в ближайшее время потеряет изрядное количество баллов.
— Ну, это не страшно, - махнула рукой Джинни.
— Я тоже так считаю, - кивнул Гарри. – Надо бы сделать отдельный вход в наши комнаты, а этот закрыть. Надоело мне иметь дело с этими малолетними идиотами.
— Тогда можно будет к нам и остальных позвать, - улыбнулась Гермиона. – Мы же можем переделать комнаты так, как нам надо.
— Да, это будет решением всех проблем, - кивнул Гарри. – Надоело мне все это.
— Тогда пошли исправлять наши комнаты, - решительно произнесла Гермиона, но тут же замялась. – Только ведь это Хогвартс… Директор все узнает.
— Не раньше, чем мы этого захотим, - фыркнул Гарри, поднялся к девушкам и они вместе прошли в свои переоборудованные уже однажды комнаты.

***

Тем временем Драко получил исчерпывающую информацию о том, что произошло около библиотеки. Он как раз забегал к мадам Помфри, чтобы передать ей кое-какие зелья из арабского арсенала, когда туда же прибыла и мадам Пинс, пожелавшая уточнить, была ли здесь Гермиона. Драко вытянул из нее все, что произошло во время и после стычки, так что теперь он следовал в слизеринскую гостиную в весьма боевом настроении. Встречающиеся ему на пути студенты старались ретироваться куда подальше, настолько кровожадное выражение было на лице у блондина.
Но он не дошел до гостиной. Услышав приглушенный стон, Драко замер и прищурился. Затем резко развернулся в сторону звука. Дверь в полутемном коридоре была плохо видна, но не для него. Драко вскинул руку, раздался щелчок.
— Люмос, - бросил он, небольшое помещение осветилось яркой вспышкой света. И так мрачное настроение Драко упало ниже нуля, хотя казалась, что ниже некуда. На полу в изодранной мантии и с синяками на лице лежал Блейз, а к стене была цепями прикована Панси. В серебряных глазах вспыхнули молнии. Несколько арабских слов, и девушка свободна. Драко опустился на колени рядом с Блейзом, приводя его в надлежащее состояние своей магией. Он в первую очередь нуждался в помощи.
— Панси, они что-нибудь с тобой сделали? – взглянул он на подругу.
— Нет, не успели, что-то их спугнуло, - всхлипнула та в ответ.
— Где Диана? – спросил он.
— На дополнительных у Флитвика. Там караулят Винс и Грег, - простонал Блейз.
Драко понадобилось четверть часа, чтобы привести друга в порядок и успокоить Панси. Затем они пошли в гостиную. Всю дорогу Блейз и Панси нервно посматривали на Драко, который был, мягко говоря, в очень странном состоянии. По пути они встретили Северуса. Тот возвращался с очередной беседы с директором, и его настроение также оставляло желать лучшего. Одного взгляда на Драко ему хватило, чтобы понять: слизеринцы явно нарвались на неприятности в лице его крестника. Секунду подумав, Северус решил посмотреть на экзекуцию, а, насколько он знал Драко, это будет именно она.
Драко вошел в гостиную и мрачно оглядел сидящих. Он сразу заметил тех, кто напрягся, увидев за его спиной Панси и Блейза. Этого хватило, чтобы вычислить виновных. В том, что это слизеринцы постарались, он не сомневался ни минуты.
— Не стоит игнорировать мои предупреждения, – холодно произнес он. – Вижу, моя предыдущая демонстрация не возымела успеха. Что ж, придется повторить.
Драко решительно двинулся в сторону вскочивших слизеринцев. Те настороженно за ним наблюдали, готовые отразить его атаку. Чего никто не ожидал, так это того, что Драко внезапно окажется них за спинами. Несколько резких еле уловимых для глаза движений, и парочка слизеринцев, корчась, падает на пол. Драко двигался настолько быстро и четко, что смотреть на его действия было одним удовольствием.
Северус, как вошел, сразу стал в тень так, что его не было видно. Он наблюдал за своим крестником с восхищением. Он не особо боялся, поскольку знал, что Драко не действует в полную силу. Если бы это было так, то, пожалуй, студентов в Слизерине стало бы на порядок меньше. Намного больше его интересовало другое. Как долго еще Гарри и Драко будут маяться дурью? Он понимал, что оба юноши дают Хогвартсу шанс. Только вот ни студенты, ни тем более директор этого шанса не увидели. Оставался вопрос: на сколько хватит терпения у Гарри и Драко?
Пока Северус предавался своим размышлениям, Драко во второй раз уложил на пол всех, кто в данную минуту находился в гостиной и осмелился снова выступить против него. Те, что поумнее, давно ретировались или прижались к стенке и безропотно ждали конца сего представления-наказания, то есть в основном младшекурсники.
— Вам повторить правила нашего сосуществования? – поинтересовался Драко, сдув прядь волос, выбившуюся из хвоста. В ответ – тишина. Драко обвел взглядом поскуливающих однофакультетников. – Надо же, какое единодушие. Прямо как в прошлый раз. Только, по-моему, в прошлый раз вы что-то не уяснили, раз мне пришлось вам вторично вдалбливать простые истины. Спрашиваю еще раз, вам правила нашего сосуществования ясны?
И снова ответом на его вопрос была тишина. Драко скептически посмотрел на всех, в том числе и на младшекурсников.
— Хмм, не радует, - произнес он. – Что ж, тогда будем закреплять материал иначе. Повторяем правила все вместе, хором.
Северус еле подавил смешок, настолько комично сейчас выглядели слизеринцы, которые ожидали чего угодно, но только не последней фразы Драко.
— Итак, кто помнит первое правило? – Драко упал в кресло, перекинул ноги через подлокотник и обвел всех взглядом. - Ну, я жду?
— Мы не трогаем тебя, ты не трогаешь нас, - пискнул второкурсник из-за дивана.
— Умница ты моя, - похвалил его Драко ласковым голосом. – Такой маленький, а такой сообразительный. И как тебя зовут, воробушек?
— Найджел, - пискнул мальчишка, над спинкой дивана были видны только макушка и испуганные голубые глаза.
— Вот, Найджел, представляешь, а они, - Драко обвел рукой до сих валяющихся пор на полу старшекурников, - таких простых вещей запомнить не могут. А ты, такая умница, все с первого раза уразумел, - продолжал вещать Драко, затем вдруг резко сменил тон и добавил. – Нужна будет помощь, приходи.
— Сп-п-пасиб-б-бо, с-с-сэр, - заикаясь, выдавил из себя мальчик.
— Пожалуйста, - мило улыбнулся Драко. – И не стоит так нервничать, я не кусаюсь.
— Правда, что ли? – пискнул первокурсник, выглядывая из-за той же спинки дивана.
Этого уже Снейп выдержать не мог, но благо, что засмеялся не только он, так что можно было придерживаться имиджа. Драко и Гарри действовали на него как-то расслабляющее.
— Правда, моя ласточка, - пропел Драко. Макушки исчезли за диваном, было слышно, что детки там шепчутся.
— Ты нас не тронешь? – одна голова снова высунулась и поинтересовалась насущной проблемой.
— Вы правила помните? – вместо ответа уточнил Драко.
— Да, сэр, - тут же раздался стройный хор голосов.
— Тогда свободны, - по-королевски махнул рукой Драко. Пол гостиной как сдуло ветром. Драко обратил свой взор на все еще лежащих. – Так, друзья мои, а теперь внимание. Двигаться вы сможете часа через два. Можете тут полежать, подумать, может, до чего и додумаетесь. Сказать вы тоже ничего не сможете, как в прочем и написать. Желаю счастливого отдыха, - Драко поднялся. - И это было последнее предупреждение. Поверьте, вы не хотите знать, какой я в гневе.
Слизеринцы что-то замычали, но Драко уже не обращал на них внимания. Вместе с друзьями и так и не замеченным Снейпом он покинул гостиную. Драко особо не распалялся, но чувствовал, что пройдет не много времени прежде, чем кто-нибудь снова решит что-то выкинуть в надежде доказать свое превосходство. А значит, надо быть готовыми. Если он сам и Гарри не боялись, то вот остальные могли оказаться в довольно неприглядной ситуации, еще хуже, чем сегодня. «Пора принимать действия, - решил Драко. – Иначе кто-нибудь пострадает».


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 06.06.2009, 21:37 | Сообщение # 32
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 30. Дамблдор делает ход.

Дамблдору не нужно было даже думать, кто виноват в проблемах, возникших в Гриффиндоре. Если там проблема, то виноват теперь во всем был Гарри Поттер. Директор так пока и не разобрался, что же собой представляет этот парень сейчас. Поттер изменился и очень сильно. Ситуация с похищением вообще вырывалась из контекста. Он был уверен, что мальчишка окажется у Волдеморта, и там его так замучают, что либо он сдохнет, либо они его спасут, но он станет прежней марионеткой. Ан нет, Поттер порталом смотался к Темному Лорду в гости, а затем вернулся назад буквально через минуту-две, прихватив с собой какого-то Пожирателя. Дамблдор хорошо помнил переданные ему слова мальчишки: «Спасибо за доставку». Что Поттер имел в виду, говоря это?
О случившемся в гостиной Гриффиндора Дамблдор узнал часа два спустя, когда к нему прибежал Невилл. Выяснить, что именно и как такое произошло, не удалось. Любая попытка указать на виновного заканчивалась массовым блеянием. Как директор не пытался снять заклинание, у него ничего не получилось. Он даже не смог поймать нить магии, которая была вложена в заклинание. В голове появилась мысль, что же за магию использует Поттер, что ее даже понять невозможно, и где он ей научился.
Время, что Гарри и Драко провели в школе с момента своего появления, показало, что ребята очень хорошо подготовлены. Они явно пользовались магией и хорошо тренировались. Вопросов по поводу их странного похищения и исчезновения на целый год становилось все больше. Кому надо было похищать именно их, и для какой цели? Подготовка? Но к чему? Оставалось сделать только одно, чтобы прояснить ситуацию – пригласить Поттера для разговора с глазу на глаз.
Ночь была полна размышлений, и на завтраке в понедельник Гарри должен был получить от него записку с настоятельной просьбой о приватной беседе. Дамблдор следил за мальчишкой. Он никак не мог перестроиться, хотя и видел, что мальчишкой Гарри уже не был. Что заставило этого парня стать почти таким же, как Малфой, но со своей индивидуальностью. На ум пришло сравнение: «Гриффиндорский змей». Да, не зря шляпа хотела направить Поттера в Слизерин, не зря.
— Северус, что это твои слизеринцы такие помятые? – вдруг повернулся он к Снейпу с вопросом. – Неужели опять была вечеринка?
— Да, была, - кивнул Снейп.
— И ты решил их проучить, чтобы в будущем неповадно было? – поинтересовался Дамблдор, поглядывая на слизеринцев.
— Иногда полезно, для профилактики, - отозвался Северус. «Чтоб ты подавился когда-нибудь. Неужели так сложно сидеть на своем месте и не мешать другим жить?» - подумал зельевар со злостью, которая нисколько не отразилась на его лице.
Наконец, завтрак подошел к концу. Первыми Большой Зал покинули как раз изгои во главе с Поттером и Малфоем. Дамблдор чертыхнулся про себя. Он за наблюдением и размышлениями забыл отправить записку, но это в принципе не было проблемой. Директор быстро поднялся из-за стола и покинул зал через преподавательский вход. Поймать первого попавшегося ученика было просто. Ему-то он и дал записку для Поттера, послав к классу трансфигурации, где должен был быть урок у семикурсников Слизерина и Гриффиндора.
МакГонагалл уже вовсю вещала новую тему, когда ее самым бессовестным образом прервали, постучав в дверь. Голова четверокурсника ее собственного факультета просунулась в узкую щель.
— Профессор МакГонагалл, - пискнул мальчишка и протянул записку. Гриффиндорский декан недобро поджала губы, но подошла, взяла записку и развернула. Линия губ стала еще тоньше.
— Мистер Поттер, вас ждет директор, можете забрать свои вещи, - это было сказано таким тоном, что сомневаться в том, что на урок он не вернется, не приходилось. Драко пристально посмотрел на своего возлюбленного. Поговорить они еще не успели, но по гриффиндорской части своей команды слизеринцы уже поняли, что и у них вчера состоялись разборки. Гарри был спокоен, и это внушало, хотя бы частично, что все будет нормально. Гарри кивнул Драко, спокойно собрался и, кивнув МакГонагалл, покинул кабинет.
Гарри не торопился, особого желания отправляться к директору у него не было. Он чувствовал, что его вполне нормальное настроение, как только он переступит порог директорского кабинета, будет катастрофически быстро падать. Шаг за шагом он двигался по коридору. На лице у него застыла усмешка, ведь ему так и не сказали пароля к горгулье, хотя это не было такой уж большой проблемой. Те знания, что он получил у джезказганов, позволяли ему беспрепятственно пройти эту помеху. Единственное, о чем думал сейчас, это специально МакГонагалл не передала ему пароль, или все же забыла.
Наконец, он остановился у входа в директорский кабинет и посмотрел на каменную горгулью.
— /Дашь мне пройти? Или мне тут так и прохлаждаться, пока его Величество старый дурак меня соизволит впустить?/ - на арабском поинтересовался Гарри. Несколько секунд ничего не происходило, затем горгулья повернула к нему голову и уставилась на него. Гарри хмыкнул, расслабленно прислонился к стене и стал ждать решения каменного изваяния.
— /Ну, иди/, - наконец, изволила та ответить. Вход открылся. Гарри оттолкнулся от стены и вошел. Лестница понесла его к дверям кабинета. На секунду он замер, а затем постучал.
— Войдите, - раздалось в ответ.
Гарри вошел. На лице Дамблдора сияла его улыбка «доброго, всепонимающего дедушки». Гарри никак не отреагировал. Просто прошел внутрь и сел напротив директора. Про себя он только покачал головой: двух товарищей, находящихся в кабинете под чарами Невидимости, он определил сразу, но давать знать об этом директору пока не собирался.
— Рад, что ты пришел, Гарри, - произнес Дамблдор. Гарри чуть наклонил голову на бок и с интересом посмотрел на директора. «Так-так, а мы решили изменить тактику, - усмехнулся про себя Гарри. – И что же это должно значить? Решил напоить меня сывороткой правды? Извини, не получиться». Гарри осторожно погладил себя по рукаву, под которым прятался браслет, тот самый, который когда-то на него надел Махкал. «Вот, когда скажешь ему спасибо», - снова усмехнулся про себя Гарри.
— Профессор, - учтиво кивнул Гарри. Ему было интересно, что же задумал Дамблдор.
— Думаю, нам с тобой надо поговорить, - улыбнулся директор. – Может быть, чаю?
— Я только с завтрака, профессор, благодарю, но нет, - ответил Гарри.
— Гарри, где ты пропадал весь прошлый год? – перешел в наступление Дамблдор. Гарри даже удивился, что директор пошел напролом. Ну, не в его это было правилах.
— Не думаю, что могу ответить на этот вопрос, - ответил Гарри. Он заметил секундную вспышку удивления в глазах Дамблдора. «Не понял», - подумал он.
— Гарри, ты не видел профессора Люпина? Может быть, он был там же, где и ты, - Дамблдор смотрел на Гарри, но тот почувствовал, что спокойствие у директора напускное. Сам же он справиться со своим удивлением так быстро, как Дамблдор, не сумел. «Что за дурацкие вопросы? Или вы, директор, не поняли, что Ремус – это Ремус? - размышлял Гарри. – Ай, да ситуация!» Дамблдор же его удивление интерпретировал по-своему. - Ох, Гарри, ты не знал… Мне так жаль, - начал он вещать. Гарри подавил желание встать и покинуть кабинет как можно быстрее. Внутри начал вскипать гнев, но усилием воли Гарри загнал его глубоко внутрь себя. Выпустить пар у него будет время попозже. Дамблдор тем временем продолжил. – Мы предположили, что Ремус Люпин был там же, где и ты, и Драко. Как жаль, что это не так. А где же вы с Драко были?
«Так, давай, Гарри, рассуждать здраво. Просто так директор не стал бы лезть напролом. Не идиот же, в конце концов. Тогда чего же он прет? Хм, когда я ответил на его первый вопрос, у него в глазах все-таки было удивление. От чая я отказался… - размышлял Гарри. В следующую секунду ему захотелось стукнуть себя по лбу и застонать. – Идиот! Какой же я идиот! Зелья никогда не будут моим предметом. Это же надо забыть о модифицированной форме сыворотки, нацеленной на определенный объект. Только эта зараза на меня не подействовала и дело не в браслетах… - Гарри оторвался от своих размышлений, когда понял, что директор очень внимательно его изучает. - Шайтан, прокололся», - понял Гарри.
Дамблдор не сразу понял, что сыворотка, нацеленная на Гарри и пропитавшая воздух комнаты, не подействовала. Если ответы на первые вопросы он все-таки списал на то, что рано стал их задавать, то после того, как юноша задумался и вообще замолчал, понял – сыворотка не действует. И сразу снова встал вопрос – а Поттер ли сидит перед ним?
— Гарри, что случилось летом? Почему ты сломал свою палочку? Тебя кто-то заставил это сделать? – Дамблдор все же решил удостовериться до конца в своих подозрениях.
— А это теперь имеет какое-то значение? – вопросом на вопрос ответил Гарри. – Это уже сделано и назад ничего не воротишь.
— Но это помогло бы нам разобраться и найти способ тебе помочь, - произнес с доброй улыбкой директор.
— Сомневаюсь, - покачал головой Гарри. – Причины, толкнувшие меня на такие действия, останутся при мне.
— Гарри, Гарри, ты не оставляешь мне выбора, - сокрушенно покачал головой Дамблдор и кивнул в сторону одного из своих людей. Но прежде, чем тот успел что-либо предпринять, Гарри уже не было в кресле. Дамблдор подивился такой реакции, но он сразу заметил, что Гарри следит за обоими членами Ордена, которые находились в кабинете. К сожалению, Гарри оказался спиной к камину и буквально в полуметре от него. Наступление двух мужчин отвлекло его от других возможных опасностей, так что вовремя среагировать на вспыхнувшее пламя и нападение сзади юноша не успел. Удар по голове отправил его в небытие.
Дамблдор встал из-за своего стола и подошел к лежащему на полу юноше. «И кто сказал, что в Косом переулке тогда был он. Хотя реакция у него неплохая», - подумал директор.
— Забирайте его, - бросил он своим людям. – Узнайте, кто он. Сыворотка на него не подействовала, так что, у меня есть все основания полагать, что это не Поттер.
— Не беспокойся, Альбус, - кивнул мужчина лет сорока с обветренным лицом, на его мантии красовался значок аврора. Двое других подхватили Гарри под руки и шагнули в камин.
— Что ж, через пару часов я буду знать о тебе все, Поттер ты или нет, - произнес Дамблдор. Он уселся за свой стол и снова углубился в чтение документов, которые занимали его вот уже несколько дней. Он пытался понять логику нападений Волдеморта. А какая логика могла быть у сумасшедшего, и кем надо было быть, чтобы искать логику там, где ее и в помине не было.
Гарри пришел в себя сразу. Не было никакого постепенного выхода из забытья. Он просто вдруг рывком сел. На ногах и руках были путы, но вот браслеты никто с него снять не смог, вернее, их просто не увидели и не почувствовали.
— Пришел в себя? – то ли спросил, то ли подтвердил один из мужчин. – Теперь поговорим.
— И с чего вы взяли, что я собираюсь с вами разговаривать? – поинтересовался Гарри.
— У нас все говорят, - усмехнулся второй.
— Ну-ну, - Гарри оглядел всех троих. Перед ним явно были авроры, люди Дамблдора. Директор, поняв, что первый план не сработал, решил действовать по-другому. Вообще-то Гарри мог довольно спокойно уйти отсюда. Ну, не спокойно, с боем, конечно, но все же мог. Однако сейчас его интересовали замыслы директора и что именно эти трое должны у него выяснить.
— Что ж, начнем, пожалуй, - усмехнулся первый. – Круцио!
Гарри был готов, чего-то подобного он и ожидал. Его учили терпеть боль, так что слабенькое болевое проклятие было почти сравнимо с укусом комара. Он даже не поморщился и прямо смотрел на мужчину.
— Круцио! - присоединился второй. Результат оставался тем же. Через пару минут уже было три Круцио одновременно.
«Так дело не пойдет», - прикусив губу, подумал Гарри. Сил на сдерживание себя уходило много, а если он обессилит, тогда действительно возникнут проблемы.
— Кто ты, отвечай! – орал на него аврор. Гарри даже не прислушивался к ним. Ему необходимо было сосредоточиться на собственном освобождении.
— Секо! - вдруг ударило в него ножевое заклятие. «Урод!» - мрачно подумал Гарри. Пока кровь заливала ему руку, сам он пытался выровнять дыхание.
Процесс был довольно однообразным: вопрос – проклятие, снова вопрос - еще одно заклятие. То, что Гарри молчал, только еще больше выводило из себя авроров. Складывалось ощущение, что им доставляет радость причинять боль. «И чем они лучше Пожирателей?» - как-то отстраненно подумал Гарри. С путами на ногах он уже справился. Хотя те все еще висели на нем, но уже ничего из себя не представляли.
— Отвечать, выродок! – брызгая слюной, рявкнул старший из троих. – Кто ты такой? Где настоящий Поттер? Круцио! Почему Поттер сломал свою палочку? Секо!
Путы на руках рухнули, но сил действовать пока не было, слишком много затрачено сил на сдерживание криков и освобождение.
— Ты у меня заговоришь, недоносок! Поттеры уже раз сто, наверное, прокляли, что у них такой бесхребетный сын родился, да еще и смылся, подставив другого вместо себя, - продолжал издеваться «аврор».
Гнев, который Гарри так тщательно упрятал в кабинете директора, волной вышел наружу. Никто из экзекуторов не обратил внимания на довольно крупных жуков, что стали появляться вокруг их пленника. Сначала один, но вот их уже десяток. А потом для авроров стало уже поздно.
Гарри поднялся, его одежда была рассечена не одним Секо, по груди, рукам, по бедру текла кровь из ран. Он поднял голову, и кто-то из мужчин ахнул. На них смотрели нечеловеческие глаза, не было ни зрачка, ни белка, только изумрудное пламя.
Темница вдруг наполнилась странным стрекотом.
— Авада Кедавра! - не выдержал один из авроров. Ярко-зеленый луч ударил в стену позади того места, где только что стоял Гарри, но самого юноши там уже не было. Никто не смог уловить его движения в сторону от луча.
— АААА! – раздались крики. Жуки, почувствовавшие опасность, грозящую носителю силы скарабеев, ринулись в атаку. Помещение заполнилось криками ужаса и боли, но Гарри этого уже не слышал. Без сил он медленно осел на пол и провалился в темноту. Часть скарабеев стала образовывать вокруг него кокон, чтобы ничто и никто не мог навредить ему.
Неожиданно наступившая тишина была оглушающей.
На полу остались лежать три тела, изогнутых под немыслимым углом, а на лицах их застыли гримасы ужаса.

***

Драко дернулся и уронил черницу и перо.
— Мистер Малфой! – одернула его профессор Вектор.
— Простите, профессор, - отозвался Драко. Его вдруг начало знобить.
— Драко? – Гермиона накрыла своей рукой его ладонь, обеспокоено глядя на блондина.
— Ничего, просто обеспокоен, - через силу улыбнулся Драко. – Гарри слишком долго находится у Дамблдора.
Он весь урок пытался привести в порядок свои мысли, но беспокойство только нарастало. После Древних Рун пришло время обеда, на котором вся компания вновь собралась вместе. Узрев Дамблдора за столом преподавателей, Драко перевел взгляд на гриффиндорский стол. Гарри там не наблюдался. Это довольно сильно его обеспокоило. Когда Гарри не появился и к концу обеда, Драко почувствовал нечто сродни панике. Было заметно, что гриффиндорская часть их компании также нервничает из-за его отсутствия.
Драко поднялся из-за слизеринского стола и спокойной походкой направился к профессорам. Он остановился напротив директора.
— Профессор Дамблдор, не подскажите, где Гарри? – поинтересовался он.
— Я отпустил его еще два часа назад, - с улыбкой произнес тот в ответ. Драко чуть прищурился. Он не мог сказать, что именно ему не понравилось в ответе директора, но что-то там все-таки было.
— Мистер Малфой, мистера Поттера не было на уроках? – уточнила МакГонагалл.
— Нет, не было, - произнес Драко.
— Это вопиющее… - начала Спраут. Драко вдруг резко выпрямился, его глаза странно блеснули, он к чему-то прислушивался. Дамблдор пристально следил за ним, как и Снейп. Юноша вздрогнул, затем перевел взгляд на директора. Что-то жуткое и нечеловеческое сверкнуло в его глазах.
— Вы совершаете ошибку, - тихо произнес Драко, глядя на Дамблдора, затем резко развернулся и устремился к выходу. Все, кто видел, как он двигается, могли поклясться, что Малфой не касался ногами пола, а словно плыл по воздуху.
Покинув Большой Зал, Драко устремился на улицу, вон из замка, куда-нибудь, где можно не сдерживать свою ярость и страх за возлюбленного. Он не мог позволить себе выпустить скарабеев на волю в замке. Это могло быть чревато очень серьезными последствиями. Вылетев на улицу, он устремился в Запретный лес. Как только он углубился в чащу, тут же рухнул на колени. Казалось, земля вздыбилась, выпуская наружу засуетившихся вокруг него жуков. Затем один поток скарабеев двинулся по часовой стрелке, а второй – против. Драко так и стоял на коленях, чуть раскачиваясь взад-вперед. Он оказался словно заперт в своем мире и понятия не имел, что делается за его пределами, а на него уже смотрели кентавры, что-то высчитывая в своих умах и не рискуя приближаться.
Неожиданно все прекратилось. Драко пришел в себя от легкого касания маленьких лапок к своей ладони. Он посмотрел на руку. Там топтался маленький скарабей, посверкивая золотым панцирем.
— Где же ты, Гарри? Что случилось? Что сделал Дамблдор, что ты выпустил наружу силу? – прошептал Драко. Он еще некоторое время находился под сенью леса, пытаясь успокоиться, и только после этого направился обратно в замок. Выйдя из леса, он замер. Перед ним стояли все его друзья, сильно напуганные, надо сказать.
— Драко, что случилось? – Панси заметно потряхивало.
— Это как-то связано с Гарри, да? – тут же подключилась Джинни. – Это потому что его не было на обеде?
— Я не знаю, где Гарри, но точно знаю, что Дамблдор соврал мне. Он сделал самую большую ошибку, которую только мог, - тихо произнес Драко. – Гарри никогда не был ему врагом и даже готов был оставить все, как есть, но Дамблдору все мало…
— Драко? – неуверенно произнесла Гермиона. – Ты думаешь, что директор что-то сделал Гарри?
— Я это знаю, - Драко прикрыл глаза. – Вопрос в том, что теперь сделает Гарри. А я уверен, что он это так не оставит.
— Значит, война? – уточнил Блейз.
— Война, - тихо произнес Драко, оглядев друзей. Те не особо удивились исходу ситуации, но было видно их беспокойство. Неизвестно, где их друг, и все ли с ним в порядке. Оставалось только ждать и надеяться.

***

Ремус с утра чувствовал, что должно что-то произойти, но не подавал вида, чтобы не беспокоить домочадцев. Предчувствия не совсем хорошие, но вот определить, с чем они были связаны, он никак не мог. Не был он уверен и в том, что это касается мальчишек. Ментальной связи у них друг с другом не было, но интуитивно все же друг друга чувствовали.
Чем ближе к обеду, тем сильнее становилось его беспокойство. Теперь он уже точно чувствовал, что что-то случилось в Хогвартсе. Как назло связь со школой, а именно со Снейпом, через камин оказалась заблокированной. Это только еще больше уверило Ремуса, что Дамблдор сделал-таки свой ход.
«Надо было настоять, чтобы мальчишки сдали ТРИТОНы в Министерстве и не пошли в школу», - подумал он. Его, пусть и тщательно скрываемое, беспокойство все же было замечено и супругами Уизли, и Люциусом, и даже двумя портретами. Ремус уговаривал себя не срываться с места и не лететь в Хогвартс очертя голову, дать мальчикам самим разобраться, дождаться от них весточки, но давалось ему это с огромным трудом.
— Будем ждать, - произнес он, глядя на остальных. Люциус и Артур кивнули, но было видно, что им не по себе. Ремус повторил: – Будем ждать.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 10.06.2009, 15:05 | Сообщение # 33
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 31. Приключения Гарри

Гарри пришел в себя от того, что в стало вдруг холодно. Сейчас он не спешил подниматься, поскольку все тело болело. Наконец, вздохнув, Гарри сел, но тут же привалился к стене, у которой лежал, закрыл глаза. Голова кружилась. «Блин, потерял слишком много крови», - выругался он. Сделав несколько глубоких вздохов, он открыл глаза. Три трупа у противоположной стены не вызвали у него никаких эмоций. Ни они первые, ни они последние. Никакой жалости к этим не лучшим представителям рода человеческого Гарри не испытывал.
- Надо встать и найти все мои вещи, - произнес Гарри вслух. Собрав волю в кулак, он осторожно, держась за стену, стал подниматься на ноги. – Сволочи, уроды, - ругался он сквозь зубы.
Подняться удалось с первого раза. Теперь следовало осмотреться. Слева от Гарри в углу у противоположной стены. Именно туда ему теперь и надо было добраться, поскольку на столе он уже заметил принадлежащие ему вещи.
Держась за стену, Гарри начал свое движение в заданном направлении. Силы убывали слишком быстро. Его подташнивало, а перед глазами, как в калейдоскопе то и дело сменялись цветные звездочки и кружочки. Складываясь в незатейливые рисунки. У него ушло довольно много времени, чтобы преодолеть эти десять метров до стола. Наконец, пункт назначения был достигнут.
- Мог бы, воскресил и еще раз убил, - проворчал юноша, опираясь руками на стол и пытаясь хоть немного отдышаться и успокоиться. – Ладно, надо забирать свое и мотать отсюда, пока еще кто-нибудь не заявился в гости. Второй раунд я навряд ли переживу. Интересно, а чего это я так попался-то? Подействовали манипуляции Дамблдора? Он, блин, мне устроил такую головную боль своими попытками пробиться ко мне в разум, что мне от нее теперь вовек не отделаться.
Гарри стал рассматривать вещички на столе. Он забрал свой медальон, цепочку, что когда-то принадлежала его матери. Палочка заняла свое место в кобуре, а кобура на руке. Двигать левой рукой было тяжело, поскольку на нее пришлось большинство Секо, пущенных его тюремщиками. Разобравшись со своими вещами, Гарри стал рассматривать остальные, которые составляли пять шестых всего, что было на столе.
- И кого вы, уроды, тут еще пытали? Светлые, блин. Да, Пожирателям до Вас еще учиться и учиться, - ворчал парень. Если сначала он просто хотел посмотреть, что тут есть, то через пару минут решил забрать все с собой, благо мешок, куда все это можно было смахнуть со стола, нашелся рядом, на стуле.
Покончив с этим, Гарри задумчиво уставился на дверь. То, что она закрыта, он нисколько не сомневался. Посмотрев на три трупа, Гарри вздохнул. Большого желания лазать по их карманам у него не было, но это был единственный вариант найти ключ, который не обнаружился на столе. Брезгливо скривившись, Гарри двинулся к трупам. Он осторожно опустился на пол около ближайшего к нему и стал обшаривать его одежду. При этом с его лица не сходило брезгливое выражение, оно наоборот становилось все сильнее.
- И как назло, ключ будет у последнего, где-нибудь в заднем кармане, - проворчал он, продолжая обыскивать покойника. Как и ожидалось, нужного ключа у того не обнаружилось. Гарри переполз к следующему. Когда с тало ясно, что и у этого нет ключа, Гарри с тоской посмотрел на третьего. «Ну, и где мне взять сил, чтобы его перевернуть? Это же не аврор, это боров какой-то для скотобойни откормленный», - мрачно подумал юноша. Передвинувшись к туши, Гарри попытался его все-таки перевернуть. С пятой попытки ему удалось это сделать, причем уперевшись в стену и толкая ногами.
- ..., - по помещению пронеслась отборная брань, причем и на английском, и на арабском языке. Ключа в заднем кармане штанов доблестного аврора не обнаружилось. Теперь следовало перевернуть труп обратно на спину, чем Гарри и занялся. Он уже вымотался заниматься непонятно чем и непонятно где. Наконец, с помощью многих усилий и отборной брани, аврор принял спино лежащее положение.
- Ну, и где искать этот долбанный ключ? Забадало уже тут мариноваться, - ворчал Гарри, при этом сноровисто обшаривая труп. Ко всему этому Гарри испытывал брезгливое отношение, поскольку никогда не занимался мародерством. Правда, он и сейчас не имел к мародерству никакого отношения, ведь ничего из личных вещей трупов он не брал.
- …, - новый поток брани сотряс стены камеры. – Ну, и где мне теперь искать этот ключ,…?
Гарри устало привалился к стене и закрыл глаза. На лбу и висках выступила испарина. На эти действия он затратил слишком много сил, а толку не было никакого. Ключ как был лишь заветной мечтой, так ею и остался.
Немного придя в себя, Гарри снова стал осматривать помещение. За этими делами он забыл о головной боли и головокружении, но теперь те снова дали о себе знать. «Думай, думай, шайтан тебя побери», - ругал сам себя парень. Вдруг его взгляд зацепился за что-то торчащее между каменными плитами пола. Ключ! Гарри вздохнул с облегчением. Он вытащил его из щели в полу, затем поднялся сам, шатаясь, вернулся в столу и забрал сумку с теми вещами, что сложил в нее со стола. Теперь можно было отсюда убираться. Ключ подошел идеально, тем более он был зачарованным, никакая Алохомора тут бы не помогла. Открыв дверь, Гарри оглянулся, последний раз окинул взором трех бывших авроров и вышел.
«Так, и куда теперь?» - поинтересовался он у себя, сначала глянув направо, затем налево. Пару минут он стоял, прислушиваясь к звукам. Где-то далеко, очень далеко, сквозь стены звучали голоса, как минимум два. Гарри открыл глаза и посмотрел налево, именно оттуда шли голоса.
- Что ж, налево, так налево, - буркнул он себе под нос. Сейчас он двигался довольно уверенно, поскольку смог отключить в своем сознании рецепторы боли, правда, часа через три это будет ему стоит ой как многого. Пока он двигался по коридору подземелья, как Гарри уже успел сообразить, никто ему так и не встретился. Это и озадачивало, и радовало одновременно. Не было никаких доказательств и того, что он тут не единственный пленник, по крайней мере, в этой части коридора. Наконец, появилась лестница. Гарри не позволил себе остановиться и передохнуть, зная, что это может стоит
му жизни. «Да, Рем, прости, но, кажется, я все-таки вляпался по самое не хочу. Ты был прав, я гриффиндорский идиот, который сначала делает, а потом уже думает. Клянусь тебе, я исправлюсь, как только выберусь отсюда», - корил сам себя Гарри.
Подъем дался ему все же труднее, чем движение просто по прямой. Голоса стали намного громче. Гарри определил, что они исходят из приоткрытой двери, четвертой слева. «Главное, проскочить незаметно», - подумал юноша, продолжая свой путь по коридору, как он думал, к выходу. Его желанию не суждено было сбыться. Когда до двери оставалось всего пару шагов, та открылась и в коридор вывалился молодой парень, лет так двадцати-двадцати двух, явно аврор-стажер, по совместительству член Ордена Феникса. Гарри и парень замерли посреди коридора и уставились друг на друга. Все реакция у Гарри, пусть и довольно заторможенная упадком сил оказалась быстрее. Невербально выполненный и отправленный в аврора с помощью браслета Петрификус Тоталус свалил того на пол с довольно громким стуком.
«Ну, вот, теперь еще и драться придется», - огорченно подумал Гарри, а затем рванул со всех ног вперед. Цель была одна – спрятаться за угол и уже оттуда пулять в противника заклятиями.
- Пленник сбежал, - понеслось ему вслед вместе с несколькими лучами. Шарахнувшись в сторону, Гарри сильно ударился плечом о стену, но удачно избежал встречи с проклятием. Еще два шага и он свернул за угол. «Их не двое», - констатировал парень, в котором взыграл адреналин, делая его существом, которому сейчас и «море по колено».
Быстро высунувшись из-за угла, Гарри оценил расстановку сил и приступил к боевым действиям. Он понимал, что единственный для него выход, это уложить всех, кто сейчас пытался добраться до него, причем сделать это нужно быстро и с первого раза. «Была не была», - с азартом подумал он.
Спустя несколько минут он устало сполз по стене на пол и уткнулся лицом в колени. Адреналин схлынул, оставляя после себя только усталость и желание свернуться клубочком и уснуть, но Гарри не был бы тем, кем являлся сейчас, если бы шел на поводу у своих желаний.
«Вставай, шайтан тебя задери2, - приказал сам себе Гарри. Стиснув зубы, он заставил себя поднять, затем осмотрел дело рук своих. То есть еще четверых валяющихся в отключке членов Ордена, как он думал.
- Да, Дамблдор всегда привечал у себя под боком непонятно что. Один Мундугас Флетчер чего стоит. А тут вообще какие-то отбросы общества, - пробормотал парень. – И где он их только находит. Ладно, пора отсюда топать, а то опять кто-нибудь нагрянет.
Развернувшись, он потопал в сторону выхода. Но, наверное, сегодня действительно был не его день. На улице его уже ждали, причем пожиратели. Что они тут забыли? Или их привлек довольно сильный всплеск магии? Если так, то тут вскоре могли появиться и авроры министерства. А это для Гарри было уже лишним.
- Да что за день такой сегодня1 – в сердцах воскликнул он, глядя на шестерых Пожирателей, наставивших не него свои палочки. – Ну, что вам всем сегодня-то неймется, а? Сила моих больше нет!
- Эээ, - выдал один из противников. На большее его просто не хватило. Во-первых, они понятия не имели, кто перед ними. Во-вторых, этот парень представлял собой довольно плачевное зрелище: шатался из стороны в сторону, одежда в разрезах, залита кровью, причем его собственной. В-третьих, их послали сюда нанести удар по дамблдорским прихвостням. Кто-то сдал темному лорду это место. А тут вот этот парень, от силы лет семнадцати, да еще и в гриффиндорской мантии, явно студент Хогвартса. И спрашивается, что с ним делать?
- И что с ним делать? – поинтересовался один из Пожирателей.
- Так, вы двое проверить все внутри, - распорядился старший команды. – Этого берем с собой, – указал он на Гарри.
- А моего мнения вы спросить не хотите? – язвительно поинтересовался Гарри.
- Да ты на своих двоих-то еле стоишь, куда тебе с нами тягаться, - бросил один из Пожирателей.
- не скажи, - покачал головой Гарри. – Я в таком состоянии троих ухлопал, еще четверо лежат в коридорчике. Им еще часа четыре отдыхать, а потом и объяснить-то толком не смогут, чего тут приключилось на их голову.
- Ты идешь с нами, - твердо заявил старший.
- Неа, - покачал головой Гарри. – Мне с вами не по пути, извняйте, - Гарри ясно снова нарывался на неприятности, столь издевательски разговаривая с Пожирателями.
- Ах, ты, мелкий недо…, - вскинулся один из противников, но договорить не успел, свалился от невербального заклинания. Да, Гарри сильно погорячился, когда решил, что справится и с Пожирателями. Увернуться от очередного посланного в него Ступефая он не успел. Полет до стены и удар отправили его в небытие уже в который раз за сегодняшний день. «Опять!» - была его последняя мысль.
Пробуждение было не очень хорошим, намного хуже, чем даже в последний раз. Гарри попытался потянуться, чтобы размять немного мышцы, каждая отозвалась болью, заставив его застонать.
- О, гляди-ка, наш герой пришел в себя, - раздался насмешливый голос. Гарри все-таки переборол себя и открыл глаза. «Твою…, опять камера!» - констатировал он. Самое ужасное, что напротив его клетки, а иначе эту камеру назвать было нельзя, снова стоял аврор. – «Что же день такой! Так, надо уносить ноги».
Аврор так никогда и не сможет объяснить, что же произошло в тот день. Просто, когда он пришел в себя, камера была пуста, причем закрыта снаружи. Самое интересное, его группа так и не успела оформить этого парня. В общем, они решили не говорить о нем. Мол, не было его и все тут.
Гарри же, выбравшись из камеры, нашел свою сумку, снова забрал свои вещи и ринулся прочь из Аврората, благо отдел. В который он попал, был не в самом Министерстве, а располагался в Косом переулке. Гарри экспроприировал черную мантию у входа и уже собирался выйти на улицу, как его взгляд упал на зеркало. «…», - долго и со вкусом ругался Гарри. Сил на иллюзию у него не было, поэтому, решившись на отчаянный шаг, Гарри свернул в туалетную комнату. Ему все же понадобилось довольно много времени, чтобы привести себя хотя бы в относительный порядок. Из отдела вышел уже обычный паренек в черной мантии, правда с распухшим шрамом через правую щеку. Оказывается, одно из секо пришлось ему на лицо.
Гарри решил, что на сегодня его приключения закончились, раз в Аврорате ему повезло и все прошло без сучка и задоринки. Ага, говорят, мечтать не вредно.
Он как раз двигался в сторону выхода из Косого переулка, чтобы из Дырявого котла через камин заявится в свое имени и попросить Ремуса о помощи, когда в переулке раздались хлопки аппарации, а вслед за этим на улицу упал антиаппарационный барьер. Гарри обернулся и увидел очередную партию Пожирателей. Да, зрелище было еще то. кучка пожирателей, наводящая на всех ужас, и парень со шрамом хохочущий на всю улиц так, что из глаз у него текли слезы в три ручья. Для Гарри это было уже слишком, и нервы просто не выдержали, вырвавшись в смеховую истерию. Пожиратели решили, что никому не позволяя над ними смеяться, так что в Гарри полетел целый букет проклятий. Он был уже не в том состоянии, чтобы предпринимать хоть какие-то действия. Оставалось только одно средство, которое позволит ему выжить, но правда, на это уйдут последние его силы. Рывок сквозь антиаппарационный барьер Пожирателей вытащил его буквально за мгновение, когда в него должен был попасть луч Авады, правда, секо и парочка еще неприятный проклятий все же в него попали. Но это было только начало, ему еще нужно было прорвать защиту Поместью.
***
Ремус дернулся как от удара, когда зазвенела защита поместья, пропуская внутрь посетителя. Защита сразу опознала Гарри, но так просто аппарировать в поместье, даже они трое не могли. А то, что сейчас происходило, могло означать только чрезвычайную ситуацию.
- Мерлин всемогущий! – вскликнула Молли, в ужасе гладя на свалившегося кулем на пол Гарри. Под юношей стала образовываться лужа из крови. Артур и Ремус тут же рванулись к парню.
- Дарли, немедленно зелья: крововостанавливающие, успокоительные, от порезов… Все, что есть, - приказал Люциус, после секундного замешательства.
Следующие полчаса вся деятельность поместья крутилась вокруг Гарри, который так пока и не пришел в себя.
- Я убью Дамблдора, - жутко спокойным голосом произнесла накаченная успокоительным под завязку Молли. – Этот старикашка слишком много на себя взял.
- Рем, - прошептал Гарри.
- Малыш, как ты? – рядом с Гарри сидел Люциус. он первым и отрегировал на юношу.
- Дядя, надо привести меня в порядок к ужину в Хогвартсе. Я должен там быть. Нельзя, чтобы Дамб… считал, что ему все позволено, - прошептал Гарри.
- Ты хоть понимаешь. Что нам придется с тобой сделать, чтобы привести тебя в порядок за несколько часов? – воскликнул Ремус.
- Рем, я знаю, я после ужину сразу же уйду к Северусу, я клянусь.
- И все-таки, это Дамблдор, - констатировала Молли. Стакан в ее руке лопнул. Люциус поежился, настолько у женщины было сейчас решительное и свирепое выражение на лице. Он уже посочувствовал Дамблдору, поскольку понял, что эту женщину он не хотел бы иметь в качестве своего врага. За эти несколько недель, что он тесно общался с Уизли, он понял, что именно представляет собой эта пара, да и дети тоже. С Биллом он уже составил астрономические планы на внедрение некоторые бизнес-идей в маггловском мире, что обещало бешеные прибыли, да и создание пекарни Молли шло полным ходом.
- Он решил, что ему все позволено, - сказал Гарри. – Рем, я готов.
Ремус вздохнул и покачал головой.
- Артур, Люциус, мне понадобится ваша помощь, - произнес он. – Молли, тебе лучше уйти. Это будет более, чем неприятно.
Выставить Молли им так и не удалось. Она простояла у окна все то время, что Ремус поил Гарри какими-то неизвестными зельями, некоторые он вкалывал ему прямо в венку маггловскими шприцами. Она не двигалась даже тогда, когда Гарри заходился в надрывном крике. Удерживать парня становилось все труднее, к этой задаче подключился и Чарли, который вернулся в дом их зверинца, который был устроен на территории парка при поместье.
Час спустя в объятиях Люциуса лежал обессиливший от крика Гарри, но на его теле не было единого шрама.
- Так, это восстановительное, - протянул ему последнюю бутылочку Ремус.
Еще пятнадцать минут спустя Гарри мягко высвободился из объятий дяди и встал. Ничег не говорило о том, что почти два часа назад этот парень был почти при смерти.
- У тебя только два с половиной часа, потом будет…, - Ремус пристально посмотрел на Гарри.
- Я знаю, - кивнул тот в ответ.
- Гарри, что случилось? – спросила Молли, она стояла ко всем спиной и смотрела в окно.
- Во мне умер гриффиндорец, - жестко ответил Гарри. Ремус резко выпрямился. Артур и Люциус поняли, что Ремус знает, что означают эти слова.
- Дамблдор зашел слишком далеко, - Молли обернулась. Артур сглотнул. В глазах его жены мелькало такое бушующее пламя ярости, что казалось, оно спалит все вокруг, если вырвется из этих глаз. И, кажется, он только что понял, что означают слова: «Во мне только что умер гриффиндорец». В его жене он тоже умер, и виной всему только один человек.
- Война, - произнес Ремус.
- ВОЙНА! – жестко ответил Гарри, затем стремительно вышел из комнаты, ему надо было спешить в Хогвартс. Там его очень ждали, даже те, кто этого еще сам не знал.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 10.06.2009, 15:06 | Сообщение # 34
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 32. Возвращение Гарри.

Ужин в Хогвартсе начался, как всегда, вовремя. Уже через пять минут все были в Большом зале. Наверное, время приема пищи было единственным способом собрать всю школу в одном месте. Даже квиддич не имел такой силы.

Дамблдор восседал в центре преподавательского стола с неизменной улыбочкой на лице, от которой коробило тех, кто реально понимал, что за ней стоит: фальшь, интриги и много чего еще. К сожалению, истинное лицо директора видели не все, и даже не большинство. Но вот с десяток студентов знали настоящую сущность Дамблдора не понаслышке. К сожалению, им пришлось с ней столкнуться лицом к лицу.

— А он доволен, - тихо произнесла Гермиона, наблюдая за директором.

— А что ему сделается? - фыркнул Джордж.

— Он считает, что может делать все, что ему заблагорассудиться. Ведь никому и в голову не придет обвинять его в несчастном случае или еще в чем-нибудь, - проворчал Фред.

— Вот это-то мне и не нравится, - мрачно отозвался Рон.

В последнее время у него очень сильно болела голова, но он пока ничего никому не сказал. Все началось примерно через неделю после прибытия в Хогвартс. Самое странное в этом было то, что боль всегда начиналась в месте укуса Нагайны, затем поднималась к вискам, где уже прочно обосновывалась. Вот и сейчас у него жутко ломило в висках. Уже не раз на ум Рону приходило, что его ситуация чем-то напоминает случай с Гарри. Только у Гарри был шрам – связь с Волдемортом, а у него…

Вот об этом думать не хотелось. После того, что Панси и Винс сделали с любимицей Волдеморта, та не могла выжить. Или все же могла?

— Меня сейчас больше интересует, куда пропал Гарри и как в этом замешан наш директор, - тихо пробормотала Джинни. Она действительно сильно волновалась. У нее и Гарри сложились очень хорошие отношения. Она беспокоилась о нем, как о брате, самом любимом из всех. Драко старательно прятал свое беспокойство, но она видела его, ощущала, что еще больше ее тревожило. Знала она, что и остальные тоже заметили состояние блондина. Джинни к тому же боялась, как бы Драко чего не выкинул. Она знала, на что он способен и как может нанести удар.

— Почему-то у меня такое чувство, что Гарри не покидал кабинета директора, по крайней мере, через дверь самостоятельно, - пробурчал Рон.

— Почему ты так думаешь? – Гермиона насторожилась.

— Дамблдору не нужен непонятный игрок на поле, тем более, уже отыгранный, - снова буркнул Рон и потер висок. Джинни нахмурилась, она уже не раз ловила брата на этом.

— Рон, что у тебя с головой? – решилась она задать вопрос.

— Болит, - только и ответил тот.

— И давно? – уточнила Джинни. Рон недоуменно на нее посмотрел. Пришлось девушке объяснить: – Я не в первый раз за несколько дней вижу, что ты то и дело потираешь виски и морщишься.

— С неделю где-то, - неохотно произнес Рон. Отреагировать на его слова никто не успел. В дверях с сияющей улыбкой появился собственной персоной Гарри Поттер. Он несколько секунд покрасовался там, давая всем себя заметить, особенно Дамблдору, а затем ленивой походкой направился к гриффиндорскому столу, к своим друзьям.

Драко пристально за ним наблюдал. Панси держала его за руку и чуть не вскрикнула, когда он сдавил ее ладонь.

— Драко, больно, - пропищала она чуть слышно. Тот ослабил хватку, но глаз с Гарри не спускал. Ему хватило одного взгляда, чтобы все понять. Возлюбленный явно находится под действием временного восстанавливающего зелья. Уже сейчас можно было заметить, что не все в порядке. Судя по всему, у Гарри остался час, прежде чем эффект сойдет на нет, и начнется ломка, в прямом смысле слова.

— Что? – прошептала Диана, глядя на друга.

— Все плохо, - резковато ответил Драко. Ему хотелось подойти к Гарри, обнять его, увести отсюда, уложить в кровать и помочь всем, чем только сможет. Но нельзя было этого делать при директоре. Драко перевел взгляд на преподавательский стол. Дамблдор все также улыбался, но взгляд голубых глаз за очками-половинками стал более жестким. Директор пристально изучал Гарри, словно пытался что-то в нем найти. На лице Северуса не было видно не единой эмоции, но Драко был уверен, что тот все же смог заметить кое-какие нестыковки в поведении и состоянии Гарри. Не сомневался он и в том, что Дамблдор тоже заметил, что с Гарри не все хорошо.

— Мистер Поттер, - директор поднялся со своего места. – Никому не позволено прогуливать уроки, в том числе и вам. Никто не будет спускать вам такое пренебрежение школьными правилами. Поэтому я назначаю вам…

— Не стоит делать того, о чем вы пожалеете, директор, - Гарри даже не повернулся в его сторону. Джинни обеспокоено на него смотрела. Да и остальные видели, как по виску Гарри сбежала капелька пота, а в глазах застыла боль, которую он пытался скрыть.

— Ты в порядке? – шепотом спросила Джинни.

— Нет, - последовал короткий и честный ответ.

— Что вы себе позволяете, мистер Поттер? – Дамблдор изобразил праведный гнев. Гарри медленно развернулся. Драко поежился, ощутив, какая волна гнева исходит от возлюбленного.

— А что вы себе позволяете, директор? Или все же перестали гнушаться методов Волдеморта? – процедил Гарри, и ментально ударил по разуму директора, вспарывая его в одно мгновение. Ему не нужны были ни мысли, ни планы этого человека, только показать ему кое-что. Дамблдор рухнул в кресло с легким стоном. Никто и никогда не мог проникнуть в его разум, да еще и так легко. Гарри медленно выдохнул. – Не думайте, что вам все позволено. Вы не так всемогущи, как вам кажется, директор. Отнюдь не так.

— Мистер Поттер, - МакГонагалл не могла понять, что происходит, но угрозу в голосе парня она почувствовала сразу.

— Если директор выкинет такой финт еще раз, я церемониться не буду. Я говорю в последний раз: ВЫ НЕ ТРОГАЕТЕ НАС, МЫ НЕ ТРОГАЕМ ВАС. Больше предупреждений не будет. Поверьте, вам не нужна война еще и со мной, - все это Гарри произнес очень четко, чуть ли не слогам.

— Ты нам угрожаешь? – вскочил со своего места Симус.

— Ты все правильно понял, - Гарри на него даже не взглянул.

— Мистер Поттер, за подобные мысли исключают из школы, - Дамблдор уже успел прийти в себя.

— Правда? А оно вам надо? Вы так хотите, чтобы правда вышла наружу? – насмешливо поинтересовался Гарри. – ВЫ В ЭТОМ УВЕРЕНЫ, ДИРЕКТОР? ВЫ, ПРАВДА, ХОТИТЕ, ЧТО БЫ ВСЕ ЗДЕСЬ УЗНАЛИ О ВАШИХ МАХИНАЦИЯХ И ОБ УБИЙСТВЕ МОЕГО ДЕДА?

Драко удивленно посмотрел на партнера. Вокруг Гарри разве что вихря не было, который бы показывал всем наглядно, в каком он гневе. Брюнет словно почувствовал, что на него смотрят. Он повернулся и встретился взглядом с Драко. Несколько секунд прямого контакта. Почти все в зале почувствовали, что что-то происходит, что-то серьезное. Драко медленно встал.

— Отец знает? – спросил он.

— Даже не сомневайся, - усмехнулся Гарри.

— Да вы – Пожиратели, - вскочил кто-то из пятикурсников Гриффиндора, но тут же замолк, только раскрывая рот. Джинни фыркнула. Она успела заметить еле уловимое движение руки Гарри. Да, мало кто знал, что им всем теперь не нужны палочки.

— Знаешь, Салливан, - Джинни бросила презрительный взгляд на мальчика. – Ты – дурак, и не лечишься.

— Мисс Уизли, - Дамблдор понимал, что все это нужно срочно прекращать. Терять свой авторитет он не имел права.

— Она Уизли уже шестнадцать лет, так что ваши возгласы праведного гнева тут ничего не изменят, - фыркнул Гарри.

— Мистер Поттер, - теперь уже снова решила вмешаться МакГонагалл.

— Профессор, поверьте, не стоит вам вмешиваться в мой конфликт с этим человеком, - холодно произнес Гарри.

— Вы студент этой школы… - начала гриффиндорский декан.

— Я могу прямо сейчас сдать ТРИТОНы, причем результаты у меня будут прямо таки выдающиеся, - фыркнул брюнет. – Так что угроза исключением из Хогвартса для меня ничего не значит.

— Так чего ты тут делаешь? – выкрик от гриффиндорцев.

— Посмотреть в глаза человеку, который испоганил жизнь не только мне и моим родителям, но и более дальним родственникам, - спокойно бросил Гарри. – Каждый должен отвечать за свои поступки, - при этом он смотрел только на директора. Так что сомнений в том, кого он имел в виду, не оставалось. Странным было и то, что остальные преподаватели не вмешивались.

— Я поставлю вопрос перед попечительским советом, - МакГонагалл вышла из себя.

На губах Гарри появилась улыбка, которая явно говорила, что он победил. Драко уже давно понял, что за игру затеял любимый. После того, как тот мысленно показал ему, что произошло в кабинете директора, Драко был готов тут же прибить старика, чтобы одной проблемой в обществе стало меньше, но Гарри решил «утопить» Дамблдора, лишить его всего.

— Давайте, профессор, - кивнул Гарри. – Если этого не сделаете вы, сделаю я. Пора всем уже узнать правду. В конце концов, она того стоит. А теперь простите, я устал. Нелегко выдерживать пытки авроров, особенно если те садисты и являются членами некоего Ордена, - Гарри развернулся и под почти полную тишину покинул зал.

Рон несколько секунд недоуменно смотрел перед собой, пока до него не дошел смысл сказанного.

— Мама его убьет раскаленной сковородкой, - пробормотал он, затем сорвался с места и ринулся за лучшим другом. За ним последовали и остальные друзья.

Гарри обнаружился у лестницы, ведущей в подземелья. Он сидел, опершись на стену, голову он склонил вперед.

— Гарри, ты как? – Джинни опустилась рядом с ним на колени. Брюнет поднял голову и затуманенным взглядом посмотрел на друзей.

— Помогите дойти до Северуса, - еле выговорил он.

— Дурак, и не лечишься, - почти нежно произнес Драко, помогая ему подняться.

— Не мог иначе, - простонал тот в ответ.

— Вот я и говорю, дурак, - сказал блондин. Грег несколько секунд смотрел на них, затем подошел, без всяких усилий поднял Гарри на руки и молча понес к комнатам слизеринского декана.

— Спасибо, - прошептал Гарри и закрыл глаза. Боль накатывала волнами, сознание мутилось.

— Что с ним? – Гермиона схватила Драко за руку.

— Действие зелий закончилось. Он на одном адреналине был, теперь вся боль, что была, снова возвращается, - немного сумбурно ответил Драко.

— Ты знаешь, что случилось? – Джинни обеспокоено поглядывала на брюнета. Грег шел очень осторожно, чтобы не потревожить Гарри.

— Не все, но догадываюсь, - мрачно бросил Драко. – Директор еще за это ответит. Авторы, значит, - вдруг произнес он.

— Гарри решил выступить против Дамблдора открыто, - произнес Рон и вдруг покачнулся и со стоном начал оседать на пол. Если бы не Блейз и Джордж, он бы упал.

— Рон! Рон! - Панси бросилась к своему парню. – Открой глаза. Я говорю, открой глаза.

Рон с трудом разлепил веки. Голова просто трещала, а место укуса пульсировало болью. Винс, не долго думая, подхватил друга на руки и устремился к Снейпу. Кажется, у зельевара будет два пациента, а не один.

Их уже ждали. Снейп стоял в дверях своих апартаментов. Он просто посторонился, позволяя всем войти. Рона и Гарри он приказал отнести в одну из гостевых спален, где стояли две кровати.

— Поттер, во что вы опять вляпались? – вздохнул Снейп, обследуя парня.

— В директора, Северус, в директора, - еле слышно ответил тот.

— Помолчите уж, - отмахнулся от него зельевар. Он нахмурился: «Круцио, куча еще всякой гадости. Да где ж его так?» Снейп поднял голову и посмотрел в зеленые глаза. Картинка была настолько реальной, что Северус дернулся. Зрительный контакт разорвался, но картинка оставалась. Снейп понял, что это именно тот вид ментального воздействия, который он уже однажды видел у Гарри и Драко. Гарри не показал все, только основные моменты своих сегодняшних приключений, на большее у него просто не было сил. Снейп просто не знал, как реагировать. Он, конечно, понимал, что Дамблдор не добрый дедушка и не старик-чудак, но такое…

Влив в парня зелье сна без сновидений, Северус осмотрел Рона. Такая же порция отправила того в царство Морфея.

— Драко, ты знаешь, что с твоим партнером? – Снейп посмотрел на крестника.

— Физические повреждения, истощение, - произнес тот в ответ, глядя на огонь. Он сидел на полу, на шкуре перед камином в гостиной. – Несколько зелий кратковременного действия, которые быстро поставили его на ноги, но ничего не залечили. Сам прием этих зелий болезненный, а уж после него боль в несколько раз сильнее. Ему теперь лечится в два раза дольше, чем обычно.

— Ясно, - кивнул Снейп. – Такое уже было?

Драко кивнул, погружаясь в воспоминания.

Ретроспектива

Они не успели. Как так вышло, что Ремус попался, они понятия не имели. Что могло стать причиной того, что Рем попал в засаду. Мысли были только одни – их кто-то предал или подставил. Возможно, сам клиент.

И вот теперь они стояли недалеко от высокой стены, за который находился один из самых дорогих для них людей. Они дождались ночи и только тогда начали действовать. Бесшумно преодолев стену и обезвредив несколько охранников, юноши разделились. Им нужно было быстро и незаметно осмотреть как можно больше помещений.

Драко обнаружил Ремуса на подземном этаже. Пришлось стукнуть одного из охранников, чтобы завладеть его ключами. Оказалось, что эти уроды сломали Ремусу ногу. Выход был только один – напоить зельем, чтобы можно было уйти отсюда. Аппарировать не стали, засекли бы. Они уже добрались до ворот, а Гарри все не было. Неожиданно в той стороне, которую обследовал брюнет, раздался выстрел.

— Вот ведь, - тихо выругался Драко. – Рем, уходи, я за Гарри. Встретимся в оазисе Кермаша, - и исчез в тени. До оазиса было как раз два часа, ровно столько, чтобы действие зелья еще не успело закончиться.

Драко рванул на помощь своему возлюбленному. То, что он увидел, на секунду-другую заставило его застыть в ужасе. Похоже, выстрел попал в цель, и теперь с десяток крупных разозленных мужчин ногами избивали хрупкого паренька на полу. Ярость была такой мощной, что в живых в этой комнате не осталось никого. Влив в любимого нужные дозы зелий, Драко потащил его на выход. Они тогда ушли только чудом. Это было одно из первых их заданий.

Драко всегда с ужасом вспоминал, как последующие две недели наблюдал за мучениями Ремуса и Гарри, хотя последнему досталось намного больше.

Конец ретроспективы

— Драко? – блондин вздрогнул и посмотрел на Джинни, которая уже несколько минут пыталась до него достучаться. – Иди, ложись, время уже позднее. Тебе надо отдохнуть.

Драко поднялся на ноги, но направился в ту комнату, где поместили Рона и Гарри. Он лег рядом с возлюбленным и обняв его за талию, погрузился в беспокойный сон.

***

Гриффиндорская команда нового Избранного была в курсе того, что директор собирался сделать с новоявленным Поттером, поэтому появление сияющего парня стало для них настоящим сюрпризом. Некоторые из них даже не смогли отреагировать на дальнейшие события.

И вот теперь они сидели в кабинете директора, где полным ходом шло обсуждение того, каким образом Поттеру удалось выбраться оттуда, куда его забрали. Когда Дамблдору сообщили о трех мертвецах в камере, тот даже подумал, что теперь сможет надавить на Поттера, но его тут же обломали, сказав, что никакой магии на трупах не обнаружено. Казалось, авроры умерли от ужаса. Колдомедики констатировали разрыв сердца. И все же это была удача, и можно было шантажировать мальчишку, как думал Дамблдор.

Невилл вообще перестал понимать, что происходит. Слова Поттера об аврорах из Ордена его удивили. Сам он верил директору безоговорочно и вот такие эскапады в отношении уважаемого человека ему не нравились.

В результате этого собрания было решено устроить «изгоям» веселую жизнь. Сам же Дамблдор обдумывал ситуацию. Он не оставил без внимания высказывания мальчишки. «Откуда он узнал? Кто ему мог сказать и когда?» - думал директор. Естественно, ему не нужно было, чтобы правда о некоторых его делишках вышла наружу, а, значит, Поттеру нужно закрыть рот раз и навсегда. Вот только где-то внутри у него появилось чувство, что он опоздал, что стоило прислушаться к словам мальчишки и не трогать их. Но, к сожалению, колесо уже было запущено, и остановить его не было ни сил, ни возможности.

***

Нагайна, полуслепая после полученных травм, но не менее опасная, легко двигалась по коридорам темного мрачного замка. Ей не нужно было зрение, здесь она знала каждый уголок. Вот только после того, как ее чуть не убили, – вернее ее убили, но она почему-то выжила, – в ней что-то изменилось, словно что-то пропало. Что-то, что делало ее той Нагайной, какой она была. А еще она стала ужасно раздражительной, и только хозяин мог заставить ее выпустить жертву из своей хватки. Если бы не это, то Замок давно бы уже опустел, а хозяин остался без слуг. Ее стали бояться еще сильнее, чем раньше.

Сегодня хозяин был даже более злым, чем когда-либо. Она не знала и не понимала, чем это вызвано, но относила это к тому, что слуги хозяина снова сделали что-то не так.

Волдеморт был в ярости. Мало того, что эти бездари не смогли выполнить простейшее задание, так еще и не справились с полудохлым мальчишкой, который еле стоял на ногах. Но даже не это вызвало его гнев. Этот парень показался ему знакомым, но он никак не мог вспомнить, что в его чертах, увиденных в воспоминаниях этих идиотов, зацепило его. Странное это было ощущение, словно всплывало что-то давно забытое, но тесно с ним связанное.

В последнее время все вдруг стало таким неясным, перевернулось с ног на голову: появление неизвестно откуда Поттера, которого он даже рассмотреть не успел; непонятные юнцы со странными способностями; «исчезновение» Малфоя; странное поведение Снейпа. Вопрос был только в одном – замешан тут Дамблдор или тот тоже оказался в такой же ситуации, когда приходится разбираться с непонятностями. Лорд надеялся, что да.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 12.06.2009, 09:27 | Сообщение # 35
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 33. Начало наступления.

С утра пораньше Люциус и Ремус отправились в Министерство. Еще вчера стало понятно, что Гарри, каким бы сильным и способным он не выглядел, требуется защита, и в первую очередь не от Волдеморта. Также было ясно, что следует обращаться не в Аврорат, где слишком много влияния именно директора Хогвартса. Надеяться на министра тоже не приходилось, но вот некоторые отделы, очень даже серьезные, возглавляли аристократы, в том числе и подвластные Темному Лорду. То, что информация об истинном наследии Гарри станет известна Волдеморту, ни Ремуса, ни Люциуса не беспокоило. Возможно, но не факт, что это несколько остановит Темного Лорда от нападений на Гарри. По крайней мере, заставит того выяснить правду, так точно. А это даст им время придумать, что делать дальше.

Министерство встретило Люциуса и Ремуса своими обычными звуками. Казалось, чтобы ни происходило в мире, на это учреждение ничего не могло повлиять. По коридорам сновали люди с папочками, на жестких диванах сидели посетители, ожидая своей очереди сначала к секретарям отделов, а затем уже к чиновникам, к которым их послали. То и дело была слышна ругань. А рабочий день начался каких-то полчаса назад. Можно было подумать, что Министерство работает круглосуточно.

Путь Люциуса и Ремуса лежал сначала в отдел опеки над сиротами. Они решили начать с него, привлекая по ходу дела и другие, заинтересованные департаменты. Они довольно неплохо представляли, какой ажиотаж вызовет то, с чем они прибыли в Министерство.

В отделе почти никого не было. Их прибытие заинтересовало всех работников, поэтому на них посматривали с любопытством.

— Лорд Малфой, что привело вас к нам? – появился перед ними начальник отдела.

— Хотелось бы разобраться, кто засунул моего племянника на воспитание к маглам, - произнес Люциус. Раздались приглушенные ахи и охи. Начальник отдела – Стивен Дракфорт – изумленно уставился на стоящего перед ним блондина.

— Вашего племянника? К маглам? – уточнил он, немного придя в себя.

— Совершенно верно, - кивнул Люциус. Стивен засуетился, провел обоих мужчин к себе в кабинет, приказав секретарю принести чай и сладости. Этим делом он решил заняться сам. Тут явно было что-то неправильное и захватывающее одновременно.

— Итак, я вас внимательно слушаю, - Стивен действительно приготовился внимательно слушать.

— Начнем с того, что я только этим летом узнал о том, что мальчик – мой племянник, - произнес Люциус. – Мы долгое время не могли вообще ничего узнать об этой линии нашей семьи.

— Вы, случайно, говорите не Мракс-Малфоях? – решился на уточнение Дракфорт.

— Именно о них я и говорю, - подтвердил Люциус.

— То есть вы нашли прямого потомка Лориана Мракс-Малфоя? – Стивен уже чуть ли не подпрыгивал на стуле.

— Именно так, - кивнул Люциус, чуть скривившись. Он не любил, когда его прерывали.

— О, это же замечательно, - восторженно воскликнул Дракфорт. Складывалось ощущение, что это его родственники нашлись.

— Да, но оказалось, что в живых на данный момент остался только внук Лориана, мой племянник, - продолжил Люциус. – Ему было чуть больше года, когда погибли его родители, а до этого в столь же юном возрасте в результате несчастного случая погибла вся семья его матери.

— О, как печально, - снова воскликнул Стивен.

Ремус сидел с отрешенным выражением на лице, хотя на самом деле, он пытался абстрагироваться от этого слишком эмоционального человека, который восклицал по поводу и без.

— Да, теперь мне бы хотелось знать, каким образом чистокровный ребенок оказался у маглов, которые не являются даже его родственниками, - вкрадчиво произнес Люциус.

— Чистокровный? – пискнул Дракфорт. Он предположил сначала, что отец ребенка был маглом или маглорожденным, но если это не так, то ребенок не должен был оказаться в магловской семье.

— Совершенно верно, - наконец, подал голос Ремус, сверкнув своими золотистыми глазами. Казалось бы, ничего такого, но он при этом выглядел как дикий кот, готовый вот-вот напасть на жертву, которую уже некоторое время выслеживал.

— Но ведь такое невозможно! - воскликнул Дракфорт.

— Вы это моему племяннику скажите, - скривился Люциус.

— Могу я узнать имя ребенка? – Стивен просто чувствовал, как горит под ним кресло.

— Гарольд Джеймс Мракс-Малфой-Поттер, - спокойно так произнес Люциус, следя за реакцией начальника отдела опеки. Забавно было наблюдать за сменой эмоций на лице Дракфорта: от непонимания и недоумения до осознания и ужаса.

— Поттер?! – голос явно подвел Стивена, и получился какой-то мышиный писк.

— Да, Поттер, тот самый Мальчик-который-выжил, - кивнул Люциус. – Может быть, вы мне объясните, как так получилось, что никто ничего не знал? И почему Гарольд оказался у маглов, если по идее он должен был воспитываться в ближайшей по родственным связям семье, хотя бы Поттеров?

Через пятнадцать минут все работники отдела опеки носились по Министерству так, словно от этого зависели их жизни. В принципе, так оно и было. Ну, а сарафанное радио сработало еще лучше. Понадобилось еще минут пятнадцать, чтобы все, кому надо, узнали, что происходит. В отдел опеки потянулись люди.

Люциуса и Ремуса пригласили к министру, который теперь и сам был не рад, что сидит в этом кресле. Совершенно не важно, что события произошли задолго до принятия им этой должности. Если сведения подтвердятся, все шишки упадут на него. Ничего умнее, как подольститься к двум мужчинам, он не нашел. В общем, Люциуса и Ремуса пытались задобрить. А Министерство стояло на ушах, даже в Гринготс послали запрос. Вот оттуда-то и пришли первые документы, естественно не все, но кое-что, что четко обрисовывало ситуацию. Исходя из них, десятка два сотрудников разных отделов окопались в архиве. Итог изысканий был в некотором роде плачевным… для Министерства.

Перед министром лежала довольно увесистая кипа документов, полностью и безоговорочно подтверждающая тот факт, что Гарри Поттер был чистокровным волшебником, и многим оставалось только мечтать о такой родословной. И что ему оставалось делать? Правильно, пойти навстречу Малфою, подавшего иск на Дамблдора, который, во-первых, лишил его племянника, во-вторых, посмел распоряжаться ради собственной выгоды чистокровным ребенком, а, в-третьих, вспомнил Люциус и о дошкольной подготовке. Естественно, все эти факты подтвердились документально. Люциус и Ремус знали, что это не «убьет» Дамблдора, но нервы ему помотает хорошо, да и репутацию подпортит. И оба понимали, что вылезет из всего этого директор вполне даже сухим, но необходимо было потянуть время, чтобы разобраться с соратниками Дамблдора. Чем сильнее они оголят его тылы, тем слабее он будет, и тем легче затем будет с ним справиться.

Сейчас в Министерстве готовилось слушанье Визенгамота, где ответчиком должен был выступить глава этой структуры. Интереснейший факт в истории, надо сказать. Многие понимали, какая поднимется буча, если все это скрыть. Кем бы многие из аристократов не считали Гарри Поттера, как бы его не ненавидели, но сейчас, когда факт его чистокровности вышел наружу, вся аристократия встанет на его сторону. Защищать своих было в их интересах и традициях. А это также означало, что Поттер может оказаться по другую сторону баррикад. Министр попал в очень двусмысленную ситуацию. В какую бы сторону он не кинулся, вторая тут же выступит против него. В конце концов, он просто самоустранился, решив, что пусть стороны сами разбираются между собой, а он просто подождет в сторонке.

Люциус и Ремус потягивали прекрасный виски из личных запасов министра, пока тот решал рабочие вопросы в приемной.

— А они перепугались, - констатировал Ремус.

— Беспрецедентный случай, когда чистокровный маг оказывается на уровне даже еще ниже, чем маглорожденный, - произнес Люциус. – Так этого никто не оставит, в том числе и семьи Пожирателей. Ведь теперь появится шанс перетянуть Гарри на свою сторону, а, значит, в его убийстве будут не заинтересованы, в том числе и Темный Лорд.

— Если он не так невменяем, как кажется, - покачал головой Ремус.

— Он не дурак, чтобы не понять причины, по которой не смог убить Гарри в младенчестве. Их противостояние гроша ломаного не стоит. Они не могут убить друг друга, - произнес Люциус. – Тем более кровная защита у Гарри от Малфоев, а заодно и от самого Лорда. Да он может в Гарри кидать Авадой хоть каждую минуту, толку будет ноль.

— Что ж, своими действиями мы выигрываем немного времени, - вздохнул Ремус.

— Осталось понять, что же задумал Гарри, - кивнул Люциус. – Он перед отбытием в Хогвартс разговаривал с Лорианом, но ни я, ни отец так и не смогли у него выпытать, о чем был разговор.

— Тогда придется ждать, - Ремус потянулся. От долгого сидения на одном месте спину уже сводило. – Если Гарри не хочет, чтобы мы что-то знали, он не скажет, пока не придет время.

— Лорд Малфой, - в кабинет заглянул один из секретарей министра. – Визенгамот начнет свое заседание в пять часов вечера. Вызов профессору Дамблдору уже выслан.

— Благодарю, - кивнул Люциус и усмехнулся. Они сделали ответный ход, теперь надо было его отыграть по полной. О вчерашнем школьном происшествии они пока не собирались нигде упоминать, эта была информация не для посторонних ушей.

***

Утром ни Рон, ни Гарри даже подняться с кровати не смогли. Один рухнул со стоном обратно, как только приподнялся. Виски сдавило с такой силой, что из глаз брызнули слезы. Второй даже не пытался шевелиться, только лежал с закрытыми глазами, справляясь с наплывами боли во всем теле, а заодно наслаждаясь нежными, успокаивающими ласками своего партнера. Естественно, ни о каких уроках не могло быть и речи. Драко наотрез отказался оставлять Гарри, а Панси встала в такую позу, что стало ясно: лучше разрешить ей остаться с Роном, чем пытаться выставить из кабинета. Джинни тоже оставили у Снейпа, поскольку ребята боялись за нее. В общем, на уроки направились в уменьшенном составе.

Северусу очень не нравилось такое состояние двух парней. Если с Гарри более менее все было ясно, то вот с Роном, напротив, совершенно неясно. Его постоянная головная боль беспокоила Снейпа. Дав парню болеутоляющее зелье, он предложил ему попытаться уснуть, сонное зелье, к сожалению, пока нельзя было давать. Осмотрев Гарри, Снейп только покачал головой. Он смог идентифицировать все заклинания, которые попали в юношу, но помнил он и предостережения Ремуса. «Поттер, Поттер, что ж ты за человек такой, что постоянно куда-нибудь влипаешь? Что же тебе не сидится месте?» - вздохнул зельевар, идя на свой первый урок. Если что, Панси и Драко знают, где его найти.

Спокойно провести урок ему не дали. Минут через пять после звонка появилась пигалица из Хаффлпаффа и пропищала что-то про записку от Дамблдора. Из ее писка не было понятно ни слова. О записке он догадался только по клочку бумажки, судорожно сжатом в кулачке. Оставив за старшего лучшего шестикурсника Рэйнвекло, Снейп отправился к Дамблдору, кляня того на все лады.

— Северус, - с улыбкой поприветствовал хмурого зельевара директор.

— Вообще-то, у меня урок, - буркнул Снейп.

— Я хотел бы узнать, почему… – начал Дамблдор, но Северус и так уже догадавшийся о причине данного вызова, решил больше не играть. Тем более, раз Поттер сам стал играть в открытую, то почему он не может.

— Директор, - Снейп мрачно посмотрел на Дамблдора. – В отличие от большинства находящихся в этой школе, я идиотизмом не страдаю и прекрасно знаю, что именно произошло вчера. То количество не таких уж светлых заклинаний, которые попали в Поттера, многим бы уже стоили в лучшем случае комы, а этот мальчишка разгуливал вчера по школе с улыбкой до ушей. Правда, понятия не имею, как ему это удалось, поскольку сейчас он лежит в кровати и боится даже пошевелиться. К тому же, у него сломано несколько ребер. И я склонен верить словам Гарри, - Снейп выделил имя, - что им занимались члены Ордена. У меня после всего этого нет никакого желания иметь что-либо общего с этой организацией, которая все больше напоминает Пожирателей Смерти.

— СЕВЕРУС! – рык разозленного Дамблдора прервал обвинительно-уничижительную речь зельевара. – Ты забываешься!

— Нисколько, - Снейп смотрел прямо в гневно поблескивающие глаза.

— Ты, кажется, забыл, как пришел ко мне, кто тебя вытащил из Азкабана. - Да, от доброго дедушки не осталось и следа. – Могу отправить назад.

— В таком случае можете искать себе нового шпиона во внутреннем круге, - спокойно произнес Снейп. Он прекрасно понимал, что так высоко никто из шпионов Дамблдора не взлетит, а во внутреннем круге никто больше не предаст. Не после того, что будет сегодня. Ремус ночью связался с ним, прислав филина с сообщением о том, что ожидается в ближайшее время.

— Ты распоясался в последнее время, - заявил Дамблдор, вставая. Северус сделал шаг назад. Ему совершенно не хотелось, чтобы этот человек его касался. Директор это заметил и нахмурился, но никаких действий предпринимать не стал. – Подумай, Северус, все может измениться.

— Я прекрасно это знаю, - хмыкнул тот в ответ и ретировался из кабинета. Снейп не сожалел о том, что сейчас сделал, правда, последствия для него действительно могли быть плачевными.

Остаток дня до обеда прошел более-менее ровно. Правда, пришлось все-таки Рона поить сонным зельем. С юношей явно было что-то не так, и надо было с этой проблемой разбираться. А в обед грянул гром. В школе появилась целая делегация министерских чиновников, которые на весь зал объявили о заседании Визенгомота по иску лорда Малфоя к Дамблдору, и все преподаватели вызывались в качестве свидетелей. На время отсутствия преподавательского состава их заменят чиновники Министерства и авроры. На вопросы, о чем будет заседание, ответа не последовало, было только сказано, что их в нужное время сопроводят в зал суда, а до тех пор никто не может пользоваться камином, совиной почтой и другими средствами связи, а также покидать территорию школы.
Ровно в четыре часа всех преподавателей в сопровождении авроров, которые следовали за ними с момента обеда по пятам, как тени, отправили в Министерство. В пятнадцать минут пятого в школе появился еще один человек, который потребовал отвести его к мистеру Поттеру. Благо на его пути оказались Гермиона с Винсом, а то он бы никогда не выяснил, где находится юноша. Увидев, в каком состоянии находится Гарри, чиновник выпал в осадок. Пришлось депешу зачитывать Гермионе.

Все сразу поняли, что присутствие Гарри на этом заседание предпочтительно, но он почти не мог двигаться. Он и Драко о чем-то долго говорили по-арабски, еще больше вогнав чиновника в шок. Наконец, Драко тяжело вздохнул и встал.

— Винс, Грег, вам придется крепко держать Гарри, чтобы он себе что-нибудь не сломал, - произнес он друзьям. Вернулся Драко минут через десять с десятком колбочек с зельями. Это был неприкосновенный запас, который ребята всегда имели с собой. Сундучок они по приезду передали Снейпу на сохранение и оба знали, где он стоит. Драко с непередаваемым выражением лица стал вливать в любимого всю эту гадость. Девчонок быстро удалили из комнаты, когда Гарри стал вырываться из держащих его рук и закричал от выворачивающей боли. Джордж, Фред и Блейз присоединились к Винсу и Грегу. Они впятером с трудом придавили Гарри к кровати. Чиновник уже давно устроил «свидание» с унитазом и выходить явно в ближайшее время не собирался. Через двадцать минут бледный, но уверенно держащийся на ногах Гарри был готов отправиться на заседание.

— Винс, Гермиона, вы идете с нами, - в приказном порядке сказал Драко. – Я понятия не имею, насколько его хватит.

— Нет проблем, - кивнула девушка.

— Остальные, чтобы носа отсюда не показывали. И следите за Роном. Мне не нравится его состояние, - сказал Драко. – Что-то знакомое.

— Прости? – нахмурилась Панси.

— Где-то я уже такое видел, - произнес Драко. – Надо просто вспомнить.

— Уж будь добр, вспомни, - грозно посоветовала ему подруга.

— Я тоже очень тебя люблю, - усмехнулся в ответ блондин, затем окинул взглядом трясущегося чиновника. – Мы готовы.

Тот, как болванчик, закивал головой и кинулся вперед. Они спокойно прошли по коридорам подземелий, вышли на улицу, дошли до барьера и аппарировали в сопровождении двух авроров. Приземлились они в атриуме, откуда их, не останавливая, провели в небольшую комнатку рядом с залом заседаний, где все и должно было состояться.

— Выдержишь? – спросил Драко.

— Постараюсь, - последовал ответ.

— Да, ты точно перестал быть гриффиндорцем, - усмехнулась Гермиона.

— Ты тоже далеко не представитель этого факультета, - ответил Гарри. И было непонятно, пошутил он, или серьезен.

Они довольно долго уже находились в этом помещении. Гарри положил голову на плечо Драко и дремал под тихий шелест голосов друзей. Он почувствовал, когда его заботливо уложили на диван и устроили головой на коленях Драко, который стал нежно и почти неощутимо перебирать его волосы. Он так и заснул.

Гермиона с нежностью смотрела на Гарри, который сейчас казался бы таким умиротворенным, если бы не морщинка на лбу.

— Драко, сколько у Гарри времени? – девушка посмотрела блондина.

— Немного, - последовал ответ. – Плохо, что мы все еще не в зале.

— Ему будет плохо? – спросил Винс.

— Хуже, чем было вчера и сегодня утром раза в два, - последовал прямой ответ.

— Ох, - выдохнула Гермиона.

— Гермиона, когда я скажу, тебе надо будет найти колдомедика, организм не выдержит такой нагрузки, - тихо произнес Драко.

— Я все поняла, - решительно кивнула девушка, обеспокоено глядя на Гарри.

Дверь тихо отворилась, и вошла миловидная девушка лет двадцати.

— Вас просят пройти в зал и занять свои места, - произнесла она, поглядывая на Гарри и Драко с интересом.

— /Солнышко, проснись/, - по-арабски прошептал Драко. - /Нам пора идти в зал/.

Гарри нехотя выплыл в реальность. Поднимаясь, он до крови закусил губу. Действие зелья потихоньку сходило на нет. Он покачнулся, но его тут же поддержали три пары рук. Гарри благодарно улыбнулся друзьям.

— Ладно, надеюсь, это ненадолго, - прошептал он.

— С вами все в порядке? – спросила девушка.

— Нет, но это уже и не важно, - ответил Гарри.

Он медленно, но взял себя в руки. Не нужно было, чтобы все поняли, насколько ему плохо, по крайней мере, в начале. Главное, чтобы эксцессов не было, чтобы не потребовалось снова прилагать силы для каких-нибудь действий. Гарри как предчувствовал, что на сегодня его приключения еще не кончились.

Они переступили порог зала, где почти сразу же затихли все звуки. Зал был полон народу, оказалось, что заседание было открытым и шло уже целый час, прежде чем Гарри вызвали.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 12.06.2009, 09:27 | Сообщение # 36
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 34. Суд или Правда о Гари

Альбус Дамблдор давно уже не ощущал себя в таком положении, когда совершенно не понимал, что происходит. Сейчас была именно такая ситуация, сложившаяся впервые за последние лет пятьдесят. Как так получилось, что он потерял контроль над ситуацией? Он выпустил Малфоя из поля своего зрения, вычеркнул его, как отыгранную фигуру, а тот взял и воскрес, как феникс из пепла, прямо как Поттер, честное слово.

По прибытии в Министерство его сопроводили в комнату, которую обычно отводят ответчику, если дело имеет административный или общественный характер. «Слава Мерлину, хоть не уголовный», - усмехнулся Дамблдор, располагаясь в кресле. Естественно, он не преминул воспользоваться своим положением и потребовать встречи с председателем этого заседания и с министром. Как и ожидалось, ни тот, ни другой не явились. Это могло означать что угодно, вплоть до того, что суд на стороне Малфоя. Оставалось еще понять, с чего это вдруг Люциус выступил против него, а, главное, с какими обвинениями.

Ровно в пять часов за ним пришли и сопроводили в зал заседаний, где он занял место ответчика, за специальным столом. Напротив него, у противоположной стены стоял такой же стол для истца. Малфоя за ним еще не было. На данный момент в зале были только члены Визенгомота и Дамблдор, но вот дверь открылась и ввели профессоров, которых посадили, как ни странно, со стороны истца, то есть обвинения. А вот это уже было плохо. Но, похоже, кто-то уже успел подсуетиться из своих, поскольку с его стороны тоже через пару минут появились люди. Затем появились Уизли, а также неизвестный Дамблдору мужчина, с которым он уже однажды встретился перед странной магической защитой, скрывающей поместье рядом с Малфой-менором. И все они опять же сели со стороны Малфоя. Это говорило о многом. Чего Дамблдор не ожидал, так это открытого заседания. Неожиданного двери открылись, и в зал хлынул поток людей. Они являлись всего лишь наблюдателями и прямого отношения к делу не имели, поэтому занимали места за ограждением.

«Так, а вот это мне совершенно не нравится», - окидывая взглядом заполняющийся магами зал, подумал Дамблдор. Еще бы, треть от всего состава «вольных слушателей» были представителями аристократии, которые очень редко являлись на такие заседания. Так, чего ради они тут?

К половине шестого зал уже полностью заполнился, и двери закрылись. Чуть в стороне от кафедры Визенгомота появились мягкие места. Дамблдор нахмурился. Это был еще не конец.

— Лорд Малфой, не желаете ли вы отозвать свой иск? – секретарь суда, представительная дама со строгим лицом, обратилась к Люциусу, который занял свое место всего минуту назад.

— Нет, - прозвучал четкий ответ.

— Вы уверены в своем решении? – продолжала задавать вопросы согласно процедуре дама.

— Абсолютно, - спокойно и уверено произнес Люциус. Дамблдор, прищурившись, изучал блондина. Он все еще не понимал, по какой причине тот решился на подобное действие. Надо быть сумасшедшим, либо иметь неопровержимые доказательства, чтобы выступить против него, Альбуса Дамблдора. И все еще оставался вопрос, что именно выдвигает против него этот блондинистый сноб.

— Я вынуждена задать свой вопрос третий раз, - произнесла дама. Ох, уже это магическое число три. – Вы хотите начать процесс?

— Да, - твердый ответ. «Малфой уже не раз пытался меня подсидеть, но всегда проваливался, в том числе и из-за Поттера. Неужели он надеется в этот раз меня обыграть?» - подумал Дамблдор.

— Мисс Райли, приведите мистера Поттера, чтобы он занял свое место в качестве объекта данных слушаний. Его сопровождающие могут присутствовать, - произнесла секретарь.

Дамблдор хорошо умел собой владеть, но в последнее время слишком часто терял контроль над эмоциями, поэтому и сейчас он не успел скрыть своего удивления. Чего-чего, а слушания по Поттеру, да еще и затеянного Люциусом Малфоем, он никак не ожидал. Понимание того, что он, похоже, единственный, кто не догадывается, что тут происходит, прочно засело у него в голове.

Дверь за спиной Люциуса открылась, и вошли четверо подростков в сопровождении мисс Райли. От Дамблдора не укрылось плохое состояние Гарри. Злорадства по этому поводу он не испытал, прекрасно сознавая, как юноше досталось от авроров. Он даже был удивлен тем, как мальчик держался вчера, явившись на ужин.

— Господа, прошу вас занять вот эти места, - председатель суда, в данном случае это был второй в Визенгомоте человек, с улыбкой указал подросткам на «мягкий уголок» рядом с кафедрой. Ребята прошли туда, и почти сразу появилась тень, скрывшая их от пристальных взглядов. Гарри с легким стоном откинулся на спинку дивана и сжал руку севшего рядом Драко. Глаза брюнета были закрыты, но он бодрствовал.

— Лорд Малфой, вам дается право начать процесс с любого вопроса, который вы решили вынести на данное слушание, - произнесла секретарь и выжидательно посмотрела на Люциуса.

— У меня вопрос к профессору Дамблдору, каким образом полукровный волшебник оказался в Хогвартсе со знаниями, которые оказались хуже, чем у магглорожденных? – Люциус решил начать именно с этого момента, подводя все к осознанию истины. В зале поднялся ропот и шепотки. Люди недоуменно переглядывались, пытаясь понять, о чем говорит Малфой.

— Все дети поступают в школу, имея тот уровень знаний, и ту подготовку, на которую могут рассчитывать, - спокойно произнес Дамблдор, улыбнувшись. Ничего глупее он еще не слышал. «И это обвинения?» - про себя фыркнул он.

— А как же Гарри Поттер? – Люциус пристально посмотрел на директора. Дамблдор с легким недоумением посмотрел на него. «А причем тут Поттер?» - не совсем понял он.

— Все дети поступают в Хогвартс, имея тот уровень знаний и ту подготовку, на которую могут рассчитывать перед поступлением в школу, - повторил он свой предыдущий ответ.

— Лорд Малфой, обоснуйте свои претензии, - потребовал председатель суда.

— Хорошо. - Люциус встал из-за стола и мельком взглянул на затемненный уголок. Его беспокоило состояние Гарри, который выглядел слишком бледным и явно уставшим. – Насколько нам всем известно, после событий, развернувшихся в Годриковой Лощине 31 октября 1981 года, ребенок погибших Поттеров был определен единственной родне на тот момент – сестре маглорожденной ведьмы Лили Поттер, в девичестве Эванс.

В зале снова поднялся ропот. Секретарь несколько раз стукнула молоточком, призывая к тишине.

— Мотивировано все это было, насколько я знаю, тем, что миссис Поттер наложила на своего ребенка кровную защиту, отдав за него жизнь, тем самым сделав для своего сына безопасным то место, где текла ее кровь, - произнес Люциус. Дамблдор был несколько удивлен тем, что Малфой сам же разрушает свои обвинения, но понимал, что все не так просто, как кажется на первый взгляд. Был какой-то туз в рукаве у блондина, был.

— Какая защита? Поттер была маглорожденной! - выкрик из зала прервал речь Люциуса.

— Тишина в зале! – грозно рыкнула секретарь.

— Миссис Поттер являлась сильной и весьма одаренной ведьмой, способности которой были сравнимы со способностями чистокровных магов. Это подтверждают и ее экзамены в Хогвартсе, и деятельность после школы, - спокойно произнес Люциус. – Такое бывает. Очень редко, но бывает. Миссис Поттер попала как раз в такой процент маглорожденных магов. Поэтому можно сказать, что явление защиты крови все же имело место. Но в силу того, что мистер Поттер находится здесь, мы можем это проверить. Процедура совершенно безболезненная, а результат у нас будет в течение десяти минут.

— Пригласите в зал специалистов из Отдела тайн для проведения проверки, - произнес председатель, взглянув на Гарри. Никто в зале не видел, что юноша кивнул, давая свое согласие на проведение такой проверки. – Лорд Малфой, можете продолжать, чтобы не расходовать время в ожидании результата.

— Благодарю, - склонил голову Люциус. – Итак, мы имеем ситуацию, когда маглорожденная ведьма наложила на своего сына защиту, и теперь он был защищен лишь там, где течет ее кровь. Гарри Поттера в связи с этим поместили именно в такую среду, то есть передали на воспитание маглам. Позвольте вам напомнить, что Гарри Поттер – полукровка.

Как раз в этот момент в зал вошли два сотрудника Отдела тайн. Тень, скрывающая Гарри, рассеялась. Весь зал, затаив дыхание, наблюдал за процедурой. Гарри проколол указательный палец, капнул свою кровь на специальный артефакт, затем размазал ее, вырисовывая ту же руну, что была на нем изображена. Артефакт установили на специальной подставке в ожидании результата. Уголок снова был погружен в тень, и можно было лишь различить силуэт сидящих там людей.

— Я не понимаю, чего именно вы добиваетесь, лорд Малфой, - произнес директор, решив вступить в дебаты, поскольку такое в данном заседании суда было возможно, и даже приветствовалось.

— Профессор Дамблдор, вы знаете, в каких условиях рос мистер Поттер до своего поступления в школу? – Люциус посмотрел на директора.

— Мальчик был в безопасности, - последовал ответ без подробностей.

— В безопасности от чего? Или кого? – уточнил Люциус. – От Пожирателей? Но все те, кто мог и желал напасть на ребенка, были в Азкабане уже через месяц, но местонахождение мальчика так и не было открыто общественности.

— Мальчик имел право на счастливое спокойное детство, - Дамблдор мрачно зыркнул на Малфоя.

— Спокойное? Счастливое? – усмехнулся Люциус. – Вы считаете, что проживание в чулане, где не было кровати и нормального освещения, постоянная работа в качестве домового эльфа на своих родственников и плохое питание – это спокойное и счастливое детство?

— Лорд Малфой, о чем вы говорите? – секретарь даже привстала со своего места. В зале поднялся возмущенный гомон с одной стороны, а с другой недоуменный. В обществе ходили странные и непонятные слухи о том, как жил Мальчик-который-выжил, в том числе о неподобающем поведении его родственников, но доказательств не было. Сейчас все присутствующие ловили каждое слово.

Люциус открыл папку на своем столе и вытащил оттуда прошитый документ листов на пятьдесят и передал его распорядителю, который уже отнес его секретарю.

— Это признания мистера и миссис Дурсль, а также их сына в том, как они относились к Гарри Поттеру все время, что он находился на их попечении, - произнес Люциус. – К сожалению, привлечь их к ответственности нет возможности, потому что, во-первых, мистер Поттер этого не желает, а во-вторых, нет никаких официальных документов, что они являются опекунами юноши.

«Каким образом ему удалось все это провернуть?» - Дамблдор даже восхитился таким «пронырством» Малфоя. Ему было интересно, какие же действия предпринял Люциус, чтобы заполучить признания Дурслей. Откуда ему было знать, что Гарри обеспечил своим «родственничкам» безбедную жизнь еще лет на пятьдесят вперед, а если те будут умнее и предприимчивее, то намного дольше, еще и их потомкам хватит. Проще говоря, он купил их признание, пообещав полную неприкосновенность.

Документ был размножен и разошелся среди членов Визенгомота, копию передали и Дамблдору, который ее лишь пролистал, поскольку был в курсе того, как жилось Мальчику-который-выжил. Возможно, он знал не все и не в таких подробностях, но достаточно, чтобы знать картину в целом. А что он мог поделать, если это было единственное место, где он был в безопасности?

— Как вы можете видеть, ребенок жил в совершенно неприемлемых условиях, - произнес Люциус.

— Простите, лорд Малфой, - перебил его один из сотрудников Отдела тайн. – Мы можем подтвердить, что на мистере Поттере находится кровная защита.

— Вот видите, дом сестры Лили Эванс был единственным местом, где мальчик был полностью в безопасности, - произнес Дамблдор так, словно только что выиграл приз.

— Так-то оно так, но это не снимает моего первого вопроса, - произнес Люциус. – Исходя из этого, - Люциус указал на копированный материал, - в доме Дурслей слова «магия» и «волшебство» были приравнены к ругательным и запрещены для обращения. Если вы обратите внимание на страницу 26, то увидите, как об этом говорят и миссис Дурсль, и ее муж. Более того, Петуния Эванс, она же Дурсль, ненавидела свою сестру и перенесла это чувство и на ее сына. Ребенок рос обделенный любовью, которую мы, взрослые, обязаны давать своим детям.

— Секунду, лорд Малфой, - остановил его председатель. – Поскольку мистер Поттер находится в зале, то я хотел бы прояснить некоторые свои вопросы лично у него. Мистер Поттер, вы согласны ответить на вопросы Визенгомота? Хорошо, - кивнул председатель. Всему залу снова стал виден уголок с подростками, а также насколько Гарри бледен. Выглядел он более чем неважно.

— Мистер Поттер, вы хорошо себя чувствуете? – дама-секретарь обеспокоено оглядела юношу.

— Не очень, - признался Гарри с вымученной улыбкой. Действие зелий вот-вот должно было закончиться. Председатель отклонился назад и что-то сказал одному из распорядителей, которые исполняли роль посыльных и курьеров во время судебного заседания.

— Вы готовы отвечать? – спросил председатель.

— Да, - твердо ответил Гарри.

— Мистер Поттер, правда ли то, что описано в данном документе? – председатель указал на листы.

— Да, - кивнул юноша.

— Ты же не знаешь, что там, - насмешливый выкрик из зала.

— Знаю. Я все это читал, и это откорректированный материал, - последовал спокойный ответ.

— То есть? – поразились члены Визенгомота.

— Мне не нужно, чтобы Дурслей преследовали. Я им обещал, - последовал ответ.

— Вы хотите сказать, что это преуменьшение? – вырвалось у одного из старцев. Гарри только на него посмотрел, давая понять, что ответ тут и не нужен. Зал сгорал от любопытства. Что же такое в этом документе, что вызвало такую реакцию у Визенгомота?

— Мистер Поттер, когда вы узнали, что являетесь волшебником? – спросил один из членов суда.

— Через пару дней после своего одиннадцатилетия, - почти равнодушно ответил Гарри.

— Как?! Что?! – послышались изумленные восклицания.

— Как вам об этом рассказали? – новый вопрос.

— Приехал Хагрид. От него я и узнал, что волшебник, что родители не погибли в автокатастрофе, а были убиты, - снова почти равнодушный ответ.

— Хагрид? Лесничий Хогвартса? – Председатель явно пребывал в шоке. Затем повернулся к Дамблдору. – А почему к студенту направили не одного из деканов или профессоров?

— На тот момент все были заняты работой с маглорожденными студентами, которые должны были поступить в школу, - последовал ответ.

— И вы послали к ребенку лесничего? – недоверчиво переспросил председатель, потом покачал головой, словно пытался стряхнуть с себя дурной сон.

— Мистер Поттер, - взяла слово секретарь. – Вам преподавали какие-нибудь основы магии после этого? Вас направили в лагерь для маглорожденных детей?

— Нет. После Косого переулка я сразу вернулся домой. Дурсли заперли все покупки в чулан, а меня переселили во вторую спальню кузена, где складировались сломанные вещи, - ответил Гарри. Отвечать ему становилось все труднее, он даже глаза прикрыл. Можно было подумать, что он находится под Империо или Веритасерумом, настолько апатично себя вел. Драко уже начал нервничать, поскольку ощущал, как дрожит его возлюбленный. По-видимому, кто-то все-таки определил, что с парнем не все ладно.

— Да, кончайте вы уже! Не видите, парень на грани обморока! - выкрик из зала. – Пропустите же! Я колдомедик!

Пробравшись вперед, колдомедик замер у линии ограничения. Председатель кивнул, давая разрешение распорядителю его провести. Мужчина тут же бросился к Гарри и начал быстро его обследовать. По мере получения результатов, его глаза становились все больше и больше. Драко же пристально смотрел на директора, вынуждая того ответить ему. Как только зрительный контакт был установлен, Драко легко направил Дамблдору картинку того, что случилось в кабинете директора вчера, с предупреждением: «Даже не думайте подставить Гарри под удар!» Директор прищурился. Он, похоже, начал понимать, что с этими двумя стоит считаться основательно. Это давно уже не те дети, которых он помнил. Это сильные маги, получившие знания в другом месте, и теперь легко и быстро их применявшие.

— Мистера Поттера немедленно нужно отправить в Святого Мунго. Я вообще поражаюсь, как он до сих пор в сознании, - воскликнул колдомедик.

— Господин председатель, мисс Грейнджер и мистер Кребб полностью владеют всей необходимой информацией, чтобы представлять на данном заседании Гарри, - Драко посмотрел на главу данного суда. Члены Визенгомота зашептались, но им хватило всего минуты, чтобы принять решение, тем более им также внушало беспокойство состояние юноши.

Еще спустя пять минут Гарри уложили на носилки и вынесли из зала. Драко последовал за ним. Дамблдор успел заметить обмен взглядами между Малфоем-младшим и златоглазым мужчиной, и у него появилось подозрение, что он знает, кем является последний. Это была почти абсурдная мысль, но она навязчиво билась в мозгу.

— Мисс Грейнджер, мистер Поттер не был знаком с основами магии, не так ли? – председатель пристально посмотрел на девушку.

— Нет, не был. Это многих удивляло. Он не знал элементарных вещей, и никто ему ничего особо не собирался объяснять. Профессора выглядели разочаровано, когда видели, что у него ничего не получается. На то, чтобы научиться Люмосу и Вингардиум Левиоза, у Гарри ушло почти полгода, - рассказала девушка. Шум в зале становился все сильнее.

— Всем известно, что чистокровные и полукровки получают основы знаний еще в детстве, они закладываются в них из года в год. Для маглорожденных существует центр подготовки, где они проводят целый месяц перед Хогвартсом, - произнес Люциус. – Мне интересно, почему никто не вспомнил, что Гарри Поттер живет у маглов, не имеющих никакого отношения к магическому миру?

— Возмутительно! - послышались выкрики из зала. Дамблдор молчал: здесь он действительно промахнулся, и промахнулся сильно. Ему даже в голову не пришло, что Гарри необходимо получить хоть какую-то основу, чтобы нормально учиться в школе. Его расстраивали посредственные оценки мальчика, но он никогда не связывал ситуацию с подобным упущением.

— Полукровка хуже маглорожденного, это надо же! - еще один выкрик из зала.

— Да, возмутительно, - согласно кивнул Люциус, - если бы не было так страшно, особенно от факта, что в таком положении оказался чистокровный маг.

Наступила просто оглушающая тишина. Все пытались переварить услышанное.

— Что вы имеете в виду? – наконец, обрел дар речи председатель.

— Гарри Поттер является чистокровным магом, как по линии отца, так и по линии матери, - произнес Люциус.

— Лили Эванс была маглорожденной ведьмой, - утвердительно произнес Дамблдор.

— Не была, - покачал головой Люциус. – Лили – дочь Лориана Мракс-Малфоя, моя кузина.

Ох, что творилось в зале в этот момент! Успокоить всех удалось только тогда, когда на зал наложили заглушающие чары. События стали принимать совершенно непредсказуемый оборот. О таком многие даже помыслить не могли. Сейчас все напоминало театр плохих актеров и попытку обвинить всех и вся в случившемся. Дамблдор никогда даже не думал проверять Эванс. Да, она была сильной и одаренной ведьмой, но ему и в голову не пришло удостовериться, что она входит в тот самый особый процент «грязнокровок». Ему не составило труда понять, что все аристократы, даже те, кто не принимал ничьей стороны, сейчас просто напросто ополчаться против него, как единственного, кто был в ответе за эти, надо сказать, грубые ошибки. В принципе, так и получилось.

Конечно, Дамблдор потребовал доказательств, которые и получил. Никто не ожидал, что на судебное заседание прибудет представитель Гринготтса и подтвердит данный факт. Заседание все больше принимало вид «инквизиции» над директором Хогвартса. Шли часы, и ему припоминали все мелочи, все огрехи, каждую ошибку. Было ясно, что придется чем-то поступиться, чтобы совсем не рухнуть в выкопанную ему Малфоем могилу. Дамблдор отвечал на все вопросы и обвинения кратко, поскольку его мозг просчитывал последствия этого суда.

«Мракс-Малфой, - думал директор. – Это имя мне знакомо. Весь ужас этой ситуации в том, что Мраксы как раз та семья, откуда вышел Том Риддл. А это означает, что Поттер и Риддл – родственники… О, Мерлин, защита!» Он стал лихорадочно рассуждать, и все это только сильнее усугубляло обстановку.

— Он не Избранный, - вырвалось у него.

— До Вас, наконец, дошло? – усмехнулся Люциус. – Да, Гарри Поттер не Избранный, не миссия Света и так далее и тому подобное.

— Но он же выжил после Авады! - выкрик из зала, с которого сняли заглушающие чары.

— Плохо же вы знаете историю, господа, - вздохнул Люциус. – Тот-Кого-Нельзя-Называть не мог навредить ребенку, если его обязанностью является защита этого самого ребенка.

Следующий час ушел на разбор генеалогии Мраксов и какое отношение Гарри имеет к Темному Лорду. Все это закончилось тем, что Люциуса заставили показать руки, что тот с видимым удовольствием и сделал. Руки были девственно чистыми. Амулеты, подаренные сыном и племянником, работали просто идеально. В общем, пришлось еще и извиняться перед Малфоем.

Уже где-то около полуночи был вынесен вердикт: Дамблдор оставался на должности директора Хогвартса, но под надзором специального чиновника, который будет перепроверять все его приказы и действия на адекватность. Всего остального Дамблдор лишался раз и навсегда. На него был наложен внушительный штраф из-за действий, повлекших за собой нанесение ущерба Гарри, который мог вполне привести к тому, что он потерял бы довольно внушительную часть своих сил, а также пострадал бы психически, что еще надлежало проверить, кстати. Смысл всего этого сводился к тому, что Хогвартс таки попал под влияние Министерства. Но все это можно было пережить, а вот аристократы теперь представляли очень большую проблему. Хотя бы потому, что теперь легко могли создать третью сторону с сильным лидером, имеющим в родословной Основателя, тем более Слизерина, хоть Гарри и не имел права на этот титул, а также носить имя своего предка. Само знание сего факта делало возможным для аристократов выбрать сторону и не обязательно Темного Лорда или Дамблдора. Директор прекрасно осознал все, что сделал Люциус Малфой. Тот раскачал нейтрально насстроенных чистокровных, дал им цель и точку опоры, а также, возможно, в некотором смысле устранил угрозу со стороны Тома.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 20.09.2009, 13:53 | Сообщение # 37
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 35. Наймурадаш.

Гарри отлежал в Святого Мунго ровно неделю. Колдомедики, когда увидели в каком он состоянии, только за голову схватились. Драко пришлось усесться на стул в углу палаты и не мешать, пока все это количество медперсонала, набившегося в небольшую комнатку, пыталось привести его возлюбленного в нормальное состояние. Впрочем, не только он присутствовал в палате. На данный момент Гарри занимались колдомедики, сначала решившие провести очищение, чтобы потом уже восстанавливать порядком травмированный организм.
Первые сутки оказались самыми сложными. Гарри не был самым трудным пациентом, просто потому, что держался очень хорошо, но это не делало процедуры менее безболезненными. Само очищение заставляло его до боли сжимать челюсти и кулаки. Лишние движения только добавляли боли. Колдомедики были немного удивлены тем, как держался их юный пациент. Надо сказать, что их диагностика не показала вообще никаких повреждений на теле Гарри. Это удивляло, ведь они знали его медицинскую историю. Отсутствие шрама на лбу, отсутствие странного шрама на ладони, о котором им рассказали, но не сказали, откуда он мог взяться – все это добавляло только вопросов.
На следующий день Гарри дали передышку, чтобы организм хоть немного отошел от стресса, а затем начали пичкать его зельями в большом количестве, заставляя организм снова испытывать стресс, но теперь уже имеющий своей целью поставить его на ноги. Все это время в палате Гарри кто-нибудь дежурил. Драко появлялся после уроков и уходил часов в одиннадцать. Остальное время около него были либо Люциус, либо Ремус, но, конечно, в основном Ремус. Мужчина пока не сказал ничего по поводу поведения Гарри и его последнего приключения, но юноша уже не сомневался, что получит по первое число, причем любимый мужчина отнюдь не будет вести себя с ним снисходительно. Гарри понимал, что сам виноват, что лезет туда, куда не стоит, и, зачастую, действительно не чувствует грани, за которой опасность становится уже реальной. В очередной раз ему повезло, но рано или поздно везение ему откажет, и в лучшем случае, он все же останется жив. Гарри в очередной раз вспомнил свой разговор с наставником в Райхалане.
«Ретроспектива.
- Асар, ты умный и очень способный мальчик, но в тебе слишком много порывистости. Ты готов сделать шаг до того, как проверишь, так ли он на самом деле безопасен. Ты ступаешь вперед, и тебе везет, несмотря на то, что, буквально, ошибись ты на десять сантиметров, и провалился бы в зыбучие пески, - Яруш смотрел на своего ученика. – В тебе сочетается несочетаемое, Призрак. Ты живешь танцем, который требует от тебя сосредоточенности, чтобы не потерять ритм, не потерять своих зрителей, и в то же время, ты витаешь неизвестно где, зачастую никак не можешь собраться, чтобы сделать элементарные вещи. Я сейчас затеял этот разговор, хотя и понимаю, что ты не осознаешь его значения. Но однажды ты вспомнишь эту нашу беседу и сделаешь то, что должен.
- Учитель, - Гарри непонимающе смотрел на Яруша.
- Твои порывистость и безрассудство должны быть заперты, их нужно выбить из тебя, - произнес наставник непререкаемым голосом. – Я мог бы это сделать, но не буду. Ты сам выберешь того, кто накажет тебя за твою бесшабашность, которая может стоить тебе жизни.
- Но… - Гарри хотел воспротивиться.
- Асар, - Яруш протянул юноше шкатулку. – Здесь находится Наймурадаш.
- Отслеживающий намерения? – неуверенно перевел Гарри.
- Да, ты откроешь эту шкатулку только тогда, когда поймешь, что ты пересек все границы и более ждать нельзя, иначе ты причинишь боль своим близким, - Яруш пристально смотрел на юношу. – Я дам тебе фолиант, в котором есть вся информация о Наймурадаше. А теперь ступай.
Конец ретроспективы»
Этот странный вроде бы разговор в последнее время частенько всплывал в голове Гарри. Сейчас у него исчезли последние сомнения в том, что свою грань он перешел. Теперь за него будут бояться, но это не то, что ему было нужно. Хотя он и сказал, что в нем умер гриффиндорец, на деле все было не совсем так. Себя изменить сложно, тем более заставить действовать не так, как ты это делаешь обычно.
- Мне нужна помощь, - прошептал Гарри. Молли Уизли, задремавшая в кресле, тут же дернулась.
- Что случилось, Гарри? – всполошилась она.
- Все в порядке, - улыбнулся ей юноша. – Просто я, наконец-то, понял, что должен сделать.
Молли долго смотрела на него, но промолчала. Она уже давно приняла, что эти дети выросли, и давно уже не дети. Все они способны постоять за себя и друга за друга. Она сожалела только об одном, что у этих детей отобрали детство, и, по большому счету, виноват в этом был не столько Волдеморт, сколько Дамблдор. Когда с нее спали «розовые очки», она на многое посмотрела совершенно по-другому. И теперь уже не собиралась отступать и отдавать на растерзание двум властолюбивым манипуляторам то, что принадлежало ей.
- Надеюсь, это не будет стоить тебе жизни? – осторожно поинтересовалась она.
- Нет, как раз наоборот, это должно помочь мне ее сохранить, - усмехнулся Гарри.
- О, мистер Поттер, вы уже проснулись, - в палату вошел колдомедик. – Мы решили вас выписать, но пока не в Хогвартс, а домой. Еще недельку подлечитесь, а потом можете ехать доучиваться.
- Благодарю, - кивнул Гарри.
- Мы тогда дождемся лорда Малфоя и он сможет вас забрать, - колдомедик поспешил дальше, у него был не только этот пациент.
- Хмм, - Гарри задумчиво смотрел на дверь. – Мне показалось или что-то еще случилось?
- Люциус вчера получил полное опекунство над тобой, - произнесла миссис Уизли.
- Я же совершеннолетний, - удивился Гарри, глядя на женщину.
- Ну, да, как обычный маг, - кивнула та на его безмолвный вопрос. – Но как чистокровный волшебник ты несколько ограничен в правах до 21-го года.
- Кажется, я чего-то не знаю, - нахмурился Гарри.
- Здесь нет ничего такого, что ущемляло бы тебя, - поторопилась тут же развеять его беспокойство Молли. – Наследники родов ограничиваются до определенного возраста только для того, чтобы они не растеряли все свое имущество, и не наделали глупостей по молодости или по дурости. Ты носишь два титула: лорда Поттера и лорда Мракса…
Гарри хмыкнул. Женщина посмотрела на него внимательнее, но уточнять причину его хмыка не стала. А Гарри припомнил еще два титула, которые умудрился получить, сам того не желая. Он, конечно, был богат, но принимать на себя больше обязанностей, чем было нужно, тоже не собирался. Он прекрасно помнил, что сказал ему однажды Яруш: «Не надо хватать все, что идет тебе в руки. Определись, что для тебя главное, а остальное можно передать тому, кого ты посчитаешь достойным».
- Так вот, - продолжила Молли. – Как наследник, ты должен научиться не тратить свое состояние, а преумножать его…
- Я понял, - улыбнулся Гарри. – Дядя просто берет меня под контроль, чтобы я ничего не натворил, дабы не превратить Мраксов и Поттеров в нищих.
- Ну, в принципе, ты верно все понял, - усмехнулась Молли. Дальше продолжить им помешало прибытие Ремуса и Люциуса. У последнего в руках уже были документы на выписку племянника.
Гарри не потребовалось много времени, чтобы собраться, но вот после этих вроде бы кратких сборов он почувствовал слабость. Выздоровление шло слишком медленно, а Гарри такое положение вещей не устраивало. Возможно, они и выглядели суперменами или каким-то сверхъестественными существами, способными на все, но на самом деле, Гарри лучше всех понимал, что за все надо платить, в том числе и за предоставленные умения. Будь его воля, он бы нашел возможность ограничить себя от использования этой силы. Она требовала огромной ответственности, и съедала слишком много эмоций, нервов, а также физических и душевных сил. Одна способность вызова скарабеев чего стоила. Вроде бы он наслал их, те сделали свое дело и исчезли. Но никто и представить себе не мог, сколько им с Драко нужно усилий, чтобы при любой вспышке эмоций не выпустить этих «букашек» на волю. Пока у него получалось, и то благодаря обучению Яруша, но он все еще оставался импульсивным и быстрым на необдуманные решения, а также зачастую позволял ситуации идти по принципу «авось повезет».
- Стой смирно, - хмуро сказал Ремус, когда Гарри начал оглядываться, все ли в палате в порядке и все ли его вещи забрали.
- Так я и стою, - удивленно ответил Гарри, глядя на любимого мужчину.
/Ты себе даже не представляешь, как бы я хотел тебя выпороть, чтобы ты уже до конца жизни запомнил, куда и как тебе следует соваться, а куда нет/, - прошипел по-арабски Ремус. Гарри решил промолчать и опустил голову, признавая за собой вину. Ремус только покачал головой на эту демонстрацию, хотя и понимал, что она искренняя, и Гарри действительно признает за собой вину.
Они покинули больницу без происшествий. Юноша вообще был удивлен, что пока он тут лежал, ничего не произошло: ни Волдеморт не наведался, ни Дамблдор не решил его прибить. Похоже, оба были слишком заняты, чтобы заниматься им.
Аппарация выбила последние силы из Гарри, и он осел на руки Ремуса.
- Если ты не очень злишься, отнеси меня, пожалуйста, в кровать, - устало, с закрытыми глазами, произнес Гарри. Ремус, не сказав ни слова, поднял его на руки. Юноша обвил руками его за шею и тихонько вздохнул. Он как-то сразу провалился в дрему и лишь почувствовал, как бережно Ремус его раздевает и накрывает одеялом. Прежде чем уснуть, он ощутил легкий поцелуй в губы.
Ремус был зол на Гарри за его безответственное поведение. Он надеялся, что мальчишка научился уже не лезть на рожон, и, казалось, так оно и было, но возвращение в Англию словно стало причиной исчезновения границы между «можно» и «нельзя». Ремус боялся потерять Гарри, а тот почему-то стал влипать во все, что только можно, причем все это было опасным. Он понимал, что даже редкие и необычные способности не помогут Гарри выжить, просто на время отодвинут неизбежное. Но результат все равно будет один – смерть.
Ремус устроился в изножии кровати и теперь наблюдал за одним из двух своих самых дорогих ему людей, за одним из своих мальчиков. Он заметил и хмурую складочку на лбу, и темные круги под глазами, и бледность, растекшуюся по коже. «Может хоть это заставит его отнестись ко всему серьезнее», - с надеждой подумал мужчина. Он еще некоторое время наблюдал за Гарри, а затем тихо покинул спальню, чтобы присоединиться к Люциусу, Артуру и Молли. Как оказалось, здесь же были Билл и Чарли. Все пятеро пребывали в мрачном расположении духа.
- Что случилось? – насторожился Ремус.
- Анабелла Паркинсон пропала, - сказал Люциус. – Похоже, Лорду очень не нравится, что происходит вокруг.
- Он не прощает измены, а пятеро детей, вернее, шестеро, отказались иметь с ним дело. Он должен показать свое недовольство, - покачал головой Ремус.
- Я не знаю, как сказать об этом ребятам, - вздохнул Люциус. – У них и так хватает проблем.
- Люциус, лучше тебе их предупредить, потому что «доброжелателей» окажется много, - покачал головой Ремус. – Им обязательно скажут, только вот в такой форме, что это может иметь очень неприятные последствия для всех.
- Может быть, мне лучше съездить в школу и встретиться с ними? – предложила Молли. – У меня есть на это права, я их официальный опекун.
- Да, это будет лучшим решением, - кивнул Люциус. – Заодно скажешь ребятам, что Гарри уже дома и через неделю вернется в школу.
- Вернуться-то я вернусь, но не в качестве ученика, - раздался тусклый голос от двери.
- Ты зачем встал? – всполошился Ремус. Он подошел к парню, поднял его на руки и опустился в кресло уже вместе со своей ношей. Гарри положил голову ему на грудь и прикрыл глаза.
- Что ты имеешь в виду, говоря, что вернешься в школу не в качестве ученика? – поинтересовался Люциус.
- Директор не понял моих слов о том, что я могу сдать ТРИТОНы в любой момент, - пояснил Гарри. – Вот я и собираюсь их сдать, и вернуться в Хогвартс в качестве помощника преподавателя по ЗОТИ. Этого от меня точно никто не ожидает.
- Возможно, ты и прав, - задумчиво протянул Ремус. – Право сдавать экзамены студент имеет после того, как отучился в Хогвартсе месяц. Этот месяц ты уже отучился. Но вот твое состояние здоровья может и не дать тебе возможности это сделать.
- Рем, - тихо позвал его Гарри.
- Зелье я тебе не дам, - категорично заявил тот, взглянув на парня.
- Ну, я же не совсем уж безбашенный, - обиделся Гарри.
- Знаешь, я в последнее время ни в чем уже не уверен, - признался Рем. Гарри прикрыл глаза, теснее прижавшись к мужчине.
- Гарри надо отдыхать, - произнесла Молли. Рем кивнул, затем встал, не выпуская юношу из своих объятий.
- Я скоро вернусь, только вот устрою это нахальное и упрямое сокровище в кровати, - усмехнулся Люпин, выходя из кабинета. Он прошел по коридору своего дома, который действительно мог назвать своим с полным правом. Дверь спальни перед ним предусмотрительно открыл эльф, появившийся как по заказу. Ремус опустил свою ношу на кровать, и не удержался, чтобы не запечатлеть на губах юноши легкий поцелуй. Только вот Гарри, похоже, был несколько другого мнения. Руки юноши обвились вокруг шеи мужчины.
- Гарри? – полувопросительно взглянул на него Ремус. Юноша потянулся к нему, чуть выгибаясь. Большего для Люпина не нужно было, он и так понял, чего именно желает в этот момент его мальчик. Ремус наклонился и нежно накрыл своими губами губы юноши. Он не собирался выпускать свою страсть, по крайней мере, не сразу. Он решил, что сегодня, сейчас, все должно быть ласково и нежно. Его руки скользили по уже давно знакомым изгибам, даря невероятное ощущение счастья и принадлежности. Гарри в его руках изгибался, был глиной, из которой мужчина мог вылепить сейчас все, что только могло прийти ему в голову. Тягуче медленное занятие любовью оказалось для Гарри слишком сильным испытанием, и оргазм, столь же восхитительно «медленный» отправил его в забытье. Ремус некоторое время лежал рядом с юношей, пока не понял, что обморок от оргазма перешел в сон. Взмахом руки очистив своего любовника, Ремус укрыл его легким одеялом, и только после этого покинул спальню. Сейчас решение Гарри сдать ТРИТОНы экстерном ему казалось самым лучшим, и он считал, что тоже самое надо сделат и Драко, но вот возвращение обоих мальчиков обратно в школу в качестве помощников преподавателей ему не нравилось, очень. Недооценивать таких противников как Волдеморт и Дамблдор было себе дороже. А Гарри их, к сожалению, недооценивал. Он считал это игрой, надеялся на свои новые способности, но, как оказалось, даже они не могли остановить то, что уже случилось, и было большим чудом, что Гарри все еще был в здравом уме и относительной здравости тела.
В кабинете уже никого не было. Ремус усмехнулся. Он и не сомневался, что остальные поняли, чем именно он занимался в спальне с Гарри.
- Как мой внук? – отвлек его от своих мыслей Лориан.
- Честно говоря, у меня большое желание взять хороший широкий кожаный ремень и отходить его по заднице так, чтобы он месяц не мог сидеть на своей пятой точке, – признался Ремус.
- Хмм, - выдал Лориан, затем внимательно посмотрел на своего собеседника. – Ремус, вы считаете, что такой радикальный метод воспитания в данной ситуации поможет?
- Потому и не делаю, что нет, - вздохнул оборотень, садясь в кресло лицом к портрету. – Пока Гарри сам не осознает, что это не игра, а реальная опасность, никакие мои выверты, в том числе и знатная порка, не помогут. Он слишком быстро забывает такие уроки. Никогда не думал, что скажу это, но Гарри слишком гриффиндорец.
- Возможно, теперь все изменится, - задумчиво произнес Лориан. Он уже успел заметить, что внук стал меняться, и очень надеялся на такой исход ситуации, ведь потерять недавно обретенного прямого потомка, даже будучи портретом, Лориан не хотел.
На следующее утро Гарри попросил Ремуса и Люциуса о приватном разговоре, на который явился с небольшой закрытой шкатулкой. Выражение лица юноши говорило о том, что он принял какое-то решение, которое ему самому не совсем по душе, только он не видит никакого другого решения вопроса.
- Гарри? – Люциус вопросительно посмотрел на племянника.
-В Аравии есть много артефактов разного толка, – издалека начал юноша, не глядя на своих собеседников. – Многие из них не самого приятного свойства. Этот в том числе, - гари показал на закрытую шкатулку.
- Что это? – нахмурился Ремус.
- Наймурадаш, - скривился Гарри.
- Най… Кто? – не понял Люцус.
- Намериватель, - задумчиво произнес Ремус. – Откуда он у тебя?
- Яруш дал, - Гарри продолжал смотреть куда угодно, но только не на двух мужчин, сидящих напротив него. Некоторое время в кабинете было тихо. Ремус выжидательно смотрел на юношу. Он знал, что это за артефакт, и даже предполагал, зачем он тут сейчас, но хотел услышать все из уст своего мальчика. Если честно, то в этот момент он испытал гордость и уважение к Гарри, решившемуся на такой шаг.
- Для чего он нужен? – наконец, прервал молчание Люциус, которого стало снедать любопытство.
- Когда-то его использовали на рабах, - произнес Ремус. – Хозяин одевал его на своего раба, читал специальное заклинание, и накладывал так называемые ограничения на намерения.
- Не понимаю, - нахмурился Люциус.
- Есть намерения, как, например, сбежать, - начал объяснения Гарри. – Артефакт не позволит, он накажет сам, поскольку побег – это то, чего делать раб не должен.
- Впоследствии был придуман Наймурадаш, - задумчиво разглядывая юношу, произнес Ремус. – Только у него несколько другие условия.
- И? – Люциус ждал ответа, хотя уже почти догадался, что происходит.
- Для его применения требуется добровольное согласие объекта, и он сам должен читать заклятие, а вот ограничения должны накладывать два близких человека или родственника, - тихо произнес Гарри.
- Яруш дал его тебе, - прищурился Ремус.
- Он считал, что Наймурадаш мне пригодится, - Гарри, наконец, посмотрел на Ремуса. Тот лишь приподнял бровь, чем-то напоминая сейчас Снейпа. Юноша вздохнул. – Он был прав.
- То есть, ты хочешь, чтобы именно мы выставили для тебя ограничения и указали на наказания, которые последуют для тебя, если ты намеренно или ненамеренно нарушишь условия? – уточнил Ремус.
- Да, - твердо сказал Гарри.
- Ты понимаешь, что эти условия будут очень жесткими, Асар? – Ремус говорил сейчас очень жестко.
- Я понимаю, но я не вижу другого выхода в данной ситуации, - сказал Гарри. – Чем дальше меня затягивает, тем больше я понимаю, что мне нужно остановиться, но своими силами я этого сделать не смогу. Гриффиндорец во мне сиди слишком глубоко.
- Гриффиндорец бы на такое не решился, – произнес Люциус. – Пожалуй, на такой шаг пошел бы только слизеринец. Но ты уверен в том, что собираешься сейчас сделать? Насколько я понимаю, ты хочешь загнать себя в определенные рамки.
- Да, это будет похоже на одно изречение: «Шаг влево, шаг вправо – расстрел», - усмехнулся Гарри. Люциус удивленно на него посмотрел, но все же уловил смысл данных слов.
- Что ж, оставь шкатулку, мы с Люциусом обсудим условия твоего дальнейшего существования, - жестко произнес Ремус. – Мы тебя позовем.
Гарри не произнес ни слова в ответ, молча покинув кабинет. Сейчас ему хотелось на воздух. Его намерение было твердым, и он не сомневался в выборе решения своей проблемы с импульсивностью, бесшабашностью и тому подобными вещами. Он уже понял, что возвращение в Англию уничтожило какие-то барьеры, и он совершенно потерял ориентиры, а, главное, ту грань, за которую лучше не выходить. За несколько месяцев здесь он уже несколько раз ее переступил, и только удивлялся, почему Ремус все еще не схватился за ближайший ремень и не отодрал его к Мерлиновой бабушке. За своими размышлениями и воспоминаниями последних месяцев Гарри не заметил, как пролетело время. Из задумчивости его вывел голос Молли Уизли, сообщившей, что Люциус и Ремус ждут его в кабинете.
«Это самое верное решение», - подумал Гарри.
Когда он вошел в кабинет, оба мужчины сидели в креслах так же, как и тогда, когда он пришел сюда сегодня утром.
- Ты уверен, что это правильное решение? – спросил его Ремус.
- Я знаю, что оно верное. Я не хотел бы, что бы на моей могиле плакали в ближайшее время. Такой участи я не желаю. Но это будет именно так, если меня не ограничить, - сказал Гарри.
- Ты понимаешь, что Наймурадаш ограничит и твою магию, некоторые твои способности? – спросил Люциус, которого Ремус успел просветить по поводу разного рода особенностей артефакта.
- Я слишком сильно стал полагаться на них, а не на себя, – признался Гарри.
- Что ж, я рад, что ты это осознаешь, - кивнул Ремус, вставая. – Будь добр, встань в круг рун, - указал он на пол у стола.
Гарри вышел из кабинета несколько часов спустя с ошеломленным выражением на лице. Ему теперь нужно было подумать, сильно подумать над тем, как же теперь жить, чтобы не нарываться на наказания. Люциус и Ремус подошли к вопросу «его воспитания» с огромным чувством юмора. Гарри остановился и почесал затылок. «Мордред, Моргана и все-все-все, как же теперь не нарваться на наказание?» - в панике подумал он. – «Ну и чувство юмора. Лучше бы я выбрал Драко, или еще кого…»


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 12.12.2009, 19:20 | Сообщение # 38
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 36. Неожиданность

Драко бесило то, что Гарри – настоящий, просто яркий пример гриффиндорца. По его мнению, даже Уизли не были такими, а те были потомственными представителями этого красно-золотого факультета. Он, конечно, все понимал, но как у Поттера, который не был ни темным, ни светлым, а черт знает каким, могли быть настолько выражены черты Гриффиндора, причем в самой отвратительной форме?

— Драко? – рядом с ним присела Гермиона. Через пять минут должен был начаться урок зелий, и до сих пор в кабинете был только он. Юноша поднял голову и посмотрел на подругу. Скажи кто энное время назад, что эта девушка станет ему настолько близка, он был его, наверное, сам заавадил, лично. Гермиона неуверенно улыбнулась. – Все в порядке?

— Вот скажи, это только мне кажется, что Поттеру пора вправлять мозги, причем хорошими розгами по одному мягкому месту? – устало поинтересовался он у девушки.

— Хм… - Гермиона совсем не ожидала ничего подобного. Ей даже понадобилось время для того, чтобы собраться с мыслями. – Ну, Гарри, по-моему, всегда был таким… бесшабашным, что ли. Он сначала делает, потом думает, причем не всегда о последствиях.

— Вот и я о том же, - мрачно буркнул Драко. – Знаешь, мне хочется высечь его, чтобы уже больше никогда не было повадно бросаться, сломя голову, в очередное приключение.

— Эмм. - Гермиона закусила нижнюю губу. – Я не думаю, что это хоть что-то изменит. Мне кажется, что он сможет, и то с большой натяжкой, перестать быть таким, если на него навесить какой-нибудь артефакт, который бы наказал его только за мысли о влезании в очередное приключение.

— А это мысль, - буркнул Драко. – Надо обмозговать. А то мы будем его хоронить раньше, чем он станет моим мужем…

— Может быть, вообще переселишься в комнаты этого хорька, а, Грейнджер? – вмешался в их разговор голос Лаванды Браун.

— Браун, у тебя не только мозги отсутствуют, но еще и слепота развилась? – ядовито поинтересовалась Гермиона. – Если так, то могу наглядно показать, в чьей комнате я хочу оказаться? Хотя я и так живу с НИМ в одной комнате.

Наступила тишина. От Грейнджер такого ожидать никто не мог. Для всех она оставалась всего лишь заучкой и занудой, даже несмотря на то, что внешне девушка изменилась кардинально. И как раз в это мгновение в комнату ввалилась остальная часть изгоев. Гермиона как-то странно усмехнулась, встала, подошла к Фреду, обвила его руками за шею и на глазах изумленной публики поцеловала в губы. Тот сначала обомлел, а затем перехватил инициативу.

Неожиданно раздались аплодисменты. Парочка оторвалась друг от друга и посмотрела на аплодирующего. К изумлению всех, им оказался Снейп.

— Я бы мог либо снять баллы за столь вызывающее поведение, – часть гриффиндорцев и слизеринцев тут же удовлетворенно оскалилась, но Снейп тем временем продолжил, – либо наоборот добавить за способ эпатировать публику, – лица студентов вытянулись. – Но я, пожалуй, не буду делать ни того, ни другого. А теперь все по местам, рецепт на доске, - это уже было сказано резким тоном. Гриффиндорцы и слизеринцы тут же расселись по своим местам и принялись за работу.

— Мистер Малфой, подойдите ко мне, – бросив взгляд на крестника, произнес Снейп. Драко удивленно на него взглянул, но тут же поднялся с места. Зельевар оглядел класс, затем посмотрел на Блейза и Гермиону. – Мистер Забини, мисс Грейнджер, вы главные. Можете снимать баллы за неповиновение и шум.

Снейп поднялся со своего места и жестом показал Драко следовать за ним. Они ушли через дверь в кладовку, где содержались дорогие ингредиенты. В кладовке была еще одна дверь, спрятанная чарами иллюзии. Через нее был выход в кабинет апартаментов зельевара. Туда он и провел Драко.

— Да, крестный, а ты оказывается полон сюрпризов, – усмехнулся юноша, садясь в кресло напротив Снейпа.

— Нам надо кое-что решить, – серьезно начал Северус. – Изменились кое-какие установки. И идея идет от Гарри.

Драко приподнял бровь, выражая лишь легкое любопытство.

— Что случилось? – произнес он, когда понял, что крестный не собирается говорить, пока не услышит от него вопроса.

— Твой парень решил, что вам пора начать действовать и показать, на что вы способны, раз никто не понимает намеков, - криво усмехнулся Снейп.

— И ты в курсе того, что он задумал? – полуутвердительно произнес Драко.

— Да, удивлен, но все же в этом есть смысл, – кивнул зельевар.

— Ты? И говоришь такое? – юноша матерски изобразил сердечный приступ.

— Прекрати поясничать, – нахмурился Снейп. – Сегодня перед ужином мы с тобой отправляемся в Министерство. Там ты и Гарри будете сдавать ТРИТОНы по всем предметам.

— Зачем? – опешил Драко. У него не укладывалось в голове то, что сейчас говорил крестный.

— Драко, не тупи! - рявкнул зельевар.

— Я не туплю, – скривился Драко. – Я не понимаю, зачем.

— Похоже, у тебя атрофировались мозги в отсутствии Поттера, - съязвил Снейп.

— Крестный, - Драко сверкнул глазами и скривился. – Можно без этого твоего сарказма обойтись? Я знаю, на что способен Гарри, и мне спокойнее, когда он находится в поле моего зрения или Ремуса. Если это чудо остается где-то одно, то может выкинуть такое, что потом нет возможности скрыть последствия.

— Что, были прецеденты? – заинтересовался Снейп.

— Да! – рявкнул Драко. – Объяснять я не собираюсь, слишком много и долго придется рассказывать. Скажу только, что один такой случай стоил нам потом двухнедельной гонки, где жертвами погони выступали мы. Пришлось, в конце концов, упокоить «бандитов», чтобы отстали.

— В этом весь Поттер, – вздохнул Северус. – Но так уж и быть, объясню тебе, что именно задумал твой любовник. В кои-то веки его идея имеет под собой смысл.

— Северус, - Драко начал раздражаться.

— Сдача ТРИТОНов даст вам больше возможностей для маневров. Он хочет, чтобы вы оказались в качестве помощников профессоров здесь, в Хогвартсе. Эта идея не лишена смысла, поскольку у вас будет больше времени и больше свободы. Ты, как умелец зельевар, поступишь в мое распоряжение, а вот Гарри решил податься в помощники профессору ЗОТИ.

— Для того, чтобы все это проделать, необходимо надавить на Министерство, – заявил Драко.

— Вот и будем давить, пока ты и Гарри будете сдавать экзамены, – ответил Снейп.

— Крестный, ты решил покончить с Дамблдором? – уточнил Драко.

— Покончить? – усмехнулся зельевар. – Я не собираюсь его убивать.

— Ой, Северус, не надо придираться к словам, – скривился в очередной раз Драко.

— Знаешь, а после своего годичного отсутствия ты стал более эмоциональным, - задумчиво произнес Снейп.

— Люди меняются, – тихо сказал на это Драко. – Я пришел к выводу, что контроль и маска, конечно, хороши, но быть человеком все же лучше.

— Что ж, возможно, ты прав, - кивнул Северус. – Но нам пора возвращаться, а то думаю, сейчас оба факультета стараниями Гермионы и Блейза будут в глубоком минусе.

Они вернулись в кабинет. И хватило одного взгляда, чтобы понять – Снейп оказался прав. «Изгои» сидели все на одном ряду и были заняты готовкой зелья, лишь изредка перебрасывались каким-то замечаниями. Остальные же студенты в классе хоть и занимались зельем, все время бросали злые взгляды на «изгоев».

— Мисс Грейнджер, мистер Забини, и сколько же по вашей вине оба факультета потеряли баллов? – поинтересовался Снейп.

— Гриффиндор – сто пятьдесят, - не поднимая взгляда от котла, бросила Гермиона.

— Слизерин – девяносто, - вслед за этим озвучил Блейз.

Снейп спокойным, но мрачным взглядом обвел студентов. Нет, он, конечно, не сомневался, что эти двое церемониться не будут. Если Гриффиндор потерял баллы по вполне объективным причинам, то от слизеринцев он такого безрассудства явно не ожидал. Красно-золотые никогда не могли вовремя остановиться, поэтому и страдали в большей мере. Слизеринцы всегда были сдержанными и могли остановиться, чтобы еще больше не усугублять положения. Сегодня, похоже, им отказало здравомыслие.

Драко тем временем вернулся за свой стол, но варить зелье не стал, поскольку все равно не успел бы. Снейп что-то поискал на столе, а затем леветировал на стол к своему крестнику стопку пергаментов. Драко удивленно посмотрел на них, затем перевел взгляд на Снейпа, тот только кивнул ему, давая понять, что ему стоило бы заняться полезным делом. Блондин фыркнул, взял перо и склонился над стопкой. Это были сочинения первого и второго курсов.

Пока в Хогвартсе шли уроки, Гарри сидел дома и обдумывал, что делать дальше. Побрякушка на шее, стоящая целое состояние, ничем ему не мешала, но забывать о ней не стоило. И Гарри это прекрасно понимал. С того момента, как ее надели ему на шею, прошло уже два дня, за которые он смог восстановиться окончательно, а также немного подготовиться к экзаменам, хотя большого смысла в этом не видел. Знания, полученные им в Аравии, превосходили все то, чему его могли научить здесь. Вот, что значит, когда запрещают то, что должно существовать и поддерживать равновесие сил. Англия сама себя загоняла в «каменный век», причем отнюдь не магический, а маггловский.

Гарри вздохнул. У него уже не хватало сил сидеть в четырех стенах. Решив, что прошвырнуться по маггловскому миру будет безопасно, юноша вышел из спальни и направился на поиски взрослого населения поместья.

— Гарри? – на его пути возникла Молли Уизли. – Ты никак решил вылезти из своего домашнего заключения?

— Ой, миссис Уизли, надоело мне сидеть тут в четырех стенках, – решил подурачиться Гарри. – Решил вот пойти прогуляться.

— И куда же это ты собрался? – в проеме дверей кабинета, прислонившись к косяку, стоял Ремус и не очень одобрительно поглядывал на своего юного любовника.

— Хочу прогуляться по Лондону, – сказал Гарри, но тут же добавил, заметив выражения лиц Ремуса и Молли: – Маггловскому.

— И ты уверен, что я тебя отпущу одного? – насмешливо поинтересовался Люпин.

— Знаю, что нет, но все же я хотел бы уйти отсюда куда-нибудь, хотя бы на час-два, – Гарри обиженно посмотрел на Ремуса.

— Ремус, мальчику действительно надо бы проветриться, – вдруг пришла на помощь юноше Молли. – И в маггловском Лондоне ему ведь ничего не грозит, а я могла бы с ним пойти.

Ремус несколько секунд смотрел на Гарри, но затем усмехнулся.

— В конце концов, ты знаешь, чем тебе грозит, если ты решишься на какую-нибудь авантюру.

Гарри обиженно зыркнул на него исподлобья, но промолчал. Сам ведь пошел на этот «эксперимент».

— Ремус, – Молли укоризненно посмотрела на мужчину.

— Только попробуй во что-нибудь вляпаться, я выдеру тебя так, что месяц будешь лежать на животе без движения. Ясно? – Ремус явно не шутил.

— Ясно, – кивнул Гарри, прекрасно сознавая, что Люпин такими вещами шутить не будет.

— Молли, я очень надеюсь, что ты сможешь удержать это неуемное создание от разного рода рискованных дел. – Ремус пристально посмотрел на женщину.

— Ты мне не указывай, – тут же пошла в атаку Молли. – И мы с Гарри прекрасно проведем время в маггловском Лондоне.

— Я не хотел тебя обидеть, Молли, – улыбнулся Ремус. – У Гарри есть дурная привычка влипать во все, что может только в голову прийти. Причем зачастую он сам создает эти ситуации своими необдуманными действиями и словами.

Молли повернулась к юноше, но того уже и след простыл. Она удивленно посмотрела на Люпина.

— Он пошел одеваться, – усмехнулся тот в ответ на ее недоуменный взгляд. – Гарри не любит, когда о нем говорят. Это у него с первого курса, как он поделился со мной однажды.

— Ремус, скажи, а что такого Гарри узнал о Дамблдоре, что он тогда сбежал? – спросила вдруг Молли. – Это ведь не связано с Лорианом и его смертью, по-моему, это даже не связано со смертью его родителей и даже не с тем, что он жил со своими родственниками.

— Молли, даже я не знаю, что именно узнал Гарри, – вздохнул Ремус. – Я так и не смог этого выяснить, да и Драко тоже. Но это мучает его очень сильно.

— А ты пытался его разговорить? – спросила Молли.

— И я, и Драко, – кивнул Ремус. – Но он молчит.

— Странно, – промолвила женщина. – Он всегда был скрытный. Магическое общество ведь понятия не имеет, какой этот мальчик на самом деле. Он всегда был скрытным, хотя и давал кое-какие намеки на то, как ему живется. Но мы все, даже я в свое время, предпочли не замечать, что именно происходит. Мы лишь слегка подправляли то, что уже с ним произошло. Как говорится, исправляли последствия, но никогда не пытались разобраться с причиной. Поразительно, что он все еще нам доверяет.

— Гарри очень хорошо чувствует людей, – произнес Ремус, но замолчал. И тут же из-за угла появился объект их разговора. На Гарри были одеты черные джинсы, черные кожаные туфли, на черную же футболку накинута кожаная куртка. Волосы он перехватил в хвост.
— Я готов, – улыбнулся юноша. Молли улыбнулась ему в ответ.

— Подожди еще немного, я сейчас тоже приму подобающий для прогулки вид. Может быть, ты немного перекусишь?

— Да, было бы неплохо, – кивнул Гарри. – Рем, составишь мне компанию?

— Идем. – Ремус и Гарри двинулись в сторону кухни в то время, как Молли пошла переодеваться. Она была немного удивлена, что юноша согласился на нее, как сопровождающего. Либо Гарри действительно устал от четырех стен, либо что-то задумал. Она надеялась на первое.

Через четверть часа Молли нашла не только Гарри и Ремуса на кухне, но и Люциуса со своим мужем. Они о чем-то весело переговаривались и казались очень расслабленными.

— Будьте все-таки осторожны, - напутствовал их Люциус.

Молли и Гарри аппарировали в отдаленных уголок городского парка, который Гарри очень неплохо знал по своим прошлым похождениям. Деревья и кусты хорошо скрыли их от посторонних глаз. Через десять минут они уже выходили из парка. По совместному решению они решили сначала просто прогуляться по Лондону, по его историческим местам. Ни Гарри, ни Молли никогда не бывали в Лондоне именно с такой целью, так что для обоих это было интересно. Многих встречных удивляло, как такой взрослый парень так спокойно гуляет то ли с матерью, то ли с родственницей. Обычно в таком возрасте молодые люди стараются избавиться от такого соседства. А Гарри были приятно общество Молли.

Они гуляли, делились впечатлениями, через какое-то время Гарри купил фотоаппарат и теперь они фотографировались везде, где душе хотелось. Молли довольно быстро поняла принцип действия этого маггловского устройства и теперь с удовольствием щелкала все, что ей нравилось.

Наконец, они подустали и проголодались. На пути появился арабский ресторанчик и Гарри решил познакомить мать своих друзей с кухней этого региона.

Они расположились за одним из столиков, но сели так, чтобы не сидеть на виду у всех. Для того, что бы их опознать, надо было подойти к ним почти вплотную. Это более чем устраивало Гарри.

Официант чуть не уронил блокнотик, когда к нему обратились на арабском, причем на таком, на котором разговаривают в Аравии. Об этом тут же доложили владельцу, и тот сразу же решил посмотреть на европейца, который так хорошо знает язык и кухню его родины. Их теперь чуть ли не облизывали. За полчаса им принесли три подарка от шеф-повара. Они спокойно наслаждались едой, и ничего не предвещало каких-либо неожиданностей.

Гарри, наверное, и не обратил бы никакого внимания на зал, если бы вдруг его слух не поймал знакомый голос. Он повернулся в сторону звука. Молли с удивлением смотрела, как юноша перед ней побледнел, вилка с легким стуком упала на стол. В глазах молодого человека был испуг, который почти мгновенно оказался скрыт за маской, но она его увидела.

— Гарри? – женщина постаралась привлечь внимание юноша. Поняв, что юноша ее не слышит, она проследила за его взглядом. В центре зала сидело четыре мужчины, все арабского происхождения. По взгляду и реакции Гарри было понятно, что он знает всех четырех. Хоть юноша и скрыл свои эмоции за маской, но ей, как матери, легко было уловить его чувства. Сначала был испуг, потом какое-то отвращение, словно он за мгновение пережил что-то малопривлекательное, а затем было что-то еще, то ли злость, то ли ненависть. – Гарри, может быть, мы уйдем? – предложила она.

— Я не позволю им испортить мне жизнь еще раз, – прошептал юноша. Молли поняла, что эти четверо как-то связаны с исчезновением и самого Гарри, и Драко, и Ремуса.

— Мы можем… – начала Молли.

— Все в порядке, – покачал головой Гарри. Он сделал несколько глубоких вздохов, чтобы успокоиться. В первую секунду ему даже показалось, что это очередная подлянка от Дамблдора, но как тот мог узнать, что случилось тогда, год назад, на самом деле. Да и не мог знать директор о том, что он окажется сегодня в Лондоне, да еще и в этом ресторанчике. Случайность? Да, пожалуй, только вот Гарри как-то не особенно верил во всякого рода случайности. Что-то привело в Лондон Шакура и Махкала, и ему оставалась надеяться, что это все же не идея выяснить, вернулись ли Данаб и Фиддах домой.

Молли наблюдала за Гарри и видела, что напряжение не отпускает юношу. Хотя они и поведали о своей жизни в этот год, рассказали они не все. И сейчас она подозревала, что эти богато одетые арабы имеют к этой истории самое прямое отношение. Ей снова вспомнились слова Ремуса.

— Гарри? – снова обратилась она к юноше.

— Все нормально, нам придется дождаться, когда они уйдут, – тихо произнес тот в ответ.

— Ты не хочешь, чтобы они даже мельком тебя видели? Они как-то связаны с тем, что случилось год назад? – уточнила Молли.

— Шакур бен Даир и Махкал иль Карид, – с какой-то усмешкой произнес Гарри. – Они любят красивые и необычные игрушки, особенно, живые. Это те, что одеты более богато, а в черном их телохранители – Алишер и Аббас.

— Это они, да? – скорее утвердительно, чем вопросительно произнесла женщина.

— Да, - кивнул Гарри, но в подробности вдаваться не стал. Молли не стала на него давить, хотя вопросов у нее появилось много. Гарри же задумчиво вдруг произнес: – Не думал, что когда-нибудь их увижу. Не нравится мне это.

— Думаешь, это не с проста? – Молли тоже посмотрела на арабов.

— Я давно уже перестал верить в совпадения и случайности, – произнес Гарри. – За любым действием, встречей и так далее и тому подобное всегда следует что-то…

— Гарри, нельзя быть таким подозрительным, – покачала головой Молли. – Иногда действительно случайность – это случайность.

— Возможно, но пока я не удостоверюсь, что это так, ни в какие случайности не поверю, - произнес Гарри.

— Ты стал очень подозрительным, – Молли с сочувствием посмотрела на юношу.

— Меня жизнь научила этому, – вздохнул Гарри. – Я могу казаться безбашенным и часто поступаю, не обдумав все, но я не настолько идиот, чтобы не замечать, что происходит.

— Ох, Гарри, досталось же тебе по жизни, – покачала головой Молли.

— Знаете, о чем я подумал, когда их увидел? Моя первая мысль? – Гарри посмотрел на женщину. Та медленно кивнула, осознав, что, возможно, Гарри в первый раз пошел на откровенность. Юноша, заметив кивок Молли, продолжил: – Моя первая мысль была о том, что директору удалось выяснить, что же случилось за этот год, кем нам с Драко пришлось быть и кто в этом виноват.

— Гарри, директор что-то сделал такое, чего ты не можешь принять? – спросила Молли.

— Я не готов пока к этому разговору, – тихо произнес Гарри. – Я расскажу однажды, но мне нужно время. Это не так просто. Я могу понять и принять то, что он идет к своей цели по головам, что ему было выгодно меня засунуть к Дурслям и вырастить из меня мальчика-мессию, даже то, что он своими руками сотворил Темного лорда. Но есть то, чего простить нельзя. И я пока не готов об этом говорить. Однажды, когда соберусь и получу подтверждения. Тех, что у меня есть, пока не достаточно. Мне не поверят.

— Гарри, просто скажи, все так плохо? – Молли поежилась.

— Он столько жизней сломал, что Волдеморт по сравнению с ним просто пушистый белый зайчик, – усмехнулся Гарри. – Пойдемте. Надеюсь, нам позволят уйти через черный ход.

— Хорошо, – кивнула женщина, которая почувствовала, что юноша разбередил свои раны и не очень приятные воспоминания, да еще и эта встреча. Прекрасная прогулка закончилась не очень приятным образом.

Как раз в этот момент к ним подошел официант. Гарри что-то ему сказал на арабском. Официант покивал головой, что-то тихо ответил и отошел. Вернулся он через пару минут, принес счет. Гарри оплатил его, после чего встал и помог подняться из-за стола женщине. Официант предложил им следовать за собой. Они уже почти вышли из зала, когда случилось то, чего Гарри так боялся. Он хоть и изменился, но не настолько чтобы четверка присутствующих здесь арабов его не узнала.

— Данаб?! – удивленный возглас ударил в спину. Гарри резко развернулся. Глаза принца и юноши встретились. Они смотрели всего секунду друг на друга, но когда Шакур начал подниматься из-за стола, Гарри схватил Молли за руку и вытянул за дверь. Он успел ее закрыть перед носом у официанта и тут же перенестись. Именно перенестись, а не аппарировать. От шока юноша использовал одно из своих умений.

Шакур и Махкал обсуждали свои дела, когда принц поднял голову. Он несколько секунд смотрел на молодого человека, что двигал вместе с женщиной к незаметной двери в конце зала, стилизованной узорами под настенный ковер. Осознание пришло мгновенно, когда юноша попал в отражение зеркала.

— Данаб?! – удивление и радость проскользнули в голосе принца. Юноша резко развернулся. Сомнения пропали совсем, когда их глаза встретились. Данаб не смог скрыть того, что узнал принца, хотя и старался. Шакур начал подниматься, и тут Данаб схватил рыжеволосую женщину и скрылся за дверью.

— /Найти/, – тут же прозвучал приказ принца. Аббас и Алишер рванули к двери. Но там никого не было.

Махкал сразу подумал, что парень не будет их дожидаться. Он моментально поймал отголоски магии. Что ему не понравилось, так это то, что повеяло явно магией джезказганов. Где мальчишка мог ей научиться? Конечно, была радость от того, что парень выжил в Аравии и смог вернуться на родину, но возникало при этом и много вопросов.

— /Его надо найти/, – у принца горели глаза.

— /Шакур, возможно, это не самая хорошая идея/, – задумчиво произнес маг.

—/Махкал/, – Шакур посмотрел на своего возлюбленного. – /Я должен понять, что тогда произошло/.

— /Ты хочешь вернуть его?/ – маг прищурился.

— /Прошло уже довольно много времени, но оставить этот побег так просто я не могу/, – серьезно сказал Шакур. – /Ты заметил, что он стал еще красивее/.

— /И намного опаснее/, – заметил Махкал. – /Он где-то научился магии моего народа. А это не так просто. Этот мальчик уже не Данаб, но он и не тот, кого мы когда-то принесли на яхту. Это уже кто-то третий, Шакур. Стоит ли его преследовать?/

— /Махкал/, – принц бросил на своего мага сердитый взгляд.

— /Хорошо/, – неохотно согласился маг. Он сумел отследить перемещение, да и его подчиненные сделают свою работу чисто. Теперь следовало отправить своих «разведчиков» выяснять обстановку, а сам он собирался наведаться в английское Министерство. Кто же знал, что мальчишка вот так попадется им, когда они снова решат наведаться в Англию. Два приезда, два раза один и тот же мальчик оказывается на их пути.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 20.01.2010, 10:47 | Сообщение # 39
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Внимание! 36 глава дополнена happy

Глава 37. С чего все началось.

Гарри трясло. Оказавшись дома, он сразу же скрылся в спальне, лег на кровать, свернулся там клубком и замер, каким-то отрешенным взглядом уставившись в стену перед собой. Объяснить, что случилось, пришлось Молли. Прошло не менее получаса, прежде чем в спальню тихо вошел Ремус. Он сел на кровать и стал гладить юношу по волосам. Одного упоминания неких арабов для Ремуса было достаточно, особенно, когда Молли с трудом, но воспроизвела имя Принца. Первая мысль мужчины была: «Да, за что же нам все это?»
В отличие от своего юного любовника, Ремус предполагал, что даже если арабы прибыли проверить идею о возвращении своих сексуальных игрушек на родину, то встреча в ресторане оказалась чистой случайностью. Порадовало его то, что юноша решил оттуда смыться, а не встревать в проблемы. То ли «наказание» повлияло, то ли Гарри действительно был напуган. Ремус склонялся ко второму варианту, но про первый тоже не стоило забывать. Все было не так уж просто, если честно.
Ретроспектива.
- Ремус, - на пороге комнаты появился Драко. Люпин с некоторым удивлением посмотрел на блондина, затем жестом пригласил замявшегося в дверях парня пройти внутрь.
- В чем дело? – Ремус внимательно изучал выражение лица юноши, но тот всегда умел держать свои эмоции в узде. На самом деле, только Гарри мог прорвать железный контроль Малфоя. В этом Драко признался через пару месяцев после побега из дворца Принца.
- Могу я с тобой поговорить? – усаживаясь на шкуру у ног мужчины, спросил юноша.
- Ты же знаешь, что я всегда готов тебя выслушать, - Ремус легонько провел по волосам Драко. Малфой кивнул. Его взгляд был направлен в никуда, словно собирался с мыслями, словно тема, на которую он хотел поговорить, была для него не очень приятной.
- Меня воспитывали, как наследника очень богатого рода, настоящего слизеринца, - тихо заговорил юноша. – Со всеми отсюда вытекающими последствиями. Если взглянуть на меня того, до похищения, то радоваться, собственно, нечему. Гарри стал для меня врагом только потому, что отказался принять мою дружбу, не пожал мою протянутую к нему руку. Сейчас это кажется таким ничтожным, эгоистичным. Я был маленьким напыщенным болваном, не сумевшим понять, что и как я говорю. Я пять лет нашей жизни превратил почти в настоящую войну, - Драко резко вскинул голову и посмотрел и на Ремуса. – Знаешь, что я понял здесь, на Востоке? Взрослые все-таки в своей ненависти и в своих действиях знают меру, и могут остановится. Дети намного, намного более жестокие. Мы в своей обиде можем сделать так больно, что человек и не оправится от этого никогда. Почему так? – Люпин не стал на это отвечать, прекрасно понимая, что юноше и не нужен ответ на этот вопрос. Он и сам иногда задумывался над этим вопросом, но в более зрелом возрасте, чем его юный собеседник. – Мы готовы сказать и сделать что-то такое, что заставить нашего врага плакать, умолять. Но, даже выиграв, мы продолжаем его добивать. Я никогда на это не обращал внимание. Глупость… Я так глупо себя вел. Я хвалился тем, что наша семья имеет отношение к Волдеморту. И ни разу не задумался, сколько моя показная бравада может принести моему отцу и всей нашей семье проблем. Я радовался, что Гарри мучается после гибели крестного, бил его по самым больным местам…, - Драко замолчал. Ремус лениво перебирал шелковистые светлые пряди, не мешая ему собираться с мыслями, чтобы продолжить свою неожиданную, и в то же время столь ожидаемую исповедь. – Все изменилось после похищения. Нет, ни Махкал, ни Шакур меня не сломали тогда. Я продолжал быть все тем же глупым, напыщенным слизеринцем, который так в свои шестнадцать лет и не понял, что именно в него вдалбливали отец и крестный. Я ведь не понял, чему меня учили. Тогда не понимал. В какой-то степени я благодарен этим двум арабам. Они заставили меня взглянуть на себя с другой стороны. Ноя их и ненавижу. Ремус, они ведь на самом деле нас сломали. Те Гарри Поттер и Драко Малфой, которые были до похищения, их больше нет. Они умерли в роскошных палатах Дворца бен Даира. С нас сняли розовые очки, так, кажется, об этом говорят. Нашу наивность, спесь, благородство, не знаю, что еще, просто выт… Они остались на шелковых, льняных, и, Мерлин знает, каких еще простынях. Нам с гари никогда уже не стать теми, кем мы когда-то были. Мне кажется, что Гарри цепляется за что-то, что позволяет ему не уйти в… Я не знаю, как это сказать, но, думаю, он создал себе в голове врага в лице Дамблдора, и держится за этот образ, чтобы не сойти с ума. Мне страшно. Не за себя, за него. Гарри рассказал мне о пророчестве. Тебе тоже… Но… Гарри никогда не хотел убивать, но он это делает. И… Это не его… Я боюсь, что однажды он просто исчезнет. Останется только тело, а души не будет…

Конец ретроспективы.

Сейчас, гладя по волосам Гарри, Ремус отчетливо видел перед собой тот разговор с Драко. Как бы ни был сбивчив рассказ Малфоя, он очень многое показал, многое объяснил. Люпин тогда согласился с выводами Драко. Проблема была еще и в том, что в отличие от своего возлюбленного, черноволосый подросток не спешил делиться тем, что лежит у него на сердце. Малфою было проще – он выговаривался. И это позволяло ему дышать и жить. А Гарри все хранил в себе. Нельзя столько боли, отчаяния, мыслей носить в себе, рано или поздно это может плохо кончиться. Ремус даже предполагал, что все выходки Гарри как раз и были теми самыми «приступами», когда негатив уже выплескивался через край. В какой-то степени это можно было приравнять к истерии. Было бы намного проще, если бы гари начал говорить.

- Почему сейчас? Зачем они приехали? – услышал он сдавленный шепот Гарри.

- Это может быть простой случайностью, - вздохнул Ремус, не особенно-то и сам верил в случайность приезда арабов в Англию, слишком неправдоподобно это звучало. Но надо было успокоить Гарри, а для этого придать голосу полную уверенность. – Принц богатый человек, у него бизнес по всему миру. Сюда его могли привести дела.

- С махвклом, Аббасом и Алишером? – вскинулся юноша.

- Он и в прошлый раз прибыл вместе с ними, - пожал плечами Ремус, радуясь, что тревожные нотки не проявляются в его голосе. – Они тогда совсем не задумывали получить именно тебя, или заранее похитить Малфоя, не говоря уже обо мне. Все случилось уже после того, как ты оказался у них. Гарри, тебя подобрали на улице, не зная, кто ты есть на самом деле.

- Я знаю, - тихий шепот в ответ. – Но… Ремус, я не могу… Я не могу оказаться с ними в одном помещении. Мне страшно.

- Объясни, чего ты боишься? – Люпин притянул Гарри в свои объятия. Юноша положил голову ему на плечо и замер. Ремус ощутил, что парень явно не в лучшем состоянии. Дрожь передалось и ему. – Гарри, расскажи мне все, - попросил он юношу. – Расскажи с самого начала.

- С начала…, - Ремусу даже показалось, что он ослышался, настолько тихо это было сказано. Но тут гари продолжил. – Ты помнишь, что было написано в твоем письме?

Люпин на секунду закрыл глаза, вспоминая текст послания Гарри.

«Ремус, ты единственное, что осталось в моей жизни дорогого. Но я не думаю, что директор позволит нам сблизиться больше, чем это уже есть сейчас. Я думаю, что он наоборот сделает все возможное, чтобы ты оказался как можно дальше от меня. Я понимаю, что сейчас ты недоверчиво смотришь на эти строки и думаешь, что я действительно сошел с ума. Наверное, так оно и есть, потому что я не знаю, как относится к тому, что происходит вокруг меня и со мной.

Ремус, сейчас я могу тебе сказать только одно, не верь директору, не отправляйся ни на какие задания, которые будут исходить от него или от его людей. Ремус, очень прошу, держись от него подальше. Это страшный человек. Ты умный человек, подумай, что не стыкуется во всей истории…
Кто проводил ритуал Хранителя для моих родителей?
Почему не было суда над Сириусом? Почему директор не выступил в его защиту?
Почему ты сразу же оказался на задворках жизни, как только «закончилась» первая война?

Очень прощу тебя, заставь себя подумать об этом… И, прости, Ремус, но это письмо пропитано зельем, которое снимает эффект воздействия на разум».

Ремус хорошо помнил, как он тогда разозлился. Письмо было пропитано такой безнадежностью и болью, что он нисколько не сомневался в том, что написать такое, чего-то не зная, было невозможно.

- Ты ведь тогда ответил на мои три вопроса, - вернул его к реальности тихий голос Гарри.

- Да, ответил, но не сразу, - кивнул Люпин. – Дело в том, что я в то время не контактировал с твоими родителями. Лишь иногда встречался с Сириусом и Питером. После прочтения твоего письма я разозлился, поскольку нашел ответ на другой вопрос.

- Какой? – Гарри пристально посмотрел на него.

- Я не мог понять, почему мои друзья вдруг так от меня отдалились, - произнес Ремус. – Это всегда было для меня загадкой.

- И ты нашел ответ? – юноша все еще не отрывал взгляда от мужчину.

- Да, после того, как проверил, пичкали ли меня каким-нибудь зельями, - ответил тот. – Оказалось, что меня действительно ими поили, начиная с твоего третьего курса.

- То есть с твоего прибытия в Хогвартс в качестве профессора ЗОТИ, - задумчиво произнес Гарри. – А меня с первого же появления в школе. Странно было другое, ничем не поили ни Рона, ни Гермиону.

- Откуда ты знаешь? – Ремус был удивлен.

- Мы с Драко проверили всех. На ребятах не были применены зелья, никакие, что странно. Знаешь, что меня удивило? На них даже легелименцию не применяли, - в голосе Гарри чувствовалось удивление. Ремус очень внимательно слушал юношу, и в то же время его радовало, что парень вышел из того состояния, в котором он заявился домой со своей прогулки.

- Возможно, у директора все же есть совесть и какие-то рамки, - попытался пошутить Ремус.

-Совесть?! Рамки?! – возмущенно воскликнул Гарри. – А то, что он выбрал меня героем этого долбанного пророчества сразу после произнесения? Не правда ли, интересная подробность…

- Гарри, откуда у тебя такие?.. – начал недоуменно Ремус.

- Такие сведения? – усмехнулся Гарри. – А крестный оказался не так прост, как нам всем казалось.

- Сириус?! – Люпин был поражен.

- Он написал мне письмо, где было очень много интересного, - юноша вздохнул, затем снова положил голову на плечо мужчине. Ремус молча ждал продолжения. И Гарри его не разочаровал. – Мы все считали, что Сириус остался прежним, что если и было что-то у него такое, то все списывалось на двенадцатилетнее заключение в Азкабане. Многие ведь решили, что бесследно оно не могло пройти, тем более куча его татуировок, чуть бешеные вид, какие-то странные заскоки, неуравновешенность. По нему сцена плакала горючими слезами.

Ремус задумался. Перед глазами проносились воспоминания: встреча с Сириусом, жизнь того в родовом доме, некоторые разговоры. Сейчас, в свете сказанного, многие слова и действия друга казались совершенно не такими, какими представлялись в тот момент, когда были только сказаны или совершены.

- Что было в письме, Гарри? – Люпин поднял за подбородок голову юноши и повернул в свою сторону, чтобы заглянуть в глаза парня.

- Сириус, хоть и был взбалмошным, идиотом никогда не был, - усмехнулся Гарри, а затем добавил. – В отличие от меня. Ему хватило двенадцати лет, чтобы разобраться в себе и в том, что происходило вокруг Мародеров. Да, сначала он клял себя в том, что виноват в гибели моих отца и матери. А вот когда угрызения совести и дурковатость прошли… Кстати, это его слова, не мои. Так кот, когда это все прошло, он начал думать и анализировать события. Ему хватило сил и ума понять, что же на самом деле случилось. Во-первых, успокоившись, Сириус вспомнил, что обряд хранителя проводил сам директор, а, значит, не мог не знать, что Хранителем является не Сириус Блек. Во-вторых, его заинтересовал факт ареста, а также того, что его посадили без суда и следствия. Просто быстро и без лишнего шума сунули в Азкабан к особо опасным преступникам. Первая мысль, которая у него появилась, была о том, что посадили его за убийство магглов. В принципе, он был виноват в этом, хоть и косвенно. Если бы он не ринулся за Питером, то те остались бы живы. Возможно. Но постепенно у него стала вырисовываться несколько иная версия событий, - Гарри замолчал. Ремус тоже не говорил, он внимательно слушал, переваривая то, что рассказывает юноша. А тот тяжко вздохнул и продолжил. – В общем, всего, что было написано в письме, я не буду говорить. Там было много рассуждений, которые подводили к концу, то есть к результату его размышлений в Азкабане, а также наблюдений уже после побега. Кстати, Сириус прекрасно знал, что умрет.
- Что? – Ремус от неожиданности поперхнулся.
- Понимаешь…, - Гарри облизнул губы. – Наверное, будет лучше, если ты сам все увидишь.
- Что увижу? – поежился Люпин.
- Пойдем, - Гарри осторожно высвободился из объятий мужчины, поднялся на ноги и протянул руку. Ремус, не задумываясь, вложил свою ладонь в ладонь юноши. Они вместе вышли из спальни, прошли по коридорам. Молчание сейчас имело странное значение, словно от него зависело что-то такое, особенное.
В кабинете, куда они пришли, находились остальные жильцы дома, а также Северус и Драко, прибывшие полчаса назад. Последний явно нервничал. Ему уже успели поведать о странной встрече, сильно повлиявшей на его возлюбленного.
- Ты как? – юный блондин сразу же бросился к любимому.
- Нормально, и не из таких передряг выбирались, - устало улыбнулся Гарри, позволяя Драко себя обнять.
- Тебе уже сказали, - констатировал факт Ремус.
- Мне это не нравится, - нахмурился Драко в ответ.
- Мне тоже, но мы не за этим сюда пришли, - Гарри явно не хотел обсуждений на эту тему. – Может быть, и к лучшему, что все здесь. Ремус, я не хочу рассказывать то, что уже сказал тебе. Можешь ввести остальных в курс дела?
Драко вопросительно посмотрел на Люпина, как бы спрашивая, что еще успело приключиться с его неугомонным гриффиндорцем.
- Хорошо, - кивнул Ремус. Пока он посвящал всех в то, что Гарри уже успел рассказать ему, Драко усадил своего парня на диван, а сам устроился рядом. Брюнет опустил голову ему на плечо и уставился на огонь. Драко поежился, такой странный взгляд был у Поттера. Казалось, тот очень далеко отсюда.
Гарри не замечал, что после рассказа Ремуса, в кабинете начался спор-дискуссия. Снейп фыркал, бросал своими язвительными замечаниями, всем своим видом выражая полное несогласие с тем, что Блек мог хоть немного быть разумным человеком. Остальные же пытались просчитать, что и как делал Сириус, только вот не выходило ничего толком.
- Профессор, - позвал Гарри тихим голосом, после очередного уничижительного замечания зельевара. Хотя и сказано это было тихо, его услышали. Пять пар взрослых глаз уставились на юношу, который продолжал смотреть на огонь. – Думаю, пришло время сделать то, зачем я привел сюда Ремуса. Но сначала я хотел бы сказать Вам всем то, что заставило меня уйти, почему я тогда так поступил. Когда-то у меня убили родителей, - Гарри почувствовал, как руки Драко сомкнулись вокруг его талии, даря тепло и поддержку. – Я их совсем не помню, и вообще ничего о них не знал, пока не поступил в школу. Только профессор не идеализировал моих родителей. Остальные же всегда говорили мне, какие они хорошие и замечательные. Просто идеальные люди. Только вот, - Гарри вздохнул, - идеальных людей не бывает. В чем я убедился на своем пятом курсе. Зачем я это говорю? Я не помню своих родителей. Единственное, что мне от них осталось в памяти, это момент смерти моей матери, альбом с фотографиями и отцовская мантия-невидимка. Все! Не перебивайте меня, пожалуйста, - Гарри, наконец-то, оторвался от созерцания огня и посмотрел на взрослых, останавливая их попытку вмешаться в его монолог. – Я понимаю, что месть за родителей их убийце, это неплохо. Только тут возникает один момент. Это ведь было не мое решение. Да, наивный ребенок, выросший в чулане под лестницей, мог в запальчивости заявить, что хочет отомстить, но нормальный взрослый, что бы сделал в этом случае? – Гарри обвел всех взглядом.
- Месть не вернет их, - тихо произнесла Молли.
- Совершенно верно, - кивнул Гарри. – Меня бы уговаривали, перенаправили бы моей гнев в другое русло.
- Ага, а директор стал натравливать тебя, как цепного пса, - нахмурился Люциус, совершенно верно дав характеристику происходящему.
- Джеймс и Лили Поттеры – мои родители, но они мертвы. Я до сих пор их не знаю. Я не знаю, какими они были людьми, чем жили, о чем мечтали. Я сейчас знаю Лориана лучше, чем людей, которым обязан жизнью, - усмехнулся Гарри.
- Насколько я могу судить, ты сейчас хочешь сказать, что смерть твоих родителей, в которой в некотором смысле повинен и директор, не была причиной твоей депрессии, - спокойно произнес Ремус.
- Косвенно? – хмыкнул Гарри. – Вот в этом я совсем не уверен. Но ты прав, я не виню директора в том, что он готовил из меня убийцу, который, скорее всего, после убийства, и сам бы отправился на тот свет. Можно понять, когда ради жизни тысяч людей должен пожертвовать одной. Такое происходило не раз. Я бы, наверное, даже так и поступил бы, если бы это было правдой. Когда я прочитал письмо Сириуса в банке, у меня случилась истерика. Гоблины пытались привести меня в чувство, а потом сделали мне странное предложение. Они сказали, что хотели бы увидеть, каким образом погиб Сириус, чтобы быть полностью уверенными. Но, они хотели, чтобы я вместе с ними пошел в думосбор. Я был в таком состоянии, что уговорить меня ничего не стоило.
- Ты увидел в воспоминании что-то такое, что изменило все? – уточнил Ремус, уже боясь ответа.
- Я увидел, чей луч отправил Сириуса за арку, - тихо ответил Гарри. – Я увидел, кто лишил меня человека, заменившего мне отца.
Молли пристально смотрела на юношу, который давно уже стал ее восьмым ребенком. Каким-то седьмым иди десятым чувством, она знала ответ на незаданный вопрос. От этого стыла кровь в жилах.
Гарри тем временем поднялся, достал из шкафа думосбор и отправил в него своей воспоминание.
- Простите, но с вами я не пойду, - произнес он. – Для меня до сих пор это самый страшный кошмар в моей жизни.
- Я побуду с тобой, - прошептал Драко.
- Нет, ты должен это увидеть, поверь, - устало и грустно улыбнулся Гарри. – Я буду здесь, никуда не денусь.
Шесть человек встали вокруг думосбора и вместе нырнули в него.
Драко впервые видел, что происходило тогда в Министерстве, когда часть студентов ринулась туда спасать крестного Гарри. Малфой-младший знал, каким стал его возлюбленный, но увидеть, каким он был тогда, когда до совершенства было еще далеко, было удивительно. Гриффиндорцы, безбашенные, пылкие, готовые ринуться в бой чертя голову, предстали тут настоящими сильными личностями. Наконец, они увидели поединок Беллы и Сириуса. Драко оказался единственным, кто все понял…
Они вынырнули наружу одновременно.
- И что мы должны были там увидеть? – скривился Северус.
- Ты не туда смотрел, крестный, - прошептал Драко, а затем подошел к Гарри. – Мне так жаль, любимый. Ты… Мерлин, это слишком, - он обнял Поттера, заставив его положить голову себе на плечо. – Вы не увидели да? – посмотрел он на взрослых. – Даже ты, Ремус?
- Нет, - как-то неуверенно произнес тот.
- Вы следили за поединком? – спросил Драко. В ответ он получил пять кивков. – Видели луч, от которого Сириус упал в арку? – снова кивки. – А на кого удивленно смотрел Блек, увидели?
- На Беллу, - поморщился Люциус.
- Не верный ответ, - произнес Драко. – Он смотрел не на Беллу. Вам стоит еще раз посмотреть именно этот эпизод, только теперь следите не за поединком Сириуса и Беллы, а затем, что происходит вокруг.
Взрослые не стали спорить и снова нырнули в думосбор. Драко держал в объятиях совсем тихого Гарри. Сейчас его мысли крутились вокруг ожерелья на шее парня, которое он узнал. В какой-то степени эти принесло ему облегчение, но с другой… Это тоже было проблемой. Додумать он не успел.
- Да, я кастрирую этого козла, повыдергиваю ему все его волосенки, - Молли Уизли в гневе была страшна, а уж про праведный и говорить нечего. – Да, чтоб ему пусто было, козлоногий урод, - она не заметила, как выхватила свою палочку и теперь в такт своим возмущениям. – Да, чтоб он с лестницы свалился, провалился куда-нибудь. Козел, недоумок, старый…
- Миссис Уизли, - с улыбкой произнес Гарри, глядя на женщину, подарившую ему много тепла с первого их знакомства.
- Извини, - стушевалась та, и как провинившийся ребенок, спрятала палочку за спиной, вызвав смешки у остальных. Но тут ее бурный характер снова проявил себя. – Но этот старикашка…
- Рано или поздно мы с ним разберемся, - сказал Гарри.
- Ты с первого раза увидел, как он кинул заклятие в Сириуса? – тихо спросил Ремус.
- Нет, гоблинам пришлось ткнуть меня носом, чтобы я увидел, - Гарри опустил голову. – Во мне что-то сломалось тогда, жить не хотелось, но и просто уйти не мог, что-то не позволяло.
Молли подошла к двум юношам и заключила в свои объятия. В кабинете наступила тишина. Им всем было о чем подумать.

А Дамблдор, спускаясь по лестнице из своего кабинета, неожиданно запутался в своей мантии и пересчитал все ступеньки своим телом. Спустя пять минут над ним хлопотала мадам Помфри. Кто же знал, что очень разозленная женщина сможет наложить «порчу» на расстоянии всего лишь сказанными в запале словами.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 23.01.2010, 16:55 | Сообщение # 40
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 38. Министерство.

Редиссон Сас Отель, Лондон.
/Махкал/, - Шакур упрямо смотрел на своего друга, соратника и любовника.
/Да, в конце концов/, - взревел маг. - /Ты давно уже должен был смириться с тем, что все ушло. Нет, стоило тебе снова увидеть его, как твои мозги отказали/.
/Я должен с ними встретиться/, - как баран, уже раз в пятисотый за последние несколько часов повторил Принц.
/У меня складывается впечатление, что эта поездка была задумана отнюдь не как деловая/, - мрачно выдал Махкал, отворачиваясь к окну.
/Пожалуйста/, - молитвенно-жалобным голосом выдал Принц. Маг только фыркнул на это, но поворачиваться не стал, даже тогда, когда его обняли со спины и прижались к нему всем телом.
/Можешь не подлизываться/, - выдал он.
/Знаешь, я уже перестал понимать, кто из нас с тобой главный/, - вздохнул Шакур.
/Ты уже взрослый, солидный человек, владеющий огромным состоянием, имеющий возможность позволить себе все, что душе угодно, но ты все еще капризный ребенок/, - Махкал развернулся в кольце рук бен Даира и заглянул ему в глаза. - /Я сделаю, что ты просишь. Но это в последний раз. Пойми, Шакур, я чувствую, какую опасность сейчас представляет Данаб. Каким-то образом ему удалось преодолеть все мои заклятия и привязки. Он вернулся домой, и я сомневаюсь, что один. Его похищение теперь не удастся просто потому, что дважды такое не провернуть/.
/Махкал, ты совсем за идиота меня не принимай/, - возмутился Принц. - /Думаешь, я не знаю, что в их побеге замешаны наши с тобой матери? Да, этот мальчик пробуждает во мне все низменные желания. Я бы с удовольствием посадил его на цепь в нашей спальне, как какого-то зверя, чтобы он мог двигаться только на длину этой цепи. Я бы с удовольствием поставил на него огромное количество меток, которые каждому встречному говорили, что он принадлежит мне. Но я понимаю, что этому уже не бывать. По крайней мере, силой этого точно не добиться/.
/Значит, ты знаешь/, - задумчиво произнес Махкал, разглядывая Шакура. - /Я уже сказал, что выполню твою просьбу. Но разбираться с последствиями ты будешь сам. И я не шучу/.
/Хорошо/, - раздраженно бросил Принц.
Тема Данаба, Фиддаха и Оташа постоянно возникала в разговорах. Шакур, придя в себя после странного сна, сразу же отправил за беглецами погоню. Но время уже было упущено. Несколько раз они находили след троицы, и также быстро его теряли. Эти полгода были странным временем, полным необъяснимых тайн и загадок. Появление странных, почти неуловимых убийц и воров, мальчик-танцор, сумевший так его завести, что голову сносило. Но главное, это бесследное исчезновение беглецов. Шакур был уверен, что эта троица жива. Знал Принц и то, что Махкал вздохнул намного свободнее с исчезновением двух мальчиков и оборотня, который становился опасным, несмотря на то, что его старались держать на коротком поводке. Что-то было такое, что не давало его любимому магу расслабиться в присутствие наложников.
/Махкал?/ - позвал Шакур мага, который снова уставился в окно, о чем-то задумавшись.
/Что?/ - тяжко вздохнул тот.
/Почему ты не доверял мальчикам?/ - вопрос застал мага врасплох. - /Я знаю, что ты питал к ним обоим такое же желание, как и я/.
/ Если бы ты ограничился только Данабом, то у нас был бы только один наложник/, - еще раз вздохнул, начал говорить Махкал. - /К концу года своего существования у нас он превратился бы домашнее животное, которое ело бы у нас из рук, с радостью носило было ошейник и поводок, ходило бы обнаженным, и доставляло бы нам неизмеримое удовольствие. Данаб – тот, от кого бы мы не отказались, тем более он долго бы выглядел бы молодо. Навряд ли, ты когда-нибудь отказался бы от него, даже появись в твоем гареме кто-то новый. Это был бы только твой зверек, которого ты сам создал и воспитал. От мальчика, которого мы подобрали в порту Лондона, не осталось бы ничего. Но ты захотел того, кого я увидел в его памяти. Фиддах стал для него тем, кто удержал Гарри Поттера в реальности. А потом появился Оташ. Им захотелось выбраться, выжить. Они ненавидели нас с тобой, им приходилось прятать свою любовь, отдавая нам свои тела, улыбаться, соблазнять, а затем в одиночество стирать своими объятиями память о наших телах/.
/Откуда ты все это знаешь?/ - вздрогнул Шакур. Он был неприятно поражен такими подробностями.
/Видел/, - бросил тот. - /Ты не представляешь, как мне хотелось их сломать, унизить, уничтожить. Как бы хорошо они не играли, они всего лишь дети. Хотя каким-то непостижимым образом им удалось закрыть от меня свое сознание, причем намертво. Я все время сдерживал себя, чтобы случайно не придушить Фиддаха. Я знал, что без него Данаб станет ничем, обычной куклой, из которой я смогу создать все, что мне захочется. Возможно, так и надо было сделать. Я видел их страсть, нежность, любовь. Нам она не досталась, хотя мы и получали ни с чем несравнимое удовольствие/.
/Хмм/, - Шакур даже не знал, что на это сказать. - /Честно говоря, я не ожидал подобного от тебя/.
/Закончим эту тему/, - отрезал Махкал. - /Хочешь поглядеть на здешний магический мир?/
/С удовольствием/, - усмехнулся Принц. Ему удалось быстро взять себя в руки после услышанных откровений. - /Ты же собирался в здешнее Министерство?/
/Да, но ты меня отвлек своими капризами/, - поморщился маг. - /Собирайся/.
/Сию минуту, мой господин/, - решил подурачиться Шакур, за что тут же заработал шлепок по мягкому месту, как только повернулся спиной к своему любовнику и партнеру.

Министерство Магии Англии.
Спустя час после выявления причин странного поведения Гарри после пятого курса, пятеро взрослых и двое студентов Хогвартса были уже в Министерстве. Супруги Уизли, Люпин, Снейп и Малфой-старший развили бурную деятельность, сводимую к одной цели – экзамены для двух студентов. Понадобилось полчаса, злая Молли Уизли с палочкой на перевес, оскалившийся в «голодной» улыбке Люпин, плюющийся «ядом» Снейп и холодный как айсберг Люциус Малфой, чтобы министр, наплевав на все свои убеждения, правила, желания и все остальное, в приказном порядке распорядился провести экзамен для Малфоя-младшего и Поттера.
Довольные молодые люди отбыли в отдел образования, прихватив в качестве своего сопровождения Артура, который не принимал участия в наведении страха на министра. Молли была оставлена с тремя мужчинами как боевая единица, поскольку именно она больше всего страху и нанесла высшему чиновнику. Министр с опаской смотрел на четырех человек перед собой, понимая, что это еще не конец их визита.
Драко и Гарри прибыли в отдел, где все уже были в курсе того, что эти двое пришли на экзамен. На них смотрели с большим скепсисом и даже с небольшой ненавистью, поскольку время уже далеко послеобеденное, и никому не хотелось оставаться на работе больше положенного.
- Мы разнесем ваш экзамен на несколько дней, поскольку сдать все сегодня вам будет…, - начал приземистый человечек, не глядя на двух парней.
- И почему бы не совместить некоторые предметы в один, чтобы все делать быстрее? – усмехнулся Драко.
- Такое количество пред…, - продолжал вещать чиновник, но запнулся, когда до него дошел смысл сказанного. – Что?!
- Трансфигурацию, чары и ЗОТИ вполне можно было совместить, особенно практику, - пожал плечами Гарри. – Сюда же внести моменты из УЗМС.
- Руны с Нумерологией тоже можно совместить, - продолжил Драко.
- Да как вы смеете давать свои высказываться, как нам вести дела? – о, этот голос узнали оба молодых человека. Перед ними, пылая красными щеками от гнева, выросла сама Долорес Амбридж.
- Надо же, а я думал, ее уволили, - вырвалось у Гарри прежде, чем он успел удержать свой длинный язык на привязи. Драко в голос застонал, поняв, что любимый в очередной раз попал в переделку. Поттер и сам все понял, поскольку получил легкий предупреждающий укол от ошейника. Это означало, что хоть он и провинился, но еще не совсем нарушил установленные для него рамки.
- Да, ты… Да, я…, - пыхтя, как Хогвартс-экспресс, возмущалась Амбридж.
- Поттер, скажи, у тебя что, шило в одном место? – прошипел Драко, использовав выражение, вычитанное в одной книге.
- Извини, - на грани слышимости выдал тот в ответ.
- Я сам тебя высеку, как только придем домой, - пообещал Малфой-младший. – Мне надоели твои выкрутасы.
- Как пожелаешь, - последовал ответ.
- Мисс Амбридж, успокойтесь, вам вредно так волноваться, - тут же подскочил к дамочке чиновник, который до этого вел разговор с двумя студентами, пожелавшими сдать сегодня ТРИТОНы в полном объеме. – Мы сами разберемся с мистером Малфоем и мистером Поттером.
- ЧТО?! – визг на грани ультразвука заставил всех аж пригнуться и закрыть уши руками. – Поттер?! Поттер?! Это ПОТТЕР?!
- Ну, да, я Поттер, - спокойно произнес Гарри. – И чего так орать-то? Я без того осведомлен о своей фамилии, а кричать ее на все Министерство для привлечения сюда лишних глаз совсем не обязательно.
- Да, ты… Да, я… Тебя…, - слов явно не хватало.
- Что ты ей такого сделал, что она готова тебя убить не хуже твоего дедульки двоюродного? – с интересом поинтересовался Драко, разглядывая задыхающуюся дамочку.
- Может быть, мы все-таки проведем экзамен? – вместо ответа спросил Гарри у чиновника.
- Да-да, конечно, - закивал тот головой, не хуже китайского болванчика, правда, никто эту экзотическую куколку не видел. – Следуйте за мной. Наверное, мы все же воспользуемся вашим предложением.
Комиссия, собранная в считанные минуты, приступила к экзаменации сразу, решив все провести сразу и отделаться от этих странных молодых людей как можно быстрее и за один раз. Амбридж тоже вошла в комиссию, хотя ее и уговаривали этого не делать. Теорию спрашивали устно, адресуя вопросы то одному, то другому. Никакого деления на предметы делать не стали. Сначала мог быть вопрос по чарам, а следом за ним по зельям, и тут же по УЗМС. Через час иссякла комиссия, а вот молодые люди все также мило улыбались и расслабленно стояли перед столом, за которым расположилось двенадцать членов комиссии.
- Думаю, мы можем приступить к практической части, – предложил мужчина преклонного возраста, отвечающий за зельеварение. Он тут же выдал им задания по зельям. Гарри и Драко хмыкнули и отправились к котлам, совершенно не беспокоясь о своих результатах. Пока ребята готовили зелье средней сложности, трудоемкое из-за количества ингредиентов и их состава, но быстрое по времени приготовления, комиссия что-то обсуждала, установив щит тишины. Обсуждение было очень бурным, с маханием конечностей, подчас не только верхних.
- Они не подерутся? – со смешком поинтересовался Гарри, в очередной раз, бросив взгляд на «темпераментных магов».
- А нас это каким-то боком касается? – хмыкнул Драко.
- В общем-то нет, но интересно же, - ответил Поттер.
- Только попробуй что-нибудь сделать, и я такое с тобой сделаю, о чем ты даже подумать не можешь, - прошипел Драко, мрачно поглядев на брюнета. Тот только пожал плечами, все его внимание было сосредоточено на зелье, которому осталось готовиться всего десять минут, а сейчас оно требовало всего его пристального внимания, поскольку нужно было добавить именно тот ингредиент, ошибка с которым может привести к катастрофическим последствиям. Бума не было.

- О, наши молодые люди уже готовы, - зельевар-экзаменатор с какой-то маниакальной улыбкой спешил к ним. Он минут десять прыгал вокруг столов, нахваливая и так, и этак работу парней, а те со спокойствием крокодилов наблюдали за ним. Старичку все же следовало бы следить, за глазами экзаменуемых, поскольку у тех уже явно заканчивалось терпение.

- А что было бы, мистер Поттер, если бы вы ошиблись с соком мандрогоры и порошком из златоцвета? – улыбаясь от уха до уха, поинтересовался экзаменатор.

- В этой комнате бы точно никого уже не было, - последовал равнодушный ответ.

- Мы бы сбежали? – усмехнулась Амбридж.

- Чтобы сбежать, нужно, чтобы от Вас что-то осталось, - окатив ее презрительным взглядом, выдал Гарри. В экзаменационном зале как-то сразу стало тихо.

- Замечательно, превосходно, - восхвалял зельевар. – Я в Вас, молодые люди, совершенно не сомневался.

- Но… Но…, - было видно, что бедной Амбридж явно не хватает воздуха. Глаза у нее сейчас были с галеон, и там плескался настоящий ужас. Наконец, собравшись с силами, она выпалила во всю мощь своей глотки. – Но Поттер – бездарь в зельях!

- Милочка, - старичок как-то сразу приобрел очень воинственный вид. – Если бы мистер Поттер был бездарем в зельях. Мы бы с вами здесь сейчас не стояли, от нас даже для похорон ничего бы не осталось. Превосходно, молодые люди, превосходно, и за теорию, и за практику по моему предмету.

- Милый Периус, надеюсь, такое задание ты больше никому не дашь, - выдала глаза комиссии. – Боюсь, таких одаренных студентов мы больше не увидим. Не стоит рисковать нашим здоровьем и целостностью здания Министрества.

- Как скажете, дорогая, как скажете, - зельевар продолжал пребывать в какой-то эйфории.

После этого все заняли свои места, а Гарри и Драко заставили показать основной арсенал заклятий, который должен знать любой выпускник Хогвартса. Их мучения продлилась еще два часа, за которые им пришлось рассчитать астрономические, нумерологические и рунные задачки, показать, что они знают по прорицаниям и даже погадать все тому же старичку-зельевару, рассказать о способах кормления флобберчервей и помолиться богам в благодарность, что данного вида магических существ тут не было, и еще много чего другого.

Тем временем Молли Уизли во главе команды, состоящей из Люциуса, Ремуса и Северуса, устраивала промывку мозгов министру. Наверное, тот никогда в жизни не слышал такого количества нелицеприятных эпитетов, которым наградила его это женщина, которую все и всегда считали всего лишь домохозяйкой. У этой рыжеволосой дамы из старинного чистокровного рода был такой железный характер и жесткая воля, что легче было сдаться ей без боя. Самое удивительное, что Молли удалось вытребовать согласие Министра на назначение Гарри и Драко помощниками профессоров в Хогвартсе, провести тщательное исследование дела Сириуса Блека и признать его невиновным, не трогать ее детей, и не только тех, кто носит фамилию Уизли, получить гранд на оборудование своей пекарни и магазинчика при ней, а также почти отречения Министра от своего поста, правда, она успела вовремя остановиться. Вернее, у нее перехватило дыхание. Люциус и Северус с настоящим восхищением смотрели на женщину, которая смогла за такой маленький срок сделать то, чего не могли сделать годами группы людей.

- Да, как же мало надо, чтобы все начало работать, - тихо произнес Ремус.

- Чего именно? – усмехнулся Снейп.

- Довести одну женщину до такой степени, чтобы она начала переворачивать все с головы на ноги, - сказал Люпин. – Если бы у Молли хватило дыхание, то мы бы уже имели все возможные декреты и законы, которые не помешало бы претворить в жизнь уже лет пятьдесят как.

- Все, - выдала Молли, оборачиваясь к своим спутникам. Она на секунду замерла. Все трое сидели в кресле и пристально на нее смотрели. До миссис Уизли только сейчас дошло, что ни один из них так ничего и не сказал, а все выступление против министра она проделал в один на один. Люциус чуть склонил голову и зааплодировал женщине, выказывая ей свое восхищение. Его поддержали и двое других мужчин.

- Благодарю, - усмехнулась женщина. Казалось, она сбросила все маски, которые давно носила, и, наконец, смогла стать сама собой. И ей это нравилось.

Министр магии Англии был достаточно трусливым человеком, и готов был пойти на любые уступки, когда перед его носом при молчаливой поддержке двух магов, подозреваемых в пособничестве Тому-кого-нельзя-называть, и темного существа, в данном случае оборотня, разгневанная дамочка размахивает искрящейся палочкой, которая через раз выбрасывает зеленые искры, напоминающие по своей насыщенности Аваду Кедавру. И как после этого не пойти на уступки и не подписать все, что у тебя просят. Жить-то очень хочется. Он вздохнул намного свободнее, когда эта четверка покинула кабинет.
«Я всегда знал, что этот Снейп не так прост, как о нем говорят», - думал министр. – «И Дамблдор зря ему доверяет. Темный маг – он всегда темный маг. И этого ничто не может изменить». Придя к такому выводу, он приказал своему секретарю никого к себе в кабинет не пускать.

Молли, Люциус, Северус и Ремус подошли к залу экзаменов как раз в тот момент, когда его покидали Драко и Гарри, весьма довольные.
- Ну? – поинтересовалась миссис Уизли.
- Четыре выше ожидаемого, остальные превосходно, - улыбнулся Гарри.
- Одно выше ожидаемого, остальные превосходно, - спокойно произнес Драко, затем хитро посмотрел на своего парня. – И все-таки я умнее.
- Никто и не спорит, - фыркнул тот в ответ.
- Это ничего не меняет, - прошипела, возникшая за их спиной Амбридж.
- И вам быть здоровой, - мило улыбнувшись, высказался Гарри. Та резко вздернула головой и гордо направилась вдоль коридора, при этом, обходя молодых людей, она толкнула обоих.
- Плебейка, - хмыкнул Драко не настолько тихо, чтобы его не услышали.
- Думаю, можно отправляться домой, время уже позднее, - произнесла Молли.
- Как с нашим возвращением в Хогвартс? – спросил Гарри.
- Все улажено, утром получите документы о назначении, - усмехнулся Ремус. – Благодарить за это стоит эту милую женщину. После общения с ней министр надолго закроется в своем кабинете.
- Спасибо, - хором произнесли парни.
Перебрасываясь фразами о том, что происходило у обеих сторон, они вышли в Атриум, откуда можно аппарировать с определенной платформы. Снейп, в силу своей специфической жизни, мгновенно почувствовал напряжение, которое нарастало словно снежный ком. Почувствовали это и все те, кто оказался на месте событий, которые только должны были произойти. Тишина накрыла всех как-то внезапно, словно выключили все звуки одновременно. Она была такой оглушающей, что звенела в воздухе. Как-то так само собой получилось, что Гарри и Драко оказались метров на пять впереди всех, где-то в трех за ними стоял Ремус, а дальше остальные. Люциус и Северус почти мгновенно поняли, что им вмешиваться не стоит. Напротив них стояли Махкал и Шакур со своей свитой, состоящей из двух телохранителей и десятка джезгазганов.
Все, кто оказался сейчас в Атриуме, могли сравнить происходящее с туго натянутым луком, когда вот-вот должна была сорваться в свой полет стрела. Это ощущение висело в воздухе. Никто так и не понял, когда стрела слетела с тетивы. Просто в следующее мгновение в Атриуме Министерства разгорелся бой, какого в Англии никто и никогда еще не видел. Магия и маггловские методы перемешались так, словно всегда существовали в одном симбиозе. Сталь звенела о сталь, движения были смазанными, и понять, кто и где находится, было совершенно не реально.
- Не вмешивайтесь, - рык Ремуса остановил появившихся авроров. Да, у тех и так не хватило бы сил влезать в бой, поскольку ничего подобного они еще не видели, и замерли с открытыми ртами, взирая на происходящее.
Движения воюющих становились все быстрее, все хаотичнее. Магия нарастала с каждой секундой. Единственное, что сделали авроры, наложили специальный купол, чтобы не пострадал никто больше. Так получилось, что в его пределах оказались с одной стороны Драко, Гарри и Ремус, а с другой Махкал, десять его джезгазганов и Алишер. Аббас успел отвести Принца в сторону, чтобы его случайно не задели в этой войне. Казалось, что все сводится к тому, что выживет только одна сторона.
Люциус стоял бледный, взирая на весь этот кошмар. Рука так сжала трость, что без усилий он не смог бы ее разжать. Страх за сына и племенника накатывал волной. Он мог с полной уверенностью сказать, что в данный момент они проигрывали. Противник начал их теснить.
На мгновение бой замер. Снейп, пристально наблюдавший за действием, увидел тот момент, когда произошел перелом и противник мальчишек и оборотня на секунду растерялся. Драко и Гарри вдруг просто исчезли, а почти ту же оказались за спиной у врага. Только вот как-то странно они выглядели. Зельевар мог поклясться, что Драко чуть-чуть сияет, а вот Поттер стал каким-то полупрозрачным. Это длилось всего долю секунду, что могло оказаться всего лишь обманом зрения, только Снейп не был уверен в том, что это так. Снова бой, и опять странное перемещение парней. Северус увидел выражение лица главного мага противника. Тот явно понимал, что происходит. Снейп схватился за палочку чисто инстинктивно, хотя и знал, что ничем не сможет помочь. Вражеский маг плел какое-то заклинание. И вот юноши снова применились вой странный вид перемещения. Да, оно получилось, только оба рухнули на пол, явно захлебываясь криком боли. Попытка подняться на ноги не увенчалась успехом. Казалось, сейчас противник их скрутит. Свидетели ахнули, когда единственный оставшийся на ногах, Ремус, вдруг перевоплотился. Перед ними стояло что-то такое, чего раньше не было – то ли человек, то ли зверь. Это существо, разбрасывая противника, ринулась к ребятам. Люпин дрался не на жизнь, а на смерть. Снейп вздрогнул, когда почувствовал, как в него вцепились мертвой хваткой. Он повернул голову и увидел Молли, в глазах которой плескался ужас. Он и сам, хотя и не показывал этого, был точно в таком же состоянии. Какой-то щелчок привлек его внимание, и он снова уставился сквозь прозрачный купол. Вокруг торса Ремуса обернулись пара хлыстов, не давая ему свободно двигаться. Драко и Гарри уже стояли на коленях, опираясь рукой на пол.
- Асар, Малик, давайте, - услышали все крик Люпина, хотя не многие тут знали, что это он.
Странный шорох начал заполнять Атриум. Казалось, что откуда-то идут то ли мыши, то ли еще что, и их очень много. Драко и Гарри одновременно вскинули головы. Все, кто был в зале, в едином порыве сделали шаг назад, в том числе и джезгазганы во главе с Махкалом. Глаза у молодых людей были сплошным светом: у одного – изумрудным, у другого – серебряным. Никакого белка или зрачка. Смотреть на это было, если честно, страшно. Шорох становился все сильнее, и вот от рук юношей, лежащих на полу, на волю стали вырываться жучки, их становилось все больше. Хлысты, оплетающие Ремуса, вдруг ослабли, и он вырвавших, сделал шаг назад, пускаясь на колени рядом со своими мальчиками. Те одновременно положили руки ему на плечи, вторую так и не отнимая от пола. Жуков становилось все больше, они выстраивались в боевом порядке, быстро поглощая три фигуры. Когда уже на виду остались только плечи и голова, раздался голос.
/Хватит/, - Шакур вплотную подошел к куполу. - /Я всего лишь хочу поговорить./
/Они тебя не слышат/, - ответил Махкал, не отрывая взора от происходящего перед его глазами действа. Арабы в каком-то благоговейном ужасе следили за тремя исчезающими в жуках фигурами. Снова стало тихо. Напротив джезгазганов стоял довольно-таки внушительных размеров скарабей, поблескивающий золотой спиной. И вот он открыл глаза, которые переливались изумрудно-серебряным сиянием.
/Я просто хочу поговорить/, - повторил Шакур. Он понимал, какая грозит опасность его возлюбленному. Легенду о золотом скарабее знает любой аравиец, живущий в глубине пустыне. Он не думал, что когда-нибудь эта легенда оживет на его глазах.
/Ты причинил нам много боли,/ - раздалась под сводами Атриума. Голос был каким-то жестким, равнодушным, что пробирало до мурашек.
/Я знаю, я не хочу добавлять Вам страданий, мне нужно ли лишь поговорить с Данабом и Фиддахом/, - Шакур старался, что в его голосе не слышалась паника.
/Данаб и Фиддах умерли/, - последовал ответ. - /Нас зовут Асар и Малик./
- Призрак и Ангел, - вдруг услышал шепот рядом с собой Снейп. Он посмотрел на говорящего. Это был тот самый маг, которого он уже видел при первой встрече с ребятами в Косом переулке. Тот ответил на взгляд Северуса и пояснил. – Так переводятся имена Асар и Малик. Их, наверное, так называют из-за того, что они умеет передвигаться, как эти создания. Зельевар только сейчас понял, сколько народу стало свидетелями силы и способностей мальчиков. Это, если честно, было чревато.
/Хорошо/, - Шакур кивнул. - /Я хочу с вами поговорить, только поговорить/.
/Вы должны заплатить за нашу боль/, - снова холодный ответ. - /Мы выбрали наказание./ Что произошло дальше, никто не понял, но скарабей вдруг распался на миллион маленьких, которые ринулись вперед.
/Нет/, - в ужасе закричал Шакур. Но ничего не произошло. Арабы просто мягко опустились на пол, но явно были живы и невредимы.
Драко посмотрел прямо на отца.
- Мы ждем вас дома, - сказал он, а затем засветился так ярко, что многие закрыли глаза рукой. Через мгновение трех человек уже не было в Атриуме. Что успел заметить Снейп, Люпин лежал на полу и не двигался. С ним явно что-то случилось.
Тишина, висевшая в зале, вдруг разорвалась множеством голосом. О чем сейчас только не говорили, но одна мысль была у всех общей: с такой силой можно победить Того-кого-нельзя-называть.
Молли, Артур, Северус и Люциус поспешили побыстрее уйти отсюда, пока никто не сообразил на них напасть с целью выяснить, что же это было. Они пребывали в шоке от увиденного. Одно дело знать, насколько сильны эти трое, но совсем другое увидеть своими глазами. Только что они видели все, на что способны мальчики и Люпин. И это впечатляло. Они успели аппарировать до того, как до кого-то дошло, что они были с этой странной, очень опасной троицей.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 26.01.2010, 13:50 | Сообщение # 41
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 39. Договор, договор и еще раз договор.

Дамблдор весь день провел в больничном крыле, поскольку костерост должен был сделать свое дело. Да и вообще, на старости лет попадать в такие переплеты было чревато. Так что директор оказался отрезан от основных магических событий. Когда Кингсли и Тонкс, не сумевши до него «достучаться», явились в Хогвартс для личного общения, старый человек мирно спал под воздействием зелья сна-без-сновидений, которое должно было уменьшить болевой эффект от костероста. Пришлось двум аврорам уйти не солоно хлебавши. Им было сказано, что раньше семи утра директор все равно не проснется. А без руководителя Ордена никто ничего решить не мог, но решать надо было.
Не придумав ничего лучше, авроры последовали к Минерве МакГонагалл. Выложив ей все, что происходило в Министерстве, они стали ждать ее решения. А у той голова шла кругом от этих новостей. Все складывалось так странно и непонятно, что разобраться сразу в происходящем было сложно. Минерва оставалась преданной Свету. Она не увидела в вернувшемся Поттере того мальчика, который здесь учился последние пять лет. Она могла быть не согласна с методами, которые применял Альбус Дамблдор, но доверяла его мудрости и суждениям. Этот Поттер был темным. И он был опасным. Она чувствовала это, это чувствовала и ее кошка внутри.
- Хорошо, собираемся в штабе, примем первые решения, - решилась она, наконец, не действия.
Через полчаса основной состав Ордена расположился в доме на Гриммуальд-плейс 12, который все еще оставался штабом, несмотря на то, что новый хозяин, коим являлся Гарри, не подтвердил факта, что позволяет им оставаться в своем доме. Правда, он и не отвергал сего факта. Странно, что никого это не смущало.
- Это было что-то феерическое, до жути, - закончила свой рассказ для всех непосвященных Тонкс. – Я никогда не видела, чтобы так двигались, а сам бой… Малфой и Поттер… Они были… Я не хотела бы быть их врагом, честное слово.
- У любого есть слабое место, - высказался еще один аврор.
- Да, будь этих противников побольше, и не будь там Люпина, то мальчишки бы проиграли, - заявил Кингсли.
- Значит, надо заключить с этими людьми договор, и с их помощью обезвредить этих мальцов, - подал голос еще один орденец средних лет.
- Мысль неплохая, - согласилась МакГонагалл. – Они слишком опасны. И это странная трансформация Ремуса. Они опасны.
- Тогда мы ищем выход на их противников и ставим им задачу по обезвреживанию этой троицы, - сделал вывод Кингсли.
- Что делать со Снейпом? – подала голос Тонкс. – Он явно больше не нашей стороне.
- Да, и мне это тоже не нравится. Не знаю, почему Альбус ему так доверяет, но этот мальчишка все доверие отправил коту под хвост, - сказала МакГонагалл. – Кингсли, наща задача заключить с этими людьми договор против Малфоя и Поттера. Они явно были знакомы раньше. Эти две фигуры нужно убрать. Если он нужны им живыми, пусть забирают и держать на коротком поводке. И выясните, что вся эта компания делала в Министерстве в такой час.
- Будет сделано, - последовал ответ. На этом собрание подошло к концу.

В отличие от Дамблдора Волдеморт получил сведения более менее вовремя, спустя какие-то полчаса после внезапного окончания боя в Атриуме. Темный лорд имел немало шпионов в значимых для себя местах. Что уж говорить о Министерстве, которое ими кишело.
- Мой Лорд, - гонец упал на колени перед своим Господином.
- ЧТО? – рявкнул тот в ответ. Настроение у темного владыки явно было не самым лучшим. Вестник уже понимал, что на своих двоих он навряд ли после своей новости выйдет из этого зала. Хорошо, если вообще останется жив, поскольку Темный лорд чаще всего действовал согласно правилу о плохой вести. В это раз вышло также. Он даже дослушать не успел, как заавадил своего слугу. Еще через полчаса черная метка позвала ее обладателей пред ясные очи своего Хозяина. Одного вида на Лорда хватило всем, чтобы понять – будет больно и продлится это долго. Снейп и Малфой-старший не прибыли, что не способствовало улучшению настроения Волдеморта.
- Кто был в Министерстве сегодня? – прошипел Лорд, окидывая взглядом своих слуг. Проигнорировать вопрос означало закончить свою жизнь здесь и сейчас.
- Я, мой Лорд, - выступил вперед молодой человек, занимающийся в последний год шпионской деятельностью в Министерстве. Благо там все было в таком хаосе, что даже обычный клерк был в курсе всех событий, даже секретных подчас.
- Ко мне, - приказал Волдеморт. Молодой человек на негнущихся ногах приблизился к нему, упал на колени, поцеловал подол мантии. Внутри у него все сжималось от страха. – Смотри в глаза!
Волдеморт не церемонился с ним, беспощадно вторгаясь в разум, перелопачивая все воспоминания, ища необходимое. И вот оно, странное и завораживающее действо в Атриуме…
То, что все остались живы, было просто чудом, но вот на ногах без посторонней помощи держались единицы. Досталось всем, и тем, кто в курсе, и тем, кто не понимал, что происходит.
- Поймать! – прозвучал приказ. – Поттера и Малфоя поймать! Они нужны мне живые. Люциуса и Северуса ликвидировать. Предатели мне не нужны. Паркинсона, Забини, Гроува доставить в замок, в темницу. Я не потреплю неподчинения. Их шлюхи в вашем распоряжении… Их помет вырезать, мне нужны их головы, и только.
С помощью Круцио Волдеморт доводил до разума своих последователей свои планы. Она четко давал понять, что пощады при провале не будет никому. В этот раз все должно было пройти без сучка и без задоринки. Каждый из присутствующих получал свое задание, которое имело очень масштабные планы. Картинка постепенно выкладывалась в единый рисунок, где каждое задание имело свое место, словно механизм в часах. Если один вдруг даст сбой, то часы не будут работать.
Стало ясно, что время вяло текущей деятельности закончилось. Волдеморт решил действовать быстро и молниеносно. Через пять минут послы от Пожирателей отправлялись в разные стороны к темным существам, чтобы заключить договор о союзничестве. Часть отправилась собирать свои команды и готовить их к тем заданиям, которые нужно было выполнить, во что бы то ни стало, иначе смерть всем покажется раем. Темный Лорд собирал армию, которая должна была окончательно поставить на колени магическую Англию.

Ремус медленно приходил в себя. Все тело было каким-то вялым и тяжелым. Он попытался приподняться на кровати, но тут же со стоном рухнул обратно. Казалось, что на все части тела ему навесили многотомные гири.
- Лежи уже, - ворчливо выдал знакомый голос, который только секунд через тридцать был опознан, как Северус Снейп.
- Мальчики, - прошептал Ремус.
- Они убыли на встречу, - проинформировал его зельевар. – А ты лежи, мальчишки и так мне все уши прожужжали, что они со мной сделают, если я тебя к их приходу не приведу в более менее нормальное состояние.
- Ремус, Мерлин, как ты нас напугал, - в спальне появилась Молли. – Если бы не Гарри и Драко, мы бы тут с ума сошли.
- Они объяснили? – с трудом прошептал Люпин.
- Насчет того, что ты отдал им свои силы, чтобы они не рухнули в Атриум в обморок? – уточнил Снейп в своей излюбленной манере. – Да, объяснили.
- Лучше я, чем они, - Ремус закрыл глаза. Голова кружилась, к горлу то и дело подкатывала тошнота. Шевелиться лишний раз совсем не хотелось. К губам прислонили какое-то стекло.
- Глотай, - приказал Снейп. Люпин не стал спорить и выпил противное на вкус зелье, про себя отметив, что зельевар очень осторожно поддерживает его под спину.
- А теперь хотелось бы услышать полную версию ваших злоключений в прошлом году, - в поле зрения появился Люциус. Выражение лица у него было решительным. – Сдается мне, что рассказали вы нам всего лишь десятую часть того, что случилось на самом деле.
- Думосбор, - попросил Ремус. Рассказывать все это было слишком сложно, легче показать. Он понимал, что так будет лучше, в том числе и для мальчиков. Гарри и так трудно вытащить на разговор, возможно, всем вместе им удастся излечить брюнета от его боли, которая накапливалась в юноше годами.
Он медленно вытянул и перенес в думосбор все, что касалось Аравии с момента своего похищения.
- Здесь все, с момента моего похищения и до побега, с моей точки зрения, - предупредил он. – Это воспоминания не одного дня. И здесь нет воспоминаний мальчиков. Но картинку вы сможете сложить. Они выведены в хронологическом порядке.
Ремус закрыл глаза, усталость накатила с новой силой, но ему надо было еще кое-что сказать, прежде чем он вырубиться.
- Я хочу заключить с вами договор, - произнес он. – Помогите разговорить мальчиков. Они все держат в себе, хотя Драко и более открыт. Я много не знаю, но что-то их ломает, до сих пор.
- Я понял, Ремус, - Люциус положил руку ему на плечо. – Для этого не нужен никакой договор. Мы сделаем все, чтобы мой сын и племянник были счастливы и здоровы.
- Где они? – уже проваливаясь в сон, спросил Ремус.
- Спи, Люпин, - последнее, что он услышал. Еще мелькнула мысль, что ответа на свой вопрос он не получил.
Трое мужчин и женщина смотрели на спящего оборотня, который сегодня предстал перед ними в другом свете. Сегодня очень многое стало видеться в другом свете.
- Его тоже что-то ломает, - тихо заметила Молли. – Он, хоть и старше мальчиков, но и для него все случившее в прошлом году, не прошло без последствий.
- Для них прошло пять лет, - заметил Лориан. – Человек не может измениться за короткий срок. Даже год – это мало. Но когда тебя ломают, жестко и даже жестоко делают из тебя что-то нужное им, ты, чтобы выжить, прогибаешься. Они прогнулись, но что-то все-таки успело сломаться. Залечить свои раны они не смогли. Они живут в нескольких мирах: есть Ремус Люпин, Драко Малфой и Гарри Поттер; есть Оташ, Фиддах и Данаб; есть Оташ-Шайтан, Малик и Асар; но есть еще Гарольд Мракс-Малфой-Поттер, и существуют также Скарабеи. Слишком много для трех человек. Слишком много, чтобы психика это выдерживала без каких-либо последствий.
- Думаю, Ремус это понимают, поэтому и заговорил о договоре с вами, - произнес Абрахас, наблюдая за живыми с той же картины, где сейчас находился Лориан.
- Договор так договор, - кивнул Люциус, глядя на думосбор. Большого желания нырять в него, у него не было. Но он должен был понять, как помочь своим мальчикам.
- Я думаю, что нам не стоит этого делать, - произнесла Молли, кивнув на артефакт. – Это дело внутрисемейное. Вы расскажете нам то, что посчитаете нужным.
Люциус только кивнул, принимая ее решение, но идти туда одному у него не хватало сил. Один взгляд на Северуса, и оба мужчины склонились на думосбор. В следующую секунду они погрузились в воспоминания Люпина.

Гарри и Драко смотрели на парадный вход огромного отеля в центре Лондона. Вся решимость куда-то уплыла. Оба все еще испытывали слабость после случившегося в Атриуме. Более того, ошейник на шее брюнета посылал легкие, не раздражающие уколы, которые следовало понимать как предупреждение. Кстати, уже второе. Гарри не сомневался, что рано или поздно ему все-таки придется выполнять то наказание, которое на него наложили Люциус и Ремус. Он просто не успевал за событиями, поэтому действовал быстрее, чем успевал подумать. Чревато, в его-то положении.
- Пошли, - вздохнул Драко, взяв своего возлюбленного за руку.
Они прошли через двери, автоматически разъехавшиеся перед ними. Драко потянул Гарри к стойке администратора.
- Простите, не могли бы вы сказать, в каком номере остановился Шакур бен Даир? – тихо поинтересовался он у девушки, на бейджике которой значилось, что ее зовут Мелинда.
- Гранд-люкс, последний этаж, левая сторона, - последовал ответ, но она тут же добавила. – Но, боюсь, вас туда не пропустят.
- Пропустят, нас ждут, - чуть нервно ответил Драко, проявляя свои чувства. Он отдал бы все, чтобы оказаться отсюда как можно дальше, и вообще никогда больше не встречаться с этими людьми. Администратор на его слова только пожала плечами. Юноши, еще раз вздохнув, двинулись в сторону лифта. Они, конечно, могли изображать из себя все, что угодно, но не заметить наблюдателей, не могли. Они еще при входе вычислили людей Принца, хотя не все из них выглядели, как типичные арабы. Войдя в кабину лифта, они уже знали, что наверху их встретят.
- И зачем нам это надо, - пробубнил Гарри.
- Это идеальный план, - прошипел Драко.
- Ага, разработанный буквально за пять минут. – фыркнул брюнет, но тут двери открылись и в лицо парням были направлены четыре дула пистолета.
- Весело, - прокомментировал Малфой-младший. Страха не было, поскольку он был абсолютно уверен в том, что убивать их не приказывали.
- Проходите, - слышали они голос Махкала. Легкий акцент в его английском языке придавал даже шарм его голосу. Охрана расступилась, давая мальчикам пройти вперед. Оказывается, лифт открывался прямо в номер, в гостиную. В креслах сидели Махкал и Шакур, за спинками стояли Алишер и Аббас. В углу под присмотром Анзара сидят два мальчика того же возраста, что и Гарри с Драко, только арабского происхождения. Было видно, что они довольны своей жизнью. Появление двух новых человек в номере вызывает на их лицах испуг и ревность.
- И это обязательно? – Драко кивком указывает на наложников, одежда которых ничего не скрывает.
- Если вы пытаетесь показать, что мы потеряли, то зря стараетесь, - спокойно произнес Гарри.
- Данаб, ты…, - начал с усмешкой Шакур.
- Асар, - холодно перебил его Гарри. – Меня зовут Асар.
- Прекратите это спектакль, - потребовал Драко непреклонным голосом.
- Сейчас вы бой можете и не выиграть, - произнес Махкал.
- Мы знаем, но уничтожить Вас вполне способны, - бросил Асар. В этот момент было ясно, что здесь и сейчас стоял именно Асар, не было даже Гарри Поттера. Асар – Призрак пустыни, убийца и вор, имя которого многих пугало в Аравии.
- Асар и Малик, - задумчиво произнес Махкал. – Кто бы мог подумать, что два сладких мальчика станут молниеносными убийцами. Не слишком ли резкая перемена профессии?
Глаза юношей потемнели, воздух начал наэлетризовываться.
- Хватит, - резко произнес Принц. – Махкал, мы просто хотели поговорить. Присаживайтесь, вам никто не причинит вреда. Я клянусь вам в этом. Слово бен Даира.
Два одинаковых кивка дали ему понять, что слова приняты к сведению.
- Я понимаю, что между нами случилось многое, - начал Шакур, накрыв ладонь своего мага рукой. – Наверное, это была моя ошибка, когда вы двое попали ко мне. Но вы двое… Вы были как наркотик, от которого трудно отказаться.
- Да, именно это заставило вас ломать нас, - фыркнул Гарри.
- Так бы и случилось, если бы не ваш побег, - сказал Махкал. – После того ужина… Думаю, вам пришлось бы обслужить всех, кто был на него приглашен. И более чем уверен, что твоя психика, Асар, после этого была бы очень сильно покорежена. Малик сильнее тебя духом. Ты силен волей, но ее у тебя так поколебали, что это стало бы сильным ударом для тебя. Ты бы цеплялся за свою любовь к Малику, чтобы сохранить себя. И это стало бы приговором для него. Однажды ты остался бы один. Только ты, я и Шакур. И это был бы конец тебя как личности, ты стал бы красивой, говорящей, сексуальной куклой, которую можно было подложить под любого, чтобы заручиться их поддержкой, - маг следил за выражением лица юноши. Если бы не глаза, он никогда бы не понял, насколько же сильно ранен этот ребенок.
- Сволочь, - прошипел Драко. Никто не понял, что произошло, просто в следующее мгновение, блондин прижимал к себе брюнета, которого била дрожь. Всхлип стал для всех неожиданностью. Самое странное в этом было то, что Гарри понимал это, сознавал, но одно дело мысленно думать о таком, другое услышать в лицо. Услышать он не был готов.
- Доволен? – Драко был разгневан. – Вы должны нам.
- Знаю, - спокойно произнес маг. – Гарри нужно было вернуть туда, откуда мы его забрали сразу же, как только было выяснено, кто он такой на самом деле.
Драко прищурился и уставился на Махкала. Он ждал продолжения.
- Трудно отказаться от того, что желаешь. Вы ведь понятия не имеете, как из вас идет сила. Ты в ней купаешься, особенно у Гарри. Даже сейчас канал не полностью перекрыт, хотя его и научили контролировать свою силу и ма…, - маг нахмурился, втянул воздух носом. – Это ты тогда танцевал, - вырвалось у него с изумлением. Гарри поднял голову и посмотрел на него. – Ты был великолепен, - неожиданно отвесил комплемент Махкал.
- Это действительно было завораживающее действие, - улыбнулся Шакур. – Но мы хотели поговорить о другом. Я хотел бы что-нибудь сделать для Вас, чтобы вы могли вспоминать о нас не только, как о тех, кто владел вами.
- Что ж, есть кое-что, что вы можете сделать для нас. – произнес Драко.
- Джезказганы ведь могут проникунть и украсть все, что только душе угодно? – спросил Гарри.
- Да, это так, - кивнул Махкал.
- Нам нужно, чтобы вы доставили к нам Волдеморта, живого, - хором выдали парни. Маг и Принц ошеломленно уставились на них.
/Не слишком ли большая цена?/ - от неожиданности перешел на арабский Махкал.
/Это все, что нам нужно/, - ответил Гарри.
/Асар, вмешательство других магов в политические дрязги…/, - начал Махкал серьезным голосом.
/Мы можем заключить договор, на взаимовыгодных условиях/, - чуть подумав, сказал Драко.
/Что ж, это можно обсудить/, - кивнул Принц.
/О нашем участии никто не должен узнать/, - твердо сказал Махкал.
/Безусловно/, - два твердых кивка.
Они долго оговаривали каждый пункт договора, обязанности обеих сторон и выплату вознаграждения. На самом деле все было действительно очень сложно. Если на момент похищения Гарри, Драко и Ремуса те были обычными частными лицами, и их исчезновение малозначительно повлияло на развитие событий, то вот похищение Волдеморта – это явное вмешательств в дела стороннего государства, да еще и в пользу третьей стороны. Если об этом будет известно, то проблем не избежать. Махкал согласился выполнить поставленную задачу, а мальчики… А что собственно говоря мальчики? Мальчики, как мальчики, они готовы были пойти на многое, чтобы закончить весь тот бред, который творился в Англии, в стране, в которой они и дальше собирались жить. Оформляя договор, они внесли туда еще несколько пунктов, которые очень сильно приближали конец этой самой войны. Как говорится, отруби голову гидре, она сдохнет, правда некоторое время еще потрепыхается, но недолго, главное, потом пообрубать ей все конечности, но с ними они уже как-нибудь сами справятся.
В общем, мальчики покидали отель вполне довольные и даже благосклонно принявшие извинения своих бывших мучителей, но все же не могли не заметить вожделения в глазах Принца, хотя тот и пытался держать его при себе, и явно не выказывать. Было также видно, что Махкал успокоился, словно в парнях он видел угрозу для себя.
- Надеюсь, скарабеи, что наши пути по окончании этой операции больше никогда не пересекутся, - прошептал он, прощаясь с Гарри и Драко. И всем было понятно, что именно он имеет в виду.
- Держи Принца в узде, тогда и не понадобиться делать такие предупреждения, - прошептал в ответ Гарри.
- Как вы справились с привязкой? – все-таки не удержался он от вопроса.
- Перенаправили, - честно ответил Драко.
Махкал некоторое время смотрел на них. Большого труда вычислить, на кого перенаправили привязку, ему не составило.
- Оташ, - кивнул он сам себе. – Мне жаль.
- Не стоит, - улыбнулся Гарри. – Мы вместе, вместе и останемся.
На этом они вышли на улицу, чтобы тут же завернуть за угол и перенестись. Воспользовались они способом Драко. Махкал успел заметить яркое сияние, которое предшествовало бесшумному исчезновению мальчиков.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 09.02.2010, 20:01 | Сообщение # 42
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 40. Начать, чтобы закончить.

У любой истории есть начало, середина и есть конец. Так было всегда, и так будет и дальше. Это как закон мироздания, и ничто не может его изменить. Именно об этом думал Махкал, стоя у окна и глядя на улицу. Юноши покинули отель около часа назад, а он все еще оставался под впечатлением от договора и разговора. Сегодня он увидел перед собой не потерявшегося ребенка и зазнавшегося аристократического сноба, а сильный магов, умеющих прятать свои истинные чувства. Он лишь на мгновение смог заметить, что его слова о возможной жизни парней, их задели сильнее, чем можно было бы предположить.
/Махкал/, - в комнату вошел Шакур. Принц был очень серьезным. - /Что теперь?/
/Теперь мне надо придумать, как выполнить поставленную передо мной и моими людьми задачу/, - задумчиво произнес маг в ответ. - /Это только на словах легко, а на самом деле все не так уж и просто/.
/Чем нам грозит, если вдруг все пройдет не гладко, и не дай Аллах, о нашем вмешательстве станет известно?/ - Шакур понимал, что все не так просто, а уж слова Махкала при разговоре с Данабом и Фиддахом только это подтверждали.
/В лучшем случае дипломатический скандал и разрыв отношений между странами, в худшем… Надеюсь, договаривать не надо?/ - усмехнулся маг.
/Тогда почему ты согласился?/ - Принц пристально смотрел на Махкала.
/Мы должны этим мальчишкам/, - последовал ответ.
Шакур откинулся на спинку кресла, в котором сидел. На его лице застыло задумчивое выражение. Маг незаметно за ним наблюдал. Если еще несколько часов назад он был уверен, что Принц все же предпримет попытку вернуть двух своих наложников, из-за которых отказался от всего остального гарема. Махкал в глубине души был благодарен двум этим ребятам. Именно они поспособствовали его сближению с Шакуром. Неизвестно, были бы они когда-нибудь вместе, если бы не мальчики. Даже сейчас Принц держал гарем только для вида и для «гостей».
/Саид/, - из-за двери послышался тихий голос.
/Войди/, - спокойно произнес Шакур и повернул голову в сторону двери. На пороге возник Аббас.
/Там пришли люди, они хотят с Вами поговорить/, - произнес тот с легким поклоном, затем посмотрел на мага. - /Мне кажется, это касается Данаба и Фиддаха/.
/Вот как?!/ - со странной интонацией в голосе протянул Махкал. - /Что ж, мы сейчас будем/.
Аббас снова поклонился и бесшумно скрылся за дверью. Шакур и Махкал переглянулись. Если подозрения их слуги верные, то мальчики уже успели насолить кому-то. Представление, устроенное в Министерстве, хоть оно и не было запланированным, имело очень много свидетелей. Да и показано там было слишком много. И Данаба, и Фиддаха могли посчитать опасными, для общества.
/Идем/, - Принц поднялся из кресла. - /Лучше все узнать из первых уст, чем гадать, что же нужно этим господам/.
Они вышли в гостиную своих апартаментов. Махкал чуть заметно скривился при виде Грюма. Он вообще не понимал, как можно было опуститься настолько низко, чтобы забыть основные законы магии и начать исправлять повреждения с помощью магических артефактов.
- Господа, - Шакур обвел трех своих гостей спокойным взглядом, в котором лишь на самую малую долю можно было увидеть любопытство. Как раз настолько, чтобы дать понять посетителям, что ими заинтересовались. Махкал оценил действия Принца, поняв, что тот не собирается афишировать, кем является на самом деле.
- Простите, что мы в столь поздний час решили нарушить ваш покой, - слово взял англичанин, лет так тридцати, приятной наружности. По-видимому, его и взяли, чтобы сначала установить более-менее нормальный контакт, а Грюм и Кингсли были рядом с ним в качестве силы, так, на всякий случай.
- Чем же вызван ваш интерес к нашим персонам? – Шакур уселся напротив гостей и с вежливой улыбкой стал ждать ответа. Махкал встал за спиной его кресла. У него все больше складывалось ощущение, что ему не понравится то, что он услышать в ближайшее время.
- Мы сегодня видели ваш бой с тремя людьми, - кажется, англичане решили не ходить вокруг да около, а сразу же приступить к делу.
- Да, было такое, - кивнул Принц.
- Мы понимаем, что это может прозвучать несколько странно, - мужчина замялся, но затем все продолжил. – Эти трое совсем недавно приехали в нашу страну. Насколько я понимаю, вы с ними не в ладах. Мы, к сожалению, не знаем, что послужило их переезду в Англию, но не думаем, что это было просто спонтанное решение. Они арабы. Они не проявляют уважения к нашей стране и к нашим законам. Они опасны для нашего общества, - мужчина снова замолчал.
- У меня складывается ощущение, что вы хотите решить нашими руками вашу проблему, - произнес Махкал.
- Это не является вмешательством в дела нашего государства, поскольку эти трое не являются гражданами Британии, - заспешил их уверить англичанин.
- И что же вы хотите от нас? – Шакур чуть подался вперед.
- Надо убрать их, - вмешался в разговор Грюм.
- Убрать? – переспросил Принц, чуть недоуменно приподняв левую бровь.
- Вы имеете в виду, что мы должны удалить их с земель Англии? – решил уточнить Махкал. Сейчас они с Шакуром играли в непонимание, хотя оба прекрасно поняли, что именно имелось в виду. Наглости «гостям» было не занимать.
- Было бы лучше, если бы вы их «убрали», - осторожно произнес «дипломат». – Ну… Вы понимаете.
- Пожалуй, да, понимаем, - кивнул Шакур, отклоняясь на спинку кресла. Его лицо сейчас ничего не отображало – маска полного равнодушия.
- Нам нужно обсудить это, - произнес Махкал. – Вы ведь должны понимать, что просто так мы этого делать не будем.
- Да, мы бы хотели обговорить все детали…, - поспешил тут сказать «дипломат».
- Нам важно, чтобы эти трое исчезли, - наконец, подал голос Кингсли. – Они представляют явную угрозу нашей безопасности.
- Что ж, - задумчиво произнес Махкал. – Оставьте ваши координаты, мы свяжемся с Вами, как только примем решение.
- Нам необходимо срочно…, - рыкнул Грюм.
- Мы с вами свяжемся, - холодно, выделяя каждой слово, перебил его Махкал. Стало ясно, что гостям пора покинуть гостиницу и как можно скорее, иначе они услышат здесь и сейчас отрицательный ответ. Грюм что-то бурчал себе под нос, пока представители Ордена покидала апартаменты арабов. Было ясно, что англичане недовольны проведенными переговорами. Как только за ними закрылась дверь, Принц запустил в стену пепельницей, что стояла на низеньком столике рядом с го креслом.
/Шакур/, - предостерегающе произнес маг.
/Они нас за идиотов держат?/ - прошипел Принц. - /Уму непостижимо. И как у них хватил наглости на эту авантюру?/
/Они не имеют понятия, насколько близко мы знаем Асара и Малика/, - произнес Махкал. Заметив удивление в глазах своего любовника, усмехнулся. - /Данаб и Фиддах умерли. Эти двое уже давно Асар и Малик/. Призрак и Ангел, - переходя на английский, задумчиво закончил он.
/Что ты имеешь в виду?/ - прищурился Шакур. - /Тебе что-то такое известно или есть какие-то подозрения?/
/И да, и нет/, - кивнул маг. - /Помнишь, где-то через месяца два-три, после побега мальчиков, появились слухи о наемных убийцах и ворах?/
/Да, но к нам они ни разу не заходили, даже на землях бен Даира не появлялись/, - кивнул Шакур. - /Но репутация у них серьезная/.
/Помнишь, как о них говорят?/ - Махкал сел напротив Принца. Тот задумался, а затем ошарашено посмотрел на мага. Тот усмехнулся в ответ. - /Я не думаю, что это совпадение. И, кажется, я знаю, почему их так называют/.
/Вопрос в другом, что делать с нашими «гостями»?/ - вздохнул Шакур.
/По крайней мере, дня три-четыре мы спокойно можем молчать, якобы обдумываем ситуацию/, - Махкал откинулся на спинку кресла. – /За это время я смогу спланировать и скорректировать все действия, и мы сможем начать выполнять договор с мальчиками. Этим скажем, что на проведение операции уйдет, ну, недели две-три. За это время мы успеем выполнить договор, и уже что-либо делать для этих нам уже не придется/.
/Ты уверен, что этого времени хватит на выполнение?/ - Шакур пристально посмотрел на мага.
/По моим расчетам, да. Дня три-четыре уйдет на первоначальную разведку и выяснение некоторых моментов, а также составления плана операции. Затем неделя тщательного наблюдения за объектами, выяснение всех особенностей, слабых сторон и местности. Еще неделя на корректировку в связи с полученными данными и глубокая разведка на местности, генеральная репетиция. И после этого мы сможем уже выполнить поставленную задачу/, - Махкал вздохнул. - /Придется вызвать сюда еще моих людей. У нас два объекта. С первым я не вижу проблем, а вот со вторым могут возникнуть проблемы, тем более по последнему, придется еще уточнять некоторые вопросы с Асаром и Маликом. Правда, все эти действия приведут к нежелательным последствиям. Мальчики берут на себя очень серьезную ответственность/.
/Что ж, значит, поступаем так. Иметь делать с этими у меня нет никакого желания. Я ко многому привык, но так нагло мне еще никто не врал в лицо/, - Шакур был возмущен до глубины души.
/Это была их ошибка/, - усмехнулся Махкал.
***
Гарри и Драко материализовались прямо в спальне. Для них, вернее, для выбранного ими способа перемещения, никакие щиты не были препятствием. Правда, они хоть и любили вот так двигаться, но все же не злоупотребляли. У каждого плюса есть свой минус. Чрезмерное использование своих способностей приводило к сильному физическому и магическому истощению. Так что, в данном случае лучше всего подходило изречение: лучшее - не значит хорошее. В пределах дома, на короткие расстояние магия Ангела и Призрака отбирала совсем немного сил, и почти сразу же восстанавливалась, а вот на такие перелеты, когда проносишься через несколько сотен миль, все могло закончиться глубоким обмороком, а то и вообще комой. Сейчас они перенеслись с помощью Драко. Тот хоть и был бледен, но стоял на своих двоих, но и то только потому, что Гарри дал ему свою силу, поддержал.
- И что тут происходит? – Драко недоуменно посмотрел на Молли и Артура, который тихонько сидели в кресле около кровати, на которой спал Ремус. Гарри в это время смотрел на склонившихся над думосбором дядю и зельевара. Что в этой чаще он понял сразу. Не сказать, чтобы это вызвало у него сильный негатив, но и радости ему тоже не доставило. Блондин проследил за его взглядом, потом посмотрел на супругов Уизли, после чего на Люпина.
- Ясно, - изрек он через мгновение с неудовольствием.
- Ремус решил, что время пришло узнать правду о том, что с вами случилось, - тихо произнесла Молли.
- А почему вы не там? – Гарри сел на кровать. Расход сил все-таки был существенным. Возвращение в школу этим вечером явно не состоится. Надо было выспаться и набраться сил, а они ему и Драко ой как понадобятся в ближайшее время.
- Это семейное дело, если Люциус решит, что нам что-то надо знать, он нам скажет, - произнес Артур.
- Хмм, - выдал Драко. И было непонятно, к чему это его хмыканье относится: то ли он одобрил эти действия, то ли сомневается в их целесообразности.
- Вы как знаете, а я спать, - пожал плечами Гарри. Молли улыбнулась, а затем встала и потянула мужа на выход. Как только за супругами Уизли закрылась дверь, оба парня быстро скинули с себя одежду и устроились с двух сторон от Ремуса, прижались к нему и мгновенно вырубились. Им уже было наплевать, что Люциус и Северус узнают историю их жизни с момента похищения и до возвращения, что кто-то может войти в комнату, что… В общем, им было наплевать, они мирно посапывали, обняв своего мужчину.
Люциус первым вынырнул из думосбора. Он даже предположить не мог, что провел там далеко не пару часов. Вслед за ним вывалился Северус. Снейп рухнул в первое попавшееся ему на пути кресло, закрыл глаза и замер. Переварить все увиденное было сложно. Он прекрасно понимал, что Ремус показал далеко не все, но и этого хватило. Одно то, как Люпин впервые увидел мальчиков, заставляло его, шпиона со стажем, вздрагивать и сдерживать тошноту. Какими бы извергами не были Пожиратели, но даже они не опускались до подобного. Жертву всегда убивали, что-то вроде акта милосердия. А Драко и Гарри собирались заставить жить так до тех пор, пока они не надоедят своим хозяевам.
- Это…, - хриплым голосом начал Люциус.
- Не надо, - тут же прервал его Северус. – Люциус, не надо это обсуждать. Они выжили, выбрались, стали сильнее.
- Но и без последствий для них это не обошлось, - тихо, почти неслышно произнес Малфой-старший. – Я не такой судьбы хотел своему сыну.
- Что сделано, то сделано, - Снейп открыл глаза и посмотрел на кровать.
- Тирли, будь добр, два бокала коньяка, - щелкнув пальцами, произнес Люциус появившемуся домовику. Хлопок, еще хлопок, и вот уже в руках у двух бывших (хотя какие они бывшие) слизеринцев оказались хрустальные бокалы, специально под этот благородный напиток.
- Знаешь, с момента возвращения этой троицы я увидел столько всего, но все равно где-то в глубине души у меня оставалось то, старое чувство, которое я испытывал к Гарри Поттеру. Меня раздражало его умение выкарабкиваться из всех передряг с наименьшей потерей. Я всегда считал его заносчивым, высокомерным и избалованным выскочкой. Мне казалось, что с него, что с гуся вода, - Северус посмотрел на своего друга. – И только сейчас я понял, что он никогда не будет до конца счастлив, никогда не будет простым и понятным. Этого мальчика слишком часто ломали. Его с детства пытались сделать кем-то, кем на самом деле он никогда не являлся. Даже Драко все же способен быть кем, кто он есть. Но нам никогда не удастся узнать, а каким был бы Гарри Поттер, если бы не все те люди, которые изменили его жизнь, и не в лучшую сторону. Он, даже разорвав пути, которыми его опутали со всех сторон, все равно остался тем уязвимым и раненным ребенком. Прости, но я сейчас скажу то, что может тебе не понравиться, Люциус. Но твой племянник никогда не будет…
- Нормальным? – перебил его хрипловатый со сна голос. Люциус и Северус повернули головы в сторону кровати и увидели Гарри, который чуть приподнялся и теперь смотрел на них. – Да, профессор Снейп, вы правы, я не буду нормальным, никогда. Если психика повреждена, то это уже навсегда. Из меня ковали послушную куклу. И это почти удалось. Дамблдор вознамерился исправить свою ошибку чужими руками, снова строя из себя Бога. Он решил, что имеет права распоряжаться жизнями других. В чью-то жизнь он вмешался сильнее, в чью-то лишь прошелся по верхам, но две он испоганил с самого начала – Тома Риддла и мою.
- Гарри, - Драко, тоже уже проснувшийся, сжал руку своего возлюбленного.
- Я в порядке, насколько это вообще возможно, - вздохнул тот, а затем снова заговорил. – У нас с Томом почти идентичное детство, лишь с той разницей, что он жил в приюте, а я у родственников. Но и там, и там я даже врагу не пожелаю находиться. Знаете, что меня удивляло? Почему я вырос таким наивным, добрым мальчиком. По идее, такая жизнь должна была превратить меня в волчонка, озлобленного, осторожного и недоверчивого. Но я таким не был. Странно, да? Я долго думал над этим, особенно после того, как стал постарше и когда узнал о Волдеморте. Пришел к одному выводу – это все защита мамы и так называемая сила любви, о которой с первого курса морочил мне мозги наш уважаемый директор.
- Но сейчас ты уверен, что Лили тут ни причем, - утвердительно произнес Снейп.
- Ага, мама тут не только ни причем, она даже рядом не стояла, - усмехнулся Гарри. – Директору не нужен был еще один Темный маг, или хуже того – Темный лорд. Если детство мы провели совершенно одинаковое, то вот дальше методы нашего воспитания изменились. Дамблдор сделал все возможное, чтобы я не попал на Слизерин. Хагрид просто на ура выполнил свою задачу, запудрив мозги маленькому ребенку, жизнь которого вдруг сделала резкий поворот. Да еще и Драко добавил своим снобизмом, что у мадам Малкин, что затем уже в поезде. Не могу сказать, намеренно директор забыл о том, что я рос у магглов и не просто ничего не знаю о магии, так и вообще о ней никогда до этого не слышал. Вот и получилось, что в школу попал я, ничего не понимающий и не воспринимающий. У меня ведь ничего не получалось. Я до сих пор воспринимаю магию как маггл. Для меня это фокус, чудо. Я хоть и один из сильных магов, и не надо кривить нос, профессор, это лишь констатация факта, тем более я имею в виду Англию. В мире есть маги, которые сильнее менее в несколько сот раз.
- Гарри, о чем ты сейчас говоришь? – нахмурился Люциус.
- Дядя, когда ты пользуешься магией, ты думаешь, что и как делать? Или просто делаешь, на одних инстинктах? – спросил Гарри вместо ответа.
- Это внутри нас, – заявил Драко. – Это же…
- Вот именно, это внутри вас. Ты когда видишь луч, летящий в тебя, просто ставишь щит, не думая, какой. Раз и готово. Инстинкт. Ты действуешь магией, которая тебе подсказывает, что и как делать. Магия – неотъемлемая часть тебя. Это как жизненно-важный орган. Если его отрезать, и ты окажешься как раковый больной на последней стадии болезни, когда старуха Смерть стоит рядом, и дышит тебе в затылок, и ты об этом знаешь. Из всей нашей компании только двое смогут выжить из магии. Один без проблем, второй с трудом, но выживет, но это будет как операция без наркоза.
Люциус и Северус лишь логически понимали, что имеет в виду Гарри. Но смысл они поняли совершенно верно. Правда, пока ни тот, ни другой не понимали, к чему юноша ведет.
- Так вот, эти двое, - продолжил Гарри. - Эти двое, я и Гермиона. Причем без проблем выживу я. Гермионе будет сложнее, она срослась с магией. А вот я… Мы так и остались с ней неплохими знакомыми, но и только. Я и магия существуем рядом, лишь пересекаясь в нужных точках, а затем снова существуем рядом. Понимаете, мне, чтобы ответить на выпад, надо сначала подумать. Это почти тоже самое, когда говоришь на недавно выученном языке. Вроде бы понимаешь, что тебе говорят, а сам отвечаешь медленно, подбирая слова.
- Ты хочешь сказать, что тебе нужно время, чтобы выбрать заклинание? Даже, когда на тебя летит луч? – Драко удивленно уставился на своего парня.
- Это не всегда заметно, но это так, - кивнул Гарри. – Ты замечал, как действует Гермиона? Ей не стать практиком. Она ученый, теоретик. Ей необходимо понять принцип действия – почему так, а не иначе. Она, кстати, возможно, когда-нибудь создаст свое заклинание, когда разберется во всем. Она дотошна, но она – книжный червь. Ей самое место в Отделе тайн.
- Но ты же лучший в ЗОТИ, и всегда так было, даже до похищения, - Драко все еще с трудом воспринимал откровения, которые выдавал его возлюбленный.
- Выживать-то надо было, - усмехнулся тот в ответ. – И сила у меня есть, даже с избытком, но вот… я не знаю, как это объяснить. Проще, наверное, сказать, что магия – это не неотъемлемая часть моей жизни. Ты уже должен был заметить, что сначала я действую маггловскими способами, и лишь затем вспоминаю, что маг.
- Так вот в чем дело, - подал голос Ремус. Он проснулся не в самом начале разговоре, но все же понял многое, и, наверное, больше всех, поскольку что-то подобное было у него в свое время, только связанное с его сущностью.
- Ты как? – тут же обеспокоенно накинулись на него юноши.
- Лучше, сон пошел мне на пользу, как и зелья Северуса, - произнес Люпин. – А теперь вернемся к нашему разговору. Раз уж ты начал делиться такими подробностями, то мы бы были рады, чтобы ты нам все объяснил.
- Ладно, - вздохнул Гарри. – Это все равно надо было сделать.
- Ты не считаешь себя магом? – Люциус, похоже, долго обдумывал этот вопрос, прежде чем задать.
- Я думаю, что надо пригласить остальных, - вздохнул Гарри. – То, что я собираюсь рассказать, касается нас всех.
Позвать – не позвали, поскольку Драко, Гарри и Ремус стали приводить себя в порядок. Все вместе они встретились в кабинете полчаса спустя, там же был накрыт плотный завтрак. Поттер оглядел собравшихся: супруги Уизли, Билл, Чарли, Ремус, Северус, Люциус, Лориан и Абрахас, расположившиеся в одной раме и некоторые другие портреты, решившие, что им тоже следует вникнуть в происходящее. Уизли уже успели вкратце поставить в известность о том, что уже было сказано.
- Гарри, я никогда не замечала за тобой таких проблем, о которых ты говоришь, - Молли серьезно смотрела на юношу, которого почти с первой встречи считала своим сыном.
- А вы и не обращали на это внимание, но думаю, были слегка разочарованы, когда узнавали, что я не лучший ученик в Хогвартсе, - улыбнулся тот в ответ. Молли задумалась, перебирая свои ощущения и воспоминания. И в какой-то момент поняла, что юноша прав.
- Да, ты прав.
- Все очень просто, - вздохнул Гарри. – Вы маги, и этим все сказано. Магия с вами и вокруг вас, вы живете ею. Чтобы что-то сделать, первое, что вы сделаете, взмахнете палочкой. Я же буду действовать как маггл.
- И каким образом это связано с Дамблдором? – Драко хмурился, переваривая то, что сказал его партнер.
- Вы в курсе, что в приют Тома Риддла отдал наш глубокоуважаемый директор? Положил на пороге. Ничего не напоминает? – Гарри с усмешкой посмотрел на Ремуса. – А потом он повторил трюк, оставив меня на пороге дома Дурслей. Забавная передача ребенка в опеку. Хотя интересно другое. И в первом, и втором случае он уже был магическим опекуном детей. Тому он не давал жизни, настраивал против него студентов и профессоров. Дамблдор сам виноват в том, что получилось, в конце концов, из лучшего ученика Слизерина. Кстати, директор знал, что Том – потомок Основателя. В моем случае он об этом тоже знал.
- ЧТО?! – одновременно воскликнули все находящиеся в кабинете.
- Моя мама была интересным человеком. Никто понятия не имел, что у нее на самом деле в голове делается. Она такая же гриффиндорка, как я. Кстати, ей предлагали выбор между тремя факультетами – Слизерин, Райнвекло и Гриффиндор, но последний так, на всякий случай. И именно в том порядке, который я назвал. Мама выбрала Райнвекло, а шляпа почему-то назвала Гриффиндор, - Гарри хмыкнул, давая понять, что это почему-то ему очень даже известно.
- Дамблдор каким-то образом повлиял на шляпу? – уточнил Снейп.
- Ага, - кивнул Поттер.
- Гарри, а откуда ты знаешь, что директор в курсе, кто ты на самом деле? – Билл все еще не мог прийти в себя от этих откровений.
- Гринготс - забавное местечко, и его владельцы не менее забавные существа, - произнес Гарри. – Билл, ты в курсе, что у гоблинов, при хороших с ними отношениях, можно узнать много интересного?
- Ну? – старший из детей Уизли полувопросительно кивнул.
- Я никогда не ставил их ниже себя, всегда был уважителен, и не гнушался задать вопрос, если чего-то не понимал, - пояснил Гарри. Он улыбнулся, видя нетерпение на лицах своих слушателей. Они сверлили его взглядом, давая понять, что хотят, наконец, услышать суть дела. Еще раз улыбнувшись, он продолжил. – Гоблины ведут записи всех посещений. Абсолютно всех. И записи заявок тоже, и просьбы.
- ГАРРИ! – прорычал Драко, сверкая глазами.
- Ладно, ладно, - рассмеялся Поттер в ответ, и тут же улыбка сошла на нет. – Мне показали один интересный журнальчик. Так вот, в том журнальчике черным по белому написано, что господин Альбус Вульфрик Брайан Дамблдор, будучи директором Хогвартса, подал заявку на проведение ритуала проверки наследия и установления рода 12 января 1975 года на некую Лили Эванс…, - Гарри сделал паузу и посмотрел на замерших слушателей. – Свидетельство он получил тремя днями позже, а еще тремя днями позже он подал заявку на просмотр сейфов Мракс-Малфоев.
- ЧТО?! – теперь уже возопили Абрахас и Лориан.
- Этот к…, у…, залез в мой сейф? – продолжил Лориан уже в одиночестве.
- Нет, в сейф он не попал, - усмехнулся Гарри. – При жизни Лили он в него попасть не мог. Опекунство-то магическим не было, вот и не получалось ничего. Надо было подождать подходящего случая, - это уже было сказано с горечью и злостью.
- Тебя, - прошептала Молли. – Мерлин, помоги. Этот козел длиннобородый, ушат д…, да что б ему…, да я его…, он у меня еще поскачет…, я ему…, - женщина высказывалась от всего сердца, даже не подозревая, что объект ее направленной ярости сейчас снова оказался под действием порчи. Присутствующая при этом мадам Помфри не знала, то ли ей смеяться, то ли плакать: не каждый день вместо роскошной директорской бороды можно увидеть козлиную, да и речь у Дамблдора периодически скатывалась к звукам, ну очень напоминающим козлиные.
- Дорогая, дорогая, - Артур пытался утихомирить жену, а Блии и Чарли с каким-то изумление пополам с восхищением поглядывали на свою мать.
- Артур, ты что не понимаешь? Какое, к …. пророчество? Это не Волдеморт выбрал себе врага, это Дамблдор его выбрал, убрав, Лили со своего пути. Он получил полное магическое опекунство над Гарри, - Молли была я в ярости.
- Значит, до наших сейфов он все-таки добрался, - вздохнул Лориан.
- Неа, - паршивенько так улыбнулся Гарри. – Мама его перехитрила. Она закрыла сейфы кровной магией.
- Капля твоей крови и все, - Снейп хмыкнул.
- Да, Дамблдор тоже так подумал, даже кровь мою несколько раз брал и ходил в Гринготс, но получился большой облом, - усмехнулся Гарри. – И знаете, к какому выводу пришел наш дедушка?
- Гарри, я тебя сейчас убью, - мрачно пообещал Драко. Несколько человек в комнате кивнули на этот выпад, соглашаясь.
- Ну, и к какому же выводу он пришел? – Чарли не выдержал первым.
- А он решил, что его опекунству, а значит и доступу к вожделенным сейфам, мешает обряд крестного, - невинно похлопав глазами, Гарри продолжил. – И как вы думаете, что происходит дальше?
- Побег Блека из Азкабана, - мрачно бросает зельевар.
- Пять баллов Слизерину, профессор, - ехидненько выдал Гарри, за что заработал многообещающий взгляд.
- Дамблдор поспособствовал побегу Блека, - задумчиво произнес Люциус. Он рассуждал вслух, выстраивая цепочку из событий. И так плавно она строилась, что становилось тошно. – Ему нужен доступ к сейфам второй семьи, имеющий Слизеринские корни. Блек мешает..., - Малфой-старший прикрыл глаза., за тем открыл и посмотрел на племянника. – Блек, ведь должен был умереть еще тогда, на твоем третьем курсе.
- Да, только вот события развивались несколько не по тому сценарию, - скривился Гарри.
- Он ждал подходящего момента, - понял Билл. – Противно.
- О, да, - кивнул Поттер. – А теперь представь, каково было Сириусу, который был на все сто процентов уверен, что однажды умрет, стоит ему расслабиться. Дамблдор точно подгадал момент, чтобы избавиться от проблемы.
- И попал в сейф, - закончил Лориан мрачно.
- Неа, не попал, - усмехнулся Гарри. – Мама провела с помощью гоблинов ритуал. В общем, в сейф могу войти я и только я, но я же могу туда провести кого-нибудь, но только лично. Даже если дам разрешение кому-нибудь войти туда, без моего личного присутствия это будет все равно, что биться головой об стенку. Представляете, в каком был состоянии директор, когда и после смерти Сириуса не смог пройти в сейфы. Облом по полной. Кстати, он весь прошлый год пытался, и так, и этак. И в сейфы Блеков тоже, только ни фига у него не вышло. Единственное. Куда он мог попасть – сейфы Поттеров. Но после того, как я все перекрыл… В общем, директор рвал и метал, но сделать уже ничего не мог. Гоблины пошли навстречу владельцу, пусть и несовершеннолетнему, а когда подтвердилось, кто я, то естественно и магическое опекунство начало таять. У меня оказались по-настоящему кровные родственники.
- Поттер, а, Поттер, вот скажи, ты специально так дозируешь информации. Вот когда мы разбирались со смертью твоего крестного, ты все это не мог рассказать? – Драко вздохнул. Голова, честно говоря, «пухла» от количества информации.
- Я не был готов, - ответил Гарри.
- Я точно его задушу, - объявил потолку Малфой-младший.
- Кстати, - встрепенулся Поттер. – А знаете, когда именно Дамблдор впервые полез в сейфы Мракс-Малфоев?
- ГАРРИ!!!! – всеобщий рык был до ужаса агрессивным. Тот даже не шелохнулся, затем перевел взгляд на Лориана.
- Ты в курсе, что тебя убили по приказу директора? – юноша смотрел на деда.
- Насколько я знаю, Том решил, что я могу…, - начал потрет и тут же замолк. – Мордред.
- Угу, именно он, - кивнул Гарри. – Что же такое храниться в нашем сейфе, что так заинтересовало Дамблдора? Он ведь не гнушается ничем, чтобы достичь своей цели.
- В случае твоей смерти, что будет? – спросил Билл.
- Хмм, насколько я понимаю, все построено так, чтобы я сам перестроил защиту сейфов или ввел в нее кого-то еще, например моего сына или дочь, - ответил Гарри.
- А если тебя убьют, и не будет наследника? – уточнил Драко.
- В Гринготсе появиться еще несколько закрытых сейфов на нижнем уровне, - пожал плечами парень. – Веков через 10 все чары спадут, и какой-нибудь дальний-предальний потомок станет очень богатым.
- Интересно, а директор в курсе этого? – юный блондин задумчиво поморщился.
- Не думаю, тогда бы он не пытался меня убить, - покачал головой Гарри. – А нападение в Хогсмиде тогда, доказывает, что он не прочь отправить меня на тот свет.
- Так, давайте подведем итоги, - произнес Снейп. – Мы имеем Дамблдора, которому очень надо попасть в сейфы Мракс-Малфоев. Для этого он сначала делает все возможное, чтобы умер Лориан. Каким образом, не важно, шпионов у него всегда хватало, впрочем, как и фанатиков. Найти семью он не смог, как и попасть в сейфы. Погоревал и забыл, но тут появилась Лили. Что-то в ней его насторожило, и он решил выяснить, магглорожденная ли она. Нашел Мракс-Малфоя, но доступа к сейфам не получил. Убрал и эту фигуру, оставив Гарри, но и тут ничего не получилось. Заодно решил поиграть в великого мага, или по-маггловски, в Бога, выращивая миссию. Что-то Дамблдор не учел.
- Ага, что его игру расстроят, - усмехнулся Гарри. – Он не ожидал магии Мракс-Малфоев, он не думал, что его раскусит Сириус, и понятия не имел, что мама вела дневник и была, мягко говоря, не слишком хорошего мнения о нем, как о человеке.
- И что теперь? – Драко посмотрел на своего возлюбленного.
- А теперь мы будем ждать сообщения от Махкала и Шакура. Пора заканчивать этот фарс под названием «Пророчество о Темном Лорде и Мальчике-который-выжил», - произнес Гарри.
- Так, - грозно начал Ремус, приподнимаясь. Две пары рук мгновенно надавили ему на грудь, укладывая обратно. Правда, это не остановило его речь. – Что вы опять двое натворили?
- Извини, Рем, тебе нужно отдыхать, а нам с Драко и Северусом надо в школу. Мы и так засиделись, а давать покой директору не стоит, а то мало ли, что ему еще придет в голову, - Гарри проворно вынырнул из кровати. Драко поспешил за ним. Они также оперативно вытащили из кресла Снейпа, и за ними захлопнулась дверь. В спальне несколько секунд стояла полная тишина. Потом раздалось хихикакнье, второе, а еще через секунду комната сотрясалась от смеха.
- Вот дают, - восхищенно воскликнул Чарли.
«Еще бы понять, что именно они дают», - мрачно подумал Ремус, очень сильно опасаясь, что мальчики задумали что-то слишком сложное и опасное.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 15.02.2010, 12:45 | Сообщение # 43
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 41. Разборка с Дамблдором

Рон уже давно забыл о нанесенной Нагайной ране. После того, как она укусила его, и он столько времени пролежал в коме, все было спокойно, поскольку он знал, что эта змеюка сдохла. И прошло довольно много времени, прежде чем ему начали сниться сны. Сначала это было что-то туманное, эфемерное. Он не мог разобрать, что же видел, кто прятался в густом тумане. С появлением Гарри и Драко все вдруг прекратилось. Или он был слишком занят, чтобы помнить свои сны, ведь события развивались очень быстро, а он так уставал на тайных тренировках, что устраивал для него Драко, что засыпал сразу и частенько вообще не видел снов. Он даже забыл о тех снах, первых, так же как не вспоминал о змее, которую убили его друзья, пусть и в состоянии аффекта. Но потом пришла головная боль, от которой он никак не мог избавиться. Она то проявлялась, то исчезала. Он помнил, как Драко когда-то сказал, что ему это что-то напоминает, но поговорить об этом в связи со всеми событиями они не успели.

Рон в очередной раз перевернулся, сминая простынь на своей кровати. Сна не было. Все его мысли занимали Драко и Гарри. Он прекрасно понимал, что происходит. «Да, Гарри всегда умудрялся оказаться в самом центре событий. Удивительная способность влипать в неприятности», – подумал он с легкой улыбкой. Он всегда считал, что Гарри лучшее, что могло с ним случиться. Это трудно было выразить словами. Гермиона была его лучшей подругой, он любил ее как сестру, а Гарри… Да, за Гарри он, не задумываясь, пошел бы в огонь и воду, и даже на смерть. Другу хотелось подчиняться, его хотелось защищать. Удивительные противоположности: сила и слабость в одном человеке. «Надеюсь, Дамблдор этого не знает, иначе он найдет эти слабые места Гарри, и тот уже не сможет выбраться без потерь», - мысли почему-то становились мрачными.

Сначала Гарри исчез из школы, не в прямом смысле, конечно, но отсутствовал он уже достаточно долго. Хотя они и имели сведения о нем, но все равно продолжали беспокоиться, особенно, зная его способность влипать в неприятности. А вчера сразу после обеда ушел Драко в сопровождении Снейпа. Их ждали к вечеру, но вот уже закончился следующий день, и ни весточки. Чем больше времени проходило, тем сильнее становилась тревога.

Рон зевнул, организм требовал сна. Он даже не понял, когда легкая дрема с мучительными мыслями перешла в глубокий, но не совсем успокаивающий сон.

Он шел по длинному темному коридору, который смутно казался знакомым. Где-то впереди капала вода, очень громко. И никаких других звуков, даже собственных шагов он не слышал. И это пугало больше, чем какие-то подозрительные шорохи. Коридор постепенно начал сужаться, потолок становился ниже, а темнота все гуще. Теперь он не видел ничего дальше шага перед собой. Двигаться вперед можно было только, держась за стены. Конечно, проще было бы повернуть назад и выйти из этого страшного коридора, но он был на сто процентов уверен, что назад идти нельзя. Только вперед!

Неожиданно стена закончилась. Осторожно обшарив все вокруг, он понял, что это поворот. Повернув, он двинулся дальше. Еще один поворот, и темнота отступила. Светло, конечно, не стало, но идти уже можно было, не опасаясь запнуться. Да и страх отступил. Он даже не сознавал, как сильно и быстро бьется его сердце. Остановившись, он сделал несколько глубоких вздохов, стараясь успокоиться. После этого он еще раз огляделся… Он знал этот коридор. Это был тот самый проход, через который они спасались бегством из замка Волдеморта. По его подсчетам через три поворота был выход. Странным было то, что он понимал, что это всего лишь сон, и никто тут ему навредить не сможет, и все же не шел назад. Там была смерть, настоящая и бесповоротная. Там, позади него, ничего не было.

Он дошел до выхода, оставалось только подняться, как вдруг там, на выходе, появилась фигура. Благодаря льющемуся снаружи свету было четко видно, что это женщина.

— Вот мы и встретились, Рональд Уизли, – в голосе проскальзывал холод и какие-то шипящие нотки. – Неужели ты думал, что сможешь уйти отсюда просто так?

— Кто вы? – страх снова забился внутри него. По спине побежали капельки пота. Эта девушка навевала ужас.

— А ты уже не помнишь? Как же так, как тебе не стыдно, Ронни? – насмешка была злой и какой-то чересчур холодной. У него появилась мысль, что так не может говорить человек.

— Кто вы? – снова задал он вопрос.

— Ты не уйдешь отсюда живым, Рон Уизли, я этого не допущу. На этот раз ты умрешь! – последние слова уже больше походили на парселтанг. Он в ужасе смотрел, как девушка выгибается, и вдруг все заволакивает такой знакомый уже по давним снам туман, и… В следующее мгновение прямо перед его носом из тумана выныривает голова Нагайны, с раздувшимся капюшоном и оскаленными клыками. Его парализует, он не может сдвинуться с места. Пасть приближается. Понимание, что сейчас его сожрет эта гадость, накрывает…

Рон задыхался, хватая ртом воздух, но никак не мог вдохнуть.

— Рон, Рон, Рон, – как сквозь вату слышались голоса.

— Ронни, миленький мой, пожалуйста, – тихий голос и соленые капли на щеке. Затем пришло ощущение пальцев в волосах. А затем реальность резко пришла в норму. Рон открыл глаза и резко сел, вдохнув всей грудью.

— Панси? – он посмотрел на тихо плачущую девушку.

— Никогда, слышишь, никогда так больше не делай! – кинулась та к нему на шею, пряча слезы у него на груди.

— Рон, слава Мерлину! – из-за ширмы показались все остальные, вся их команда.

— Почему я здесь? – нахмурился Рон.

— Мы не могли тебя разбудить, ты задыхался, да и мадам Помфри почти ничем не могла помо… – Джинни прервалась, заметив выражение лица брата. Тот вдруг судорожно откинул одеяло, закатал штанину и уставился на шрам, оставленный змеей Волдеморта. Тот набух и стал ярко-красного цвета.

— Эта мерзость жива, – прошептал он.

— Что? – Панси недоуменно посмотрела на него.

— Знаете, я ведь понимал, что это сон, но он был странный, очень странный, – произнес Рон, а затем рассказал, что же привиделось ему сегодня, а также о тех снах с туманом. И что до приезда Гарри и Драко он часто возвращался мыслями к этой чертовой рептилии.

— Разбираться во всем этом мы будем потом, – вдруг произнесла Гермиона. – Сейчас пора на завтрак. И ты, Рон, идешь с нами. Мне совершенно не хочется приводить тебя в порядок после общения наедине с директором. А он точно сюда явиться, когда поймет, что есть возможность пообщаться с тобой тет-а-тет.

— Согласен, – кивнул Рон. – Я и сам не горю желанием встречаться с директором. Он ведь так ничего и не понял.

— Ты о чем? – Диана с интересом посмотрела на друга.

— Он играет в игру, которую сам придумал, но даже то, что некоторые фигурки давно уже не те и действуют совсем не так, его почему-то не волнует. Игра давно уже вышла из-под его контроля, – заявил Рон, уйдя за ширму и приводя себя в порядок.

— И откуда у тебя столько ума появилось? – решил поддеть брата Фред. Рон выглянул из-за ширмы и серьезно ответил:

— Возможно, я таким должен был быть с самого начала, да кое-кто позаботился, чтобы этого не произошло. Кажется. Рядом с Гарри Поттером мог быть только один умный человек, да и то, подкованный только книгами.

— Дамблдор, – вздохнули все разом.

— Странно, да? Чтобы не случилось, а затычка у каждой бочки одна, – задумчиво произнесла Гермиона.

— Эээ, затычка у бочки? – недоуменно переспросил Грег.

— Есть такая поговорка, или… В общем, она звучит как «Каждой бочке затычка», – попробовала объяснить Гермиона.

— Я понял смысл, – кивнул Грег. – Просто подумал, что звучит смешно. Представляете, Дамблдор – затычка…

В палате раздались смешки, поскольку звучало действительно смешно.

Они уже собрались покинуть палату, как появилась мадам Помфри.

— И куда вы собрались, мистер Уизли? Немедленно в кровать!

— Простите, мадам, но я ухожу, – твердо произнес Рон. – У меня есть причины не находиться в этой школе в одиночестве и без поддержки людей, которым я верю.

Если колдомедик и хотела что-то сказать в ответ, то ей этого не удалось. Ребята просто вышли из больничного крыла и все. Помфри только покачала головой. Она, наконец, дожила до того момента, когда ее перестали бояться. Она могла уложить самого Снейпа в кровать одним своим взглядом, и вот на тебе, семикурснику удалось заставить ее отпустить его всего лишь одной фразой, на которую она не нашла, что ответить, в первую же секунду.

— Пора менять место работы, – пробурчала она себе под нос. – Хогвартс уже не тот. Совсем не тот, – она вернулась в свою комнату и засела за фолиант, который ей передал Драко для изучения. Слишком многое изменилось в школе, и не в лучшую сторону. «Я, конечно, не крыса, но этот корабль явно собирается в ближайшее время пойти ко дну, если не смениться руководство». Оглядев свою комнату при больничном крыле, колдомедик поднялась и начала собирать свои вещи, укладывая их по сундукам, так, на всякий случай.

Ребята пошли в Большой зал, где как раз начался завтрак. Пока они шли, Рону успели рассказать, как его перенесли в больничное крыло, как они всем скопом навалились на колдомедика. Оказалось, что в палате он оказался в 5 утра.

В Большом зале почти никого не было, только несколько студентов Рэйнвекло вяло ковырялись ложками в овсянке.

— Я эту гадость есть не буду, – буркнул Рон, отодвигая кашу подальше.

— Тебя никто и не заставляет ее есть, – фыркнула Диана, придвигая к себе тарелку с пирожками и чашку с зеленым чаем. Гриффиндорцы с удивлением посмотрели на слизеринцев, которые завтракали с огромным удовольствием. Гермиона привстала, перегнулась через стол и заглянула в дымящуюся чашку Панси.

— Кофе?! – удивленно воскликнула она.

— Да, – невозмутимо произнесла она, затем постучала по столу два раза палочкой. Перед гриффиндорцами появился нормальный завтрак, каждому по вкусу.

— Но… – у Джинни даже дар речи пропал.

— Лучше не спрашивайте, – буркнул Грег. Пока они сидели и перебрасывались словами, зал постепенно заполнялся людьми. Все с удивлением смотрела на расположившихся в конце гриффиндорского стола, поближе к выходу, слизеринцев. Нет, все знали о дружбе этих ребят, но как-то не готовы были увидеть их всех за одним столом.

— Убирайтесь за свой стол, слизни, – прервал разговор ребят злой голос Невилла. Гермиона подняла голову. Она увидела, что зал уже полон, а директор сидит на своем месте, но ничего, вроде бы, не собирается делать. Правда, выглядел он не ахти как, а вчера они его, кажется вообще не видели. Что-то говорило ей, что все не так просто, как может показаться.

— Минус десять очков Гриффиндору, мистер Лонгботтом, за неуважительное отношение к однокурсникам, – насмешливо растягивая слова, объявил Драко Малфой, как раз в нужный момент вошедший в зал в сопровождении Северуса Снейпа и Гарри Поттера. Оба молодых человека были одеты не по форме.

— Ты не имеешь права! – взвизгнула Лаванда.

— Мистер Поттер, мистер Малфой, вы как студенты… – одновременно с ней начала говорить МакГонагалл.

— Мы уже не студенты, – усмехнулся Гарри как-то совсем не по-доброму. – А в качестве помощников преподавателей, нам позволено снимать баллы с факультетов и назначать отработки.

— Помощников?! – раздались удивленные возгласы в зале.

— Это не смешно, – МакГонагалл была зла.

— А мы и не смеемся, – пожал плечами Драко. – Вот наши назначения.

Они прошли через зал и положили перед директором документы. Дамблдор взглянул на них. Да, выдержка у этого человека была превосходной. Он ничем не выдал своей ярости. Стоило ему на два дня выпасть из реальности, как тут же произошло то, на что повлиять он уже не может. Придется смириться, по крайней мере, на время. Радовало то, что Минерва все-таки приняла меры. Ему казалось, что эти таинственные гости из Аравии, положительно ответят на предложение. Правда, еще оставалось узнать, что они запросят взамен на это. Но он также понимал, что любая цена будет стоить того, чтобы его положение не пошатнулось. Он слишком долго выстраивал свою жизнь и подстраивал общество под себя, чтобы отдать лавры кому-нибудь другому, а также позволить кому-то свести все свои усилия на нет. Первым врагом был Волдеморт, пытающийся перекроить все под себя. Вторыми стали эти два юнца. Если с первым все было понятно, то чего добиваются эти двое, он понять не мог. «Чем быстрее их не станет, тем проще будет. Невилл справится, тем более он также подходит под пророчество по все параметрам, ведь нигде и никогда не называлось имени противника Темного лорда. Как удачно, что пророчество разбилось», – глядя на рассаживающихся за столом Снейпа, Поттера и Малфоя, думал Дамблдор.

***

Три дня, целых три дня директор наблюдал за своим теперь уже бывшим шпионом и двумя мальчишками. Он пытался понять, что же задумали эти трое, а в том, что за их действиями что-то стоит, он был уверен полностью.

Нормальное отношение к Гарри и Драко было только у двух факультетов, которые всегда оставались нейтральны к хогвартским войнам, по традиции устраиваемым Гриффиндором и Слизерином. Хотя в бытность студентами Драко и Гарри это было больше похоже на какое-то нездоровое соперничество, связанное лично с ними и их отношениями. Все крутилось вокруг них и было завязано только на них. За последний год неприязнь факультетов действительно превратилась в войну, в которой текла кровь. Драки стали повседневностью. За унижение и поражение хотелось ответить побольнее, и тут на двух факультетах появились изгои, на которых можно было сорвать зло. Чем пользовались и гриффиндорцы, и слизеринцы.

Дамблдору была выгодна такая позиция. Постоянная конфронтация держала его будущих потенциальных союзников и «слуг», причем второе вернее, чем первое, в постоянном тонусе. Весь мир был разделен только на белое и черное, без полутонов и плавных переходов.

Первые три дня Дамблдор молчал только потому, что ему нужно было понять, что происходит, понаблюдать и дождаться ответа от потенциального союзника, который должен был сделать всего одно дело, которое положит конец этой части истории и отправит в историю двух мальчишек, в очередной раз перешедших ему дорогу и испоганивших весь тщательно продуманный план.

А Гарри и Драко приступили к своим прямым обязанностям. Профессор по ЗОТИ с какой-то радости взял и отдал Гарри преподавание уроков на первых двух курсах, а на остальных Поттер должен был ему ассистировать. Уроки ЗОТИ как-то в одночасье стали очень интересными и продуктивными. Такая же ситуация была и на зельях, только Драко преподавал у первых четырех курсах, а у трех последних лишь присутствовал в качестве дополнительной пары глаз, наблюдающей за порядком, ну и для возможного предупреждения взрывов.

Основная масса студентов Хогвартса как-то спокойно приняла их измененный статус. Слизеринцы держались настороженно, поскольку многие получили предупреждение от родителей, а кто-то и задание. Ведь кое-кто должен был по замыслу Темного лорда остаться без головы. И все же, даже будучи фанатичными сторонниками Волдеморта, слизеринцы имели голову на плечах. Им хватило и детской демонстрации силы Поттера и Малфоя, чтобы понять: с этими двумя лучше не иметь дела. Одно – плеваться словами и стараться задеть, а другое – стать им настоящими врагами. Как заявил Теодор Нотт (вот уж кто был на все 200 процентов на стоне Темного лорда), «как-то жить хочется». Слизеринцы, в отличие от гриффиндорцев, почувствовали сущность этих двоих и были уверены, что любой, кто встанет на их пути и попытается хоть что-то сделать с теми, кто дорог этим двоим, закончит очень плохо, причем Авада им всем будет только сниться.

После ужина третьего дня, когда «изгои», наконец, изъявили желание переговорить с двумя своими лидерами без шипения и махания руками – а Гермиона на пару с Панси все три дня шипели на них как две разъяренные кобры и чуть ли не выцарапывали им глаза своими коготками, – к всей этой компании подошла Дафна Гринграсс. В свое время она была в свите Панси, но потом вдруг стала держаться особняком, где-то на четвертом курсе уйдя в сторону. Она и сейчас не участвовала в «играх» слизеринцев.

— Нам надо поговорить, – прошептала она, что-то отдала Панси и быстро отошла.

— Мистер Малфой, мистер Поттер, панибратское отношение со студентами в стенах этой школы не приветствуется, – поджимая губы, строго произнесла МакГонагалл. Гарри повернулся и бросил на своего бывшего декана острый как бритва взгляд.

— Я что-то вам сделал? – тихо поинтересовался он.

— Я лишь пекусь о репутации нашей школы, – вздернула та подбородок.

— Неужели? – Гарри чуть склонил голову на бок. – Это вы сейчас стали о ней печься или это такая странное у вас понимание о том, какой должна быть репутация?

— Что вы имеете в виду, мистер Поттер? – тут же рядом оказался Дамблдор. – И думаю, этот разговор мы продолжил в моем кабинете.

— Что ж, если вам так хочется, – пожал плечами Гарри, затем повернулся к Джинни и прошептал ей на ухо, так чтобы никто не услышал: – Выясни, что нужно этой слизеринке. Мне кажется, что-то назревает.

Преподаватели удалились. Студенты начали шептаться. Как бы многие не выглядели, но полных идиотов в этом учебном заведении не было. Старшекурсники не могли не заметить странное противостояние директора и вернувшегося Малфоя, не могли они и не заметить того, что с Поттером стали происходить странные вещи, которые пусть и косвенно, без доказательств вели к директору. Шепот нарастал, догадок становилось все больше.

***

— Я просто вынужден обратиться в Министерство с требованием, чтобы вас удалили из Хогвартса. – Дамблдор мрачно уставился на Гарри и Драко.

— И по какой же такой причине? – равнодушно поинтересовался Малфой.

— Ваше аморальное поведение… – начал Дамблдор.

— Вы видели, как мы целуемся на людях? Видели нас за этим самым непристойным поведением своими глазами? – перебил его Гарри.

— Мистер Поттер, вы о чем? – МакГонагаллл пошла красными пятнами.

— Ну, нас же обвинили в аморальном поведении, – мило так улыбнулся Гарри. – Я понимаю, что нашу с Драко связь можно так назвать, правда, я не знал, что такой умудренный опытом маг, как Альбус Вульфрик Брайан Дамблдор окажется гомофобом, – и Гарри уставился на директора, давая тому лицезреть свою физиономию, на которой было написано: «А я все знаю!»

— Вы… вместе? – МакГонагалл стала похожа на сову, такими большими стали ее глаза от удивления.

— Невероятно, оказывается, вы не знали, – на Гарри словно черти напали, и его понесло. С каждым словом ожерелье-ошейник на горле становилось все теплее. Он явно переходил границу.

— Мистер Поттер, это уже выше всяких… – снова взял слово директор.

— Дамблдор, может быть мы закончим этот спектакль? – резко повернувшись к старику, холодным тоном произнес Гарри. – Мне надоели эти хождения вокруг да около. У вас ко мне претензии? Выкладывайте! Только не обессудьте, я затем выложу вам мои. И список будет очень большой!

— Да, что же вы такое можете предъявить профессору Дамблдору? – всплеснула руками Хуч. Директора явно тоже интересовал этот вопрос

— Вы хотели, чтобы я начал? – усмехнулся Поттер. Ошейник послал довольно болезненный импульс. Граница была пройдена. Гарри нужно будет в течение 24-х часов исполнить то наказание, которое ему придумали Ремус и Люциус. Но Гарри посчитал, что это он как-нибудь переживет. И не такое пережил за свою короткую, но очень уж насыщенную жизнь.

— Будьте добры, – скривилась МакГонагалл, считая, что у этого мальчишки не должно быть никаких причин не любить директора. А уж поселение к Дурслям она не считала приемлемой причиной для рассмотрения его нытья. Дамблдор несколько секунд смотрел на этого слишком много возомнившего о себе мальчишку.

— Директор, а что вам понадобилось в моих семейных сейфах, что вы ради этого убили моего деда и мою мать, и, кажется, мечтаете убить меня? – елейным-елейным голосом поинтересовался Гарри, сделав наивные-наивные глаза. Ошейник аж завибрировал от возмущения, если так можно сказать.

— Малолетний идиот, – пробурчал за спиной у Гарри Снейп, но услышали его только Поттер и Малфой, причем последний был полностью согласен с такой оценкой, прекрасно зная, к чему приводят подобные эскапады со стороны его возлюбленного.

— ЧТО?! – одновременно с тихим высказыванием Снейпа закричали остальные свидетели этого разговора. Кажется, Дамблдор не учел наглости своего бывшего мальчика, который может вот так вот напрямую пойти в атаку.

— Как вы смеете, мистер Поттер? – возмущению МакГонагалл не было предела. «Все, надо уговорить тех людей любой ценой, этот мальчишка должен умереть. Так позорить директора», – решила она про себя.

— А что? Господин директор не посвятил вас в свои планы и некоторые особенности моего… – язвительно начал Гарри. Продолжить ему не дали.

— Силенцио! – Дамблдор с неприкрытой ненавистью смотрел на своего бывшего золотого мальчика, свою игрушку, которая вздумала выйти из его игры, а затем вернуться, когда ее уже вычеркнули как лишнюю. Он надеялся увидеть на лице Поттера возмущение, даже гнев от своих действий. Только ничего подобного не было. На лице Поттера была такая усмешка, которая говорила: «Попался!», словно он ждал именно такой реакции от директора.

— Да, господин директор, а это уже злоупотребление своими полномочиями, – вступил в игру Драко. – Теперь вы на всех наложите Обливиейт? Или все же ответите на вопрос моего партнера: что же такое вам понадобилось в сейфе Мракс-Малфоев?

— Мистер Малфой! – рявкнул Дамблдор.

— Вы так проникновенно думали на суде. Вы же специально так думали, чтобы вас услышали. Как же, вы ведь дали всем понять, что Гарри Поттер родственник Волдеморта. Правда, не все прониклись. О, как же вы транслировали свои мысли, но, наверное, не все так хорошо владеют мыслеобразами, чтобы понять, что же вы хотели до них донести, – издевательски произнес Драко. Он видел незаметное движение Дамблдора, который заключил себя, его и Гарри в специальный купол, который не позволял остальным слышать их разговор. – Вы так старались с тех пор, аж выворачивает наизнанку. Я всегда считал вас этаким свихнувшимся старичком, а вы прогнили в душе еще хуже, чем Волдеморт. Что же вы за человек, директор? И как далеко вы собираетесь зайти? Неужели так далеко, как мы думаем? Тогда уж простите, но нам придется принять меры, и не особо важно, будем мы находиться в Хогвартсе или вне его. Это уже не имеет значения.

— И все-таки, что же вам так нужно в моем сейфе? – усмехнулся Гарри. Ему понадобилось время, чтобы перебороть Силенцио, но он то сделал. – Неужели это такая важная вещь, что ради нее вы пошли на убийство.

— Я никого не убивал, – мрачно заявил директор.

— Ну, лично, не лично, но вы это сделали, – хмыкнул Гарри. – Я столько о вас знаю, господин Дамблдор, что если все это вынести на обозрение общественности, ваша репутация окажется на таком дне, с которого вы уже никогда не выберетесь, уж мы постараемся. Кстати, вы своего друга давно навещали? – и улыбка до ушей.

Лишь одно мгновение юноши могли видеть ненависть пополам с желанием убить их в глазах директора, а затем все исчезло.

— Не считай себя таким умным, Поттер, и поглядывай за спину, – бросил Дамблдор. – У меня все еще много власти и много людей. И если думаешь, что способен выстоять против меня, то ты глубоко ошибаешься. Какие бы там способности у тебя ни были. Что мне так нужно из ТВОЕГО сейфа? Сам выясняй. Теперь это уже не имеет значение, я смирился с тем, что никогда не получу желаемое. Уж сильная слишком семейка у тебя была. И да, я готов идти к цели любым путем. Это общество должно жить в мире, и если нужно, я убью еще многих, чтобы так и было.

— Да, директор, – протянул Драко. – Ну, вы и козел!

Гарри даже реагировать на эту речь не стал, только покачал головой, но со своим парнем был согласен полностью.

— Следите за своей спиной, – бросил им Дамблдор, усаживаясь за свой стол с совершенно невозмутимым видом. – Вы многое знаете, но заткнуть вас я все же могу. У каждого из вас есть то, что может похоронить вас так, что никто больше в вашу сторону не посмотрит. Мы на равных, мальчики мои, но на моей стороне сила и опыт, а вы всего лишь сосунки. И не такие уж вы всемогущие, как может показаться. А теперь, убирайтесь вон.

Юноши несколько секунд смотрели на него, а затем шагнули из купола, этим его разрывая. Преподаватели смотрели на них, перешептываясь.

— До первой провинности, и вы отсюда вылетите с треском и такой запятнанной репутацией, что в обществе вам больше будет не показаться, – махнул рукой Дамблдор, показывая, что все свободны. Первыми покинули кабинет Гарри, Драко и Северус.

Они молча спустились в подземелья. Вся остальная компания оказалась там же, ожидала их в гостиной апартаментов слизеринского декана. Пароль он этой группе дал сам.

— Что это было? – Снейп уставился на парочку.

Гарри отошел от всех и прислонился лбом к стене и там замер.

— Гарри? – Джинни удивленно уставилась на него.

— Наймудараш не прощает, когда игнорируют его предупреждения, а ты нарушил все возможные запреты, так? – Драко спокойно поглядывал на своего парня. Тот кивнул в ответ, но к друзьям лицом не повернулся. Драко усмехнулся. – И что ты должен сделать, чтобы снять эти неприятные ощущения?

— Какие ощущения? – на Драко уставились все остальные, пытаясь понять, что происходит.

Блондин вздохнул и выложил им историю Наймудараша и каким образом тот оказался на Гарри.

— Мерлин. Все-таки нашлось что-то… – воскликнула Гермиона, затем нахмурилась. – Хотя не помогло. И какое наказание?

— Полныйстриптизвбольшомзалеприсвидетелях, – выпалил Гарри.

— Чего? – на него недоуменно уставились. Разобрать, чего он там сказал, было трудно.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 15.02.2010, 12:45 | Сообщение # 44
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
— Полный стриптиз в Большом зале при свидетелях, – бросил тот снова.

— Ммм?! – на лице Панси выразилось самое настоящее недоумение.

— Это как? – хором выдали Герг и Винс.

— Это ведь не все? – на лице Драко было какое-то странное выражение. – Это слишком легко. Ты уже несколько раз получал предупреждения, но только сегодня пошел на нарушение правил полностью. Так что же там еще?

Гарри пересек комнату, подошел к своего возлюбленному, наклонился к нему и что-то зашептал ему на ухо по-арабски. Драко был спокоен. Остальные смотрели на них удивленно.

— Да уж, Поттер, у тебя как не было мозгов, так и нет, – наконец, произнес Драко, затем оглядел остальных. – Сегодня ночью будет представление, в Большом зале. После этого, Гарри, мы делаем то, что должны, и я запираю тебя в доме, в спальне, от греха подальше, честное слово, а еще лучше, посажу тебя на цепь, да еще намордник надену.

— Эээ, Драко? – Джинни осторожно позвала блондина.

— Ты все увидишь сегодня ночью, Джин, поверь, зрелище будет незабываемым, – с сарказмом произнес Драко. – Надеюсь, это научит тебя хоть чему-нибудь, и скажи спасибо, что краснеть после этого тебе придется только перед друзьями.

— Спасибо, – искренне сказал Гарри.

— Исчезни с глаз моих домой на пару часиков, или я тебя прибью сейчас, придурок гриффиндорский, – Драко был зол. Гарри решил не испытывать судьбу и ушел в гостевую спальню.

— Извините, но у меня чешутся руки задать ему хорошую трепку, – произнес Драко. – Он никогда не думает.

— Это же Гарри Поттер, – хмыкнула Гермиона. – Кстати, мы поговорили с Гринграсс.

— И? – Снейп насторожился.

— Волдеморт приказал доставить ему Драко и Гарри живыми, а от нас ему нужны только головы. Родителей Панси, Блейза и Дианы… В общем, кажется, они останутся без родителей, – закончила тихо девушка.

— Думаю, наши родители уже у него, – прошептала Диана.

— Все будет хорошо, – Драко обнял подругу и погладил ее по спине. – Осталось совсем немного, и все это закончиться.

— Ты уверен? – спросил Рон, потирая виски. Драко остановил свой взгляд на нем и в памяти у него всплыл эпизод, когда Гарри потирал такими же движениями свой лоб.

— Рон, ты никаких снов не видишь? Видений там? – осторожно поинтересовался блондин.

— Так, а вот теперь поподробней, – нахмурился Фред.

Ребята быстро поставили в известность Снейпа и Драко о том, что случилось с Роном, и о его снах. Некоторое время они обсуждали эту тему. И, в конце концов, согласились с Драко, что это очень смахивает на аналогичные случаи с Гарри, а значит, как-то все это связано и имеет под собой какие-то основания.

— Воможно, только возможно, что змея Лорда выжила, – задумчиво произнес Снейп. – И у тебя с ней связь, – он посмотрел на Рона. Того передернуло от перспективы такого ментального соседства. Снейп тем временем продолжил. – Я постараюсь разобраться. Драко, ты куда? – посмотрел он на направляющегося в гостевую спальню крестника.

— Не могу убить, так затр… – договаривать он не стал. Ребята тихо захихикали.

— И все же, что такое сегодня ночью будет? – задумчиво глядя на закрытую дверь, произнесла Панси.

— Увидим, – Гермиона всеми фибрами души чувствовала, что зрелище будет еще то. «Кажется, Гарри все-таки нарвался», – подумала она.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 09.07.2010, 00:03 | Сообщение # 45
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Олюся, Itas, спасибо) (кстати, это не перевод)
Сегодня выкладываю последние главы- фик закончен)
Приятного чтения happy
Глава 42. Представление в Большом зале.

Гарри стоял перед входом в Большой зал. Сказать, что он нервничает, нельзя было. Он делал вещи и похуже, и более откровенные, и даже более чем откровенные. Проблема состояла в том, что делать ему сейчас это придется перед своими друзьями. Гарри совсем не хотелось, чтобы его считали обычной шлюхой, подстилкой или как там подобных ему людей называют. Он давно уже перестал смущаться, краснеть из-за секса и людей, смотрящих на него при этом, но внутри все равно осталась горечь. Это не был его выбор.
Гарри прекрасно понимал, почему именно этот способ наказания выбрал Ремус. Люпин знал о внутреннем дискомфорте своего юного любовника. Чтобы Гарри не делал, и как бы при этом ни улыбался, он все же предпочитал оставлять интимные подробности в очень узком кругу, то есть между собой и своими любовниками. А сейчас ему предстояло не просто станцевать стриптиз под одобрительные посвистывания из публики, что он, кстати, мог сделать запросто и не особенно заморачиваясь. Задача состояла в том, что танец должен был предельно откровенным, за гранью дозволенности, принятой даже в очень раскрепощенном обществе.
Глубоко вздохнув, Гарри на секунду прикрыл глаза, а затем медленно выпустил воздух. Пора было сделать последней шаг, а то иначе сама магия заставит его выполнить «наказание», и он уже не сможет все это контролировать. А подобные вещи, как потеря контроля, ему совершенно не нравились. Однажды он уже испытал такое в Аравии, понадеявшись, что Империо на него не действует, и, забыв, что могут быть и другие заклинания подобного рода. Опыт был не из приятных.
Большой зал был погружен в полутьму. Надо сказать, что друзья пощадили его чувства. Они сидели по кругу в полутьме. Он мог лишь различить их фигуры, но, кто из них кто, сказать бы не смогли. Центр зала был покрыт толстым персидским ковром. Явно работа Драко. Звучала музыка, но пока тихо, едва слышно. Ребята сидели на подушках, полные ожидания. Он чувствовал их предвкушение. Девчонки однажды просили его станцевать именно эротический восточный танец, но он всегда отказывался, и вот им выпал такой шанс. Еще бы они его упустили.
Как только Гарри ступил на ковер, музыка зазвучала громче, обволакивая его. Артефакты сжались, давая ему понять, что пришло время выполнять свое «наказание». Он замер на краю ковра, закрыл глаза. Специально к этому «танцу» Призрак переоделся. Почему Призрак? Он решил показать себя таким, какой он стал. А он – это все, чем он был и чем стал. И все это объединилось в нем, как в Призраке. Призрак был единственной из его «масок», которая на самом деле маской не была. Он воин, танцор, наложник, любовник, маг, хаи-джезказган и наемный убийца. И этого уже нельзя было изменить.
Мантия, скрывающая его тело, упала на пол, к его ногам. Он услышал, как перехватило дыхание у девушек. В таком виде его еще никто не видел. Он сомневался, что даже Драко видел его таким. Пришло время не только отрабатывать наказание, но и перестать скрываться перед теми, кого он любил. Многослойные одежды восточного танцора, предназначенные для снимания во время танца, смотрел на нем просто превосходно. Гарри поднял руку и закрыл себе нижнюю часть лица специальной тонкой полупрозрачной завесой. Все внимание теперь акцентировалось на его глазах, которые вдруг стали больше, выразительнее.
Юноша еще раз вздохнул. Он был спокоен, вся нервозность ушла. Он уже делал такое, может быть не так, но все же делал, и ничего особо нового сейчас не должно было происходить. Сейчас ему нужно было собраться, чтобы услышать музыку, поддаться ей, чтобы она увлекла его за собой. Он стоял с закрытыми глазами, совершенно расслабленный. Музыка начала проникать в него, подчинять своему ритму. Гарри чувствовал ее и предвкушающее ожидание окружающих его людей. Когда разум и сердце, наконец, услышали ритм, тело задвигалось.
Он уже не слышал судорожного вздоха, раздавшего со всех сторон. Он и музыка стали едины. Останови одно – и другое уже не будет так прекрасно. Лишь вместе эта музыка и танцор представляли собой нечто невероятное, изысканное, многообещающее. Все движения танцора были плавными, гибкими, он словно парил над ковром, над полом. Он чувствовал каждый взгляд, направленный на себя. И сейчас он мог сказать, кто и где сидит. Вот это – горящий взгляд Драко. Вот этот оценивающий принадлежит Панси. Задумчивый – Гермиона. Любопытный принадлежит Рону, а вот эти смущенные – Винсу и Грегу. Он чувствовал их, как самого себя. Его движения неуловимо изменились, музыка вдруг стала более тягучей, воздух жарче. Он услышал, как изменилось дыхание зрителей, как часть из них подалась вперед, словно хотела увидеть все ближе, четче. Танец медленно переходил из просто восточного танца к эротическому. Его движения с каждой секундой становились все сексуальнее, все более провоцирующими, но пока еще ни одна вещь не была снята с него.
Все слилось воедино, мир вокруг перестал существовать. Он уже не слышал каждого в зале, для него они слились воедино, стали всего лишь теми, кого он должен возбудить, теми, кто должен желать его тела, чтобы получить удовольствие. Он подцепил завязки верхней полупрозрачной юбки. Он даже не заметил, как она осела на пол. Он был музыкой, музыка была им. Движение, поворот, шаг, взмах руки, и очередная ткань падает на пол. Он сделал полный круг по залу и остался только в полупрозрачной рубашке, поверх которой была одета красивая, расшитая безрукавка-туника. На ногах были плотные шальвары с разрезами по бокам до пояса, и в них мелькала прозрачная ткань нижних шальвар.
Музыка становилась все гуще, все эротичнее, как и его движения. Он кожей чувствовал, как начинают возбуждаться его зрители, как они тянутся в его сторону, хотя на самом деле все оставались на своем месте.
Он заскользил по ковру, продолжая танцевать. Бедра плавно двигались в такт музыке. Он изгибался так, словно в его теле не было костей. Движение – и безрукавка падает на пол. Он не знает, к кому подплыл в танце, предлагая дернуть за завязки на поясе. Он только ощутил мгновенное замешательство зрителя, а затем уловил легкое движение с двух сторон. Девушки оказались намного сообразительнее и быстро поняли, что требуется.
- Оххххх, - пронеслось по залу. Он знал, почему. На нем остались только прозрачные шальвары и такая же прозрачная рубашка, и лишь пах был прикрыт более плотной тканью.
Он продолжал двигаться, но уже вплотную к зрителям, давая им дотронуться до себя, побуждая их это сделать, провоцируя на это. Юноша ощущал эти боязливые поначалу движения, которые с каждым новым обращением становились все свободнее, все решительнее. Гарри не помнил, перед кем танцевал и кому предложил развязать завязки на рубашке, но вот уже и она упала на пол, а он заскользил дальше. Он был почти уверен, по его обнаженной груди провела своей ладошкой Джинни, а вот его за талию обняла Панси, а это кажется Диана. Танцор был уверен, что поцелуй между лопаток оставил ему Драко.
- Оххххх, - новый судорожный вздох, и на Гарри осталось всего два куска ткани – вуаль на нижней части лица, и ткань, прикрывающая пах и совершенно нескрывающая вида на его упругие ягодицы.
Юноша уже не заботился о том, что о нем могут подумать. Сейчас он превратился в Данаба, который развлекал своего Господина, он превратился в Асара, который заставлял всех забыть обо всем, кроме него, и он был Призраком, двигаясь по залу так, как не способен ни один человек. Ему давно было плевать на то, что в зале были не только его друзья, что кто-то еще сюда пришел. Помешать ему, довести до конца этот танец, никто не мог, магия артефакта не позволит.
Его руки скользили по собственному телу, возбуждая и даря возбуждение окружающим. Он давно уже танцевал с закрытыми глазами. Все было только на ощущениях. Он лишь краем сознания понимал, что людей стало в зале намного больше, что руки, скользящие по его телу, принадлежат не его друзьям. Один, последний лоскут ткани, все еще оставался на нем, последняя преграда к выполнению поставленной задачи. Но это уже было мало.
Гарри вывернулся из очередных алчущих его рук и заскользил в танце дальше. Его не интересовало, что делали люди вокруг, как справлялись с тем возбуждением и похотью, которые он в них вызвал. Чья-то твердая, явно рука зрелого мужчины обвилась вокруг его талии и притянула к горячему телу.
- Тебе придется идти до конца, Данаб, - услышал он жаркий шепот на ухо, затем почувствовал столь же жаркий поцелуй. Эти губы и голос он узнал бы из тысячи, но понять сейчас, как этот человек пробрался в Хогвартс, у него не получалось. – Твой Малик ждет тебя, Асар, - его подтолкнули вперед, направляя. – Только прямо, Асар, только прямо, - а затем с него словно сдернули последнюю ткань, лишь вуаль все еще скрывала нижнюю часть лица. Зал ахнул, затем замер, а затем послышалось шевеление, словно со всех сторон к нему пытались дотянуться, но сам он двигался только к одному человеку, который горящим взглядом смотрел на него.
Драко сделал шаг ему на встречу, еще один, потом еще. Они встретились. Блондин сорвал вуаль и впился в желанные губы страстным, собственническим поцелуем, словно доказывая всем, что только у него есть права на Танцора, что дальше тот будет танцевать только с ним. Руки Малфоя заскользили по идеальной коже спины, опустились на ягодицы, сжали их, заставляя Гарри вжаться в него, почувствовать, как он хочет своего брюнета. Они целовались на виду у множества людей. Один – совершенно голый, второй – полностью одетый. Им не привыкать быть в такой ситуации, но сейчас им действительно было наплевать а всех и вся. Были только они – Гарри и Драко, Асар и Малик, два Скарабея, Ангел и Призрак.
- Больше никаких тайн, - жестким шепотом произнес прямо в губы возлюбленного Драко.
- Больше никаких тайн, - согласился Гарри.
Малфой впился в его губы с новой силой, терзая их, доказывая и себе, и любовнику, кто из них в их паре главный. Брюнет так и понял, когда оказался лежащим на спине на ковре, когда обнял ногами своего любовника. Он не мог вспомнить и того, когда Драко оказался таким же голым, как и он сам. Сейчас имела значение только их страсть, их любовь. Он подавался на каждое движение, ощущал каждый толчок в своем теле. Их пальцы были переплетены, как и их души. И было плевать, что этот, самый главный танец любви видят те, кому не нужно это видеть. Гарри не запомнил, да и не осознал того, что уже давно артефакты соскользнули с него. Он выполнил задание, он сделал более того, что требовалось, и теперь подобное наказание не будет для него чем-то невозможным. Гарри перешел ту грань, на которую до этого не был способен, даже будучи Данабом.
Они одновременно достигли пика. Мир взорвался фейерверком красок и чувств.
- Я люблю тебя!
- Я люблю тебя! – эхом в ответ.
***
Гермиона переживала за друга. Она знала, что Гарри изменился, и совсем не остался тем, кем был когда-то. Она задумчиво следила за ним в самом начале танца. Она никогда не видела, чтобы та отдавались музыке. В голову пришло сравнение, что так отдаются любимому – полностью, без остатка, сливаясь навечно. Следя за Танцором, девушка, наконец, поняла, чего бы хотела в этой жизни.
Она уже видела, как Гарри танцует, но тогда он всегда себя контролировал, а сейчас, сейчас не было никакого контроля. Гермиона даже представить не могла, что можно так слиться с миром, стать настолько единым. Исчез маленький наивный мальчик, который краснел при любом упоминании просто поцелуев. Возможно, когда-то она бы сказала, что все происходящее пошло, похотливо, но не сейчас. Гарри смог превратить свое наказание в спектакль, которые перерос во что-то большее, что захватило все сидящих. Сначала она собиралась только смотреть, отстранившись от самого действа. Но когда было, чтобы с Поттером все пошло, как задумывалось? Ему всегда удавалось перевернуть все верх дном. Она и сама не поняла, когда стала следить за его танцем. Она поймала себя уже только тогда, когда ее рука потянулась развязать завязки на верхних шальварах. Этот Гарри Поттер смог заворожить ее, не силой, не магией, и даже не знаниями, а сам собой, своей способностью отдаваться тому, что делает всем сердцем, всей душой. Он не танцевал, он жил.
Сейчас она могла сказать, что в начале танца был тот, старый Гарри, неуверенный, наивный, но талантливый. Затем появилось что-то новое, пронзительное. И появился… Да, она была уверена, что появился Данаб. Сначала он был тихий, напуганный, но постепенно открывался, становился сексуальнее, откровеннее. Потом на его место встал Асар – жесткий, иногда веселый, но сильный воин. Вот он превратился в соблазнительного, но наемника, способного использовать свое тело как оружие. Девушка поняла это сразу, стоило только взглянуть на всех этих людей, появившихся в зале. Она не сразу поняла, что в Большом зале стало намного больше народу, чем было в самом начале.
Сумев отвлечься от Гарри, Гермиона оглядела зал. Сейчас здесь были почти все профессора, директор, и старшекурсники всех факультетов. Скорее всего, магия не допустила сюда никого, младше шестнадцати лет. Она увидела, как Дамблдор пытается прекратить происходящее, но ничего не может сделать. По-видимому, артефакт был очень занимательным. Флитвик, их маленький профессор Чар, не обращал внимание ни на что, он пристально, с каким-то странным выражением на лице, следил за Танцором. Было ощущение, что он что-то высчитывает в голове. МакГонагалл то бледнела, то краснела, но не одобряла происходящего. Поппи Помфри странно улыбалась, ад и остальные дамы-профессора, хоть и покрылись румянцем, но явно наслаждались бесплатным эротическим шоу. Но самое интересное зрелище представлял собой Северус Снейп. Как бы зельевар не изменил своего отношения к гриффиндорцу с момента его возвращения, он не был готов увидеть то, что увидел сейчас. Ну, не мог, по его мнению, Поттер быть таким. Джеймс никогда бы не смог сделать того, что сейчас делал его сын. И ладно бы просто стриптиз, это можно было бы пережить, а потом и поддевать его всю оставшуюся жизнь. Как можно дразнить тем, что сделано вот так – красиво, изящно, захватывающе и совершенно бесподобно.
Гермиона видела, как всегда невозмутимый, саркастичный профессор проводит рукой по обнаженной спине Танцора, не для того, чтобы удовлетворить свое желание коснуться возбужденного парня, а чтобы поверить, что он живой, настоящий, а не мираж.
И девушка была единственной, кто заметил появление нескольких странных личностей. Сначала она приняла их за Пожирателей, и уже почти собралась предупредить остальных, как поняла, что это не слуги Темного лорда. Она не сразу, но все-таки вспомнила, откуда они ей кажутся знакомыми. Это были те, кто похитил Драко. Но что они тогда делают в школе. Она следила за ними очень пристально, и только поэтому видела все их действия. Пять человек оказались в непосредственной близости от директора, а шестой, судя по всему главный в первой линии зрителей. Она видела, как он обнял Гарри, то ли что-то ему сказал, то ли поцеловал, а затем, сорвав с него ткань с паха, оттолкнул от себя. Теперь она могла смотреть лишь на возбужденного и обнаженного друга, который двигался к… Драко. Она не знала, что еще должен сделать Гарри. Полный стриптиз уже закончен, а что дальше.
Она замерла, когда Драко и Гарри встретились и стали целоваться. Их страсть повисла в воздухе, заставляя прерывисто дышать всех. Она на вкус могла почувствовать, повисшее над всеми: «Мой!» А дальше…
Она даже не поняла, когда они все: она, Панси с Роном, Фред и Джордж, Диана, Блейз и Джинни, Грег и Винс оказались около ребят и закрыли их собой, встав к Драко и Гарри спиной. Она слышали, все, что происходило, но не могли позволить всей этой толпе любоваться на любовь своих друзей. Это было настолько личным, что не должно было стать достоянием публики. Оргазм парней каждый прочувствовал на себя. Кажется, вместе с ними кончил и весь зал.
Гермиона обвела взглядом зал. Что-то было не так, но что? А потом она поняла, что пропали эти странные шесть человек, а вместе с ними и директор. «Они похитили Дамблдора?» - недоумение так и застыло на ее лице. – «Он же для ЭТОГО не годится». Ничего другого ей почему-то в голову не пришло. Гормоны, наверное.
***
Махкал с того самого момента, как была заключена сделка с Асаром и Маликом, начал разрабатывать план действий своих джезказганов. Для начала ему нужно было понять всю обстановку в целом, а уже потом принимать какие-либо решения относительно главной цели. На разведку были направлены лучшие.
Сам он решил последовать в Хогвартс, ему было интересно, настолько ли хороша защита, как о ней говорят. Они уже были на территории школы, но настолько глубоко не проникали. Махкал даже предположить не мог, что окажется свидетелем целого представления.
Он и его команда спокойно, без каких-либо проблем прошли на территорию Хогвартса. Он специально прощупывал нити магии, чтобы сразу же исчезнуть отсюда, если вдруг защитные чары дадут знать преподавателям или директору о незваных гостях. Но защита молчала. Махкал несколько минут стоял с закрытыми глазами, пытаясь прочитать замок и чары, которые его окружали.
- Идиотизм, - выдал он на английском.
- В чем дело? – поинтересовался один из его джезказганов.
- Этому их Темному лорду надо было только прийти сюда без желания нанести вред обитающим здесь, как Хогвартс был бы полностью его, - хмыкнул маг.
- Так просто? – удивились остальные.
- До жути просто, - кивнул Махкал. – И, что самое смешное, действует, потому что мало кто не хочет кому-нибудь что-нибудь сделать. Думаю, именно поэтому директор знает, кто что собой представляет.
- А мы? – уточнил джезгазган.
- А мы пришли просто посмотреть, нам сейчас тут, кроме того, чтобы изучить замок и поглядеть на людей ничего не надо, - усмехнулся Махкал. – Защита хоть и действует, но на нас не реагирует, мы не угроза.
- Забавно, - кивнул еще один араб. – Есть ссоры, детская ненависть, зависть…
- Вот именно, и защита сразу же оповещает об этом, скорее всего, директора, - нахмурился Махкал. – Наши мальчики халезли в настоящее логово растревоженных ос, которые в любой момент могут ужалить. Надо бы Данаба и Фиддаха отсюда вытаскивать. Они недооценивают своего директора, очень недооценивают.
Они осторожно прошли по территории, чтобы остаться незамеченными для невольных наблюдателей. В школу они также проникли без проблем. Время уже было позднее, что им было на руку. Уже собравшись рассредоточиться и пройтись по замку, они замерли, укрывшись в двух нишах. Мимо них прошли тихо переговаривающиеся студенты, которым почему-то не спалось. Махкал решил проследить за ними. Тем более он слышал откуда-то доносящиеся родные мотивы. Следуя за студентами, они оказались у открытых дверей Большого зала. Прямо перед ними туда вошли Дамблдор и МакГонагалл.
Махкал несколько секунд пристально смотрел на проход, а затем дал команду проникнуть внутрь. Его взгляд сразу упал на Танцора. Не узнать Данаба он не мог. Но тот никогда так не танцевал, и таким никогда не был. И все же он не забывал о том, зачем сюда прибыл. Быстро и четко разжав задания своим починенным, маг встал так, чтобы полюбоваться танцем Данаба. Он, как и все здесь, был заворожен рассказываемой в движениях историей. Не каждый может передать без слов все, что у него накопилось на душе. Гарри Поттер, Данаб, Асар, снова Гарри, но теперь уже просто Гарри, и Призрак. Махкал видел совершенно другое, нежели все те, кто сейчас излучал похоть, разбуженную искусным танцем. Он видел нити магии, что окружали юношу, видел его метки, видел светящиеся на коже изображение золотого скарабея, и видел эту ауру, силу, что делала юношу Призраком. Маг с изумлением понял, что юноша может передвигаться, как Призрак, используя именно эту силу. Вот теперь он понял, откуда пришло имя Асар. Это не было прихотью. Имя выражало сущность. И, впервые, Махкал испугался, поняв, какая сила была у этого мальчика, и что вся эта сила была подвластна и могла быть выпущена наружу в любую минуту. «Не стоит быть их врагами, ни в коем случае», - подумал он.
Маг следил за танцем, за раздеванием. Он понимал, что происходит, ведь не узнать артефакты на юноше он не мог. Но понял он и то, что еще не дошло до Танцора. Этого будет мало. Махкал перехватил юношу. Рука скользнула по обнаженной талии. Он притянул его спиной к своей груди, чуть прикусил мочку уха и зашептал:
- Тебе придется идти до конца, Данаб, - затем он поцеловал юношу за ухом. По чуть напрягшемуся телу маг понял, что мальчик его узнал. Но он понимал, что сейчас нужно направить страсть Гарри в одно русло, пока его тут не разорвали на кусочки. – Твой Малик ждет тебя, Асар, - он подтолкнул юношу вперед, направляя прямо к Драко. – Только прямо, Асар, только прямо, - указал он путь, концентрируя внимание парня на его возлюбленном. Задав направление, Махкал сразу же растворился в толпе. Он решил, что действовать нужно сейчас, ведь потом такого подходящего случая быть не может. Из потайного кармана был извлечен шприц. Плавное скольжение, неслышные шаги, и игла легко входит в шею директора, который лишь в самое последнее мгновение почувствовал опасность. Но было поздно, уже было слишком поздно.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 09.07.2010, 00:04 | Сообщение # 46
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 43. Тайны, тайны, тайны

- Это не слыхано! - орала МакГонагалл на двух молодых людей, которые совершенно спокойно сидели в креслах, и столь же спокойно взирала на нее. Еще до того, как они слились в страстном поцелуе посреди толпы в Большом зале, еще до того, как Гарри начал свой танец, даже еще задолго до этого, они оба знали, что из школы им придется уйти. Но ни того, ни другого это уже не интересовало. У них были дела поважнее, особенно после того, как стали известны некоторые события, которые произошли во время представления в Большом зале.

«Ретроспектива.
Магия стихла, все заслоны рухнули. Толпа подалась вперед, но остановилась, когда на концах палочек семикурсников засветились огоньки проклятий. Изгои мрачно и решительно поглядывали на окружающих их людей. Было видно, что отступать они не будут, и готовы начать кидаться заклятиями. Возможно, они не смогут удержать их, но если что заберут с собой многих. Если уж честно, то именно эти десятеро входили в число лучших учеников школы. Но…
- НЕМЕДЕЛЕННО ВСЕ В СВОИ ГОСТИНЫЕ! – раздался возмущенный рявк МакГонагалл. – А ВЫ ДВОЕ НЕМЕДЛЕННО В КБИНЕТ ДИРЕКТОРА! – это уже относилось к все еще скрытым за спинами друзей Драко и Гарри. – ЭТО ПРОСТО НЕСЛЫХАННОЕ БЕЗОБРАЗИЕ! В ШКОЛЕ! ТАКАЯ РАЗНУЗДАННОСТЬ! ДА ЭТО ПРОСТО!..
- Мы уже и так поняли, что вы считаете нас аморальными типами, которым не место в стенах этого благороднейшего заведения, - растягивая слова в своей когда-то излюбленной манере, протянул Драко. Он и Гарри уже поднялись, и на последнего Малфой накинул свою мантию, чтобы скрыть его наготу.
Студенты, еще не отошедшие от представления, нехотя покидали зал. Все, кроме Изгоев. Профессора глядели на них, но не у всех в глазах была укоризна. Флитвик, например, смотрел с лукавством, Спраут с усмешкой, а Хуч все еще явно вспоминала все самые пикантные моменты спектакля.
- НЕМЕДЛЕННО В КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА! – у МакГонагалл даже голос сорвался от гнева. – Альбус, надо что-то де…, - она развернулась туда, где должен был по идее стоять директор школы. Вот только того не было. Она недоуменно оглядела зал. Минерва прекрасно понимала, что он бы не покинул зал, оставив такое поведение без внимания, тем более уже пытался удалить этих двоих из школы. – Альбус?! – растеряно произнесла она.
- Кстати, действительно, а где директор-то? – прошептала Панси, тоже оглядывая в зал в поисках Дамблдора.
- Его нет в школе, - спокойно оповестила всех своих друзей Гермиона.
- Я же видела, как он был в зале, - недоуменно произнесла Диана.
- Ага, был, да весь сплыл, - хмыкнула Грейнджер. – Один укольчик, под ручки и адью.
- Чего? – хором переспросили Винс и Грег.
- Украли его, говорю, - с ядовитым сарказмом и непередаваемым удовлетворением в голосе пояснила Гермиона.
- ПОТТЕР, МАЛФОЙ! В КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА! НЕМЕДЛЕННО! – МакГонагалл явно еще сильнее обозлилась, обнаружив исчезновение своего непосредственного начальника. – ОСТАЛЬНЫЕ! В ГОСТИННЫЕ! НЕМЕДЛЕННО! И СТО БАЛЛОВ С КАЖДОГО ФАКУЛЬТЕТА ЗА ГУЛЯНИЯ ПОСЛЕ ОТБОЯ! МАЛФОЙ И ПОТТЕР, ЕЩЕ ПО СТО БАЛЛОВ С ВАШИХ ФАКУЛЬТЕТОВ ЗА АМОРАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ В ОБЩЕСТВЕННОМ МЕСТЕ!
- Вообще-то, вы не можете с них снять баллы, они не студенты, - буркнул Рон, проходя мимо разъяренного декана. МакГонагалл так на него глянула, словно сейчас сорвется и проклянет его на всю оставшуюся жизнь.
- МИНУС ПЯТЬДЕСЯТ БАЛЛОВ, МИСТЕР УИЗЛИ! – выплюнула со злостью женщина. Рон только пожал плечами, его не особо заботили такие вещи, особенно после того стал изгоем на собственном факультете.
- Идем? – Драко посмотрел на своего возлюбленного, тот кивнул, и они оба направились к дверям. МакГонагалл с секунду глядела на них, затем, чуть ли не копируя Снейпа, развернулась, взметнув подолом мантии, и вылетела за двери, в сторону кабинета директора.
Поттер и Малфой только хмыкнули на это. Они прекрасно знали, чем закончится этот разговор. Но вот исчезновение директора было довольно интересной новостью. К сожалению, расспросить все подробности у Гермионы сейчас не получится. Были бы они одни, то да, а так, придется потерпеть. Гарри понял, кто это сделал. Шепот Махкала он воспринимал как реальность, а не просто игры сознания. Но вот то, как те безнаказанно прошли через всю защиту Замка, да еще и умыкнули директора на виду у такого количества людей, было очень интересно.
Снейп стоял под горгульей, охраняющей вход в директорский кабинет. Он с усмешкой оглядел Гарри.
- Вынужден признать, Поттер, я вас совершенно не знал, - произнес он.
- А зачем такой официоз? – скривился тот в ответ.
- В таких вещах только так и признаются, - усмехнулся зельевар. – После разговора с МакГонагалл жду вас у себя, - а затем в лучшей своей манере удалился.
- Я тоже так хочу, - завистливо глядя вслед своему когда-то самому нелюбимому профессору, произнес Гарри.
- Попроси – научит, - фыркнул Драко, затем дернул его за руку и повел на встречу с разъяренным гриффиндорским деканом.
- Интересно, а что Махкал сделает с Дамблдором, пока мы тут прохлаждаемся? – задумчиво спросил брюнет.
- Ну, точно не то, что делал с нами, - фыркнул блондин в ответ.
- О, хотел бы я на это посмотреть, - рассмеялся Гарри.
- Бррр, не стоит, - поежился Драко. – Это зрелище не для слабонервных.
- Чем займемся? – Поттер посмотрел на своего парня.
- В смысле? – не понял Малфой.
- Не, я знаю, что дел у нас хоть заавадься, - хмыкнул Гарри. – Но вот, с чего начнем?
- Начнем мы с раскрытия тайн, - твердо произнес Драко. – Пора уже разобраться с тем, что было закручено Дамблдором много лет назад.
Конец ретроспективы»

- ЧТОБЫ ДУХУ ВАШЕГО НЕ БЫЛО В ХОГВАРТСЕ! – закончила свою яростную речь МакГонагалл, даже не осознавая, что все ее слова были пропущены мимо ушей с милыми такими, спокойными улыбками на лице.
- Как скажете, профессор, - произнес Малфой. – Мы свободны?
- такое поведение заслуживает общественного порицания, - немного успокоившись, заново завела свою речь заместитель директора.
- Я бы на вашем месте занимался не нашим общественным порицанием, а занялся поисками вашего непосредственного начальника, которого увели у вас под самым носом, - выдал Гарри.
- Щенок! – разозлилась МакГонагалл.
- Стоило мне узнать правду, как я стал щенком, мишенью для битья и тем, кого нужно стереть с лица земли, - с милой улыбкой, за которой чувствовался звериный оскал, произнес Поттер. – Не много ли вы все взяли на себя, решив, что лучше знаете, как мне нужно жить? Кто дал вам право распоряжаться моей жизнью по вашему личному желанию? Когда же вы, профессор МакГонагалл, стали такой беспринципной тварью?
- Не смей так со мной разговаривать, - было такое ощущение, что кошка очень сильно разозлилась и уже готова вцепиться когтями в свою жертву.
- Да, да, да, мы уже слышали и про светлого, хорошего, доброго Альбуса Дамблдора, который всем желает добра и каждому дает второй шанс, но при этом он с легкостью отправляет невиновного в Азкабан, а затем подстраивает его такое удачное падение в Арку Смерти, - Гарри начал выходить из себя.
- Ты снова переходишь границы, - спокойно произнес Драко, прекрасно понимая, что любимому нужно высказать все свои претензии тем, кто виноват в его испорченной жизни.
- Мне надоело, что они все знают, как мне будет лучше, - процедил сквозь зубы Гарри. – Так и хочется все послать. Только вот, не будет, по-вашему. Я все сделаю по-своему. Счастливо оставаться, профессор. И не скучайте. Жизнь сладкой и такой, какой ее хотел видеть Великий и Могучий Альбус Дамблдор не будет. Это я вам обещаю.
Гарри вылетел из кабинета, Драко последовал за ним. В спину им влетел гневный выкрик МакГонагалл.
- УБИРАЙТЕСЬ ИЗ МОЕЙ ШКОЛЫ!
Юноши только покачали головой, взялись за руки и последовали в подземелья, в комнаты Северуса. По пути им никто не попался. Похоже, профессорам удалось всех разогнать, запугав отработками и сниманием баллов.
Гарри с каждым шагом становился все мрачнее. Драко искоса за ним наблюдал, пытаясь понять, что же так обеспокоило возлюбленного.
- Как ты думаешь, сколько завтра громовещателей полетит к нам домой и в Хогвартс? – вдруг спросил Поттер.
- Испугался? – насмешливо поинтересовался Малфой.
- Нет, просто противно, - признался Гарри. – Одно дело, когда это те, кого ты знаешь и кто не будет тебя постоянно головой окунать в помои. Совсем другое, когда это толпа, которая еще и преувеличит для более красочной картинки. Надеюсь, там ни у кого не было колдоаппарата.
- Я думаю, Ремус все-таки пройдется по твоему мягкому месту очень кожаным ремнем, - тихо сказал Драко. – Я поражаюсь тому, как легко тебя можно вывести из себя тогда, когда ты вроде бы способен держать себя в руках. А вот, когда от тебя ждешь реакции, и знаешь, что она должна быть, ты спокоен как удав.
- Наверное, Англия дурно на меня влияет, - пробубнил Гарри.
- Ну-ну, - не стал спорить Драко, но дал понять, что не верит такому объяснению. Хотя, на самом деле, Малфой был рад, что любимый остается собой, что способен выйти из себя и поступить совершенно по-гриффиндорски, выкинуть такое, что за голову можно хвататься. Это лучше всего доказывало, что он живой, настоящий, и не потерял еще веру в жизнь и в то, что там, где-то далеко в будущем, они все будут счастливы.
Северус их уже ждал, сидя в кресле. Он ни слова не сказал о том, что произошло в Большом зале. На удивление, тактично, если посмотреть на то, что он любитель ударить по самому больному или незащищенному месту. Его в первую очередь интересовало то, знают ли эти двое, куда мог пропасть Дамблдор, и во вторую – что они собираются дальше.
- Сначала мы покинем эти гостеприимные стены, - фыркнул Драко. – Вообще не нужно было сюда возвращаться. Ребят только жалко. Надо бы их отсюда вытаскивать, от греха подальше. Совсем их без нас заклюют.
- Они не такие беспомощные, как может показаться со стороны, - покачал головой Снейп. – Они бойцы. Своим покровительством вы можете только навредить им.
- Не будем спорить, - улыбнулся Драко. – Ты что-то хотел от нас?
- Да, - мрачно кивнул зельевар.
- И что? – спросил Гарри.
- Надоите друг друга, - бросил Снейп, вставая с кресла.
- Чего? – опешил Поттер.
- Того, - передразнил Северус. – Сперма мне ваша нужно. Ну!
- Профессор, а вам представления в Большом зале было мало? – недоуменно произнес Гарри, не совсем восприняв фразу о том, что Снейпу нужна их сперма.
- Мне не представление от вас нужно, а ваша СПЕРМА, Поттер! – язвительно выдал зельевар.
- Зачем? – Драко тоже пребывал в недоумении.
- Для зелья, для чего же еще, - скривился Снейп.
- Для какого? – спросил Гарри.
- А вам какая разница? Беды вам не будет, - фыркнул Северус, затем произнес то, что заставило обоих парней уронить челюсти на пол и округлить глаза от удивления. – Вам что, жалко?
- Да, нет, в принципе, - отойдя от шока, выдал Гарри. – Сколько нужно-то?
- А вы еще и дозами способны выдавать? – съязвил зельевар.
- Крестный, - Драко покачал головой. – Зачем тебе наша сперма.
- Драко, - передразнил его Снейп. – А не все ли равно тебе, куда я хочу использовать сперму двух сильных магов? Ты много знаешь зелий, где она может быть применена?
- Нам прямо тут, при вас начинать? – усмехнулся Гарри.
- А ничего нового в вашем исполнении я не увижу, - фыркнул Снейп. – Мне нужно, чтобы вы надоили мне свою сперму!
- Тоже мне, доярка нашлась, - пробубнил Гарри. Драко только усмехнулся, схватил две колбы со стола, затем своего возлюбленного и отправился в ванную. Прелюдных спектаклей и так на сегодня хватало. Снейп усмехнулся, предвкушение от того, что одно из сложных зелий будет, наконец, сварено. Применение у него было не таким обширным, но очень действенным. Сварить-то его было не сложно, но вот достать сперму по-настоящему сильного мага – увы, почти невозможно. Ну, не просить же подрочить Дамблдора или Темного лорда, в самом деле. «Хотя, заманчивое предложение», - мелькнуло в голове у зельевара. Только вот собственное здоровье, а, главное, жизнь ему были дороже.
Через полчаса два довольных, словные сытые коты, молодых человека появились перед его взором. Ничто не говорило о том, чем они были заняты. Одежда в полном порядке, по крайней мере, на Драко. Как подозревал Северус, под мантией Гарри ничего не было.
- Держи, крестный, - с усмешкой передал зельевару колбочки с белой вязкой жидкостью Драко. – Вот не думал, что ты заинтересовался этой областью.
- Прфхмрфпф, - выдал что-то непереводимое Снейп.
- Думаю, мы тут лишние, - усмехнулся Драко, потянув своего любимого из кабинета. Зельевар уже направлялся в свою личную лабораторию, наконец, доделывать так давно лелеемое зелье. Идея о получении спермы этих двоих появилась в тот момент, когда он осознал, насколько сильные маги эти двое мальчишек. И вот, ура, свершилось.
Гарри и Драко не стали ничего собирать из своих вещей, они решили сразу покинуть Хогвартс. Надо будет, ребята все сделают, или тот же Снейп. Они надеялись, что Махкалу удастся все же удержать Дамблдора у себя. Все же не стоило недооценивать директора. Тот столько наворотил, что недооценка могла стать роковой.
Никто особо и не удивился, когда на краю антиаппарационного барьера было замечено шевеление. Ни Гарри, ни Драко не сомневались, что МакГонагалл предпримет какие-нибудь действия против них. Их ждали.
МакГонагалл хоть и была зла, все же услышала слова Поттера на счет директора, только восприняла их несколько в другом ключе. Она была уверена, что эти двое были виновны в похищении Альбуса, а все остальное было всего лишь отвлекающим маневром, с успехом приведенным в жизнь. И естественно, после ухода, она сразу же связалась с Грюмом. Она была уверена, что эти двое сначала соберут свои вещи, и только затем покинуть стены школы. Минерва никому не могла позволить порочить светлое имя Дамблдора, и уж тем более какому-то выскочке, который был обязан всем директору. Сама она не направилась на эту, как надеялась, последнюю встречу с этими двумя, полностью полагаясь на Грюма и его людей. Она сказала старому аврору, что мальчишек, по крайней мере, одного надо взять живым, но на значит – здоровым. Лишь бы говорить мог.
- Они действительно не понимают? – тихо произнес Гарри, глядя на соперников. Пока никто не принимал никаких действий. Когда орденцы поняли, что их обнаружили, они вышли из укрытия и встали напротив двух парней, полностью уверенные в своих силах, ведь их было двенадцать против двоих.
- Они действительно не понимают, - вздохнул Драко. Вот он стоит рядом с Гарри, а затем его окутывает сияние. На какую-то секунду орденцам показалось, что они увидела за спиной у блондина крылья, а в следующую того уже не было рядом с брюнетом, да и тот казался каким-то нереальным, словно перед ними был Призрак, самый настоящий. Заклинания прошли через пустое место. Ни того, ни другого уже не было.
- Ай-яй-яй, - послышалось за спиной у Грюма. – Как нехорошо.
Тот резко развернулся. Вот стоит Малфой перед ним, а вот его уже нет.
- Гаденыш, - прошипел он.
- Как не стыдно, - снова укоризненно произнес Драко.
- Убью, - прошипел Грюм, но так и не смогу видеть нормально Малфоя, который передвигался каким-то странным образом, совершенно непонятным. Он отвлекся, чтобы посмотреть на Поттера. Тот тоже двигался как-то не так, и был несколько прозрачен. Но аврор точно знал, что мальчишка живой. Тогда, что тут происходит?
- Мое имя Малик! Я – Ангел! – вдруг прямо перед ним возник в белом сиянии Малфой.
- Мое имя Асар! Я – Призрак! – замер на месте Поттер.
- Взять их! – рявкнул Грюм.
- Фиддах Малик, - шелестом пролетело по воздуху, и в Драко исчез в серебристом сиянии.
- Данаб Асар, - и растворился Гарри.
- Запомните эти имена, - осталось висеть в воздухе.
- Что это было? – поежился один из орденцев. – Кто они такие, Мордред всех побери?
- Где они там живут? Туда, немедленно, - взъярился Грюм, и аппарировал. За ним и все остальные.
Снова повисла тишина. Откуда ни возьмись появились две фигуры, закутанные в странные темные наряды.
/- Эти англичане не понимают, какой гнев они на свои головы призвали/, - произнес один из них по-арабски.
/- Эти имена хорошо известны в Аравии/, - вторил другой. - /Мне кажется, теперь кое-кому придется ответить на выставленным счетам. Я знаю, какая слава у Асара и Малика в пустыне. Они безжалостны и не их не растрогать. А тут еще и месть замешана/
/- Поспешим к Махкалу, ему стоит знать, что эти двое вступили на путь кинжала/, - произнес первой. Через секунду их уже не было.
Первым делом юноши поспешили не домой, а в Гринготс. Пора было разобраться во всех тайнах, а заодно и сделать несколько дел. Как бы не была необычна их магия и сила, они не были бессмертными. Их приняли сразу и без лишних вопросов. Таких клиентов всегда уважали, и их вопросы решались в первую очередь, причем оперативно.
- Что именно вы хотите сделать? - поверенный пристально смотрел на молодых людей.
- Во-первых, завещания, - произнес Драко.
Они долго и муторно обсуждали все вопросы. Гарри, например, хватало одного титула – Мракс-Малфой-Поттер. Благо лордом он был только Поттером. К титулу Слизерина не имел отношения, как и к титулу Мраксу, а уж Малфоя тем более. Беда была одна, если Гарри погибнет, некому будет продолжить славный род Поттеров. По поводу Малфоев, Драко очень надеялся на отца. Люциус, как думал его сын, сделает все, чтобы род не прервался. Но все же даже у него были сомнения. Старший блондин сильно изменился, и гибель сына могла сломать его. Он и похищение-то пережил с трудом, а что уж говорить о смерти.
Гарри долго спорил с гоблинами по поводу своих остальных титулов. Ну, не нужны они были ему. И так много всего. Да и состояние у него и без того было немаленьким, мягко говоря. В общем, с помощью Драко ему удалось доказать свою правоту. И теперь ситуация была следующей. Джинни в будущем должна была стать леди Забини, а Рон, как муж Панси будет лордом Паркинсоном. Джорджу тоже в этом плане повезло, у него есть Диана. Оставались Фред с Гермионой, Чарли, Билл и Перси, который давно уже вернулся в семью вместе со своей невестой. Примириться удалось быстро и без проблем. Оказалось, что Артур и Молли совершенно не представляли, кто их сын на самом деле. Персиваль Уизли был на удивление смелым, умным и ловким магом, который еще в школе раскусил козни директора. Ох, как он обрадовался, когда семья порвала все свои связи с Дамблдором. Именно поэтому титул лорда Ле Стиа теперь принадлежал ему, а Де Скузо наследовал Фред. Оставались двое, но и у них все будет хорошо. Гарри начал догадываться, что именно храниться в сейфе Маркс-Малфоев и за что поплатился жизнью его дед – Лориан.
Они молча ехали на вагонетки вниз, в подземелья Гринготса. Гарри впервые должен был переступить через порог сейфа Мракс-Малфоев. Он всегда доверял своей интуиции, и сейчас был уверен, что все тайны перестанут быть тайнами.
- Ты в порядке? – спросил Драко. – Не жалеешь, что отдал два титула?
- Нет, мне хватает и моего, - улыбнулся Гарри. – Знаешь, мне страшно.
- Почему? – нахмурился блондин.
- Я знаю, что там, за дверью сейфа лежат ответы почти на все наши вопросы, - тихо вздохнул брюнет.
Дверь отреагировала даже не кровь, а на магию, ауру рода Мракс-Малфоев. Сейф открылся, и юноши вошли внутрь. Это было огромное помещение, где было упорядочено все. Нижний уровень Гринготса славился тем, что все хранилось в одном месте, но ни Гарри, ни Драко не знали почему. Теперь было ясно. Сейф был похож на дом. Ты входишь в холл, из которого ведет множество дверей. Юноши читали надписи: библиотека, артефактная, склад зелий и ингридиентов, оружие, три двери вели к сокровищницам, где лежали соответственно кнаты, сикли и галеоны. Еще две двери вели к фамильным драгоценностям и просто к драгоценностям. Были двери на которой значилось – антиквариат, мебель, одежда. Но заинтересовала их только одна дверь, на которой висела табличка с надписью личный архив Мракс-Малфоев.
- Я сейчас задам очень глупый вопрос, - тихо произнес Драко. – А почему портрет Лориана не рассказал нам ни об этом сейфе, ни о том, что тут может быть?
- Может быть, какая-нибудь магия, - также тихо ответил Гарри. – И портрет просто не знает об этом.
- Все может быть, - кивнул Драко, затем сжал руку брюнета. – Идем? – кивнул он в сторону двери, ведущей в Архив.
- Да, мне кажется, там мы найдем ответы, - произнес Поттер.
Это была небольшая комнатка, где стояли стол, несколько удобных для работы кресел и три стеллажа с подписанными коробками. Гарри с удивлением увидел надписи: «Уизли», «Малфои», «Поттеры», «Блеки», «Том», а затем его взгляд упал на – «Дамблдор». Это была внушительная коробка.
- Это досье, - произнес Драко. – Мерлин, здесь досье на некоторые семьи, но даже не это главное, Гарри. Ты посмотри сюда, - блондин указал на карту, что висела на стене. В центре был нарисован круг, в котором значилось имя их уже бывшего директора, а от него тянулись линии к определенным родам.
- Паутина, - прошептал Поттер.
- Знаешь, мне кажется, надо начитать читать именно с досье Дамблдора, остальное, это уже следствие его действий, - поежился Драко.
Гарри и Драко закопались в документы, забыв о том, что их могут искать, и за них будут переживать. Если бы не Люциус, случайно поинтересовавшийся во время поисков, а не заходили ли в банк его сын и племянник, то еще неизвестно, что было бы с магическим миром. Молли Уизли в гневе страшна. Итак, наверное, икалось некоторым личностям. Пока мальчики изучали документы, то и дело, обращаясь к другим коробкам, чтобы понять, куда завели действия директора, в магическом мире происходило одно событие за другим. Во-первых, стало известно, что куда-то исчез Дамблдор. МакГонагалл сделала все, чтобы доказать, что он просто уехал по делам. Орден искал Поттера и Малфоя, при этом осадив поместье Хабиб-Ахтаров. Только вот толку от этого было мало. Магия-то, окружавшая эту территорию, им была неизвестна. Более того, Минерва уволила Снейпа, решив, что он замешан в похищении Альбуса, вот только сдать его аврорам не смогла, да и вытащить в Орден. Шпион – он и есть шпион, чтобы почувствовать опасность вовремя. Проблема была только в том, что вытащить их Хогвартса остальных детей не удалось. Но те тоже не сидели без дела, не давая спуску всем, кто пытался на них наехать, в том числе и преподавателям. МакГонагалл не хотела вызывать авроров по их душу, поэтому решила действовать своими силами. Проблема была в том, что эти дети никогда не ходили по одному, или даже по двое. Они и жить перебрались в выручай-комнату, чтобы не разделяться. Джинни вдруг оказалась на занятиях с седьмым курсом, и никакие меры на подростков не действовали. Стало ясно, что ситуация полностью вышла из под контроля.
Орден пытался понять, что значили последние слова, перед странным перемещением или исчезновение двух парней. Что именно они хотели сказать, называя свои имена. МакГонагалл поняла, что надо снова связываться с арабами, и направила к ним тех же парламентеров. Единственное, что они получили, это перевод имен, и то от какого-то слуги, поскольку никого более значимого на месте не оказалось. И вот теперь они ломали голову над тем, что значит – Ангел и Призрак.
Гарри тяжело вздохнул, тряхнул головой и откинулся на спинку кресла. От обилия информация пухла, в прямом смысле слова, голова. И вот тут он заметил нечто странное. Рядом со столом стояли два домовика с подносами, на которых стояла еда. Он нахмурился.
- Драко, а откуда тут эльфы? – спросил он.
- Тут нет эльфов, - отозвался тот, поднимая голову, и замирая. До них стало доходить, что в сейфе они уже давно, и явно бы умерли с голоду. Через несколько минут они уже знали, что домовик, привязанный к какому-то определенному человеку-магу, может прийти к нему в любое время и любое место, или в случае опасности, как сейчас и получилось. Парни могли просто с голоду умереть. Оба эльфа были приставлены к мальчикам самим Люциусом, вот и заботились о своих слишком занятых молодых хозяевах.
- И давно мы тут? – поинтересовался Драко.
- 4 суток, 9 часов, 24 минуты и 32, нет уже 33, 34…, - ответил эльф.
- Мда, зачитались, - протянул Гарри.
- Интересное чтиво, надо сказать, - пробурчал Драко. – А у Дамблдор губа не дура. Еще бы понять, откуда он знает про этот архивчик его деяний.
- Если он так подчищал свои хвосты, то мог спокойно узнать, что кто-то под него копает, - вздохнул Гарри. – Половина деяний, которые приписывают Волдеморту, вообще его рук дело. Он создавал своих кукол. Когда одна ломалась, он заменял ее новой. Таким вот образом погибли родители моего отца. Знаешь, я сейчас даже не особо верю в случайность аварии на поезде, когда мама осталась сиротой. Я уже не верю в такие случайности.
- Думаешь, наш светленький директор был в курсе, кто такая твоя мама? – Драко посмотрел на любовника.
- Он слишком много экспериментировал. Я ведь, по сути, эксперимент. Только что-то пошло не так, - мрачно произнес брюнет.
- И все же, я думаю, он не знал, кто твоя мама, но вот подозревал, что она не магглорожденная, - покачал головой Драко. – Он удивился, услышав твое имя.
- Он – хороший актер, - сказал Гарри.
- Нет, но так поиграть жизнями людей, и представить все так, что в этом виноваты другие, - Драко мрачно перебирал бумажки на столе. – Малфои и Уизли. Сто лет войны, которая началась при моем прадеде. Уизли – предатели крови. И все такая мистификация. Дамблдор – гений, мрачный, темный злой гений. Подстроенные убийства, изменения, искривления истории, невинные в Азкабане, сумасшествия людей. Он, как Бог, создавал, лепил, ломал, и снова создавал. Я даже не знаю, что и сказать на все это.
- Работы у нас с тобой очень много, - вздохнул Гарри, затем посмотрел на домовиков. – Вы можете все это перенести в Хабиб? И нас тоже.
- Конечно, молодой хозяин, - закивали оба эльфа.
- И что теперь? – посмотрел на Гарри Драко.
- А теперь ждем сообщения от Махкала и продолжаем изучать все это, - произнес Гарри.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 09.07.2010, 00:04 | Сообщение # 47
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 44. Раскрытие планов или семейный совет.

Люциус просматривал притащенные сыном и племянником документы. Недалеко от него расположились Артур, Билл, Чарли и Перси. Периодически в комнате то и дело раздавалось бурчание. Чтиво, действительно, было интересным, даже более того. Оно было захватывающим.
- Интересно, Ремус их там не прибыл? – подал голос Билл, глядя куда-то в потолок, словно пытался увидеть через стены, что происходить в одной из спален поместья.
- Если бы не Ремус, я сам бы отходил их кнутом за милую душу, - буркнул Люциус, не отрываясь от пергамента, который продолжал читать.
- Как вы думаете, что он с ними делает? – Билл посмотрел на блондина.
- Сначала побьет, потом от…, - хмыкнул Чарли, но договаривать не стал, заметив очень недвусмысленный взгляд отца.
- Они это заслужили, - спокойно произнес Люциус.
- Хотя после вот такого подарочка им можно надеяться на снисхождение, - мрачно выдал Перси, помахав пачкой пергаментов.
- Да, никогда не думал получить в свои руки такое увлекательное чтиво, - протянул Малфой-старший. – Больше половины аристократических родов, и не только они, будут готовы съесть Дамблдора без приправы, если хотя бы малая доля всего вот этого попадет им в руки.
- Твою же…, - вырвалось у Чарли. Вид у него был такой, словно его ударили обухом по голове. Он неверяще смотрел на документы в своих руках.
- Чарльз! – Артур гневно посмотрел на своего второго сына.
- Это… Это…, - у того же просто не находилось слов, чтобы передать свои чувства по поводу того, что он сейчас держал в руках. – Я убью этого старика, сам.
- Чарли? – нахмурился Билл, глядя на брата. Уж кто-то, а Чарли, если не считать Перси, был самым спокойным в семье.
- Этот старикашка, этот…, - он явно глотал нелицеприятные слова, готовые сорваться с губ. – Вот, - наконец, выдал он, протягивая документы отцу. Артур взял бумаги, пристально посмотрел на сына, а затем углубился в чтение. Люциус внимательно наблюдал за ним, и от него не ускользнуло то, как меняется по мере чтение выражение на лице старшего Уизли.
- Артур? – Люциус сразу почувствовал, когда Уизли из состояния растерянности перешел в состояние крайней ярости.
- Думаю, тебе это будет интересно, - тот протянул злополучный пергамент блондину. Люциусу пришлось перечитать его трижды, прежде чем до него дошел смысл написанного.
- Мерлин всемогущий, - вырвалось у блондина.
- Добрались, значит, - в комнату вошли виновника переполоха. Гарри и Драко выглядели вполне нормально, и ничто в их облике не говорило, что с ними что-то проделали или как-то наказали.
- Где вы все это откопали? – хором поинтересовались у них «исследователи».
- Не поверите, в сейфе Мракс-Малфоев, - усмехнулся Гарри. – Это и есть то, за чем охотился наш добренький дедушка директор.
- Он знал об этом компромате? – нахмурился Люциус.
- Да, знал, и это причина того, что мой дед – Лориан Мракс-Малфой, а затем и его супруга с уже своим вторым мужем погибли.
- Ты не веришь в обычную маггловскую катастрофу, - утвердительно произнес Билл.
- Слишком много совпадений, и слишком часто в разные «приключения» с летальным исходом попадали те, кто хоть что-то знал о директора, - со вздохом произнес Гарри. - Я не уверен, что бабушка была в курсе, но директору-то это не было известно. Ему не нужны свидетели, даже если это абстрактные свидетели.
- Значит, из Хогвартса вы направились в Гринготс, чтобы, наконец, посетить этот сейф и застряли там, пока не утолили жажду знаний? – саркастично поинтересовался Снейп, материализуясь не хуже приведения в комнате.
- Эээ, а Вам разве не нужно вести уроки? – недоуменно посмотрел на него Гарри.
- Поттер, вы отстали от жизни за те четыре дня, что отсутствовали в этом мире, пребывая в мире интриг господина директора, - ядовито откомментировал зельевар. – Кстати, а где этот самый директор?
- А мы-то откуда знаем? – фыркнул Драко.
- Вы-то точно знаете, - скривился Снейп.
- Поверьте, мы не знаем, ГДЕ он, - выделил слово «где» Гарри.
- Но в курсе, КАК он пропал из школы, - яда в голосе зельевара стало еще больше.
- Предполагаем, - уклончиво произнес Драко.
- Что вы такого обнаружили, что у вас троих лица такие, словно, окажись тут Дамблдор, Авада показалась бы ему манной небесной? – Билл хотел понять, что привело в такое состояние отца, Люциуса и брата.
- Билл, ты знаешь, когда началась вражда между Малфоями и Уизли? И из-за чего? – Драко, взглянув на документы в руках отца, понял, в чем дело и решил взять дело в свои руки.
- Насколько я могу вспомнить, - нахмурился Билл. – По крайней мере, как рассказывают, история началось что-то около ста двадцати лет назад, пару лет туда-сюда.
- Ага, на самом деле, сто пятнадцать, - кивнул Гарри. – А теперь вопрос на засыпку. А сколько лет нашему добрейшему дедушке?
- Сто пятьдесят три исполняется в этом году, - саркастично произнес Снейп.
- А теперь еще один вопрос: а кто-нибудь знает, что случилось с Гриндевальдом? – это уже Драко.
- Дамблдор его убил, - недоуменно посмотрел на двух парней Чарли, да и остальные тоже.
- Ааа, - протянул Гарри. – Значит, не все документы еще прочитали.
- И что это должно означать? – нахмурился Люциус.
- Живой дедушка Гриндевальд, и даже относительно здоровый, - усмехнулся Драко. – В Нурмергарде сидит, в камере.
- Подожди, - Перси встал и начал ходить по комнате. – Дамблдор же его победил.
- Ага, победил, - усмехнулся Гарри. – Вопрос, КАК!
- Обман это все, и поединок их липа. Опоили бедного Темного лорда, а потом разыграли все как по нотам. И никому даже в голову не пришло, что живой дедушка Гелллерт. Дамблдор, сволочь такая, своими руками кровь не пускает, но вот интриги плетет, только за голову хвататься можно, - вздохнул Драко.
- А теперь вернемся к истории Малфои-Уизли, - Гарри присел на подлокотник кресла, в котором расположился явившийся вместе с ним и Драко Ремус. – Альбус Дамблдор, кстати, никогда не учившийся в Гриффиндоре, но и в Слизерине тоже не был, хотя по сегодняшним меркам, ему там самое место, но, боюсь, наш любитель василисков в гробу переворачивается только от таких моих предположений. Так вот Альбус Дамблдор происходил из простой семьи, не аристократической, и не совсем чистокровной, как бы об это не пытались говорить. Он кичиться тем, что за магглов и магглорожденных, но при этом сделал все, чтобы его считали чистокровным. Ни чьих действий не напоминает? Хотя ладно, мы сейчас не об этом. В общем, дело все в том, что ему нужны были серьезные сподвижники, верящие ему полностью. И нужны были противники, с помощью которых можно было показать, какой он хороший. Пока он своими интригами и подначками направлял своего любовника на путь «истинный», наш дорогой Альбус, сложа руки, не сидел». Дамблдор интриговал, создавая тот мир, в котором сам хотел существовать. Все говорят, что именно Волдеморт уничтожал потомков Основателей по всем линиям. Так вот, это не так. Совсем не так. Уничтожением потомков занимался Дамблдор. Промашка вышла только с Поттерами. Он был уверен, что они потомки Гриффиндора, но когда выяснилось, что Поттеры происходят от Перевеллов… В общем, Джеймс выжил только по этой причине, иначе Мародеров стало бы меньше намного раньше, чем после появления пророчества и этого долбанного Хеллоуина.
- Гарри, ты опять отвлекаешься, - усмехнулся Драко.
- Извини, - отмахнулся от него брюнет. – Малфои и Уизли всегда были в несколько натянутых отношениях. Первые – темные маги, вторые нейтралы, которые больше тяготели к светлой стороне, и лишь в очень опасной ситуации вставали на эту самую сторону. Но они могли поддержать и темную сторону, если считали ее правой. На самом деле сил всегда было три – Темные, Светлые и Нейтральные. И именно то, что одна из нейтральных семей резко и бесповоротно приняла сторону «Света» сделало ее предателями крови.
- Подожди, Гарри, - вмешался Перси. – Дай-ка я тебе выложу свои соображения, а ты скажешь насколько я прав.
- Давай, - кивнул брюнет с улыбкой.
- Дамблдор еще в юности начал добиваться власти, но он не собирался светиться. А чтобы не светиться, нужно быть серым кардиналом всего волшебного мира, - в задумчивости начал говорить Перси. – Он готовил первого в своей жизни темного лорда, чтобы стать лучшим, Светлым. Но ему нужны были сторонники. Он устроил скандал между Малфоями и Уизли, затем начал интриговать, и обе семьи обвиняли друг друга в своих бедах и провалов. Потом эта смерть со стороны Малфоев, сумасшествие на стороне Уизли. Все были уверены, что виноваты другие. Наш прапрадед большим умом не отличался и легко поддавался влиянию…
- Сто баллов Гриффиндору, дорогой ты мой префект, - с улыбкой до ушей произнес Гарри. – Ты все правильно понял.
- Как ему это удалось? – неверяще покачал головой Чарли, и имел он в виду не способность брата найти ответ.
- А как ему удалось подстроить так, чтобы все считали смерть Поттеров – моих бабушки и дедушки – удачным нападением Пожирателей смерти? – вопросом на вопрос ответил Гарри. – Знаете, чему я больше всего рад? Дамблдор не знал, кто такие я и моя мама. Он понимал, что мы с ней слишком сильные маги, но так и не смог определить род к которому мы относимся. Чтобы проверить родство, нужно знать, на что именно проверять. Так просто этого не узнать, а никаких частичек Мракс-Малфоев у него никогда не было.
- Ладно, с нами все ясно, - кивнул Артур. – Что насчет смерти твоего деда? Лориана?
- О, к тому времени у нас тут уже орудовал, правда, еще вполне вменяемый Волдеморт. Тот на самом деле пытался держать «семью» поближе к себе, а таковыми он считал как Лориана, так и всех Малфоев. Увлечение «брата» ему не особенно импонировало, вот он и пытался воспрепятствовать браку. Да, вот Лориан не собирался считаться с его мнением. К этому времени мой дед заинтересовался Дамблдором и Гриндевальдом и уже во всю копал под них обоих, особенно под первого. Наш, добрейшей души директор очень цепко следил, чтобы никто не лез в его дела, поэтому и не мог пропустить такой момент, как исследовательскую деятельность Лориана, - Гарри на секунду прервался, а затем продолжил. – Я думаю, что наш профессор Снейп не такой уж и нужный ему в стане врага шпион. У него там есть кто-то намного сильнее и ушлее. В общем, что-то было сделано и Волдеморт озверел, приказ доставить ему семью брата. Да вот, пошло все не так и Лориан погиб.
- Подожди, в смерти нашего родственника замешан Дамблдор? – Люциус аж вскочил с кресла. – Да, и Лерус Малфой, Лориан Мракс-Малфой, и сумасшествие Демельзы Уизли дело рук лидера светлых сил, - ядовито произнес Гарри.
- Мерлин, - вырвалось у всех.
- Этот паук запутал в своей паутине весь магический мир Англии, - тихо произнес Драко.
- Это все здесь? – Перси обвел руками коробки.
- Да, мы за четыре дня смогли прочесть или просмотреть примерно половину всего этого, - кивнул Гарри. – По поводу смерти Лориана – это изыскания второго мужа бабушки. Он продолжил копать под Дамблдора, за что и поплатился, вместе со своей семьей. Правда, в живых осталась только мама.
- Да уж, - протянул Билл. – Ничего себе дедок.
- Крутой он дедок, и ведь как притворяется, - усмехнулся Драко. – Только закончилась его песенка.
- Где он? – Северус посмотрел на двух своих бывших студентов.
- У Махкала, - улыбнулся Гарри.
- Эти его удержать в рамках приличия, - усмехнулся Ремус. – Кстати, насчет смерти твоих родителей…, - он посмотрел на Гарри.
- Пророчество обо мне, вот только Темный лорд тут несколько другой, - усмехнулся он.
- Что? – все уставились на Гарри.
- Я слышал настоящее пророчество, и директор этого не знает, - вздохнул Гарри.
- Так, а вот теперь поподробнее, - потребовал Драко.
- В Министерстве я разбил не то пророчество, - снова вздохнул Гарри. – Потом мне директор в своем кабинете рассказал свою версию, после чего этот самый кабинет я ему и разнес. И только на Тисовой улице я прослушал шарик из Отдела тайн. Начало да, такое, а вот вторая половина отличается. Не буду приводить вам его полностью, но смысл в том, что если я встану против не того Паука, то погибну. Есть Темный Лорд и его марионетка, которая обрезала свои ниточки.
- Ремус, ты не удивлен, - Драко пристально смотрел на своего старшего любовника.
- Это именно то, что было написано в письмо Гарри, которое получил после его исчезновения, - спокойно произнес тот в ответ. – Я мог бы не поверить, но на письме были чары, которые ясно показывали, что все написанное правда.
- Да, я помню, как ты вышел из себя, - задумчиво произнес Артур. – Теперь понятно, почему.
- А насчет моих родителей, - Гарри вздохнул. – Волдеморт действительно пришел в наш дом и убил обоих. Дамблдор может быть очень настойчивым и убедительным.
- Ты его не винишь, - утвердительно произнес Люциус.
- Дамблдор сделал все, чтобы лишить моего родственника разума, да тот оказался все же сильнее. Только вот, страх смерти он все же ему внушил. Отсюда и эта гадость под названием крестражи. Но дело поправимое, на самом деле, - сказал Гарри. – И разум можно вернуть, и душу собрать. Тем более он уже знает, что такое иметь просветления разума.
- Твоя кровь, - утвердительно произнес Ремус.
- Я более чем уверен, что он уже сделал правильные выводы, особенно после моего краткосрочного визита к нему, когда директор столь любезно решил лишить магический мир меня, хмыкнул Гарри.
- Вопрос другой, а как там наши ребята в школе? – вдруг сменил тему Драко.
- С ними все в порядке, - усмехнулась Молли. Оказывается, в комнате давно уже был полный семейный совет, вернее все те, кто в данный момент был в поместье. – Ребята держаться вместе, переехали из своих гостиных в Выручай-комнату, и даже Джинни теперь с ними на занятиях седьмого курса.
- Круто, - выдал Гарри.
- Крестный, ты так и не ответил, а ты почему здесь? – Драко повернулся к Снейпу.
- Я меня, как и вас, считают причастным к исчезновению Дамблдора, - съязвил тот.
- Ух, ты, - усмехнулся Гарри. – То есть, где-то за барьером нашего поместья находится карательный отряд директора? Неужели, у МакГонагалл есть доступ к этому отряду?
- Она правая рука Дамблдора, - задумчиво произнес Драко. – Но не думаю, что его доверие простирается настолько далеко, так что за этими стенами только самые прилежные и преданные орденцы.
- Интересно, по какому принципу Дамблдор подбирал членов Ордена, - хмыкнул Гарри. – Если взять того же Мундугаса Флетчера, или Грюма… Вопросы, вопросы, вопросы.
- Ты так и не ответил, ты не винишь Темного лорда в смерти своих родителей, - произнес Люциус.
- Это война, - ответил Гарри. - Он - дурак, что повелся на пророчество, но его можно понять. Затуманенные еще со школы мозги, постоянное подталкивание к определенным действиям и так далее, и тому подобное.
- Значит, его надо уничтожить, Дамблдора надо уничтожить, - начал задумчиво перечислять Чарли.
- Зачем? – удивленно воскликнули Гарри и Драко. – Мы не собираемся уподобляться директору.
- И что же вы намерены делать? – удивленно уставились на них все.
- Обезвредить, но не убивать, - спокойно ответил Гарри. – И потом, на кой мне убивать собственного деда, пусть и двоюродного, или в каком мы там колене пересекаемся. В конце концов, моя личная защита, поставленная мамой, висит сейчас на дяде и деде, - усмехнулся он, глядя на Люциуса.
- Да уж, - протянул тот.
- Вопрос в том, стоит ли все это обнародовать, - задумчиво произнес Перси.
- Мерлин упаси, вы представляете, что будет? – Драко с деланным испугом оглядел всех.
- Но вот кое-что подправить можно, - серьезно произнес Гарри. – Например, вернуть Уизли их состояние и статус, тем более семья сейчас более, чем нейтральная. Примирение между Малфоями и Уизли уже произошло, а теперь осталось только обеим сторонам заявить, что ни та, ни другая в случившемся более ста лет назад не виновата и признает это, как все встанет на свои места. Пятно предателей крови с Уизли будет снято автоматически. Вернуть состояние, я тоже думаю, будет легко, и тут можно действовать только через Гринготс. Этим можно показать документы. Дальше них это не пойдет, зато сколько родов вернуть себе свои статусы и потерянное по вине директора имущество. А заодно, миссис Молли вернется на гобелен Прюэттов, поскольку ее брак с мужем не будет уже мезальянсом, а в силу этого могу поздравить тебя Чарли с титулом лорда Прюэтта.
В комнате установилась полная тишина.
- А Билла с титулом наследника Уизли, кстати, ведь тоже лорды, пусть и малые, - поддакнул Драко. – Да, Перси, и прими мои поздравления в связи с тем, что…, - Драко поднял глаза к потолку, - а, да, вот уже четыре дня, как ты по английским меркам лорд Ле Стиа, а по итальянским – еще и граф.
- ЧТО?! – у Уизли челюсти упали на пол.
- Гарри, - Молли укоризненно посмотрела на юношу.
- А что я? – буркнул тот в ответ. – У меня и так три фамилии, и от каждой что-то мне досталось. Если я поделюсь двумя титулами и состоянием, то беднее я точно не стану. Кстати, Фред теперь лорд де Скузо, он же граф.
- Мерлин, - Молли съехала со стула, на котором сидела.
- Да, Поттер, умеешь ты преподносить сюрпризы, - протянул Снейп, разглядывая брюнета. – Больше ты никому ничего подарить не хочешь?
- Так вроде и этого вполне хватает, - пожал тот плечами.
- Да, вполне, - съязвил Снейп. После возвращения этот мальчишка поражал его все больше. Он понял, насколько же ошибался в этом Поттере.
- Хорошо, но вернемся к нашим баранам, что дальше, - Перси обвел всех взглядом. Ему удалось взять себя в уроки достаточно быстро, хотя внутри у него все бурлило. Благодарить Гарри за подарок он будет наедине. И еще, этот Уизли сразу понял, что юноша не примет отказа. Да, и отказываться уже было поздно, судя по всему.
- Махкал должен провернуть еще одну операцию, - сказал Драко.
- Ага, схватить Темного лорда, - фыркнул Снейп.
- Ну, вообще-то, именно это он и должен сделать, - кивнул Гарри.
- Да придурка, - проворчал Ремус, но с места не сдвинулся.
- А дальше, - потребовала Молли.
- А дальше все по плану, - заявил Драко таким тоном, что стало ясно – больше ничего никто от них не узнает.
- Что от вас потребовал Махкал за свою услугу? – спросил Ремус.
- Ничего не выполнимого, - улыбнулся Гарри. – Не беспокойся, к ним мы не вернемся и никуда от тебя не денемся. Только вот ребят надо бы из школы вытащить. Мне не нравится то, что происходить с Роном. И как бы выяснить, жива эта гадина или нет.
- Гадина, имеется в виду Нагайна? – уточнил Северус.
- Она самая, - кивнул Поттер.
- Думаю, он меня скоро вызовет, вот и можно будет узнать, - усмехнулся Снейп.
- Вам там делать нечего, - отрубил Гарри. – Вы тут и живой вполне нормально смотритесь.
- Спасибо, Поттер, на добром слове, - съязвил в ответ зельевар.
- Да, всегда пожалуйста, профессор, - не остался в долгу Гарри.
- То, что вы задумали, не опасно? – с портрета поинтересовался Лориан.
- Все зависит от того, как пройдет разговор с моим единственным оставшимся в живых дедом, - вздохнул Гарри. – Надеюсь, что в здравом уме он будет способен оценить все открывающиеся ему перспективы.
- О, Мерлин, он еще и с этим собрался встречаться, - всплеснула руками Молли.
- Так надо, - серьезно произнес Драко. – Обезглавь змею, и тело замирает, оно уже не опасно. Без Дамблдора и Волдеморта не за что будет бороться.
- Надеюсь, что вы правы, - тихо произнес Артур. Для него на сегодняшний момент новостей было слишком много.
- Ладно, на этом можем закончить наши посиделки, - хлопнул ладонями по коленям Драко. – Сейчас нам остается ждать только новостей от джезказганов. И поверьте, они способны не только Дамблдора выкрасть у всех под носом, но и Волдеморта. Давно пора было обратиться к компетентным магам, - закончил он с сарказмом.
***
В Хогвартсе десять подросток в прямом смысле слова держали оборону против всех. За четыре дня они показали, насколько острые у них зубы. Они не собирались считаться с тем, что для них за благо считают преподаватели и некоторые авроры, явно относящиеся к Ордену.
Они видели, что МакГонагалл мечется как лев в клетке, но удержать контроль над ситуацией она не была способна. Само по себе похищение или исчезновение директора прямо их Хогвартса была нонсенсом. Удержать такую информацию в тайне было очень сложно. Она всеми силами собиралась не допустить просачивания информации за пределы школы и о том, что произошло в Большом зале. Но как удержать то, что удержать невозможно. Письмо все же улетели. Отловить всех сов она не могла. Походы в Хогсмид запретили, ужесточили режим. Но, увы, ничего уже не помогало. Она просто не знала, что ей делать. Минерва хоть и была посвящена в некоторые планы Дамблдора, понятия не имела, чего тот добивается. Ее всепоглощающая вера в Альбуса не могла быть повержена никем и нечем. Правду говорят, что любовь слепа.
Десять подростков все же отбились, хоть и с трудом. Но их сейчас нервировало не это, а состояние Рона. Тот не мог спокойно спать. Каждую ночь он попадал в туман, из которого на него нападала Нагайна. То ли подсознание играло с ним такие шутки, то ли та действительно проникла в его незащищенное ночью сознание. Но чем дальше все шло, тем хуже становилось.
- С этим нужно что-то делать, - Панси перебирала волосы своего парня, голова которого лежала у нее на коленях.
- Драпать отсюда надо, - мрачно произнес Винс. – Они от нас не отстанут, все равно попытаются что-то сделать. МакГонагалл уже выжила из школы Снейпа, и тут он был единственным, кто мог хоть что-то сделать, и уж тем более защитить нас.
- Согласна, - кивнула Джинни. – Школу можно и поменять, если что. Или доучиться дома, а потом сдать экзамены прямо в Министерстве.
- Так, карта Мародеров у нас, - начал перечислять Джордж. – К тайным ходам можно пробраться. Я и Вред умеем аппарировать. Остальные тоже прошли эти уроки, правда лицензий нет…
- А зачем нам аппарировать? – не поняла Диана. – У нас же подарочки от Драко и Гарри, а это порталы прямо в поместье Хабиб-Ахтаров.
- Мерлин, куда мои мозги делись, - хлопнул себя по лбу Джордж.
- Успокойся, родной, мозги у тебя на месте, - улыбнулась Диана.
- Тогда, что? Делаем отсюда ноги? – Фред оглядел компанию.
- Ага, делаем, - согласились все.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 09.07.2010, 00:05 | Сообщение # 48
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 45. Последняя битва

Группа джезгазганов, скрытая от всех, уже несколько дней следила за передвижениями Пожирателей. Вычислить представителей этого вида английского общества им не составило труда. Одно небольшое усилие, и они смогли почувствовать негативную ауру, не принадлежащую человеку. Захват «языка» прошел чисто и без единого звука. Махкал, прибывший на зов своих людей, провел исследование метки, и пришел к выводу, что они смогут вычислить любого Пожирателя, как говорится, «с полпинка».

Надо сказать, что немногие Пожиратели не прятались, ведь большинство даже нельзя было заподозрить в причастности к деяниям Того-Кого-Нельзя-Называть. Джезказганы не могли понять, как вообще в Англии все функционирует, если авроры не могут просто просканировать ауру людей и выяснить, кто есть кто; как можно было довести общество до такой степени запущенности, что элементарные знания и сила были утеряны безвозвратно. Это, если честно, пугало. Заимей сейчас какое-нибудь магическое общество из другой страны желание прибрать магов Англии, им и сил-то особых не придется прилагать. Аристократы хоть и пытаются следовать традициям, но запреты и ограничения не дают им развернуться в полную силу. Отсюда и вырождение, а также то, что в семьях всего один ребенок. И дело ведь не в том, что не хочется делить свое имущество.

В общем и целом, джезгазганы смогли уяснить, что же происходит в магической Англии. Им даже стали в некоторой степени импонировать действия этого Темного Лорда. Но они также понимали, что сейчас действия всех сторон приводили к полному разрушению и к почти исчезновению английских магов. Возможно, Асар и Малик смогут исправить ситуацию. Но те были так молоды. И хотя силы и жестокости им был не занимать, они все же оставались детьми. А любая Сила – это ответственность, и за любое ее использование приходится платить. Джезказганы как никто другой это знали и понимали.

Первым делом, поймав себе «языка», арабские маги принялись за его изучение, проверки, исследования. И уж потом стали задавать интересующие их вопросы. Используя свои методы, в большем случае напоминающие принцип «кнута и пряника», а заодно и всякие свои «технологии», им удалось выяснить некоторые интересующие их моменты. Во-первых, Лорд периодически становится человечным и вменяемым. Во-вторых, большинство присоединилось к нему из страха за собственную жизнь или жизнь своих близких. В-третьих, с момента своего возрождения Лорд не может думать ни о чем, кроме того, чтобы уничтожить Поттера. Все остальное по странной причине отходит на задний план, очень задний. Лишь в моменты просветления, где-то в последние три-четыре месяца, он дает вменяемые приказы, которые действительно могут что-то значить. В-четвертых, всем уже все надоело, и все хотят жить спокойно. Ну, не все. Есть те, кто давно уже потерял разум, и ничего, кроме крови, им в их безумии не нужно.

Заставить говорить Пьюси-старшего было проще простого. Англичане не имели никакого понятия, как сопротивляться магическим артефактам и заклятиям, о которых они даже не слышали. Пьюси так и остался с арабами – отпускать довольно привлекательного мужчину в возрасте сорока пяти лет, да еще и мага, никто не собирался. Какой бы не была сделка Шакура и Махкала с Асаром и Маликом, арабы все равно извлекали по ходу дела свою выгоду. Таким вот образом на яхте Принца в разных каютах оказались Дамблдор и Пьюси, обвешанные специальными артефактами, блокирующими их магию. Правда, им достались не такие изящные вещички, какие в свое время нацепили на Фиддаха и Данаба.

И вот теперь джезказганы, выследившие своих жертв, залегли за пределами защиты древнего мрачного замка. В том, что объект их преследования внутри, они даже не сомневались. За те три дня, что они двигались бесшумными тенями вдоль защиты замка, им удалось выяснить, как проникнуть на территорию незамеченными, да еще и обойти чары так, чтобы никто об их присутствии не узнал. Проблему составлял только фамильяр Темного Лорда, периодически появляющийся во дворе. Змейка была очень агрессивной, и решение было только одно: змея должна умереть до того, как они ринуться выполнять поставленную перед ними задачу.

***

Дамблдор пришел в себя в странном помещении, не очень большом, и явно не знакомом. Он лежал на не слишком мягком ложе. Вся обстановка была спартанской. Кровать, стол у круглого небольшого окошка, стул, небольшой шкаф с зеркалом и две двери. Одна была закрытой, а вторая приоткрытой. Осторожно поднявшись на ноги, директор еще сильнее почувствовал покачивание. Первым делом он посмотрел в круглое окошко. За стеклом была только синяя гладь воды. «Это какое-то плавучее средство», – сделал он вывод. Потом он заглянул в приоткрытую дверь. За ней обнаружился маленький санузел. Судя по тем приспособлениям, которые в нем находились, место должно было бы принадлежать магглам, но прикосновение ко второй двери дало ему понять, что маги тут точно присутствуют. Магию он почувствовал, а вот собственной воспользоваться не смог. Взгляд в зеркало привел его в состояние пока еще тихого бешенства. На шее у него красовался металлический ошейник с какими-то то ли письменами, то ли рунами. Еще никто и никогда не обращался с великим и могущественным магом так, словно, он ничего в этом мире не стоит.

Дамблдор сразу попытался вызвать свою внутреннюю силу и разрушить чары. То, что ошейник блокирует магию, он понял сразу. Но ему всегда удавалось разрушать такие чары, он даже специально практиковался, чтобы иметь возможность выбраться из подобной ситуацию. Но сейчас все его попытки заканчивались ничем. Что бы он не делал, результата не было. Вконец уставший от попыток и собственной злости, он уселся на кровать. И именно в этот момент у него появился «гость».

— Добрый день, господин Дамблдор, – поздоровался с ним Махкал.

— Кто вы? – потребовал тот ответа, прожигая араба гневным взглядом. Ответ он уже знал, как только вопрос сорвался с его губ. Арабов в Англии, тем более магов, было не так уж много. Этот мог быть только тем, с кем был заключен союз на уничтожение Поттера.

— Вы же прекрасно знаете ответ на свой вопрос, – усмехнулся араб.

— Мы с вами заключили сделку, – Дамблдор был в ярости.

— Да, только вот вы не учли, что два милых создания, которых вы хотите видеть мертвыми, очень дороги моему сердцу, – Махкал явно издевался.

— Безнравственные… – начал директор.

— Не вам говорить о нравственности, – холодно прервал его араб. – Эти мальчики по вашей вине слишком много пережили. Чего стоило вывести Гарри из того состояния, в которое он впал после смерти своего крестного. Вы разрушили всю защиту его разума. Скажите мне, милейший, а мальчик после встречи с этим вашим лордом вообще должен был остаться в живых? Или ему была уготована роль жертвы?

Дамблдор сверкнул глазами, но отвечать на вопросы не стал. Да Махкалу ответы и не были нужны, он и так их знал.

— Что ж, вам придется задержаться у нас в гостях, – улыбнулся араб. – Вашу участь будут решать Асар и Малик. Кстати, можете не пытаться, до своей магии вы не доберетесь. С нашей магией вам не разобраться. Не такой уж вы всесильный, как вам кажется. Так что можете наслаждаться нашим гостеприимством. А нам пора, выполнять вторую часть сделки с мальчиками, – после чего Махкал покинул каюту, оставляя в ней пленника.

POV Дамблдора

Надо было прибить мальчишку еще тогда, вместе с родителями. И как же так вышло, что он Мракс-Малфой? Где я так ошибся? Если он доберется до сейфа своего предка, то наружу выплывет столько всего, что даже при всей моей силе и репутации я не смогу выпутаться. И почему я так плохо подчистил все хвосты? Несколько отклонений – и вот результат. Если бы еще знать, до чего этому Лориану удалось докопаться. Ну, до дела Малфой-Уизли, я думаю, он точно добрался. Наследил я там, к сожалению.

И не связаться ни с кем. Не передать весточку. Минерва сильная, но ей не удержать все под контролем. Надо было все ускорить, ох надо было. Теперь вот придется искать выход отсюда.

Конец POV Дамблдора.

Три дня он пытался разобраться с той магией, что превратила его в маггла. Нет, он чувствовал, что магия есть, но даже самой малой искрой ее не смог воспользоваться. Ошейник гасил ее на корню, еще до того, как магия вспыхнула бы. Шансов выбраться другим путем тоже не было. С ним никто не разговаривал. Только на третьи сутки своего пребывания в заточении до него дошло, что ему что-то подсыпают в еду. Причем еда всегда появлялась тогда, когда он либо спал, либо выходил в санузел. И все же даже такое отношение к себе, он чувствовал это, не был связано с тем, что его боялись. Его не боялись. И это было плохо.

Смирился ли он со своей участью? Нет, конечно. Но Дамблдор всегда был здравомыслящим человеком. И если он не может что-то сделать, значит, стоит дождаться тех, кто ему разъяснит ситуацию. В том, что он справиться с двумя мальчишками, директор не сомневался, а после этого он уничтожит и Поттера, и Малфоя.

***

Джезказганы ждали. Они были из тех, кто может очень долго ждать того самого единственного момента, когда можно все сделать. Но они могли и выполнить задачу, если момент вдруг сам шел им в руки, как случилось с Дамблдором. Тот просто потерял бдительность всего на несколько минут, и все – его уже спеленали и вынесли.

Было совершенно непонятно, что же делать сейчас. Проникнуть на территорию они уже могли, и даже смешаться с толпой, чтобы их не увидели и не узнали. Непонятно было, что делать потом. Проблема была не в похищении Лорда, а в его «сподвижниках». В силу того, что часть товарищей во Внутреннем круге Волдеморта была, мягко говоря, не в себе, исчезновение господина могло привести к непредсказуемым результатам.

— /Действуем сегодня/, – Махкал окинул взглядом замок.

— /Что делать со змеей?/ – последовал вопрос.

— /Попадется – уничтожайте/, – прозвучало в ответ.

Они знали, что сегодня будет собрание. Появление в пределах замка большого количества магов было самым явным доказательством этого.

— /Вперед/, – раздался тихий приказ, и с десяток теней рванули к замку, создавая себе бреши в защите так, чтобы она не показала их вмешательства.

Волдеморт, уже некоторое время находящийся во вменяемом состоянии, составлял план по окончанию войны, естественно, в свою пользу. Сегодняшнее собрание должно было стать образцово-показательным, это раз, и, два, началом его окончательной победы.

Во-первых, сегодня он собирался казнить всех предателей, в данном конкретном случае Паркинсонов, Гроувов, Забини, ну и еще некоторых, кто тоже пошел против него. Во-вторых, раздать задачи, которые и приведут его к победе. Жаль, что на данный момент он не знал, где Поттер. Но после победы этот мальчишка все равно попадется и так или иначе будет замучен до смерти. Жалел он еще и том, что Малфой-старший и Снейп не отвечали. Его несколько беспокоило это, но он знал об их способности терпеть боль. Что ж, он их все равно убьет.

Сидя на своем троне, Волдеморт наблюдал за прибывающими слугами. Те входили в зал собраний и падали на колени, выражая ему свою верность. Лишь Внутренний круг имел право подходить к нему совсем близко и лобызать подол мантии. Он не верил никому, даже им, хотя они и были к нему ближе всех. Малфой и Снейп были очень хорошим доказательством, что предать могут и самые близкие.

— Приветствую вас, мои верные слуги, – начал он свою речь. – Есть ли у вас новости для меня? – этот вопрос Лорд задавал всем. Его доводило до ярости, что никто ничего толком ему сказать не может. У него складывалось ощущение, что никто ничего не хочет делать, и все здесь лишь для того, чтобы отбыть «отработку», а затем заняться своими делами.

Несколько дней назад он совершенно не был готов услышать ответа на свой вопрос. А ему ответили, и еще как. Ладно бы только то, что устроил в Большом зале Хогвартса Поттер, так ведь еще и Дамблдор пропал в неизвестном направлении. Волдеморт честно ждал его возвращения, не веря в такие странные совпадения. Он был полностью уверен, что старик что-то задумал. Но время шло, а результата не было. И вот с момента исчезновения уже прошло семь дней.

— Простите, Милорд, но никто не знает, куда делся Дамблдор, и где сейчас Поттер и Малфой, и Снейп тоже пропал, – раздался из толпы неуверенный, слегка перепуганный голос. Круцио полетело в ответ без разбора. Треть зала срывало голос, валяясь на полу.

— Проверить это мордредово арабское поместье никому не пришло в голову? – с безумной яростью поинтересовался он у своих слуг.

— Там защита, – лучше бы ответа вообще не было. Полчаса такого получения сообщений, и лишь малая часть присутствующих, оказалась обделена гостеприимством своего господина.

Пока Волдеморт развлекался, большая часть проникших на территорию джезказганов решила исследовать замок, на всякий случай. Трое из них оказались в подземельях, где и увидели с два десятка пленных, надо сказать, в ужасающем состоянии. Они возможно ничего бы и не стали делать, если бы туда не спустились Пожиратели, которых направили за «первым блюдом» сегодняшней вечеринки. План явно летел в тартарары. Уничтожить с десяток магов-недоучек, слишком много о себе возомнивших, трем арабским магам ничего не стоило. Они услышали достаточно от этих людишек, чтобы просто отворить камеры и направить пленников к выходу. Сопровождать их не стали. Тем предстояло либо выбраться самим, либо погибнуть. Это уж как судьбе будет угодно. Сами же они вернулись в зал.

Махкал понял, что все пошло не так, когда появились трое его людей и дали знать, что уничтожили группу Пожирателей. Пока им удавалось сливаться с общим фоном и затеряться среди этой толпы.

— ПЛЕННИКИ СБЕЖАЛИ! – прервал шипящую речь Волдеморта отчаянный крик откуда-то из замка.

— ПОЙМАТЬ! – рявкнул Лорд, явно взбесившийся от этого известия.

— /Берем/, – тут же решил Махкал. Другого шанса может и не быть. Пока Пожиратели пытались не устроить давку в дверях, следуя приказу своего господина, джезказганы плавными движениями, сливаясь с тенями, направились к трону. Похоже, что в замке Волдеморт чувствовал себя в полной безопасности и не ожидал какого-то серьезного подвоха.

Они уже были совсем близко, когда из-за трона появилась Нагайна. Это была очень серьезная опасность. Змея не выглядела нормальной, с ней явно что-то было не так. Такой агрессии у хладнокровного существа быть не должно. Отступать уже было нельзя. Другого шанса у них уже не будет.

Махкал рванул напрямую к трону, перестав маскироваться. В руках у него появился черный шарик. Белла дернулась к трону, за ней Лестрейнджи. Всем было ясно, что это нападение. Волдеморт поднял палочку в тот момент, когда шарик полетел в его сторону.

— Авада Кед… кхе-кхе, – закашлялся Лорд. Зал мгновенно заполнился плотным серым туманом, в котором совершенно ничего не было видно.

Джезказганы, знающие, что именно бросил их предводитель, были готовы. На глаза опустились специальные очки, позволяющие видеть в тумане так же, как без него. Нос закрыт, чтобы не вдыхать туман. Они все так же продолжали двигаться в сторону трона.

Шаг, еще один, еще – и вот уже острый клинок находит незащищенное место у змеи и плавно его пронзает. Волдеморт дергается в ее сторону, но в шею впивается игла…

Туман рассеялся через какие-то пятнадцать минут. Трон был пуст, рядом с ним лежала явно на этот раз окончательно умершая Нагайна.

— Сволочи! – по замку полетел истерический вопль Беллы. – Убить всех! Надо убить всех! На Хогвартс! Это все Дамблдор! СВОЛОЧИ! ИДЕМ СПАСАТЬ НАШЕГО ГОСПОДИНА! – из нее искры летели в разные стороны. Сейчас она даже была страшнее, чем Лорд. Пойти против нее, значило закончить жизнь здесь и сейчас. – Уничтожим Хогвартс! – маниакально сверкая глазами, провозгласила Белла, и первой ринулась из замка. За ней последовало большинство. Никто просто не знал, что делать, а двигаться по течению было проще всего. Пожиратели, оставшиеся без своего лидера, пошли за другим, который дал им направление. И цель у них была одна – Хогвартс. Страх крепко держит людей. Никто из них даже не подумал, что Лорд может не вернуться. Ведь один раз оттуда уже вернулся, почему не сможет второй, тем более он ведь снова не мертв.

***

Побег из Хогвартса удался, хотя их почти поймали. Но почти не считается. В поместье Хабиб-Ахтаров они появились с ссадинами, ранами от заклятий, но живые.

И теперь все ждали послания от арабов. Это-то и было самым сложным во всем деле. Ждать.

На седьмой день исчезновения Дамблдора ничего не предвещало никаких проблем. Все было как всегда. Северус, Люциус, Артур и Ремус засадили детишек за учебу, чтобы не маялись дурью. Те поначалу попытались сопротивляться, но им быстро дали понять, что пререкаться с взрослыми лучше не стоит.

День проходил как обычно, в учебе, изучении документов Мракс-Малфоев, мирных разговорах. Беда разразилась во время ужина. Рон о чем-то шептался с сидящей рядом с ним Панси, как вдруг побледнел, схватился за горло и рухнул на пол, хрипя. Отсчет пошел сразу же на минуты. И было совершенно непонятно, что делать. В следующее мгновение защита на поместье затрещала, словно через нее слон пытался прорваться. Драко, Гарри, Ремус и Люциус ринулись «встречать» незваных гостей. И каково же было удивление последнего, когда он увидел лежащего на полу бессознательного Темного Лорда и группу неизвестных магов в восточных одеждах.

— /Мы свою часть сделки выполнили/, – произнес Махкал, открывая лицо.

— /Вижу/, – кивнул Гарри, разглядывая своего «родственничка». – /Поможете привести его в надлежащее состояние?/

— /Это будет интересно/, – усмехнулся Махкал. Пока они доставляли сюда это «существо», он успел его поверхностно изучить. Такого идиотизма маг даже представить не мог. Теперь было понятно, куда именно катится магический мир Англии.

— Это то, что я думаю? – наконец, обрел дар речи Малфой-старший.

— Ага, мой родственник, которому пора вправить мозги, – кивнул Гарри. – Правда, на первое время заблокируем ему магию, от греха подальше.

— Разумно, – хмыкнул Ремус. – Убивать его ты не собираешься, насколько я понимаю.

— А зачем? – пожал плечами юноша.

— ГАРРИ! ОН УМИРАЕТ! – раздался истошный вопль Панси.

Арабские ругательства полились из Гарри градом, и он рванул в столовую. За ним последовали остальные, хотя трое джезгазганов все же остались сторожить Волдеморта, который все еще прохлаждался на полу.

Махкалу хватило только одного взгляда, чтобы понять, в чем дело. Он сорвал с себя амулет, тут же надел его на шею Рону.

— /Нужно заблокировать его магию/, – сказал он Гарри. – /У него магическая связь, и тот с кем он связан – мертв/.

Драко резко задрал штанину на рыжем. Шрам от укуса Нагайны налился кровью, и больше напоминал нарыв.

— Надо его вскрыть, сейчас же, – перешел на английский Махкал. – /Шарух, блокиратор, срочно/.

Все действия в доме стали быстрыми и точными. Никто не задавал идиотских вопросов, не устраивал истерик и не лез не все дело. Спустя полчаса состояние Рона нормализовалось, но он находился в состоянии, близком к коме.

— Только время, – произнес Махкал. И его все поняли.

Юношу перенесли в спальню, с ним там остались Молли и Панси.

— Если ты хочешь провести обряд, то лучше это сделать сейчас, пока он еще под действием препарата, потом может быть поздно, – тихо произнес Махкал, обращаясь к Гарри. Тот только кивнул в ответ.

На все про все ушла пара часов. Ремус в это время настраивал заново защиту. Хотя арабы ее и не повредили, но на всякий случай стоило все подправить. Еще бы джезказганы не смогли приникнуть туда, где использована их магия. Остальные маялись, ожидая результат ритуала. И вот спустя два часа в уютной комнате на кровати лежал мужчина лет семидесяти, приятной наружности, с седыми волосами, но с арабскими блокираторами магии. «От греха подальше», как выразился Гарри.

Но, похоже, этот день не собирался заканчиваться так просто. У Хогвартса были оставлены наблюдатели, они-то и передали сообщение, что рядом со школой собирается толпа, намерения у которой самые агрессивные.

— Где Дамблдор? – Гарри посмотрел на Махкала.

— /На яхте/, – последовал ответ. – /Ты уже решил, что с ним делать?/

— /Да, мне нужен еще один комплект блокираторов/, – кивнул Поттер. Араб только кивнул и передал ему шкатулку. – /У них ведь нет срока действия?/

— /Нет/, – усмехнулся Махкал.

— /Прекрасно/, – кивнул Гарри.

— Что дальше? – на него уставились все домочадцы.

— Я так понимаю, Пожиратели пошли на Хогвартс, – вздохнул Поттер.

— Гарри, – начала Гермиона.

— Я знаю, – кивнул тот. – Но нам с Драко надо кое-что сделать до того, как мы появимся у стен Хогвартса. Пора закончить все это.

— Мы готовы, – послышались голоса.

— Девушки остаются, вы, дядя, тоже, – жестко произнес Гарри.

— Юноша, – рассердился Люциус.

— Отец, это не обсуждается, – подал голос Драко. – Я не собираюсь становиться последним Малфоем. Ты остаешься дома, тем более кому-то придется все объяснять деду Гарри. И ты с этим справишься лучше всех.

— Дядя, пожалуйста, – Поттер серьезно смотрел на Люциуса, и тот сдался. Он понимал, что в некотором смысле будет обузой, со своей-то больной ногой. Девушек тоже удалось уговорить, хотя те и были недовольны, чтобы их не берут.

В сторону Хогвартса отбыла команда под предводительством Оташа и Снейпа, а вот Гарри и Драко направились в другую сторону. Первым делом они пристроили полученный у Махкала комплект блокираторов, а затем уже направились за Дамблдором к Шакуру на яхту.

— Ну, здравствуйте, профессор, – вошли они в каюту к директору.

— Не думайте, что вам это так сойдет с рук, – за неделю Дамблдор пришел в ярость. А уж неделя без магии оказалась для него сущим адом.

— Нам это уже сошло с рук, – усмехнулся Драко. – Все будут знать, что вы живы, но никто не будет знать, где вы. Вот этот замечательный ошейник на вас об этом позаботиться.

— И он не сломается, не снимется, и не перестанет работать, – усмехнулся Гарри. – А теперь нам пора к вашему новому постоянному месту жительства. Игры закончились, профессор. Этому миру без вас будет лучше.

— Думаешь, Том оставит тебя в покое? – Дамблдор зло посмотрел на юношу. – У него…

— Он мне уже ничего не сделает, – усмехнулся Гарри. – Дело в том, профессор, что несколько часов назад Темный Лорд был похищен, и вот уже как час более не является Волдемортом. А через некоторое время метка исчезнет, что станет доказательством смерти Того-Кого-Нельзя-Называть. Нам все же пора, а то еще Хогвартс спасать. Пожиратели решили, что похищение это дело ваших рук. Поспешим.

Дамблдор не мог сопротивляться двум бугаям, которые подхватили его под руки и в прямом смысле понесли между собой за двумя молодыми людьми. Те аппарировали всех к темному мрачному замку, вызывающему дрожь в теле.

— Это же… – поперхнулся Дамблдор, с ужасом глядя на строение.

— Добро пожаловать в ваш новый дом, профессор, – ядовито выдал Гарри и двинулся вперед. Они вошли в эту мрачную громадину, прошли коридорами, в которых звучало эхо их шагов и замерли перед дверью, которая со скрипом открылась. Дамблдора в прямом смысле вкинули в помещение, и дверь за ним закрылась. Директор поднялся на ноги, затем поднял голову, почувствовав пристальный и очень недобрый взгляд.

— Ну, здравствуй, дружочек, – проскрипел голос его нового соседа, а затем этот самый сосед с прыткостью молоденькой козочки подскочил к Альбусу и вцепился ему в бороду. – Как давно я этого ждал, Альбус!

— /Спасибо/, – поблагодарили Алишера и Аббаса юноши, когда те доставили их обратно к причалу, около которого была зафрахтована яхта.

— /С нашей стороны договор выполнен/, – произнес Шакур, глядя на них с палубы.

— /У нас осталось еще одно дело, затем мы готовы выполнить свою часть сделки/, – спокойно произнес Драко.

— /Я знаю, что вы ее выполните/, – кивнул принц. – /Асар и Малик, насколько мне известно, всегда держат свое слово, даже когда говорят, что кто-то умрет от их руки/.

— /Это не та слава, которую нам хотелось бы иметь/, – отозвался Гарри.

— /Себя вы изменить уже не можете. Просто смиритесь с тем, кто вы есть/, – сказал Махкал.

— /И кто же мы?/ – с грустной улыбкой спросил Драко.

— /Драко Малфой и Гарри Поттер, Фиддах и Данаб, Малик и Асар – все это вы/, – ответил на его вопрос Махкал.

— /Нам пора, мы вернемся, когда закончим свои дела/, – произнес Драко, и они исчезли. Один в светлом сиянии, а другой в полупрозрачном тумане.

— Ангел и Призрак, – перевел их имена маг. У него осталось какое-то странное чувство, которое он никак не мог объяснить. Словно… Он не мог сказать, что должно было бы быть после этого «словно».

***

Пожиратели и оборотни Сивого стояли перед Хогвартсом. Защита пока была на месте, но от постоянно летящих заклятий она рано или поздно должна была рухнуть. Исчезновение Дамблдора играло немаловажную роль в ослаблении защитных чар на Хогвартсе, ведь защита в первую очередь была завязана на действующего директора, и без него могла нормально действовать только три дня. Именно поэтому Дамблдор никогда не отлучался из замка на срок более трех дней.

На помощь Хогвартсу прибыл Орден Феникса. Что они могли сделать, когда их было на порядок меньше, чем нападающих? На защиту Хогвартса встали только бывшие члены Армии Дамблдора и гриффиндорцы во главе с Лонгботтомом, решившим показать, что он Избранный, и убить Лорда. Теперь он и высматривал врага человечества, только того и в помине не было около Хогвартса. Как Дамблдору удалось в такой краткий срок превратить Невилла из стеснительного мальчика в этого «петуха», было непонятно. Тут явно дело было не чисто.

Белла бесновалась, угрожая своим соратникам смертью. Для нее важно было только одно – вернуть Лорда. На самом деле опасность сейчас представляли лишь ярые приверженцы Лорда, вроде Беллы, и оборотни. И тем, и тем уже нечего было терять, и они пойдут до самого конца.

Минуты текли за минутами. Защитников Хогвартса было слишком мало, а помощи все не было. Пожиратели напирали. И вот защита рухнула, на территорию волной хлынули оборотни. Их физическая сила даже в человеческом облике была несоизмерима с обычными людьми. И неизвестно, что бы было, если бы прямо в гуще атакующих вервольфов не появился огненный ураган. На несколько секунд все замерло, что позволило разглядеть необычное для Англии зрелище – получеловека-полуволка. И тот явно был не на стороне нападающих. А затем все снова пришло в движение.

Все перемешалось: крики, треск ломающихся костей, стоны. Большая часть Пожирателей, хотя и участвовала в бою, все же не пыталась убивать, ведь против них, в основном, стояли дети. Но здесь были и те, кому было все равно. Вот один ребенок падает, сраженный зеленым лучом. Вот еще один – у него сломан позвоночник. Эти дети не смогут выстоять в битве против озверевших и одичавших оборотней Сивого, который сам сейчас сцепился с Оташем.

И вдруг раздалось красивое пение, заставившее битву опять на мгновение замереть. У озера стояли двое молодых людей. Они стояли лицом друг к другу и творили магию, которую тут никто не знал.

— Защитите их! – выкрикнул Ремус. И Снейп вместе с Блейзом, Винсом и Грегом ринулись к ним.

— Уничтожить! – завопила Белла.

— Уничтожить, когда закончат, чтобы они там не делали, – тихо приказала Минерва.

Магия вокруг молодых заискрилась, заиграла красками. Битва снова возобновилась. Снова полетели заклятия. Оборотни наседали на Ремуса, который начал терять силы. Кем бы он ни был, но в одиночку сдержать такое количество озверевших людей ему было не под силу.

И тут на помощь Хогвартсу пришло Министерство. Сам Фадж изволил явиться. Авроры бросились в бой. Белла что-то вопила, разбрасывая вокруг себя непростительные. А Гарри и Драко творили свою магию. И она накрыла всех. Оглушительная тишина повисла над Хогвартсом.

Минерва с удивлением смотрела на Пожирателей, которые стали срывать с себя одежду, обнажая левое предплечье. Прямо на глазах метки Волдеморта стали таять.

— НЕ-Е-Е-Е-Е-ЕТ! – визг Беллы резанул по ушам. И все снова пришло в движение. Лонгботтом с перекошенным лицом рванул в сторону Гарри и Драко. Его намерение было написано на лице, но он наткнулся на мрачного Винса, который не собирался допустить «Избранного» к ребятам. Один удар кулаком и Невилл распростерся на земле.

— УБИ-И-И-И-И-ИТЬ ИХ! МОЙ ЛОРД! – Белла окончательно сошла с ума.

— Авада Кедавра! – Северус направил на нее свою палочку, и женщина замертво рухнула на землю.

— Взять их и отправить в Азкабан! – раздался крик Фаджа, который рукой указывал на Гарри и Драко.

— За что? – удивился Блейз.

— Они темные, используют запрещенную магию! В Азкабан, на поцелуй! – верещал министр.

— Убейте их! – тихий приказ МакГонагалл.

А магия все росла, очищая сердца и умы людей, которые пошли за Волдемортом из страха за себя и своих близких. В этой атмосфере было очень сложно дышать. Она пугала людей. Авроры, орденцы и часть Пожирателей рванули в сторону озера. Но магия вдруг все исчезла, сила схлынула. Северус резко развернулся. Драко и Гарри лежали на земле, явно без сознания.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 09.07.2010, 00:05 | Сообщение # 49
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Эпилог. А жизнь продолжается

Ремус сидел у окна и невидящим взглядом смотрел на открывающуюся за окном панораму. За последние пять лет это стало его излюбленным местом и времяпрепровождением. С того момента, как все закончилось, случилось слишком многое, но все события прошли мимо двух молодых людей, которые сейчас, как и все эти пять лет, лежали на огромной кровати. За пять лет ни один их них не пошевелился и не открыл глаза, лишь грудь, подымающаяся через равные промежутки времени, говорила о том, что оба живы. Хотя жизнью такое существование не назовешь. Ни один колдомедик так ничего сделать и не смог.

Ремус медленно перевел взгляд на кровать. На белоснежной ткани подушки красивыми волнами лежали черные и платиновые волосы. На почти мраморной белизны лицах было бесконечное спокойствие. «Как в сказке, – горько подумал Люпин. – Только поцелуй не является решением проблемы». Он отдал бы все на свете, чтобы снова увидеть сияние глаз этих двух сильных, но, как оказалось, невероятно хрупких парней, услышать их голоса и смех, почувствовать…

Дверь тихонько скрипнула. Ремус повернулся на звук, и улыбка осветила грустное лицо. В открывшейся щели появились две головки – черная и светлая.

— Лаен, Риус, – позвал он двух ребятишек. Мальчишки лет четырех пронеслись через комнату, как два урагана, и уселись к нему на колени.

— Расскажи сказку про скарабеев, – светловолосый дернул Ремуса за воротник рубашки.

— Я уже много раз рассказывал вам о них, – с улыбкой покачал головой тот в ответ.

— А нам все равно нравится. Расскажи, – поддержал просьбу светленького темноволосый мальчик.

— А давайте я вам расскажу сказку о двух принцах, которые победили двух чудовищ, – вдруг предложил Ремус.

— А ты не рассказывал такой сказки раньше, – нахмурился светленький.

— Да, не рассказывал, – подтвердил темненький.

— Ну, тогда слушайте, – прижав к себе двух ребятишек, начал Ремус. – Жили на свете два Принца. Один рос в семье, был любим и всегда знал, что мир принадлежит ему. А второй лишь первый год своей жизни прожил в счастливой семье…

Рассказывать историю Драко и Гарри было и легко, и больно, и страшно, и весело. Ремус прижимал к себе двух мальчишек и говорил, а в голове билась мысль, что оба его мальчика могут никогда не узнать о том, что на этом свете у них есть наследники. Чудо из чудес, если честно. Чудо, которым они все обязаны Северусу и, как ни парадоксально это звучит, маггловской технологии и медицине. И двум девушкам – Луне Лавгуд и Чжоу Ченг, которые сами предложили себя в качестве матерей для двух очаровательных малышей. Если бы не Лаен Гарольд Мракс-Малфой-Поттер и Риус Драко Малфой, то еще не известно, смогли бы они все жить дальше и не сломаться, не поселиться в этой комнате всей толпой и только и делать, что молиться.

А за эти пять лет случилось очень многое. Когда после того, что сотворили Гарри и Драко, до них смогли добраться, стало ясно, что оба юноши находятся в глубокой коме. Министерство предприняло попытку уничтожить их там же, на поле боя. Только вот никто не ожидал, что как минимум половина теперь уже бывших Пожирателей встанет на защиту молодых людей. Бороться за мальчишек пришлось еще полгода. Поместье все это время было на осадном положении. Но, в конце концов, общественность осадила министерских чинуш. Многие распрощались со своими тепленькими местечками. Англия начала выбираться из того кошмара, в котором пребывала невероятно долгое время.

Исчезновение двух лидеров – Волдеморта и Дамблдора – освободило магическую Англию. Министерство в первое время пыталось полностью покорить общество, вводило какие-то немыслимые законы, пыталось уничтожить всех неугодных. Нового тирана маги не выдержали и сами смели Министерство, очистив его от «грязи».

Поместье осаждалось очень долгое время. Вокруг него постоянно находились те, кто стремился уничтожить двух юношей, и те, кто стремился по собственной воле их защитить. На защиту с каждым днем становилось все больше людей. И однажды их собралось больше, чем было правоохранителей во всем Аврорате. Вся эта толпа, придя в крайнее раздражение, решила, что пора взять все в свои руки и ринулась в Министерство. Вот так и закончилось противостояние власти и общества, естественно, в пользу последнего.

В самом же поместье все пытались вывести из состояния комы Гарри и Драко. Северус просто зарылся в лаборатории, зачастую забывая даже вздремнуть. Ремус все время проводил рядом с двумя самыми дорогими ему людьми. Когда через три месяца стало понятно, что все, что можно было сделать, уже сделано, Люпин плюнул и на свою гордость и на возможную плату и обратился за помощью к Махкалу. Тот прибыл в поместье почти сразу же, как узнал о причине обращения к нему. Но даже джезказганы и хаи-джезказганы ничего не смогли сделать. Последние вообще сказали, что в телах юношей почти не ощущается магии, словно они отдали во время «последней битвы» все, что у них было. Поиски лекарства продолжились, но надежда таяла. Когда сняли осаду поместья, стало намного проще искать решение проблемы. Многие предлагали свою помощь, только вот результата не было. Надежда оставалась лишь потому, что оба дышали.

И все же, даже в это время было то, что помогало не совсем впасть в уныние. Рон пришел в себя через три месяца и довольно быстро встал на ноги. Супруги Паркинсон, отцы Блейза и Дианы смогли спастись, но матери последних не выдержали пыток. Их еще долго приводили в норму.

Потом в поместье пришли две девушки – Луна Лавгуд и Чжоу Ченг – с довольно странным на первый взгляд предложением. Если многие возмутились сначала, то Снейп задумался. Потом задумался Люциус, за ним Ремус. В конце концов, собрали Большой семейный совет. Основным пунктом сделки было то, что ни Луна, ни Чжоу не будут претендовать на титулы леди и возможность стать официальными супругами молодых людей. Обе подтвердили это. На помощь как всегда пришла Гермиона. Она откопала один древний закон, который давно забыли, но вот отменить не отменили. Суть закона сводилась к тому, что не нужен был официальный брак, чтобы род получил законного наследника. Заключался магический договор, в котором прописывались все пункты общения матери, отца и ребенка. Обычно такой союз создавался ради появления наследника у мужской или женской пары. Вот тут-то и выяснилось, что Луна и Чжоу как раз такая пара. Девушки хотели быть вместе, но и иметь детей тоже. Ради этого выходить замуж им было не интересно, и всплыли, естественно, Гарри и Драко. На помощь снова пришла Гермиона. Она вытащила из маггловского мира все, что касается искусственного оплодотворения, ознакомила с этой технологией (теоретически, конечно) Снейпа. А тот увлекся не на шутку. В результате на свет появились Лаен Гарольд Мракс-Малфой-Поттер и Риус Драко Малфой и их сестры-близняшки Лилиана Луна Лавгуд и Деметрия Четтерли Чжоу Ченг. Снейпу удалось разработать технологию, по которой он мог не просто оплодотворить, а дать родителям детей определенного пола и количества за раз. Все четыре семьи остались довольны, каждая получила своего наследника, а то могли бы исчезнуть сразу четыре рода. Луна и Чжоу очень много времени с тех пор проводили в поместье, и их приняли как своих. Единственные, кто так ничего и не узнал, были Гарри и Драко.

А история, когда Северус заставил их «надоить» друг друга для какого-то зелья? Все о ней помнят? Да, да, зельевар сохранил сперму, и она пригодилась.

За последующие четыре года Северус довел технологию до совершенства, и уже не одна семья магов обзавелась долгожданным ребенком, а вернее вторым, о котором даже не могли мечтать. К нему записывались на прием маги не только из Англии. Сейчас у Снейпа была своя клиника и штат работников, среди которых числились и Гермиона, и Джинни, и Панси, и Диана – правда на административных должностях, а вот Блейз удивил всех, окончив экстерном колдомедицинский университет и отдав себя акушерству. Он стал вторым ведущим специалистом в клинике Северуса.

Никто из этой компании даже не собирался влезать в политику. Каждый нашел себе дело по душе. Фред и Джордж продолжили свое дело, и сейчас владели уже сетью шуточных магазинов по всей Европе. Такой размах им удался только с помощью Люциуса, который в некотором смысле «впал в детство». Северус тоже помогал им, разрабатывая вместе с близнецами зелья для приколов. Рон отдал предпочтение юриспруденции, и сейчас как раз заканчивал свое обучение в Университете. Но больше всех удивили Грегори и Винсент. Эти двое стали аврорами, причем закончили пятигодичное обучение всего за два с половиной года, заставив многих ловить свои челюсти в районе пола. Их никто не мог разлучить, так они и стали напарниками, которые понимают друг друга без слов и взглядов, действуя, как одно целое. Не так давно они открыли всем свою тайну – вот уже несколько лет они были парой. В принципе, никто и не удивился, ведь они совершенно не обращали на девушек внимания. Сейчас они не походили на тех, кем запомнились многим. Отсутствие родовых ограничений, а вернее то, что их выгнали из рода, пошло им только на пользу. Проклятие спало, позволив ребятам стать теми, кто они сейчас. Оказывается, на Креббов и Гойлов очень давно наложили проклятие, которое и превратило эти два рода в некое подобие гоблинов. А теперь это были два рослых, мощно развитых молодых человека приятной наружности. Лишь два года назад они помирились с родителями и были обратно приняты в род, только вот изменения уже произошли, и проклятие было снято. Два рода перестали деградировать.

Два же года назад одна за другой были сыграны четыре свадьбы, и теперь четыре юные дамы ждали своих первенцев. Первой мамой должна была стать Панси.

Да, столько всего случилось. Жизнь не остановилась. Чего никто так и не узнал в этом мире, так это что же произошло с двумя лидерами. Ремус усмехнулся, представив себе, какие баталии происходят в одной маленькой камере, в которую заключены два бывших друга, ставших врагами. Дамблдор и Гриндельвальд, на которых красовались украшения джезказганов, единственное, что могли сделать друг с другом, – повыдергивать бороды. Волдеморт тоже был жив и здоров, и сейчас, пребывая в облике семидесятилетнего мага, находился в этом самом доме, скорее всего в компании с двумя неугомонными рыжими близнецами, придумывая очередной шуточный шедевр. Вправить родственничку мозги оказалось достаточно просто, как и связать его кучей обетов. В общем, Темный Лорд Волдеморт умер. Да здравствует Томас Марволо Мракс! Титул лорда Слизерина мы тихо опустим, чтобы не пугать общественность, но будем иметь в виду, что он действительный, просто не используемый.

Да, миссис Уизли на пару с Люциусом и мужем уже владели сетью кафе, пекарен и ресторанов по всей Англии и останавливаться на достигнутом не собирались. Сюрпризом для всех стала год назад свадьба лорда Малфоя на очаровательной блондиночке, только закончившей Хогвартс и бывшей, к вящему изумлению общественности, магглорожденной. Юная леди Малфой по имени Рейвен в скором времени должна была подарить своему в раз помолодевшему мужу очаровательную дочку, вернее двух. Холостяками в этом доме оставались на данный момент только четыре человека – Билл и Чарли Уизли, Ремус Люпин и Северус Снейп. Но каждого из них подобный расклад устраивал, хотя, поговаривали, у последнего была пассия, но кто она, оставалось тайной за семью печатями.

— Ух, ты, – мальчишки восхищенно смотрели на Ремуса, который как раз закончил рассказывать «сказочную историю» Гарри и Драко. – Это история еще лучше, чем про скарабеев.

— На самом деле, – улыбнулся Ремус, – это предыстория истории про скарабеев.

— То есть, принцы стали скарабеями? – уточнил Лаен.

— Да, – кивнул Ремус.

— Это ведь история про пап, – серьезно произнес Риус. – Это ведь папы эти самые принцы и скарабеи.

— Ты все правильно понял, малыш, – Ремус чмокнул черноволосую макушку Лаена.

— А они проснуться? – Риус смотрел на кровать и хмурился.

— С вами поспишь, – раздался тихий, сиплый и чуть недовольный голос со стороны кровати. Ремус замер, мальчишки на его коленях тоже. Оборотень не мог поверить в то, что сейчас услышал. Такой родной, такой знакомый и любимый голос, которого не было слышно уже пять лет.

— Драко? – неверяще произнес Ремус.

— Привет, Рем, не думал, что так умеешь рассказывать сказки, – светловолосая голова повернулась в сторону кресла. Ремус утонул в серебряном море.

— Мерлин, проснулся, – наконец, выдохнул он.

— Вы не могли бы говорить потише, а то в голове все звенит, – раздался голос Гарри. – Мы что, вчера так отмечали победу, что перепили?

— Вчера? Перепили? – Ремус неверяще смотрел на кровать. – ДА ВЫ ПЯТЬ ЛЕТ В КОМЕ ПРОЛЕЖАЛИ! – не выдержал он, спустил с коленей мальчишек и рванул к кровати, сгреб в объятия своих мальчиков и прижал к себе. Он не замечал, что из глаз текут слезы. Его мальчики были здесь, с ним.

— Рем, ты чего? – Гарри осторожно отстранился.

— Какие пять лет? – это уже Драко, до которого дошло, что именно сказал Ремус.

— И кто эти два мальчика? – это уже Гарри. У него было чувство дежавю, когда он смотрел в зеленые глаза темноволосого мальчика, чуть раскосые, но такие знакомые. – Это мой сын? – удивленно вырвалось у него.

— Папа?! – осторожно спросил Лаен.

— Я сплю? – Гарри перевел взгляд с мальчика на Ремуса.

— Вот такие дела тут творились, пока вы спали, – улыбнулся тот.

Через час Гарри и Драко, прижимая к себе счастливых донельзя мальчишек, слушали то, что случилось, пока они «отсутствовали». Они быстро приходили в себя, ведь магия – уникальная субстанция, и если ты ее принимаешь всем своим сердцем, то она быстро может поставить тебя на ноги, даже спустя пять лет комы.

— Вот, а сегодня, буквально через час состоится обряд, который свяжет Винса и Грега узами, – закончил свой рассказа Ремус.

— Вот этого мы точно пропустить не можем, – усмехнулся Драко. – Пора нам вернуться в мир живых, а то пропустим не только рождение наших сыновей и дочерей.

С помощью Ремуса и двух мальчишек, сияющих как начищенные галеоны, Драко и Гарри привели себя в порядок. Сил, конечно, еще было мало, но уступать они не хотели. Лаен и Риус открыли дверь, выпуская своих отцов из спальни, затем взяли их за руки. Вот так они и появились на лужайке перед домом. В центре Ремус, с двух сторон от него Гарри и Драко, которые держат за руки своих сыновей. На несколько мгновений повисла тишина, жадные взгляды вглядывались в двух молодых людей.

— Будем жить! – вдруг закричала Гермиона, счастливо улыбаясь.

«Будем жить», – вторили ей про себя остальные. Теперь все знали, что действительно все закончилось, и все живы и здоровы, и можно ЖИТЬ. Для Винса и Грега это был самый большой подарок к слиянию уз, ведь Драко и Гарри стали их свидетелями.

Будем жить! Ведь жизнь не стоит на месте, и будет много чего еще, но история Призрака и Ангела, та, которая должна была быть, закончилась. Теперь остались лишь Гарри и Драко, и их семья, большая и дружная.

Будем жить! Им было ради чего возвращаться, им есть ради чего жить, просто жить и наслаждаться этой жизнью. А Ангел и Призрак? А скарабеи? А кто сказал, что они исчезли навсегда?


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Серебряный ангел и Золотой призрак (ГП/НМП, ДМ/НМП, ГП/ДМ/НМП, РМ/НМП, Ангст/ AU/ Роман,закончен)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск: