Армия Запретного леса

Понедельник, 01.06.2020, 21:16
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Наследник рода Блэков (ГП/ЛВ, ГП/НМП, R, AU, макси, 24гл, замерз)
Наследник рода Блэков
АстрономаДата: Воскресенье, 05.07.2009, 06:50 | Сообщение # 1
Химера
Сообщений: 488
« 14 »
Название фанфика: Наследник рода Блэков
Автор: FirePhoenix8
Переводчики: Anabell&Faint
Оригинальное название: The Black Heir
Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/3762636/1/The_Black_Heir
Разрешение на перевод: получено
Рейтинг: R
Пейринг: ГП/ЛВ, ГП/НМП
Персонажи: Гарри Поттер, Вольдеморт, Сириус Блэк, Альбус Дамблдор, Северус Снейп
Тип: слэш
Жанр: AU/Драма/Приключения
Размер: макси
Статус: в работе
Саммари: Не в состоянии больше выносить издевательства Дурслей, Гарри Поттер сбегает из дому и встречает… большую черную собаку, которая может превращаться в человека. Эта встреча изменит магический мир, ибо нет больше Гарри Поттера, который должен был стать Спасителем и Надеждой Света. Теперь есть только Орион Блэк, сын сбежавшего заключенного и будущий студент Дурмстранга. Но кем он станет для этого нового мира и какую сторону выберет в надвигающейся войне?
Предупреждения: слэш!
Диклеймер: все персонажи, за исключением придуманных автором, являются плодом воображения Дж. Роулинг.
Разрешение на размещение: получено

Продолжение тут
 
Lash-of-MirkДата: Четверг, 05.08.2010, 15:57 | Сообщение # 31
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
По прибытию Орион увидел ждущую его Нарциссу.
-Ты в порядке? – она подошла к нему и мягко подняла его голову, чтобы посмотреть в глаза.
Орион успокаивающе улыбнулся и кивнул.
-Мне кажется, ты еще слишком молод для участия в подобных мероприятиях. Я не знаю, о чем думает Темный Лорд, позволяя присутствовать тебе на собраниях и видеть все эти кошмарные вещи. Но Люциус убедил меня, что ты не будешь вызываться так часто, и что сегодня была необходимость представить тебя.
-Я не знаю, почему Темный Лорд посвятил меня в пожиратели. Скорее всего, потому, что он хочет видеть меня среди его последователей, когда я стану старше. И ему нужна была некоторая уверенность, что это произойдет. Я не знаю. Это трудно, но мне лучше побыстрее привыкнуть ко всему, - искренне ответил Орион.
Нарцисса недовольно поцокала языком.
-Ты слишком молод, чтобы привыкать к таким вещам. Драко тоже готовится стать его последователем, но я бы никогда не позволила посвятить его сейчас, даже если бы Темный Лорд приказал. К счастью, господину это не нужно. А с Люциусом я еще серьезно поговорю. Он может попробовать уговорить Темного Лорда сократить твои посещения.
-Я не хочу поставить Люциуса в трудное положение.
Нарцисса прервала речь Ориона.
-Глупости. Теперь мы твои опекуны. Ты под нашей ответственностью и мы будем заботиться о твоем благополучии, - она подняла голову и проговорила с гордостью в голосе,- Я не позволю, чтобы кто-то из моих детей лишился нормального и счастливого детства. Независимо от того, со сколькими Темными Лордами мне придется столкнуться, чтобы исполнить это.
Орион удивленно посмотрел на нее:
-Вы мои опекуны? Вы считаете меня своим ребенком?
Нарцисса тепло улыбнулась:
-Да. Люциус сообщил мне незадолго до собрания, что мы выиграли дело о твоем опекунстве. Ты - родственник, ты - Блэк и теперь ты - мой сын.
Глаза Орион наполнились невыплаканными слезами, а сердце - теплом. Нарцисса вздохнула и легко потрепала макушку Ориона.
-Ты так похож на отца, - Нарцисса улыбнулась в ответ, глядя на счастливо улыбающегося Ориона, - он был моим любимым двоюродным братцем, когда мы были детьми и вместе играли. Он всегда был веселый и неунывающий и такой милый. Белла никогда с ним особо не ладила, а вот я очень тесно общалась с ним, пока он не убежал из дома. И я признаю, что никогда сильно не любила тетю Вальбургу, так что понимаю причины его поступка.
Орион хмыкнул:
-Да, бабушка обладала очень строгим и в тоже время взрывным характером, а порой могла быть немного сумасшедшей. Но, похоже, это семейное.
Нарцисса шутливо улыбнулась.
-Вполне возможно.
________________________________________
Орион заканчивал распаковывать свои вещи в своих апартаментах в Малфой-Мэноре. Его отец был в комнате рядом и для него уже был назначен колдомедик. Комната Драко располагалась через холл от покоев Ориона, Лестранжей поселили этажом ниже.
Вдруг дверь распахнулась, и Орион, повернувшись, с улыбкой посмотрел на вошедшего Драко. Тот очень изменился за время, которое они не виделись. А за тот краткий визит в Хогвартс, когда Орион спасал отца, увидеть и оценить произошедшие изменения, было тяжело. Драко стал высоким, стройным, его кожа стала аристократически белой, а распушенные серебристо-пепельные волосы красиво обрамляли лицо. Он стал очень привлекательным молодым человеком с бросающейся в глаза внешностью, и высокомерное поведение не портило его, а скорее дополняло и делало образ завершенным.
Драко крепко его обнял со словами:
-Я так рад, что ты будешь жить с нами. Я так давно тебя не видел, не считая той ночи, - выпустив Ориона из объятий, Драко отстранился и оценивающе его осмотрел, а затем с усмешкой произнес:
-Ты вырос.
Орион засмеялся:
-Я подумал тоже самое о тебе, как только ты вошел в комнату. Мы уже не маленькие мальчики, как раньше, не так ли?
Драко на это слегка выгнул бровь и протянул:
-Я никогда не был маленьким мальчиком. А вот ты, как я помню, всегда был невысоким. Хотя это не сильно изменилось, - закончил он с усмешкой на лице.
Орион дал Драко легкий подзатыльник:
-Я стал гораздо выше. Кроме того, я продолжаю расти.
Они подошли к кровати, на которой удобно расположились.
-Какие у тебя планы на лето? – спросил Драко.
-Я точно еще не знаю, но хотел попросить твоего отца научить меня управлять состоянием Блэков и …
-Это же скучно! Мы должны повеселиться! Ведь это первые наши общие каникулы за прошедшие два года. Мы можем поиграть в квиддич и я научу тебя кататься верхом. Ох, еще же скоро твой день рождения! – перебил взволнованным голосом Драко, - Мама хочет устроить торжественный прием по этому случаю!
Орион неверующе посмотрел на Драко и резко сказал:
-Я не хочу никаких приемов. У меня нет праздничного настроения, и я только что потерял своего отца…
Драко с опаской посмотрел на него и неуверенно сказал:
-Это не означает, что мы забыли про твоего отца…
Орион посмотрел в серебристые глаза Драко и, уже успокоившись, проговорил:
-Я не должен был говорить так резко с тобой. Мне очень жаль, - он вздохнул и покорно продолжил, - Если твоя мама хочет устроить прием, то я хотя бы должен быть благодарен ей за заботу. Она приняла меня.
Драко взял его за руку.
-Она хочет, чтобы ты развеялся и немного отвлекся от грустных мыслей и различных проблем, -увидев кивок Ориона, Драко взволновано продолжил, - У нас есть билеты на финал чемпионата мира по квиддичу! – и затем высокомерно добавил, - Мы будем сидеть в ложе министра.
Орион на это лишь усмехнулся:
-Конечно, будем. Ведь по-другому и быть не может, если дело касается Малфоев.
-Именно, - согласился Драко, игнорирую дразнящий тон Ориона, - Это будет здорово! Болгария против Ирландии. Кстати, будет играть твой приятель Крам. Я не могу дождаться, чтобы увидеть, как он летает!
-Вряд ли его можно назвать моим приятелем. Но он хороший ловец, думаю, матч будет интересным.
Орион нервно посмотрел на Драко и спросил:
-Как думаешь, твой отец разрешит мне пригласить друга на несколько недель? На мой день рождения и все?
-Кого ты хочешь пригласить? – нахмурился Драко.
-Лезандера, - спокойно ответил Орион.
Драко еще сильней нахмурился и, скрестив руки на груди, спросил:
-Ты все еще с ним?
-Ты же знаешь, что да. Я написал тебе об этом, как только мы с ним стали встречаться.
Драко отвернулся от Ориона и ледяным тоном ответил:
-Я не думаю, что отцу это сильно понравится. Он не из чистокровных волшебников.
-И почему это должно иметь значение? Он мой бой-френд, и если Люциус не позволит ему навестить меня, я просто уеду отдыхать к нему!
Драко резко развернулся к нему и гневно проговорил:
-Ты предпочтешь остаться с ним, нежели со мной? Ты весь год с ним жил, а я не видел тебя два года! Я больше не твой лучший друг?
Орион вздохнул и тихо ответил:
-Ты по-прежнему мой лучший друг, Драко, но я также хочу побыть и с ним. Мы сильно поссорились, и все не так хорошо, как могло бы быть. Я хочу это исправить. Мне нужно побыть некоторое время с ним, чтобы наши отношения стали как прежде, - затем, оживившись, добавил, - И кроме того, я в этом году буду в Хогвартсе. Я забыл тебе сказать, что был зачислен в делегацию от Дурмстранга.
Драко непонимающе на него посмотрел:
-О чем ты говоришь?
-О Турнире Трех волшебников, кончено! – удивлено ответил Орион.
И снова посмотрев в непонимающие глаза Драко, Орион понял, в чем проблема и засмеялся. Драко сердито посмотрел на него, и Орион поспешил объяснить в перерывах между смехом?
-Ох, Дамблдор до сих пор ничего вам не рассказал! Это бесценно!
-Что он нам не сказал? – разбушевался Драко.
Орион в веселье покачал головой.
-Что в Хогвартсе в этом году будет проводиться Турнир Трех Волшебников! Ты должен был читать об этом турнире в книгах по истории. Есть три тура, которые должны выполнить три участника от различных школ: Шармбатон, Хогвартс и Дурмстранг.
В глазах Драко засветилось понимание:
- Да, да! Я читал об этом! Разве он произойдет в этом году? – Орион кивнул, а лицо Драко потемнело от негативных эмоций, - И старый глупец ничего не сказал нам об этом?! О чем он думал? Студенты должны подготовиться за лето!
Орион усмехнулся:
-Я понятия не имею, что происходит в голове у Дамблдора, но думаю, он планирует рассказать об этом первого сентября.
-Он должен был рассказать нам об этом раньше! Как я понимаю, ваш директор рассказал вам об этом давным-давно!
-Да, - гордо сказал Орион, -Мы должны были пройти дуэльный турнир, чтобы занять место в делегации. Должен предупредить, что мы будем составлять довольно серьезную конкуренцию.
На это Драко надменно протянул:
-Ну, я тоже серьезный соперник. Вот увидишь, я буду выбран в качестве чемпиона Хогвартса.
-Хм, но я не знаю, не будут ли введены ограничения по возрасту. Дамблдор вел переговоры по поводу этого, и конечный результат так и неизвестен.
Драко с недоверием посмотрел на него:
-Ограничения по возрасту? Для чего?
-Они считают, что мы слишком молоды, чтобы конкурировать. Они хотели, чтобы только достигшие семнадцати лет смогли подать заявку
-Это вздор! Я подам заявку. Я найду способ обойти эти глупые правила, - гордо ответил Драко, задрав подбородок и скрестив руки на груди.
Орион покачал головой и с усмешкой проговорил:
-Удачи тебе в этом. Я с удовольствием посмотрю на твои попытки перехитрить Дамблдора.
Они провели весь день, рассказывая друг другу события этих двух лет, играя в шахматы и летая на поле. Орион не мог чувствовать себя так же беззаботно, как это получалось у Драко. Драко не заботили Темный Лорд и надвигающаяся война, он получал от жизни все, что мог, и это показывало Ориону, каким должно быть нормально детство. В этом отношении сильно чувствовалось влияние Нарциссы. Она ограждала его друга от неприятных реалий, и Орион немного завидовал этому. Он задавался вопросом, а будет ли готов Драко столкнуться с суровостью времени, когда события начнут затрагивать всех без исключения. Но радовало то, что Драко все же был посвящен в некоторые вопросы, во многом благодаря Люциусу. Он мог обсуждать Пожирателей и войну, он просто не видел в этом причины для беспокойства. Драко верил словам отца о величии Темного Лорда и был убежден, что тот, в конечном счете, непременно одержит победу. Орион в этом вопросе был больший скептик. Он знал, что Лорд еще не готов, что тому нужно больше сторонников, но Орион не стал разрушать точку зрения друга. Орион был уверен, что Люциус позаботиться о подготовке Драко на будущее. Орион хотел, чтобы Драко по-прежнему мог наслаждаться жизнью.
________________________________________
Орион резко проснулся и автоматически потер невидимый шрам. Видения не посещали его уже долгое время, поскольку на ночь он отчищал сознание и укреплял окклюменционные щиты, решив отдохнуть от всего этого. Но он совсем забыл про это, отдыхая после обеда. Это была очередная встреча пожирателей. Самое интересное в ней был приказ Воландеморта, чтобы Петтигрю шпионил в своей анимагической форме за Дамблдором. Главная цель была информация о Гарри Поттере, а точнее, что Дамблдор знает о его местонахождении. Как оказалась, Воландеморт все еще не отказался от идеи найти мальчика-который-выжил, и это сильно беспокоило Ориона. Почему Темный Лорд так яростно ищет его? Неужели, его теория о пророчестве и Снейпе правдива? Орион устало вздохнул и повернулся. Он хотел, чтобы люди просто забыли о Гарри Поттере, о его существование как таковом. Неужели так сложно оставить его в покое?
Также он вспомнил кое-что другое. Воландеморт мимоходом упоминал про планы на Турнир Трех Волшебников, но так и не конкретизировал. Казалось, что он со своим Внутренним Кругом уже все решили и остановились на конкретном плане. Но на каком именно? Как они могут использовать турнир? Может быть, они посеют хаос и панику, может быть напугают светлых вошебников…Воландеморт планирует объявить о своем возращение на Турнире? Неужели он уже готов?
Орион нахмурился. Некоторые из детей пожирателей обучаются в Хогвартсе. Это поставит их под угрозу. Они не рискнут нападать на Хогвартс, не так ли?
Орион поднялся, отбрасывая волнения прочь. Люциус сказал бы ему, если что-то грозит Драко и ему, да и Калипсо сказала бы ему. Он будет волноваться об этом, когда придет время. Сейчас он должен заняться другим.
Орион быстро прошел по Малфой-Минору и остановился напротив двери кабинета Люциуса. Он постучал и у/слышал в ответ приглушенное “Войдите”.
Он открыл дверь и шагнул внутрь. Люциус сидел за большим столом из красного дерева и просматривал документы, рядом стоял бокал наполненный красным вином.
Увидев его, Люциус немного выгнул бровь и спросил:
-Ты уже закончил с руководством по управлению финансами, которое я тебе дал?
-Да, но я хотел бы поговорить с вами о другом, - ответил Орион.
Люциус молча указал ему на кресло, и Орион сел перед ним, невольно поерзав. Люциус был терпелив по отношении к нему и посвятил много времени обучая управлять состоянием, следить за защитой поместья, одним словом, он обучал его, как быть главой рода. Орион уважал Люциуса за его хватку, за ум, за хитрость, но он был уверен, что Люциус не обрадуется вопросу, который собирался задать Орион. Это можно было понять и из реакции Драко, когда тот узнал.
-Вы знаете, что Нарцисса планирует устроить бал по случаю моего дня рождения. И я дал ей список с именами моих друзей, которых я хотел бы видеть на нем. Но мне интересно, могу ли я попросить одного из них остаться в усадьбе на несколько недель, - спросил Орион, посмотрев на Люциуса.
-Да, конечно. Я не вижу в этом никакой проблемы. Кого ты хочешь пригласить? – спокойно ответил Люциус.
Орион снова заерзал, но смог твердо сказать:
-Лезандер Зравен.
Люциус нахмурился, явно о чем-то размышляя, а потом сказал:
-Я не узнаю фамилию... – его глаза немного расширились, и он уставился на Ориона пристальным взглядом, - Зравен из вампирского клана?
Орион кивнул головой, он решил, что должен быть честным. Он не будет скрывать свои отношения с Лезандером.
-Да, он сын Мастера Вампиров. И…э…ну, он мой бой-френд.
-Сколько вы вместе?
-Год, - ответил Орион.
Люциус пронзил его своими светло-серыми глазами и строго проговорил:
-Ты можешь встречаться с кем хочешь до семнадцати, но ты не должен поддерживать длительные отношения, ведь после совершеннолетия тебе придется разрывать их. Ты не должен сильно привязываться к кому-либо.
Орион нахмурился:
-У меня нет никакого желания прекращать мои отношения с Лезандером, если после совершеннолетия мы все еще будем вместе. Я не понимаю, почему…
Люциус прервал его, сказав холодным голосом:
-Я уверен, что твой отец уже все тебе объяснил, Орион. Когда тебе исполнится семнадцать, ты женишься на ком-либо из чистокровных темных волшебников. Ты должен порвать с Лезандером, как можно быстрее, до того как станешь слишком сильно привязан к нему.
-Я уже близок с ним. Я не хочу жениться на ком-то еще. Кроме того, мой отец теперь не может вести переговоры. Мне не нужна свадьба после моего совершеннолетия. Я могу просто остаться с Лезандером.
Люциус посмотрел на него с решимостью в глазах:
-Нарцисса взяла ответственность по переговорам на себя. Когда ты станешь совершеннолетним у тебе уже будет невеста, которую мы подберем тебе.
-Которую вы подберёте для меня? Я буду решать сам на ком мне жениться. Я не собираюсь вступать в брак по договоренности! – сердито прошипел Орион.
-Ты сделаешь так, как тебе скажут! Ты глава дома Блэков. Я не позволю тебе смешать свою кровь с вампиром! Он не темный маг. Ты выполнишь свой долг и обеспечишь наследником род Блэков! – прикрикнул на него Люциус.
Орион скрестил руки на груди и сердито ответил:
-Это мое решение. Мой отец сказал мне, что не будет заставлять меня. Я понимаю, что мне нужен наследник, но я буду решать сам на ком мне жениться. И если я хочу выйти замуж или жениться, когда я стану старше, то я так и сделаю. Мне не нужно все это в семнадцать лет. Это слишком скоро, а пока я могу быть с Лезандером.
-Твой отец был слишком мягок с тобой. Как твои опекуны, мы будем сами выбирать кандидатов. Мы делаем это для твоего же блага. Мы знаем лучших и наиболее мощных магов. Ты женишься по наступлению совершеннолетия. Ты можешь вернуться к своему вампиру после произведения на свет наследника рода, хотя и это нежелательно. Он не лучший партнер для тебя. И ты разорвешь отношения с ним, как можно быстрей. Это и так продолжается слишком долго. Конец дискуссии, - гневно проговорил Люциус.
Орион поднялся и в бешенстве посмотрел на Люциуса:
-Я очень ценю ваше мнение, дядя, но я не порву с ним. Когда мне исполниться семнадцать, я смогу юридически разорвать брачный контракт, который вы заключили на мое имя. Я понимаю, что мне придется жениться на темном волшебнике или волшебнице, но если вы хотите избежать скандала, вызванного разрывом брачного контракта, то вы предоставите мне право выбора кандидата и право жениться, когда я буду готов. Это будет мой выбор! И я буду с Лезандером так долго, как захочу. И у меня нет никаких причин прекращать наши отношения, пока я не женюсь.
Люциус поднялся с кресла и подошел к Ориону. Он крепко схватил его за плечи и проговорил холодным голосом:
-Если ты разорвешь брачный контракт, то навлечешь на свою семью стыд и позор. Я не позволю тебя сделать это!
-Тогда предоставьте мне право выбора! Я уже понял, что не могу выйти замуж за Лезандера, но по крайне мере я хотел бы выбрать мать или отца моего ребенка!
Люциус нахмурился и строго проговорил:
-Если мы одобрим твой выбор.
Орион задумчиво посмотрел на своего собеседника:
-Если я соглашусь на это, то вы позволите мне остаться с Лезандером на это время? Смогу ли я пригласить его и быть с ним не скрываясь?
-Он не лучший выбор! Ты можешь быть с любым темным магом это время, ты все равно слишком молод для каких-либо серьезных отношений. Но всякие связи должны быть прекращены с наступлением свадьбы, - разочаровано ответил Люциус.
Орион отошел назад, высвобождая плечи из захвата Люциуса, и упрямо сказал?
-Это мое дело и моя проблема. Я буду с ним не зависимо от того, что вы мне скажете. Если вы не позволите ему остаться здесь в усадьбе, то я в любом случае увижу его в школе. Это ничего не изменит.
Люциус молча смотрел на него, а затем сказал:
-Если ты согласишься, что окончательное решение о выборе тебе супруга или супруги будет лежать на нас с Нарциссой, то ты можешь пригласить его и быть с ним вместе до брака.
-Окончательное решение с моего согласия, - поправил Орион.
-Да, - сердито прошипел Люциус.
Орион ухмыльнулся:
-Очень хорошо. Мы договорились. Спасибо.
Орион вышел из кабинета. Лезандер останется с ним на несколько недель, и они могут быть вместе на людях без каких-либо проблем. Орион догадывался, что Малфои будут устраивать его будущую свадьбу, так что это не стало неожиданностью. Кроме того, решать все это серьезно нужно будет только после семнадцати. Он не будет испытывать никаких угрызений совести за разрыв брачного контракта, если Люциус не выполнит своего обещание. Орион предупредил его.
После того, как мальчик ушел, Люциус, нахмурившись, снова сел за стол. Ему не нравилось то, каким упрямым был Орион в отношении своего вампира. Еще меньше ему нравилось то, что мальчик хотел сам выбирать себе супруга. Он был последним Блэком и чрезвычайно мощным. Орион не раз это доказывал. Мальчику необходимо смешать свою кровь с другим могущественным родом, и было выгодным партнерством, если бы Орион женился на Драко. Род Малфоев станет на порядок сильнее, если повторно смешается с Блэками, особенно со змееустом, что может передаться наследникам. И Темный Лорд уже сказал ему, что он примет решение с кем Орион будет соединен. Люциус усмехнулся. Существовали разные виды брачных контрактов, некоторые из оных нельзя было разорвать. Мальчик явно углубленно не изучал этот вопрос.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Четверг, 05.08.2010, 15:59 | Сообщение # 32
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
________________________________________
-Я скучал по тебе, - прошептал Лезандер, крепко обнимая Ориона, как только двери комнаты закрылись за ними. Лезандер только что прибыл в Малфой-Мэнор, и после холодного приветствия Нарциссы и Люциуса, Орион поспешил увести его к себе в покои. Вампиру выделили комнату рядом с его, и они уже успели оставить там чемоданы.
Орион покрепче прижался к Лезандеру:
-Я тоже скучал по тебе. Прости за то, как Малфои встретили тебя.
Лезандер глубоко вздохнул и погладил волосы Ориона:
-Я ожидал этого. Особенно после того, как ты мне объяснил традиции чистокровных. Я подозревал, что новость о том, что мы вместе, не слишком их обрадует.
-Они не имеют права вмешиваться . Люциус сказал мне, что никаких проблем не будет, -проговорил Орион, не выпуская вампира из объятий.
-Они не будут возражать, если ты станешь моим партнером? – спросил Лез, удивленно приподняв брови.
-Э…ну нет. Я не говорил ему об этом. Мы договорились, что он не заставит меня жениться на том, кого я не одобрю, - Орион пристально посмотрел в голубые глаза вампира и спросил с тревогой в голосе, - Ты все еще хочешь, чтобы я стал твоим партнером?
-Конечно. Сейчас мы еще слишком молоды, но когда придет время, я хочу быть связанным с тобой, -тепло улыбнулся Лезандер.
-А что думают твои родители на этот счет? – неуверенно спросил Орион.
Лезандер вздохнул и повел Ориона к кровати. Они уселись друг напротив друга, и Лезандер ответил:
-Мои родители были разочарованы тем, что ты не сможешь приехать, но я думаю, мы сможем сделать это в следующем году. Мой отец не одобрит твою кандидатуру, пока не познакомится с тобой, но мать старается его убедить, что моим партнером необязательно должен стать вампир, а просто достаточно сильный маг. А ты могуществен. Когда отец увидит тебя, то поймет, так что я не сильно переживаю по этому поводу, - Лезандер ненадолго замолчал, - Что касается нашей связи в будущем…я думаю, мы сможем прийти к компромиссу. Я уверен, что мы с этим справимся.
Орион просиял:
-Да, ты прав. Это вопрос, затрагивающий наше совместное будущее. Когда начнется война, ты встанешь рядом со своим отцом, - Орион нахмурился и нервно продолжил, - Но как быть с моей обязанностью обеспечить род наследником?
-Это настолько важно? Нашего ребенка будет недостаточно?
Орион осторожно ответил:
-Этого было бы достаточно для меня, Лезандер, но это важно для темных волшебников. Чтобы мой род соединился с другим чистокровным семейством.
Лезандер продолжал хмуриться, и Орион поспешил его успокоить:
-Это неважно. У меня есть возможность избежать брака. Можно начать задумываться о продолжении рода ближе к тридцати годам, если не позднее. Это не должно влиять на наши отношения. Я не хочу спорить и ссориться. На данный момент, единственное, что важно для меня – это ты и наши отношения.
Лицо вампира смягчилось:
-Да, ты абсолютно прав. Это проблемы будущего. Нужно жить настоящим, - он засмеялся, - Мы действительно еще слишком молоды, чтобы беспокоится о подобном.
Орион хмыкнул:
-Это безумие. Наследники, кровь, партнерство, война… Я хочу просто забыть обо всем этом и насладиться жизнью.
Лезандер крепко обнял его и уложил на кровать. Крепко поцеловав, вампир сказал:
-Я бы хотел, чтобы ты не беспокоился об этих вещах. Я хотел бы просто взять тебя с собой в защищенный замок и надежно защитить от всех.
Орион улыбнулся на эти слова и нежно обвел губы Лезандера кончиком пальца.
-Да, я уже прямо вижу заголовки газет: Мальчик-который-выжил был похищен сумасшедшим вампиром.
Лезандер улыбнулся и резко перевернул Ориона на спину, придавив его тяжестью своего тела. Поднеся лицо так, чтобы их губы почти соприкасались, Лезандер промурлыкал:
-О, да…Мальчик-который-выжил безумно влюбился в сексуального, горячего и безумно привлекательного вампира.
-Привлекательного? Я такого здесь не вижу, - усмехнулся Орион.
Вампир грозно рыкнул и страстно поцеловал его. Они яростно боролись языками за господство, пока Орион не сдался и позволил Лезандеру изучать его. Орион наслаждался теплом ласкающей его руки и вкусом Леза. Он застонал вампиру в губы, когда тот вжался в него бедрами и еще страстней поцеловал.
Через несколько минут им пришлось прерваться из-за нехватки воздуха. Оба тяжело дышали. Лезандер осмотрел представшую перед ним картину и, остановив свой взгляд на изумрудных глазах, прошептал:
-Ты такой красивый, Meu inimă.
Орион склонил голову и с любопытством спросил:
- Meu inimă?
-Ты прекрасный лингвист, смог произнести это совершенно. Хотя это не удивительно с твоим маленьким подвижным язычком, - усмехнувшись, произнес Лезандер.
-Будь серьезней, что это означает? – улыбнулся Орион.
Лезандер наклонился и прошептал на ухо:
-Мое сердце - с румынского.
Глаза Ориона расширились:
-Это где живет вой Клан?
Лезандер проказливо ухмыльнулся:
-Я должен укусить тебя и сделать своим, прежде чем ты узнаешь этот секрет.
Орион усмехнулся, а потом внимательно посмотрел на вампира:
-Почему ты никогда не кусал меня?
-Я не думал, что тебе это будет приятно.
Орион поморшился:
-Ну я не хочу, чтобы ты кусал меня ради питья крови. Но разве вампиры не кусают своих партнеров при близком контакте?
-Мы делаем это. Мы выпиваем очень мало крови, но это очень интимный момент, -серьезно ответил Лезандер, а потом, прикрыв глаза, неуверенно спросил, - Разве ты не возражаешь?
Орион тепло улыбнулся:
-Конечно, нет. Я верю тебе и не хочу, чтобы ты сдерживал себя только потому, что я не вампир, - потом лукаво усмехнулся, - Я хотел бы испытать легендарный поцелуй вампиров на себе.
Лезандер поближе наклонился, и стало видно, как блестят его глаза.
-Они достаточно захватывающи и возбуждающи, ты знаешь? Я бы не хотел, чтобы ты вновь просил меня укусить себя в общественных местах.
-Это ты не способен на публике держать свои руки подальше от меня. Ты определенно эксгибиционист, - засмеялся Орион.
Лезандер лукаво улыбнулся:
-Конечно. Я хочу, чтобы каждый знал, что ты мой.
-Я и так твой.
-Всегда и полностью, - ответил Лезандер, наклоняясь к шее и целуя ее, - Ты уверен?
Орион хмыкнул и повернул голову в сторону, предоставляя больший доступ, - Да. Сделай это, или я найду более способного вампира.
Лезандер, не теряя времени, позволил себе то, что он так сильно хотел в последнее время.
Орион ахнул, почувствовав, как клыки вампира прокалывают кожу, и, закрыв глаза, он ощутил прилив крови. Нежные губы Лезандера мягко обхватили его кожу, а язык слизывал струйки крови. Удовольствие прошло по всему телу. Он почувствовал, как быстро забилось сердце Леза, и застонал от удовольствия. Орион зарылся пальцами в густые волосы вампира. Немного погодя Лезандер отстранился, зализав ранку. Удовольствие постепенно уходило, и Орион открыл ошеломленные глаза.
Все еще немного не придя в себя, он проговорил:
-Вау! Это… это было потрясающе, -потом легонько тряхнул головой, чтобы прочистить сознание, - Почему ты не продолжаешь?
-Я не хочу ослабить тебя. Когда мы соединимся, я смогу делать это более длительно время без всякого ущерба тебе.
Орион обиженно надул губы:
-Это не справедливо. Я начинаю завидовать маглам, кормящим вас. Они не должны получать такое удовольствие от тебя.
Лезандер тихо засмеялся:
-Это было бы несправедливо, если бы не дали им ничего взамен. В конце концов, их кровь поддерживает нашу жизнь. И хватит дуться на меня. Ты выглядишь таким очаровательным.
-Правда? – удивленно спросил Орион, - Действительно очаровательным? – затем усмехнулся, - Ну теперь я знаю, что мне нужно делать, если мне что-нибудь понадобиться от тебя.
Лезандер весело тряхнул головой и глубоко поцеловал. На губах Лезандера все еще оставался металлический вкус, и было странно осознавать, что это его собственный вкус. Но Орион не имел ничего против, ему нравилось это.
Вампир прервал поцелуй и усадил Ориона, сам приняв такое же положение. Тот с любопытством посмотрел на него, и Лезандер не стал испытывать его терпение, достав ожерелье.
-С днем рождения, -тихо поздравил Лезандер, передавая ожерелье Ориону.
Орион осмотрел подарок, это был красиво выполненный небольшой стеклянный флакон, весящий на цепочке. Он был заполнен веществом темно-красного цвета. Он перевел взгляд обратно на вампира.
Лезандер тихо ответил, понимая невысказанный вопрос:
-Это моя кровь, - и увидев удивленно приподнятые брови, продолжил, - Этого недостаточно, чтобы обратить тебя, но это может тебе пригодиться, если понадобиться срочно излечиться от ран. Я прошу тебя, носи ее всегда с собой.
Орион мягко улыбнулся и крепко обнял вампира.
-Спасибо тебе, Лез. Я знаю сколько значит для тебя собственная кровь. Я польщен, что ты доверяешь ее мне. Я всегда буду носить его с собой.
Лезандер ответил на улыбку, взяв ожерелье из рук Ориона, чтобы застегнуть его.
Веселясь, Орион подумал, что невольно собирает на себе различные ожерелья. Медальон с портретом Тома он по-прежнему хранил в школьном сундуке, так как жил рядом с Люциусом, но он все еще носил порт-ключ Даров Смерти, который выглядел, как кулон с черным ониксом. Он всем говорил, что это подарок отца.
-Во сколько начнется бал? – спросил Лез.
Орион ахнул. Он совсем забыл! Быстро схватив палочку, он наколдовал заклинание времени.
-У нас есть только час! Нарцисса живьем сдерет с меня кожу, если мы опоздаем.
Орион подскочил и потащил забавляющегося Лезандера за собой:
-Пошли, мы должны быть готовы вовремя!
________________________________________
Бал был в самом разгаре, и Орион ни на минуту не переставал танцевать с Лезандером. Тот был удивительным танцором и не уставал кружить Ориона по залу. Орион видел хмурого Драко, к которому приставала Панси. Но тот, казалось, был весь вечер в плохом настроении и отклонял все предложения потанцевать. Эвандер танцевал с Карой, а Виктор, к большому удивлению Ориона, смог вытащить Калипсо на танцпол. Орион заговорщицки ей подмигнул, когда протанцевал рядом с ней, на что та лишь закатила глаза. Взрослые же говорили между собой, периодически поглядывая на танцующую молодежь.
Ему казалось, что это был лучший день рождения в его жизни. Он был счастлив открыто продемонстрировать свои отношения с Лезандером. Но постепенно счастье сменилось печалью, его отец потерял душу, а он, как ни в чем не бывало, развлекается здесь. Орион всхлипнул и уткнулся Лезандеру в шею.
Они продолжили танцевать, а когда музыка подошла к концу, Лезандер немного отстранился и, приподняв за подбородок голову Ориона, сказал:
-Хей, почему ты грустишь? Тебе не нравится праздник?
Орион поморщился:
-Да, очень сильно. Понимаешь в чем дело, Лез. Я наслаждаюсь жизнью, в то время как мой отец стал лишь пустой оболочкой и никогда не сможет разделить эти моменты со мной.
Лезандер печально посмотрел на него:
-Но надежда еще есть. Ты же хочешь начать обучаться некромагии, чтобы получить возможность вернуть душу. Шансы есть.
Орион прикрыл глаза и с отчаянием сказал:
-Да, но я даже не знаю, сработает ли это, а если и да, то займет слишком много времени. И каким он будет после возращения? И что, если у меня ничего не получится? Я очень скучаю по нему. Я не имею права веселиться, пока он находится в таком состоянии.
Лезандер покачал головой и решительно проговорил:
-Ты не можешь так поступать с собой, Орион. Нужно жить и бороться. Ты не можешь утонуть в печали. Ты же знаешь, что сделал все возможное, чтобы предотвратить это, а теперь нужно найти способ его вернуть. У тебя все получится, ведь если ты ставишь перед собой цель, то всегда добиваешься ее. Не попробовав, ты не узнаешь, можно ли вернуть ему душу или нет. Но помни, что у тебя остались люди, которые тебя любят.
-Я понимаю, что ты прав, но ничего не могу с собой поделать. Иногда я в порядке, но стоит только вспомнить о нем, я начинаю чувствовать себя бесполезным и бессильным. Что толку в моем могуществе, если я даже не могу защитить тех, кого люблю? Если я не могу спасти их от смерти? – проговорил Орион с небольшой улыбкой.
-Это естественно, что ты себя так чувствуешь. Но со временем станет легче, - вампир покрепче обнял его.
Орион молча согласился и поклялся себе, что он найдет способ обмануть смерть. Он сможет вернуть отца, чего бы это ему не стоило. Лезандер нежно погладил его по волосам и прижался к Ориону, прикрывая глаза. Зазвучала медленная музыка, и они слились в танце. Орион наслаждался теплом Лезандера и его телом, прижимающимся к нему. Он улыбнулся, когда Лезандер стал нашептывать ему на ухо всякую бессмыслицу.
Вдруг на затылке у Ориона волосы встали дыбом, и он ощутил сильную магическую ауру, на которую его собственная мгновенно отозвалась. Его шрам начал яростно покалывать, но не настолько сильно, как мог. Орион приоткрыл глаза и тут же столкнулся с алыми глазами, пристально смотрящими на него. Он напрягся, узнавая их. Во имя Морганы, что Воландеморт делает на его дне рождения? Орион осмотрелся через плечо Леза. Воландеморт был окружен некоторыми членами из своего внутреннего круга и другими волшебниками, которых Орион не знал. Беллатрикс вилась около Лорда, что-то оживленно с ним обсуждая. Люциус пристально смотрел на него, выражение его лица было нечитаемым. Орион слегка нахмурился, мысленно вспоминая список гостей. Все приглашенные оказались пожирателями смерти и семьями, которые в прошлом поддерживали темную сторону. Неудивительно, что Воландеморт решил не менять внешность. Наверно это полезно, показать сторонникам, что Лорд здоров и крепок. Да, количество пожирателей смерти возрастало, но если Лорд хочет больше людей на своей стороне, то ему нужно чаще показываться на подобных мероприятиях.
Лезандер должно быть почувствовал его напряжение, потому что спросил:
-Что с тобой?
-Ничего, - быстро ответил Орион, не глядя на Воландеморта и группу рядом. Он не хотел, чтобы Лезандер знал. Лез не одобрял его контакты с Лордом, особенно после того, как узнал, что он мальчик-который-выжил. Орион покрепче обнял вампира и поцеловал в шею, взывая в это время к Моргане, чтобы Лезандер не узнал. Волна гнева прошла через его шрам, и Орион, ахнув, поспешил укрепить свои окклюменционные щиты. Почему Воландеморт разозлился? Он поднял голову и увидел, что Лорд по-прежнему наблюдает за ним. Орион нахмурился в замешательстве. Он вызвал гнев Волондеморта? Но каким образом?
Лезандер закружил Ориона в танце, и Воландеморт исчез из поля зрения. Орион расслабился и с удовольствием отдался танцу.
-Кто этот маг? – спросил Лез.
-Кто?- напрягся Орион, переспрашивая с тревогой.
Лезандер пристально посмотрел ему в лицо.
-Этот маг, стоящий в окружении других волшебников. Он не престает на нас смотреть и у него глаза рубинового цвета.
-Ничего особенного. Один из темных магов. Не о чем беспокоиться, - гладко соврал Орион.
Вампир недоверчиво прищурился, а потом его глаза изумленно расширились от понимания:
-Это Воландеморт! Эти глаза! Больше таких ни у кого нет.
Орион горестно вздохнул и неохотно подтвердил:
-Да, это он. Игнорируй его. Пойдем, потанцуем в другом месте.
Лезандер крепко схватил его, не давая уйти, и резко прошептал:
-Он смотрит на тебя! Мне это не нравится. В его глазах горит собственнический инстинкт!
Слова Тома вновь всплыли в сознании Ориона, но он отбросил их и засмеялся:
- Не будь дураком, Лез. Он просто смотрит на танцующие пары. А из всей молодежи, я единственный, кого он знает, ему просто интересно.
Орион и сам верил своим словам… но гнев Воландеморта… Орион покачал головой.
Песня закончилась, и Орион радостно поспешил отвести Лезандера в угол, где собрались их друзья.
К ним подошел Виктор и похлопал Ориона по плечу:
-Великолепная вечеринка, Орион! Хотя домовики Малфой-Мэнора не подкупны. Я ни одного не смог убедить дать мне стакан со скотчем!
Орион засмеялся:
- Это не моя вина. Я уверен, что Драко может решить твою проблему. Они должны беспрекословно ему подчиняться.
Драко ухмыльнулся им, слушая диалог:
-Очень хорошо, скотч для всех, выпьем стаканчика три, как раз хватит для нашего маленького именинника!
Эвандер поддержал предложение, вскоре также подошли и другие мальчишки.
Орион обиженно надулся, но принял вызов.
Драко щелкнул пальцами:
-Добби, принеси Огневиски для всех.
Вскоре домовой эльф снова появился с подносом заставленным напитками.
Орион улыбнулся эльфу и, взяв стакан, выпил. Он задохнулся, горло обожгло, а и глаз брызнули слезы. Другие весело над ним засмеялись.
Лезандер улыбался, смотря на него, и Орион, оглядев всех, проговорил:
-Это было ужасно! Я не буду пить это еще раз!
-Нет, нет, Орион, - сказал Эвандер, посмеиваясь, - Будь мужчиной!
Орион засмеялся:
-Сначала я хочу увидеть, как пьешь это ты!
Эвандер лукаво ему улыбнулся, выпил жидкость и посмотрел на него с недрогнувшими мускулами лица.
Остальные засмеялись, и Ориону пришлось выпить еще, чтобы удовлетворить их требования. К концу их посиделок, сознание Ориона немного затуманилось, а на лице прочно обосновалась глуповатая улыбка. Лезандер, развлекаясь, смотрел на него, качая головой.
Калипсо неодобрительно посмотрела на него. В ответ на этот взгляд, Орион лука улыбнулся и сказал:
-Прекрасная Калипсо, окажете ли вы мне честь, согласившись подарить мне один танец?
Друзья загудели, а Орион повернулся к Лезу, который сначала удивленно приподнял бровь, а потом кивнул, с улыбкой смотря на него. Орион взял Калипсо за руку и потащил на танцпол.
-Орион, я ненавижу танцевать! – раздраженно проговорила Калипсо.
Орион улыбнулся и начал танцевать:
-Глупости. Я видел, ты получала удовольствие, когда танцевала с Виктором. Ты не сможешь обмануть своего лучшего друга.
-Он заставил меня! Он не принимал ответа «нет»! – разбушевалась Калипсо.
- У тебе появился поклонник, не так ли? – усмехнулся Орион.
- Слишком настойчивый, на мой вкус, - фыркнула Калипсо.
-Ах, ты предпочитаешь галантных и благородных, - сильней улыбнулся Орион.
Он немного сбился с шага, и Калипсо насмешливо посмотрела на него:
-Немного пьян, да? Молись, чтобы г-н Малфой не узнал об этом. Он серьезно накажет Драко, если узнает.
-Я думаю, Драко сможет выкрутиться.
Орион закружил Калипсо, отчего та вскрикнула. Вернувшись на землю в его объятия, она недовольно проговорила:
-Никогда так больше не делай!
Орион безбашено ухмыльнулся и закружил ее еще раз.
-Черт возьми! Никогда больше не пей, Орион!
Орион засмеялся и притянул ее к себе:
-Мой дорогой друг, я никогда не чувствовал себя настолько счастливым, как сейчас.
-Алкоголь сделал тебя счастливым, фантастика! – закатила глаза Калипсо.
Орион снова рассмеялся, и Калипсо не смогла подавить улыбку. Это было такое облегчение, снова видеть Ориона таким беззаботным и счастливым, пусть и не надолго. Он заслуживал это, после всего, что пережил.
Они продолжили танцевать, и Орион еще много раз кружил Калипсо, к ее огромному недовольству. В одном из таких моментов, она увидела нечто ее заинтересовавшее.
-Ты видел кто здесь? Это удивительно, наблюдать за ним. Он излучает столько силы и уверенности. Он даже лучше, чем я представляла, - тихо сказала Калипсо.
-Кто? – Орион удивленно посмотрел на нее.
Калипсо закатила глаза:
-Темный Лорд, конечно! Он выглядит невероятно молодо. Как такое возможно?
Орион вновь оглядел зал, по-прежнему с глуповатой улыбкой на лице. Воландеморт стоял и разговаривал с какой-то ведьмой, и Орион должен был признать, что тот выглядит потрясающе. Из всех присутствующих он был привлекательней всех, возможно, за исключением Люциуса, но тот не излучал такое могущество. Воландеморт перевел взгляд на него, и Орион радостно ему улыбнулся. Лорд удивлено приподнял брови, и Орион тихо засмеялся, он никогда раньше не видел Воландеморта удивленным. Затем он посмотрел на других магов, и обнаружил подозрительно смотрящего на него Люциуса. Орион просиял и махнул ему рукой. Люциус так же, как и Воландеморт приподнял брови, а затем перевел взгляд сузившихся в подозрение глаз на Драко.
Калипсо перехватила руку Ориона и прошипела:
- Орион, ради Мордреда, перестань вести себя, как идиот! Ты навлечешь на нас беду!
Угомонившись, Орион счастливо задремал на диване под охраной Лезандера, не ведая о хмуро смотрящем на него Драко, слушающего нотации Люциуса.
Две недели проживания Лезандера в Малфой-Мэноре пролетели, как одно мгновение, и Орион все это время был счастлив, как никогда. Нарцисса под конец стала относиться к Лезандеру совсем дружелюбно, что было ожидаемо, учитывая обаяние вампира и умелые комплементы. Люциус так и остался в стороне от них, но что оказалось удивительным, так это отсутствие общения между Лезандером и Драко. Хотя Орион знал, что вампир пытался стать для Драко другом, но тот всегда относился к нему холодно и равнодушно. Вскоре Орион перестал беспокоиться о плохом настроении друга и проводил все свое время с Лезандером. Они вместе изучили огромное поместье. Орион, наконец- то, научился ездить верхом, но по-прежнему предпочитал метлу. Они также нашли небольшое озеро и провели бесчисленные часы, купаясь в нем и загорая на берегу. Для Ориона, все закончилось слишком быстро, но провожая Лезандера, он чувствовал близость между ними, как раньше, и это не могло не поднять ему настроение.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Четверг, 05.08.2010, 15:59 | Сообщение # 33
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Наконец наступило 22 августа, и Орион поднимался вместе с остальными Малфоями в министерскую ложу. Ранее в тот же день, они с Драко изучили лагерь, разбитый около стадиона для квиддича, забавляясь над странными комбинациями магловской одежды, надетой волшебниками. Орион объяснял Драко, что ночная рубашка, это не мужская одежда, а гидрокостюм в повседневной жизни не носят, а только тогда, когда погружаются в воду. Внимания заслуживали и разбитые палатки, настолько необычные, что их даже с натяжкой нельзя было назвать магловскими. Шатер Малфоев, конечно, был наиболее впечатляющим из всех. Он выглядел, как белый дворец, а во дворе стояли стражи, охраняющие покой, и разгуливали белые павлины. Орион на все это лишь закатил глаза, но не мог не признать, что эту палатку смело можно отнести к магическим произведения искусства.
Наконец они достигли ложи, Орион увидел низенького толстого человека с котелком в руках, одетого в костюм из фильмов 20-х годов.
-Я не так хорош в языках, мне нужен Барти Крауч для подобного. Ах, я вижу, его домовой эльф уже занял для него место…Хорошая работа, а то эти болгары все хотят заполучить лучшие места…Ах, а вот и Люциус!
Ориону не нужно было напрягать мозги, чтобы понять, что перед ним английский министр магии Корнелиус Фадж. Что привлекло его внимание, так это эльф, занявший место Краучу. Он, казалось, сильно нервничал и постоянно смотрел на место рядом с собой. Был ли Крауч-младший уже спасен пожирателями смерти? Орион ничего не слышал об этом и надеялся, что с магом все в порядке. Он презирал Крауча старшего. Этот человек отправил без суда и следствия Сириуса в Азкабан, и Орион был в ярости, узнав, что он держал собственного сына под империусом. Это было лицемерно с его стороны, ведь министерство запретило использование заклинания, а Крауч прославился тем, что никогда не нарушает закон.
Орион перевел взгляд на Нарциссу, она уже надела маску чистокровных. Словно у нее под носом лежит что-то дурно пахнущее. Он не смог подавить смешок. Нарцисса повернулась и незаметно ему подмигнула, теперь сдерживаться стало труднее. Ему нравилось, как Нарцисса могла изменяться в зависимости от окружающей среды.
Люциус уверенно шагнул вперед:
-Ах, Фадж, - сказал он, протягивая руку для пожатия, - Как у вас дела? Я не думаю, что вы знакомы с моей женой Нарциссой и с нашим сыном Драко.
-Рад познакомиться, рад познакомиться, - проговорил Фадж, здороваясь с Нарциссой и Драко.
-И нашим племянником, Орионом Блэком, - спокойно закончил Люциус.
Глаза Фаджа расширились, когда он посмотрел на Ориона, и нервно пробормотал:
-Ох, приятно познакомиться.
Орион жестко улыбнулся в ответ и коротко кивнул.
Фадж заерзал и, чтобы миновать неприятную ситуацию, повернулся к Люциусу.
-Позвольте мне представить вас мистеру Обланск..Обалонск..мистеру…ну, в общем Министру Болгарии, правда он не понимает из моей речи ни слова, как я уже говорил не для меня это… Ну, как мне кажется, Артура Уизли вы знаете?
Это был напряженный момент. М-р Уизли и Люциус посмотрели друг на друга, взгляд Малфоя бритвой прошелся по Артуру.
-Боже мой, Артур, - начал Люциус тихим голосом, - Что вы продали, чтобы заполучить эти места? Но точно не ваш дом, вряд ли бы вы выручили за него так много.
Орион и Драко усмехнулись, а затем Орион перевел взгляд на детей Уизли. Там был Рон, с уродливыми красными пятнами на лице, показывающими его ярость, близнецы, заговорщицки шепчущие что-то друг другу, так же был еще один мальчик. Орион вспомнил, что это тот староста, который показал ему дорогу – Перси. Он носился вокруг министра, явно стараясь, чтобы его заметили. Орион пренебрежительно фыркнул, единственными, заслуживающими внимания, казались близнецы.
Фадж, который не слышал сказанного Малфоем, произнес:
-Люциус сделал существенный вклад в развитие научной деятельности в больнице Святого Мунго, Артур.
Драко бросил презрительный взгляд Рону и повел Ориона на их места. Они расположились ниже мест Уизли и услышали, как Рон им в спину пробормотал что-то напоминающие “Слизни”, но, как и было положено в общественных местах, они проигнорировали его.
Крупный, но очень активный мужчина ворвался в ложу:
-Министр, можно начинать?
-Мы готовы в любое время, Людо, - ответил Фадж.
Людо выхватил палочку и, направив себе на горло, проговорил:
-Sonorus! – а затем, перекрикивая рев толпы, начал свою речь, - Дамы и господа… Добро пожаловать! На финал четыреста двадцать второго чемпионата мира по квиддичу! А теперь без лишних церемоний, позвольте мне представить Талисман болгарской сборной!
Люциус быстро повернулся к ним и наложил какое-то заклинание. Орион с любопытством посмотрел на него, но Люциус только хмыкнул и перевел взгляд обратно на поле.
Орион посмотрел туда же и увидел, как около сотни вейл выскользнули на поле. Они были прекрасны со своими бело-золотистыми волосами и бледной кожей. Они начали энергично танцевать, и Орион понял, что Люциус наложил на них заклинание, нейтрализующее их магию. Танец внезапно прекратился, и стадион наполнил рев толпы, требующей продолжения.
Орион оглянулся назад. Рон застыл в позе, как будто он вот-вот спрыгнет с трибуны. Орион хихикнул и ткнул Драко, чтобы тот посмотрел на это. Увидев происходящее, Драко глумливо произнес:
-Идиот.
Орион согласно кивнул, но потом он краем глаза заметил появившуюся из ниоткуда, руку, схватившую палочку Рональда. Это происшествие никто не заметил, кроме него, и он вернулся к игре. Орион мысленно нахмурился. Рука показалась с пустующего места Крауча. Неужели там кто-то сидит под дизилюмиционными чарами? Нет, это сделало бы все тело невидимым… Должно быть невидимка! Кто это может быть? И зачем ему палочка? Крауч старший? Но этого не может быть, он организует обратную доставку при помощи порт-ключей. Глаза Ориона расширились от внезапного понимания – Барти Крауч младший!
Посох Мерлина, он все еще под контролем отца! Может он сумел сбросить проклятие? Скорее всего, да, раз смог украсть палочку. А эльф наверняка здесь, чтобы присматривать за ним. Но как Барти младший смог убедить отца разрешить ему присутствовать на матче? Орион покачал головой, это не имело никакого смысла. Должен ли он что-нибудь сделать, чтобы помочь ему? Нет, лучше не вмешиваться, пока ситуация не будет ему на пользу, чтобы провернуть все это без каких-либо проблем для себя.
Он вернулся к наблюдению за игрой, смотря на очередной трюк Крама.
Продолжая наблюдать за игрой, Орион слегка наклонился к Драко, чтобы сказать с дразнящими интонациями:
-Скажи мне, Драко, ты уверен, что не имеешь никакого отношения к вейлам?
-Конечно нет! – с негодованием ответил тот, повернувшись к Ориону.
Орион усмехнулся:
-Ты точно уверен? У тебя такие же платиновые волосы и молочно-белая кожа, как у них.
-Ах, ты пытаешься сказать мне, что я также прекрасен и всех притягиваю?
Орион засмеялся:
-Нет, но я обнаружил некоторое сходство, когда они обернулись крикливыми птицеподобными существами. Прям как ты, когда находишься в плохом настроение или просыпаешься рано утром.
Нарцисса улыбнулась, услышав его комментарий, а Драко подарил ему легкий подзатыльник.
После игры, уже вернувшись в палатку, Драко и Орион оживленно комментировали исполненный Крамом финт Вронского. Они просили Люциуса разрешить им выйти и присоединиться к ликующим болельщикам Ирландии, но тот наотрез отказался, заявив, что его наследники родов не будут иметь никакого отношения к орущей во все легкие толпе. Драко и Орион сдались после небольших дебатов и начали обсуждать каждое движение в увиденном матче.
Через некоторое время Люциус вышел из палатки в черной мантии с капюшоном на голове, несся в руках серебряную маску. Нарцисса обеспокоено поднялась за ним, и Орион поспешил последовать ее примеру.
Люциус повернулся к ним и сурово сказал:
-Я хочу, чтобы вы вместе с Нарциссой ушли в лес и были там, пока я не приду за вами. Это скоро закончится.
Орион нахмурился:
-Что вы собираетесь сделать?
Люциус ухмыльнулся ему:
-Некоторые из нас развлекутся с маглами, естественно с разрешения Темного Лорда.
Орион прищурился и холодно сказал:
-Это совершенно бесполезно и вы будете рисковать без необходимости.
-Это хорошо укажет светлым магам их место и посеет немного страха и паники. Никто не собирается запускать Черную метку, тем самым рискуя навести подозрения о возвращении Темного Лорда, - прорычал Люциус.
Орион оглянулся на Нарциссу, на ее лице застыло покорное выражение, а Драко никогда не пойдет против своего отца. Орион вздохнул и ответил:
-Очень хорошо, но мы выпустим зеленые искры, если кто-то из нас отдалится от других. Повсюду будет хаос.
Люциус вышел из палатки, и Орион пробормотал:
-Это глупо.
-Согласна, но они не могли сделать это в течение последних десяти лет. Я думаю, это заставит их чувствовать себя частью чего-то целого и даст ощущение единства, - устало ответила Нарцисса.
Орион повернулся к ней и сердито сказал:
-А как насчет маглов? Они должны выдержать серию пыток только потому, что группе пожирателей смерти захотелось почувствовать себя вновь молодыми?
-Люциус заверил меня, что они только собираются их немного попугать. Они не собираются пытать. Они хотят доставить неприятностей министерству, - осторожно ответила Нарцисса.
Орион вздохнул, ну, по крайней мере, они привели достойные причины. Он надеялся, что маглам все-таки не будет причинен вред, это показало бы темную сторону с плохой стороны.
Шум снаружи палатки резко изменился. Пения прекратились. Стали слышны крики и шум бегущих людей.
-Началось! Пошли! – нервно сказала Нарцисса.
Она схватила каждого за руку, и они поспешно вышли из палатки.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Четверг, 05.08.2010, 16:00 | Сообщение # 34
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 20 После чемпионата мира и некромантия.
Как только они вышли из палатки, их оглушили топот и крики толпы. Недалеко виднелась группа магов в черных мантиях и серебряных масках, указывающих палочками в небо. В воздухе высоко над ними бились четыре фигуры, корчившиеся в невероятных положениях. Пожиратели смерти смеялись над паникующей толпой и явно наслаждались происходящим. Множество палаток на их пути было уничтожено, а те, что еще остались, были в огне. Отовсюду раздавались крики страха, плач маленьких детей, панические голоса то и дело разрушали царящую тишину ночи. Ориону показалось, что они в аду.
Нарцисса крепко схватила их за руки и повела к кромке леса, но это было сделать тяжело. Вся паникующая толпа светлых магов двигалась в том же направление, и их беспорядочное движение создавало хаос. Сбоку от Ориона пробежал какой-то маг, при этом сильно толкнув его. Где-то прокричали его имя. Перевернувшись набок, Орион заметил взволнованное лицо Драко, который помог ему подняться.
-Мы потеряли маму, я нигде не вижу ее! – прокричал Драко, стараясь перекричать шум толпы.
Орион осмотрелся вокруг, но заметить Нарциссу не смог. Он крепко сжал руку Драко, который выглядел неважно, его лицо было мертвенно бледным.
-Мы должны добраться до леса! Там с ней и встретимся! Пойдем!- крикнул Орион.
Ему пришлось достать палочку, чтобы понять, куда двигаться и освятить путь. Через несколько минут они достигли кромки леса и вошли под укрытие деревьев, после чего могли спокойно оглядеться. Толпа стала боль¬ше; было видно, как министерские волшебники пытают¬ся пробиться к пожирателям, но им мешала толпа, а также их страх попасть в кого-нибудь заклинанием, что могло привести к падению маглов. Драко тяжело дышал, прислонившись к дереву. Тем временем послышались шаги, и, обернувшись, Орион столкнулся с Роном Уизли и двумя другими мальчиками, судя по описания Драко, это были Симус Финнеган и Дин Томас.
Драко шагнул вперед, мгновенно преображаясь из уставшего мальчика в гордого аристократа.
-Полагаю, твой папочка велел вам всем спрятаться? А сам тем временем кинулся спасать маглов? – насмешливо проговорил он.
-А где твои родители? – яростно ответил Рон, - Там, в масках, я не ошибаюсь?
Орион также следал шаг вперед:
-Следи за своим языком, Уизли. Не стоит делать заявлений, в которых ты не можешь быть полностью уверен, за это можно и поплатиться - сердито сказал он.
-Каждый знает, что его отец - гребаный Пожиратель смерти, независимо от того, что он смог избежать Азкабана, - выплюнул Рон.
-С мистера Малфоя были сняты все обвинения. Он уважаемы и влиятельный член магического общества, - проговорил спокойным тоном Орион, а затем глумливо добавил, -В отличие от некоторых, не правда ли? Я слышал, твой отец работает в отделе по ограничению применения волшебства к изобретениям маглов. Не тянет на важную работу, не находишь? По-моему мнению, скорее, на жалкую.
Рон покраснел:
-Это лучше, чем отец - Пожиратель смерти, который, более чем заслужено получил поцелуй!
Орион выхватил палочку и угрожающе приближаясь, прошипел:
-Никогда не смей так говорить о моем отце, или я заставлю жалеть тебя об этом всю твою оставшуюся жизнь.
Взрыв в лагере и вспышка зеленого света на мгновение осветили деревья вокруг.
Драко утешительно положил руку на плечо Ориона и посмотрел на Дина Томаса:
-Не лучше ли вам убраться отсю¬да? Ты бы не хотел, чтобы тебя заметили, верно?
-Что ты имеешь в виду? – смущенно спросил тот.
Драко презрительно фыркнул:
-Неужели не понятно? Они ищут грязнокровок и маглов. Хочешь покувыркаться в воздухе? А это непременно произойдет, если вы сейчас же не уберетесь отсюда. Хотя… Может не стоит? Будет над чем посмеяться, - язвительно протянул он.
Рон буркнул что-то непонятное, но Финнеган схватил его и Дина и утащил вглубь леса.
Орион повернулся к Драко и с любопытством спросил:
-Ты предупредил их. Ты не хочешь, чтобы пожиратели смерти нашли Томаса. Почему?
Драко равнодушно пожал плечами и спокойно ответил:
-Мне все равно. Я просто хотел, чтобы они ушли.
Орион кивнул:
-Давай уйдем поглубже в лес, там безопасней, - предложил он.
Они шли некоторое время, когда вдруг услышали голос сбоку от них.
-Morsmordre!
Глаза Орион расширились, когда он увидел колоссальных размеров череп, образованный чем-то наподобие изумрудных звезд, со змеей, высунувшейся изо рта, словно язык. Орион выругался. Никто не должен был подавать Черную метку! Он нахмурился. Здесь не было пожирателей, которые могли бы это сделать, но тогда кто?
Лес вокруг взорвался криками. Обернувшись, Орион увидел, как вокруг Уизли и его двух друзей, апарировало около двадцати волшебников, тут же прокричавших:
-Stupefy!
Орион толкнул Драко на землю, когда несколько лучей пролетело над ними. Он мог наблюдать за группой волшебников, но их не видели, деревья скрывали их.
Орион видел, как мистер Уизли быстро приблизился к трем мальчикам, при этом крича:
-Стоп! Стоп! Это мой сын!
-Уйди с дороги, Артур! – холодно приказал волшебник с короткими усами. Это был Барти Каруч старший, - Кто из вас это сделал? Кто из вас подал черную метку?
-Мы ничего не делали! – выкрикнул Рон, - за что вы напали на нас?
-Не лгите! – крикнул Крауч, его палочка по-прежнему указывала на Рона, а глаза горели каким-то нездоровым огоньком, - Вы были обнаружены на месте преступления!
-Барти, -проговорила ведьма в длинном шерстяном халате, - Они дети, Барти, они бы не смогли.
Откуда было выкрикнуто заклинание? – быстро спросил м-р Уизли.
-Вон там, - дрожащей рукой указал Финнеган в направление укрытия Ориона и Драко, - Там был кто-то за деревьями… Он прокричал слово, похожее на заклинание.
Орион не стал дослушивать. Он понял, что где-то здесь должен быть Барти Крауч младший, выпустивший метку, так как другие пожиратели просто не могли сделать этого, ведь Темный Лорд строго настрого запретил подобное. Орион не мог позволить, чтобы Барти снова схватили, его ждет поцелуй. Никто не заслуживал такой судьбы, особенно если этому можно было помешать.
-Останься здесь, Драко, - прошептал Орион, -Я налажу на тебя чары невидимости. Я скоро вернусь.
Драко покачал головой:
-Орион, не…
Орион не стал дослушивать, а бросил заклинание и увидел, как тот исчез. Он быстро побежал в указанном направлении. В лесу было слишком темно, и он не мог толком ничего разглядеть. Пришлось применить одно маленькое хитрое заклинание, которому их научил профессор Голмирн на трансфигурации человека. Он приблизительно нашел указанное ранее место, увидев на нем оглушенного домового эльфа Барти Крауча. Он лихорадочно огляделся и ахнул, когда увидел очертания тела. Это должно быть Барти под невидимкой! Должно быть оглушающие заклинания зацепили его.
Вдруг рядом раздался голос:
-Я так не думаю… Наши оглушающие прошли между деревьями и есть шанс, что они зацепили нападающего.
-Амос, будь осторожней!- предостерег другой голос.
Орион напрягся. Они шли сюда! Он должен спасти Барти. Но он еще не научился аппарировать, а также нести такой большой груз. И магам нужно было найти виновного, иначе они будут продолжать искать по лесу. Он выхватил палочку, которую Барти держал и вложил в руку эльфу. Никто не будет настолько глуп, чтобы поверить, что эльф наколдовал черную метку, но это даст ему фору. Он оттащил тело мага в сторону и проверил, чтобы никакая конечность не выглядывала, а затем наложил заклинание невидимости на себя. Сделал он это, как раз вовремя, так как маги вышли на место происшествия.
Заметив очертания оглушенного домового эльфа, они поспешили об этом сообщить:
-Да! Там кто-то есть! Явно без сознания! Это…но…чтоб мне провалиться… - последний выкрик явно показывал, что существо было опознано.
-Кто? Кто это? – послышался голос Крауча.
Орион наблюдал, как один из волшебников поднимает эльфа, палочку и возвращается обратно на поляну. У Ориона вырвался облегченный вздох. Все получилось. Он уже слышал, как волшебники спорят между собой, что его удивляло, так это то, что нашлись и те, кто доказывал, что все совершенное – дело рук домового эльфа. Крауч на эти предположения вызверился, заявив, что в его доме не обучают тому, как вызывать черную метку. Обратившись к палочке и проверив ее Priori Incantatem, они установили, что именно из нее было выпущено заклинание, а следом за этим установили, что хозяин этой палочки никто иной, как Рональд Уизли. Тот сразу поспешил сообщить о своей невиновности.
Дальше Орион решил не слушать, схватив Барти, он поспешил туда, где его ждал Драко. Он резко обернулся, когда услышал, что к месту, где лежал домовик, кто-то приближается. Орион остановился и, производя, как можно меньше шума, стал наблюдать. Крауч старший искал своего сына, лихорадочно осматривая округу и периодически проводил вокруг себя руками, помня, что у его сына была мантия-невидимка. Орион должен был догадаться, что Крауч точно будет знать, кто наколдовал метку, особенно после того, как нашли его домашнего эльфа, который был приставлен к сыну. Ничего не найдя, он негромко ругнулся и пошел прочь.
Орион устало дотащил Барти до места назначения. Он взмахнул палочкой, отменяя заклинание невидемости, и прошептал:
-Драко?
Он почувствовал, как его схватили за руку и тут же раздался бестелесный голос:
-Да, я здесь.
-Со мной еще один человек, поэтому мы должны подождать, пока все уйдут, и только потом сможем выйти.
-Хорошо, - прошептал Драко.
Орион положил тело на землю, внимательно прислушиваясь к ругани, доносившейся с поляны. Кто-то снова обвинил эльфа и Крауч кинулся оправдывать свое имя.
-Надеюсь, ты вспомнишь, сколько раз я доказывал за время своей работы, как я ненавижу темные искусства и все с ними связанное, - донеслось особо громкое высказывание.
-М-р Крауч, я никогда не обвинил бы вас в таком деле! – пробормотал Амос, чувствуя себя не в своей тарелке.
-Обвиняя моего эльфа, вы обвиняете меня, Диггори! – выкрикнул Крауч, - Где бы еще он мог это узнать?
Закончилось тем, что Крауч освободил эльфа, а Рон с его друзьями были отпущены восвояси. Наконец-то все волшебники аппарировали с поляны, и Орион смог свободно вздохнуть. Взмахнув палочкой, он снял с Драко невидимость.
-Что случилось? Кто вызвал Черную метку? И кто с тобой? – сразу же посыпались на Ориона вопросы.
Орион присел и стащил невидимку с тела Барти, затем повернулся, услышав бурную реакцию Драко, и спросил:
-Ты знаешь кто это? – увидев, как тот отрицательно покачал головой, он пояснил, - это Барти Крауч младший и именно он вызвал черную метку. Он сбежал из Азкабана, правда я еще не знаю как и когда. Но отец держал его под империусом. Скорее всего, сегодня Барти смог сбросить заклинание и попытался сбежать. Оглушающие заклинания министерских работников зацепили его. Я понял это и пошел его искать. Мы должны доставить его к Темному Лорду.
Драко побледнел:
-Может подождем отца? Или выбросим сноп зеленых искр и подождем, когда нас найдет мама?
Орион покачал головой:
-Нет. Мы не знаем, где сейчас Люциус. Он мог аппарировать отсюда. И мы не можем тащить Барти к палатке, даже если та осталась цела, в чем я сомневаюсь. Нас могут заметить. Бросив зеленые искры, мы можем навлечь на себя нежелательное внимание, а если нас обнаружат в компании пожирателя, да к тому же сбежавшего из Азкабана, то, как ты понимаешь, ничем хорошим это для нас не закончится.
-Но как мы сможем отвести его к Темному Лорду? Да и мама, скорее всего, уже в отчаянии от того, что не может нас найти, - озабочено спросил Драко.
-Мы можем попросить Темного Лорд вызвать твоего отца, он отправит нас обратно домой, так все будут впорядке, - ответил Орион, -Мы можем использовать черную метку Барти, чтобы перенестись к Темному Лорду, только для этого придется привести его в чувства.
-Хорошо, давай сделаем так, - покорно согласился Драко.
-Приготовь свою палочку, и если он начнет сопротивляться или попытается сбежать, то оглуши его, - а затем, обратив свое внимание на лежащего на земле мага, Орион сказал, -Ennervate!
Маг резко очнулся, пытаясь избавиться от руки, мешающей говорить. Его глаза слегка сумасшедше оглядывали пространство вокруг.
Орион посильнее зажал тому рот и приставил палочку к горлу.
-Не двигайся. Мы здесь, чтобы помочь тебе, - тихо сказал он.
Барти, не вняв словам, стал бороться, и Орион, почти вдавив палочку в горло, прошипел:
- Я сказал, не двигайся! Ты был оглушен, и я помешал твоему отцу найти тебя! Оставайся на месте и не шевелись, иначе я снова тебя прокляну!
Барти взглянул на Орион и что-то пробормотал ему в руку.
Орион подозрительно взглянул на мага перед ним и медленно спросил:
-Если я уберу руку, то ты не будешь кричать? Вокруг еще ходят волшебники, которые могут найти нас, если ты закричишь.
Увидев кивок Барти, Орион убрал руку со рта, но палочку оставил на месте.
-Кто ты? Что случилось? – хрипло спросил Брати.
-Я Орион Блэк, рядом со мной Драко Малфой, - ответил Орион, слегка поворачивая голову в сторону Драко при представлении того.
Округлившиеся глаза Барти перебегали с одного мальчика на другого.
-Где моя палочка? Что вы собираетесь со мной сделать?
-Как я уже говорил, ты был оглушен. Я нашел тебя, укрытого матией-невидимкой, палочку, заимствованную тобой, я вложил в руку домашнего эльфа, чтобы отвести подозрения об еще одном присутствующем. Твой отец искал тебя, но я спрятал тебя и он ничего не обнаружил, а другие волшебники считают, что метку запустил домовой эльф. Я спас тебя, и теперь ты будешь делать то, что мы скажем, понятно? – спокойным голосом ответил Орион.
-Что ты хочешь? – спросил Барти, нервно проведя языком по губам.
Орион слегка нахмурился, увидев странный нервный тих, но ответил:
-Мы поддерживаем Темного Лорда. С твоей стороны было глупостью запускать черную метку. Мы хотим использовать твою метку и отвести тебя к Темному Лорду. Тебе некуда идти, а мне и Драко нужно покинуть это место.
-Я вызвал Черную метку, чтобы наказать предателей. Пожирателей, которые лишь устраивают шоу, вместо того, чтобы возвратить нашего Господина. Я пошел в Азкабан, вытерпел годы под империусом, а они отреклись от него! Я самый преданный его слуга…
-Хватит! Сейчас это неважно. Лорд вернулся и принял их обратно. Теперь ты переправишь…
Глаза Барти расширились, и он перебил взволнованным голосом:
-Он вернулся? Мой Лорд вернулся?
Орион разражено ответил:
-Конечно. Ты же должен был видеть, как проявляется черная метка и почувствовать, как она горит, когда Лорд призывал пожирателей.
Барти покачал головой:
-Нет, я смог сбросить империус только в прошлом месяце, и то на малый промежуток времени. Я не знал, что он вернулся! – отчаянно проговорил он.
-Да-да, он это сделал. Ты перенесешь нас к нему? – нетерпеливо спросил Орион. Барти задумался, не зная, как поступить, и Орион, видя это, добавил, - Только взяв нас с собой, ты сможешь уйти. У тебя нет волшебной палочки, и чтобы перенестись, ты должен воспользоваться одной из наших. Это твой единственный шанс.
Барти снова провел языком, словно змея, и ответил:
-Хорошо. Тогда дай мне твою палочку.
Орион подозрительно посмотрел на мага, затем обратился к Драко:
-Дай ему свою волшебную палочку, Драко.
-Что? Я ни в коем случае не дам ему свою палочку, - возмутился тот.
Орион уже уставший как физически, так и эмоционально, сказал:
-Драко, я лучше в темных искусствах и дуэльном мастерстве, чем ты. И если у нас есть необходимость отдать ему палочку, то сделать это должен ты, так как я лучше смогу нас защитить!
-Это не соответствует действительности. Я так же хорош в темных искусствах, как и ты, - обижено пробормотал он, но послушно отдал палочку Барти.
Орион прижал палочку к шее Барти и ледяным тоном проговорил:
-Не делай глупостей. Я спас твою жизнь. Ты мой должник.
Барти кивнул и Орион помог ему встать. Орион поднял палочку на уровень груди Барти и обнял его за талию.
-Драко, обними его за талию, чтобы он мог аппарировать нас.
Драко послушно выполнил приказ, обхватывая мага с дугой стороны. Барти посмотрел а них, а затем, оголив левую руку, направил палочку Драко в середину черной метки.
________________________________________

Орион испытал уже знакомое чувство, будто его пропустили через очень тугой резиновый шланг. Первым, что они увидели, аппарировав по черной метке, была стена, покрытая панелями из красного дерева. Орион быстро оглушил Барти, и тот с громким стуком упал на пол. Орион резко обернулся, услышав, как от куда-то сзади холодный голос произнес Crucio. Не задумываясь, он рванул Драко за руку и повалил на пол.
-Стоп! Это Орион Блэк и Драко Малфой! Остановись! – прокричал Орион, прикрывая друга.
Пролетело еще одно заклинание, но продолжения не последовало.
Орион с раздражением поднялся. Воландеморт стоял за большим письменным столом, нацелив палочку на прибывших. Его глаза злобно сощурились, а вся фигура просто излучала волны ярости.
Пронзив Ориона взглядом, он прошипел:
-Что это такое? Как вы попали сюда?
Забрав обратно свою палочку у Барти, Драко осторожно поднялся и нерешительно перевел свой взгляд на Лорда.
А Орион тем временем отчистил свою одежду от пыли и грязи:
-Это Барти Крауч младший, - раздраженно ответил он, кивком указывая на тело, валяющееся у его ног, - Он смог освободиться от проклятия отца и решил сбежать после квиддичного матча, заодно продемонстрировать свою преданность вам, вызвав черную метку! Его почти обнаружили, и мне пришлось спасти его!
Воландеморт приподнял брови и посмотрел в направление Барти, а затем снова перевел свой взгляд на Ориона:
-Что за бессмыслицу ты говоришь, мальчик? Объясни нормально, если не хочешь испытать на себе круцио.
Орион обижено надулся, но спокойно пояснил:
-Барти присутствовал на чемпионате мира под мантией-невидимкой в сопровождение домашнего эльфа. Он сумел сбросить империус и украсть палочку. После окончания матча, когда несколько пожирателей решили устроить вечеринку, - он бросил на Воландеморта недовольный взгляд, - Барти вызвал черную метку. Министерские работники, аппарировав на место преступления, сразу бросили оглушающие заклятия. Я и Драко прятались в это время в лесу. Я подозревал, что Барти где-то рядом, так как заметил кражу палочки, поэтому пошел его искать. Он и домовик попали под случайные заклинания. Найдя их, я вложил украденную палочку в руки домового эльфа, а потом, посильней закутав Барти в невидимку, оттащил подальше в лес, - он ненадолго замолчал, но потом добавил, - Служащие нашли эльфа с палочкой и посчитали, что это именно он наколдовал черную метку. Крауч старший, зная про сына, направился его искать, но не нашел. Я же вместе с Барти вернулся к Драко. Так как мы не знали, где Люциус и Нарцисса, нам пришлось привести в себя Барти и попросить его перенести к Вам.
-Какие захватывающие приключения, - усмехнулся Воландеморт.

Орион, скрестив руки на груди, угрюмо усмехнулся:
-Это точно, ведь нет ничего лучше, чем спасать фанатичных Пожирателей смерти, попавших в неприятности из-за собственной глупости.
-Ты мог бы оставить его там, - холодно прокомментировал Воландеморт.
-Если бы его нашли, то подвергли бы поцелую дементора. Я не хочу, чтобы его применяли к кому-либо еще. И вообще, теперь к тебе вернулся верный слуга, -нахмурившись, ответил Орион.
-И то верно, - сказал Воландеморт, приближаясь к валяющемуся Барти, - Ennervate! – наколдовал он. Очнувшись и увидев Темного Лорда, Барти бросился к нему в ноги.
-Мой Лорд, мой господин, - горячо проговорил он, -Вы вернулись! Я всегда знал, что вы были слишком могущественны, чтобы умереть! Я знал, что вы вернетесь к нам!
Воландеморт холодно улыбнулся и погладил Крауча по голове.
Орион с отвращение посмотрел, как Барти подставляется под руку, прося еще. Драко тоже завозился рядом, и Орион вопросительно посмотрел на него.
-Я подумал о маме. Надеюсь с ней все в порядке, - шепнул Драко.
Орион кивнул и повернулся к Темному Лорду и его послушному питомцу.
-Извините, что мешаю вашему воссоединению, но могли бы вы вызвать Люциуса, чтобы я и Драко смогли уйти? – ледяным тоном спросил он.
Барти яростно посмотрел на него и сердито проговорил:
-Дерзкий мальчишка! Как ты смеешь обращаться к Лорду в таком…
Воландеморт прервал его взмахом руки, обращая взор своих алых глаз на Ориона:
-Да, он довольно наглый. Может стоит научит его хорошим манерам?
Драко застыл, как статуя, а Орион перехватил палочку. Пусть только попробует, - подумал он, - мне уже достаточно впечатлений для одного вечера.
Воландеморт усмехнулся Ориону и вкрадчиво прошипел на языке змей:
- Но возможно, я мог бы оссставить это удовольссствие на ссследующий раз. В конце концов, ты помог сссегодня мне. А я уверен, что в будущем у меня еще появитьссся возможносссть.
Орион вздрогнул от тона голоса. Он не был уверен, что правильно воспринимал слова Лорда, но эта манера речи…Воландеморт использовал змеиный язык, как искушение...во всяком случае, Орион воспринимал его именно так. А еще этот взгляд… Как у хищника, в его глазах святилась власть, и они пристально следили за Орионом.
Орион невольно вздрогнул еще раз и Воландеморт, видя это, усмехнулся. Ухмылка превратилась в соблазнительную улыбку, и Орион, мысленно поражаясь самому себе, отвернулся, что бы скрыть смущение. Он действительно подумал, что улыбка Воландеморт – соблазняющая?
Темный Лорд подошел к нему и мягко, вот уж чего Орион действительно не ожидал, поднял голову за подбородок. Воландеморт заглянул ему в глаза, а Орион чувствовал, будто эти глаза заглядывают ему прямо в душу. Шрам на лбу начал неприятно покалывать, когда Лорд провел пальцем по щеке. Орион прикрыл глаза, стараясь приглушить боль и укрепляя окклюменционные щиты.
-Открой сссвои глаза, - тихо прошипел Воландеморт, - Позволь мне увидеть их .

Орион приоткрыл глаза, и непроизвольная дрожь пробежала по телу, когда он увидел перед собой алый глаза, наполненные силой и властью, пристально всматривающиеся в его собственные. Воландеморт вкрадчиво прошипел:
-Почему ты прячешь ссвое лицо? Что ты ссскрываешь от меня?
-Ничего, - Орион нервно заикнулся, шипя в ответ.
Воландеморт продолжал гладить его по щеке, в то время, как другая рука нежно погладила шею. Орион снова вздрогнул, почувствовав приятное прикосновение. Он попытался сделать шаг назад, но Воландеморт легонько сжал его горло и улыбнулся:
-Ссскажи, почему ты дрожишь, когда я обращаюсссь к тебе на языке змей? Почему вздрагиваешь, когда я прикасссаюсь?,- вкрадчиво шипел он.
Орион и сам задавал себе те же вопросы. Он посмотрел в глаза Воландеморта и, с изумлением для себя, понял, что они прекрасны…такие уникальные: алого, почти багрового оттенка. Когда Лорд снова провел рукой по горлу, шрам болезненно кольнул, и Орион не смог сдержать слабый стон боли. Он умоляюще прошипел:
- Я не знаю… Пожалуйссста, отпуссссти меня.
Воландеморт нахмурился, но выполнил просьбу. Орион споткнулся, отступая назад, но, обретя равновесие, отошел и встал в пол оборота.
Темный Лорд еще раз бросил на него взгляд, а затем отошел к Барти. Задрав рукав, он прикоснулся палочкой к черной метке, произнося при этом имя Люциуса.
Спустя несколько минут Люциус аппарировал в комнату, осмотрев стоящих в ней людей, удивленно приподнял брови. Драко, нахмурившись, сердито смотрел на Ориона, как и другой молодой волшебник, а сам виновник пытался спрятать лицо от всех присутствующих. Присмотревшись внимательней, Люциус понял, что юный волшебник очень поход на Барти Крауча младшего. Во имя Морганы, что здесь произошло?
Воландеморт повернулся к нему и спокойным голосом сказал:
-Люциус, ты можешь забрать детей домой. Я уверен, что Нарцисса сильно беспокоится.
Малфой низко поклонился:
-Да, Мой Лорд. Спасибо.
Люциус достал порт-ключ и жестом попросил ребят схватиться за него. Орион бросил взгляд на Воландеморта и последнее, что он увидел перед тем, как исчезнуть, был Воландеморт, смотрящий на него с удовлетворенной ухмылкой.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Четверг, 05.08.2010, 16:01 | Сообщение # 35
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Как только они появились в основной гостиной Малфой-Мэнора, то наткнулись на Нарциссу. Только мертвенная бледность на ее красивом лице и судорожно сцепленные пальцы говорили о том, как она волновалась.
-Где вы были? – спросила она, ее голос звучал тихо и немного дрожал, - Я повсюду вас искала.
Проигнорировав ее, Драко сердито повернулся к Ориону:
-Что, черт возьми, это было?
Орион глубоко вздохнул. В какие игры с его разумом играет Воландеморт? Чего он добивается? Зачем он погладил его щеку? Почему он разговаривал с ним в таком тоне? Вопросы, вопросы… Скорее всего, это какая-то хитрость. Мысли Ориона путались, и он никак не мог сосредоточиться.
-Я не знаю, - тихо сказал Орион, смотря на своего друга.
-Что значит, ты не знаешь? – сердито отрезал Драко, - Он говорил с тобой на языке змей! Он…он трогал тебя!
Одна из бровей Люциуса медленно поползла вверх, в то время, как сдержанность Нарциссы приказала долго жить, ее голос чуть не срывался на визг:
-Может вы объясните, о чем идет речь? И вообще, где вы были?
-Мы нашли Барти Крауча младшего, - пояснил Драко, резко поворачиваясь к ней, - Он перенес нас к Темному Лорду, поскольку мы не смогли найти ни тебя, ни отца. Лорд хотел научить Ориона хорошим манерам при помощи какого-нибудь проклятия, а потом перешел на язык змей. Орион просто стоял и ничего не делал, пока Темный Лорд ласкал его! Это было отвратительно!
Глаза Нарциссы немного расширились, и она посмотрела на Ориона с тревогой в глазах:
-Он ласкал тебя? – шепотом спросила она.
-Да! Нет, нет! Он не делал этого! – срывающимся голосом ответил Орион, сконфуженно качая головой, - Он просто спросил меня кое о чем. Он не соблазнял меня!
-Нет, он делал это!- с яростью поправил Драко, - А ты не имел ничего против! Ты сам чуть не начал ласкать его!
Глаза Орион испуганно расширились, и он ответил с отчаянием в голосе:
-Я не хотел прикасаться к нему! И он не соблазнял меня! Он просто играл с моим сознанием!
-Ты наслаждался этим? – зарычал Драко, сердито хватая Орион за плечи, - Ты наслаждался его прикосновениями?
- В его действиях не было ничего такого!
-Хватит, Драко! – прервала их спор Нарцисса, - Оставь его в покое.
Драко послушно отпустил своего друга и отошел назад, упрямо скрестив руки на груди и продолжая посылать всем яростные взгляды, а Орион нервно перетаптывался на месте.
-Что Темный Лорд делал с тобой, Орион? – спокойно спросила Нарцисса, мягко приподняв лицо Ориона за подбородок.
Посмотрев в голубые глаза, искренне интересующиеся происходящим, Орион сказал:
-Ничего. Он ничего не сделал. Просто задал несколько вопросов и погладил по щеке. Но это было сделано для того, чтобы припугнуть меня и получить ответ на заданный вопрос.
Драко насмешливо фыркнул, но никак не прокомментировал.
-Очень хорошо, - подвела итог Нарцисса, - Идите спать, оба.
Когда мальчики ушли, она повернулась к мужу, уже полностью контролируя себя, и с достоинством спросила:
-Что случилось, Люциус? Темный Лорд на самом деле заинтересован в Орионе?
-Он выказал интерес, касательно могущества Ориона и его способности говорить со змеями. Кроме того, он хочет решать, на ком будет жениться мальчик,- ровно ответил Малфой.
-Но интересуется ли он им лично для себя? – нахмурившись, спросила Нарцисса.
-Как возможным любовником? - увидев подтверждающий кивок Нарциссы, Люциус ответил, - Я не знаю. Он не упоминал ничего подобного и не делал никаких намеков. Ну, у него и раньше были любовники, он ценит красоту и силу, как у Ориона.
-Орион слишком молод, - сказала она, с оттенком опасения в голосе, - Темный Лорд не может интересоваться им в таком ключе, Люциус. Мы должны защитить его.
-Если Темный Лорд захочет его когда-нибудь, - холодно сказал Люциус, - то мы ничего не сможем с этим поделать.
Глаза Нарциссы сузились. Стряхнув с одежды невидимые пылинки, она пристально посмотрела на своего мужа:
-У нас есть другие варианты. И разве ты не сказал ему, что хочешь составить брачный контракт между Орионом и Драко? Он должен понимать, что не может вмешиваться в это, только ради удовлетворения своего мимолетного интереса.
-Он знает о предполагаемом союзе, - холодно проговорил Люциус, - но никак не отреагировал на это. Я не думаю, что Темный Лорд серьезно заинтересован в мальчике.
-Но что если так? – сказала Нарцисса спокойным голосом, маскирующим ее тревогу, -Может он хочет Ориона для себя? Может быть, он не собирается поддержать союз между Драко и Орионом.
Люциус небрежно махнул рукой, - В прошлом у Темного Лорда было множество любовников, и он никогда не высказывал желания жениться на ком-либо из них, Цисси. Он использовал их, а потом выбрасывал, как ненужную игрушку. Он всегда считал, что равных ему людей нет, и он никогда не вступит в брак, пока не найдет такого же, как он сам. А также он знает, что союз между Драко и Орион произведет на свет могущественного наследника. Я уверен, что он не будет вмешиваться в происходящее.
-Ты должен получить его разрешение, - проговорила Нарцисса, не убежденная словами мужа, - Только так мы можем быть уверенными. Если он согласится, то ты должен тонко намекнуть ему, что Орион не будет иметь права на любовников. Я не хочу, чтобы Темный Лорд использовал мальчика для удовлетворения своих желаний. Лорд не считает, что должен быть нежным со своими любовниками, Люциус.
Люциус приподнял брови и холодно сказал:
-Цисси, Темный Лорд видел Ориона с вампиром. Он знает, что Ориону позволено быть с другими, пока не будет заключен брак.
-Орион с Лезандером друзья, но, насколько мне известно, они пока не любовники. Ты сообщишь ему об этом, Люциус. Ты должен поставить его в известность, что Ориону не допускается иметь любовников, - она посмотрела мужу в глаза, - Или ты хочешь, чтобы твоего племянника использовали в подобных утехах? Разве ты не заботишься о нем, дорогой? О нем и о нашей репутации?
Ее слова, казалось, задели Люциуса за живое, мышцы лица одеревенели и он сжал кулак, прежде чем равнодушным тоном ответить:
-Мне не все равно, Цисси, и я буду защищать его изо всех сил. Но я мало что могу сделать против Темного Лорда, если тот захочет взять Ориона в постель, пока он не сочтен браком. Я буду отговаривать его от этого, как могу, но пока я не вижу никаких знаков, что Лорд собирается это сделать. И скажу ему то, что ты только что сказала мне.
Нарцисса удовлетворенно кивнула и, поцеловав мужа в щеку, направилась в свою спальню.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Четверг, 05.08.2010, 16:02 | Сообщение # 36
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Орион устало упал на кровать. Он не понимал, почему Драко так разозлился. Орион понял бы это, если бы изначально он не возражал против внимания Воландеморта, но ведь ничего такого не было. И вообще, Лорд не соблазнял его, ему нужны были лишь ответы, а для их получения он может задействовать все способы. Но зачем он хотел узнать, почему Орион дрожит? Все это было очень запутано. Воландеморт никогда не делает ничего просто так, и все его действия так неожиданны. Орион сам не понимал, почему шипение Темного Лорда оказало на него такое влияние. Такого раньше не было, хотя раньше Воландеморт и не говорил с таким интонациями и с таким значением. Орион устало вздохнул и протер глаза.
Орион решил посоветоваться с человеком, которому он может доверять. Быстро наложив заглушающие заклинания, он вытащил медальон из чемодана и улегся обратно на кровать.
-Как тебе матч?- спросил Том, как только медальон был открыт.
-Отлично. Ирландия выиграла, хотя снитч поймал Виктор Крам. Никто этого не ожидал, - улыбнулся Орион, затем продолжил, -После игры мы обнаружили Барти Крауча младшего. Видимо пожиратели смерти не освободили его еще.
-Это тот маг, которого держал под империусом собственный отец? – спросил Том.
Орион кивнул:
-Да. Кажется, он был любимцем Темного Лорда во время первой войны. При помощи Барти, мне и Драко пришлось перенестись к Темному Лорду, так как Крауч младший вызвал черную метку, а это привело к тому, что чиновники министерства прочесывали лес в поисках виновного.
Том, выслушав ответ, пристально посмотрел на Ориона своими темно-синими глазами и догадливо заключил:
-Когда ты был у Темного Лорда, что-то произошло, и ты хочешь спросить меня об этом. Рассказывай.
-Ты так хорошо меня знаешь. Я удивляюсь, как это у тебя получается, - усмехнулся Орион.
-Мы с тобой стали общаться, когда тебе было одиннадцать, Орион, так что в этом нет ничего удивительного, - усмехнулся в ответ Том.
-Да, это правда. Время пролетело совсем незаметно, - тепло улыбнулся Орион, - ты знаешь, что я дружу с тобой гораздо дольше, чем с остальными.
-Да, но это совсем не то, если бы я сам познакомился с тобой. Я почти твой пленник и был вынужден терпеть твою болтовню на протяжении нескольких лет. Ах, как незавидна участь портретов, - в притворном отчаяние сказал Том.
Орион легко засмеялся:
-Тебе бы было скучно без меня, Том. Что бы делал без меня?
Том ухмыльнулся:
-Наверное, спал и продолжал мирно существовать.
Орион закатил глаза, а Том быстро спросил:
-Что случилось?
Орион не знал, как сказать:
-Э…не знаю, - он нахмурился, -Лорд угрожал научить меня хорошим манерам, а затем заговорил со мной по - змеиному, но таким странным тоном, так вкрадчиво. Он сказал, что может пока подождать, ведь это не последний раз, когда он видит меня, да и к тому же я спас сегодня Барти младшего.
-Это все?
Орион заерзал и тихо ответил:
-Нет…э…он спросил меня, почему я дрожу…
-Дрожишь? Потому, что он рядом? – приподнял брови Том, на его губах играла победоносная усмешка.
Орион покраснел и нервно проговорил:
-Не из-за него! Ну, не совсем. Это было вызвано тем, как он обращался ко мне и как прикоснулся.
-Он коснулся тебя и ты вздрогнул? Тебе понравилось? – вкрадчиво спросил Том.
Орион еще сильней заволновался и смущенно ответил:
-Он не прикасался ко мне так, как ты подумал. Он просто погладил меня по щеке и по шее, но только для того, чтобы получить ответы, - Орион нахмурился, - Мне кажется, это была особого рода игра с сознанием, -он перевел взгляд на Тома, - Лорд часто так делает?
Том понимающе и в тоже время лукаво ухмыльнулся:
-Только с теми, кто ему нравится.
-Чушь. Он также касался Беллатрикс и Барти, и это вовсе не потому, что они ему нравятся. Лорд воспринимает их, как питомцев. Если он имеет такие же планы в отношении меня, то может забыть о них. Я не подчиняюсь и не собираюсь пресмыкаться перед ним, как другие его последователи, восхваляющие его.
Том внимательно посмотрел на Ориона и самодовольно спросил:
-Но ты не ответил на главный вопрос. Тебе понравилось? Если его прикосновения заставили тебя дрожать, то это явно показывает, что тебе нравится его внимание.
- Необязательно. Это просто было неожиданно и все. В одну минуту я ожидаю, что он подвергнет меня круциатусу, а в другую он начинает шипеть с такими интонациями и ласкать меня. Конечно, я вздрогну! Этот мужчина совершено безумен! – резко ответил Орион.
-Конечно нет, - фыркнул Том, - Он прекрасно знает, что делать.
-Вот это то меня и беспокоит, - осторожно ответил Орион, - Он что-то планирует, и я не хочу быть его пешкой.
-Ты опять отклоняешься от моего вопроса. Понравилось тебе или нет? – лукаво улыбнулся Том.
-Да, хорошо! Мне понравилось, как он говорил со мной и как прикаался ко мне! Но я не позволю ему манипулировать мной подобным образом! Если он ожидает, что я превращусь в слугу, с радостью приклоняющуюся перед ним, только из-за того, что он оказал мне пару знаков внимание, не искренних к тому же, то он сильно ошибается! – с отчаянием признался Орион.
-Почему ты считаешь, что его ласки и внимание неискренние? – возразил портрет.
Орион хмыкнул:
-Ну...Темный Лорд никогда не делает без выгоды для себя, он порочный, коварный и жестокий. Мягкость давно ушла из его действий и мыслей и была заменена подозрительностью и осторожностью.
Том хмуро на него взглянул:
-Он может быть таким, но это не означает, что его интерес не искренен.
-Но что он хочет от меня? Почему он так поступает? – нахмурившись, отчаянно спросил Орион.
Том поднял брови и спокойно ответил:
-Я думал, это очевидно, - затем после небольшой паузы продолжил, - Он хочет тебя.
Брови мальчика удивленно поползли вверх и он нервно уточнил:
-Хочет меня для чего?
Том зло ухмыльнулся:
-Это будет для тебя открытие…и наслаждение.
Орион растерянно замер, но настойчиво спросил:
-Для чего я ему нужен, Том?
Но тот отказался, как либо объяснять свои слова, просто смотря на Ориона с довольной усмешкой.
Орион захлопнул медальон и убрал его обратно в чемодан, снова наложив охранный чары. Во сне Ориона преследовали алые глаза и вкрадчивое шипение.
________________________________________
Был конец августа, когда Орион убедил Люциуса сходить в Косой переулок, чтобы купить новую палочку. Орион читал, что во время Турнира Трех волшебников проводят осмотр палочек, а он не хотел, чтобы кто-нибудь знал из чего состоит его собственная. Грегорович говорил, что она особенная и Рагнарок советовал никому не рассказывать о двойной основе палочки, поэтому Ориону необходима еще одна. Кроме того, две палочки - это преимущество. Можно научиться колдовать левой рукой, что очень поможет в дуэли. Хотя Орион прекрасно понимал, что его новая палочка не будет такой мощной и так хорошо подходящей его магии, как нынешняя. У волшебников, как правило, всего одна палочка, и они редко приобретают вторую.
Когда они вошли внутрь, где-то в глубине магазина зазвенел колокольчик. Орион шагнул вперед, в то время, как Люциус остался позади. Тысячи узеньких коробочек, выстроились вдоль стен от пола до потолка.
-Добрый день, - послышался тихий голос. Из тени вышел старичок с широкими голубыми глазами, ярко сверкавшими в полутьме. Он с любопытством посмотрел на мальчика, - Кто ты такой?
-Орион Блэк, - спокойным голосом ответил тот.
Олливандер изучал Лицо мальчика и его глаза на мгновение незначительно расширились, прежде чем снова принять спокойное выражение.
-Мне жаль твоего отца. Помню, как он в первый раз пришел ко мне в магазин. Он выбрал бук, 13 дюймов, очень гибкая, отлично подходит для трансфигурации и чар. Жаль, она был сломана, когда его отправили в Азкабан. Хотя, что я говорю, палочка выбирает волшебника, а не наоборот.
Орион кивнул. Он уже знал это.
-Хм, - задумчиво сказал Олливандер, пробегаясь по Ориону изучающим взглядом. Он вытащил длинную рулетку с серебряным кончиком, - Итак, какой рукой вы колдуете?
-Мне нужна палочка для левой руки, -ровно ответил Орион.
-Очень хорошо. Вот так, - мастер измерил Ориона : сначала расстояние от плеча до пальцев, затем расстояние от запястья до локтя, затем от плеча до пола, от колена до подмышки и окружность головы.
После того, как измерительная процедура закончилось, Олливандер принес несколько коробок, а когда ни одна не подошла снова сходил внутрь магазина.
-Интересно, выберет ли она вас. Необычное сочетание, остролист и перо феникса, 11 дюймов, очень гибкая, прекрасная палочка.
Орион взял взял палочку, которую протягивал ему Олливандер. Его пальцы потеплели. Он поднял палочку над головой, со свистом опустил ее вниз, разрезая пыльный воздух, и из палочки вырвались красные и золотые искры, яркие, как фейерверк.
Мастер пристально посмотрел на него и перевел свой пристальный взор на лоб. Орион напрягся, когда понял, куда направлен его взгляд. Возможно ли, что у этого человека в предках были магические существа? Это объяснило бы его странные глаза. Он мог видеть сквозь скрывающие чары? Орион скрытно достал палочку.
-Я так и думал. Я помню каждую палочку, что я продал, м-р Блэк. Случилось так, что феникс, чье перо в вашей палочке дал еще одно, которое стало основой для другой. Это весьма интересно, что именно эта палочка выбрала вас, когда ее сестра оставила вам этот шрам.
Еще до того, как Олливандер закончил фразу, Орион обернулся и оглушил, стоящего сзади Люциуса, а затем нацелил новую палочку обратно на мастера.
На удивленно приподнятые брови волшебника, он строго сказал:
-Вы знаете, кто я.
-Я действительно знаю, - ответил Олливандер, - Хотя меня удивляет ваша схожесть с Блэками. Ваша мать точно была Лили Поттер?
Орион кивнул и мрачно сказал:
-Мне жаль, но я не могу позволить вам говорить об этом с кем-либо еще.
-Я не буду…
-Вы хотите сказать Дамблдору, - сурово возразил Орион.
Олливандер немного помолчал, а потом сказал:
-Он мог бы помочь тебе. Дамблдор должен знать. Он ищет вас…
У Ориона не было необходимости дослушивать. Это была ошибка Олливандера. Он быстро оглушил его, а затем, наклонившись, посмотрел в жуткие глаза, которые остались открыты. Направив палочку, Орион сосредоточился на воспоминаниях, которые ему нужно было стереть. Мастер изумленно посмотрел на него еще в самом начале, а значит, он увидел его шрам, как только Орион вошел в магазин. Ему нужно удалить все воспоминания об их встречи, Олливандер ничего не вспомнит. Сосредотачиваться стало труднее и Орион, взмахнув палочкой, произнес:
-Obliviate!
В его сознание проносились воспоминания, которые он разрушал и, увидев последние, Орион закончил заклинание. Он поднялся и взмахом палочки, отправил все коробки на места. Если когда-нибудь Олливандер обнаружит пустую коробочку из-под палочки феникса, то сильно удивиться, но не узнает правду. Правда остается проблема, когда будет осмотр палочек на Турнире. Скорее всего, это задание будет возложено на плечи Олливандера, а он вряд ли не узнает свою работу. Ладно, об этом Орион подумает, если войдет в участники.
Он повернулся обратно к Люциусу и удалил последние воспоминания, касающиеся палочки Ориона и его шрама. Когда все было закончено, он наколдовал Ennervate.
Люциус очнулся и Орион помог ему подняться.
-Что случилось? Как я оказался на полу? – холодно потребовал ответа Люциус.
Орион невинно посмотрел на него и, как можно искреннее сказал:
-Мне жаль. Кажется, я не понравился палочке. Произошел странный взрыв, и вы упали. Мне кажется, вы ударились головой. Вы в порядке?
Люциус прищурился, но спокойно сказал:
-Не беспокойся. Я в порядке. Где Олливандер? – закончил он, осмотревшись вокруг.
Олливандер все еще лежал оглушенный за прилавком, поэтому Орион ответил:
-Он пошел во внутрь магазина. Он сказал, что ему надо что-то закончить. Я уже заплатил. Я нашел палочку, подходящую мне.
-Очень хорошо, пошли, - скомандовал Люциус.
Орион кивнул и прежде чем закрыть дверь магазина послал безпалочковый Ennervate Олливандеру.
Он шел по Косой алее, размышляя о своей новой палочке. Это было действительно неожиданно. Олливандер сказал, что палочка Воландеморта сестра-близнец и именно эту палочку Лорд использовал, чтобы наслать на Ориона Avada Kedavra. Проклятие, создавшее между ними связь. Поэтому палочка выбрала его? Палочки близнецы выбирали магов, похожих друг на друга, со схожей магией и силой. Палочки признали сходство между ними. Орион нахмурился. Как он похож на темного Лорда? Почему их магия схожа?
________________________________________
Орион радовался встрече с друзьями на праздничном пиру в Дурмстранге. Они оправятся в Хогвартс в конце октября, так что у них было еще два месяца занятий в Дурмстранге.
Все рассказывали, как они провели летние каникулы. И Эвандер, с весельем смотря на Ориона, сказал:
-И наш друг впервые в жизни напился на свое четырнадцатилетние. Это было так забавно!
Калипсо поддержала веселье:
-Он вел себя, как дурак! Действительно, Орион, ты не должен больше так пить, -смеясь, посоветовала она, - Ты улыбнулся Темному Лорду и помахал лорду Малфою, я была уверена, что он накажет тебя!
Все засмеялись, а Лезандер сердито посмотрел на Ориона. Тот же ужаснулся:
-Я улыбнулся Темному Лорду?
Калипсо приподняла брови и немного удивленно спросила:
-Разве ты не помнишь этого? Ты ходил с такой тупой улыбкой на лице.
-Я...я не уверен…я плохо помню… Все поддернуто дымкой,- слегка нахмурившись, взволнованно ответил Орион.
-Ну...ты это сделал, - кратко подтвердила Калипсо.
Орион посмотрел на нее широко раскрытыми глазами:
-И Темный Лорд не проклял меня прямо там?
-Он едва не наложил на тебя crucio в середине танц-плашадки, - усмехнулась Калипсо.
Орион покачал головой и с тяжелым вздохом сказал:
-Я не могу поверить, что улыбнулся ему! Что заставило меня это сделать? Я не могу представить себе человека, который улыбался Темному Лорду и остался жив.
Калипсо закатила глаза:
-Не драматизируй. Естественно, он не нападает на всех, кто ему улыбается.
Орион насмешливо фыркнул:
-Я уверен, этот человек счел бы это оскорблением.
-Чепуха. Готова поспорить, что многие ведьмы и колдуны улыбались ему, чтобы привлечь его внимание и вряд ли он возражал такому вниманию. Он очень интересный и привлекательный мужчина, так что у него должно быть много поклонников.
-Я уверен, что я не улыбался ему с целью привлечь его внимание! – отрезал Орион.
Калипсо приподняла брови:
-Я знаю, что ты этого не делал. Ты был просто пьян, что вызвало приступ счастья и глупости.
Все засмеялись, только Лезандер продолжал сидеть с каменным лицом.
Орион кивнул и с трудом подавил желание постучаться головой об стол. Он улыбался Воландеморту? Он УЛЫБНУЛСЯ? Он точно больше никогда не будет пить.
После окончания трапезы Вагнаров попросил остаться студентов, отобранных в делегацию. Студенты поспешили исполнить просьбу, сгруппировавшись вокруг директора.
-Как вы знаете, мы отправимся в Хогвартс 30 октября. Я буду с вами на протяжении всего турнира. К сожалению, образование в Хогвартсе не дотягивает до наших стандартов, поэтому, вы при помощи порт-ключа будет посещать классы, которые в Хогвартсе не преподаются, - затем, переведя взгляд на Калипсо, Лезандера и Ориона, дополнил, - Вы перешли на четвертый курс Гидры, поэтому вы будете возвращаться сюда для обучения следующим предметам: Темные Искусства, Трансформация человека, Создание темных артефактов и Окклюменция с легилименцией, - Вагнаров также объяснил другим студентам, какие предметы они будут посещать, - Вы будете ходить на занятия со слизеринцами и проживать рядом с ними. Выбранные чемпионы от Хогвартса и Шармбатона освобождаются от экзаменов, но это не распространяется на вас. Участие в турнире никак не должно повлиять на вашу успеваемость. Я ожидаю отличных результатов и никакие оправдания приниматься не будут. Так же вы должны вести себя образцово. С гордостью носите форму Дурмстранга и следуйте всем нашим правилам, тот, кто будет портить репутацию нашей школы, будет немедленно отправлен обратно. Вы не сможете практиковать темные заклинания в Хогвартсе, но на нашем корабле, в соответствие с датским законодательством, это возможно. После долгих переговоров было достигнуто соглашение, по которому нам разрешается применение темной магии на этапах Турнира, за исключением непростительных, - директор обвел всех присутствующих холодным взглядом, - Вопросы есть?
Калипсо подняла руку и спросила:
- Да, Директор. Мне хотелось бы знать, будут ли применены возрастные ограничения?
Вагнаров усмехнулся:
-Трое из десяти наших конкурсантов четырнадцатилетние, нам удалось убедить английское министерство магии установить ограничение возраста для нашей школы, начиная с четырнадцати лет. Таким образом, мисс Розье, я могу заверить вас, что вы сможете подать заявку.
Калипсо просияла, а Орион улыбнулся. Это было здорово! Он до сих пор не решил, подавать заявку или нет, но в Хогвартсе было множество и других вещей, которые его интересовали. Но зато теперь он точно знал, что может это сделать. И Драко точно порадуется, когда узнает!
Больше вопросов ни у кого не было, поэтому все студенты разошлись. Орион показал жестом, что Лезандер и Калипсо могут уходить, а ему нужно было поговорить с директором.
-Простите меня, директор. Я хотел бы с вами поговорить.
-Конечно, мистер Блэк.
Они присели за ближайший столик.
-Я знаю, что я не могу обучаться некромантии, пока не пройду тест после моего шестого года обучения, но я был признателен вам, если бы вы ответили на несколько вопросов, -сказал Орион.
-Я попытаюсь ответить на ваши вопросы, как можно подробнее, мистер Блэк, если они не требуют разглашения информации, которую может знать только некромант, -строгим голосом ответил Вагнаров.
Орион кивнул:
-Я понимаю, - он немного поерзал и, прикрыв глаза, спросил, -Я хотел бы узнать, возможно ли восстановить душу после поцелуя дементора.
Брови директора удивлено приподнялись:
-Мне было жаль услышать новость, что вашего отца подвергли поцелую, мистер Блэк. Это была большая трагедия. Но никто никогда не делал то, что вы спрашиваете. Поцелуй дементора необратим.
Орион нахмурился:
- Но, как я понимаю, душа остается внутри дементора, она не покидает земной плоскости. Так что если схватить дементора, то должен быть способ изъять из него эту душу.
-Теоретически это верно. Душа находится внутри дементора и не покидает землю, пока полностью не растворяется в дементоре. Это обычно занимает десятилетия. Это не просто темное существо, некромант должен быть очень силен. Чтобы схватить дементора и суметь забрать из него душу.
-Что вы имеете в виду, говоря, что это не просто темное существо? – спросил Орион.
-Происхождение дементоров неизвестно. Но наиболее достоверная теория – что когда-то дементор был очень могущественным некромантом, эволюционирующим в новую форму, когда он достиг небывалых высот в этом искусстве. Видишь ли, взаимодействия с духовным миром необратимы. Немногие владеют достаточной силой и властью, чтобы выжить. Поэтому обучение проходят только те, кто достоин. По той же причине оно засекречено, представь только, чтобы произошло, если все о нем знали, -сделав небольшую паузу, Вагнаров продолжил, - Считается, и я с этим согласен, что дементоры – бывшие некроманты, которые получили больший доступ к данной науке. Они стали жить больше в духовном мире, чем в материальном, смертном. С течением времени потребность в материальной плоскости у них отпала. Взаимодействуя со смертью, они изменились на биологическом уровне, потеряли человечность и приобрели постоянную жажду душ. Дементоры не подвержены времени, говорят, что они бессмертны, вынуждены вечно влачить свое жалкое существование. В то же время они приносят определенную пользу и являются посредниками между плоскостями.
Ориону было немного страшно. Он никогда об этом не читал! Это было фантастично!
-Я вижу, что они должны быть чрезвычайно сильны, но верно ли это, что талантливый и могущественный некромант сможет победить дементора?
-Те, кто осмелился попробовать подобное потерпели поражение, строго сказал Вагнаров, -У дементоров больший запас колдовской энергии, нежели у некроманта, по той простой причине, что они постоянно взаимодействуют с духовной плоскостью, что поддерживает их силу. В настоящее время, некроманты намного осторожнее, они стараются взаимодействовать с духовным миром не больше необходимого. Чтобы стать по настоящему могущественным некромантом, ты должен отрезать себя от материальной плоскости, сознательно обрезать все связи с ней, как тела, так и эмоций. Он должен оказаться в полной изоляции, многие, желающие стать некромантами, начинают делать это с раннего возраста. Это слишком высокая цена.
Орион был в шоке. Он был смущен, рассержен, мысли разбегались в разные стороны, он злился на весь мир. Если он хочет помочь отцу, то должен отказаться от своей человечности, разорвать контакт со всеми своими знакомыми и полностью погрузиться в искусство, пока не станет достаточно силен. Это ужасно! Готов ли он отдать все, ради того, чтобы вернуть отца? И когда он вернет его, он не сможет быть с ним! Ему придется пожертвовать Сириусом, Ремусом, Драко, Калипсо, Нарциссой, Лезандером, Томом, Вол…Это сложный выбор, но это единственный вариант. Нет, кричало сознание Ориона, все должно быть иначе!
Орион покачал головой и умоляюще спросил:
-Есть другой способ? Можно ли стать могущественным некромантом, не отказываясь от контактов с людьми? Не оставляя друзей и близких?
Вагнаров немного печально посмотрел на него, прежде чем тихо сказать:
-Нет. Как вы видите, я изучал это искусство, но не готов заплатить такую цену, чтобы стать настоящим некромантом. Так, я преподаю в Дурмстранге лишь основы, чтобы те, кто достаточно силен, получили возможность следовать по этому пути, если они этого хотят. Это личный выбор каждого. Но вы должны обдумать его. Обратного пути не будет, как только вы выберите путь.
Сердце Ориона ухнуло вниз. Но тут резко пришло воспоминание. Он посмотрел в глаза директору и прошептал:
-А что, если есть способ? Вещь, которая позволит некроманту иметь больше возможностей, чем обычно, без потери человечности?
-Некроманты используют множество инструментов для призыва и открытия врат в другую плоскость, но эти вещи помогают направить силу, а не создают ее.
-Орион покачал головой:
-Я говорю о чем-то более уникальном, - он неуверенно посмотрел на Вагнарова, прежде чем сделал свой выбор,- Я говорю о Воскрешающем камне.
Глаза директора изумленно расширились, и он быстро спросил:
-Откуда вы узнали о нем?
-О нем упоминалось в нескольких книгах. Если соединить всю информацию, то можно предположить, что это будет идеальным инструментом для некроманта.
Вагнаров с опаской посмотрел на него:
-Его существование не было доказано. А даже, если он и существует, то никто не знает его истинной силы и как им пользоваться. Это может быть крайне опасно для неподготовленного человека.
Орион взволновано произнес:
-А что, если существует темный маг, который изучал искусства и некромантию, при этом, не теряя себя, не углубляясь слишком далеко. Если один такой некромант использует камень, и это не будет опасно для него, то он будет иметь силу и знания, чтобы управлять этим.
Вагнаров пронзил его взглядом:
-Если камень существует, и темный маг хочет использовать его, чтобы победить дементора, то он должен стать могущественным некромантом. Без этого никак. Дементор слишком силен, чтобы его смог победить посредственный некромант, даже если он обладает камнем, потому что он не сможет правильно его использовать.
Орион не был в этом уверен, но сказал:
-Я понимаю. Спасибо за откровенность.
Вагнаров ему коротко кивнул и, когда Орион уже встал, схватил его за руку, тихо произнося:
-Будь осторожен, Орион. Я понимаю, чем вызвано твое желание стать мощным некромантом, но не принимай это решение необдуманно. Цена слишком высока.
Орион был поражен, что директор использовал его имя и тем опасением, что светилось в глазах старшего волшебника. Он тепло улыбнулся и ответил:
-Благодарю вас, сэр. Я прислушаюсь к вашим словам.
Он оставил мага за спиной, держа свой путь в библиотеку. Он должен узнать все, что можно о дементорах и некромантах. Ему есть над чем поразмышлять.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
BellaДата: Пятница, 06.08.2010, 12:20 | Сообщение # 37
DARK ANGEL
Сообщений: 301
« 20 »
Ух ты! прода! Классно! Жду продолжения! Просто сгораю от нетерпения! biggrin biggrin biggrin


Чтоб выжить и прожить на этом свете,
Пока земля не свихнута с оси,
Держи себя на тройственном запрете:
Не бойся. Не надейся. Не проси.
http://ficbook.net/authors/ШоК
 
ОлюсяДата: Понедельник, 09.08.2010, 09:54 | Сообщение # 38
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 181 »
Наконец-то прода! Да спасибо Вам) Вы нас спасли. А сюжетец закручивается словненько...

Надеюсь, что Орион всё же не станет полноценным некромантом - не хотелось бы, чтоб он лишился своей человечности) Ну или на крайняк - пусть будет как обычно бывает с Поттером, то есть не так как надо, или как написано в книгах, а иначе...


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри

 
BellaДата: Понедельник, 09.08.2010, 13:55 | Сообщение # 39
DARK ANGEL
Сообщений: 301
« 20 »
Олюся, а вот это точно! Пусть будет как обычно это бывает с Поттером... все не как у людей biggrin


Чтоб выжить и прожить на этом свете,
Пока земля не свихнута с оси,
Держи себя на тройственном запрете:
Не бойся. Не надейся. Не проси.
http://ficbook.net/authors/ШоК
 
Li-sanДата: Понедельник, 16.08.2010, 19:02 | Сообщение # 40
Химера
Сообщений: 472
« 22 »
Что-то у меня подозрение что наш поттер вляпается в какую-то халепу))) Жаль что любовь Лез будет закончена печальным финалом((((....нет никаких сомнений)))) Ждем продолжения и можно ссылку на оригинал(он вроде на англ?)


Тугая маска - спасение моё,
И днём и ночью я вечный раб её,
А что под ней - никто не знает.
 
LinaaДата: Вторник, 17.08.2010, 08:05 | Сообщение # 41
Подросток
Сообщений: 6
« 0 »
Фанфик просто суперский! хотя может мое мнение немного предвзято, так как сама его перевожу.
Такая идея! если честно первый раз встретила подобное. Автор просто талант, так описывать события...а ведь это пока только первая часть и то начало!!!
ссылка на оригинал дана в шапке фика,
ну или вот http://www.fanfiction.net/s/3762636/1/The_Black_Heir
В оригинале произведение читать интересней, намного. Ведь некоторые вещи просто нельзя отобразить на русском!



Все люди носят маски...но как понять, что есть ложь, и что есть правда?
 
ItasДата: Вторник, 24.08.2010, 17:15 | Сообщение # 42
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
По просьбе Lash-of-Mirk, выкладываю новую главку))

Глава 21. Локки и Кубок Огня

«Он словно пылал изнутри. Все тело горело, грудь тяжело вздымалась от сбившегося дыхания, сердце лихорадочно билось. Протяжный стон сорвался с его губ. Ему казалось, что он окружен огнем, приятное тепло распространялось у него внутри. Алые глаза жадно рассматривали каждый дюйм его кожи. Вот ему прошипели что-то на ухо, а в следующее мгновение проворный язык ласкает его мочку, спускаясь ниже на шею, а затем и на грудь. Эти ласки были необходимы ему, как воздух. Длинные пальцы ласкали тело, спускаясь все ниже и ниже, доставляя неземное удовольствие, но ему нужно было больше. Повторный стон вырвался из его рта...»
Орион подскочил на кровати, резко приходя в себя. Простыни были влажными от пота. Что, кровавый ад, это было?
Он покачал головой и провел пальцем по руке. Кожа была все еще горячая, будто температура в комнате была намного выше. Сознание никак не хотело проясняться, словно Орион еще спал.
Это был странный сон. Орион уже окончательно проснулся, но ощущения, вызванные во сне, не исчезли, и они тревожили его. Он все еще хотел большего. Это был эротический сон. Орион хотел бы знать, снятся ли другим подросткам похожие сны или это необычное явление? Его отношение с Лезандером были устойчивыми, они ограничивались только ласками, Орион не чувствовал себя готовым пойти дальше, хотя и знал, что Лезандер был бы не против.
Сознание наконец-то прояснилось, правда, осталось некоторое беспокойство. Ему нужно занять себя чем-то. Переведя взгляд на тумбочку, он увидел книги, данные ему Люциусом. «Правила поведения и кодекс для чистокровных». Нет, это ему сейчас не подходит, нужно что-нибудь из физических упражнений.
Орион встал и тихо вышел из общежития. Гостиная была пуста. Произнеся Tempus, он узнал, что сейчас три часа утра. Наверное, его бессонница была вызвана завтрашним отъездом в Хогвартс.
Последние два месяца были очень напряженными. Учителя стремились научить, как можно большему, прежде чем делегация отправятся на турнир. Даже те, кто не попал в неё, подходили, чтобы дать совет или выразить свою поддержку. Студенты собирались после уроков, чтобы выучить новое заклинание. Даже Виктор Крам подошел к Ориону и предложил мир, попросив прошение за то, что разозлился на него, когда Орион использовал змееязычное заклинание в дуэли. Пообщавшись с Виктором некоторое время, Орион понял, что тот был довольно неплохим человеком.
Калипсо с небывалой усердностью изучала новые заклинания и в каждую свободную минуту тащила Ориона и Лезандера в библиотеку. Она была на грани истерики и все время твердила о том, как важна победа в турнире Трех Волшебников. Это поднимет репутацию школы и других заведений, специализирующихся на темных искусствах.

Все уроки, проводимые в этом годы, были очень увлекательные и интересные, особенно окклюменция и легилименция. Лезандер уже неплохо владел этими искусствами, благодаря естественным щитам, а Калипсо довольно быстро научилась защищать свое сознание, но ей нужна была практика. В результате, с Орионом и Лезандером мастер Селванс стал заниматься отдельно, а именно, они начали изучать легилименцию. Это было труднее окклюменции, но у Ориона она получалась на удивление хорошо для новичка. Возможно, этому помогло и то, что он видел и чувствовал, как легилименцию использовал Воландеморт. Орион хотел научиться накладывать это заклинание также как и Лорд – без палочки и без прямого контакта глаз. Но пока у Ориона не было достаточного уровня знаний и всего лишь два месяца тренировок. Также, он ждал, пока Калипсо лучше овладеет ментальной защитой, чтобы наконец-то раскрыть некоторые секреты. Он чувствовал легкую вину за то, что рассказал Лезандеру о настоящей личности Гарри Поттера, а ей - нет. Но возможно теперь, он сможет раскрыться, ничего не опасаясь. Калипсо была для него верным другом, и он доверял ей. И рано или поздно она догадается и тогда почувствует себя преданной. Нет, так не пойдет. Орион решил, что расскажет ей все в этом году.
Орион осмотрелся. Он был один, так что можно спокойно наложит на себя дизилюмиционные чары и покинуть гостиную. Зайдя в первый попавшийся класс, он попытался разобраться в своих ощущениях, ему казалось, что в этом году произойдет что-то важное. Он не мог отделаться от опасения по поводу турнира, но это было не все. Многие вещи тревожили его. Из писем Драко он узнал, что защиту от темных искусств в этом году преподает Грозный глаз. Эта новость почти убедила Ориона выйти из состава делегации. Сириус когда-то давно рассказал о легендарном авроре, который просто ненавидит темные искусства. Но это уже не волновало его, за кого он на самом деле беспокоился, так это за Калипсо. Грозный глаз был руководителем отряда, направленного в Розье-Мэнор, что привело к гибели ее матери и дяди. Он не знал, как она справится с присутствием Алостора в Хогвартсе. Также доставлял опасение волшебный глаз аврора, позволяющий видеть сквозь чары и мантии-неведимки. Когда Орион узнал про это, то провел ряд исследование в библиотеке поместья Блэков. Он выяснил, что сквозь заклинание на крови, волшебство проникнуть не может, так что с этой стороны он был обезопасен. Но был еще и Олливандер и волшебная палочка, взятая у него. Ориону предстоит целый год под наблюдением Дамблдора и, если старый маразматик узнает хоть один из многочисленных секретов Ориона, то тому придется очень тяжело. Поездка в Хогвартся опасна для него, но с другой стороны замок хранит множество тайн. Орион хотел найти тайную комнату и тщательно изучить ее, а также украсть свою мантию-неведимку. Он не забыл о своем стремление собрать дары смерти, но больше заинтересован он был в Воскрещающем камне.
Уже долгое время не было новостей от Ремуса. В последнем письме, которое Орион получил, было сказано, что Ремус уже вступил в переговоры со стаями оборотней и, что он собирается присоединиться к ним. Орион порадовался, что Ремус внял его совету, но он боялся за его безопасность. Мордред, Орион знал, какой неуравновешенный и безумный Грейбек. Оставалось лишь надеяться, что Ремус сумеет захватить власть, не сталкиваясь при этом с сумасшедшем оборотнем, хотя бы до того, как не обретет поддержку стаи. Это было последнее письмо, заканчивал его Ремус предупреждением, что не сможет писать, так как он не мог рисковать. Стаи располагались рядом с маглами. А летающие совы могли привлечь ненужное внимание.
Орион взлохматил свои волосы и медленно вздохнул, пытаясь успокоиться. Ему нужно было очистить свое сознание от всех проблем. Глубоко вздохнув, он начал очищение. Черные клубки появились около его тела, и он улыбнулся, не открывая глаз. У него уже неплохо получалось вызывать черную магию по собственному желанию. После его первой попытки в Малфой-Мэноре он не прекращал свои тренировки, и теперь это было не так трудно и изматывающе, как в самом начале. Для более мощного колдовства ему нужно было искусственно вызывать у себя гнев, но он так же узнал, что может колдовать, находясь в спокойном и расслабленном состояние. Его успех в окклюменции значительно помогал при этом. Орион сосредоточился и поднял руку. Он сразу же почувствовал и, открыв глаза, увидел результат, который заставил его улыбнуться. Его ладонь находилась в черном веществе, так напоминающем воду. Орион, как загипнотизированный смотрел на блики переливающейся воды, ощущая умиротворение и полное спокойствие. Теперь он мог заставить свою магию принять новую форму. Обычно это был огонь, в большинстве потому, что колдовал он с помощью гнева, а вот спокойствие вылилось в совершенно другую стихию.
Он еще раз внимательно осмотрел свою руку и, не удержавшись, провел другой по черной дымке. Он улыбнулся, почувствовав оставшуюся свежесть на пальцах. Посильнее сосредоточившись, он представил, как накатывают волны, что тут же отразилось, затем резкий спад температуры, озноб прошел сквозь его тело. Выбросив руку вперед, струя превратилась в лед и с шумом разбилась об стену.
Орион подался вперед и встал на колени, увлеченно разглядывая черные кристаллы. Он дотронулся до одного камешка, который на его прикосновение отозвался мягкой слегка холодной волной. Орион мысленно улыбнулся. Да, у него стало лучше получаться.
Вдруг волосы на затылке встали дыбом, а все тело обдало холодом. Орион резко развернулся и столкнулся с прозрачным силуэтом призрака.
Он смотрел на нее, открыв рот. За все время, проведенное в Дурмстранге, он видел ее один раз – в комнате шепота.
Маленькая женщина без определенного возраста, с длинными темными волосами и пронзительно-черными глазами, и с улыбкой на лице.
-Я вижу, ты практикуешься. Не плохо, но ты можешь гораздо больше, - сказала она нечеловеческим голосом, - Это жалкие крохи по сравнению с тем, что ты можешь сделать на самом деле.
Орион закрыл рот и, вопросительно приподняв брови, спросил:
-Откуда вы это знаете? Это первый раз, когда я встретил вас, за исключением того раза.
Она подплыла к нему и тихо сказала, пронзая взглядом своих черных глаз:
-Ах, я наблюдала за тобой. Всегда. И я знаю о тебе больше, чем ты сам.
-Вы сказали мне, что ответите на вопросы, когда я найду вас, - нахмурился Орион.
Она усмехнулся, и ее мертвый голос заполнил весь класс:
-Но ты не нашел меня. Я пришла к тебе.
-А как я должен был вас найти? – раздраженно спросил Орион, - Я обыскал весь замок и ничего не нашел. Почему бы вам не сказать, что вы имели в виду все эти годы?
Она протянула к нему полупрозрачную руку и легко коснулась его щеки. Орион почувствовал холод там, где она его коснулась, прежде чем опустила руку и отошла.
-Ты еще не готов, чтобы найти меня. Вопросам придется подождать.
Орион хмуро посмотрел на нее:
-Я уже жду несколько лет. Я имею право знать, о чем вы говорили. Я не хочу быть игрушкой.
Она с интересом в глазах посмотрела на него:
-Сначала нужно, чтобы кое-кто другой ответил на твои вопросы, - сказала она, проводя пальцем по шее.
Орион посмотрел, куда она указывает. Порт-ключ. Он посмотрел на нее широко раскрытыми глазами:
-Как дары смерти связаны с вами?
-Как необходимо, - лаконично ответила она.
Орион начал терять терпение.
-Просто скажите мне, что такого необычного во мне? Я не тот, которого вы ждали? Так почему вы не скажете мне? – резко сказал он.
Она серьезно посмотрела на него:
-Ты что-то другое, но также и тот, кем должен быть. Которого ждали я и другие. Ты получишь ответы на свои вопросы, когда будешь готов, и пока порт-ключ не активируется. Только после этого ты сможешь найти меня.
Контуры ее тела начали постепенно расплываться, и, отвернувшись от него, она начала исчезать.
-Стойте! Пожалуйста, подождите! – отчаянно прокричал Орион, - Кто я?
Она обернулась и тихо прошептала:
-То, что мы планировали множество веков, Vindico Atrum.- А потом она исчезла.
Орион стоял, как громом пораженным, посередине класса, холод постепенно пропадал, и температура восстанавливалась до нормы. Ее последние слова крутились у него в голове. Она назвала его “Vindico Atrum”…это латынь... “Atrum” означает тьму… “Vindico” могло толковаться по-разному – освободитель, защитник, мститель…но что она имела в виду? Освободитель тьмы? Защитник? Повелитель тьмы?
Что все это значит? Ориону хотелось кричать от отчаяния. Почему он еще не готов знать правду о себе? И почему она сказала, что знает о нем больше, чем он сам? И она знала о его силе, а этого не видел никто, кроме Воландеморта. Может она могла видеть, как он практиковался, но откуда ей знать, что он способен на много большее? Он сказала, что все, что он сегодня сделал лишь толика его настоящих возможностей! Тогда ему нужно тренироваться, что зайти намного дальше.
Орион нахмурился и посмотрел на свой кулон из оникса. Она смогла увидеть его и подтвердила, что это действительно порт-ключ к кому-то. Он никогда не предполагал, что духи из Комнаты шепота и дары смерти как-то связаны между собой. Он мог подозревать, что они как-то связаны с Каркаровым, но у него не было никаких доказательств. Каркаров никогда не говорил о них. Но теперь нет никаких сомнений. Может Орион сможет связаться с духами только тогда, когда соберет дары смерти? Орион вздохнул…это было бы очень долго. Нет, она сказала, что он сможет найти ее, когда поговорит с кем-то, к кому перенесет порт-ключ. Поэтому он, возможно, не нуждался пока во всех дарах. Но когда тогда этот проклятый порт-ключ сработает?!
Орион сердито отчистил комнату от черных кристаллов, потушил свечи и пошел к общей гостиной.
________________________________________

Зайдя в гостиную и оглядев ее, Орион чуть не упал. Маленькая фигурка спокойно сидела на одном из диванов. Мальчик сидел с закрытыми глазами и, казалось, медитировал. Орион молча подошел и сразу же почувствовал, как его собственная магия пришла в активность. Он ничего не знал о пареньке, сидящем рядом, даже не особо общался с ним, особенно из-за разговора в начале учебного года. Орион не раз присматривался к мальчику в течение этих двух месяцев, кое-какие подозрения крутились у него в голове, но он не был уверен, поэтому не подходил. Но все же Орион следил за его поведением, тот никогда ни с кем не разговаривал, не имел друзей и всегда носил одежду, почти полностью прикрывающую его тело. Орион молча рассматривал темноволосого мальчика, когда черные глаза раскрылись и пристально посмотрели на него.
Мальчик нахмурился и угрюмо сказал:
-О, это ты.
Орион немного нахмурился и уселся напротив:
-Да, только я.
-Чего ты хочешь, Блэк? – спросил, как отрезал мальчик.
Орион колебался, но решил начать этот разговор пусть и с опозданием:
-Я хочу знать, готов ли ты стать некромантом, Локки?
-Почему ты спрашиваешь об этом? – яростно отозвался тот.
-Я никогда не мог понять, почему ты отталкивал всех студентов, желающих познакомиться с тобой, на протяжении многих лет. Ты всегда держишься особняком и ни с кем не говоришь. Но теперь, я думаю, что знаю, почему так происходит. Все твои действия имеют смысл, если ты хочешь стать некромантом, - искренне ответил Орион, - Ты поступил в Дурмстранг, уже зная, что хочешь стать одним из них, поэтому ты отторгал все контакты с людьми. Интересно, откуда ты узнал, что будешь одним из них и что сможешь им стать.
-Ах, ты наконец-то догадался? – резко ответил Локки, - И теперь я должен ответить на все твои вопросы, только лишь потому, что твой крохотный мозг смог найти объяснение моим поступкам?
Орион пожал плечами:
-Мне просто любопытно.
-Почему я должен тебе говорить? Какое тебе дело? – сердито спросил Локки.
-Наверное, никакое, -спокойно ответил Орион, - Просто я чувствовал…, -Орион споткнулся и неуверенно посмотрел на Локки.
-Чувствовал что? Я не в настроение играть в твои игры, Блэк, - выплюнул тот.
Орион потерял терпение и сердито сказал:
-Я не играю ни в какие игры! Я просто хотел цивилизованно поговорить с тобой!
-Ну, я не хочу говорить с тобой сейчас или когда либо еще, -усмехнулся Локки.
-Твоя воля, - прервал Орион, - Просто недавно я почувствовал некую совместимость магии, и мне было интересно, что это было!
Орион встал и сердито повернулся к входу в общежитие, но услышал, как Локки язвительно говорит:
-Так ты наконец-то почувствовал? Я удивлен, как много времени тебе понадобилось.
Орион развернулся:
-Так ты тоже ощутил это?
Локки хмыкнул:
-Конечно, да. Ты должно быть непробиваемый, если тебе понадобилось для этого столько времени.
Орион нахмурился и приземлился на стул:
-Ты хочешь сказать, что я мог бы стать некромантом?
-Вовсе не обязательно, -равнодушно, но в тоже время насмешливо посмотрел на него Локки.
Орион медленно вздохнул, призывая себя к терпению:
-Но это… но я чувствую, как моя магия отзывается на твою, а у тебя есть возможность стать некромантом, а из этого следует, что и у меня она тоже есть.
Локки посмотрел на него, как если бы Орион был самым тупым человеком на свете, только что произнесшим самую очевидную вещь на свете.
Орион закатил глаза:
-Хорошо. С этим мы разобрались. А как ты узнал о своем потенциале в данной науке, когда тебе было всего одиннадцать?
-Я знал это еще до поступления, - строго сказал Локки, а потом усмехнулся, - Это только ты узнал, когда уже взрослый, что может означать, что ты непробиваемый или же просто слабый в волшебстве, но это ни как не означает, что такие, как я, не знают об этом с самого начала.
-У меня не слабый магический потенциал, и я не тупой!- сердито ответил Орион, -Я просто не знал о некромантах до недавних пор! Откуда я мог бы это узнать?
Локки вопросительно приподнял бровь:
-Твои родители не сказали тебе об этом и не подготовили тебя? Разве они не проверяли, можешь ли ты стать некромантом?
Орион хмуро посмотрел:
-Я никогда не знал свою мать, а с отцом познакомился несколько лет назад и искренне сомневаюсь, что он знал что-нибудь о некромантах. И он уже умер, так что мне не у кого было спросить.
-Я соболезную, - мягко сказал Локки, - Я думаю твое незнание не столь ужасающе, у тебя так сложились обстоятельства. Но я осмелюсь сказать, что твоя семья должна была сказать тебе, они только помешали твоему обучению.
-Но откуда они могли знать? – неуверенно спросил Орион.
-Некромантия является наследственной чертой. В твоей родословной должны быть некроманты, пусть даже века назад. Он должен был оставить все свои записи и дневники о своей жизни и обучение. Это как фамильная драгоценность, она передается следующему некроманту. И род, у которого в предках есть некроманты, должен проводить проверку на наследниках, что бы узнать имеют ли те потенциал, - нетерпеливо объяснил Локки, - Я прошел проверку в десять лет, но моя семья и так знала это.
Орион обдумывал полученную информацию. Ну, наследие должно идти по линии отца, так как мать была маглорожденной, но почему никто не сказал ему об этом? Сириус никогда не уделял много внимания семейным традициям или истории Блэков, так что его невежество в данном вопросе было легко объяснимо, хотя и непростительно, по мнению Ориона. И у Ориона не было ни бабушек, ни дедушек, которые могли бы подсказать. Но знали ли об этом Нарцисса и Беллатрикс? Хотя линия наследования отдавалась Сириусу, Нарцисса могла что-то знать. Должен ли Орион спросить у нее об этом? Это могло навести на ненужные подозрения и получить огласку, а он этого не хотел. Он бы предпочел иметь такого туза в рукаве. Он мог стать некромантом тайно, и это было бы огромное преимущество. И эти дневники и записи…он должен найти их. Он никогда не ходил в хранилище Блэков, но они должны храниться там.
Орион вернулся к прерванному разговору.
-Почему твоя семья знала уже до проверки? – с любопытством спросил Орион.
-Из-за моего отца, конечно, -ответил Локки, но, увидев непонимание на лице Ориона, презрительно сказал, -Ты ничего не знаешь?
Гнев вспыхнул внутри Ориона, и он прошипел:
-Я думаю, мы уже это поняли, не так ли? Я уже сказал, что ничего не знаю о некромантах. Таким образом, нет, я не знаю кто твой отец!
На что Локки равнодушно ответил:
-Ну, мой отец Премьер Некро Мастер Ньорд из гильдии некромантов.
Орион моргнул. Гильдия?
-Эм…Гильдия некромантов? – смущенно спросил он.
Локки закатил глаза и обижено сказал:
- Ты так невежествен, - затем нетерпеливо пояснил, - Да, гильдия. Как ты представляешь себе проходило бы тогда обучение и прочее? Они представляют собой силу, в основание которой лежит многолетний опыт и множество доказательств нашего могущества. Мой отец один из трех глав руководящих гильдий.
Орион нахмурился:
-А что именно делает Гильдия? Зачем нужна эта организация?
-Я не могу тебе сказать этого. Только полноценный некромант может быть посвящен в тайну.
-Хорошо. Я понимаю необходимость тайны. А почему ты хочешь быть некромантом? Чтобы быть рядом со своим отцом? – лицо Локки потемнело, и Орион поспешил добавить, -Это понятно. Если бы мой отец был одним из них, я бы тоже прошел посвящение. Я имею в виду, что знаю, что твой отец не может много видеться с тобой, особенно если он так могуществен. Таким образом, единственный способ быть с ним, это стать одним из них. Это наверно тяжело иметь отца некроманта…
-Да, - спокойно подтвердил Локки, -Он не может коснуться меня или поговорить со мной. Я почти не вижу его, - а затем грозно поглядел на Ориона, - Но я горжусь тем, кто мой отец. Я никогда не упрекну его за то, что он проводит со мной мало времени.
Орион кивнул:
-А ты готов оставить все позади? Э… Ну ты знаешь…потерять часть чувств и не общаться с другими людьми…
Локки нахмурился и отрезал:
-Да. Я готов. Это того стоит. Это небольшая цена за то, чтобы стать некромантом.
Орион с сомнением посмотрел на парня, сидящего перед ним, на что тот усмехнулся:
-Ты, очевидно, не готов. Вряд ли ты сможешь остаться один, слишком много лет прошло.
Орион не обиделся. По сравнению с Локки он на самом деле на много отставал. Локки уже полностью был изолирован от людей и не испытывает никаких угрызений совести, оставляя их, чтобы выполнить свою мечту.
-Я хочу им стать. Теперь я знаю, что у меня имеются необходимые способности, но я не уверен, что готов отказаться от всех, -Орион немного споткнулся на следующей фразе, -Я тоже делаю это ради моего отца. И если бы я был на твоем месте, я не колебался ни минуты, чтобы быть с ним рядом. Но у меня все обстоит несколько иначе. Моего отца поцеловали. Я хочу извлечь душу из дементора и вернуть ее обратно в тело. Но, даже если мне это удастся, я не смогу быть с ним рядом, потому что к этому моменту я буду так глубоко погружен в некромантию, что не смогу вернуться к прежней жизни. Получается, что я верну ему жизнь, но никогда не увижу его и никогда не смогу поговорить и позаботиться о нем.
Локки посмотрел на него с пониманием:
-В твоем случае все намного сложнее. Я, наверное, хотел бы спасти своего отца, не зависимо от цены, но вероятность успеха невелика, и кто знает, как все обернется, но, несмотря на результат, ты не сможешь вернуться обратно. Ты должен тщательно обдумать, готов ли ты заплатить такую цену.
Орион не поднимал взгляда, пристально разглядывая свои ноги:
-Да, это тяжелый выбор. И как ты правильно подметил, я потерял много лет, может быть, я не буду достаточно силен, чтобы полностью окунуться в эту культуру.
-Может быть, я поторопился, - сказал Локки, чувствуя себя неудобно, - я имею в виду, если у тебя есть способности и сила, я уверен, что ты смог бы стать некромантом в один прекрасный день.
Орион слабо улыбнулся и тихо сказал:
-Спасибо тебе, Локки.
Локки коротко кивнул, ничего больше не говоря. Орион устало поднялся и, пожелав спокойно ночи, отправился к себе в кровать, несмотря на то, что до подъема оставалось всего лишь несколько часов. И когда он уже собирался подняться по лестнице, послышались тихие слова Локки.
-Удачи в турнире.
Орион улыбнулся и ответил, не оборачиваясь:
-Спасибо. За все.



ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас


Сообщение отредактировал Itas - Четверг, 26.08.2010, 18:16
 
BellaДата: Среда, 25.08.2010, 10:53 | Сообщение # 43
DARK ANGEL
Сообщений: 301
« 20 »
Классная прода! Пусть у Гарри все получится! biggrin И вот что мне ещё интересно, а Том и в самом деле будет влюблен в Гарри?


Чтоб выжить и прожить на этом свете,
Пока земля не свихнута с оси,
Держи себя на тройственном запрете:
Не бойся. Не надейся. Не проси.
http://ficbook.net/authors/ШоК
 
Li-sanДата: Среда, 25.08.2010, 19:37 | Сообщение # 44
Химера
Сообщений: 472
« 22 »
Вау...очень хочется продолжения!
Мне тоже интересен ответ на вопрос Bella



Тугая маска - спасение моё,
И днём и ночью я вечный раб её,
А что под ней - никто не знает.
 
ItasДата: Воскресенье, 19.09.2010, 20:31 | Сообщение # 45
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
Проды пока не предвидится))) так что ждите )))



ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
ItasДата: Среда, 29.09.2010, 22:16 | Сообщение # 46
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
Юху!! НоваЯ продка!

Первая мысль, которая посетила Ориона по прибытию в Хогвартс - «Тепло». После нескольких часов плаванья под водой, он был рад оказаться на поверхности. Он почти не помнил, как выглядит замок. До этого момента он видел его только один раз, той кошмарной ночью, когда пытался спасти отца. Но теперь Орион видел насколько замок великолепен. По размеру он походил на Дурмстранг, и каждый дюйм пространства был пропитан волшебством, хотя в Дурмстранге магия была более древней и темной. Хогвартс же создавал ощущение родного места, будто ты вернулся домой после нескольких лет странствия. Также ощутимо было различие между учениками, здесь у каждого было спокойное и расслабленное выражение лица. В Дурмстранге же все старались изучить, как можно больше заклинаний и приобрести опыт и навыки ведения дуэли, там не было места подобной беспечности. Для себя Орион должен был заметить, что по душе ему больше родная школа, потому что он знал, что может ожидать учащихся в реальной жизни. И Дурмстранг обучал их всему. Что могло пригодиться, и если суровость и некоторая жесткость в обучение - цена благополучия в будущем, пусть так и будет.
Все студенты Хогвартса, построенные в ряды, встречали их при спуске с корабля. Вагнаров сухо поприветствовал Дамблдора, тот ответил ему тем же, Орион едва сдержал хихиканье, смотря, как эти двое обмениваются любезностями. Видимо Дамблдору не очень понравилось то, что министерство пошло на некоторые уступки к учащимся Дурмстранга. Два директора представляли собой абсолютные противоположности. Дамблдор со своей странной одеждой, всезнающей улыбочкой и лукаво поблескивающими глазами (Орион едва смог побороть свою неприязнь, при этом мысленно содрогнувшись, представив, что было бы, если бы он здесь учился). И Вагнаров с холодными глазами, светящимися умом и расчетливостью, и с усмешкой. В общем комментарии были излишними, и Орион еще никогда так не гордился своим директором школы, как сейчас. Тот воплощал собой силу, с которой нужно было считаться.
Студенты Шармбатона уже прибыли, они были одеты в голубые мантии из легкого шелка и сидели за столом Равенкло. Орион распахнул накидку и поправил складки своей темно-бордовой мантии. Герб гидр с мантии был удален, Вагнаров еще до отбытия сказал убрать все знаки отличия, поскольку никто за пределами Дурмстранга не должен знать о внутренних устоях школы. Оглядев зал, Орион заметил, что над каждым столом весел палантин с рисунком, указывающий какой факультет где сидит. Над учительским столом весел герб школы, все это было очень красиво, но не шло ни в какое сравнение с заколдованным потолком, отображающим небо над школой. Орион читал об этом, говорят, что идея принадлежала Слизерину, и именно он заколдовывал потолок, а объяснялось его желание тем, что в Хогвартсе любой сможет почувствовать масштабность всего мира и ощутить себя частью целого.
Больше всего шума исходило от стола гриффиндорцев, те шумно обсуждали новых студентов и были готовы наброситься на Крама с просьбой об автографе. Орион обратил свое внимание на стол слизеринцев, там мирно восседал Драко, который, увидев Ориона, послал дружелюбную улыбку. Студенты данного факультета спокойно обозревали происходящее, ведя себя степенно, как и положено аристократом. Орион повернулся к Калипсо и Лезандеру, мимоходом отметив, какими взглядами девушки провожают его бой-френда:
-Идемте к столу слизеринцев, - сказал он, подталкивая их. Поравнявшись с Крамом, Орион посоветовал:
-Если хочешь избавиться от надоедливого внимания фанатов, идем к нашим друзьям за стол Слизерина, обещаю, они не будут приставать к тебе с расспросами.
Угрюмое выражение квиддичной звезды тут же сменилось на облегченное:
-Спасибо. Я думаю, что так и поступлю, - с ярко выраженным болгарским акцентом поблагодарил Виктор.
Орион невольно задался вопросом, как тот умудрился жить в Дурмстранге, ведь там обучаются дети из разных стран и уроки ведутся на английском, так как большинство изучают этот язык с детства.
В результате все студенты из Дурмстранга расселись вокруг Драко. Орион поздоровался со своим другом и представил ему всех знакомых. Дамблдор сказал несколько вступительных слов и пожелал им насладиться пиром. После этого пустующие тарелки наполнились различной едой. За столом завязалась непринужденная беседа. Орион, немного отвлекшись, посмотрел на стол преподавателей. Вагнаров о чем-то беседовал с мадам Максим, а Дамблдор периодически переговаривался с МакГонокал. Сириус всегда тепло отзывался о заме директора, говоря, что пусть она и строгая, но справедливая. Снейп сидел с хмурым выражением лица, окидывая зал раздраженным взглядом. Осмотревшись еще раз, Орион заметил, что Дамблдор кидает на него испытующие взгляды, прежде чем снова продолжить разговор. Орион еле удержал в себе презрительную гримасу. Но почувствовав, как волшебный глаз Грозного глаза сверлить дырку в его голове, обернулся. Сузившимися глазами, Орион наблюдал, как аврор отвел взгляд, но теперь он слишком часто посматривал на стол гриффиндорцев.
Сидя рядом с Калипсо, Орион явственно ощущал ее напряжение. Ее лицо было белое, как мел, а черные глаза пылали ненавистью. Сжав ее руку под столом, он шепотом поинтересовался:
-Ты в порядке? Я говорил тебе, что он будет здесь.
Губы Калипсо были плотно сжаты и сквозь зубы она ответила:
-Да. Я могу себя контролировать. Нелегко видеть его живого, во плоти, после всего, что он сделал мне, что отнял у меня.
Орион ощутимей сжал ее руку:
-Я понимаю. Ты сильная, ты должна держать себя в руках. Тебе еще представится шанс совершить возмездие.
Она повернулась и пристально вгляделась в его лицо. Ее глаза нехорошо сверкнули, когда она с убеждением произнесла:
-О, он получит по заслугам, я об этом позабочусь. И я буду наслаждаться каждой минутой мести.
-Вот это правильный настрой!
После этого они вернулись к беседе за столом. Драко беседовал с Крамом о квиддиче под завистливый и злой взгляд Рона Уизли, а затем повернулся к Ориону:
-Как Сильвана? – спросил он с усмешкой.
-Злится. Не переставая, шипит на меня, что я не принес ее сюда, а отправил домой. Я пытался объяснить ей, что в такую низкорейтинговую школу не допускают таких красивых змей, как она, но она мне не поверила.
-У Хогвартса не низкий уровень! – яростно опровергнул Драко.
-Может быть, - допустил Орион и с усмешкой поспешил добавить, - Но я не поменял бы Дурмстранг на Хогвартся и за миллион галеонов. Тут слишком нелепые ограничения в магии.
Драко фыркнул и надменно сказал:
-Ну, в этом году мы изучаем непростительные намного раньше положенного срока.
-Мы прошли их еще в прошлом году, - самодовольно прошептала Калипсо.
Драко угрюмо нахмурился и отвернулся от них, чтобы послушать, о чем говорить Панси.
Орион легонько ткнул Лезандера в бок, насмешливо прошептав:
-Половина молодежи скоро съест тебя взглядом. Стоит ли мне начинать беспокоиться?
-Тогда другая - тебя. Смею сказать, что мы самые привлекательные парни в этом зале. Мы с тобой прекрасная пара, - лукаво ухмыльнулся вампир.
Орион скептически посмотрел на Лезандера. Он не замечал, что кто-то смотрит на него с интересом, Лез явно шутит.
Калипсо застонала, увидев выражение лица Ориона.
-Это так, Орион! Ты совершенно не замечаешь, когда кто-то интересуется тобой. Они должны стукнуть тебя чем-нибудь тяжелым по голове, чтобы ты наконец-то заметил. Я совершенно не понимаю, как ты сумел заполучить парня.
Лезандер засмеялся и вставил свои пять копеек:
-Я уже хотел начать открыто приставать к нему, что было бы намного действенней. Но после стольких усилий с моей стороны, он наконец-то понял.
Орион недоуменно посмотрел на них:
-Я не понимаю, о чем вы говорите. Я вполне способен понять, когда я кому-то нравлюсь.
-О, да! Конечно, можешь! Именно поэтому ты не заметил, как половина девиц из Шармбатона просто пожирают тебя глазами и как по-идиотски хихикают гриффиндорки, посматривая на тебя из-под ресниц, -сказала Калипсо.
Орион нахмурился и огляделся по сторонам. Он ничего не видел…Ах, вот оно. Теперь он заметил. Он повернулся обратно к друзьям и виновато сказал:
-Ну, они девушки... конечно, я их не заметил. Если бы на их мест были мальчики, то я возможно…
-Тоже самое и с мальчиками, - перебила его Калипсо.
-Совсем не обязательно было указывать ему на мальчиков. Большое тебе спасибо, -раздраженно сказал Лез.
-Мне нравится, когда ты ревнуешь, - с усмешкой пробормотал Орион.
Вампир наклонился к Ориону, чтобы что-то сказать на ухо, но не успел. Драко раздраженно прервал их.
-Ты не передашь мне буйабес?
Орион кивнул и протянул данное блюдо, в то время как Калипсо многозначительно посмотрела на него. Орион нахмурился, пытаясь понять, что она хочет ему сказать. На это Калипсо недовольно передернула плечами и пробормотала себе под нос что-то касающееся непонятливости мальчишек. Орион безразлично пожал плечами и вернулся к трапезе.
Когда последние крошки сладкого испарились с тарелок, и те вновь засияли чистотой, Дамблдор снова поднялся со своего места. Весёлое жужжание зала стихло почти мгновенно, в воздухе повисло приятное волнение. За столом преподавателей появилось два новых лица – Крауч старший и другой волшебник, который выступал на чемпионате мира по квиддичу. Орион не знал, зачем они здесь.
-Вот и наступил момент, которого мы все ждали, - с улыбкой начал свою речь Дамблдор,- Турнир «Трех Волшебников» скоро начнется. Но прежде чем это случится, я хотел бы сделать несколько объявлений. Позвольте представить тем, кто еще не знаком с этими людьми – Бартемиус Крауч, заведующий отделом «Волшебное международное сотрудничество», - послышалось несколько вежливых хлопков, - и Людо Бэгмэн, глава отдела «Магических игр и спорта». Именно они неустанно трудились в течение последних месяцев, чтобы мы смогли насладиться таким значимым событием, как Турнир. Также позвольте представить вам профессора Вагнарова…
-Мастер Вагнаров, -возмущенно прошипела Калипсо, недовольная отсутствием уважение в названием темного волшебника.
…И мадам Максим – директоров, приехавших к нам в гости школ, а заодно и судей данного мероприятия. Они будут выставлять оценки нашим чемпионам.
При слове чемпион, все студенты подобрались. Заметив это, Дамблдор с улыбкой сказал:
- Пожалуйста, принесите шкатулку м-р Филч.
Неприятного вида человек, который до этого времени стоял в тени, приблизился к Дамблдору, неся в руках деревянный сундук инкрустированный драгоценными камнями.
-Инструкции для чемпионов уже подготовлены, - снова начал Дамблдор, смотря, как Филч бережно устанавливает кубок, - И приготовления почти завершены. Всего будет три тура, проходить они будут в течение всего года. Они проверят чемпионов по всем областям…их доблесть, смелость, умения и способности действовать независимо от окружающих их опасности.
Зал погрузился в абсолютную тишину, никто, казалось, не дышал.
-В Турнире, как известно, участвуют три чемпиона, по одному от каждой школы-участницы. Их будут оце¬нивать по тому, как они справились с очередным состя¬занием. Чемпион, набравший во всех турах самое боль¬шое число баллов, становится победителем. Участников Турнира отбирает из школьных команд беспристраст¬ный выборщик — Кубок огня.
Дамблдор вынул волшебную палочку и стукнул по крышке ларца три раза. Крышка медленно, со скрипом открылась. Дамблдор сунул внутрь руку и достал боль¬шой, покрытый грубой резьбой деревянный Кубок. Ни¬чего примечательного — не будь он до краев наполнен пляшущими синеватыми языками пламени. Дамблдор закрыл крышку, осторожно поставил на нее Кубок, что¬бы все хорошо его видели.
-Желающие участвовать в конкурсе на звание чем¬пиона должны разборчиво написать свое имя и назва¬ние школы на куске пергамента и опустить его в Кубок, — сказал он. — Им дается на размышление двадцать четы¬ре часа. Кубок будет выставлен в холле. И завтра вечером он выбросит с языками пламени имена чемпионов, которые примут участие в Турнире. Конечно, избраны будут достойнейшие из достойнейших. Кубок на всю ночь останется в холле и будет доступен всем, кто хочет участвовать в Турнире. К участию в Турнире будут допущены только те, кто достиг семнадцати лет. А чтобы те, кому нет семнадцати, не поддались искушению, я очерчу вокруг него запретную линию. Всем, кто младше указанного возраста, пересекать эту линию запрещено, -затем лукаво улыбнувшись, Дамблдор продолжил, - За исключением студентов Дурмстранга, несовершеннолетним студентам которого было разрешено участвовать.
Возмущенные крики заполнили зал, Драко яростно посмотрел на Ориона. Студенты же Дурмстранга сидели ошеломленные. Они не знали, что исключение было сделано только для них. Орион был уверен, что четырнадцатилетнее ограничение было для всех школ. Калипсо сидела и смотрела вперед, не мигая, явно о чем-то размышляя. Вагнаров победно усмехался.
Калипсо наклонилась к Ориону и прошептала на ухо:
-Я думаю, директор Вагнаров старался сделать так, что бы от остальных школ четырнадцатилетние ученики также были допущены. Но Дамблдор в последний момент воспротивился и сделал так, что бы остался только Дурмстранг. И объявив об этот при всех, он сделал так, что остальные студенты теперь нас ненавидят и считают, что мы обманщики.
Орион согласно кивнул. Это имело смысл. Он бросил на директора гневный взгляд, а старый глупец наконец-то смог утихомирить студентов.
-Это было сделано для вашей же безопасности, -сказал директор, - И последнее: желающие участвовать в конкурсе, прими¬те к сведению — для избранных в чемпионы обратного хода нет. Чемпион будет обязан пройти Турнир до кон¬ца. Бросив свое имя в Кубок, вы заключаете с ним маги¬ческий контракт, который нарушить нельзя. Посему хо-рошенько подумайте, действительно ли вы хотите уча¬ствовать в Турнире. Ну а теперь, кажется, самое время идти спать. Всем, всем доброй ночи.
Студенты Хогвартса были все еще раздражены сложившейся ситуацией. Драко поднялся из-за стола, и Орион схватил его, что бы тот не оторвался от их группы.
-Ты сказал мне, что четырнадцатилетнее ограничение будет введено и в Хогвартсе!
-Мне очень жаль Драко, - тихо сказал Орион, смотря в серебристые глаза друга, излучающие гнев, - Я действительно так думал. Я не знал, что это будет применено только к…
Драко выдернул руку:
-В течение этих двух месяцев я готовился для турнира. После того, как я получил твое письмо, где говорилось о новых ограничениях возраста. Я сказал об этом своему отцу: он ждет, что я стану чемпионом от Хогвартса! А теперь мне придется разочаровать его, и в этом виноват ты! – закончив, он развернулся и вылетел из зала. Блэйз, Тео и Милисент посмотрели на Ориона извиняющимся взглядом, а Панси стояла с самодовольной улыбкой на лице.
Орион проводил грусным взглядом направление, в котором Драко скрылся. Он хорошо знал, как волновался Драко и как хотел, чтобы отец гордился им. Когда он узнал от Вагнарова о новых ограничениях, то сразу написал своему другу, считая, что это будет применено для всех. Это заставляло чувствовать Ориона вину. Он почувствовал, как Лезандер сжал плечо.
-Не волнуйся, Орион, он успокоится. Это не твоя вина, мы все так думали, и мы даже не знаем, когда были сделаны соответствующие изменения.
Орион только кивнул головой и один из слизеринских старост повел их в гостевые подземелья.
________________________________________
Пока другие участники турнира обустраивались, Орион отвел Лезандера к своей кровати и, задернув полог, наложил заглушающие заклинания. На это особо никто не обратил внимания, в Дурмстранге они не скрывали свои отношения и считались самой прочной парой.
-Что тебя беспокоит? – с заботой в голосе спросил Орион, - Ты ведешь себя подозрительно тихо с того момента, как мы отправились в Хогвартс.
-Орион, я вампир, находящийся в школе светлых.
-Ой, прости Лез. Это даже не пришло мне в голову. Как ты думаешь у тебя…э..могут возникнуть какие-нибудь проблемы в связи с этим?- смущенно признался Орион.
Лезандер равнодушно пожал плечами:
-Я смогу справится, если кто-то возмутится…
-И я прокляну любого, кто посмеет неуважительно к тебе отнестись! – грозно сказал Орион.
-Спасибо, мой защитник, -с издевкой протянул Лез, -Я думаю, что смогу защитить себя лучше, чем ты. Действительно, ты же знаешь, что я сильнее, чем ты.
-Физически да, но я хорошо знаю оригинальные темные проклятия, - разбушевался Орион.
-Как и я,- нагло ответил вампир.
Орион слабо улыбнулся:
-Не так хорошо, как я. Уже забыл, кто победил тебя на дуэли? – шутливо подразнивая, напомнил Орион.
-Тщеславный мальчишка, - улыбнулся Лезандер, но затем стал серьезней, -Я не ожидал, что будет так много хлопот. Никто из наших ребят не расскажет про меня, как и директор, он заверил меня, что Дамблдор не в курсе и мой секрет будет сохранен.
Орион посмотрел на своего парня широко раскрытыми глазами, а затем усмехнулся:
-Наш директор смог обхитрить самого Дамблдора?
-Я думаю – да, - с такой же усмешкой согласился Лезандер.
-Но неужели все действительно стало бы плохо, если бы Дамблдор узнал? – спросил Орион, интересуясь, что мог сделать старый глупец его другу.
-Конечно, он стопроцентный светлый маг и он никогда в жизни не поддержит темное существо.
Орион нахмурился:
-Но я думал, что он не имеет предубеждений против оборотней. Хотя это скорее из собственных интересов, чем из-за идеологических взглядов.
Вампир насмешливо фыркнул:
-Естественно это потому, что ему так выгодней. Оборотни участвуют в войнах, и он хочет, чтобы они выступили на его стороне. Вампиры же гораздо независимей и, откровенно говоря, гораздо более опасны и ценнее в качестве бойцов. Дамблдор прекрасно осознает, что мы никогда не выступим на его стороне, слишком много презрения нам показал свет. Они ответственны за наше истребление. Если он узнает, что я вампир, то может добиться моего исключения из школы или же манипулировать мной.
-Ну, единственное, что создает проблему – это возможное исключение. Дамблдор не сможет контролировать тебя или заставить сделать что-либо без твоего желания, - строго начал Орион, - Он не всезнающий и не всемогущий, надеюсь, ты это понимаешь. Во имя Мордреда, из столкновения разумов и воли, ты выйдешь победителем. А также у тебя есть поддержка мастера Вагнарова. Он рядом, и я уверен, что он наделен достаточным политическим весом, чтобы составить конкуренцию старому глупцу, если том возьмется выгнать тебя из школы.
Лезандер слегка наклонил голову и тихо ответил:
-Я знаю, что могу рассчитывать на Мастера, поэтому я и пошел в Дурмстранг, зная, что могу получить знания, и никто не будет меня там упрекать. Я защищен от призрения светлых магов. И поэтому я поехал в Хогвартс. Не хотелось упускать такой шанс, как узнать все преимущества и слабые стороны предполагаемых противников, даже отец был согласен со мной в этом вопросе.
-Я даже не задумывался об этом, -тихо промолвил Орион, стыдливо потупляя глаза, -Я действительно плохой друг. Я все время грузил тебя своими проблемами, но никогда не интересовался твоими, а тебе приходилось терпеть все это дерьмо.
Лезандер приподнял голову Ориона за подбородок и сказал мягким голосом с улыбкой на губах:
-Я не возражаю, когда ты приходишь ко мне со своими проблемами, наоборот мне даже это нравится, не сомневайся. И это моя вина, что ты так много не знал. В твоей голове всегда столько мыслей и переживаний, что я просто не хотел добавлять тебе новые.
Орион наклонился и поцеловал Лезандера, а отстранившись, произнес:
-Я хочу, чтобы ты мне рассказывал о своих неприятностях. Никогда не беспокойся о том, что доставишь мне лишние проблемы. Я хочу помогать тебе также, как ты помогаешь мне. Я всегда с радостью выслушаю тебя.
Лезандер нежно поцеловал его плечо и стал ласково теребить волосы. Пока Орион снова не приник к нему с поцелуем.
Вампир лукаво улыбнулся:
-Спасибо, полагаю некоторые из моих переживаний уже вылетели из головы.
Орион легонько стукнул вампира по спине:
-Идиот. Если мой обычный поцелуй творит такие чудеса, то чего же сможет достичь страстный? Хм, думаю, я буду страстно целовать тебя постоянно.
-Страстно? Я верю, что я единственный кто смог поцеловать тебя так, что вылетели всякие мысли из головы. Хочешь достичь моего результата? – дразнящим шепотом сказал Лезандер.
Орион улыбнулся, но потом стал серьезным:
-Ты считаешь, что Дамблдор может узнать?
-Я не знаю. Если я был бы чемпионом, то возможно. Отсутствие травм и большая физическая сила наводят подозрения, - рассуждал вампир, - Вот почему я не буду подавать заявку.
-Что? Нет! Это неправильно и не справедливо по отношению к тебе! – негодующе прокричал Орион.
-Я понимаю, что это не справедливо, но это небольшая цена за то, чтобы остаться в тени и сохранить мою тайну, - возразил Лезандер с присущим ему спокойствием.
-Ты прав, но почему ты тогда приехал сюда? Если ты с самого начала понимал, что не сможешь стать чемпионом?
Лезандер закатил глаза:
-Чтобы быть с тобой, конечно, -Орион на такой ответ улыбнулся, а Лезандер продолжил с нехорошим блеском в глазах, - ну и конечно посмотреть на делегации из других школ. Я слышал, как Кара весь вечер говорила о том, насколько изысканы мальчики из Шармбатона. Как я могу отказать себе в удовольствие посмотреть на них, или может пообщаться с ними?
Орион бросился на Лезандара и повалил того на спину.
-И ты говоришь мне об этом, только тогда, когда уже приехал сюда, - он нависал над вампиром, и, сделав ненадолго задумчивое лицо, прошептал в губы, - А знаешь, я тут вспомнил, что видел довольно симпатичных мальчиков с Хафлпафа. Особенно мне запомнился один – высокий, с тренированным телом и потрясающей улыбкой.
Закончить ему не удалось, так как Лезандер перевернул того на спину и страстно поцеловал. И Орион с удовольствием признался себе, что из головы вылетели все проблемы. Впрочем, эта была последняя мысль, которая его посетила, пока тело все глубже погружалось в море удовольствий.

________________________________________
На следующий день Орион и остальные члены делегации, за исключением Лезандера, бросили свои имена в кубок. Они уже собирались выходить, когда близнецы зашли в зал, громко смеясь и похлопывая друг друга по спине. В результате они приобрели себе бороды, но, похоже, ничуть не огорчились этим. Проходя мимо Рона Уизли, Орион слышал, как тот что-то съязвил по поводу Сириуса, но рука Лезандера на спине позволила проигнорировать смельчака.
Драко все еще не сменил гнев на милость, но Блэйз и Миллисент устроили ему, Лезу и Калипсо обзорную экскурсию по замку и прилегающей территории.
Это был чудесный день, они прекрасно погуляли. Так же Орион заметил девушку из Шармбатона, которая привлекла внимание всех особей мужского пола. Для себя же он определил, что в ней есть доля крови вейл, помогающая получать повышенное внимание парней и досадливые взгляды со стороны девушек.
Вагнаров позвал всех ребят на корабль, чтобы сказать несколько слов до начала турнира. А после этого они все вместе пошли в главный зал. Когда они заняли свои места, зал был почти заполнен. Кубок огня теперь стоял рядом с директором Хогвартса. Драко полностью проигнорировал Ориона, после нескольких неудачных попыток заговорить, Орион бросил это занятие.
Ужин закончился, и тарелки снова стали чистыми, различные перешептывания смолкли сразу же, стоило подняться Дамблдору.
-Осталось совсем чуть-чуть и кубок примет решение, - начал Дамблдор, -После того, как имена чемпионов будут названы, они должны пройти в соседнюю комнату, -он махнул рукой в сторону неприметной двери за столом преподавателей, -Там они получат первые инструкции.
Дамблдор достал палочку и потушил все свечи в зале, за исключением тех, что горели в тыквах. Большой зал погрузился полумрак. Огонь кубка теперь горел намного ярче, было даже немного больно смотреть на него. Все замерли в ожидании… Некоторые люди отсчитывали время…
-Сейчас..- прошептала Калипсо.
Орион повернулся к Краму и протянул руку:
-Удачи, Виктор.
Виктор пожал руку со словами:
-Спасибо, Орион. И тебе. Пусть выберут лучшего мага…
-Или ведьму, - вклинилась Калипсо, обнимая Ориона.
Пламя кубка стало красным, посыпались искры. В следующее мгновение оттуда вылетела бумажка. Дамблдор ловко поймал клочок пергамента:
-Чемпион Шармбатона – Флер Делакур!
Больше всего хлопков было со стороны мальчиков. Зал потонул в аплодисментах. Некоторые шармбатонских девчонки зарыдали, а та девушка, что была похожа на вейлу, грациозно поднялась на ноги и пошла к столу преподавателей.
Когда Делакур скрылась в дверях комнаты, на зал снова опустилась тишина. Только теперь она казалась еще напряженней. Кубок огня покраснел еще раз и вот новая бумажка вылетает из него.
-Чемпион Хогвартса Седрик Диггори!
Невообразимый шум поднялся за столом Хафлпафа. Каждый вскочил на ноги и кричал поздравления. Седрик, широко и радостно улыбаясь, направился в комнату для чемпионов.
Стол гриффиндорцев был угрюм, от созерцания этой картины Ориона отвлек вопрос Крама:
-Кто это? – спросил тот у Блэйз.
-Ах, это Грейнджер.
-Очень умная грязнокровка? – вопросительно сказал Орион.
Драко фыркнул и уныло сказал:
-Скорее невыносимая всезнайка грязнокровка.
Крам разражено посмотрел на парня, а Орион, проигнорировав Драко, уточнил:
-Она не ладит с Идиотом Уизли?
-Скорее ни с кем. Гриффиндорцы с первого курсы называют ее книжным червем. Так что у них не лучшие отношения, - усмехнувшись, уточнила Блэйз.
-Кто ее друзья? – спросил Орион, и Драко пристально посмотрел на него.
-У нее больше друзей из Равейнкло, чем из гриффиндора, но она тратит время на помощь Невиллу Лонгботтому или же сидит в библиотеке.
Лонгботтом…Невелл… вспоминал Орион. Он быстро попросил Блэйз показать ему его. Тихий, нервный мальчик сидел рядом с Грейнджер… Возможно он другой…если мои подозрения правдивы…
Драко прервал его размышления, ехидно поинтересовавшись:
-Что, заинтересовался грязнокровкой? Неужели ты не счастлив со своим полукровкой?
Лезандер застыл. Орион повернулся к Драко с гневно горящими глазами и прошипел:
-Ни смей оскорблять моего парня, Драко. Я не знаю, чего ты хочешь добиться своими…
Его гневная отповедь была заглушена громким голосом Дамблдора:
-Чемпион Дурмстранга – Орион Сириус Блэк.
Все студенты, кроме слизеринцев примерзли к своим местам. Крам похлопал его по плечу и поздравил. Лезандер гордо улыбнулся, а Калипсо крепко обняла. Другие просто хлопали.
Орион выпрямил спину и пошел к комнате. По пути он то тут, то там слышал раздававшиеся шепотки – Сын Сириуса Блэка…Пожиратель смерти…Применен поцелуй…Убийца…Предатель Поттеров…Он такой же темный….
Они не взволновали его, он лишь самодовольно усмехнулся и продолжил движение. Когда он проходил мимо стола преподавателей, Дамблдор пристально посмотрел на него сузившимися голубыми глазами, а Снейп так, словно он был флобер-червем на его ботинке. Орион зло улыбнулся обоим и подошел к своему директору. Вагнаров был очень доволен:
-Очень хорошо, Орион. Я уверен, что Дурмстранг сможет тобой гордиться.
Орион тепло улыбнулся:
-Спасибо, Директор, я сделаю для этого все возможное.
Тот похлопал его по спине, и Орион спустился с помоста, направляясь туда, где его ждали другие чемпионы.
Он очутился в маленькой комнате, которую освещал камин. Седрик и Флер стояли рядом и смотрели на блики огня.
-Ты чемпион Дурмстрага? – спросила Делакур, перекинув волосы через плечо, -Я думала, будет Крам.
-Нет, это я, - Орион очаровательно улыбнулся, про себя размышляя, сможет ли он использовать некоторые из очаровывающих способов Лезандера на вейле. Союзник всегда пригодится. Он взял ее руку и поднес к своим губам, - Орион Блэк, приятно с вами познакомиться.
Флер весело улыбнулась:
-Флер Делакур.
Орион улыбнулся в ответ и повернулся к другому чемпиону. Седрик пожал ему руку со словами:
-Седрик Диггори, приятно познакомиться.
-Аналогично, - ответил Орион, - ты ловец Хафлпафа, верно? – увидев слегка испуганный взгляд, он добавил:
-Мне нравится квиддич, и я также играю ловцом. Я слышал, что ты хорош.
-Да. Мы должны будем сыграть, -улыбнулся Седрик.
Орион согласно кивнул:
-Это будет замечательно.
Они удивились, услышав исходивший шум из закрытых дверей. Кажется, в Большом зале шумно, что удивительно, ведь несколько минут назад стояла тишина.
Послышались неуверенные шаги, и к ним спустился неуверенный мальчик с мрачным выражением лица.
Орион узнал его, но совершенно не понимал, зачем тот пришел.
Флер посмотрела на мальчика и нетерпеливо спросила:
-Что такое? Нас вызывают обратно в зал?
-Н-нет, -мальчик испуганно заикался, казалось, что его мечта сейчас заключается лишь в том, чтобы провалиться под землю. Больше он ничего не добавил.
Флер раздраженно посмотрела на него, Седрик терпеливо ждал. Тут вошел Людо Бэгман.
Он взял мальчика за руку и повел вперед, восклицая при этом:
-Чрезвычайно! Исключительно! Невероятно! Господа…леди, -добавил он, - Я представляю вам невероятное событие: четвертый участник турнира «Трех Волшебников». Невилл Лонгботтом!



ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас

 
Li-sanДата: Четверг, 30.09.2010, 03:18 | Сообщение # 47
Химера
Сообщений: 472
« 22 »
Ха..ха..ха crazy
Дамби гений...блинчик....додуматься Невилла на турнир....дракон от смеха не умрет? Все таки дракончика жалко будет.... cranky
хочу продолжения...очень очень....ждем проды deal



Тугая маска - спасение моё,
И днём и ночью я вечный раб её,
А что под ней - никто не знает.
 
BellaДата: Пятница, 01.10.2010, 18:22 | Сообщение # 48
DARK ANGEL
Сообщений: 301
« 20 »
круть... очень суперская глава. ням-ням


Чтоб выжить и прожить на этом свете,
Пока земля не свихнута с оси,
Держи себя на тройственном запрете:
Не бойся. Не надейся. Не проси.
http://ficbook.net/authors/ШоК
 
JillickДата: Суббота, 02.10.2010, 15:48 | Сообщение # 49
Подросток
Сообщений: 4
« 0 »
Itas, совершенно верно) Сообщения состоящие из смайлов приравниваются к флуду, который у нас запрещен. Отредактировано.
 
ItasДата: Воскресенье, 03.10.2010, 00:11 | Сообщение # 50
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
если память мне не изменяет сообщения состоящие из смайликов запрещены модератором



ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
JillickДата: Понедельник, 04.10.2010, 18:43 | Сообщение # 51
Подросток
Сообщений: 4
« 0 »
жаль, я просто выражала эмоции от прочтения этого произведения
 
ItasДата: Понедельник, 04.10.2010, 22:58 | Сообщение # 52
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
Я т не против а вот наши любимые модеры могут и побурчать на этот счет)))



ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
TaliaДата: Четверг, 16.12.2010, 10:01 | Сообщение # 53
Подросток
Сообщений: 12
« 0 »
ох! очень понравилось!:flowers: проду! deal


И тогда он взял нож и застрелился.(с)
 
ОлюсяДата: Четверг, 16.12.2010, 21:52 | Сообщение # 54
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 181 »
cry ну где же Вы запропастились? Что с Вами случилось? cry cry cry


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
LinaaДата: Пятница, 17.12.2010, 19:27 | Сообщение # 55
Подросток
Сообщений: 6
« 0 »
Мы никуда не запропостились.
НА хогнете, есть продолжение в виде двух с половиной глав.
А в скором времени должны появиться следующие, сейчас сильный напряженка с учебой(
уж простите...



Все люди носят маски...но как понять, что есть ложь, и что есть правда?
 
ItasДата: Пятница, 17.12.2010, 23:41 | Сообщение # 56
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
Глава 22. Детство Тома, Скитер и Гренджер

Орион нахмурился, но у него было не так уж много времени, чтобы обдумать этот неожиданный поворот событий, потому что в комнату вошла большая группа людей: Дамблдор, следовавший за Краучем, директор Вагнаров, мадам Максим, Макгонагалл и Снейп. Перед тем, как Макгонаггл закрыла дверь, Орион услышал, как по другую сторону стены сотни студентов обсуждают произошедшее.
— Мадам Максим! — воскликнула Флер, подходя к директрисе. — Они говорят, что этот мальчишка тоже будет участвовать в Турнире!
Невилл смущенно покраснел, а мадам Максим выпрямилась во весь свой довольно внушительный рост.
— Что это значит, Дамблё-дор? — спросила она высокомерно.
— Мне тоже хотелось бы это узнать, Дамблдор, — сказал Вагнаров со стальной улыбкой. — Два чемпиона от Хогвартса? Не припомню, чтобы кто-нибудь говорил мне, что принимающей школе позволено выставить двух участников, или я не достаточно внимательно ознакомиться с правилами?
— Это невозможно, — возмутилась мадам Максим, опустив огромную, унизанную множеством превосходных перстней, руку на плечо Флер. — `Огвартс не может выставить двух чемпионов. Это не справедливо.
— Мы были уверены, что начерченная вами Возрастная Линия не пропустит младших участников, Дамблдор, — ледяным тоном произнес Вагнаров. — После всех этих трогательных проявлений беспокойства о младших студентах во время переговоров и отказа использовать возрастные ограничения Дурмстранга для всех, я уж было подумал, что ничего подобного не произойдёт. Меня беспокоит, не было ли все это заговором с целью выставить двух участников от Хогвартса вместо одного…
— Вам не на что жаловаться, Вагнаров. В конце концов, вам удалось добиться исключения для собственной школы. Если Лонгботтому не позволят участвовать, то и Блэк не должен, поскольку они одного возраста, — огрызнулся Снейп, глядя Ориона, прищурившись.
Тот равнодушно посмотрел в ответ, будучи уверенным, что Вагнаров не позволит этому случиться.
— Благодарю, Северус, — решительно сказал Дамблдор. Глаза Снейпа продолжали злобно блестеть сквозь завесу жирных черных волос.
Дамблдор взглянул на потупившегося Невилла. Старик положил руку ему на плечо и тихо спросил:
— Ты бросал свое имя в Кубок Огня, Невилл?
— Нет, — тихо ответил тот.
— Может, ты попросил кого-то из старшекурсников бросить его для тебя? — спросил Дамблдор.
— Нет, — ответил бледный мальчик, выглядевший так, будто хотел немедленно провалиться сквозь землю.
— Ах, ну, разумеется, он лжет! — воскликнула мадам Максим.
— Лонгботтом не в состоянии выполнить простейшего заклинания левитации, не испортив его при этом, — усмехнулся Снейп. — Он никак не мог опустить своё имя в Кубок.
Дамблдор метнул в него пронзительный взгляд, и Снейп затих, но его губы презрительно скривились, а из-за его же злобного взгляда Невилл, казалось, находился на грани обморока.
— Он не мог пересечь Возрастную Линию, — резко сказала Макгонагалл. — Я уверена, что все мы с этим согласны.
— Дамблё-дорр мог допустить ошибку с Линией, — мадам Максим пожала плечами.
— Вздор! — рассердилась Макгонагалл. — Профессор Дамблдор не совершал ошибок, и он считает, что Невилл не уговаривал старшекурсников положить имя за него. Я уверена, что этого объяснения должно быть достаточно для всех!
— Мистер Крауч, мистер Бэгмэн, — хладнокровно произнес Вагнаров, — вы наши, так сказать, "объективные" судьи. Уверен, вы согласитесь, что это совершенно нечестно?
Стоявший все это время в стороне от камина Крауч, половина лица которого была сокрыта в тени, начал отрывисто говорить:
— Мы должны следовать правилам, а в правилах четко указано, что люди, чьи имена избрал Кубок Огня, связаны магическим контрактом на участие в Турнире.
— Тогда я настаиваю на повторном отборе имен из числа моих остальных студентов, а также студентов Шармбатона, пока в каждой школе не будет по два участника, — сказал Вагнаров. — Я уверен, что Виктор по достоинству оценит эту возможность, и, разумеется, у мадам Максим тоже имеются настолько же прекрасные, как и мисс Делакур, студенты, заслуживающие шанса.
Мадам Максим согласно кивнула, но тут Бэгмен произнес:
— Это не сработает, Вагнаров. Кубок Огня погас, и не загорится до начала следующего турнира.
— В котором Шармбатон участвовать не будет! — рассерженно выпалила мадам Максим.
— Я полностью разделяю мнение мадам Максим, — Вагнаров слабо улыбнулся Дамблдору. — Я не прочь сейчас же развернуться и уйти вместе со своим чемпионом, а еще пожаловаться в Министерство Магии и Международную Конфедерацию Волшебников.
— Пустые угрозы, Вагнаров, — прорычал голос около двери. — Сейчас ты не можешь отозвать своего чемпиона. Он обязан участвовать. Все они обязаны участвовать. Как и сказал Крауч, они связаны магическим контрактом. Удобно, не правда ли?
В комнату только что вошел Муди. Он захромал к огню, и каждый его шаг сопровождался громким глухим стуком.
— Удобно? — повторила мадам Максим. — Боюсь, что я вас не понимаю.
— Все очень просто, — спокойно сказал Муди, — кто-то положил имя Лонгботтома в Кубок, зная, что при любых обстоятельствах он обязан будет участвовать, если его выберут.
— Очевидно, кто-то хотел дать `Огвартсу откусить от одного яблока дважды! — возразила мадам Максим.
— Полностью с вами согласен, мадам Максим, — вторил Вагнаров.
— Если у кого и есть повод для жалоб, так это у Лонгботтома, — проворчал Mуди, — но это очень забавно, что именно от него я не услышал ни слова...
Орион мысленно закатил глаза. Ну, разумеется, он ничего не говорит: Невилл отошел от рассерженных взрослых и выглядел так, будто собирался упасть в обморок.
— Почему это он должен жаловаться? — вспыхнула Флер Делакур. — Он получил шанс стать чемпионом, не так ли? Мы неделями надеялись, что нас выберут! Это такая честь для наших школ! Призовой фонд в тысячу галеонов, да за этот шанс многие умереть готовы!
— Может, кто-то и надеется, что Лонгботтом за это умрёт! — прорычал Муди.
После этих слов воцарилась крайне напряженная тишина, и Орион честно думал, что, судя по тому, как выглядит мальчик, это не займет много времени. По словам Драко, Лонгботтом был посредственным и слабым студентом. Он даже удивился, почему кому-то вдруг захотелось его убить. Ну, был по крайней мере один волшебник, заинтересованный в смерти Лонгботтома, но неужели Воландеморт действительно думает, что этот жалкий мальчишка может стать для него угрозой? Отбрасывая в сторону дикую теорию о пророчестве, факты говорили о том, что Лонгботтомы так же, как и Поттеры, скрывались по приказу Дамблдора. И, должно быть, Дамблдор имел для этого очень серьезное основание. Неужели этот старый идиот всерьез считает, что из Невилла может вырасти могущественный волшебник? Орион внимательно осмотрел мальчика, но так и не смог понять, как кто-то мог считать его чем-то большим, чем ошибкой в чистокровном роду Лонгботтомов. Мальчик был совершенно бесхарактерным, и, казалось, при малейшем давлении мог сломаться. Интересно, Дамблдор уже начал его тренировать? Возможно, старик, наконец, отказался от попыток разыскать Мальчика-Который-Выжил и теперь надеялся сделать из Невилла Символ Света. Довольно разумный ход с политической точки зрения. Светлые волшебники рассчитывали на Мальчика-Который-Выжил, и если они поверили в его смерть, то сторона Дамблдора только выиграет, заполучив нового героя. К тому же родители Невилла были сильными, а общественность на самом деле понятия не имеет о практически отсутствующих магических способностях самого Невилла. Дамблдор мог бы использовать его фамилию, чтобы вселить в светлую магическую общественность надежду. Правильно манипулируя массами, ему даже не потребуются доказательства магических способностей мальчика, он сможет просто использовать его для мотивации собственных войск, не допуская при этом самого Невилла до участия в сражениях. Ну, в таком случае он вполне мог иметь некоторую ценность и, возможно, Воландеморт это тоже понял. И есть ли лучший способ уничтожить надежды светлых, чем убить мальчишку? Тогда Дамблдор останется без своего Спасителя.
Ориону даже стало немного жаль мальчика, который стоял на пути столкновения двух титанов. «Так же, как я и», — ухмыльнулся Орион, хотя сам, по крайней мере, занимал на темной стороне хорошее положение и никому не позволял собой манипулировать. Он много трудился, чтобы самому стать титаном и, когда это произойдет, свергнуть остальных двух. И хотя в затруднительном положении Невилла были виновны преимущественно Дамблдор и Воландеморт, его собственная вина тоже присутствовала. У Ориона было гораздо более тяжелое детство, и ему удалось пройти через это, в то время как Невилл вырос в волшебном обществе, имея гораздо больше возможностей, чем он сам. И если Невилл ими не воспользовался, это была его собственная вина, которая была даже хуже того, что он позволял Дамблдору использовать себя в качестве пешки. Судьба Невилла находится в его собственных руках, заключил Орион. Он не мог испытывать симпатию к тем, кто не был в состоянии позаботиться о себе и, кроме этого, был врагом. Он не мог сочувствовать врагу, сказал себе Орион. А Фрэнк Лонгботтом был безжалостным и жестоким по отношению к темным волшебникам. Бедная Беллатрикс, такой потенциал загублен из-за ее безумия, вызванного именно им. Кроме того, Беллатрикс была частью семьи, и даже независимо от того, насколько противна она сейчас, она в первую очередь Блэк. Он и пальцем не пошевелит, чтобы помочь Невиллу, пусть Дамблдор самостоятельно с ним разбирается. Старый ублюдок, — сердито думал Орион, — всегда использует других, и что хуже всего, детей. Казалось, что старый лис не был удовлетворен загубленным детством Гарри Поттера и вот теперь манипулирует уже другим мальчиком… Однажды он получит по заслугам.



ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас

 
ItasДата: Пятница, 17.12.2010, 23:41 | Сообщение # 57
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
Во время его размышлений остальные продолжали спорить, но вряд ли он упустил что-то важное. На самом деле ничего уже нельзя было изменить, и Орион был уверен, что Вагнаров тоже знает об этом и просто использует ситуацию, чтобы унизить Дамблдора и заручиться поддержкой мадам Максим. Он задался вопросом, был ли Вагнаров Пожирателем Смерти...
— Мы действительно не знаем, как возникла эта ситуация, — обратился Дамблдор ко всем присутствующим. — Однако мне кажется, что у нас нет иного выбора, кроме как принять её. Оба, и Седрик, и Невилл, были выбраны для участия в Турнире, и, следовательно, они будут участвовать.
— Ах, но Дамблё-дорр… — начала было мадам Максим.
— Моя дорогая мадам Максим, если вам известен иной выход, я был бы рад его выслушать. — Дамблдор сделал паузу, но мадам Максим не произнесла ни слова, а только свирепо на него смотрела. И в этом она была не единственной: Флер была в ярости, Снейп побледнел, и только Бэгмэн выглядел скорее взволнованным.
— Ладно, может, тогда закончим на этом? — сказал он, потирая руки и улыбаясь всем присутствующим. — Надо еще проинструктировать наших чемпионов, не так ли? Барти, не окажешь нам честь?
Крауч, казалось, вышел из глубокой задумчивости:
— Да, — проговорил он, — инструкции. Да... первое испытание...
Он вступил в свет от камина, и, увидев его вблизи, Орион подумал, что тот выглядит больным: под глазами залегли темные тени, и тонкую, как папиросная бумага, кожу избороздили морщины, которых там не было еще на Чемпионате мира по Квиддичу. Должно быть, он действительно беспокоился о побеге собственного сына… Если кто-либо узнает об этом, его карьере придет конец.
— Первое испытание рассчитано на проверку вашей храбрости, — сказал он Ориону, Седрику, Флер и Невиллу, — поэтому мы не скажем вам, в чём оно заключается. Мужество перед лицом неизвестности является важным качеством волшебника, очень важным. Первое испытание пройдет двадцать четвертого ноября в присутствии остальных студентов и жюри. Для выполнения заданий Турнира чемпионам запрещается просить помощь любого вида у своих учителей. Единственное ваше оружие в первом туре —волшебная палочка. По окончании первого тура вы получите информацию о втором. Из-за сложности и трудоемкости Турнира все, кроме чемпиона Дурмстранга, освобождаются от выпускных экзаменов.
Орион усмехнулся Вагнарову, давая понять, что он совсем не возражает, а скорее поддерживает это. Седрик и Флер с жалостью посмотрели на него, но он просто пожал плечами и улыбнулся.
Крауч обернулся к Дамблдору:
— Я думаю, это всё, не так ли, Альбус?
— Думаю, да, — сказал Дамблдор, с легким беспокойством глядя на него. — Вы уверены, что не хотите остаться сегодня в Хогвартсе, Барти?
— Нет, Дамблдор, я должен вернуться в Министерство, — ответил Крауч. — У меня сейчас полно дел… очень трудное время… Я оставил все на молодого Уэзерби… Большой энтузиаст... по правде говоря, даже слишком большой...
Орион еле сдержался от смеха при упоминании "Уэзерби".
— Профессор Вагнаров, мадам Максим, может, по рюмочке перед сном? — предложил Дамблдор.
Но мадам Максим уже спешила покинуть комнату, приобняв за плечи Флер. Орион слышал, как, выходя в Большой зал, они быстро переговаривались на французском.
Вагнаров подал ему знак, при этом холодно отвечая Дамблдору:
— Пожалуй, откажусь, Дамблдор. Я надеюсь, что вам удастся не превратить этот турнир в бардак. Хотя, если судить по первому дню, мне придется понизить свои ожидания относительно ваших стандартов.
Ох, как же он любил своего директора, весело подумал Орион.
Блеск моментально исчез из глаз Дамблдора, но он тут же мягко обратился к Ориону:
— Мой дорогой мальчик, я счастлив снова встретить тебя. Вижу, у тебя все хорошо. Может, нам следует выпить по чашечке чая в моем кабинете, чтобы обсудить некоторые вопросы…
Вагнаров холодно перебил его, опуская руку на плечо Ориона:
— Извините, Дамблдор, но Орион — чемпион Дурмстранга, и я считаю, что ему вряд ли следует о чем-либо с вами беседовать. Я же не похищаю ваших многочисленных чемпионов, не так ли?
Не дожидаясь ответа, он потянул за собой Ориона. По дороге в гостевые апартаменты тот взглянул на директора, ставшего вдруг очень серьезным.
— Отлично сыграно, директор Вагнаров, — усмехнулся он.
Тот взглянул на него и ухмыльнулся:
— Ну разумеется, как бы смог Гриффиндорец перехитрить Гидру?
— Вы были Гидрой? — Орион изогнул бровь. А Дамблдор — в Гриффиндоре? Он думал, что старик был из Равенкло, хотя имел и некоторые слизеринские задатки, если все его манипуляции хоть чего-то стоили… но то, что Дамблдор был гриффиндорцем, объясняло бы его неприязнь к Темным искусствам и слизеринцам.
— Да. — Они подошли к портрету, скрывавшему вход в гостевые комнаты, и, опустив руки на плечи Ориона, Вагнаров серьезным тоном произнес: — Орион, я хочу, чтобы ты сообщил мне, если заметишь что-либо странное.
— Более странное, чем ставший чемпионом Лонгботтом? — позабавился Орион. Вагнаров послал ему раздраженный взгляд, и тот сразу посерьезнел: — Извините, директор. Я понимаю, что что-то здесь происходит. Вы думаете, это может быть действительно опасным?
Вагнаров пронзил его своими темными глазами и, быстро наложив вокруг них мощное заглушающее заклинание, сказал:
— Я действительно не знаю. Но мне не нравится тот интерес, который Дамблдор к тебе проявляет. Есть ли для этого конкретная причина?
Орион заколебался, но потом понял, что если Вагнаров был Пожирателем Смерти, то он должен был знать о случившемся с Сириусом в Хогвартсе, а если и не был, то он все еще оставался темным волшебником и его главным сторонником.
— Мы уже встречались ранее: в ту ночь, когда моего отца захватили авроры. Он видел, как я использую темные заклинания и… э-э… некоторую беспалочковую магию…
Вагнаров не выглядел удивленным.
— Я вполне осведомлен о твоих способностях, Орион. Периодически преподаватели докладывают мне о студентах, и меня не удивляет, что ты можешь накладывать некоторые заклинания без палочки. Но во время Турнира ты не должен пользоваться этим или мощными темными заклинаниями. Ты же не хочешь привлечь к себе больше внимания, чем это необходимо?
— Да, я и сам планировал поступить так же… — кивнул Орион.
— И ты не можешь позволить, чтобы кто-либо узнал, что ты змееуст, — строго добавил директор.
— Разумеется, нет! Если об этом узнает Дамблдор… это было бы ужасно, — встревожено проговорил Орион. Вероятно, это была самая опасная тайна, о которой Дамблдор мог узнать. То, что он очень силен, вполне можно было бы объяснить многими способами, включая то, что он унаследовал от Блэков, но способность разговаривать со змеями была совершенно другим случаем. Ох, темные волшебники считали, что она пришла из рода Блэков или Валькроикс, а Воландеморту было настолько приятно иметь змееуста на своей стороне, что, насколько знал сам Орион, ему это казалось совершенно неважным. Но, с другой стороны, Дамблдор мог заподозрить что-то еще. И хотя все знали, что у Мальчика-Который-Выжил есть шрам в виде молнии, единственным, кто это видел, пока тот был еще младенцем, был именно Дамблдор. Воландеморт умер именно в момент, когда тот получил шрам, так что он мог узнать о самом шраме только из газет. Воландеморт не мог видеть его или заподозрить, что он был чем-то большим, чем обычный шрам от заклинания. Зато это вполне мог Дамблдор, и Орион на самом деле не имел ни малейшего понятия, насколько далеки знания или подозрения этого старого лиса относительно природы его шрама. Когда он был младенцем, Дамблдор наверняка воспользовался возможностью осмотреть шрам перед тем, как отправить его к Дурслям, так что он вполне мог подозревать о ментальной связи или передаче некоторых талантов. Именно способность разговаривать со змеями заставила бы старика сильнее заподозрить его, и если бы он сопоставил все вместе, то смог бы догадаться, что Орион и есть Гарри Поттер, имея на руках только лишь информацию о том, что он змееуст. Летом Люциус рассказал ему, что по приказу Темного Лорда Пожиратели Смерти должны были держать это в секрете. Даже Снейп не знал об этом, потому что он никогда не присутствовал в моменты, когда вызывали Ориона. И это было весьма показательно: ведь ясно, что Воландеморт все еще подозревал Снейпа.
— Хорошо. Я рад, что ты понимаешь, что будешь дискредитирован, если светлые волшебники об этом узнают, — сказал Вагнаров.
Орион только кивнул и пожелал Директору доброй ночи.
***
После небольшого празднования с товарищами по Дурмстрангу Орион задернул полог над своей кроватью и набросил заглушающие и анти-шпионские заклинания. Устроившись поудобней, он раскрыл медальон.
— Привет, Том, — весело сказал он.
Тот приподнял бровь и нетерпеливо спросил:
— Ну?
— Я чемпион Дурмстранга, — высокомерно ухмыльнулся Орион.
Том гордо улыбнулся.
— Поздравляю, Орион. У меня не было сомнений в том, что ты выиграешь, — тепло проговорил он.
— Спасибо за доверие, — радостно ответил Орион. — Но произошла очень странная вещь, Том: от Хогвартса участвуют двое. Первый — Седрик Диггори, и он кажется способным парнем, но второй — Невилл Лонгботтом, и он мой ровесник. Дамблдор провел Ограничительную черту для студентов Хогвартса и Шармбатона, так что Лонгботтом никаким образом не мог положить в Кубок собственное имя.
— И ты думаешь, что это как-то связано с Темным Лордом? — задумчиво проговорил Том.
— Я, правда, не знаю, но все это очень подозрительно, — вздохнул Орион. — Учителя просто в шоке, а сам Лонгботтом чудом не упал в обморок. Кажется, никто не знает, что происходит. Я понятия не имею, какие планы у Темного Лорда, ведь меня не вызывали после того первого раза, да и Люциус все лето ничего не рассказывал.
— Ну, тогда ты не должен вмешиваться в происходящее, — равнодушно сказал Том. — Если Темный Лорд ничего тебе не говорил, значит, тебя это не касается.
— Каким образом это меня не касается, если я тоже участвую? — рассерженно процедил Орион. — Я хочу знать, планирует ли Темный Лорд что-нибудь на Турнир! Здесь мои друзья, Том, и я не хочу, чтобы им угрожала опасность!
Том огрызнулся:
— Если будешь совать нос, куда тебе не следует, это может испортить планы Темного Лорда! И не говори мне, что ты чувствуешь потребность защитить мальчишку Лонгботтома.
— Мне плевать, что с ним будет, это забота Дамблдора, а не моя, — пренебрежительно сказал Орион, а потом строго добавил, — но я не люблю, когда меня держат в неведении. Я знаю, что Темный Лорд заинтересовался Турниром после того, что увидел в памяти Берты Джоркинс.
— Может, Темный Лорд и вызовет тебя, когда узнает, что ты стал одним из чемпионов, — равнодушно проговорил Том. — Но, не смотря на это, он не обязан делиться с тобой своими планами. Если он держит их в тайне, на то должна быть уважительная причина.
— Я понимаю, — неуверенно сказал Орион. Потом он взглянул в глаза Тома и решительно выпалил, — я хочу узнать о Тайной комнате, Том.
Тот на мгновение побледнел, а потом прищурился:
— Зачем?
— Ты знаешь зачем, Том! — огрызнулся Орион. — Несколько лет назад ты отказался что-либо говорить мне о ней, но мне просто необходимо знать, где она! Одной из причин моего желания приехать сюда была именно Тайная комната, и я не могу упустить эту возможность!
— Тебе нечего делать в Тайной комнате, — сердито прошипел Том.
— Почему ты так против идеи, чтобы я отправился туда? — прищурился Орион.
Тот небрежно ответил:
— Это может быть опасно для тебя.
— Ага, уже, — с издевкой выплюнул Орион. — Ты прекрасно знаешь, что я могу позаботиться о себе, так что дело не этом. — Он молча разглядывал Тома, а потом добавил: — Ты боишься, что я что-то обнаружу там?
— Ты там ничего не найдешь! — ощетинился Том. — Нет там ничего! Это просто пустая комната!
— Пуста комната, мать твою! — безрадостно засмеялся Орион. — Темный Лорд заполучил там свое тело, и я хочу узнать, как именно!
— Это не твое дело! — яростно прорычал Том. — Если ты продолжишь совать свой нос в его дела, то для тебя это плохо кончится.
Орион пренебрежительно махнул рукой.
— Он не узнает. — Потом он взволнованно добавил: — Кроме того, я хочу увидеть комнату, построенную самим Слизерином, она должна быть впечатляющей, и, возможно, там есть какая-то библиотека или тайник, где могут быть спрятаны дневники…
— Там ничего такого нет! — твердо заявил Том. — Там вообще нет ничего интересного.
Орион бросил на него быстрый взгляд и холодно заговорил:
— Действительно, ты же открывал комнату, когда еще учился здесь, так что ты знаешь, где находится вход. Ты должен рассказать мне!
Том мрачно посмотрел на него и отрезал:
— Я ничего тебе не скажу, а ты прекратишь расспрашивать меня об этом!
Орион нахмурился.
— Отлично!
«Да он умом двинулся, если рассчитывает, что я не стану ее разыскивать, — своевольно размышлял он, — а еще он боится чего-то… Там есть что-то, и ему бы очень не хотелось, чтобы я это выяснил… Интересно, что же это такое».
— И ты не будешь ее искать? — строго спросил Том.
Орион подарил ему свою самую прелестную улыбку.
— Если это так сильно тебя беспокоит, то нет. Не хочу, чтобы ты на меня сердился.
Том подозрительно сощурился, но ничего не ответил.
Орион растянулся на кровати и начал планировать, как же он сможет найти Тайную комнату. Он попросит Калипсо о помощи, и она разыщет все случаи, связанные с комнатой за всю историю ее существования. К тому же он снова собирался расспросить Драко о случившемся в том году. Где-то должна быть отгадка, указывающая, где находится вход. И был портрет Салазара Слизерина, с которым придется побеседовать еще раз.
— О чем ты думаешь? — тихо спросил Том.
Орион вернулся из своих размышлений и неопределенно ответил:
— О Дамблдоре… — Потом он вспомнил что-то, о чем всегда хотел узнать, и добавил, — ты никогда не рассказывал, за что так сильно его ненавидишь.
— Это дела давно минувших дней, — равнодушно ответил Том.
— Да, и ты никогда не рассказывал мне о своем прошлом, Том, — осторожно начал Орион. — Расскажи мне о своем детстве.
— Сначала ты мне о своем, — мягко ответил тот.
Орион вздохнул и прикрыл глаза.
— Ты и так уже все знаешь: работа по дому, избиения, морение голодом, ругань… попытка изнасилования… оскорбления. Вот и все.
— Как этот маггл тебя называл? — процедил Том сквозь зубы.
Не открывая глаз, Орион тихо ответил:
— Уродец. — Он сглотнул и добавил: — И в тот день, когда он пытался… ну, ты понял, что именно… он постоянно шептал мне на ухо то, что в то время я еще не мог понять. Когда я вырос, эти слова стали сниться мне в кошмарах.
— Что это было? — тихо спросил Том.
— Он сказал, что я стану его прелестной маленькой шлюшкой, — бесчувственно проговорил Орион.
Том какое-то время молчал, а потом тихо заговорил:
— А я был мерзостью, так прозвали меня маггловские смотрители в приюте.
Медленно открыв глаза, Орион с пониманием посмотрел на Тома.
— И что же произошло в приюте?
Лицо Тома помрачнело, и он ответил:
— Я был силен, даже в детстве, и часто происходили неконтролируемые выбросы магии, что пугало взрослых. Они думали, что я был одержим дьяволом, или другую маггловскую религиозную чепуху.
— Продолжай, — осторожно предложил Орион.
— Они говорили, что пытаются вылечить меня, — тихо продолжил Том. — Запирали в темной крошечной комнате на несколько дней, изолируя от других детей, без еды и воды, чтобы я мог покаяться в своих грехах. Каждый раз, когда магия вырывалась наружу, они избивали меня до полусмерти, чтобы преподать урок, что неестественные дела не остаются безнаказанными, — сухо говорил Том. — Поначалу я помню, что пытался контролировать магию. Каждый раз, когда происходило что-то необычное, я был просто в ужасе, потому что знал, какими будут последствия, но не был в состоянии предотвратить этого. Со временем я начал понимать, что все-таки могу ее контролировать и использовать, чтобы защитить себя от остальных, в общем, так я и поступал. Старшие дети всегда издевались надо мной, потому что видели, как ненавидят меня взрослые, так что я использовал магию, чтобы запугивать их. Когда они делали мне больно, я отвечал тем же, уничтожая их любимые игрушки, убивая любимых зверюшек, да все подряд, что только можно было бы счесть шалостью. Но этого всегда было мало, они всегда причиняли мне гораздо больше боли, чем я мог им вернуть. На мою сторону никогда не вставал ни один взрослый или ребенок.
— А шрамы от побоев прошли? — осторожно спросил Орион.
Том пронзил его своими темно-голубыми глазами.
— Не все. Прежде, чем был сделан мой портрет, я все еще мог разглядеть «мерзость», вырезанную на моей левой руке. Надпись была едва заметна, потому что, став старше, я использовал несколько зелий, чтобы стереть ее, но если смотреть очень внимательно, еще можно было различить буквы.
— А свои я все еще вижу, — тихо сказал Орион. — Он никогда не использовал нож, но шрамы от ремня все никак не сойдут с моей спины. И ребра так и останутся хрупкими, потому что оны были сломаны несколько раз и заживали без медицинской помощи. — Он вздохнул. — Но сильнее всего заметна задержка в росте, и я никогда не стану высоким или физически сильным.
Том молчал, и Орион проницательно спросил:
— Дамблдор знал, не так ли? Ты с такой страстью его ненавидишь. Это потому, что ты рассказал ему, а он отказался помочь?
На мгновение глаза Тома яростно вспыхнули.
— Это Дамблдор приходил в приют, чтобы рассказать мне, что я волшебник, — проворчал он. — Я был очень взволнован, узнав, что все, что я умею делать, не является злом, но настоящей магией, которой могут обучить в специальной школе. Я увидел в этом возможность наконец-то выучить все, на что я способен, чтобы никто больше не посмел мне навредить. В тот момент я был настолько счастлив, что по глупости рассказал ему обо всем, что уже умел делать. И тогда я заметил страх в его глазах. Даже тогда он испугался меня, потому что я уже умел контролировать собственную магию и знал, что могу сделать с ее помощью для собственной защиты. Он видел, в каких условиях я жил в приюте, видел синяки на руках, но он ничего о них не спросил. — Он сделал небольшую паузу, а потом продолжил: — В то время он был профессором Трансфигурации и заместителем Директора. На втором году учебы, когда избиения стало невозможно терпеть, я не захотел возвращаться в приют на каникулы. Директор Диппет взял отпуск, чтобы вылечиться от драконьей оспы, и за главного остался Дамблдор. Я попросил его остаться в замке и рассказал, что приютские условия не идут мне на пользу, но он отклонил мою просьбу, и именно на тех каникулах магглы вырезали «мерзость» на моей руке. Когда я вернулся, Дамблдор спросил, все ли со мной в порядке, и я солгал, что все просто замечательно. Было уже слишком поздно, да я и так знал, что он никогда обо мне особо не беспокоился. Он всегда проявлял определенную доброту и заботу о некоторых студентах, но никогда по отношению ко мне. За мной он всегда наблюдал, ожидая, что я совершу что-нибудь изобличающее. С того дня я стал идеальным студентом, самостоятельно изучающим самые темные и могущественные виды магии, так что я никогда не нуждался в чьей-либо защите, никогда ни от кого не зависел, и смог стать тем, кого опасаются, а не унижают. И я никогда не жалел об этом. Позже я отомстил всем, кто когда-либо причинял мне боль.
Орион вздохнул и прикрыл глаза. Все было даже хуже, чем он себе представлял. Медленно открыв глаза, он посмотрел на Тома, в темно-голубых глазах которого он сейчас мог разглядеть ранимого и уязвленного в прошлом ребенка даже сквозь нечитаемое выражение лица.
— Ты убил магглов из приюта? — тихо спросил он.
Том прищурился и проговорил, будто ожидая сопротивления:
— Да, как и других, причинивших мне боль.
Орион только кивнул и сказал спокойным тоном:
— Я понимаю, Том, и не осуждаю тебя за это. — Он осторожно вздохнул и добавил: — Думаю, что в этом плане ты сильнее меня. Ты сумел отомстить без каких-либо угрызений совести, а это очень трудно. Даже если я и ненавижу тех магглов, сделавших это со мной, то все еще не знаю, смог бы ли я убить их. И это ослабляет меня.
— Да, это именно то, что я всегда пытался до тебя донести, — смягчился Том.
— И ты был прав. Теперь, став старше, я это понимаю, — сказал Орион, запуска пальцы в темные волосы. — Возможно, однажды я вернусь и отомщу им просто ради того, чтобы доказать себе, что я на это способен, что достаточно силен, и что он больше не пугает меня, не имеет надо мной такой власти.
Том снисходительно улыбнулся.
— Думаю, тебе следует так и поступить. Ничто не освобождает сильнее, чем наконец-то свершившаяся месть над теми, кто причинял тебе вред. Это снимет с твоих плеч огромный груз и таким образом сделает тебя боле свободным.
Орион рассмеялся:
— Или это всего лишь означает, что ты уже потерял всякое чувство морали и можешь пойти на жестокое убийство без малейшего укола совести.
Том изогнул бровь.
— Ну, для меня это звучит идеально.
— Ну разумеется, — пробормотал Орион, подкатив глаза. — Удалось ли тебе отомстить Дамблдору? — спросил он с любопытством.
— Нет, — буркнул Том.
— Ну, мне жаль. Наверное, ты уже мертв или слишком стар, чтобы сейчас мстить ему…
— Я не слишком стар! — возмутился Том.
Орион закатил глаза.
— Хорошо. Если ты еще жив, то тебе должно быть около семидесяти, и хоть это и меньше возраста Дамблдора, я не думаю, что у тебя действительно много шансов. Кроме того, не волнуйся, я заставлю этого старого идиота поплатиться за то, что он сделал с нами обоими, — с победоносной улыбкой сказал Орион.
— Отлично, ты станешь нашим мстителем, — губы Тома изогнулись в легкой улыбке.
— Ладно, — усмехнулся Орион, а потом принял задумчивый вид. — Странно, не правда ли? Много ли тех, чье детство настолько похоже? Я попал под опеку этих ужасных магглов из-за того, что моего отца отправили в Азкабан, а Дамблдор не сделал ничего, ни чтобы предотвратить это, ни чтобы навестить меня, дабы поинтересоваться о моем благополучии, а ты должен был остаться с этими ужасными магглами, потому что Дамблдор так же не сделал ничего, чтобы помочь тебе… И мы оба стали темными! Я имею в виду, что в наших жилах и так текла темная кровь, но есть и другие темные волшебники, которых воспитали как светлых, и они в итоге перешли на другую сторону. Но мы понятия не имели, что являемся волшебниками, а когда узнали, то оба присоединились к темным, даже не рассматривая вариант стать светлыми, по крайней мере, в моем случае. Подумать только, что Дамблдор мог бы предотвратить все это. Если бы он не испугался твоих способностей и если бы не пренебрег мной, все могло бы повернуться совсем иначе.
— И тебе бы это понравилось? — нахмурился Том. — Тебе бы хотелось, чтобы Дамблдор позаботился о тебе и воспитал, как светлого волшебника?
— Ну, у меня бы было более приятное детство, это уж точно, — серьезно проговорил Орион, скрывая зевок. — Но я бы никогда не научился любить Темные искусства, у меня бы никогда не было мох друзей, или моего парня, или Малфоев в качестве семьи. Мне бы промыли мозги, чтобы я стал фанатиком и марионеткой в руках Дамблдора. Так что, нет уж, я предпочитаю то, что имею сейчас.
Том победоносно ухмыльнулся и проговорил себе под нос:
— Это все, что я хотел услышать.
Орион сонно на него взглянул и тихо сказал:
— Спасибо, Том, за то, что доверился мне. Для меня много значит, что ты наконец-то смог рассказать мне о своем детстве. Знаю, что для тебя это, должно быть, было очень сложно, и я это ценю.
— Не за что, — с легкой улыбкой ответил Том.
Орион поерзал на кровати и поднес медальон ближе. Он взглянул на улыбающегося Тома, и сердце его наполнилось теплом. Том был таким похожим на него и одновременно настолько другим. Он не мог сдержать чувства глубокого восхищения им. В реальной жизни Том должен был быть кем-то необыкновенным, и было такой жалостью, что они никогда не встретятся, разделенные десятилетиями возраста. Даже если он был все еще жив, то был бы стариком, доживающим свое последнее десятилетие. Том был настолько силен и уверен в себе, он никогда ни о чем не сожалел и имел непоколебимые убеждения. Еще он был чрезвычайно красив, умен, остроумен и хитер. И не смотря на свою агрессивную и холодную персону, он начал выказывать заботу о нем. Иногда Орион мечтал о том, чтобы Том был настоящим. Порой он хотел обнять Тома или прислониться к нему во время долгих ночных разговоров…
И теперь, когда Том открылся ему, Орион почувствовал, что он должен рассказать ему о некоторых своих ощущениях. Он нежно коснулся рамки маленького портрета и мягко произнес:
— Знаешь, ты так много значишь для меня. Я могу положиться на тебя и чувствую, что доверяю тебе. Ты понимаешь самые темные части моей души, знаешь самые худшие моменты моего прошлого… и ты заставляешь меня желать стать еще сильнее и лучше. — Он заглянул в темно-голубые глаза Тома и продолжил: — Я никогда раньше не говорил тебе, насколько сильно и глубоко я о тебе забочусь, но это правда.
Глаза Тома заискрились, и он проговорил теплым низким голосом:
— Я тоже забочусь о тебе, Орион. Думаю, ты вообще единственный, о ком я когда-либо по-настоящему заботился.
Орион засиял и перед тем, как провалиться в глубокий сон, прошептал:
— Иногда мне так хочется, чтобы ты был настоящим.
Том взглянул на прекрасного спящего юношу и прошептал в ответ:
— Я и так настоящий, и однажды ты станешь моим.




ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
ItasДата: Пятница, 17.12.2010, 23:41 | Сообщение # 58
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
***
Последующие дни были довольно активными. Рыжий Шут дразнил его, как только выдавалась удобная возможность, Драко продолжал его игнорировать, хаффлпафовцы смотрели так, будто он собирался накинуться на них, разбрасываясь смертоносными заклинаниями, гриффиндорцы за спиной перешептывались, что он был Пожирателем Смерти или даже новым Темным Лордом, равенкловцы рассматривали его, как любопытный для изучения экземпляр, некоторые девочки краснели под его взглядом и перешептывались о его таинственных темных способностях, Снейп сердито взирал на него из-за учительского стола, а Дамблдор продолжал посылать ему мерцающие взгляды. Орион практиковался в смирении, еле удерживаясь от того, чтобы не отправить их всех в небытие.
Уроки казались до смешного легкими, и он уже поставил перед Калипсо задачу разузнать все возможное о Тайной комнате. Она была крайне взволнована этой перспективой и все свободное время проводила в библиотеке. Еще он ежедневно благодарил Моргану за то, что рядом был Лезандер.
Сегодня утром Вагнаров сообщил ему, что церемония проверки волшебных палочек состоится сегодня же после последнего урока. Орион все еще не имел ни малейшего понятия, что с этим делать. Наконец он придумал отчаянный план. Осмотрев палочки своих друзей, он обнаружил, что палочка Лезандера была такой же длины и расцветки, как и его палочка Жизни и Смерти.
После завтрака он затащил Лезандера в пустой кабинет и, удостоверившись, что в комнате не было портретов, наложил вокруг них заглушающее заклинание.
— Лез, сделай одолжение, — быстро проговорил он.
— Ну и какое же? — тот приподнял бровь.
— Мне нужно позаимствовать у тебя палочку на сегодня и еще на время испытаний, — ответил Орион.
— Зачем? — нахмурился Лезандер. — Орион, ты можешь просто пользоваться своей палочкой.
Тот покачал головой.
— Нет, не могу. Сегодня будут проверять палочки, а я не хочу, чтобы кто-либо осматривал мою. Видишь ли, она мощная, а Вагнаров посоветовал мне не светиться.
— Орион, но моя палочка не будет хорошо тебя слушаться, а для испытаний тебе нужна действующая, — проговорил Лезандер.
— Это не важно, я все равно не буду использовать сильные заклинания. Твоей будет достаточно, — ответил Орион. — И на время испытаний я все равно спрячу где-нибудь при себе свою настоящую палочку, просто на всякий случай.
Лезандер взглянул на палочку Ориона, а потом на свою.
— Они действительно немного похожи, но если кто-либо будет рассматривать их довольно близко, то заметит, что они разные.
— Я буду пользоваться своей палочкой на уроках, потому что преподаватели никогда не обращают на это внимания, а во время испытаний все будут смотреть с безопасного расстояния, так что никто не догадается, что я поменял их. Пожалуйста, Лез, сделай одолжение, — умоляюще произнес Орион. — Проверка палочек состоится после занятий, но будет лучше, если мы поменяемся прямо сейчас, чтобы никто не заметил.
— Хорошо, — сказал Лезандер, передавая ему свою, — держи.
— Спасибо, — улыбнулся Орион, но он не хотел отдавать Лезандеру собственную палочку. Сам не зная, почему, но он не желал, чтобы кто-либо посторонний к ней прикасался. Открыв свой школьный рюкзак, он отыскал палочку с пером Феникса и протянул ее Лезандеру. — Вот, пользуйся этой.
— У тебя есть еще одна? — вампир приподнял бровь.
— Да, — раздраженно ответил Орион. — Но я ее украл, так что держи ее подальше от Дамблдора и Олливандера, хотя второго ты не увидишь, так что не о чем беспокоиться.
Лезандер уставился на него и быстро прошептал:
— Ты украл палочку? С ума сошел? И кто такой Олливандер?
Орион быстро описал мастера и рассказал о случившемся в его магазине.
— Он увидел твой шрам? — обеспокоенно спросил вампир, а потом быстро прибавил: — И ты увидишься с ним на церемонии проверки палочек? Как же ты скроешь свой шрам?
Снова подумав о своем плане, Орион поморщился и сказал:
— У меня все схвачено, не беспокойся. — Взглянув на Лезандера, он спросил: — Твою палочку сделал Грегорович, не так ли?
Тот кивнул.
— Да, и ее сердцевина состоит из крови фестрала.
— Хм, необычно, но, по крайней мере, не так шокирует. Грегорович использует нетрадиционные сердцевины, она пройдет проверку, — задумчиво проговорил Орион.
Во время занятий Лезандер еле заставлял палочку Ориона из феникса слушаться, и Орион незаметно накладывал вместо того необходимые заклинания, чего никто не замечал. Сам Орион спокойно мог пользоваться палочкой Лезандера, но в его руках она не была по-настоящему сильной, и хорошо, что это было всего лишь на один день. На время испытаний уроки будут отменены, так что им не придется проходить через это вновь.
Наконец у них осталось последнее на сегодняшний день занятие, которое играло важную роль в плане Ориона по сокрытию шрама. Они с Калипсо и Лезандером спокойно шли свой на первый в Хогвартсе совместный с гриффиндорцами урок Зельеварения.
— Ах, ребята, вы только посмотрите, это же отродье Пожирателя Смерти, — сказал Уизли Финнигану и Томасу, когда они уже находились в пределах слышимости Ориона. — Не понимаю, как они позволили ему стать чемпионом. Наверное, он использовал какое-то темное заклинание, чтобы обмануть Кубок. Но ладо, это, наверное, даже к лучшему… Ведь половина участников этого Турнира погибали… как долго ты еще планируешь оставаться в живых, а, Блэк? Я просто надеюсь, что ты будешь умирать долго и мучительно, чего и заслуживает весь твой вид.
Финниган и Томас захохотали, а Калипсо, быстро схватив волшебную палочку, прицелилась в Уизли.
— Заткнись, Уизел, — сердито выплюнула она. — Он чемпион и великолепный дуэлянт, может с легкостью справиться с любыми испытаниями и в мгновение ока надрать твою поганую задницу. Я не знаю, кем ты себя возомнил, выходец из жалкой семейки предателей крови, но если кто-либо здесь и заслуживает трепки, так это ты.
Рон покраснел от ярости и с угрожающим видом зашагал к ней, произнося:
— Прикрываешься своей подружкой, Блэк? Не можешь постоять за себя самостоятельно?
Спокойно стоящий сбоку от Калипсо Орион ответил с ледяной ухмылкой:
— Мне бы лично хотелось увидеть, как она отправит тебя в небытие, так что я положусь на нее и оставлю ей все веселье.
Позже подошедшие слизеринцы встали за ними, а гриффиндорцы столпились за спиной Уизли. Именно в тот момент, когда Драко решил поправить внешность, он с приподнятой бровью уставился на происходящее, а потом на скромно стоящего позади гриффиндорцев Лонгботтома. У того тоже выдалась парочка тяжелых дней, потому что против него обернулся практически весь Хогвартс, обвиняя в мошенничестве, но, тем не менее, с гордостью поддерживая Седрика. На его стороне была только Гренджер и еще несколько гриффиндорцев.
Драко самодовольно ткнул на большой значок на груди, вспыхивающий словами: «ПОДДЕРЖИ СЕДРИКА ДИГГОРИ — НАСТОЯЩЕГО ЧЕМПИОНА ХОГВАРТСА!»
Он озарил гриффиндорцев противной улыбкой и протянул:
— Нравится, Лонгботтом? И это еще не все, смотри!
Он надавил на значок и слова исчезли, чтобы смениться новыми, на этот раз светящимися зеленым: «ЖИРНОБОТТОМ ВОНЯЕТ».
Слизеринцы взвыли от смеха. Драко раздавал им значки, и каждый, наколов на мантию, нажимал его, пока надпись «ЖИРНОБОТТОМ ВОНЯЕТ» ярко не осветила все вокруг.
Орион должен был признать, что Драко проявил смекалку, к тому же Калипсо с Лезандером это тоже развеселило. Гриффиндорцы не смеялись, но уже и не так плотно обступали Лонгботтома.
Протиснувшись сквозь толпу, Гренджер саркастически обратилась к Панси и ее банде слизеринок, которые смеялись громче всех:
— Ох, как смешно, очень остроумно.
— Хочешь и себе такой, Гренджер? — сказал Драко, протягивая ей значок. — У меня их еще много. Только, умоляю, не дотрагивайся до моей руки, я ее только что вымыл, видишь? Не хочу, чтобы из-за грязнокровки это оказалось напрасным.
— Funnunculus! — неожиданно заорал Лонгботтом.
— Densaugeo! — прокричал Драко.
Струи света вылетели из обеих палочек и, столкнувшись в воздухе, разлетелись в разные стороны: заклинание Лонгботтома ударило в Гойла, а заклинание Драко отскочило в Гренджер. Гойл заорал и схватился за нос, на котором появились огромные уродливые фурункулы, а скулящая в панике Гренджер зажала рукой рот.
— Гермиона! — воскликнул Лонгботтом, подбегая осмотреть ее. Он оттянул руку от ее лица. Это было довольно неприятное зрелище: ее передние зубы, достаточно большие и до этого, росли с угрожающей скоростью, и она все больше и больше напоминала бобра, пока зубы продолжали расти, опускаясь к подбородку. В приступе паники она почувствовала это и ужасающе закричала.
— Ну и с чего такой шум? — произнес тихий убийственный голос. Это подошел Снейп.
Слизеринцы начали наперебой рассказывать, а Снейп ткнул длинным желтым пальцем в Драко и потребовал:
— Объясняй.
— Лонгботтом напал на меня, сэр…
— Они одновременно напали друг на друга! — закричали некоторые гриффиндорцы.
— …и он поранил Гойла, взгляните…
Снейп осмотрел Гойла, чье лицо сейчас напоминало скорее нечто из книги о ядовитых грибах.
— В больничное крыло, Гойл, — спокойно сказал он.
— Малфой попал в Гермиону! — воскликнул кто-то.
Казалось, Лонгботтом задрожал под тяжелым взглядом Снейпа, но он заставил Гермиону убрать руку ото рта, чтобы продемонстрировать ему ее зубы.
Панси с остальными слизеринками давились беззвучным хохотом, показывая пальцем на Гренджер из-за спины Снейпа. Даже Уизли с приятелями тихонько посмеивались.
Снейп холодно посмотрел на Гренджер и произнес:
— Не вижу никакой разницы.
Гренджер заскулила, ее глаза наполнились слезами, и, развернувшись на каблуках, она выбежала из коридора.
Снейп повернулся, чтобы посмотреть на остальных, и строго сказал:
— А теперь, вы все, заходите в класс прежде, чем я начну снимать баллы.
Орион увидел, как, заметив на груди Драко значок, довольный Снейп противно ухмыльнулся.
Калипсо, Орион и Лезандер уселись со слизеринской стороны кабинета и начали доставать вещи. Орион замер, когда, обыскав свой школьный рюкзак, он не нашел учебника по Зельеварению. Он помнил, что Нарцисса покупала новые учебники для Хогвартса и с совой переправляла их в Дурмстранг, но потом нахмурился: мог ли он забыть его там?
— Противоядия! — сказал Снейп, оглядывая класс, и его холодные черные глаза неприятно заблестели. — Будете готовить их прямо сейчас. Я хочу, чтобы вы сварили их тщательным образом, а потом мы выберем кого-нибудь, на ком их и испробуем…
Орион встретил глаза Снейпа и понял, что тот намерен отравить его на глазах всего класса, заставив выпить самое ужасно сваренное противоядие. «Наверное, даже сваренное Лонгботтомом,» — криво подумал он.
Подняв руку, он вежливо проговорил:
— Извините, профессор Снейп, но, кажется, я оставил свой учебник в Дурмстранге. Можно будет подсесть к кому-нибудь на этот урок?
Снейп насмешливо произнес:
— Чрезмерно велики и могущественны, чтобы помнить о подготовке к урокам, мистер Блэк? Уверен, что в Дурмстранге вас испортили, но я не должен отвлекать от работы своих студентов ради вашей пользы. — Он указал в сторону полки, заваленной старыми порванными книгами. — Воспользуетесь чем-нибудь оттуда.
Орион кивнул и спокойно направился к полке. Он рассеянно взял какую-то книгу и вернулся к работе над своим зельем. Раскрыв книгу, он увидел, что на полях сделано множество пометок мелким убористым почерком, комментарии были вставлены даже в авторские рецепты приготовления зелий. Нахмурившись, Орион взглянул на обложку, где говорилось, что учебник написан для уровня ЖАБА. Ну, по крайней мере, он не собирался больше просить поменять книгу: он и так помнил это зелье с уроков в Дурмстранге, поэтому сразу принялся варить противоядие. Уже выбрав основные ингредиенты для осуществления своего плана, он просто ждал подходящего повода.
Снейп продолжал свой урок, а Калипсо очень внимательно его слушала. Когда Орион взглянул на нее, она выглядела загипнотизированной. Округлив глаза, он переводил взгляд со Снейпа на нее, и обратно. Прыснув и толкнув Лезандера в бок, он кивнул в ее сторону. Лезандер посмотрел на нее, и его глаза весело заблестели.
Пока Снейп проверял котлы, Орион склонился к ней и прошептал:
— Что-то привлекло твой интерес, юная Калипсо?
Та покраснела, но равнодушно произнесла:
— Не имею ни малейшего понятия, к чему ты клонишь.
Орион усмехнулся и проговорил дразнящим тоном:
— А я думаю, что кто-то вдруг обнаружил для себя пылкую любовь.
Калипсо задрала нос и ровно ответила:
— Ты бредишь. А теперь отстань от меня, чтобы я смогла закончить зелье.
Орион только покачал головой.
— Знаешь, ведь я могу помочь тебе? Я могу заклинанием укоротить твою юбку и расстегнуть на блузке несколько пуговиц, и тебе придется всего лишь опереться о его стол и, хлопая прелестными ресницами, сказать ему дрожащим голосом: «Учитель Зелий, прошу вас, я вижу, что у вас была пара засушливых лет, не хотите ли окунуть свое перо в мою чернильницу?»
Лезандер покатился со смеху, а Калипсо отчаянно покраснела, шлепая его по голове и выкрикивая:
— Орион! Ты отвратительный! Пошлый! Развратник!...
Снейп сердито согнулся над ними и прорычал:
— Миссис Розье, мистер Блэк, почему вы срываете мой урок?
Калипсо шмыгнула носом и возмущенно отвернулась, ее лицо полностью покраснело, и, казалось, она была сейчас не в состоянии даже взглянуть на Снейпа.
Орион сжалился над ней и сказал:
— Извините, сэр, это была моя вина.
Снейп злорадно глумился над ним:
— Ну, разумеется, не то, чтобы я ожидал от вас большего, принимая во внимание, кем был ваш отец. Вы такой же недисциплинированный, высокомерный и наглый болван, каким был и он.
Уизли со своими приятелями не могли сдерживать смех, но слизеринцы молчали. Орион яростно сжал руки в кулаки, но внешне сохранил спокойствие и равнодушие. Он не доставит Снейпу такого удовольствия: увидеть, насколько сильно его злит и ранит, когда кто-либо критикует его отца, — иначе он бы показал свою слабость.
Увидев, что мальчик не заглотил наживки, Снейп сердито отрезал:
— Я назначаю вам взыскание, Блэк! Завтра же после уроков! — он развернулся и продолжил осматривать котлы.
Спустя некоторое время более спокойного приготовления зелья для Ориона настал момент действовать. Он осмотрел свой котел: драконья кровь вызовет именно нужную ему реакцию, если он добавит аконит. Он тайком наложил без палочки защитные заклинания на лицо и тело, оставив незащищенным только лоб, сделал глубокий вдох и добавил аконит внутрь.
Реакция последовала незамедлительно: зелье опасно запузырилось, и котел немедленно лопнул от небольшого взрыва, забрызгав лицо Орион кипящими брызгами, и тот зашипел, почувствовав жгучую боль.
Снейп начал орать на его некомпетентность, назначая еще больше взысканий, когда кто-то постучал в дверь и ворвался внутрь. Это был маленький гриффиндорец.
— Да? — отрезал Снейп.
— Прошу вас, сэр, я должен пригласить Невилла Лонгботтома и Ориона Блэка подняться наверх, — выпалил маленький мальчик.
Снейп уставился на мальчика с высоты своего крючковатого носа и холодно произнес:
— Им еще предстоит целый час Зельеварения, мистер Криви. Они поднимутся наверх, когда урок будет окончен.
— Сэр… — мальчик покрылся розовыми пятнами, — сэр, это мистер Бэгмэн вызывает их, — нервно проговорил он. — Все чемпионы должны прийти, я думаю, они собираются фотографироваться.
— Замечательно, просто замечательно, — огрызнулся Снейп. — Блэк, оставь здесь свои вещи, я хочу, чтобы ты вернулся, дабы испытать собственное противоядие.
— Прошу вас, сэр… он должен взять свои вещи с собой, — пропищал мальчик. — Все участники…
— Превосходно! — прорычал Снейп. — Лонгботтом, Блэк, возьмите свои сумки, и с глаз моих долой!
Орион закинул старый учебник Зельеварения в сумку и проклиная свою удачу. Он рассчитывал, что покинет класс, чтобы отправиться в лазарет, перед тем, как их вызовут, и что они дождутся, пока у чемпионов закончатся занятия. Он наколдовал салфетку, чтобы стереть остатки зелья, но кожа на лбу была обожжена и сильно болела. Ему необходимо было обзавестись повязкой: Олливандер мог видеть сквозь маскирующие чары, но через одежду — не мог, а, следовательно, не сможет и через повязку. В одной книге о магических существах он обнаружил, что в старике была кровь гарпии, и проявлением этого были его странные глаза. А вот Муди мог видеть сквозь повязку, но не мог — через кровные чары. Отбросив боль в сторону, он подумал, что это было идеальным решением. Несчастные случаи на уроках Зельеварения были вполне обычным явлением, так что никто ничего не заподозрит.
Выходя из класса, он послал Калипсо и Лезандеру обнадеживающую улыбку, а когда они вышли в холл, он обратился к маленькому мальчику и Лонгботтому:
— Смотрите, мне нужно сначала залечить свою рану. Передайте им, что я поднимусь как только смогу. Кстати, где они?
— В старом кабинете трансфигурации, — ответил маленький гриффиндорец. — Ты знаешь, где это?
— Да, спасибо, — сказал Орион перед тем, как побежать в лазарет.
Школьная медсестра Мадам Помфри, щелкая языком и сетуя на небрежность студентов, быстро вылечила ожог, наложив толстый слой мази и обмотав его лоб повязкой. Она сказала, что уже к завтрашнему вечеру его кожа снова будет как новенькая.




ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
ItasДата: Пятница, 17.12.2010, 23:42 | Сообщение # 59
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
***
Когда он зашел в класс, то увидел сидящего на одном из стульев в центре комнаты Вагнарова, который разговаривал с незнакомой Ориону блондинкой в мантии цвета фуксии. Лонгботтом стоял в сторонке, а Седрик о чем-то тихо разговаривал с Флер. Она выглядела гораздо счастливее, чем ранее: то и дело откидывала голову, и длинные белокурые волосы красиво переливались на солнце. На нее даже постоянно поглядывал пузатый мужчина, который держал в руках слегка дымящуюся большую черную камеру. Тут Бэгмэн заметил Ориона:
— Ну вот и он, наконец-то! Это Рита Скитер, — представил он светловолосую ведьму в цветастой мантии. — Она пишет для Ежедневного Пророка скромную заметку о турнире…
— Возможно, не такую уж и скромную, Людо, — улыбнулась Скитер, впиваясь в Ориона и Невилла мерцающим взглядом.
Её волосы были уложены в причудливое сооружение из тугих локонов, которые нелепо сочетались с ее массивным подбородком. Толстыми пальцами с двухдюймовыми малиновыми ногтями она сжимала сумочку из крокодиловой кожи.
— Нельзя ли мне взять коротенькое интервью у Ориона и Невилла перед тем, как мы начнем? — спросила она у Бэгмэна, не отрывая от Ориона глаз. — Ну, ты понимаешь, наши самые юные участники…
— Разумеется! — воскликнул Бэгмэн. — Конечно, если они не возражают?
— Э-э… — протянул Невилл.
Орион задумчиво посмотрел на Риту. Он читал её статьи и презирал ее за все те вещи, которые она написала про его отца после Поцелуя. В её глазах он видел жадный блеск, который не предвещал ему ничего хорошего, но ее тоже вполне можно было использовать. В конце концов, журналисты имеют большую власть над общественным мнением. Возможно, она даже будет полезна. Орион просто кивнул.
— Прелестно, — промурлыкала Скитер, в ту же секунду вцепившись малиновыми ногтями в плечо Ориона, а другой рукой потащив из комнаты Невилла, и толкнула первую попавшуюся дверь. — Мы же не хотим находиться посреди всего этого шума. Давайте-ка посмотрим… о, отлично, тут довольно-таки мило и уютно.
Это была каморка для швабр. Выдернув руку из ее крепкого захвата, Орион холодно произнес:
— Я так не думаю, мадам. Если вы хотите получить интересную информацию, то могли бы найти местечко и получше.
Она озадаченно на него посмотрела — будто бы совсем не ожидала, что ей станет возражать какой-то маленький мальчик — перед тем как одарить его фальшивой, приторной улыбкой.
— Конечно, конечно, — она открыла следующую дверь, за которой оказался пустой класс, и Орион уверенно зашел внутрь, в то время как Лонгботтом тащился следом за Скитер.
— Прелестно, — заключила она, ставя два стула перед собой и усаживаясь напротив. — Давайте-ка посмотрим…
Открыв свою крокодиловую сумочку, она достала маленький сиреневый пергамент и кислотно-зеленое перо, которое тут же запрыгнуло на него, повинуясь взмаху её руки.
— Вы не против, если я буду использовать Прытко Пишущее Перо? Это позволит мне спокойно с вами поговорить …
— Как хотите, — безразлично ответил Орион.
Улыбка Скитер расширилась.
— Проверка… меня зовут Рита Скитер, репортер Ежедневного Пророка.
Когда она произносила эти слова, зеленое перо быстро строчило на пергаменте: «Привлекательная блондинка Рита Скитер сорока трех лет, чье острое перо проткнуло множество раздутых репутаций…»
— Чудесно, — улыбнулась она, а потом повернулась к Лонгботтому, — итак, Невилл, что же сподвигло тебя на участие в Турнире Трех Волшебников?
— Э… Я не собирался участвовать… — нерешительно ответил Невилл, с опасением поглядывая на летающее по пергаменту перо. Орион же сумел разглядеть новое предложение: «Хрупкий неуверенный мальчик, замученный своим трагическим прошлым, пытается, но никак не может достигнуть репутации собственного отца…»
Орион едва сдерживал смех: эта женщина была неподражаема!
— Не обращай внимания на перо, Невилл, — твердо сказала Скитер. — Теперь… почему ты решил принять участие в Турнире?
— Я не хотел, — тихо ответил Невилл. — Я не знаю, как мое имя попало в Кубок…
Рита вскинула густо очерченную бровь.
— Да ладно, Невилл, не нужно бояться неприятностей. Все мы знаем, что на самом деле ты не должен был попасть в число претендентов, но не переживай: моим читателям это даже понравится.
— Но я не делал этого, — нервно повторил тот. — Я не знаю кто…
— Как ты чувствуешь себя перед предстоящими испытаниями? — спросила Скитер. — В прошлом участники погибали, не так ли? Может, ты взволнован? Нервничаешь?
— Я так думаю, что… нервничаю, — поежившись, ответил он.
Женщина пристально посмотрела на него и спросила:
— Может, на тебя так повлияло случившееся с твоими родителями?
— М-м-м, — промычал внезапно погрустневший Невилл.
— Не кажется ли тебе, что именно полученная в прошлом травма заставляет тебя самоутверждаться, чтобы восстановить доброе имя Лонгботтомов? Может, ты поддался искушению участвовать в Турнире, потому что всегда находился в тени своего отца? Несмотря на то, что он отошел от дел, в настоящее время даже не осознавая, где находится, но раньше он был известным и уважаемым аврором, и, возможно, ты чувствуешь, что должен доказать себе… — все говорила и говорила Скитер.
Невилл довольно неучтиво прервал ее:
— Я не подавал заявку на участие, и мой отец не отходил от де…
— А твои родители узнают тебя во время визитов в Св. Мунго? Они знают, кто ты? — не унималась Рита.
— Нет, — буркнул Невилл, слегка содрогнувшись.
— Если бы они могли узнать, что ты пересек Возрастную Линию и стал участником Турнира Трех Волшебников, то как бы отнеслись к этому? Гордились? Беспокоились? Злились?
Нахмурившись, Невилл отвел взгляд, а Орион присмотрелся к только что выведенным пером словам: «Эти большие печальные глаза наполнились слезами, когда разговор коснулся родителей, доведенных до безумия проклятьем Круциатус…»
— Прекратите писать о моих родителях! — с дрожью в голосе воскликнул Невилл.
Скитер приподняла бровь и повернулась к Ориону:
— Что касается тебя, вот так сюрприз! Неизвестный сын единственного Пожирателя Смерти, сумевшего сбежать из Азкабана, чтобы впоследствии получить Поцелуй Дементора. Как ему удалось сбежать? Что ты почувствовал, когда узнал, что его «Поцеловали»?
Орион напрягся, но равнодушно ответил:
— Меня потрясло то, что в Министерстве магии царит беззаконие. Дело моего отца не рассматривалось в суде, поэтому его осуждение и приговор к Поцелую были прямым нарушением закона и его магических прав.
Она посмотрела на него с интересом.
— Твой отец был близким другом Поттеров. Что ты почувствовал, когда узнал, что он предал своих друзей, и впоследствии это привело к убийству Поттеров Сам-Знаешь-Кем и исчезновению Мальчика-Который-Выжил? Что твой отец несет ответственность за предположительную смерть мальчика?
— Мой отец был их другом, — беспечно парировал Орион, — но никогда не было доказано, что их предал именно он. У него никогда не было возможности оправдаться перед судьями, не так ли? Разве не подозрительно, что над ним не было суда, хотя все остальные пойманные Пожиратели были судимы?
— Ты намекаешь, что за убийством Поттеров стояло Министерство, а потом просто использовало твоего отца в качестве «козла отпущенья»? — с довольным блеском в глазах спросила Скитер.
Орион отмахнулся.
— Ничего подобного, я просто указываю на некомпетентность Министерства в исполнении своих же законов. — Затем он решил поднять насущный вопрос: — А если Английское Министерство может безнаказанно нарушать свои же законы, то совсем не удивительно, что это происходит и в Хогвартсе во время Турнира.
— Действительно, — восхищенно проговорила Скитер. — Как ты относишься к тому, что Невилл нарушил правила Турнира?
— Я не считаю, что это его вина, — улыбнулся ей Орион. — В конце концов, ответственность за защиту младшекурсников полностью лежит на Дамблдоре.
— Безусловно, — с наслаждением вторила блондинка. — Ты тоже придерживаешься мнения, что Дамблдор стареет и уже не справляется со своими обязанностями?
Орион злобно ухмыльнулся.
— Я немного знаю о нем, но то, что случилось с Невиллом, выглядит как пренебрежение с его стороны. — Заставив лицо принять задумчивое выражение, он добавил: — Возможно, его работоспособность должна подвергнуться более тщательному рассмотрению, ведь это не первый раз, когда его ученик подвергается опасности, а он даже не способен защитить его. Я, кажется, что-то читал про девочку, пропавшую на первом курсе…
— Да! — возбужденно воскликнула Скитер. — Бедная Джиневра Уизли! Она предположительно открыла Тайную Комнату, и обитающее там чудовище утащило ее внутрь…
Прежде чем Рита смогла продолжить свой опрос, дверь открылась, а за ней стоял рассматривающий их Дамблдор.
— Дамблдор! — воскликнула журналистка, всем своим видом выражая радость, но Орион успел заметить, что ее перо и пергамент неожиданно исчезли.
— Как поживаете? — спросила она, вставая и протягивая ему руку. — Я надеюсь, вы читали мои летние статьи о конференции Международного Союза Магов?
— Они были очаровательно мерзкими, — проговорил Дамблдор, мерцая глазами. — В особенности я насладился вашим описанием меня в качестве старого болвана.
Скитер отнюдь не выглядела смущенной.
— Я всего лишь указала, что некоторые из ваших идей довольно устарели, и что множество обычных волшебников…
— Я был бы рад выслушать объяснения вашей грубости, Рита, — улыбнулся Дамблдор, вежливо поклонившись, — но боюсь, что нам придется обсудить этот вопрос чуть позже. Церемония Взвешивания Палочек уже должна начаться, но это не возможно, если половина наших чемпионов прячется в классной комнате.
Расстроенный тем, что сеанс тонкого травления Дамблдора со Скитер подошел к концу, Орион поднялся. Пока Невилл плелся за стариком, он повернулся к журналистке и перед тем, как покинуть класс, прошептал:
— Знаете, я уверен, что некоторые слизеринцы смогут сообщить интересную информацию о Дамблдоре и Турнире, если вам удастся проникнуть на территорию Хогвартса незамеченной.
Глаза Скитер засверкали в предвкушении, и она одарила его хитрой улыбкой.
— Я думаю, что вполне смогу это устроить, и, возможно, ты мог бы продолжить делится со мной свежими новостями по интересующему нас вопросу?
Орион очаровательно ей улыбнулся:
— Конечно же, работать с таким известным и уважаемым журналистом будет одно удовольствие.
— Прекрасно, — сладко проговорила блондинка. — Вскоре я свяжусь с тобой, чтобы все организовать.
— Я уже с нетерпением жду этого, — заговорщически улыбнулся Орион.
Когда он вошел в комнату, остальные чемпионы уже сидели на стульях около двери, и, убедившись, что его повязка все еще на месте, он уселся рядом с Седриком. Он взглянул на покрытый вельветом стол, где сейчас сидели четверо из пяти судий: Директор Вагнаров, Мадам Максим, Крауч и Бэгмэн. Рита Скитер села в углу, и Орион увидел, как она снова достала из сумки Прытко Пишущие Перо и пергамент, положив их на колени.
— Позвольте представить вам мистера Олливандера, — сказал Дамблдор, занимая свое место за судейским столом и обращаясь к чемпионам. — Он проверит ваши палочки, чтобы убедиться, что они в хорошем состоянии перед Турниром.
— Мадемуазель Делакур, не возражаете быть первой? — спросил Олливандер, становясь на свободное место в центре комнаты.
Флер Делакур подошла к Олливандеру и вручила ему свою палочку.
— Хмм… — протянул тот.
Он покрутил ее в своих длинных пальцах, и та выпустила несколько золотых и розовых искр. Потом он поднес палочку вплотную к глазам и тщательно осмотрел ее.
— Да, — тихо проговорил он, — девять с половиной дюймов…негнущаяся…розовое дерево… и сердцевина… боже мой…
— Волос с головы вейлы, — сказала Флер, — моей бабушки.
Олливандер провел пальцами вдоль палочки, по-видимому, проверяя, нет ли царапин и других повреждений, а потом пробормотал «Орхидеус!», и из конца палочки вырвался букет цветов.
Он продолжил проверку остальных палочек, и, наконец, подошла очередь Ориона.
— Хмм, — протянул мастер, держа палочку Лезандера, — это творение Грегоровича, или я ошибаюсь? Великолепный изготовитель палочек, хотя такое исполнение я всегда немного не понимал… тем не менее…
Он поднял палочку и проверял ее в течение минуты, крутя ее снова и снова перед глазами. — Да… Кровь Фестрала? — он взглянул на Ориона, и тот кивнул. — Довольно необычная…жесткая… Эвис! — Несколько чирикающих птичек вырвались с конца палочки и вылетели через открытое окно.
Орион увидел, как Вагнаров метнул в него вопросительный взгляд, а у Дамблдора было задумчивое и несколько озадаченное выражение лица. Потом состоялась фотосессия, которая, как казалось, длилась невозможно долго, и наконец-то Орион был свободен. Парень триумфально улыбнулся: его план сработал, и Олливандер ничего не заподозрил.




ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
ItasДата: Пятница, 17.12.2010, 23:42 | Сообщение # 60
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
***
На следующий день Орион с Калипсо сидели в библиотеке, работая над одним из эссе. Статья Скитер была опубликована в утреннем выпуске Пророка, и Орион был очень доволен собой. Скитер показала его в выгодном свете, называя здравомыслящим и умным мальчиком с большими шансами на победу в Турнире, что должно было принести неприятности Министерству Магии. Статья затрагивала тему отсутствия суда над отцом Ориона и его последующего осуждения из-за некомпетентности Министерства. Но все же в основном она была сконцентрирована на представлении Дамблдора в качестве дряхлого старого дурака, не способного больше обеспечивать защиту своих учеников. Рита, с подачи Ориона, в подтверждение этому приводила пример с Тайной Комнатой и смертью Джиневры Уизли, а также участием Невилла в Турнире. Она описывала Невилла как бедного взволнованного ребенка, тяжело переживающего ситуацию с его родителями, которая послужила причиной его участия в опасном Турнире и желания привлечь к себе внимание. В общем и целом, это была великолепная статья, как раз такая, как и хотел Орион. Он рассказал Калипсо про договор со Скитер, и она была восхищена его задумкой. Она предполагала, что Скитер могла бы стать хорошим приобретением, и уже планировала, что же расскажет ей. Еще Калипсо думала, что было бы неплохо взять Драко на встречу с журналисткой, которая несомненно учтет его мнение, так как он Малфой. Теперь им оставалось лишь ждать ее письма.
Орион повернулся к Калипсо и с интересом спросил:
— Вчера ты назвала Рыжего Шута «предателем крови». Это потому, что его семья светлая, и они защищают магглов?
Калипсо хмуро на него посмотрела.
— Разве ты не знаешь про Прюеттов?
— Кого? — в замешательстве переспросил Орион. Потом он вспомнил что-то: — Ах, да, вроде бы были братья Прюетты, которые умерли в прошлую войну, правильно?
Калипсо кивнула и добавила:
— Да, они сражались на Светлой стороне. Мать Уизли была их сестрой. Поэтому Уизли относятся к их линии. Прюетты были очень старинным темным чистокровным родом. Некоторое время назад они стали жениться на чистокровных светлых семьях, поэтому со временем род потерял свою темную магию, и их потомки стали рождаться со светлой магической кровью. Поэтому они считаются предателями крови, так как позволили исчезнуть своей темной магии и превратили свой род в светлых волшебников.
— Зачем же они сделали это? Они ослабили свою родословную! Они потеряли темную магию! — воскликнул Орион.
— Все случилось по политическим причинам. Когда темные волшебники начали терять позиции в пользу светлых, некоторые семьи сменили сторону и снискали расположение светлого общества, вместо того чтобы остаться верными своим убеждениям, — объяснила Калипсо. — Они предавали своих предков и отказывались от своей магии, только чтобы быть принятыми побеждающей стороной и жить более комфортно. И учитывая, что нас меньше и наши родословные нуждаются в укреплении, действия этих семей, предававших наше общество, являются непростительными. По сравнению со светлыми волшебниками нас очень мало, поэтому потеря старого чистокровного темного рода катастрофична, так как уменьшает количество темной магии, и заставляет нас чаще вступать в смежные браки, чтобы предотвратить ее полное исчезновение.
— Я понял, — сказал Орион. — Это ужасно. Действительно, предательство в самом худшем виде.
Девушка кивнула и грустно произнесла:
— Это так. Мы теряли позиции в течение многих веков. Раньше я боялась, что если мы ничего не предпримем в скором времени, больше семей сменят сторону, лишь бы быть на стороне победителя. — Потом она радостно добавила: — Но теперь у нас действительно есть шанс. С Ним у нас появилась возможность окончательной победы и превращения в главенствующий магический вид. Возможно, это будет означать, что больше семей повернутся к тьме и наша темная магия снова станет так же сильна, как и раньше.
— Но как светлые семьи смогут стать темными? — в замешательстве спросил Орион. — Не один темный род не согласится на свадьбу со светлым или магглорожденным, ведь тогда наследники будут слабее.
— Светлые могут заключать браки с более слабыми нечистокровными темными линиями, тогда их потомки будут иметь достаточно темной магии в крови, чтобы жениться на более чистокровных линиях, и тогда наше общество будет расти, — терпеливо объяснила Калипсо.
Орион задумчиво возразил:
— Это довольно хороший план, в нем есть смысл. — Потом он взглянул на нее: — Это же война за сохранение магии, не так ли?
— Для нас — да, — поправила Калипсо. — А для светлых это война за право занять главенствующее положение среди нашего общества и сохранить статус-кво.
Орион задумался и потом возбужденно произнес:
— Это ведь может сработать и с магглорожденными, не так ли?
Девушка скривилась:
— Смешать наш вид с магглорожденными? Я так не думаю.
— Но, Калипсо, вдумайся, — нетерпеливо попросил Орион. — Если светлые семьи могут стать темными, почему такое не может произойти и с магглорожденными?
— Потому что их тип магии не подходит, — сурово отрезала Калипсо. — Их магия нейтральна и не имеет такой же силы, как светлая или темная.
— Но она все же у них есть, — указал Орион. — Мы просто не знаем, откуда она берётся. Должно быть, произошла мутация, и в маггловской крови появился ген волшебства. Это, наверное, что-то вроде эволюционной ступеньки. Они ведь могут смешиваться с менее чистокровными темными родами и таким образом получать наследников с темной кровью.
— Но они слишком сильно от нас отличаются. И их культура! — с неприязнью воскликнула Калипсо. — Просто представь, как они извратят наши традиции своими предрассудками и невежеством!
— Их можно всему научить, — пробормотал Орион.
— Возможно, но они выросли среди магглов, и это не тот случай, который так легко изменить, — возразила девушка.
Лицо Ориона стало задумчивым.
— Если их растить в магическом обществе с младенчества, то это не станет проблемой.
Калипсо приподняла бровь, и Орион продолжил:
— Мы можем обнаружить детей-магов, рожденных в маггловских семьях, или нет?
—Можем, когда у них происходит первый спонтанный выброс магии, — ответила она.
— Тогда их можно забирать от магглов и отдавать на попечение темных семей. Может, не самым чистокровным и уважаемым, а, к примеру, менее влиятельным и менее чистокровным. Дети будут расти одними из нас, и тогда наша численность увеличится, — возбужденно проговорил Орион.
— А ты не думаешь, что это будет жестоко? Забрать детей у своих родителей? — скептически спросила Калипсо.
— На самом деле, нет, — мягко ответил Орион. — Я думаю, так мы сделаем им подарок. Только некоторые из магглорожденных приняты своими родителями, но много и тех, от кого отреклись. — Затем он с горечью добавил: — Родственники считают их больными или ненормальными. Но, если мы поступим так, детям не придется проходить через культурный шок и личные проблемы. Они с самого начала будут знать, что они волшебники, это не свалится на них в одиннадцать, и они смогут свободно влиться в наше общество.
— А что насчет родителей? Или ты думаешь, они будут молчать о краже своих детей? — нахмурилась девушка.
— Им можно стирать память, — беззаботно сказал Орион. — Магические дети не относятся к магглам, Калипсо. Они нуждаются в том, чтобы расти в магическом мире, ведь их магия должна стабилизироваться еще с младенчества, чтобы они выросли сильнее.
— Я все понимаю, — вздохнула Калипсо. — Но я и вправду не знаю ни одной чистокровной темной семьи, которая охотно согласилась бы усыновить магглорожденного, Орион.
Тот пожал плечами.
— Не обязательно самые известные семьи, но, возможно, менее чистокровные согласились бы на это. Это вопрос политики. Если мы добьемся контроля над Министерством Магии, то сможем изменить законы, учредить специальные агентства. Можно создать фонды. И если все это правильно преподать людям, темные семьи, имеющие меньший вес в обществе, будут усыновлять магглорожденных хотя бы для того, чтобы улучшить свое социальное и экономическое положение.
— Возможно, это и сработало бы, — задумчиво протянула девушка.
Орион широко ей улыбнулся.
— Подумай об этом, Калипсо. Я верю, что это может стать реальным решением проблемы с магглорожденными. И у нас не было бы проблем безопасности в связи с угрозой разоблачения благодаря тому, что семьи магглорожденных могут в любой момент все рассказать о нас. И вся эта дискриминация закончилась бы. Заметь, это было бы выгодно и им, и нам.
— Хмм, наверное, — ее глаза загорелись интересом. — Мне нужно будет еще провести исследования на тему крови и волшебства магглорожденных, чтобы убедиться, что смешивать нашу кровь будет безопасно, и примерно сориентироваться, какие из этого могут выйти последствия для наших наследников…
Орион только улыбнулся.
— Тогда исследуй все, что пожелаешь, а потом расскажешь мне о своих открытиях.
— Обязательно, — ухмыльнулась Калипсо. — Это неплохая идея, но она нуждается в доказательстве. Мы не можем претворить ее в жизнь, не зная, как это повлияет на нашу магию.
— Я согласен, — кивнул Орион. — Это все нуждается в тщательном изучении, ведь это всего лишь одна из идей на будущее. — Потом он добавил: — В конце концов, нам для начала нужно выиграть войну.
— Да, — коротко ответила Калипсо.
Она ушла в свою спальню дописывать эссе, а Орион остался в тишине библиотеки, размышляя над придуманной идеей. Ему пришлось вынырнуть из своих мыслей, когда его побеспокоила Гренджер. Растрепанная девочка, прищурившись, оценивающе посмотрела на него и сказала:
— Я слышала ваш разговор.
Орион поднял бровь и жестом пригласил ее сесть. Она аккуратно присела напротив и произнесла:
— Я думаю, вы не понимаете, о чем говорите. Магглы не третируют своих детей-волшебников. А ваши идеи о похищении и стирании памяти просто смешны.
Орион хмыкнул и холодно ответил:
— Я думаю, что знаю больше тебя о том, как магглы относятся к магическим детям. Я был ими воспитан.
Глаза Гренджер расширились, и затем она подозрительно спросила:
— Ты же чистокровный, как такое возможно?
— Все мое детство отец провел в Азкабане, и я уверен, ты слышала об этом, — с усмешкой произнес Орион. Гренджер неловко поерзала на своем месте, но кивнула, и он продолжил: — Меня оставили в маггловском приюте, и, поверь мне, они не считали мои волшебные всплески милыми. — Холодно взглянув на нее, он добавил: — Они пытались выбить из меня магию.
Девушка судорожно вздохнула, а затем мягко сказала:
— Приют может быть ужасным местом, но дети-маги не третируются собственными родственниками…
Орион сердито перебил ее, сверкая глазами:
— Некоторые именно так и поступают!
Глаза Гренджер распахнулись во время его вспышки, и, попытавшись успокоиться, Орион продолжил:
— Я так понимаю, твои родители хорошо к тебе относятся и приняли тебя такой, какая ты есть. Но, пойми, не все магглы реагируют так же. Ты не можешь быть настолько наивной, чтобы так считать. Я слышал о случаях, когда родные отворачивались от детей, отказывались от них, применяли телесные наказания, считая, что волшебство это отклонение, даже если они знали о существовании магического мира.
Она посмотрела на него всезнающими глазами:
— Ты говоришь так, будто знаешь это из собственного опыта. Ты ведь сказал, что воспитывался в приюте.
Орион взглянул на нее, тщательно скрывая удивление: она и вправду была умна. Он беспечно махнул рукой и ответил:
— Я не опирался на личный опыт. Я чистокровный, и у меня в родственниках нет магглов. Я просто поделился с тобой тем, что уже когда-то слышал.
Она не выглядела убежденной, но сказала:
— Такие случаи — прискорбная действительность. Но это не справедливо забирать детей у родителей, если взрослые их действительно любят. Я согласилась бы с твоими идеями, если бы они были применены только к тем детям, с которыми плохо обращаются.
— А как ты отделишь одно от другого? — спросил Орион. — Ведь нет способа узнать заранее. Дети, подвергающиеся насилию, слишком напуганы, чтобы просить помощи, а родители всегда умело заметают следы. И кроме того, не говори мне, что не чувствуешь себя разрывающейся между двумя мирами. Не утверждай, что с самого детства не хотела бы знать, что ты волшебница, и чтобы тебе не пришлось весь первый год привыкать к настолько отличающемуся миру. Еще ты была бы более сильной ведьмой, если бы росла в магическом окружении. К тому же к тебе бы относились не так предвзято, если бы ты была частью волшебной семьи.
Гренджер нахмурилась и ответила:
— Это было трудно и, конечно же, я хотела бы знать, кто я, но я бы никогда не променяла своих родителей на преимущества, о которых ты говоришь.
— Конечно, нет, не сейчас, ты все-таки выросла с ними. Но если бы тебя удочерили, когда ты была совсем маленькой, ты бы полюбила и своих волшебных родителей так же сильно. А в случае с детьми, которые подвергались жестокому отношению… Они были бы ограждены от мира боли и унижений, — спокойно возразил Орион. — В магическом мире с детьми никогда бы не стали обращаться плохо в темных семьях. Ты судишь только по своему примеру, но подумай и про других. Им повезло не так, как тебе, у них нет таких понимающих родителей.
— Я все еще считаю, что это нравственно неприемлемо, — настояла Гренджер.
— Возможно, и нет, — вздохнул Орион, — но это лучшее решение. Вот что происходит сейчас в нашем обществе: чистокровные смотрят на магглорожденных свысока, а магглорожденные пытаются сами со всем справиться. Ах, да, еще и постоянная угроза разоблачения магглами и начала новой «Охоты на ведьм».
— Магглы не станут убивать нас… — нахмурилась Гренджер.
Орион фыркнул, прервав ее, и убежденно произнес:
— Ты что, действительно в это веришь? Магглы не колеблясь будут использовать нас или убьют, если им покажется, что мы представляем для них угрозу. Они численно превосходят нас в тысячи раз, если не в миллионы. Они легко могут использовать нас, как лабораторных крыс, пытаясь выяснить, как мы стали волшебниками, чтобы получить такие же способности. Или же они могут испугаться нас и убить, всего лишь нажав на кнопку. Маггловская история хорошо показывает, что они всегда уничтожают то, что не понимают или считают опасным. Насколько просто будет им убить нас, стреляя из автоматов и сбрасывая бомбы на наши поселения. Ни один, даже самый мощный, щит не спасет нас от ядерного оружия.
— А ты много знаешь про магглов, — сказала Гренджер, кидая на него подозрительный взгляд.
— Как я и сказал ранее, я вырос в маггловском приюте, — спокойно ответил Орион. — Конечно, я знаю, на что способны их технологии в действии, и то, как устроен их ум. — Она что-то забормотала, и он добавил: — Послушай, обдумай все, что ты тут услышала, и я буду рад узнать от тебя любое другое подходящее решение, к которому ты сможешь прийти.
Он поднялся из кресла, но она остановила его вопросом.
— Это правда? — Орион посмотрел на нее с непониманием, и она продолжила: — Про исчезновение вашей магии?
Он пронзил ее своими зелеными глазами и честно ответил:
— Да.
— И про разные типы магии, и что темным семьям приходится жениться на темных, чтобы поддерживать темную магию?
— Да, все это правда, — терпеливо ответил Орион.
Она стала задумчивой и произнесла:
— Но не является ли темная магия…э-э-э…разве ее не используют для злых целей?
Орион фыркнул и закатил глаза.
—Враки. Просто это другой тип магии, земной тип. Более первобытный и дикий, но и более могущественный. Он подчиняется только магам, в чьих жилах течет кровь темных родословных. Вот почему светлые волшебники так боятся этой магии. Но любая магия сама по себе не является злом, только лишь маг решает, как ее использовать.
— А разве темные маги не вернули бы нас в века террора, если бы победили? — спросила она оживленно. — В прошлую войну они убили множество невиновных, мучили магглов и магглорожденных ради собственного удовольствия. Светлые волшебники были единственными, кто пытался защи…
Орион едко прервал ее:
— Светлые убивали не меньше нашего. Они превышали нас численностью и не щадили невиновных темной стороны. Они никакие не спасители в сверкающих доспехах, как им нравится себя изображать. Только подумай обо всех темных созданиях, которые сейчас находятся под их давлением…
— Домовые эльфы, — прошептала девушка, — у них нет прав.
Он вздохнул и продолжил:
— Тебе основательно промыли мозги, Гренджер. Ты учишься в светлой школе, поэтому я и не ожидал от тебя много, но все-таки думал, такая разумная ведьма, какой тебя считают, должна уметь мыслить самостоятельно. Я бы посоветовал тебе сформировать свое собственное мнение. А еще лучше перед этим побольше разузнать про темную магию и темных волшебников, прежде чем утверждать что-то, основываясь лишь на убеждениях и фанатичных идеях, которыми тебя тут кормят.
Гренджер нахмурилась, но ничего не ответила. Орион снова встал и еще раз попрощался.
— Пока, Гренджер.
— Гермиона, — поправила она, протягивая ему руку.
Он посмотрел на нее, подняв бровь, и пожал руку.
— Орион.
Она одарила его легкой улыбкой и произнесла:
— Я подумаю над всем этим. Я честно не знала о том, что сегодня услышала от тебя, но это показалось мне интересным. Я всегда стремлюсь узнать как можно больше о разных типах магии.
Орион приподнял бровь и ответил на ее улыбку.
— Ты необычная, Гермиона. И я говорю это в хорошем смысле.
— Ты тоже не такой, каким я ожидала видеть темного чистокровного, — сказала она.
— Какая мы интересная пара, — ухмыльнулся он, оставляя ее наедине с собственными мыслями.




ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Наследник рода Блэков (ГП/ЛВ, ГП/НМП, R, AU, макси, 24гл, замерз)
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск: