Армия Запретного леса

Понедельник, 01.06.2020, 21:59
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Наследник рода Блэков (ГП/ЛВ, ГП/НМП, R, AU, макси, 24гл, замерз)
Наследник рода Блэков
АстрономаДата: Воскресенье, 05.07.2009, 06:50 | Сообщение # 1
Химера
Сообщений: 488
« 14 »
Название фанфика: Наследник рода Блэков
Автор: FirePhoenix8
Переводчики: Anabell&Faint
Оригинальное название: The Black Heir
Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/3762636/1/The_Black_Heir
Разрешение на перевод: получено
Рейтинг: R
Пейринг: ГП/ЛВ, ГП/НМП
Персонажи: Гарри Поттер, Вольдеморт, Сириус Блэк, Альбус Дамблдор, Северус Снейп
Тип: слэш
Жанр: AU/Драма/Приключения
Размер: макси
Статус: в работе
Саммари: Не в состоянии больше выносить издевательства Дурслей, Гарри Поттер сбегает из дому и встречает… большую черную собаку, которая может превращаться в человека. Эта встреча изменит магический мир, ибо нет больше Гарри Поттера, который должен был стать Спасителем и Надеждой Света. Теперь есть только Орион Блэк, сын сбежавшего заключенного и будущий студент Дурмстранга. Но кем он станет для этого нового мира и какую сторону выберет в надвигающейся войне?
Предупреждения: слэш!
Диклеймер: все персонажи, за исключением придуманных автором, являются плодом воображения Дж. Роулинг.
Разрешение на размещение: получено

Продолжение тут
 
ItasДата: Пятница, 17.12.2010, 23:43 | Сообщение # 61
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
Глава 23. Первое задание и найденный вход
С тех пор, как Орион начал пытаться общаться с Гермионой, прошло несколько недель. Он вынужден был признать, что начинает ей симпатизировать, даже несмотря на все ее предубеждения в отношении темных волшебников. В конце концов, подобная предвзятость была не совсем ее виной. Чтобы поколебать ее ограниченные убеждения, потребовалось множество споров, но, по крайней мере, она хотела знать правду. Она постоянно приставала к нему с просьбами о книгах, так как в библиотеке Хогвартса не было ничего о темных волшебниках или их магии, после чего Орион смягчился и одолжил ей несколько любимых книг по темномагической истории. Они тайно встречались (Орион настоял на том, чтобы эти встречи оставались в секрете, так как он не хотел, чтобы Дамблдор узнал о них), чтобы обсудить прочитанное, и Орион с гордость понял, что она становится немного более объективной по отношению к темным волшебникам.
Уроки были легкими, и хотя Снейп постоянно вел себя отвратительно по отношению к Ориону, он не мог ничем упрекнуть его зелья. Орион не был отличником, но, с легкостью следуя инструкции, мог приготовить сносное зелье. Он уже приобрел по совиной почте новый учебник Зельеварения, но все еще пользовался старым. И даже читал его по ночам, но не сам текст, а те пометки, что сделал предыдущий студент. Прошлым владельцем был некто, назвавшийся Принцем-полукровкой, и Орион вынужден был признать его выдающиеся способности. Этот парень создал множество полезных темных заклинаний, а его понимание Зелий было просто поразительным.
Занятия, которые Орион посещал в Дурмстранге, используя портключ, становились все более интересными. На Преобразовании человека они начали изучать анимагию, и Орион удивился, обнаружив, что темные маги используют специальный ритуал для обнаружения внутренней анимагической формы, если к этому имелась способность. Профессор сообщил, что ритуал они будут проходить после рождественских праздников, и Ориону стало интересно, какая именно форма проявится: орлиная или все-таки совершенно другая? Возможно ли вообще иметь несколько форм? Он не мог спросить об этом у учителя, потому что не хотел, чтобы кто-либо знал, что он уже анимаг, поэтому приходилось терпеливо ждать ритуала. На Окклюменции и Легилименции Орион продолжал практиковаться в легилименции, медленно, но постоянно улучшая это умение. Еще они узнали, как пользоваться думосбором, просматривать воспоминания, делать дубликаты, подтасовывать и изменять их. До этого Орион знал только основы, поэтому уроки были очень увлекательными. Создание темных заклинаний и Темные искусства были как никогда интересными и по-прежнему оставались его любимыми.
Так же Орион получил письмо от Скитер, очень удивившись, узнав, что она тоже анимаг, где она просила встречи с некоторыми студентами в анимагической форме жука. Он ответил, что она получит всю интересующую информацию для написания статей от Калипсо и Драко. У него самого была масса других дел, которые заслуживали большего внимания. Драко согласился принять свое задание, но все еще довольно странно вел себя рядом с Орионом.
Двадцать первого ноября, когда состоялась первая вылазка в Хогсмид, ровно за три дня до Первого задания, Орион решил поговорить с Драко.
Перед тем как покинуть замок с группой слизеринцев, он втащил его в пустой класс и, наложив заглушающее заклятие, спросил:
— Драко, что с тобой творится? Знаю, я не в себе из-за всех этих возрастных ограничений. Мне действительно жаль, что ты не смог принять участия…
— Я знаю, что это не твоя вина, — очень тихо, не глядя в его сторону, сказал Драко.
— Тогда почему ты все еще сердишься на меня? — нахмурился Орион.
— Я не сержусь, по крайней мере, теперь. Поначалу злился из-за этой ограничительной черты, но потом понял, что ты не мог знать об изменениях, — глухо ответил Драко. — К тому же Отец написал, что он не слишком разочарован, что в будущем будут и другие возможности показать себя во всей красе.
Орион схватил Драко за плечи и развернул к себе. Драко носил бесстрастную маску, но Орион смог увидеть на этом нечитаемом лице лучики эмоций в глазах: разновидность страха и неуверенности. К тому же обращенные к Драко слова Люциуса звучали для Ориона немного резко.
— Ты не обязан демонстрировать свои достоинства, твой отец уже очень гордится тобой, — сказал Орион, пытаясь успокоить друга.
— Да неужели? — невесело рассмеялся тот. — Думаешь, я не вижу разочарования в его глазах, когда он смотрит на меня?
— Драко, это смешно! — в смятении начал Орион. — Ты очень умен, получаешь отличные оценки, к тому же ты лидер слизеринцев и хороший ловец…
Драко перебил его:
— Маглорожденная гриффиндорка превосходит меня по некоторым занятиям, я не такой уж хороший дуэлянт по сравнению с тобой, у меня нет каких-либо выдающихся темных способностей, я даже не умею использовать Непростительные…
— Драко, у тебя есть время для изучения Темных искусств, и ты можешь регулярно тренироваться, чтобы стать отличным дуэлянтом! — сказал Орион. — И перестань уже оглядываться на Гренджер, ты по-прежнему один из лучших студентов!
— Ты не понимаешь, Орион, — отчаялся Драко. — У тебя все так легко получается. Я замечаю интерес, который отец проявляет к тебе; ты змееуст, что является самой желанной и уникальной темной способностью, ты учишься в Дурмстранге и знаешь о Темных искусствах больше любого нашего ровесника, ты выиграл дурмстрангский Дуэльный турнир и являешься одним из участников Турнира Трех Волшебников, ты мой ровесник и уже входишь в круг приближенных Темного Лорда! Разве не видишь, что мои достижения не значат абсолютно ничего по сравнению с твоими?
— Не думал, что тебя будет так беспокоить мое чемпионство, — неуверенно начал Орион.
— Я не завидую тебе из-за этого! Я тебе вообще не завидую! — рассердился Драко. — Не думай, что я настолько тупой, чтобы беспокоиться об этом. Я не такой мелкий, как ты думаешь.
— Я никогда не думал, что ты… — тихо сказал Орион.
Драко с усмешкой перебил его:
— Я же знаю впечатление, которое произвожу: богатенький испорченный чистокровный, у которого нет проблем серьезней, чем раздумья, как же уложить волосы сегодня. — Он сделал паузу и напряженно продолжил, — Я знаю, что грядет, Орион. Я могу казаться беззаботным и беспечным, зная при этом, что очень скоро произойдут серьезные вещи. — Он вздохнул. — Не знаю, готов ли я к этому. Не знаю, смогу ли выжить.
Глаза Ориона расширились, и он схватил Драко за плечи, быстро шепча при этом:
— Так тебя беспокоит предстоящая война? Вот почему ты так странно себя вел?
Драко кивнул и покорно произнес:
— Я беспокоюсь, что не имею всего необходимого, чтобы стать Пожирателем смерти. Отец всегда хотел, чтобы я стал правой рукой Темного Лорда, совсем как он сейчас.
Орион пронзил его взглядом.
— А чего хочешь ты, Драко? Извини, конечно, но будь твой отец проклят, это же твоя жизнь! Ты не обязан становиться Пожирателем только ради того, чтобы оправдать его ожидания.
— Ты действительно думаешь, что Темный Лорд позволит мне отказаться от него? — усмехнулся Драко. — Ты в своем уме? Он будет пытать меня и покарает Отца, если я когда-нибудь откажусь от Темной Метки!
Орион вздохнул. Как бы больно ни было, это была чистая правда, особенно для кого-то вроде Драко, имеющего очень могущественную и чистую темную родословную. Воландеморт никогда не выпустит его из своих когтей.
— Но тебе же не нравится идея стать Пожирателем?
— Даже не знаю, — правдиво ответил Драко. — Я был воспитан на чудесных героических история о Темном Лорде и его преданных последователях, отстаивающих наши права. С детства я знал, что отец рассчитывает, что я последую по его стопам. Но я не слепой. Я видел, как отец возвращается с собрания Пожирателей, едва передвигая ноги из-за длительной боли от круциатуса. Это не то, что я себе представлял, и не знаю, хватит ли меня на такое. Ты же бывал на собраниях пожирателей…
— Только на двух, — вставил Орион, но Драко продолжил, — и ты показал себя очень хорошо. Я слышал, как отец с дядей Рудольфусом разговаривали об этом летом. Ты впечатлил их. Мой ровесник — и в состоянии находиться в кругу Темного Лорда и делать то, что от тебя требуют…
Орион покачал головой.
— Драко, я не настолько силен, как ты предполагаешь. Меня просто ужасали вещи, которые я там видел, и для меня это было действительно трудно, но, думаю, что со временем к этому можно привыкнуть. Я сумел пытать Грейбека и Петтигрю только потому, что у меня к ним личные счеты. Неужели ты думаешь, что я с легкостью могу причинить боль кому-то другому? Любому незнакомцу? Может, и мог бы, но не без приступа тошноты от этого, по крайней мере, на первый взгляд. Но я понимаю, что в конце концов буду должен выдерживать это, другого пути нет. Я пришел к выводу, что не могу чувствовать вину за свои поступки во время войны, так как чтобы стать хорошим бойцом, нужно быть равнодушным к боли других людей. Но иногда я беспокоюсь, смогу ли спокойно жить с воспоминаниями о том, что совершил, когда все закончится.
— Но ты, по крайней мере, готов к этому, причем и психологически, и магически, — настаивал Драко. — Ты чертовски хорош в Темных искусствах, что даже мой отец тебя уважает, но что я могу сказать о себе? Сломаюсь ли я под давлением? Смогу ли стать достаточно сильным, чтобы попасть во Внутренний круг Пожирателей смерти? Смогу ли пережить эту чертову войну?
— Сможешь, Драко, — решительно сказал Орион. — Я позабочусь об этом. Ты ведь не одинок. Я всегда буду рядом, и Калипсо, и еще некоторые наши друзья. И твой отец, он тоже будет тебе помогать. Он любит тебя, Драко, никогда не сомневайся в этом. И я знаю, что он гордится тобой, хотя может даже этого не показывать, но я уверен, что он по-настоящему гордится тобой и очень сильно тебя любит.
Драко неуверенно посмотрел на него и произнес:
— Если так, то почему он подвергает меня опасности? Почему хочет, чтобы я стал Пожирателем Смерти?
— Ты ведь уже ответил себе на этот вопрос, — спокойно сказал Орион. — Темный Лорд захочет, чтобы ты стал Пожирателем Смерти, и твой отец знает это, поэтому единственно возможный выход для него — сделать из тебя самого лучшего Пожирателя, каким ты только можешь стать. Он уже начал давать тебе уроки Темных Искусств, и этой подготовкой он защищает тебя единственным возможным для него способом. Кроме того, он верит в наше дело, и, думаю, хочет, чтобы ты участвовал в нем, потому что, в конце концов, именно на нас лежит ответственность изменить мир к лучшему. Если мы хотим процветания для нашего рода, то нет другого выбора, кроме как сражаться за это.
— Возможно, ты прав, — тускло улыбнулся Драко.
Он все еще выглядел очень унылым, и Орион забеспокоился, действительно ли Драко способен вынести все ужасы бытия Пожирателем Смерти. Он был сильным и умным, но всю свою жизнь находился под чьей-то защитой, и такой резкий переход может быть очень жестоким. Возможно, он мог бы что-нибудь сделать, чтобы сберечь Драко от Темной Метки. Ему нужно будет как-нибудь убедить Воландеморта…
Орион обнял друга и прошептал:
— Не волнуйся, мы справимся. Кроме того, я прекрасно понимаю твои проблемы, в этом ты не одинок.
Драко укрепил объятие и тихо вздохнул рядом с волосами Ориона. Какое-то время они так и стояли, обнявшись, пока Орион наконец не разорвал объятие, чтобы заглянуть Драко в глаза.
— Тогда… между нами все в порядке?
— Да, все хорошо, — улыбнулся Драко. Затем он нахмурился и мрачно добавил, — хотя мне все еще не нравится твой парень.
Орион подкатил глаза и умоляюще спросил:
— Можешь, по крайней мере, вести себя с ним вежливо?
— Почему ты просто-напросто не бросишь его? — досадливо разбушевался Драко.
— И почему ты его так не любишь? — раздраженно спросил Орион.
Драко выглядел смущенным, но потом посмотрел на Ориона и спокойно произнес:
— Он недостаточно хорош для тебя.
— Просто потому, что он вампир? Никогда не думал, что ты предвзято относишься к темным созданиям, Драко, — сердито сказал Орион.
Драко зажал нос и ответил:
— Ничего не имею против метисов…
— Драко… — предупреждающе начал Орион.
Но тот просто отмахнулся и продолжил:
— Как я уже говорил, ничего не имею против темных созданий, но думаю, что темным волшебникам не стоит мешать с ними кровь. Я просто считаю, что ты можешь сделать более достойный выбор.
— Что ж, это мое решение, так? — оборонялся Орион. — Я же не критикую твой выбор партнера?
Драко подкатил глаза.
— Всего лишь потому, что у меня его нет.
Орион ухмыльнулся и притворно кашлянул, что прозвучало как «Панси».
— Она не моя девушка! — сердито прошипел Драко.
— Меня, конечно, могло обмануть то, что она обвивается вокруг твоего тела каждый раз, как вы остаетесь рядом хотя бы на две секунды, — язвительно сказал Орион.
Драко элегантно приподнял бледную бровь.
— Очень ревнивый? — вкрадчиво произнес он.
— Что за бездумная колкость? — насмехался Орион. — Конечно, настолько же, как и завистливый умственным способностям клоуна.
Драко фыркнул, и Орион с любопытством спросил:
— Почему у тебя нет пары? Я же знаю, что у тебя целый запас запавших на тебя девушек и парней. Ты слизеринский принц, в конце концов. Так почему ни с кем не встречаешься?
— Я много с кем встречался и дурачился, — сказал Драко с самодовольной ухмылкой, — но они мне просто не интересны. — Он усмехнулся. — В Хогвартсе нет никого, кто бы достаточно привлек мое внимание, чтобы строить дальнейшие отношения.
Орион изогнул бровь, но не стал ничего комментировать. В конце концов, интимная жизнь Драко была его личным делом. Потом он спросил:
— Будешь ли ты хорошо себя вести рядом с Лезандером? Я хочу провести этот год с вами двумя, но не смогу, если ты будешь придираться к нему каждую секунду.
Драко нахмурился, но сдержался.
— Хорошо, я оставлю его в покое. — Затем он сухо добавил, — до поры до времени.
Орион свирепо взглянул на него, но решил оставить все как есть и похлопал Драко по спине.
— Спасибо. А теперь пошли в Хогсмид!
Когда они подошли к огромным дубовым дверям Хогвартса, чтобы присоединиться к ждавшим их снаружи друзьям, Орион угловым зрением заметил близнецов Уизли, прижавшихся к друг дружке в углу и о чем-то шептавшихся между собой. Эти двое постоянно что-то планировали, что всегда пробуждало в нем любопытство. Наблюдая за ними, он увидел, что они разглядывали какой-то кусок пергамента. Он замедлил шаг и незаметно взмахнул палочкой, чтобы набросить подслушивающее заклинание, и их голоса зазвучали в его ушах так же ясно, будто он стоял прямо перед ними: «Гляди, Дрэд, Филч сейчас в коридоре третьего этажа… Может, после похода в Хогсмид? …Нет, я хочу разложить навозные бомбы пораньше… Но мы должны следить за Бэгмэном, Фордж, а сейчас он будет в Хогсмиде…Ммм, ты прав, мой дорогой братец, хорошо, пойдем… Шалость удалась!»
Глаза Ориона расширились, и он отменил заклинание только тогда, когда прошел через двери. От шока он чуть ли не споткнулся на ступеньках. У этих двоих была Карта Мародеров! Мордредова палочка, как им удалось ее заполучить? Сириус рассказывал, что Филч забрал ее еще во времена, когда они все учились в Хогвартсе. Благословенная Моргана, эта карта бесценна! Она могла бы помочь ему скрываться от преподавателей во время поиска Тайной Комнаты. Как бы заполучить ее?
Он не мог обдумывать детали, потому что Драко и остальные слизеринцы потащили его, Лезандера и Калипсо по всему Хогсмиду, едва давая время проглотить все то, что показывали.
***
Около полуночи Орион сидел в одиночестве в общей гостиной общежития Дурмстранга. Он обдумывал все вещи, которые еще предстояло сделать, и до сих пор не имел ни малейшего понятия, от чего отталкиваться, ведь нужно было вернуть из рук Дамблдора мантию-невидимку, найти Тайную Комнату, заполучить карту Мародеров и как-нибудь выяснить, каким же образом Воландеморт вернулся к жизни. Он уже подумывал начать ослаблять по ночам свои окклюменционные щиты. Видения больше не преследовали его, потому что он всегда выставлял в уме защитные барьеры, и сама возможность спать спокойно была настоящим благословением, но, возможно, их стоит ослабить на несколько ночей… Но пока что он не решался действовать, потому что помнил, как в прошлом сознание Воландеморта иногда дергалось, будто пытаясь избавиться от чесотки, если эмоции Ориона зашкаливали во время видений. Орион моментально усилил защитные барьеры для блокировки эмоции, когда это произошло и поэтому он не думал, что Воландеморт мог что-то заподозрить… но если подобное повторится, Воландеморт сможет быстро обнаружить чужое присутствие в своей голове… но Воландеморт еще не вызывал его, хотя уже должен был узнать, что его избрали Чемпионом. Он часто писал Нарциссе и Люциусу, и даже если Люциус ничего не рассказал своему Лорду, а по расчетам Ориона он просто обязан был это сделать, то Воландеморт увидел бы статью в Ежедневном Пророке. И тем не менее, пока не вызвал его к себе. Ему не оставили выбора, он просто должен был узнать, что происходит, поэтому решил попробовать ослабить барьеры.
Орион поднялся и прошелся по комнате, ему было необходимо очистить свой ум, и, возможно, глоток ночного воздуха сможет помочь. Он схватил палочку и, наложив на себя заклинание невидимости, покинул спальню. Добравшись до главного входа, он прокрался на улицу. Прохладный ночной воздух тут же успокоил его, и он присел на ступеньки, разглядывая звездное небо. «Вот и звезда Сириус», — подумал он меланхолично. Он отдал бы что угодно за возможность поговорить с отцом, рассказать обо всем случившемся. По крайней мере, Нарцисса писала, что отцовское тело было в прекрасном состоянии… А сам он сейчас находился в Хогвартсе, где отец провел лучшие годы в жизни. Он даже мог представить беззаботного и молодого Сириуса, с напыщенным видом гуляющего в окружении Джеймса и Ремуса. Орион улыбнулся, рисуя в своем воображении, как Сириус очаровывает учителей… девушки хихикают, поглядывая на него… Взъерошенный Джеймс с помощью снитча пытается привлечь внимание Лили… Сириус тайком крадется из Гриффиндорской башни под мантией-невидимкой на ночное свидание с Лили в Выручай-комнату, о которой Сириус неоднократно рассказывал… Бродяга, Сохатый и Луни, дико бегущие через Запретный Лес… Орион поморщился, разумеется, Хвост не появлялся в этих вымышленных воспоминаниях. А Лили… его мать… Он знал о ней так мало, всего лишь то, что рассказывал Сириус, и этого не хватало, чтобы четко представить ее, со всей ее личностью, манерами, симпатиями и антипатиями, интересами… Орион вздохнул и пропустил волосы сквозь пальцы.
Внезапно он испугался собственных размышлений, увидев огромного мужчину и мальчика, приближающихся к замку. Орион быстро поднялся и отошел в сторону, узнав в приближающихся Хагрида и Невилла. Бледного Невилла била крупная дрожь. Орион нахмурился: что с ним случилось? Хагрид что-то сказал Невиллу и поплелся к своей хижине, а тот быстро вбежал в замок. Орион пожал плечами и решил, что ему тоже пора возвращаться.
Войдя внутрь, он внезапно налетел на что-то и больно упал на пол. Подняв глаза, он увидел, что врезался в кого-то, и это был Муди. Причем волшебный глаз Муди смотрел прямо на него. Черт побери! Он мог видеть сквозь чары невидимости!
Схватив Ориона за рукав пижамы, Муди поднял его на ноги и проворчал:
— Почему посреди ночи вы гуляете по замку, мистер Блэк?
Орион ненавидел его за фанатизм и ненависть к Темным Искусствам, а особенно за убийство матери и дяди Калисо. Уроки с ним были вполне ничего, но это не преуменьшало неприязнь. Он нахмурился и ответил:
— Просто вышел подышать свежим воздухом, чтобы проветрить голову. Что в этом плохого?
— Иди в постель, мальчик, пока я не назначил тебе взыскание, — грубо сказал Муди, отпуская его рукав. — И чтобы я больше не видел тебя, шатающегося вокруг замка, иначе в следующий раз тебе не стоит рассчитывать на мою снисходительность.
Орион неприятно посмотрел на него, но потом замер, заметив, как Муди быстро облизывает губы. Он ахнул и уставился на Муди широко раскрытыми глазами. Вернув самообладание, Орион выхватил палочку и быстро наложил вокруг заглушающие заклинания. Муди тоже мгновенно выхватил палочку и направил ее на Ориона.
— Ради Мерлина, Барти! — сердито зашипел тот. — Будешь прикидываться в другом месте!
— Не понимаю, о чем вы говорите, мистер Блэк! — прорычал Муди, округлив настоящий глаз.
Орион закатил глаза и раздраженно сказал:
— Барти, у тебя есть такая странность, какая-то разновидность нервного тика, когда ты быстро высовываешь язык. Идиот! Твой отец разгуливает рядом, и что бы случилось, заметить он твой тик, а? Он бы немедленно тебя узнал! И рассказал бы Дамблдору! Сделай с этим что-нибудь, иначе тебя раскроют!
Опустив руку с нацеленной было на Ориона палочкой, Муди выплюнул:
— Думаю, я в состоянии справиться с собственным отцом, Блэк! И делаю это просто замечательно.
— Ну, просто прими успокаивающее зелье или еще что-нибудь, — нетерпеливо сказал Орион. — Это легко исправить, и можешь дальше рисковать своей миссией, не беспокоясь по мелочам.
Он склонил голову на бок и спросил:
— Ладно, а что ты здесь делаешь? И почему притворяешься Муди?
— Это не твое чертово дело, — прорычал Муди. — Я исполняю приказ нашего Лорда хранить мою миссию в секрете.
— Твоего Лорда, — пробубнил Орион себе под нос.
Потом посмотрел на Барти и сказал:
— Хорошо, но делай свою работу лучше! Знает ли он, что я стал чемпионом? Он собирается вызвать меня?
— Он знает, что ты чемпион, но неужели ты полагаешь, что это заставит его вызвать тебя и поделиться с тобой своими планами? — посмеялся над ним Муди. — Это взрослые дела, Блэк, а не детские игры. Держи свой нос подальше от этого.
— Все равно, — пренебрежительно сказал Орион, а затем прищурился. — Ладно, что ты используешь? Оборотное зелье? Надеюсь, ты не крадешь ингредиенты из кладовой Снейпа, а то, по словам Драко, он регулярно проверяет свои запасы, и тебя могут поймать…
— Мне не нужны твои советы! — прорычал Муди.
— Или Снейп знает? — Орион приподнял бровь. — Он помогает тебе с миссией?
— Он не знает! — сердито сказал Муди. — И ты будешь держать язык за зубами, если не хочешь неприятностей!
— Все понятно, — отрезал Орион. — Я всего лишь хотел помочь тебе, но в следующий раз не буду и пытаться.
Он развернулся и направился к своему общежитию. «Действительно, — сердито размышлял Орион, — я спас его неблагодарную задницу, а теперь должен мириться с его дурным настроением. Может, стоило оставить его в одиночестве на произвол судьбы на Кубке Мира по Квиддичу, — обеспокоился он. — Какого черта он здесь делает? И каким образом постоянно достает волосы настоящего Муди? А где сам настоящий Муди? Ну, по крайней мере, теперь понятно, что Воландеморт запланировал что-то на Турнир. Вот поэтому мне и нужно ослабить защитные барьеры! Я должен знать, что происходит!»
***
Вот и наступил день Первого задания. После того, как друзья пожелали ему удачи (Драко крепко обнял, Лезандер зацеловал до смерти, а Калипсо обрушила на него целый шквал самых разнообразных полезных заклинаний), Вагнаров проводил его до палатки чемпионов и уверенно похлопал по спине.
В самом углу на деревянном табурете сидела Флер. Она была бледной и молчаливой, и выглядела уже не так сдержанно, как обычно. Невилл весь позеленел, будто собирался избавиться от собственного завтрака, а Седрик маячил то в одну, то в другую сторону. Когда вошел Орион, Флер робко ему улыбнулась, и он улыбнулся в ответ. Бэгмэн же практически подпрыгивал от нетерпения.
— Теперь, когда все в сборе, пора ввести вас в курс дела, — бодро объявил Бэгмэн. — Когда зрители рассядутся, вам будет предложен этот мешочек, — он потряс маленьким мешочком из пурпурного шелка, — с помощью которого каждый выберет оживленную фигурку того, с чем вам предстоит столкнуться. Там несколько… ээ… видов, так сказать. И я должен сообщить вам еще кое-что… ах, да… ваша задача — добыть золотое яйцо!
Орион нахмурился, а Седрик посмотрел на Бэгмэна в замешательстве. Только Нэвилл и Флер вообще никак не отреагировали. Казалось, не прошло и секунды, а мимо палатки уже топотали тысячи ног, слышалась оживленная болтовня, шутки, смех.
Бэгмэн развязал горлышко пурпурного шелкового мешочка.
— Сначала дамы, — он протянул мешочек Флер.
Она запустила внутрь дрожащую руку и вытащила крошечную, совершенно живую фигурку дракона. Орион и Седрик ахнули.
«Драконы? Мы должны столкнуться с драконами? — ошеломленно думал Орион. — Ну, довольно неожиданно…» Он взглянул на фигурку и узнал Уэльского зеленого, если то, что вспомнилось с дурмстрангских уроков, было верным. На шее дракончика висела табличка с цифрой два. Орион понял, что сам факт того, что Флер выглядела не удивленной, а скорее смирившейся, говорил о том, что она заранее знала, в чем именно состоит задание. А единственными, кто мог об этом знать, были их директора и директрисы. Получается, мадам Максим сжульничала, так?
То же самое касалось и Невилла. Он вытащил Венгерскую хвосторогу, на шее которой красовался номер три. Он побледнел, но, даже не моргнув, просто уселся и уставился в пол. «Кто же в таком случае сказал Невиллу? — нахмурился Орион. — Может, Дамблдор?» Но потом он вспомнил прошлую ночь и дрожащего Невилла в сопровождении Хагрида. Вот оно что! Это Хагрид рассказал ему! По приказу Дамблдора?
Седрик опустил руку в мешочек и извлек голубовато-серого Шведского тупорыла с номером один на шее. Глаза Седрика расширились. Видимо, ему никто ничего не сказал, поэтому кандидатура Дамблдора исключалась. Орион предположил, что если бы старик решился, то рассказал бы сразу обоим. Значит, Хагрид сделал это по собственной инициативе.
Орион покорно запустил руку в шелковый мешочек и вынул малинового Китайского огнешара, номер четыре. Его глаза расширились. Возможно, это был самый злобный дракон, с которым могла потягаться разве что хвосторога. Дракончик растянул крылья и, когда Орион начал рассматривать его, оскалил свои маленькие клыки. Орион усмехнулся: это было так мило. Он уже понял, что сделает с ним, когда справится с заданием.
— Ну вот и все! — сказал Бэгмэн. — Каждый вытащил своего дракона, а цифры соответствуют порядку, в котором вас будут вызывать, ясно? А теперь я вынужден вас покинуть: я же комментатор. Мистер Диггори, вы первый, когда услышите свисток, просто пройдите за ограждение, хорошо?
Бэгмэн ушел, и вскоре раздался громкий свист. Седрик двинулся вперед, весь позеленевший и напряженный, и Орион пожелал ему удачи, когда тот проходил мимо. Но Седрик даже не отреагировал, ведь, в конце концов, он шел туда первым.
Орион с остальными двумя просто сидел и слушал. Толпа вопила, кричала и ахала подобно единому многоголовому организму. Комментарии Бэгмэна тоже не особо помогали: «Ооо, чуть не попался, совсем чуть-чуть»… «Какой рисковый малый!»… «Умный ход — жаль, не сработало!»
И где-то через пятнадцать минут Орион услышал оглушительный рев, который мог означать только одно: Седрик проскочил мимо дракона и схватил золотое яйцо.
— Действительно очень хорошо! — прокричал Бэгмэн. — А теперь взглянем на оценки судей!
Но оценки он озвучивать не стал.
— Один закончил, осталось трое! — кричал Бэгмэн, когда снова прозвучал свисток. — Мисс Делакур, прошу вас!
Флер дрожала с головы до пят, а Орион пожелал удачи и ей. Она ответила ему улыбкой и вышла из палатки с высоко поднятой головой, крепко сжимая в руке палочку.
Орион отстранился от окружающих звуков и сосредоточился на планировании того, что же собирается делать. Он уже знал, как добыть яйцо, когда дракон будет обезврежен, но вопрос был именно в том, как же этого добиться. «Я не могу поранить его, потом что, возможно, яйцо будет раздавлено… Поэтому темные атакующие заклинания отпадают… Можно трансфигурировать дракона в другое животное, и даже не смотря на то, что я с легкостью могу сделать это, потребуется много сил, и нельзя показывать всем, что я способен на это… Сомневаюсь, что даже Макгонагал сможет… Есть парочка подходящих змеязычных заклинаний, но, опять же, мне нельзя их использовать… Черт побери!.. Я могу применить Изменяющие заклинания, и для этого есть подходящая цель… заменить драконьи клыки на кошачьи зубки… а драконий хвост трансфигурировать в собачий… по крайней мере, эта не полноценная трансфигурация не должна вызвать подозрений… и крылья, с ними тоже надо что-то сделать… снова трансфигурация, но уже другое заклинание, которое поможет их скрыть… Но что насчет огненного дыхания? …Я могу использовать Aguamenti всякий раз, когда оно направлено на меня… Ну, вот и все, парочка заклинаний — и дело в шляпе. Бедняжка будет просто прелестна, когда я с ней закончу».
Он услышал, как толпа снова взорвалась аплодисментами. Должно быть, Флер тоже успешно справилась. Затем свисток прозвучал в третий раз. Невилл неуверенно поднялся. Он действительно неважно выглядел.
— Ты в порядке? — спросил Орион.
— А? — рассеянно отозвался Невилл, — Да, хорошо… знаю, что делать.
Как только Невилл покинул палатку, Орион поменял палочки. С палочкой Лезандера он не мог противостоять дракону. Он спрятал ее во внутренний карман, и пролетело несколько минут перед тем, как свисток прозвучал в последний раз.
Орион вышел из палатки уверенным шагом и с высоко поднятой головой. Он вошел внутрь заграждения и увидел тысячи смотрящих на него лиц с наколдованных трибун. А еще, на другом конце заграждения над кладкой яиц, присел Китайский огнешар, чьи алые крылья были полураскрыты, а зловещие зеленые глаза смотрели прямо на него. Чудовищная чешуйчатая малиновая ящерица молотила землю покрытым шипами хвостом, разрывая твердую почву.
Толпа сильно шумела, и, подняв палочку, он закричал: «Accio Молния!»
Вскоре появилась его метла, прилетевшая из подземелья, и Орион поднялся в воздух. Толпа даже зашумела еще сильнее… и Бэгмэн что-то кричал… но Орион сосредоточился исключительно на драконе.
Поднявшись выше и ощутив ветер в волосах, он взглянул на кладку яиц, заметив одно золотое, блестящее между серыми собратьями, которые располагались между драконьих лап.
«Отлично, — сказал себе Орион, — просто шквал заклинаний… поехали!»
Он нырнул к драконьей голове и быстро наколдовал мощную струю воды, когда дракониха выстрелила огнем. Свернув в сторону, чтобы избежать ее щелкающих челюстей и лучше прицелиться, он наложил Изменяющее заклинание, после чего ее угрожающе длинные зубы стали просто крохотными в массивном рту.
Ее малиновый покрытый шипами хвост мелькнул в воздухе, собираясь сбить его, когда он направил метлу вверх, применяя другое заклинание и трансфигурируя ее хвост в пушистый, который смотрелся на ней довольно смешно.
— Великий Мерлин, какой полет! — кричал Бэгмэн, а толпа визжала и аплодировала.
Орион по окружности поднимался выше; Китайский огнешар все еще следил за каждым его движением, вращая головой на длинной шее и выстреливая огненными струями, которых Орион с легкостью избегал.
Толпа ахала и визжала каждый раз, когда он нырял или сворачивал, чтобы уклониться от огня. Он еще пару раз использовал Aguamenti и посмотрел на дракониху. Не собираясь сдаваться, она защищала свои яйца. Ну, просто на всякий случай нужно изменить ее крылья. Он нырнул и быстро трансфигурировал их в большие, но тонкие крылья летучей мыши, которые были не способны выдержать ее вес.
Сейчас она походила на странного монстра из детских кошмаров с головой и телом дракона, пушистым собачьим хвостом, мелкими зубками и огромными бесполезными крыльями летучей мыши. Не смотря на это, она не выглядела оскорбленной или яростной, а всего лишь была очень раздраженной.
Теперь оставалось заполучить яйцо. Дракониха на всех четырех ногах сгорбилась над кладкой. Ее когти все еще представляли угрозу. Нырнув к земле и остановившись всего за фут до нее, он понесся по направлению к дракону. Быстро увернувшись от еще одного огненного залпа, он увидел, как она угрожающе раскрыла пасть, обнажив крохотнее жемчужно-белые зубки. Перед тем, как дракониха поняла, что же он собирается сделать, он набросил еще одно заклинание, которое уменьшило ее массивные когти, мчась с максимальной скоростью к яйцам, больше не защищенным ее ныне безобидными коготками. Быстро оторвав одну руку от Молнии, он схватил золотое яйцо и, ускорившись одним рывком, вспарил над трибунами, закончив тем самым задание.
Впервые он по-настоящему услышал шум толпы, которая кричала и аплодировала так же громко, как ирландские болельщики на Кубке Мира по квиддичу.
— Вот это да! — кричал Бэгмэн. — Вы только посмотрите на это! Один из наших самых молодых чемпионов — и быстрее всех добыл яйцо! Не получив ни единого повреждения! А какие летные навыки! Это должно уменьшить разногласия касательно мистера Блэка!
Орион увидел, как драконьи смотрители бросились отменять все наложенные им на Китайского огнешара заклятия и накладывать оглушающие заклинания, чтобы укротить ее. Он пролетел над трибунами, чувствуя, как шум толпы стучит по его барабанным перепонкам, и плавно приземлился напротив палатки чемпионов.
Только спустившись с Молнии, он увидел Калипсо, Лезандера, Драко, Блэйза и Крама, спешащих к нему.
— Орион, ты был великолепен! — обняла его Калипсо. — Это было удивительно! Ты молодчина!
Как только Калипсо отпустила его, Лезандер обхватил его лицо:
— У меня чуть сердечный приступ не случился. Никогда не позволю тебе снова ввязаться в такую опасность!
После глубокого поцелуя Орион стоял ошеломленный, но с безумно счастливой улыбкой на лице.
Драко обнял его.
— Это было невероятно! Ты лучший, без сомнений! — разорвав объятие, он тепло улыбнулся Ориону. — Ну, скоро они объявят твои оценки. Хочу увидеть, как ты унизишь остальных своими блестящими результатами.
— Прекрасный полет, — Крам похлопал его по плечу. — Когда вернемся в Дурмстранг, ты должен сыграть за свою команду. Иначе Директор никогда тебя не простит.
Орион кивнул.
— Сегодня вечеринка в общежитии Дурмстранга! Мы точно выиграем этот Кубок! — сказал Крам перед уходом.
— Вечеринка будет в общей гостиной Слизерина! — крикнул Краму Драко. — Там будет намного удобней, и мы тоже хотим отпраздновать с Орионом!
— Хорошо, увидимся там, — сказал Крам перед тем, как исчезнуть в толпе.
Подняв Молнию с золотым яйцом и испытывая самое сильное за всю жизнь ликование, Орион с друзьями направился к краю заграждения.
— Знай, что ты был лучшим, вне всякой конкуренции, — начала быстро щебетать Калипсо. — Диггори сделал фантастическую вещь, трансфигурировав камень в землю, а потом в собаку, и попытался натравить дракона на собаку вместо себя. Ну, это была довольно хорошая трансфигурация…
— Но твоя была намного круче, — самодовольно прервал ее Драко. — Твои заклинания были сильнее и намного более впечатляющими, потому что ты трансфигурировал части тела живого дракона! Я даже видел, как Макгонаггл с гордостью смотрит на тебя! А ее очень трудно удивить!
— Да, как я и говорила, — продолжила Калипсо, свирепо поглядывая на Драко за то, что тот перебил ее, — трансфигурация Диггори сработала, так как он все-таки смог достать яйцо, но еще он обжегся: в середине дракон передумал и решил, что все-таки предпочел бы его вместо Лабрадора, когда тот исчез. А Флер пыталась использовать какие-то чары, думаю, она хотела погрузить дракона в транс… ну, это тоже сработало, дракон уснул, но потом всхрапнул и выпустил большую струю пламени, опалившую юбку Флер, которую она тут же потушила с помощью палочки. Когда Лонгботтом увидел своего дракона, сначала показалось, что он просто оцепенел. Только тогда, когда Гриффиндорцы начали кричать ему, он отреагировал, но было уже слишком поздно, чтобы избежать струи огня, которая обожгла его левую руку. Тогда с помощью accio он приманил из Теплицы огромное ядовитое растение с большими клыками! Помнишь, мы еще видели его на уроке Гербологии? То, что чуть не укусило Панси? Короче, то самое. Он левитировал его к дракону, но где-то через полпути заклинание оборвалось. Думаю, из-за того, что он нервничал. К счастью, горшок с растением не треснул! В




ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
ItasДата: Пятница, 17.12.2010, 23:44 | Сообщение # 62
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
— Ну, хотя бы он объективен, — сказала Калипсо.
— Ты выиграешь, любимый, — Лезандер сжал его руку. Орион улыбнулся в ответ.
Следующим был Дамблдор. Он поставил девять. Толпа зааплодировала, но не так радостно, как раньше, а Драко с негодованием фыркнул.
Людо Бэгмэн — десять.
И, наконец, Вагнаров, которого Орион видел даже отсюда, одарив Дамблдора удовлетворенной ухмылкой, поставил ему десять.
Толпа разразилась бурей аплодисментов.
— Ты занял первое место! — сказала Калипсо после некоторых подсчетов в уме.
Лезандер снова поцеловал его, и, вернувшись на землю, Орион повернулся к Драко. Тот сердито смотрел на Лезандера, но, увидев, что Орион смотрит на него, придал лицу невинное выражение. Орион закатил глаза и полез в карман за тем, что он хотел подарить Драко.
— Вот, для твоей коллекции, — сказал с улыбкой Орион, протягивая спрятанный в руке подарок. — Просто еще одна вещь для удовлетворения твоей нездоровой одержимости.
Драко взглянул в открывшуюся ладонь Ориона и увидел двигающуюся фигурку Китайсого огнешара, которому тот противостоял на задании.
Он посмотрел на Ориона блестящими серебристо-серыми глазами:
— Неужели? Ты даришь это мне? Разве не хочешь сохранить ее на память?
— Нет, — улыбнулся Орион. — Давай, возьми его. Я же знаю, что ты до смерти хочешь заполучить это.
— Спасибо! — засиял Драко. Он осторожно взял в руки маленького дракончика и погладил его кончиком пальца. Алый дракон выпустил маленький огненный шар, и Драко восхищенно засмеялся.
Орион вернулся в палатку для чемпионов, а остальные поспешили в общую гостиную Слизерина подготавливать вечеринку.
С одной стороны лицо Седрика было покрыто слоем густой оранжевой пасты, предположительно лечившей ожоги. Вокруг руки Невилла была обмотана поддерживающая повязка. У Флер было всего лишь несколько ожогов на ноге, которые были покрыты той же пастой.
— Молодцы, вы все! — запрыгнул в палатку Людо Бэгмэн, выглядевший настолько довольным, будто только что самолично расправился с драконом. — Теперь всего лишь несколько слов. У вас довольно длинный перерыв перед вторым заданием, которое состоится двадцать четвертого февраля в девять тридцать утра, но это время дается вам для раздумий над кое-чем. Если вы взглянете на золотые яйца, которые держите, то увидите, что они открываются… вот тут, видите петли? Вы должны найти ответ внутри яйца, потому что именно он скажет вам, в чем состоит второе задание, и позволит соответственно к нему подготовиться. Все понятно? Уверены? Ну, в таком случае все свободны.
Выйдя из палатки, Орион столкнулся с Ритой Скитер. Сегодня она была одета в кислотно-зеленую мантию, с которой совершенно сливалось зажатое в ее руке Прытко Пишущее Перо.
— Мои поздравления, Орион! — сказала она, лучезарно ему улыбаясь. — Может, дашь мне несколько слов? Как ты чувствовал себя наедине с драконом? Что думаешь насчет справедливости оценок? Я заметила, что ты не применял темные заклинания, чего я с нетерпением ждала. Ты думаешь, что Темные искусства не должны использоваться открыто, поэтому не применял их?
Орион вздохнул и провел пальцами по волосам. Он уже порядком подустал, а еще предстояла целая долгая ночь из-за устроенной Драко вечеринки. Он был уверен, что оттуда не удастся сбежать, чтобы заслуженно и спокойно поспать.
— Рита, можно побеседовать в другой раз? — сказал Орион. — Я очень устал…
— Ну же, Орион, — сладко протянула Рита, — мои алчные читатели хотят знать все о тебе теперь, когда ты занимаешь первое место. И у нас с тобой сделка, помнишь?
— Ладно, — обреченно сказал Орион. — Оценки кажутся справедливыми, и встреча с драконом была не такой уж плохой. Я не использовал темные заклинания, потому что, ну, вокруг Темной Магии столько всяких предрассудков, особенно здесь, если ты понимаешь мой намек… но кроме этого у меня нет проблем в открытом использовании темных заклинаний, это же просто вид магии, такой же, как и любой другой.
— Ах, так ты говоришь, что Дамблору бы не понравилось, если бы ты использовал темную магию в его школе? — глаза Риты сверкали. — Из-за его предвзятого отношения?
— Это твои слова, Рита, не мои, — ухмыльнулся Орион, подмигнув ей.
— Разумеется, — довольно улыбнулась она. Затем ее глаза зло сверкнули, и Орион просто понял, что что-то неприятное миновало его. Она сказала сладким тоном, — Орион, а есть ли у тебя какие-то романтические отношения? Я видела, что ты много общаешься с наследником Малфоев, не откомментируешь?
— Рита, я не собираюсь обсуждать с тобой мою личную жизнь. Ведь существуют гораздо более интересные вещи, о которых можно писать, — твердо сказал Орион.
— Но доказательства неоспоримы, — злобно улыбнулась она. — Сейчас ты живешь с Малфоями, проводишь с ним много времени, а теперь даже позволяешь ему обнимать тебя на публике… а еще, кажется, ты очень близок с Виктором Крамом, возможно, здесь тоже не обошлось без романтики, ведь, в конце концов, вы оба учитесь в Дурмстранге… или, может, тот красивый мальчик, который держал тебя за руку во время выставления оценок… Кто он? Что у него за фамилия? А, может, та черноволосая девушка?
Глаза Ориона сузились. Стоит ли ему говорить, что его парень — Лезандер? Но его фамилия — Зравен, и она сразу поймет, что это не фамилия чистокровной семьи, а если копнет глубже, то может обнаружить, что Зравены — это вампирский клан. Нет, он никогда не выдаст ей его имя.
— Все они просто мои друзья, Рита, — спокойно сказал Орион. — Сейчас у меня нет романтических увлечений.
Рита улыбнулась, но по блеску в ее глазах он уже видел, что она напишет все, что успело составить ее воображение.
— Очень хорошо, — сказала Рита. — Я вскоре поговорю с Драко Малфоем, и, возможно, он сможет рассказать мне немножко больше о ваших отношениях.
— Как хочешь. Он скажет тебе правду, что мы всего лишь друзья, — пренебрежительно сказал Орион.




ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
ItasДата: Пятница, 17.12.2010, 23:44 | Сообщение # 63
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
***
Сначала он вернулся в общежитие Дурмстранга, чтобы принять душ и переодеться. Когда он добрался до слизеринских комнат, Крэбб и Гойл стояли у портрета Слизерина. Гойл назвал пароль, и Орион почувствовал на себе взгляд Слизерина. Видимо, портрет не станет говорить с ним при свидетелях. Они поговорят позже.
Вечеринка была в самом разгаре. Тут были все студенты Слизерина и Дурмстранга, которые, тут же заметив Ориона, стали просить открыть золотое яйцо, которое он принес с собой.
Наконец, смягчившись, он открыл яйцо, и комнату мгновенно заполнил ужасающий звук, похожий на громкий и визгливый плач. Люди завопили, и он сразу же закрыл яйцо.
— Что, черт возьми, это было? — ужаснулся Блэйз.
— Похоже на крик банши, — сказал кто-то.
— Нет, скорее на вейлу, ну, когда они превращаются в этих уродливых птицеподобных существ, — пропищала какая-то девочка.
— Дай мне взглянуть, — подошла к нему Калипсо.
Орион благодарно протянул ей яйцо. Он действительно не имел понятия, что это могло быть. Она осмотрела яйцо и попыталась снова открыть его.
— Не смей открывать его еще раз! — закричала Панси. — Это было отвратительно! У меня жутко разболелась голова!
— Ну и откуда же, по-твоему, мы узнаем, в чем заключается второе задание, если снова не откроем его? — огрызнулась Калипсо.
— Плевать, это не моя проблема, — сердито сказала Панси.
— И почему же, маленькая эгоистичная… — начала было отвечать Калипсо, когда Орион перебил ее.
— Ладно, давайте веселиться. Задание состоится только двадцать четвертого февраля, у меня полно времени, чтобы подумать над ним.
— Хорошо, — разбушевалась Калипсо, — но я буду помогать тебе, и ты должен будешь разгадать его еще до отъезда на рождественские каникулы.
Орион кивнул и положил яйцо на бок. Драко подошел к нему с мальчиком постарше.
— Орион, это Маркус Флинт, капитан моей команды по квиддичу, — сказал он.
— Приятно познакомиться, Маркус, — протянул ему руку Орион.
— Мне тоже, — пожал протянутую руку Маркус. — Ты классно летаешь на своей Молнии. Играешь в квиддич в Дурмстранге?
— Нет, — ответил Орион. — Все времени не хватало, но, может, в следующем году буду играть. Обожаю полеты.
К ним подошел еще один взрослый мальчик.
— А это Адриан Пьюси, — представил его Драко.
Во время вечеринки Орион и другие студенты Дурмстранга перезнакомились почти со всеми слизеринцами. Все они довольно хорошо ладили, чего и следовало ожидать, ведь некоторые были знакомы еще с детства или приходились друг другу в некотором роде дальними родственниками. Повсюду кружились подносы со сливочным пивом и закусками, и Орион, в конце концов, устало задремал в обнимку с Лезандером на одном из черных кожных диванов, пока Лезандер нежно поглаживал его волосы.
Он сидел на троне, разглядывая единственного в комнате волшебника.
— Дамблдор все еще встречается с мальчишкой после уроков?
Произнеся эти слова, Орион понял, что это видение.
— Да, мой Лорд, но я не смог выяснить, почему Дамблдор проводит с ним так много времени, — ответил Снейп.
— Это меня и беспокоит. Я полагал, что теперь, с мертвым Гарри Поттером, Дамблдор прекратит свои манипуляции, но, похоже, сейчас он думает, что меня может остановить и Лонгботтом, — его малиновый взгляд пронизывал Снейпа. — Северус, он действительно верит, что этот мальчишка смог победить меня?
— Он неуверен, но поскольку больше никого не осталось, Дамблдор будет готовить его.
— А мальчишка силен? — нетерпеливо спросил Воландеморт. — У него есть какие-нибудь необычные таланты?
— Господин, — губы Снейпа изогнулись в неприятной ухмылке, — он почти что сквиб. Ему не сравниться с Вами.
— Но Дамблдор возлагает на него какие-то надежды, — задумчиво сказал Воландеморт.
— Старик в отчаянии, мой Лорд. Все его предположения, касательно пророчества, не оправдались, когда мальчишка Поттеров умер, поэтому сейчас он считает, что, возможно, пророчество все это время говорило о Лонгботтоме.
Орион мысленно ахнул. Его теория верна! О нем с Невиллом было какое-то пророчество! Наконец-то хоть какие-то ответы!
— Да, это проклятое пророчество! И ты все еще не можешь убедить Дамблдора рассказать, о чем же оно! — яростно зашипел Воландеморт. — Мы знаем только начало, и этого не достаточно, особенно если Дамблдор принимает его за чистую монету. Ты должен вновь попытаться узнать полный текст пророчества, Северус, или я заставлю тебя пожалеть о своих постоянных провалах.
— Да, мой Лорд, — низко поклонился Снейп.
Глаза Воландеморта сузились.
— А Дамблдор действительно верит, что Гарри Поттер мертв? Ты в этом уверен? — прорычал он.
— Да, Господин. Он оставил все попытки найти мальчишку и полагает, что тот должен был умереть на улицах еще пару лет назад. Они не нашли и следа, да и прошло уже слишком много лет.
— Да, — пробормотал Воландеморт, — мои шпионы тоже пришли с пустыми руками. Мальчишка просто исчез… должно быть, умер. — Вслух же он добавил, — можешь идти, Северус.
— Благодарю, Господин, — покорно сказал Снейп перед тем, как аппрарировать прочь.
— Можешь выходить, — обернулся Воландеморт.
Из воздуха появился Барти младший, аккуратно складывающий мантию-невидимку.
— Северус говорил правду?
— Да, Господин, насколько я могу судить. Но он пропустил кое-что, что, возможно, знал, — сказал Барти.
— Ну, и что же? — нетерпеливо спросил Воландеморт.
— Дамблдор попросил меня обучить Лонгботтома Защите от Темных искусств. Он сказал, что мальчик плоховат в этой области, и он бы хотел подтянуть его до уровня одноклассников, — ответил Барти.
— Так Дамблдор всерьез хочет использовать его против меня, — тихо сказал Воландеморт. Потом он сузил глаза, — Мальчишка прошел Первое задание?
— Да, Господин. Я тонко намекнул полу-великану рассказать Лонгботтому о драконах, а на следующий день пригласил мальчишку в свой кабинет, чтобы дать несколько советов. Видимо, он хорош только в Гербологии, поэтому я предложил ему использовать ядовитое растение. Все прошло по плану, и он справился с заданием.
— А что со Вторым заданием? — отрывисто спросил Воландеморт.
— Я дал ему книгу по Гербологии, которая так же поможет ему, — ответил Барти. — Думаю, это задание будет для него проще.
— Очень хорошо, я доволен тобой, — сказал Воландеморт холодно.
— Спасибо, Господин, — преданно просиял Барти.
— И никто тебя не заподозрил? — прищурился Воландеморт. — Даже Северус?
Барти замер.
— С-снейп не знает, но… э-э… — начал он дрожащим голосом.
— Тебя раскрыли! — бешено зашипел Воландеморт. — Кто?
— Это не существенно, Господин, — пробормотал бледный Барти.
Воландеморт быстро нацелил на Барти палочку и зашипел: «Legilimens!»
Орион увидел отрывки собственной встречи с Муди, когда он раскрыл Барти. А потом отрывки первого задания с точки зрения Барти. «Стоп, — удивленно подумал он, — неужели я и правда выглядел таким маленьким во время схватки с драконом?»
Воландеморт отменил заклинание и прыснул.
— Ах, хитренький Орион. Так это он раскрыл твое настоящее лицо. — Потом он прищурился на Барти и сердито огрызнулся, — и он прав! Ты принимаешь зелье, чтобы убрать свой нервный тик?
— Да, м-мой Лорд, — пробормотал все еще дрожащий от ментального вторжения Барти.
— Ты правда крадешь ингредиенты для Оборотного зелья у Северуса? — прошипел Воландеморт.
— Господин, — умоляюще начал Барти, — я понятия не имел, что он проверяет свои запасы…
— Он преподаватель Зельеварения, придурок! — сердито прорычал Воландеморт. — Разумеется, он держит все ингредиенты под жестким контролем! Crucio!
Барти с криком упал на пол и начал биться в насильственных судорогах. Орион почувствовал резкую боль: так шрам реагировал на гнев Воландеморта.
Воландеморт взмахнул палочкой и прошипел:
— Поднимайся! И никогда больше не кради ингредиенты из кладовой Северуса! Благодаря твой глупости он уже должен был догадаться, что кто-то варит Оборотное зелье. Даже Орион смыслит больше тебя!
— Простите, Господин, — хрипло сказал Барти, стоя на коленях. — Я стану покупать ингредиенты…
— Если из-за этого тебя обнаружат, я буду очень недоволен, — грозно сказал Воландеморт. — Я не потерплю еще одного промаха.
— Да, мой лорд, — Барти склонил голову, — я больше не разочарую вас.
— Было бы хорошо, — Воландеморт буравил его глазами. — Ты подготовился к Третьему заданию?
— Я знаю нужное заклинание и смогу наложить его перед началом задания. Осталось только убедиться, что мальчишка придет первым, — ответил Барти.
— Орион не должен пострадать, — холодно сказал Воландеморт. — Ты в этом убедишься, иначе придется поплатиться собственной жизнью.
— Может… — Барти побледнел и начал заикаться, — если б-бы Вы с-сказали ему…
— Я дам ему знать все необходимое, когда придет время, ровно как и остальным, — отмахнулся Воландеморт. - Сейчас еще слишком рано, и я хочу оставить все в секрете, насколько это возможно.
— Да, мой Лорд, — низко поклонился Барти.
Орион проснулся, приглушенно глотая воздух. Лезандер прикрывал его рот рукой, обеспокоенно глядя на него.
— Это случилось снова? — спросил он вполголоса, убирая руку.
Орион кивнул и потер лоб, который еще немного болел. Он осмотрелся и с облегчением выдохнул, когда увидел, что на них никто не смотрит.
— Никто не заметил? — обернулся он к Лезандеру. Тот покачал головой.
— Нет, я попытался тебя разбудить, когда ты начал корчиться. Думал, что у тебя кошмар. Когда я увидел, что ты не просыпаешься, то прикрыл тебе рот на случай, если ты начнешь кричать, как это бывает во время твоих видений.
— Спасибо, Лез, — просиял Орион.
— Не стоит благодарности, — сказал Лезандер жестким голосом. — Мне не нравится, когда это происходит с тобой. Это может быть очень опасно. Что, если он обнаружит тебя? Что будет, если он попытается причинить тебе боль через эту связь? Ты должен прекратить это.
Орион поежился и тихо сказал:
— Я должен был сделать это. Мне нужно было узнать…
— Хочешь сказать, что сделал это нарочно? — сердито перебил его Лезандер, с силой хватая за плечи. — О чем ты вообще думал, Орион? Из всех этих глупостей…
— Отлично, но мне нужно было знать! — набросился на него Орион. — Я добыл много полезной информации! Всего лишь раз. Я больше не буду так делать без крайней необходимости. Но оно того стоило!
— Ничто не стоит твоей боли! Или возможности, что Он обо всем узнает! — яростно плюнул Лезандер.
Орион покачал головой и воскликнул:
— Ты не понимаешь! — Он огляделся и снова посмотрел на Лезандера. — Я расскажу тебе потом, когда мы останемся наедине, и ты увидишь, что эта информация чрезвычайно ценна.
— Это стало чертовски утомительным, Орион, — сердито сказа Лезандер, не ослабляя хватки.
— Что ты имеешь в виду? — спросил тихим голосом Орион, чьи глаза болезненно расширились. — Наши отношения тебя утомили? — Он прищурился и сердито зашипел, — я слишком обременяю тебя, Лез? Я и все мои проблемы?
Он быстро поднялся и высвободился из хватки Лезандера.
— Знаешь, а, возможно, ты прав. Сейчас у меня слишком много всего, о чем нужно побеспокоиться, и тебя это не касается. Вероятно, тебе будет лучше без меня, а у меня появится больше времени, чтобы сосредоточиться на вещах, которые еще предстоит сделать.
Он сделал шаг в сторону, но Лезандер схватил его за руку.
— О, нет, и не пытайся, — сердито начал он. — Ты не уйдешь от этого разговора…
— ОТВАЛИ ОТ МЕНЯ! — заорал Орион, вырываясь из его захвата.
Вечеринка остановилась. Все переводили взгляд с Лезандера на Ориона и обратно. Лезандер скрестил руки на груди и сердито смотрел на Ориона. Быстро развернувшись и ни на кого не глядя, Орион покинул общую гостиную слизерина.
Он был зол и глубоко обижен на все то, что было у него на уме, и на Лезандера, так некстати выбравшего время для разборок. «Еще и долбанный Воландеморт что-то задумал! И это чертово пророчество действительно существует! А этот проклятый красноглазый придурок даже не услышал пророчество целиком прежде, чем действовать в соответствии с ним! — он распахнул дверь спальни и сердито начал раздеваться. — Воландеморт не хочет делиться со мной своими планами, ведь так? Тогда пусть подавится ими! Он меня достал! — он сердито потер лоб. — И меня достала эта чертова связь! Почему это я должен испытывать боль, когда он сердится? Проклятье! Все должно быть наоборот! Поглядим, как ему это понравиться! И какого черта Барти пытается помочь Лонгботтому пройти испытания? Еще и проклятый Дамблдор готовит Невилла к войне! — Орион невесело засмеялся. — Они все сошли с ума? У этого старого козла, должно быть, вообще маразм, если он думает, что у Невилла есть хотя бы шанс против Воландеморта! Это же смешно! Я бы даже заплатил, чтобы посмотреть на это! — он чуть ли не сорвал с кровати простыни и лег. Когда его голова коснулась подушки, на него обрушилось самое тяжелое. — Лезандер устал от меня, — сердце болезненно сжалось, и он всхлипнул. — Ну, чего я вообще ожидал? Все было слишком хорошо, чтобы быть правдой. Я всегда вываливал на него свои проблемы, и, разумеется, в какой-то момент он был просто сыт ими по горло. И, в любом случае, какой в этом смысл? У меня слишком много вопросов, слишком много проблем. С моей стороны было не честно просить его поддержки, всегда оставаться рядом со мной. Он заслуживает того, чтобы наслаждаться своей жизнью, а не принимать участие в моих проблемах. Ради Морганы, он же не только темный волшебник! Он не обязан иметь дела с Воландемортом, кроме как косвенно. Но без него… — в горле стал комок. — О, Мерлин, без него я буду таким опустошенным. Видеть — и не обнять его? Не поцеловать? Не доверять ему? Мордред, смогу ли я? — Орион покачал головой. — Я должен! Все к лучшему. Это ради его же блага! Как и моего. Как я мог быть таким идиотом! У меня слишком много дел, чтобы иметь парня! Не сейчас! Я должен… должен сосредоточиться… вот и все. Думай, Орион, думай о том, что еще нужно сделать.
Сначала мне нужно разобраться с яйцом, вернуть карту, потом найти Тайную комнату, после чего заполучить Мантию… еще я должен продолжать практиковаться в свой магии, как и говорил призрак. Хорошо, тогда как же это сделать? Я могу попросить Калипсо помочь с яйцом и картой, насчет Мантии — поговорить с Финиасом на рождественских каникулах, а о Тайной Комнате следует поговорить с портретом Слизерина. Хорошо, осталось только сосредоточиться на этих вещах и забыть о Лезандере!
А как же насчет Невилла и пророчества? Ну, не так то много можно сделать, чтобы узнать о пророчестве. Если даже Воландеморт со всеми своими источниками не смог узнать его, то какие же шансы у меня? Вообще никаких. Поэтому сейчас о нем можно забыть. А Невилл… ну, пусть Дамблдор с Воландемортом делают с ним все, что заблагорассудится, это не моя проблема. А планы Воландеморта на Турнир… Воландеморт просил Барти держать меня в безопасности, так что снова, не так уж много причин для беспокойства… Об этом можно подумать в другой раз».
***
В следующие несколько дней Орион избегал любых попыток Лезандера поговорить с ним и уклонялся от вопросов друзей насчет их разногласий. Он просто ходил на занятия, писал свои эссе и составлял дальнейшие планы. Он даже начал оставаться в общей гостиной слизерина, чтобы избегать Лезандера любыми способами.
Сейчас он сидел с Калипсо, которая была достаточно благоразумна, чтобы не докучать ему вопросами об их с Лезандером ссоре, и разглядывал яйцо. Они уже прочитали книги о Вейлах, Банши и других подобных существах, но так ничего и не нашли. Орион вздохнул и достал книгу Принца-полукровки. Он хотел отвлечься, да и заклинания были интересными.
Он перелистывал практически прочитанную книгу, когда Калипсо обернулась к нему.
— Что это? — спросила она.
— Ах, помнишь первый урок Зельеварения, когда у меня не было учебника? Это старая книга, которую я взял на полке Снейпа, — ответил Орион.
— Тогда почему ты читаешь ее? У тебя же теперь есть новый учебник, — нахмурилась Калипсо.
Орион наклонился, чтобы показать ей книгу.
— Я читаю то, что писал прошлый владелец книги. Смотри, здесь полно темных заклинаний, которые либо были созданы, либо были популярны во времена его учебы в Хогвартсе.
Калипсо нахмурилась, читая сжатые буквы.
— Этот почерк кажется мне знакомым… Кто был владельцем?
— Не знаю, — ответил Орион. — Я называю его просто Принцем-полукровкой. Еще он гениален в Зельеварении, видишь, как он улучшил многие рецепты?
Калипсо посмотрела на него ошалелыми глазами.
— Я сейчас вернусь! — пропищала она, убегая.
И вернулась, размахивая перед его носом листком с эссе. Присев, она заглянула в книгу, потом в эссе и обратно.
— Морганьи сиськи! Я была права! — ахнула она.
Орион шокировано уставился на нее.
— Ты… ты только что выругалась?
Калипсо повернулась к нему, приподнимая бровь.
— Я провожу все время рядом с тобой, Орион, чего ты еще ожидал?
— Я никогда так не выражался! — разбушевался Орион. — Это очень пошло! — Затем он весело на нее посмотрел и принялся дразнить. — В любом случае, что же произошло с моей миленькой Калипсо? Сейчас именно я нахожусь под дурным влиянием, никак не наоборот.
— Я выросла! — усмехнулась Калипсо. — Кроме того, это результат твоего влияния. — Потом она взволнованно добавила, — и сейчас это совсем не важно, гляди! Посмотри на пометки в моем эссе и записи в книге.
Орион нахмурился и посмотрел в ее эссе. Это было эссе по Зельеварению. И какое это имеет отношение к...? Он ахнул. Комментарии Снейпа в ее эссе… его почерк… такой же, что и в книге.
— Нет, не может быть! — он покачал головой. — Ни за что!
— Еще как может, — взволнованно сказала Калипсо и начала бродить по комнате. — В этом столько смысла! Не знаю, как я не догадалась раньше, но черты его лица, Орион! Принц-полукровка… Принц, из темной чистокровной линии! Он Принц! У него есть их отличительные черты! Черные пронзительные глаза, прямые черные волосы, худое тело, высокие скулы! Только нос другой! Он последний из ныне живущих представителей рода Принцев! И он полукровка… что ж, это неожиданно, я полагала, что он чистокровный… но это не имеет особого значения, потому что он такой выдающийся и могущественный…
Орион уставился на нее, а потом сложился пополам в приступе смеха. Она резко обернулась, чтобы посмотреть на него, и нахмурилась.
— И что тут смешного?
— Ме-е-ерлинова борода, Кали-и-ипсо, — протянул он, задыхаясь от смеха. — С тобой все плохо!
— О чем, во имя Мардреда, ты болтаешь? — огрызнулась она.
Он перестал смеяться и посмотрел на нее с дразнящей ухмылкой.
— Калипсо, ты себя слышала? Ты рассуждаешь о Снейповском теле, его высоких скулах и сверкающих глубоких темных глазах! И какой он выдающийся, могущественный, сильный и великолепный!
— Я не говорила всего этого! — разбушевалась Калипсо, краснея.
— Еще как говорила, — веселился Орион.
— В таком случае, мы можем вернуться к основной теме? — огрызнулась она.
— Хорошо, — усмехнулся Орион, — но только после того, как ты признаешь, что влюблена в него.
— Я не признаю ничего подобного, — чопорно сказала она. — Итак, это его учебник. Определенно. Что ты собираешься с ним делать?
— Сохранить, конечно же! — приподнял бровь Орион.
— Ты должен вернуть ему книгу! — разгорячилась Калипсо. — Она принадлежит ему, и я уверена, что он хотел бы вернуть ее!
— Ты чокнулась, если думаешь, что я собираюсь вернуть ее, — сказал Орион. — Это же сокровище…
— Но она не принадлежит тебе! — сердито прервала его Калипсо. — И если кто-нибудь вдруг узнает, что он записывал темные заклинания в своем учебнике Зельеварения, а потом оставил его валяться, чтобы кто-то из студентов мог его найти, даже если не нарочно, что, ты думаешь, с ним будет? Он преподает в светлой школе! Это может доставить ему неприятности! Его могут уволить!
Орион задумчиво посмотрел на нее.
— Ты права, это доставит ему неприятности, не то чтобы я не хотел видеть его в трудном положении… — Калипсо послала ему злобный взгляд, и он продолжил умиротворяющим тоном, — я верну книгу, но сначала сделаю копию…
— Ты не должен! — вставила Калипсо.
— Я удалю его подпись и изменю почерк, Калипсо, — успокаивающе сказал Орион. — Не начинай, я не доставлю твоему возлюбленному неприятностей.
— Он не мой возлюбленный! — с негодованием сказала Калипсо, не в силах скрыть выступившего на щеках румянца.
Орион понимающе посмотрел на нее.
— В этом нет ничего плохого. Если ты испытываешь к темному, задумчивому, противному мужчине со скверным характером…
— Он не противный!
Орион закатил глаза.
— В любом случае, я верну книгу сразу после того, как сделаю копию, хорошо?
— Ладно, обязательно сделай это, — сдержалась она.
— А теперь мне нужна твоя помощь… — сказал Орион, накладывая вокруг них заглушающее заклятие.
Он рассказал ей о Карте Мародеров, которая находилась у близнецов Уизли. Что это была карта, которую сделал его отец со своими друзьями, и что она показывала местоположение каждого человека внутри замка, со всеми комнатами и скрытыми проходами.
— Это удивительно, — с трепетом в голосе сказала Калипсо.
— Действительно, — гордо ответил Орион. — Но ты должна понимать, что никто не должен знать об этой карте. — Он посмотрел на нее и серьезно сказал, — ни даже твой отец или любой другой темный волшебник.
— Почему? — Калипсо посмотрела на него в замешательстве.
— Потому что это вещь моего отца и она по праву принадлежит мне, — строго сказал Орион. — Это как семейная реликвия, и она может быть опасна в плохих руках. Думаю, я могу претендовать на право собственности. Разве бы ты не сделала то же самое, если бы она принадлежала твоему отцу? Разве не сохранила бы это в секрете?
Калипсо смягчилась и тихо произнесла:
— Я понимаю, что это должно много значить для тебя. Хорошо, я ни слова не скажу о карте никому, даже собственному отцу.
— Спасибо, — улыбнулся ей Орион. — Ладно, как мы сможем вернуть ее?
Калипсо задумалась.
— Ну, ты хочешь потребовать ее назад… помнишь заклинание со второго курса по Ритуалам Крови? То, что используется для защиты имущества?
Глаза Ориона расширились.
— Да! — взволнованно сказал он. — Я понял, что ты имеешь в виду! Я могу претендовать на право собственности картой, если капну на нее каплю своей крови во время произнесения темного заклинания "Cruor Meu", после чего каждый, кроме меня, дотронувшийся до карты, получит ожог! Таким образом, никто кроме меня не сможет использовать ее!
— Именно! — довольно улыбаясь, ответила Калипсо.
— Но все еще остается проблема, как мне для начала заполучить ее в свои руки… — задумался Орион.
— Это же просто: сначала наложи чары невидимости, а потом призови с помощью accio, — спокойно ответила Калипсо.
Орион нахмурился.
— Придется дождаться, пока я снова не увижу, как близнецы пользуются картой, и потом их нужно будет отвлечь, чтобы они не заметили, как я наложу заклинания.
— Эммм, я вполне смогу отвлечь их, — парировала Калипсо.
— И как же? — Орион пронзил ее взглядом.
— Начну с ними драться, конечно же! Таким образом, когда они поймут, что потеряли карту, то будут думать, что уронили ее во время драки, а не то, что кто-то ее украл. Если я всего-лишь толкну их, или что-то в этом роде, они смогут что-то заподозрить. К тому же начать с ними драку будет довольно просто. Я просто покритикую их братца и скажу что-нибудь язвительно об их семейке, вот и все, — небрежно объяснила Калипсо.
— Звучит, как хороший план, но я не хочу, чтобы ты в одиночку сражалась на дуэли сразу с двумя, — неуверенно ответил Орион.
— Я умею постоять за себя, Орион, — разбушевалась Калипсо. — Я уже не маленькая девочка и смогу справиться с двумя светлыми волшебниками.
— Они же не такие идиоты, как их братец. Они очень изобретательны, и будут постоянно проказничать над тобой, чтобы отыграться, — вставил Орион.
— Мы постоянно рядом со слизеринцами, — сказала Калипсо, — и если я начну драку, то уверена, что некоторые слизеринцы тоже ввяжутся, так что я буду не одна. И тогда им придется проказничать над целой группой людей, которые потом тоже начнут мстить…
— И мы начнем войну шалостей, — подытожил Орион.
— Да, ну и что с того? — ухмыльнулась Калипсо. — Это будет весело.
— Я создал чудовище! — засмеялся Орион.
***
Через три дня у них появился шанс. Они шли на завтрак в Большой зал с друзьями из слизерина, когда Орион заметил близнецов Уизли перед картиной с корзинкой фруктов, которая, насколько знал Орион, вела на кухню с тех самых пор, как Сириус обнаружил ее.
Он увидел, как один из близнецов быстро спрятал карту в карман мантии, заметив приближение слизеринцев. Он локтем толкнул Калипсо, и она сразу же поняла, в чем дело.
Она повернулась к Драко и громко сказала:
— Меня достал этот Уизли. Он просто невыносимый болван, и я ума не приложу, как у тебя сил хватает выносить его присутствие. Полуграмотный, жалкий дурак, одетый в сплошные лохмотья, как и остальные… Что за семейка! Отвратительные предатели крови! Я б еще в детстве утопилась, если бы родилась одной из них!
Слизеринцы засмеялись и начали добавлять более едкие замечания, когда навстречу шагнули рассерженные близнецы. Словесная перепалка довольно быстро превратилась в магическую дуэль. Когда мимо начали пролетать заклинания, Орион быстро отошел в угол и наложил на Карту чары левитации, чуть-чуть приподнимая ее из кармана одного из близнецов ровно настолько, чтобы суметь наложить чары невидимости. Справившись с этим, он быстро призвал невидимую карту с помощью accio. Почувствовав ее в руках, он удовлетворенно ухмыльнулся. Он царапнул ногтем ладонь и кровоточащей частью прикоснулся к карте, указывая на нее палочкой и шепча «Cruor Meu». Увидев окутавший на мгновение невидимую карту алый туман, Орион понял, что все получилось, и сразу же спрятал ее в карман.
Близнецы сумели проклясть порядочную часть слизеринцев, но и сами понесли потери, и, как только все начало окончательно выходить из под контроля, к ним подошла Макгонаггл. Все тут же остановились, и, спрятав палочки, придали лицам невинные выражения. Это не смогло ее одурачить, и она вычла целую кучу очков перед тем, как разогнать всех.
На следующей неделе разразилась война шалостей. Слизеринцы неожиданно превращались в огромных пищащих зеленых канареек, или у них вырастали рога с дьявольскими хвостами. Гриффиндорцы обнаруживали себя одетыми в слизеринские цвета и выставляющими напоказ зеленые волосы или кошачьи усы с ушами, и мяукавшими каждый раз, как откроют рот. Когда шалости начали становиться совсем гадкими — фурункулы, заразная сыпь, опухшие головы, носовые кровотечения — Дамблдор положил этому конец путем вычитания очков и угрозой, что слизеринцы с гриффиндорцами останутся сидеть в общежитиях во время следующего задания. После этого они продолжили озлобленно смотреть друг на друга, но снова воцарился мир.
Тем временем Орион и Калипсо провели всю неделю, изучая по ночам замок под чарами невидимости и используя Карту, чтобы избежать обнаружения. Они обследовали скрытые комнаты и проходы, Выручай-комнату, заглянули в каждый уголок, но так ничего и не нашли.
В последнюю ночь недели Орион под чарами невидимости прокрался из своего общежития, чтобы поговорить с портретом Слизерина.
— Добрый вечччер, Лорд Ссслиззерин, — вежливо прошипел он, встав напротив портрета.
Слизерин прищурил темно-зеленые глаза, глядя вокруг.
— Где ты, мальчччик? Я тебя не вижжжу.
— Я под ччарами невидимосссти. Думаю, будет беззопассснее, есссли никто не увидит, как я говорю сс вами. Уверен, что Дамблдор уговорил другие портреты шшшпионить для него. Я надеюсссь, вы не воззражжаете поговорить ссо мной в таком виде,— почтительно прошипел Орион.
— Рад, ччто ты видишь ссстарика насссквозь, — ухмыльнулся Слизерин. — Но я хоччу видеть тебя. Ты ззнаешшшь, как сссозздать невидимый пузззырь?
— Да, — ответил Орион. — Сейчас же создам его. — Он достал палочку и расширил чары невидимости, чтобы они покрывали его вместе с портретом, позволяя Ориону и Слизерину видеть друг друга, в то время как за пределами действия заклинания они останутся невидимыми.
— Рад ттебя видеть,— сказал с ухмылкой Слизерин. — Мне было интересссно, когда жже ты навессстишь меня.
— Проссстите за ссстоль долгое ожжидание, — ответил Орион.
Слизерин кивнул, принимая извинения.
— Ссскажи жже, нассследник, что ты хоччешь ззнать?
— Проccстите, сcэр, но я не вашш нассследник, — нахмурился Орион.
— И как жже это воззможжно, есссли ты ззмееуссст? — сказал Слизерин с понимающей ухмылкой.
— Эээ… ну, без понятия, на самом деле, — под пронзительным взглядом Слизерина Орион чувствовал себя неудобно. Он не мог рассказать Слизерину о Воландеморте и своем шраме. — Но я пришшел ссспросить вассс о вхходе в Тайную комнату.
— Ззаччем тебе это нужжно? — взгляд Слизерина ожесточился.
— Хоччу получчить некоторые ответы, — тихо ответил Орион, — и ещще, потому ччто это исссторичессское мессто, уникальное…
— Ниччем не могу помоччь, — холодно прервал его Слизерин. — Однажжды я уже сссказал сссвоему нассследнику, где находитсся Тайная комната, и он исспользззовал полученные ззнания для сссобственных целей, проигнорировав мои требования. Я не повторю эту ошшибку дважжды.
От понимания услышанного глаза Орион расширились.
— Так это вы расссказзали Тому Риддлу о Тайной комнате!
— Да, — от удивления Слизерин приподнял бровь. — Как ты уззнал о нем?
— Мне расссказала подруга, ччей дедушшка был другом Тома, — спокойно солгал Орион. — И он расссказзал ей, как Том открывал Тайную комнату, когда уччилсся в Хогвартсссе.
— Да, и Том сссделал это против моей воли, и он позвал Орсссану, приказзав ей убить магглорожжденного, — сердито зашипел Слизерин.
— Орсссану? — Орион приподнял бровь.
— Моего драгоцценного и преданного васссилисска, что оххраняет мои покои, — ухмыльнулся Слизерин.
— Так всссе это правда? — Орион выпучил глаза. — Про васссилисска, и ччто контролировать его можжет только твой нассследник?
— Правда, — коротко ответил Слизерин. — Но это не озззначает, что мой нассследник можжет иссспольззовать ее ради сссобственных прихххотей. Она предназзначчена для защщиты Хогвартссса как посследнее сссредсство, если магглы когда-либо попытаютссся напассть на шшколу.
Орион кивнул.
— Да, я подозззревал вашшу насстоящую цель, когда ччитал, что, предположжительно, вы оссставили здесссь опассное сссущесство.
— Неужжели? — сказал Слизерин с легкой улыбкой, приподнимая бровь. — Хорошшо, я рад видеть, ччто в тебе ессть толика зздравого сссмыссла.
— Я никогда не поврежжу ее, и, в любом ссслучае, не сссмогу ее контролировать, так ччто у васс нет приччин полагать, ччто я пойду против вшшей воли. Мне просссто хоччется увидеть Тайную комнату, — убежденно проговорил Орион.
— Я не могу рисссковать, — строго ответил Слизерин.
Орион вздохнул и нахмурился.
— Вы сссказали, ччто Том приказзал васссилисску убить магглорожжденного. Кто это был? Почччему Том сссделал это?
— Это была магглорожжденная девочччка, оччень разздражжительная, насссколько я сслышал, плакала посстоянно. Не припомню ее имени… Можжет, Марта. Она была изз Равенкло, — небрежно сказал Слизерин. — Думаю, Том ххотел иссспытать ссвой контроль над Орсссаной. Увидеть, ччто она можжет. Он был вполне удовлетворен, когда она убила магглорожжденную одним вззглядом. Полагаю, девччонка уззнала о нем ччто-то, ччто он хххотел ссскрыть, поэтому он иззбрал ее сссвоей ццелью.
Ориону не понравилась идея того, что Том убил ее так беспощадно, но если девчонка узнала секрет, тогда, ну, это вполне могло сойти за то, что Том просто заставил ее замолчать навсегда.
— Приказзывал ли он Орсссане убить кого-то ещще? — хмыкнув, спросил он.
— Нет, он ужже получчил подтвержждение, что Орсссана будет повиноватьсся любому его приказзу, поэтому в этом не было необххходимосссти, — прошипел Слизерин.
Орион кивнул и умоляюще спросил:
— Не ссскажжите ли вы мне, наконец, ччто-нибудь, ччто поможжет найти вхход в Тайную комнату? Уверяю, ччто я не сссобираюссь выпуссскать Орсссану, дажже ессли бы мог.
Некоторое время Слизерин буравил его оценивающим взглядом.
— Вижжу, что твои намеренья иссскренни. Хорошшо, я дам тебе подсссказку: найди магглорожжденную, и ты найдешшь вхход.
Орион нахмурился. Найти магглорожденную? Она умерла… ах, она стала призраком! Но до этого он не говорил с призраками. Единственными, кого он знал, били Кровавый Барон и надоедливый полтергейст Пивз. Других плавающих повсюду призраков он тоже замечал, но не придавал этому особого значения.
Орион поклонился и сказал с уважением:
— Благодарю вассс, Лорд Ссслиззерин. Обещщаю, ччто не пойду против вашшей воли в отношшении Орсссаны.
— Вот и проверим, — коротко кивнул ему Слизерин. Потом он пронзил его темно-зелеными глазами. — На сссамом деле ты сссможешшь управлять ею. Ты отказзываешшься замеччать, ччто являешшься моим нассследником, поэтому я говорю тебе сссейчасс, ччто это правда. Так ччто, для предотвращщения нессчастных ссслучаев, убедисссь, что не выпуссстишшь ее. Есссли поззовешшь ее в Тайной комнате, она придет и будет повиноватьссся любому твоему приказзу. Разрешшшаю тебе иссспольззовать ее только для защщиты замка или нашшего рода, но не повторяй глупоссстей Тома, иссспользуя ее для сссобственной выгоды.
Орион был просто поражен услышанным и недоверчиво прошипел:
— Но я не могу бытть вашшим нассследником! Во мне нет вашшей крови…
— Не имею поняттия, как ты ссстал моим нассследником, но ты им ссстал, — коротко перебил его Слизерин. — Я ссспособен ччувсствовать, кто принадлежжит к моему роду. В этом нет сссомнений.
Орион нахмурился и вернулся в общежитие сбитым с толку. Как он мог быть наследником Слизерина? Это было невозможно… только если род Блэков происходил от Слизерина… но это не могло быть правдой, Блэки бы с гордостью объявили об этому всеми миру… Должно быть, это из-за связи с Воландемортом… но ведь эта связь — чисто ментальная… в этом нет смысла!
Когда он вошел в общую комнату Дурмстранга, Калипсо ждала его. Он снял чары невидимости и быстро объяснил ей, что рассказал ему Слизерин, оставив вопрос о наследстве на обсуждение с Томом.
— Итак, ты думаешь, что магглорожденная девочка стала призраком и знает, где находится вход в Тайную комнату? — задумалась Калипсо.
Орион вздохнул и провел пальцами по волосам.
— Не думаю, что она знает, где вход. Наиболее вероятно, что она часто посещает место собственной смерти, поэтому, если мы найдем ее, то найдем и месторасположение входа.
Орион почти видел, как вращаются шестеренки в голове Калипсо.
— Как ее зовут? — нахмурилась она.
— Марта или как-то так, — устало ответил Орион. — Она много плакала, по словам Сли…
Глаза Калипсо расширились и она ахнула:
— Орион, какими же мы были идиотами! Все это время ответ был у нас под носом!
— О чем ты? — наклонил голову Орион.
— Помнишь стену, на которой, по словам Драко, были написаны слова о том, что Тайная комната открыта? — взволнованно начала она. Орион кивнул, и она продолжила, — две ночи назад, когда мы разделились, чтобы обследовать этот этаж, я заходила в женский туалет, который больше никто не использует. Там был призрак раздражительной плачущей девушки. Это Плакса Миртл, Орион! Миртл, а не Марта! Все абсолютно совпадает, ведь туалет находится рядом с той стеной. И как бы василиск передвигался по замку незамеченным и невидимым? Разумеется, по трубам! А трубы начинаются в туалетах! Если ее убил василиск, он должен был вылезти из трубы! И если она умерла в этом туалете, значит, там есть огромная спрятанная труба!
— Труба, ведущая в Тайную комнату! — взволнованно добавил Орион.
— Именно! — победоносно ухмыльнулась Калипсо.
— Ты гений! — Орион горячо обнял ее.
Калипсо засмеялась, и Орион быстро поднялся.
— Мы должны сходит туда прямо сейчас! Чтобы убедиться в этом!
— Давай утром, Орион! — отчаянно простонала Калипсо.
Орион схватил ее за руку и потащил с собой.
— Сейчас самое подходящее время. Вокруг никого




ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
ItasДата: Пятница, 17.12.2010, 23:46 | Сообщение # 64
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
— Сейчас самое подходящее время. Вокруг никого не будет, и у меня есть Карта. Пошли!
Они наложили на себя заклинания невидимости, и перед самым входом в туалет Орион спросил:
— Есть ли способ заставить призрака исчезнуть? Не хочу, чтобы она узнала, что мы нашли вход. Она может рассказать Дамблдору.
— Предоставь это мне, — прозвучал бестелесный голос Калипсо. — Подожди, пока я не позову тебя внутрь.
Орион терпеливо стоял около входа в туалет и вскоре услышал голос Калипсо, зовущий его по имени. Он вошел и заметил уже видимую Калипсо, стоящую с довольной ухмылкой.
Орион оглянулся и снял свои чары невидимости.
— Ее здесь нет. Что ты сделала?
— Использовала подходящее заклинаньеце, — с блеском в глазах сказала Калипсо, вертя в руках свою палочку. — Я наколдовала образ Кровавого Барона, и, сразу же увидев его, она, рыдая, убежала прочь.
— Сообразительно. Отлично! — усмехнулся Орион.
— Хорошо, так давай найдем эту трубу, — усмехнулась Калипсо.
Она обследовала туалетные кабинки, когда Орион подошел к раковине. Она выглядела как самая обычная раковина. Он осмотрел каждый дюйм внутри и снаружи, даже трубы. И тут он заметил: на боку одного из кранов была нацарапана крошечная змея. Он тут же понял, что нашел его.
— Откройссся, — низко прошипел Орион.
В это же мгновение кран засветился блестящим белым светом и начал вращаться. В следующую секунду раковина начала двигаться: опустилась вниз, обнажая большую трубу, достаточно широкую, чтобы туда мог поместиться взрослый василиск.
Калипсо встала рядом с ним и ахнула:
— Вот он! Вход! Ты нашел его!
— Мы нашли его, — улыбнулся ей Орион. — Без тебя бы этого не произошло.
Калипсо просияла, а потом сказала неуверенно:
— Э-э, ты хочешь спуститься сейчас?
Орион нахмурился.
— Возможно, мы должны отложить это на другой день. Труба идет вертикально низ, и в следующий раз нужно взять метлы, чтобы потом подняться.
Еще он хотел пойти туда с медальоном Тома, просто на случай, если понадобится его помощь. Он все еще не был уверен, что сможет управлять василиском, независимо от того, что сказал Слизерин, и если Орсана не послушается, то, возможно, будет подчиняться Тому, даже если он всего лишь портрет.
Калипсо кивнула. Орион закрыл вход, и они вернулись в общежитие с довольными улыбками на лицах.




ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
ItasДата: Пятница, 17.12.2010, 23:46 | Сообщение # 65
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
Глава 24. Раскрытие правды и Святочный бал
На следующий день перед завтраком Вагнаров решил собрать всех на корабле.
— Как я и говорил вам на прошлой неделе, — начал он свою речь, поднявшись из-за круглого стола, за которым все удобно разместились, — Святочный бал состоится через два дня. Он будет проходить в Рождественский вечер в Большом зале с восьми до полуночи. Этот бал — традиция Турнира Трех Волшебников, а также прекрасная возможность наладить связи с колдунами и ведьмами из других стран. Я предлагаю вам воспользоваться этим и завести знакомства, которые могут пригодиться в будущем. Что же касается правил: на бал могут пойти только ученики четвертого и старших курсов, а так же вы можете пригласить в качестве пары студентов из Хогвартса и Шармбатона. В качестве парадных мантий вам послужит наша школьная форма, и я надеюсь, что вы будете придерживаться наших норм поведения и не представите школу в дурном свете. — Директор перевел взгляд на Ориона и добавил, — По традиции бал открывают чемпионы, они же танцуют первый танец. Ты должен быть к этому готов.
Орион согласно кивнул, мысленно проклиная тот день, когда он решил участвовать. Бал совсем вылетел у него из головы! Когда же теперь он попадет в Тайную комнату? Завтра все будут взбудоражены предстоящим мероприятием, и он вполне сможет проскользнуть в туалет для девочек незамеченным. Но теперь он еще должен найти партнера! Орион собирался пойти с Лезандером, но сейчас они не разговаривают друг с другом. На протяжение последних двух недель Лез пытался с ним поговорить, но он его игнорировал. Той ночью он решил, что, может, все это и к лучшему, и Лезандеру будет лучше без него. Орион покосился на сидящего рядом вампира: тот держал спину неестественно прямо, бессмысленно глядя в пустоту перед собой. Сердце Ориона сжалось. Он полностью его игнорировал, а в последние дни тот даже отказался от попыток заговорить. Но Орион переоценил себя: было очень трудно делать вид, что тебя не заботит сидящий рядом человек, не иметь возможности обнять его, поцеловать, раз за разом одергивая себя, когда рука тянулась успокаивающе погладить его по плечу. Он скучал по их ночным разговорам… Но боль от слов Лезандера все еще не проходила.
Орион печально вздохнул и посмотрел на Калипсо:
— С кем ты пойдешь?
— Это сюрприз, — игриво усмехнувшись, ответила та.
Он вопросительно приподнял брови, но она проигнорировала его безмолвный вопрос, посмотрев в сторону Лезандера, а затем спросив с легким беспокойством в голосе:
—Кого ты собираешься пригласить?
—Я не знаю, — ответил Орион, пожимая плечами. — Я совсем забыл о бале.
—Ты должен с ним поговорить, — строгим голосом посоветовала Калипсо. — Я не знаю, почему вы поссорились, но думаю, что вы должны решить свои проблемы. Ты поступаешь, как незрелый мальчишка…
— Это не я начал нашу ссору, — резко перебил ее Орион. — Он ясно дал понять, что устал от меня и больше не нуждается в наших отношениях! Здесь нечего решать!
Он развернулся, чтобы пойти на завтрак, но тут его руку перехватили.
— Мои слова не означали, что я устал от тебя и наших отношений, Орион! — сердито проговорил Лезандер. — Ты неправильно меня понял! И я пытался объяснить тебе это, но ты меня игнорировал!
Резко развернувшись, Орион язвительно произнес:
— А что тогда ты имел в виду, Лез? Я хорошо помню, как ты сказал, что все стало чертовски утомительным! И знаешь, что я думаю об этом? Все к лучшему! Ты не понимаешь вещей, которые мне нужно сделать, и с моей стороны несправедливо просить тебя быть со мной, — он вырвал руку из захвата и посмотрел в глаза бывшему парню. И это был не самый мудрый поступок потому, что глядя в эти голубые глаза, он чувствовал, как его решимость тает. Он покачал головой и, прежде чем рвануть в Хогвартс, тихо сказал: — Тебе будет лучше без меня, Лез.
Когда он добрался до Большого зала, все студенты уже заканчивали завтрак. И как только он вошел в зал, послышались шепотки и смех, явно касающиеся его. Нахмурившись, он подошел к своему столу и сел рядом с Драко, поймав убийственный взгляд Панси. Но Драко счастливо поедал завтрак, не обращая никакого внимания на прикованные к ним взгляды. Орион растерянно оглянулся. Почему на них с Драко так странно смотрят? Потом он увидел группу девочек, прижавшихся друг к другу и читающих ежедневный пророк, которые периодически оборачивались на них и хихикали. Вскоре он понял, что происходит.
Ежедневный пророк был со злостью брошен прямо в его тарелку.
— Это — реальная причина, почему ты игнорировал меня последние недели, Орион? — яростно спросил Лезандер.
На первой странице ежедневного пророка была его собственная большая фотография, а ниже — еще две маленьких. Сердце Ориона ухнуло вниз, когда он увидел, что именно было на фотографиях и под каким заголовком все это располагалось:
Чемпион Дурмстранга разрывается между любовью к наследнику Малфоев и международной звезде Квиддича Виктору Краму.
Когда первоначальный шок прошел, пришла ярость на эту Скиттер. Орион обернулся к Лезандеру. Тот стоял, скрестив руки на груди и предостерегающе сузив глаза, но Орион мог разглядеть плещущуюся в них боль.
— Лез, я не знаю, что… — начал было говорить Орион.
— Все это время я пытался вернуть «нас», — сердито прервал его Лезандер, — а ты все это время был с ним! — выплюнул он, указывая пальцем на Драко.
Орион вскочил и покачал головой:
— Нет, Лез! Я не знаю, о чем говорится в статье, но Драко не имеет никакого отношения к тому, что я игнорировал тебя…
— Не лги мне! — яростно прошипел вампир. — Я не слепой и вижу, как он смотрит на тебя!
Орион непонимающе моргнул, но тут вмешался Драко, встав перед Лезандером.
— Смотри, Лез, Орион, очевидно, не хочет больше иметь с тобой ничего общего. Он наконец-то понял, что ты этого не заслуживаешь. Так почему бы тебе просто не оставить его в покое и не вернуться к своим…
— Хватит, Драко! — раздраженно прервал его Орион. Лезандер развернулся, но тот схватил его за руку: — Лез, пожалуйста, послушай меня. Я ни на кого тебя не променял. — Оглянувшись, он увидел, что каждый из присутствующих жадно наблюдает за происходящим. — Пожалуйста, давай поговорим. Давай уйдем отсюда и спокойно все обсудим.
Лезандер внимательно на него посмотрел и, коротко кивнув, вышел из зала. Орион вздохнул и последовал за ним. Как только он вышел из зла, Лезандер втянул его в пустой кабинет, где быстро наложил заглушающие заклинания.
— Ты встречаешься с Драко? — спросил вампир, хватая его за плечи.
— Нет! — раздраженно воскликнул Орион.
Лезандер прищурился:
—Он тебе нравится?
—Мордредова палочка, нет! Это смешно! Почему ты считаешь, что в этой глупой статье написана правда?
— Ну а чего ты еще ожидал? — выплюнул Лезандер. — Ты игнорировал меня!
— Потому что мы поссорились! — воскликнул Орион. — Потому что ты сказал, что устал от наших отношений!
Вампир в отчаянии покачал головой.
— Мне жаль, хорошо? Я не это имел в виду! — Обхватив руками лицо Ориона, он тихо добавил: — Я не устал от тебя, Орион. Я всем сердцем хочу, чтобы мы были вместе. В ту ночь я имел в виду, что устал от всей этой чертовой связи через шрам, а не от тебя.
Орион пристально посмотрел ему в глаза, чтобы понять, правду ли он говорит.
— Ты все еще хочешь быть со мной? — неуверенно спросил он.
Лезандер тепло улыбнулся и тихо ответил:
—Да, хочу. Никогда не сомневайся в этом.
Орион грустно покачал головой.
— Но ты говоришь, что устал от всей этой проблемы со шрамом, но она никуда не исчезнет. У меня есть эта связь, и я буду ей пользоваться для пользы делу…
— Но я могу убрать ее.
— Что? — в замешательстве переспросил Орион.
— Если мы соединимся, то, по моему мнению, связь исчезнет. Моя кровь даст тебе естественную окклюментную защиту, ее никто не сможет преодолеть.
Глаза Ориона изумленно расширились:
— Соединимся? Ты хочешь связать нас?
— Да, а зачем ждать? — улыбнулся Лезандер. — Я люблю тебя, Орион. Я хочу, чтобы ты был моим партнером. У меня нет ни грамма сомнений в том, что мы должны быть вместе.
— Но мы еще слишком молоды, и я не знаю, готов ли я, да и твои родители, Лез! Что они скажут?
— Они примут тебя, когда вы познакомитесь, — спокойно ответил вампир.
Орион нервно сглотнул:
— Я ценю это предложение, Лез, но думаю, что еще слишком рано. — Увидев боль в глазах своего парня, Орион поспешил его успокоить. — Я тоже тебя люблю. Но мы должны быть осторожны, и я хотел бы получить согласие твоих родителей. Но есть и много других вещей. Нравится тебе это или нет, но в данный момент я хочу иметь связь с Воландемортом. Это может пригодиться… Я избегал тебя, потому что думал, что ты не хочешь быть со мной, но это еще не все. Ты знаешь, кто я, знаешь, что у меня много планов, которые нужно реализовать, но ты не понимаешь, Лез. Ты рассердился только лишь потому, что я единственный раз использовал свой шрам. Это ничего не значит по сравнению с тем, что я буду делать в будущем. Я регулярно буду встречаться с Воландемортом и часто попадать в опасные ситуации. Той ночью я понял, что не должен иметь парня, только не со всем тем, что меня окружает. Это несправедливо по отношению к тебе. Ты не имеешь ничего общего с Темным Лордом, но будучи со мной, ты будешь во все это вовлечен. Ты не должен беспокоиться обо мне. То, что я сказал ранее, — чистая правда: без меня тебе будет лучше, Лез.
Тот нахмурился, и кабинет погрузился в тишину. Некоторое временя спустя Лезандер заговорил:
— Воландеморт всегда будет стоять между нами, не так ли? Я знаю, что ты хочешь бороться, и знаю, что не смогу этого изменить. И я все еще не хочу, чтобы ты чувствовал боль из-за этой своей связи. — Орион попытался возразить, но Лезандер прервал его взмахом руки: — Я знаю, что именно ты хочешь сказать. Что связь полезна и стоит этой боли, и, возможно, что это даже так. Но, несмотря на все это, я все еще хочу быть с тобой. Я постараюсь не возражать твоим решениям, касающимся Воландеморта. Я стану более терпимым. И меня не волнует, что я буду вовлечен в войну из-за тебя. Одному мне не будет лучше. Я скучаю по тебе. Я не могу быть всего лишь твоим другом. Я хочу, чтобы ты был со мной всегда, даже если из-за этого придется участвовать в войне.
— Ты уверен, Лез? Это и так слишком много, что я могу у тебя попросить, — неуверенно спросил Орион, но по лицу его расползалась счастливая улыбка.
Лезандер улыбнулся в ответ.
— Да. Я уверен.
Затем он крепко поцеловал Ориона, и у них обоих промелькнула только одна мысль: «Как же я соскучился по этим поцелуям!»
***
Следующей ночью Орион и Калипсо прокрались из своих общежитий, чтобы попасть в Тайную комнату. Орион целый день спорил с собой: рассказать Лезандеру о том, что они нашли комнату или нет. Но, в конце концов, решил, что пока этого делать не стоит. Они только недавно решили проблему, касающуюся Воландеморта, и не стоит снова создавать напряженность в отношениях, а то, что она наступит, сомневаться не приходилось. Вряд ли Лезандер обрадуется частому времяпрепровождению в месте, где Темный Лорд воскрес и обрел тело.
Напугав Миртл образом Кровавого Барона, Орион отменил маскирующие чары, спрятал карту мародеров и убедился, что медальон надежно скрыт во внутреннем кармане. Они стояли перед черной дырой уходящей вниз трубы. Отверстие было достаточно широким для метел, но продвижение все равно будет довольно трудным, особенно для Калипсо.
— Я думаю, ты должна лететь первой, а я закрою вход на тот случай, если кто-нибудь зайдет в туалет. И возьми мою метлу, думаю, на ней тебе будет легче, — сказал Орион.
— Хорошо, я пойду, — нервно ответила Калипсо, передавая свою метлу Ориону.
Тот ободряюще сжал ее запястье.
— Все будет хорошо. Я буду рядом.
Она расправила плечи и медленно опустилась в отверстие. Через несколько мгновений Орион потерял ее из виду. Он уселся на метлу и нырнул в трубу, а зависнув в воздухе, обернулся и прошипел:
— Закройся.
Все пространство погрузилось в темноту. Он попытался лететь вниз, но без освещения это было очень трудно. Ему пришлось слезть с метлы. Начался долгий спуск вниз, похожий на бесконечное скольжение. Одной рукой Орион держал палочку со светом, а в другой, по-прежнему, была крепко сжата метла. Все стены были покрыты слизью, но на данный момент Ориона больше волновало, как он упадет. Труба вдруг изогнулась под прямым углом, выпрямилась и оборвалась, выбросив его с влажным чмоканьем. Он приземлился на мокрый пол темного каменного туннеля высотой в человеческий рост.
Калипсо стояла неподалеку в круге света, ее одежда была грязной, волосы встрепаны, но в целом она не пострадала, и даже было видно, как сильно она взволнована происходящим.
— Должно быть, мы сейчас под самым озером, Орион. Это невероятно. Бьюсь об заклад, что где-то должен быть еще один вход в комнату, — сказала она.
Орион ничего не ответил на это: он и так знал, что другой вход существует, и видел, как Воландеморт открывал его. Он выводил на окраину Хогсмида, но Орион не мог им воспользоваться, потому что это вызвало бы подозрения, а Калипсо не могла с этим помочь, так как пришлось бы объяснять, откуда ему об этом известно, а она не знала о его мысленной связи с Воландемортом.
Подняв палочку повыше, чтобы осветить весь туннель, Орион наткнулся на контуры огромных лежащих колец, которые не двигались.
— Борода Мерлина! Это же кожа василиска! — взволновано воскликнула Калипсо, подходя поближе, чтобы рассмотреть ее. — Это бесценный ингредиент для зелий!
Орион закатил глаза, ведь это было вполне ожидаемо:
— Калипсо, мы здесь не для того, чтобы собирать полезные ингредиенты! — нетерпеливо сказал он, но услышав, как недовольно запыхтела Калипсо, решил найти компромисс: — Давай ты соберешь ее на обратном пути?
Они пошли дальше по туннелю, пока не увидели перед собой гладкую стену, на которой были вырезаны две свившиеся в кольца змеи с поднятыми головками, вместо глаз у них блистали огромные изумруды.
— Откройссся, — прошипел Орион.
В стене появилась щель, разделившая змей, и образовавшиеся половины стен плавно скользнули в стороны.
— Вау! Это великолепно! — ахнула Калипсо.
Они стояли на пороге просторной, тускло освещенной комнаты. Уходящие вверх колонны обвивались каменными змеями, которые поднимались до теряющегося во мраке потолка и отбрасывали длинные черные тени сквозь странный зеленоватый сумрак.
Каждый шаг отзывался эхом от перечеркнутых тенями стен. За последней парой колонн, у задней стены, высилась огромная, до потолка, статуя, уже знакомая Ориону по видению: статуя Слизерина, и у ее ног лежала ничком маленькая, облаченная в черное, фигурка с огненно-рыжими волосами.
— Это девчонка Уизли? — бесстрастно спросила Калипсо. — Ее тело хорошо сохранилось. Должно быть, из-за низкой температуры и замкнутости помещения. Что нам с ней делать?
Но Орион едва слышал ее. Его внимание было приковано к черной книжице, валяющейся рядом с телом. Дневник, который помог другой части души Воландеморта обрести тело. Наконец-то он смог бы понять, как Темному Лорду это удалось.
— Я пойду осмотрюсь, Орион, — негромко произнесла Калипсо. — Посмотрю, может где-то есть скрытые комнаты.
Орион рассеяно кивнул, опускаясь на колени перед дневником. Он наложил несколько выявляющих заклинаний, которые ничего не дали. В дневнике не было ни капли волшебства. Он начал листать страницы, но все они оказались пусты, что заставило его нахмуриться. Разве это не должен был быть дневник? Тогда почему в нем никто не писал? И почему в нем нет магии? Как Воландеморту могла помочь воскреснуть обычная книга? Орион повертел книжку в руках. На обратной стороне были изображены инициалы: Т.М.Р.
Горло Ориона пересохло, сердце ушло куда-то вниз, а вся краска схлынула с лица. Множество мыслей пронеслось у него в голове. Он едва мог справиться с объемом обрушившейся на него информации: давние подозрения, сделанные выводы, проведенные разговоры. Он пошатнулся и упал на пол… эмоции, исходящие от медальона… знания Тома о Воландеморте и пожирателях смерти… оправдание действий Темного Лорда…Том и Воландеморт. Линия Гонтов… потомки Слизерина… сходные черты лица… похожие манеры и интонации… На Ориона обрушилось осознание того, что Том… что Том и был Воландемортом.
Орион откинул дневник и, схватившись за голову, издал пронзительный крик: крик гнева, обиды и боли от предательства.
Калипсо бросилась к нему:
— Орион, с тобой все в порядке? Что случилось?
Орион посмотрел на нее, не подозревая, что из его глаз текут слезы, и хриплым голосом ответил:
— Я в порядке. Я… — Он покачал головой, обрывая себя, и сухо спросил: — Ты нашла что-нибудь?
Калипсо смотрела на него взволновано, но ответила:
— Нет, ничего. Никаких скрытых комнат…
Орион с трудом сглотнул и тихо проговорил:
— Ты должна пойти собрать кожу василиска, а я пока все осмотрю. Не теряй времени.
— Ты уверен? Ты не очень хорошо выглядишь.
— Я в порядке, Калипсо! — отрезал Орион. — Просто иди!
Она бросили на него последний взгляд и ушла. Как только она вышла, Орион закрыл двери и вынул медальон.
Том оглядел его и заинтересованно спросил:
— Что с тобой случилось?
Орион пронзил его взглядом прищуренных глаз и яростно прошипел:
— Как ты мог, Том? Как ты мог так поступить со мной? — Он не выдержал и сорвался, слезы снова потекли из глаз. — Я ДОВЕРЯЛ ТЕБЕ! Я РАССКАЗАЛ ТЕБЕ О СВОЕЙ ЖИЗНИ! А ТЫ ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ ЛГАЛ МНЕ! ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ ТЫ БЫЛ ИМ!
— О чем ты говоришь? — испуганно спросил Том, глядя на него широко раскрытыми глазами.
— О ТОМ, ЧТО ТЫ ЧЕРТОВ ЛОРД ВОЛАНДЕМОРТ!
Челюсть Тома упала, но Орион продолжил дальше:
— ТЫ ШПИОНИЛ ЗА МНОЙ ДЛЯ НЕГО? КАКИМ БЫЛ ТВОЙ ПЛАН? ЧТО ТЫ ХОТЕЛ И ЧТО, ЧЕРТ ТЕБЯ ВОЗЬМИ, ТЫ СДЕЛАЛ С МОИМ СОЗНАНИЕМ?




ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
ItasДата: Пятница, 17.12.2010, 23:47 | Сообщение # 66
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
Том побледнел и, казалось, был не в состояние ответить. Орион покрепче схватил медальон, выхватил палочку и навел ее на него.
— Моргана помоги тебе, Том, если ты не ответишь на мои вопросы сию же секунду! — жестко произнес он. — Я не задумываясь уничтожу тебя!
— Как… Как ты узнал? — тихо спросил Том, насторожено поглядывая на палочку.
— Сейчас не ты спрашиваешь! Я задаю вопросы! — мгновенно разозлившись, заорал Орион. — Теперь отвечай на них, черт тебя подери!
Том успел обрести хладнокровие и спокойно сказал:
— Я — Лорд Воландеморт, но я не шпионил за тобой. Он не знает, что я у тебя, у меня нет с ним никакой связи. Я всего лишь его портрет…
— Ты считаешь меня идиотом? — истерически засмеялся Орион. — Я ПРЕКРАСНО ЗНАЮ, ЧТО ТЫ НЕ ПРОСТО ПОРТРЕТ! ТЫ ЧТО-ТО ЕЩЕ! ТАК ЧТО ПРЕКРАТИ НЕСТИ ЭТУ ЧУШЬ И СКАЖИ МНЕ ПРАВДУ!
Том покачал головой и честно сказал:
— Я не шпионил за тобой. Он действительно не знает, что я нахожусь у тебя, и между нами нет связи…
Орион внимательно посмотрел на него и понял, что тот говорит правду.
— Что ты сделал с моим сознанием?
— Ты должен понимать, что для тебя было опасно, знать, что я — Воландеморт. Я наложил блокирующую сеть на твои мысли о том, что я могу оказаться Темным Лордом. Они были там, просто ты их не замечал. Хотя, как я полагаю, ты нашел достаточное доказательство, раз твой мозг смог прорвать защиту.
— Что еще ты смог со мной сделать? — яростно начал Орион. — ЧТО ТЫ ЕЩЕ СО МНОЙ СДЕЛАЛ?
— Ничего, — воскликнул Том. — Я не смог бы сделать что-нибудь еще. Я только мог наложить защиту, потому что мы часто смотрели друг другу в глаза, что и необходимо для ее построения, но больше ничего!
— Ты когда-нибудь использовал на мне легилименцию? — сердито прошипел Орион.
Том покачал головой.
— Нет, я не могу без палочки…
— Тебе не нужна палочка. Воландеморту она не нужна, чтобы наложить легилименс.
— У меня нет таких сил! Не тогда, когда я все еще…— он закрыл рот и не стал продолжать.
— Не тогда, когда ты все еще… что? — отрезал Орион. — КТО ТЫ?
Том ничего не ответил. Орион медленно вздохнул и выдохнул, чтобы успокоиться и трезво мыслить. Он закрыл глаза и вновь просмотрел все свои познания на этот момент. Том говорил правду, насколько он мог судить. Он волшебник и может использовать магию разума, но не больше. Темный Лорд был Томом Риддлом. Орион чувствовал, как болезненно сжимается сердце, но отогнал это ощущение. Том не хотел, чтобы он узнал… чтобы он вошел в тайную комнату… дневник! Конечно! Вот то, чего Том опасался, что он найдет, потому что тогда бы Орион увидел инициалы… на дневнике, что помог душе Воландеморта…
— Нет, — охнул Орион.
Дневник, который скрывал душу Темного Лорда! Вот почему сейчас в нем нет магии! Часть души, что была скрыта в дневнике, помогла заполучить Лорду тело, а дневник стал самым обычным. Девчонка Уизли не была носителем, как Квиррелл, она отдала свои жизненные силы и душу, чтобы Воландеморт смог получить тело! Моргана помоги всем нам! Орион никогда не слышал и не читал о подобном могущественном, непостижимо темном колдовстве. А Том… портрет в медальоне… медальон с необъяснимой магией… дневник с мощной магией. Орион замер. Медальон и дневник… эксперименты Воландеморта в поисках бессмертия… дневник, который содержал в себе душу… медальон, укрывающий часть души.
Орион резко открыл глаза и увидел, как пристально смотрит на него Том.
— Ты часть его души! — ошеломленно выдохнул он.
Глаза Тома испуганно расширились, и только он собрался что-то сказать, как Орион резко добавил:
— Можешь даже не трудиться отрицать это! Я знаю. Я уверен в этом! Это был не вопрос, а простая констатация факта. Есть еще что-то, на что ты способен. Ты мог вытянуть из меня все жизненные силы и возродиться. Почему же ты этого не сделал?
После долгого молчания, за которое Том успел успокоиться, Орион услышал ответ:
— Мне нужно было оценить ситуацию. У тебя я был в безопасности, ты скрывал наличие медальона ото всех. Никто бы не нашел меня у тебя, да и ты бы не позволил забрать меня. Когда ты сказал, что Воландеморт обрел тело, я понял, что мне больше нет смысла возрождаться.
— А если бы этого не было, ты бы использовал меня и в последствие убил? — язвительно добавил Орион.
Том ничего не ответил, и Орион чувствовал, как из его прикрытых глаз текут слезы. Молчание Тома все объясняло.
Но вскоре тишину разрушил его мягкий голос:
— Орион, я бы не сделал этого сейчас. Только не теперь, когда я знаю тебя и забочусь о тебе…
Орион резко открыл глаза, и яростно произнес:
— Я не нужен тебе, Том. Не пытайся меня обмануть. То, как ты поступил — непростительно! Ты — Лорд Воландеморт! Его душа… я не могу в это поверить! Мордред тебя забери, я заботился о тебе, даже любил! А ты оказался им. Порочным, безжалостным колдуном, который убил моих… — Орион замолк, чувствуя, как разрывается от боли его сердце, и печально добавил: — Что ты сделал с собой, Том? Как ты стал таким? Ты разорвал свою душу на три… Я не знаю, как ты это сделал, но ты уничтожил себя сам! Твоя душа, Том! Самая важная и чистая часть волшебника, а ты разорвал ее на куски!
— Я сделал это, чтобы достичь бессмертия, — тихо ответил Том. — Это единственный способ и не такая уж большая цена. Независимо от того, что ты сейчас думаешь обо мне, поверь: ты мне не безразличен.
Орион внимательно посмотрел в синие глаза, и увидел там чистую правду, от чего сердце заболело еще больше.
— Моргана помоги мне, но ты тоже мне не безразличен… несмотря ни на что, — душившие его до этого момента рыдания наконец-то вырвались наружу.
Том тепло ему улыбнулся. Но внутри Ориона разрывали противоречивые эмоции. Том — его наставник, его друг, его доверенное лицо — был Воландемортом. Человеком, который убил его мать, и что, наиболее вероятно, попытается убить его снова, когда узнает, что он Гарри Поттер. Темным Лордом, который безжалостно убил множество людей и так же безжалостно может пытать своих последователей. И он знал, что Том это одобряет. И теперь Орион знал, что даже любит Тома в какой-то степени: пронзительная боль в груди подтверждала это.
Орион посмотрел на портрет глазами, полными невыплаканных слез, и тихо сказал:
— Но это не отменяет того факта, что ты обманул меня. И того, что я не могу этого простить…
Том прищурился и перебил Ориона:
— А ты разве не сделал то же самое?
— Нет…
— Да ты лицемер, Орион, — злобно усмехнулся Том. — Теперь, когда мы откровенны друг с другом, ты тоже мог хотя бы быть честным.
— Я не понимаю, о чем ты… — пораженно ответил Орион.
— Ты умен и проницателен, Орион, — холодно вставил Том, — но не забывай, что я в этом так же хорош. Ты не ожидал, что я когда-нибудь узнаю, не так ли?
— Узнаешь что? — напрягся Орион. Было несколько вещей, которые он скрывал от Тома. Какую же именно он имел в виду?
— Что ты Гарри Поттер, конечно. Только не говори мне, что есть еще что-то.
Орион ахнул и от шока уронил медальон. Из всех возможных вещей этого он ожидал меньше всего.
Когда он немного пришел в себя, то снова поднял медальон.
— О, благодарю тебя за то, что уронил меня, — саркастически начал Том, — как раз этого мне и не хватало.
— Ты использовал на мне легилименцию! — злобно сказал Орион.
— Я же сказал, что не могу, — яростно открестился Том.
— Тогда как… — неуверенно начал Орион.
— Действительно, Орион. Я знаю тебя лучше, чем кто-либо, и ты дал мне множество подсказок. Ты способен говорить со змеями, хотя в роду Блэков никогда не было данной способности. Ты знаешь, что происходит на собраниях пожирателей смерти, и никак это не смог объяснить. Гарри Поттер выжил, отделавшись только шрамом, но шрамом весьма необычным. Уверен, именно он позволяет тебе видеть события глазами Воландеморта и дал возможность говорить со змеями, а также твою потребность научиться окклюменции. Гарри Поттер жил у магглов, а в 10 лет сбежал, примерно в это же время из Азкабана совершил побег Сириус Блэк. Ты сказал мне, что жил в приюте, воспитатели которого злоупотребляли своими полномочиями, но на самом деле ты жил у своих родственников. И я думаю, что твой дядя бил тебя и попытался изнасиловать, после чего ты и бежал. Поэтому ты ненавидишь Дамблдора. У тебя есть свой собственный взгляд на магглорожденных, скорее всего потому, что Лили Поттер была твоей матерью, вряд ли, будь это иначе, она бы полезла под аваду, чтобы спасти тебя. Это также объясняет, почему ты против Воландеморта, так как он убил ее, —Том ненадолго замолчал. — Как я полагаю, ты используешь кровное маскирующее заклинание для сокрытия шрама, ведь так?
Орион изумленно кивнул, а затем, придя в себя, тихо спросил:
— Почему ты не сказал мне, что знаешь, кто я?
— Я надеялся, что в один прекрасный день ты доверишься мне и скажешь сам. Кроме всего прочего, я бы ничего не выиграл от того, если бы ты знал, что я догадался.
— Как ты думаешь, Воландеморт знает?
— Не должен, — уверенно ответил Том. — Но если вы будете проводить много времени вместе, то он все узнает.
—Зачем мне проводить с ним время? — недоуменно спросил Орион.
— Ты должен сказать ему, — проигнорировал вопрос Том.
— Ты с ума сошел? Он меня убьет! — выкрикнул Орион.
— Не теперь, когда он знает, что ты на его стороне, — спокойно ответил портрет.
— Вот почему ты спрашивал меня, хотел бы я быть спасенным Дамблдором от магглов. Ты хотел убедиться, что я твердо стою на темной стороне.
Том кивнул, подтверждая.
— Я уверен в этом. Зная все, что я знаю о тебе сейчас, я уверен, что ты не обратишься к светлой стороне.
— Но Темный Лорд в этом не уверен. Я имею в виду, что он знает, что я хочу быть на стороне тьмы, но если он поймет, что я Гарри Поттер, то я не знаю, какой вес будет иметь эта информация. Я еще не готов.
Том устало вздохнул:
—Когда-нибудь ты должен будешь рассказать ему об этом.
— Когда я буду готов, а сейчас еще рано, — ответил Орион. — Я не дам ему поговорить с тобой.
— Я и не собирался просить тебя об этом, пока ты не скажешь ему, кто ты такой.
— Точно, — коротко согласился Орион, — но даже потом я могу держать тебя у себя.
— Не хочется меня отпускать? — ухмыляясь, спросил Том.
— Только не тогда, когда ты такой дерзкий, как сейчас, — отрезал Орион, а потом, расстроено растрепав свои волосы, печально вздохнул. — Я до сих пор не могу поверить, что ты — это он. Вы такие разные.
— Это не так, — строгим голосом опроверг Том. — Я всегда пытался показать тебе, что он не такое чудовище. Но ты отказываешься это признавать.
— Ты маленький лицемерный злодей! Я совсем об этом забыл. Все эти разговоры о Воландеморте. Ты пытался представить себя в лучшем свете!
Том смущенно опустил глаза:
— Ты должен был оценивать ситуацию объективно…
— Ты хочешь сказать, чтобы я оценивал все с твоей точки зрения, — издевался Орион.
— Ну и что? Что в этом плохого?
Орион закатил глаза:
— Мне нужно идти. Я уже слишком долго здесь. Но разговор еще не закончен. Ты все еще пойман на крючок.
— Ты тоже, — ухмыльнулся Том. — В конце концов, ты не можешь винить меня за сокрытие секретов, когда сам делаешь то же самое.
Орион неприязненно посмотрел на портрет и закрыл медальон. Он повернулся, чтобы посмотреть на лежащий рядом дневник. Тот стал бесполезным, но все плохо обернется, если кто-то вдруг найдет его и прочтет инициалы. Орион вызвал черное пламя на ладони и выпустил его на книжку. Дневник превратился в пыль, а Орион отвернулся и пошел прочь из комнаты, оставляя тело валяться там, где оно и было до этого момента.
Когда он встретил Калипсо, та уже нетерпеливо ждала его, а ее рюкзак был забит кожей василиска. Сказав ей, что тщательно все обследовал, Орион пошел вперед. Чтобы подняться, они использовали метлы, а позже, так никем и незамеченные, они вернулись в общежитие.
Последняя мысль Ориона перед тем, как погрузить в сон, была о том, что Том скрывает от него что-то еще. В конце концов, почему Воландеморт сможет обнаружить, что он — Гарри Поттер, только если они будут проводить много времени рядом? И почему он смог открыть медальон, хотя сделать это был способен лишь Темный Лорд? Может это из-за связи? Но в этом не было смысла, ведь она всего лишь мысленная, а не кровная или какая-нибудь ей подобная.




ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
ОлюсяДата: Суббота, 18.12.2010, 15:16 | Сообщение # 67
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 181 »
biggrin спасибо, порадовали.
А на Хоге я не подписана, т.к. подписана здесь! Так что не забывайте о нас smile



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
аЛисиДата: Суббота, 18.12.2010, 18:08 | Сообщение # 68
Ночной стрелок
Сообщений: 62
« 0 »
о, наконец то прода)))) очень порадовал объм проды) все просто великолепно)и очень интересно)
 
ItasДата: Пятница, 24.12.2010, 19:54 | Сообщение # 69
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
Олюся, я не забываю автор просто не с нашего форума
аЛиси, спасибо




ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
LordДата: Воскресенье, 26.12.2010, 21:47 | Сообщение # 70
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Велеколепно, просто велеколепно biggrin biggrin biggrin А когда будет прода?




"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
ItasДата: Среда, 05.01.2011, 20:59 | Сообщение # 71
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
***
Следующим вечером, пока все носились с приготовлениями к Рождественскому балу, Орион сидел перед зеркалом. Сверху парадной мантии, которую прислала ему Нарцисса, он повязал дурмстрангскую накидку. Мантия имела богатый темно-зеленый оттенок (Нарцисса всегда говорила, что зеленый ему к лицу), а манжеты и воротник были украшены серебром. Нежный бархат, из которого она была сделана, очень приятно прилегал к коже. Когда он укладывал волосы в элегантную прическу — он множество раз видел, как это делал отец, — кто-то подошел сзади и обхватил его за талию.
— Ты выглядишь потрясающе. Даже не думай, что сегодня я выпущу тебя из поля своего зрения, — промурлыкал голос.
Орион встретился взглядом с отражением Лезандера и мягко ему улыбнулся. Обернувшись, он оценил своего парня. Темно-синяя парадная мантия подчеркивала его голубые глаза и придавала ему вид очаровательного принца, хотя все очарование блекло перед ощущением опасности, которое навевала озорная усмешка вампира. И Ориону это нравилось.
Он разочарованно вздохнул.
— Ну, я в этом и не сомневался. Но сейчас уже поздно искать в партнеры кого-то более подходящего.
— После бала я покажу тебе, насколько я подходящий, — игриво прорычал Лезандер. Обхватив Ориона сильными руками, он прижал к себе парня и страстно его поцеловал.
Прервавшись, чтобы сделать вдох, Орион высокомерно произнес:
— Обещания, обещания…
Их перебил Крам, весело наблюдавший за происходящим.
— Нам пора. Директор Вагнаров ждет на корабле, чтобы пойти всем вместе.
Лезандер подхватил свою накидку, и они спустились в общую комнату, где встретились с девушками. Калипсо с высокой прической и в черном атласном платье, выглядывающем из-под накидки, выглядела просто великолепно. Она лукаво улыбнулась, приблизившись к ним и взяв под руку Крама.
Орион приподнял бровь и проговорил одними губами: «Крам?»
Девушка только ухмыльнулась и в сопровождении болгарина покинула общую комнату. Вместе с оставшейся частью делегации Орион и Лезандер последовали за ними.
Когда все добрались до корабля, Вагнаров беглым взглядом оценил их и, кажется, остался вполне доволен. Они направились к Хогвартсу во главе с директором, сразу за ним шли Лезандер и Орион, а следом — остальные ученики.
Двойные дубовые двери медленно отворились перед ними, и Орион увидел в вестибюле толпу студентов, дожидающихся восьми часов, когда, наконец, откроются двери в Большой зал. Те, чьи партнеры учились на других факультетах, рыскали в толпе в поисках друг друга. Вагнаров отошел к другим преподавателям, и Орион принялся рассматривать собравшихся.
Он поймал взглядом Гермиону, которая стояла подле Невилла. Она выглядела совсем не так, как обычно. Она сделала что-то с волосами, отчего они больше не пушились, а были стянуты в гладкий, блестящий и элегантный пучок на затылке. А когда она улыбнулась, Орион заметил, что ее зубы уменьшились по сравнению с тем, как они выглядели в момент их встречи. Вероятно, после заклинания Densuago она их укоротила. Флер в серебристо-серой атласной мантии выглядела ошеломляюще прекрасно, ее сопровождал какой-то парень из Равенкло. Еще он заметил Седрика с симпатичной азиаткой.
Орион улыбнулся, увидев, как к ним приближается группа слизеринцев. Шествие возглавлял Драко. Черная бархатная мантия ему очень шла, а его надменная и самоуверенная походка очень напомнила Ориону Люциуса. Панси Паркинсон в бледно-розовой мантии с множеством оборок с самодовольным и удовлетворенным выражением лица вцепилась в руку Драко, хотя, казалось, сам блондин был не очень этому рад. По бокам шли Крэб и Гойл, следом — Блейз со своим временным парнем из Равенкло. Тео сопровождал Миллисент, которая довольно приятно выглядела в черном платье, зрительно уменьшавшем ее внушительные размеры.
Орион хотел поздороваться с ними, но тут прозвучал голос МакГонаггл:
— Чемпионы, сюда, пожалуйста!
Схватив за руку Лезандера, он последовал за ней. МакГонаггл в парадной мантии в красную клетку, украсившая край своей шляпы довольно уродливым венком из чертополоха, велела им ждать возле двери, пока остальные пройдут внутрь. Процессия из участников с парами должна была войти в Большой зал после того, как все займут свои места.
Флер со своим парнем стояли ближе всего к дверям. Равенкловец был настолько потрясен своей удачей стать кавалером Флер, что едва мог оторвать от нее глаз. Седрик оживленно переговаривался с азиаткой, а Невилл нервно рассматривал свою багровую парадную мантию. Орион тайком подмигнул Гермионе, когда она украдкой взглянула на него. Девушка ответила ему робкой улыбкой и принялась успокаивать своего кавалера.
Когда все расположились в Большом зале, двери отворились, и профессор МакГонаггл велела им построиться парами и следовать за ней. Они так и сделали, и все присутствующие в Большом зале зааплодировали, когда они вошли и продолжили свой путь к большому круглому столу в конце зала, за которым восседали судьи.
Стены покрывал слой сверкающего серебристого инея; усеянный звёздами чёрный потолок украшали сотни гирлянд из плюща и омелы. Столы факультетов исчезли, вместо них всюду стояли небольшие столики человек на двенадцать с горящими на них фонариками.
При виде приближающихся чемпионов Дамблдор счастливо улыбнулся, и Орион понял, что один судья отсутствует. Не было Крауча, вместо него за столом сидел Перси Уизли, высокомерно рассматривающий студентов.
Когда они с Лезандером подошли к столу, Вагнаров многозначительно указал на места рядом с собой. Началось пиршество, и Орион слышал, как Перси Уизли самодовольно рассказывал о своем повышении и том, что его начальник Крауч неважно себя чувствует после происшествия с его домовым эльфом на Кубке мира по Квиддичу, поэтому сейчас отдыхает. Тем временем Флер критиковала убранство Хогвартса, а ее кавалер только глупо кивал каждому ее слову.
Когда с едой было покончено, Дамблдор встал и попросил студентов последовать своему примеру. По мановению его палочки столики отлетели к стенам, освободив центр зала, а около правой стены появилась сцена. На ней стояла барабанная установка, несколько гитар, лютня, виолончель и волынка.
Под восторженные аплодисменты на сцену выскочили «Роковые сестрички» в стильно порванных черных мантиях и с очень растрепанными волосами. Когда они взялись за инструменты, Орион и остальные чемпионы с партнерами прошли на ярко освещенный танцпол.
«Роковые сестрички» заиграли медленную печальную мелодию, а Лезандер взял Ориона за руку и обхватил его талию другой рукой. Они начали медленно кружить по танцполу, пока остальные студенты наблюдали за каждым их движением и комментировали. Вскоре на танцпол вышли все остальные, и Орион заметил неподалеку танцующую с Крамом Калипсо. Не так далеко от них Гермиона часто морщилась из-за того, что Невилл наступал ей на ноги, а Вагнаров вальсировал с мадам Максим. По сравнению с ней он был настолько маленьким, что его макушка едва доставала ей до подбородка, но, несмотря на это, для своих размеров она двигалась довольно изящно. Муди, то есть, э-э, Барти чрезвычайно неуклюже танцевал тустеп в паре с профессором астрономии, которая нервно шарахалась от его деревянной ноги.
Орион услышал финальную дрожащую ноту, изданную волынкой, и, когда «Роковые сестрички» закончили играть, зал наполнился аплодисментами. Лезандер отошел за напитками, а Орион приблизился к Калипсо и Краму, чтобы пригласить девушку на танец.
Когда «Роковые сестрички» снова заиграли, он обхватил ее за талию и начал вальсировать.
— Итак… Крам? Это и был твой большой секрет? А как же бедняга Снейп? — спросил он шутливо.
Калипсо подкатила глаза.
— Вряд ли бы у меня получилось уговорить профессора стать моим кавалером, не так ли?
— Ах, так ты все-таки проявляешь к нему интерес? — игриво ухмыльнувшись, спросил Орион.
— Возможно, — робко улыбнулась девушка. — В любом случае, я пошла с Виктором, потому что он хотел пригласить девчонку Гренджер, а та уже согласилась пойти с Лонгботтомом. Поэтому он пригласил меня, и я согласилась. Он даже вполне ничего, и не то, чтобы мы разговаривали по душам или что-то в этом роде, но ведь он стал нашим другом, не правда ли?
— Да, — ответил юноша. — Он хороший парень. Хоть мы и не часто общались с ним в Дурмстранге, на самом деле для этого было не так уж и много возможностей, ведь мы постоянно находимся среди одногодок. Но он очень поддержал меня. И не злился, когда именно я стал чемпионом.
Калипсо только кивнула, и Орион решил ее подразнить:
— Итак, расскажешь мне о своих планах по совращению неуловимого преподавателя Зельеварения?
Девушка врезала ему по голове и с усмешкой произнесла:
— Неуловимый, да? То-то я его здесь не заметила. Интересно, где же он.
Парень фыркнул.
— Наверняка назначает взыскания ничего не подозревающим студентам. — Тут он стал очень серьезен. — Так он тебе правда нравится? Только ответь честно.
Девушка вздохнула.
— Орион, он намного старше меня. Даже если и так, вряд ли бы у меня что-то вышло.
— Но я впервые вижу, чтобы ты проявляла к кому-то интерес. Если он тебе и правда нравится, то возраст не помеха.
— Мне плевать на его возраст, но ведь он никогда не обратит на меня внимания, — сказала Калипсо. — Для него я всего лишь маленькая девочка, и, кроме того, я учусь в Дурмстранге, а он преподает здесь. Когда этот год закончится, я больше никогда его не увижу.
— Ну, ты сможешь увидеть его на собраниях, когда станешь старше, — ответил Орион. — А раз ты хочешь начать еще до окончания учебы, то посмею сказать, что ты увидишься с ним уже через год или два. К тому времени тебе уже будет семнадцать, и по закону ты будешь взрослой. Так что ты вполне сможешь начать с ним отношения.
Девушка засмеялась.
— Ты такой романтик и оптимист. Разумеется, через два года у него уже кто-нибудь появится. К тому же, он меня даже не запомнит.
— Не похоже, чтобы у него сейчас были отношения с кем-то, и еще мы знаем, что он выполняет очень опасную работу для Него. Не думаю, что у него остается так уж много времени на романтику или хотя бы настояние для нее, — задумчиво проговорил юноша. — А если хочешь, чтобы он тебя запомнил, то просто поговори с ним о зельях после урока. Ты же одна из лучших по Зельеварению в Дурмстранге. Уверен, что у вас найдется множество тем для разговора.
Калипсо одарила его испытывающим взглядом.
— И почему ты так хочешь, чтобы я была с ним? Я думала, ты его ненавидишь.
Парень вздохнул и тихо ответил:
— Я его не ненавижу. Но и не симпатизирую ему. Просто я его понимаю. Думаю, у него была тяжелая жизнь, да и, как ты говорила раньше, он очень умен и силен. Я считаю, что он заслуживает чего-нибудь получше. К тому же, я вполне могу представить тебя рядом с ним. Кажется, вы чудесно друг другу подойдете. Ты слишком умна и рассудительна, чтобы встречаться с кем-то нашего возраста, мальчишка бы быстро тебе наскучил.
— Ты прав, — ответила девушка. — Но то же самое я могу сказать и о тебе. Тебя я тоже не представляю с кем-то нашего возраста.
Орион взглянул на нее, нахмурившись.
— Ну, сейчас я встречаюсь с одногодкой и не скажу, что мне скучно.
Калипсо хмыкнула.
— Возможно, не сейчас, но со временем…
— Ты не считаешь нас с Лезандером хорошей парой? — удивился парень.
Она какое-то время рассматривала его, а потом осторожно произнесла:
— Не пойми меня неправильно, мне нравится Лезандер, но я видела, какой ты с ним, и хотя ты чувствуешь себя счастливым, ты не влюблен в него. Думаю, для тебя это просто увлечение…
— Я люблю его, — с осуждением в голосе перебил ее Орион.
Калипсо понимающе взглянула на него и сочувственно сказала:
— Может, ты и вправду так считаешь, но на самом деле это не так. Я думаю, ты все поймешь, когда встретишь свою половинку. В ваших с Лезандером отношениях только он обычно выступает активной стороной. Только ему хочется всегда быть с тобой, а ты только соглашаешься и принимаешь его ухаживания, но никогда сам не проявляешь активности. Да и, к тому же, у вас совершенно разное будущее. Не знаю, задумывался ли ты об этом, но что будет с вами, когда ему придется вернуться к своему клану, а тебе — принимать участие в войне? Видишь ли, вы принадлежите двум совершенно разным видам. Вы не подходите друг другу.
— И почему все постоянно твердят одно и то же? — раздражено дернулся юноша. — Все это можно согласовать. Мы с Лезандером уже говорили о нашем будущем, и он согласен с тем, что я буду участвовать в войне. Ну, по крайней мере, на данный момент. Может, он и не все понимает, но готов дать мне возможность достичь собственных целей.
— Но только и всего. Он не понимает твоих целей или той важности, которую имеет для нас эта война. Он смотрит на все это со стороны, и его вид не хочет принимать в этом никакого участия. И, как ты выразился, он готов дать тебе возможность достичь собственных целей. Разве не замечаешь, как это звучит? Тебе придется постоянно объяснять причины, по которым ты участвуешь в этой войне, и я уверена, он попытается держать тебя от всего этого подальше. — Она вздохнула. — Орион, я считаю, что он прекрасный человек, но реальность такова, что ты темный волшебник, и только темные волшебники по-настоящему понимают друг друга. Только другой темный маг сможет понять, что именно тобой движет.
Пока Орион обдумывал ее слова, к ним подошел Драко. Только что закончилась песня, и вот-вот должна была начаться следующая.
Блондин взглянул на Ориона и тихо спросил:
— Можно тебя на танец?
— Э-э, конечно, — ответил тот, выныривая из собственных безрадостных мыслей.
Калипсо отступила от Ориона и перевела взгляд с одного на другого.
— Пойду найду Леза и приглашу его танцевать, — тихо произнесла она, а потом скрылась в толпе.
Драко взял Ориона за руку, а другой обхватил его талию и закружил по танцполу.
Сейчас Орион мог заметить, что главный стол пустовал: Дамблдор танцевал с МакГонаггл, мадам Максим с Хагридом, Людо Бэгмен с учителем Гербологии, а Вагнарова нигде не было видно.
Юноша взглянул на Драко и увидел, что тот внимательно за ним наблюдает. Усмехнувшись, он спросил:
— Так значит… Панси, да? А еще говорил мне, что она не твоя подружка.
Блондин поморщился.
— Она шантажировала меня. У меня не было выбора. К счастью, мне наконец удалось вырваться из ее лап.
Орион от всего сердца рассмеялся.
— Шантажировала? Тебя? Слизеринского принца? Ну и ну, у нее, должно быть, был очень сочный компромат, раз ты пошел на это.
Драко сердито на него посмотрел и саркастично произнес:
— Рад, что мои проблемы тебя забавляют.
Орион усмехнулся.
— Да-да. — Склонив голову на бок, он спросил: — Что у нее на тебя?
— Ничего, что заслуживает внимания, — отмахнулся блондин.
Орион недоуменно приподнял бровь, но решил не продолжать.
— А ты, значит, вернулся к Лезандеру? — не без труда спросил Малфой.
— Да, — счастливо отозвался Орион. — Мы решили проблему, и теперь все хорошо. Я и вправду вел себя довольно глупо, мне следовало бы намного раньше выслушать его.
Драко на это ничего не ответил.
— Знаешь, а это первый раз, когда мы танцуем вместе, — тихо сказал он.
От удивления Орион вскинул брови.
— Ты прав. Я об этом даже не задумывался. — Он улыбнулся партнеру. — Но я рад, что сейчас мы танцуем. Ты и правда великолепно двигаешься. Так же хорошо, как и Лезандер, а это настоящий комплимент.
— Я танцую намного лучше, чем он, — высокомерно протянул Малфой. В доказательство своих слов он закружил парня и умело поймал его.
Орион рассмеялся.
— Хорошо, сейчас я тебе верю.
Драко только усмехнулся.
— Но ты тоже отлично танцуешь. Не многие смогли бы следовать за мной так же плавно, как ты. Мне кажется, мы хорошая пара.
— Да, — улыбнувшись, признал Орион. — Тебе давно писали родители? — спросил он.
— Недавно. Я так думаю, они уже говорили тебе, что мы отправимся в московское поместье, чтобы принять участие в зимнем сезоне?
Орион кивнул.
— Да, твоя мама рассказывала. — Он вздохнул. — Я думаю, что там будут только балы и все…
— И почему тебе настолько не нравятся балы, если ты так прекрасно танцуешь? — усмехнулся блондин.
— Не то, чтобы они мне не нравились, — искренне ответил Орион. — Просто зачастую они довольно скучны и утомительны. А я люблю проводить каникулы спокойно, в окружении семьи, а не в кругу незнакомцев.
— Понимаю, — кивнул ему Драко. — Но я сомневаюсь, в этот раз тебе удастся улизнуть. — Он огляделся и, аккуратно вынув палочку, наложил вокруг заглушающее заклинание. — Планируется обширная деятельность по привлечению на нашу сторону новых сторонников, и балы прекрасно послужат для этой цели, — прошептал он.
Брови Ориона поползли вверх, и он зашептал в шею блондина:
— Так же, как и на балу по случаю моего дня рождения?
— Почти, только с большим размахом, — ответил Драко. — Они хотят привлечь больше иностранцев, поэтому кроме обычного состава там будет много новых людей. И я думаю, что во время балов в какой-нибудь отдельной комнате будут проходить тайные совещания.
— Он тоже будет участвовать? — еле слышным шепот.
— Да. Именно он приказал моим тете и дяде все это устроить.
— Становится все интересней, — пробормотал Орион. — Я рад, что дело не стоит на месте. Думаешь, нам разрешат присутствовать?
— Не знаю, — произнес Драко одними губами. — Это зависит от Его решения. Но я знаю, что отцу бы хотелось, чтобы мы узнали, как ведутся подобные переговоры.
— Он сам тебе об этом сказал? — от удивления голос прозвучал еще тише. — Люциус хочет, чтобы мы с тобой выучили азы дипломатии?
Малфой кивнул.
— Да. Как ты и говорил, он готовит меня и сейчас хочет, чтобы мы разобрались в этом.
— И он не считает нас слишком маленькими? — очень настороженно прошептал Орион.
— Только не для политики. Чем скорее мы освоим это искусство, тем лучше. И я весьма этому рад. Мне нравится политика и дипломатия и всегда казалось, что это очень увлекательно. Отец учил меня основам с десяти лет, но раньше я никогда не присутствовал при настоящих переговорах. Если нам разрешат наблюдать, это станет прекрасным подспорьем для обучения.
Орион только изумленно кивнул.
— Ты прав, это было бы потрясающе. — Затем он обеспокоенно пробормотал: — Но разве не слишком опасно собирать такое большое количество темных волшебников в одном месте? Если кто-нибудь из приглашенных проболтается не тому человеку, все может закончиться катастрофой.
Драко покачал головой и еле слышным шепотом произнес:
— Приняты все меры безопасности. Во-первых, поместья, в которых будут проходить балы, окружены древней защитой, которая отразит любую атаку, и внутри гости будут в полной безопасности. Будут присутствовать даже сбежавшие из Азкабана. Еще одной предпринятой мерой будет то, что все принявшие приглашение должны будут подписать магический контракт, который просто не позволит им говорить о собрании с кем-либо еще. Они не смогут рассказать, о чем там говорилось, или кто присутствовал, или где оно проходило.
Орион нахмурился.
— А какова плата за нарушение контракта?
— Смерть, — невозмутимо ответил блондин.
Орион ахнул и недоверчиво зашептал:
— И люди подписывают это? Даже зная, что если они нарушат клятву, их убьет собственная магия?
— Да. Это еще один вид проверки для тех, чьи заявления недостаточно искренни. Как только ты открываешь приглашение, ты должен либо принять его, подписав магический контракт, либо подписаться об отказе. Те, кто подписывают отказ, тоже связаны специальным заклинанием, которое не позволит им рассказать кому-либо, что они получали приглашение, так что с этой стороны не может быть утечки о собраниях темных магов. Таким образом, о том, что мы проводим вербовку, не должна узнать ни одна живая душа.
— Ух ты, — изумленно произнес Орион. — Все очень тщательно спланировано.
— Действительно, — ответил Малфой самодовольно. — Никто не собирается рисковать.
Тут кто-то похлопал Ориона по плечу, и, оглянувшись, он наткнулся на рассерженного Лезандера. Орион выпучил глаза, осознав, что на протяжении всего разговора они с Драко перешептывались на ухо, тесно прижавшись друг к дружке. Потому что даже при заглушающем заклинании, которое наложил блондин, при обсуждении подобных вопросов никогда не помешает перестраховаться. Отступив от Драко, он снял заклинание.
Скрестив руки на груди, Малфой всем своим видом дразнил Лезандера, а тот только грозно взглянул на него и, схватив Ориона за руку, направился к вестибюлю. Они вышли из школы сквозь распахнутые настежь двери и вошли в усаженный розами сад в гробовом молчании.
Сад был заполнен летающими волшебными огоньками, которые мерцали и подмигивали, когда юноши проходили мимо. Вскоре они уже шли по извилистым тропинкам в окружении кустарников и каменных статуй. Орион слышал плеск воды: должно быть, рядом бил фонтан. Повсюду на резных скамейках сидели парочки. Лезандер потащил его по одной из тропинок через заросли роз, а потом остановился, чтобы взглянуть на него.
— Ну и что это было? — холодно спросил вампир.
Орион вздохнул и устало ответил:
— Ничего, Лез, мы просто разговаривали о зимних каникулах.
Тот свирепо на него посмотрел.
— И из-за этого стоило так плотно прижиматься к нему? Или шептаться друг другу на ушко?
Юноша запустил пальцы в волосы, не догадываясь, какой беспорядок там учинил.
— Мы обсуждали очень щекотливые вопросы, о которых никто не должен был слышать, — устало проговорил он. Взглянув на Лезандера, он попытался объяснить, что именно имел в виду: — Ну, ты понял, на что я намекаю.
Вампир прищурился.
— И ты хочешь, чтобы я поверил, что на ухо друг дружке вы перешептывались о войне?
— Да! — раздраженно воскликнул Орион. — Именно этим мы и занимались, и именно в это ты должен поверить. — Затем он устало прибавил: — Мы уже обсуждали это. Я с тобой. Мне больше никто не нужен. Так что пора бы тебе прекратить подозревать меня в изменах, потому что я бы никогда не поступил с тобой так.
Лезандер собирался было ответить, но тут Орион услышал знакомый голос и мгновенно прикрыл парню рот, чтобы лучше расслышать обрывок разговора.
— …не вижу поводов для беспокойства, Вулкан, — равнодушно произнес голос Снейпа.
— Северус, нельзя притворяться, что они не ищут его и что он не находится в опасности! — встревоженный голос Вагнарова прозвучал приглушенно.
— Твой друг сам вырыл себе могилу, — послышался холодный голос Снейпа. — Никто не в силах ему помочь, Вулкан, ни ты, ни кто-либо еще. Его будут пытать и, вероятнее всего, убьют, и с этим ничего нельзя поделать.
— Но Игорь не собирался выдавать их имена, — сурово произнес Вагнаров. — Он не заслуживает такой участи за то, что не был в состоянии контролировать. Они подмешивали ему в еду Веритасерум, Северус. Я только прошу тебя, чтобы Он узнал об этом.
— Он и так знает, но это не изменит его решения. Измена есть измена, и Он не прощает этого, — невозмутимо прозвучал голос Снейпа. — Мой единственный совет: передай ему залечь на дно, что он и так прекрасно делает.
Из-за угла показались Вагнаров и Снейп. Со злобным выражением лица учитель Зельеварения вынул палочку и принялся подрывать розовые кусты. С визгами из многих кустов повыскакивали темные фигуры.
— Десять очков с Равенкло, Фоссет! — зарычал Снейп, когда мимо него пробежала девушка. — И еще десять очков с Хаффлпаффа, Стеббинс! — прибавил он бегущему за ней юноше.
Прямо в тот момент, когда Орион ухватился за Лезандера в попытке скрыться, Снейп заметил их.
— А вы двое что тут делаете? — прищурился он.
Орион заметил, что Вагнаров слегка встревожился, увидев их здесь.
— Мы гуляем, — невозмутимо ответил Орион. — Это пока не запрещено законом?
— Ну и гуляйте дальше! — прорычал Снейп и пронося мимо. Его черная мантия развивалась позади.
Вагнаров шагнул к юношам и коротко произнес:
— Никому ни слова о том, что вы тут слышали.
Он хотел направиться к замку, но тут Орион поймал его за рукав.
— С ним все будет в порядке? — тихо спросил он.
Вагнаров прищурился, и юноша тихо продолжил:
— Просто однажды он помог мне. Я не хочу, чтобы его нашли. Надеюсь, он выживет.
— Я тоже на это надеюсь, — выражение лица директора немного смягчилось, и он продолжил свой путь.
Орион устало вздохнул, и Лезандер, забыв о споре, положил руку ему на плечо.
— Они говорили о Каркарове, да? — тихо спросил он.
Орион обернулся к нему лицом и так же тихо ответил:
— Да. Когда авроры держали его в министерской тюрьме, они подмешивали в еду небольшие порции Веритасерума, чтобы в день суда он смог выболтать имена всех Пожирателей, которых знал. Помимо прочих, именно из-за него Лестренджей упрятали в Азкабан. А теперь… ну, похоже, что теперь на него открыли охоту. Но директор прав, Каркаров невиновен. — Он немного помолчал, а потом прибавил с опасением: — Я действительно надеюсь, что они никогда его не поймают. Он не заслуживает такой участи.
Вампир кивнул и убрал руку с его плеча.
— Если он смог скрываться так долго, то его шансы выжить довольно высоки. Не переживай.
Орион поджал губы и кивнул. Но он знал, что однажды Каркарова поймают, ведь Воландеморт не отменит на него охоту. Еще он чувствовал долг перед бывшим директором, потому что тот, в конце концов, дал ему порт-ключ с изображением Даров смерти и велел разыскать Дары, велел тренировать темную магию и ни за что ее не бояться. В некотором смысле именно Каркаров в свое время больше всех ему помог. И, кажется, Вагнаров как-то помогает бывшему директору. А он и не знал, что они дружили. И Вагнаров просил Снейпа обсудить случай Каркарова с Воландемортом. В таком случае, это означало, что сам директор не был Пожирателем. Но, с другой стороны, он называл Снейпа по имени, а значит, они были хорошо знакомы. Вероятно, это означает, что Вагнаров был просто сторонником, но никогда сам не имел Метки. И директор был довольно силен, вполне достаточно для того, чтобы выказывать поддержку Воландеморту, отказавшись при этом стать Пожирателем.
Орион с Лезандером вернулись на бал ровно в полночь, когда «Роковые сестрички» только закончили свое выступление. Напоследок зал громко зааплодировал, и все начали расходиться. Многие жаждали продолжения веселья, но Орион был абсолютно счастлив возможности вернуться в постель. За последние дни произошло так много, что он чувствовал себя совершенно обессиленным.
***
Когда он лег в кровать, к нему присоединился Лезандер, и они прижались друг к дружке под одеялом. Орион закрыл глаза и невразумительно что-то промычал от удовольствия, когда вампир запустил руку ему в волосы. Лезандер усмехнулся и принялся легонько целовать его шею, тем временем расстегивая рубашку пижамы. Орион застонал: как же он скучал по этим восхитительным прикосновениям. Открыв глаза, он тепло улыбнулся своему парню. Тот улыбнулся в ответ и, быстро стянув с него верх пижамы, принялся нежно поглаживать его обнаженную грудь. Орион снова застонал, соглашаясь на ласку, и крепко обнял парня, начав целовать его шею.
Одним быстрым движением Лезандер оказался сверху и вовлек его в страстный поцелуй. Орион медленно стащил с парня рубашку и провел пальцами по его спине, наслаждаясь обжигающим теплом кожи вампира. Будто бы он целую вечность не касался его. Как же он соскучился. Счастливо выдохнув, он игриво прикусил мочку уха Лезандера, когда тот снова принялся целовать его шею. Орион обхватил руками шею парня и напросился на еще один статный поцелуй. Наслаждаясь умелыми движениями языка вампира, он чувствовал, как тот нежно поглаживает его тело, медленно приближаясь к поясу. Орион все сильнее возбуждался, когда партнер начал игриво теребить пояс его пижамы, продолжая тем временем поцелуй. Он чувствовал, как эрекция Лезандера упирается в его собственную, и застонал, когда парень прижал к нему бедра. Он сильнее обхватил тело вампира и качнул бедрами навстречу, когда почувствовал, как к нему в штаны проскользнула его рука. Раньше они никогда не заходили так далеко, но ощущения были настолько потрясающими, что ему не хотелось, чтобы это когда-нибудь кончалось. Пальцы Лезандера обхватили его член, и Орион выгнул спину, громко застонав.
Вампир остановился и, взглянув в его полузакрытые глаза, нежно спросил:
— Тебе хорошо? Мне продолжить?
Орион инстинктивно кивнул и хрипло ответил:
— Да. Это потрясающе.
Лезандер улыбнулся и продолжил свои ласки, а Орион целовал его, обхватив за плечи. Он едва мог ясно мыслить. Теплые пальцы Лезандера вокруг члена просто сводили его с ума. Он снова качнул бедрами, чтобы усилить нажим медленно двигающейся руки вампира, и прошептал:
— Лез, прошу, укуси меня.
Тот лукаво ухмыльнулся и, продолжая двигать рукой, прижался к шее парня и незамедлительно вонзил клыки в его гладкую теплую кожу. Он чувствовал, как кровь Ориона наполнила его рот, и принялся нежно посасывать его шею, застонав, когда ощутил изысканный вкус его крови.
Орион почувствовал странное тепло вокруг одного из пальцев, но едва обратил на это внимание, ощутив, как вампир начал посасывать его шею, и нарастающее от этого возбуждение. Лезандер стал двигать рукой быстрее, и, дернувшись навстречу прикосновению, Орион громко застонал от удовольствия. Он потерялся в невероятных ощущениях, одновременно охвативших его тело, и едва осознавал, что один из его пальцев продолжает настойчиво пылать. Запустив пальцы в волосы парня, он снова дернул бедрами навстречу обхватившей его твердой руке. Лезандер прекратил сосать его шею, и, когда вызванное поцелуем вампира возбуждение начало спадать, Орион наконец-то понял, что один из его пальцев болезненно пылает. Он удивленно поднес руку к лицу и увидел, что его кольцо зловеще светится.
Лезандер дикими глазами посмотрел на него и ахнул:
— Орион…
Но окончания фразы юноша не услышал, потому что в эту секунду его тело пересекло пространство, и он очутился на незнакомом холодном полу. Он сильно испугался, потому что находился уже не в своей постели. Вот только где? С трудом поднявшись, он тряхнул головой, чтобы избавиться от заполнявшего ее тумана, вызванного возбуждением. Со все еще ноющим членом он подтянул штаны выше, почувствовав, как грудь обдало холодным дыханием комнаты.
Когда он уже собирался осмотреться, чтобы опознать место своего пребывания, он услышал из-за спины холодный голос.
— Мне очень не нравится, что после вызова тебя приходится ждать. В следующий раз ты должен прибыть незамедлительно.
Орион обернулся и испуганно ахнул, когда в нескольких шагах от себя заметил стоящего возле трона Воландеморта. О нет, отчаянно подумал юноша. Только не он! Только не сейчас!
Волшебник осмотрел его и прищурился.
— И еще ты должен быть соответствующе одет.
Орион все еще смотрел на него дикими глазами и с открытым ртом. Багровый взгляд Воландеморта медленно изучал каждый дюйм его обнаженного тела.
Юноша немедленно обхватил себя руками. Он чувствовал себя таким незащищенным, таким уязвимым… и молил Моргану, чтобы выпирающая из штанов эрекция, наконец, прекратилась, пока он не умер от стыда.
Воландеморт приблизился к нему, и Орион заметил, как его алые глаза замерли на его шее, в ту же секунду шрам пронзила неимоверная боль. Чтобы сдержать крик, он прикусил язык и отступил от Воландеморта, лицо которого сейчас носило убийственное выражение. Орион уперся в стену и в страхе взглянул на темного волшебника.
Тот с силой схватил его за горло, заставив голову завалиться набок. Багровые глаза пылали бешенством, и он яростно зашипел:
— Что это? Ты позволил тому вампиру укусить тебя!
Орион усилил свои защитные барьеры, чтобы отгородиться от ярости Воландеморта, но этого оказалось мало. В попытке унять крики боли он прокусил язык и теперь мог чувствовать во рту привкус собственной крови. Голова будто раскалывалась на части.
Свободной рукой Воландеморт неистово вцепился в его обнаженное плечо и с силой впечатал парня в стену.
— Отвечай! Это ты позволил ему укусить тебя?
— Да! Прекратите! Мне больно! — в отчаянии воскликнул Орион. Он попытался отодрать от горла руки Воландеморта, но хватка того была слишком крепкой. Тогда он решил отпихнуть от себя волшебника, но тот перехватил его запястья.
Темный маг выпустил его горло и силой заставил его смотреть вверх, все еще болезненно сжимая его запястья. Полные боли глаза Ориона встретили его взгляд, и Воландеморт яростно зашипел:
— Чтобы больше никто не метил тебя, слышишь? Ты мой последователь! И никто, кроме меня, не имеет права ставить на тебе меток!
Юноша покачал головой.
— Это не метка! Это всего лишь укус…
Темный Лорд сердито толкнул его к стене и зарычал:
— Укус — это и есть метка! Либо это был его последний укус, либо ты прекратишь встречаться с этим вампиром!
Орион яростно вырвал свои запястья из захвата Воландеморта и попытался оттолкнуть его.
— Я не прекращу с ним встречаться! И с кем встречаться — это мое личное дело!
Тот схватил парня за плечи и разъяренно произнес:
— Это ни в коем случае не твое личное дело! Ты последний оставшийся Блэк из основной линии, и, следовательно, ты будешь с тем, кого я для тебя выберу! И, разумеется, это будет не вампир!
Орион прищурился и сердито огрызнулся:
— Я вступлю в брак по расчету, потому что являюсь главой рода Блэк, но в то же время я могу быть с тем, с кем мне вздумается! И вы ничем не сможете помешать!
— Я твой Лорд, и ты будешь подчиняться мне! — прорычал Воландеморт.
— Вы лидер темной стороны, и я воюю за Темную сторону, но вы не мой Лорд! — яростно зашипел юноша. — Вы не мой Господин! Я не один из пресмыкающихся перед вами Пожирателей смерти, которыми вы можете помыкать! И если вы заставите меня сделать то, что мне не нравится, я больше не стану вас поддерживать! Вот в чем состояло наше соглашение!
Воландеморт пронзил его прищуром багровых глаз и сердито зашипел:
— Я не терплю угроз! Если ты оставишь мою сторону, я просто убью тебя!
— Ваша сторона — это Темная сторона, а ее я никогда не покину, — грозно ответил Орион. — Так что нет причин убивать меня. Но то, что я поддерживаю Темную сторону, вовсе не означает, что я буду слепо подчиняться вашим приказам! Я уже говорил раньше и снова повторяю, что хочу быть вашим последователем, но не потерплю, чтобы ко мне обращались, как к собственности!
Глаза Темного Лорда вспыхнули, и он тихо произнес:
— Ох, ну ведь ты и есть собственность. МОЯ собственность.
Орион рассвирепел и попытался оттолкнуть его от себя.
— Я не принадлежу вам! Я никому не принадлежу!
Воландеморт ухмыльнулся и ласково провел пальцами по челюсти парня, шипя при этом:
— Ты в этом уверен? — Он обхватил лицо Ориона и, глядя ему прямо в глаза, низко прошипел: — Если бы я захотел сделать тебя своим, то с легкостью мог бы этого добиться, и ты бы не сопротивлялся. — Он пристально взглянул на парня и вкрадчиво добавил: — Ты бы сам пожелал, чтобы я взял тебя, и ты бы не смог меня остановить.
Все еще смотрящий на Воландеморта Орион округлил глаза и не смог сдержать дрожь, пробежавшую по телу от его свистящих слов. И, потрясенно разглядывая лицо волшебника, он вдруг заметил его сходство с Томом. То же лицо, тот же голос, только глаза другие, другие слова произнесены. А так как он узнал, что Воландеморт и был Томом, его сердце сжалось от боли, потому что перед ним был не его Том. Но все же, глядя в эти малиновые глаза, он каким-то образом мог разглядеть в них Тома. И это сильно смутило его, потому что он презирал Воландеморта, презирал то, как он с ним обращался, но когда тот нежно погладил его, перед глазами снова всплыл Том. Как же долго он желал, чтобы Том стал реальным? Как долго он хотел прикоснуться к нему? И, даже не осознавая собственных действий, он потянулся к лицу Воландеморта и нежно коснулся его щеки.
Глаза Темного Лорда расширились, и он попятился от Ориона. От этого нежного прикосновения внутри у него все встрепенулось. Почему мальчишка это сделал? Зачем он так к нему прикоснулся? Заглянув в прекрасные изумрудные глаза мальчика, он увидел в них смесь растерянности, боли и тоски. И он не понял ни этого, ни собственной реакции на его прикосновение.
Когда юноша понял, что именно он только ч




ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
ItasДата: Среда, 05.01.2011, 21:16 | Сообщение # 72
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
Когда юноша понял, что именно он только что сделал, он выпучил глаза, а его рука безвольно повисла вдоль туловища. Потрясенный собственными действиями, он отступил от Воландеморта. Тот смотрел на него с непередаваемым выражением лица.
Юноша громко сглотнул и, не смотря в сторону волшебника, произнес дрожащим голосом:
— Я… мне жаль. Не знаю, что… почему я это сделал… — Чтобы успокоиться, он несколько раз медленно вдохнул и выдохнул. Через несколько секунд он уже вернул самообладание и взглянул на Воландеморта, его лицо не выражало никаких эмоций. — Вы вызвали меня. Ради чего?
Тот развернулся и сел на свой трон. Затем, бесстрастно взглянув на Ориона, он произнес:
— У меня для тебя задание. Хочу, чтобы ты наблюдал за Невиллом Лонгботтомом, а потом рассказал мне, что выяснил. Необходимо узнать о его способностях и силе. Еще я хочу, чтобы ты проследил, часто ли вызывает его Дамблдор в свой кабинет.
Юноша кивнул.
— Я смогу это сделать. Это будет легко. Еще я планирую на Рождественских каникулах поговорить с портретом Финиаса. Он сможет рассказать, о чем Дамблдор говорит с мальчишкой. После этого я представлю вам полный отчет.
— Хорошо, можешь идти, — произнес Воландеморт высокомерно.
Орион нахмурился.
— У меня нет палочки. Я не могу активировать порт-ключ.
Темный Лорд поднялся и быстро подошел к нему.
— Покажи мне свое кольцо.
Юноша поднял руку.
— Э-э, до того, как вы отправите меня назад. Можете сказать, почему я переместился сюда, если не активировал его?
— Когда ты не ответил на вызов, я сам активировал твой порт-ключ, — отрезал Воландеморт. — Пусть это будет в последний раз.
Орион кивнул, а потом, нахмурившись, проговорил:
— А могу ли я как-нибудь активировать его без вашего вызова? Как Пожиратели с Метками?
— И зачем тебе это? — с подозрением произнес Темный Лорд.
— Чтобы прийти с отчетом, — бесстрастно ответил юноша. — Ну и… если случится что-нибудь важное, будет полезно, если я смогу известить в первую очередь вас.
Воландеморт направил палочку на кольцо Ориона и пробормотал под нос заклинание, после которого кольцо на мгновение потемнело, а потом снова вернулось в прежнее состояние.
— Готово, — коротко сказал он и тут же активировал порт-ключ, наблюдая, как юноша исчезает с его глаз.




ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
ОлюсяДата: Воскресенье, 24.11.2013, 18:14 | Сообщение # 73
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 181 »
Тема закрыта в связи с её заморозкой.


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Наследник рода Блэков (ГП/ЛВ, ГП/НМП, R, AU, макси, 24гл, замерз)
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск: