Армия Запретного леса

Вторник, 22.08.2017, 00:25
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 1 из 3123»
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Тайна одного мага (ГП/ДМ,R,AU/Приключения/Роман,макси,50гл, заморожен)
Тайна одного мага
АстрономаДата: Воскресенье, 05.07.2009, 21:10 | Сообщение # 1
Химера
Сообщений: 488
« 14 »
Название фанфика: Тайна одного мага
Автор: Дирана
Рейтинг: R
Пейринг: ГП/ДМ
Персонажи: Гарри Поттер, Драко Малфой, Сириус Блэк, Джинни Уизли, Невилл Лонгботтом
Жанр: AU/ Приключения/ Роман
Размер: макси
Статус: в работе
Саммари: В этом мире Избранным является не Гарри Поттер, а Невилл Лонгботтом, Волдеморт выбрал именно его в ту роковую ночь. В этом мире о Гарри Поттере почти никто ничего не знает, а сам Гарри тихо и спокойно без особый приключений учится в Хогвартсе на Гриффиндоре. Учителя его не замечают, как впрочем, и однокурсники. Но вот Война снова стала разгораться, и весь мир снова оказался на грани. Так какое значение в этом мире имеет высокий зеленоглазый брюнет с бронзовой кожей? И кто такой Дневная Тень, которого ищут вампиры, чтобы навсегда истребить его? ООС всех героев, ГП/ДМ.
Разрешение на размещение: получено
 
АстрономаДата: Понедельник, 20.07.2009, 07:05 | Сообщение # 2
Химера
Сообщений: 488
« 14 »
Глава 6 Интерес повышается

Все смотрели на вампира, который чуть побледнел, но на этот раз скорее от ярости, чем от чего-либо другого. Драко был обеспокоен состоянием друга, потому что видел, как в зеленых глазах мелькнули красные искорки, незаметные, если не знать, чего ждать. Как только гриффиндорец сел, то по классу стали пробегать шепотки. Панси повернулась к блондину.
- Еще один гриффиндорец, какой ужас, - вздохнула она.
- Лучше слушай нового профессора, - фыркнул раздраженно Малфой.
Девушка удивленно посмотрела на него. Он выглядел обеспокоенным и немного нервным. Что-то явно повлияло на него, но вот что, оставалось для нее загадкой.
Гарри скрылся в тени, отбрасываемой шкафом. Он почти возненавидел Блэка за то, что тот заставил его подняться и раскрыться перед всеми. Большинство из тех, кто сейчас сидел в классе, даже понятия не имел о нем, а теперь они все активно обсуждают его. Он слышал каждое слово, каждую мысль и видел, какими взглядами смотрят на него. И все это ему не нравилось.
Как только прозвенел звонок, то юноша почти сбежал. Поттер мгновенно покинул ненавистный теперь кабинет и скрылся в толпе. Драко выскочил за ним, но как всегда не успел за своим сверхбыстрым другом. Однако в отличие от остальных он знал, где можно найти этого скрытного брюнета.
- Ты опять сбежал, - заметил слизеринец, входя в самую темную секцию библиотеки.
- Это не побег, это тактическое отступление, - пробормотал Гарри в ответ, сидя на подоконнике и наблюдая за студентами в окно.
- Ты как? – блондин приблизился к другу.
- Ненавижу подобные казусы, - честно ответил вампир.
- Все ученики теперь взволнованы, - сообщил он.
- Знаю, я слышал каждый их разговор, - кивнул Поттер.
- Ты выдержишь? – рука Малфоя опустилась на плечо брюнета.
Гарри обернулся и внимательно посмотрел на друга. Зеленые глаза словно светились изнутри, и блондин в который раз задал себе вопрос, в чем причина этого. Возможно, сущность гриффиндорца, а может нечто иное.
- Ты должен как можно скорее поговорить с крестным, Дрей, - внезапно заявил вампир.
- Ты меняешь тему, - усмехнулся Драко.
- Возможно, но сейчас наши проблемы, связанные с Пожирателями, важнее, - усмехнулся он.
- Хорошо, я поговорю с крестным как можно скорее, - кивнул блондин.
- Прекрасно, - улыбнулся Поттер.
- Драко, ты здесь? – неожиданно в секцию заглянула Панси, сопровождаемая Блейз Забини, ее лучшей и единственной подругой, и Теодором Ноттом.
Гарри, почувствовавший их приближение, исчез в тени. Драко чуть грустно улыбнулся, а потом обернулся к остальным, держа в руках фолиант и надев свою вечную маску. Он весьма жалел о том, что не может открыто общаться с теми, кто ему дорог. Юноша быстро покинул секцию, зная, что Гарри все еще там и ради него всегда скрывается, если их застают вместе.
- С кем ты там говорил? – спросила Панси с подозрением.
- Ни с кем, - фыркнул Драко, идя вперед и не обращая особого внимания на очередной приступ истерики у девушки.
- Ты мне изменяешь? – визгливо спросила она, начиная терять терпение.
- Изменяю? – поразился парень.
- Я знаю, у тебя кто-то есть, - заявила она с почти змеиным шипением.
- А тебя это волновать не должно, Паркинсон, - фыркнул юноша.
- Я твоя невеста и это мое дело! – заявила она.
- Жаль тебя расстраивать, но ты не моя невеста и никогда ей не будешь, - хмыкнул аристократичный блондин, с превосходством смотря на нее.
- Жаль тебя расстраивать милый, но наши родители уже подписали брачное соглашение, - передразнила его девушка.
- Ты меня ничуть не расстроила, однако, мне доподлинно известно, что наши родители разорвали помолвку, так что тебе ничего не светит, Паркинсон, - усмехнулся Малфой.
- Этого не может быть, - возразила она.
- Ты считаешь? Мы Малфои, мы можем сделать все, что захотим.
«Почти», - добавил про себя парень.
В этот момент четверка слизеринцев зашла в кабинет, мигом сделав абсолютно невыразительные лица. Что бы не происходило на их факультете, то это оставалось только между ними, а остальные оставались в неведении. Северус, знавший о том, что Люциус планирует заставить Драко принять метку и послал ему об этом письмо, внимательно наблюдал за крестником. Он надеялся уберечь юношу от той ошибки, что совершил когда-то сам.
В это время Гарри как раз вышел из библиотеки и неожиданно с кем-то столкнулся. Он был крайне удивлен, что его вампирский слух не услышал приближения человека, однако, когда он посмотрел на того, кто стоял рядом с ним, то все сразу стало понятно. Этот человек, а вернее оборотень, был очень необычным, поэтому иногда Поттер не замечал его.
- Профессор, Люпин, простите, - пробормотал юноша, опуская глаза, в который стала разгораться невыносимая ненависть к существу рядом с ним.
- Мистер Поттер, ничего страшного, - улыбнулся тепло Ремус.
Неожиданно он резко втянул воздух. Его обоняние уловило легкий запах вампира, который витал в воздухе. Гарри сразу же понял, что происходит, поэтому чуть отодвинулся от преподавателя. Юноша не собирался открывать свою истинную сущность.
- Простите, мне пора на урок, - пробормотал он, пытаясь побыстрее уйти.
Однако Ремус хотел еще немного поговорить с парнем, было что-то не так, и он не мог определить, что именно. А еще это был сын его лучших друзей, поэтому в его мыслях скользили варианты различных вопросов, которым возможно было задержать гриффиндорца.
- У вас ведь уже был урок с профессором Блэком? – спросил оборотень быстро.
- Да, сэр, - кивнул неохотно вампир, втянутый в такую неприятную беседу.
- И как вам новый учитель?
- По одному уроку сложно сказать.
- Но у вас же сложилось какое-то впечатление.
- Не совсем, скорее отрывочное.
- Не поделитесь?
- Это личное, сэр.
- Простите, что лезу.
- Ничего страшного. Я понимаю, что вам хочется узнать, как идут дела у вашего друга.
- Точно.
И прежде чем до Ремуса дошло, что Гарри назвал Сириуса его «другом», юный волшебник уже исчез, словно его здесь и не было. И только странный аромат, витающий в воздухе, напоминал об этом странном разговоре, в котором одному из участников очень не хотелось участвовать. А сам Гарри, вконец морально измотанный за этот день, просто переместился по тени на свое место в классе, оставшись, к своей удаче, незамеченным.

Тем же вечером в доме на Гриммуальд-Плейс 12, принадлежащем Сириусу Блэку, состоялось экстренное собрание Ордена Феникса, на котором присутствовали Аластор Грюм, старый друг Дамблдора и лучший аврор, Нимфадора Тонкс, тоже талантливый аврор и умелый метаморфомаг, Артур и Молли Уизли, Минерва МакГонагалл, Августа Лонгботтом, воспитавшая своего внука, Сириус Блэк и Ремус Люпин, а также Северус Снейп и сам Альбус Дамблдор.
- По какому поводу собрание, господин директор? – спросила декан Гриффиндора.
- У нас есть весьма ценные новости относительно Волдеморта, - сообщил задумчиво белобородый старик, смотря на остальных.
- И что же произошло, Альбус? – спросил Аластор.
- У Тома появился новый могущественный союзник, - сообщил директор.
- И кто же? – настороженно спросила Тонкс.
- Все вы знаете, что в прошлом он старался заполучить помощь вампиров, сейчас он снова связался с ними. И в этот раз Принц, считающийся самым древним и сильным вампиром, согласился на его предложение, но он выставил одно условие.
- И какое? – спросил Сириус
- Принцу нужен некий охотник на вампиров, скрывающийся под именем Дневная Тень, - произнес Альбус.
- Дневная Тень? – переспросил Грюм.
- Тебе известно что-то еще, Аластор? – все повернулись к аврору.

- Нам приходили донесения о том, что среди вампиров ходит слух о некоей Дневной Тени, способной уничтожить любого вампира. Последнее его присутствие было зафиксировано этим летом в Венеции, когда был уничтожен один из сильнейших кланов, - произнес маг.
- Ты уверен? – переспросил Дамблдор.
- Более чем, Альбус. Дневная Тень – враг вампиров, но мы не знаем, кто он.
- Он был бы нам полезен в борьбе с ними, - произнес старик.
- Значит, стоит сделать его своим союзником, - заключил Артур.
- Чтобы сделать его нашим другом, для начала, требуется найти его, - язвительно произнес Снейп, сидя на своем стуле с презрительной миной на лице.
- Нам нужно опросить других охотников, - произнес Ремус.
- Они, скорее всего, ничего не знают, - заметил Грюм.
- Но надо начать хотя бы с этого, - вздохнул Дамблдор.
- Хорошо, но кто этим займется? – все мгновенно обернулись к Ремусу.
- Нет, к охотникам я даже приближаться не стану, - решительно помотал головой оборотень.
- Сириус?
- У меня работа и кое-что еще, - директор понимающе кивнул.
- Аластор?
- Хорошо. Только это займет время, ведь охотники не доверяют никому, особенно, магам.
- Время у нас пока есть. Волдеморт тоже не знает, с чего начать поиски.
- Прекрасно. Тогда собрание окончено, Сириус, задержись ненадолго, - произнес Альбус.
Как только все остальные покинули комнату, то седовласый волшебник приблизился к своему бывшему ученику и присел рядом с ним. В последнее время Сириус немного приуныл, поэтому директор хотел немного пообщаться с мужчиной.
- Что-то случилось, мальчик мой? – спросил Дамблдор.
- С чего вы взяли, директор? – спросил брюнет, натянуто улыбаясь.
- В последнее время ты весьма опечален чем-то. Могу я помочь тебе?
- Только если заставите Гарри принять меня.
- А-а, юный Поттер. Он весьма тихий и скромный юноша, в отличие от своего отца.
- Он не просто скромный, он вообще необщительный. Я не знаю, с какой стороны к нему подступиться. Он выглядит таким мрачным.
- Возможно, у него какие-то проблемы дома.
- А где он живет? Какая у него семья?
- Он живет с сестрой Лили, насколько я знаю.
- Что?! Вы отдали его этой… женщине?!
- Что не так, Сириус?
- Она ненавидит магию и все, что с ней связано. Она даже Лили ненавидела.
- Сириус, мальчик мой, я не уверен, что все так плохо. Она, скорее всего, очень любит и заботиться о Гарри.
- Я бы хотел в этом убедиться. Могу я навестить их семью?
- Только если во время выходных.
- Конечно, директор.

А тем временем в гостиной Гриффиндора началось привидение плана Гермионы в активную стадию. Джинни и Гермиона вместе сели на диван с книжками, а Рон напротив мрачного более обычного брюнета. Невилл сидел с Дином и исподтишка наблюдал за своим лучшим другом и Гарри. Сегодня они решили попытаться снова разговорить Поттера.
Сам же вампир еле сдерживал собственное раздражение, готовое превратиться в ярость, и тогда всем не поздоровиться. Он снова уткнулся в скучную трансфигурацию и старался отвлечься от мыслей о том, что на него иногда поглядывают семикурсники, присутствовавшие на уроке, когда новый профессор заставил его подняться и перед всеми назвать свое имя.
- Привет, - веселый голос Рона оторвал его от мыслей.
- Отвали, - отозвался Гарри, не отрывая глаз от книги.
- Прости? – переспросил рыжий.
- Отвали, - громче повторил брюнет.
- Не хочешь сыграть в шахматы? – Рон решил пропустить мимо ушей грубость.
Поттер опустил книгу и посмотрел на собеседника. Тот, не выдержав долгого взгляда зеленых глаз, отвел взгляд. Дневная Тень фыркнул, но тем не менее решил, что сейчас стоит немного поиграть по их правилам, чтобы потом посильнее обломать их. Драко оценит подобную выходку. От воспоминания о друге на сердце немного потеплело.
- Хорошо, только какова ставка? – по-деловому осведомился брюнет.
- Ставка? – удивился Уизли.
- Именно. На что играем?
- Ну… - протянул Рон, не зная, что ответить.
- Если Рон выиграет, то ты пойдешь с нами на выходных в Хогсмид, - рядом с парнями нарисовалась Джинни.
- А если я? – с интересом спросил вампир.
- То пойдем с тобой мы, - ответила она.
- Нет, если выиграю я, то вы не лезете ко мне до конца недели, - хмыкнул Поттер.
- Делать нам больше нечего, - фыркнул Рон.
- Оно и видно, - кивнул Гарри.
- Так вы будете играть? – спросила ехидно рыжая девушка, присаживаясь на подлокотник кресла брата.
- Конечно, - и Рон достал шахматную доску.

- Как у него это получилось? – сокрушался голубоглазый парень, сидя в кругу друзей.
Гермиона, Невилл и Джинни тоже были удивлены. Они не ожидали, что этот мрачный брюнет так хорошо играет в шахматы. Он легко обыграл Рона. Иногда казалось, что своими действиями он словно насмехается над лучшим другом Героя.
- Он играет лучше тебя, - выдавил Лонгботтом.
- Спасибо, Нев, утешил, - воскликнул обиженно рыжий юноша.
- Согласись, Рон, он сделал тебя как младенца, - хмыкнула Джинни.
- Но откуда он так играть научился?
- Этот Поттер сплошная загадка. Неудивительно, что Сириус боится к нему подступиться.
- Да, он очень необычный, - задумчиво произнесла Гермиона.
- Что у тебя на уме? – поинтересовался Невилл.
- Нам надо чуть больше узнать о нем. К тому же мы проиграли ему целую неделю.
- И все-таки что-то в нем не так, - заявил шатен.
- Нев, не будь таким параноиком. Он обычный волшебник, просто немного нелюдимый.
- Немного? – переспросил он удивленно.
- Ладно, очень.
- Но рядом с ним у меня побаливает шрам.
- Ты говорил директору? – осведомилась Гермиона.
- Да, Герм, но он сказал, что это просто побочный эффект связи.
- Тогда нечего беспокоиться.
- И все равно…
- Нам пора спать, - внезапно оборвала его шатенка, поднимаясь.
- Но… - хотел было возразить Рон.
- Спать, - рявкнула девушка.
Парни опасливо глянули на нее и сочли за лучшее послушаться. Как только юноши убежали, то девушки тоже ушли. Через пару минут гостиная опустела совсем, тогда из тени, отбрасываемой камином на стену, вышел Гарри. Он уселся около камина, смотря на огонь. Из его головы не выходил подслушанный разговор.
- Значит, они хотят больше узнать обо мне. Вряд ли у этих магов получится, - хмыкнул он.
Неожиданно в окно постучалась абсолютно черная сова. Вампир оглянулся и немного нахмурился, так как этой птицей пользовался его информатор из Пожирателей, обязанный ему своей жизнью. Это был весьма ненадежный, но очень ценный человек.
Юноша подошел к раме и открыл ее, впуская вместе с совой прохладный ночной воздух. Птица влетела и приземлилась прямо у камина, намереваясь согреться. Юноша подошел и присел рядом, забирая письмо, привязанное к ее лапке. При прочтении Поттер чуть нахмурился.
«Хм, видение Лонгботтома оказалось правдивым. Волдеморт ищет меня. Что ж, надо быть еще осторожнее, не хотел бы я попасть к Пожирателям в руки», - подумал парень, кидая послание в огонь, уничтожающий эту улику против него

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:16 | Сообщение # 3
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 7 Сын Джеймса Поттера

Рано утром, пока все еще спали, Драко тихо покинул гостиную своего факультета и направился к комнатам своего декана, который по совместительству был и его крестным отцом. Он остановился около портрета одного из самых известных зельеваров Средневековья Эдуарда Зловонного, прозванного так за свой самый известный состав.
- Гордость мага, - произнес он тихо пароль.
Портрет сразу же отъехал в сторону. Юноша прошел в комнату, где за столом уже сидел полностью готовый к новому дню зельевар. Северус поднял голову и внимательно посмотрел на своего крестника.
- Что-то случилось, Драко? – спросил он спокойно.
- Да, я уверен, что ты уже знаешь, что именно, - ответил блондин.
- Твой отец прислал тебе письмо, - кивнул мастер зелий.
- Да, он хочет, чтобы я присоединился к Темному Лорду на каникулах.
- А ты что об этом думаешь?
- Я уже давно об этом не думаю, крестный.
- Почему же?
- Тут не о чем думать, я уже принял решение.
- И какое же?
- Не глупый ли это вопрос для столь умного человека, как ты, крестный? Если бы я хотел прислуживать этому красноглазому уроду, то я бы сюда не пришел бы и сообщил бы Волдеморту, кто шпионит в его стане.
- Ты знаешь? – брюнет понял, что парень уже давно догадался о его настоящей стороне.
- Это было легко вычислить, - пожал плечами юноша.
- Правда?
- Для того, кто тебя знает, - хмыкнул Драко.
Неожиданно ему в голову пришел Гарри, который как-то иначе выяснил это, но все методы брюнета оставались для слизеринца загадкой, на которую разгадки он не искал, веря, что однажды вампир сам все расскажет.
- Это успокаивает. Ты кому-нибудь говорил? – спросил Северус.
- Я похож на дурака?
- Нет, ты Малфой и ты мог подстраховаться.
«Хорошо ты меня знаешь, крестный», - хмыкнул мысленно блондин.
- Эту информацию я никому не могу доверить, если хочу избежать участи вечного слуги, - честно ответил парень.
- Хорошо, что ты хочешь?
- Защиты от Волдеморта.
- Ты должен поговорить с директором.
- Я надеюсь, что ты сможешь организовать мне встречу с ним наедине.
- Почему наедине?
- Есть вопросы, которые я хотел бы обсудить только с ним.
- Хорошо, Драко. Есть еще что-то?
- Всегда есть что-то еще, крестный, но не всегда мы об этом знаем, - туманно изрек слизеринец прежде, чем покинуть комнаты своего декана.
- Настоящий Малфой, - хмыкнул Северус, возвращаясь к работе.
Драко, покинув своего крестного, направился на площадку Северной башни, где его ждал Гарри, а в этом он был стопроцентно уверен. За все годы их дружбы слизеринец научился чувствовать, где именно в данный момент находится его гриффиндорский друг.
- Гарри, доброе утро, - улыбнулся блондин.
- Привет, Дрей, - ответно улыбнулся брюнет, сидя на окне и держа в руке серебряный кинжал.
- Я знал, что ты здесь, - произнес Малфой.
- Это получается только у тебя, - фыркнул Гарри.
- Что именно? – удивился Драко.
- Находить меня всегда и везде, - отозвался с ноткой веселья в голосе вампир.
- Это не так уж плохо.
- Но это удивительно.
- Я поговорил с крестным.
- Что он сказал?
- Он устроит мне встречу с Дамблдором.
- Это прекрасно. Что ты хочешь потребовать от старика?
- Защиту себе и матери.
- Да, вам нужна легальная защита, однако, я не считаю, что Нарциссе стоит оставаться в доме твоего отца. Там ей грозит большая опасность.
- Ты можешь ее забрать в ближайшее время?
- На выходных, когда мы пойдем в Хогсмид. Я перемещу ее в свой замок, однако, мне надо будет, чтобы ты предупредил ее об этом, иначе она может не согласиться.
- Хорошо. Что там у тебя с Лонгботтомом?
- Он подозревает меня, но отчаянно пытается стать моим другом.
- Почему?
- Я еще не знаю.
- Что? Я впервые слышу, чтобы ты не знал о чем-то, что касается тебя самого.
- Все бывает, - хмыкнул гриффиндорец.
- Я не знаю, что предложить директору.
- Кто-то еще надо мной смеялся.
- У тебя есть что-то на уме?
- У меня всегда есть что-то на уме.
- Поделишься?
- Мне стало известно, что Орден Феникса начал поиски Дневной Тени.
- Что?!
- Ты можешь сказать, что тебе известно, как найти Дневную Тень.
- Мне это известно?
- А разве нет?
- Как мне обосновать это?
- Дневная Тень - охотник на вампиров, поэтому скажи, что он спас тебя от них.
Драко внимательно посмотрел на друга.
- Ты уверен?
- Для твоей же безопасности тебе лучше подстраховаться тем, что им нужно.
- И ты готов к раскрытию?
- Рано или поздно это произойдет.
- Хочешь, чтобы это было на твоих условиях?
- Если я играю, то правила игры устанавливаю сам.
- Я рад, что я не твой враг.
- Я тоже этому рад.
На первый урок Гарри почти опоздал. У Гриффиндора была Трансфигурация. МакГонагалл была необычно рассеянной, ее мысли были заняты Дневной Тенью, о котором они вчера говорили. Он занял все ее мысли, поэтому женщина даже не почувствовала осторожное и искусное проникновение в свои мысли. Вампир быстро просмотрел ее сознание и осторожно, чтобы не навредить, покинул ее голову. Ментальные способности вампиров издревле поражали магов.
Невилл внимательно наблюдал за брюнетом. Он заметил, что ненадолго взгляд того словно остекленел, а потом парень чуть заметно улыбнулся, явно довольный. Только вот чем именно?
- Герм, он очень подозрительно себя ведет, - заявил он, поворачиваясь к подруге.
- Невилл, успокойся и слушай профессора, - ответила устало девушка.
- Но он… - попытался возразить шатен.
- Нев, друг, у тебя начинается паранойя, - Рон похлопал Героя по спине.
- Мистер Уизли, мистер Лонгботтом, минус пять баллов с Гриффиндора за разговоры не по теме урока, - Минерва остановилась около своих учеников.
Гарри не сдержал злорадной ухмылки. Оба гриффиндорца мгновенно замолчали и стали писать конспект. Поттер внимательно следил за действиями и движениями Золотого Трио, однако сам не понимал, почему это делает. Остальная часть дня пролетела совсем незаметно для него. Во время обеда Гарри ощутил на себе еще один внимательный взгляд. Он поднял глаза и уставился в небесно-голубые глаза самого Дамблдора. В то же мгновение он ощутил, как кто-то стал ломиться сквозь его ментальный блок.
«Пошел вон», - нанес он в ответ мысленный удар.
Дамблдор не ожидал, что юноша владеет окклюменцией и легилименцией, поэтому он не успел вовремя защититься от атаки. У него из носа капнула капелька крови. А Поттер быстро покинул Большой зал. Ремус, внимательно следившей за вампиром все это время, поразился тому, как ловко юноша лавирует в толпе, словно ненавидит прикосновения.
- Рем, что с тобой? – спросил Сириус.
- Да так, - покачал головой оборотень. – Кстати, что вчера от тебя хотел директор?
- Мы поговорили о Гарри.
- С ним что-то не так?
- Нет. Только вот я не знаю, как к нему подступиться. Мы говорили о том, где мой крестник провел свое детство.
- И где же?
- Его отдали Петунии, сестре Лили.
- Но насколько я помню, Лили говорила, что ее сестра ненавидит магию.
- Да, но Дамблдор меня уверил, что Гарри там любят.
- Что-то мне в это не вериться.
- Он разрешил мне навестить Дурслей в эти выходные, когда студенты будут в Хогсмиде.
- Я хочу сходить с тобой.
- Прекрасно.
В этот момент Северус подошел к директору и шепнул ему что-то. Дамблдор кивнул, зельевар кинул выразительный взгляд крестнику и ушел. Директор улыбался, однако мгновенно его мысли вернулись к неудачному проникновению в мысли Гарри Поттера. Юноша оказался не так прост, как он думал.
Гарри быстро вышел за пределы замка, направляясь в сторону избушки школьного лесничего Хагрида. На подходе к домику на юношу внезапно налетел Клык, сбил его с ног и оскалился, уперевшись лапами в грудь гриффиндорца. Пес почувствовал в парне вампира. В то же мгновение брюнет схватил собаку за горло и сжал руку. Раздался жалостное поскуливание.
- Клык, фу! – к ним уже бежал Хагрид.
Гарри, не желая себя компрометировать, отпустил пса. Зверь в ту же секунду отбежал от него, спрятавшись за хозяина.
- Прости, - пробасил профессор ухода за магическими существами.
- Ничего страшного, - отозвался брюнет, приподнимаясь и потирая ребра. – У вас весьма недружелюбный пес.
- Клык никому не причинит вреда, - заступился за животное полувеликан.
- Да вы что? – иронично изумился гриффиндорец.
- Такое впервые, - смущенно признался мужчина.
- Интересно, и почему именно я удостоился подобного приема?
- Клык чует плохих людей.
- Вы хотите сказать, что я плохой?
- Нет, что ты. Ты же гриффиндорец.
- И как моя принадлежность к факультету влияет на это?
- Кстати, кто ты такой? Новенький?
- Нет, профессор, я Гарри Поттер и учусь здесь уже шесть лет.
- Поттер? Сын Джеймса?
- Вы знали моего отца? – заинтересовался вампир.
- Да, он был очень веселым юношей.
- Правда?
- Да, в свое время он был сорвиголовой, он вместе со своими лучшими друзьями мог устроить любой розыгрыш. Близнецы Уизли по сравнению с ними просто малые дети.
- Интересно было бы послушать, - произнес Гарри.
- Сейчас начнется урок, поэтому у нас нет времени поговорить. Может, придешь сегодня вечером ко мне? – предложил Хагрид.
- И вы расскажете мне о школьных годах моего отца?
- Если ты этого хочешь.
- Да, хочу.
- Прекрасно. Буду тебя ждать.
В этот момент Гарри заметил приближающееся Золотое Трио, поэтому поспешно отошел. Лесничий неуверенно посмотрел на парня, затем на Клыка.
- И чего ты так напал на него? Он хороший волшебник, - произнес полувеликан, потрепав пса по загривку.
В этот момент к Хагриду приблизились гриффиндорцы. Невилл потрепал Клыка по голове, а собака радостно стала облизывать парня в ответ.
- Хагрид, а о чем это ты сейчас с Гарри разговаривал? – спросила Гермиона.
- Да о его отце, - простодушно ответил он.
- Правда? И его это заинтересовало?
- Ага, он согласился придти ко мне вечером, чтобы я рассказал ему о школьных годах его отца и его друзей. Только почему Сириус еще не рассказал ему?
- Он боится подступиться к Гарри, он очень недружелюбен.
- Правда? А мне показалось иначе, только вот Клыку он что-то не понравился.
- Хм, Клыку, говоришь?
- Ага, Клык на него набросился, а потом отпустил.
- Это странно, - произнес Невилл, кидая выразительный взгляд на подругу.
- Ладно, надо урок начинать. Вон уже и слизеринцы пожаловали, - пробасил Хагрид, отходя от неразлучной троицы.
Драко заметил, что Гарри стоял в стороне и задумчиво смотрел на избушку лесничего. Когда на пару мгновений изумрудные глаза встретились с серебристыми, то Поттер чуть качнул головой, говоря, что поговорят они потом, сейчас не подходящее время. Слизеринец отвернулся от друга и надменно обвел всех гриффиндорцев своим обычным презрительным взглядом.
- Герм, я же говорю тебе, что этот Поттер очень подозрительный, - Невилл продолжал гнуть свою линию.
- Успокойся, Невилл, - спокойно произнесла она.
- Но, Герми, даже Клык… - шатен не желал молчать.
- Герм, у тебя есть идея? – неожиданно спросил Рон, смотря на свою подругу.
- Да, я придумала, как помочь Сириусу, - заявила она.
- Как? – хором спросили парни.
- Если сегодня Гарри идет к Хагриду, чтобы узнать насчет своего отца, то… - намекнула она.
- То? – переспросили юноши.
- То Сириус тоже может случайно навестить своего старого друга и заодно рассказать Гарри о том, что он был лучшим другом его отца, - закончила девушка.
- Герми, это гениально, - заявил Рон и поцеловал подругу в щеку.
Шатенка зарделась от похвалы, а еще больше от поцелуя. Невилл только покачал головой, его друзья совсем как малые дети. Так любят друг друга и так слепы.
- Ребят, а урок уже начался, - кашлянул Герой.
- Ой, точно, - воскликнула девушка, кинувшись в сторону вольеров.
- Нев, друг, идем, - вздохнул Рон.
Гарри пришел самым последним и остался как всегда незамеченным. Если бы только он не думал о том разговоре с Хагридом, то он услышал бы план Гермионы. Поэтому сегодня вечером его ждет сюрприз. А вот будет ли он приятным или нет, покажет только время. И еще пара фактов, о которых он пока еще даже не подозревает.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:16 | Сообщение # 4
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 8 Интерес Гарри

После урока Драко заметил, как Гарри отошел к Запретному лесу и скрылся за одним из деревьев. Блондин, отослав от себя своих телохранителей, немного постоял, смотря, как уходят остальные ученики, а потом решительно направился к лесу. Он зашел за тоже дерево, ожидая увидеть там брюнета, но там было пусто.
- Привет, - Гарри вышел прямо из тени дерева, заставляя Драко вздрогнуть.
- Любишь эффектные появления? – хмыкнул блондин.
- Какой вампир их не любит?
- Что произошло? – вернулся к делу Малфой.
- Хагрид знал моего отца, - произнес Гарри тихо.
- Ты уверен? – переспросил слизеринец.
- Он не лгал. Он пригласил меня к себе вечером на чай.
- Ты пойдешь?
- Да, я пойду, - Гриффиндорец смотрел в какую-то точку за спиной друга.
Драко знал, что для брюнета тема его родителей очень важна. Он всегда пытался узнать о них, но не очень преуспел в этом. Все сведения о Поттерах и их друзьях были отрывочными и неполными. Почти ничего. И теперь у него появился маленький шанс узнать больше.
- Если хочешь, я могу пойти с тобой, - предложил Драко.
Вампир внимательно посмотрел на блондина. Тот был уверен в своих словах, хотя и мог выдать свою дружбу с гриффиндорцем. Гарри оценил такой жест поддержки.
- Не надо, я лучше после этого зайду в твою комнату и расскажу тебе об этом. Тебе лучше поговорить с Дамблдором, думаю, он позовет тебя на беседу, - произнес Поттер.
- Отлично. Кстати, нам пора на уроки, - заметил аристократ.
- У меня же руны, прости, - и гриффиндорец исчез.
- Всегда он так, - вздохнул Драко с легкой улыбкой.
В это же время Гермиона как раз спешно искала Сириуса, надеясь рассказать о том, что она придумала. Нашелся мужчина в комнатах Ремуса. Старые друзья сидели на диване и что-то обсуждали, когда вошла девушка.
- Гермиона, здравствуй, - улыбнулся приветливо Сириус.
- Сириус, у меня есть план, - сообщила она, присаживаясь рядом с магом.
- Ты о чем? – не сразу понял мужчина.
- Ты хочешь сблизиться с Гарри или нет? – девушка выжидающе посмотрела на профессора.
- Я тебя внимательно слушаю, - маг смиренно сложил руки на коленях.
- Сегодня у Хагрида состоялся интересный разговор с Гарри, - произнесла она.
- Что? – удивились оба мужчины.
- Ну, Хагрид сказал, что Клык сначала напал на Гарри, а потом они поговорили немного, и речь зашла о его родителях, - торжествующе выдала девушка.
- И что? – поторопил ее оборотень.
- Они с Хагридом договорились, что Гарри придет к нему сегодня вечером, чтобы поговорить о родителях, - закончила гриффиндорка.
- И ты хочешь, чтобы там был и Сири? – догадался Люпин.
- Ну, возможно, что он просто прогуливался вечером перед сном и решил зайти поболтать со старым другом, а там случайно оказался и Гарри, - намекнула шатенка.
- Гермиона, ты просто чудо, - в порыве чувств Сириус обнял девушку.
- Сирии, не перестарайся, - засмеялся Ремус.
- Прости, - Блэк с виноватым лицом отпустил волшебницу.
- Ничего, но главное для тебя, это заинтересовать Гарри.
- Я понял. Спасибо, Гермиона.
- Отлично, а теперь мне пора. Я и так уже опоздала. Удачи, Сириус, - и с этими словами девушка убежала на урок.
- Рем, я смогу поговорить с Гарри! – радовался брюнет.
- Только будь аккуратен, не дави на него и не выдавай сразу новость о том, что ты его крестный. Сначала узнай его чуть получше и постарайся, чтобы и он проникся к тебе симпатией.
- Ты говоришь так, как будто он наш враг, к которому мы должны подобраться как можно ближе, - нахмурился Блэк.
- Прости, наверное, привычка, - повинился оборотень.
- Кстати, ты что-то говорил о Дневной Тени, - напомнил брюнет.
- Да, я и раньше слышал о нем, говорят, что он спасает людей.
- Это же здорово.
- Но и то, что он… не совсем человек.
- Что ты имеешь в виду?
- Говорят, что по силам он равен вампирам.
- И что в этом такого? Он считается лучшим охотником, по крайней мере.
- Не странно ли это?
- К чему ты ведешь?
- Я думаю, что он сам вампир.
- Не смеши меня, зачем ему в таком случае уничтожать своих собратьев.
- Вот этого я не знаю.
- Рем, не стоит в каждом видеть потенциального врага. Скорее всего, он просто очень силен и тренирован, вот и его воспринимают так, как будто он вампир. У страха глаза велики.
- Я все думаю, что не стоит откидывать эту версию.
- Возможно, но давай лучше подождем еще сведений от Грюма.
- Да. Дождемся.
В это же время у Драко было дополнительное занятие по зельеварению, которое Снейп проводил специально для юноши, считая, что у него невероятный потенциал.
- Драко, директор хочет поговорить с тобой сегодня вечером, - сообщил зельевар.
«Как и предсказывал Гарри. И откуда он все знает?» - подумал блондин.
- Прекрасно, - сдержанно ответил парень.
- Ты уверен в своем решении? – неожиданно снова спросил мужчина.
- Да, крестный, как никогда.
- Тебе ведь есть, что скрывать?
- У всех свои тайны, крестный.
- Директор может попросить тебя стать шпионом.
- Я не соглашусь.
- Тогда на что ты рассчитываешь?
- Крестный, об этом я буду говорить только с самим директором.
- Знаешь, твоя мать беспокоится за тебя.
- Знаю. И с ней я еще поговорю.
- Хорошо, - Северус понял, что ничего не добьется от своего крестника. Когда Драко не хотел говорить, то разговорить его не мог никто, кроме Гарри, но об этом уж точно никто не знал.
Тем же вечером под внимательным взглядом Гермионы, Гарри покинул гостиную своего факультета, направляясь в домик Хагрида. Юноша почувствовал взгляд девушки, но не особо обеспокоился, успев привыкнуть к этому. К тому же он выиграл целую неделю спокойствия, однако парень не сомневался, что потом эти компания начнет с утроенным интересом лезть к нему. Но сейчас эти проблемы отошли на второй план, поскольку Драко был для вампира гораздо важнее, а теперь его безопасность зависела частично и от самого Гарри, а точнее от Дневной Тени, которого теперь разыскивает Орден Феникса.
Думая обо всем этом, Поттер прошел мимо трех слизеринцев, а именно Панси Паркинсон, Блейз Забини и Теодора Нота. Брюнет на чистом автомате шел вперед бесшумно, и, прикрываясь тенью, поэтому троица не заметила его, а он не заметил их.
- Да как он посмел такое сказать? Прилюдно! – возмущалась Панси.
- Он тебе давно об этом говорил, Панс, - хмыкнула Блейз.
- Наши родители уже давно заключили брачный контракт. Я самая чистокровная ведьма в Англии, он не найдет невесты лучше, чем я! – продолжала слизеринка.
- Есть и другие страны, - меланхолично заметил Теодор.
- Тео! – хором возмутились девушки.
- Простите, - в его голосе не слышалось ни капли раскаяния.
- Моя мама мне говорила, что я всегда должна стремиться к своей цели и использовать для этого все возможности, - заметила Паркинсон.
- Умная мысль, - оценила Забини.
- Драко будет моим.
- И ты все еще этого хочешь? Тебе его не очаровать, Панс, он видит тебя насквозь.
- Пора прибегнуть к более действенным методам, - хмыкнула она.
- Ты о чем?
- Моя мама знает одного чудесного зельевара, он часто варит ей зелья.
- Не думаю, что Снейп на это согласится.
- Это не Снейп. Его зовут Антонио ла Ветти, он специализируется на приворотной магии.
- Ты же не хотел использовать такого рода зелья. Они не дают постоянного эффекта, поэтому тебе придется постоянно подливать их. К тому же Драко прекрасно разбирается во всех этих зельях, ты не первая, кто хочет так поступить, - возразил Нотт.
- Но другие не знают Драко так, как знаю его я, - победно заявила девушка, покидая пару своих сокурсников, ибо друзьями она их не считала.
- Как думаешь, у нее это получится? – спросила Блейз у своего парня.
- Не думаю, Малфой слишком умен, он наверняка узнает об этом раньше, чем она успеет это зелье получить, - покачал он головой.
- Но и Панси очень настырная и хитрая, - хмыкнула девушка.
- На это будет интересно посмотреть, - рассмеялся Теодор.
- Ты получил письмо от отца насчет Этого? – неожиданно серьезным тоном спросила она.
- Да, он спрашивает меня, но… - парень чуть скис.
- А Драко?
- Насколько я знаю, то да.
- И что он думает?
- Зная Малфоя-старшего, можно сказать, что выбора у него нет. Однако он что-то задумал, могу сказать с уверенностью, что это как-то связано с письмом отца.
- Он не хочет?
- Я не знаю. Он никогда ни с кем не станет говорить об этом. Он знает, что доверять нельзя никому, у Темного Лорда слишком много слуг.
- Ладно, идем отсюда. Не хватало, чтобы нас кто-нибудь подслушал.
- Идем, - и Блейз взяла парня под локоть.
Тем временем сам Гарри уже успел дойти до сторожки на краю территории, он слышал, как из Запретного леса доносятся странные звуки, которые могли испугать до полусмерти любого мага, но не того, кто сам наводил ужас на вампиров. Гриффиндорец аккуратно постучал в дверь, которая почти мгновенно распахнулась. На пороге, загораживая весь проход, стоял Хагрид.
- Гарри, как я рад тебя видеть, - заявил профессор.
- Добрый вечер, профессор, - вежливо произнес парень.
- Ой, да зови ты меня просто Хагридом, я немного неуютно себя чувствую, когда меня называют профессором, - сказал полувеликан.
- Хорошо, - кивнул парень.
- А ты почему не проходишь, Гарри? – удивился бывший лесничий.
- И как мне это сделать? – фыркнул парень, смотря на мужчину, тот немного смутился, поняв, почему его ученик не может пройти.
- Прости, - виновато произнес Хагрид, отходя в сторону.
Гарри прошел вперед, игнорируя виноватую улыбку добродушного гиганта, и остановился перед оскалившимся псом. Собака как-то отчаянно зарычала, не надеясь на то, что испугает вампира, скорее, чтобы показать, что за хозяина она будет биться до конца. Поттер рассмеялся.
- Клык, отойди от Гарри. Он же хороший, зачем ты на него рычишь? – возмутился мужчина.
- Не уверен, что это животное поймет тебя, - фыркнул вампир, проходя мимо пса и специально задевая его морду, чтобы указать, кто здесь главный.
- Он никогда раньше так себя не вел, прости, - попросил профессор.
- Ничего, я давно заметил, что животные меня не очень любят, - отмахнулся юноша.
- Знаешь, считается, что животные не любят только плохих людей.
«Или нелюдей», - хмыкнул про себя брюнет.
- Вообще-то, я хотел узнать про своих родителей, - напомнил о причине своего визита парень.
- Конечно. Чай будешь?
- Нет, спасибо. Хагрид, вы сказали, что знали их в школьные годы.
- Да, тогда твой отец был ужасным шутником, его знала вся школа, а Лили серьезной и очень доброй, - полувеликан улыбнулся, вспоминая эту парочку.
- Вы говорили, у моего отца были друзья, - напомнил вампир.
- Да, он дружил с тремя гриффиндорцами, и вместе они называли себя Мародерами.
«Хм, Мародеры, не их ли карту я видел у близнецов Уизли на третьем курсе. Сейчас она у Лонгботтома, стоит взглянуть на нее», - подумал парень.
- Как их звали? – поинтересовался Гарри.
- Ремус Люпин, Сириус Блэк и Питер Петигрю.
- Хм, теперь все понятно.
- Что понятно? – не понял Хагрид.
- Простите, это я о своем. Так значит профессор Блэк и профессор Люпин были друзьями моего отца?
- А ты разве не знал? Я думал, Сириус тебе все рассказал.
- Что все? – изумленно спросил Поттер.
Неожиданно раздался стук в дверь. Профессор УЗМС быстро встал и открыл дверь, а гриффиндорец насторожился, почувствовав запах мокрой псины. В тот же момент в домик вошел никто иной как Сириус Блэк. Его взгляд тут же остановился на зеленоглазом брюнете, сидевшем за столом. Вампир напрягся, ощущая что-то странное.
- Хагрид, не ожидал, что у тебя гости, - произнес медленно Сириус.
- Ты проходи, Сириус, садись, - гигант радушно потащил мужчину и усадил его рядом с парнем, который чуть заметно напрягся.
Гарри еле сдержал рассерженное шипение, которое рвалось у него при близости этого мага, который заставил его встать посреди класса и представится всем. Но злость также усмиряло то, что сказал Хагрид. Сириус Блэк был другом его отца, поэтому он мог получить информацию о родителях. Клык радостно залаял при виде бывшего преступника.
- Я тоже рад тебя видеть, - профессор ЗОТИ потрепал пса по холке.
- Вы ему нравитесь, профессор Блэк, - заметил спокойно Поттер.
- Зови меня Сириус, - улыбнулся мужчина.
- Не думаю, что это приемлемо в отношениях между учителем и учеником, - холодно отрезал Гарри, не отрывая изучающего взгляда от Блэка.
Сириус недоуменно посмотрел на своего крестника, который был весьма холоден в общении с ним. Ему казалось, что парень едва ли не терпит его присутствие, но что-то сдерживает его от того, чтобы вообще уйти.
- Мы с Гарри как раз говорили о его родителях, - заявил Хагрид, ставя перед своим коллегой огромную чашку чая.
- Правда? – неискренне удивился мужчина.
- И о школьных друзьях моего отца, - продолжил Гарри с намеком.
- Я знал Джеймса, мы были лучшими друзьями, - Сириус улыбнулся крестнику, но его улыбка завяла под холодом изумрудных глаз, в которых словно застыли льдинки.
- Вы не могли бы рассказать мне о нем, - внезапно голос гриффиндорца чуть смягчился.
- А что ты хочешь узнать? – обрадовался хоть какому-то интересу маг.
- Все, профессор Блэк, - хмыкнул вампир.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:17 | Сообщение # 5
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 9 Ночь открывает истину

В это же время Драко как раз подошел к кабинету директора. Он очень волновался, но ничем этого не выдавал. С детства отец вдолбил в него, что Малфои должны оставаться всегда спокойными и невозмутимыми, несмотря ни на какие события. И юноша хорошо усвоил этот урок. Он точно знал, что если не выдавать своих чувств, то никто не сможет увидеть и твои слабости. Слизеринец остановился около горгульи и стал ждать Снейпа, тот появился через минуту.
- Ты готов, Драко? – спросил мужчина, внимательно смотря на юношу.
- Мы не опаздываем? – спросил парень.
- Мы вовремя, - хмыкнул Северус, понимая, что ответ уже давно дан.
- Тогда не стоит заставлять директора ждать, крестный, - сухо заметил блондин.
- Лимонные дольки, - произнес зельевар.
Услышав пароль, горгулья отпрыгнула в сторону, открывая взору двух магов винтовую лестницу. В кабинете директора Драко был всего один раз, да и то в качестве свидетеля происшествия. Он медленно прошел вперед, держа спину прямо, выражая все величие и силу семейства Малфоев. Гарри в такие моменты называл его надутым павлином, однако соглашался, что это весьма правильная тактика поведения. Слизеринец остановился перед дверью, пару мгновении смотрел на нее, а затем резко толкнул, входя в кабинет.
Внутри было очень светло, на стенах висели портреты, очень много портретов. Некоторых из них волшебник узнал, они когда-то в прошлом были директорами Хогвартса. Огромные шкафы, заполненные книгами, уходили под самый потолок, а в клетке у стола сидел феникс. Драко тихо фыркнул, представив, что может сказать по этому поводу его гриффиндорский друг. А прямо посреди всего этого восседал сам хозяин кабинета за большим дубовым столом.
- Добрый вечер, мистер Малфой, - произнес старик. – Северус, ты можешь идти.
- Хорошо, господин директор, - кивнул зельевар, закрывая дверь.
«Тонкий намек», - хмыкнул мысленно парень.
- Итак, Драко, Северус рассказал мне о твоей проблеме, - произнес Альбус понимающим тоном, от которого у парня прошла дрожь отвращения.
- Да, это большая проблема, - кивнул юноша.
- Ты не хочешь служить Темному Лорду?
- Нет, Волдеморт всего лишь сумасшедший маньяк, который не достоин этого. Малфои никому не покоряются, похоже, мой отец забыл об этом.
Глаза Дамблдора блеснули, когда блондин назвал имя темного мага. На это отваживались только сам директор и Невилл, хотя последний делал это скорее показательно. Если бы они только знали, как Гарри издевается над этой кличкой мага, то не удивлялись бы.
- Ты не боишься произносить это имя вслух, - заметил похвально старик.
- Это всего лишь глупая кличка, профессор Дамблдор. Это даже не имя, - презрительно фыркнул слизеринец.
- Ты знаешь о том, кем на самом деле является Волдеморт? – неожиданно спросил маг.
- Мой отец не распространялся на эту тему, - сухо ответил Малфой.
- Том Марволло Риддл его настоящее имя. Его мать была очень сильной волшебницей, а отец простым магглом. Родив сына от маггла, молодая девушка умерла, а его отец не пожелал иметь ничего общего с мальчиком, и ребенок попал в приют.
- Это очень интересно, но судьбы прошлого меня не трогают.
- В прошлом кроется тайна к будущему, мальчик мой.
- Меня волнует не прошлое и будущее, а настоящее.
- Я тебя понимаю, Драко.
- Не думаю.
- Я могу предложить только два выхода.
- И какие же?
- Ты можешь вступить в Орден Феникса и сражаться на нашей стороне или же навсегда исчезнуть из волшебного мира.
- Второе неприемлемо, но и вашим шпионом я быть не собираюсь.
- Никто не говорил о шпионаже, Драко.
- Подтекст ваших слов для меня ясен, профессор. У меня есть другое предложение.
- Какое же, мальчик мой?
- Вы защищаете меня и мою мать от Пожирателей и Министерства, а взамен я могу вам помочь с одной вашей проблемой.
- О чем вы говорите, мистер Малфой? – директор напрягся.
- Дневная Тень, профессор, - усмехнулся парень.
- Что ты о нем знаешь? – старик резко встал со стула.
- Профессор, не стоит так торопиться. Сначала мы поговорим о том, как Вы защитите меня и мою мать, - слизеринец остался абсолютно спокоен.
- Мистер Малфой, это весьма важные сведения для нас, - с нажимом произнес старик.
- Тогда Вам стоит предложить мне наиболее эффективные условия защиты.
- Хорошо, мистер Малфой, - и Дамблдор сел обратно на стул.

Где-то часы пробили ровно двенадцать раз. Драко лежал на кровати и бездумно смотрел в потолок, ожидая своего друга. Внезапно по комнате пронесся легкий ветерок, всколыхнув занавески. Блондин обернулся и посмотрел на гриффиндорца, сидящего на подоконнике.
- Разговор прошел не очень хорошо? – спросил Малфой.
- Скажем так, не так плохо, как могло бы быть.
- Что произошло?
- Во-первых, псина Хагрида на меня чуть снова не набросилась, когда я немного помог ему, а во-вторых, Сириус Блэк.
- Хм, с первым все понятно. Животные не переносят близости вампиров, а вот со вторым… При чем тут Блэк?
- Как только Хагрид стал мне рассказывать о школьных годах отца, то сказал, что у моего отца было три друга, которые называли себя Мародерами.
- Я знаю о них. Они были заядлыми шутниками, но и издевались над слизеринцами.
- Так вот, это были Блэк, Люпин и некий Питер Петигрю.
- Блэк?! Тогда понятно, почему он так пялится на тебя. Ты же сын его друзей.
Гарри соскользнул с подоконника и быстро прошел к кровати блондина, а потом сел на край, облокотившись спиной о спинку. Драко принял сидячее положение.
- В итоге получилось так, что Блэк нахваливал мне отца, рассказывал о том, каким тот был шутником, как любил мою мать, а она обратила на него внимание лишь на седьмом курсе. С его слов можно подумать, что Джеймс Поттер был ангелом, сошедшим с небес.
- Люди не бывают идеальны, - вздохнул слизеринец.
- Я знаю, Дрей, но то, что меня пытаются убедить в непогрешимой святости отца, начинает злить. Я хочу знать о том, какими они были, но не однобокое представление их друзей.
- Ты требуешь слишком многого. Люди склонны помнить только хорошее о своих друзьях.
- Я знаю.
- Тогда тебе стоит набраться терпения и выслушать Блэка до конца. Как я понимаю, ты ушел, даже не дослушав его.
- Да, я сослался на то, что скоро девять часов и мне надо вернуться в гостиную.
- Поттер, ты просто уникум, - рассмеялся блондин.
- Как прошло твое… свидание? – хмыкнул в ответ вампир.
Блондин тут же нахмурился. Ему совсем не понравилось то, что произошло в кабинете. Пока старик рассказывал о том, как он собирается защитить парня, то слизеринец ощутил вторжение в свой разум, а так как он был весьма хорош в окклюменции, то понял, что Дамблдор старается проникнуть в его сознание. Мощный мысленный блок выкинул директора, словно негодную игрушку, из его головы.
- Я договорился с ним о том, что Орден предоставит мне и моей матери защиту от Волдеморта и Министерства, взамен я расскажу о том, как найти Дневную Тень.
- Превосходно.
- Мне это не нравится, Гарри, - внезапно Драко коснулся руки гриффиндорца, ощущая, как холодна его кожа.
- Что именно? – мягко спросил вампир.
- Почему я должен подстраховываться тобой?
- Это то, что им нужно. Ради этого они согласятся почти на все.
- Но рисковать тобой…
- Я всегда рискую собой.
- Вот в этом вся и проблема! – рявкнул неожиданно Драко, вскакивая с постели.
Гарри недоуменно смотрел на своего друга, который был немного бледнее обычного. Слизеринец отошел к окну и уставился в темное небо, где сегодня даже звезды боялись появиться. Поттер с некоторым изумлением понял, что такая странная истерика у его аристократичного друга именно из-за него самого. Вампир привык к тому, что он всегда один и никому не нужен, но сейчас он понял, что блондин очень дорожит им. И это было так необычно и приятно. В груди у брюнета потеплело, а когда он снова посмотрел на Малфоя, то понял одну очень важную для себя вещь.
- Перестань, я не собираюсь умирать от рук этих горе-волшебников, - неожиданно он появился рядом с Драко, положив ему руку на плечо.
- Ты делаешь все, чтобы это произошло, - резко ответил слизеринец.
- Я не умею иначе, Дрей. Моя жизнь не имеет цены, я всего лишь вампир.
- Ты нужен мне.
- Я… прости.
- Только если ты пообещаешь не делать больше подобных глупостей.
- Ничего не могу гарантировать, но постараюсь.
- Это уже больше, чем я ожидал.
- Вот и хорошо. Только ты так и не сказал, что там произошло.
- Он попытался влезть в мои мысли.
- Хм, самый светлый маг современности использует темную магию. Это была бы великолепная статья для Скиттер.
- Но ее все равно никто бы не увидел. У Дамблдора такие связи, что он может заставить замолчать любого.
- Не меня, Дрей.
- Тебя никто не сможет заставить сделать что-либо.
И парни рассмеялись. Гарри редко смеялся, очень редко, обычно можно было увидеть только призрачную улыбку на его лице. Но сейчас он чувствовал себя как никогда живым, такое ощущение появлялось у него только в присутствии Драко.
- Я устал, - заявил неожиданно Драко.
- Тогда ложись спать, а я пойду к себе, - Гарри отворил окно, собираясь выпрыгнуть.
- Не надо, - блондин остановил его руку своей.
Вампир недоуменно посмотрел на друга, немного смущенного этим.
- Оставайся сегодня здесь, кровать большая, мы поместимся, - сказал слизеринец.
- Ладно, - легко согласился Поттер.
Вампир подошел к кровати, и, не раздеваясь, плюхнулся на левую половину, всем своим видом выражая, что он двигаться не станет ни при каких условиях. Драко тепло рассмеялся. Он приблизился к постели, скинув мантию на стул. Через минуту он лег рядом с брюнетом, завернувшись в одеяло. Иногда в подземельях могло быть очень холодно.
- Спокойной ночи, Гарри, - произнес он, зевая.
- Спокойной, Дрей, - отозвался гриффиндорец.
Через несколько минут блондин уснул. А гриффиндорец не мог спать, чувствуя рядом с собой живое и теплое существо. Его жажда давала о себе знать все чаще, и он не знал, как долго еще сможет сдерживаться. Аромат Драко сводил его с ума, он пах так восхитительно аппетитно, что клыки выдвигались сами собой. Но вампира останавливало то, что он искренне дорожил доверием этого волшебника и им самим. Он не хотел, чтобы единственный близкий ему человек возненавидел его. Хоть слизеринец и знал о том, кто такой Гарри, но зеленоглазый брюнет никогда не показывал свою худшую сторону.
- Ты даже не подозреваешь, насколько ты особенный, - ласково прошептал Гарри, проводя рукой по нежной шее блондина.
Утро наступило незаметно. Гарри все-таки смог уснуть, несмотря на буйство своих инстинктов. Драко проснулся первым и понял, что лежит не на подушке, а на груди у своего друга. Он мгновенно покраснел, но почему-то не стал отодвигаться. Ему было намного приятнее лежать так, нежели на холодной подушке. Внезапно Поттер завозился, а потом его рука легла на плечи блондина. Сам же вампир медленно просыпался, чувствуя что-то теплое на себе. Как только он открыл глаза, то увидел знакомую белокурую макушку. Он понял, что его друг тоже проснулся.
- Дрей, - осторожно позвал он.
- Что? – сонно отозвался маг.
- Нам надо собираться, - заявил вампир.
- Ты прав, - Драко медленно сел в кровати, не оборачиваясь к гриффиндорцу.
На его щеках все еще был легкий румянец. Гарри же тем временем встал с кровати и чуть отошел к окну. Его клыки немного удлинились из-за приступа жажды, требовалось несколько секунд, чтобы вернуть самоконтроль.
- Гарри, что с тобой? – рука слизеринца коснулась его лба.
- Не люблю настолько солнечные дни, - пробормотал он, отворачиваясь от окна.
- Ты же не чувствителен к солнцу.
- И все равно, вся моя сущность ненавидит свет в любом его проявлении.
- Так лучше? – спросил Драко, дернув завязку штор на себя.
В тот же миг комната погрузилась во мрак.
- Спасибо, - произнес Гарри.
- Я в ванну, а ты должен вернуться в свою комнату, иначе твои соседи заметят твое отсутствие, - заявил Малфой.
- Они не замечали меня шесть лет, не думаю, что и сейчас заметят.
- Лонгботтом и Уизли все еще следят за тобой?
- Из них шпионы не получатся.
- Не стоит и пытаться.
Немного поговорив еще, парни разошлись. Драко скрылся в ванной комнате, а Гарри переместился по теням в свою спальню. И оказался там как раз вовремя, чтобы увидеть, как Невилл и Рон положили его книгу обратно на столик.
- Вы интересуетесь высшими чарами? – прохладно спросил он, опираясь на стену.
Рыжий Уизли и Лонгботтом вздрогнули, а потом немного испуганно воззрились на брюнета. На мгновение им показалось, что в изумрудных глазах появились красные блики, а потом все исчезло, словно и вовсе этого не было. Но все равно Невилл отчетливо чувствовал ту опасность, которую излучал молодой вампир.
- Прости, - пробормотал Рон.
- В следующий раз стоит попросить разрешения, - заметил Гарри.
- Ну, тебя не было в спальне…
- Тогда стоит спрашивать, когда я есть, - отрезал Поттер.
- А где ты был? – неожиданно спросил Герой.
- Вас это никоим образом не касается, - фыркнул брюнет.
- Ты нарушил правила…
- Если ты не сможешь этого доказать, то лучше молчи, - холодно сказал Гарри.
- Я не это имел в виду, - попытался исправиться Рон.
- Мне все равно, что ты имел или не имел в виду, Уизли. Я выиграл неделю спокойствия, поэтому держитесь от меня подальше.
- Почему ты такой недружелюбный? – вздохнул Невилл.
- Возможно, потому что вы мне не нравитесь.
- Не нравимся? Но почему? – шатен недоуменно посмотрел на вампира.
Но Поттер только хмыкнул и, подойдя к кровати, забрал свою сумку.
- Не советую опаздывать на первый урок, - хмыкнул Гарри.
Как только таинственный брюнет покинул комнату, то Рон просто упал на кровать. Невилл присел рядом с ним. Пару минут они так и сидела, молча и думая каждый о своем.
- Знаешь, это было странно, - произнес Невилл.
- Чертовски странно, друг, - согласился Рон.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:17 | Сообщение # 6
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 10 Новые заботы

Сириус пришел вечером весьма опечаленный. Разговор с крестником вышел натянутый, к тому же парень явно недолюбливал его, но почему, мужчина не знал. Он пытался рассказать юноше об отце, о том, каким великолепным человеком и другом тот был, однако, гриффиндорец с каждым словом все больше хмурился.
- Что случилось, Сири? – спросил Ремус, садясь напротив друга.
- Я вчера был у Хагрида и говорил с Гарри, - ответил тихо Блэк.
- Это же хорошо, не так ли? – обрадовался Люпин.
- Он меня ненавидит, - прошептал брюнет, спрятав лицо в ладонях.
- Что? – опешил оборотень. – С чего ты взял?
- Он все время кидал на меня раздраженные взгляды, а потом вообще сбежал, сославшись на время отбоя, - поник еще больше Сириус.
- Может быть, у него был плохой день, - предположил его друг.
- Нет, его неприязнь ко мне чувствовалась. Рем, что я сделал не так?
- Я не знаю, Сирии. Знаешь, возможно, тебе стоит подождать встречи с его родственниками и выяснить о его жизни больше, а потом уже снова попытаться сблизиться с ним.
- Наверное, ты прав, - нерешительно согласился Блэк.
- Не спеши с выводами, все может быть не таким, каким кажется, - посоветовал оборотень.

Прошло четыре дня, за это время Золотое Трио честно выполняли свое обещание и не лезли к Гарри, дав тому немного свободы. А сам вампир смог вздохнуть чуть свободнее, но у него было странное ощущение, что приближается что-то неизбежное, что-то одновременно и желанное, и опасное. Он точно знал, что надо быть готовым к этому событию, ведь его вампирские инстинкты еще никогда не подводили его. А тем временем приближался поход в Хогсмид.
- Гарри, - Драко вышел на квиддичное поле поздно вечером, уже после отбоя, неся с собой свою метлу, и увидел своего друга на трибуне.
- Привет, я знал, что найду тебя здесь, - брюнет чуть улыбнулся.
- Что-то случилось? – нахмурился слизеринец.
- Я не всегда появляюсь, когда происходит что-то плохое.
- Да, иногда ты приходишь и просто так, поговорить, но сейчас твои глаза потемнели, а это означает, что ты что-то чувствуешь своей вампирьей сущностью, разве нет? – пояснил вполне спокойно и логично блондин.
- Ты рассматриваешь мои глаза? – удивился гриффиндорец.
- Ты отходишь от темы, - отозвался Малфой, немного покраснев.
«Что-то я часто стал чувствовать себя как влюбленная девчонка, находясь рядом с Гарри», - неожиданно подумал аристократ.
- Ты прав, я чувствую, как приближается что-то значимое, - произнес брюнет.
- Что именно?
- Не знаю, но это точно что-то изменит.
- Ладно, значит, надо быть настороже.
- Именно. Ты посылал письмо своей матери?
- Да, она приедет на этих выходных в Хогсмид.
- Ты ей не сказал? – почти утвердительно спросил вампир.
- Нет. Мы расскажем все вместе.
- Ты хочешь и меня подключить к этому?
- Моя мама должна знать правду, поверь мне, она поймет.
- Не все сразу, Дрей. Сначала мы расскажем о твоем решении, а потом я подумаю насчет остального, - Поттер покачал головой.
- Хорошо, - вздохнул блондин, понимая, что так просто его друг не сможет открыться никому, ведь даже ему самому понадобилось 4 года, чтобы узнать тайну Гарри.
- Отлично, - брюнет сел на трибуну и раскрыл книгу.
А сам Драко вскочил на метлу и взмыл в небо. Он любил все эти ощущения, он не мог сравнить полет ни с чем. Это было так удивительно хорошо и приятно, что не хотелось даже приземляться. Неожиданно он почувствовал, что что-то не так. Парень быстро спустился на землю и кинулся к Гарри, все еще сидящему на трибуне с книгой. Вампир никогда не уходил раньше, чем Драко опуститься на землю.
- Гарри, - выдохнул блондин, остановившись около гриффиндорца.
- Что с тобой? – удивился Поттер.
- Что-то не так, - взволнованно произнес слизеринец.
- Что именно? – юноша отложил книгу в сторону и насторожился.
- В лесу. Там что-то происходит. Надо проверить, - и Драко потянул своего мрачного друга за рукав в сторону запретного леса.
Гарри, уже давно привыкший к подобным провидческим всплескам своего друга, даже не сопротивлялся. Он знал, что если оставит слизеринца одного, то тот все равно пойдет в лес и тогда окажется в еще большей опасности, а этого допустить вампир не мог.
- Что именно ты чувствуешь? – спросил осторожно гриффиндорец.
- Страх, боль, желание жить, - ответил Драко, находясь в некоем трансе.
- Это Запретный лес, неудивительно, что ты чувствуешь подобное. Это место полно тьмы и тех, кто живет в ней.
- Но там нет вампиров, а я их чувствую.
- Вампиры? – почти зашипел Гарри.
- Их прислали разузнать о защите замка, останови их, Дневная Тень, - неожиданно Малфой резко обернулся и оказался на опасно близком расстоянии от лица брюнета.
- Хорошо, - гриффиндорец даже бровью не повел.
А потом неожиданно блондин закрыл глаза и начал падать, но Поттер его мягко поймал и приподнял на руках. Не желая, чтобы что-то случилось с хрупким магом, он снял с себя мантию, постелили ее на землю, а потом уложил парня на нее. Гарри коснулся рукой своего друга, и того мгновенно накрыл непроницаемый щит.
- Вот всегда с тобой проблемы, - пробормотал вампир, смотря на однокурсника.
А в следующее мгновение он ощутил близкое присутствие немертвых. Они были всего в нескольких сотнях метров от границы территории школы и леса. Парень накрыл Драко тенью, спрятав от любопытных глаз, и, вытащив кинжал, отправился навстречу вампирам. Юноша шел неслышно, даже его сородичи не могли заметить его. Через несколько минут он замер, услышав жадные глотки и учуяв запах крови. Его клыки удлинились.
- Что вы здесь делаете? – спросил он, выходя из тени.
Перед ним лежал почти мертвый единорог, к которому присосались два вампира: первой была девушка лет двадцати со спутанными каштановыми волосами, заляпанными кровью, а вторым седой старик. При появлении гриффиндорца они резко встали, оскалившись и зарычав. Гарри насмешливо смотрел на них.
- Кто ты? – удивленно спросила вампирша, заметив клыки юноши.
- Для вас это уже неважно, - хмыкнул парень.
- Почему же, малец? – спросил ее спутник.
Неожиданно Гарри скользнул в тень, появившись за спиной девушки и полоснув ее кинжалом по горлу. Она даже не успела упасть на землю, как обратилась в прах. Ее спутник зарычал и кинулся на брюнета, стараясь когтями разорвать его грудь, но гриффиндорец легко увернулся от удара. Для него этот вампир двигался необычайно медленно, юный охотник встречал и более быстрых сородичей. Через мгновение старик оказался прижат к земле, а у его горла замер кинжал. Серебряное лезвие царапало чувствительную к серебру кожу нелюдя.
- Кто ты? – прохрипел вампир.
- Вы называете меня Дневной Тенью, - спокойно ответил Поттер.
- Что?! Я тебя уничтожу! – старик попытался вырваться, но его противник был слишком силен, поэтому ничего не получилось.
- Не думаю. Что вы здесь делали?
- Не твое дело, выродок, - почти выплюнул старик.
- Думаю, что мое, - и парень вытащил палочку, направив ее на вампира. – Сломить мысленный барьер вампира не под силу другому вампиру или магу. Но вот вампиру-магу, пожалуй, возможно. Легилемилис.
Перед брюнетом начали скакать различные образы, он понял, что вампир сопротивляется, поэтому усилил напор. Обычному человеку это выжгло бы мозг, да и вампиру тоже, но сейчас это не заботило парня, ему нужна была информация, и он ее получит. Через несколько мгновений он узнал то, что ему было нужно, и тотчас же покинул сознание врага. У старика наполовину был уничтожен мозг, но Гарри это не волновало. Он безразлично посмотрел на вампира.
- Инсендио, - произнес парень четко, направляя палочку на противника.
Через пару секунд на земле остался только пепел. Юноша отошел от этого места и опустился на колени рядом с единорогом. Тот был еще жив, но при приближении Гарри задергался. Светлые существа всегда не выносили Темных. Такова их сущность.
- Не бойся, я не трону тебя, - холодно произнес Гарри, даже не пытаясь коснуться существа.
- Она была беременна, вампир, - позади студента появился новый житель этого леса.
- Ты слишком громко ходишь, кентавр, - парень плавно встал и чуть отодвинулся от единорога, который настороженно следил за ним.
- Я все видел. Ты враг своих сородичей.
- Не трать попусту слов, кентавр.
- Ты спас единорога, за это она должна отблагодарить тебя, - усмехнулся кентавр.
- Не должна. Я не спасал ее, я лишь уничтожил своих врагов.
- Все же только благодаря тебе она еще жива.
- Но ненадолго.
- Они выпили почти всю ее кровь.
- Заметно.
- Она хочет отдать тебе своего жеребенка.
- Не надо мне такой чести, - попятился от единорога вампир.
- Поздно, сама магия привязала его к тебе.
- Что?
Неожиданно Гарри ощутил, что Драко пришел в себя. Брюнет обеспокоенно обернулся и хотел было кинуться к другу, но вспомнил о своем собеседнике.
- Прими ее роды, кентавр, я не могу коснуться этого существа, а я скоро вернусь, - произнес он, исчезая в тени.
Малфой пришел в себя и немного поежился от холода. Как только он открыл глаза, то сразу понял, что находится под тенью. Гарри уже несколько раз брал блондина с собой, перемещаясь по теням. В тот же миг перед слизеринцем появился его зеленоглазый друг.
- Ты как? – Поттер присел на колени перед аристократом.
- Снова приступ ясновидения? – спросил юноша.
- Ты засек двух вампиров, подобравшихся к Хогвартсу, Дрей, - усмехнулся брюнет.
- Ты уже разобрался с ними?
- Да, но у меня появилась другая проблема.
- Что случилось? – обеспокоился Малфой.
- Хм, сам увидишь, - неожиданно гриффиндорец смутился.
Драко недоуменно уставился на друга, тот очень редко улыбался, а еще реже смеялся. Но его смущение блондин увидел впервые, и это ему, надо заметить, очень понравилось. Гарри выглядел таким… милым.
«Какой он милый», - пронеслось в голове блондина.
- Идем, - сказал вампир, хватая за руку друга.
Через мгновение оба парня стояли позади кентавра, который как раз принимал роды у Светлого создания. Драко недоуменно взглянул на него, а потом перевел вопросительный взгляд на своего лучшего друга.
- Вампиры напали на единорога, я их убил, она посчитала, что я спас ее, поэтому решила отдать мне своего жеребенка, - кратко объяснил все Поттер.
- Хм, ты же не сможешь коснуться единорога, - произнес спокойно Малфой.
- Этот жеребенок привязан магией к твоему другу-вампиру, - сказал кентавр.
- И что мне с ним делать? – спросил сухо Гарри.
Блондин понял, что его гриффиндорского сокурсника раздражает эта ситуация, когда ему насильно навязали заботу о маленьком единороге. Брюнет вообще был независимой личностью и терпеть не мог чужие указания, исключение иногда делалось для слизеринца.
- Советую обратиться к нашему профессору УЗМС, - хмыкнул Драко.
- К этому олуху? – изумился его друг.
- Он умеет заботиться о единорогах.
- Вспомнился первый курс? – ехидно поинтересовался вампир.
Аристократ в черте-каком поколении вздрогнул. На первом году обучения он так глупо попался на удочку Лонгботтома, поэтому нарвался на отработку у Хагрида, который додумался повести первокурсников ночью в Запретный лес. Именно тогда блондин увидел, как какой-то монстр пил кровь единорога. Позже мальчики узнали, что это был Волдеморт, пытающийся возродиться. Эти неприятные моменты он не мог забыть.
- Гарри, перестань, - проворчал слизеринец.
- Что такое? – притворно удивился брюнет.
- Молчал бы уж, вампирюга.
- Не дождешься, - рассмеялся Поттер.
Магам пришлось прождать около часа, пока на свет появился жеребенок. Драко за это время успел замерзнуть и теперь тихо стучал зубами. Гарри со вздохом снял с плеч мантию и накинул ее на друга. Блондин удивленно посмотрел на него.
- В следующий раз одевайся теплее, - пробормотал брюнет.
- А ты? – удивился слизеринец.
- Мне не холодно, - отозвался парень.
- Как думаешь, еще долго? – зевнув, поинтересовался Малфой.
- Не знаю, - пожал плечами вампир.
И в тот же момент раздалось ржание. Юноши перевели взгляды на единорога. Кентавр уже держал в руках удивительно красивого маленького жеребенка. Гарри и Драко восхищенно смотрели на волшебное создание. Малыш, в отличие от своей матери, был цвета воронова крыла, а его маленькая грива и хвостик золотистого, рога у него еще не было, так как у единорогов он появляется только через год после рождения.
- Он не похож на свою мать, - произнес спокойно брюнет, смотря на кентавра.
- Он твой, - кентавр приблизился к гриффиндорцу и передал жеребенка ему. Блондин тут же погладил невероятное создание.
- Как тебя зовут, кентавр? – спросил вампир.
- Флоренц, - получеловек-полуконь склонил голову.
- Драко Малфой, - представился слизеринец, принимая из рук друга единорога.
Сам брюнет приблизился к умирающей самке и присел рядом с ней.
- Я позабочусь о нем, не беспокойся, - произнес он.
Она, поняв его, заржала, а через пару мгновений умерла, оставив своего жеребенка в руках мага, спасшего ее. Студент встал, отряхнулся от грязи и вернулся к другу.
- Идем, Дрей, нам надо еще с Хагридом поговорить, - бросил Гарри, решительно направляясь в сторону замка.
- Отлично, мне никогда не нравился этот лес, - кивнул блондин, следуя за ним.
Флоренц проводил юношей взглядом, а затем посмотрел на небо. Там сияли звезды, и только с ним они говорили. Сейчас он слушал будущее тех, кого только что встретил.
- Их ждет необычная судьба и много испытаний, но их линии жизни переплетены. Юноши достойны этого дара, - произнес он задумчиво.
Тем временем парни добрались до дома Хагрида. Гарри постучал в дверь, чуть не выбив ее из петель, за что на него зашипел Драко:
- Гарри, держи себя в руках, а руки подальше от двери.
- Перестань, - отмахнулся брюнет.
- Если ты выломаешь эту чудную дверь, я, конечно, сильно не расстроюсь, но вот подозрения у других могут появиться.
- Я немного раздражен, вот и все.
- Успокойся. Тем более сейчас нам надо разобраться с этим чудом, - и блондин кивнул на жеребенка, которого продолжал держать в руках.
В этот момент дверь открылась, и на пороге появился Хагрид. Сначала он посмотрел на Поттера, потом на Малфоя, а потом на малыша-единорога. Брови профессор поползли вверх.
- Хагрид, нам нужна ваша консультация, - заявил Гарри, отодвигая полувеликана в сторону и проходя в дом. Драко последовал за ним.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:17 | Сообщение # 7
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 11 Первые выходные. Часть 1

Этим утром в Хогвартсе все студенты проснулись раньше, чем обычно, предвкушая поход в Хогсмид. Только Гарри и Драко мирно спали в своих кроватях, намаявшись за эту ночь с маленьким жеребенком. Они еле смогли уговорить Хагрида, а точнее Поттер применил убеждающую силу вампира, чтобы тот никому не смел говорить о маленьком единороге, иначе это могло принести лишние проблемы парням.
Невилл и Рон все утро вились вокруг спящего брюнета, который ни на что не реагировал. Он выглядел уставшим и чуть бледным. Уизли был немного обеспокоен состоянием сокурсника, а Лонгботтома одолевали подозрения. Он так и не выбросил из головы мысль, что этот таинственный брюнет может быть Пожирателем или шпионом темной стороны. И даже то, что это крестник Сириуса, не смогло избавить его от этих опасений.
- Что с вами? – спросила Гермиона, увидев спускающихся друзей.
- Ничего, - буркнул шатен.
- Гарри до сих пор спит. Это немного обеспокоило нас, - ответил Рон.
- И это очень странно, - влез Герой.
- Невилл, - хором вздохнули его друзья.
- Что? Он очень подозрительный тип, - парень упрямо смотрел на ребят.
- Ты неисправим. Только вот не говори Сириусу о своих подозрениях, - девушка усмехнулась на этом слове, - это может сильно расстроить его.
- Кстати, как тогда прошел их разговор? – спросила Джинни, присаживаясь рядом с друзьями.
- Безрезультатно, Бродяга сказал, что Гарри был весьма холоден и сбежал так быстро, как только смог, - вздохнула Грейнджер.
- Нужно придумать что-то еще, - заметила рыжая девушка.
- Это и так ясно. Ну, главное, что после выходных мы снова можем попытаться стать ближе к Гарри, - отозвалась Гермиона.
- Но вся проблема в том, что он сам не желает с нами общаться, - заявил Рон.
- С чего вы это взяли? Может, он слишком стесняется, - неуверенно возразила шатенка.
- Да он сам нам заявил, что мы ему не нравимся, - фыркнул Лонгботтом.
- Правда? – удивились девушки.
- Да, а о причине не сказал, - кивнул мрачно рыжий парень.
- Тогда нам стоит узнать эту причину, - заявила Гермиона.
- Знаешь, он мне иногда напоминает Малфоя, - неожиданно заявил Невилл.
- Надеюсь, что он не такой, иначе Сириуса ждет огромное разочарование, - вздохнула Джинни, смотря на друзей.
В тоже время Сириус и Ремус как раз собирались навестить маггловских родственников Гарри, у которых, как они считали, и живет юноша. Мужчины старались одеться как можно более по-маггловски, чтобы не выделяться на улицах немагической части Лондона. Дамблдор дал им портключ прямо до города, в котором жили Дурсли, но не к самому их дому, а на заброшенный пустырь. Если бы их увидели обычные люди, то им бы пришлось стереть память, а у самих магов были бы большие проблемы.
- Так нормально? – спросил Блэк, неуверенно рассматривая себя в зеркале.
- Не знаю, я только пару раз был в маггловском мире, - раздраженно отозвался Люпин.
- Прости, я просто волнуюсь, - вздохнул брюнет.
- Успокойся. Мы всего лишь идем поговорить с его родственниками.
- Но мне все равно страшно. А если они не захотят, чтобы я с ним общался?
- Сириус, перестань пороть чепуху.
- Прости.
- И извиняться. Это уже начинает раздражать.
- Прости. Упс, - мужчина рассмеялся, скрывшись за дверью.
- Сириус, - покачал головой оборотень.
Мужчины, выйдя из школы, прошли до границы аппарации и там вместе взялись за небольшой медальон, полученный от директора. Ремус коснулся предмета палочкой. И в тот момент, когда он пробормотал активирующее портключ слово, Сириус заметил, как его крестник направляется в Хогсмид. Ветер всколыхнул его мантию, и Блэк увидел кинжал у него на поясе, сверкнувший в лучах солнца, а затем все смазалось. Через пару секунд маги оказались посреди пустыря, окруженного железной решеткой. Брюнет убрал медальон в карман.
- Ну, пойдем, - заявил он.
- Что-то у тебя настроение подозрительно поднялось, - протянул Люпин.
- Рем, не будь таким хмурым. Мы уже на месте, так что теперь остается только поговорить с ними и все. Идем быстрее, - и Сириус зашагал вперед.
Однако второй мужчина был настроен не так благодушно, как его друг.
- Чувствую, что произойдет что-то не очень хорошее, - пробормотал он.
- Рем! Ты идешь или так и будешь стоять здесь? – до оборотня донесся голос его спутника.
Еще раз вздохнув, самый ответственный из Мародеров поспешил к своему последнему другу. Маги медленно шли вдоль улиц, с огромным интересом разглядывая витрины магазинов и проезжающие мимо них машины. Сириус никогда не бывал раньше среди магглов, поэтому был искренне поражен всему, что видел. Когда они проходили мимо киоска с журналами, то мужчина надолго застрял около него, в полном шоке разглядывая абсолютно неподвижные фотографии. Ремусу с трудом удалось оттащить его от этого места, все время кидая извиняющиеся улыбки удивленной продавщице.
Наконец, они отыскали нужную улицу и сейчас они шли по ней, рассматривая абсолютно идентичные дома, у которых даже лужайки были одинаковые. Брюнет почувствовал себя не в своей тарелке. Неожиданно профессора обратили внимание на одного невероятно толстого парня, окруженного компанией из нескольких юношей, больше похожих на молодых преступников. Они над чем-то громко смеялись.
- Здесь что-то не так, - пробормотал напряженно Сириус.
- Да, здесь странная атмосфера, - согласился с ним Ремус.
Через несколько минут они остановились около дома номер 4, расположенного на Тисовой улице в Литтл-Уингинге. Здесь жили Петуния и Вернон Дурсли, а также их сын Дадли, которым был отдан Гарри. Блэк снова начал волноваться. Маги приблизились к двери и осторожно постучали, точнее, стучал Люпин, а его друг стоял рядом, неуверенно переминаясь с ноги на ногу. Через минуту за дверью послышались тяжелые шаги, а потом она резко распахнулась, заставив преподавателей неосознанно отойти назад.
- Кто вы? – довольно грубо спросил очень толстый мужчина, открывший дверь.
- Добрый день, мы хотели бы поговорить с вами, - вежливо произнес Ремус.
- О чем это? – Вернон, а это был именно он, не изменил тона.
- О Гарри, - произнес оборотень.
- Каком таком Гарри? – удивился Дурсль.
Вот тут Сириус и Ремус тоже опешили.
- О Гарри Потере, вашем племяннике, - произнес Блэк, думая, что этот маггл немного растерялся и не смог понять, о чем речь.
- У меня нет племянника, - отрезал он.
- Что? Но… - пораженный маг замер, не веря этому человеку.
- Вернон, милый, что здесь происходит? – из-за спины толстяка показалась худосочная женщина с вытянутым лицом, чем-то походившая на лошадь. Его глаза недобро блеснули и сузились, когда она увидела тех, с кем говорил ее мужчина.
- Эти типы спрашивают о каком-то Гарри Потере, - фыркнул Вернон.
- Правда? – она неотрывно смотрела на Мародеров, которые почувствовали себя крайне неуютно от этого недружелюбного поведения.
- Простите, вы миссис Дурсль, сестра Лили Поттер? – решил уточнить Люпин.
- Вернон, иди на кухню, я сама выпровожу этих, - произнесла женщина.
- Пети, милая, что… - растерялся Дурсль.
- Иди, - приказала она.
Ее муж, крайне удивленный таким поведением своей благоверной, беспрекословно подчинился. Как только мужчина отошел, то Петунья подошла к двери и встала перед удивленными магами, на ее лице появилась злость.
- Что вам надо? – спросила она злобно.
- Мы пришли узнать о Гарри Потере, вашем племяннике, - выдавил оборотень.
- Я ничего о нем не знаю, - резко ответила она.
- Но он же живет у вас, - возразил Сириус.
- Нет, с нами он не живет, - отрезала маггла.
- Профессор Дамблдор оставил Гарри вам, - напомнил Блэк.
- Он оставил этого выродка на пороге моего дома, но я отнесла его в приют, - заявила женщина, довольно усмехнувшись.
- Что?! – пораженно воскликнул брюнет.
- Вы можете искать этого мальчишку в приюте, - повторила она.
- В каком именно? – Ремус попытался мыслить чуть более рационально, нежели его друг, хотя и его самого сжигал ужас от того, что сын их лучшего друга вырос не в любящей его семье, а среди, порой жестоких и беспощадных, маленьких сирот. Они знали о судьбе Темного Лорда, поэтому суеверно опасались маггловских приютов и их воспитанников.
- Не знаю. Приют, в который я его отнесла, давно закрылся, а всех его воспитанников перевели в другие, - фыркнула Петунья.
- Как вы могли? Это же сын вашей сестры! – не выдержал Блэк.
- Именно поэтому этому уроду нечего вделать в моем доме. Я не хочу иметь ничего общего с такими, как вы! – женщина почты выплюнула эти слова им в лицо, а потом резко захлопнула перед ними дверь.
Сириус и Ремус замерли, не в силах поверить в такой поворот событий. Они ожидали от этого дома, от этой семьи совершенно другого. Они думали, что Гарри вырос в любви и заботе, что у него чудесная семья, которая ждет его возвращения. И они определенно не были готовы к такому. Неожиданно Сириус побледнел.
- Рем, надо срочно возвращаться в Хогвартс, - заявил брюнет.
- Ты прав. Здесь нам делать определенно нечего, - согласился тихо шатен.
- А там я хочу поговорить с Дамблдором. Он уверял меня, что Гарри живет со своими любящими родственниками, а здесь такое. Неужели он ни разу не проверил, как живется моему крестнику?! – к концу мужчина сорвался на крик.
- Успокойся, Сири. Сейчас истерика не поможет, нам надо вернуться, а там и я тебе помогу старика потрясти, - и оборотень многообещающе улыбнулся. Если бы кто увидел его сейчас, то несомненно признал бы в нем оборотня.
В этот раз маги всего за пятнадцать минут дошли до нужного пустыря, а потом достали портключ и вернулись в Хогвартс. Как только они оказались на землях замка, то быстро кинулись к кабинету директора.
В это же время из школы как раз выходило Золотое Трио. Ребята поприветствовали мужчин, но те, не обратив на подростков никакого внимания на ребят, пронеслись мимо, чуть не столкнув со ступеней Джинни. Все гриффиндорцы удивленно переглянулись.
- И что это должно означать? – выразил общее мнение Рон.
- Не знаю, возможно, что-то случилось, - Гермиона пожала плечами.
- Скорей всего, они выглядели весьма сердитыми, - произнес Невилл.
- Давайте не будем на этом зацикливаться и немного отдохнем сегодня, - предложила Джинни, потянув брата в сторону Хогсмида.
- Ты же хотела пойти с Дином, - усмехнулся рыжий парень.
- Он сегодня решил позаниматься, - отмахнулась девушка. – Идемте же.
- Ладно, - рассмеялись друзья.
В тоже время двое Мародеров пронеслись по коридорам Хогвартса и остановились перед каменной горгульей. Сириус почти крикнул пароль, а затем оба профессора мигом поднялись в кабинет. Люпин, не сдерживая своих порывов, пнул дверь ногой. Она резко распахнулась, слетев с одной из петель, и маги вошли внутрь. На низ из-за стола удивленно смотрел Дамблдор, не ожидавший подобного от этих двоих.
- Что-то случилось? – спросил Альбус, увидев выражения лиц мужчин.
- Случилось, господин директор, - раздраженно воскликнул Сириус, но Ремус дернул его за рукав, чтобы друг поумерил свой пыл.
- Присаживайтесь, - кивнул старик на кресла.
Как только оба мужчины сели, Дамблдор взмахнул палочкой, возвращая дверь на место в восстановленном виде. Если честно, то самый сильный светлый маг был удивлен, что двое его бывших учеников так себя вели. Должно было случиться что-то из ряда вон выходящее, чтобы довести до крайности всегда доброго и мягкого Ремуса. У старика закрались нехорошие подозрения насчет причины такого их состояния.
- Что случилось? – спросил он спокойно.
- Мы сейчас была у Петуньи Дурсль, которой вы оставили на попечение моего крестника, - резко произнес Сириус.
- Что-то не так с Гарри? – насторожился директор.
- О Гарри мы так ничего и не узнали, и знаете почему? – рассержено спросил Блэк.
- И почему же? – Дамблдор был удивлен.
- Потому что Петунья отдала Гарри в приют! – рявкнул брюнет.
- Что? – директор удивленно посмотрел на импульсивного мужчину.
- Миссис Дурсль не захотела иметь ничего общего со своей сестрой, поэтому отдала своего племянника в приют, - повторил Ремус.
Альбус не знал, что и сказать. Да, он знал, что сестра Лили Поттер испытывала некоторую неприязнь к магии, но думал, что для племянника она найдет уголок в своем сердце и вырастит мальчика в любви и заботе, никак не ожидая такого. Фоукс, сидящий на своей жердочке, курлыкнул, почувствовав смешанные чувства своего хозяина и друга.
- Я не знал об этом, - медленно произнес Дамблдор.
- Неужели вы ни разу не удосужились проверить, как живется Гарри? – со злостью спросил Сириус, сжимая и разжимая кулаки.
- Я не думал, что его родственники могут отказаться от него, - устало ответил им директор, чувствуя себя виноватым в этом событии.
- Вы должны были… - Сириус начал было обвинять Альбуса, но Ремус вовремя наложил на него Силенцио, чтобы его вспыльчивый друг не сказал чего лишнего.
- Когда выяснились подобные обстоятельства, нам с Сириусом все же хотелось бы знать, как жил Гарри, а главное – где он жил? – спокойно произнес оборотень.
- Конечно, Ремус, - кивнул старик.
- А теперь мы с Сириусом пойдем. Надеюсь, что вы займетесь этим побыстрее, - произнес Люпин, за руку вытаскивая Сириуса из кабинета, используя при этом свою силу оборотня, чтобы все-таки увести друга подальше от главы Ордена.
Как только оба мага оказались в своих апартаментах, то Ремус выпустил брюнета из своей хватки и быстро отошел подальше, чтобы не попасть ему под горячую руку. Минут через двадцать, когда в комнате остались только два стула, а все остальное было поломано в пылу ярости, Люпин рискнул приблизиться к своему другу.
- Ты как? – осторожно поинтересовался шатен, присаживаясь на пол около брюнета, смотревшего в пол так, словно это был весь смысл его жизни.
- Почему так вышло, Рем? – неожиданно спросил Сириус.
- Не знаю, - честно ответил оборотень.
- Мы ведь даже не думали, что такое может случиться. Почему все пошло наперекосяк?
- Знаешь, жизнь – штука сложная и непредсказуемая. Никто точно не знает, что его ждет впереди, даже предсказатели и пророки. Мы лишь можем идти вперед, стараясь преодолевать все трудности, выпадающие на нашу долю.
- Я просто не могу поверить, что она смогла отдать родного племянника в какой-то приют.
- Я тоже, Сири.
- Я думал, что Гарри вырос, окруженный родительской любовью и теплом, а он…
- Стой, Сири, мы не знаем, как он жил. Возможно, у него есть хорошие приемные родители, которые его любят.
- А если нет? Если он вырос в приюте? Если его никто не любил?
Оборотень промолчал, не зная, что можно на это ответить. Он и сам задавался этим вопросом, но ответа не находил. Он просто не мог представить такого, что Гарри был несчастен, поэтому искренне надеялся, что мальчик получил ту заботу и любовь, которых заслуживал, пусть даже и от приемных родителей.
Тем временем Дамблдор пригласил Минерву, которая являлась деканом Гриффиндора. Женщина пришла так быстро, как только смогла, и теперь сидела с чашкой чая в руках напротив директора. Старик был задумчив.
- Альбус, что-то случилось? – спросила профессор, не выдержав долгого молчания.
- Прости, Минерва, я немного задумался, - он слабо улыбнулся.
- Я понимаю, - кивнула она.
- Минерва, мне надо, чтобы ты узнала как можно больше о Гарри Потере.
- А кто это? – удивилась волшебница.
- Это сын Лили и Джеймса Поттеров, я оставил его родственникам Лили, но они отдали мальчика в приют. Я хочу знать, что произошло потом.
- Сколько ему лет?
- Минерва, ему семнадцать и он учится на твоем факультете.
- Я его не знаю, Альбус.
- Это странно, - пробормотал Дамблдор.
Через пару минут женщина покинула кабинет директора, получив все указания. Она должна была отправиться в маггловский мир и выяснить все о прошлом своего студента. Но они еще не знали, что сделать это будет не так-то просто, ведь Гарри постарался, чтобы никто и никогда не смог его найти, если он сам того не захочет.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:18 | Сообщение # 8
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 12 Первые выходные. Часть 2

Гарри проснулся ближе к полудню, когда солнце уже находилось в своем зените. Парень встал и потянулся, немного разминая затекшие мышцы. Им с Драко пришлось почти всю ночь просидеть с маленьким единорогом и кормить его из бутылочки. Полувеликан сказал ребятам, что они должны сами растить и ухаживать за волшебным существом, чтобы жеребенок привык к ним и считал их своими хозяевами. Блондину очень нравилось новое занятие, Поттер не разделял его восторга, но исправно помогал.
Выйдя из душа, вампир понял, что все уже давно ушли из комнаты в Хогсмид. Этот факт немного обрадовал Гарри, который стал собираться с чуть большим энтузиазмом. Вампир вытащил из потайного отделения своего чемодана одежду, в которой он обычно отправлялся на свои задания. Это были удобные черные штаны и черная кожаная жилетка, подкладкой которой служили небольшие серебряные пластины. Находясь на территории замка, юноша не опасался нападения других вампиров, но, покидая земли Хогвартса, он чувствовал себя в меньшей безопасности. Юноша оделся, а наверх накинул легкую черную мантию, по внутренней стороне подола которой были прошиты серебром скрывающие руны.
Поттер немного волновался, так как сегодня они с Драко должны были встретиться с Нарциссой, которая пребыла в Хогсмид по просьбе своего сына. И, хотя он безоговорочно доверял блондину, о его матери он не мог сказать того же. Брюнет скользнул в тень, переместившись в назначенное для встречи место. Его слизеринского друга еще не было, поэтому Гарри решил наведаться к месту вчерашней драки. Спускаясь по дороге, он успел заметить как Блэк и Люпин используют портключ, но он не увидел того взгляда, которым на него смотрел Сириус.
На той небольшой поляне не осталось никаких следов вчерашнего происшествия: ни пепла, оставшегося от вампиров, ни тела единорога, ни капли серебристой крови, пролитой для утоления жажды кровососов. Вчера Гарри отметил одну особенность – кровь единорога, которую так жадно пили немертвые, не вызвала у него никакой жажды, словно это был какой-нибудь сок.
- Гарри? Что ты здесь делаешь? – позади юноши послышался шелест травы.
Гриффиндорец резко обернулся и увидел двух своих преподавателей. Если присутствие Хагрида его не удивило, то появление мастера зельеварения было неожиданностью.
- Хагрид, профессор Снейп, - учтиво склонил голову юноша.
- Мистер Поттер, студентам запрещено находиться в запретном лесу, - холодно произнес Северус, смотря с презрением на парня.
- Хагрид разрешил мне пройти сюда, - усмехнулся гриффиндорец, заглядывая прямо в глаза полувеликана, стоявшего позади Ужаса Хогвартса.
На пару мгновений карие глаза профессора УЗМС застекленели, а потом он немного поморгал, недоуменно смотря на студента. Снейп почувствовал магию, но такую искусную, что заметить ее было почти невозможно.
- Хагрид, это вы разрешили студенту посетить Запретный лес? – спросил сухо зельевар.
- Ну да, - растерянно отозвался бывший лесничий.
- И позвольте спросить, в чем причина подобного решения?
- Он попросил, я и разрешил, - пожал плечами полувеликан.
- Мистер Поттер, - когда Северус обернулся, то парня уже не было на поляне. – Где он?
- Кто, профессор Снейп? – удивился Хагрид.
- Поттер, - рявкнул зельевар.
- Здесь никого не было, - удивленно отозвался полувеликан.
Шпион замер, не понимая, что здесь только что произошло. Действительно ли это был Поттер или кто-то другой, принявший облик мальчишки? А если это был сын Джеймса, то как он сумел так быстро уйти?
Сам Гарри тем временем скользнул по тени к месту встречи, Драко уже стоял там, подпирая собой стену и устало зевая. Внезапное появление его гриффиндорского друга ничуть не удивило привычного к такому блондина.
- Ты долго, - произнес спокойно слизеринец.
- Я задержался в лесу. Хагрид привел Снейпа на то место, где были вампиры и единорог.
- Что? – удивился Малфой. – Зачем? Они тебя видели?
- К сожалению, они меня заметили, но я быстро сбежал от них.
- Моргана побери! Теперь крестный будет за тобой следить.
- Ты уверен?
- Да. Если его что-то или кто-то заинтересует, то он может быть очень настырным.
- Мне совсем не нравится, что интерес к моей персоне так сильно возрос.
- Меня это тоже, отнюдь, не радует. Ты должен быть еще более осторожен, чем раньше.
- Не волнуйся, скрываться я умею.
- Заметно, - фыркнул блондин.
- Нам не следует поспешить? – Гарри невозмутимо отвернулся от друга.
- Да, мама не любит ждать, только ты не мог бы ненадолго…
- Конечно, - кивнул понимающе брюнет, скользнув в тень и став невидимым.
- Гарри, коснись меня за плечо, чтобы я мог знать, где ты, - произнес Драко, тут же почувствовав, как на его плечо легла рука, - и чтобы не беспокоился лишний раз.
Малфой лишь улыбнулся краешком губ и двинулся в сторону Хогсмида, чувствуя почти невесомые прикосновения вампира, идущего следом. Пока слизеринец не заявит твердо о своей стороне, то лишний раз лучше не навлекать на себя подозрения общением с гриффиндорцем. Хотя это было единственным, чего по-настоящему желал аристократичный юноша.
Наконец, с надменным видом пройдясь по улицам деревни, парни дошли до небольшого уютного кафе на самом краю поселения. Драко уверенно прошел внутрь, брюнет, не колеблясь, проследовал за ним. Как только блондин оказался внутри, то сразу же заметил свою мать. Она сидела около окна и задумчиво помешивала ложкой дымящийся кофе в своем стакане. Поттер, видевший эту женщину прежде только на фотографиях, внимательно рассматривал ее: красивые длинные белокурые волосы с золотистым отливом волнами спадали на плечи и спину, идеальные черты лица, невероятные голубые глаза, тонкая стройная фигура и дорогая мантия. Она была похожа на коллекционную фарфоровую куклу.
- Покажись, - попросил Драко тихо.
- Ладно, - ответил Гарри, оглянувшись и выйдя из тени.
В этот момент Нарцисса оглянулась и мгновенно заметила обоих мальчиков. Ее лицо озарила счастливая улыбка, когда она посмотрела на сына. Слизеринец тут же поспешил к матери, а его гриффиндорский друг шел чуть позади, дав семье время обняться.
- А вы кто, молодой человек? – спросила леди Малфой, посмотрев на вампира.
- Это мой друг – Гарри Поттер, - представил брюнета аристократ.
- Поттер? – удивилась она.
- Именно, - довольно прохладно кивнул парень, присаживаясь напротив этой волшебницы.
Блондинка была немного удивлена таким довольно сухим ответом, хотя и не показала этого.
- Я рад, что ты смогла приехать, мама, - искренне улыбнулся Драко, присаживаясь рядом со своим лучшим другом.
- Твое письмо меня заинтересовало, - улыбнулась Нарцисса.
- Мне тоже интересно, что ты там написал, - неожиданно хмыкнул брюнет.
Женщина снова посмотрела на него и только сейчас заметила гриффиндорскую эмблему на мантии парня. Этот факт ее снова удивил, ведь она прекрасно знала, какая атмосфера царит между двумя этими факультетами, а особенно отношение своего чада к его представителям, в частности, к всеобщему Герою Лонгботтому.
- Да, мне требуется поговорить с тобой, серьезно, - внезапно улыбка покинула губы блондина.
- Что случилось? – насторожилась его мать.
Гарри лениво осмотрелся и наложил на них чары конфиденциальности, превосходящие по силе и эффективности обычные чары. Теперь только вампир мог слышать и понимать, о чем говорят Малфои, а другие просто слышали бы обычный разговор на какую-нибудь бытовую тему, которая для невольных слушателей наиболее скучна.
- Отец написал мне письмо, - произнес тихо Драко.
- Нет, - Нарцисса мигом поникла, она слишком хорошо знала своего мужа, чтобы понять, что он написал их сыну.
- И я принял решение, поэтому и позвал тебя сегодня сюда, - заявил слизеринец.
- Что ты решил? – с замиранием сердца спросила волшебница.
Гарри мог понять ее, никакая мать не захотела бы для сына участи вечного слуги. Он слышал, как учащенно бьется сердце его друга и как медленно колотится сердце его матери.
- Мама, я хочу, чтобы ты была в безопасности, поэтому здесь и Гарри, - неожиданно сказал слизеринец, усмехнувшись другу, недовольно зыркнувшему на него.
- Гарри? – блондинка обернулась к вампиру.
- Неужели вы все еще не поняли? Драко не станет служить Волдеморту, поэтому он хочет обезопасить вас, - фыркнул брюнет.
- Что? Ты не станешь служить Темному Лорду? – она опешила.
- Нет. Этот монстр не достоин верности Малфоя, - решительно ответил ее сын.
- Ты молодец! – и женщина перегнулась через стол и крепко обняла парня, вызвав тихий смех сидящего рядом брюнета.
- Мам, - произнес тихо блондин.
- Если вы закончили, то нам пора, - произнес спокойно вампир.
- Куда? – удивилась Нарцисса.
- В место, о котором никто не знает, и в котором вы будете в безопасности, леди Малфой, - отозвался Поттер.
- О чем он говорит, Драко? – она повернулась к сыну.
- О твоей безопасности, мама, - сказал блондин.
- Вы хотите, чтобы я спряталась? – поняла волшебница, наконец.
- Именно, леди Малфой, - кивнул брюнет, но его глаза были холодны.
- Ни за что я не оставлю своего ребенка посреди этой войны! – воскликнула она.
- И не надо, - осадил ее гриффиндорец.
- К тому же рядом будет Гарри, а это самая лучшая гарантия моей жизни, - улыбнулся Драко.
Поттер удивленно посмотрел на него. Его удивили те чувства, с которыми это произнес его друг. Никто никогда не доверял ему так сильно и безоговорочно, и никогда еще ему самому не хотелось так сильно оправдать это доверие. Он почувствовал, что его сердце учащенно забилось.
- Что может сделать простой волшебник против самого Темного Лорда? – резко спросила женщина, прищурившись и посмотрев на гриффиндорца.
- Спросите это у тех, кто верит в Избранного, которым является всего лишь мальчишка, - ухмыльнулся зеленоглазый юноша.
- К тому же он совсем не обычный, - произнес Драко.
Поттер яростно глянул на него.
- Он гриффиндорец, который дружит со слизеринцем. Обычный маг никогда бы на такое не решился, - рассмеялся аристократ.
- Дрей, нам стоит поспешить, иначе нас могут увидеть, - заявил внезапно вампир.
- Хорошо, - покладисто кивнул Малфой. – Мама, идем.
Женщина не стала спорить. Она уже устала удивляться. Ее сын, который всегда скрывал свои настоящие чувства даже от нее, вел себя так естественно рядом с этим парнем, так непринужденно. Да и этот Гарри Поттер, будучи сыном таких знаменитых родителей, почему-то казался серой мышью среди всех остальных магов. Но и какое-то странное чувство подсказывало ей, что недооценивать парня не стоит. Было в нем нечто странное и непостижимое, особенно, в его глазах. Там словно притаилась смерть, ждущая своей жатвы.
- Мама, у тебя такой задумчивый вид, - произнес Драко, ласково касаясь ее руки.
- У тебя очень интересный друг, - произнесла Нарцисса, задумчиво рассматривая спину впереди идущего гриффиндорца.
Гарри, естественно услышав эту фразу, усмехнулся. Быть непостижимой тайной ему очень нравилось, впрочем, только слизеринец знал его настоящего, и никто и никогда больше.
- Да, он очень интересен, - неожиданно блондин чуть смутился.
- Как давно вы знакомы? – леди Малфой не заметила легкого румянца на щеках сына, а брюнет удивился тому, что сердце его друга стало учащенно биться.
- С первого курса, - ответил с легкой улыбкой волшебник.
- Вы очень близки?
- Ближе него у меня никого нет, - искренне произнес Драко, точно зная, что его сейчас слышал и вампир.
- А Теодор?
- Ты считаешь, что он может быть другом? Не смеши меня, он двуличный и скользкий, как змея, - фыркнул блондин.
- А Гарри?
- Предпочитаю не говорить о друзьях за их спиной. К тому же, у тебя будет возможность узнать его получше, тогда и сделаешь свои выводы, мама.
Драко не стал говорить с матерью о друге лишь потому, что сам Поттер прекрасно их слышал и все правильно понял. Слизеринец действительно хотел защитить свою мать, поэтому рисковал ради нее многим, а брюнет ему помогал.
Гарри дошел почти до самой границы Хогвартса и неожиданно свернул к Запретному лесу. Драко ничуть этому не удивился и спокойно пошел следом, а Нарцисса немного заволновалась. Это все было очень странно.
- Не пугайтесь, леди Малфой, все нормально, - попросил вампир, услышав ускоренное биение сердца женщины.
- Куда мы идем? – спросила она чуть взволнованно.
- К тому месту, откуда сможем беспрепятственно аппарировать, и где нас никто не увидит.
- Куда вы хотите меня отправить?
- Не отправить, леди, спрятать. К тому же, это место должно вам понравиться.
- Об этом уже судить мне.
- Вы правы, леди, - змеиная усмешка скользнула по губам гриффиндорца.
- Перестань ее пугать, - Драко чуть пихнул друга в плечо.
- Прости, это у меня рефлекс.
- Заметно. Кстати, я смогу ее навещать?
- Как только захочешь, - кивнул Поттер.
- Спасибо, - внезапно серьезно произнес Малфой, а его рука скользнула на грудь вампира.
Гарри ощутил, как от этого прикосновения у него потеплело в груди, а сердце стало биться быстрее. Сам аристократ замер, глядя в изумрудные глаза и видя не смерть, а жизнь, плескающуюся в них. И эта жизнь была для него дороже всего на свете.
Нарцисса, рассматривающая до этого лес, повернулась и застыла, смотря на то, как ее сын прильнул к брюнету. Сейчас парни смотрели друг другу в глаза и молчали, не понимая того, что с ними происходит. А волшебница видела то, чего пока еще не заметили они, и это значило многое. Иногда, лучше промолчать и дать людям самим понять то, что тебе ясно уже давно.
- Мы, вроде бы, спешили, - кашлянула женщина.
Гарри тут же отстранился от друга и чуть отошел, продолжая смотреть на Драко.
- Да, думаю, нам пора, - согласился гриффиндорец, нехотя переводя взгляд на женщину.
Слизеринец также неохотно подошел к матери и взял ее за руку, а потом вампир коснулся его плеча и переместил всех по теням. Нарцисса удивленно замерла. Перед ней возвышался огромный замок, он был весь черный, а на его воротах были выгравированы две гигантские змеи. Вокруг него простирались зеленые поля, а вдалеке виднелось голубое озеро.
- Внутри еще интереснее, - усмехнулся гари, подходя к воротам и касаясь их рукой.
- Что это за место? И чей замок? – в глазах блондина загорелся огонек.
- Здесь довольно красиво, но безопасно ли? – спросила волшебница.
- Здесь вас не найдет никто. Волдеморт не знает об этом замке, а даже если и узнает, то не сможет пройти, - ответил брюнет.
- Почему? – поинтересовалась она.
- Эти земли принадлежали Салазару Слизерину и замок был построен им самим. Здешняя защита превосходит защиту Хогвартса во много раз. Когда-то здесь жил мой учитель, он был из рода Слизеринов, но так как у него не было наследников, то все это он передал мне. Я единственный, кто может привести сюда людей, других же просто уничтожит защита. Вы в полной безопасности, леди, - рассказал им Поттер, наблюдая за их реакцией. И надо заметить, что она не подвела его ожидания.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:18 | Сообщение # 9
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 13 Первые выходные. Часть 3

Драко онемел, не зная, как можно реагировать на такое заявление. Его друг, помимо всего прочего, оказался также и наследником Слизерина. Это немного шокировало обоих Малфоев, хотя слизеринца в меньшей степени, ведь с Гарри всегда все не так просто, как кажется.
- Ты же говорил. Что твой учитель не был магом, - произнес блондин.
- Он был сквиббом, - ответил брюнет.
- А почему ты раньше молчал? – взвился Драко.
- А ты не спрашивал, - пожал плечами вампир.
- Я даже не думал, что такое может быть, ведь известно, что все наследники по линиям Основателей мертвы, кроме Риддла.
- Он не наследник, он идет по побочной линии, поэтому ему право наследования будет принадлежать в случае смерти наследника по прямой линии.
- И таким наследником являешься ты, Гарри? – спросила Нарцисса.
- Мой учитель принял меня в род и сделал своим наследником, с момента его смерти я глава рода Слизерина. – кивнул гриффиндорец.
- А это смешно, - неожиданно хихикнул Драко.
Поттер недоуменно посмотрел на развеселившегося друга.
- Лорд Слизерин учится в Гриффиндоре.
- Когда-то они были лучшими друзьями, - пожал плечами Гарри.
- Хм, если это замок Слизерина, то здесь наверняка есть обширная библиотека? – неожиданно глаза аристократичного блондина зажглись дьявольским огоньком.
- И там очень много книг по зельеварению, - кивнул брюнет.
- Гарри, я хочу увидеть здесь все. Когда начнется экскурсия?
- Сейчас, - хмыкнул вампир, отворяя ворота.
Змеи, украшавшие их, чуть шевельнулись и посмотрели на магов, в их глазах полыхнул зеленый огонь. Драко встал ближе к своему другу.
- Не волнуйся, они тебя не тронут, - чуть слышно шепнул ему гриффиндорец.
- Ты в этом уверен? – переспросил слизеринец, почему-то наслаждаясь близостью Гарри.
- Они не тронут гостей замка, которых привел сам хозяин, - усмехнулся Поттер.
В этот момент они как раз проходили по дорожке из гравия, ведущей к самому замку. Нарцисса рассматривала чудесные цветы и деревья, в изобилии растущие здесь. Женщина любила проводить время в саду в поместье Малфоев, они с Драко там часто сидели вместе вечерами и разговаривали. Волшебница шла следом за парнями и рассматривала их.
«Они хорошо смотрятся вместе», - подумала она.
Тем временем Гарри и Драко остановились прямо перед дверьми, ведущими в холл замка. Вампир коснулся дверей, и они мгновенно распахнулись, пропуская магов внутрь. Их встретил призрак, учтиво склонившийся в поклоне.
- Добрый день, милорд, - произнес призрачный мужчина, одетый в костюм дворецкого.
- Уильям, ты приготовил комнату? – спросил Гарри.
- Да, проводить леди? – отозвался он.
- Леди Малфой? – брюнет повернулся к женщине.
- Я была бы не против. Как долго вы планируете пробыть здесь? - спросила она у парней.
- Часа три, потом нам следует вернуться, иначе могут что-то заметить, - ответил Драко.
- Вы будете гулять по замку? – поинтересовалась волшебница.
- Да, я покажу Дрею все, - хмыкнул гриффиндорец.
- Я хотела бы еще с вами поговорить прежде, чем вы уйдете, - заявила она.
- Всенепременно, - кивнул Поттер. – Уильям, проводи леди и предоставь ей все, что она попросит, а также приготовь после обед на три персоны.
- Слушаюсь, милорд, - призрак склонился еще раз. – Леди, прошу вас следовать за мной.
Как только Нарцисса ушла, юноши поспешили выйти на улицу.
- Здесь все довольно ухоженное и чистое. В замке есть домовики? – неожиданно произнес блондин, присаживаясь на корточки около куста роз.
- Нет, Слизерин не использовал домовых эльфов, он предпочитал живых слуг, которых навечно привязал к этому замку, чтобы они всегда верно служили его роду, - с долей грусти ответил брюнет.
- Это жестоко, - заметил слизеринец.
- Те времена отличались от наших, для них это было нормой.
- Почему ты раньше молчал?
- Я тебе уже ответил.
- Ты хочешь сказать, что ответил бы, если бы я спросил?
- Конечно.
- А сейчас ответишь?
- Спрашивай.
- Расскажи мне всю правду об этом замке и твоем учителе.
Гарри обернулся и внимательно посмотрел на решительного блондина. Драко в свою очередь скрестил руки на груди и выжидающе уставился на друга. Внезапно Поттер резко подался вперед и подхватил слизеринца на руки, а затем подпрыгнул вверх. Малфой немного испугался и обхватил вампира руками за шею. Через пару мгновения слизеринец понял, что они стоят на месте.
- Ненавижу, когда ты так делаешь, - пробормотал он, утыкаясь лицом в грудь брюнета.
- Ты лучше посмотри, какой открывается вид, - хмыкнул гриффиндорец.
Драко обернулся и посмотрел, как и просил его друг. Они стояли на крыше самой высокой из башен. Вампир все еще держал его на руках и выпускать не собирался, что не очень-то и беспокоило блондина. А вид, действительно, открывался просто потрясающий. Перед ними расстилались большие поля и кристальное голубое озеро.
- Да, это очень красиво. Я думал, что замок Слизерина будет расположен среди мрачных гор, куда дойти невозможно, - произнес задумчиво слизеринец.
- Все не так как кажется.
- Это твой девиз? Ты слишком часто это повторяешь.
- Это простая истина жизни, Дрей.
- Так что насчет замка? Ты уходишь от ответа.
- Смотри, там, где кончаются поля, начинается совсем другой пейзаж, - Поттер указал пальцем в сторону зеленеющих полей.
- У меня не настолько хорошее зрение, - покачал головой Малфой.
- Там кончается защитный купол, Дрей, этот замок находится вне реального мира, это место невозможно найти, - усмехнулся брюнет.
- А где тогда живет Волдеморт? Ведь встречи проходят в замке Слизерина?
- У Салазара было много замков, он ведь был очень могущественен и богат, но только один из них он называл своим домом.
- Этот?
- Да, поэтому этот замок он защитил лучше всех, чтобы его семья, его род были в безопасности всегда, когда бы им понадобилось.
- А твой учитель? Ведь сквиббы исключались из древних магических родов.
- Слизерин слишком любил свою семью, он проигнорировал это правило, считая, что семья бесценна и нерушима, даже если в ней рождается сквибб.
- Это совсем не похоже на его описание.
- Немногие знали настоящего Слизерина, но у меня есть дневники его мужа и его самого, а также книги их потомков.
- Мужа?
- А ты чего ожидал? Гриффиндор был ему ближе, чем просто друг, - подмигнул Гарри ошарашенному блондину.
- Гриффиндор?! Годрик Гриффиндор?!
- Не ожидал?
- Гарри, ты меня убиваешь. Я тоже хочу все это почитать!
- Я так и думал, поэтому все эти дневники я собрал для тебя заранее. Когда будем уходить, прихватим с собой.
- Спасибо, - и Драко, поддавшись своему порыву, обнял вампира.
Поттер замер, испытывая невероятно приятное чувство от теплых рук на своей шее и улыбки на губах своего друга. А сам слизеринец тут же отскочил от него, покраснев.
- Прости, - пробормотал смущенно блондин.
- Ничего, - мягко улыбнулся брюнет.
- Так ты покажешь мне библиотеку?
- И лабораторию.
- Идем!
Гарри вздохнул, однако, на его губах играла улыбка. Вампир притянул к себе слизеринца, на пару мгновений снова ощутив жажду, а потом по теням переместился в библиотеку и, подведя друга к столу, побыстрее отошел в угол. Жажда все чаще давала о себе знать, надо было что-то делать, иначе он мог выдать себя.
А тем временем Драко уже успел окопаться среди множества стеллажей и теперь пытался достать некоторые книги. Поттер, повздыхав по привычке, отправился помогать своему другу. И юноши потеряли счет времени. Малфою очень понравились книги по зельеварению и исторические хроники, описанные родом Слизерина.
- Кстати, почему твой род носит фамилию Слизерина?
- А какую еще он должен носить?
- А Гриффиндор?
- А Годрик изменил имя и взял фамилию мужа, так как его старший брат начал за ним охоту.
- Охоту?
- Да, в своем дневнике Годрик рассказал, что в юности он встретил пророчицу, которая предрекла ему необычную судьбу, и что один из его потомков будет способен уничтожить или же спасти мир.
- Пророчество? Хм, похоже, не над одним Лонгботтомом висит груз предсказания.
- Не думаю, что это можно отнести ко мне, Дрей. Хоть я и не нашел упоминание того, что предсказание сбылось, но я вовсе не думаю, что оно имеет реальную силу, а тем более довлеет надо мной. Я не верю в силу таких пророчеств, мы сами творим свою судьбу, а это намного сильнее слов какой-то старушки из прошлого.
- А у тебя есть книги по теме пророчеств? Я бы хотел немного разобраться в своем даре.
- Надо поискать, - задумался брюнет, а через пару минут скрылся среди многочисленных стеллажей с книгами.
Тем временем Нарцисса уже успела немного отдохнуть и обдумать вопросы, которые она собиралась задать юношам. Ее все больше заинтересовывал этот странный гриффиндорец, поэтому женщина хотела узнать о нем больше. Она понимала, что так просто он все не расскажет, но надеялась, что сможет разговорить своего сына, который, несомненно, был в курсе всех тайн Гарри Поттера. Но вот только волшебница не учла того, что Драко скорее умрет, чем предаст доверие друга. Она как раз вышла из ванной комнаты, когда перед ней появился призрачный дворецкий.
- Леди Малфой, милорд желает вас видеть, - произнес Уильям.
- Хорошо, - кивнула она.
- Следуйте за мной, - произнес призрак, щелчком пальцев распахивая дверь.
Это немного удивило Нарциссу, ведь привидения не могли пользоваться магией, хотя понятие невозможности обрело расплывчатые очертания. Магов, считающих себя знающими все в этом мире, очень трудно удивить, на это способны лишь Великие.
- Неужели он Великий? – прошептала блондинка, идя за дворецким.
Как только она вошла в библиотеку, то замерла, увидев, как ее сын увлеченно что-то читает, а Гарри позади него стоит с мученическим выражением на лице и держит уйму книг.
- Драко, - позвала женщина.
Слизеринец мгновенно оторвался от своего занятия и вскочил на ноги, задев при этом своего друга. Поттер, потеряв равновесие, упал на пол, а книги, которые он до этого держал, легли ровным слоем поверх него. Вампиру это конечно особых неудобств не причинило, ведь его частенько засыпало и камнями, когда особо сильные вампиры расходились и швыряли Дневную Тень в стену или еще в какую-нибудь твердую поверхность.
- Гарри, - воскликнул Малфой и стал откапывать своего приятеля.
- Милорд, - призрак тоже кинулся помогать блондину.
Как только гриффиндорец оказался вынут из-под маленького завала, то его блондинистый друг поскорее смылся к своей матери, опасаясь мести брюнета.
- Вы в порядке, милорд? – тихо спросил Уильям.
- Все отлично, леди Малой останется в замке на неопределенный срок, так что ее никуда не выпускайте и никого к ней не подпускайте. Если что-то случится, то срочно доложить мне, - в приказном тоне произнес парень.
- Конечно, милорд, - поклонился слуга.
- Иди, - разрешил Гарри, а потом приблизился к дивану, на котором сидел Драко и плюхнулся рядом с ним, заставив того чуть подвинуться.
- Гарри, у меня очень много вопросов к тебе, - произнесла Нарцисса.
- Я понимаю, - кивнул вампир.
- Но все сейчас мы объяснить не сможем, мама, - сказал Драко, серьезно смотря на нее.
- Времени мало, - понимающе отозвалась она.
- И я не знаю, насколько вам можно доверять, - также добавил Гарри.
- Что? – изумилась волшебница.
- Он прав, мама, - поддержал друга аристократ.
Леди Малфой пораженно смотрела на своего сына, не понимая его позиции. Видимо, эта дружба, эти чувства, которые он испытывает по отношению к Гарри, намного важнее, чем даже любовь к матери. Но почему?
- Хорошо, я понимаю вас обоих, - но в ее голосе звучала толика обиды.
Сердце Драко сжалось, понимая, кто виной тому. Поттер незаметно накрыл руку слизеринца своей ладонью и чуть сжал. И от этого простого жеста поддержки странное тепло разлилось в груди блондина, словно там свернулся клубочком пушистый котенок.
- Тогда, может быть, вы поспешите с вопросами, леди, - намекнул брюнет.
- Конечно, - согласилась она.
Через час в Хогсмиде в переулке, скрытом ото всех тенью, появились два парня, а именно Гарри и Драко. Слизеринец довольно улыбался, зная, что теперь его мать в полной безопасности. Неожиданно он рассмеялся, удивив своего спутника.
- Что-то случилось? – недоуменно спросил вампир.
- Ничего такого, - улыбнулся он гриффиндорцу.
- Тогда, может, поспешим вернуться в замок? – предложил Гарри.
- Зачем? Ведь время у нас еще есть, - отказался Малфой.
Брюнет изумленно смотрел на такого расслабленного и счастливого друга. Внезапно слизеринец схватил Поттера за руку и потащил в сторону леса.
- Эй, куда ты меня тащишь? – возмутился вампир.
- Хочу показать одно место, - ответил Драко.
- Какое еще место? Нельзя, чтобы нас видели вместе, - снова заявил гриффиндорец.
- Нас не увидят, поверь мне.
- Ты сегодня странный, Дрей.
- Я просто решил немного расслабиться, - фыркнул блондин, упорно таща на буксире своего мрачного и нелюдимого друга.
Гарри больше не возмущался и позволил себя тянуть и дальше. Если бы это был кто-то другой, кто посмел с ним так обращаться, то без повреждений здесь бы не обошлось, но Драко он позволял намного больше, чем кому бы то ни было.
Тем временем в Хогсмиде Панси, Блейз и Тео искали Малфоя.
- Он должен быть где-то здесь, - заявила Паркинсон.
- С чего ты это взяла? Насколько я знаю, он вчера поздно вернулся и проспал завтрак, - недоуменно пожал плечами Нотт.
- Что? Во сколько он вернулся?! – рассердилась девушка.
- Ближе к завтраку и выглядел усталым, - ответил парень.
- Где он был?! – Панси притянула однокурсника к себе за воротник.
- Мне-то откуда знать, он мне не докладывается, - фыркнул Тео.
- Я его в порошок сотру, если у него было свидание с какой-нибудь лохудрой, - прошипела вконец обозленная слизеринка, решительно направляясь в сторону Хогвартса.
- Хм, а если не свидание? – тихо спросила Блейз, помогая подняться своему парню.
- Ты думаешь, задание Лорда? – отозвался Тео.
- Если он принял его сторону, то должен доказать верность.
- Посмотрим. Время покажет, что это все значит.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:18 | Сообщение # 10
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 14 Путаница чувств

Минерва МакГонагалл, вернувшись от директора, сразу же кинулась к своему рабочему столу и быстро достала списки учащихся, чтобы проверить, действительно ли студент, о котором говорил Дамблдор, находится на ее факультете. Она всегда точно знала имена всех своих студентов и прекрасно помнила их по лицам, но не Гарри Поттера. О нем она ничего не знала, хотя о существовании сына Джеймса ей было известно, просто женщина не вспоминала об этом.
Наконец, она отыскала нужное имя. Юноша учился средне, не хорошо, но и не плохо, он нигде не был занят, жалоб на него не было. Он вообще был серой мышкой по сравнению со своим безбашенным родителем, о котором профессора до сих пор вспоминали. Женщина решила заняться делом юного Поттера завтра, а сейчас она стала проверять сочинения седьмого курса, особенно внимательно вчитываясь в работу Гарри.
За окном уже стемнело, когда Гарри и Драко вернулись в замок, да и то украдкой, ведь все остальные давно прибыли из Хогсмида. Вампир, скользнув по теням, оставил блондина в его личной комнате, а сам переместился в свою. В это же время Сириус все пытался отыскать взглядом своего крестника на ужине, но не находил, впрочем, тем же самым были обеспокоены и несколько других человек.
- Где он может быть? – удивленно спросил Рон.
- В Хогсмиде его не было, - ответила Гермиона.
- Значит, он остался в замке, - пожал плечами Невилл.
- Тогда где он сейчас? – продолжал недоумевать Уизли.
- А тебе не все равно, Рон? – фыркнул шатен.
- Меня это немного беспокоит, друг, сейчас ведь неспокойные времена, а он даже нормально заклинаниями пользоваться не умеет, - вздохнул рыжий парень.
- Думаю, ему ничего не грозит, - пробурчал Герой.
- Опять ты за свое, Невилл, - покачала головой девушка.
- Пока я не найду доказательств его невиновности, я не поверю этому Поттеру. Я чувствую, что с ним что-то не так.
- О чем говорите? – рядом с Золотым Трио присела Джинни.
- Да так, об учебе, - невинно отозвался Рон.
- Не смеши меня, об учебе может говорить только Герми, да и то не всегда. Наверняка вы обсуждали Гарри, не так ли? – рыжая гриффиндорка улыбнулась.
- Об этом не так уж и сложно догадаться, ведь в последнее время он занимает все наши мысли, - хмыкнула Грейнджер.
- Герми, не ставь под сомнение мою дедукцию, - надулась Джинни.
В это же время Северус Снейп тоже пытался отыскать Гарри Поттера, так внезапно исчезнувшего сегодня днем из леса. Интуиция еще не разу не подводила мага, и сейчас она упорно твердила, что в этом парне есть что-то опасное. Правда, опасаться простого студента было смехотворно, но все же это его заинтересовало.
- Минерва, у тебя есть что-нибудь об опекунах Гарри Поттера? – до зельевара донесся вопрос директора, и он прислушался к беседе.
- Нет, Альбус, у меня вообще нет ничего об этом юноше, это странно, - покачала головой она.
- Как это «вообще»? – Сириус влез в разговор двух магов.
- Сириус, - Ремус с извиняющейся улыбкой заткнул другу рот.
Северус только хмыкнул, Блэк всегда был несдержанным.
- Ничего, мой мальчик, я понимаю, что ты очень беспокоишься о крестнике, - улыбнулся директор, смотря на своих бывших учеников.
- Почему вам ничего не известно о Гарри? – вновь спросил брюнет, сбросив руку приятеля.
- А ты заметил, насколько мальчик скрытен и нелюдим? – неожиданно спросил Дамблдор.
- Да, но при чем здесь это? – ответил Сириус.
- Он полная противоположность своему отцу, я уже несколько дней наблюдаю за ним. В противоположность желанию Джеймса выделиться он старается быть незаметным, он всегда спокоен, хотя оба его родителя были довольно вспыльчивыми личностями, хотя бы вспомним тот день, когда они спорили об имени для ребенка и спалили половину штаба, - усмехнулся директор.
- И что вы хотите этим сказать? – Люпин почувствовал, что в словах главы Ордена Феникса кроется что-то значимое.
- Просто узнай его получше, Сириус, а мы попытаемся разобраться с его прошлым, - улыбнулся Альбус.
- Если бы это было так просто, - вздохнул мужчина.
Тем временем в зал вошел Драко, который решил, что не стоит пропадать на ужине одновременно с Гарри. Как только он дошел до своего стола, то его встретила недовольной гримасой Панси. Юноша вздохнул, но ничем не выдал своего раздражения.
- Ты где был? – начала Паркинсон, как только блондин сел.
- Не твое дело, - отозвался он вполне вежливо.
- Что?! Да как ты смеешь… - завелась слизеринка.
- Смею, - нагло кивнул Малфой.
- У тебя было свидание?! – уже шипела волшебница.
- А если и так, то тебя это ни в коей мере не касается, - фыркнул он.
- Да я ей все волосы вырву, - разъярилась Панси.
- Успокойся, - внезапно тихо и спокойно приказал Драко.
- Не смей мне приказывать, - немедленно отозвалась она.
- Ты теряешь лицо, Паркинсон. Немедленно возьми себя в руки и успокойся, - повторился он.
- Он прав, Панс, успокойся, на нас уже стали обращать ненужное внимание, - произнесла Блейз, неожиданно принимая сторону блондина.
- Хорошо, - девушка моментально стала невозмутимой.
Малфой довольно хмыкнул, он ни капли не сомневался, что воспитание возобладает над чувствами, ведь так и должно быть. Среди остальных людей наследники древних родов должны быть изящными, воспитанными и непоколебимыми, и только с самыми близкими они могут быть «настоящими», отбрасывая все свои многочисленные маски.
- Драко, и правда, где ты пропадал? – спросил тихо Тео.
- Не думаю, что тебя это каким-либо образом касается, - холодно ответил блондин.
Как только ужин окончился, то Драко сразу же отправился в Северную башню, где и нашел Гарри, сидевшего как обычно на подоконнике и читавшего книгу.
- Что это? – слизеринец заглянул через плечо вампира в фолиант.
- Книга, - фыркнул брюнет.
- Хм, понятно, не думал, что ты интересуешься оборотнями, - посмотрев на текст, насмешливо заявил Драко.
- Меня беспокоит любопытство Люпина, он единственный, кто способен раскрыть меня.
- Я могу позаботиться, чтобы его убрали из школы.
- Не стоит, я лучше заблокирую его обостренное обоняние.
- Тем зельем?
- Я нашел более интересное и постоянным действием.
- Правда? – и Гарри ткнул пальцем прямо в нужное ему зелье.
- Любопытно, - Малфой отобрал у него книгу и уселся на парту у стены.
Несколько минут блондин сосредоточенно изучал рецепт, а Гарри его самого. Вампир смотрел на сидящего перед ним мага и не мог понять, почему так трудно отвести от него взгляд, да и желания такого не возникает.
- Гарри, что-то случилось? – неожиданно голос Малфоя оторвал Поттера от мыслей.
- С чего ты это взял? – удивился гриффиндорец.
- У тебя был такой взгляд…
- Все нормально, Дрей. Так сможешь приготовить это зелье?
- Хм, здесь все описано довольно подробно, но некоторые ингредиенты, например, порошок из сердца вейлы, очень трудно достать, - вздохнул парень.
- Ты составь мне список, а я все найду, - отозвался вампир.
- И почему я не сомневался, что ты это скажешь? – улыбнулся блондин.
- Потому что ты слишком хорошо меня знаешь, - фыркнул брюнет.
- Драко Люциус Малфой! – неожиданно крик Панси заставил юношей вздрогнуть.
- Моргана ее побери, - раздраженно пробормотал слизеринец.
- Это начинает надоедать, - заявил Гарри.
- Как мне от нее отделаться? – вздохнул аристократ.
- Я могу помочь, - кровожадно улыбнулся Поттер, обнажая острые клыки.
- Не сомневаюсь, но я не хочу, чтобы ты отравился, - рассмеялся Драко.
- Мне уйти?
- Не надо, я быстро избавлюсь от нее и мы продолжим.
- Ладно, - кивнул гриффиндорец, уходя в тень.
В этот же момент дверь резко распахнулась, и в комнату влетела Панси. Она была вся красная от ярости, но, застав Драко одного, сидящего на подоконнике с книгой в руках, девушка остановилась. Она ожидала увидеть здесь еще кого-нибудь, например, девушку, с которой по ее скромному мнению встречался блондин.
- Паркинсон? – деланно удивился Малфой.
- Где она?! – слизеринка решила взять ситуацию под контроль.
- Кто? – фыркнул парень.
- Твоя подружка! - рявкнула наследница Паркинсонов.
- Ты кого-либо еще здесь, кроме меня, видишь? – юноша приподнял бровь.
- Тогда что ты здесь делаешь? – неожиданно резко сменила тон она.
- Читаю, Паркинсон, - хмыкнул Драко.
- И что же? – Панси подошла к парню и попыталась заглянуть в фолиант.
- Не твое дело, - он довольно грубо ответил, захлопнув книгу.
- Ты ведь чем-то занят? – подозрительно спросила девушка.
- Я всегда занят, Паркинсон.
- Это касается Лорда?
- Не смей произносить это! – внезапно рявкнул блондин, и на его плечо опустилась рука невидимого Гарри, который ощутил весь спектр эмоций своего друга.
- Так значит это правда? – переспросила она.
Неожиданно рядом с Драко появился Поттер, он присел около своего друга и положил тому руку на лоб. Панси отшатнулась от него.
- Ты! – взвизгнула она, уставившись на брюнета.
- Ты как, Дрей? – не обращая внимания на девушку, вампир спросил друга.
- Зря ты появился, - отозвался устало блондин.
- Ничего не зря, ты почти сорвался, нельзя же так себя изводить, - мягко рассмеялся Поттер.
- На себя посмотри, - буркнул слизеринец, однако, улыбнулся, благодарный за заботу.
- Оба хороши, - фыркнул гриффиндорец.
- Ты тот самый Поттер! – Паркинсон внезапно снова заявила о себе.
- Угадала, - когда брюнет обернулся к ней, то в его глазах застыли льдинки.
- Что ты с ней будешь делать? - спросил деловито Драко, смотря на сокурсницу с интересом экспериментатора-садиста.
- Сотру память обо всем, естественно, - пожал плечами вампир.
- Что все это значит? – волшебница начала отступать к двери.
Гарри усмехнулся, обнажая белоснежные клыки, и резко переместился за спину слизеринки. Она взвизгнула и попыталась отпрыгнуть, но сильная хватка вампира не позволила этого сделать. Глаза брюнета засияли алым светом, а сам он прижал девушку к себе, полностью лишая ее движений и воли.
- Быстрее, Гарри, - попросил Малфой, немного обеспокоенный.
- Ты ничего не вспомнишь, - прошептал гриффиндорец, а потом приложил руку к ее лбу.
Через пару мгновений Панси совсем обмякла в его руках, а потом и вовсе упала на пол, как только Поттер выпустил ее из своей хватки.
- Грубо, - заметил Драко.
- Уходим, - произнес брюнет, притягивая блондина к себе за талию и перемещаясь в личную комнату слизеринца.
- Ты заблокировал или стер память?
- Блокирует Обливиэйт, а вампиры полностью стирают воспоминания.
- Тогда я могу быть уверен, что она ничего не вспомнит?
- Никогда.
- Это хорошо, - облегченно вздохнул слизеринец и улегся на кровать.
Гарри присел рядом с ним, внимательно смотря на блондина.
- Тебе уже лучше? – спросил он через пару минут.
- Значительно.
- Тебе надо отдохнуть, Дрей, ты совсем измотан.
- Просто день был насыщенным.
- Это тяжело для тебя, не так ли?
- Ты раньше об этом не спрашивал.
- Раньше поводов не было. Дрей, если ты не выдерживаешь, то не стоит сдерживать это в себе, - произнес Поттер.
- Все нормально, Гарри, просто я немного устал, - улыбнулся слизеринец.
- В начале года?
- Все бывает впервые.
- Ты сорвался только при упоминании Волдеморта.
Аристократ отвернулся. Вампир тяжело вздохнул.
- Ладно, я пойду, а ты поспи, - брюнет встал с кровати и подошел к окну.
- Гарри, - неожиданно Драко повернулся в сторону друга.
- Что? – отозвался гриффиндорец.
- Не уходи сегодня.
- Почему? – удивленно спросил Поттер, оборачиваясь к другу.
- Не хочу оставаться сегодня один.
- Хорошо, я останусь, - Гарри прикрыл окно и вернулся в кровать, потеснив немного хозяина комнаты, а затем притянув его к себе.
Блондин порозовел от смущения, но попыток вырваться не сделал, а наоборот прижался сильнее. Сейчас он чувствовал себя двояко: с одной стороны совершенно беззащитным, а с другой защищенным от всего. И это странное чувство приносило покой.
- Ты успокоился, - заметил вампир.
- Теперь точно. Спасибо.
- Хватит слов, спать пора.
- Но мы про зелье не договорили.
- Все завтра, Дрей. Спи.
- Но…
Гарри, которому надоела пустая болтовня блондина, со вздохом устроился поудобнее и закрыл ладонью рот другу. Драко офигел от такого обращения с собственной бесценной персоной и попытался убрать руку со своего рта.
- Если будешь молчать, отпущу, - произнес Гарри.
Малфой решил, что спорить с сонным вампиром себе дороже и кивнул головой пару раз, хватка гриффиндорца ослабла. А еще через некоторое время оба юноши уснули. Брюнет сильнее прижал к себе слизеринца, а тот расположился на груди вампира.
Тем временем Рон и Невилл ждали возвращения Гарри, которого естественно не было в спальне, но откуда им было знать, что вампир сегодня не придет?
- Нев, да вернется он, - зевнул рыжий парень.
- Я подожду, - упрямо заявил шатен.
- Ему это не понравится, - вздохнул парень.
- А мне не нравится, что он шатается где-то ночами!
- Нев, друг, по-моему, ты уже перебарщиваешь.
- Он очень подозрительный тип, я ему не доверяю, даже несмотря на то, что он крестник Сириуса, - заявил уверенно Герой.
- Ладно, друг, как хочешь. Я пошел спать, а ты сиди и жди его, - Рон похлопал Золотого Мальчика по плечу и ушел в спальню.
- И все-таки я прав. Интуиция еще ни разу не подводила меня, - пробормотал парень, продолжая сидень в кресле у камина и ждать.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:19 | Сообщение # 11
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 15 Тайны других

Собрания Ордена стали проводится все чаще, потому что Волдеморт перешел к более активным действиям. А еще на сегодняшнем Грюм должен был рассказать все, что успел узнать о Дневной Тени. Старый аврор сидел в углу с весьма мрачным видом и крутил в руках волшебную палочку, что означало крайнюю степень задумчивости. Как только вошли Дамблдор и Минерва, собрание можно было считать открытым.
- Аластор, расскажи нам, что узнал, - попросил Альбус.
- Узнал я немного, но достаточно, чтобы понять, как опасен Дневная Тень для вампиров и людей, - заявил Грюм.
- Что ты имеешь в виду? – спросил Артур.
- Дневная тень – это самый лучший охотник на вампиров, однако, он не работает с другими, а один из Охотников, встретившийся с ним, пострадал от его рук, - сообщил аврор.
- Что?! – поразился Ремус.
- Дневная Тень появился примерно около двух лет назад и сразу же стал уничтожать вампиров, он очень часто занимается сразу целым кланом, истребляя всех его членов, а потом пропадает на какое-то время. Никто не знает ни его имени, ни его лица, он и правда Тень.
- Неужели о нем ничего нет? – поразился Сириус.
- Он очень хорошо скрывается, - ответил Грюм.
- Значит, ты не узнал, как мы можем с ним связаться? – спросила Минерва.
- Нет, к сожалению, об этом мне ничего не удалось узнать, - вздохнул аврор.
- Есть одна возможность связаться с Дневной Тенью, - внезапно произнес Дамблдор.
- Правда? – удивилась Нимфадора.
- Да, Драко Малфой, - кивнул спокойно директор.
- При чем здесь Драко? – спросил Снейп.
- Мистер Малфой может помочь нам связаться с Дневной Тенью, - заявил Альбус.
- Но что он потребовал взамен? – насторожился Грюм.
- Защиту от Министерства и Волдеморта, - ответил старик.
- А парнишка не дурак, - одобрительно хмыкнул аврор.
- Он знает о Дневной Тени? – удивился Сириус.
- Похоже, они знакомы, - кивнул директор.
- Но каким образом они познакомились? – поинтересовалась Молли.
- Дневная Тень – охотник, возможно, что он спас Драко, - задумчиво пробормотал Северус.
- Считаешь? – обернулся Дамблдор к зельевару.
- Как еще такое возможно, я не представляю, - честно отозвался шпион.
- А Малфой-старший знает об этом? – спросил Сириус.
- Не думаю, Драко просил защиты только для себя и матери, - покачал головой Альбус.
- Люциус не любил сына никогда, для него мальчик лишь наследник и все, а матерью он очень дорожит, - заметил Снейп.
- Думаешь, только поэтому паренек не хочет присоединяться к Лорду? – отозвался директор.
- Нет, Драко совсем другой, нежели его отец. Он знает, что значит быть настоящим аристократом, - хмыкнул мастер зелий.
- И что это значит? – чуть раздраженно поинтересовался Артур.
- Только то, что я сказал, - фыркнул Северус.
- Снейп, - прошипел Сириус.
- Блэк, если кто-то не может стать достойным своего имени, то это его проблемы, - ядовито отозвался мужчина.
Сириус вскочил и выхватил палочку, Ремус устало вздохнул.
- Сириус, Северус, перестаньте, - устало произнес директор.
- И что мы будем делать? – через некоторое время спросила Тонкс.
- Продолжим поиски информации о Дневной Тени, а также я прошу всех тех, кто находится сейчас в Хогвартсе, быть внимательнее к юному мистеру Малфою, - заявил Дамблдор.
- Вы не доверяете ему, директор? – удивился Ремус.
- Он был честен, когда говорил о своем нежелании присоединяться к Лорду, но насчет всего остального я не уверен, - признался старик.
- Понятно, - пробормотал Грюм.
Как только собрание окончилось, все поскорее покинули штаб, однако, Грюм задержался.
- Альбус, у тебя есть подозрения насчет мальчишки? – спросил он.
- Нет, Аластор, он действительно знает, как можно найти Дневную Тень, - ответил директор.
- Тогда что не так?
- Меня беспокоит не Дневная Тень, а Гарри Поттер.
- Сын Джеймса?
- Да, я думал, что он жил со своими родственниками, однако, это не так.
- Что с ним случилось?
- Сириус узнал, что парня отправили в приют.
- Знакомая история. Но что именно тебя беспокоит, Альбус.
- Мальчик владеет окклюменцией и легилименцией, он очень силен. Такой союзник был бы полезен нам.
- Сириус знает о твоих намерениях?
- Нет, Аластор, не думаю, что он позволил бы стать мальчику членом Ордена.
- Я тоже против такого, Альбус. Ты и так втянул во все это Лонгботтома, не трогай хотя бы ребенка Поттеров.
- С ним на нашей стороне будет перевес. Сейчас война, Аластор, и для нас важен любой сильный маг, мы не можем игнорировать его силу.
- Я все равно буду против этого.
- Я знаю.
Тем временем Сириус и Ремус сидели в своих комнатах на диване около камина. Блэк был печальным, а оборотень старался подбодрить друга, что у него получалось, мягко говоря, паршиво.
- Рем, я хочу рассказать все Гарри, - неожиданно заявил брюнет.
- Ты уверен? – спросил Люпин.
- Вовсе нет, но я больше не могу скрывать это от него. Я хочу, чтобы он мог доверять мне, знал, что у него есть тот, кому он может все рассказать.
- Сири, мы не знаем, как он на это отреагирует. Ты точно готов к этому?
- Я готов к любому исходу.
Но Сириус лгал. Если Гарри не примет его, он может потерять все то, ради чего еще живет. Крестник был слишком дорого для него, но вот он сам совершенно ничего не значил для парня, привыкшего к одиночеству, от которого ему помогал избавиться только один человек.
- Хорошо, завтра у тебя первым уроком седьмой курс Гриффиндора, думаю, ты можешь сказать об этом Гарри после него, - подумав, сообщил Ремус.
- Спасибо, Луни, - вяло улыбнулся Блэк.
- Не думай о плохом, Бродяга, все наладиться, вот увидишь.
- Надеюсь.
- Кстати, что думаешь о словах Грюма?
- Дневная Тень… Он действительно так опасен, как говорят?
- Я слышал, что еще ни один вампир, встретившийся с ним, не выжил.
- Значит, он на нашей стороне.
- Вот об этом не стоит говорить так уверенно. Охотники не выбирают сторон, они всего лишь уничтожают таких, как я. И если ему потребуется помощь Темного Лорда, то он непременно обратиться к нему.
- Почему ты не сказал об этом Дамблдору?
- Я уверен, что он и сам прекрасно это знает. Привлечь Дневную Тень на нашу сторону может только то, что он ищет.
- Ищет?
- У меня такое чувство, что он у нас прямо под носом, а мы этого и не видим.
- Луни, что значит «ищет»?
- Пора спать, - заявил оборотень, вскакивая с дивана и скрываясь в своей комнате.
- Он надо мной издевается, - пробормотал Блэк.
Утро выдалось мрачным, небо было затянуто темными тучами. Гермиона, уснувшая прямо с книгой в руках, подскочила как ошпаренная от звонка магического будильника, заодно подняв всех своих соседок, что не прибавило ей хорошего настроения. Девушка с тихим ворчанием покинула уютную постель и поплелась в ванную. Ей, конечно, была предложена отдельная комната как старосте, но в свое время она от этого отказалась, чтобы Невилл не чувствовал себя отделенным от друзей, а сейчас иногда жалела, когда происходило подобное.
- Гермиона, и зачем на такую рань ставить будильник? – простонала Лаванда с соседней кровати, накрывая голову подушкой.
- Утренняя пробежка в библиотеку? – хихикнула Парвати.
- Не смешно, - отозвалась Гермиона.
- Конечно, по утрам смешно бывает только дуракам, - фыркнула Браун. – Все, я спать, меня не трогать, разве только при пожаре можно разбудить.
Грейнджер приняла прохладный душ, потом быстро оделась и спустилась в гостиную, где ее уже ждала Джинни.
- Ты задержалась, - заметила рыжеволосая девушка.
- Прости, проспала немного, - отозвалась Гермиона.
- Тогда поспешим, - и рыженькая потянула свою подругу из гостиной.
Девушки успешно и без лишних проблем добрались до восьмого этажа и зашли в Выручай-комнату, которая приняла вид огромной библиотеки с множеством стеллажей. Джинни сразу кинулась к книгам, в которых говорилось о наследии магических родов, Гермиона последовала за ней. Обе гриффиндорки полностью ушли в свою работу, отрешившись от всего остального, но только до того момента, когда младшая Уизли схватилась за голову и застонала.
- Джинни, - шатенка кинулась к подруге.
- Снова это, - простонала девушка.
- Успокойся, дыши глубже, - тут же тихим успокаивающим тоном стала говорить Гермиона.
- Знаю, - огрызнулась Джинни.
Внезапно она снова застонала, схватившись за голову, а затем осела на пол. Ее глаза заволокла легкая дымка, а затем она увидела Гарри, который, держа в руке кинжал, проткнул вампира, держащего ее саму. А затем рыжая девушка увидела обеспокоенное и бледное лицо подруги. Гермиона облегченно вздохнула, увидев прояснившиеся глаза Джинни.
- Все прошло? – спросила шатенка.
- Кажется, - неуверенно ответила Уизли.
- Что ты видела?
Сестра Рона вздрогнула, вспомнив, как вампир склонился к ее шее, собираясь укусить, а затем его убил Гарри, вот только сияющие красные глаза парня напугали ее сильнее, чем клыки вампира. Что это может значить? Это действительно видение будущего?
- Я не совсем поняла, - солгала Джинни.
Она не хотела ничего говорить о Гарри, так как сама не знала, что это значит. Если бы она могла с ним поговорить, но вряд ли он станет откровенничать с ней.
- Ладно, нам стоит продолжить поиск, - вздохнула шатенка.
- Но почему это происходит со мной, Герми?
- Я могу только предположить.
- Предположи!
- Ну, поскольку ты седьмой ребенок в семье, и твой отец тоже седьмой, то…
- И что из этого?
- Никогда не слышала о седьмом сыне седьмого сына?
Джинни отрицательно покачала головой.
- Во многих культурах мира есть легенды о том, что седьмой ребенок седьмого ребенка обладает способностью видеть будущее и прикосновением исцелять раны. Ты как раз и являешься таким ребенком.
- Но я же не лечу прикосновением!
- До этого ты и особыми успехами в прорицании похвастаться не могла.
- Твоя правда, но кто сказал, что я вижу будущее?
Гермиона посмотрела на нее, как на полную дурочку. Джинни смутилась.
- Прости.
- Ладно, а теперь вставай и возвращайся к поискам. Нам надо точно узнать, так ли все это.
- Хорошо, Герми.
И обе гриффиндорки вернулись к своим поискам. Только вот мысли Джинни все время возвращались к видению и к Гарри. Кто же он такой?
Тем временем Драко проснулся от легкого дуновения ветра. Вчера вечером Гарри забыл закрыть окно. Вампиру, конечно, все равно, но вот маг может и простудиться. Блондин недовольно открыл глаза и тут же уткнулся взглядом прямо в умиротворенное лицо брюнета.
Сейчас Поттер выглядел на редкость спокойным и счастливым. На лбу у него не было напряженной складки, и дышал он равномерно, что говорило о глубоком сне. Повинуясь какому-то странному желанию, Драко протянул руку вперед и мягко коснулся щеки спящего. Гарри был холодным, словно совсем замерз. Совершенно неожиданно гриффиндорец открыл глаза. Блондин замер, все еще касаясь щеки своего друга.
- Доброе утро, - пробормотал слизеринец, отдергивая руку и смущенно краснея.
- Доброе, - удивленно отозвался парень.
- Прости, что разбудил.
- Все нормально, было даже приятно.
Малфой резко вскинул голову и удивленно уставился на брюнета. А вампир и сам был немного шокирован собственными словами.
- Кстати, ты что-то чересчур холодный, - заметил Драко.
- Что? – переспросил Гарри.
- Твоя кожа слишком холодна.
- Бывает, - пожал плечами Поттер, не желая рассказывать о жажде и волновать своего друга.
- И как часто? – блондин слишком хорошо знал гриффиндорца, чтобы не заподозрить что-то неладное в его поведении.
- Иногда, - уклончиво отозвался он.
- Ты темнишь, - неожиданно аристократ резко сел, продолжая упрямо смотреть на вампира.
- Вовсе нет, - возразил Гарри, также садясь на кровати.
- Врешь.
- Ни капли.
- Правда? – на этих словах слизеринец резко подался вперед, заглядывая в изумрудную зелень глаз своего собеседника.
Юноши замерли, боясь шевельнуться и прогнать то, что установилось между ними. Гарри впервые чувствовал нечто подобное, и это был так необычно и приятно. По совершенно непонятной ему самому причине гриффиндорец немного склонился к блондину, а Драко зарделся и потянулся вперед.
- Драко! – кто-то усиленно забарабанил в дверь.
Юноши отпрянули друг от друга с одинаково покрасневшими щеками.
- Драко! – за дверью продолжала надрываться Панси.
- Думаю, стоит открыть, - заметил Гарри через минуту.
- Точно, - блондин вскочил с кровати и кинулся к двери.
На пороге он остановился, привел себя в порядок и нацепил на лицо маску безразличия. Когда он обернулся, то увидел, что вампир помахал ему и выпрыгнул в окно. Зная, что его другу ничего не будет от такого прыжка, парень медленно открыл дверь. За ней стояла злая как армия чертей, Панси.
- Что случилось, Паркинсон? – спросил медленно Малфой.
- Тебя вызывает декан, - произнесла она и, резко развернувшись на каблуках, ушла.
Парень тут же закрыл дверь и позволил себе расслабиться. Однако, его щеки снова порозовели, когда он вспомнил, что чуть было не поцеловался с Гарри. Но самым странным было именно то, что ему действительно этого хотелось. Ему хотелось снова оказаться в теплых объятиях гриффиндорца, ощутить его дыхание на шее, услышать его смех и мягкий голос, увидеть игривый блеск изумрудных глаз.
- Моргана меня побери, похоже, я влюбился, - простонал блондин, съезжая по двери на пол.
В тоже самое время Гарри как раз добрался до северной башни и уселся на подоконнике. Его мысли и чувства лихорадочно метались. Он не привык к такому, обычно, парень точно знал, что испытывает, но сейчас все было совсем не так. Прикосновения Драко приносили невероятное тепло и счастье, а его улыбка и серебристые глаза заставляли сжиматься сердце.
И сейчас, если бы не помешала Панси, то он бы точно поцеловал блондина. А судя по реакции слизеринца, тот был совсем не против, а наоборот только за. Поттер облокотился на холодную стену. Он не знал, как поступить. Ему совершенно точно хотелось быть рядом с Малфоем, видеть его, касаться, целовать, но заводить отношения он боялся. Люди всегда гибли, находясь рядом с ним, и он не хотел такой участи аристократу. Но вампир прекрасно понимал, что и маг не отступиться от него даже по этой причине.
- Что же мне теперь делать? – тихо спросил брюнет у хмурого неба.
Но ни один из парней не знал, что ответы на свои вопросы они найдут сегодня. Ведь каким бы хорошим прорицателем не был слизеринец, управлять своим даром он еще не умел, а сам Гарри не особо верил в пророчества и предсказания. Иногда Судьба не дает нам много времени на раздумья, ведь в таких делах, как любовь, мешкать не стоит.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:19 | Сообщение # 12
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 16 Правда для Гарри

- Где вы были, девушки? – с легкой улыбкой спросил Невилл, когда Гермиона и Джинни наконец спустились к завтраку.
- В библиотеке, - ответила рыженькая гриффиндорка.
- Что?! Герм, ты превращаешь мою сестру в книжного червя! – возмутился Рон.
- Рон, - Лонгботтом быстро закрыл другу рот, но было уже поздно.
- Свинья, - рявкнула Гермиона, а затем убежала из зала.
- Ну ты и дурак, братишка, - вздохнула оставшаяся девушка.
- А что я такого сказал? – парень недоуменно переводил взгляд с друга на сестру.
Гарри, сидевший на другом конце стола и подслушивающий, только фыркнул, вызвав удивленные взгляды сокурсников. Он неохотно спустился в Большой зал, а теперь сидел и возил ложкой по тарелке, размазывая неаппетитную кашу. Сегодня утром гриффиндорец снова вспомнил, что слишком давно не пил крови, а, следовательно, ослабел. Теперь он чувствовал жизнь, бьющуюся в каждом человеке в этом замке, и его вампирские инстинкты обострились. Это немного раздражало. К тому же он чувствовал, что его клыки то выдвигаются, то снова прячутся, отзываясь на внешние раздражители. Долго так длится, не могло, поэтому следовало срочно поохотиться и удовлетворить жажду.
В этот момент в зал вошли Ремус и Сириус, и оборотень сразу же почуял, что появился странный запах, нечеловеческий. Люпин остановился и принюхался, его зрачки чуть сузились. Это заметил и Поттер, сидевший буквально в паре метров от него. Он чертыхнулся про себя и мгновенно покинул помещение. Вместе с ним исчез и запах.
- Луни, что-то случилось? – спросил Сириус.
- Не знаю, - ответил напряженный оборотень.
- Что не так? – вздохнул мужчина.
- Запах странный почувствовал, - отозвался Ремус.
- В каком смысле «странный»? Кого-то навозными бомбами обкидали?
- Бродяга, - покачал головой он.
- Тогда что?
- Я не знаю, пока.
Тем временем Драко находился в покоях своего крестного и ждал, когда же зельевар соизволит объяснить причину, по которой вызвал его сюда. Северус нечасто говорил с ним, а когда это происходило, то значило, что случилось нечто из ряда вон выходящее. Сейчас же мужчина выглядел необычайно серьезным, что немного беспокоило блондина.
- Драко, вчера Дамблдор рассказал, что ты знаешь Дневную Тень, - произнес, наконец, профессор, смотря внимательно на подростка.
- Возможно, - спокойный тон и невозмутимый вид не выдавали ни единого чувства.
- Откуда ты узнал, что Орден его ищет?
- И ты думаешь, что я признаюсь, крестный?
- Нет, не думаю.
- Тогда не траться на лишние слова, переходи сразу к делу.
- Ты понимаешь, в какую опасную игру ты играешь?
Парень внимательно смотрел на мужчину. В его черных глазах было беспокойство, различить которое мог только тот, кто хорошо знает Северуса. Зельевар мог быть грубым и мрачным, но он всегда заботился о парне. С самого детства он практически заменил слизеринцу родного отца, который обращал внимание на ребенка, только если надо было напомнить тому о том, какими должны быть настоящие Малфои.
«Малфои никогда и никому не подчиняются», - Драко хмыкнул, вспомнив тот день, когда отец сказал ему это.
Люциус, подчиняющийся глупой тирании монстроподобного Волдеморта, ползающий перед ним на коленях – все это вызывало отвращение и презрение у юноши. Об этом он не рассказывал даже Гарри. Это было его личным переживанием, хоть он и не любил отца, но видеть, как один из Малфоев теряет собственную гордость, было невыносимо больно.
- Крестный, не думаю, что ты имеешь хоть какое-то представление об этом, - покачал головой слизеринец, смотря на перо в руке собеседника.
- Тогда расскажи мне, - произнес брюнет.
- Крестный, Дамблдор приказал тебе разузнать у меня о Дневной Тени?
- Нет, но старик приказал остальным членам Ордена следить за тобой.
- Я так и думал, он не хочет ждать.
- И я его понимаю. Дневная Тень может помочь нам, ведь вампиры присоединились к Темному Лорду.
- Кто сказал, что Дневная тень захочет помогать вам? Он охотник-одиночка, ему не нужна ничья помощь, но и сам он никому не помогает. Вы для него пустое место, а ваша борьба несущественна. Как директор планирует заполучить его помощь?
- Ты сам предложил это сделать.
- О нет, крестный. Я лишь сказал, что могу помочь старику связаться с Дневной Тенью, но о помощи в его уговорах ничего не говорил. Я не такой дурак, чтобы пытаться влиять на него.
- Ты говоришь так уверенно. Ты многое скрываешь о нем, не так ли?
- Крестный, Дневная Тень очень опасен, я не советую тебе злить его.
- Но ты ведь знаешь, кто он?
- Северус, - Драко поднялся из кресла, - не спрашивай меня больше о нем, я все равно ничего не расскажу. Приятного дня.
И парень быстро покинул комнаты своего декана, поспешив на завтрак. Он знал, что рано или поздно Северус все поймет, поэтому не особо и расстроился, но все равно слизеринец не хотел, чтобы о Гарри узнали, ведь тогда его друг окажется в большей опасности, чем есть сейчас. Однако, он также понимал, что сам вампир никогда не отступиться от того, к чему стремиться сейчас, поэтому Малфой может только поддерживать и помогать в меру своих сил.
Войдя в Большой зал, блондин сразу отметил отсутствие Гарри за гриффиндорским столом. Он постарался не думать об этом сейчас, ведь Поттер мог и задержаться, и вообще решить не идти на завтрак, что он обычно и делал, предпочитая поваляться в постели еще часок. Панси уже сидела за столом Слизерина и о чем-то беседовала с Блейз, впрочем, это мало интересовало аристократа. Юноша приблизился к Теодору и сел рядом с ним, полностью игнорируя девушек.
- Драко, зачем тебя сегодня декан вызывал? – поинтересовался Нотт.
Малфой кинул яростный взгляд на Паркинсон, а потом перевел его на однокурсника.
- Тебе-то какое дело? – надменно поинтересовался он.
- Просто интересно, - пожал плечами Тео.
- Тогда держи свой интерес при себе, - фыркнул блондин.
Тем временем обе девушки, сидящие напротив них, что-то увлеченно обсуждали. Драко есть не хотелось, а вот попить… Он взял бокал с тыквенным соком и немного отпил. Панси победно улыбнулась, заметив это. Тео и Блейз переглянулись и уставились на блондина, они поняли причину радости Паркинсон. Драко, почувствовав излишнюю приторность сока, с отвращением отставил кубок.
- Дракусик, - позвала Панси.
- Не называй меня так, Паркинсон! – прошипел Малфой, оборачиваясь, и в тот же миг, как он увидел девушку, у него сильно заболела голова.
- Что с тобой, Драко? – прощебетала она.
- Все нормально. Думаю, надо поспешить на урок, пока цепной пес директора не снял с нас баллы, - и аристократ, изящно поднявшись со скамьи, быстрым шагом направился вон из зала, боясь споткнуться, так как на глазах была пелена от внезапной боли.
- Не подействовало? – с живейшим интересом спросила Блейз.
- У этого зелья стопроцентный результат, - фыркнула ее подруга.
- И как быстро оно проявляется? – усмехнулся Теодор.
- Мгновенно, - отозвалась Панси.
- Что-то по нему не скажешь, что он воспылал к тебе любовью, - хмыкнула Забини.
- Это все из-за его сдержанности, вот увидите, к вечеру он у меня в ногах валяться будет, - и она, гордо вздернув подбородок, покинула друзей.
- Что-то мне не кажется, что это случится, - задумчиво пробормотал парень.
- Почему? – поинтересовалась слизеринка.
- У всех любовных зелий есть одно «но»: если человек влюблен по-настоящему, то ни одно из них на него не подействует.
- Ты думаешь, что у него кто-то есть?
- Знаешь, он довольно часто пропадает неизвестно куда, а потом возвращается довольный и даже счастливый, остальные этого не замечают.
- Хм, интересно будет посмотреть на реакцию Панси, если ты прав.
- Да, это будет весело, - согласился парень.
Первым уроком у седьмого курса Слизерина и Гриффиндора сегодня по расписанию было ЗОТИ. Все девушки, просто обожающие нового профессора, заранее приходили в класс и занимали первые парты. Гарри предпочитал отсаживаться в самый дальний и темный угол, однако, это не помогало, и надоедливый учитель всегда спрашивал его, словно только ради этого и находился в школе. А Драко предпочитал отсаживаться подальше от Блэка, чтобы оказать хоть какую-то моральную поддержку другу.
Сегодня Сириус чуть опоздал и зашел через пять минут после звонка, Поттер снова сидел в углу, что очень расстроило его крестного. Мужчине не нравилось, что парень был таким мрачным и необщительным, он считал, что для подростка ненормально такое поведение.
А вампира занимали только мысли о пропавшем неожиданно блондине. Драко, обычно приходивший в числе самых первых, сейчас отсутствовал, и этот факт нервировал гриффиндорца. Хотя, обычно всегда нервничал из-за Гарри именно Малфой.
Слизеринец сейчас находился в больничном крыле, где его осматривала мадам Помфри. Как только он вышел из Большого зала, то понял, что до кабинета точно не доберется, так как помимо головы у него разболелся и живот, поэтому поспешил к медиведьме.
- Что со мной? – слабо спросил парень, лежа на койке.
- Не имею понятия, мистер Малфой, симптомы похожи на магическое отравление. Этим часто страдают зельевары, предпочитающие не покидать свои лаборатории. Насколько я знаю, вы любите этот предмет.
- Вы хорошо осведомлены, мадам, но в последнее время я мало находился в лаборатории.
- Еще возможен вариант того, что вам подлили приворотное зелье.
- Приворотное? – и блондин стал задумчив.
- Это вполне возможно, ведь вы красивый юноша, за вами бегают толпы поклонниц. Но по какой-то причине зелье не сработало так, как надо.
- И что же это за причина?
- Ну, или вы по-настоящему влюблены или у вас аллергия на какой-либо из ингредиентов, составляющих зелье. Второе, впрочем, наиболее вероятно.
«А по мне скорее так первое», - покраснев, подумал парень.
- Примите это зелье и полежите, - женщина протянула блондину чашку с болотно-зеленой жижей, которая жутко воняла.
- Что это? – с отвращением спросил он.
- Вам перечислить ингредиенты, мистер Малфой?
- Не стоит, иначе я его вообще не выпью.
Волшебница улыбнулась. Драко, еще пару минут повертев в руках злосчастный стакан, неожиданно выпил его, чуть поморщившись от неприятного вкуса. Если честно признаться, то слизеринец частенько экспериментировал с зельями и самостоятельно пробовал их, но только под строгим присмотром Поттера.
- Теперь отдыхай, - довольно произнесла женщина.
- Хорошо, - кивнул он.
В то время, пока Драко прохлаждался в больничном крыле, Гарри не находил себе места, пытаясь избавиться от назойливого внимания Блэка, почти прожигающего его взглядом. А Сириус не мог перестать оглядываться на нелюдимого подростка, который теперь почти враждебно смотрел на него. У мужчины появилось странное желание подойти и обнять этого мрачного мальчишку, заверить его, что он не один и теперь у него есть крестный… Но вот откуда маг мог знать, что все это было совсем не нужно вампиру? Но что же тогда ему действительно нужно или кто? Парень и сам иногда над этим задумывался.
Как только прозвенел звонок с урока, то брюнет мигом покидал все вещи в сумку и уже собрался сбежать из кабинета, когда его нагнал голос учителя:
- Мистер Поттер, задержитесь ненадолго.
Вампир замер у выхода, борясь с собой и своим желанием разнести все здесь к черту. Из-за сильной жажды он становился очень агрессивным и раздражительным. Гриффиндорец развернулся и тут же столкнулся с какой-то девчонкой.
- Простите, - пробормотала она, вылетая из кабинета.
Но брюнет успел уловить аромат крови, вероятно, девушка поцарапалась чем-то. От этого у него в глазах появились красные блики, а затем он встретился взглядом с Невиллом. Оба замерли, и если первый восстанавливал самообладание, то второй толкнул Рона, чтобы указать на Поттера. Рыжий парень успел только увидеть красные отблески в изумрудных глазах, но это насторожило и его. Гермиона только удивленно посмотрела на парней.
Гарри быстро проскользнул между ними и направился к столу профессора. Он остановился около первой парты и присел на ее краешек. Гермиона, выходившая последней, бросила взгляд на оставшихся и ободряюще улыбнулась Сириусу, который уже чуть ли не в обморок падал от волнения. Наконец, маги остались наедине.
- Гарри, я давно хотел поговорить с тобой, - начал Блэк.
Уже от первой фразы парню стало не по себе. Этого мужчину что-то явно мучило, и он собирался сейчас об этом рассказать. Но вампир не хотел об этом знать! Совсем не хотел!
- О чем? – сохраняя нейтральный тон, спросил парень.
- Ты же уже знаешь, что я был лучшим другом твоего отца, - продолжил он.
«Что-то мне все это не нравится», - пронеслось в голове гриффиндорца.
- К чему вы ведете, профессор? – напряженно поинтересовался парень.
- Называй меня Бродяга, Гарри, - улыбнулся мужчина.
- Почему?
- Так меня называли друзья в школе.
- Ах да, Мародеры.
- Я хотел сказать тебе, что я… - тут преподаватель замер на мгновение, - твой крестный отец.
Гарри, стоявший до этого немного сгорбленно и смотревший в пол, резко выпрямился и в шоке уставился на мужчины. Неужели он ослышался, но нет. Блэк продолжал стоять напротив него с почти умоляющим лицом.
- Я понимаю, что сейчас ты шокирован и смущен. Прости, что меня так долго не было рядом, но… обстоятельства были против меня, - на этих словах маг чуть вздрогнул, вспомнив о своем вынужденном «отпуске» в Азкабане.
Дальше он говорил что-то еще, но Гарри его не слушал. В нем поднимался неконтролируемый гнев. Он отвернулся, чтобы не смотреть на мужчину, чтобы не видеть его виноватых глаз и смущенной улыбки. Все это, по его мнению, никак не соответствовало ситуации. С чего этот маг решил, что ему нужен крестный отец? С чего он взял, что может так просто врываться в его жизнь и говорить, что понимает его? Зачем он появился именно сейчас?
- Гарри? – Сириус, заметив, что парень не смотрит на него, а уткнулся взглядом в пол, позвал юного мага.
Юноша не отозвался, тогда Блэк подошел к нему и коснулся рукой его плеча. Вампир отскочил от него, словно ошпаренный, сверкнул багрово-зелеными глазами и быстро убежал, оставив своего крестного так и стоять с вытянутой рукой. В тот же миг в кабинет вошел Ремус, встретивший по дороге Гарри.
- Что случилось, Бродяга? – обеспокоенно спросил оборотень.
- Все прошло ужасно, Рем. Он убежал, - и брюнет осел на пол.
В то же время Поттер, который был просто в ярости, даже не заметил, как почти на автомате ушел в тень и переместился в Северную башню. И его взгляд наткнулся на несколько старых парт. Теперь с ними можно было попрощаться.
Драко, почти отошедший от неудачной попытки собственного охмурения, внезапно резко сел на кровати от того, что его сердце больно кольнуло. Такое бывало очень редко, но всегда было связано с одним человеком.
- Что же с тобой случилось, Гарри? – пробормотал блондин с тревогой.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:19 | Сообщение # 13
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 17 Мгновения меняют все

Быстро смыться из больничного крыла Драко не удалось, мадам Помфри вышла из своей комнаты так не вовремя, задержав юношу еще на двадцать минут своим дурацким осмотром. За это время слизеринец весь уже извелся, не зная, что с его другом, но чувствуя, что случилось нечто не очень хорошее.
Как только блондину удалось вырваться из хватки медиведьмы, то он сразу кинулся в сторону Северной башни, но не успел добежать даже до Большого зала, когда перед ним неожиданно появилось Золотое Трио. Парень чуть не застонал, но вовремя взял себя в руки и нацепил презрительную маску, пряча беспокойство.
- Хорек, что-то ты плохо выглядишь, - протянул Рон.
- Уж получше тебя, Уизел, - фыркнул Драко.
- Ну у тебя и самомнение, лечиться надо, Малфой, - парировал рыжий.
- А ты что, доктор, чтобы мне диагноз ставить? – хмыкнул слизеринец.
- Что-то я смотрю, ты больно храбрым стал, хорек, готов спорить твои тупоголовые телохранители где-то неподалеку, - продолжал Уизли.
- Не знаю, а даже если и так, я смотрю, у тебя непреодолимое желание пообщаться с ними. Ты только скажи, мигом устрою! - Малфоя уже начинала бесить эта бессмысленная перебранка, да к тому же ещё так не вовремя.
Ну почему по этому коридору нужно было идти именно им? Драко нужно спешить к Гарри, ярость которого он ощущал всем сердцем. Но и просто так оставить последнее слово за гриффиндорцами он не мог.
- Сейчас ты получишь, Малфой, - рыжий парень вышел из себя.
- Рон, не надо, - Гермиона почти повисла на нем.
- Послушайся ее, Уизел, остынь и лучше обрати внимание на ту, что рядом, - внезапно почти по-доброму посоветовал Драко, проходя мимо них.
Все-таки желание оказаться рядом с вампиром и успокоить его перевесило все остальное. Гермиона застыла, удивленно смотря вслед блондину.
- Герм, что с тобой? – спросил Невилл.
- Он не назвал меня грязнокровкой, впервые за все семь лет, - девушка была шокирована.
- И дал мне почти дружеский совет, - в том же тоне произнес Рон.
- Он явно куда-то спешил, - добавил Лонгботтом.
Потом трое друзей переглянулись и синхронно посмотрели вслед убежавшему блондину. Их интересовала причина столь дружелюбного поведения их самого главного врага в Хогвартсе. Дамблдор, знавший, что опасности для Избранного Малфой не представляет, еще не сообщил ребятам, что слизеринец на стороне Света. Директор всегда был скрытен и просчитывал несколько ходов вперед, но он не знал, что и Драко не таков, каким кажется. И еще неизвестно, кто с кем играет в игры.
Когда слизеринец все-таки добрался до Северной башни, то на пару мгновений остановился перед дверью, успокаиваясь, а потом вошел внутрь и изумленно застыл. Комната была разгромлена, а сам виновник этих разрушений сидел на подоконнике, нервно вертя в руках кинжал. Блондин сделал всего лишь шаг, но спина гриффиндорца напряглась.
- Зачем ты здесь? – спросил холодно Гарри.
- Я почувствовал, что тебе плохо, - осторожно ответил Драко, понимая, что что-то не так.
- Все нормально, - солгал Поттер.
- Правда? Я совсем в этом не уверен, - Малфой не перестал приближаться к нему.
- Дрей, не подходи ближе, - попросил брюнет.
- Почему?
- Это опасно.
- Я не боюсь.
- А стоит.
И в этот момент рука аристократа коснулась плеча вампира, а затем блондин резко притянул его к себе. Гарри уткнулся лицом прямо в шею друга, тотчас же ощутив приятный аромат, от которого у него выдвинулись клыки. Брюнет мгновенно отпрянул.
- Что с тобой? – слизеринец обеспокоенно посмотрел на вампира, постепенно понимая, что происходит. – Что с тобой случилось?
- Блэк, - ответил Поттер.
- Что он опять сделал? – вздохнул блондин.
- Он мой крестный отец.
- Что?!
- Не заставляй меня повторять это снова.
- Он твой крестный? Хотя, этого можно было ожидать, ведь он был лучшим другом твоего отца. Именно поэтому ты пришел в ярость?
- Частично.
- Я тоже долго бушевал, когда узнал, что Блэк приходится мне родственником. Моя мама урожденная Блэк.
- И ты молчал?
- Я не думал, что это так важно.
- Понятно.
- Ты расстроен?
- Я в ярости, - неожиданно голос брюнета сорвался на рык.
Драко впервые ощутил холодок, пробежавший от голоса его друга. Неожиданно он вспомнил, что подобная интонация у гриффиндорца была всего пару раз за все их годы дружбы, и если первый раз он думал, что тот злится, то во второй сам Гарри признался, что его жажда усилилась, поэтому вампирские инстинкты начинают брать верх. А еще во время острой жажды Поттер становился раздражительным и агрессивным.
- Точно, - пробормотал Малфой.
- Что «точно»? – спросил брюнет.
- У тебя усилилась жажда крови, - заявил Драко.
- А я и не заметил, - сарказм просто сочился в каждом слове.
- Как давно ты не пил? – поинтересовался блондин.
- Ну, два-три месяца.
- Ты форменный идиот, Поттер.
Гарри удивленно обернулся, по фамилии слизеринец его называл только, когда сильно злился или был в крайней степени обеспокоен. Гриффиндорец непонимающе смотрел на то, как его друг расстегивает верхние пуговицы рубашки и развязывает галстук.
- Ты что творишь? – всполошился вампир.
- А ты как думаешь? Я собираюсь спасти школу от разрушения.
- И каким образом?
- Пей давай, потом поговорим.
- Что?! – брюнет ошарашенно смотрел на аристократа.
- Тебе нужна кровь, можешь выпить мою.
- Нет, - возразил Гарри, отходя от него. – Я не буду этого делать.
- И почему же? Боишься отравиться? – спросил Драко.
- Ты не понимаешь!
Поттер никогда не пил его кровь, даже мысли такой не допускал. Малфой был его единственным другом, но никак не пищей. Этот маг даже не представлял, что сейчас так безрассудно предлагает. Вампир не мог так поступить с другом, просто не мог.
- Я все отлично понимаю. Укус обычного вампира может обратить и меня в такого же кровососа, благодаря тому, что они при укусе впрыскивают жертве свой яд, словно пауки. Но ты ведь не совсем вампир, ты живой и теплый, - на этих словах блондин положил свою руку на грудь брюнета, - поэтому у тебя нет способности обращать других в вампиров. К тому же тебе вовсе не нужна вся моя кровь, лишь немного.
- Ты изучал вампиров?
- В твоей библиотеке есть довольно интересные книги. Ты против?
- Нет, но…
- А теперь заткнись и пей, - блондин положил руку на затылок Гарри и наклонил его к своей шее, почувствовав теплое дыхание. Такая близость брюнета и его горячий воздух, нежно опаляющий нежную кожу, вызывали возбуждающий эффект намного ниже пояса.
Вампир, уставший сопротивляться, больше не мог терпеть, да и к тому же запах Драко сводил его с ума. Обычно, он мог легко сдерживаться, даже если жажда была очень сильной, а у человека текла кровь, но не сейчас. Это было выше его сил. Поттер обвил руками талию слизеринца и плотнее прижался к нему, вдыхая его запах.
- Я больше не могу, - прошептал он.
- Тогда пей, - выдохнул аристократ, обвивая его шею руками.
Гарри провел носом по шее, вызывая мурашки удовольствия у парня в своих руках, потом легонько поцеловал плечо, а через мгновение клыки пронзили кожу. Сначала Драко почувствовал легкую боль, а потом появилась эйфория, словно он снова летит на своей молнии, а его лицо овивает ветер. Он вцепился покрепче в брюнета, когда почувствовал, что постепенно слабеет. А Поттер осторожно пил кровь, бережно сжимая теплое тело в руках. Как только жажда исчезла, то вампир отстранился, перед этим осторожно зализав ранку. Он с наслаждением облизал красные губы, ощущая на них вкус железа. Когда жажда не давала о себе знать, то кровь Дневной Тени была не нужна, и вкус ее был таким же, как и для обычного человека, и это также отличало его от остальных вампиров. Ноги слизеринца уже не держали, поэтому он прижался к гриффиндорцу, чувствуя бережные и крепкие руки на своей талии.
- Ты как? – беспокойство сквозило в голосе Поттера.
- Ты напился? – отозвался Малфой.
- Да, спасибо.
- Тогда я в полном порядке, только немного устал.
- Сам в этом виноват, - пробормотал брюнет.
- Но я ничуть не сожалею, - улыбнулся аристократ.
- Правда? – Гарри отстранился и посмотрел прямо в серебристые глаза.
- Я когда-нибудь лгал?
- Мне никогда.
- Вот видишь, - одна рука хрупкого блондина соскользнула с шеи вампира и переместилась на его щеку, ласково поглаживая.
- И все-таки, больше не делай так, я не хочу использовать тебя как средство питания, Дрей, - мягко попросил он.
- Только в критическом случае, как сегодня. Теперь ты успокоился?
- Да, но из-за Блэка…
- Давай пока не будем о нем. У меня есть другая тема.
- Ты о чем?
- Мы кое-что не успели закончить утром, нас прервали, - заявил Драко.
Гарри очень мило покраснел, вспомнив, на чем именно их прервали. Блондин довольно улыбнулся, увидев, что его друг, хотя, уже намного больше, чем просто друг, понял, о чем речь.
- Я… - но что брюнет собирался сказать, Малфой и не услышал, он просто подался вперед, накрывая своими губами губы гриффиндорца.
Сильные руки вампира сильнее сжали талию мага, притягивая того еще ближе, а рука слизеринца зарылась в черных шелковистых волосах. Сначала Поттер удивился, но потом понял, что желает этого, он хочет целовать это хрупкое нервное существо в своих руках и не хочет никуда его отпускать. Осмелев, Драко толкнулся языком в рот Гарри, умоляя впустить.
Гарри вздохнул и приоткрыл губы, чем немедленно воспользовался слизеринец, нырнув языком в рот любимого. Ощущения, растекавшиеся по телу, были непередаваемы, впервые вампир так сильно наслаждался близостью человека.
Драко углубился в изучение полости рта гриффиндорца, не оставляя неисследованным и миллиметра. Он даже рискнул потрогать кончики невероятно острых клыков вампира. Гарри тоже осмелел и толкнулся языком в язык Малфоя, приглашая к более активным действиям. Они смогли оторваться друг от друга только тогда, когда почти задохнулись. Покрасневший блондин спрятал лицо на груди брюнета. Внезапно он услышал довольное мурлыканье, которое издавал никто иной как Гарри. Аристократ улыбнулся и вновь посмотрел прямо в глаза вампира. Изумрудные глаза были наполнены нежностью и заботой, а милый румянец придавал ему очарование.
- Я не слышал, чтобы ты когда-либо мурлыкал, - заявил мягко Драко.
- Раньше такого и не было, - признался гриффиндорец.
- Это очень привлекательные звуки.
Поттер покраснел еще сильнее, а потом решительно склонился и поцеловал блондина, эффективно затыкая ему рот, впрочем, сам Малфой был очень даже доволен столь приятным приемом. В этот раз Гарри исследовал жаркую глубину рта своего любимого, наслаждаясь отзывчивостью и нежностью. А понимание, что чувства взаимны, делало поцелуй неповторимым. Наконец воздух кончился, и им пришлось закончить поцелуй. Тяжелое дыхание приятно щекотало шею вампира. Через мгновение их глаза встретились, и сердце Поттера сладко защемило от осознания, что этот привлекательный и милый блондин принадлежит ему. Вампирья часть уже заявляла свои права на пару своего носителя.
- Как я понимаю, ты предлагаешь встречаться, – неожиданно заявил Драко.
- Да? – изумился Поттер.
- Или нет, - и блондин попытался отстраниться, однако, крепкая хватка брюнета не дала ему этого сделать.
- Куда-то собрался, милый? – ехидно спросил Гарри. – Ты мой, и я тебя никому не отдам, запомни это. Быть парой вампира непросто, ты уверен, что справишься с этим?
- Да, - счастливо ответил слизеринец.
- Отлично, - и брюнет склонился, чтобы еще раз поцеловать своего парня.
Но в этот момент своим чутким слухом он уловил топот за дверью и напрягся.
- Что такое? – тихо спросил Драко, видя напряженность гриффиндорца.
- Драко Люциус Малфой! – раздался знакомый вопль.
- Только не она, - застонал блондин, утыкаясь носом в шею Гарри.
Вампир ласково прижал своего слизеринца к себе и скользнул в тень. Малфой ощутил легкий холодок, оказавшись там, поэтому плотнее прижался к любимому, который накрыл его своей школьной мантией, ведь мантия аристократа осталась в больничном крыле, покинутом им в дикой спешке. И в тот же момент в комнату ворвалась Панси, сопровождаемая Блейз и Тео.
- Где он?! – девушка буквально бесилась.
- А нам откуда знать? – зевнул Нотт.
- Панс, может, хватит? – спросила Забини.
- Куда он делся? – Паркинсон не могла успокоиться. – Зелье уже должно было подействовать.
- Зелье? – прошептал Гарри.
Драко, услышавший это, слегка вздрогнул, внезапно поняв, о чем речь. Так вот, кто подлили ему приворотное снадобье, из-за которого ему было так плохо. Гриффиндорец ощутил, как напрягся Малфой в его объятиях.
- О чем они говорят, Дрей? – поинтересовался он.
- Не знаю, - солгал блондин.
- Врешь, твое сердце колотиться слишком быстро. Так о каком зелье говорит эта девчонка?
- Это мелочи.
- Дрей!
- Не злись, просто сегодня с утра кто-то подлил мне приворотное зелье, и оно не подействовало, но из-за этого я провел первый урок в больничном крыле.
- Так вот почему от тебя пахнет болотом?
- Хм, это зелье, которое Помфри дала мне.
- Кстати, а почему оно не подействовало?
Драко зарделся.
- Из-за тебя.
Гарри удивленно посмотрел на него, но расспрашивать дальше не стал. Тем временем Паркинсон остановилась около окна и выглянула наружу.
- Драко мой и никто его не отнимет, - заявила она.
- Да-да, он твой и ничей больше, - вяло поддакнула Блейз.
Блондин услышал низкое рычание, исходящее от брюнета. Он понял, что тому очень не понравилось это заявление, и сей факт очень обрадовал его. Драко точно не знал, когда дружба переросла в любовь, но точно знал, что это самый счастливый день в его жизни и его еще ждет много таких дней.
Как только трое слизеринцев покинули комнату, то парни вышли из тени. Поттер на мгновение ослабил хватку, и аристократ начал оседать, так как ноги все еще не держали его. Вампир подхватил его на руки у самой земли.
- Прости, - покаянно пробормотал он.
- Все в порядке, сам виноват, - улыбнулся Малфой. – Только вот посетить мадам Помфри придется снова.
- Тебя отнести?
- Да. Получишь несколько баллов для своего факультета за помощь сокурснику.
- Только ради этого и понесу, - фыркнул брюнет, покрепче прижимая к себе легкого Слизеринского Принца.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:19 | Сообщение # 14
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 18 И снова чувства

Предпочтя остаться незамеченным, Гарри снова скользнул в тень и оказался вместе с Драко на руках около больничного крыла. Брюнет решительно толкнул дверь ногой и вошел, слизеринец, улучив момент, извернулся и поцеловал своего парня. Тот улыбнулся, но его чувства мгновенно оказались скрыты повседневной маской, когда появилась медиведьма.
- Мерлин, что с вами случилось, мистер Малфой? – женщина всплеснула руками.
- Мне стало хуже, - слабо ответил блондин.
- По вам заметно, - фыркнула она. – Так, положите его на эту кровать, мистер…
- Поттер, мадам, - произнес гриффиндорец, бережно опуская Драко на койку. – Шрама на шее нет, так что не беспокойся об этом. Приду вечером, - еле слышный шепот приятно щекотал ухо.
- Десять баллов Гриффиндору, мистер Поттер, можете идти, - вампир кивнул женщине и поспешно покинул крыло, успев послать мимолетную улыбку Малфою.
Выйдя в коридор, парень остановился, не зная, что делать дальше. Сейчас у него должен быть УЗМС с Хагридом, но идти туда решительно не хотелось, тем более полувеликан наверняка заставит его пойти к жеребенку. В отличие от Драко, который просто обожал этого маленького единорога, Гарри не любил его, но понимал, что присутствие того, к кому существо привязала сама магия, обязательно для нормального развития животного. Но и бродить по школе, где можно встретить Блэка или его дружка-оборотня, ему тоже не хотелось.
- Думаю, Драко будет не против, - пробормотал брюнет задумчиво, а затем исчез, переместившись по тени в комнату своего парня.
Оказавшись в комнате Слизеринского Принца, Гарри улегся на кровать и закрыл глаза, собираясь хорошенько вздремнуть. В тоже время в больничное крыло к Драко ворвалась Панси, которая вспомнила о единственном месте, в котором еще не искала – вотчина мадам Помфри. Девушка приблизилась к кровати блондина.
- Дракусик, милый, ты как? – сладким голосом протянула она.
Малфой в ужасе распахнул глаза и резко сел, чуть не свалившись с кровати.
- Паркинсон? Какого ты здесь делаешь? – возмутился он, отодвигаясь от нее подальше.
- Я пришла проведать своего Дракусика, - заявила она.
- Еще раз так меня назовешь, вся школа узнает, кто сделал из тебя женщину, - хмыкнул парень с довольной ухмылкой.
- Что? – слизеринка чуть не уронила бутыль с лекарством, стоящим на столике около кровати.
- Паркинсон, ты меня уже достала. Убирайся отсюда немедленно, - юноша снова удобно устроился на своей постели.
- Но… ты же меня любишь!
- Кто тебе сказал такую чушь? Уж если я кого и люблю, то только не тебя, Паркинсон.
- Кто она?! Я уничтожу ее! – в глазах слизеринки зажглись дьявольские огоньки.
- Тебе пора лечиться, Паркинсон, - фыркнул блондин.
Панси мгновенно обуяла ярость, и она замахнулась, собираясь ударить парня, но ее рука неожиданно оказалась, словно в тисках, так сильно ее держал Драко. Сложно было ожидать такую силу в хрупком на вид маге. Она замерла. И в этот момент двери снова распахнулись, пропуская внутрь Кребба и Гойла с очень виноватыми лицами, Блейз и Тео, которые выглядели на редкость довольными. Малфой отпустил руку девушки.
- Драко, ты как? – к нему подошел Кребб.
- Нормально, - спокойно отозвался блондин.
- Кто это сделал, Драко, скажи, он не жилец, - пробасил Гойл.
- Грег, это всего лишь легкая аллергия. Кто-то подлили мне приворотное зелье, - и аристократ глянул на Панси, - а у меня оказалась аллергия на один из его ингредиентов.
- Мадам Помфри смогла определить этот ингредиент? – полюбопытствовала Забини.
- Нет, - покачал головой Малфой.
- А ты знаешь, кто подлили зелье? – поинтересовался Теодор.
- Знаю, Нотт, - фыркнул Драко. – Я уверен, что ты тоже более чем осведомлен, кто это был. Не так ли?
Парень отвел глаза, не желая встречаться с взглядом серебристо-серых глаз, пронизывающих насквозь. Блейз тоже отвернулась, а Панси покрылась красными пятнами. Только вечные телохранители главного соперника Лонгботтома недоуменно хлопали глазами.
- А теперь все убирайтесь, я хочу отдохнуть, - приказал блондин.
Блейз, Тео и Панси быстро ушли, а Грегори и Винсент ненадолго задержались.
- Драко, это, мы не будем бить ту девчонку, которая тебе подлила зелье, - смущенно сообщил Гойл, не смотря на своего более умного товарища.
- Мама говорила, что девочек обижать нельзя, - заявил Кребб.
- Я и не просил, ребята. Это ниже достоинства Малфоя, - хмыкнул блондин.
Как только все убрались, то он смог спокойно лечь и уснуть, правда, ненадолго. Но во сне он ощущал что-то теплое и приятное в своей душе, словно мягкий пушистый котенок свернулся где-то внутри. И при мысли о котенке у него всплыли воспоминания о мурлыкающем Гарри с румянцем на щеках. Но прекрасный сон-мечта был прерван самым грубым образом.
Громко стукнулась входная дверь о каменную стену, и слизеринец резко проснулся. Он недоуменно оглянулся: в проходе стояли Дамблдор, МакГонагалл и Люпин, а также Грюм, поддерживающий какого-то парня, и Блэк, также кого-то державший.
- Поппи, - громко позвала декан Гриффиндора.
- Что случилось? – медиведьма мгновенно вышла из своего кабинета.
- Нападение, - ответил Дамблдор.
Женщина тут же засуетилась, отгородив две кровати в дальнем конце помещения. Сириус и Аластор потащили свои ноши туда, Минерва и Ремус последовали за ним, Альбус, на мгновение остановив взгляд голубых глаз на блондине, последовал за своими подчиненными. Парень успел заметить на шее одного из мужчин след от укуса.
«Вампиры», - догадка сверкнула в его голове.
- Гарри это не понравится, - пробормотал юноша, ложась на подушку. Но спать он не собирался, возможно, что взрослые волшебники выдадут хоть что-то интересное.
Тем временем Помфри уже осматривала двух авроров, которых принесли орденцы.
- Что с ними случилось? – спросила медиведьма.
- На них напали вампиры, когда они разыскивали сведения об одном охотнике, - ответил директор, смотря на раненных.
- Вампиры? – Поппи остановилась и посмотрела на старика.
- Что с ними будет? Они мои лучшие ребята, - спросил Грюм.
- Не знаю, случаи, когда люди выживали после укуса вампира, были, но их мало.
- Они могут обратиться? – спросила Минерва.
- Вероятность очень большая, но надо подождать. К вечеру все будет ясно.
- Хорошо, - кивнул старик.
Затем они все ушли, даже мадам Помфри, оставив слизеринца наедине с бессознательными аврорами. Драко не очень нравилось подобное соседство, но уйти сил еще не было, а каждый раз звать Гарри было стыдно, тем более вампир сейчас спал. Малфой устало откинулся на подушку и снова заснул, ибо его организм требовал восстановить силы.
Тем временем в школе Невилл, Гермиона и Рон пытались отыскать так внезапно пропавшего Гарри, однако, их поиски успехом не увенчались. Тогда Лонботтом решил использовать Карту Мародеров, которую ему подарили близнецы Уизли еще на третьем курсе. Эта занятная вещица частенько помогала избегать или находить неприятности троице.
- Торжественно клянусь, что замышляю шалость, и только шалость, - пробормотал шатен, коснувшись кончиком волшебной палочки чистого пергамента.
А потом все трое склонились над картой, в поисках точки с именем Гарри Поттер. Когда они нашли его, то глаза ребят расширились в удивлении и неверии.
- И что он делает в логове этих змеенышей? – спросил Рон.
- Вот уж чего я не знаю, - вздохнула Гермиона.
- А я говорил, что он шпион, - заявил Невилл.
- Не думаю, что это так. Смотри, точка неподвижна, возможно, он в обмороке или еще что-то, к тому же в отдельной комнате, где никого нет. Может, они с ним что-то сделали, - предположила девушка, внимательно рассматривая карту.
- Или он сам туда зачем-то пришел, - вставил Герой.
- Невилл, это уже смахивает на паранойю, ты у Грюма случайно не заразился? – Грейнджер не понимала такого отношения друга к брюнету.
- Кстати, а хорек то в больничном крыле, - заявил Рон.
- Ну, тогда понятно, почему он утром был таким странным, - фыркнул Избранный.
- Это вовсе не смешно, - заявила сердито шатенка.
- Он всегда над нами издевается, когда что-то случается. Нам что ли нельзя ответить ему тем же? – возразил рыжий парень.
- Если бы вы были слизеринцами, то, пожалуй, это было бы нормой. Но вы в Гриффиндоре! – ответила она.
- Сириус, привет, - Невилл смотрел за спину подруги.
- Вы меня никогда не слушаете, - вздохнула она.
- Привет, ребята, - мужчина выглядел очень уставшим.
- Что-то случилось, Бродяга? – мягко спросила Гермиона, решив переключить свое внимание с «глупых мальчишек» на расстроенного мага.
- Нет, все нормально, - Блэк улыбнулся, только как-то вяло.
- Ты уверен? – лучшая гриффиндорская ученица внимательно посмотрела ему в глаза.
- Да все нормально, Гермиона, не беспокойся, - Сириус еще раз улыбнулся.
Рон и Невилл поверили, вот только шатенка ясно видела, что что-то гложет профессора изнутри. Похоже, случилось что-то нехорошее. Бывший Мародер уже ушел, а она все еще смотрела ему вслед. Вечером Грейнджер решила навестить любимого учителя и вытрясти из него все, что его беспокоит. Иногда она чувствовала себя мамочкой для уже давно взрослого Сириуса.
Вечер наступил почти незаметно. Все студенты уже давно занимались своими делами. Гарри все еще спал, эмоции, пережитые им сегодня, сильно утомили его. Драко тоже отдыхал, его организм на удивление быстро восстанавливал свои силы. Где-то ближе к полуночи из Запретного Леса донесся волчий вой, и именно в этот момент два аврора, находившихся в больничном крыле открыли глаза. Только они уже не были людьми.
Блондин проснулся от странного ощущения опасности. Он открыл глаза и резко сел, вглядываясь в темноту комнаты. Было довольно холодно, поэтому юноша немного замерз. Его рука потянулась к палочке, оставленной медиведьмой на прикроватном столике, но там ее не было. Малфой заволновался, как всякий волшебник, волшебная палочка была необходимостью для него, а также гарантией безопасности.
- Что… - слова застряли в горле слизеринца, когда из темноты на него уставились два немигающих красных глаза.
- Кровь, - хриплый голос, наполненный невероятным желанием, заставил испуганно вздрогнуть парня.
- Кто ты? – неуверенно спросил юноша.
- Кровь, - и внезапно красные точки, которые только и видел волшебник, резко стали приближаться к нему.
- Э-э нет, моя кровь только для меня, ну, или для Гарри, - заявил Драко, спрыгивая с кровати.
Уроки боя, проведенные гриффиндорцем для него, сейчас оказались на редкость полезными, поэтому блондин мысленно поблагодарил своего парня, пообещав себе, еще и устно сказать ему это. Он приземлился на каменный пол и отступил на шаг назад, упираясь в стену.
- Кровь, - этот неизвестный снова бросился на него.
«Вампир. Откуда здесь вампир?» - мгновенно пронеслось в мыслях Драко. – «Те двое!»
Малфой увернулся от нападающего, который смачно врезался в стену. Но радоваться было рано: вампиры боли почти не чувствуют, только от серебра или солнечных лучей, а еще где-то должен быть второй кровопийца. Блондин скорее почувствовал приближение второго обращенного и снова отпрыгнул в сторону. Тут же попав в руки первого противника, но выработанный с Гарри рефлекс не подвел: он резко ударил вампира в живот, а потом ногой по лицу, отбросив его от себя.
Еще недолго он боролся, но противостоять двум вампирам без оружия или магии долго не может ни один человек, поэтому вскоре Драко поймали. Хватка у кровососов была железной, поэтому у волшебника не было и шанса двинуться, не то чтобы сбежать.
- Кровь, - вот теперь ему стало по-настоящему страшно, ведь это настоящие вампиры, от укуса которых он точно превратиться в одного из них.
- Гарри, - отчаянно позвал он, вовсе не надеясь, что тот его услышит, однако…
Поттер, спокойно проспавший весь день, внезапно проснулся посреди ночи в холодном поту, а его сердце сжималось от ужаса. Внезапно в его голове прозвучал слабый голос Драко, зовущий его. Брюнет резко вскочил с кровати и схватил кинжал, а затем скользнул в тень. Через секунду он уже был в больничном крыле и застал ужасающую картину: два вампира схватили Драко и один склонился над его шеей.
Реакция у него была отменной, и через мгновение серебряный кинжал пронзил голову того кровососа, который склонился к шее его парня. Слизеринец увидел Гарри и улыбнулся, а затем первый вампир рассыпался прахом. Малфой упал на пол и, не медля, резко подсек второго врага, тот упал и яростно зашипел. Гриффиндорец мигом оказался рядом и легко сломал последнему обращенному шею, и тот, обратившись прахом, умер снова, уже навсегда.
- Ты как? – брюнет кинулся к слизеринцу.
- Теперь хорошо, - улыбнулся тот.
- Они тебя не успели укусить? – пальцы Гарри заскользили по шее блондина.
- Не успели, - улыбнулся Драко.
- Я испугался, - признался Поттер и резко притянул к себе своего парня.
Малфой, удивленный и обрадованный такой реакцией, позволили себе прижаться к теплому телу и наслаждаться желанной близостью. Поттер ненадолго отстранился от него, смотря в серебряные омуты, а потом решительно накрыл губы мага своими, втягивая в нежный поцелуй. Аристократ с готовностью ответил на поцелуй, тая от переполняющих его чувств.
Но этот чудный момент был нещадно прерван топотом ног, приближающихся к дверям людей. Вампир отпрянул от блондина и резко встал, Драко удивленно на него смотрел.
- Сюда идут, - ответил брюнет на вопросительный взгляд сокурсника.
- Моргана их побери, - раздраженно пробормотал Малфой. – Когда надо их нет, а когда не надо – бери не хочу!
Гриффиндорец рассмеялся над негодованием парня, впрочем, он прекрасно его понимал. Он и сам неохотно выпустил этого хрупкого аристократа из рук.
- Останешься здесь или уйдем вместе? – спросил Гарри.
- Не хочу объясняться, - хмыкнул Малфой, поднимая свою палочку с пола и подходя к своему парню ближе.
- Отлично, - брюнет приобнял слизеринца за талию, и они вместе ушли в тень как раз в тот момент, когда в комнату ворвались маги.
Гарри переместился в комнату Драко, где они могли бы и поговорить, и отдохнуть, и… В связи с последним «и» открывались большие перспективы, особенно учитывая новый уровень их отношений. Парни рухнули на кровать, и блондин пристроил свою голову на груди Дневной Тени, а тот стал перебирать шелковистые пряди, задумчиво рассматривая потолок.-
- Кстати, что там делали два вампира, Дрей? – спросил Поттер.
- Их сегодня притащили орденцы. Старикашка сказал, что на них напали вампиры, когда они искали информацию о каком-то охотнике, - ответил Драко.
- Обо мне, - утвердительно вздохнул брюнет.
- Мне это совсем не нравится, - аристократ резко поднял голову и теперь смотрел прямо в изумрудные глаза.
- Мне тоже, но поиграть в детективов они могут.
- А если они найдут тебя раньше, чем мы рассчитываем?
- Не найдут, не настолько они хороши в этом. В выслеживании охотникам равных нет.
- Надеюсь, - пробормотал блондин.
- Но риск есть всегда.
- Поттер, ты настоящий гад, - недовольно фыркнул Малфой. – Теперь ты не имеешь права так рисковать собой!
- И почему же? – поинтересовался гриффиндорец.
- Да потому что я тебя люблю и не смогу жить без тебя! – рявкнул Драко, а потом, поняв, что сказал, покраснел и опустил глаза, рассматривая узоры на покрывале.
Гарри не ожидал этого так быстро, но все же это случилось.
- Дрей, - он подцепил пальцами его подбородок, - я тебя тоже люблю.
А затем поцеловал его, слизеринец пылко ответил ему. В этом мире медлить нельзя, иначе время быстро сотрет все то, чем ты дорожишь. А этим двум юношам, живущим посреди войны, пришлось слишком рано повзрослеть и научиться быть сильными. И они до сих пор ищут большую силу, чтобы суметь защитить себя и тех, кого они любят. И разве любовь – это не сила?


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:20 | Сообщение # 15
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 19 Планы старика

Рано утром юноши, оставшиеся вместе в комнате Драко, были разбужены стуком в дверь. Перед сном Гарри заколдовал вход, чтобы никто не мог войти и их не увидели вместе. Блондин сонно потянулся, продолжая посапывать на плече брюнета, уткнувшись носом в шею и собственнически перехватив вампира поперек груди. Поттер улыбнулся, глянув на слизеринца, а потом склонился к его уху.
- Дрей, к тебе пришли гости, я бы конечно не стал тебя будить, если бы это не был твой крестный, который меня на дух не переносит, - зашептал он.
- Гарри, ты просто монстр, - простонал блондин.
- Пора вставать. Думаю, старик хочет получить объяснения насчет вчерашнего.
- Признаюсь, что Дневная Тень ближе, чем они думают?
- Намекни им, что я в школе, - заявил Гарри.
- Это может быть опасно, - возразил Малфой, резко сев.
- Они, так или иначе, все равно скоро найдут меня. Но мне нужно еще немного времени, чтобы быть готовым к этому. Кстати, намекни им, что пора бы твоей матери оказаться подальше от Пожирателя-отца.
- Он обещал приехать через четыре дня, - неожиданно произнес Драко.
- Ты мне об этом не говорил, - нахмурился брюнет.
- Как-то забылось немного, - смутился слизеринец.
- Он собирается забрать тебя?
- Да, он написал, что встретит меня в Хогсмиде, где и заберет.
- Хогсмид? Возможно, они планируют нападение на деревню, а забрать тебя решили под общий шумок.
- И что будем делать?
- Я придумаю, не беспокойся, только вот с Дамблдором сам выкручивайся.
- Ты сказал, за дверью мой крестный? – и блондин решительно поднялся с кровати, натягивая мантию и исправляя заклинанием прическу.
- Вечно ты прилизываешься, - пробормотал недовольно вампир.
- А вот тебе ознакомиться с таким предметов как расческа просто необходимо. Как-нибудь я вас представлю друг другу, - фыркнул маг.
- Я рад, что ты в порядке.
- Но мы еще не договорили, Гарри. И ты знаешь, что это значит. Вечером жду тебя.
- Я и так пришел бы, Дрей, - усмехнулся гриффиндорец, быстро встал, целомудренно чмокнул своего парня в губы и выпрыгнул в окно, собираясь немного прогуляться.
Слизеринский Принц проводил глазами брюнета, покачал головой, а потом открыл, наконец, дверь. На пороге стоял весьма злой Снейп, его глаза яростно сверкали. Казалось, что зельевар сейчас готов придушить своего крестника, однако, он сдерживался, а через несколько минут Северус вновь стал спокоен.
- Директор хочет тебя видеть, Драко, - заявил декан Слизерина.
- А если мне не хочется, могу ли я еще поспать? - отозвался парень.
- Не время для шуток, Драко. Вчера в школе объявились вампиры.
Его слова не произвели никакого впечатления на блондина. Тот как стоял со скучающим выражением на лице, так и стоит. Именно поэтому шпион понял, что блондин знает, чего от него хочет старик.
- Ты ведь все знаешь? – спросил он тихо у юноши.
- Крестный, даже если это и так, то я не расскажу тебе об этом, - слизеринец грустно усмехнулся. – Есть только один человек, которому я доверяю, и это не ты.
- Не стоит ожидать большего от Малфоя, не так ли? – усмехнулся печально мужчина. – Будь осторожен, Дамблдор желает узнать, что там произошло.
- Кстати, как успехи в поисках Дневной Тени? Нашли что-нибудь интересное?
- Грюм продолжает поиски, - неохотно ответил профессор.
- Он ничего не найдет, - уверенно сказал Малфой.
- Ты так в этом уверен?
- Я знаю Дневную Тень, если он не захочет, чтобы его нашли, никто и никогда не найдет его.
- Надеюсь, ты ошибаешься.
- Вы скоро это поймете, крестный.
- Ладно, Драко, пароль к кабинету старика – кровавые леденцы, иди, я подойду чуть позже, мне еще Поттера нужно позвать.
- Поттера? – изумленно приподнял брови парень.
- Директор хочет и с ним поговорить.
- Кто он? Я не слышал о нем.
- Это крестник Блэка, учится в Гриффиндоре.
- Понятно, этим все и сказано.
- Не думаю, Драко, - пробормотал тихо Снейп.
Но блондин чуть нахмурился: по тону крестного он мог сказать, что тот подозревает что-то о Гарри, и это не хорошо. Как только мужчина ушел, то юноша быстро вышел из комнаты и прошел сквозь пустую гостиную. Директор умел выбрать время. Пройдя сквозь большую часть школы, слизеринец остановился около горгульи.
- Кровавые леденцы, - четко произнес он.
Как только статуя отпрыгнула в сторону, Драко продолжил свой путь дальше. Парень, совсем позабыв о простой вежливости, почти пинком открыл дверь и вошел в кабинет, где перед стариком восседал на кресле Блэк. При появлении Слизеринского Принца маги прекратили свой разговор.
- Доброе утро, мистер Малфой, - приветствовал его Альбус.
- Не вижу ничего доброго, директор, - заявил блондин, усаживаясь в кресло.
- Похоже, вы не выспались, - заметил старик.
- Я спал как младенец, директор, просто вставать в такую рань мой организм не привык, - отозвался Драко.
- Может, чай поможет вам придти в бодрствующее состояние? – перед слизеринцем появилась чашка горячего чая.
- Нет, спасибо, я ненавижу чай, - заявил он.
- Очень жаль, мистер Малфой, - вздохнул директор.
- Директор, хватит пустой болтовни, зачем я вам понадобился? – юноше надоело это.
- Я уверен, вы в курсе, что вчера в Хогвартсе появились двое вампиров…
- Которых сюда притащили вы и ваши глупые орденцы, - кивнул Драко.
Сириус яростно глянул на парня.
- И они были убиты вчера ночью, - закончил Альбус.
- Это хорошая новость, не так ли?
- Только вот убийца нам неизвестен. Возможно, вы знаете, кто он.
И Дамблдор уставился своими голубыми глазами прямо в серые глаза парня. Малфой ощутил легкую щекотку, и мгновенно поднял все свои блоки, выкинув бесцеремонного старика из своей головы. Директор сжал зубы, нечто похожее он испытал, когда попытался прочесть юного Поттера, вот только тогда это было сильнее.
- Директор, вы знаете, что это запрещено, - лениво заявил блондин.
Неожиданно дверь снова распахнулась, только в этот раз на пороге стоял полусонный Гарри Поттер собственной персоной, Драко чуть скривился, выражая свое презрение, а потом отвернулся. На самом же деле он чуть не рассмеялся, увидев, как играет свою роль его парень, к тому же теперь просто смотреть на это чудо и не целовать его было очень сложно, так что испытывать себя лишний раз слизеринец не стал. Вряд ли взрослые оценили бы такую сцену.
- Профессор Дамблдор, профессор Блэк, - на фамилии крестного голос вампира чуть дрогнул, Малфой понял, что это причиняет боль гриффиндорцу, - вы вызывали меня?
- Садись, Гарри, мальчик мой, - старик указал на кресло рядом с Сириусом.
- Хорошо, - брюнет, не смотря на профессора ЗОТИ, уселся в предложенное место.
Сейчас Поттер казался забитым пареньком, тихим и незаметным, он даже не поднимал глаз на остальных магов в кабинете. Если бы Драко не знал вампира, то поверил бы в этот спектакль. Блэк жадно вглядывался в парня, разглядывая каждую черточку, то молчал, не решаясь заговорить с юношей, сбежавшим от него.
- Что он здесь делает, директор? – резко спросил Малфой.
- Я его пригласил, мистер Малфой, - спокойно ответил старик.
- Я не желаю продолжать наш разговор в присутствии этого гриффиндорца, - фыркнул Слизеринский Принц, окидывая брюнета ледяным взглядом.
Гарри сидел с опущенным лицом и не смотрел на остальных, волосы прикрывали его лицо, и никто не видел легкой улыбки, скользившей по губам паренька. Присутствие Сириуса сильно нервировало вампира, зато близость Драко успокаивала.
- Хорошо, мистер Малфой, - кивнул Альбус. – Гарри, - брюнет поднял голову и посмотрел прямо в искристые голубые глаза, - я пригласил тебя сюда, чтобы поговорить о твоем обучении.
- А что не так? – поинтересовался он без особого энтузиазма.
- У тебя очень большой потенциал, не хотел бы ты развить все свои способности, чтобы стать сильнее? – сейчас Дамблдор походил на змея-искусителя, только вот Гарри не был Евой.
- Большая сила требует большой ответственности, профессор Дамблдор, я не хочу быть ответственным более, чем это есть сейчас, - немного заикаясь ответил брюнет.
«Прям пай-мальчик», - мысленно фыркнул Драко.
«Учись у мастера, Дрей», - раздался ответ в его голове.
«Ты читаешь мои мысли?!» - поразился блондин.
«Сейчас да», - признался гриффиндорец.
«А раньше?» - подозрительно уточнил блондин.
«Никогда. Просто меня бесит этот старик, мне надо хоть как-то успокоиться», - произнес вампир с легким смешком.
- В наше время сила очень важна, Гарри, Волдеморт, - юноша очень натурально вздрогнул, - и не стоит бояться этого имени, страх перед ним усиливает страх перед самим Волдемортом, перешел к активным действиям и никто не в безопасности. Я, как директор, лишь хочу, чтобы вы могли защитить себя в случае нападения.
- Но зачем Тому-Кого-Нельзя-Называть нападать, например, на меня? Я всего лишь студент, от меня никакой опасности, - возразил брюнет.
- Твои родители были очень сильными волшебниками, мальчик мой, и они были одними из самых ярых противников Волдеморта. Твой отец был выдающимся аврором, а мать прекрасным зельеваром, - Дамблдор начал вдохновенно говорить, только вот он не заметил красных искр в изумрудных глазах.
- А при чем здесь мои родители? Вы говорили обо мне, не переходите на тех, о ком я ничего не знаю, профессор, - прохладно прервал старика Поттер.
- Ты потенциально очень сильный маг, Гарри, и, несомненно, Волдеморт постарается устранить такого волшебника, как ты, чтобы избавиться от препятствий, - заявил Альбус.
- Хорошо, я согласен обучаться, - задумчиво отозвался брюнет.
Драко показательно фыркнул, не смотря в сторону гриффиндорца.
- Прекрасно, тогда обучать тебя будет профессор Блэк, думаю, вам обоим это поможет, - улыбнулся директор.
- Понятно, - теперь голос вампира был сухим и спокойным.
Сириус, уловив перемену в настроении крестника, слегка вздрогнул, он явственно ощущал некую враждебность, направленную со стороны Гарри, только не понимал ее причин. Хоть Ремус и говорил, что побег мальчика всего лишь шок, но почему-то мужчине в это слабо верилось. А теперь и Дамблдор со своей затеей, теперь наверняка парень думает, что Блэк специально все это подстроил. Профессор тихо вздохнул, вызвав удивленный взгляд Поттера.
- А теперь, думаю, вам стоит обсудить расписание ваших дополнительных занятий с профессором, Гарри, - добродушно посоветовал Альбус, но в его словах читался скрытый подтекст «уйдите, мне надо договорить с Малфоем-младшим и вызнать у него все».
Гарри встал и быстро покинул кабинет, но, проходя мимо блондина, легко сжал его плечо. Как только Поттер и Блэк покинули кабинет, Дамблдор снова обратил все свое внимание на изящного слизеринца, сидящего перед ним.
- А теперь, мистер Малфой, я хотел бы знать, что вам известно о вчерашнем инциденте, - заявил старик, пристально смотря в глаза парня, но его блок был непробиваем.
- Мне ничего об этом неизвестно, директор, - спокойно ответил парень.
- Вы были в больничном крыле в это время.
- Нет, я к тому моменту уже вернулся в свою комнату, не хватало еще из-за какого-то глупого зелья проводить ночь на холодной койке, а не в теплой кровати.
- Мистер Малфой, хватит играть в игры, сейчас война и нам как никогда нужна победа. Вы хотите, чтобы мир принадлежал Волдеморту?
- Мне все равно, что будет с миром, с вами и кто победит. Для меня важна лишь моя мать и я сам, - про исключительную важность Поттера он говорить не стал, - поэтому я бы заметил, что вам пора начать действовать. Лишь когда мы с матерью будем под защитой, я устрою вам встречу с Тенью. Это мое условие.
- К этому моменту могут погибнуть многие, мистер Малфой.
- Меня это не волнует, это должно волновать вас, директор. И чем быстрее моя мать будет защищена, тем быстрее вы сможете увидеть Дневную Тень.
- Тогда ответьте на один вопрос: тех вампиров уничтожил он?
- Возможно, директор. Дневная Тень ближе, чем вы думаете, но дальше, чем надеетесь. И Грюм ничего не найдет о нем, можете не стараться. Если Тень не хочет, чтобы его нашли, вы его не найдете.
- А как вы познакомились с ним, мистер Малфой? – поинтересовался Альбус, его очень интересовало, как наследник древнего магического рода познакомился с такой сомнительной личностью как Дневная Тень.
- Он спас меня от вампира, - солгал юноша.
Он бы вообще не стал страховаться Дневной Тенью, если бы не понимал, что Гарри прав и маги скоро сами все узнают, а так у них есть преимущество. Поттер вообще был немного отшибленной личностью, даром что вампир. Он всегда безрассудно кидался сражаться, не задумываясь о смерти, но сейчас Драко намеревался все это исправить. Теперь, когда Поттер стал его парнем, он собирался показать чертову гриффиндорцу, как он нужен Малфою. Тем более, что его матери понравился Гарри.
- И как давно это было?
- Давно, директор. А теперь, прошу прощения, но мне пора идти, иначе я рискую опоздать на уроки, что было бы весьма плохо, - произнес аристократ, поднимаясь с кресла.
- Удачного дня, мистер Малфой, - спокойно отозвался старик.
- И вам, профессор, аврор Грюм, - усмехнулся парень, выходя.
Альбус выглядел пораженным, впрочем, как и Аластор, который все это время находился под мощнейшими скрывающими чарами, сквозь которые не мог видеть даже его глаз. Оба старых мага были, мягко говоря, удивлены. А секрет был прост: Гарри, для которого любые чары были лишь легкой помехой, без особого труда почувствовал Грюма и послал предупреждение своему парню. Чтобы переиграть этих опытных в интригах магов, им придется потрудиться, но это того стоит.
- Интересно, как у него это получилось? – пробормотал аврор.
- Мне тоже, Аластор.
- Он знает, что ты специально оставил тех двоих в больничном крыле, Альбус. А если бы Тень не появился?
- Но он появился. Похоже, что Дневная Тень охраняет Малфоя-младшего.
- Или он ученик Хогвартса.
- Это тоже вариант, Аластор. Но искать среди сотен студентов его бессмысленно. А рисковать жизнью Малфоя я больше не стану – охотники весьма противоречивы, в одно мгновение он тебя спасает, в другое его нож пронзает твое сердце. Дневная Тень нам нужен, чтобы победить, но вот какова будет цена его союза?
- Я продолжу поиски, хотя, почему-то уверен, что как и сказал паренек, нам ничего не найти о нем, - вздохнул аврор.
- Что скажешь насчет Поттера?
- В нем чувствуется большая сила, в нем есть что-то, не знаю даже как сказать. Этот парень может превзойти по силе Невилла.
- Думаешь?
- Возможно. Меня всегда интересовало, почему Темный лорд выбрал Лонгботтома.
- Кто знает, пути судьбы неисповедимы. Возможно, что мы еще узнаем ответ на этот вопрос, если победим. Мои силы тают, я слишком стар, друг мой.
- Есть еще порох в пороховницах, Альбус, - усмехнулся Грюм, хлопнув директора по плечу.
- Ты увлекся маггловской литературой?
- Не все же мне за Пожирателями бегать.
Через некоторое время Аластор покинул кабинет директора, а сам Дамблдор остался за столом. Он сидел и смотрел на огонь в камине, греющем комнату. Он и сам не хотел вмешивать детей в войну, но им нужна была новая сила, способная поддержать Светлую сторону. Старик лишь надеялся, что молодые волшебники окажутся достаточно сильными, чтобы бороться, иначе война будет проиграна.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:20 | Сообщение # 16
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 20 Неожиданные события

Гарри, как только вышел из кабинета, сразу поспешил убраться подальше от Сириуса, который просто не успел его остановить. Блэк печально проводил взглядом удаляющуюся фигуру и медленно пошел в свои с Ремусом комнаты. Его друг как раз пил горячий кофе, стараясь проснуться. Брюнет ввалился внутрь и растекся на диване, как желе.
- Чего хотел Дамблдор? – поинтересовался Люпин.
- Он назначил Гарри дополнительные занятия со мной, - вздохнул Сириус.
- Так это же хорошо, Бродяга, ты сможешь больше времени проводить с ним.
- Не думаю, что сам Гарри хочет проводить хоть немного времени со мной. Видел бы ты его глаза, когда я сказал ему о том, что я его крестный отец. Никогда не думал, что взгляд может быть настолько страшным, - и маг чуть заметно вздрогнул, вспоминая увиденное.
- Я уверен, что он просто шокирован, Бродяга, просто подожди немного, и он сам придет к тебе, - посоветовал оборотень.
- Надеюсь, - вздохнул брюнет.
Тем временем Поттер с очень мрачным выражением лица вернулся в гриффиндорскую башню, где и лег на свою постель, пустовавшую уже две ночи. Юноша был рад, что чуть задержался, подслушивая разговор Драко с его крестным, нет, блондину он доверял, но вот Снейпу не очень, к тому же, ему банально было больше нечего делать, отчего проснулась жажда знаний. Вот поэтому он успел вовремя вернуться в свою башню и изобразить спящего, дав зельевару прямо-таки вытащить его из кровати и погнать в кабинет директора.
- Ты вернулся, я смотрю, - ироничный голос Лонгботтома заставил брюнета оторваться от подушки и повернуться в сторону говорящего.
- Ты о чем? – удивленно спросил вампир.
- Как вчера провел вечер? Слизеринцы не мешали наслаждаться жизнью? – сарказм, совсем несвойственный шатену, сочился с его уст.
- А при чем здесь слизеринцы? – брюнет неподдельно удивился.
- А где ты вчера вечер провел, да и ночь? Можешь не отпираться, я все знаю, - в голубых глазах сверкнуло торжество.
- По-моему, ты ненормальный, Лонгботтом, - фыркнул Гарри, внутренне похолодев.
- Тебе не место в Гриффиндоре, ты шпион, - неожиданно Невилл вскочил, и его волшебная палочка уперлась прямо в горло сокурсника.
Поттер даже не шелохнулся, он спокойно смотрел на Героя и ждал его дальнейших действий. Избранный медлил, удивленный реакцией Гарри.
- И что теперь? Ты меня убьешь, Лонгботтом? – голос резанул слух. – Ты просто сопливый мальчишка, ты несдержан и слаб, твоя магия неподвластна тебе. Такое ничтожество не сможет одолеть меня.
- Кто ты? – голос шатена дрогнул.
Вампир расплылся в улыбке, позволили однокурснику увидеть его клыки, а в глазах у него заплясали красные огоньки. Рука Золотого Мальчика немного дрогнула, а затем палочка прижалась к шее брюнета сильнее.
- Ты вампир, - произнес Невилл. – Я уничтожу тебя.
- Лонгботтом, - неожиданно Поттер, которому надоело изображать беспомощную жертву, одной рукой вырвал палочку из рук мага, а другой схватил его за шею, - ты совсем дурак. Даже твоя Грейнджер знает, что на вампиров магия почти не действует, и я сильно сомневаюсь, что ты знаешь именно те заклинания, которые имеют силу на них.
Гарри лениво поднялся с постели, продолжая мертвой хваткой держать надежду всего магического мира, и засунул его палочку себе в карман. На мгновение голубые глаза встретились с почти красными, а затем шатен ощутил легкий холодок, пробежавший по телу.
- Отдохни, - фыркнул вампир и разжал руку.
Невилл мешком упал на землю, стараясь отдышаться и ощупывая свою шею. Хватка у брюнета была очень сильной. Гарри невыразительно смотрел на своего сокурсника, абсолютно не собираясь хоть что-либо говорить. Наконец, Лонгботтом пришел в себя и огляделся. Они находились посреди поля, где не было ни единой души.
- Где мы? – спросил он хрипло.
- Дания, - спокойно ответил Гарри.
Избранный посмотрел на него, глаза брюнета вновь стали изумрудными, а клыки исчезли, перед ним снова стоял обычный человек, но только с виду.
- И зачем мы здесь? – горло все еще нещадно болело.
- Для конфиденциальности разговора, Лонгботтом, - фыркнул вампир, присаживаясь на зеленую траву.
- И о чем мы будем говорить? – поинтересовался шатен.
- О сложившейся ситуации. Я вижу, что ты хочешь узнать ответы на свои вопросы. Я отвечу наиболее честно, но только на те, которые сочту подходящими. Спрашивай.
- И ты просто так позволишь мне все узнать? Я же расскажу об этом Дамблдору.
- Не сможешь, - коварная улыбка скользнула по губам Поттера, напомнив Невиллу о его школьном сопернике, - я заблокирую твою память.
- Не сотрешь?
- Зачем? Все равно моя тайна скоро откроется и Ордену, так что зачем стирать ее тебе.
- Я не понимаю тебя.
- Тебе и не нужно. Спрашивай, у нас мало времени, Лонгботтом.
- Ладно, ты вампир?
- Да.
- Тогда почему ты можешь находиться под солнцем?
- Я особенный вампир.
- Что тебе нужно?
- Принц, - в глазах Гарри снова мелькнули красные искры.
- Что? – Невилл уставился на сокурсника.
- Мне нужен Принц, Лонгботтом. Только он.
- Зачем?
- Не твое дело.
- О какой тайне ты говорил, Поттер?
- А ты еще не догадался, герой, - теперь в изумрудных глазах сияла насмешка. – Ваш Орден долго искал бы меня, если бы не одно обстоятельство.
- Искал? – переспросил маг. – Ты Дневная Тень!
- Все-таки, твой мозг еще не совсем усох, Лонгботтом.
Шатен шокировано рассматривал сидящего напротив него парня, только теперь уже совсем по-новому. Он отчетливо видел, насколько властен, силен и коварен этот парень. И как только он мог оставаться все эти годы в тени?
- И как ты оказался в Гриффиндоре? – вырвалось у него.
- Этот факультет предназначен для отчаянных смельчаков, здесь легко можно затеряться, в отличие от Слизерина, в который я должен был поступить. Что ж, Лонгботтом, времени у нас больше нету, пора возвращаться, - и Гарри поднялся на ноги, заклинанием очищая себя.
- Постой, - Невилл также вскочил на ноги, - ты нам поможешь уничтожить Волдеморта?
- Волдеморт – это ваша забота, меня волнует только Принц, - ответил вампир.
Поттер внезапно оказался около Избранного, схватил его за плечо, и они вместе перенеслись в школу, оказавшись в ванной комнате для старост. Гарри сунул палочку шатена ему в руки, а затем коснулся пальцем лба, запирая все воспоминания до того момента, пока ему не понадобится, чтобы Надежда магического мира все вспомнил.
Как только брюнет вернулся в спальню, то быстро переоделся и спустился к завтраку, обдумывая, как вечером будет рассказывать блондину об этом признании Лонгботтому, и как собственно на это отреагирует Драко. Можно было предположить, что сначала Малфой будет взволнован, затем разозлен, а потом снова будет переживать за Гарри. И теперь, каждый раз думая о реакции слизеринца на свои действия, вампир все больше осознавал, насколько это приятно, когда есть кто-то, кто волнуется за тебя и переживает.
Весь завтрак Поттер чувствовал на себе внимательные взгляды, чувствовал несколько попыток пробраться в его разум, что само по себе рассмешило его – никто не может сломать блок вампира, кроме более сильного вампира. А еще его немного развлекала новая ситуация, сложившаяся с ним – Дамблдор разыскивал его, как Дневную Тень, но также теперь он пытался получить его и как Гарри Поттера, не смешно ли?
День прошел обыденно, только Золотое Трио странно косилось на брюнета, но тот с успехом игнорировал все их взгляды. Он прекрасно понимал, что им от него надо, но отвечать на их вопросы не собирался. Это их проблемы, не его.
Вечером он ждал Драко в северной башне, сегодня, впервые ощутив странное чувство расслабленности, он внезапно захотел устроить своему Слизеринскому Принцу незабываемый вечер, но, не имея опыта в этих делах, немного нервничал.
- Привет, - Малфой тихо открыл дверь и вошел, не забыв запечатать вход мощнейшим заклинанием и поставить заглушающие чары.
- Я тебя ждал, - улыбнулся Гарри.
- Правда? – блондин подошел к вампиру и положил свою руку ему на грудь.
- Ты и сам это знаешь, - хмыкнул Поттер. – Не хочешь прогуляться?
- Куда? – удивился слизеринец.
- Увидишь, - мягко прошептал брюнет, за талию притягивая блондина к себе.
Драко расслабился в руках гриффиндорца, и они переместились. Через несколько мгновений аристократ открыл глаза и увидел, что они стоят на какой-то каменной площадке, чем-то похожей на посадочную площадку для драконов в древних замках. В прошлом сильнейшие маги иногда использовали драконов как средство передвижения, поэтому в их владениях часто встречались такие сооружения.
- Где мы? – осторожно спросил блондин.
- А это родовое поместье Гриффиндора, Дрей, - заявил Гарри.
- Гриффиндора? И зачем мы здесь?
- Не хочешь устроить поздний ужин? Я заметил, что тебя не было в Большом зале. Опять скрывался от Паркинсон?
- В библиотеке, - вздохнул блондин.
- Идем, - Поттер взял его за руку и потянул за собой.
Слизеринец немного удивился, но потом сжал уже не такую холодную руку своего любимого и пошел за ним. Они стали спускаться по винтовой лестнице вниз, проходя различные портреты и пейзажи, с которых на них внимательно смотрели люди.
Наконец, они достигли конца лестницы и остановились, Гарри чуть задумался.
- Что-то не так? – поинтересовался блондин.
- Просто в этом замке я был всего пару раз, поэтому не особо хорошо его знаю, - отозвался вампир. – Ладно. Тилли.
Перед магами появилось домовой эльф, одетый в ливрею красно-золотого цвета.
- Господин снова появился, и с господином его пара. Тили счастлива за мастера, - тонкий голосок заставил парней покраснеть.
- Тилли, проводи Драко в комнату лорда Слизерина, - произнес брюнет.
- А ты куда? – возмутился Малфой, он надеялся провести этот вечер с гриффиндорцем.
- Кое-что подготовлю, Дрей, - улыбнулся он. – К тому же думаю, что тебе хочется переодеться и чуть освежиться.
- Надеюсь, что ты ненадолго, сегодняшний вечер я хочу провести с тобой, - заявил Драко.
- Обещаю, - Поттер легким поцелуем коснулся губ блондина.
- Ладно, - совсем неохотно пробормотал парень, не желая отрываться от мягких губ вампира.
Тилли проводила слизеринца в одну из комнат и оставила его там. Драко все же решил не обижаться на Гарри, а такая коварная мысль у него была, потому что чувствовал, что брюнет задумал что-то. Слизеринец стал осматривать комнату, куда его привели. Как сказал его парень, это были апартаменты Салазара Слизерина, поэтому здесь все было выполнено в серо-зеленых тонах, а также присутствовало очень много рельефных изображений змей.
- Что ты там говорил про сменить одежду, - пробормотал парень, открывая двери огромного шкафа, занимающего почти всю противоположную кровати стену. Внутри было не просто много, а очень много одежды самых разнообразных стилей. Драко, привыкший с детства к самому лучшему, придирчиво оглядел все это разнообразие и остался доволен.
Тем временем Гарри быстро приказал накрыть стол в малой столовой, распорядился насчет блюд, включив в меню все излюбленные его слизеринским сокурсником деликатесы, и отправился в покои Гриффиндора, где тоже переоделся, сменив унылую школьную форму на более достойное, по его мнению, облачение. Подождав еще несколько минут, он отправился за блондином.
Драко принял легкий душ, удивляясь наличию этого неотъемлемого предмета современной цивилизации в столь древнем замке, и стал одеваться в выбранную одежду. Он не услышал, как тихо открылась дверь, и не сразу заметил Гарри, который остановился на пороге и привалился к косяку, наблюдая за ним. Блондин надел обтягивающие черные штаны, по правой ноге у которых была вышита серебряная змейка, и успел накинуть серебристую рубашку, когда заметил в зеркале Поттера, наблюдающего за ним. Вампир выглядел… не так как обычно, на нем были также черные штаны, длинные сапоги на шнуровке, из которых торчала рукоять кинжала, темно-бордовая рубашка и черный жилет.
- И давно ты здесь? – с улыбкой обернулся слизеринец.
- Достаточно, - усмехнулся гриффиндорец, подходя к нему ближе.
Его руки проникли под рубашку и обвились вокруг тонкой талии аристократа, заставив того мило порозоветь, но прильнуть к брюнету в поцелуе. Некоторое время они так и стояли, целуясь и наслаждаясь вкусом губ друг друга, руки Драко запутались в черных шелковистых волосах. Малфой почувствовал легкой разочарование, когда его любимый отстранился.
- Копуша ты, Дрей, - мягко фыркнул гриффиндорец.
- Зато я всегда выгляжу великолепно, - заявил он, оттолкнув от себя Поттера и застегивая все оставшиеся пуговицы.
- Я знаю, - неожиданно его голос стал бархатистым и обволакивающим.
- Ты меня соблазняешь? – удивился блондин.
- А получается? – голосом змея-искусителя спросил брюнет.
- И часто ты пользуешься этим вампирским талантом? – чуть нахмурился аристократ.
- Впервые, - честно ответил Гарри. – Само собой получилось.
- Я не против, если ты будешь меня соблазнять, коварный вампир, но только наедине. Не хочу выглядеть пускающим слюни идиотом перед всей школой.
- И не собирался. Не дождутся.
- Кстати, ты там что-то про ужин говорил, - намекнул Драко.
- И правда, - Поттер чуть улыбнулся и протянул руку любимому, который не колеблясь принял это предложение.
Они спустились на один этаж вниз и остановились перед стеклянной дверью, покрытой различными движущимися картинками. Гарри толкнул дверь, пропуская вперед Малфоя. Слизеринец, войдя внутрь, пораженно замер: посреди небольшой комнаты, погруженной в полумрак, стоял столик, искусно накрытый, а невероятные ароматы беспокоили аппетит блондина.
- Идем, - вампир чуть усмехнулся, легонько подтолкнув застывшего парня к столу.
Драко впервые видел такого Гарри: романтичного и заботливого, обычно он был насмешливым и холодным, впрочем, теперь холода в нем почти не осталось. Брюнет развлекал своего парня смешными историями из школьной жизни, уделял ему все свое внимание, и это все очень нравилось блондину. Тилли прислуживала им. Потом откуда-то полилась чудесная музыка, Поттер встал и пригласил на танец своего парня. Драко не стал отказываться, все-таки сейчас, когда в волшебном мире идет война, и они не последние лица в ней, такие моменты казались спасительным волшебным островком среди реальности.
- Ты романтик, Гарри, - рассмеялся Драко мягко.
- Иногда бываю, - согласился тот в ответ.
- Это мое лучшее свидание в жизни, - признался смущенно блондин.
- Знаешь, что-то мне не хочется в Хогвартс. Останемся здесь на ночь?
- Только в комнате Слизерина. Там очень хорошая обстановка.
- Конечно, большая кровать, огромное зеркало, если у тебя снова случится приступ нарциссизма, и много змей, хоть и не живых.
- Гарри, раз уж ты сегодня такой романтик, пошли посмотрим на звезды, а?
- Все, что пожелаешь, - согласился брюнет.
- Все? – в глазах слизеринца зажглись коварные огоньки.
- Идем, - фыркнул вампир и потянул аристократа наверх, чтобы посмотреть на звезды.
Хоть никто и не знал, но Драко в детстве любил смотреть на темное звездное небо и искать созвездия, иногда, к нему присоединялась мать. Эти воспоминания были самыми счастливыми из его детства. И сейчас, сидя на краешке крыши, прижавшись к телу любимого и чувствуя крепкую руку на талии, слизеринец подумывал над тем, что счастье можно найти всегда.
Через два часа, юноши решили спуститься в комнаты, чтобы поспать. Только вот Драко упорно повел Гарри в апартаменты Слизерина, а потом закрыл за ними дверь и стал расстегивать пуговицы на рубашке. Поттер смущенно смотрел на него.
- Я просто не смогу спокойно спать, если под боком не будет одного вечно влипающего в неприятности клыкастого создания, - внезапно усмехнулся аристократ.
- Это ты обо мне? – переспросил вампир.
- А о ком еще, - скинув рубашку на кресло, фыркнул Драко, а потом преобразовал свои штаны в пижамные.
Брюнет улыбнулся и, также сняв рубашку и жилет, преобразовал свои штаны. Драко не мог оторвать взгляда от смуглого тела своего парня, впрочем, Гарри еще меньше преуспел в этом, чувствуя восхитительный аромат своего любимого. Через несколько мгновений Малфой очнулся и потянул гриффиндорца в кровать, удобно располагаясь у того на груди. Тихое биение сердца вампира убаюкивало слизеринца. Юноши погружались в сон, не зная, что выспаться в эту ночь им не удастся.
А где-то далеко от них сейчас решались многие судьбы двумя самыми жестокими и беспощадными существами в магическом мире. Волдеморт сидел на своем троне и задумчиво смотрел на того, кто стоял перед ним, а именно на Принца, закутанного в черную мантию.
- Ты уверен, что это подействует? – шипящий голос Темного Лорда разрезал тишину зала.
- Да, он ринется их спасать, - кивнул вампир.
- Тогда отправляй их, - кивнул маг.
- Слушаюсь, милорд, - Принц резко развернулся и растворился в тени, собирая отряд из своих вампиров, чтобы этой ночью напасть на Хогвартс и выманить Дневную Тень.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:20 | Сообщение # 17
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 21 Явление Дневной Тени

Все студенты Хогвартса уже давно спали, кроме смельчаков, рискнувших устроить себе ночную прогулку и теперь прятавшихся от бдительных глаз учителей, патрулирующих коридоры. Никто из них, даже Дамблдор, не ожидали нападения, и это сыграло на руку вампирам. Директор, все еще сидевший в своем кабинете, неожиданно резко встал и оглянулся. Сработала защита замка, оттеснив группу нападающих, но ненадолго. Старик быстро покинул кабинет, а его умный феникс отправился в штаб Ордена. Детей нужно было защитить любой ценой.
Драко, уютно расположившийся рядом с Гарри, спокойно спал, но неожиданно его сон прервался видением кровавой битвы, разразившейся около Хогвартса. Крики, кровь, стоны и многочисленные лучи заклинаний заставляли испугаться даже самых смелых. Блондин, все еще находясь между сном и явью, сжал руку, впиваясь ногтями прямо в плечо брюнета. Вампир, спавший очень чутко, ощутив легкую боль, мгновенно открыл глаза и сел. Его взгляд скользнул к слизеринцу, сжавшемуся в клубочек.
- Дрей, - гриффиндорец осторожно коснулся мага.
От соприкосновения с горячей кожей Малфоя от самых кончиков пальцев по его телу прошелся легкий разряд магии. Это значило, что у Драко снова началось видение. Сейчас будить его было бы невероятно опасно для них обоих, поэтому брюнет просто сел рядом и стал терпеливо ждать, обеспокоенно рассматривая бледное и измученное лицо слизеринца.
Наконец, минут через десять Драко резко открыл глаза и испуганно уставился на гриффиндорца, а потом неожиданно сел и прижался к широкой груди Гарри, обвив руками шею вампира. Поттер, немного удивленный реакцией своего любимого, все же стал нежно и успокаивающе гладить его по спине. Но это все продлилось недолго.
- Гарри, нам срочно нужно вернуться в Хогвартс, - заявил глухо блондин.
- Зачем? – удивился он, ведь слизеринец хотел провести ночь в этом замке.
- На замок напали вампиры, и маги с ними не справятся без помощи, - ответил тихо Драко.
- Ты уверен? – осведомился брюнет.
- Да, я видел это, - и легкая дрожь прошла по телу мага.
- Ты в порядке? – подозрительно осведомился Поттер.
- Не совсем, ты же знаешь, как видения изматывают меня, - блондин откинулся на кровать.
- Знаю, - вздохнул Гарри, а затем резко встал с кровати, взял свою палочку и подошел к гардеробу, доставая несколько вещей.
Драко с интересом смотрел на него. Гарри медленно одевался, словно показывал всего себя своему парню, заставляя того трепетать от желания прикоснуться к этому совершенному телу. Черные брюки не обтягивали и свободно сидели, черные сапоги на шнуровке до колена с серебряными пластинами по бокам, черная водолазка, полностью закрывающая шею, а затем длинный плащ. Волшебную палочку Поттер засунул в рукав, а кинжалы рассовал в сапоги.
- Гарри, это ловушка, - предупредил блондин.
- Это и дураку понятно, - фыркнул брюнет.
- Я с тобой, - вдруг заявил слизеринец, вставая с постели.
Он немного покачнулся и тут же оказался в надежных объятиях своего любимого. Поттер смотрел на него обеспокоенно.
- Это плохая идея, Дрей, - заявил он.
- Одного я тебя не отпущу, - упрямо возразил аристократ. – И не спорь.
- Ладно, Дрей, собирайся, - вздохнул вампир.
Слизеринец быстро переоделся в школьную форму, а заодно и собрал вещи Гарри. Он внимательно посмотрел на задумчивого парня.
- Что-то не так? – спросил тихо Драко.
- Мне не нравится, что вампиры проникли в Хогвартс. Неужели они знают, кто я?
- Не думаю, возможно, они считают, что ты кинешься спасать детей, которые там учатся.
- Надеюсь на это, - сказал Гарри, подходя к блондину и перемещаясь по теням в Хогвартс.
Они оказались как раз в Северной башне, Поттер тут же подошел к окну. Оттуда было видно, что около ворот в школу разразилась битва, красные и желтые вспышки заклинаний сверкали в темноте ночи. Драко остановился рядом с брюнетом.
- У них ведь нет шанса справиться без тебя? – спросил он почти спокойно.
- Если они продержаться до рассвета, есть, - ответил сухо вампир.
- Тогда иди, нельзя допустить новых смертей, особенно детей, - произнес Малфой.
- Я знаю, - просто отозвался гриффиндорец.
Гарри накинул глубокий капюшон на голову и пробормотал заклинание, которое не позволит никому увидеть его лицо, даже Дамблдору, а потом резко вскочил на подоконник и прыгнул вниз. Он легко приземлился на крышу и поспешил вперед. Он двигался невероятно быстро и бесшумно, так что через пару секунд блондин потерял его из вида, но не перестал чувствовать. Он так и стоял, смотря на сражение у ворот, понимая, что ничем помочь не может, только лишь помешает.
Дамблдор и все учителя сражались с группой вампиров, пытающихся прорваться в Хогвартс. Магам было очень трудно сдерживать немертвых, поскольку заклинания на них почти не действовали, а Авада вообще была побоку. Сириус довольно успешно сражался с двумя вампирами, Ремус, в силу своей природы, еле сдерживался, чтобы не порвать руками кровососов, остальные тоже бились из последних сил.
Неожиданно один из вампиров остановился и принюхался, а затем в его кроваво-красных глазах блеснула ярость и торжество, он обернулся в сторону леса. Его рот растянулся в мерзкой улыбке, показывая клыки, покрытые чьей-то кровью.
- Дневная Тень, - прошипел он, чувствуя приближение охотника.
Все вампиры мигом позабыли о своих противниках, обернувшись в ту же сторону, что и их лидер. Теперь они ждали. Неожиданно позади магов появилась фигура, полностью укутанная темным плащом. Кровососы испуганно обернулись.
- Дневная Тень, - прошипел главный вампир.
Гарри усмехнулся, но этого никто не видел, так как его лицо было надежно укрыто от любопытных взглядов.
- Вы меня ждали? – насмешливый голос заставил обернуться и магов.
Дамблдор в изумлении смотрел на того, кого они так долго искали. Вот он, Дневная Тень, стоит сейчас перед ними. Ремус принюхался, от этого человека, которого вампиры признали Дневной Тенью, странно пахло.
- Дневная Тень, ты очень надоел Принцу, - сообщил главный вампир, выдвигаясь вперед.
- Правда? – снова насмешка.
- Присоединяйся, Дневная Тень, и тогда Принц простит тебе прошлые грехи, - заявил он.
- Не смеши меня, вампир, - фыркнул охотник.
- Уничтожить его, - приказал он, - и магов.
Дневная Тень резко оттолкнулся от земли и оказался высоко в воздухе, он резко вытащил палочку и направил мощное испепеляющее заклинание в вампира. Тот ловко увернулся, и в его глазах блеснуло торжество, словно он уже победил охотника. Но Гарри улыбнулся уголком губ, чего никто не увидел. Он приземлился позади немертвого и всадил ему кинжал прямо в основание шеи, сломав позвоночник одним ударом. Вампир распался прахом. Это дало стимул магам.
Неожиданно Поттер заметил, как к Сириусу со спину подошел вампир и собирался напасть, мгновенно войдя в тень, он переместился за спину крестного и одним движением руки сломал шею вампира. Гриффиндорец сражался, играя, эти вампиры были слабы и неспособны победить его. Он был уверен, что Принц более чем осведомлен, насколько он силен, тогда почему он послал слабейших? Возможно, целью был не его захват, а попытка оценить силы или же что-то еще? Сколько бы Гарри не сражался с немертвыми, он так и не смог постичь их логики.
Блэк, не успел заметить подобравшегося к нему вампира, но когда увидел, то было поздно. Его очень удивило появление Дневной Тени, но он был ему благодарен. Также маг мимоходом отметил, что ростом этот охотник примерно с Гарри, что было странно для взрослого человека. Ремус мгновенно оказался рядом с другом. Оборотень снова почувствовал странный аромат, исходивший от таинственного помощника, он вспомнил, что уже где-то ощущал подобный запах. Только вот где?
Через некоторое время, не без серьезной помощи Дневной Тени, все вампиры были уничтожены, и Хогвартс был в безопасности. Гарри мог бы облегченно вздохнуть, но он чувствовал, что маги, перед которыми он появился, так просто не захотят его отпускать. Юноше пришлось обернуться и встретиться с благодарными, подозрительными и просто изумленными взглядами. Дамблдор был заинтересован.
- Так вы и есть Дневная Тень? – наконец, спросил старик.
- Дурацкая кличка, - фыркнул парень.
Его голос показался Сириусу знакомым. Неожиданно позади охотника раздались хлопки аппарации и появились несколько авроров во главе с Грюмом, который остановился, подозрительно разглядывая незнакомца, скрытого черным плащом.
- Что здесь произошло, Альбус? – спросил аврор.
Нимфадора с интересом также рассматривала вампира, не понимая, что он может здесь делать. Он не был похож на врага, совсем.
- На нас напали вампиры, но этот человек любезно помог нам с этой проблемой, - произнес директор, его глаза весело блестели.
Гарри понял, что предстоит небольшой разговор, наклонился и вернул кинжалы на места, а также свою палочку в рукав. При случае он мог воспользоваться и беспалочковой невербальной магией. Все настороженно следили за каждым его действием.
- И кто ты? – Грюм обернулся к Гарри.
- Вы меня называете Дневной Тенью, - фыркнул парень, выпрямляясь.
- Ты Дневная Тень?! – вырвалось у Тонкс.
- Вы имеете что-то против? – ядовито осведомился юноша.
- А как же ты сам себя называешь? – поинтересовался Дамблдор.
- Директор, вы слишком любопытны, - все эмоции напрочь исчезли из голоса охотника.
- Вы не против поговорить, Дневная Тень? – искренний интерес в голосе старика ничуть не обманул вампира.
- Против, у меня еще есть более важные дела, - фыркнул он, развернувшись и направившись в сторону Запретного леса.
- Может, хотя бы поговорим? – спросил Сириус.
- Драко выставил вам условия, как только вы их выполните, мы, возможно, встретимся, - заявил гриффиндорец, на мгновение обернувшись, а затем растворился в воздухе, уйдя в тень.
Все маги стояли ошеломленные, такого они никак не ожидали. Северус был крайне изумлен, что Дневная Тень поддерживает условия его крестника, он-то думал, что охотник понятия не имеет о действиях парня. Значит, они как-то связываются между собой.
Тем временем Гарри, оставив магов, переместился в Северную башню, где его ждал Драко. Как только темная фигура появилась в комнате, то блондин мгновенно кинулся к ней, и через пару мгновений он повис на Поттере.
- Ты в порядке, - пробормотал слизеринец.
- Естественно, - фыркнул брюнет, стягивая с себя капюшон.
- Их было много? – спросил Малфой.
- Не слишком, к тому же они были очень слабы. Это была отнюдь не ловушка, Дрей.
- А что тогда?
- Не знаю, но это настораживает. Мне надо в Лондон.
- Сейчас?
- Да, тебя перенести в комнату?
- Не стоит, сам пройдусь. Будь осторожен, - Драко невесомо коснулся губами щеки вампира и отошел к двери, Гарри ушел в тень, покидая замок.
Слизеринец хоть и не хотел отпускать Поттера, но понимал, что брюнет все равно пойдет, даже несмотря на его протесты, оставалось просто отпустить и ждать его. Блондин неслышно спускался по лестнице, но из-за поворота вышел Снейп, и они чуть не столкнулись.
- Драко? – мужчина удивленно уставился на студента.
- Как приятно, крестный, что ты еще помнишь мое имя, - съязвил Малфой.
- Что ты здесь делаешь? – подозрительно поинтересовался зельевар.
- Смотрел на ваш позор, - фыркнул он.
- Что?! – Северус опешил.
- Дневная Тень легко справился с тем, с чем ваш Орден не смог. Как думаешь, крестный, кто сможет лучше защитить меня и маму?
- Что ты хочешь этим сказать? – насторожился мужчина.
- Будь осторожен, крестный, вампирам твой блок на мыслях не преграда, - заявил блондин, продолжив спускаться вниз.
В своей комнате Драко просто упал на кровать и, кинув вещи Гарри на стул, свернулся клубочком на покрывале. Если бы сейчас его кто-нибудь увидел, то никогда бы не поверил, что этот юноша, больше похожий на хрупкого ангела, в действительности язвительный Слизеринский Принц, полностью оправдывающий это звание. Он долго крутился, пытаясь заснуть, и постепенно усталость взяла свое, маг погрузился в сон. Где-то на грани сознания он почувствовал, как через некоторое время руки Гарри обняли его за талию и притянули к теплому телу.
После этой разгромной битвы Сириус и Ремус вернулись совершенно разбитыми в свои комнаты. Люпин еле удержал своего волка от кровавой расправы над вампирами, а Блэк все время вспоминал Дневную Тень, не понимая зачем.
- Он странный, - пробормотал брюнет, развалившись на диване.
- А ты чего ожидал? – фыркнул оборотень.
- Ты как, в порядке, Луни? – заметив состояние друга, спросил Сириус.
- Нормально, - мужчина потер шею рукой. - Знаешь, этот охотник пахнет странно.
- То есть, - не понял Блэк.
- Он не пахнет как человек, скорее, как… вампир, - задумавшись, ответил Ремус.
- Вампир?! – потрясенно переспросил он.
- Не совсем, вампиры пахнут смертью, мертвечиной и кровью, а он пах почти как вампир, - похоже, оборотень и сам запутался. – Я даже и не знаю, как это описать, Бродяга. Но одно я понял точно, Дневная Тень не человек, в этом нет сомнений.
- Тогда кто он?
- Понятия не имею. Ты видел, насколько он быстр, силен и ловок, он сильнее этих вампиров.
- Но, по-моему, он еще подросток.
- С чего ты взял? – теперь настала очередь Ремуса удивляться.
- Не знаю, наверное, интуиция. Мне он чем-то напомнил Гарри, - при воспоминании о крестнике Сириус как всегда понурился.
При упоминании сына их друга, оборотень встрепенулся. Гарри – этот юноша всегда вызывал в нем, Ремусе, странные противоречивые чувства. Иногда, когда он сидел один и смотрел в одну точку, его хотелось обнять, но иногда от одного его взгляда Люпину становилось не по себе, словно эти необыкновенные изумрудные глаза заглядывали прямо в душу. Неожиданно он вспомнил, как когда-то столкнулся с гриффиндорцем в коридоре, и тогда он ощутил именно тот запах. Также пах и Дневная Тень. Мужчина чуть вздрогнул от этого невероятного предположения.
- Знаешь, я и раньше чувствовал тот запах, - неожиданно произнес оборотень.
- Какой запах? – переспросил непонимающе брюнет.
- Дневную Тень.
- Где это было? – встрепенулся маг.
- Здесь, в Хогвартсе.
- Что? – Сириус резко встал с дивана. – Здесь?!
- Я не уверен, но есть возможность, что ты прав, и Дневная Тень подросток. Он может учиться в Хогвартсе, Сири, - произнес немного нервно оборотень.
- Надо срочно сообщить об этом Дамблдору!
- Может, не стоит.
Блэк, поспешивший к двери, замер и обернулся к другу, недоуменно смотря на него. В его глазах читался вопрос. Ремус отвернулся, возможно, Дневной Тенью был Гарри, тогда бы это убило Сириуса. Надо было узнать все точно, вдруг, это простое совпадение, или Люпину показалось? Оборотень пытался отвести свои собственные подозрения от Гарри, но выходило это у него плохо.
- Почему, Луни? – вновь спросил Сириус.
- Я в этом неуверен. Вдруг, мы ошибаемся и лишь зря переполошим всех?
- А если не зря?
- К тому же, вряд ли это возможно, ведь Дамблдор следит за своими учениками. Он знает все обо всех в замке, Сири.
- Да неужели? Он ничего не знал о Гарри, пока мы не навестили его родственников, - снейповский сарказм прорезался в голосе брюнета.
И снова Гарри. Возможно ли, что этот нелюдимый паренек является самым лучшим охотником на вампиров? Подобные мысли мелькали в голове Люпина, но он не озвучил их, поскольку не хотел расстраивать друга. Ему нужно узнать все точно, чтобы быть уверенным, и только потом он все расскажет Сириусу, если будет что рассказывать.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:21 | Сообщение # 18
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 22 Дела личные

- Ну что ты узнал? – спросил сонно Драко, смотря на Гарри.
- Немного, это было что-то типа разведывательного нападения. Они пытались выяснить, стану ли я защищать Хогвартс, - вздохнул брюнет, взъерошив свои волосы.
- И ты стал, - произнес слизеринец.
- Теперь все равно. Кстати, ты зелье приготовил? – вампир посмотрел на блондина.
- Почти, сегодня вечером оно должно быть готово.
- Понятно, - кивнул гриффиндорец.
- Есть надобность в нем?
- Вчера Люпин смог учуять мой запах, и мне теперь нельзя оставаться с ним наедине, иначе он опознает меня.
- Поттер, ты безрассудный идиот! – заявил Драко в сердцах.
- Правда? – брюнет мгновенно оказался рядом с Малфоем, обнимая его за талию.
- Ты хочешь меня отвлечь? – возмутился Драко.
- А получится? – голос Гарри стал бархатистым.
- Ты опять используешь свои силы, - не сильно возмутился слизеринец.
- Мне перестать? – спросил тихо гриффиндорец.
- Не надо, - блондин накрыл губы Поттера своими.
Руки аристократа как обычно обвились вокруг шеи вампира, а гриффиндорец стал поглаживать талию Драко, постепенно опускаясь ниже. Как только сильные руки брюнета начали поглаживать задницу парня, млеющего в его объятиях, Малфой сильнее прижался к нему, возбуждаясь еще больше от этих действий. Но продолжить им не дали. В дверь как обычно стали ломиться, заставив парней остановиться. Гарри с недовольным низким рычанием направился к двери, чтобы выгнать неожиданного посетителя и продолжить приятное занятие.
- Стой, нельзя же, - Драко остановил брюнета, схватив его за руку.
- Забылся, - вздохнул гриффиндорец.
- Как мне это надоело. Вечно прерывают на самом интересном, - пробормотал аристократ, но чуткий слух вампира уловил эту фразу.
Гарри уходить не спешил, поэтому сделался невидимым, встав в углу комнаты. Только после этого Малфой открыл дверь. Там стоял его крестный, и было видно, что мужчина чем-то сильно недоволен. Впрочем, Поттер также уловил аромат чеснока, от этого ему сильно захотелось чихнуть. Несмотря на все мифы о боязни вампиров чеснока, сами кровососы наплевательски относились к данному продукту, он их только немного раздражал, так как обоняние у них было усиленное. Зельевар мрачно осмотрел растрепанного блондина.
- Драко, директор хотел бы с тобой поговорить, - заявил Снейп.
- Не сомневаюсь. После вчерашнего нападения слабость магов в отношении вампиров оказалась очевидна, - фыркнул слизеринец.
- Вероятно, теперь Дамблдор озаботится защитой твоей матери всерьез, - хмыкнул Северус.
- Надеюсь, крестный, - кивнул сухо Малфой.
«И, конечно же, он ее не найдет», - про себя усмехнулся юноша.
- Приведи себя в порядок, я жду у выхода, - произнес декан Слизерина, покидая комнату своего юного крестника.
Драко закрыл за мужчиной дверь и повернулся в сторону, где находился невидимый Гарри. Вампир вышел из тени, становясь видимым. Брюнет подошел к Драко, обнял его и поцеловал, а затем неожиданно отпустил и сел на кровать. Блондин недовольно взглянул на своего парня.
- Что это значит? – в его голосе появились капризные нотки.
- Если мы продолжим, то Снейп снова явиться сюда, к тому же, тебе надо привести себя в порядок. Ты выглядишь так, как будто всю ночь не спал, - заявил Гарри.
- А кто виноват? Нечего с утра пораньше соблазнять, - фыркнул Малфой.
- По-моему, раньше ты не возражал, - рассмеялся Поттер.
- Кстати, когда ты намерен поговорить со своим крестным? – неожиданно спросил Драко.
Гриффиндорец мгновенно помрачнел. Этой темы он бы с удовольствием не касался и даже проигнорировал бы, если бы не был уверен, что слизеринец от него никогда не отстанет. Малфой умел был дотошным и надоедливым, когда это требовалось.
- Не знаю, - буркнул брюнет.
- Советую, сделать это поскорее. Блэк, несмотря ни на что, сильно тебя любит, это видно, - заявил маг, вызывая ошеломленные взгляд своего собеседника. – К тому же ты всегда стремился узнать как можно больше о своих родителях, и рассказать тебе о них может твой крестный. Он твоя единственная семья.
- Мне не нужна семья, - отвернулся Гарри.
- Семья нужна всем! Гарри, пойми, я тебя очень люблю, я не могу видеть, как ты замыкаешься в себе все больше. Я уверен, что Блэк смог бы принять тебя любым.
- Не думаю! Он думает, что я запуганный мальчишка, и предположить не может, что я и есть Дневная Тень, которую они все ищут!
- И все-таки, поговори с ним, дай ему шанс.
- Я подумаю, - неохотно выдавил Поттер.
- Отлично, - Малфой оправил мантию и склонился к вампиру.
- Но я ничего не обещаю, - упрямо отозвался брюнет.
- Я понимаю, - улыбнулся слизеринец, потом нежно поцеловал гриффиндорца и быстро покинул комнату, боясь, что если еще немного задержится, они уже не выйдут отсюда.
Северус недовольно посмотрел на своего крестника, который заставил его довольно долго прождать у выхода из слизеринской гостиной. По пути к кабинету директора мужчина задумчиво изучал своего лучшего студента. Драко выглядел довольно счастливым, но одновременно и озабоченным какими-то проблемами. Вот именно эти проблемы крестника и волновали больше всего зельевара.
Гарри переоделся в школьную форму, оставив свою одежду Дневной Тени в потайном отделении шкафа Драко, и переместился в свою гостиную. Гриффиндорцы предпочитали поспать подольше, поэтому гостиная начинала заполняться народом к восьми. Парень уселся в кресло и задумался над словами своего парня о его крестном, который неожиданно объявился. Вампир так погрузился в свои невеселые мысли, что не заметил прихода двух девушек.
- Гарри, доброе утро, - рядом с ним неожиданно плюхнулась Джинни.
Парень еле сдержал свой порыв атаковать ее. Он недовольно посмотрел на рыжую гриффиндорку. Гермиона присела в кресло напротив камина.
- Не спиться? – спросила Джинни.
- Просто я не могу спать долго, - отозвался брюнет.
- А я думала, что все парни спят до упора. Моего брата с постели не поднять до восьми, - поделилась Уизли.
- Какая полезная информация, - ехидно отозвался он.
- Встал не с той ноги? – понимающе поинтересовалась она.
- Типа того, - фыркнул Поттер.
На некоторое время в гостиной повисла тишина. Джинни хоть и хотелось разговорить мрачного брюнета, но она видела, что он не настроен на общение и чем-то раздражен. Гермиона же просто уткнулась в очередную книгу и изредка кидала изучающие взгляды на парня. Через какое-то время Грейнджер отложила книгу и встала.
- Гарри, не поможешь мне разбудить Рона и Невилла? – спросила она.
- Зачем? – спросил вампир.
- Иначе они точно опоздают на уроки, а первым у нас зельеварение, - ответила она.
- Ладно, - юноша лениво встал и направился в комнату.
Когда Гарри и Гермиона вошли в комнату их встретило дружное сопение. Поттер презрительно скривился, правда, всего на мгновение, поэтому девушка не смогла этого заметить. Она приблизилась к кровати Рона и решительно распахнула полог. Ее спутник пристроился рядом и облокотился на стену.
- И что ты собираешься делать? – спросил он с интересом.
- Надо его растолкать, - вздохнула шатенка.
- А не легче по другому? – удивился брюнет.
- Как? – поинтересовалась Грейнджер.
- Агуаменти, - вампир направил палочку на рыжего парня, и того мгновенно окатило струей ледяной воды.
- Это жестоко, - возмутилась Гермиона.
- Что происходит! – Рон мгновенно вскочил на кровати и уставился на них.
- Зато действенно, - фыркнул Гарри.
- Герми, - Уизли обернулся к подруге.
Поттер только хмыкнул и отошел к своей кровати. Он еще не готовился к сегодняшним занятиям, школьную программу он знал безукоризненно, но показывать свои знания не собирался. Драко и Гермиона были лучшими учениками, и они должны были ими оставаться. Малфой усердно работал и учился, Гарри точно это знал, а сам он запоминал все только благодаря необычной памяти, которая была его вампирской силой. Он всегда стремился к одному – ничем не выделяться в школе, но сейчас у него это почти не получалось. Многие уже начали с ним здороваться, некоторые слизеринцы стали отпускать язвительные шутки в его сторону. Все летело к чертям. Но зато теперь они с Драко были вместе, и это стоило всех этих мучений.
- Гарри, - сонный голос Невилла заставил вампира обернуться.
- Что? – отозвался брюнет.
- Вчера Сириус передал тебе записку, но я не нашел тебя вечером, - с этими словами Избранный протянул своему однокурснику сложенный лист пергамента.
- Спасибо, - пробормотал Поттер, сминая листочек в руке.
На завтрак Гарри спустился в компании Золотого мальчика и его свиты, причем, в этот раз сесть у самого края стола, откуда можно было легко улизнуть при случае, у него не получилось. Джинни и Гермиона расселись по обе стороны от него. Сириус и Ремус, уже сидевшие за учительским столом, переглянулись. Их не могло не радовать, что паренек нашел себе друзей, тем более таких хороших, как гриффиндорская элита. И только Малфой, сидевший среди своих однокурсников, заметил недовольство своего парня. Это вызвало у него только легкую улыбку. Панси, сидевшая напротив, проследила за его взглядом и наткнулась на Золотое Трио.
- Отвратительное зрелище, - произнесла она. – Эта Уизли теперь липнет к Поттеру.
Драко посмотрел сначала на нее, а потом на стол Гриффиндора, но ничего подобного не заметил. Гарри выглядел так, словно его загнали в угол, и старательно избегал любых разговоров, что было довольно трудно. Невилл иногда кидал на него изучающие взгляды. Вчера у него появилось странное чувство, что Поттер не враг, но также опасен. Он и сам не понимал, откуда это взялось, но игнорировать свои ощущения не мог. Лонгботтом стал более дружелюбен с вампиром, что сказалось и на остальных гриффиндорцах.
На первый урок Гермиона практически тащила своих друзей, впрочем, каким-то образом она и Гарри стала подгонять, что, если честно, того разозлило. Он раздраженно следовал за компанией, которую вела гриффиндорская всезнайка. Неожиданно дорогу им преградила компания слизеринцев во главе с Малфоем.
- Грейнджер, тащишь своих собачек на урок? – усмехнулся блондин.
- Малфой, отойди с дороги, - девушка осталась спокойна, зато ее друзья встрепенулись.
Гарри лениво смотрел на все это, он был уверен, что сейчас Драко и по нему проедется, чтобы не терять свой авторитет среди слизеринцев. Конечно, этого ждала и Панси, отчего-то желавшая, чтобы Драко оскорбил и этого странного брюнета.
- А то что, Уизел? Твоя грязнокровка позволит своей собачке сорваться с поводка? – глумливо поинтересовался он.
- Малфой, это недостойно, - Гермиона старалась удержать своего импульсивного друга.
- Не тебе об этом судить, грязнокровка, - фыркнула Панси, прижавшись к Драко.
Вот это она сделала зря, поскольку в глазах вампира зажегся странный огонек. Ревность вампира ни в коей мере не походила на ревность человека, а уж собственнический инстинкт… Можно было смело сказать, что слизеринка подписала себе смертный приговор.
- Лонгботтом, а ты чего молчишь? Язык проглотил? – Драко повернулся к Герою.
- Отстань, Малфой, - огрызнулся Избранный, также пытаясь удержать Рона от глупостей.
- Отлично, оставим Грейнджер и ее питомцев, - фыркнул блондин.
- Интересно, а они ее делят на двоих или нет? – злобно прошипела Панси.
Это была последняя капля, Рон вырвался из рук друзей, хотя, Гермиона сама уже не держала его, а кинулась к Паркинсон и резко ударила ее, а Уизли так и не смог ударить Драко, потому что поскользнулся на ровном месте и растянулся на полу. Тем временем Грейнджер наставила на слизеринку палочку и пробормотала какое-то заклинание, Паркинсон мигом стала красного цвета и начала раздуваться.
За время этой потасовки никто и не обратил внимания на брюнета, отошедшего чуть в сторону. Он успешно направил в разум гриффиндорской зазнайки желание атаковать Паркинсон, а также использовал свои способности, чтобы не дать Уизли коснуться его парня. Блондин, кинув мимолетный взгляд на довольное лицо вампира, сразу понял, кто в этом виноват.
- Что здесь произошло? – перед студентами появился очень злой Снейп. – Мистер Малфой?
- Уизли попытался напасть на меня, но не рассчитал своих сил и разлегся на полу, а Грейнджер атаковала Панси, - сухо отозвался парень, рассматривая с интересом Паркинсон, которая продолжала раздуваться.
Гермиона же стояла в сторонке и шокировано смотрела на творение рук своих, она и сама от себя не ожидала такого. Просто слова слизеринки, брошенные про ее отношения с парнями, сильно задели ее и стали последней каплей. Но никогда раньше она так не поступала. Какое-то странное чувство нереальности эмоций, охвативших ее в тот момент, не покидало волшебницу.
- Сто баллов с мисс Грейнджер за нападение на студента, - голос Снейпа чуть дрогнул при этом, - и тридцать с мистера Уизли за попытку нападения. Мисс Забини, проводите мисс Паркинсон в больничное крыло.
- Конечно, профессор, - кивнула Блейз и потащила подругу из подземелий.
- Все остальные немедленно в класс, - Снейп рявкнул на ребят.
Гарри специально прошмыгнул первым, чтобы занять последнюю парту. На уроках зельеварения это место было очень популярным. Драко молча прошел в класс, старательно игнорируя все злобные взгляды гриффиндорцев. Ему было не по себе от этого.
Урок прошел в обычной обстановке запугивания бедных студентов, вечного лишения баллов благородного факультета львов и начисления, надо учесть, заслуженного, баллов змеиному факультету. Правда, на этом уроке Снейп все-таки удивил двух людей, а именно своего крестника и его парня. Он впервые за семь лет подошел к котлу Поттера, не ожидая ничего от его работы, и неожиданно довольно хмыкнул. Вампир был шокирован, а Драко убедился, что его крестный заинтересовался гриффиндорцем.
Весь день Гарри сопровождало Золотое Трио, только после утреннего инцидента они были менее надоедливы. Гермиона ходила как в воду опущенная, Рон все время пытался поддержать расстроенную подругу, а Невилл отгородиться от любопытных взглядов. Вечером, когда они все пришли в библиотеку, компания гриффиндорцев также была с Гарри, брюнет был практически выведен из себя. Он на дух не переносил этих надоедливых магов.
- Мне надо выйти, - заявил он, захлопывая книгу и резко поднимаясь.
- Подожди, - пробормотала Гермиона, начиная собираться.
- Одному, - грубо заявил Поттер.
- Ладно, - удивленно кивнул Лонгботтом.
- Как мило с твоей стороны, что ты мне это позволяешь, - голос брюнета так и сочился ядом.
А затем вампир почти мгновенно выскочил из библиотеки, и как назло он почти столкнулся с Ремусом Люпиным, но вовремя затормозил и скользнул в тень. Оборотень удивленно остановился и осмотрелся, всего на мгновение он вновь учуял запах Дневной Тени, но он мгновенно исчез. Оборотень только пожал плечами, возможно, ему показалось.
Гарри же отправился в комнату Драко, где развалился на кровати, ожидая возвращения своего слизеринского партнера, который должен был дать ему зелье, скрывающее его запах от чуткого носа оборотня. Часа через три пришел сам хозяин комнаты, довольный и грязный. Поттер сразу скривился, ощутив аромат многочисленных ингредиентов для зелий.
- Гарри, - блондин расплылся в счастливой улыбке, увидев брюнета, развалившегося на зеленом покрывале.
- Ты долго, - заметил вампир.
- Уж прости, твое зелье трудоемкое, - надулся слизеринец, тряхнув склянкой в руке.
- Но ты его сделал, - заметил Гарри, грациозно вставая с постели и приближаясь к нему. – Я в тебе не сомневался, Дрей.
- Еще бы, с тебя должок, - ничуть не обманулся лестью Малфой.
- Что ты хочешь? – осведомился со смешком гриффиндорец.
- Хочу в замок Слизерина, к матери, - заявил Слизеринский Принц.
- Сейчас? – удивился брюнет.
- Именно, - решительно кивнул его парень.
- Ладно, только сначала прими душ, а я пока приму зелье, - спокойно отозвался Поттер.
- Я быстро, - блондин почти мгновенно исчез за дверь ванной.
А Гарри с легкой улыбкой проводил его взглядом. Он знал, как сильно его парень любил свою мать, и немного завидовал ему. В его мыслях всплыли слова Драко о том, что Блэк может стать его семьей. Впервые вампир настолько сильно задумался на эту тему, обычно он заталкивал любые подобные мысли глубоко внутрь себя, чтобы не тревожиться понапрасну, но сейчас что-то изменилось. Возможно, это был он сам. Но все равно ему предстоит это выяснить наверняка.
- Я совсем запутался, - пробормотал Гарри, а затем залпом выпил зелье и скривился. На вкус оно было отвратительным, напоминая грязь.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:21 | Сообщение # 19
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 23 Разговор по душам

- Я готов, - Драко через полчаса вышел из душа и остановился, смотря на брюнета.
- Отлично, - протянул гриффиндорец, вставая с постели.
- Ты выпил зелье? – поинтересовался блондин.
- Да, - спокойно ответил вампир.
- И как? – любопытство светилась в серебристо-серых глазах слизеринца.
- На вкус или действие? – ехидно осведомился Гарри.
- Оба варианта.
- На вкус как грязь, а насчет действия узнаем, когда оборотень окажется рядом.
- А раньше никак нельзя узнать?
- Нельзя. Готов к перемещению?
- Конечно, - Драко прижался к брюнету, который обнял его за талию.
Они переместились прямо к входу в замок, ворота открылись сами собой, как обычно приветствуя хозяина, и юноши пошли вперед. Они прошли по саду, неожиданно аристократ замер, смотря вглубь аллеи. Поттер также посмотрел туда. Нарцисса Малфой сидела на скамейке и читала какую-то книгу. Вампир поцеловал слизеринца и слегка подтолкнул его в направлении матери.
- Я буду в библиотеке, - произнес он, поднимаясь по ступеням в замок.
Драко проводил взглядом гриффиндорца, а потом пошел к матери. Женщина, находясь в этом замке уже довольно длительное время, каждый вечер выходила на аллею с очередной книгой из обширной библиотеки, принадлежащей Гарри. Она беспокоилась за сына, который написал ей всего один раз, но она также понимала, что у парней есть более важные занятия.
- Интересная книга, мама? – знакомый голос за спиной волшебницы заставил ее испуганно подскочить на месте.
- Драко, - Нарцисса кинулась к сыну и обняла его.
Немного поколебавшись, слизеринец прижал хрупкую женщину к себе и вдохнул знакомый с детства аромат ванили. Волшебница довольно быстро взяла себя в руки и отпустила сына, который выглядел немного задумчивым. На самом деле парень подумал о том, как пахнет Гарри, но не смог этого вспомнить.
- Я рада, что ты в порядке, сын, - произнесла она.
- Как ты себя чувствуешь, мама? – поинтересовался блондин, присаживаясь на скамейку.
- Это очень интересное место, здесь так много книг, но все же я чувствую себя пленницей, - честно отозвалась женщина.
- Прости, мама, но это необходимо. Ты находишься в большой опасности.
- Драко, твой отец не отступится, пока ты не получишь метку.
- Я не приму метку, сама мысль об этом мне противна. К тому же Гарри просто не допустит этого, - юноша чуть смутился.
- Ты так уверен в нем? Он же простой маг, как мальчишка может противостоять Лорду?
- Ну, Лонгботтом же успешно спасался многие годы.
- Он Избранный, а твой Гарри обычный школьник, хоть и является наследником Слизерина.
- Ты его не знаешь так, как знаю я.
Нарцисса внимательно посмотрела на сына, она знала его так, как не знал никто другой. Волшебница прекрасно знала, что он не станет ничего делать, если не уверен в успехе, а также она еще не встречала людей, которых Драко защищал бы столь рьяно. Что-то было в этом гриффиндорце, миссис Малфой не могла этого не заметить, но вот только что? Возможно, именно поэтому блондин так уверен в этом наследнике Поттеров.
- И что же в нем такого? – пробормотала она.
- Гарри - самый дорогой человек для меня, мама, - неожиданно признался Малфой.
- Ты так сильно его любишь? – блондинка вглядывалась в глаза сына.
- Да, - покраснев, признался парень.
- И ты ему еще не признался?
- Э-э… - слизеринец не знал, что сказать.
- Он мне признался, леди, - вампир появился как всегда неожиданно.
- Гарри, - Драко покраснел сильнее.
Поттер коварно улыбнулся и притянул своего парня к себе. Его руки опустились на талию слизеринца, а руки Драко обвили его шею. Женщина удивленно смотрела, как ее сын меняется, оказавшись в объятиях гриффиндорца. Но она не могла не заметить, как Гарри Поттер смотрит на Драко. Этот взгляд невозможно не узнать. Когда-то давно Люциус также смотрел на нее. Но это было так давно.
- Я кое-что нашел в библиотеке, поэтому и посмел прервать вашу беседу, - произнес Гарри.
- Что же ты такого нашел? – удивился Драко.
- То, что поможет объяснить твои необычные способности, Дрей.
- О чем ты? – Нарцисса удивленно посмотрела на брюнета.
- Идемте, - Поттер не стал ничего объяснять, посчитав, что блондин должен сам все рассказать матери, а просто повел их в библиотеку, где на столе лежали нужные книги.
Слизеринец был немного раздосадован, что Гарри упомянул его способности при матери, он не хотел ей рассказывать об этом, по крайней мере, пока, но обстоятельства никогда не следуют нашим желаниям. Поэтому теперь аристократ раздумывал над тем, как все рассказать матери, он точно знал, что сначала гриффиндорец предоставит ему эту возможность, чтобы потом рассказать о том, что он отыскал.
В библиотеке их всех уже ждал ужин, накрытый слугами. Драко и Нарцисса сели за маленький столик, а Поттер скрылся среди стеллажей, что-то разыскивая. Женщина посмотрела на сына, ожидая объяснений насчет его необычных способностей, упомянутых Гарри.
- Итак, что же имел в виду мистер Поттер, Драко? – волшебница приподняла бокал с вином.
- Я обладаю пророческими способностями, - вздохнув, выдал парень.
- Что? – женщина удивленно уставилась на сына.
- У меня иногда бывают видения, я не могу контролировать эту силу.
- Почему ты не говорил мне об этом раньше?
- Это только моя проблема, я не хотел тебя беспокоить.
- Это не проблема, Дрей, - раздался спокойный голос Гарри, - это своеобразный дар в благодарность за спасение жизни.
- О чем ты? – оба Малфоя обернулись к брюнету.
- Я нашел упоминание об этом в родословной семьи Малфоев, а потом тщательнее поискал среди исторических записей и легенд. Дрей, ты видел хоть одно упоминание о Летисии Малфой, жившей в 11 веке?
- Летисия… - парень задумчиво прикусил губу. – Нет, я никогда о ней не слышал.
- Скорее всего, именно потому, что она оказалась не ведьмой, а сквиббом, о котором не захотели вспоминать.
- Что? В нашем роду никогда не было сквиббов!
- Ты уверен? Летисия была рождена от Цереуса Малфоя и его жены Кармиллы Альваро, дочери одного из самых известных купцов того времени. Ее родители оба были очень могущественными магами, возможно, их уровень был равен уровню Дамблдора. Они не могли и подумать, что у них родится ребенок, лишенный магии, но это произошло. Супруги были в печали, отец даже порывался отказаться от ребенка, но Кармилла уговорила его не делать этого. Как любая мать она любила девочку, пусть та и была сквиббом.
- Да, я читала, что в те времена рождалось много сквиббов в знатных магических семьях, но никто не знает почему, - задумчиво произнесла Нарцисса.
- Возможно, это происходило потому, что мир был заполонен магами. Сейчас наше количество сократилось во много раз, если сравнивать с теми временами. Ладно, этот вопрос мы пока оставим. Летисия росла среди магии, обделенная силой, ее отец постоянно напоминал дочери о том, что она неполноценная, но других детей у супругов быть не могло, так как Кармилла, сразу после рождения дочери заболевшая, оказалась после бесплодна.
Цереус совсем не уделял девочке внимания, а она стремилась заслужить его любовь. Достигнув семнадцати, Летисия решила во что бы то ни стало добиться признания отца, поэтому отправилась путешествовать, стараясь найти способ обрести силу. Она объездила множество земель, но так и не смогла найти того, что искала. И тогда Летисия сдалась.
- Это, конечно, жутко интересно, но давай ближе к делу, Гарри, - Драко не любил слушать такие истории, прошлое его не волновало, зато куда более сильно его трогало настоящее.
- Терпение, Дрей, благодетель, - усмехнулся Поттер. – Но, так или иначе, эта история не закончена, поэтому слушай дальше.
- Выбора все равно нет, - пробурчал блондин, отлично зная, что будет услышан.
- Но неожиданно она встретила красивого юношу, который пообещал помочь ей. Он помог Летисии найти силу, которой она овладела в совершенстве. Вместе они провели около года, Летисия влюбилась в юношу, он полюбил ее. Они поженились, но брак не был магическим, потому как в то время для свершения магического брака нужно было благословение родителей. Девушка решила ненадолго вернуться домой, чтобы отец смог увидеть ее силу и признать свою дочь. Дома Кармилла и Цереус были поражены мощью своего ребенка, и отец наконец-то признал Летисию. Но после этого принц королевства, в котором они жили, посватался за Летисию и получил однозначный отказ от девушки. Она искренне любила своего мужа, но все еще не говорила родителям об этом.
Однако Цереус посчитал, что такой брак будет чрезвычайно выгоден для их семьи, поэтому подлили дочери приворотное зелье, а также зелье забвения, подозревая, что она могла быть влюблена в другого. Летисия забыла своего мужа и полюбила принца. Они объявили о своей помолвке, а затем и скорой свадьбе. Возлюбленный Летисии, узнав об этом, приехал к ней, но девушка, не вспомнившая его, посмеялась над бедным юношей и выгнала его. Он понял, что с его женой что-то произошло и с помощью служанки, растившей девушку с самого рождения, подлили ей в еду зелье, нейтрализующее все остальные зелья, подлитые ей. В ту же ночь парень погиб от руки Цереуса, который все узнал.
Наутро Летисия встала и все вспомнила, она кинулась искать своего возлюбленного, и нашла его мертвым. Девушка была безутешна, но ее отец приказал ей успокоиться и выходить замуж за принца. Летисия, обладая способностью к предсказаниям, поэтому узнала, кто убил ее мужа, и тогда она прокляла своего отца и принца, лишив их магии. Когда ее мать попыталась остановить девушку, Летисия уже умирала, так как вся магия, которой она лишила своего отца и принца, не найдя достойного вместилища, вернулась к ней. Ее тело не было готово к этой силе. И перед смертью Летисия предсказала, что однажды в их семье появиться юноша, обладающий ее силами. Он защитит того, кого полюбит, и этим искупит ее грех и грехи их семьи.
Когда Гарри закончил, в комнате повисло молчание. Драко задумался, Нарцисса также переваривала услышанное. Блондин мог бы и не верить в это, но он знал, что Гарри ни за что бы не стал рассказывать эту историю, если бы не нашел ей подтверждение.
- Что значит «обладающий ее силами»? – через некоторое время спросил слизеринец.
- Не знаю, возможно, твои способности к предсказанию, схожие с ее, и являются ее наследием, - пожал плечами брюнет.
- Надеюсь, что больше никаких сюрпризов не будет, - вздохнул маг.
- Так значит, он должен защитить тебя. От чего? – Нарцисса обернулась к Гарри.
Парни отвели глаза, Драко даже не подозревал, что он может сделать, чтобы защитить своего любимого от Принца, а сам гриффиндорец боялся предположить, что это может быть. А женщину волновало то, во что именно ввязались юные волшебники.
«Я думаю, ты можешь все рассказать своей матери», - послал свою мысль Гарри.
«Ты уверен? Я не хочу подставлять тебя под удар», - Драко сомневался.
«Она твоя мать, я знаю, как ты не любишь что-то скрывать от нее. К тому же, рано или поздно она сама все узнает, и пусть это лучше расскажешь ты, чем кто-либо еще».
- Итак, молодые люди, вы, наконец, скажите мне, что задумали? – волшебница яростно сверкнула глазами, собираясь узнать всю правду.
- А вы уверены, что хотите это знать? – голос Гарри стал холодным и безэмоциональным.
Женщина удивленно посмотрела на него, Драко чуть заметно улыбнулся. Когда дело доходило до личных дел Гарри, тот становился холодным и угрюмым. Брюнет предпочитал не распространяться о своей жизни, а о своих делах тем более. Единственным исключением всегда был и будет Драко.
- Конечно, это ведь напрямую касается моего сына, - кивнула леди Малфой.
- Мы расскажем, - заверил ее Драко, а затем поднялся с кресла, подошел к Гарри, взял того за руку и, подведя к тому же креслу, слегка толкнул, чтобы брюнет сел, а потом уселся к нему на колени и прижался к нему. Поттер был ошеломлен поведением блондина.
- Что с тобой? – тихо спросил гриффиндорец.
- Я чувствую все, что чувствуешь ты, Гарри, - просто ответил блондин, касаясь рукой груди своего любимого.
- Эмпатия? – с интересом отозвался брюнет.
- Если бы это было так, то я ощущал бы и других, но так я чувствую только тебя, - заявил Малфой, обнимая вампира.
- Возможно, это часть твоего наследия, - задумчиво отозвался гриффиндорец.
- Мальчики, вы уходите от разговора, - Нарцисса улыбнулась, смотря на пару.
- Он умеет меня отвлечь, - чуть покраснел Драко, чувствуя теплые губы на своей шее.
- Сейчас, леди Малфой, все связано с войной, которая набирает обороты. Волдеморт ищет союзников среди темных существ, притесняемых Министерством и их глупыми законами. Оборотни, перешедшие на сторону Волдеморта еще в прошлой войне, теперь вампиры, Светлая сторона только шерстит чистокровные семьи, большая часть которых поддерживает Темного Лорда, - спокойно и уверенно заговорил Гарри.
- Как ты понимаешь, мы не хотим становиться ни на одну из сторон. Волдеморт - сумасшедший маньяк, а Дамблдор старый шизофреник, раз полагается на ребенка, считая его Избранным. Насколько я знаю, Лонгботтом даже не проходил тренировку, а ведь своего Героя они должны научить, как сражаться. Старик полагается на удачу, надеясь, что Лонгботтом победит, - продолжил Драко.
- В данный момент Орден разыскивает Дневную Тень самого лучшего охотника на вампиров. Его лица никто никогда не видел, никто не знает его имени, но все знают, что лучше него никого нет, - губы Гарри изогнулись в кривой усмешке.
«И никто не знает, чего ему стоит эта сила», - подумал он печально.
- Дневная тень? Твой отец упоминал это имя, - женщина задумчиво разглядывала огонь, пылающий в камине.
- Что именно? – заинтересовался Гарри.
- Я не помню, но Пожирателям приказано поймать этого человека, - ответила она.
- Ничего нового, - фыркнул брюнет.
- Что ты хочешь этим сказать? – Нарцисса насторожилась.
- Лишь то, что мы это уже знаем. Дневная тень очень сильный соперник или союзник, поэтому его ищут обе стороны. Светлые, чтобы заполучить его силу, а Темные, чтобы убить. Только вот и он не дурак, - хмыкнул блондин. А про себя подумал, что Гарри настоящий дурак, раз смеет так рисковать собой.
- Ты так говоришь, как будто ты его знаешь, - подозрительно сощурилась его мать.
- Знаю, - просто кивнул слизеринец.
- У меня есть смутная догадка, - волшебница перевела взгляд на Поттера.
- И ваша догадка верна, леди Малфой, - кивнул спокойно Гарри.
- Ты и есть Дневная Тень, - почти спокойно сказала женщина.
- И не только, - вздохнул парень.
- Что еще вы от меня скрываете?
- Знаете, почему я самый лучший охотник? Потому что я сам вампир, - гриффиндорец еще раз усмехнулся, но на этот раз его белоснежные клыки были видны.
- Что?! – волшебница вскочила с кресла.
Драко удивленно смотрело на свою мать, он, конечно, знал, что она бурно отреагирует, но не знал, что настолько. Он не понимал, что в этом такого. Да, Гарри не был человеком, но и вампиром он не был. К тому же, его теплые руки сейчас обвивали талию слизеринца, а его дыхание приятно щекотало чувствительную кожу на шее.
- Мама, успокойся, - спокойно попросил Драко.
- Немедленно отойди от него, Драко, - блондинка выхватила палочку и направила ее на брюнета, но ее рука подрагивала.
Маг резко встал, нехотя вырвавшись из объятий любимого, и загородил собой Поттера. Впрочем, это было не нужно, Нарцисса и так не смогла бы причинить ему вреда. Гарри встал за ним и прижался к его спине. Драко почувствовал, что начинает возбуждаться.
- Мама, не смей поднимать на него палочку, - твердо сказал Малфой.
- Драко, - его мать недоуменно и беспомощно смотрела на сына.
- Опусти палочку, - с нажимом повторил он.
Женщина, почувствовав, что лучше послушаться сына, опустила волшебную палочку и села в кресло, так как ноги ее не держали. Изумрудные глаза Гарри насмешливо блестели. Иногда Драко бывал настолько властным, что не послушаться его было нельзя.
- А теперь поговорим, - спокойно заявил слизеринец, накрывая руки брюнета, обвитые вокруг его талии, своими.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:21 | Сообщение # 20
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 24 Отголоски прошлого

В пятницу все ученики Хогвартса были очень удивлены, когда на занятия по трансфигурации пришла не профессор МакГонагалл, а сам Дамблдор. Гарри, сидевший на последней парте, чуть скривился, когда старик вошел, а Драко вообще его проигнорировал. Весь урок директор не сводил изучающего взгляда с юного Поттера, который был абсолютно спокоен, внешне. Чем чаще Альбус рассматривал юношу, тем меньше находил сходств с его отцом. Малфою не нравилось, какие взгляды бросал глава Ордена на его парня. После урока старый маг чуть задержал гриффиндорца.
- Вы что-то хотели, господин директор? – спросил он тихо, не поднимая глаз.
- Ты уже начал свои дополнительные занятия с Сириусом? – поинтересовался Дамблдор.
- Еще нет, господин директор, - парень все также не поднимал глаз.
- Я думал, что Сириус сразу же поговорит с тобой об этом, - удивленно заметил старик.
- Но он этого не сделал, - Гарри поднял голову и посмотрел магу в глаза.
В тоже мгновение Альбус ощутил, как его ментальные щиты начинают рушиться под давлением силы этого юноши. Сам гриффиндорец выглядел так, как будто ничего не происходит, хотя целенаправленно лез в голову директора. Дамблдор понял, что не сможет противостоять долго такой атаке, поэтому поспешил закончить разговор с мальчиком.
- Тогда может тебе самому стоит подойти к Сириусу, - предложил он мягко и поспешил покинуть кабинет.
Вампир проводил старика довольным взглядом.
- У мальчика сильные природные ментальные способности, - задумчиво произнес директор, возвращаясь в свой кабинет, так как сейчас у него было окно в занятиях.
Через минуту в класс, где все еще стоял гриффиндорец, вошел Драко. Он подошел к брюнету и коснулся его руки, привлекая внимание любимого.
- Чего он хотел? – спросил Малфой.
- Чтобы я поговорил с Блэком насчет моих дополнительных занятий, - фыркнул Гарри.
- Тебе действительно надо поговорить с ним об этом, Гарри, и не только, - спокойно произнес слизеринец, прижимаясь к спине своего парня.
- Сегодня после занятий пойду, - вздохнув, Поттер запустил руку в волосы.
- Вот и отлично, - улыбнулся Драко. – Кстати, где старая кошка?
- МакГонагалл никогда не пропадает без причины, тем более в рабочий день. Скорее всего, это что-то серьезное.
- Или ее послали по делам Ордена.
- Возможно, надо будет об этом узнать.
- Позже. Сейчас у нас занятия.
Гарри фыркнул, развернулся, прикоснувшись мимолетным поцелуем к губам блондина, и быстро покинул кабинет, оставив своего любимого одного. Драко еле сдержал разочарованный вздох от того, что Поттер так быстро сбежал, даже не поцеловав его как следует. Надо заметить, что вампир любил дразнить блондина мимолетными прикосновениями днем, зато вечером они страстно и пылко целовались в комнате слизеринца. Но была некая граница, которую они не переступали, от перехода на более интимный уровень отношений их удерживали вампирские силы Гарри и то, что они к этому были еще не готовы. В остальном их отношения были идеальны, и гриффиндорец практически перебрался в комнату своего парня, проводя там каждую ночь.
Тем временем профессор МакГонагалл отправилась в Суррей, женщина должна была выяснить о прошлом Гарри, особенно, как он живет сейчас, когда находится вне школы. На окраине городка раньше был маленький детский приют, но его давно закрыли, распределив детей по другим приютам. Из этого места и следовало начать искать сведения о Гарри Потере.
Минерве удалось немного расспросить людей, живших рядом с детдомом. Они рассказали, что приют закрыли из-за перепадов напряжения и многочисленных несчастных случаев, происходивших там, а затем сказали, что дополнительные сведения о воспитанниках, переданных из этого приюта, можно узнать в центре социальной помощи.
Волшебница аппарировала к нужному месту и спокойно вошла в двери. Многие люди, видевшие ее, изумленно оборачивались вслед женщине, рассматривая ее необычное одеяние. МакГонагалл нашла начальницу отдела опеки Сару Клинтон и узнала, что юный Поттер в возрасте 1 года и 5 месяцев был направлен в приют Девы Марии на окраине Лондона, недалеко от небольшого леса.
Оказавшись в Лондоне, волшебница с трудом нашла нужный приют. Она остановилась недалеко от здания и некоторое время просто смотрела на детей, играющих на специальной площадке около дверей детдома. Эти маленькие магглы были настолько невинны и счастливы, что сердце сжималось, представляя, что с ними случится, когда они окажутся лицом к лицу с реальностью. Минерва прогнала ненужные мысли и быстро направилась к приюту. Все ребята остановились, провожая взглядами «странную тетю».
- Добрый день, - перед деканом Гриффиндора появилась невысокая женщина лет пятидесяти.
- Добрый день, мне нужен директор этого приюта, - спокойно произнесла МакГонагалл.
- А зачем? – настороженно поинтересовалась маггла.
- Мне нужно узнать об одном из ваших воспитанников, - ответила вежливо Минерва.
- О ком? О Кайле? Этот паршивец опять украл что-то?
- Нет, - покачала головой волшебница.
- Тогда об Эсмир? Она снова пыталась пробраться в школьную лабораторию?
- Нет. Просто проведите меня, пожалуйста, к директору, - профессору трансфигурации надоело выслушивать истории о преступных наклонностях их воспитанников.
- Хорошо, - и маггла поспешно развернулась и пошла вперед.
Как поняла Минерва, кабинет директора располагался на третьем этаже, также как и комнаты воспитателей и медицинский кабинет. На втором этаже были комнаты для проживания детей, а на первом столовая, кухня, игровая комната, а также комната для занятий. Дверь в кабинет директора была вся обшарпанная, с потрескавшейся от времени краской и вся изрисованная по низу фломастерами. Маггла бесцеремонно толкнула дверь и ворвалась в чужой кабинет, как к себе домой, до глубины души поразив волшебницу.
- Мари, тут к тебе посетитель, - фыркнула она.
- Кто именно? Опять из полиции? – в ответ раздался более молодой и звонкий голос.
- Нет, какая-то странная особа.
- Добрый день, - декану Гриффиндора надоело ждать, и она вошла в кабинет.
- Добрый, - улыбнулась директриса.
За столом сидела девушка лет двадцати пяти-тридцати с длинными русыми волосами и усталыми серыми глазами. Она встала, приветствуя посетителя, вторая маггла быстро ушла.
- Я Марианна Вебер, директор этого приюта, - представилась девушка.
- Минерва МакГонагалл, - также произнесла волшебница.
- И что же вас привело к нам, мисс МакГонагалл?
- Я хотела бы узнать кое-что о нашем ученике, который жил в вашем приюте.
- Интересно. А какую школу вы представляете?
- Это закрытая школа для одаренных детей, она расположена очень далеко отсюда и называется Хогвартс. Мы всегда проверяем сведения о наших учениках, но об одном из них мы упустили кое-что из виду.
- Хм, никогда не слышала о вашей школе, но я рада, что один из наших детей смог поступить в такое заведение. А как его имя?
- Гарри Поттер, - девушка, открывшая шкаф с личными делами, замерла и резко развернулась, шокировано смотря на волшебницу.
- Поттер? – переспросила она с легкой дрожью в голосе.
- Да, Гарри Поттер, он был доставлен к вам 1 января 1982 года после того, как его старый приют закрылся.
- Я знаю. Я очень хорошо знаю его личное дело, - девушка стала что-то искать в ящике своего стола, потом извлекла на свет бутылочку с успокоительным и капнула пару капель в свой чай.
- Простите? – вот теперь недоумевала Минерва.
- И сколько уже он обучается у вас?
- Семь лет, сейчас он на последнем курсе.
- Выпускник, значит, - пробормотала Марианна. – Я работаю в этом приюте всего десять лет, мисс МакГонагалл, я пришла сюда, когда мне было девятнадцать. Тогда я впервые увидела Гарри: ему было почти восемь, он был очень милым и общительным мальчиком, все здесь его любили, у него было много друзей, правда, иногда с ним происходили странности, но с кем они не происходят. Гарри был очень неугомонным, он с друзьями постоянно убегал в город, гуляя по улицам и развлекаясь. Не один раз полицейские приводили их к нам, но ребята все равно снова потом убегали гулять. Мы смирились с этим. А потом, однажды, Гарри и двое его друзей сбежали в очередной раз, только вернулись уже мальчишки без Гарри и в полной истерике. Мы, естественно, забили тревогу, вызвали полицию, стали искать его.
- Это никак не вяжется с ним, - произнесла Минерва задумчиво.
- Через два дня Гарри вернулся, он был весь в грязи и крови, неудивительно, что у него был шок, и он ничего не помнил. Его туи же отвели к врачу, он все время жаловался на боль в шее, но все было нормально. Он был абсолютно здоров, но его психическое состояние оставляло желать лучшего. Неделю с ним занимались психиатры, старались узнать, что произошло, но Гарри то ли не мог вспомнить, то ли не хотел. А потом он встал ночью и напал на одну из воспитательниц. Мы не знаем, что тогда произошло, только утром мы нашли ее без сознания, а когда она очнулась, то рассказала, что Гарри напал на нее. Мы принялись искать мальчика, но он исчез. Мы вызвали полицию, почти месяц прочесывали все районы Лондона, но так и не нашли его.
- Что? Он пропал? Сколько ему было лет?
- Хм, ему было… десять. Да, я помню, это произошло через неделю после его дня рождения.
- Всего десять? И вы не знаете, где он был все это время?! – ужаснулась Минерва.
- Нет. Он исчез, словно его никогда и не было. От него остались только вещи, да и те потом пропали со временем.
- А вы выяснили, почему он напал на воспитательницу?
- Нет. Она после того случая стала патологически бояться детей и уволилась с работы. Теперь она живет в загородном доме в одиночестве.
- А вы не могли бы дать мне ее адрес, я хотела бы поговорить с ней о Гарри.
- Хорошо, только будьте осторожны, она может быть немного помешанной, - произнесла Марианна, записывая адрес на листочке и передавая его волшебнице.
- Конечно, - кивнула Минерва.
- А… как там Гарри? – неожиданно спросила директриса.
- Простите?
- Он нормально ест? У него есть друзья? Как он учится?
- Вы беспокоитесь за него. Напишите ему письмо, а я передам его.
- Не стоит, он, наверное, давно забыл меня, да и не вспоминает о нас.
- А вы попробуйте. Вы же беспокоитесь за него.
- Вы считаете?
Минерва только кивнула.
- Наверное, стоит, - медленно согласилась с ней Марианна.
Девушка тут же вытащила тетрадный лист и стала быстро писать, иногда что-то перечеркивая или стирая ластиком. В это время профессор трансфигурации читала личное дело, заведенное на Гарри Поттера в приюте и в полиции, обрывавшееся в его десятилетнем возрасте.
Через час профессор МакГонагалл, наконец, стояла перед домом Софии Лайон, той самой воспитательницы из приюта Девы Марии, подвергшейся нападению Гарри. Это был небольшой уютный домик в два этажа, впрочем, огороженный высоким забором, по которому проходил ток. Женщина удивленно осматривала этот забор. Неожиданно ворота перед ней открылись, пропуская ее. Минерва не стала медлить и быстро прошла внутрь, ворота мгновенно закрылись за ней. Из дома к ней навстречу спешила женщина лет сорока.
- Вы и есть Минерва МакГонагалл? – спросила она нервно.
- Да, - удивленно ответила волшебница.
- Тогда пойдемте скорее в дом, там безопасно, - и маггла потащила ее в дверь.
Через несколько минут обе женщины расположились на маленькой уютной кухне, МакГонагалл держала в руках чашку горячего ромашкового чая, а София доставала печенье к чаю. Когда бывшая воспитательница, наконец, успокоилась, Минерва решила расспросить ее о том самом инциденте, чтобы поскорее вернуться в Хогвартс и поговорить с Дамблдором.
- Я пришла с вами поговорить об одном из ваших бывших воспитанников, - произнесла профессор трансфигурации.
- О ком же? – София заметно напряглась, а ее пальцы побелели, сжимая в руках чашку.
- Гарри Поттер, - произнесла спокойно волшебница.
- Он Дьявол! – закричала маггла, вскакивая на ноги и обливая себя горячим чаем, но даже не замечая этого.
- Успокойтесь, - Минерва тоже встала.
Но бывшая воспитательница не желала остановиться, она стала раскачиваться на месте, постоянно повторяя одну и ту же фразу «он дьявол». Волшебница была поражена такой реакцией. В ее голову закрадывались не хорошие подозрения. Что же могло так напугать бедную магглу? И что же тогда произошло с маленьким мальчиком?
- Армео, - Минерва направила палочку на Софию.
- Что произошло? – женщина немедленно остановилась и изумленно взглянула на свою собеседницу, которая уже убрала свою палочку.
- Мы говорили о Гарри Потере. Что вы помните о той ночи? – напомнила МакГонагалл.
- Я помню, что была моя очередь дежурить, поэтому я не спала и прогуливалась по коридорам. Я была как раз на третьем этаже, где Гарри находился в медпункте уже неделю, врачи боялись отпускать его, потому что мальчик был еще в шоке. Он отказывался есть, был очень бледным и все время испуганно жмурился на солнце. Я помню, что услышала странные звуки похожие на рычание, раздающиеся из медпункта. Я зашла, чтобы проверить мальчика, а потом… потом только ужасающие красные глаза и боль. Мне казалось, что жизнь по капле вытекает из меня, я жутко испугалась, попыталась встать, но не смогла. А затем все прекратилось. Потом меня нашли утром, я была вся в крови. Остальные решили, что это Гарри поранился обо что-то и напал на меня от испуга, но в лаборатории полицейских выяснили, что это было моя кровь. А потом он исчез. Его долгое время искали, но так и не нашли. И слава Богу!
- Понятно, - задумчиво отозвалась Минерва.
- А почему вы им заинтересовались? – спросила София.
- Гарри Поттер студент нашей школы.
- Избавьтесь от него пока не поздно! Он Дьявол!
С приступом новой истерики у магглы МакГонагалл поспешила привести ее в чувства, а потом усыпить и стереть память о своем визите. Этой женщине хватило впечатлений на всю оставшуюся жизнь.
Профессор трансфигурации предпочла покинуть дом при помощи аппарации. Она переместилась в Хогсмид и медленно направилась к замку, обдумывая всю ту информацию, которую получила. По всему выходило, что прошлое паренька оставляет желать лучшего, а настоящее вообще в неизвестности. Женщина надеялась, что Дамблдор сможет разобраться во всем и помочь Гарри. Только вот нужна ли ему их помощь? Минерва совсем не задумывалась над этим очень важным аспектом.
Тем временем уроки уже у всех закончились и Гарри медленно, как на смерть, но решительно шел к комнатам своего крестного отца, искренне надеясь, что того там не окажется, и он сможет отложить этот разговор на день, или на два или еще на неопределенный срок. Про расположение апартаментов вампир спросил у Гермионы, излишне активная заучка даже хотела пойти с ним, но быстро отстала от его резкого тона.
Гриффиндорец остановился перед дверью и некоторое время молча стоял перед ней, уже зная, что оба мага, проживающих здесь, на месте, так как слышал их дыхание и сердцебиение. Еще раз собравшись с силами и успокоившись, Поттер постучал в дверь.
- Войдите, - донесся голос Ремуса.
Гарри вздохнул и открыл дверь, проходя внутрь. Оба профессора сидели на диване и что-то обсуждали, прежде чем пришел юноша, но сейчас они с изумлением, перерастающим в радость, смотрели на вошедшего. Поттер видел, как в глазах его крестного зажегся огонек надежды. Люпин был счастлив, что юноша пришел сам, но также его не покидало странное ощущение, что Гарри и Дневная Тень связаны, а его запаха оборотень почему-то не чувствовал.
- Добрый вечер, профессор Блэк, профессор Люпин, - поприветствовал их гриффиндорец.
- Гарри, - Сириус вскочил на ноги и с надеждой смотрел на своего крестника.
«Это будет трудный вечер», - подумал вампир, смотря на магов.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:21 | Сообщение # 21
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 25 Калейдоскоп событий

В комнате повисло молчание. Никто не знал, с чего начать, точнее, Гарри знал с чего – с дополнительных уроков – только вот в присутствии оборотня говорить не собирался, что показал более чем ясно - всего лишь взглядом на Ремуса. Люпин почувствовал себя крайне неуютно под взглядом изумрудных глаз, поэтому встал и быстро покинул комнату, оставив Сириуса и Гарри наедине, чтобы они могли разобраться в своих отношениях.
- Я не думал, что ты придешь, - наконец, выдавил из себя Сириус.
- Правда? И почему же? – спокойно спросил Поттер.
- Ты… тогда… так быстро… ушел, - ответил тихо Блэк.
- Я спешил, у меня были другие уроки, к тому же… такая новость немного выбила меня из колеи, - честно признался парень, вспоминая тот день.
- Прости, - мужчина опустил глаза. – Я понимаю.
- Но сейчас я здесь, не так ли?
- Да, ты здесь, - легкая нерешительная улыбка тронула губы профессора.
- Сначала предлагаю поговорить о моих дополнительных занятиях, а потом об… остальном.
- Конечно, - маг активно закивал. – Присаживайся.
Гарри приблизился к своему крестному и осторожно присел на край дивана. На столе стояла чашка с кофе, и от этого резкого запаха парень заметно поморщился. Он поставил сумку с учебниками на пол и повернулся к Блэку.
- Итак, Сириус, - как-то неуверенно произнес вампир, но, увидев просиявшего профессора, улыбнулся в ответ, - когда будут мои дополнительные занятия?
- А когда тебе удобно? – тут же отозвался бывший Мародер.
- В среду или в четверг после занятий.
- Тогда в среду и четверг после занятий.
- Хорошо.
Снова повисла напряженная тишина. Когда решился основной вопрос, по которому сюда пришел Гарри, то они оба не знали, как начать беседу о том, что не давало покоя обоим. Поттер слышал, как бешено бьется сердце мужчины, и понимал, как сильно тот взволнован. Но и сам он не мог оставаться спокойным, даже внешне.
- Я… хотел спросить, - начал Поттер.
- Что угодно, - охотно отозвался Сириус.
- Почему ты сидел в Азкабане столько лет?
- Ты не знаешь?
- Нет, - юноша покачал головой.
- Я был лучшим другом твоего отца, Гарри, со школы мы всегда были вместе, служили аврорами, я был шафером на их свадьбе с Лили…
- Об этом ты уже говорил, - прервал его вампир.
- Э-э… ладно. Когда ты родился, Волдеморт был невероятно силен, это был пик его силы, мы сражались и проигрывали. А потом он стал охотиться за тобой, и твоим родителям пришлось скрыться в родовом поместье Джеймса в Годриковой Лощине. Дом был защищен сильнейшими чарами. Твои родители хотели сделать меня своим Хранителем Тайны – единственным, кто мог открыть их местонахождение другим людям. Но я, чтобы лучше защитить их, предложил, чтобы Джеймс сделал Питера Петтигрю своим Хранителем. Как я тогда ошибался. Я был таким дураком, видел же, как слаб Питер, но все равно…
Гарри молча смотрел на душевные терзания мага. Но что он еще мог сделать? Единственный человек, с которым он общался – это Драко, но, в отличие от Блэка, его белокурый парень не был отягощен таким чувством, как вина, что, впрочем, помогало жить лучше. Гриффиндорец не привык общаться с людьми, а утешать тем более не умел, поэтому он просто сидел рядом и… все.
- И что было дальше? – спокойно спросил Гарри.
Сириус остановился и недоуменно посмотрел на безразличного юношу. Казалось, что парня совсем не трогает эта история, но его глаза выдавали интерес и какую-то печаль.
- Петтигрю привел в твой дом Волдеморта, он убил Джеймса и Лили, но твоя мать смогла отправить тебя в Хогвартс при помощи портключа, сделанного из одной из твоих игрушек. Когда я добрался до вашего дома, было уже слишком поздно, он был разрушен Лордом. Я знал, что единственным, кто мог выдать их, был Питер и отправился за ним. Но маленький предатель оказался хитрее, когда мы оказались посреди магглов, он устроил взрыв, в котором погибли магглы, а он сам скрылся, подстроив свою смерть, оттяпав себе полпальца.
- Тебя после этого обвинили в смерти Поттеров? – спросил вампир.
- Да, и заключили в Азкабан.
- И как ты сбежал оттуда? Дементоры должны были лишить тебя рассудка и памяти.
Сириус заметно вздрогнул, вспоминая свои ощущения от приближения этих ужасных существ. Поттер спокойно наблюдал за крестным, слыша ускоренное сердцебиение и прерывистое дыхание. Мужчина был взволнован.
- Я… - начал было маг, но его прервала небольшая сова, влетевшая в окно и кинувшая записку к нему на колени.
Блэк удивленно взял пергамент и стал читать. Гарри терпеливо ждал ответа на свой вопрос. Сириус на несколько секунд задумался над чем-то, а потом нерешительно посмотрел на своего крестника, словно бы решая, что делать. Листик пергамента он скомкал в руке.
- Гарри, прости, меня срочно вызывает директор, - произнес маг.
- Хорошо, - парень все понял и встал, собираясь уйти.
- Но я, правда, хотел бы поговорить с тобой, обо всем. Может, мы вместе поужинаем в воскресенье? – окликнул его мужчина.
Вампир обернулся и внимательно посмотрел на своего крестного, а потом нерешительно улыбнулся. Может, он и не знал ничего об этом человеке, но ему хотелось узнать о родителях больше, да и гриффиндорец решил последовать совету Драко. Возможно, он сможет найти семью в лице этого волшебника.
- Конечно, я согласен, - ответил Гарри, а потом быстро вышел.
Сириус почувствовал себя самым счастливым магом на свете, его крестник согласился на встречу, он даже перестал надеяться, что мальчик подпустит его к себе, а тут он сам пришел. Только вот прервала их сова от директора, который почему-то срочно позвал его к себе. Блэк очень уважал директора, но в данный момент ему хотелось только придушить старика. Постояв посреди комнаты еще минуту, мужчина спохватился и поспешил в кабинет Дамблдора.
Гарри, выйдя от крестного, решил немного прогуляться, чтобы проветрить мысли, поэтому стал спускаться вниз. На выходе из замка он столкнулся со своим деканом. Она была на редкость взбудораженной и невнимательной. Они чуть не столкнулись, но вампир ловко ушел в сторону.
«Что это с ней?» – удивленно подумал он.
Парень продолжал спускаться вниз, сейчас он хотел немного прогуляться в одиночестве. Даже компания Драко сейчас была нежелательна, и вампир был уверен, что его белокурый возлюбленный это чувствовал и не спешил найти его.
- Мистер Поттер, - неожиданно голос МакГонагалл заставил остановиться и обернуться.
- Профессор, - юноша посмотрел на женщину.
- Это вам, мистер Поттер, - Минерва протянула ему письмо, написанной Марианной.
- Спасибо, - удивленно выдавил гриффиндорец, принимая письмо.
Ему никто никогда не писал, только Драко, да и то всего пару раз, потому что сам Гарри его предупреждал, чтобы слизеринец этого не делал. И возникал вопрос: откуда у его декана могло оказаться это письмо, да и собственно, от кого оно могло бы быть?
Женщина тепло улыбнулась ему и поспешила обратно в замок, оставив своего ошеломленного студента одного. Некоторое время постояв просто так, парень направился к Запретному лесу, собираясь посидеть у какого-нибудь дерева и прочесть это таинственное послание. Проходя мимо домика лесничего, Поттер услышал рычание. Он обернулся и увидел, что Клык оскалился и готовиться напасть на него. Вампир решил, что стоит показать этой псине, кто здесь хозяин, поэтому оскалился сам, выпустив острейшие клыки, и рыкнул на него. Через пару мгновений можно было слышать только жалобный скулеж собаки.
Гарри негромко фыркнул и продолжил свой путь. Он зашел в Запретный лес, как всегда наплевав на все правила, прошел чуть вперед, но недалеко, иначе Малфой мог обеспокоиться, и уселся под широким деревом, откинув сумку в сторону. А потом он быстро открыл незапечатанный конверт и стал читать.
Первой эмоцией был шок. Парень чуть не выронил письмо: он никак не ожидал еще когда-либо что-то услышать об этой девушке, а уж тем более, что она сможет его узнать или хоть как-то связаться. Он ее помнил: Марианна Вебер, самая молодая из воспитательниц, она была весьма добра к нему. Гарри вернулся к листку бумаги и продолжил читать, его лицо мрачнело на глазах. Как только он дочитал последнюю строчку, то прикрыл глаза и откинулся назад, оперевшись о дерево. Прошлое снова ворвалось в его жизнь.
Неожиданно он резко выпрямился, и его глаза покраснели. Он зарычал от ярости: Марианна написала, что у нее была МакГонагалл, а это значило, что ее послали, чтобы узнать о его прошлом. Но зачем они стали искать его прошлое? Ведь они еще не знают, что он и Дневная Тень – это одно и тоже лицо!
- Мистер Поттер, я смотрю, школьные правила вас не касаются, - ядовитый голос Снейпа заставил юношу чуть вздрогнуть.
- Добрый вечер, профессор, - Гарри опустил голову, дабы скрыть свои все еще красные глаза и чуть выпирающие клыки.
- Вставайте, Поттер, - приказал маг.
Гриффиндорцу ничего не оставалось, как подчиниться учителю. Он уже успел вернуть свое самообладание и теперь спокойно смотрел на зельевара. Письмо от воспитательницы он незаметно спрятал в карман.
- Идите за мной, Поттер, - приказал Северус.
Парень чуть слышно фыркнул, когда маг резко развернулся и направился в замок. Гарри всегда забавлялся, когда Снейп взмахивал полами мантии, начиная походить на большую летучую мышь. Про себя гриффиндорец думал, что вампиром надо было стать именно этому человеку, а не ему. Но Судьба распорядилась по-другому.
- Что вы намерены делать? – спросил спокойно парень.
- Это не ваше дело, Поттер, - фыркнул профессор.
- Правда? А мне кажется, совсем наоборот.
- Молчите, Поттер, - прошипел разозленно мужчина, - у вас и так полно проблем.
Гарри только вздохнул, в этом его учитель был прав, проблем у него было больше, чем нужно. Вампир осторожно попытался обойти все ментальные щиты Северуса и прочесть его мысли, но маг был мастером в этой области, поэтому почувствовал проникновение и быстро поставил еще более сильный блок, чем раньше. Гриффиндорец, конечно же, мог сломать этот ментальный барьер, но тогда бы он точно себя выдал, поэтому он отступил.
- Вам плохо, профессор? – с легкой иронией спросил Гарри, смотря на чуть побледневшего мага с интересом патологоанатома.
- Поттер, - неожиданно черные глаза мужчины яростно блеснули, и он уставился на парня.
Несколько минут они мерили друг друга взглядами. Снейп никак не мог понять, что же его так настораживает в этом гриффиндорце, кроме, конечно, его родства с Джеймсом. Что-то странное было в этом гриффиндорце, но что? Северус, как вечный шпион, привык постоянно быть настороже, и сейчас все его чувства кричали, что мальчишка опасен, и интуиция с ними соглашалась, а вот мозг упрямо твердил, что в Поттере нет ничего необычного, простой слабенький маг. И мастер зелий не знал, чему верить.
- Профессор Снейп, - внезапно из-за поворота показался Драко Малфой.
Он, окинув презрительным взглядом гриффиндорского однокурсника, приблизился к своему декану. Вампир чуть не хмыкнул в голос, наблюдая за любимым.
- Да, Драко? – мужчина повернулся к крестнику.
- Директор просил передать, чтобы ты поднялся к нему в кабинет, - сказал блондин.
- Хорошо, - кивнул Северус. – Драко, отведи, пожалуйста, Поттера в класс, у него с сегодняшнего дня отработка.
- Как скажете, профессор, - гордо отозвался слизеринец. – Иди за мной, Поттер.
И Малфой пошел вперед, Гарри притворно вздохнул и молчаливо последовал за вторым парнем. Они шли молча, не пытаясь заговорить, потому что на пути им все время попадались студенты, в основном, конечно, слизеринцы, которые презрительными насмешками провожали нового «друга» Золотого Трио.
Драко дошел до кабинета зельеварения, спокойно открыл его, так как прекрасно знал, каким заклинанием запирает его Снейп, и прошел внутрь, следом за ним вошел гриффиндорец. Маг спокойно закрыл дверь, а также применил заглушающие чары. Поттер поставил сумку на парту.
- И каким образом ты умудрился заработать отработку, надо заметить, первую в твоей жизни, у крестного, Гарри? – спросил чуть раздраженно блондин.
- Это не самое главное сейчас, - вздохнул брюнет.
- А что же тогда? – прищурился слизеринец.
- Я сегодня получил одно любопытное письмо, - произнес вампир, протягивая конверт своему собеседнику. – Посмотри и скажи, что думаешь.
Драко с любопытством взял протянутое письмо и углубился в чтение.
- Кто такая эта Марианна? – спросил недовольно Малфой после прочтения.
- Ты ревнуешь? – изумился Поттер.
- Вовсе нет, - фыркнул блондин, в мыслях придумывая способ убийства этой Марианны.
- А зря, Дрей, - неожиданно Гарри оказался рядом с ним и ласково провел пальцами по его щеке, ощущая кожей человеческое тепло. – Это моя бывшая воспитательница из приюта.
- Что? – пораженно воскликнул слизеринец.
- МакГонагалл сегодня была в этом приюте, она расспрашивала обо мне. Они ищут сведения о моем прошлом, и меня это тревожит. Зачем им это?
- Ты говорил, что укусил тогда одну из воспитательниц…
- Да, но она должна была потерять память об укусе.
- Ты в этом не уверен.
- Нет. После того случая я больше не приближался к приюту.
- Значит, есть риск, что тебя раскроют. А если так, как мы поступим?
- Хм, ну, до завтрашнего дня мы можем не беспокоиться.
- Кстати о завтра…
- Я помню, - вампир мгновенно помрачнел.
- Я боюсь, что отец попробует заставить кого-то из слизеринцев помочь ему забрать меня, или возьмет с собой еще Пожирателей.
- Он не заберет тебя, не бойся, Дрей, - Гарри обнял парня.
- Ты так в этом уверен? – Драко прижался к своему парню.
- Никто не в силах забрать у вампира его пару, - прошептал брюнет.
- Я твоя пара? – Малфой отстранился, но из объятий не вышел, чтобы заглянуть в невероятные глаза Гарри.
- А ты этого еще не понял? – усмехнулся гриффиндорец. – А еще самый лучший ученик!
- Вот не можешь ты без сарказма!
- Но тебе ведь это нравится, - заявил Поттер, а потом снова притянул к себе блондина и впился в его губы требовательным поцелуем.
Драко мгновенно ответил на поцелуй, прижимаясь к телу вампира. Гарри опустил руки на бедра своего парня, а затем чуть приподнял его и посадил на парту, прижимаясь всем телом и продолжая целовать его. Малфой стал расстегивать пуговицы на рубашке и мантии, а потом прикоснулся к прохладной коже своими горячими пальцами.
Как только руки Драко коснулись его груди, Гарри повалил блондина на стол, не разрывая поцелуя. Коварный слизеринец ничего не имел против такого положения тел, так как теперь ему было гораздо удобнее исследовать тело своего парня. Его руки скользили по обнаженному торсу, даря наслаждение и возбуждение. Поттер оторвался от покрасневших зацелованных губ мага и стал спускаться поцелуями по его шее. Драко застонал от удовольствия и чуть повернул голову, давая больший доступ к шее, чем незамедлительно воспользовался вампир.
Обычно более осторожные парни сейчас настолько были поглощены друг другом, что и не обращали внимание на окружающую обстановку. Гарри даже не услышал шагов, приближающихся к кабинету, и не заметил, как открылась дверь.
Северус Снейп вышел от директора в весьма плохом настроении: теперь ему необходимо было приглядывать не только за своим крестником, но и за чертовым Поттером-младшим, у которого оказалось весьма сомнительное прошлое. И сейчас, узнав, что у мальчишки с ним отработка, Альбус велел ему хоть что-то выяснить у гриффиндорца. Естественно, Сириус возражал против этого, но старик был непреклонен. И вот сейчас он направлялся в свой класс, надеясь отдохнуть, отыгрываясь на Поттере. Зельевар спокойно открыл дверь и замер. Такого шока он еще не испытывал: перед ним на парте лежал Драко, который бесстыдно выгибался от поцелуев и прикосновений Поттера. Мужчине захотелось протереть глаза и удостовериться, что это глюк его больного воображения. Он так и поступил. Не помогло.
Неожиданно Драко резко притянул к себе Гарри и впился в его губы страстным обжигающим поцелуем. Он чувствовал, как кожа вампира становилась более холодной, словно в противоположность его усиливающемуся жару. Это были восхитительные ощущения, он прижался к обнаженной груди вампира снова. Неожиданно Гарри прервал поцелуй и поцеловал его в ухо:
- Мы слишком увлеклись, у нас появился зритель, - прошептал чуть слышно брюнет.
- Драко, Поттер! – рассерженный голос собственного декана заставил Малфоя отвлечься от увлекательнейшего занятия и посмотреть в сторону двери, где стоял очень злой Снейп.
- Привет, крестный, - улыбнулся блондин, краснея и все также прижимаясь к насмехающемуся брюнету, чувствуя его прохладные губы на своей шее.
Северус смотрел на своего покрасневшего крестника и на нагло ухмыляющегося Поттера, соизволившего-таки посмотреть на мужчину. Вот и верь после всего этого, что гриффиндорцы – невинные овечки! Неожиданно в глазах Малфоя загорелись знакомые зельевару огоньки, и он что-то зашептал Поттеру.
- Гарри, Северус очень надежный человек, к тому же нам может понадобиться его помощь, а еще он мой крестный и мама его уважает. Я думаю, у меня есть идея насчет завтрашнего дня, - прошептал блондин, игриво прикусив мочку уха своего парня.
Снейп увидел, как коварная чисто слизеринская усмешка появилась на припухших от поцелуев губах Гарри, и от этого ему стало не по себе.
«Интересно, это его Драко так ухмыляться научил или наоборот?» - как-то отстраненно подумал Северус.
- Профессор, думаю, нам стоит поговорить, - произнес Поттер, взмахнув рукой.
Дверь за спиной мужчины закрылась, но Снейп остался внешне спокоен. Парень владел беспалочковой магией, а это был признак очень сильного волшебника. Даже Дамблдору и Волдеморту удавались не все заклинания. К тому же, что-то подсказывало магу, что нужно выслушать парней и помочь им добровольно.
- И о чем же, мистер Поттер? – спросил Северус, приподняв бровь.
Оба юноши переглянулись, рука Драко скользнула по груди Гарри, который все также прижимал слизеринца к себе, держа за талию.
- О сотрудничестве, - заявил Малфой.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:22 | Сообщение # 22
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 26 Битва в Хогсмиде. Часть 1

Гарри проснулся за час до рассвета. Вчера после того, как Снейп застукал их, парни решили, что ему можно признаться и не только в очевидном, но и в том, кто есть, был и будет Дневная Тень. Надо заметить к чести мага, что шокирован он был недолго, всего пять минут столбняка, а потом вполне спокойный разговор. Только вот у зельевара глаз немного дергался, когда Гарри склонялся к шее его крестника, а самому вампиру до жути понравилось дразнить мужчину таким способом, впрочем, Драко не возражал.
Парни рассказали Северусу об их проблеме с Люциусом, и мастер зелий действительно оказался полезен: по решению директора, учеников всегда сопровождали несколько учителей, и завтрашний поход в Хогсмид должен был пройти под контролем Снейпа, Люпина, Блэка и МакГонагалл. Декан Слизерина пообещал находиться недалеко от Драко, на всякий случай, а Гарри предстояло провести этот день в компании Лонгботтома и Ко. Но брюнет предупредил, что если что-то пойдет не так, он наплюет на всех и кинется к слизеринцу.
- Уже уходишь? – сонно спросил Драко.
- Прости, что разбудил, - мягко произнес Гарри.
- Ничего, - улыбнулся блондин и приподнялся на локтях, приникая в нежном поцелуе к губам своего парня.
- Хорошее начало дня, - довольно пробормотал гриффиндорец.
- Согласен, - усмехнулся Малфой, повалив брюнета на шелковую простыню и продолжая свою благодарное дело.
Минут через пять зазвенел магический будильник, это означало, что Гарри пора собираться, чтобы вернуться в свою спальню в гриффиндорской башне. Драко неохотно оторвался от губ вампира и отпустил того, понимая, что не должен компрометировать его, но так не хотелось выпускать Поттера из теплой постели.
Гриффиндорец забрал свои вещи с кресла, куда вчера закинул их, несмотря на ворчание педантичного слизеринца, и подошел к окну. В его мозгу сейчас решалась сложная задача: добраться до спальни при помощи скольжения по тени или же прогуляться по крышам, подышать свежим утренним воздухом.
Драко встал с постели, подошел к нему и прижался к его спине, уткнувшись головой в шею. Его теплое дыхание приятно щекотало кожу вампира.
- Ведь все пройдет нормально? – тихо спросил блондин.
- Конечно, - нежно произнес Гарри. – Я обещаю тебе, Дрей. Ты останешься со мной, чего бы это ни стоило. Ты мне веришь?
- Верю, - ответил также почти неслышно слизеринец.
Поттер открыл окно и, на мгновение развернувшись и невесомо прижавшись своими губами к теплым губам Драко, выпрыгнул в окно. Пару минут Малфой постоял у окна, смотря на начинающее светлеть небо, а потом закрыл окно шторами и вернулся в постель. Ему нужно было поспать еще немного, день предстоял трудный.
Гарри после легкой пробежки прогнал остатки сна и сразу пошел в душ. Полчаса простояв под струями ледяной воды, он вышел и лег на кровать, глубоко задумавшись над сложившейся ситуацией. Он настолько ушел в себя, что неподвижно просидел три часа, и очнуться его заставили голоса его соседей по комнате. Они начали вставать.
- Нев, может, стоит разбудить Гарри? – неуверенно спросил Рон.
- Не думаю, что это хорошая идея, - ответил Невилл.
- Он же проспит завтрак.
- Не думаю, что для него это также важно, как и для тебя, Рон, - рассмеялся Лонгботтом.
- К тому же все равно он согласился с нами пойти в Хогсмид, там зайдем к мадам Розмерте и поедим, - раздался голос Дина.
- Я не соглашался, - Гарри решил прервать их беседу и раскрыл полог, - ваша Гермиона из любого выпытает согласие.
Это заявление было не со всем правдой, девушка действительна была весьма настойчива, приглашая вампира с ними погулять, но согласился он только из-за того, что ему надо было быть в Хогсмиде, и это было подходящим предлогом.
- О да, Герм бывает очень настойчивой, - рассмеялся Уизли.
- Не вижу ничего смешного, - фыркнул Гарри.
- Ты чего такой мрачный, дружище, - Дин подошел и хотел хлопнуть брюнета по плечу, но его рука оказалась в железном захвате Поттера.
- В следующий раз сломаю руку, - холодно предупредил Гарри.
- Х-хорошо, - выдавил парень.
- Отлично, - вполне тепло улыбнулся вампир, отпуская его руку.
Дин быстро отошел от него к своей кровати, потирая руку. Все остальные парни с открытыми ртами смотрели на невозмутимого брюнета, натягивающего черные джинсы. Как только Гарри закончил собираться, накинув на себя толстовку, он вышел из комнаты. Невилл проводил его задумчивым взглядом, у него было такое чувство, будто бы он что-то знает об этом мрачном юноше. Лонгботтом помотал головой, отгоняя призрачные ощущения, и направился в душ.
Снейп уже сидел за столом, когда Гарри вошел в Большой зал. Он незаметно скользнул на свое обычное место и, оттолкнув от себя тарелку, стал просто рассматривать всех. Зельевар изучающее уставился на парня: по нему нельзя было сказать, что он вампир. Мужчина хмыкнул. Парень называет себя вампиром, хотя, он скорее полувампир, если все, что они с Драко рассказали, правда. Неожиданно Снейп заинтересовался, когда между этими двумя началась дружба, и когда их отношения переросли в нечто большее? Вчера он не успел расспросить их как следует, слишком сильным было потрясение.
- Северус, что-то ты слишком мрачный сегодня, - рядом с зельеваром раздался веселый голос Дамблдора, как всегда жующего свои лимонные дольки.
- Случилось что-то хорошее, Альбус? – отозвался мужчина.
- Сириус поговорил со своим крестником, - отозвался директор.
- Какое счастье, - ядовито фыркнул брюнет.
- Юный Гарри очень интересный юноша, не так ли?
- Не вижу в нем ничего интересного. Слабенький маг с полным отсутствием таланта, - отозвался Снейп пренебрежительно, прекрасно зная, что этот самый «маг» сейчас слышит их разговор и веселиться на полную катушку.
И действительно, по губам Гарри пробежала улыбка. Он подняла голову и посмотрел прямо в глаза мужчины. Северус ощутил легкую дрожь, смотря в эти изумрудные глаза с красными искрами глубоко внутри.
«Во что я ввязался?» - пробежала у него мысль.
- Гарри, чего не ешь? – рядом с парнем присела Гермиона, а напротив него Джинни.
- Не хочется, - сухо ответил он.
- Завтрак очень важен, ты должен поесть, - наставительно заметила она.
- Я вам ничего не должен, так что не лезь ко мне с поучениями, - заявил он довольно грубо.
- Хорошо, прости, - удивленно отозвалась девушка.
- Ничего. Просто я не в настроении, - уже более дружелюбно произнес парень, взяв, наконец, себя в руки.
- Куда сегодня пойдем? – спросила рыженькая гриффиндорка с энтузиазмом.
- Мне все равно, - ответил Гарри.
- Тогда мы покажем тебе все хорошие места в Хогсмиде, - заявила Уизли.
- Какая радость, - иронично пробормотал Поттер.
Потом к ним присоединились и остальные парни, Дин сел с Джинни, приобняв ее за талию, отчего тут же получил по рукам. Она закатила глаза и незаметно кивнула в сторону своего брата. Гарри усмехнулся, понимая, что у Рона комплекс старшего брата, поэтому он остро реагирует на всех парней своей сестренки. Невилл сел рядом с Гермионой, которая тут же начала что-то вычитывать ему, а Рон сидел напротив и хихикал. Идиллия.
Тут в зал вошел Драко в сопровождении своих телохранителей и Паркинсон, которая почему-то снова висла на нем. Гарри с довольной улыбкой заметил, что слизеринец надел водолазку с высоким воротом, так как вчера он поставил пару ярких засосов на блондина, впрочем, Драко не остался в долгу и на плече у вампира красовался красочный засос, который Поттер умело скрыл маскирующими чарами.
Когда завтрак окончился, то компания гриффиндорцев направилась к выходу, где уже стояли четыре профессора, ждавшие учеников. Сириус улыбнулся своему крестнику, и получил в ответ слабую улыбку, так как в этот момент Джинни начала что-то рассказывать парню. Снейп с ухмылкой смотрел на Поттера, который со страдальческим лицом выслушивал рыжую девушку.
Наконец, все студенты собрались, и Филч открыл ворота, выпуская их на улицу. Юный волшебники и волшебницы лавиной хлынули на улицу, только Гарри чуть остановился, пропуская их всех вперед, впрочем, Джинни это заметила и, схватив его за руку, потянула вперед. Поттер скривился, он не любил чужие прикосновения, особенно такие фамильярные, поэтому быстро выдернул свою руку.
- Ну, куда пойдем в первую очередь? – спросил с улыбкой Невилл.
Все обернулись и посмотрели на Гарри, который в этот момент рассматривал толпу и категорически не обращал внимания на гриффиндорцев.
- Можно навестить Визжащую хижину, - предложила Джинни. – Гарри, ты ведь там не был?
- Что? – брюнет обернулся и недоуменно посмотрел на нее.
- Джин предложила пойти в Визжащую хижину, - повторил Дин.
- Ладно, - пожал плечами вампир.
- Гарри, а какой у тебя любимый предмет? – неожиданно спросила Гермиона.
Все остальные застонали и закатили глаза.
- История Магии, - произнес Гарри.
- Правда? Но Бинс же жуткий зануда, - удивленно произнес Рон.
- И что? Мне нравится сам предмет, - фыркнул Поттер.
- Угу, скажи еще, что тебе зельеварение нравится, - фыркнул рыжий парень.
- Мне нравится, - усмехнулся вампир.
Пятеро остальных гриффиндорцев замерли, ошеломленно смотря на него. Гарри улыбнулся и спокойно пошел дальше, не обращая внимания ни на кого.
- Этот парень точно псих, - заявил уверенно Рон.
- Да, он немного странноват, но это ничего не значит. Луна более эксцентрична, - отозвался Невилл, смотря в спину Поттера.
- И это говорит тот, кто подозревал в нем Пожирателя, - хмыкнул Уизли.
- Рон, - Гермиона слегка ударила парня по плечу.
- А что? Это правда! – возмутился он.
- Хватит, пойдемте уже, - Джинни потянула своего парня за руку вперед.
Вскоре они нагнали Гарри снова шли вместе. Потом они отделились от толпы студентов и направились в сторону Визжащей хижины. Драко кинул мимолетный взгляд на своего парня, уходящего с гриффиндорцами, и печально вздохнул: он бы предпочел провести этот день вместе с Гарри и лучше наедине, но пока это не представлялось возможным. Снейп заметил, каким печальным взглядом его крестник проводил своего парня.
- Драко, пойдем прогуляемся наедине, - предложила Панси, невинно хлопая ресницами.
- У меня другие планы, Паркинсон, - холодно ответил парень.
- И какие это? – визгливо спросила она.
- Не твое дело, - фыркнул Малфой.
- Драко, - Снейп приблизился к парню.
- Крестный, - поздоровался юноша.
- Пройдемся? – спросил мужчина.
- Конечно, - кивнул Драко охотно.
Они вдвоем отошли подальше от толпы и направились в противоположную сторону. Панси недовольным взглядом проводила парня и своего декана. Сегодня она снова сделала попытку подлить ему приворотное зелье, но он опять же никак не отреагировал на него. Девушка начинала думать, что Малфой непробиваемый и он просто не способен ни на какие чувства, и уж тем более на любовь или привязанность.
- Что, Панс, опять облом? – насмешливо спросила Блейз.
- Почему не действует? В прошлый раз из-за аллергии, но в этот раз ведь не было такого, - недовольно протянула она.
- Ты забыла еще одно условие: он может быть по-настоящему влюблен в кого-нибудь.
- Кто? Драко? Не смеши меня. У него не сердце, а ледышка! Малфой и влюблен – это два несовместимых понятия! Может, у него из-за этих его дурацких зелий иммунитет выработался? Нужно поинтересоваться у того зельевара. Или у Снейпа.
- К Снейпу не советую соваться, он тебя в два счета раскусит. К тому же, Драко его крестник, так что последствия для тебя могут быть плачевными, - заявил Тео, подойдя к ним.
- Лучше перестань подливать Драко всякую дрянь, - посоветовала Блейз.
- Ну уж нет, он будет моим или ничьим, - самоуверенно заявила Панси.
- Он уже чей-то, - фыркнул Нотт.
- Что? – Паркинсон повернулась к нему с яростным лицом.
- Ты заметила, что сегодня он надел водолазку с длинным воротником? – невинно поинтересовалась Забини, спасая своего парня от подруги.
- И что из этого?
- Ничего, - вздохнул Тео. – Идемте, нам не следует отставать.
- И все-таки интересно, о чем Снейп хотел поговорить с Драко, - протянула Панси.
- Это не наше дело, - пожал плечами Нотт, беря Блейз за руку и идя вперед.
Тем временем Гарри и остальные гриффиндорцы дошли до Визжащей хижины. Поттер чуть скривился от запаха, который шел от этого полуразвалившегося дома – пахло мокрой псиной и… оборотнем. Именно это насторожило и заинтересовало вампира больше всего.
- Интересное место, - пробормотал Гарри.
- Говорят, в полнолуние здесь появляется призрак, который воет и скребется, распугивая всех жителей, - произнес Дин.
- В полнолуние? Призрак? Скорее уж оборотень, - фыркнул Поттер.
Краем глаза он заметил, что все, кроме Дина, побледнели.
- Ладно, пойдемте дальше, - Джинни потянула всех назад.
- Я хочу зайти внутрь, - заявил Поттер и направился к дому.
- Не думаю, что это хорошая идея, - заявила Гермиона.
- А я думаю, что отличная, - на губах Гарри скользнула чисто малфоевская усмешка, заставив остальных чуть вздрогнуть.
С этими словами вампир, не оборачиваясь, пошел ко входу в дом. Рон и Невилл переглянулись и последовали за ним. Девушки и Дин остались снаружи. Гарри прошелся по первому этажу, осмотрев комнаты и разгромленную кухню. Кое-где на стенах были длинные царапины от когтей, а некоторые вещи, в основном деревянная фурнитура, были погрызены. Как отметил брюнет, ни Рон, ни Невилл не были особо удивлены. Вероятно, они уже были здесь.
- Ну, ты уже все посмотрел, может, пойдем отсюда? – нетерпеливо спросил Рон.
- Здесь есть и второй этаж, - заметил Поттер. – Но мне кажется, что вы здесь уже были и что-то скрываете, не так ли?
- Тебе действительно кажется, - заявил Лонгботтом.
- Не думаю, - хмыкнул Гарри, посмотрев прямо в голубые глаза Героя.
Невилл чуть вздрогнул, когда в изумрудных глазах заметил красные искорки. На ум ему сразу пришло сравнение с Волдемортом. Вампир без труда прочел его мысли и впервые увидел Темного Лорда глазами его врага. Зрелище было, мягко говоря, отвратительным. Гарри быстро вышел из мыслей Золотого мальчика.
- Эй, друг, ты чего? – Рон помахал рукой у лица шатена.
- Нормально, - наконец, произнес он.
Гарри только хмыкнул и пошел на второй этаж, оставив этих двоих позади себя и не особо желая провести в их компании еще несколько минут. Запах оборотня усилился, поэтому вампиру пришлось чуть задержать дыхание, чтобы привыкнуть. Позади послышались тихие шаги, значит, Рон и Невилл все-таки последовали за ним.
Второй этаж выглядел так, словно здесь стая оборотней жили. Стены испещрены многочисленными царапинами, вся мебель поломана и погрызена, и везде один и тот же тошнотворный для вампира запах. Гарри подошел к стене поближе и провел рукой по одной из самых глубоких царапин: оборотень должен быть очень сильным.
«Почему он так внимательно все осматривает? Он ведь не знает, что их оставил Ремус», - подумал удивленно Рон.
- Люпин, значит, - неслышно пробормотал Поттер.
Гарри встал и направился в комнату. Там внутри оказалась большая кровать, разломанная пополам, а также стол с отломанными ножками и несколько капель крови на полу, которые он увидел только благодаря способностям вампира. В этой комнате на третьем курсе Рон, Гермиона и Невилл узнали правду о гибели Поттеров.
- И что здесь такого интересного? – спросил немного нервно Уизли.
- Здесь точно был оборотень, - произнес спокойно Гарри.
- С чего ты взял? – фыркнул Невилл.
- Ты или слепой, или покрываешь того, кто это сделал, - резко встав и обернувшись, заявил вампир, сверкнув глазами.
- По-моему, у тебя разыгралось воображение, - как-то нервно отозвался Герой.
- Наверное, - внезапно легко согласился Гарри, пожав плечами.
Неожиданно раздался крик, парни мигом подскочили. Рон и Невилл кинулись вниз, в отличие от Гарри, который прислушался к происходящему снаружи. Послышался звук борьбы, а затем заклинания. Поттер все же решил, что стоит спуститься вниз. На улице он оказался через пару секунд и увидел, как Рона и Невилла к земле прижал один вампир. Гермиона лежала без сознания чуть в стороне, чуть дальше нее лежал Дин, у него была пробита голова. А вот Джинни нигде не было. В этот момент вампир склонился к почти бессознательному Лонгботтому. Гарри среагировал мгновенно, метнув кинжал, который всегда держал при себе.
Кинжал вонзился прямо в шею кровососа, и тот с криком рассыпался прахом. Невилл мешком упал на землю. Гарри мигом оказался около мага и проверил его пульс. Неожиданно Лонгботтом схватил его за руку.
- Джинни, помоги ей, - пробормотал он и отключился.
В этот момент Поттер заметил, что к ним спешили люди, в одном из них он узнал своего крестного и Ремуса Люпина. Гарри резко встал, схватил свой кинжал и побежал в Хогсмид, откуда слышались крики.
«И как они могут находиться под солнцем?» - билась у него единственная мысль.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:22 | Сообщение # 23
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 27 Битва в Хогсмиде. Часть 2

Драко и Снейп отошли довольно далеко от толпы студентов. Парень чувствовал, что его крестный хочет поговорить с ним и точно знал, о чем именно: о его отношениях с Гарри. Но с этим человеком Малфой об этом мог поговорить, потому что Снейп всегда опекал его и заботился, хоть и весьма своеобразно. Иногда блондин жалел, что его отец не Северус.
- О чем ты хотел поговорить, крестный? – спросил, наконец, юноша.
- А ты как думаешь? – ехидно отозвался мужчина.
- О моих оценках? – невинно поинтересовался Драко.
- О твоем парне, - фыркнул декан Слизерина.
- И что именно ты хочешь знать? – парень сразу стал серьезным.
- Как давно ты его знаешь? Как много о нем ты знаешь?
- Мы познакомились в Хогвартс Экспрессе, когда ехали на первый курс. Я просто ходил и искал свободное купе, открыв одно из них, я увидел необычного паренька. От других его отличало то, что он спокойно сидел и задумчиво смотрел в окно, и что-то было такое в его глазах, что притягивало к нему внимание. И я представился ему, он меня некоторое время изучал, а потом пожал мне руку и улыбнулся.
- Ты с ним общаешься с первого курса? – опешил Снейп.
- Именно. Он мой первый и единственный друг, я всегда ему доверял, а он мне.
- И когда же ты успел в него влюбиться?
- Я даже и не знаю, - Драко покраснел. – Я всегда предпочитал провести вечер в его компании, даже если он изматывал меня тренировками или мы повторяли уроки, или же я учил его зельеварению. Даже просто молчать с ним приятно.
- Ты учил Поттера зельеварению?
- Ты будешь удивлен, но у него есть талант. К нему просто нужен правильный подход и все.
- И что же это за подход? – фыркнул Северус.
- О ком это вы говорите? – холодный голос с каплей удивления заставил обоих слизеринцев вскинуть головы.
Перед ними стоял Люциус Малфой в черной мантии с маской Пожирателя в руках. Он смотрел прямо на своего сына, Драко сжал кулаки, но внешне остался спокойным.
- И в кого же ты влюбился, сын? – презрительно спросил его отец.
- Не твое дело, - ответил парень.
- Ты забываешься, Драко, - процедил Люциус.
- Зачем ты здесь, Люциус? вперед шагнул Снейп.
- Наш Лорд хочет, чтобы Драко получил метку. Я пришел за своим сыном, - произнес он.
- А хочет ли этого сам Драко? – спросил зельевар.
- Его желание и не требуется. Он мой сын, его судьба служить нашему Лорду. Идем, Драко, - старший Малфой посмотрел на парня.
- Нет, отец. Я не пойду, - покачал головой юноша.
- Не будь глупцом, Драко. Твоя мать плохо на тебя влияет. Хорошо, что она исчезла.
- Что?! – парень рванулся вперед.
- Что произошло с Нарциссой? – спросил Северус.
- Понятия не имею, и честно говоря, меня это мало волнует. Из нее получилась плохая мать.
- Она отличная мать! – заявил Драко.
- Эта женщина ни на что не годна. Даже сына нормально не смогла воспитать. Ты не достоин фамилии Малфоев, и я намерен исправить это упущение в твоем воспитании. Служение Лорду – это величайшая честь, никто из твоих сверстников больше не удостоен этого.
- Это не честь, отец, а проклятье, - фыркнул Драко. – Я не опущусь до того, чтобы склониться перед каким-то сумасшедшим полукровкой. Отец, ты мне всю жизнь твердил про нашу малфоевскую гордость, но сам так и не внял своим словам.
- Молчи, паршивец. Лорд Волдеморт научит тебя уважению, - голос Люциуса звучал холодно.
- Я не собираюсь идти с тобой, отец, - покачал головой юноша.
- Как я уже говорил, у тебя нет выбора, - хмыкнул его отец.
- Выбор есть всегда, и свой я уже давно сделал. Лорду я служить не буду никогда, - покачал головой Слизеринский Принц.
Люциус усмехнулся и поднял волшебную палочку, направляя ее на своего сына. Драко остался неподвижен, однако, его палочка уже давно была у него в руках. Северус заслонил собой крестника, направляя свою палочку на старого друга.
- Люциус, не делай ошибку, - произнес он холодно.
- Уйди с дороги, Сев, это семейное дело, - протянул старший блондин.
- Боюсь, что не могу этого сделать, - усмехнулся зельевар.
- Почему же? – фыркнул лорд Малфой.
- Потому что Драко – мой крестник и его судьба мне не безразлична, а также его парень пообещал мне голову свернуть, если я не смогу защитить Драко, - неожиданно с весельем в голосе заявил декан Слизерина.
- Ты предашь Лорда!
- Я уже давно не предан ему, так что большой разницы не будет.
- Ступефай! – выкрикнул Люциус.
- Протего! Фламио!
Из палочки мастера зелий вырвалась струя огня и ударила в то место, где пару мгновений назад стоял Пожиратель. Началось сражение между двумя старыми друзьями, ставшими теперь врагами. Война многое меняет в людях.
Драко крепко держал палочку, смотря на сражающихся. Неожиданно он услышал крики, раздающиеся из деревни, и обернулся. Люциус воспользовался моментом и кинул в сына оглушающее заклинание, но юноша на автомате, привыкший к неожиданным нападениям в тренировках с Гарри, отразил заклинание, посылая ответное, очень сильное и совсем не светлое в мужчину. Люциуса откинуло к дереву, чем воспользовался Северус, связав его путами.
- Что это? – поинтересовался Драко у своего отца.
- Ты же не думал, что я приду сюда один, сын. Вампиры напали на деревню, - и ядовитая усмешка скользнула по его губам.
- Они не могут находиться при дневном свете, - возразил Северус.
- Лорд гениален, он придумал специальное зелье, которое позволяет вампирам ходить под солнцем, - усмехнулся старший блондин.
- Хм, он его не придумал, это старый рецепт Слизерина, очень сложное зелье, и ингредиенты очень необычные, - внезапно заявил Драко. – Вампиры, значит. Хм, думаю, против Дневной Тени у них нет ни шанса, отец.
- Дневная Тень? Лорд и до него доберется, - презрительно фыркнул Люциус.
- Но ты этого не увидишь, - произнес Снейп.
Драко прислушался к крикам, которые усиливались. Он был уверен, что Гарри уже занялся истреблением кровососов, но их могло быть много, если судить по доносящимся воплям.
- Крестный, я в деревню, - крикнул юноша, убегая.
- Драко, стой! – попытался остановить его мужчина, но парень уже убежал.
Слизеринец довольно быстро добежал до Хогсмида и увидел, что вампиры нападают на учеников и жителей магической деревеньки. Прямо перед ним два вампира теснили трех гриффиндорских второкурсников в тупик. Помня слова Гарри о заклинаниях, способных нанести вред созданиям ночи, Драко резко вскинул палочку и рваным движением вызвал дьявольский огонь, способный уничтожить кровососа. Сила заклятья была очень большой, так что уничтожены были сразу оба вампира, ну, и еще подпалило чуть-чуть дом.
- Нужно найти преподавателей, - пробормотал блондин, осматривая детей. Один из них был сильно ранен в плечо, а у другого сломана рука. – Идемте.
В это же время на другом конце деревни Гарри, находясь в своей колее, уничтожал попадавшихся под руку слабых вампиров и разыскивал Джинни. Больше всего ему, конечно, хотелось оказаться рядом с Драко, но он знал, что блондин сейчас в полном порядке и защитить себя сможет отлично, поэтому решил помочь девушке. От самой Визжащей хижины его вел запах гриффиндорки. Неожиданно перед ним выскочили на дорогу Сириус и вампир, с которым он сражался. Поттер только успел удивиться тому, как его крестный оказался здесь, когда он видел его несколько минут назад у хижины.
- Гарри, беги! – мужчина развернулся, увидев парня.
Кровосос оскалился и, резко схватив мужчину за шею, прижал к стене. Повинуясь инстинктам, Гарри в доли секунды оказался позади вампира и воткнул ему кинжал прямо в шею. Через мгновение на бывшего Мародера осыпался прах.
- Гарри, ты в порядке? – Сириус, словно опомнившись, попытался обнять парня.
- Не трогай меня, - зарычал гриффиндорец.
- Гарри? – ошеломленно переспросил маг.
- Займись детьми, - фыркнул он, срываясь с места.
- Гарри… - мужчина непонимающе проследил за крестником.
Гарри быстро бежал вперед, стараясь успеть спасти Джинни. Он как раз выскочил на поляну перед Запретным лесом, когда вампир склонился к шее рыжеволосой красавицы. Не долго думая, юноша метнулся к ним, занося кинжал для удара, а через пару секунд мертвое сердце кровососа проткнул кинжал. Волшебница взвизгнула, увидев стремительно метнувшуюся к ней тень.
- Успокойся, Джинни, - знакомый голос заставил девушку открыть свои глаза.
Перед ней стоял Гарри, его глаза сейчас были почти красными, а в руке у него был длинный кинжал. Внезапно железная хватка вампира, державшего ее, исчезла, и она стала падать. Но брюнет не дал ей удариться, мягко подхватив на руки.
- Ты в безопасности, - произнес Поттер.
- Все как я видела, - прошептала девушка, прижимаясь к груди своего спасителя.
- Что? – переспросил парень.
- Все произошло именно так, как я предвидела, - она улыбнулась ему.
- Еще один предсказатель на мою голову, - пробормотал Гарри.
- Что? – удивилась Джинни.
Но Поттер ей ничего не ответил и направился в деревню. Теперь он собирался отдать эту рыжую недотепу первым попавшимся магам и побыстрее найти Драко. Будь он хоть самым сильным магом на земле, но Гарри все равно волновался бы за него.
Пока юноша углубился в свои мысли относительно происходящего, Джинни решила, что ее спаситель достоин поцелуя. Девушка сильнее прижалась к груди своего гриффиндорского друга и обвила его шею руками. Как раз в этот момент недалеко от них впереди выбежал Драко, сопровождаемый Сириусом и Грюмом. Увидев, что младшая Уизли обнимает его парня, Малфой сжал в руках палочку.
- О, кажется, Гарри нашел себе девушку, - усмехнулся Блэк, усугубив состояние слизеринца.
Сам же охотник, все еще держа на руках продолжающую его обнимать девушку, неожиданно остановился. Его глаза стали полностью красными, а клыки выдвинулись. У него в груди похолодело от плохого предчувствия.
- Гарри, я хочу тебя поблагодарить, - с придыханием произнесла Джинни, потянувшись к губам брюнета.
На мгновение парень взглянул на нее, а потом резко опустил руки, и гриффиндорка упала на землю. Как только она отошла от первого шока, то с обидой взглянула на замершего парня. Драко расслабленно улыбнулся, увидев Джинни на земле, но затем вновь напрягся, почувствовав тоже, что ощущал и его любимый.
- Что с тобой, Гарри? – Уизли поднялась с земли и отряхнулась.
- Назад, - внезапно рявкнул парень и толкнул ее, а сам отскочил в сторону.
Волшебница снова упала на земле, в этот раз больно ударившись, а сам охотник оказался гораздо дальше от нее. Девушка подняла глаза и увидела, что перед ней стоит высокий мужчина, одетый в костюм и плащ, а в руке держит трость. Сириус и Грюм опешили от действий студента, а Драко забеспокоился сильнее.
- Гарри, - прошептал блондин.
Тем временем незнакомец обернулся, и остальные увидели, что это вампир. Его глаза сияли красным, окровавленные клыки и невероятно бледная кожа. Маги резко вскинули палочки, но этот немертвый лишь усмехнулся и облизал свои губы, красные от крови. В глазах Малфоя сверкнул опасный огонек.
- Кто ты? – тишину разорвал холодный голос Гарри.
- А кем бы ты хотел меня видеть? – вампир повернулся к собранному охотнику и ухмыльнулся, обнажая острые клыки.
- Урной с прахом, - фыркнул Поттер.
- А ты наглый и дерзкий мальчишка, - сузил глаза кровосос.
- Зачем ты явился сюда? – Гарри вновь стал серьезным.
- Я принес послание от Принца, - заявил вампир.
Драко и Гарри мгновенно напряглись, впрочем, как и взрослые маги, услышавшие упоминание о союзнике Волдеморта, лишь Джинни оставалась в неведении и равнодушно слушала их разговор. От страха у нее наступила полная апатия.
- Послание? – переспросил Поттер.
- Принц настолько милостив, что предлагает тебе пасть к его ногам и служить ему, взамен, он не заберет твою жизнь, - с гордостью продекламировал вампир.
- Почему ему нужен Гарри? – не сдержавшись, выкрикнул Сириус, трепыхаясь в руках Грюма и подоспевшего Ремуса, зарычавшего на вампира.
- Он силен. Принц ценит силу, - ответил вампир.
- А также он хочет вырвать мне сердце, не так ли? Я сыт по горло этими вашими речами, я убью Принца и никто меня не остановит, - прорычал охотник, чуть оскалившись.
Ремус, Сириус и Грюм в изумлении смотрели на парня, у которого глаза сияли красным и выдвинулись клыки, как у вампира.
- Как скажешь, Дневная Тень, - усмехнулся вампир и напал.
Гарри ловко ушел в сторону, но этот немертвый был посильнее тех, кто напал на деревню. У него был уровень Мастера, овладевшего своим телом и силой, но не овладевшего жаждой крови. Они быстрее, сильнее, ловчее и сдержаннее, чем обычные вампиры, от этого они более опасны. И все это Поттер прекрасно знал, так как уже ни раз уничтожал вампиров такого уровня.
- Дневная Тень? – пробормотал пораженно Аластор, наблюдая за каждым движением юноши.
- Это Мастер, - прошептал Драко.
- Ты о чем? – к нему мгновенно обернулся Ремус, продолжая удерживать друга, рвущегося на помощь крестнику.
- Вампир уровня Мастера, он сильнее чем те, которые напали на деревню, - объяснил Малфой, удивляясь сам себе, что вообще ответил этим магам.
- Надо помочь Гарри, - Сириус сильнее забился в руках мужчин.
- Блэк, кажется, у тебя совсем отсох мозг. Ты слышал, как этот кровосос назвал Гарри? – слизеринец искоса взглянул на своего родственника.
- Дневная Тень… - до мужчины только сейчас дошло сказанное их врагом.
Он сразу весь как-то обмяк в руках двух других магов и осел на землю. Ремус опустился рядом с ним, а Грюм продолжал наблюдать за боем. Движения обоих были невероятно быстрыми, он мог видеть только блики кинжала.
Гарри наслаждался боем, противник был быстр и силен, но недостаточно. За годы тренировок юноша научился в совершенстве владеть своей немалой силой и способностями. Сейчас он просто более усердно тренировался, позволяя этому вампиру нападать на себя. Парень все время только уворачивался от каждого удара и ни разу не ответил.
- Принц будет доволен, если я принесу ему твое сердце, Дневная Тень, - с мерзким смехом заявил ему его соперник.
- Мне надоело, - неожиданно заявил Гарри.
В следующее мгновение он схватил вампира за горло и прижал к стене, почти пробив им каменную кладку. Другой рукой он прижал кинжал прямо к груди врага. Вампир пораженно смотрел в кроваво-красные глаза победителя этой схватки, которые постепенно возвращались к своему естественному цвету.
- Насколько я знаю, Принц ощущает гибель каждого из вас и видит последние мгновения вашего существования, - прошептал Поттер. – Принц, я убью тебя.
И после этого он вонзил свой кинжал в самое сердце немертвого. Легкий ветер разнес прах, оставшийся от вампира. Гриффиндорец со вздохом спрятал кинжал в рукаве, а затем обернулся. Он знал, кто здесь все это время был, и что они слышали, но его волновал сейчас только один маг, который прожигал его своим невероятными серебристо-серыми глазами.
Гарри слегка пожал плечами и направился к магам, двигаясь с грацией опасного хищника. Грюм не выпускал парня из виду, на что тот только хмыкнул. Гриффиндорец переступил через Джинни, лежащую на земле без сознания и подошел вплотную к взрослым и Драко. Малфой только хотел что-то сказать, как серьезный взгляд Поттера заставил его замолчать.
- Поговорим позже, - тихо и мягко произнес вампир, обращаясь к своему парню. – А вы чего расселись, вставайте, авроры уже здесь, но ваша помощь может потребоваться! – грубо и к остальным, заставив их вздрогнуть.
- А ты? – спросил, прищурившись, Аластор.
- Я сделал все, что хотел. Меня здесь больше ничего не интересует, - юноша пожал плечами и сделал шаг вперед.
- Нет, малец, сейчас ты отправишься к Дамблдору, - прорычал аврор.
- А ты, старик, в больничное крыло, - и в следующий миг старого мага впечатало в стену с такой силой, что эта многострадальная стена обвалилась.
Ремус тоже встал, преградив ему дорогу. Тут Драко решил все взять в свои руки, иначе Поттер мог запросто всех отправить на больничные койки. Он схватил гриффиндорца за руку и потянул прочь.
- Люпин, мы в больничном крыле, - бросил он небрежно, утаскивая своего парня подальше.
Ремус и Сириус переглянулись, провожая печальными глазами двух студентов. В мыслях Блэка был полный разброд, он просто не понимал, как его тихий крестник мог оказаться самым лучшим охотником на вампиров. Что привело к этому?
- А что случилось? – совершенно невинный вопрос Джинни, только что очнувшейся, заставил всех зашевелиться. Все-таки деревня не была до конца очищена от вампиров, а Дневная Тень, как видимо, не собирался помогать им в этом. Но станет ли он им помогать вообще или же он преследует только свои эгоистичные цели, наплевав на невинные жизни? Подобные вопросы сейчас мучили взрослых магов.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:22 | Сообщение # 24
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 28 Вернувшись в Хогвартс

Гарри позволил своему парню протащить себя через всю деревню, а потом резко остановился и дернул блондина за руку, притягивая к себе. Драко даже не думал сопротивляться, чувствуя стальную хватку вампира, однако, он не был бы собой, если бы позволил этому гриффиндорцу так просто схватить себя. В итоге, Малфой оказался прижат к телу Поттера, а его палочка упиралась в подбородок Дневной Тени.
- Ты злишься? – мягко спросил Гарри.
- Нет, Поттер, я не злюсь, - прошипел блондин, - я в бешенстве! Ты чертов кретин!
- Ага, - кивнул брюнет.
- Болван! – продолжил Драко.
- Ага, - вампир медленно приближался к лицу слизеринца.
- Идиот! – тише заявил Малфой.
- Как скажешь, - охотно согласился гриффиндорец, замирая в сантиметре от губ любимого.
- Самоуверенный вампир! – неуверенно выдал блондин.
- Но твой вампир, - улыбнулся Гарри и подался вперед, накрывая своими губами губы своего парня и втягивая того в чувственный поцелуй. Вся злость и раздражение Слизеринского принца мгновенно улетучились, оставив место теплу, разливающемуся по его телу от этого поцелуя. Руки Гарри заскользили по спине мага, и неожиданно тот чуть отстранился, а его дыхание сбилось.
- Ты ранен? – обеспокоился Поттер.
- Ничего серьезного, - слабо улыбнулся парень.
- Ты врешь, - без труда определил гриффиндорец.
- Не волнуйся, это небольшая царапина, мадам Помфри вылечит ее за пару минут.
- Тогда поспешим в школу.
И теперь уже Гарри тащил своего парня за руку. Неожиданно на их пути появились Панси, Блейз, Тео, Кребб и Гойл, который остановились в нескольких метрах от них. Драко чуть слышно вздохнул и сжал руку брюнета.
- Дракусик, что с тобой? – Паркинсон кинулась к Малфою, но у нее на дороге встал Гарри.
- Не стоит, - почти дружелюбно произнес вампир.
- А ты кто такой, чтобы мне указывать? – фыркнула девушка, окинув презрительным взглядом гриффиндорца.
- Гарри, избавься от нее, она меня достала, - попросил Драко.
Блондин больше не мог ждать, ему срочно нужно было попасть в больничное крыло, во время одной из драк вампир врезал ему слишком сильно, и он ударился спиной о стену. Он чувствовал, как в спине все больше усиливается боль, и стоять становится сложнее. Раньше он держался только благодаря своей выдержке, не желая оставлять Гарри наедине с магами. Сейчас же ему становилось хуже. И гриффиндорец все это прекрасно чувствовал.
- Пошла вон, - Поттер грубо оттолкнул Панси, отчего она упала на землю.
- Ты Поттер, верно? – с любопытством спросил Тео.
- Верно, а теперь я настоятельно прошу вас дать нам пройти, иначе вы можете пострадать, - произнес тихо, но с угрозой произнес вампир.
- Никто вас не задержит, - ответил Нотт.
- Отлично, - и Гарри потянул за собой блондина, который с гордой осанкой спокойно прошел за ним, ничем не выдав своей боли.
- Зачем ты их отпустил?! – взвизгнула Панси.
- У меня нет причин их задерживать, к тому же от этого Поттера у меня мурашки по спине бегут, - пожал плечами Тео.
- Но он забрал моего Драко! – вновь возмутилась слизеринка.
- Драко никогда не был твоим и не будет, - усмехнулся парень, разворачиваясь и направляясь в замок, не обращая внимания на крики Панси.
Гарри и Драко без особых проблем прошли остальной путь, добравшись до замка. На пороге их встретил Филч, окинув злобным взглядом и попытавшись влепить отработку за принесенную грязь, но взгляд вампира, обещающий долгую и мучительную смерть, заставил его резко передумать. Парни продолжили путь в больничное крыло.
- Только на мадам Помфри так не смотри, иначе нам придется ее откачивать, и мое лечение затянется, - попросил с насмешкой слизеринец.
- Помолчи, ты слабеешь на глазах, - фыркнул Поттер.
- Ты меня не затыкай, - нахмурился Малфой.
- Дрей, будь потише, я уверен, что у нас осталось совсем немного времени.
- Я думал, мы планировали тебя раскрыть немного позже.
- Наши планы немного изменились. Вмешательство вампиров было неожиданным. Кстати, как прошла твоя встреча с отцом?
- Ну, он нашел меня во время разговора с крестным, и Северус его схватил, а я кинулся помогать детишкам. Наверное, это все твое гриффиндорское влияние на меня!
- Отлично, значит, твой папаша нам теперь не опасен. Он знает, что Нарцисса у нас?
- Нет, и говорить об этом я ему не намерен.
- Прекрасно, - кивнул Гарри. – Добрый день, мадам Помфри, вы прекрасно выглядите.
Женщина резко обернулась и посмотрела на юношей, ее взгляд сразу же нашел ее пациента, к которому она мигом кинулась. Через минуту блондин был уложен на кровать на живот, и медиведьма занялась проверкой его состояния. Гриффиндорец сел на соседнюю койку, не отрывая взгляда от своего парня.
- Что произошло, мистер Поттер? Вы уже второй раз приводите сюда мистера Малфоя. Вы снова подрались? – Помфри гневно посмотрела на брюнета.
- Он подрался, но не со мной. На Хогсмид напали вампиры, и один из них слишком сильно навредил ему, - невозмутимо отозвался Дневная Тень.
- Что?! – из рук медиведьмы выскользнул пузырек с зельем, который молниеносно поймал Гарри и вернул волшебнице.
- Я думаю, что скоро у вас не будет отбоя от посетителей, а пока помогите Драко, - юноша мягко развернул ее за плечи.
Медиведьма хотела возмутиться, но интуиция подсказала ей, что не стоит этого делать, тем более Драко тоже нуждался в помощи. Она немедленно раздела его до пояса: вся его спина была в мелких царапинах, которые за минуту исчезли бы под исцеляющим зельем, но была и более глубокая рана, из которой текла кровь, но к счастью переломов не нашлось.
Гарри недовольно скривился от резкого запаха крови, которая, если жажда не была сильна, пахла абсолютно отвратительно. Медиведьма заклинанием убрала всю кровь и стала нежными круговыми движениями втирать заживляющую мазь в спину. Драко чуть вздрогнул, лекарство было очень холодным. Царапины уже начали заживать, а в самую серьезную рану она налила ярко-синее зелье, которое мгновенно вспенилось, а Малфой сжал зубы от боли.
- Что это такое? – настороженно спросил Поттер.
- Это обеззаразит рану, - ответила женщина. – Вам повезло, мистер Малфой, ваш позвоночник не задет, иначе это могло бы привести к серьезным последствиям.
- Это радует, - фыркнул блондин.
- Сейчас будет неприятно, - предупредила мадам Помфри, выливая в рану капельку грязно-желтого зелья. На мгновение слизеринцу показалось, что у него вся спина покрылась ледяной изморосью, а потом кровь перестала идти, и рана покрылась коркой.
- Теперь вам надо спокойно полежать, чтобы эффект зелья полностью проявился, мистер Малфой, - предупредила женщина.
- Я за этим прослежу, мадам Помфри, - сказал Гарри.
- Хорошо, - кивнула она, отходя от них.
Драко осторожно обернулся и посмотрел на своего парня, а потом чуть отодвинулся в сторону, предоставляя чуть-чуть места для гриффиндорца, чтобы тот присел на его кровать, чем вампир и воспользовался. Он присел рядом со слизеринцем и нежно провел рукой по его спине. Малфой улыбнулся, так как ощущения были весьма приятными, а главное очень интимными. Вряд ли кому-либо еще он позволили к себе прикоснуться в таком состоянии.
- Как там моя спина? – спросил тихо Драко.
- Уже лучше, все царапины зажили, осталась только одна рана, но и она сейчас заживает. Главное – не двигайся, чтобы не растревожить ее.
- Что мы будем делать дальше? – уже серьезно спросил Малфой.
- Хм, ну, я думаю, что старикашка обязательно вызовет меня на разговор, а потом заставит придти на собрание их Ордена.
- Я с тобой!
- Хорошо, только не двигайся. Я могу им помочь в вопросе вампиров, но вступать в их Орден не стану, да и работать на них тоже, пока они не предложат мне выгодную сделку. Кстати, нужно будет поставить им в вину исчезновение твоей матери, слишком долго они тянули время.
- Я тоже так считаю, к тому же, я хочу, чтобы они знали о наших отношениях.
- Я думал, ты не захочешь огласки.
- Захочу. Пусть все знают, что ты мой.
- Ты такой собственник, Дрей, - усмехнулся Гарри.
- И пусть мелкая Уизли даже не думает о тебе, - с ревностью заявил слизеринец.
- Ты ревнуешь?
- Еще чего! Малфои не ревнуют!
- Тогда я могу сходить и получить ее благодарность за спасение? – невинно поинтересовался брюнет, хотя в его глазах блестели дьявольские огоньки.
- Только попробуй, Поттер! – нервный маг дернулся, но сильные руки не позволили ему подняться, а теплое дыхание опалило ухо, заставив замереть.
- Я люблю только тебя, Дрей, перестань волноваться, - прошептал Гарри.
Драко расслабился, в то время как ласковые прохладные руки заскользили по его бледной коже, растирая затекшие уже мышцы и делая легкий массаж. Блондин блаженно прикрыл глаза, откровенно наслаждаясь этими ощущениями. Весь кайф как всегда прервали, ввалившись в больничное крыло, учителя, помогавшие студентам идти.
Первой вошла МакГонагалл, помогая Парвати Патил, которая прижимала руку к груди, потом вошли Флитвик, Спраут, Люпин и Трелони. Оборотень застыл, смотря на Гарри, который намеренно игнорировал присутствие мужчины, прекрасно чувствуя его запах. А сам Ремус не решался подойти к парню, боясь, что спугнет его.
- Можешь сесть, твоя спина зажила, - произнес Гарри.
- Отлично, - обрадовался Драко, однако, его лицо осталось спокойным.
Малфой медленно сел на кровати и потянулся, а потом ему на плечи легла мантия Поттера, которую тот снял с себя. Люпин удивленно наблюдал за тем, как заботливо брюнет обращается со слизеринцем. Сейчас он был похож на Джеймса, когда тот ухаживал за Лили.
- Возможно ли, - скорее для себя пробормотал Ремус, однако, брюнет неожиданно обернулся и посмотрел прямо в золотистые глаза мужчины, сверкнув алыми искрами в глубине изумрудных глаз, унаследованных им от Лили.
- Гарри, - рука Драко осторожно коснулась щеки любимого, заставив того прервать зрительный контакт с одним из их профессоров.
- Все в порядке, - отозвался Поттер.
- Ты уверен?
- Да, я уверен.
Оборотень постоял еще пару секунд и вышел из помещения, направившись в кабинет Дамблдора, где уже собрались Сириус, Снейп и Грюм, а также находился плененный Люциус Малфой. Когда Ремус прошел сквозь горгулью, он услышал громкие голоса.
- Добрый день, профессор Дамблдор, - поприветствовал старика Люпин.
- Ремус, мальчик мой, как студенты? Много пострадавших? – мгновенно откликнулся Альбус.
- В основном у детей царапины, у пяти человек переломы, нет ни одного укушенного, к счастью, - ответил Люпин.
- Это хорошо, Поппи займется ими, - кивнул Дамблдор. – Сириус, а как остальные? Есть пострадавшие среди авроров?
- К сожалению, да, одного успели укусить, двое были убиты, остальные ранены. Среди жителей деревни также пострадали люди, - вяло отозвался Блэк.
- Понятно. Аластор, что с тобой случилось? – директор повернулся к своему старому другу.
- Мы столкнулись с Дневной Тенью, Альбус, - рыкнул аврор.
Все в кабинете встрепенулись, даже Малфой-старший. Пожиратели также как и Орден искали этого таинственного охотника.
- Он появился вновь? – переспросил Дамблдор.
- Да, он спас Джинни Уизли и расправился с самым сильным вампиром из посланной группы. Он действительно очень силен, - кивнул Грюм.
- Почему же вы не попытались его остановить, мы могли бы поговорить о его помощи нам, - старик чуть привстал с места.
- Грюм попытался, - произнес Сириус, - но Г… Дневная Тень с легкостью его победил.
- Сириус? – проницательные голубые глаза неотрывно смотрели на мужчину.
- В этот раз на нем не было маски, Альбус, мы видели его лицо, - произнес Аластор.
- Вы его узнали? – с интересом переспросил старик.
- Да, это… - но ответить Сириус не успел.
- Директор, думаю, что сообщать подобные новости при Пожирателе не очень хорошая идея, хотя если вы хотите помочь Лорду… - фыркнул Снейп.
- Северус прав, Сириус, сначала мы займемся лордом Малфоем, - согласился с зельеваром Альбус, переведя взгляд на блондина.
- Что тебе здесь понадобилось, Малфой? – рыкнул Грюм, повернувшись к магу. – Я никогда не думал, что ты так глупо подставишься.
- Ты думаешь, вы меня сможете удержать? – усмехнулся Люциус. – У вас нет достаточных доказательств того, что я к этому причастен.
- Я думаю, что мы их найдем, Люциус, - сказал Снейп.
- Не думаю, я просто пришел навестить сына, вот и все, - блондин улыбнулся.
- Ты напал на своего сына, Люц, к тому же хотел насильно забрать его с собой, - напомнил декан Слизерина своему бывшему другу.
- Ты сможешь это доказать? – хмыкнул Малфой-старший.
- К тому же ты упомянул, что пропала Нарцисса, не так ли? Что же случилось с твоей женой? Или ты что-то с ней сделал? – произнес Грюм.
- Я свою жену и пальцем не трогал, возможно, она сбежала со своим любовником, - отозвался немного раздраженно лорд.
- И много ли ты достиг? – неожиданно спросил Северус. – Твоя жена бросила тебя, твой сын презирает тебя. Что тебе дало служение Лорду?
- Не тебе говорить мне о семье, Снейп, - отрезал холодно Люциус.
В кабинете повисла напряженная тишина, два старых друга сверлили друг друга яростными взглядами, хотя их лица оставались спокойными. Но только одного из магов, находящихся здесь, происходящее вокруг не трогало. Сириус сидел в кресле и смотрел в окно, прямо на яркое палящее солнце, от которого щипало глаза. В его голове все крутилась мысль, что Гарри просто не мог оказаться Дневной Тенью, он не мог поверить в это.
- Профессор, мне надо ненадолго выйти, - Блэк неожиданно встал с кресла и направился к дверям, провожаемый изумленными взглядами.
Как только он начал спускаться по винтовой лестнице, то неожиданно дверь за ним открылась, и вышел Снейп. Бывший мародер обернулся, и двое магов несколько мгновений просто смотрели друг на друга.
- Куда ты направился, Блэк? – спросил спокойно Северус.
- Не твое дело, Нюниус, - фыркнул Сириус.
- Правда? – усмехнулся зельевар. – И ты не собираешься искать своего крестника?
- С чего ты взял? – резко спросил профессор ЗОТИ.
- С того, что вы видели лицо Дневной Тени, - просто ответил декан Слизерина.
- Ты знал?! – Сириус рванулся вперед.
- Узнал прошлым вечером, - поморщился маг, вспомнив обстоятельства, при которых правда открылась. Он ничего не имел против отношений парней – он не был настолько глуп – просто то, чем они занимались в его классе, в кабинете зельеварения, было непозволительно.
- Почему ты ничего не рассказал? – Сириус оказался лицом к лицу со школьным врагом.
- У меня есть свои причины молчать, и если твой крестник доверяет тебе, ты сможешь это понять, - ответил Северус. – Пароль в гостиную Слизерина – Чистая кровь.
- Зачем мне это? – удивился Блэк.
- Своего крестника ты найдешь, скорее всего, именно там.
- Но что там может делать Гарри?
- Блэк, не испытывай мое терпение. Если тебе так нужны ответы, то спроси того, из-за кого твои вопросы появились. Мне больше нечего тебе сказать, - и Снейп развернулся, чтобы вернуться в кабинет и продолжить допрос Люциуса.
- А в чем твоя выгода? – вырвалось у Сириуса.
- А ты стал умнее, Блэк, - усмехнулся зельевар.
- Это истина, известная всем – слизеринец делает только то, что выгодно ему. Так в чем?
- Скажем так – это поможет моему крестнику.
- Каким образом?
- Пока, Блэк, - и Северус вернулся обратно в кабинет директора.
Сириус постоял немного, смотря на закрывшуюся дверь, а затем медленно пошел к подземельям, следуя совету Снейпа. Он гадал, ради чего же вечно хмурый и язвительный мастер зелий, который его на дух не переносил, так неожиданно помог ему. В чем же причина подобных действий? И зачем он связал все это со своим крестником?
Дойдя до портрета гостиной Слизерина, мужчина очень долго мялся перед тем, как войти. Все-таки решившись на это, мужчина произнес пароль, и портрет отъехал в сторону. В гостиной было на удивление пусто, даже камин не горел, отчего становилось прохладней.
- Что вам здесь надо? - холодный резкий голос заставил мага обернуться.
В проходе с винтовой лестницей стоял Драко Малфой с накинутой поверх голого торса мантией с гриффиндорской эмблемой.
- Твой декан сказал, что Гарри мне стоит искать здесь, - как-то робко признался профессор.
- Прямо так и сказал? – усмехнулся задумчиво парень.
- Да, но если его здесь нет, я, пожалуй, пойду, - и Сириус развернулся, собираясь уйти.
- А кто сказал, что он не здесь?
Блэк остановился и медленно повернулся к Малфою, смотря на него расширившимися от удивления глазами.
- Идите за мной, профессор Блэк, - произнес блондин и стал подниматься по лестнице.
Бывший Мародер, поколебавшись пару секунд, направился за ним. И если Гарри действительно там, то, он не сомневался, их ждет трудный разговор.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:23 | Сообщение # 25
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 29 Время откровений

Гарри сидел на подоконнике в комнате Драко и наблюдал за людьми, копошащимися внизу. Студенты до сих пор возвращались из Хогсмида. Многие из ребят были невредимы, на некоторых были царапины. Гриффиндорец перевел взгляд на деревню: многие дома были порушены, некоторые сожжены, от волшебной деревни доносился запах крови гари.
- Я слышал, что жертв среди учеников нет, - произнес Драко, стоявший рядом с ним.
- Это хорошо, - откликнулся Поттер.
- Зато много жертв среди населения Хогсмида. И пара авроров обескровлена.
Гарри ничего не ответил, он давно знал: всех не спасти, но легче от этого не становилось. Драко, почувствовав состояние брюнета, накрыл его руку своей, и их пальцы переплелись. Комната погрузилась в тишину, дав парням ощущение покоя. Через несколько минут вампир услышал, как проход в гостиной Слизерина открылся и ощутил запах своего крестного отца. Все спокойствие мигом слетело с него.
- Блэк внизу, - произнес он нервно.
- Наверное, крестный дал ему пароль, - задумчиво отозвался Драко.
- Снейп всегда вмешивается не в свои дела? – раздраженно спросил Поттер.
- Я считаю, он поступил правильно, - пожал плечами блондин. – Рано или поздно тебе бы все равно пришлось поговорить с ним. Лучше это сделать сейчас, когда ты сам сможешь ему все объяснить. Ты же сам это понимаешь.
- Зачем мне ему что-то объяснять? Он все равно не поймет. Он человек.
- Ты говоришь так, словно в тебе не осталось ничего человеческого.
- Я вампир, хоть и необычный, но вампир.
- Если ты действительно дорого ему, он примет тебя таким, какой ты есть, - произнес мягко Драко. – Я приведу его.
- Не думаю, что…
- В этот раз за тебя подумаю я.
С этими словами Малфой вышел из комнаты. Гарри слышал, как он спускается по ступенькам, а затем останавливается. Короткий обмен фразами, и вот новые шаги, только уже вверх по лестнице, отсчитывая время до встречи. Гриффиндорец сидел, не двигаясь. Его лицо стало похоже на непроницаемую маску, скрыв все душевные терзания. Чуть скрипнув, медленно открылась дверь в комнату, и запах мокрой псины усилился.
Гарри не мог заставить себя обернуться и посмотреть на мужчину. А Сириус старался хоть что-то сказать, но не мог выдавить из себя ни слова, только с надеждой смотря на спину парня. Драко отошел чуть в сторону, наблюдая за ними, но ничего не предпринимая – есть вещи, в которых он Гарри не может помочь, как бы сильно он не хотел этого.
- Дрей, ты не мог бы оставить нас наедине? – неожиданно попросил гриффиндорец.
- Я буду внизу, - просто ответил Малфой, покидая комнату.
Как только дверь за Драко закрылась, тишина стала просто невозможной. Она давила на обоих, но ни один из них не начинал разговор.
- Как ты себя чувствуешь? – первым нарушил тишину Гарри.
- Гарри, я… - Сириус вскинулся и сделал шаг вперед, но потом остановился, словно наткнулся на непроницаемую стену.
- Ты боишься? – спросил тихо вампир.
- Что? – не понял мужчина.
- Твое сердце бешено бьется в груди, твое дыхание прерывистое, кровь все быстрее бежит по венам… Ты боишься меня, не так ли?
- Нет! – Блэк, наконец, смог понять, о чем говорит парень. – Я боюсь не тебя, Гарри, я боюсь за тебя.
- За меня не стоит бояться, - усмехнулся брюнет, однако, на его душе стало легче от слов крестного. – Меня бояться и вампиры, и люди.
- Почему ты так говоришь? Ты же спас много жизней. Все эти люди благодарны тебе!
- Ты ведь пришел не рассказывать мне об этом, не так ли?
- Да, как-то я отклонился от первоначального плана, - маг чуть рассмеялся.
- А план был? – Гарри повернулся и посмотрел на мужчину.
Сириус замер, зачарованно смотря прямо в алые глаза. Он даже не сразу заметил острые клыки, чуть выпирающие из-под губ. Такого Блэк, мягко говоря, не ожидал, поэтому испуганно отступил назад. Его сердце готово было выпрыгнуть из груди.
- Даже теперь меня не боишься? – насмешливо спросил юноша.
- Нет, - собравшись с силами, ответил мужчина.
- Я могу выпить всю твою кровь, - голос Гарри наполнился жаждой крови.
- И все равно я тебя не боюсь, - уже уверенней отозвался Сириус.
- Идиот, - фыркнул Гарри, вернувшись в нормальный вид. – Смелость на грани самоубийства.
Сириус недоуменно смотрел на парня, не понимая, что собственно сейчас произошло. Мгновение назад Гарри был готов наброситься на него, а теперь смеется над ним. Неожиданно Поттер вновь стал необычайно серьезен и посмотрел на крестного.
- У тебя много вопросов, и на некоторые из них ты сам уже ответил. Ты пришел сюда, чтобы узнать правду, так не медли и спрашивай.
- Почему? – тихо вырвалось у Сириуса.
- Почему что? Почему я не сказал?
- Почему это должен был оказаться именно ты?
- Выбор Судьбы никогда не бывает случайным. Наверное, на это есть причина – по крайней мере, этим я утешаю себя.
- Как это получилось? Как ты стал… таким?
Гарри задумался. Так ли сильно он нуждался в этом человеке, чтобы раскрыться перед ним? Он уже несколько раз задавался вопросом о роли Сириуса в своей жизни, но так и не ответил себе. Этот человек появился совсем недавно, но отчего-то вызывал в Поттере странные чувства. Возможно, невозможное желание узнать и сблизиться с родителями привело к подобному эффекту. Кто знает?
- Случайность. Я уверен, МакГонагалл уже рассказала вам все о моей жизни в приюте, - наконец, ответил вампир.
- Прости, что меня не было рядом все эти годы. Если бы я только знал…
- Ты бы ничего не смог сделать.
- Прости.
- Хватит уже извиняться, это изрядно действует мне на нервы.
- Ладно.
- Ты хочешь услышать, что произошло тогда?
- Да, - решительно кивнул мужчина.
- Когда я вернулся после тех нескольких дней, когда меня искали. Я действительно почти ничего не помнил, но то, что помнил, пугало меня, поэтому я промолчал. Я не рассказал всей правды. Со временем, конечно, мои воспоминания прояснились, но я уже покинул приют.
- Что же с тобой произошло? Почему ты напал на воспитательницу?
- Во всем виновато мое любопытство. Однажды, гуляя по городу, мы с друзьями набрели на странный дом. Ребята испугались и не стали входить, но меня привлекло это странное поместье. Я вошел в него. Но как оказалось, это место было не таким уж и заброшенным. Там меня укусил вампир, и я потерял сознание. Очнулся я только через пару дней и сразу же убежал из того дома, клянясь никогда не возвращаться в него.
- Но ты не можешь быть вампиром! Ты не боишься света!
- Про мое возвращение ты знаешь. Я уже почти и забыл об этом укусе, подумав, что мне все это привиделось, когда моя жажда крови впервые пробудилась. Я набросился на одну из воспитательниц, но вовремя смог остановиться и не выпить ее всю. После этого я сбежал.
- Но где ты жил? Где живешь сейчас?
- Я не настолько уверен в тебе, Сириус, чтобы выдать местоположение моего дома.
- Гарри, - печально выдыхает маг.
- Я вампир, хоть и не такой, как остальные.
- Почему ты стал охотником? – слабо спросил Блэк.
- Разве это не очевидно? Ответ так прост – месть. Я хочу уничтожить вампиров, и главная моя цель – Принц. Это мог выяснить и ваш Грюм, когда опрашивал других охотников обо мне.
- Никто ничего точного не знает о Днев… о тебе.
- Да и сейчас вы знаете не все.
- Тогда объясни нам.
- С чего бы это? – изумился вампир. – Это мне крайне невыгодно.
- Но…
- Давай не будем о делах, Сириус. Об этом я поговорю с Дамблдором. Сейчас мы говорим обо мне, - прервал его Гарри.
- Почему ты никому не сказал?
- А зачем?
- Тебе могли бы помочь.
- Мне не нужна помощь.
Сириус дернулся как от удара. Гарри, казавшийся таким неуверенным и скромным, оказался на самом деле холодным и расчетливым. Мужчина в отчаянии смотрел на крестника, который безразлично взирал на него самого. В изумрудных глазах не было искорки жизни.
- Почему ты находишься в слизеринских подземельях? – профессор решил перейти к более нейтральной теме.
- Здесь меня никто искать не стал бы, особенно, учитывая, что я нахожусь в Гриффиндоре. И я искренне удивлен, что Снейп помог тебе найти меня.
- Откуда ты знаешь?
- Профессор ЗОТИ должен много знать о вампирах, не так ли? Одной из основных особенностей вампира является огромные ментальные способности, намного превосходящие силы мага. Прочесть твои мысли мне не составляет труда, немного труднее прочесть Дамблдора или Снейпа, но они очень опытные окклюменты.
- Он сказал, что делает это ради крестника.
- Это тебя не должно волновать, Сириус.
- Хорошо, - Блэк вздохнул. Он уже понял, что если его крестный сын не хочет о чем-то говорить, то спрашивать бесполезно.
- Кстати, Я Грюма не сильно потрепал?
- Нет, все нормально.
- Жаль, другого способа заставить этого дурака держаться от меня подальше нет, - фыркнул Поттер. – Но Дамблдора так легко не остановить.
Неожиданно дверь в комнату распахнулась и вошел Драко. Он окинул изучающим взглядом Сириуса, а затем понимающим Гарри. Вампир вопросительно посмотрел на блондина.
- Все ученики вернулись в свои гостиные, стало слишком шумно, - произнес Малфой.
- Думаю, мне тоже пора, - мужчина поднялся с кресла, на котором сидел все это время. – Гарри, тебе стоит вернуться к своим сокурсникам.
- Я останусь, - брюнет даже не двинулся.
- Не думаю, что профессору Снейпу это понравится, - нерешительно заметил маг.
- Его никто не спросит, - фыркнул гриффиндорец.
- Ладно. До свидания, Гарри, мистер Малфой, - Сириус подошел к двери.
- Блэк, молчи о том, что узнал, - предупредил родственника слизеринец.
Мужчина ничего не ответил, но Гарри заметил, что его руки сжались в кулаки. Его крестный был напряжен и на грани нервного срыва – столько всего за один день, да еще к тому же он сумел оказаться между двух огней: своим крестником и своим старым учителем. И отношения с обоими сложатся дальше в зависимости от его выбора: кого поддержать?
Когда Сириус ушел, Драко расслабленно опустился на кровать, чуть кутаясь в мантию любимого. Гарри, заметив это, спрыгнул с подоконника и закрыл окно. Драко благодарно взглянул на него и чуть слышно вздохнул.
- Что-то случилось? – Гарри присел рядом с блондином.
- Еще одна встреча с Паркинсон, - ответил Малфой.
- И что она сделала? – в голосе брюнета послышались нотки ярости.
- Успокойся, Гарри, - слизеринец аккуратно взял за руку любимого, - она просто в очередной раз закатила истерику на тему нашей с ней «женитьбы».
- Я ей когда-нибудь шею сверну, - пробормотал гриффиндорец.
- Не стоит пачкать руки. У меня есть другая идея.
- Хм…
- Поступим также, как она хотела поступить со мной.
- Приворотное зелье?
- В точку. Она отстанет от меня только если найдет другой объект для своей страсти, посему нам надо выбрать этого несчастного. Есть предложения?
Гарри сразу же подумал о надоедливом Лонгботтоме, но быстро отмел эту идея, так как Золотой Мальчик еще нужен был ему, дальше в списке стоял Уизли, но жаль было Гермиону, которая влюбилась в такого кретина. Потом почетное третье место занимал Дин Томас. Но никто из них не подходил для этого.
- Не знаю, - пожал плечами вампир.
- Жаль, хотелось бы в какого-нибудь гриффиндорца. Ладно, сначала приготовим зелье, а потом выберем жертву.
- Как скажешь, - хмыкнул Поттер, наблюдая, как в серебристых глазах зажегся мстительный огонек, а на губах появилась коварная усмешка.
- Знаешь, я тут недавно думал над тем, что ты мне как-то сказал, - неожиданно Драко стал улыбаться искренне.
- И что же я такого сказал? – удивился Гарри.
- Над тем, что я твоя пара.
- Хм, ты об этом. И что надумал?
- Чтобы окончательно стать парой, вампир должен… соединиться с выбранным человеком, разве не так? – Драко немного покраснел.
- Все так, - кивнул брюнет, не понимая Малфоя.
- Т когда мы собираемся заняться решением этой проблемы?
- Ты хочешь? – изумрудные глаза шокировано распахнулись.
- Нет, хочу только тебя подразнить, - фыркнул слизеринец.
- Ты серьезно хочешь…
- Конечно, а ты как думал? Нам уже пора решать эту проблему.
- Но не сегодня, - покачал головой вампир.
- В ближайшее время, - настойчиво продолжил Драко.
- Ты уверен? – спросил Поттер.
- Более чем, а теперь заткнись и поцелуй меня, чтобы я не передумал.
Дверь в комнату захлопнулась сама собой, отрезав парней от остального мира, впрочем, это их не волновало, они были заняты куда более приятным делом. Теодор, поднявшийся следом за Драко, услышал только последнюю часть разговора, но и этого хватило, чтобы увидеть всю картину целиком. Нотт только хмыкнул, когда дверь неожиданно закрылась.
- Ты поговорил с Драко? – Блейз подошла к нему.
- У меня не получилось, - покачал головой он.
- Почему? – удивилась девушка.
- Он был не один, - усмехнулся Тео.
- С ним был сегодняшний брюнет? Поттер, кажется, - задумчиво отозвалась слизеринка.
- Как узнала?
- Ты бы видел, какими глазами этот Поттер смотрел сегодня на Панси: если бы мог, убил бы на месте, - фыркнула Забини.
- Кажется, их совсем не трогает произошедшее в Хогсмиде, - заметил Нотт.
- В любом случае, это не наше дело, - заявила Блейз, присаживаясь на диван.
- В этом ты права, - согласился Теодор, усаживаясь рядом.
Тем временем Сириус Блэк вернулся в свои апартаменты и упал на диван, зарывшись головой в подушку. Но таким простым способом от всех проблем не избавиться. Мужчина лежал так до тех пор, пока входная дверь снова не открылась.
- Сири, что ты тут делаешь? Все уже давно ищут тебя, - Ремус приблизился к другу.
- Я поговорил с Гарри, - глухо ответил брюнет.
- С Гарри?! Где он?! Дамблдор и Грюм ищут его! – воскликнул Люпин.
- Лунатик, успокойся, - протянул Блэк. – Все равно я сейчас никуда не пойду.
- Но, Бродяга, Дамблдор…
- Меня сейчас больше волнует мой крестник.
Ремус вздохнул и сел на стул. Пару минут в комнате царила тишина.
- И как прошел ваш разговор? – наконец, поинтересовался оборотень.
- Не так, как хотелось бы, но все же лучше, чем ничего.
- Сириус, Дамблдор уверен, что если ты попросишь Гарри присоединиться к Ордену, то он послушает тебя, - произнес Люпин.
- Не думаю, Луни, - печально отозвался Блэк.
- Но Дамблдор попросит тебя об этом.
- Знаю. Но как мне тогда поступить в этом случае: Гарри только-только дал мне шанс, и это может все разрушить.
- Не знаю, Бродяга.
- Вот и я не знаю, - вздохнул Сириус.
А тем временем по школе разлетались различные истории, в том числе и Джинни рассказывала всем, как ее спас Гарри. Невилл на это только хмурился, пытаясь понять, отчего ему кажется, будто он уже знает что-то о Поттере. Дамблдор и Грюм строили планы, как заполучить Дневную Тень. Жизнь снова возвращалась в прежнее русло, оставляя лишь воспоминания о трагедии сегодняшнего дня. Со временем эта битва забудется, как и многие до нее. Таковы правила жизни – время никогда не замедляет свой ход.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:24 | Сообщение # 26
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 30 Неудачная попытка

Время близилось к полуночи, и Гарри с Драко, лежа на кровати, ожидали Снейпа, которого наверняка попросят позвать своего крестника, чтобы окончательно разобраться в ситуации с Дневной Тенью. Услышав легкие шаги и шуршание мантии, гриффиндорец чуть сжал руку блондина, которая лежала на его груди. Малфой, все поняв, мгновенно сел, принявшись застегивать мантию на себе. Вампир хмыкнул, но также быстро застегнул пуговицы, впрочем, по общей растрепанности понять, что здесь происходило ранее, не составляло труда.
Стук в дверь никого ни одного из парней не удивил. Как хозяин комнаты Драко встал и направился к выходу, а Гарри спрыгнул с кровати и мгновенно оказался сидящим в кресле. Слизеринец лишь хмыкнул, а затем распахнул дверь, впуская в помещение своего крестного, который решительно вошел внутрь, взметнув пыль с пола полами своей мантии.
- Добрый вечер, Драко, мистер Поттер, - Северус неодобрительно зыркнул на вампира.
- Уже давно ночь, профессор, - спокойно ответил Гарри.
- И к тому же доброго в ней маловато, - добавил Малфой, присаживаясь на ручку кресла, в котором расположился его любимый, тут же положивший руку на его талию.
Зельевар подмечал малейшее движение парней, привычно анализируя все это. В присутствии Поттера Драко был намного спокойнее, чем обычно. Его крестник даже не пытался играть из себя холодного неприступного Слизеринского Принца, которым его знали все, сейчас он был просто самим собой. Такие изменения в поведении говорили сами за себя, и то, что юный Малфой вовсе не возражал, когда вампир проявлял свои собственнические инстинкты, например, положив руку ему на талию. Гриффиндорец усмехнулся, видя задумчивое лицо мужчины.
- Крестный, так зачем ты к нам пришел? – спросил Драко.
- Меня прислал директор, думаю, вы догадываетесь о причине этого, - ответил Снейп, посмотрев на ребят, однако они остались безучастными.
- Ему нужен я, чтобы добраться до Гарри, - спокойно произнес слизеринец.
- Кстати, как там дела? Тела мертвых уже кремировали? – поинтересовался охотник.
- Мы знаем, что делать с мертвыми, погибшими от рук вампиров, - фыркнул Северус.
- Сомневаюсь, - в свою очередь хмыкнул Гарри, - маги мало знают о вампирах.
- А вы, мистер Поттер, знаете больше нас? – иронично отозвался зельевар.
- Северус, когда Дамблдор хотел меня видеть? – вмешался Драко, чувствуя, что еще немного и саркастичного декана Слизерина придется отскребать от стены.
- Как можно скорее, - ответил Снейп.
- Хорошо, я сейчас подойду, не мог бы ты меня подождать снизу, - попросил блондин.
- Только приведите себя в порядок перед этим, - посоветовал мужчина.
- Как раз этим и хотел заняться, - хмыкнул Малфой.
Профессор зельеварения встал и вышел за дверь, Гарри проводил его задумчивым взглядом. Как только парни остались наедине, Драко позволил себе съехать назад и оказаться на коленях своего возлюбленного, удобно устроившись у него на груди.
- Дрей, как бы мне не хотелось прерывать такой момент, но нам нужно заняться делами, - напомнил мягко вампир.
- Мне не хочется вставать, - капризно протянул слизеринец.
- А как мне не хочется общаться с этим старикашкой, - хмыкнул брюнет, - однако нам нужно закончить со всем этим поскорее, чтобы эти маги оставили нас в относительном покое.
- И все равно ты меня не уговорил, - заявил Драко.
Гарри мягко улыбнулся, а затем подхватил хрупкого блондина на руки, словно девушку, и встал, остановившись перед большим зеркалом. Малфой обвил его шею руками и уставился в зеркало, придирчиво оглядывая себя и своего «принца».
- Я выгляжу как девчонка, - с отвращением пробормотал слизеринец.
- У девчонок не бывает такой крепкой хватки, - усмехнулся гриффиндорец, чувствуя сильное давление на шее от объятий блондина.
- Сам виноват, нечего так неожиданно меня хватать, - фыркнул Драко, однако хватку ослабил.
- Уж прости, не смог удержаться, - мягко рассмеялся вампир. – Ты так очаровательно выглядел, что руки сами все сделали.
- Гарри, ты там вроде говорил, что нас ждут дела, - напомнил ему Малфой.
- Я не забыл, - хмыкнул Поттер, толкнув ногой дверь в ванную.
Там он поставил на ноги Драко и удалился в комнату, зная, как его вредная половинка не любит, когда за ней наблюдают во время «наведения марафета», как выражалась одна его знакомая. Вампир уселся на кровать, лениво пригладив волосы и поправив измятую сильными пальцами блондина, снимавшего ее со смуглого тела, рубашку. Неожиданно на его шее запульсировали две точки, оставленные обратившим его вампиром, как вечное клеймо. Шрам никогда не болел, кроме тех случаев, когда клан, к которому принадлежал тот вампир, не призывал всех своих детей. Как Гарри не искал их, но так и не смог найти, поэтому ему оставалось только надеяться, что вместе со смертью Принца умрут и все остальные вампиры, связанные с ним.
- Я готов, - из ванной вышел посвежевший и аккуратно одетый Драко.
- Ты пахнешь восхитительно, - заворожено произнес Гарри, чувствуя тонкий аромат любимого одеколона Малфоя, исходящий от него.
- Опять твоя жажда? – насторожился слизеринец.
- Нет, - усмехнулся Поттер. – Она в ближайшие месяца два не проявится, если конечно меня не ранят, тогда потребуются мои регенерирующие способности вампира, что приведет к усиленной жажде. И вообще, мне просто нравится твой запах, вот и все.
- Это хорошо, - блондин чмокнул его в щеку. – Ты собираешься показаться перед стариком?
- Естественно, бегать от него мне просто лень, значит, надо придти и предъявить свои условия, - кивнул Гарри. – Думаю, ты можешь им сказать, что я буду через час в Северной башне. Не хочу разговаривать в кабинете, чувствую там себя нашкодившим щенком.
- Хорошо, только до этого времени не вляпайся в неприятности.
- Ты же меня знаешь, все будет в порядке.
- Знаю, поэтому и прошу.
Как только Драко вышел, Поттер прилег на его кровать, прислушиваясь к тихим медленным шагам слизеринца, а затем короткая фраза, и они с Северусом покинули гостиную. Дальше вампир, каким бы хорошим слухом он не обладал, не смог бы услышать. В Малфое Гарри не сомневался ни секунды, но вот в Блэке он не был уверен. Он надеялся, что бывший Мародер не проболтается директору о том, где все это время был вампир.
Полежав еще некоторое время на постели, Гарри решительно встал и направился к окну, решив немного проветрится перед трудным разговором. Ледяной ночной воздух придал спокойствия гриффиндорцу. Брюнет оказался в Северной башне намного раньше, нежели сказал Драко, поэтому присел на край стола и стал ждать.
Тем временем Северус и Драко дошли до кабинета директора и вместе поднялись по винтовой лестнице. Когда они вошли внутрь, все взгляды мигом переместились на них, и блондин почувствовал себя неуверенно, однако, ни один мускул на его лице не дрогнул, не давая упасть маске холодного самоуверенного аристократа.
- Мистер Малфой, добрый вечер, - Дамблдор радушно улыбнулся.
- Отнюдь не добрый, господин директор, если я вижу вас так поздно, - ответил парень.
- Прости, Драко, но нам срочно потребовалось поговорить с тобой, дело не терпит отлагательств, - произнес Альбус.
- Догадываюсь, - кивнул юноша.
- Хватит расшаркиваться перед этим маленьким засранцем. Посадить его и напоить сывороткой правды, мигом заговорит, - рыкнул из своего угла Грюм, замотанный в бинты как мумия египетского фараона.
«Да, Гарри его отделал знатно», - хмыкнул про себя слизеринец.
- Применение сыворотки правды строго контролируется Министерством, тем более что к несовершеннолетним ее применять строго запрещено, - невозмутимо отозвался Малфой.
- Ради тебя сделают исключение, гаденыш, - рявкнул аврор.
- Господин директор, я требую, чтобы этот человек не смел оскорблять меня, иначе я могу потребовать привлечь его к юридической ответственности за эти слова, - также добавил Драко, находя весьма забавным дразнить таким способом взрослых. Но главное – не перегнуть палку.
- Аластор, умерь свой пыл, пожалуйста, - попросил директор. – Драко, успокойся.
- Я спокоен, - пожал плечами слизеринец.
- Тогда мы можем приступить к нашему разговору. Я должен спросить: ты знал, что Дневная тень является студентом нашей школы? – заявил Дамблдор.
- Знал, - кивнул Малфой.
- И ты знаешь, кем он является? – продолжил маг.
- Естественно.
- Тогда почему ты сразу не сказал нам об этом?
- Вы забыли о моем условии, директор. Вы обещали, что моя мать будет в безопасности, однако, она пропала, если верить словам моего отца. Что вы скажите на это?
- Мы уже начали расследовать это дело. Я могу гарантировать, что как только мы ее найдем, тогда же поместим ее в безопасное место, - проникновенным голосом сказал старик.
«Надежней и неприступней замка Слизерина на свете места не существует», - фыркнул мысленно Драко.
- Ваши гарантии меня не устраивают, - отрезал Малфой.
- Тогда что же тебе нужно? – спросил пытливо Альбус.
- Этого вы дать мне не можете, - хмыкнул слизеринец.
- Мистер Малфой, вам известно где сейчас охотник по имени Дневная Тень? – Ремус, видя, что обстановка накаляется, решил задать главный вопрос.
- Нет, он передо мной не отчитывается, - качнул головой парень.
- Но он не мог покинуть территорию школу без нашего ведома, - вздохнул Люпин.
- Вы весьма самонадеянны, раз так думаете, - фыркнул Драко. - Он делал это и раньше, так что же помешает ему сейчас?
- Ты играешь с огнем, мальчишка, - не выдержал издевки Грюм.
- Вы так отчаянно хотите найти Дневную Тень. Но зачем? Вы думаете, он согласится так просто помочь вам? Но вы подумайте хорошенько, зачем ему это, у него ведь и своих проблем валом? Вы ухватились за призрачную надежду, - заявил неожиданно серьезно блондин.
- Хватит уже водить нас за нос, малец! – крики Грюма порядком достали парня.
- Хорошо, я не знаю, где сейчас Гарри, но знаю, где он будет через час, - вздохнул юноша.
- И где же? – заинтересовался Дамблдор.
- Северная башня, - просто ответил Малфой.
- Хорошо, Драко, можешь идти, - разрешил Альбус. – Ремус, позови Сириуса.
Слизеринец только покачал головой и быстро покинул кабинет, оставив их всех. Как только Дамблдор узнал, где будет Гарри, он мгновенно забыл про все, даже про мать Драко, которая только благодаря Поттеру сейчас была в безопасном месте. Если так действует светлая сторона – сначала обещает, а потом забывает – то победить будет нетрудно, но вот последствия могут привести к новой войне. Как же все-таки этот мир хрупкий.
- Ты уверен, что Поттер захочет поговорить с ними? Я не увидел в нем особого энтузиазма, - заметил Снейп, который также вышел из кабинета директора.
- Если бы он не был готов, он бы не попросил меня сказать это, - пожал плечами Драко.
- Тогда нам остается только пожелать удачи Блэку, - фыркнул Северус.
- Крестный, я хочу кое-что у тебя спросить, - на лице юноши появилось выражение затаенного злорадства, которое сменилось коварной усмешкой.
Тем временем Ремус уже спускался к их с Сириусом апартаментам. Оборотень считал, что это неправильно заставлять Блэка пытаться заманить своего крестника в Орден, однако, его слова пропускали мимо ушей, если цель оправдывала средства, как считали остальные. Люпин никому так и не сказал, что сегодня, видя, как дерется Гарри, почувствовал его запах, и это был отнюдь не человеческий аромат, а запах вампира, только более слабый, чем у обычных кровососов. И после этого открытия у него появилось много вопросов к юноше, но он понимал, что такой скрытный парень, сумевший много лет водить всех за нос, вряд ли раскроется ему сразу. Нужно время, много времени, чтобы получить доверие Гарри.
Войдя в комнату, Ремус заметил, что Сириус все еще валяется на диване и смотрит в одну точку на потолке. Оборотень вздохнул, понимая, что сейчас расстроит своего друга еще больше, но ничего с этим поделать не мог.
- Бродяга, как ты? – спросил он, присаживаясь в кресло.
- Думаю, - отозвался Блэк.
- У Дамблдора состоялся разговор с Драко Малфоем, - сообщил Люпин.
- Что?! – Сириус подскочил на месте и резко сел. – А Гарри был с ним?!
- Нет. А должен? – Ремус чуть прищурился. – Из их разговора ничего путного не вышло, Малфой встал в позу и ничего не рассказал, только намекнул, где можно встретить Гарри через… через тридцать минут, - сообщил оборотень, посмотрев на часы.
- И Дамблдор хочет, чтобы я уговорил его вступить в Орден? – понял Блэк.
- Да, - кивнул Ремус.
- Знаешь, Лунатик, я много думал об этой ситуации и уже все решил. Теперь осталось рассказать об этом решении Гарри.
- Ты не станешь убеждать его присоединиться к Ордену?
- Нет. Я не могу с ним так поступить, и с собой не могу. Я хочу стать частью его жизни, хочу, чтобы он мог довериться мне и попросить помощи, если это понадобиться. Познакомиться с девушкой, которую он себе выберет и много еще чего. Я эгоистичен?
- Я тебя понимаю и поддерживаю. Я не думаю, что в войну нужно вмешивать и его, ведь он всего лишь ребенок. Хватит и одной искалеченной пророчеством судьбы. Только вот Дамблдор так просто не отступится от своей затеи.
- Я знаю. Об этом мы подумаем позже, а сейчас я хотел бы поговорить со своим крестником.
- Он будет в Северной башне.
- Отлично.
Сириус вышел из комнат и быстро, почти бегом, направился в названное место. Он не заметил, как за ним скользнули три фигуры, подслушавшие разговор. Это было незабвенное гриффиндорское Золотое Трио, которое под предводительством Гермионы пришли узнать о состоянии Гарри, которого считали раненным, не найдя его в гостиной факультета. Однако, подслушанный разговор весьма заинтересовал ребят, и они последовали за Сириусом.
Гарри уже пятнадцать минут провел в одиночестве, ожидая явления Дамблдора с его очередной проникновенной речью и сотней аргументов, подкрепляющих его слова. Но вместо мерной поступи за дверью раздаются быстрые шаги, а вскоре она распахивается и на пороге замирает Сириус. Мужчина смотрит на парня, словно видит его впервые, и что-то странное плещется на дне его голубых глаз, что не может распознать внимательный вампир.
- Надо заметить, что я ожидал другого человека, - спокойно произносит Поттер.
- Дамблдор велел придти мне, - мужчина даже оробел под этим ледяным и таким чужим взглядом изумрудных глаз.
- Это я уже понял, - фыркнул парень. – Только вот не понял, зачем ты притащил с собой группу поддержки.
- Что? – удивился Блэк.
- Войдите уже, все равно вас раскрыли, шпионы недоделанные, - хмыкнул с ноткой веселья в голосе Гарри, внимательно смотря на дверь.
Дверь медленно открылась, и на пороге предстали трое гриффиндорцев. Гермиона с алым от стыда лицом, Рон с красными ушами и Невилл со смущенной улыбкой. Все трое старательно пытались показать, как им стыдно из-за их выходки, но Гарри с легкостью читал их мысли, замечая только интерес и нетерпение. Не сдержав смеха, вампир почувствовал на себе четыре пары любопытных глаз.
- Так Сириус, зачем ты сюда пришел? Уговаривать меня вступить в Орден Феникса? – напрямую спросил Поттер.
- Что?! – вырвалось у Золотого Трио.
- Может, мы обсудим это в другом месте? – неуверенно предложил Сириус.
- И время, и место меня устраивают, если тебя нет, то можешь уходить, - пожал плечами Гарри, наблюдая краем глаза за реакцией ребят.
- Нет, все нормально, - быстро ответил Блэк.
- Сириус, что происходит? Откуда Гарри знает об Ордене? – первой пришла в себя Гермиона.
- И почему это ты должен уговаривать его туда вступить, если даже мы не можем этого сделать? – присоединился к ней Рон.
Мужчина беспомощно переводил взгляд с девушки на рыжего парня, стараясь придумать ответ, однако, ничего путного в голову сейчас не приходило, видимо, сказался прошедший день. Только вот Гарри и Невилла мало волновали остальные, они смотрели друг на друга, и в голове Избранного что-то упорно пыталось вырваться из глубин памяти. Вампир довольно усмехнулся, чувствуя, что его блок на памяти не сломан, и позволил Лонгботтому все вспомнить. Как только перед глазами Героя замелькали мириады картинок, он закрыл глаза. А потом неожиданно распахнул их, в шоке уставившись на веселящегося брюнета, который так и продолжал сидеть на своем месте, словно король на троне.
- Ты! – выкрикнул Невилл, указав пальцем на Гарри.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:24 | Сообщение # 27
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 31 Поступок Драко

- Невилл?! – Гермиона перевела свой взгляд на друга, который невероятно побледнел и с ужасом смотрел на Поттера.
- Дружище, что такое?! – Рон также отвлекся.
Сириус облегченно вздохнул, однако, поймав насмешливый взгляд своего крестника, нахмурился. Гарри явно играл с ними, словно кот с мышами.
- Ты вампир! Дневная Тень!! – выкрикнул Лонгботтом.
Теперь все шокированные взгляды принадлежали только все еще насмехающемуся Поттеру, который и бровью не повел, продолжая молчать и изучать лица своих собеседников. Сейчас до невероятного смешно выглядела Грейнджер, обычно всегда знающая ответ на любой вопрос, она стояла с открытым ртом и глупо пялилась на Гарри. Сириус вздохнул, понимая, что теперь эту тайну его крестника не удастся утаить от Дамблдора. Неожиданно он резко втянул воздух, заметив холодный блеск изумрудных глаз и мимолетный взгляд на него самого, от которого сердце ухнуло в пропасть. Теперь он мог понять, почему Дневную Тень так бояться вампиры, впрочем, как и охотники. Гарри мог наводить ужас лишь только взглядом.
- Это правда? – Гермиона, наконец, нашла в себе силы на осмысленную фразу.
- А если и так, что дальше? – в голосе были игривые нотки.
- Ты должен пойти к директору! – уверенно заявила девушка.
- Это кому я это должен? – вкрадчиво осведомился Поттер.
- Почему ты вернул мне память? Ты ведь сказал, что сделаешь это, когда тебе понадобится мое влияние на Орден! – спросил задумчиво Избранный.
- Оно мне понадобилось, неужели не понятно? – фыркнул вампир.
- И что же такого произошло? Тебя раскрыли? – удивился Невилл.
- Я пообещал спасти эту рыжую дурочку, но мне пришлось убить одного из Мастеров, применив при этом пару специфичных способностей, - пожал плечами Гарри.
- И при этом весьма эффективно, - усмехнулся Сириус.
- Тот вампир был слаб, ничего проще нет, - довольно сухо отозвался Поттер.
- Кстати, спасибо, что спас Джинни, - улыбнулся Лонгботтом.
- Тебе следует лучше охранять сестру, Уизли, с ее даром она является заманчивой мишенью для вампиров, - Гарри посмотрел прямо на Рона, говоря это.
- Даром? – удивились парни.
- Откуда ты узнал? – поразилась гриффиндорка.
- Герм?! – Рон и Невилл в шоке смотрели на подругу.
- Как интересно, - усмехнулся вампир, и по его губам расползлась слизеринско-малфоевская усмешка, заставившая всех вздрогнуть.
Рыжий парень поежился, потому что этот брюнет с холодными глазами более всего сейчас напомнил ему саркастичного и язвительного Малфоя, нежели того скромного и мрачного паренька, которым он был раньше. А Сириус подумал, что его крестник слишком много общается с блондином.
- Так что там с моей сестрой? – Рон все никак не мог успокоиться.
- Думаю, об этом тебе лучше спросить у вашей «мисс Заучки», - посоветовал Поттер.
- Гермиона, - Уизли перевел взгляд на потупившуюся девушку.
Сириус не успел глазом моргнуть, как троица занялась собственными разборками, совершенно позабыв о недавно раскрытой тайне еще одного гриффиндорца. Переведя взгляд на парня, мужчина отменил довольную улыбку.
- Ты специально это сделал? – спросил очень тихо Блэк.
Гарри резко повернул голову и посмотрел на него, а потом коротко кивнул.
- Мы можем поговорить? – спросил Сириус.
Внезапно Гарри исчез в тени, а потом маг почувствовал прохладное дуновение и обернулся, столкнувшись с юным вампиром. Сейчас его изумрудные глаза сияли нереальным огнем, отражая его нечеловеческую сущность.
- Я думал, ты сюда за этим и пришел, - ответил ровно Поттер.
- Как ты… - Блэк не успел закончить свой вопрос, как получил ответ.
- Скольжение по теням. Самый быстрый способ перемещения.
- Но в Хогвартсе невозможно…
- Я могу. На этом все. Вернемся к нашей проблеме, - в голосе промелькнули опасные нотки.
- Дамблдор хочет…
- Все это я знаю, но меньше всего меня волнует этот старик, - фыркнул парень. – Открой свой разум и позволь мне увидеть все самому, тогда я поверю твоим словам.
Сириус не колебался и закрыл глаза, позволяя юноше делать все, что угодно. Гарри удивился такой готовности открыть все самое сокровенное, ведь от него ничего не сможет укрыться, однако, времени тоже не терял и проник в разум крестного. Профессор ЗОТИ ощутил только легкое покалывание, но никакой боли, которой обычно сопровождается проникновение в мозг обычного мага. Поттер скользил по воспоминаниям мужчины, он увидел своего отца, свою мать, молодого Люпина, уже тогда бывшего оборотнем. Но времени на все это не было, он мог спросить Сириуса о родителях и потом, сейчас ему нужно было узнать о решении Блэка.
Через некоторое время Сириус ощутил мимолетное прикосновение прохладной руки к своей и открыл глаза, смотря на юношу перед собой. Гарри как всегда был задумчив и бесстрастен, однако, что-то изменилось в его отношении к крестному.
- Я видел все, что мне было нужно, - сообщил вампир.
- Я правда на твоей стороне, - выпалил Блэк быстрее, чем мог осознать, что сказал.
- Мы посмотрим, Сириус, - фыркнул парень.
Неожиданно дверь резко открылась, и на пороге застыл Северус Снейп, смотря на Золотое Трио с неповторимым омерзением. Гарри, для которого появление зельевара не стало неожиданностью, вопросительно изогнул бровь, смотря на крестного своего возлюбленного. Декан Слизерина заметил вопросительный взгляд Поттера-младшего.
- Дамблдор и все остальные отправились в Орден, также директор просил привести Дневную Тень, чтобы он мог участвовать в разработке планов, - фыркнул маг.
- Хм, все разговоры с шестерками мне надоели, пора поговорить к королем этой шахматной партии, - произнес меланхолично гриффиндорец.
- Шахматы? Кто хочет сыграть в шахматы? – Рон отвлекся от спора с друзьями.
- Профессор Снейп? – Гермиона также обратила внимание на происходящее.
- Что вы здесь делаете? – выдавил Невилл.
- Ничего такого, Лонгботтом, что касалось бы вас, - ядовито отозвался зельевар. – Мистер Поттер, думаю, что это было ваше согласие на посещение штаб квартиры Ордена Феникса в качестве лучшего охотника на вампиров?
- Вы как всегда весьма проницательны, профессор Снейп, - усмехнулся не менее язвительно в ответ Гарри.
Но внезапно вампир почувствовал знакомый аромат и с нетерпением уставился в проход, ожидая появления красивого изящного блондина с невероятной улыбкой и запахом. И этот юноша не заставил себя ждать, появившись в дверях с наглой и хамоватой улыбкой, однако его глаза блестели, когда он смотрел на любимого.
- Хорек, какого черта тебе здесь надо?! – вырвалось у Рона.
- Мистер Малфой также приглашен на собрание, - добавил как бы невзначай Снейп.
- По какому праву? – спросил Сириус.
- Напарник Дневной Тени, - фыркнул Драко, проходя мимо гриффиндорской троицы, продолжавшей возмущаться.
Гарри неотрывно смотрел в серебристые глаза, боясь прервать этот волшебный момент. В глубине этих невероятных глаз сияла настоящая искренняя любовь, которую сложно выразить словами, но можно показать действиями. Все в неверии следили за слизеринцем, который приблизился к вампиру, не выказавшему ни малейшего недовольства, и остановился в паре шагов от него. Сириус почувствовал, что он что-то явно пропустил.
- Думаю, я достаточно терпел этих болванов, - прошептал неслышно Малфой. – И мне хочется показать им всем, что нас связывает.
С этими словами маг резко сократил расстояние и прижался к губам Гарри, положив руку ему на затылок. Через несколько мгновений руки брюнета прижали к себе хрупкого слизеринца. Все в комнате были ошарашены, кроме Снейпа, который остался абсолютно безучастным, словно не на его глазах целовались его крестник и вампир. Гермиона пискнула и прижала руки ко рту, Невилл и Рон переглянулись и сглотнули. А Сириус с расширенными глазами смотрел, как Гарри целует Малфоя. Никто не ожидал такого от них.
Гарри, не обращая внимание на внешние раздражители, продолжал целоваться с Драко, довольный таким исходом этого дурацкого разговора с крестным. Ему требовалась хоть какая-то моральная поддержка, что и почувствовал блондин, мгновенно заявившись, и так эффектно заявив права на вампира, впрочем, тот даже не возражал.
- Г-Гарри, - слабо позвал Сириус.
- Гарри и Хорек?! – закричал Рон.
- Похоже, он не так уж и одинок, - пробормотал Невилл.
- Гарри, Драко, у нас есть еще дела, - негромкий холодный голос мастера зелий заставил всех вздрогнуть, однако, парочка, наконец, оторвалась друг от друга.
- Крестный, ты умеешь обломать весь кайф, - пробормотал слизеринец, поворачиваясь к магу лицом и вопросительно смотря на него.
- Он прав, мы продолжим позже и наедине, - многообещающе прошептал в ухо любимому Поттер, вызвав волну мурашек у Драко. – Вы правы, профессор, сейчас есть более важные дела, простите нас за несдержанность.
- Прости нас, Северус, - послушно повторил Слизеринский Принц, однако его вид говорил о чем угодно, но не о прощении.
- Вы вместе?! – вырвалось у Гермионы.
- А тебя что-то не устраивает, Грейнджер? – холодный голос блондина отрезвил ее.
- Просто это немного неожиданно, - покраснев, выдавила девушка.
- В жизни многое нельзя предугадать, - хмыкнул Поттер. – Думаю, нам надо бы отправиться на Гриммуальд-Плейс.
- Откуда ты знаешь месторасположение штаба?! – воскликнула Гермиона снова.
- На глупые вопросы не отвечаю, - фыркнул Гарри.
- Поттер, вы сами доберетесь до Ордена или вам помочь? – спросил Снейп.
- Мы сами, - Драко прижался к любимому, зная, что иначе он может потеряться в тенях, подвластных только созданиям ночи.
И через пару секунд парни скользнули в тень, чтобы через некоторое время оказаться в гостиной на Гриммуальд-Плейс в семейном особняке Блэков, где их ожидал очень интересный разговор и много встреч.
- Ты знал о них, Снейп?! – Сириус повернулся к старому врагу и яростно взглянул на него.
- Не сложно догадаться, когда застаешь их на своем столе в недвусмысленной позе, - фыркнул зельевар.
- Что? – голос бывшего Мародера даже сел.
- Но сейчас личная жизнь наших крестников не так важна как то, что им предстоит, - произнес Северус.
- Но ведь…
- Блэк, советую тебе все просто принять, иначе можешь натолкнуться на такую стену, которую преодолеть не сможешь, - в голосе декана Слизерина прозвучали угрожающие нотки.
- Сириус, нам тоже нужно поговорить с директором! – Невилл подошел к мужчинам.
- Не думаю, что это хорошая идея, - осторожно отозвался профессор ЗОТИ.
- Мы идем! – заявил парень.
Тем временем Гарри и Драко оказались посреди небольшой гостиной, освещенной лишь отблесками огня из камина. Парни настороженно стали осматриваться, а Поттер еще и напряг все свои вампирские инстинкты и чутье. Все-таки, что бы ни говорили им маги, это место было отнюдь не самым безопасным, и тут было довольно много тех, кого юноши уверенно могли отнести в категорию своих врагов.
- Здесь есть еще кто-нибудь? – спросил Малфой.
- Несколько человек в соседнем помещении, и еще парочка наверху, а также есть комната, непроницаемая даже для меня, возможно, там тоже люди, - честно ответил гриффиндорец.
- Ты всегда сначала делаешь, потом думаешь, - вздохнул блондин, пробежав пальцами по руке своего собеседника.
- С чего такой экспромт? – поинтересовался Гарри, намекая на разоблачение их отношений.
- Просто захотелось, - пожал плечами Драко, не смотря в глаза брюнету.
- Дрей, ты лжешь, - настойчиво сказал вампир.
- Это все мелкая Уизли, - неохотно признался его любимый.
- А она тут при чем? – удивился гриффиндорец.
- Когда я проходил мимо Большого зала, эта рыжая заноза строила планы твоего соблазнения. Мне стало просто жизненно необходимо поцеловать тебя. Терпеть не могу эту наглую девчонку!
Гарри с удивлением смотрел на блондина, покрасневшего и отвернувшегося от него. Раньше такого не было, но сейчас Драко стал чаще ревновать его. Возможно, он боялся, что после разоблачения Поттер перестанет нуждаться в нем и найдет себе других друзей.
- Дрей, - его голос стал бархатистым, заставив еще сильнее зардеться гордого аристократа, - ты ведь не думаешь, что я тебя брошу?
- Нет, - быстро ответил тот.
- Опять лжешь, - нежно улыбнулся вампир.
- Прости, - пробормотал Малфой.
- Никогда не сомневайся во мне и в моих чувствах, - неожиданно печально попросил Гарри.
- Я…
Но договорить ему Поттер не дал, и ловко заткнул поцелуем. Драко счастливо ответил, запустив руки под рубашку брюнету и касаясь холодной кожи горячими руками. А вампир неожиданно отступил на шаг назад, прерывая поцелуй. Его глаза были абсолютно алыми, а клыки выдвинулись. Он был в ярости.
- Что с тобой? – слизеринец испуганно отпрянул.
- Я убью эту Паркинсон! – прошипел охотник.
- Что случилось? – обеспокоенно спросил блондин.
- Ты разве сам не чувствуешь? Эта змея подлила тебе очередное зелье!
- Но приворотные на меня не действуют!
- Это не приворотное, а отворотное. Твои чувства не угасли, но появились сомнения в моих.
- Ты уверен?
- У тебя во рту все еще остался привкус этого зелья.
- Я ее сам убью!
- Не стоит, - зловещая улыбка коснулась алых губ. – Я ей сам займусь.
- Только без рукоприкладства!
- Я женщин, девушек и детей не трогаю, Дрей.
- Знаю, просто боюсь, что твоя ярость превысит принципы.
Драко снова прильнул к разозленному вампиру и стал осторожно гладить его по спине, пытаясь успокоить. Как он мог допустить, чтобы эта девушка снова опоила его зельем? Как он мог сомневаться, что Гарри любит его? Как он мог думать подобное о своем любимом? Это непростительная ошибка.
- Не надо себя винить, Дрей, - теперь уже Гарри пришлось успокаивать его.
- Ты опять читаешь мои мысли?
- Не думай так громко.
- Прости, что сомневался в тебе, - произнес глухо Малфой.
- Тебе не за что извиняться, к тому же эффект зелья сошел на «нет», - улыбнулся вампир. – А вот с Паркинсон я разберусь сегодня же. Мне надоело, что она вечно опаивает тебя всякой дрянью. Кстати, тебе и самому надо лучше следить за этой особой
- Сегодня был трудный день, - извиняющимся тоном сказал Драко.
- И он еще не закончился, - хмыкнул Поттер, услышав приближающиеся к комнате шаги.
Против проникновения по теням еще не изобрели ни защиты, ни системы оповещения, поэтому появление двух парней в доме осталось незамеченным, даже великий Альбус Дамблдор не смог почувствовать их. Сейчас в гостиную направлялась Молли Уизли, собираясь по камину вызвать своего сына Чарли на очередное собрание.
Войдя в комнату, она не сразу заметила две фигуры, стоящие к ней спиной. Подойдя к камину женщина кинула в него щепотку Летучего пороха и хотела уже засунуть голову в огонь, когда ее настиг холодный и надменный голос:
- Добрый вечер, мисси Уизли.
Молли резко развернулась, направив палочку на незнакомцев. Из тени вышел Драко Малфой, гордо держа спину и с превосходством смотря на нее, за ним вышел второй чуть повыше юноша с загорелой кожей, черными волосами и изумрудными глазами. Он очень напоминал Молли ее давнего знакомого – Джеймса Поттера.
- Ты Гарри Поттер? – неуверенно спросила волшебница.
- Приятно познакомиться, мадам, - вампир оказался рядом с женщиной и с поклоном коснулся губами ее руки, а потом выпрямился.
- Что вы здесь делаете?! – палочка в руках Молли дрогнула, но она ее не опустила.
- Нас пригласил профессор Дамблдор для беседы, - вежливо ответил Поттер.
- Но нам об этом ничего не говорили, - возразила она.
- Молли! Ты там где? – в комнату вошел Ремус Люпин, а за ним Аластор Грюм собственной персоной, вызвав тихое рычание у вампира.
Оборотень так и замер на пороге, не отрывая своих золотистых глаз от двух юношей. Тонкий запах вампира разлетелся по комнате, исходя от зеленоглазого брюнета, холодно смотрящего на старого аврора. Обстановка резко накалилась.
- Добрый вечер, господа, - Драко прошел чуть вперед.
- Мистер Малфой, здравствуйте, - отозвался Ремус.
- Поттер! – рык Грозного Глаза заставил вздрогнуть всех, кроме вампира.
- Грюм, - кивнул юноша, и от его голоса у остальных поползли мурашки по спине.
- Дамблдор вас давно ждет, - Люпин решил все взять в свои руки.
- Не сомневаюсь, - Гарри даже не повернулся в сторону одного из Мародеров.
- Мальчики, не хотите покушать? – к Молли вернулось ее прежнее расположение духа.
- Они не будут! – ответил за них Грюм.
- Почему же? Мы весьма устали и немного голодны, - возразил гриффиндорец.
- Вы здесь не для этого! – рявкнул аврор.
- Я здесь только потому, что мне надоели недосказанности между нами, и ничего больше, - фыркнул вампир, смотря прямо в глаза Аластору.
В этот момент дверь в прихожей отворилась и все услышали голоса. Гарри сразу догадался, что это прибыли Снейп, Блэк и Золотое Трио, поэтому понял, что пора заканчивать весь этот балаган и пора поговорить с упрямым старикашкой, чтобы выяснить все и сразу.
- Всем привет, - Сириус вошел в гостиную и замер, смотря на немую сцену.
- Вы что-то припозднились, - заметил прохладно Поттер.
Мужчина сглотнул и посмотрел на крестника, встречаясь с насмешливыми глазами. Он боялся, что после его реакции на отношения двух парней, Гарри вообще с ним не заговорит. Но просто это было так невозможно странно – Поттеры и Малфои всегда ненавидели друг друга, с самых истоков рода они конфликтовали, а их дети смогли полюбить друг друга. Жаль, что Нарцисса этого не видит, она бы порадовалась за сына.
- Добрый вечер, - в гостиную, наконец, вошел Дамблдор.
Его лучистые глаза пробежались по всем присутствующим и замерли на том, кто на данный момент интересовал его более всего – Дневная Тень. Юноша встретил его взгляд спокойно и уверенно, только его глаза были ледяными, словно в них застыли все эмоции. Альбусу было странно видеть на таком юном лице столь суровое выражение. Но неожиданно на его губах появилась радушная теплая улыбка, хотя глаза остались холодными.
- Добрый, профессор Дамблдор, - отозвался Гарри Поттер.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:24 | Сообщение # 28
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 32 Все карты раскрыты

- Мистер Поттер, я рад, что вы нашли время для разговора со мной, - улыбнулся Дамблдор, смотря на юношу.
- Не стоит с этим малолетним засранцем любезничать, Альбус! – рыкнул Грюм.
- Аластор, успокойся, - произнес спокойно директор, но в его голосе послышались стальные нотки. Гарри чуть слышно фыркнул, Драко остался спокойным, однако внутренне тоже веселился.
- Этот пацан опасен! – аврор зыркнул на гриффиндорца, но тот и глазом не повел.
- Думаю, нам стоит пройти в зал собраний и там все обсудить, - заметил старик.
- Я полностью с вами согласен, - заявил Гарри.
- Альбус, что происходит? – миссис Уизли посмотрела на мага.
- Молли, собери, пожалуйста, весь Орден, мы… - начал было Дамблдор.
- Я хотел бы поговорить с вами в узком кругу, директор, - холодно заявил вампир.
Маг удивленно посмотрел на юношу, Сириус и Снейп переглянулись, Драко чуть коснулся руки любимого, а Золотое Трио таращилось на тихоню Поттера во все глаза.
- Как хотите, мистер Поттер, но я бы советовал вам все же дождаться остального Ордена, чтобы они также смогли узнать о вас, - произнес Альбус.
- А вот это мне нужно меньше всего, - отрезал парень.
- Мистер Поттер, - женщина возмутилась.
- Мама, не вмешивайся, - произнес тихо Рон.
- Думаю, самое время пройти в зал собраний, - сказал Дамблдор и развернулся, покидая комнату, - мистер Лонгботтом, Уизли, мисс Грейнджер, думаю, вам стоит остаться здесь, Молли, проследи за ними.
- Конечно, - кивнула женщина.
- Нет, я пойду с вами, - Невилл решительно вышел вперед.
- Лонгботтом, взрослые разговоры не для вас, - фыркнул Снейп.
- Он не помешает, - не оборачиваясь, кинул Гарри и вышел, Драко чуть задержался и обвел надменным взглядом всех остальных, а потом также вышел.
Сириус и Северус поспешили за своими крестниками, Невилл тоже вышел, Ремус остановил Рона и Гермиону, которые хотели последовать за своим другом, и покачал головой. Поттер шел за директором, не разглядывая дом, он сосредоточился на комнате, сквозь которую не мог видеть, она расположена где-то недалеко.
«Сзади смотрится также хорошо, как и спереди», - вампир неосознанно уловил мысли Драко.
«Спасибо, ты тоже милашка», - усмехнулся брюнет.
«Поттер! Ты опять читаешь мои мысли?!» - возмутился слизеринец, и его щеки окрасились легким румянцем, что заметил Снейп.
«Это случайно получилось», - отозвался Гарри, однако вины в его голосе не было.
«Даже если они касаются меня?»
«Особенно если они касаются тебя!»
«Хорошо, но я хочу заметить, что задница у тебя тоже ничего».
«Поттер!!»
Небольшой мысленный разговор позволил вампиру немного расслабиться перед предстоящим разговором, ведь его раздражение ослабляло ментальные щиты, а недооценивать своего оппонента было глупо, тем более Дамблдор один из лучших легилиментов среди магов. Пока вся кампания шла до комнаты, Альбус исподволь наблюдал за юным Поттером. Грюм шел самым последним и не спускал пристального взгляда с мальчишки. Директор остановился перед небольшой обшарпанной дверью и чуть толкнул ее, первым входя внутрь. Гарри спокойно прошел за ним и, дойдя до другого конца стола, сел напротив старика, Драко последовал за ним и сел справа, слегка коснувшись его руки своей. Сириус также сел рядом крестником, кинувшим на него мимолетный равнодушный взгляд. Невилл присел рядом с директором, как и Грюм, Снейп же прислонился к стене позади своего крестника. Получилась своеобразная оппозиция, что поняли все в этой комнате.
- Мистер Поттер, еще раз повторюсь, но я действительно рад вас видеть сегодня, - первым нарушил тишину Дамблдор.
- Не сомневаюсь, - надменно кивнул юноша.
- Я думаю, все и так знают, зачем мы здесь собрались, - продолжил он.
- Хватит предисловий, Дамблдор, - фыркнул Гарри. – Я не намерен оставаться здесь дольше, чем требуется.
- Мальчишка, побольше уважения, - рыкнул Грюм.
- А ваше вмешательство вообще не требуется, - заметил прохладно Поттер.
- Аластор, успокойся, - произнес спокойно директор. – Раз ты так хочешь начать сразу с дела, то я не смею тебе отказать, Гарри.
- Приятно слышать. А теперь к делу, раз я здесь в качестве Дневной Тени, то думаю, стоит обращаться ко мне именно так.
- И чем тебя не устраивает собственное имя?
«Решил поиграть в психолога? Дурак», - фыркнул Поттер.
- Мое имя меня всем устраивает, но вот вам нужен был не я, а Дневная Тень, лучший охотник на вампиров, и сейчас я здесь именно в этой роли.
- Хорошо, Дневная Тень, - покладисто согласился Альбус, но его глаза хитро блеснули. – Но у меня есть вопрос: ты стал вампиром именно в ту ночь, когда пропал из приюта?
Если директор надеялся хоть на кого-то произвести впечатление этими словами, то он просчитался, так как все остальные об этом давно уже знали, а если и не знали, то догадывались, в частности этим догадавшимся был Грюм, все-таки он всю жизнь был аврором и много чего повидал. Юноша остался спокоен, как объевшийся удав.
- Вы угадали, тогда меня укусил вампир, - кивнул Гарри, - но мы здесь не для обсуждения моей личной жизни.
- Почему ты не обратился ко мне, когда поступил в Хогвартс? Мы смогли бы найти выход из твоего положения, - неожиданно печально спросил маг.
- Мне не требовалась ваша помощь, - фыркнул вампир.
- Гарри, мальчик мой, - вздохнул Альбус.
- Дамблдор, я не ваш мальчик и им никогда не был и не буду, ваш мальчик – это Лонгботтом, вот ему и проводите воспитательные лекции, - хмыкнул насмешливо Гарри.
Драко улыбнулся уголками губ и почувствовал, как рука вампира накрыла его собственную. Снейп отвел взгляд от этого зрелища, так как его не сильно радовало, что Поттер-младший является парнем его крестника, а вот Сириус отчего-то довольно улыбнулся. Невилл недоуменно посмотрел на однокурсника, но тот проигнорировал его взгляд.
- Мистер Поттер, - с укором покачал головой Альбус.
- В данный момент Дневная Тень, - исправил его Гарри.
- Хорошо, Дневная Тень, мы здесь собрались обсудить условия вашего союза с нами, - вздохнул маг, ему уже надоело спорить с парнем.
- Интересно, - хмыкнул Гарри, - а кто вам вообще сказал, что я соглашусь сотрудничать с вами? У вашего Ордена плохая слава, Дамблдор.
- Мистер Малфой… - начал директор.
- Драко пообещал вам встречу со мной, если вы выполните его условия, и ничего более, однако, несмотря на все ваши заверения, его условия так и не были выполнены. Я согласился на эту встречу не потому, что у меня просто не было выхода, а потому что мне надоело, что каждая шавка в волшебном мире знает, что Орден Феникса разыскивает меня. Это доставляет неудобства.
- Ты много на себя берешь, юнец! – Грюм не выдержал и вскочил на ноги, целясь палочкой в юного Поттера.
- Дамблдор, если вы так хотели обсудить мое возможное сотрудничество с вами, то почему допускаете оскорбления в мою сторону. Я, конечно, и сам вполне могу позаботиться, чтобы этот человек замолчал навечно, но предпочел бы менее резкие методы, - спокойно произнес Гарри.
- Аластор, сядь, пожалуйста, и убери палочку, - настойчиво попросил Альбус.
- Нет уж. Мне надоело, что какой-то сопливый мальчишка, возомнивший себя Мерлин знает кем, указывает мне, что делать! – отказался аврор. – Ты сейчас же все расскажешь нам, Поттер, иначе отправишься в Министерство и будешь взят под официальный арест, а там и до Азкабана рукой подать.
- И какие обвинения вы собираетесь ему предъявить? – насмешливо поинтересовался Драко.
- А ты, щенок, не вмешивайся, твое место в Азкабане, как и твоего отца! – и Аластор перевел палочку на блондина.
И если Гарри совсем не волновали выпады старого сумасшедшего в свою сторону, то когда он наехал на Драко, все его вампирские инстинкты взбунтовались и вынесли смертельный приговор аврору. Совладав с чисто вампирским желанием вцепиться Грюму в горло и выпить всю его кровь, Поттер не смог себе отказать охладить пыл мага. Драко ощутил ярость, исходящую от его любимого, когда аврор наставил на него палочку, и искоса взглянул на внешне спокойного брюнета. Тот в таком состоянии мог вытворить что угодно.
- Аластор, не делай глупостей, - Альбус попытался утихомирить старого друга, пока он окончательно не разозлил вампира, но опоздал.
Дамблдор почувствовал мощную волну магии, направленную на Грюма, а затем аврора резко вжало в стул, а его палочка отлетела к противоположной стене. Гарри смотрел на него, словно он был каким-то клопом. Зря аврор недооценивал юношу, ведь в его жилах кровь Гриффиндора и Слизерина, что само по себе взрывная смесь силы, а если примешать еще и вампирскую долю…
- Дневная Тень, прошу вас отпустить его, - спокойно попросил Альбус.
- Он оскорбил мою пару, - в голосе послышались рычащие нотки.
- Пару? – удивленно переспросил старик, переводя изучающий взгляд на невозмутимого Драко, который прямо и уверенно встретил его взгляд.
- Что за пара, профессор? – удивленно спросил Невилл, до этого скромно молчавший и не вмешивавшийся в разговор двух сторон.
- У каждого волшебного существа есть пара – это его вторая половинка, которую он встречает в течение своей жизни, но это происходит не всегда. Если вампир найдет свою пару, то он никогда и никому не позволит причинить ей вред и убьет любого, кто посмеет угрожать ей. Дневная Тень еще сдержался, ведь Аластор представлял прямую угрозу его паре. Законом волшебного мира предусмотрено полное оправдание действий любого волшебного существа, если оно защищает свою половинку. И если Дневная Тень сейчас убьет Грюма, его полностью оправдают, однако, он будет раскрыт, чего несомненно не желает, - произнес Дамблдор.
- Вы забили упомянуть, что соединенная пара становится сильнее, и они могут использовать способности друг друга, правда не все и не во всех случаях, только для собственной защиты или защиты своей половинки, - добавил Северус.
- Соединенная пара? – удивился Герой.
- Лонгботтом, учебник по ЗОТИ за 3 курс, там все объяснено про пары волшебных существ и вы можете освежить свои знания потом, - отрезал ядовито зельевар.
- Северус, - укоризненно протянул Дамблдор.
- Прошу прощения, директор, но мальчишка неуч и этого не исправить, - фыркнул Снейп.
Гарри нагнулся к уху Драко и, коснувшись его губами, прошептал:
- Ты в порядке? Грюм тебя не напугал?
- Я больше волновался, когда ты вышел из себя, - тихо ответил блондин.
- Он угрожал тебе, глупый поступок, - отозвался брюнет.
- Надеюсь, что с превращением нас в соединенную пару ты не передумал? – неожиданно спросил слизеринец.
- Я покажу тебе, как я не передумал, завтра, - хмыкнул Гарри.
- С нетерпением жду, - мурлыкнул Малфой.
Неожиданно Поттер ощутил давление на своих ментальных щитах и с легкостью отразил попытку проникновения, тогда Драко чуть сжал руку, чувствуя легкую боль от попытки проникновения, все-таки он был намного чувствительнее в ментальной магии, и вампир уверенно отбил и попытку проникновения в разум возлюбленного. Брюнет взглянул в глаза директора и насмешливо усмехнулся, его попытка прочесть их оказалась неудачной.
- Ломиться в мысли вампира – это плохая идея, Дамблдор, - заметил спокойно Гарри.
- Все же вы соединенная пара, раз ты смог защитить и мысли Драко, - ответил директор.
- Соединенная? – вырвалось у Сириуса, и он растерянно посмотрел на парней, Снейп был почти не удивлен, и все же он не ожидал, что они зашли так далеко.
- Наша личная жизнь вас не касается, - отрезал Малфой решительно, хотя и сам был удивлен, почему старик решил, что они уже соединились.
- Мы все время прерываемся на какую-нибудь ерунду, - невозмутимо произнес Поттер.
- Ты прав, Дневная Тень. Я от лица всего Ордена Феникса предлагаю тебе создать союз против Волдеморта, - сказал торжественно Дамблдор.
- Кажется, я уже говорил, что это меня не интересует. Волдеморт – ваш враг и справляйтесь с ним своими силами, тем более у вас уже есть Избранный, - вампир кивнул в сторону Невилла.
- Волдеморт – это всеобщий враг, в новой войне никто не сможет остаться в стороне! – возразил старик.
- Но к нему присоединился тот, кто нужен мне, - неожиданно голос Гарри стал холодным. – Мне нужен Принц, он моя цель, а ваш Волдеморт мне по боку.
- Зачем тебе Принц? – спросил Сириус.
- Умрет Принц, умрут и остальные вампиры, - пожал плечами охотник.
- Но ты тоже вампир! – воскликнул его крестный.
- Скорее, полувампир, - возразил Снейп. – Он также сильно отличается от вампиров, как и от людей. Превращение не произошло до конца по каким-то неясным мне причинам.
- Это хорошо, - успокоился Блэк.
- И раз все же так получилось, что наши цели почти совпали, я согласен помочь вам с вашей проблемой вампиров, однако, за эту помощь цена тоже есть: вы гарантируете мою и Драко полную неприкосновенность и не вмешиваетесь в мои дела, - продолжил Гарри.
- Это неприемлемо, - покачал головой Альбус.
- Тогда нам больше не о чем говорить, - заявил Поттер.
- Вы можете присоединиться к Ордену и тогда помогать, - предложил директор.
- Я уже сказал вам мои условия, Дамблдор, вы можете обдумать все, - вампир встал, за ним поднялся и Драко. – А мы пока пойдем, нам есть чем заняться.
От двусмысленной фразы покраснели Сириус и Невилл, которые ясно представили, чем эти двое могут заняться наедине, Северус хмыкнул.
- Мы еще не закончили, - Альбус привстал.
- Мы все закончили, - отрезал парень. – Все свои душещипательные аргументы, которые подействуют только на наивных идиотов, оставьте при себе. Мне плевать на ваш Орден, на вашу школу и на весь магический мир, Волдеморт мне тем более до лампочки, поэтому сколько не говорите, но все напрасно. Моя цель – Принц, и раз он связался с вашим врагом, то я могу помочь вам с вампирами, но не стану делать работу за вас. И если вас не устраивают мои условия, то нам не о чем больше говорить.
Гарри прошел мимо директора, даже не удостоив его взгляд, и спокойно покинул комнату, слизеринец, шедший за своим любимым, замер в дверях и взглянул на Дамблдора.
- Вам лучше согласиться, - посоветовал он. – Потому что со временем он поднимет свои требования и сведет вмешательство к минимуму, если будете медлить. Для вас это обойдется дорогой ценой, а ему плевать на чужие жизни.
А затем Малфой вышел из зала, оставив магов Ордена разбираться с полученной информацией. Они сильно были уверены, что Дневная Тень охотно вступит в союз с ними, но они просчитались. Сириус сидел на стуле, опустив голову вниз, он не ожидал от крестника таких жестоких слов, но также он не мог его осуждать, ведь старик действительно хотел переложить проблему с Темным Лордом и Принцем на плечи двух подростков.
- И что ты намерен делать дальше, Альбус? – Аластор хмуро посмотрел на друга.
- Не знаю, это было немного неожиданно, - ответил директор.
- Да он нас чуть ли не прямым текстом послал, - фыркнул аврор.
- Но он действительно может помочь с Принцем, тем более этому главному вампиру нужен Гарри, это его условие, которое он выставил Волдеморту, - неуверенно заметил Невилл.
- Вы сами искали встречи с Дневной Тенью, директор, - произнес Снейп. – Я меньшего и не ожидал от такой личности.
- Сириус? – позвал Альбус.
- Да? – мужчина поднял голову и посмотрел на него.
- Ты можешь поговорить с Гарри и убедить его войти в Орден?
- Я не стану этого делать, - покачал головой Блэк.
- Я понимаю, он твой крестник, но на кону стоит судьба мира, - начал свою шарманку старик.
- Мир меня волнует меньше всего, а вот Гарри и его состояние намного больше, поэтому я не буду выполнять ваши просьбы относительно него, да и Ремус тоже, - решительно заявил он.
«Не ожидал такой смелости от этой блохастой псины», - подумал Северус.
- Похоже, Альбус, если мы хотим его помощи, то придется принять эти условия, - неохотно произнес Грюм. – Воздействовать на него через Малфоя вообще опасно для жизни, этот парень умеет выигрывать.
- Интригующий молодой человек, - согласился с ним Альбус. – Я действительно не вижу иного выхода.
- В этот раз Поттер победил, - хмыкнул одобрительно Аластор.
Гарри и Драко немного задержались перед тем, как покинуть особняк Блэков, чтобы вампир подслушал их разговор. Услышанным он остался вполне доволен и был приятно удивлен решимостью своего крестного, оценив этот жест. Молли хотела накормить парней, но брюнет вежливо отказался. Гермиона и Рон, сидевшие на кухне, терпеливо дожидались своего друга и не решились спросить о разговоре у Поттера. Ненадолго вампир замер перед лестницей, напряженно всматриваясь вперед.
- Что такое, Гарри? – спросил обеспокоенно Драко.
- Здесь есть место, которое я не могу увидеть, - ответил брюнет, - словно оно защищено чем-то более мощным, чем простые чары.
- Это штаб Ордена и особняк Блэков, вполне возможно, что это одна из замурованных комнат для проведениях ритуалов темной магии, - пожал плечами блондин.
- Слишком маленькая для этого, - покачал головой Гарри.
- Пошли уже отсюда, - Малфой, зевая на ходу, потянул за собой гриффиндорца.
- Ладно, - нехотя согласился вампир, однако, сделал себе мысленную пометку внимательней осмотреть это место при следующем посещении этого дома.
Переместившись по теням, они оказались в комнате Драко, где ее хозяин сразу же улегся на кровать, скинув одежду на пол, хотя обычно он складывал ее аккуратно на стул, и натянул одеяло по шею, оставив вторую половину кровати для Поттера, почти уже жившего с ним в подземельях. Гарри также быстро переоделся и присоединился к блондину, который, оставив подушку, заменил ее грудью вампира.
- Кстати, Гарри, почему Дамблдор решил, что мы соединенная пара? – задал интересовавший его вопрос Малфой.
- Дрей, неужели ты ничего не помнишь о способностях вампиров? – усмехнулся брюнет.
- Я все отлично помню, но при чем здесь соединение?
- Вампир способен защитить мысли своего избранника только после их полного соединения, однако, я мог делать это и раньше, несмотря на то, что мы даже не были еще парой.
- Правда? Значит, мои мысли защищены тобой?
- Конечно.
- Но почему ты можешь это делать, мы же еще не… ну ты понял?
- Не знаю, возможно, из-за моей особенности, возможно из-за твоего наследия. Кто знает?
- Ты думаешь, они примут твои условия? – обеспокоенно спросил Драко.
- Если хотят уничтожить Принца, примут, - отозвался спокойно Гарри. – Если же нет, мы покинем Хогвартс и отправимся в замок Слизерина, где будем в абсолютной безопасности.
- А…
- Давай спать, сегодня был напряженный день, - гриффиндорец приобнял мага.
- Хорошо, - Малфой с удобством устроился на прохладной груди Поттера.
Вскоре комната погрузилась в тишину, прерываемую лишь тихим дыханием двух юношей, которые задали слишком много хлопот окружающим. Но это их не волновало, им предстояли другие волнения и переживания, но все это еще будет, а пока они наслаждаются временным спокойствием. Грядет буря, которая взбудоражит всех и не оставит в стороне никого.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:25 | Сообщение # 29
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 33 Обещание

Драко проснулся утром не от того, что его глаз коснулся яркий солнечный лучик, а от противного громкого вопля. Он лениво открыл глаза и увидел в дверях Паркинсон, которая смотрела на него выпученными глазами, словно увидела нечто ужасное и омерзительное. Блондин несколько секунд растерянно на нее смотрел, пока его мозг окончательно не проснулся. Тотчас он выпрямился и взглянул на девушку холодным колючим взглядом.
- Что ты здесь делаешь, Паркинсон? – поинтересовался он. – В таком виде.
Панси действительно была странно одета: на ней был полупрозрачный обтягивающий пеньюар из шелка, а в руке у нее была бутылочка с зельем.
- Ты и он?! – взвизгнула она, указав пальцем в сторону спящего Гарри.
На самом деле Поттер давно уже не спал и просто притворялся, и Драко это прекрасно знал. Вампир предоставил своему любимому последнюю возможность самому разобраться с этой надоедливой девчонкой.
- Паркинсон, что ты делаешь в моей комнате? – повторил свой вопрос блондин.
- Да как ты посмел мне изменить?! – девушка покраснела от ярости.
- Успокойся, этот цвет лица тебе не идет, - фыркнул Малфой.
- Поттер! – ультразвук таки заставил Гарри открыть глаза и перестать играть в «спящую красавицу». Гриффиндорец недовольно посмотрел на девушку.
- И что она тут делает? – ровно поинтересовался Поттер.
- Я это тоже пытаюсь узнать, - в том же тоне отозвался Драко.
- Я его девушка! – заявила Панси.
- Ты? – блондин скептически посмотрел на нее. – Во-первых, у моей девушки были бы красивые ноги, во-вторых, она была бы достойно воспитана, в-третьих, у меня никогда не будет девушки, так как у меня уже есть парень.
- Нет, ты мой! – и ведьма, размахнувшись, швырнула склянку с зельем в парней, однако, Гарри, даже не напрягаясь, поймал бутылочку.
Драко забрал у него зелье и посмотрел на него через свет. Как он и думал, это также было приворотное зелье, только в этот раз в форме газа. Несомненно, зельевар, у которого она заказывала все эти зелья, был талантлив, но и его способности ничто против настоящих чувств.
- Пожалуй, отдам это крестному, пусть изучит, - произнес блондин.
- Думаю, он будет рад, - Гарри нагнулся и поцеловал Малфоя в шею.
Панси возмущенно задохнулась, и парни продолжили целоваться. Девушка беспомощно смотрела на то, как тот, кого она считала своим женихом, наслаждается близостью совсем другого человека, и от этого в ней разгоралась нестерпимая ярость. Она резко схватила со стола нож для бумаги и, замахнувшись, попыталась ударить, но ее рука оказалась схвачена Гарри. Его глаза стали алыми от ярости.
- Глупая девчонка, - произнес он, сжимая рукой ее запястья.
- Стой, - Драко понял, что если брюнета не остановить, то Паркинсон может пострадать.
Малфоя мало волновала сама девушка, куда больше его волновало состояние любимого, который не очень обрадуется, если причинит ей вред. Он коснулся руки Гарри, крепко державшей Панси, и мягко сжал ее.
- Отпусти ее, - попросил он.
- Я тебе говорил, что этот нож нужно держать в столе, Дрей, - произнес вампир, отпуская Паркинсон и забирая у нее ножик.
- Теперь я так и буду делать, - кивнул Драко.
- Отлично, - ответил Поттер. – А теперь поговорим с тобой.
Он повернулся и посмотрел на съежившуюся под его взглядом девушку.
- Если еще раз я увижу тебя рядом с Драко, ты пожалеешь о том, что родилась ведьмой и встретила меня. Ты меня поняла?
- Д-да, - испуганно ответила она.
- Тогда убирайся отсюда, - фыркнул вампир.
Панси быстро выбежала за дверь, громко ею хлопнув. Гарри довольно хмыкнул и прикрыл глаза, слизеринец пару мгновений смотрел на Поттера, а потом перевел взгляд на бутылочку в руках. Надо было отнести это зелье Северусу, чтобы он проверил его, а потом его можно было бы использовать и в своих целях, например, на той же Паркинсон, которая уже достала своими выходками обоих парней.
- Кстати, надо бы твоей матери сообщить о случившемся, она наверняка волнуется, - заметил Гарри, не открывая глаз.
- Ты прав, она наверняка места себе не находит, - отозвался Драко.
- Ну, места в замке много, уж уголок она себе найдет, - фыркнул вампир.
- А ты лучше подумай, когда будешь свои вещи ко мне в комнату переносить, - хмыкнул блондин, отставляя склянку с зельем на прикроватный столик.
- Что? – Гарри открыл глаза и недоуменно посмотрел на мага.
- Я тебе предлагаю переехать ко мне, Поттер, не тупи, - фыркнул блондин, однако в его голосе послышались неуверенные нотки.
Гриффиндорец пару секунд задумчиво изучал лицо Драко, а потом взял его в руки и нежно коснулся его губ легким целомудренным поцелуем.
- Неуверенность тебе идет, Дрей, - произнес он.
- До такого состояния меня можешь довести только ты, - вздохнул маг.
- Сегодня вечером я заберу все свои вещи из Гриффиндорской башни, - заявил брюнет.
- Отлично, - улыбнулся блондин.
- Думаю, Дамблдор возражать не станет, - произнес Гарри.
- Тебе? – блондин взглянул на Поттера. – После вчерашнего вечера точно не рискнет.
- Кстати, пора эту Паркинсон приструнить, мне надоели ее вечные попытки приворожить тебя, - внезапно заявил вампир. – Если такое повторится еще раз, я точно убью ее.
- Не стоит марать руки, - фыркнул Драко, однако, в его голосе звучало беспокойство.
- Она пришла сегодня утром, надеясь этим зельем тебя приворожить и закрепить результат тем, что затащит в постель, - на этих словах Малфой передернулся, так вот почему она была одета в эту полупрозрачную тряпку, открывающую все ее недостатки и скрывающую достоинства, если таковые имелись.
- Надо с ней разобраться, - решительно кивнул блондин и направился к дверям, но остановился, услышав негромкий смех, и обернулся, смотря на веселящегося Поттера.
- Ты чего? – удивился он, вампира редко можно было увидеть таким.
- Одеться не хочешь? – поинтересовался Гарри. – Хотя, ты так гораздо аппетитнее.
- Жажда же не должна проявиться еще довольно долго? – уточнил слизеринец.
- Ты прав, - кивнул брюнет, продолжая смотреть на Драко глазами голодного волка.
- Тогда что такое?
- Хм, не могу дождаться вечера, - голос вампира стал глубоким, бархатистым, завораживающим, завлекающим. Противиться ему было сложно, но возможно, впрочем, Драко и не пытался. Поттер был единственным, кто мог хоть как-то повлиять на него.
- Мне нравится, когда ты так себя ведешь, - прошептал Малфой, смотря в изумрудные глаза, внутри которых вспыхивали и гасли красные искры.
- Только с тобой, - промурлыкал гриффиндорец.
- Малфои всегда получают все самое лучшее, - хмыкнул блондин.
- Поттеры тоже, - фыркнул Гарри, склоняясь вперед и касаясь губами губ мага, - и всегда добиваются того, чего хотят.
- И что же ты хочешь?
- Тебя, - рыкнул вампир, впиваясь собственническим поцелуем в губы Драко и, подхватив его на руки, развернулся и кинул его на кровать, а затем лег на него, прижимая к постели.
- Кажется, вечера мы не дождемся, - заявил Малфой, когда поцелуй прервался.
- Сам виноват, - хмыкнул брюнет, - нечего выглядеть таким чертовски сексуальным по утрам.
- Ничего не могу с этим поделать, я всегда обворожителен, - самодовольно хмыкнул слизеринец, проводя руками по холодной спине Поттера.
- Не могу спорить, - брюнет коснулся губами шеи Драко и слегка прикусил, не выпуская клыков, а потом нежно провел язык по покрасневшему месту. Блондин скользил руками по его спине, спускаясь все ниже. Тело вампира становилось все холодней, в то время как жар Малфоя лишь распалялся сильнее. Ощущения были невероятными.
- Черт, - прошипел Гарри, разворачиваясь к двери.
- Кто опять? – мгновенно понял слизеринец.
Через несколько мгновений дверь распахнулась, на пороге стоял раздраженный Снейп, а за ним показался Сириус. И если первый закатил глаза, заметив положение парней, то Блэк покраснел как помидор и отвел глаза.
- Крестный, ты крайне невовремя, - произнес спокойно Драко.
- Я пришел, чтобы не допустить прогулов моих занятий вами, - сообщил он язвительно, - а то, смотрю, вы нашли более интересное занятие.
- Мы не опоздаем, - вздохнул Малфой, появление мужчин испортило такой момент, да и настроение уже не то.
«Ладно, вечером, так вечером», - грустно подумал он.
- Сириус, спасибо, - неожиданно произнес Гарри, смотря на мужчину.
- За что? – не понял анимаг, даже забыв про свое смущение.
- За поддержку, - улыбнулся его крестник, и мужчина почувствовал, что его сердце сделало кульбит от счастья. Его мальчик принимает его!
- Какой трогательный момент, - иронично сказал Снейп. – Блэк, сопли подбери. Поттер, возвращайся в свою башню, тебе следует переодеться в школьную форму.
- Кстати, крестный, Гарри переезжает ко мне, - усмехнулся Драко, - сегодня вечером.
- Твоя жизнь, делай, что хочешь, - вздохнул зельевар.
Парень кивнул и снова посмотрел на любимого, в который раз убеждаясь, что ничего более правильного он еще не делал, только поддался наитию и подал руку бледному пареньку в очках тогда в поезде. Мужчины переглянулись, не заметить, с каким чувством блондин смотрит на Гарри, а вампир на него, было невозможно. Вампиры влюблялись единожды и на всю жизнь, и сейчас они видели именно любовь.
- Что ж, рад за вас, - фыркнул декан Слизерина.
- Спасибо, - сдержанно кивнул гриффиндорец.
- Крестный, и еще одно, - Драко дотянулся до бутылочки с зельем и кинул ее Северусу, - проверь это зелье. Паркинсон опять пыталась меня напоить приворотным зельем.
- Полагаю, мистер Поттер предотвратил это, - хмыкнул зельевар.
- Конечно.
- Отлично, - кивнул Снейп, - не опоздайте на зельеварение, иначе сниму по сотне баллов с каждого. И я не шучу, Драко.
С этими словами декан Слизерина развернулся и эффектно покинул остальных. Гарри оценил его уход и хмыкнул, а затем посмотрел на своего крестного.
- Что вчера решил старик? – спросил вампир.
- Думаю, ты и сам знаешь, - усмехнулся Сириус.
- Отлично, - кивнул Гарри. – Теперь можно начать новую партию.
- Ты о чем? – насторожился Блэк.
- Узнаешь, - загадочно ответил вампир.
- Пожалуй, мне пора, - внезапно маг заторопился, но Поттер прекрасно услышал его бормотание. – И что он делает в Гриффиндоре с такими то замашками?
Пару секунд брюнет молчал, а потом уткнулся слизеринцу в плечо, и его спина стала подрагивать, словно он плачет… или бесстыдно ржет. Драко обеспокоенно стал поглаживать его по спине, пока не услышал тихий смех любимого.
- Ты чего? – удивился он.
- Пора идти, - заявил весело вампир, чмокнул Малфоя в губы и слез с него.
- Вечером ты так не отвертишься, - протянул недовольно блондин.
- Это ты не отвертишься, Дрей, - в этих словах было обещание.
- Отлично, - слизеринец еще раз поцеловал Поттера, долго и страстно.
Гарри улыбнулся и, скользнув в тень, переместился в свою спальню, где, естественно, уже никого не было. Когда у Гриффиндора первым стояло зельеварение, все «львы» старались придти к кабинету минут за двадцать пораньше, чтобы не потерять лишние баллы. Вампир быстро переоделся в школьную форму, натянул мантию и полоснул лицо холодной водой. Оставшись удовлетворенным своим отражением, он стал спускаться в общую гостиную, где неожиданно обнаружилась Джинни. Она, увидев его, расцвела, словно роза.
«Точно опоздаю», - пронеслось в голове брюнета.
- Гарри, - крикнула она и повисла на шее вампира, который с абсолютно каменным лицом замер, поражаясь реакции ведьмочки.
- Будь любезна, не виси на мне, - выдавил он из себя.
- Ой, прости, - Уизли смутилась и отпустила его. – Как ты себя чувствуешь?
- Нормально, - холодный ответ.
- Я так и не успела поблагодарить, - произнесла девушка.
- Не стоит, я просто пообещал Невиллу спасти тебя. Все.
- Но все же ты герой, поэтому, - она приподнялась на носочках и хотела поцеловать Поттера, но тот отпрянул от нее, как черт от ладана.
- Это лишнее, - заявил он.
- Но…
- Не стоит этого больше делать, - серьезно произнес Гарри, в его голосе послышалась скрытая угроза, а в глазах заплясали красные искры.
Неожиданно перед глазами Джинни все поплыло, и она увидела Гарри, который целовал никого иного, как Малфоя, который обхватил его руками и прижал к себе. Парни повалились на диван и… видение прошло. Девушка отступила на шаг назад, ожидая увидеть взгляд Поттера, но тот уже исчез. Несколько минут юная волшебница приходила в себя после столь необычного видения, а потом несколько нервно хихикнула.
- Если Малфой узнает, то шкуру с меня спустит, - пробормотала она.
Тем временем Гарри уже направлялся в кабинет зельеварения, но как и подсказывали ему внутренние часы, он опоздал. Всего на минуту, но Снейпу и этого хватит, он же их с Драко предупредил. Как невовремя умеет появиться мелкая Уизли.
- Мистер Поттер, какова причина вашей задержки? – едкий тон профессора зельеварения всегда раздражал Гарри.
- Профессор Блэк задержал меня ненадолго, - ответил тихо юноша.
- В следующий раз скажите профессору, что у вас урок, - фыркнул Северус. – Десять баллов с Гриффиндора за ваше опоздание. Садитесь.
- Да, профессор, - покладисто кивнул брюнет и скользнул на единственное свободное место, которое оказалось рядом с Гермионой.
- Доброе утро, - смущенно улыбнулся он ей и отвернулся.
Грейнджер немного шокировано уставилась на парня, после вчерашних его выкрутасов она не ожидала, что он продолжит вести себя также как и раньше. Вампир снова походил на прежнего тихого и скромного Гарри, с которым они были знакомы раньше, но что-то внутри подсказывало, что верить глазам не стоит, ибо Поттер снова лишь играет свою роль мальчика-тихони.
- Не слишком ли сложный мыслительный процесс с утра? – насмешливый тон сквозил в тихом голосе Гарри.
- Ты читаешь мои мысли? – возмутилась Гермиона.
- И не только твои, - отозвался скучающим тоном юноша.
- Так нельзя. Мысли – это слишком личное, - возмутилась она.
- Угу, особенно твои, про Уизли, - вампир кинул мимолетный взгляд на рыжего парня.
- Я… ты… он…
- Мне плевать на вас, Грейнджер, сами разбирайтесь, - пожал плечами Гарри. – Только вот советую не затягивать, Браун уж очень часто размышляет о нем.
- А тебе какое дело?!
- Двадцать баллов с мисс Грейнджер за лишние разговоры на уроке, - голос Снейпа остудил пыл гриффиндорки.
Драко взглянул на скучающее лицо своего любимого, а потом увидел, как в глазах брюнета пляшут искорки, и он понял, что Поттер занялся своим любимым делом – доведением людей до нервного срыва, что у него получалось мастерски. Грейнджер уже была вся красная то ли от смущения, то ли от ярости, понять было сложно, но, зная вампира, и от того, и от другого.
- Даже в мыслях боишься назвать его хотя бы гадом слизеринским? – поинтересовался спокойно Поттер.
- Хватит копаться в моей голове, - заявила Гермиона.
- Копаются в грязном белье, - отозвался ее сосед, - я же просто развлекаю себя твоими дурацкими мыслями.
Гермиона ничего не ответила и отвернулась от брюнета, всем своим видом выражая вселенскую обиду и непомерную гордость. Гарри фыркнул.
- С виду умная девушка, а копни поглубже - ничего особенного, - заявил он.
В карих глазах Грейнджер сверкнул яростный огонек, но она снова проигнорировала своего соседа. Невилл обернулся и посмотрел на Гермиону, выглядевшую рассерженной, и на Гарри, явно довольного собой. На несколько мгновений изумрудные глаза встретились с голубыми, Лонгботтом вздрогнул, заметив алые искорки, напомнившие ему кроваво-красные глаза Волдеморта. Вампир хмыкнул и вернул все свое внимание профессору Снейпу, объяснявшему новое зелье, которое они с Драко давно разобрали вместе.
Когда все начали варить зелье, Гермиона, оказавшаяся в паре с Гарри, дала ему задание порезать корень мандрагоры, а сама занялась остальным. Поттер конечно мог ей помочь, но раз она сама нагрузила себя так, то пусть и делает, что хочет. Брюнет стоял у стола и наблюдал, как она добавляет ингредиенты. Снейп кидал мимолетные взгляды на гриффиндорцев, в особенности на Грейнджер и Поттера, но ничего не говорил.
- Не хочешь помочь? – поинтересовалась недовольно гриффиндорка, когда вампир уселся рядом с ней на стул с книгой в руках.
- Нет, - ответил он кратко.
- Нам одну оценку поставят, - напомнила Гермиона.
- Я уверен, ты сможешь его сварить, - не отрывая глаз от книги, отозвался Гарри.
- Почему ты все делаешь мне наперекор? – серьезно спросила она.
- Так интереснее, - просто ответил Поттер.
Больше они не разговаривали. Грейнджер спокойно доварила зелье и сдала его профессору. Когда прозвенел звонок с урока, то гриффиндорцы первыми ломанулись в двери, слизеринцы же вышли, сохраняя собственное достоинство. Гарри тихо и незаметно выскользнул чуть раньше остальных, но Драко это заметил и чуть усмехнулся. Поттер в своем репертуаре.
Вампир спокойно шел к кабинету трансфигурации, когда его внимание привлекла знакомая сова за окном. Он остановился и несколько мгновений смотрел на птицу, а потом приблизился к ней и снял письмо с лапы. Она ухнула и быстро улетела. Парень не стал разглядывать конверт и быстро достал послание. Прочитав его, Гарри чуть нахмурился.
- Он знает, - пробормотал брюнет. – Что ж, игра началась!
И на пол упал лишь пепел, оставшийся от сожженного письма.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 19.05.2010, 22:25 | Сообщение # 30
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Глава 34 Единение душ и тел

Гарри спокойно доедал свой завтрак, сегодня его никто не доставал, а Золотое Трио старалось держаться подальше, особенно обиженная Гермиона, что вполне устраивало вампира. Джинни также старалась держаться подальше, она была смущена своим видением и не знала, как себя вести с брюнетом. Драко смог вздохнуть свободнее, Панси старалась держаться подальше от него, но то и дело поглядывая на Гарри.
Дамблдор, МакГонагалл, Сириус и Ремус то и дело бросали внимательные взгляды на юношу, но тот успешно игнорировал их все. Личность Дневной Тени решили оставить в тайне и знали о Гарри только те, кто вчера присутствовал на собрании. Юноша покачивал в руках стакан с соком и над чем-то размышлял, директор наблюдал за ним, у старого мага было огромное желание использовать легилименцию и прочесть мысли Поттера, но он понимал, что лезть в мысли вампира – чистое самоубийство, и если вчера гриффиндорец лишь не пустил его, то сегодня вполне может ментально ответить на вторжение.
Вторая часть дня пролетела незаметно, и сразу после уроков Гарри отправился в свою спальню, где ему нужно было собрать свои вещи, чтобы перенести все к Драко. Он прекрасно понимал, что это уже открытое объявление об их статусе как пары, он думал, что это будет, по крайней мере, непривычно, но все казалось таким правильным и естественным. Поттер, привыкший всю жизнь быть один, только сейчас начал понимать, что потерял из-за этого, но ничуть не жалел о выбранном пути.
Погрузившись вот в такие мысли, вампир не заметил, как в комнату вошли Рон, Гермиона и Невилл, девушка, заметив брюнета, остановилась в дверях и стала прожигать его спину яростным взглядом, но Поттер даже не обратил на это внимание. Когда Гарри ощутил присутствие других людей в комнате, он с удивлением отметил, что они здесь уже довольно давно, а он даже не услышал их.
- Так и будете молча наблюдать за мной? – поинтересовался он иронично.
- Ты куда-то собираешься? – спросил неуверенно Лонгботтом.
- Чудеса дедукции, - фыркнул брюнет.
- И куда? Дамблдор дал тебе задание? – оживился Рон.
- Задание? – Гарри обернулся и посмотрел на рыжего, как на полного психа.
- Ты же теперь работаешь на Орден, - произнесла Гермиона.
- Это не так, - тихо возразил Невилл, - он отказался вступать в Орден и выполнять какие-либо его поручения.
- Что?! – Гермиона и Рон уставились на вампира.
- Но он согласился помочь Ордену избавиться от Принца, - добавил Избранный.
Гарри, не обращая внимания на магов, продолжил собираться, благо вещей у него было немного и наиболее ценные хранились в комнате Малфоя, зачарованной не только самим слизеринцем, но и Поттером.
- И куда же тогда ты собираешься, Гарри? – поинтересовалась подозрительно Грейнджер.
- Я переезжаю, - хмыкнул вампир.
- Дамблдор против, чтобы такой как ты жил с нами? – решил блеснуть интуицией Уизли.
- Такой как я? – в голосе Поттера появились ледяные нотки.
- Он не имел в виду ничего такого, - сразу заступилась за друга Гермиона.
- Ты переезжаешь к Малфою? – тихо спросил Невилл.
- Вас не должно волновать, где я буду жить, - хмыкнул охотник, - я бы посоветовал вам лучше следить за собой, чем за мной.
- Но ты ушел от ответа, - девушка не упустила такую мелкую деталь из вида.
- Я не обязан отвечать на ваши глупые вопросы, - фыркнул вампир.
- Ребята, что вы здесь застряли? – в спальню ворвался взбудораженный Дин. – Там такое происходит, это нельзя пропустить!
- Что именно? – все четверо взглянули на Томаса.
- Паркинсон у входа в гостиную читает балладу о своей любви, вы не поверите, Колину Криви, - сообщил им парень.
- Что? – изумились Гермиона и Рон.
Гарри понял, что Драко наконец добрался до надоедливой девчонки и выполнил свой план, поэтому на его губах расплылась довольная улыбка. Невилл удивленно посмотрел на брюнета, выглядевшего, как кот, объевшийся сливок.
- Твоих рук дело? – поинтересовался тихо Лонгботтом.
- Ты считаешь, что я тебе отвечу? – усмехнулся Поттер.
- Ты прав, это был глупый вопрос, - согласился шатен, но неожиданно он стал более серьезным. – Ты действительно хочешь убить Принца и всех вампиров вместе с ним?
- Если не я, то кто?
- Но это больше похоже на… геноцид, месть.
- Я и не говорил, что у меня бескорыстные и благородные намерения. Пока Принц жив, моя жизнь всегда будет в опасности, если он умрет, я смогу жить спокойно.
- Хочешь быть нормальным?
- А ты разве нет? – Гарри взглянул в глаза Невилла, всего мгновение удерживая зрительный контакт, чтобы увидеть ответ, а потом уменьшил чемодан и засунул его в карман мантии.
- Эй, Гарри, ты куда? – Дин окликнул брюнета, но тот проигнорировал его.
- Мы не сможем быть нормальными, Гарри, мы другие, ты и сам это знаешь, - прошептал Лонгботтом, зная, что Поттер услышит его.
«Знаю, но это не значит, что стремиться я к этому не буду», - подумал вампир, услышав последние слова Золотого Мальчика.
Незаметно покинуть гостиную не составило большого труда, а вот обойти Паркинсон, страждущую увидеть предмет своей слепой страсти, оказалось труднее, так как она ринулась к чуть приоткрывшемуся портрету, ведущему в гостиную, с небывалой скоростью прорвалась внутрь, сбив по пути брюнета, но не обратив на это внимание.
- Милый, я иду к тебе, - вопль слизеринки заглушил закрывшийся портрет, но Гарри прекрасно расслышал ее и испуганные вопли однокурсников.
- Драко постарался на славу, - насмешливо пробормотал вампир.
Поттер не стал ждать продолжения шоу, так как это было ему мало интересно, он отошел от входа в гостиную подальше и зашел в тень, чтобы его никто не увидел, а потом переместился в комнату Малфоя, который был уже там и с довольным видом читал книгу по зельеварению.
- Думаю, гриффиндорцы долго не забудут то представление, что устроила сейчас Паркинсон, - заявил брюнет.
- Панси всегда была падка на опрометчивые поступки, - хмыкнул маг, откладывая книгу в сторону и с любопытством смотря на вампира.
- Криви? Чем этот паренек тебе не угодил? – поинтересовался Гарри.
- Личный фотограф нашего Героя?
- Только и всего, ну и мелочный же ты, Дрей.
- Я простои памятливый, - фыркнул блондин.
- Прекрасно, - неожиданно голос Гарри смягчился, - ты все еще уверен в своем решении?
- Поттер, если бы я не был уверен, я бы не напоминал тебе об этом так часто! – фыркнул Драко, присаживаясь напротив брюнета.
- Я знаю, но я должен был спросить еще раз. Пути назад уже не будет, ты будешь связан со мной навсегда, - вздохнул гриффиндорец.
- Вампиры влюбляются лишь однажды, я знаю, - кивнул понятливо слизеринец, - я никогда тебе не говорил, но Малфои также однолюбы, это наше проклятье.
- Думаю, это отголосок проклятия Летисии. Она умерла, зная, что ее мать носит под сердцем ее брата. Я думаю, что она так сильно любила мать, что отдала часть своих сил, чтобы восстановить ее здоровье, и ее родители смогли зачать еще одного ребенка. Если бы Цереус узнал, что его жена беременна, то не стал бы так давить на дочь, но он умер, так и не узнав этого.
- Прошлое действительно имеет большее значение в магическом мире, чем в маггловском.
- Несомненно, - кивнул Гарри, и неожиданно резко подался вперед, повалив Драко на спину и впиваясь собственническим поцелуем в губы блондина.
Слизеринец охотно приоткрыл губы, позволяя языку вампира скользнуть внутрь, легкая дрожь наслаждения прошлась по телу парня, и он, обхватив Поттера за шею, притянул того еще ближе к себе. Когда холодная рука брюнета расстегнула нижние пуговицы форменной рубашки и пальцы коснулись разгоряченной кожи, Драко выгнулся под Гарри и еле слышно застонал ему в рот, вампир довольно мурлыкнул. Возбуждение нарастало, как снежный ком, но охотник планировал нечто другое, поэтому собрал всю свою силу воли и оторвался от таких сладких и манящих губ, хотя вся его вампирская сущность требовала немедленно овладеть партнером, чтобы можно было открыто заявить свои права на этого хрупкого, но такого сильного блондина.
- Гарри? – хрипло спросил маг, голос его не слушался.
- Не здесь, - прошептал брюнет, быстро поднимаясь с постели и Драко, чтобы хоть немного утихомирить свое вожделение.
- Замок Слизерина?
- Нет, Гриффиндора, - Поттер протянул своему парню руку, и тот, не задумываясь, взялся за нее, а потом ощутил легкий холодок, от скольжения по теням.
Парни переместились в знакомую Драко малую столовую, где прошло их первое официальное свидание с Гарри, к сожалению, в условиях войны трудно надеяться на большее, но после окончания всего этого Малфой планировал уединиться с Поттером где-нибудь, например, в том же замке Слизерина, и просто жить, а не выживать. Сознание слизеринца было немного затуманено, все-таки возбуждение влияло на трезвость мысли. Вампир потянул блондина вперед, и Драко охотно последовал за ним. Гарри привел его к большим дверям, украшенным двумя львами, держащимися за один и тот же лоскут ткани. Брюнет толкнул двери и прошел внутрь, потянув за собой Малфоя. Как только парни оказались внутри, двери за ними мягко закрылись, а комнату осветил мягкий свет, добавляющий обстановке больше интимности.
- Ты мне не показывал эту часть замка, - прошептал потрясенно слизеринец.
- Это был сюрприз, - улыбнулся Гарри, - нравится?
- Очень, - честно произнес Драко.
Блондин взглянул в изумрудно-алые глаза и потерялся в них, а затем сам подался вперед, накрывая губы Гарри своими, чувствуя, что сейчас не должно быть сомнений ни в чем. Вампир прижал к себе мага, он больше не мог, да и не хотел сдерживаться, и практически разорвал его мантию, а затем и рубашку, желая коснуться горячей кожи. Драко был более мягок и просто стянул с гриффиндорца мантию, но рубашку не успел, так как его уже опрокинули на кровать, и теплые губы заскользили по его шее, сначала мягко и нежно, а затем все более грубо, покусывая и зализывая покрасневшие участки кожи, оставляя яркие засосы, словно метки. Маг даже не заметил, как они оказались на кровати, но был этому очень рад.
Гарри сам сорвал с себя рубашку, а потом горячее тело прижалось к нему, согревая его своим теплом, внутренний холод отступил. Вампир ощутил почти болезненную тяжесть в паху, прижимая бедрами Драко к кровати. Блондин под ним приподнял свои бедра и потерся о вампира, они оба застонали. Поттер впился в припухшие губы Драко, позволяя Малфою углубить поцелуй.
- Ты сводишь меня с ума, - заявил хриплым от желания голосом Гарри.
- Это хорошо, - выдохнул Драко.
Но поговорить они могли и позже, а сейчас их тела и души требовали одного и того же, и не было смысла сопротивляться этому желанию, когда все существо только «за». Рука блондина погладила выпуклость в штанах вампира, и на губах слизеринца появилась похотливая улыбка, а в глазах плескалась чистая страсть и желание, находя свое отражение в изумрудных глазах. Драко, смотря только в глаза Гарри, стал медленно расстегивать ремень на его брюках, не переставая поглаживать член вампира сквозь брюки. Когда блондину удалось стащить все мешавшее с Поттера, он на мгновение задержался взглядом на возбужденном органе гриффиндорца, а потом его мгновенно снова повалили на кровать и довольно быстро избавили от остатков одежды, придавив холодным телом к постели.
- В кармане, - прошептал Драко между поцелуями.
Гарри понял его не сразу, но все же дотянулся до брюк слизеринца и вытащил маленький флакончик. Он мгновенно понял, что это, и был рад, что его любимый озаботился о том, о чем он сам забыл. Хоть он раньше не был настолько близок ни с кем, как и Малфой, будучи совершенно неопытным в сексуальной сфере, он все же знал достаточно в теории. Брюнет открыл бутылочку и взял немного смазки, приготовленной Драко, и развел ноги слизеринца в разные стороны. Малфой вздрогнул, когда в него проникли пальцы Поттера, ощущения были странными и непривычными, а губы Гарри, скользившие по его телу, смягчали странные ощущения. Реальность размылась, и казалось, что время летит со скоростью света. Драко уже стонал, чувствуя, что Гарри касается чего-то внутри него, что вызывает невероятное удовольствие, но только лишь пальцев было мало, очень мало.
- Я больше не могу сдерживаться, - прошептал Гарри, не в силах говорить громче, все его инстинкты кричали, что нужно взять то, что принадлежит ему.
- Я тоже, - простонал Драко.
Пальцы Гарри исчезли, и Малфой ощутил, как нечто большее упирается в его задницу. А затем вампир, больше не сдерживаясь, резко вошел в податливое тело, и слизеринец выгнулся от наслаждения, так как удар пришелся прямо по его простате. Вскоре границы сознания размылись, и парни ощущали лишь наслаждение, приносившее единение не только тел, но и душ. Гарри стремился к жару, который согревал его, а Драко к холоду, несшему спасение от внутреннего пожара. Рука вампира сжала возбужденную плоть блондина и стала поглаживать в такт толчкам. Это не могло долго продолжаться, слишком длительно было ожидание. Драко подавался навстречу своему любимому, встречая каждое его движение, ощущения от этого были просто невероятными, а Гарри входил в такое отзывчивое тело. Оргазм накрыл их одновременно, блондин выгнулся, прижимаясь всем телом к вампиру, чувствуя, как внутри него разливается горячее семя Гарри. Поттер поддержал мага за спину, когда руки Драко заскользили по его спине, оставляя небольшие царапины, которые вскоре должны зажить, с трудом удерживаясь на ногах. А затем гриффиндорец упал на Малфоя, который прижал его к себе, ощущая легкую дрожь их тел, вызванную произошедшим. Когда парни более-менее пришли в себя, Гарри приподнялся и вышел из Драко, блондин протестующее застонал, но его эффектно заткнули поцелуем. А затем вампир откинулся на кровать, притянув слизеринца к себе, накрывая их обоих теплым одеялом.
Малфой удобно расположился на груди гриффиндорца, на его щеках был легкий румянец, тишина не была напряженной, скорее правильной. Лежа вот так вот, вместе, парни чувствовали, что между ними усиливается зародившаяся уже давно магия, делая узы между ними крепкими и нерушимыми, навсегда связывая две жизни, две души. Постепенно Драко засыпал, чувствуя, как сердце брюнета перестает биться, словно загнанная пташка. Вскоре они оба спали, а вокруг них искрился воздух от количества выплеснутой магии, такое случалось редко, очень редко, когда две потерянные половинки находили друг друга, возрождалась магия, древнее, чем сам мир. Это была невероятная сила, равной которой нет и не будет. Награда за любовь чистую и бескорыстную, но страстную и сильную.
Утро, по мнению Гарри, наступило непростительно быстро, хоть в комнату и не проникали солнечные лучи, но темная сущность вампира точно знала, что солнце уже поднялось. Драко сладко спал на его груди, и от этого по губам брюнета расплылась счастливая улыбка. Вампир внутри него был доволен, что этот блондин теперь в полном смысле этого слова принадлежал ему, узы, установившиеся между ними, были намного сильнее, чем должны были быть, но этого следовало ожидать от таких неординарных личностей.
- Приятные звуки, - сонный голос заставил Поттера взглянуть на Драко, который только что вырвался из объятий Морфея и теперь наблюдал за ним.
- Ты о чем? – немного удивился вампир.
- Ты урчишь, - улыбнулся блондин, гриффиндорец действительно урчал, словно кот, и эти звуки были невероятно милыми.
- Правда? – удивился брюнет, он сам никогда не замечал за собой подобного раньше, но сейчас он чувствовал себя полностью удовлетворенным и довольным, так что это мало его волновало, хотя в другой ситуации он точно задумался над этим.
- Вчера все было просто волшебно, - неожиданно произнес Драко, в его глазах светилась нежность и любовь, - в прямом смысле этого слова.
- Ты теперь мой, навсегда, - вампир крепко стиснул блондина.
- Я не против, но и ты мой, Гарри, не забывай об этом, - заявил Малфой.
- Уж с этим я как-нибудь смирюсь, - хмыкнул брюнет.
- Кстати, мне интересно, что это за комната?
- Это супружеские покои, в замке Слизерина тоже такие есть, но войти туда может лишь пара, которая связана узами брака, Салазар был консервативен в этом отношении, а вот Гриффиндор допускал более фривольное поведение, поэтому в его замке такого ограничения нет.
- Мы могли бы и в твоей комнате в замке Слизерина… - Драко немного покраснел.
- Могли бы, - Гарри кивнул и коварно улыбнулся, - но тогда бы нас слышали все в замке, заглушающие чары наложены лишь на супружеские апартаменты, на остальных комнатах это заклинание не продержится и пары минут, такова магия самого замка. А мы вчера производили слишком много… шума. Думаю, твоя мать не оценила бы это.
При мысли о том, что Нарцисса могла услышать стоны и крики, когда они с Гарри занимались любовью, невероятно смутила Драко, и он понял, что это было наилучшим решением, тем более что здесь он чувствовал себя комфортнее, чем в Хогвартсе, а с Гарри он вообще всегда ощущал себя в безопасности.
- Я чувствую тебя, - внезапно произнес Поттер.
- Чувствуешь? – переспросил слизеринец.
- Твое смущение, радость, любовь, - ответил Гарри, это было так необычно: ощущать другого человека, чувствовать то, что чувствует и он, но так прекрасно.
- Хм, я тоже, теперь даже лучше, чем раньше, - прислушавшись к ощущениям, заявил блондин, поглаживая Гарри по руке.
- Связь между нами закрепилась, а это ее эффект, - заметил гриффиндорец.
- Это хорошо.
- Нам надо вставать, занятия сегодня никто не отменял.
- Ох, как же я не хочу никуда идти. Может, останемся здесь и прогуляем?
- Я бы тоже лучше остался здесь, но нельзя, сам понимаешь.
- Понимаю, но от этого не легче.
Гарри встал с кровати, Драко не сводил с него взгляда. Брюнет направился в ванную комнату, собираясь принять душ, но остановился в дверях и кинул лукавый взгляд на Драко.
- Ты идешь или продолжишь валяться в постели? – спросил он.
- С тобой хоть на край света, - заявил Малфой, покидая теплую постель, чтобы затем оказаться под горячими струями душа вместе с Гарри, наслаждаясь его прикосновениями и близостью. Все было просто прекрасно. Жизнь не могла быть лучше.
Вернулись в Хогвартс парни только через час, так как водные процедуры заняли у них несколько больше времени, чем они рассчитывали. У Драко немного тянуло спину, но это было напоминанием о прекрасно проведенной ночи и таком же великолепном начале дня, поэтому этот факт ничуть не беспокоил блондина. Когда они вместе спустились к завтраку в Большой зал, то заметили, что за столом преподавателей появилось несколько новых человек. Гарри чуть нахмурился и сел за стол Гриффиндора, прожигая взглядом Грюма, сидевшего рядом с директором и о чем-то беседующего с ним. Драко также был не в восторге от появления аврора.
- Кто это такие? – спросил он у Теодора, присаживаясь на скамью.
- Авроры, - скривился Нотт. – Министерство выделило группу авроров для охраны Хогвартса, главным назначили Грюма. Теперь нам точно весело будет жить.
- И сколько их всего?
- Человек десять, - фыркнула Блейз, как всегда все знавшая. – Кстати, среди них есть Нимфадора Тонкс, она приходится тебе кузиной.
- Это которая? – блондин смерил презрительным взглядом двух девушек, сидевших на краю стола и беседующих.
- С розовыми волосами, - фыркнула Забини. – Ни вкуса, ни изящества.
Но Малфоя беспокоил взгляд, который старый аврор кинул на Поттера, сидевшего в одиночестве на краю стола. Неожиданно Драко ощутил какое-то странное веселье, исходящее от его любимого, и понял, что брюнет задумал нечто интересное. Что ж, ему осталось только посочувствовать аврорам, так как фантазия у Гарри очень богатая, недаром он сын одного из Мародеров.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Тайна одного мага (ГП/ДМ,R,AU/Приключения/Роман,макси,50гл, заморожен)
Страница 1 из 3123»
Поиск: