Армия Запретного леса

Среда, 26.02.2020, 21:00
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Долг жизни (ГП/ДМ, юмор, закончен)
Долг жизни
ЮлийДата: Вторник, 21.07.2009, 19:26 | Сообщение # 1
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Автор: Феникс_задира(бета: соЛнЕчНаЯ)
Жанр: Роман/ Юмор
Рейтинг: R
Пейринг: ГП/ДМ
Статус: закончен
Размер: миди
Саммари: Нарцисса просит Гарри вернуть долг. НО как именно ему придётся это делать, Гарри не мог представить даже в страшных снах.

Разрешение на размещенте: получено

Обсуждение: http://army-magicians.clan.su/forum/18-936-1



Мы сами творцы своей судьбы

Сообщение отредактировал Юлий - Пятница, 25.12.2009, 22:29
 
ЮлийДата: Вторник, 21.07.2009, 19:27 | Сообщение # 2
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Глава 1


Если бы Гарри попросили выбрать среди всех женщин, что он знал ту, что достойна носить титул Снежной Королевы, он бы не сомневаясь ни секунды назвал её имя. Нарцисса Малфой – женщина, сверкающая как бриллиант, холодная как лёд. Голос, манеры, выражение лица… почему-то, когда он смотрел на неё ему всегда становилось промозгло и холодно. Но он знал, что у этой женщины всё же было сердце. И имя ему – Драко Малфой.
После того, как война закончилась и Малфои, благодаря тому, что успели вовремя сменить сторону, были амнистированы, прошло больше года. После окончания школы он ничего не слышал о Нарциссе и её сыне, поспешив вычеркнуть из памяти семейку этих заносчивых снобов-аристократов. У него теперь была совсем другая жизнь. Жизнь Победителя. Жизнь, от которой он сам бы с удовольствием сбежал, но, как говорила Джинни: «Это недостойно гриффиндорца, Гарри. Людям нужен их Герой!» Тут обычно подключалась Гермиона: «Война окончена, Гарри, но она унесла жизни многих, разрушила привычный уклад, и теперь все мы учимся жить по-новому. Ты, человек дважды победивший сильнейшего мага современности, должен указать нам путь, научить жить по-новому…» В такие момент Гарри ощущал себя как минимум Мао Цзедуном. Таким же мёртвым… Знаменем на Министерстве Магии. Теперь было модно подчёркивать любое воображаемое или реальное родство с гриффиндором и Поттерами, тогда как слизеринцы превратились в парий и, как слышал Гарри, в этом году на змеином факультете был сильный недобор. Учитывая то, насколько легко можно уговорить Шляпу, он начал сомневаться, а будет ли в Хогвартсе лет через десять вообще такой факультет как Слизерин.
Он отвлёкся от своих невесёлых мыслей и снова посмотрел на дверь ресторана. Нарцисса, как истинная леди, задерживалась уже минут на пятнадцать.
Если честно, он был, мягко говоря, удивлён, появлению большой чёрной совы, лапа которой была помечена кольцом с гербом Малфоев. Птица с лёгкостью пробившая антисовинный барьер, установленный им лично на дом по Гримаулд, принесла Гарри записку от леди Малфой.
«Завтра в маггловском ресторане «Тарлин» на площади Роз. Приходите один. Нарцисса Малфой».
Он снова и снова вчитывался в строчки, пытаясь понять, что хочет от него эта опальная аристократка.
И вот в указанный час он сидит один в ресторане «Тарлин», а её нет. Впрочем, юноша не собирался ждать дольше положенных из вежливости пятнадцати минут.
Он уже подозвал официанта, чтобы расплатиться за заказанную минеральную воду, когда большая зеркальная дверь распахнулась, пропуская Нарциссу Малфой.
Она совсем не изменилась: вся та же гордая осанка, плавная походка и взгляд, как будто она взирает на всех свысока. В этот момент и она заметила его. Очень часто Гарри видел, как Драко так же вздёргивает подбородок. Обычно после этого следовала сомнительная острота. И глаза у неё были такие же свинцово-серые: совсем, как осеннее небо перед дождём.
- Ещё стакан минеральной воды, пожалуйста, - поспешил сделать заказ Гарри. - И, наверное, чай со льдом для дамы… Здравствуйте, миссис Малфой.
Официант поспешил выполнять заказ, а Нарцисса грациозно опустилась на стул напротив Гарри, и, поприветствовав Поттера кивком, несколько секунд просто молчала, внимательно изучая его лицо. С каждой секундой, проведённой под этим немигающим, пронизывающим буквально до костей взглядом Гарри ощущал себя всё более неуютно.
- Зачем вы пригласили меня, миссис Малфой? – не в силах дальше играть в эту непонятную ему игру, он первым нарушил затянувшееся молчание.
- У вас есть долг передо мной, мистер Поттер, - обронила она, продолжая в упор рассматривать Гарри. - И я хочу предоставить вам возможность вернуть его.
- Долг? - Гарри непонимающе воззрился на женщину. Он не помнил, чтобы брал что-то в долг у Малфоев. Нарцисса холодно улыбнулась ему:
- Как я могла забыть, что вы выросли у магглов и не знаете некоторых истин, известных детям чистокровных волшебников с рождения. Долг жизни, мистер Поттер. До тех пор, пока вы не отдали мне его, вы живёте в долг.
Сказать, что Гарри был удивлён, было бы явно недостаточно. Он был ошарашен, сбит с толку, растерян…
- Но разве спасение вашей семейки от Азкабана не достаточно для уплаты этого долга?
- Нет. Этим вы расплатились за то, что Драко спас вас… Хотите возразить мне?
- Вряд ли тот случай с Крэбом и Гойлом можно считать…
- Можно. Тем более, что был ещё один так называемый «случай»: ведь он узнал вас тогда, в Поместье, но не выдал… считаете ли вы мистер Поттер, что в тот день Драко спас вам жизнь и помог получить необходимую для победы волшебную палочку? Но лучше вернёмся к вашему долгу лично мне. Я спасла вам жизнь и теперь требую отдать этот долг. Отказаться вы не имеете права.
- Чего вы хотите? - Гарри стало по настоящему интересно, зачем эта надменная чистокровная волшебница пригласила его в ресторан (маггловский, между прочим!) и о чём уже несколько минут не решается просить (хотя получалось только требовать, но чего ещё ждать от Малфоев).
- Я… - в этот момент официант принёс заказ. Гарри наблюдал, как женщина судорожно вцепилась в чашку, как будто это была спасительная соломинка, которая поможет ей выбраться из того угла, в который она сама себя загнала. Да что же ей надо!
- Леди Малфой?
- Я хочу, чтобы вы вернули моего сына к жизни, - выпалила Нарцисса на одном дыхании. Гарри в шоке смотрел на неё, не до конца понимая, что же она хочет сказать.
- Э… Драко умер? Сразу хочу сказать, что, несмотря на слухи, я мертвецов к жизни не возвращаю!
- Нет, вы не поняли, мистер Поттер, - женщина нахмурилась, явно злясь на Гарри за его недогадливость на грани хамства. – После победы мой сын потерял вкус к жизни. Мы путешествовали по миру, жили в нашем поместье во Франции, где имя Малфоев имеет не меньший вес, чем в довоенной Англии. И он как будто … умер. В его глазах пустота. Он перестал улыбаться и всё время молчит. Но три дня назад он сказал, что хочет вернуться на Альбион. Я подумала… Это не важно. Драко заперся в своей комнате и не выходит оттуда уже двое суток. Он отказывается разговаривать с кем бы то ни было и никого не пускает в комнату… - женщина запнулась. Сделав глубокий вдох, она продолжила: - Мистер Поттер, на кону жизнь моего сына и только вы можете его спасти.
Если бы Гарри сказали, что Воландеморт возродился и стал учителем ЗОТИ в Хогвартсе, его бы это меньше удивило, чем подобное заявление.
- У вашего сына проблемы с головой? Я не удивлён – он всегда был странным. Но я-то тут причём?!
-Вот… - -женщина достала из портмоне золотой медальон. Щелчок и изящная вещица открыла своё содержимое. С удивлением Гарри разглядывал своё изображения, явно взятое из его выпускной колдографии. - Это я нашла у Драко перед тем, как мы решили вернуться домой. Он думает, что потерял его. Мистер Поттер, теперь вы понимаете, почему я требую от вас, чтобы вы вернули моему сыну радость жизни? Потому что кто, если не вы!


Мы сами творцы своей судьбы

 
ЮлийДата: Вторник, 21.07.2009, 19:27 | Сообщение # 3
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Глава 2

Глухой звук ударов разносится по гулким коридорам, темным лестничным пролетам, загроможденным всевозможным антиквариатом комнатам, и снова оказывается в бесконечных коридорах…
Старинный особняк пустынный и мрачный, казалось, застыл во времени и пространстве… Именно в таких домах любят обитать привидения. Надменные полупрозрачные леди и джентльмены, презрительно смерят вас холодным взглядом, прежде чем, пройдя сквозь стену, оставят стоять перед портретом какой-нибудь очаровательной блондинки, на губах которой играет всё та же презрительная полуулыбка, что и на устах привидения. Здесь портреты редко разговаривают, предпочитая золото молчания. Поэтому в Малфой – Мэноре всегда очень тихо.
Бух. Бух. Бух. Казалось, весь дом бьётся в агонии этих ударов, поглощая их и переваривая, как гигантский спрут. Но где же источник этих странных звуков? Кто нарушил покой старинного волшебного особняка?
Светловолосая красивая женщина бьётся в закрытую дверь, как птица о прутья клетки. Она барабанит по бездушному дереву кулаками, но тот, кто за скрывается за дверью, явно не желает слышать:
- Драко, я прошу тебя, открой! Драко! Я… напишу отцу, если ты не откроешь! Открой сейчас же! Открой! Драко, пожалуйста…. Скажи что-нибудь! Не молчи же! Драко…
Обессилев, она прислонилась спиной к двери и замолчала. Несколько минут было тихо. Так оглушительно тихо, как может быть только в таком старом доме. Только ветер в коридорах и скрип плохо закрытой двери где-то в другом крыле. От этого звука тишина становилась ещё более зловещей. Медленно женщина достала из скрытого в нижних юбках кармана свёрнутый в трубку пергамент. Она явно не могла решиться на что-то, и это было видно по тому, как её рука дрогнула, и она почти вернула письмо назад, но в этот момент в комнате раздался звук, как будто разбилась какая-то стеклянная вещица или статуэтка, и снова стало тихо.
- Драко? – голос женщины дрогнул. – Драко, что случилось… Дра… - она сжала свиток в руке, почти сломав наложенную на него красную сургучную печать. – Драко, тебе пришло письмо, - тишина. - Ты не поверишь, кто тебе его прислал! - тишина. – Сам Гарри Поттер… Интересно, что ему могло понадобиться от тебя… - тихо. - Не хочешь… - дверь распахнулась, и Нарцисса, впервые за несколько дней, увидела своего Драко.
- Хочу! Отдай… - мать в ужасе взирала на бледную тень своего сына. Драко был очень бледен и болезненно худ. Он и до этого не отличался особо брутальным телосложением, но добровольная голодовка взаперти сделали его врождённую худобу чрезмерной.
- Нет! - Нарцисса отдёрнула руку и не терпящим возражения тоном заявила: - Получишь письмо в жёлтой гостиной через пятнадцать минут. И приведи себя в порядок, Драко. Ты выглядишь недостойно.

В причудливом лабиринте комнат и коридоров Малфой-Менора есть маленькая гостиная, оформленная в жёлтых тонах. Здесь нет ни гор антиквариата, ни дорогих статуэток и портретов предков на стенах. Просто удобные диванчики, столик и стеклянные двери, ведущие в сад. Но именно это место всегда было самым любимым убежищем Драко. Место, где Нарцисса всегда могла поговорить с ним. Казалось, это место располагало её сына к откровенности. Вот и сейчас мать и сын сидели здесь, как и много раз до этого, но беседа не клеилась. Стол был сервирован для чаепития. Более того, используя шантаж, Нарциссе удалось уговорить своего сына позавтракать. Но пришло время для разговора, и она не знала, с чего начать.
- Ты отдашь мне письмо Поттера?
Она, молча, протянула ему свиток. Драко быстро сломал печать и углубился в чтение. Нарцисса жадно вглядывалась в лицо сына, читая по нему, как по открытой книге. Шок, недоверие, а потом что-то ещё… может, надежда? Когда он, наконец, оторвавшись от письма, которое перечитал как минимум раз пять, поднял на неё глаза, она была готова к тому что услышит.
- Мама, что происходит?
Теперь ей нужно было призвать на помощь весь свой артистический талант.
- Он пригласил тебя на празднование годовщины победы?
- Нет! Гарри Поттер только что попросил разрешения… Да нет! Быть такого не может! Это какая-то шутка! – паника в голосе её сына ещё раз подтвердила, что она приняла правильное решение, обратившись к Поттеру. Столько эмоций на лице и в голосе сына она не видела и не слышала уже как минимум год.
- В чём дело, Драко? – теперь можно было даже продемонстрировать своё любопытство. – Письмо принесла белая сова и на нём печать Поттеров. – Может, тебя хотят наградить Орденом Мерлина? - а что ещё могла бы предположить любящая мать Драко Малфоя, совершенно не ведавшая о намерениях Гарри Поттера?
- Если бы… Он просит разрешения ухаживать за мной! – голос Драко на последнем слове достиг небывалых высот. Нарцисса поморщилась, и поспешила вмешаться:
- Э… Прекрасно, не так ли? Такой перспективный молодой человек… Самый юный Магистр Магии в истории…
- Мама! Ты сошла с ума вместе с Поттером?! Мой школьный недруг, на протяжении семи лет отравлявший моё существование, просит меня… МЕНЯ! Нет, он хотя бы понимает, о чём просит? Даже если исключить то, что он парень!
- Но, Драко, может, тебе всё же подумать над этим предложением… Ты только представь насколько выгодная партия… Сам Гарри Поттер. Сильнейший волшебник на Альбионе. Самый влиятельный. И, как я слышала, богатейший. Для дома Малфоев это был бы замечательный союз… - она умолкла под презрительно-злобным взглядом сына.
- А внуков вам кто рожать будет? Поттер?
- Э… - теперь только не показать, насколько она осведомлена в этом вопросе. – Драко, мы всегда незаслуженно презрительно относились к маггловской технологии… - начала она. - Но именно магглы изобрели способ, который позволил бы тебе и твоему… э… мужу иметь детей…
- Мама, сегодня не День Дурака, так что прекрати издеваться…
- Я не шучу. Это у них называется «суррогатное материнство». А если использовать ещё и магию, то всё становится возможно. Я разговаривала с Северусом и, с его слов, это вполне реально.
-Да? Только у меня вопрос: с чего это ты заинтересовалась этим вопросом, маман.
Нарцисса чувствовала, что её поймали за руку, и теперь ей оставалось только импровизировать. Предав голосу нужный трагизм, она начала вдохновенно сочинять:
- Понимаешь, сын, после твоего рождения я не могу иметь детей, и со временем мой брак с твоим отцом стал неполным. Ты вырос, и теперь… мне кажется, если нам с Люциусом удастся снова стать родителями, то, возможно, наши чувства вернутся, и мы сможем возродить нашу семью… - судя по выражения лица Драко, он явно начал верить ей, поэтому нужно было закрепить результат и посеять нужные мысли в пытливом уме сына. – И вот я, совершенно случайно, узнала, что если совместить маггловские технологии и магию, детей могут иметь не только мужчина и женщина, но и… так что, проблему с внуками мы как-нибудь решим и….
- И это возвращает нас к сути проблемы. А именно: с чего Поттер взял, что я хочу с ним встречаться!?
- Не знаю… - а вот тут чем лаконичнее, тем лучше.
- Мне нужно подумать… Пожалуй, погуляю, - Драко вышел в сад и очень быстро его силуэт пропал в густом утреннем тумане.
Прошло больше часа, прежде чем он вернулся. Юноша потребовал у домашних эльфов перо и чернила, затем быстро написал что-то на том же пергаменте, что прислал ему Поттер. Скрепив письмо своей печатью поверх чужой, он приказал эльфам отправить письмо Гарри Поттеру.
Нарциссу сжигало любопытство. Вопрос так и вертелся у неё на языке, но Драко опередил её:
- Я отказал ему. Эта шутка дурного тона, маман. Я буду у себя…
- Драко, подожди, может…
Но дверь за сыном уже захлопнулась.


Мы сами творцы своей судьбы

 
ЮлийДата: Вторник, 21.07.2009, 19:28 | Сообщение # 4
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Глава 3

- Вы уверены, что это необходимо? За последнюю неделю он не ответил ни на одно моё письмо.
- Но на первое-то он ответил.
- «Нет» - самый короткий посыл в моей жизни.
- Мистер Поттер, никогда бы не подумала, что вы, гриффиндорец и Герой окажитесь настолько трусливым человеком.
- Я не боюсь, просто…
- Просто вы боитесь, что ценой вашего долга станет ваша налаженная жизнь. Та рыжая девушка… Джиневра Уизли… Мне кажется, или вы до сих пор не расторгли помолвку с ней?
- Н-нет, но…
- Никаких «но», мистер Поттер. Как вы собираетесь ухаживать за моим сыном, если до сих пор обременены другим обязательством?
- Не собираюсь я ухаживать за вашим сыном… Мне девушки нравятся. Де-ву-ш-ки!
- Да?
- Да!
- Тогда убирайтесь из моего дома, вы - предатель магического рода, слова… неблагодарный маггл. Чем вы лучше Тёмного Лорда, который обманом клеймил моего мужа своей мерзкой меткой? – голос женщины достиг небывалых высот, заставив Гарри поморщиться, как в кресле стоматолога при звуке работающей бор-машины.
- Леди Малфой, простите, я не хотел обидеть вас, но, в самом деле, может, есть какой-то другой способ вернуть этот долг? – с надеждой спросил он.
- Нет! – прозвучало достаточно ёмко и категорично.
- А если Драко откажется со мной разговаривать?
- Вы будете приходить снова и снова, пока он не согласится.
- Леди, вам не кажется, что вы навязываете свою позицию не только мне, но и своему сыну?
- Мне не кажется, мистер Поттер. Встречный вопрос: мне кажется, или вы оттягиваете встречу с моим сыном этим неконструктивным диалогом? – его смерили насмешливо-понимающим взглядом, под которым ныне действующий Министр Магии почувствовал себя сопливым мальчишкой, пойманным в столовой при попытке украсть кусок торта, приготовленного к приходу гостей.
- Я не знаю, что ему сказать… - признался он в своём главном страхе. Но если он надеялся на сочувствие, понимание или добрый совет, то явно обратился не по адресу.
- Во-первых, дату разрыва помолвки с Уизли, а там сориентируетесь. Вас же всё-таки не на Хаффлпафф в своё время распределили.
- Тогда, может, пошли уже? – решился Гарри по принципу: «быстрее выйдем, быстрее уйдём».
Женщина не ответила, а просто поднявшись на ноги, хлопнула в ладони. Тут же перед ними появился домовой эльф.
Подобострастно уставившись на Нарциссу, домовик проблеял:
- Что хозяйка прикажет? Муфи всё сделает.
- Отведи мистера Поттера к комнате Драко.
- Да, хозяйка. Только хозяин Драко сегодня изволят злиться…
- Я спросила тебя, какое настроение у моего сына?!
- Н-нет, хозяйка.
- После того, как покажешь дорогу нашему гостю, накажешь себя за длинный язык так, как посчитаешь нужным.
- Можно отрезать? – с энтузиазмом уточнил Муфи.
Гарри скривился от того, сколько надежды было написано на уродливой пучеглазой мордочке. Эх, Гермионы тут на них нет…
- Достаточно, укоротить, - равнодушно бросила Нарцисса, отворачиваясь. Кажется, им «ненавязчиво» намекнули, что аудиенция закончена.
Гарри покинул просторную гостиную и направился следом за эльфом по бесконечному лабиринту, что представлял из себя Малфой –Мэнор.
Они шли уже пять минут, и он был уверен, что самостоятельно обратно дорогу вряд ли сможет найти при всём желании.
- Муфи, скажи, а что ты имел в виду, когда сказал, что Драко злится?
- Хозяйка приказала молчать. Муфи молчит.
- Вот и поговорили, - буркнул Гарри, но больше эльфа спрашивать ни о чём не стал. А то ещё решит наказать себя отрезанием головы, а не языка.
Само поместье вызывало у Гарри дрожь. Он не был здесь год и добровольно не пришёл бы снова никогда. Юноша горько улыбнулся: вроде и война позади, и Тёмного Лорда нет, так теперь другая напасть. Никогда бы не подумал, что такая хрупкая интеллигентная женщина, как Нарцисса Малфой на деле, когда дело касается её интересов, окажется железной леди с бульдожьей хваткой.
- Хозяин Драко здесь, - следом за домовиком Гарри остановился у двери из красного дерева. – Муфи пора.
Гарри кивнул и со страхом посмотрел на дверь. За ней раздался хлопок, а потом звук обрушения. Он тряхнул головой, отгоняя внезапный страх, и уверенно постучал в дверь.
- Я никого не хочу видеть, маман! - голос явно принадлежал Малфою. Сглотнув комок в горле, Гарри постарался, чтобы в его голосе звучала уверенность, которой он на самом деле не ощущал:
- Это не маман. Малфой, может, пригласишь меня на чашечку чая?
Дверь распахнулась, и на него уставились знакомые серые глаза. Впрочем, кроме глаз, от Малфоя остались только кожа до кости. Приходилось признать, что опасения Нарциссы за жизнь её отпрыска далеко не так преувеличены, как он думал изначально.
- Поттер, ты зачем пришёл? И кто тебя впустил!?
- Поговорить. Твоя мать.
На лице Драко было написано явное непонимание ситуации, что обнадёжило Гарри, гораздо больше его разговора с леди Малфой.
- Это ответы на твои вопросы. Пустишь? – и, не дожидаясь ответа, Гарри оттер Малфоя от двери, проникая внутрь. Представившееся ему зрелище напоминало Зал пророчеств после того, как Пожиратели и он с ребятами там «порезвились».
Просторное помещение, которое, скорее всего, раньше служило большой гостиной для своего владельца, было абсолютно лишено мебели. Пол завален древесной щепой, тряпьём, перьями и осколками стекла.
- Добро пожаловать, Поттер. Или мне называть тебя Магистром Магии? Только прости мне некуда пригласить тебя присесть, да и чай налить, как видишь, не во что. Хотя, мы можем пройти в мою спальню. Учитывая твоё письмо и подарки (на последнем слове голос Малфоя прямо таки сочился ядом) именно туда ты внезапно возмечтал попасть.
Гарри, наконец, пришёл в себя после увиденного и повернулся к Малфою, стоявшему у двери, скрестив руки на груди и насмешливо улыбаясь. Белобрысый гад явно не упускал шанса насладиться растерянностью своего школьного врага. Впрочем, ему это быстро наскучило, потому что, вытащив из кармана волшебную палочку, блондин направился к напрягшемуся Гарри, который сейчас реально понимал, что не знает, чего ждать от этого Малфоя и лихорадочно пытался сообразить, а не пора ли вынимать свою. Как будто прочитав все мысли Гарри, блондин смерил его презрительным взглядом и, наклонившись, выудил из горы мусора у ног своего гостя почти целую, явно старинную и ценную вазу. Один пас палочкой, шепотом произнесённое заклинание и осколков на полу стало значительно больше.
- Уходи, Поттер, - совершенно безразличным тон, лишённый эмоций голос. Но… пусть лицо Драко было безмятежно, в серых глазах бушевал шторм. Всего на секунду их взгляды встретились, и Малфой отвернулся, как будто в поисках чего-нибудь уцелевшего в этом хаосе. Ваза, подушка-думка, статуэтка…
- Драко, - Гарри сделал шаг к блондину. – Что ты делаешь?
- Разрушаю вещи, - не отрываясь от своего занятия, ответил Драко.
«И вот как разговаривать с этим ненормальным?»
- А можно мне посмотреть? - по-гриффиндорски бесхитростно и смело (а может, просто глупо) спросил Гарри, по-турецки устраиваясь на полу. Почему-то, видя, как очередная ваза взрывается фонтаном цветных осколков, он испытывал что-то сродни благоговению. Разрушение оказывается бывает очень красиво, умиротворяюще… Когда он вернётся домой, то поднимется на чердак и тоже устроит большую чистку сокровищ, оставшихся ему от Блэков.
- Нет, нельзя, - Драко смерил удобно расположившегося на полу Гарри злым взглядом и прошипел: - Но, как я вижу, ты в моём разрешении не нуждаешься.
И снова взмах палочки, свистящее заклинание по произношению напоминающее язык змей.
- А когда целые вещи кончатся, что ты будешь делать?
- Прикажу эльфам навести порядок, и у меня снова будет целая комната целых вещей, - сквозь зубы выдавил Драко, не отвлекаясь от своего занятия.
- Если бы в жизни всё было так просто, - заметил Гарри.
- Зачем ты пришёл, Поттер? - Гарри, удивлённый такой внезапной сменой темы, воззрился на Малфоя.
- Я хочу быть с тобой «под Империи и амортенцией, пока смерть не разлучит нас»… или как там у вас магов, - сейчас перевести всё на рельсы необременительной шутливой перепалки, показалось самым правильным решением.
- Какая разница, Поттер, если ты этого не хочешь? – голос Драко был спокоен, и только его напряжённая спина выдавала то, насколько тяжёл для него был этот разговор.
- С чего ты взял?
- Я знаю, Поттер.
- Разве я официально не просил тебя принять мои ухаживания? Подарки посылал…
- Поттер! Это не смешно? И эти твои подарки…
- Как я понимаю, положили начало этой горе мусора на полу…
- Нет. Они в моей спальне. Но ЧТО это были за подарки! Кто тебе сказал, что такое дарят при ухаживании?
- Ну как же. Мне Нар… Мне друзья дали книгу: «Ритуалы ухаживания, принятые в среде волшебников со времён Мерлина Великого и Морганы Мудрой. Издание дополненное», - Гарри выговорил полное название килограммового толмута, вручённого ему Нарциссой, и напрягся, надеясь, что Драко не заметил его невольную оговорку.
- Нда. Только ты, Поттер, мог понять прочитанное настолько буквально!
- А что не так? Первый подарок – то, с чем ты у меня ассоциируешься.
- И ты прислал «Книгу о редких ядах» с иллюстрациями их действия на организм магглов. Поттер, подход творческий, но обычно в таких случаях дарят цветы! Орхидеи, розы, незабудки, кактусы, наконец. Но не несварение на полдня!
- Это потому ты такой худой?
- Да, Поттер, с тех пор дня не проходит, чтобы я не заглянул в это увлекательное чтиво. Сам понимаешь, есть после этого мне не хочется.
- Ладно, допустим, я переборщил… - неохотно признал Гарри. В тот момент, когда он посылал подарок, тот и в самом деле показался ему оригинальным.
- «Переборщил»? Тогда как ты назовёшь свой второй подарочек? После книги по ядам (которую я могу интерпретировать от тебя, только как - «чтоб ты сдох, Малфой – способы прилагаются»), я получаю нож!
- Ну да. В книге было написано, что второй подарок должен ассоциироваться с тем, что поможет разбудить чувственность вашего любимого в постели.
- Нож?
- Это нож для колки льда…
- Чёрт, Поттер, ты просто мегаостроумен! Как я раньше этого в тебе не заметил!? Ты всё ещё удивлён, что я не ответил тебе? Конфеты, сладости… да хотя бы сухари прислал, но нет… выпендрился! Значит, ты считаешь, что в постели я фригидная ледышка!?
- Ну пока ты не докажешь мне обратное…- брякнул Гарри на автомате.
- Поттер, ты меня провоцируешь?
Гарри покраснел, когда до него дошло насколько неоднозначно прозвучали его слова.
- Вот и я о том же! – Малфой явно правильно интерпретировал выражение лица Гарри. - Скучно тебе, Герой? Поиздеваться решил? А последний твой «дар»?
Вспомнив, что он послал Малфою с третьей посылкой, разозлённый полным отсутствием ответной реакции от своего бывшего школьного недруга, Гарри стал томатно - красного цвета.
- Вот скажи, Поттер, как эта странная штука, поможет нам в будущем понять друг друга? Как ЭТО свидетельствует о твоих намерениях относительно меня? На кольцо, которое обычно дарят в таких случаях, это похоже только до раскатывания. На лице Драко было написано недоумение и обида. А на раскрытой ладони лежал…
- Это презерватив…
- Пре… что?
И тогда Гарри понял, что пора делать предложение. Причём, прямо сейчас!
- Драко, выходи за меня замуж!
Очнулся он с другой стороны двери. Потирая голову и пятую точку, юноша вспомнил их разговор с Нарциссой:
«- А если Драко откажется со мной разговаривать?
- Вы будете приходить снова и снова, пока он не согласится…»
Кажется, чтобы отдать долг жизни, ему придётся сдохнуть. Но… на губах гриффиндорца появилась довольная улыбка. Впервые за последний год его жизнь снова была наполнена смыслом. Азарт охотника впрыснул так необходимый бывшему гриффиндорцу адреналин в кровь. Он добьётся того, чтобы эта бесцветная змея ползала у его ног и пила молоко с руки. Или он не Гарри Поттер!


Мы сами творцы своей судьбы

 
ЮлийДата: Вторник, 21.07.2009, 19:28 | Сообщение # 5
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Глава 4.

- Драко, дорогой, по каминной сети к нам рвутся люди из «Магической доставки». Говорят, что им необходимо срочно вручить посылку Драко Малфою от Гарри Поттера. Очень настойчивые молодые люди, может, ты всё же примешь подарок от мистера Поттера?
Драко оторвался от книги «Ритуалы ухаживаний» и перевёл взгляд на сияющую как начищенный галеон мать.
- Что, правда? - равнодушно обронил он.
- Да. Но без твоей подписи они отказываются вручить посылку.
- Мммм, ну так пусть проваливают, откуда пришли. Мне подарки от Поттера больше не нужны, - Драко снова уткнулся в книгу, краем глаза следя за действиями казавшейся слишком уж заинтересованной матери.
- А что читаешь? - бывшая слизеринка явно решила подойти к решению проблемы с другой стороны. - Неужели «Ритуалы ухаживаний»? Драко, тебе кто-то нравится? Ты хочешь сделать девушке предложение?
- Нет, скорее я пытаюсь обезопасить себя от попыток кое-кого сделать предложение мне, - проворчал Драко, переворачивая страницу. – Кстати, маман, ты не знаешь, а куда пропал этот фолиант из нашей библиотеки? Пришлось идти в Косой переулок, чтобы приобрести для себя всего лишь жалкую копию с оригинала? – задав вопрос, Драко внимательно следил за выражением лица Нарциссы. Будь он проклят, если его мать не замешана во всей этой афере с Поттером. Вот только как она умудрилась втянуть в это гриффиндорца? Но лицо леди Малфой осталось всё таким же невинно-безмятежным.
- Может твой папочка подыскивает себе новую супругу? Спроси его, - фыркнула она.
- Спрошу, - Драко отвернулся от матери, но она явно не собиралась уходить, продолжая переминать с ноги на ногу рядом с креслом, в котором так удобно расположился её сын.
-Драко… ради меня, пожалуйста. Только представь – подарок от самого Гарри Поттера!
- Мама! – рявкнул Драко и поднял глаза на Нарциссу. - Мама? - он с удивлением смотрел, как по щеке Нарциссы скатилась слезинка.
- Ты совсем меня не любишь! – драматическим срывающимся голосом провозгласила она. - Впервые, за долгое время достойный молодой человек проявил в отношении тебя знаки внимания, а ты… - она всхлипнула. - Драко, я внуков хочу! Зятя хорошего! Доброго. Сильного. Влиятельного. Чтобы ты за ним, как за каменной…
- МАМА! Ты в своём уме! Я - мужчина! Какой тебе зять? Какие дети!!!?? Я должен оказывать знаки внимания, а не мне! Я должен выбирать, а не этот чёртов Поттер! Жениться он на мне надумал!? Пусть сначала со своей рыжей лохудрой разберётся, а потом и подкатывает со своими презервативами!
- Презервативами? - лицо Нарциссы вытянулось.
- Да! И что это вообще такое? Мы это на маггловедении не проходили! Я весь учебник перерыл на букву «П».
Нарцисса не знала, куда себя деть. Не то, чтобы она не знала, что такое презервативы. Даже видела, даже…
В период, когда Люциус гулял от неё напропалую (скотина блудливая), она как-то решила отомстить ему и направила свои стопы в маггловский… бордель. А куда ещё приличная женщина из магического сообщества может пойти, чтобы и мужу рога наставить и не уронить честь древнего рода? С магглом, это ж всё равно, что с котом или конём. Зоофилия одна… баловство. Так вот, честь она тогда всё-таки уронила, причём как минимум пару-тройку раз… Да и парень в итоге оказался вовсе не магглом, хотя и маскировался мастерски… Но это уже совсем другая история. Именно тогда она и узнала про то, что в мире магглов именно чудо–гондон, называемый ещё презерватив, заменяет противозачаточное заклинание.
- Это… ну как бы тебе сказать сынок… А он тебе это зачем подарил?
- ЭТО он мне подарил вместо кольца, мама. И если ты знаешь, что этот дебил хотел сказать таким подарком, то лучше говори сейчас, а то я ведь и веритасерум сварить могу. Вообще, мне кажется, слишком уж ты заинтересована в этой истории…
Вот и стоило сына из депрессии вытаскивать, чтобы он вот так… сразу веритасерум. Ну а, Поттер… Нарцисса представила лицо этого придурка, когда она до него доберётся… Но нужно было выправлять положение и она начала импровизировать:
- Сын, как тебе не стыдно! Я твоя мать и желаю тебе только добра, - тут главное не переборщить с обидой и оскорблённым достоинством в голосе.
- Добрыми намерениями, маман, выложена дорога в ад. И я чувствую, что ты очень основательно мостишь туда дорожку для меня.
- Драко, - на этот раз слёзы совершенно естественно и без усилий брызнули из глаз. – Ты такой же как твой отец! Жестокосердный, избалованный мальчишка. Ты думаешь только о себе! Я… убирайся в свою комнату и…
- Она почувствовала как руки сына, обхватили её за плечи, притягивая к груди. Уткнувшись носом в плечо сына, она автоматически отметила, что её Драко снова подрос и теперь явно был даже выше Люциуса.
- Мама, не плачь! Прости меня. Я идиот! Я тебя тоже люблю… Это всё Поттер.
Теперь всхлип повыразительнее и:
- А веритасерум?
- Мам, я пошутил. Просто… Вот, скажи, зачем он мне это «презерватив» подарил? Это же не обручальное кольцо? Почему мне кажется, что он хотел обидеть меня этим подарком?
Промокнув платочком заплаканные глаза, Нарцисса решила спасти почти загубленное Поттером дело в последний раз. А впоследствии (не дай Моргана, эта гриффиндорская посредственность снова попробует обидеть её сына) она просто пойдёт и загубит Поттера!
- Сынок, понимаешь… дело в том, что мистер Поттер вырос в среде магглов и у них этот подарок сродни … гхм… предложению, - «И ведь ни слова лжи не сказала!» - подумала про себя Нарцисса и продолжила самозабвенно недоговаривать: - Просто магглы такие животные… что обручальное кольцо надевают на… эмм… плоть.
- Какую плоть? - голос Драко дрогнул.
- Хм…. Ту самую, - Нарцисса красноречиво опустила взгляд.
- То есть?
- То есть мистер Поттер практически попросил тебя заняться с ним сексом, дабы скрепить вашу помолвку!
«Нет, какая же я умница! И план спасла и Поттеру отомстила! И пусть теперь мальчишка после своего ляпа только откажется подставить моему сыну свой гриффиндорский зад! Уж я-то позабочусь, чтобы он у меня как шёлковый был!» - Нарцисса довольно улыбнулась.
- Маман, как думаешь, а люди из службы доставки уже ушли?
- Уверена, сынок, они до сих пор ждут нашего ответа! - «Особенно после того, как я им заплатила в пять раз больше, чем их месячная зарплата».
- Тогда, может и в самом деле стоит взглянуть, что он прислал на этот раз?


Мы сами творцы своей судьбы

 
ЮлийДата: Вторник, 21.07.2009, 19:29 | Сообщение # 6
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Глава 5

- Кактусы?! – подписав бланк принятия заказа, Драко с ужасом наблюдал, как просторная гостиная наполняется кактусами. Особенно ему не нравилось, с какой осторожностью маги левитировали этих колючих страшилищ, пытаясь пристроить их куда угодно лишь бы побыстрее.
- Я рад, что вы оценили по достоинству эту замечательную коллекцию кактусов, магически привязанных к хозяину. Эти растения подразделяются по внешним признакам и ядовитости на виды и разновидности. Благодаря экспериментам, проведённым в прошлом веке Сукулусом Профи, на основе маггловских аналогов были выведены магические кактусы, которые станут не только украшением, но и лучшей защитой вашего дома, - вещал прибывший с «цветами» продавец-консультант. – Вам повезло, что ваш избранник так заботится о вашей безопасности… Эх, хотел бы я быть на вашем месте! Сам Гарри Поттер!...
- Вы? На моём месте? Могу дать хорошее губозакатывательное заклинание, даже продемонстрировать могу! Поттеру не нравятся такие невзрачные брюнеты, как вы. Только блондины, на самый крайний случай - рыжие! - явно впечатлённый пламенной речью Драко продавец, забился в нишу между каминной полкой и шкафом, и явно считал, что сейчас его будут пытать страшным черномагическим заклинанием.
- Я ничего такого не имел виду, - бормотал он. – У меня и девушка есть. Блондинка. Почти…
Драко смерил гадливым взглядом несчастного торгаша:
- Ладно, допустим, вы не имели в виду ничего такого, но это не отменяет проблемы: из нашей гостевой гостиной устроили оранжерею для кактусов! Мне не нужны эти безобразные суккуленты, а для защиты Малфои используют лучшую в Магическом мире систему охранных заклинаний! Или Поттер этим подарком намекает, что она не совершенна!? – Драко с каждой секундой злился всё больше. Явно смущённый такой реакцией клиента, мужчина начал бочком пробираться к камину. Он уже почти ступил одной ногой в зелёное пламя, как, повинуясь воле владельца камина, портал захлопнулся: - Стоп, куда это вы?! – Драко направил палочку на консультанта цветочного магазина. - Вы ещё не объяснили, что значит магически привязанных?
По тому, как судорожно прижал к груди планшетку коммивояжер, Драко понял, что, кажется, этот гад Поттер опять подложил ему свинью. Причём свинью не обычную, а на редкость колючую и ядовитую.
- Не стесняйтесь, я вас слушаю… - поощрил он, открывающего и закрывающего рот, как рыба, выброшенная на берег, продавца.
- Поливать, прикасаться к ним и пересаживать их может только хозяин. Ничья рука не может коснуться этих прекрасных созданий, - пробормотал мужчина, косясь на начавшую испускать подозрительный свет палочку Драко.
- Прекрасных? Прекрасных! Так, или вы сейчас же забираете этих «прекрасных созданий» из моего дома или … я за себя не ручаюсь! - сноп искр из палочки опалил один из особо неудачно расположенных шипастых уродцев, но, что удивительно, с тем ничего не случилось. Драко скосился на устойчивое к разрушающим заклинаниям убожество и скрипнул зубами от злости.
- Мистер Малфой, дело в том, что после того, как вы подписали акт доставки, никто, кроме вас, не может коснуться кактусов. Нам же жизнь дорога!
- Вы хотите сказать, что все эти кактусы я должен выбрасывать собственноручно?!
- Ну, зачем же сразу выбрасывать. Смотрите, как уютно стало в вашей гостиной… - продавец быстро замолк под холодным взглядом серых глаз. Драко окинул взглядом гостиную и понял, где именно он встретит Поттера в следующий его приход. Он ему устроит очень горячий приём… Осталось только расчистить себе дорогу к выходу отсюда… и в тишине своей комнаты проработать план мести…
- Эгхм, если не хотите кого-то убить, то вам придётся самому ухаживать за магическими кактусами. Они совсем неприхотливы, хотя очень опасны… Поэтому будьте осторожны, когда решитесь переносить их на другое место. Вообще, кактусы не любят, когда их двигают, зато очень любят свет, а у вас тут темно… - кажется, продавец сел на любимого конька, поэтому Драко оставалось только слушать про «равномерный умеренный полив» и «сухую, холодную зимовку».
«Ну, Поттер, ты ещё пожалеешь! Я тебя очень равномерно полью пюре из этих кактусов и зима ещё не наступит отымею насухую, ублюдок шрамоголовый!» - Драко сжал руки в кулаки и прервал излияния коммивояжера:
- Сто партий кактусов в дар мистеру Поттеру. И побольше ядовитых! – мужчина аж подавился от неожиданности. - Доставьте их Поттеру, скажите, ответный дар от скучающего по нему жениха. Завтра с утра, до его ухода на работу, они должны быть вручены ему лично! Цену я удвою! Утрою, если надо, но чтобы завтра Поттер обзавёлся собственной коллекцией!
- Мы бы рады, мистер Малфой, но чтобы выполнить заказ Министра Магии Поттера, нам пришлось собрать все магические кактусы на Альбионе.
- А я-то думал, что у этого гриффиндорского урода мозгов нет. Оказывается, есть… но мало! Как раз, чтобы подрабатывать Министром Магии и подмахивать то, что ему Грейнджер подкладывает, – процедил Драко. - Он ещё узнает, с кем связался! Я ему устрою... Цветы он мне подарил! Я же сказал розы, тюльпаны, незабудки, а он за кактусы зацепился, - бормотал себе под нос Драко.
Всё это время Нарцисса наблюдала это увлекательнейшее шоу, сидя на единственной не занятой кактусами горизонтальной поверхности. Она очень своевременно застолбила подоконник, и, теперь, с умилением взирая на своего взъерошенного сына на зелёном поле. Злой и такой живой…
А может она зря так на Гарри разозлилась. Подарки, конечно, нетривиальные. Зато её сын уже два дня, как забыл про хандру. Ест отменно, читает, в Косой переулок прогулялся за книжкой, даже планы мести строит! А жизнь-то налаживается!
- Вы ещё здесь!? - Драко, явно глубоко ушедший в свои мысли, наконец, заметил, что консультант стоит, переминаясь с ноги на ногу, рядом с камином. Видимо решившись, тот вытащил из-за спины удивительной красоты кроваво-алую розу, к которой зелёной шёлковой лентой был привязан свиток пергамента, запечатанный знакомой печатью.
- Мистер Поттер просил вручить вам лично…
На вытянутых руках маг протянул Драко очередной Поттеровский дар. Осторожно, как будто лента в любой миг могла превратиться в змею (а кто знает, что у этого Поттера на уме), Драко взял розу, положил её рядом с особо огромным шипастым чудовищем и развернул свиток.
В комнате стало очень тихо. Нарцисса, также как и мужчина у камина, затаили дыхание, пока Драко раз за разом перечитывал послание Гарри:
«Не будь кактусом, будь розой!
С любовью, Гарри»
- Что там? - не выдержала Нарцисса.
- Я его убью! Но сначала… - серые глаза зло блеснули. - В конце, концов, ты права, маман, в эту игру можно играть вдвоём.
- Я права? - Нарцисса с трудом могла припомнить, чтобы она говорила что-то сыну про совместные игры с Поттером. Может, в детстве… А ладно, главное факт – сын признал её правоту!
- Да! Ты права! Я мужчина, а не кисейная барышня. Раз Поттер за мной «ухаживает», что мешает мне начать «ухаживать» за ним?!
«Нет, жизнь определённо налаживается, раз мой сын снова затевает пакость!» - Нарцисса довольно вздохнула, заметив ядовитейшую улыбку, медленно расцветающую на губах Драко. – «Улыбка, это лучшее, что он взял от Люциуса», - подумала она, а вслух сказала:
- Замечательная идея, Драко. Просто замечательная!
-Кстати, может у тебя есть идеи, как объяснить этот его подарок с точки зрения маггловского воспитания Поттера?
- Ты ядовитая заноза в его сердце, Драко.
- А он ядовитая заноза в моей з… ноге! - Драко сделав несколько головокружительных прыжков, которым мог бы позавидовать гимнаст, преодолел заслон из кактусов и, обернувшись около двери, насмешливо посмотрел на мать: - Ладно, спокойной ночи, мам.
Нарцисса проводила сына мечтательным взглядом и, спрыгнув с подоконника, оглядела окрестности. Зелёное колючее море раскинулось от камина до двери, перекрыв ей все пути отступления. Ну, что ж… Нам не привыкать трудности преодолевать после стольки-то лет замужества за Малфоем. Нарцисса распахнула окно, и, оглядевшись, решилась на то, чтобы совсем не по-дамски перелезть через подоконник. Благо, гостиная находилась на первом этаже…
- И куда же вы, дражайшая супруга на ночь глядя, да ещё так экстремально…
От неожиданности запутавшись в юбках и потеряв равновесие, женщина рухнула прямо на своего неверного супруга.
- Вот решила исполнить супружеский долг, - неловко пошутила она, в который раз ощущая себя рядом с Люциусом ( в этот раз даже на Люциусе) полной дурой.


Мы сами творцы своей судьбы

 
ЮлийДата: Вторник, 21.07.2009, 19:29 | Сообщение # 7
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Глава 6

Если бы Гермиону во время обучения в Хогвартсе спросили, чем бы она хотела заниматься в будущем, то она бы обязательно ответила так: «Помогать людям!». И под людьми, в данном случае, девушка-пацифистка (случай с Драко Малфоем на третьем курсе не считается, ибо и пацифисты могут дать по морде за дело мира и всеобщего благоденствия) имела ввиду не только магов, но и магглов, кентавров, домовых эльфов, вампиров, оборотней, вейл … Ладно, допустим, с вейлами она погорячилась. Они и сами отлично справлялись, дуря рыжие головы семейства Уизли, в которое уже скоро должна была войти сама Гермиона. Но не будем о грустном.
Так вот, её мечта сбылась. Должность советника (официально - секретаря) Магистра Магии Поттера, дала ей возможность не только быть в гуще событий, происходящих в послевоенном Магическом Мире, но и влиять на них. Когда её вмешательство становилось слишком навязчивым, Гарри огрызался, предлагая ей, если уж она такая умная, самой стать Магистром Магии, но как раз это её не устраивало – быть серым кардиналом было гораздо интереснее и, что не менее важно, привычнее.
Такие мысли бродили в голове самого влиятельного человека в магической Англии, когда мимо её стола в приёмной пронеслось… пронёсся…
- Привет, Миона, как дела, как Рон? - она только рот открыть успела, чтобы ответить, как дверь в кабинет Магистра захлопнулась. Странный какой-то Гарри в последнее время. Постоянно в облаках витает… А ходит так, как раньше в квиддич играл: никакой системы, летит сломя голову, но странным образом добирается до места раньше всех.
И увлечения у него в последнее время… странные.
Буквально вчера она нашла на столе у него явно старинную книгу-рукопись «Ритуалы ухаживаний». Странно даже не то, что Гарри начал читать что-то кроме журналов по Квиддичу, а то, что именно он читает. Неужели её друг решил, наконец, начать ухаживать за Джинни. Это когда до свадьбы остался месяц? Тогда как объяснить другое его увлечение…. Гермиона нахмурилась припоминая события последних двух дней.
Магистр, неожиданно для всех вызвался освоить чудо маггловской техники - ноутбук, пылившийся в углу уже не один месяц. После обсуждения с Артуром всех возможностей использования маггловского приспособления, её шеф заперся с ним в кабинете и весь день не впускал туда никого, включая своего советника. И вот, когда она вчера по привычке сунулась за документами (печеньем, шоколадками и журналами «Ведьмаполитен») в нижний ящик стола магистра, то обнаружила, что он заперт на ключ. Ещё со школы у Гермионы была только одна фобия – боязнь замкнутых от неё пространств. Поэтому провозившись полчаса с подбором заклинания, она просто выбила дно пресловутого ящика и…
«Горячие жеребчики», «Горбатая гора», «Адам и Стив», «In & Out», « Мой личный штат Айдахо»… - да стопка дисков впечатлила не столько размером, сколько выбранной тематикой.
Сейчас Гермиона Грейнджер ломала голову над тем, как бы так аккуратно поднять эту тему в общении с Гарри. Если её друг влюбился в мужчину… накануне свадьбы с Джинни Уизли… Что ей делать? Джинни была её подругой, но Гарри… Кто же он – человек вскруживший голову её наивному другу? Кто объект неразделённой (потому что о разделённой бы уж она первая узнала) страсти Гарри Поттера?
Фред или Джордж? Первая мысль, которая напрашивается, но нет! Эти двое, вместе давно, а уж сцены ревности, которые они закатывают друг другу уже вошли в историю, благодаря активной работе жёлтой прессы.
Может кто-то из сотрудников. Криви? Нет, Гарри от него до сих пор шарахается как чёрт от ладана. А может это всё результат долго подавляемых желаний… И всё же нет! Кто же? С кем Гарри много общается в последнее время. Артур Уизли?
А ведь Магистр всё чаще уединяется с главой семейства Уизли, и о чём-то долго беседует с ним наедине. Оба выходят запыхавшиеся и счастливые как после... Но такая большая семья… Неужели?
- Гермиона! – глас Магистра с лёгкостью пробил звуконепроницаемые двери кабинета, очень вовремя прервав размышления Гермиону на тему его сексуальных предпочтений.
- И вот зачем, скажите, я мучилась, и коллектор устанавливала, - пробормотала Гермиона, направляясь на зов друга и по-совместительству её работодателя.

- …Министр Магического транспорта по вопросу налаживания трансконтинетнальной каминной связи с Южной
Америкой…
- А почему не с Северной?
- Северная сама какие хочешь связи установит и свои интересы куда ей надо просунет, а вот у Южной на это средств не хватит. Зато там открываются большие возможности для экспорта наших товаров.
- Ааа…
- Ленч с представителем департамента по изучению маггловских технологий, - Гермиона внимательно следила за лицом Гарри, надеясь, что его реакция внесёт ясность в её предположение.
- С Артуром!?- просветлел Гарри. Гермиону же совсем не порадовал такой энтузиазм, косвенно оправдывающий все её худшие опасения. Может, это всё её выдумки. Гарри в последнее время очень увлёкся всем, что связано с магглами… Перед глазами сразу появилась картинка с двумя траха… целующимися маггловскими «жеребчиками» (ну должна же она была проверить, чем увлекается её шеф). Только почему-то лицо того, что был снизу, очень напоминало лицо её друга, а вот тот, что был сверху явно был рыжим и…
- Гермиона?
- А? – она очнулась от воспоминаний об увиденном и в который раз понадеялась, что Гарри не заметит ювелирную работу домашних эльфов восстановивших заветный ящик стола.
- Ты так странно на меня смотрела, как будто… - Гарри поёжился.
- Не отвлекаемся, - рявкнула раскрасневшаяся девушка. - На повестке дня: обсуждение возможностей использования технологических новинок магглов и внедрения их в жизнь магического общества, - сухо напомнила она.
- А что за новинки? - полюбопытствовал Гарри.
- Мобильная связь и транспортные средства с антимаггловской защитой. Спонсором проекта выступают «Братья Уизли–корпорейшен». Кстати, нужно будет проработать рекламную компанию. То есть, желательно, чтобы этими новинками начали пользоваться люди волшебным обществом уважаемые… а не только рыжие балбесы, вроде Фрэда и Джорджа. И вообще, я считаю, что ради твоего имиджа тебе не стоит слишком часто напиваться с ними в «Голубой устрице»…
- Это тебя не касается, Гермиона! Моя личная жизнь - это моя личная жизнь!
- Но Гарри, они же ещё и открыто демонстрируют, что спят вместе… Они…
- Они - самые преуспевающие предприниматели магического мира по эту сторону Ла Манша. И замечательные друзья. Всё остальное оставьте падальщикам вроде Скритер, мисс Грейнджер! - отрезал Гарри. Внутри у Гермионы всё похолодело от того, что всё это могло значить. А вдруг это и правда близнецы… - Может, продолжим? – прервал её досужие домыслы Магистр.
Она вздёрнула подбородок под язвительным взглядом Гарри Поттера.
- Встреча с посланцем от профсоюза домашних эльфов…
- Опять! Что им ещё надо? Я отдал им все носки, платки, старые рубашки Дадли. И теперь они покушаются на мои трусы? - простонал Гарри.
- Нет, твои трусы я никому не отдам, - Гарри вздрогнул, услышав знакомый тянущий гласные надменный голос. Он резко повернулся и увидел Малфоя, вальяжно привалившегося к дверному косяку. Интересно, как давно он уже здесь. От этой мысли по хребту Гарри пробежала стая мурашек явно слоновьих размеров. А блондин, убедившись, что его появление произвело надлежащий эффект, медленно прошёлся по комнате, презрительно разглядывая с обстановку кабинета, а потом наглейшим образом устроился в кресле напротив Гарри. – Скажу больше, - продолжил малфой, как ни в чём ни бывало, - … под это сокровище мы выделим целую сейфовую ячейку в Гринготсе и оставим нашим детям послание – открыть её только в самые чёрные времена… Трусы с запахом Гарри Поттера… да извращенцы-коллекционеры уже через лет сто с руками оторвут!
- К-какие д-дети? - Гарри аж заикаться начал после открывшейся ему перспективы использования его нижнего белья будущими их с Малфоем потомками.
- Наши, Гарри. Наши! Малфои!
- Малфой, ты давно был у психиатра? - вмешалась Гермиона. - И вообще, кто тебя сюда пропустил!
- Эх, Грейнджер… совсем не изменилась… - Малфой сделал вид, что только что заметил Гермиону. - Всё так же занимаешься общественной деятельностью во благо ГАВНЭ и мира во всём мире. Знаешь, любимый, - Драко сделал акцент на последнем слове, с удовлетворением отметив, как расширились глаза у Грейнджер и как покраснел Гарри. – … Ещё в школе, я думал, что будь я на месте твоих друзей, то занялся бы освобождением тебя от магглов, а не домовых эльфов от их хозяев. Кормим мы точно лучше!
- Малфой!!! – рявкнул Поттер, но даже его вопль души заглушил рык Гермионы Грейнджер - пацифистки с железными кулаками:
- Гарри?!!! – она даже привстала, чтобы выглядеть внушительнее, хотя это было явно излишне.
Магистр сжался в комок в перекрестье двух мечущих молнии взглядов, предчувствуя неминуемую бурю. - Я ЧТО-ТО упустила? – сейчас Поттер никак не мог отделаться от мысли, что Гермиона слишком уж похожа на Макгонагал, когда злится. Шипит, как неудовлетворённая кошка. Чаще бы с Роном что ли встречалась, а не засиживалась на работе допоздна.
- Э… да не то, чтобы…
- Чтобы ты не пропустила, Грейнджер, тебя не касается дела нашей с Гарри семьи, - отрезал Малфой, с удовлетворением отметив, что Поттер буквально подавился его словами. Осталось только внести последний штрих в картину. Он пробормотал увеличивающее заклинание и вытащил из-за спины букет из тринадцати алых роз.
- Гарри, я оценил твой последний подарок, как, впрочем, и все домовые эльфы нашего дома, - он зло зыркнул в сторону Гермионы. – Мой ответный дар… - он всунул в руки обалдевшего Гарри букет.
- Гааарри, - простонала Гермиона. – Скажи что у тебя с ним ничего нет!? Мне же это снится, да?
- Мммм… ну… почти… - сейчас взглядом Гарри пытался пообещать Малфою ТАКИЕ подарки, что до свадьбы он не доживёт, умерев, конечно, от счастья.
- Что у тебя с ним? Отвечай! И не надо юлить! – бушевала Гермиона. Вскочив на ноги, она надвинулась на Магистра, руки которого были заняты колючими цветами. Защищаться от девушки, отбиваясь розами, было как-то не с руки, и Гарри вжался в спинку кресла, просто молясь о спасении.
- Грейнджер, убери руки от моего жениха! – Гарри в ужасе смотрел на Малфоя, в руках у которого в считанные секунды оказалась волшебная палочка. Гермиона же, не замечая нависшей над ней угрозы уподобления думке или вазе из малфоевской гостиной, уже тянула руки, чтобы схватить Героя всего магического мира за грудки и тряхнуть хорошенько, дыбы поставить на место утерянные этим Героем мозги.
- Нет, Драко! Не надо! – закричал Гарри.
Когда Гермиона уже готова была перейти к физическим методам воздействия на впавшего в ступор друга, она услышала крик Гарри, а потом почувствовала, как волна магии отбрасывает её от него, мягко опуская на диван в другом углу комнаты. Малфой спрятал палочку, и как ни в чём не бывало, лениво откинулся в кресле.
- От твоего? Что?... - простонала Гермиона, закрывая руками лицо. Истерический хохот сотряс тело девушки. - Ой, не могу! Малфой, ну у тебя и шутки! Гарри, ну скажи уже что-нибудь… Гарри? Она подняла глаза на Поттера, и смех застрял в горле. Щеки Поттера давно уже были сравнимы цветом с подаренными Малфоем розами.- Я в последний раз спрашиваю: что здесь происходит? – на этот раз она адресовала вопрос не Гарри, с которым явно было бесполезно разговаривать, а Малфою.
- Какая ты любопытная Грейнджер. Но нам скрывать нечего! – блондин сдул несуществующую пылинку с рукава своей мантии, явно забавляясь реакцией Гермионы и Поттера на устроенное им шоу. Но видимо этого ему показалось мало, поэтому он продолжил: - Пока нечего, потому что у нас с Гарри просто… дружеский секс…
- Малфой, рот закрой! Нет у нас ничего! Нет!!! - зарычал Гарри, сжав кулаки, чтобы наброситься на совсем распоясавшегося блондина.
- Драко, любимый… Ты же сам писал мне: «Мистер Малфой, нижайше прошу вашего разрешения на то, чтобы ухаживать за вами и первым шагом к нашему сближению буду считать ваше согласие называть вас по имени…» - нараспев продекламировал блондин. Гермиона внимательно наблюдала за поединком взглядов Гарри и Малфоя. Самое интересное, что первым уступил Гарри. Удовлетворённо вздохнув, Драко продолжил, как ни в чём не бывало: - На самом деле, мы просто трахаем друг другу мозги, правда, Гарри? – Малфой явно был в ударе, а Поттеру оставалось лишь запустить в него колючим, благоухающим букетом.
Малфой уворачиваться не стал, а просто, взмахнув палочкой, трансфигурировал букет в что-то подозрительно напоминающее большой кактус. Это чудовище медленно левитировало к столу Магистра и с мерзким звуком чмокнулось на бумаги, которые Гарри честно пытался изучить с утра.
- Хм… прости, – это единственный экземпляр, который не загребли цветочники. С их слов он был слишком вонючим и большим.
Они как раз обменивались новой порцией зловещих взглядов, когда Гермиона, наконец, пришла в себя и попыталась уладить назревавший конфликт.
- То, что вы… делаете с мозгами друг друга - это не новость. Вы ещё в школе всех зат… залюбили своей враждой высосанной из пальца. Но причём тут розы, помолвка и вообще… Гарри, Джинни в курсе твоего «дружеского секса» с Малфоем?
- Ну как бы…
- Гарри предусмотрительно решил жениться на нас обоих. В качестве контейнера для вынашивания наших с ним детей Уизли подойдёт идеально. Кстати, после того, как были ликвидированы последствия твоего подарка, у нас даже парочка каморок для домовых эльфов освободилось. Думаю, Джиневра будет чувствовать себя как дома… Мне кажется, ты просто обязан нас познакомить как можно быстрее, дабы я указал ей её место. Только ты очень ошибаешься, если думаешь, что я дам этой нищебродке свою фамилию, Гарри Малфой…
- Убью! – вопль Магистра, которого бы испугался и Воландеморт сотряс стены Министерства.
Гермиона вытащила палочку и теперь стояла над клубком тел, думая, как разделить вцепившихся друг в друга мёртвой хваткой магов, не повредив при этом своему шефу.


Мы сами творцы своей судьбы

 
ЮлийДата: Среда, 29.07.2009, 19:46 | Сообщение # 8
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Глава 7

- А потом? – уточнила Нарцисса, накладывая очередное заживляющее заклинание. Она с жалостью посмотрела на сына. После того, как Драко появился на пороге родного поместья, его залитую кровью физиономию не сразу узнали даже домовые эльфы. И это при том, что он выглядел настолько неприлично счастливым, что мать усомнилась, не был ли её сын скрытым мазохистом. Таким она не видела его, пожалуй, со школы, когда на пятом курсе её вызвали в Хогвартс после того, как Поттер в очередной раз разбил её сыну лицо, а тот решительно отказался идти в Больничное крыло, щеголяя синяками перед всеми учениками. Учитывая, что как раз тогда Герой Магического мира только что потерял крёстного, директор уговорил Малфоев не давать ход делу об избиении одного ученика другим.
- А потом я сделал непростительную вещь…- пробормотал Драко, прежде чем, поморщившись, пригубить костерост.
- Сектусемпра? - женщина понизила голос, так как с недавних пор это заклинание было причислено к разряду запрещённых. Каждой чистокровной семье известно, что теперь даже у стен их родовых поместий есть уши… Точнее, уши (и очень длинные) были у домовых эльфов, многие из которых работали осведомителями у Серого Кардинала Министерства Гермионы Грейнджер. В свете последних событий Драко подозревал, что наградой предателям служили те самые носки Гарри Поттера.
Интерпретировав молчание сына по своему, женщина нарисовала в воздухе светящиеся буквы, сложившиеся в одно слово:
«Круцио»
- Эм… хуже… - Нарцисса побледнела, но вовремя вспомнила, что она слизеринка, и уже поэтому всегда готова к неприятностям. Заодно леди Малфой воскресила в памяти, где именно хранятся магические загранпаспорта и портключ в их Французское поместье. Она как раз составляла список вещей, которые просто необходимо взять с собой (Люциус в этот список, конечно, не входил), когда сын, наконец, закончил свою мысль: - Я поцеловал его, - выдохнул он с несчастным видом.
- В щеку? - разочарованно пробормотала Нарцисса.
- В губы! – скорбно выдохнул сын.
- Чмокнул? – уточнила женщина, так как именно этим можно было объяснить горькую складку, появившуюся у губ сына. Разве поцеловав объект своей страсти, будешь выглядеть так, как будто только с похорон любимого… любимого…? Ладно, просто любимого.
- В засос, аля-франсе! – отрезал Драко. - Сама подумай, маман, зная Поттера, как я ещё должен был интерпретировать это его нападение? В Турнире Трёх Волшебников учувствовать отказывался? Выиграл! Лорда убивать не хотел? И где теперь Лорд?! В центре внимания наш Герой тоже не желал оказаться? И кто у нас теперь у нас Министр Магии? От Криви пять курсов бегал и, знаешь кого я первым встретил на моём пути в приёмную? Да, представь себе, Специалист по связям с общественностью Колин Криви! И вот, когда этот нелогичный Поттер набросился на меня с горящими глазами, закусив губу, рыча: «Убью! Порву! Змеища слизеринская, всегда мечтал тебя...». Что я должен был подумать? После всех его подарков и записок? Тут-то на меня и снизошло озарение… чего ему от меня надо… о чём он мечтал столько лет... Ну по логике… поттеровской, - Драко стушевался под понимающим взглядом матери и отвёл взгляд.
- Хм… если взглянуть на всё с такой сточки зрения… - протянула Нарцисса, радуясь, что её сын унаследовал мозги и импульсивность от Блэков, а не от Малфоев. А то ведь так и помер девственником. Или как Люциус, не возьми она всё в свои руки, так всю жизнь и протаскался по маггловским шлюхам… Она поспешила отогнать мысли о неверном супруге, который после достопамятной встречи у парадного входа в Малфой - Мэнор, явно избегал её, запершись в комнате и оплакивая свою очередную потерянную любовь. Пф!
Опять же её надежда и опора, её Драко, тоже не избежал этого малфоевского проклятия – любви к представителям своего пола! И она, как мать, просто обязана решить эту проблему. Сначала женить, потом позаботиться о наследнике, а потом… можно даже параллельно… Бывшая слизеринка и бывшая Блэк (а вспомните кто у неё был в родственниках –то-то) решительно сжала кулачки. Слишком долго она позволяла Люциусу пастись на чужих… хм… или почти чужих лугах.
- Эх, мама, с какой точки не смотри… - Драко, не подозревающий о мыслях своей матушки, продолжил процесс самобичевания. - Выход один: теперь я как честный человек… Нет, даже как Малфой, просто обязан на нём жениться.
- А он… что… эм… ответил… взаимностью? – она постаралась нащупать почву, чтобы не спугнуть разоткровенничавшегося сына, одновременно прикладывая принёсённый домовым эльфом лёд к рассечённой брови сына.
- Шшшш… - зашипел от боли воспитанник змеиного факультета. – Предупреждать же надо!
- Так он укусил тебя? Оттолкнул? Обидел? – женщина распалялась всё больше, уже воображая всё то, что она сделает со своим будущим зятем, если хотя бы одно из её предположений окажется верным. Тёмный Лорд, будь он жив, логти бы себе кусал от разочарования, узнав, какую Потенциальную Пожирательницу с фантазией он пропустил мимо метки… Впрочем, у него ещё при жизни была Белла… а двух сестёр Блэк с их живым воображением не выдержал бы даже Воландеморт.
- В том то и дело, что неожиданно расчёт оказался верен, а невеста согласна…
- То есть согласна… сен, а кто тебя тогда так избил? – недоверчиво уточнила Нарцисса.
- Поначалу… соглас…ен. А потом Поттер вспомнил про то, что он гриффиндорец и перестал совать мне язык в рот, покусывать губы, шею и… ну понятно! А Грейнджер вдруг прозрела, что есть такое заклинание как «Экспелиармус». Уф, до сих пор плечо болит после того… - Нарцисса понимающе посмотрела на оторванную пуговицу на рубашке сына, а также на бордовый синяк, который она сначала приняла за отпечатки пальцев, сжимавших шею её мальчика в попытке задушить. Драко перехватил её взгляд и, покраснев, пробормотал: – Нет! Не после этого… Просто об стол шарахнуло от души. Может, залечишь?
Нарцисса быстро наложила снимающие боль и синяки заклинания, а потом перевела взгляд на до сих пор кровоточащий порез на лбу, затронувший также бровь юноши.
- Ты уверен, что не хочешь, чтобы я убрала это твоё боевое ранение? – уточнила она, кивнув в сторону рассечённой брови.
- Нет! У нас с мужем теперь всё будет поровну. И шрамы и намерения,– кулаки Драко сжались, в голосе слышался боевой азарт. – Завтра у них в Министерстве обед для вип-персон: магглов и прочей шушеры? Так вот… я пойду! Кровь за кровь!
- Эм… Драко, а какую кровь ты имеешь ввиду? – осторожно уточнила Нарцисса.
- Конечно, ту, что я ему попорчу, когда он станет моим… моей женой. Завтра я сделаю ему предложение и предъявлю как доказательство его же письмо, – юноша недовольно прикоснулся к ранке и добавил: - И обручальное кольцо Уизли я его заставлю снять. Рыжих в нашей семье не было и не будет. Я сказал! Уййййййййй! И уберите отсюда, наконец, этот кактус! – юноша поднёс к лицу руку и слизнул кровь, появившуюся после того, как он вместо стола саданул по вольготно расположившемся на этом предмете интерьера кактусу.
Нарцисса ещё раз убедилась, что с сыном явно всё в порядке и поспешила прочь из комнаты, оставляя Драко с домовым эльфом, который, молча, но с удовольствием, бился об кресло хозяина головой, под мерное бормотание этого самого Хозяина на тему: «Быть или не быть? Делать или не делать? Иметь или не иметь? Если иметь, то в какой позе? Ракурсе? Сколько раз?... До свадьбы или в первую брачную ночь? Нет… в чёрном буду я, а Поттер в зелёном… хотя классический серебряный, тоже подойдёт к его седине. Нет седых волос? Будут… Ещё до свадьбы или я не Малфой. Кто будет подружкой невесты? Нагини воскрешу. А в свидетели… Воландеморта опасно, но призрак Снейпа будет в самый раз! Решено! Свадебное путешествие?...»

Солнце медленно садилось за линию горизонта. Около окна стоял светловолосый юноша. Со стороны казалось, что он провожает взглядом почти исчезнувшее светило, но в серых глазах было пусто, как будто он полностью погрузился в свои мысли. Домовой эльф, уставший биться об пол (даже эльфы устают заниматься мазохизмом, а прошло уже два часа, было жарко и хотелось есть, а также полюбоваться перед сном на заныканный носок Гарри Поттера), приподнял уши, вслушиваясь в тишину. Вернее, в тихий, едва различимый шепот:
- А если бы я сказал, что люблю тебя, что бы ты тогда ответил? Что ненавидишь меня? Но я тоже сначала думал что ненавижу… Но лишь потому, что страстно желал... Эх, Гарри, мне очень трудно найти причину, чтобы быть с тобой. Но вдруг… вдруг и тебе просто трудно найти причину чтобы… Я жалок, да? Но, даже зная, что ты всего лишь связан сделкой с моей матерью, я продолжаю делать вид, что… - взгляд мазнул по сгорбившемуся у кресла эльфу. – Пошёл вон, Даффи! И не дай Бальтазар, я узнаю, что ты тут подслушивал, чтобы потом доложить Грейнджер…
Эльф быстро ретировался, а блондин нежно коснулся колючек кактуса, который он лично перенёс на подоконник. Как ни странно они не кололи руку, а нежно щекотали кожу, напоминая на ощупь шерстку какого-то редкого животного.
- Я не отступлю, - прошептал Драко и, развернувшись, отправился в свою комнату. Завтра ему предстоял тяжёлый день. Ночь спустилась на поместье. А на подоконнике желтой гостиной на колючем ежике Селениус цереус, известной также как «Царица Ночи», появился первый бледный цветок.


Мы сами творцы своей судьбы

Сообщение отредактировал Юлий - Понедельник, 05.10.2009, 09:39
 
ЮлийДата: Понедельник, 05.10.2009, 09:38 | Сообщение # 9
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Глава 8

Драко ловко скользил по залу, между захмелевшими волшебниками, которые процентов на девяносто были выкидышами Гриффиндора и Хаффлпаффа. Равенкловцы предпочитали пьяным бессистемным дебошам коротать вечера за книгой или попивать дорогой коньяк в компании таких же равенкловцев или… слизеринцев. Глядя на чуть было не упавшего в чашу с пуншем Невилла Лонгботтома, Драко даже усомнился, не слишком ли поздно пришёл. Ещё раз взглянув на приглашение (полученное им совершенно безвозмездно, не считая бутылки лучшего вина из 1812 года выпуска из подвалов Малфой-Мэнора, исключительно из научного интереса, от одного из выходцев факультета мудрейшей из Ровен), бывший слизеринец убедился, что званый ужин начался менее часа назад. Интересно, что они огневиски в шампанское добавляют? Мероприятие ещё только началось, а половина приглашённых явно испытывают проблемы с координацией. Да… после Победы высшее общество Магической Англии обмельчало и обыдлилось, явно потеряв свой блеск и аристократичный налёт. А всё потому, что у власти оказали одни плебеи и маглорожденные. Даже написаться красиво не умеют, что уж говорить об искусстве злословия и художественного битья лица. Но он, Драко Малфой, поставил целью своей жизни возвращение Магическому обществу Альбиона его прежнего сияния и красоты. За его спиной опустевший Малфой-Мэнор и скучающие по поместьям и заграницам слизеринцы, отступать некуда, позади жеманные француженки, утончённые японки, искусные в любви вьетнамки, дикие южноамериканки, бесшабашные русские… Скука смертная! Причём, ключевым здесь является второе слово… в виде озверевших мужей и возлюбленных его бывших «любовей». И был только один человек, которым мог одним движением руки вернуть ему радость жизни и свободу передвижения по миру. То, что Драко абсолютно не представлял, что делать, чтобы тот начал махать рукой в нужном направлении, если его план по женитьбе на Мальчике_Кторый_Вырос_И_Стал_Министором_Магии претворится в жизнь, было второстепенно.
Так-так, а где у нас Великий Герой Нашего Времени, Министр Магии и просто Вечно лохматая и хамоватая проблема Драко Малфоя, которая требовала срочного решения.
Юноша осмотрелся по сторонам, игнорируя заинтересованные взгляды из толпы.
Наконец, в самом тёмном углу, искомое обнаружилось. Причём был Поттер не один, а судя, по рыжим вихрам, с кем-то из Уизли. Глупо было надеяться, что это Артур или Молли, не так ли? Тем более что парочка, не очень удачно спрятавшись за колонну, исступлённо целовалась.
Драко нахмурился. Маман видимо всё же плохо обработала Поттера, если его будущий муж, практически «роковая любовь всей его жизни» (тут нужно закатить глаза, приложить руку к сердцу и издать страдальческий вздох), продолжает прилюдно целоваться с Дженеврой Уизли. Нет, он совсем не ревновал! Абсолютно! Ни капельки! Ну, Поттер. Ну, целуется. И с кем? С рыжей нищебродкой без роду, без племени, у которой, из достоинств, только одно место… Ладно, ещё грудь, вроде, неплохая. Да, лучше бы Поттер с Артуром целовался! Или со своим почти мужем! Лев некастрированный! Но мы это исправим…
Оценив свои шансы и нащупав в кармане приготовленное специально для этого вечера зелье (между прочим, его изобретение), Драко заставил себя отвернулся от парочки. Теперь нужно было побольше свидетелей… Взгляд выхватил из толпы гостей хмуро взиравшую на него Грейнджер с её «вечным» женихом Уизли. Она как раз ткнула того локтем, привлекая внимание к Малфою и что-то зашептала на ухо. Интересно, а она уже рассказала ему о той сцене в кабинете и Министра Магии, свидетельницей которой была буквально вчера? Судя по потемневшему лицу Уизли, который явно прикидывал способы по-тихому выдворить незваного гостя с их вечеринки, что-то она ему всё же сказала. Итак, для начала неплохо: двое свидетелей, зато каких!
Но если он не начнёт сейчас, второй шанс уже вряд ли представится.
Схватив с подноса проходившего мимо официанта-магла два бокала с шампанским, бывший слизеринец логтем задел (зацепил, заарканил… далее по списку) поднос, с удовлетворением… гхм… чувством великой скорби вслушался в звон разбитой посуды. Сделав точно-выверенный судорожный глоток из одного трофейных бокалов, юноша краем глаза оценил реакцию окружающих. Теперь он был в центре внимания.
Отрепетированным красивым жестом, блондин ткнул в сторону замершего в паре метров от него Поттера, прикрывающего своей широкой гриффиндорской грудью покрасневшую, кажется, даже смущённую Уизли и провозгласил:
- Гарри, как ты мог?! После всего, чтобы было между нами…
Даже официант, ползавший у его ног в попытке ликвидировать точечными заклинаниями все последствия «широкого жеста» блондина, замер, глядя на слизеринца сверху вниз. Что уж говорить об остальном высоком собрании.
Поттер только открывал и закрывал рот, как выброшенная на берег рыбина. Впрочем, сейчас весь зал был большим уловом, заглотавшим один крючок под названием «скандал». Осталось только вытянуть сети, но Драко не спешил… Он был достаточно терпеливым рыбаком…
Насладившись произведённым эффектом, блондин подошел к парочке и, протянув второй бокал с шампанским ещё более ошалевшему от такого жеста доброй воли гриффиндорцу, и, как ни в чём не бывало, продолжил:
- Как ты мог не представить меня этой прекрасной леди? – про себя слизеринец кисло поморщился. Не то, чтобы он соврал: время пошло Уизлете на пользу – она как-то даже умудрилась свести свои жуткие веснушки, явно занялась фигурой и сейчас рядом с Гарри стояла просто сногсшибательная рыжая девушка. Если бы она не была невестой Поттера, он бы даже попытался затащить её в постель. Тут пришлось напомнить себе, что по легенде он безответно влюблён в Поттера, умирая от неразделённого чувства, он не ел и не спал три дня...
Интересно, как бы объект его «страсти» отреагировал, если бы Драко сейчас выдал что-то вроде:
- Monsieur Potter, pour toi moi ne mangeait pas trois jours, m'aime. *
Скорее всего, ничего не понял и продолжал хлопать своими невероятно-длинными ресницами. Ладно, нужно не упустить инициативу, а то, судя по взгляду Рона Уизли, его ждёт греко-римская борьба в гриффиндорском стиле (оскорбление действием, мордобой, в общем). Драко скосил глаза на замершую в ожидании толпу.
Кстати, маман задерживается… А это так некстати. Поттер же может пойти на попятную, забыв о своём обещании. Ладно, будем играть тем, что сдали. Что мы имеем?
Поттер посмотрел на него так, как будто Малфой отрастил себе вторую голову, крепко сжимая бокал в руке.
- Это Джинни, Малфой, - представил он девушку, при этом не спуская подозрительных глаз с вежливо улыбающегося бывшего школьного недруга.
- Джинни?
Здесь главное было не переборщить с аристократической бледностью и болью во взоре.
- Твоя… - закусить губу, как будто ему очень больно, тоже оказалось проще простого. Опустив глаза, как будто пытаясь справиться с собой, он бросил взгляд на зрителей, устроенного им спектакля. Тут за спиной этой почти безликой толпы появилась Нарцисса и, вот сюрприз, как-то ей удалось притащить сюда и отца.
- Драко, я всё объясню… Я… - а вот Поттеру бледность не шла. Тем более он тоже заметил пробиравшуюся к нему леди и лорда Малфой. Интересно, появление кого из них вызвало покраснение всего тела действующего Министра Магии. Н не стоило отвлекаться…
- Джинни, вы прекрасны. На самом деле, я только сейчас понял, что хочу, чтобы именно вы были свидетелем на моей свадьбе! - выпалил Драко. Изумление на лице всех присутствующих Уизли было неподдельным, а вот Поттер, кажется, понял, куда ветер дунул и дёрнулся в сторону, пытаясь увести с линии удара стихии свою девушку. Гриффиндорец, что с него взять! Но Драко не собирался уступать так просто, преградив им путь, он нацепил на лицо самую обворожительную из своих улыбок и, в наглую приблизившись вплотную, взял правую руку девушки, приложившись к ней почти целомудренным поцелуем. Почти! Джинни, явно не привыкшая к такому галантному обращению, вся зарделась под полным восхищения взглядом серых глаз ловеласа. Драко с первого захода и не такие крепости брал: пара прикосновений там и тут, нежный взгляд прямо в душу…
- Вы согласны, прекраснейшая из женщин? - чуть надавил выкормыш Слизерина, когда Джинни совсем растаяла под его пылким обожающим взглядом.
-Нет! – воскликнул Поттер.
- ДА! - выдохнула девушка.
Два возгласа слились в один, и Драко не мог скрыть свою довольную усмешку.
- Но, эм… - смущающаяся Уизли была прелестна, и Драко второй раз за вечер задумался о возможности адюльтера… После свадьбы с её женихом, конечно.
- Драко… называйте меня так, красавица, - ободряюще улыбнулся он. - Раз уж вы будете свидетелем на нашей свадьбе, стоит как можно быстрее перейти на «ты»? - Драко краем глаза заметил, что Поттер, услышав это выделенное «нашей» буквально позеленел.
- Д-драко, а кто ваша невеста? Уверенна, что вы лукавите, говоря о том, что я прекрасней, чем она.
- Нет, что вы! Совсем нет, -Драко сделал вдохновенное лицо и выпалил на одном дыхании: - Вы, прекраснейшая, из женщин, но мой жених – лучший из мужчин! - ему не нужно было смотреть на Поттера, чтобы услышать, как тот подавился шампанским.
Теперь они стояли в плотном кольце гостей, в первых рядах застыла его мать, сжимающая руку скривившегося то ли от отвращения от компании плебеев, то ли от боли в руке, Люциус. Горящий взгляд Нарциссы был направлен на Поттера и тот, конечно, не мог его не почувствовать. Нужно было переходить к следующему этапу.
- Думаю за это нужно выпить! Бокал даме! – провозгласил Драко. Появившийся как будто из-под земли официант преподнёс девушке бокал. В руках Гарри бокал уже был… Да-да, тот самый, который вручил ему Драко.
«Всё, Поттер! Ты попался!» - торжествующе подумал Малфой, наблюдая, как Поттер опрокинул в себя шампанское. Действие зелья должно было начаться через тридцать секунд и продлится всего пять минут. Зато потом обнаружить следы в крови потерпевшего будет невозможно. Ха! Для его плана пяти минут более чем достаточно.
- О, неужели! - не подозревающая о том, что только что произошло, рыжая, расплылась в улыбке. – А я тоже замуж выхожу! Может, устроим двойную свадьбу? - Драко бы фыркнул, если бы это не выбивалось из образа страдающего влюблённого. - Он уже сделал вам предложение? – не унималась Джинни. – Кто он? Я его знаю? - продолжала тараторить она, не замечая как кольцо заинтересованных вокруг них уплотняется и как Поттер в одно мгновение приобрёл цвет своей рубашки (нежнейшей зелени юного отростка кактуса).
В общем, момент был идеальный!
- Он очень стеснительный и, думаю, боится моего отказа. Но все формальности соблюдены: полный ритуал ухаживания в соответствие с древнейшими традициями нашей семьи … А его подарки… уверен что никому ещё не дарили ничего более оригинального…
- Ой, как романтично. Неужели он ухаживал за тобой по старинному магическому обычаю чистокровных семей?
- Да, мне повезло, что мой возлюбленный так традиционен, так уважает меня, ценит и любит… - на последнем слове Драко незаметно проверил реакцию Поттера. Зелье подействовало и тот просто, молча, смотрел на него, яростно сверкая своими изумрудными глазищами. «А кто сказал, что будет легко?» - улыбнулся Малфой. «Терпи, Поттер! До свадьбы ещё успеешь мне рассказать о том, КАК ты меня обожаешь».
- Драко, я так тебе завидую! - девушка тоже стрельнула глазками в сторону Поттера. - И всё же…кто он? – голубые глаза предвкушающее блеснули, в ожидании сенсации.
-Ладно, раз он стесняется сделать последний шаг сам, я помогу ему…
Губы Мальчика_Который_Выжил_Чтобы_Умереть_От_Стыда шевельнулись, в попытке выговорить только одно слово: «нет». Зелёные глаза сияли ужасом. Он снова открыл рот, но из его горла не вырвалось ни звука. Драко улыбнулся. Второй этап действия комбинированного зелья: через минуту Поттер должен был лишиться возможности сопротивляться Малфою. Зелье действовало аналогично Империо, обладало довольно лёгким, непродолжительным воздействием, но зато непреодолимым.
- Он здесь! –торжественно провозгласил Малфой. - И да, ты его хорошо знаешь, Джинни. Сейчас я представлю тебя моему жениху. Гарри, улыбнись, любимый, твоя подруга согласна быть свидетельницей на нашей свадьбе! Спасибо, тебе Джинни, ты настоящий друг!
- Нет, - Джинни резко обернулась, и её взгляд упёрся в растянутые в улыбке губы Поттера.
- Н-не может быть? - она отступила, не в силах поверить в реальность происходящего. Но Гарри, вместо того, чтобы отрицать всё, только улыбался в ответ. В этот момент Малфой нагло обхватил его рукой за талию и устроил свою блондинистую голову на плече Министра Магии. Тот даже не дёрнулся, продолжая улыбаться открывшему рты собранию. - Это неправда! Ты что-то сделал с ним? Ты…- девушка была в шоке. В толпе начались шепотки и, в этот момент, под изумлённым взглядом мужа, Нарцисса сделал шаг в образовавшийся вокруг новоявленной пары круг. - Ошибаетесь! Мистер Поттер сам изъявил желание ухаживать за моим сыном! И вот доказательства, - провозгласила она.
Из сумочки она достала магический контракт и письмо, затем протянула его одному из гостей: владельцу одной из самых уважаемых юридических контор Магического мира.
Тому хватило одного взгляда на бумаги, чтобы подтвердить реальность происходящего:
- Да, узнаю. Этот магический брачный предварительный контракт был подписан в моей фирме и в присутствие мистера Поттера, леди Малфой, меня лично и ещё двух независимых свидетелей. Согласно ему, Мистер Поттер получает разрешение леди Малфой на проведение Ритуала ухаживания за её сыном. Я так понимаю это письмо о намерениях, которое мистер Поттер написал вашему сыну, согласно Ритуалу и контракту.
Женщина кивнула. В тот же миг Гермиона оказалась рядом, выхватив бумагу из рук юриста.
- Не могу поверить! Две недели назад. Как ты мог, Гарри? Как ты мог не сказать мне? И Джинни? – она уставилась на своего друга, но Поттер хранил молчание, продолжая безмятежно улыбаться. Малфой наклонился и что-то шепнул ему, и рука Гарри очень естественно легла на талию Драко.
Пять минут, в течение которых действовало зелье, подходили к концу, и сейчас был решающий момент.
-Гарри, скажи, что это неправда? - в заплаканных глазах Джинни была безумная надежда. Драко даже на миг стало жаль девушку. Но это была секундная слабость, не достойного истинного эгоистичного «Я» слизеринца.
- Да, скажите, мистер Поттер. Мне кажется, пришло время вернуть долг… - взгляд Нарциссы вымораживал.
Зелёный взгляд скользнул на лицо Драко и замер на нём. Всхлипывание Джинни, шепотки в зале, выкрики и вспышки фотоаппаратов… всё ушло на задний план. Сейчас они были одни.
И Драко, забыв, что всё было задумано с целью вернуть Малфоям утраченное место под солнцем, забыв, что он никогда (НИКОГДА!) по настоящему не любил Гарри… Поттера, забыв, что всё это просто рискованная игра… прошептал:
- Поттер, ты выйдешь за меня? - облизнул губы и сильнее сжал в кулаке кольцо из белого золота. Сравнительно простое колечко, но очень важное для мужчин их рода, передающееся из поколения в поколение на протяжении почти тысячелетия. Последним его надела его мать… и вот теперь…
- Да, я согласен жениться на тебе, Малфой, - спокойно ответил Гарри и его рука сжала гриффиндорца так, что у того чуть рёбра не треснули. – Прости, Джинни… - лицо его страдальчески сморщилось, но всего на мгновение. Надев непроницаемую маску, Министр Магии Поттер кивнул окружающим и, схватив блондина за руку, дернул его по направлению к уборной. - А теперь, простите, господа. Мне и моему жениху нужно уединиться… - в его голосе было столько предвкушения, что никто из гостей не сомневался, зачем парочке нужно остаться наедине. Вслед даже донеслось несколько пьяных выкриков: «Горько!», но горько сейчас было только на языке у Драко.
Когда его буквально зашвырнули в туалет, он с размаху врезался плечом в перегородку, разделявшую кабинки. Поттер стоял перед ним, бешено сверкая потемневшими до черноты глазами. Грудь бывшего гриффиндорца тяжело вздымалась, пальцы были сжаты кулаки, аж костяшки побелели от напряжения, лицо раскраснелось, губа закушена… Ясно было одно: Поттер в бешенстве и с большим трудом контролирует себя.
Взглянув на совершенно невменяемого врага всей его жизни, Драко понял, что сходит с ума. Потому что, вместо вполне нормального (естественного для психически здорового волшебника) желания аппарировать на край света, ему нестерпимо (до боли в кончиках пальцев) захотелось коснуться разгорячённого, пышущего яростью тела, кинуться на шею этому чудовищу гриффиндорскому, поцеловать его искусанные губы, провести руками по широким плечам, заставляя расслабиться напряжённые мышцы.
Молчание затягивалось, а иррациональное желание только усиливалось, вместе с растущим напряжением. Мозги слизеринца как будто отшибло, а того, что осталось, хватило только на то, чтобы протянуть вперёд раскрытую ладонь, на которой блеснуло обручальное кольцо и прошептать:
- Горько?
------------------------------------------------------------------------------------
* Мистер Поттер, ради вас я не ел три дня, полюбите меня.


Мы сами творцы своей судьбы

Сообщение отредактировал Юлий - Понедельник, 05.10.2009, 09:40
 
ЮлийДата: Вторник, 20.10.2009, 21:59 | Сообщение # 10
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Приквел. «Прелюдия обмана» или «Малфои не обманывают – они нагло врут».

Название: «Прелюдия обмана» или «Малфои не обманывают – они нагло врут».
Автор: Феникс_задира
Пейринг: ДМ/ ГП, ДМ/зеркало, ДМ/ женщины, ДМ/ род Малфоев
Рейтинг: низкий.
Саммари: Драко малфой после прочтения новости с передовицы «Пророка» размышляет … о… своей семье и чуть-чуть о Поттере.
Сайд-стори (приквел) к «Долг жизни».

Семья у меня была обычная для мира магов, где шестьдесят пять процентов волшебников приходятся близкими родственниками друг другу. Остальные – дальними. Обычная аристократически-снобская семья волшебников, помешанная на чистоте крови и сохранении семейных ценностей. Вот ценности у Малфоев несколько отличались от общепризнанных в Мире магов. Но тут уж ничего не поделаешь: Средние века многому научили нас, и если бы тот же Поттер не просыпал Историю магии, он бы понял, что когда-то, чтобы сохранить магию этого мира, многим из нас пришлось изолировать себя от людей. Те альтруисты, которые пытались жить с магглами в мире и согласии, сгорели первыми на кострах Инквизиции.
Малфои всегда были умнее. Инстинкт самосохранения заложен в нас с рождения и срабатывает всегда… Ладно, почти всегда… Но в любом правиле есть исключения. Но это семейная тайна… а вы не моя семья.
Мы не разбавляли кровь маггловской, предпочитая кровосмесительные браки, братанию с убийцами наших братьев и сестёр. В самые тяжёлые периоды гонений на владеющих магией, семья Малфоев не стала хоронить себя в Поместье за антимаггловскими барьерами и не спрятала палочки, забыв о колдовстве. Мы всем табором отправились на отдых в новые места, а именно в Южную Америку, тем самым породив кучу легенд среди тамошних аборигенов. Когда Касиус Малфой покидал гостеприимные берега, он обещал местным магглам и магглянкам , боготворившим его, вернуться… И соврал. Хотя золото и редкие ингредиенты для зелий из той земли до сих пор хранятся в подземельях Малфой-Мэнор, и многие из Малфоев не раз возвращались на территории инков для пополнения запасов. Конечно, эти поездки мы совершали уже под действием оборотного зелья, благо его, по возвращению семьи в Альбион, уже изобрёл один из недосожжённых магов.
Мы предпочитаем не распространяться на тему Южной Америки и её любвеобильного населения, скажу лишь, что излишняя привязанность коренного населения к своим «идолам» со временем достигла апогея, превратившись в навязчивое желание иметь… своих «беловолосых богов». Причём, «иметь», во всех смыслах этого слова. До сих пор, светловолосым иностранцам не советуют ездить в туристические туры на этот континент. Если только они не хотят раз и навсегда устроить свою личную жизнь в одном из гаремов местных магов-шаманов. Младшего сына Касиуса, отправившегося погостить к инкам, Малфоям пришлось отбивать силой… так произошло открытие Америки и поход Кортеса. Так что, теперь не один Малфой без оборотного зелья в Южную Америку не ногой. Использовав оборотное зелье и Империо Кортес, не только нашёл своего, буквально, заезженного вождём инков, лишённого магии брата, но и очень вовремя вывез из Америки золото инков, которое, как я слышал, глупые магглы продолжают искать до сих пор, и которое послужило делу быстрого возвышения нашей семьи в Магическом мире.
У нас, Малфоев, знаете ли, никогда не возникало морально-этической проблемы: убей или будешь убит. Обмани или будешь обманут. Укради или крадут у тебя. Используй или будешь использован. В общем, главное тут, не попасться…
Эти истины каждый Малфой усваивает раньше, чем начинает ходить. Вместо сказок мне с трёх лет зачитывали истории нашей семьи, где настоящие Малфои всегда добивались своего любыми способами.
Как только я научился читать, мне вручили Кодекс Малфоя и завалили комнату летописями со сказаниями о становлении нашей семьи. Так уж вышло, что каждый Глава Рода до исхода в мир иной обязан дополнить хронику Деяний, пополнив тем самым не только сейф (это дело принципа), но и родовую историю семьи. Если же, не дай Бог, Глава Рода умрёт не своей смертью, тяжёлый груз ложится на плечи нового Главы. Люциус вот своё имя в анналах Рода ещё не увековечил, поэтому я был безумно раз, что всё же нам удалось избавиться от Тёмного Лорда, сохранив жизнь досточтимого родителя. После освобождения Люциуса из Азкабана, я очень прозрачно намекнул ему, что пора бы… за мемуары присесть, но он, характерно усмехнувшись, заявил, что не сядет творить, пока я не одарю семью собственным наследником.
Пат.
В сердцах, я пообещал ему, что быстрее на Поттере женюсь, чем женюсь вообще…
Но я отвлёкся, а остановились мы на возвращении Капытоцотля (или как там его индейцы звали), при жизни Касиуса Малфоя, и его белобрысого семейства на родимый Альбион. Есть в этих туманах, в мерзком промозглом ветре, в этом сыром климате, в этих унылых до занудства людях что-то такое, что притягивает Малфоев, заставляя возвращаться сюда вновь и вновь. Хотя бы для размножения… Правда, какое с тем же Поттером размножение?
Эм… О чём это я? О Поттере… вернее, о семье.
История моей семьи - это цепь мелких и крупных предательств. Во имя великой цели сохранения власти и пристижа, а иногда просто ради собственного удовольствия Малфои предавали всегда душевно… то есть от души. Но есть у нас одна большая слабость, и я убедился в этом, когда в семнадцать лет смог прочитать все тысяча сорок одну летопись своих предков. Возможно, именно тогда я взглянул на Поттера несколько иначе… Эм… вы этого не слышали. Навострили уши? Думаете, я поделюсь с вами семейной тайной? Вы меня за маггла держите?
Кстати, о магглах… Мы никогда не считали, что в мире есть что-то такое, что не будет нашим по первому требованию. Таковы уж мы Малфои – всегда получаем всё, что хотим. Так или иначе.
Со временем магия в мире магглов стала сказкой, а мы – королями Магического мира, связанными узами родства с чистокровными магическими семьями не только Англии. Например, моя прабабушка была из известной японской семьи магов… та ещё змея. Э… ну это, если вам до сих пор интересно, откуда у меня такой змеиный прищур, когда я смотрю, как Поттер безмятежно улыбается своим грязнокровным дружкам, и почему моя рука сама тянется к поясу, когда его рыжий прилипала прижимает его к себе и что-то шепчет на ухо. Нет, я там не палочку ищу, чтобы вы не подумали, а самурайский меч моей бабули, надёжно прикрученный к стене в Главном Зале Малфой –Мэнора несколькими сотнями сильнейших заклинаний. Как раз напротив Эскалибура. Как думаете, если я подарю его Поттеру, он согласится… Эм… да он даже не поймёт всю ценность дара, этот полукровка!
Но я отвлёкся от истории моего замечательного семейства. Последним дополнением в наш генофонд (да, я получил ещё и обширное маггловское образование – врага надо знать в лицо, вот мой прадед был известный востоковед) стала женитьба отца на моей матери, урожденной Блэк. Мы (я и отец) до сих пор не определились, было ли она правильным вложением в семью или у Люциуса случился внезапный спермотоксикоз на почве моей маман (что не исключало хорошего приданого в многогалеонном эквиваленте, связей семьи Блэков, как одной из древнейших в магической Англии, блестящей внешности избранницы и её ужасного характера). Как сознался однажды мой отец (после третьего бокала огневиски столетней выдержки) именно за характер он и полюбил «свою Нарси».
А потом в его жизни появился Никки… характер которого был в разы стервознее… Всё! На этом «Никки» (выдохнутым с придыханием и облизыванием, переходящим в прикусывание, нижней губы) отец вырубился, а на трезвую голову к нему с расспросами о его гомосексуальных пристрастиях лучше не подходить.
Эта беседа с предком произошла как раз перед тем, как Поттер со всей шайкой закатился к нам в Малфой -Мэнор и мне пришлось его выпускать из наших темниц, симулируя внезапный приступ тупости и неуклюжести. Нужно ли говорить, что из наших темниц ещё никто не сбегал? Поттер сбежал… угу. Сам… угу. Хвала Герою! А чего мне стоило расстаться с волшебной палочкой Дамблдора? После того, что нам со Снейпом пришлось сделать, чтобы её получить! Вот так отдать и кому… этому полуслепому оборванцу с глазами недотопленного котёнка? До сих пор не понимаю, как согласился на эту авантюру! Но, сами понимаете, не малфойское это дело своими руками Тёмных Лордов убивать. Люциусу нужно было ещё историю своей жизни написать, а мне жениться и обзавестись наследником… В общем, расчёт был идеален, Снейп с его любовью к зеленоглазым магглам и полумагглам полезен… Да и для чего существуют Великие Герои, Мальчики_Которые_Выжили с их неугомонными рыжими /каштановыми/серыми в крапинку/малиноволосыми и прочими дружками, как не для подвигов? Наша же задача: обеспечить их вовремя вооружением, указать цель… и на кладбище не попасть... Вот отец в этом пункте меня здорово напугал. Но он у меня крепкий старик и гибкий… Выкрутился, старый змей. Поттер, кстати, тоже проявил небывалую гибкость, достойную Малфоя.
Итак, сделав всё возможное для Поттера, я заперся в Малфой-Мэноре и начал праздновать победу… чью-нибудь. Ладно, сознаюсь, победы Поттеру я желал искренней, чем победы Лорда. Сами посудите - Потера я хотя бы знаю… С другой стороны, сложно сказать, насколько искренне плакал отец, когда узнал о смерти своего Лорда. И всё же, после всех Круцио, что были между ними, думаю, это были слёзы радости.
Итак, к всеобщей радости, Поттер Лорда убил… Сам, конечно. Угу.
Моя семья всё же потеряла пару пунктов в рейтинге: «Самая крутая семья в Магическом мире», но время лечит… деньги помогают многим быстрее забыть… а много денег вызывают у некоторых продолжительный склероз. У некоторых, но не у Поттера. Видели бы вы выражение его лица на выпускном, когда я подошёл поздравить его с НАШЕЙ победой.
- С тобой, Хорёк, на брундершафт выпью только на свадьбе… нашей! – и гаденько так ухмыльнулся.
- Это предложение, Поттер? – я надменно поднял бровь… может, ещё чуть-чуть заинтересованно. В конце концов, не каждый день тебе предложение Герой делает.
- Вали отсюда, змеёныш. Ты не в моём вкусе… - в этот момент к нам подскочил дружок Поттера – Уизел.
- Гарри, что этот Гад тут делает, - рыжий взъерошил свой ирокез (новая мода, введённая его братьями-плебеями, странно, что Поттер не поддался этому «петушиному» сумашествию).
- Да, вот, Малфой сделал мне предложение руки и сердца. Как думаешь, Малфой - хорошая партия? – издевательски смерив меня пьяным взглядом, совсем по-моему, по-малфоевски, протянул Поттер.
- Да, пошёл ты! – буркнул я, красиво откинув упавшую на лицо прядь. Малфой ведь не только пара десятков ячеек с золотом в Гринготсе и компромат на все магические семьи, но и воплощённая харизма, красота, вкус… В общем, всё то, чего не хватает этой новоявленной Звезде магического мира, который даже в новой мантии выглядит, как оборванец.
- Гриффиндорская спальня свободна. Ты со мной?
Этому гриффиндорскому паршивцу хватило совести плотоядно облизать губы и красноречиво кивнуть в сторону лестницы в Башню. Под ржание Уизела, я, закусив до крови нижнюю губу, поспешил прочь. И я уходил красиво, а не «поджав свой хорячий хвост», как крикнул мне вслед Уизел. Всё таки сволочи они, эти гриффиндорцы. Вот не мог Поттер мне это предложить , когда мы были наедине… В смысле, я бы его ещё не так послал. Наедине. И не туда. На красном я смотрюсь ужасно.
Не подрались мы только потому, что… не подрались. Тогда я сильно психанул, и принял решение забыть гриффиндорское недоразумение, наслаждаясь жизнью на чужбине.
Но на самом деле я вам всё это рассказываю уже битый час лишь потому, что ужасно не хочу говорить о самом главном. О себе и Поттере.
Помните, я сказал, что нет в мире вещи, которую бы Малфой не считал своей собственностью по праву рождения?
Гарри Поттер стал моей первой (и последней!) неудачей. Игрушкой, которую мне показали в витрине, а пока я примерялся к ней, её купил кто-то другой. Кто-то гораздо хуже меня: беднее, тупее, грязнокровнее... В общем, моя самая желанная игрушка досталась кому-то недостойному. Не мне.
И, следуя обычаю семьи, теперь я просто обязан вписать эту неудачу в скрижали истории рода, опозорив себя навечно перед потомками. Единственный выход, дабы не опозорить славное имя, вписать туда кое-что другое: «Гарри Поттер - муж Драко Малфоя»… Почему нет? Мы, Малфои, всегда получаем своё. Так или иначе… Помните?
О том, как да что было между нами в школе написано не нами. Биография Поттера давно уже лежит на прилавках не только Магического, но и Маггловского мира. Поттер бушует и плюётся ядом через «Пророк» (как заправская гадюка, между прочим), обещая найти охальника его имени и… Дальше обычно пишут именно так: «…»
Какие всё же эти гриффиндорцы импульсивные. Например, обо мне там вообще написано Мордред весть что. Например, мои героически глотаемые слёзы боли в туалете Плаксы Миртл, после того, как я на тренировке сломал ноготь, удостоены целой главы и кучи скрытых мотивов. А то, что Поттер мне кровь тогда пустил… так это между прочим, было не самое жестокое заклинание, что он на мне использовал, да и драки у нас были куда более интересные и увлекательные… А наши эксперименты… Связывающее заклинание Поттеру всегда удавалось особенно хорошо. Ну да ладно… поговорим об авторе «Поттерианы». Вот я подозреваю, что писательский талант и слизеринская расчётливость проснулись у некоего Криви. Хотя мальчик изо всех сил делает вид, что беден как церковная мышь, продолжая крутиться вокруг своего Героя, я слишком Малфой, чтобы не заподозрить тут скрытый мотив. Между тем, согласно сведениям, получаемым мной (даже за границей) от семейной агентурной сети, ячейка юного и кристально-честного гриффиндорца в Гринготсе пополняется с завидной регулярностью. А уж если вспомнить о счёте его мамочки-магглы…
Интересно, как бы Поттер отреагировал, если бы узнал, что пригрел змею… в нашем случае химеру с львиной головой на своей мужественной гриффиндорской груди? Кстати, я бы на этой груди смотрелся куда экзотичнее. Белое на Золотом… В моей аристократически белой руке всегда хорошо смотрелся, зажатый в ней… снитч… Хм…
Одну истину я всё же усвоил: не надо кидаться в бой (и предлагать брундершафт и дружбу), не составив предварительно плана. Это гриффиндорцы могут позволить себе с палочками наголо нестись убивать Сильнейшего волшебника последнего столетия. То, что спонсорами героического пробега за Хоруксами и кователями победы являются вовремя позондировавшие почву и составившие план слизеринцы… пожалуй, Поттеру знать пока рано. Ключевое слово тут «пока».
И к чему мы приходим: я, Драко Малфой – кузнец победы над Тёмным Лордом, практически, страдаю (можно перед «страдаю» запятую не ставить!) в безызвестности и печали на Лазурном берегу, тогда как Мальчик_Который_Только_Нос_Задирать_Умеет пользуется плодами трудов моих и разваливает страну нашу родную на посту Министра Магии. Где справедливость?

- Не расстраивайся так, красавчик, - пророкотало зеркало. – Ты красивый и богатый плейбой. Да на тебя девчонки гроздьями вешаются… А этот Поттер сам говоришь, урод, каких свет не видывал… - оно утешающее сверкнуло на солнце.
- Да что бы ты понимала в красоте, стекляшка! - проворчал наследник великого рода Малфоев. – Вот смотри! – он сдёрнул с шеи медальон и привычным жестом открыл его. – Это – Поттер с нашей выпускной колдографии. Видишь, даже очки снял. Вернее, это я их у него ук… неважно…
Молчание. Зеркало и Драко залюбовалиськолдографией, на которой зеленоглазый подросток с растрепанными волосами близоруко щурится, и, смущённо улыбаясь, пытается то и дело поправить отсутствующие очки.
- Ну как? - первым не выдержал Малфой.
- Он всегда такой… прибитый? - зеркало явно терялось, не понимая, какого ответа от него ждёт хозяин.
- Это он потерянный. Сам понимаешь половина союзников, очки… я… Хотя, обычно он другой…
- Какой? - опасливо уточнило зеркало, наблюдая, как Малфой заботливо полирует стекло прикрывающее колдографию Поттера.
- Страстный, - выдохнул блондин и снова впился глазами в изображение на колдографии. – Глаза горят, ноздри раздуваются, как у быка увидавшего красную тряпку, грудь часто вздымается, глаза как две Авады… и пальцы… смуглая кожа, обгрызанные ногти, сбитые костяшки… Как эти пальцы сжимаются на древке метлы… Однажды во время нашей драки он схватил меня за шею, и я понял, что всё отдал бы за то, чтобы это был мой…
Если бы зеркала могли краснеть, то это бы уже покрылось красной сыпью.
- Кхм… Драко, я не помешала? - в комнату заглянула очень красивая голубоглазая блондинка средних лет. - Опять с зеркалом разговариваешь? - строго уточнила она. - Не пора ли перестать страдать от потерянной любви, упиваясь жалостью к себе...
- Весь в мамочку… - буркнуло зеркало.
- Что ты сказало, стекляшка!? - в голос уточнили мать и сын.
- Как вы похожи, прекраснейшие создания! Даже вейлы не сравнятся с вами в очаровании… - заюлила означенная «стекляшка».
- Заткнись, льстивое стекло! – проворчала Нарцисса, оборачиваясь к сыну.
-… и вредности… - прошептало зеркало, но хозяева не обратили внимания на бунт магического зеркала, полностью поглощённые разглядыванием друг друга.
-Драко, нам надо поговорить! - первая заговорила Нарцисса. - Ты опять не съел завтрак, который я тебе прислала, - услышав эти слова, юноша скривился: он ещё не отошёл от пенной и пьяной вечеринки и не менее запойного продолжения ночи, чтобы уплетать традиционную овсянку за обе щёки. Маме, конечно, лучше было об этом не знать, поэтому он, приняв привычный вид страдальца, тяжело вздохнув, ответил:
- Как-то не хочется, маман.
- Драко, я волнуюсь. Ты почти не ешь, пропадаешь ночами, приходишь в рваной одежде, а цвет твоего лица… ты выглядишь бледно, сын. Вчера я разговаривала с той юной леди, которую мы встретили в Париже…
«О, чёрт!» - подумал Драко. Мари Вальярди была одной их его многочисленных бывших любовницей-«спасительниц», но если она разговорилась с его матерью, вся легенда могла полететь ко всем чертям.
- Мари… Что она сказала, маман? - тут главное не переборщить с видом несправедливо-оклеветанной жертвы людской молвы - Что она знает о глубине моего отчаяния, моей потери…
- В том-то и дело, что она очень переживает за тебя, Драко. Она говорит, что ты влюблён… в парня? Это так?
Драко вздрогнул. Случилось страшное: мама взялась за устройство его личной жизни. С другого конца. Стараясь сохранить хорошее лицо при плохой игре, Драко ответил:
- Я борюсь со своим болезненным пристрастием! - получилось даже слишком пылко. - И эта любовь… - коронный свинцово-тяжёлый вздох, -… безответна.
- О, Драко! Почему ты не сказал мне? Я знакомила тебя с очаровательными девушками, а на самом деле… если тебе нравятся молодые люди, то, наверное, стоит…
Глаза Нарциссы как-то слишком подозрительно заблестели, щёки залил лихорадочный румянец.
Драко поморщился. И что теперь? С Нарциссы станется начать знакомить его с её знакомыми геями!
Когда он уезжал в кругосветное путешествие, затянувшееся на год, то мать увязалась следом, что тогда, казалось, довольно удобно… Драко знал: Нарцисса считает, что сын страдает от любви к погибшей в войне Нимфадоре Тонкс. Нескольких вскользь сказанных слов, вовремя сделанных скорбных вздохов, убедили Нарциссу в правильности её теории, и она больше ни о чём не спрашивала сына, всячески стараясь помочь ему забыть тяжёлую «потерю».
Эффектная пара: сногсшибательная блондинка-мать и её неженатый красавчик-сын с печалью в глазах, отпечатком пережитого страдания на благородном лице, лёгким налётом загадочности во всём облике (Драко предпочитал носить чёрное, справедливо полагая, что этот цвет хорошо подчёркивает его красивую фигуру и способствует поддержанию его «легенды»), всегда привлекала внимание общества и всех дам от пятнадцати до ста пятидесяти.
Нарцисса совершенно искренне говорила о том, что в магической войне потрясшей Англию, её сын потерял любимого человека…
И вот тут начиналось самое веселье!
Всегда находились те, кто хотел утешить «бедного мальчика», помочь ему забыть пережитую боль и начать всё заново. Причём, надо ли говорить, что далеко не всегда утешительницами были невинные девочки. Замужние искусительницы появлялись в постели «страдальца» с завидной регулярностью. А вот дальше наступал момент, когда после жаркого романа (который длился иногда всего ночь или поход в туалет), тяжело вздохнув, «мальчик» благодарил свою «спасительницу» за то, что она пыталась его «вытянуть из глубин ада, в которую превратилась моя жизнь, когда мой зеленоокий ангел отверг меня, разбив сердце на тысячу осколков. Гарри Поттер… разве можно забыть его кожу мягкую и нежную, как персик, его губы цвета алых роз, которые я не раз… ах… алая кровь на его губах, его божественное тело, исчерченное следами моих ногтей… о, Гарри… почему ты оставил меня…». Далее демонстрировался кулон с фотографией «возлюбленного» и рассказывалась история о том, как Герой, испугавшись осуждения общества и желая получить пост Министра магии, отверг его, Драко, чувства на Выпускном балу. Взяв ручку дамы, он лихорадочно шептал о том, как он на миг поверил, что сможет забыть своего возлюбленного в её (именно в её!) объятиях, но, увы… это невозможно. «Ибо эта любовь как заноза будет в моём сердце вечно, разрывая на части мою жизнь, мою душу, моё тело». Обливаясь слезами, слюнями и соплями, мимолётные «бабочки»-«спасительницы» уходили из его жизни с верой, что «истинная любовь существует», а он мог дальше спокойно продолжать «пробовать забыть Гарри». Только вот как-то не забывалось! Ну, никак!
Конечно, от такой жизни, «мальчик», грубо говоря, скурвился: бессонные ночи и фуршеты сказались на лице и самочувствие, поэтому юноша с каждым днём выглядел всё бледнее, то есть всё больше походил на осушившего чашу страданий мученика, каким так тщательно прикидывался. Теперь даже косметические чары, имитирующие последствия бессонной ночи, были не нужны.
И вот теперь, Мари что-то наболтала маман. И если он правильно расшифровал выражение на лице нарциссы Блэк-Малфой, то она и в самом деле начнёт знакомить его с местными геями. Сам Драко знал, что маман не брезговала похаживать в бордели Магического и Маггловского мира, а в её багаже всегда присутствовал значительный запас оборотного зелья и несколько любимых мужских типажей (то есть волос этих типажей).
Впрочем, разве мог он осуждать Нарциссу за эти её «измены», учитывая то, что Люциус уже несколько лет не стесняясь, сходил с ума по другому… «Никки». Да, если подумать, Малфои - семейка извращенцев… В чём-то бывает прав даже Поттер.
- Давай вернёмся в Англию, маман, - прошептал Драко, обреченно вздохнув для эффекта. - Я так соскучился по дому… Уверен, именно там ко мне вернётся радость жизни.
Нарцисса, ухватившись за кулон на груди, тяжело сглотнула и кивнула. Насколько Драко помнил, там находились золотистый локон волос её рано погибшего двоюродного брата Николаса Блэка, в которого Нарси была влюблена в детстве.
Драко поспешил покинуть комнату в гостинице: ему предстояло в последний раз разыграть «страдающего по Поттеру» перед своей последней любовницей (кажется, её звали Сатин), да и опохмелиться, наверное, всё же стоит. Голова болела жутко.
Когда дверь за сыном захлопнулась, Нарцисса заметила, как на столике перед зеркалом блеснула знакомая вещица…
Ухватив вожделенный медальон, она, не стесняясь воспользовалась возможностью увидеть объект любви её сына и громко охнула, узрев … Поттера.
- Вот и я не понимаю, что он в нём нашёл. Вот если бы блондин влюбился в этого красавчика с первой страницы «Пророка», я бы ему сказало: «Вы такая красивая пара»……
Когда дверь за женщиной захлопнулось, зеркало, сверкнув в лучах утреннего солнца всеми цветами радуги, провозгласило:
- Аллилуя!
На столе перед зеркалом сиротливо лежал вчерашний «Пророк», на первой полосе которого на редкость красивый брюнет в хорошо пошитой, явно дорогой мантии, ослепительно улыбнулся снимающему его папарацци.
«Министр магии женится!» - гласила надпись на пол-листа. – «Кто счастливая избранница того самого Мужчины_О_Котором_Мечтает_Каждая_Волшебница_Старше_Пяти_Лет? Исследование на эту тему читайте на страницах 4-8 нашего издания»…
- Спать… спать… Век, можно даже два. Как же утомительно-прекрасны эти Малфои, - пробормотало зеркало и погасло.
Ни Нарцисса, ни зеркало, ни тем более, Гарри Поттер ещё не подозревали, что в действие уже вступил новый коварный план Драко Малфоя… Но это уже совсем другая история.


Мы сами творцы своей судьбы

 
ЮлийДата: Пятница, 25.12.2009, 22:25 | Сообщение # 11
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Глава 9. НЕБЕЧЕНО!

Странная это штука – память. Магглы или волшебники - в первую очередь, мы всё же люди. Люди, живущие в настоящем, постоянно оглядываясь в прошлое.
Некоторые вещи остаются в памяти на всю жизнь, а некоторые не удерживаются там и часа.
Иногда наше прошлое липнет к памяти и не даёт идти вперёд, угрожая утянуть назад, поставив крест на нашем будущем.
Иногда, чтобы идти в будущее, нужно смело взглянуть в глаза прошлому. И поставить точку.

В памяти Драко Малфоя тоже была своя тёмная «липкая» зона - навязчивые воспоминания о школьных годах. В них всегда присутствовало темное, сырое подсознательное ожидание беды, борьба за то, чтобы стать лучшим, оставшись самим собой, а ещё в них был Поттер. Гарри Поттер, Мальчик_Который_Рождён_Чтобы_Быть_Лучшим, Мальчик_Который_Всегда_ Побеждает. И смеётся… Победители всегда смеются над побеждёнными.
Иногда Герой смеялся над ним, иногда просто хохотал где-то вдалеке. Почему-то второе было всегда обиднее. Драко хотелось понять, как можно так радоваться жизни, зная, что в любой момент твой убийца может прийти за тобой? Над чем вообще можно смеяться в компании таких убогих и посредственных людей, как Уизел и Грейнджер?
Но Поттер смеялся…
Перехватив очередной снитч у него под носом…Получив очередной Кубок Хогвартса… В день Победы, в день выпускного, в день Инаугурации как Министра Магии и на всех колдографиях в «Пророке»…
В воспоминаниях Драко Малфоя Гарри Поттер всегда смеялся.
Иногда, в приступе честности, Драко задумывался над тем, что мог бы любить улыбку Поттера, хотя бы потому, что ему иногда хочется смеяться вместе с ним, делить с ним его веселье, а не ощетиниваться, стоит смеющемуся взгляду коснуться напряжённо развёрнутых плеч. А ещё потому что, за теплой улыбкой Золотого Гриффиндорского Мальчика, Драко всегда видел грусть.
- Горько?
Сколько было в этом отчаянном жесте и слове игры, а сколько настоящего желания, чтобы его приняли? Вот так сразу, безоговорочно и целиком. С его гордостью, переходящей в гордыню, с его острым, иногда ядовитым, языком, с его честностью, граничащей с хамством, с его осторожностью, так похожей на трусость… Драко Малфой, как и все люди, мечтал, чтобы его приняли таким, какой он есть, без всяких «но» и «если».

Гарри странно смотрел на него. Под его взглядом Драко мучительно захотелось ощетиниться иглами иронии, сказав какую-нибудь гадость, которая сможет вернуть ему чувство собственного достоинства, так легкомысленно брошенное под ноги человеку, который даже не мог оценить этот жест. Третий раз, одно и тоже. Он тянет руку, а в ответ снисходительный отказ. Драко почти до слёз было обидно, что он снова и снова наступает на то же самое дерьмо тестрала.
Ему казалось, что они молчат вечность, хотя, наверное, не прошло и минуты. Это было невыносимо! Стоять вот так с протянутой рукой и ждать…
Он не нищий, просящий подаяния! Он Малфой!
Паника накрыла его с головой, выпуская наружу то, что всегда защищало его от людей – злословие – оружие настоящего Малфоя:
- Горько тебе Поттер, потерять невесту и репутацию в один вечер? Твои поклонницы и избиратели этого не переж… - да, говорить пакости, мило улыбаясь, оказалось привычно легко и просто. Как будто камень с души сняли. Только вот не ожидал он, что, не дав закончить его импровизацию, Поттер схватит его за руку, в которой Драко всё ещё судорожно сжимал кольцо, дёрнет на себя. - Ты что делаешь!? - заваливаясь на Поттера, так неожиданно ворвавшегося в его личное пространство, Драко впервые почувствовал страх. Хватка Поттера оказалась крепкой и болезненной, но слова, сказанные им, ранили куда сильнее:
- Ты всегда первым кусаешь людей, чтобы они тебе не сделали больно, да, Малфой?
- Что? - Драко вскинулся и впервые с момента своего «горько» посмотрел в лицо Поттеру. И содрогнулся.
В зелёных глазах был холодный интерес естествоиспытателя. Но не от этого мучительно сжалось сердце в груди. Он узнал эту улыбочку: Поттер просто мастерски скопировал лениво-презрительную усмешку самого Драко. Эту улыбку на лице Гарри… Поттера Драко возненавидел сразу и навсегда. Так же как этот совсем непоттеровский протяжно-вальяжный тон.
- Мне вот интересно, а ты всегда был таким, Малфой? – участливо спросил Поттер, как будто разговаривая с душевнобольным. Неопределённый взмах рукой в воздухе, как будто Министр пытался обрисовывать контур фигуры худощавого слизеринца. От этого презрительно-снисходительного жеста Драко снова почувствовал себя нищим просителем в драных лохмотьях у ног короля мира.
- Каким? – весь мандраж и бойцовский задор покинули тело Малфоя. Всё стало серым и неинтересным. Наверное, со стороны, он был похож на марионетку, у которой внезапно обрезали ниточки. Все ниточки, кроме одной. Горячая рука на запястье причиняла боль, но уверенно держала его. И это единственное реальное, что осталось.
Наверное, если бы это случилось не с ним, Драко бы расхохотался нелепости ситуации.
Он, Драко Малфой, единственный наследник влиятельнейшей и чистокровнейшей магической семьи, делает предложение руки и сердца в туалете Министерства полукровке, воспитанному магглами, которому он спас жизнь и уже потому тот ему должен по гроб жизни.
И его отвергают! А потом начинают грязным скальпелем гриффиндорского любопытства препарировать его душу. Но как точно режет, чёртов Поттер. Без наркоза и по самому больном…
Глупо было ожидать, что такой человек, в самом деле, поймёт, как Драко было тяжело протянуть ему ЭТО кольцо!
Третий отказ в его жизни. От одного и того же человека. Так просто не бывает!
Но надо выдержать. Не сломаться. Не сломаться здесь… сейчас. Проигнорировать вопросы Поттера, на которые нет ответа. Нет ответа, который Драко Малфой смог бы произнести вслух.
Опять гордо вздёрнуть подбородок, как будто так всё и было задумано, ухмыльнуться в лицо врагу. Врагу ли?
Раны Малфои зализывают в одиночестве.
«А сейчас, возьми себя в руки, Малфой!» - мысленно прикрикнул он на себя.
Гордо смахнув несуществующую пылинку с лохмотьев гордости, настоящий Малфой чуть приподнял бровь и, с чётко выверенной дозой яда, отпарировал вопросом на вопрос.
– Так каким я был всегда, Поттер?
Как обидно сознавать, что, несмотря на все предлагаемые усилия, рука дрожит, как у немощного старца. И Поттер это чувствует. Не может не чувствовать, и, может, поэтому всё сильнее сжимает онемевшее запястье.
Драко было ужасно стыдно за собственную слабость, но он молчал, не давая стону боли сорваться с побелевших губ. Пытаясь компенсировать вызовом во взгляде собственный страх, он сухо и отрывисто приказал:
- Отпусти!
Взгляд Поттера не изменился, оставшись таким же испытующим и насмешливым, но руку он выпустил.
Драко очень хотелось растереть онемевшее запястье и размять пальцы, но он сдержался. Не к лицу Малфою демонстрировать физическую слабость. Кольцо жгло ладонь. За дверьми туалета слышалась возня и шум. Кто-то явно пытался применить Алохомору. Скорее всего, Грейнджер с Уизелами бросились спасать своего друга от «коварного» слизеринца, заманившее невинного агнца в логово на заклание. Только вот логово какое-то жалкое и сам волк больше похож на жертву.
А Малфои никогда не бывают жертвами? Кого тогда он пытается обмануть?
Всё бесполезно и глупо.
Глупо было возвращаться в Англию. Глупо поощрять маман на эту сделку с Поттером. И делать предложение Поттеру… Это просто верх идиотизма! Тем более, если ты не представляешь, что будешь делать, если он скажет «да». За любую глупость приходится платить. Даже если ты Малфой. Особенно, если ты Малфой.
В жесте отчаянии Драко, размахнувшись, запустил кольцо в ближайший писюар.
Всё произошло в считанные секунды. Поттер протянул руку в сторону улетающего кольца и…
- Ассио, кольцо!
Серебристый блеск и фамильное украшение, передающееся по женской линии в Доме Малфоев, уже в руках у Поттера.
Драко впал в ступор, подсознательно пытаясь отыскать в руке Потера волшебную палочку. Потом его озарило. Ну, конечно, кто же у нас беспалочковой магией владеет? И как же этот кто-то упустит шанс продемонстрировать свои способности именно сейчас?
- Какой ты? - Поттер усмехнулся, разглядывая кольцо из белого золота с бриллиантами. - Будоражащий, возбуждающий, испорченный, избалованный, коварный… мне продолжить? - пробормотал Поттер, вертя в руках фамильное обручальное кольцо Малфоев, пока он, наконец, не надел его на указательный палец. Как безделушку. Трофей!
- Чего ты от меня хочешь, Поттер? – устало сказал Драко. У него уже голова кружилась от попыток понять причины поступков этого странного человека.
Смех Поттера, отражаясь от стен туалета, бил по ушам похоронным набатом всем надеждам Драко выйти из этой ситуации, если не победителем, то хотя бы сохранив остатки собственного достоинства. Смех прекратился так же неожиданно, как и начался. Поттер серьёзно посмотрел ему в глаза и ответил:
- Что я хочу? Малфой, ты неподражаем! Врываешься на званый ужин по чужому приглашению, закатываешь сцену, в присутствие всех моих друзей и кучи журналистов делаешь мне предложение «руки и сердца» и после ТЫ спрашиваешь: чего Я хочу? Странная логика не находишь?
Драко вздрогнул всем телом, когда Поттер так прямо расставил все акценты в этой ситуации. Он нервно обхватил себя руками и привалился спиной к переборке туалета в поисках опоры. Всё что он мог сейчас сделать – это молчать. Тогда Поттер уйдёт и оставит его в покое… Но Министр Магии ещё с ним не закончил.
- На самом деле мы здесь, чтобы понять чего хочешь ты, Малфой? – руки бывшего гриффиндорца легли на плечи и встряхнули безвольное тело Драко, как тряпичную куклу. – Отвечай, чёрт тебя дери! Что ТЫ хочешь от МЕНЯ!?
- Чтобы ты ушёл, - прошептал Драко, который сейчас мечтал только о том, чтобы Поттер провалился в ад и больше никогда не появлялся в поле его зрения.
- Неправда! – Гарри не спешил убирать руки с плеч Драко. – «А если бы я сказал, что люблю тебя, что бы ты тогда ответил? Что ненавидишь меня? Но я тоже сначала думал что ненавижу... Но лишь потому, что страстно желал...» - процитировал он слова, сказанные когда-то Драко в несвойственном для него приступе искренности.
Ярость просто подкинула Малфоя, выдёргивая его из состояния прострации.
- Урод! Ты использовал моих же домашних эльфов, чтобы следить за мной? Какая же ты оказывается тварь, Поттер… - Драко попытался ударить Поттера под дых, но тот, перехватив его руки, пригвоздил их к дверце туалетной кабинки, безжалостно сбивая костяшки. Но не так-то легко было заткнуть разбушевавшегося Малфоя: – Не думал, что гриффиндорцы способны на подобную низость! Вы же всегда обвиняли нас, слизеринцев, в грязных методах, а теперь ты сам ведёшь себя, как… слизеринец! - Поттер навалился на него всем телом, и это было странно и слишком... неправильно. - Отпусти меня, Поттер! И хватит жаться ко мне! - Драко дёргался, пытаясь освободиться из железной хватки, но Министр уже взял ситуацию под контроль, полностью лишив блондина возможности вырваться. Колено Поттера с глухим звуком стукнулось о переборку слишком опасно близко от паха Драко и тот опасливо замер. Блондин тяжело дышал, изо всех сил избегая взгляда Поттера, частое дыхание которого он всё равно чувствовал на своей щеке.
- Чтобы оценить чье-нибудь качество, надо иметь некоторую долю этого качества в себе… - заметил Поттер таким тоном, как будто они сидели за чаем и беседовали на тему ранних дождей, обрушившихся на Лондон в этом году. Драко даже поверил бы, что ему всё равно, если бы не это отрывистое дыхание над ухом.
- Намекаешь, что ты больший слизеринец, чем я? - недоверчиво уточнил Малфой. Ему всё меньше нравилось то русло, в котором развивалась их "беседа".
- Я хочу сказать, что у нас, возможно, гораздо больше общего, чем ты думаешь, Драко…
Поттер назвал его по имени и, ослеплённый этим фактом, Малфой не сразу понял, что скрывалось за словами выходца из Гриффиндора. А когда дошло, он воззрился на него так, как будто того только что перераспределили на Слизерин. Впрочем...
- Ты же не хочешь сказать, что тоже хочешь… Нет, Поттер, ты меня разыгрываешь!
Но Гарри не улыбался. Он был совершенно серьёзен.
Рубашка прилипла к спине Драко от пробившего его пота.
- А если я на самом деле тоже этого хочу? - заявил Поттер. - Что мы будем делать дальше?
Второй раз за сегодня понимание абсурдности ситуации вызвало у Драко истерический смех.
- И ничего МЫ делать не будем. Ладно, Поттер, - голос срывался и дрожал, но Драко упрямо продолжил. - Весело поиграли. Снитч твой. Я поговорю с маман и скажу, что свой Долг Жизни ты вернул, - он дёрнулся, но Потер продолжал крепко держать его. - Всё, Поттер! ВСЁ! Фенита ля комедия! Отпусти уже... Отпусти, придурок!
Если бы ещё его слова кто-то принял всерьёз...
- Драко, прекрати истерику! Ты же сам этого хотел. Я согласен жениться на тебе! Что тебе ещё надо? - Поттер, наконец, отпустил его руки и те плетьми упали вдоль тела.
- А мне от тебя ничего не надо. То, что я хочу, ты всё равно мне не дашь, - Драко было обидно. Гораздо обиднее, чем когда он думал, что Поттер его отверг.
- А что ты хочешь? - кольцо на пальце Поттера весело подмигнуло, когда тот снял его и снова начал крутить, любуясь неброской красотой этой изящной вещицы.
- Я хочу? Я хочу, чтобы ты, Поттер, жить без меня не мог. Чтобы день без меня для тебя был как ночь, а ночами ты подыхал от того, что меня нет рядом. Можешь ты ЭТО мне дать, Поттер?
Теплые объятия были так неожиданны... и, на этот раз, так желанны. Но когда Гарри взял его правую руку и надел на безымянный палец фамильное обручальное кольцо Малфоев, это было подобно полёту в пропасть. Драко дёрнулся, пытаясь вырвать руку и сорвать кольцо, но Поттер обнял его и прижал к груди.
- Хватит, глупый слизеринец, изводить меня и себя… Хватит… Тшшш… Нельзя же быть таким гордым. Это грех. Знаешь, какой это грех? - он говорил с ним так, как будто пытался уговорить маленького ребёнка перестать рыдать над сломанной игрушкой. - Гордыня - страшнейший из грехов человеческих, потому что не даёт нам быть с теми, кого мы…любим. Понимаешь? - Драко почувствовал, как Поттер ухмыляется ему в волосы и стало снова обидно. Опять насмешка, а он уже почти поверил…
- Поттер, а ты не можешь хотя бы раз в жизни быть просто человеком, а не великодушным гриффиндорцем? - чем больше Драко говорил, тем увереннее становился его голос. - Хватит! Я не сирый и убогий, чтобы утешать меня. Давай выйдем к гостям и, скажем, всем твоим дружкам, что это был розыгрыш, глупая шутка, и ты женишься на Уизли, - он отстранился и демонстративно скрестил руки на груди.
- Ты уверен? - Поттер тоже скрестил руки, точно копируя жест Драко.
- В чём?
- Что это была шутка? - бровь Министра вопросительно-язвительно взлетела вверх. Это бесило!
- Хватит! Садист! Будь гриффиндорцем, не топчись по больному! Ты хотя бы понимаешь, что вся эта история с Долгом и ухаживаниями за мной была мной же подстроена. Чего ты улыбаешься? - Драко опять заводился. Смех, да и только. Они поменялись ролями и теперь уже он отбивался от сошедшего с ума гриффиндорца! Бред!
- Конечно, - Гарри как-то странно посмотрел в строну и демонстративно небрежно почесал бровь.
- К-конечно!? В смысле, конечно? - Драко просто не мог поверить в открывавшуюся его взору перспективу Обмана Тысячелетия. Поттер знал? Не может быть!
- Я знаю с момента как увидел тебя в твоей комнате. Магический грим тебе очень к лицу… - ухмыльнулся Гарри. - Аристократическая бледность, голодные глаза… и разбросанные по комнате обёртки от шоколадных конфет. Кстати, как тебе разработка нашей с Уизли кондитерской фабрики, сладкоежка?
- Что? Я… да я… не люблю сладкое! - Малфой пятнами пошёл от несправедливости жизни. Всё это время он думал, что дурачит Поттера, а тот… играл с ним.
- Ладно, Малфой, поговорим начистоту. Я не могу сказать, что всегда жаждал связать свою жизнь с мужчиной или тем более с тобой. Но Воландеморт тоже не думал, что свяжет себя с Нагини или со мной… Это просто происходит и всё. У них, конечно, не так, как у нас… В общем, сложно мне объяснить свои чувства к тебе, но я решил, что мы поженимся. За пару дней ты внёс в мою жизнь столько напряжения, азарта, предвкушения… Я адреналиновый наркоман, Малфой, то есть человек зависимый и поэтому опасный. И оказывается, после смерти Волди, только с тобой я могу жить полной жизнью. В общем, я без тебя больше не смогу Малфой. Так что женимся! Это экономически и политически выгодно нам обоим и…
- Ты хочешь на мне жениться? - всё ещё не веря в происходящее, переспросил Драко. – И для этого ты…
- … Действовал по-слизерински «не прямо». Удивлён? Ты всегда был упёртым снобом, Малфой. И ты не ценишь то, что дано тебе просто так. Тебе всё надо завоёвывать, вырывать из глотки у ближнего… Я просто предоставил тебе эту иллюзию: быть самым умным и самым хитрым. Но время игр кончилось и теперь всё по-взрослому. И сейчас вопрос не в том: знал я или не знал, хочешь ты или не хочешь, а в том, способен ли ты вообще любить, Малфой?
- Я… любить? А это зачем? Тебе же вроде только адреналин от меня нужен?
- Мой муж должен меня любить! Хотя бы физиологически желать… Это не обсуждается! - в голосе Гарри звенел металл.
- Чего ты хочешь услышать? Что я мечтаю упасть под тебя и ноги раздвинуть? Это была шутка! Неудачная шутка! Я не гей, Поттер, пойми ты, упёртый гриффиндорец… - Драко развёл руками.
- Хватит врать! Я хочу увидеть настоящего Драко, я хочу увидеть твои истинные чувства. Но тебе же всегда было легче раздвинуть ноги, чем открыть душу, Малфой, - голос Гарри прямо сочился презрительным снисхождением, рождая в душе Малфоя яростное желание дать ему по морде.
- Я никогда и ни перед кем не раздвигал ноги! - прошипел Драко.
- Приятно, что хотя бы в этом я буду первым! - в тон ему отпарировал Гарри.
- Поттер! Ты глухой? Я никогда не выйду за тебя, и ты не будешь ни первым, ни вторым, ни третьим для меня. Ты вообще никто мне! Я хотел посмеяться над тобой, как ты надо мной когда-то. Выставить на посмешище. Бросить у алтаря, даже, может быть…
Он и опомниться не успел, как нога Поттер снова вклинилась между его коленей, и он оказался распят на кафельной стенке. Серые глаза испуганно смотрели прямо в зелёные, губы произносили какие-то слова до тех пор, пока их просто грубо не заткнули другие губы. Драко решил, что сначала пропустит язык Поттера, а потом откусит его. Это была достойная месть, но мысли о ней исчезли впервые же секунды поцелуя. А когда Поттер оторвался от его рта, Драко сам потянулся к нему, умоляя он продолжении… В себя он пришёл, когда почувствовал, как два пальца нежно коснулись его губ. Насмешливые изумрудные глаза с интересом изучали его реакцию.
Драко инстинктивно облизнул пересохшие губы, и язык коснулся пальцев Поттера. В штанах было тесно, а всё тело ныло от неудовлетворённости и странного желания, которое у него, абсолютно гетеросексуально ориентированного мужчины, просто возникнуть не могло.
- Озвучивай свою вторую версию. Зачем тебе это было нужно?
- Расчёт, - не очень уверенно попробовал "озвучить запасной вариант" Драко.
- Обманщик, - Гарри лукаво улыбнулся, и сердце сделало пару кульбитов, застряв в горле. - Перебрав всех этих француженок, американок, японок, китаянок, испанок и итальянок… ты вернулся ко мне. Скажи, Малфой, а ты можешь любить не членом, а душой? Потому что с физиологическим влечением у нас, я вижу, проблем не будет.
Драко смотрел на Гарри и пытался в сжатые сроки принять решение, которое определит всю его дальнейшую жизнь. Если путь к победе слишком прост - оппонент либо идиот, либо заманивает тебя в ловушку. Как оказалось, Поттер никогда не был идиотом. Он хорошо под него маскировался, но тем более интересным противником для истинного Малфоя он будет в будущем. С ним надо десять раз подумать, прежде чем шагнуть на истончившиеся ледок, выбирать слова, просчитывать ходы… На свою беду Драко тоже был адреналиновым наркоманом...
- Да, Поттер! Ты удивишься, но я могу любить. Но настоящий Малфой полюбит только того, кто одним только взглядом сможет заставить его остаться с ним навсегда. И именно такого человека Малфои ищут всю жизнь, чтобы остаться с ним навсегда… «или бегут от него», - он почти готов был сказать это, но вовремя прикусил язык.
Зелёные глаза смотрели по-прежнему уверенно. Если бы в них мелькнула хотя бы доля сомнения, Драко оттолкнул бы Поттера и ушёл. Но Гарри был уверен и голос его звучал как приказ:
- Ты остаёшься со мной!
- Нет, - неуверенно.
Кольцо рук и выдох в ухо:
- Всё равно ведь не отпущу. А предложение, между прочим, сделал мне ты...
- Я Малфой, и я могу и передумать, - Драко сопротивлялся скорее из принципа.
- А я Поттер. Я не передумаю! - а вот Гарри был выше принципов.
- Полукровка. Гриффиндорец. Слюнявый… Ммммм… - его опять (очень предсказуемо) заткнули поцелуем. Но разве Драко сам не этого хотел?
- Должен сказать, что обмениваться с тобой слюнями гораздо приятнее, чем слушать этот бред.
Представлял ли когда-нибудь Драко себя в постели с Гарри? Нет. Ему решительно всегда нравились женщины. И всё же… одним поцелуем Поттер заставлял его завестись так, как не могла завести его ни одна даже самая опытная куртизанка.
Между ними всегда всё было непросто. И просто не будет никогда. Каждый из противников дергает ниточки нервов, вскрывая больные точки, бередя старые раны. Эмоции неконтролируемым потоком выплёскиваются наружу в прикосновениях, надавливаниях, лихорадочных поцелуях. Но каждый рывок лишь добавлял тонкую нить в надёжно сплетённую паутину игры, результат которой был известен обоим.
Охрипшие стоны и винная терпкость губ снесли напрочь последние попытки Малфоя быть разумным.
И вот уже Драко сам стонал в рот Поттера, сам обвивал его ногами, в попытке стать ещё ближе…
- Думаю, свадьбу назначим через два месяца… - между поцелуям постановил Гарри.
-ММмм… - попытался возразить Драко. - Не…ммммм… затыкай меня, - он ладонью закрыл Поттеру рот. - Это слишком рано!
- Как раз! - снова поцелуй, но Малфой ударил по рукам Гарри пытаясь вырваться, а тот толкнул его в сторону ниши окна туалета.
- Нет! Это неправильно…
- Что!? – рычит Гарри, уже удобно прижавший Малфоя к подоконнику.
- Слушай, у меня же тоже дела! Планы!
Скептически приподнятые густые брови ясно сказали, что больше у Малфоя нет планов важнее их свадьбы.
- Не смеши меня! Ты ничего не делаешь. Только прожигаешь жизнь, - ухмыльнулся Поттер, как будто что-то знал об его жизни.
- А это отнимает ужасно много времени! Можно сказать всё моё время! И, главное, мне это не нравится, - Драко капризно поджал губы, всем видом демонстрируя нежелание что-то менять в своей жизни ради какого-то... Поттера.
- Малфой! Ты меня уговорил! Даю тебе месяц на подготовку к нашей свадьбе. Бродящий на свободе Малфой… Я, как Министр Магии, не могу подвергать Англию такой опасности…
- Да что ты себе позволяешь? Ещё в Азкабан меня посади! – взвился блондин.
Поттер сощурился и оценивающе оглядел Драко с ног до головы, как будто всерьёз обдумывая это предложение.
- Я уже приказал оборудовать камеру повышенной комфортности в этом заведении. Так что не провоцируй меня, Малфой.
- Ты шантажируешь меня!? – изумлению Драко не было предела. - Ты? Меня? - он ошарашено смотрел на Гарри. – Должно же быть наоборот? Это я должен тебя заставлять на себе жениться. А ты должен страдать, мечтать об Уизли, по-гриффиндорски ныть о сломанной жизни? Поотттер? Ты не можешь шантажировать меня!
- Да, я тебя шантажирую. А что тут такого? - Гарри подмигнул дезориентированному таким заявлением Малфою, и, подсадил его на подоконник.
- А если я уеду из страны? - Драко нахмурился, просчитывая все варианты, потом демонстративно поёрзал, делая вид, что недоволен.
- С момента, как ты вошёл в этот туалет, ты безвыездной, Малфой! - отрезал Гарри, который явно не был намерен шутить на эту тему.
- Ты… Да ты…
- Да, я! Именно я - тот человек, который заставит тебя остаться. Любым способом.
От окна дуло и холод проникал под слишком лёгкую одежду Малфоя, но это стало не важно, когда Гарри провел языком по губам Драко, смягчая и раздвигая их. Малфой расслабился в руках Поттера, до боли в пальцах вцепившись в его чёрную мантию, уже не боясь упасть или замёрзнуть.
- А, может, будем просто дружить? - хрипло прошептал он, уткнувшись в плечо Поттера лбом. От напряжения на лбу юноши выступили капли пота. Он почувствовал, как Поттер уткнулся в его волосы. Смешок был особой чувственной лаской, от которой по телу Малфоя побежала дрожь.
- Давай дружить губами, Малфой? - голос Гарри тоже был хриплым, но это хрипотца щекотала нервы и заставляла тело в его руках напрячься… Но ничего не происходило. Поттер просто ждал, оставляя ему решение вопроса их будущего.
- Ты такой грубый, - укоризненно произнёс Драко.
- Я искренний! - видимо Поттеру надоело ждать, потому что его руки совсем не невинно скользнули под ягодицы Малфоя и не двусмысленно сжали их, притягивая Малфоя ещё ближе.
- Так ты выйдешь за меня замуж, Малфой?
- Давай, - ответил Малфой. - ... лучше дружить губами, - предусмотрительно добавил он. Поттер ещё должен заслужить его согласие. Гарри тоже понял, что Малфой просто сдаваться не собирается, и его глаза азартно блеснули.
- Мне не нравится твоя фамилия, Малфой. Есть предложения?
- Неееет! Потер, нет! Меня моя фамилия вполне… мФмфммм…Поттер! Хватит затыкать мне рот!
- Я только начал!
Они самозабвенно целовались, когда дверь туалета вынесло взрывом. Ещё щепа не осела на пол, как в комнату влетел Люциус Малфой, сжимавший в одной руке палочку, а в другой трость.
- Поттер! Я никогда не дам согласие на ваш брак с моим сыном! – с порога заявил он.
Туалет заполнялся людьми, то и дело сверкали вспышки колдокамер. Все заговорили в голос, пытаясь спросить, позвать, обсудить… и от этого гвалта закладывало уши. Министр Магии нахмурился, глядя на тестя, который очевидно не горел желанием породнится с ним, но пока сдерживался, чтобы не спровоцировать ещё больший публичный скандал.
- Драко? - позвал Гарри, но в этой шумихе его услышали только Малфои. Драко видел, как сквозь толпу к ним пытается пробиться Нарцисса, как расширились голубые глаза отца, когда он получил от маман замораживающее заклинание в спину... - Выходи за меня? - шепнул он на ухо покрасневшему слизеринцу под жадными взглядами десятков пар глаз.
- Я выйду за тебя.... женюсь на тебе. Но фамилию менять не буду! - просипел настоящий Малфой.
Хлопок аппарации, и на растерзание толпы остался только пустой подоконник, который не мог ответить ни на один вопрос журналистов. Вокруг Нарциссы и её супруга тут же образовался плотный кружок заинтересованных лиц.
- Мистер Малфой, это правда, что вы против женитьбы Министра Магии Поттера на вашем сыне? - первой была Скритер. Нарцисса аккуратно подхватила своего недвижимого, но яростно сверкающего глазами мужа, под локоток и очаровательно улыбнулась всем.
- Ох, и забористый у вас Огневиски, - хихикнула она, под шумок доставая палочку.
Второй хлопок аппарации оставил ещё больше загадок, превратив плановый приём в Министерстве в самое обсуждаемое событие того месяца.

***

Через месяц в небольшой церкви в Годриковой Лощине родилась новая ячейка магического общества. Свадьба Гарри Поттера и Драко Малфоя стала Событием Года. Люциус Малфой, благодаря благотворному влиянию своей супруги, несмотря на громкие заявления в день помолвки, всё же дал семье Поттер-Малфоев (или Малфой-Поттеров) своё родительское благословение. Правда, довольно быстро взял его назад… Но это уже совсем другая история.

****

И жили они долго и счастливо, воспитали одного кота, троих детей (никаких мужских беременностей: исключительно, медицина и магия), семь внуков, пару десятков правнуков, а также несметное число прапраправнуков, но первым умер всё же Поттер. Правда, Драко довольно быстро последовал за своим супругом. А что вы хотели? Сто пятьдесят лет - это большой срок, даже если ты потомок вейл, особенно если ты потомок вейл, потерявший своего единственного партнёра по жизни.

FIN


Мы сами творцы своей судьбы

 
ЮлийДата: Пятница, 25.12.2009, 22:27 | Сообщение # 12
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Название: Интервью Салазару.
Автор: Феникс_задира
Пейринг: ДМ/ ГП.
Рейтинг: низкий.
Саммари: Гарри Драко женаты уже три месяца, но не всё гладко в молодой семье...
Сайд-стори (сиквел) к «Долг жизни».
Драко толкается во сне. Пожалуй, за эти три месяца, что мы женаты, точно о своём муже я могу сказать только это. И ещё, что он очень хорош в сексе.

- Секс с Малфоем всегда лотерея: права, к моему счастью, беспроигрышная. Рассказать о нём так же сложно, как объяснить… вкус грейпфрута. Сладко, горько, ярко…
Я люблю грейпфрут… тем более, что мой плод замечательно может трансфигурировать в лайм, лимон, апельсин, мандарин… То есть, внося в наши отношения фактор неожиданности.
Секс с Драко - это… много. Но это не всё. Я могу выжить без цитрусовых. Без Драко, наверное, уже нет. И больше всего я боюсь, что он это поймёт...

Гарри задумчиво теребит губу, но так и не заканчивает предложение.

- После секса Драко всегда демонстративно откатывается на другую сторону кровати. Дальше я наблюдаю картинку «Малфой в склепе»: руки сложены на груди, все мышцы максимально расслаблены…
В общем, труп Малфоя обыкновенного. Мечта некрофила…

Гарри улыбается воспоминаниям, потому что точно знает, что будет дальше, когда его муж всё же уснёт.
Уже через несколько минут дыхание Малфоя выравнивается и «ледяной принц» тает на глазах.
Во сне он другой: теплый и открытый, сбросивший свой вечный панцирь «я настоящий Малфой».
Во сне он становится Драко. Драко Гарри.

- Драко толкается во сне. А ещё он поджимает ноги и как котёнок сворачивается клубочком. Сбрасывает одеяло, шевелит пальцами на ногах, хмурится и подкладывает ладони под щёку. Очень, по-детски.
Никогда бы не подумал, что он может быть таким...
Я люблю Драко язву, Драко махинатора, Драко змея, Драко ехидну… список бесконечен. Я люблю его, потому что у этого Ёжика есть мягкое брюшко, которое могу видеть только я. Которое он позволяет мне видеть.

Задумчивый взгляд брюнета затуманивается приятными воспоминаниями, а улыбка становится нежной и чуть грустной. Продолжает он только через минут десять.

- О чём я? Ах да, Драко толкается во сне.
К середине ночи, он обычно пытается столкнуть меня с кровати. Очень по-малфоевски, между прочим. Занять всё доступное пространство, а добившись своего, прижимать к себе ноги и шарить рукой по простыне в поисках меня.
А утром долго и со смаком обижаться, что я спал на диване, а не рядом с его остро-голенастым высочеством. И это притом что я не спал полночи, укрывая его постоянно сбрасываемым на пол одеялом.
На первых порах именно мои ночёвки на диване были одной из главных причин наших ссор. Нет он не говорил прямо, но не почувствовать его недовольство было невозможно.
А потом я ему прямо всё высказал, а он, усмехнувшись, ответил: «Поттер, постель не место для гриффиндорских принципов!»

Гарри смеётся. Не так давно Магистру Магии по опросу читательниц «Ведьмополитена» было присвоено звание «Мистер Улыбка». Очень многие волшебники и волшебницы сходят с ума по мистеру Поттеру, мечтая заслужить хотя бы мимолётный взгляд от этого красавца. Но, вряд ли даже Колин Криви, знаменитый фотокорреспондент «Ведьмополитена» и автор серии фотографий " Герой в жизни и любви", прославивших его на весь мир, видел, чтобы Гарри смеялся так открыто, заливисто и искренне, как сейчас.

- Конечно, я послушался его совета, и началась борьба за место под пологом нашей кровати. Со временем, я научился бороться с этим полуночным метанием Драко в постели, просто прижимая клубочек к себе, пока тот не начал проявлять свои доминирующие замашки. «Клубочек» из вредности сонно ворчал, пихался минут пять, а потом, уткнувшись в мою шею, успокаивался.

Гарри Поттер молчит. Его взгляд устремлён в огонь, весело потрескивающий в камине. Есть то, что бывший гриффиндорец не может сказать вслух.
Например, Гарри всегда ждёт, когда Драко уснёт, прижавшись к нему всем телом, потому что после этого он может позволить себе насладиться минутами покоя и любования своим мужем. Эфирным жаром, исходящим от бледной кожи, запахом зелёного чая с жасмином, капризным изгибом губ, острыми углами и плавными изгибами, бледными («белесыми», как фыркал Рон) бровями и длинными золотистыми ресницами.
Он мог бы сравнить состояние, в которое впадает в этом момент, с ежедневными медитациями Малфоя.
Драко каждое утро несколько минут медитирует, сидя на специальной циновке, торжественно расстилаемой прямо на выходе комнаты. По фэн-шую, вроде как… Он говорит, что без этого ему трудно сконцентрироваться, и «войти поток бытия».
Поттер «ловил поток» по-своему. Говоря языком Малфоя: Гарри без фэн-шуя «легко входит в поток бытия», но не мог «выйти» из него хотя бы пару минут не помедитировав на спящего Малфоя.

Именно об этом думает Гарри, глядя в огонь. А ещё, что холод Малфоя обжигает гораздо сильнее пламени.

- Драко не только пинается во сне. Он по жизни толкается и бьётся. Драко боец. А если бороться не с чем, он врага себе найдёт. Малфой любит преодолевать трудности. В этом его сила и слабость.
Мой муж, по определению, не может утром быть в хорошем настроении. С этим я смирился, потому что знаю его страшную тайну: Малфой – сова, искренне убеждённая, что она жаворонок.
Поэтому просыпаюсь я почти всегда от болезненного тычка под рёбра и недовольного бурчания:
«Отцепись, Поттер, я уже понял, что ты произошёл от обезьяны, как честно признают магглы».
Малфой искренне считает, что он произошёл от вейл и эльфов, скрестившихся с «таким же волосатым недоразумением исключительно из жалости». А то, что обычно не только я во сне обнимаю его, но и он оплетает меня всеми конечностями, мы благоразумно умалчиваем. Малфои совершенны, пока они верят в это.
Иногда даже я верю. Малфои очень убедительны.

Министр Магии разводит руками, как будто признавая собственное несовершенство.

- Драко пинается сне. Гермиона считает, что дело в высвобождаемой ночью бессознательной агрессии, которую Малфою приходится сдерживать днём. Но в том–то и дело, днём Драко тоже пинается, щипается и топчется на моих ногах и нервах, иногда безошибочно цепляя словом по сердцу.
За завтраком вдвоём, за ужином, в ресторане и за семейным ужином… его нога всегда достанет меня. Поверьте, удар у него что надо, и он обрушивается на мои многострадальные конечности, когда ему кажется, что я сказал глупость или веду себя «неподобаеще мужу Малфоя». На приёме в Министерстве, когда ему видится, что я сказал больше чем нужно, он обычно просто шипит над моим ухом и начинает говорить красивые гадости моему собеседнику. Он просто восхитителен в роли светского льва, хотя по мне, змея змеёй, но я всегда был далёк от этих подковёрных игр языками, принятых у магических голубых кровей. Зато в обиду он меня не даст… мне не даст дать себя в обиду. Сложно это всё…
Драко, как и вся эта чистокровная элита по крови, очень алогичное создание, реакцию и поведение которого я не могу просчитать никогда.
Наверное, потому что он произошёл от вейл. А я… ну, понятно.

Гарри взлохмачивает свои элегантно ухоженные волосы, ослабляет галстук и, пожав плечами, откидывается в большом зелёном кресле с дубовыми подлокотниками, вырезанными в виде львиных голов, шеи которых обвивают змеи.

- Всё было бы проще, если бы он только толкался… в моей жизни, отдавливая мне ноги и сердце.
Его извилистый разум давно оплёл мою прямую логику, так же как его тело оплетает меня ночами.
Он не может не быть лидером. И я не могу не быть, хотя иногда и не против уступить ему… в чём-то.
Но Драко – слизеринец. Этим сказано всё. Не сумев захватить главенство в кровати, он начал операцию по внедрению в тело врага. Иногда я даже уступаю ему. Ему нужно уступать иногда. Н не всегда. Он не ценит то, что даётся легко… Он вообще мало что ценит…

На лице мужчины задумчивое выражение и горькая складка у линии губ говорит о том, что именно это больше всего ранит Гарри Поттера. Почти неслышный человеческому уху хлопок сигнализирует о появлении домашнего эльфа. В руках у ушастого слуги серебряный поднос с кофейником и маленькой чашечкой. Сахарница и сливочник на том же подносе. Выгрузив содержимое подноса на круглый столик, вырезанный из цельного малахита, Добби кланяется:
- Ваш кофе, Гарри Поттер, сэр.
Гарри кивает. На самом деле, мало кто знает, что Гарри Поттер совершенно по-плебейски (даже в понятии некоторых магглов), обожает растворимый кофе. Но, кривясь, глотает горькую чёрную жидкость, сваренную по фамильным рецептам Малфоев.
- Спасибо, Добби, - кивает он и залпом выпивает кофе.

- Ещё Драко любит кофе, но тщательно скрывает это, и упрямо пьёт по утрам зелёный чай без сахара, злобно косясь на кофейник передо мной. Я посмеиваюсь над ним иногда. Про себя, конечно. Не дай бог засмеяться над Малфоем…

Гарри замолкает надолго. Большие часы на стене отмеряют минуты и часы. Маленькая стрелка медленно, но верно ползёт к цифре «ХII». За окнами темно, а в доме очень тихо. Только треск дров в камине и тиканье часов. Гарри гладит чёрного кота с голубыми глазами, который уже который час делит его одиночество и ожидание.
Гарри погружён в свои мысли, чёрный кот смотрит ему в глаза. Он помнит, с чего началась эта глупая ссора.

Утро. Драко опять злится. Гарри очень вовремя убирает ногу, обутую в мягкий пушистый тапочек, и тут же на это место опускается одетая в дорогой кожаный ботинок нога Малфоя. Громкий вопль Салазара, который свой хвост убрать не успел, оглашает искрящую от напряжения тишину.
Драко шипит.
- Выкини эту скотину. Только жрёт и под ногами вертится.
Гарри молчит в ответ, утаскивая на колени обиженного кота, гладит его и подсовывает страдальцу кусочек лосося с «барского стола».
Новая шипящая тирада не смущает его и Салазар получает «в нагрузку» лучший кусок окорока. Да, в отличие от Драко, Гарри любит плотные завтраки.
Новая серия пинков под столом сопровождает этот молчаливый «диалог».
Драко пинается не только во сне. Помните? Но и Гарри не святой.
Он прячет улыбку, поглядывая на недовольно кривящего губы Малфоя.
Вовремя брошенное заклинание.
- Приятного аппетита, любимый! – Гарри ссаживает Салазара на свой стул, поднимается и медленно идёт по направлению к комнате. Нужно переодеться, не может же Министр появиться на работе в халате.
- Кофе! Растворимая бурда! Что ты сделал с моим чаем, Поттер!? И он сладкий!!!!!!!!!!
Гарри уже не прячет улыбку. Да… очередной выброс стихийной магии. Бывает с магами его уровня. Весь зелёный чай в доме превратился в кофе. Даже заварка. Нужно было ещё безвкусные крикеты превратить в шоколад, но тогда последствия могли быть ужасны.
Теперь стоит подготовиться к ответному удару.
Когда он появляется в столовой, уже полностью одетый в чёрную мантию (Гарри в одежде предпочитает чёрный, тогда как Малфой отдаёт предпочтение светлым тонам), Драко допивает кофе… Причём, явно это не первая чашка. «Дорвался», - пряча довольную улыбку, думает Гарри.
Также он видит Салазара, который, сидя у ног Драко, доедает окорок. Рядом с окороком лежит отвергнутый крекер.
- Что ты возишься, Поттер? Всё равно выглядишь как маггловское пугало, - Драко отставляет чашку в сторону, и одним гибким движением поднявшись из-за стола, подходит к Гарри. Гарри напряжённо ждёт. Вряд ли Малфой предпримет что-то глобальное, ведь через десять минут у Поттера совещание в Министерстве. Но Драко, мило улыбнувшись, заново завязывает его галстук, хотя, по мнению Гарри, тот и до этого был завязан удовлетворительно. Потом муж произносит несколько разглаживающих и чистящих заклинаний. И одно, явно возбуждающее… Хотя, может, дело не в заклинании…
Гарри хочет Драко всегда. Даже когда не хочет…
- Другое дело, - Драко довольно оглядывает дело рук своих, смахивая несуществующую пылинку с плеча Поттера.
Уже около камина, он злорадно улыбается Гарри и, прежде чем бросить летучий порох, говорит:
- Рождество проведём у моих родителей, - пламя вспыхивает зеленью. - Малфой Мэнор! – бросает бессовестный бывший слизеринец.
И исчезает в камине.
Гарри зол. Гарри расстроен. Гарри обидно.
Радужные перспективы милого семейного Рождества в компании любимого змеёныша, померкли.
После ссоры в день свадьбы с Люциусом, он дал слово, что ноги его больше не будет в доме тестя. Ссора затянулась уже на три месяца, и вот Драко в своей неповторимой манере решил вынудить его первый идти на поклон к папаше Малфою.
Результат: испорченное утро, ужасный день (без своего любимого пресс-секретаря Гарри ощутил себя буквально голым) и тоскливый вечер. Какой будет ночь без Драко, он боялся даже предположить. Явно бессонной. Наверное, одинокой и очень холодной. Его уже положительно ломало, раз он уже пару часов разговаривает с котом. А завтра Рождество.
- Поттер! Можешь хоть раз в жизни засунуть свою гриниффиндорскую трусость, которую вы именуете честью, в свою гриффиндорскую задницу и прийти за мной?! - он даже не сразу поверил, когда услышал еле различимый звук шагов и такой родной, такой долгожданный голос.
- В последний раз это закончилось Мунго, Скандалом Года в прессе и мне чудом удалось отмазать твоего отца от Азкабана за нападение на Министра Магии на его же свадьбе… - ответил Гарри, не оборачиваясь. Нельзя было, чтобы Драко увидел, как он рад, что тот всё же вернулся. Чревато…
- И почему мой любимый камин заблокирован!? - голос Малфоя сочился ядом, но он пришёл, а это значит, что всё будет хорошо, и сегодня Драко опять будет спать в его объятиях. Пара синяков, с которыми Гарри проснётся завтра, даже платой за это счастье назвать смешно.
- Потому что мы с Салазаром ждём тебя около него, - пожал плечами Гарри, откидывая голову на высокий подлокотник. Холодный и пустой дом снова заискрил красками и ожил.
Он не слышал, как Драко подошёл, но чувствовал, как аура мужа окутывает его. Через мгновение, которое длится вечность, острый подбородок лег на устало опущенное плечо, и светлая прядь мазнула по щеке.
- Дурак ты, Поттер! Пошли спать… - устало вздохнул Драко.
- Ты толкаешься во сне, - сам не зная почему сказал Гарри, наслаждаясь ощущением присутствия Драко рядом.
- Ни один суд мира по этой причине не даст тебе развод, Поттер.
- А я и не хочу…
- Я тоже.

Гарри встаёт, и, не говоря больше ни слова, берёт Малфоя за руку и тянет его вверх по лестнице в их спальню.
Драко послушно идёт за ним.
Чёрный кот, проводив их довольным взглядом, снова засыпает в кресле.
Часы бьют полночь.

Спасибо всем, кто читал. С наступающим Рождеством и Новым Годом!


Мы сами творцы своей судьбы

 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Долг жизни (ГП/ДМ, юмор, закончен)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: