Армия Запретного леса

Четверг, 27.02.2020, 07:01
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Свет души (ГП/ДУ(в начале),ГП/ДУ/ФУ; ГП/ДМ(основной),NC17,миди,закончен)
Свет души
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 20.09.2009, 20:43 | Сообщение # 1
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Название: Свет души
Для перевода: название оригинала: нет
Автор или переводчик: Linnea
Бета, гамма:
Пейринг: ГП/ДУ (в начале), ГП/ДУ/ФУ; ГП/ДМ (основной)
Категория фика: слеш
Рейтинг: NC17
Размер: миди
Отказ: герои принадлежат мадам Роулинг, мне только фантазия, и то не вся.
Аннотация: В Министерстве Гарри убивает Волдеморта окончательно и бесповоротно. Начинается новая жизнь, но она какая-то совсем не такая счастливая, как хотелось бы Гарри. Его весь шестой курс что-то гложет и, в конце концов, уже на каникулах ему становится известна правда. Кажется, что от боли его душа умирает, из нее пропал свет, который питал его все эти годы, делал тем, кто он есть. Друзья живут своей жизнью, даже не вспоминая о нем. Поможет ли кто-нибудь Гарри? Найдутся ли те, кому он дорог? Найдет ли он снова любовь? И вернется ли к нему свет души?
Статус: закончен.
Комментарии: Написано по заявке Гермионы Малфой и для нее. В качестве основы взят фанфик «Свет души» по фэндому «Сейлормун», автора Tanika. Оригинал можно прочитать на сайте www.ami-mizuno.narod.ru
Разрешение на размещение: получено.
Обсуждение: http://army-magicians.clan.su/forum/18-870-1



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 20.09.2009, 20:44 | Сообщение # 2
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Пролог. Нежданная победа или дорога в мирную жизнь.

Битва в Отделе тайн была в самом разгаре. Подростки сражались с опытными и жестокими пожирателями, которым было наплевать на то, кто перед ними, особенно потому, что это были Гарри Поттер и его друзья. Эту мелочь надо было уничтожить, только вот получалось почему-то плохо.
Наконец, на помощь прибыл Орден во главе с Дамблдором. Бой разгорелся с новой силой. Гарри нашел взглядом крестного. Тот сражался со своей кузиной, обезумевшей в Азкабане и совершенно невменяемой. Так же можно было сказать, что и сам Волдеморт давно уже тронулся умом. Контролировать безумцев не мог никто. Гарри замер глядя, как Сириус увернулся от красного луча, усмехнулся и что-то сказал Белле. Второй красный луч Беллы, пущенный в ту же секунду, пронзает Сириуса насквозь. Гарри подался вперед, не спуская глаз с Сириуса. Он пытался закричать, но не мог. Но и оторвать взгляда от крестного тоже не мог. Он видел, что улыбка замерла на губах Сириуса, но глаза изумленно расширились. Казалось, Сириусу понадобилась вечность, чтобы упасть. Его тело выгнулось дугой и словно потонуло в арке. Гарри успел увидеть, как на красивом лице крестного, все еще красивом, даже после Азкабана, появились удивление и страх. Занавес медленно колыхался. Вдруг все звуки вернулись. Только сейчас Гарри понял, что до этого момента он вообще не воспринимал ничего, что происходило в зале. В его ушах звенел торжествующий крик Беллы, и этого хватило, чтобы что-то в нем перевернулось и стало волной подниматься изнутри.
Гарри не видел, что Невилл начал от него пятиться, глядя с каким-то ужасом. Не заметил он и прибытия Фаджа со всей своей свитой и аврорами в придачу. Он бы, наверное, повеселился, если бы заметил выражение лица министра. Но ему было не до этого. Все его внимание было сосредоточено на женщине, убившей его крестного. Гарри даже не сознавал, что что-то говорит, а его удерживает Ремус. Казалось, в нем сейчас жило два человека – один, тот, что сейчас бился в руках оборотня, второй – тот, который не воспринимал ничего, кроме кружащего вокруг него ослепительного вихря. Две сущности слились в одну, когда он услышал голос Беллы, обращенный к нему.
- Выходи, выходи, малютка Гарри!
Гарри мельком огляделся, понял, что его успели отвести подальше от арки, явно беспокоясь, что он может кинуться в нее вслед за Сириусом. Только вот с момента падения крестного туда, он ничего не помнил, словно все, что было после, было не с ним, а вот ощущение чего-то непонятного, поселившегося внутри него, помнил совершенно четко.
- Чего же ты так за мной бежал? Наверное, хочешь отомстить за моего братца? – продолжала глумиться Белла, уверенная, что она сильнее и сможет справиться с каким-то юнцом.
- Хочу, - выкрикнул Гарри. И снова его сознание как бы раздвоилось. Был импульсивный мальчик, который хотел отомстить, и был второй, который набирал силу. Гарри не воспринимал, что делало тело. Он видел, как сам перебрасывается с Беллой заклятиями и что-то говорит, но не понимал ни слова. Что-то происходило в нем самом.
- Нет!- Взвизгнула Белла, снова возвращая Гарри в нормальное состояние. – Ты лжешь, это неправда! Я не виновата, хозяин… Не надо меня наказывать...
- Зря стараешься, - крикнул Гарри, не совсем понимая, о чем они вообще говорили с этой женщиной. – Он тебя не услышит!
- Неужели, Поттер? – поинтересовался спокойный холодный голос. И снова Гарри отключился. Что-то начало обволакивать его, но пока только изнутри. Он стал приходить в себя только тогда, когда понял, что Волдеморт пытается управлять им. Он краем сознания понял, что Волдеморт и Дамблдор обмениваются какими-то словами. Краем глаза поймал ошеломленное и перепуганное лицо Фаджа, который выглядывал из-за колонны, а затем произошло то, что напугало всех, кроме него. Тот, второй Гарри, которым он стал, тот, которого окутывало странное тепло, посмотрел на Беллу, маячившую за спиной Волдеморта. Его глаза начали светиться.
- Умри, - сорвалось с его губ. Пронзительный женский крик ударил в своды Артиума, где происходил бой, и захлебнулся на самой высокой ноте. Тело Беллы кулем свалилось на пол, с уголка рта текла струйка крови, глаза моментально остекленели. Казалось, в ее теле не осталось ни одной целой кости. Гарри тем временем повернулся к Волдеморту. Он вытянул вперед руку и посмотрел прямо в красные глаза. И снова никто не понял, что произошло, ведь палочка Гарри лежала на полу, у его ног. Волдеморта отшвырнуло и с невероятной силой впечатало в стену. Гарри медленно направился в его сторону.
- Раз, - громко произнес он, и в маленькой комнатке, где обитал Кикимер, раскололся медальон.
- Два, - снова прозвучал голос Гарри, а на руинах дома Гонтов сверкнула молния, искорежив старинный перстень.
- Три, - продолжил счет Гарри, и где-то с яркой вспышкой раздался звон, а затем камни погребли осколки.
- Четыре, - делая новый шаг, произнес Гарри, с постамента падает древняя чаша и разбивается вдребезги.
- Пять, - следующая цифра слетает с губ Гарри, и в тайной комнате вспыхивают факелы, напоминая о давно минувших событиях
- Шесть, - еще один шаг и новая цифра. В конвульсиях бьется Нагайна, но быстро затихает. Ее бездыханное тело уже привлекло внимание падальщиков.
- Семь, - произносит Гарри. До Волдеморта остается всего несколько шагов. Темный лорд не может пошевелиться. Все, на что он способен, это смотреть в глаза смерти, зеленые глаза без зрачков. От Гарри отделяется темная субстанция. Ее визг заставляет всех присутствующих закрыть уши. Но вот она сжимается, через нее проходят лучи света и она исчезает, уже навсегда. Волдеморт в очередной раз вздрагивает, ощущая, как умирает еще одна часть его души. Он не понимает, как это возможно.
- Восемь, - произносит Гарри.
- Нет, - кричит Волдеморт, находя силы, но понимает, что все бесполезно. Его крик затихает. На виду у всех тело Темного лорда меняется, и он становится тем, кем и должен был бы быть – старик лет семидесяти, но совершенно седой и с пустыми, невменяемыми глазами.
- Тебе не место в этом мире, - произносит Гарри. – Жить без души невозможно, а у тебя ее нет. И права на жизнь у тебя тоже нет. Умри.
Тело Волдеморта обмякает, пустые глаза уже никогда ничего не будут видеть. Последний удар сердца знаменует окончательную смерть Того-кого-нельзя-называть.
Гарри с тихим стоном начинает оседать на землю. Единственный человек, который вышел из ступора и не побоялся подойти к нему, оказался Ремус Люпин. Он успел подхватить юношу до того, как тот упал на пол.
Спустя несколько часов весь магический мир узнал правду, почти всю правду. Министерство и Дамблдор решили не говорить общественности о странном поведении Гарри, а уж о его способности убивать словами тем более. Гарри же был доставлен в Святого Мунго в коматозном состоянии. Колдомедики сначала не могли к нему даже подойти, но затем странная сила покинула мальчика, делая его обычным. После нескольких жарких споров было решено, что, скорее всего, это смерть Блека так повлияла на Гарри. На этом и успокоились, решив, правда, наблюдать за мальчиком, так, на всякий случай.
Смерть Волдеморта оказалась для его последователей настолько неожиданной, что переловить их всех не составило труда: кого-то убили, кого-то поймали, кто-то сам пришел с повинной. Одним из таких, кстати, оказался Малфой, который в любой ситуации может найти выход. Именно он принес в клинику артефакт, который и помог спустя три недели вывести Гарри из комы. Малфои, конечно, лишились части своих средств, но это было ничто по сравнению со свободой. Даже последователи Темного лорда были благодарны мальчишке, сумевшему освободить их от безумца. Правду о том, что случилось в Министерстве, попытались скрыть. Детям подправили память, а со взрослых взяли обет о неразглашении.
За те недели, что Гарри провел в коме, было решено множество вопросов. Во-первых, посмертно реабилитировали Сириуса, вернее, признали его невиновным, поскольку Петтигрю тоже был схвачен, и истина восторжествовала. Во-вторых, вскрыли завещание Блека. В-третьих, согласно этому самому завещанию передали опеку над Гарри Ремусу, а домом назвали Гриммуальд-плейс. Конечно, были и противники такого решения, но спорить с Фаджем, который объединился с Дамблдором, никто не стал. Так что Гарри после выписки отправился в обновленный особняк Блеков. Ремус постарался на славу. Ничто не напоминало тот мрачный дом, каким его увидел впервые Гарри. Да и портрета больше не было.
Началась новая жизнь, без страха и подозрений.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 20.09.2009, 20:44 | Сообщение # 3
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 1. Обычная жизнь (шестой курс).

Гарри поправлялся медленно. Дамблдор все же пошел навстречу Ремусу и запретил всем толкаться на Гриммуальд-плейс, понимая, что мальчику нужен покой, чтобы прийти в себя. Сам же он провел в этом доме почти все лето. Но в доме, также, почти поселился еще один человек – Северус Снейп, взявший на себя, что самое странное, по доброй воле, обязанности лечащего колдомедика Героя магического мира. Что-то неуловимо поменялось в отношении зельевара к мальчику, да и вообще к окружающему миру.
Дамблдору и Люпину понадобилось не так уж и много времени, чтобы заметить, что Снейп перестал задевать мальчика, и что они спокойно разговаривают. Было ясно, что эти двое разрешили все свои разногласия. Их теперь часто можно было увидеть вместе, тихо разговаривающими. Снейп не стал менее желчным и язвительным, просто Гарри научился принимать его таким, какой он есть.
К первому сентября Гарри боле менее пришел в себя. К его удовольствию было решено, что он сразу же переместится в Хогсмид вместе с Ремусом, который вновь будет преподавать ЗОТИ, и Снейпом. Дамблдор посчитал, что идея несколько оградить его от пристального внимания на платформе и паломничества в поезде будет лучшим вариантом.
Они отбыли в школу еще в девять часов утра. Ремус с каким-то беспокойством поглядывал на Гарри.
- В чем дело? – тихо поинтересовался Снейп.
- Просто, у него сейчас есть все. А он также носит обноски своего слонопотама-кузена, сломанные очки и волосы все также торчат в разные стороны, - ответил Ремус.
- И? – Снейп не понял, в чем проблема. – Это уже устоявшийся имидж Золотого мальчика.
- Может быть, может быть, - задумчиво произнес Ремус. И все же ему не давало покоя то, что мальчик остался прежним. У Гарри было очень много денег, оставленных как его родителями, так и Сириусом. Ремус, конечно, приобрел ему несколько вещей по размеру, но сходить в магазин за покупками вместе так и не представился случай. Дамблдор был категорически против увеселительных прогулок, да и вообще прогулок за пределы особняка. Все, как всегда, сводилось к безопасности и спокойствию. Мол, проблемы со здоровьем не позволяют Гарри выдержать натиск толпы воздыхателей. А Гарри и сам не стремился покидать мирный уголок. Только однажды он под усиленной охраной был сопровожден в министерство, для сдачи СОВ, которые пролежал в коме, а также для получения в маленьком кругу Ордена Мерлина первой степени. Уже позже появилась заметка в Ежедневном пророке, что Гарри Поттер превосходно сдал экзамены и переведен на шестой курс Хогвартса, а также ему был вручен Орден. Народ был несколько возмущен тем, что все было сделано втихую, но повлиять на ситуацию никак не могли, тем более особняк Блеков все еще находился под чарами Хранителя. Это давало Гарри ощущение спокойствия.
И вот, наконец, он вышел из своего затворничества. Гарри остановился на дороге, когда замок предстал его глазам в полной красе. Он понятия не имел, как относиться к своему возвращению в стены школы. Он долгих пять лет считал Хогвартс своим единственным домом, но сейчас, после впервые нормально проеденных каникул с любящими его людьми, а к ним он уже причислял и Северуса Снейпа, отношение к школе магии изменилось. Для него дом был на Гриммуальд-плейс, где он мог спрятаться от всего мира. Да и сам он сильно изменился – Гарри не мог объяснить, что именно с ним не так, но чувствовал, что он уже не прежний Гарри Поттер. Что-то безвозвратно ушло, и сам он еще не смог найти себя нового. Не знал он и того, как вести себя с людьми. Все лето его оберегали от любого назойливого внимания Снейп и Люпин, а сейчас он должен был оказаться под пристальным вниманием студентов. Он так и не привык к тому, что на него смотрят, как на нечто такое, что хочется потрогать руками и о чем хочется поговорить громким шепотом. Он даже в это лето не общался с друзьями, письма так и остались лежать на столе невскрытыми. Почему? Он и сам себе объяснить не мог, но от Ремуса знал точно, что друзья на него, вроде, не обижаются и понимают, что ему на самом деле очень плохо и нужно время, чтобы прийти в себя.
- Здравствуй, Гарри, - поприветствовала его Минерва МакГонагалл с улыбкой, искренней и открытой, чего за ней никогда не наблюдалось.
- Профессор, - улыбнулся в ответ Гарри.
- Очень рада, что ты вернулся в школу, - произнесла гриффиндорский декан.
- Спасибо, - произнес Гарри.
- Домовики сейчас отнесут твои вещи в гриффиндорскую башню. У нас сейчас педсовет, но ты можешь побродить по школе, пока здесь никого нет, - предложила МакГонагалл.
- Спасибо, я так и сделаю, - с улыбкой произнес юноша. Снейп, Люпин и МакГонагалл ушли, оставив его одного. Гарри вышел на улицу и отправился к озеру. Погода стояла замечательная, теплая. Легкий ветерок только придавал ей очарования. Гарри присел на берегу и уставился на водную гладь. Делать ему ничего не хотелось, а тишина помогала успокоиться. Он понял, что жутко нервничает перед встречей со своими друзьями, да и остальным миром, который был от него огражден на пару месяцев.
Дамблдор ходил по кабинету и разглагольствовал на тему нынешнего учебного года. Проходя мимо окна, он заглянул в него и остановился, даже замолк, глядя на юношу, сидящего на берегу. Правда, остановиться его заставило не это, а то, что на поверхность вынырнули русалки и теперь пытались развеселить Гарри, выпрыгивая из воды и ныряя в нее снова. У ног юноши уже лежало настоящее богатство: ракушки, жемчужины, подводные цветы.
- Альбус, - позвала его Минерва.
- Плохо, - произнес Дамблдор. – Очень плохо. Я надеялся, что этот год пройдет для него спокойно и легко. Я ошибался.
Снейп одним движением покинул кресло и выглянул в окно. Чуть слышный вздох вырвался из его груди, затем он повернулся к Ремусу.
- Этого я и боялся, - произнес он.
- В чем дело? – забеспокоились преподаватели.
- Русалки проявляют такой интерес только к тем, кто находится в печали и на распутье, - произнес Дамблдор. – Гарри тянет к озеру, а русалки это почувствовали. Пока они его только пытаются развеселить.
- Дают ему время, - кивнула Спраут.
- Да, - кивнул директор, затем повернулся к Снейпу и Люпину. – Я хочу, чтобы вы следили за Гарри, и ты, Минерва. Не хотелось бы потерять его.
- Все сделаем, - кивнула МакГонагалл. – Нельзя, чтобы Гарри оставался один ни на секунду.
После педсовета Снейп забрал Гарри к себе в подземелья, чтобы заставить его занять чем-нибудь свои мысли, чтобы он перестал думать о грустном, копаться в себе и поддаваться отчаянию. И все же, даже это не помогло юноше подготовиться к вечеру. Когда поток студентов хлынул в большой зал, Гарри испытал самую настоящую панику, сидя с самого края гриффиндорского стола, поближе к преподавателям. Он с трудом подавил желание вскочить и ретироваться, куда подальше отсюда. Взгляды студентов его нервировали, он чувствовал их каждой частичкой своего существа. Ему даже не надо было на них смотреть, чтобы понять - все сейчас обсуждают именно его.
Он с трудом высидел до конца приветственного пира, а затем побыстрее ушел в гостиную, сразу в спальню. Когда пришли его соседи, полог его кровати уже был закрыт, но вот уснуть он так и не смог. Сначала слушал, как говорят соседи. Естественно, основной темой разговора был он. В конце концов, он не выдержал, вскочил с кровати, накинул на пижаму мантию и вылетел за дверь, оставляя соседей в недоумении. Гарри пронесся по лестнице, вылетел из гостиной и в мгновение ока преодолел расстояние до дверей в апартаменты профессора ЗОТИ. Он ворвался туда в таком состоянии, словно все демоны ада неслись за ним.
- Можно я останусь у тебя? – выпал он Ремусу, даже не обратив внимания, что в гостиной также находится Снейп. Ремус и Северус за лето разрешили все свои разногласия.
- Что случилось? – притянул к себе юношу Ремус.
- Я не могу так. Они все смотрят, говорят, шепчутся…, - чуть ли не слезами на глазах произнес Гарри.
- Ох, малыш, - пробормотал ему в макушку Ремус. – Конечно, ты можешь переночевать здесь. Иди, ложись, у тебя завтра занятия, - он подтолкнул в сторону гостевой комнаты.
Когда за Гарри закрылась дверь, Снейп покачал головой.
- Ему будет намного сложнее, чем нам казалось, - произнес он.
- Знаю, - мрачно отозвался Ремус, разливая виски по стаканам.
Постепенно жизнь наладилась, разговоров за спиной Гарри стало меньше. Но они не прекратились. Рон, Гермиона, Джинни, Луна и Невилл постоянно были рядом с ним. И нельзя было сказать, это их самостоятельное решение, или все же настоятельная просьба директора. Радовало то, что Гарри об этом не знал. Ему совершенно не обязательно было об этом знать. Только вот сам юноша никак не мог разобраться сам в себе. Вроде бы, теперь он мог жить спокойно. Не бояться за себя и друзей, но вот на душе было как-то странно, не спокойно, что ли. Слизеринцы перестали вообще его задевать, можно сказать игнорировали, но только его. А еще, к удивлению и неудовольствию многих, Гарри отказался от квиддича, а за ним ушел и из своей команды Драко Малфой. Кое-кто не смог понять такого решения Гарри. Но жизнь, все же, взяла свое.
Неожиданно школа заметила, что Гарри Поттер и Джинни состоят не просто в дружеских отношениях, а встречаются. После этого все стали пристально следить за ними. Кто-то завидовал Джинни, а вот кто-то наоборот Гарри. И эта ситуация была первой, когда Малфой высказался: «Не мог найти себе кого-то получше?» Гарри тогда все же обратил внимание на то, как странно посмотрел на него блондин. Было в глазах Драко что-то странное, но Гарри не стал задумываться над этим. Он впервые за долгое время был счастлив. Рядом с ним был любимый человек.
Их отношения становились все более близкими, и их уже каждый день видели вместе. Все заметили, что Гарри не чаит души в своей рыжей Джинни и готов для нее горы свернуть и достать луну с неба. На Джинни смотрели с завистью. Еще бы, та получала подарки, каждый день цветы и обожание одного из самых завидных женихов, но, увы, уже занятого. Но счастье Гарри все же омрачалось каким-то странным беспокойством, которое все чаще стало посещать Гарри к концу шестого курса. Он старательно пытался отделаться от этого ощущения, но не получалось, оно все больше завладевало им. Гарри решил, что летом во всем разберется, а сейчас, главное, сдать экзамены, не зря же он так усердно учился.
За этот год многое изменилось не только в жизни Гарри Поттера. Дружба между Ремусом Люпином и Северусом Снейпом медленно, но верно к концу года переросла в нечто большее. Они сначала просто проводили вместе вечера за разговорами в апартаментах то Снейпа, то Люпина, затем стали проводить вместе все больше времени. После зимних каникул вдруг некоторые уроки были объединены – ЗОТИ и зелья. О, что это были за уроки – мягкий, как всем казалось, Люпин и сволочной, жутко язвительный Снейп. Удивительно, но такие соединенные уроки стали для всей школы настоящим праздником. Эти уроки обсуждались на каждом углу. Студенты делились впечатлениями, пытались понять, что же будет дальше.
Дамблдор первое время пытался вмешаться, увещевал обоих своих профессоров, говоря, что война окончена и такого комплексного обучения детям не надо. Ему хватило пятнадцатиминутной одновременной речи двух молодых профессоров. Они выложили ему в такой форме и таких выражениях все, что они думают по поводу него самого, политической ситуации в стране, а также обучения детей в школе до этого года, что Дамблдор посчитал за лучшее более не вмешиваться в их деятельность. Правда, через некоторое время он попытался вмешаться в личную жизнь Ремуса и Северуса. На этот раз выражения, которыми Дамблдору объяснили, где, собственно, они его видели, совсем не выбирались, да и сама речь была раза в три длиннее и более бурная. В общем, директор махнул на них рукой и позволил делать все, что тем придет в голову, правда, все же в пределах разумного.
Слизеринцы все так же были заносчивы и надменны, но по какой-то причине совсем не трогали Поттера. Как выяснилось, многие из них были благодарны Гарри за то, что тот остановил Темного лорда задолго до того, как им пришло время принимать метки, это, во-первых, а, во-вторых, спас и их семьи, поскольку родители многих все же остались на свободе.
Жизнь приходила в норму по всей Англии. Постепенно о Гарри стали говорить все меньше и меньше, что его очень радовало. Теперь можно было строить свою жизнь. Наконец, год подошел к концу, все экзамены были сданы, и начинались каникулы. На платформе, по прибытии в Лондон, друзья прощались на некоторое время, обещая в ближайшее время встретиться. Гарри так и не понял, почему при прощании с Роном, Джинни, Гермионой, Луной и Невиллом у него остался на душе какой-то осадок, но постарался отмахнуться от этого. Вместе с Ремусом он отправился к барьеру, так и не увидев, каким взглядом на него смотрел Драко Малфой.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 22.09.2009, 20:12 | Сообщение # 4
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 2. Нож в сердце.

Каникулы уже были в самом разгаре, но от друзей не пришло даже маленькой записки. У Гарри появилось чувство дежавю, словно он снова закрыт на Тисовой у Дурслей, а Дамблдор запретил всем ему писать в целях безопасности. Удручало и то, что Джинни тоже писала редко, да и поговорить с ней через камин было сложно. Она все время куда-то спешила, или ее вообще не было дома.
Гарри посмотрел на луну. «Почему так больно на сердце?» - подумал юноша, притягивая колени к груди и обхватывая их руками. Гарри всегда любил ночь, ему нравилось смотреть на луну. Она его всегда успокаивала. Но сейчас почему-то становилось на сердце все тяжелее и тяжелее. Ему казалось, что луна сегодня приносит больше беспокойства, чем умиротворения. Гарри никогда не чувствовал к луне отрицательных чувств, даже зная, сколько боли она приносит Ремусу. Но в последнее время, благодаря Снейпу, оборотень смирился со своей сущностью, и даже примирился со своим волком. Жить стало проще, и намного счастливее. Если раньше юноша скрывал свои симпатии к луне, то теперь для этого не было оснований. Но сейчас луна вызывала тоску и беспокойство.
«Да что это такое?» - Гарри еще сильнее прижал колени к груди и опустил на них подбородок. До странности хотелось плакать, а главное, непонятно почему. – «Хмм, Гермиона бы сказала, что мне это совсем не свойственно, вот так хандрить и столько думать, да и вот так сидеть за книгами, как в последний месяц… Ох, Герми, знала бы ты, что я совсем уже не тот… Никто ведь так и не понял, что тот Гарри Поттер, которого все знали, доверчивый, наивный и смотрящий на мир широко раскрытыми и любопытными глазами мальчик, умер в тот день вместе с Сириусом, Беллой и Волдемортом. Я умер вместе с ними. Я так боялся потерять вас, что потерял себя… Я так и не смог вернуться назад… Я не могу разочаровывать вас. Я улыбаюсь, смеюсь, шучу… это только для вас, друзья. Если бы не Джинни, я, наверное, не смог бы все это пережить и сдался бы давным-давно», - Гарри и не заметил, как по щеке скатилась слеза. – «Ремус и Северус приедут только через три дня, сегодня полнолуние, и они уехали в какой-то лесной домик Северуса, чтобы провести там это время. Они хотели, чтобы я поехал с ними, но я отказался, ведь они и так не могут побыть в одиночестве достаточно много времени, постоянно кто-нибудь мешает. Пусть хоть эти дни побудут только вдвоем. Я рад за них. Очень-очень…», - Гарри провел пальцем по стеклу, выводя руну выбора. – «Мне надо подумать… Подумать, как жить дальше, понять, что меня беспокоит, почему так больно… Завтра, я подумаю обо всем завтра».
Гарри спустился с подоконника, и лег на кровать, не раздеваясь. Он еще долго лежал с открытыми глазами, не замечая, как текут слезы. Боль в сердце становилась все сильнее, но, в конце концов, он провалился в тяжелый сон. Но даже тот не давал ему расслабиться. Какие-то странные образы, намеки, но ничего четкого, что могло бы дать подсказку для решения странной, внезапно появившейся загадки.
Солнечный луч скакал по комнате, все время ища, с чем бы поиграть, а потом, метнувшись еще раз, заскользил по хрупкой фигурке на кровати. Достигнув лица, лучик замер. Гарри потянулся, но не проснулся, попытался увернуться от теплого лучика, но тот потянулся за ним и затрепетал на длинных, чуть загнутых ресницах. Юноша снова попытался спрятаться. Лучик словно бы фыркнул и снова стал скакать по комнате. Зеленые глаза открылись и стали следить за шальным солнечным котенком, который устроил игры в его комнате. Гарри улыбнулся. Лучик замер на зеркале и утонул в отражение зеленых глаз, выгодно их подчеркнув. Настроение Гарри поднялось, на душе было легко и светло. Юноша поднялся, потянулся, затем отправился в ванную, приводить себя в порядок.
Из зеркала на него смотрел симпатичный, даже красивый юноша с отросшими волосами, теперь уже не так торчащими в разные стороны. Гарри с интересом себя рассматривал, ведь его волосы всегда были одной длины, а тут закрывают ему шею. Еще чуть-чуть и достанут до плеч. Зеленые глаза за стеклами смешных очков горят каким-то странным зеленым огнем.
- Хорош, прям так бы и съело тебя, - выдало свой комментарий зеркало. – Только вот, без этих дурацких стекляшек тебе было бы лучше. Совсем бы красавцем стал, глаза бы от тебя отвести не смогли.
- Да ну тебя, - улыбнулся Гарри, совсем не обидевшись на комментарий в свой адрес, тем более, что тот ему польстил. Не часто он слышал, что хорош собой, а сейчас, глядя на себя в зеркало, вынужден был признать, что он вполне даже ничего. Гарри оделся в одни из тех брюк и рубашек, что ему в свое время купил Ремус. Почему-то сегодня ему совсем не хотелось надевать на себя уже привычные мешковатые вещи, на несколько размеров больше. Почему он так и не сменил свой гардероб? Просто привык уже к тому, что есть. Его никогда особенно не волновало, как он выглядит. Жизнь с Дурслями приучила его довольствоваться тем, что есть, и не желать большего.
Позавтракав, Гарри поблагодарил Кикимера, который почему-то вдруг стал очень хорошим домовиком, и выполнял все раньше, чем ему говорили. Гарри решил, что надо навестить Джинни. Он так давно ее не видел. Но вот идти он решил через камин в «Дырявом котле», а не из дома. Гарри вышел из дома, взмахнул палочкой и сел в тут же вынырнувший из какого-то пространства Ночной рыцарь.
- О, мистер Поттер, для нас честь довести вас туда, куда вам требуется, - Стен поклонился Гарри.
- Дырявый котел, - улыбнулся Гарри. Он не видел, как на него смотрели, и даже не из-за того, что он Мальчик-который-выжил и победитель Волдеморта, а просто потому, что от него исходило какое-то странное тепло. Хотелось находиться рядом с ним и чувствовать себя счастливым. Казалось, его душа состояла из одного света, и он дарил его окружающим, просто улыбаясь им, а те в ответ не могли не улыбнуться ему.
Гарри прошел через бар, вышел в тупик и прошел в Косой переулок. Он шел по улице и улыбался, вызывая ответные улыбки. С ним здоровались, но никто его не доставал. Гарри заглянул в кафе Фортескью, купил мороженое всяких разных сортов.
«Теперь можно к Джинни», - улыбнулся он, направляясь обратно в бар, чтобы воспользоваться камином. Аппарировать он пока не мог, не сдал еще экзамен, хотя Северус и Ремус научили его еще прошлым летом.
- Том, можно я воспользуюсь твоим камином? – улыбнулся Гарри.
- Конечно, Гарри, - губы Тома расплылись в улыбке, хотя еще минуту назад он был мрачным. Последний клиент его так достал, что Том был уверен, если кто-нибудь сейчас предъявит ему еще хоть одну претензию, он собственноручно его задушит. И вдруг Гарри, одной своей улыбкой, выправил его настроение. «Какой светлый человечек», - подумал Том.
Гарри тем временем подошел к камину, бросил туда порошок.
- Нора, - произнес он, а затем шагну внутрь, улыбаясь и предвкушая встречу с любимой девушкой, без которой не мог жить, и очень скучал все то время, что прошло с начала каникул. Он посчитал, что все его беспокойство было именно из-за этого.
В Норе было тихо, словно в доме никого не было. Гарри прошел на кухню, прислушался. Тишина была полной. Он взглянул на часы: они показывали, что сейчас в доме никого нет. Гарри улыбнулся, он подождет, сделает Джинни сюрприз, а заодно и Молли, которая всегда к нему хорошо относилась и была рада его видеть. Затем он вспомнил, что Молли сейчас у Чарли в гостях, в Румынии, и стало немного грустно.
Гарри прошел по дому. Он знал здесь почти каждый уголок. Его тянуло в комнату Джинни. Он сначала не хотел идти туда, но что-то тянуло, чуть ли не вопило внутри, что надо, сейчас же, сию минуту. Он открыл двери и вошел. Вся комната была залита светом. Здесь был легкий беспорядок, а кровать разобрана, на подушке лежала блузка, которую для Джинни купил он сам. Гарри взял ее в руки, прижал к лицу и вдохнул такой знакомый запах, с нотками легкой морской свежести от духов, которые также подарил девушке он, перед отправкой домой на каникулы. И тут его взгляд упал на кровать. Там было две подушки и две вмятины, словно спали тут двое. Гарри встряхнул головой, сердце замерло, пропустив удар, затем забилось сильнее. Улыбка померкла, блузка выпала из рук.
«Это просто… Просто…», - он никак не мог найти объяснения, пытался, но не мог. – «Это глупость… Просто глупость…Это ревность… Джинни же меня любит, я не могу ее ревновать, она такая замечательная… Глупость».
Гарри покинул комнату, словно пытался сбежать оттого, что увидели его глаза. Он вернулся на кухню. Улыбка пропала с его лица, а в сердце снова начала раненой птицей биться боль, сопровождающая его последний месяц, но сильно обострившаяся вчера ночью. Гарри встрепенулся, когда хлопнула дверь. Он встал, чтобы выйти в коридор и встретиться, наконец, с любимой, но так и замер с застывшей улыбкой на губах.
- Мерлин, Джин, это было восхитительно, – раздался приятный, чуть приглушенный мужской голос. Гарри, еле передвигая ноги, прошел и остановился в дверях. Джинни и ее спутник, красивый молодой человек целовались посреди коридора. Гарри как-то отстраненно наблюдал за ними, отмечая, что Джинни выглядит счастливой, что молодой человек красив и высок, что они вместе очень хорошо смотрятся.
- Скажи мне, что будет дальше? У тебя кто-то есть? – с хрипотцой в голосе спросил молодой человек. Гарри закрыл глаза, ожидая ответа на заданный незнакомцем вопрос. Ему казалось, что именно от этого ответа будет зависеть все. Он так старательно запрятал внутрь себя то, что увидел сейчас, словно и не было никакого поцелуя между Джинни и этим парнем
- Кто-то?.. – Джинни прикусила нижнюю губу. Гарри открыл глаза и только сейчас понял, что парочка прошла гостиную, так и не заметив его. Он последовал за ними и остановился в дверях. Пара сидела на диване спиной к нему, но он увидел, что в руках у Джинни появилась колдография, которую Колин сделал в прошлом учебном году. Девушка провела по колдографии и указала на Гарри, который на снимке обнимал ее за талию и казался по-настоящему счастливым. - Это… это мой жених,- заминка в ответе Джинни отозвалась новой болью в сердце Гарри, но в то же время он смог вздохнуть свободнее. «Все будет хорошо», - успокоил он себя. Он простит Джинни, никогда не скажет ей, чему стал сегодня свидетелем. Но следующие слова девушки заставили его сердце кровоточить. – Мы должны пожениться после того, как я закончу школу. Это уже не изменить, это мой долг… Он мне, конечно, нравится, но он такой… Не знаю, о нем хочется заботиться… Это больше любовь матери к ребенку, который к тому же болен, но очень дорог твоему сердцу… Я не знаю, как это объяснить…, - Джинни на некоторое время замолчала. – Знаешь, я не могу представить, как мы окажемся в одной постели… Я даже целоваться с ним не могу без содрогания, словно это поцелуй с сыном, или, в конце концов, с братом. Но…, - она снова замолчала, а затем сказала. - Так надо, это мой долг. Я же говорила тебе еще ночью, что у меня есть обязательство.
- Но это же не остановило тебя! – молодой человек улыбнулся Джинни. – И меня не остановило, хотя я и чувствовал, что это обязательство связано с кем-то другим, кто есть в твоей жизни, - молодой человек нежно притянул девушку в свои объятия и накрыл своими губами ее губы, вовлекая в поцелуй. Гарри привалился к дверному косяку. Джинни понятия не имела, что своими словами только что убила тот самый свет в его душе, который сегодня заставлял всех встречных ему людей улыбаться и провожать его взглядами. Пара целовалась. Гарри как-то неудачно взмахнул рукой, когда хотел уйти, пока его не заметили, но задел рукой вазу на тумбе около двери. Звук разбившегося стекла заставил его замереть на месте, а Джинни отпрянуть от своего кавалера. Она развернулась и уставилась на причину шума.
- Гарри? – вырвалось у нее почему-то шепотом. А Гарри все четче понимал, что все виденное и надуманное им сегодня в этом доме – правда. Сердце болело так, словно в него воткнули нож и теперь с садистским удовольствием проворачивали его раз за разом. «Мерлин, какой же я дурак… Гермиона права, я так никогда не повзрослею… навсегда останусь недоумком», - горько подумал он. Гарри не замечал своих слез, но сквозь них он заметил сочувствие в глазах кавалера Джинни, и это добило его окончательно.
- Зачем? – прошептал он, а затем повторил громче. – ЗАЧЕМ?
- Гарри, - Джинни встала и сделала к нему несколько шагов. – Я люблю тебя…
- Джинни, не надо... Не подходи… Зачем ты врешь? И как давно это продолжается? – он сглатывал слезы. – Как давно я для тебя больной ребенок? Как давно я стал долгом для тебя? С каких пор я всего лишь обязательство? – он уже кричал.
- Гарри, - Джинни снова сделала к нему шаг.
- Просто скажи мне, почему ты позволяла мне верить? – Гарри отступил от нее в коридор. Джинни остановилась и растеряно смотрела на него. – ОТВЕТЬ МНЕ!
Джинни не знала, как ответить на вопросы Гарри. Она опустила голову, потом подняла ее и снова посмотрела юношу. Джинни вздрогнула от безграничной боли, плескавшейся в зеленых глазах.
- Я боялась… Я просто боялась тебе сказать… Ты всегда выглядел таким… Гарри…, - она снова сделал к нему шаг. Гарри вытянул вперед руку, словно призывал ее остановиться.
- Ты не имеешь права больше называть меня по имени, - произнес он. – Верни мне кольцо! – потребовал он безжизненным голосом.
- Гарри! – Джинни сглотнула.
- ВЕРНИ МНЕ КОЛЬЦО! – громче повторил тот все таким же безжизненным голосом. Джинни опустила руку в карман, достала кошелек и выудила оттуда красивое древнее кольцо рода Поттеров и протянула его Гарри. Тот хватил его и бросился к входной двери.
- ГАРРИ! – закричала Джинни и кинулась за ним. Гарри вылетел на крыльцо и бросился к площадке аппарации. Ему сейчас было все равно, что у него не было лицензии. В мозгу билась только одна мысль: «Подальше отсюда!»
Джинни увидела только, как Гарри исчез с хлопком. Она остановилась и теперь в ужасе смотрела туда, где только что стоял парень. Неожиданно ее обняли. Она развернулась и обняла своего кавалера.
- Все к лучшему, ты теперь можешь сама решать, что тебе делать и с кем встречаться. Нет больше долга, никаких обязательств, - произнес молодой человек.
- Да, ты прав, - прижавшись к нему, прошептала Джинни. Она, конечно, сожалела о случившемся, но теперь она была свободна. Легкая улыбка появилась на ее губах - она свободна!
Гарри аппарировал и вывалился у барьера Хогвартса и понесся к озеру. Он бежал, очки смахнул рукой, когда пытался вытереть слезы. Он добежал до озера и рухнул на колени. Руки, сжатые в кулаки, ударили по земле.
- За что?... За что?... Мама, мамочка, я хочу к тебе… Забери меня, пожалуйста… Забери, - выкрикивал он в бессилии. Слезы лились потоком, а вместе с ними исчезал и свет его души, уходил в землю… Зеленые глаза потеряли свою яркость, из них пропала жизнь, та искорка, которая всегда горела в его глазах. Гарри лег на землю и теперь смотрел на озеро, на поверхности появились русалки. Гарри медленно погрузился в сон под нежную песнь русалок.
Он еще ощутил, что кто-то присел рядом с ним и стал гладить его по голове, что-то тихо приговаривая. Но открыть глаза, и посмотреть на этого человека у Гарри сил не было. Потом все исчезло, и Гарри окончательно провалился в темноту.
Он не почувствовал, как его подняли на руки, как понесли в сторону барьера, а затем аппарировали. Только один человек наблюдал за ними и тихо, печально качал головой, надеясь, что тот, кто причинил Гарри такую боль, не сломал юношу окончательно. А также он знал, что поддержит любое решение этого мальчика, какое бы тот не принял.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 22.09.2009, 20:13 | Сообщение # 5
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 3. Больно.

Джордж отстраненно смотрел в окно магазина и никак не мог понять, почему так неспокойно на сердце, словно сегодня должно случиться что-то очень плохое.
- Джордж, - позвал его Фред, тронув за плечо. – Что с тобой сегодня?
- Не знаю, как-то неспокойно, - передернул тот плечами и прижался спиной к груди брата, тот обнял его за талию.
- Не знаешь, как там Гарри? – спросил Фред – Что-то он в последнее время совсем застрял у себя дома. Может, пригласим его на ужин или на обед? Слушай, а давай предложим ему поработать у нас? Все веселее будет. Я ведь знаю, что он сейчас один. Рон и Гермиона у ее родителей, поехали куда-то в Европу. Остальные тоже где-то… Только о Гарри все забыли.
- Давай, - улыбнулся Джордж.
- Вот и договорились, - произнес Фред, затем развернул к себе брата и накрыл его губы своими. Джордж прижался к брату, обнимая того за шею.
День был полон работы, в магазине была уйма посетителей, но беспокойство становилось все сильнее. Джорджу хотелось все бросить и рвануть куда-то, куда его тянуло изо всех сил. Только вот куда?
Неожиданно в салон магазина ворвалась сова и сбросила на прилавок перед Джорджем письмо. Тот несколько секунд смотрел на него. Ему просто показалось, что ничего хорошего в этом послании нет. Он осторожно поднял его и вскрыл. «Вам лучше срочно прибыть в Хогвартс. У озера вас ждут». Вот и все, что содержала записка, написанная красивым каллиграфическим почерком. Джордж почему-то был уверен, что от того, бросится ли он сейчас в Хогвартс или нет, зависит жизнь.
- Фред, мне надо отлучиться, - крикнул он брату.
- Ты куда? – удивленно откликнулся тот.
- Скоро вернусь, - уже из дверей бросил Джордж. Он промчался до площадки аппарации, сделанной в Косом переулке. После войны на Косой была уставлена аппарационная защита и установили площадку для тех, кто не хочет пользоваться входом за Дырявым котлом. Джордж аппарировал, и как только прибыл к хогвартскому барьеру, сразу же направился в сторону озера. Он еще на подходе заметил свернувшуюся в клубок фигурку. Сердце защемило. Джордж ускорил шаг и вскоре уже опускался на колени рядом с Гарри. Он осторожно и нежно провел по щеке черноволосого юноши, по высохшим, но видным дорожкам слез.
- Котенок, - прошептал Джордж. – Кто же посмел тебя так обидеть? Кому понадобилось так изувечить твою душу, что ты даже во сне не можешь найти покоя?
Джордж нежно касался кожи на лице юноши, затем приподнял Гарри и усадил того себе на колени. Джордж не смог удержаться и легко коснулся его губ своими. «Так опьяняюще и сладко, даже сравнения не подобрать… Котеночек ты мой, больше никто не посмеет тебя обидеть, клянусь», - подумал Джордж, поднимаясь вместе со своей ношей. Он направился обратно к барьеру, чтобы уже оттуда аппарировать, только вот не сразу в Косой переулок. Никто не должен был видеть Гарри в таком состоянии. Он дошел до площадки: «Дом Ли Джордана», - подумал он и аппарировал.
- Эй, ты…, - Ли подскочил с кресла, когда прямо посреди комнаты появился Джордж, но замер сразу же, как только увидел, кого держит друг на своих руках. – Что?..
- Не спрашивай, - покачал головой Джордж.
- Мордред, у него такое…, - Ли поежился. – Кто вообще посмел причинить ему боль?
- Не знаю, Ли, - снова произнес Джордж. – Я могу воспользоваться твоим камином? Не хочу, чтобы кто-то видел.
- Без вопросов, ты же знаешь, - кивнул Ли, сам уже кидая порошок в огонь.
Через пару секунд Джордж уже стоял в гостиной своих комнат над магазином. Он отнес Гарри в спальню, где осторожно его раздел, накрыл одеялом, погладил по волосам, и только после этого пошел вниз, чтобы переговорить с Фредом.
Спустя час Джордж сидел на кухне и крутил в руках чашку с уже остывшим чаем. Фред выгнал его из спальни минут десять назад, у Гарри началась лихорадка.
«Кто, Мордред его побери, посмел тебя сломать, котенок? Кому это потребовалось?» - думал он. Было ясно, что сегодня случилось что-то, что действительно разбило Гарри. Даже не видя его глаз, Джордж был уверен, что не увидит в них задорных искорок, которые всегда делали его тем Гарри, которого все знали. Даже после того, как Гарри расправился с Волдемортом, а потом все лето был затворником, эти задоринки-искорки были у него в глазах.
- Джордж, - Фред опустил руку на плечо брата.
- Как?.. – начал Джордж.
- Он спит, тебе тоже надо прилечь, ты морально выдохся, - Фред с сочувствием посмотрел на брата.
- Не могу, - покачал головой Джордж. – Надо разобраться, что случилось. Я точно знаю, что это не Ремус и Снейп. Те уехали и не вернутся еще дня три как минимум. Значит, случилось что-то другое. Кто мог так с ним поступить?
- Не знаю, - покачал головой Фред. – У тебя самого-то есть идеи?
- Даже представить не могу, - Джордж сложил руки на столе и опустил на них голову.
- Джордж, иди поспи, - Фред осторожно положил руки на плечи брата.
- Он столько пережил, столько свалилось на его плечи… Я не понимаю, как можно было причинить ему снова боль, - глухо произнес Джордж.
- Мы все узнаем, обязательно, а сейчас иди ложись, я пригляжу за Гарри, - Фред настойчиво стал поднимать брата со стула, а затем направил его в сторону спальню.
Джордж был эмоционально выжат. Он свалился на диван в комнате и сразу же вырубился. Фред только покачал головой, затем с помощью палочки сменил на нем одежду на пижаму и накрыл пледом, и только после этого прошел в спальню, где на их с братом кровати спал Гарри. Следы от дорожек слез все еще были видны на его лице, между бровей залегла глубокая морщинка.
«Кто ж тебя так, малыш?» - думал Фред, сидя на краю кровати и глядя на юношу, который сделал реальностью их мечту о магазине приколов. Фред знал, что Джордж давно уже влюблен в Гарри, он и сам был неравнодушен к зеленоглазому парню. Возможно, будь Гарри другим человеком, они бы не задумывались над тем, делать его третьим в своей страсти или нет. Сейчас же, глядя на то, что кто-то посмел так разворотить душу этого мальчика, Фред закипал от ярости. Они с Джорджем всегда видели нечто иное в Гарри, чем все остальные. Для них он не был мальчиком-который-выжил. Близнецы, особенно рожденные в магической семье, всегда были способны увидеть истину под слоями реальности. И они увидели. Гарри был Светом, в полном смысле этого слова. Его душа источала этот свет всегда и везде. Если бы они могли, то спрятали бы его так далеко, чтобы никто не мог добраться до юноши.
Фред с трудом взял себя в руки, но желание свернуть шею тому, кто причинил боль Гарри, особенно, после всего, что случилось с этим невероятным ребенком, никуда не пропало. Фред вздохнул и погладил брюнета по волосам. «Спи, котенок», - подумал он. – «Мы во всем разберемся, и виноватые заплатят за каждую твою слезинку».
Фред встал и начал наводить в спальне порядок. В первую очередь он решил сложить вещи Гарри, которые Джордж снял с юноши и просто бросил на пол. Он встряхнул брюки и повесил их на спинку стула. Что-то звякнуло об пол. Фред наклонился. Неприятное, жутко неприятное чувство окатило его с ног до головы. На полу лежал перстень, до боли знакомый, тот самый, который Гарри подарил Джинни в знак их помолвки. «Так, спокойно, Фред, спокойно», - начал уговаривать себя рыжий парень. Он дрожащими пальцами поднял перстень с пола и положил его на столик около кровати. Взгляд был прикован к изящному украшению, а на сердце было до ужаса гадко. Он просто не хотел верить в то, что в данный момент пришло ему в голову. «Все потом», - решил Фред и тут же взмолился. – «Мерлин, сделай так, чтобы я ошибся, пожалуйста».
***
Гарри медленно выплывал из забытья, из темного мира, в который вверглась не только его душа, но и тело. Все болело, словно он попал под мчащийся на огромной скорости поезд. Тупая ноющая боль сразу же накрыла его. Он понимал, что не умер. «Мне никто не даст умереть», - горько подумал он. – «Но, Мерлин, как я хочу покоя. Мамочка, милая, забери меня, пусть сердце остановится. Я не хочу помнить, не хочу чувствовать». Слезы снова побежали по щекам.
- Не надо, котенок, - услышал он тихий голос. – Не надо плакать.
Гарри распахнул глаза и уставился в обеспокоенные глаза Фреда. Тот осторожно протянул руку и нежно смахнул слезинки с щек Гарри.
- Как я сюда попал? – его немного удивляло наличие одного из Уизли рядом с собой.
- Тебя Джордж принес. Он вчера весь день был не в себе, - ответил Фред. – Я его еле загнал отдыхать.
- Понятно, - как-то тускло произнес брюнет, закрывая глаза. Фред осторожно выдохнул, чтобы не показать Гарри, в каком ужасе он находится. Он всегда видел Свет зеленоглазого паренька, но сейчас даже намека на него не было, ни единого. Это жутко пугало.
- Гарри, котенок, что случилось? – Фред осторожно взял в руки ладонь брюнета и слегка ее сжал. Гарри открыл глаза и посмотрел на юношу перед собой. – Мы так испугались. Ты уже третий день здесь лежишь.
- Третий? – Гарри с трудом удалось выказать удивление. В душе было пусто, словно все эмоции притупились. «Мерлин, как будто душу дементоры выпили», - поежился Фред. Он собрался встать с кровати, но Гарри вдруг сжал его ладонь в своей. – Не уходи, - почти не слышно.
- Я никуда не уйду, котенок, - Фред уже готов был сам заплакать. – Что с тобой случилось, малыш?
- Не сейчас…, - снова чуть слышно. – Я не хочу об этом говорить.
Они несколько минут молчали. Фред бросил взгляд на лежащий на столике перстень. Внутри опять екнуло. Он был почти уверен в том, что случилось, но как же хотелось ошибиться.
- Меня кто-нибудь искал? Гермиона, Рон? – спросил Гарри.
- Нет, только Ремус и Северус, они сегодня вечером будут дома, - ответил Фред.
- А где Джордж? – тихо спросил Гарри. Фред стиснул зубы. Зеленоглазый мальчик реагировал на все как-то отстраненно, совершенно бесчувственно. И это пугало.
- Он внизу, в магазине столпотворение, - как можно спокойнее произнес рыжий.
- Ты не уйдешь? – вдруг с надеждой спросил Гарри.
- Я с тобой, котенок, пока ты этого хочешь, - тихо ответил Фред, затем лег рядом с хрупким и потерянным юношей. Гарри вдруг повернулся и уткнулся ему в плечо. Фред осторожно его обнял, чувствуя, как намокает его рубашка. Он не почувствовал ни рыданий, ни дрожи. Гарри плакал беззвучно. Фред молчал и лишь легонько поглаживал его по спине. Постепенно брюнет затих, снова погрузившись в сон. Вот в такой позе их и застал Джордж.
- Как? – тихо спросил он у брата, указывая на Гарри.
- Плохо, - также тихо произнес Фред. – И знаешь, мне это не нравится. У меня очень плохое предчувствие. Он не хочет говорить, что случилось, но я, кажется, догадываюсь, - и взглядом указал на столик, где лежал перстень. За все это время Джордж так ни разу и не обратил внимания на него. И сейчас просто изменился в лице.
- О, Мерлин, - выдохнул он в ужасе. – Только не это… Гарри же… Она же… Они ведь…, - у него и слов-то не находилось, чтобы выразить сейчас свои мысли.
- Надо бы наведаться домой, кое-что прояснить, - тихо произнес Фред.
- Я пошел, - тут же повернулся к двери Джордж.
- Нет, ты останешься с Гарри, пойду я, - заявил его брат. – Боюсь, если наша догадка верна, ты наломаешь дров.
Фред аккуратно переместил Гарри, затем встал. Джордж тут же занял его место, и обнял спящего юношу. «Котенок, прости нас», - подумал он. Он понимал, что не виноват, но если его семья так поступила с Гарри, то он чувствовал свою вину. Фред наклонился, поцеловал брата в губы, после чего удалился, а Джордж вспомнил разговор с Северусом Снейпом, который связался с ними в тот же день, когда он нашел у Озера в Хогвартсе Гарри. У Ремуса были проблемы, поскольку он каким-то образом умудрился заболеть и теперь никак не мог прийти в себя. Если бы не это, то оба мужчины уже были бы в Лондоне. Фред все рассказал Северусу, по крайней мере, то, что знал. Тот только попросил их с братом удержать Гарри у себя, и никуда не выпускать, пока они с Ремусом не вернутся. Но, похоже, Гарри и не хотелось никуда уходить. Джордж прижал к себе черноволосого юношу, нежно стирая с его щек слезинки, которые все также бежали из его глаз, хотя он и спал. «Ох, за что же так с тобой?» - с болью подумал Джордж.
В следующий раз Гарри проснулся уже в потемках и от тихих голосов. Он поднялся с кровати, еле удержавшись на ногах. Его качало так, словно он год пролежал в кровати со смертельной болезнью. Голоса раздавались из-за неприкрытой двери, и Гарри двинулся туда. Там свет был также приглушен. На диване сидели Ремус и Северус, а напротив них, в одном кресле, расположились близнецы.
- Ремус, - тихо произнес Гарри, привалившись к косяку двери. Люпин мгновенно вскинулся и тут оказался рядом с ним. Через секунду юноша уже сидел у него на коленях и снова тихо всхлипывал, уткнувшись в такое родное плечо.
- Гарри, расскажи нам, что случилось, - тихо попросил Северус. Юноша поднял голову и убито посмотрел на любимого человека того, кто заменил ему отца.
- Я не хочу… Не могу…, - прошептал Гарри. – Так больно… Северус, просто посмотри, только так, чтобы я не видел… Я не вынесу этого еще раз.
Ремус сильнее прижал к себе мальчика, а Северус мягко коснулся руками его лица, заглянул в глаза и провалился в боль Гарри. Он делал все так, чтобы сам Гарри видел как можно меньше своих воспоминаний. В комнате повисло напряженное молчание.
Северус откинулся на спинку дивана и закрыл глаза. Он столько времени потратил на то, чтобы этот ребенок заново научился улыбаться и чувствовать, радоваться жизни, а какая-то пигалица в одно мгновение разбила все вдребезги, причем так, что даже он, Снейп, не знал, как заново собрать мальчика воедино.
- Северус? – Ремус вопросительно и обеспокоено посмотрел на любовника. Гарри как-то сразу уснул. Северус выходя смог направить свою ментальную магию так, чтобы усыпить юношу.
- Вы были правы, это ваша сестра, - наконец, подал голос Снейп.
- Что она сделала? – потребовал Фред, сжав губы в тонкую линию.
- У вашей сестры есть другой, - Северус посмотрел на близнецов. – Гарри их застал. Он был готов ей простить все, в том числе и измену, если бы не слова, которая она сказала. Гарри для нее всего лишь долг, обязательство, не более того.
- Дрянь, - прошипел Джордж. – Я своими руками задушу эту тварь.
- Не надо, - раздался голос Гарри. Он как-то слишком быстро справился с посылом спать, полученным от Снейпа. – Я не хочу мстить. Просто помогите мне.
- Как, котенок? – голос Джорджа сразу же потеплел. Двое мужчин переглянулись.
- Я хочу все забыть, начать новую жизнь, - тихо произнес Гарри.
- Гарри, даже не говори об обливиэйте, - вскинулся Ремус.
- Это не выход, - согласился Северус.
- Я знаю, - кивнул Гарри. – Я хочу измениться, перевестись в другую школу, стать другим. Я не хочу быть больше Гарри Поттером.
В комнате наступила тишина. Все обдумывали сказанные с болью слова. И каждый понимал, что юноша прав.
- Я поговорю с Дамблдором, - вдруг произнес Северус. – Мне кажется, он пойдет нам навстречу.
- Хорошо, - кивнул Ремус.
- Гарри, меняться придется кардинально, - Джордж оглядел хрупкую фигурку.
- Так даже лучше, это поможет забыть, хотя бы на время, - сказал тот в ответ. – Время ведь лечит, вылечит и меня.
«Если бы все было так просто», - покачал головой Фред. – «Но ты всегда был особенным, тебе всегда доставалось больше всех. Когда же Судьба, наконец, сжалится над тобой?»


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 22.09.2009, 20:13 | Сообщение # 6
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 4. Прощай, Гарри Поттер и здравствуй, Джей Снавэ.

Следующие дни были полностью заняты тем, чтобы изменить Гарри. Казалось, юноша окунулся в это дело с головой, со всем энтузиазмом. Это помогало ему не думать, не вспоминать. И Судьба, похоже, решила-таки над ним сжалиться. С первых же минут все пошло хорошо.
Первым делом они отправились в Хогвартс к Дамблдору. Сначала Северус и Ремус не хотели брать с собой Гарри, но юноша настоял. Вместе с ними отправились и близнецы.
Как только они переступили порог директорского кабинета, стало ясно – их тут ждали. Дамблдор встал из-за своего стола, подошел к юноше, обнял его и прижал к себе. Все это было проделано молча. В глазах старого волшебника было столько заботы и беспокойства, что всем показалось, что он в курсе всего случившегося.
- Сэр, это были вы? – вдруг воскликнул Джордж. – То письмо прислали вы?
- Да, Джордж, то письмо прислал я, - кивнул директора, усаживая Гарри в кресло. Дамблдор тут же приказал появившемуся на его зов домовику прислать в кабинет сладости и чай.
- Но почему я? – Джордж не совсем понимал, почему письмо было написано ему.
- Правильнее было написать Северусу и Ремусу, но они в тот момент были не способны помочь Гарри, - произнес директор. – Кто-то из его друзей…, - Дамблдор отвел глаза и посмотрел на окно. – Джинни, ваша сестра… Нет, никто из них в тот момент не мог понять и помочь. Только вы с братом, те, кто всегда видел в Гарри именно Гарри, а не кого-то еще.
- Профессор, я хочу перевестись в другую школу, - тихо произнес юноша, не глядя на директора. – Мне очень надо.
- Я поддержу любое твое решение, Гарри, но я бы хотел узнать причину, - директор сел рядом с юношей.
- Эта стерва…, - ярость тут же всколыхнулась в душе Джорджа.
- Не надо, - тихо попросил Гарри. – Пусть она будет счастлива.
- А ты? – воскликнул Джордж.
- Наверное, счастье не для меня, - голоса Гарри почти не было слышно.
- Ну что ты, котенок, это не правда, - сжал его руку в своей Фред, опустившись перед брюнетом на колени.
- Но ведь так и есть, - прошептал тот.
- Она не достойна тебя, она не увидела, какой ты, котенок, - твердо произнес Фред. – Рано или поздно она поймет, но тогда она уже будет тебе не нужна.
- Все-таки мисс Уизли, - вздохнул Дамблдор, поднявшись. – А я надеялся.
- Вы знали, Альбус? – Северус нахмурился.
- Чувствовал, предполагал, но надеялся, что ошибаюсь, - произнес старый маг. – Когда я понял, что Гарри любит эту девушку всей душой, я понял, что уже поздно что-то делать, и я надеялся, что она сможет оценить то, что предлагает ей Гарри.
- Но она не оценила, - жестко произнес Джордж. – Она растоптала душу и сердце Гарри, воткнула ему в спину нож.
- Я был дома несколько раз за эти дни. Я видел Джинни, она ходит с улыбкой на губах и ни разу не упомянула Гарри. Она не понимает, что натворила, и ей все равно, - тихо произнес Фред. – Профессор Дамблдор, помогите перевести Гарри из Хогвартса. Ему тут не место. Даже… Они ведь ни разу не написали ему, никто, и ни разу. Это неправильно.
- Что ж, я согласен, Гарри в Хогвартсе больше не место. Его сердце не выдержит рядом с теми, кто бросил его, - произнес Дамблдор. – Я сейчас же свяжусь с директором Дурмстранга.
И он действительно тут же выполнил свое обещание. Он вел переговоры через камин. Дамблдор не стал объяснять причины, просто попросил своего знакомого, занявшего пост директора Дурмстранга, принять в школу Гарри Поттера, но под другим именем. Тот не особо-то и сопротивлялся, по-видимому, понимая, что случилось что-то экстраординарное, раз сам Альбус Дамблдор обратился к нему с такой просьбой.
- Гарри, под каким именем ты хотел бы учиться в новой школе? – старый волшебник посмотрел на юношу.
- Джей Снавэ, - не задумываясь, произнес Гарри. Это явно было не спонтанное решение, и юноша уже думал над тем, как жить дальше.
- Снавэ? – усмехнулся Северус. – Неплохо.
- В смысле? – хором воскликнули близнецы.
- Снавэ, прочитайте с конца, - улыбнулся Ремус.
- Снавэ, снавэ, снавэ… ЭВАНС! – Фред рассмеялся. – Если не задумываться, то можно принять за французскую фамилию, если делать ударение на последней гласной.
- Вот именно, и это нам подходит, - улыбнулся Дамблдор, сверкнув глазами. – Александр, вы слышали, теперь у вас есть ученик по имени Джей Снавэ, с ударением на последней гласной.
- Прекрасно, но если молодой человек прибудет к нам в том же виде, что и сейчас, то…, - директор Верников многозначительно приподнял бровь.
- У меня есть время, чтобы кардинально измениться, что я и собираюсь сделать, - произнес Гарри твердым голосом.
- Тогда жду вас первого сентября, месье Снавэ, - улыбнулся болгарский директор. – Альбус, надеюсь, вы поможете молодому человеку со всеми проблемами.
- Не беспокойтесь, - улыбнулся тот в ответ.
И началось, и закрутилось. Во-первых, Дамблдор решил, что теперь можно будет свести шрам Гарри, ведь Волдеморта больше нет, а значит, и связи тоже. Как оказалось, он был прав. Шрам бы сам исчез в течение года, ведь он уже и так сильно потускнел. Но зачем было ждать, когда можно было все сделать быстро. Несколько зелий, не самых приятных на вкус и вид, и вуаля – знаменитый шрам исчез с чела того, кому испортил столько лет жизни.
Во-вторых, Дамблдор настоял на том, чтобы Гарри проколол себе ухо и вставил в него небольшое кольцо-сережку, которое отвечало за функцию обретения юношей возможности говорить на иностранном языке. На адаптацию как раз должно было уйти то время, которое оставалось до начала нового учебного года. Если Гарри будет несколько лет носить это кольцо-серьгу, то проблем с изучением языка у него не будет. Первые три месяца оно должно будет настраивать его так, чтобы говорить на незнакомом языке, а затем отключится, поскольку Гарри уже сможет спокойно разговаривать на болгарском. Серебряная серьга юноше понравилась, она совсем неплохо смотрелась в его ухе, хотя сначала он артачился, говоря, что должен быть другой способ быстро выучить язык. Северус и Альбус воспротивились всеми ногами и руками, настаивая именно на серьге.
В-третьих, началось само преображение. Этим уже занялись близнецы. Ремус выделил просто баснословную сумму на обмундирование Джея Снавэ. И те решили воспользоваться этой возможностью на всю катушку: салон красоты, естественно, магический; маггловская оптика, где очкам было сказано категорическое нет, хотя их все же заказали, но только для того, чтобы они на всякий случай были. Близнецы заставили Гарри купить несколько пар линз – прозрачные и синие, чтобы изменить цвет глаз. Как они сказали, чтобы никто не мог его узнать. Маги презрительно относятся к магглам и их технологиям, даже не подозревая, что у тех есть решение проблем, которые не под силу решить с помощью магии. И одна из них была – зрение. Если такое случалось, что упустили момент, когда у ребенка стало портиться зрение, то магия была тут уже бессильна. Зрение было тесно связано с магическим ядром мага, и вмешательство в эту область могло вообще лишить волшебника силы, или даже стоить ему жизни. А вот после этого близнецы потащили Гарри по магазинам, причем не просто по магазинам одежды, а по дорогим бутикам, намеренно превращая его в «конфетку», как выразился Джордж. Преображение было полным. Новая, модная одежда, стрижка, линзы – все это изменило Гарри, и, можно было сказать, что Гарри Поттер помахал всем ручкой и сгинул, а на его месте появился Джей Снавэ, правда, пока только внешне.
И теперь Гарри поступил в руки Северуса, который знал о традициях и манерах все. Правда, сам он ими пользовался редко. Вдвоем с Ремусом они стали учить юношу этикету, исправлять его жесты, речь, мимику, превращая в того, кем он уже давно должен был быть – аристократом. Что ни говори, а Гарри предстояло с достоинством носить два титула, причем достаточно полновесных в этом обществе.
Но не все было так уж страшно. У Гарри было время на общение с близнецами, с которыми он встречался ежедневно. Рядом с ними ему становилось лучше, спокойнее. Гарри нередко просто наблюдал за ними, подмечая разные мелочи – их прикосновения друг к другу, взгляды, улыбки, шутки, несущие под собой особый контекст. Он уже почти не сомневался, что это не просто братская любовь. Как бы многие не считали его наивным, до такой степени он наивным не был. И прекрасно знал, что в магическом обществе однополые отношения не являются чем-то предосудительным, особенно с наглядным примером перед глазами в лице Ремуса и Северуса. Правда, он не думал, что такие отношения могут связывать братьев.
Со своей новой внешностью Гарри нисколько не боялся просто пройтись по улице. И однажды, когда еще не все сомнения по поводу принятого решения были разрешены, он увидел друзей. Посреди Косого переулка, смеясь, стояли его друзья. Они весело разговаривали. Гарри сначала дернулся к ним, а потом замер на месте. До него донеслись слова:
- Ой, ну что ты, мы уже неделю как дома.
- Классно, тогда к нам? Бабушка будет рада вас всех видеть, - это предложил Невилл, обнимая Луну, свою девушку.
- Конечно, давай, - кивнул Рон, и улыбнулся во весь рот.
Гарри сник. Они даже не вспоминали о нем. Им было хорошо без него, словно, и для них он был всего лишь обязательством, долгом, от которого они хотели отдохнуть, чтобы с новыми силами ринуться в «бой», на общение с ним. «Словно, я какой-то ущербный», - с горечью подумал юноша и развернулся. Ему хотелось бежать. Он так и сделал, но почти тут же влетел в чьи-то объятия. Из глаз брызнули слезы. Гарри хотел извиниться за то, что налетел на кого-то. Он поднял голову. На него смотрел Джордж, с такой заботой и беспокойством, что Гарри приник к нему всем телом, отдаваясь теплу этого юноши, который делал эту его жизнь лучше. Сейчас ему так хотелось почувствовать себя кому-то нужным. Джордж видел тех, кто вызвал такую реакцию у Гарри, и поспешил увести его подальше. Он вывел его из Косого переулка в маггловский Лондон, завел в тупик около «Дырявого котла», чтобы Гарри мог немного успокоиться и привести себя в порядок. Брюнет выглядел таким беспомощным, таким ранимым, что Джорджу захотелось вывести его из такого состояния, но на ум ничего не приходило. Близость Гарри к тому же туманила разум. Он наклонился и коснулся своими губами губ юноши. Тот от неожиданности замер. Джордж, испугавшись, уже собрался прервать касание, как губы Гарри приоткрылись, окончательно снося рыжему голову. Они целовались, пока обоим стало не хватать воздуха.
- Ух, - выдал Гарри, ошарашено глядя на Джорджа. А тот понятия не имел, как теперь себя вести с этим прекрасным мальчиком.
- Гарри, я…, - начал он.
- А ты научишь меня так целоваться? – вырвалось у того раньше, чем он подумал, о чем вообще просит. Джордж так и остался стоять с открытым ртом, а потом ляпнул:
- Все, что захочешь.
- Хорошо, - кивнул Гарри, а потом улыбнулся. Джордж про себя вздохнул. Улыбка была очаровательной, но это не была улыбка Гарри Поттера, Света в ней не было, и живых искорок в глазах тоже не наблюдалось. «Увидим ли мы их когда-нибудь?» - спросил сам себя парень.
После этой встречи Гарри полностью простился со своим прошлым «Я». Теперь у него была одна, выбранная им дорога – Джей Снавэ. И он отдался обучению со всем рвением, оставляя за спиной прошлое, стремясь уйти в то будущее, в котором почти не будет никого, кто мог бы заставить его сердце снова вспомнить ту боль, которую он уже испытал.
К процессу обучения подключился и Дамблдор за неделю до дня рождения Гарри, которое они отпраздновали в узком кругу: Северус и Ремус, директор и близнецы. Эти пятеро ничего сказали и постарались скрыть свои чувства, когда ни от Джинни, ни от друзей Гарри не пришли подарки. А сам юноша только сильнее уверился, что принял правильное решение. Его в старой жизни больше ничего не держало, а в новой у него была семья, и эта семья была рядом.
После дня рождения близнецы стали всюду таскать Гарри с собой по вечерам. Их частенько можно было увидеть в маггловских театрах или кино, в ресторанах и кафе, как маггловских, так и магических. Результатом обучения у Ремуса, Северуса и Альбуса, который настоятельно просил звать себя по имени, стало изменение манеры поведения у Гарри. Северус в первую очередь настоятельно менял жесты у юноши, и ему это удалось, в том числе удалось ему научить Гарри сдерживать свои эмоции, не реагировать на раздражители. Что вскоре очень пригодилось.
Гарри все это время старательно делал вид, что у него все хорошо. У него это действительно получалось. Отношения с близнецами становились все более тесными, если не сказать интимными. Гарри спокойно реагировал, когда при встрече Джордж целовал его в губы, а потом к этому «пристрастился» и Фред. Ему даже нравилась эта особая близость, одна на троих. Как-то так получалось, что близнецы его совершенно не стеснялись. Он никогда не был третьим лишним, хотя никогда не был вместе с ними в страсти. Несколько раз Гарри оставался у них дома ночевать, и всегда спал с ними в одной постели, между братьями, но те никогда не допускали по отношению к нему ничего лишнего, только то, что тот сам им позволял, а это были только поцелуи.
В середине августа, когда Гарри уже смог хоть как-то контролировать свои эмоции и настроение, он с близнецами вечером сидел в ресторане. Ему было хорошо, он даже смеялся, пока не увидел Джинни и ее кавалера. Близнецы сразу же напряглись, как только увидели, как по лицу их мальчика разливается бледность. Фред резко обернулся и ожег сестру таким взглядом, что многие бы постарались бы ретироваться быстрее, куда подальше. Только вот Джинни не видела этого взгляда.
- Гарри, как ты? – Джордж накрыл руку брюнета своей.
- Нормально, - сделав несколько глубоких вздохов, произнес Гарри. Он, не отрываясь, смотрел на ту, которую считал своей жизнью. «Оказывается, я могу жить и без нее», - горько подумал Гарри. – «Я смогу, я не заплачу, и боли не почувствую», - уговаривал он себя.
- Я сейчас…, - Джордж начал подниматься.
- Нет, - остановил его Гарри. – Джорджи, ты обещал, - только Гарри так звал их, одного Фредди, а второго Джорджи, или еще Фри и Джи. И тем это нравилось. Пока они говорили, Джинни их увидела. Она что-то сказала своему кавалеру, и они, встав, направились к их столику. Близнецы, увидев это, забеспокоились, бросая взгляды на Гарри.
- Привет, Джордж, Фред, вы давно не заглядывали домой, - улыбнулась им сестра, не спуская взгляда со спутника братьев.
- Работы много, - прохладно произнес Фред. Джордж предпочел промолчать, под столом сжимая руки в кулаки.
- Я – Джинни, - протянула она руку Гарри. Тот несколько секунду смотрел на нее, затем пожал, на его лице не отразилось ничего, кроме вежливой улыбки.
- Джей, - наконец произнес он.
- Вы работаете с моими братьями? – полюбопытствовала Джинни. Ее квалер обвил ее талию руками. На лице Гарри не дрогнул ни один мускул.
- Нет, мы – друзья, очень близкие друзья, - ответил Джей, совершенно не проявляя никакого интереса к ней, как к девушке. Если Джинни и считала себя неотразимой, то сейчас она потерпела полное фиаско. Этот юноша не считал ее достойной своего внимания. И она это поняла. Ей парень понравился: красивый, тонкокостный, было видно, что аристократ. Она не могла понять, где ее братья-оболтусы могли заиметь такого друга.
- Джинни, дорогая, может быть, представишь нам своего друга? И как же Гарри? – как бы Джордж не пытался скрыть яд в своем голосе, ему это все-таки полностью не удалось.
- Эмм, - стушевалась девушка. – Мы… Мы расстались…
- Да? – сделал удивленное лицо Джордж. – Что ж так?
- Ну, мы не сошлись… Решили расстаться… Пойти каждый своим путем, - немного мямля произнесла девушка.
- Понятно! – протянул Джордж. – Извини, нам уже пора, дела.
И трое молодых людей ушли, оставляя Джинни и ее кавалера. Девушка не сомневалась, что эти братья ее не поддержат, и, возможно, постараются общаться с ней как можно меньше. «Что ж, если это цена моего счастья, так тому и быть», – вздохнула она, сильнее прижимаясь к своему парню.
Близнецы же отвели Гарри к себе. Тот был словно замороженный, он никак не мог отпустить себя.
- Помогите, отогрейте, - вдруг с мольбой посмотрел он на друзей. И тем не понадобилось больше ничего, чтобы взять его в кольцо своих рук, и подарить ему первую ночь любви, но взять его они отказались, сказав, что такая честь будет принадлежать тому, кто по-настоящему будет достоин носить Гарри на руках.
С того дня все изменилось. Близнецы взялись за сексуальное образование Гарри, надеясь, что тот не впадет в крайность. Брюнет начал оттаивать, но Света все также не было, и глаза не светились. Он просто жил, всего лишь, как обычные люди, как все, но не Жил, с большой буквы, как было до этого.
Северус и Ремус не вмешивались в то, что происходит между молодыми людьми. Они только надеялись, что с Гарри все будет в порядке, и это не попытка уйти от реального мира, забыться. Это был бы не тот выход. Время летело вперед, и, наконец, наступило, первое сентября.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 23.09.2009, 19:04 | Сообщение # 7
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 5. Где ты, Поттер?

Вокзал Кинг-Кросс, как всегда, первого сентября был полон странных детей и взрослых. Везде наблюдались тележки, груженные большими сундуками, клетками с совами, котами и другой живностью. Смотрители вокзала никогда не могли понять, куда все эти дети и их сопровождающие внезапно исчезают.
А все было просто. Они проходили барьер и оказывались на платформе девять и три четверти, где во всей своей красе «пыхтел» Хогвартс-экспресс. На платформе галдела толпа подростков от 11-ти до 17-ти лет, кудахтали матери и давали наставления отцы. Чуть в отдалении стояли гордые слизеринцы, нынешние семикурсники. Во главе них был все тот же бессменный за последние шесть лет лидер – Драко Малфой. На его губах была все та же полубрезгливая, полупрезрительная улыбка, словно всех окружающих, кроме избранного круга он считал лишь грязью у себя под ногтями. Время уже было без десяти одиннадцать, когда, как всегда опаздывая, появилось рыжее семейство. Провожали Джинни и Рона, а также Гермиону. К ним тут же подлетели члены АД, бурно изливая свою радость. Малфой слегка удивленно приподнял бровь, обозначая тем свои чувства по поводу отсутствия в этом тесном бурном кругу Гарри Поттера. Он даже чуть отклонился и посмотрел на барьер, словно сейчас оттуда должен был появиться золотой гриффиндорец. Но тот почему-то никак не появлялся.
- А где Поттер? – удивленно произнесла Панси Паркинсон, изучая гриффиндорцев.
- Может, он уже в Хогвартсе? Ведь и Снейп, и Люпин в этом году будут преподавать, - предположил Блейз, тоже слегка дезориентированный отсутствием Поттера. Не совсем была понятна реакция гриффиндорцев на отсутствие своего лидера. Возможно, те что-то знали, вот и не реагировали на это.
Когда поезд тронулся, Драко уже знал, что в Хогвартс-экспрессе Поттера нет. Этот факт его очень сильно насторожил, но он решил отложить решение этой загадки до приезда в школу.
Гриффиндорцы расположились в купе и радостно обсуждали, как они провели лето. Симус и Дин делились своей поездкой по Ирландии. Рон и Гермиона рассказывали о Европе. Они все вместе рассматривали колдографии. Никто не обратил внимания на задумчивое выражение на лице Луны Лавгуд. Та с каждой просмотренной колдографией все больше хмурилась, и стала поглядывать на открытую дверь купе, словно ждала кого-то, а тот все никак не приходил.
- Его нет ни на одном снимке, - вдруг произнесла она в наступившей тишине.
- Кого? – не понял Рон.
- Гарри, - спокойно произнесла райнвекловка.
- Здесь куча колдографий. Даже в Косом переулке, но ни на одной нет Гарри. Даже на дне рождения Невилла нет, поч…, - Луна зажала рот ладонями и в ужасе уставилась на друзей. – Ребята, я забыла поздравить Гарри с днем рождения.
В купе стало жутко тихо. Гермиона стреляла глазами из стороны в сторону. Она за романом со своим рыжим возлюбленным тоже забыла. Она вообще ни разу не вспомнила за лето о Гарри. Она сейчас поняла, что все время отмахивалась, говоря себе, что Рон же пишет Гарри, а она еще успеет. Джинни как-то сжалась, сказала, что хочет встретиться со своими одноклассниками, и ретировалась из купе. Отправилась она, конечно, не к одноклассникам, а к будущему студенту седьмого курса Валентину Карлайлу, своему возлюбленному. Она почувствовала укол вины. «Интересно, почему Гарри не пришел? Обиделся? Не хочет со мной встречаться? Это же глупо», - думала она. Но как только оказалась в объятиях своего парня, все эти мысли выветрились у нее из головы.
- А кто-нибудь вообще видел Гарри? – спросила тем временем Луна.
- Нет, неуверенно покачал головой Рон. – И к Джинни он не приходил. Я его ни разу не видел в Норе с тех пор как мы приехали.
- Может, он обиделся и сидит где-нибудь один? – нерешительно предположил Невилл. Быстро собравшись, они отправились осматривать поезд. Через час стало ясно, что Гарри в поезде нет.
- Где же он? – Гермиона ощущала себя предательницей. – Она так радовалась этому лету, и даже ни разу не связалась с другом. Не поздравила его с совершеннолетием.
- Говорят, Люпин и Снейп уже в Хогвартсе, может быть, они забрали Гарри с собой, -сделал очередное предположение Невилл. Быстро согласившись с такой догадкой, все почти успокоились. Но не совсем. Мысли о том, что они забыли о своем друге, мучили их всю оставшуюся часть пути.
Наконец, поезд прибыл в Хогсмид. Там, как обычно, уже столько лет подряд, их встречал Хагрид, который должен был доставить в школу первокурсников.
- Привет, Хагрид, - улыбнулась ему Гермиона.
- Привет, привет. Рад вас видеть всех, прогремел в ответ полувеликан, и тут же затрубил на всю платформу. – Первоклашки, ко мне.
- Хагрид, а как Гарри? Он уже в школе? – спросил Рон, разглядывая малолеток, обступающих лесничего.
- Эмм…, - замялся тот с ответом. – Это… Мне уже пора везти малышню, поезд-то немного опоздал, - и поспешил прочь. Гермиона нахмурилась. Ей жутко не понравилась заминка в ответе Хагрида, также как и уход от ответа.
- Герм, ты чего? – удивленно посмотрел на нее ее парень.
- Знаешь, я тоже ведь не поздравила Гарри, и за все лето не написала ни строчки, - угрюмо произнесла девушка.
- И ты тоже? – в ужасе произнес Рон. Гермиона с ужасом посмотрела на него и застонала.
- Какие же мы друзья после этого.
- Мы в Хогвартсе все исправим, - твердо произнес Невилл, которому и самому-то было не особо хорошо.
- Джинни же должна что-то знать, - вдруг произнесла Луна. – Она же была здесь, должна была встречаться с Гарри.
- Да, после пира поговорим, - тут же закивал Рон.
- Думаю, к тому времени мы все узнаем у самого Гарри, - не слишком уверено произнесла Гермиона.
Они уже прибыли. Ребята прошли в школу, в которой осталось проучиться последний год. Большой зал встретил их знакомой красотой и загадочностью. Было приятно вернуться сюда еще раз в качестве учеников.
- Жалко, что этот год последний, - выразил общую мысль, к всеобщему удивлению, Рон.
Зал постепенно заполнялся студентами. Вот уже появились и Снейп с Люпиным, усевшиеся рядом и о чем-то спорящие, но очень тихо. А Гарри все не было. Гермиону это сильно беспокоило.
Со своей стороны Малфой тоже не мог понять, что происходит. Он действительно думал, что Поттер будет уже в Большом зале. Он знал, что перед шестым курсом гриффиондорец долго болел, но вроде как бы за год он пришел в себя. Вот уже ввели малышню и нескольких студентов. Которые перевелись из других школ для распределения, а Поттера все не было. Малфой бросил взгляд на своего декана, но тот все также что-то обсуждал с Люпиным. Они периодически что-то писали или рисовали на пергаменте. «Где ты, Поттер?» - мысленно обратился он к гриффиндорцу, но естественно не получил ответа.
Первокурсников в этом году было очень много, казалось, что сюда привезли детей со всей Европы. Наконец, с малышней было закончено, и наступило времени для тех, кто был старше. Драко пристально следил за гриффиндорцами, поэтому от него не укрылась радость, с какой младшая и единственная девочка в семье Уизли, встретила распределение на свой факультет некоего Карлайла. Драко почувствовал странное беспокойство. Он нахмурился: «И что сие должно значить?» Этот Карлайл уселся рядом с Уизли.
- Что происходит? – тихо спросила у него Панси.
- Честно? Понятия не имею, также тихо ответил ей слизеринский принц.
- Знаешь, мне почему-то это не нравится, - насупилась слизеринка. – как-то все неправильно.
- Ты что, беспокоишься о Поттере? – удивился Нотт.
- Представь себе, беспокоюсь, - огрызнулась та в ответ, а затем уже тише добавила. – Он, вообще-то, совсем не плох. Верный, красивый, такой… Я даже слов подобрать не могу… От него столько тепла идет, особенно после того, как он укокошил Лорда.
- Ага, он проходит мимо, а ты как драк начинаешь улыбаться, - выдал вдруг Гойл. Нотт и Забини уставились удивленно на заговорившего однокурсника.
- Да, это так, - кивнула Панси. – Светлый он, даже слишком. Но мне нравилось в прошлом в году смотреть на него. А как он любит эту рыжую… Я даже завидую ей… Удостоится такой любви… Это мечта…
- Паркинсон, ты здорова? – Нотт никак не мог прийти в себя.
- Отвянь, - зашипела на него девушка и отвернулась. Всю эту перепалку Драко пропустил, занятый мыслями о том куда же мог подеваться Поттер. Просто, как то странно было без него в Хогвартсе. Словно что-то забрали, и из-за этого стало пусто.
Директор напоследок выдал речь, сказал о запретах и пожелал всем хорошего учебного года и спокойной ночи. И ни слова о Поттере. Хотя частенько смотрел на гриффиндорцев.
Студенты потянулись на выход. Малфою нужно было проводить своих первокурсников. Он заметил, как Грейнджер двинулась в сторону Люпина.
- Профессор Люпин, - услышал блондин, и тут же навострил уши. – Вы не скажете, а почему Гарри не было на приветственном пиру? Он в больничном крыле?
- Нет, с Гарри все в порядке, - довольно холодно отозвался оборотень в ответ. Драко даже обернулся. Такого голоса от этого преподавателя он еще не слышал.
– А где он тогда? – это уже Уизли встрял.
- В школе, - ответил Люпин.
- Но его же не в зале, - удивленно воскликнула Грейнджер.
- Гарри перешел в другую школу, с разрешения директора, - это уже Снейп, причем голос такой, что можно замерзнуть. Драко повернулся так, чтобы видеть все происходящее. Если честно, от услышанного он был в шоке. «Как перешел?» - других мыслей просто не было. Панси была в таком же шоке, больно сжав руку Драко.
- Почему? – прошептала она.
- Почему? – повторил ее вопрос, но уже громко Уизли.
- И этот вопрос задаете вы, мистер Уизли? – в голосе Снейпа было столько яда, что им можно было запросто отравиться.
- Задайте этот вопрос себе, мистер Уизли, - это уже Люпин, но холодно, с каким-то осуждением.
«Мерлин, что эти недоумки натворили?» - подумал Драко, утаскивая подругу из зала, а заодно и первокурсников. Ему надо было подумать, хорошо подумать, а потом принять решение.
Тем временем ошарашенные гриффиндорцы ушли к себе. Рон был уверен, что надо поговорить с сестрой. Что-то случилось, и он почему-то был уверен, что без нее тут не обошлось. Джинни обнаружилась в гостиной, в окружении подруг, рядом с новеньким, с которым вела себя так, как будто давно его знала, и знала очень хорошо.
- Джинни, надо поговорить, - сказал он сестре, но тут вошла МакГонагалл, чтобы произнести свою приветственную речь. Это не заняло много времени, но выйти она не успела. Ее догнал вопрос одно из пятикурсников.
- Профессор, а где Гарри Поттер?
МакГонагалл как-то вдруг вся выпрямилась, словно палку проглотила. Она медленно повернулась к ждущим гриффиндорцам.
- Мистер Поттер больше не учится в Хогвартсе. Он будет заканчивать свое образование в другой школе, - произнесла она строгим голосом.
- Почему? Как же так? Зачем? – посыпались вопросы.
- Это решение его опекуна, - отрезала гриффиндорский декан, и покинула гостиную.
Джинни стояла с таким видом, словно ее огрели по голове чем-то тяжелым. Она совершенно не думала о том, что все может сложиться так.
- Объясни, что между вами случилось? – прошипел сестре Рон.
- С чего ты решил, что я в чем-то виновата? – пошла в свою очередь в атаку девушка.
- Больше некому, - ответила Гермиона. Семикурсники обступили Джинни. Карлайл обнял девушку и прижал ее к себе. Гермиона несколько секунд изучала их, а потом с замаха ударила Джинни по щеке.
- Как ты могла? Как ты могла?! – закричала она. – Он же души в тебе не чаял. Жил только тобой. Джинни, ты же его убила, просто взяла и собственными руками убила.
- Герм, успокойся, - Рон потянул свою девушку в сторону.
- Он вас застал, да? – продолжила Гермиона, довольно точно разобравшаяся в ситуации. Виноватый вид Джинни сказал всем больше, чем слова. Рон шокировано уставился на свою сестру.
- Как ты могла? – прошептал он. «И где теперь Гарри?» – билась у него в мозгу единственная мысль.
- Я…, - начала Джинни, но вместо нее продолжил Карлайл.
- Я люблю твою сестру, Рон. Для нее твой друг был всего лишь долгом, обязательством. Ни о какой страсти и любви между ними не могло быть и речи.
- Что ты понимаешь? – закричала Гермиона. – Ты не видел его, не знаешь, что он чувствовал… Я не хочу тебя видеть, - посмотрела она на Джинни. – Не подходи ко мне, не разговаривай со мной. – Ты даже не можешь себе представить, как ты мне омерзительна.
Гермиона резко развернулась и ушла в свою комнату старосты. Остальные семикурсники тоже отошли от нее, а потом пошли к себе.
- Рон, - позвала Джинни.
- Я не хочу с тобой разговаривать, ни сейчас, ни в ближайшее время, - ответил тот с ненавистью в голосе, хотя чувствовал, что и сам не лучше сестры. Но так обманывать человека, который его бы так беззаветно любил, как Гарри любил Джинни, он бы просто не смог. – С родителями ты будешь объясняться сама. Но ко мне лучше не подходи.
Джинни расплакалась, уткнувшись в грудь своему парню.
На следующее утро вся школа наблюдала, как гриффиндорцы объявили бойкот младшей Уизли, и рядом с ней находится только новенький. Малфой быстро сделал правильные выводы.
Изо дня в день все повторялось. Джинни Уизли и ее парень стали изгоями своего факультета. Ни о каком примирении не могло быть и речи. Малфой видел, как раз за разом Грейнджер подходит к Люпину, но всегда получает один и тот же ответ. Он почему-то не сомневался, что никто не получит нужного ответа, ни от Люпина, ни от Снейпа.
Через месяц после начала учебного года он сидел в своей комнате старосты и думал, вспоминал, размышлял. И все его мысли крутились вокруг одного человека – Гарри Поттера. Наконец, он понял, что должен был делать. Оставалось только дождаться похода в Хогсмид, а там еще встретиться с отцом. Он очень надеялся, что все будет именно так, как ему кажется. Ведь, по сути, ему открыли дорогу, и он не собирался потерять свой шанс.
И в субботу как раз и случился тот самый случай. В «Трех метлах» Драко, к своему удовольствию, сразу же увидел своего отца, вальяжно расположившегося за столом в ожидании сына.
- Здравствуй, papa, - произнес он, здороваясь с отцом на французский манер.
- Здравствуй, сын, - кивнул Люциус в ответ. – Что же такого случилось, что тебе потребовалось мое присутствие так рано?
- Ты, наверное, уже в курсе, что Гарри не учится в Хогвартсе, - начал Драко.
- Хмм, я думал, это чья-то дурацкая шутка, - нахмурился мужчина. – Так, его действительно нет в школе?
- Да, говорят, Люпин с разрешения Дамблдора, перевел его в другую школу, - кивнул Драко, немного удивленный, что в мире как-то не особо точно знают, что происходит. Точно, директор постарался.
- И ты хочешь, что бы я нашел твою единственную и неповторимую любовь? – уточнил с легкой издевкой старший Малфой.
- Папа, - прошипел Драко, сверкнув глазами.
- Надо сказать, Поттер идеальная кандидатура для тебя. Вы даже внешне подходите друг другу, - заметил Люциус. – Ладно, я подниму свои связи.
- Спасибо, – уголками губ улыбнулся Драко, облегченно вздохнув.
Задачка даже для Люциуса оказалась сложной. Если первые две недели он еще думал, что ответ найдет быстро, то по их истечении понял, что все не так просто. Разговора с Северусом не получилось. Тот однозначно заявил, что не раскроет местонахождения воспитанника своего любовника и партнера, а также жениха, поскольку они все-таки решили пожениться летом, после того, как Гарри закончит свое обучение. К тому же Снейп посоветовал не лезть туда, куда не просят. У Люциуса сложилось такое впечатление, что если он сделает что-то неправильно, он огребет по полной, причем от старого друга. Кем бы не считали Малфои, но за внешним фасадом они были такими же людьми, как и все остальные. Люциус хотел только счастья своему сыну, особенно теперь, когда ничто не угрожало семье. Но как слизеринец, он видел и выгоду, а Поттер был выгодой, и очень большой. Что ж, если его сын может быть счастлив только с этим мальчиком, значит, так тому и быть. В чувствах сына он совсем не сомневался, поэтому и продолжал свои поиски. Но чем больше времени уходило, тем меньше он верил в успех.
Семнадцатого ноября Люциус Малфой появился в Хогвартсе. Он перехватил сына после завтрака, потащил его в сторону директорского кабинета, бросив всего лишь одну фразу:
- Я его нашел.
На следующий день Слизерин не досчитался своего лидера. Выяснилось, что Драко Малфоя в спешном порядке перевели в другую школу, но не разглашали того, куда именно. Только Панси Паркинсон как-то понимающе улыбалась. Она давно уже знала о тайной любви и страсти своего друга.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 20.02.2011, 16:57 | Сообщение # 8
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 6. Новая жизнь Гарри.

Как бы Гарри не пытался делать вид, что у него все прекрасно, и он оставил все случившееся в прошлом, это было не так. Если бы он сейчас направлялся в Хогвартс, то было бы очень плохо, но он сидел на древнем корабле, который, к тому же, перемещался под водой. Юноша посмотрел в иллюминатор, разглядывая морские красоты, хотя это было и не совсем легко, поскольку корабль двигался достаточно быстро. Ему было интересно, как тот передвигается, ведь не везде же была вода, в конце концов.
- Привет, - раздался над ухом приятный голос. Гарри оглянулся и посмотрел на улыбающегося парня, того же возраста, что и он сам. – Скучаешь?
- Нет, просто я никогда не перемещался таким видом транспорта, - пожал плечами Гарри.
- Да, я уже понял, что ты новенький, - кивнул парень. – Рей Марлоу, - подал он руку Гарри.
- Джей Снавэ, - представился тот в свою очередь, пожимая протянутую руку.
- И что случилось у такого хорошенького мальчика, что он выглядит таким печальным? – Рей присел рядом с Гарри.
- Почему ты решил, что у меня что-то случилось? – попытался изобразить удивление Гарри, но не совсем удачно.
- У тебя глаза печальные, и вот тут, - Рей дотронулся до груди Гарри. – И вот тут очень много боли. Кто посмел тебя обидеть?
- Это уже в прошлом, - тихо произнес Гарри, отводя глаза.
- Ты поэтому едешь теперь в Дурмстранг? – уточнил Рей.
- Да, - коротко кивнул Гарри.
- Тебе понравится у нас, - произнес его новый знакомый, и весь оставшийся путь рассказывал о школе, факультетах, своих друзьях, о своих разных увлечениях и тому подобное. Это здорово отвлекло Гарри от его невеселых мыслей и воспоминаний. «Наверное, у меня все еще может быть хорошо, и у меня могут быть друзья», - подумал он.
Неожиданности начались в самой школе. Гарри был не единственным новичком, кто поступал не на первый курс. Как и в Хогвартсе, сначала распределение проходили первокурсники. Гарри было интересно понаблюдать за происходящим. Факультетов было три – Темный, Серый и Светлый. Для того чтобы попасть на один из них требовалось коснуться камня, установленного на специальном постаменте перед преподавательским столом. Еще одним отличием от Хогвартса стали столы. Здесь они не были общими. По всему залу стояли столики на шесть-восемь человек. Для светлых на столах лежали белые скатерти, для серых – серые, и, естественно, для темных – черные. И в Дурмстранге была форма, но не было мантий, и это Гарри нравилось. Он не очень любил этот вид магической одежды. Школа располагалась в мрачном темном замке, который выглядел неприступным и величественным. Перед этими стенами возникало благоволения больше, чем перед Хогвартсом.
- Снавэ Джей, - наконец, выкликнули его. Гарри чувствовал, как его рассматривают. Причем многие взгляды были не просто любопытными, они были оценивающими. Дурмстранг был школой для мальчиков и здесь, зачастую, складывались пары, которые всю дальнейшую жизнь шли по жизни рядом.
Гарри подошел к артефакту и поднес к нему руку, ладонью вниз. Некоторое время ничего не происходило, затем камень стал светлым. Глашатай на этот вечер уже собрался оповестить всех о том, куда идет новенький, как камень изменил цвет на серый и стал мигать. Гарри вопросительно посмотрел на мужчину. Тот нахмурился и в свою очередь посмотрел на директора. Камень продолжал мигать, а затем стал абсолютно черным.
- Темный, - оповестил директор, а затем с интересом посмотрел на Гарри. – Мистер Снавэ, я жду вас после пира в моем кабинете.
- Да, сэр, - также по-английски ответил Гарри. Ему стало не по себе. Кажется, он в очередной раз выделился. Да и отправка его на Темный факультет несколько обескуражила, что и проявилось на его лице.
- Джей, - помахал ему Рей Марлоу, призывая к своему столу. Он тоже учился на Темном и был рад, что новый знакомый оказался на одном с ним факультете. Гарри подошел к своему новому знакомому, и тот сразу же стал его знакомить с однокурсниками. – Так, друзья мои, Джея не обижать, а то он и так жутко грустный, - начал он просвещать свое окружение.
Пир прошел спокойно, можно сказать, даже весело. На удивление, в Дурмстранге все оказались очень вежливыми, и никто не пытался влезть ему в душу. Гарри горько подумал, что это огромное отличие от Хогвартса, где мало кто отличался таким тактом, пожалуй, только слизеринцы.
- Рей, а ты не покажешь мне, где кабинет директора? - немного неуверенно произнес Гарри после объявления окончания пира.
- Без проблем, - усмехнулся тот, потащив парня за собой. – Это по поводу твоего распределения?
- Наверное, - пожал плечами Гарри.
- Я тебя тут подожду. Чтобы потом отвести в нашу башню, а то вдруг заблудишься, - сказал Рей, устраиваясь на подоконнике напротив двери директорского кабинета. Гарри только кивнул, а затем постучал. Дверь тут же сама открылась.
- Проходите, мистер Снавэ, - произнес, на английском, директор. – Присаживайтесь. Вы уже заметили, что с вашим распределением не все было типично.
- Да, сэр, - опусти голову Гарри.
- Гарри, - обратился к нему директор, используя настоящее имя. – Я знаю, что вы не изучали темные искусства так, как изучают у нас на факультете Тьмы. Я вообще не ожидал, что вы можете оказаться в данном доме. Я бы сказал, что ваш факультет – Свет. Но по здравому размышлению, все, в принципе, произошло правильно. Профессор Дамблдор мне уже сообщил, что шляпа вас еще на первом курсе хотела отправить в Слизерин. Так что, скорее всего, вы на своем месте. Но у нас возникает проблема с вашим обучением. У вас выпускной год, а половину предметов, изучаемых Темными, вы даже в теории не знаете. Исходя из этого, я предлагаю вам индивидуальное расписание, но проживать и питаться вы будете на Темном факультете.
- Хорошо, сэр, - кивнул Гарри, немного сбитый с толку рассуждениями директора.
- Тогда мы поступим следующим образом: трансфигурация, чары, уход, зелья и история магии – это основные предметы для вас и вы будете посещать их вместе со своим факультетом. Ваши оценки по этим предметам впечатляют. Здесь вам помощь не нужна, поскольку вас уже поднатаскали в них очень сильно. Насколько я могу судить, руку приложил к этому Северус Снейп, - произнес мужчина и выжидательно посмотрел на юношу.
- Да, сэр, профессор…, - Гарри замялся. – Он жених моего опекуна и многое для меня сделал.
- Вот и прекрасно, - кивнул директор. – Остальные предметы вы будете изучать вне курса. Вместо ЗОТИ, которого у нас нет – вам будут преподавать боевую магию. Что касается Темной магии, то вы с ней немного знакомы, скажем, не с положительной стороны. Пока мы займемся только теорией и изучать вы ее будете непосредственно у меня все пять дней. Также вам в курс ставиться анимагия, поскольку ваш отец и крестный были анимагами, то у меня есть все основания предположить, что и вы тоже сможете освоить этот вид магии. С остальным мы будем разбираться по ходу дела, поскольку у меня есть основания предположить, что в вас скрыты некоторые силы, которые помогли вам разобраться с Темным лордом, - директор замолчал и снова посмотрел на юношу. Он ждал его реакции, ведь так называли Волдеморта только Пожиратели.
- Если вы думаете, что я сейчас буду кричать и устраивать истерики, то не дождетесь, - произнес Гарри. – Я уже усвоил, что не все по доброй воле шли к нему на службу.
- Это делает вам честь, Гарри, - улыбнулся директор.
- Если профессор Дамблдор считает вас другом, даже зная, что у вас метка, это о многом говорит, - сказал Гарри.
- Вы так верите директору Хогвартса? – мужчина пристально посмотрел на Гарри.
- Знаете, в людях он никогда не ошибался, - пожал плечами юноша. – Может быть, он не всегда просчитывал будущее, но в людях никогда. Он всегда был готов дать второй шанс. И был прав в этом.
- Вы мудры, Гарри, к сожалению, вы слишком рано получили свою мудрость, - с грустной улыбкой произнес мужчина. – Не будем заставлять мистера Марлоу ждать, идите отдыхать. Завтра день отдыха и обустройства, а послезавтра ваши первые два урока у меня. Буду ждать вас в этом кабинете.
- Спокойно ночи, сэр, - Гарри отправился к выходу.
- Спокойной ночи, Гарри, - улыбнулся директор. Он уже предвкушал все уроки, прекрасно сознавая, что проводить огранку этого алмаза позволили ему. Мальчик действительно был драгоценным камнем, которому оставалось придать только форму, огранить.
Дни полетели за днями. Первая неделя у Гарри ушла на адаптацию и знакомство с замком и однокурсниками. В Дурмстранге не было такого соперничества между факультетами, как в Хогвартсе. И жить здесь было намного легче, особенно, когда тебе никто не лез в душу. Еще одной особенностью этой школы было то, что на выходные с пятницы вечера и до пятницы воскресенья семикурсники могли находиться вне стен школы: либо у себя дома, либо в деревеньке рядом, где в любой из гостиниц им давали номера. Правда, за моральным обликом следили очень строго. На студентах Дурмстранга не должно было быть никаких пятен.
Близнецы появлялись на выходные все время, чтобы поддержать своего друга и помочь ему не впасть в уныние. Юноша был рад такому участию со стороны друзей. Ему было бы намного тяжелее, если бы он тут остался совсем один. Иногда появлялись Ремус и Северус, но чаще они писали письма, почти каждый день. Вскоре в Болгарии появился филиал магазина близнецов, который сразу же стал популярным. А когда выяснилось, что Джей Снавэ лично знаком с рыжими парнями, на него насели с просьбами познакомить с ними всех желающих.
Гарри довольно быстро справился с адаптацией, и столь же быстро стал входить в ритм учебы. Многие заметили и его некоторую нелюдимость, и грусть, которая поселилась у него в глазах. Но все также никто не лез ему в душу. Если захочет – сам расскажет. Вот так посудили все. И Гарри был им очень благодарен. Выгнать из сердца ту, которую он любил всем сердцем, было очень сложно. Юноша выбрал единственный путь, который сейчас видел – ушел с головой в учебу. Ему очень нравились уроки с директором и по анимагии, а также боевая магия. С директором он частенько просто говорил по душам. И тот помогал ему справиться с тем, что было связано с войной.
Спустя месяц от начала учебы Гарри уже входил в десятку самых перспективных молодых магов, которые окончат школу с отличием. Учителя не могли нарадоваться на такого способного и усердного ученика. Но все же их немного напрягало то, что он столько времени проводит за учебой. Кроме директора, никто не был посвящен в настоящее имя Джея Снавэ. А Гарри так было легче: не думать, не вспоминать. Но как только он оставался один, память тут же выкидывала его в прошлое. Тяжелые мысли завладевали его рассудком.
Гарри никак не мог понять, почему его друзья так поступили с ним. Идей не было никаких. У него было ощущение, что он просто взял и превратился для них в невидимку, словно он умер или его вообще не было никогда рядом с ними.
«Странно все это», - не раз предавался он грустным мыслям, пытаясь разобраться в случившемся. – «Такое чувство, что всех взяли и просто подвергли обливиэйту. Но ведь так не бывает. Или это Министерство в очередной раз решило, что надо бы надо мной поиздеваться? Почему я не могу иметь друзей, которые будут помнить, когда у меня день рождения, или просто могут завалиться ко мне домой? Просто так, не из-за чего-то. Неужели, я так многого прошу?»
- Джей, ну что ты опять грустишь? – Рей присел рядом со своим новым другом. Он даже себе не мог объяснить, почему ему так хочется развеселить этого парня, заставить уйти из этих глаз грусть. Кстати, в Дурмстранге Гарри носил прозрачные линзы, поэтому для всех были достоянием его изумрудные глаза.
- Все нормально, Рей, - улыбнулся Гарри, но очень грустно.
- Хочешь, я научу тебя ездить на байке? – вдруг спросил Рей.
- На байке? – недоуменно произнес Гарри.
- Пошли, - с улыбкой да ушей Рей потянул юношу за собой. Они прошли почти через всю школу и выбрались на улицу. Рей потянул его в деревушку, ведь сегодня была пятница и все уроки уже закончились. Гарри остался в замке, поскольку близнецы должны были приехать только завтра к обеду. Все же забывать о делах им тоже не стоило.
Рей притащил его к дому, который для него сняли здесь родители, и где он по большей части и развлекался по выходным. Через четверть часа Гарри сидел у него за спиной на черном байке, в шлеме, и они неслись по дороге в неизвестные края. Свист ветра и скорость были просто потрясающими. Гарри впервые за долгое время чувствовал себя свободным. Хотелось раскинуть руки в стороны и наслаждаться, но на такой идиотский поступок он все же не решился, здраво рассудив, что это может стоить ему сломанной шеи.
Они катались не меньше часа, прежде чем вернулись обратно в деревню. Когда Гарри снял с головы шлем, то Рей чуть не подался вперед, чтобы разглядеть его глаза. Нет, в них не было того света, который раньше горел в его глазах, но все же уже был намек на это, и из них пропала грусть.
- Ты меня научишь? – Гарри смотрел на Рея.
- Конечно, но завтра, а сейчас мы пойдем веселиться, - улыбнулся Рей, утаскивая его в сторону одного из баров, где обычно на выходные оседали все старшекурсники. Появление Джея, который никогда до этого не присоединялся к таким вечеринкам, было встречено бурными аплодисментами. Гарри же в свою очередь немного удивился, увидев здесь ребят со всех курсов, причем некоторые были парами, да еще и не с одного факультета. «Все-таки, здесь намного лучше, чем в Хогвартсе», - подумал он, садясь за стол.
- Ей, я не пью, - возмутился он, когда перед ним поставили сразу четыре стакана с огневиски.
- Так тебя никто и не заставляет пить эту гадость, но чокаться с остальными ты обязан, - возразили ему.
Гарри провел замечательный вечер. Он, конечно, немного выпил, но совсем немного. Так что к концу вечеринки был единственным трезвым. Ему и пришлось руководить транспортировкой полувменяемых тел на места их обитания в выходные.
- Меня и этих, - заплетающимся голосом сказал Рей, указывая еще на пятерых парней, - в тот самый дом.
Гарри, естественно, сразу понял, о чем говорит Рей. Ему теперь оставалось только придумать, как именно ему дотащить до этого самого дома пять полуживых трупов, от которых перегаром несло на несколько миль вокруг. Наконец, ничего умнее не решив, Гарри трансфигурировал стол в каталку, которую обычно используют в маггловских супермаркетах, только на порядок больше по размерам. Затем он, не особо церемонясь, отлеветировал тушки своих однокурсников в эту импровизированную каталку, свалив их там, друг на друга.
- Я стол вам верну, как только отвезу их до дома, - повернулся он к владельцу бара, и только тут увидел, что весь зал тихо давится от смеха. Густо покраснев, он быстренько занялся доставкой на дом. Дверь за ним не успела закрыться, как он услышал гром смеха, сотрясшего бар.
Достаточно много людей стало свидетелями такой необычной транспортировки. Одним из таких наблюдателей стал и директор Дурмстранга, который вместе с одним из преподавателей обменялся лукавыми взглядами, решив, что у них теперь есть, чем теперь подколоть Рея и его неугомонных друзей.
- Я же говорил, что Снавэ будет прекрасным приобретением для нашей школы, - смеясь, произнес директор.
- Изумительный мальчик, такой непосредственный в своей наивности, - улыбнулся профессор по Темным искусствам. – Почему вы, все-таки, не отдадите его мне на огранку?
- Еще не время. Возможно, после нового года, - усмехнулся директор.
Гарри тем временем доставил тушки до места назначения, отлеветировал их по одному в дом и сложил штабелями на диване. Затем вышел на улицу, вернул столу его первоначальную форму, уменьшил и отправился в обратный путь. Бар встретил его веселыми взглядами и подколками.
- Вот, я стол принес, - ставя тот на место и возвращая ему истинные размеры, произнес Гарри.
- Тебе самому-то есть, где ночевать? – поинтересовался владелец бара. – Твои друзья-то еще не прибыли.
- Я, наверное, в школу пойду, - не совсем уверенно произнес Гарри.
- Держи, комната на самом верху, последняя по коридору, не заблудишься, - кинул ему ключ владелец.
- Дверь только оставь открытой, - подколол кт-то Гарри несколько сальным голосом. Намек им был правильно понят.
- Не про вашу честь, - бросил он и помахал всем ручкой, снова вызывая смех в зале.
- Ну, и нахаленок, - восторженно вскликнул кто-то из мужчин.
- Парня не трогайте, - услышал Гарри на лестнице голос владельца. – Грустный он, случилось у него что-то в жизни. Близнецы те, рыжие, все время тут в выходные, оберегают его ото всех и на всех волком смотрят.
- Так мы же шутим, - сразу же раздались голоса в ответ. Дальше Гарри слушать не стал.
«Когда же я снова могу жить так, как хочется мне, без этой боли?» - расстроился он.
На следующий день Рей сам его нашел, даже разбудил, прибыв в бар в девять часов утра. Бодренький как огурчик, вытащил его на улицу и повел учиться ездить на байке. Ни одного слова о том, каким образом Гарри транспортировал его и друзей домой, сказано не было, хотя уже полдеревушки успело понасмехаться над ними.
За такой вот своеобразной учебой близнецы и нашли Гарри.
Казалось, что с того дня многое изменилось. Гарри стал более открытым что ли. Его частенько можно было найти в кругу друзей Рея. Но при этом он никогда не участвовал в их экспериментах. И об этом знала вся школа.
На то, чтобы научиться ездить на байке, у Гарри ушел месяц, а 15 ноября близнецы прибыли на выходные с подарком. Во дворике их дома, который они арендовали в этой деревушке стояла зелено-серебряная Ямаха.
- Это мне? – и такое восторженно-удивленное выражение было на лице у Гарри, что близнецы почувствовали себя, чуть ли не крестными феями.
- Тебе, - хором сказали они. Гарри ходил вокруг мотоцикла с таким видом, словно ему подарили весь мир, а, возможно, так оно и было.
- Покатаемся? – предложили близнецы, выводя из сарая, еще два байка, красно-золотых.
- Вы умеете? – у Гарри глаза загорелись от предвкушения.
- Мы, как увидели тебя на байке Рея, сразу же решили, что это дело по нам, - признался Джордж.
Вскоре вся деревня могла наблюдать то еще зрелище. По выходным из города покататься на байках отправлялась довольно внушительная группа студентов. Оказывается мотоциклы были у всех друзей Рея, правда, они не привозили их в Дурмстранг, но после того, как были замечены две красно-золотые и зелено-серебряная ямахи в действии, потребовали их переправить в деревеньку.
Гарри же наслаждался скоростью и компанией. Ему нравилось вот так просто гонять на скорости в никуда. Это была свобода от всего, тем более, что у него давно уже не лежала душа к полетам. И он нашел им достойную замену.
Наконец, время приблизилось к Рождеству, и Гарри начал собираться домой, ведь ему так хотелось побыть хоть немного времени с Ремусом и Северусом.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 20.02.2011, 16:58 | Сообщение # 9
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 7. Рождество.

Драко никак не ожидал, что отец пойдет таким странным путем. Он решил, что Люциус сразу же переведет его в ту же школу, где теперь училось его зеленоглазое наваждение, но, увы и ах, Люциус Малфой, как всегда, все решил сделать по-своему.
- Папа? – Драко уже три дня как был в Малфой-меноре и маялся бездельем.
- Да, сын? – Люциус оторвался от газеты и посмотрел на Драко.
- И что дальше? – стараясь сдержать нетерпение, спросил младший Малфой.
- У тебя есть два месяца, чтобы подготовиться в домашних условиях к сдаче ТРИТОНов, - заявил Люциус.
- Но…, - Драко опешил. – Я думал, ты переведешь меня в ту же школу, где сейчас Гарри.
- Твой Гарри в Дурмстранге, под другим именем, - спокойно заявил Люциус. – И как ты собираешься налаживать с ним отношения, если тебе еще придется учиться? Ты же завалишь все предметы. Поэтому, ты сначала сдаешь все экзамены экстерном, и только после этого направляешься в Болгарию, завоевывать сердце своего возлюбленного.
- Но ты же в Хогвартсе сказал…, - совсем растерялся Драко.
- Что и кому я сказал, тебя волновать не должно. Ты все равно не выйдешь за пределы поместья, пока не подготовишься к экзаменам. Я лично за этим прослежу, - жестко парировал лорд Малфой. а затем вернулся к чтению «Ежедневного пророка».
«Нет, ну и дела», - покачал головой Драко, находясь в смятенных чувствах.
Ему все равно ничего другого не оставалось, как последовать указаниям отца. Тот где-то нашел репетиторов. День Драко был так забит учебой, что в конце дня у него оставались силы только на то, чтобы дойти до своей комнаты, и рухнуть в постель. Зачастую он даже не успевал раздеться. Такой ритм жизни возымел свои действия. Программа была им усвоена за два месяца, причем так отработана, что все отскакивало от зубов. Драко удивлялся, как он вообще смог все это запомнить, и в его голове до сих пор не было каши.
10 декабря Драко Малфой прибыл в Министерство на свой первый экзамен по ТРИТОНам. Экзамены для сдающих экстерном, были распределены следующим образом – один экзамен в день – теория и практика. На один предмет выделялось несколько дней, поскольку всех за один день принять не было возможности. Экзамены были жесткими, даже жестче, чем для тех, кто отучился год в школе.
Драко, в принципе, был спокоен. Он чувствовал себя уверенно, поэтому шел на экзамен без дрожи. Первым в череде его экзаменов стояла Трансфигурация. Сначала была четырехчасовая часть по теории, где нужно было ответить на огромное количество вопросов, а затем после получасового перерыва началась практическая часть. Экзамен вымотал его еще больше, чем все два месяца бешеной учебы. Драко только надеялся, что не разочарует отца.
13 числа он сдавал чары, затем пришло время для ЗОТИ и так далее. Декабрь превратился в один сплошной экзамен. Но Драко уже понимал, что ему удалось не посрамить имя Малфоев, и как минимум выше ожидаемого ему обеспечено.
24 декабря он сдавал последний экзамен – зелья. Тут ему вообще не нужно было ни о чем беспокоиться. Зелья всегда были любимым предметом, а уж то, что он узнал под руководством Снейпа, делало его одним из лучших в этом предмете. Драко спокойно мог поступать в высшую школу по зельеварению и добиваться звания мастера зелий. Но сначала ему надо было разобраться с личной жизнью, которую он видел только рядом с одним человеком – Гарри Поттером.
Драко выходил из Министерства выжитый как лимон. И только хорошая реакция спасла его наезда странного аппарата пронесшегося мимо и в ту же секунду исчезнувшего за поворотом. «И что это было? Похоже на те штуки у близнецов Уизли? Мото… как-то там», - нахмурился Драко. Он некоторое время смотрел в ту сторону, куда скрылся странно рокочущий аппарат, затем решил, что ему надо выпить крепкого кофе и заесть его лучшим, мороженным на земле. Он отправился на Косую аллею.
Вскоре он уже сидел в кафе Фортескью. Кафе всегда находилось на улице, но в зимнее время вокруг него накладывались специальные чары, чтобы посетителям было тепло сидеть там. Магия способна на многое. Рядом с магазином «УУУ» он увидел два красно-золотых аппарата. «Гриффиндорцы», - снисходительно хмыкнул про себя Драко. Пожалуй, только эти двое из Уизли вызывали у него положительные эмоции. Близнецы были какими-то другими, совсем не походили на рыжее семейство, да и поговаривали, что они совсем не бывают дома, а по выходным вообще исчезают в неизвестном направлении, а потом эти их скоростные аппараты, которые распугивают всех и вся…
Снова раздался рокочущий звук. Драко повернулся в его сторону и узрел довольно медленно продвигающийся аппарат, только зелено-серебристый. «Слизеринский», – с каким-то удивлением заметил он. Драко наблюдал за наездником этой штуковины. Обтянутая в кожу фигурка была хрупкой и тонкой, и могла бы с первого взгляда быть женской, но блондин был уверен, что это парень. Мотоцикл, Драко, наконец, вспомнил, как называется эта маггловская штука, остановился у входа в кафе. Наездник «спешился», стянул с головы шлем, встряхнув длинным волосами, черными, как смоль. Драко замер, пожирая его глазами. Сначала ему показалось, что он просто ошибся, но чем больше приглядывался к юноше, тем сильнее понимал, что нет никакой ошибки. Перед ним был Гарри Поттер, другой, и даже более желанный, но именно он. Драко смотрел, как юноша подошел к прилавку, о чем-то стал разговаривать с продавцом, а затем прислонился к столбу и стал ждать, пока не выполнят его заказ. Продавец протянул ему рожок с мороженным от кафе, в подарок. Драко судорожно сглотнул, когда увидел, как Гарри стал облизывать верхушку мороженного. В паху сладко заныло. «Что ж ты делаешь?» - хотелось ему закричать. Наконец, Гарри протянули небольшой ящичек - мороженное на дом. Драко понял, что не может упустить это чудо, он должен хотя бы прикоснуться к нему. Бросив наличность на стол, Драко рванул к выходу, где и столкнулся с Гарри, который чуть не упал. Драко успел схватить его за талию и удержать в вертикальном положении.
- Спасибо, - произнес Гарри, поворачиваясь. На его лице было написанное такое изумление, что Драко захотелось немного его подразнить.
- Гарри, Гарри, Гарри, ну, когда же ты станешь более осторожным, - укоризненно протянул он в своей излюбленной малфоевской манере. – Вот, уже и на ровном месте спотыкаешься.
Реакция Гарри оказалось совсем не такой, как он ожидал. Тот все еще стоял в кругу его рук и даже не пытался вырваться. На его лице появилась улыбка.
- Знаешь, Драко, - выделил он имя, - а я уже соскучился по тебе, по твоим издевкам. Приятно, что не все в той жизни меняется.
- Хмм, - выдал озадаченный Драко.
- Извини, но меня ждут дома, был рад тебя увидеть, - улыбнулся Гарри, начиная выворачиваться из объятий блондина, но осторожно. Драко вдруг притянул его обратно и легко поцеловал в губы.
- Приятного вечера, Гарри, - произнес он, выпуская юношу, а затем быстрым шагом ретировался с места «происшествия», не видя ошеломленного выражения на лице Гарри, его пальцев, которыми он поглаживал свои губы.
Рождество Гарри праздновал в узком кругу семьи: близнецы, Ремус и Северус. Они устроили праздничный ужин прямо на полу в гостиной у елки, словно пикник на природе. О своей встрече с Малфоем он так никому и не рассказал. Он хотел сначала разобраться с той горой эмоций, которые вызвали у него прикосновения и поцелуй блондина.
Ровно в полночь в окна особняка Блеков стали стучать совы, филины и другая пернатая «нечисть», как обозвал это нашествие Гарри. Огромные коробки от друзей из Дурмстранга, причем некоторые подарки довольно специфического свойства, которые заставили юношу покраснеть до кончиков ушей и шипеть под веселый смех своей семьи, что он им всем еще покажет, где раки зимуют. В школе он уже успел понахвататься русского фольклора, поскольку почти тридцать процентов учеников были из этой неведомой и странной страны под названием Россия. Неожиданностью стали подарки от бывших друзей. Гарри некоторое время смотрел на них с непередаваемым выражением на лице. Ремусу даже показалось, что Гарри их сейчас спалит. Но он все-таки решил их посмотреть. Правда, разворачивал бумагу он так, словно перед ним лежала змея и еще какая гадость. «Со змеей бы он поговорил», – подумал про себя Ремус, глядя за выражением лица своего подопечного.
«Где бы ты ни был, с кем бы тебе сейчас не пришлось находиться, знай, что мы тебя помним», - было написано на открытке рукой Гермионы. Он осторожно открыл коробку и замер, глядя на большой шар, внутри которого было заключен Хогвартс. Гарри осторожно вынул его из коробки и поставил на пол. Палочкой он прикоснулся к шару и внутри тут же завертелись снежинки.
- Красиво, - протянул Джордж. – Это от кого?
- Гермиона, - тихо произнес Гарри. – Такого я от нее не ожидал.
- Да, от нее лучше всего ждать только книгу, - кивнул Фред. – Удивила.
«Может быть, это начало того, чтобы вернулся прежний Гарри?» - задал вопрос глазами Ремус, смотря на Северуса. Тот пожал плечами и кивнул, как бы говоря, что надеется на это.
- О, а это от нашего братца, - Джордж подтолкнул к Гарри очередную коробку. Юноша разорвал бумагу. Внутри лежал альбом. Гарри немного удивился, и раскрыл его. Он даже представить не мог, что кто-то сумел снять такие колдографии, и это явно был не Колин Криви. Это был альбом, посвященный всем шести годам Гарри в Хогвартсе. Словно книга о нем и его друзьях и однокурсниках. На глазах появились слезы. «Может быть, я просто поторопился с выводами?» неуверенно подумал он. Гарри поднял голову и посмотрел на Северуса, тот ему ободряюще в ответ улыбнулся. «Мерлин, чтобы я без них делал?» - юноша оглядел собравшихся и улыбнулся.
- Хмм. Не думаю, что этот подарок ты хотел бы видеть, - убирая себе за спину очередной сверток, произнес Фред.
- Джинни? – Гарри произнес это имя ровным тоном. Фред только кивнул. Гарри пожал плечами и потянулся за очередной коробкой. На ней сверху было написано: «Что бы ты всегда меня вспоминал». И все, никакой подписи. Гари был заинтригован, но в то же время опасался. Мало ли кому могло прийти в голову прислать ему какую-нибудь гадость. Не всем же было по нраву то, что он сделал полтора года назад. Гарри осторожно разорвал бумагу, открыл крышку и замер с отпавшей челюстью. На него из коробки смотрел белоснежный… хорек, с красно-золотым бантом вокруг шеи. Остальным этот подарок виден не был, поскольку они сидели напротив Гарри. Юноша вдруг расхохотался. Его смех был таким, каким его слышали все до того, как случилось то происшествие в министерстве. Близнецы, Ремус и Северус переглянулись и уставились на смеющегося до слез Гарри. У них у всех затеплилась надежда, что Гарри, наконец-то, становится самим собой. Юноша вытащил из коробки зверька и прижал его к груди.
- Это кто? – удивленно воскликнули близнецы.
- Хорек! – смеясь, выдал Гарри. – Ну, все, Малфой, получишь в ответ льва.
- Малфой?! – снова одновременно воскликнули близнецы.
- Ага, это подарок от него, - продолжая смеяться и прижимать к груди зверька, ответил Гарри. – Я его назову Дрейк. Правда, классный? – вытянув вперед руки, юноша показал всем свой подарок. Снейп усмехнулся, такого от крестника он не ожидал, но сейчас был ему благодарен, поскольку именно ему, Драко Малфою, удалось то, что не удавалось никому больше – разбудить прежнего Гарри Поттера.
- А где ваши подарки? – Гарри уставился на свою семью.
- Мерлин, ну ты как ребенок, честное слово, - вздохнул Ремус, но с такой теплотой в голосе, что Гарри разулыбался.
- А если честно? – начал настаивать Гарри.
- Держи, - с некоторой опаской протянул ему небольшой свиток Ремус. Гарри сверкнул на него глазами, потом развернул свиток и начал читать. Ему пришлось перечитать документ пять раз, пока он не понял смысл. Хорошо, что хорек к тому времени перекочевал к Джорджу. Гарри с таким радостным визгом кинулся к двум мужчинам, что у всех уши заложило. Он обнял двух мужчин за шею и прижался к ним.
- Не понял, это что? – Джордж удивленно смотрел на такую бурную радость.
- Они меня усыновили, понимаете, усыновили! - с горящими от счастья глазами произнес Гарри.
- Ну, это не совсем усыновление, ты все еще носишь свою фамилию, - начал объяснять Ремус.
- Не важно, суть все равно та же.., - отмахнулся Гарри. Затем с улыбкой посмотрел на Ремуса и добавил. – Папа.
Надо было в этот момент видеть лицо Ремуса, у которого от счастья в глазах появились слезы. Он боялся реакции Гарри на свои и Северуса действия. Он просто не ожидал, что мальчик будет так счастлив.
- Спасибо вам, большое, - Гарри поцеловал в щеку сначала Ремуса, а потом Северуса. – А вы когда поженитесь?
- Сразу после твоего выпуска, - улыбнулся Снейп.
- Класс, давно пора, – устроившись в объятиях зельевара, - выдал Гарри. Он был счастлив, очень счастлив. И тут уставился на близнецов. – А ваши подарки где?
- Нет, ты только подумай, Фред, какой наглец, - делано возмутился Джордж.
- В общем, понимаешь, Гарри, наш подарок дожидается тебя в Дурмстранге, - сказал Фред.
- Эмм, и что это может быть? – удивился тот в ответ.
- Ну, четыре ноги, хвост. Грива, - смотря куда-то в сторону, произнес Джордж.
- Конь? Вы подарили мне коня? Настоящего коня? – Гарри был настолько удивлен, что никак не мог поверить. – Джи, ты меня разыгрываешь!
- Не. Это, правда, так, - улыбнулся Фред.
- Они подарили мне коня, - Гарри повернулся и посмотрел на Северуса, который уже с трудом сдерживал себя, чтобы не рассмеяться. Ремус же давно уже хохотал в сжатый кулак, отвернувшись от своего «сына». Не выдержав, все разразились смехом. И только поэтому не услышали о прибытие еще одного гостя.
- Смотрю, у вас тут весело, – войдя в гостиную, произнес Дамблдор. – Интересный вы выбрали способ праздновать Рождество. Не против, если я к вам присоединюсь?
- Что вы, профессор, мы будем только рады, - разулыбался Гарри. – Я счастлив Вас видеть.
- А я-то как рад, мой мальчик, - Дамблдор обнял подошедшего к нему юношу, а затем легко сел на пол, скрестив ноги по-турецки. Немного покряхтел, посетовал на старость и взял фужер с шампанским.
- С Рождеством, мои дорогие, - провозгласил он тост. Его все поддержали.
- Профессор, а вставать вы как будете? – поинтересовался Джордж, лукаво глядя на профессора.
- А вы тут зачем? – не менее лукаво сверкая глазами, поинтересовался Дамблдор.
- Резонно, - усмехнулся Джордж.
- Гарри, я тут принес тебе кучу подарков, - директор повернулся к юноше. – Вот, это тебе от Фоукса, - он протянул Гарри перо феникса и бутылочку со слезами.
- Добровольные слезы? – удивился Снейп.
- Да, когда я сказал, что еду к Гарри, Фоукс вытащил перо, а затем наплакал слезы в чашку, - пояснил Дамблдор. – Он скучает по тебе, Гарри.
- Я бы тоже был рад его увидеть, - улыбнулся Гарри.
- Я ему предам, - серьезно произнес Дамблдор, затем вытащил очередной подарок. – Это тебе просил передать Хагрид. – Я даже боюсь выяснять, что там такое.
Перед Гарри оказалось яйцо. Юноша долго и пристально на него смотрел.
- Я тоже не уверен, что хочу это знать, - наконец, произнес он. – Мне хватило того дракона на первом курсе.
- Это не дракон, - покачал головой Северус. – Это птица.
- Ага, и какая? – нервно поинтересовался Гарри.
- Ну, в принципе, я думаю, она тебе подойдет, - с долей сомнения произнес Снейп.
- Северус, - протянул Гарри, состроив недовольную мордашку.
- Это искусственно выведенная особь грифонов. Они маленькие, даже взрослые не больше среднего размеры совы, - наконец, сказал зельевар.
- У меня, типа, личный грифон? – у Гарри начался нервный смех. – Блин, на такое точно только Хагрид способен.
- Эту заразу заберешь с собой в Дурмстранг, - тут же заявил Ремус, указывая на яйцо. – Я с ним воевать, не намерен.
- А почему сразу воевать? – в один голос спросили Гарри и близнецы.
- Потому что характер у этой зверушки еще тот, - заявил Ремус. Гари скептически посмотрел на яйцо, потом вздохнул и сунул его в коробку, куда тут же рванул хорек и обернулся вокруг яйца.
- Любовь-морковь, - проворчал Гарри.
- Так, а это тебе от меня, - снова произнес Дамблдор. – Все документы уже оформлены и ты теперь полный владелец данной вещички.
Гарри, как завороженный смотрел на меч Гриффиндора.
- Сэр, вы уверены? – осторожно коснувшись реликвии, спросил юноша
- Он твой по праву, мой мальчик, – потрепал его директор по волосам.
- Но я даже фехтовать не умею,- воскликнул Гарри.
- Вот после каникул у тебя и добавится новый предмет. С Александром я уже договорился, - сказал директор.
- Спасибо, - с особыми нотками в голосе произнес юноша.
Это было самое лучшее рождество в жизни Гарри. Столько подарков он еще никогда не получал, да еще и таких. Они просидели за своим импровизированным столом до самого утра. Гарри вручил им свои подарки. Снейпу кое-какие очень редкие ингредиенты, которые можно было достать только в Восточной Европе. В этом ему помогли друзья из России. Близнецы получили патент на продажу своих приколов по всей Восточной Европе. Как Гарри такого добился, он им не раскрыл, но близнецы готовы были пищать от радости. Ремус же… Ну, тут Гарри решил поступить с некоторой долей шутки. Он встал за спину Ремусу и попросил его закрыть глаза и открыть шею. Оборотень удивился, но просьбу выполнил. Он почувствовал, как шею что-то облегло, а затем услышал щелчок и сдавленные смешки остальных. Ремус открыл глаза и пощупал свою шею. На него явно одели ошейник.
- Северус, я вручаю тебе папочку на полное твое сохранение, - торжественным голосом произнес Гарри и вручил зельевару поводок, который тут же пристегнул к ошейнику.
- Гарри! – возмущенно воскликнул Ремус, но его тут же за поводок притянули и закрыли рот поцелуем.
- Гарри, это даже более, лучший подарок, чем ингредиенты, - со смехом произнес Северус. Ремус тоже оценил шутку, хотя было непонятно, кому все-таки был сделан подарок. Но у Гарри был и еще один подарок для Ремуса – очень дорогая и очень древняя книга по боевым магическим искусствам. Ремус долго ее потом поглаживал, и если бы не Северус, то начал читать бы уже прямо тут, при всех. А вот, наверное, самым счастливым был директор, получивший в подарок вязаные шерстяные носки, шапочку, варежки и шарф, которые по просьбе Гарри ему заказал один из русских парней у своей бабушки, которая и связала их собственноручно.
На следующий день Гарри поднялся раньше всех, оставил информацию для Ремуса и Северуса, а сам отправился в Косой переулок. Ему надо было сделать ответные подарки тем, кому он их делать, в принципе, не собирался, но от кого они пришли. У него ушло почти полдня на беготню, упаковывание и отправку, но он остался доволен своими покупками.
***
Вечером того же дня, когда все Малфои собрались за ужином. И там также присутствовали еще несколько гостей, Драко доставили запоздавший подарок. Это была довольно большая коробка.
- Я думал, ты получил все свои подарки еще вчера? – чуть приподнял бровь Люциус.
- Если честно, папа, то и я тоже.
- Драко, ну, что там? – Панси никак не могла усидеть на месте от любопытства. Младший блондин усмехнулся, взглянул на отца и после его кивка стал разворачивать бумагу. Столовая огласилась веселым смехом наследника, и только после этого он вытащил из коробки свой подарок – маленького живого львенка с серебристо-зеленым бантом на шее. От кого был подарок, он даже не сомневался.
- Лев? – у Панси даже голос сел от удивления.
- Слизеринский лев, Панси, слизеринский, один единственный на всю округу, - прижимая к себе львенка, счастливо произнес Драко.
***
За ужином в Хогвартс прилетели несколько сов, и почти все они устремились к гриффиндорскому столу, в основном к старшекурсникам. Перед Роном упал сверток, длинный. Он медленно его развернул и ахнул. На столе красовалась новейшая модель гоночной метлы. Такой еще ни у кого не было, поскольку она была только выпущена в продажу, как раз на рождество. На лице у него появилась улыбка. «Значит, Гарри не очень сердится», - подумал он. Хотя на подарке и не было никаких поздравлений, он не сомневался, что это подарок именно от его друга. Гермиона получила подписку на лучшее издание книг по пяти предметам, которые сама бы никогда не смогла себе позволить. Невиллу досталась современная напоминалка, которую можно было носить на руке, как часы, а также несколько мешочков с редкими семенами растений, которые в Англии не росли, и записка: «Если у кого это и сможет вырасти, то только у тебя». Дин и Симус получили шутливый набор, один на двоих. Они так быстро закрыли коробку, что никто не смог увидеть, что же это был за подарок, но оба они очаровательно покраснели, и поспешили ретироваться из зала, чтобы уже тут же опробовать некоторые вещички друг на друге. Оба подумали, что надо не забыть сказать Гарри «спасибо» за такой ценный подарок. А вот Луна получила ювелирный гарнитур, на который тут же в зале сменила свои странные украшения. Теперь на ней красовались платина и рубины. Кто ничего не получил, так это Джинни. Не нашлось у Гарри для нее ничего, а мстить ей он посчитал выше своего достоинства.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 20.02.2011, 16:59 | Сообщение # 10
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 8. Объяснения.

Джинни и ее кавалер ужинали в ресторане в Косом переулке. Она и Рон, а также Гермиона отправились на каникулы домой только на третий день каникул. Ее жених тоже остановился в Норе. Молли ничего не сказала дочери, приветила молодого человека. Старшие браться тоже спокойно отнеслись к тому, что она рассталась с Гарри, а вот Рон и Гермиона даже не хотели садиться рядом с ней. Они вообще после той ссоры в начале учебного года с ней не разговаривали, словно такой девушки как она просто не существовало на свете. Близнецы же вообще не явились на Рождество домой, предпочитая провести его в кругу своих друзей, только никто не понял, каких именно. Джинни, конечно, была оскорблена таким отношением к себе со стороны гриффиндорцев. Она считала, что имеет право на собственное счастье, что не обязана страдать ради какой-то эфемерной цели. Она так и не поняла действительной причины того, из-за чего на нее все ополчились.
И вот она ужинала в одном из самых фешенебельных ресторанов Косого переулка. Она считала, что с Гарри никогда бы сюда не попала. Да и таких подарков он бы ей не подарил, хотя тут же что-то кольнуло, когда она вспомнила великолепный подарок Луне. Она знала, что он был сделан Поттером, поскольку видела открытку и его подпись. Кстати, Луна была единственной, кому он подписал подарок своим именем.
Рядом с их столиком послышался смех. Джинни обернулась и увидела трех молодых людей – братьев-близнецов и их знакомого. Она тут же вспомнила его имя – Джей Снавэ. Удивительно, если посудить, что видела она его всего один раз.
- Твои братья, - заметил Дариан Карлайл.
- Да, - кивнула Джинни. – Подойдем?
- Почему бы и нет, - пожал тот плечами. – Только не расстраивайся, если они не будут слишком уж дружелюбны.
- Я уже привыкла к этому, но они все-таки мои братья, - вздохнула девушка.
- Тогда идем, – Дариан подал ей руку, помогая подняться.
Они прошли к столу трех молодых людей, которые весело смеялись, что-то обсуждая.
- Привет, - поздоровалась Джинни. Три пары глаз тут же воззрились на нее.
- Джинни, - холодно произнес Джордж.
- Я хотела поздравить вас с Рождеством, - тихо произнесла она, уже понимая, что было ошибкой подходить к ним.
- И тебя, – спокойно произнес Фред.
- Спасибо за подарки, - поблагодарила их Джинни, чувствуя себя так, словно разговаривает с чужими, незнакомыми людьми.
- Не за что, как бы то ни было, ты все еще наша сестра, - произнес Джордж.
- Я вас давно не видела, - улыбнулась она Джею.
- Я недавно приехал, - спокойно и ровно произнес молодой человек с вежливой, ничего не значащей улыбкой на лице.
Они еще некоторое время обменивались вежливыми фразами, а потом Джинни и ее кавалер вернулись за свой столик. Девушка никак не могла понять, что ее так беспокоит в облике друга ее братьев. Но мысль все время ускользала от нее. До них снова стал доноситься смех. «Мерлин, что эти трое могут обсуждать, чтобы им было так весело?» - недоумевала Джинни. Через некоторое время она услышала, как Фред попросил счет. Она обернулась и увидела, как троица отправилась на выход. В дверях произошло столкновение – Джей угодил прямо в объятия младшего Малфоя.
Джей не ожидал этого, поэтому и замер, глядя в серебряные озера. Он был чуть ниже ростом, чем Драко, да и телосложением был более хрупким.
- Мне понравился твой подарок, слизеринский львенок, - прошептал Драко, мазнув губами по щеке Гарри до самого уха. Он на секунду прикусил мочку его уха, а затем выпустил юношу, которого с ног до головы покрыли мурашки и очень недвусмысленно потянуло в паху. Гарри постарался ретироваться быстрее, чем смог придумать достойный ответ. Близнецы переглянулись, посмотрели на Малфоя и удовлетворенно хмыкнули. Им не составило труда понять, почему Гарри решил смыться. Между бывшими врагами явно что-то происходило.
Люциус Малфой с интересом посмотрел на развернувшуюся перед ним сценку.
- А я думал, ты страдаешь по Поттеру, – насмешливо произнес старший Малфой. Драко удивленно посмотрел на отца, и тут до него дошло, что тот не узнал Гарри.
- Папа, это он и был, - чуть не рассмеявшись, сказал Драко. Люциус замер, затем обернулся к двери.
- Это был Поттер? – удивленно уточнил Люциус.
- Он самый, - усмехнулся Драко. – И львенка тоже он мне подарил, в ответ на моего хорька.
- А у тебя, оказывается, есть чувство юмора, - поддел сына Люциус, а затем добавил. – И у Поттера тоже.
Джинни тем временем пыталась понять, что же ее так беспокоило в этом Джее Снавэ. Она припомнила их первую встречу». У него глаза были голубые, очень яркие, ярче, чем в нашей семье», - вспомнила она и тут же замерла. – «Мерлин. А сегодня они были зеленые, как у… не может быть, это был Гарри. Это Гарри, а не какой-то Джей Снавэ. Он изменился, но сейчас, да, я могу точно сказать, что это он. Но как? Как он смог стать таким? Это же совершенно невозможно. Но я же видела своими глазами».
- Дариан, надо вернуться домой, - произнесла она, глядя на своего жениха.
- Что-то случилось? – нахмурился тот в ответ.
- Джей Снавэ и есть Гарри Поттер, - произнесла Джинни. – Я только сейчас это поняла. Надо все рассказать Гермионе и Рону.
- Хорошо, - кивнул молодой человек, надеясь, что это поможет его девушке примириться с некоторыми членам семьи, которые вот уже столько времени ее игнорировали. Они быстро собрались и покинули ресторан. Им нужно было дойти до аппарационной площадки, откуда бы Дариан смог бы их аппарировать в Нору. Но, наверное, удача была на их стороне сегодня, вернее, на стороне Джинни. По пути к площадке он увидели гриффиндорцев и Луну, которая теперь все время обитала с ними.
- Гермиона, - крикнула Джинни. Та резко обернулась и зло уставилась на рыжую девушку.
- Я же сказала, чтобы ты даже на глаза мне не попадалась, - прошипела Гермиона. – Я не видеть, ни слышать тебя не хочу.
- Я только что видела Гарри, - поспешила произнести Джинни, пока гриффиндорцы не ушли. Те разом обернулись к ней.
- Где? – потребовал Рон.
- Он был с Джорджем и Фредом, - сказала Джинни.
- Ты идешь с нами, - сказал Рон, как отрубил, и направился в сторону магазина близнецов.
Там шла бойкая торговля, в магазине было не протолкнуться от покупателей.
- О, привет, - поприветствовала их девушка- продавщица. – Если вы ищете Фреда или Джорджа, то они у себя, - она указала пальцем в потолок.
- Они одни? – спросил Рон.
- Нет, с ними друг, - бросила девушка, а затем вернулась к покупателям.
Ребята всей гурьбой поднялись наверх. В гостиной сидели близнецы и незнакомый им парень. Когда он поднял голову, Гермиона ахнула.
- Гарри?!
- Что вам здесь нужно? – тут же ощетинился Джордж.
- Мы, - начала Гермиона, но замолкла под холодным взглядом зеленых глаз.
- Гарри, пожалуйста, выслушай нас, - вступила в разговор Луна. Тот только полувопросительно вздернул бровь, сильно напомнив одновременно и Малфоя, и Снейпа. Ребят даже передернуло. Но именно это дало им понять, что Гарри изменился не только внешне, но и внутренне. Сейчас он смотрел на них без привычной теплоты и радости, лишь с легкой насмешкой.
- И что же вы мне хотите сказать? – спросил он, откидываясь на спинку дивана. С таким Гарри было сложно разговаривать.
- Гарри, прости нас, пожалуйста, - произнесла Гермиона. – Мы слишком все обрадовались тому, что в мире стало спокойно.
- Ага, а я был как раз тем, кто вам так навязчиво напоминал о том, что у нас еще год назад была война. Из-за кого вы попадали в разные смертельные приключения и так далее и тому подобное, - язвительно выдал Гарри.
- Это не правда, - воскликнул Рон.
- Может быть, не надо? - Гарри выпрямился. – Вы сейчас будете оправдываться, а мне это не нужно. Я всегда считал, что вы со мной будете честны. Хотя бы вы. Но что я такого от вас увидел? Вы забыли обо мне сразу, как только вам стало проще жить. Как же, мальчик-который-выжил больше ничего вам дать не может, можно его и выкинуть из своей жизни. Он ведь становится такой обузой.
- Мерлин, с чего ты это взял, это не правда, - воскликнула Гермиона.
- А выглядит все это именно так, - усмехнулся Гарри. – Как ты там сказала, Джинни, я всего лишь долг?
- Гарри, я думала, мы все выяснили, - произнесла девушка.
- Мы? Выяснили? – рассмеялся Гарри. – Интересно, когда. Я от всех вас ожидал простой человеческой искренности. Если бы ты сказала, что я для тебя всего лишь друг, и ты меня не любишь, я бы тебя отпустил. Но ты пожелала выполнить свой ДОЛГ, при этом сделав несчастным и меня, и себя. Спасибо, не стоит. Благодарю, хоть перстень не потеряла. И желаю счастья. Свободна, - это было сказано так, словно он сейчас прислугу отпускал. И это почувствовали все.
- Ты когда-нибудь сможешь нас простить? – тихо спросил Рон.
- Доверие нужно завоевать, - произнес в ответ Гарри. – Вы его потеряли, заслужить заново будет сложнее.
Гарри встал и молча ушел в спальню близнецов. Он не хотел никого из пришедших больше видеть.
- Уходите, - тихо произнес Фред. – Возможно, когда-нибудь ваши отношения изменятся. Но не думаю, что они останутся такими же, как были когда-то. Просто примите это.
Ребята уходили понурыми. Они и правда не представляли, насколько Гарри оказался обижен их игнорированием, возможно, и не специальным. Им теперь только и оставалось, что уповать на Гарри, который либо простит их, либо нет.
- Знаешь, Джинни, - Гермиона повернулась к рыжей девушке. – Это из-за тебя он перевелся, из-за тебя стал таким.
- Он сейчас напоминает Малфоя, - поежилась Луна. – Только что оскорблениями не бросается налево и направо.
- Я просто хочу быть счастливой, - закричала Джинни.
- Так и сказала бы ему это, а не заставляла его поверить в твою любовь и влюбиться в тебя до беспамятства, - закричала в ответ Гермиона. – Что? Ты наделалась получить его деньги и титул? А сама ходить налево? Никогда не думала, что ты такая стерва, - Гермиона развернулась и пошла вдоль Косого переулка. Их крики привлекли ненужное внимание. Все и так гадали, что же такого могло произойти, что Гарри Поттер отправился доучиваться в другую школу, и вот, тайна открыта. К большому сожалению Джинни, свидетелем этого бурного выяснения отношений стала сама Рита Скитер, которая еще в прошлом году вернулась в журналистику, правда, Гарри она вообще не трогала.
Пока ребята выяснили, кто прав, а кто виноват у дверей магазина, Джордж и Фред уложили Гарри между собой, обняли с двух сторон, давая ему почувствовать свое участие и тепло. Юноша так и уснул в коконе, который они для него создали. Чуть позднее Фред связался с Блек-холлом и сообщил мужчинам, что Гарри останется у них, и что он вообще уже спит.
Гари проснулся только в одиннадцать часов. Он чувствовал себя выспавшимся и справившимся со вчерашним нашествием друзей. Он не мог сказать, настоящие они друзья или бывшие. Как бы он не пытался сказать, что оставил прошлое в прошлом, все было не так просто. Прошлое все время норовило его догнать. Благо, что в душу еще не плевало.
Джорджа и Фреда он застал на кухне, с «Ежедневным пророком» в руках и нахмуренными физиономиями.
- Что-то не так? – осторожно спросил он.
- Эти идиоты не нашли ничего лучше, как устроить скандал прямо на улице, да еще и под носом у Скитер, - проворчал Джордж, кидая газету на стол. Гарри посмотрел на кричащий заголовок, под которым была помещена как бы разорванная колдография, где были сняты он и Джинни. В заголовке значилось: «СВАДЬБЫ НЕ БУДЕТ». Статью Скитер сварганила еще ту. Джинни в ней выставили в таком свете, что девушке вообще больше не стоило появляться в свете. Гарри же тем временем был этакой невинной жертвой, которую все обижают и используют.
- Да, - протянул юноша, садясь на стул.
- Даже не думай вмешиваться в эти дрязги, - мрачно произнес Фред. – Они сами виноваты, что устроили бучу на улице, вот пускай с ней теперь и разбираются сами.
- Ну, у Джинни из-за этой статьи могут быть большие проблемы, - произнес Гарри.
- Сама виновата, - отрубил Фред. – Пожинать плоды своей безрассудности они будут сами.
- Ладно, ладно, не буду я вмешиваться, - поднял руки Гарри, капитулируя перед близнецами. И все же Джинни ему было жалко. Он давно решил, что она просто запуталась, решив, что Гарри Поттер и Мальчик-который-выжил, это одно и то же лицо. На самом деле все было не так. И когда она это поняла, то не поняла, что ей делать, вот и наломала дров.
- Ты домой? – спросил Фред.
- Ага, - кивнул Гарри. – Вечером покатаемся?
- Обязательно, - усмехнулись близнецы.
Гарри ушел через камин. В гостиной он застал Ремуса и Северуса, которые с одинаковыми выражениями на лице читали газету. Они только окинули Гарри взглядом, и снова углубились в чтение.
- Нашли что-то интересное или новое? – проявил Гарри любопытство.
- Тебя не задевает? – Северус потряс газетой.
- В следующий раз они сначала подумают, прежде чем устраивать скандал на улице, - пожал плечами Гарри. – Для меня в этой статье нет ничего плохого. Меня вон как изобразили, белого и пушистого. Дрейк, - тут же крикнул он. Хорек выполз откуда-то из-под дивана и сразу же устремился к своему хозяину. Гарри подхватил его на руки, прижал к груди. После чего юноша устроился под боком у Ремуса.
- Ты вчера с ними встречался? – поинтересовался Северус.
- Да, они заявились в магазин, - ответил Гарри. – Думаю, Джинни все-таки поняла, кто я такой, и сообщила остальным.
- И? – оба мужчины пристально посмотрели на Гарри.
- И ничего, - ответил тот, полностью отдавая свое внимание хорьку. Северус и Ремус решили пока эту тему закрыть.
В остальном, каникулы у Гарри были спокойными. Он каждый вечер вместе с близнецами гонял на байке. Они все также ходили в кино и театры, в рестораны и кафе. Единственное, что было странным, это неожиданно завязавшаяся переписка с Драко. Сначала это был обмен записками, который затем перерос в обширную переписку. Они писали о чем угодно: о книгах, о фильмах, об увлечениях. Эта переписка вдруг стала для Гарри необходимой. И он даже переживал, что с отъездом в школу ему придется ее прекратить.
И вот каникулы закончились. Гарри отправился обратно в школу, не зная, что его жизнь уже круто изменилась и прежней не будет никогда.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 20.02.2011, 16:59 | Сообщение # 11
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 9. Подготовка.

Гарри был рад вернуться в Дурмстранг. Ему нравилось в этом мрачном замке, нравились новые друзья, которые помогли ему в самый трудный момент и при этом не лезли ему в душу. Для него это много значило. И его безмерно радовало то, что его новую внешность никто не сопоставил в Англии с ним настоящим. Он так для большинства населения, не посвященного в тайну его преображения, и остался неузнанным. А еще он почему-то был уверен, что и Малфой никому не скажет, что видел обновленного гриффиндорца.
- Опа! – в комнату Гарри влетел Рей и замер, глядя на двух существ, резвящихся на кровати парня. – Ты где достал такое сокровище?
У Рея аж глаза засверкали.
- Эээ, без экспериментов, пожалуйста, - отозвался Гарри, прекрасно зная, на что способен Рей. – Это мои подарки.
- Кому? – тут же отреагировал Рей.
- Мне, - фыркнул Гарри.
- А почему именно эти? – Рей уселся на кровать. Дрейк тут же занялся завязками на руках парня.
- Дрейк, прекрати мусолить одежду Рея, - не оборачиваясь, бросил Гарри. Хорек поднял голову и посмотрел на своего хозяина, затем отвернулся, перебрался на подушку и свернулся там в клубочек. Гарри раскладывал в шкаф свои вещи и не смотрел на кровать. – Мафер, тебя это тоже касается.
В ответ раздалась толи презрительное, то ли неодобрительное фырканье. Грифончик удалился с гордым видом к Дрейку, заставил того развернуться, устроился у него под боком, укрылся хвостом хорька и сделал вид, что спит.
- У тебя глаза на затылке? – с некоторой долей скептицизма поинтересовался Рей, разглядывая друга.
- Нет у меня глаз на затылке, - спокойно ответил Гарри. – Просто я знаю, на что способны эти двое. И знаю, что у меня будет очень много проблем из-за этих двоих.
- Почему? – Рей поглядел на двух милых зверьков, которые с невинным видом посмотрели на него в ответ.
- После того, как вот эта зараза вылупилась, - Гарри, наконец, повернулся к Рею лицом и указал на грифончика, - эти двое спелись так, что весь дом стоял на ушах. Отец сказал, что зажарит обоих и съест, если я посмею, оставить их дома, или не дай Мерлин на его попечение.
- Отец? – в голосе Рея послышалось удивление. – Ты же вроде говорил, что у тебя только опекун.
- Меня усыновили, - улыбнулся Гарри. Рей даже залюбовался этой улыбкой. Он, конечно, видел, как улыбается Джей, но такой улыбки на лице этого парня еще никогда не было.
- Поздравляю, - искренне произнес Рей, и тут же подколол. – А не поздновато? Ты же уже совершеннолетний.
- Знаешь, я всегда хотел иметь семью. Я был совсем маленьким, когда погибли мои родители, - Гарри сел рядом с Реем. Обе зверушки тут же перекочевали ему на колени и сунулись под руку, чтобы он их приласкал. – У меня почти не было детства. Мои родственники меня ненавидели, а потом пришло письмо из Хогвартса.
Гарри говорил это все как-то отстраненно, словно забыл, с кем разговаривает. Рей боялся шелохнуться, поскольку всегда хотел узнать как можно больше о Джее, но тот оставался загадкой. И вот вдруг он перед ним раскрылся. «Значит, он учился в Хогвартсе», - кивнул сам себе Рей. – «Наверное, он и Гарри Поттера знает». А Гарри тем временем продолжил.
– Потом я узнал, что у меня есть крестный, который не смог быть со мной. Его обвиняли в смерти моих родителей. Выяснилось, что это не он. Я уже думал, что теперь все будет хорошо, но крестный погиб, у меня на глазах, - по щекам Гарри побежали слезы. – А потом остался только Рем и Северус. Я, наверное, не выжил бы, если бы не они. Рем заменил мне и крестного и отца. В этот раз он не отступился, и министерству ничего не осталось, как отдать меня под опеку Ремусу, а теперь еще и оформить на него и Северуса усыновление.
Рей сидел и понимал, что мысль, пришедшая ему в голову, была абсурдной, но в то же время она могла объяснить все.
- Джей, ты Гарри Поттер? – осторожно спросил он. Гарри повернулся к нему и просто кивнул.
– Мерлин, - выдохнул Рей, а затем обнял парня и прижал к себе. – Никто не узнает, если ты сам не захочешь. Но, Джей, тебе надо выговориться. Нельзя все это держать в себе. Поверь мне.
- Станешь моей жилеткой? – попытался пошутить Гарри.
- В любое время, когда пожелаешь, - серьезно произнес Рей.
- Спасибо, - тихо отозвался Гарри.
- Давай, помогу тебе разобрать вещи, - предложил Рей.
Они справились довольно быстро, иногда поглядывая за играми двух зверьков, которые носились по кровати, как заведенные. Грифончик перемещался на своих двоих, почти не используя крыльев, что было довольно странно.
- Знаешь, мне кажется, эти двое друг друга понимают, - задумчиво произнес Рей.
- У меня такое же ощущение, - кивнул Гарри.
- Ладно, пусть бесятся, а мы пошли праздновать, - Рей потащил парня за собой в общую гостиную факультета.
Надо сказать, что после Рождества Гарри чувствовал себя намного лучше. Он стал более открытым. И это сразу же бросилось его однокурсникам в глаза. Поняв, что парень, наконец-то, стал выбираться из своей затяжной депрессии, или, что у него там было, они стали переглядываться. На Джея никто не составлял пари, но все уже знали, что на факультете Тьмы, как минимум трое были бы не против, познакомиться с юношей поближе, да и в других домах такие желающие имелись. И сейчас, когда Джей явно пришел в норму, можно было попытаться завязать с ним отношения.
Пока все студенты праздновали возвращение в школу, преподавательский состав собрался на педсовет. Директор оглядел своих подчиненных и остановил свой взгляд на молодом человеке, который до конца года должен был помогать профессору зельеварения, который из-за преклонного возраста не успевал за ритмом школы, но уволить его рука не поднималась. На самом деле Александр прекрасно знал, зачем этот блондин прибыл в Дурмстранг.
- Велиус, надеюсь, вы уже все решили с мистером Малфоем? – обратился он к зельевару.
- О, директор, молодой человек просто находка для меня, - разулыбался старый маг.
- Вот и прекрасно, - улыбнулся директор. – Мистер Малфой, вы уже устроились? Комнаты вас устраивают?
- Все превосходно, господин директор, - кивнул Драко.
- Что ж, тогда приступим к обсуждению учебного плана, - перешел на другую тему директор. Пока шло собрание, Драко пытался уложить в голове все нюансы, которые привели его на должность помощника профессора зельеварения в ту самую школу, в которой учился Гарри. Это была удача, что Дурмстрангу понадобился помощник. Драко собирался в будущем поступать в высшую школу зелий, и это был шанс получить довольно интересный опыт в пику тому, что основной его целью являлся Гарри Поттер. Что именно сказал Люциус директору этой школы, Драко не знал, но на должность его приняли сразу и без собеседования.
- Драко, останьтесь, - услышал Малфой голос директора. Он прослушал все собрания, витая в собственных мыслях. Директор пересел поближе к молодому человеку. – Я знаю причину вашего присутствия в моей школе. Но должен вас предупредить, что Гарри Поттер, а здесь его все знают под именем Джея Снавэ, очень ранимый молодой человек. Да, у него сильная воля, есть характер, но в то же время он очень хрупкий, и не только внешне.
- Господин директор, я прекрасно это знаю, - Драко пристально посмотрел на мужчину перед собой. – Я поражаюсь тому, как он все выдерживает. У меня нет желания причинять ему боль и страдание. Я люблю Гарри, но если он меня отвергнет, я отступлюсь.
- Что ж, меня радует, что вы настолько мудры, - кивнул директор. – Но я все же хотел поговорить не столько об этом, сколько о возможности вам поближе пообщаться с предметом вашего желания.
Драко удивленно посмотрел на мужчину. Тот усмехнулся, а затем продолжил.
- Профессор Дамблдор просил меня устроить для Джея уроки фехтования, как дополнительные занятия. Не хотели бы вы взять на себя эти уроки? – директор с легкой насмешкой смотрел на Драко. А тот никак не мог остановить бешеный ритм сердца. Это был такой шанс быть наедине несколько часов. Драко был очень хорошим фехтовальщиком, и действительно мог научить этому искусству.
- С удовольствием, господин директор, - кивнул он.
- Прекрасно, тогда думаю, что три раза в неделю для начала будет достаточно, скажем с пяти до семи. Что скажете? – директор снова посмотрел на него с насмешкой.
- Меня это устраивает, - Малфои всегда держат марку. Ни один мускул на лице Драко не дрогнул, хотя внутри него все пело и ликовало. Уже выходя из кабинета, Драко все-таки не сдержался.
- Господин директор, зачем вы мне помогаете?
- Ваш отец всегда был мне неплохим другом, - усмехнулся Александр. – Гарри Поттер заслуживает лучшего. А лучшее в данном случае, это Малфои.
Драко несколько секунд смотрел директору в глаза, затем кивнул и вышел. Он не совсем понял то, что сказал мужчина.
Идя по коридору в свои комнаты, Драко слышал веселые голоса студентов, празднующих начало следующего учебного полугодия. Он уже собрался завернуть за угол, как вдруг по его ноге, целясь когтями за брючину, быстро вскарабкалось нечто и устроилось у него на плече. На другое приземлилось еще одно нечто, фырча и недовольно хлопая крыльями. Драко медленно повернул голову налево. На него смотрел хорек, белый. «Поттер, ты даже за своими зверьками не можешь уследить», - вздохнул Малфой. Повернув голову направо, Драко замер, глядя в любопытные глаза грифончика. «Поттер, ну только ты можешь влипнуть, в такую историю. Откуда ты достал эту гадость?» - ему хотелось закатить глаза.
- Эмм, не могли бы вы вернуть мне моих питомцев? – раздался за спиной у Драко не совсем уверенный голос Гарри. На Драко был берет, который скрывал его волосы, поэтому юноша его и не мог узнать со спины.
- И что за это будет? – чуть томным голосом поинтересовался Драко, поворачиваясь к Гарри лицом. Тот замер, глаза как-то лихорадочно стали рыскать по стенам. Драко улыбнулся, заметив, как Гарри закусил нижнюю губу.
- Дрейк, Мафер, немедленно в спальню, - Гарри явно рассердился. Драко приподнял бровь.
- Дрейк? Ты назвал хорька Дрейком? – уточнил он. Гарри отступил на шаг. Зверьки уже мчались по коридору в сторону гостиной факультета Тьмы. Гарри как-то беспомощно оглянулся, затем снова посмотрел на Драко. – Я пойду…
Драко, в одно мгновение, оказался рядом с ним и обвил рукой за талию.
- Ты так спешишь? – поинтересовался он с легкой насмешкой. Он ничего с собой не мог поделать, так хотелось чуть подразнить это растерянное чудо.
- Что ты тут делаешь? – вырвалось у Гарри.
- Вообще-то, ты должен звать меня сэр или профессор, я все-таки твой учитель, - произнес Драко, чуть ли не касаясь своими губами губ зеленоглазого юноши. Глаза Гарри расширились от шока. Наверное, такого он не мог ожидать.
– Неужели я дождался того дня, когда Гарри Поттеру нечего сказать? – прошептал Драко на ухо юноше.
- Отпустите меня, сэр, - прошептал Гарри. Драко даже отстранился, чтобы посмотреть на него.
- А ты изменился, Гарри, - задумчиво произнес он.
– Сильно изменился, - а затем выпустил юношу. Гарри так быстро ретировался, что на губах блондина заиграла улыбка. Даже если Гарри не понял, что сейчас было, то Драко сразу ощутил, как именно отреагировало тело зеленоглазого юноши на его прикосновения.
Гарри был в смятенном состоянии духа. Одно дело переписываться с Драко, совсем другое видеть его рядом. Он тоже заметил свою реакцию на блондина. И сейчас надеялся, что тот не обратил на это внимания. Такой Малфой, который явно его соблазнял, вызывал у Гарри дрожь.
«Мне надо как можно меньше с ним пересекаться», - решил Гарри. Знал бы он, что такое просто не возможно. Во-первых, три раза в неделю парные зелья, где Драко был в кабинете и помогал профессору зельеварения, а, во-вторых, по два часа три раза в неделю наедине фехтование.
Гарри был в ужасе. Друзья над ним посмеивались, подкалывая тем, что он влюбился в молодого учителя. И только Рей понимал, что все не так просто.
Спустя две недели Гарри уже готов был выть. Драко, в принципе, ничего не делал. Мимолетные прикосновения, легкие насмешки чуть хрипловатым голосом – все это действовало на Гарри лучше любого стимула. Он все чаще стал закрываться в ванной, чтобы снять напряжение. А тут еще обе зверушки по какой-то странной причине позволяли Драко делать с ними все, что ему заблагорассудиться. Они зачастую даже ночевать оставались у Драко в комнатах. Драко и Гарри, ну еще и Рей, были единственными, кому Дрейк и Мафер не наносили вреда. Для остальных эти две зверушки были настоящим бедствием. После того, как они побывали у кого-нибудь в комнате, там ничего нельзя было найти. Гарри уже устал слышать постоянные угрозы в адрес своих питомцев. У него у самого уже появилось желание распотрошить их, лишь бы к нему не приходили жаловаться.
Стук в дверь прервал его невеселые мысли.
- Войдите, - обреченным голосом произнес Гарри. Он ожидал увидеть, очередного жаловальщика.
- Эмм, - вырвалось у него, когда в комнату вошел Драко, на плече которого, смирно сидел Мафер, а на руках Дрейк.
- Джей, - Драко усмехнулся, глядя на то, как юноша перед ним заливается румянцем смущения. – Когда же ты перестанешь краснеть в моем присутствии?
- Драко, что тебе надо от меня? – выпалил Гарри, и тут же захлопнул себе рот ладонью. Он никак не мог справиться с собой в присутствии блондина.
- Ты действительно хочешь это знать? – склонил голову на бок Драко.
- Драко, мне надоели эти игры, - Гарри решил поставить все точки над «i».
- А если я не играю? – прищурился блондин. Гарри несколько мгновений смотрел на него, потом вдруг подорвался и вылетел за дверь. Драко проводил его задумчивым взглядом и тяжело вздохнул. – Ну, и что я опять сделал не так? Мне казалось, мы уже переросли нашу детскую вражду.
Опустив зверушек на кровать Гарри, Драко сел в кресло и задумался. Такими темпами, какими сейчас все шло, он до конца жизни не получит свое чудо. Драко показалось, что Гарри боится. Решив для себя, что стоит понаблюдать за Гарри, и постараться быть с ним как учитель и ученик, Драко ушел к себе. Ему нужно было найти ключик к этому загадочному юноше.
Гарри следующие две недели терялся в догадках. Драко вдруг перешел с ним только на официальное общение. Никаких насмешек, прикосновений. Гарри не мог понять, что происходит, и это его нервировало еще больше. Друзья сразу заметили, что с парнем что-то не так. Но помимо этого, желающие установить с ним более близкие отношения пошли в атаку. Гарри начал получать любовные послания, причем часто и в больших количествах.
Драко сидел за преподавательским столом и смотрел на то, как Гарри открывает письмо за письмом. На лице своего чуда он ничего не мог прочитать, там была написана только вселенская усталость.
- Наш мальчик становится очень популярным, - улыбнулся один из профессоров. И В этот момент одна из сов уронила прямо на Гарри букет роз. Драко даже на таком расстоянии почувствовал волну ярости, которая охватила его чудо. По-видимому, это поняли и его друзья. Они подхватили юношу под руку и быстро вывели из зала. Где-то что-то грохнуло, раздался звон явно разбившегося стекла.
- Я уж думал, он никогда не раскроется, - усмехнулся директор.
- Значит, я бы прав, - профессор по Темным искусствам посмотрел на своего начальника. – Вы ведь этого все время ждали?
- Мальчик загнал свою силу далеко вовнутрь себя, запечатал ее, - произнес директор. – Я все ждал того момента, когда он станет открытым.
- Дождались, - усмехнулся его сосед. – А мальчик силен.
- Герхард, передаю его тебе на обучение, только не переусердствуй, - усмехнулся дирекор и повернулся Драко. – Как продвигаются дела с фехтованием?
- Замечательно, - кивнул Драко. – Мистер Снавэ обладает как раз такой фигурой, которая подходит для данного вида спорта. Но вот меч, который ему подарили, все же не его оружие. Ему нужно что-то более изящное и легкое, как он сам.
- Хмм, - директор задумался. – Думаю, я знаю, что именно. К следующему занятию я пожалуй, достану такой клинок.
- Благодарю, - кивнул Драко.
- А в остальном? – лукаво прищурился директор.
- Никак, - передернул плечами Драко и скривился.
- Советую вам сходить в деревеньку, - и директор отвернулся. «Хмм», - задумался Драко. Он понимал, что в деревеньку его директор просто так не посылал. Явно это был намек на что-то.
Сегодня была как раз суббота. В пятницу никто из школы не ушел, по той простой причине, что вечером была пурга. И сейчас все старшекурсники гурьбой отправились отдыхать.
Драко весь день был в деревеньке, но Гарри он так и не увидел. Погода была солнечной, и чуть морозной. Студенты слонялись туда-сюда. Они входили в бары и кафе, другие оттуда выходили. Драко запрокинул голову и вдохнул полные легкие воздуха. И тут спокойствие деревеньки нарушил рокочущий звук. Драко удивленно посмотрел в ту сторону, откуда он раздавался.
- Опять, - услышал он недовольный голос одного из владельцев. – И что эти мальчишки нашли в этих маггловских штуках?
Из-за поворота вынырнуло десять байков, но Драко смотрел только на один – серебристо-зеленый. Он уже точно знал, кто сидит на нем. Ребята чинно проехали мимо и остановились у бара. Драко не спускал глаз с того, кого считал Гарри. И как только шлем был снят, так и оказалось. Гарри помотал головой, позволяя волосам рассыпаться по плечам. Драко залюбовался им. В этом обтягивающем кожаном костюме Гарри выглядел таким соблазнительным, что его просто хотелось схватить в объятия, унести в какой-нибудь тайный уголок и там предаться с ним любви. Именно любви, а не чему-то другому.
«Кажется, я теперь знаю, что мне нужно делать», - вдруг понял Драко. Если пусть к сердцу кого-то часто лежал через желудок, то путь к сердцу Гарри лежал в свободе.
В Валентинов день Гарри просто закрылся в своей комнате, послав все далеко и надолго, причем прямым текстом, отдав послания своих поклонников на растерзание Рею и остальным. Его эти музыкальные открытки уже достали до такой степени, что он был готов устроить вселенский пожар. Он весь день провалялся в кровати. Сначала ему компанию составили Дрейк и Мафер, но затем последний куда-то исчез. Гарри еще удивился, что исчез он в гордом одиночестве, поскольку хорек оставлять хозяина не захотел.
Гарри задремал, когда ему на грудь вдруг упал сверток и где-то у уха заворчал Мафер. Юноша вздохнул, развернул подарок, но с таким мученическим видом, словно его вели на эшафот.
- И ты туда же, Мафер, - ворчал Гарри. – Хоть бы пожалел меня. И кому ты там стал совой? А? Мерлин..., - вырвалось у Гарри. Щеки покрылись ярким румянцем. Прямо перед ним лежали вещички, которые совершенно недвусмысленно давали понять, что именно хотел бы сделать посланник сего подарка с Гарри. Отбросив от себя подарок, Гарри вскочил с кровати. Он вылетел из комнаты, как фурия, пронесся через гостиную и вылетел в коридор.
- Ой, кто-то нарвался, - протянул Рей.
- Да, лучше бы блондинчик уже начал действовать, а то от Дурмстранге скоро ничего не останется, - поддакнул один из парней.
- Может, поможем блондинчику? – ребята уставились на Рея. – Они будут с Джеем классной парой.
- Вперед и с песней, труба зовет, - вскочил на ноги Рей и потащил друзей за собой.
Никто не знал, где был Гарри и что он делал в этот вечер, зато Рей с друзьями провели несколько часов в апартаментах блондина. Вышли они оттуда с загадочными и довольными улыбками.
На следующее утро часть студентов Дурмстранге, причем с разных факультетов могли похвастаться петушиными гребнями все цветов радуги. Через предложение они начинали кукарекать. И, что самое интересное, никто не мог снять с них это заклинание. Рей почему-то совсем не сомневался, чья это заслуга, в то время как Джей сидел тихий и меланхоличный, ни на кого не обращая внимания. Директор тоже не сомневался, чьих это дело рук, но вмешиваться в ситуацию не стал, прекрасно понимая, что кто-то, по-видимому, переступил черту в попытке завоевать симпатию кое-кого.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 20.02.2011, 17:01 | Сообщение # 12
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 10. Завоевать Гарри Поттера.

Гарри смотрел в спину, удаляющему Драко Малфою, после очередного урока фехтования. Они давно уже отбросили рапиры и теперь занимались на клинках. У Драко был легкий обоюдоострый меч, нечто среднее между английскими и французскими клинками. А вот Гарри получил удивительный подарок от японского оружейного мастера. Тонкое лезвие, слоновая кость на рукояти, идеальная острота – вот чем была его катана. Она казалась Гарри продолжением его руки, им самим. Директор оказался прав, когда решил, что именно такой клинок подойдет Гарри.
Если сначала именно Гарри всячески старался избегать контактов с Драко, то теперь все было с точностью до наоборот. Гарри бы вроде надо радоваться, что Малфой перестал уделять ему внимание, касаться его лишний раз, отпускать легкие насмешки, которые почему-то будоражили кровь намного сильнее, чем те же прикосновения. Гарри запутался окончательно. Сначала ему хотелось, чтобы Драко вообще забыл о его существовании, а сейчас ему хотелось оказаться в кольце его рук, уткнуться ему в плечо и так замереть, слушая насмешливый голос Драко.
- Мерлин, да что со мной такое? – воскликнул Гарри, обхватывая себя руками.
- Влюбился, - выдали ему ответ из-за спины. Гарри резко развернулся и уставился на Рея, который взялся тут неизвестно откуда.
- В кого? – наконец, произнес Гарри.
- Да вот в этого самого блондинчика, который тебя только что покинул, - хмыкнул Рей.
- Ты что, издеваешься? – возмутился Гарри.
- Ну, как знаешь, - пожал плечами Рей. – Поехали, покатаемся?
- Поехали, - согласился Гарри, радуясь, что сегодня пятница, и погода уже по-весеннему хороша.
Они быстро взяли необходимые вещи и отправились в деревню. Надо сказать, что после Нового года близнецы лишь раз были у него. Они сейчас были заняты развитием своего бизнеса, и Гарри прекрасно понимал, что они не могут все бросить и рвануть к нему, хотя, скорее всего, очень этого желают.
Гарри оседлал свой байк, и тут же рванул с места, поставив своего железного скакуна на дыбы. Километрах в пяти от деревни их уже ждали. Ребята частенько устраивали гонки, где проигравший, выполнял желание победителя. Гарри еще ни разу не проиграл своего заезда. Но, и желания были вполне невинны.
- Ребята, условия сегодняшних гонок изменяются, - крикнул Рей.
- В смысле? – тут же послышались ответные выкрики.
- Проигравшие в сегодняшних гонках должны будут выполнить задания, которые сейчас записаны и находятся в этой шляпе. Проигравший вытянет себе задание сам, - усмехнулся Рей.
- Что хоть за задания? – послышались скептические вопросы.
- Поцелуи, стриптиз и так далее, - еще шире усмехнулся Рей. В ответ ему стала тишина. Рей оглядел удивленных друзей и собратьев по интересу. – Ну?
- Ладно, - согласился кто-то. Следом последовали кивки других.
- Джей? – Рей пристально посмотрел на друга. «Хорошо, что я не проигрываю», - подумал Гарри и кивнул.
- Хорошо, первый заезд, чтобы всех проняло, я и Джей, - объявил Рей.
Гарри спокойно залез на свой байк. Рей еще ни разу у него не выиграл. Гарри и байк были таким же одним целым, как он и катана. Моторы взревели, мотоциклы с визгом, составляя за собой юз следа от газа, рванули вперед. Гарри словно соединился со своим байком, слился с ним. Ему не нужно было никаких усилий прилагать, чтобы вести мотоцикл. Казалось, байк был живым существом и слушался малейшей мысли Гарри. Уже на середине дистанции Рей оказался на целый корпус сзади, а на финиш он пришел уже с пятнадцати секундным опозданием.
- Джей, ты бог, - Рей с таким обожанием смотрел на Гарри, что тот стушевался. – Знаешь, если бы я не знал, что сам тебя учил, то подумал бы, что ты учился у какого-то профессионала.
- Зубы не заговаривай, - к нему подошел парень со Светлого факультета и сунул под нос шляпу. Рей вздохнул и сунул руку внутрь. Через секунду он уже разворачивал небольшой свиток.
- Это кто придумал? – возмутился он.
- Читай, горе-неудачник, - раздались веселые смешки.
- Всю сегодняшнюю ночь прислуживать всем, кто будет на вечеринке в качестве официнтки со всеми атрибутами: чулки, стринги, мини-юбка, кофточка с глубоким вырезом, фартук и туфли на каблуках, - мрачным голосом прочитал Рей. Народ уже почти лежал на земле, смеясь до слез. Гарри, представив все это на Рее, и сам не сдержался.
- А знаешь, Рей, тебе пойдет, - подколол он друга.
- Посмотрим, что остальным выпадет, - мстительно сощурился Рей.
Гонки продолжались. Гарри выиграл еще четыре без малейших проблем. Ему дали немного отдохнуть. Народ веселился во всю, радуясь тем заданиям, которые выпадали проигравшим. У кого-то явно была очень развитая фантазия.
Гарри уже собрался к следующей гонке, как на дороге появился неизвестный. Черный байк с серебристой пантерой, такой же костюм. Мотоциклист шлема не снял. Он просто указал на Гарри.
- Хмм, у нас тут специфические условия, для проигравшего, - произнес Рей.
- Я в курсе вашей игры, - глухо прозвучало из-под шлема.
- Ладно, - кивнул Рей. – Джей, ты готов?
Гарри кивнул. Интрига была еще той. Сам он не беспокоился о том, что может проиграть, ведь еще ни разу такого не было. И снова рев моторов, визг покрышек и два байка стрелой метнулись вперед. Они шли ровно, колесо в колесо. Ни один не мог вырваться вперед. Ничья не была оговорена в условиях, но всегда могут быть прецеденты. Но Гарри почувствовал, что этот незнакомец оказался достойным соперником. Сто метров – вровень, пятьдесят – колесо в колесо, десять – ни один не вырвался вперед. И вдруг черный мотоциклист буквально взрывается и вырывается на почти полкорпуса вперед. На финише тишина, полная. Никто не может поверить, что такое возможно. Джей проиграл, да еще и незнакомцу. Гарри и сам в это не мог поверить. Он снял шлем, встряхнул головой и посмотрел на сидящего, на своем байке, незнакомца. Гарри сделал несколько вздохов, затем решительно отправился к тому парню, что держал в руках шляпу. Все молча наблюдали за его действиями. Гарри сунул руку в шляпу. Ему показалось, что один из свитков просто прыгнул ему в руку. «Что за бред лезет в голову?» - подумал он.
- Ну? – в нетерпении воскликнул Рей. Гарри развернул свиток. Его глаза расширились и дыхание перехватило.
- Приватный полный стриптиз с последующим эротическим танцем, - хриплым голосом произнес Гарри.
- Вот попал, - вырвалось у кого-то.
- У Марыша, комната 16, сегодня, в одиннадцать, - глухо прозвучал голос из-под шлема черно-серебряного, после чего его байк взревел и он умчался.
- Джей? – осторожно позвал его Рей.
- Я не умею, - обвел он всех растерянным взглядом.
- Что не умеешь? – не поняли его.
- Стриптиз танцевать, да и танец этот эротический, - вырвалось у Гарри. – Я никогда…
- Так, - Рей тут же стал раздавать команды. – Кто еще не участвовал, быстро на линию. Макс – ты старший. Кто уже успел отъездиться, быстро за нами.
Гарри пребывал в прострации. Его мозг никак не мог воспринять сложившуюся ситуацию. Прежний Поттер устроил бы уже истерику. Сегодняшний, пока еще не понял, что ему предстоит. А когда понял, было уже поздно. Он сидел в доме Рея, в гостиной, и слушал лекцию по сексуальному просвещению. Гарри бледнел, краснел, но стойко сидел в кресле, глядя, как друзья популярно на себе родимых показывают ему всю прелесть его сегодняшнего вечера.
- Я не смогу, - наконец, спустя пару часов выдал Гарри.
- А куда ты денешься? – усмехнулся Рей. – Задания зачарованы, не выполнить их мы не можем.
- ЧТО?! – Гарри в полном изумлении подскочил на месте.
- Ну, мы же должны были быть уверены, что все выполнят свои задания, - Рей постарался отодвинуться от друга.
- Придушу, - пообещал ему Гарри. – Вот выполню задание и лично придушу.
- Эмм, ты знаешь, тебе пора одеваться и топать к своему ненаглядному незнакомцу, - улыбнулся Рей немного заискивающе.
- Только идти в этом ты не можешь, - заявил светловолосый парень, окинув Гарри взглядом. – Рей, можно позаимствовать твой гардероб?
- Можно, - кивнул тот, решив, что терять ему все равно уже нечего, и хуже чем есть сейчас ему уже не будет. Гарри все равно обещал его придушить.
Когда спустя полчаса они спустились вниз, здесь уже собралась вся «гоночная» компания. В гостиной тут же поднялся свист, приветствуя внешний вид Гарри. А у того пунцовая краска даже не пыталась сойти со щек.
- Я вам всем это еще припомню, - пообещал он, накинул на себя зимнюю мантию и гордо удалился.
- И почему я уверен, что петушиными гребнями мы не отделаемся? – задумчиво протянул Рей.
- А тебе тоже пора переодеваться, - усмехнулся все тот же светловолосый парень. – Мы все с нетерпением ждем официанточку.
Гарри было страшно, но в то же время он чувствовал возбуждение. Он никогда такого не делал, и никогда не думал, что может оказаться в таком положении. Но он также понимал, что хочет это сделать, посмотреть, на что он способен, раскрепоститься, наконец, «расправить за спиной крылья». За эти более чем полгода Гарри уже понял, что его привлекают особи одного с ним пола. Если с близнецами это было просто что-то родное, то здесь, в Дурмстранге, он понял, что его влечет к мальчикам. Особенно остро он это ощутил после столкновения с Малфоем.
Гарри вошел в бар, поднялся по лестнице и замер перед нужной дверью. Время было без двух минут одиннадцать. Вобрав в себя воздух, Гарри резко выдохнул и постучал. Дверь тут же отворилась. Юноша прошел внутрь, и дверь за ним столь же тихо закрылась. Гарри почувствовал волну магии. Он догадался, что на комнату были наложены заглушающие и запирающие чары. «Хорошо, хоть так», - подумал он. Не очень было бы приятно, если бы кто-нибудь, невзначай, заглянул бы сюда и увидел Гарри голым, да еще и танцующим для кого-то. Могли быть очень серьезные последствия.
В комнате зазвучала чарующая томная мелодия. В центре трансфигурировался металлический шест. Гарри как-то сразу покраснел, вспоминая, что ему показывали друзья у такой вот штуки.
- Можешь начинать, - раздался приглушенный голос из глубины комнаты. Появился свет, который был направлен на шест и Гарри. Юноша с трудом увидел сидящего в кресле человека. Он старательно держался в тени. «Ну, все, Рей, ты попал, моя мстя будет страшной», - подумал Гарри, вспоминая одно из выражений, которыми частенько бросались русские. Решительно выпрямившись, Гарри скинул с себя мантию. «Будет тебе стриптиз и приватный эротический танец», - зло подумал юноша. Странное у него сейчас было настроение. Внутри все клокотало, но при этом на лице появилась чарующая улыбка, обещавшая целый мир. Уроки Северуса даром не пропали, да и те, что он получил за последние полгода тоже.
Гарри закрыл глаза и вслушался в музыку. Тело само поплыло с такт звукам. Он медленно, мучительно медленно стал расстегивать на себе одежду. Ему некуда было спешить. Он играл. Сейчас и здесь был театр одного актера. Пластика Гарри была совершенна. Фехтование сделало свое дело. Он двигался легко и почти бесшумно. Вещь одна за другой снимались с его тела. Но он не просто их снимал, он играл, то приоткрывая кожу, то снова закрывая ее одеждой. Но вот он уже по пояс обнажен. Гарри совсем не ощущает своего зрителя, словно тот и дышать перестал, но взгляд… Да, взгляд был таким, словно незнакомец был готов его съесть прямо сейчас. Гарри знал, что выглядит прекрасно. Уж близнецы посчитали нужным, довести сей факт до его сознания.
Гарри медленно и плавно двигаясь, начал играть с поясом и ширинкой брюк. Он дразнил, по-настоящему заводил своего зрителя. Он понимал, что играет с огнем, но ничего не мог с собой поделать. Ограничения и рамки, в которых он жил всю свою жизнь трещали по швам. Он давно уже двигался по мягкому ковру босиком. Гари обхватил руками шест, прислонился к нему. При этом глянул туда, где сидел незнакомец. Не отводя глаз, Гарри встал так, чтобы шест оказался между его ног, а сам стал выгибаться назад. Ему даже показалось, что со стороны незнакомца послышался слабый стон. Гарри начал двигаться вокруг шеста, то прислоняясь к нему грудью, то спиной, то приникая, то выгибаясь. «Остановись, придурок», - кричал где-то на задворках внутренний голос. – «Тебя же сейчас прямо тут и оприходуют». Но Гарри просто отмахнулся от этого крика своего здравого смысла. Последний лоскут ткани полетел на пол. Полный стриптиз плавно перешел в эротический танец. Возбуждение Гарри сразу бросалось в глаза. Его член давно уже набух от вожделения. Его руки скользили по собственной коже. Он повернулся спиной к своему зрителю, выставляя ему на суд свои упругие ягодицы. Гарри собрался оглянуться через плечо, но его талию обхватили горячие руки. Незнакомец прижался к нему грудью. Гарри ощутил все его возбуждение, сосредоточенное в паху.
- Насколько я помню, - хриплым голосом начал он. Но его развернули, и зеленые омуты утонули в серебряных озерах. «Такие глаза не могут лгать», - понял Гарри. Он первым потянулся к таким давно уже желанным, как он понял, губам. Гарри Поттер и Драко Малфой слились в страстном поцелуе.
И была нежность, и прикосновения дарили ни с чем несравненное удовольствие. И губы ловили стоны. И в руках одного от наслаждения выгибался другой. И черный шелк переплетался с платиной столь изысканно, что это казалось совершенным. Единый вздох, единый стон. И дар, что один принес другому. И сердца, бьющиеся в унисон. И нежность. И любовь в глазах обоих…
- Я люблю тебя, Гарри, - прошептал Драко, прижимая свое чудо к груди.
- Где ты был так долго? – прошептал ему в ответ Гарри.
- Ждал, когда ты проснешься, чудо, - с улыбкой ответ.
- Я проснулся, - чуть слышно.
- Я знаю, - слетает с губ.
- Ты уйдешь? – испуганно.
- От тебя? – недоуменно. – Ну, что ты. Я так долго тебя ждал.
- Я твой, - тихо-тихо.
- Ты – мой, – с улыбкой. – А сердце мое твое, и душа, и разум. Я люблю тебя, чудо.
- Я люблю тебя, Драко, - с губ на губы, поцелуй и снова шепот. – Не бросай меня только.
- Никогда, мое чудо, - как клятва. – Я подарю тебе мир, и себя, и звезды. А хочешь луну?
- Хочу.
- Смотри, вон она.
- Я вижу.
- Она для тебя.
- Спасибо…
Луна давно уже заглядывала в это окно. Она бесстыдно подглядывала за двумя переплетенными юными телами. На подушке смешались черный шелк и платина. Пальцы переплелись, держа друг друга, чтобы только не отпустить того, кто, наконец, обретен. Она своим светом скользила по безупречной коже, лишь сильнее выделяя красоту молодых людей. Они были прекрасны, они подходили друг другу, но сколько бы они еще искали друг друга, если бы им не помогли. А сейчас они спали, уже зная, что никогда больше не расстанутся, чего бы им это не стоило.

Конец.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Свет души (ГП/ДУ(в начале),ГП/ДУ/ФУ; ГП/ДМ(основной),NC17,миди,закончен)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: