Армия Запретного леса

Среда, 01.04.2020, 04:52
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Sans phrases (ГП/ТР; роман; NC-17; миди; закончен)
Sans phrases
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.11.2009, 11:28 | Сообщение # 1
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Название: Sans phrases
Автор: Key-ta
Бета: Уехала, и неизвестно, когда вернется
Саммари: Без лишних слов… сиквел к фику «Тебя спасет любовь».
Персонажи: Гарри Поттер, Том Риддл
Жанр: Роман
Рейтинг: NC-17
Размер: миди
Посвящается: MaryKo, Juliann & Elis Keller
От автора: Привет всем, кто сводил меня с ума, требуя продолжения. Понятия не имею, что из всего этого выйдет, но думаю, что все же сумею что-нибудь изобразить для вас. Ах, да… Герои не каноничны. Не забывайте, пусть сейчас это и дети, но они прошли войну, и характеры их изменились.
Разрешение на размещение: получено.
Статус: закончен




Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....


Сообщение отредактировал Rubliowskii - Вторник, 19.03.2013, 21:15
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.11.2009, 11:31 | Сообщение # 2
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Часть 1. Глава 1

Гарри Поттер вот уж как неделю ныкался по углам, избегая того, кого в школе знали, как Калеба Готье. Активно пользуясь Картой Мародеров, гриффиндорец каждый раз за секунду до столкновения с… Томом?... умудрялся ускользнуть, что неимоверно злило Готье.
Гриффиндорец честно пытался разобраться в себе, и понять, что он чувствует к этому человеку. «Я тебя люблю», - эти последние слова, сказанные Тому, сейчас казались Гарри лживыми. То, что совсем недавно казалось незыблемой истиной, сейчас стало чужим и далеким. На чаше весов очутились два мира: мир Тома Реддла и бывший мир Гарри Поттера. И гриффиндорец не знал, что же именно его тревожит, но что-то определенно было не так. Наверное, тот факт, что Том Реддл все-таки собрал вокруг себя тех, кто назывался Пожирателями, убивал беспощадно и бессмысленно, идя к поставленной цели. Кто знает, может, Марволо все же создал хоркрусы? Или, может, он создает их сейчас, под носом Альбуса Дамблдора и Министерства Магии. Как не крути, его окружают все те же люди. Люциус Малфой, Северус Снейп, Бела Лейнстрейдж в Азкабане… так чем, скажите на милость, предыдущая жизнь отличалась от той, что идет сейчас?...
- Гарри, глянь, - Гермиона кивнула головой на Снейпа, который зло прищурил глаза, наблюдая за новой знаменитостью, - сейчас будет тебя прессовать. Спорим, про безоар спросит?
- Мистер Поттер, - голос профессора зельеварения сочился ядом, что заставило Драко негромко хмыкнуть, - если я попрошу вас принести мне безоаровый камень, где вы будете его искать.
- У козы в желудке, - брякнул Гарри, даже не соизволив посмотреть на преподавателя, - Но я все же не думаю, что вас сумеют так отравить, что он вам понадобится.
Гермиона мысленно усмехнулась, откидываясь на спинку собственного стула. Было видно, что только огромная сила воли, не дала Снейпу широко распахнуть глаза от изумления. Все оставшееся от урока время, Снейп бросал на Гарри задумчивые взгляды, но Поттеру на это было до фонаря, точнее даже до фонарища, потому что все его мысли были заняты лишь одним вопросом, или все-таки двумя. Ждет ли Готье его у класса, и если да, то, как от него скрыться?
Гарри медлил. Все начали расходиться, и в классе остались лишь Рон с Герм, да Драко с Блейзом. И если Рона еще и можно было обмануть в том, что ничего не происходит, то трех других – нереально!
- Поттер, там, в коридоре наш Калеб, - в кабинет сунула голову Панси, и гриффиндорцу вдруг захотелось прибить девушку, чтобы она больше не могла приносить дурные вести.
- Меня нет.
- Поздно, Поттер, - мрачно усмехнулась Паркинсон, - Готье уже знает, что ты тут. И тебе либо придется выпрыгнуть в окно, либо поговорить с ним, потому что он…
- Привет, Гарри.
«Странно, а голос у него свой остался», - как-то отрешенно подумал гриффиндорец. И не смотря на то, что Том выглядел иначе, Гарри видел за этим лицом облик настоящего Реддла.
- Привет, - буркнул гриффиндорец, - слушай, может, потом поговорим, а?
Плотно сжав губы, Том с ног до головы окинул Гарри высокомерным взглядом и вышел, больше ни разу не обернувшись.
- Вот, черт, - растроено шепнул гриффиндорец, не замечая, что говорит вслух, - обиделся.
- Твой хахаль, что ли? – ехидно заметил Драко, сам не представляя, как оказался прав в своем предположении.
- Что-то вроде, - закинув сумку на плечо, Гарри вышел из класса.
Мальчишка не сомневался, что Реддл сейчас накручивает себя, и просто уверен, что Поттер не придет для разговора. Гарри не собирался так поступать. Ему всего-навсего требовалось немного времени, чтобы собраться с духом. Просто тогда, в прошлом, все было несколько иначе. Том Реддл еще не знал, кем он будет, и что будет совершать, а Гарри Поттер был для него всего лишь парнишкой из будущего. Сейчас же гриффиндорец был Мальчиком-Который-Выжил-И-Лишил-Могущества-Того-Кого-Нельзя-Называть, и еще неизвестно, что Лорд Волдеморт не захочет отомстить. Да, и о чем им говорить, в конце концов? Их время прошло… К чему тут какие-то слова?
И все же ноги сами привели его к озеру, на то самое место, где…
- Том?
Парень слегка вздрогнул, и медленно повернул голову в сторону Поттера. Словно в замедленной съемке, гриффиндорец видел, как Том говорит, но смысл сказанного ускользал от него, пока, наконец, простые слова не скользнули лавиной в сознание.
- Я люблю тебя…
Гарри покачал головой, и сделал несколько шагов назад, беззвучно шевеля побелевшими губами.
- Нет, неправда.. Ты просто не можешь…
Не время, не к месту… и все же он говорит об этом. Гарри нестерпимо захотелось пнуть Тома за то, что он сидит тут с абсолютно непроницаемым видом, снова повернувшись к озеру, и разглядывая темную гладкую поверхность.
- Не могу, говоришь? Я изменил своим принципам ради тебя, Сириус Эванс… Я понял все те слова, которые по неосторожности соскальзывали с твоих губ. Сейчас я знаю, о каких именно событиях нашего будущего говорил ты с такой горечью и тоской…
Гарри слушал, затаив дыхание, боясь спугнуть… это. Конкретного названия у происходящего не было. Том Реддл всегда был скуп на слова, а сейчас, он словно исповедовался.
- Я, наконец, получил возможность называть тебя настоящим именем. И только Мерлин видит, каким сложным был мой путь к этому. Я любил тебя тогда, в то время, стоя у каменного надгробия, и я люблю тебя сейчас, несмотря на то, что ты – Гарри Поттер – лишил меня власти и кровью обретенного могущества. Но вот ты здесь, и ты мне не веришь. А я даже не знаю, как доказать, что все, что я сказал – настоящее.
- Лучше молчи. Слова сами по себе лишь пустой звук, - Гарри грустно улыбнулся, - докажи делом. Докажи, что изменился.
Гарри протянул руку, чтобы помочь Реддлу встать с земли, и тот не упуская возможности, крепко сцепил пальцы вокруг тонкого запястья и поднялся. Погладил нежную щеку, уткнулся носом в лохматые волосы, крепко прижимая к себе мальчишку и вдыхая его особенный запах.
- Эй, Том…
- Что? – слизеринец слегка отстранился, чтобы взглянуть Гарри в лицо.
- Помнишь, ты спрашивал, какие у меня друзья? – Том кивнул, - хочешь, я тебя с ними познакомлю?
Том хотел. Все эти дни, он наблюдал, как Гарри общается с этими людьми, и хотел быть на их месте. В то время, Поттер принадлежал только ему, а сейчас нужно было делить парня еще с кем-то, и это-то как раз и было самым ужасным. Гарри был единственным, кто стал ему близок за всю жизнь, но сам мальчишка не был одиноким, его постоянно окружали люди. На кой черт, ему сдался Волдеморт, убийца и Темный маг, когда вокруг столько чистых и незапятнанных созданий?
Гарри настойчиво тянул его в Выручай-Комнату, где уже сидело несколько подростков. Реддлу тут было неуютно, хотя бы просто оттого, что он и понятия не имел, что задумал Поттер.
- Привет. Мм, я хотел кое-кого вам представить, - Гарри дернул руку, выставляя Реддла впереди себя, как щит, и мягко надавил на плечи, принуждая опуститься на пуфик. Сам он сел рядом с диваном, опираясь спиной на ногу Драко и ногу Герм.
- Знакомься, это – Гермиона Грейнджер, - девушка с вороньим гнездом каштанового цвета на голове, приятно улыбнулась, хоть и была в ней некоторая настороженность, - Рон Уизли, - парень тоже кивнул, не демонстрируя открытой враждебности, - это Драко Малфой, - сына Люциуса Том узнал сразу же, мальчик был похож на отца как две капли воды, та же врожденная хитрость и острый ум.
- Позволь, остальных я сам угадаю. Блейз Забини, - холодно улыбнулся Том, указывая на смуглого брюнета с пронзительно-синими глазами, - и Панси Паркинсон, - стройная блондинка даже и не думала притворяться, что Калеб Готье ей нравится, - Теодор Нотт почти наверняка на отработке, а где… мм… Джиневра? – спросил Том, вопросительно глядя на Гарри. Ему стоило больших трудов вспомнить имя девушки.
- Поступит в следующем году, а это…
- Да, знаем мы, - перебила Гарри Паркинсон, - это Калеб Готье, учится в Слизерине на третьем курсе.
- Нет, - гриффиндорец мрачно усмехнулся, - знакомьтесь, господамы… Том Марволо Реддл.
Короткая пауза, за время которой присутствующие постарались вникнуть в суть происходящего, и почти хором:
- КТО?!


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.11.2009, 11:32 | Сообщение # 3
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 2

- Сюрприз, - буркнул себе под нос Гарри, глядя на ошалевшие лица друзей. Сейчас ведь объяснений потребуют.
- Гарри, ты шутишь, да? – Гермиона первая сумела хоть что-то выдавить.
- Да, не сказал бы. И у меня не настолько плохое чувство юмора, чтобы откалывать такие номера, - Гарри бросил беглый взгляд на Калеба, но тот лишь криво усмехнулся и отвернулся. Мол, сам рассказал, сам и выпутывайся. Очень по-слизерински.
- То есть Темный Лорд возродился? – потрясенно шепнул Рон, уже судорожно отыскивая в собственной мантии палочку.
- О, кстати, хороший вопрос, - кивнул Гарри, - Том, а как ты в этом теле оказался?
Реддл нехотя повернулся к любопытным мордашкам. Если бы у него было достойное объяснение случившемуся, то было бы проще.
- Не знаю. Считается, что магия сильных магов, после их смерти никуда не исчезает. Душа с такой силой, если она огромна, не может долго оставаться бесхозной, поэтому ищет место, куда бы она могла прибиться. Помимо этого, за смертью каждого человека по всем легендам должно следовать чье-то рождение. Бела убила этого мальчика в тот момент, когда душа искала для себя пристанище. По крайней мере, это то, что я выяснил.
- Другими словами, вы вроде как… паразитируете? – осторожно спросила Панси, переваривая все выше сказанное.
- Нет, - расслабившись, Гермиона откинулась на своем ложе из подушек, - паразитировал он на Квирелле, а сейчас все честно. Душа заменила душу. Своего рода обмен. А родители этого мальчика..?
- Мертвы, - коротко бросил Реддл, стараясь не смотреть на Гарри. Ему не хотелось видеть отчуждение в зеленых глазах.
- Так вы опять сирота? – с любопытством глядя на третьекурсника, спросил Рон.
- Стоп! Для начала, надо определиться верим ли мы, что это – Том Реддл, а соответственно и Лорд Волдеморт, а уж потом будем задавать вопросы, - холодно произнес Блейз, с преувеличенным интересом разглядывая собственный идеальный маникюр.
- Ну, здесь выбор невелик, - отозвался Драко, - либо мы верим Поттеру на слово, либо нет. Потому что, я стопроцентно уверен, что он не захочет показывать нам свою память. И я даже не буду спрашивать у Гарри, прав ли я. Прав однозначно.
Поттер не реагировал, полностью занявшись самоедством. Главный вопрос на повестке дня: что делать? Вот только ответа не было ни одного. Решив спустить все на самотек, Гарри обернулся к друзьям, которые, судя по выражению лиц, решили, что верят ему. Гриффиндорец был искренне им благодарен. Без их поддержки всегда было сложно, а сейчас было бы просто-напросто погано. Драко ухмыльнулся и деликатно постучал к Гарри в разум, просясь войти.
«Я понятия не имею, что ты скрываешь, но очень надеюсь, что ты все же когда-нибудь расскажешь. Да, и… мог бы спасибо сказать. Я отвел от тебя грозу, Грейнджер не стала дальше продолжать расспросы».
«Спасибо»
Гарри действительно был благодарен. Если бы Гермиона продолжила допрос, то рано или поздно докопалась бы до знаменательного путешествия лучшего друга… хотя, она и так скоро догадается. Слишком умная, и слишком очевиден тот факт, что если сейчас идет жизнь, отличающаяся от предыдущей, то в прошлом что-то изменилось. Грейнджер просто нужно немного времени.
- Так, прежде чем мы уйдем, и оставим вас здесь двоих, прошу ответить на вопрос, - Драко обвел Готье и Поттера внимательным взглядом, - мы больше не воюем? Идеи мирового господства не воплощаем в жизнь? Пророчеству не следуем?
Реддл долго молчал, затем медленно, оооочень медленно покачал головой, снова ввергая в шок присутствующих.
- Мм, Поттер, а ты точно уверен, что это – Лорд? Все-все, умолкаю, - быстро затараторила Панси, увидев предостерегающий взгляд Гарри, ссориться ей не хотелось. Может, завтра или послезавтра, но точно не сегодня. Выходя из комнаты последним, Драко чему-то усмехался, и отчего-то Поттеру казалось, что блондин веселится за его счет.
Оставшись вдвоем, они еще очень долго молчали, привыкая друг к другу. Это было сложно, действительно сложно.
- А кто такой Квирелл?
Гарри сначала не понял, о чем именно спрашивает Реддл, но, вспомнив недавний разговор, улыбнулся. Весьма забавно рассказывать Темному Лорду о его же собственных тщетных попытках возродиться. Пока Поттер рассказывал Тому, что тот торчал из затылка Квирелла, Реддл брезгливо морщился, а когда речь зашла о том, каким способом Гарри убил его, слизеринец не выдержал.
- Гадость какая, это не изящно!
- Ты считаешь, что Avada Kedavra изящнее? – хмыкнул Гарри, - Ну, уж извини, не научили меня тогда Непростительным.
- Значит, я не мог выносить твоих прикосновений? – задумчиво произнес Том, - А почему сейчас могу?
- Правда, можешь? – мурлыкнул Гарри, поднимаясь со своего места, и приближаясь вплотную к сидящему по-турецки Реддлу, пробегаясь маленькими пальчиками по щекам, коснулся губ, очертив их контур, - можешь?
От тихого шепота на ухо, Том задрожал и, обхватив ладонями бедра Гарри, потянул вниз, принуждая сесть. Гриффиндорец охотно повиновался, тут же скрестив ноги за спиной Тома, и утыкаясь лбом ему в плечо.
- Но ведь эти прикосновения не убивают, - негромко произнес Реддл, прижимая к себе мальчишку.
- Ну, это как посмотреть, - Гарри не собирался сдаваться, - буквально – нет, а вот фигурально выражаясь – очень даже.
Обхватив Тома за шею, брюнет откинулся назад, заглядывая в карие глаза. Казалось, так просто забыть обо всех проблемах, окружающих их. А ведь этих самых проблем и в самом деле было не мало. Себе, и только себе, Гарри был готов сознаться, что ему не хватало Реддла, хотя и не понятно, когда он успел соскучиться.
Хм… Утром, Поттер даже подумывал зайти к зельевару, и поблагодарить. Мол, спасибо вам, товарищ Снейп за то, что доблестно служите Отечеству. Ведь нашли же в себе силы донести Темному Лорду о Пророчестве Треллони. Уж простите, что без Ордена Мерлина, но хоть примите мою скромную благодарность. Ваш поступок помог остановить войну. Боже, бред какой! Интересно Снейп сразу его убьет, или сначала назначит отработку и оштрафует на сотню-другую баллов.
- Вокруг витают твои мысли, но я их не слышу, - тихо произнес Том, внимательно рассматривая смену эмоций на лице брюнета.
- Да, вот, хотел к Снейпу наведаться, спасибочки сказать, - весело отозвался Гарри, слегка поерзав, устраиваясь поудобнее.
- Не понимаю я твоего веселья. Он вас предал, а ты не похож на всепрощающего, так какого черта ты так лояльно к нему относишься?
- Не все сводится к мести, Том, - терпеливо, как непонятливому ребенку, пояснил Гарри, - По идее, я даже не должен знать, что Снейп это сделал. Мы тут все дети, не забывай. Живем себе, радуемся. Все невинно, цветочки, ягодки, ля-ля-ля, счастливы, что мир от гнета Того-Кого-Нельзя-Называть избавлен. Им всем не зачем знать, что мы тут шляемся по временам, как неприкаянные. Том, ты не уснул?
Реддл открыл глаза, и внимательно посмотрел на лохматого паренька, пригревшегося в его объятиях.
- Раньше ты болтал меньше.
- Так то раньше, - улыбнулся Гарри, целомудренно целуя своего визави, - сейчас я стараюсь вести себя, как все одиннадцатилетние дети. От многого придется отказаться.
- Например?
- От выпивки, курить вот нельзя будет, - Поттер безразлично пожал плечами, - а ты? Как ты будешь жить дальше? У тебя же остались верные адепты. Беллатрисс в Азкабане только и ждет, что ты вернешь себе былое могущество и заберешь ее оттуда.
- Темный Лорд умер, ты забыл?
- Да, нет, не забыл. Просто, таких как Бела много. Они никогда не верили, что Лорд Волдеморт пал безвозвратно. Я помню, как это было, и не надо меня уверять, что они не жаждут отомстить. Пожиратели будут стараться завершить то, что начал ты. Конечно, это касается лишь тех, кто сидит в Азкабане, им уже нечего терять, а те, кто избежали тюрьмы, будут отсиживаться по домам, дабы не бросать больше тень, на их с таким трудом обеленные имена.
Том промолчал. Пока он определенно ничего не собирался делать, а что будет дальше, покажет время. Пока у него есть этот не в меру умный одиннадцатилетний мальчишка, и целая ночь впереди. Потянув Гарри за собой, Том уронил их обоих на подушки.
- Расскажи мне, - попросил Реддл, когда брюнет удобно устроился у него на груди.
- О чем?
- Что я делал после того, как ты лишил меня тела Квирелла…
Гарри ухмыльнулся, закидывая ногу Тому на бедро.
- Это будет очень длинная история…


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.11.2009, 11:34 | Сообщение # 4
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 3

Весь следующий день Том провел в препоганом настроении. Деметрия Торндайк, считавшая себя его девушкой, закатила грандиозную истерику с массой упреков и обещаний самоубийства разными способами. Нет, Реддл, конечно, мог бы собственноручно убить надоедливую девицу, да вот только вряд ли Поттер оценить такой способ избавления от возникшей проблемы. А брюнета слизеринец хотел огорчать меньше всего, учитывая все то, что он сделал ему раньше, пока был Лордом Волдемортом. Вчерашний рассказ Гарри казался, чем-то нереальным, но, зная себя, Реддл не мог сомневаться в правдивости слов своего…. А кого, собственно? Парня? Любовника? Ответ – ни то, ни другое. Наверное.
По дороге к Большому Залу Том размышлял над тем, что, возможно, ему стоит сесть за стол Гриффиндора. Не то, чтобы он любил эпатаж, просто Гарри со своими лохматыми волосами и яркими блестящими глазами выглядел ужасно соблазнительно, и только с огромным усилием, Реддл заставил себя отвернуться от мальчишки, чтобы, не дай Мерлин, не броситься к гриффиндопскому столу, не сгрести в охапку и не уволочь из зала. Том перехватил гневный взгляд Деметрии и понимающий Драко. На нем тоже висли девчонки, от которых он не был в восторге. Хотя… и Гарри не жаловался на отсутствие внимания со стороны прекрасного пола.
Стоило Тому только сесть, как ухоженные ручки Деметрии тут же обвились вокруг его шеи, едва не задушив. Гарри прав – все они должны вести себя соответственно возрасту, в котором оказались сейчас, но Дьявол свидетель, как же Реддлу хочется проклясть Торндайк! Драко только ухмыльнулся, глядя на жалкие попытки Тома вести себя в руках, и помахал гриффиндорцу, привлекая внимание к их столу. Зеленые глаза хищно прищурились, и Том отчетливо почувствовал злобу Гарри… ощущение такое, словно иголки вгоняют под кожу.
Совы принесли вечернюю почту, и к большому удивлению гриффиндорца, он получил записку от Дамблдора, который просил зайти к нему после ужина. Ну, очень трудно догадаться, что понадобилось директору!
Доедал Гарри уже без энтузиазма, девица, виснущая на Томе, тоже не способствовала улучшению настроения. Впрочем, Поттер отчасти даже забавлялся ситуацией. Реддл сейчас напоминал брюнету Драко. Панси всегда таскалась за ним хвостом.
Позже, стоя у каменной горгульи, Гарри вдруг осознал, что у него в запасе нет хорошей лжи, которую просто необходимо скормить Дамблдору. Вопрос: что делать? Ответ: косить под дурака!
Для приличия, Поттер даже постучал, но дожидаться приглашения не стал, а просто вошел. Дамблдор сидел в своем кресле, и первое же, что сказал директор, убедило Гарри в том, что косить под дурака не выйдет – Альбус уже обо всем догадался.
- Выпить?
- Чаю, - усмехнулся Гарри в ответ.
Дамблдор тут же организовал две чашки с горячим крепким чаем, и вазочку с мятными леденцами. Слава тебе Мерлин, никаких лимонных долек.
- Итак, Гарри. Значит, я все же не ошибся.
- В чем? – брюнет подул на свой чай и сделал небольшой глоток, стараясь не обжечь язык.
- Калеб Готье – это никто иной, как Том Реддл. И у тебя все же получилось его остановить.
- В некотором роде – да, несомненно, остановил, - подтвердил Гарри слова директора, - Но ты не понимаешь одного, Альбус. Том может спокойно переступить через меня, и начать создавать хоркрусы прямо у тебя перед носом, и ни ты, ни Министерство не сможете ничего доказать.
- Ты действительно так считаешь, Гарри? – голубые глаза озорно блеснули, на что гриффиндорец пробурчал себе под нос.
- Я считаю, что у меня развилась паранойя. Я не знаю, что мне с ним делать, Альбус. А ты знаешь?
Директор задумчиво рассматривал содержимое своей чашки, не спеша с ответом, но Гарри приблизительно догадывался, о чем мысли старика, сидящего сейчас напротив.
- Однажды, я уже совершил ошибку. Я привел в школу мальчика и пообещал ему, что Хогвартс станет его домом… и я солгал. Дом – это не просто место, где живешь. Это люди, которые тебя окружают заботой и теплом. Это вещи, которые постепенно становятся чем-то очень важным… Это атмосфера, и воздух, которым дышишь. Это – чувство принадлежности к чему-то значимому, чувство собственной нужности, уверенность, что тебя примут любым, не зависимо от того, какой проступок ты совершил. Я не смог дать Тому такого дома, хоть и обещал, но ты, - Альбус ткнул пальцем в Гарри, - ты можешь. Более того, ты – единственный, кому Том верит. Да, это не будет просто, но я верю, что Гарри Поттер может исправить мою ошибку.
Гарри как-то судорожно всхлипнул, и обхватил себя руками.
- Нет, Альбус, ты неправ. Я не могу. Том Реддл любит не меня, а Сириуса Эванса, а я… я – чужак. Это Сириусу, а не мне, он позволял быть нахальным, добрым, нежным, заботливым, грубым, заносчивым… Ему, не мне.
- Гарри, - тихо позвал директор, и в него впились яркие изумрудные глаза, - Но ведь ты – это и есть Сириус Эванс, а Калеб Готье – не кто иной, как Том Реддл. В вашем случае, имена не имеют смысла. Имена – лишь пустой звук, важны лишь ваши сущности.
- Спасибо, за чай.
Гарри просто вышел из кабинета директора, бесшумно скользя по каменным ступеням. Оказывается, его навыки остались прежними. Дамблдор не прав. Или прав? Гарри окончательно запутался. Он знал, как воевать, но абсолютно не смыслил в чувствах. Вдобавок ко всему, Поттер чувствовал, что не сможет самостоятельно разобраться в ситуации, и ему был нужен человек, который не станет искать выгоду в сложившейся ситуации, который не станет щадить его, а скажет все, как есть. Пусть жестко, пусть саркастично и надменно, зато правду. Ему нужен был слизеринец.

***

Том внимательно рассматривал Драко Малфоя, который вдруг резко прекратил разговор со своими друзьями, и, поднявшись со скамьи, ровным шагом направился к выходу из Большого Зала. Грейнджер, Забини, Уизли и Паркинсон проводили парня задумчивыми взглядами, а потом одинаковая понимающая усмешка появилась на губах всех четверых.
- Солнышко, - пропел медовый голосок Тому на ухо, и он уже был готов взвыть, так его раздражала эта глупая кукла.
- Извини, Деметрия, но ты мне не нужна, - шепнул Реддл в миллиметре от ее лица, продолжая улыбаться, - давай не будем портить друг другу жизнь. Если хочешь, можешь выставить все так, будто это ты меня бросаешь.
Не глядя на ошалелую девушку, Реддл вышел из Большого Зала, пытаясь взглядом отыскать Драко, но тот уже испарился.

***

Гарри и Драко с интервалом в полминуты ввалились в Выручай-Комнату, и Малфою очень хотелось высказаться по поводу того, что этот тупой гриффиндорец оторвал его от ужина, но вдруг смилостивился, посмотрев на плачевное состояние Поттера.
- Ну, рассказывай, что ли, - произнес Драко, опускаясь на мягкий ковер, и стаскивая с себя обувь. Ноги, едва коснулись мягкого ворса, перестали гудеть.
Вслед за блондином на пол сел Гарри и проделал ту же операцию. И…
- Я сплю с Томом Реддлом.
По началу, Драко думал, что ослышался, но эти зеленые глаза сейчас были честны, как никогда.
- Мда, Гарри, здесь без ста грамм не разберешься.
Малфой быстро наколдовал им выпивку. Первые глотки делали в давящей тишине, будто отсутствие слов могло сгладить впечатление от первой фразы. А потом Гарри прорвало. Он все говорил и говорил, в то время как Драко не забывал подливать в стакан гриффиндорца новые порции выпивки. Сам он не пил, боясь потом забыть то, что сейчас говорил Гарри. Было трудно поверить в то, что Поттер, такой сильный по духу, совершил самоубийство, а уж все события, последовавшие за этим, вообще не укладывались в голове у блондина. Хотя… судя по тому, какие взгляды бросают друг на друга Гарри и этот… Калеб… Мда…
- Ну, и что ты хочешь от меня, Гарри?
- Что ты думаешь по этому поводу? Что мне теперь с ним делать?
- Гарри, - усмехнулся блондин и налил еще по одной, - ты немного попутал. Это у нас Грейнджер все знает, а не я. Тебе лучше с ней поговорить… А, вообще, ты е***нутый, что связался с Реддлом, но уж если это так, то думаю, старик прав. Ты ничего не теряешь… за всеми нами неусыпно следит преподавательский состав, учиться нам не надо, мы теперь отличниками станем с нашими-то навыками, так что, дружок… потрать-ка ты свое свободное время на личную жизнь. Может, старина Томми и в самом деле изменился, чем черт не шутит.
Гарри торжественно промолчал, и залпом осушил свой стакан, затем еще один, и еще. На этот раз Драко от него не отставал. Благо выпивка не кончалась, и уже очень скоро, обнявшись и соприкоснувшись головами, ребята пели, точнее, орали во всю глотку, даже не стараясь попадать в ноты.
«Если с другом сел бухать,
Если с другом сел бухать,
Веселей намного…
Без друзей мы пьем чуть-чуть,
Без друзей мы пьем чуть-чуть,
А с друзьями много…»
И так продолжалось очень долго, пока Драко не сорвал голос. Какое-то время он продолжал сипеть, а потом подумал, ну на хер, и лег спать прямо на ковре. Гарри не долго думая, сообразил, что петь одному не очень-то здорово, и решил посетить туалет. Поискав глазами новую дверь, и не обнаружив ее, Гарри расстроился. Видимо, Выручай-Комнаты не была настроена выручать пьяного одиннадцатилетнего гриффиндорца.
Из комнаты мальчик выползал, ибо идти уже не мог, и первое что он увидел, кожаные сапоги по колено. Подняв мутный взгляд, Гарри наткнулся на разъяренного Тома.
- Упс, - а дальше… провал.

***

Реддл, прибегнув к метафизике, довольно быстро вычислил, где находятся детишки, вот только то, чем они там занимались, отнюдь не радовало Тома, а уж то, в каком виде, его Поттер выполз из комнаты, вызвало прилив ярости. Когда Гарри вырубился у его ног, слизеринец наложил на мальчишку отрезвляющее заклинание. Подействовало плохо, но гриффиндорец, по крайней мере, сумел своим ходом добраться до туалета. Впрочем, и заснул он тоже в туалете на каменном полу. Проклянув про себя малолетнего идиота, Том поднял его на руки и поволок обратно в Выручай-Комнату, потому что очень сомневался, что МакГонагалл проявит сострадание к пьяному студенту, пусть даже это студент ее собственного факультета.
Глядя на посапывающего Поттера, Том почти верил, что все будет хорошо, вот только, когда Гарри проснется, все может резко измениться. Реддл презирал себя за то, что открыл сердце этому необычному мальчику, потому что теперь тот парой убийственных фраз, мог причинить невыносимую боль. Том не хотел этого, но разве можно отказаться от того, кто стал родным?
Оставив на столике две порции антипохмельного, Реддл вышел, мягко закрыв за собой дверь, и вышел на улицу. Шел дождь.
Том не любил дождь, и любил одновременно. В дожде есть свое очарование, и своя боль.
Это осеннее утро было непохоже на остальные… что-то изменилось, что-то заставляет Тома смотреть на мир другими глазами… больными глазами.
Из-под тяжелых грязных облаков едва-едва выбивался кроткий луч света, почти не заметный в завесе дождя… Капли, которые били по коже, казалось, по свойствам были схожи с серной кислотой… Они обжигали, сводили с ума… Отравленным было все… Этот дождь, это грязное небо, люди, которые сейчас мирно спали в своих теплых постелях … Ну, почему? Почему так всегда бывает? Мы знаем, что жизнь несовершенна. Знаем, что в этом мире много дряни, смертельных болезней, боли… грязи. Так почему же, скажите на милость, каждый раз, когда мы видим что-то некрасивое или просто-напросто – несправедливое, в нас что-то обрывается? Мы выворачиваем себя наизнанку, заливаясь молчаливыми слезами… И что? Ничего… Дальше только пустота… Мы понимаем, что эту боль и грязь сеем вокруг себя мы сами, и каждый раз мы находим себе какие-то глупые ничтожные оправдания…
Том не понимал, почему он думает об этом. Ведь он не чувствовал вины, когда убивал, а сейчас кажется, что это в нем было всегда… дремало, похороненное под искусственной ненавистью к людям. Что изменилось? Почему вдруг стало больно жить… страшно жить… страшно понять, что ты такой же человек, как и все, и тебе не чуждо ничто человеческое. Кто придет и скажет, что все будет хорошо? Кто укроет в своих объятиях, защищая, оберегая… любя?..
Страшно от неопределенности, своего собственного будущего. И почему, дьявол вас всех забери, он чувствует себя потерянным ребенком?

***

Пробуждение далось Гарри Поттеру тяжело – голова болела ужасно, и во рту помойка. Откуда-то от окна раздался сдавленный стон и тихие ругательства, свидетельствующие о том, что не одному ему херово в это утро. С трудом разлепив глаза, Гарри зажмурился от яркого света. Тааак. Сейчас определенно не утро, а самый настоящий день, и это означает, что они пропустили занятия, и… мать твою за ногу… они пропустили Зелья.
- Поттер, нам конец, - похоже, Драко пришел к тем же выводам, относительно их дальнейшей судьбы, - хотя нет, Поттер, это тебе конец.
- Спасибо, солнышко, я тебя тоже люблю.
Гарри, кое-как поднявшись на ноги, нашел на столе флакон с антипохмелином, и тут же воспрял духом. Один из пузырьков гриффиндорец кинул другу, другой опустошил сам, чувствуя, как боль отступает, позволяя мыслить ясно. И вместе с этим в памяти всплыли черные кожаные сапоги перед носом…
- Спасибо тому, кто о нас так позаботился, - пробормотал повеселевший Малфой, приводя в порядок свою одежду, а заодно и поттеровскую, - я ему памятник поставлю.
- Реддл не оценит, - мрачно выдавил Гарри, и Драко замер как вкопанный у самой двери.
- Ты хочешь сказать, что это Лорд?
Гарри только пожал плечами, и быстрым шагом вышел из комнаты. Об этом он подумает потом. В данный момент его интересовало, какую ложь скормить преподавателям, чтобы они не орали на них.
А школа и в самом деле стояла на ушах. А как же иначе, если двое первокурсников не пришли на занятия, и никто не знает, где их искать. Но больше всего Гарри пугало не возможное наказание. По середине коридора стоял сам Дамблдор, МакГонагалл и Снейп… все трое с грозным видом смотрели на Готье. И если двое последних не понимали, почему ответа надо требовать с Калеба, то у директора были на это веские основания.
До Гарри долетали лишь обрывки фраз, но общую суть гриффиндорец уловил – Альбус давит на Реддла, вынуждая сознаться в том, чего тот не делал. Недолго думая, брюнет промчался к ним, и встал за спиной у Тома.
- Профессор Дамблдор, - Гарри обратил внимание преподавателей на себя.
- Гарри, мой мальчик, - в голубых глазах читалось облегчение, - где ты был? Мистер Малфой был с тобой?
Поттер нервно кивнул, и постарался выглядеть соответственно своему возрасту – невинно и глупо, как все дети.
- Калеб не при чем. У меня ужасно закружилась голова, но я не хотел идти в Больничное Крыло, и попросил Драко посидеть немного со мной. А потом мы нашли комнату… она то и дело меняла форму… и заснули там.
Детский лепет, и Гарри видел, что Снейп с Дамблдором ему не верят, правда, по разным причинам. Альбус пытливо вглядывался в юное лицо перед собой, словно пытаясь заглянуть внутрь черепной коробки, и хорошо, что гриффиндорец почувствовал вторжение в свой разум, мгновенно поставив щиты.
- Ну, и хорошо, Гарри, не переживай. Просто мисс Паркинсон сказала, что видела Калеба рядом с тобой, наверное, она все же ошиблась, - добродушная улыбка на старческом лице никак не вязалась с ярко-выраженным предупреждением, которое было направлено Готье, - Теперь тебе лучше?
- Да, спасибо…
Директор еще раз кивнул каким-то своим мыслям, и пошел прочь. Вокруг тут же засуетился Снейп, требуя, чтобы Поттера наказали. Подростков это уже не волновало, главное, что выпутались.
Том настороженно смотрел прямо перед собой, пока они спускались по лестнице, и молчал, ожидая, когда заговорит Гарри, но мальчик молчал. И через несколько долгих секунд, наконец, прозвучало неуверенное «спасибо», и Поттер вложил слегка подрагивающие пальцы в руку Тома.
Все не так уж и плохо, как могло бы быть… с такой ложью можно было прожить очень долго, но не после того, как им навстречу кинулась обезумевшая Гермиона с газетой в руке.
Гарри очень аккуратно надавил на запястье подруги, и вытащил «Пророк». На первой же странице была статья о побеге Пожирателей Смерти… газета выскользнула из ослабевших пальцев… Фотография…
Кровавые буквы на стене в камере Беллатрисс Ленстрейдж врезались в сознание Гарри. «Темный Лорд жив».
Они знают… они знают… и это конец…


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 17.11.2009, 20:04 | Сообщение # 5
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 4

Гарри вырвал руку и рванул подальше отсюда, как можно дальше… из замка, на улицу, где холод сможет отрезвить, и даст возможность размышлять здраво. Холодно. Холодно, а он только в мантии… мерзнут руки, и краснеет нос… начинается озноб… но разве это важно? Ложь. Всё ложь. Лишь солнечная иллюзия, которой хочется верить. Снова начнется все сначала, и не будет надежды, и не останется сил для борьбы… и не будет шанса на счастье.
Сзади подошел Драко и крепко обнял, давая понять, что в этот раз он будет рядом с ним с самого начала. Гермиона, Панси, Рон, Блейз, Тео… они все были тут, а куда же им еще пойти? Кто еще знает, каково это – воевать и умирать? Кто еще может ощутить всю горечь разочарования так остро, кроме них, уже прошедших через это? Им дали счастливое детство, и снова отбирают. Почему? Почему так?

***

Северус Снейп в задумчивости наблюдал за первогодками, стоящими рядом с озером. Что-то было не так. Не так должны реагировать дети на подобное известие. А эти… будто псих-кукловод запихнул взрослые души в тела детей, и теперь забавляется. Поттер обернулся, и Снейп огромным усилием заставил себя не спрятаться. Этот взгляд обжигал, отравлял… презирал. Всё в одном единственном взгляде… Северус не сразу понял, что это убийственное выражение предназначалось не ему, а когда понял – облегченно вздохнул, и… обернулся. Показалось ли ему, что стоящий за спиной Готье, на какую-то долю секунды стал похож на Тома Реддла? Но нет, действительно, показалось. В Реддле никогда не было покорности, и некой обреченности… весь облик Калеба будто говорил о сожалении, а на лице мольба. Готье тоже смотрел на Поттера, и в следующее мгновение быстрым размашистым шагом пошел прочь, будто сбегая. Поттер тут же рванул со своего места, пронесся вихрем мимо Северуса, и исчез в том же направлении, что и Калеб. Зельевар не понимал, что происходит, но вся ситуация в целом ему не нравилась. Оооочень не нравилась.

***

Было погано. Было больно и муторно, словно избили и облили помоями. Том мчался по коридорам, почти не разбирая дороги, ничего не слыша, и не замечая вокруг себя.
- Эй! Стой, мать твою! Да стой же!
До Реддла, наконец, дошло, что это кричат ему, но останавливаться не хотелось, пока тонкие руки неожиданно сильно не обхватили его за талию.
- Идиот, - шептал знакомый голос, - ты – идиот, Том.
Слизеринца развернули, и теперь он смотрел в бледное лицо Гарри, который больно впивался пальцами в его плечи.
- Ты залез ко мне в голову, но так и не увидел главного, - зашептал гриффиндорец, - Я. Тебе. Верю. Я верю, что это не ты устроил побег, и знаю, что ты никому кроме нас не говорил, что Калеб Готье – это Темный Лорд. Да, мне больно, я зол, разочарован и растерян, но не в тебе дело. У меня сейчас одно желание – убить ту мразь, которая нас всех сдала.
Напряжение по крупицам покидало Тома… и стало легче дышать. В следующую секунду он уже крепко прижимал к себе своего мальчика. Ребенка и взрослого. Ублюдка и самого нежного человека. Убийцу и святого.
- Ты – единственная ценность, которая у меня есть, - произнес Реддл, зарываясь пальцами в черные волосы, - у меня никогда ничего не было своего. Теперь есть ты…
Гарри промолчал. Просто не видел смысла что-то отвечать на это, ведь еще тогда, в то время, брюнет признал, что он ЕГО, во всех отношениях. Ничего не изменилось… ведь правда?.. ничего.
Ни один из парней не видел профессора зельеварения, который с бешено бьющимся сердцем наблюдал за ними. Альбус только что вкратце рассказал, в чем дело, и велел привести обоих мальчишек к нему в кабинет. Разумеется, Северус не поверил ни единому слову о Реддле, но услышанное только что, полностью подтверждало слова директора. Оставалось только, как-то дать о себе знать и отправить парней к Дамблдору, а там пусть сам разбирается. Вот только как это сделать, чтобы не нарваться на неприятности. От необходимости искать выход его избавил холодный вкрадчивый голос…
- Здравствуй, Северус, - Готье… или все же Реддл?... будто, хищник, склонивший голову… готовящийся к прыжку… улыбается, мать его, - чем мы можем быть полезны?
Снейп подавил в себе порыв шарахнуться в сторону. Никогда еще Том Реддл не применял местоимение «Мы»… Я хочу… Я приказываю… но «Мы»? Прежнего Темного Лорда – психопата и редкостного ублюдка – зельевар не боялся, но этот новый Реддл внушал ужас, потому что теперь его действия и желания станет невозможно предугадать.
- Вас требует директор, - Снейп обрадовался, что его голос не дрогнул, и лицо не выдало напряжения.
- Требует, говоришь? – теперь слизеринец шипел, - требует?
Калеб Готье кружил вокруг побледневшего Северуса, и глумливо улыбаясь, явно наслаждаясь растерянностью мужчины… подошел близко-близко… провел пальцами по щеке, завороженно наблюдая, как расширяются зрачки. И словно песню… Северус… Северус…
Снейп остался стоять на месте, хоть и мечтал оказаться в данный момент где-нибудь подальше отсюда. А чужая рука уже погладила волосы, и сжала пальцы, намеренно причиняя боль, дергая вниз так сильно, что шея заболела… и тут же все прекратилось, хватка ослабла… боль прошло, и чужое дыхание больше не ощущалось где-то рядом.
Зельевар широко распахнул глаза, и тут же захотелось закрыть их обратно. Маленькая аккуратная рука Гарри Поттера лежала на бедре Готье, и Калеб не протестовал… выражение его глаз сменилось на удовлетворенное.
Кивнув, Северус направился в кабинет директора, сказать, чтобы Альбус шел и сам разбирался со свихнувшимися учениками, но к его величайшему удивлению Поттер и Готье шли за ним, даже, несмотря на то, что у Калеба на лице было ясно написано, что он оторвет голову любому, кто попадется ему на пути.
Директорский кабинет встретил их гнетущей тишиной, в которой Дамблдор, МакГонагалл и Римус Люпин не сводили взгляда с Поттера и Готье.
Альбус тяжело вздохнул и указал мальчикам на стулья, которые появились в тот момент, когда они вошли.
- В свете последних событий, я думаю, следует открыть преподавателям твою тайну, Гарри. Прости меня, мой мальчик, но это необходимо.
Бледно-голубые глаза за стеклами очков смотрели виновато, но это вызвало у гриффиндорца только лихорадочную волну раздражения. В итоге, Поттер только пожал плечами, всем своим видом показывая, что ему безразлично все, что будет происходить тут дальше.
- Видите ли, - продолжил Альбус, - Лорд Волдеморт не умер, а просто переместился в новое тело, и теперь очень удачно скрывает себя под именем Калеба Готье. Не так ли, Том?
Директор пытливо всматривался в лицо слизеринца, но тот ушел в себя, оставаясь закрытым для всех в этой комнате… кроме Гарри. МакГонагалл схватилась за сердце, и теперь пребывала в явном ужасе – она поверила Дамблдору сразу же. Поверил и Римус. Люпин подался к Гарри.
- Гарри, отойди от него.
За спиной мальчишек Снейп мысленно усмехаясь, предвкушая, как Люпин побледнеет, когда Поттер и не подумает отвернуться от Реддла. Ну, так и есть…
- Прости, Римус.
Люпин смотрел на сына лучшего друга в явном замешательстве, и уже чувствовал, как паника охватывает его – Гарри был тверд в своем решение, потому как подвинулся к Готье ближе.
- Гарри, ты, возможно, не знаешь, потому что родился в мирное время, но Темный Лорд – беспощадный убийца, - Римус пытался переубедить юного гриффиндорца, - ты еще молод, и знаешь, что такое война только понаслышке, но мы знаем…
В это время у Альбуса Дамблдора и Тома Реддла перехватило дыхание – Люпин встал на скользкий путь. Зеленые глаза полыхнули красным пламенем, стекла в кабинетах начали взрываться… и все, даже Том, схватились за голову, сжимая руками виски, чтобы уменьшить боль. В сознание хлынули образы… кровавые образы… вселяющие ужас… убивающие надежду… сжигающие веру… И не было спасения… ничего не было, кроме… Люпин, которому Грейндбек вырывает хребет, и смеется… смех безумен, от него холодеет душа, и подгибаются колени… Альбус и Снейп… события шестого курса очень болезненны… это страшно… это медленно убивает, отравляя… МакГонагалл ощущает запах Беллатрисс, которая стоит рядом с ней и направляет в лицо палочку... Очередной луч Круциатуса поражает свою цель… кругом трупы…трупы женщин и детей… искореженные… размазанные по земле… запах разложения в ноздрях такой отчетливый, что того гляди вывернет наизнанку…
Все прекратилось, и только хриплый голос Гарри помог им осознать, что это все еще кабинет Дамблдора.
- Не надо говорить мне, Римус, что я ничего не знаю о войне. Я не показал вам и четверти того, что пережил.
- Тем более, мистер Поттер, - подала голос Минерва, - раз вы знаете такого Тома Реддла, вы не можете отрицать, что он…
Гарри поднялся со стула и встал за спиной Тома, положив руки ему на плечи, словно говоря, что все хорошо, что он от него не отвернется, и посмотрел прямо на Дамблдора, улыбаясь уголками губ.
- Уж если ты завел этот разговор, Альбус, - в голосе гриффиндорца появилась бесцветность, - то рассказывай и остальное. Но без нас.
Гарри пошел к двери, зная, что Том последует за ним… и уже у самой двери его застал очень тихий вопрос директора, не громче дыхания: «Ты уверен, что поступаешь верно?»… и в ответ Альбус услышал лишь тишину. И она говорила лучше любых слов.
Спуститься по винтовой лестнице, услышать, как горгулья за их спинами вернулась на место, увидеть, что друзья в тревоге меряют шагами коридор в ожидании ребят… все это почему-то очень важно, важен каждый шорох, каждое движение… все что угодно, лишь бы не иллюзия незначительности происходящего.
- Гарри, - Гермиона по обыкновению бросилась к другу и обняла, - Что нам теперь делать? Что нам делать?
Ее лихорадочный полубезумный шепот выворачивал душу. Гарри мог ее понять – она, как и все они, мечтала о покое, но если другие испытают подобное впервые, им во второй раз придется спуститься в этой опаляющий ад.
- Могу стереть вам память, - безразлично пожал плечами Гарри, - будет не так погано.
- Не вариант, - Блейз нахмурился, - мы ведь заключили договор, объединили души. В конечном счете, мы все равно все вспомним, так что…
Том молчал. Он просто наблюдал за этими детьми, которые таковыми не являлись. Он их не понимал. Он не понимал Гарри Поттера. После всего того, что случилось с этим мальчишкой… как? Как у него это получается? Не сойти с ума? Прощать? Любить? КАК?!
Драко безучастно смотрел в одну точку на стене, будто многовековая кладка хранила в себе ответы на все вопросы… вон там… в трещинках, на камнях… ему снова придется пойти против отца, отдалиться от семьи. Но почему? Из-за чего разгорается эта новая война? Реддл сейчас среди них, и никто больше не борется за чистокровность. Так из-за чего?
- Поттер, а ты в курсе, что скоро Пожиратели придут по твою душу? Белла никогда не сдавалась, она захочет отомстить тебе за падение своего господина, и таких как она не мало, - голос Паркинсон был очень тих, но каждое слово впечатывалось в мозг раскаленной кочергой, - и самое дерьмовое то, что до тебя они смогут добраться только через твоих близких. Наверное, нам стоит…
- Да, я… поеду домой, наверное… на какое-то время, - шепнул Гарри, и Драко, оторвавшись от стены, согласно кивнул.
- Нам всем надо поехать домой. Хотя бы на неделю. Вот только отпустит ли нас Дамблдор?
- А кто его спрашивать будет? – процедил Рон сквозь зубы, - это моя семья. И если я могу помочь дома, я там буду.
Реддл молчал. Молчал он и тогда, когда первогодки начали покидать коридор, погруженные в свои мысли, не обращая внимания на него, оставшегося стоять на прежнем месте. Гарри резко обернулся.
- А ты? Ты поедешь? – громко спросил гриффиндорец, и остальные застыли, в напряжении ожидая ответа.
- Мне некуда ехать, - Реддл безразлично пожал плечами, - Хогвартс – мой дом. Как и раньше… ничто не меняется.
- Я предлагаю тебе поехать со мной, - Гарри сделал несколько шагов обратно, приближаясь к слизеринцу, и взял его за руку, слегка поглаживая холодные пальцы, - ты поедешь?
Проще было бы сказать «нет», и избавить мальчишку от себя. У них все равно ничего не получится… из-за того, кто он и кто этот зеленоглазый паренек. Из-за Дамблдора, который рассказал всем то, что должно было быть скрыто… похоронено. Но нет, старик вмешался. И все-таки вопреки здравому смыслу, Том в ответ легко сжал руку Гарри. Поедет. Он поедет, и будь что будет.

***

В Годрикову Впадину молодые люди добирались на Ночном Рыцаре к концу дня. Как и ожидал Гарри, дома уже обо всем знали, но отчего-то молчали, неодобрительно глядя на Готье. Тому было все равно, но это важно Гарри…
- Пап? Может, уже выскажешься?
Джеймс Поттер переглянулся с Сириусом. Видно, что никто не знал, с чего начать разговор, пока, наконец, из кухни вместе с Лили не вышла Сионна Малфой, и будто вдруг растеряв все силы, как подкошенная, рухнула на колени. Руки пожилой женщины висели вдоль туловища, и пустые глаза смотрели куда-то мимо Реддла… словно кто-то забрал душу, и оставил им на память пустую оболочку. Джеймс и Римус бросились помогать, но Том оказался быстрее. Мужчины остановились в оцепенении глядя, как юноша обхватывает руками плечи женщины и резко дергает вверх, поднимая на ноги. Блеклые глаза бездумно скользят по молодому лицу напротив, и в них отражается неверие.
- Том? Том Реддл?
- Спроси меня, если хочешь проверить, - губы слизеринца растянулись в змеиной усмешке, заставляя женщину нервно сглотнуть.
- Имя. Назови мне его имя.
Том не нуждался в уточнении, поэтому просто подался вперед и шепнул ответ ей на ухо, чувствуя, как женщина мгновенно свободно выдыхает, и даже умудряется улыбнуться.
- Мой Лорд, - Сионна слегка склонила голову, хотя могла бы этого и не делать, - но как? Как они узнали, что ты жив? Или это ты устроил побег?
- Нет, это не он, - Гарри избавил Реддла от необходимости отвечать на вопрос Сионны.
- И ты ему веришь?!! – заорал Сириус, ткнув пальцем в слизеринца, - ему? Убийце со стажем? Гарри, чем он тебя одурманил?
Римус молча рассматривал Гарри Поттера. То, что он видел недавно… то, что рассказал Дамблдор… это все просто из ряда вон, но не верить в это просто невозможно. Осталось лишь дать Гарри и Реддлу шанс.
- Том, - оборотень говорил необычайно мягко, и Сириус тут же успокоился, - скажи, какое имя взял себе Гарри, когда жил в твоем времени?
Подобный вопрос многое разъяснил тем, кто был еще не в курсе путешествия гриффиндорца… например, о том, что они близко знакомы, и явно не конфликтуют… Джеймс с плохо скрываемой тревогой наблюдал за Гарри, но все же прекрасно понимал, что не может указывать своему сыну… тот хоть и выглядит на одиннадцать, все же значительно старше.
Реддл медленно обернулся к Люпину, и усмехнулся.
- Спросите у него сами.
- Но я спрашиваю у тебя, Том.
- Сириус Римус Эванс, - Реддл уже не улыбался… он вспоминал, как сейчас вспоминала и Сионна Малфой, бывшая Вилджен. Все, как вчера. Вот только у прошлых событий сейчас появился смысл.
- Я – Гарри… только Гарри, и никто больше, - хрипло рассмеялся Реддл, - я помню, Поттер. Всегда помнил твое настоящее имя.
Возможно, у кого-то и возникли вопросы, касающиеся путешествия, но задавать их никто не решался. Не тогда, когда двое людей пытались понять сами себя… окунаясь в свое прошлое, и завернувшиеся в него, как в кусачее одеяло.
- Ох, вы, наверное, голодные! – зеленые глаза Лили улыбались. Кто знает, может, все будет не так уж и отвратительно? Может, они еще смогут разгрести ту парашу, в которой все оказались?

***

Когда ужин подходил к концу, в столовую ворвалась восьмилетняя девочка, и молниеносно забравшись к Гарри на колени, требовательно уставилась в зеленые глаза.
- Почему я последней узнаю, что ты приехал?
Гарри тепло улыбнулся и прижал сестру к себе.
- Грешен, каюсь. Ты простишь меня?
Девочка улыбнулась и звонко чмокнула Гарри в щеку. Она была у бабушки, когда прилетела сова, и Рейчел Эванс сначала даже не хотела отпускать внучку на ночь глядя, но потом передумала, справедливо решив, что девочка соскучилась по брату. Кареглазое чудо обернулось к незнакомцу.
- А ты кто?
Гарри улыбнулся. Невозмутимый на первый взгляд Том судорожно придумывал, чтобы такое сказать ребенку.
- Калеб, это моя сестра – Анита Поттер. Анита – это Калеб Готье, мой друг.
При слове друг, сказанном Гарри все вздрогнули, но никак не прокомментировали сказанное. В общем-то, Поттер не сомневался, что Сириус с отцом еще не раз затронут тему Тома Реддла, но предпочитал не думать об этом. К чему портить настроение, если можно наслаждаться жизнью?
- Привет, - тихо произнес Том, и протянул девочке раскрытую ладонь. Анита нерешительно вложила свою ручку, и ее глаза непроизвольно расширились, когда парень прикоснулся губами к прохладной коже, - рад знакомству.
Сириус выглядел так, будто его огрели кувалдой по башке, впрочем, не он один. Сионна отвернулась в сторону, но Гарри мог бы поклясться, что женщина улыбнулась. Да, и он сам старался остаться невозмутимым, но получалось плохо. Через несколько секунд на его лице поселилась абсолютная улыбка дебила, которую он не мог согнать, как ни старался. Ситуация в целом и общем была весьма глупой, если вспомнить, кто на самом деле Калеб Готье, и каковы его прошлые поступки. И уж точно Лорд Волдеморт никогда не стал бы целовать руку восьмилетней девчонке.
Джеймс кашлянул, привлекая к себе внимание.
- Калеб, ты будешь спать в комнате Гарри, если, конечно, это не проблема.
Тут и дождевому червю был бы слышен скрытый подтекст, но Том никак не отреагировал, только перевел вопросительный взгляд на Поттера. Гарри не знал точно, что Реддл пытался найти в выражении его лица, но, похоже, нашел что-то, если уж снова повернулся к Джеймсу.
- Это не проблема.
- Анита, покажи другу Гарри, где комната, - тихо, но властно произнесла Лили.
Девочка, что-то недовольно буркнула себе под нос, но исправно слезла с колен брата и, взяв Тома за руку, потащила прочь из кухни. Гарри остался один на один с толпой взрослых, каждый из которой считал своим долгом отыметь его мозг, тем самым, наставляя на путь истинный. Хотя нет, не каждый. Люпин и Сионна будут молчать.
- Гарри, что ты делаешь? – в голосе Джеймса Поттера слышалась обреченность, которую он даже не пытался скрыть, - зачем ты ввязываешься в это? Римус рассказал о… - голос дрогнул, - о твоей жизни. Может быть, не стоит тебе снова влезать в войну? На этот раз вас есть кому защищать.
Гарри только покачал головой. Как? Как объяснить всем им, что война теперь – это часть их самих? Они не умеют жить по-другому, их не научили… те одиннадцать лет, что Гарри провел с семьей, не помня ничего о себе, сейчас казались историей доброго сказочника… красивой, но придуманной.
- Чтобы ты ни сказал, отец, я сделаю по-своему. Я жил войной, меня растили убийцей Темного Лорда, я знаю о нем все, а еще я знаю, что человек, которого сейчас отвела наверх моя сестра, очень отличается от прежнего Тома Реддла. Вот так то.
Люпин отвел глаза – ему не хотелось вмешиваться, быть может, потому, что оборотень точно знал, никто из присутствующих не сможет подобрать таких слов, которые переубедят мальчишку… Мальчишку? Нет… не так... неправильно. Мужчину – это вернее.
Заговорила Сионна, и Джеймс отступил.
- Они придут за тобой, единственно ради того, чтобы отомстить. Особенно Белла Блек, - пожилая женщина не смотрела на Гарри, но сомнений не возникало, что она обращается именно к нему, - но не этого стоит бояться.
Гарри на своем стуле подался вперед, ставя локти на стол, и, сцепив руки в замок, пристроил на них подбородок. Весь его вид кричал о несомненном внимании, граничащем с почти болезненным напряжением… он ждал… он слушал… и он готов был прислушаться.
- Кто вас сдал – вот вопрос, - потускневшие под гнетом лет глаза метнулись к Гарри, - но кто бы то ни был, действовал он целенаправленно. Ваш предатель знал, ГДЕ искать, и знал, ЧТО искать. И главное – знал, КОМУ это все преподнести.
- Если это очередная поклонница мрачности Реддла, я его на тот свет отправлю собственными руками, безо всякой Авады, - процедил Гарри, в ответ на что Сионна неожиданно рассмеялась. Эти двое, несомненно, поняли друг друга.
Заговорил Сириус, хотя Гарри очень надеялся, что он пропустил часть сказанного Сионной мимо ушей.
- Что вы имели в виду, говоря, что Гарри не стоит бояться мести?
- Только то, что я сказала, и ничего кроме.
Сионна не знала, откуда, но она чувствовала, что со стороны самых верных Пожирателей Темного Лорда мальчику ничего не грозит. Ведь так? ТАК?! И все же оставалось какое-то неясное тянущее чувство, описать которое просто невозможно.
Гарри открыто зевнул. Не потому что ему хотелось побыстрее свернуть беседу, хотя это, конечно, было бы просто отлично, а потому, что данное тело было телом ребенка… и этот одиннадцатилетний мальчик устал.
Лили мягко улыбнулась, и кивнула в сторону двери, предлагая Гарри уйти с кухни, чем юноша поспешил воспользоваться. Поднимаясь по лестнице в свою комнату, Гарри лелеял лишь одну мысль – он очень скоро ляжет в теплую кровать и расслабится, закроет глаза и постарается ни о чем не думать… может, подберется поближе к Тому и попросит обнять его крепко-крепко, чтобы было спокойно, чтобы было надежно…
Но, едва отворив дверь, Гарри мгновенно вцепился в косяк, потрясенно уставившись на двоих, развалившихся на его собственной постели. Пристроив темноволосую голову у Тома на плече, лежала Анита, а Реддл читал ей вслух сказку… магловскую. Это было настолько из ряда вон, что Гарри на какое-то время лишился способности говорить и воспринимать окружающий мир, так что теплая рука, коснувшаяся его плеча, стала полной неожиданностью. За его спиной стояла мать и с каким-то полунапуганным-полубезумным видом смотрела на Тома и собственное дитя. Аккуратно закрыв дверь, так чтобы их не слышали, Гарри повернулся к Лили и обхватил горячими ладонями ее похолодевшие пальцы.
- Он ничего ей не сделает. Мам? Мам…
Лили тихонько вздрогнула и перевела растерянный взгляд на сына, а потом вдруг заплакала. Никогда, Гарри не видел мать плачущей, и это было столь неправильно, что ему захотелось закричать от такой справедливости. Парень не хотел видеть Лили такой… он просто не мог этого вынести.
- Возможно, сейчас он и любит тебя, Гарри. Но надолго ли? – прошептала Лили Поттер, прижимая мальчика к себе, - я боюсь за тебя. Я бы попросила, чтобы ты держался от него подальше, но ведь ты не послушаешь, потому что ты следуешь только за тем, что сам считаешь нужным...
Гарри молчал… нечего сказать… он даже не знал, как успокоить мать… любые слова будут лишены смысла… они будут блеклыми, но ведь нужно же что-то сказать…
- Мам, - Лили подняла на сына яркие глаза, - если ты мне веришь, то верь до конца, потому что ничего другого я не могу тебе предложить. Разве что пообещать, что буду осторожен, - Гарри усмехнулся, - как всегда.
Лили неуверенно улыбнулась и постучала в дверь. Голос, читающий сказку, замолк, и в коридор выскочила Анита, повиснув на шее брата. Лили увела дочь в ее комнату, а Гарри скользнул в свою, и быстро переодевшись в пижаму, залез под одеяло. Буркнув Тому: «Я спать», мальчик практически сразу же отключился. Во сне детские черты лица разгладились, и Реддлу неудержимо захотелось запустить пальцы в лохматые волосы, коснуться губами щеки, сказать ему что-нибудь очень хорошее. Но он побоялся потревожить безмятежный сон Гарри. Том сам не заметил, как заснул, прижимая к себе своего мальчика.
…………
Их разбудили звуки боя. И Гарри и Том давно научились определять, когда дело – дрянь, а когда, обычная рядовая дуэль, так что сейчас, не сговариваясь, ребята спрыгнули с кровати и рванули вниз, как были – один в пижаме, другой в джинсах. У дома действительно шел бой, но все было не так уж и страшно. Гарри видел и не такие бойни с участием этих же Пожирателей. Оттолкнул Сириуса в сторону, мальчик махнул рукой, будто отгоняя надоедливого комара, и ближайшего темного мага невидимой волной швырнуло в стену. Раздался неприятный хруст костей, который не оставил сомнений в том, что Пожиратель мертв. Наблюдая за неподвижным телом, Гарри забылся, и лишь голос Беллы, метнувшей в Джеймса Круцио, немного отрезвил паренька…
А потом…
- AVADA…


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 17.11.2009, 20:05 | Сообщение # 6
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 5

- AVADA…
Зеленая вспышка прошла в нескольких миллиметрах от лица Гарри и ударилась в стену дома. Все звуки мгновенно стихли, и еще не известно, у кого был больший шок – у Пожирателей или у остальных. Эйвери вывернул запястье Беллы, и палочка вывалилась из ее пальцев в пожелтевшую траву. Мужчина постарел, но и его, и Руквуда Гарри узнал сразу же. Эйвери отпустил Беллу и, подойдя к гриффиндорцу поближе, откинул ему волосы со лба, дотронулся внезапно трясущимися пальцами до шрама.
- Ты?..
- Я…, - глупее, чем сейчас, Гарри себя еще никогда не чувствовал.
Руквуд скользнул взглядом по людям, окружавшим их… наткнулся на Сионну, задержался на Калебе, и Поттер мог бы поклясться, что темного мага покачнуло. Может, дело было в Черной Метке, а может, Руквуд просто знал, что искать, но Гарри был уверен – Пожиратель все понял правильно.
- Уходим, - хрипло рявкнул Эйвери на оцепеневших слуг Лорда, и с огромным трудом поволок визжащую и вырывающуюся Беллатрисс подальше ото всех, и аппарировал. Вскоре его примеру последовали и другие, только Руквуд задержался лишь на мгновенье, чтобы поклониться Тому, бросить короткий взгляд на Гарри и исчезнуть, оставляя за собой потрясенное недоумение.
Гарри пожал плечами, мол, знать не знаю, чего это Пожиратели нынче такие странные пошли, и ушел обратно в дом, тут же за ним последовали и Том с Люпином. Джеймс Поттер больше ничему не удивлялся, посчитав, что все идет не так уж и плохо, как могло бы быть, и лишь материнское сердце Лили странно сжалось от дурного чувства… отравляющее ощущение страха за сына прочно поселилось в ней.
На следующий день Гарри пропал.

***

Тома Реддла, будто чья-то невидимая рука, схватившая за шкирку, выдернула из теплых объятий сна. Чего-то не хватало. И лишь спустя секунду – КОГО-ТО не хватало.
Парень спустился вниз, где за завтраком собралась семья Поттера.
- Где Гарри?
Присутствующие посмотрели на Реддла с каким-то осуждением, будто он нарушил их покой по какой-то дурацкой причине.
- Ушел отправить письмо, - радостно сообщила Анита.
Том, что есть силы, сжал зубы, чтобы не начать орать. Неужели они не чувствуют? Неужели не понимают, что что-то не так? Лили подняла свои зеленые глаза, и Реддл на мгновение увидел в ней Гарри. Ее губы шевелились, но смысл сказанного не пробивался в его сознание. Так пусто внутри, так тоскливо, и…
- Том? Где он? – голос Лили абсолютно лишен эмоций, и вот уже Сионна вскидывает глаза, чтобы услышать его ответ.
- Я его не слышу. Нигде рядом.
Сионна мгновенно встала из-за стола, и отправилась в Имение. Вернулась женщина лишь через полчаса, и объявила, что Драко тоже не знает, где Гарри. Но одно точно – у того большие неприятности. Наследник рода Малфоев уже отправил письмо остальным участникам связующего договора, но вероятность того, что им удастся отследить по клятве передвижения Гарри, близка не то, что к нулю, а к минус единице.

***

Гарри не знал, где он находится, и последнее, что он помнил, как выходит из дома, а дальше лишь какая-то ляпня из красок и движений. Все расплывчато, будто его наркотой накачали, но это вряд ли. Руки затекли… веревки, связывающие запястья, стопроцентно оставят после себя шрамы, настолько сильно они впились в кожу. Да и в горле пересохло, будто он несколько дней тащился по изнуряющей жаре Сахары. Кто бы его ни похитил, Гарри уже ненавидел этих ребят за дикую жажду, мучащую его… в конце концов, он им не верблюд, чтобы обходиться без воды.
Тихо скрипнула дверь, и в камеру вместе с лучом искусственного света скользнула хрупкая фигура. В том, что это девушка, сомнений не было. Она двигалась легко и плавно, плечи расправлены… вывод напрашивался сам собой – аристократка. Девушка взмахнула рукой и на стенах вспыхнули факелы, осветившие ее. Мантия цвета запекшейся крови и золотая маска. Ничего подобного Гарри никогда не видел, и предположить, что все это может значить, гриффиндорец не мог.
Хрупкая рука поднесла к его губам бокал, и он с жадностью начал глотать воду. Напоив пленника, она отошла метра на два и теперь просто рассматривала его. Гарри мог бы поклясться, что за маской прячется улыбка, одна из тех, что не сулит ничего хорошего. Одна из тех, которую дарят люди, мечтающие о мести – холодная, беспощадная. И мертвая. Человек, ищущий спасения в мести, мертв внутри. Он выжигает себя своим же собственным ядом. Разве это стоит того?
- Я рада тебя видеть, милый, - она резко метнулась вперед и яростно взмахнула рукой. Щеку обожгло огнем, и Гарри ощутил, как по коже скользит густая липкая кровь. Если не залечить, то останутся шрамы. Следы от женских ногтей всегда заживают очень долго, и болезненно саднят.
Откинут капюшон, и сняты маски.
- Деметрия? – потрясенно выдохнул Гарри.
Она улыбнулась и вышла.

***

Гермиона в бешенстве расшвыривала вещи, просто для того, чтобы не наброситься с кулаками на кого-нибудь живого. Они уже десять часов сидели без дела. Девушка пнула ножку стола, и взглянула прямиком на Тома. Внезапное озарение потрясало, и заставляло чувствовать себя полной дурой.
- Мы – идиоты! Это же так просто. Раз не можем мы, можешь ты!
Реддл и взрослые смотрели на Гермиону непонимающе, но Драко и другие дети, быстрее сообразили, к чему она ведет.
- Шрам! – воскликнул Блейз, - Шрам – это то, что вас связывает. Примени легиллеменцию и ты увидишь, где он. По крайней мере, раньше это было так, вы двое просто проводили время в голове друг у друга. Когда-то ты даже наслал на него ложное видение!
Том сомневался, что получится, но стоило лишь потянуться к Гарри, как в голове вспыхнула картинка… затем еще одна, и еще… целый калейдоскоп картинок, порхающих в голове тысячами крохотных разноцветных бабочек. По крайней мере, теперь он знал, где искать.

***

День сменялся днем, но самое неприятное то, что он не мог применить магию. Кто-то явно поставил щиты на эту комнату. Приходили люди, каждый день разные. Одна из девушек появлялась чаще всего, и даже разговаривала с ним. Из-под капюшона выставлялись рыжеватые локоны, а в прорезях маски блестели голубые глаза. Она постоянно спрашивало о его самочувствии, и Гарри почти с каким-то безумным весельем отметил, что девушка в него влюблена.
- Как тебя зовут? – от долгого молчания голос был сиплым.
- Джули. Джули Лито.
Отчего-то Гарри казалось, что девушка не по своей воле ввязалась в эту историю, но в глазах брюнета, это ее не оправдывало.
Она ушла. На следующий день пришла другая. Женщина. И узнавание почти задушило его, узлом сдавив горло. Он ее знал. Она знала его. Зрительный контакт длился несколько мучительных минут, и женщина, вихрем развернувшись, оглушила следующую вошедшую.
Девушка лежала на каменном полу лицом вниз, рассыпав рыжие волосы. Сейчас Гарри стало даже жалко Джули…
- Поттер, идем.
Гарри двинулся к выходу, но, проходя мимо Лито, он встал, как вкопанный и с совершенно диким видом уставился вниз.
- Беллатрисс, посмотри сюда.
Пожирательница наклонилась. На шее Джули, оскверняя светлую кожу, темным пятном выделялся знак. Меч воткнут в голову змеи, а ее гибкое тело все еще обвивает его лезвие. Если смотреть издалека, то меч напоминал крест.
- Да что здесь происходит-то? – выдохнула Беллатрисс, посмотрев на Гарри. Тот лишь пожал плечами. Что бы это ни было, оно ему не нравилось. Совсем не нравилось.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 17.11.2009, 20:06 | Сообщение # 7
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Часть 2

Я слышал убитую женщину,
Поющую под дождем.
Она тоже – безумно красивая
И тоже не чувствует боли.
С.П.Сомтоу.
«Бегство из Вампирского Узла»

VANITAS_1

Том Реддл смотрел на мир глазами Гарри и то, что он видел, ему душу не грело. Единственно верное чувство, которое осталось у слизеринца – нет, вовсе не страх за Поттера – отчаянье оттого, что он не может пробиться к мальчишке и крикнуть, чтобы он никуда не ходил с этой женщиной.
Происходящее вокруг его волновало мало. Словно издалека он слышал, как кричит Грейнджер, что-то кому-то доказывая… как Малфой просит всех замолчать… а Гарри…

***

А Гарри внимательно всматривался в фигуру, идущей перед ним женщины. Это не Беллатрисс. Пожирательница никогда ни к кому не повернулась бы спиной. Тогда кто? Ощущая смутное беспокойство, будто кто-то не хочет, чтобы он шел за ней, брюнет ждал лишь одного – выйди за пределы ограничивающего магию круга. Кончики пальцев начало знакомо покалывать, значит, осталось недолго.
Через несколько минут Гарри почувствовал, что магия восстановилась, и со всей дури отшвырнул женщину в стену, которая в последний момент успела что-то прошептать. В спешке, он не смог разобрать ни слова, да ему это, собственно говоря, и не было нужно.
Главное – поскорее аппарировать отсюда домой…

***

Дверь распахнулась, и к Тому на руки практически упал Гарри. Выглядел мальчик бледно, будто страдал от большой кровопотери или сильного переутомления. Первое не подтверждалось, а вот второе – более вероятно. В конце концов, он там просидел около восьми дней.
Тут же подскочили Драко с Гермионой, стараясь отобрать драгоценную ношу, но Том не дал, крепче прижимая к себе полуобморочного парня. Сам отнес в спальню, проверил на повреждения и темные проклятия, и только после этого подпустил к мальчишке взрослых.
Все время, пока Джеймс, Лили и Сириус суетились вокруг ребенка, Том не произнес ни слова… не пошевелился в кресле у окна… не отвечал ни на чьи вопросы…
Вспомнить… нет, не так… не забывать… Калейдоскоп картинок из позабытого прошлого, словно черно-белый фильм… и пленка старая, заезженная… Рябит, дергается… да вот только выключить никак. Бывает так… мы подолгу прокручиваем в мозгу одно и тоже воспоминание… затираем его до дыр… так что порою кажется, что и не было ничего такого вовсе… что все это обман… иллюзия… ложь… ложь, придуманная воспаленным мозгом, единственно ради того, чтобы не сойти с ума…
И голос приглушенный, пробивающийся из прошлого, словно через толстый слой ваты… тихий… спокойный… умиротворяющий… «Я всегда был твоим, Том….. я – твое отражение… Это аксиома, Реддл... Эй, Том… Я Люблю Тебя...»
Было ли это? Обрывки фраз огненными веревками стягивают горло… было ли это? Кто этот мальчик, который сейчас лежит на кровати, окруженный любящей семьей? Кто он сам? Том Реддл? Кто такой, этот Том Реддл? Может, он лжет сам себе? Он здесь не нужен? Или это просто затянувшийся сон?
Встал, подошел к двери, чтобы уйти… не успел.
- Эй, Том, - голос слабый, но его… зовет… щурится без своих очков… ждет…
И все уходит… высыхает, как роса под палящим солнцем.
Джеймс переводит странный взгляд на Реддла, но от кровати отступает, давая возможность подойти ближе. Том не заметил, как все постепенно покинули комнату, оставив их вдвоем. Слизеринец медленно побрел к кровати и в следующее мгновение сгреб мальчишку в охапку, прижимая к себе. Не хватит смелости сознаться, что он за него испугался… не позволит гордость. Вот только Гарри и сам все понял… почувствовал… принял…
- Я тебя тоже…, - тихий ответ на невысказанное признание…

***

Через несколько дней был произведен арест Деметрии Торндайк и еще нескольких человек. При облаве, никто не сумел укрыться от авроров, разве, что эта Джули Лито, которую, Гарри просто-напросто пожалел и вступился за нее. Да, и было в девчонке что-то такое, что не давало покоя… Остальные имена никому ничего не говорили. Роберт Энгри – двадцать лет, учился в Хогвартсе на Равенкло, тихий мальчик, со слов МакГонагалл не был замечен ни в одной школьной заварушке. Фиона Селинджер – седьмой курс Слизерина. Снейп сказал, что она даже от однокурсников держится в стороне… Джералл Бартон и Блад Энервэит, оба два года назад закончили Хогвартс на факультете красно-золотых, с отличием… Кристалл Грин приехала из Дурмстранга… двадцать два года… МакНайт Лорейн… девятнадцать лет… бывшая хаффлпаффка…
Слишком уж бодрящий выходит коктейльчик… да, и возраст… Деметрии всего тринадцать, но, похоже, именно она их лидер. На допросе они молчали, прекрасно осознавая ничтожность своих шансов. Слава Мальчика-Который-Выжил сделала свое дело – Поттеру поверили безоговорочно, и уже хотели сажать ребят в Азкабан без выяснений. И все же улик против них не было, да и не хотел Гарри торопиться… что-то определенно было не так. Поэтому… всем достался запрет – не покидать страну ни при каких условиях.
Накануне их возвращения в школу прилетела сова с письмом, адресованным Гарри. Письмо, как письмо… вот только слова заставляли содрогаться и в панике осматриваться по сторонам.
«ЗА ВСЕ НАДО ПЛАТИТЬ… В.Д.»
Записка выпала из ослабевших пальцев ровно в тот момент, когда в спальню зашли Драко и Сионна. Женщина наклонилась… подняла пергамент… прочла… и подняла на Гарри недоуменный взгляд. Ну, конечно, откуда ей знать, кто ему это прислал… глупость какая! Вот только…есть в этих словах, написанных неровным почерком, что-то… что-то сродни deja vu. И как бы Гарри хотел, чтобы его предположение не оправдалось.
Сионна прищурилась и повнимательней всмотрелась в пергамент…
- Тут написано VANITAS. Что это? Если заклинание, то я не знаю такого…
- Вообще, это латынь, - отозвался Драко, - Суета сует… или… пустота... пустота нашего бытия. Выбирайте, что вам больше по душе, но суть одна. Однако в этой надписи нет смысла. И уж если на то пошло, я такого заклинания тоже не знаю.
Гарри молчал. Тянущее ощущение внизу живота… если вспомнить, то женщина, прикинувшаяся Беллатрисс произнесла именно его… тогда, брюнет просто не обратил внимания на странное слово, но сейчас… сейчас, да, она определенно сказала его. Тогда Драко прав – в чем смысл? И кто этот человек – В.Д.?
Что-то вынырнуло из глубин памяти и снова затерялось. Но… Гарри в ужасе посмотрел на Сионну.
- Вилджен, а тебе не кажутся знакомыми эти инициалы? Или почерк?
Пожилая женщина покачнулась и резко побледнела… дыхание сбилось…
- Но такого не может быть! Мы… убили…, – если бы не колоссальный самоконтроль Малфоев Сионна, наверное, начала бы истерику, - этого просто не может быть!
- Считается, что Лорд Волдеморт тоже мертв! – Гарри пожал плечами, поражаясь своему спокойствию, ощущая лишь бесконечное безразличие, граничащее с легкой усталостью, - к тому же это Мир Магии, здесь не бывает невозможного.
- Вы это о чем? – осторожно спросил блондин, но ни Поттер, ни его собственная, Драко, бабушка ничего не ответили. Просто стояли, уставившись в одну точку…
Гарри тряхнул волосами, сгоняя с себя оцепенение. Главное – ничего пока не говорить Тому, а то мало ли… сорвется еще. Нужно вернуться в Хогвартс и проверить все самому. Озвучив мысль, брюнет был немало удивлен, когда Сионна с ним согласилась. В дверь тихо постучали, и прежде чем Том вошел к ним, Драко успел схватить записку и, смяв ее, засунул в карман. Пусть он чего-то и не понимал, но главную мысль уловил определенно точно – Реддлу нельзя показывать эти каракули. Не сказать, что Том не заметил их странного поведения, но все спустил на тормоза, предоставляя им возможность умалчивать. Драко не сомневался, что если Реддл захочет, то узнать, что они скрывают, не составит для него труда. Слизеринец не хотел.
Сборы были шумными, главным образом потому, что никому из ребят не хотелось уезжать. За Драко приехал Люциус… в первое мгновение все оцепенели, но Сионна с Реддлом увели старшего-Малфоя на кухню. Разговор был долгим. Пока те говорили, сумки были собраны, ребятня одета и готова к отправлению в школу… Для остальных так и осталось загадкой, что же сказали друг другу Хозяин и его Слуга, но, выйдя к остальным, Люциус смотрел на Гарри уже совсем иначе, будто не понимая, что же этот мальчишка такое, затем поклонился Тому, легко сжал плечо сына и аппарировал домой. В Хогвартс детей провожали Джеймс, Сириус и Римус, а еще Гарри мог бы поклясться, что поблизости мелькнула фигура Руквуда, закутанная в мантию с головы до ног. И был он тут явно не для того, чтобы нападать. Всю дорогу, пока ехал «Ночной Рыцарь» Поттер думал лишь об одном… когда его жизнь так изменилась? Если бы Гарри кто-нибудь когда-нибудь сказал, что в Школу его, в качестве охраны, будут сопровождать Пожиратели, то он бы долго смеялся, а потом бы сам отправил шутника в больничку – лечить психику. Но, тем не менее, это так… они его провожали. Смешно. Казалось бы, они изменили свое будущее, и что? Изменились враждующие стороны, объединились старые враги, но итог один – ВОЙНЕ БЫТЬ! Эта странная метка у той женщины на шее никак не давала покоя… и новый вопрос – Что дальше?
Кровать тихо скрипнула, прогибаясь, и Гарри обернулся. Реддл внимательно изучал лицо своего… парня… и уже собирался, было, что-то спросить, но гриффиндорец потянулся к Тому, крепко обнимая…
- Поцелуй меня, - тихий-тихий голос.
- Твои друзья не будут против? – спросил Том, и вопреки своим словам, лизнул нижнюю губу мальчику, и Гарри моментально приоткрыл губы, чтобы ответить на поцелуй. Мягкие движения, никакой спешки, лишь нежность… руки скользят под одежду, ногти царапают горячую кожу… и становится невозможно дышать. Оторвавшись от Тома, Гарри уткнулся ему лбом в плечо, не вынимая рук из-под его рубашки.
- Скажи это… скажи, что я тебе нужен…
- А я тебе? – через несколько мгновений тишины, вопросом на вопрос, ответил Реддл, ухватив брюнета за подбородок, и приподнимая его лицо, чтобы встретились глаза.
- Конечно, нужен. Всегда был нужен… Иногда я боюсь, что ты забудешь обо всем и отвернешься от меня, став прежним, но я не хочу в это верить, и я не верю… но, чтобы не произошло с нами, ты будешь мне нужен… я без тебя, не я…
Голос Поттера звучал глухо, но каждое слово было отчетливо слышно… Реддл понимал, что их связь противоестественна, что они могут уничтожить друг друга одним неверным словом, но отказаться от этого? выше сил… отказаться от того, кто ищет покоя и тишины в его объятиях? Отказаться от того, кто сам дает этот покой? Невозможно…
Он так и не ответил, надеясь на то, что Гарри сам все поймет… ошибся… не рассмотрел… не увидел…
… и лишь одно единственное слово на мертвом языке витало над ними… все суета… пустота в сердце и мыслях… пустота…

***

Деметрия внимательно наблюдала за прибывшими подростками, но лишь один занимал ее мысли… Вот поднимается голова, зеленые глаза смотрят отчужденно, и кажется, что в его очаровательной лохматой головке нет ни единой мысли… лишь усталость… Но вот Грейнджер его окликает, и все рассеивается.
Гарри откидывает со лба непослушные волосы и идет прямо к ней. Грубо хватает за плечо, выворачивает руку и шипит прямо в лицо… так, чтобы слышала лишь она…
- Мисс Торндайк!? Какая неожиданность! Или проще говорить – мисс Вонг?
Деметрия, как подкошенная, рухнула на пол.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 17.11.2009, 20:07 | Сообщение # 8
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 7

VANITAS_2

Деметрия Торндайк очнулась в Больничном Крыле, глядя пустыми глазами прямо перед собой. Все идет не так, как задумывалось. Заклятие подействовало на мальчишку не в полной мере, или же кто-то просто помогает ему, ставит защиту.
Губы девушки кривятся в усмешке… А мальчик-то умен! Он и раньше был особенным, но сейчас это проявляется особенно ярко. И ведь догадался же, что к чему. Но как бы Деметрия ни уважала Поттера, от своего она не откажется – За Все Надо Платить… и не важно, что это вовсе не ее мысли. Неважно, что это некая Джина Вонг беснуется в ней, требуя мести. Их обеих объединяет лишь одно – жажда… жажда того, чтобы Реддл принадлежал им.
Лишь через долгое время Деметрия Торндайк поймет, что она и Джина Вонг у нее внутри любят совершенно разных людей… а пока…
… она с удовольствием посмотрит, как рушится жизнь Золотого Мальчика, и как умирают вместе с ним другие. Остальное не важно… остальное мелочи…
Прикрыв глаза, она заснула… так тихо… так спокойно…

***

Гарри стоял в кабинете директора, ожидая Альбуса. Он прекрасно знал, что сейчас будет. Полшколы видели, как он обошелся с Деметрией, и как она рухнула к его ногам, белая как накрахмаленная простыня… Но в этот раз Поттер не собирался ничего скрывать от Дамблдора, дело – дрянь.
Альбус вошел в кабинет, тихо прикрыв за собой дверь. Гарри блеснул полубезумной мимолетной улыбкой и снова уставился в никуда… будто не замечая ничего вокруг. А потом будто укол в области сердца, и все пришло в норму – голос директора, наконец, был услышан.
- Я не думал, что ты так мелочен, мой мальчик, - Альбус всерьез злился на такое поведение своего ученика, - ты сам просил, чтобы авроры отпустили мисс Торндайк!
- Это не Деметрия! – рявкнул Гарри, и уже более мягко, - точнее, это не совсем она.
Дамблдор присел за свой стол, на котором тут же появилось два стакана с огневиски. В обычных условиях, и обычных одиннадцатилетних учеников он ни за что не стал бы спаивать, но здесь дело совсем другое. Гарри, схватив стакан, опустошил его ровно на половину, и, поставив локти на стол, запустил пальцы в свои волосы в отчаянном жесте. Дамблдор терпеливо ждал, пока брюнет сам начнет говорить. Другим способом информацию получить было просто невозможно.
- Альбус, расскажи мне, что случилось с Джиной Вонг?
- Она умерла в день твоих похорон, - совсем тихо ответил директор, - считается, что это было самоубийство, кто-то верит в миф о несчастном случае.
- Но вы, я так понимаю, не верите ни в то, ни в другое, - констатировал Гарри, делая небольшой глоток из стакана.
- Я не настолько глуп, - раздраженно ответил Дамблдор, не понимая, к чему клонит его ученик, - ее убили приближенные Тома.
- А вы знаете, почему они это сделали? – голос обманчиво-спокойный, вкрадчивый, приторно-медовый, - в Азкабан посадили Лестрейнджа. Реддл не верил, что истинного виновника моей смерти накажут, и сделал все сам.
- Ты хочешь сказать, что тебя убила мисс Вонг? - Дамблдор был поражен, это Гарри видел отчетливо, - но как?!
- А как обычно убивают? – весело фыркнул Гарри, - Avada Kedavra, и дело с концом. Не так уж и сложно! Вот вы, можете мне объяснить, как она тут оказалась?! Лично я этого сделать не могу.
- Ваш случай уникален, мой мальчик, - начал Дамблдор, - ничего подобного раньше не происходило. Могу лишь предположить, что ее все это время вела жажда мести, и когда она нашла вас обоих – выбрала себе новое пристанище. Ее история мало чем отличается от истории мистера Реддла.
- Да, не сказал бы, - буркнул себе под нос Поттер, - то есть, у вас нет достойного объяснения происходящему?
- Боюсь, что нет, Гарри, - со вздохом признался директор, и гриффиндорец досадливо поморщился – опять все придется делать самому, - Альбус, тогда я думаю, стоит рассказать Тому. Назревает новая война, и не говорите мне, что не видите этого. Надо привлечь тех Пожирателей, которые верны Лорду.
- Злом нельзя бороться со злом, - директор говорит спокойно, но Гарри слышит завуалированное предупреждение.
- А как же извечное: «Бей врага его же оружием»? – Гарри тихо рассмеялся, и затем вернулся к серьезному тону, - Я думаю, те, кто против нас, злом себя не считают. Сдается мне, что они возомнили себя карой божьей за все те смерти, которые произошли по вине Реддла. Да вот беда, теперь я тоже у них в списке… и не я один… Дошло?
Дамблдор в ужасе взирал на мальчишку, который сидел в кресле напротив него. Как так получилось, что он все понял раньше него? Что за потенциал у этого черноволосого беса?
Гарри снова погрузился в собственные мысли… на автомате допил огневиски и вышел из кабинета. Понимал, что надо бы найти Реддла, но ноги будто приросли к полу. Том нашел его раньше. Схватил за шкирку и поволок в Выручай-Комнату, где уже ждали его друзья, теперь с любопытством наблюдая, за тем, как слизеринец тащил Поттера, будто нашкодившего котенка, и силой усаживал на диван.
- Рассказывай!
Тон не оставляет сомнений, что Реддл его если не убьет, то покалечит точно. Хорошая ложь на ум не шла, поэтому Гарри попытался смягчить правду.
- Деметрия – это Вонг.
Да, уж… смягчил, ничего не скажешь. В следующее мгновение Гарри наблюдал удивительные метаморфозы. Состояние Тома из бешенства перешло в холодную ярость, и теперь уже Гарри подумал, что он, собственно говоря, сморозил беспросветную тупость, и надо было бы вообще молчать, но поздно, а потому, стоит что-нибудь сделать, пока Реддл совсем не взбесился, но вот что именно – это вопрос дня.
- Том, остынь!
Реддл перевел взгляд на Гарри, будто не понимая, кто перед ним, но когда дошло, напряжение начало медленно спадать. Остальные молчали, ожидая, когда их просвятят. Том начал рассказ и даже показал свою память, опуская личное. В конце повествования лица у всех были ошалевшие и слегка напуганные, более или менее стоически это вытерпел Драко, просто потому, что он уже слышал эту историю. Возник следующий вопрос – что делать с полученной информацией? А в ответ – тишина… быть может, потому, что они и, правда, не знали, что делать, а, может, потому, что не смели надеяться на благоприятный исход.

***

Дни текли тихо и размеренно. Деметрия о себе знать не давала, и ни Гарри, ни Том не старались изменить положение вещей. Так прошла неделя, за ней еще одна, и еще… пока перед очередными выходными Гарри не пришло новое письмо.
«Вы в праве мне не верить, но, думаю, у меня есть кое-что, что вас заинтересует. Будьте завтра в «Трех Метлах» в одиннадцать часов».
Ни тебе подписи, ни малейшего намека на то, кто бы это мог быть. И вот вопрос, как выбраться из замка, когда за ними неусыпно наблюдают авроры? Ну, это более или менее просто. И еще одно: как выбраться из замка так, чтобы не узнал Том? Не то, чтобы Гарри собирался от него скрывать это письмо, просто не зачем рассказывать о нем слизеринцу раньше времени.
Карта Мародеров пришлась, как нельзя кстати, авроры вам не дементоры – мимо них пройти не так уж и сложно, но в том, что по его возвращению проблем не оберешься, сомнений не было.
Без пятнадцати минут одиннадцать Гарри уже заходил в «Три Метлы», судорожно осматриваясь, не зная толком, что искать. Ответ нашелся сразу. Среди студентов, пришедших хорошо провести время, эта мантия выделялась особенно ярко. Цвет недавнего убийства, вот только золотой маски не хватает… наклонилась низко-низко, и рыжие волосы почти касаются поверхности стола. Подошел тихо, неслышно… неспешно.
- Здравствуйте.
Голубые глаза сверкнули льдом, когда она резко вскинула голову. Кивнула головой на стул, предлагая сесть. Не сводя с девушки глаз, Гарри опустился напротив нее, внимательно рассматривая осунувшееся лицо. Выглядела она помято, будто долго скиталась, или скрывалась от кого-то. А почему, собственно говоря, нет?
- Привет, - улыбнулась вымученно, будто держалась из последних сил. Гарри себя, конечно, тоже огурчиком не ощущал и был измотан до предела, но до девушки ему было далеко.
- Давай к делу, я тоже устал.
- Ну… для начала, я думаю, мне надо сказать «спасибо».
- Правда, - Гарри изобразил на лице крайнюю степень изумления, - а за что, не подскажешь?
Со стороны они смотрелись забавно. Гарри – одиннадцать, ей – двадцать, а говорят на равных.
- Ты за меня вступился.
- Не велико дело. Если у вас все, Джули Лито, то я пойду.
Девушка подняла голову и посмотрела на Гарри в упор.
- Предлагаю тебе информацию в обмен на убежище для нескольких человек… на неопределенное время.
Гарри солнечно улыбнулся и откинулся на своем стуле, приготовившись слушать.

***

Том был в ярости. Мальчишка куда-то ушел и даже не соблаговолил сказать ему. Неужели Гарри ему настолько не доверяет? А сам он, разве лучше? Он ведь не сказал Поттеру, что с ним самим что-то происходит… что-то очень странное… что-то, что может убить их обоих. Рано, пока еще слишком рано думать об этом.
Холодно. Холодно сидеть в общей гостиной под пристальным взглядом Деметрии… Джины. Ее взгляд насмешлив и… голоден. Она смеется, а внутри у нее будто совсем нет души. Огонь в камине сегодня горит особенно ярко, будто черти танцуют в этом не греющем оранжево-красном пламени… так весело и непринужденно прыгают по дереву, поднимая своими копытцами вверх бархатные искры, словно фейерверк… оттуда и треск… поленья слегка поскрипывают от этой сумасшедшей дьявольской пляски…
Гарри вернулся в замок. Реддл почувствовал его сразу же, как только он переступил порог. Гриффиндорец волновался и нуждался в нем, Томе. Тогда отчего не придет сюда сам? Слизеринец зовет… не отвечают… но ждут. Ждут так отчаянно, что Том не может не пойти.
Том находит его в общей гостиной Гриффиндора. Мальчишка сидит в кресле, спиной к огню… Реддл молча усмехается – абсолютная противоположность. Садится напротив, чтобы видеть красивое лицо перед собой, и Гарри тут же змеей соскальзывает на пол и обнимает ноги Тома, утыкаясь лбом ему в колени. Молчат оба. Том запускает пальцы в темные волосы… гладит… наслаждается тишиной. Гарри что-то скрывает, слизеринец это видит отчетливо. Что-то, что заставляет его страдать… есть в его позе нечто отчаянное, в немом исступлении кольцо рук мальчика сжимается все больше, почти причиняя боль. Только почти. Через некоторое время тело Поттера расслабляется, и теперь Том тянет парня вверх, усаживая к себе на колени.
Гарри плачет. Реддл никогда не видел его таким разбитым… Том знает – это лишь минутная слабость… молчит, прижимает к себе. Да, действительно что-то происходит. Гарри обнимает его за шею и рыдает уже почти в голос… истерика, которую слизеринец прекратить не может, да и не хочет. Осознание того, что в нем нуждаются, рождает тепло в груди.
Гарри осыпает лицо слизеринца лихорадочными поцелуями, приникает в коротком поцелуе, соленом и тоскливом.
В чем дело? Что происходит? Не спросит. Не ответят…. Пусть, пусть так.

***

Гермиона вошла в гостиною в дерьмовом настроении. Весь поход в Хогсмид она должна была слушать ругань Рона и Тео. Благо, хоть Малфой не выдержал этого и наорал на ребят, которые решили, что благоразумнее будет заткнуться. Однако, как только они вернулись в Хогвартс и разошлись со слизеринцами, Рон начал возмущаться, и выслушивала все это опять же Гермиона. Впрочем, рыжий заткнулся сразу же, как только вошел в гостиную. Его лучший друг спал на коленях у Готье, простите – Тома Реддла, а слизеринец его обнимал, осторожно поглаживая спину.
- Калеб?
Слизеринец перевел на девушку вопросительный взгляд.
- Не проще отнести его в комнату мальчиков?
- Я не сплю, - вдруг отозвался Гарри и открыл глаза, - на самом деле у меня есть, что вам сказать. Но сначала нужно найти Сириуса.
Рон слегка покраснел и закашлялся. Вид этих двоих его смущал, особенно, когда он вспоминал, кто такой Калеб Готье на самом деле.
- Гарри, друг, ты бы слез с Готье, что ли. Ему, наверное, не очень удобно.
- Он бы сказал, - прохладно отозвался Гарри на высказывание Рона и почувствовал, как Реддл мысленно ухмыльнулся. Прохладная рука Тома скользнула ему под мантию, и Гарри автоматически прижался теснее, отчего рыжий пошел красными пятнами.
- Гермиона, могу я тебя попросить?
- Конечно, - девушка подошла к ним и села в пустующее кресло, где раньше сидел Гарри. Брюнет был бледен, и его немного знобило, но это не мешало ему выглядеть решительно… как всегда.
- Найди Сириуса и Римуса. Скажи, чтобы сегодня вечером они были на Гриммо-Плейс. Это важно. Да, и… мы тоже там будем.
Гарри потерся носом о шею Тома… ему было абсолютно все равно на реакцию друзей. Гермиона нахмурилась.
- А почему ты сам не можешь зайти к ним?
- Я… мне к Снейпу нужно.
- Зачем это? – тут же вскинулся Рон и осекся под убийственно-холодным взглядом Реддла.
- Мне нужно, - упрямо тряхнул головой Гарри и по-детски закусил губу… повторил еще раз, но уже обернувшись к Тому, - мне нужно.
- Не держу, - Том пожал плечами.
А что еще он мог? Посадить мальчишку на цепь? К собственной ноге привязать? Пусть уж лучше идет, раз ему это так нужно. Гарри осторожно выбрался из уютных объятий, и они с Гермионой тут же вышли из гостиной, оставив Тома и Рона задумчиво смотреть им вслед.

***

Подземелья встретили гриффиндорца жутким холодом, а лаборатория Снейпа тысячей различных запахов. Гарри даже не стал бы и пытаться их классифицировать. Неожиданно робко поскреб в дверь, которая распахнулась лишь спустя минуту. Удивленное выражение лица Северуса Снейпа почти стоило этого ожидания. Еще несколько секунд зельевар растерянно взирал на нелюбимого ученика, и Гарри почти видел, как в глубине его непроницаемых глаз зарождается страх… еще не сформировавшийся, но зачатки его были довольно велики. Снейп боялся плохих новостей.
- Поттер – вы? Удивлен.
- Я вижу. Можно? – Гарри не был уверен в том, что должен тут находиться, но больше пойти ему было некуда, - я… мне нужно у вас кое о чем спросить, профессор.
Зельевар отодвинулся, давая мальчику пройти. В отличие от МакГонагалл, которая временами обращалась с Поттером, как с маленьким, Снейп никогда не забывал, кто перед ним. Он просто не смог бы этого сделать, даже если бы очень захотел. Увиденное крепко засело в памяти.
Гарри помолчал, дождался, пока Снейп обратит на него внимание… отчего вдруг стало трудно дышать?
- Скажи, Северус, что это за заклинание – Vanitas?
Зельевар мгновенно побелел… на секунду разрушилась стена между ними.
- Поттер, тебе никогда не говорили, что есть двери, которые открывать не стоит, даже если они заперты всего на щеколду и снаружи? – голос дрожит, в нем больше нет бесчувственности.
- Я не открывал, Северус. Кто-то сделал это до меня, распахнув ее настежь.
- Зачем тебе знать? И почему ты пришел с этим ко мне? – зельевар, наконец, взял себя в руки. Гарри улыбнулся тому, как быстро это произошло.
- Ты никогда не лгал мне, - Гарри не смотрит на Снейпа, но знает, что тот слушает, - Издевался, ненавидел, язвил, насмехался. Но не лгал. Я тоже не стану этого делать. Его применили ко мне. Я умру, так ведь? Именно такой конец мне приготовили. И за собою я утяну и Тома, и ребят, - Гарри не чувствовал ничего… только безразличие.
- Только не говори мне, что не боишься смерти, - Снейп нахмурился и встал сзади мальчика, положив руки ему на плечи.
- Не боюсь, Северус, - и зельевар вздрагивает от бесцветности в некогда задорном голосе мальчика. – Смерть – моя давнишняя знакомая… она всегда рядом со мной. Она и с Томом тоже. Она идет рядом с нами. Нет… она идет между нами, она в нас… повсюду. Она и около тебя тоже. Ты ложишься спать, а она охраняет тебя, как любимое дитя. Но это лишь для того, чтобы потом забрать с собою. Нет, я не боюсь смерти, Северус. Я уже умирал, и не раз. Это не страшно и не больно.
- Пустота будет медленно заполнять все твое существо, подводя к черте, пока ты не достигнешь точки невозвращения, - пояснил Снейп и пальцы на плечах парня сжались, причиняя легкую боль, - у тебя должно быть хоть что-то, что сможешь удержать тебя от падения. Но это что-то должно быть очень сильно… Это проклятие давно никто не использовал, насчитывается лишь несколько случаев.
- Все умерли?
- Да. Все.
Гарри легко улыбнулся и накрыл своей маленькой ручкой руку зельевара.
- Не говори никому, ладно? Я постараюсь удержаться на краю. Но если сорвусь, то…
Брюнет не договорил. Нечего сказать. Он знал, что это месть. И она направлена сразу на двоих… и на него и на Реддла. Пусть. Но только не они, не остальные. Они не заслужили этого.
Вот только, как оградить их? На это у Гарри не было ответа…


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 17.11.2009, 20:13 | Сообщение # 9
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 8

VANITAS_3

За пределы аппарационного барьера они вышли вместе. Том, Гарри, Рон, Гермиона. Остальных не взяли, хотя бы просто потому, что кто-то был обязан прикрывать их в школе, чтобы не возникало лишних вопросов. Как и было оговорено раньше, Гарри появится в доме позже остальных.
Сириус и Римус встретили детей хмурыми взглядами, ясно говорившими о том, как они недовольны. Гермиона начала паниковать – Гарри сказал, что задержится лишь на несколько минут. И лучше бы ему поторопиться, а то Сириус, известный своим вспыльчивым характером, мог и скандал закатить.
Полыхнул огонь в камине, и тут же из него вышел Гарри, за ним еще двое, и Сириус почувствовал, как земля уходит у него из-под ног.
- Регулус?
Мужчина за спиной Поттера замер на какую-то долю секунды, а потом нервным жестом запустил пальцы в длинные с проседью волосы.
- Здравствуй, братец.
Реддл хищно прищурился, разглядывая предателя. Гарри бросил на Тома предупреждающий взгляд, но не сказал ни слова. Поттер прекрасно понимал состояние всех присутствующих. До нынешнего момента Регулус Блэк считался мертвым.
- Сириус, - заговорил Гарри, привлекая к себе внимание, - я хочу познакомить тебя с твоей племянницей. Джули Аманда Блэк.
Девушка вышла вперед, ни на кого не глядя, и смущенно поздоровалась. Ей уже начало казаться, что это дурная была идея – прийти сюда. Глупо было надеяться, что их примут обратно. Сириус с Римусом переглянулись, а Гарри подошел к Тому, который незамедлительно приобнял его за плечи. Брюнет заметно нервничал – ситуация становилась все более и более напряженной, но он не знал, что бы такого сказать, что смогло бы разрядить обстановку.
- Лито, я так понимаю, фамилия твоей матери? – наконец, подал голос Сириус, справившись с собой, и Джули согласно кивнула. – Значит, ты женился? – на этот раз вопрос адресован брату.
Регулус кивнул и метнул взгляд на Реддла. Несомненно, он знал, кто этот мальчик, который сейчас обнимал самого Гарри Поттера.
- Аманда – маглорожденная.
- Тогда почему вы здесь вдвоем? Где ты оставил жену? – голос Сириуса звучал отрывисто.
Регулус ошарашено смотрел на брата. Он никак не думал, что Сириуса будет волновать этот вопрос. Более того, он не ожидал, что к нему отнесутся по-человечески. Вполне справедливо было бы, если бы они на него напали. В конце концов, он предатель… для обеих сторон.
- Дома. Там, где я скрывался последнее время.
- Так иди и приведи ее сюда, - рявкнул Сириус в бешенстве, и Гарри тут же отлепился от Тома и подошел к Гермионе.
- Сходи с ним, ладно? Если кто-нибудь нападет, применяй боевую магию, не раздумывая.
Гермиона кивнула Гарри и потянула Регулуса в камин. Пламя зашипело и унесло их прочь, оставив людей в комнате, стоять в могильной тишине. Неожиданно Поттер хмыкнул, насмешливо глядя на крестного и девушку, не знающую, куда себя девать.
- Сириус, может, ты уже обнимешь племянницу? Все-таки не чужие друг другу.
Блэк наградил Гарри убийственным взглядом, но девушку исправно обнял. Незаметно гриффиндорец выскользнул из комнаты, направившись в отведенную для него спальню, и вскоре там же появились и Рон с Реддлом. Том ни о чем не спрашивал, ожидая, когда Гарри сам расскажет, что тут происходит.
- Короче, дело было так. Регулус влюбился в эту Аманду и, побоявшись за себя и нее, увез девушку в магловский Лондон, справедливо решив, что там его будут искать в последнюю очередь.
Том вдруг весело рассмеялся.
- Можно подумать, я не знал о его увлечении. Я не собирался его искать. Он, действительно, был ранен – Белла порою бывает очень мстительной. Она не желала, чтобы предательство сошло ее родственнику с рук. Потом он исчез и все решили, что он умер.
- Угу. Джули вернулась в Магический Мир, ничего не сказав отцу. В принципе-то, она и к Джине присоединилась лишь для того, чтобы отомстить за то, что ее семье приходится скрываться, - Гарри тяжело вздохнул, - мне пришлось ее долго убеждать, что ничто не мешает ей и ее родителям вернуться окончательно, - затем неожиданно улыбнулся, - А знаете, что самое веселое?
- Ну? – Рон развалился на кровати, закинув руки под голову.
- Их татуировка – знак карающих. Они всерьез собрались призвать нас к ответу. Правда, за разные деяния. Кто-то – меня и вас за то, что спутались с Темным Лордом, а кто-то – Реддла и оставшихся Пожирателей за то, что они оставили свое дело и приняли Золотого Мальчика. Вот такая арифметика.
- Даааа, - протянул Рон и нахмурился, обращаясь к Тому, - никогда не думал, что окажусь с вами в одной лодке.
Слизеринец лишь пожал плечами. Ну, а что тут скажешь? В словах нет никакого смысла – всё уже случилось. Внизу раздались звуки потасовки, и все трое, соскочив с кровати, выскочили из комнаты. Дрались Сириус и Регулус. Незнакомая женщина вжалась в стену и с испугом смотрела на двоих валяющихся на полу. Рон метнулся, было, их разнимать, но Гарри удержал его. Реддл наблюдал за всем этим со скучающей безразличностью. Джули обнимал Римус – девушку трясло, но она тоже решила не вмешиваться.
- Разошлись, живо, - раздался гневный голос от двери, и Гарри подпрыгнул от неожиданности. Кого-кого, а уж отца он здесь ожидал увидеть в последнюю очередь.
Сириус отпустил брата и, ухватившись за предложенную Джеймсом руку, поднялся с пола. Регулус оттирал рукавом кровь с лица, но вдруг оцепенело замер, когда Джеймс предложил руку и ему.
- Не хочу искать правых и виноватых. Вы оба ведете себя, как дети. Сириус, ты так ненавидишь брата?
Блэк отрицательно мотнул головой.
- Мне ненавистна мысль, что он решил, будто я не смогу принять его обратно. Мне кажется это немного… несправедливо, братик, - прошипел Сириус.
Регулус нахмурился, но промолчал. Женщина – а это оказалась Аманда – отлепилась от стены и метнулась к мужу, повиснув у него на шее. Джеймс повернулся к Реддлу и сообщил, что того разыскивают его Пожиратели. Гарри внутренне содрогнулся – он кожей чувствовал, что Том принял решение взять парня на эту встречу. Вот только забыл спросить самого Поттера, хочет ли он. Гарри не хотел. Совсем.
В комнату вошла Лили и позвала их ужинать. Регулус хотел, было, выцепить Гарри одного, но брюнет не позволил этому случиться. Мальчик наперед знал, что ему хотят сказать – предупредить, чтобы не связывался с Томом Реддлом. Поздно. Все уже давно связано… и развязать не так просто, даже если бы они сильно захотели. А они хотели? Гарри резко обернулся и поискал взглядом Тома. Он стоял, прислонившись спиной к стене, скрестив на груди руки, и улыбался так светло и открыто, что если бы Поттер не знал, кто перед ним, обязательно поверил бы. Но он знал. Знал всю его тьму… медленно, словно зачарованный, он скользнул к слизеринцу и крепко стиснул его запястья… и вместе с этим Гарри почувствовал боль, не настоящую, но лишь ее отголосок. Не свою боль, но Тома… Пространство вокруг них стало, будто гуще… тягучее… окутывало тело, как мед… липкое… приторно-сладкое. И Гарри мог бы поклясться, что где-то вдалеке над ними смеется давно мертвая девушка… что-то шепчет, но нельзя разобрать слов… они словно подхвачены ветром на пути сюда и отброшены в сторону, чтобы оттянуть неизбежное. Ненадолго, но все же…
- Вы идете? – из кухни высунулась голова Джули. Девушка нахмурилась, но ничего не сказала, лишь зябко передернула плечами, - на стол уже подали.
Гарри с Реддлом переглянулись и последовали за ней, в кухню, к людям, которые если и не любили Тома, но приняли…

***

Беллатрисс, как ужаленная, металась по небольшой затхлой комнате в обшарпанной гостинице на Дрянн-Аллее, не в силах переварить услышанное. Впрочем, не она одна пребывала в ошарашенном состоянии. Антонин Долохов тихо кашлянул и посмотрел на двух, стоящих в стороне Пожирателей, будто от того, что они повторят свои слова еще несколько раз, смысл их изменится.
- Так вы говорите, что Темный Лорд и вы уже встречали Гарри Поттера в другое время?
- Да, он появился среди нас, когда мы еще учились в школе, - Руквуд устало потер глаза.
- В конце концов, мы можем показать вам свою память, - раздраженно буркнул Эйвери. Вся эта ситуация его порядком достала, он устал и хотел отоспаться, но не мог, потому что скоро должен был объявиться Милорд с Эвансом… или теперь следует называть его Поттером? Что бы там не говорили остальные Пожиратели, которые после услышанного, по неосторожности, назвали мальчишку просто шлюхой Лорда, ни сам Эйвери, ни Руквуд так не считали. Они видели, что из себя представляет паренек, помнили, что творилось в Школе… каждая дуэль Тома Реддла и Сириуса Эванса ввергала в ужас студентов Хогвартса… а то, что потом мальчик стал любовником их Хозяина, мужчин волновало мало.
За окном гостиницы послышался чей-то приглушенный разговор, потом все стихло, видимо, говорившие зашли внутрь гостиницы. Не прошло и минуты, как к ним в комнату вошли трое, закутанные в плащи. Судя по фигурам, это был мужчина и двое детей. Палочки всех присутствующих нацелились на визитеров, но вот один из детей взмахнул рукой и палочки вырвались из рук владельцев, сложившись аккуратной кучкой на краю стола. Он тихо засмеялся и снял капюшон, полыхнув чистым незамутненным взглядом зеленых глаз из-под челки. Вслед за ним предстали и остальные. Люциус, а это был он, отошел к основной части Пожирателей, наслаждаясь произведенным эффектом. Позер. Будто это его присутствие ввергло в ступор видавших виды Пожирателей!
Двое старых слуг склонились перед Реддлом, поцеловав край плаща, не заметив, как скривился Гарри, отходя от их Лорда к окну. Ему не хотелось на это смотреть. Брюнет очень боялся, что все эти люди заберут у него Тома… даже не так… он боялся, что Том сам уйдет ко всем этим людям.
- Милорд, - выдохнула Беллатрисс и рухнула на колени, обхватывая себя руками за плечи, и, слегка расскачиваясь, шептала словно молитву, - вы живы… живы…
Гарри чувствовал, как невероятный триумф захватывает все существо Реддла… как он упивается своей властью… пробует ее на вкус, как шоколадную конфету… ему она нравится… сладко… безумно сладко… А вот Гарри хотелось бы ее запить... он почти чувствовал, как «шоколад» тает во рту, он сглатывает… вязкая приторная субстанция проскальзывает в горло, и жажда становится почти невыносимой.
- Том…
Голос хриплый, но, возможно, именно это возвращает Реддла с небес на землю. Он оборачивается, всматриваясь в фигуру у окна. …не видит лица Гарри, но чувствует, как мальчик напряжен… и что делать, тоже не знает. Эйвери рассмеялся…
- Привет, Сириус.
- Здравствуй, - Гарри позволил себе улыбнуться. Он был почти рад их видеть, - Только я все же Гарри. Гарри Поттер.
- Я так понимаю, Милорд всегда знал, как тебя зовут на самом деле? – Руквуд усмехнулся.
Гарри отвернулся от окна и, бросив беглый взгляд на Пожирателей, задержался на том, кто задавал вопрос.
- Знал, - медленно… очень медленно, - но я думаю, что Мой Лорд сам все расскажет…
Гарри не спеша вышел из комнаты, мягко прикрыв за собой дверь. Будь, что будет. Если у Тома поедет крыша, значит… значит, он так и не сумел ничего изменить, все было зря. Ну, а если нет, то потом они вместе решат, как действовать дальше. Не желая, больше ни секунды оставаться здесь, Гарри переместился прямо в Школу, наплевав на то, что там, по идее, аппарировать нельзя… и сразу же наткнулся на разгневанную МакГонагалл. Та, что-то кричала… что-то о том, что он должен находиться в спальне после отбоя… списала с него баллы и отвела к директору. Альбус тоже пытался что-то говорить, но Гарри не слышал – слишком хотелось спать.
Общая спальня мальчиков встретила брюнета шорохом с кровати Рона. Рыжий тут же приподнялся на своей постели, всматриваясь в лицо друга. Хотел, было, что-то спросить, но Гарри только отрицательно покачал головой и залез под одеяло, мгновенно проваливаясь в сон…

***

Ему снилась тьма… глубокая и гнилая, как доски давно заброшенного дома… Странно, что среди этой непроглядной мглы он слышал отчетливо два женских голоса… Гарри знал, что эти женщины давно умерли, не застав его нынешнего времени, но во сне… во сне они жили… И отчего-то, мальчику казалось, что обе его оберегали, хоть и сам не понимал, отчего именно…
- Не сдавайся, - шепнула она, с неприкрытой насмешкой, - идет война. Ты рано опускаешь руки…
Гарри узнал ее… не мог не узнать…
- Но ведь войны нет, Эйлин. Небольшое сражение, возможно, но не война…
- Глупый, - рассмеялась вторая. Гарри узнал и ее, - конечно же, она есть! Разве война с собою, со своими демонами – это уже не война? Она требует, куда больших сил, чем обычная.
Гарри не видел Джоан, но почему-то знал, что она грустно улыбнулась ему.
- Почему вы мне снитесь?! Вы же умерли!
- Человек не умрет, пока остается хоть кто-то, кто его помнит и любит, - с затаенной тоской пояснила Эйлин, - Ты встретил нас и не забыл… ты полюбил нас… но мы – всего лишь твой сон. Ты в нас нуждался, Гарри, хоть и сам не знал об этом. Тебе нужен был кто-то, кто знает вашу историю. Но у нас нет ответов на те вопросы, которые ты задаешь. Мы не знаем, что вас ждет. Если ты веришь ему, то верь до конца. Если нет, уйди сейчас.
- Я не могу уйти, - возразил Гарри, - Он во мне нуждается.
- Уверен? – Джоан скептически хмыкнула, - Ну… как знаешь.
- ГАРРИ!

***

- ГАРРИ! – Рон тряхнул друга за плечо, - вставай! Мы на завтрак опаздываем!
Гарри с трудом разлепил глаза, пытаясь сообразить, кто он сам, и что от него хотят. Получалось плохо, в голове туман, и слегка тошнит. Он был уверен, что ночью ему что-то снилось, но вот беда, никак не мог вспомнить, что именно. Мысленно потянулся к Реддлу, но наткнулся лишь на стену – Том отгородился от него. Совершенно ничего не соображая, Гарри все же спустил ноги с кровати, голова тут же пошла кругом... Так. Первым делом нужно выцепить Тома и спросить – что за на фиг? Какого черта ему понадобилось закрываться?
Весь завтрак Гарри смотрел на напряженного слизеринца, но в ответ не получил ни взгляда. Драко только пожал плечами, мол, знать ничего не знаю, сам со своим психом разбирайся. Что-то шепнула Гермиона, промолчал Рон, но брюнету было не до них. Единственный, кто его сейчас волновал, сидел за другим столом и игнорировал его, Гарри.
Быстро покончив с едой, гриффиндорец выскочил из Большого Зала, и встал у стены напротив. Том все равно будет выходить через эти двери, и Гарри его не пропустит. Впрочем, ждать пришлось недолго, студент под именем Калеба Готье выскочил из Большого Зала, словно за ним кто-то гнался. Гарри окликнул его очень тихо, но этого оказалось достаточно, чтобы Реддл услышал и затормозил. В следующую секунду гриффиндорцу вывернули руку и тащили куда-то, пока не достигли незнакомого старого заброшенного класса. Только после этого Том отпустил руку мальчика.
- Сдурел?! – Гарри недовольно потирал больное место, как не крути, а хватка у слизеринца была железная, - сначала ты от меня закрываешься, потом игнорируешь, а теперь обращаешься, как с тряпичной куклой!
- Ты заслужил, - прошипел Том.
- Что я заслужил? Беспокойство за тебя? Минус несколько сотен нервных клеток? Ну, знаешь, милый!
Том нахмурился и, подойдя к мальчику вплотную, погладил кончиками пальцев его щеку. Гарри прикрыл глаза, чуть не мурлыкая от этой невинной ласки.
- Почему ты вчера ушел, не дождавшись меня? Я не могу сейчас увидеть ответ в твоей голове, так что скажи.
- Дурак, - выдохнул Гарри и обхватил Тома руками, - я хотел, чтобы ты, не отвлекаясь, принял для себя решение: остаться с ними, или со мной. Ведь твои Пожиратели не примут меня… каждый из них, кроме Руквуда и Эйвери, считает меня твоей подстилкой, не больше. Я это видел в их лицах, их глаза говорили лучше любых слов. Они считают, что я тебя ослабляю… Если тебе нужно, я тебя отпущу к ним, даже если на самом деле и не хочу этого делать.
Том усмехнулся и рывком посадил Гарри на парту, удобно устраиваясь между его ног. Как он мог думать, что сможет прожить без этого беса? Он просто идиот… Зеленые глаза потемнели, и Гарри за шею притянул стоящего перед ним парня к себе.
- Эй, Том, - еле слышный выдох в приоткрытые губы, - Я Тебя Люблю... буду с тобой, пока нужен тебе…. Я тебе нужен, Том? – полубезумный шепот не оставляет сомнений в правдивости слов… и не ответить на них правдой невозможно…
- Нужен… ты мне нужен… весь, целиком… со всеми твоими тайнами. Без тебя… невозможно жить… холодно… я не я… без тебя…
Откуда берутся эти признания? Почему вдруг стало так легко говорить о том, что чувствуешь на самом деле? Почему заткнулась гордость, развязывая язык, с которого соскальзывают эти сумасшедшие слова. Губы ищут губы, дыхание перемешивается и уже не понятно, где чье…. Всегда вдвоем. На двоих – одна боль… и сердце одно на двоих… всегда вместе. И не ясно, кто из них чья тень…
- Люблю тебя… люблю…, - шепчет Гарри… шепчет и плачет… и Том сцеловывает соленые капли с родного лица. Родного? Да, несомненно. Если не он, то кто?...

Плачь, Гарри Джеймс Поттер. Слезы лишь вода… она высохнет очень быстро… испарится, не оставив и следа, но заберет с собою боль, предложив взамен опустошение… и чуть позже неестественно безликий покой… Плачь, Гарри Джеймс Поттер, ибо ты заслужил эту минутную слабость. Плачь. А потом двигайся дальше…


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 17.11.2009, 20:14 | Сообщение # 10
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 9

VANITAS_4: Сны

Тому Реддлу что-то снилось… и сон его был не из приятных. Он беспокойно заворочался в своей постели.
Парень с изумрудными глазами и темными волосами, в свете луны казавшимися серебряными, седыми…
Том судорожно вздохнул, ресницы задрожали.
Он идет в сером плаще. Капюшон практически скрыл его лицо, но Реддл знает, что это Гарри… Чувствует… Он идет спокойно, легко…независимо. Ветви исчезают с его пути, как будто растворяясь, и сама Луна благоволит ему и освещает путь. Вокруг Гарри клубятся сгустки тьмы, чернее, чем самая темная ночь. Что-то невидимое тянет Тома следовать за этим призрачным сейчас существом. Откуда-то Реддл знает, что это вовсе не его мальчик, хоть они и похожи, как две капли воды… Это осознание приходит быстро, молниеносно… «Гарри» продолжает следовать куда-то туда, внутрь, в глубь несуществующего леса. Том пытается бежать, чтобы не потерять его из виду, но не может. Между ним и Поттером всегда одинаковое расстояние, как бы быстро он ни шел.
« Гарри» идет не оборачиваясь, глядя прямо перед собой. Том заметил в его руке серебряный кинжал… ощущение панического страха и безысходности… Ветер, слишком сильный для такой тихой ночи. Том запнулся… упал, разбив в кровь ладони. Но парня по-прежнему тянуло следовать за брюнетом… встал и продолжил путь… Тому казалось, что он произвел слишком много шума, что «Гарри» должен был его услышать. Но он не услышал, не остановился. Сколько они так шли, Реддл не знал. Он не чувствовал усталости, только опустошенность … Ярко освещенная луной открытая местность. «Гарри» снял капюшон и откинул почему-то длинные волосы назад, одним взмахом руки втыкая кинжал в… Тома… и …
- Том, мать твою!
Голос Гарри… настоящего Гарри. Откуда? Тот, другой Поттер тоже услышал этот голос и резко обернулся к Тому. Волосы гриффиндорца из сна взметнулись вихрем, и Реддлу показалось, что в этот момент перед ним стоит ангел, целиком сотканный из тьмы, боли, одиночества, ненависти, отчаяния, гнева… Изумруд его глаз, казалось, собрал в себе все отрицательные эмоции. В них больше не было тепла, как раньше. Они больше не были живыми… Перед собой Том Реддл видел мраморное лицо древней статуи, с драгоценными камнями вместо живых человеческих глаз… просто дорогие стекляшки. Такие холодные, но такие манящие. Они тянули к себе так, как тянет пропасть, бездонная, темная, обещающая…Тому хотелось упасть туда и забыться…
- ТОМ!!!
Слизеринец проснулся. На его постели сидел растрепанный одиннадцатилетний мальчишка… испуганный и бледный… и совсем не бездушный. Моргнув пару раз, загоняя слезы обратно, Гарри бросился на шею к Тому, крепко сжимая в объятиях…
- Я за тебя испугался, - тихо шепнул гриффиндорец, и уже в следующее мгновение был прижат к теплому телу, заботливо укутанный толстым одеялом.
Закрыв глаза, окунаясь в аромат любимого тело, Том снова уснул…
Изменился и сон…
На этот раз он шел по городу, которого не знает. Город пуст, и кажется ему смутно знакомым. Том терзается в сомнениях – ведь он точно знает, что никогда здесь не был. С неба сыплется грязный серый снег. Но он не обжигающе холодный, а теплый. Реддл растирает своими тонкими пальцами одну из снежинок и видит, что пальцы приобретают серый оттенок. Быстрая мысль – это не снег. Это пепел. Теплый пепел. Том осматривается – он повсюду. Стелется по дороге, по которой идет парень. Сыплется сплошной стеной с неба, так что Реддл почти ничего не видит. Но это и не важно. Он знает куда идти, что-то ее ведет, тянет, словно магнитом.
Том подходит к какому-то дому и видит на ступенях странный предмет… подходит ближе. Гроб. У Тома в голове промелькнула смутная догадка о том, кто погребен под пеплом, но он решает проверить. Крышка гроба поддалась легко... даже слишком легко…
Том смотрит на мертвого себя, но не испытывает ни ужаса, ни паники, только пустоту. Лицо покойника искажено мукой, из-под плотно закрытых век текут слезы. Мертвое воплощение Тома Реддла, Лорда Волдеморта плакало вместо него живого. Парень бросил тоскливый взгляд на безликое небо. Серые облака расступились, и к гробу потянулась призрачная рука, состоящая из солнечного света. Провела по лицу мертвого, стирая слезы. Черты сгладились, мученическое выражение исчезло. Рука коснулась сердца, затем стала подниматься обратно в облака, а вслед за ней потекла душа покойника. Живой Реддл почувствовала щемящую боль в сердце и… проснулся.
Том сидел на постели, судорожно хватая ртом воздух. Да, он понял то, что ему хотели сказать. Его простили не смотря на то, что он делал… несмотря на то, скольких он убил… сколько багряных морей пролил он к своим ногам… вот только… можно ли считать Смерть прощением?
Жаль, что осталось так мало времени…


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 18.11.2009, 15:00 | Сообщение # 11
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 10

VANITAS_5

Время в стакане
Со вкусом лимона.
Свеча догорает.
Осталось немного.
Эфриа

Том проснулся и осмотрел свою комнату. Гарри нашелся около камина, в кресле, но что-то было не так. Его фигура казалась сгорбленной, утомленной…
- Гарри?
- Пришел П**Ц, встречай с улыбкой.
- Ты о чем? – Реддл несколько раз удивленно моргнул, но в следующую секунду понял, в чем дело – Гарри поднялся из кресла. Теперь перед Томом стоял парень лет четырнадцати-пятнадцати с длинными темными волосами, в ухе блестела уже знакомая сережка, та самая, которую слизеринец видел на Гарри в то… другое время.
- Но… как? – Реддл с трудом сумел хоть что-то выдавить из себя, - я имею в виду, еще вчера…
- Я уже был у старика… видел других студентов. Они все стали старше… кто-то на год, кто-то на пять… по какому принципу все это случается, неизвестно, но Дамблдор говорит… это из-за нас. Это мы устроили раскол во времени, и сколько еще таких временных скачков произойдет, непонятно.
- А как я сейчас выгляжу? – с легким оттенком любопытства спросил Том, привставая на своей постели.
- Как красивый, сексуальный парень семнадцати лет, - Гарри улыбнулся, - ты лучше скажи мне, что делать дальше, потому что я не знаю. Я больше ничего не знаю.
Гарри медленно подошел к кровати слизеринца и как подкошенный рухнул на нее, в зеленых глазах блуждало такое отчаянное безумие и нечеловеческая ярость, что Том непроизвольно вспомнил тот сон. Что дальше? Скоро Гарри станет таким… как там? Нет ответов… ни единого.
- Я тоже не знаю, Гарри…

***

Джина Вонг внутри Деметрии торжествовала. Все шло, как нельзя лучше – скоро она загонит их всех в угол, заставит страдать так, как страдала она. У нее есть право мести – она затребовала его у одного из демонов в обмен на несколько сотен душ, и она их предоставит. Кто-то назвал бы это сделкой со Смертью, но этот кто-то ошибся бы. Смерть не делает различий. Смерть не ищет выгоды. Смерть просто есть, как итог… как последняя станция, куда приходит поезд, с кривоватой надписью «Жизнь», выцарапанной на каждом вагоне ржавым железным гвоздем.. Но демоны… демоны – это другое. Они заключают сделки охотно, лишь бы выгода была.
Будет им выгода… будет. Еще немного… еще чуть-чуть.

***

Гарри в одиночестве курил на Астрономической башне, сидя на каменном парапете… глядя в пропасть под своими ногами. Не бездонная, но брюнет помнил, как это – прыгнуть отсюда. А может еще разок? Пффф, бред какой!
Нехотя улыбнулся… кажется совсем недавно, но в тоже время слишком давно, на этой смотровой площадке, опираясь на парапет, стояла Ролинг. Джоан хмурилась, нервно барабаня пальцами по холодному камню... куталась от холода в свою теплую мантию… смеялась. Он тоже, кажется… или этого не было? Нет, было, точно было… Сама не зная того, Джоан помогала Гарри, тогда, когда никто не мог. Такая похожая на Гермиону… стоит, просит быть осторожнее… «Если с тобой что-то случится, наши жизни превратятся в ад, Том Реддл об этом позаботится»… это последнее, что он слышал от нее, потому что уже через двадцать минут после этого разговора, его дурацкая жизнь оборвалась… Наверное, Джоан и не предполагала, что все выйдет так, как она сказала…
- Гарри, - голос тихий-тихий, но брюнет узнал ее, - можно мне к тебе?
И не дождавшись ответа, девушка села рядом с лучшим другом, положила голову ему на плечо. Нет, она не плакала… слез давно не осталось… порою, даже казалось, что и смысла дальше жить… тоже не осталось. Гарри внимательно посмотрел на Гермиону. Красивая… такая, какой она была на Святочном Балу… только бального платья не хватает.
- Блейз предложил мне выйти за него замуж… тайное венчание…Ну, знаешь…
- Знаю, - грустно улыбнулся Гарри и обнял подругу за плечи, - Мы «научились» быть неуверенными в завтрашнем дне. Блейз молодец, и за тебя я рад, Герм, правда. Ты заслужила свое счастье.
- А ты? – Гермиона всхлипнула, - Ты разве не заслужил? А Рон? А Драко? Панси? Тео? Вы не заслужили?
- Я счастлив, - надтреснуто сообщил Гарри, снова посмотрев себе под ноги… так высоко… - Возможно, именно такое счастье мне и нужно…
- Это больное счастье. Твое счастье – тяжкая ноша. Сможешь ли выстрадать его для себя, и сделать другим? Сможешь ли ты излечить его, Гарри? Стоит ли это того, чтобы за него страдать?
Гарри не ответил. А что он мог сказать? Стоит, определенно стоит. Отказаться от Тома, все равно что предать самого себя… разве…
Его размышления прервал вбежавший на площадку Тео.
- Лонгботтома нашли мертвым в кабинете зелий. Говорят, что рядом в тот момент был только…
Стоит ли говорить, чье именно имя было произнесено?…

От автора: значит так, мои любимые детки, ХЭ будет. Я не для того мучаюсь с сюжетом, угождая вашим прихотям, чтобы взять и испортить сие творение трауром. Да, смерти будут, но не главных героев.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 08.12.2009, 21:55 | Сообщение # 12
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Raushen, Bellatrix, Prizrak, Ru-chan, спасибо вам за отзывы и что ждете продочку)))) Ловите happy

От автора: значит так, господа хорошие… можете меня аваднуть, но! NC-17 НЕ БУДЕТ, я меняю рейтинг на PG-13. Вопрос закрыт.
(*) – фраза принадлежит Лорел Гамильтон

- Дьявол тебя задери, Том! – орал Гарри на слизеринца спустя час после нудного разбирательства в кабинете Дамблдора, - почему где ты, там и покойники? Я ума не приложу, как доказать твою невиновность перед стариком! А сделать это надо, потому что он запросто…
- Может, ты успокоишься? – ледяным тоном поинтересовался Реддл, - ты бы лучше за умершего приятеля переживал.
- Ты обвиняешь меня в черствости? Ну, знаешь, Том!
Гарри психанул и выскочил из спальни слизеринца, но тут же пожалел об этом, едва увидев сидящую в пустой гостиной Деметрию. Гарри усмехнулся – он уже давно перестал скорбить об умерших – но мстить он не перестанет никогда. Придет ее время. Эта сука Вонг снова сдохнет… и снова, и снова, если понадобится. Джина заплатит за Невилла, это не обсуждается.
Торндайк развязно растянулась на небольшом кожаном диване, накручивая на палец длинный локон своих волос, не выпуская из поля зрения брюнета, замершего на последней ступеньке лестницы. Молчала, но Гарри словно слышал ее… будто она приглашала его присоединиться к ней в этот час.
- Чего тебе?
На грубость, явственно прозвучавшую в вопросе гриффиндорца, Деметрия лишь улыбнулась, не разжимая губ. Гарри сел напротив нее, приготовившись слушать, ничуть не опасаясь, что она его убьет. Зачем? На нем ведь и так заклятие…
- Хочу тебя понять, Сириус Эванс. Хочу понять, почему вы с Томом так со мной обошлись, - медовый голос лился незнакомой песней, но за лицом Торндайк, Гарри видел лишь Джину, - я ведь просто жила, свято веря, что ненавижу его, а потом появился ты… Ты разрушил все, во что я верила, ты бесцеремонно растоптал мои чувства, когда посмеялся надо мной.
- Не помню такого, - отозвался Гарри. Он и в самом деле не помнил ничего подобного…
- Ты сказал прилюдно, что Том приглашает меня на свидание, с такой убежденностью, что я поверила… а позже, покопавшись в себе, выяснила, что это вовсе не ненависть, а совсем иное чувство… Ты меня разрушил, - Вонг прищурила глаза, ожидая ответа.
- Дура ты больная, - Гарри презрительно скривился, - Реддл бы просто сломал твой разум прямо там, в Большом Зале… ты бы даже не зметила… и единственное, что бы ты после увидела в своей жизни, так это белые стены Сент-Мунго в палате для сумасшедших. Фактически, я тебя спас.
- Значит, вот как ты видишь ситуацию, - Вонг надтреснуто рассмеялась, - у меня другое мнение.
- Ты е***нутая, Джина. Мстишь нам за то, что сама себе напридумывала. Ах, любовь, любовь, - издевательски протянул Гарри… терять ему уже было нечего… они оба это понимали, - твоя любовь и гроша ломаного не стоит. Но знаешь, кое за что я тебе благодарен.
Глаза девушки напротив удивленно расширились. Услышанное с трудом укладывалась в ее голове.
- За что ты можешь меня благодарить?!!
- За смерть, - Гарри был спокоен и невозмутим, - сама того не ведая, ты поспособствовала моему возвращению в мое время, вернув все на свои места. Интересно, ты когда-нибудь задумывалась, почему я там оказался? Даже сейчас не задумываешься?
На этот раз Джина неуверенно помотала головой.
- Что, даже не интересно, какие цели я преследовал? Не интересно, почему я так изводил Тома, и почему был уверен, что он мне ничего не сделает? – Гарри снисходительно улыбнулся, - ты и правда недалекая, Джина Вонг. Ну, бог тебе судья, не хочешь знать, не надо. Кстати, может, ты оставишь в покое ребят? Тех, которых ты призвала для мести?
- С какой это стати? – Джина разъяренно уставилась на брюнета, но ответил ей не он.
- С той, что ты только что жаловалась на судьбу, жалея себя. Так пожалей их, они же вне ваших дел. Разбирайтесь втроем между собой! – Блейз оттолкнулся от стены и подошел к ним. Гарри даже удивился, как это ни он, ни Вонг не заметили слизеринца.
- Но ведь Реддл и Эванс так же втянули в свои игру посторонних! – Джина не собиралась сдаваться.
- Ты еще не поняла, Джина? – Блейз совсем не утонченно захохотал, - от их противостояния… их взаимоотношений зависел дальнейший ход истории. Они бы так или иначе втянули других людей. Но ты, - Забини ткнул в нее пальцем, - ты мелочная дрянь, и только. Ты – одна, и хоть ты и нашла себе единомышленников, вы разрозненны. Мы же едины. Ты ничего не можешь против нас.
- Я практически убила вашего драгоценного Поттера! – взвизгнула Вонг, уже понимая, что проиграла. У этого синеглазого мальчишки был припасен козырь в рукаве, и он не спешил показывать его.
- Ну, на самом деле – ничего особенного. Это бы имело смысл, если бы Гарри боялся смерти, но… нет… он не боится.
Гарри замер в кресле. Иногда он забывал, что его друзья, практически, продолжение его самого. Так забавно…
Взбешенная, Вонг выскочила из гостиной, оставив парней одних. Гарри хмыкнул, с мягкой насмешкой разглядывая Блейза. Синие глаза торжественно блестели, выдавая то, что Забини явно доволен своей работой и теперь предвкушает эффект от своих дальнейших слов. Поттер устало вздохнул.
- Ладно, рассказывай. Почему ты просил ее пока не убивать?…

***

Идея Забини была изумительна в своей простоте и изяществе, да вот беда – где они в короткие сроки найдут экзорциста? Гарри не знал, не знал и Блейз. Оставалось лишь одно – просить совета у Дамблдора или Снейпа, что было не желательно. Спасение пришло внезапно в виде Джули, которая подкинула им весьма интересную информацию. К слову сказать, именно с ней Блейз проштудировал не одну книгу по демонам, пока не нашел ответы. Оставалось лишь убедить Фиону Селинджер отказаться поддерживать Торндайк и перейти ни их сторону. По словам Джули Лито… простите… Джули Блэк, Фиона уже в четрынадцать лет приняла свой дар экзорциста. Быть может, поэтому мстительная дрянь так старалась удержать девчонку рядом с собой. Тут же вставал вставал вопрос: «Может, и другие обладают какими-нибудь экстра-способностями?». Скорее всего…
От постоянного представления своей памяти на всеобщее обозрение Гарри порядком устал, но делать нечего. Надо. Как ни странно, но Фиона решила помочь им незамедлительно, лишь услышала, кто такая Деметрия, а показанное ей гриффиндорцем отмело все ненужные вопросы… оставалось дождаться поединка, а в том, что после их недавнего разговора он вскоре состоится, сомнений не было…

***

Тому снилась Джина. Такая, какой она была еще в школе, в классической черной мантии с темно-красными отворотами. Она улыбалась и шла прямо к нему. Она кружилась вокруг него, в то время как он сам не мог сдвинуться с места.
- Том, Том. Разве ты не видишь? Мы с тобой одинаковые, - она счастливо рассмеялась, откидывая назад голову, - Твоя душа пуста и ты не знаешь, каково это – любить кого-то. Внутри тебя такая же пустота, как и во мне – темная, притягательная и бесчувственная. Уйдем со мной, Том.
Призрачный холодный мир, сотканный из сумрака, на границе реального и его безликого отражения. Реддлу тут не нравится, он хочет проснуться. «Мы сможем», - говорит он себе… Мы? Кто это – мы? Он всегда был один. Не мертвый, не живой. Один. Всегда один. А она смеется… она так близко. Они ведь и правда похожи… уйти? Остаться?
- Ты ему не нужен, Реддл. Ты всего лишь – его тень.
Тень? Нет – это Поттер его тень… и ответ самому себе… ложь… Сейчас он пытается обмануть себя…
Что-то выдергивало его из сна… тянуло за собой…
Гарри сидел у окна, завернувшись в плед. Том плохо видел его лицо, но точно знал – мльчишка побывал в его видениях.
- Видел?
Гарри горько усмехнулся.
- Вот значит, как ты считаешь, Том? Что ты всего лишь моя тень? Разве я не говорил тебе, что я без тебя не я? Разве я не доказывал это на деле тогда, когда слова переставали иметь значение?
Гарри поднялся с кресла, неспешно стянул с себя плед и направился к кровати.
- Разве я хоть раз дал тебе понять, что ты мне не нужен?
В следующую секунду гриффиндорец уже нависал над Реддлом, шепча прямо в его приоткрытые губы:
- Разве я не доказывал тебе, что верю тебе… верю в тебя?
- Прости, - не громче спокойного дыхания…
- Так почему ты веришь ей? Ты способен любить, если ты любишь меня… я не ангел, как считают многие. Я тоже убивал, убивал безжалостно… и все равно ты рядом со мной…
Наступает момент, когда просто любишь, не за то, что он там хороший или плохой, или ещё какой. Просто любишь. Это не значит, что вы всегда будете вместе. Не значит, что не будете друг другу делать больно. Значит только, что любишь. Иногда вопреки тому, кто он такой, иногда – благодаря. И знаешь, что он тебя тоже любит, иногда благодаря тому, кто ты, а иногда – вопреки (*)
Том облегченно вздохнул и рывком уронил на себя брюнета. «Мы сможем»… - эта мысль билась в головах обоих, когда Реддл скользил руками по такому любимому и желанному телу. Пальцы порою больно впивались в кожу… пусть… не так уж и важно. И не важно, кто чья тень… просто их – двое, и ничто этого не изменит. Лишь человек, стонущий сейчас его имя имеет значение… Том никогда не думал, что будет согласен со стариком, но сейчас он понимал значение фразы: «Тебя спасет любовь», и Реддлу не нужно лишних слов, когда это зеленоглазое растрепанное чудо что есть сил прижимает его к себе, выгибаясь дугой, прокусывая губу… Слизнуть кровь… что-то безумно глупое прошептать на ухо… вдруг стало совсем не сложно. Слышать, как он кричит, а потом без сил откидывается на кровать… это надолго останется в памяти холодного Тома Реддла. Холодного? Теперь он уже и сам не был уверен в этом…

***

Гермиона беспокойно ворочалась под боком у Блейза, который крепко спал. Это и хорошо… девушке не хотелось, чтобы любимый видел ее в таком состоянии. Было безумно страшно. Даже если у них все получится, и Фиона сработает как нужно, заклятие с Гарри не исчезнет, оно необратимо… и осознание этого убивало. Они так и не сказали ничего взрослым, а надо было бы. Джеймс и Лили с ума сойдут от горя. Но если сказать? Тогда все будут путаться под ногами, тешить себя иллюзиями, что все еще можно исправить, ища несуществующее контрзаклятие…
Утром Джинни Уизли ошарашила всех очередной убийственной новостью… сказала что через два дня в Хогсмиде будет нападение. И отчего-то Гермиона верила подруге на слово.
Заворочался Блейз, во сне крепче прижимая к себе девушку, а ей все не спится. Интересно, многие ли из них так же как она ворочаются в своих теплых постелях? Потянулась мысленно… ох… ну тут все понятно, Гарри с Томом не до сна… а вот Джинни спит. Бодрствует Драко, бесцельно бродя по Выручай-Комнате, напиваясь в одиночестве. Панси с Тео играют в покер на лестнице, оба закутанные в одеяла… подошел Рон… с ними сел…
Глупо все как-то… стоило ли возвращаться к жизни, чтобы снова жить, как на вулкане? Стоило. Определенно стоило, даже если в конечном счете они ничего от этого не выиграли. Пусть. Пусть так. Главное – они вместе…

***

Утро следующего дня…

Беллатрисс в компании Руквуда, Эйвери и Люциуса Малфоя вошли в «Кабанью Голову». Там они не опасались, что их сдадут Министерству. Так уж вышло, что нынешняя владелица паба была довольно лояльна к беглым заключенным, хотя бы просто потому, что некогда едва сама не вступила в ряды Пожирателей.
Лизетта моментально объявила паб закрытым и, выпроводив всех посетителей, поставила перед беглецами стаканы с уже налитым в них бурбоном.
- Лиза, пропусти школьников, когда они придут, - протянул Люциус, прикладываясь к собственныму стакану.
- А больше вам не хая не надо? - ответила Лиззи, явно не слишком довольная тем, что ученики будут втянуты в какие-то темные делишки ее визитеров, однако спорить с ними не приходилось: прихлопнут и даже глазом не моргнут.
По прошествию получаса в дверь паба громко постучали и Лизетта, шипя сквозь стиснутые зубы, пошла открывать. И тут же с потрясенным возгласом отпрыгнула от двери. Не удивительно. Когда еще увидишь, как Гарри Поттер в компании своих друзей приходит на встречу с приспешниками Темного Лорда?
- Извините, мы опоздали, - произнес Гарри от порога, вот только раскаянья в его голосе не было ни капли. Том за его спиной молча кивнул своим людям и, обняв гриффиндорца за плечи, прошел так меж столов, пока их пара, наконец, не достигла того, за которым сидели Пожиратели.
Вслед за ними шли отпрыски богатейших родов – Блейз Забини, Драко Малфой, Теодор Нотт и Панелопа Паркинсон, процессию замыкали грязнокровка Грейнджер и осквернители рода – Рональд и Джиневра Уизли. От такого дьявольского коктейльчика Лизетта потеряла дар речи и просто хлопала накрашенными ресницами, стоя у входной двери, не делая попыток пошевелиться.
Руквуд и Эйвери приподнялись со своих мест и слегка поклонились, в ответ на что Гарри только улыбнулся. Заметив это, Беллатрисс хотела, было, что-то сказать, но осеклась под красноречивым взглядом Реддла.
- Здравствуй, отец, - поприветствовал Люциуса Драко, - вы хотели нам что-то сказать?
Люциус скривился – в голосе сына звучало скрытое превосходство. Эйвери тоже это заметил, но никак не прокомментировал, лишь обменялся многозначительными взглядами с Гарри.
- Мы поговорили с некоторыми из тех, кто присоединился к Деметрии, - начала Бела, - некоторые из них, выслушав наши убедительные, - на этом слове Беллатрисс улыбнулась, - доводы, решили не рисковать и не лезть в самое пекло. Неразумными оказались лишь Кристалл Грин, приехавшая из Дурмрстранга, и Джералл Бартон. У них нет ни одного шанса против нас, не думаю, что тут есть о чем беспокоиться.
Реддл удовлетворенно кивнул и посмотрел на Блейза. Тот лишь пожал плечами, мол, помню, все сделаем…
Гарри не беспокоился. По сравнению с той кровавой баней, устроенной Лордом Волдемортом в их прошлой жизни, завтрашнее событие было для гриффиндорца по важности не значимее похода за зельем от яблоневой плодожорки.
- Если мы, так сказать, выступим за вас, можете ли вы… - Руквуд с какой-то ужасающе-безумной надеждой смотрел на Гарри.
- Можем, - ответила за друга Гермиона, - попросить можем, но не факт, что министерские послушают. Возможно, смягчат приговор, но о помиловании не может быть и речи.
Было видно, что Пожиратели рады и этому. Невозможно постоянно жить в бегах, так и свихнуться недолго. Но, с другой стороны… Азкабан тоже не Багамы… там крыша поедет еще быстрее.
- Посмотрим, что можно сделать, - Гарри вдруг открыто улыбнулся и отвесил шутливый поклон Беллатрисс, которая все это время ждала лишь его реплики, - в конце концов, может и амнистируют. Ведь вы же завтра будете защищать знаменитого Гарри Поттера!
Пожиратели мрачно усмехнулись, по достоинству оценив комичность ситуации.
- До завтра? – спросил Блейз, но ответа не ждал, а просто вышел на улицу, зная, что ребята последуют туда же… зная, что видавшие виды убийцы завтра будут там же, где они…
Мерлин! Пусть уже, наконец, все закончится!!!

* скоро конец. Еще глава или две, и вам больше не придется мучиться в ожиданиях, чтобы получить в итоге бред сумасшедшего smile


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 09.12.2009, 14:38 | Сообщение # 13
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 12

VANITAS_7

Вот кончен бал!
Растерян ценный груз!
Нелеп финал…
И сладок смерти вкус!
Нет никого! Остался ты один!
И оглянувшись, уходя,
Ты спросишь: «Кто же я?..»…
… лишь дым…

Гарри не любил писать стихи… более того, он этого и не умел. Рука сама выводила строчки на бумаге… слова, смысл которых не укладывался в его голове. Гриффиндорец чувствовал, что осталось недолго… и ничего не чувствовал. Казалось, проглоти Гарри камень, и тот с гулким эхом стукнется о стенки желудка. Такое бывает, если что-нибудь сбросить в водосточную трубу… сначала звук тихий… потом все нарастает и нарастает, ботаясь о жесть…
- Торопишься умереть? – Том за его спиной шумно вздохнул и положил руки любимому на плечи.
- С чего ты взял? – голос тихий, будто говори он чуть громче, и все рухнет.
Гарри не мог увидеть легкой улыбки, на секунду мелькнувшей на тонкий губах Реддла, но это и не важно, потому что в следующее мгновение мягкие губы коснулись шеи. Брюнет резко развернулся и ловким движением уселся на стол, ногой отбрасывая в сторону мешающий стул. Реддл хищно улыбнулся и, встав между разведенных бедер своего парня, с жадностью накинулся на полураскрытые губы… Отчаянье! Вот, что сейчас правит балом… как тогда… как в их первый раз… и снова оно повсюду… задыхаясь, откидывая голову назад, позволяя Тому оставлять болезненные метки на своей коже… все лишь для того, чтобы сохранить иллюзию жизни… еще не мертв, ну уже и не жив… словно бабочка, нанизанная на булавку и воткнутая в полотно сукна. Шепот ласковых слов срывающихся с губ горчит… но не шептать Гарри не может, когда горячие руки Тома с нежностью, граничащей все с тем же дурацким отчаяньем, скользят по его телу… еще… больше… им мало… нужно больше… хочется кричать, и Гарри кричит… не потому что любовник сделал ему больно… а потому что нужно выплеснуть наружу все, что накопилось… невозможно и дальше держать это в себе…
Каждое движение будто вытаскивает очередную занозу… так хорошо… и когда Том ласково целует его в висок, спрашивая, как брюнет себя чувствует, Гарри почти верит, что все с ними будет хорошо… почти верит…

***

Рассвет. Он бывает прекрасным, бывает отвратительным… бывает теплым, но может быть и ледяным. Этот рассвет был пугающим, особенно, когда стоя на смотровой площадке Астрономической Башни, видишь, как у тебя под ногами и туда, дальше, покуда хватает глаз, расстилается туманное полотно, густое и вязкое… и из этой бледно-молочной каши поднимается ярко-красное солнце. Оно есть, но оно не греет… как и все вокруг… лишенное жизни… просто цветной шар, неизвестно кем вытащенный на небосклон и подвешенный в воздухе… зачем? Зачем оно нужно такое? Не лучше ли жить в бесконечности ночи… в ночи не бывает ни хороших, ни плохих… все однотонны… и не надо разбираться кто кому враг, кто кому друг… нет ни черного, ни белого… лишь безликая серость.
Джиневра Уизли никогда не лила слез… слезами горю не поможешь… тогда отчего именно сейчас хотелось кричать и выть от досады… реветь как пятилетнему ребенку, у которого отобрали любимую игрушку? Она не знала… просто так было… так ощущалось…
Плеча аккуратно коснулась чья-то рука, но Джинни никак не отреагировала – девушка и так знала, что это кто-то из своих. Легкое объятие, почти невесомое и такой же призрачный поцелуй в висок. Гарри. Джинни его узнала… его запах, родной и близкий. Развернулась, прижалась тесно-тесно, обхватила руками крепко-крепко… словно прощаясь. Хотя может это так и было?.. кто знает… о плохом думать не хотелось, но и не думатьоб этом она не могла. Лишь распоследний идиот не заметил бы, как Гарри с каждым днем угасает все больше и больше…
- Гарри, тебе страшно? – голос дрогнул, выдавая все ее переживания, - страшно знать, что умрешь?
Брюнет опустил руки ей на плечи и отстранил от себя, заглядывая в глаза, стараясь поделиться с ней своей уверенностью в сегодняшнем дне.
- Нет, Джинни, я не боюсь. Это всего лишь встреча со старой знакомой. Смерть мне будет рада.
- А ты? Ты тоже будешь ей рад?
Что Гарри мог ей сказать? Он ничего не чувствовал… ни радости, ни печали… никаких эмоций, которые выдавали бы в нем человека. Ни-че-го.
- ГАРРИ!
Двое гриффиндорцев обернулись одновременно. Всклоченная Гермиона подскочила к ним и попыталась что-то втолковать, размахивая руками. Гарри не видел ее такой возбужденной с тех пор, как… да он вообще ее никогда такой не видел! Джинни вышла из оцепенения и, схватив Герм за плечи, тряхнула как тряпичную куклу.
- Что не так?
- Они напали на Хогсмид. Только что пришло донесение от Лизетты. Ваша Джина уже успела убить шестерых человек – двое из них дети. Джералл отступился от нее сразу же, как увидел первые трупы. Эта баба – она кто угодно, но только не человек.
Дальше Гарри слушать не стал. Обняв за плечи обеих девушек, брюнет аппарировал их прямиком в Хогсмид. Недалеко от Сладкого Королевства безумство столкнулось с безумством. Беллатрисс превзошла саму себя. Сейчас даже невозможно было сказать, кто из них двоих большая психопатка – Белла или Джина.
Джина. Джина, а не Деметрия сейчас металась по узкому пространству, стараясь достать Беллу. А в ее смехе Гарри чудился смех Ленстрейдж… тогда в Министерстве… когда Сириус падал в Арку. Два палача нашли друг друга. Остальным этот поединок был на руку. Фиона и Блейз могли беспрепятственно читать древние заклинания.
Сзади послышался отчаянный девичий визг. Панси подняло в воздух и швырнуло в стену, словно рядом был кто-то в мантии-невидимке, забавляющийся своей жестокой игрой. Гарри хотел было рвануть к ней, но тут его самого сбила с ног магическая волна. Крисстал Грин медленной походкой приблизилась к юношу и нацелила палочку в лицо. Но за показушной бравадой был лишь страх. Ни триумфа, ни жажды мести, ни жестокости. Просто страх. Решающий фактор, потому как будь там что-то другое, брюнет убил бы Грин не раздумывая. Рука сама поднялась, выплетая между пальцев заклинание сна, которое уже в следующую секунду тончайшей сетью окутало Крисстал. Девушка мягко опустилась на землю, так наверное и не поняв, что с ней произошло. Она спала.
Вокруг творилось черт знает что. Хотя бы просто потому, что это именно его проделки. Люди не могли сражаться с невидимым… кажется, именно это называется хаос. Прекратилось все неожиданно. В тот момент, когда тело Деметрии скрутило и Джина в ней взыла нечеловеческим голосом. Так воет собака под окном… протяжно, надрывно… к покойнику. Вот только кто из них потенциальный мертвец?
Джина бросила яростный взгляд на Фиону, вышедшую из своего укрытия, прижимающую к себе старый фолиант. Сзади торжественно ухмылялся Блейз. Они закончили, вот только заклинание пока еще подейстовало не до конца. Словно в замедленной съемке Гарри наблюдал, как Джина вскидывает руки… это было несложно – догадаться по кому придется один из последних ударов. Аппарация дело быстрое – и вот он уже закрыл собой Тома. Зеленая вспышка Авады Кедыры осветила все вокруг, как маленькое солнце… но оно не грело…

--------------------------------------------------------------------

Сначала была боль. Странно… заклятие смерти не убило его, лишь ускорило приближение Vanitas. Будто горячая огненная лава растекается под кожей, плавит кости, превращая их в желе. Это не только его смерть. Он умирает за них двоих. Все, что угодно, лишь бы разорвать их связь. Все, что угодно, лишь бы Реддл сейчас дышал с ним не в такт, чтобы они были друг другу чужими, чтобы не тащить Тома за собой в могилу... потом была тьма… тьма более темная, чем сама смерть… тьма, которая позволила Гарри оттолкнуть от себя Его… порвать ту нить, которая соединяла их мысли и души… гриффиндорец облегченно вздохнул – Том останется жить… потом был свет… свет ярче, чем само солнце… он убивал, и хотелось содрать с себя кожу. Потом… не было ничего. Лишь мерное покачивание на границе сфер… кокон тишины и покоя… нет ни черного, ни белого… нет ни света, ни тьмы… лишь безразличие… так тихо… тихо… кажется, кто-то звал его, кричал, рыдал… кажется он сам что-то отвечал им… его просили вернуться… зачем? Если это – конец его пути, то он счастлив, что все закончилось именно так. И тихий шепот с его собственных губ…

О звуки сладкие! Зовете мощно вы
Меня из праха вновь в иные сферы!
Зовите тех, чьи души не черствы,
А я – я слышу весть, но не имею веры…

Потом...
пустота.

От автора: ну, что родные мои, следующая глава - эпилог.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 09.12.2009, 14:38 | Сообщение # 14
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 13

Эпилог

Гарри приходил в себя очень медленно… Холодно и пусто. И нет в голове ни единой мысли… и нет слов, чтобы что-то сказать... и вдруг хочется, чтобы все это оказалось нелепым дурацким сном, вызванным подсознанием.
- Гарри…
Голос тихий-тихий, но парень узнал его и почти обрадовался.
- Эйлин… ты за мной?
Из полумрака вырисовывались знакомые черты. Такой она была в Школе… в том времени. Северус действительно был очень на нее похож… Она молчала, даже не двигалась… и не дышала. Мертвая, как всё вокруг… чужая и далекая.
- А ты хочешь уйти?
Он хотел? Гарри не знал ответа. Что там, дальше? Что осталось позади? Нужен ли он там кому-нибудь? Переживут как-нибудь, поплачут и успокоятся. За собой он их не потащит. Ребята даже не заметили, как Гарри аккуратно перекрыл их связь, чтобы с ними ничего не случилось. Там дальше будет лучше…
- Меня ли воскресить? Могу ли верить я? – Гарри мысленно улыбнулся непониманию, отразившемуся на лице Эйлин.
А чудо – веры есть любимое дитя!
Стремиться в мир небес, откуда весть нисходит,
Не смею я; туда пути мне нет…
И все же милый звон, знакомый с юных лет,
Меня, как прежде, к жизни вновь приводит…

Не хочу я уходить, Принц, - абсолютно идиотская мальчишеская улыбка, - я хочу остаться с остальными.
Эйлин метнулась к Гарри и обняла. Для видения ее объятия были чертовски крепкими. И, прежде чем снова раствориться в полумраке, успела шепнуть ему на ухо…
- Хорошее решение.

***

Первое, что Гарри увидел, когда открыл глаза – плачущую сестру. Анита сидела рядом с кроватью и уткнувшись лбом в колючее одеяло, которым был укутан ее брат, тихо вздрагивала всем телом. Гарри погладил ее по волосам, но девушка никак не отреагировала, будто бы списала все на обман чувств.
- Энни, - Гарри позвал ее, и на этот раз Анита подняла на брата заплаканные глаза. Брюнет видел, как меняются эмоции на лице его сестры… от неверия до необычайного облегчения… и понял, что решение вернуться было действительно верным.
- Гарри! – взвизгнула она и бросилась парню на шею. Поттера радовало лишь одно – хвала богам, у него ничего не болело, иначе бы он просто не пережил такого приветствия.
В помещение быстрым размашистым шагом вошел Снейп и выпроводил девочку, так сказать отдохнуть, и лишь после этого приступил к осмотру своего ученика, ни слова не говоря при этом. Проводя диагностику, о чем-то многозначительно хмыкал, и только спустя минут двадцать объявил Поттеру, что тот здоров и никаких следов черной магии на нем не видно. Сразу после этих слов в комнату ворвались ребята, будто все это время подслушивали под дверью. Хотя, может, это так и было?
- Поттер, вечно ты во что-то влипаешь, - язвительно выдал Драко, и уже в следующее мгновение запрыгнул к Гарри на кровать, ероша и без того торчащие во все стороны волосы, - идиот, мы за тебя волновались! Восемь дней без сознания – шутка ли!
- Это должна говорить Гермиона, а не ты, Малфой! – рассмеялся Гарри, и заметно расслабился рядом со своими. Вот только кое-что его все же смущало, - где Том?
Гарри внутренне напрягся, ожидая ответа. Блейз странно хохотнул.
- Да спать мы отправили твоего Тома! Еле выгнали!
- А ты думал, он ушел? – хитро прищурившись, поинтересовалась Гермиона.
- Ну да… думал, - Гарри смущенно улыбнулся, но соврать не старался. А смысл?!
- Значит, - неуверенно произнесла Джинни, смотря в пол, - все закончилось? Больше ничего с нами не случиться?
Теперь уже захохотал Гарри – жизнь казалась до жути простой.
- Ну, вообще-то случится, и многое. У нас свадьба Блейза и Герм на носу. По всем правилам. С кучей гостей и прочее, и прочее.
Гермиона рассмеялась вслед за Гарри, и вскоре ее подхватиил остальные.
- Джинни поедет в медицинскую академию, - выдал Драко, и девушка усмехнулась блондину.
- А ты унаследуешь бизнесс отца, как и ожидалось. Панси, наконец, представит Рона родителям. В прошлый раз, как-то не срослось.
- Главным образом потому, что мы были несколько… мертвы! – возмутилась Панси, кидая в Джиневру подушку. Та ловко перехватила ее и отправила в обратный полет.
- Тео пойдет в юридический, - хмыкнул Рон, и затем обернулся к Гарри, - а ты, дружище? Воевать больше не надо, чем планируешь заниматься?
- Ну, для начала затребуем у министерских амнистию для тех Пожирателей, которые были с нами, - Гарри пожал плечами, - потом… не знаю. Может, в авроры подамся.
- А меня в твоих планах нет? – холодный голос от двери заставил всех подпрыгнуть от неожиданности. Том стоял, грациозно подпирая собой косяк, и с лживым безразличием смотрел на Поттера, ожидая ответа.
Гарри ничего не ответил… просто протянул руку, приглашая Тома Марволо Реддла остаться в его жизни… навсегда.

----- Послесловие… спустя двадцать лет… -----

- Мам, а что случилось с той женщиной?
Анита грусто улыбнулась любопытству сына и присела на край кровати.
- Меня там не было, малыш. Я не знаю.
Ирвин смешно сморщил нос и обиженно засопел, всем своим видом показывая, что не верит матери. Анита тяжко вздохнула.
- Джина Вонг не сумела выполнить свою часть контракта. Ее забрали. На этот раз уже навсегда.
Внизу скрипнула дверь… привычный глухой удар сумки об пол. Ирвин уже соскочил с кровати, бросаясь вниз по лестнице, чтобы в следующую секунду повиснуть на шее у дяди… после чего следует немного робкое объятие для крестного, словно мальчик боится, что его оттолкнуть. Но Калеб Готье вовсе не стремится оттолкнуть малыша. Более того, он сам поднимает Ирвина на руки и прижимает к себе. Это удивительное чувство, когда тебя ждут и любят… когда, занешь, что всегда есть место, куда ты можешь вернуться несмотря ни на что… потому что просто нужен… такой, какой есть.
Дом, в котором тебе будут рады всегда…


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Sans phrases (ГП/ТР; роман; NC-17; миди; закончен)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: