Армия Запретного леса

Пятница, 21.02.2020, 19:25
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Лорды Темной стороны (ГП/??, R/юмор/приключение/драма/AU,заморожен)
Лорды Темной стороны
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 13.06.2010, 11:13 | Сообщение # 1
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Название: Лорды Темной стороны. (сиквел к: Что за тень в твоей душе? http://army-magicians.clan.su/forum/15-952-1 )
Автор: DELEN
Соавтор: Вольха Р.
Главные герои: Гарри Поттер, Лорд Воландеморт, Альбус Дамблдор, Новый персонаж, Северус Снейп, Драко Малфой, а также прочие герои, которых я решила мучить в своем фанфике.
Пейринг: ГП\??
Рейтинг: R
Жанр: AU,юмор,приключение,немного драмы.
Размер: макси
Статус: в процессе
Саммари: 6 год обучения в Хогвартсе. Второе полугодие. Гарри окончательно решает для себя, кто его друг, а кто враг, и предпринимает рискованную попытку занять место под солнцем - он переходит на сторону Лорда Воландеморта. А там…
Отказ от прав на героев: Все герои принадлежат маме Ро, кроме Нового персонажа – он мой и только мой!
Комментарии: чисто авторский юмор
Предупреждения: слэш! ООС абсолютно всех героев.
Разрешение на размещение: получено.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 13.06.2010, 11:14 | Сообщение # 2
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 1.


В колчане дьявола нет лучшей стрелы для сердца, чем мягкий голос.
автор: Байрон Джордж Гордон

ХОГВАРТС.
( Вечер того знаменательного дня, когда был завершен обряд слияния.)

Северус Снейп метался из угла в угол по своей комнате, дрожа от еле сдерживаемого гнева и время от времени выбрасывая вперед руки, не в силах подавить раздражение от беспричинного беспокойства. Маркус, сославшись на плохое самочувствие и слабость после проведения обряда, отказался от проведения уроков ЗОТС, и его почетная обязанность была взвалена на многострадальные плечи профессора Снейпа. Нашли козла отпущения! Типа он всю ночь сладко спал, считал овечек и от проведения дополнительных и, кстати, неоплачиваемых уроков должен плясать и петь от радости. Уроды! Дамблдора на мыло пустить, а Маркуса этим мылом помыть как следует! И это хрен знает на сколько! Но все-таки не эта несправедливость беспокоила профессора зелий. Другое…

Несчастному, уставшему «другу» предстоит визит к его Темнейшеству с отчетом о проделанной работе. И по идее, этот «гад с приступом хитрости» уже час как должен находиться в его комнате, чтобы оговорить все нюансы предстоящей беседы и уточнить некоторые факты. Но его до сих пор нет!!! А портал сработает через каких-то два часа. Он что, думает, что настроить его в Хогвартсе, под носом у Альбуса, это игрушки?! Особенно Северусу Снейпу, у которого по жизни проблемы с этим заклинанием. Наивный!

Не выдержав собственных эмоций, Северус вышел в коридор и осмотрелся по сторонам. Ни единого признака движения в его сторону, даже Поттера под мантией невидимкой нет, а того уже пора бы считать мебелью в спальне – так часто он там ошивался без приглашения.

- Да он издевается!!! – воскликнул профессор Снейп. – Порву как Сами-знаете-кто грелку!

С этими словами он рванулся вперед и побежал по темным коридорам школы, даже не думая освещать себе дорогу. Должно быть, Снейп видел во тьме не хуже кошки.
Он пронесся большими шагами вверх по коридору третьего этажа, к третьей по счету двери слева, и со всей дури заколотил кулаком по ее деревянной поверхности. А в ответ – тишина…

Северус сдвинул бровки на переносице, его пятая точка предчувствовала неприятности, которые будут у них обоих. Только он занес руку для повторной атаки на дверь, как характерный щелчок известил его о том, что он может войти в Святая Святых.

Дверь неуклюже отворилась, и глазам зельевара предстала темная комната, озаренная лишь лунным светом. Но этого было достаточно, чтобы увидеть полнейший хаос, творившийся в помещении.

Создавалось впечатление, что у Маркуса была вечеринка троллей. Мебель превратилась в труху, пол усыпан осколками посуды, ваз и прочего, когда-то стеклянного и хрупкого, шторы какого-то лешего были сорваны и валялись бесформенной кучей прямо у окна. Плюс в комнате царил запах винного погреба, упс… разоренного винного погреба.

Спустя некоторое время, давая привыкнуть к увиденному погрому глазам и мозгу, Северус принялся высматривать хозяина этой свалки – ведь кто-то же ему открыл дверь? Пройдя чуть вглубь комнаты, Северус все-таки заметил того в самом темном углу.
Маркус сидел на полу, прислонившись спиной к каменной стене. Длинные спутанные волосы полностью скрывали лицо, одежда была изрядно порвана, и – в довершение образа лихого парня – в левой руке была зажата полупустая бутылка Огневиски, а в правой – волшебная палочка. Снейп удивленно протер глаза, и даже раз ущипнул себя. Но жуткое зрелище в воздухе не растворилось, наоборот… подало признаки жизни.

Маркус медленно поднял бутылку, поднес ее к тому месту, где, по идее, у него находился рот, но вдруг, передумав пить, со всей силы швырнул ее прямо в соседнюю стену. Звон бьющегося стекла заставил Снейпа вздрогнуть от неожиданности. Тем временем освободившейся рукой Маркус убрал волосы, продемонстрировав своему гостю бледное как у мертвеца лицо, искусанные до крови губы и глаза, горящие безумным огнем.

- О Слизерин… Маркус, ты с ума сошел? – прошелестел Северус, не веря своим глазам. В ответ Маркус лишь измученно улыбнулся и закинул голову назад.

- У тебя закурить есть? У меня уже совсем ничего не осталось… - хриплым голосом спросил он и с надеждой посмотрел на Северуса.
Хотя Маркус прекрасно знал, что Северус и под «Империо» не закурит, а значит, гадости такой в его карманах днем с огнем не сыщешь.
Снейп, естественно, не ответил. От шока он забыл свои лучшие язвительные фразы, пользующиеся таким успехом на его уроках.

- Конечно, нет… Откуда у нашего правильного мальчика могут быть сигареты, от них же зубки желтеют и портятся, хотя…. – издевательски протянул Маркус. - Тебе нечего терять уже…

- Ну, знаешь.… Выбирай выражения! - зельевар попытался достойно ответить на очевидное оскорбление, но попытка Маркуса встать на ноги отвлекла его от этого, поскольку последнего занесло метра на два, как только он выпрямился. Но на ногах мужчина все-таки устоял и шатающейся походкой направился к окну. Снейп медленно и осторожно, стараясь не наступить на битое стекло, последовал за ним.

Когда Маркус слегка повернулся к гостю, Снейп изумлено ахнул. Его глазам предстала просто ужасающая картина. Грудь Маркуса, частично выглядывающая из-под разорванной рубашки была изуродована глубокими царапинами. Даже ничтожное освещение позволило увидеть, что из них все еще сочится кровь. Кисти обеих рук профессора ЗОТС тоже были окровавлены, из чего Северус сделал вывод: Маркус сам себе нанес эти раны. Голыми руками. Создавалось впечатление, что он хотел добраться до собственного сердца. Снейпа всего аж передернуло.

Маркус заметил реакцию друга на представшую его очам картину и грустно улыбнулся.
- Я хотел его вырвать,… чтобы… оно… не болело больше, – тихо и как-то безнадежно ответил он на немой вопрос зельевара.

В ту же секунду Северус Снейп почувствовал, как волосы у него на затылке зашевелились.

***

- ИДИО-О-О-О-ОТ! ПОЛОЖИ НА МЕСТО!!!! – как гром средь ясного неба раздался голос Невилла Долгопупса. Обращался он к Дину Томасу, который по каким-то своим негласным законам отменил частную собственность в спальне мальчиков и залез в тумбочку Невилла в поисках чего-то, но в результате нашел там коробку с карточками от шоколадных лягушек. Данный вид коллекционирования у шестикурсников считался уже чем-то позорным.

- Ха-ха, Невилл – маленький мальчик. Теток и дяденек собирает! ФУ-У-У! – орал Дин, размахивая вещдоком, и прыгал с ним с кровати на кровать, спасаясь от злого Долгопупса. Рон Уизли и Симус Финниган с радостью присоединились к ним, поочередно выхватывая коробку друг у друга и дразня ею Невилла. Гарри же лениво наблюдал за ними со своего ложа, закинув ногу на ногу и жуя апельсин. Подключаться к этим скачкам единорогов у него не было желания, поскольку его мозг на данный момент был расслаблен, другими словами, ему лень думать, не то, что двигаться.

Невилл рвал и метал, а Рон, Дин и Симус вдруг решили поиграться с ним в индейцев. В долю секунды им удалось привязать орущего благим матом Долгопупса к столбику кровати. Гарри даже бровью не повел, когда соседи по комнате стали осуществлять задуманное. Он уже привык к дурачествам своих ОСов, и эта их игра была еще не самая дикая.

К этому времени злополучная коробка с сокровищем была вскрыта и многочисленное содержимое рассыпано по всей комнате. Одна из карточек приземлилась около кровати Поттера. От нечего делать Гарри подобрал ее и начал рассматривать. И совершенно не удивился, когда это оказалось изображение Альбуса Дамблдора. С его-то счастьем и чтобы Мерлин попался?

Взмахом своей палочки он зашторил полог кровати и наложил «Силенцио». Поттер, конечно, мог рявкнуть на соседей, потребовав тишины или выгнать их к чертовым нарлам в гостиную Гриффиндора, но он никогда так не поступал. Гарри не мешал жить своим друзьям и не командовал ими на каждом шагу (в отличие от Малфоя), ему проще было таким образом уединиться, чем строить из себя Темного Лорда. Ребята уважали его за это, и как результат их преданность крепла не по дням, а по часам.

С минуту Гарри наслаждался полнейшей тишиной и мягким полумраком, окутавших его. И лишь потом зажег свет при помощи Люмуса и еще раз посмотрел на карточку. Старик на ней все еще изображался в затемненных очках, с длинным крючковатым носом и вьющимися седыми волосами, седыми усами и седой же бородой. И все так же по-идиотски улыбался всем и даже порой подмигивал. Гарри сочувственно посмотрел на него и в ту же минуту смял карточку в руке.

Погасив свет, он остался лежать в полумраке и о чем-то сосредоточенно думать.

- Почему ты так со мной поступаешь, Альбус? – тихо задал он сам себе вопрос. Палочка уверенно прислонилась к виску, а губы прошептали заклинание «Verloren zu finden». Это первое обретенное Гарри знание после слияние Альтер-личностей. Данное заклинание позволяло обрабатывать свои воспоминания, не пользуясь Омутом Памяти. Мозг Гарри закипел в поисках ответа на поставленный вопрос.

В памяти всплыл... Первый курс.

Поединок с Квиреллом, и первый нормальный и откровенный разговор с Дамблдором. Тогда он показался ему, наивному дурачку, таким милым и добрым дедушкой. Гарри мысленно напрягся в поисках нужного воспоминания.

«Однако ты не должен огорчаться, Гарри, пусть ты всего лишь на какое-то время отдалил его при¬ход к власти. Но в следующий раз найдется кто-то другой, кто будет готов сразиться с ним. И это не¬смотря на то, что наша борьба против него кажется заранее проигранной. А если его возвращение будет отодвигаться все дальше и дальше, возможно, он никогда не будет властвовать».

Кто-то другой?
Кого имел в виду старик?
Означает ли это, что он никогда не думал и не планировал, чтобы Гарри встречался с Воландемортом на поле битвы? Как странно все же…

Второй курс.

После событий в Тайной комнате. Ах-ах-ах, директор раскрыл ему малую долю правды – Воландеморт вложил в него толику своих сил.
А что с этой силой делать-то?
Ведь любую силу нужно развивать и куда-то направлять?
Но, увы, ни одного дельного предложения не последовало. А Гарри по своей наивности и лопоухости поверил Дамблдору, что его сила, наверное, ограничивается даром змееуста.

Третий курс.

Гарри узнал, что его крестный, ставший узником Азкабана по обвинению в убийстве семьи Поттеров и службе Воландеморту, оказывается невиновен! А Дамблдор, знавший его семью и самого Сириуса как своих пять пальцев, будучи Верховным чародеем Визенгамота, многоуважаемым волшебником и, считай, авторитетом, даже не попытался проверить того и узнать правду.
А для какого дементора тогда существует треклятая легилименция, сыворотка правды и прочее?
Почему невинный человек двенадцать лет провел в Аду?!
А у этого старпера даже советь не взыграла. Почему Дамблдор не проявил внимания к этому преступлению, хотя взвалил на себя ответственность за жизнь Гарри?

Четвертый курс.

Старый хрыч преспокойно позволил мальчишке участвовать в турнире, рискуя его жизнью, дабы выяснить, кто ж это так напакостничал ему. Вот козел! В результате погиб Седрик, в чьей смерти Гарри будет винить себя вечно. Про возрождение Темного Змея можно и не вспоминать. Дамблдор так и не сказал ему ничего после возвращения с кладбища. Ни слова утешения. Сразу преступил к реализации своих планов и реорганизации Ордена Феникса. Гарри остался совсем один. А дальше…

Пятый курс.

Дальше началась искусственно созданная изоляция. Травля. Игнорирование. Но он пересилил себя, боролся, помогал другим…
Может этого от него и добивались?
У Гарри самопроизвольно сжимались ладони в кулаки, когда он вспоминал разговор в кабинете директора.

«Я был уверен, что, если бы он понял, что наши отношения были - или когда-либо были - ближе, чем дозволенные между директором школы и учеником, он использует шанс воспользоваться тобой как средством, чтобы шпионить за мной. Я боялся, что используя тебя, он попробует обладать тобой».
Ага, ну конечно, а то Воландеморт этого не знал… Весь мир, каждый работник Министерства, каждый ученик в Хогвартсе, каждый Пожиратель знал и понимал, кем для Дамблдора и всего магического мира является Гарри, а Темный Лорд – дурак.

«…моей задачей было сохранить тебе жизнь. Ты был в опасности, возможно, большей, нежели любой другой, и я ее выполнил».
Ну-ну, выполнил…Стахановец хренов! По количеству шрамов юноша уже соревновался с Аластором Муди.

«Верил ли я, что Воландеморт сгинул навсегда? Нет. Я не знал, пройдет десять, двадцать или пятьдесят лет прежде, чем он вернется, но я был уверен, что это произойдет, и я также был уверен, зная его, что он не успокоится, пока не убьет тебя».

Класс! Что ж ты, пень корявый, меня защищаться-то не учил, а?
Или ты собирался прожить еще лет двести и охранять меня до глубокой старости? Хорошо, что хоть в школу пустил,… чтобы я научился шишки в чашки трансфигурировать.

Гарри мученически закусил нижнюю губу – данное издевательство над головным мозгом было не из числа приятных. Но ему было нужно найти ключ к пониманию действий директора Хогвартса.

И тут наконец-то Гарри нашел нужное воспоминание. Вернее, его как будто кто-то учтиво подбросил ему.

«Я и не мечтал, что в моих руках окажется такой человек»…

Вот он, ответ на вопрос!
Только звучало это, как будто Гарри Поттер вещь или кусок глины, из которой хотели вылепить что-то экспериментальное.

- Для чего же я нужен тебе, Дамблдор? - тихо спросил сам себя парень, и закончил издеваться над своей многострадальной башкой. Но естественный мыслительный процесс был в самом разгаре.

«Гриндевальд говорит, что он желает создать из меня сильного волшебника, заставляя совершенствоваться в тяжелых условиях, чтобы я потом смог победить Темного лорда. А Снейп и Акане настаивают на том, что Дамблдор старается подавить во мне мою магию, чтобы из меня, не дай Моргана, не вырос еще один Темный Лорд. Для Воландеморта, чтобы мне не говорили, я просто кусок мяса, приправленный ядерной боеголовкой. Способ и средство победы, всего лишь. Но что-то меня смущает во всем этом… такое чувство, что меня усиленно водят за нос. Причём все без исключения», - мысленно подвел итог Гарри Поттер.

***

«Итак, жизнь обитателей Хогвартса становится все веселее и веселее», - думал Северус Снейп, сидя на шкафу под потолком комнаты, с целью спасти свою з… жизнь от сумасшедшего и в драбадан пьяного профессора Акане.

После одного неудачно ляпнутого слова апатичный Маркус вдруг резко преобразился, вернее, озверел. И напомнил кое-кому сверху, чья кровушка течет в его венах. Благо, его волшебная палочка укатилась в неизвестном направлении, а то бы пришлось Северусу Снейпу совсем худо.

Когда-то милый и красивый Маркус Акане теперь больше походил на грозовую тучу, готовую обрушиться громом и молнией на сальноволосую голову зельевара, поскольку именно Северус, по его мнению, виновен во всех его несчастьях. Разъяснения таковой позиции прилагались, но смысл их оставался непонятен. Полная ахинея, иначе не назовешь.

После долгой и бессмысленной болтовни явно перевозбудившийся профессор ЗОТС для успокоения расшатавшийся психики потребовал доступ к телу. Самым что ни на есть циничным образом.

- Ваше Высочество Северус Снейп, - издевательски продекламировал Акане и сделал неуклюжий реверанс. - Будьте так добры, поднимите свою достопочтимую задницу и спуститесь к нам, простым смертным!

- Не-а, – глубокомысленно ответил Снейп с верхушки шкафа, куда каким-то необъяснимым с точки магловской физики способом забрался, когда выход из комнаты был перекрыт.

- Ну, иди ко мне, пра-ативный!– томным голоском умолял Акане, заманчиво моргая зельевару.

- Маркус, я тут подумал... - попытался вставить пять копеек в свою защиту Снейп, но ему не дали.

- Чем ты подумал? Нормальные люди думают головой, а тебе думать нечем, - отрезал Маркус, ища глазами, куда же он засунул свой любимый волшебный инструмент, так как голыми руками зельевара не достать.

Сообразивший, в чём причина заминки, Северус попытался, изогнувшись буквой «зю», достать свою палочку, чтобы умереть достойно. Но... облом. Гибкости у Снейпа было столько же, сколько и у гиппопотама, поэтому загремел он на пол, где его тут же взял в оборот Маркус, желающий, э-э-э, мести. Очень быстро Главный Ужас Хогвартских Студентов остался в исподнем и в носках, прижатый к холодному полу пьяным, дико повеселевшим и очень-очень голодным коллегой. Что будет дальше с его несчастным телом, зельевар понял сразу. Собрав последние еще неотбитые мозги, Северус Снейп изо всех сил заворочал языком в пересохшем рту в поисках капли слюны для смазки челюсти и голосом недорезанного барана проблеял:
- Не... надо..., - и вдруг спасительная идея зажглась дохлым светлячком в его голове.
- А как же Гарри?

Улыбка с лица Маркуса мигом сползла, а глаза, налитые кровью и залитые спиртом, вдруг странно заблестели. Не-е-е, это была не божья роса. А просто слезы… Через секунду несостоявшийся сексуальный маньяк уже лежал на своей жертве и рыдал ему в жилетку. Хотя, помилуй дементор, где там жилетка… В подмышку! Брови Снейпа выгнулись коромыслом, ушки задергались, глазки вылезли, а в головушке пробежала одинокая мысль: «Может засунуть его в клинику, как мышь белую – для опытов». Но тут же возникло лицо Темного Лорда, и Северус вспомнил, зачем он вообще пришел сюда.
- Послушай, Ромео недобитый, я все понимаю... вернее, я не понимаю, какого ляда тут происходит и почему я в этом виноват, - раздраженно проинформировал Маркуса зельевар, чувствуя что его чердак уже требует ремонта. - И в конце концов, что у тебя там с Поттером произошло?! И вообще, как ты собираешься к Темному Лорду в таком виде идти на аудиенцию?

Ответа не было слышно, только невнятное "бу-бу-бу". Северус понял, что добром от него больше ничего не добьешься. Придется применять пытки. Это было тяжело в прямом и переносном смысле, но ему удалось дотащить коллегу до ванной комнаты. А там…

- Сев, хватит! - приказным тоном орал очнувшийся Маркус.
- Нет уж, - решительно отвечал Северус и снова окунал его головой в ледяную воду. – Иначе ты не протрезвеешь! Иначе ты от меня не отстанешь! Иначе ты мне ничего не объяснишь! Ты - ребенок великовозрастный! Видели б тебя твои студенты!

Увлёкся, с кем не бывает. Злой и мокрый, как курица, Акане уже совершено протрезвев, из последних сил вывернулся из "объятий" любовника, схватил подлеца за шкирку и на этот раз окунул его сам. – Получай фашист! Дыши жабрами! Ты мне за всё ответишь, аквалангист недоделанный!

***

- Я не верю, - категорично заявил Северус, приземляясь на диван и вытирая махровым полотенцем тщательно вымытую дорогим другом голову. – Я.... это бред сивой кобылы!

- То есть я вру? – недобро сверкнул глазами Акане.

- Нет, я верю тебе, но не могу поверить в происходящее. Как так могло быть, как мы проглядели? Почему Поттер молчал? Как Альбус проглядел?

- Не произноси это имя при мне! – Акане удалось совместить резкий тон и нелепые движения – бедный преподаватель по ЗОТС, прыгая на одной ноге, натягивал на свою лапку энного размера носок, извлечённый из-под того самого дивана, который облюбовал Северус.

- Ладно, не петушись… Что будем делать? Что Лорду скажешь?

Маркус, уже почти полностью одетый, тяжело вздохнул и обесиленно сел в единственное уцелевшее кресло в комнате.

- Не знаю…. Поттер прав, я провалил задание, и Хозяин меня не пощадит.

- Ты скажешь ему правду?

- Конечно! Я никогда ему не лгал и не собираюсь. Я приму то, что мне уготовано… со смирением.

Северус посмотрел на друга, как на больного на всю голову домового эльфа, и покрутил у виска пальцем. Мысленно. И тут же понял, что пора включать свое обаяние, хитрость и искусство убеждения.

- Маркус, послушай старшего товарища. Как ты думаешь, что Темный Лорд сделает с Гарри, когда узнает, что он объединился не с его частичкой, а с его… эм… конкурентом? Ведь Поттер привлекает его только как союзник, причем по большей части пассивный и полностью под его каблуком. Наш Господин понимает, где у него самого слабые места и как их можно использовать. Именно поэтому ему и нужен Поттер. Но с Гриндевальдом сей номер не прокатит. Не тот калибр. Этот маг куда умнее его самого, хитрее и могущественнее. Лорд частенько восхищался им, но только мертвым. Живым он ему на дороге к абсолютной власти не нужен. И пока он слабый и еще полностью не обустроился в теле Поттера, что, скорее всего, сделает с ним Темный Лорд?

- Убьет, – тихо ответил Маркус, смотря в никуда.

- Ты действительно желаешь смерти Гарри?

Маркус не ответил, а лишь крепко сжал губы. Снейп понял, что мальчишка очень сильно ранил того в самое сердце и что сейчас Акане убеждает себя, что этого паршивца нужно ликвидировать. Но это неправда. Смерть мальчишки он точно не переживет, а терять Маркуса Снейпу ой как не хотелось… по своим причинам. Да и вообще – мертвый Поттер совершенно не вписывался в их планы. Поэтому он решил сделать все возможное, дабы переубедить Акане.

- Ты действительно хочешь потерять все? Доверие Темного Лорда, шанс насолить Дамблдору, возможность исполнить свою заветную мечту? То, что мальчика захватил один из самых коварных темных магов двадцатого века, целиком и полностью наша вина. Наша, слышишь? Мы не уберегли ребенка. Гарри наивен, ему никогда бы не удалось вывести на чистую воду это чудовище, никаких шансов. Тот изнутри так его обработал, что тот и молиться на него стал. Если еще и Дамблдор узнает всю правду, Поттер умрет незамедлительно. Старик достиг той стадии маразма, что уже ни перед чем не остановится. Ты хочешь, чтобы Дамблдор убил Гарри?!

Маркус молчал. Судя по капелькам пота, стекающим по его лбу, в голове сейчас бушевала мозговая буря. Северус знал, что нажал одновременно на все красные кнопки: на любовь к Гарри, на любовь к отцу и на ненависть к Дамблдору. Маркус должен сделать правильный выбор.

- Что ты предлагаешь сказать Темному Лорду? – услышав эти слова из уст Акане, Северус Снейп мысленно поаплодировал себе любимому.

- Солги. Придерживайся версии, что Гарри объединился с частичкой Воландеморта. А поведение мальчишки можно легко мотивировать тяжелым нравом этой самой частички. А что сказать нашему новому Гарри я тоже знаю, поверь… он согласиться на наши условия. Мы приструним немного Геллерта, и если есть хоть какая-то возможность - заставим его убраться из сознания Гарри. Насколько я понимаю, Волдеморту нужно только его сотрудничество, а тебе - присутствие… - закончил зельевар, намекающе кивнув в сторону кровати.

Маркус с какой-то недоброй усмешкой понимающе посмотрел на друга.

- И еще, ты точно уверен, что Геллерт уже стал новой сущность Поттера? – переспросил Снейп. – Потому что, судя по его реакции после пробуждения, Поттер остался прежним.

- Да, уверен, - сухо ответил Маркус. – Уж поверь мне. Это больше не Гарри.

- Хорошо, – подытожил зельевар и посмотрел на часы. – Через двадцать минут сработает портал прямиком на остров Мен. Тебя перенесет на место в километре от замка Темного Лорда. Придется потопать ножками, ибо его Темнейшество стал параноиком. Кстати, дементоров там, как блох на Сириусе Блеке, так что не знаю, как ты там пробьешься – метки-то у тебя еще нет.

- Не переживай, мон Шер, мне не впервые, – грудным голосом ответил Маркус и многозначительно посмотрел на коллегу. – А теперь я получу свое лекарство или ты опять на шкаф полезешь?

Снейп судорожно сглотнул, поняв, что прежние времена возвращаются, и принялся расстегивать единственную уцелевшую вещь после последней атаки Маркуса - черную мантию.

***

ОСТРОВ МЕН.

Молодой мужчина шел по глубокому снегу, то и дело увязая в сугробах. Впереди него бежал Патронус - большая серебристая пантера. Попадающиеся по пути дементоры незамедлительно уступали Маркусу дорогу, которому и в голову не приходило их бояться. Он уже был весь там, с Ним. Там, где в милых сердцу окнах горел свет. Ноги сами несли Акане к двери, даже природная бдительность не заставила притормозить хоть на минутку, когда он вошел в темный альков, и придумать достойный ответ Питеру на его вопрос.

«Коридор. Дверь Его комнаты»

Рука на автопилоте поднялась, чтобы постучать, но не пришлось. Темный лорд его ждал.

Воландеморт встретил своего сына с улыбкой, от которой сердце у того стало медленно плавиться, заполняя плохо слушающееся тело чем-то тяжёлым и горячим. Плавной походкой Маркус пересек комнату и встал на колени.

- Мой, Тирамису, - голос Воландеморта был столь же чистым и текучим, как вода божественного фонтана. - Я скучал по тебе.

Маркус почувствовал, что краснеет при мысли о том, что отец думал о нем не только как о верном слуге.

- Чем ты меня порадуешь?

- Мой господин, обряд прошел… успешно. Альтер-личности соединились в одно целое. Поттер готов познать свою силу и обрести могущество, предсказанное пророчеством.

Легкая улыбка коснулась уголков рта Воландеморта. Видя это, Акане успокоился и перевел дух.

- Отличная новость, мой мальчик, я доволен тобой. Расскажи мне, как все прошло.

И таинственно улыбнувшись, лорд запустил свои пальцы в густые волосы мужчины и с наслаждением начал их перебирать. От неожиданной ласки Маркус задрожал и ломающимся голосом принялся рассказывать все подробности обряда, упуская лишь те моменты, о которых предупреждал Северус.

- Хорошо... – периодически комментировал его рассказ Темный лорд.

Когда же повествование было закончено, Воландеморт на мгновение задумался, а затем пристальным взглядом посмотрел на Акане.

- Что у тебя произошло с Поттером на берегу озера?

- На берегу? – в глазах Маркуса отразились удивление и страх.

- Я читаю твои мысли как раскрытую книгу, я вижу, что тебе больно… и в этом виноват наш Герой. Расскажи мне все.

- Вы хотите сказать, что … вы знаете, что он… что я…

- Он знает, что ты мой сын? Ему не понравилось это? Или дело в другом? – вопросительно выгнутая бровь на лице Темного лорда ужасно напоминает Снейпа, да и вопрос звучит подчеркнуто сдержанно.

Маркус был озадачен.

«Чего ты добиваешься, задавая все эти вопросы? Но лгать больше нельзя, иначе мою голову ожидает куда более глубокое сканирование. Чувствую себя идущим на цыпочках по тонкому льду. Едва могу дышать от волнения. Я так боюсь раскрыть тот факт, что на самом деле я провалил задание» - панические мысли стайкой пронеслись в голове мужчины.

- Он знает, кто он, и знает, что я с ним сделал в поезде. Заклятие снято… он зол на меня. А также… он хочет поторговаться с вами за свое согласие.

Воландеморт почему-то улыбнулся, и в его глазах зажегся огонь триумфа.

- Не удивлен. Моя половинка не могла поступить иначе, чем поступила… Это признак ума. Что же будешь делать теперь? Как ты собираешься помочь Гарри Поттеру выбрать правильную сторону, если твой план с «любовью» провалился?

- Есть новый план, - поспешно ответил Маркус, смущенный такой переменой темы. – Я уверен, что Поттер клюнет на кое-какие предложения с моей стороны, Северус поможет вновь найти пути к его доверию. Дайте мне еще немного времени, господин, и Гарри придет к вам.

По взгляду лорда невозможно было догадаться, какие мысли одолевают его в данный момент.

- У тебя железная воля, Тирамису. Твое сердце разбито вновь, - акцент словно специально был сделан на последнем слове. - Но ты продолжаешь жить и бороться. Я люблю сильные личности. Я рад, что мой сын унаследовал от меня эту черту характера.

«СЫН…СЫН…СЫН… ОН НАЗВАЛ МЕНЯ СЫНОМ!» - чувство эйфории захлестнуло, и Маркус чуть было не лишился сознания от переизбытка чувств. Странная слабость охватила его тело, и голова сама склонилась на колени к отцу. Непозволительная вольность! Но лорд лишь еще раз довольно улыбнулся.

«Так странно, все же я ведь уже не ребенок, но рядом с тобой чувствую себя пятилетним малышом».

- Не стоит так страдать. У тебя есть все, что тебе необходимо для счастья. У тебя есть я и моя любовь. Разве тебе нужно еще что-то, кроме этого? – вопрос звучит тихо, но для Акане он словно звон колоколов.

«Любовь… Любовь… Любовь… Он любит меня», - мозг мужчины едва успевает воспринимать мысли и эмоции. Правда кажется такой нереальной.

- Ну, я жду ответа, сын мой. Тебе нужно что-то ещё? – неожиданно лорд задал прямой вопрос, поднимая голову мужчины за подбородок и заставляя смотреть себе в глаза.

- Нет, отец, мне ничего не нужно, кроме этого… - прошептал Маркус пересохшими губами.
- Хорошо… очень хорошо… - ответил Воландеморт со странным блеском в глазах и нагнулся, чтобы запечатлеть родительский поцелуй на лбу. – Я рад, что ты у меня есть.

Пришел в себя Маркус Акане уже у ворот Хогвартса. Ничего не помнящим, но чувствующим себя самым счастливым человеком в мире, у которого есть цель и новая миссия.

***

Темный лорд стоял у окна и взглядом провожал своего сына.

- Твой Патронус очень необычен и силен, Маркус. Это радует. У половины тех недоумков, что склоняются передо мной, не выходит даже слабого облачка, не то, что телесный Патронус. Слабаки. Они расслабились и решили, что раз дементоры на моей стороне, то и защищаться от них не стоит. Наивные, - невольно вздохнул лорд. Дождавшись, когда фигура мужчины исчезнет с поля видимости, он отошел от окна. Пройдя вглубь комнаты, Воландеморт остановился перед потухшим камином и внимательно посмотрел на тлеющие угли.

- Маркус… ты так легко подаешься моему влиянию, - тихо прошептал мужчина. - Немногие из моих слуг так слепо преданы мне. Я бы сказал, что ты поддался моему очарованию, если бы таковое у меня имелось. Хотя, может, мое очарование – это сила и могущество? На моих руках много крови, я прямо и косвенно виноват в тысячах смертей, меня боятся и проклинают, а ты… меня любишь, несмотря на это всё, а может, даже за это. Странный ты мальчик… мой сын. Я знаю, ты мечтаешь быть похожим на меня, стать вторым Лордом Воландемортом. Что ж, у тебя может получиться что-то. Я вижу задатки для этого. Но я этого не допущу… Ты же понимаешь, что этот мир мой и только мой, и другому Темному Лорду здесь не место.

Осторожный стук в двери прервал его размышления вслух.

- Войди.

Почти невесомая фигура, с головы до ног укутанная в тонкую черную накидку впорхнула в комнату и быстро приблизилась к волшебнику.

- Он скрытен и осторожен. Я мог бы сделать с ним всё, что угодно, прямо сейчас. Но я этого не сделаю...

Фигура рядом, с интересом выслушав мага, достала из накидки волшебную палочку и с ее помощью вновь разожгла камин. Это простое действие служило напоминанием о том, кто он и об их маленьком договоре.

- Тебя не пугает красный блеск моих глаз? – на сей раз, лорд обратился лично к гостю. Тот замотал головой.- Почему?

- Глаза, говорят, зеркало души, - послышался еле слышный ответ. Гость подошел ближе к огню, пытаясь согреться. – У тебя в замке очень холодно.

- Что же ты видишь в моей душе тогда? – проигнорировав жалобу гостя, лорд вновь обратился с наболевшим вопросом. - Темноту, боль, ненависть, ужас. Моя обычная пища. Нравится ли мне это? Да, это мой хлеб. А тебе?

- Нет, не нравиться, но мне наплевать, - констатировал незнакомец, зябко потирая плечи. – Но как он?

Воландеморт хрипло засмеялся.

- «Гарри… дерево… снег… глаза Гарри… кровь… слезы… Гарри»… Это все, о чем он может думать.

Гость грустно вздохнул.

- В каждом человеке живет ребенок, главное, успокоить его, когда он плачет. И тогда он расскажет тебе все.

Темный лорд, сложив руки на груди, устало посмотрел на пылающий огонь.

- И не сомневайся. Мне некуда спешить, поэтому я еще проиграюсь с ним, нет, со всеми вами. С меня корона не упадет, да и ты, как и он, никому не выдашь нашу тайну.

Гость проигнорировал угрожающие нотки в голосе мага.

- Ты ничего не чувствуешь, целуя его, а вот Маркус готов умереть от радости и счастья, – обвиняюще произнес он.

И Темный лорд схватился руками за голову.

- Опять?! Тебе не надоело? Глупые чувства… Как только начинаешь чувствовать, сразу становишься уязвимым, и всё начинает видеться в другом свете, и сразу всё принимает другой смысл. Хорошо, что мое сердце как гранит. Холодное. Хотя… - его взгляд вонзился в то место, где должно быть лицо у его гостя, - последние время и оно меня подводит.

- Это хорошо, - незнакомец подошел ближе и осторожно сжал руку Темному лорду в подобии благодарности. Черты лица Воландеморта тут же смягчились.

-Я буду заботливым отцом, как ты и хотел, - ответил на это Темный лорд.

«Глупый мальчик… хороший слуга… и мои вещи!» - уже про себя подумал Воландеморт, и в его красный глазах отразилось предвкушение скорой победы.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 13.06.2010, 11:14 | Сообщение # 3
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 2.

"Ненависть не уничтожается ненавистью. Ненависть уничтожается Любовью". Будда.

Все тот же злополучный понедельник. Поздний вечер. В небольшой комнате, освещенной только красноватым огнем камина, должно было произойти нечто особенное. Точнее – ей предстояло стать ареной для воспитательной работы века. Гарри Поттер от переизбытка эмоций превратил добрую половину уроков в балаган, довел профессора Макгонагалл до истерики, а директора Дамблдора просто вывел из себя, и в результате попал прямо в ласковые руки зельевара.

Итак, подземелье. В глубоком кресле, спиной к свету, сидел мужчина в черной мантии. Он наблюдал за молодым юношей, сидящим на его письменном столе и беззаботно дергающим ногами в воздухе. Казалось, тот и не замечал сурового взгляда своего соседа, и гнетущая тишина его нисколько не заботила. Юное создание мужского пола с большим интересом рассматривал изменения в интерьере комнаты. Конечно, декан Слизерина не смог полностью отказаться от любимого готического стиля, но разнообразил его новыми оттенками, статуями и мебелью. Особенно мальчику понравилась идея с буфетом на высоких ножках. Его полки буквально ломились от изобилия фруктов, сладостей и напитков, гипнотизируя вечно голодного студента, и заставляли игнорировать набыченного хозяина этой комнаты.

Наконец, «названный отец Гарри Поттера» решил положить конец этому молчанию и приступить к выполнению своей миссии.

- Я надеялся, что этот твой юношеский идиотизм исчезнет, и ему на смену придут рационализм и осознание ответственности за свои действия. Какое разочарование!- Снейп скривился в презрительной усмешке. - Ты стал еще глупее, чем был. Неужели вторая альтер-личность так на тебя повлияла?

Гарри вздрогнул от неожиданности и посмотрел профессору Снейпу прямо в глаза, словно не замечая, что того это только распаляет.

« Как быстро все же он меняется. В зависимости от ситуации…» - подумал Снейп, наблюдая, как забавная мордашка его студента на глазах преображалась в лицо хищника с очень коварным взглядом. Он знал, что это лишь прелюдия к сложному разговору, который сейчас начнется в этой комнате, и приготовился к нанесению нового удара по противнику.

«Поттер хочет увидеть, в какую игру я играю. Но я играю умело, и словить меня на чем-либо очень проблематично» - подумал зельевар, и голосом, в котором как всегда преобладали властные и язвительные нотки, начал свое словесное нападение:
- Итак, мистер Поттер, вы вновь решили, что этот мир Ваш, что вы здесь Царь и Бог, и правила писаны не для вас?! Объясните свое возмутительное поведение, имевшее место сегодня на протяжении всего учебного дня.

Гарри Поттер сначала удивленно захлопал глазами, а потом его словно током ударило, и он зашипел подобно василиску:
- Я не обязан отчитываться ни перед кем, и не несу ответственности за последствия своих действий, какими бы абсурдными они ни были. Причина этого в том, кто я есть теперь! И не зачем играть в гляделки со мной. Сегодня я просто снял стресс.– Поттер напустил на себя чрезвычайно нелепый вид оскорбленного достоинства. - Имею полное право.

Снейп был готов к таким резким переменам. Но видать что-то показалось ему забавным в этом шоу, потому как профессор от души рассмеялся и захлопал в ладоши.

«Какой контраст!» – ехидно подумал Гарри, наблюдая за своим профессором зелий.

«Да, Поттер, это театр двух актеров» - подумал Снейп, отвечая мальчишке той же ехидной усмешкой.

- Хм, давай подумаем и взвесим все факты. Как давно мы с тобой в хороших дружественных отношениях? Год, месяц? Нет, всего несколько дней. И как я понимаю – этого недостаточно, чтобы уважать меня, чтобы довериться мне целиком и полностью? – спросил Снейп с убийственной дозой сарказма. – Я все еще не доказал тебе, что я твой друг?

- Именно! Я тебе доверяю, но не верю на все сто процентов. Ты скользкий гад, Северус. – Беззаботно ответил Гарри, спрыгивая со стола и направляясь к буфету. Огромное блюдо красных яблок пробудило нем просто чудовищный аппетит. К тому же он хотел уйти от неприятного разговора и срочно поменять тему. Но не тут-то было.

- Скользкий гад?! Приятно услышать похвалу из твоих уст. Я-то думал, что это больше применимо к Темному лорду, а оказывается, я и его переплюнул. И все же…ты не веришь мне, кого знаешь уже шесть лет. Но легко поверил ему. – Ответил на этот выпад Северус, явно польщенный « комплиментом». Гарри прекрасно понял намек – Маркус уже нажаловался.

- А ты что-то имеешь против? Ты же с ним не был знаком и не знаешь, что он из себя представляет. – Гарри остановился и возмущенно сверкнул глазами.

- Да, слава Мерлину и его потомкам, лично не знаком. Но я, в отличие от тебя, учил историю. И имел сомнительную радость пообщаться с людьми, сидевших в его казематах. – Заявил резким и осуждающим тоном профессор Снейп. Со стороны можно было подумать, что это реакция на свинское поведение ученика, который без разрешения залез в его хранилище съестного и утащил оттуда парочку фруктов.

- Да ладно, не пугайте меня папа. – Иронично ответил Гарри, вальяжно разваливаясь на диване и вгрызаясь в сочную мякоть.– Лучше посоветуйте, как жить мне дальше?

- Неблагодарное это занятие - давать советы, - с усмешкой заметил Снейп, наблюдая за тем, как Поттер подавился особенно большим куском. - Послушай, дурень. Маркус осел, раз поверил в то, что Гриндевальд моментально занял твое место. Я, в отличие от него, достаточно изучил этот феномен и этот обряд, чтобы понимать всю абсурдность данного заявления.

- Ты всегда был гением! И за словом в карман не лезешь. – Съязвил Гарри Поттер, с явным неудовольствием смакуя слово «дурень».

- Послушай, ты же стал…как ты говорил Маркусу… « чем-то более совершенным, чем был доныне, более мудрым», так почему же ты ведешь себя как подросток-имбицил?

- Хм, мудрейший Снейп, тебе в голову ничего не приходит? Вчера я еще был этим, как ты выразился, имбицилом, а сегодня упал с дуба и резко поумнел. И никто этого не заметит и вопросов ни у кого не возникнет? Дамблдор вообще обрадуется, и будет хлопать в ладоши, да? – Поттер впился ядовитым взглядом в собеседника. Ответа не последовало, только колючий взгляд темно-карих глаз.

- Хорошая идея, может немедленно об этом доложить ему? Думаю, он будет просто счастлив встречи со старым любимым другом.

- Чего?!!!! – Поттер замер на полпути к буфету, желая утащить оттуда еще что-то вкусненькое.

- Ой, не может быть…Гриндевальд не рассказал тебе об их с Альбусом совместной жизни? Как они делили небольшую квартирку в Лондоне, а потом небольшой особнячок в Шотландии. Ну, про общий стол, ванную и постель я, тоже думаю, сказать забыл?

Снейп наслаждался картиной: «Поттер в ауте». Он догадался, что его когда-то нелюбимый студент, представив картину совместного проживания старика Дамблдора и себя, ибо Гриндевальда он видел лишь в своем обличье, пришел в неописуемый ужас и с утробным стоном сполз по стеночке.

-Он не..не.. не говорил… - прозаикался Герой, трусливо поглядывая на входные двери.

- Ну-ну…ну так теперь ты мне расскажешь свою маленькую тайну?

- Да ну тебя к фестралам, Снейп. Зачем так травмировать детскую психику? Да, это был Гриндевальд, а не твой любимый Воландеморт, да я лгал и тебе и Маркусу, потому что обоим вам не доверял, и... вообще… у вас тоже рыльца в пушку!!!

- Гарри, мы уже давно все обсудили про мою позицию во всей этой истории, с Маркусом, я думаю, мы тоже разберемся. И хватит ходить вокруг да около! Объясни, что произошло на самом деле во время обряда и сразу после него?

- Я переродился! – отрезал Поттер, желая поскорее поставить точку на этой теме, но непонимание на лице професора Снейпа дало понять, что его желанию не исполниться. - Это простыми словами не объяснить. Это нужно почувствовать. Мою голову наполняют знания и мудрость, которые я едва успеваю впитывать в себя. Я не такой, каким был раньше! Но не могу же я себя так глупо выдать? – Гарри жалостливо посмотрел на Северуса. - Только подобные выходки, какие я сегодня устраивал на уроках, сегодня будут моим прикрытием. Не знаю, сколько я протяну, но недолго точно.
Гарри почему то сделал странный акцент на последних словах.

- Какой молодец! Все продумал, обо всем позаботился. – Съязвил профессор Снейп. В ответ Поттер лишь показал ему язык. – А вот мне рассказать и не подумал. Все же, это так приятно когда тебе вот так доверяют. Значит, Гриндевальд передал тебе силу и знания, которые будут постепенно в тебе проявляться? Как мило с его стороны. Но он также забил тебе баки своими идеями?! Я-то знаю, я в этом уверен. Он не мог иначе.

- Что-то мне подсказывает, что ты на меня в обиде.- Заметил Гарри, но Снейп так на него посмотрел, что гриффиндорец не выдержал и отвел взгляд. - Да, он меня многому научил. За те полгода, что мы вместе каждый его совет был полезным, и ни разу его помощь не была лишней или во вред. Он открыл для меня новые горизонты., - и добавил чуть тише: - У меня появилась новая цель. Не выжить, как раньше, а жить! Жить, как я хочу! А хочу я жить хорошо.

Последнее предложение было сказано с хитрой интонацией. Снейп только фыркнул на это заявление, мол, кто сомневался.

- Не смешно. Я прекрасно понимаю, чему он мог тебя научить. Но хотелось бы услышать все, что он тебе рассказал о себе и о Маркусе. Так сказать, для сравнения.

- О, нам не верят, мы в печали! – закатил глаза Поттер. – Ладно, слушай и записывай.

***

- Это все не лишено логики. - Снейп анализировал рассказ Поттера.
- Что? – непонимающе переспросил Гарри, вновь развалившись на диване и надкусывая яблоко.

- Логично. Обдуманно. Хитро… - похоже, Снейп даже не услышал его вопроса.

- Не понимаю… - повторил Гарри тоном «для особо тупых».

- Послушай, Гарри…я кое-что тебе расскажу, и тебе решать согласится со мной или нет. Ну, что ж, Гриндевальд на протяжении полугода тщательно вправлял тебе мозги, наталкивая на интересные мысли и идеи, чтобы тот потом смог с пользой использовать его силу.

Но я хочу заострить твое внимание на паре неопровержимых фактов. Он, по сути, диктатор. Одержимый своей идеей настолько, что шел к ее реализации по трупам. По тысячам, миллионам трупов, Гарри! Я не верю, что такой человек, если его можно таковым назвать, мог о чем-то сожалеть. Стыд поражения, последние годы жизни немощным старцем и молодой выскочка, занявший его место и превзошедший его самого - вот что на самом деле не давало ему жить и умереть спокойно. Восстановиться он уже не мог – заклятие Дамблдора сделало черное дело, все известные ему способы, включая тот, каким воспользовался Воландеморт, ему не помогли бы. Оставался только последний – передача силы потомку. Он отравлял твой разум идеями о мировом правительстве, о власти над магами и маглами… Он просчитал, как можно такому молодому желторотику в кратчайшие сроки собрать армию – он не хотел ждать годы. Ты думаешь, я не знаю, что ты вновь собрал ОД? Он все продумал до мелочей, и убрал последнее препятствие, что стояло на его пути.

- Какое? – лениво спросил гриффиндорец, про себя ругая зельевара за излишнюю наблюдательность.

- Маркуса!

- Чушь собачья!!! – возразил Гарри, отправляя огрызок точно в урну, и принимая сидячее положение.

- Да ну, ты уверен? - не скрывая легкого раздражения, съязвил профессор. – Любовь делает нас слабыми и легко уязвимыми, а тебя и вовсе дураком.

- Я не люблю Маркуса – я был под заклятием, которое эта сволочь на меня наложила в поезде, при первой встречи. Он меня использовал, игрался моими чувствами, и только благодаря Геллерту я избавился от этой заразы. – Огрызнулся Герой всея Англии.

- Заклятье? – похоже, Снейп был удивлен. – Заклятье «Влюбленности»?

- Именно, мой остроумненький, именно. Наш потомок змеезадого имеет столько же совести и сострадания, сколько Филч чувства юмора, а Хагрид сексуальности.

Снейп обессилено сел в кресло и молча уставился на свои ладони, словно на них должны появится все ответы. Гарри тем временем решил воспользоваться его замешательством.

- Акане заслужил то, что получил в результате своих грязных игр. Мое сердце – не игрушка! Он потерпел полнейший крах, и, скорее всего…- Гарри загоготал на манер Кребба и Гойла, на что Снейп аж передернуло от возмущения. Он гневно взглянул на нахального мальчишку и принялся бурно его отчитывать.

-Не суди, и не судим будешь. Ты ведь совсем его не знаешь и не знаешь его мотивов. Откуда тебе знать, что заставило его так поступать? Ведь сам ты ничего еще не понимаешь, а руководишься только словами и объяснениями Гриндевальда. А ты уверен, что он тебе не солгал?

- Уверен, что он был со мной искренен. – Твердым, но почему-то тихим голосом ответил Гарри. Снейп почувствовал, что это именно то место, где следует копать, дабы найти совесть в этом теле.

- Если да, предлагаю проверить себя. Поставь себя на место Маркуса. Представь, что всю жизнь ты не знал любви и счастья, что тебя постоянно лишали всего, держали взаперти, скрывали правду. Твое сердце черствело от этой несправедливости, и когда ты уже потерял веру в людей, вдруг появилась надежда на спасение. Твое сердце откликнулось на зов любви, в которую ты уже не верил. И когда, после долгих сомнений и самобичевания, ты впускаешь ее в свое сердце, решаясь зачеркнуть все, чем дорожил доныне, любимый человек вонзает в него отравленный клинок!

- Что ж это легко сделать. По сути, ты описал и мою жизнь, и поступок Маркуса по отношению к моим чувствам. Так что я все прекрасно представляю… - ответил Поттер с такой злостью, что иной бы давно от него отстал.

Но Снейп не сдавался.
- Какие чувства? Их же никогда не было, - Гарри тихо зарычал в ответ. – Не смей мне лгать, мальчишка. Ты его любил и продолжаешь любить, но послушался плохого совета, и разрушил своими же руками итак очень зыбкое счастье.

Снейп довольно улыбнулся, поскольку вид разбитого Гарри Поттера, которого уже начали мучить сомнения, говорил о попадании его слов в самую точку.

- Кое-что Гриндевальд таки подметил правильно – детская травма мешает Маркусу признать свою неправоту и ошибки, но ее нужно вылечить. Но не таким же способом, каким он предложил. Чтобы ты почувствовал, если бы был на месте Акане?

Гарри молчал.

- Ну?

- Боль. И разочарование во всем.

- Браво. Десять баллов Гриффиндору за выход интеллекта из анабиоза.

- Перестань! - огрызнулся Поттер, правда, уже без злобы в голосе.

- Во всем есть обратная сторона медали. Гарри, ты так легко поверил Гриндевальду. Маркус мешал ему, как кость в горле. Он не мог избавить тебя от любви к нему, так как это чувство делало тебя слабым, и отбивала желание заниматься тем, чем хотелось Геллерту. Жестокостью не можно вылечить душу и сердце, только растоптать и разбить. Нельзя верить так людям, заведомо зная, что они не сделали в жизни ничего хорошего! Как ты думаешь - ты, а не Гриндевальд - это было правильная стратегия? – спросил Снейп и заговорчески подмигнул ему.

Мальчишка умолк и виновато посмотрел на своего учителя. Снейп одним движением поднялся, оказался рядом с ним и наклонился, положив руки на плечи Гарри. Их лица оказались совсем рядом, так, что дыхания смешивались.

- Дитя ты неразумное! Простишь его? - спросил Северус, внимательно глядя на Гарри.

- Как можно? - Мальчишка умоляюще прошептал.

- Истинное умение прощать - это мост, пройдя по которому мы освобождаемся от чувства вины и страха, и который позволяет нам испытать рай на земле. Я понимаю, что вдвойне тяжелее переносить обиды со стороны тех людей, от которых мы меньше всего ожидаем этого. Но запомни - только сильные личности умеют прощать. А я считаю тебя сильным. Прислушайся к своему сердцу, Гарри.

- Слышь, ты говоришь такими заумными словами, что я начинаю сомневаться в том, ты ли это.

- Гарри Поттер, я образованный человек. Прочел сотни книг, чтобы спокойно цитировать великих мира сего в своих изречениях. Ну, так, что там с планом Гриндевальда по завоеванию сердца Маркуса Акане? Ты все еще с ним согласен?

- Да, я изначально сомневался в этом плане, но поверил в его целесообразность. И когда сделал все, как он меня научил, понял - это не то. Я почувствовал, что это было ошибкой, но признать не мог. Поэтому сегодня и сорвался на уроках. Я боюсь встречи с Маркусом, я боюсь смотреть ему в глаза. У меня есть причины злиться и обижаться на него, но… я слишком сильно его люблю, чтобы ... – мальчик запнулся, словно не хотел сболтнуть лишнего. - Сила и знание Гриндевальда, но сердце и душа все еще моя. – Грустно улыбнулся Гарри, чувствуя, как сильные руки наставника обнимают его за плечи.

Северус заботливо погладил его шевелюру.

– Но я рад это слышать, но ... за то что ты мне не признался изначально…двадцать баллов с Гриффиндора и неделя отработок у меня – будешь учиться варить «Зелье Болтивости»! - Гарри только и смог, что фыркнуть в ответ. - А с Маркусом я поговорю, уверен, скоро вы забудете эту неприятную историю. Перешагнете через свою гордость и тупость, и вновь будете радовать меня …хм…забудь последние слова. Я давно хотел подискутировать с ним на тему: « Разве можно прожить без любви?»

***

- Слушай, ты не обидишься, если я тебя еще немножко вопросами идиотскими помучаю? - ласковая улыбка и хлопанье ресницами с невероятной амплитудой могли подкупить и гораздо более черствое сердце, чем у Северуса Снейпа.

- Спрашивай, пока у меня настроение не изменилось. – Уставший и заезженный профессор Снейп посмотрел на Гарри испепеляющим взглядом, но тому хоть бы хны. Гарри и в голову не приходило, что пора бы сматывать удочки и валить к себе в общежитие.

- Да ладно, у тебя, слава Дамблдору, маниакально-депрессивного психоза нет, так что вряд ли оно у тебя так быстро изменится… - заискивающе продолжил говорить Поттер, пытаясь настроить профессора Снейпа на нужную ему волну. Густые нахмуренные брови, недоверчивый взгляд карих глаз и ухмылочка типа: "Ну, о чем можно говорить с подобным кретином?" приказывали ему поторопиться, иначе его тело может неожиданно быстро оказаться снаружи сиих апартаментов. – Ладно, понял, зачем кричать… Маркус, ну когда мы были близки, назвал меня как-то так странно… Савоярди, вот! Что это значит?

Бедный профессор Снейп от неожиданности покрылся красными пятнами, что говорило о крайней степени смущения. Но он очень скоро восстановил нормальный желтый цвет лица, и, взвешивая каждое слово, ответил мальчишке:
- Это бисквит. Вернее особое бисквитное печенье, обязательный компонент Тирамису, – видя вопрос в изумрудных глазах, он решил уточнить. - Тирамису - знаменитый итальянский десерт, в основе которого лежит Савоярди и сыр Маркапоне. В переводе на наш язык означает «подними меня вверх». Называется он так потому, что считался возбуждающим лакомством, из-за сочетания кофе и шоколада. Его ели перед любовными свиданиями.

- Странное имя он для меня придумал… - задумался Поттер. – Если я для него Савоярди, то он выходит…Марка…Роне.

- Маркапоне! – поправил его Снейп. – Нет, он не Маркапоне. Он и есть Тирамису.

- Не понял?

- Ну, как тебе объяснить… Он встретился с Темным лордом во время своего путешествия по Италии. И видать там он и узнал правду о своем рождении. Я полагаю, там-то они и сблизились как…отец и сын, если конечно эти слова к ним применимы. Воландеморт только так его называет.

- А кто тогда для Маркуса Маркапоне? – не унимался Гарри.

- Не знаю. Иди-ка ты уже спать, достал до живого. - Ответ был окончательный и обжалованию не подлежал. А до Поттера наконец-то дошло, что уже пора домой.

Кода Гарри скрылся за дверями, пожелав на прощание спокойной ночи и даже чмокнув учителя в щеку, Северус облегченно вздохнул.

- Великолепно! – довольно подытожил он, и с самой, что ни на есть загадочной улыбкой, подошел в буфету и вытащил оттуда средних размеров бумажную коробку. Открыв ее, он с маниакальным блеском начал разглядывать ее содержимое и, насладившись вдоволь, все-таки не устоял и вытащил оттуда… небольшое пирожное.

- Уммм… тирамиссу… нежность-то какая. – С таким вот несвойственным ему восклицанием он подошел к стене и наколдовал себе окно. Все-таки в подземельях был один недостаток, какой его не устраивал – там не было возможности видеть небо, солнце и звезды. Но магия всесильна. Сидя на подоконнике и с наслаждением жуя пирожное, Северус мечтательно смотрел в окно, наслаждаясь звездным небом и голубоватым диском полной луны.

« Мы видим падающие звёзды и загадываем желания... они сбываются. Звёзды не лгут... Звёзды знают всё…» - мечтательно подумал Северус и тихо вслух произнес:
- Прости меня Гарри, но я тебе лгу и делаю это сознательно. Я не желаю власти, не желаю величия, я просто хочу счастья и любви. Когда тебе почти сорок, оказывается, что это самое важное. Я сделаю все, чтобы уберечь свою любовь, даже если это означает – отдать ее. Я умру, но не позволю причинить ему боль. Ни Воландеморту, ни Дамблдору, ни тебе. Надеюсь, однажды, ты мне будешь доверять.

Спустя мгновение, он добавил:
- На меня он тоже накладывал заклятие, и я его легко снял спустя пару дней, но …мое сердце похоже не согласилось с моим разумом. Черт, меня все это даже устраивает.… Наверное, потому, что я просто не люблю себя или не знаю, что такое счастье.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 13.06.2010, 11:14 | Сообщение # 4
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 3.

«Смерть стоит того чтобы жить, а любовь стоит того чтобы ждать..». В. Цой

- Черт! – в сердцах воскликнул Гарри Поттер и со всей силы ударил кулаком в каменную стену. - Чертов Снейп! Зараза! Как ты мог! Никто… никогда…Чуть все не испортил!

Гарри вздохнул и обессилено опустился прямо на холодный пол. Его дыхание было тяжелым, словно после марафона вокруг школы, но на самом деле он пробежал всего каких-то пару десятков метров. Мальчик чувствовал, как неистово колотилось его сердце.

- Нет,.. это было в прошлой жизни… - заметил он с издевкой. – А в этой - ты постоянно на высоте. Откуда такие мозги в твоей голове? В ту ночь, когда тебя зачали, твои родители явно были в ударе. Скользкий гад! В игры захотел со мной играть. Нельзя… нельзя…

Игра на публику вымотала его до предела. Он уже привык притворяться, но с Северусом Снейпом этот номер обошелся ему слишком дорого. Ежеминутная бдительность тщательно маскировала все чувства, умозаключения и истинное отношение к происходящему, но обманывать Снейпа оказалось сложней всего. И вывести его на чистую воду тоже задача не из легких. Но главное, чтобы тот раньше времени не рассекретил его замысел.

- Не суди, да не судим будешь. Ты ведь совсем его не знаешь, не знаешь его мотивов. Откуда тебе знать, что заставило его так поступать? – передразнил он профессора зелий. – Я-то не знаю? Да я знаю все и даже больше! ! Это ты наивный дурак. Тоже мне - верный друг нашелся.

От злости Поттер еще раз решил избить каменную кладку, только хуже ей от этого не стало. В отличие от его рук.

Рассматривая свои сбитые костяшки, парень горько усмехнулся. Вот он сидит в нелепой позе на холодном полу, с остервенением лупит по камням кулаками и пытается в чем-то разобраться.

«Идиот».

- И стоит ли этот… этот двуличный змееныш таких забот, а? Снейп… Снейп, кому ты служишь? О ком ты на самом деле заботишься? Не могу понять твоих мотивов. Неужели только любовь Маркуса ко мне заставляет тебя играть роль Купидона? Или моя к нему?.. Черт! Не понимаю тебя, - Гарри до крови прикусил губу. Сам того не желая, он признался вслух в том, что Акане ему небезразличен. А об этом стоило бы забыть…

- Ишь ты…вторгся в святая святых - мое сердце! Заставил меня сомневаться в собственном плане! На жалость давил, - Поттер зарычал и застонал одновременно.

«Жестокостью нельзя вылечить душу и сердце, только разбить и растоптать»- вспомнил он слова Снейпа, и чуть было не разрыдался от того, что в душе был согласен с его словами на все сто.

- Ну, зачем, зачем… все было просто прекрасно, шло по накатанной дорожке, а тут возник ты со своей правдой! Бдящий родитель! Всегда на чеку! Чтоб тебя! – не переставал бушевать Поттер, но прежнего запала уже не было, и это бесило Гарри еще больше.

-Я не чувствую вины, – зашептал Поттер, но внутренний голос тихо напомнил: « Ты винишь себя за то, что не смог найти выход из этой ситуации самостоятельно, и был вынужден согласиться на этот план, будучи убежденным, что ничего хорошего из него не выйдет».

- Я не боюсь, – вновь попытался оправдаться Поттер, но все тот же голос напомнил ему: « Боишься... Боишься того, что потеряешь его, что его убьют... И это будет лишь твоя вина...»

«Рай…рай... что такое рай? Что для тебя, Гарри Поттер, есть рай на земле?» – говорила совесть голосом Северуса Снейпа.

- Кто-то когда-то сказал: работай, как будто тебе не надо денег, люби, как будто тебе никто никогда не причинял боль, танцуй, как будто никто не смотрит, пой, как будто никто не слышит, живи, как будто на земле рай. Мой рай - быть счастливым и наслаждаться жизнью, жить без страха любить, не бояться быть отвергнутым и что-то потерять, дожить до старости и умереть своей смертью.– Отсутствующим голосом прошептал Гарри, почувствовав, что такое находиться под бременем огромного чувства вины. В какой-то момент вся уверенность в своей правоте испарилась.

- Мерлин, как я мог ему все это сказать? – схватился Поттер за голову. – Зачем я на это согласился?

Гарри было стыдно за себя, как никогда… И он захотел все изменить, и немедленно.

- Есть ли еще шанс все исправить? Ведь все зависит только от меня? - задался он вопросом. - Возможно, если я сейчас вмешаюсь, будет хуже… Нет! Северус прав, прежде всего, нужно слушать свое сердце.

Поттер решительно поднялся на ноги.
- Конечно, я не смею рассчитывать на твое прощение, я его не заслуживаю. Но я очень хочу, чтобы ты понял, Маркус: у меня просто не было другого выхода.

***

- Маркус, - Гарри прокашлялся, так как у него охрип голос. - Ты самый лучший мужчина в мире. Если я не смогу помириться с тобой, буду сожалеть об этом всю жизнь. Понимаю, на твоем сердце всегда останутся шрамы от ран, нанесенных моими словами. Если бы я мог все изменить... Капец! Говорю как барышня из дешевого романа.

Поттер замолчал и от смущения закусил губу. Уже прошел час как он занял боевую позицию около входа в личные апартаменты профессора Акане. А тот все не являлся домой. Чтобы не сбежать, как последний трус, он решил отрепетировать слезную речь, но его постоянно заносило на «сопли в сахаре». А в его понимании, мужчина мужчине сказать такое просто не мог. Ну, разве что совсем больной на голову.
Ему хотелось признаться Маркусу во всем, чтобы они вместе посмеялись над ними и нашли другой путь, попросить прощение или даже выбить его из того, чтобы все стало по-прежнему. Теоретически Гарри все это представлял, а вот на практике…

Вдалеке послышались медленные шаги, гулким эхом разносившиеся по всему коридору. Кто-то направлялся в его сторону. Гарри с трудом поднялся с холодного пола. Тело затекло и плохо слушалось. Он чувствовал, как тихо подкрадывается паника, делая юношу все более беспомощным.

Наконец-то в конце коридора, тускло освещенного светом нескольких коптящих факелов, показался мужской силуэт. Гарри безошибочно узнал возлюбленного, несмотря на черный капюшон, скрывающий его лицо. Когда мужчина подошел на расстояние вытянутой руки, Гарри вышел из темного алькова. Маркус остановился. Ленивым движением руки он отбросил капюшон и пристально посмотрел на Гарри, а потом как-то странно произнес:
- Ну, надо же…

- Мне так много надо тебе сказать, - сказал Поттер дрожащим от волнения голосом и приблизился вплотную к мужчине, но Маркус холодно отстранил его от себя.

- Вы уже все мне сказали, - сладким ядом разлился голос Маркуса, - даже больше. Но я не ответил вам тогда. Извините, не смог… Но я исправлюсь прямо сейчас.

Гриффиндорец замер, словно его парализовало – глаза Маркуса отливали красным и зловещим светом. Возможно, во всем был виноват слабый огонь ближайшего факела. Но у гриффиндорца создалось впечатление, что Акане был словно одержим. «Это и есть…?»

- Лорд Гриндевальд, как я понимаю. В виду вашего вновь юного возраста я перехожу на «ты». – С сарказмом произнес Акане. - Ты сыграл со мной жестокую шутку. А я такого не прощаю. Ты решил, что все еще являешься великим волшебником, но ты уже никто. Твое время прошло!

С грацией пантеры Акане обошел Гарри Поттера, придирчиво рассматривая того со всех сторон.

- Посмотри на себя – сейчас ты желторотый юнец, неоперившийся птенчик. С еще слабой магической силой, без сторонников и помощников. Поверь, ты ничего не добьешься. Рано или поздно тебя вычислят, и печальная история сорок пятого года повторится. А кто же тебе сможет тогда помочь?

Мальчик едва улавливал суть сказанного Акане. Все казалось таким нереальным.

- Ну, что, нет идей? Тогда давай подумаем еще вот над чем. Если я сообщу Лорду Воландеморту, что вместо его половинки в Гарри Потере возродился его соперник, какова будет его реакция?

Гриффиндорец внезапно вздрогнул, и попятился назад, неверяще смотря на Маркуса.

- А как на счет Дамблдора? Обрадуется ли он встрече со старым другом, поверит ли в твое раскаяние, подаст ли руку в твоих начинаниях? Кто же поможет Лорду Гриндевальду вновь занять место под солнцем? Юные друзья Поттера? Уверен, благодаря заботе Грейнджер, верности Уизли и хитрости Малфоя ты достигнешь небывалых высот. – Маркус засмеялся таким злорадным смехом, какого Гарри не слышал от него никогда. Юноша смертельно побледнел.

- Ты один!!! Совершенно один! Ждать помощи неоткуда! Разве что…. Я могу помолчать некоторое время, чтобы ты окреп и набрался сил, обрел сторонников. Конечно, не за просто так. Ну, как мое предложение?

Гарри на мгновение закрыл глаза и замотал головой, пытаясь отогнать ужасное наваждение. Он не мог просто поверить, что этот человек – его Маркус, что все это говорит он, но…

- Если ты не хочешь умереть, то должен смириться и пристать на мои условия! – продолжал Акане тоном циника. - Мы с Северусом позаботимся о тебе, как о родном. Ну же, сладкий мой Савоярди, соглашайся. Нам будет хорошо втроем.

Страшная догадка озарила Поттера. Укол ревность и новая волна боли заполнила его сердце.

- Он Маркапоне? – глухо спросил Гарри, не в силах уже сдерживать слезы. – Вы все еще близки?

- О, да ты в курсе нашей маленькой кондитерской тайны? Хорошо…– Ответил Маркус развратным голоском и нежно рукой смахнул слезинку, катившуюся по щеке мальчика. - Да, Северус – мой Маркапоне. Он мой самый близкий друг и любовник.

***

- Ненавижу! Ненавижу тебя двуличный ублюдок, - раздалось в тишине темного коридора.

Где-то рядом разбилось окно, послышался звон падающего стекла о каменный пол, а воздух в коридоре заполнился ледяным зимним воздухом. Маркус вздрогнул, словно ото сна, его взгляд прояснился и мужчина с удивлением посмотрел на гриффиндорца так, как будто не говорил с ним последние полчаса, а увидел лишь только что.

- Гарри…- позвал он юношу и протянул к нему руку. Непонимание происходящего быстро сменилось тревогой, которая нарастала в его груди с каждой секундой.

- Не прикасайся ко мне, - раздался чужой и полный ненависти голос. – Гарри больше нет!

- Люмус, – моментально отреагировал Акане. Свет, исходящий с конца его палочки, ярко осветил стоящего напротив подростка. Но, прежде чем он рассмотреть его, мальчишка бросился прочь сломя голову.

***

Пробило полночь, знаменуя окончание самого тяжелого дня недели – понедельника.

В аконитовом зале творились странные вещи. Стены сверкали. Звезды на потолке сияли словно алмазы. Стоящий на возвышение трон излучал слабое голубое свечение. Зал торжествовал. Он приветствовал своего Господина. Он радостно встречал его после долгого отсутствия.

Дорогой гость величественно пересек помещение и занял свое законное место. С наслаждением и облегчением он откинулся на спинку трона. На его красивом лице играла улыбка победителя, глаза сияли от счастья.

- Необдуманный и поспешный шаг, мон шер. Но именно этого я и ожидал от тебя. Ты так предсказуем. – Радостно засмеялся волшебник. – Он любил тебя,…а ты убил это светлое чувство своим предательством. А без него Гарри Поттер не сможет жить. Бедный мальчик легко уступил мне свое место в собственном теле. Спасибо за помощь, Маркус Акане. Благодаря тебе я начинаю новую жизнь!


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 13.06.2010, 11:15 | Сообщение # 5
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 4.

Примечание - *курсив* - разговор на парселтанге.

РЕЗИДЕНЦИЯ ТЕМНОГО ЛОРДА

Ночь незаметно переросла в утро. Холодное, морозное и сумасшедшее. Если бы Лорд Воландеморт предвидел событие, которое произошло на рассвете в его замке, он бы заснул летаргическим сном. Лет на сто. Лорд ужасно ненавидел подобное начало дня – оно обычно не сулило ничего хорошего. Для него. Но, увы, предсказатель из Темного Лорда был никудышный.
Около шести утра тишину в замке нарушил звон бьющейся посуды, причем всей, что была в наличии.
- Ммм... - недовольно пробурчал Темный Лорд во сне, с головой закутываясь в одеяло. Что за наглость - прерывать сладкий сон с участием Гарри Поттера, и на таком интересном месте! Тем более, когда "место" только начало обнажаться.- С такой питомицей отпуск в клинике Святого Мунго обеспечен.
Только что приползшая в комнату змея покачала головой и грустно подумала: "Вот, опять Хозяин невыспавшийся и злой. Начнет пытать всех, кто под руку подвернется, а в конце - опять обратит внимание на меня, и…" Но тут на нее нашло прозрение – Хозяин спросонья посчитал её своим "будильником".
- Это не я! - панически прошипела Нагини, – Это козел в гостиной! И, То-о-ом, ты меня кормить с-с-с-собираеш-ш-шьс-ся?
- Сгинь, компонент для зелий, - Темный Лорд предпринял последнюю попытку продлить свой ночной отдых, впрочем, уже осознавая, что из сладкого сна его вынесло в пласты реальности. Суровой.
Мужчина глухо зарычал.
"Если день начался паршиво, то таковым ему и быть до самого конца. Великая истина!" - подумал Лорд и в бешенстве вскочил с кровати.
- Что за…? - завопил он, сотрясая стены замка. - Дементор бы вас всех побрал! Ты, коза в чешуе, уже мышей сама ловить разучилась, а?! Так я сейчас научу!!!
И Воландеморт принялся сканировать комнату в надежде обнаружить зажравшуюся змеищу, но та не подавала признаков жизни.
Надев роскошную мантию, при этом, стараясь не смотреть в зеркало, Воландеморт повторно смерил взглядом помещение.
- На-а-агини... Ты где, змеюка подколодная?
Не видя движений, волшебник хитрым взглядом посмотрел на дверь, ведущую в гостиную.
- Ну-ну, никуда ты от меня не денешься, дорогая.
Лучше б он не входил….

Его любимое место времяпровождения было самым бессовестным образом разрушено. Мебель сломана, книжный шкаф с редчайшими фолиантами перевернут, аквариум с магическими рыбками разбит. И посреди этого Армагеддона возвышалась груда стекла, некогда бывшей хрустальной люстрой. В довершение, в углу лежала какая-то полосатая гадина и жрала его любимые зеленые яблоки.
Воландеморт протер глаза и даже раз себя ущипнул за руку. Увы, видение не рассеялось.
- Питеррр! – завизжал Темный Лорд, едва сдерживая свой гнев. Из-за ближайшей колоны показался перепуганный Питер Петтигрю и жалобно протянул:
- Это все они, мой Лорд. Он ей опять не подошел.
Воландеморт зарычал:
- Нагини-и-и-и-и, объяснись?
Тут же, словно из-под земли, пред очами Темного Лорда возникла громадная змея, волнообразно изгибаясь своим туловищем.
- Он тупой и старый- ссс.
- Мерлин! – взвыл Темный лорд, поднимая руки к небу. И не найдя более подходящих к случаю слов, устало побрел назад в свою спальню. Там, завалившись с ногами прямо на постель, он принялся судорожно соображать, почему ему так не везет.
Тем временем «мисс» Нагини грациозно вползла следом за ним и направилась на свое излюбленное место – шелковую подушку рядом со старинным венецианским зеркалом в золотой оправе. Там, приняв величественную, как для змеи, позу, она начала испытывать терпение своего Хозяина.
- Рептилиям в магии отводится гораздо более важное значение, чем всяким там рыбам и животным-ссс.
Реакции на это заявление со стороны Хозяина не последовало. Змея почесала кончиком хвоста темечко и предприняла новую попытку.
- Змея сссимволизирует искушение, и в то же время — мудрость. И змее как сссимволу мудрости поклонялись разные народы-ссс! – многозначительно шикнула рептилия, параллельно любуясь своим отражением. Темный Лорд лишь грустно вздохнул в ответ.
- Несссмотря на ядовитость, змея - сссимвол и прототип универсального ссспасителя, который искупает вину, давая людям познание сссамих себя и понимание добра и зла-ссс. – Продолжало намекать на свою бесценность хладнокровное создание.
- Одним из сссамых часто используемых для талисссманов изображений является змея — глава сссемейства рептилий! – прошипела Нагайна погромче. И опять не получила ответа.
- Талисссман со змеей ссспособен управлять жизнью и смертью и дарить бесссмертие.
- ЗАТКНИСЬ!!! – не выдержал Темный Лорд и гаркнул на свою боевую подругу. – Иначе я тебя усыплю и вспомню о завтраке.
- При чем тут это-ссс? – удивленно прошипела Нагини.
- Я где-то читал, что мясо змеи, впавшей в зимнюю спячку, особенно вкусно, оно нежное, а, кроме того, по поверью, именно в холодное время года зелье, сваренное из сердца рептилии, обладает особой силой, зажигающей любовное пламя.
Челюсть несчастной рептилии согласно законам гравитации Ньютона устремилась к полу.

- Вот что, милая моя, - обратился к змее Темный лорд. Его голос отдавал металлом. – Это был последний раз. Перестать набивать себе цену. Я скрещу тебя с кем–либо с твоего согласия или без него! Мне нужно потомство от тебя, и точка!!! Следующий удав, анаконда, питон или уж, которого добудет Хвост, должен быть встречен тобой как счастливой невестой. Ты поняла меня, женщина?
- Том-ссссссс, – жалобно прошипела змея. – Ну, у Хвоссста совсем нет вкуссса. Удав, что он притащил, ссстрашный, питон тупой и ссстарый, а та анаконда – она агресссссивная была. А про прочих сссдыхлей я вообще молчу – маленькие, худые и короткие. У нас будут не дети, а червяки дождевые. Я требую приличного мужчину-ссс!
« Я стал слишком мягким» - подумал Темный Лорд, уставившись в расписной потолок своей спальни. – «Ездят на мне как хотят.…И все из-за какого-то мальчишки». Последняя мысль заставила Воландеморта болезненно сощуриться.
«Кровь… кровь... кровь Поттера…» - только это занимало его мысли последний месяц. Отыскать заменитель ему так и не удалось, и ждать больше было нельзя – признаки старения стали еще более очевидными. Это было просто ужасно. Темный Лорд чувствовал себя старым и изношенным, не дай Слизерин, заметят его слуги - прощай авторитет и уважение, а страх так и подавно испарится из их тупых голов. Этого нельзя было допустить.
Уверенным движением руки Воландеморт пошарил под подушкой и извлек оттуда книгу, которую он читал перед сном. Повесть была довольно скучной, но уже с первой страницы было ясно, зачем она писалась - чтобы легче было уснуть. Там на последней страничке была довольно странная иллюстрация с нелепым названием.
Воландеморт с минуту рассматривал рисунок, затем, преодолев какие-то сомнения, взмахнул над страницей волшебной палочкой. Рисунок в один миг преобразился в… колдофотографию. На ней был изображен темноволосый юноша с книгой в руках.
- Гаррррии, – тихо прошептал Воландеморт, изображение встрепенулось и с удивлением посмотрело на мужчину. А после, загадочно улыбнувшись, вновь принялось за чтение.
- Опять ты меня игнорируешь, наглый мальчишка. Ну, ничего, скоро все изменится. Очень скоро…
Мальчик на фото улыбнулся, словно слыша обращенные к нему слова, и соблазнительно облизал пухлые губы. Воландеморт с сожалением захлопнул книгу и бросил её на пол.
- О чем я только думаю! Нет, это не здраво! Мне нужен он как средство победы, а не как…, - Воландеморт чертыхнулся. – Не стоило с ним встречаться на том кладбище, а все делать по-своему.
Но сожалеть он, почему-то, не спешил.
- Скоро, – пообещал он сам себе. – А пока продолжим мои эксперименты с Тирамису. Думаю, в скором времени я смогу добиться желаемого результата. Конечно, не факт что у меня получится – Маркус не змея, но попытка не пытка. Для меня, по крайней мере, – улыбнулся довольный Темный лорд и обратил свой взор на лежащую в углу змею. Его глаза при этом зловеще сверкнули.

ХОГВАРТС.

Северус Снейп расслабленный и обнаженный лежал на смятой постели и пристально наблюдал за своим любовником. Маркус задумчиво курил у окна, рассматривая темное небо с многочисленными звездами. На востоке уже показалась алая полоска, извещающая что скоро рассвет.
- Люблю смотреть на звезды, – признался Северус. – Ты веришь в падающие звезды?
- Чтобы их увидеть нужно терпение. А я не люблю ждать.
- А мне нравиться просто наблюдать. И загадывать желания.
- Ты видишь падающие звёзды и загадываешь желания? Они не сбываются, поверь, – наставническим тоном обратился Маркус к другу. - Потому что мертвые звезды не могут их исполнить. Звезды лгут.
- Зануда! – полетело ему в ответ, вместе с подушкой.
Северуса восхищало в Маркусе абсолютно все: накачанные руки, мускулистые плечи, пресс кубиками, длинные шелковистые волосы, небесно-голубые глаза, острый язычок и изворотливый ум. Конечно, Маркус был вдобавок беспринципным типом, без стыда и совести, сволочью в чистом виде, но это делало его еще более обаятельным и желанным. Он был живым воплощение сексуальности. Но об этом Северус Снейп никому никогда не сказал бы. Даже под пытками. Это было его самой большой тайной.
Тем временем Маркус оторвался от лицезрения звездного неба и увидел, что зельевар задумался, а на его лбу залегли глубокие морщины печали. Естественно, он подумал, что это из-за его ошибки.
- Черт, прости, Маркапоне. Я понял, что все испортил. Нужно было сразу идти к тебе. Как можно быть такой язвой?
Снейп посмотрел на Маркуса так, словно только что проснулся, но быстро сориентировался в ситуации.
- Ты о чем? Аааа… Перестань, не занимайся самобичеванием. Откуда тебе было знать, что он тебя поджидает? Что случилось, то случилось.
Акане раздраженный, как болотный хмырь, стал мерить шагами комнату. Периодически его руки тянулись то к пачке сигарет, то к блюду с любимыми красными яблоками, то к бокалу с коньяком. Северусу Снейпу оставалось только беспомощно наблюдать за мучениями своего любовника.
- Гриндевальд обвел нас вокруг пальца, как молодых. Я осел, – поставил сам себе диагноз профессор ЗОТС.
- Мы с тобой оба ослы. Хотя никто и никогда не экспериментировал так с сознанием, как Геллерт. Я даже представить не могу, что он сделал с личностью Поттера и во что ее трансформировал. Может, он действительно его подавил? Но факт остается фактом – чтобы этого достичь, ему нужно было чтобы парень пережил серьезное потрясение. Он хорошо все продумал, что ни говори. Придумал план твоего якобы завоевания, позволил Гарри его осуществить. Дал мальчишке возможность сомневаться, предвидел, что я заставлю Гарри передумать, ослабил хватку в нужный момент, и тут… хоп… Только одного не пойму, как он мог знать, что ты будешь шантажировать Поттера? Неужели и это предвидел? Что-то тут не так.
Маркус постоял пару секунд, напряженно думая, а затем присел на край кровати, закинув ногу на ногу.
- Не знаю… Я сам до сих пор не понимаю, зачем и почему я это сказал. Это словно был не я, а кто-то другой. Такого со мной еще не происходило.
- Я тут подумал… Воландеморт все-таки величайший из легилиментов и окклюментов мира. Даже если он и не узнал всей правды, ложь он все-таки смог определить. Возможно, ты стал жертвой его изобретательности? Может, он все знает про Гарри и Гриндевальда, и ему это на руку, и он лишь желает наказать тебя.
- Это невозможно, – не согласился Акане. - Я не представляю, как исправить ситуацию…
- Ладно, не переживай раньше времени. Посмотрим на реакцию Поттера, – ободряюще похлопал его по плечу Северус и тут же заключил в свои объятья. Несколько минут в комнате раздавались лишь звуки страстных поцелуев.

- Говоришь, он меня любит… любил? – спросил Маркус, как только Северус прекратил терзать его губы. Естественно, он и не заметил, что несчастного зельевара передернуло.
- Да. Тебе стоило бы внимательней читать. При диссоциации невозможно оказывать какое-либо влияние на сознание человека. Магический блок. Он тебя любил… по-настоящему. И любит еще, если жив, конечно. А вот его новая личность тебя ненавидит и хочет убрать с дороги. Будь осторожен. Я поиграю еще в дурачка, но сомневаюсь, что это получится делать долго. Дамблдор и так припирает к стенке. Я сказал ему, что после Рождества нужно провести обряд. У старика уже крышу сносит от выбрыков Поттера – он начинает принимать меры.
- Какие? – честно удивился Акане, призывая палочкой к себе недопитый бокал и сигареты.
- Святые гриффиндорцы, «Дамблдор и ко» – сообщество гомофобов. Ты забыл, как нас приветствовали, когда Поттер статейку этой репортерши проспонсировал? Тебя не удивляет, что ему самому все с рук сходит? Благодаря Рите Скитер, которую он прикормил, левым крайним в этих «голубых» историях всегда является Дамблдор. И ему уже надоело выслушивать, что он старый извращенец. На вчерашнем педсовете, который ты так удачно пропустил, он призвал принимать жесткие санкции к любым студентам, показывающим одобрение или, не дай Мерлин, свою принадлежность к сексменьшинствам. Гарри ожидают веселые времена.
Маркус неожиданно захихикал.
- Чего ты ржешь? – не понял Северус.
- Не Гарри… не Гарри, – Маркуса уже разобрал дикий смех. Тут и до Снейпа дошло, и он улыбнулся.
- Да… Геллерт, тебя ждут веселые времена. Кстати, ты не знаешь, как он выглядел в молодые годы? Меня волнует эффект mutacio, как последствие магической диссоциации. Всего, за последние семьсот лет, зарегистрировано пять случаев, но учитывая, что наш Гарри умудряется быть во всем особенным, как бы он не претерпел резких изменений во внешности.
- Дай припомнить… - задумчиво ответил Маркус, прикуривая от золотой зажигалки. – Если я ничего не путаю, Геллерт был… арийцем. Среднего роста, стройный, волосы светлые, кудрявые, цвет кожи - розовато-белый.
- Аха, значит голубая кровь с молоком, – скривился Снейп.
- Именно. Не перебивай! Глубоко посаженные серые глаза и выступающий подбородок, узкие губы. А еще он ненавидел рыжеволосых и голубоглазых. Расист, что еще сказать. Но хоть теперь мы знает почему, вернее, благодаря кому.
- Хм…- задумался Снейп. – Интересно. Как ты думаешь, на отношение к семейству Уизли это как-то повлияет?
- Не знаю, меня это меньше всего волнует. Зато я точно знаю, что Альбус, как и я, в список фаворитов Гриндевальда не попадет, – Маркус снова засмеялся. - Хоть делай талисман на удачу.
- О, я знаю одного кудесника. Создает индивидуальные талисманы. Дорого, конечно, но, зато эффективные. Тебе подойдет пентаграмма в круге, такой дает защиту от негативного влияния. Основа из серебра, накладка из золота.
- Северус, проснись и пой. Какие талисманы?! Ты прикалываешься?
- Но ты же сам начал…
Маркус только рукой махнул, давая понять, что эта тема закрыта.

- Помимо Гарри ты получил какое-то еще задание? – спросил Снейп, заботливо разминая затекшие плечи возлюбленного.
- Да… Но оно адресуется тебе. Моя задача лишь доставить.
- Что? – опешил Снейп.
- Лорду Воландеморту позарез нужна кровь Поттера, причем в большом количестве.
- И при чем тут я? – профессор Снейп скептически изогнул бровь.
- А кто ее у него брать-то будет, я что ли или мадам Помфри?- съязвил Маркус.
- Как ты это представляешь вообще? Приду к Поттеру со склянкой и заявлю с порога: «Мистер Поттер, наполните до завтрашнего дня эти сосуды свежей кровью. Темный Лорд проголодался».
- Это не мои проблемы! У меня головная боль посерьезней твоей. Мне самого Поттера нужно доставить Воландеморту, причем чтобы он к нему бежал аж вприпрыжку.
- Маркус, тебе не кажется, что мы сидим с тобой в такой… жопе?
- Если кажется, креститься надо, Северус! – огрызнулся Акане. – А мы действительно по уши… гм… сидим. Осталось только чтобы Альбус что-то откаблучил, и можно писать завещание.
- Угу, – безрадостно заметил профессор Снейп. – Ты как хочешь, а я бросаю все силы на выдворение Гриндевальда из нашего Золотого Мальчика. Пока этот паразит живет в его теле, у нас тобой будет черная полоса в жизни. А я уже начал привыкать к белой.
- Отлично, Маркапоне, отлично. А я подстрахую тебя. Я догадываюсь, кто станет самым приближенным к Гарри Поттеру, и у меня есть идея, как заставить его плясать под мою дудку, – хищно улыбнулся профессор Акане, рассматривая герб Слизерина на бокале.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 13.06.2010, 11:15 | Сообщение # 6
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 5.

«Сын мой, зло невозможно победить, потому что борьба с ним и есть сама жизнь» к\ф «Узник замка ИФ»

- Да будет проклята эта ШКОЛА! Мерлин мой, да когда же эти экзамены закончатся?! – издал крик души один из студентов Гриффиндора. – Мне надоело до двух ночи сидеть и зубрить билеты!
- Симус, расслабься – сегодня они только начинаются, – успокоил его Рон Уизли, педантично отмечая выученные билеты. В ответ товарищ попытался его проклясть… молча… взглядом.
- А где Гарри? - спросил Невил Долгопупс, обеспокоено окидывая взглядом гостиную, заполненную студентами. - Я не видел, чтобы он заходил в спальню вчера вечером.
- Естественно! Ты же заснул в девять. А у него отработка до одиннадцати, причем у Снейпа, – Рон сделал акцент на последнем слове. - Видать, приполз еле живой, упал и заснул, а на рассвете как всегда побежал тренироваться. Привычка… – пожал плечами Рон, видя непонимающий взгляд друзей.
- Рон, ты глухой? Я до двух сидел в гостиной, учил билеты по трансфигурации. Поттер не приходил!
- Может, он остался ночевать у Снейпа, на коврике? – прикинул Дин Томас, хитро подмигивая Симусу. Мальчишки захихикали, явно представив себе нечто очень пошлое. Был бы Поттер рядом, он давно огрел бы их Круциатусом или чем-нибудь еще, пооригинальней. А так… даже Рон Уизли позволил себе улыбнуться.
- Скорее ковриком, – вдруг услышали они за спиной хорошо знакомый голос.
- О, Солнышко, ты уже выспалась? – обратился Рон к любимой. – А мы тут с ребятами…
Договорить он не успел, так как Симус, Невил и Дин словно сквозь землю провалились. «Трусы!» - пробурчал Рон.
- Хм, я вижу. Надежда Магического мира желает пообщаться со своей Правой рукой, – загадочным голосом прошептала Гермиона. «Сдала!» - панически подумал Рыжий, и со скоростью черепахи начал собирать сумку.
- Иду, – ответил Рон на колючий взгляд подруги, стараясь не показывать, что на самом деле у него поджилки трясутся.

- Где он? – спросил Рон, когда они покинули башню Гриффиндора.
- Почем я знаю? – огрызнулась девушка.
- Не понял, но ты же сказала,.. ты разыграла меня?! – возмутился Рыжий. Гермиона смерила его осуждающим взглядом, давая понять, что кто-кто, а Рональд Уизли не смеет ее в чем-либо упрекать.
- Да. Идем в Выручай-комнату.

- Уверена, что он там?
- Не будет там - пойдем к Снейпу.
- Мать моя женщина!
- Женщина, она, женщина! У нас мужики еще рожать не научились. Пошли быстрее, – недовольным тоном ответила Гермиона.
- Солнышко, ради всего святого, сейчас восемь утра, коридор переполнен учениками, нас могут заметить. Мы можем выдать себя и наше убежище.
- Успокойся. На четвертом этаже в это время никогда никого нет. Сейчас все идут в Большой зал.
- А Филч со своей мочалкой?
- Надеюсь, пронесет. Хотя… Ну вот, накаркал.
Прямо перед входом в Выручай-комнату бродил вездесущий Филч со своей верной спутницей, и оценивающим взглядом рассматривал картины на стене, словно решая, что будет дешевле: сжечь или отреставрировать.
- Предлагаю вот что – я отвлекаю миссис Норис. Если она среагирует, Филч само собой побежит за ней. – Тоном знатока дела заявил Рон. Гермиона только скептически изогнула бровь.
- Да? И чем ты эту половую щетку отвлечешь?
- А вот чем, – Рон достал из сумки лист пергамента, разорвал его на части и превратил кусочки бумаги в белых мышей. Считая себя просто гениальным изобретателем, он с вызовом посмотрел на подругу.
- Рон, ты идиот, – прозвучало вместо комплимента. - Они же сейчас в ближайшие щели забьются! Миссис Норис их в миг унюхает и прискачет сюда, выдав нас с головой. Смотри и учись, как надо отвлекать.
Взмах палочки и десяток мышей превратились в стадо… баранов.
И как полагается стаду, двинули бяшки прямо по коридору, не разбирая дороги. Филч как увидел это… от злобы и отчаяния сменил на своем лице все цвета радуги, а после, не жалея ног, бросился вдогонку, по-молодецки перепрыгивая через свежие кучки. Естественно, зажавшихся в углу студентов он не заметил.
- Все! Идем, – довольно произнесла Гермиона, и двинулась в сторону пункта назначения. Парень, молча последовал за ней, буравя обиженным взглядом спину девушки.

***

А тремя этажами ниже, Драко Малфой окольными путями пытался добраться до Большого Зала. Пенси Паркинсон, наверное, на могиле предков поклялась выйти за него замуж и теперь преследовала его круглые сутки.
«Может, одолжить у Гарри мантию-невидимку?» - задался вопросом слизеринец. Хотя тут же отмел эту бредовую идею. Поттер скорее одолжит ему свои очки вместе с головой, чем отдаст семейную реликвию.
И тут, неожиданно, мимо него, сломя голову, пробежал завхоз. Пока Драко пытался сообразить, какой леший заставил Филча бегать по утрам, как заправскую лошадь, тот резко остановился, оставив за собой приличный тормозной след. Секунду-другую поразмыслив, Аргус Филч бросился назад и схватил Малфоя за шкирку.
- Ты чего? – заорал на него перепуганный Драко.
- Т-т-тут стадо баранов не пробе-бе-бегало? – заикаясь, спросил Филч.
- А ты что, отстал? - язвительно ответил Драко, кривясь в презрительной ухмылке.
Филч аж посинел от злости.
- Ах, ты засранец! Ничего-ничего, директор на тебя с дружком нашел-таки управу. Вы еще будете плакать крокодильими слезами! – предсказал торжествующий завхоз, и резко отбросив мальчишку к стене, побежал дальше по коридору искать своих баранов.
- Дурдом, а не школа! – воскликнул Драко, потирая ушибленное плечо. – Хм, интересно, что он имел в виду?

***

Тем временем в Выручай-комнате молодой Лорд Гриндевальд сидел на троне и ворчал, как старый пень.
- Стоило чему-то хорошему случиться, как бах…и такая жопа. Теперь этот растреклятый Маркус Акане снова объявил холодную войну. Никак бедный понять не может, что по сравнению со мной – Геллертом Гриндевальдом – он и его любовник …ТЬФУ! Особенно Снейп! В бою от него мало толку, ведь он не воевать предпочитает, а с пробирками и мензурками играться, – всячески успокаивал себя Геллерт. Правда, безрезультатно.
- А у меня есть… - с гордостью начал он, но тут же подавленно закончил, - кучка недорослей с мозгами страусов. Да, хвастаться тоже нечем. Аха, у меня есть – Рыжий и Зайчик. Хоть плохонькие, зато преданные. Зря, что ли я на них столько времени угрохал?! Не меньше чем на самого Поттера! Пустим в расход первыми.
Конечно, приведенные аргументы были, мягко говоря, не убедительны. А по правде сказать – хуже некуда. Геллерт зевнул, и устало оглядел зал. Оставалось ждать еще пару часов до начала экзаменов. Надо что-то придумать, чтобы убить это время. Он встал с трона и начал прохаживаться по залу, продолжая говорить сам с собой.
- Есть, конечно, еще и Зазнайка. Но эта выскочка меня раздражает даже больше, чем Альбус в свое время. Хотя я могу и передумать, если она окажется по-настоящему хорошей и послушной колдуньей…
В этот момент двери Зала распахнулись, и на пороге показалась эта самая Зазнайка.
- Гарри Джеймс Поттер! Как это понимать? – раздался вопль баньши.
«Ни хрена я не передумаю», - подумал Геллерт, даже не думая отвечать на такое радушное приветствие. Она ему как не нравилась, так не нравится и дальше. А желание заколдовать ее в соляной столб усиливалось с каждым пройденным ею метром в его сторону. На заднем плане он разглядел приунывшего Рона Уизли, который знаками показал ему: «Держись!»

Гермиона Грейнджер самозабвенно играла роль курицы-наседки. Настолько самозабвенно, что не замечала: ее фактически не слушают, к ней стоят спиной и почти не отвечают на ее многочисленные вопросы. Рону Уизли это сильно напоминало некоторые воспитательные речи его дражайшей матушки, которые обычно выводили его из себя и заставляли делать пакости, похлеще тех, за которые его отчитывали.
- Гарри, почему ты не пришел ночевать?
- Мне нужно было подумать.
- Ты думал здесь всю ночь?
- Да.
- Надеюсь, пришел к каким-то выводам, иначе все это было бы зря.
- Пришел. Не волнуйся.
- Не волнуйся?! А кому же волноваться, как не мне? Всем наплевать.
- Ты ошибаешься, – вставил свои пять кнатов Рон, но его буквально заморозило презрительным взглядом, брошенным Гермионой.
- Кстати, в одиннадцать у нас первый экзамен – трансфигурация. Не забыл?
Геллерт расстроено вздохнул, скупо улыбнулся и чуть не ляпнул: «Уйди, старушка, я в печали».
- Нет-нет… как можно забыть такое, особенно после вчерашнего.
Рон Уизли тихо стоял в сторонке и поедал глазами подругу. А Гермиона, ничего не замечая, продолжала пилить Поттера:
- Гарри, ты какой-то странный.
- Я просто не спал этой ночью, - все так же равнодушно проговорил Геллерт.
- Ты странно отвечаешь на мои вопросы.
- Я не расположен к беседе, – сухо ответил юноша, усаживаясь на свой трон.
- Гарри, у тебя неприятности? – не унималась мисс Всезнайка.
- Может, мы можем помочь? – снова подал голос его Правая рука. Геллерт задумался. Решение он уже принял, но его все равно нужно было обговорить с ОСами. Хотя момент и не самый подходящий, но попытаться можно. Заодно и девчонку проверит на вшивость.
- В моей жизни возникли некоторые трудности, который я пытаюсь устранить или превратить во что-то… более полезное, - Геллерт лукаво улыбнулся.
- Расскажешь, что за зверь? – заинтересовано спросил Рон, наколдовывая себе и Гермионе удобные стульчики. Правда, данная любезность с его стороны была встречена девушкой совершенно равнодушно - типа так и надо.
- Пожалуй, можно, – ответил Гриндевальд, приглашая друзей присесть, а сам закинул ногу на ногу, устраиваясь поудобнее. - Маркус Акане вдруг резко изменил стратегию и показал мне обратную сторону моего нынешнего положения. Крайне нежелательную для меня. Но самое неприятное то, что он прав. Я немного не доглядел, и теперь это осложняет мое возможное взаимопонимание с Темным Лордом.
- Я не понимаю, причем здесь Воландеморт? – удивилась Гермиона. Ее глаза медленно, но верно наполнялись вопросом напополам со страхом.
- Ах, ты ж не в курсе. Лорд Воландеморт приглашает меня к себе в качестве союзника. Он думает, что вторая моя альтер-личность является кусочком его личности, а значит, живем по принципу: своя рубашка ближе к телу. Но если он узнает, что на самом деле это был Гриндевальд, у него появится еще один повод меня убить.
- Н-да… задачка, – почесал затылок Уизли, который был в курсе всего, в отличие от Гермионы.
- Да, Рон, задачка. И решить ее нужно срочно и желательно в мою пользу. И плевать какими методами!
Гермиона не верила своим ушам. В последнее время она мало проводила времени с ОСами, почти все время пропадала в библиотеке. И как оказалось - очень зря. Она многое пропустила. С трудом, скрепя сердце, девушка все же приняла слияние Гарри Поттера и Геллерта Гриндевальда, поскольку это действительно было единственным шансом для Поттера стать могучим волшебником. Но такой поворот событий она даже представить не могла. Чтобы ее Гарри подумывал об объединении с Темным лордом?! Но ведь он говорил, что идет на это, чтобы уничтожить зло.
- Гарри, ты говоришь как… - прошептала Гермиона, прижимая руки к груди и страшно бледнея. Для нее это было шоком.
- Продолжай, Гермиона. Я говорю, как Темный Лорд? Возможно. В конце концов, я собираюсь с ним жить, а это сложно будет сделать, если у нас будут разные взгляды, – равнодушно ответил Геллерт, видя округлившиеся глаза девушки. Почему-то данная ситуация его страшно развеселила, но он себя сдерживал.
- Что?! Гарри, ты что, всерьез решил перейти на сторону Тьмы?
- Тьмы? Фу, что за патетика?!! – фыркнул Геллерт.
- Дамблдор и Орден Феникса – это сторона Света, Воландеморт – это сторона Тьмы! Не прикидывайся идиотом. В какие игры ты играешь?
- Я уже не маленький, чтобы играть в игры. Я ищу способ выжить и победить. Ты не одобряешь мои взгляды, я знаю. Но тогда скажи мне, милая подруга, как достичь мира в данной ситуации? Демократия тут не поможет – это уже было и провалилось с треском. Пройдено! Забыто! Кричи, не кричи, что маглорожденные и маглы тоже люди и имеют право на жизнь, все равно их будут ущемлять.
Однажды Воландеморт решил, что маглы нечета нам волшебникам, показал свою силу, пригрозил, и мигом все под его дудку запели. А Дамблдор и прочие мяукали-мяукали про права, свободу и равноправие, и что? Дискриминация как была, так и осталась. А если придет к власти кто-то сильнее Дамблдора и Воландеморта, и тем же способом заставит народ считать, что важнее для волшебника не происхождение, а магические способности, разве кто-то будет возражать? Да Драко Малфой первый предложит тебе руку и сердце.
Рон прыснул, живо представив лицо Люциуса Малфоя, наблюдающего как его сын венчается с Гермионой Грейнджер.
- Каждый вправе сам выбирать методы для достижения своих целей. Сколько людей – столько и мнений, – серьезным тоном продолжал Геллерт. - Если бы можно было сделать человека счастливым, обратив его в рабство, было бы это плохо?! Думаю, нет. Ведь он счастлив! А это главное. Нужно делать то, что мы считаем правильным, вопреки всем осуждениям и противоречиям. Большинство людей - тупые скоты, которые понимают лишь тогда, когда к ним начинают применять кнут и цепи. Это доказано веками. Поэтому я выбираю путь диктатора, и я точно знаю, кто меня научит всем премудростям.
- Гарри, а как же твои принципы?
- Малое зло ради большего добра - вот мой главный принцип!
- Ты говоришь как… Гриндевальд. Это и есть те знания, которые он так заботливо тебе передал?!
- Ты не права Гермиона. Геллерт Гриндевальд желал власти волшебников над маглами, а я не хочу этого. Я желаю счастья для всех. Раз нам природой дана такая сила, то мы обязаны использовать ее ради благополучия всего мира, вот только делаем наоборот. Мы должны стать маглам старшими братьями, крестными феями и ангелами-хранителями в одном лице.
- Не забивай мне баки, Гарри Поттер. Это лишь громкие слова. Ты хоть сам понимаешь, кем стал, опустившись до таких идей?
Геллерт отреагировал на данное заявление абсолютно спокойно.
- Твоя проблема в том, что ты не видишь всей глубины моего плана. В отличие от… Рона и Драко. Но я попытаюсь объяснить… наглядно.
Изящным движением руки Гриндевальд призвал к себе один из сияющих шаров, освещающих Зал. Следом за ним извлек из стены небольшой кусочек фагонита, преобразовав его в сферу. Заставив оба шара зависнуть в воздухе прямо перед лицом Гермионы, он начал говорить:
- Солнце – свет. Когда оно освещает любой предмет, даже такой темный как этот шар, что происходит?
- Он светлеет! – ответил вместо Гермионы Рон, но Геллерт сделал ему знак помолчать.
- Нет, неправильно. Темный шар отбрасывает тень. Тень, в которой так удобно спрятаться, затаиться, и при этом ты вовсе не будешь таким темным, как этот шар. Ведь в любой момент ты можешь выйти из тени, и окажется, что ты ярче, чем солнце.
Вот эта сторона называется Темной, а не Тьмой. Я хочу перейти на Темную сторону, чтобы спрятаться там от света, который желает, как я уверен, моей смерти. Там я обрету полную силу и смогу уничтожить врагов! А когда выйду из тени, никто не будет сомневаться, что я светлее многих, - заявил Геллерт, усаживаясь прямо на пол и в упор глядя на девушку.
- Гермиона, поверь, я пошел на все это только ради того, чтобы сделать этот мир лучше, чище, светлее. Я, возможно, жертвую собой и своей репутацией, но пусть меня судят потомки. Я уверен, что этот путь может дать результаты. Ты же хочешь, что бы тебе и твоим будущим детям была везде открыта дорога? Что бы вы никогда не слышали оскорблений в адрес твоих родителей? Чтобы вас уважали за ваши способности и личные качества?
- ЭТО НЕПРАВИЛЬНО!!! – закричала девушка, чуть не плача. – Это неправильно, Гарри. Не делай этого, прошу!
Гриндевальд встал в полный рост и холодно посмотрел на Грейнджер. Он понял, что ее не переубедить и, что это грозит большими хлопотами для него. С молодежью всегда так. Он перевел взгляд на Рона Уизли. Тот был растерян и немного напуган. Когда их взгляды встретились, Геллерт задал немой вопрос: ты со мной? Похоже, Рыжий буквально разрывался надвое между лучшим другом и любимой девушкой. С Гарри Поттером его ожидала слава, власть, уважение и богатство, то к чему он так стремился и о чем так сильно мечтал. С Гермионой его ожидает… всегда второе место. К тому же, ему всего шестнадцать, где гарантия, что это та единственная, которая ему была обещана судьбой?! Никакой! А значит, можно пожертвовать любовной привязанностью и найти кого-нибудь лучше.
Рон лишь улыбнулся в ответ, давая понять, какую он выбрал сторону, но Геллерт и так знал это – он уже давно научился читать мысли Рыжего, и управлять ими.
- Мне очень жаль, Гермиона, - это было все, что он сказал девушке, нацеливая на нее волшебную палочку. Гермиона вскочила на ноги и предприняла попытку защититься, но с ужасом обнаружила, что ее палочка уже находиться в руках Рона. – Твоя позиция слишком расходиться с моей, а мы уже имеем неприятный опыт с Мариеттой. Небольшая коррекция памяти тебе пойдет только на пользу.
Последнее, что услышала Грейнджер, так это тихое прости, сказанное за ее спиной любимым человеком.

***

- Гарри, ты думаешь, что этот номер прокатит?
- Это тяжело, признаю, особенно учитывая последние обстоятельства. Но я справлюсь. Лорд Воландеморт узнает, что я - Гриндевальд лично от меня самого! Но я скажу это так, что ему и в голову не придет становиться моим врагом. Я смогу убедить его о целесообразности нашего союза. А для этого нужна наглядная демонстрация.
- Эмммм…
- Пора устроить экзамен Охотникам за смертью. Думаю, показательный бой с Пожирателями смерти убедит Воландеморта в том, что я довольно сильный противник и, что у меня есть сторонники. Ничего, что юные, главное - сильные!
Рон утвердительно кивнул, равнодушно наблюдая, как его друг трансфигурирует тело бесчувственной Гермионы в маленького котенка. Ему предстояло незаметно принести его в библиотеку и разыграть несчастный случай с обвалившейся книжной полкой.
- А потом… Я уверен, что двух профессоров Хогвартса ожидает очень суровое наказание за то, что утаили правду от Темного Лорда. Но я милостиво предложу немножко помолчать, – с легкой иронией сказал Гриндевальд, подмигивая Рону. - А пока, сделаю вид, что принял их условия игры.
- А где будет показательный бой, и как об этом узнает Воландеморт?
- Где? А где логичней всего найти Гарри Поттера, помимо Хогсмита?
Видя, какое затруднение с ответом испытывает друг, Геллерт тему подсказал:
- На кладбище.
Глаза Рона стали как тарелки.
- На могилах родителей, тормоз. Что может быть правдоподобней этого визита?! – засмеялся Геллерт и продолжил: - А как сообщить ему? Думаю моя Левая рука сгодиться на роль почтовой совы.
- Чего? - раздалось со стороны входа.
Мальчики разом обернулись.
- Драко? А мы тут тебя вспоминали, – заулыбался Рон Уизли.
- Я слышал… - буркнул Малфой и вопросительно посмотрел на Героя. - В кого ты хочешь меня превратить? В сову?
- Рон, оставь нас. Мне нужно объяснить Драко наш план, и это будет долгий разговор.
- Не задерживайтесь и не забудьте про экзамен, – заговорщицким тоном ответил Уизли и вышел из комнаты, держа в руках спящего пушистого котенка.
Дождавшись, когда дверь закроется, Гриндевальд наложил запирающее заклятие.
- Ну и в кого ты хочешь меня превратить? – принялся наезжать Драко, демонстративно складывая руки на груди.
- Поговорим об этой позже, мой зайчик. Я жутко соскучился по тебе.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 13.06.2010, 11:16 | Сообщение # 7
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 6.

Ничто не предвещало беды…
Была пятница, тринадцатое, место действия - Большой Зал Хогвартса. Все четыре факультета - Слизерин, Гриффиндор, Пуффендуй и Когтевран - сдавали письменный экзамен по самому «любимому» школьному предмету. Профессор Снейп в этом году смилостивился над студентами и задал тесты, в которых было всего два варианта ответа: «ыыы, а что это такое?» и « ой, мама, я это где-то видел». Третий вариант: «О, я знаю», увы, смогли увидеть лишь самые зрячие или самые умные.
С неприкрытым злорадством выше указанный профессор рассматривал несчастных детишек и мысленно уже отсеивал первую партию имбицилов, от которых он избавится после рождественских каникул. Но от его зоркого глаза не смогли укрыться некоторые изменения, произошедшие со студентами. К примеру, Всезнайка Грейнджер была необычайно тиха и медлительна – наверное, все еще сказывались последствия несчастного случая в библиотеке, где на нее обвалилась книжная этажерка. Девушка два дня пролежала в больничном крыле, а потом за один день сдала три экзамена, дабы не отстать от других. Вот дура! Хотя странно все это, и особенно тот факт, что она ничего не помнит из происшедшего.
Рон Уизли уж больно быстро отвечал на вопросы, и даже расстояние в пять метров не помешало Снейпу разглядеть, что тот отметил все правильные варианты. Аналогичное недоразумение наблюдалось и с Невилом Долгопупсом, и прочими, как он надеялся, идиотами Гриффиндорской башни.
Глава Львиного Дома, вальяжно развалившись на стуле, лениво ставил галочки, и самое прискорбное - тоже правильно. Ему и думать-то не надо было. Ведь это был не Поттер, и Снейп это прекрасно знал. Жаль, что оценку снизить не мог.
Но особенно ему не нравилось поведение одного студента Слизерина. Тот сидел, словно на иголках, поминутно морщился, и периодически бросал несмелые взгляды на Поттера. Если связать воедино еще и его красные щечки, убитую горем Пенси Паркинсон и исчезновение одного ингредиента из кладовой, который используется в приготовлении афродозиаков, то можно с уверенностью сказать, что Драко Малфой, наплевав на запрет Воландеморта, угрозу Дамблдора и предрассудки рода Малфоев, вовсю кутил с Героем магического мира. И, не смотря на некоторые неудобства и повреждения, был абсолютно всем доволен. Или наоборот – не всем?!
Снейп вздохнул. «Мерлин, до чего мы докатились? Наши дети уже спят с друг другом, а мы и запретить им не можем.» Если бы это был Гарри Поттер, то фиг бы с ним – любитесь и размножайтесь, если придумаете как, но Гриндевальд… Это перебор. «Интересно, Драко знает?» - подумал Снейп, и поставил в своем распорядке дня откровенный разговор с крестником. Но стоило ему только обработать эту мысль, как в голове прозвучал гневный голос, вряд ли имеющий отношение к его совести: «Не смей!» Снейп непонимающе посмотрел в зал и тут же наткнулся на взгляд Геллерта.
Ну не фиг себе, тебе и вам всем. Эта столетняя оглобля, не только приватизировала молоденькое тельце его студента, так еще и в мозгах его роется. Воландеморта ему на голову! Снейп аж заискрил, как бенгальский огонек. Летящей походкой с характерными заворотами и разворотами мантии он, типа, сделал контрольный обход зала в поисках шпаргалок, а на самом деле, чтобы подойти поближе к этому Самозванцу и сказать ему шепотом пару ласковых слов. Хотя было бы не плохо их гаркнуть на ухо, да так, что бы оно у него свернулось в трубочку.
- Что ты себе позволяешь, паразит? – прошипел Северус над самой головой Геллерта.
Тот только позволил себе слегка скривиться.
- Не шипи, как василиск в момент спаривания. Я делаю все, что хочу. И если я и согласился играть в ваши игры, это не значит, что я откажусь от своих методов общения. В конце концов, если правда сплывет наружу, то несладко будет и нам, - Геллерт притворно вздохнул, - и вам.
- Как ты…. мог? – вырвалось у Снейпа.
- О Боже, Северус давай без глупых призывов к моей совести. Сделали бы с тобой нечто подобное, ты тоже ни чем не побрезговал бы. Только не говори, что скучаешь за Гарри?
Гриндевальд был похож на большого кота, которому доставляло удовольствие мучить мышь. Его циничный взгляд вывел Северуса из себя, но он умел держать себя в руках.
Профессор, гордо задрав голову, медленно отошел от парты и направился к учительскому столу, по пути небрежно бросив: - ДА.
И мысленно добавил, зная, что Геллерт это услышит: «Он был святой, по сравнению с тобой!»

***

- Ха! Ну, ты слышал? - обратился Геллерт к своему отражению в зеркале и засмеялся. – Святой Поттер! От неожиданности я чуть не упал со стула. У Снейпа, похоже, помутнение рассудка.
- Что, Поттер, снимаешь стресс… - обратился к нему подошедший к умывальнику Захария Смит. – Черт, я, наверное, и пяти баллов не получу. Такие мудреные вопросы! О половине ингредиентов я вообще не слышал, а про то, как они повлияют на зелья, о существовании которых я и не догадывался, и подавно.
- Смит, помилуй нас. Это же школьная программа. – Прозвучало за их спиной.
- Уизли, заткнись! С каких это пор ты стал таким вот образованным и прилежным учеником? Не иначе с Грейнджер мозгами поменялся.
- Хватит! – прикрикнул Геллерт, и возгорающийся конфликт мигом начал остывать. Пуффендуец молча удалился, не преминув презрительно фыркнуть в сторону гриффиндорцев.
- Что это с ним?
- Дамблдор…
- Понятно. Мы не любим гомосексуалистов. Гомофоб хренов. Ну, ничего мы еще тряхнем эту школу
Рон заинтересовано посмотрел на друга.
-Как? Скитер опять поперли с работы. Дамблдор даже добился, чтобы ее лишили лицензии.
- Рон, тебе кто-то говорил, что у тебя нет фантазии? Мы старика так удивим и шокируем, да так, что и копыта откинет. Скоро прибудет высокое начальство, министр, иностранные гости, репортеры. Старик хочет показать миру, что не смотря на нынешние положение в стране, здесь в Хогвартсе у детей есть все для счастливого детства и безопасность на высшем уровне. Ну и заодно репутацию поправить… свою.
- Гарри, что ты задумал? – поинтересовался Рон у друга, заботливо поправляя выбившуюся прядь из его прически.
-Да так… Сейчас главное подготовка к встречи с будущим соратником. Сегодня ночью сбор ОСов и генеральная репетиция.

***

Если бы все Охотники за смертью знали, что задумал их горе-лидер, то их объединенными усилиями Великий в прошлом (и под вопросом в будущем) Темный Лорд точно бы не дожил до следующего дня. Если бы Гриндевальд знал, какое разочарование принесет ему эта ночь, то заново бы переродился, но уже в теле Дамблдора, а не Поттера. В любом случае, этой судьбоносной встречей остались недовольны абсолютно все участники.

- Не нравится мне все это. – Пробормотал Дин Томас, в два часа ночи направляясь в Выручай комнату. Он даже не догадывался насколько он прав.
- Что? – глупо переспросил Симус Финниган. – А! Прости, меня подняли, но не разбудили. Что ты сказал?
- Мне не нравятся эти походы по Хогвартсу среди ночи. Осталось еще попасться на глаза Филчу и провести на отработках все каникулы!
- Ну,…что поделаешь, брат. Гарри решил, что именно этой ночью мы должны встретиться для чего-то…важного.
- В голову Гарри всегда приходят идиотские идеи: заняться черной магией, записаться в список врагов Дамблдора, переспать с Драко Малфоем... Чувствую, на этот раз в его голове поселилась еще одна, самая гениальная – вот только страшно представить ее содержание.
- Не то, чтобы я против идей Поттера, но, когда за дело берется он, в Хогвартсе происходит очередная катастрофа. И, как правило, вселенского масштаба...
- Честно, я сейчас выскажу ему все, что о нем думаю! – решительно заявил Дин, ударом ноги открывая двери Выручай-комнаты. И тут же замер на пороге.
Гарри Поттер, при всем параде, стоял на середине зала и методично обрабатывал огненными заклинаниями стену из фагонита. Рядом с ним, в позе «служить», стояли Невил и Полумна, и заворожено наблюдали за работой друга.
- Смотри, Дин, он вполне может обидеться на столь справедливые замечания в свой адрес. А у тебя, возможно, не хватит сил пережить последствия его обиды. – Мудро заметил Симус.
Дин пребывал в нерешительности. Признаваться в чем-то ТАКОМУ Поттеру, особенно после слов друга, сразу расхотелось. Уж больно впечатляюще выглядела его магическая мощь.
- Ладно, дам ему шанс объяснить что и почему, – милостиво сказал он Симусу, который понимающе закивал головой.

Когда все участники подпольного движения наконец-то собрались, размялись, тихо повозбухали и пошушукались, Геллерт дал сигнал начинать собрание. Драко и Рон поднялись к нему и заняли свои места. Остальные приблизились максимально близко к трону и приготовились вникать.
Геллерт, окинув довольным взглядом свою недавно испеченную армию, решил рубить с плеча, то есть поставить вопрос ребром, а еще точнее - убить им наповал.
- Как вы думаете, после нескольких месяцев усиленных тренировок вы способны нанести сокрушающий удар по более опытным противникам? – задал он вопрос Охотникам за смертью. В ответ прозвучала… тишина и редкое цоканье зубами.
- Ответ я вижу на ваших лицах. Вы не знаете, – продолжил Геллерт, и масса народа перед ним как-то неестественно побледнела.- А вот я считаю, что способны!
Драко на миг закрыл глаза и посчитал до трех. Кажется, он заснул на минуту, но, открыв их, он понял, что это сон наяву. Одно мягкое место ему подсказывало, что он крупно влип. И он, между прочим, не ошибся.
- Кто-нибудь задавался вопросом, почему я всех вас здесь собрал и начал обучать?
- Гарри, но ведь ты же говорил на первом собрании. Чтобы научиться защищаться, чтобы противостоять Пожирателям смерти… - начал было Невил Долгопупс.
- Нет, я не это имею в виду. Почему именно ВАС, а не всех желающих?
- Ну, наверное, мы самые … одаренные что ли? – несмело ответил Колин Криви.
- Именно. Это был долгий процесс отбора. Я изучал ваши способности, искал индивидуальный подход к каждому из вас, чтобы убедиться, что вы все именно те, кто мне нужен. А мне нужны были волшебники с исключительными способностями. Все вы прекрасно работаете с живой материей, растениями, животными, стихиями воды, воздуха и огня, великолепно разбираетесь в травах и зельях. Конечно, вы не идеальны – у вас есть и плюс и минус, но я знаю, что этот минус ничтожен.
Я решил как, когда и чем вам заниматься, что следует изучить и за какой срок. И вы безропотно согласились. Некоторые из вас посчитали себя неудачниками, когда в первого раза ничего не получалось, но затем поняли, что усиленными тренировками вы добьетесь невозможного и в кратчайшие сроки. Скоро о вас заговорят, вас будут бояться даже больше, чем Пожирателей Смерти. Но я хочу, чтоб вас не боялись, а уважали и любили. Чтобы вы стали символом мудрости и справедливости. Вы будете оберегать наш маленький мир, защищать его, и однажды превратите его в Рай на земле.
Драко Малфой чуть не лопнул от еле сдерживаемого смеха, когда увидел, как все эти доверчивые лопухи надулись от гордости за себя. « Неужели приятно, когда тобой управляют?»- подумал он и посмотрел на Уизли. Лицо Рыжего прямо таки сияло, словно он только что получил ответы на все свои вопросы и ждал этого момента всю жизнь.
- Не могу лгать, когда меня так беззастенчиво слушают! Я верю в ваше будущее. Охотники за Смертью станут элитным подразделением боевых магов. И пора вам показать себя на деле. Вы согласны?
- Да! – хором ответили ОСы. - А что мы будем делать?
Гриндевальд вышел на середину зала, эффектно взмахнув полами красной мантии. Ребята, будто очнувшись, быстренько последовали за Геллертом и окружили его плотным кольцом.
- Отлично, атакуйте меня! – приказал Геллерт. – Ваша задача – победить меня любой ценой. Разрешаю любые изощренные способы и методы нападения.

***

- Так-с… И как будем жить дальше?! Никто не умеет пользоваться волшебной палочкой. Столько времени миссис Норис под хвост. – Рассуждал Геллерт, развалившись на троне и рассматривая тела вокруг него.
- Невил! – от его обращения гриффиндорец аж подпрыгнул на месте. – Ты слишком медлительный! Симус! С каких это пор Ступефай стало парализующим заклинанием?! Тебя же просили меня обездвижить! Полумна! Своих мозгошмыгов будешь ловить дома, в туалете, а тут изволь колдовать! Драко! Перестань стонать – нашел время и место! Никто тебе не виноват, что у тебя обе руки левые.
В душе Геллерт рвал и метал, но старательно сдерживал себя, дабы не поубивать всех студентов.
- Я поспешил с выводами. Вы не волшебники с исключительными способностями, вы – ни на что неспособные волшебные исключения! Тролли и то умнее!
- Гар-р-ри, ну не можем мы на тебя нападать… - проблеяло с пола тело, некогда принадлежавшее студенту Пуффендуя, а сейчас больше напоминающее мумию – из-за бинтов.
- АХА… Тогда мне нужно что-то придумать?! Например, попрошу Драко вырвать у Воландеморта волосок, хотя гребу, где они у него еще остались, и нахлебаюсь оборотного зелья, да? Пойдет?! – Геллерт скорчил такую рожу, что у Колина треснула линза в фотоаппарате. – Драко расслабься и вернись на место - я пошутил. Пополз уже к выходу, типа я кого-то отсюда выпускать собираюсь.
Малфой заскрежетал зубами и попытался успокоиться. Оба его глаза украшали совершенно симметричные фингалы, а на лбу красовался большой пластырный крест, заботливо приклеенный Роном Уизли. Кстати, Рыжий - единственный, кто показал себя достойным соперником. Может, поэтому Поттер еще никого не убил.
- Полагаю, что надо потренироваться ещё раз пять, и будет неплохо, — хитро сказал Геллерт, закатывая рукава. – Клянусь бородой Дамблдора! Я сделаю из вас нормальных людей, можете не сомневаться. И сопротивляться, кстати, тоже.

***

- Гарри, не расстраивайся только.
- Ну, что ты Рон, разве я расстроен?! Я просто…в ярости! – ответил Геллерт голосом, от которого у Рыжего волосы на затылке зашевелились. - Расслабились, понимаешь, каникулы у них начались…
- Тебе нужно успокоиться, – пытался повлиять Рон на друга, понимая что если тот не успокоиться, то полетят головы. И всем будет плохо…очень плохо. В последнее время Гарри был сам на себя не похож. Рон чувствовал агрессию, исходящую от него и знал, если она вырвется наружу, тот погубит все, что они так долго создавали. А этого нельзя было допустить ни в коем случае. Слишком дорогая цена была заплачена.
- Да-да…- вздохнул Геллерт, пытаясь успокоится. - А еще мне надо расслабиться… Никто не понимает меня как ты, друг. – С усталой улыбкой на лице Геллерт обнял Рона. На мгновение их взгляды встретились, и Геллерту показалось, что между ними прошел электрический разряд. Геллерт пораженно наблюдал за тем, как на лице Рона отражались противоречивые чувства. Он также заметил дрожь, вызванную сильным волнением. Что-то в этом Уизли вдруг ему напомнило, что-то давно забытое, но дорогое сердцу. Но он точно знал, что это причинило ему сильную боль, и поэтому он не захотел ничего вспоминать. Геллерт решил, что нужно поскорее завершить это странное прощание. К счастью, он увидел, как это сделать.
- Драко, ты куда это?! – удивленно спросил он Малфоя. Блондин только что избавился от пластыря на лбу, и прихрамывающей походкой направлялся к выходу, вместе с остальными. Он мечтал о теплой ванне, прохладной постельке и, главное, о тишине. Оклик Поттера явно его не обрадовал.
- Спать! Полпятого утра, я с ног валюсь уже. А разве ты что-то еще от меня хотел? – вяло, уже скорее по привычке, огрызнулся он.
- Да так… поговорить. – Многозначительно ответил Геллерт, и его губы изогнулись в циничной ухмылке. По выражению лица Драко было видно, что этой новости он совсем не рад. «Зря он это показал, зря» - подумал Рон, наблюдая, как глаза Геллерта угрожающе сузились.
- Хм. ..ну, я пошел тогда. Не буду мешать. Знаю без этого нынче никуда... Эм…встретимся за завтраком. Чао. – Рон быстренько ретировался, на прощание как-то уж очень крепко сжав руку Геллерта. Тот вздрогнул и вопросительно посмотрел на друга. Правильно ли он понял намек? Возможно ли такое?
Малфой естественно остался. Изнеможенный и побитый, он прислонился к прохладной стене и зло смотрел на «Гарри Поттера». Вид этой задранной аристократической мордашки, на которой было написано: «А не шел бы ты …» Геллерта вновь раздраконило не по-детски.
- Подойди.
Однако Драко оставался стоять на месте. У Геллерта внутри уже все кипело от ярости и негодования. Да как он смеет ему отказывать! Он пожалеет об этом, очень сильно пожалеет!
- Мне заставить тебя это сделать? Или проще подойти самому? Наверное, второе, – с этими словами Геллерт вплотную приблизился к Малфою. Тот поздно понял, что сегодня не самый лучший день, чтобы показывать свое «Я», но отступать было некуда. Пытаясь исправить ситуацию в свою пользу, Драко, невинно улыбаясь, прижался к Геллерту всем телом и сомкнул руки на его спине. Обычно это расслабляло гриффиндорца, но не в этот раз. Малфой почувствовал, что ладонь любовника скользнула вверх и зарылась в его густые волосы, и через секунду заставила запрокинуть голову и оказаться с ним лицом к лицу.
Дрожа от переполнявшей его ярости, Геллерт бросил на слизеринца испепеляющий взгляд.
- Драко, ты стал плохо слышать. Нужно что-то с этим делать.- Прошептал Геллерт.
Малфой содрогнулся. Он испытывал настоящий ужас под действием гипнотического взгляда Поттера, который выражал крайнее неудовольствие его поведением. Странно, раньше, стоило ему лишь посмотреть ему в глаза – он терялся и чувствовал себя влюбленным дурачком, а сейчас все изменилось. Гарри стал другим, и действие его глаз тоже стал другим. Он больше не привлекал и не влюблял против воли, он вызывал страх и желание подчиниться. Обряд полностью изменил Гарри Поттера.
- Не надо…- прошептал слизеринец, чувствуя железную хватку гриффиндорца.
Видя мольбу в глазах своего любовника, Геллерт удовлетворенно заурчал. А дальше, не обращая внимания на крики протеста, он стиснул блондина в объятьях и принялся жадно исследовать его тело.
- Отпусти меня, - тихо попросил Драко, но Геллерт не послушался. Вместо этого он заставил блондина опуститься прямо на холодный пол. Драко беспомощно закрыл глаза, чувствуя, что его тело отзывается на эти грубые прикосновения. «Сегодня все будет не так, как обычно» - безнадежно подумал он.
- Я знаю, что тебе нравиться. Особенно вот это… - губы брюнета принялись ласкать чувствительную точку за ухом. Драко протестующе застонал, но, увы, этот протест был принят за стон удовольствия. А когда руки Геллерта проникли под рубашку и принялись поигрывать затвердевшими сосками, Драко не сдержался и выгнулся навстречу его ласкам.
- Хочешь еще? – спросил Геллерт хриплым голосом и коснулся его паха. Драко словно охватила лихорадка, парализовавшая разум. Умелые пальцы вытворяли с ним просто волшебные вещи. «Никогда бы он не подумал, что Поттер способен на такое…» Это было последнее, о чем он подумал, поскольку дальнейшие действия гриффиндорца отбили всякое желание мыслить и анализировать.

***

«Нет…похоже я просто перенервничал, и мне теперь кажется всякий бред. Он не… Но с другой стороны.» - терялся в догадках Геллерт, наблюдая как его Правая рука наливает себе кофе. В отличие от Рона Уизли, Геллерту кусок в горло не лез, и весь завтрак он лениво ковырялся в своей тарелке, периодически отвлекаясь, дабы наградить какого-то Оса убийственным взглядом.
Благодаря Драко Малфою настроение у Геллерта немного поднялось, хотя хорошим его трудно было назвать. Он был сильно разочарован в своей Армии, и на третьей тренировке не преминул им всем это дать почувствовать. Еще у него было дикое желание устроить что-то и рода вон выходящее, но он никак не мог сосредоточиться. И виной всему был лучший друг Гарри Поттера. Его странное поведение сегодня ну просто озадачило его. Он даже реакции Драко так не удивился, хотя… ему он вообще не удивлялся. Гриндевальд понимал, что уже так заездил Малфоя-младшего, что тот скоро ласты склеит. Нужно бы дать ему отпуск небольшой, но вот кем заменить? Это было настоящей проблемой для Геллерта, так как больше никто его не привлекал в роли партнера. До сегодняшнего дня.

Занятый стол глубокомысленным процессом Гриндевальд и не заметил, что находится под пристальным вниманием горящего хищного взгляда голубых глаз. И тем более он не видел, как этот человек хитро улыбнулся в сторону Драко Малфоя.
- Все равно будет так, как я хочу.- Тихо пообещал сам себе мужчина, и в его глазах заплясали веселые чертики.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 13.06.2010, 11:16 | Сообщение # 8
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 7.

Малфой-мэнор. Поздний вечер.

Из гостевой комнаты, одетая лишь в махровый халат, вышла Беллатриса Лестрейндж и уверенной походкой направилась в спальню своей младшей сестры. Она уже неделю гостила в Малфой-мэноре, и ночные посиделки с Нарциссой стали уже чем-то само собой разумеющимся. Обеим женщинам было о чем поговорить и о чем поплакаться друг другу. Нарцисса изливала душу сестре, жалуясь на мужа, сына и скучную жизнь аристократки. Белла же делилась жуткими воспоминания о пребывании в Азкабане, оскорблениями в адрес своего супруга и мечтами о Темном Лорде.
- Белла, подожди минутку. Я почти закончила, - женщина услышала голос сестры, как только вошла в ее комнату. Нарцисса, как всегда, заканчивала вечерние процедуры по омоложению, которые всегда ужасали неискушенную в косметических тайнах сестру.
На этот раз Нарцисса, вся покрытая какой-то зеленой гадостью, разлеглась на темно-синем покрывале, а на полу, рядом с кроватью, в ровную линию выстроились бутылки. Белла удивленно приподняла брови, разглядев среди них русскую водку и ром. Самым, безусловно, загадочным было то, что бутылки были все еще полными – обычно к ее приходу многие были уже начатыми. Миссис Малфой лениво кивнула в сторону софы, предлагая сестре присесть, и устремила полный страдания взор на столик с красивой, дорогой, но абсолютно не вписывающейся в интерьер комнаты вазой. А все из-за неприличных картинок, какими она была щедро украшена.
На рисунке был изображен так называемый "сексуальный треугольник": семья, состоящая из двух супругов и любовника. Самое смешное в этом шедевре гончарного исскуства была надпись на латыни, украшающая один из ее боков: "Жизнь, как вино... не утони в багровых реках страсти..."
Нарцисса Малфой была помешана на всем, что могло бы эту самую страсть держать на привязи. Ее спальня была выдержана в тёмно-синих тонах – любимый цвет Люциуса. Огромная кровать покрыта синим шёлковым балдахином, прозрачные шторки ниспадали до самого пола, создавая эффект таинственности. "Когда занимаешься сексом в окружении вот таких занавесей, это так заводит", – мечтательно подумала Белла. На стенах светильники в виде факелов, а тёмно-синие, почти чёрные, стены впитывают в себя их свет. На полу расстелен новый шикарный ковер с изображением Салазара Слизерина и какой-то Амазонки в страстном соитии...
- Белла, он издевается, - тоскливо оповестила миссис Малфой свою сестру, и тем самым оторвала ее от сладких грез. - Он подарил мне эту вазу и сказал, что просит прощения... На самом деле он хотел вогнать меня в депрессию! Я не знаю теперь, куда ставить это фуфло! Белла, ну не гад он, а?
Беллатриса ухмыльнулась. Драгоценный свояк регулярно баловал ее озабоченную сестричку разными диковинками подходящей тематики. Но на этот раз, кажется, что-то случилось с его вкусом.
- Не могу не согласиться. Она просто ужасна! - Белла начала пристально ее разглядывать. Потом ее взор, само собой, упал на ковер, и что-то в изображении показалось ей знакомым. Но Нарцисса вновь отвлекла ее.
- А ещё он стал пропадать по вечерам... И о чем-то постоянно переписывается с сыном, а мне не говорит... Одни отговорки - Лорд вызвал, Лорд приказал... Надоело, - блондинка чуть оживилась.
Резво соскочив с кровати, она подбежала к трюмо. Там она принялась аккуратными движениями снимать омолаживающую маску, одновременно успевая, с помощью волшебной палочки, разливать напитки и фыркать на неповоротливого домового эльфа, сменившего Добби.
- Слушай-ка, а может он мне изменяет?
Миссис Лестрейндж тем временем с удобством разместилась на небольшой софе и принялась листать свежий номер «Ведьмополитена».
- Кто?! Твой Люциус?! Не смеши мой маникюр. Кому он нужен? Особенно после того, как Господин... - Белла едва не расхохоталась. Нарцисса всегда была чересчур наивна. А Люциус - дурак дураком. Но разве скажешь любимой сестре всю правду?! Нет, конечно - это ее убьет.
Нарцисса нахмурилась. Нет, она не испытывала сомнений в том, что сестра низко оценивает ее умственные способности. Откровенно говоря, Нарцисса действительно была не особо умна. Зато брала свое, благодаря чисто женской интуиции и какой-никакой проницательности. По крайней мере, веревки она вила из всех, кто оказывался в центре ее внимания. Так или иначе, Белле это знать было необязательно.

- Я боюсь, что он меня бросит ради какой-нибудь юной старлетки. А я хочу, чтобы мы были вечно вместе и умерли в один день. Я, между нами девочками, выходила замуж по любви, и до сих пор ее испытываю к супругу. И стараюсь напоминать ему об этом каждый день, но запас слов уже, если честно, исчерпался, а так хочется быть оригинальной. Дорогая, как часто мне повторятьте три волшебных слова, которые навеки связывают людей?
- Я в положении что ли?.
- Нееее... не хочу. Драко с головой хватает. Не дай Мерлин еще кто-то тупее... ой… умнее, то есть, родится.
- Я бы, на твоем месте, перевела все сбережения на свой счет, - посоветовала Беллатриса - когда-то, именно на этом и попался знатный, симпатичный, но уже в годах Лестрейндж. - И ограничила бы доступ. И слов никаких не надо будет. В конце концов, ваш брачный договор исключает возможность развода, но подстраховаться не помешает.
- Ну нет же, Белла. Я уверена, что мой милый имеет подпольные счета в заграничных банках. Именно там у него сосредоточены все богатства, а тут - в Гринготсе - лежат крошки со стола. Он просто перестанет выписывать чеки на мои новые покупки. Это тоже не подходит. Ладно, подумаю на досуге... Лучше поведай, сестричка, как твои дела?
Лицо Беллатрисы сразу же побелело от мучительной душевной боли. В глазах заплескалось отчаяние, а голос резко задрожал.
- Он меня не подпускает к себе! - выпалила она, а затем закусила губу, не желая вспоминать о тех ужасных днях, когда ей приходилось испытывать на себе еще и несправедливый гнев Темного Лорда. Но, увы, воспоминания всплывали в ее мозгу против ее воли.
Нарцисса, с затаенной радостью, переключилась на проблемы сестры. В частности, каждому эгоисту приятно, когда кому-то хуже, чем ему самому.
- Я была его единственной женщиной много лет. Хоть и не первой, но лучшей, клянусь!- похвасталась Белла и с издевкой добавила: - Держа любую другую в своих объятьях, он неосознанно будет сравнивать их со мной и желать, чтобы на их месте была я.
Пожирательница смерила презрительным взглядом собственную сестру, словно она посягала на ее место в постели Лорда. А потом вдруг ее лицо посветлело, губы растянулись в блаженной улыбке.
- Я его обожаю, боготворю, не могу перед ним устоять. Он мужчина моей мечты! Как жаль что судьбой уготовано быть лишь его игрушкой, но я все равно ей благодарна за это.
Нарцисс, делая печально-сочувственное лицо, на самом деле злорадствовала. А что?! Разве можно радоваться такому выбору?!

- Конечно, Белла... Он просто великолепен, - Нарцисса растянула губы в вежливом оскале, а самой вспомнился Люциус после очередного визита к Лорду... Но миссис Лестрейндж заметила, как зло сузились глаза сестры.

- Так и не можешь простить Господину то, что он сделал с Люциусом? - Белла небрежно, почти презрительно пожала плечами. - Было бы из-за чего переживать. Он наверняка получил неземное удовольствие.
- Да?! Так из-за твоего старого му... дрого Господина мой муж перестал спать со мной даже в одной спальне!
Ах, как подмывало миссис Малфой высказать своей сестре все, что она думает о Темном Лорде, но последние крохи здравого рассудка предупреждали ее, что она сильно рискует.
- Это самое нелепое обвинение из всех, что я когда-либо слышала в адрес Господина, - Беллатриса тут же стала на защиту любимого.- По мне, так Люциус устал от рутины, ему надоело видеть твои зеленые рожи и вообще, поменяй ковер.
- Причем тут ковер?! - неожиданно спросила Цысси, хотя на самом деле хотела разразится отборнейшей руганью на французском.
- Это он тебе подарил? - язвительно спросила Белла. Сестра кивнула.
- Посмотри, что на нем изображено?
Нарцисса молча уставилась на парочку, которая в самой развратной позе занималась тем, чего она уже давно не получала.
- Цисси, это же мужчины...оба! - насмешливо заметила Белла.

- Что?! - блондинка свесилась с кровати и пригляделась. На ковре был изображен Салазар Слизерин... так, а вторая... тьфу, второй... Нарцисса чуть прищурилась...
- Ну что не узнаешь? Думала, что это Ровена или Хельга? Посмотри на тот меч, что нарисован у них в ногах. Как я помню, ты нечасто бывала в кабинете директора Хогвартса, в отличии от меня. А я хорошо помню, как выглядит этот артефакт. Годрик Гриффиндор – кто бы мог подумать?! Нарисовали его, как бабу... фу.
Тем временем, цвет лица Нарциссы сменился с бледно-аристократичного на красно-фиолетовый.
- Я его убью! - взревела самая тихая и воспитанная из сестер Блэк.

Спустя час, две сестры, порядком наклюкавшись, продолжали задушевную беседу.
- А все из-за этого мерзкого мальчишки! – взвыла Беллатриса и залпом выпила рюмку водки. – Не понимаю, неужели ему так важно убить его целым и невредимым. Пару Круциатусов не сильно бы его и покалечили.
- Кстати, что ты узнала о том красавчике - Акане? – кокетливо спросила Нарцисса, и ее щечки слегка порозовели. Беллатриса же скривилась, как он зубной боли, и презрительно скосила взгляд на сестру. «Любит она супруга. Ага, щас…»
- Этот урод вычухался и продолжает преподавать в Хогвартсе. – язвительно ответила брюнетка. – До него не достать… но, если бы могла, я бы его…
- А что тебе мешает? Подкарауль его в Хогсмите, пришли ему что-нибудь ядовитое….
- Темный Лорд запретил даже думать о мести Маркусу Акане!!!
- Что?! – опешила Нарцисса. – Почему? Он же марионетка Дамблдора – Господин раньше всегда говорил, что их нужно давить в первую очередь.
Нарцисса замерла в ожидании ответа, наблюдая, как ее сестра беззастенчиво развалилась в позе амёбы – раскинув все четыре конечности в разные стороны.
- Не знаю, – задумчивым голосом ответила Белатрисса. – Господин не объясняет свои решения – он приказывает. Придется подождать. А пока…
- Пока что? Ты хочешь…
Домовой эльф, появившийся, словно из-под земли, не дал договорить своей хозяйке. Слова утонули в радостном крике Беллатрисы, которая успела выхватить конверт из его рук и прочесть находящееся в нем письмо.
- Он меня вызывает!!! Мерлин, мне нечего одеть!!!!! Цисси помоги!!!!!!!

***

ОСТРОВ МЕН.

Внезапно в ночной тишине раздался хлопок. На ровной каменистой площадке возник из ниоткуда высокий мужчина в темной мантии. Осмотревшись по сторонам и убедившись, что попутчиков не предвидится, он разочарованно вздохнул и неспешной походкой направился в сторону замка.
Издали обиталище Темного Лорда казалось игрушечным. Создавалось даже впечатление, что башни этого волшебного замка цвета слоновой кости парят на фоне звездного неба и снежных склонов. Высокие массивные стены и возвышающаяся над ними укреплённая башня, в которой сейчас обитали дементоры, захватывали дух у всех, кто получал право приблизится к замку. Но когда волшебники входили в Тронный зал, они просто лишались дара речи. Величественное помещение с длинными рядами колонн, украшенный порфиром и лазуритом, на высоком помосте, к которому вели семь ступеней из каррарского мрамора, стоял трон из золота и слоновой кости, а под потолком сияли мириады звезд – видать Воландеморта замучила ностальгия по Хогвартсу.
Темный Лорд любил эффектные приемы, вот, правда, сценарий у них был один и тот же: он на троне, по бокам верные приближенные, в ногах блистающая Нагини. И обязательно пара связанных пленников в центре зала.
Мужчина так окунулся в воспоминания, что совершенно не заметил силуэт, стоящий у края дороги.
- О чем это ты размечтался, Люциус? – обратился к нему незнакомец.
- Что… - аристократ вздрогнул от неожиданности. - Да так, Антонин.
Невысокий коренастый мужчина, одетый в такую же мантию Пожирателя, как и Люциус Малфой, неспешно спустился с небольшого возвышения у дороги, и подошел к собеседнику. Обменявшись вежливым рукопожатием, они продолжили путь вместе.
- Как жена? – поинтересовался Долохов, скорее из правил хорошего тона, чем из личной заинтересованности.
Малфой судорожно вздохнул и скривился в иронической улыбке.
- Жена…Нормально. Достает, правда, немилосердно.
Антонин засмеялся.
- Ну же, запомни: те женщины, которые во всех смертных грехах обвиняют мужчин - очень слабые создания…
- Ага…- перебил его собеседник, - слабые, беззащитные существа, от которых нельзя спастись. Когда я это слышу, мне сразу представляются троглодиты. - Искренне признался Люциус, мученически вздохнув. Долохов сжалился и участливо похлопал его по плечу: в конце концов, никто от такого не застрахован.
- А я вот наконец-то нашел женщину своей мечты. Сейчас клинья подбиваю. Война войной, а секса хочется. – Похвастался Антонин коллеге.
Теперь пришла очередь Люциуса смеяться.
- Ну, чего ржешь?! Видел бы ты, какая она шикарная. Чистокровная итальянка, Белладонной зовут, - надулся от гордости Пожиратель, и повторил, уже менее возбужденно: - Это тебе не за полукровками бегать.
- Белладонна: по-итальянски - прекрасная дама, а по-английски - смертельный яд, - съязвил Малфой, за что и получил по котелку своей же тростью, которую ловкий Долохов мигом у него отобрал.
- И что?. Меня устраивает... Ты просто не видел ее... хм, ее, - мечтательно закатил глаза Антонин.
- Ладно, не кипятись. Я пошутил, – успокоил Люциус друга. – Я за тебя рад. Главное, что бы характер был нормальный, покладистый, а то, не дай Слизерин, попадется такой дементор, как… - Малфой осторожно обернулся, проверяя нет ли за ними хвоста.
- …Беллатриса, - продолжили хором мужчины, и удивленно переглянулись.
А потом расхохотались.
- Да уж, наша Белла - это наглядный пример того, какую женщину НЕ надо делать своей женой. Бедный Руди, - протянул Малфой.
- Бедный Лорд! Руди ещё сейчас везет - она не обращает на своего супруга ни капли драгоценного внимания, - захохотал Долохов, а Люциус при упоминании Лорда в контексте "бедный" споткнулся. – Кстати, это правда, что она у тебя живет?
- Правда. – Сухо ответил Люциус, передергивая плечами от отвращения.
- А ты где?
- Что за глупый вопрос! Конечно тоже у себя дома. Накося, выкусите! Я из дому не уйду. Ладно, давай не будем о грустном. Ты знаешь, зачем нас среди ночи вызвал Темный Лорд?
- Не-а, он вообще последнее время какой-то странный... Впрочем, тебе ли, друг мой, не знать об этом, - прищурился Долохов.
- Не напоминай - прошипел Малфой, гневно сверкая глазами.
- Не буду, - пошел на попятную Антонин, ехидно ухмыляясь. Но потом, не выдержав, добавил:
– А ты, правда, ничего не помнишь?
- Правда, - обиженно ответил Люциус. – Но ощущения остались, так что я догадываюсь.
- Мда, сочувствую... - оскалился Долохов.
- Послушай, - блондин резко перевел стрелки на другую тему. – Ты ведь с ним с самого начала был. Можно сказать, со школьной парты. Он сильно изменился с тех времен?
- Как тебе сказать, - неохотно начал говорить Антонин. - Он... это просто за гранью моего понимания. Когда наша организация только начинала складываться, ее лидером был обладающий незаурядным остроумием, огромной магической силой, красивый, харизматичный молодой человек. Ты не поверишь, особенно в свете его последних изменений, но это было так.
Движение против маглорожленных началось намного позже, примерно, когда Милорд совершил над собой третий эксперимент. Сначала мы просто собирались в чьем-либо замке, проводили долгие вечера за беседами об устройстве магического мира. Милорд рассказывал много интересного... Мы тогда были восторженной молодежью с неуёмной жаждой деятельности... и, в итоге, не заметили, как оказались ра... – Долохов воровато оглянулся, и снизил голос на полтона:
- В общем, изменения, на которые ты намекаешь, в Милорде мы заметили не сразу, и ты видишь, к чему это привело. - Антонин второй раз осекся и покосился на Люциуса. - И ещё, знаешь... Я не уверен, что по чувству юмора можно судить о человеке, но... Темный Лорд - это человек, который практически никогда не шутил. Вообще! Все шестьдесят лет, которые я его знаю. А сейчас... Сам видишь, он порой такое выдает. И я думаю, что все дело в …. Обряде.
- В обряде Возрождения? А он тут, каким боком?
- Да есть нюансы, о которых мало кто из нас задумывался. Если ты хоть что-то понимаешь в зельеварении, то должен знать, как влияет кровь живого человека в зелье на принимающего это зелье. И будь уверен, я в жизни не поверю, что Темный Лорд, купаясь в том казанке, не нахлебался. К тому же, крови было два вида! Поттера…и Хвоста! Ну и плюс влияние костей предка. А точнее папаши Темного Лорда.
- Папаши?! – чуть не крикнул Малфой.
- Да цить ты, да…отец там его лежал, в той могилке. На ней и написано – Том Ридлл. И насколько мне удалось выяснить, то магом он не был.
- Да ты что….Выходит прав был Дамблдор говоря, что …
- Но это между нами! – предупредил Долохов, угрожающе надвигаясь на Малфоя.
- Мне, по-твоему, жить не хочется?! Конечно между нами, – успокоил его Люциус, и продолжил:
- Значит, Воландеморт изменился кардинально благодаря этим трем составляющим – немного от Поттера, немного от Хвоста и самую малость от покойного Ридлла-старшего.
- Именно. Только вот от кого и что?
- Ну, что от Поттера он взял я уже знаю – тупое чувство юмора, сексуальную ориентацию и способность любить. По крайней мере, я не знаю, как еще объяснить его любовные похождения в 70-летнем возрасте. Молодым он так не гулял, как сейчас.
- Ой, толи еще будет, Люциус.

На этом разговор был закончен, поскольку в нескольких метрах от них аппарировал еще один Пожиратель.

ХОГВАРТС.

- Боже мой, я опаздываю, я опаздываю…

Северус Снейп удивленно распахнул глаза и, привыкая к царящей темноте, попытался понять, что происходит в его комнате. Он точно ложился спать в гордом одиночестве, а сейчас наблюдал мечущуюся по комнате тень, со светящейся на кончике палочкой в руке, и безостановочно бормочущую какую-то мантру.

- Э… - попытался сформулировать он вопрос к визитеру.
- Что э-э-э?! – гаркнул на него никто иной, как Маркус Акане. – Куда я блин засунул свои серьги? Перерыл уже весь Хогвартс, даже Акцио не помогает.
Снейп окончательно проснулся и с отвисшей челюстью уставился на профессора ЗОТС, швыряющегося в темноте его вещами по комнате. Маркус же сообразил, раз друг не спит, то можно включить свет, и врубил его на полную мощность. Северус на мгновение ослеп, а когда зрение нормализовалось, он пораженно оглядел свое жилище.
Не найдя что сказать, он вопросительно посмотрел на Акане.
- Ну, что ты на меня смотришь, как баран на новые ворота? Меня вызвал Господин!
Снейп, забыв поинтересоваться у коллеги, как тот попал в его комнату, удивленно посмотрел на свою черную метку.
- Странно, я не почувствовал, чтобы он…
- Он вызвал к себе только избранных с помощью личного послания, - с гордостью ответил Маркус, махая куском белой бумаги перед носом у Северуса.
- Ты прямо сияешь, как новый галеон, - съязвил Снейп, доставая из-под подушки коробочку с серьгами, снимая с нее заклинание и бросая ее Маркусу. – Я храню их рядом с собой.
- Ну, ты…гад! – по-доброму заворчал Маркус и подошел к зеркалу на стене. Надев серьги, он принялся рассматривать себя, словно девушка перед свиданием. Поправив все складочки на одежде и прическу, Маркус довольно зацокал языком. Снейпу пришлось прикусить язык, чтобы не фыркнуть.
– Сегодня особенная ночь! Все возвратилось на круги своя. Слышишь, Северус?! На нашей улице снова праздник! Можешь начинать ликовать – у Гриндевальда не осталось шансов!!! – воскликнул довольный Маркус Акане и закружился в диком танце.
От такого поведения коллеги у Снейпа глаза чуть с орбит не повылазили!
- Я люблю его, люблю!!!! Он совершенство – я всегда это знал! С первой минуты, как увидел его! Я знал, что он будет со мной, я верил, что все получится! Он моя судьба! Теперь меня никто не остановит, и я не собираюсь терять время. Ничто не заставит меня изменить свое решение! – Закричал несвоим голосом профессор Акане, с ногами забираясь на белоснежные простыни. Снейп в ужасе отшатнулся, совершенно серьезно полагая, что его любовник тронулся умом окончательно.
- Я знал, что он меня простит, – словно горячке пробормотал последние слова Маркус и с небывалой нежностью впился губами в конверт, с которым не расставался все это время.
- Мля….. – тяжело дыша, только и смог выдавить зельевар, пытаясь одной рукой нащупать палочку под подушкой. Мало ли что…
- Не рыпайся! – предупредил Маркус, заметив маневры зельевара. Ловким движением руки он выхватил палочку Снейпа, и пока тот набирался духа для отстаивания своих прав, Маркус выудил из кармана довольно объемистый свиток и развернул его перед лицом собеседника.
– Для тебя есть задание – выучи от сих до сих, и в самые короткие сроки. Я все расскажу потом, а сейчас я спешу к смыслу моей жизни! – весело закончил Маркус и спрыгнул с кровати. Снейп очумело уставился на свиток, название которого гласило: «Черный орден Атлантиды».
- И на кой ляд мне нужно это учить?
- Будем спасать Гарри! Мне некогда, да и не понимаю я всей этой муры, то ли дело ты, наш гений темных сил.
- Мило, очень мило… - с легкой иронией ответил Снейп и опрокинулся на подушки. - Где ты его взял?
- Не сейчас. Разберись, пожалуйста, побыстрее… - это были последние слова Маркуса, перед тем как он покинул апартаменты Снейпа.
Северус несколько минут тупо пялился на входные двери, а потом, смачно выругавшись на трех языках, юркнул под одеяло и укрылся с головой. Но, увы, сон так к нему и не вернулся. В мозгу роились самые разнообразные мысли, одна другой краше. В результате, профессор чуть подушку не сожрал от злости!
- Мамочка родная! Что же это делается, люди! – воскликнул он в сердцах и, поняв, что ему так и не заснуть, покинул нагретое место.
Надев халат и приготовив себе кофе, он расположился в удобном кресле и принялся наблюдать за игрой пламени в камине. Некоторое время Северус просидел в глубокой задумчивости, жалея себя бедного и несчастного, а затем пробормотал под нос:
- Только инцеста мне не хватало.

***

ОСТРОВ МЕН

Среди ночи раздался дикий крик ужаса. Двери замка распахнулись, и на заснеженную площадку выскочил, словно перепуганный заяц, Люциус Малфой собственной персоной и что духу поскакал к ближайшей полянке, пригодной для аппарации. Следом за ним, ломая ноги, вылетел Антонин Долохов, и, размахивая палочкой, закричал:
- Эй, кто-нибудь, держите его! Я убью тебя Малфой!!!

Если быть краткими, то данная реакция Антонина Долохова была вполне нормальной, а поведение оправданным. На очередном собрании, которое только что закончилось, он узнал потрясающую новость: Люциус Малфой умудрился, каким-то Макаром, раздобыть секретную информацию в стане врага, и теперь у него, Антонина, будут веселые рождественские каникулы. Он и еще пара избранных, по очереди, будут патрулировать… кладбище в Годрикой долине. Воландеморт был счастлив, Пожиратели «тоже».
Ну, а пока Долохов и компания гоняли Люциуса по острову Мен, Темный Лорд, в сопровождении Правой Руки, покинул Тронный зал.
- Есть в этом замке какое-нибудь место, где мы могли бы уединиться? - спросил Воландеморт, устало потирая виски.
- Только ваша спальня, господин, - тихо ответил Маркус, чувствуя, как краснеют его щеки.
- Отлично! Я сейчас совсем не против расслабится, - уже бодрее ответил Темный Лорд, и неожиданно взял за руку своего сына. - Идем, Тирамису, у нас вся ночь впереди.
Но, как только они вошли в гостиную, то обнаружили, что дверь в спальню открыта и в проеме стоит женщина. Заметив ее, Маркус тут же забыл о предстоящем времяпровождении и сердито уставился на нее. Он не сразу узнал Беллатрису Лестрейндж. Пару недель отдыха в Малфой-мэноре положительно сказались на ее внешнем облике. Высокая и элегантная, она выглядела так, как и должна выглядеть чистокровная аристократка. Тем¬ные волосы собраны в гладкий узел на затылке, чтобы подчеркнуть безупречные черты лица, темные глаза смотрели на Воландеморта с обожанием и немного собственни¬чески, руки соблазнительно поглаживали собственные бедра. Женщина не заметила Маркуса, потому что его скрывала тень.
Акане вопросительно посмотрел на Темного Лорда. Тот выгля¬дел спокойным, но Маркус ощущал, как напряжены его пальцы. Здесь происходило что-то, во что он не был посвящен. Наблюдая за тем, как полные губы женщины сжимаются в тонкую линию, Маркус невольно сжал в руке волшебную палочку. Когда Беллатриса дотронулась до глубокого выреза дорогого чер¬ного платья, на ее пальце ослепительно сверкнул огромный бриллиант. Какой мужчина устоит, увидев длинные ярко-красные ногти, касающие¬ся ложбинки на высокой груди? Маркус почувствовал, как его начинают терзать муки ревности. Когда Пожирательница скользящей походкой двину¬лась навстречу Воландеморту, ее лицо засветилось от торжества. В карих гла¬зах горело пламя страсти, а голос был мелодичным и убаюкивающим.
- Милорд…
Она почти вплотную подошла к ним, и тут Темный Лорд с издевкой в голосе произнес:
- Извини, Белла, у меня сегодня рандеву с другим.
Маркус понял, что это был сигнал показать себя, и он вышел из тени. Эффект, который произвели на Беллу эти слова, был просто невероятным. Она резко оста¬новилась и, бросив на Акане испепеляющий взгляд, разразилась рыданиями:
- Нет! - воскликнула отвергнутая любовница. - Вы не можете так со мной поступить! Кто он такой?
- Я, по-моему, достаточно ясно дал понять, что в твоих услугах я больше не нуждаюсь, - раздраженно ответил Лорд. - Убирайся и приступай к выполнению задания.
- Нет! - Ее голос дрожал одновременно от ярости и отчаяния. - Нет! - Она так неистово замотала головой, что из безупречного узла выбилась прядь волос.
- Ты смеешь мне перечить? – перебил ее Воландеморт и зловеще добавил: - Я недостаточно наказал тебя в прошлый раз? Это все легко исправимо.
И не дав ей возможности ответить, Воландеморт достал свою волшебную палочку и произнес: «Круцио». Комнату наполнил вопль боли.
« Вот так и сходила на свидание» - подумал Маркус, безразлично наблюдая за тем, как женское тело корчится на полу в агонии. От голоса Беллы звенело в ушах, но душе у него было тепло и радостно. Ничто так не радует темного мага, как чужие неприятности. Ведь теперь ничто не помешает ему побыть с отцом. Он так долго ждал это момента.
- Надеюсь, этого было достаточно, чтобы правильно понимать мои приказы? – холодно спросил Воландеморт у своей бывшей самой доверенной особы. Рыдающая женщина слабо кивнула головой в знак согласия, и посмотрела на Маркуса с неприкрытой ненавистью и завистью.
- Гадкое чувство зависть, Белла, - сказал на прощание Акане, бросая ей носовой платок. - Портит ауру и цвет лица.
Та в ответ подарила ему самый презрительный взгляд, на какой была способна.

- УУУ... жаба…кваша… склизкая саламандра, - зашипел недовольный Маркус, закрывая за собой двери.
- Сынок, а кто-нибудь, кроме земноводных, у тебя с Беллатрисой ассоциируется? - засмеялся Воландеморт, жестом приглашая подойти его к себе. – Забудь… Сегодня нам никто и ничто не помешает.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 13.06.2010, 11:16 | Сообщение # 9
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 8.

В канализационной трубе неподвижно сидела большая серая крыса. Ее влажные глаза блестели в полумраке и пристально смотрели вперед. Где-то сверху послышался смех, от которого крыса вздрогнула. Слегка приподнявшись на задних лапках, она понюхала воздух, пытаясь учуять запах змеи, но, похоже, ее в комнате, куда она направлялась, не было.
Крыса осторожно опустилась на все четыре лапы и медленно побежала, волоча за собой светло-серый хвост. Ее глаза сосредоточенно смотрели одновременно вперед и по сторонам – она дико боялась быть обнаруженной. Наконец-то крыса выбралась наружу и как можно тише подбежала к двери, из-за которой и слышался смех ее хозяина. Ей нужно было лишь одним глазком взглянуть на то, что происходило в комнате, постараться разглядеть лицо гостя и поскорее вернуться назад в укрытие.
Собрав всю храбрость, Хвост все же выглянул из-за угла и … застыл истуканом.
На широкой кровати, одетый в легкий халат изумрудного цвета, в компании неизвестного, но явно молодого мужчины, лежал Лорд Воландеморт. И не просто так лежал. Если Хвосту не изменяло его слабое крысиное зрение, Воландеморт целовал своего гостя.
Крыса решила не искушать судьбу, а спрятаться, чтобы, спустя несколько минут, снова выглянуть из укрытия. На сей раз, Темный Лорд лежал, развернувшись к нему спиной, и что-то тихо шептал соседу. При этом было видно, как он нежно погладил того по лицу, потом по плечу и плавно спустился к бедру. Хвост приподнялся на задние лапки, чтобы разглядеть лицо до сих пор никому неизвестного помощника Темного Лорда...

***

- Ну, что … что они там делают?!?– нервно спросила Беллатриса, как только Петтигрю вылез из расщелины в полу и обернулся человеком. На лице Питера было написано, что он узнал просто сногсшибательную информацию.
- А что я за это получу, Лестрейндж? – пискляво ответил Хвост и мерзко улыбнулся. Злющая, как соплохвост, Беллатриса швырнула ему в руки увесистый мешочек с деньгами. Тот, медленно пересчитав его содержимое, неспешно достал из-за пазухи небольшую склянку и поместил туда свои воспоминания.
- Учти, тут не много – я не буду рисковать своей шкурой, ни за какие деньги! Но…ты будешь приятно удивлена тем, кто занял твое место у трона Господина, и не только у трона, – ответил Питер, передавая воспоминания и наблюдая, как Белла, трясущимися от нетерпения руками, прячет их во внутреннем кармане мантии.
Петтигрю врядли догадывался, какая реакция будет у Беллатрисы, когда она вернется в Малфой–мэнор и поместит его воспоминания в Омут Памяти.

МАЛФОЙ-МЭНОР

В полумраке гостиной на ковре лежала темноволосая женщина, не подававшая признаков жизни, за исключением поднимаемой к губам бутылки. Рядом с ней, прямо на полу, в позе лотоса сидела ее сестра Нарцисса и с апатией наблюдала за разворачивающейся перед ней картиной.
Ее супруг, в отличие от благородных дам, с удобством расположился в кресле у камина и уже битый час играл с Омутом Памяти, погружаясь в воспоминания Хвоста. И каждое свое выныривание сопровождал эмоциональным возгласом типа: - Ну, ни фига себе!
- Не могу поверить, - наконец-то подала голос миссис Лестрейндж. Люциус и Нарцисса с интересом посмотрели на нее. – Не могу… Я столько лет была ему верна, гнила в Азкабане лучшие годы своей жизни, стольким пожертвовала ради него, а он… поменял меня на… мужика.
- Хм…, в какие же игры играет с нами Темный Лорд?! Ну, мы все в курсе, что он гений и великолепный стратег, - не без сарказма продолжил Малфой, - половину его планов мы вообще не способны понять и оценить по достоинству в силу своего недалекого ума. Но все же интересно: что он задумал, и какую роль во всем этом играет Акане? – мрачно закончил Люциус Малфой, мысленно проклиная себя за наивность. Он-то всеми силами пытался привлечь Маркуса Акане на сторону Темного Лорда, строил козни, планировал хитрые разговоры, подговаривал Северуса, а тот оказывается… итак свой в доску.
- Это все из-за мальчишки, - тихо ответила Беллатриса. - Все из-за проклятого Гарри Поттера. И этот Акане в Хогвартсе тоже из-за него. Господин не хочет его убить, нет-нет, иначе бы он его уже давно захватил в плен и прикончил. Он задумал что-то иное, а нам лишь пудрит мозги.
- Не могу не согласиться с тобой, свояченица. Здесь вообще что-то странное происходит – на кой… хм, …слать группу для захвата Поттера в Хогсмит, если его там стережет и охраняет Его же Правая рука?! Объясните кто-нибудь, в чем тут подвох? Мы что «пушечное мясо»?
- А что, все может быть, - вмешалась Нарцисса. – Ведь на задание посылались новенькие и те, в ком он был неуверен. Возможно, он знал, что Поттер даст такой отпор, в конце концов, он же уже столько раз сам…- тихий кашель мужа напомнил ей, где нужно держать язык за зубами. - А этот Акане был там, в качестве наблюдателя.
- Хочешь сказать, что это был своеобразный экзамен?! Может, еще и Поттер добровольно согласился в нем участвовать? – фыркнула Белла и вновь присосалась к бутылке.
- А что... это мысль, - поддержал свою супругу Люциус и язвительно добавил: - В конце концов, тебя-то с компанией туда никто не звал, приказа не было. Это была твоя инициатива, за что ты и поплатилась.
- ЧТО-О-О-О?!!! – закричала Белла и рывком поднялась с пола, намереваясь вцепиться Малфою в патлы.
- Ты что не поняла намека – да не за Поттера тебя наказали, а за Акане! Ты подстрелила любовника Воландеморта! – убийственно добавил Люциус, даже не шелохнувшись при приближении безумной родственницы.
Врядли Люциус Малфой когда-либо забудет выражение лица Беллатрисы в тот момент, когда на нем отразилось понимание значения слова «Любовник». Издав душераздирающий крик, она со стоном повалилась на пол вниз лицом.
- Даже после таких доказательств, - сказал Люциус супруге, кивая на Омут Памяти, – она не хочет поверить в очевидное. Глупо.

***

ЗАМОК ВОЛАНДЕМОРТА.

- Господин, у вас потрясающее чувство юмора, - решил сделать комплимент Темному Лорду его Правая рука и, таким образом, сразу убить двух зайцев – сделать приятное отцу и себе любимому. Маркус уже хорошо знал характер и привычки лорда, так что был уверен, что комплимент «сработает» и его ожидает приятный вечер.
Воландеморт только что принял ванну, нарядился шелковый халат и с довольным видом развалился на своей кровати. Его сын все это время терпеливо дожидался его, читая последние новости в «Утреннем пророке». Он уже давно избавился от мантии Пожирателя и верхней одежды, оставаясь лишь в брюках и полупрозрачной рубашке. Одень он такой наряд в Хогвартсе, двери его комнаты наверняка бы сняли с петель перевозбужденные поклонницы.
- Спасибо, Тирамису, спасибо, - добродушно ответил Воландеморт, принимая из рук сына чашечку ароматного кофе, параллельно окидывая его фигуру любопытным взглядом. – Но оно таковым стало не так уж и давно. Что ни говори, а Малфой в чем-то прав – от Поттера мне досталось умение развлекаться.
Темный лорд громко засмеялся.
- Представляешь, как им всем будет весело, когда он перейдет на мою сторону и поселится в этом замке?
- Вы им мстите. – Хитро заметил Маркус, присаживаясь на край кровати и продолжая с обожанием смотреть на своего отца.
- А то… Они думают, что им все дозволено, включая перемывание моих костей? Не-е-ет. Не будут больше сплетничать, где попало. Антонину так вообще пойдет на пользу – он у нас сибирский валенок, наверное, соскучился по морозным русским зимам. Вот поночует пару ночей в склепе – как будто дома побывает. Я разве не прав?!
Ответ на последний вопрос Темного лорда явно не интересовал. Разве нормальный человек скажет ему в лицо, что он ошибается?!
- Это просто эталон плоского юмора! – хмыкнул Воландеморт и продолжил тему разговора: - Люциус решил, что я обрел способность любить. Вот недоумок! Если я наконец-то почувствовал вкус жизни и решил испробовать все те удовольствия, коих был лишен целых шестнадцать лет, это еще ничего не значит.
С наслаждением попивая горький, но бодрящий напиток, он еще раз посмотрел на своего сына оценивающим взглядом. Судя по алеющим щекам, Маркуса явно мучил один деликатный вопрос, но он никак не мог его задать.
- Ты что-то хочешь меня спросить? Давай, пока я добрый, - шутливым тоном сказал Воландеморт, протягивая ему пустую чашку.
- Шутка с Беллатрисой тоже удалась, - тихо сказал Акане, продолжая держать еще теплую чашку в руках, словно остатки этого тепла принадлежат не напитку, а самому Лорду. - Но, почему вы дали ей понять, что…между нами что-то есть?
- Потому что это ее ночной кошмар, Тирамису! Белла стала слишком много брать на себя, а главное, она решила, что может управлять мною. А это совершенно не так, – жестко ответил Воландеморт, угрожающее блеснув красными глазами. – От нее ничего не зависит, как и от других. Я пока что «ласково» даю понять это. Расслабились они за несколько лет моего отсутствия, а кое-кто и оборзел не на шутку. Чувствуют мою слабость, наверное…
- Господин… - с отчаянием воскликнув Маркус. То, что сейчас происходило с Темным Лордом, он считал целиком и полностью своей виной. Ведь доставь он кровь Гарри Поттера, можно было бы легко избавиться от нежелательного последствия несовершенного обряда. Воландеморт естественно знал об этом, и его вполне устраивало самобичевание Акане.
- Но я умею вправлять мозги. Тебе пока не о чем беспокоиться, Тирамису, - милостиво заметил Темный лорд.
- Вы действительно простили меня? – несмело спросил Маркус, по-щенячему преданно смотря в глаза отцу.
- Хм, ты еще сомневаешься? Да, как ни странно. Я понимаю, что то, с чем ты столкнулся, серьезное и трудное препятствие на пути к моей победе. Мне самому пришлось не один день провести в раздумьях. Тебя загнали в угол обстоятельства и глупое чувство по имени Любовь. Понимаешь теперь, почему я никогда не позволял ему поселиться в своем сердце? Тебе стоит задуматься над этим. Если хочешь чего-нибудь добиться в этой жизни, заставь свое сердце окаменеть.
С этими словами Воландеморт резко схватил сына за руку и силой потянул на себя, заставив фактически лечь на себя поверху. От неожиданности, Маркус издал довольно многозначительный стон, который при желании мог быть истолкован как угодно.
- Тсс…ложись рядом, - прошептал Воландеморт в сантиметре от его губ, и позволил сыну аккуратно сползти на кровать и лечь рядом, тесно прижимаясь к нему.
- Не удивляйся, Тирамису. Наш друг Хвост завел себе привычку захаживать ко мне в гости, чтобы вынюхать что-либо. Я это замечаю, как бы он не старался скрыть свои визиты. И использую это в своих целях. Глупая крыса видит лишь то, что я хочу ему показать. Ты же не откажешься поиграть в моем спектакле? Я очень хороший режиссер, и сценарист.
Глаза Маркуса понимающе распахнулись, и он улыбнулся той же хищной улыбкой, что и его отец.
- Конечно, мой Господин. Все что пожелаете..
- Отлично, - согласился с ним Воландеморт и шепотом продолжил: - Тирамису, вот что я хотел тебе сказать. Мой план, на сей раз, идеален, а это значит, что провалить операцию просто невозможно! Надеюсь, ты и Северус меня больше не подведете?
Маркус стыдливо потупил взор, тихо ответил:
- Нет, Господин. Этого больше не повториться, …никогда.
Темный Лорд довольно улыбнулся – он любил напоминать сыну о его ошибках и неудачах, дабы постоянно держать его в состоянии глубочайшей вины и стыда. Маркус тем временем продолжил:
- Северус уже приступил к изучению манускриптов. Есть сложности…, - тут мужчина с испугом посмотрел на Воландеморта. - Нет-нет, я не оправдываюсь,… просто предстоит столько перевести и расшифровать с уже мертвого языка. Труд Дамблдора по Диссоциации был уже готов – бери и используй, и, не смотря на это, на подготовку обряда ушло около месяца…
- Тихо, Тирамису, тихо. Я не в чем тебя не обвиняю… еще. Я в курсе, что вам нужно сделать. Успокойся – нервные клетки не восстанавливаются. Меня интересует вот что: как ты собираешься добиться нужной реакции?
- Открытая конфронтация, Господин. – Акане загадочно улыбнулся.
- Потянешь?
- Да, - твердо ответил Маркус с маниакальным блеском в глазах. – Он расслабился и решил, что полностью контролирует ситуацию и может мною командовать. Самое время показать ему, насколько сильно он ошибается.
- Ты молодец! Я тобой горжусь! – похвалил Темный Лорд своего сына, и тот чуть в обморок не упал от счастья. – Ты унаследовал от меня самое лучшее, что было: острый ум и хитрость, подлость и мстительность, дерзость и силу. В твоих жилах течет моя кровь!
Воландеморт прикоснулся губами ко лбу молодого человека, и необычайно нежным голосом произнес совсем тихо:
– Сын мой, мое дитя! Весь мир принадлежит нам!
Слыша все эти слова, Маркус Акане чувствовал, что слова его отца, словно какая-то сверхъестественная сила, воодушевляет его, призывая к новым свершениям. Воландеморт тем временем продолжал:
- Представляю, как Дамблдор удивиться. А как твой помощник?
- Пока я его не трогаю. Пусть следует их с Поттером плану, а я буду тихо наблюдать. А когда ситуация достигнет апогея, я возьму все в свои руки. Дождусь четкого сигнала, что он уже готов.
- Отлично, - прошипел на парселтанге Воландеморт и ласково погладил Маркуса по щеке. – Запомни, времени всего лишь месяц. Ждать больше нельзя.
Акане опустил ресницы в знак понимания и согласия с условиями.
- Ничего больше нельзя сделать? – вдруг обеспокоено спросил Акане, с тревогой всматриваясь в лицо Темного лорда. – Если вдруг….
- Никаких «вдруг», и ничего другого нельзя сделать! Только это!
Маркус всем телом прижался к Воландеморту, уцепившись за него, словно утопающий за соломинку. « Я не хочу тебя терять!» - кричал его взгляд, а дерзкий поступок подтверждал это в полной мере. Воландеморт это понял. Он не отстранил Маркуса, наоборот - крепко прижал его к себе и обнял. А после, взял его лицо в ладони, заставляя смотреть себе в глаза.
- Вот смотрю на тебя и вижу себя…таким, каким я был много лет назад. Ты так похож на меня, во всем…- правая рука Воландеморта прошлась по щеке сына, затем спустилась к его шее, плечу и медленно опустилась на бедро. – Во всем…. Такая же фигура как у меня, походка, такое же лицо, улыбка… только глаза другие – глаза матери.
Дыхание Маркуса стало тяжелым и частым, сердце забилось быстро-быстро. Столько интимного было в изучающих движениях Темного лорда – шоу для одного зрителя продолжалось. Наконец-то рука Воландеморта замерла и Маркус услышал тихое: «Ушел». Но разговор продолжался….

- Ты ее помнишь?
- Нет,…она была игрушкой на одну ночь. И если бы не стечение обстоятельств, ты бы никогда не появился на свет, как и остальные.
- Остальные? Их было много?
- Пять или шесть… не помню. Это не считая потомства Беллы.
- Что?!! – с ужасом воскликнул Маркус. – Она …
- А тебе не кажется странным, что женщина сорока шести лет до сих пор бездетна при живом-то муже? В Азкабане семейным парам разрешено раз в месяц свидание, но Белла ни разу ими не воспользовалась. Она не хотела детей от Рудольфуса. Только от меня. Но, увы и ах. Мне дети не нужны, и она от них избавлялась по первому моему приказу. Хотя каждый раз надеялась, что я разрешу ей родить мне наследника Великого рода Слизерина. Так смешно…
- Это уж точно… - согласился Маркус, а сам подумал с сарказмом: «На что эта дура надеялась?» Но тут же понял, что его мысли для отца были видны, как открытая книга. Лицо Воландеморта растянулось в довольной ухмылке.
- О, как же мы друг друга не любим-то? А главное, не пойму из-за чего? – спросил Воландеморт, игриво закусив нижнюю губу. Все-то он знал и понимал, но хотел вытянуть это признание из сына.
- Заклинание «Медленной смерти» недостаточное основание для ненависти? – скептически заметил Акане и обиженно поджал губы. Темный Лорд невольно улыбнулся, глядя на него.
- Да, основание. Но ведь ты ее невзлюбил еще задолго до этого инцидента.
Маркус так и не ответил, но, судя по тому, как сжимались его руки в кулаки, ему было просто стыдно признаться.
– Ты ревнуешь ее ко мне. Ты хотел бы, чтобы на ее месте была твоя мать. Это нормальное желание всех детей, у которых не было нормальной семьи. Но ты же понимаешь, что этому никогда не суждено сбыться, даже если бы она была жива.
Маркус слабо кивнул и в какой-то миг почувствовал себя совершенно разбитым и измотанным. Такое чувство, что он долго бродил по миру в поисках чего-то, отдавая все силы, а когда нашел, то оказалось, что все же потерял это.
Видя его реакцию, Воландеморт довольно улыбнулся и, прижав сына к своей груди, начал укачивать словно младенца. В его глазах мелькнул откровенный смех, но Маркус этого не заметил.
- Но, не смотря на то, что я такой бессердечный, ты ведь меня любишь, сын?
- Люблю… Я уже совсем без вас не могу, только для вас и живу, - едва дыша, отозвался Маркус, понимая, что не может оторвать глаз от Воландеморта. - Увидеть разочарование в ваших глазах для меня хуже смерти, вы мой Бог…
После этого признания Темный лорд пристально посмотрел в глаза Акане, от чего того кинуло в жар, и задал ему последний на сегодня вопрос.
- Насколько сильно ты меня любишь?
- Безумно.

***

По пустынным коридорам ночного Хогвартса шел незнакомец в черной мантии и капюшоне, полностью закрывавшем его лицо. Уверенным и осторожным шагом он приближался к уже знакомой стене с орнаментом. Точное нажатие одного фрагмента мозаики и потайная дверь гостеприимно раскрылась перед ним. Знакомая пятиугольная комната, деревянный алтарь….
- Еще немного и ты вернешься, Гарри Поттер. Клянусь, что дойду до конца, – тихо прошептал незнакомец. – С помощью Маркуса или нет, но я верну тебя.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 13.06.2010, 11:17 | Сообщение # 10
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 9.


Мы хотим видеть дальше, чем окна дома напротив,
Мы хотим жить, мы живучи, как кошки.
И вот мы пришли заявить о своих правах: "Да! "
Слышишь шелест плащей – это мы…
Дальше действовать будем мы!

Мы родились в тесных квартирах новых районов,
Мы потеряли невинность в боях за любовь.
Нам уже стали тесны одежды,
Сшитые вами для нас одежды,
И вот мы пришли сказать вам о том, что дальше…

Дальше действовать будем мы!
В.Цой

- Альбус?!
- Заходи, мой мальчик, заходи. Присаживайся, в ногах правды нет.
Войдя в кабинет, Маркус отметил, что директор Хогвартса с утра был сама любезность, хотя причин для этого и не наблюдалось, а значит – тот задумал что-то гениальное и Воландемортоубийственное.
- Это вы как, к слову или с намеком? – поинтересовался он у Дамблдора. Тот только глупо хихикнул в ответ и хитро посмотрел поверх своих очков-половинок. «Не к добру это», - подумал Маркус, усаживаясь в предложенное кресло.
- Как ты себя чувствуешь? Северус говорит, что ты уже поправился.
Маркус понял, что бородатый манипулятор неспроста проигнорировал его вопрос - он вновь принялся играть в старика-разбойника.
- Да. Я уже вполне здоров и полон сил. – Самодовольно улыбнулся Акане. – Но не стоит лить воду понапрасну. У того, что вы попросили меня прийти пораньше, есть конкретная причина?
- Ты не изменился. Все такой же прямолинейный и грубый. Я хотел спросить, как обстоят дела с внедрением в ряды Пожирателей смерти?
Маркус улыбнулся с легкой иронией – можно было бы и догадаться.
- А как?…Никак. После стычки в Хогсмите это стало проблематично. Спасением Гарри Поттера я доказал свою верность вам, - манерно протянул он последнее слово. Брови Дамблдора сдвинулись на переносице. - Но с другой стороны, если верить нашему Джеймсу Бонду, Темный Лорд заинтересовался моей персоной, после того как я чуть не пришиб и без того пришибленную Лестрейндж. Так что еще ничего не потеряно. А с Малфоем я опять сойдусь – на Рождественских каникулах я и Северус нанесем ему дружественный визит.
- Я надеюсь, что ты не напортачишь опять? – Укоризненно сказал директор.- Найти хорошего шпиона нынче так трудно, даже, можно сказать, невозможно. Прошло уже полгода, а ты все топчешься на месте... Хорошо что у меня есть Северус, а то ты ни на что не способен.
- Ну, что ж поделаешь, видать, не дано мне, – будничным голосом прокомментировал Акане.
- Не дано - не дано... как и матери твоей, – резко отрезал Дамблдор.
- Что?! – от неожиданности Маркус поперхнулся чаем. – Моя мать была шпионом?
- Да… - лениво ответил директор, - она и двух недель не продержалась. Попалась аврорам на первом же задании. Единственное ценное, что она унесла от него, так это ты. Хотя как еще на это посмотреть. – При этом старик недобро прищурил правый глаз. – Но думаю, это было неслучайно.
- В смысле? – буркнул профессор ЗОТС и исподлобья посмотрел на Альбуса.
- Как я уже упоминал ранее, мой мальчик, Том не из тех людей, кого легко обдурить. Но если подойти к этой проблеме с умом, то возможно. Узнав, что твоя мать беременна, он наверняка заставил бы ее избавиться от ребенка, или убил. Но тут вмешался счастливый случай. На следующий день после их «близкого знакомства» она была отправлена на задание, которое удачно провалила. Ну, дальше был Азкабан. Вернее, все было так подстроено, чтобы Темный лорд подумал, что она там. В архивах министерства до сих пор можно найти копию приказа о применении к ней поцелуя дементора – без суда и следствия. Официально Адель Ириарте мертва.
- Что ж в этом тогда неслучайного? – непонимающе спросил Акане, взбудораженный новыми переживаниями.
- Неслучайно то, что она была направлена в это пекло. Обычно новичков на такие задания не посылали. Если мне не изменяет память, а она мне никогда не изменяет, группу комплектовал не Томас, а его доверенное лицо. И что-то мне подсказывает, что это была Белла.
- Что?!!! Она же была еще сопливой девчонкой!
- Эта, как ты выразился, сопливая девчонка ходила на задания, будучи студенткой. Спасибо протекции Абракаса Малфоя. А в упоминаемое нами время она уже была «первой леди при дворе». Во как! К чему это я веду?! Ах, да… Беллатриса просто убрала соперницу. Хотя ирония судьбы в том, что именно ей ты должен быть благодарен за свое существование.
- Хм… все ясно. – Сухо ответил Маркус и прошипел: «Ну, Белла, ну сука». Видимо эти мысли были написаны на его лице, так как Дамблдор засмеялся, потянулся всем телом и самодовольно заметил:
- Не шипи… Я не понимаю змеиных матов.
Маркусу же смешно не было. В нем кипела ярость. Не успев толком понять, когда он смог так разозлиться, сейчас он был готов идти бить морду той наглой твари, которая лишила его семьи. И тут он вспомнил слова отца: «что этому никогда не суждено сбыться, даже если бы она была жива». Это заставило его успокоиться и взять себя в руки.
- Откуда ты знаешь, кто комплектовал группы Пожирателей столько лет назад? Почему моя мать согласилась на шпионаж? Как я помню, она не отличалась особой смелостью. Чем вы ее убедили участвовать в этом? Почему ее, а не какую-то английскую ведьму? – нетерпеливо спросил Маркус, уже не в силах остановить напор вопросов, которые вертелись у него на языке.
- Откуда знаю?! От верблюда! Тебя это не касается… А насчет матери твоей. Ну, она была единственной кандидаткой на эту «почетную» должность: чистокровная, талантливая, нигде не замеченная в связях со мной, и чертовски красивая. Я сделал верную ставку на последний пункт – Воландеморт ее сразу заприметил, и облагородил… в тот же вечер. Конечно, мы узнали об этом только после твоего рождения.
- Как же так? – решительно спросил Акане, не желая больше разбираться во всех хитросплетениях старика, а может, боясь запутаться еще больше.
- После возвращения во Францию, не без моей помощи, конечно, она тут же сочеталась законным браком с любимым человеком. Никто не сомневался, что она понесла от Бастиана в первую же брачную ночь. Обман раскрылся после родов. Увы, родился мальчик и весь в папу.
- Дальше рассказывать не стоит,- неожиданно грустно прервал его Маркус Акане и, неопределенно взмахнув рукой, добавил: - Это в прошлом.
- Ну да. Дальше ты и сам знаешь.
- А где Бастиан сейчас?
- О-о-о, я удивлен, что ты, спустя столько лет, поинтересовался его судьбой. Он жив-здоров, второй раз женат. Конечно, мы не общаемся. Я виделся с ним последний раз, после смерти твоей матери, когда он…
- Отрекся от меня и лишил наследства.
- Ну-ну, не отрекся…
- Потому что вы убедили его, что открыто объявить, что я не его сын, будет позором для древнейшего рода Акане. А лишение наследства нерадивых отпрысков - это в норме для французских аристократов.
- Да. Не делай вид, что тебе на это наплевать. Ты все еще формально Лорд Акане, хоть и опальный. И не будь ты им, ты бы ничего не добился в своей жизни – многие двери в Европе для тебя открывались только благодаря этой знаменитой в волшебном мире фамилии. Другой у тебя все равно не будет. Никогда.
Акане злобно уставился на Дамблдора, и их взгляды столкнулись на долю секунды, показавшуюся каждому из них вечностью. В них говорилось все: кто что думал по этому поводу и что хотел доказать другому. И было не нужно слов: у них часто была такое соревнование взглядов, которое грозило перерасти сначала в словесный поединок, а после в настоящий. Но в этот раз им помешал стук в дверь. Может, к лучшему?

***
- О, Марс с Венерой, опять!!! Ну почему именно сегодня?!! – взвыл Фиренц. - Немедленно убейте меня, так как "эти встречи" точно сведут меня с ума!
«Которого у тебя не наблюдается», - подумал Северус Снейп, а вслух добавил:
- Что значит «сегодня»?! Он же еще неделю назад выбрал этот день для собрания. Это не у Дамблдора проблемы с головой, а у тебя. «Склерозом» называется заболевание, – подбодрил он несчастного кентавра, издевательски хихикая. Бедный получеловек-полуконь как никогда мечтал о возвращения в родные чащи леса, к сородичам, которые всегда готовы встретить его дружескими ударами копыт по почкам.
- Я забыл…- чуть не плача сказал Фиренц, пытаясь на своих четырех проскакать по узкой лестнице, ведущей к кабинету директора.
Следом с ним шел удрученный профессор Флитвик, что–то доставая из внутреннего кармана пиджака. Как оказалось, это были билеты в оперу.
- Открытие сезона, - грустно сказал он коллегам. – Как вы думаете, за час справимся?
Видя, как отрицательно машет головой весь преподавательский состав Хогвартса, добавил:
- Надо что-то придумать, надо! Я не хочу больше слушать его наполеоновские планы.
«Можно подумать! В оперу он хочет, как же…» - мысленно съязвил Снейп, глядя на коротышку. В слух же добавил иное:
- Пошли. Могу вас обрадовать: Акане уже час там, так что ему в десять крат хуже, чем нам.
«Ах!» - громко воскликнул женский коллектив за его спиной и принялся расправлять складки на мантиях и поправлять прически. Минерва МаКгонагалл морально убила всех тем, что достала зеркальце и накрасила губы.
- О, это хорошо… – сладким голосом пропела она, и, заметив круглые глаза профессора Снейпа, стушевалась и высказала мысль иначе:
- Ну, в смысле… Идемте уже. Раньше начнем – раньше закончим.
Снейп только бровью повел:
- Ну-ну, думаю, совместными усилиями нам удастся вырваться из объятий массовика-затейника и направить свои стопы в сторону, … какую кому нужно.
И естественно представил свою собственную спальню.

***

Итак, в школе магии и волшебства проводился очередной педсовет. Обсудив результаты экзаменов, подведя итоги первого полугодия, оговорив нюансы предстоящего праздничного мероприятия, преподавательский состав приступил к анализу статей в новом магическом издании « Волшебство под микроскопом». Последние статьи этой дешевенькой газетенки были посвящены теме сексменшинств в волшебном мире, и Хогвартс с его многострадальным директором тоже вниманием не обошли. Альбус Дамблдор, который, естественно, возглавлял это сборище параноиков, на реплику из очередной статьи Риты Скитер: «Куда же смотрит школа?!» философски ответил:
- Что ж, мои дорогие, будем делать на сей раз? Наша святая обязанность повлиять беседами и, в том числе, нашими действиями на юные и неокрепшие еще умы.
- Да, что там говорить - бедные дети, - вступила в разговор Сивилла Трелони, славящаяся своим словоблудием. Ее коллега, профессор Снейп, глянул на нее скоса и про себя подумал: «Ну, чего ты сюда приперлась? Чего по дороге языком не зацепилась за какого-нибудь несчастного…Поттера?»
Тем временем главная предсказательница несчастий Хогвартса продолжила своим обычным сердобольным тоном:
- Еще год назад я предсказывала такой исход событий, но никто не принял меня всерьез, и вот теперь имеем то, что имеем. Половина учеников геи, половина …
- У них всех сложный этап в жизни. Паркинсон, например - отвергнутая невеста богатого наследника из самого знатного рода, - отреагировала бойкая Минерва МаКгонагалл и по привычке начала прикалываться над профессором Трелони, - и променял он ее на мужскую з… - громкий кашель Альбуса не дал профессору Трансфигурации закончить мысль.
- Вот это новости! – искренне изумилась профессор Спраут, которая дальше своих навозных куч с мандрагорами обычно не отходила. Ну и естественно слышала только их писк через наушники.
- А Вы что не знали? Да, да! – хмуро констатировал директор, и понял что самое время попить чаю.
- А не Гарри Поттер это… - вспомнил о наболевшем профессор Флитвик.
- Ой, не хочу о нем ничего слышать, - воскликнула страдальческим тоном профессор Трансфигурации.
- Да гнать его надо к чертям из Хогвартса, извращенца этакого! – вспылил завхоз, который подпирал собою двери, и всячески отказывался присесть за стол.
- А как выгонишь?! – ответила осведомленная в тонкостях подростковой психологии профессор Синистра. По большому счету, ей было все равно учиться Поттер в школе или нет – главное, что на ее уроки он не ходит.
- Действительно, фиг выгонишь. Поди, национальный герой и секссимвол школы – съязвил профессор Снейп, пытаясь отлепиться от блюда со сладостями.
- Да с Поттером нам не тягаться. Лучше не трогать гом…хм… ну чтоб не завоняло оно, - огласил свое мнение Маркус Акане, впервые подав голос за всю историю педсоветов, имевших место в этом года. Северус Снейп от неожиданности вывернул на себя чашку горячего чая. Чтобы Маркус и вот такое говорил…Это нонсенс.
- Может Гермиона Грейнджер повлияет на него? Она вроде еще осталась при своем уме, мудрой и воспитанной девочкой, - молвила любя, преподаватель Вектор.
- Ой, ну она для тебя всегда хорошая. Ты ж первая учительница, которая не сбежала от ее вопросов, - снова вступил в словесную перепалку зельевар, параллельно вопросительно сканируя любовника. У того было выражение лица, как у людоеда, вампирская улыбочка и взгляд василиска. К счастью, все это адресовалось директору Хогвартса, а не ему.
- Что ж, - задумался Дамблдор, подозрительно поглядывая на Акане. – После последних моих нововведений в области наказаний, вышеуказанный Поттер заметно поутих. Как я и думал, весь этот спектакль он играл на зло Люциусу Малфою. Вот только для меня остается загадкой тот факт, что он уговорил помогать ему в этом Драко Малфоя.
- Гарри Поттер – хороший актер, плюс душа компании и человек лидерских качеств… - наконец-то заржал кентавр в углу.
- Да лодырь он, и извращенец! – уже охрипшим голосом высказался Аргус Филч, гневно махая миссис Норис и намереваясь запустить нею в несчастную лошадку.
- Угу, выгнать бы его, – усталым тоном прошептала Минерва МаКгонагалл, и украдкой полюбовалась совершенным профилем профессора ЗОТС.
- Бедные дети, - поддакнула Сивилла Трелони, словно ее кто-то спросил.
- Чем это они бедные?! Оглоеды тролиные! – уже прохрипел Завхоз, чем вызвал новую волну обсуждения.
Только профессор ЗОТС и профессор Зельеварения молча наблюдали за хогвартским безобразием в кабинете директора, лишь изредка перешептываясь между собой. После последней неизвестной фразы Акане Северус Снейп банально подобрал свою челюсть с пола и надулся как индюк.

***
- Уважаемые коллеги, я хочу вставить пару слов касательно проведения экзамена по моему предмету. Можно? – тактично спросил Маркус Акане, когда преподаватели малость угомонились и принялись к четвертому, за сегодняшнее утро, чаепитию.
- Думаю, надо уделить внимание нашему герою! - воскликнула профессор Трансфигурации, кокетливо хлопая ресницами. В ответ она была одарена просто сногшибаемой улыбкой Акане и уничтожающим взглядом Мастера зелий.
- Как я помню, профессор Снейп взял на себя первые четыре курса. Мне остались только пятый, шестой и седьмой. Практический экзамен. Я изменил свое решение насчет даты его проведения. Поскольку я уже вполне здоров, то желаю провести его завтра.
- Но у детей не останется времени для подготовки?! – опешили преподаватели.
- Да, - спокойно ответил Акане. – Но я считаю, что за пару дней все равно не изучить все те заклинания, что мы проходили в первом полугодии. Поэтому на экзамен они придут с одинаковыми знаниями, что с подготовкой, что без нее. – Аргументировал он.
- Это точно! – воскликнули хором Минерва и Северус.
- Маркус, как ты думаешь, почему студенты называют тебя за спиной – СНЕЙП ВТОРОЙ?! – спросил Дамблдор. Он догадался, что это был экспромт Маркуса Акане, но решил позволить ему выпустить пар где-нибудь в другом месте. И, желательно, вне стен его кабинета.
- А что, хорошая идея, Альбус, - злорадно улыбнулся профессор ЗОТС. – Северус будет моим ассистентом.
- Ну, тогда Мерлин в помощь тебе, мой мальчик. – На этом профессор Дамблдор воодушевленно закончил педсовет.
- «Не знаю, как Мерлин, но мой «друг» мне точно поможет»,– подумал Маркус, осторожно затягиваясь. – «Гриндевальд расслабься - дальше действовать будем мы!!!»


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 13.06.2010, 11:17 | Сообщение # 11
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 10.

Звезда моя, послушай и не злись.
Мне больно от того, что с нами стало.
Мы, за руки держась, летали ввысь,
Теперь друг к другу сходим с пьедестала.
И помним слишком мало нежных слов…

Катя и Эльвис «Наш танец»

Утро профессора Зельеварения началось со звука барабанной дроби, раздавшейся прямо под ухом. Подскочив от ужаса, Северус неудачно шандарахнулся башкой о спинку кровати. Пересчитав все звезды, он начал поиски виновника своего пробуждения. Тот не заставил себя долго ждать.
Дверь в комнату распахнулась от удара ноги, и на пороге показался «ночной кошмар» всего Хогвартса.
- Привет! Пора вставать, спящая красавица! – насмешливо поздоровался профессор Акане. Ответом ему был стон.
Маркус с противной рожей швырнул массивные часы в виде миниатюрного гоблина прямо в Снейпа. Поскольку с координацией по утрам у Северуса было совсем плохо, то угодили они ему не в руки, а по лицу. Зельевар потер ушибленный нос и обиженно пробормотал:
- Счастливые и мертвые их не наблюдают.
- У тебя что - черепно-мозговая травма?- спросил Маркус, вальяжно усевшись на краю кровати, и принялся с наслаждением грызть яблоко. – Не волнуйся, великий доктор медицинских наук сейчас тебя вылечит. Обещаю, больно не будет.

***

- Маркус, черт, прекрати!
- Тебе что-то не нравится, Маркапоне? – ехидно спросил Акане, отрываясь от чрезвычайно увлекательного занятия. Он делал…. «приятно» своему любовнику. Обычно, Маркус изредка дразнил того и никогда не заканчивал начатое, но сегодня, впервые за всю историю их отношений, он изменил своим садистским привычкам. Почему?! Мужчина называл это «стимуляцией мозговой активности» Мастера Зелий, а сейчас еще и Мастера Переводов.
- Сейчас не время! У нас чертов экзамен!
- А, по-моему, как раз самое время, - Маркус ухмыльнулся и вернулся к прерванному занятию. Северус, уже не сопротивляясь, откинул темные пряди с лица любимого, чтобы видеть, как нежные губы обхватывают его член. От этого зрелища он моментально оказался на грани оргазма.
- Маркусссссс! - задохнулся зельевар и отдался на милость всепоглощающему удовольствию.
Акане грациозно поднялся с колен и уселся рядом с ним на кровать.
- Ты выглядишь, как озабоченный мартовский кот, налакавшийся сливок, - буркнул Снейп, наблюдая, как по подбородку любовника тоненькой струйкой стекала сперма.
- Я воздержусь от комментариев на тему: «Как ты сейчас выглядишь», - фыркнул Маркус, вытирая лицо носовым платком. – Итак, вернемся к нашим баранам. Сегодня я закопаю Гриндевальда на глазах его собственной своры. А ты, будь добр, не промахнись.
- ООО, после такого… я точно не промахнусь. Ничего что у меня в глазах двоится, а? – с присущим ему сарказмом ответил Северус, пытаясь натянуть трусы. Маркус только засмеялся в ответ.
- Сейчас ты скажешь, что тебе не понравилось. Лицемер. Для тебя же стараюсь, а это, между нами мальчиками, не царское, между прочим, дело.
Кое-как справившись со своим бельем, профессор Снейп принялся за поиски своей волшебной палочки. Естественно не нашел. Его возлюбленный коллега сделал вид, что он тролль и колдовать не умеет, поэтому ничем помочь не может. Пришлось бедняге выползать из кровати и тащить свое бренное тело к платяному шкафу. Медленно одеваясь, зельевар решил продолжить разговор.
- Знаешь, я конечно дико рад, что ты, наконец-то, стал самим собой. Все-таки ты и депрессия - две абсолютно несовместимые вещи, – заметил он. - Не подумай, что вмешиваюсь в твою личную жизнь, но мне все же интересно – что у тебя с Темным Лордом? Ну, что произошло на встрече? Ведь именно после нее ты вернулся таким… бодрым и радостным. Даже Дамблдора не побоялся зацепить.
- А ты с головой дружишь, наблюдательный наш, – съязвил Акане. - Как оказалось, моя депрессия – это последствие целой вереницы событий, приправленных несколькими заклинаниями. Гриндевальд был мастером психоделии*. Вернее до сих пор им является. И только помощь отца помогла мне справиться с последствиями этого мерзкого вмешательства в мой разум. Нельзя недооценивать своих врагов. Но это ко мне не относится. Я просто не знал, с кем имею дело.
- Я рад за тебя, но ты все-таки не ответил на мой скромный вопрос, – буркнул зельевар и принялся завязывать галстук. – Что у тебя с Темным Лордом?
- Чего ты приклепался ко мне? – спросил Маркус.
- Ну, я кое-что заметил, и в доказательство моих догадок сегодня получил письмо с… интересной версией ваших отношений…
Наконец-то на профессора ЗОТС нашло озарение и его лицо засветилось от понимания:
- Люциус оперативен, как никогда.
- Да…Стоп! Откуда ты знаешь, что это он? Ты читал мои письма? Когда?!! – разбушевался Снейп.
- А больше некому, – равнодушно заметил Акане. - Эту версию распространяет одна милейшая стервочка. И…учитывая то, что Беллатриса сейчас гостит в его особняке, источник информации становится ясен.
- Слушай, объясни тупому – что происходит?
- Рано еще рано, – философски заметил Маркус. - О, а ты можешь оказать мне услугу?
- Все что пожелаешь, при условии, что это не сократит дни моей жизни.
- Ответь Малфою так, чтобы он увидел в твоих словах негласное подтверждение.
- Мерлин, зачем это тебе? – глаза зельевара от удивления чуть из орбит не полезли.
- Это нужно не мне, а Господину.
Это профессора Снейпа просто доконало.
- А ему-то зачем?!?– спросил тихим голосом зельевар, словно их разговор мог услышать сам Воландеморт.
- Эта часть плана не обсуждается. Но если тебе сильно интересно, спроси его сам, – небрежно ответил Маркус и с вызовом посмотрел на друга.
- Щас… - фыркнул Северус, рассматривая отражение друга в зеркале. Зельевар обернулся и по взгляду профессора ЗОТИ понял, что что-то было не так. «Не так» оказалось долбанным галстуком, который также шел к его рубашке и мантии, как корове седло. «На кой черт я его надел?» - поразился сам себе Снейп и раздраженно начал его развязывать.
Маркус, выразительно кашлянув, тем самым, дав понять, что считает Снейпа клоуном, продолжил курить и параллельно обжираться яблоками. Как можно совмещать эти два занятия, Северус не представлял, но регулярно наблюдал эту картину.
- Не грузись. Хочешь еще новость из первых рук?! – как ни в чем не бывало, продолжил Акане.
- Хочу.
- Скоро Рождество! – заметил профессор ЗОТС и мечтательно прикрыл глаза.
- Вот это да! А я думал Пасха! – Снейп сначала нацепил на лицо маску удивления, а потом, изобразив излишне эмоционально радость, восторженно захлопал в ладоши. У него возникла идея станцевать чечетку, но зельевар все же решил, что им уже хватит дуркой страдать - и так сейчас слишком весело.
- Отец пообещал сделать мне подарок. Первый в моей жизни! – Гордо заявил Акане и показал Северусу язык – мол, умри от зависти, придурок.
- Да ну?! И что это будет: плюшевый мишка, метла или мешок шоколадок? – принялся снова язвить зельевар, и в свою очередь, тоже скорчил рожу. Она, учитывая природный талант, получилась такая страшная, что Маркус чуть не подавился.
- Круче, – глаза мужчины заблестели. - Двадцать пятого декабря тысяча девятьсот девяносто шестого года Маркус Акане… умрет
Снейп выглядел так, словно его обухом по голове огрели.
- Обалдеть... – только и смог он выдавить из себя.
- Но все подробности позже. Сейчас нас ожидают будущие жертвы произвола Снейпа Ужасного и Снейпа Второго, – заметил Акане, бодренько вскочив на ноги, и направился к выходу.
Следом за ним, подобрав отвисшую челюсть, черепашьими темпами последовал Северус, бурча себе под нос:
- По-моему, Воландеморт тоже «что-то не то» к нему применил. Я фигею с этой жизни. Тьфу!

***

В ЭТО ЖЕ ВРЕМЯ. БАШНЯ ГРИФФИНДОРА

- Находясь в здравом уме и твердой памяти, большую часть своего имущества я догадался потратить при жизни. Это раз. Свою коллекцию карточек от шоколадных лягушек я завещаю Симусу - не знаю как, но этот урод обязательно до неё доберется. Это два. Свою выходную мантию, свое тощее тело и свой страх перед деканом Слизерина я завещаю сам себе. Может, меня решат воскресить?! Это…
- Невил, каким хреном ты занимаешься? - воскликнул Рон Уизли, с удивлением наблюдая за соседом.
- Составляю завещание, – грустно ответил Долгопупс. - Вряд ли я переживу сегодняшний день. Я не готов…
- Рон, не мешай ему, - шикнул Дин Томас, переворачивая страницу учебника по ЗОТС. – Он все делает правильно. Я вот тоже составил, правда, покороче. Симус, а ты написал?
- Не-а, у меня ничего нет за душой, кроме метлы. Да и та сломана, – уныло ответил Финниган. – Вот кому хорошо и спокойно, так это Поттеру. Вместо того чтобы зубрить заклинания, сидит и журналы листает
- Он их просто знает! И умеет пользоваться, – заметил Рон.
- Ну почему практический экзамен?! Почему – я вас спрашиваю? – в который раз за сегодняшний день воскликнул очередной семикурсник Гриффиндора.
- Да, хороший вопрос, кстати. С чего это решили провести практический, а не письменный? Чувствую, что «Снейп Второй» специально это устроил… - начал рассуждать Рыжий, с интересом поглядывая на Гарри Поттера, который с самым пофигистским видом грел зад у камина и хихикал над какой-то статьей в журнале.
- Не могу не согласиться. Мы в его присутствии дар речи теряем, а о колдовстве и речи быть не может. Опозоримся… - уже совсем подавленно ответил Невил, хватаясь руками за голову.
- Ой, ребята, чувствую тут какой-то подвох, злой умысел, - задумчиво прошептал Уизли и крикнул: - Гарри, кофе будешь?
Получив кивок согласия, Рон вышел из-за стола и направился в другую часть гостиной, чтобы налить из общего кофейника две чашки бодрящего напитка.

***

Экзамен по ЗОТС было решено провести в Большом Зале. Непонятно почему директор устроил экзамен сразу у трех курсов всех четырех факультетов в один день, но факт оставался фактом, и возмущаться не имело смысла.
В зале, где столпилось, в общей сложности, человек сто пятьдесят, стояла гробовая тишина – ни вздоха, ни шороха. Каждый второй боялся упасть в обморок при виде профессора Акане. А когда на входных дверях студенты прочли объявление, что его ассистентом будет профессор Снейп – надежда пережить этот день умерла в зародыше. Причем даже у слизеренцев. Дело в том, что накануне вечером все старшекурсники, обитающие в подземельях, наблюдали очень неприятную для глаз картину, которая привела их к легкой панике: Драко Малфой штудировал конспекты и практиковался в заклинаниях на Креббе и Гойле. А это означало, что на сей раз змеиному царству не поможет ни декан Слизерина, ни сам Салазар Слизерин.
По идее экзамен уже должен был начаться, но преподавателей все еще не было, поэтому детки стали расслабляться и потихоньку вступать в беседы. В дальних углах зала уже начали потихоньку роптать.
- Ни приведи Мерлин, по нужде припрет – считай, экзамен накрылся. Я не особо одаренный, чтобы и думать, и терпеть одновременно…
- За что не люблю практический экзамен, так за то, что невозможно принести конспект или другую литературку – смысла нет…
- Ах, нам идиотам все равно ничего не поможет…
- Свифт с Пуффендуя выпил какой-то чудо-порошок для увеличения силы…
- Ага, знаю. Это я ему продал.
- А мне?!
- Любишь помет докси? На, держи… Мне просто бабки нужны были…
Тут двери подсобки распахнулись, и в зал вошли те, кого студенты боялись в данный момент больше, чем василиска из Тайной Комнаты – профессор Акане и профессор Снейп. На лицах обоих мужчин играли злорадные ухмылки, от которых у половины студентов начался нервный тик.
Выйдя на середину зала, Маркус Акане хищным взглядом обвел аудиторию и громко произнес:
- Ну, здравствуйте, студенты. Извините, что обломал кайф и накануне Рождества устроил вам экзамен. Но поверьте, вы еще будете мне за это благодарны. Что хорошего в том, чтобы сдавать такой скучный предмет прямо в начале нового полугодия? Ничего. Поэтому, сегодня мы с вами расквитаемся и… попрощаемся, - его взгляд мимолетно остановился на одном гриффиндорце, который, с самым что ни на есть скучающим видом, подпирал спиной стену. – Предупреждаю: на протяжение всего экзамена покидать помещение - строго запрещено. Доводы в пользу гуманизма вообще, и физиологии в частности, мною в расчет не берутся. Так что ходить можете под себя, а умирать стоя. Поехали. Чем быстрее начнем, тем быстрее закончим.
Профессор ЗОТС очаровательно улыбнулся, дабы немного расслабить народ. Но народ не расслаблялся, ибо очень хорошо знал, чем это грозит.
Итак, «церемония» началась…
По сути, экзамен по ЗОТС был сродни магической дуэли. В центре зала Дамблдор создал полупрозрачный купол, который являл собой защитное поле. Все заклинания, произносимые в нем, удачно поглощались этим самым полем, не имея возможности проникнуть за его пределы и нанести вред прочим учащимся. Вызывали то по одному, то по двое – сначала профессор Акане лично проверял знания некоторых заклинаний, типа Патронус, а потом устраивал дуэль, чтобы посмотреть на боевую подготовку студентов. Смотрелось это впечатляюще…
Вот только какого лешего на этом экзамене забыл Северус Снейп, никто из студентов понять не мог. Но это только до первой травмы на арене. Смысл его присутствия состоял в оказании первой медицинской помощи... и окончательном психологическом умерщвлении учеников.

***

Гриндевальд все также стоял у стены и наблюдал за тем, как сдают экзамен его ОСы. Один за другим все его сторонники покидали арену с сияющими лицами. Во-первых, они ушли на своих двоих а, во вторых - более-менее сносно сдали экзамен. Особенно не мог поверить в свое счастье Невилл Долгопупс.
Сейчас на арене выступала Гермиона Грейнджер. Именно выступала, так как из поединка с профессором Акане получилось просто феерическое представление. В глубине души Геллерт радовался за девчонку – несмотря на то, что ее пришлось отлучить от собраний, она все еще была его сторонницей и в будущем должна была сослужить неплохую службу.
- Поттер, ты следующий, - послушался за спиной голос профессора Снейпа.
Геллерт посчитал ниже своего достоинства отвечать ему или хотя бы обернуться. Просто кивнул головой в знак того, что услышал зельевара.
Гермиона Грейнджер заканчивала свое шоу целой цепочкой разрушительных заклятий, которые уж точно не преподавались в Хогвартсе. Конечно, все они были удачно и, можно даже сказать, без труда отбиты профессором ЗОТС. Пришла его очередь готовиться к выходу, как вдруг…
Странная слабость охватила Гриндевальда. Появилось ощущение, что его только что окунули с головой в чан с горячей водой. В ушах зазвенело, а перед глазами пошли цветные пятна. Правда, через секунду его состояние нормализировалось.
Геллерт ошеломленно покрутил головой и оглянулся. Вокруг все было по-прежнему: дети делились впечатлениями от увиденного, Невилл во всю целовался с Полумной, рядом с ним стоял Рон Уизли, во все глаза смотревший на свою подругу, принимающую похвалу от преподавателя, где-то за его спиной торчал Северус Снейп и отчитывал какого-то шестикурсника с Пуффендуя.
«Странно», - подумал Гриндевальд. Но, вспомнив, что сегодня утром у него уже было подобное ощущение, успокоился. Хорошенько подумав, Геллерт все списал на эмоциональный стресс, усталость и что там еще бывает в конце учебного полугодия у многих учеников. Все-таки тело у него теперь подростковое и на все реагирует согласно велению гормонов – и мозги почтенного старца, увы, управиться с ними не могут. Приходилось привыкать.
- Поттер! На арену! – послышался голос Снейпа, и Геллерт ленивой походкой направился в центр круга. Стоило ему зайти, как защитный купол опустился, и он оказался один на один с Маркусом Акане.
Глаза профессора ЗОТС горели триумфальным огнем, словно он не только уже убил его, но и похоронил в безымянной могиле.
«Фу, как Поттер мог полюбить такого гада?!» - искренне удивился Гриндевальд, и приготовился «типа» к сдаче экзамена.
Первый раунд поверг Геллерта в шок – сорок минут Акане заставлял его демонстрировать самые тупые заклинания – Протего, Ступефай, Петрификус Тоталус и так далее. Причем отдавал свои приказы таким ленивым тоном и с издевательством в глазах, что Гриндевальда начало колотить от злости.
Второй раунд был еще лучше – Геллерту ставили в противники исключительно дегенератов, полагая, что более сильный и умный соперник может причинить ему вред. Конечно, это не пришло в его голову самостоятельно – профессор Снейп торжественно объявил о сим решении на весь зал, тем самым, заставив студентов изрядно похохотать.
И вот, подошло время третьего раунда – бой с профессором Акане. Геллерт приготовился всыпать этому уроду по самое не балуйся, как вдруг… его тело стало одолевать банальная усталость.
- Черт, - прошипел Геллерт. – Только не сейчас. Ах, вот оно что – ты специально меня столько держал в зале, а после мучил всей этой ерундой, чтобы я ослаб. Ни фига, Маркус, ни фига… меня так просто живым не возьмешь и, тем более, не унизишь.
Но, похоже, у Маркуса Акане на этот счет были совсем другие соображения.
Итак, бой начался.
Геллерт Гриндевальд принял стойку и сфокусировался лишь на одной цели – попытаться удержаться на ногах до самого конца боя. Его взгляд был прикован к противнику, и в нём читалось неумолимое стремление стереть того с лица земли. Излучая волны ненависти, Маркус Акане нанес первый удар проклятием Акселитус.
Естественно, Геллерт был готов к атаке. Он немедленно вскинул волшебную палочку и с легкостью отразил заклинание. В мгновение ока, Акане обрушил на его голову новое проклятье, а за ним еще и еще. Фризайо… Вэриэри вирджис… Эморбилас… Сикитас… Сэнгуис. Гриндевальд без проблем блокировал эти удары, но он был шокирован напором преподавателя. Похоже, тот желал его смерти и был готов убить прямо здесь, на виду у всех студентов. Пока Геллерту не представляло трудности отбивать все заклинания – они были не из числа сложных.
Однако…
- Что?..
Замерев на месте, Геллерт не верил своим ощущениям – его тело начало сдаваться. Ноги стали тяжелеть, руки плохо слушаться. На секунду даже потемнело в глазах.
- Что, старость не в радость?! – услышал он издевательский голос, говорящий на парселтанге.
Еще удар, второй, третий - профессор Акане немилосердно забрасывал студента более мощными заклятиями, оттесняя того к барьеру и ставя в невыгодное положение. Гриндевальд с каждой секундой сражался все хуже и хуже, и вскоре, все что он мог сделать против мощных атак противника, так это только защищаться. У него больше не было шанса на контратаку.
- Ситуация складывается не лучшим образом… так ведь, Гриндевальд? – доносилось до него с противоположной стороны арены. Никто, кроме него, не мог слышать этих издевательских речей. – Ты только посмотри на себя. Демонстрируешь своим поклонникам очевидную слабость и невежество.
- Да кто ты такой, щенок? – вырвалось у Гриндевальда, и он из последних сил нанес ответный удар Акане.
- Тот, кто закопает тебя в землю!!! – послышалось в ответ. – Посмотри, над тобой открыто смеются. Твои обожатели уже смотрят на тебя с призрением. Уверен, каждый из них сейчас думает, что восхищался не тем. Даже Уизли выступил лучше тебя. А сколько теперь радости слизеринцам…
- Замолчи, - прохрипел Гриндевальд, чувствуя, как силы окончательно покинули его. Мощный и четкий удар Ступефая заставил его упасть на пол и выронить палочку. По правилам проведения данного экзамена – он проиграл.
- Итак, мистер Поттер, вынужден сообщить, что я вами ужасно разочарован! – громко объявил о своем решении профессор ЗОТС. – Столько уверенности, дерзости и чванства, что мы имели удовольствие наблюдать в течение всего учебного полугодия, и в результате – обыкновенная посредственность. Вы не научились пользоваться элементарными контрзаклинаниями, а о боевых, похоже, и не слышали. Пригласи сюда даже самого маленького и тупого тролля, и он бы вас затоптал без труда. Оценка за этот фарс – Отвратительно. Возможная пересдача – в конце учебного года. Следующий!
Гриндевальд не помнил, как покинул арену и зал, что ответил Рону, Гермионе и Драко, что ему кричали слизеринцы, не помнил даже выразительного взгляда зельевара.
В его ушах стояли лишь смех и слово «отвратительно». Как же он ненавидел этот вердикт...
А еще больше себя. Ведь он вновь проиграл… потерпел сокрушительное поражение… был побежден тем, кто заведомо слабее.
Пережить вновь такой позор было выше его сил. Гриндевальд словно вернулся в прошлое… на пятьдесят один год назад.
Почти на автомате он поднялся на самый верх Астрономической башни и уселся на свое любимое место на карнизе. Холодный зимний ветер трепал его длинные волосы, проникал под тонкую материю мантии, безжалостно обветривал искусанные губы, хотел сбить дыхание, но Геллерт не обращал на это внимание. Голову заполнили обрывки мыслей и воспоминаний, и постепенно апатия заполнила его сердце.
- Неужели все было зря? Неужели я ошибся в выборе?! – тихо прошептал он подавленным голосом, наблюдая как садиться солнце.
- Как сказать, – ответил старческий голос за его спиной. Геллерт вздрогнул и резко обернулся. В нескольких метрах у противоположной стены стоял директор школы – Альбус Дамблдор - и лукавым взглядом смотрел на него. – Не стоит сидеть на сквозняке, мой мальчик. Идем со мной – нам надо о многом поговорить.

***

В кабинете директора царил уют и спокойствие. Портреты мирно посапывали, вернее, делали вид, что дрыхнут беспробудным сном. Феникс как всегда сидел на своей жердочке в томительных размышлениях о смысле жизни. В его глазках-бусинках явно читался вопрос: «Быть или не быть? Сгореть или не сгореть?»
Геллерт уныло поплелся к ближайшему к камину креслу и уселся в него с обреченным видом. Ему не хотелось не то что говорить, но даже видеть Альбуса. Он давно свыкся с мыслью, что их разделяет бездонная пропасть, под названием годы, и все, что было между ними, давно в прошлом. Но сейчас, неожиданно, когда все его чувства обострились, он не смог игнорировать собственные воспоминания о былой юности, о дорогом сердцу друге и той боли, что он ему причинил. Возможно, впервые за все время, что он пребывал в теле Поттера, Геллерт отважился дать волю воспоминаниям и посмотреть по-другому на Альбуса Дамблдора. Пока директор запирал помещение и отдавал приказы домовому эльфу, Гриндевальд успел вспомнить, как тот выглядел много лет назад: сначала юноша с рыжевато-каштановыми волосами, затем тридцатилетний мужчина с осанкой императора, после - величественный волшебник неопределенного возраста, с чуть тронутой сединой бородкой и все теми же ярко-голубыми глазами. А сейчас… разум Гриндевальда был не готов принять дряхлого седовласого старца с бородой до колен.
«Сто пятьдесят лет», - с ужасом подумал волшебник, прикидывая, как бы он выглядел, если бы дожил до этих дней в своем былом теле. Он настолько привык чувствовать себя молодым, что не мог представить, как это быть таким старым.
- Мой мальчик, - задребезжал Альбус, присаживаясь в кресло напротив. Геллерт на силу подавил в себе рвотный рефлекс, когда его взгляд случайно упал на морщинистую кожу рук старика.
- Профессор Снейп доложил мне, что ты фактически завалил экзамен по ЗОТС. Скажу честно, удивлен. Ты подавал такие надежды. Что с тобой происходит?
- А то вы не в курсе, - буркнул Геллерт и отвел глаза, чтобы не видеть лицо Дамблдора. Он услышал, как сосед тихо засмеялся ему в ответ.
- Да, пожалуй, знаю. Ну, что я могу сказать?! Нужно немного потерпеть и все наладится. Это все переходной возраст, юношеский максимализм. Мы все через это проходим.
Гриндевальд не выдержал, и устало вздохнул. «Только не надо лекций, Альбус, умоляю. Ты всегда был хреновым рассказчиком», - подумал он, и непроизвольно потер глаза.
- Да ты устал и замерз, Гарри. Какой же я невоспитанный хозяин. Как насчет чаю с …
- Никаких лимонных долек, - довольно грубо прервал его Геллерт. Директор, похоже, был не удивлен.
- Нет-нет, никаких долек… Не волнуйся, мой мальчик, я знаю, что уже всех ими достал, - спокойно ответил ему Дамблдор, и Геллерт расслабился. – Теперь я угощаю всех шоколадом, зефиром, разными восточными сладостями и …лимонным чаем.
С этими словами он поставил перед мальчиком чашку ароматного лимонного напитка и сделал вид, что не заметил, как лицо гостя скривило от оскомины.
- Садист… - прошипел Геллерт и всерьез задумался о том, чтобы попробовать утопиться в чашке.
- Я понимаю, Гарри, что виной всему твои, только зародившиеся, чувства к другому человеку, но посуди сам – это не причина лишать себя будущего, – начал монотонную беседу старик, с наслаждением отхлебывая из чашки. Геллерт воззрился на него с неподдельным удивлением.
«О чем ты, старый пень в галошах?» - читался немой вопрос в его глазах. Он уже согрелся, расслабился и немного пришел в себя после неприятного происшествия в Большом Зале.
- Сначала, я честно полагал, что все дело в психологической травме, которую ты получил в Министерстве Магии в день смерти Сириуса. Потом я решил, что тебе нравиться играть в неуловимого мстителя и заставлять преподавателей Хогвартса проходить регулярное и комплексное лечение в психиатрическом отделении Мунго. Но теперь я склонен думать, что вся проблема была в банальной нехватке любви и заботы.
- А?! – выдавил из себя гриффиндорец, уже не пытаясь понять, куда ведет Альбус.
- И ты ее нашел. Вернее нашел человека, который смог подарить ее тебе
«Это он намекает, что в курсе отношений между Поттером и Акане?» - ужаснулся Геллерт и приготовился отбрехиваться всеми правдами и неправдами.
- Я долго не мог понять, что могло заставить тебя подружиться с... Драко Малфоем, - наконец-то закончил мысль Дамблдор. – И не просто подружиться, а еще и играть на публику страстных влюбленных. Выгоды от этого я не видел ни для кого из вас, пока…
- Пока что? – ошарашено переспросил сидящий, как на иголках, Геллерт, не веря своим ушам.
- Пока умный человек не подсказал мне, что это вовсе не игра. Что ваши отношения могут быть настоящим и взаимным чувством, – торжественно закончил свое признание Дамблдор и с гордостью оглянулся на стену с портретами директоров, словно искал там поддержку и ожидал от них похвалы. Он и не заметил, как Геллерт гармошкой сполз под стол и тихо прошептал:
- И-ди-от…

***

- В общем, мой мальчик, мы друг друга поняли?! Любовь любовью, но учеба должна быть на первом месте. Не забывай, ты надежда всего магического мира на победу над Злом.
- Дя, - устало ответил Гриндевальд. Он уже полтора часа припухал от сердобольных и совершенно неуместных речей Альбуса Дамблдора.
«И откуда столько ерунды берется в его голове?» – подумал Геллерт, когда старик демонстрировал свои способности в области дедуктивного метода.
- Ну, вот и отлично. Теперь я могу и умереть спокойно, - довольным тоном закончил их разговор директор. Гриндевальд даже бровью не повел и никак не прокомментировал данную идею, несмотря на всю ее привлекательность. И тут, вдруг, у него возникла потрясающая мысль – раз уж они тут с Альбусом так мило воркуют, то можно и узнать кое-что из историй давно минувших лет. Кое-что, что давно хотелось услышать из уст старого друга. Шанс на удачу не велик, но попытка не пытка.
- Профессор Дамблдор, можно задать вам очень личный вопрос?
- Можно, Гарри, можно.
- У вас есть дети?
- ЭЭЭ… нет… не было у меня детей.
- Хорошо, тогда я немного перефразирую вопрос – вы кого-нибудь любили?
- Гарри, зачем тебе это знать? – опешил Дамблдор, явно не ожидая таких, слишком личных, вопросов.
- Ну, как же, по-моему, это вполне логичный вопрос. Вы только что учили меня уму разуму именно на этом поприще, и я подумал, что у вас богатый личный опыт. К тому же, все что о вас реально известно, так это успехи в области исследований, совместная работа с Николасом Фламелем и... победа над Гриндевальдом, – закончил Геллерт, специально сделав акцент на последней фразе.
- Я думаю, что об этом мы сможем поговорить в какой-нибудь другой, более благоприятный, момент. Ты устал и… - Дамблдор демонстративно лениво зевнул во весь рот и поднялся из-за стола.
- Альбус Дамблдор, вы, кажется, забыли кое-что, - хитро сощурился Геллерт. – Как на счет фразы: «Молодые не способны понять ход мыслей пожилых людей. Но пожилые люди обязаны помнить, как думают молодые... а я, похоже, стал забывать...»**
- Черт, Гарри, ты мне сейчас так напоминаешь одного человека!– Воскликнул Дамблдор, вознося руки к небу. - Он всегда получал то, что хотел. Любыми способами!
- Хм… как интересно, и кто же это? Малфой?
- Нет, Гриндевальд, раз уж ты его вспомнил.
- О! Я весь во внимании, профессор!- на лице Геллерта заиграла улыбка чеширского кота.

***

Познавательная беседа о юности Дамблдора, о его знакомстве с Гриндевальдом, их совместной жизни и работе, и, в конечном счете, расставании заняла у них весь оставшийся вечер. История любви двух волшебников в исполнении Дамблдора звучала как несерьезное, глупое и платоническое чувство. Но Геллерт знал, что это было неправда. И невозможность возразить его просто бесила.
Наконец-то была затронута тема восхождения Гриндевальда к власти, и тут стало ясно, что наш Герой и не подозревал о многих фактах своей биографии.
- Я где-то читал, что целью Гриндевальда было не установление господства волшебников над маглами. Наоборот, он мечтал о равноправии… - Геллерт решил повернуть разговор в нужное ему русло.
- Чушь! – выкрикнул Дамблдор. – Этот миф он старательно распространял среди своих последователей – этих доверчивых недоумков! «Великое дело», «Божественное дело» - вот как он любил именовать свою программу по совершенствованию нашего мира. Сплошная патетика. Шанс для человечества взойти на пьедестал величия и стать истинным хозяином природы. А в результате… - Дамблдор лишь махнул рукой, давая понять, что тема закрыта. Но Геллерт не сдавался. Он не хотел признаваться даже себе, что подобное отношение к его идеям со стороны бывшего возлюбленного приносило ему боль.
- Один вопрос: почему вы вмешались лишь в самый последний момент? – резко спросил Гриндевальд, не давая старику поставить точку на разговоре.
- Хм… полагаю, ты читал исторический бестселлер Риты Скитер «Искрящийся мрак»? Глупая женщина, ее даже в проекте не было, когда все это произошло.
Вмешался-то я сразу, как только Гриндевальд начал действовать открыто. А до этого момента, почти девять лет, я искал доказательства того, что он «созидает». Ведь мне никто не верил, меня называли лгуном и завистником. В какой-то момент я решил все бросить и позволить идти всему своим чередом. Этого было достаточно, чтобы Геллерт пропал из поля зрения. Это была самая большая моя ошибка.
- Вы вините себя в том, что Геллерт Гриндевальд стал Темным Лордом, или все же завидуете ему? – гриффиндорец задал провокационный вопрос с целью «укусить» предателя побольнее.
- Гарри!!! Думай, что говоришь! Как можно завидовать такому выродку?!
- Выродку?! Но вы же любили друг друга? – поразился Геллерт, сжимая руки в кулаки. Ему потребовалась вся его выдержка, чтобы не сорваться с места и не дать многоуважаемому директору в табло.
- Это было до того. То, что он совершил, уничтожило последние следы былой привязанности и нежных чувств.
«Значит, таки было, - подумал Геллерт, успокаиваясь.- Как бы ты не пытался сейчас забить баки Поттеру, я то знаю, что ты, козел неблагодарный, любил меня, и продолжаешь лелеять эту память, иначе бы не хранил все мои подарки здесь на полках в кабинете. Лицемер!»
- Расскажите о нем еще? – заискивающе обратился мальчик, очаровательно хлопая ресницами. Директор обреченно вздохнул, понимая, что тот все равно вытянет из него все, что захочет. С одной стороны, Дамблдор давно хотел по-настоящему выговориться, облегчить душу. Он не знал почему, но чувствовал это. Словно покойный возлюбленный каким-то образом мог слышать его, и Альбус очень хотел, чтобы тот узнал, что на самом деле он думал о его поступках.
- Хорошо. Думаю, Думаю, для тебя это будет полезной информацией.
Гриндевальд бредил идеей создания новой расы – сверхволшебников. В его понимании это должны были быть всесильные маги, которым бы поклонялись все и беспрекословно подчинялись всем их приказам. Они бы обучали остальных магии, наукам, создавали законы, позволяющие жить волшебникам и маглам в мире. Короче, это очень сложная система, сложная и запутанная. Честно говоря, я так до конца и не понял, как это должно было работать.
Геллерт с задумчивым видом смотрел на директора, ожидая новой порции интересных сведений о себе ненаглядном.
- В первую очередь, Гриндевальд воздвиг оплот для своей новой власти – Нурменгард. Это была неприступная крепость в Баренцевом море. Там он собрал около двух десятков неофитов – особо одаренных и талантливых молодых магов со всего мира. В этом изолированном месте он принялся их обучать новым видам магии. В жесточайшей дисциплине юные создания учились побеждать свои страсти и эгоистические желания. Будущие «сверхволшебники» развивали в себе качества, необходимые для создания новой расы.
- Ух-ты, вижу, Геллерт оказался необычайно напористым и самоуверенным оптимистом, - польстил сам себе бывший Темный Лорд, с наслаждением вспоминая былые времена.
- Мне больше нравится слово «дурак» - хихикнул Дамблдор, не замечая убийственный взгляд соседа. – Как ты понимаешь, мой мальчик, не все приняли его идеи. В нашем тогдашнем обществе все еще царил культ «чистой крови». Большинству волшебников была глубоко неприятна даже мысль об объединении с маглами, тем более, мало кто хотел брать на себя обязанности по защите их мира. Маглы, в свою очередь, не горели желанием быть вторыми на нашей планете и подчиняться волшебникам, справедливо полагая, что так они станут лишь рабами. Только некоторые приняли его условия. Их совместными усилиями был создан союз «волшебников и маглов», который приступил к осуществлению плана «Великое дело», – здесь Альбус сделал эффектную паузу. - Так началась Вторая Мировая Война, Гарри.
Ты уже нигде не прочтешь об этом, так как все документы с доказательствами были уничтожены, но всем известный в мире маглов Черный Орден, иными словами СС, был лишь аналогом магического ордена, который создал Гриндевальд – Охотники за Смертью. Таким скромным названием он нарек своих учеников.
- Я вижу, вы были более чем проинформированы о его планах и состоянии дел, – ответил Геллерт с хорошо скрываемым раздражением. Новость, что все его действия были как на ладони, его не обрадовала. Может, в этом и была причина его поражения? То, что он не придавал особого значения безопасности и конспирации? - А почему были уничтожены все доказательства его деятельности?
- Ну, чтобы никто не воспользовался ими как учебным материалом, – задумчиво ответил Дамблдор. Геллерт догадался, что в этот момент они вспомнили об одном и том же – все-таки «что-то» сохранилось, и на этом «что-то» и выучился благодарный студент по имени Воландеморт. - К тому же, Гарри, пятьдесят лет назад методы Сил Света были далеки от гуманности. Сейчас о таком стыдно даже вспоминать, а в то время мы гордились нашими поступками… - и тут лоб Дамблдора прорезала очень глубокая морщина. Гриндевальд помнил со слов Фламеля, что она появилась сразу после их поединка. Первая морщинка Дамблдора, можно сказать – именная.
- Но что-то мы с тобой заговорились… Время позднее – тебе пора в постель. Так что продолжим как-нибудь в другой раз. Хорошо? – устало обратился к нему старик.
- Хорошо. Спокойной ночи, профессор Дамблдор,- ответил Геллерт и постарался поскорее покинуть кабинет директора. Но уже у самого выхода он оглянулся и еще раз посмотрел на сгорбившуюся фигуру когда-то самого для него дорогого человека.
«Правильно, Альбус, правильно. Муки совести нужно принимать стойко и благодарно. Мерлин, во что мы превратили нашу жизнь? Нет, во что эта жизнь превратила нас?! Вернее тебя, с твоими «правильными» взглядами».

***

Увы, сразу отправиться в башню Гриффиндора Геллерт так и не смог. Сильная слабость в теле и не вовремя нахлынувшие мысли заставили его присесть прямо на каменный пол недалеко от кабинета Дамблдора.
- Похоже, у меня был перенасыщенный эмоциями день, - тихо сказал юноша и ухмыльнулся. - Ай-ай, Альбус, ну как можно быть таким… самодуром?! У тебя же на лице написано, как сильно ты сожалеешь о своих поступках, и если бы хват


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 13.06.2010, 11:18 | Сообщение # 12
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 11.

Жизнь хитра!
Когда у меня на руках все карты –
она внезапно решает играть в шахматы…

Старый добрый Хогвартс был в плену зимы: большие сугробы, на деревьях пушистые шапки снега, Запретный лес закован в серебро.
Приближалось Рождество. Каждый уголок, каждая мелочь в замке напоминали о предстоящем празднике: украшенные нетающими сосульками пихты, традиционные рождественские венки из белой омелы и ветвей остролиста, парящие в воздухе свечи, петарды и хлопушки, взрывающиеся на каждом шагу, даже Пивз летающий в костюме Санта Клауса.
В Большом зале, помнящем пиры времен Основателей, уже стояли двенадцать елок — под потолок. Профессор Флитвик устроил целое шоу для первокурсников, подобно стеклодуву выдувая игрушки из волшебной палочки. Радужные стеклянные шары взлетали, как мыльные пузыри, и сами находили место на деревьях.
Ученики были веселее и улыбчивее, чем обычно. Все ходили с таинственными лицами и придумывали, что бы такое подарить друг другу. Но больше всего их умы терзала новость о предстоящем бале.

- Ну, что там с этим мероприятием вашим? – лениво спросил Северус Снейп своего непосредственного начальника и зевнул во весь рот. В кабинете директора подходил к концу очередной педсовет.
- Ах, да…конечно. Совсем из головы вылетело. Старость – не радость, склероз…. – закрякал Дамблдор, надевая извиняющуюся улыбку.
- Ага, а еще простатит. Альбус давай ближе к делу, - рыкнул Аластор Грюм, которому трехчасовые чаепития порядком поднадоели уже. Бедный аврор был ответственным за работу всей службы безопасности Хогвартса.
- Хе-хе…- Улыбка Дамблдора сползла с его морщинистого лица. - В общем, посовещались мы тут с Министром Смитом и прочими уважаемыми людьми и решили сократить торжественную часть, а что касается дня проведения, то самое идеальное время для бала – последний день каникул. Ученики успеют и дома побывать, где насладятся теплом семейного очага, да и праздник прямо перед началом второго полугодия положительно скажется на их настроении и на успеваемости.
Директор сделал глоток чая, чтобы смочить горло, обвел хитро сверкающими глазами сидящих за столом и продолжил:
- Но это еще не все… - народ заметно напрягся. – Друзья мои, по совету уважаемого мистера Оксфорда мы устроим бал-маскарад! Так что подыскивайте себе костюмчики, господа.
- А-а-а… вы что с ума сошли?! Кем я, по-вашему, могу нарядиться? – взревел Северус Снейп.
- Дятлом, - хихикнул Маркус Акане. – Или туканом. Мантию оставь ту, что обычно носишь, а вот нос немного увеличь, и так, подкрасься что ли.
- Ха-ха, прикалывайся дальше, язва сибирская. - Зашипел зельевар на своего коллегу. - А ты то сам кем будешь?
- Ну, не знаю, - задумался Маркус. – Может Пожирателем?
Дамблдор аж поперхнулся чаем.
- Ты хочешь всех распугать? В таком случае я с тобой, за компанию - побрею голову, состригу бороду и назовусь Воландемортом. Ребята, давайте без чудачеств.
- На чудачества в этой школе только вы способны, да и Поттер.- съязвил Снейп, отправляя в рот шоколадный эклер.
- Ой, не надо о грустном, - взмолилась Макгонагалл. И коллектив преподавателей Хогвартса вернулся к обсуждению предстоящего празднества.

***

- Ты видел это недоразумение? – раздраженно спросил Акане зельевара, когда они покинули кабинет директора и направились в подземелья.
- Нет, что очень странно. Он просто не вылазит из Гриффиндорской башни, а что твой «друг» говорит?
- Он ничего не понимает… - уклончиво ответил Акане, задумчиво потирая подбородок. – Мне бы хотя бы одно маленькое доказательство. Через пару дней Рождество, и Милорд…
- Тсс, - зашипел Северус, оглядываясь по сторонам. – Все будет хорошо. Я попробую кое-что сделать.
- Ой, Северус, твои идеи одна другой краше, но если я не предоставлю доказательства, то… - вспыхнул ни с того ни сего профессор ЗОТС, со всей силы пиная неизвестно откуда вылезшую миссис Норис. Снейп болезненно скривился, наблюдая, как летит помощница завхоза, и уже предвкушал предстоящий разговор со старым сквибом.
- Перестань! Ты стал таким нервным в последнее время. Что такого тебе пообещал Темный Лорд, что ты так боишься оплошать и остаться без награды? – Северус продолжил успокаивать профессора Акане.
- Я уже говорил тебе.
- Ах да, Маркус Акане умрет в Сочельник. Ах-ах-ах… - с сарказмом ответил Снейп, крутя пальцем у виска. – По-моему вы оба ку-ку.
- С Темным Лордом?
- Нет, с Дамблдором!
- Не напоминай! – зарычал профессор ЗОТС, грозно сверкнув голубыми, как небо, глазами. – Старый пень… ох… долг платежом красен. Потерпи, Маркус, потерпи, еще немного осталось…
Снейп мученически закатил глаза и застонал, выражая всю глубину своего отчаяния.

***

- Гарри, может, хоть на свежий воздух выйдешь… за глотком кислорода? Ты весь посерел уже. – Умоляющим тоном произнесла гриффиндорская староста, присаживаясь на краешек кровати. Рядом с ней столпились все его соседи по комнате.
- Может, ты и права, Гермиона, - обронил Геллерт и нехотя поднялся с кровати. – Пойду, погуляю по сугробам, поотмораживаю свою любвеобильность.
- Странный он, - тихо сказал Невил на ухо Рону. - Что-то нервы расшатались не на шутку. Сам с собой разговаривает, ругается.
- Это все из-за Акане, чтоб ему паразиту с Миртл в одном туалете после смерти жить. – Ответил рядом Симус, провожая взглядом удаляющуюся фигуру Поттера.
- Все наладится, ребята, - подбодрил их Уизли. – Гарри справится и … отомстит. Акане поплатится еще за это унижение.
- Да куда уж Поттеру с Акане тягаться. Ты же сам видел, насколько тот сильный волшебник. Врядли он достойно отомстит своему обидчику. – Засомневался Дин Томас.
- Значит, отомстит дяде шурина матери тpоюpодной сестры обидчика. – Твердо ответил никогда нетеряющий веру в своего друга Рон Уизли и скрестил пальцы.

***

Гриндевальд шел по глубокому снегу, наслаждаясь уснувшей вокруг него природой. Вечер был похож на фантазию из мира грез… На черном небе мерцали серебристые звезды. Сосны с белыми шапками снега на мохнатых лапах застыли по стойке смирно, словно отдавали честь проходившему мимо них Великому волшебнику. Не было ни малейшего ветерка, способного нарушить эту красоту. И Гриндевальд вдыхал с наслаждением чистый морозный воздух полной грудью. Как вдруг…

- «Ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля ... Ах, было б только с кем поговорить! Ах, было б то! Ах, было б то! Ах, было б то! ...» - завыл внутренний голос мерзейнешим фальцетом.
- ЗАТКНИСЬ! Ты специально ведешь себя как имбицил, чтобы вывести меня из себя? – зарычал Гриндевальд, хватаясь за голову руками.
- «Ну да, а как я еще могу тебе портить жизнь? Замуровал меня здесь, одурачил, вот и получай расплату за грехи», - ехидно заметил внутренний голос. – «Ты - подлейшее существо, которое я когда-либо встречал. Я тебя ненавижу!»
- Поттер, какая же ты сволочь редкостная. – Огрызнулся бывший Темный Лорд, покидая натоптанную тропинку, ведущую к хижине Хагрида, и сворачивая в сторону леса.
- «Да, я - редкостная сволочь, и не стыжусь в этом признаться. Но и ты, дорогуша, скажу тебе честно, довольно ценная породистая сука», - после этих слов Геллерт споткнулся о какую-то корягу и растянулся прямо на снегу.
- Фу, как не красиво! Воспитание у тебя, что у лешего.
- «Ну, с кем поведешься, от того и заразишься». – Засмеялся довольный Гарри.
- Так, давай наконец-то поставим все точки над Ё, - резко заговорил Гриндевальд, усаживаясь на близторчащий пенек. - Нравиться тебе или нет, но теперь я здесь главный, и не смей мне портить жизнь, а то сотру на хрен.
- «Какая наглость! Обманом забрал мое тело, и еще права качает?!» - возмутился Гарри Поттер.
- Зимой на дороге выживает сильнейший, а ты - слабак, о чем я неоднократно тебе говорил. Да, я обманул тебя, как дитя неразумное, и угрызения совести меня совершенно не мучают. Я слишком долго ждал, чтобы отомстить врагам своим. И теперь меня ничто не остановит!
Поттер громко вздохнул и вновь подал голос:
- «Если бы я писал книгу о своей жизни, я бы ее так и назвал: "Ну и дурак же я ".
- Ну, зачем так самокритично, а? Просто наивный ребенок и все. – Успокоил его Гриндевальд. - Ах, Поттер, все дело в том, что моя война уже началась, и остановить ее уже ничто не сможет. Выбирай - ты или со мной, или против меня…
- « Обещаю, я никогда не прощу тебя, никогда не отстану от тебя и...» - перебил его гриффиндорец.
- Знаю, и я считаю, что мы сможем жить вместе взаимовыгодно дополняя друг друга, пока я не найду более надежный способ упокоить тебя на веки вечные, мой юный друг, - ответил Геллерт, игнорируя речь Гарри.
- «Ха, с чего ты взял что я пойду на сотрудничество с таким подлецом, как ты?»
- Ты же не хочешь, чтобы с твоим другом что-то случилось, а? - Равнодушно спросил Гриндевальд. - Знаешь, я всегда питал особую страсть к рыжеволосым преданным помощникам. Я имел склонность их любить, доверять им, а они почти всегда вставляли мне нож в спину. И я решил, что, наверное, стоит таких друзей заранее отправлять на тот свет.
- «Что?!!»
- Если ты будешь мне мешать и не пойдешь на сотрудничество, то я убью Рона. А сначала его совращу. Ферштейн?
- «Зачем? Что он тебе сделал, скотина?» - злобно пробормотал Гарри.
- Ничего. Хороший мальчик, но он тебе дорог, а мне пофигу по чьим трупам идти к абсолютной власти.– Цинично ответил Геллерт, и, заметив ворону, сидящую на ближайшем дереве, принялся лепить снежок. – Гарри, ты же умный мальчик и понимаешь, что в твоем положении уже ничего не сделаешь. Ну, поорешь немного, поставишь меня в компрометирующую ситуацию, и что?! Я разозлюсь и убью на хрен всех твоих друзей. Что ты этим докажешь или изменишь? НИЧЕГО! И оживить их тоже не сможешь. Поэтому хватит выпендриваться и заткнись там, пока я не потерял терпение.
Внутренний голос ничего не ответил.
- Отлично. Приятно работать с умным человеком. Так держать. – Довольно подытожил Гриндевальд и залепил снежком в сидящую ворону.
- « Рон не такой осел, как ты думаешь», - все-таки откликнулся Поттер, хотя голос его стал довольно неуверенным. - «Я еще не согласился!»
Геллерт Гриндевальд мысленно махнул рукой на это заявления. Он то знал, что ради друга Гарри пойдет и в огонь и в воду. Сегодня он покажет упрямому гриффиндорцу кто в доме хозяин.
- Знаешь, тяжело быть подростком, а в чужом теле тем паче. – Решил он перевести стрелки, поскольку уже порядком поднадоело спориться с Поттером. - Я в свои шестнадцать таким придурком не был, как сейчас. А самое ужасное, что ничего с этим не поделаешь. У тебя усиленная реакция на стресс. Это главная причина твоего непредсказуемого поведения. Гормон, выделяющийся в организме после стресса, и, действующий на взрослых и детей как успокаивающее, у тебя усиливает беспокойство. Я то и дело выступаю клоуном.
- «Так тебе и надо, козел», - зааплодировал Гарри Поттер. На что Геллерт только громко засмеялся.
- Знаешь, я по тебе соскучился. Честно, мне не хватало тех коньков, что ты вечно отбрасываешь. И вот что…я решил разнообразить нашу с тобой скучную и серую жизнь.
- «Интригующе-то как», - безрадостно ответил Гарри. – «И что шального пришло в твою больную, наглухо забитую садизмом и прочей гадостью голову: взорвать Хогвартс или скормить Дамблдора какой-нибуть твари лесной?»
- Нет! – лицо Гриндевальда растянулось в зверином оскале. - Мы пойдем в гости к Воландеморту!

***

По пути в Гриффиндорскую башню нужда заставила Геллерта заскочить в туалетную комнату. Там, умываясь перед зеркалом, он задумчиво посмотрел на свое отражение.
- Мне кажется, или я изменился? – юноша провел рукой по своему лицу. – Так, … похоже, эффект Мутацио. Черт, этого еще не хватало только, так можно в одну ночь преобразится до неузнаваемости.
- «Было бы неплохо», - ответил на его комментарий Поттер. – « Дамблдор наверняка тебя сразу узнает…»
- И убьет…тебя! – гнусавым голосом закончил Геллерт и начал приводить свой внешний вид в порядок.– Ничего, справимся и с этой неприятностью.
Отправляя волшебную палочку во внутренний карман, Геллерт неожиданно наткнулся на какой-то футляр, лежащий там.
- Это что еще за..? – удивленно воскликнул юноша, извлекая из кармана бархатистую коробочку. – Серьги? Не помню, чтобы я их туда клал…
- «Мои счастливые змейки», - радостно заорал Гарри. – «Одень их, одень сейчас же!!!»
- Щас, я не буду носить это уродство. И вообще нормальные мужчины уши не прокалывают. – Категорично отказался Гриндевальд, собираясь выкинуть сей предмет в мусорную урну.
- «Пожалуйста», - умоляюще захныкал Поттер. – «Для меня они столько значат. Они дороги мне как память».
- Ладно, - пожалел его Гриндевальд и принялся вставлять в уши спиралевидные серьги. – Но учти, это только на время. И то, если ты будешь хорошим мальчиком…
Договорить ему не дал звук открывающейся двери. Геллер вздрогнул от неожиданности и обернулся. В дверном проходе стоял… Маркус Акане и испытывающе-ненавидящим взглядом смотрел на него.
- Какие люди, и без конвоя! – язвительно поздоровался профессор ЗОТС и с грацией пантеры приблизился к гриффиндорцу.
- Чего надо, ничтожество? – огрызнулся Гриндевальд, так и не успев надеть вторую серьгу.
- Я соскучился, - Маркус скривил губы в презрительной улыбке. – Тебя так давно не было видно. Как самочувствие? Смотрю, ты похудел, побледнел, посветлел, или это побочное действие обряда?
- Наблюдательный гад, - фыркнул Геллерт и сделал шаг в сторону, пытаясь обойти неприятную личность.
- Ну, куда же ты убегаешь? - Маркус протянул руку и ухватил парня за локоть, заставляя притормозить. Геллерт попытался выдернуть руку, но мужчина крепко держал его. Мало того, рывком притянул к себе, заставляя посмотреть себе в глаза. Во время этого маневра вторая сережка, до сих пор зажатая в ладони Геллерта, с тихим звоном упала в ближайшую раковину. Маркус обернулся на звук, не выпуская из стальных тисков руку гриффиндорца, и при виде маленькой золотой змейки на его лице отразилась целая гамма чувств и эмоций. Гриндевальд, занятый попытками освободиться, естественно, не заметил этого.
- Убери грабли, скотина, - выругался парень, понимая, что ему не избавиться просто так от лапищ Акане. И палочка лежала не в том кармане, чтобы ее так легко можно было достать.- Убери я сказ…
Дальше произошло то, что можно отнести к классу Невероятного.

Маркус Акане резко прижал юношу к себе и, наклонив голову, впился в его губы долгим пламенным поцелуем. Геллерт ощутил, как стремительно теряет свои позиции. Поттер внутри него от радости просто одурел и со всей силы попытался вырваться наружу. На мгновение, слившись с Гриндевальдом, мальчишка стал контролировать ситуацию. А именно стал отвечать на требовательный и в тоже время ласковый поцелуй. В ту же секунду язык мужчины ворвался внутрь его рта, а прохладная ладонь пробралась ему под свитер. У Геллерта не было сил сопротивляться, и он капитулировал, позволяя Акане делать с собой все, что тот пожелал.
Они словно сошли с ума, забыв о том, кто они и где находятся. То начинали целоваться, то срывали с себя одежду. Губы Маркуса жгли кожу, заставляя Геллерта дрожать от его жарких прикосновений. Избавившись от оставшейся одежды, мужчина и мальчик прильнули друг к другу, мечтая только об одном - насладиться этим мгновением в полной мере. Один из них столько ждал этого момента, а другой - просто изголодался по животной страсти.
Маркус вошел в парня, лежащего на сваленной в кучу одежде, и на некоторое время замер в упоении. И лишь спустя мгновение принялся двигаться внутри него, стремительно ускоряя темп. Геллерт лежал, не шевелясь, неотрывно глядя затуманенным взором на своего врага и самозабвенно отдаваясь страсти, поглотившей его. Их сердца бешено стучали, а издаваемые звуки, казалось, раздаются по всему замку. Несколько сильных толчков и Маркус излился в своего юного любовника, увлекая его за собой в водоворот неземного наслаждения.

Когда Геллерт пришел в себя, то обнаружил, что лежит с чем мать родила на холодном полу, прикрытый лишь своей уличной мантией. Профессора ЗОТС и след простыл.
- Козел, - обиженно возмутился Гриндевальд и принялся со скоростью солдата одевать штаны. – Изнасиловал ребенка и бросил замерзать на полу в грязном туалете.
- «Это было супер!» - слабо пискнул Гарри Поттер, и Геллерт почувствовал, как счастливая и до предела ослабевшая Светлая половина забылась в коматозном сне.
- Хоть что-то хорошее из этого получилось, – довольно отметил Гриндевальд, поправляя прическу. – Теперь ты не скоро рыпнешься наружу, а я успею укрепить тылы.
Обратив внимание на то, что только в его правое ухо была вдета серьга, Геллерт осмотрелся в поисках второй змейки. Посмотрев в раковину, он понял, что ее пара навеки упокоилась на дне канализации.
- Ну и на фига мне она одна? - скептически заметил парень, вынимая золотую змейку из уха и отправляя ее в мусорное ведро. – Теперь Поттер будешь дорожить воспоминанием об еще одном перепихоне с любимым Маркусом. Я бы наказал и тебя, и его, если бы мне самому не понравилось. Однако….

***

- Гарри! Это здорово! Пойдешьсомнойнабал? - Хором поприветствовали Геллерта все старшекурсницы Гриффиндорской башни, кода он вернулся с довольно продолжительной и такой приятной прогулки.
- А человеческим языком, если умеете? – обратился опешивший Герой к обступившим его барышням. Через минуту он уже драпал в сторону собственной спальни, по пути отбиваясь от навязчивых девушек. – Отвалите, ненормальные, я ни с кем из вас не пойду!
- Гарри, жесть! – заржали с него соседи по комнате, когда взъерошенный гриффиндорец ворвался в комнату и забаррикадировал дверь.
- Да ну вас всех… - ответил Геллерт, хватаясь за сердце. – Они что белены объелись? Какой бал им снится?
- Отстаешь от жизни, Герой. Бал-маскарад в последний день зимних каникул, - ответил на его вопрос Уизли, кивая на стену, на которой был прилеплен соответствующий рекламный плакат. - Так что подыскивай пару.
- Только этой фигни мне не хватало! – взялся за голову парень. – Кругом война, смерть, а у Дамблдора серпантин на уме. Стоп, еще и маскарад? Ужас!
- Ах, Поттер – ничего ты не понимаешь. – Воскликнул Дин Томас и запрыгнул на тумбочку, закутавшись в красное покрывало. – Ты только представь…Огромный зал, утопающий в свете тысячей свечей. В центре ель-царевна, украшенная разноцветными огнями, даря нам последнюю радость от уходящего Рождества. Кругом музыка, смех, официанты с подносами разносят напитки. Столы ломятся от угощений, а впереди… бал-маскарад, которому предстоит стать карнавалом.
- Ну, ты загнул, поэт. – Сказал Невил, переваривая все выше сказанное товарищем. Дин тем временем уже вовсю танцевал ламбаду с подушкой на кровати.
- Ага, я тоже мало что понял, но ожидаю от этого дня много. Самое подходящее время для потери невинности. – Хитро намекнул Симус задумавшемуся над чем-то Рону. Он-то знал, что Рыжий дальше поцелуев еще не зашел в своих отношениях с Грейнджер.
- Финниган, а ну прикуси язык, - не выдержал Геллерт, но в его голосе не было ни капли раздражения. Наоборот, он изучал сам оптимизм и веселье чистой воды.
- О, нашей депрессии наконец-то пришел кирдык? Предлагаю отпраздновать это разрушением класса зельеварения и линчеванием Снейпа.- Предложил Дин Томас, салютуя смеющемуся Геллерту. – Да здравствует Гарри Поттер!
- А может по пятьдесят и девочек? – скромно так предложил Геллерт, подмигивая Рону.
Идею дружно подхватили всем коллективом. От девочек пришлось отказаться, в виду отсутствия приличных кандидатур. А вот скатерть-самобранка, принадлежавшая Поттеру, была тут же расстелена прямо на полу, безобидные графины с водой трансфигурированы в бутылки с лучшими сортами вин, а двери спальни зацементированы на случай явления декана народу.

***

Далеко за полночь, когда пиршество было окончено, и счастливые шестикурсники расползлись по своим койкам, в полной темноте все еще переговаривались два подвыпивших подростка.
- Знаешь Рон, - тихо сказал Геллерт, обнимая за плечи своего лучшего друга, лежащего с ним на одной кровати, - давай в этот раз останемся на Рождество в Хогвартсе. Мне так не хочется ехать в Нору.
- Угу, - послышалось в ответ. – Мама тебе убьет. Она на дух не выносит извращенцев. Нет, конечно, если бы ты захотел совратить Джинни, то она бы и спальню свою одолжила на время. А так…она боится за честь всех моих пятерых братьев.
- С ума сойти, - прыснул Геллерт, запуская руку в рыжую шевелюру. Рон блаженно замурчал. – А как насчет тебя? Она не боится, что я тебя совращу? Мы все-таки спим в одной комнате.
Рон неожиданно дернулся, точно от удара. Геллер почувствовал, как Рыжий потихоньку отстранился от него. Желание убежать было слишком явным, но что-то заставило того изменить свое намерение.
- Еще как боится. А ты думаешь, о чем она мне пишет каждый день? – ответил Рон немного дрожащим от волнения голосом.
- А что ей отвечаешь в таких случаях? – поинтересовался Геллерт, начиная вырисовывать пальцем второй руки на груди друга разные вензеля.
- Ну, я ее успокаиваю тем фактом, что рядом с Малфоем я - моль в обмороке, и никогда тебя не заинтересую. – Тихо ответил Рон, и Геллерт был просто уверен, что сейчас тот смущен до потери пульса. - Она находит это разумным объяснением.
- Как она ошибается! Ты куда лучше всех Малфоев разом взятых, - интимным шепотом ответил Геллерт, начиная ласкать шею друга. Рон задрожал не то от страха, не то от возбуждения, но не отстранился и не попросил остановиться.
- Ты, правда, так считаешь? – тихо спросил он.
- Разве я когда-нибудь тебе лгал? – ответил вопросом на вопрос Гриндевальд и прикоснулся своими губами к губам друга. Всего мгновение и их губы слились в поцелуе.

- « Я буду тебе помогать, только прекрати это!» - раздалось набатом в голове у Гриндевальда.
- Отлично. – Прошептал Геллерт, прекращая свои грязные игры, и добавил чуть громче: – А я вот решил податься в шпионы.
- Чего? – опешил Рон, не понимая с чего такие резкие перемены.
- Я решил пойти в разведку. Хочу знать, чем занимается мой дорогой и любимый Воландеморт.

***

- Да-да, именно это мне он и сказал, - задыхался от возмущения Рон Уизли, прикладывая ко лбу пакет со льдом.
Гермиона Грейнджер просто слов не могла найти, чтобы высказать Гарри Поттеру все, что она думает о его затее. Сначала среди ночи ее поднял дикий крик Рона, раздавшийся из спальни мальчиков. Потом ей пришлось оказывать тому первую неотложную помощь, ибо он просто пробил головой двери, пытаясь вырваться наружу. К счастью ей не пришлось разговаривать с профессором Макгонагалл, ибо все орехи достались Гарри Поттеру. Еще бы, было за что - из их спальни несло таким перегаром, что Полная дама сбежала со своего поста. А у Невила вообще была алкогольная интоксикация. Мадам Помфри, на пару с профессором Снейпом, насилу привели его в порядок, но убирать за ним пришлось дюжине домовых эльфов.
- И как ты собираешься это сделать? – наконец-то она просто решила спросить своего друга о предстоящей вылазке в стан врага.
- Очень просто, моя дорогая, с помощью вот этого, - ответил Геллерт и улыбкой во все тридцать два зуба швырнул на стол книгу, подаренную Гермионой на его день рождения.
- « Как стать анимагом», - хором прочитали его друзья надпись на обложке и обмерли.
- Гарри , на это нужны годы… - неуверенно протянула Гермиона.
Геллерт хитро усмехнулся.
- Мне потребовалось всего неделя. Сегодня вечером я первый раз попытаюсь принять свою анимагическую форму.
Рон присвистнул.
- А какая?
- Большой, большой секрет, - добродушно ответил Грин-де-вальд, мечтательно закатывая глаза. Мало кто знал, что этот волшебник тоже был незарегистрированным анимагом, но это далеко не все сюрпризы судьбы – сам Геллерт и не догадывался, как сильно изменилась его форма после переселения в тело Поттера.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
BellaДата: Воскресенье, 27.06.2010, 23:02 | Сообщение # 13
DARK ANGEL
Сообщений: 301
« 20 »
Класс!!! cool Просто супер! biggrin smile Поскорей бы проду!!!!!!
Когда будет продолжение?



Чтоб выжить и прожить на этом свете,
Пока земля не свихнута с оси,
Держи себя на тройственном запрете:
Не бойся. Не надейся. Не проси.
http://ficbook.net/authors/ШоК
 
BellaДата: Понедельник, 28.06.2010, 13:24 | Сообщение # 14
DARK ANGEL
Сообщений: 301
« 20 »
Сообщение отредактировано. Даблпостинг на форуме запрещен.


Чтоб выжить и прожить на этом свете,
Пока земля не свихнута с оси,
Держи себя на тройственном запрете:
Не бойся. Не надейся. Не проси.
http://ficbook.net/authors/ШоК
 
Lash-of-MirkДата: Четверг, 05.08.2010, 18:42 | Сообщение # 15
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
У автора помимо этого фика еще пишется множество других, так что набираемся терпения и ждем)


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
неканонДата: Пятница, 06.08.2010, 11:43 | Сообщение # 16
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
А Гарри выгонит как то Грина из себя?


когда придумаю что тут написать-напишу
 
Lash-of-MirkДата: Среда, 11.08.2010, 14:16 | Сообщение # 17
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 12.

Когда имеешь дело с постоянно хитрящими людьми, надо всегда не упускать из виду их целей. С такими лучше говорить мало и говорить такое, чего они менее всего ожидают. - Ф. Бэкон

Утро накануне Рождества было омрачено страшной вестью. После долгого затишья Пожиратели смерти вновь активизировали свою деятельность по всей стране. Последнее внезапное нападение слуг Темного лорда оставило лежать в руинах треть Хогсмита. В основном это были главные достопримечательности города и сеть волшебных магазинов и ресторанов. Жертв, к счастью, было немного, но они были. Поэтому Рождественский праздник в Хогвартсе был отменен в связи с трауром по невинно убиенным. Но главное, никто так и не узнал истинной цели нападения Пожирателей и все дружно решили, что это было сделано ради устрашения магического сообщества. В канун светлого праздника, когда возрождается вера в добро и справедливость, когда надежда вновь зажигается в сердцах, это сделать удобнее всего. И те, кто так считал, почти угадали.

***

На рассвете того же дня.

Два члена Ордена Феникса лежали в неестественных позах и в помощи колдмедиков уже не нуждались. Третий потихоньку завывал от боли и все пытался подняться, но тройное «Ножное заклятие» не давало ему это сделать. Рядом с ними деловито сновали Пожиратели смерти, собирая добычу – волшебные палочки и мантии-невидимки. Хотя самой ценной добычей были, конечно, пленники. Связанные и готовые к транспортировке.
Два рыжеволосых мальчика, не старше восемнадцати лет, впервые в жизни не нашли повода или причины, чтобы пошутить или подколоть кого-то. На лице Фреда медленно проступало выражение ужаса. Он понимал все последствия своего пленения, как и понимал то, что никто их просто так здесь с братом не оставит. В них без труда признали знаменитых Умников Уизли, сыновей Артура Уизли, одного из приближенных Альбуса Дамблдора.
Джордж сидел рядом с братом, прислонившись к его плечу, и тихо проклинал директора с его идеями рождественского праздника. Именно по этой причине братья Уизли покинули насиженное место в Румынии и прибыли назад в Англию с крупной поставкой своей экспериментальной продукции. Чтобы не привлекать внимание любопытных студентов, товар решено было складировать в Хогсмите, в кабаке брата Дамблдора – Аберфорта. Но видать, среди своих завелась новая крыса, и вот результат – шесть трупов, Мерлин знает, сколько раненых, руины и пожары, перепуганные на смерть жители и плененные нерадивые коммерсанты.
- Фред, как ты думаешь, зачем мы Сам-знаешь-кому? – тихо прошептал Джордж брату. – Создается впечатление, что вся акция спланирована только ради захвата нас любимых. Мы вроде ничего не изобретали такого?
- Хм, - также тихо ответил Фред. – Думаю, сейчас мы будем держать ответ за наше издевательство над ним.
- Что? Когда это?
- На третьем курсе. Квирелла помнишь? Примерно в это же время года.
- Это когда мы получили несколько штрафных очков за то, что заколдовали слепленные снежки, и те начали летать за профессором, врезаясь ему в затылок?
- Именно, - грустно подтвердил Фред. – Думаю, Темному лорду не в кайф было получать ими по физиономии. Я бы такое запомнил.
- Но мы же не знали, что он там …паразитировал?
- Это ты ему скажешь, в качестве оправдания, и может он даже…посмеется, - ухмыльнулся Фред и тут же замолчал, увидев, как к ним приближаются четверо в масках.
- Готовы? – деловито поинтересовался Пожиратель смерти, когда пришло время сматывать удочки. – Сейчас вы встретитесь со своей судьбой.
Не успели рыжеволосые и пискнуть, как их подхватили под руки, и в тот же миг братья почувствовали в районе живота характерные спазмы.

***

Лучшие темницы в замке Волан-де-морта оставляли желать лучшего. Маленькие камеры, крохотное окошко под потолком и пучок сена в углу вместо кровати. Одна радость для доставленных в эти шикарные апартаменты Фреда и Джорджа – нужник, одиноко затаившийся в углу за деревянной перегородкой.
- Ты только посмотри, какие красивенькие ангелочки? – обратился к мальчишкам огромного размера Пожиратель и присел на корточки рядом с лежащим на полу Фредом. – Вот не пойму я что-то: Молли страшна, как смертный грех, Артур и того краше, а дети все как один - лапочки. С чего бы это?
Дружный хохот Пожирателей смерти сотряс камеру подобно землетрясению. Поэтому никто сразу не заметил, что в дверях камеры появился еще один зритель, одетый в пепельно-черного цвета мантию с капюшоном, накинутым наголову, и красную маску.
- Развлекаемся? – буднично поинтересовался человек в плаще, остановившись в шаге от коллег и перепуганных на смерть пленников.
Ближайшие к нему тюремщики подпрыгнули от неожиданности.
- Ты? – фамильярно обратился к неизвестному Фенрир Сивый.
Человек в красной маске, игнорируя неуважительное обращение к своей персоне, спокойно посмотрел на оборотня и подошел ближе к связанным по рукам и ногам пленникам. Его черная фигура возвышалась над братьями Уизли, словно символ всех палачей мира.
- Я донесу, - равнодушно ответил он, окидывая взглядом перепуганных мальчишек, словно желая убедиться, что они в целости и сохранности.
- Валяй, - фыркнул в ответил Сивый и оскалился в мерзкой ухмылке. Когда странный Пожиратель в красной маске скрылся из виду, презрительно выплюнул: - Пидар!
- Я больше не могу, - сказал Керроу, прислушиваясь к удаляющимся шагам Правой руки Темного лорда. – Я так хочу раскатать этого урода тонким слоем!
- Твои эмоции тут не имеют значения, - твердо ответил Долохов. – Нельзя, и ты это знаешь. Оставим его нашей Белочке, она лучше справится с этой подстилкой. А мальчики ей помогут… - и группа Пожирателей вновь вернулась к пленникам.

***

- Все идет по плану, - приклонив колени, четким голосом сообщил Маркус своему отцу новость. – Фенрир определился, как вы и предполагали. Остальные похоже на его стороне, но воздержались от открытой конфронтации. Неужели это и вправду было необходимо?
- Не спрашивай, - жизнерадостно сказал Волан-де-морт на вопросительно-умоляющий взгляд сына. – Внятно все равно не объясню. С рождения у меня это. – И громко засмеявшись, добавив: - Но я рад, что моя задумка удалась.
С этими словами он отложил древний манускрипт в сторону и жестом подозвал к себе Акане.
- Можешь возвращаться в Хогвартс. Я жду тебя сегодня к полуночи. Надеюсь, столь важное событие в нашей жизни ты не пропустишь?
- Милорд…, - обхватив руками колени Темного лорда, Акане прижался к своему Господину, словно тот грозился раствориться в воздухе.
- Я же просил, - недовольным голосом поправил его Волан-де-морт и положил руку на черноволосую голову.
- Простите, …отец, - дрожащим от волнения голосом ответил Маркус и поцеловал руку Темному лорду. – Я никогда в жизни не пропущу столь желанное для меня событие.
- Вот и договорились, - усмехнулся Волан-де-морт. – А теперь ступай.

***

В то время как в Хогвартсе в полнейшем унынии закончился Рождественский ужин и грустные подавленные ученики отправились по своим комнатам, чтобы поскорее заснуть в теплых кроватях и забыться в приятных снах, два преподавателя, сославшись на вечеринку у Малфоев, покинули замок через центральные ворота и аппарировали в неизвестном направлении. Они были уверенны, что до самой крайней точки траектории их будет сопровождать цепкий взгляд одного человека. И не ошиблись. Стоило им раствориться в воздухе, как на окнах личных покоев Альбуса Дамблдора опустились тяжелые портьеры.

В кабинете директора царил полумрак. Тихо потрескивали дрова в камине, и посвистывал во сне Фоукс. У высокого древнего камина замерло кресло-качалка, пережившее многих своих хозяев. В нём, прикрыв глаза и завернувшись в плед, сидел Альбус Дамблдор и наслаждался музыкой. Хотя, скорее всего, он пытался с ее помощью отвлечься от тревожных мыслей.

- Когда тебе сто пятьдесят, ты быстро устаешь от новогодних впечатлений. Самое время зажечь свечи и включить медленную спокойную музыку, которые окунут в поэзию сумерек и таинства новогодней ночи. Самое время помечтать, загадать заветное желание, почитать… - уставшим старческим голосом Альбус делился своими соображениями с портретами бывших директоров, которые, правда, ему не отвечали, поскольку прибывали в плену Морфея.
Этот холодный декабрьский вечер величайший светлый волшебник как обычно проводил в полном одиночестве. За последний месяц лицо Дамблдора еще больше прорезали глубокие морщины, длинные седые волосы беспорядочно свисали на плечи, а аккуратно постриженная борода покоилась на коленях, вместе с древней книгой в кожаном переплете. Единственным развлечением этими длинными вечерами у старика стало чтение. В большинстве своем это были подарки или книги разных жанров, собранные за всю жизнь или попавшие в его библиотеку случайно, но от этого не ставшие менее ценными. Но сегодня ему было все равно, что читать. Его глаза бегали по строчкам, не оставляя никакой информации мозгу. В памяти его стремительным потоком проносились воспоминания, которые он всей душой желал забыть, но не мог себе позволить.
Его невольному путешествию в прошлое помешал настойчивый стук в окно. Альбус совершенно не удивился этому, несмотря на то, что обитал отнюдь не на первом этаже. Похоже, он даже ожидал его.
Взмахом волшебной палочки он позволил створкам распахнуться, и в комнату влетела вместе с порывом холодного воздуха и снежными хлопьями черная ворона.
- Хреново выглядишь, девочка моя, – улыбнулся старик и хитро сверкнул глазами из-за своих очков-полумесяцев. – Неужели, Гарри опять снежком угостил?

***

В который раз Антонин проклинал Поттера, Милорда, Поттера, кладбище и ночь. Именно в таком порядке. Причина была, можно сказать, житейской – Тёмный Лорд отправил провинившегося Пожирателя поджидать Национального Героя на кладбище, где покоятся родители мальчишки. И ладно бы просто отправил, так нет! Он отослал Тони как раз перед балом в честь Рождества. Долохов тоскливо вздохнул и поправил серебряный кинжальчик, высунувшийся из ножен. Ну, это ж надо так попасть! Ночь, кладбище и полнолуние! Нет, так везёт только ему. А остальные, небось, давно разбрелись парочками по комнатам, играют в покер, пьют виски. Вот… Антонин, уже было собравшийся высказать на родном языке всё, что он думает, осёкся. Его чуткое левое ухо, благодаря которому их компашку в Хогвартсе ни разу не смогли заловить на многочисленных нарушениях, тревожно дёрнулось. На кладбище кто-то аппарировал.
Замерзший Пожиратель встрепенулся, накинул мантию-невидимку и выскочил из-за какой-то усыпальницы, непонятно каким образом когда-то появившейся в этой дыре. Выскочил, чтобы буквально врезаться в незнакомца, не ожидавшего такого приёма. Тони на ногах удержался, чего не сказать о… О, Малфой! Надо же, хоть раз в жизни повезло! Люциус испуганно шарахнулся в сторону, так как Антонина, собственно, не видел и растянулся на ближайшем надгробии.
- Кто это?! – вскрикнул блондин, наблюдая, как по воздуху удаляется в неизвестном направлении его волшебная палочка.
- Это я-я-я, твоя со-о-овесть, - провыл Долохов голосом, каким обычно озвучивал упырей в школьных постановках.
- Да? Не зря Снейп мне говорил, что моя совесть давно уже на кладбище, - пробормотал впечатлённый аристократ. – Ну-ка, а палочка тебе моя зачем, Совесть?
- Э-э-э, ну… того, то есть этого… Тьфу, в общем, чтобы глупостей не наделал! – рассмеялся Тони, беззастенчиво разглядывая аристократа, освещённые наглой луной, высунувшейся из-за туч. – Ты чего приперся? Неужели сменить меня захотел?
- Размечтался, - фыркнул блондин, принимая вертикальное положение и отряхивая мантию. – Милорд, в честь Рождества, разрешил тебе покинуть пост и принять участие в общем веселье.
- Я люблю Милорда, - радостно известил коллегу Долохов, снимая мантию-невидимку и возвращая ему его волшебную палочку.
- Сегодня ожидается нечто незабываемое, - по секрету поведал Люциус коллеге, когда они направились к выходу из кладбища. – Нужно занять лучшие места в зале.
- Дай угадаю, слухи оказались не пустыми?
- Да, Лестрейндж решила убрать с дороги конкурента, и я уверен, что ей повезет. Она собрала на этого типа такое досье, что после такого разоблачения его в лучшем случае ожидает красивая смерть от руки Темного лорда, в худшем… - мы будем долго развлекаться.
***
- Доверие с одной стороны - это ответственность с другой. Не каждый хочет и может возложить на себя такую ответственность...- мудро заметил Дамблдор, наблюдая за нервными движениями рук его гостьи.
- Как же тебя жизнь наказала. Только чаем, милый, эту болезнь не вылечишь. Тут водка нужна, – язвительно ответила Белатрисса, прекращая бесцельно теребить край своей мантии. – А я не за этим прилетела. У меня есть к тебе деловое предложение, ты таки прямо не сможешь от него отказаться! Согласен на мои условия или нет?
Старый волшебник правой рукой гладил свою бороду и буравил женщину голубыми глазами.
- Где дети? – сухо спросил Альбус, не сводя глаз с Лестрейндж.
- Естественно, в камере заключения, - ответила Белатрисса и хлопнула ладонью по столешнице. – Обещаю, что их пальцем никто не тронет, если конечно Темный лорд не прикажет, а он пока не знает …
- Я понял, - ледяным тоном перебил ее Дамблдор. – Я не верю в твою полную непричастность к этому происшествию. Мало того, учитывая нашу встречу, ты наверняка была инициатором, организатором и исполнителем. Но разговор не об этом. Что ты хочешь и что предлагаешь?
- Обмен, - улыбнулась брюнетка. – Ты сообщишь мне нечто сверхсекретное, а я, в свою очередь, сделаю все возможное, чтобы парочка голубков вырвалась из клетки. Ну, если я не вернусь, то мои друзья просто прикончат их и скажут Милорду, что они пытались сбежать. Всего то,– улыбка акулы идеально подходила к безумному блеску глаз Белатриссы. - Ты же не позволишь бедным детям умереть так рано? К тому же, я тоже рискую, встречаясь с тобой?
Директор нахмурился и, молча, продолжал буравить взглядом коварную даму. Спустя несколько минут он таки дал ответ.
- Что ты хочешь знать?
- Я хочу знать… все о Маркусе Акане! – потребовала Белатрисса.
- Всего-то, - улыбнулся разочарованно старик. – О нем можно прочитать в любой магической энциклопедии.
- Мне не нужен его послужной список, - огрызнулась Лестрейндж. – Мне нужны доказательства, что он твой ШПИОН!
- Ах, вот оно что, - наконец-то понял гостью директор. – А если у меня нет таких доказательств?
- Должны найтись, или мальчишки умрут… мучительной смертью, - безапелляционно заявила миссис Лестрейндж.
- Хорошо, - ответил Дамблдор после недолгого размышления. – А что ты мне поведаешь в обмен на мое молчание?
- Я еще ничего не услышала такого, что заставило бы меня раскрыть рот, - прищурилась Пожирательница Смерти, поняв, на что намекает директор Хогвартса.

***

- И смерть тут правит балом, - театрально произнес Северус Снейп, осматривая тронный зал, украшенный в рождественском стиле, но одновременно оставаясь таким же мрачным и зловещим.
- Интересно, как Господин воспримет это…новшество? – прикинул Маркус, рассматривая огромную елку в углу. – Надеюсь, с юмором, иначе…
- О, Маркус, ты когда-нибудь видел дементора в костюме Санта Клауса? – неожиданно воскликнул Снейп замечтавшемуся Акане и указал рукой куда-то на потолок.
Там, верхом на люстре действительно сидел дементор в красной с болубончиками шапочке. Маркус сдавленно хихикнул.
- А ну, пошел! – крикнул зельевар и махнул в сторону дементора рукой. Страж Азкабана устрашающий жест явно проигнорировал, и продолжал просто наблюдать за двумя Пожирателями.
- Ну, что же это такое, - обиженно надулся Снейп и запустил в дементора слабого Патронуса.
В последний момент дементор аккуратно отодвинулся в сторону и совсем не по-дементоровски поднял правую руку и показал Снейпу неприличный жест. Профессор моментально потерял всю свою самоуверенность и обалдело взирал на зарвавшуюся скотину. Увидев лицо любовника, Акане просто зарыдал от смеха.
- Пошли, - неожиданно Маркус схватил друга за рукав и оттащил за ближайшую колонну. И вовремя.
Двери тронного зала распахнулись, и в помещение ленивой походкой зашел Рудольфус Лестрейндж. Скорее всего, он был назначен ответственным за проведение «бала», конечно же, собственной супругой. Сидящий под потолком дементор, видимо, перебрал воспоминаний пьяных пленников и решил позабавиться, швырнув в Рудольфуса пустую бутылку. Удар был прицельным и… очень точным.
Супруг Белатриссы моментально взбесился.
Ловким движением руки он извлек из-под мантии волшебную палочку и в две секунды «расстрелял» дементора целым арсеналом заклятий, всеми которые только вспомнил, кроме Эспекто Патронум.
Снейп и Акане уже неприлично завывали во весь голос, почти умирая от смеха. А страж Азкабана продолжал висеть на люстре, словно происходящее его не касается.
И в этот момент в дверном проеме материализовалась фигура Темного лорда. Красные глаза мужчины удивленно расширились, губы непроизвольно сложились в удивленное «О», но он моментально оценил положение вещей и принял угрожающую стойку.
- Рудольфус! – громко обратился он к беснующемуся Пожирателю. – Пошел вот отсюда!
Того никогда дважды просить не приходилось, особенно Темному лорду.
- Так-так-так, - прищурился Волан-де-морт, наблюдая за кончающейся от дикого хохота сладкой парочкой. - Одна голова хорошо, а две – близнецы Уизли. Кстати, что эти полудурки делают в моей библиотеке?
- Ми-ми-милорд, - попытался должным образом поздороваться с Темным лордом профессор Снейп, но вышло это мягко сказано по-идиотски. Маркус быстрее, чем его любовник, привел себя в должный вид и наложил на Северуса, на всякий пожарный, Петрификус Тоталус.
- Чьих это рук дело? – шипящим голосом, но без ожидаемой ярости спросил Волан-де-морт у своего сына.
- Что именно: убранство зала, дементор или близнецы Уизли, кстати, что вы имеете в виду под « в библиотеке»? – скромно попытался уточнить область действия вопроса Правая рука.
- И то, и другое, - ответил Темный лорд, насмешливо поглядывая на своего парализованного шпиона.
- Мы только прибыли и…сами очень удивились, а вот насчет близнецов не в курсе, - признался Маркус, открыто глядя Волан-де-морту в глаза.- Но мне кажется…
- Не стоит, - перебил его Темный лорд и снял заклятие с зельевара. – Снейп, исчезни, - и хитро посмотрев на сына, добавил: - Мазохисты могут задержаться.

***

- Итак, если я все правильно поняла, то ты планируешь с помощью Северуса Снейпа и Люциуса Малфоя внедрить Акане в нашу организацию? И что Маркус является любовником Северуса Снейпа, и у них вообще большая чистая любовь? И что профессор ЗОТС никогда не встречался с Темным Лордом?
- Да.
-Ты готов поклясться магической клятвой в этом и предоставить мне письменные и не только доказательства?
- Готов, – безрадостно ответил директор и взмахом палочки призвал на стол довольно объемистую папку. – Здесь все, что твоя душа желает. Его отчеты, письма, договоры… Все, что он делал на протяжении последних пару лет для ордена Феникса. И кстати, еще раз повторюсь, это чистая правда. Так что можешь быть уверена, что сочинять легенд не придется. Хорошая легимеленция подтвердит все эти улики.
- И тебе не жалко человека? – коварно улыбнулась Белатрисса, призывая к себе на колени желанную папочку.
- Нет, - спокойно ответил старик. – Он не самый лучший мой выбор. Особого вреда не будет, если его ликвидируют.
- И этот человек символизирует собой добро в нашей войне, - громко засмеялась Лестрейндж. – И куда смотрит общественность?
Дамблдор снисходительно улыбнулся.
- Люди слепы... Одни в силу своей тупости, а других слепит чувство, которое все называют "любовь". А еще страхи - вот они главные враги человеческие.
- Так, все ясно, - замотала головой Лестрейндж и встала из-за стола. – Не стоит тут рассыпаться бисером – я неблагодарный слушатель. Когда я применю эти доказательства на деле, и они возымеют успех, рыжие оторвы удачно сбегут из плена.
- Договорились, - добродушно ответил Альбус, но в глазах его плескалась ненависть вперемешку с презрением. – Теперь твоя очередь.
Пожирательница смерти смерила старого волшебника взглядом-убийцей.
- Не знаю, как и куда ты смотрел, но твой драгоценный Акане каким-то неведомым тебе образом прочно обосновался в постели моего Господина, и таким нехитрым способом заслужил себе вакантное место Правой руки. Правда, подтвердить свои слова мне не чем, сам понимаешь – папочек с отчетами Милорд не держит, да и я никогда не посмела бы предать своего Господина.
У Альбуса Дамблдора был такой вид, словно его обухом по голове огрели.
- Чушь русалочья! - воскликнул он. – Это невозможно ни в коей мере!
- Ну, дело ваше, - хихикнула Лестрейндж, открывая оконную раму. – Хотите, верьте, хотите, нет. Но ведь не это же главное. Главное, свобода нечастных мальчиков, правильно говорю?!
И не дожидаясь ответа, обратилась в ворону и вылетела в приоткрытое окно.

***

Маркусу казалось, что его тянут за собой какие-то чудодейственные силы, исходящие от Темного лорда, делающие его покорным любой его прихоти. Жалкое Империо было ни в какое сравнение с ними, потому что это варварское заклятие приносило муки разуму и сердцу, а то, что применял к нему Господин, делало его по-настоящему счастливым.
Повинуясь приказу, он поднялся в личные покои Волан-де-морта, где по просьбе отца, неподвижно, словно статуя, просидел целый час на его постели, в то время как Милорд погрузился в некоего рода транс. Когда стрелки часов остановились на отметке одиннадцать, Волан-де-морт резко вскочил с постели, схватил за руку испуганного такой реакцией мужчину.
Словно почувствовав волнение Акане, Темный лорд, крепко сжал руку сына и необычайно нежным голосом произнес:
– Ты унаследовал мою дерзость и силу, в твоих жилах течет моя кровь, а значит, ты такой же, как и я! Всякий раз, когда ты будешь сталкиваться на своем пути с препятствиями, я помогу тебе их преодолеть. Отныне мы оба, ты и я, должны яростно и жестоко сражаться со всем тем, что существует, живет, имеет власть и угрожает нам…
Волан-де-морт на мгновение задержал дыхание.
- Он видел тебя в деле. И считаю, что ты способен и на худшее, - закончил свою речь Темный лорд. – Надеюсь, ты мне докажешь, что сын пошел в своего отца?
Маркус Акане был чуть ли не в полуобморочном состоянии: его губы стали совершенно белыми, тело отяжелело, и он фактически упал в объятия Волан-де-морта.
- Да, - прошептал он, прежде чем его сознание заволокло красным туманом.
Сжимая в объятиях бесчувственное тело сына, Темный лорд торжествующе обратился к Нагайне:
- Осталась самая малость - перетащить на нашу сторону мальчишку. И скоро он также не сможет противиться моей воле.
- Это будет прос-с-сто чудес-с-сно, - прошипела в ответ змея, с интересом рассматривая распахнутые бардовые глаза Акане, с такими же черными зрачками-щелочками, как и у ее Господина. – Когда он такой, значит, ты им управляешь?
- Совершенно верно,- довольно ухмыльнулся Темный лорд и уложил сына на пол. – Я легко могу использовать его разум, видеть его глазами и даже говорить через него. А со временем я смогу полностью управлять его телом, словно марионеткой. И он будет просто счастлив, предоставить мне эту возможность.
- Я, кажется, поняла-сссс, - восторженно прошипела змея.- С-с-сколько потребуется времени?
- Полгода, но при условии, что я смогу излечить свое тело, поэтому кровь Поттера – все еще первостепенная цель!

***

- В каждой шутке есть доля шутки, все остальное - правда, - заметил кто-то из директоров на стене. – Что-то в этом парне есть… подозрительное. Скрытный он очень.
- Я знаю, - сухо ответил Дамблдор, наблюдая за стрелками часов, неумолимо движущихся к отметке двенадцать. – Но я знаю Волан-де-морта. Если бы было правдой хоть что–то сказанной этой дамой, то Акане не ходил бы среди живых, разве что вампиром. Или Белла решила тупо пошутить, или она конкретно лоханулась. И если правда последнее, то в ближайшее время среди Пожирателей смерти станет на одну темную колдунью меньше. А это совсем не плохо. Акане так и так не станет шпионом, а убрать кровожадную психопатку, не пачкая рук, очень даже неплохо получается. Я, верно, говорю, коллеги?
Со стен послушался одобрительный гул.
- А все-таки не зря тебя называют старым манипулятором, - послышался сквозь перешептывание портретов, язвительный голос дедушки Сириуса Блека.
- Финеас, дорогой, - почти по-дружески обратился к нему теперешний директор Хогвартса. - Манипуляция – это скрытая обработка людей с целью управления ими. А разве я хочу кем-то управлять?! Нет! Ни в коем случае. Я лишь желаю научить чему-нибудь, чему человек учиться не хочет сам....
- Например, Поттера? – подмигнул Найджелус рисованным коллегам, и те гневно зашипели на него, словно дюжина гадюк.
- Мальчишка – это совсем другой случай, - задумчиво произнес Дамблдор. – У меня просто не осталось другого выбора. Заставить совершенствоваться "через нехочу"? Он Поттер, а у него хорошо что-то получается, если он это делает на зло, или в тайне. Уговаривать и обещать награды и похвалы? Я вас умоляю. Приходится выбирать третий вариант, наиболее сложный и затратный. Никакой пользы, кроме нового пучка седых волос и умение Гарри прилично колдовать, мне не принесет. Но это нужнее ему, и он это вскоре поймет сам. И где тут злобная цель управления человеком?
- Цель манипуляции не в том, чтобы добиться от человека какого-либо действия, а заставить делать нечто полезное для манипулирующего, - голосом полного яда произнес директор-неудачник и под громкие вопли других портретов покинул свою раму.
«Да, но ведь он для этого и рожден. Я уверен. В конце концов, другой дороги к победе нет, и не будет. Настоящих чудес в мире не существует, это я вам могу сказать с уверенностью», - подумал про себя уже Дамблдор, покидая свой кабинет и направляясь в спальню.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
BellaДата: Среда, 11.08.2010, 16:04 | Сообщение # 18
DARK ANGEL
Сообщений: 301
« 20 »
Пусть Гарри победит Гринвальда и выгонит его из своего тела! А потом воспользуется его знаниями и всех переиграет! А в конце обязательнл ХЭ!!! biggrin Тащусь от этого фанфика happy


Чтоб выжить и прожить на этом свете,
Пока земля не свихнута с оси,
Держи себя на тройственном запрете:
Не бойся. Не надейся. Не проси.
http://ficbook.net/authors/ШоК
 
SapfiraДата: Воскресенье, 10.10.2010, 13:50 | Сообщение # 19
Подросток
Сообщений: 7
« 0 »
С нетерпением жду продолжения! smile
 
ItasДата: Четверг, 23.12.2010, 01:39 | Сообщение # 20
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
Удален с Хог-нета. Больше нет нигде sad



ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
LenДата: Четверг, 23.12.2010, 15:53 | Сообщение # 21
Посвященный
Сообщений: 41
« 2 »
Quote (Itas)
Удален с Хог-нета. Больше нет нигде sad
Не растраивайся,я видела на слизеринском форуме. smile
 
ItasДата: Четверг, 23.12.2010, 21:05 | Сообщение # 22
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
))) пасиб))) *унеслась на СФ*



ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
AniHutolozДата: Вторник, 01.02.2011, 15:20 | Сообщение # 23
Подросток
Сообщений: 3
« 0 »
Надеюсь на скорейшее продолжение!


Жизнь Прекрасна! - А что кто-то сомневается?
 
DelenДата: Среда, 19.10.2011, 21:51 | Сообщение # 24
Подросток
Сообщений: 1
« 0 »
Спустя год возвращаюсь к данной работе. Я отказалась от нескольких запланированных ранее сюжетных линий, в связи с этим предыдущие главы претерпели незначительные изменения по части диалогов, правда, зпаменить на этом сайте я их не могу.

Сорри работаю тут без беты...только Ворд. Так что, если увидите что-то - пишите.

Глава 13.

В тщательно отрегулированные планы миссис Лестрейндж и Дамблдора, не говоря уже о Маркусе, Северусе и прочих, вмешался злой рок с вполне человеческим именем. Даже Рон Уизли и Гермиона Грейнджер не догадывались о столь дерзкой задумке Гарри Поттера. Нет, не так - Геллерта Гриндевальда. Потому что это был чистой воды экспромт. Поэтому остановить его не смогли, да и вряд ли бы сумели, даже зная наперед.

Пока Темный лорд готовил особый Рождественский прием для своих сторонников, а Альбус Дамблдор мечтал о карнавале для студентов, Геллерт решил продемонстрировать друзьям, в приватной обстановке естественно, свою анимагическую форму. Удел всех наделенных властью людей – это самоуверенность. Причем самоуверенность дикая и не поддающаяся психоанализу. Геллерт давно доказал этому миру, что это его главный недостаток, причем неискоренимый. А если прибавить природное упрямство тела Поттера, но ничем хорошим эта затея закончиться не должна была. А уж предугадать цепочку событий,последующих за этим, и вовсе нереально.
Гриндевальд разумно рассудил, что у Поттера наследственная предрасположенность к данному виду магии. А его магическая сила и могущество позволит сократить время восстановления способности до нескольких дней вместо пары годков. И он не прогадал, вот только… с формой, малость, ошибся. Вернее, в своих расчетах он не принял во внимание влияние альтер-личности Поттера, коей сейчас тот являлся.

Ранним утром, когда все нормальные люди ещё спят, Геллерт и два его сонных товарища отправились в Выручай-комнату. Гермиона, которая сама напросилась в утреннюю компанию, чтобы предостеречь и защитить неразумных, всю дорогу ныла о пользе полноценного сна для растущего организма, но за годы обучения вместе с этой девушкой у парней уже выработался стойкий иммунитет к подобным лекциям. Когда Гермиона сильно доставала своими нравоучениями, Гриндевальд брался за волшебную палочку и немного подправлял ей память. Уизли первое время противился, а после согласился с методами друга.

- Может, объяснишь, наконец, какого Хагрида, мы идем сюда на рассвете? - Гермиона не упускала случая уколоть самоуверенного гриффиндорца, который постоянно рисковал как не своей, так ее или Рона жизнью.

- Мне не спится, - спокойно ответил Гриндевальд.

- Ты все еще одержим этой глупой идеей пойди в гости к Вол... - не унималась Гермиона.

- Я немного изменил свои рождественские планы, – невинно улыбнулся Геллерт, сложив губки бантиком, с удовольствием отмечая первую стадию закипания девушки. - Отменил пока этот визит.

- Ты одумался?! - не поверила своему счастью Гермиона, мысленно отплясывая канкан на рабочем столе Дамблдора. - Слава Богу, а я уже думала, что вы окончательно спятили. Правильно, после случая с близнецами, из Хогвартса лучше не высовывать нос. И вообще, лучше все оставить до тех пор, пока ты не вырастешь и не поумнеешь.

- Конечно, - влез в разговор окончательно проснувшийся Рон. – Гарри бросит всё к едрени-фени, подождет пару лет диплома, а потом как вышибет Маркуса и Снейпа волшебным пендалем из Хогвартса, а в корень заколебавшего его Дамблдора и Волдеморта посадит в Азкабан силой мысли. – Закончил язвить Рон, расплывшись в удовлетворённой улыбке.

– Блин, чтобы ты подавился, - зашипела не хуже упомянутого Лорда Грейнджер. Она ненавидела такого Рона. В последнее время их отношения дали такую трещину, что называть себя "влюбленной парой" в голову не приходило ни одному из них.

-Так, народ, прекращай цапаться, - с укором глянул на друзей Геллерт и открыл дверь в Выручай-комнату. – Сегодня вас ждет незабываемое представление. Как и обещал, я продемонстрирую вам свою анимагическую форму. Надеюсь, вас это впечатлит.

- Надеюсь, тебя это не убьет, - произнесла надменным тоном Гермиона.

- А я надеялся, что ты шутишь... – вздохнул Рон.

- Может не стоит спешить с обращением? – добавила Гермиона. – Кто тебе поможет, если случится что-то непоправимое?

-Проснись и пой! – проорал на весь зал Гриндевальд, картинно возведя руки к потолку. – Забыли кто я?!! Я справлюсь.

Скептически хмыкнув, Гермиона аккуратно уселась на только что наколдованную Роном лавочку и приготовилась к просмотру обещанного шоу. Предчувствие ее никогда не обманывало, и сейчас кричало, что добром это не закончится. Рон присел рядом и также приготовился к самому неожиданному. Он тоже считал что Гарри очень спешит, но особо перечить впрочем не стал.

Морально приготовившийся к превращению, Геллерт встал в позу, направил на себя волшебную палочку и с надменным видом произнес: - Анимагус!

Под действием магического заклинания его тело стало уменьшаться и видоизменятся. А когда через пару секунд все закончилось, Гермиона и Рон, бульдожьей хваткой вцепившиеся друг в друга, хором прошептали: - С ума сойти….

Закончив трансформацию, Геллерт почувствовал необычное покалывание во всем теле. Чуть погодя к нему вернулось зрение, правда, немного расфокусированное, и Геллерту пришлось постараться, чтобы привыкнуть к нему и заставить работать его как надо. Данный факт его очень удивил, ведь в прошлой его жизни такого не наблюдалось.

Первое, что он увидел, так это туфли своих друзей и, судя по их размеру, он явно не был большим животным.

«Черт», - произнес Геллерт, пытаясь подняться на лапы… но у него это никак не получалось. Мало того, у него возникло ощущение, что ног, как таковых, у него и вовсе не было. - " Я что, изменил форму? Я же рысь?!".

Кое-как приподняв голову и посмотрев на испуганные лица друзей, Геллерт вопросительно засопел. Гермиона, словно поняла его безмолвную просьбу, достала из кармана небольшое зеркальце, увеличила его и осторожно опустила на пол, чтобы их друг мог рассмотреть в зеркале свое новое тело.

Не веря свои глазам, Геллерт уставился в зеркальную поверхность, отражающую тело... огромной кобры.

- Аспид… - с благоговейным ужасом в глазах прошептал Рон и слегка поддался назад.

- Гамадриад, - поправила его Гермиона, почувствовав неприятную дрожь в коленках. Она с детства побаивалась змей.

- Кто? – не понял Рон.

- Змея очковая, так понятно? - шикнула девушка и осторожно опустилась на пол. Судя по поведению Гарри, он был дезориентирован и … немного озадачен.

- Как ты? – обеспокоенно спросила Грейнджер у…змея, пытаясь пересилить себя и дотронуться до скользкого чешуйчатого тела.

- Друг, ты самая ядовитая змея! – с гордостью в голосе произнес Рон, прячась за спину Грейнджер. Тут Гермиона согласилась с ним.

- Это точно, теперь главное язык не прикуси себе. Ты нас понимаешь то?

Змея слегка качнула головой.

- Давай попробуй поползать, - предложила девушка. – Сразу может не получиться, так что не зверей, если что. Да-да, мы знаем, ты особенный.

Змея возмущенно высунула раздвоенный язык и сердито обшипела друзей.

Спустя час все, что мог сделать Геллерт, так это перевернуть свое немаленькое, как для змеи, тело на спину.

- Я не знаю, в чем секрет передвижения этих гадов, - захныкала Гермиона. – Дело не то в ребрах, не то в чешуе…

- Очешуеть… - вздохнул устало Рон и умоляюще посмотрел на мучающегося на полу друга. – Гарри, давай превращайся назад в человека.

Но, похоже, самоуверенный не в меру Новый Лорд забыл прочесть или просто не запомнил, как это сделать. Все попытки вернуть человеческую форму заканчивались полным провалом.

- И что теперь делать, умник? - сурово глянула на рептилию Гермиона. - И кто теперь нам поможет?

- Макгонагалл отметаем сразу, - задумался Рон. - Сдаст в Министерство.

- Нам нужен профессор Снейп, - предложила уверенным тоном Гермиона. - Что думаешь, Гарри?

Замученный и обессиленный змей грустно вздохнул и замотал отрицательно головой.

***

Пока Гермиона, наплевав на протест Геллерта, отправилась на поиски профессора Снейпа, Рон Уизли сидел на лавочке и наблюдал за своим лучшим другом.

Кобра, пять с половиной метров длинной, мерно качающаяся напротив его лица, заставляла его нервничать. Он, конечно, понимал, что в голове у этого гада мозги его друга, но разные воспоминания и истории не позволяли ему расслабится: змеи якобы не просто нападают, но еще и гонятся за убегающим, а столкнувшись с человеком, принимают боевую стойку и плюются ядом на расстояние до пяти метров, и точность попадания очень высокая.

- Гарри, ты ведь рассчитывал на другую форму, да?

Змея злобно зашипела и кивнула.

- Нужно просто найти что-то положительное… - попытался поддержать Уизли друга. – Ты сильный, ядовитый и можешь залезть в любую щель в замке, спрятаться в лесу, залезть в унитаз и… надрать задницу змее Темного лорда. Ну… как только научишься пользоваться телом.

Геллерт вздохнул и еще раз посмотрел на себя в зеркало.

- Попробуй усилием воли сокращать мышцы, - предложил Рон.

Геллерт сердито обшипел Рыжего. Он пробовал: и косинусом, синусом, и параболой, и… в общем после последней попытки Грейнджер напомнила ему, что он королевская змея, а не гусеница, и что нечего ползать, опираясь на челюсть и основание хвоста. Ни сил, ни желания у него уже не осталось.

Рон опять вздохнул и обхватил руками колени. Предчувствия их с Гермионой не подвели.

***

Пронзительный женский крик разорвал тишину зала, заставив всех присутствующих вжать головы в плечи. Наказание «предателей» продолжалось уже почти час, а Темному Лорду было все мало. Он явно запланировал хорошо отдохнуть в Рождественский вечер, по-своему. Его Правая Рука, неизвестный до некоторых пор, но сегодня снявший по примеру остальных свою маску, стоял рядом со своим Господином и лениво наблюдал на мучениями женщины. С его точки зрения, наказание еще и не начиналось.

- Не люблю повторять свои вопросы, - протянул Воландеморт, закидывая ногу на ногу. – Итак, Белла, что ты предложила взамен Дамблдору за предоставленную сегодня Информацию?

Гениальный план разоблачения Маркуса Акане, как шпиона Ордена Феникса, был провален. Для всех стало большим сюрпризом тот факт, что профессор ЗОТС был двойным агентом, как и Северус Снейп, и вдвоем они занимались подрывной деятельностью в Хогварсте и благодаря миссис Лейстрейндж их миссия, скорее всего, потерпела полное фиаско, поскольку Дамблдору теперь было что-то известно. Но вот что? Папка с документами, которую принесла Белла, могла быть получена только из рук директора и добровольно. Такова была магия защиты, лежавшая на ней.

Зал наполнился гулом шепотков. Возмущенных, напуганных, издевательских. Молчал только Люциус Малфой, не понимающий, почему его не коснулось наказание. Он был уверен, что его не минет чаша сия.

- Милорд, - склонившийся в поклоне Питер раболепно зашептал. – Недавно в ваших темницах появились новые пленники, но никто не …

- Я знаю, - рявкнул Лорд и резко поднялся. – Старик жертвовал сотнями жизней ради своих целей, и не будет торговаться за двоих мальчишек. Итак, моя дорогая, какое проклятие мне наложить на тебя, чтобы ты рассказала мне все начистоту? Круциатус, как я вижу, не котируется. Как насчет, проклятия Медленной смерти? Маркус, окажешь услугу старому глупому Лорду?

Видя, с каким мстительным выражением лица Акане спускается с пьедестала и направляется к миссис Лестрейндж, ни у кого не оставалось сомнений, что живой сегодня эта женщина зал не покинет. Сочувствующий взгляд Северуса Снейпа был тому лучшим доказательством.

- Я..- прошептала окровавленными губами Пожирательница, с ужасом рассматривая изувеченное тело Фенрира. – Я… рассказала ему, что он…. – рядом послышался стон другого Пожирателя, попавшего под раздачу, - что Акане ваш любовник.

На сей раз громкий смех Темного лорда рассек тишину зала и обращая в панику даже дементоров, сидящий на крыше.

- И все?! За эти сплетни он сдал одного из своих шпионов? – продолжал смеяться Волдеморт. – Старик не мог поверить в такую чушь.

- Но он поверил, - отчаянным голосом закричала Белла, с отвращением смотря, как вынимает волшебную палочку Маркус. – Клянусь!

- Он не мог в это поверить, - отчеканил Темный лорд и его глаза зажглись алым пламенем. – А знаешь почему?

Все Пожиратели смерти застыли словно изваяния.

- Потому что, моя дорогая, Маркус Акане – мой... сын, - громко произнес Темный лорд, чтобы его услышал каждый Пожиратель в зале, каждый дементор в небе, каждый пленник в темнице, - и все эти годы он был пленником печальных обстоятельств, искусно созданных Альбусом Дамблдлором. Удивительно, что можно нафантазировать из дюжины чужих воспоминаний и желания уничтожить соперника, не так ли? Итак, я жду правду, или…

Мадам Лестрейндж умоляюще смотрела на своего Повелителя и тихо скулила в ожидании расплаты. По сигналу Воландеморту, неотрывно глядящему в глаза некогда самой верной своей последовательнице, его сын направил на нее волшебную палочку.

- Я говорю правду, мой Лорд, - стенала Белла, поздно понимая, что стала лишь пешкой в хитрой игре жизнями двух величайших шахматистов.

Лорд снисходительно улыбнулся и приблизился к Пожительнице.

- Извини за тавтологию, но твоя правда неправдоподобна. Маркус, начинай.

***

Спустя час ничто в зале не напоминало о том, что недавно тут были казнены пятеро человек. Пожиратели придавались веселью и праздновали наступившее Рождество. Темный лорд, с благосклонным видом выслушивая шутки Антонина Долохова, наслаждался отменным вином, поданным в честь праздника на стол. Рядом с ним сидел его наследник и плохо скрываемой радостью на лице мечтательно жмурился каждый раз, когда Воландеморт обращался к нему: «Сын».

Сидящий рядом Северус Снейп, видя это представление, неоднократно про себя повторял: «Сбылась мечта идиота». Тем не менее, последние события его порядком взволновали. Дело даже не в прилюдной ликвидации людей, которых он знал. Смерть он видел достаточно часто. Профессора волновал тот факт, как легко и оригинально Темный лорд подставил и расправился с неугодными, одновременно запугав всех остальных и напомнив им, кто в их мире Хозяин. А точнее, он пытался понять, почему Лорд это сделал? За всем этим стояло куда больше, чем наказание строптивых и вольнодумцев. Своим признанием и действиями он возвысил Акане так, как никогда и не снилось покойной Белатриссе. Теперь к его сыну будут относиться с не меньшим уважением, чем к самому Лорду. И дело вовсе не в родительской любви. Тут сокрыта какая-то тайна… хитроумный план... Тонкий расчет...

Что же на самом деле задумал Лорд Воландеморт?
 
ПантераДата: Четверг, 20.10.2011, 15:03 | Сообщение # 25
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 3 »
Спасибо! biggrin Только когда же Гарри вернёт управление телом? Галлерт бесит уже wacko


Темнота бывает враг, бывает лучший друг...
 
БелкаДата: Понедельник, 26.03.2012, 16:50 | Сообщение # 26
Подросток
Сообщений: 11
« 0 »
Жаль, что такое хорошее произведение заброшено, но автору видней((((


Говорят, что даже такая мелочь, как взмах крыла бабочки, может, в конце концов, стать причиной тайфуна на другом конце света (Теория Хаоса)
 
КиараДата: Четверг, 05.04.2012, 14:31 | Сообщение # 27
Посвященный
Сообщений: 33
« 1 »
А прода будет?


Я, как идеальная женщина, всегда знаю когда необходимо промолчать, но ведь... зараза... не могу.
 
ОлюсяДата: Понедельник, 30.04.2012, 21:48 | Сообщение # 28
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 181 »
Дальнейшее выпрашивание проды будет приравнено к флуду!


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Вторник, 08.01.2013, 17:29 | Сообщение # 29
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 181 »
Тема перемещена в Архив до появления автора и/или проды


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Воскресенье, 24.11.2013, 17:43 | Сообщение # 30
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 181 »
Тема закрыта в связи с её заморозкой


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Лорды Темной стороны (ГП/??, R/юмор/приключение/драма/AU,заморожен)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: