Армия Запретного леса

Понедельник, 01.06.2020, 22:11
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 4
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Кто же ты такой, Гарри? (ЛМ/ГП, NC-17, романс, миди, замерз)
Кто же ты такой, Гарри?
Lash-of-MirkДата: Суббота, 26.06.2010, 11:56 | Сообщение # 1
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Название: Кто же ты такой, Гарри?
Автор: Linalis
Бета: Kairin
Категория фика: NC-17
Жанр: романс
Пейринг: ЛМ/ГП
Размер: миди
Статус: в работе
Аннотация: Поругавшись с друзьями в поезде после четвертого года обучения, Гарри уже не ждет ничего хорошего. Но на третий день его пребывания в доме Дурслей, туда же прибывает очень неожиданная гостья. Гарри совершенно неожиданно узнает, что Дамблдор, оказывается, не последняя инстанция, и что знать все директор не в состоянии. А Гарри предстоит узнать, кто же он такой на самом деле. Так, кто же такой Гарри Поттер? И смогут ли принять это те, с кем он общался до этого лета.
Предупреждение: АУ конца 4, а также 5-7 книг, ООС персонажей, НЖП (но не Мери-Сью)
Отказ от прав: герои и мир принадлежат Дж.Роулинг, я только слегка пофантазировала на тему.
Примечание: Это подарок для Kairin, пожелавшей фик с пейрингом ЛМ/ГП.
Разешение на размещение: получено.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 26.06.2010, 11:56 | Сообщение # 2
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 1. Неожиданная гостья.

Ничего не предвещало того, что заканчивать свое путешествие в Лондон на летние каникулы Гарри Поттер будет на открытой площадке последнего вагона. А сейчас он как раз сидел на этой самой площадке, свесив ноги наружу и вцепившись в перила. Настроение у него было ужасным. Кто же думал, что все сложится так, что он переругается с двумя своими лучшими друзьями. Каким-то странным был этот год. Он успел уже дважды переругаться с Роном. Но если в первый раз Гермиона его поддержала, то сегодня встала против него. Гарри так и не мог понять, с чего вообще произошла ссора. Он даже дослушивать все обвинения не стал. Молча снял с верхней полки свой сундук, вытащил оттуда мантию-неведимку, альбом с фотографиями, метлу (палочка всегда была при нем) и покинул купе под недоуменный взгляд всех, кто сидел в нем. Даже Герм… Грейнджер (ну, не мог он теперь называть ее по имени) заткнулась, не понимая, что он делает. Это произошло четыре часа назад, но никто из друзей (а были ли они таковыми на самом деле?) его до сих пор не нашел (а пытался ли?).
С чего все началось? Гермиона решила выступить в роли матери и прочитать ему нотацию на тему того, какой же он все-таки вспыльчивый и даже безответственный, тем более что всегда втравливает в свои приключения и окружающих. Гарри сначала даже ответить ничего не мог, настолько растерялся от того, что слышал. И ладно бы, если бы только Гермиона, но тут ей стал поддакивать Рон, который вспомнил все ситуации, в которых они четверо оказались, с самого первого курса. Гарри молчал достаточно долго, выслушивая все эти несправедливые обвинения. Джинни пыталась остановить брата и подругу, но тем словно шлея под вожжи попала. Их просто понесло, причем так, что остановиться уже нет никакой возможности. И когда прозвучало, что лучше бы они никогда не дружили, Гарри и проделал свою нехитрую операцию. Он не смотрел на людей, которых считал друзьями, поэтому не видел, что Гермиона, похоже, поняла, что наговорила. Она, пожалуй, да, а вот Рон, как всегда, считал, что прав.
Гарри не мог понять, зачем вообще нужно было заводить этот разговор. Сегодня впервые у него появилась ясная мысль, а есть ли у него друзья? И могут ли такие у него быть вообще? И не ошибся ли он тогда, едя на свой первый курс, когда отказал принять руку Драко Малфоя? Впервые он задумался о том, что же на самом деле происходит вокруг него. Нет, он не думал, что все плохие, просто пришло понимание того, что он смотрел на все через розовые очки, не замечая некоторых очень явных вещей. Сейчас думать об этом совсем не хотелось. Для этого у него будет все лето. Гарри поморщился, вспомнив слова, невзначай, в запале брошенные ему Гермионой.

«Ретроспектива.
- Ты постоянно привлекаешь к себе внимание, - подруга стояла в проходе между полками и почти нависала над молчаливым другом. Возможно, она думала, что тот молчит, потому что чувствует свою вину. – Тебе надо учиться, а ты маешься дурью.
- Да, - поддакнул Рон.
- Помолчал бы, - буркнула Джинни, недобро посмотрев на брата, но в выяснения отношений в трио не вмешивалась.
- Мерлин, как я рада, что летом не нужно будет с тобой общаться, - закатила глаза к потолку. – Спасибо профессору Дамблдору. Хоть эти два с половиной месяца от тебя отдохнуть, если ты, конечно, опять чего-нибудь не выкинешь.
Конец ретроспективы».

Гарри снова вздохнул. Поезд начал замедлять свой бег, давая понять пассажирам, что конечный пункт следования уже почти достигнут. Юноша продолжал сидеть, отрешенно глядя в убегающую даль. Мысли как-то сами собой исчезли, оставляя после себя пустоту. Совершенно не хотелось возвращаться в купе за своим сундуком. Хедвиг он выпустил еще в Хогсмиде на станции, давая ей время поохотиться и полетать, а затем самой найти дорогу в Литлл-Уининг. Поезд остановился. Гарри еще несколько минут посидел, а затем встал, открыл дверцу в заграждении площадки и спустился на платформу. Он сразу заметил Уизли, которые уже бурно обнимались и изъявляли радость от встречи и соединения почти всей семьи под ровным кровом. Гарри с мрачной решимостью пошел к ним, заметив свой сундук, стоящий рядом с Роном.
- А где Гарри? – услышал он голос миссис Уизли, обращенный к Рону.
- Он…, - начал тот, покраснев.
- Здравствуйте, мистер Уизли, миссис Уизли, - поздоровался Гарри, затем решительно взял свой сундук и потащился с ним к барьеру в маггловскую часть. На друзей он не смотрел. Близнецы недоуменно смотрели вслед мальчику, который подарил им тысячу галлеонов и ничего не потребовал взамен. При посадке в поезд и первые часа два поездки главный гриффиндорец Хогвартса был в нормальном настроении, а сейчас… Близнецы перевели взгляд на Рона и нахмурились. Почему-то они сразу решили, что в плохом настроении Поттера виноват их младший брат.
- Гарри, - крикнула Молли Уизли.
- Меня ждут родственники, - бросил тот в ответ, не оборачиваясь. – И чтобы не создавать излишне неприятных последствий, мне стоит поспешить, чтобы никому не пришло в голову вмешаться не в свое дело, - добавил с сильной долей язвительности.
Уизли и Грейнджер так не придумали, что ответить на это, поэтому не успели за Гарри. И тот спокойно покинул платформу, где сразу же увидел дядю, тетю и кузена.
- Что это было? – требовательно уставились на Рона близнецы. – Что ты опять сделал, что Гарри стал таким?
- Почему сразу я? – взбеленился тот.
- А кто еще? – начал Фред.
- Ты и так в этом году…, - это уже Джордж.
- Сделал все, чтобы…, - Фред.
- Ваша с ним дружба трещала по всем швам, - закончил Джордж.
- Ему не на что обижаться, - вдруг произнесла Гермиона.
- Что-то я не заметил, что он не обиженный, - фыркнул Джордж.
- Он очень обиженный, - произнес Фред.
- Смотрите, не потеряйте друга, - хором сказали близнецы. Но они видели, что пока их слова не достигают ушей Гермионы и Рона. Они не стали выяснять причин, ставшим следствием того, чему они стали только что свидетелями. Они нет, а вот миссис Уизли явно была рассержена. Гермионе повезло, она не должна была стать объектом разбирательств, а вот Рону в этом плане совсем не повезло, но все это уже будет происходить в Норе.
Первые три дня в доме Дурслей были похожи на все остальные, которые он провел в этом доме. С самого приезда его загрузили работой. Он снова стал паршивым мальчишкой, уродом и ненормальным. Гарри все чаще стали задаваться вопросом, а почему Дурсли никогда его не избивали. Пара-тройка подзатыльников и нападки Дадли не в счет. В качестве наказания «любимые» родственники использовали либо ругань, либо отлучения от еды, либо запирание в чулане (в первые десять лет его жизни в этом доме) или в его захламленной комнате. Странно все-таки, что ни говори.
И вот, сегодня, когда третий день его пребывания у родственников шел к концу, Гарри убирал кухню. Ничего не предвещало никаких изменений. Он как раз закончил намывать посуду, и собрался уже заняться полом, как в дверь позвонили. Слон промчался по дому. Слоном был естественно Дадли. Гарри не прислушивался, что происходит в прихожей, хотя и слышал, что туда уже промчались и тетка, и дядя. Голоса звучали приглушенно, но юноша к ним и не прислушивался, да и сквозь полузакрытую дверь, которую миссис Дурсль прикрыла, чтобы посторонние не смогли увидеть ее племянника. Да, Гарри не особо-то и хотелось, чтобы кто-то видел, как он живет в этом доме.
Он старательно отмывал пол, когда дверь с треском стукнула о стену, словно ее открыли пинком ноги. Поттер тяжко вздохнул, но мыть полы не перестал.
- Что это такое? – услышал он возмущенный женский голос, совершенно незнакомый. В какой-то момент он даже подумал, что в гости заявилась Мардж Дурсль, но судя по голосу, это была не она. Гарри оглянулся через плечо. На него смотрела женщина в явно дорогой одежде, с безукоризненным макияжем и прической. Она несколько секунду смотрела прямо ему в глаза. Юноша видел, как глаза этой незнакомой женщины наливаются гневом и чем-то еще.
- КАК ТЫ, ДРЯНЬ ТОЩАЯ, ПОСМЕЛА?! – да, гроза не миновала, правда, направлена она была на хозяйку дома.
- Тетя Марион, - пискнула та в ответ.
- Ты, лошадь бесхвостая, посмела превратить СЫНА Лили в своего домработника? – женщина была очень зла. Гарри в изумлении смотрел на разворачивающееся перед ним действие.
- Не смейте так называть мою маму, – вдруг вякнул Дадли. Один взгляд на гостью дал Гарри понять, что зря он решил вмешаться.
- Рот закрой, хомяк, - тут же обрубила его грубо женщина. Поттер никак не мог соотнести вид богатой женщины и тот тон, с которым она говорила с Дурслями. Но не мог он понять и того, почему тетка с дядей терпят такое отношение к себе. – Как ты могла вырастить вот это? Господи помилуй, а я собиралась сделать тебя своей наследницей. ДА, НЕ В ЖИЗНЬ!
- Тетя Марион, - снова пискнула Петуния.
- Что, тетя Марион? – грозно окинула гостья Дурслей. – Моей наследницей всегда должна была стать Лилиана, но не ты! Но девочка не выжила. И я решила проверить, насколько ты подходишь для того, чтобы передать тебе наследие нашей семьи. И ЧТО Я ВИЖУ? ТЫ ЭКСПЛУАТИРУЕШЬ СЫНА ЛИЛИ? Мальчик, немедленно встань с колен, не пристало тебе заниматься такими делами в этом доме, - это уже было сказано мягким тоном и обращено непосредственно к Гарри.
- Урод, – пробурчал себе под нос Дадли. К его великому сожалению, он был услышан. Рука у тети Марион была очень тяжелой, и отпечаток ее ладони теперь красовался на правой щеке младшего Дурсля.
- Простите, а вы кто? – вежливо поинтересовался Гарри.
- ЧТО?! – женщина явно была в шоке. Поттер пожалел тетку, когда гостья снова вернула все свое внимание Дурслям. – Ты не рассказала ему, что у него есть еще родственники?
- Вы моя родственница? – Поттер был чрезмерно удивлен. Марион не обратила внимания на него, продолжая наступать на Дурслей.
- Почему сын Лили не знает о моем существовании? Почему он живет в твоем доме, если у него куча родственников в магическом мире?
- ЧТО?! – теперь настала очередь Гарри выпадать в осадок. – Какие родственники в магическом мире?
Гостья повернулась к юноше и уставилась на него с непередаваемым выражением на лице.
- И что это значит? – тихо произнесла она. – Почему ты живешь с ними? – она небрежно кивнула в сторону его «любимых» родственников.
- Они мои единственные родственники, а также мама оградила меня защитой крови, а тетя Петуния ее родная сестра, – ответил Гарри. Он еще хотел что-то сказать, но гостья фыркнула.
- Если уж и действует защита, то она точно не висит на этой кляче, - махнула рукой она на Петунию.
– Почему? – удивился Гарри.
- Потому что она не Эванс, - скривилась Марион. – И никогда ей не была. Джоанна и Ричард ее удочерили, и только по маггловскому закону.
- Ээээ, простите, - Гарри запутался.
- Если уж говорить о кровной защите, то она должна висеть на мне, но никак на этой тощей дуре. И угораздило моего племянника взять именно эту себе в дочери, - Марион презрительно посмотрела на Петунию. Затем она повернулась к Гарри. – Собирайся, мы покидаем этот дом немедленно.
- Тетя Марион, - решила вмешаться миссис Дурсль.
- Я тебя видеть больше не желаю. В кои-то веки я решила выбраться к тебе, и что я вижу? – гостья была зла. – Ты могла мне написать о Гарри. Если тебе было так в тягость иметь в доме настоящего волшебника, то я бы приняла его с распростертыми объятиями. Но нет. Ты решила поиздеваться над ребенком. Эвансы такого не прощают.
- Вы не можете его забрать, – воскликнула Петуния.
- Я не могу? – язвительно выдала Марион. – Ты, наверное, забыла, кто я такая? И ты меня не остановишь. Или тебе так страшно потерять те деньги, которые выделяются на его содержание? Ведь они выделяются!
То как сдулись старшие Дурсли, сказало Гарри очень много. Он совсем запутался в том, что вообще происходило с его жизнью.
- Я забираю своего внука, и именно будет наследником Эвансом. Тебя и твою семейку я знать не хочу. Какое счастье, что я решилась-таки приехать в этот дом, - произнесла гостья. – Гарри, собирайся, в этом доме ты не останешься, тем более кровной защиты точно на нем нет. Ведь она не твоя кровная родственница со стороны Лили.
- Простите, а вы кто? – Гарри растерянно смотрел на эту женщину лет так сорока пяти – пятидесяти. Она выглядела очень хорошо и была явно богатой.
- Ох, прости, - та улыбнулась ему очень доброй улыбкой. – Я Марион Эванс – глава рода Эванс, сквиб. Ты и твоя мама первые волшебники в нашем роду, начиная с двенадцатого века, когда наш род потерял магическую силу, и поэтому мы потихоньку ушли в маггловский мир, хотя и не совсем. Наш род очень древний и один из родовитых.
- Вы хотите сказать, что я?.. – начал Гарри.
- Обо всем поговорим дома, а не здесь, так что собирайся. Мы покидаем этот мещанский притон, - произнесла Марион Эванс. – Только не говори, что у тебя нет другой одежды. Не стоит еще хуже делать мое отношение к этим.
- Эмм, - Гарри виновато посмотрел на женщину. Та вздохнула.
- Ужас, это же надо быть такой идиоткой, - она повернулась к Петунии. – Скажи спасибо, что ты жива, и я не собираюсь тебя засадить в тюрьму за издевательство над ребенком.
- Уходите из моего дома, - ага, вот и Вернон Дурсль, наконец, очнулся и решил высказаться.
- О, мы уйдем, мы еще как уйдем, - недобро так пообещала Марион Эванс. – Где твои вещи, Гарри?
Юноша все еще пребывал в некоторой прострации, так что он очнулся только тогда, когда машина уже минут пятнадцать, как увозила его из дома Дурслей. Он еще не знал, что его родственники, которые вовсе ими не являлись, сидели и с ужасом ждали появления магов, которые обязательно рано или поздно явятся за их ненормальным племянником, а также пытались пережить потерю очень большого наследства. Кто же знал, что тетя Марион решит навестить их именно летом. Не знал он и того, что свидетелем его отъезда стала миссис Фигг, которая поспешила сообщать об отъезде мальчика директору Хогвартса. Но никто в магическом мире еще не знал, что все очень сильно изменилось в тот самый момент, когда в доме Дурслей появилась Марион Эванс.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 26.06.2010, 11:57 | Сообщение # 3
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 2. Не успели.

- Альбус, Альбус, - миссис Фигг пребывала в крайней степени возбуждения. Она только что своими глазами видела, как из дома Дурслей увозили Гарри Поттера, и это явно были не члены Ордена Феникса, тем те не ездили на таких дорогих машинах, да еще и с шофером.
- Арабелла, в чем дело? – Дамблдор уже чувствовал, что опять что-то случилось с мальчишкой. И почему тому никак не сидится на месте. Он сейчас как раз был в доме Блека, где шло собрание, правда, в укороченном составе.
- Поттера увезли, - выпалила Фигг.
- Что, значит, увезли? – нахмурился директор.
- К Дурслям приехала какая-то очень богатая дама, она покинула дом через полчаса, и вместе с ней уехал мальчик. Я сама видела, как в машину погрузили его вещи, - тараторила женщина.
- Когда это случилось? – потребовал Дамблдор. Он никак не мог понять, что происходит. Кому могло прийти в голову забрать Поттера, тем более, судя по тому, что рассказывала его соглядатай на Тисовой улице, это была маггла.
- Только что, минут пятнадцать назад, - сказала миссис Фигг. – Я сначала даже не поняла, что происходит. А потом Гарри сел в машину и они поехали. А я сразу кинулась к камину.
- Хорошо, Арабелла, - Дамблдор нахмурился еще больше. В гостиной дома Блеков стояла полная тишина. Все прислушивались к разговору, пытаясь понять, осознать, что же такое произошло. Снейп, как обычно сидевший в тени, не производил никаких звуков. Он пристально следил за Блеком, про себя удивляясь тому, что тот так спокоен. В конце концов, ведь исчез его крестник. Блек всегда был импульсивным, и сейчас должен был бы кричать, махать руками, рваться на поиски. Но Блек сидел молча, даже как-то отрешенно изучал камин, словно ничего такого не случилось.
«Интересно, во что опять влез этот мальчишка?» - подумал зельевар. Да, на людях он мог сколько угодно изображать ненависть к главному гриффиндорцу, но на самом деле все было совершенно не так. Снейп не мог не заметить, что Гарри Поттер отнюдь не был бездарностью, какой он его выставлял на своих уроках. Ему было жаль мальчика, сына женщины, которую сам он беззаветно любил. Не повезло Гарри в этой жизни. И Снейп это понимал как никто другой. Он оказался между двух огней – с одной стороны Дамблдор, с другой – Волдеморт. И оба этих лидера своих сторон не оставляли младшему Поттеру выбора и возможности жить своей жизнью. Если все, в том числе и Дамблдор, считали, что он, Снейп, ненавидит мальчика за то, что тот сын Поттера, то они глубоко ошибались. Северус никогда не забывал, что Гарри – сын Лили. И этого ему было достаточно. Он делал все, что мог, чтобы облегчить жизнь мальчика, но, к сожалению, сделать он мог не так уж и много. Но он старался. И нынешняя ситуация ему не нравилась. Понятное дело, что он использует свои каналы, чтобы прояснить ситуацию. И еще неизвестно, поделиться ли он этой информацией с директором.
- И? – вдруг подал голос Сириус. И столько там было сарказма, что и не передать.
- Что? – Дамблдор повернулся к хозяину особняку.
- И что вы намерены делать теперь? – Сириус закинул ногу на ногу и посмотрел на директора. В этот момент он вдруг стал похож на аристократа, а не на бывшего узника Азкабана. Как-то сразу весь подобрался.
- Сириус, - Дамблдор покачал головой, словно бы укоряя Блека, что тот помешал ему раздавать нужные в этот момент указания.
- Простите, директор, насколько я помню наш же разговор буквально пятнадцать минут назад, - язвительно прервал его Сириус. – То тут говорилось, что Гарри охраняют, за домом следят, и что с ним ничего не может случится. И что же мы имеем? Какая-то женщина спокойно увезла моего крестника из-под кровной защиты дома…
- Стоп, - Ремус нахмурился. Про кровную защиту он слышал в первый раз. Он считал, что Лили просто наложила защиту на Гарри, и та была завязана на Петунии Дурсль. – О какой кровной защите ты говоришь?
- Луни, очнись, - Сириус щелкнул пальцами перед носом своего друга-мародера. – Лили наложила кровную защиту на Гарри, поэтому ему и приходится возвращаться в дом Дурслей.
- Причем тут Дурсли? – не понял Ремус.
- Они единственные кровные родственники Гарри, - Молли посмотрела на Люпина так, словно у того вдруг все мозги отшибло.
- Дурсли может быть и родственники Гарри со стороны Лили, но точно не кровные, - серьезно произнес Ремус.
- С чего ты взял? – рявкнул Грюм.
- Лили сама мне говорила, что Петунию ее родители удочерили, даже документ мне показывала, - ответил Ремус, вгоняя всех в ступор. – Так что, если Лили и наложила кровную защиту на Гарри, то она точно не держится на Петунии Дурсль.
Сириус все это время сидел, глядя в пол. После того, как Ремус замолчал, он поднял голову и тяжелым взглядом уставился на Дамблдора.
- Директор, вы ничего не хотите объяснить? Так, какая там защита висит на доме Дурслей? Вы ведь прекрасно знали, что на доме этих уродов ее нет, - последнюю фразу он уже произнес в утвердительной форме.
- Д, профессор, может быть, вы нам это объясните, - поддержал друга Ремус.
- А ведь я говорила, что нельзя его было оставлять с этими магглами, - пробормотала МакГонагалл. Она всегда с сочувствием относилась к своему студенту, и зачастую просто не понимала действий директора. Но ведь трудно спорить с тем, кто, во-первых, старше, а во-вторых, мудрее. Они все привыкли принимать слова Дамблдора на веру. И вот, что из этого, в конце концов, вышло.
- Сейчас не время разбираться в том, что уже было, - директор всегда умел выкрутиться, вот и сейчас он легко перевел тему туда, куда ему было надо. Ведь на первом месте сейчас было, как можно быстрее отыскать Гарри Поттера. – Сейчас главное, найти Гарри. Как можно быстрее.
- Вопрос остается открытым, - произнес Сириус. – И не думайте, что я забуду об этом.
Дамблдор только кивнул, как бы давая понять, что принял к сведению слова мужчины.
- Аластор, Артур, Ремус, Северус, я прошу вас сейчас пройти через камин в дом Арабеллы, и навестить Дурслей. Нам нужно понять, что же там произошло и кто забрал Гарри, - начал он отдавать распоряжения.
Снейп первым поднялся со своего места. Он встретился взглядом с Блеком. Что-то такое было в синих глазах, что заставило зельевара задуматься. Он заметил жест мужчины, которым тот показал, что после возвращения из этой миссии, он хочет переговорить с ним. Северус мог бы проигнорировать это, но он был слишком заинтригован поведением Блека. Интуиция подсказывала ему, что за этим что-то стоит.
- За мной, - гаркнул Грюм, первым входя в камин.
- Хотелось бы меня знать, что происходит, - услышал Северус тихий голос Люпина.
- Мне тоже, - произнес он также тихо. Оборотень быстро взглянул на него, но промолчал.
Они оказались в гостиной дома Арабеллы Фигг. Снейп и Люпин сморщились. Кошачий запах ударил по их репепторам обоняния. Что уж поделаешь, если нос у них был такой чувствительный.
- Так, куда уехали, говоришь? – наседал уже на хозяйку дома Грюм.
- Туда, туда, - махала та рукой, показывая в окно, куда именно отбыл автомобиль, в котором был Гарри Поттер.
- Постоянная бдительность, - гаркнул Грюм, похлопал по плечу Фигг и направился к дверям.
- Театр абсурда, - буркнул Люпин. Снейп, уже второй раз за короткое время, был с ним полностью согласен.
«Не знаю, что было бы лучше, чтобы мы его нашли, или все же не нашли», - подумал про себя зельевар, замыкая шествие, которое направилось к дому Дурслей. Впереди шел Грюм, являя собой некое подобие Франкенштейна, настолько страшно выглядел его глаз. Слава Мерлину, ему все же пришло в голову наложить отводящие чары.
Дверь на их стук открыли сразу. Ужас, застывший на лице Петунии Дурсль при их виде, сказал Снейпу и Люпину больше, чем слова. Ее начало трясти.
- Миссис Дурсль, кто увез вашего племянника? – не гаркнуть у Грюма не получилось. Ответить ему не смогли, поскольку хозяйка дома банально осела на пол в глубоком обмороке.
- Аластор, а ты не мог так не пугать людей? – равнодушно поинтересовался Люпин.
- Что вам надо? – визжащие нотки в голове главы семейства Дурслей били по ушным перепонкам. – Что вы сделали с моей женой?
- Вопрос состоит в том, что же вы сделали такого, что при нашем появлении ваша супруга столь экстравагантным способом решила уйти от ответа, - саркастично выдал Снейп.
- Ничего не знаю, - тут же завопил Вернон. – Убирайтесь, ненормальные, уроды…
- А к Гарри вы тоже такие эпитеты применяли? – вкрадчиво поинтересовался Люпин. Снейп с интересом наблюдал за тем, как теплые карие глаза вдруг стали наливаться животной силой, становясь почти желтыми, и совсем не человеческими. «Кажется, я чего-то не знаю о нашем спокойном, всегда тихом оборотне», - вдруг понял зельевар. Сделав себе заметку на память, что следует последить не только за Блеком, но и за Люпином, Северус вернул свое внимание Дурслям. Семейство и гости уже перебрались в гостиную, причем гости явно были незваными.
- Итак, где Гарри? – рыкнул Грюм.
- Не знаю, - завизжала Петуния, уже пришедшая в себя.
- Неправильный ответ, - укоризненно покачал головой Люпин. На самом деле сейчас именно он больше всего пугал так называемых родственников Поттера-младшего. Пока остальные пытались выяснить, что же тут случилось, Северус решил разобраться с защитой дома. Только сейчас ему пришло на ум, что если бы на доме была кровная защита, то летом, перед вторым курсом, к Поттеру не смогли бы доставить письмо из Министерства с предупреждением. Никто вообще не смог бы отследить магию в этом доме, кровная защита бы не позволила. «И почему я раньше об этом не подумал?» - Снейп скривился. – «Мордред, надо было просто подумать. Голова все время была чем-то занята, да еще и эти задания директора. Вот я и не продумал всей ситуации». Магию на доме он чувствовал, но к кровной защите, как и говорил Люпин, она не имела никакого значения.
- Петуния, Эвансы ведь не магглы? – вдруг услышал он вкрадчивый вопрос оборотня, обращенный к этой лошади, каким-то боком оказавшейся в человеческом теле. Сам Снейп, Грюм и Артур Уизли удивленно посмотрели на Ремуса, правда, первый своего удивления не показал. Но то, как миссис Дурсль вжалась в спинку дивана, без слов дало ответ на вопрос.
- Эванс – маги? – грохнул своим аврорским рыком Грюм.
- Петуния, - голос Ремуса обволакивал. – Женщина, что увезла Гарри, его настоящая родственница?! – он не столько спрашивал, сколько утверждал. – Кто она?
- Марион Эванс, - пропищала перепуганная насмерть женщина. – Она эта… Сквиб. Лили и этот ее…, - предупреждающий взгляд Люпина заставил ее проглотить слово. – Поттер, - исправилась она. – Они были первыми магами за много столетий.
- Как интересно, - голос Ремуса прямо так и сочился медом. – И что же она у вас делала? И почему забрала Гарри?
- Что ты с ней возишься, Ремус, - Снейп встал. – Сейчас мы все узнаем.
- Северус, - встрепенулся Артур.
- Снейп, - одновременно с ним рявкнул Грюм. А вот Люпин только отклонился назад, на спинку стула и кивнул зельевару. Снейп поймал взгляд Петунии. Проникнуть в ее мозг было легко. Это было, как вставить нож в масло. Да уж, встреча Марион Эванс с Дурслями была впечатляющей. Каких-то пятнадцать-двадцать минут, но гостья сказала и сделала все, даже лучше, чем он сам бы это сделал.
- Да, это дама была права, и что же это родителей Лили угораздило именно тебя удочерить, - брезгливо поморщился он. – Где искать Марион Эванс?
- Я не знаю, - Петуния ревела в три ручья. Она уже давно не испытывала такого ужаса, а пережить ту сцену унижения еще раз стало для нее нелегким испытанием, забравшим последние силы.
- Как сказал мой друг, - Снейп усмехнулся. - Ответ неправильный.
Он даже почувствовал изумление Уизли, да и Грюм явно выпал в осадок, а вот Люпин был спокоен, аки статуя.
- Советую говорить правду, еще раз правду и только правду, - посоветовал оборотень равнодушным голосом. – Я немного голоден, могу и вами закусить.
- Вы же человек, - пискнул Дадли, забившийся с ногами в кресло и с ужасом взиравший на взрослых магов. Какой бы не была пустой его голова, конченным идиотом он не был.
- А кто тебе сказал, что я человек? – усмехнулся Ремус. – Я человек только двадцать девять дней в месяц, в вот в полнолуние…, - он как-то очень уж зверски облизнулся. – А оно как раз уже скоро, буквально через пять дней.
- Об…Оборт…Оборотней не бывает, - заверещал Дадли.
- Да, что ты?! – прямо таки засветился, словно солнышко Ремус. – Ты это нашему министерству скажи.
- Оборотень?! – пискнула Петуния. Запах мочи ударил в ноздри.
- Ремус, как тебе не стыдно, - покачал головой Снейп, укоризненно, аля-Дамблдор, глядя на Люпина. Затем он повернулся к Дурслям. – Я все же советую говорить правду. А то и, правда, отдам вам ему.
- У нее дом в Лондоне, я не знаю, где точно, - затараторила Петуния. Сейчас она была готова признаться во всех грехах, лишь бы эти «ненормальные» покинули ее дом и вообще забыли дорогу сюда. – Можно узнать в справочной.
- Узнавайте, - сделал разрешающий жест Снейп.
Петуния быстренько вскочила с дивана и ринулась к телефону. У нее даже мысли не появилось позвонить в полицию. Магов она боялась больше. Через пять минут телефонных дебатов, десятка переключений, в руках у четверки волшебников был адрес женщину, увезшей из этого дома Гарри Поттера.
- Что ж, разрешите откланяться, - насмешливо поклонился Дурслям Ремус.
- Да, Поттер навряд ли к вам когда-нибудь вернется, хотя бы по той причине, что вы ему не родственники. Правда, не ручаюсь, что у него не возникнет желания вам отомстить, - Снейп брезгливо оглядел перепуганное вусмерть семейство. – Я бы отомстил, - припечатал он их напоследок.
- Северус, Ремус, зачем вы так? – уже на улице произнес Уизли.
- Знаешь, Артур, - Ремус пристально посмотрел на мужчину. – Я не вмешивался во все это д… только потому, что считал, что Гарри тут действительно в безопасности, что тут стоит защита. Если бы я знал, как на самом деле обстоят дела, сын моего друга навряд ли жил бы здесь. И даже Дамблдор мне бы не помешал. К сожалению, я слишком сильно верил в его непогрешимость.
- А теперь не веришь? – рыкнул Грюм.
- Все мы люди, всем нам свойственно ошибаться, - уклонился от прямого ответа Люпин. Вроде бы ответил, но в то же время и не дал ответа.
Решив пока не препираться, а заняться делом, они направились по указанному адресу. Правда, Уизли и Грюм как-то недоверчиво поглядывали на двух своих компаньонов. Если Снейп еще не очень вырывался за рамки своего имиджа, то вот Люпин предстал совершенно в другой ипостаси. Хотя и зельевар вел себя несколько непривычно. Он ни разу не съязвил в сторону младшего Поттера, поддержал игру Люпину, и вообще вел себя с оборотнем так, словно они друзья-товарищи.
Обиталищем Марион Эванс был пентхауз на верхнем этаже одного из элитных домов в центральной части Лондона. Пентхауз занимал два верхних этажа этого здания. Встретили их там довольно-таки радушно, даже пригласили внутрь. И вот они уже сидят в белой гостиной. Почему белой? Да, все там было выполнено именно в этом цвете: отделка, мебель, ковры. Даже садиться на диваны было как-то неудобно, вдруг испортишь.
- Чем могу помочь, господа? – сидевший напротив гостей мужчина был спокоен.
- Мы хотели бы встретить с мисс Марион Эванс, - вежливо произнес Артур. Они еще у дома договорились, что Грюм будет помалкивать, его вообще не хотели брать с собой. Но попробуй настоять на своем, когда это Грозный глаз.
- К сожалению, леди Эванс вместе внуком отправились в родовое поместье, - улыбнулся мужчина, лет так пятидесяти.
- Леди Эванс? С внуком? – не удержался Ремус.
- Совершенно верно, - кивнул мужчина. – Леди Марион выяснила, что сын ее любимой племянницы жил не с родственниками-магами, а в доме приемной дочери ее брата. Мальчик в ужасном состоянии. Леди Марион решила, что в родовом поместье он быстрее придет в себя и наберется сил.
- Вы не могли бы нас сказать, как ее найти? Как найти это поместье? – уточнил Ремус.
- Я не думаю, что это возможно, - с сожалением покачал головой мужчина.
- Послушайте, - влез Грюм.
- Я понимаю ваше желание найти мистера Поттера, - перебил его мужчина. – Но боюсь, вы просто не сможете увидеть поместье. Родовое гнездо Эвансов находится в Германии. Это все, что нам известно. А после того, как установится кровная защита на замке Эвансов, вы вообще не сможете ничего предпринять. Там и сейчас стоит родовая защита, сравнимая разве что с защитой Хогвартса. Сам замок Эвансов не наносим.
- Вы очень много знаете, - прищурился Ремус.
- Роду Эвансов служат только сквибы с самого основания этого рода, - мужчина выпрямился и окинул взглядом магов. – Я не могу вам помочь. Наследник Эвансов должен принадлежать своему роду, раз маги не смогли позаботиться о нем, как о юном лорде Поттере. Всем, кто служит Эвансам и живет за пределами родового Замка, не известно его местонахождение.
- Надо воспользоваться поисковым зельем, - крякнул Грюм. Снейп уже об этом подумал.
- Не поможет, - произнес мужчина. – На милорде артефакт Эвансов, который скрывает его ауру, а также делает его невидимым для всех видов поиска. Пока леди Марион или сам милорд не решать дать о себе знать, вы не сможете их отследить. Хотя, конечно, можете попытаться.
- Вы сказали, что родовое поместье Эвансов – это Замок, - Ремус прищурился.
- Совершенно верно, - кивнул мужчина. – Он был построен двадцать пять веков назад.
- Подождите, вы хотите сказать, что Эвансы старше Основателей? – удивился Уизли.
- Совершенно верно, но этот род, как и еще несколько всегда держались в стороне от основных событий. Во время Инквизиции, когда маги так неудачно себя подставили, было решено уйти, именно тогда магия и ушла из нескольких древних семей. К кому-то она вернулась раньше, кому-то позже. С момента исчезновения магии мисс Лили и ее сын, милорд Гарольд, стали первыми магами в роду, - мужчина посмотрел на волшебников.
- Почему вы нам все это рассказываете? – прищурился Снейп.
- Леди Марион дала добро на это, - только и стало ответом.
- Вы хотите сказать, что Поттер – чистокровный маг? – до Грюма похоже только что дошло, о чем говорит этот сквиб.
- Совершенно верно, - кивнул мужчина. – Не знаю родовитости Поттеров, а со стороны Эвансов он уже представитель семнадцатого поколения магов, или двадцать пятого всего рода. Принято считать поколения столетиями.
- Мерлин, - выдохнул Уизли. – А это богатый род?
- Весьма, - скупо улыбнулся мужчина. – Но, простите, вам не суждено получить такого жениха.
- Что?! – поразился Артур.
- Я не думаю, что леди Марион одобрит вашу семью в качестве возможных супруги или супруга для своего внука. Милорд Гарольд теперь входит в двадцатку самых богатых магических родов мира, и сотню – маггловских, - произнес мужчина с достоинством. – Эвансы являются владельцами нескольких ювелирных предприятий, ресторанов, фабрик в обоих мирах
- Есть возможность связаться с леди Марион? – спросил Снейп.
- Только в том случае, если она сама выйдет на связь, - произнес сквиб. – Думаю, некоторое время леди Марион будет находиться в Замке, подальше от всех.
- Вы не могли бы дать нам знать, когда она выйдет на связь? – Ремус посмотрел на мужчину, уже зная, что тот ответит отказом.
- Я служу только Эвансам, - прозвучало, как подтверждение.
- Поттер нам…, - начал Грюм.
- Милорд Эванс, - исправил его мужчина. – Титул Милорда Эванса превышает титул лорда Поттера. И только второй или даже третий его ребенок будет наследовать этот титул. Первый ребенок станет наследником Эвансов, на ком бы не был женат милорд Гарольд. – А теперь извините, у меня дела.
Четверо магов почувствовали непреодолимое желание немедленно покинуть этот дом. Что они и сделали.
- Здесь магия, которая работает от слов. Нас вообще могли не принять здесь, и мы ничего не смогли бы сделать, - задумчиво глядя на дверь квартиры Марион Эванс, произнес Ремус.
- И что теперь делать? – Артур был в растерянности. Новости были, мягко говоря, шокирующими.
- Ждать, в остальном мы уже «не успели», - сказал Снейп.
Экспедиция вернулась на Гриммуальд-плейс, где ее с нетерпением ожидали.
- Гарри вы не нашли, - совершенно спокойно констатировал Сириус.
- Где он? Что с ним? Кто его увез? – понеслись вопросы.
- Альбус, а ты знал, или хотя бы предполагал, что Поттер чистокровный аж в двадцать пятом поколении? – Грюм уставился на директора.
- Что?! – понеслось со всех сторон.
- Его забрала бабка, та самая родственница, которая единственная и неповторимая, - хмыкнул Снейп. – Теперь вам Поттера не видать, как своих ушей. Леди Марион сделает все, чтобы Милорд Гарольд оказался как можно дальше от всего этого балагана.
- Милорд? – пискнула Молли.
- Да, как выразился этот сквиб, не быть ему женихом Уизли. Слишком родовитый и слишком богатый. Уж если кому и претендовать на него, то уж Малфоям, - Снейпу доставляло особое удовольствие поизгаляться над всеми. На самом деле он был рад за мальчика, который оказался в безопасности от всех этих игр.
- Северус, - укоризненно посмотрел на него Дамблдор.
- Его можно найти? – задал вопрос Сириус.
- Не думаю, во-первых, на него надели какой-то родовой артефакт, который сделал его невидимым для любого поиска. Во-вторых, известно лишь, что замок Эвансов находится в Германии, но он не наносим. И его место нахождение известно очень узкому кругу людей, так что попасть туда, тоже не получится. В-третьих, Лили действительно наложила на Гарри кровную защиту, и, насколько я могу судить, она держится на леди Марион Эванс, а значит, легла на родовой замок. Так что, господа и дамы, можете попрощаться с Гарри Поттером, пока он сам не решит появиться пред ваши ясные очи. А если он все же так умен, как я думаю, то он вообще постарается держаться от нас как можно дальше, - выдал Снейп и замер на своем стуле с улыбкой превосходства на лице.
- Если он так умен, как ты думаешь? – усмехнулся Сириус. – Надо же, оказывается Хогвартский ужас, совсем не так уж предвзято относится к моему крестнику, как всем кажется. И, пожалуй, я соглашусь. Лучше там, чем здесь.
- Северус, Сириус, - Дамблдор на миг потерял свое самообладание. Он был в шоке от речи этих двоих.
- Извините, директор, но мы не успели, - хмыкнул Ремус. – Гарри Поттера нам теперь не найти. Вернее, теперь уже Гарольда Эванса.
Это был слишком странный день. Естественно, Дамблдор решил все перепроверить. Но в пентхауз Марион он попасть не смог. Там стояла такая защита, что не каждому и под силу. И это говорило, что в мире присутствуют очень сильные маги, которым известна магия, недоступная даже директору Хогвартса. Только он никогда не сталкивался с этими магами, да и те не стремились иметь с ним дело. В общем, Снейп, конечно, сварил все нужные зелья, даже поучаствовал в поиске. Все было зря. Орден Феникс даже побывал в Германии. В министерстве магии Германии им подтвердили, что да, есть такой замок и такой род, очень влиятельный и древний, но никто не смог сказать, как с ее представителями связаться. Тупик, полный.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 26.06.2010, 11:57 | Сообщение # 4
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 3. Разговор

Гарри был в шоке. Такого состояния у него еще никогда не было. Как-то неожиданно жизнь сделала очередной кульбит. Если до этого он был хоть как-то подготовлен к различным изменениям в своей жизни, поскольку уже понимал, что его к ним упрямо готовили, то теперь возникла ситуация, которая появилась сама собой. Гарри сильно сомневался, что кто-то вообще мог предугадать подобное.
Машина остановилась перед многоэтажным домом.
- Идем, - Марион улыбнулась юноше и потянула его за собой. Они поднялась наверх, где располагалась, как подумал сначала Гарри, квартира женщины. Увидеть целый «дворец» он не ожидал. Не в прямом, конечно, смысле.
- Подождите, - похоже, шок начал постепенно сходить. А вместе с этим вернулось и восприятие мира, а главное того, что его будут искать, да и вообще, что все происходящее требует основательных объяснений. Родственники ниоткуда не берутся, да и странно было то, что эта самая Леди Эванс никогда не пыталась связаться с ним.
- Простите, - Гарри все же решился на то, чтобы прояснить всю ситуацию. Шок шоком, а понять, что происходит, не мешало бы, да и подозрительности никто не отменял.
- Мы обо всем переговорим, как только окажемся в самолете, - остановила его Марион.
- В самолете? – Гарри удивленно посмотрел на женщину.
- Да, мы летим в Замок, - кивнула та.
- Но я не могу, - воскликнул юноша.
- Еще как можешь, - непререкаемым голосом сказала Марион.
- Но меня будут искать, все будут волноваться, - запротестовал Гарри. – Я не могу так поступить.
- Гарри, а они того стоят? – вдруг серьезно спросила его женщина. – Мне почему-то кажется, что нет.
- А где вы были до этого? – ощетинился юноша. – Почему я никогда Вас не видел? Даже если вы считали, что я живу у родственников-магов, то почему ни разу не попытались связаться со мной, выяснить, а так ли хорошо мне живется? Обо мне только дурак не писал, так что понять по моей одежде и по этим очкам вполне можно было, что у меня не счастливое детство.
- Я не читаю магическую прессу, уже давно, - спокойно произнесла на это Марион. Она понимала негодование юноши, да и была согласна с его претензиями в свой адрес.
- О, как будто вы никогда не слышали о Гарри Поттере, вы же все равно связаны с магическим миром, - воскликнул Гарри.
- Почему же, я слышала о Гарри Поттере, - усмехнулась Марион в ответ. Гарри сжал кулаки. – Только вот я никогда не ассоциировала Гарри Поттера с тобой.
- Эмм?! – юноша удивленно воззрился на женщину. Это было что-то новенькое в его жизненном опыте. – Простите?
- Понимаешь, Гарри, я ведь не знала фамилии мужа Лили, - начала давать объяснения Марион. – В последние годы мы мало общались. Я жила в Германии, занималась делами рода. Я всегда надеялась, что рано или поздно Лили возьмет все управление на себя. Как маг она имела больше прав на то, чтобы быть главой рода. Я знала, что Лили вышла замуж за чистокровного волшебника, но так и не успела познакомиться. Я знала, что ее мужа зовут Джей, но я даже предположить не могла, что это Джеймс Поттер. Дело в том, что я была осведомлена лишь о том, что Лили терпеть не могла твоего отца. Она всегда отзывалась о нем в негативном ключе. Думаю, на седьмом году ее обучения что-то изменилось, и Лили увидела его с другой стороны. Тот год, как и последующие четыре я провела в Японии. Я была сильно больна, и уехала лечиться к одному врачу. Письма были единственным способом общения, но переписывались мы очень редко, тем более пользоваться мы могли только маггловским способом. Сова бы такой перелет не выдержала. А маггловская почта до Лили могла и не дойти, сам понимаешь. Я вернулась в Англию только через месяц после гибели твоих родителей. Но я не знала, что Лили стала Поттер.
- Ладно, - кивнул Гарри. – Но я все равно не понимаю.
- Я еще не закончила, - вздохнула Марион. – Я считала, что Лили оставила свою фамилию, как и дала ее тебе. Наш род превосходит род Поттеров, а значит, ты наследник Эвансов, в первую очередь. На самом деле наследником Поттеров должен был стать второй ребенок. И я даже не могла представить, что Гарри Поттер и Гарольд Эванс – это одно и то же лицо.
- И все равно, почему вы меня не искали? – прищурился Гарри.
- А как найти того, кого не можешь найти? – Марион пристально посмотрела на него.
- Вы искали? – удивился Гарри.
- Да, искала, но Гарольд Эванс нигде не числился. Я решила, что тебя хорошо спрятали, возможно, изменили имя, - призналась Марион. – Я не могла и подумать о том, что на самом деле с тобой сделали. И то, что я увидела сегодня, дало мне понять, что Лили так и не поделилась со своим мужем тем, что она чистокровная ведьма. Это многое объясняет.
- Меня найдут и вернут Дурслям, - тихо произнес Гарри. – Защита и всякое такое. Так говорит Дамблдор.
- Гарольд, - Марион мрачно посмотрела на внука. – Во-первых, если защита и существует, то она завязана на мне. Во-вторых, когда мы прибудем в Замок, тебя сам черт найти не сможет. И привыкай, ты не Гарри Поттер, ты – Гарольд Эванс. И в Хогвартс ты в этом году не пойдешь, - припечатала она в конце.
- Почему? – ошалел парень.
- Во-первых, тебе нужно стать достойным своего нового статуса, - хмыкнула женщина. – Во-вторых, учиться можно и на дому. В-третьих, я более чем уверена, что тебе нужен отдых. Я наслышана о приключениях Гарри Поттера. Не каждый взрослый может такое пережить и остаться в здравом рассудке. Здравствуй, Стивен, - повернулась она к мужчине, который все это время простоял в проеме дверей, пока женщина разговаривала с юношей.
- Леди Марион, - склонил тот голову. – Милорд, - поклон в сторону Гарри.
- Милорд? – тихо переспросил юноша.
- Ты, глава рода теперь, в тебе и отношение соответствующее. А сейчас мы быстро собираемся и покидаем Англию. Мне не нужны сюрпризы в лице британских магов, которые решат остановить меня, - заявила Марион.
- Но тут мой крестный, люди, которым я нужен, - покачал головой Гарри, отступая на шаг.
- Если твой крестный умный человек, он поймет, что для тебя лучше, - жестко произнесла женщина.
- Я так не могу, это неправильно, - еще один шаг назад.
- Гарольд, - Марион понимала его чувства, но принять их не могла. Слишком много пятен было в истории этого мальчика. И работы по исправления всего того зла, что ему причинили, будет очень много. Юноша просто не должен был быть таким наивным и сверх ответственным. Это все было совершенно неправильно. У него почти напрочь отсутствовало чувство самосохранения и внутреннего стержня. Он жил не для себя, а ради кого-то. Похоже на состояние камикадзе. С этим нужно было срочно что-то делать.
- Давай, мы сейчас перекусим, а затем решим уже, как и что делать, - вроде как пошла на компромисс Марион. Гарри недоверчиво смотрел на нее, затем медленно кивнул. Они так все еще и стояли почти у самой входной двери, где он и затеял весь этот разговор.
- Ты можешь привести себя в порядок, ванная там, - показала женщина рукой на одну из дверей. Гарри кивнул, умыться все же стоило, а заодно и успокоиться. Как только дверь за ним закрылась. – Стивен, снотворное в сок.
- Вам придется очень тяжело, леди Марион, - задумчиво произнес тот в ответ. – Этот мальчик совершенно не подготовлен ни к чему. Судя по газетам, ему до сих пор везло только потому, что это было простое, какое-то небывалое везение. Почему-то у меня такое чувство, что мальчик не должен был выжить в этой войне.
- С этим уже покончено, Стивен, - жестко произнесла женщина. – Гарри Поттера больше нет. Есть только Гарольд Эванс. Лили, Лили, почему же ты скрыла все? – это уже было сказано тихо. С этим еще предстояло разобраться. В этот момент дверь открылась, и вернулся Гарри.
Они все вместе прошли на кухню. Стивен быстро накрыл стол. Гарри не заметил манипуляций, которые проделал мужчина над стаканом, который поставил перед нем. Марион внимательно смотрела, как внук пьет сок.
***
Гарри потянулся и зевнул. Состояние было какое-то расслабленное, в голове пусто. Что-то странное было в ощущениях. Гарри открыл глаза, прищурился. Он был в незнакомом месте. Кровать была большой, с балдахином из тяжелого бархата золотисто-песочного цвета. Такой большой кровати юноше еще никогда не приходилось видеть. Близоруко оглядевшись, Гарри обнаружил свои очки на прикроватной тумбе. Нацепив их на нос, он решил основательно оглядеть помещение. Это была большая комната, из которой вело несколько дверей. Судя по ткани от потолка до пола, за ней скрывалось окно. Именно к нему он и отправился. Отдернув шторы, Гарри зажмурился, поскольку солнце светило прямо в лицо, и глаза не смогли сразу отреагировать нормально на световое изменение. Проморгавшись, Гарри уставился в окно. Понимание, что это не Лондон приходило как-то нехотя, медленно. За окном простирался сад, за ним виднелась речка, а за ней лесные угодья. В саду носились щенки, Гарри насчитал их семь штук.
- О, ты уже проснулся, - раздался голос леди Марион. Гарри не слышал, как она вошла.
- Это ведь Германия, да? – тихо спросил он. Возмущаться у него не был сил. А, может быть, в самой глубине души он был рад тому, что произошло? Возможно, впервые Гарри был рад, что решение приняли за него. И все же, его сначала уведомили об этом, а не делали так, как это обычно происходило в эти четыре года его жизни в Хогвартсе.
- Да, мы в Замке Эвансов, - подтвердила Марион. – Я понимаю, ты злишься, но я у нас не было времени, чтобы спорить. Я не могла позволить им тебя забрать. Гарольд, ты должен понять, ты больше не Гарри Поттер. Ты - глава рода Эвансов.
- Я понимаю, - кивнул Гарри, правда, его голос звучал с ощутимыми нотками недовольства и зарождающегося гнева. – Чего я не понимаю, так это того, ГДЕ ВЫ БЫЛИ ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ?
- Я же говорила, - вздохнула Марион, присаживаясь в кресло.
- Я помню, - кивнул Гарри. – Но сильно сомневаюсь, что вы, имея связи с волшебным миром, не смогли ничего узнать. И не говорите, что не могли узнать, что моя мама вышла за Поттера и носит теперь эту фамилию.
- Гарольд, а кто сказал, что у меня связи с волшебным миром? – Марион прищурилась. – Я – сквиб. И это очень многое объясняет. Отношение к этому слою общества в любой стране, кроме, пожалуй, азиатских стран, везде одинаковое. Нас не любят. И только то, что мы защитили свою семью, дает нам возможность жить нормально и пользоваться благами нашего состояния. Эвансы никогда не избавлялись от детей, лишенных магии. В жизни бывает всякое. Воспользоваться услугами магов для твоего поиска я не могла.
- Почему? – потребовал ответа Гарри.
- Представить тебя Совету старейшин я должна сама, а не так, чтобы они об этом узнали через газеты и слухи, - вздохнула Марион.
- Что за совет старейшин? – нахмурился юноша.
- Я все тебе объясню, но сначала я хочу, чтобы ты понял, - женщина пристально смотрела на Гарри. – Да, у меня есть определенные выходы на магический мир, но они не связаны с официальными властями. Обратиться к аврорам с вопросом поиска наследника рода Эванс? Никто бы не позволил сквибу после этого даже приблизиться к найденному ребенку. И неизвестно, где бы ты оказался в этом случае, и какие бы были приняты меры, и был бы ты сейчас жив. Эвансы очень древний род, и очень богатый. Хватит на безбедное существование не одного поколения, даже если поделить все имущество на всех детей, какие у тебя будут. Поверь, раскопать, кто такие Эвансы, магам будет не сложно. Стоит лишь залезть в архивы и обратиться в Гринготс.
- И почему же до сих пор этого не было сделано? – скептически поинтересовался Гарри.
- А зачем? Никто не предъявлял прав на имущество Эвансов, - усмехнулась Марион. – Лили не хотела афишировать свою чистокровность. А за столько столетий, многие фамилии просто позабылись, тем более мы не совсем английский род, ведь наше родовое поместье стоит в Германии.
- Все равно не понимаю, - пробурчал Гарри.
- Тебе нужно многое понять и узнать, чтобы вся картинка сложилась как паззл, - улыбнулась Марион. – Да, я признаю, что совершила ошибку, когда не попыталась искать в разных направлениях. Но, если честно, я думала о двух вариантах, по которым могли разворачиваться дальнейшие события. Первое – на свое совершеннолетие ты узнаешь всю правду, и Эвансы получат своего главу во всей красе. Второе – Лили что-то сделала, и ты окажешься скрыт от всех навсегда, а, значит, мне придется сделать Петунию Хранителем рода Эванс. Не самое приятное решение.
- Вы поэтому приехали к Дурслям? – уточнил Гарри.
- Да, мне нужно было посмотреть на нее и ее семью, - скривилась Марион. – Могу признаться тебе, она мне никогда не нравилась. И это была одна из причин, почему я не особо общалась с семьей моего брата. Лили проводила у меня много времени. Ее отношение с «сестрой» всегда были натянутыми. Это был очень неудачный выбор. В общем, для меня стало настоящим сюрпризом то, что я увидела в этом доме.
- Если вы не знали, за кого мама вышла замуж, то, как вы меня узнали? Я похож на отца, полная его копия, - Гарри снова нахмурился. Сомнений у него был целый воз и маленькая тележка.
- О, идем, - улыбнулась Марион. – Я тебе кое-что покажу.
Гарри не стал спорить, и последовал за своей… Бабушкой? Да, пожалуй, так и было, хотя Марион Эванс выглядела больше как его мать. Наверное, именно так и выглядела бы Лили в этом же возрасте. Они вышли за дверь. Гарри с интересом рассматривал интерьер. Коридоры были очень светлыми и ярко освещены. Юноша нахмурился, сначала ему показалось, что в Замке есть электричество, но потом он заметил, что внутри плафонов что-то не лампочки, а какие-то сгустки.
- Изобретение рода Эванс, - заметив его озадаченный взгляд, пояснила Марион. – В хрустальные и стеклянные плафоны заключены Люмосы. Их можно включить и выключить. Смотри, - она подошла к стене. Гарри увидел длинный шнур. Сначала он решил, что тот связан со шторами, которые драпировали небольшие ниши. Но женщина потянула за шнур и освещение погасло, снова потянула – свет появился.
- Это, как электричество у магглов, - пробормотал Гарри.
- Не совсем, но принцип похож. Кстати, идею создателям выключателей для торшеров и ламп как раз преподнес наш предок, - улыбнулась Марион.
- Ну, надо же, - Гарри опять нахмурился. – А чего тогда сейчас у магов все, как…, - он неопределенно махнул рукой.
- Да, мир магглов развивается семимильными шагами, магами же застыли на одном месте, причем давно уже не развиваются. Но беда в том, что они и забывают древние знания, - произнесла Марион. – Откуда знаю? – заметила она взгляд внука. - Есть у меня все же пара друзей, которые маги. Именно к ним мы и обратимся за помощью, чтобы найти тебе учителей. Вот, мы и пришли.
Гарри окинул взглядом огромную овальную комнату. В центре стоял круглый стол, а на стенах были развешены портреты.
- Зал совещаний, - торжественно произнесла Марион. Она взяла юношу за руку и провела к одному из портретов. Челюсть сама собой поползла вниз. Если бы Гарри смог уложить свои волосы, выкинул очки, убрал шрам, оделся бы нормально, то выглядел бы как этот молодой мужчина на портрете. Кстати, никто из них ничего не говорил, но то, что это были волшебные картины, Гарри понял сразу, поскольку заметил, как они двигаются.
- А мамин портрет здесь есть? – вдруг тихо спросил он.
- Нет, к сожалению, - вздохнула Марион. Никто не берется писать магический портрет с обычной фотографии. Портрет не оживет, а магических колдографий Лили у меня нет.
- У меня есть, - воскликнул Гарри.
- Есть? – Марион аж вся подобралась. – Правда, есть?
- Да, - закивал Гарри. Женщина улыбнулась, наконец-то, портрет ее племянницы займет свое место в этом доме.
- Мне всегда казалось, что я похож на отца, но сейчас…, - Гарри снова задумчиво уставился на портрет некоего Арчибальда Михаэля Эванса, двадцати трех лет от роду.
- Если привести в порядок волосы, убрать этот ужас, что висит у вас на носу и приодеть, как подобает Эвансу, то я бы сказал, что мы могли бы быть если не близнецами, то братьями точно, - выдал портрет.
- Всегда знала, что появление мага в семье заставит вас заговорить, - буркнула Эванс.
- Вы же вроде говорили, что наш род не относился к сквибам предвзято, - нахмурился Гарри.
- Нет, не относился, но чтобы все работало полностью, в доме должен быть Хозяин, а им может быть только маг, - пояснили им с другого конца комнаты. Портреты явно пришли в восторг, что теперь могу передвигаться, а не сидеть истуканами только в своих рамах.
- Хорошо, я – Эванс, - оказалось, что признать это совершенно не трудно. – Но я не могу просто исчезнуть. Там есть много людей…, - Гарри запнулся. – Несколько человек, - исправился он. - которые мне дороги, и которых я не хотел бы заставлять волноваться.
- Прекрасная возможность размяться, - усмехнулся Арчибальд. – А то мы тут уже засиделись.
- Все потом, - произнесла Марион. – Сначала нужно привести в порядок нового Милорда Эванса.
- Не беспокойтесь, Гарольд, мы все сделаем, и эти люди узнают, что с вами все в порядке. Марион, - портрет пожилого мужчины посмотрел на женщину. – В первую очередь необходимо мальчика привести в порядок, и затем представить Совету старейшин. Наш род выходит обратно в магический мир.
- Гарольд, разреши представить тебе старейшину нашего рода – Гидеона Александра Эванса, - торжественно произнесла Марион.
- Прародитель? – уточнил юноша.
- Нет, - улыбнулся портрет. – Прародителя рода на портрете нет, он призрак этого замка, как и первые маги семьи. Мы те, кто уже смог попасть на портреты.
- Как все сложно, - поежился парень.
- Вы всему научитесь, - улыбнулась дама в красивом темно-зеленом платье. – Нужно время, чтобы вам все понять и узнать, но время у нас как раз есть. Мы поведаем вам о наших временах, а вы поделитесь историей и жизнью, которая есть сейчас. А сейчас Вам лучше отдохнуть, юный лорд.
Да уж, Гарри никогда не думал, что все может быть так, что в одночасье вся его жизнь может стать другой. Сейчас действительно хотелось побыть одному, понять, принять, подумать. В глубине души, еще боясь произнести это вслух, Гарри был рад такому стечению обстоятельств. Ему действительно хотелось оказаться как можно дальше от Англии, и ее чокнутой своры, готовой то его вознести до небес, то разорвать на части.
- Да, пусть оно все катится, - вдруг произнес он вслух. Марион удивленно на него посмотрела, а Гарри продолжил. – Я стану Гарольдом Эвансом. Я так устал быть Гарри Поттером, что готов его похоронить под грудой камней.
- Добро пожаловать домой, Гарольд, - улыбнулась Марион. А больше и не нужно было никаких слов. Начало новой жизни было положено. Главное, что Гарри принял это, а с остальным, они справятся, вместе и по мере возникновения проблем.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 26.06.2010, 11:57 | Сообщение # 5
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 4. Изменения в жизни

Гарри быстро понял, насколько же ему не нравилась та его жизнь, насколько он завидовал тому же Драко Малфою. Вот это заставило его застыть в ступоре на довольно продолжительное время. Он, оказывается, завидовал своему… Да уж, много чего теперь представлялось в другом свете.
Следующим утром Гарри вместе со своей бабушкой, полной какого безудержного энтузиазма отправился в Берлин на личном вертолете семьи. Он никак не мог взять в толк, как тут магия и магические технологии переплетаются, а главное работают, взаимодействуя друг с другом. Но факт оставался фактом – в Эванс-меноре все работало. В общем, они отправились на одну магическую улочку, о которой знал не каждый маг. Как выразилась Марион, даже среди магов есть те, кому позволено что-то знать, а кому не стоит. Эта улочка, не очень большая, была предназначена как раз для таких семей как Эвансы, в том числе и для сквибов из этих родов.
Первым делом они отправились в салон красоты некой фрау Земман, немки, мага средней руки, но невероятно талантливого мастера ножниц и расчески. Элоиза Земман была третьим ребенком в семье действующего главы рода. Оба ее брата были сильными магами, но ей несколько не повезло. И все же она нашла свое призвание, и родители благословили ее дело. Сейчас она была мастером, к которому вставали в очередь очень многие. Именно к ней и был приведен милорд Эванс. Элоиза только всплеснула руками, выругалась на немецком себе под нос, и занялась делом. Четыре часа она трудилась над новым обликом ныне бывшего Гарри Поттера: волосы были магически отращены и теперь спадали красивой волной до середины спины. Все попытки Гарри возразить были сметены на корню, причем как мастером и бабушкой, так и всеми теми, кто находился в этот момент в салоне. Маникюр, педикюр, чистка лица и так далее, и тому подобное – в общем, Гарри пережил полный комплекс процедур. Пока им занимались в салоне, Марион успела связаться с одним своим другом, надеясь, что он поможет разрешить один вопрос, вернее два. Герберт ванн Хофф, голландец по происхождению, но уже много лет живущий в Германии, прибыл сразу, как только понял, что от него требуется. Герр ванн Хофф уже много лет был ректором европейской академии зельеварения, которую когда-то закончил Северус Снейп, впрочем, не так уж и давно. На самом деле ванн Хофф занимал второе место среди зельеваров мира. Снейп находился на двенадцатом, и это было очень престижное место для тридцати четырехлетнего мужчины, поскольку 11 мест перед ним, и 20 после него занимали маги, которым перевалило за пятьдесят, далеко за пятьдесят. Первое место занимал индус, которого никто и в лицо не видел, но его зелья и статьи ценились выше всех. Все это Гарри узнал от самого ванн Хоффа и своей бабушки, пока его стригли. Прибыл сей зельевар для того, чтобы решить вопрос с восстановлением зрения и уничтожением такого ненавистного шрама. Первое прошло удачно и безболезненно. Оказывается, зелье восстановления зрения существует, но его мало кто может приготовить, нет возможности достать некоторые ингредиенты. Именно по этой причине никто и не пытался заняться глазами Гарри до сих пор. То зелье, которое дал юноше ванн Хофф, было его разработкой, и никто кроме него не знал рецептуры. В общем, впервые за очень долгое время Гарри смог видеть мир не через линзы очков. Оказалось, что глаза у него невероятно яркие и выразительные, и темнее, чем казалось через очки. А вот со шрамом так легко расправиться не удалось. Зелье было древним, и его рецепт переходил из поколения в поколении в роду ванн Хоффов. И это зелье как раз помогало убрать шрамы магического характера, в том числе и от Авады, как ни странно это звучит. Маги многое забыли, но не все. Боль была адской, и сдержать крика Гарри не смог. Пришел он в себя через час. Вот тогда-то он и узнал, причем в очень красочных выражениях, что присутствующие в салоне маги думают об английском Темном Лорде и его экспериментах с душой. Ему популярно объяснили, что сделал этот «придурок без мозгов», и во что это вылилось для самого Гарри. На вопрос, а можно ли с этим чем-то что-то сделать, прозвучал ответ, что уже поздно, поскольку та частичка, что попала случайно в Гарри, давно уже ассимилировалась, закрепилась и является им самим. Разорвать такую связь, значит отправить его на смерть. В общем, результат получился, но не такой, как все ожидали. Шрам пропал и теперь уже никто не мог сказать, что Поттер – это Поттер, тем более он им, в общем-то, больше и не являлся. Но вот связь с господином Темным Лордом имеет место быть, а значит, нужно срочно учиться окклюменции и легелименции, чтобы случайно не соединяться с «этим придурком», как выразился герр ванн Хофф. В качестве результат можно было еще принять и то, что Гарри теперь знал, что именно сотворил с собой Волдеморт. Посмотрев на себя в зеркало, юноша окончательно выпал в осадок, так что весь остальной день воспринимал как-то отрешенно, позволяя себя переодевать, крутить, мерить и так далее. Вернувшись, домой, он просто рухнул в кровать и «умер», не в буквальном смысле слова. Снов ему, в кои-то веки, не снилось.
Спустя месяц Гарри привык к своему новому облику. Он даже стал задерживаться около зеркала, чтобы удостовериться, что ему все это не приснилось. Оказалось, что он очень даже красивый мальчик, и сейчас был полной копией своего предка, с которым подружился. Этот месяц он в основном провел в зале совещаний, где с помощью бабушки и портретов, а иногда и герра ванн Хоффа, разбирался со своей жизнью. Именно они помогли ему разложить все по полочкам и увидеть, что же на самом деле происходило с ним и его жизнью. На слова о пророчестве и Марион, и Герберт только фыркнули, сказав, что все это бредни, и высосано из пальца. А вот относительно гибели его родителей все задумались, что-то во всей этой истории не сходилось.
Гарри было трудно принять то, что его использовали столько лет. Даже сейчас он все еще оставался наивным и доверчивым ребенком. Он пошел за Марион, которая одарила его всем тем, чего у никогда не было: заботой, материальными благами, хорошим отношением. Где-то закоулками своего сознания он понимал, что не должен бы доверять этим новым людям, что его снова может ждать разочарование, но так хотелось хоть немного тепла. Ему еще многому предстояло научиться, чтобы стать настоящим Эвансом, чтобы стать жестче и глядеть на мир с некоторым цинизмом, а не через восторженное стекло, которое не позволяет увидеть очевидные вещи.
Гарри понятия не имел, что его каждый день поят зельями, чтобы снять эффект всего того, чем его успели накормить за четыре года его учебы в Хогвартсе, а также убрать последствия всех тех чар и заклинаний, которые он получил за эти же годы, а также последствия его жизни в доме Дурслей. Марион посчитала, что ему пока рано знать, что люди, которым он верил, оказались намного хуже, чем он думал о них уже сейчас.
Месяц такого лечения, а также разбора его жизни по пунктам заставил юного лорда пересмотреть всю свою жизнь. Марион и Герберт не дали ему впасть в депрессию, начать жалеть себя. Они просто указывали на его ошибки, объясняли, что и как, давали советы, но не оставляли его одного. Он больше не был Один. Он в любой момент мог обратиться, к этим двоим, да и к любому портрету в замке за советом, или даже просто выслушать его. Ему не отказывали, не язвили, не насмехались, его мудро и целенаправленно лишали иллюзий, которыми он жил, но взамен давали реалии, которыми он и должен был жить.
- Гарри, - в зал совещаний вошла Марион. Юноша поднял голову и посмотрел на бабушку. Это изменение своей жизни он принял безоговорочно.
- Да? – улыбка была чуть блеклой, но все же была.
- Думаю, настало время твоей учебы, - произнесла Марион. – Сейчас, когда ты во многом разобрался, ты уже можешь начать учиться тому, чему и должен был учиться уже лет десять, не меньше.
- И что я буду изучать? – Гарри был спокоен. Учеба помогла бы ему отрешиться от проблем, занять голову чем-нибудь еще, кроме самокопания. И он прекрасно это сознавал.
- Во-первых, этикету, манерам, истории, традициям, магическим наукам, - начала перечислять Марион. – Маггловские науки тоже будем изучать. Не в таком объеме, конечно, но все же основы ты должен знать. Герберт согласился заниматься с тобой зельями. Мастера по окклюменции я тоже уже нашла с его подачи, да и остальных учителей. В общем, пора становиться Милордом Эвансом.
- Хорошо, - кивнул юноша.
- Тебе что-то не нравится? – Марион участливо посмотрела на внука.
- Не знаю, - вздохнул Гарри. – Я уже столько передумал, столько пытался понять… Чем больше я вспоминаю, тем меньше понимаю.
- Тебе просто нужно время, - погладила его по голове женщина. – Думаю, теперь мы можем отправить кого-нибудь из наших предков в гости к тем, о ком бы ты хотел узнать. Но не думаю, что им стоит пока вступать с ними в контакт. Ты же хочешь понять, как к тебе относятся?
- Да, - горький вздох. – Я уже не знаю, кому доверять. Я верб тебе и Герберту, но…
- Доверять и верить – разные вещи, - тихо произнесла Марион. – Ты должен сам разобраться со всем этим. Я могу только тебя поддержать, дать совет, помочь. Единственное, что я могу сказать, я никогда тебя не предам, не предам твоего доверия. Сейчас ты сам не знаешь, кому верить, но со временем разберешься. Я не хочу говорить тебе слов и давать обещаний, которые не смогу выполнить. Я сделаю только то, что в моих реальных силах. Подумай об этом.
И началась учеба. День Гарри был расписан с самого утра и до позднего вечера. Первые месяцы он просто валился с ног от перенапряжения и усталости. Да и результатов особых не было, заставляя юношу злиться. Но в отличие от профессоров в школе, здесь с ним все были терпеливы, по сотне раз объясняя одно и то же. Постепенно он стал меняться. Стали исчезать вспыльчивость, импульсивность, появились усидчивость и восприимчивость. Очень медленно внутренний мир мальчика начал меняться. Можно изменить внешность в пять секунд, но внутренний мир останется тем же. Чтобы изменить его, нужно больше времени.
Марион не пыталась вылепить из него то, что нужно ей. Она просто пыталась огранить драгоценный камень, придать ему форму и огранку. Только сам Гарри мог решить, каким ему быть.
***
Снейп, Блек и Люпин оккупировали спальню второго, закрывшись заглушающими чарами от всех остальных. После окончания совещания Ордена Феникса, связанного с исчезновением Гарри Поттера, вернее, переросшего в обсуждение вопроса о его исчезновении-похищении, эти трое все же собрались вместе. Снейп направился с ними только из-за своего любопытства, уж очень его заинтересовало поведение двух мародеров.
- Интересненькое получается дело, - протянул с сарказмом Сириус, сбрасывая с себя «маску». Перед зельеваром стоял настоящий аристократ. Морщинки вдруг исчезли, из глаз пропали усталость и обреченность узника Азкабана, да и выглядеть он вдруг в одно мгновение перестал этим самым узником.
- Не то слово, - поддержал друга Ремус, падая в первое попавшееся кресло. Прекратив изучать Блека Снейп перевел взгляд на Люпина. Тот тоже выглядел иначе. Исчезли смущение, забитость, затравленность. Сейчас в кресле сидел настоящий хищник. Он мог бы списать на галлюцинации сегодняшний день в компании оборотня, но тот продолжал быть тем, кого сегодня Северус увидел впервые.
- Удивлен? – усмехнулся Блек.
- И что все это значит? – прищурился Снейп.
- Неужели, ты думаешь, что я буду безоговорочно верить человеку, который посадил меня в Азкабан, зная, что я точно не был Хранителем тайны Поттеров? – Сириус скептически посмотрел на своего бывшего школьного врага. – У меня было 12 лет, чтобы подумать, передумать, обдумать и тому подобное.
- Научился думать? – хотелось сказать саркастично, но не получилось.
- Знаешь, Северус, когда у тебя появляется столько свободного времени, а рядом имеется источник, который постоянно отправляет тебя в твои же воспоминания, ты ненароком начнешь обращать внимание на мелочи, - вздохнул Сириус, затем повернулся к Люпину. – Рем, откуда ты знаешь о том, что Дурсли не кровные родственники Гарри, и почему я об этом не знаю?
- Лили рассказала мне об этом уже после рождения Гарри, - спокойно ответил тот.
- Мы же после рождения Гарри почти не общались, - прищурился Сириус.
- МЫ не общались, а вот я с Лили общался постоянно и был в курсе всех событий, в том числе и по поводу того, что вы считали меня возможным пособником Темного лорда, - усмехнулся Ремус.
- Как интересно, - саркастично протянул Снейп. – А тебе, Люпин, известно, что Темным лордом его кличут только Пожиратели?
- Это только из уважения к тебе, - усмехнулся оборотень в ответ. – Ты же ненормально реагируешь на его прозвище. Шипишь, как кот, которого дергают за хвост.
Снейп окинул его взглядом, от которого большинство студентов сползают под парту, только вот на Люпина он не подействовал.
- Ладно, вопрос сейчас в другом, - остановил зарождающуюся перепалку Сириус. – Сидим мы тихо, или все же начинаемся рыпаться.
- Рыпаться не может никто из нас, - фыркнул Снейп, садясь во второе кресло. Кровать оккупировал Блек. – Дамблдор не позволит. Люпин – оборотень, темное существо со всеми вытекающими. Ты – беглый преступник. Я – Пожиратель с меткой.
- Да уж, компашка, что надо, - усмехнулся Сириус, но тут же стал серьезным. – Я предлагаю перемирие, а лучше вообще заключить мир. Я не дурак, Северус, - он выделил имя. – То, что директор ведет только одну ему известную игру, ясно и без лишних наблюдений. Если бы не некоторые обстоятельства, мы бы так и верили его словам, проверить не было возможности. Ты с первого курса вытаскивал Гарри из переделок, пусть и незаметно, но все же делал. Не знаю точной причины. То ли дал обет какой Лили, то ли вина замучила, то ли еще что.
- Вина? – приподнял бровь вверх Снейп.
- Мы знаем, откуда Ему известна первая часть пророчества, - совершенно спокойно и без эмоций произнес Ремус. Северус вздрогнул. Его удивило то, спокойствие, которое излучали оба мародера после этих слов.
- Не дергайся, - сказал Сириус. – Ошибки совершают все, не все их искупают. А ты уже давно искупил все, что мог, хотя бы тем, что у тебя есть Совесть. Мы знаем о том, что ты любил, любишь, и будешь любить только одну женщину – Лили Эванс.
Впервые за долгое время Северус не мог найти слов для достойного ответа. Видеть здраво рассуждающего Блека, было сродни тому, что гиппогриф начал бы варить зелья, причем верно.
- Мир? – спросил Люпин, глядя на Снейпа.
- Мир, - после некоторого молчания ответил тот. Странный получился какой-то разговор, спонтанный и оставляющий больше вопросов, чем ответов. – Вы Поттера искать собираетесь? – спросил он.
- Зачем? – удивился Сириус.
- В смысле? – не понял Северус, наконец, полностью выпуская свои эмоции из-под контроля.
- Защита крови полностью встала, так что Гарри в полной безопасности, - произнес Блек.
- Откуда ты знаешь? – чуть ли не прошипел Снейп.
- Если я ушел из дома, учился в Гриффиндоре и выступил на Светлой стороне, это еще не означает, что я светлый маг, - Сириус пристально смотрел на зельевара. Тот же в ответ уставился на Блека. Ни один не собирался отворачиваться. Борьба взглядов, кто сильнее, кто уступит. Уступать не собирался ни тот, ни другой. Снейп вдруг понял, что очень много не знает о Мародерах.
- Зачем ты тогда стравил меня с Люпиным? – вдруг вырвался у него вопрос.
- Ты знаешь, почему именно тебя мы выбрали объектом своих шуток? – склонил голову на бок Сириус.
- Ты был достойным противником, равным, - произнес Люпин. – Для Джеймса причина была в Лили, для меня – в равной силе, для Сириуса… Для Сириуса ты стал наваждением. Что-то очень похожее происходило все эти годы между Гарри и Драко Малфоем. Только с точностью до на оборот. Ты тогда не знал истинной причины такого поведения Сириуса, а сейчас не знает Гарри.
- Не понимаешь? – усмехнулся Сириус. Снейп сидел и пытался проанализировать то, что услышал. В голову пришла мысль, догадка, но она казалась такой абсурдной, что он постарался от нее отделаться. Сириус плавным движением поднялся с кровати, затем скользнул к зельевару, нагнулся вперед и коснулся своими губами его, увлекая в осторожный, пробный поцелуй. «Бред», - мелькнула в голове Снейп мысль и тут же унеслась прочь. Захотелось до жути ответить этим губам, и он не стал сдерживаться. Поцелуй разгорался страстью, началась борьба за лидерство, ни один не собирался уступать. Воздуха катастрофически не хватало, пришлось оторваться друг от друга.
- Вот такие дела, Северус, - произнес Сириус без тени насмешки, затем вернулся на свое место.
- Вериться с трудом, - произнес тот в ответ, все еще чувствуя на своих губах вкус губ Блека.
- А ты представь, как он бесновался, когда понял, что именно его тянет к тебе, - усмехнулся Люпин.
- Между прочим, ты тоже находишь его весьма соблазнительным, - саркастично заметил Сириус.
- Дурдом, - протянул Снейп. Он в жизни не думал, что может оказаться объектом вожделения двух мародеров. Нет, у него были связи, правда, он никогда не оказывался в том положении, какое случилось сейчас. – И… Хотя нет, не хочу знать.
- Вопрос в том, готов ли ты к тому, что будет теперь, - задумчиво произнес Ремус. – Гарри сейчас под защитой, черт знает где. Дамблдор на нас посматривает с настороженностью, пытаясь понять, чего от нас ждать. С него станется избавиться от нас под благовидным предлогом.
- Я – шпион, - вздохнул Северус. – Ему я нужен.
- Да, пока он так думает, - кивнул Сириус. – В качестве штаба ему нужен этот Дом. Так что пока я тоже нужен. А вот Ремус… Он у нас сейчас самая уязвимая фигура.
- Сидеть тихо надо, - произнес Люпин. – Мне кажется, Гарри рано или поздно даст о себе знать. Но меня интересует другое. Что такого случилось в поезде, что Гарри поссорился с Роном и Гермионой. А он с ними точно поссорился.
- Хмм, - протянул Снейп. – Золотое трио распалось?
- Да, задолго до того, как Гарри забрали от Дурслей, - кивнул Ремус.
- Ладно, сидим тихо, слушаемся директора, на рожон не лезем, ждем весточки от Гарри, - резюмировал Блек. – И да, пытаемся соблазнить Снейпа.
- Что?! – Северус, начавший вставать, рухнул обратно в кресло.
- Это того стоило, - усмехнулся довольный собой Сириус. – Увидеть тебя с ошарашенным выражением на лице, без масок… Ммм, точно, стоило того.
Проживание Снейпа в особняке Блеков с этой минуты приобрело совершенно другой окрас. Он держал круговую, глухую оборону от двух мародеров, которые прилагали все усилия, чтобы затащить его к себе в постель. Он молился уже всем богам, чтобы быстрее начался учебный год, и ему больше не придется отбиваться от этих двоих. С каждым днем Сириус и Ремус, пока только мысленно он их называл по именам, открывались ему с новой стороны. Он никогда не думал, что кто-то кроме слизеринцев способен столь искусно носить маски, но вот, пожалуйста, аж двое. Хотя, приглядевшись к прибывшим на Гриммуальд-плейс, 12 Уизли, он был вынужден признать, что и у них, пусть и не очень хорошо, но все были надеты маски. Либо он увидел только то, что хотел увидеть. «Ошибка», - подумал он про себя.
Детям сказали только то, что Гарри пропал. Ни куда, ни к кому, ни зачем – осталось для них в секрете. Рон и Гермиона только выдали, что Мальчик-который-выжил в очередной раз втягивает всех в неприятности, начали перемалывать ему косточки. Чего они не ожидали, так гневной отповеди от Сириуса. А тот довольно недвусмысленно дал понять – еще одно слово в сторону его крестника, и эти двое очень сильно пожалеют, что вообще родились людьми.
Для Северуса самым ужасным стало то, что каким-то очень странным образом Волдеморт узнал, что Мальчик-который-выжил исчез. Радовало то, что он не знал, как и куда, как впрочем, не узнал и о том, с кем именно он исчез. А потом наступило первое сентября. И Северус вздохнул спокойнее. На какое-то время он оказался огражден от двух мародеров.
Магический мир Англии вздрогнул. Гарри Поттер в Хогвартс не приехал. Даже Уизли-шестой и Грейнджер впервые почувствовали, что все не так уж прекрасно, как им казалось. Никто не знал, что теперь делать. Министерство, получившее, наконец, данные о том, что Поттера нет, пришло в некоторый ступор. Столько планов полетело только из-за одного человека, который просто взял и кинул всех.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
BellaДата: Понедельник, 28.06.2010, 16:42 | Сообщение # 6
DARK ANGEL
Сообщений: 301
« 20 »
Класс!!! Просто улет! А когда Гарри встретит Малфоя? Жду проды! biggrin


Чтоб выжить и прожить на этом свете,
Пока земля не свихнута с оси,
Держи себя на тройственном запрете:
Не бойся. Не надейся. Не проси.
http://ficbook.net/authors/ШоК
 
bellatrix_lastrangДата: Пятница, 02.07.2010, 19:09 | Сообщение # 7
Подросток
Сообщений: 2
« 1 »
Супер!Мне очень нравиться эта история Гарри.Моя любимая пара ЛМ/ГП и надеюсь что этот фанфик будет закончен.И что бы Рон и Герми получили по заслугам.
 
dimentriyaДата: Суббота, 03.07.2010, 07:01 | Сообщение # 8
Посвященный
Сообщений: 57
« 6 »
Люблю фики где Грейнжер и Уизли получают по заслугам.Творите автор! happy


Большое искусство - опаздывать вовремя.
 
ВардаДата: Четверг, 15.07.2010, 00:34 | Сообщение # 9
Химера
Сообщений: 353
« 35 »
спасибо большое автор. Сюжет очень захватывает. Ждем продолжения. И, желательно, как можно скорее.)))))


настоящее безумие-это когда голоса в голове с тобой не разговаривают,мотивируя это тем,что ты их все равно не слушаешь....
 
неканонДата: Воскресенье, 18.07.2010, 17:32 | Сообщение # 10
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
smile жду проды)))
спасибо)



когда придумаю что тут написать-напишу
 
ItasДата: Понедельник, 19.07.2010, 11:38 | Сообщение # 11
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
Quote
Гарри понятия не имел, что его каждый день поят зельями, чтобы снять эффект всего того, чем его успели накормить за четыре года его учебы в Хогвартсе.

Отравленная кухня от Дамби thumbup (оригиналом: Отравленная кухня от Бъянки (Реборн))

Ненавижу Герми (такую именно и описываю), а Рон, он тупой везде)))) dry

А когда прода????? deal



ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 19.07.2010, 20:49 | Сообщение # 12
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Bella, bellatrix_lastrang, dimentriya, Варда, неканон, Itas, спасибо вам за отзывы)) Ловите новую главку happy

Глава 5. Неожиданная встреча.

Германия. Одиннадцать с половиной месяцев после исчезновения Гарри Поттера.

Люциус сидел в кафе на свежем воздухе и с легким, почти незаметным интересом рассматривал прохаживающихся по улочке магов. Это место очень сильно отличалось от Косой аллеи в Лондоне. Во-первых, магазинчики были чистыми, ухоженными, хотя и было видно, что зданиям не один век. Во-вторых, люди вели себя здесь спокойнее, не поглядывали за спину. В-третьих, в этом месте не было разделения между темными и светлыми магами. Это Люциусу импонировало больше всего.
Он с удовольствием сделал глоток из своей чашки, в которой находился ароматный кофе по рецепту владельца кофейни. Кстати, такой сдобы, пирогов и другой выпечки Люциус не пробовал нигде и никогда. Посмаковав напиток, Малфой снова поглядел вдоль улицы. Его взгляд ни на ком конкретном не задерживался, но неожиданно что-то привлекло его внимание. Хотя, правильнее было сказать, кто-то. Около магазина артефактов стоял молодой человек. Люциус не имел возможности разглядеть его полностью, но даже то, что имел, заставило его заинтересоваться. На молодом человеке, не очень высоком, была красивая мантия, переливающаяся оттенками зеленого. На руке, которой тот отбросил назад прядь длинных волос, красовался изумрудный браслет, а на пальце перстень рода. Сомневаться в том, что юноша – аристократ, не приходилось. Малфой с удовольствием бы поглядел на лицо, но молодой человек стоял так, что разглядеть его было невозможно. Чуть отклонившись в сторону, Люциус постарался рассмотреть то, что заинтересовало юношу. В витрине лавки стояла шкатулка, в ней находились серебряная чаша, инкрустированная драгоценными камнями, игла, кинжал, маленькая горелка, небольшой котел и свиток. «Ритуальный набор», - понял Малфой. Он бы и сам за такой набор не пожалел бы денег. Только вот Люциус был уверен, что еще полчаса назад в этой витрине не было этой шкатулки. Он отвлекся, и чуть не пропустил тот момент, когда гибкая фигурка скользнула в лавку.
Люциус поднялся со своего места, оставив на столе чаевые, и медленно направился в лавку, в которой исчез заинтересовавший его объект. В помещении, как и в любой лавке или магазинчике, специализирующемся на вещах, связанных с чем-то особенным, даже для магии, была полутьма. Разглядеть можно было все, но вот тени создавали эффект чего-то необычного, таинственного.
Юноша стоял у прилавка. По другую сторону находился владелец лавки, который и демонстрировал своему юному клиенту шкатулку, уже перекочевавшую на прилавок с витрины.
- Этому набору уже много столетий, милорд, - услышал Люциус тихий голос владельца. Его несколько удивило обращение к юноше, но виду он не подал.
- На нем есть какие-то ограничения? – спросил юноша. Малфой удовлетворенно про себя усмехнулся. Он почему-то был уверен, что голос у молодого человека будет бархатным баритоном. Так и получилось. Осталось еще посмотреть на его лицо, чтобы удостовериться, что мальчик действительно так красив, как ему кажется.
- Никаких ограничений, - покачал головой владелец лавки.
- Герр Штольман, - чуть укоризненно прозвучал голос юноши.
- Милорд Гарольд, уж кому-кому, а вам я рассказывать сказки не буду, - усмехнулся старик. – От вашей бабки я потом такого наслушаюсь, что впору будет бежать на край земли и так закопаться в какую-нибудь нору и не высовываться лет сто. Так ведь не поможет, леди Марион меня и там найдет.
В ответ на это зазвучал веселый смех. Люциус на пару секунд заслушался, и только затем взял себя в руки и снова надел на себя маску.
- Да, бабушка умеет достать людей так, что они готовы сделать все, лишь бы она осталась довольна и не обратила на них ни грамма своего внимания, - отсмеявшись, выдал юноша.
- Итак, милорд Гарольд, вы берете? – поинтересовался Штольман.
- Да, мне как раз не хватает чего-нибудь этакого, - кивнул молодой человек.
- О, так он не будет просто одной из вещиц в коллекции?! – с некоим удовольствием произнес владелец лавки.
- Вы же знаете, что я приобретаю все только в практических целях, - усмехнулся Гарольд. – А этот набор очень подходит для работы с высшей ритуальной магией, а также с магией крови первого уровня.
- Вы очень быстро учитесь, милорд, - сделал ему комплимент старик.
- У меня хорошие учителя, которые способны донести до моего разума информацию так, чтобы я не заснул и усвоил материал, - рассмеялся юноша.
- Леди Марион можно только поздравить с таким внуком, - серьезно сказал владелец лавки. – Да, и весь род с таким главой. Вы далеко пойдете, мой юный друг.
- Ну, мне еще учиться и учиться, - улыбнулся Гарольд.
- Какие ваши годы, милорд, - усмехнулся старик, а затем посмотрел на своего второго посетителя. – Чем-то могу вам помочь, господин?
- Я слышал, у вас есть сдерживающие ментальные артефакты, - спокойным голосом произнес Люциус.
- Совершенно верно, - кивнул владелец лавки. Юноша повернулся медленно. Если Люциус в этот момент не смотрел на него, то не заметил бы мимолетного странного выражения в его глазах. Но все исчезло очень быстро. И Малфой почти кожей ощутил, как рухнули щиты, отсекая молодого человека от остального мира. Теперь перед ним стоял молодой человек, на лице которого было написано вежливое «ничего».
- Лорд Малфой, - предельно вежливым голосом поздоровался юноша, чуть склонив голову в поклоне. Он здоровался с Люциусом так, как будто был выше его по социальному положению. И судя по тому, что его называли «милорд», так оно и было. И все же, юноша не стал игнорировать его, как и делать вид, что не знает мужчину. Малфой, успев уже оценить красоту юного создания перед собой, теперь думал, откуда тот его знает, поскольку совершенно точно мог сказать, что сам этого юношу никогда раньше не встречал.
- Милорд, - ответил он на приветствие. Поклон головы был более глубоким, чем у Гарольда.
- И что же привело в Германию одну из одиозных фигур магической Великобритании? – чуть-чуть ядовито поинтересовался юноша.
- Вы мне льстите, - чуть усмехнулся Люциус.
- Отнюдь, - покачал головой Гарольд.
- Мы раньше встречались? – чуть нахмурился Малфой.
- Смотря, с какой стороны посмотреть, - уклонился от прямого ответа юноша. – С одной стороны, можно сказать, что мы знакомы, с другой – вы меня совершенно не знаете.
- Но вы меня знаете, - утвердительно произнес Люциус. Кому другому он такого поведения к своей персоне не простил бы, но этот мальчик его заинтересовал. Судя по внешнему виду, милорд Гарольд был ровесником его сына.
- О, это совсем не сложно, - усмехнулся юноша. – Такой цвет волос может быть только у Малфоев, причем английских. У французской ветви цвет волос несколько иной, я сказал бы, несколько тривиальный.
- Судя по всему, это был комплимент, - произнес Люциус.
- Пожалуй, что так, лорд Малфой, - кивнул Гарольд. Малфой заметил смешинки, заискрившиеся в глазах подростка. Тот издевался, пусть и завуалировано. Никому это еще с рук не сходило, и сам мужчина сейчас не смог бы объяснить, почему не ставит на место этого паренька.
- Думаю, лорд Малфой, вас заинтересуют вот эти вещички, - вынырнул из неоткуда владелец лавки. На прилавок были высыпаны различные безделушки, цена которым исчислялась в тысячах галлеонов. Здесь были ожерелья, ошейники, кольца, цепочки, браслеты, пояса.
- У Штефана одна из лучших коллекций артефактов, - произнес Гарольд, глядя на Люциуса. – Если хотите приобрести качественный, а главное неординарный товар, то приходить нужно только к нему.
- Вы мне льстите, милорд, - довольно улыбнулся герр Штольман.
- Даже ни на йоту, - отмахнулся юноша, затем оглядел прилавок с вываленным товаром. – Я бы посоветовал вам взять всего по чуть-чуть, и в зависимости от того, кому вы собираетесь приобрести артефакт в подарок.
- Сыну, себе, и трем моим друзьям, - ответил Люциус, изучая предложенные вещички.
- Могу я поинтересоваться, кем они являются? – вежливо поинтересовался Гарольд. - Я мог бы помочь вам подобрать артефакты. Ментальная магия – один их даров нашего рода. Если все будет удачно, то на свое шестнадцатилетие я буду сдавать экзамен на мастера менталогии.
- Хмм, - Люциус на секунду даже скинул свою маску, разглядывая юношу. Тот был просто подарком судьбы каким-то. – Что ж, я был бы вам признателен за помощь.
- Может быть, охарактеризуете мне эти четыре персоны? Только не называйте имен, - произнес Гарольд. – Это может помешать мне.
- Что ж, - Малфой задумался. – Мой сын – ваш сверстник. Похож на меня, но более импульсивен, подвержен эмоциям, которые чаще всего не может скрыть за маской. Раним, даже слишком. Отсюда и злопамятен. Обид, даже мелких не прощает.
Юноша, пока слушал Люциуса, придирчиво оглядывал артефакты. Драко он помнил хорошо, но все же внимательно выслушал его отца, поскольку считал свое мнение однобоким и предвзятым. Если бы он по своей воле выбирал для младшего блондина ментальные артефакты, то выбрал бы совсем не то, что откладывал сейчас. В отдельную кучку легли тонкое платиновое кольцо, перстень с голубым камнем в центре и мелкими бриллиантами по кругу, тонкий браслет с кулоном на застежке на щиколотку, цепочка с кулоном из такого же камня, что и в перстне.
- Думаю, для вашего сына лучше всего подойдет что-то из этого, - чуть отстраненным голосом сказал Гарольд.
- Лорд Малфой, прислушайтесь к совету этого юного дарования, - прошептал Штольман. – Менталогия всегда была чем-то особенным в его роду. Вот уже два месяца в Европе все стараются попасть к нему, чтобы проконсультироваться в данной области. Он хоть и юн, но дар есть дар. Никто не ожидал, что дар проснется, ведь столько времени он спал в роду.
Люциус заинтересованно оглядел стоящего рядом юношу.
- И какие вы мне посоветуете, милорд? - спросил он.
- Кольцо, перстень и ножной браслет, - произнес юноша в ответ. – Идеальный способ не привлечь внимание, и активировать защиту на все тело.
- Что ж, так я и поступлю, - кивнул Малфой. – Один из моих друзей – выдающийся зельевар, скрытный, жесткий, зачастую жестокий, воспринимается людьми совсем не таким, какой он есть на самом деле.
- Очень скрытный, - задумчиво произнес Гарольд. – Есть ли у него способности к ментальной магии?
Люциус удивленно посмотрел на молодого человека. Откуда парень мог знать, что Северус – окклюмент и легелимент?
- Он мастер окклюменции и легелименции, - все же ответил он.
- И этого мало? – уточнил Гарольд отстраненно.
- Да, - кивнул Малфой.
- Он – Пожиратель, не так ли? – юноша, наконец, посмотрел в глаза своему собеседнику.
- Вам это не нравится? – задал встречный вопрос Люциус.
- Каждый вправе выбирать свой путь сам, - пожал плечами Гарольд. – Это первое, чему меня научили предки. Никогда не судить других.
- Интересный принцип, - заметил Малфой.
- Что ж, я думаю, для вашего друга зельевара идеальными будут ремни и ножные браслеты. Они не так бросаются в глаза и не мешают в работе, - сказал юноша. – Стоит взять несколько штук, чтобы был выбор.
- Так и поступим, - кивнул Люциус, откладывая в сторону три ремня и три браслета на ногу. – Так, следующий мой друг. У него очень сложная судьба, он бы предан теми, кому верил. Влюбчив, обладает изощренным умом, анимаг, не в меру игрив, аристократ, скрытен.
- Какой противоречивый человек, - задумчиво произнес Гарольд. – А последний?
- Хмм, не совсем человек, темное существо, спокоен, уравновешен, но может напугать так, что мало не покажется, хищник, скрытен. Пожалуй, так, - охарактеризовал последнего друга Малфой.
- А кто он? – юноша с интересом рассматривал стоящего перед ним блондина. У него появилось подозрение относительно того, кто эти двое. Но такого быть просто не могло.
- Вервольф, - спокойно ответил Люциус.
«Да, быть такого не может», - протянул про себя Гарольд. – «Ну, не могут это быть Сириус и Ремус. Что там вообще происходит? Надо поинтересоваться у Арчибальда. Это он следит за особняком Блеков. Я за всеми этими занятиями так и не удосужился ни разу поинтересоваться, как там обстоят дела».
- То-то у меня в голове вертятся ошейники, - пробубнил он, и удивленно вскинул голову, услышав смех. Люциус не смог сдержаться, услышав замечание подростка.
- О, им бы не только ошейники не помешали, их стоило бы посадить на цепь и как можно дальше от Северуса, - произнес Малфой. Эта фраза озадачила Гарольда, но задавать вопросов он не стал. Люциус тем временем продолжил. – Значит, ошейники?
- Да, еще ремни, первому пойдут серьги, обязательно, браслет на правую руку, для второго перстни с темными камнями, лучше всего с черным бриллиантом, - перечислил юноша. – А вам бы я посоветовал взять себе вот это, - он протянул мужчине платиновый с алмазами браслет, - вот это, - тонкую платиновую цепочку с кулоном из сапфира, - и вот это, - этим оказался набор ремней разных оттенков серого цвета с серебряными пряжками.
- Милорд, вы отобрали столько и даже не поинтересовались, способен ли лорд Малфой оплатить такой заказ за раз, - произнес на немецком Штольман. Люциус прекрасно его понял, потому что знал этот язык в совершенстве.
- Штефан, поверьте, лорд Малфой, может себе позволить все это оплатить, - улыбнулся Гарольд.
- Так, вся стоимость покупки будет равно семнадцати тысячам двести сорока пяти галеонам пятнадцати кнатам, - вычислил сумму владелец мага и выжидательно посмотрел на Люциуса. Тот спокойно вытащил из внутреннего кармана мантии чековую книжку и выписал требуемую сумму. За такой товар денег было не жалко. Если бы здесь нужно было расплачиваться только наличными, возникли бы трудности, но Малфой видел, что Гарольд тоже расплатился чеком. Это упрощало очень многое.
- Милорд Гарольд, не хотели бы вы составить мне компанию и разделить обед в каком-нибудь уютном ресторанчике? – обратился он к юноше.
- Благодарю, это было бы совсем не плохо, - кивнул тот в ответ. – Тем более мне интересно услышать, что же делается на моей родине.
- Вы – англичанин? – удивление скрыть не удалось.
- А разве по моему имени не видно? – насмешливо протянул Гарольд.
- Такое имя может быть не только у представителя английской крови, - заметил Люциус.
- На самом деле по отцу я англичанин, а по матери – скорее, немец, - пояснил юноша. – У меня двойное гражданство должно быть, но на данный момент имеется только немецкое. Я думаю над тем, когда мне стоит появиться на своей второй родине. И стоит ли вообще.
- Вы считаете, что Англия не подходит вам? – поинтересовался Люциус, когда они уже вышли из лавки.
- Я предлагаю посетить ресторанчик месье Буве, - с улыбкой произнес Гарольд. – Вам обязательно понравится.
Люциус не стал настаивать на ответе на свой вопрос, прекрасно поняв, что юноша ушел от ответа.
Ресторанчик Малфою действительно понравился. И меню здесь было просто превосходным. Он заказали легкие закуски, белое вино и блюдо с морскими деликатесами, как основное. Люциус наслаждался прекрасной компанией, и умелым собеседником. Не часто можно встретить шестнадцатилетнего парня, который может разговаривать с людьми старше себя на равных. Гарольд как раз был из таких. Незаметно для себя они перешли на «ты». И темы для разговора были совершенно разные. Мальчик был на удивление эрудированным и воспитанным. Перед Малфоем сидел настоящий аристократ, до мозга костей. Люциус уже не раз поймал себя на месте, что жалеет, что его сын совершенно не походит на его нынешнего собеседника.
Все на этой улочки, как заметил Малфой, в уважением относились к юному милорду, а тот в свою очередь не кичился своим положением. Он относился к людям соответственно этикету, но и не строил из себя пуп земли. Это было, кстати, одним из серьезных отличий европейского магического общества от английского. Высокомерные снобы везде встречаются, но в Европе их быстро ставили на месте, а в Англии без этого выжить было нельзя.
Постепенно разговор все-таки свернул на Англию и события, происходящие там. Люциус в несколько саркастичных выражениях обрисовал для юноши политическую обстановку в стране, и ее основных лидеров.
- Хмм, Люциус, а почему вы пошли в Пожиратели? И почему остаетесь верным этому Лорду? Ведь, говорят, он совсем не похож на человека, да и умом тронулся на почве темной магии? – Гарольд пристально смотрел на мужчину. Малфой почувствовал сразу, что это не праздный интерес.
- Английское общество давно уже деградирует, - начал Люциус. Юноша кивнул, давая понять, что согласен с такой оценкой обстановки. – Взять хотя бы обучение в Хогвартсе. Если посмотреть, то выпускники школы давно уже не лучшие. И обучение строится не на лучших и сильных, а на магглорожденных. Я не говорю, что последних не нужно учить, но они в своем большинстве слабые, и лишь их дети, а то и внуки могут достичь нормального уровня магии, и то при условии брака с сильным магом. Первоначально, Пожиратели не строили планов по уничтожению магглов. Мы ведь не идиоты, и понимаем, что уничтожить всех, не имеющих магии, или превратить их в рабов, просто невозможно. Магглы давно в своем развитии ушли далеко от нас. Им есть, что противопоставить нам. Рано или поздно они просто уничтожат нас, если мы открыто выступим про них. Но равняться на слабых магглорожденных и равнять всех под них уровень тоже не правильно. Очень редко, крайне редко среди них появляются сильные экземпляры. Сейчас могу сказать, что такими являются братья Криви. Уже некоторые семьи рассматривают их как потенциальных супругов своим наследникам. Такое вливание крови будет просто удачей.
- А как же Грейнджер? Это не ее все зовут гриффиндорской заучкой и ходячей энциклопедией? – чуть насмешливо поинтересовался Гарольд. Ему понравился ответ Люциуса на предыдущий ответ. Это показало, что не все уж так сильно прогнило в английском доме.
- А вы неплохо осведомлены, - улыбнулся Люциус, позволив себе окончательно сбросить с себя маску высокомерного ублюдка. С этим мальчиком было так легко и просто.
- Ну, нам же нужно знать, что все же происходит, - улыбнулся юноша в ответ. – А о Золотом трио столько писалось и говорилось.
- Золотого трио больше не существует, - усмехнулся Малфой. – Гарри Поттер исчез, и я считаю, что правильно сделал.
- Даже так? – Гарольд с любопытством посмотрел на своего собеседника.
- Мальчиком слишком много манипулировали, - произнес Люциус. – У него не было выбора, его вели, словно на поводке, не давая возможности подумать и оценить то, что происходит.
- Как интересно, - задумчиво протянул Гарольд.
- Кстати, говорят, он обитает где-то здесь, в Германии, - заметил Люциус. Юноша на это не отреагировал.
- А как же этот ваш Лорд? И его неуемное желание уничтожить своего «врага»? – прищурился молодой человек.
- Самое удивительное, что отсутствие Поттера в Англии пошло ему на пользу. Лорд стал вменяемым, и к нему вернулась человеческая внешность, - ответил Люциус. – Он, конечно, все также раскидывается Круцио, но уже все же терпимее. Да и на магглов нападений уже почти нет. Он вернулся к той политике, что пытался провести в жизнь, когда только-только собрал свой Орден. Сейчас в его сторону смотрят более благосклонно. Он не оставил попытки найти Поттера, но не думаю, что сейчас он заинтересован в его смерти. Скорее, в том, чтобы разобраться, что же такое с ними двумя происходит.
- Какая интересная информация, - задумчиво протянул Гарольд. – Но, к сожалению, мне уже пора. Скоро прибудет очередной мой инквизитор, который пытается вдолбить в меня знания.
- Мне приятно было провести с вами время, Гарольд, - улыбнулся Малфой.
- И мне с вами, Люциус, - ответил на улыбку юноша.
Они расплатились и вышли на улицу, медленно идя к аппарационной площадке. У мужчины вдруг появилось иррациональное желание. Уже глядя на готовящегося аппарировать парня, он вдруг сделал шаг вперед, поднял тому голову за подбородок и прикоснулся в легком поцелуе к юношеских губам.
- Зачем? – прошептал Гарольд, несколько ошеломленный и своей реакцией на это прикосновение и поступком блондина.
- Просто, захотелось, - ответил Люциус. – Я ведь так и не узнал вашего полного имени.
- Гарольд Джеймс Арчибальд Эванс, - повисло в воздухе. Юноша увидел, как округлились глаза Малфоя. Он не столько услышал, сколько прочитал по губам: «Поттер», а затем его порталом унесло домой.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
BellaДата: Понедельник, 19.07.2010, 21:58 | Сообщение # 13
DARK ANGEL
Сообщений: 301
« 20 »
классно!!! Lash-of-Mirk, спасибо за новую главу. Она просто отпад biggrin . Прикольная встреча, надеюсь, что Гарри вернется в Англию и покажет им всем где раки зимуют! Жду продолжения и надеюсь, что оно скоро появится. Хороший фанфик всегда приятно почитать, ну а великолепный тем более. Надеюсь, что этот небольшой отзыв будет вас вдохновлять happy


Чтоб выжить и прожить на этом свете,
Пока земля не свихнута с оси,
Держи себя на тройственном запрете:
Не бойся. Не надейся. Не проси.
http://ficbook.net/authors/ШоК
 
ItasДата: Понедельник, 19.07.2010, 22:20 | Сообщение # 14
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
Интересно, Люц точно не сможет отследить портал???

Сев с браслетом на ноге))) ржач)))

А на Сири и Рема точно по ошейнику)))



ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас

 
BellaДата: Понедельник, 19.07.2010, 22:40 | Сообщение # 15
DARK ANGEL
Сообщений: 301
« 20 »
Itas прав... только представишь, сразу смех берет. Ну а если еще и Снейпа в ошейнике представить тогда вообще отпад! hands


Чтоб выжить и прожить на этом свете,
Пока земля не свихнута с оси,
Держи себя на тройственном запрете:
Не бойся. Не надейся. Не проси.
http://ficbook.net/authors/ШоК
 
Li-sanДата: Среда, 18.08.2010, 02:19 | Сообщение # 16
Химера
Сообщений: 472
« 22 »
очень интересно и сама идея актуальна к личности гарри))))


Тугая маска - спасение моё,
И днём и ночью я вечный раб её,
А что под ней - никто не знает.
 
ЛилитанДата: Воскресенье, 29.08.2010, 22:04 | Сообщение # 17
Подросток
Сообщений: 8
« 0 »
deal Супер! Автор вы заинтриговали. Скорее бы узнать, что там дальше будет. Проду!!!
 
Lady_of_the_flameДата: Воскресенье, 29.08.2010, 23:22 | Сообщение # 18
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
Фик просто изумительный. ))
Интересный сюжет да еще и с моим любимым пейрингом... я в восторге. =)
Буду ждать проду.



Carpe diem
 
LjoljaДата: Понедельник, 30.08.2010, 02:12 | Сообщение # 19
Подросток
Сообщений: 15
« 0 »
Да уж. Сири и Рем в ошейниках при их сущностях - это шик. А все таки, что будет с Драго, ведь
1) если заявлены Люц и Гарри они и будут главной любовной парой
2) Сири тогда в своей спальни сказал, что Драго испытывает к Гарри чувства похожие на те, что испытывал он сам с Севу и реакции у него теже. Мне просто жаль Дракошу, он ведь быдет ревновать к отцу, да и еще обречен на поражение, а его смерти очень бы нехотелось.
 
BellaДата: Понедельник, 30.08.2010, 12:30 | Сообщение # 20
DARK ANGEL
Сообщений: 301
« 20 »
Ну когда же будет продолжение? Я уже вся извелась. Проду! Нет сил ждать! Пжалуйста...а?

Сообщение отредактировано. Капслок на форуме запрещен.


Чтоб выжить и прожить на этом свете,
Пока земля не свихнута с оси,
Держи себя на тройственном запрете:
Не бойся. Не надейся. Не проси.
http://ficbook.net/authors/ШоК

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 30.08.2010, 17:53 | Сообщение # 21
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Bella, Itas, Li-san, Лилитан, Lady_of_the_flame, Ljolja, огромное спасибо всем за отзывы)

Глава 6. Четыре мага – четыре друга.

Люциус был шокирован. Когда его новый знакомый, наконец, озвучил свое полное имя, он только и смог что выдохнуть: «Поттер». В этом юноше не осталось ничего от того вихрастого мальчишки-сироты, каким он его помнил. Каким его помнили все. Перед ним был аристократ до мозга костей: манера говорить, поведение, осанка, взгляд. Все это принадлежало настоящему лорду. Трудно было представить, чтобы за почти год можно было так сильно измениться. И все же факт оставался фактом. Просто Гарри Поттер превратился в невероятно соблазнительное существо по имени Гарольд Эванс.
Малфой вернулся в свой отель, все еще пребывая в ступоре от новости. Если мальчик решит вернуться в Англию, то глобальный шок будет повсеместным. С таким Поттером, или, скорее уж, Эвансом, Дамблдору не справиться. Легко манипулировать ребенком, у которого ничего нет. И совершенно другое дело, когда за именем стоят титул и власть. А то, что Гарольд Эванс имеет власть, Люциус убедился сегодня сам. Мальчика уважали. Стоило лишь вспомнить, как к нему обращались, как старались с ним поздороваться. И сам юноша был предельно вежлив, хотя и не совсем открыт. Похоже, одиннадцать месяцев отсутствия в «зоне боевых действий» пошли ему на пользу.
Люциус пытался перебрать в уме весь сегодняшний день с момента встречи с юношей. Теперь была понятна его реакция в магазине артефактолога, и его знакомство с некоторыми особенностями Северуса. И все же мальчик сдержал свое любопытство, хотя и интересовался событиями в Англии. Правда, не столько событиями, сколько его, Люциуса, мнением. Складывалось ощущение, что Гарольд хотел понять причины происходящего, и это о многом говорило. И в первую очередь о том, что юноша вышел из-под влияния «Светлой стороны». Он начал думать сам, искать ответы на вопросы, интересуясь мнением обеих сторон.
А еще был дар, родовой дар. Уже долгое время это было чудом в аристократических семьях. И если родовой дар просыпался спустя много лет в ком-то, то для семьи эта была большая радость. А ментологи всегда ценились выше всех. Северус, например, был мастером окклюменции и легиллименции, но он не был ментологом. Он не мог похвастаться тем, что на ментальном уровне мог прочитать человека и сказать, что ему подойдет, а что нет. То, что Гарольд на расстоянии подобрал им всем ментальные артефакты, говорило само за себя. Мальчик уже сейчас был сильнее Снейпа в этом смысле. И он еще не мастер.
Люциус встал с кресла, в котором сидел с самого своего прихода, заново переживая встречу с юным дарованием. Плеснул в бокал виски, подошел к окну. Он собирался завтра утром вернуться домой, но сейчас… Ему не хотелось уезжать вот так. Гарольд притягивал как магнит, Малфой давно не чувствовал такого интереса ни к кому. А мальчик был интересен, он интриговал своей новой личностью. Или же Поттер всегда был таким, только никто не смог разглядеть за маской Мальчика-который-выжил настоящего Гарри? Люциус все больше склонялся к этому варианту.
«Хмм, я думаю, будет уместным продолжить наше знакомство», - подумал он. – «Не могу я сейчас уехать, никак не могу. Я должен узнать Гарольда получше».
Придя к такому решению, Люциус усмехнулся, отставил стакан с виски и покинул свой номер. При отеле была комната с камином, откуда можно было связаться с нужным адресатом. Камин работал только на связь, переправиться через него не было возможности.
- Малфой-менор, - кинул он щепотку летучего порошка в камин.
- Господин, - тут же склонился перед ним в поклоне домовой эльф, преданно глядя на его голову, висящую в зеленом огне. Увидел бы кто-нибудь непосвященный, точно бы лежал в глубоком обмороке, или вообще уже направлялся бы к психиатру.
- Кто в доме? – потребовал ответа Люциус.
- Юный господин Драко, лорд Принц, мистер Люпин, - отчитался эльф.
- Позови Северуса или Ремуса, в зависимости от того, кто из них не занят, - приказал Малфой.
Уже через пять минут перед камином появился оборотень. Он несколько секунд смотрел на странно возбужденного хозяина поместья, в котором сейчас сам и находился. Люпин прекрасно чувствовал Люциуса, хотя тот и спрятался за своей невозмутимой маской.
- Северус там еще живой? – спросил Малфой.
- А что с ним может случиться? – подал плечами Люпин. – Заперся в лаборатории, от котла не оторвать.
- Да, в этом он весь, - усмехнулся Люциус. – Я хотел предупредить, что задержусь.
- А Темному лорду ты это как будешь объяснять? – прищурился Ремус.
- Я ему еще не докладывал, что его поручение выполнил, так что могу пока побыть здесь, - усмехнулся Малфой. – Он меня не будет дергать, пока я не явлюсь с отчетом о проделанной работе.
- А ты выполнил? – уточнил Люпин.
- Да, еще вчера, - кивнул блондин. – Сегодня вот, немного отдохнул.
- Ага, и кого-то встретил, кто затронул твое холодное, безжалостное сердце, - поддразнил его Ремус. Оборотень с удивлением почувствовал секундное замешательство Малфоя. – Мерлин, Люциус, я прав.
- Ничего не могу сказать, - мгновенно выдал тот. – Мне пора.
- Ты когда вернешься, влюбленный? – усмехнулся Люпин.
- Не знаю, - и исчез.
- А на влюбленного он ничего не сказал, - пробормотал Ремус, покачал головой и пошел просвещать Северуса относительно Малфоя-старшего.
Люциус же досадовал на себя. Он все время забывал, что Люпин не такой уж мямля, каким себя показывал, и все время попадал с оборотнем впросак. Тот читал своих друзей с легкостью, свойственной альфа-вервольфам. Малфой покачал головой, вспоминая, как вообще оказался в ситуации, когда у него появилось три друга.

Ретроспектива.
В тот день Люциус хотел просто отдохнуть, возможно, немного почитать. Драко отбыл к своим друзьям-слизеринцам, так что в поместье никого не было. Уже расположившись в библиотеке на диванчике под окном и открыв книгу, он приготовился к путешествию в мир детектива Артура Конан Дойла. Да, да, Люциус Малфой совсем не брезговал читать обычную маггловскую литературу. Один из стеллажей в библиотеке был скрыт специальными чарами от лишних глаз, и весь он был заполнен маггловскими книгами: Дюма, Вальтер Скотт, Шекспир, русская классика, современная проза и поэзия. Ему нравилось, какие миры создавали в своем воображении магглы, а затем выплескивали это на бумаге. В последнее время он увлекся детективами. И сейчас у него было очередь Конан Дойла. Чейза он закончил читать на прошлой неделе.
И вот он открыл первую страницу, предвкушающее улыбнулся…
Дверь в библиотеку с треском распахнулась, и в нее влетел донельзя раздраженный и в то же время какой-то растерянный Северус Снейп. Люциус от досады даже застонал. Книгу пришлось отложить в сторону.
То, что рассказал ему в тот день зельевар, еще долго не хотело укладываться в голове Малфоя. Двое бывших гриффиндорцев устроили сексуальную охоту на его друга. Он старательно сдерживался, чтобы не расхохотаться в голос, когда Северус, шипя, как рассерженный кот, жаловался ему на то, что Блек с Люпином зажимают его по углам, все время норовя залезть ему в штаны. А сегодня, не далее, как час назад, чуть вообще не разложили его бедненького на первом же попавшемся столе в особняке этой блохастой псины. Люциус, правда, старался удержать собственное воображение, которое рисовало ему картинки того, как, например, Блек зажимает в укромном уголке эту слизеринскую сволочь и руками шарит у него ниже пояса. Через два часа, наполненных шипящими излияниями, он не выдержал и расхохотался. Снейп обиделся и улетел в лабораторию, буркнув напоследок что-то типа «Никто меня не любит». Люциус хотел ответить ему, что как раз любят, но не смог, давясь смехом.
Малфой был в курсе того, что его друг работает на две стороны, но все же считал в большей степени тот на своей стороне, чем на стороне Темного Лорда или Дамблдора. Пропорции его преданности были где-то на уровне 50/15/35 – за себя/за Лорда/за директора. И Люциус понимал Северуса как никто другой. Не считай он Снейпа своим другом, то давно бы уже его сдал. А так – раз за разом его прикрывал. Каким бы сильным человеком ни был зельевар, он тоже допускал ошибки. И Люциусу не раз приходилось на нежелательных свидетелей проколов накладывать обливиэйты.
В общем-то, наверное, все и началось в этот треклятый день – 27 августа – когда Северус впервые пожаловался на свою судьбу жертвы сексуальных маньяков. Люциус не думал, что все это серьезно, считая розыгрышем Мародеров, вспомнивших свои былые подвиги. Не тут-то было. Оказалось, что гриффиндорцы имели более чем серьезные планы на его друга, и тому приходилось с каждым разом все сложнее и сложнее. С собраний Ордена Феникса Снейп бежал в Малфой-менор, чтобы прийти в себя. Блек и Люпин становились с каждым днем и каждой встречей все настойчивее. Однажды, в конце сентября, зельевар явился с красивейшим засосом на шее.
Вот тогда-то Люциус и решил поглядеть на это действо уже лично. Для этого нужно было попасть в особняк Блеков. Решение было только одно, и тогда состоялся откровенный разговор с Северусом, в результате которого их дружба стала еще прочней. Договориться с Дамблдором ничего не стоило. Тот привечал всех сирых и убогих, и, хотя Малфои таковыми и не являлись, но надавить на жалость было легко. Как раз в тот момент Нарцисса бесследно исчезла, прихватив с собой значительную сумму и часть Малфоевских украшений, слава Мерлину, не фамильных. Да и легко было изобразить ужас от возвращения Лорда: Люциус ведь присутствовал тогда на кладбище. Не мог он не появиться там – мало ли, что потом Лорд сделал бы с его семьей. У него всего один наследник. Дамблдор поверил и привел его на собрание в дом Блека. Не все приняли нового члена Ордена, а заодно и второго шпиона во внутреннем круге Темного лорда. И лишь Блек с Люпином загадочно улыбались.
Вот там-то он и стал свидетелем охоты Мародеров на Снейпа. И тогда же понял, что Северус больше негодует на себя, чем на гриффиндорцев. Зельевару нравилась эта игра. Люциус как-то наблюдал за поцелуем Блека и своего друга. Так вот, последний вовсе не был против. И от Люпина Северус отбивался больше по привычке. Было ясно, что в скором времени эти трое окажутся в одной постели.
Самым интересным во всей этой ситуации было то, что Люциус легко сошелся с этими двумя. Блек и Люпин на деле оказались совсем другими, нежели представлялось на первый взгляд. И он не понимал, почему остальные этого не видят. Ведь бывшие гриффиндорцы не особо-то и прятались. Несколько вечеров за бутылкой виски открыли Малфою глаза, а уж чего стоила их игра в «правду или вызов» по пьяни, вообще не стоит говорить. Много чего открылось, что могло всех четверых отправить отдыхать лет так на дцать в Азкабан. Блек и Люпин оказались язвами и, отвечая на некоторые вопросы, заданные им Малфоем и Снейпом, ядовито откомментировали некоторых личностей. Северус и Люциус потом специально в думосбор сбросили эти воспоминания. Им бы самим даже в голову не пришло такими словами кидаться. В общем, смысл был в том, что Орден Феникса и его бессменного лидера эти двое готовы были зажарить, четвертовать, на дыбе растянуть… фантазия у Мародеров была аховая, и такого количества пыток Люциус еще не слышал.
С того дня и зародилась дружба четверых. После Рождества Малфой, глядя на Дамблдора, решил, что тот уже и не рад тому, что Люциус стал одним из них. Ведь, по мнению директора, именно с его приходом Северус, Сириус и Ремус совсем отбились от рук. Унять эту четверку, то и дело кидавшую свои ядовитые замечания во время собраний, никому не удавалось.
На Рождество произошло и эпохальное событие – Северус Снейп сдался на милость победителей. На следующее утро Люциус постоянно на него шикал, требуя держать лицо, а то идиотская счастливая улыбка на лице слизеринского декана кого угодно могла загнать в гроб.
Вот так они и жили. Блек обитал в своем доме, не имея возможности из него выбраться, поскольку никто и не собирался заниматься его реабилитацией. А Люциус прекрасно понимал, что не так уж и много усилий нужно было приложить, чтобы выиграть дело. Увы, сейчас поднимать этот вопрос было невыгодно. На линию огня никто из них выходить не хотел, по крайней мере, еще больше, чем они уже на ней стояли. А вот Люпин, то и дело отправляемый к Сивому в стаю, мирно в это время отсиживался в поместье у Люциуса. Как выразился этот ехидный оборотень: «Мне еще хочется пожить, причем долго и счастливо». В общем-то, Ремус так ни разу в стаю и не сходил, зато так самозабвенно врал на собраниях, что хотелось ему аплодировать стоя.
В то же время Малфой внимательно следил за деятельностью Ордена, все больше разочаровываясь. Дамблдор не предпринимал никаких серьезных мер по обузданию противника. Сам Люциус с идеями и предложениями не лез, зная, что инициатива наказуема, тем более пришел он в эту пернатую организацию с определенной целью. И ее он уже добился, причем как бонус получив еще двух хороших друзей. С Люпином можно было на пару почитать в библиотеке, подискутировать и просто поговорить. С Блеком – вдоволь поспорить, поязвить и сыграть в различные игры. С Северусом сделать и то, и другое, если его, конечно, удавалось вытащить из лаборатории. В общем и целом, Люциус был доволен.
А еще Малфой пристально следил за поисками Поттера как орденцами, так и пожирателями. Темный лорд был в курсе того, что произошло – у него хватало шпионов в министерстве, да и Северус не особо скрывал информацию. Только все было напрасно: мальчик словно испарился.
Люциус видел, как скучают по Поттеру Блек и Люпин, но при этом оба категорично заявляют всем и каждому, чтобы ребенка оставили в покое, что такое положение даже к лучшему. Это ужасно не нравилось Дамблдору. Но поделать-то все равно ничего было нельзя. Милорд Гарольд Эванс исчез где-то на просторах Германии.
Имея связи в разных странах, в том числе и среди немцев, Малфой пытался навести справки, но все, что ему удалось выяснить – это то, что мальчик действительно есть. Да, он глава рода, вступил в права наследия, представлен обществу, но нигде не бывает, занят учебой. И леди Эванс, его бабка, настояла на домашнем обучении. Ни где он, ни как он выяснить не удалось.
Конец ретроспективы.
Люциус снова вздохнул, возвращаясь из своих воспоминаний последних одиннадцати месяцев. Кто же знал, что его поездка в Германию приведет его к встрече с Гарри Поттером. Хотя, с каким Поттером – с Гарольдом Эвансом. И он собирался продолжить это знакомство. Вопрос был лишь в том, как связаться с мальчиком. Следовало обдумать все возможные варианты.
***
Гарольд прибыл домой в несколько растерянном виде. Нет, он замечательно провел время, купил, наконец, ритуальный набор, прогулялся и развеялся. Он на удивление спокойно отреагировал на встречу с Малфоем. Его научили быть сдержанным, носить маски, когда того требует ситуация. Еще бы – в него это полгода вдалбливали специальные учителя. Он с ужасом вспоминал эти уроки. Сколько было слез пролито, ярости выпущено, но результат того стоил. Вдолбили в него и то, что не стоит судить людей, не зная их и причин их поступков. Его заставили научиться думать, анализировать, и только затем делать выводы.
Люциус Малфой оказался не таким, каким он глянулся Мальчику-который-выжил. Перед Гарольдом Эвансом раскрылся совершенно другой человек, и юноша наслаждался общением с ним. Он с радостью слушал ответы мужчины на свои вопросы. Многие бы просто не стали отвечать, сказав, что он слишком мал для подобных разговоров, а Люциус предпочел ответить, чтобы собеседник смог его понять, хотя бы чуть-чуть. Это не могло не добавить ему положительных очков. Чего он не ожидал, так это поцелуя. И ладно бы просто поцелуй. Гарольда словно током прошило – так ему понравилось это прикосновение. Он только усилием воли не прижался к мужчине и не обнял его за шею.
- Нагулялся? – с улыбкой поинтересовалась Марион, входя в комнату. Она нахмурилась, глядя на выражение лица внука. – Что случилось?
- Я встретил Люциуса Малфоя, - пробормотал тот, проводя пальцами по своим губам. Женщина несколько секунд наблюдала за ним, ожидая продолжения. Но юноша молчал.
- И? – решила она его подстегнуть.
- Он меня поцеловал, - Гарри ошеломленно уставился на бабушку.
- Что, просто взял и поцеловал? – усмехнулась та.
- Ага, когда мы прощались, - кивнул юноша. – И он знает, что я Поттер. И еще он дружит с Сириусом и Ремусом и подарки им покупает.
- Гарольд, успокойся, возьми себя в руки, - взяв внука за плечи, произнесла Марион. – Присаживайся вот сюда и теперь расскажи мне все по порядку. Юноша несколько раз глубоко вздохнул и выдохнул, приходя в себя и собираясь с мыслями. А затем поведал бабушке, как провел сегодняшний день. Та слушала внимательно, задавала наводящие вопросы, что-то уточняя время от времени. В конце рассказа на ее губах играла странная понимающая улыбка. «Вот ты и попался, внук, - мысленно смеясь, подумала Марион. – А ведь ты еще не понял, что тебе нравится этот лорд. Надо бы на него взглянуть», - решила она.
- Ну, вот и все, - закончив свой рассказ, произнес Гарольд. – Знаешь, а вы все были правы: нельзя судить человека, ничего о нем толком не зная. Первое впечатление или предвзятое мнение других может сильно исказить действительность.
- А ты ругался, что все это полная ерунда, - взлохматила она ему идеально уложенные волосы. – Вот и пригодилась тебе эта наука.
- Да, - кивнул юноша. – Он совсем не такой. И вовсе не бесчувственный, как мне казалось. И смех у него такой бархатный, - с какой-то мечтательностью сказал он. Марион скрыла улыбку, чтобы не нервировать внука.
- Иди-ка ты на занятия, пока тебя не начали искать с собаками, - сказала она.
- А? – удивленно воззрился на нее Гарри, а потом его взгляд прояснился. – Точно, я побежал.
Марион еще несколько секунд сидела, обдумывая свои дальнейшие действия. Приняв решение, она пошла в зал собраний замка.
- Что-то случилось, Марион? – поинтересовался один из портретов.
- Арчибальд давно появлялся? – кивнула она на пустующий портрет.
- Давно, но мы можем его позвать, - кивнул мужчина с портрета рядом с пустующим.
- Меня и Гарольда интересует все, что касается Сириуса Блека и Ремуса Люпина, - произнесла женщина. – И каким образом эти двое связаны с Люциусом Малфоем.
- Хмм, хорошо, - последовал ответ, после чего портрет исчез, явно удалившись за отсутствующим Арчибальдом.
Марион сразу же направилась к своему помощнику. Следовало дать еще несколько распоряжений. И одним из них было найти всю доступную информацию о Люциусе Малфое. Если ее внук заинтересовался этим человеком, значит, тот того стоит. Осталось понять, какое место он займет рядом с Гарольдом. И, кажется, пришло время подумать о возвращении в Англию. К первому сентября юноша получит звание мастера ментологии, а также сдаст все нужные экзамены по обязательному волшебству. Пора было Эвансом заявить о себе во всеуслышание и дать понять некоторым личностям, что об ее мальчика они теперь обломают все свои зубы. Именно в этом и состояло ее второе распоряжение – прозондировать и подготовить почву к возвращению в Англию.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lady_of_the_flameДата: Понедельник, 30.08.2010, 19:37 | Сообщение # 22
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
Все интереснее и интереснее=) А влюбленный Люциус это вообще супер))


Carpe diem
 
неканонДата: Понедельник, 30.08.2010, 20:30 | Сообщение # 23
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
да))))) влюблёный Люц... я б про него прочитала))
а миди это насколько длинно?



когда придумаю что тут написать-напишу
 
BellaДата: Понедельник, 30.08.2010, 21:06 | Сообщение # 24
DARK ANGEL
Сообщений: 301
« 20 »
Главка просто супер biggrin , жаль что мало. Влюбленный Люц это в самом деле прикольно cool . Поскорее бы их отношения развмвались, надеюсь, что Люц его найдет в Германии и они еще пообщаются. Жду продолжения и если можно поскорее cry


Чтоб выжить и прожить на этом свете,
Пока земля не свихнута с оси,
Держи себя на тройственном запрете:
Не бойся. Не надейся. Не проси.
http://ficbook.net/authors/ШоК
 
Li-sanДата: Понедельник, 30.08.2010, 22:46 | Сообщение # 25
Химера
Сообщений: 472
« 22 »
Заинтриговала заинтриговала...а глава маленькая и вкусненькая была....
что творить с черновиками этого шедевра booze



Тугая маска - спасение моё,
И днём и ночью я вечный раб её,
А что под ней - никто не знает.
 
ItasДата: Понедельник, 30.08.2010, 23:27 | Сообщение # 26
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
Отличненько. clap Гарри помогут, а это всегда на нем хорошо сказывается))) hands

Марион все выяснит и сделает))

Снейп с засосом на шее?! Ух тя! brows Хотелось бы увидеть)))

Думаю Малфой еще не готов для повторной встречи с Гарри. jumpon

А что так мало??? book ЕЩЕ ЕЩЕ ЕЩЕ. deal



ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 01.09.2010, 16:17 | Сообщение # 27
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Lady_of_the_flame, неканон, Bella, Li-san, Itas, спасибо всем вам за отзывы) Вот и новая главка, надеюсь, она порадует вас)

Глава 7. Занятный разговор

Люциус не знал, как реагировать на послание, которое сейчас держал в руках. Если честно, то именно этого приглашения он и не ждал.
«Лорду Люциусу Абрахасу Малфою.
Лорд Люциус!
Надеюсь, вы примете мое скромное приглашение посетить наш дом с визитом вежливости. Я давно не видела внука в таком прекрасном настроении. И, как мне кажется, именно встреча с вами стала причиной для этого. К письму приложен портключ. Если вы согласны прибыть к нам, то прикоснитесь к нему и произнесите: «Встреча с Эванс». Он перенесет вас прямо к нам в Замок.
Миледи Марион, регент рода Эванс».
Таких странных приглашений он еще никогда не получал. Оно было каким-то неофициальным.
«Почему бы и нет, в конце концов», - подумал он. Взглянув на выпавший из конверта медальон, Люциус взял его в руки. Он был вполне прилично одет для неофициального визита.
- Встреча с Эванс, - произнес он вслух.
Того, знакомого ощущения от переноса портключом он не испытал. Все было намного приятнее и безболезненнее. Люциус огляделся. Он находился в небольшой комнатке, отделанной в различных оттенках бежевого цвета. Здесь почти ничего не было, лишь вдоль всех стен тянулись диванчики, а между ними располагались низенькие столики. В ожидании отбытия или прибытия это было очень удобно. На стенах – пейзажи, преимущественно изображающие осень во всем ее великолепии.
- Лорд Малфой, приветствуем вас в Замке Эвансов, - в комнату вошел мужчина лет пятидесяти. – Прошу вас следовать за мной.
Это было несколько неожиданно. Люциус никак не ожидал увидеть в качестве слуги человека, хотя и слышал рассказ Люпина о том, что Эвансам вроде бы служат только люди, в основном сквибы. Он последовал за своим провожатым, по пути отмечая, насколько же величественен родовой замок Эвансов.
- Не правда ли, впечатляет? – раздался приятный женский голос. Люциус повернулся и увидел женщину. Она приветливо улыбалась, стоя на ступеньках спиральной лестницы. Последняя была так спрятана, что заметить ее было трудно, если не знать, что она там находится.
- Миледи, чай будет готов через десять минут, - обратился к женщине провожатый Малфоя. «Миледи? Значит, это и есть Марион Эванс, бабушка Поттера? Что-то она больше на его мать похожа», - подумал блондин.
- Спасибо, Карл, мы будем в голубой гостиной, - кивнула та с легкой улыбкой на устах. – Я рада, что вы приняли мое приглашение, - это уже было обращено к гостю.
- А ваш внук в курсе моего присутствия в вашем доме? – поинтересовался Люциус, подозревая, что данная леди та еще интриганка.
- Что ему не вредит, то может пойти на пользу, - улыбнулась Марион. – Да и мне хотелось бы узнать, как дела в Англии. Ведь мы собираемся вернуться туда. А знать обстановку из первых рук – как раз то, что нужно.
- Вы собираетесь вернуться в Англию? – уточнил Люциус.
- Конечно, - кивнула женщина. – Гарольду необходимо упрочить свое влияние в этой стране. Он, конечно, здесь стоит на очень высокой ступени социальной лестницы. Его дар ментолога очень ценят. Но не стоит забывать, что его наследство со стороны рода отца находится в Англии. И не стоит оставлять его без внимания. Мальчик сейчас уже подготовлен ко всем тем трудностям, которые могут выпасть на его долю. Это уже не тот ребенок, которого бросили в пучину вод, а затем стояли на берегу и смотрели – выплывет он или нет. Господину Дамблдору придется понять, что этот мальчик сильно отличается от того, который исчез из-под его влияния.
- А вы не боитесь мне всего этого говорить? – Люциус был удивлен ее откровенностью.
- Вы это к тому, что являетесь одним из последователей противника директора Хогвартса? – усмехнулась Марион. «Какой интересный выбор слов», - восхитился Малфой. Еще никогда Лорда не называли просто противником директора. Удивительно нейтральное выражение. – Меня это не беспокоит, так же как и моего внука. Мы с ним нейтральны к этой войне. Нам ничего не стоит покинуть Англию в любое время. Замок Эвансов выстоит долгосрочную осаду даже в течение нескольких лет. Конечно, если до этого его найдут. Знаете, древняя магия не зря считается древней.
- Как в вашей семье смогли сохранить такие знания? – Люциус серьезно посмотрел на женщину.
- Традиции, мой дорогой Лорд, традиции, - улыбнулась Марион. – Мы никогда не считали магию темной или светлой – для таких, как мы, магия едина во всех своих проявлениях. Мучающуюся в агонии лошадь лучше умертвить, чем позволить ей страдать.
- И этому вы учите своего внука? – уточнил Малфой. Он впервые слышал о таком отношении к магии. А уж приведенный пример вообще поставил его в тупик.
- Гарольд удивительно восприимчивый мальчик, - вздохнула миледи Эванс. – Мне понадобилось ужасно много времени, чтобы перестроить его восприятие окружающего мира. Ему забили голову такими идиотскими идеями, что в пору было рвать на голове волосы. Но все же мне это удалось. Сейчас я могу с гордостью сказать, что темная и светлая стороны его личности уравновешены. Он может с одинаковой силой использовать и высшую светлую магию, и высшую темную, причем без последствий для себя. На его душу та же Авада не влияет. Главное знать, как, откуда и для чего брать эту силу.
- Дамблдору это не понравится, - произнес Люциус.
- А это его проблемы, - усмехнулась Марион. – Он испоганил жизнь моего внука. Мне пришлось провести такие обряды и ритуалы, чтобы привести его в нормальное состояние, что я готова уже была подать в суд на этого вашего директора. Но меня уговорили не делать этого. Гарольд должен сам разобраться со своим прошлым. А я буду рядом, чтобы поддержать в нужный момент.
- И все же, вы очень рискуете, столько рассказывая мне, - покачал головой Малфой.
- Нисколько, - улыбнулась женщина. – Одно то, что вы общаетесь с Сириусом Блеком и Ремусом Люпином, говорит о многом.
- А вы неплохо осведомлены, - усмехнулся Люциус.
- На самом деле Гарольд, подбирая вам ментальные артефакты, разгадал личности ваших друзей, - пояснила Марион. – Хотя и был удивлен.
- Многое происходит независимо от нас, - пожал плечами Люциус.
Они вошли в гостиную. Она действительно была голубой. Здесь в интерьере преобладали оттенки голубого цвета. Даже чайный сервиз был расписан темно-голубым рисунком.
- Гжель, - сказала женщина, заметив его интерес к посуде. – Исконно русское умение.
- Это фарфор? – уточнил Люциус.
- Совершенно верно, - кивнула Марион. – Присаживайтесь. Сейчас я угощу вас настоящим индийским чаем.
Пока она разливала ароматный напиток по чашкам, Малфой решил оглядеться. Хотя в интерьере и преобладали голубые оттенки, они умело были разбавлены другими цветами – белым, песочным, бежевым и даже светло-коричневым. Сама гостиная была выполнена в стиле барокко. И здесь было уютно.
- Мы старались сделать так, чтобы в любой из комнат замка было удобно, и чтобы она выглядела жилой, а не как собрание антиквариата, - пояснила леди Эванс.
- У вас получилось, - сделал ей комплимент Люциус. Он взял в руки чашку и пригубил. На секунду даже прикрыл глаза, вдыхая аромат чая. – Здесь что-то еще?
- О, да, толика имбиря, - улыбнулась Марион.
- Необычный вкус, - признал Малфой. – Но мне нравится.
- Расскажите мне об Англии, - попросила женщина, удобнее устраиваясь на диванчике напротив своего гостя.
- Что конкретно вас интересует? – Люциус поверх чашки посмотрел на свою собеседницу.
- Что там происходило с момента нашего с Гарольдом исчезновения? – усмехнулась та в ответ.
- Для всех стало неожиданностью то, что Лили Эванс оказалась чистокровной волшебницей с немецкими корнями. Еще более серьезные последствия имело то, что Дурсли – не родственники Гарри Поттера. Как бы Дамблдор не пытался замять эту историю, она просочилась в общество. Это ударило и по авторитету самого директора, и по Министерству, - усмехнулся Люциус. – Аристократы подняли такие вопли. Вы бы слышали все это.
Ретроспектива.
Люциус в кои-то веки решил показаться в Министерстве, все-таки он там числился как работник. Иногда надо показать себя, чтобы лишних слухов не распускали. Войдя в Атриум, он даже остановился. Здесь было полно рассерженных людей, добивающихся встречи с самим Министром.
- Что происходит? - задал он вопрос дежурному.
- Вы сегодняшний номер Ежедневного Пророка читали? – тихо поинтересовался тот.
- Не было времени, - покачал головой Малфой.
- Поттер-то оказался чистокровным, так еще и жил у магглов, которые и не родственники ему, - поделился сенсацией дежурный. – Вот и набежали сюда все недовольные. У Министра уже делегация от аристократов. Я в жизни не слышал, чтобы чистокровные теряли самообладание. Там с десяток старцев, лет по сто, а орут похлеще женушки Уизли.
- Даже так, - протянул Люциус, заинтересовано глядя в коридор, который вел к кабинету Фаджа. «Сходить туда что ли», - подумал он. И решил все же потешить свои любопытство. Он поднялся на лифте на четвертый этаж, прошел по коридору. Еще не доходя до приемной Министра он услышал следующее:
- Мы вас на этот пост посадили, мы и снимем! – орал кто-то. – Это просто немыслимо!
- Куда смотрело министерство? – еще один голос.
- Меня не волнует, что там и кому говорил Дамблдор! – третий голос.
- Вы куда смотрели? Вы глава министерства или просто штаны здесь протираете? – еще один.
«Да, Фаджу можно только посочувствовать. Судя по одному из голосов, к нему заявился сам Проктер Ферлингтон. А этому старику палец в рот не клади. Уж если старцы пошли в наступление, то дело туго», - усмехнулся Люциус. Он вошел в приемную. Тут уже расположилось с десяток чиновников из чистокровных. За столом сидел бледный и взмокший Перси Уизли. Глаза у него бегали из стороны в сторону, а руки дрожали так, что он и лист бумаги не мог удержать в них.
- О, Люциус, ты уже в курсе? – обернулся к нему один из присутствующих. Малфой кивнул. – Дано хотел послушать, как нашему Министру надирают задницу. Н ожидал только, что поводом для этого станет Поттер. Но дрючат его за милую душу.
- ПОЧЕМУ НИКТО НЕ ПРОВЕРИЛ РОДОСЛОВНУЮ ПОТТЕРА! – прогрохотал из-за закрытой двери голос Ферлингтона. Дальше пошла непечатная брань. Даже Люциус восхитился тем эпитетам, которыми награждали Фаджа старики-аристократы. Что в ответ пролепетал Министр, никто не услышал. Зато, что думает по поводу его лепетания делегация, они услышали очень хорошо. Скрыть вопиющий факт своей некомпетентности Фаджу уже никогда не удастся. Его попустительство привело к тому, что чистокровный ребенок рос в условиях, в которых многие даже собак не держат. И ладно, если бы для этого были хоть какие-то основания. Но их не было. Чистокровного мага с титулом Милорда отдали чужим людям, и к тому же магглам.
«Замять эту историю уже не сможет никто», - усмехнулся Люциус.
Конец ретроспективы.
- Фаджу досталось за все хорошее. Ему припомнили все его промахи, - Малфой улыбнулся. – Теперь он сидит ниже воды, тише травы. А тут еще выяснилось, что в Литтл-Уининге появились дементоры. Ну и, недолго думая, сопоставили факты. На Министерство посыпались угрозы.
- Хмм, а вот это уже интересно, - прищурилась Марион. – Кто-то решил натравить на моего внука этих тварей.
- Да, в этом нет никаких сомнений. Похоже, этот человек не был в курсе происходящего, либо упустил, о ком идет речь, - усмехнулся Люциус. – Только чудом никто из магглов не пострадал. Только вот, говорят, в том переулке оказался Дурсль-младший. Но его спасли. У их дома караулили маги из приверженцев Дамблдора.
- Известно, кто натравил дементоров? – Марион очень не понравилось то, что сейчас рассказал ей гость.
- Есть подозрения, но доказательств не достать, - ответил Малфой.
- И кто же это? – прищурилась женщина.
- Долорес Амбридж, - усмехнулся Люциус. – Она попыталась очернить имя Гарольда. Правда, ей настолько быстро заткнули рот, что даже удивительно. Несколько громовещателей в обед от наших стариков, и, по-видимому, профилактический разговор с Фаджем, успокоили эту даму.
- Вот как, - протянула Марион. – Кажется, следует потрясти ваше Министерство, чтобы неповадно было лезть к Эвансам. Они могли трепать имя Поттеров, но Эвансов лучше не трогать.
- Вы готовы воевать с Фаджем? Он хоть и дурак, но за власть держится всеми конечностями, - предупредил блондин.
- Воевать? – рассмеялась леди. – Не смешите меня. Если я с кем-то начну воевать, то даже ваша войнушка между Темным Лордом и Дамблдором покажется вам всего лишь детской игрой в песочнице. Эвансы носят титул Милордов не просто так. И Англии не стоит заставлять нас злиться на нее. Мы свои дары несем с гордо поднятой головой. Гарольд может как помочь скрыть разум, так и сделать артефакт, который вскроет всех и вся. И это не просто слова.
- Бабушка, - в комнату с улыбкой на устах в этот момент ввалился предмет разговора. Юноша замер, удивленно глядя на гостя. Люциус с видимым удовольствием рассматривал его. Черный костюм с зелеными вставками облегал фигуру, подчеркивая тонкую талию, стройные ноги, упругие ягодицы. – Эммм, - наконец, выразил он своего отношение к постороннему человеку в доме. – Интриганка, - бросил он своей родственнице и укоризненно на нее посмотрел.
- Кто? Я? – делано удивилась та.
- Ну, не я же, - фыркнул тот в ответ. – Лорд Малфой, добро пожаловать в мой дом, рад вас видеть, - это он уже со всей учтивой вежливостью повернулся к незваному (лично им) гостю.
- Люциус согласился погостить у нас до своего отъезда. Это, кажется, будет в конце следующей недели, да? – с невинным видом посмотрела на мужчину Марион. «Действительно, интриганка», - мысленно усмехнулся Люциус.
- Именно так, - поддержал он ее игру.
Гарольд скептически посмотрел на них, затем хмыкнул.
- Ну-ну, - выдал он. – Бабушка, налей мне чаю, пожалуйста.
- С удовольствием, внучек, - елейно отозвалась та. – А переодеться ты не хочешь?
- А я плохо выгляжу? – невинное ангельское личико. И ведь все бы так, если бы эта мелкая зараза не покрутилась, демонстрируя себя во всей своей красе. Люциус сглотнул, стараясь не пожирать юношу слишком голодным взглядом.
- Пакость, - выдала Марион.
- Я или костюм? – поинтересовался Гарольд.
- Естественно, ты, - сказала ему бабушка. – Костюм великолепен, как и ты в нем. Но это не меняет того факта, что ты – пакость.
В ответ на это Люциус увидел только насмешливую улыбку. Юноша устроился в кресле слева от блондина. «Интересные у них взаимоотношения», - подумал мужчина. Не каждый день увидишь, как члены семьи подшучивают друг над другом.
Гарольд сделал глоток из чашки, и с легким вздохом закрыл глаза, наслаждаясь послевкусием. Малфой с интересом на него смотрел. Марион в свою очередь из-под ресниц наблюдала за гостем. «Да, я не ошиблась, что пригласила его. Он заинтересован в моем мальчике. Вон как рассматривает. Приятно посмотреть. Люциус как раз из тех, кто оценит Гарольда по достоинству, - думала женщина. – И брак между ними был бы очень выгодным. Малфои древний чистокровный род. Связь с ними не будет считаться моветоном в нашем кругу. На Совете уже поднимался вопрос о браке моего мальчика. И все пришли к выводу, что будет лучше, если пара Гарольда будет из Англии – это закрепит его связь с родиной. Но я не хочу давить на мальчика в этом вопросе. Ему только-только исполняется шестнадцать. За год мы проделали большую работу. И все же к этому возрасту многие уже не просто помолвлены, а давно уже выданы замуж или женаты. Ладно, надо будет слегка подтолкнуть их друг к другу».
Приняв решение, леди Эванс улыбнулась.
- И какие планы появились в твоей буйной головушке, бабушка? – юноша хитро посмотрел на нее.
- Ничего такого, что могло бы тебе навредить, - честно произнесла она.
- В это я как раз не сомневаюсь, - хмыкнул Гарольд, затем повернулся к гостю. – Представляете, она постоянно принимает какие-то решения, а мне потом их реализовывать. И ведь все сделает так, как будто это я сам все придумал и это я так решил.
- Мне казалось, вы не любите, когда вами манипулируют, - осторожно произнес Люциус.
- А она и не манипулирует, - фыркнул юноша. – Она доходчиво объясняет все за и против, на пару дней оставляет меня в покое, а потом приходит с вопросом: «И как?» Самое смешное, она всегда права. Хотя поначалу я, конечно, сопротивлялся, считая, что мне снова не дают выбора. Просто, в отличие от того же Дамблдора, бабушка не скрывает в большинстве случаев свои мотивы. И она никогда не сделает ничего, что может мне навредить хоть в чем-нибудь.
- Вы любите свою бабушку, - это было утверждение.
- Очень, - счастливая улыбка расцвела на лице Гарольда. Люциус даже залюбовался им. Гарри Поттер никогда так не улыбался. У него всегда в глазах оставалась либо затаенная грусть, либо глубоко спрятанная боль. Сейчас же перед ним сидел абсолютно счастливый молодой человек. До чертиков занятый, загнанный своими учителями, но счастливый. Ему нравилось то, во что превратилась его жизнь.
- Рад за вас, Гарольд, - искренне произнес Малфой.
- И где ты поселила лорда Люциуса? – юноша склонил голову на бок и посмотрел на свою бабушку.
- В том же крыле, где располагаются твои личные аппартаменты, - невинно глядя на внука, произнесла Марион.
- Кто бы сомневался, - закатил глаза тот в ответ. – Я же говорю, интриганка.
- Я ни к чему тебя не толкаю, малыш, это будет только твое решение, - серьезно произнесла женщина. Люциусу показалось, что он выпал из разговора. Он никак не мог понять, о чем они говорят.
- Да, да, да, - усмехнулся Гарольд, стрельнув глазами в Малфоя. Блондин еще больше уверился, что что-то пропустил, и это что-то касается непосредственно него. - Люциус, давайте, я вас провожу в вашу комнату, и отправлю к вам Треймона, чтобы он мог забрать ваши вещи из гостиницы. А то бабушка бывает так настойчива, что наши гости забывают взять с собой хоть какие-то вещи, - лукавый взгляд на леди Эванс, которая в ответ смотрела совершенно невинно, словно и не ее только что подловили на маленькой лжи.
Люциус и Гарольд покинули гостиную. «Умничка, а не мальчик, все-то он понимает как надо», - довольно улыбнулась Марион.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Li-sanДата: Среда, 01.09.2010, 17:37 | Сообщение # 28
Химера
Сообщений: 472
« 22 »
Вот бабушка....все устроила быстренько....
интересно сколько смысл разговора будет доходить angel
хочу прочитать про прибытие эванс в англию и дружеский разговор с дамби за лимонными дольками с чайком crazy
быстрее бы продолжение.... deal



Тугая маска - спасение моё,
И днём и ночью я вечный раб её,
А что под ней - никто не знает.
 
ВардаДата: Среда, 01.09.2010, 18:18 | Сообщение # 29
Химера
Сообщений: 353
« 35 »
Класс, продолжение радует своей быстротой. Огромная просьба не снижать темп.
Главы просто потрясающие, мне очень понравилось.
Так и встает перед глазами сцена, когда Гарольд вдвоем с бабушкой входят в министерство магии на собрание чиновников с Дамблдором и заявляют:" Здрасьте! Нас не ждали, а мы приперлися! Кто так что про нас болтал?"
Очень надеюсь на скорую встречу с Томом.



настоящее безумие-это когда голоса в голове с тобой не разговаривают,мотивируя это тем,что ты их все равно не слушаешь....
 
Lady_of_the_flameДата: Среда, 01.09.2010, 21:21 | Сообщение # 30
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
Хорошая у Гарольда бабушка))
Интересно будет узнать, что устроят Эвансы в Англии happy Да и встреча с директором тоже должна выйти не менее интересной=)
В общем, с нетерпением жду проду.



Carpe diem
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Кто же ты такой, Гарри? (ЛМ/ГП, NC-17, романс, миди, замерз)
  • Страница 1 из 4
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Поиск: