Армия Запретного леса

Вторник, 25.02.2020, 03:45
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 6 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Гарри Поттер и сумасшедшая магия (ГП/ГГ/ДМ,ЛМ/СС│NC-17│Adventure/Romance/Angst│макси│заморожен)
Гарри Поттер и сумасшедшая магия
nairsaДата: Суббота, 09.10.2010, 05:42 | Сообщение # 1
Демон теней
Сообщений: 269
« 13 »
Название: Гарри Поттер и сумасшедшая магия
Автор: nairsa
Соавторы: Schade.acmodei, Fargen
Беты:
Aretta - внимательная, разумная и терпеливая.
Abeille - большое спасибо за дружескую поддержку и конструктивные идеи.
Amber - респект и уважуха за занудство, тщание и терпение и спасибо за поддержку.
Пейринг:
Гарри Поттер/Гермиона Грейнджер/Драко Малфой,
Люциус Малфой/Северус Снейп/Нарцисса Малфой
Гарри Поттер\Новый мужской персонаж.
Рейтинг: NC 17 иногда чуть выше
Тип: гет, слэш
Жанр: Adventure/Romance/Angst/AU/OOC
Размер: макси
Статус: в процессе написания
Саммари: Время действия - после победы над Сами-знаете-кем.
Место действия Англия и не только
Кой какие моменты книги пошли фтопку
Отказ: Герои Роулинг — это герои Роулинг. я тут так. погулять вышла.
Предупреждение:
0. фанфик в процессе написания поэтому текст глав может видоизменяться - что-то "дотачивается", что то переделывается (ну, мне кажется что получается лучше), что-то убирается, что-то может добавиться.
1. На самом деле, в итоге получится может все, что угодно
2. я знаю, что взрывы в космосе не слышны!
3. это мой вертолет МИ8, но если мне будет нужно я перевезу на нем хоть дивизию (с) Головачев
4. В встречаются эротические сцены не рекомендованные лицам до 17+ лет.
5. В произведении наличествуют табуированные выражения
6. Возможны сцены с насилием.
7. В фике есть BDSM сцены (Одно из самых важных отличий BDSM от рейпа - _добровольное_ участие всех вовлеченных в сцену людей. Помимо этого, обычно все участники процесса получают свою долю удовольствия от происходящего действия. )

Литература и материалы использованные для написания:
Книги:
Джоан Роулинг - Гарри Поттер (все 7 книг)
Терри Гудкайнд - Меч Истины (Все 12 книг)
Джон Рональд Руэл Толкин - Властелин Колец - честно сперла оттуда 1 фразу.
Леопольд Фон Захер-Мазох - Венера в мехах - впечатление от этого рассказа сподвигло меня писать бдсм-сцены
Тимур Алимов, Ольга Подольская - Садомазохизм: Путь Плети - прямые цитаты из книги были вложены в уста Гарри.
Турова А.А., Сапожникова Э.Н. Лекарственные растения СССР и их применение - профессор Снейп рассказывает о растениях опираясь на данные этой чудной книшки smile
З.Е.Александрова - Словарь синонимов русского языка

Стихи, встречающиеся в тексте, принадлежат перу Дениса Полковникова (Дэна Назгула)

Дух Макса Фрайя стучит в мое сердце, голову и прочие места.

Фильмы:
Сериал Вавилон 5 - сперла религиозную концепцию Минбари, переделала частично ее в концепцию магии, обточила... ну что вышло то вышло. Оттуда же взято описание и место крепления комуникатора (трык-трык - Капитан Шеридан на связи!)
Сериал Горец - Эдриан Пол - душка! Меч для Гарри я сперла именно из этого фильма.
Сериал Доктор Куин женщина-врач - Колорадо взялось именно оттуда smile

Музыка
Вивальди, Моцарт, Era и Theatre Of Tragedy

Сайты:
разнообразные справочные материалы - yandex.ru, google.com
ru.wikipedia.org - великая весч
новые заклинания составлены посредством slovari.yandex.ru
все восходы\закаты солнца\луны, также среднестатистические описания погодных условий найдены на gismeteo.ru
все расписания транспорта взяты с tutu.ru
время расписано с помощью time.yandex.ru

Эзотерика и строение энергетики человека:
Кэролайн Мисс - Анатомия духа. Семь ступеней силы и исцеления
Бренда Дэвис - Путешествие по радуге чакр
Свами Сатьянанда Сарасвати - Кундалини тантра
Сатгуру Свами Вишну Дэв - Сияние Драгоценных Тайн Лайа-Йоги
Лила - Игра жизни
Ошо Раджниш - Кундалини



http://www.diary.ru/~nairsa/ - я на Дайри
----------------->>>>>>>>>>>Мы работаем с Гуглдоками!<<<<<<<<<<-----------------


Сообщение отредактировал nairsa - Вторник, 31.05.2011, 16:21
 
nairsaДата: Пятница, 16.03.2012, 01:22 | Сообщение # 151
Демон теней
Сообщений: 269
« 13 »
Gal, похвала очень и очень приятна smile
Я чесслово оооооочень! стараюсь



http://www.diary.ru/~nairsa/ - я на Дайри
----------------->>>>>>>>>>>Мы работаем с Гуглдоками!<<<<<<<<<<-----------------
 
ОлюсяДата: Пятница, 16.03.2012, 01:24 | Сообщение # 152
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 181 »
nairsa, я знаю, что только выиграю от перечитки, только боюсь не успеть)


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
nairsaДата: Пятница, 16.03.2012, 01:28 | Сообщение # 153
Демон теней
Сообщений: 269
« 13 »
Олюся, не успеть? что именно не успеть? :))


http://www.diary.ru/~nairsa/ - я на Дайри
----------------->>>>>>>>>>>Мы работаем с Гуглдоками!<<<<<<<<<<-----------------
 
nairsaДата: Пятница, 16.03.2012, 01:30 | Сообщение # 154
Демон теней
Сообщений: 269
« 13 »
Глава 58

Драко долго не возвращался, по мнению Люциуса, слишком долго. Ну что можно делать несколько часов кряду, при условии, что собираешься поделиться хорошими новостями и вернуться?! Мужчина уделил внимание текущим делам, которые он, по понятным причинам, несколько запустил, прочел накопившиеся письма и даже со скуки пролистал выпуски “Пророка” за те дни, что отсутствовал. Наконец, не выдержав, он решил посмотреть, чем же так занят его наследник в компании будущего зятя.
Неспешно направляясь к комнатам Гарри, Люциус вспоминал, как в молодости сам забывал обо всем на свете с Нарси и Северусом. Ему было жаль, что в скором времени придется отпустить молодежь, ведь с войной и прочими проблемами он так мало уделял сыну внимания.
В детстве Драко был слабым и болезненным ребенком. Люциус до колик в животе боялся, что сыну достанется его проклятье, и поэтому не отказывал ему ни в чем. Спохватился Малфой-старший только тогда, когда возродился Темный Лорд, но к тому моменту сын уже вырос, и ему грозило стать очередной порцией пушечного мяса в бессмысленной войне. “А, может быть, мне просто так казалось? Может быть, в ней был смысл?” – подумалось Люциусу, когда он поднимался по лестнице. Мысли в очередной раз перескочили в другое русло:
“Жаль, что у Нарси так и не получилось родить второго ребенка, Северус остался без наследника... Да и Драко всегда мечтал о брате или сестре... Но судьба была с нами жестока.
А как радовался отец, когда появился Драко! Пока Нарси была беременна, мне иногда казалось, он боялся, что мы не сумеем дать роду наследника. Он так ее оберегал, практически на руках носил. А когда родился мальчик, он носился с ним, как с высшей ценностью, до самой смерти!”
Люциус улыбнулся нежной и слегка печальной улыбкой. Он очень любил отца и ему его не хватало, так хотелось порадовать дорогого человека тем, что у него всё хорошо, что он выздоровел, что Северус теперь полностью с ними.
“Отец всегда мечтал об этом. Жаль, что он прожил так мало. – Люциусу вспомнилась смерть родителя, и собственный шок от нее: - А всё Лорд с его припадками. Ну заболел отец, так это же не повод убивать его, ведь от драконьей оспы молодые не умирают. И хотя болезнь протекала слишком тяжело, отец бы наверняка выздоровел, а он почему-то его убил! За что?!”
Именно в тот день Люциус Малфой окончательно понял, что тот, кого он называл своим Лордом – сумасшедший, и надо от него бежать.
Всё еще погруженный в свои размышления, мужчина не заметил, как дошел туда, куда намеревался попасть. Впереди показалась распахнутая дверь комнат Гарри, из неё доносился его тихий голос. Он ещё не мог разобрать, о чём говорил будущий зять, но по интонациям слышал, что тот что-то читает.
Заинтересованный, Люциус вошёл в комнату и обомлел: Поттер сидел на кровати, опустив голову, и казался полностью погруженным в чтение тетрадки, которую держал в руках. Именно эта тетрадка и стала причиной шока: Малфой-старший видел её несколько раз в последний год жизни Лорда. Тот постоянно в ней что-то писал. Люциус вспомнил: Северус даже думал выкрасть её, но этот параноик обвешал свои записи таким количеством чар, что шпион отказался от своей затеи. А теперь её читал будущий зять, читал голосом, в котором слышалась застарелая боль, - так читают последнюю волю кого-то очень близкого. Это выходило за рамки понимания Люциуса, и он настороженно прислушался к словам, которые произносил Гарри.

***
… Сегодня закончилась война с Судьбой.
Я в своей гордыне назвал себя Лордом Судеб, тем самым утверждая, что победил эту стерву и изменил её замысел, но... от неё не уйдёшь.
Она смогла обыграть меня!
Сегодня меня вызвал к себе Абрахас: он уже вторую неделю болел. Как этот лис смог подхватить драконью оспу - остаётся загадкой. Но факт есть факт - ему это удалось.
Я собрался и, прихватив с собою Маху, отправился в Мэнор. Замок встретил нас осенним солнцем и холодным ветром: был канун 31 октября, народ готовился к празднику, а я планировал не нарушать традиций и напомнить о себе обывателям, чтобы праздник получился красочнее и стал абсолютно незабываем! Кутаясь в тяжёлые мантии, мы спешили по галереям замка, который я давно считал своим вторым домом, хотя и бывал здесь не так часто, как хотелось бы. Это было место покоя Абрахаса, его уголок мира в той пучине войны, в которой мы жили уже двадцать пять лет. Хотя... какая это война? Сейчас таких, как мы, магглы называют террористами: они тоже привлекают внимание к какой-нибудь проблеме ценою жизней... своих или чужих – не важно. Вот только их никто не слушает, и в этом мы с ними схожи – нас тоже не слышат.
Мне до боли в зубах надоела эта возня: у нас в руках было почти все Министерство и аврорат, но это ничего не меняло. Нас боялись, моё имя стало столь пугающим, что мне придумали море дурацких кличек. Но подвижек к желаемой цели не наблюдалось! Мне было непонятно: если они так нас боятся, то почему не начнут изучать магию для самозащиты или хотя бы не объединятся?!
Я никогда не смогу их понять. А теперь Дамблдор хочет подсунуть им мессию типа маггловского Иисуса, чтобы он спас всех этих трусов, в то время как они сидят по своим норам, ничего не предпринимая для своего спасения. Полгода ушло на поиски места, куда этот манипулятор спрятал тех, у кого появился ребенок, способный в будущем победить меня. Ох уж эти пророчества! Я никогда не верил в предсказания гадалок, так как на собственной шкуре испытал, что в этой жизни слишком многое зависит от самого человека, а предсказать можно только одну из веток развития событий – ничто не вырезано в камне. А старик всегда считал судьбу неизменной, и что люди рождаются злыми или добрыми. Вот он и решил, что Мессией должен стать ребёнок кого-то из его орденцев, ведь они добренькие. У меня на лице появилась злая усмешка: адреса обоих семей наконец-то стали известны, и праздник обещал стать веселее обычного. Я не люблю убивать детей, но это самый простой и эффективный в данном положении дел поступок. Даже если старик умолчит о пророчестве, то гибель двух “светлых” семей будет достаточной, чтобы они снова начали бояться меня. Смерть чистокровных и детей мне претит, но это ничего не меняло: от будущего символа нужно избавиться.
С такими мыслями я подошёл к комнатам Абрахаса. В гостиной его апартаментов ждали Люциус и Нарцисса, они были чем-то расстроены, очевидно, переживали за здоровье отца. Поздоровавшись с парнем и его женой, я зашёл в спальню друга. Маха как всегда была на шаг позади – неизменная тень вот уже двадцать лет: скрывать от неё что-либо было просто глупо.
В комнате царили сумрак и удушающий запах благовоний, мой друг лежал на кровати, и впервые я видел его в таком состоянии, до этого дня я считал, что в постель его может уложить только Авада, а тут что-то не страшней обычной простуды!
Подойдя к изголовью, я увидел восковое лицо дорогого мне человека и сразу всё понял: он умирал.
От совершенно пустяковой болячки!
На меня смотрели до боли знакомые глаза, подёрнутые молочной пеленой, а его прекрасные платиновые волосы поседели и висели паклей. За те две недели, что я его не видел, он постарел, и было видно, как из всегда бодрого и жизнерадостного Абрахаса вытекает жизнь.
В моей жизни мало людей, которых я мог бы назвать семьёй, и он – последний. У меня оставался мой круг, но без Абрахаса я буду в два раза слабее: кто теперь сможет остановить меня в случае необходимости? Кто посмеет сказать, что я не прав?
Я оставался совсем один.
Осознание этого факта возымело эффект взорвавшейся бомбы. Внезапно в комнате прошелестел неузнаваемый хриплый голос:
– Ты пришёл...
– А куда я денусь? Ты же позвал, – я старался говорить как обычно, но в горле стоял ком, а сердце болело так, будто это я умирал лёжа в душной комнате. – Ты что, решил помереть в кровати, как трус? – едко поинтересовался я.
– Так получается... Внука я дождался, сын уже взрослый, а над судьбой я оказался не властен... Хотя я и мечтал о другой участи, но видно Она решила по-другому... Но я позвал тебя не за этим, – Абрахас постарался собраться и сесть, но было видно, что для него это практически запредельное усилие. – Мой Лорд, возможно, у меня горячка, но, кажется, перед смертью во мне проснулось проклятье отца...
Я напрягся: проявившееся проклятье Малфоев не предвещало ничего хорошего.
– Вольдеморт, Она нас приговорила! Ты не смог Её переиграть... Ей было мало отобрать у нас детей, так теперь Она начала убивать нас. Отец прожил шестьдесят пять лет, я не дожил до пятидесяти двух, а Люциус... В лучшем случае дотянет до пятидесяти, а если будет использовать магию так же активно, как мы, то срок – сорок максимум... Она убивает нас посредством магии! Чем больше мы её используем, тем раньше умираем...
Казалось, он пытается успеть сказать мне всё, пока ещё есть силы. Эти новости ставили крест на всех моих планах и начинаниях: я был уверен, что у нас есть ещё три-четыре поколения, а сука-Судьба решила по-своему. Люциус – последнее поколение магов, способных чего-то достичь в этой жизни. Его дети смогут прожить дольше только если обрекут себя на жизнь магглов.
Я стоял оглушенный ужасными известиями. Дело жизни лучших магов, встретившихся мне на пути, и их детей только что рассыпалось прахом! Я тупо смотрел на своего самого близкого друга.
Когда умер Скутум, я смог пережить это только благодаря Абрахасу: он нашёл меня пьяным и готовым выпить сильный яд, в пентаграмме, связанной со всеми моими якорями, – они бы самоуничтожились, если бы я умер в ней. Я уже был готов снова встретиться с друзьями и семьёй... За все эти годы их гибель так и оставалась кровоточащей раной в моём сердце, а смерть Скутума лишь углубила её: у меня не было сил жить дальше. Увидев меня в таком состоянии, Абрахас вырвал из рук флакон с зельем и долго, качественно колошматил, просто по-маггловски, кулаками и ногами... А я и не думал сопротивляться, потому что не мог найти сил посмотреть в светло-серые глаза из-за тех слов, что он как заведённый твердил, пока выбивал из меня дух:
– Не смей! Ты не бросишь меня здесь одного! Трус! Мы все от тебя зависим, а ты нас хочешь предать?! – орал он, нанося все новые и новые удары.
И я не мог сказать ему ничего в ответ, ведь когда-то, когда умерла его Эсмеральда, когда он запил и ушёл в депрессию настолько, что перестал даже есть, я не смог его отпустить. Я так же бил его и твердил, что он нужен мне и своему сыну, и что она никогда не простит этой трусости, если он не вырастит сына достойным своей фамилии, и не дождется внуков. Я заставил его вернуться, и в тот день он имел право поступить так же. Да я, наверное, и хотел, чтобы он вернул меня, напомнил, что я ещё нужен, хоть кому-то.
Он вырастил прекрасного сына и дождался внука, так что... Он выполнил обязательства перед родом, вот только не передо мной. Я был не готов отпустить своего последнего друга, того кем восхищался и с кем соперничал всю жизнь. Он был тем, кто заставлял меня сражаться до последнего, потому, что он никогда не сдавался, и сейчас не сдастся болезни – я не позволю!
– Твои новости подписывают всем нам приговор, но я рад, что узнал об этом заранее. Спасибо, – в комнате повисла тишина – я обдумывал свои дальнейшие действия.
Подозвав к себе бледную Маху, я приказал принести красный флакончик из моей личной лаборатории: она знала, о чём речь. Посмотрев на меня с удивлением женщина слегка склонила голову в понимающем жесте и без слов аппарировала в моё убежище.
Она появилась через пару минут, которые прошли в полной тишине, у меня просто не получалось говорить, а Абрахасу не хватало сил даже на такое простое действо. Он лежал на батистовых простынях, под теплым одеялом в сильно натопленной комнате, но ему было холодно.
Когда вернулась Маха и подала флакон, я посмотрел в глаза другу.
– У меня есть для тебя предложение, – ровным голосом произнёс я.
– У тебя появился эликсир бессмертия? – собрав силы, пошутил Абрахас.
– Почти. У меня есть кровь древнего вампира, которую он подарил мне. Её должно хватить тебе где-то на полчаса.
Абрахасу не нужно было объяснять, что она может сделать с магом. В его положении это моментальная смерть по истечении получаса, но в течении этого времени он будет полностью здоров.
– Ты готов потратить такую редкость столь бездарно? – хрипло спросил он, приподнявшись из последних сил.
– А зачем она мне теперь?
– И то правда. Давай, – благодарно откликнулся старый друг.
Я открыл флакон и, приподняв его голову, аккуратно влил тёмную жидкость ему в горло. Когда Абрахас допил, его сильно дернуло, на минуту показалось будто он умер, но потом кожа порозовела, исчезли язвы, что его покрывали, а в глазах снова заплясала шальная сила.
Абрахас резко поднялся с кровати и взял свою волшебную палочку с прикроватной тумбочки. Одним движением преобразовал одежду в чёрную мантию с маской, вторым – уничтожил все до единого предметы, находившиеся в комнате, а я расширил помещение до размера боевого зала. Мы всё делали молча, понимая друг друга без слов. У него было целых тридцать минут полноценной жизни – чуть меньше пяти тысяч ударов сердца и он, как истинный воин, решил провести их с толком!
Мы повернулись друг к другу одновременно, Маха аппарировала, зная, что сегодня ей небезопасно находиться рядом.
И бой закипел.
Сейчас не было места ограничениям, в ход шло всё, что мы знали и умели. Такие бои у нас случались частенько, но сегодня мы сражались в последний раз и хотели выложиться по-полной, чтобы Морриган* смогла оценить по достоинству воина, который придет в её царство.
В полной тишине в комнате начали вспыхивать яркие лучи заклятий, а мы тенями метались по всему помещению, изо всех сил стараясь уничтожить противника, при этом твёрдо зная: друг сможет увернуться от Авады и найти щит для любого заклятия, а на Круцио и прочие болевые даже не обратит внимания. Темп был взят изначально невероятно высокий, но мы уже не обдумывали своих действий – бились, повинуясь голым инстинктам, сознание слилось в единый поток – уже невозможно было с уверенностью сказать, где чье проклятье, где чьи руки и ноги, где был он, а где я. Это был даже не танец – одно дыхание на двоих. Только с Абрахасом я мог себе позволить такое – это было более интимно, чем секс и пьянило сильнее самого крепкого вина – полное доверие и полная свобода. Он всегда сражался, так будто это он бессмертен, а не я. Наше дыхание сбивалось, а стены древнего замка не могли уже выдержать того количества магии, что плескалась в нём в эту минуту, но я не собирался останавливаться: мой друг достоин умереть в бою, как и положено слуге Морриган!
Я не заметил той секунды, когда его сердце прекратило биться, и моя Авада достигла цели, но я даже не сомневался – только смерть могла вынудить его пропустить смертельное проклятие. Он раскинулся на белом паркете, напоминая большую чёрную птицу, в своих одеждах, которых никогда не касались трусость и предательство, он ушёл так же как и жил – на одном дыхании.
Я восстановил комнату, стирая все следы нашего боя и, распахнув дверь настежь, вышел из спальни, в который осталось тело последнего человека бывшего для меня семьёй. Люциус и Нарцисса стояли там, где я их оставил, и на их лицах застыло недоумение и страх: они не поняли, что произошло, а мне не хотелось объяснять. Пусть лучше считают, что я убил больного – ненависть ко мне облегчит им боль утраты.
Всё равно это конец. Нам больше не за что сражаться.
Так и не остановившись, я пролетел по коридорам опустевшего мэнора: дом казался мне склепом, я хотел покинуть его и чем быстрее, тем лучше.



http://www.diary.ru/~nairsa/ - я на Дайри
----------------->>>>>>>>>>>Мы работаем с Гуглдоками!<<<<<<<<<<-----------------
 
nairsaДата: Пятница, 16.03.2012, 01:30 | Сообщение # 155
Демон теней
Сообщений: 269
« 13 »
***

Люциус Малфой в шоке уставился на Гарри, а тот, прервав чтение, поглядел ему в глаза.
“Отец умирал! А Лорд ему помог?!
Хотя... Если честно я могу в это поверить... В словах, написанных в этом дневнике, слишком много боли и отчаяния... Судя по этому куску – все близкие Лорду люди уходили один за другим, а он оставался совсем один.
Я бы не выдержал!
Отец точно не хотел бы умереть в постели от болезни стариков, пока дело всей его жизни не завершено, а так в бою, хоть и символическом, выжигая последние капли жизни в пожарище сражения.... Это по нему!
Лорд хотел, чтобы ненависть к нему затмила нашу боль утраты? Ему это удалось сполна!” – промелькнуло в сознании мужчины.
– Это?.. – с трудом выдавил Малфой-старший.
– ...дневник Тёмного Лорда, – кивнув, спокойно констатировалГарри.
– Ты можешь ненадолго прерваться? – попросил Люциус напряженно и, увидев, как парень кивнул, аппарировал.
Единственной его мыслью было: “Это необходимо услышать Нарси и Северусу! Если все так, то многое меняется!“
Люциус появился рядом с домом, где находилась его семья и вихрем влетел в гостиную, обнаружив там Северуса и Нарциссу, мирно беседующих за чашкой чая. Мэйт не оказалось в комнате, что было просто отлично – ей бы пришлось всё объяснять, растрачивая драгоценное время!
– Быстро! В Индию! – скороговоркой выдал блондин супругам, непонимающе и настороженно глядящим на него.
Сидящие за столом мужчина и женщина переглянулись, но протянули руки, и Люциус аппарировал вместе с ними к двери комнат Гарри.
– Вы просто обязаны это услышать! – выпалил он и зайдя в помещение, молча уселся на стул.

Как только Малфой-старший исчез из комнаты, Гарри поглядел на младшего и спросил:
– А собственно, что делал тут твой отец? Он ведь вроде собирался тебе что-то сообщить, так? И что это было? Ты не хочешь поделиться?
Драко закатил глаза: с этим дневником он забыл обо всем на свете! И даже про то, что собирался рассказать любимому! “Мерлин мой! А ведь отец наверняка отправился за мамой и крёстным!” – мелькнуло в сознании блондина, и он поспешно пересказал повествование отца о чудесном воскрешении матери.
– Так это же отличные новости! – радостно воскликнул Гарри, откладывая дневник в сторону и заваливая Драко на постель. – Это же просто здорово! И ты молчал?!
– Да ты... со своим дневником... Я вообще-то пришел к тебе именно за этим... а ты... стал читать, в общем... вот, – промямлил слизеринец, мозг которого был перегружен информацией.
– Люциус отправился за Северусом и женой? Я угадал?
– Думаю да, – согласился Драко. – После того, что он услышал, а, по-моему, это был весь кусок, посвященный смерти деда, он, естественно, посчитал, что близкие должны об этом узнать.
– Логично, – заключил Гарри, потёр глаза, легко поцеловал любимого в уголок губ и уселся, поджав ноги по-турецки. Посидев так несколько минут с закрытыми глазами, он подтянул к себе меч, который всё еще лежал на кровати, положил его себе на колени и по-новой взялся за дневник. Оружие придавало ему уверенности и смелости. С ним было как-то уютнее, чем без него, хотя парень прекрасно понимал, что меч ему ничем в данном случае не поможет.
– Тяжело читать? – сочувственно спросил Драко.
– Как тебе сказать... Просто... Это местами воспринимается, как что-то очень, хм... личное. И до дрожи реальное, будто я сам переживал описанные события, сам чувствовал, сам думал... – задумчиво отозвался Гарри. Выглядел он уставшим и резко, толчком, повзрослевшим.
Когда старшие маги гурьбой вошли в комнату, Драко подскочил на ноги и метнулся к матери. Та светло улыбнулась сыну, обняла его, прижав к себе, а потом чуть отстранилась, разглядывая. Мальчик вырос и теперь это был уже и не мальчик вовсе, а молодой мужчина, уверенный в своих силах. В глазах его светилась дикая смесь из радости от встречи, любопытства и любви. Драко открыл было рот, но Нарси, чуть сжав его руку, ласково сказала:
– У нас еще будет время, поговорим потом.
Драко неуверенно поглядел на мать, а та спокойно уселась, подобрав юбку, прямо на ковер на полу и приготовилась слушать. Молодой человек шокированно поглядел на леди Малфой, получив в ответ лукавую улыбку и кивок в сторону кровати.
– Иди к Гарри, – велела женщина. – Ты нужнее ему, чем мне. И нечего так на меня смотреть, в конце концов, я у себя дома и могу позволить себе сидеть где мне в голову взбредет!
Драко растерянно кивнул, а когда рядом с Нарциссой на ковре устроился и крестный, а следом за ним и отец, он практически упал на постель. Поведение старших было неожиданным, ничего подобного в их исполнении он никогда раньше не видел и это сбивало с толку.
Гарри наблюдал за происходящим с олимпийским спокойствием. Он успел обменяться приветственной улыбкой с Северусом, потом чуть склонил голову перед Нарциссой и теперь с любопытством наблюдал за происходящим, ощущая себя зрителем в своеобразном театре. Ощущение было странным, словно бы не его собственным, но, в любом случае, располагающиеся на ковре Малфои и Снейп были забавны, а реакция на это Драко еще забавнее.

***

Попав в логово, я созвал весь внутренний круг и передал им послание от Абрахаса. Мы долго думали, что можно сделать, но выхода просто не существовало, а если он и был – мы его не видели. Тогда было принято решение: распустить орден, а внешнему кругу подчистить память, чтобы они смогли прожить отпущенный им век без дамоклова меча над головой. Вдобавок, Айден предложил простенькое заклинание, которое не позволит молодежи додуматься самим до тех выводов, что сделал Абрахас. Это давало нашим сыновьям и внукам несколько лет счастливой жизни. По составленному плану поход к Поттерам и Лонгботамам должен был стать последней акцией ордена: потом кто-то уедет за границу, а кто-то станет жить здесь, ожидая своего времени.
Когда все ушли и я взял бутылку огневиски забился с ней в угол и принялся планомерно напиваться, вспоминая свою жизнь и всё, что было связано с Абрахасом. Сам того не замечая я допил солено-горький напиток, не понимая почему у него такой странный вкус. Осознание того, что я остался совсем один, и бороться больше не за что, никак не приходило, казалось, что вот сейчас распахнётся дверь и в комнату прошествует этот надменный лис, притащив очередной прожект или желая просто похвастаться очередным своим достижением в политике. Он выпьет весь мой коньяк и будет долго жаловаться на то, что я скопидом и экономлю на хорошем спиртном, а потом оторвёт меня от моих занятий и утащит куда нибудь гулять или драться. А я буду отбиваться от него, делая вид, что мне не интересно его предложение, он же будет лениво отмахиваться от круцио и говорить, что я теряю форму и мне нужно больше практиковать, но все же добьется своего.
Когда-то я услышал балладу, но не мог даже поверить, что её слова станут для меня пророческими.

Раскаленным солнцем сжигает кожу
Ветер сушит слезы и ранит веки
Я героем был, стал теперь ничтожен
Ты ушел в закат, ты ушел навеки

На краю земли, по тропинке ночи
Ты уходишь прочь, я бегу по следу
Страж ворот земных отвечать не хочет-
Нечем мне помочь, мне твой путь неведом.

Я закрыл глаза, позабыв про смелость-
Нити всех дорог у твоей могилы
Я не знаю сам, что теперь мне делать-
Разве клясть богов в недостатке силы.

Было горько и обидно признавать правоту автора: мой друг ушел и я без него стал просто ничтожеством, у которого нет сил встретить день без него и всех тех кого я любил.
На этот раз меня ничего не держит и я смогу уйти спокойно, Ордена больше нет, жить больше не для кого, так что, сразу после последней акции я войду в круг пентаграммы и остановлю своё сердце навсегда. Вот уж Дамблдор и министерские крысы обрадуются! Ну и пусть считают, что победили – мне всё равно. Можно было бы плюнуть и на этих выкормышей директора школы, но всё уже готово и хочется уйти по-эффектнее. Абрахасу бы понравилось то шоу, что мы устроим. Северус, конечно, просил меня о своей грязнокровке, но я сделаю последнее одолжение Люциусу – она умрет обязательно.
Пойду туда один. Незачем молодежи мараться. Думаю, им хватит ума сделать всё чисто у Лонгботомов: там можно оставить жену в живых, хотя, после смерти мужа и сына, ей будет тяжело. Мысли путались в голове, а на душе было пусто. Я знал – в полном объеме горе придёт позже, тогда когда я не увижу Абрахаса в круге или, когда он не откроет эту дверь, но я надеялся не дожить до этих моментов. Я даже не стал ждать полнолуния, чтобы начать своё путешествие в мир моей госпожи.
Почему в молодости кажется, что бессмертие это такая ценность?! Сейчас, потеряв всех дорогих людей, я знал точно: это – проклятье. Если бы я не мог уйти сам, то сошел бы с ума от горя и потерь. Будущее показало, что это правда – я действительно сошел с ума в тот день...
Заливая потерю спиртным я дотянул до утра. Через пару часов после рассвета появилась Маха, заставила меня принять ванну и что-то съесть. Я подчинялся ей совершенно механически, не споря, не возражая, просто делал то, что она требовала. Я точно знал: до момента, когда я стану свободен, осталось всего несколько часов.
К четырем часам вечера мы созвали общее собрание и под видом проверки на лояльность, подчистили память младшим. Метка на их руке должна была исчезнуть сразу после моей смерти, а их старшие должны будут рассказать о роспуске Ордена после моей смерти. Они так радовались новой акции, как дети малые, я тоже увлекся общим настроением, вследствие чего, собираясь к Поттерам, я был в слегка неуравновешенном состоянии, во мне бурлило злое веселье, мне хотелось нагадить светлым пред уходом. Это как детская шалость – бессмысленно, но в тоже время забавно. Особый юмор ситуации придавало то, что их предал их собственный друг. Его мотивы были просты и банальны: он ненавидел Поттера и Блэка, за то, что они использовали его всю жизнь для удовлетворения своего тщеславия и фанфаронства. Невзрачный мальчишка был прекрасным фоном для двух аристократов. Но когда мальчик вырос, он возненавидел своих “благодетелей” и решил отомстить по-больней. Не мне его судить, но я не люблю таких, как он и если бы Орден жил дальше – он бы не попал во внутренний круг никогда.
Я ухожу, надеясь на то что этот вечер запомнят надолго и не только потому, что сегодня умрет Лорд Вольдеморт.

***

Гарри прервал чтение, окинув быстрым взглядом слушателей. Те смотрели на него по-разному. Мужчины были явно шокированы, а женщина... В ее глазах читалась гордость и молодой человек прежде, чем вернуться к прерванному занятию на несколько мгновений задумался о том, чем же гордится леди Малфой?
А та в этот момент буквально трепетала в предвкушении событий, в которых ей, к ее восторгу, доведется поучаствовать. Нага внутри Нарциссы была готова довольно облизываться: она верно все посчитала. Эти люди... интересны, деятельны и способны на великие подвиги и свершения. Они, может быть и не осознанно, но создают вокруг себя такую волну колебаний, что события, которые закручиваются от этого становятся грандиозными, способными в корне поменять все устои и именно это свойство привлекло нагу в старших магах, а теперь она видела, что младшее поколение в этом плане мало чем уступает родителям.
Нарцисса знала, что сейчас в этой комнате рождается надежда для умирающего мира. Ее мужчины и дети еще не видели, как меняется полотно их судеб, не осознавали открывающихся горизонтов и не понимали, что мечта покойного Лорда начинает сбываться здесь и сейчас. Женщина видела, что как в душах старших мужчин, так и младших, пробуждается дух истинных боевых чародеев. Она чувстствовала, что особенно буйно он разгорается в Северусе и Гарри. Слова, написанные в старой маггловской тетрадке с коленкоровой обложкой были самым великим деянием умершего хозяина дневника, они исправляли те ошибки, которые он совершил и давали этому миру возможность обрести нового Лорда-Защитника. Конечно, это случится не сразу, не вдруг и Нарцисса знала, что ей придется многое рассказать, но она чувствовала, что придет время, когда ее слова будут услышаны, поняты и, будучи произнесены в правильное время в правильном месте, помогут этим людям пройти испытания пути, на который они встали, ведь именно для этого ей самой и им был дан еще один шанс.
Все время пока Гарри читал, Нарцисса разглядывала его и сына и ей нравились оба молодых мужчины. Драко сидел на кровати, обнимая возлюбленного и ничего не замечая вокруг, внимательнейшим образом слушая то, что тот читал.
Поттер, хотя... Какой он теперь Поттер? В нем не осталось почти ничего от отца и матери. Да, они дали ему жизнь, но как человека, как личность, его создала магия, испытания и другие люди. Даже тот же Вольдеморт повлиял на него больше родителей.
Он сам и его магия менялись буквально на глазах и Нарциссе было очевидно, что эти изменения происходят от тех чувств, которые испытывает молодой мужчина читая. Кто-то менее сведущий подумал бы, что он впитывает новые знания, но это было не совсем так. Он скорее вспоминал, чем узнавал что-то новое.
Драко изменялся рядом со своим возлюбленным и происходило это, почти также быстро Нарси видела перед собой уже не маленького мальчика и не юнца, которого помнила, а пусть и совсем молодого, но уже такого сильного человека. Сын вырос и мать радовалась этому обстоятельству. Гордая за свое дитя она бросила благодарный взгляд на своих мужчин, ведь один из них подарил ей сына и оба помогали его воспитывать.
Слушая ровный, хрипловатый от долгого чтения голос Гарри, женщина осознавала, что сейчас, находясь за гранью жизни, Темный Лорд нашел себе последователей. Его дело возрождается тем древним способом, которым это делалось на протяжении тысяч лет всеми разумными – учитель и ученики. Отец и сыновья. От старших знания и умения передавались младшим и это было правильно.
Потоки магии наполняли комнату и Старшая Нага заинтересованно выглянула, чуть подвинув сознание женщины. Древнее существо оценивала происходящее, принимая решение. В этот раз она не вытеснила полностью личность Нарциссы, позволяя ей узнать свои мысли и женщина поняла, что ее вернули в мир живых только из-за той игры, которую затеяла Судьба. Разумеется, она понимала, что у наг должен быть во всем этом какой-то свой интерес, но до этой минуты для Нарциссы было загадкой, что именно их привлекло. Все оказалось достаточно просто и честно: наги вернули ее и защитили ее мужчин, а взамен они желали спасти своих потомков из мира, в котором умирает магия, перейдя в новый для них мир. Он станет их новым домом на ближайшие несколько тысяч лет.
Она знала, что тот отток магии, который сейчас наблюдается в Британии и Европе достаточно скоро станет заметен и в других странах. Это было неизбежно и остановить этот процесс не было возможности и те духи, что ныне обитали в ее детях превратили его в необратимый, и возвращение этих духов на родину, по большому счету, ничего кардинально не меняло. Если бы этот мир был здоров, то все, пусть и не сразу, вернулось бы на круги своя, но этот мир был тяжело болен, а теперь – умирал. Магия покинет его и в мире останутся только существа, не способные использовать ее в больших объемах.
Знания Старшей Наги сплетались с тем, что читал Гарри. По большей части Нарциса не сколько вслушивалась в слова, произносимые будущим зятем, сколько впитывала информацию напрямую, из потока магии, создаваемым молодым человеком в процессе озвучивания текста, и эти знания заполняли пробелы, наличествовавшие до этого момента у женщины. Она полнее и яснее понимала картину мира, которой до этой минуты не хватало множества деталей.
В какой-то момент она призналась сама себе, что готова восхищаться силой личности и магии покойного Темного Лорда и в ее душе поселилась печаль Наги, хотевшей увидеть рождение нового дракона. Обдумав все, что знала она сама и те знания, что предоставила Нага, Нарцисса осознала, что у Вольдеморта были все шансы стать полноценным Драконом-Творцом, таким, какого не рождалось уже больше тысячи лет, но из-за крестражей и оттока магии из мира он не сумел их реализовать.
Лорд Вольдеморт истово и самозабвенно боролся с судьбой на протяжении сорока лет и она, на первый взгляд, победила его, использовав неграмотного мальчишку в качестве орудия. Но сейчас всё снова меняется. Этой капризной даме скучно в мире, в котором не сражаются её любимые игрушки и она снова перемешала все карты и начала новую игру, либо...
Быстро оглядев старших магов, Гарри мельком успел прочувствовать каждого и ощущения, которые он испытал – устроили его. За одним небольшим исключением: Северус. Он был замкнут. Гораздо более замкнут, чем в данный момент того хотелось молодому человеку. Зачем ему выводить зельевара из равновесия парень не понимал, но был однозначно уверен: это необходимо сделать. Так – правильно. Не задумываясь откуда это знание и каковы могут быть последствия, Гарри, бросив испытыующий взгляд на наставника, перелистнул тетрадку чуть ли не в самый конец и вновь принялся читать вслух:

***
Дамблдор мертв.
Северус выполнил свою часть и убил старика. Теперь Малфои у него в долгу и отпустят строптивца что бы ни случилось; я умру, а они будут держать его еще крепче, чем раньше. Правда, он так переживает гибель этого паука, что мне даже жалко мальчика: насколько же он умеет жалеть себя! Ему только повод дай и...
Впрочем, это мой грех – я не успел выбить из него эту дурь.
Я всё ещё помню день когда Абрахас рассказал мне о страсти своего сына, он так радовался появлению еще одного человека, способного удержать его Люциуса в этой жизни, что даже ввел в дом полукровку. Тогда я пообещал ему позаботится о мальчишках и научить самому необходимому, но у невероятно талантливого потомка древнего рода Принц, оказался один недостаток и он очень осложнял мою работу: магловское воспитание, за которое он держался зубами.
Мне доставляло огромное удовольствие вытравливать из него запреты, вбитые отцом-алкоголиком. А когда он прямо из моей постели побежал к Люциусу, я на радостях напился вместе с Абрахасом. Всё шло так хорошо, а потом случился Саммайн и смерть моего друга.
Оставленный без присмотра, этот змей совсем ушел в себя и, отдалившись от Малфоев, совершенно в себе запутался.
Я не святой и не праведник, но те, кого я считаю “своими”, становятся моей ответственностью. Именно поэтому первой акцией после возрождения стал налет на Азкабан, именно поэтому я закрыл глаза на предательство Северуса, и на то, что Люциус остался верен ему а не мне.
И поэтому я приказал Малфоевскому мальчишке убить Дамблдора. Что из этого вышло?.. Посмотрим, но, по задумке, он должен был понять в какие игры ввязался и захотеть стать сильнее, а помочь ему должен был Северус. Белла прекрасно сыграла отведенную ей роль и не дала ему отвертется, впрочем, это было как-то даже чересчур просто.

***
Текст к концу дневника становился все более путанным. Было видно, что просветления у сходящего с ума Темного Лорда, случались все реже и становились все короче и он часто перескакивал с одной мысли на другую. При первом прочтении казалось, что мысли эти не связаны друг с другом ничем, но Гарри читал не в первый раз и уже понимал – связь есть. Да, изложение рваное, но каждое предложение что-то объясняет, о чем-то заставляет задуматься, проливает свет на какие-то события.

***

До событий в отделе Тайн я старался выжить и пытался собрать осколки былого. Не было понимания, что делать дальше. Как достичь когда-то поставленных целей. Да и сами эти цели в безумии, охватившем мой разум, стали зыбки и призрачны.
Я утратил цель жизни. Почва из под моих ног ушла и я не знал, что делать кроме того, как плыть по течению, сконцентрировав все свои усилия вокруг Поттера. Этот мальчишка был единственным ориентиром на моем пути. Он был до того, как я впал в безумие и никуда не исчезал.
В тот день, когда я узнал полный текст пророчества, я почувствовал себя обманутым. Все мои старания обратились прахом: предреченное исполнилось много лет тому назад, и все потуги старика представляли из себя фарс, расчитаный только на меня.
Те несколько мгновений, в течение которых я сумел полностью захватить разум Поттера вернули мне часть рассудка и после этого... Ночи. Долгие холодные ночные часы, в течение которых мне показывали все мои ошибки. Одну за другой. И то, что из-за них случилось или еще случится. Из-за каждой. Тот, чьё имя я присвоил себе из-за гордыни и глупости, приходил и показывал, как я должен был поступить и к чему привели моя слабость и трусость.
Я видел будущее, в котором я окончательно сошел с ума и превратил в чудовищ всех моих змей. Мы рвали этот мир на части словно голодные звери и он отвечал нам взаимностью. Маги умирали один за другим: для уничтожения нашего вида даже не потребовались маглы.
Я уничтожил всех.
Это было страшно. Хотя, должен признать: в таком развороте событий было свое очарование и иногда мне хотелось его осуществить. Но тогда я вспоминал безумные лица моих последователей, упивающихся разрушением и страданием, и желание тут же отступало.
Ещё в одном варианте побеждал Свет и все были счастливы. Все, кроме моих людей. Северус – погиб, Люциус – спился. Молодой Малфой остался тряпкой. Все остальные встретили смерть в бою или сгнили в Азкабане.
Волшебный мир был рад нашему поражению, но... Маги тихо и незаметно стали вымирать и покинули мир живых в течении буквально десятка лет после своей победы. В мире остались только магглы. Я не хочу такого будущего.
Был и третий вариант. Почти неосуществимый, но кажущийся мне единственным приемлемым: я могу открыть проход в другой мир. Ценой будет моя жизнь, но я готов уплатить ее.
Выбор меньшего зла из возможных – всегда плохой выбор, но, судя по тому, что мне открылось другого варианта просто нет. Моё “будущее я” показало мне ритуал, в следствие которого я, пожертвовав собой, смогу передать магическую силу, ту, что есть у меня под руками и ту, что заключена в моих копиях, нескольким людям, этим отсрочив их конец, и пробудив в них древнее наследие. Платой за это для моей души станет рабство. Беспокоит меня не это. Хуже другое – в этот мир, если я решусь пойти по этому пути придет зло не меньшее, чем то, что я хочу победить,
Действовать придется быстро, ведь с каждым уничтоженным сосудом с моей копией у меня будет оставаться все меньше сил и здравомыслия и меньше сил достанется моим наследникам. Обидно, что несколько из крестражей уже потеряны. Старик полагает, что я не чувствую, как меня потихоньку убивают, но он, как всегда, заблуждается. Ведь это моя душа и сила.
Магия в этом мире всё равно погибает и те твари, что придут на мой зов, не слишком ускорят процесс, но зато они пробудят силу, пришедшую из их мира, а заодно и активируют старые червоточины соединяющие их. Нашим предкам потребовались усилия сотен магов для их открытия и стабилизации, а мне предложили проделать это же в одиночку.
Мой сообщник явно темнит. Я крепко сомневаюсь, что его беспокоят судьбы магов, сбежавших из его мира, скорее он просто хочет перекинуть в наш тех тварей, что придут, притянутые моей смертью. Пусть так. Если это даст верный шанс...
У нас уже давно не рождалось боевых чародеев, и я полагаю, что моей жертвы должно хватить для пробуждения и инициации, по меньшей мере, двоих. Для этого они должны быть в контакте с моим крестражем, а ещё лучше – поучаствовать в его уничтожении, а потом пожертвовать своей жизнью ради других. Если Боги посчитают их достойными, то они вернут им жизнь и пробудят силу. Рассчитать всё очень сложно: слишком много случайных факторов в уравнении, но пока всё идет как надо.
Палочка старого идиота – последний недостающий компонент. С её помощью я должен буду уничтожить последний якорь, держащий меня в этом мире. Дальше магия решит мою судьбу
Но дело давно уже не во мне.
Я полностью осознаю, что мне позволили вновь воплотиться в мире живый только с одной целью: дать шанс тем, кто будет готов на все ради других. Я – всего лишь предтеча, наделавший множество ошибок, но, возможно, Спаситель проснется вовремя и пробудит свой Круг. Ведь не зря же про него говорит истинное пророчество, ради воплощения которого я борюсь со своим безумием последние годы. И ради которого проведу вечность в аду. Мой контракт с Владетелем уже заключен, он ждет меня.
Мы с Северусом так похожи: мы оба готовы умереть ради того, чтобы один мальчишка смог спасти всех магов.

_____________________________________________________
*Морриган, в ирландской мифологии богиня войны и смерти на поле боя, которая помогала Племенам богини Дану в обеих битвах при Мойтуре. Ее имя переводит как "Великая Королева " или "Королева Призраков", что полностью соответствует ее природе. Морриган можно воспринимать и как отдельное божество, и как своего рода триипостасную богиню, отождествляемую с другими богинями войны: Махой, Бадб и Немаин.
Сама богиня Морриган участия в битвах не принимала, но непременно присутствовала на поле боя и использовала все свое могущество, чтобы помочь той или иной стороне. Кроме того, Морриган в легендах приписывается дар пророчества и способность изрекать всевозможные заклинания.
Роль Морриган в ирландской мифологии очень похожа на роль валькирий в скандинаво-германской космологии. И Морриган, и валькирии используют магию для того, чтобы наложить оковы на воинов и выбрать того, кто из них погибнет.
Морриган также ассоциировалась с сексуальным началом и плодовитостью; последний аспект позволяет отождествлять ее с матерью богиней. Ее сексуальность подчеркнута в легенде о Кухулине, когда она пыталась соблазнить героя, но была отвергнута им, отчего в ее сердце вспыхнула ревнивая ненависть к Кухулину.
Любимым обличьем Морриган в магических превращениях была ворона; именно в таком виде она уселась на плечо героя Кухулина, после чего тот пал в бою, сражаясь против армии королевы Медб, ведь в свое время Кухулин не только отказал Морриган в любви, но в гневе даже нанес ей рану. Это и решило его судьбу.



http://www.diary.ru/~nairsa/ - я на Дайри
----------------->>>>>>>>>>>Мы работаем с Гуглдоками!<<<<<<<<<<-----------------
 
ОлюсяДата: Пятница, 16.03.2012, 01:42 | Сообщение # 156
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 181 »
прочитать. вот вы уже ещё две главы выложили...


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
nairsaДата: Пятница, 16.03.2012, 01:43 | Сообщение # 157
Демон теней
Сообщений: 269
« 13 »
Олюся, однуу!
Это у меня такой длинны главы что в 1 пост не влазиют smile



http://www.diary.ru/~nairsa/ - я на Дайри
----------------->>>>>>>>>>>Мы работаем с Гуглдоками!<<<<<<<<<<-----------------
 
ОлюсяДата: Пятница, 16.03.2012, 01:45 | Сообщение # 158
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 181 »
nairsa, "мой любимый размер" (с)*

*



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри


Сообщение отредактировал Олюся - Пятница, 16.03.2012, 01:46
 
GalДата: Пятница, 16.03.2012, 13:09 | Сообщение # 159
Демон теней
Сообщений: 324
« 66 »
Как жа-а-аль, что Дамби-гад уже "склеил ласты". Гарри только стал тем, кем должен быть! А еще хотелось бы увидеть, что происходит в Хоге после его отбытия tongue
Спасибо за работу! Мне она очень нравится! Замечательное произведение. И я рада, что его не забросили.



У собак есть хозяева, у кошек - обслуживающий персонал
 
АркадияДата: Суббота, 17.03.2012, 03:30 | Сообщение # 160
Друид жизни
Сообщений: 165
« 5 »
ух ты))) продолжение))) будемс читать....
 
nairsaДата: Суббота, 17.03.2012, 03:34 | Сообщение # 161
Демон теней
Сообщений: 269
« 13 »
Аркадия, ну... да...
*зарделась*
я этот фик все еще пишу... ага.

Gal, Дамби не гад... он... Скорее упертый фанатик. Да, очень умный. Да, не брезгующий любыми методами для достижения своих фанатичных целей. Но он не по злобе все. И даже не для собственной выгоды. Он искренне убежден, что то, что он делает - ПРАВИЛЬНО

Даблпостинг и капслук запрещены!



http://www.diary.ru/~nairsa/ - я на Дайри
----------------->>>>>>>>>>>Мы работаем с Гуглдоками!<<<<<<<<<<-----------------


Сообщение отредактировал Олюся - Понедельник, 30.04.2012, 00:44
 
GalДата: Суббота, 17.03.2012, 23:15 | Сообщение # 162
Демон теней
Сообщений: 324
« 66 »
nairsa, Я понимаю, что Вы иллюстрируете знаменитую цитату "Благими намерениями выстлана дорога в Ад". Но, хотелось бы, все же, увидеть и иллюстрацию не менее знаменитой фразы: "По делам их...". Жду дальнейших глав! Спасибо заранее smile


У собак есть хозяева, у кошек - обслуживающий персонал
 
StraiderДата: Среда, 28.03.2012, 20:55 | Сообщение # 163
Подросток
Сообщений: 1
« 3 »
Просто великолепно biggrin !!!Жду продолжения.
 
@nnushkaДата: Воскресенье, 01.04.2012, 16:07 | Сообщение # 164
Посвященный
Сообщений: 35
« 0 »
Изумительно! Причем это определение у меня возникло при прочтении последних глав, сначала читала с трудом, "на сколько меня хватит", но дальше все затягивало. Удачи Вам и Вашей музе! С надеждой на скорое продолжение! biggrin
 
Atlantina_AndersДата: Среда, 04.04.2012, 14:00 | Сообщение # 165
Подросток
Сообщений: 7
« 0 »
А мну кажется больше не осилит sad Когда начинала читать, как всегда не обратила внимание не на рейтинг, не на предупреждение, прочитала одно саммари, за что не в первый раз успела поплатиться. В начале читала не отрываясь, а вот когда дело дошло до БДСМ... в общем, пересилив себя, дошла до 26 главы и всё. Больше не могу wacko
Слишком жестоко, слишком тяжело, и слишком не нравится мне ваш Драко. Но идея, боже идея, она великолепна. Короче, простите, но на все меня не хватило((
Удачи вам и вдохновения. Уверена, любители БДСМ буду в восторге от вашего творчества, особенно если вы закончите этот фик.


Сообщение отредактировал Atlantina_Anders - Среда, 04.04.2012, 14:04
 
ОлюсяДата: Воскресенье, 22.04.2012, 23:36 | Сообщение # 166
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 181 »
Quote (Atlantina_Anders)
Уверена, любители БДСМ буду в восторге от вашего творчества, особенно если вы закончите этот фик.
конечно осилят. я например люблю перчик wink



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
nairsaДата: Вторник, 03.07.2012, 09:33 | Сообщение # 167
Демон теней
Сообщений: 269
« 13 »
Глава 59

Гарри вновь оторвался от чтения и закрыл тетрадь. Он устал физически, но еще больше — морально. За прошедшее время, слишком многое ему пришлось пережить и переосмыслить, и это порядком обессилило молодого мага.
Он окинул взглядом старших волшебников и, на сей раз, его взор задержался на Северусе. “Ведь он — мне дядя, — промелькнуло в голове парня, — а я сейчас сделал ему больно. Буквально ни за что. Хотя... Нечего расслабляться и почивать на лаврах. То, что он сейчас услышал, послужит прекрасным пинком.” Последняя мысль пришла словно бы откуда-то извне и удивила самого Гарри. Он переместился в эту часть дневника, повинуясь минутному желанию увидеть эмоции на бесстрастном лице Северуса. Именно увидеть, потому как чувствовал он его с предельной четкостью, впрочем, как и других людей, находившихся в его спальне.
Несколько секунд после того, как парень замолк, Северус Снейп умудрялся держать себя в руках, но когда почувствовал пристальный и изучающий взгляд зелено-золотых глаз на себе, лицо мага исказилось от боли и растерянности, которые он в этот момент испытывал. Противоречивость чувств, переживаемых мужчиной от того, что он услышал — сводила его с ума.

***
“Этого просто не может быть!
Я не мог так ошибаться! Если наш Лорд действительно хотел всех нас спасти, то почему просто не объяснил?! Впрочем... По-хорошему — я, как и все, знал, что магия убывает и все прочее, но... Почему он скрыл истинное положение вещей?! Мы вместе что-нибудь придумали бы! Я первый был бы верен ему до последнего вздоха! А он всё играл в игры!”
Гарри читал. А на Северуса, по мере того, как он осознавал услышанное, накатывала ярость, заставляющая бурлить его кровь и магию. В какой-то момент, до замутненного гневом сознания мужчины донесся резкий голос Нарциссы:
— Северус! Прекрати немедленно!
Приказ любимой подействовал на разгневанного мага, словно ушат воды, успокаивая и заставляя взять себя в руки. Помимо этого, как только маг обрел спокойствие, а вместе с ним и способность анализировать, у него возник простой, но совершенно ошеломивший его вопрос: “Меня сдержала Нарси. Я уверен, что она и Люц не дадут мне в приступе ярости случайно навредить близким. А как с этим справлялся Темный Лорд?!”
Каждое новое предложение, озвученное Гарри, меняло восприятие прошлого. Северус все глубже и полнее понимал, что именно произошло. Масштаб трагедии давил многотонной плитой.
“А ведь он был прав. Мы его не понимали, да и, пожалуй, не способны были понять. Мы погрязли в своих детских обидах и мечтах, так и не поднявшись на уровень старшего поколения. Конечно, отчасти, это произошло от того, что все наставники оставили нас один за другим, и уже к восемьдесят пятому почти не осталось ровесников Лорда...
Потом он еще и память нам подчистил, вот мы и мнили себя “великими темными магами”... Сформированный нами новый “внутренний круг” — это, по сравнению с исходным, просто курам на смех. А сам я - тот еще красавец: вообще скатился в депрессию, жалея себя и видя то мучеником, то грешником.
Помню, как я гордился, получив метку... Даже то, что это — рабское клеймо, пугало только тем, что такое же у Люциуса. Мне не хотелось такой судьбы для него, он слишком много для меня сделал. Тогда я его ещё не любил, но он и Нарси уже были для меня самыми дорогими людьми, и им я хотел только счастья.
А когда Лорд вернулся, нам всё время казалось — он требует от нас невозможного, а он просто ожидал, что мы будем хотя бы не слабее его соратников. А мы не понимали, почему нам нужно жертвовать всем, что у нас есть ради него. Война за старые традиции — этого никак не стоила. Мы оказались слишком слабыми и мелочными.
То, что для старших было обычным знанием, для нас стало великой тайной, мы сами придумали себе те идеалы, за которые боролся Лорд, а он — попросту не стремился нас разуверить. Как же он, наверное, нас презирал!”
Впрочем, подумав, Северус пришел к мысли, что если бы им в свое время все рассказали, это вряд ли что-то кардинально изменило. Умудрившись отстраниться и поглядеть на ситуацию не предвзятым взглядом, он сумел честно признаться сам себе, что ни один из магов его поколения, ни он сам, ни Люц, ни кто бы то ни было еще, не дотягивал до того уровня, что требовался.
Но его и Люциуса Темный Лорд учил и... считал учениками. Это открытие поставило на место многие несоответствия. Мужчина очень хорошо помнил наказания, которым подвергался, но только теперь осознал, что большая их часть случалась не на общих собраниях. И ему, и Люциусу, Волан-де-Морт всегда рассказывал за что наказывает, допускал ко всем знаниям, которыми обладал.
Он доверял им! Настолько, что даже оставил Люциусу на хранение один из крестражей. Запоздалое понимание того, что, пусть и странными, на первый взгляд, методами, но им давалась возможность стать сильнее и научиться чему-то — принесло боль, а осознание того, что им доверяли — было сродни откровению свыше.
И они не оправдали этого доверия. Теперь Северус четко понимал это.
Надежды Лорда-Защитника, да и всего старшего поколения, за те тринадцать лет, что младшие просидели по своим норам, вместо того, чтобы довершить начатое — рухнули.
О собственной роли во всем этом фарсе Северусу даже думать не хотелось, а выдержка и милосердие Темного Лорда, оставившего им жизнь — потрясла до глубины души. После всего услышанного, зельевар никак не мог назвать того безумцем. Да, это все делало бы проще: ведь так хочется оправдать свои поступки, так неприятно думать, что на самом деле был слабаком и идиотом, а вовсе не героическим шпионом, борющимся со Злом.
Теперь Северус точно знал: у магов в этом мире нет ни единого шанса. Нужно срочно уходить отсюда, пока не умерли супруги или дети.

***

Зельевар представлял из себя закрученную до предела пружину, готовую в любой момент распрямиться с совершенно непредсказуемыми последствиями и Гарри чувствовал это. Он осознавал, что Северус с трудом удерживает себя на месте, хотя ему хочется немедленного действия.
Вот только поспешать нужно было медленно. Все подготовив, доделав, доведя до конца, и молодой мужчина знал это. Состояние Северуса было понятно и близко Гарри, хотя его и удивила порывистость, свойственная скорее гриффиндорцам. В нем самом было достаточно огня, но было и понимание, что бежать вперед по всем направлениям — просто невозможно.
Нужно было дать выход чувствам дяди, да и своим собственным — и чем быстрее, тем лучше.
Молодой человек прижал к себе Драко, безмолвно благодаря его за поддержку, а потом мягко отстранился и, с трудом распрямив затекшие ноги, поднялся с кровати. Он взял меч, который некоторое время назад отложил в сторону, чтобы любимому было удобнее обнимать его.
— Разомнемся, дядя? — елейным голоском спросил Гарри, в упор глядя на сидящего на полу Северуса. Парень хотел вложить в интонацию, с которой задал вопрос, все: обиду от того, что ему, как обычно, ничего не сказали, удивление, испытанное им в тот момент, когда он узнал о том, что Северус и Лили побратались, радость от того, что, оказывается, у него все-таки есть родственник и отношения с этим родственником, наконец, наладились, а также — сочувствие, которое испытывал по отношению к наставнику. Все-таки то, что сегодня тому довелось услышать из его уст, в корне меняло все его представления о том, что же все-таки происходило, да и его, Северуса, роль тоже выглядела в новом свете — совершенно иначе.
— Разомнемся... племянничек, — согласно кивнул зельевар, поднимаясь с ковра. Услышав интонацию, с какой это было произнесено раньше, в школе, Гарри, пожалуй, решил бы, что пора заказывать гроб и присматривать уголок поуютнее на ближайшем кладбище, но теперь... Теперь он знал: Северус просто— напросто выбит из колеи и за грозным тоном скрывается его неуверенность в почве под ногами, и ничего более.
Двое боевых чародеев, смерив друг друга оценивающими взглядами, двинулись к выходу из комнаты. Драко направился было вслед, но цепкие пальцы матери поймали его за запястье и ее голос заставил замереть.
— Не ходи с ним, дай им разобраться самим. Они знают, что делают, — сказала женщина. Тон ее был уверенным, хотя она переживала за ушедших магов ничуть не меньше сына. — Лучше расскажи мне, что тут происходило между вами.
— Мама, мне бы не хотелось... — начал было Малфой— младший, но Нарцисса была непреклонна. Она потянула сына за руку, заставляя того опуститься рядом с собой на ковер и пристально поглядела ему в глаза.
— Драко, это — очень важно, поверь мне, — попросила она. — Не думаю, что ты можешь рассказать мне что-то новое о постельных играх.
Молодой маг зарделся, а мать, хихикнув, обняла его. Люциус переместился так, чтобы оказаться за спиной у сына и, в свою очередь, повторил ее движение.
— Мама права, — фыркнул он, — нам нужно, чтобы ты рассказал о Гарри.
— Ладно, — сдался Драко, — слушайте.
Устроившись поудобнее в объятиях родителей, он заговорил. Рассказ длился долго. Старшие молча слушали, лишь иногда задавая уточняющие вопросы. Когда повествование подошло к концу, Люциус и Нарцисса переглянулись. Сын поймал их взгляды и встрепенулся:
— Что-то не так? — нервно спросил он.
— Да нет, — со вздохом ответила леди Малфой. — Все хорошо, — попыталась успокоить она, но поняв, что сын не поверил в это, спросила: — Темный Лорд писал что-нибудь про крестражи? Он понял, что это на самом деле и как работает? — женщина присутствовала лишь при части чтения дневника и не знала — раскрыл ли человек, его писавший, тайну полностью, или нет, а сейчас это было крайне важно. Если раскрыл — значит и будущий зять все знает, а если нет... Придется ему об этом рассказать.
Драко задумался, а потом чуть ли не дословно процитировал все, что Лорд— Защитник писал об интересующем мать явлении.
— Значит, он понял... — протянула женщина и вздохнула. — А раз так — стало быть, твой суженный осознает, что если не сольется с Лордом— Защитником по собственной воле и с четким пониманием происходящего -тот попросту поглотит его...
— И все будет очень печально, я понимаю это, — перебил мать Драко. — Но знаешь, Поттер... мне кажется, что он захочет этого слияния, более того — будет сам к нему стремиться. Ты можешь ему в этом помочь?
Нарси уверенно кивнула.
-тогда я поговорю с ним об этом. Сам, для начала. Ладно?
Женщина улыбнулась сыну и бросила быстрый, полный благодарности и гордости взгляд на мужа.
— Но, когда они сольются — это будет не совсем Гарри? — спросил молодой чародей. Он отчего-то был в этом уверен и вопрос задал исключительно, чтобы проверить свою догадку. Получив утвердительный ответ, он задумался, пытаясь представить, что будет представлять из себя любимый после слияния. Выходило плохо и от этого молодому Малфою стало страшно. Ему казалось, что он теряет Гарри.
— Это будет не совсем Поттер и не совсем Реддл, — тихо сказала Нарцисса. — По сути, это будет новый человек, наследующий черты характера обеих личностей. Гарри любит тебя и, скорее всего, этот новый человек тоже будет любить тебя. Может быть, даже глубже, чем сейчас. Но, он унаследует не только черты характера, но и знания, и опыт Лорда— Защитника...
— А это означает, что ты, Драко, войдешь в новый род, как младший супруг, — вмешался в разговор Люциус.
— Ну и что? — отозвался молодой Малфой. — Я и так иногда себя с ним ощущаю младшим, так что, в этом плане ничего не изменится, — сказал он, подумав. — Если этот шаг — единственный способ сохранить часть личности Гарри и его жизнь — значит... — молодой мужчина тяжко вздохнул. Он принял решение, и теперь осталось только озвучить его. — Значит так и нужно поступить. Все верно. Не скажу, что полностью готов к этому, но необходимость — осознаю очень отчетливо. И я сделаю все, что от меня зависит, чтобы все произошло... правильно.
Люциус с гордостью поглядел на сына. Нарцисса прижала Драко к себе и поцеловала в висок.



http://www.diary.ru/~nairsa/ - я на Дайри
----------------->>>>>>>>>>>Мы работаем с Гуглдоками!<<<<<<<<<<-----------------


Сообщение отредактировал nairsa - Вторник, 03.07.2012, 09:33
 
nairsaДата: Вторник, 03.07.2012, 09:34 | Сообщение # 168
Демон теней
Сообщений: 269
« 13 »
***
А в это время, где-то в горах, двое магов стояли друг напротив друга, обнажив клинки. Ветер развевал их волосы и одежду. Они смотрели друг на друга так, будто видели впервые. Взгляды их были острыми, оценивающими и, если бы рядом с ними вдруг оказался сторонний наблюдатель — он бы почуял, как не смотря на кажущуюся расслабленность поз, между этими двумя постепенно нарастает напряжение. Даже воздух и тот, казалось, сделался густым, приобрел осязаемое воплощение. Вокруг старшего волшебника чернильным облаком клубилась Тьма. Вокруг младшего — плясали огненные всполохи.
Они двинулись друг к другу синхронным неуловимым движением и начался Танец. Сила против Силы. Страсть против Страсти. Клинки скрещивались, разбрызгивая искры, клубы тьмы и всполохи пламени переплелись воедино. Двое мужчин не дрались, не выясняли отношения, нет. Им попросту это не было нужно, они в эту минуту и так все знали о своем противнике — они были продолжением и отражением друг друга одновременно.
Закончилось все быстро. Обоюдным салютом и почтительным поклоном, а потом, двое мужчин шагнули навстречу друг другу, раскрыв объятия, и широкие открытые улыбки освещали их лица. Они обнялись и стояли так несколько минут, ощущая друг друга, а потом, расцепив объятия, переглянулись. В следующую секунду на отполированном до зеркального блеска горном уступе уже никого не было, лишь эхо многократно отразило звук от двух аппараций.
Появившись в Индии, Северус и Гарри, продолжая хранить молчание, направились в покои последнего, где ощущали присутствие Малфоев.
Драко, увидев на пороге возлюбленного, змеей метнулся к нему, словно желая убедиться, что тот жив и с ним все в порядке. Северус тепло улыбнулся, пронаблюдав за крестником и, пройдя в комнату, растянулся на ковре рядом со старшими Малфоями.
— Как-то вы подозрительно быстро, — ехидно прокомментировал явление супруга Люциус.
— Думаешь, надо было на пару суток задержаться? — лениво откликнулся Северус, кокетливо улыбаясь Нарциссе. — Извини, мы как-то не подумали. В следующий раз — обязательно так и сделаем, — заверил он блондина, укладывая рядом с собой оружие.
Гарри успокаивающе улыбнулся любимому, а потом, поглядел на живописно расположившихся на ковре в его спальне старших.
— Вы тут так и будете восседать и возлежать? — поинтересовался он и с надеждой в голосе, прибавил: — Я бы все-таки поспал...
— Выметаемся, — обреченно вздохнул Северус, впрочем, не сделавший ни малейшего движения, чтобы подняться.
— Леди Малфой, ну хоть вы урезоньте своих мужей, — взмолился Гарри и женщина, хихикнув словно девчонка, легко поднялась со своего места и слегка пнула зельевара ногой в бок.
— Вставай, дадим детям отдохнуть, — велела она. — Все равно от них, пока они не выспятся и не поговорят — толку никакого.
Мужчины нехотя поднялись и, кивнув молодым людям, покинули спальню. Северус, вставая, прихватил с собой меч, а Люциус — хотел умыкнуть дневник, но получив от Нарциссы, предугадавшей его порыв, предостерегающий взгляд, передумал.
— Ты бы в нем все равно ничегошеньки не понял, — объяснила она обиженно нахохлившемуся мужу, закрыв за собой дверь. — Разве что, ты успел змеиным языком овладеть за отчетный период.
— Люц, ты всерьез хотел его стащить? — с изумлением в голосе спросил Северус, глядя на супруга так, будто тот чудо чудное.
— А что такого? Мы бы его целиком прочли... Я ведь тоже не с самого начала слышал, — пробурчал блондин. — А мне интересно! — добавил он, независимым и чуть капризным тоном.
— У него температура? — заинтересованно спросил Снейп, подступая к Малфою на предмет того, чтобы потрогать лоб.
— Да нет, — улыбнулась Нарцисса, выталкивая обоих мужчин из покоев Гарри. — Это один из эффектов пережитого вами ритуала: разные социальные нормы облетели, словно шелуха. Ему интересно, у него есть цель, ну он к ней и идет. Напрямик. Ты сейчас поступаешь, в общем-то — также...
— Гарри мог обидеться на подобную выходку. Поэтому я решил не пробовать, — сообщил Северус, краснея.
— Ну вот, — кивнула Нарси, — Ничего, это пройдет, хотя и не до конца. Со временем, вы по-новой научитесь держать себя в рамках, правда, они станут куда шире, чем прежде...
— Но хотя бы соображение не обижать хорошего человека к Люцу вернется? — поинтересовался зельевар, послушно следуя в том направлении, куда его и Малфоя подталкивала Нарцисса.
— Вернется, не переживай, — заверила она супруга.
— А куда, собственно, ты нас ведешь? — спросил Люциус, передумавший дуться.
— Куда-нибудь подальше от комнат Гарри, — ответила женщина. — По-хорошему, нам бы вернуться к Мэйт... Давайте сделаем так: сейчас все возвращаемся в Америку, а часов этак через пятнадцать, я появлюсь тут. Думаю, у детей будет, что мне сказать... — предложила она и, дождавшись согласного кивка от обоих мужчин, аппарировала вместе с ними.



http://www.diary.ru/~nairsa/ - я на Дайри
----------------->>>>>>>>>>>Мы работаем с Гуглдоками!<<<<<<<<<<-----------------
 
nairsaДата: Суббота, 29.12.2012, 17:33 | Сообщение # 169
Демон теней
Сообщений: 269
« 13 »
Глава 60
Великолепная троица старших магов удалилась и Гарри вздохнул было с облегчением: вот сейчас он ляжет и, наконец-то, уснет. Он даже принялся расстегивать рубашку, чтобы завалиться в постель, но тут осознал, что сна у него — ну ни в одном глазу. Молодой мужчина находился примерно в таком же состоянии, как переигравшие и перевозбудившиеся дети: усталость психики — запредельная, но вместо того, чтобы лечь и уснуть — хочется чего-нибудь этакого, в общем-то даже не понятно, чего именно. Это, в свою очередь, вызывает еще большее нервное возбуждение и выливается грандиозным ревом, после которого вконец обессиленный ребенок просто отрубается. Сон его, после такого испытания, больше похож на обморок и, чтобы организм отдохнул — требуется порядочное количество времени, но и проснувшись на следующее утро, маленький человечек плохо себя чувствует, канючит и капризничает.
Рубашку Поттер все-таки расстегнул, брюки снял, ну и все остальное — тоже. И в постель улегся, и одеялом накрылся, а сон — не идет. В голове мысли разные бродят по кругу. Осмысленность и адекватность такого мыслительного процесса — весьма условна, но остановить его — крайне сложно.
Драко глядел-глядел на любимого, пытаясь сообразить, что с ним происходит и осознал, что где-то нечто подобное он уже видел. Он сам находился в примерно таком же состоянии после памятной встречи с Темным Лордом и матушка очень осторожно приводила его в норму. А тем временем лицо у Гарри все мрачнее становилось и слизеринец решил, что пора бы и вмешаться.
— Ты ел сегодня? — мягко, но очень настойчиво поинтересовался он и, получив в качестве ответа злобный взгляд, и неопределенное пожатие плечами, сделал однозначный вывод: — Значит, не ел, — заключил он и решительно направился вон из спальни.
Быстро произведя ревизию на кухне, блондин достал из холодильника разных фруктов и, помыв их, нарезал, а затем залил йогуртом. Кормить человека в таком состоянии чем-то плотным — не очень хорошая идея, но поесть Гарри было нужно. Помимо этого, еда — отличный способ отвлечь человека от его раздумий, от того, на чем он зациклился. На поднос, помимо фруктового салата, заботливый Драко водрузил пару чашек успокаивающего чая с разными травками и вернулся к будущему супругу.
Тот все также лежал открыв глаза и пялился в потолок. Лицо и вовсе мрачнее тучи стало, брови нахмурены, губы упрямо сжаты. Того и гляди: взорвется человек.
— Поешь, — велел Драко, поставив свою ношу на тумбу рядом с кроватью.
— Не хочу, — злобно буркнул Гарри и отвернулся.
Блондин вздохнул, прилег рядом и потянулся ко все еще заплетенным в косу волосам Поттера. Распустив их, принялся перебирать смоляные и огненные пряди, успокаивая этой нехитрой лаской. Сначала гриффиндорец был очень напряжен. Это было видно по позе, в которой он лежит, слышно по его дыханию и недовольному сопению, но постепенно он расслабился, а в конце концов, повернулся к возлюбленному лицом.
— Только если ты покормишь, — капризно заявил он и уселся на постели.
Малфой спорить не стал. Приняв сидячее положение, он вооружился ложкой и принялся скармливать Гарри салат. Сам Драко тоже давно не ел, поэтому, часть салата он отправлял себе в рот. Когда лакомство кончилось, блондин потянулся к чашке с чаем.
— Напоить? — лукаво улыбнувшись, спросил он.
Гарри фыркнул и, взяв чашку самостоятельно, отхлебнул немного ароматной жидкости, чувствуя, что его ощутимо попустило. Напряжение сохранялось, но теперь оно не мешало уснуть и, допив напиток, страдалец улегся и потянулся всем телом. Драко же, преспокойно поднялся с постели, разделся и бесцеремонно подвинув любовника, улегся рядом, обняв его.
Оказавшись в родных и таких надежных объятиях, брюнет закрыл глаза и через несколько секунд уже спал, правда успев пробормотать, прежде, чем отрубился, нечто нечленораздельно-благодарное.

***

Поттер спал долго и беспокойно, кошмары, от которых он было успел отвыкнуть в объятиях любимого вернулись и были настолько яркими, неприятными и пугающими, что создавалось ощущение: они стремятся отомстить за то, что их так долго отгоняли. Он пытался из них выбраться, выпутаться из их душащих глубин, но усталость не оставила ему шансов, оставив на растерзание мрачно-сумбурным сновидениям. Наконец, яркий солнечный луч, добравшись до лица, разбудил Гарри и он, поняв, что не выспался и, в общем-то, не отдохнул, открыл глаза.
Драко сидел на постели, подсунув себе под спину подушку и что-то сосредоточенно читал, но момент пробуждения любимого не остался им незамеченным. Отложив книгу, блондин улыбнулся брюнету и нежным жестом провел по его волосам.
— Мне нужно поговорить с Нарциссой, — вместо приветствия сообщил тот, хриплым спросонья голосом.
— Думаю, мама вскорости появится, — отозвался Малфой, сохраняя спокойствие.
Ему было интересно, о чем Гарри хочет поговорить с Нарциссой и почему именно с ней, но вопросов он задавать не стал, ожидая, что любимый сам расскажет что к чему. Но тот, вымученно улыбнувшись, молча поднялся с постели и утопал в ванную.
Пока Поттер плескался, Драко распорядился насчет завтрака и к тому моменту, как гриффиндорец выбрался из ванной стол был накрыт.
Завтракали молча. Гарри периодически поглядывал на партнера, а тот чинно ел, делая вид, что абсолютно поглощен этим процессом. Разумеется, по выработавшейся привычке он наблюдал за любовником, но не считал нужным показывать это, не желая смущать или показаться навязчивым.
Трапеза подходила к концу, когда в столовую впорхнула леди Малфой, задрапированная в нечто неимоверно яркое, воздушное и легкомысленное. Больше всего в своем невообразимом одеянии она напоминала экзотическую бабочку или птицу и Драко, не привыкший к такому образу матери с интересом воззрился на нее.
— Доброе утро, молодые люди, — пропела женщина, счастливо улыбаясь.
Парни переглянулись и вежливо поздоровались с дамой, приподнявшись.
— Кофе? — предложил блондин.
— Лучше соку, дорогой, — ответила женщина, одаривая сына лучезарной улыбкой и походя взъерошивая ему волосы.
Продолжавший краем глаза наблюдать за Поттером, Малфой налил матери соку и, поставив перед ней бокал, сообщил:
— Пойду-ка я, пробегусь.
Гарри благодарно улыбнулся любимому, а Нарси погладив сына по руке, одобрительно кивнула.
Драко ушел, а женщина, взяв бокал, выжидательно поглядела на оставшегося молодого мужчину. Тот молча пил свой кофе, периодически поглядывая на мать возлюбленного и чего-то ожидая.
— Пойдем, — наконец, сказала она, отставляя опустевший бокал и поднимаясь из-за стола.
Еще только зайдя в столовую Нарси знала, что то, чему должно свершится, произойдет сегодня. Она была готова к этому и надеялась, что молчаливый и задумчивый чародей тоже готов.



http://www.diary.ru/~nairsa/ - я на Дайри
----------------->>>>>>>>>>>Мы работаем с Гуглдоками!<<<<<<<<<<-----------------
 
nairsaДата: Суббота, 29.12.2012, 17:33 | Сообщение # 170
Демон теней
Сообщений: 269
« 13 »
***

Дорога к Храму заняла полчаса, всё это время оба молчали.
Парню хотелось засыпать Нарциссу целым ворохом вопросов, но вместо этого, он занялся самоанализом.
Он стал отчетливо видеть в себе две личности: Гарри Поттера — сироту лишенного любви и заботы; ребенка, вынужденного в одиночку бороться с самым сильным темным магом столетия; подростка, живущего двойной жизнью и смертника, решившего отдать свою жизнь за других. И сильного мага — которому помогали многие, которого любили и ненавидели, и который также решил пожертвовать своей жизнью и душой ради других.
Если честно, второй — ему нравился больше.
Гарри понимал, что в этом не было его вины: просто Риддлу помогли стать тем, кем он стал. Тому — повезло: его любили и о нем заботились.
Когда-то он в штыки воспринимал, если кто-нибудь говорил ему, что он — одинок. Он-то думал, что у него были друзья и старшие, которые, по мнению гриффиндорца, заботились о нем и любили его. Сириус, Ремус и, в конце-концов — Дамблдор. Только теперь Гарри начал понимать разницу, между тем, что досталось ему и тем, что на самом деле является заботой и любовью.
Ни один из этих взрослых не дал ему того, что ему было действительно нужно. Пожалуй, разве что Ремус отличался ото всех в выгодную сторону. Все остальные — отмахивались от него, прикрываясь красивыми словами. Даже Сириус, постоянно говоривший, что дом на Гриммо является домом и для Гарри — лукавил. Это здание было местом, где обитал Орден Феникса, а Поттеру в нем иногда разрешали гостить. Они все распоряжались его жизнью втемную. Не объясняя, не обучая, не раскрывая всей картины.
Он получил возможность изменить это и кардинально измениться самому. Причин для этого было множество, но приоритетной являлись его нареченные — Драко и Мэйт. Изменившись он мог защитить их лучше, чем сейчас. Именно ощущение этого заставляло идти к старому храму в компании с Нарциссой Малфой. Парень надеялся, что люди, которых он любит, примут его решение и его самого после трансформации.
Оплетенные лианами колонны храма, неожиданно показались среди буйной зелени джунглей и молодой маг понял: они пришли.
После недолгого спуска по лестнице взору открылся круглый зал, с такой концентрацией магии, что чародей немного поёжился, инстинктивно готовясь к бою.
— Не бойся. Здесь — тебе ничто не грозит, — ласково сказала его спутница, грациозно обходя зал. По мере её продвижения, на стенах зажигались факелы, ещё больше усиливая магический фон.
— Ты понимаешь, что с тобой происходит? — спросила Нарцисса, садясь прямо на пол, на каменные плиты Храма.
— Да. Та копия души и личности, что оставил во мне Том, начинает срастаться с моими душой и личностью.
— В принципе, ты прав. Но, проблема в том, что вы слишком разные. У вас очень разный жизненный опыт, поэтому, само по себе, полное слияние произойти вряд ли сможет. А если это и случится, то будет очень не скоро, — голос женщины постепенно менялся и с молодым боевым чародеем уже разговаривала старшая Нага, пришедшая проконтролировать, чтобы всё прошло идеально. Слишком много зависело от таких моментов, как сейчас. Одно неверное слово или движение могли обречь всех магических существ этого мира на вымирание.
— А что нужно сделать, чтобы оно стало полным? — искренне поинтересовался парень, усаживаясь по-турецки напротив. Он с интересом разглядывал будущую свекровь, пытаясь разобраться в тех ощущениях, которые исходили от нее.
Несколько минут назад, он с таким же любопытством разглядывал зал, в который его привели, и пропустил момент изменения своей собеседницы. Он слишком плохо знал леди Малфой, и не заметил бы разницы, если бы не почувствовал ее. То, что в женщине что-то изменилось — было совершенно очевидно.
— Сейчас вы — не Нарцисса, — непроизвольно вырвалось у молодого человека.
— Не возражаю, — улыбнувшись, отозвалась старшая Нага. — Но это — не важно. Важно то, что я хочу помочь тебе. Хочу, чтобы все прошло наилучшим образом и получилось правильно.
— Хорошо, — спокойно произнес Поттер. Он чувствовал, что это существо говорит правду, а поэтому, задвинул возникшее было беспокойство на задворки сознания и всем своим видом показал, что готов слушать собеседницу.
— Ты знаешь зачем мы сюда пришли, Гарри, — мягко произнесла она.
Парень кивнул в ответ, ощущая собственное нервное напряжение. Делать вид, что совершенно спокоен было до безумия сложно, но он старался изо всех сил.
— Хочешь ли ты этого слияния? — настойчиво спросила блондинка, и продолжила, не позволив себя перебить. — Ведь судьба Темного Лорда была нелегкой, в его памяти и чувствах... слишком много боли и отчаяния. Зачем тебе переживать чужое одиночество и вес мира на своих плечах? У тебя есть своя собственная ноша, и она — не легче. А для того, чтобы слить вас воедино, тебе нужно искренне захотеть принять его в себе. Ты проживешь всю его жизнь, секунду за секундой, увидишь мир его глазами, и ощутишь каждую потерю, постигшую его. Если у тебя хватит сил сохранить себя в потоке его чувств и мыслей, и не оттолкнуть, не осудить его — ваше слияние — станет полным, а его память и чувства отойдут на второй план, став для тебя только воспоминанием. Но это — изменит тебя навсегда. Мальчика по имени Гарри Поттер — уже сейчас не существует, он остался только в памяти этого мира. А после обряда, даже магия перестанет считать тебя таковым. Ты станешь новым человеком, которому будет полагаться новое имя и новая судьба.
Гарри задумался.
Она (кем бы не была сейчас мать Драко) была права: он уже не чувствовал себя порывистым гриффиндорцем, которым был в школе. Впрочем, и отчаявшимся смертником, каким был во время поисков крестражей, он себя тоже не ощущал. Не был он и влюбленным мальчишкой...
Он менялся.
Не переставая любить Драко и Мэйт, он ловил себя на мысли, что на образ Малфоя-младшего иногда накладывается образ его деда, и горящие в нем самом чувства, от этого становятся только более жгучими и объемными, словно вся неуверенность и страхи исчезают, вытесненные железобетонным доверием и какой-то бесшабашной любовью.
Глядя на Северуса, Гарри больше не ощущал себя младше или слабее, скорее он стал воспринимать мужчину старшим братом, а иногда — и младшим. Двойственность восприятия росла с каждым часом. И парень понимал, что это может привести к трагическим последствиям, ведь магу нельзя расщеплять свою личность, потому, что это вызывает нестабильность его магии. А при той силе, которой он располагал — это чревато огромными разрушениями.
Всё это подталкивало к скорейшему слиянию, но был ещё один фактор, который вынуждал Гарри подвергнуть себя жестокому испытанию.
Этим фактором был сам Том.
Теперь парень знал, почему маг так бесился, когда его называли “Волан-де-Мортом” или “Томом”. Первое имя было прямым обвинением ему в малодушии, и он не мог держать себя в руках, когда слышал его, а второе — хранилось только для близких. Для тех, за кого хотелось умереть. И Тому казалось, что чужаки, не удостоившиеся чести быть его семьёй, марают близких ему людей, произнося это имя. Но Гарри чувствовал, что имеет на это право.
За прошедшее после получения письма время, этот человек из злейшего врага превратился в кого-то очень близкого и понятного. Парень понимал, что таково действие крестража, но отдавал себе отчет и в том, что ему нравится человек по имени Том Марволо Редлл. Он не боялся ни жить, ни умереть, и делал все, что было в его силах. Для себя, близких ему людей и для этого Мира. В нем были сумасшедшие жажда действий и сила жизни, которые роднили их на очень глубинном уровне. Кодекс, постулатам которого следовал Темный Лорд, набор понятий о морали, справедливости, чести — импонировал Гарри, казался правильным, близким по духу и, в любом случае — не позволял относится к бывшему врагу, как к обычному преступнику.
Молодой маг хотел, чтобы Том снова жил, даже если для этого, ему самому придется принять темного мага, как часть себя.
Но кроме возвышенных мотивов были ещё и меркантильные, которые нашептывали сладкие голоса соблазнов: много знаний и тайн хранит в себе душа Темного Лорда и все они достанутся ему после слияния. Гарри не отгонял их. Он понимал, что это влияние личности Тома, которая даже в таком ослабленном состоянии не бросает попыток, не так так эдак, соблазнить его. Впрочем, подумав, парень был вынужден признаться самому себе — нет. Это не только Том так влияет на него. Это говорят и его собственные желания и амбиции. Вот только ничего плохого он в этом в упор не видел: если есть возможность чему-то научиться и стать сильнее — глупо упускать такой шанс.
Взвесив все это, молодой маг принял решение и поднял глаза на терпеливо ждущую его Нагу.
— Я готов попробовать, — решительно сказал он. — Даже если после этого меня не станет. Я не чувствую, что Том причинит мне вреда.
— Нет. Он — не причинит. Но тебе придется справится с искажениями в его душе и личности, иначе они станут твоими и уже ты потеряешь разум.
— Что для этого нужно сделать? — деловито поинтересовался Гарри, было видно, что он всё для себя решил и отговорить его невозможно. Нага была счастлива: при таком настрое слияние пройдет идеально. Но магия души такая зыбкая наука, что предсказать результат не может никто, даже древняя Нага.
— Единственное, что может тебе помочь — Любовь. Только у неё есть власть исцелять душу. Если ты сумеешь простить Тома и принять с Любовью, то он сможет влиться в тебя без искажений.
— Я готов.
Краем сознания Гарри успел удивиться: теперь, приняв и озвучив свое решение — он стал совершенно спокоен. Пожалуй, таких спокойствия и решимости он не испытывал в своей жизни никогда.
— Тогда ложись. Для этого обряда нужен только ведущий и тот, кто собирает свою душу воедино.
Гарри лег и расслабился. Певучий голос женщины начал плести магическую вязь на давно позабытом людьми языке, погружая парня на тот уровень, где невозможно лгать.
В какой-то момент, маг обнаружил себя в старом магловском приюте и понял, что это — первые воспоминания Тома. Гарри видел их словно со стороны, но при этом чувствовал всё тоже, что и малыш на кроватке, которого бросили голодным и мокрым в этой комнате на много часов.
Потом была первая драка с мальчишками и первое знакомство с приютскими правилами.
Гарри узнал, что Том описал только малую часть, из того ужаса, в котором жили дети в стенах этого заведения.
Он переживал и голод, и побои, и попытки изгнания Дьявола. А потом вместе с Томом принял решение: Дьявол — лучше Бога.
Дни и годы протекали сквозь мага, становясь его достоянием и он не мог скрыть от себя ту зависть, которую испытал к приютскому сироте, когда за него взялись Слизеринцы.
Сам парень мечтал долгие годы о том, что кто-то ему поможет, научит, поддержит, но рядом с ним не оказалось человека, которому он был бы настолько небезразличен, чтобы приласкать и научить. До того момента, как появился Эрик. Он дал немало и тепла, и любви, и знаний, но было и то, чего он не мог дать, просто потому, что был магглом.
Гарри впитывал тепло и любовь Найтов, ставших ему семьёй, а потом выл волком, оплакивая их потерю. Оттаивал в руках Абрахаса и Махи, и наблюдал, как сводит себя в могилу Арктурус.
Маг вспоминал, как позволил уговорить себя возглавить орден Пожирателей и как поставил условие: каждый входящий в него должен осознавать — он смертник и дороги назад нет. Название и метка должны всё время об этом напоминать.
Он создавал крестражи и проводил рейды....
Гарри отделил себя ненадолго от сознания Темного Лорда, отчетливо понимая, что, сам поступил бы также. Самым странным было то, что молодому человеку не за что было прощать мятежного мага, которого не устраивал скучный и затхлый мирок Англии. Ведь сам парень — испытывал похожие чувства.
И вот постель Абрахаса и тела Джеймса и Лили Поттеров. Чувства разрывали Гарри напополам. С одной стороны — он ненавидел Темного Лорда за смерть родителей, с другой — разделял горе от потери всего, ради чего жил этот человек.
Как просто в такой момент обвинить и возненавидеть, но Гарри всегда был особенным, ему всегда было проще простить, чем лелеять в сердце злобу и сейчас жалость к темному магу перевесила жалость к плачущему в колыбели ребенку. В конце концов, этот самый ребенок, выжил, вырос и теперь получил шанс стать счастливым, а Том...
Сердце молодого мага разрывалось от желания помочь и утешить, и когда мутное облако отделилось от кучки праха на земле, парень словил его руками и прижал к сердцу, даря любовь и успокоение.
Гарри не знал, что для магии такого понятия, как “время” — не существует, и его действие изменило судьбу их мира, подарив Лорду Волан-де-Морту проблески разума и возможность написать дневник. Искреннее прощение — обладает огромной силой, оно способно исцелять смертельно больных и менять ход истории, и Гарри Поттер подарил своему кровному врагу Прощение. Время замкнулось в круг, породив новые возможности и запустив пророчество о Спасителе, которое пылилось на полках Министерства со времен более давних, чем его основания. Но вскорости все наделенные даром провидения услышат его вновь.
В это день сбылась первая строчка:

Рожденный от Смерти и Любви, пришедший из прошлого и будущего, он будет новой жизнью, родившейся от слияния двух врагов...

В этот момент из всех магических переписей и гобеленов исчезло имя Гарри Поттера, ибо такого мага больше не существовало, а Спаситель ещё не обрел Имя.



http://www.diary.ru/~nairsa/ - я на Дайри
----------------->>>>>>>>>>>Мы работаем с Гуглдоками!<<<<<<<<<<-----------------


Сообщение отредактировал nairsa - Суббота, 29.12.2012, 17:35
 
nairsaДата: Суббота, 29.12.2012, 17:34 | Сообщение # 171
Демон теней
Сообщений: 269
« 13 »
***

Нага наблюдала за происходящим. Её зрение позволяло видеть магические потоки и очертания души волшебника, и она отметила: они перестраиваются и становятся сильнее, разрастаясь по всему телу. Следом начало меняться физическое тело молодого человека и у Гарри появились некоторые черты, делающие их с Томом похожими так, как бывают похожи братья, у которых разные матери, но один отец. Парень прибавил в росте, а его кость стала шире и тяжелей. Мышцы перестраивались, даже на вид становясь более гибким и выносливым, и это говорило о том, что это тело впитало жестокие уроки, пройденные в свое время Волан-де-Мортом. Всё это казалось просто замечательным, но женщина проводила такие ритуалы много раз и никогда не наблюдала подобной легкости и быстроты слияния. Обычно это занимало не один день, и каждая минута жизни существа, отважившегося на такой шаг — была тяжелейшей борьбой за свою личность. А эти двое сливались с пугающей легкостью так, будто это было предначертано им свыше.
Когда объединение практически закончилось, началось нечто вообще невообразимое: тело и душа молодого мага начали вытягивать магию из стен древнего святилища, из всего вокруг, в том числе и из неё самой. Женщина уже хотела поставить щит, но в этот момент тело мага разделилось на три составляющие: собственно, человеческое тело, нечто огненное и... черное яйцо.
Огромное, иссиня— черное яйцо казалось мертвым и именно оно было тем, кто потреблял магию. Три составляющих некоторое время кружили по залу, а потом начали сближаться друг с другом и объединяться обратно в единое целое. Первыми слились огненное существо и яйцо. В результате этого, последнее засветилось рубиновым светом, а когда оно начало сливаться с человеческим телом — нага отчетливо увидела: оно засияло чистым золотом.
Последним, что увидела женщина прежде, чем потерять сознание от магического истощения, было то, как сияющее золотое яйцо, размером никак не меньше пятнадцати дюймов, исчезло внутри тела мага, растворившись в нем.

***

Безымянный маг пришел в себя. Первым, что привлекло его внимание — было его собственное тело и это было странно. Чувства двоились и, возможно поэтому, он испытывал удивление, к которому примешивалась толика страха, и в то же время, его обуревали восторг и неуёмная жажда жизни. Тело ощущалось священным подарком Богов, чем-то настолько удивительным, что рассматривая свою руку и ощущая, как бьётся сердце, мужчина испытывал настоящую эйфорию.
Повернув голову, он увидел лежащую неподалеку женщину и, поднявшись с того места где лежал, подхватил её на руки и перенесся в поместье. Как маяк для аппарации он использовал ауру Люциуса. Каким образом у него это вышло — маг пока не знал, но это его и не интересовало — ему просто нужен был Люциус и он переместился именно к нему.
Передав женщину с рук на руки её удивленному и обеспокоенному супругу, брюнет буркнул, что с ней всё в порядке и отправился искать своего нареченного.
Его тянули жажда и явное безумие. Мужчине настоятельно требовалось воочию убедится в том, что его сокровище живо и здорово.
Влетев в комнату, в которой, по его ощущениям, находился Драко, маг рыкнул на Северуса и тот без слов буквально испарился, покинув помещение. А в следующий миг, ворвавшийся в спальню мужчина, повалил на постель хозяина комнаты, отметив про себя, что тот насторожен и растерян.
Драко немного напугало и выбило из колеи странное поведение Гарри, но отец и крестный, появившиеся в поместье сразу, после того, как Нарцисса увела Поттера, предупредили, что в первые дни тот может быть неуравновешен и вести себя странно. Малфой-младший понимал, что тот пережил, но это не объясняло тех волн собственничества, нежности и щемящей тоски, что исходили от любимого.
За прошедшее время, Драко научился читать Гарри и поэтому был полностью убежден, что это — не совсем его возлюбленный. Даже немного не так: конечно, это — его Гарри, но он очень, очень сильно изменился. Гораздо больше, чем ожидал слизеринец.
Каким бы уверенным в себе не хотел казаться Поттер, в нем всегда жили страх и сомнения. В глубине его души таился маленький ребенок, который боялся того, что его снова бросят в одиночестве. А тот мужчина, что сейчас ласкал Драко, исследуя каждый сантиметр губами, предварительно не церемонясь разорвав одежду, страха не испытывал. Он был готов защищать своих избранников до последней капли крови, причем эта капля, скорее всего, будет принадлежать не ему, а тому, кто посмеет покуситься на его близких — единственные его настоящие сокровища. Драко чувствовал это и не дал бы даже ломаного кната за жизнь безумца. И от этого ощущения ему было невероятно спокойно и в душе рождалась ответная волна щемящего чувства.
Безымянный добирался до новых участков драгоценной кожи, стряхивая лохмотья, в которые превратились шелк и хлопок. Его Драко был таким сладким, таким нежным, что мужчина боялся причинить ему вред своей страстью. Впрочем, возбуждение, владевшее им, не помешало мысленно сделать пометку: следует натренировать дорогого человека получше, так, чтобы вред ему причинить было сложно, если вообще возможно. Отодвинув эту мысль, он, наконец добравшийся до паха любимого, довольно рыкнул и поймал губами его член.
Изнывая под страстными ласками, блондин ещё не подозревал о том, какой кошмар его и Мейт ожидает впереди, ведь у них завелось ужасное чудище, которое категорически отказывалось их терять снова, и поэтому им предстоит жесточайший курс подготовки, по которому когда-то обучался боевой магии сам Волан-де-Морт. Эту же участь предстояло разделить и старшей триаде.
Прошедший слияние маг, переосмыслил своё прошлое и сделал выводы. Он выделил тех людей, которые заслужили право стать его семьёй и собирался подарить им всего себя. Он дал себе обещание, что больше пальцем не пошевельнет для какого-то там абстрактного “всего мира” и безымянных людей, его населяющего. Отныне — для него существует только семья, и для них — он готов на всё. Если для их спасения нужно пробить проход в другой мир — он найдет способ сделать это. Если нужно ворваться в Азкабан и забрать оттуда тех невезучих детишек, что выжили, то он и это сделает, но больше — он не собирается отвечать за тех, кто не хочет платить за своё будущее даже мизерной платы. И входя в податливое горячее тело под ним, он знал, что у него прекрасная семья, и что эти люди готовы умереть за него и своё будущее. Они заслуживают его преданность и силу.
Доставляя наслаждение себе и любимому, он смирился с тем, что с этого дня несет ответственность и за оставшихся в живых Пожирателей, так как он теперь отчасти их Лорд. Но им не помешает посидеть в Азкабане, тем более, что теперь они начнут приходить в себя. Правда, для этого, магу придется активировать метки, чтобы начать процесс исцеления выживших темных магов. Они заплатили не меньшую цену, чем его близкие и наказывать их за его ошибки — не имело смысла.
Маг ещё путался в своих мыслях, но уже было понятно, что война между Светом и Тьмой окончена, потому, что в этом нем слились два начала, породив новое существо, новую надежду.
Так в мире родился молодой золотой дракон.
Такого не случалось много тысячелетий, но теперь Боги захотели сыграть в странную игру, собрав на одной игровой доске магических созданий древности. Тех, чьи пути потерялись во мраке веков.
И, хотя слияние не сделало молодого человека намного сильней и не застраховало от ошибок, но оно дало знания и опыт, которых ему так не хватало для той нелегкой миссии, которая предстояла его семье.
Маг ещё не был полноценным Драконом, но у него появился шанс стать им, сотворив то, чего ещё не было в этом мире. Ведь ещё ни разу человек не становился Драконом.
Эти древние существа выбирали людей, как сосуды для своей силы и души, но не рождались в их теле. А этот мужчина — стал началом новой жизни, которая продлится тысячи лет.



http://www.diary.ru/~nairsa/ - я на Дайри
----------------->>>>>>>>>>>Мы работаем с Гуглдоками!<<<<<<<<<<-----------------
 
nairsaДата: Вторник, 01.01.2013, 21:36 | Сообщение # 172
Демон теней
Сообщений: 269
« 13 »
Глава 61

Безымянный колдун проснулся ранним утром. Оказалось, что это тело вполне привычно и к таким подъемам, и к утренней разминке. Часть сознания, некогда бывшая Темным Лордом, порадовалась этому обстоятельству: дисциплина и жестокий график по которому он прожил немало лет, въелись в плоть и кровь сильнее любого зелья, и давали о себе знать. Пробежка всегда помогала ему привести мысли в порядок, а автоматически выбранный маршрут — соответствовал его требованиям.
Маг не знал как себя называть: он уже не чувствовал себя ни Томом Реддлом, ни Гарри Поттером, обе эти личности теперь являлись частями единого целого. Словно две прошлые жизни оставшиеся позади. Мужчина понимал, что вчерашний день был первым днем его новой жизни и теперь является днем его рождения.
Пробегая по дорожке парка, он навскидку прикинул к какому знаку зодиака он теперь относится и каков год его рождения, а, следовательно, какая у него теперь судьба.
Вспомнив, что вчера было 24 ноября 2000 года, маг даже остановился от удивления. Год металлического дракона и переход между Стрельцом и Скорпионом, предрекали судьбу вождя и полководца, не обделенного и талантами политика.
Такого подарка судьбы чародей не ожидал, но он показывал, что Судьба изначально планировала слияние Гарри Поттера с Томом Реддлом и делала ставку не на забитого мальчишку, воспитанного одноразовым оружием, и не на зацикленного на решении проблем магии и потерявшего контроль над собой Темного Лорда. Судьбе нужна была сильная личность, готовая и способная перекраивать мир под себя.
Вот только не собирался маг больше вершить судьбы мира, ему было достаточно того, что люди, которые станут ему семьёй и друзьями — будут счастливы.
И первым делом следовало выяснить: примут ли такого зятя Малфои, а мужа — Драко и Мэйт? Ведь тот человек, с которым они собирались связать себя узами брака — исчез, а теперешняя личность ещё даже не закончила формироваться. Но уже сейчас ясно, что пассивным наблюдателем она точно не будет. В мужчине кипели жажда деятельности и необходимость защищать близких.
Впрочем, кем бы он не был, он принимал своё прошлое и собирался строить на его основе будущее. Это казалось смехотворным, так как у него в прошлом две жизни по разные стороны баррикад, но это не означало, что он собирался отказываться хоть от чего-нибудь, что считал своим. И если Гарри Поттер был лишен эгоизма и не сильно привязывался к людям, никому до конца не доверяя, то Том Реддл всегда считал всех Пожирателей и близких ему людей — частью себя, являясь жутким собственником.
Так что пробегая по дорожке среди буйной зелени, маг начал активировать механизм Метки. Благодаря ему он почувствовал всех оставшихся в живых Пожирателей, а они, в свою очередь, поймут, что их Лорд жив.
По нервам ударили несколько десятков связей. Большинство людей на том конце магической нити были почти безумны и в этом виноват их Лорд, но теперь, когда связь восстановлена, а дементоров поблизости нет, маги начнут приходить в себя.
Из ровесников Люциуса осталось чуть больше двадцати человек, остальные были солдатами последнего призыва — практически дети и те, кто не принимал активного участия в деятельности Ордена. По ощущениям, на свободе оказалось человек восемьдесят, и они все были из управляющего звена.



http://www.diary.ru/~nairsa/ - я на Дайри
----------------->>>>>>>>>>>Мы работаем с Гуглдоками!<<<<<<<<<<-----------------
 
nairsaДата: Вторник, 01.01.2013, 21:36 | Сообщение # 173
Демон теней
Сообщений: 269
« 13 »
***

Около восьмидесяти... А когда-то их было почти две сотни...
Этот груз лежал на сердце тяжелым камнем. Перед глазами поплыли лица тех, кто не откликнулся на зов: Фенрир — поддавшийся безумию раньше других, и спасавшийся только слиянием со своим волком, поэтому в нем почти не осталось человека. Но Том помнил его веселым, яростным и готовым биться до конца за счастье и процветание своей стаи. Именно притеснение оборотней, привело когда-то волка в ряды Пожирателей. Он был жесток и порывист, но при этом мог отдать за члена стаи свою жизнь, а ещё, как и все волки, он был верен до самого конца.
Бэлла — милая хохотушка и талантливая дуэлянтка, выбравшая для себя идеалом для подражания Маху. Она стала бесплодной после одного из рейдов авроров, но восприняла это как самый большой подарок в жизни, потому что случившееся открыло ей двери в орден. Она думала, что брак, который устроили ей родители, будет расторгнут, но Рудольфус полюбил юную фурию и был верен ей до последнего дня её жизни. Поэтому, он наплевал на увещевания родителей и связал свою жизнь с Бэллой, отдав право унаследовать титул брату.
Эвон Розье, ещё совсем мальчишка, воспитанный в идеалах боевых магов, и прославившийся своими навыками дуэлянта и легиллимента. Подросток сиял как звезда, но ему не повезло привлечь слишком пристальное внимание Грюма. Старый параноик посчитал молодого слизеринца слишком большой угрозой и приложил максимум усилий чтобы уничтожить парня.
Антонин Долохов. Вечная загадка. Появившийся из ниоткуда, верный, как пес. Проживший дольше всех, при этом сохранивший рассудок и здоровье, он всегда поддерживал Темного Лорда и являлся одним из последних его друзей, хотя, всё же, хороших знакомых. Его гибель была хоть и печальна, но не рвала сердце, а вот смерть мальчишки Крауча была личным грехом Тома.
Барти стал ему почти сыном, но грандиозные замыслы и накрывающее волнами безумие, не позволило мужчине оценить молодого парня по достоинству. Тогда Барти казался просто хорошим инструментом. Но теперь было больно вспоминать события прошлых лет и то, что он своими руками уничтожил многообещающего боевого мага и преданного друга.
О ком Том не жалел, так это о Уолдене. Тот явно зажился на этом свете и стал даже более безумен, чем сам Лорд, но при этом успешно скрывал своё состояние от окружающих.
А сколько магов покончили с собой поняв во что они превращаются? И за них было обидно до слез. Ведь только самые сильные не захотели уподобится диким зверям, сохранив незапятнанной честь.
Следом в сознании всплыли другие имена:
Сириус Блэк, Ремус Люпин, Нимфидора Тонкс, Фред Уизли...
И хотя имена были из разных списков, людей открыто ненавидящих друг друга, но для мага пробегающего по морскому берегу, они оказались одинаково дороги.
Только сейчас он понял как же ему повезло, что его жизнь сложилась именно так, и что сейчас рядом с ним именно эти люди, которые возможно смогут принять его таким каким он стал, ведь добродушный мальчишка Гарри Поттер действительно окончательно умер вчера, и больше никогда не появится на этом свете, а тот кем стал маг, отличался жестким характером и требовательным нравом, впитав очень многое от Темного Лорда.
Вот и сейчас, мужчину безумно раздражало тело, владельцем которого он стал: как бы ни был хорош Поттер, но до мощи зрелости ему было расти и расти, да и теми резервами организма, что он обладал — парень овладел не до конца. Помимо этого, до сих пор сказывалось голодное детство. Все эти обстоятельства требовали много работы и времени, для того, чтобы тело полностью пришло в соответствие с тем, к чему привык маг. Ему нужен был послушный инструмент и он знал как добиться этого эффекта. Безымянного радовало, что новый сосуд души оказался более перспективным, чем можно было ожидать и таил в себе ещё много загадок, впрочем, как и магия, которая теперь подчинялась мужчине. Хотя “подчинялась” это громко сказано. Магия словно жила своей собственной непостижимой жизнью и если Поттера такое положение дел устраивало, то мага, в которого он превратился, потрясло столь несерьёзное отношение к силе.
Работы предстояло очень много, но самое главное, что безумие не омрачало сознание, а тело было способно стать вместилищем духа на долгие годы, так что всего можно достигнуть. А дорогие люди, если решат принять его, не дадут наделать ошибок.
После пробежки, заглянув в спальню Драко, маг с нежностью посмотрел на разметавшегося по кровати блондина и, хитро улыбнувшись, решил устроить любовнику приятную побудку. Тем более, что это последний раз когда молодому красавцу было позволено валятся без дела полдня.
Насладившись контрастным душем и покачав головой, осознав, что после пробежки ноги слегка подрагивают, мужчина отправился осуществлять коварный замысел.
Драко сладко спал, умаявшись в течении бурного вечера, а потом и ночи. Маг с удовольствием отметил следы своих ногтей и зубов покрывающие светлую кожу любовника. Некоторые, особо сильные, укусы и засосы превратились в фиолетовые синяки, недвусмысленно указывая на то, что блондину не хватает физических нагрузок, но это поправимо. А вот то, что вчера он принял новую ипостась своего партнера без раздумий и отдавался весь без остатка, это значило многое.
Глаза мага пожирали красивое тело лежащее перед ним, но руки пока в ход не шли. Теперь, когда голова полностью контролировала инстинкты, мужчина принялся вспоминать, что больше всего нравится Драко во время занятий сексом, параллельно прикидывая, что ещё можно привнести в их интимную жизнь из тех умений, что достались от Тома, постигавшего таинства интимных утех и ритуального секса годами.
Вот тут то и проявилась личность Поттера. Оказалось, что невзирая на все успехи в данном направлении, парень остался ещё весьма стеснительным и жутко боялся навредить любовнику, так что мужчине пришлось подавить волнение и опасение рвущиеся из глубины и сосредоточится на партнере, а не на своих переживаниях и комплексах.
Ни Том, ни Гарри не знали наверняка вкусов Драко, правда, надо отметить, что второй все-таки представлял себе их чуть лучше, зато первый обладал куда как большим опытом. Молодые люди только начали эксперименты связанные с их сексуальностью, но то, что блондину нравится подчинятся и он не против небольшого количества боли, очень устраивало его партнера.
Маг практически перетек на кровать, аккуратно распределяя по ней свой вес, чтобы не потревожить молодого человека, который будил в душе безымянного множество эмоций. Этот молодой маг уже не был тем слабым и изнеженным мальчишкой, который вызвал презрение у Тома, но и на Абрахаса он тоже не походил, так как оказался гораздо более эмоциональным и открытым. От Драко исходило тепло, а от Абрахаса — надежность. Молодой красавец унаследовал очень многое от своего отца. Люциус тоже излучал тепло, хотя и не понимал этого.
Налюбовавшись и решив, что именно хочет предпринять сейчас, маг начал невесомо оглаживать тело любовника, чем вызвал волну мурашек прокатившуюся по загорелой коже и стон удовольствия у парня.
Маг старался не разбудить блондина, но при этом распалял желание, то лизнув сосок, то подув на светлые волоски покрывающие грудь Драко, а то и нежно проведя кончиками пальцев по внутренней стороне бедра. С каждой минутой тот всё больше погружался в пучину страсти, дыхание становилось тяжелее, а на коже появились бусинки пота. И вот когда Драко был готов проснутся, его любовник одновременно сделал две вещи: при помощи беспалочковой магии привязал руки парня к спинке кровати и вобрал член партнера до самого основания.
Громкий стон и распахнутые серебряные глаза заполненные страстью, стали наградой за старания. Безымянный маг с наслаждением доводил отзывчивого и открытого наследника древнего рода до пика, и удерживал его на нем, не позволяя перешагнуть грань. Комнату наполнили стоны и мольбы, которые ещё больше возбуждали брюнета. Он дал себе слово, что не позволит этому красавцу ускользнуть из его сетей, и даже если тот окажется недостоин роли супруга, то всё равно будет его любовником.
Только через полчаса мольбы Драко были услышаны и маг овладел им, жестко, властно, но именно этого и хотелось сходящему с ума от возбуждения блондину.
За всё это время зеленоглазый мужчина не произнес ни единого слова, действиями изливая свои чувства. Но когда оба парня обессилено упали на простыни, безымянный маг тихо проговорил:
— Спасибо тебе за то, что принял меня без расспросов и сомнений. Но нам всё же стоит обсудить то, что со мной произошло и чем это грозит всем кто тут находится. Поэтому, я сейчас пойду поговорю с твоей матерью, а чуть позже мы встретимся и обсудим перспективы на будущее.
— А что? Планы уже поменялись? — удивленно поинтересовался Драко, поворачиваясь лицом к партнеру и окидывая его оценивающим взглядом.
— Возможно, гораздо сильнее, чем хотелось бы многим, — загадочно ответил тот и, накинув одежду, отправился на поиски леди Малфой.
К этому моменту, старшая триада собралась в малой столовой и, успев позавтракать, продолжила разговор, который длился всю ночь. А именно о том, чем им грозит произошедшее с Поттером. Люциус заметил перемену в характере Гарри и принялся строить догадки, активно расспрашивая супругу, но Нарцисса словно воды в рот набрала и наотрез отказалась делится информацией. Она чего-то ждала, вернее — кого-то и, наконец, дождалась.
Решительно вошедший в комнату молодой мужчина только внешне несколько напоминал хорошо знакомого всем присутствующим Поттера. Гарри только предстояло стать матерым хищником с которым будут считаться, его неуверенность и сомнение в своих силах, не позволяли ему влиять на окружающих так, как это само собой получилось у вошедшего. От парня исходило ощущение, что весь мир вращается вокруг него или принадлежит ему. У всех остальных был выбор: смириться с таким положением, или бросить вызов брюнету. Но вот только маги, находящиеся в комнате, сомневались, что найдется много желающих посоперничать с ним.
— Здравствуйте, Нарцисса, Люциус, Северус, — слегка склонив голову, поприветствовал старших брюнет, остановившись около стола.
Мужчины настороженно кивнули в ответ, формально поздоровавшись, а Нарси только отмахнулась и задала волнующий её вопрос:
— Как прошла ночь?
— Весьма приятно для обеих сторон. Могу уверить вас, что Драко полностью разделяет это мнение, — дипломатично ответил брюнет, при этом его глаза потеплели.
— Я рада. Вы что-то хотели? — продолжила женщина.
Люциус и Северус непреминули отметить обращение на “вы”, которым пользовалась их супруга, при разговоре с Гарри, но спросить о том, почему она это делает — нашли неуместным.
— Да. Мне необходимо как можно скорее обсудить с вами некоторые детали грядущего бракосочетания. Мне никак не обойтись без совета женщины, посвященной во все тонкости родовой магии, — спокойно сказал чародей.
— Тогда, думаю, нам лучше поговорить в южной чайной. Там нас никто не потревожит, — любезно ответила женщина и, грациозно поднявшись, прошествовала в указанную комнату.
Когда Гарри и Нарцисса скрылись из виду, Северус и Люциус переглянулись и совершенно синхронно пожали плечами. Разыгранный перед ними спектакль оставлял вопросов гораздо больше, чем давал ответов. Из-за неизвестности и неопределенности в души мужчин липким холодом заполз страх, так как они оба подумали об одном: “А не было ли ошибкой слияние Гарри и Волан-де-Морта? Может быть все, что произошло за последние сутки — гениальная ловушка безумца?”
А в это время женщина и темноволосый мужчина сидели напротив друг друга и обдумывали что стоит сказать.
— Нарцисса, вы понимаете кто я? — напряженно спросил мужчина. Если быть честным, он и сам не до конца знал ответ на этот вопрос, но сейчас его интересовали не нюансы, а общий смысл происходящего.
— Полагаю, вы на треть Гарри Поттер и на две трети Том Реддл, — отпив чаю из полупрозрачной чашки китайского фарфора, ответила женщина, не отводя от него настороженного взгляда.
— Наверно так и будет, вскорости... Но сейчас Гарри Поттера очень мало. Он сам не особенно стремиться сохранить свою личность, отдав главенство бывшему врагу. Основное его влияние сейчас — отношение к вам, вашим супругам, Драко и Мэйт. Кстати, о ней я и хотел поговорить, — высказался брюнет, откидываясь на спинку кресла.
Нарцисса немного расслабилась. Для неё счастье сына и супругов было на первом месте, а всё остальное где-то на третьем, а то, что личность Гарри передала свои чувства к дорогим ей людям этой личности — сильно упрощало дело.
— Что именно вас интересует? — поинтересовалась она.
— Есть ли возможность ей присоединится к нам сегодня? — решив не ходить вокруг да около, спросил чародей.
— Будущим супругам не положено видеться до обряда, — напомнила Нарси и пояснила: — Это может ослабить узы и негативно сказаться на магии.
— В данном случае я считаю риск оправданным. Мэйт собиралась выйти замуж за Гарри Поттера, а никак не за помесь его с Темным Лордом, — горько хмыкнув, констатировал безымянный. — Да и ваши супруги ещё не понимают того, что произошло. То есть умом они знают, но Волан-де-Морт был их страхом на протяжении многих лет и, даже если сейчас их мнение начало меняться — чувства так быстро не изменить.
— Вы хотите поставить их всех перед фактом? — заинтересовалась Нарси-нага, прикидывая возможное развитие событий.
— Да. Обе составляющие моей нынешней личности предпочитали действие ожиданию, поэтому я хочу ничего не скрывая рассказать им всем про текущее положение вещей и посмотреть: кто как воспримет ситуацию. Кто сможет ее принять таковой, как она есть.
— Рискованный поступок. Не проще ли подготовить их постепенно? — приподняла золотистую бровь женщина.
— Нет, — решительно мотнув головой, возразил чародей. — До свадьбы осталось всего несколько дней. И за это время, и моим будущим супругам, и вам, нужно понять: хотите ли вы такого зятя и мужа. Да и мне нужно разобраться в своих чувствах. Времени на полумеры у нас, в общем-то, нет.
— А не проще ли перенести свадьбу? — решила подойти к делу с другой стороны Нарцисса. Она опасалась негативного развития событий. Мэйт, да и Драко, могут наговорить глупостей сгоряча и от страха, а уж на что способны её мужчины в подобной ситуации, она и думать не хотела.
— Не проще, — вновь возразил ее собеседник. — Нам троим, в любом случае, придется в скорости покинуть этот мир, иначе в нем не смогут жить даже магглы, а вот в каком статусе мы это сделаем — решится сегодня, — уверенно заявил безымянный маг.
— Пожалуй, вы правы. Нарушим правило и пригласим Мэйт. Лучше небольшое осложнение при ритуале, чем трагические последствия потом, — согласилась Нарцисса, обдумав то, что услышала.
— Тогда я ожидаю вас и Мэйт к обеду. А теперь позвольте удалится, меня ждут дела.
— Вы не поговорите с Драко до общего собрания?
— Нет. Все должны быть в равных условиях, а он уже и так слишком много знает.
— Решать вам, но как бы вы потом не пожалели, — покачав головой, предупредила женщина.
— Я пообещал себе не жалеть не о чем, и об этом жалеть не буду. Жалость — мерзкое чувство, впрочем, как и вина, — ответил маг и, поцеловав кончики пальцев леди Малфой, встал и скрылся за дверью.
Нарцисса тяжело вздохнула и аппарировала в Канаду. Происходящее ей однозначно не нравилось, но и логику потенциального зятя она вполне понимала.
Будущая невестка обнаружилась на тренировочной площадке, где отрабатывала изученные прежде заклятья.
— Здравствуй, Мэйт, — поздоровалась леди Малфой, когда её присутствие заметили.
— У Гарри все хорошо? — с беспокойством спросила девушка. Старшая триада покинула дом так стремительно, и так мало объяснив, что не насторожить это не могло, а потом у нее впервые само по себе, без книги пророчеств, случилось видение и этот факт тоже не добавлял спокойствия.
— Полагаю, ответы на все свои вопросы ты получишь, приняв участие в сегодняшнем обеде, — поставила перед фактом девушку нага и, развернувшись, направилась к дому.
— Но ведь до свадьбы осталось несколько дней, неужели это не может подождать? — уже не на шутку пугаясь, спросила гриффиндорка, догнав леди Малфой и подстроившись под её шаг. За прошедшее время она тщательно изучила всю имеющуюся информацию о грядущем ритуале и уяснила, что даже малейшее отклонение от правил может повлечь серьезные последствия для супругов.
— Появились обстоятельства, которые требуют твоего немедленного присутствия, — уклончиво ответила женщина. — Помнишь, я говорила о том, что в подсознании Гарри живет слепок личности Темного Лорда и, что рано или поздно всем нам придется столкнутся с этой проблемой?
— Да. Ты тогда ещё говорила, что ему поможет какой-то ритуал, — вспомнила девушка.
— Вчера мы его провели. Гарри сделал свой выбор и добровольно объединил обе личности. В результате — он очень сильно изменился. Мы все видели его, но даже я не до конца понимаю его. Он больше не ранимый подросток и не тот Гарри, которого ты знала. Поэтому, он принял решение поговорить со всеми и дать вам возможность понять: хотите ли вы такого мужа, — заходя в дом, объяснила женщина.
— Неужели изменения настолько велики? — всё больше тревожась, спросила Мэйт.
— Сама всё увидишь. Собирай вещи, через полчаса мы отбываем. Больше сюда ты не вернешься... если решишь, что всё ещё хочешь этого брака.
Девушка почувствовала, что ответы на остальные вопросы, роящиеся в её голове, придется найти самой, поэтому, не тратя попусту время, отправилась в свою комнату и уже через двадцать минут стояла перед будущей свекровью готовая к новому испытанию. Во всяком случае, ей казалось, что она готова.



http://www.diary.ru/~nairsa/ - я на Дайри
----------------->>>>>>>>>>>Мы работаем с Гуглдоками!<<<<<<<<<<-----------------
 
nairsaДата: Вторник, 01.01.2013, 21:37 | Сообщение # 174
Демон теней
Сообщений: 269
« 13 »
В гостиной поместья уже собрались все его жители, за исключением Гарри. Мэйт сразу же подошла к Драко, оккупировавшего диван рядом с окном, и попыталась получить разъяснения, но тот сам ничего не понимал, хотя и догадывался, почему любимый решил их собрать. Патологическая честность Поттера останется с ним навсегда, даже если этот маленький шарик называемый Земля, сойдет с орбиты и разлетится на куски.
Поняв, что не добьется от младшего Малфоя ничего путного, Мэйт вздохнула и умостилась в кресло повернутое спинкой к окну и стоявшее неподалеку от дивана, на котором расположился Драко. Оттуда ей было хорошо видно всех собравшихся, тогда как ее было рассмотреть сложнее из-за света, льющегося из окна.
Старшие маги заняли два кресла и софу напротив молодежи. Атмосфера была напряженной, все ожидали самого худшего, готовые встретится с новыми проблемами или опасностью.
Безымянный маг вошел в комнату уверенной походкой, которая сразу же бросилась в глаза Северусу и Люциусу: именно так заходил в помещения Лорд. Глядя на него складывалось впечатление, что не человек идет по земле, а пространство изменяется вокруг него, подчиняясь его воле, такой уверенностью и монолитностью веяло от шедшего.
— Добрый день, — решительно начал зеленоглазый брюнет, остановившись посередине комнаты и обведя находящихся там людей цепким изучающим взглядом. Старшие маги, почувствовав этот взгляд на себе, еле сдержали желание упасть на колени, а брюнет, заметив это, поморщился. — Начнем с самого главного. Как вы уже поняли: я не Гарри Поттер и уже никогда им не буду. Но и Томом Реддлом мне уже не быть. Поэтому, до того момента, как магия сама не подберет мне имени — я обхожусь без него.
— Почему магия? А ты сам не можешь? — ещё не до конца осознавая ситуацию, спросила Мэйт, с интересом разглядывавшая говорившего и подмечая, что ее нареченный сильно изменился за то время, что они не виделись. Кроме того, лицо именно этого человека она видела в своем видении, именно о нем оно было и это было до крайности занимательно: в первый раз в жизни она столкнулась с персонажем, знакомым ей посредством такого способа восприятия реальности.
— Мне имя без надобности, оно только ограничит мои способности, но магия не терпит безымянных вещей и людей. Посему, в скором времени, она даст мне имя и этим наложит на меня ограничения, — снова поморщился молодой мужчина. Было совершенно понятно, что любого рода ограничения не радуют его.
— Вы сейчас можете выбрать любую судьбу и путь? — решила уточнить Нарцисса.
— Да. И первое закрепление произойдет сегодня. Его совершите вы все. Вам предстоит выбрать кем мне быть, — спокойно сообщил безымянный маг.
— Прошу вас, поясните, — вежливо попросил Люциус, наконец-то понявший почему Нарси обращается к этому человеку на “вы”.
— Если вы искренне решите, что хотите, чтобы я стал частью вашей семьи — я выберу роль Защитника. Мне безразличны люди не желающие бороться за свою жизнь и будущее своих детей, поэтому, я не собираюсь их спасать, но у меня есть обязательства и они заставляют меня действовать. Если к тем, что у меня уже есть, добавятся обязательства перед вами, я найду проход в другой мир, и буду защищать вас пока жив, но вам придется смирится с тем, кто я такой, и с теми людьми, которые будут рядом со мной. Многим из них я задолжал, так что просто не могу бросить их умирать вместе с этим миром.
Все эти слова были сказаны спокойно и очень просто. Но от этого складывалось впечатление, что их изрекает скала. Говоривший не чувствовал вины или страха, он просто ставил слушателей перед выбором и ему было начхать, что именно они решат. Это пугало гораздо больше, чем проклятья, летящие над головой и тени Пожирателей за спиной.
Но тяжелее всего приходилось бывшим сподвижникам Лорда. Они видели кошмар воплотившийся в реальности. Этот маг был новым сосудом для Волан-де-Морта, при том, более мощным и совершенным, судя по тому, что раньше от Властителя Судеб не веяло настолько нечеловеческой силой. И дело было не в магии, а в том, как смотрит на мир этот безымянный маг. Темный Лорд всегда решал насущные проблемы и, если и строил планы на будущее, то всегда в рамках социума и законов магии, а вот этот чародей, похоже, плевать хотел как на одно, так и на второе. Ощущалось, что для него существует только его цель, всё остальное просто препятствия на пути её реализации. Ни Люциусу, ни Северусу, не хотелось чтобы их семья стала таким препятствием, но и влезать в новые игры бывшего хозяина жутко не хотелось. Страх только-только начал отпускать души боевых магов, и снова становится его рабами — не было никакого желания.
— Прости, все к тебе так официально, но мне наплевать кто ты, — подал голос Драко, — Ты тот, кто был со мной сегодня. Я ощущал твои чувства и желания. Да, ты изменился и, наверное, теперь мне уже не быть сверху, но это меня не пугает. Я чувствую, что ты любишь меня и верю, что такие же чувства ко всем остальным прячутся сейчас под этой маской. Просто... мне ты открылся и я смог увидеть. Поэтому, я не собираюсь устраивать цирк, с переходом на “вы” и расшаркиванием. Да и на колени перед тобой могу упасть только в интимных целях, а не из-за страха. Так что... — голос Малфоя-младшего неуловимо изменился, в нем зазвучали стальные нотки: — прекращай ломать комедию, и рассказывай всё как есть, — спокойно и очень решительно приказал он.
Его слова заставили напрячься старших мужчин, да и Нарцисса подсознательно начала плести щит. Зеленоглазый брюнет ещё мгновенье постоял спокойно, а потом скользящим движением метнулся к белокурому парню, обнял его и впился в губы, властным, подчиняющим поцелуем. Драко и не думал сопротивляться, вместо этого он полностью расслабился отдаваясь своему любовнику и позволяя делать с собой всё, что тот пожелает.
— Вот теперь я тебя точно никуда не отпущу. Как из такого маленького слизняка смог вырасти настолько сильный человек? — разрывая поцелуй, прошептал в припухшие губы брюнет.
— Ещё раз назовешь слизняком — будешь спать один, — смело глядя в полыхнувшие рубиновым пламенем глаза, предупредил Малфой-младший.
— Не назову. Мой Дракон, нежный, ласковый, но уже сейчас зубки и коготки могут доставить массу хлопот. А когда я с тобой закончу, то мало кто вообще решится с тобой связываться, — почти прошипел брюнет.
— Интересно, каким образом это может получиться? — нагло спросил сероглазый парень. Он уже давно превратился в молодого мужчину, оставив позади детство, но для безымянного мага даже Люциус казался ребенком.
— Каждый, кто станет моей семьей, будет обучатся так же, как и меня обучали. Я не хочу больше терять близких! — объяснил безымянный, серьезно глядя на любовника.
Драко расхохотался, выпуская всё напряжение, накопившееся за прошедшие дни. В этих словах было всё, и забота, и страх, и желание, чтобы близкие люди стали надежными партнерами. Для белокурого аристократа, это было очень важно.
Все в комнате удивленно наблюдали за разворачивающимся действом, достойным греческого театра. Но если слова и действия брюнета можно было как-то объяснить, то реакция на них младшего из Малфоев казалась совершенно не логичной.
— Я сразу увидел, что красноглазый гад смог очаровать моего Гарри, и боялся последствий ритуала. Но в этих глазах я вижу не только решительность того кто захватил душу моего гриффиндорца, но и доброту, заботу, любовь неистребимого Поттера. Я пообещал себе и Гарри, что не брошу его, и я собираюсь сдержать слово. Во мне живет вера в то, что Поттер — бессмертен, и никто меня не переубедит. А значит он не умрет внутри тебя, а с каждым днем его будет становиться только больше, — с присущей только Малфоям самоуверенностью, заявил Драко.
— Так и будет. Если ты не будешь меня боятся, — подтвердил безымянный маг.
— Ну что же, тогда всё в полном порядке. Я своё уже отбоялся, — сообщил слизеринец, чмокнул жениха в щеку и откинулся на спинку диванчика.
Люциус был потрясен. Он знал, что сын вырос и стал сильнее, но он не ожидал чисто гриффиндорского безрассудства от своего отпрыска. Но новоявленному Лорду такое поведение даже понравилось. Вспомнив строки дневника, которые успел услышать, маг вдруг осознал: Волан-де-Морт всегда надеялся на их смелость и несгибаемость, а они смогли дать ему только раболепие и страх. Похоже, сын прошел то испытание, которое отец, в свое время, провалил. Но сейчас лорд Малфой не собирался повторять ошибки юности. Если этот маг понимал только силу и смелость, помноженные на внутреннюю честность, то теперь он понимает и может поддержать его.
— Тогда давай поговорим о тех обязательствах, что ты должен исполнить, — деловито начал аристократ, наливая себе вина. Его слова и фамильярность, вызвали даже у Нарциссы удивленный взгляд, а на Северуса было просто страшно смотреть.
— Ты, похоже, решил, что стал достаточно силен, чтобы перейти со мной на ты, Люциус? — с угрозой в голосе поинтересовался брюнет, выпуская из объятий Драко и оборачиваясь к старшему Малфою.
— Сильный или слабый — это сейчас неважно, дело в другом. Ты станешь моим зятем, вон как Драко на тебя смотрит, — указал рукой с зажатым бокалом в сторону сына глава семейства. — А раз так, то ты станешь и мне сыном, а тут уж и вовсе всё просто. Я, как старший родственник, буду обязан тебя защищать, а ты — слушать моих советов.
— Не боишься, что прокляну? — прищурившись, поинтересовался безымянный.
— Боюсь, — честно признался аристократ, пожав плечами, — Но ничего не поделаешь, теперь ты один из нас. Раньше я мог боятся или ненавидеть одну из твоих частей, но восхищался обоими, хоть и по разным причинам. Теперь мне предстоит принять в семью сильного мага и я рад этому обстоятельству.
— Может быть кто-нибудь соизволит объяснить, что тут происходит? — встряла в разговор Мэйт. — Все, похоже, представляют, что случилось, одна я не в курсе.
Бывший Поттер, до этого момента все еще обнимавший Драко, пристально поглядел на девушку, а потом, разжав объятия, плавным движением перетек в ее сторону и устроился на полу, обняв колени своей избранницы и снизу вверх глядя на нее. Мэйт автоматически положила руку на его голову и запустила пальцы в волосы.
— Конечно соизволит, — с легкой улыбкой произнес маг и принялся рассказывать, что произошло от того момента, как Гарри Поттер получил письмо из Гринготтс.
— Мне придется знакомиться с тобой по-новой, — констатировала ведьма, когда повествование подошло к концу. Оно заняло порядочное количество времени и рассказчику пришлось поведать не только о том, что же с ним произошло, но и вкратце пересказать содержимое дневника Темного Лорда. Девушка слушала не перебивая и с неослабевающим вниманием глядела в глаза говорящего. Тот не отводил взгляда и было понятно, что он рассказывает все. Ничего не скрывая, не утаивая, не преуменьшая и не приукрашивая. Он выкладывал факты, предоставляя Мэйт возможность самостоятельно делать из них выводы, на основе которых она сможет сделать выбор.
— Думаю, да, — согласно кивнул чародей и потерся носом о колено нареченной. — Тебя пугает эта перспектива?
— Пожалуй, нет, — улыбнулась Мэйт — Мне любопытно и... во всяком случае на первый взгляд, нравятся те изменения, что произошли в тебе. Я вижу и Гарри, и Тома. Такого, о каком ты мне рассказал, не того страшного монстра, о котором я знала ранее. Но... теперь у меня есть один вопрос...
— Какой? — с интересом спросил безымянный, с нежностью глядя на девушку.
— Ты сам-то уверен, что хочешь видеть меня своей женой? Ведь мне далеко до тех женщин, с которыми имел дело Том, — спокойно констатировала она.
— А ты и не обязана быть на них во всем похожей, — пожал плечами маг. — Ты — талантлива, умна, красива, но самое для меня важное — я люблю тебя, — искренне сказал он, беря руку Мэйт и целуя кончики ее пальцев, — и вновь прошу тебя стать моей супругой.
— Но не могу ж я стать женой человека у которого даже имени нет? Мне вот интересно, Драко, — обратилась девушка к Малфою-младшему, — как думаешь, если мы поименуем нашего будущего супруга, верно ли это будет?
Тот поднялся со своего места и, подойдя к парочке, задумчиво воззрился на мужчину уютно сидящего у ног девушки.
— Претендуешь на роль магии? — с ехидцей в голосе поинтересовался блондин, пытаясь что-нибудь припомнить о магии наречения.
— Не вижу противоречий, — фыркнула гриффиндорка. — Я ведь колдунья, если ты не забыл. Так? Так! Стало быть, имею прямейшее отношение к магии, как, впрочем, и ты. Из этого, на мой взгляд, следует, что мы вполне можем дать имя человеку, с которым собираемся связать свою жизнь.
— Мэйт права, — вмешалась в беседу леди Малфой. — Вы можете подарить имя своему нареченному. Для этого есть очень простой обряд...
— А что для него нужно, матушка? — оживленно спросил Драко.
— Нужны вы трое и больше ничего и никого не требуется, — улыбнулась Нарси. — Вы произнесете заклинание и будете ждать результата...
Безымянный молча сидел на своем месте и так и эдак прокручивал в голове мысль о том, что близкие приняли его. Это заставляло кровь быстрее течь по его жилам, а губы непроизвольно складывались в теплой и благодарной улыбке. То, что имя ограничит его — не беспокоило, наоборот, наконец все встало на свои места. Из воспоминаний, доставшихся от Тома, всплыло, что связи, образованные имянаречением, вполне способны компенсировать то, что пришлось нарушить ход свадебного обряда и прочие тонкости предстоящего действа, но тут его размышления прервала Мэйт:
— А ты хочешь, чтобы мы тебя нарекли? — поинтересовалась она, заставив чародея поднять голову и вновь поглядеть ей в глаза. — Ты доверишь нам столь ответственную задачу?
— Да! — кивнул маг, беря Драко за руку.
В следующую секунду все трое молодых магов исчезли из комнаты в вихре аппарации.



http://www.diary.ru/~nairsa/ - я на Дайри
----------------->>>>>>>>>>>Мы работаем с Гуглдоками!<<<<<<<<<<-----------------
 
RubliowskiiДата: Понедельник, 16.09.2013, 21:51 | Сообщение # 175
Снайпер
Сообщений: 122
« 31 »
Тема перемещена в Архив до появления автора и/или проды


Гриффиндорцы готовы пожертвовать собой и своими близкими, чтобы спасти этот мир. А слизеринцы способны уничтожить мир, чтобы спасти своих любимых.
 
ОлюсяДата: Воскресенье, 24.11.2013, 16:22 | Сообщение # 176
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 181 »
Тема закрыта в связи с её заморозкой


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Гарри Поттер и сумасшедшая магия (ГП/ГГ/ДМ,ЛМ/СС│NC-17│Adventure/Romance/Angst│макси│заморожен)
  • Страница 6 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
Поиск: