Армия Запретного леса

Понедельник, 23.09.2019, 00:39
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. В этом году реклама никому не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Наш форум теперь без навязчивой рекламы!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: Lady_Magbet  
Форум » Чаща » Проза » Как развеять скуку?
Как развеять скуку?
DaewenДата: Понедельник, 06.04.2009, 21:19 | Сообщение # 1
тень
Сообщений: 274
« 21 »
Когда это было дурацким ориджиналом...

Название:

"Как развеять скуку?"
Аннотация:
Перед вами пособие, как избавиться от надоевшей скуки, если вы Тёмный Князь, страдающий бессмертием. Рекомендация: найдите светлых недотёп, собирающихся вас убить. Присоединитесь к их команде и всячески старайтесь помочь им в этом благом деле. А уж приключения, неприятности и желающий испортить вам жизнь таинственный предатель приложатся. Только не обижайтесь, если вас завлечёт в такую круговерть опасностей и загадок, что уже и не рады будете! Тут хотя бы свое бессмертие уберечь. А что? Сами напросились!
Закончено.

Извините, что удалила текст, но это старьё нередактированное стыдно выкладывать, а новое лень:)

Спустя несколько лет текст взялся выкладывать Dominus_Deus.


Сообщение отредактировал Daewen - Пятница, 11.12.2009, 22:13
 
Dominus_DeusДата: Среда, 04.12.2013, 16:36 | Сообщение # 31
Vita sine Libertate
Сообщений: 1048
« 62 »
Глава 25
Меньшее зло, как правило, долговечнее.
Всеслав Брудзигьский.

Когда двери с мягким шелестом закрылись, несколько мгновений в зале совещаний продолжала стоять мертвая тишина. Даже в распахнутые настежь витражные окна не проникало ни единого звука из дворцового парка. И в этой пугающей тишине раздался чей-то приглушенный полувсхлип-полувздох. Он произвел эффект разорвавшегося боевого заклинания. Со всех сторон разом хлынул поток споров на повышенных тонах. Лорды и леди старались перекричать друг друга, не понимая, о чем собственно говорят -- им просто требовалось выплеснуть свои эмоции.
-- Заговор! Заговор! -- голосила из крайнего ряда дамочка в пышном платье красного цвета и с безвкусной высокой прической.
-- Это спектакль! -- отвечал ей заплывший жирком лорд с пышными усами.
-- Предательство? -- робко вопросили из дальнего угла, тут же поспешили прикусить язык и прикинуться фикусом.
Эльфы сохранили молчание гордое, но отнюдь не вежливое. На то кресло, где недавно сидел Габриэль, они косились с ненавистью, перемешанной с отвращением. В отличие от людской знати, они прекрасно почувствовали, что это был именно Темный Князь, а не кто-нибудь, случайно проползающий мимо.
Несколько эльфов подозрительно покосились на сидевшую рядом с Алиром Анабель. Та отвечала им презрительным взглядом прищуренных светлых глаз. Стоит ли говорить, какой скандал закатил ее дом, узнав о проваленной миссии? Беднягу Ририэля вообще собирались приговорить к обстриганию налысо. Ведь, естественно, никто не поверил, что эльф добросовестно все эти года пытался убить Темного Князя. Так что для Анабель было совершенно неудивительно, что с таким отношением к себе, эльф, не распаковывая вещей, смылся из мира, прихватив книгу света. На какой-то момент она даже пожалела, что больше не могла испытывать к Ририэлю хоть каких-нибудь светлых чувств, которые раньше переполняли ее душу. Теперь там прочно засел темный паршивец с короной Темного Князя. Но, видимо, светлая леди его больше не интересует. Анабель поджала губы, вспомнив, что взгляд Габриэля не потеплел ни на миг, когда он поздоровался с ней равнодушной улыбкой больше похожей на гримасу. Точно так же он кивнул Алиру, только более дружелюбно. А она не собирается за ним бегать, подобно сопливой девчонке, увидевшей своего кумира.
-- Ну и дура! -- с двух сторон гневно прошипели Алир и Хелена, оттаскивая эльфийку из самого центра толпы, прочь из зала в коридор.
-- ?! -- Анабель отвлеклась от своих безрадостных мыслей мазохиста со стажем.
Принцесса и рыцарь смотрели на нее сердитыми кобрами, одинаково уперев руки в бока и рассматривая эльфийку так, как юные патологоанатомы рассматривают предложенную им для препарирования лягушку.
-- Он Темный Князь! -- первым начала Хелена. -- Ну подумаешь, оказался идиотом, не понял, как надо обращаться с девушкой? Мужики в этом вопросе вообще никакие, -- Алир возмущенно фыркнул, но принцесса это проигнорировала, -- и если бы все девушки вели себя подобно тебе, то процент счастливых любящих семей опустился до нулевого уровня. Думаешь, он должен был придти просить прощения? А собственно за что? Что попытался тебя помирить с Ририэлем? И? Дорогая моя, это психология. Ты думаешь, тебе тяжело -- светлая эльфийка влюбилась в Темного Князя. А ему? Если он до этого был абсолютно уверен, что на любовь не способен? Вот и попытался как-то это все замять. А как исправить, теперь не знает. Голубушка, это только в дамских романах прекрасный принц приползает к своей принцессе на коленях. В жизни все гораздо прозаичнее, и принцессе самой надо пойти и пнуть этого принца так, чтобы у него ножки подкосились. К тому же, каким бы ни был Габриэль добрым, милым и хорошим другом, он все равно остается Темным Князем. Подобные ему существа не смогут наступить на горло своим принципам, даже осознавая, что теряют в жизни самое главное. Возможно, ему действительно нужно было, чтобы ты уехала. Причины не важны. Вам надо помириться. Хотя вы и не сорились -- это ты с чего-то решила поиграть в ледяную леди. А потом в какую-то истеричку. У тебя последнее время вообще настроение меняется, веселый крестьянин знает как. Неделю упорно изображала полное безразличие, а потом начала стаскивать в комнату посуду с твердым намереньем перебить весь сервиз о голову бедного Габриэля! Зачем?!
Гневную отповедь Хелены прервал тихий совет Алира.
-- Ани, правда, мы за эти несколько коротких недель успели достаточно сдружиться, чтобы понять и тебя, и Габриэля. Сделать первый шаг совсем не страшно. Только прекрати себя вести, Тьма знает как. А то иногда кажется, что ты не настоящая Анабель, а подделка. Что на тебя находит? Ну так что, сделаешь первый шаг?
Анабель укоряюще посмотрела на потолок, словно это он был виноват в том, что ей достались такие проницательные друзья. Жила она себе в Светлом Лесе, жила. Считала людей низшей расой, недостойной ее внимания, Темного Князя -- мировым злом. И так все было просто и понятно!
А теперь ей, сиятельной леди, первой из красивейших дочерей Светлого Леса человеческая принцесса и рыцарь, мальчишка без титула, советуют первой признаться Князю в любви. Мир сошел с ума? А ведь главное -- Анабель поняла, что послушается этого совета, и действительно первой подойдет к Габриэлю. Если он, конечно, захочет ее слушать. Ведь разговор им предстоит долгий и содержательный, очень-очень содержательный.
Неожиданно, разошедшуюся парочку по вправлению мозгов эльфийке прервали посторонние звуки. Кто-то спорил. Громко, уверенный, что все остальные сейчас находятся в зале и подслушать его не могут. Голос был подозрительно знаком, однако он удалялся прочь от зала и все сильнее затихал.
Но стоило Алиру сделать осторожный шаг в сторону поворота, за которым несколько мгновений раздавался высокий визгливый голос, как оттуда вылетел ошалевший серый котяра. Бедное животное дышало так, будто за ним гнались все собаки Светлых земель.
-- Что случилось? -- Анабель, присев на корточки, дотронулась до лба кота и легким импульсом успокоила его. -- Радек, что произошло?
Кот повел из стороны в сторону хвостом, а потом, недовольно мяукнув, превратился в человека.
-- Он хочет напасть и убить Императора, -- тут же выпалил он.
-- Он?!
-- Кто?
-- Как?!
Вопросы были заданы одновременно, и несколько секунд монашек не мог определиться на какой из них отвечать первым.
-- Архиепископ. Он хочет убить императора и обвинить в этом Габриэля. Они сейчас направляются в хранилище, чтобы нащупать нити перемещения, а он велел...
Но что конкретно велел архиепископ, Радек досказать не успел. Рыцарь, эльфийка и принцесса, сорвавшись с мест, понеслись всех спасать. Монашек оглянулся, встряхнул головой и, превратившись обратно в кота, понесся следом.
Коридоры смазывались перед глазами. Хорошо, что Анабель бежала следом за Алиром и Хеленой, которые знали тут каждый закуток, и сворачивала за ними не задумываясь, иначе бы точно запуталась в хитрых сплетениях галерей и залов. Пару раз она слышала испуганные вскрики слуг, психика которых не выдерживала зрелища бегущей во весь опор наследной принцессы.
Завернув за следующий поворот, Анабель влетела в спину резко остановившегося рыцаря. Они не то чтобы не успели, но попали уже к середине представления
Габриэль с ленцой разглядывал двух монахов-охранников архиепископа. Они парили в метре над полом и жалобно поскуливали. Две стрелы так же зависли в воздухе, не долетев до Темного Князя на расстоянии вытянутой руки. Император, целый и невредимый, обнаружился рядом. Он был немного бледен и смотрел на стрелы с некоторой опаской.
-- О, друзья мои, вижу, вы решили не пропускать представление? -- растягивая согласные звуки, прошипел Габриэль, криво ухмыляясь. Протянув руку, он поманил одну из стрел к себе, и та покорно упала в его ладонь. -- Хм... как интересно. -- Князь, потрогав наконечник, покачал головой. -- А ведь заклинания-то на них наложены темные. Неужели и тут мой загадочный предатель постарался?
Анабель непонимающе моргнула. Этот Габриэль был совершенно не похож на того, которого она знала. Казалось, молодой мужчина окружен ореолом тьмы, и она медленно сгущалась вокруг его фигуры, словно предчувствуя что-то нехорошее. Сейчас можно было легко поверить, что Габриэль и есть Князь Тьмы, часть первородного Мрака. В черных прищуренных глазах вместо привычного ехидства и интереса ко всему окружающему миру -- там появились гнев и что-то злое, совершенно чужое этому миру
-- Эмм. -- Алир тоже заметил произошедшие в друге изменения и осторожно начал приближаться к замершему Князю. -- Габриэль, думаю, эти ребята -- кивок в сторону монахов -- уже поняли свои ошибки и горят желанием исправиться. Может быть, ты отпустишь их?
-- Зачем? Они пытались убить. Я почувствовал их желание моей смерти за два коридора. Хотя целью был только Император, один выстрел перенаправили на меня. Глупые, я бы не успел остановить обе стрелы, просто не смог сконцентрироваться за секунду их полета... но темная магия не пойдет против своего Князя, а одну стрелу способен остановить даже слабенький маг. Предатель просчитал все бесподобно... глупые-глупые люди, которые стали его марионетками... -- он тихо-тихо засмеялся и начал медленно сжимать руку в кулак. Монахи задергались, один глухо застонал, сплюнув кровью.
-- Габриэль, прекрати! -- вскрикнула Хелена.
-- Тебе не хочется отомстить им? Один из них выстрелил в твоего отца.
-- Нет, опусти их. Они предстанут пред судом!
Но Габриэль как будто не слышал принцессу. Он продолжал медленно сжимать кулак, явно наслаждаясь происходящим. Надо было что-то срочно делать. Анабель чувствовала всем своим существом. Но что? Это не ее Габриэль, с которым она думала поговорить, после слов Хелены. Или ее? Что же с ним случилось?!
Следуя внезапному порыву, она в несколько шагов преодолела разделяющее их расстояние, не оборачиваясь на предостерегающий вскрик Алира, и коснулась руки Габриэля.
Кулак разжался. Габриэль непонимающе осмотрелся по сторонам и опустился на пол, закрыв лицо ладонями. Следом шлепнулись тела охранников. Однако, почувствовав свободу, они очень быстро пришли в себя, но тут же столкнулись с крайне злым императором и подоспевшими стражниками.
-- Ваше Величество? -- осторожно уточнил усатый дядька, судя по всему, капитан стражи, кивая в сторону неподвижно сидящего Габриэля, мол, этого тоже арестовывать?
-- Все в порядке. Его светлость спас мне жизнь. Увидите этих и арестуйте архиепископа. У меня появилось к нему много вопросов. -- Роберт с сожалением подумал, что пинать незадачливых убийц императору не положено, а значит, придется потерпеть.
Как только стражники уволокли сопротивляющихся монахов, Алир и Хелена кинулись к другу, вокруг которого уже вовсю хлопотала Анабель.
-- С тобой все в порядке? -- тут же задал гениальный вопрос рыцарь.
-- Что это было? -- поинтересовалась любопытная принцесса.
-- Кажется, я зря сказал, что ты неправильный Темный, -- задумчиво обронил Роберт.
-- Ваше величество, -- глухо откликнулся Габриэль, -- вы никогда не слышали фразу "ад, всегда остается адом"? Каким бы я ни был, как бы ни хотел выглядеть хорошим, я всегда буду Темным Князем. Неудачным экспериментом по созданию мира. Тьма -- это Тьма, даже если она приняла облик еле заметной тени в дальнем углу светлой комнаты. Хелена, ты действительно хочешь услышать ответ на свой вопрос?
Принцесса кивнула.
Габриэль неожиданно резко вскинул голову, впиваясь в лица друзей изучающим взглядом.
-- Не "что" -- "кто". Настоящий я. Вы никогда не задумывались с чего бы возникать всем этим страшным сказкам обо мне, когда я на самом деле белый и пушистый? Я Монстр. Отец, когда понял, кого создал, запер меня в клетке. Он так и называл меня. Не "Тьма" не как-нибудь еще, тем более не Габриэль -- он слишком любил свое имя -- все это придумали уже после его смерти. Он не стал давать мне имя, как и Рилю -- его творец. Монстр прекрасно мне подходило. Это Свет сестренки потом, во время слияния или когда она находилась рядом, позволял мне недолго быть вредным, но вполне милым. Сейчас я опять начинаю становиться тем, кем являлся раньше. Возможно, как-нибудь потом я даже покажу тебе пару воспоминаний о далеком-далеком прошлом.
-- Но ведь ты отпустил их? -- Анабель дотронулась до лба Габриэля. У Темного князя был жар. Но спустя секунду ладонь эльфийки пронзили иглы холода. И снова жар.
-- Это другое. -- Габриэль криво усмехнулся и поднялся на ноги. Ниточка света, что связывала его с эльфийкой не давая проваливаться во тьму, была не видна даже ему. -- Ладно. Надо вернуть эту чертову книжку. Элли, где ты? -- позвал он, оборачиваясь. И тут же рядом возник улыбающийся паренек. Оглядев всех собравшихся, он не стал ничего комментировать, а просто отошел в сторонку. -- Я сам нащупаю нити. Алир хочешь с нами? Мы вернемся быстро, -- Темный Князь говорил сухо, четко, опустив взгляд в пол.
-- Я с вами!
Не задумываясь, Анабель сделала шаг вперед, но Габриэль даже не повернул голову в ее сторону. Он дождался кивка Алира и на мгновение замер, будто к чему-то прислушиваясь, а потом щелкнул пальцами.
Стало темно, будто кто-то применил заклинание ночного полога, и эльфийка почувствовала, что это ее последний шанс хоть что-то понять из того, что творилось с Габриэлем -- ее собственное желание, чтобы понимала не она, а понимали ее -- было сейчас не главным. В конце концов, и не с таким живут. Поэтому она просто вцепилась в Темного Князя, крепко-крепко прижавшись всем телом.
***
Она звала меня. Я чувствовал ее мягкие прикосновения. Тьма витала вокруг, касаясь полупрозрачными летящими одеждами, прижимаясь сухими губами к щеке, узкой ладонью трепала волосы. Все такая же красивая. Ее тихий вкрадчивый шепот раздавался внутри моего сознания, и сосредоточиться на реальности становилось все труднее и труднее. Родственники просчитали все прекрасно -- надо только чуть-чуть разозлить меня... и все вернется на круги своя. Тьма не угрожала, не кричала, не просила. Полные алые губы изгибала понимающая улыбка. Она знала, что я долго не выдержу и совсем скоро сдамся, но в тоже время дорожила каждой секундой, которую можно было отвоевать у феи Разлуки.
"Сын, не упрямься, прошу. Разве я когда-нибудь делала тебе больно? Вспомни ту грязную клетку, оскорбления, удары. Он отнял у меня тебя, а потом возненавидел. Я же всегда была рядом, готовая помочь. Ну же, впусти меня в свое сердце... Вспомни обиды, печали, как трудно было научиться чувствовать... тебе и сейчас трудно. Вернись и все это исчезнет. И память, и боль, и чувства... сын...".
В один момент прорвало плотину. Столько веков я старательно укреплял ее. Не только я. Габриэль согласилась пожертвовать своей самостоятельностью и свободой, Элли отрезал себя от Света, потеряв крылья... а потом раз -- и все сломалось.
Столько лет я сражался с ней, противился ее зову. Сейчас понял, как устал. Надо проигрывать. Днем позже, днем раньше -- только бы не причинить больше никому вреда.
А что еще делать? На третье слиянье никогда не пойду. Пора оставить сестру в покое... Время уходить. Только вот дело завершу. Не привык бросать все на полдороге.
Анабель стояла рядом и следила за каждым моим движением с нешуточным беспокойством. Ни следа от обиды или недавней ярости. Хоть сопли с сахаром размешивай. Я с удивлением понял, что думаю о друзьях с пренебрежением и раздражением. Чего и следовало ожидать. Только вот если вспомнить прикосновение эльфийки, сразу становится легче. Может быть, это и есть выход, сразу не замеченный мною?
Потянувшись к нитям, я быстро обнаружил след перемещения Ририэля. Очень грамотно составленный портал. Сразу чувствуется рука, точнее мысль кого-нибудь из Творцов. Значит, на месте нас, точнее меня, уже ждут. Элли, возможно, сможет как-нибудь помочь. А Алира, как смертного, перекинуть обратно, чтобы он смог рассказать о случившемся, будет куда легче и почти не потребует внимания и времени. А вот брать с собой эльфийку я не намерен.
Скоро все закончится. Боковым зрением я увидел улыбающегося Элли, он как всегда все воспринимает как интересную игру и добрую сказку. На лице Алира написана решимость. Пора!

С самого начала я понял, что что-то пошло не так. Только больно ударившись о мраморный изумительно красивый пол, я понял, что не так пошло все. Рядом удивленно оглядывалась по сторонам Анабель, видимо, в последний момент уцепившаяся за меня. Элли уже поднялся на ноги и теперь с любопытством озирался. А вот приземление Алира прошло куда как хуже. Судя по его перекошенному лицу и тому, как он схватился за неестественно вывернутую ногу -- перелом.
Вылечу. Но только после того, как пойму, куда я закинул нашу компанию.
Могло показаться, что мы попали в храм. Куполообразные своды были выложены цветной мозаикой -- портретами странных людей. И на меня с укором взирали спокойные лица с черными радужками и цветными зрачками. Сквозь них просачивался яркий свет, заливающий круглую залу ровными цветами. Стены так же были выложены мозаикой, но только не портретами или картинами, а непонятными плавными линиями на светло бежевом фоне. Пол был расчерчен на правильные темные и светлые квадраты. В черном мраморе -- странно, я такого еще не видел, -- были видны красные прожилки. А в светлом -- синие.
-- Добрый день, господа, -- обернувшись на голос, я обнаружил Ририэля, который стоял возле единственного окна в этом храме -- буду называть это место так. Окно кстати было большим, витражным и тоже очень красивым. Эльф, скрестив руки на груди, с интересом нас разглядывал, словно встретил первый раз в жизни. Книга Света, открытая на середине, небрежно валялась на подоконнике.
Ририэль искренне улыбнулся мне и Элли, сочувствующе покачал головой, осмотрев Алира, и удивленно вскинул бровь, переведя взгляд на Анабель.
-- Ани? Не ожидал... Думал, тебя будут оберегать, как величайшее сокровище, но, видимо, Габриэль окончательно растерял не только инстинкт самосохранения, но и решил, что все остальные также обладают даром бессмертия. Как неосмотрительно, друг мой.
Анабель посмотрела в пол, я нахмурился, не понимая дружелюбного тона Ририэля, сам же эльф наоборот весело вскрикнул.
-- Не может быть! Друг, ты стал слишком невнимателен. Ну, чужие тайны я не выдаю, но все будет слишком просто.
Всегда поражался его скорости. Только моргнул, отвлекшись буквально на долю секунды, как коротко сверкнуло лезвие, и маленький кинжал остановился в сантиметре от сонной артерии эльфийки.
-- Итак, я обезопасил себя от твоих выходок, Габриэль, и думаю, Элли так же не станет вмешиваться, помня, что в любом случае я успею ее убить.
Анабель коротко всхлипнула, не в силах пошевелиться, и бросила в мою сторону отчаянный взгляд. Ну, уж я тут не причем. Сама полезла за мной. Хотя какие-то странные намеки Ририэль делает, словно я упустил что-то жизненно важное. Что? Люблю решать загадки, но сейчас я продолжаю ощущать присутствие Тьмы, и время играет на другой стороне.
-- Хорошо, никаких выходок. Просто поговорим, -- тут же согласился я. -- Признаюсь, ожидал увидеть здесь не тебя, а моих милых родственничков. Но, похоже, они как не любили марать руки, так и продолжают брезговать грязной работой, сваливая ее на других. В данном случае на тебя. Мне интересно узнать, как ты собираешься меня убивать и зачем разыграл этот дурацкий спектакль, когда я на протяжении скольких веков и так позволял тебе убивать меня всеми известными способами.
-- Убийство убийству рознь... -- философски изрек Ририэль. Похоже, он был расположен к беседе.
Впрочем, грех его винить. Это только в не совсем умных книгах главный плохой герой начинает рассказывать свой злодейский план, не учитывая всех возможностей главного хорошего героя. И тот его убивает. Эльф прекрасно знал, что ни я, ни Элли не станем на него нападать. К тому же, если честно, мне просто хотелось его послушать. Всегда считал Ририэля если не другом, то очень хорошим знакомым. Сколько было забавных моментов с нашими экспериментами. Хоть вспомнить про тот, когда он, что-то намудрив, поменял нам с Элли пол, и как мы разъяренными фуриями гоняли его по всем окрестным мирам. А потом таки превратили в милую чернокудрую девочку. Или...
Но тут Тьма обняла меня за плечи, вынуждая закрыть глаза, отрезая себе путь к воспоминаниям. "Только позови меня, сын, и тут же все закончится. Ведь это больно, быть преданным? Позови меня -- боль пройдет..."
Еще не время.
-- Никогда не был хорошим рассказчиком. -- Ририэль скорчил гримасу, показывающую, как он не любит все объяснять. -- С чего бы начать?
-- С того момента, когда ты решил меня предать. Когда это случилось? -- задал я наводящий вопрос. Лирику можно легко пропустить, но несколько деталей меня волнуют сильно.
-- Тогда, когда я понял твою природу. Габриэль, ты сам не понимаешь свою уникальность. Одно из величайших творений. Неудивительно, что тебя так ненавидят. Одно твое существование разрушило столько утверждений и устоявшихся взглядов, что тобой нельзя не восхищаться. Только вот проблемка, к тебе невозможно относиться как к живому существу, только как к неодушевленному, применяя не "кто", а "что". Особенно после того, как я понял, что ты полностью состоишь из однородной, перерожденной в новое качество Тьмы, которая из-за отделения от Великого Целого вынуждена поддерживать телесную форму и наполнять ее стандартным набором органов, который составляет организм живого существа. Ты идеальный микромир, который просто не смогли закончить. Крошечная копия множественной вселенной, но только без Света. Все основы к черту! Слова и доказательства, что не может быть Тьмы отдельно от Света, на помойку -- ты опровержение всего этого. Может! Может существовать отдельно и даже превосходить то, что создано от слияния Великих Начал. Ты знаешь, как я люблю знания. Ты -- путь к познанию Творца. Не твоих, как ты их называешь "родственничков" -- они просто дети, воображающие о себе невесть что. А к Первому. Возможность стать равным ему.
-- Фу! -- честно сказал я. -- Ририэль не надо меня расстраивать, это слишком пошло -- жажда власти над множественной вселенной и невиданного могущества. И не засоряй мне мозги. Из всего этого я понял только то, что тебе пора к доктору. Откуда ты этого набрался?! Чушь! -- честно сказал я. Авторитетно заявляю -- такого мне про себя слышать еще не доводилось. Скорее все утверждали обратное, что я одно из худших творений, абсолютно бесполезен, хоть и уникален.
-- Это мне не нужно. Мне нужны знания. -- Глаза эльфа горели лихорадочным больным огнем. Я никогда раньше его не замечал. А зря. Обычно таким взглядом обладают те существа, которые могут убить миллионы, только для того, чтобы узнать какую-нибудь малость. Куда хуже фанатиков. И намного опаснее. Фанатики, ослепленные своей верой, подобно мотылькам стремительно летят на открытое пламя и быстро в нем сгорают. Но такие, как Ририэль, обладают холодным расчетливым умом. И могут годами ждать нужного момента.
-- Получается, ты предал и своих нанимателей? -- уточнил я.
-- Они жалки. Носятся со своим могуществом и не обращают внимания на...
-- Ладно, ладно, только не продолжай меня расхваливать. Тошно становится. Лучше скажи, как же меня можно убить? -- а вот это мне действительно интересно!
-- Тебя не нужно убивать. На самом деле, ты восстановишься даже после разрубания на сотни крошечных кусочков и сожжения их. Хватит того, что ты позовешь Тьму.
-- Я и так собирался это сделать, -- признание получилось горьким и некрасивым. Хотелось, чтобы промелькнула загадка или что-то героическое. Но вместо этого фраза прозвучала глухо и обычно, словно я сообщил погоду на завтра.
Элли, который до этого не сводил внимательного взгляда с лица Ририэля, словно читал по нему все эмоции и мысли эльфа, прикрыл ненадолго глаза, глубоко вздохнул и, сгорбившись, отошел в сторону. Анабель с Алиром ничего не поняли.
-- В том-то все и дело. -- Ририэль разочарованно пожал плечами. -- Я догадывался, что когда память вернется, ты просто решишь сдаться. Весьма предсказуемый шаг. А так... нужный эффект не будет достигнут. Нужно отчаянье, боль, ярость -- сильные, по-настоящему живые эмоции. Должен быть гигантский взрыв. Чтобы сместились миры, чтобы половину множественной вселенной снесло к Хаосу. Вот это нужно, а не тихий уход. Поэтому припас для тебя еще один сюрприз. Ну что ж, -- Ририэль улыбнулся настолько жутко и криво, что меня даже передернуло. Сложно представить столь безумную уродливую гримасу на удивительно красивом лице, -- приступим!
И тут в зале появились...



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Dominus_DeusДата: Среда, 04.12.2013, 16:37 | Сообщение # 32
Vita sine Libertate
Сообщений: 1048
« 62 »
Если сказать что Алир не понимал ничего, значит, просто промолчать. Даже боль в ноге притупилась от всего происходящего. Рыцарь, не отрываясь, смотрел на эльфа. Странно, за ту неделю, пока общался с Ририэлем по дороге в Светлые земли, он не заметил ничего подозрительного. Эльф был весьма молчалив, и почти весь путь читал толстую старую книгу. Изредка пытался заигрывать с Анабель, но в энный раз натолкнувшись на полное равнодушие остроухой, понял, что ему ничего не светит. Шутил. Причем весьма удачно и по делу. Был дружелюбен и приятен в общении. В общем, никак не походил на то безумное существо, которое рыцарь видел сейчас перед собой. Казалось, что кто-то просто надел личину Ририэля. Но в то же время интуиция подсказывала, что перед ним именно он.
Габриэль выглядел куда хуже. В тот момент, когда эльф метнул в Анабель кинжал, он, видимо, попытался обратиться, но испугавшись за жизнь остроухого чуда, так и остановился где-то на середине процесса. Причем сам этого не заметил. В результате у него сильно удлинились кисти рук и пальцы. На последних особо выделялись ногти. Вернее когти, достигшие угрожающих размеров. Если прикинуть на глаз, то сантиметров десять точно будет. Лицо вытянулось, нижняя челюсть ощутимо деформировалась. И теперь набор клыков, который Габриэль демонстрировал, мог напугать и огра-людоеда. На бледной коже проступили красные прожилки странного рисунка. По всему позвоночнику тонкую рубашку пропороли костяные шипы.
-- Я и так собирался это сделать... -- тихо признался Габриэль, словно сознавался в желании покончить жизнь самоубийством.
Хотя постойте! Алир вспомнил, что им рассказывал про себя Габриэль. А ведь действительно получается, что если он призовет Тьму -- перестанет существовать, снова став ее частью. Лично Алир против! Судя по всему, Элли тоже. Анабель, кажется, ничего не поняла. Странная она какая-то последнее время. Впрочем, изменившийся в худшую сторону характер эльфийки сейчас не самая главная проблема. А вот то, что одна неосторожность может привести к отсутствию эльфийки на этом свете -- уже важнее. Ну, и самый главный вопрос: что же делать с Ририэлем? Сидеть и слушать? Заманчиво, конечно, но Алир не хотел, чтобы с друзьями случилось что-нибудь нехорошее. Постойте, вообще-то, все заботятся о своих друзьях, так что желание рыцаря навешать остроухому маньяку пинков было закономерным. Только вот сломанная нога мешала. И оставалось Алиру сидеть на мраморном полу, и, слушая ту ахинею, что несет Ририэль, надеяться, что возможно, все как-нибудь и обойдется. В конце концов, Габриэль -- Темный Князь. Только вот осталось напомнить ему об этом, а то он совсем сник и побледнел. Видимо, из всех присутствующих он лучше всего понимал, какие конкретно цели преследует эльф.
Тут Ририэль страшно ухмыльнулся.
-- Приступим!
Раздался тихий хлопок и в зале появились новые действующие лица. Двое. А точнее Авус Хетр и сестренка Габриэля. Вот только стоило Алиру до конца осознать, как именно они появились и робкая надежда "а вдруг нам помогут?" умерла в страшной агонии. Габриэль выглядела ужасно. В драной ночной сорочке, босая, растрепанная, на лице кровоточащие царапины, губа рассечена, в синих глазах испуг. Авус держал у горла девушки странный изогнутый кинжал. Темное, почти черное лезвие не отражало света и казалось живым.
-- Рад видеть вас в добром здравии, милорд! -- поприветствовал он Князя и вежливо кивнул остальным, начав медленно двигаться в сторону Ририэля.
На Габриэля было страшно смотреть, как он побледнел и закусил до крови губу. Не только губу. Рыцарь увидел, что, видимо, забыв про когти, он попытался сжать кулаки, и пропорол ладонь насквозь. Боль несколько отрезвила Габриэля. Помотав головой, он с горечью произнес.
-- Как просто... Тьма, как же просто! Почему я забыл эту дурацкую поговорку, что если хочешь что-то спрятать положи на виду у всех. Это же ты мне тогда на совете, сказал про Лабиринт и долину. И смог сделать это так, что я не обратил никакого внимания. И потом, когда я вернулся... Род Хетр всегда отличался сдержанностью, а тут ты вдруг начал шутить, -- я подумал, что это даже хорошо. Ты ведь убил настоящего Авуса, перевертыш?
-- Тебя сейчас не должно это волновать... -- сонник довольно скалился и еще сильнее прижал кинжал к горлу Габриэль. Девушка тихо заскулила, словно одна близость с этим оружием доставляла ей мучительную боль.
-- Согласись, Габриэль, блестящий план! -- Ририэль довольно улыбнулся. -- Пару раз присниться моей драгоценной невесте, попросив отомстить за меня. Сделать так, чтобы она приняла это за предназначение и напросилась в отряд. Потом несколько месяцев не появляться в замке, чтобы твоя скука стала совсем невыносимой. А дальше -- как по накатанной. Только и успевать направлять вас в нужную сторону. Обычно, чем могущественнее существо, тем глупее его слабости. Мне нужно было разделить ваши сущности, и получить что-то такое, что даже в том случае, если ты раньше времени вернешься к своему обычному животному состоянию, у меня бы на руках оказался лишний козырь, теперь их целых два. Плюс твоя дражайшая сестра... Невероятный успех... К тому же твои родственники одолжили премилую вещицу. Чувствуешь? Этот кинжал создал твой отец из своей крови, на которую вы оба привязаны. Тебя он не убьет, но только представь, в каких муках будет умирать бедная Габриэль... Или мне начать с моей милой невесты и ее...?
Алир против воли улыбнулся, когда Анабель, подражая героиням сентиментальных романов, тут же потребовала, чтобы Ририэль не был свиньей и не выдавал чужих секретов.
-- И вообще, рыться в чужом грязном белье нехорошо! -- заявила она.
-- Зато весело! -- тут же парировал эльф.
-- И судя по расстановке сил -- полезно, -- вставил пять копеек Элли.
-- Вы еще скажите приятно, -- буркнул Габриэль.
-- Ну-у... если учесть, что покопавшись в твоем белье можно захватить власть над множественной вселенной, то очень даже ничего, -- вклинился в разговор Алир.
-- Вернемся -- подарю тебе свои носки, -- язвительно
-- Грязные? -- подозрительно.
-- Ну, если настаиваешь... -- устало.
Драматичная обстановка, которую так старательно нагнетал остроухий любитель театральных эффектов и пафосных речей теперь начала напоминать дурацкую комедию. Элли вообще тихо хихикал в кулак, явно получая от всего происходящего извращенное наслаждение.
-- В общем, Ририэль, я устал. Давай сюда все секреты, и разбежимся, -- буркнул, наконец пришедший в себя Габриэль, возвращая себе нормальный облик.
***
Представьте себе озеро. По берегам плакучие ивы купают свои гибкие ветви в прозрачной воде, кувшинки расписали его гладь своими бутонами -- в общем, что-то идеалистическое. И обязательно представьте себе пирс. Большой такой, надежный. А на пирсе лежит камушек. Лучше валун в несколько центнеров. Итак, этот камушек можно с помощью левитации так мягко опустить в воду, что только несколько быстрых кругов будут свидетелями этого действия. А можно с помощью той же левитации поднять его на несколько десятков метров вверх и отпустить в свободный полет. Представили волну? Сравнили с первым вариантом действий?
Зачем я вам это говорил? Хорошо, объясняю. Озеро -- это множественная вселенная. Валун -- я. Если я соглашусь слиться с Тьмой по собственной воле, обговорив все условия с ней, буду спокоен, и каждое мое действие по уходу окажется продуманным -- хеппи энд обеспечен всем, кроме меня и Ририэля. Ибо вселенная никак не отреагирует на потерю такой важной единицы, как я. Если же все пойдет по тому сценарию, что предложил остроухий -- разрушения представить невозможно. Я ворвусь во Тьму ослепленный яростью и желанием использовать любые силы, чтобы спасти дорогих мне людей и эльфиек. Подчеркиваю -- любые! В этом случае половину миров снесет к ририэлевой бабушке. На остальной половине произойдет такие катастрофы, что жители успеют несколько сот раз пожалеть, что их не снесло с первой. А потом все же к ней присоединятся.
Пока мои милые родственнички будут суетиться и пытаться спасти хоть что-нибудь -- Ририэль из того количества энергии, что выплеснется во множественную вселенную, сможет создать ее небольшую копию, где окажется и творцом, и богом, и всеми теми, кем захочет там стать. Любые знания, любые опыты... Весело?
Однако надо что-то делать. Вопрос что? Вот ребята молодцы, уже вывели его из себя! Даже сонник ржет как конь, главное, чтобы от смеха не поранил сестру, падла. Хм... постойте. Я идиот. Вернее Темный Князь. Если еще проще -- воплощение Зла. А что оно должно делать лучше всего? Кто сказал насиловать девственниц?! Нет, и не есть младенцев... Ну, что у вас за фантазия какая странная? Обманывать! Врать и вводить светлые души героев в заблуждения.
Хех, ну что ж, приступим. Только сначала узнаем, что от меня так пытается скрыть моя милая эльфийка...
-- В общем, Ририэль, я устал. Давай сюда все секреты, и разбежимся, -- делаю вид, что готов принять все его условия. Не похоже? Ладно, и так сойдет.
Эльф ехидно улыбнулся.
-- Ты всегда отличался особой невнимательностью, мой друг. Присмотрись к своей дорогой Анабель получше...
Пока я делал вид, что внимательно разглядываю побледневшую эльфийку, взглядом успел передать Элли, что, как только все начнется, его задача убрать сонника. Сейчас он представляет даже большую опасность, чем Ририэль с этим дурацким кинжалом. Потом таки присмотрелся. Кажется, я, наконец, нашел опору, что не позволит мне стать монстром... Светлая ниточка чувств, что связывала нас с Анабель, и которую я заметил только теперь -- раздвоилась.
Мама...
Нет, не так. Мама!!! Как же я вляпался! Сбежать, что ли?
В общем, если сказать, что я запаниковал, лучше просто отойти в сторонку и промолчать. Я вообще выпал из реальности. Коленки предательски затряслись, губы задрожали, а в голове табунами носились, сшибая друг дружку, нервные мысли. А все из-за того, что аур у Анабель было две!
Герион будет счастлив...
Ладно, как там недавно сказал Ририэль? Приступим!
***
Элли с улыбкой наблюдал, как его друг сначала побледнел, потом посинел и затем закатил глазки. В обморок хоть не грохнется? А то ему тут еще множественную вселенную спасать. Берегись, Ририэль! Сам напросился...
Несколько мгновений Князь приходил в себя, стараясь не смотреть в глаза замершей Анабель. Потом печально вздохнул, покосился в сторону бывшего ангела. Тот поддержал Габриэля легким кивком, мол, когда же начнется действие? -- мне уже скучно...
-- Мой драгоценный друг. Ты забыл одну вещь. -- Можно было усомниться в том, что хоть кто-нибудь когда-нибудь слышал такую приторную нежность в голосе Князя. Тут же захотелось оказаться как можно дальше от этого места. На другом конце вселенной. Залезть в самую глубокую шахту и прикрыться транспарантом "Нет меня!" -- Когда условия ультиматума оказываются слишком жесткими, приходится поворачивать ситуацию в свою сторону. Ты доигрался.
-- И что ты сделаешь? -- подозрительно уточнил Ририэль, почувствовав, что запахло жаренным. Вид у эльфа в этот момент был комичный.
-- Хм... сложный вопрос. -- Габриэль показано задумался, а потом осклабился во все шестьдесят четыре клыка. -- Ну, для начала обеспечу безопасность сестры от этого маньяка. Ты, же не настоящий сонник, верно? Какой-то гибрид, созданный Ририэлем... Очень мудро, мой друг, вот только твое творение можно легко убить. Так вот, что же вы забыли? Не знаете?
Прочитав на лице эльфа и поддельного Авуса, что ответа на этот вопрос они не знают, Габриэль печально вздохнул.
-- Ладно. Так уж и быть. Ты забыл про повторное слиянье. Если положить на видном месте, тайну заметят немногие. А если сунуть прямо под нос -- она станет вообще невидимой. -- Алир заметил, что если при первых словах Габриэль испуганно вздрогнула, то последние встретила торжествующей усмешкой отъявленной злодейки.
-- Это невозможно!
-- Хм... классическая фраза книжного негодяя, когда его дьявольский план летит хаосу под хвост, -- покивал головой Габриэль и все.
В смысле не было ничего, что случилось при распаде. Ни вспышки, ни игры света и тени. Раз -- Габриэль растаяла в воздухе, два -- Темный Князь недовольно скривился и принял вид тощего паренька, что навязался светлым в том дрянном трактире.
И в этот же момент поддельный Авус, не успев толком понять, что случилось, вскрикнув, стал двухмерным и рассыпался пылью. Элли сработал как всегда точно и красиво. Черный кинжал звякнул о пол и, подумав несколько секунд, последовал за поддельным Авусом под веселым взглядом ангела.
Габриэль поморщился, откинул за спину длинную разноцветную косу и пробормотал.
-- Что теперь Ририэль?
У эльфа задергалось правое ухо и левый глаз. Ну да, с такими приключениями дерганым стать проще всего. Видимо, он даже решил что-то ответить, набрал в грудь побольше воздуха и тут же сдулся, подобно воздушному шарику. Только на какую-то долю секунды глаза презрительно сощурились. Однако на этот раз опередить Габриэля ему не удалось. Заметив признаки опасности, он щелкнул пальцами.
-- Милая, прости, убьешь меня попозже, -- попросил Князь, делая выражение лица в стиле "упс!".
Анабель удивленно вскрикнула и, поскользнувшись на ровном месте, неловко упала на бок, в результате чего кинжал только оцарапал леди шею и воткнулся в мрамор. Хороший кинжальчик. Элли сразу решил, что заберет его в свою коллекцию, если конечно сможет выковырять из стенки. Вот только за разглядывание очередной железки он чуть не пропустил самое интересное.
Габриэль хмыкнул и переместился, возникнув прямо перед носом Ририэля. Эльф икнул, но с места сдвинуться не смог. Только испуганно прижал длинные ушки и зажмурился. Через несколько секунд приоткрыл один глаз.
-- Меня уже убили? -- осторожно поинтересовался остроухий, не понимая, почему ехидно улыбающийся Габриэль ничего не делает.
-- Угу, -- скучно откликнулся Князь и, не выдержав, засмеялся. -- Я, наверное, идиот, но убивать тебя совсем не хочется. Родственнички мои тебе больше помогать не станут. Зачем им двойной предатель? А у самого сил не хватит мне дальше жизнь портить. И исходя из того, что ты был моим другом... не-е, это будет неинтересно, если я тебя убью. Это уже не добрая сказка получится. Мне пора исправляться, становиться белым и пушистым. В общем, -- подвел Габриэль итог, -- свободен. Быстро говори, в какой мир тебя закидывать.
-- Хм... -- разом выдали Элли, Алир и потирающая ушибленный бок Анабель, похожие друг на друга неэстетично выпученными глазами.
-- Если хотите -- сами его убивайте, -- хмыкнуло воплощение зла, отходя в сторонку.
Троица посмотрела в прекрасные глаза эльфа, в которых отражалась вселенская скорбь и надежда, переглянулись, вздохнули и одновременно выругались, мол, отправляй этого остроухого куда хочешь.
-- Совсем на старости лет сентиментальным стал, -- констатировал Элли, надув щеки, и пошел выковыривать из стенки кинжальчик.
Князь, выслушав пожелания эльфа, куда его нужно переправить, долго думать не стал и тут же соорудил портал, предварительно переместив вещевой мешок остроухого тому в руки. Ририэль растворился в воздухе. Но стоило Габриэлю повернуться к Анабель, а рыцарю предпринять попытку подняться на ноги, как произошло очередное "вдруг". Раздались короткие хлопки, словно кто-то лениво им поаплодировал, и высокий женский голос мелодично пропел.
-- Браво, мой дорогой племянничек! После такого представления даже не знаю, что с тобой стоит делать...
-- А вот теперь точно "упс", -- ответил Габриэль, обращаясь к эфиру.
***
Друзья, услышав женский голос, замерли в самых нелепых позах. Один только Элли тут же поспешил спрятаться за кинжальчиком. Нет, на самом деле все не так страшно, как вам показалось. Голос явно принадлежал той, кто вреда ни мне, ни кому другому из команды причинять не станет. А наоборот, если потребуется -- защитит. Но вот юмор у Алевтины...
-- Спасибо, конечно, только может не надо ничего делать?
-- Совсем-совсем ничего? Я вот тебя спасать пришла, да только чуть-чуть припозднилась. -- Врет. Точно вам говорю, все представление наблюдала и не вмешивалась.
-- Тетушка, вы сначала покажитесь, а то я не люблю разговаривать с воздухом. Сразу на ум приходят слова "психбольница", "шизофрения" и прочие ругательства. А вот потом и будем решать, кто с кем и что сделает.
-- Заманчивое предложение, конечно, но если ты меня еще раз назовешь тетушкой, я превращу тебя в маленькую девочку. Причем так, что обратно мальчиком не станешь, -- раздраженно откликнулась рыжеволосая женщина, медленно появляясь в Храме.
Сначала в пространстве появилась голова с высокой сложной прической из громадного количества тонких косичек. Затем лицо с четко очерченным черным яркими глазами, острым носиком и соблазнительной улыбкой. Потом показались обнаженные плечи и, наконец, остальное тело, закутанное в полупрозрачную зеленую ткань, обрисовывающую каждый изгиб стройной фигуры.
Н-да, сколько ей тысячелетий? В полтора раза больше чем мне. А все девочкой притворяется. Дома муж и двое детей, а на посторонних парней заглядывается. В прошлый раз, когда в гости заскочила, чуть беднягу Элли не соблазнила. А потом еще месяца два Элли шлялся по Цитадели призраком, жалея, что не соблазнился.
-- Я такая тебе же тетушка, как нильскому крокодилу. К тому же та капля крови от Гэбриэла, что в тебе есть, ничтожна мала.
Кажется, нильский крокодил -- это животное с Земли? Надо будет на всякий случай взять у него справку, что тот не является ее родственником, а то мало ли что?
-- Как скажете, только в таком случае меня племянничком не называйте, -- покорно согласился я. Все равно спорить бесполезно. Сестрица и то больше прав на родство имеет. -- Что вас привело сюда? -- Ой, чувствую, что все-таки неприятности нашли мою пятую точку. Или не мою. Может, все-таки сестрицыну? А-а? Хотя вряд ли.
-- Ты, -- раздражение сменилось досадой и долей ехидства, -- я же сказала, что пришла вас спасать, так как поклялась вашей матери защищать тебя и Габриэль. Только представь, -- она мечтательно закатила глаза, -- мы начинаем новую партию с Хель. Мишель как всегда судит и тут вваливается какая-то смертная девчонка, кажется, ее зовут Кэт, и передает твое послание... Ты же знаешь нашу Хель и ее нелюбовь к экспериментам? А уж ее отношения с Гэбриэлом до сих пор служат великолепным поводом для сплетен.
-- Знаю, -- хмуро оповестил я, -- только не понимаю, причем тут я.
-- Как там сказал этот молодой эльф? От зависти ядовитой слюной захлебывается? Хм... интересная идея. Кстати, не обольщайся, это он что-то не то выпил или съел. Здесь скорее месть женщины, получившей отказ, ведь, несмотря на то, что родства нет, ты точная копия своего отца, -- тетушка смешно наморщила носик, пристально разглядывая Анабель.
-- Ну, вы-то не носитесь за мной с топором наперевес?
-- Мне вполне нравилась роль любовницы. -- Н-да, как же. Скорее мой папочка ходил у нее в любовниках. В списке не выше сорокового пункта.
-- В общем, я надеюсь, все разрешилось?
-- Угу, я чуть не проиграла один перспективный мир. Еще было разрушено в результате нашего спора три заготовки, пострадала Академия, но вето опять наложено. Можешь жить в свое удовольствие.
-- Спасибо, -- искренне поблагодарил я.
-- Пожалуйста, -- сухо оповестила тетушка, оглядываясь по сторонам. -- Но я не только к тебе, Габриэль, девочка, снимай свою дурацкую невидимость.
Ну, да. Я же предупредил вас об обмане? Так вот, как я раньше и говорил третье слиянье невозможно. Но другую магию никто не отменял. Так что сестренка все это время пребывала в зале, дожидаясь конца этого представления. Чувствую, ох как ей не хотелось представать перед Алевтиной в весьма непрезентабельном виде.
Но все-таки Габриэль появилась и вежливо шаркнула ножкой. Алир и Анабель одновременно помотали головами. Мол, как же так? А где слияние, и почему тогда я выгляжу подростком? Все очень просто. Выглядеть я могу, как хочу, хоть в синий цвет волосы перекрасить. Но проблема в том, что мне это не нужно.
-- Как все запущено, -- тетушка печально помотала головой. -- Собирайся, пойдешь со мной. -- Наконец велела она. -- Я твоим родителям обещала за тобой следить? Обещала. А поскольку ты теперь девочка самостоятельная -- должна находиться под моим наблюдением, ибо братцу твоему не доверяю. В Академии ты найдешь все, что захочет твоя душа и сверстников по силам.
-- Нет... -- спокойно ответила сестра, разглядывая потолок.
-- Хм... то есть ты предпочтешь скучать в крошечном мирке?
-- Угу. Не хочу, чтобы вы меня сделали фигурой на шахматной доске, и вырастили очередную супергероиню для ваших игр. Спасибо.
На лице тетушки читалось нешуточное облегчение. Действительно, данная когда-то по глупости обычной смертной женщине клятва сильно сковывала свободу действий. Достаточно сказать, что если б не эта клятва, тетушка Алив сама бы меня давно и с большим удовольствием убила, отправив во Тьму. И Габриэль за мной следом. Так что следить за взбалмошной девчонкой в лице моей сестрицы ей хотелось меньше всего. Поэтому остановимся на известной поговорке "и волки сыты, и овцы целы". Кто тут баран уточнять не буду.
-- Думаю, инцидент исчерпан? -- осторожно спросил я.
-- Да. Пока, племянничек. Кстати, поздравляю со скорым прибавлением. -- Тетушка решила снова использовать свой любимый метод перемещения и начала таять постепенно. Последним исчезло лицо, весело подмигнув моему другу: -- Элли, зайчик, заглядывай как-нибудь на чай ко мне в гости, -- напоследок она так улыбнулась, что Элли нервно сглотнул и покраснел.
Надеюсь больше "вдруг" не предвидится?

Несколько минут мы боялись пошевелиться, и вообще дышать. А то один неверный шаг -- и снова можем огрести неприятностей. Но нет. Секунды медленно текли, в храме резвился невесть откуда взявшийся сквознячок. Яркие лучи солнца начали гаснуть, сообщая, что в этом мире скоро насупит ночь.
-- Все? -- осторожно поинтересовался Алир, снова решив предпринять попытку подняться на ноги.
-- Кажется, да... -- выдохнул Элли, любуясь кинжалом, потом вздохнув, направился лечить рыцаря.
Габриэль начала колдовать над своей внешностью.
Я же стоял и глупо улыбался, глядя на Анабель, пока она отряхивалась от невидимой пыли. Потом не выдержал и, подскочив к расслабившейся эльфийке, сграбастал ее в объятья. Мое остроухое чудо придушенно пискнуло, но попыток освободиться делать не стало. Наоборот, Анабель уткнулась носом мне в ключицу и довольно вздохнула.
-- Значит, ты пытался меня обезопасить, выгнав из Цитадели? -- подозрительно уточнила она.
-- Ну конечно! Правда, к этому примешалась изрядная доля глупости и сомнений... я боялся, что без Света сестры снова стану тем, кем был до слияния. Теперь уже не боюсь, -- чмокнув эльфийку в макушку, я подумал, что жизнь-то налаживается. -- И вообще переезжай в Цитадель, а то Блик без тебя очень скучает, -- не к селу не к городу добавил я.
-- Только Блик? -- Анабель тонким пальчиком принялась вырисовывать на моей рубашке невидимые узоры.
-- Ну, и один небезызвестный Князь тоже скучает, -- признался я. -- Хотя я до сих пор не понимаю, как... -- тут я таки смутился, не закончив фразу.
-- Не знала, что ты страдаешь склерозом. -- Анабель щелкнула меня по носу. -- Тебе как напомнить, коротко или подробно расписать весь процесс? -- ехидно уточнила она.
Я честно покраснел, припомнив, как мы удрали от команды, после того, как Алир придумал гениальный план по сдаче в плен всех нас. Рядом раздалось нестройное ржание рыцаря, ангела и сестрицы. Ни стыда, ни совести подслушивать!
-- На свадьбу-то хоть пригласишь? -- отсмеявшись, спросил Алир, держась за плечо Элли -- видимо, нога еще болела.
-- Если повезет, будем праздновать сразу две свадьбы, -- теперь уже смутился рыцарь. -- Ну что, возвращаемся? Или кто-то остаться желает?
Все тут же заверили меня в огромном желании поскорее вернуться домой. Габриэль забрала с подоконника книгу Света, любовно погладив переплет и ностальгически вздохнув.
Прикрыв глаза, я начал создавать портал, чтобы сразу попасть в зал совещаний. Точно знаю, что Роберт сейчас там. И Хеллен. И Леллин с Ибором, и Радеком. А еще куча знати и эльфов. Уй... мне ж еще с родителями Анабель знакомиться придется. "Очень приятно, Темный Князь"... Вот пушной зверь-то! Словно почувствовав мое настроение, Анабель попыталась освободиться из моих объятий. Ну уж нет. Не выпущу. Всю жизнь, конечно, это чудо на руках таскать не получится (надо же мне будет хоть изредка в туалет отлучаться?), но пока точно не отпущу.
Уже перемещаясь, я услышал тихую просьбу Анабель.
-- Ты, не изменяй больше внешность. Останься таким.
-- Не буду.



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Dominus_DeusДата: Среда, 04.12.2013, 16:37 | Сообщение # 33
Vita sine Libertate
Сообщений: 1048
« 62 »
Эпилог
Если ты вдруг нашел смысл жизни, самое время проконсультироваться у психиатра.
неизвестный американец

Я смотрел, как Натаниэль сосредоточенно разглядывает свою ногу. Малыш чихнул и удивленно заморгал, когда крошечные пальчики шевельнулись. Видимо, он пока не понимал, что нога -- это не игрушка, а его часть. Умиленно вздохнув, я обернулся на тихо посапывающую Анабель. Устала, бедная. Еле уговорил ее часик поспать. Маленький ребенок вообще катастрофа, а если это Наследник Темного Князя... то тут уже сам Князь прячется под стол... Не то, что остальные. Герион вот сразу сообразил, - лучше ему в отпуск отпроситься к нормальным оборотням, чтобы под раздачу не попасть. Прислуга вообще на цыпочках ходит. И перебежками, перебежками, прикрывая голову и пугливо озираясь.
Это было странно. Знать, что крохотный сморщенный плачущий комочек -- мой сын. Моя кровь. Только подумать, существо, созданное искусственно из той силы, что умеет лишь разрушать, стало отцом. Теперь Натан уже подрос -- куда быстрее обычного ребенка, и вовсю старался разнообразить будни Цитадели. Хорошо хоть, сейчас занялся разглядыванием ноги и ничего не требует.
Конечно, дурацкое имя -- Натаниэль. Эльфийское. Только спорить с беременной эльфийкой (а Анабель сразу, как поняла, что будет сыночек, выбрала это имя) было бесполезно -- себе дороже.
В общем, последнее время скучать не приходилось. Даже наоборот, скука начала казаться далекой и прекрасной мечтой.
В тот же день, как мы вернулись с Книгой света, -- кстати, настоящий Авус Хетр оказался живым -- его заперли в темницах Цитадели, ибо для поддержания недосонника Ририэлю был необходим рабочий материал, -- Анабель потащила меня знакомиться с родителями в частности и с родом вообще. Потом еще неделю за мной гонялся Светлый лес в полном составе (хорошо хоть без деревьев и кустов) с тройкой лидеров: папа, мама и брат моего остроухого чуда, с желанием оторвать мне жизненно важную часть тела (голову). В результате этого забега потом еще полдня я таки позволил остроухим поизгаляться над своим бессмертием. Итог: меня повесили (2 раза), скинули с башни (с каждой по одному разу), отравили (все известные яды), застрелили из лука (пять стрел), утопили (бедный фонтан на дворцовой площади), закололи (сбился со счета) и даже закопали. В общем, эльфы развлекались, как хотели. Потом попытались споить, поняв, что я от них не отстану. В конце попойки даже благословили. А напиться мне все равно не удалось.
Через день (как эльфы проспались) сыграли свадьбу. Вернее, как я и сказал Алиру, сразу две. Провел все новый архиепископ, которым с какого-то веселого крестьянина был избран Радек. Церемонию я запомнил плохо и исключительно по количеству салатов.
Пока я купался в воспоминаниях, Натаниэль, недолго думая, решил попробовать ногу на вкус. На меня уставились кристально честные светлые глаза с ромбовидным зрачком. Единственное, что у Натаниэля от Анабель -- глаза и уши. В остальном -- моя копия. Только волосы без красных прядей. Уверен, вырастет таким красавцем, что от девушек отбоя не будет. Тем временем дите обмусолило пятку. Не понравилась. Выплюнул. Тут он снова чихнул и создал крошечный огненный шарик.
-- Молодец! -- похвалил я, плохо представляя, как же нужно разговаривать с маленьким ребенком. Угу, до сих пор не понял...
Элли как-то ехидно подметил, что такое приходит с опытом. Чур меня!!! Хотя... Однако мне и тут поумиляться и подумать над опять изменившимся характером Анабель не дали. Дите радостно оскалилось и запустило шариком мне прямо в лицо. Уй... похоже, брови спалило к хаосу... Кому свежезажаренного Темного Князя?
Глядя, как папа прыгает на одном месте, пытаясь понять причиненный ущерб и поминая всуе некого Ририэля и его бабушку, Натаниэль сладко зевнул и, положив ручку под пухлую детскую щечку, мгновенно уснул.
Я тут же замолчал, не веря собственному счастью. Несколько раз обошел вокруг колыбели, -- как вокруг заклятья взрыва замедленного действия, -- пытаясь понять, притворяется сынишка или нет. Но он так сладко посапывал, что мне оставалось только расплыться в глупой улыбке, чмокнуть его в так неосмотрительно подставленную другую щечку и тихо пробраться на большую двуспальную кровать, надеясь не разбудить Анабель. Хоть немного отдохну...

Через пятнадцать минут Натаниэль приоткрыл один глазик и улыбнулся. Подумал и открыл второй. Прислушался к мирному сопению родителей. Выражение детского личика стало откровенно ехидным. Спустя секунду комнату, а потом и всю Цитадель огласил громкий плач.
-- Ох... -- слаженно вздохнули с кровати.
Успокоился Натан только после того, как вокруг его люльки собрались все взрослые. Счастливо улыбнулся и протянул ручки к дяде Элли. Малышу очень нравилось дергать его за мягкие волосы. Ангел страдальчески закатил глаза, но Натаниэля на руки взял. Тот сразу загугукал, вцепившись одной рукой Элли в мочку уха, а другой затеребил так неосторожно высунувшуюся из хвоста прядь волос. Взрослые переглянулись. Они прекрасно понимали, что теперь им скучать не придется очень долго!



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Dominus_DeusДата: Среда, 04.12.2013, 16:38 | Сообщение # 34
Vita sine Libertate
Сообщений: 1048
« 62 »
Как то так)


Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Форум » Чаща » Проза » Как развеять скуку?
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск: