Армия Запретного леса

Воскресенье, 23.07.2017, 01:38
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 3 из 3«123
Модератор форума: alexz105 
Форум » Хранилище свитков » Роза Ветров магического мира » Звездные войны » Звезда по имени...(Добавлена Глава 83 от 17.10.15)[закончен] (Попаданец в Энакина до начала событий первого эпизода.)
Звезда по имени...(Добавлена Глава 83 от 17.10.15)[закончен]
Al123potДата: Воскресенье, 22.03.2015, 00:22 | Сообщение # 61
Черный дракон
Сообщений: 2777
« 698 »
60. Анатомия протеста

Ценность нанофабрики прямо пропорциональна ценности создаваемого объекта и его уникальности. После запуска в эксплуатацию самой фабрики, я вплотную занялся истребителем. Бескаровые бронеплиты на крыльях пришлось сменить на фрик – он легче и прочнее бескара в три с половиной раза, хоть и дороже. Я мог бы снизить толщину, что бы снизить вес машины, но оставил её прежней – с таким бронированием вряд ли получится убить истребитель даже прямым попаданием очереди из истребителя противника или парой одиночных залпов с больших кораблей. Кабели сменили материал на ультрахром – он сверхпроводящий, поэтому греться не будут при любых нагрузках. В остальном я поправлять не стал, сделанного вполне хватало. Если и будут серьезные доработки, то во втором поколении, из этого уже выжали всё, что могли.

Пора было перейти на другую тему – общий истребитель. Сейчас в ходу «кинжал», «дианога» и «утренняя звезда». Эти истребители производятся и гибнут в локальных стычках тысячами, а так же составляют основу планетарной обороны большинства планет галактики. А где-то на планетах внешнего кольца, то есть в захолустье, пользуются старые как мир Z95, уже морально устаревшие. Есть сведения даже что истребители Набу, дорогие, симпатичные и довольно бесполезные, кое-где выносили вдвое превосходящие силы «кинжалов» и «Z95». Можно было бы поспорить о мастерстве пилотов, но в случае с Набу я бы не был так уверен в том, что оно играло решающую роль, скорее уж набуанские пилоты не превосходили противника в подготовке.

На данный момент в космосе превосходство обеспечивается именно истребителями, именно они – главная атакующая сила, неотъемлемая часть самой эффективной тактики боя. Если, скажем, в сражение вступят два равных по вооружению, броне и выучке личного состава, крейсера, то сложно сказать, кому из них повезёт, а если на один корабль, истребители обрушат свои ракеты, ослабив его щит, то такой крейсер будет обречён, так как следующий за истребителями большой корабль – авианосец, тяжёлый крейсер, или даже линкор, будет бить уже не в щит, а в броню, каждым выстрелом повреждая противника. После того, как упадут щиты, стая мелких истребителей сможет серьёзно навредить крейсеру, точечными ударами по его пушкам и пусковым установкам. Поэтому главной целью в бою остаётся владеть космическим пространством, в котором идёт бой, а если любой корабль противника оказывается в зоне нашего превосходства, то его шансы на выживание стремительно падают. Да и к тому же, сконцентрировав огонь на большом корабле противника, он подставится под удар истребителей, а сконцентрировав внимание на истребителях, подставится под удар большим кораблям. Пытаясь разделить цели, снизит мощность атаки на оба класса целей.
Напрашивается сам собой вывод – можно обладать не уникальными и сверхмощными крейсерами, а такими же, как у врага, но побеждать его, за счёт лидирования в истребительной авиации и обладанием инициативы на поле боя. Негативные моменты – потери истребителей обратно пропорциональны превосходству пилотов и их машин над оными у противника. Цена подготовки хорошей группы довольно велика, а создание и поддержание технического превосходства – ещё больше. Основа этой тактики заложена в безымянный пока гвардейский истребитель – пять-шесть залпов мощными ракетами снимут щиты даже с дредноута, а пушки двенадцатого класса предназначены не для убиения истребителей противника, но для огня по бронированному корпусу крейсера или корвета, по его системам, пушкам, пусковым установкам. Можно сказать смело, что это танк, задача которого, по сравнению с другими истребителями именно в штурмовой изматывающей атаки на крупные корабли противника. Феноменальная вёрткость позволит избежать попаданий, а если таковые и будут, то вряд ли пробьют мощные щиты и броню из фрика. В мирное время трудно найти хороших, опытных пилотов, и очень тяжело будет их терять. Теперь я понимаю, почему политики, ведущие войну, уделяли такое внимание асам, которые наловчились сбивать противника – каждый из них имеет уникальный опыт побед, и заменить их нельзя никаким количеством «зелёных». Такой пилот в эскадрилье мало того что сам эффективно действует, так ещё и морально поддерживает всех остальных, помогая им не бояться врага, а это залог победы. К тому же не всегда есть возможность или необходимость использовать численное или техническое преимущество – там, где, скажем, нужна небольшая и быстрая операция, где нет времени на долгое и изнурительное противостояние и нет возможности ввести полномасштабный флот. Там понадобятся именно асы, которые выполнят задачу быстро и малыми силами. К примеру, каноничная атака на Набу – один истребитель уничтожил станцию управления дроидами, или то же со звездой смерти – более крупный корабль в атаке имперцы бы уничтожили, так как он не маневренный, а стая истребителей налетела как комары на быка и закусали до смерти. Правда, там сказалась техническая ошибка, но сам факт…

А какой самый-самый истребитель в истории галактики? Имел крылья для манёвров в атмосфере, четыре мощных двигателя, четыре лазерных пушки на крыльях, пусковые установки для ракет и гипердвигатель для полётов на Дагоба? Конечно же, крестокрыл. В памяти моей трудно найти более детализированный корабль, чем крестокрыл, поэтому именно его я и подготовил в подарок Сину. Правда, тут я уже не открою Корусант, как в случае с гвардейским истребителем, так как компоновка крестокрыла уже хорошо известна и используется – это Z95, дедушка крестокрыла. Однако и эту замечательно – не придётся искать поставщика, «Инком» и «СубПро» уже производят подобное. Если использовать мои модели, а я уже сделал идеально точно повторяющую крестокрыл модель, получится прекрасный истребитель, который сможет уничтожать истребители противника в прямом бою. И не такой дорогой, как гвардейский, и достаточно простой в освоении, что бы не пришлось учить пилотов по нескольку лет, и модификационный ресурс останется большим. Так как МандалМоторс справились с задачей быстрее, чем я предполагал, придётся отдавать крестокрыл прямо сейчас – я сбагрил модель Сину, с подробными описаниями, для чего этот истребитель нужен и в каких количествах он должен быть во флоте. Конечно, слово останется за Сином, но я был уверен в концепции крестокрыла, поэтому позволил себе покомандовать. На один авианосец выходило двадцать тяжёлых, гвардейских истребителей, две сотни средних и четыре сотни малых. С такой тактикой – сначала свалка, после чего тяжёлые либо прорываются к большому кораблю сквозь пространство противника, либо атакуют аналогичные кораблики противника, помогая мелким истребителям. Так как в бою главное – сохранить командира, то распределение гвардейских получается только по командирам эскадрилий, каждый участвует в бое вместе со своей эскадрильей, не только руководя боем

Процесс производства пришлось очень грубо автоматизировать. Автоматизацию я наладил сразу же, как только были собраны первые три истребителя – после того как истребитель собирался, дроиды серии R2 занимались им – прошивали программами, которые я взял у опытного образца, стыковались, и отгоняли его к посадочным площадкам, где он опускался на вторую палубу и там отгонялся в угол ангара. Так, постепенно, планировалось заполнить всю нижнюю палубу этими кораблями. Пришлось, конечно, повозиться, программируя дроидов и просто выдавая им задания, но это скорее приятные хлопоты. Каждый собранный истребитель экономил мне полтора миллиона, и чем дороже и качественней будет машина, тем больше эффективность нанофабрики. К сожалению, использовать нанодроидов для медицинских целей было пока нереально – нужны были сложные специальные дроиды, которых проектировали на Корусанте. Со временем результаты должны будут появиться и тогда я смогу если не творить чудеса, то по крайней мере оторваться от общего уровня прогресса в медицине и заняться сложными операциями.

Отдельно шла работа с КМК – три партии уходили раз в четыре месяца, а стоимость каждой снизилась до четырёхсот миллиардов. Рэнди обещал, что в новых проектах, особенно в военных, будет увеличена доля редких металлов, но пока что никаких серьёзных подвижек в этом деле не было – ежедневно со стапелей КМК уходили сотни новых кораблей, в которых большая доля моего экспорта приходилась на дюрасталь и алюминиевую сталь.
Закончив с нанофабрикой и убедившись, что она создаёт нужные мне истребители по алгоритму, я наконец смог заняться уже давно висящими на мне делами. Во-первых, собрал манатки, навестил сына, занялся инспекцией строительства. Сама стройка уже сильно сбавила в темпах – когда застраивали буферную зону за день вырастали целые кварталы, а сейчас после недельной работы в ангаре я даже не заметил сильных изменений в Циннагаре. От места нашей стоянки – большого временного космопорта, до самого горизонта простирались бесконечные ряды двух-трёхэтажных домиков. Кое-где между ними были парки, аллеи, и прочие прелести. Насколько я понял, централизованное тут только водоснабжение, а электричество и отопление идёт от домашних реакторов.

Осмотрев открывающиеся с высоты полёта челнока виды, вместе с заместителями Ворнера, я отправился обратно, на космодром. Теперь пришло мне время улетать, собрав подготовленный дроидом пакет документов, я сел в свою лямбду и оставил Корос на попечение Сина и Криса.

Сперва – в свою личную заначку. Настроившись на нужный мне маяк, я, за пять часов полёта пролетел к планете с корусками. Процесс их добычи довольно рутинный, если подумать – прилететь, облачиться в скафандр, выйти на поверхность и уже там, сидя в позу лотоса, вытягивать один за другим кристаллы. Под землёй в пределах нескольких сотен метров, на которые простирался мой телекинез и силовое зрение, была россыпь кристаллов самых разных форм и размеров. От маленьких, которые почти что песчинки, до больших, размером с перепелиное яйцо. По чистоте они тоже отличались, а вот цвет я не мог углядеть в силе. Два из полутора сотен кристаллов, вытащенных на поверхность, имели зеленоватый оттенок. Пожав плечами, я собрал всё это сказочное богатство в кучу. Да, коруски стоили очень и очень дорого – этого набора вполне хватит для реализации «смены руководства». Уже на челноке было время рассмотреть свою добычу. К сожалению, месторождение коруски, несмотря на размер, не бесконечно, и эта партия – примерно четверть от общего объёма.
Мне достались сто шестьдесят восемь кристаллов, весом более пяти грамм. Отложив вместе с Эрдва дефектные кристаллы от нормальных, мы вместе упаковали их в маленькие пакетики, которые в свою очередь заняли место в запечатанном сейфе – кейсе из фрика, не имеющем ни механизма закрывания, ни замков. Силой запаял. Всё же такие суммы – для кого угодно большая ответственность, если не дай сила, что-то случится по дороге обратно…

Путь от Короса до Корусанта был действительно близкий – немного поплутать в космосе, и всё, вот он. Планета-город, казалось, не менялась с течением тысячелетий.
– Эрдва, спускаемся к Цинне, – обернулся я к дроиду и, перехватив маленький кейс, к которому сформировал ручку, пошёл готовиться к выходу. Эрдва неплохо наловчился в пилотаже, а Кевин уже выбил моему челноку правительственный номер, так что никаких проблем с приземлением не было – проходил я в обход всех кордонов и ПВО, без досмотра таможней.

Бордель днём выглядел как-то тихо и уныло – не было ночного колорита, света рекламы, а танцовщицы не крутились вокруг шестов – только две из них сидели где-то в районе бара и о чём-то болтали. Посетителей не было.
Я прошёл внутрь, и тут же наткнулся на охранника. Два мордоворота в чёрных одеждах и с оглушающими дубинками на поясе.
– Я к Цинне, – привлёк я его внимание.
– Хозяина нет, – ответил один, тут же отвернувшись от меня. Да, видимо Цинна не проинструктировал своих людей. А, нет, вон второй склонился и что-то прошептал на ухо первому, после чего меня всё-таки пропустили.
Цинны действительно не было на месте, так что мне пришлось немного подождать его. Зато успел посмотреть документы, очередные поправки в законодательство, которые пришлось мне вносить. Так уж получилось, что к некоторым преступлениям я слишком не лоялен. Ну да и хатт с ним, тут я император, кому не нравится моё мнение – в империю не зазываю.
Цинна прилетел через пол часа и, обнаружив меня в коридоре рядом со своей дверью, сильно удивился:
– Ваше величество?
– Цинна, – кивнул я, – я к тебе.
– Простите, ваше величество, вы не предупредили…
– Ничего, – отмахнулся я, – долго ждать мне не пришлось.
Ботан быстро прошёл в кабинет, пригласив меня и выпроводив своего охранника, следовавшего за ним по пятам. Когда мы остались вдвоём, ботан тут же спросил:
– Чем могу быть полезен?
– На данный момент – много чем, – усмехнулся я, – работы у нас много. Пока что я привёз деньги для «смены руководства», – я положил на стол Цинне кейс, в котором содержалось корусок на астрономическую сумму, – сможешь реализовать? – я открыл кейс, расплавив верхнюю часть и некоторое время наблюдал смену эмоций на лице ботана. Примерно на минуту Цинна потеряла дар речи, после чего вздохнув, уставился на меня:
– Ваше величество… продать то можно, только такая операция привлечёт слишком много внимания…
– Само собой, – пожал я плечами, – поэтому продавать можешь от моего имени. Ну или найди агента для продажи, главное, что бы ты сам не засветился. А уж на меня пусть смотрят, уже и так засветился по полной… И желательно, что бы открытые источники, вроде СМИ, ничего не знали.
– Вот это сделать проще простого, – кивнул Цинна, – всё равно ведущие продавцы и перекупщики работают на условиях анонимности. Правда, я за их системы безопасности не ручаюсь…
– Хорошо, реализуй, но не всё сразу, самые ценные лучше слей сразу, что бы у них денег хватило, а мелочь потом будем продавать по мере необходимости.
– Но это нерационально, – возмутился Цинна, – продав самые ценные из камней мы только увеличим шанс, что кто-то докопается до реального продавца.
– Возможно, – кивнул я, – но если начнём продажи с мелочи, то на большие у перекупщиков уже денег может не хватить.
– Это вряд ли, – не согласился Цинна, – после того как они перепродадут их, или в виде ювелирных украшений, денег у перекупщика должно стать наоборот больше, чем стоят мелкие.
– Ну… – я подумал, – можно и так, только тогда придётся постараться с обеспечением секретности.
– Постараюсь, – кивнул Цинна, – я могу это забрать?
– Можешь, – кивнул я, – только проследи, что бы нас не пытались обмануть, – я нахмурился, – тут такие деньги, что кто угодно может сломаться, а за попытки казнокрадства я жалеть не буду…
Цинна кивнул и, взяв пару десятков кристаллов, отложил их, и бережно поставил бесценный ящичек в сейф.
– С деньгами разобрались, – прокомментировал он, – я не знаток ювелирного дела, но такая партия должна быть достаточна, что бы мы перехватили контроль над несколькими крупными СМИ.
– Со СМИ понятно, – кивнул я, – расскажи, как у тебя дела продвигаются с оперативными действиями?
– С этим вышло не так плохо, как я ожидал, – улыбнувшись, кивнул Цинна, – сценарий уже готов. В прошлый раз мы кое-что не учли, слишком много положительных частей за дом Антиллес. Органа получаются виноваты и в том, о чём будет компромат и в том, что пытались избавиться от Антиллес. Итоговый сценарий выглядит так: Начнётся всё с небольшой статьи в крупном издательстве, о том, что Бейл Органа, якобы, причастен к изнасилованию некоей девушки. Для полного резонанса возьмём девушку помоложе. Кандидатки на этот пост у меня уже есть. После этого, казалось бы, безобидного проплаченного чёрного пиара, на сцену выходит сама жертва, дав показания против Бейла Органа и скрывая свою личность. После этого конечно наши СМИ с большими усилиями устанавливают и личность, и то, что Бейл Органа находился с ней в одном помещении, и даже, что там не было никакой записи с камер. Никто ничего не докажет. После этого жертва просит у какого-нибудь правительства политического убежища и остаётся на второстепенной планете. Мои спецы изменят ей внешность и кое-какую биометрику, после чего она отправится работать, как мой агент, в другую систему. После того как новость достигнет главных страниц голонета, произойдёт покушение на Антиллес. Но покушение сорвётся и наёмник, этого найти ещё проще, через несколько дней расскажет, как его наняли для убийства семьи Антиллес. Все улики и факты будут у нас, а значит и у наших СМИ, на руках. После покушения, но до того, как наёмник вскроет карты, произойдёт покушение на Самого Бейла Органа и семью Органа. Придётся пролить кровь…
– В таком случае, можешь не жалеть Альдераанскую аристократию, – кивнул я, – я учился на Альдераане и насмотрелся на этих людей. Подхалимы, снобы, показушно-добрые и откровенно омерзительные. Текущее положение дел в галактике во многом благодаря влиянию их общества на правящие круги…
– Не могу не согласиться.
– А ещё, – добавил я, – если мы ликвидируем «старую гвардию» и Лину будет проще, благодаря отсутствию сопротивления среди аристократии…
– Это да, – кивнул Цинна, – так и поступим. Произойдёт теракт, скажем… на публичном мероприятии. С наличием у нас денег и спецсредств, провернуть это мы сможем так, что никто ни о чём не догадается. После этого мы подключаем весь наш потенциал в СМИ и раздуваем историю ещё больше. Тут наёмник, кстати, обратит внимание большинства на то, что дело не сейчас началось, после этого последуют десятки статей о всей хронологии дела и возможных подоплёках. После того как наёмник, купленный нашими новостными порталами, выдаст всю информацию на Антиллес, произойдёт вброс следующей партии компромата. Производство оружия нам покупать не придётся, но транспортную компанию, которая будет возить оружие контрабандой, сторонникам дома Органа и действовать на усиление гражданских войн, выгодных Органа. После этого будет несколько действительно крупных и хорошо написанных статей, обличающих и тех и других…
– Стоп, а как же смена руководства?
– А это другая тема. Ещё до начала первой партии начнут потихоньку набирать силу движения против королевского дома. Движения самой разной направленности, мы будем финансировать некоторые из них.
– А не просекут? – поднял я бровь.
– Что вы, – отмахнулся Цинна, – во-первых ничего не узнают, а во-вторых, к тому времени большая часть Альдераанских СМИ будут на нашей стороне. Поэтому даже если кто-то и узнает, что движения финансируются извне, то народу будет на это наплевать. Вы не представляете, как странно мыслят многие разумные расы, – если что-то, пусть даже важное, не освещается в СМИ, то они быстро про это забывают, а если что-то мелкое раздувается по всем каналам и порталам, то и их внимание привлекается к этому. Люди, как и ботаны, имеют свойство переключать внимание, и если больше двух-трёх дней не упоминать про что-то, то это, пусть даже и важное, быстро забудется.
– Ладно, понял. Набирающие силу партии вы обеспечите, так?
– Обеспечим. Причём главными будут сторонники реставрации монархии. Кстати, мои агенты уже внедрились во все эти партии и в качестве взносов вносят небольшие суммы, около пяти тысяч еженедельно. Картина протеста такая – сначала партии не столько заявляют о себе, сколько преумножают личный состав. Среди этого личного состава будет около десяти моих агентов на сто человек – именно такое количество необходимо для того что бы управлять толпой. После этого будут флэш-мобы, пикеты, шествия, по очень даже мирным целям. Это всё нужно, что бы сплотить вместе партии, что бы участники почувствовали, что они участвуют в каком-то общем деле, притёрлись друг к другу. Так, тренировка.
Цинна прокашлялся, и я воспользовался моментом, что бы задать вопрос:
– А каким образом тогда мы их используем? Если лидеры партий что-то пронюхают, нам будет плохо…
– Постепенно лидерами партий станут мои люди – сейчас там нет групп, в которых были бы иерархические отношения. Даже монархисты придерживаются традиций выборов и постоянной ротации руководителей. Людей я отобрал хороших, все харизматичные, с артистическими способностями, хорошо подвешенным языком. Лидерами они станут, это я гарантирую, есть же определённое искусство и лидерские качества. Люди пойдут за ними, а они – куда мы скажем. Начнётся всё в тот момент, когда местные СМИ опубликуют скандальную информацию – некоторые партии, такие, как монархисты, выступят против, устроят демонстрацию, в результате которой к ней присоединятся другие партии. Второстепенные политические группки вольются в партию монархистов, превратив её из сборища студентов в большую политическую силу. По мере развития событий они будут всё больше и больше недовольствоваться двумя семьями, и сменят риторику от мирной до призывающей к импичменту. Их поддержат второстепенные организации, которые мы же и купим, в результате чего получится масштабная акция протеста. После того как, как раз им под руку, опубликуют статьи о грязных махинациях Органа и Терроризм Антиллес, наши политические силы, вместе со СМИ начнут масштабную компанию по смене государственного строя с демократического, который и привёл во власть таких людей, на монархический. Когда это сработает – не знаю, может Органа продержатся день, может – месяц, но вряд ли больше. Они наверняка сбегут с Альдераана.
– Замечательно, – кивнул я, – именно это мне и нужно. Ты говорил, что уже заслал людей?
– Да, сто восемьдесят человек уже внедрились, и начали поддерживать партийные группы.
– К какому сроку будет готов спектакль?
– Всё упирается в СМИ, – вздохнул Цинна, – именно получив контрольные пакеты хотя бы двух-трёх крупных новостных порталов, мы можем начинать игру.
– В таком случае, работаем по этому направлению, – кивнул я, – после того как оплот республиканской политики попадёт в нашу сферу влияния, наши возможности влияния на сенат значительно расширятся. Не абсолютны, конечно, но по крайней мере в сенате Корос будет представлен крупной группой, а не одним сенатором…
– Кстати, об этом, – сменил пластинку Цинна, – в сенат нужен представитель от Империи.
– Это да, – я задумался, – пока что у меня нет сенатора…
– Пока что, – повторил моим тоном Цинна, – это де-факто не имеет значения. Хоть кого-нибудь поставьте, что бы сидел на совещаниях и голосовал…
– Ладно, сделаю, – кивнул я, – думаю, Джулиан не обрадуется, но придётся ему ещё поработать.
– Джулиан? Джулиан Кливиан? – удивился Цинна, – если верить моему досье, это самый ленивый человек в галактике. Он же заснёт на совещаниях…
– Да, ты прав. А это значит, либо Джулиана надо переучивать, либо искать другого… – я, конечно посадил бы и Джу в сенат, да только не хочется привлекать внимание негативным поведением моего друга. А сенаторская мантия ему явно пока не по плечу. Эту проблему я решил оставить на будущее, а сейчас переключился на другую тему:
– Цинна, это я решу позже. Прилетел я к тебе не случайно.
– Да? – подался вперёд ботан.
– Есть кое-что, что мне нужно решить. Не слишком срочно, но по обстоятельствам. Ты, конечно же, знаешь о моих похождениях на Мандалоре…
– Кое-что, – кивнул Цинна, – что именно от меня требуется?
– Моей новоприобретённой сестре нужна помощь. Личного характера, абсолютно тайно. Тайно она влюблена в одного человека…
Ботан подался вперёд, а я, вздохнув, продолжил: – им необходимо устроить встречу. Я обещал с этим помочь Сатин, но никто кроме нас троих не должен ничего знать. Необходимо обеспечить им встречу и некоторое времяпрепровождение наедине.
– Это можно, – кивнул Цинна, – что за человек?
– Вот с этим проблемы. Задача усложняется тем, что этот человек – джедай. Причём предан идеалам ордена. Не слишком фанатично, но всё же, сильно. Поэтому я и в раздумьях. У меня есть один сценарий.
– Это, конечно, осложняет дело, но не так критично, – не согласился со мной Цинна.
– Идея такая, – кивнув, продолжил я, – на Сатин Криз совершается нападение. Человек в глухой броне и с красным световым мечом. Видеозапись нападения попадает к джедаям, после чего канцлер просит обеспечить Сатин безопасность и назначит телохранителя.
– Звучит довольно органично, – кивнул Цинна, – но по какой причине телохранителем станет именно тот человек? Разве это не решат сами джедаи?
– Канцлер попросит, что бы это был человек, уже знакомый с Сатин. А она и Бен Кеноби знакомы с детства, так что подозрений вроде бы не должно возникнуть.
– Тем лучше, – кивнул Цинна, – вариант хороший. А почему канцлер заступится за герцогиню?
– По своим мотивам. Мало ли, какие у них взаимоотношения, да и держать мандалорцев в узде сестра умеет.
– Что ж, я вижу, тут корректировки не требуются, – согласился Цинна, – а если нужный нам джедай не сможет? Ну, скажем, на задании, или ученика своего возьмёт?
– Да, это может быть проблемой, – кивнул я, – но обычно задания не длятся долго. А ученик… придётся их разлучить. Просьба канцлера поможет… да и бен ещё сам учеником был, когда я его последний раз видел.
– А когда это было?
– Несколько лет назад.
– Это довольно большой срок, – вздохнул ботан, а канцлера задействовать в разделении учителя и ученика я не советую. Это может выглядеть слишком подозрительно.
– В таком случае придётся мне самому впрягаться и, в случае, если у Бена уже есть падаван, разделить их. Да и потом, если ситуация у Сатин зайдёт в тупик, я возьму сына и навещу сестрёнку, поговорю с Беном…
– Тоже вариант, – кивнул Цинна.

Я встал с кресла и прошёлся по кабинету своего главного спецслужащего – в комфорте Цинна себе не отказывал. За большой, с виду, картиной, скрывался бар с закусками, из окон открывался неплохой вид на бесконечный город, а толщина окон, сделанных из того же сверхпрочного материала, что и иллюминаторы кораблей, гарантировала безопасность от внешних вторжений. В моей квартире в доме на республиканской такого не было, поэтому я впервые задумался о переезде. Куда-нибудь, в огороженный от посторонних район, где дом представляет из себя крепость, защищённую как толстой бронёй, так и внутренними системами безопасности.
Повернувшись к Цинне, я осмотрел ботана и со вздохом сказал:
– Что ж, придётся и мне поучаствовать в собственной интриге. Я оставлю тебя, у тебя и так много дел – продать коруски, купить СМИ, и ещё кое-что нужно…
– Да?
– Мне нужен хороший банковский работник. Учитывая богатые залежи ценных металлов и минералов, логично было бы создать собственную валюту, ты не находишь?
– А смысл? – не понял Цинна.
– Смысл в том, что бы мы не были зависимы от колебаний республиканской экономики. По крайней мере, товары, производящиеся внутри империи что бы уходили за нашу валюту.
– Это, скорее всего, приведёт к повышенному курсу. Кому нужна валюта, которой нельзя расплатиться вне империи?
– А вот это уже технический вопрос, – кивнул я, – если мы, скажем, будем чеканить монеты из поющей стали? Она лёгкая, красиво смотрится и имеет свою ценность. Отчеканим монеты по десять грамм, это двадцать кредитов, и будем, при необходимости, неограниченно разменивать наличные и безналичные деньги на эти же монеты. Ограничим эмиссию безналичных денег имеющимися запасами этой стали. Проблема жёсткого стандарта в том, что дополнительная эмиссия затруднена, а это приводит к инфляции, но мы сможем этого избежать за счёт превентивной эмиссии крупных партий. Так же сопутствующие проблемы мы сможем решить – поющая сталь это сверхпрочный материал, который почти не подвержен износу, поэтому дополнительные эмиссии будут нечастыми.
– Хорошо, – поднял руки ботан, – это уже не моя епархия. А как же наш министр финансов, Джой Острандер?
– Я побоялся довериться ему. Не то что бы он был недостаточно профессионален, но тут нужен именно банк, который смог бы создать систему взаимодействия валют, эмиссию, распространение, создание целой денежной системы. Финансист это немного не то, нужен государственный банк и специалист, знакомый с этими вопросами.
– Хорошо, я поищу нужного спеца, – кивнул Цинна.
– В таком случае… – я подумал, не забыл ли ещё что-то, – в таком случае, это всё.
Я покинул кабинет Цинны, после чего отправился обратно, на Корос. Предстояло захватить доспехи и красный световой меч, а ещё устроить показушное покушение.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Al123potДата: Воскресенье, 22.03.2015, 00:23 | Сообщение # 62
Черный дракон
Сообщений: 2777
« 698 »
61. Всё могут короли

Бежать пришлось долго и быстро. Да, к побегу я подготовил всё.
С тех пор как план пришёл в действие прошло две недели – за это время я уже успел присмотреться к охране Сатин и найти подходящее время для атаки. И подготовить побег неудавшегося покушенца. Мне сопутствовало то, что в тактике действия гвардии мало места уделяется преследованию и захвату, больше отражению атаки. Охранники в силовой броне, поэтому неповоротливы, а способов убежать более чем достаточно. Одним из таких способов вполне стала канализация города Келдабе. Под городом пролегает обширная сеть канализации, в которой я спрятал несколько байков для побега. Мне осталось только атаковать саму герцогиню, предварительно позаботившись о хорошей, глухой броне и красном мече. Ну да мечей ситских у меня много. Вырубив силой охранников, я пролез во дворец. Навигация тут для случайного прохожего киллера действительно невозможна – каждый коридорчик может вести в тупик.
Пробравшись, я проскользнул мимо охраны, после чего напал на герцогиню во время прогулки в саду. Охранники были вырублены молниями, после чего, подгадав время, я занёс меч на саму Сатин – как раз в этот момент появилась остальная охрана и я, отбив десяток метких выстрелов, рванул в направлении пути отхода. Преследователей оглушил, так что немного времени выгадал – после того как я юркнул в царство зловонной тьмы, найти меня уже намного сложнее. Канализация такая же запутанная, как и сам город, только карта у неё иная. Поэтому преследователи оказались на незнакомой местности, в глухом лабиринте.

Сев на байк, я рванул в направлении окраины. Хорошо, что броня глухая и с запасом кислорода – иначе тут можно было бы задохнуться от вони. Выход на поверхность был на окраине Келдабе. Там меня уже ждал челнок, так что, загнав в него спидер, я крикнул Эрдва взлетать.
Только я попал в отсек челнока, как аппарель закрылась и «Каппа» пошла на взлёт.

Именно так и произошло первое покушение на герцогиню. Честно говоря, я сильно перенервничал – если бы меня поймали, жалеть бы не стали, да и покушения – не моё это дело. Скорее уж Цинна пусть займётся этим. Челнок преодолел атмосферу планеты и вышел в космос – в системе меня ждал коррелианский корвет, на котором я и прилетел.
Стащив броню, я сбросил её в отсеке, после чего зайдя в кабину, разгерметизировал его, пока мы были ещё на орбите. Спидер, броня и меч улетели по направлению к Мандалору, что бы сгореть в атмосфере.
– А ловко мы провернули это дело, – поделился я с Эрдва, – немного боязно, конечно, но…
– Всё прошло удачно, – констатировал дроид, – теперь можем лететь на Корусант?
– Да, всё верно. Не забыл? Никому ни слова о том, что здесь произошло. И никаких данных, даже записи из памяти лучше сотри. На всякий случай.
– Сделаю, – грустным голосом сказал Эрдва. Рисковать я не хотел, так что приказал дроиду стереть данные о провёрнутой операции.
Челнок на субсветовых двигателях пополз в сторону корвета. А на нём – экипаж из людей Сина, которые будут помалкивать, в случае чего.
Корвет показался на визорах, а через минуту и невооружённым глазом можно было рассмотреть моё средство передвижения.

Пристыковавшись, мы перебрались на борт и попросту бросили челнок в космосе. Я зашёл в просторные коридоры корабля, на котором меня уже поджидали.
– Летим на Корусант.
– Есть! – подтянулся капитан и ушёл командовать.

Наскок, вместе с молниями и красным мечом был продемонстрирован. Я пошёл в свою каюту, где наконец-то смог избавиться от брони, неудобной в ближнем бою. Эрдва послушно следовал за мной. Через двадцать минут корабль прыгнул в гиперпространство и началось путешествие обратно…
Чем хорошо путешествовать в гиперпространстве по маршрутам – можно целиком и полностью заняться своими делами, при этом сбагрив управление на дроида или экипаж.
Времени была примерно неделя – именно столько лёту от мандалора до Корусанта. Повалявшись в каюте ещё немного, я занялся делом. А если быть точным – военными и гражданскими делами. По законодательству не пришлось ничего особо сильно менять – кое-что я подправил, кое-что радикально вычеркнул, но в целом, имперское законодательство образца времён союза семи планет осталось в силе. Помимо этого на личном контроле я держал строительство Циннагара, проектирование и строительство военно-космического флота и наземной техники.
В современных политических реалиях есть три фундаментальные политические силы – это устоявшиеся порядки, военная сила и экономическая сила. Ключевые вопросы во всех трёх пунктах я старался держать на контроле и использовать их рационально и пропорционально. Устоявшиеся порядки это законы, традиции, суеверия, всё то, что я не смогу изменить, купив СМИ. К примеру, законы республики, законы и традиции аристократии, писанные и неписаные правила. По этому пункту обязательная программа была откатана – я по закону аристократии император, выше меня никого нет. Ну да, с возможностями Архитектора получить любой титул – не велика задача и радоваться этому – верх идиотизма. Старик, вон, уничтожил всю ракатанскую империю, так не гордился этим, это просто работа для таких, как он. Я же ещё и породнился, условно, с кланом Криз, это значит тоже немало. Канцлер вроде бы лоялен и готов к сотрудничеству. Последним пунктом из обязательной программы с этой стороны была постройка столицы. А то как же, благородный дон должен иметь свой замок или иную вотчину, причём какую именно не столь важно. Хотя это всё равно имело большое значение. Сейчас Циннагар был уже на приличном уровне – в процессе постройки десятки высотных зданий, соответствующих последней галактической архитектурной моде и моим личным предпочтениям, а так же сотни зданий помельче, этажей в тридцать, которые будут сданы под офисы, бутики и прочие необходимые нужды города. В окраинных кварталах торговой недвижимости не было вообще – архитектура предусмотрена так, что с одной стороны улицы находятся дворы домов параллельной улицы, то есть при необходимости там можно построить и магазинчик с прямым выходом на улицу. Теоретически.
Вторым пунктом власти была военная сила – с этим у меня тоже всё было в порядке. Скоро со стапелей сойдут первые корабли. В полной боевой готовности планируется содержать только десять процентов флота и армии, а остальное – на консервацию. Случись какая война, можно будет за пару месяцев набрать и обучить новобранцев на весь флот, а это девять сотен венаторов и ещё больше аккламаторов. В условиях республики, тем более – современной республики, что бы не влететь на большие бабки нужно рассчитывать тактику и стратегию боевых операций, как можно менее заметную для публики. Сама республика не ставит жёсткого запрета на стычки между секторами, они были, есть и будут. Два года назад при поддержке канцлера прошёл скандальный проект, но, на мой взгляд, политически правильный. Суть его следующая: если два благородных дона, у каждого из которых есть своя планета и армия, решили выяснить отношения войной, то республика не вмешается. Другое дело, если одна планета напала на другую, без взаимного объявления войны – такое может привести и к штрафу, с конфискацией всего флота или ещё чего-нибудь ценного. То есть если обе воюющих стороны не отказываются от боевых действий, то республика тут как бы и не при чём – это внутреннее дело двух секторов. Правильность такого закона заключается в том, что при тотальном запрете, между секторами накапливается солидный список претензий и, рано или поздно, оно всё же закончится войной. Или терроризмом, или холодной войной, или ещё чем нехорошим. Как показывает практика – если конфликт решён дипломатическим методом, то это ещё ничего не решает, вопрос остаётся открытым, а война – единственный способ поставить все точки над i. После войны даже непримиримые ранее, «диванные» генералы, почувствовав на своей шкуре, что это такое, могут стать друзьями-пацифистами. Ну и очищение генофонда от всякого шлака. За всем этим пристально смотрит юстиция, так же выступая гарантом выполнения законов войны – если кому-то вдруг в голову взбредёт их нарушить, кара будет сурова, вплоть до вступления корпуса в войну, а значит – автоматической капитуляции нарушителя.
В подобных условиях, я честно сомневаюсь, что мне объявят войну или согласятся с моим объявлением войны. То есть, фактически, легальных способов повоевать не остаётся. Как я и говорил, оружие подлежит регистрации, и информация о тысяче венаторов станет доступна многим, кто решит копнуть поглубже. И о самих кораблях, и о их вооружении, которое в варианте тяжёлого крейсера заставляет сильно задуматься желающих померяться бластерами. А так же инфа о СЗР, о истребительной авиации, десантном корпусе и бесчисленном множестве военной техники. Всё это остудит головы многих, кто захочет повоевать с империей. Но что бы был мир, нужно быть готовым к войне. И к тому же, никто не запретит мне поддерживать союзников. А значит, я могу поддержать любую из воюющих сторон в галактике. В действительности меня, честно говоря, совершенно не колышут чужие дела. Разве что Мандалор и Набу. И там и там у меня сёстры и прочие родственники. О том, что я вступлюсь за Набу пока никто кроме меня не знает. Но тут уже есть хитрый план. Я вообще обнаружил себя особым любителем хитрых планов, хотя порой они не такие уж и хитрые, но главное, что действенные.
В современной войне секторов ратные подвиги и солдатский героизм, долгие изнурительные боевые действия и массовое участие в войне «лёгких» юнитов ушли на свалку истории. Конечно, окраинные сектора только так и воюют, но для меня это уже моветон. У воинственных благородных донов из центральных миров в ходу армия, насыщенная самой эффективной техникой, разделённая на множество более мелких групп, действующих быстро и профессионально, использующих любое тактическое преимущество, будь то фактор внезапности, дальнобойность бластеров или наличие и технические преимущества боевой техники. И главное – выучка личного состава. По этому поводу я ещё насяду на Сина. Десантный корпус, благодаря аккламаторам, удалось оснастить самыми разными видами вооружений. Причём большинство уже стали поступать в войска, да и сами войска уже вовсю собирались. Ведь помимо небоскрёбов и маленьких домиков в Циннагаре была и военная база, в которой уже было более тысячи военных. Постройка утилитарных коробок-казарм и военных ангаров, космодрома, тренировочного лагеря, это вообще детская игра по меркам собранных строительных сил. Приток новых людей шёл активно, но не массово – с каждым регулярным рейсом я привозил со станции новых рекрутов, каждый раз это была небольшая толпа, человек сто-двести. Маршрутчиком я подрабатывал два-три раза в неделю, когда был на Коросе. Времени это занимало немного, к тому же постоянно приходилось привозить контейнеровозы и тяжёлые транспортники для нужд строителей, гражданских министерств, и военных.

Главным по сухопутным войскам у нас был Хортад Бралор, друг Сина и, по совместительству, опытный офицер. Теперь уже генерал и глава десантного корпуса. Он мне недавно, перед тем, как я вылетел на Мандалор, прислал список заказов, на утверждение. Хотя де-факто, разработка всего вооружения уже была заказана, решение о принятии на вооружение будет принято уже после испытаний. Вооружение десанта в его представлении, впечатляет и полностью соответствует им же выдвинутой концепции быстрой войны, опирающейся на скорость, выучку и грамотное взаимодействие различный видов войск, собранных под единым командованием десантных бригад. Самой массовой единицей бронетехники стали АТ-PТ. Шагоходы. Я по началу не воспринимал этих шагающих недо-годзилл всерьёз, пока не познакомился с историей их применения. Появились они, конечно же, после гусеничных и колёсных машин, и не случайно вытеснили их – шагоходы могли шагать. В прямом смысле слова – перешагнуть препятствие, вытянув ноги на максимум, или пригнуться, шагнуть на такое препятствие, которое будет непреодолимым для репульсорной, а уж тем более, колёсной и гусеничной техники. Он может пригибаться, совсем как человек, что бы укрыться. И выглянуть для разведки или что бы открыть огонь. В условиях городского боя, в горной местности, в лесу, это давало тактические преимущества перед обычной колёсной, гусеничной и репульсорной техникой, которая превосходила его только на равнинах, полях и в пустынях. Особенно в условиях городского боя актуальна возможность присесть, укрыться, быстро развернуться, повернуть кабину с пушками вверх. Про действия на планетах, где высокая гравитация, или магнитные и ионные бури, я вообще промолчу – репульсоры чувствительны к ЭМИ, поэтому их эффективность уменьшится в разы во время бури. За АТ-РТ шли танки, тяжёлые штурмовые машины, с мощными щитами и бронёй, предназначенные, как и все танки, для подавления обороны противника. Эти дорогие, особенно по сравнению с остальными, машины, обладали хорошим тяжёлым вооружением, способным уничтожать как долговременные укрепления, так и бронетехнику и даже летающую технику противника, вроде десантных кораблей. На основе этих же танков предполагалось сделать силы ПВО, то есть оснастить их зенитной СУО, зенитными ракетами и скорострельными пушками. Дальше в списке шли спидеры различного назначения, мотоспидеры для разведки, а так же артиллерия. Бригада, то есть десантные войска одного аккламатора, состоит из пяти сотен AT-PE, пятидесяти штурмовых танков, десяти мобильных зенитных установок, ста десантно-боевых транспортников, десяти высотных разведывательно-боевых спидеров, двух командно-штабных машин, пяти передвижных ремонтных мастерских и двадцати тяжёлых бронированных грузовых транспортов, десяти тысяч дроидов. Половина дроидов – модифицированные дроидеки, заказ на которые уже разместили, несмотря на риск иска об авторских правах килликоидов, вторая половина – иные машины. Как ни странно, проект, полностью удовлетворяющий нашим требованиям, уже существовал, правда, дроидов никто не покупал. Назывались они «опустошитель». Я приписал на полях «смените имя на «Динии» и дизайн головы дроида, что бы гражданские не срались при его приближении». С условно-нейтральным выражением морды лица дроид должен быть немного симпатичнее. То же относилось и к GX-1. И это только атакующие войска и их снабжение – помимо них отдельным списком были представлены заказы на оборонительную технику – минные заградители, инженерные машины, стационарные батареи и военные базы быстрого развёртывания. Заканчивали список ещё несколько тысяч старых, как мир, но до сих пор действенных комплектов для сооружения временных огневых точек – универсальные бронелисты, станковые бластеры, сенсоры и радары, система наведения, мины малого радиуса действия.
Подмахнул я документ с удовольствием – теперь, после его прочтения, я представлял, как будет выглядеть моя армия.

Третьим пунктом власти шли финансы. А это не только деньги – это ценные бумаги, которые дают мне право голоса в решении крупных вопросов, это СМИ, которые работают на меня, снабжение потенциальных и реальных союзников, а так же психологический фактор. Снабжение деньгами было постоянным – помимо КМК были заключены и другие контракты на продажу металлов, так что пятью-шестью триллионами в год, империя обладала. А это больше, чем бюджет хорошо развитого сектора, вроде кореллианского. «Экстренные» средства, полученные от продажи корусок я не считаю – это не имперские средства, это мои личные, которые идут на финансирование моих личных проектов, о которых знает узкий круг лиц. Но всё же, тоже учитывается, как фактор денег. Да, пришлось трудиться много и сильно – что бы всё проконтролировать, что бы составить долговременные и кратковременные планы, что бы уделять достаточно времени добывающим колониям и изучать в процессе все вопросы, которых я касался – управление государством, военные вопросы, рынки и важные для меня процессы в галактике… Что бы не выпасть из этого потока, приходилось уделять всё время своей новой работе. Даже несмотря на то, что министры и главы департаментов достаточно профессиональные, приходилось самому участвовать в процессе – каждый из них ставил вопросы своего министерства выше остальных. С таким подходом они бы передрались без руководства, даже при полном достатке финансирования – Кевин вполне мог повздорить с Сином по поводу патрульной службы, Ворнер с Джен, по поводу размещения ретрансляционных станций и так далее и тому подобное. Только если их к стенке прижать и решить их споры, тогда они будут эффективно работать вместе. На время ближайшего визита на Корос было назначено совещание с руководящими кадрами, министрами и главами департаментов. За последнее время накопилось много вопросов, которые нужно было решить. Но сначала – работа с Криз.

Корвет вышел около Корусанта, в назначенный час, и сразу же устремился вниз, на планету. Личная посадочная площадка была точно не лишней в этом городе – летать приходилось часто. Спустившись вниз, я дождался посадки и с удовольствием вышел из надоевшего уже корабля, тут же направившись в квартиру. Лин уже обжился в ней как в своей – комнат было предостаточно, поэтому даже команда инженеров его не стесняла. Заметил он меня, конечно, уже после посадки. Войдя в квартиру, я столкнулся с Риеканом.
– Энакин? Опять без предупреждения…
– А что, мне нужно отчитываться? – поднял я бровь, – однако порядки тут у вас…
– Я бы хоть знал, когда ты прибудешь… – нахмурился Лин.
– Я сам не знаю когда и куда прибуду, – усмехнулся я в ответ, – мне тут надо кое с кем встретиться. Я надолго не займу твою резиденцию.
– Твоя квартира, – пожал он плечами, отходя подальше.

Пройдя в гостиную, я сел на диван и попросил молча следовавшего за мной дроида:
– Эрдва, соедини с канцлером.
Эрдва промолчал и на несколько секунд перестал двигаться, после чего над ним появилась голограмма Валорума.
– Энакин? – удивился канцлер, – почему так долго не связывался?
– Время, канцлер, – вздохнул я, – постоянно не хватает времени. И таки да, я не забыл наши с вами договорённости. Правда, нужно обсудить кое-какие детали. Вы свободны?
– Если для дела нужно, могу и пропустить новую постановку в опере… не хочешь сходить со мной?
– Не думаю, – вздохнул я, – не люблю оперу. Мне по душе театральные постановки несколько большего масштаба…
Канцлер немного подумал, после чего согласился отложить свои дела:
– Где встретимся?
– В той же квартире, в пятисотом доме. У меня тут почти постоянное представительство.
– Вечером буду, – коротко кивнул канцлер и связь прервалась.

Эрдва наконец подал голос:
– А как же Лин, и ещё трое жильцов?
– Они нам не помешают. К тому же не помешает представить Лина канцлеру Валоруму… – усмехнулся я. Да, это ему совсем не помешает. Ещё немного посидев, я встал и пошёл искать Лина. Тот обнаружился в ангаре, вернее маленьком гараже для спидеров, так как ангаром это маленькое помещение назвать язык не повернётся. В прошлый раз мой истребитель едва вместился в него.
– Лин! – позвал я его.
– Да? – показалась голова Лина из-за спидера. Кстати, моего спидера – я уже давно, купил себе SKS-19, ещё на Кореллии, до того, как занял пост императора. Вот только руки у меня до него не доходили. Валялся спидер на нижней палубе ангара моей яхты, и вспомнил я про него только когда при производстве истребителей пришлось убирать всё, что на нижней палубе было – спидер стоял в уголочке, дожидаясь своего часа, и я взял его с собой ближайшим же рейсом, специально для этого прихватив кореллианский корвет си-эр, девяностой модели. На нём, собственно говоря, и и улетел на Мандалор.
– Приготовься, друг мой, вечером обещал заглянуть канцлер. Да, кстати, у меня к тебе будет небольшое задание – приоденься как следует, приведи себя в порядок, негоже знакомиться с Валорумом с пятнами масла на одежде... Тем более что как раз будет время ужина.
– Не беспокойся, – Лин встал в полный рост, – сделаю. Когда обещал прилететь?
– Вечером. Точно не сказал. И, если хочешь, девушку свою пригласи на ужин.
– Тию? – удивился Лин, – ты уверен?
– Более чем. Тебе это будет на пользу. Да и нанотехнологии – одна из перспективных тем экспорта, можно будет уже сейчас познакомить канцлера с будущими инженерами нанодроидов.
– Это почему «будущими»? – наигранно возмутился Лин, – очень даже настоящими. Не каждое дело можно взять с наскока, знаешь ли.
Мы вышли из гаража и направились в дом. Лин зашёл следом и заглянув в свой гардероб, со вздохом признал:
– Совершенно нечего на деловую встречу надеть. Ни одного делового костюма…
– Да и хрен с ним, – пожал я плечами, – встреча в узком кругу лиц, можно и без церемоний.
– Ага, без церемоний, – недовольствовался Лин, – так, я улетаю за более-менее приличной одеждой.
– И девушку свою прихвати, – поддакнул я.

Лин улетел, но обещал вернуться. Некоторое время я ещё походил по квартире – три спальни заняли инженеры, четвёртую – Лин. То есть места тут не оставалось. За отсутствием дел я занялся очередным продумыванием своих коварных планов – мне придётся лично лететь за Оби-Ваном и проконтролировать, что бы всё пошло так, как надо. Ну и по голонету полазил в поисках прекрасного. Кто бы сомневался – такового не нашёл.

Вернулся Лин через два часа, прилетев вместе с Тией. Девушку, кстати, Лин нашёл себе приличную – внешность очень даже ничего, красивая, жгучая брюнетка, с карими глазами и минимумом косметики. Умом тоже, вроде бы, сила её не обделила – раз уж работает инженером со своей командой. На этот раз вместо строгого костюма она оделась в более подходящую к её мягкому характеру одежду. Да и Лина, судя по всему, одевала она.
– Ещё не прилетел? – войдя, сразу же спросил Лин, ведущий под руку свою даму.
– Пока нет, – отозвался я, закрывая голомонитор, который спроецировал Эрдва, – кстати, я заказал лёгкий ужин и пару бутылочек вина.
Тия промолчала, а Лин, улыбнувшись, спросил:
– Нам присутствовать на всём мероприятии?
– Да нет, это совсем не обязательно, – махнул я рукой, – устройте себе выходной. Тия немного покраснела, а Лин согласно кивнул.
Через десять минут привезли ужин. Немного деликатесов, две бутыли вина и полагающуюся к ним сервировку. Не то что бы я планировал ужин, но как-то неприлично будет канцлера не угостить, тем более что он из-за меня пропустил оперу. Лин и Тия помогли мне сервировать стол.
– Тия, – обратился я к девушке, решив убить немного времени разговором, – как продвигается ваша работа?
– Нормально, – буркнула девушка, явно стеснённо себя чувствуя в моей кампании, – уже почти закончили разработку медицинского дроида. Слишком много пришлось учитывать при разработке. Раньше мы такого не делали.
– Всё когда-то бывает в первый раз. Главное, что бы проект был завершён, а так же были наработки по поводу того, как можно использовать дроидов для лечения различных заболеваний.
– Обычные заболевания вряд ли понадобится лечить дроидами, – не согласилась девушка, – они нужны для точных операций, вроде уничтожения поражённых клеток, могут проводить операции на клеточном уровне и, при необходимости, вносить в клетки изменения, доставлять лекарства непосредственно.
– Я понял, – согласился я, – скажи, а теоретически, могут ли наноботы быть использованы для изменения внешности?
– Конечно, – тут же кивнула Тия, – это самое простое – кое-где нарастить дополнительных клеток, где-то убрать, поменять цвет глаз, волос, кожи, это вообще проще простого. Во многом это определяется наличием пигментов, количество которых можно искусственно увеличить или уменьшить. Хотя можно изменить на уровне генов, тогда изменения будут долговременными…
– А так – недолговременные? – поняв, куда ведёт Тия, спросил я.
– Нет, клетки радужки глаза обновляются. Если перезаписать в гены другие параметры, влияющие на цвет глаза, то через неделю цвет глаз изменится. Хотя использовать наноботов так… – Тия на меня странно посмотрела. Правильно, посчитала идиотом. В галактике есть куда более дешёвых способов изменить свой организм.
– Меня заботит то, что любое изобретение, скорее рано, чем поздно, используется в военных и преступных целях. Ведь нет ничего проще, что бы скрыться от юстиции – изменил себе часть генов и ты уже новый человек, и справка есть. Про военное применение я вообще промолчу – даже если это выгодно мне, это не стоит риска… – я решительно был намерен пресекать и в будущем любые попытки использовать нанодроидов в военных целях. Это хуже, чем ядерное или химическое оружие, даже хуже, чем вирусы. И если в галактике кто-то начнёт такое, шансы на сохранение разумной жизни будут невелики.
– Вы правы, – согласилась со мной Тия, – но это по прежнему слишком дорого. И таковым останется.
– Согласен. Ещё пять-десять тысячелетий у галактики есть. Нанодроиды слишком нерациональны, обычные дроиды делают их почти бесполезными как в военных целях, так и в большинстве гражданских.
Едва я успел договорить, как за окном мелькнул спидер канцлера. Валорум летал на большом спидере, в который легко могло уместиться десятка два человек. Спидер приземлился на нашей площадке и я, в одиночку, вышел встретить канцлера.

Валорум, как всегда, прибыл с охраной, но на этот раз сразу оставил их снаружи и подошёл ко мне один. Строгая чёрная одежда, из-за которой он выглядел как кощей бессмертный, уступила своё место светло-серому костюму, отдалённо похожему на военный мундир. За спиной канцлера колыхалась накидка из более тёмной ткани, похожая скорее на средневековую мантию. Благодаря этому Валорум не выглядел так, словно вот-вот склеит ласты, а скорее сухим, но живым старичком, с пристальным взглядом и энергичными движениями.
– Вечер добрый, господин канцлер, – поприветствовал я его.
– И вам, Скайуокер. Как я понимаю, вы попросили встречи не без причины? – он остановился напротив меня.
– Ничего не бывает без причины. Особенно важные встречи. Прошу, – я отошёл в сторону, позволив Валоруму идти впереди, что он и сделал. Идя по коридору, он спросил:
– На этот раз встреча наша носит более конкретный характер?
– Точно. Но сначала, хотел бы угостить вас лёгким ужином и познакомить со своим другом…
Канцлер первый вошёл в квартиру, после чего, осмотревшись, ухмыльнулся:
– Неформально, значит?
– Не люблю формальности, – я пожал плечами, – к чему это при деловом разговоре, а не обмене любезностями?
– Не могу с вами не согласиться, – Едва заметно кивнул канцлер.
– В таком случае… прошу, проходите, располагайтесь. У меня есть о чём поговорить, если конечно, вы не стеснены во времени.
– На данный момент нет.
Валорум прошёл к столу и присел за него, как раз в этот момент показался Лин со своей девушкой. Лин выглядел так, словно его запрягли в ненавистную работу, а Тия явно мандражировала в кругу таких лиц, как мы.
– О, вот и мой друг и министр автоматизации, Лин Риекан и его подруга, Тия. Лин, познакомься, Финис Валорум.
– Очень приятно, – Валорум и Лин обменялись короткими поклонами, Канцлер улыбнулся девушке, после чего все сели за стол.
– Итак, вижу, что дела у тебя идут хорошо…
– Не то слово, – усмехнулся я, – правда, приходится вертеться как белка в колесе.
– Работа такая. Думаешь, мне легче?
– Нет, не думаю, – я разлил вино по бокалам, – но надеюсь, дальше будет легче. Всё таки, не в саббак играем, так что постепенно улучшаем своё положение.
– Хочется вам верить, Скайуокер. Кстати, давай уже перейдём на ты, а то как-то неприлично так формально общаться в такой кампании… – канцлер улыбнулся, посмотрев на Лина с его подругой.
Я разлил вино остальным, и мы выпили. Тостов тут не произносили, не принято. После чего уже все, закусив, немного расслабились.
– Кстати, дела мои идут в приличном темпе. Столица, Циннагар, уже почти построена. По сравнению со столицами крупных миров, она, конечно, захолустная, но достраивать её до приемлемого состояния придётся ещё много лет.
– Главное, что город есть, – кивнул канцлер, – для отчётности.
– Да, создание города сильно тормозиться ещё многими факторами. Например, низкой потребностью в жилом и офисном пространстве.
– Это ненадолго, – хмыкнул канцлер, – готов поспорить, торгаши и туда пролезут.
– Пролезут, конечно же. Проблема в обеспечении закона на заселяемой территории. Десять тысяч дроидов-патрульных и три тысячи полицейских Циннагара – это как-то даже скромно, по сравнению с другими секторами…
– Прилично, – не согласился канцлер, – дроиды-патрульные довольно хорошо справляются со своей работой. Я сам подумывал увеличить их число, но это дело местных властей, а со своей должности я не могу достаточно эффективно на них влиять…
– Понимаюю. Лин, ты же министр автоматизации, сообщи, что думаешь по этому поводу…
– Кхм… – Лин прокашлялся, – ну… я полагаю, если снизить их стоимость, то они будут более распространены. Сейчас они стоят по пятнадцать тысяч, и по двадцать в нашем, имперском варианте… Да, Энакин, я внёс все твои поправки в заказ.
– Ну и замечательно, – я коротко кивнул, – с такой ценой действительно, логичнее держать обыкновенную полицию.
– Но если удешевить их, то эффективность снизится, – Лин вздохнул, – пятьсот первые – это минимум, на который можно удешевить дроида-полицейского. Если ещё немного сбавить, то снизится эффективность, или круг задач, а это опять же, в пользу обычных полицейских.
Канцлер выслушал нас, после чего всё же согласился с Лином:
– Вы правы. К сожалению, более дешёвые варианты нам не предлагали, если не считать маленьких летающих дроидов. Такие как раз и составляют основу патруля на Корусанте и многих других центральных планетах…
Я вздохнул, подытожив:
– Однако я в состоянии обеспечить достаточное количество этих дроидов. Если после закупки больших партий для империи цена на них снизится, это будет полезно для многих других планет.
Канцлер кивнул и я уже перевёл разговор в другое русло:
– Кстати, недавно занялся вплотную нанотехнологиями… Кое-какой прогресс уже есть…
– Вот как? – удивился канцлер, – слышал, что это безумно дорого.
– Так оно и есть, – я не стал сразу вскрывать хороший расклад у меня на руках, а заодно и что бы «отмыть» перед канцлером часть своих трат, на случай, если докопается до продажи корусок, – работы по поиску способов массового производства ведутся... правда, на них уходит много ресурсов, но если удастся достичь положительного результата, эффект будет огромен.
– Да… – канцлер вздохнул, но, судя по эмоциям, посчитал, что я это по дурости молодецкой излишне верю в технологии. Которые, кстати, за последние пять тысячелетий изменились не слишком сильно и текущая технологическая ситуация довольно стабильна. То и дело возникают новые вдохновлённые учёные и юнцы, верящие, что вот-вот и совсем скоро наступит новая эра, но и их быстро обламывает реальность. Пусть считает, главное, что бы объяснения фантастическим тратам на «смену руководства» было. А траты на этот проект уже достигли фактической стоимости второстепенной корпорации, вроде «Мерр-Сонн», производящих колоссальное количество товаров, вроде репульсоров, сервомоторов, металлических конструкций, оборудования связи, упаковочного материала, красок, покрытий, электронику, медицинское оборудование, стройматериалы, дроидов, тяжёлые машины для производства, и даже оружие. Однако эти траты должны быть если не в секрете, то по крайней мере не на виду, а свалить всё на затраты нанопрограммы – самое милое дело. Судьба у нанотехнологии такая, служить чем-то непонятным, но дорогим и нужным, что бы через них отмывать приличные суммы.

Мы ещё немного поболтали о погоде, после чего Лин, извинившись, взял Тию под ручку и вместе они покинули нас. Канцлер с видимым облегчением вздохнул, но я, как приличный человек, не прокомментировал это. Ему ещё понадобится налаживать контакт с Лином, так что пусть терпит.
– Пожалуй, я сыт… – посмотрел на закуски канцлер.
– Я тоже.
Я обернулся и через несколько секунд дроид-официант исчез с тарелками. Пришло время поговорить о делах.
– Ладно, поговорим о чём-то более конкретном. Итак, я вам обещал военную поддержку, она будет предоставлена в течении шести месяцев. Через месяц со стапелей сойдут мои первые корабли из основной эскадры, вчера я утвердил список военных закупок.
– Это радует, – одобрительно кивнул канцлер, – я уже слышал о твоём флоте. Приличный ты собираешь флот, Скайуокер… политикам центральных миров такой флот под боком может и не понравиться.
– Это уже их проблемы, – я пожал плечами, – выхода у них нет. Деньги и выгода на моей стороне, а ради неё они будут терпеть что угодно.
– Тоже твоя правда. Однако ты, по-моему, зря так вооружаешься. Республика это не только красивое слово, корпус может и защитить твои интересы, так как империя занимает стратегически важный район…
– А вот это вряд ли, – не согласился я, – я предпочту иметь сильную армию. К тому же так или иначе она будет влиять на политику, как дополнительный фактор.
– Не получится, – не согласился канцлер, – тебе, конечно, войну не объявят, но если попробуешь вторгнуться в любую систему – вряд ли вступят в бой. Скорее начнут судебные тяжбы.
– Меня не интересует агрессивная политика, – не согласился я, – однако я реалист. Там, где деньги, всегда есть те, кто захочет их отнять. И заодно мне не помешает возможность поддержать своих союзников.
– Смотри сам, – Покачал головой Валорум.

Я немного помолчал, после чего сменил тему:
– Кстати, не просто так я просил встречи, о сроках и результатах мы могли бы поговорить и по комлинку. Наверное, ты уже в курсе последних событий на Мандалоре?
– О каких именно? – не понял канцлер.
– О, их два. Первое – не так давно я успел породниться с кланом Криз, весьма условно став братом герцогини Сатин Криз.
Канцлер кивнул, а я продолжил:
На Сатин, не так давно, было совершено покушение.
– Покушение? – канцлер поднял одну бровь, – кто мог напасть на герцогиню мандалора?
– Ситх его знает…

Я достал из кармана датакарту с записью, которую ранее выложил в голонет, после чего мы с канцлером, при помощи Эрдва смотрели на то, как выглядела моя работа. Дарт Мол поступил бы иначе, однако…

– Полагаю, – привлёк я внимание канцлера, когда запись закончилась, – что это дело рук ситха. Красный меч и… – я отмотал запись на удары молний, которые у меня получались на диво хорошо, – вот.
– Электричество? – удивился канцлер.
– Одна из способностей силы. Тёмной стороны силы.
– А почему ты сам не полетишь на мандалор? – не понял канцлер, – ты же, вроде бы, джедай?
– Совершенно верно. Но выслеживать убийцу можно долго, а ходить около сестры и ждать нового нападения… – я покачал головой, – у меня целая армия и флот, города, финансовые сделки, море задач, которые приходится решать каждый день. Помогу одной девушке – подставлю десятки и сотни тысяч своих людей. Поэтому как бы мне не хотелось, я не могу.
– Понятно, – кивнул канцлер.
– К тому же, Сатин единственная, кому удаётся держать мандалорцев в узде. Если её убьют, последствия могут быть для всей галактики. Поэтому я и прошу тебя поговорить с Йодой по поводу охраны для Сатин…
– Это можно, – согласился канцлер, – разумное решение… а почему ты сам не поговоришь с ним?
– Я опасаюсь лишний раз контактировать с джедаями, – покачал я головой, – мы не сходимся во многих мнениях, так что вполне вероятно, Йода даже слушать меня не захочет, если не хуже. Так что лучше будет, если в ордене вообще про меня как можно дольше не услышат.
– В таком случае, я поговорю с Йодой, – кивнул канцлер.
– И ещё кое-что… – задумался я, – не могли бы вы попросить, что бы охранником герцогини был кто-то хорошо с ней знакомый? Я знаю одного такого, Оби-Ван Кеноби. Сестра джедаям не слишком доверяет но, вроде бы, они с Беном Кеноби дружны…
– Это тоже можно, – согласился канцлер, – интересно, что из всего этого выйдет? Джедаи уже давно на взводе из-за появления ситхов, так что, информация будет для них очень полезной.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Al123potДата: Воскресенье, 22.03.2015, 00:25 | Сообщение # 63
Черный дракон
Сообщений: 2777
« 698 »
62. Тоска зелёная

Скучная работа. Неудобно кресло императора – гораздо проще было бы вообще не заваривать всю эту кашу, но раз уж заварил, соскочить с паровоза не удастся.

Завершив разговор с канцлером, я тут же, не медля, отправился к станции Джулиана. Мой старый друг был порядком ленив, поэтому я не собирался ему «по дружбе» давать ответственной работы, но вот обычное тёплое местечко начальника станции ему как раз подойдёт.
Размер станция имела исполинский, хотя большая часть её была грузовыми отсеками. Места для проживания всё равно хватало, станция была просторная и хорошо оснащённая для выполнения своей цели – погрузки и разгрузки. Количество дроидов-погрузчиков невероятное, их тысячи, если не десятки тысяч. Пришло время отправки очередной партии грузов – одного тяжёлого контейнеровоза. Зайдя по отдельному шлюзу в управляющий отсек, размером с всю мою яхту, я пошёл по известному маршруту в направлении мостика.
Сегодня в числе грузов были военные, гражданские, оборудование связи, отделочные материалы во множестве, и поистине бесконечное количество всяких мелочей. В ангарах станции стояли пять коррелианских челноков – их всего было десять в ведомстве Сина. Возили новобранцев на станцию. Помимо толпы рыл новобранцев были так же и обычные гражданские – около двух тысяч человек. Различные специалисты, которые были привлечены ведомствами империи.

* * *

Прибытие нового груза – всегда событие, которое мало кто пропускает из моих подчинённых – каждый печётся о своей матчасти, которую ещё могут в пути порядком попортить или даже увести часть заказов. Военные контейнеры, конечно, были закрыты и опечатаны, а вот гражданские грузы так не берегли, поэтому и боялись. Впрочем и Син мне уже жаловался на неаккуратных перевозчиков, но что я сделаю? Денег им давать бесполезно, разворуют, пугать тоже нельзя, юрисдикция уже не моя. Пришлось посоветовать лишь найти качественную фирму-перевозчика.
Отдохнув в своей яхте от волнений прошедшего дня, я с утра пораньше пошёл в кабинет. Сегодня буду дрючить департаменты. Они не то что бы второстепенные, но времени уделял я им меньше, чем министрам.
Долго ждать глав департаментов не пришлось – здравоохранение, соцразвитие, транспорт, образование. Все сразу же пришли, точно в назначенное время. Примечательно, что главы всех департаментов – женщины. Здравоохранением занималась Сабин Папирия, соцразвитием Вектиса Цертер, образованием – Тессала Гауда, а транспортом – Элисса Юба.
– Утро доброе, леди, – пригласил я их к себе в кабинет.
– Доброе утро, ваше величество, – нестройно поздоровались они.
– Проходите, присаживайтесь, – я встал для приличия. Насижусь ещё. Женщины прошли и заняли свои места. Когда все расселись, я начал разговор:
– Итак, прошу, что у кого имеется? Тессала?
Названная встала. Кстати, типичная строгая училка, сорока лет, с богатым опытом преподавания и руководства. Брюнетка, с обычным средне-европейским лицом и немолодой, но ещё не старческой фигурой.
– Ваше величество, список задач для моего департамента составлен, – она протянула мне датапад с открытым на нём документом.
– Так-так… – я взял его и просмотрел номенклатуру учебных заведений, – и куда столько? У нас один город…
– По мере заселения, – тут же вклинилась Тессала, – будут и ученики. Если мы обеспечим качественное образование, то студенты подтянутся.
– Образование, конечно, мы обеспечим, – кивнул я, – и даже бесплатное. Но неужели нам понадобится столько школ?
– Я ещё преуменьшила цифру, – кивнула Тессала, – количество, конечно, зависит от населения, но раз уж мы взяли курс на демографические дотации, следует быть готовым к тому, что детей придётся учить.
– Хорошо, – согласился я, – конечно же, мы должны быть готовы. Приоритетного финансирования я вам не обещаю. По поводу образования у меня есть свои соображения.
– Да? – Тут же села обратно Тессала.
– Во-первых, образование начального уровня для людей следует унифицировать. Такой разброс возрастов, как на Альдераане, где я учился, не слишком подходит. Конечно, я, благодаря этому, закончил академию в четырнадцать лет, экстерном, но это единичный и уникальный случай. Школы лучше разделить по специальностям углублённой подготовки. Нынешняя альдераанская система унификации образования мне не нравится.
– Каким образом? – удивилась Тессала, – это, конечно, уже было. Родители отдают своих чад туда, где им не место, но им, родителям, видите ли, виднее, чем опытным педагогам. Чада тоже хотят туда, где они вряд ли смогут достичь успеха…
– Я знаю про эти прецеденты, – остановил я её, – простым образом. По психологическому отбору. Будем давать льготы там, где ученику место. Конечно, при текущем уровне соцразвития, экономические льготы не будут иметь эффекта, поэтому льготы в первую очередь должны стимулировать людей идти туда, где они нужнее всего. Я опишу вам систему, которая, на мой взгляд, наиболее логична для Империи с её проблемами и преимуществами…
– Да, простите… – стушевалась училка.
– Во-первых, обучение следует начинать и проводить в одном возрасте, для людей, твилеков, тогрут, миралук и иных рас, имеющих схожую динамику взросления. Иным расам соответственно свои классы, со своей программой, оптимизированной для них. Во-вторых, школу разделить на три условные группы, с ротацией учеников в конце каждой возрастной группы. Это начальная школа, средняя и старшая, соответственно, с шести до девяти лет, с девяти до двенадцати и с двенадцати до семнадцати.
– Но это же неправильно! – возмутилась Тессала, – дайте детям побыть детьми!
Я воспользовался штатным императорским взглядом, что бы пригвоздить даму к стулу, охладив тон разговора:
– Дети и будут детьми. Вот только то, что есть детство и то, что мы этим словом называем, разные вещи. Человек имеет свойство быстро забывать плохое и долго помнить хорошее. Поэтому детство нам кажется прекрасным временем, беззаботным и весёлым. Считать, что у детей так же весело и беззаботно, как в нашей памяти, это ошибка. Поэтому не имеет разницы, когда и сколько учить ребёнка. Чем раньше он оторвётся от маминой сиськи, тем успешнее он будет в жизни. За примером долго ходить не надо – он перед вами.
– Хорошо… – погрустнела Тессала. Остальные дамы посмотрели на неё с сочувствием.
– Ладно, продолжаю. Первая группа – это дети. Им нужно привить общую концепцию обучения и поведения. Вторая группа – поставить правильные социальные навыки, коммуникативные навыки. Третья группа – непосредственно самое сложное обучение, вместе с последней стадией школьных навыков – в их возрасте как раз начинают интересоваться противоположным полом, причём в неадекватных масштабах, поэтому нужно привить им семейные ценности и правильно объяснить их место в жизни, важность учёбы и зависимость дальнейшей жизни от их старательности в учёбе. И что бы у меня в империи не было подростковых суицидов и беременностей! Это в первую очередь задача не полиции и не родителей, а вас, преподавателей.
– Не будет, – Тут же исправилась Тессала, – обещаю, сведём к минимуму.
– Обещать это одно… вы на практике покажите. Ладно, осталось два уровня образования. Это специализированные учебные заведения, базирующиеся в империи и высший уровень. Специализированные должны обеспечить специализацию, уж простите за тавтологию. В первую очередь это заведения для обучения прикладной специальности, причём хорошего обучения, что бы выпускники высоко котировались в галактике. Высшее – говорит само за себя. Это для специальностей, требующих глубоких познаний, вроде физиков или инженеров.
– Логично, но как тогда быть с разделением? В конце концов выльется в то, что учащиеся высшего уровня будут негативно относиться к специалистам…
– Насколько я знаю, среди как раз учёных заработок меньше и хуже, чем среди обычных рабочих. Исключения только для самых лучших, попавших на самые хорошие должности, а в среднем… не исключаю, что они потом побегут после обучения на какого-нибудь физика, учиться на механика или рудокопа.
– Маловероятно, – вздохнула училка.
– Всё зависит от качества обучения на рабочие специальности. Если одного рабочего будут хотеть заполучить себе десяток крупных компаний, то и цена на его труд будет высокой. Ладно, обо всём остальном мы поговорим позднее, когда начнёте формировать классы. Сабин?
– А? – отвлеклась от своих мыслей доктор. Немолодая женщина, человек, с очень приличным для её восьмидесятилетнего возраста, видом. Ну да, в галактике медицина и не такое может – в центральных мирах до двух столетий лет живут, бывает. Была она на редкость невзрачна и обыкновенна – такую на улице встретишь – сразу забудешь. Лицо обычное, глаза карие, никаких отличительных примет нет.
– Бэ. Ваши отчёты я не читал. Потому что не разбираюсь и в ближайшее время не собираюсь заниматься всерьёз процессом здравоохранения. Изложите на доступном языке, пожалуйста, свои соображения.
– Да, да, — она встала и взяла со стола свой датапад, – на данный момент вся инфраструктура департамента ограничена медпунктами на военной базе и базе строительства. В планах постройка сети госпиталей в Циннагаре, всего в количестве пятнадцати штук. Структура – стандартная для большинства центральных миров…
– Я понял вас, – кивнул я, – в таком случае, оставлю это на вас. Это не значит, что я закрою глаза на вашу деятельность, но пока что от вас не требуется ни отчётов, ни чего-то экстраординарного. Одно могу вам сказать помимо вашей текущей задачи – нам понадобится построить спецгоспиталь на окраине города.
– Что за госпиталь? – удивилась Сабин, – обычных не хватает?
– Хватает. Но нужен госпиталь по моим, пока что, личным целям, для экспериментальной медицины. Оборудовать по первому классу – там должно быть всё. Начиная от хорошо охраняемой территории и заканчивая люкс-обслуживанием. Примерная нагрузка – тысяча пациентов в месяц, требуется обеспечить им если не тепличные, то очень приличные условия. Не факт, что к нам туда не заглянут важные лица. Как я и сказал, там должен быть весь комплекс диагностического оборудования и максимальная безопасность, желательно, выделить личные огороженные охраняемые здания для важных клиентов, которые захотят быть инкогнито…
– Сделаем, – тут же кивнула Сабина, помня участь коллеги.
– Вот и хорошо. Ещё мне туда понадобятся врачи… всех направлений, но в первую очередь – хирурги. С хорошим знанием теоретического материала – это едва ли не главное в их работе, а не практические навыки оперирования. Можно брать тех, кто уже устранился от операций. Понадобятся так же учёные, готовые работать по новому направлению экспериментальной хирургии и умеющие держать язык за зубами.
– Сделаем, – уже не так уверенно кивнула Сабина.
– Ладно, не буду вас нагружать сверх меры. Отдайте Ворнеру проблему строительства, он займётся. Вы же сконцентрируйте усилия на найме хороших, очень хороших врачей, и учёных. Генетиков в том числе. Ладно… остались Юба и Вектиса, верно?
– Да, – дамы посмотрели на меня.
– Юба и остальные, кто уже отчитался, можете быть свободны. А вас, Вектиса, я попрошу остаться.
Все, кроме главы департамента соцразвития вышли из кабинета с еле скрываемым облегчением.
Вектиса была едва ли не главным департаментом, так что с ней у меня разговор особый.
– Ну, что мы имеем на данный момент?
– Всё, как планировали, – тут же ответила женщина. Кстати, самая молодая из этой комарильи – ей всего тридцать лет. Ну и вид она имела самый неофициальный из всех.
– Я имею в виду планы. То, что мы планировали, я уже знаю. Что удалось реализовать уже сейчас?
– На данный момент реализовано три основных программы – льготы, строительство и распределение жилья и программа демографического стимулирования.
– Хорошо, – кивнул я, – это всё замечательно. Теперь же перейдём к планам. На данный момент имеется нехватка граждан, которую необходимо устранить.
– Ничего поделать не могу, – пожала она плечами, – система изолирована.
– А если я изобрету способ преодоления барьера, как тогда действовать будем? Учтите, мне нужна здоровая империя, беситься разумные могут и на Налл-Хатте.
– В таком случае всё усложняется, – кивнула она, – ограничение на въезд может ослабить поток нежелательных гостей, но в таком случае, это будет сдерживать и развитие сектора.
– Частичное ограничение? – полюбопытствовал я, – для не состоящих в розыске и ранее не судимых?
– Возможно, – кивнула Вектиса.
– И депортация за серьёзные правонарушения. Без права возвращения…
– Не желательно, – покачала головой дама, – это лишний раз разовьёт апартеид на граждан и не-граждан, а это может привести к нездоровой атмосфере внутри общества.
– Ладно, с этим разобрались, – кивнул я ей, – в таком случае переходим на проблемы недвижимости. Сколько у нас всего?
– Пять тысяч семьсот особняков и два миллиона восемьсот тысяч квартир в высотных домах. Всего сто шестьдесят миллионов сто сорок тысяч квадратных метров жилой площади…
– Замечательно, – согласился я, – займитесь их распределением. В первую очередь – аппарату и военным.
– Уже занялась, – Цертер подала мне ещё один документ, в котором было расписано, кто какие квартиры получит.
– Хорошо, – согласился я, – в таком случае, продолжайте это дело, пока все не будут обеспечены. Согласно своей должности в империи, конечно.
Цертер промолчала. Больше вопросов я к ней не имел, поэтому закончил: – На этом всё. Удачи вам в работе.
– Спасибо, ваше величество, – поднялась женщина и покинула мой кабинет. Нда, с Кевином ещё предстоит поговорить по поводу обеспечения безопасности, но это дело такое – с наскока не решить. Людей мало, дроидов-патрульных много, юстиция работает нормально.
Посидев ещё пару минут в кабинете, я предупредил дроида, что меня долго не будет и пошёл в ангар.

Тут, кстати, уже была закончена первая партия ид двух дюжин истребителей. Дроиды сработали прилично и мне не пришлось долго мучиться с их доводкой. В ангаре они стояли с сложенными крыльями и занимали приличное место по меркам ангара – почти всю нижнюю палубу. Почесав голову, я двинул на мостик, выключив всё оборудование цеха.
Капитан, за время стоянки уже почти и не бывал на мостике, а прохлаждался на свежем воздухе. Не найдя его на посту, пришлось вызывать по комлинку. Прибежал он через двадцать минут, взъерошенный и явно не ожидавший от меня вызова.
– Готовь корабль к вылету. Скоро улетаем.
– Когда?
– Вечером. А сейчас – собирай людей.
– Есть! – вытянулся капитан яхты и через несколько секунд ушёл к командному пункту, собирать порядком обленившийся от безделья экипаж. Предстояло пред тем, как поднимать яхту, выгнать отсюда всё правительство империи – они то облюбовали мою «Таинство Тьмы» в качестве штатного кремля и белого дома одновременно.
Выгонять пришлось на мороз, то есть «куда-то туда», по направлению к городу. Ворнер – единственный, кто не растерялся и спросил:
– Пора что ли переезжать?
– Да. Мне нужна яхта. Если глаза меня не обманывают, там очень-очень много свободного пространства. Вот и облюбуйте себе любое здание под правительственный офис.
– Понятно, – кивнул Ворнер, – вообще-то комплекс правительственных зданий ещё не построен, но рядом есть замечательный комплекс офисной недвижимости. Уже закончен.
– Тогда… – пожал я плечами, – переезжайте в него. Нечего как бандитам вам на яхте сидеть. Моей личной, между прочим, яхте.
Ворнер ухмыльнулся и ничего не сказал. Остальные присутствующие, то есть всё правительство, согласно покивав, по моей команде разбежались уносить все ценности.
Порядком, к слову, задолбали – от их бесконечных секретарей и прочих подчинённых нигде уже не спрятаться.
Пока шёл переезд, я навестил сына. Шиай, вместе с Найнером, проходил основы единоборств. Судя по тому, что в основном Найнер валял Шиая по матам, сын особых успехов пока не показывал. Предвидение ему совершенно не помогало выполнять даже простые комплексы ударов.
– Шиай! – позвал я его. Шиай повернулся в мою сторону. Найнер, неодобрительно посмотрев на меня, остановился и отошёл в сторону.
– Мы улетаем, – подошёл я ближе, – у тебя на планете ничего не осталось?
– Нет, – покачал он головой, – а куда летим? И зачем?
– Всё тебе знать надо… – притворно вздохнул я, – полетим помогать одной моей подруге. Если хочешь, можешь остаться на Коросе…
– Нет, конечно! – возмутился Шиай.
– В таком случае, вечером вылетаем. Пополним на станции Джулиана припасы и топливо и в путь. Кстати, будет очень скучно.
– Всё равно, – настаивал на полёте Шиай, – я тоже хочу с тобой.
– Ну, дело твоё, – вздохнул я, – Найнер?
– Да, ваше величество? – посмотрел на меня мандалорец.
– Тебя это тоже касается. Мы не будем вмешиваться, только наблюдать, поэтому будем болтаться в секторе мандалора без особого дела. Возьми всё, что потребуется для дальнейших тренировок.
– Будет сделано, – коротко кивнул Кассадос.
Я оставил этих двоих. Судя по погрустневшей физиономии Шиая, он был опечален тем, что не придётся с шашкой наголо крошить врагов. Я его понимаю, но пускать на самотёк или вмешиваться активно в процесс пока нельзя. Поэтому…

* * *

Закончив с приготовлениями, я пошёл в ангар. Но не для того, что бы заниматься истребителями – они подождут своего часа ещё несколько дней, пока на них не найдутся достаточно профессиональные пилоты, желательно – форсюзеры, но можно и простых смертных с хорошо прокачанным пилотированием.
Занялся я гипердвигателем. Гипердрайвы класса выше одного были, по сути, совершенно иными – ведь требовалась скорость выше предела – сотню лет назад считали, что первый класс это предел скорости. Да и ранжир гипедвигателей рассчитывался от этого теоретического предела, но… как всегда, не угадали. Предел скорости благополучно преодолели, но сама конструкция… что бы понять, чем я собирался заняться, нужно хотя бы минимально знать теорию гиперполя. Гипердрайв состоял из двух частей – это эмиттер базового поля, которое погружает корабль в гиперпространство и сам гипердвигатель, который обеспечивает движение корабля в гиперпространстве, то есть пространстве вне привычной нам трёхмерной вселенной. Первая же часть не даёт кораблю исчезнуть в гиперпространстве, то есть сохраняет сам корабль, его физическое строение и даже течение времени на корабле, в порядке. Скорость движения корабля в гиперпространстве обеспечивается энергонасыщенностью гиперполя, то есть гиперпространственных волн, которые исходят из обмотки гипердвигателя и толкают корабль вперёд. Это отдалённо похоже на реактивное движение, вернее оно и есть, только в качестве движителя служит нематериальная, энергетическая структура в виде гиперволн, которая создаётся в обмотке. Максимальной скоростью движения корабля по гиперпространству много тысячелетий считалась единица, так как невозможно было создать эмиттер, создающий большее количество гиперволн. Сопротивление гиперпространства изменению нарастает лавинообразно и пропорционально скорости корабля, то есть при достижении первого класса оно, теоретически, должно было увеличиться до того уровня, который потребовал бы от корабля гигантских затрат топлива на преодоление сопротивления. Но, учёные обнаружили, что нарастание не происходит так, как запланировано – после преодоления скорости первого класса, да, вот тогда и появляется эффект, да и то не тот, который ждали, а от третьего до первого уровня скорости, сопротивление стабильно. После преодоления сопротивление резко снижается, но возникает побочный эффект в виде аккумуляции на обмотке энергии гиперполя, которая, при движении, создаёт гиперпространственные завихрения, подобные тем, что бывают вокруг чёрных дыр и особо больших звёзд. Это «эффект дыры» – скорость превышает тот порог, при котором гиперволны могут быть вытеснены волнами обмотки, и их, грубо говоря, «вжимает» в обмотку, в её металл. И они остаются там, так как не могут покинуть проводник из-за его собственной энергии, которая удерживает гиперполе внутри. Хотя предназначена для недопущения её внутрь, вспарывания гиперпространства. И это далеко не единственный недостаток, а решение… пока что оно стоит чертовски дорого, что бы серийно производить гипердрайвы быстрее первого класса. Однако, я всё же могу немного поработать над двигателем корабля – создать гипердрайв я уже очень даже могу, а проблемы… проблемы решаемы. Основные решения уже были найдены, кое-каким ответам я обязан Старику, который мне и поведал эту теорию. Помимо основного гиперполя можно было создать другое, с совершенно иными характеристиками, которое не столько сопротивляется гиперпространству, сколько скользит в нём, аккуратно раздвигая перед собой и обратно смыкая за собой гиперпространство. Этот метод, с «полем скольжения» существует, однако на данный момент не вышел за рамки лабораторных исследований. Градация скоростей тоже малость неадекватная, и не соответствует реальной скорости.

Правильнее было бы указывать скорость как обычно, в соотношении времени и расстояния. Я вообще не понимал тех, кто выдумывал какие-то чуждые человеческому пониманию меры длинны, веса, и всего прочего, что брало начало от каких-то предметов быта, традиций, или веса определённых предметов. Культура меняется, быт тоже, предметы уходят в прошлое, а система измерений, крайне запутанная, в которой одни параметры совершенно не связаны с другими, остаётся. Легче было бы измерять скорость кораблей в световых годах в час – диаметр галактики был сто двадцать семь тысяч световых лет, от одного края до другого, строго по прямой, проложенной через центр галактики, лететь на первом классе около пятидесяти пяти дней. То есть при скорости в девяносто шесть световых лет, расстояние от Корусанта до Мандалора проходилось за неделю. Для класса ноль-пять это же путешествие занимало три дня, то есть скорость была в районе двухсот светолет в час.
Работа моя с гипердрайвом была менее зрелищна, чем с истребителями – я хотел создать достаточно быстрый гипердрайв, на котором смогу пройти нужное расстояние так, что бы не пришлось тратить целые недели на путь до Мандалора. Менять что-то на яхте я пока не могу – размеры гипердвигателя и его обмоток огромны, с такими я пока не решусь работать. У Старика то я делал гипердрайв размером с мотоцикл, а тут махина размером с грузовик с двумя прицепами, так что…

Хотя, справедливости ради, замечу, что именно маленькие гипердрайвы считаются самыми сложными. Хорошая такая вилка – чем миниатюрнее гипердрайв, тем сложнее его произвести, но это компенсируется малыми затратами ценных металлов, а чем гипердрайв больше, тем проще работа, но металла требуется… уйма. Поэтому гипердрайвы золотой середины – достаточно крупные для того что бы не задействовать спецоборудование для производства и достаточно маленькие, что бы на них не уходили тонны особо ценных металлов, и являются оптимальной стоимостью. Мелкие гипердрайвы дороже, так как цена металла статична, и вместе с размерами гипердвигателя уменьшается по арифметической прогрессии, а вот цена на производство с уменьшением возрастает по прогрессии геометрической. Это объясняло экономическую тактику Империи Палпатина и альянса повстанцев – если флот большой, то оснастить каждый истребитель гипердвигателем – денег не хватит, выгоднее построить авианосцы, а если маленький и мобильный, то выгоднее на каждый крестокрыл всадить по двигателю, что бы сделать их мобильнее и дать шанс к отступлению, чем тратить деньги на гигантские авианосцы, которые, к тому же, снижают мобильность. Корабль без гипердрайва не годится для быстрых налётов и такого же быстрого отступления – это машина сугубо для ближнего боя, непригодная для партизанской войны.

Стоимость гипердвигателя первого класса, для моих истребителей, была больше двухсот тысяч, хотя третий класс на такую же машину стоил бы по двадцать пять-тридцать штук. Крестокрылы же обойдутся и третьим классом. Даже несмотря на то, что эти гипердрайвы будут стоить столько же, сколько истребитель «кинжал».
Создание более эффективного гипердрайва я делал «по учебнику», постоянно сверяясь с опытом Старика, который знает в них толк. Это заняло шесть чёртовых часов – простое сидение в медитации с собиранием по кусочку, небольшого и мощного гипердрайва. Ещё хорошо, что у меня был хороший запас металлов. Помимо металлов новому двигателю требовалась программная прошивка, но только для взаимодействия с навигационным компьютером, поэтому я не стал этим пока что заморачиваться – лучше уж тайно найму хороших программистов, чем буду пробовать адаптировать одну систему к другой. Гипердвигатель получился очень быстрым, больше тысячи трёхсот слч, но до желаемой скорости сильно не дотянул. При расстоянии по гиперпути до мандалора в двадцать тысяч световых лет, путь до мандалора он проделал бы за два дня с небольшим. Но, важная деталь – создать такой гипердрайв без использования силы невозможно. Даже с помощью нанодроидов – они слишком неточные, не могут оперировать отдельными молекулами, и ошибка стоит слишком дорого, учитывая компактность и мощность. Да и реакторы ни за что не потянут такой гипердрайв в «большом» исполнении. Разве что на истребитель его можно всадить, но и то топливо будет сжигать сильно и много. Придётся приделать дополнительные топливные баки…

Это было самым простым – просто всадить под крылья большие канистры, провести гибкик соединения и подключить их как внешние ПТБ к прошивке топливной системы. После восьми часов работы, более-менее готовый к испытательному полёту мой истребитель был готов. Если не вдаваться в подробности – он был втрое быстрее первого класса и быстрее даже ноль-пятого на сорок процентов.

Эффективно убив время и заодно поняв, что не светит мне стать монополистов в торговле гипердрайвами, я, размявшись, пошёл на мостик. Пришло время заканчивать эту возню, хотя дрейфовать в секторе мандалора в качестве наблюдателей – то ещё удовольствие.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Al123potДата: Воскресенье, 22.03.2015, 02:21 | Сообщение # 64
Черный дракон
Сообщений: 2777
« 698 »
63. Половое воспитание по-джедайски

Сад дворца герцогов Криз был огромен. Пожалуй, больше площади остального дворца – будучи испещрённым мелкими строениями, вроде беседок, он представлял из себя прекрасный плацдарм для обороны, так что подойти к дворцу незамеченным, перемахнув через стену, практически невозможно.
Была весна.
Запахи полевых цветов, растущих в саду смешивались в единую какофонию, создавая даже несколько удушливую атмосферу. Раз в день цветы поливали оросительные приборы, тогда и только тогда по весне сад становился райским уголочком – запах немного притуплялся, всего на двадцать минут, но этого было достаточно, что бы выйти на прогулку после обеда. По мощёным белым мрамором тротуарам шла герцогиня, Сатин Криз. Сопровождающие её люди не обращали особого внимания на задумчивость герцогини – в последнее время такое состояние стало обыденным, особенно в редкие минуты тишины. Сопровождающие держались поодаль, в пяти метрах от герцогини, как раз на таком расстоянии, что запах её духов едва чувствовался среди ароматов сада. Задумчивость герцогини можно понять – Бен Кеноби прибыл не один. И, судя по тому, что он явно чувствует себя ответственным за ученицу, немало стеснён ей. Ученице джедая взгляды, которая бросала на неё герцогиня, были так же интересны, как теория гиперполя или дрязги в хаттском секторе – то есть где-то между полным игнорированием и безразличием. Единственное, что отделяло её от возможности проводить больше времени тет-а-тет – падаван. И дело даже не в том, что Бен уделял юной джедайке больше внимания, чем герцогине – Кеноби решительно не был настроен на откровенные разговоры в уединении. Не надо быть герцогиней, что бы и без слов понять это, поэтому именно на падавана была направлены её хмурые взгляды. Однако, ни одна мысль так и не задерживалась в голове герцогине – навредить девочке она не могла, скрыть это от Оби-Вана – тем более. Устранить её дипломатией было невозможно – уже то, что прислали именно Бена было нонсенсом в галактической практике – обычно джедаи никогда не участвовали в миссиях, которые затрагивают их друзей или родственников. Паранойя это, или суровая необходимость – неизвестно, однако и без того сверх всякой меры пошедший на уступки орден должен что-то понять, если вдруг… да, поймут однозначно.
Сад снова стал наполняться ароматами цветов, настолько насыщенными, что кружилась голова. Пропустившая это время герцогиня поспешила во дворец, где можно было дышать не опасаясь задохнуться.
Вечером в её покои влетел встревоженный Оби-Ван Кеноби, который с порога заявил:
– Сатин, моя ученица пропала!
– Не может быть, – герцогиня поднялась из-за стола, – когда это произошло?
– Неизвестно… – Бен Кеноби в волнении быстро перемещался по кабинету, – сегодня утром её видели, а потом… как будто сквозь землю провалилась!
Сатин усадила взволнованного джедая на диван:
– Бен, ты слишком волнуешься. Она найдётся, неудивительно с её то характером, затерялась во дворце…
– Её нет во дворце! – Бен опять вскочил на ноги, – нигде нет! Она не выходила из дворца, но внутри уже всё проверили! Её нет нигде, даже в самых тёмных уголках…
Видя, как Бен волнуется за ученицу, Сатин тоже заволновалась – а вдруг девочка и правда пропала? Однако, пока что друг требовал поддержки, которую уж она то могла оказать – Сатин снова усадила Бена Кеноби на диван, схватив его за руку, после чего успокаивающе заговорила:
– Она же не могла просто исчезнуть? Значит, где-то она есть. Этот чертёнок вечно ищет приключений на свою голову, не беспокойся, я пошлю своих людей на поиски и предупрежу полицию… она найдётся.
Кеноби устало закрыл глаза и глубоко вздохнул:
– Так и знал, что первая самостоятельная миссия не пойдёт гладко… – Бен повесил голову, но подошедшая герцогиня ободряюще обняла его за плечи, сообщая, что всё будет в порядке. Скорее герцогиня грешила на одного слишком сумасшедшего по юности своей джедая, чем на самостоятельный побег – уж системы безопасности дворца преодолеть было решительно невозможно без хороших на то навыков и паранормальных способностей.

* Крейсер-яхта «Таинство Тьмы», сектор Миллагро*

Мужчина средних лет, в белом, но не вычурном костюме, преодолев пост охраны, подошёл к двери в покои императора. Ждать долго ему не пришлось – дверь открылась и он вошёл внутрь. Как уроженец сытой и довольной жизнью планеты, он ожидал увидеть всё, что угодно, но не то, что он увидел. Посреди комнаты были разбросаны различные детали, прямо на полу валялись куски проводов и обмотки оружейной системы, дорогие ковры были свёрнуты в трубочку и стояли около стены, а на столе из натурального кашиикского дерева, который стоил больше, чем наёмник зарабатывает за год, лежал огромный разобранный турболазер. Над всем этим сидел ни кто иной, как император, и увлечённо что-то крутил внутри ствола. Турболазер «Таим & Бак» имел три с половиной метра в длинну, толстый ствол, упрятанный в охладительный кожух и весил около трёхсот килограмм. Поднять такое одному человеку, без помощи дроида, было нереально, а уж разобрать его – ещё сложнее.
– Что у тебя, Арчи? – не оборачиваясь спросил император, остановив процесс препарации турболазера. Закрыв глаза, Арчер попытался успокоиться – всё-таки он был уверен, что император его не знает. Оказалось, ошибался.
– Ваше величество, пациентка пришла в себя.
– Замечательно, – молодой император обернулся, – приведи её ко мне. Шиай? – позвал он своего сына, – иди сюда, покажу, как работает турбокомпрессор тибанна.
Медик Арчер развернулся и отправился обратно, спешным шагом. Гостья, весьма буйная особа, чуть не сбежала, но охрана её поймала и отконвоировала к его величеству. Поскольку собственную гостиную, за неимением другого подходящего места, имеющего выход непосредственно в ангар, Скайуокер превратил в место для разборки турболазера, охрана была в задумчивости – вести ли гостью, или, скорее пленницу, в императорские покои. Точку в их мыслях поставил Арчер, который ещё раз повторил приказ императора и охрана выдвинулась. Вооружённые до зубов солдаты личной охраны чувствовали себя несколько неловко, так как конвоировать им пришлось совсем ребёнка – на вид она вряд ли была старше юного принца, да и характер похож.

Энакин Скайуокер сидел на широком диване и наблюдал за работой своего сына, который уже раскрутил турболазер до основания. К его удивлению, доработать эту часть своей любимой игрушки-истребителя ему не удалось – из орудия подобного размера и так был выжат максимум, который возможен на текущем уровне технологии. Орудие выглядело так гармонично, что изменять что-либо в нём не имело смысла – инженеры и без того не экономили ни на материалах, ни на технологичности. Плюнув на всё, Скайуокер-старший отдал своему сыну турболазер в качестве наглядного пособия. Достаточно лишь выполнить часть деталей из прозрачного металла и работа его будет увлекательным зрелищем, даже без заряда.
Снова пришли посетители – на этот раз трое. Два охранника и юная джедайка.
– Шиай, побудь пока в своей комнате, – Энакин показал сыну глазами на его каюту. Не то что бы мальчика нужно было долго упрашивать – Шиай быстро ушёл и не мешал разговору.
Дверь открылась – охрана осталась, зато гостья яхты вошла внутрь. Энакин так и не знал, с чего начать разговор – уж слишком много мыслей было в его голове.

* Энакин Скайуокер, яхта *

Девочка стала для меня сюрпризом, с какой стороны не посмотри. С одной стороны – тогрута, а у меня среди многообразия антропоморфных рас особое отношение только к тогрутам и миралукам. С другой стороны – ну никак я не ожидал, что Бену Кеноби вручат такую ученицу. Особенно такую – либо Йода сошёл с ума, либо я ничего не понимаю. Итак, маленькая девочка-тогрута, с потенциалом едва ли меньше, чем у моего сына. А мой сын, несмотря на то, что я архитектор, охрененно сильный форсюзер, по меркам джедаев. Логично, если бы девочка была ученицей столь же сильного джедая, чем сильнее – тем лучше. В самом лучшем случае – Йода взял бы её к себе. Но Кеноби… он пока ещё слишком молод, а лёгкая предрасположенность к тьме под влиянием максималиста-Кеноби может сыграть с дитём злую шутку. И отсюда я делаю один вывод – либо Йода изначально хотел что бы девочка пала на тёмную сторону, наслушавшись от Кеноби про радикальный джедаизм, либо должна была своей неуёмной энергией и предрасположенностью к эмоциям, уравновешивать максималиста-Кеноби. Есть ещё много вариантов, но гадать на кофейной гуще я не люблю.
– Кто вы? – наконец заметила меня девочка, войдя в гостиную. Неудивительно, учитывая, что за хаос тут творится…
– Аналогичный вопрос. Ты сама то кто?
– Я первая спросила! – нахмурилась девочка. Кстати, лет ей было примерно столько же, сколько и Шиаю, то есть от семи до девяти.
– Хорошо, сдаюсь. Я – мастер-джедай, владелец этого корабля. Теперь твоя очередь, – я вперил тяжёлый взгляд в девочку.
– Асока Тано, – нехотя представилась она, – где я? И что это за корабль? Что-то случилось?
– Нет, что ты, ничего не случилось, – я махнул рукой, – всё в полном порядке. Корабль – моя яхта, а находимся мы в секторе Миллагро, это недалеко от внешнего кольца. Тут, кстати, есть парочка планет с замечательными пляжами, но увы, их посещение не входит в мои планы. Теперь моя очередь задавать вопросы, – я вздохнул и продолжил без паузы, – что ты делала на Мандалоре?
– Меня с учителем послали…. – она замолчала и задумалась, после чего снова набросилась на меня с вопросами, подойдя ближе и чуть не наступив на пару деталей турболазера: – а откуда вы знаете? Почему я здесь?
– Вот, правильные вопросы, – я кивнул и сел на диван, хлопнув рядом с собой, но девочка приземлилась на кресло напротив, – ты на моей яхте, потому что я тебя забрал с Мандалора. Кеноби справится с этой миссией в одиночку, но тебе там присутствовать нет смысла.
– Я ничего не понимаю, – она тряхнула головой, из за чего её «детские» маленькие лекку смешно подпрыгнули, – кто вы? Почему вы меня забрали? Откуда вы знаете про учителя?
– Много вопросов, Асока Тано. Давай начнём с последнего, я и Бен Кеноби знакомы уже не один год. Конечно, нам пока не приходилось достаточно долго общаться, но это не отменяет нашего знакомства. Забрал я тебя по причине, которую ты пока не поймёшь, даже если я объясню, а по поводу того, кто я… тут вопрос сложный, можно сказать, философский. Я – джедай. Кстати, как там поживает йода? Ещё не помер?
Асока распахнула глазищи, которые у всех тогрут были чуть больше, чем у людей. Конкретно у неё – светло-голубые, такого же цвета, что и полосы на монтралах.
– Вы знаете магистра?
– Я его – да, он меня – не очень. Я вступил в орден джедаев давно, очень давно, поэтому мы с ним не пересекались.
– Но магистр йода в ордене около тысячи лет! – возмутилась Асока.
– В последний раз я был в храме ещё раньше. Закроем эту тему, – я поднял руку в протестующем жесте, -- давай всё-таки разберёмся с тобой, – я хищно улыбнулся, – у тебя есть ещё вопросы?
– Да, – она встала, – когда я смогу вернуться к учителю?
– Скоро. Точнее я тебе не скажу, когда он будет готов. А если не будет готов, я лично прилечу и проведу с Беном воспитательную беседу, после чего вы воссоединитесь.
Конечно же, выбор у неё был небольшой – меча нет, ничего не умеет, сбежать не может, а тут ещё я появился. Пусть терпит.
– Как вы вообще связаны со всем этим? – нахмурилась девочка со всей своей детской непосредственностью.
– Это не важно. Что ж, пока ты можешь пожить на яхте, тем более что у нас будет вояж по нескольким секторам, после чего всё равно вернёмся на Мандалор.
– У меня есть выбор?
– Нет, – я пожал плечами, – не беспокойся, если и будет реальный бой, то ты пока что будешь только мешать своему учителю, – я страшно обидел девочку, – а если не будет, тем более не беспокойся. То есть в любом случае всё хорошо.
Асока попыталась недовольно вышагивать по комнате, но, пару раз ударившись босыми ногами об разбросанные детали обмотки, сочла за лучшее пока не двигаться. Делать было нечего – такой талант в землю зарывать было бы неправильно, поэтому нам предстояло ещё много-много заниматься.

* Следующий день *

– Ваше величество, но нам же просто не хватает населения! – возмутилась Цертер, – вы слишком оптимистичны.
– Возможно, тогда нам придётся решать ещё и эту проблему, – я кивнул Вектисе, – но где взять граждан?
– При том, что система закрыта, нигде, – женщина иронизировала, – к нам не ломятся граждане в надежде найти своё призвание.
– Я не про наёмников, Вектиса. Их можно пригнать сколько угодно за деньги, но нам нужны собственные граждане, уроженцы империи. Если ты, конечно, не забыла, откуда берутся дети, то подумай, каким образом мы можем получить в свой актив граждан. Хотя бы около пары-тройки миллиардов, больше не нужно.
Цертер закашлялась и посмотрела на меня квадратными глазами:
–Миллиардов? У нас не Корусант!
– Правильно. Наша планета чище, богаче, ближе к центру. То есть по всем параметрам лучше Корусанта, давно уже прогнившего и погрузившегося во тьму до самого ядра. И вообще, – я поднялся, – Цертер, с каких пор я должен сам разрабатывать социальную политику? Мне нужен бэби-бум, чёрт тебя подери, так устрой его. У тебя достаточно полномочий, вот и займись этим. Скажем, будем по умолчанию давать гражданство всем, кто родился в империи, вне зависимости от того, граждане ли родители, или нет. Если по рабочей визе – родители получат гражданство вместе со своим ребёнком, а так же все соответствующие привилегии.
– Можно, но… получится такой разнородный контингент…
– И хрен с ним, – я махнул рукой, – главное – что бы соблюдали законы и не нарывались, а на остальное… я закрою глаза. К тому же, составь от моего имени документ о том, что бы в работу привлекали по возможности специалистов обоих полов, поддерживая, хотя бы неустойчивый баланс пятьдесят на пятьдесят, перекос желательно делать в женскую сторону, сама понимаешь, почему.
Цертер кивнула. Залёты – это тоже хорошо, так как даст нам детишек. А детишки – очень нужны и полезны нашей маленькой, но гордой империи. Тем более что матерей-одиночек государство и так возьмёт к себе на попечение. Жировать, конечно, не получится, но и работать с утра до ночи, что бы прокормить незаконнорожденное дитё, не понадобится. Хорошо, что у нас есть деньги – без них ситуация была бы вообще катастрофой. Пока что справлялись, уживались, налаживались.
– Вопросы есть?
– Нет, ваше величество.
Эрдва выключил голопроектор над своей головой. Я встал, и сильно задумался. Граждан-то мы наберём, с такими мерами по стимуляции популяции населения, это лишь вопрос времени. Но что это будет за население? Мирное, очень мирное, и живущее в тепличных условиях. Этого нельзя допускать, а уж меры по помощи матерям-одиночкам не пойдут на пользу их детям. Женщина и без того есть воспитатель несовершенный, мужчина не может быть воспитан женщиной в принципе. Природа – штука такая, против неё не попрёшь. Миллиарды маменькиных сынков мне видеть хотелось бы меньше всего. Я – исключение из этого правила, мне улица и Татуин были самой суровой школой выживания. До сих пор остались некоторые привычки с тех далёких пор. Условия в Коросской империи же диаметрально противоположные – бедность редка, перспектив море, безопасность обеспечивает огромный штат полицейских и дроидов-полицаев. В таких тепличных условиях не взрастить воина, однозначно, а значит нужно выкручиваться. Например, открыть несколько военных академий с обязательным обучением всех до последнего рядового и кока военной мудрости. И заодно участие в «миротворческих» операциях. То есть посылка своих солдат в другие сектора, набираться боевого опыта под благовидным предлогом. Конечно, это потребует денег, но участие в массовых военных операциях и не планируется, а гонять по всей галактике пиратов и работорговцев – дело недорогое. Тем более что после близкой встречи с полной космической эскадрой, с СЗРами, и у бывалых адмиралов локальных войн может произойти резкое разжижение стула. Что уж говорить про лихих людей и нелюдей… А на случай если задену интересы какого-нибудь криминального барончика у меня всегда есть ещё эскадры и наземные силы, которые разнесут местных «паханов» вместе с их планетами.

Плюнув на это дело, я пошёл в тренировочный зал. Пора было размяться и погонять Шиая. А то обленился малец.
Скинув ему на комлинк сообщение, я начал разминку в одиночку, повторив все основные стойки из джуйо с нарастающими скоростями, с одним мечом и двумя…
Как ни странно, первой на посмотреть прибежала Тано. Девочка по всей видимости искала меня, что бы в очередной раз поклевать мой мозг бесконечными вопросами. Собственно, её прибытие не остановило тренировку – я продолжил танец с саблями, увеличив кое-где скорости до недоступных большинству джедаев. К слову, с точки зрения джедаев, особенно обычных, а не мастеров вроде Винду или Йоды, тренировка архитектора выглядит эффектно. Скорость, с которой мы машем саблями, достаточна, что бы большинство глаз в галактике видело вместо меча огромную светящуюся плоскость. А уж про перемещение и говорить не стоит – благодаря усилению скорость увеличивалась где-то вдвое, однако закон о инерции никто не отменял, поэтому разогнаться до слишком уж больших скоростей было проблематично. Другое дело части собственного тела, ноги и руки, их движения можно балансировать. Завершив танец с саблями, больше похожий на хаотично перемещающийся по полю воображаемого боя ураган из ударов и уколов, последним приёмом из джуйо, я остановился и выключил меч, посмотрев на потерявшую челюсть Тано. К слову, неудивительно, на это я и рассчитывал. Слава Силе, в деле мои навыки ещё никогда не применялись, но ей об этом знать не стоит. Пока девочка пребывала в прострации, я в последний раз размялся и поискал в силе Шиая. Он наблюдался в паре сотен метров, шёл по длиннющему хордовому коридору, и к нам подберётся через пару минут. Сегодня для Тано просто день сюрпризов – вчера я её не успел познакомить с Шиаем, и они ещё не пересекались. Учитывая, что полу-тогруты есть явление редчайшее в галактике, то сомневаюсь, что Тано вообще слышала, что такие существуют. Тано не заставила себя долго ждать:
– Эм…
– Скайуокер. Меня зовут Энакин Скайуокер, мастер-джедай и на полставки политик.
– Мастер Скайуокер, а как называется этот стиль?
– Пока у него нет определённого названия, – я пожал плечами, – в основном это Джуйо, но учитывая, насколько хаотичен и индивидуален этот стиль, то у каждого адепта он свой.
Пока Тано опять впала в задумчивость, что плохо сочеталось с её характером и внешностью маленькой занозы, я успел встать, отряхнуться и посмотреть в сторону двери:
– Опаздываешь! – недовольно заявил я на тогрутском языке.
– Извини, пап! – совершенно искренне ответил Шиай, – я…
– Забей, – отмахнулся я от его отговорок, бросив ему один из тренировочных мечей, – вперёд, в бой.
Шиай перехватил силой меч и начался обычный для нас тренировочный поединок. Тано, вперившись глазами в мальчика своего возраста и с тогрутскими пигментами, и вполне человеческой шевелюрой, смотрела на него как на восьмое чудо света. Не отрываясь.

Шиай под моим неусыпным контролем освоил первую форму боя, и уже переходил к четвёртой, но его навыков было пока что недостаточно, что бы противостоять мне. Повторение одних и тех же приёмов, ударов, перекатов и прыжков тысячи раз – вот путь к мастерству. Однако, со мной он скорее учился импровизировать в бою, так как отработать приёмы можно и с дроидом. Я уже измочалил десятка полтора машин, прежде чем бросил это дело и начал использовать их по прямому назначению – отработка простых приёмов. Джуйо с самого своего начала заточен против импровизирующего противника, а не против машины – слишком уж силён этот стиль в моём исполнении – сильнее, чем может выдержать дроид. Сам в общем-то виноват, контролировать свой боевой азарт иногда сложно, поэтому я и пускал машины на металлолом, что бы научиться контролировать себя с заведомо более слабым противником. Выкладываться на полную зачастую излишне.

После очередной атаки, я приостановил поединок и повернулся к Тано:
– Асока, присоединяйся, – я притянул светошашку с настенного крепления и передал ей. Асока быстро включилась в игру и теперь меня атаковали уже двое детишек. Командной работой их бой и не пах, однако всё-таки кидались они на меня всё ожесточённее. Асока, не в силах достать, всё больше поддавалась азарту и теряла голову. Шиай такого не допускал, однако к добру это или к худу – без понятия. Азарт в бою тоже нужен, если дерущийся адепт Джуйо, однако его нужно уметь умерять осторожностью и целесообразностью. Отбившись от обоих детишек в очередной раз я остановил поединок, выключив дистанционно их мечи – перерезал их силовые контуры силовой ковкой. Самое западло для фехтовальщика – если меч превращается в бесполезный кусок металла и электроники.

Девочка оказалась слабее, чем я думал, она тяжело дышала и только-только отошла от азарта. Откат. Это вообще ни в какие ворота не лезет – их там в храме не учат что ли поддерживать себя силой? Шиай тоже посмотрел на неё с удивлением:
– Па, а…
– Асока Тано. Тано, это Шиай Скайуокер, мой сын. Дети обменялись взглядами, после чего посмотрели на меня.
– Вы не говорили, что у вас есть сын.
– Это что-то меняет? – удивился я, – Тано, теперь решим вопрос с тобой. В ближайшее время будешь на нашей яхте, пока там Бен ведёт нешуточный бой… – я усмехнулся.
– Учитель? – удивилась Тано, – какой бой?
Я хитро хихикнул:
– Подрастёшь – поймёшь. Ничего, нет ещё крепостей которые не взяли бы женские чары. А теперь встаёт перед нами вопрос, что с тобой делать?
– Отпустить? – предположила Тано.
– Не-а. Будешь рядом со мной. У тебя замечательный потенциал, однако в ордене тебя никогда не научат им пользоваться. Просто потому, что в ордене нет джедаев с достаточно развитой связью с Силой для этого.
– Учить? – Тано то ли испугалась, то ли обрадовалась. Хрен этих женщин поймёт.
– Ага. А теперь, марш в душ и переодеваться, одежду тебе одолжит Шиай, вы с ним одного размера, а место есть ещё в нашем хозяйском секторе.

Причина, по которой я так поступил с тогрутой, понятна – потенциал такой зарывать в землю нехорошо. Хоть чему-нибудь полезному, а научу, с меня не убудет, тем более, что ближайшее время я и без того планировал посвятить всякой ерунде, вроде посещения пары интересных мест, пообщаться с некоторыми фирмами, которые выполняли наши госзаказы, да и просто пофилонить. Вчерашний студент мало чем может помочь уже спевшейся команде профессионалов, работавших в правительстве империи, поэтому пользы от меня там не было.
Тано исправно пришла на занятия вечером, но одетая не в джедайскую хламиду, а в относительно модный костюм-унисекс, который нашёлся в гардеробе Шиая. Удобно, когда дети примерно одинакового размера.
Первый урок, вопреки её ожиданиям, был о основах манипулирования силой, вернее, об основах использования силы на себе. Это наука сложная, поэтому пришлось попотеть, что бы объяснить как можно усиливать и ускорять своё тело.

* * *
Три дня спустя
* * *


Яхта моя приметная. Поэтому, доверившись Цинне и его наблюдателям с нанокамерами, я не стал задерживаться в секторе дольше необходимого. Даже такое наблюдение было опасным, однако риск стоил свеч – пропустить различные детали операции я не хотел. Итак, что же нам известно? Кеноби в депрессии от потери ученицы и невозможности активных поисков, так как занят охраной Сатин и отвлекаться не имеет права. Сатин по мере своих сил пытается его успокоить и охмурить с переменным успехом – они стали чаще уединяться только вдвоём. Дальше камеры тактично не залетали – рискованно спалиться, чувства джедая могут забить тревогу. Почитав очередной отчёт от Цинны, я решил слетать лично. К моему удивлению, обосновался он в одной из своих временных ставок, вдалеке от Корусанта. Как раз хотел спросить его кое о чём, не очень важном, но интересном!
Корабль вышел в нужном секторе и стал приближаться к космической станции, на которой и была резиденция Цинны. Исаурик порой поражал своими связями – такие места даже юстиция обходит стороной, не то что бы можно было так просто договориться о размещении здесь каких-либо офисов, тем более такого, как у Цинны. Хорошо ещё, что за его спиной стоит флот империи и вздумай хозяева заведения нас обдурить, не оставим от их предприятия даже запаха.
Моральная дилемма – вдруг всплыла. Только что, казалось бы, задумался о том, что бы дети в империи не выросли мямлями, как напросилась идея взять с собой Шиая. Заодно и Асоку. В такие места, конечно, детей не пускают, но это не относится к этому месту, здесь правила простые и отнюдь не от законов республики произошли.

Крейсер к станции причалить не мог, поэтому последний отрезок пути мы проделали на челноке. Пришлось отправить охрану отдохнуть – меч взял только я, так как мой был невидим для систем опознавания. Вместе со мной отправился Шиай и Асока. В отличии от меня, росшего на Татуине, эти детишки не бывали ещё в «подпольном» мире, поэтому им полезно иногда сбить иллюзии чистоты и непорочности Галактической Республики. Вход в место был довольно цивильным, ухоженным, нас встречало сразу трое – два охранника и девушка-твилек. Последняя ничуть не удивилась присутствию моих спутников, а вот Шиай просто таки фонтанировал любопытством – ещё бы, папка взял его с собой, а Асока наоборот, готовилась к неприятностям.
– Господин Скайуокер, рады… – начала было она приветствие, но я махнул рукой, – где Цинна?
– Господин Исаурик на шестом уровне, помещение шестьсот два.
– Благодарю, – я отвернулся и пошёл, оторвавшись от встречающих. Тамбур был достаточно большой, так что я провёл инструктаж: – Итак, дети. Объясняю, первый и последний раз – мы находимся на станции «Колесо», цитадели разврата, похоти, лжи и грязных делишек. А так же всегалактическом борделе, где можно найти жриц любви любого пола, возраста и цены. Любимое место многих влиятельных и не очень бандитов, и так далее и тому подобное. На посетителей не заглядываться, они этого не любят, держаться ближе ко мне, не отходить и не задавать лишних вопросов, все объяснения потом. Вопросы?
Вопросы были у Асоки:
– А зачем нам в такое место?
– Я хочу повидаться со своим другом. Ещё вопросы?
Вопросов больше не было и мы пошли.

Местечко было весьма колоритное, играла лёгкая, но ритмичная музыка, народу было достаточно много, хватало подиумов, на которых полуголые, а то и вовсе голые танцовщицы отрабатывали свой хлеб, пытаясь продать себя подороже. Я, привычный ко всему, направился в сторону лифта, но путь лежал через стриптиз-клуб-бордель. Поэтому не спешил – пара юных форсюзеров глазела на танцовщиц и обстановку вообще. Особенно Шиай, но и Асоке ментальной атаки тоже досталось, когда увидела сородича-тогруту. А хорошо танцевала, кстати, особенно пигменты от монтралов до бёдер подчёркивали фигуру. Готов поспорить, недешёвая девочка. Потом пришлось вытягивать из этого места подопечных, когда подъехал лифт. Оба были молчаливы и красные, как варёные раки. Особенно это заметно из-за пигментов, которые контрастируют с цветом лица, жар прямо за метр чувствуется. Надо же когда-нибудь начинать воспитание по этому направлению, так почему бы и не так? Нет у меня преподавательского таланта.

Шестой этаж был ещё забористей чем первый, на котором был вход – тут расположился симбиоз стриптиз-клуба, бара и казино. Девочки были активнее и откровеннее, по крайней мере, без одежды, а шум от казино стоял знатный. Парочка стриптизёрш на потеху публики сосалась на подиуме между столами, где играли в сабакк. На этот раз нам повезло – около лифта стояла твилечка, в довольно специфической одежде – чулки, туфли, лёгкий кожаный корсет и… всё. Даже труселями не озаботилась.
– Господин что-нибудь желает? – сразу спросила она, весьма недурным тоном.
– Господин желает знать, где шестьсот вторая комната.
– По коридору налево, – она глянула в сторону коридора.
– Кстати, где тут можно снять девушку? – поднял я бровь.
Девушка тут же подозвала пару своих товарок, я сунул одной кредитку с наказом последить за детьми, и выдал и без того находящимся в прострации спутникам по кредитке:
– Тут по сто тысяч на каждой. Шиай, только не обыгрывай посетителей слишком сильно, а то весь кайф людям поломаешь. Асока, в долг не бери, и слушайся Шиая, он опытный игрок.
Шиай кивнул, взяв карту и, удивлённая такой ролью ночная бабочка пошла вслед за ними. Направились они в сторону столов, где играли в сабакк. Зная талант Шиая в чтении эмоций, можно предположить, что сегодня многие попадут на бабки.

Цинна сидел за столом, и слушал донесение разведки. Судя по тому, что за окном белой громадиной висел мой крейсер, незамеченным я не остался.
– Ваше величество, – он встал, обозначив поклон, как только закончился монолог агента.
– И тебе не хворать, – я сел в кресло напротив стола, осмотревшись. Расположился Цинна в одном из «посетительских» кабинетов, то есть месте проведения оргий и прочих увеселений, – я вот тебя всё спросить хотел… почему тебя так тянет к борделям?
Цинна хохотнул:
– Ну так вариантов немного. Знаете, как трудно найти и провезти, да ещё и в тайне установить целое море систем защиты, контроль допуска, защиту от прослушки? Тем более, что их не спрячешь ведь никак, это такие многотонные дуры, которые в стенку не вмуруешь. А бордель по умолчанию напичкан самыми разными системами под завязку, и это нормально – никто не хочет быть уличённым в посещении таких мест. Ну, разве что к дешёвым публичным домам это не относится. Поэтому лучший способ остаться скрытым и не привлечь к себе внимание – открыть бордель. Тем более что оборудование от следящих устройств и прочие системы конфиденциальности в таких местах естественны и самые лучшие.
– Понятно, – вздохнул я, – ладно, я к тебе по делу. Что там с нашими баранами?
– Имеете в виду Криз и Кеноби?
– Их, родимых. Мне даже пришлось вытягивать из под носа у них ученицу Бена. Сидит сейчас в зале, обыгрывает местное население.
– Не лучшая идея тащить её в такое место…
– Я ещё и Шиая прихватил. Им будет полезно, а то, боюсь, слишком тепличные, наивные и мягкие.
Цинна покачал головой, но от комментариев отказался.
– Ладно, о баранах. Так никаких значимых подвижек им добиться и не удалось. Кеноби соблюдает обеты, Криз его потихоньку подтачивает. Дело это не пяти минут, но надо просто подождать, как по мне. И зачем вам лично заниматься такими делами? – вдруг воскликнул он, – это так важно?
– Что поделаешь, – я развёл руками, – жизнь она состоит не только из важных дел, есть ещё нужные. А семья – это святое, тем более, что я могу реально помочь Сатин с мужиком. Почему любовь так распорядилась – свести джедая и герцогиню, это уже вопрос философский.
Цинна опять покачал головой.
-- Так, – резко оборвал он, – с этим понятно. Дальше у нас отчёт по «смене руководства», – ботан протянул мне датапад. Там были документы, которые я в течении десяти минут прочитал. По всему выходило, что мы подкупили несколько партий, центральной из которых была настроена на реставрацию монархии. Поддельный грязный бизнес Органа уже симулируется, СМИ проверены – будет тот информационный шум, который нужен именно нам. Денег это потребовало не так много, за исключением СМИ, которые стоили баснословных средств. Это даже для относительно богатой империи солидный удар по кошельку. Однако искушение сломить ядро старореспубликанских политических сил, попутно сформировав вместо него новое, во главе с пусть не подконтрольным мне или Валоруму, но здравомыслящим и не повязанным с корпорациями и политиками человеком… Игра стоила свеч. По затратам, как и по влиянию на политику «смена руководства» сравнима только с крупной войной, результатом которой будет изменение курса республики. К сожалению, массы довольно инертны, поэтому перестроиться с тихих откатов, распилов и взяток на командную работу смогут только через кровь отдельных групп элит. Альдераан ранее называли символом демократии и либеральных ценностей – показать, куда эти ценности ведут республику и кому они верят – вот истинный мотив. Может, такое падение флага сломит дух армии, что идёт за ним, может, только подточит, но сделать это нужно.
Я положил документы на стол Цинне, после чего встал:
– Ты хорошо поработал. Продолжай держать наших баранов под наблюдением, впредь отсылай мне сообщения на терминал. Если вдруг что случится – связывайся всеми доступными средствами.
Я вышел из кабинета Цинны. Располагалось «Колесо» ближе к Мандалору, да и менять ставки иногда полезно. Только так мы обойдём все злачные места в галактике – надо будет выделить ему офис на Коросе.

Шиай и Асока, к моему удивлению, сидели и рубились в сабакк. Игра с форсюзером – что с дьяволом. В отличии от джедаев, этим двоим я ещё не объяснял, почему нельзя пользоваться силой при обыгрывании противников. Хотя молчать в тряпочку они умеют, особенно Шиай – вокруг них собралась немаленькая толпа зрителей, снятая жрица любви стояла в первом ряду и следила за ходом битвы. Я тоже подошёл к ним и подождал, когда эти двое дьяволят в очередной раз обыграют несчастного оппонента, после чего увёл их. Покинули они зал неохотно, но на этот раз тоже глазели по сторонам, особенно на девушек, залившись краской.
В отличии от первого визита мы юркнули в челнок быстро, тут же вернувшись на корабль.
– Сколько выиграли? – посмотрел я на Шиая.
– Две сотни, помимо той, что была.
– Асока?
– Ну… примерно столько же… – девочка в очередной раз покраснела, припомнив местечко и тогрут-стриптизёрш. У кого-то будет бессонная ночь… – я улыбнулся, когда мы влетели в ангар, который пришлось расчистить от нанофабрик, для использования по прямому назначению.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Al123potДата: Воскресенье, 22.03.2015, 02:23 | Сообщение # 65
Черный дракон
Сообщений: 2777
« 698 »
64. Вопросы Силы

– Да, ребята, вам бы ещё поваляться в постельках часов шесть… – протянул я, когда заметил двух учеников. Помятые, даже Шиай. Всё-таки посещение настолько вульгарных мест, да ещё и в их возрасте, не проходит бесследно для психики. Будь это чуть позже, когда начнётся половое созревание, последствия могли быть… непредсказуемые, от испорченности до комплексов, а пока что детишки просто перенервничали и не могли уснуть.
– Всё в порядке, – хмыкнул Шиай, – начнём?
– На сегодня занятий не будет. Тренироваться надо с бодростью, иначе пользы от неё будет немного. Шиай, покажи пока Асоке корабль, – вздохнул я, – и про обед не забудь.
Шиай кивнул и, бросив короткий взгляд на Асоку, взяв ту за руку, потянул девочку вон из тренировочного зала. Пусть пока отдохнут.
Я же, собравшись с мыслями, походил пока по тренировочному залу. Мысли роились в голове, не оставляя меня ни на минуту. Правильно ли я вообще поступил, что взял к себе Тано? Правильно ли я поступил? Терзаться мыслями можно долго.

Яхта, к счастью, была наполнена всяческими системами развлечений. Плюнув на работу, я пошёл в нижний уровень. Весь персонал яхты проживал разбросанно по всей «клешне», только нижние уровни были служебными и хозяйственными, тут хранились сотни и тысячи тонн продуктов, воды, были техангары для дроидов, запчастей, запасной реактор и… актовый зал. Наверх его впихнуть из-за обилия там тренировочных залов, лабораторий и кают не получилось. Бывшее хранилище оружия и боевых дроидов было переоборудовано в зал, в стиле Корусантского оперного театра, только раз в пять меньше. Сцена, всё-таки была полноразмерная. На этот раз я решил отдохнуть и, оставив выбор спектакля на дроида, сел в партер.
Пол сцены представлял из себя один большой голопроектор, который мог создавать изображение удивительной точности – тут счёт шёл уже на десятки миллионов точек разрешения по всем трём координатам, поэтому отличить изображение от реальных людей было непросто. За исключением того, что на сцене были голограммы актёров… никакой разницы с обычным театром не было. Два часа я успешно убил на просмотр классической пьесы, благо, в памяти дроида было несколько тысяч таких постановок. Удовольствие это не из дешёвых, насколько мне было известно, есть только одна аналогичная установка, на круизном лайнере «дама минора», и несколько десятков в центральных мирах, оставаясь редкостью из-за своей дороговизны и популярности классического театрального искусства. Пока я возился с делами, Кэл, капитан яхты, на выделенные на содержание корабля деньги, заказал и установил установку голотеатра. И ещё мелких улучшений хватало, всё-таки состояние яхты было не совершенным после докования, поэтому приходится дорабатывать по ходу дела.

Закончить обучение Асоки Тано я не смогу физически – времени нет, просто нет. Когда Бен сдастся под натиском Сатин – неизвестно, однако его могут отозвать через месяц-другой, за ненадобностью, или просто сменить. Готов поспорить, так оно и будет, но пока что следов этого не замечал. Времени не хватало катастрофически – если в тактическом плане его было с избытком, то в стратегическом, нехватка ощущалась постоянно. Вот, взялся за благородное дело воспитание падавана, а на это нужны годы… ну, допустим, три-пять лет, не меньше. И за этот срок её нужно обучить основам, а так же продвинутому шашкомахательству – хоть на уровне среднего рыцаря-джедая, но обучить. С Силой получится ещё лучше, на уровне хорошего рыцаря, если не больше, всё-таки врождённый талант у неё есть.
Хотя, с каких пор я стал жаловаться на время? – я задумался, – так, словно сам учился десятилетия. Ну, предположим, лет я учился поменьше, но по меркам этого времени прошло всего ничего, месяцы. Так почему бы не провернуть трюк с путешествием во времени? Рискованно, отправляться назад – это надо делать море и окиян расчётов и планов, всё-таки не нырок в будущее, а…

Я взялся за планшет и снова набросал примерный план. Выходило красиво, даже элегантно. Правда, есть пара мелочей, которые могут испортить всю малину, но это терпимо. Осталось проверить кое-что, я поднялся и побежал к гипедрайвам. Основной трогать побоялся, а вот запасной – очень даже можно было покорёжить. Вырубив машину, я достал его из креплений и на некоторое время, злобно хихикая, погрузился в работу. Для обработки напильником сверхсложного гипердрайва пришлось его утащить в ангар и там, под удивлёнными взглядами техников, устроить экспресс-переборку силовой ковкой. Это, конечно, непростое дело, но опыт у меня был. Чуть подправить главную обмотку, которая отвечает за релятивистское течение времени и вуаля, готова машина антивремени. Или антимашина времени. Суть проста – машина времени умеет путешествовать в прошлое и будущее, так, что течение времени внутри машины идёт с одной скоростью, а вне её, с другой, и путешествие через века незаметно, а антимашинавремени делает так, что баланс смещается в сторону времени внутри машины, то есть внутри пройдёт год, а вне её – месяц. Удобнейшее изобретение. На него меня натолкнуло изобретение «самого медленного телепорта» в небезызвестной компьютерной игре, где герой путешествовал в ближайшее будущее. Время – штука относительная, так почему бы не воспользоваться истинно-архитекторским читом и не попробовать провернуть такой трюк?

Доводка гипердрайва заняла у меня два дня. Детишки как раз пришли в себя, а времени у меня… пока не произошло каких-то подвижек на Мандалоре, время есть. Эксперимент я назвал «Хронос», уничтожив почти все записи о нём, даже память дроидов подчистил на всякий случай. Заглянувший в ангар Эрдва, только недовольно поглазел на мою работу и уехал обратно. Сумрачный имперский гений в моём лице, дошёл до кондиции и установил гипердрайв обратно в слот. Пришло время начинать эксперимент. Если всё удастся, это будет прорыв в деле изучения природы гиперпутешествий и сможет сэкономить немало времени мне впредь.
Усталый, голодный, но довольный, я вернулся в свою хозяйскую каюту, застав там Тано и Шиая, которые вместе занимались под руководством Мэкои.
– Дети, – я махнул рукой, – Мэкои, подожди минутку.
Девушка вышла, оставив нас втроём.
– Пап, ты чем занимался?
– Кое-чем полезным. Итак, у меня есть пренеприятнейшее известие для вас, – я повалился на диван, – мы будем тренироваться.
– Давно пора, – загорелся энтузиазмом Шиай, но я его осадил:
– Я серьёзно. Итак, сейчас яхта идёт к ближайшей планете и мы ссаживаем там весь экипаж.
– Зачем? – удивился мальчик, – они нам мешают?
– И да и нет, – я улыбнулся, – давайте ка я вам расскажу план занятий на ближайшие пять лет… – я усмехнулся, видя, как вытянулись лица у детей.

Через минуту пространных объяснений оба были в очередной прострации – игры со временем это кое-что за рамками понимания для смертных, поэтому детишки уже успели понять, тут творится что-то неладное.
– Но мы же повзрослеем! – первая нарушила тишину Асока, – пять лет, мне же будет… тринадцать, думаете, никто не заметит?
– Нет, конечно, – я пожал плечами, – как думаешь, сколько лет мне?
Асока замолчала. Своё старение я остановил на уровне двадцати лет, поэтому уже несколько лет не менялся.
– А действительно, сколько? – вдруг задумался Шиай.
– Ну… юридически, шестнадцать. Фактически – двадцать три, а психологически по прожитым годам больше тридцати. Игры со временем накладывают свои отпечатки, трудно порой идентифицировать однозначно свой возраст. Главное, что с помощью силы можно притормозить старение, поэтому при необходимости вы повзрослеете на год, максимум – два. В вашем возрасте это не критично, хотя и хорошо заметно.
– И это тоже, – кивнул Шиай, – но как быть с пятью годами? Думаешь, никто не заметит, что мы изменились?
– Заметят, конечно. Но фактически то вас кто знает достаточно хорошо, что бы понять такие мелочи? Тебя, Шиай, знаю я, тебя, Асока, знает Бен, вот и всё.
– Тогда я согласна, – кивнула Асока, – что для этого нужно?
– Да ничего. Сейчас мы ссадим команду и совершим гиперпрыжок. А дальше – будем заниматься ежедневно. На яхте есть море систем развлечения, даже театр или игровые комнаты с маленьким казино, так что скучать вам не придётся. Это в перерывах между изнурительными тренировками. Запас воздуха, воды и еды тут рассчитан на три года автономности с экипажем в тысячу человек, это тысячи тонн разных вкусняшек и не очень вкусняшек. Нехватки провизии не предвидится.

Дети согласились и я пошёл к Кэлу.

* * *

«Хронос» начался сразу после того, как команда покинула борт. Ссадил их на очень тихой и спокойной планете, с наказом не ввязываться в проблемы и отсыпав денег от щедрот своих. Яхтой мог управлять один я, хотя приходилось побегать между пультами, дети тоже пришли на мостик, но ничего не делали, только смотрели на меня. Асока не верила, в то, что такое вообще возможно, а Шиай просто глазел. Прыжок на модифицированном гипердрайве был рассчитан с максимальной точностью, по основному маршруту, в сектор Мандалора. Если всё пройдёт гладко, то мы выйдем там через пару месяцев, и тут же займёмся проблемами Сатин.
Я двинул рычаг ручного управление гипердрайвом и звёзды перед лобовым окном размазались в линии, пространство вокруг крейсера заполонила серая туманная дымка гиперпространства, по которой иногда пробегали тёмные искорки. Типичное гиперпространство.
– Эрдва, – я повернулся к своему другу, – проверь тайминги гиперпространственных маяков.
– Проверил. Коэффициент временного искажения около ста пятидесяти единиц. Продолжает расти.
– Сообщи, когда стабилизируется.
– Принято, – Эрдва затих и смотрел перед собой, на пульт навигатора.
– Э… – подал голос Шиай, – пап?
– Что?
– И это всё? – он расстроился из-за того, что не увидел ничего невероятного.
– Да, всё.
– Стабилизировано, – вмешался голос Эрдва, – коэффициент двести пятьдесят единиц.

Это было замечательно. Эксперимент удался, мы находились в пространстве и времени, однако для нас оно текло строго так, как это было нужно нам. Замечательно, однако… я попросил Эрдва сообщать мне о изменениях каждый день, после чего повёл детей вон с мостика. Эрдва пока остался тут, следить за кораблём.
Так началась самая интересная эпопея втроём – я, Шиай и Асока. Сначала дети даже не знали, что делать, но на следующий же день начались их мучения, столь мучительные, что пришлось им забыть и о времени и о том, что мы находимся на корабле.
Наконец-то я дорвался до времени, свободного, которое мог посвятить только совершенствованию своего стиля, навыков, обучению детей и изучению положения дел в своей империи. С утра пораньше я поднял обоих, после чего мы сделали лёгкую пробежку по кораблю – от кормы до носа и обратно. Пятьсот метров туда-сюда это мелочи для форсюзера. А дальше началось веселье – Асока училась махать светошашкой. В храме учили из рук вон плохо, если всё, что она мне продемонстрировала – нормальное обучение. Возможно, джедаи просто жалели детей, а может, действительно были уверены, что ей не нужно знать больше, однако по сравнению с Шиаем, который обучался у своей матери, ветерана войн с ситами, познания Асоки удручали. Пришлось устраивать обучение с нуля – с удержания баланса тела, и балансирования мечом. Шиай тоже с утра до ночи тренировался – он не хотел уступать какой-то там девчонке, поэтому между ними возникло соперничество, которое быстро переросло во вражду.

Неделя занятий пролетела очень быстро, после чего на смену балансировке пришли силовые тренировки. Тут Шиай показал жару Асоке. Приходилось даже увеличивать ему вес снарядов, что бы не вырывался вперёд. В обучении я соединил методы Архитекторов и Тоси воедино, попутно разбавив из собственными садистскими методами – бег с препятствиями, акробатика, внезапные атаки. Для последних пришлось прибегнуть к совсем уж жуткому, но интересному методу – воспользоваться одним приёмом для создания… фантома силы.
Фантом – одна из сложнейших и интереснейших техник, как в светлом исполнении, так и в тёмном. Фантом – прообраз голокрона, материализованная частица силы. Фантом мог даже держать меч, говорить, участвовать в бою. Это своеобразный аватар, создаваемый с помощью силы и образа в моём восприятии – он был протоматериален. Первый, кто стал прообразом моего фантома, это Квай-Гон Джинн. Квай-Гон, материализовавшись из воздуха, достал меч и набросился на не ожидавших такого учеников. Стиль его я не помнил, поэтому взял первый попавшийся. Призрак был слабее своего прообраза, ведь он всего лишь образ, которому сила придала материальность, однако на двух детей это произвело впечатление. Асока узнала мастера-джедая, а Шиай нет, поэтому он атаковал фантом смелее. После пары добивающих ударов по призраку, тренировочный меч выпал из его руки, а сам фантом развеялся облачком. Я следил за этим через силу, сидя в доброй сотне метров от них. Первое испытание Шиай прошёл. Дальше – интереснее, после того, как Квай-Гон исчез, дети остановились, но тут уже я не стал сдерживаться и создал ещё одного фантома. На этот раз взял образ самого Шиая. Столкновение закончилось тем, что Асока в пылу боя заехала мечом по настоящему, а фантом «убил» её. Девочку это деморализовало, но надо было двигаться дальше.
Позже я всё чаще и чаще использовал фантомов в обучении – сам с собой такую тренировку провести не могу, зато детей погонять – за милую душу. Осечка у Шиая вышла через пару недель, только после того, как я воспользовался образом Тоси, да не той дамы средних лет, а такой, какой я её запомнил по лесам Шили – молодой и активной, озорной девушки. Шиай сплоховал, не смог ударить мать, зато Асока расчленил фантом быстро и эффективно. Дальше между детьми состоялся откровенный разговор на тему того, кто это был, после чего Тано ушла в задумчивости.

* * *
Условный год спустя, театр.
* * *


– Учитель, но всё же, почему вы мы не начнём обучаться приёмам силы? – задала Асока вопрос, как только мы закончили просмотр очередной пьесы.
– Асока… – я оглянулся, Шиай театр не любил, поэтому его с нами не было, – знаешь, один мудрый воин когда-то сказал, что он боится не того врага, который знает тысячи приёмов, а того, кто повторяет один и тот же приём тысячи раз.
Я немного перефразировал Брюса Ли, однако суть та же.
– Но мы уже достигли предела! – возмутилась девочка, – я не могу быть сильнее, чем есть.
действительно, после набора формы Асока стала физически более похожа на Шиая. Крепче, мускулистей, чем раньше.
– Это не твой предел, Асока, – я развалился в кресле, когда свет в зале начал постепенно усиливаться, – ты можешь много больше. Просто тебе нужно обратиться к силе, почувствовать силу. Сила твой симбионт, вместе вы – сильнее, чем по отдельности. Поэтому далее будешь учиться всё тому же, время ещё не пришло, что бы учить тебя способностям силы.
Асока осталась ни с чем.
– Но, учитель, разве мы не достигли чего-то?
– Чего-то достигли, – кивнул я, – сейчас тебе те «тяжёлые» испытания, которым я подвергал вас год назад покажутся детским лепетом. Если ты так хочешь, я могу начать обучение способностям силы, но это потребует от тебя и Шиая забыть о своей вражде, иначе у вас ничего не получится. Сила не терпит использования её в целях показать превосходство над другим.
– Ведёт на тёмную сторону, – закатила глаза девочка, – я это уже слышала.
– Именно. Если ты хочешь изучить искусства тёмной стороны, я помогу тебе в этом, в конце концов, один из моих учителей был величайшим мастером тёмной стороны. Однако если твой путь на светлой стороне – не подставляйся под тёмную.
Асока задумчиво замолчала, а я продолжил снимать с неё стружку: – твоя вражда с Шиаем не имеет под собой основания. Вы похожи, его детство было тяжёлым, ему пришлось лишиться матери, я вечно занят на работе. Быть императором – тяжёлое бремя. Однако, с моей точки зрения это тепличные условия, может, тому виной моё собственное детство, после которого нужно давать медаль за то, что просто выжил, может, просто я такой человек. Не совсем человек, но суть ты поняла.
Асока кивнула:
– Вы хотите сказать, что нам не стоит враждовать?
– У каждого из вас собственный путь. Шиай не станет джедаем, его путь – Мандалор. Я чувствую это, ты же – джедай, это твой выбор. Вы будете разными и в равной степени заслуживаете щелбан за проступки и пряник за достижения. Я не делаю даже из своего сына фаворита, если уж судьба распорядилась мне учить двух учеников. Тем более, будь в конце концов девочкой…
– Эй, – обиделась она.
– Я знаю, – я усмехнулся, – я о том, что парням иногда хочется распушить хвост перед девочками и показать, какие они крутые. Природа, что поделаешь, – я развёл руками, – тебе же не нужно показывать ему всё, чему ты научилась, хотя ваш потенциал и обучение почти идентичны, а значит вы в равных условиях.
– Я поняла, – Асока кивнула, – мне не стоит ему завидовать.
– Потому что он если и старается, то разве что для тебя.
– Для меня? – глазищи тогруты стали как блюдца.
– Ну да. Он не может в твоих глазах быть слабым, иначе бы уже давно просил сбавить темп тренировок. Такова природа мужчин – даже если он слаб, он не может показать это девочке. Ладно, считай это моим условием, – я поднялся, и Асока тоже, – пока вы с Шиаем не придёте к взаимопониманию, никаких тренировок спосбностей силы не будет. Это не то, что можно тренировать что бы показать другим своё превосходство или соревноваться в этом. А сейчас, – я улыбнулся, – пойдём, ты ещё не в совершенстве овладела четвёртой формой боя.

Асока повесив буйную голову поплелась за мной, думая, как найти подходы к Шиаю. Аналогичный разговор произошёл у меня с Шиаем, который тоже был мною поучен, проучен, принял немного отеческой мудрости по поводу того, как надо обращаться с девочками и в ближайшее время у них должно состояться долгожданное примирение. Я ждал этого дня уже пол года – всё-таки их вражда себя изжила и вместо ревности к соседу появились другие чувства – желание узнать соученика поближе, подружиться. Когда они закончат вражду, можно будет начинать изучать способности Силы, а не просто тренироваться в скорости, ловкости, фехтовании. Опыт командной работы им тоже не помешает.
Единственный минус –долго грузятся отчёты от Цинны. С его точки зрения то быстро, а тут надо по пол дня ждать, пока на скорости в несколько килотрит* загрузится зашифрованный документ. Эрдва немного переколбасил схему, увеличив тайминги между приёмом пакетов, поэтому соединение с голонетом у меня было. Однако, его скорость была фантастически низкой, можно сказать, еле-еле грузило.
Оставив отчёт, я положил датапад на полку. Вот чего я опасался – что между Асокой и Шиаем возникнут какие-либо чувства. Так уж устроена психология, что если ты один на один с партнёром противоположного пола, то возникновение чувств – вопрос времени, психология такая штука… А детская влюблённость – штука не менее интересная и милая в своей простоте, я это на своей шкуре испытал. Но, мне не повезло с Али. Асока вряд ли могла сделать первый шаг, а вот за Шиая я не ручаюсь – он так старался, что тут явно замешано что-то такого порядка. Просто прочитать его я не мог, пока что моих способностей не хватало, что бы разобраться в столь тонкой душевной организации. К Тано это тоже относилось – чувствовать поверхностные эмоции это одно, а вот лезть в душу это совсем иное…

* * *
Встреча на Эльбе состоялась. И, судя по всему, для меня её результаты будут неожиданностью, судя по эмоциям пришедших ко мне детишек. Асока была смущена, Шиай ещё больше, однако вражды между ними не было.
– Мастер Скайуокер, – начала было девочка, но я её перебил:
– Вы готовы к изучению способностей силы?
дети переглянулись, ответила Асока:
– Да, мастер.
– Замечательно. Приступаем. Садитесь в позу медитации и приготовьтесь. Перед тем как использовать любую способность, отличную от телекинеза или молнии Силы, вам предстоит изучить и понять базовый курс, теорию самих способностей. Мало знать и уметь, нужно понимать.
Детишки расселись рядом со мной, на полу, и я начал объяснять, упростив некоторые моменты до максимума. Всё же такой образование как у Тоси рассчитано на более-менее сведущего в науке ученика.
Единственное, что удивило Асоку, это условное деление силы на четыре различных направления – Светлое, Тёмное, Серое и Зелёное. Это вообще выбивалось изо всего, что она знала.
– Мастер, а…
– Сейчас объясню. Итак, сила есть вездесущая энергия галактики. Она проникает везде, всюду, и взаимодействует с живыми организмами. С разумными одарёнными – по-своему. Это обусловлено их действиями. Каким образом чувствующий взывает к светлой стороне силы?
Асока осталась хлопать глазами, а Шиай поднял руку.
– Да, Шиай?
– Позитивными эмоциями.
– Перечисли их, – я приготовился слушать и наблюдал за обалдевающей Асокой.
– Радость, Надежда, Любовь, Счастье, Сострадание.
– Правильно, – я улыбнулся, – а Тёмная сторона?
– Злость, Жадность, Ярость, Страх, Эгоизм, Отчаяние.
– Правильно. Это два антагониста, схожие по своей сути – светлая сторона силы и тёмная сторона силы, – я кивнул своим мыслям, – они очень похожи по своей природе – это прямое взывание к силе через бессознательные эмоции. Сила воздействия не может быть рассчитана совершенно точно – всё зависит от силы эмоций. Отличие заключается в стабильности – нельзя, к примеру, быть добрым и от этого ещё больше добреть, а вот преумножать ярость, страх, эгоизм, запросто. Это нисходящая прямая – от света к тьме, поэтому переход на тёмную сторону называется падением. Может, конечно, павший раскаяться, однако это случай редкий. В отличии от тёмной стороны, светлая не захватывает своих адептов, так как в её сути нет подавления воли.
Асока подняла руку.
– Да?
– Мастер, получается, что тёмная сторона похожа на светлую?
– С точки зрения механики её использования, да, очень похожа. Но есть одно главное, фундаментальное отличие. Светлая сторона не принуждает своих последователей следовать ей, это путь выбираемый разумом и чувствами. В то же время павший на тёмную сторону всё равно что в болото или зыбучие пески попал – чем больше он старается выбраться, тем сильнее его затягивает. Тёмная сторона подчиняет себе волю разумного, разум для неё – лишний, главное – эмоции. Это своеобразный паразит, который присасывается к эмоциям и лишает жертву воли к сопротивлению. С течением времени «болезнь» прогрессирует, и адепт становится всё яростнее, всё злее, всё больше поступает не так, как нужно, а так, как хочется ему в данный момент. Поэтому тёмная сторона похожа на гигантскую ловушку, которая засасывает в себя множество адептов, превращая их в проводников собственной воли.
– А разве светлая сторона не действует так же? – не поняла Асока.
– Почти. Но при светлой интерпретации эмоции не подавляют волю, они действуют с ней заодно. Если так будет понятней, то светлая сторона использует эмоции, что бы стать симбионтом форсюзера, а тёмная – что бы стать паразитом. Обе концепции хорошо известны нам по живой природе, и обе имеют право на существование.
Тано кивнула, после чего я обратился к Шиаю:
– Ещё два направления. Дай определение Серой стороне силы.
– Серая сторона выражается в полном отказе от эмоционального воздействия с Силой и разумного симбиотического управления Силой. К тёмной или светлой стороне адепты имеют склонность ввиду своего врождённого характера, однако крайне редко меняют свою сторону, из-за привычки анализировать и понимать эмоции, а так же избегать их при воздействиях с силой.
– А зелёные?
– Зелёные – природная сторона силы. Адепты в первую очередь воспринимают свою связь как естественный природный процесс, симбиотическую связь и при взаимодействиях используют подсознательный или отточенный годами использования контроль, исключающий как эмоции, так и осознанный контроль, пользуются силой так же естественно, как собственным телом, достигают больших высот в медицинских техниках благодаря высокой адаптивности их силы к силе других существ.
– Достаточно, – прервал я его, – замечу, что большинство медиков-форсюзеров так или иначе частично или полностью являются «зелёными». Адаптивность Силы и естественность манипуляций заводит их на зелёную сторону Силы.
– Учитель… – Асока замолчала, только что кое-что поняв…
– Ты хочешь спросить про джедаев? – угадал я. Девочка в ответ кивнула и я пояснил: – современный орден имеет мало чего общего со светлой стороной силы. У этого есть одна причина – после падения ситхов больше всего они боялись возрождения ордена тьмы, поэтому переняли солидную часть философии и методов серой стороны силы. Можно сказать, что от истинного ордена осталось только название да декларируемая светлая сторона, в остальном же – это уже не тот орден, что бы раньше. Процентов на девяносто это «серые», и на десять – светлые. Зато в последнее время, после падения ситхов, количество перешедших на тёмную сторону джедаев снизилось в десятки раз, едва ли раз в поколение найдётся один джедай, который станет тёмным. Стоит ли это того, что бы лишить галактику светлой стороны силы, или нет… не знаю. Не я принял это решение и не мне нести за это ответственность. Мы, я и Шиай, светлые, Шиай с толикой зелёной стороны, я с толикой серой, но мы светлые. Поэтому, таким как мы, нет места в современном ордене, где любовь, доброта, сострадание и долг – «ведут на тёмную сторону». Йода только забывает добавить, что путь этот пролегает через светлую сторону силы, а падение джедая во тьму – далеко не факт. Но страх перед тьмой заставляет его завуалировано обманывать своих последователей.
– Получается… – на глазах Тано появились слёзы, – они врут? Обманывают?
– Получается, да. Но с их точки зрения этот обман стоит того. Единственные джедаи, которых я знаю лично – Квай-Гон Джинн и Бен Кеноби. Оба всё же где-то наполовину светлые, наполовину серые. Остальные, судя по записям, серые с маленькой долей света.
Только девичьих слёз мне тут не хватало.
– А я? – Асока подняла на меня глаза, – я к какой стороне принадлежу?
– Ты не принадлежишь Силе. Путь, по которому ты идёшь, ты выбираешь сама. Я предупредил тебя – ступишь на тёмную сторону, и она захватит тебя в свои цепкие лапы. Лишь сильнейшие духом и адепты с непоколебимыми моральными принципами могут противиться ей. Что до остального – право выбора за тобой.
Я тактично встал и вышел, шепнув Шиаю пока утешить девочку. Судя по тому, что он её приобнял за плечи, успокоится и будет всё хорошо.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Al123potДата: Воскресенье, 22.03.2015, 02:25 | Сообщение # 66
Черный дракон
Сообщений: 2777
« 698 »
65. Все точки над i

* Ещё один условный год спустя *

Тренировка затянулась надолго. Сегодня эти двое сорванцов сдавали экзамены. Натерпелся я от них знатно – начиная с самокопаний, так свойственных подросткам, и заканчивая скандалами с участием посуды и Эрдва.
Последний всё больше подтрунивал над учениками, оставаясь большинство времени недоступен для возмездия – в режиме ожидания коротал время, вылезая из спячки только что бы принять почту или посмотреть на наши тренировки.
Экзамен был устроен мною в довольно оригинальном виде – от Тано и Шиая требовалось взять штурмом корабль. Я уже натренировался в создании фантомов настолько, что мог легко их создать десятка три-четыре. Благодаря этому корабль заполнили образы виденных мною ранее людей и нелюдей, от мамы и юной Амидалы до Квай-Гона, Лекса и Тоси. По условиям учений корабль захватили ситхи и его нужно взять штурмом, не повредив гражданским, то есть действовать быстро, решительно, не задерживаясь на одном месте, и главное – работать в команде. Асока уже достаточно освоила первую и четвёртую форму боя, а так же простые приёмы силы. Простые с моей точки зрения – с точки зрения джедаев – стандартный набор рыцаря – обман разума, оглушение, вспышка, сокрытие силы, поглощение силы, защитные формы боя и поверх этого ускорение и усиление, увеличение выносливости и предвидение. То же можно сказать и о моём сыне, отставать от девочки он не мог себе позволить. Штурм начался в полдень по корабельному времени – я расположился под каютами, на палубу ниже, и управлял фантомами гражданских и ситхов. Ситхами стали фигуры в тёмных плащах с алыми клинками. Попытки убить заложников были безуспешными – дети использовали свои способности для того что бы сбить ситхов с мысли, оглушить, ослепить, управлять мыслями заложников и заставить уклоняться от алых клинков злодеев. Зачищали они каюты по паре – один в дверях кастует силовые удары по ситхам, другой атакует с мечом и выносит заложников. Потом они менялись местами и всё повторялось раз за разом, пока я не сменил пластинку. В следующем помещении их ждали заложники, а «ситхи» атаковали со спины. Дети не подвели – удачно парировали их выпады, несмотря на неожиданность. Мой вердикт – уровень рыцаря-джедая у обоих. Но рыцаря-джедая по местным стандартам, для старого ордена пока ещё средненькие падаваны. Удары силой должны быть разнообразнее, сильнее, быстрее, движения слаженней и быстрей. В идеале они должны такой экзамен проходить как ураган, который промчался по пассажирской палубе, сметая всех противников на своём пути – это уже уровень средне-хорошего рыцаря по меркам старого ордена или мастера по меркам нового ордена.
Оттачивание способностей вошло в фазу, когда приёмы заучены и идут бесконечные повторения раз за разом, с целью отточить до совершенства движения. После успешной сдачи экзамена я вызвал детишек в хозяйскую каюту, где мы и жили.
– Итак, – я вошёл после них, заставив их резко обернуться, – экзамен вы… сдали. Поздравляю, заслужили печеньку. Однако это на данный момент хорошо, впредь вам придётся стараться намного больше на тренировках.
– Мы уже поняли, пап, – вздохнул Шиай, глянув на Асоку победным взглядом, – какие планы?
– Сегодня отдых, а завтра начнём курс мастерства. Вам надо по одиночке научиться противостоять более сильному противнику, пока в фехтовании вы на уровне среднего падавана.

Дети расположились и стали делиться впечатлениями от пройденного теста. Я же, уже разобравшись со всеми делами империи, маялся от безделья. Пришлось коротать его как могу – позвать детишек. Когда они сели на диван напротив, я заговорил:
– Хорошо, с этим мы с вами разобрались. Теперь мои личные ворчания по поводу ваших занятий. Тано, тебе не хватает только фехтовального искусства, тебе, Шиай, тоже. Это дело не столько интересное, сколько нудное – просто посвятите время спаррингам и отработке приёмов. Через неделю я начну учить вас джуйо, однако у этого стиля есть слабая сторона.
Асока подалась вперёд, а Шиай спросил:
– Какая?
– Вы же держите эмоциональный барьер? – я поднял бровь, – слабая сторона изучения джуйо состоит в том, что подавление эмоций невозможно. Вам придётся понять, осознать и осмыслить свои эмоции. Быть честными самими с собой, не держать больше эмоциональных блоков. Это – всё равно что хотеть в туалет и терпеть – рано или поздно просто… кхм… прорвёт.
Видя, как смутились ребята, я поднялся, отряхнулся и позвал Шиая за собой. Поболтать.
– Шиай, давай отойдём на мостик, – я повёл его за собой. Мы пришли на мостик яхты. Сев в кресло капитана, я растолкал Эрдва и попросил оградить мостик от подслушивания.

– Пап? – удивился Шиай, – что-то случилось?
– Нет, что ты. Я позвал тебя поговорить как мужчина с мужчиной. Ну, ты понимаешь, о чём обычно судачат мужики.
– О женщинах, – вздохнул Шиай и сел в кресло штурмана рядом.
– Ты не по годам зрелый юноша. Что ж, в таком случае, понял, к чему я вообще тебя позвал. Зрелось для джедая наступает не столько тогда, когда он может переспать в женщиной, столько тогда, когда он может быть откровенен с собой. Когда-то перед обучением Джуйо мы с твоей мамой решили быть откровенны друг с другом.
Шиай удивлённо распахнул глаза:
– Так вы…
– Год мы жили на шили и скрывали свои эмоции за блоками. Когда пришла пора обучаться джуйо, тогда мы пришли к некоему консенсусу. Думаю, я полюбил её ещё раньше, во время учёбы, но началось всё как раз к началу обучения. А понял это только после того, как улетел из ордена, оставив Тоси одну. Если бы я знал, в каком она положении, то вернулся бы, или забрал вас с собой, но… такой уж сюрприз.
– Я понял, – Шиай повесил голову, – ты хочешь знать, нет ли между мной и Асокой…
– Привязанность? Есть, это вы не скроете никак. И она привязана к тебе не меньше, чем ты к ней. Меня интересует только любовь. Определись уже, ты как раз в том возрасте, когда это уже можно понять. Если ты солжёшь себе, то эти чувства принесут тебе много боли.
– Я… не знаю, – Шиай тряхнул головой, – понимаешь?
– Понимаю. Любовь – такая штука, что сразу и не поймёшь. Влюбляться в неё тебе уже поздно и рано одновременно, гормоны ещё не разыгрались, а знакомы вы давно. А вот любовь… она может быть.
– Не знаю, – Шиай повесил голову, – может…
– Может, ты всё-таки попробуешь разобраться с ней? – я поднял бровь, – ну, знаешь, пригласи на свидание, погуляете, посмотрите какую-нибудь постановку, поцелуетесь под луной…
Шиай на это только сильнее покраснел, а я улыбнулся. Не то что бы я был сводником – дело молодое, сегодня любовь, завтра уже завяла, но главное – что бы не устраивали себе эмоциональных нарывов.
С моей точки зрения это выглядело обыденно, но какие страсти бушевали у учеников! Это просто Санта-Барбара какая-то. Договорившись с Шиаем, я оставил их одних, приглядывая в пол глаза за ходом событий. Шиай честно рассказал Асоке, о чём мы болтали, после чего девочку можно было уносить – настолько красной она была. Но на предложение сходить с ней только вдвоём согласилась, а дальше был экшн. Поскольку опыта свиданий у обоих не было, они всё-таки воспользвались моим предложением, посетили театр, проболтали весь день, и вечером Шиай таки определился. Между ними определённо была любовь. Неумелый, но страстный поцелуй тому доказательство – перед тем, как проводить девочку до её спальни, он всё-таки набрался решимости. Тано потянула его за собой и они скрылись в её комнате. Я оставил свой меч, который в очередной раз пытался улучшить, и поднялся вверх. Ещё мне не хватало – что бы насмотревшись на всяких вульгарных девиц эти двое стали ранетками, то есть лишились чести до полового созревания. Однако, моё вмешательство не понадобилось. Наверное, это просто я слишком испорченный – парочка упорно тренировалась в поцелуях, однако, не заходя за грань. Мне пришлось скрыть своё присутствие и поглядывать за их воркованием – расположились они на одном большом кресле, Шиай обнял Тано и, иногда обмениваясь поцелуями, они ещё некоторое время сидели так, фонтанируя любовью и нежностью друг к другу. Ну, слава богу, парень весь в меня. Утерев пот со лба, я пошёл спать – на сегодня программа была отработана.
Утром я наведался в спальню Асоки. Посмотреть, так сказать, на голубков лично – через силу это не то, хотя фонтан светлых эмоций просто таки окружал эту парочку. Такого стабильного чисто-светлого фона я ещё ни разу не видел. Дети лежали в глубоком кресле, обнявшись – Тано положила голову на Шиая, а малец не будь дурак, обнял её за талию. Какое умиление, это даже круче чем видео с котятками раз в двадцать. Накрыв их одеялом, которое я притянул с постели силой, я покинул их комнату, пропитанную светлой силой до основания. Теперь можно было начинать обучение.

Появилась парочка как раз к концу моей разминки – на этот раз она была на порядок эффектнее чем пару лет назад, когда Тано впервые меня увидела в деле – скорости достигли где-то пятой части от скорости Сына, а этот супермонстр по меркам джедаев был вообще богом войны. Сейчас я, может быть, не струхнул бы выйти с Йодой один на один, однако, всё же разум говорил, что это плохая идея – разделает меня девятисотлетний магистр как миленького. Опыта у него килотонны, а у меня – чистое мастерство, не обросшее реальным боевым опытом. Вот с Винду не отказался бы смахнуться. Тано как всегда завороженно глядела на разминку – беспрерывный ураган ударов, блоков, уклонений.
Я остановился и выключил меч. Хм… а детишки держались за руки, осознанно или нет.
– Вижу, вы всё-таки определились…
Они отпрянули друг от друга, покраснев.
– Да ладно вам, – я махнул рукой, – не знаю, чем вы занимались ночью в спальне, однако после вас эта каюта так пропитана светлой силой, что она просто светится… я вам не говорил, что от моего отца-миралуки я унаследовал Зрение Силы?
– Нет, – покачал головой Шиай, – ты вообще ничего не говорил про своего отца.
– Моя мама никогда о нём не говорила. Про то, что он вообще есть я узнал только из теста ДНК. Это не лучшая тема для обсуждения, но думаю, если женщина предпочитает говорить, что у ребёнка нет отца, значит на то есть очень веская причина.
Шиай ловил каждое слово, а Тано просто любопытствовала.
– Мы можем начать тренировки?
– Прежде я хочу заглянуть вам в души. Готовы ли вы довериться мне и показать, что вы из себя представляете? Я не принуждаю вас, однако без этого я не начну вас тренировать Джуйо. Риск… неприемлем.
Шиай тут же ответил «да», опередив Тано на пол секунды.
– Сядьте передо мной. Сначала ты, Шиай.
Мы сели в медитацию. Я положил руки на голову Шиая и проник в его сознание, осматривая самые потаённые уголки. Он… немного боится меня, сильно устал от тренировок, и просто тихо любит Тано. Прямо как я и его мать, чувство очень похоже. Тихое, спокойное, как вкус дорогого вина или слабый аромат цветов… В целом, это можно назвать готовностью – у него есть и азарт, и желание стать сильнее, но для конкретной цели – защитить Тано. Вынырнув из подсознания сына, я устало раскинулся на полу. Такие проникновения – вещь очень сложная для джедаев, лишь еденицы, всю жизнь посвятившие совершенствованию ментального искусства могут такое совершить. Сейчас таких мастеров нет, а я – Архитектор. Не мощь, тонкость, прецензионность воздействия – вот моя истинная сила. Шиаю тоже это не далось даром – он тяжело дышал и только подбежавшая и обнявшая его Тано вернула мальчика в реальность.
– Теперь ты, – я кивнул Асоке, – готова?
– Да, – она подошла и села напротив.
Её подсознание представляло из себя дикий коктейль эмоций, чувств, принципов и убеждений. Итак, попробуем разобраться в основных. Шиай – немного вины, привязанность, любовь, соперничества нет вовсе. Скорее она просто не мешает ему показывать себя с лучшей стороны, то есть распушать хвост. Вина – потому что сначала восприняла его негативно, как полукровку. Ко мне… хм, лояльна, и просто тонны восхищения и… почти поклонения. Мастера ордена, обучавшие её, по сравнению с моими Архитекторскими замашками и силами выглядят грубо, как самоучки. К ним она чувствует привязанность, но вместе с тем, они ушли на второй план, а вот к Йоде – стойкая неприязнь. То, что он со своей «светлой» стороной её обманывал, она не простила до сих пор, хотя от былой вспышки праведного гнева на лжеца не осталось и следа – всё-таки Йода действовал в интересах ордена, да и обман его не имел таких уж подлых форм. Шиай – тут полная аналогия с мальчиком, только куда эмоциональнее, она, судя по всему, смешала все эмоции от дружбы с соучеником и солидарности в отношении ко мне, до почти взрослой любви. Забавно, но между ними определённо была связь.
– Так, – я вынырнул из сознания девочки, оставив её подбежавшему шиаю. Сын не сплоховал и обняв её за плечи, что-то начал нашёптывать. Судя по тому, что от них опять повеяло светлой силой, опять воркуют, засранцы, даже меня не стесняются.

Через минуту они пришли в себя.
– Шиай, Асока, у меня есть для вас две новости. Даже три. С какой начать?
– А какая из них плохая? – поинтересовался мальчик.
– Никакая. Ладно, начну по порядку. Во-первых, тест вы прошли. Вы достаточно сильны духом и эмоционально стабильны, что бы выдержать обучение. Я бы даже сказал, у вас стабильность намного выше, чем я ожидал.
– А вторая? – спросила Тано.
– Вторая – относится к вам двоим. Поздравляю, между вами есть любовь. И не смотрите на меня так, подобные взаимные чувства – редкость в нашем мире, поэтому половина галактки завидовала бы таким отношениям.
Детишки покраснели, но только взялись за руки.
– А третье? – на этот раз спросил Шиай, – что-то интересное?
– Очень. Судя по моим ощущениям… так, что вы вчера делали? – нахмурился я. Дети опять покраснели так, что пигменты на лицах стали выделяться очень резко, однако, всё таки сохранили молчание.
– Шиай, как мужчина имей смелость рассказать своему отцу-джедаю, чем вы занимались. И желательно, в подробностях, это важно.
– Ну… – он бросил взгляд на Асоку, – мы целовались.
– И всё? Я ведь не спрашиваю, занимались ли вы чем либо ещё, – я быстро показал пальцами известный жест «секс», – о чём вы говорили?
Шиай задумался, вспоминая, – мы… ну… о разном. Асока спрашивала меня про моё детство, потом я её, потом мы ещё некоторое время… хм… обсуждали…
– Понятно. Поздравляю, мои глупые детишки, – я поднялся и хлопнул обоих по плечу, – но между вами образовалась прочная связь в силе.
– Это как между учителем и учеником? – блеснула эрудицией Тано.
– Крепче. Как между очень близкими людьми…. Тогрутами… короче, не сбивайте с мысли. Такая связь крайне редка, однако, нередко случалась между мужем и женой, родителем и ребёнком, братьями и сёстрами, при условии, конечно, что их связь с силой и друг с другом достаточно сильна.
Тано испугалась неизвестного состояния, а Шиай наоборот, вздохнул с облегчением.
– Значит… как это влияет на нас? – задала девочка вопрос.
– Ну во-первых – вы можете чувствовать друг друга вне зависимости от расстояния. Ощущать эмоции друг друга и даже мысли, если вдруг сильно сконцентрируетесь. Ваши чувства в какой-то мере связывают вас через силу друг с другом, можно сказать, что вы как две половинки одного целого. Это довольно редкое явление, особенно сейчас, однако, определённо положительное. Со временем, с развитием ваших отношений и чувств друг к другу ваша связь тоже может сильно измениться и принять разные формы, от способности, скажем, смотреть глазами своего партнёра, до способности мысленного разговора друг с другом, или использования одной способности силы вдвоём. Честно говоря, я сам много не знаю – это явление – редкая аномалия силы, вернее, ступень эволюции чувств и отношений. Похоже, благодаря потенциалу а так же чистоте силы вокруг нас, вы перешагнули через несколько ступенек сразу.
Детишки опять залились краской, пока я думал, что мне делать в таких условиях. Наверное, это моя вина – я сам забыл, чем закончился год на Шили для меня и Тоси. Теперь, расхлёбывать.
– Так… что нам делать? – неуверенно спросила Тано.
– Ничего. Живите так, как жили, радуйтесь тому, что вы не одиноки, в конце концов, мы можем вернуться к этому вопросу попозже. Только, я вас предупреждаю, пока что ваши отношения не должны переходить в горизонтальную плоскость. Когда придёт время, вы поймёте сами.
Сегодня просто таки день красных Тогрут – опять смутил обоих двух голубков.

Тренировки мы начали на следующий день. У Тоси я научился базовым основам и развил их с помощью остальных стилей и обучению у Архитекторов, поэтому Джуйо – как индивидуальный пазл. Для каждого это свой набор, со своими особенностями. Вот что могу сказать точно – после «ночи влюблённых» у парочки командная работа резко пошла в гору. Они не сговариваясь атаковали меня так, словно были одним целым. Сказанное мной ранее имело под собой основу – сила действительно в какой-то мере объединяла их в одно целое. Я только успевал подстраиваться – в команде они были на порядок опаснее чем по одиночке. Вместе они пожалуй были так же опасны, как парочка хороших рыцарей-джедаев старого ордена. Отбившись от атак, я остановился на индивидуальных занятиях с каждым. Сначала Тано, девочка быстро поняла смысл Джуйо, быстрее, чем я. Она словно была для него рождена – активность, напористость, азарт, просто фонтанировали, поэтому даже вооружённая парой приёмов и общей концепцией она стала сильным противником. Шиай же этот стиль понял позже, однако, в отличии от своей зазнобы, это не его. Ему нравились более тяжёлые, мощные стили, без азарта, но с профессионализмом. То есть формы со второй по четвёртую. Вместе они представляли из себя очень мощный тандем – тяжёлые силовые удары Шиая и вихрь ударов, уколов, подножек, обманок от Тано. Перестроиться практически нереально, поэтому любой противник потеряет ритм. Мне и то не сразу удалось настроиться, да и то пришлось взять второй меч – иначе не мог. Тано предпочитала сразу два коротких клинка, а Шиай один, классический, но с длинной рукоятью – так он мог вкладывать в удар весь свой вес. Умело манипулируя усилением и центром тяжести у него получилось добиться очень мощных и быстрых ударов, которые могли легко выбить меч из рук среднестатистического противника.

* * *
Два года спустя
* * *


Детишки, вернее уже подростки, совсем обнаглели. По крайней мере они вообще перестали скрываться, стесняться, и даже иногда звали друг друга умилительными прозвищами. Меня это вгоняло в депрессию – чувствовал себя старше, видя, как развиваются их навыки, сила, связь, отношения. Я, конечно, провёл время с пользой – стал намного сильнее, успел перебрать свой истребитель с нуля, создав по сути новую машину, намного более органичную. Переборке подвергся и проект большого корабля – тут мне пришлось штудировать литературу и пользоваться своими знаниями и силой на полную. Однако, кое-как программа модификации была готова, довольно внушительная, начиная с изменения конфигурации и заканчивая раскраской. Империя требовала заявить о себе – символ, флаг, знамя, фирменная раскраска. Вместо красно-белой республиканской мои «венаторы» окрасились в тёмно-синие и белые цвета. Белый вообще универсален – на нём хорошо видны подпалины, и он хорошо заметен при маневрировании при ручном управлении.
До окончания тренировки оставался один день – вся яхта пропиталась аурой ожидания и неизвестности. Тано и Шиай по этому поводу радовались и грустили. Радовались – потому что пытка-тренировка окончена, грустили… когда-то я на Мортисе тоже грустил, когда всё закончилось. Потому что пути назад уже не было, я был не таким, каким туда прибыл, я стал взрослее. Тогда, когда пришло время конца обучения, я понял, что теперь я уже не тот Эни Скайуокер, что лихо выиграл Бунта-Ив-Классик, не тот, что отрывался с Али в общаге, даже напивался и сдавал экзамены в академии, попутно модифицируя дроида-друга. Теперь началась новая жизнь, пришло время немного повзрослеть. Но дети теперь стали старше. Не внешне – внутренне, подростки по тринадцать лет обоим. Как раз в этом возрасте я провёл ночь в «Альдерре» – первый раз с Али. А дальше – судьба меня покидала знатно. Хорошо ещё, что я накопил достаточно сил и влияния, что бы такого не произошло с моими учениками. Ночью перед путешествием обратно я тактично ушёл в нос корабля, туда, где была обзорная палуба, и мои сенсорные способности не добивали до их спальни… Скажем так, вряд ли они физически будут чем-то заниматься, однако предполагаю, что эту ночь проведут в одной постели.
Навыки обоих учеников подтянулись до уровня хорошего рыцаря старого ордена. Немного контрастировало с внешностью – я всё же замедлил их старение и выглядели они на десять лет. Это не семь, но и не их реальные тринадцать-четырнадцать. По крайней мере, мне не придётся за них волноваться, постоять за себя они смогут – я придумал им столько испытаний, сколько это вообще возможно на старом ситском крейсере, одиноко ползущем через гиперпространство.
Утром, проснувшись свежим и отдохнувшим, я пробежался по помещениям корабля и забежал в наш сектор. Асока и Шиай таки уже встали и сидели в гостиной, о чём-то переговариваясь.
– Как жизнь молодая?
– Нормуль, – повернулся Шиай, – мы возвращаемся?
– Ага. Только через пару часов, а пока… я хотел поставить точку в ваших отношениях, – я развалился на диване перед обалдевшими учениками.
– В каком смысле? – удивился Шиай.
– Внести ясность. А то я что-то реально не понимаю, как вам дальше жить? Ну вот ты, Асока, куда дальше планируешь? Учти, что нам с Шиаем с орденом не по пути. Он планирует стать мандалорцем, через… несколько лет, по нормальному летоисчислению. Я – император Короса, а это богатейшие миры ядра, то есть весьма крупная политическая фигура… Ты вернёшься в орден?
– Я не брошу Шиая, – тихо проговорила Тано, заслужив полный благодарности взгляд от мальца.
– То есть ты не хочешь возвращаться?
– Я… думаю, что мне не по пути с такими джедаями. Я не хочу отрицать своих чувств, я люблю… вашего сына.
– Я это знаю, всё-таки читал ваши души пару лет назад.
Шиай пока не вмешивался. Как же сложно было с этими детьми, которые вдруг решили влюбиться. А, на мой взгляд, Тано была бы неплохой парой Шиаю. Он тоже – мальчик-красавчик по человеческим меркам, по тогрутским не знаю, но, если уж Тоси не кривилась при моём виде, значит тоже неплох. Да ещё и принц… хорошо, что о моём статусе императора Тано узнала много позже чем они признались друг другу – меньше сюрпризов.
– А ты что скажешь? – обратился я к сыну, – я не навязываю вам ничего. Ваша судьба – в ваших руках. Как поступишь с ней?
– Я поддержу Асоку в любом случае, – уверенно сказал он, – какое бы решение она не приняла.
– В таком случае, слово за вами. Вы уже не маленькие дети, набрались ума, теперь можно с вами говорить по-взрослому. К сожалению, мы тоже не простые, ты, Шиай, официально принц и наследник империи. А это значит, что твой статус важен для всего политического сообщества как внутри империи, так и за её пределами. Если вы хотите остаться вместе – я этому не буду мешать, вопросы с орденом… как-нибудь улажу.
– Что вы имеете в виду? – не поняла девочка, опять смешно тряхнув своими лекку, – я смогу остаться, но…
– Но. Но варианта два – либо Шиай отказывается от прав наследника и принца, либо мы заключаем брак между вами. Есть такая вещь, как традиция, и я не хотел бы идти против них там, где в этом нет необходимости. Так что вот весь расклад. Можно, конечно, ещё остаться в свободных отношениях, однако, это нежелательно – вызовет недовольство и тем более против мандалорских традиций. А я – мандалорец, если вы не в курсе.

Парочка сильно загрузилась, я же, оставив их вдвоём, пошёл готовить выход из прыжка. Пока я с Эрдва проверял координаты, они посовещались и пришли ко мне, на мостик. Огласить общее решение осмелился Шиай.
– Пап, мы приняли решение.
– Да? – я повернулся к ним.
– Под тем и другим вариантом ты подразумевал свадьбу, верно?
– Да. Попал ты парень.
Шиай усмехнулся: – насколько я понимаю, среди людей нашего круга это ещё нормально. Так что я только за. Отказываться ни от чего не буду.
– Твоё решение. Тогда, Тано, как только мы выпрыгнем, будет самая быстрая свадьба в галактике – я, как император, обладаю властью визировать ваши документы и менять статус вашего семейного положения.
Собственно, так и произошло. Как только мы вышли из гиперпространства, Тано сбегала в каюту, Эрдва открыл голомонитор с терминалом и я, воспользовавшись своим допуском к системе юстиции, составил и зарегистрировал несколько документов. Во-первых – Асоке Тано был пожалован титул графини Бесеро. Это довольно уютная планета на самой границе империи, с живописной природой и руинами старых городов, давно опустевших. Во-вторых, заключён брак между Графиней Бесеро, Асокой Тано, и Шиаем Скайуокером, принцем Коросской империи, и в третьих – Асока Тано сменяет полное титулярное ФИО на «Асока Скайуокер», становясь ненаследной принцессой империи. И попутно входит в нашу дружную семью. Я, Шиай, Сатин, теперь ещё и Асока. Клан «Скайуокер» просто таки разрастается. Если Сатин ещё удастся охмурить Кеноби, то это будет вообще шикарно. На политическое влияние нашей группы это не повлияет, но на моральный климат в правящем коллективе – очень даже. Я вручил новые карточки новобрачным, которые рассматривали их, как будто впервые видят.
– Так… всё? – удивилась Асока.
– Да. Кстати, привыкай, ты теперь Принцесса Асока Скайуокер… ну, вы поцелуйтесь что ли?! – возмутился я. Они не заставили себя долго ждать и слились в поцелуе, как всегда, настолько умилительном, что я аж прослезился. Правда.

Прервал меня голос Цинны по громкой связи:
– Шеф, как вы?
– В порядке, – я с трудом сменил настрой, – что-то случилось?
– Недавно прошёл запрос под вашими реквизитами в регпалату министерства юстиции.
– Да, я в курсе, – я повернулся к Эрдва и он начал транслировать изображении хитрой мордочки ботана, – ну ты хоть поздравь молодожёнов.
– Кхе, – он хитро улыбнулся, – поздравляю, молодые люди.
– Цинна, что там у нас?
– Уже почти готово, шеф, – он тут же принял деловой вид, – операция вошла в заключительную стадию…
– Можешь говорить открыто. Сатин добилась своего?
– Ну… да. Одна проблема – Бен Кеноби слишком волнуется за ученицу, так что желательно, что бы вы поучаствовали в процессе.
– А их отношения?
– Скрывают, но им есть что скрывать.

Цинна отключился, после чего я повернулся к ученикам:
– Ваше обучение закончено. Вам ещё многому предстоит научиться, джедай не должен останавливаться в своём развитии никогда, но дальше вы сможете обучиться самостоятельно. Что же до остального… ваше решение я обещал уважать, поэтому если вы ещё не поняли, с этого дня мы одна семья. Я рад, Асока, что такая хорошая девочка и сильный форсюзер, как ты, приняла нашу фамилию. Теперь я тебе расскажу о операции по Сатин и Кеноби, из-за которой мне пришлось тебя похитить… – я расположился удобнее в кресле. Асока села в соседнее, а Шиай остался стоять рядом.
– Я давно хотела спросить… но не решилась.
– И правильно. Я сам тебе всё расскажу. Итак, есть моя сестра, не родная, Сатин Криз. Герцогиня Мандалора, как ты наверное знаешь.
– Сестра? – удивилась Асока.
– Да, я Скайуокер-Криз. Официально. У моей сестры было большое горе – неразделённая любовь. К кому, догадалась?
– Оби-Ван, – кивнула Асока.
– Правильно. Мне надо было просто свести их вместе. Получится у неё построить с Беном отношения, или нет – это их дело, я пообещал лишь устроить им встречу. Для этого я воспользовался кое-какими связями, имитировал нападение на неё, после чего канцлер попросил Йоду выделить для Сатин охрану. К слову, Бен Кеноби и Сатин Криз друзья детства. Вот так уж получилось. Единственное, что служило Бену о постоянном напоминанием о том, что он джедай и должен вести себя как монах-отшельник – ты. Поэтому мне пришлось забрать тебя, это дало этим двоим шанс. Если всё пройдёт гладко, то не ты одна покинешь орден, Бен тоже останется с Сатин. Учитывая, какие силы были вложены в эту операцию – игра шла через самые верхи республики, то я бы удивился, если бы всё было не так, как мы задумывали. Сейчас, судя по докладу моего помощника, Сатин уже имеет личные отношения с Беном… ну, вы понимаете, о чём я.
Асока и Шиай немного порозовели, но остались неподвижны.
– То есть, я должна прилететь на Мандалор, и…
– Мы прилетим. И ты заявишь ему о том, как покидала тебя судьба, и что ты решила уйти из ордена, найдя своего единственного-неповторимого Шиая. На этом наша миссия завершится – если после этого Сатин и Бен окончательно не сойдутся, я проведу с ним воспитательную беседу. В конце концов, орден это не тюрьма, любой имеет право в любой момент свободно уйти из него, даже светошашку сдать не попросят.

– Тогда… летим на Мандалор, – уверенно заявила Асока, – и… спасибо.
– За что?
– За то что вы… ну, я думаю, вы всё же помогаете нам. Учителю и мне, – она посмотрела на Шиая, – спасибо.
– Было бы за что, Тано, Было бы за что…

Мы полетели на Мандалор.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Al123potДата: Воскресенье, 22.03.2015, 13:50 | Сообщение # 67
Черный дракон
Сообщений: 2777
« 698 »
66. Безумное чаепитие в брачный сезон

Управляться с яхтой было проблематично, однако, мы с Эрдва справились. Детишки ничем помочь не могли, так что просто сидели и ничего не трогали. Был выбор – гнать за командой и потом на Мандалор, или сразу на Мандалор. Я выбрал второе, так уж привык – сначала дело, потом отдых. Прежде следовало дать инструкции Асоке. Не просто инструкции – она должна была разрешить моральную дилемму Бена, поэтому для неё была заготовлена… не речь, скорее просто «рыба», костяк речи и общие тезисы за покидание ордена. Пока корабль летел в гипере, теперь уже на основном гипердрайве, мы вышли в театр. Предстояла репетиция.
– Асока, – я повернулся к девочке, занимай место на сцене. Теперь мы испытаем твои актёрские способности.
– Да, учитель, – она забралась одним мощным прыжком с середины зала на сцену.
– Я вот думал… ты будешь говорить с Беном, при этом именно ты должна убедить его плюнуть на орден и остаться с Сатин. Понимаешь? Нужны аргументы и факты, просто хорошая искренняя речь. Подумай, как ты можешь аргументировать свой уход?
– Эм… – она задумалась, – я люблю Шиая?
– Нет, этого мало.
Асока ещё задумалась, после чего выдала:
– Я думаю, что дела ордена не стоят того, что бы жертвовать собственную жизнь для них. Если нужно умереть за дело, это одно, а обречь себя на вечную пытку и несчастье – другое. Тем более, что мы не настолько значимые фигуры, что бы наше присутствие или отсутствие в ордене сыграло важную роль. Я не великий магистр, он тоже, мы просто одни из многих.
– Уже лучше, – улыбнулся я разошедшейся девочке, – ещё?
– Ну… кодекс ордена тоже не самый рациональный. Он призывает совершать противоестественные действия с собой и бороться со своими чувствами и своей природой.
– Замечательно. Ещё?
Асока задумалась, после чего вытащила последние аргументы:
– Вообще, я считаю, что поступаю правильно. Джедаи забывают, что им не принадлежит право на истину. Они даже не придут к единому мнению, что есть Сила, что уж говорить про то, что бы диктовать другим, как правильно жить. Десятки тысяч лет, от первых орденов дже’даи до Руусанской реформы, орден не следовал этим правилам, и были намного сильнее нынешнего ордена. Я хочу сказать, что это мой выбор, и я выбираю собственную жизнь так, как получится. Без нравоучений ордена.
– Право на ошибку есть у каждого, – поддакнул я, – если ты и была не права, то нести ответственность будешь ты, а если не прав орден… они просто закроют на это глаза, перед тобой никто не извинится. Сила не скована рамками каких-либо религиозных учений, и Джедаи в целом – лишь попытка систематизировать форсюзеров и дать им централизованную власть, права на истину у них нет и не было никогда. Если уж на то пошло, то все остальные – Ситхи, Раката, мелкие секты – есть такие же попытки, но джедаи просто достигли большего благодаря своей мултикультурной природе и связям с республикой. Есть лишь сила, всё остальное – суеверия. Есть лишь та правда, которую подсказывает тебе сила, сердце и разум. Остальное – чужие правила. Каждый сам вправе решать, подчиняться этим правилам или нет. И вправе отказаться от них – мы свободны, такими создала нас сила, всё остальное – наше решение.

Асока покивала, после чего мы начали тренинг. Нам оставалась пара часов, поэтому использовать мы их попробовали по максимуму.

* Келдабе *

Бен Кеноби наслаждался видом летнего сада. Лето уже вошло в ту пору, когда зной отступил и время наступило самое что ни на есть приятное. Вдохнув в очередной раз аромат цветов, он унёсся в дни своего детства.
Недолго ждать пришлось ему – через полчаса Сатин тихо подошла к беседке, однако застать джедая врасплох так и не смогла. Поднявшись, он пригласил Сатин в беседку, где они слились в поцелуе. Сатин обвила шею Кеноби руками, а джедай не нашёл ничего лучше, чем спросить, разорвав поцелуй:
– Работа?
– Будь она неладна.
– Что-то новое?
– Рутина.
И они повторили поцелуй.
Посреди их поцелуя, который грозил перерасти в секс, над дворцом раздался сигнал тревоги, небо осветилось защитным куполом дефлекторов и кинетических щитов, однако, поздно. Гром, раздавшийся с небес, заставил Криз и Кеноби вылететь из беседки. Звук исходил от тормозящих кораблей – трёх, весьма необычной формы. Разогнавшись в пикировании до гиперзвука, истребители прошли через атмосферу планеты и прошили кинетические щиты как пуля бумагу – сорок тонн, сгруппированные в маленький истребитель и разогнанные до двенадцати мах это немало. Пробив щиты, истребители затормозили, зависнув над землёй. Со стороны дворца уже неслась вооружённая до зубов охрана, однако дальнейшее заставило всех сильно задуматься, можно даже сказать, впасть в прострацию. Истребители плавно опустились перед герцогиней, и из них вылезли люди… взявшие их в кольцо охранники наставили оружие.
– Сатрес, если не уберёшь пушки, я могу занервничать, – громко предупредил его главный пилот, – а если я занервничаю, могу эти игрушки и поломать.
– А ты не угрожай, Скайуокер, влетел сюда как умалишённый и ещё права качаешь…
– Уж извини, хотелось повидать сестру, спасу нет, – главный пилот, Энакин, под удивлёнными взглядами Сатин и Бена, пожал руку начальнику охраны, после чего обернулся к герцогине.
– Привет, голубки. Соскучились по нам?
– Эни? – Герцогиню прошиб нервный тик на один глаз, – ты что здесь делаешь?
– Прилетел повидаться. Тем более что кое-кого нашёл, – он кивнул на девочку-тогруту рядом с собой.
– Асока!? – удивился Кеноби.
– Бен? – повторил его тон Скайуокер.
– Может уже хватит, – из-за спины Скайуокера под ясны очи Кеноби вышел мальчик, очень похожий на Скайуокера и тогрут одновременно, – Пап, ты не познакомишь меня со своим другом?
– О, это Бен Кеноби. Мы познакомились с ним давным-давно на Татуине. Тогда были лихие времена – гонки, ситхи, королевы на каждом шагу…

Во встречу его замечание внесло ещё больше сюрреализма.
– Так, стоять! – гневно вскричала Сатин Криз, от чего от неё отшатнулся даже Бен, – Скайуокер, какого хрена ты прорываешься через охрану МОЕГО дворца, паршивец?
– Действительно, – изобразил обиду Энакин, – надо было записаться на аудиенцию, верно?
Охрана, поняв, что нападения не будет, потихоньку стала выходить, оставляя спорщиков одних.
– Быстро во дворец! – скомандовала герцогиня, поправив платье.

Дальнейший разговор проходил в комнатах герцогини. Энакин сел на диван, заняв самое привилегированное место, Шиай и Асока Скайуокеры заняли одно кресло, им было не привыкать, а Сатин и Кеноби уселись на диван напротив Энакина. По-прежнему, в комнате царила лёгкая атмосфера сюрреализма.
– Энакин Скайуокер, – нарушил молчание Оби-Ван Кеноби, – это действительно ты? Я думал, ты умер. Все думали.
– И все ошибались. Как говорится, не дождётесь.
– Но… тебя же нигде не было! Мастер Квай-Гон даже имел проблемы с советом из-за твоей «смерти».
– Я в курсе. Мне очень жаль, но я ушёл от вас не по собственной воле. Меня спас один мой друг, после чего мы, я и Эрдва, пережили немало приключений.
– Я не отказался бы послушать, вечерком за чашечкой чая… – кивнул Бен, – но меня больше интересует, что делает моя ученица у тебя?
– Асока? Она обучалась. А что же до обстоятельств нашей встречи… умеете вы, Оби-Ван, терять юных учеников. Сначала меня в трупы записали, потом Асоку потеряли.

Сатин между тем переводила взгляд с Шиая на Тано, и обратно. Потом посмотрела на Скайуокера. Зная его, понимала, что он явно не в своей привычной манере общается.
– Ладно, сделанного не воротишь, – Энакин тяжко вздохнул, – что у вас здесь случилось? Я имею в виду причину, по которой джедай вдруг уединяется с Сатин в саду…
Сатин немного смутилась, а вот Бен далеко не немного.
– Энакин, – недовольно пробурчал джедай, – между прочим, у меня не меньше вопросов. Почему ты влетел во дворец так… почему тебя знает охрана, почему ты вообще прилетел сюда?
– Хорошие вопросы, – кивнул Скайуокер, – сестра, может, ты объяснишь ему? – я повернулся к Сатин. Бен закашлялся на слове «сестра».
– Конечно, Эни. Но чуть попозже. Может, всё таки ответишь хотя бы на один вопрос, где была Асока? Мы места себе не находили…
Скайуокер бросил взгляд на тогруту и замолчал. Дальше был сольный выход Асоки Скайуокер.

Прокашлявшись, девочка объяснила:
– Ну… очнулась я на борту яхты Скайуокера. А дальше – мастер Скайуокер обучал меня.
– Кстати об этом, – влез Энакин, – у девочки феноменальный потенциал. Грех было бы оставить такой талант неразвитым, поэтому я позволил себе немного позаниматься с Асокой.
– Понятно, – Сатин вперила в Энакина тяжёлый взгляд, – Эни, пойдём-ка выйдем?

Скайуокер поднялся, оставляя Шиая, Асоку и Бена втроём. Дальше финальную точку должны поставить были они. Как только дверь за Герцогиней закрылась, Бен набросился с вопросами:
– Асока, где ты была?
– Только на корабле Мастера Скайуокера! – честно ответила девочка, – я даже никуда не выходила. Честно!
– Верю, – Бен откинулся на диване, положив руки на спинку, – я так и знал, что моя первая миссия не пройдёт гладко. Чем вы там занимались?
– Мастер Скайуокер учил меня, – уверенно сказала девочка, – правда, не всё я поняла, но он хороший учитель.
–А что это за юноша вместе с тобой? – Бен посмотрел на мальчика. Шиай окинул Бена столь же любопытным изучающим взглядом.
– Эм… учитель, нам нужно серьёзно поговорить… – Асока нахмурилась. Бен тоже.
– Да?
Бен был готов к худшему, однако, не к тому, что последовало дальше.
– Учитель, я решила покинуть орден. Я отучилась обязательные четыре года и… ну… я люблю Шиая.
– Шиай это я, – на всякий случай сообщил мальчик. Асока кивнула. Кеноби устало закрыл глаза. В последнюю очередь ему хотелось бы этого.
Проведя несколько томительных минут в молчании, он спросил лишь:
– Почему?
Чувствуя поддержку любимого человека, бывшая Тано вздохнула и начала объяснять:
– Понимаете… я поняла, что в жизни есть вещи более важные, чем вся эта чехарда. Действительно, посмотрите, неужели мы так важны для ордена, и галактики, что бы играть в ней важную роль? Иногда мне кажется, что если джедаи вдруг исчезнут, никто даже этого не заметит. Стоит ли служба в ордене того, что бы приносить ей в жертву свою собственную жизнь? Даже судьбу, не жизнь? Знаете, я вдруг поняла… – Асока задумалась, – в галактике каждый знает, как помочь другим, но никто не знает, как помочь себе самому. И джедаи тоже – в большинстве своём находятся в плену своих суеверий. Никто даже не даст мне точного ответа, что такое Сила, что уж говорить про остальные правила ордена? Кто даст гарантию, что эти правила правильные, а не ошибочные? Я поняла, что джедай должен следовать своему сердцу, разуму и своей воле, а не подчиняться другим суевериям. Я считаю, что орден ошибается, считая, что мы должны отказаться от своей природы ради… непонятного недостижимого идеала. Когда-то этих условий не было, орден жил и здравствовал десятки тысяч лет, а теперь появились и нас хотят убедить в том, что надо было жить именно так. Где логика? – вопросила Асока.
– Понятно… – Кеноби загрузился.
– Где логика? Я в конце концов должна отказаться от своей природы, своих чувств и своей воли и выбора разума ради чего? Разве не в этом состоит Сила – чувства, воля, разум… это мои чувства, мой выбор и моя воля.
– Хорошо, – Бен совсем сник, – но всё таки… ты уверена?
– Ну… – Асока не знала, как бы преподнести новость, – мы с Шиаем уже… того… поженились.
Кеноби закашлялся, а Шиай взял слово после длинного монолога Асоки:
– Оби-Ван, я считаю, что ни один орден и ни одна организация не должна навязывать другим свою волю, за исключением разве что законов, продиктованных здравым смыслом. Это путь тёмной стороны – подавлять волю и разум адепта, а путь света состоит в доброй воле и гармонии с собой и с силой. О какой гармонии может идти речь, если правила ордена джедаев, пусть ещё не дошли до того, что бы прямо запрещать, но очень неблагоприятны к некоторым аспектам жизни своих адептов? Поэтому наш выбор таков. Я тоже люблю Асоку и останусь с ней. Орден это лишь относительно маленькая организация, в масштабах республики не более чем среднее министерство. Теперь я понимаю – они отбирают детей и воспитывают их с малых лет так, что бы у них не возникало мысли о том, что это неправильно. Отучают от таких мыслей. Меня же воспитывали родители, пусть они и джедаи, но думать я предпочитаю своей головой. И мне очень не понравилось бы, если какая-то организация потребовала бы от меня отказаться от моих чувств ради некоего всеобщего блага. Я не могу сделать счастливой всю галактику… – он хитро улыбнулся, – но одну тогруту могу. Пусть это будет мой вклад в общее благо.
Асока и Шиай слились в коротком поцелуе, после чего Бен окончательно выпав из реальности сел и уставился в большое панорамное окно с видом на сад. Шиай вытянул из комнаты Асоку, оставив Бена одного.

Между тем, пока юные форсюзеры окучивали разум Бена Кеноби, в соседней комнате, в которую она вытянула Энакина, происходил нешуточный разговор.
– Что, так и сделал? – удивлённо воскликнула Сатин.
– Ну да, – Энакин, отхлебнув вина из бокала, улыбнулся, – ну какой смысл мне им мешать? Они любят друг друга, а я… я верю в то, что сила разума и воли способна на многое. Знаешь, Сатин, я тебе не говорил… когда-то я жил на Татуине.
– Не говорил, – Сатин отпила из своего бокала, – ты вообще не упоминал о своей биографии до того, как учился в академии.
– Знаю. Когда-то я был всего лишь рабом на затрёпанной хаттской планете, – Энакин вздохнул, почувствовав, что их подслушивают дети, – знаешь, бедность, на каждом углу могут пристрелить, и так далее…
С лица Криз сползла улыбка:
– Ты серьёзно?
– Да. Это было тяжёлое время, я работал в лавке старьёвщика. Место было самое опасное, меня много раз чуть не убили, но обошлось, – Энакин погрузился в тяжёлые воспоминания, – мы с мамой кое-как сводили концы с концами. Мне приходилось немало трудиться, даже приворовывать у местный пиратов и прочих лихих людей, но мы выбрались из этого. Я выкупил себя и маму, и когда Квай-Гон прилетел на Татуин мы уже были свободными людьми. Потом на выигранные на смертельно-опасной гонке, на которой редко и половина гонщиков выживает, деньги, я устроился учиться… ещё некоторое время летал до этого в качестве контрабандиста.
Сатин закашлялась:
– Контрабандиста?
– Ну да. Несколько месяцев поработал, пока юстиция не начала жать «свободных торговцев», и улетел на Альдераан, учиться. А дальше… дальше ты и так знаешь. В общем, детство вышло богатое на события, особенно на плохие.
– Ты всё никак не забудешь ту девочку? – с сочувствием спросила Сатин.
Шиай прижался ухом к двери.
– Да, такое не забывается. Не будь я джедаем, уже побежал бы мстить, но… если личные интересы совпадают с общественными, не вижу ничего неправильного в их удовлетворении.
– Видимо, вы сильно любили друг друга, – Сатин погрустнела, – если ты и сейчас готов уничтожить целую планету из-за неё.
– Не целую планету, – покачал головой император, – а лишь целую организацию. Они перешли грань между оппозицией и террористами, когда атаковали мирных людей. Это неприемлемо, поэтому рано или поздно… но я не спешу. К тому же Али… у меня теперь другая жизнь, – Энакин покачал головой. Сатин участливо посмотрела на него, что было проигнорировано Энакином.
– А у тебя как с Беном?
– Ну… – Сатин задумалась, но Скайуокер её перебил:
– Ладно, я в общих чертах в курсе. Между вами есть отношения, весьма уже далеко зашедшие…
– Откуда??? – удивлению герцогине не было предела, – ты следишь за мной?
– Нет, – Энакин пожал плечами, – но неужели ты думаешь, что я не контролировал ход операции? Специалисты брали информацию из общих источников, анализируя мелочи, вплоть до мелкой мимики и делали выводы. Знаешь, наличие мужчины это не то, то женщина может скрыть от внимательного наблюдателя.
– Сдаюсь, – Сатин устало откинулась в кресле, сверля Скайуокера глазами, – правда.
– Мелкие сейчас обрабатывают Бена. Я верю в них, они своим примером смогут показать ему, что джедаизм – это не смысл жизни. Вообще, о моём отношении ко всем этим идиотским обетам ты знаешь.
– Знаю, в прошлый раз ты их критиковал, – герцогиня согласно кивнула, закрыв глаза, – трудно высказать словами, как много ты для меня делаешь. Я… даже не знаю, чем отплатить тебе.
– Не утруждайся. Добрые дела делаю бесплатно, а ты моя сестра, помочь тебе – так же естественно как и Шиаю с Асокой.
– Ты точно…
– Ничего с ними не делал? Нет, конечно, – Скайуокер в своей манере закончил за собеседника речь и ответил на вопрос, – их чувства это только их чувства. Я тут только наблюдатель, разве что подтолкнул их друг к другу.
Сатин поднялась и походив по комнате, задумалась вслух:
– Может, сходить к Бену?
– Можешь. Хотя лучше дай ему пару минут побыть одному.
Поняв, что их разоблачили, Шиай и Асока постучались в дверь. Сатин всё-таки ушла к своему возлюбленному, а дети зашли в комнату, неодобрительно покосившись на бутылку вина.

Тем временем в соседней комнате сидел Кеноби.
Свет в комнате был выключен, только пробивался из окна. Выпившая пару бокалов вина Сатин чувствовала себя не так напряжённо, как час назад. Кеноби сидел на диване в темноте, смотря на окно перед собой. Герцогиня проскользнула в темноте комнаты к Кеноби, но встала рядом, а не села.
– Бен? Бен!
– Сатин? – он ожил.
– Они вернулись, – удовлетворённо сказала герцогиня, – я же говорила, что твоя ученица найдётся.
– Но… она хочет покинуть орден, – он вздохнул, – понимаешь?
– Понимаю, – Сатин села рядом с Беном, – это её выбор. Даже Йода не может приказать ей поступить иначе.
– И всё равно… – Бен устало потёр виски, но Криз поймала его руки и прильнула к Бену поцелуем.
– Бен… это её право – быть с тем, кого она любит. Это правильно.
Кеноби сдался:
– Я… понимаешь…
Сатин поняла, и только ещё раз поцеловала его. Признаться ей он сможет и потом, сотню раз.
В полумраке гостиной герцогиня села на колени Кеноби, прижавшись к нему. Было слышно только сбивчивое дыхание.
– Останься со мной, – попросила Сатин, прижавшись к Бену.
– Я… я нужен ордену.
– Мне ты тоже нужен, Бен, – парировала Криз, – не знаю, насколько ты нужен ордену, но мне ты Очень нужен, Бен. Останься. Орден не станет плакать из-за твоей утраты. А я стану.
Это была последняя капля – хитрая герцогиня знала, что больше всего Бен Кеноби ведётся на женские слёзы, поэтому удар был «ниже пояса». Они встали, Кеноби уверенно заявил:
– Может, я не смогу осчастливить всю галактику, но одного человека смогу. Пусть это будет мой вклад в общее благо.
– Мудрые слова.
– Этот мальчик… так сказал… – кивнул Бен.
Криз осталось аплодировать Скайуокерам, причём обязательно стоя. Они провели операцию настолько филигранно, что комар носа не подточит. И ведь не скажет Кеноби, что Асока и Шиай поженились только что бы убедить его в своих словах. И даже слова нашли нужные.

* Утро, Энакин Скайуокер *

Как же хорошо и непривычно просыпаться утром во дворце Сатин! Хорошее настроение прямо таки прёт с утра, но я ещё не узнал результатов операции. Собравшись с мыслями, я покинул свою спальню. Мелкие остались в своей, которую им выделили одну, что тоже показатель. Забив на разминку, я пошёл в «хозяйское» крыло, лишь одевшись.
Судя по тому, что Сатин и Бен валялись в одной кровати и хорошо спали, вчера всё вышло отлично. Подсматривать за ними в такие моменты – не лучшая идея, поэтому я и не использовал вчера сенсорику.
Возвращение блудного императора было разыграно феерически, можно сказать, по канонам театрального искусства. Мы всё сделали, ничего по сути не сказав.
Я, против всяких этикетов, пошёл на кухню и взял там большой завтрак, умяв его в одиночестве. Когда вернулся в жилое крыло, Сатин и Бен уже встали, как и Асока с Шиаем.
– Утречка! – прокричал я через дверь.
– Входи уже, – буркнула Криз.
Я вошёл. Сатин и Бен уже привели себя в порядок. Бен сидел в задумчивости на кресле, а Криз стояла рядом.
– Ну как вы, живы?
– Живее всех живых, – кивнула Криз.
– Кстати, раз уж речь зашла об этом… – Бен повернулся ко мне, – Энакин, не расскажешь, почему ты так странно выглядишь? Перекрасился?
– Нет, я натуральный блондин, – я хмыкнул, – ты же виде моего сына, у нас одинаковые шевелюры.
– С этого места поподробней.

Пришлось мне рассказать ему историю моих злоключений, и про то, как я познакомился с Сатин, и про то, как попал в прошлое… про архитекторов я умолчал, однако мой допуск в орден до сих пор не аннулирован. Как и статус мастера-джедая. Бен слушал с возрастающим удивлением. Про нынешнее положение дел я рассказал вкратце, тезисно. Основные темы – я теперь император, у меня есть сын, Шиай, и он теперь муж Асоки. Последнее вызвало переглядывание между Сатин и Беном.
– Хорошо, – Бен дослушал мой рассказ, – фантастика да и только. Столько приключений…
– Из-за того, что я в ту ночь перепутал корабли, – я усмехнулся, – вернее Эрдва меня завёл не в тот корабль. А уж этот паршивец умеет искать приключения на свою железную… голову.
– Я так понимаю, что тебе с орденом не по пути…
– Что ты, Бен. Я – джедай. Вот только у меня уже больше денег и влияния, чем у ордена, поэтому, выслушивать нравоучения от Йоды не имею никакого желания. Я давал клятву ордену, не нынешнему, извращающему понятия и погрязшему в нотациях, запретах и подчинённому республике, а тому. Настоящему, боевому ордену, которого знала вся галактика, половина галактики уважала, вторая половина боялась.
Бен задумался, пока я собрался с силами.
– Хорошо. Я понял тебя, твои мотивы тоже понятны… ты вроде бы ставил условия, что присоединишься к нам, только если тебя учить будет Квай-Гон?
– Это так… это дела прошлого, теперь я сам мастер-джедай. И мастер того ордена, по стандартам которого ты до сих пор являешься средним падаваном. Война – это вам не орешки лузгать.. – я усмехнулся, и обратился к Сатин: – кстати, когда миссия Бена закончится?
– Не знаю, – она бросила хитрый взгляд на Кеноби, – Бен… Бен согласился остаться со мной…
– О как? Я поднял бровь, – это же замечательно. Только слепой не увидит, что между вами есть любовь. Мои искренние поздравления. Это просто таки праздник любви какой-то, сначала Шиай с Асокой… – я усмехнулся. Сатин заняла своё законное место рядом с Беном.
– Кстати, как мне доложить о тебе в орден? – поинтересовался Кеноби.
– Лучше – никак. Не желаю иметь с орденом ничего общего.
– Я не говорил никому, что пропала Асока, поэтому… думаю, ничего страшного не произойдёт.
– В таком случае… приглашайте на свадьбу.

* Энакин Скайуокер, яхта *

Миссия выполнена. Я собрался с мыслями и перечитал дело Бена и Сатин, перед тем, как уничтожить все записи. Даже если он узнает про мою посредническую роль в этом, это уже ничего не изменит – уж чувства Сатин самые настоящие. Да и его тоже. Откинувшись на кресло, я задумчиво барабанил по столу пальцами, когда тишину кабинета нарушил голос из динамиков голопроектора:
– Ваше величество, тревога!
– Что такое, Син? – я тут же подскочил. Уж мой главком точно не будет говорить такие слова просто в шутку…



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Al123potДата: Воскресенье, 22.03.2015, 13:53 | Сообщение # 68
Черный дракон
Сообщений: 2777
« 698 »
67. Инкогнито из Циннагара

Я шёл по заснеженным степям далёкой планеты. Сквозь снег пробивались редкие стебли пустынных растений, которые источали аромат сушёного сена. Был день или вечер, точно не разобрать, хотя скорее ночь – три луны светили с неба, а вот солнца не было видно. Стебли растений хрустели под ногами, скрипел тонкий, только что выпавший снег. В руках моих была чёрная коробка с невиданным ранее символом – прямоугольник, с поперечными линиями. Символ слабо светился. Я шёл от своего корабля к лесу. Заснеженный лес был редким, однако, большим – раскинулся он от горизонта до горизонта. Внезапно путь мой преградила фигура в чёрном. Мантия его развевалась на ветру, фигура была ссутуленная, и из под капюшона торчал то ли респиратор, то ли визор. Это определённо был ситх. Он преградил мне путь, и вперил в меня взгляд своего визора.
– Что в коробочке? – спросил он сиплым голосом.
– Не нужна она тебе, – я махнул рукой, используя обман разума.
– Ошибаешься… – ситх достал бластер и в меня полетел фиолетовый разряд, который я отбил зелёным световым мечом. Ситх отбросил бластер и достал меч, согнувшись в пафосную позу. Клинок ситха активировался и я увидел… хотелось не заржать, но не получилось – меч, с двумя маленькими лезвиями около рукояти. Как опытный фехтовальщик, полагаю, это гениальное по своей тупости решение – гарда служит для защиты при скользящих ударах – световые клинки не скользят друг по другу… это во-первых, а во-вторых, у них нет боковины и лезвия – они цилиндрические. А значит, при неудобном хвате или отбивании косого удара лезвие просто ударит мимо гарды – всё-таки у меча нет сторон, как его не крути… однако, ситх гадко хихикнул. Вопреки моим ожиданиям, я достал очки, лазерный паяльник и… начал паять свой меч. Ситх удивлённо посмотрел на наручные часы, какого-то хатта оказавшиеся у него на запястье, когда я закончил паяльные дела. С первого раза меч не включился. Второе нажатие на кнопку вызвало сноп зелёных искр. Тогда я… ударил меч с обратной стороны и непослушное световое лезвие вылезло. Теперь там была гарда на манер японского сая – изогнутые световые дуги в форме трезубца. Ситх ответил нажатием на какую-то кнопочку, после чего его «гарда» соединилась с концом меча, образуя большое «лезвие». Я не отставал – нажал на кнопочку и из меча вырос… световой топор, как в компьютерных играх. Ситх ответил – его меч превратился в световой крюк, после чего я активировал меч ещё раз. По лезвию побежали маленькие отростки, превратившие меч в световую цепную пилу. Меч сита разделился на пять частей, после этого я ответил – нажал на кнопку ещё раз. Мой меч разделился на десяток световых дуг, всех цветов радуги. Недовольный ситх выставил меч и нажал на кнопку. Появился самый обычный красный световой меч. Ситх, глядя на моё убожество, начал мерзко хихикать:
– Олд скул решает! Ха-ха-ха!
Он залился злобным хохотом, настолько увлёкшись, что к нему подбежал… джава. Маленький человечек в грубой хламиде. Джава достал бластер и наставил его на Ситха. Я было хотел предупредить ситха, но он так самозабвенно хохотал…
Ситх и сам заметил джаву, но было поздно – коротышка выстрелил и ситх улетел с с криками «о чёрт» в кусты. Джава подбежал и подобрал меч, включил его, со словами:
– Олд скул. Как у дартвейдера…
Коротышка выключил меч и уставился на меня: – Эй, а что в коробочке то?
Я повторил трюк с разумом:
– Не нужна она тебе.
Джава задумался, смотря на меня своими стекляшками-очками, после чего передразнил, махнув рукой на манер джедая:
– Няняня-мямямя, – он сплюнул и ушёл, напевая «имперский марш».

* Энакин Скайуокер, яхта *
Ох, и приснится же такое! – я вскочил с кровати. Сегодня проспал дольше обычного. Команда вернулась на борт. Собравшись с мыслями, я пошёл в кабинет. Следовало для начала узнать новости. Так как пока я спал, корабль выходил из гипера, новости должны были быть.
Эрдва постоянно был в моём кабинете.
– Что-то есть? – поинтересовался я у дроида.
– На связь выходили… Син Конот, Цинна Исаурик, Джулиан.
– Соедини с Сином.
Я развалился в кресле. Через минуту над дроидом появилась голограмма командующего флотом.
– Привет, Син.
– Ваше величество, – он кивнул, – чем могу быть полезен?
– Так, у нас с тобой разговор особый. Готов?
– Секунду, – он исчез на пару секунд и вернулся к камере, – что случилось?
– Ничего, – я вздохнул, – что там с нашими баранами?
– Кем?
– С Набу.
– Всё так же, – кивнул Син, – Энарк провёл разведку боем. Наша разведка докладывает о двадцати трёх погибших набуанцах. Точное количество уточняется.
– Ладно, в таком случае мне нужны полные выкладки по тому, какие силы в данный момент находятся в нашем подчинении и какими мы располагаем.
– Хорошо. Есть ещё неподтверждённая информация, что Энарк собирается объединить силы с Фарстин. Это планета, заселённая людьми, на Триелусском торговом маршруте…
– Слышал, – кивнул я, – приходилось бывать. Захолустье, конечно, но как база снабжения нелегальным оружием через хаттский сектор… – я задумался, – это может создать проблемы. Фарстин ходит под хаттами.
– Это независимая система, – покачал головой Син, посмотрев куда-то вбок.
– Син, в галактике независимости бывает ровно столько, сколько возможно защитить. Фарстин уже давно используется как база переброски контрабанды и рабов из хаттского сектора на триелусский путь. Правительство там значит не больше, чем танцовщица во дворе какого-нибудь хатта – это полностью зависимые и полностью безвольные люди.
– Тогда это может создать проблемы.
– Если в дело вмешаются хатты и работорговцы, мелкая стычка двух систем может перерасти в крупные неприятности. А мародёры и работорговцы там будут, я даже не сомневаюсь. Даже если они не объявят о своём союзе, стервятники будут кружить над местом боя…
– Как обычно и бывает, – пожал плечами Син, – что мы предпримем?
– Для начала, я хотел бы изучить состав флота. Тот, что мы уже собрали и можем выставить. Это раз. Во-вторых – я поручаю это дело тебе, пусть это будет твоя первая реальная операция в качестве адмирала империи.
– Слушаюсь, – Син вытянулся во фрунт.
– Вольно, адмирал. Так, в третьих – командовать тебе придётся ограниченным контингентом войск. Придётся взять планетарные щиты, которые мы закупили для семи планет и установить их на Набу и прилегающих планетах.
– Там один Чоммел, – согласился Син.

Я задумался над дальнейшей операцией. Син мне не мешал. Дело о невинной маленькой локальной войне грозило перерасти в крупную потасовку, с участием хаттов. Учитывая мою нелюбовь к этим слизнякам-паразитам, я мог послать хоть весь флот, но его, флота, не было. Надо было провести операцию по-иному, по-другому, при этом не попавшись.
– И главное. Это всё должно выглядеть так, как будто не мы защищаем планету.
– Это как? – Син удивился.
– А вот так. Набуанцы должны сами справиться с этим делом. В военном деле они понимают едва ли больше, чем альдераанцы, поэтому тебе придётся участвовать в операции по-тихому. Контингент войск действительно очень ограничен – мы должны не столько работать за Набу, сколько помогать им из тени. Так надо, – надавил я голосом.
– Понятно. Но… ничего не понимаю.
– И не должен. Я сейчас объясню. Набуанцев нужно снабдить оружием и деньгами, на военные нужды. Отбери сотню-другую профессионалов различного профиля, в качестве военных специалистов. Они должны будут обучить солдат-набуанцев. Часть госзаказа, которая идёт на наши нужды может быть перекуплена Набу, на это тоже намекни. Крестокрылы и крейсера, десантные корабли и авианосцы, всё это можно продать им в кредит, под ноль процентов. Дальше – единственные силы, которые я разрешаю задействовать – небольшие и малозаметные группы профессионалов. У меня на яхте есть пара десятков гвардейских истребителей – найди у себя в загашниках лучших пилотов, которые в космосе себя чувствуют как дома. Самые активные, которые справятся с Очень сложной и маневренной машиной. Она создана для боя с средними кораблями и большими группами малых кораблей, а флот противника… – я задумался, припоминая.
– В основном это корветы «Гозанти», есть несколько патрульных корветов, мародёры, два крейсера, около семисот истребителей самых разных марок и большой флот снабжения из крупных тяжеловозов и маленьких фрахтовщиков.
– В таком случае, Гвардейские истребители будут к месту. Двадцать пять штук, Син. В остальном – опирайся на тех людей, которых твои «инструкторы» смогут обучить, а так же на те корабли, которые вы выкупите и их экипажи.
– Проблемно, – задумался Конот, – понимаете, наши крейсера делались без оглядки на стоимость. Каждый стоит примерно по сто двадцать миллионов. Их цена постоянно меняется в процессе эксплуатации, модернизации, увеличения серии и так далее… однако…
– Я понял тебя. Денег я отвалю на это дело достаточно – беспроцентный кредит Набу. Можешь рассчитывать… приблизительно на бюджет в двести миллиардов. Этого хватит, учитывая затраты на обучение и вооружение?
– Должно, – Конот уверенно кивнул, – есть ещё кое-какие вопросы. Как мне взаимодействовать с королевой?
– Ну… – я задумался, – для начала, мне просто нужна безопасность планеты и гарантия безопасности для её жителей. Жертвы среди набуанцев недопустимы. Подать это нужно под соусом готовой программы, которая поможет ей обезопасить Набу от вторжения. Обязательств никаких от неё не нужно, пусть просто не мешает вам работать.
– А если она не согласится?
– Она умная девочка, согласится. Тем более что реально большие силы будут концентрироваться позже – пока что можешь просто прилететь на Набу, с парой-тройкой кораблей и предложить им помощь от лица Коросской империи. Безвозмездно, за красивые глазки. А дальше… дальше, когда она будет думать, что заключила маленький союз, разверни программу подготовки к войне во всю ширь – можешь уже сейчас закупать на средства и от имени нашего флота военные товары – форму, броню, оружие, провизию, корабли и истребители, учебные материалы, и так далее и тому подобное.
– И когда она отвернётся, мы развернём за её спиной масштабную подготовку к войне, пригоним флот…
– Постарайся обойтись теми кораблями, которые можно найти в свободной продаже. Я бы не хотел демонстрировать всей галактике наши возможности. Размести у КМК заказ на вооружённые корветы CR, «Мародёры». Как обстоят дела с нашими истребителями?
– С крестокрылами хорошо. Соросуб уже запустила в серию, первые образцы поступили в войска. Гвардейские, надо им название придумать, пока есть пара штук, которые вы оставили. Осваиваем.
– Истребители выбери на свой вкус, любые, можно даже крестокрылы опробовать. Что же до основных мелочей, из которых состоит армия… тут я тебе не советчик.
– В какие масштабы необходимо уложиться?
– В те, которые обеспечат безусловную победу. Однако, не излишние. Что же до триелусского пути… его перекрой жёстко. Если понадобится – заминируй, останавливай и досматривай все корабли, которые там найдутся. Эта часть не имеет ограничения по силам, можешь подогнать целую эскадру. Если остановленные будут артачиться – стрелять, если везут контрабанду или, не дай сила, рабов, то рабов освободить, контрабанду уничтожить, работорговцев пристрелить, без суда и следствия.
– Не боитесь их заказчиков?
– Ты о мафии? Было бы интересно опробовать наш флот и наземные силы на уничтожении мафиозных кланов. В крайнем случае, у тебя есть эскадра, держи её в боевой готовности, что бы без сюрпризов. Если атакуют… что ж, собрать силы, достаточные для уничтожения эскадры тяжёлых крейсеров они не смогут физически – сейчас канцлер как раз обжимает чинуш, которые продают боевые корабли обходными путями.

Син поклонился и изображение исчезло. Он был на Корусанте, насколько мне известно. Корабль наш был уже на пол пути к Корусанту – надо будет проводить Сина через барьер и вернуться обратно, с частью флота.
Мои соображения на этот счёт опять же, требовали значительного пересмотра – ситуация развивалась далеко не так невинно, как я бы того хотел. Корабль прыгнул опять – на этот раз путь до Корусанта займёт очень немного, всего четыре-пять часов, которые мне есть как провести, за планированием военной операции. Хотя бы правильно поставить задачу военным – это уже немало. Итак, что же я хочу. Я хочу, что бы Амидала получила профит от этой войны, то есть наше участие не должно быть слишком подавляющим, для этого нужно вербовать местное население. Стабфонд империи имел несколько триллионов, поэтому три сотни миллиардов я выделить мог.
Один рядовой пехотинец стоит порядка пятидесяти тысяч в год – это затраты на обучение, около десяти тысяч, вооружение – пять-десять тысяч, обмундирование – десять-двадцать штук, пропитание и выплата зарплаты, медицинские услуги, транспорт. Получается что полумиллионная армия будет стоить нам двадцать пять миллиардов. Это относительно подъёмная сила для Набу, однако, можно сказать, крутой удар по бюджету слабоиндустриальной планеты. Флот, с учётом кораблей, ремонтных мощностей, экипажа и тому подобного, будет обходиться втрое дороже, то есть треть суммы, сотню лярдов мы уже расписали.
Теперь о дроидах. «Дройдекка» обходится нам в сорок – пятьдесят штук, опустошитель – в тридцать штук, их достаточно по пятьдесят тысяч. Аналогичные и показатели пехоты – сто тысяч личного состава, остальное – пилоты. Шагоходов придётся взять минимум – несколько десятков или сотен в поддержку десантным войскам, которые должны состоять из самих Набуанцев.

Разворошить это сонное царство придётся нам, но драться вместо самих набуанцев ради их интересов… увольте, если больной не хочет жить, то медицина тут бессильна. Я лишь успел закончить список военной техники и личного состава, которые понадобятся для операции.
Перебравшись на челнок, я отправился в свою штаб-квартиру на республиканскую улицу…

* Штаб *

Син сидел над картами, постоянно с кем-то переговариваясь. Я ввалился в его обиталище, махнув приветственно рукой Лину. Тот за последнее время немного изменился – возмужал, что ли. Видать, хорошо у него с той девочкой получилось…
– Ваше величество, – Син вытянулся.
– Вольно, у нас не парад. Итак, какова диспозиция на данный момент?
– Никаких существенных подвижек не произошло.
– Понятно. Так, давай по порядку, – я достал планшет и подвинул его к Сину, – тут примерный состав армии, которую необходимо создать. Эскизный проект.
Син вчитался в предоставленный документ, тут же прокомментировав его:
– Предполагаете десантные операции?
– Совершенно верно. Силами набуанцев при нашей поддержке и контроле. Итак, давай поясню… – я тоже склонился над планшетом, – мы прилетаем на Набу в ближайшее время, как только сможем. Основные силы, которые придут в первой волне – инструкторы, тыловые службы, организаторы. Ваша задача номер один – выбить у правительства место под строительство военной базы. Саму военную базу можете развернуть на кораблях «аккламатор». Первичная задача – завербовать людей на Набу, около пятисот тысяч. Из них сто тысяч – в десантный корпус, двести тысяч – на флот, и двести – на прочие службы и нужды. Действовать надо быстро, каждый день на счету. Оборона самой планеты – приоритет номер один. Для этих целей придётся использовать все силы в качестве истребителей-перехватчиков, дальнего обнаружения, поставить планетарные щиты.
– А десант? – Син сел в кресло, – где мы возьмём десантные средства?
– Достаточно будет Аккламаторов, они прекрасно подойдут. Бронемашины и штурмовые дроиды тоже не последнее дело. Придётся забить нехватку людей дроидами «опустошитель». Основный задачи – флот и десантный корпус.
– Стоп, – он поднял руки, – но тут не наберётся и на один аккламатор. Ну сам посуди, пять сотен шагоходов, сотня танков, и так далее…
– Вам будет достаточно одного аккламатора, – я пожал плечами, – перед его высадкой истребители и штурмовики зачистят местность от всего, что стреляет. Пусть, он будет не полностью забит солдатами и техникой, тем лучше – помимо них ещё забросите туда оборудование для техобслуживания и провизию, медиков… короче, необходимо будет использовать их как плацдарм для наступления. Нет ничего важнее, чем точка концентрации войск на территории противника. Не придётся заботиться о возможности окружения. Вообще, этим должен командовать Хортад, так что ему можно и поручить. Но главнокомандующий операцией ты, так что тебе придётся вникать.
Син кивнул, я же, подумав несколько секунд над картой и списком, продолжил:
– По составу десантной группы… я указал то, что мы можем снять с наших складов. При необходимости, в рамках выделенных денег – можешь забрать столько, сколько понадобится.
– Ограничения?
– Желательно, лишний раз не демонстрировать технику империи. То есть ту, которая есть только у нас – те же шагоходы, опустошители, можешь брать сколько захочешь. Но с набуанскими пилотами и мехводами. Теперь идём дальше… – я перелистнул страницу, – броня и оружие. По поводу брони – сразу Мандалор. Никакой галактической кустарщины, только мандалорская броня. Размести заказ у мандалмоторс, на весь необходимый объём лёгких доспехов из бескара. Если Джой уже выполнил моё поручение, то «Биотек» принадлежит нам, а значит, с медикаментами проблем не предвидится. Оружие… тут я тебе не советчик, я в стреляющем не разбираюсь.
– Возьмём наше, – пожал плечами Син, – его на складах империи просто море. В основном, конечно, бластерные карабины «A280» и «DH-X». Есть ещё пистолеты «DC-15s».
– Понятно. И последнее. На Набу нужно развернуть программу по обучению ополчения. Как минимум – раздать оружие и дать людям минимальные навыки его использования. Это скорее психологическая мера, что бы избежать паники среди мирного населения.
Син задумался, хорошо задумался. Я ему не мешал.
– Хорошо, это мы сможем сделать, – наконец вышел он из своих мыслей, – деньги есть, оружие есть, флот мы закажем, но стартовые позиции есть… эту операцию мы провернём.
– В таком случае, не буду тебе мешать. Посовещайся с Хортадом, сообщи ему диспозицию, а дальше разместите нужные заказы на заводах. Пусть свозят всё к перевалочной станции, я сейчас сгоняю, переправлю грузы, людей, и так далее, после чего мы начнём. Снабжения со стороны империи у нас не будет, всё через галактическую промышленность.

Рутинная работа – слетать на станцию, вместе с Эрдва перегнать через «барьер» грузы. В сторону империи отправки ждало аж пять транспортников – каждый… в общем, размеры их не сильно изменились, они гигантские. Переправив их на Корос и в колонии, я забрал оттуда аналогичные транспорты и в ближайшие два дня работал только в качестве паромщика. Переправлял туда-сюда грузы. Операция уже началась – часть аккламаторов были забиты под завязку военными грузами. Последней ходкой я переправил эскадру. В режиме следования они прошли за мной. Вообще, на новую эскадру можно было не налюбоваться – венаторы были чудо как хороши. По местным меркам они были вдвое больше дредноута и намного того мощнее, их было бы правильно причислить к классу ЗРов, но… я не торопился, их место во флоте именно как у крейсеров, а ЗР это ядро эскадры. Авианосцы несли на себе десятки корветов и около двухсот истребителей-крестокрылов, вместе с пилотами и экипажами. Позже придётся ограбить их на инструкторов для обучения местных аборигенов.

Транш за пять грузовиков, доверху набитых металлом составил два триллиона. Учитывая расходы на саму империю, придётся не шиковать без нужды – строительство потребляет деньги так, что только собрав их вместе кажется, что их много – туда миллиард, туда миллион, тут построить инфраструктуру, и уже от гигантского транша остались рожки да ножки. Из двух триллионов полтора я отдал Джою, на закупку компаний и выделение всем остальным министерствам, а осталось в сухом остатке пятьсот лярдов. Мало.

Хортад Бралор встретил меня на станции – он был на одном из кораблей, которые я привёз туда, на эскадре.
– Ваше величество, – я пожал ему руку, – как у вас дела?
– Потихоньку, Хортад. Тебе Син всё рассказал?
– Совершенно верно. Я тут кой-чего прихватил с собой, так что не сумневайся, всё будет в лучшем виде.
– Я в тебе не сомневаюсь, – я хмыкнул, – Син отдал тебе командование наземными силами?
– Всеми. Я так понимаю, нам не следует лишний раз подчёркивать, что мы из империи?
– Не следует. Да и вообще, кто будет интересоваться?
– Местные наверняка.
Мы шли как раз от корабля-транспортника к челноку, на котором должны были улететь на Корусант.
– Солдат должен быть занят с утра и до ночи, что бы у него не было времени на лишние мысли, – я пожал плечами, – загрузить местное население тебе придётся неслабо. По деньгам тебе уже сообщил Син?
– Сообщил, – Хортад остановился, – слушай, я в толк не возьму, зачем тогда местное население вооружать? Я имею в виду ополчение.
– Психология. Оружие оно того, успокаивает. Да и на случай прорыва линии обороны отдельными малыми группами противника, городского боя, может пригодиться. Считай это подарок местным от воинственной империи.
– Понятно, – Хортад пошёл дальше, забравшись в челнок.

* Набу *

Тучи сгустились над Тидом. Среди людей было всё больше беспокойства – самый часто задаваемый вопрос был один – будет ли война. Королева уже несколько дней не появлялась на публике. Нетрудно было догадаться, что люди думали и что они чувствовали – над Тидом, словно смог, зависло ожидание войны. Вооружаться планета начала уже давно, но тогда ситуация была иная – торговая федерация. Она не имела прав на вторжение, в отличии от соседнего сектора, который, судя по всему, желал откусить свой кусочек от сытой и довольной планеты. Не вступить в войну Тид тоже мог, но тогда пришлось бы искать способы выйти из конфликта, и все понимали, что это потребует уступок со стороны Набу. А лишаться своей уже привычной сытой и спокойной жизни не хотел никто. Оружейные фабрики Тида работали на полную мощность, как и машиностроительные корпуса, однако ручная сборка истребителей была проигрышным вариантом.

Дворец отличался особой мрачностью – люди в нём хмурые, даже охранники. Именно такую картину застал Син Конот, приземлившись на своём челноке в правительственном секторе. То, что его пропустили без вопросов – уже было странно. Однако, Син быстро вспомнил, что его судно зарегистрировано как дипломатическое. Конот взял с собой только пятёрку охранников на всякий случай. Закованный в броню из бескара и вооружённые до зубов гвардейцы молча следовали за Адмиралом. Конот прошёл через первый пост во дворце – и ему и охране пришлось сдать всё оружие, дальше их провожала набуанская стража. Пожалуй, они думали, что конвоировали своих спутников к королеве, однако зная навыки своих охранников, Син был уверен, что вежливо провожали – опасности местные не представляли.
Син зарегистрировался в качестве посетителя и сообщил цель своего визита. К его удивлению, его быстро проводили к королеве.

* Набу, Энакин Скайуокер *

– Что там? – я обернулся на появившуюся над головой Эрдва голограмму Сина.
– Ваше величество, – тот коротко поклонился, – у меня есть некоторые вопросы дипломатического характера.
– Да?
Я был в военном корвете «мародёр», в секторе Набу. Недалеко от планеты. Пока что меня не атаковали – корвет имел дипломатическую регистрацию, а это зелёный свет везде – никакой таможни, досмотров, запросов при визитах на планеты… мечта контрабандиста.
– Меня вот тут заинтересовало… каким образом я уговорю королеву принять помощь?
– Очень просто. Син, не думай, что я могу настолько сильно тупить. Бывает иногда, но не до такой степени.
– Простите, – адмирал изобразил вину, – я не хотел сказать…
– Плюнь. Так, Амидала сейчас, очень грубо говоря, поставлена в позу. Её дипломатические методы не работают никак – Энарк просто не желает принимать посланников. После набуанского кризиса, с интервенцией торговой федерации, Набу сильно поднялось на галактическом рынке. Авторитет тоже пошёл вверх, а военных сил, способных защитить планету так и не появилось. С ТФ разобрались республиканские власти. И у Амидалы два выхода – либо попросить республику о защите, при этом серьёзно сдав позиции, полностью потеряв доверие граждан и авторитет на политической арене, либо война. На первый она не соглашается, второго – боится. Все боятся в первый раз, – Я усмехнулся. Син тоже.
– То есть, время рассчитано точно?
– Точно. Иначе я бы не спешил так, сейчас она закрылась в своём дворце и несколько дней уже не появляется на публике. Если появится, то скажет либо о начале подготовки к войне, либо о сдаче позиций.
– Каких, кстати? – полюбопытствовал Син.
– К примеру, сопредельная территория между территориями Набу и Энарк, ещё от неё могут потребовать введения пошлин на экспорт плазмы и расформирования армии, увеличить пошлины на импорт некоторых товаров. Я почти уверен, что хатты захотят откусить свой кусочек и потребуют предоставить им место для размещения и снятия контроля на вход и выход из системы. А это означает, что тихая и мирная планета превратится в сборище контрабандистов, работорговцев и наркодилеров. Отсюда недалеко и до оккупации планеты хаттами.
– Понятно, – Син тяжело вздохнул, – я попробую. Где будете вы?
– Эх, Син, – я улыбнулся, – я сменю имя, постригусь и пойду рядовым пилотом на гвардейский истребитель. У меня как раз есть одна моя личная модификация.
– Вы с ума сошли!
– Нет, – я улыбнулся, – за меня можешь не волноваться, убить меня не так то просто. А вот поучаствовать в убиении Энарка нужно.
– Как знаете, я вам не командир… – Син повесил плечи.
– Окей. Зачислю себя в гвардию и прилечу вместе с тобой на Набу. И ещё кое-что… строго запрещаю обращаться ко мне или делать что-то, что меня рассекретит. Командуешь операцией ты, от начала и до конца.
Син кивнул и отключился.

Мне, честно говоря, надоело сидеть в империи, тем более просто тратить время на нудные дела. Пришло время немного побыть в шкуре солдата, так будет лучше, разомнусь, приведу себя в порядок…
Гвардейский истребитель, лично мой, был особенным. Это тот, который я модифицировал во время «Хроноса», то есть пять лет постоянно его дорабатывал в мелочах. В нём почти не было стали или титана – их заменил фрик и поющая сталь. Бронеплиты были из фрика, и могли смыкаться, образуя единый кокон, защищавший пилота и машину при близких взрывах. Ради этого пришлось существенно изменить форму лепестков. Да и сами плиты могли выдержать серьёзный обстрел из различного оружия – от тяжёлых бластеров до ионных орудий. В правильных руках, то есть джедая-аса эта машина становилась ещё опаснее. Две крупные ракеты я тоже доработал – вместо детонита всунул внутрь барадий. И ещё парочку сейсмических мин, которые могли серьёзно потрепать преследующего противника или быть весьма опасны, будучи выброшены на пути следования крупного корабля.
Я постригся, побрился, и стал похож на совсем другого человека.
Опасности, что меня могут опознать как Энакина Скайуокера местные нет вообще. Во-первых, в галактике Энакинов Скайуокеров куча, во-вторых, от круглолицего мальчика с русыми волосами не осталось и следа – фигура у меня обычная, джедайская, немного жилистая, лицо с толикой аристократизма, это уже я сам подправил, волосы – платиновые, глаза – серо-голубого цвета. В общем, даже мать родная не узнает во мне сына, что уж говорить про возможных других людей. Энакинов Скайуокеров моего года рождения в галактике около двухсот, из них около тридцати – сироты или одиночки, которые живут на разных планетах или в космосе… Галактика – велика.

Я переоделся в повседневную форму лейтенанта ВКС Империи – ботинки-берцы, серо-белая одежда из универсальной защитной ткани, полуперчатки из мягкой, молочно-белой кожи, наручный коммуникатор-компьютер, пояс с пистолетом и маленькой полевой аптечкой, похожей на кобуру для мобильника.
– Эрдва? Готов?
– Готов, – согласился дроид.
– Значит так. С этого момента и до особого распоряжения я – Хэния. Дальний родственник Криз, мандалорец, сын наёмника.
– Понятно. Хэния.

Я залез в истребитель – предпочитал передвигаться на нём. Хоть он и очень неудобен, в моём было предусмотрен багажник и крепление для дроидекки. Сам дроид тоже в наличии – на случай если вдруг придётся дать бой на земле.
Моим же распоряжением лейтенант Хэния был приписан шеф-пилотом второй эскадрильи. Всего их две – первая и вторая. По дюжине гвардейских истребителей в каждой.
С этого момента я перестроился – забыл про императорские замашки и просто полетел в направлении своих войск.

Войска империи расположились на окраине сектора – шесть аккламаторов. Один из них был авианосцем, узнать его было несложно – по крупным воротам ангаров, по бокам, вместо аппарелей. Я направил истребитель к нему и, после опознавания, влетел в ангар. Старший офицер командовал расположением кораблей внутри – гвардейские машины стояли ближе к центру, Эрдва приземлил машину аккурат между двух других. Я вылез, ко мне подошёл человек в форме капитана.
– Кто такой?
– Лейтенант Хэния, вторая гвардейская эскадрилья, – доложил я, – прибыл для…
– Хватит, – он достал планшет и через минуту добавил: – Подтверждено. Твоя эскадрилья базируется здесь, каюты с двести шестую по двести восьмую. Командир – Сабина Джозис. И не забудь встать на учёт у снабженца. Давай, не задерживай меня, – он отвернулся и пошёл дальше.

Эскадрилья с условным названием «Тета» представляла из себя дюжину рыл. Четыре женщины и восемь парней. Судя по виду, тут не было ни одного старше тридцати – в основном от двадцати пяти и дальше. Самый такой, активный возраст – до двадцати пяти – нет опыта, от сорока и дальше – не та активность. И никакая медицина это изменить не может.
Представился я всем – эскадрилья занимала три довольно тесные каютки, по четыре койки в каждой. Познакомившись с парнями, я пошёл искать Сабину Джозис. Нашёл командира в коридоре. Ею оказалась симпатичная девушка, приблизительно двадцати лет, с колким взглядом. Волосы – чёрные как смоль, стрижка чуть длиннее мужской.
– Новенький? – она взяла у меня планшет с назначением, посмотрев поверхностно, вернула, – понятно. Надеюсь, в ГШ знали, кого присылать.
Голос у неё был под стать внешности, звонкий, без мягкости, но и не противный. Скорее привыкла кричать на подчинённых. Я не ответил, так как вопрос скорее был риторический.
– Место уже нашёл?
– Так точно.
– Так, объясняю правила, – она отошла со мной к стенке коридора, – с девочками не флиртовать, если нет серьёзных намерений, в драки не влезать, отношения не выяснять, ни капли алкоголя, из нашего сектора корабля не выходить до получения дальнейших распоряжений. Вопросы?
– Нет вопросов.
– Что, даже не спросишь, когда мы вылетаем? – она улыбнулась. Довольно милый вид, когда не угрожает расправой.
– Нет. Вылетаем скоро. Есть у меня один знакомый… – намекнул я.
– Понятно. В любом случае, что бы никаких сюрпризов, понял?
– Понял, понял, – не повёлся я на прессинг, – разрешите идти?
– Давай, – она развернулась и ушла.

В кубрике было два парня, с которыми я уже познакомился – остальные разбежались по кораблю. Эти двое читали что-то на своих планшетах и я решил им не мешать, пошёл в ангар. Ангар представлял из себя гигантское помещение – в нём стояли… крестокрылы. Новенькие, только что со стапелей «Инком» и «Соросуб». Так как владел проектом я, то разместил заказ у обоих компаний. На мой взгляд, лучше вышел истребитель у «Инком». Места тут было под две-три сотни истребителей, но их было вдвое меньше, чуть больше сотни. Вообще, Аккламатор как военный грузовоз имел замечательные просторные помещения, поэтому места хватало всем. Тут же, в ангаре, стояли ящики с запчастями для полевого ремонта – вдоль стен возвышались они на пару метров, и были примотаны к стенам лентами с магнитным захватом. На многих ящиках стояла военная маркировка – название содержимого, род войск, госпринадлежность.
Символом империи был концентрический круг, похожий на след на воде от броска камня – семь окружностей вписанные одна в другую. Это чисто геральдически означало семь планет, которые составляли империю Короса. Техники не обращали на меня особого внимания – весь ангар был заполнен технарями. Однако, вместо работы по профилю они занимались сортировкой и раскладыванием военных грузов, вместе с дроидами-грузчиками, раскладывали все ящики из дюрапласта по разным секциям вдоль стен и закрепляли их магнитными захватами. Судя по тому, что большая часть уже разложена аккуратно, по тревоге просто покидали ящики на борт, не заботясь об аккуратности. Потом, в полёте, работали.
Эрдва послушно ездил за мной, иногда комментируя те или иные виденные им события и людей. На бинарном, что бы понял только я.
Мне пришлось залезть в истребитель, что бы отрезать себя от лишних ушей. Эрдва тоже занял место в слоте, но корабль не запускал реактор, работая от аккумулятора.
– Эрдва, соедини с Сином.
– Слушаюсь, – он замолчал. Передо мной на лобовом стекле появилась информация вызова.
Син ответил через пару минут.
– Слушаю, ваше величество?
Изображения не было, но судя по акустике, он находился в помещении.
– Как всё прошло?
– Как вы и предполагали, – удовлетворённо ответил главком, – она согласилась. Настроение у девочки – хуже некуда.
– Поднимем. Ладно, я уже устроился во вторую гвардейскую эскадрилью. Буду ждать работы.
– Подождёшь, – хмыкнул Син, – между прочим, пока что мы не атакуем врага, у нас тут работы по самые гланды. Зато у меня есть хорошая новость, обе эскадрильи гвардейских передислоцируются на Набу, в Тид, и будут обеспечивать патрулирование ближнего космоса, перехват попыток проникновения. Работать будете парами, по два человека, два на два, по шесть часов каждая пара. У тебя пожелания будут?
– Нет, как-нибудь разберусь. Когда выдвигаемся?
– Через шесть часов. Мне нужно обсудить место дислокации наших войск.
– Хорошо. Дави на чинуш как захочешь, но место подыщи получше. И обязательно что бы удобно было добираться из города местным.
– Это сделаем, – Син хмыкнул, – не беспокойтесь, ваше величество. Ещё вопросы?
– Нет. Удачи на переговорах.

Син отключился. Времени до выдвижения «эскадры», или вернее группы военных специалистов оставалось немного. Я уж было вылез из своего истребителя, как на свою беду попался Сабине. Командир, посмотрев на меня, крикнула:
– Стоять! Что ты в машине делал, пилот?
– Проверял, всё ли готово, – тут же нашёл я, что ответить, – машина то только с завода. Ещё не облётана.
– Понятно, – она кровожадно улыбнулась, – тогда лезь обратно, облетаем…

Судя по всему, в её светлую голову пришло погонять меня, что бы показать, кто тут главный. Учитывая, что на пилотов гвардии берут хоть слабеньких, но только форсюзеров – у простых смертных реакция не та, то Сабина может представлять из себя угрозу. Всё-таки, она слабее любого джедая как форсюзер, но реакция у неё должна быть сверхчеловеческая. Остаётся два варианта – либо я её, либо она меня.
Пока лез обратно в истребитель, лихорадочно думал. Если я её уделаю, уважение в коллективе мне гарантировано. Однако, Сабина потеряет часть командирского авторитета. Если она меня уделает, то приобретёт авторитет, однако, уже я покажу далеко не всё, на что способен, что в будущем может послужить ошибкой планирования операции с её стороны и обернуться жертвами. Значит, придётся выложиться на максимум. Машину я уже облетал, так что предстояло показать, на что эта пташка способна – ведь даже я не полностью раскрыл её потенциал, а я уж пилот вообще сорви-голова. Опыта боевого пилотирования у меня нет, зато мощный дар предвидения, пусть и на пять-десять секунд вперёд, но чётко, помогает вытворять такое, что никому в страшном сне не приснится.
Наши машины поднялись и дроиды вывели их из ангара в чистый чёрный космос. Из динамиков донёсся голос Сабины:
– П



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Al123potДата: Воскресенье, 22.03.2015, 13:55 | Сообщение # 69
Черный дракон
Сообщений: 2777
« 698 »
68. Это судьба

* Набу, Э.С. *

Только сейчас можно оценить масштаб работ, проделанных Сином и Хортадом в моей армии. Изнутри, так сказать, виднее. Стандартизировано было всё, что только поддаётся стандартам – начиная от шнурков на обуви и заканчивая сухпайками.
Аккламаторы приземлились через тридцать минут, на окраине Тида. Видимо, переговоры прошли быстрее, чем Син предполагал. Я не стал с ним связываться, вместо этого смиренно ждал вместе с остальными вылета. Однако, сигнала не было. За это время мы успели уже сыграть в саббак, посудачить о бабах, перекусить и даже перемыть косточки всей остальной группе. Само собой, основные комментарии доставались Сабине и её девичьей группе. Через час после приземления нас вызвали в комнату для брифингов, где всё ещё посматривающая на меня с недовольством Сабина выдала инструкции. Ничего примечательного – сообщили радостную весть – мы теперь группа прикрытия Тида, будем дежурить по графику, по шесть часов в сутки, два дня подряд. Хороший график предвоенного времени – шесть часов отмотал, поспал, ещё шесть, после чего два дня колбасим. Новость была встречена с большой радостью – пилоты уже засиделись на корабле.
Это я тут пришёл только-только, а пилоты уже три месяца служат на кораблях. От парней я узнал, что сначала у них был «Венатор», который потом пришлось сменить на «это убожество». Аккламатор действительно был чрезвычайно некомфортен по сравнению с основным авианосцем, но выбирать не приходилось.
* * *
На следующий день была очередь меня и… Сабина.
Об этом я узнал из вывешенного на стене каюты дюрапластового листочка с напечатанным графиком дежурств. Моя вахта была с четырёх до десяти утра по Набуанскому времени. До её начала я просто спал. Как раз по корабельному будет девять утра – люди космоса, военные, редко живут по графикам планетарного времени – зачастую за корабельное время берётся время космопорта приписки или Корусантское.
Когда время пришло, я заранее, за час до, оделся, привёл себя в порядок и побежал. Быстро осмотрел корабль – как раз в это время в ангар зашла Сабин.
– Эй, Хэнья?
– Хэния, госпожа капитан, – поправил я её, – чем могу быть полезен?
– Я вот тебя спросить хотела. Где ты так летать научился?
– Талант. Нигде не учился.
– О как? – она выразительно подняла свою чёрную бровь, – круто живёшь. Тебя к нам определили с Короса?
– Ага. Давай для начала вылетим, а там побалакать сможем. Уши. – я кивнул на технарей вокруг.
Сабин кивнула и мы залезли в истребители. Маршрут патрулирования пролегал на высоте семидесяти километров – достаточно, что бы подняться на орбиту достаточно быстро, на границе между орбитой и атмосферой.
Когда мы уже взяли стабильный курс вокруг охраняемой зоны, идущая впереди меня Сабина спросила:
– Так ты ответишь на мой вопрос?
– Да, с Короса. Вообще-то я больше предпочитал свободную жизнь… Не задерживался подолгу на планетах.
– Понятно, – голос Сабины через динамики был удивительно чистый. Не удивлюсь, если мандалмоторс здесь ещё и хорошую аудиоаппаратуру влепили.
Мы летали по кругу, радиусом около пятисот километров, вокруг Тида, слегка снижаясь и снова выходя на высоту.
Так как других развлечений не было, пришлось разговоры разговаривать. Я подумал, и извинился:
– Сабина?
– Да?
– Я бы хотел извиниться. Ну, за ту выходку. Не думаю, что тебе, как командиру, такое могло пойти на пользу.
– Забей. Ты же не виноват, что лучше летаешь?
– Возможно. Но тет-а-тет, а не публично показывать свои навыки нужно было. Просто обстоятельства так сложились.
– Понятно. Ладно, извиняю.
Сабина оказалась на редкость эрудированной особой – по крайней мере оставшиеся пять часов дежурства прошли быстро, мы, так и не получив приказа, заболтались до того, что встретили в небе своих сменщиков. Сабина накричала на меня за то, что я заболтал командира, но без зла, и пустила истребитель в отвесное пикирование вниз, открыв лепесток бронеплит на полную. Я повторил её манёвр и мы упали с высоты прямо в район дислокации нашего транспорта. Сверху тид выглядел чудо как хорошо – аккуратный город, стройные улицы, четыре больших серых туши транспортников на его окраине, и какая-то стройка там же. Судя по всему, военспецы уже начали работу. За службу предлагалось довольно большое жалование по меркам мира внешнего кольца – брали без опыта, здоровых молодых людей обоих полов.
Мы залетели в ангар и поставили истребители. Сабина обернулась ко мне:
– Эй, Хэнья, поди ка сюда... – когда я приблизился, она спросила, – меня вот интересует, как эскадрилья будет проводить своё свободное время?
– Понятия не имею, – я пожал плечами, – я не показатель, а парней не спрашивал. Хотя готов поспорить, что набегут на местные кабаки, попристают к местным девушкам…
– Плохо, – она нахмурилась, – не хватало ещё проблем с ними разгребать. А это всегда происходит, с любой группой.
– Обычные мужские занятия, – я пожал плечами, – кстати, командор, а как проведёте свой досуг вы?
Она посмотрела на меня тяжёлым испытующим взглядом. Уровень суровости зашкалил, однако, сдалась:
– Ещё не знаю. Приглашение на свидание не приму.
– О, нет, – я замахал руками, – мне с девушками не везёт. Зато я не пью и приставать ни к кому желания не имею, поэтому всё же предложу вам скоротать время в городе. Одному скучно.
Сабина тяжело вздохнула. Послать меня ещё не решилась, а приказать идти и не клевать ей мозг, не хотела.
– Ладно, сходим, посмотрим на этот Тид. Но держи руки при себе.

Примерно час мы собирались, переодевались, готовились, и вышли в город. В Тиде наверняка найдётся место, где можно скоротать немного времени. Свою силу я спрятал поглубже, что бы не быть обнаруженным, и повернулся к Эрдва:
– Ну, мой железный друг, где тут можно скоротать вечер?
– На выбор. Театры, музеи, картинные галереи… кстати, одни из лучших во внешнем кольце.
– Чоммел вообще-то на границе, но посмотрим, – я кивнул, – показывай дорогу, Сусанин.
Сабина подошла к выходу через двадцать минут. За это время я успел сбегать к снабженцам и выторговать у них спидер X-34, такой же, как у Люка Скайуокера. Только новый. Сабина вышла через полчаса – прихорашивалась. На ней тоже была форма, зато на лице наведён марафет. Вот я не пойму этих женщин – сама же мне мозги разжижала тем, что к ней – ни-ни, и зачем-то наводит порядок так, словно мы на свидание летим. Где логика?
– О, ты нашёл транспорт? – она приподняла одну бровь, – а я уж думала пешочком…
– Можно и пешим ходом. Но я предпочту на спидере.

К слову, выглядела Сабина не в пример лучше – хоть на подиум выставляй, или в театр, играть роль роковой женщины. Марафет на лице дополняли замечательные серьги в форме черепков мифозавров – универсального символа мандалорцев. В отличии от неё я никаких символов не носил – про то, что я один из них, не распространялся, да никто и не спрашивал.
– Эрдва? – я взглянул на астродроида, – стыкуйся.
Эрдва пристыковался к спидеру, Сабина запрыгнула на пассажирское сидение и мы полетели…

* Набу, Тид, Э.С. *

Неожиданность – вот как можно охарактеризовать наше появление в Тиде. Не прошло и дня, как местным объявили, что Набу заключила военный союз, а военные Коросской империи уже стали появляться на улицах Тида. Правда, в основном это те, кому пока не было работы – основная масса всё же была на кораблях. Мы посетили галерею местных картин… ну что можно сказать – интересно. Познавательно и кое-где очень даже хорошо. Пару картин я себе присмотрел. Но вот после… после мы пошли в парк, поболтать, поделиться впечатлениями, да и просто отдохнуть, посидеть. Чего мы не ждали – так это того, что нас обступят в парке местные. Население очень приветливо, от нас не шарахалось, что уже редкость. Сабину от меня оттёрли – в целом вопросов у людей было много, и каждый хотел задать его. Закончилось это тем, что Сабина достала бластер и стрельнув пару раз в небо, крикнула:
– А ну все успокоились! Здесь вам не там! Вопросы есть?
Половина интересующихся и просто зевак разбежалась, но самые упорные остались. Я наконец смог подойти к командиру. Основной вопрос – «будет ли война». Его так или иначе спросил десяток человек.
– Будет, – я пожал плечами, опередив Сабину, – Амидала не сдаст назад.
– Но вы нас защитите? – спросила какая-то девчушка.
– Нет, конечно, – я повернулся к ней, – даже не собираюсь. Мы можем вас научить защищаться, но если у вас нет воли к сопротивлению – смысла в этом нет. Вы обречены в нашей жестокой галактике быть жертвой.
Дальше, пришлось пояснить некоторым индивидуумам, где можно записаться в армию, после чего мы с Сабиной просто проигнорировав вопросы, убежали от зевак. Добежав до спидера, запрыгнули и я вдавил педаль в пол.
– Ух, оторвались, – командор поправила волосы, – ну и местные… совсем что ли без тормозов?
– Я бы даже сказал, очень приветливые. Очень. Окажись на нашем месте парочка каких-нибудь подвыпивших наёмников и можно было ждать аншлага.
– Хорошо, что мы не пьём, – Хмыкнула Сабина, – кстати, сколько там уже времени?
– Пол шестого. Предлагаю заехать и что-нибудь перекусить. А то на сухпайке долго я не протяну… – я усмехнулся, как и командир. Мы выдвинулись в направлении ресторации. Кабаки, бары, кантины и кафе были нами проигнорированы – там уже развлекаются наши сослуживцы. То есть, зная их и зная Сабину предположу, что ничем хорошим для них наше посещение не закончится. Пришлось везти девушку в относительно дорогой ресторан, где мы и заказали себе по порции мяса. Большой, истекающий соком стейк оказался пределом мечтаний после тяжёлого дня. А ещё салатик и бутылочка местного сока…

* * *

– Ваше величество? – Син зашёл в кабинет начальника, в который меня вызвали через час после окончания дежурства.
– Син, – я махнул рукой, приветствуя главкома, – давай, рассказывай. Как?
– В порядке, – Син сел на предложенный стул, – четвёртый день идёт шумно. Завербованы семнадцать тысяч местных, темпы хорошие, но снижаются. Местное население довольно мирное.
– Хорошо. Как идёт пропаганда?
– С переменным успехом. У меня нет действительно хороших специалистов.
– Специалисты прибудут через неделю максимум. Я сегодня же распоряжусь, у нас есть хороший штат.
Син кивнул с понимающим видом:
– Надеюсь, это улучшит ситуацию. В основном поток желающих присоединиться это молодые люди, зелёнка, с большими амбициями. Сегодня, пару часов назад пришли первые корабли с Кореллии. Корветы военной модификации и мародёры.
– Это хорошо. Сколько времени тебе понадобится для обучения?
– Если базовое, то около месяца на пехоту и два-три месяца на флот, с доучиванием на кораблях.
Некоторые уже достаточно квалифицированы для предложенной им службы, но таких очень мало. В основном идёт молодняк, как я сказал… четырнадцать-семнадцать лет.
– Ладно, – я кивнул, – а как ситуация с милитаризацией? Оружие раздали?
– Начали процесс с чиновников, а дальше займёмся гражданским населением. На данный момент раздали в качестве военной помощи пять тысяч бластеров различных модификаций – сменили местные пукалки на карабины.
– Этого мало, – я цыкнул зубом, – поговори с королевой о том, что бы её войска как минимум были вооружены и обучены нами. Кстати, как она?
– Вы про Амидалу? Плохо. По крайней мере, мне показалось, что на ней лица нет. Она выступила только один день, вчера, и снова закрылась во дворце. Основное время проводит в подготовке к войне, правда, не совсем умело…
– Понятно. Ладно, это её дело. Только попроси у неё солдат, сколько сможет дать. Немного, но лучше, чем ничего.
– Слушаюсь, – Син встал, – ваше величество, ещё кое-что. Монтаж планетарного щита вчерне завершён. Остались мелкие работы, однако активировать его мы можем уже сейчас.
– Это хорошая новость, – я улыбнулся, – продолжай. И, кстати, напряги разведку. Необходимо точно знать, когда может произойти нападение.
– Судя по всему, они на данный момент просчитывают изменение ситуации. Готов поспорить, среди нанятых солдат будут агенты Энарка, однако контрразведка тоже не сидит сложа руки.
– Хорошо. В целом, начало операции прошло так, как мы и задумывали. Продолжай работать в этих направлениях – привлекай людей и организуй флот Набу. Кстати, насчёт кораблей – тут тебе карты в руки. У тебя какие основные корабли?
– Гозанти, ваше величество, это самый массовый и простой корвет из всех имеющихся. На данный момент их около трёхсот штук вошло в строй.
– Пусть так. Продолжай операцию. Держи меня в курсе событий, и сам надрючь разведку и локационные силы, что бы противник не устроил нам сюрпризов… что ж, извини, – я поднялся, – но служба зовёт. Мне ещё в патруль сегодня.
Син усмехнулся, и я вышел из кабинета.

Зачем меня вызывали к командиру – пришлось объясняться с сослуживцами и с Сабиной. Последняя осталась недовольна мной, но внешне это не показывала. Вообще, с девушкой теперь в патруль ходил только я – мне подложили такую вот «свинью», поставили вместе с командиром в одну пару. Никаких отношений у нас не получалось, однако как коллеги–пилоты мы сошлись довольно быстро. Она иногда рассказывала истории о своей лихой молодости – до того как прийти в империю Сабина служила в мандалорской армии, а ещё раньше – была наёмницей. Начала она эту жизнь в тринадцать лет, как и все мандалорцы, и продолжала аж до самого двадцатилетия. Потом опомнилась, бросила, вернулась на Мандалор и там осела. Заскучала, да и её навыки были без надобности – повышение по службе было ещё не скоро, вот она и записалась в добровольцы во флот Короса.
В личной же жизни оставалась всё так же холодна, как и раньше. Да я и не пытался подкатывать – печальный опыт попыток построение отношений с женщинами отрезвлял буйну молодецкую голову.

Необычная встреча произошла сегодня же. Вахта моя собачья – глубокой ночью. Отлетав её вместе с Сабиной, я отправился на спидере в Тид. Сабина ушла тренировать других пилотов, которые, по её мнению недостаточно хорошо летают, а меня не трогала, таким образом самый свободный график из всей эскадрильи был у меня.
Тид – красивый город, в основном потому, что не урбанизированный, высотных зданий в нём нет, хотя те, что были – достаточно фундаментальны, приземисты. Взяв спидер, я полетел в парк, который присмотрел себе для утренних прогулок. Местные ещё только-только начинали просыпаться, поэтому парк был пустынен. Очень уж мне место понравилось – тихое, спокойное, утром тут слегка прохладно, однако форма хорошо спасает от холода. Располагался парк на берегу большого канала, у парапета стояли дюрапластовые лавочки, на которых ранним утром появлялась роса.
Вопреки моему ожиданию, я оказался в парке не один. Так же как и я, успокоившись, по парку, погрузившись в свои мысли, шла девушка. Иногда она осматривалась, но не прекращая своей задумчивости. Красивая, между прочим – тонкое аристократическое лицо, столь же тонкая талия, и классическое набуанское платье.
Сила явно потешалась надо мной, ведь передо мной была не кто иная, как Падме Амидала, королева Набу. Переодетая в служанку, ходила по парку, без охраны. Наверное, воспользовалась их безалаберностью и вышла погулять в одиночестве. Как я её понимаю – от моих тоже иногда трудно отвязаться, но… я то могу постоять за себя, а вот за Падме не ручаюсь.
Девушка подошла к парапету и стояла, смотря на водную гладь канала. Воздух пах свежестью, было зябко. Утренний еле заметный туман оседал на одежде, и она быстро становилась холодной. Я, стараясь ступать тише, подошёл к «служанке» сзади и сняв форменный китель, аккуратно надел на её плечи:
– Простудитесь, леди, – я улыбнулся.
Дёрнувшаяся при моём прикосновении леди глубоко вздохнула. Я убрал руки, после чего она обернулась.
– Доброе утро. А… – она заметила мою форму, – мы знакомы?
– Может быть, – уклончиво ответил я, – Хэния. Лейтенант Гвардии.
– Корде, – не моргнув глазом смущённо представилась она, – простите, я вам помешала?
– Нет, наоборот, – я улыбнулся, – утром, несмотря на красоту этого сада, в нём так одиноко. Составите мне компанию?
Девушка кивнула и мы вдвоём несколько минут в тишине смотрели на рассвет. Судя по эмоциям, Падме завладела романтика. Зрелище рассвета над Тидом действительно завораживающее.
Через пару минут Падме, пардоньте, Корде, глубже закутавшись в китель и повернулась ко мне:
– Правда, прекрасное место?
– Не видел доселе ничего столь же прекрасного.
– Вы здесь… эм…
– После службы, – я улыбнулся, – ночью я патрулирую пространство над нами, – я бросил взгляд в небо, – а утром прихожу сюда. Прекрасное место. А вы?
– Иногда прихожу сюда. Выдался выходной, вот и…
Что примечательно – у девушки в складках платья на поясе висел мой первый меч. Хранит таки, не выбросила ещё. Вообще, всё это походило на театр абсурда – она не узнала меня, а я делаю вид, что не узнал её. Хотя она знает меня, а я – её, но только она об этом ещё не знает. Забавный казус. Всё-таки я решился – попробую подбить к ней клинья.
– Леди, есть ли у вас планы на выходной? Знаете, я предпочитаю проводить своё время не так, как мои сослуживцы, поэтому всегда в одиночестве…
Она задумалась. В чувствах, которые я ощущал, вообще была редкая мешанина.
– Пожалуй, нет, – Падме, пардон, Корде, уверенно пришла к какому-то выводу и с интересом осмотрела меня.
– Не составите мне кампанию? Я впервые на Набу и ещё не разобрался, что к чему и где здесь можно провести свободное время.
Мы выдвинулись по садовой дорожке. Падме начала рассказывать:
– Знаешь, сейчас Набу не такое уж хорошее место. Над городом нависло предчувствие войны…
– То, что нельзя предотвратить, нужно обратить себе на пользу, – пожал я плечами, – война может быть благом, если её выиграть. Тем более, с моей точки зрения, Энарк с его полностью подконтрольным хаттам правительству может стать постоянной угрозой Набу. Её нужно ликвидировать в любом случае.
– Ликвидировать? А как же сам Энарк? – подняла брови Падме, – там же живут люди.
– Ну, людей то ликвидировать незачем, – я улыбнулся, – а вот правительство Энарка – полностью подконтрольны хаттам. Не мне вам объяснять, леди, что будет, если хатты прорвутся на Набу. О тихой и спокойной мирной жизни тогда придётся забыть.
– Вы правы, – она опустила плечи, – но так не хочется войны!
– Не поверите, леди, - погрустнел я, – вы говорите так же, как все известные мне военные. Никто не хочет войны, разве что кроме ещё никогда не воевавших юношей или психов. Война – это необходимость выйти из тупика взаимоотношений между государствами, или тупика внутренней политики. К сожалению, у Набу первый случай, а у Энарка второй. Набу нужно выйти из тупика отношений с Энарком – они не хотят слушать дипломатов, им нужны только рабы, склады наркотиков, притоны контрабандистов. И, конечно же, деньги. Правительство Энарка настолько слабо контролирует ситуацию в стране, что разговоры с ними бесполезны – они не в силах что-то решить.
– То есть, война неизбежна в любом случае, – Падме тяжело вздохнула, – я это предполагала.
– Правильно. Продажное правительство Энарка должно быть ликвидировано, только тогда можно сказать, что угроза миновала.
– По-моему, вы слишком сгущаете краски, – улыбнулась Падме, – достаточно заключить выгодный нам договор.
– И какой же договор по-вашему, сможет гарантировать безопасность Набу? – я понял, куда она клонит, – разоружить Энарк? У преступников нет никакого почтения к закону, они вооружаться даже при тотальном запрете на вооружение и флот. Зато при любом другом развитии событий, от описанного мною, через Энарк в Чоммел пойдут наркотики, контрабандисты, будут проводиться рейды пиратов, граждан Набу будут уводить в рабство. И Энарк будет только рад этому – формально обвинить их в нарушении договора вы не сможете, так как никто из этих «лихих людей» не будет подчиняться правительству. Правительство их – формальность. Они лишь диктуют волю тех, кто хорошо заплатит, как например ТФ, или Хатты. Поэтому они не решают ничего. Я вижу единственный выход – взять Энарк под юрисдикцию Набу и оградить этот сектор от влияния Хаттов и прочих, кто ранее имел там влияние. Это окончательно решит проблему Набу.

Падме загрузилась очень сильно. Мы дошли до спидера.
– Корде? – вывел я её из задумчивости, – давай оставим эти проблемы королевам и императорам, а сами пока проведём этот день в хорошем настроении. Забирайся, – я кивнул на спидер. И мы поехали…

* * *

День с «Корде» был, пожалуй, самый интересный за последние несколько лет. Подумать только – мы погуляли в парке, побывали в театре, она показала мне некоторые интересные места. Эрдва фиксировал это всё на камеры. День выдался солнечный, и только вечером начали сгущаться тучи. Спрогнозировав лёгкий дождь, я пригласил Падме в ресторан. Она согласилась, и я выбрал один из виденных мною ранее. Довольно необычное по меркам Набу заведение – располагалось оно в полуподвальном помещении, лишь небольшая часть окон была под потолком, да и та располагалась чуть выше уровня тротуара. Зал был не вычурно, но и не бедно обставлен, свет был приглушён. Официанты и официантки сновали по большим проходам между столами. Мы заняли место в углу, официантка быстро подбежала, приняла заказ и через пять минут мы наслаждались кухней Набуанских поваров. На последок я взял бутылку хорошего вина, и, раздавив её на две персоны, мы с «Корде» мило побеседовали о смысле жизни, вселенной и вообще.
На прощание я подбросил её до квартала в пяти минутах ходьбы от дворца. Попросила остановиться здесь, видимо, не хотела показаться на глаза охране. Я тоже вышел из спидера и подошёл к ней:
– Спасибо. Это был лучший мой день за много-много лет… - я грустно улыбнулся, – мы сможем встретиться ещё?
– Определённо, – она улыбнулась, подойдя ближе, – признаться, я тоже… много лет не могла себе позволить вот так просто порадоваться жизни. Спасибо тебе, – я подошёл ближе. «Корде» приблизилась и слегка прикрыла глаза, подалась вперёд. Что ж, я взял инициативу на себя и на несколько секунд мы слились в поцелуе. Она не слишком умела в этом, но искренняя.
– Знаешь, – когда мы обнялись, я шепнул ей на ухо, – мы знакомы всего день, а такое чувство, словно много лет… с тобой приятно быть рядом.
– С тобой тоже, – ответила она и мы повторили поцелуй. На этот раз лидировала она.
Когда мы нацеловались вдоволь и отпрянули друг от друга, я почувствовал просто килотонны смущения от неё. «Корде» опустила глаза, и спросила тихим голосом:
– Мы же сможем встретиться ещё?
– Да, конечно, – я дал ей позывные своего коммуникатора. После того как Эрдва записал её позывные, мы расстались. Настроение было самое что ни на есть приподнятое. Ночью снова в небо, но спать мне не хотелось.

* * *
Набу. Э.С. Неделю спустя.
* * *


Я посвятил день осмотру изнутри всего процесса. Не то что бы это реально было нужно, но не будет лишним. Количественный состав армии доходил уже до двухсот семидесяти тысяч – нам пришлось провести масштабную компанию, да и королева… Скажем так, такое ощущение, что после проведённого вместе дня Падме зарядилась энергией с нуля сразу до ста процентов – на щеках появился румянец, в своём клоунском наряде и гриме она больше на публике не показывалась. Зато стала намного активнее помогать нам и сама готовиться – большая часть Набуанских рекрутов пошли после её заявлений и пылких речей о неотвратимости войны и необходимости завоевать право на мирную жизнь. Получилось мощно, у меня такое ощущение, что она вообще была в тяжёлой депрессии, и только-только из неё вышла. Зато весточек от неё не было – я уж думал, не попросить ли Сина назначить меня в свиту королевы. Но нет, в свите была первая эскадрилья, которая обеспечивала безопасность полётов её величества.
Насколько я знал, Падме уже стукнуло восемнадцать. До конца её срока правления оставалось шесть месяцев.
Вооружение местных тоже пошло в гору после помощи со стороны королевы – пистолеты расхватывали только так. Не то что бы это было важно, но, по себе знаю, ствол в доме успокаивает. Если кто и сунется – так хоть не будут люди молча принимать свою судьбу. Правда, раздавали оружие только лицам от восемнадцати, семейным, вместе с курсом молодого бойца.
Флот под мудрым руководством Сина креп не по дням а по часам – на окраине Набу, ещё дальше от наших аккламаторов теперь был полноценный крупный космопорт. Стыдно сказать, но у Набу не было достаточно современного космопорта – все их военные корабли – истребители N-1 базировались либо во дворце, либо в порту завода. Эта ситуация резко изменилась вместе со стройкой новой военной базы. Пришлось подогнать дроидов-строителей, из тех, что остались после стройки Циннагара, но база была отстроена за рекордные три дня. Бетонные коробки, бетонное поле, никакой эстетики. Зато это была настоящая военная база – на ней в бункерах под слоем броневой дюрастали и бетона стояли корабли, преимущественно корветы, до сотни метров длинной. Были и мародёры военной модификации, и грузовые, и транспортно-десантные суда. Регулярно вылетали на учения корабли, регулярно шёл набор всё новых и новых волн мобилизации. Пока в бюджет укладывались – численно наше превосходство над противником было достигнуто – по среднеразмерным кораблям мы превосходили их в два раза – у противника были две сотни «Гозанти», полтора десятка мародёров и два крейсера «Дредноут». Последние были особо опасными противниками, которые могут повредить даже наши венаторы, не говоря уж про сборный флот из средних кораблей. Вывести их из строя – цель номер один. Сину пришлось вынужденно купить четыре дредноута. Старые, но надёжные, как топоры. Шестнадцать тысяч человек ухнуло сразу из флота на этих гигантов, но цель была достигнута – флот получил двойное преимущество и средство подавления основных кораблей противника.

Основной же ударной силой предстояло стать десантному корпусу. Его состав, численность, вооружение, менялись на ходу – планы рождались и умирали. На данный момент мы планировали атаку на планету с последующей зачисткой и удержанием позиций. Вот с вооружением пришлось повозиться – противник имел очень разнородные силы, и одному хатту известно, что он может выкатить. Десант состоят из дроидов на Джаггернаутах – огромных многоколёсных транспортных машинах, ощетинившихся артиллерией. За ними вторыми по численности шли десантные челноки. Джаггернауты уже стали привычным делом в полях близ Тида – они регулярно совершали манёвры и учения. Пока что они были дезинформационными, однако солдат вчерне уже начали обучать нужным действиям. Профессионализм, с которым ребята взялись за дело, мне очень понравился, но я понимал – в случае неудачи мы не пригоним на Набу эскадры и не будем участвовать в войне. Кроме разве что самого крайнего случая, однако, Набуанцам предстояло самим решить этот вопрос.
Как-то само собой, в моду вошёл стиль «милитари», хотя бы мелочи вроде солдатских берц или военной куртки, но можно было встретить на улицах. Постепенно стали появляться люди, носящие с собой оружие. Не обходилось и без казусов. Некоторые кабаки, которые предоставляли хорошую выпивку, получали замечательную прибыль, но там всё чаще можно было встретить драки. Люди спускали пар и показывали, чему научились – пока обходилось без перестрелок. Может быть, карабин под барной стойкой вразумлял спорщиков, но чесали лица только кулаками.

В общем, был обычный военный бардак, который бывает при занятии города военными.
Отлетав ещё одну вахту, я получил сообщение от «Корде». Девушка снова встретилась со мной в парке, утром.
– Привет! – она улыбнулась, – как служба?
– Замечательно. А у тебя как дела?
– Тоже. Идут, потихоньку. У меня сегодня выходной, поэтому давай не будем о политике…
– Как пожелает леди, у меня два дня выходных, вот, думаю, чем бы их занять, – я приблизился и, искренне улыбнувшись, предложил, – составишь кампанию?
Леди составила. Ещё один прекрасный день. Наращивание военных сил определённо вдохнуло в неё надежду, поэтому ни слова о политике или войне мы так и не произнесли. Падме рассказывала мне истории из своего детства, я, не имея таковых, постарался рассказать в общих чертах о мандалорцах, нашей культуре, истории. Учитывая, что в галактике мандалорцев часто обходили стороной, то узнать историю столь необычной и самобытной культуры было неоткуда. Зато мне удалось серьёзно удивить её – я рассказал, что Сатин вдруг не с того ни с сего решила завести отношения с обычным джедаем, Беном Кеноби. Немого знакомая с Беном Падме тут же прожужжала мне все уши про то, как она сопровождала её величество, как они познакомились с Беном, и по поводу всего остального. Судя по всему, задело за живое.
Второй наш день завершился не так, как первый – Падме оказалась не так смела, как я думал, так что не решилась продолжить вечер в горизонтальной плоскости. Зато я, увидев её нерешительность, первый сделал шаг навстречу. Пригласил её в хороший отель, где мы уединились.
Падме – действительно красивая девушка. Серьёзно, стройная фигура, приятное лицо… я постарался быть нежнее, но всё равно на мой взгляд быстро снял её одежду. Девушка стеснялась неимоверно, но набралась смелости. К моему глубокому удивлению, она была… девственна. Удивительное рядом.
Это действительно было чудесно. Я не стал слишком напирать, но и слабаком себя показывать тоже – после примерно полутора часов любви, мы улеглись спать…

Утром я проснулся первый – привык спать по четыре часа, но наверное с час просто валялся, поглаживая сонную девушку по голове. Судя по эмоциям, это было ей приятно. Проснулась она не сразу, что-то мурлыкнув, прижалась ко мне и засопела, после чего открыла глаза.
– Утречка, – я чмокнул девушку, после чего, пережив бурю эмоций с её стороны, постарался ещё раз приласкать леди.
Утренний секс – самый здравый. На мой взгляд. Опыт у меня небольшой, да и то специфический. Повалившись ещё раз на кровать, мы окончательно проснулись и пришли в себя. Но через пару минут Падме вскочила с криком:
– Опаздываю!
Я тоже подскочил и помог ей найти все детали одежды, после чего уступил леди душ. Несмотря на то, что она опаздывала, она подождала меня три минуты, и мы вышли из номера. Падме не то что бы стеснялась – вообще была в прострации, но при этом крайне довольна. Удивительно, но ни один джедай не может нормально прочитать женщину – столько эмоций, чувств, порой нелогичных и взаимоисключающих, что понять там что-то невозможно. Это как смешение сотни флаконов разных духов в одном бочонке. Утро прошло в относительном молчании – мы обменивались только короткими репликами, но мне хватило того, что я смог понять из её эмоций. А для неё пришлось ещё раз пояснить – если уж Я подкатил, то это серьёзно. Перед тем как отпустить девушку, я поцеловал её ещё раз и, обняв покрепче, заверил в том, что всё нормально и я буду счастлив если наши отношения продлятся много дольше этой маленькой войны. Падме, судя по эмоциям, этого и ждала. Я же всё таки «военный», то есть человек-перекати-поле, сегодня здесь, завтра там. Повторив поцелуй, она умчалась полностью довольная жизнью. Удивительно – на носу война, а королева только вышла из депрессии и всё счастливей с каждым днём.

* * *
Три недели спустя
* * *


Патрули стали чаще. По шесть часов в день, но семь дней в неделю, а в галактической неделе десять дней. То есть график семь-три. Обусловлено это вероятностью нападения – приходилось держать в воздухе больше сил быстрого реагирования. Теперь мы патрулировали на орбите и за ней, а крестокрылы летали ниже, в атмосфере, редко выходя в космос. Началась активнейшая подготовка пилотов – не жалели мы ни двигателей, ни топлива, ни денег – каждый отобранный для пилотирования летал ежедневно, по два-три часа. Пилотирование преподавали опытные мандалорцы, поэтому пилоты быстро стали элитой в Тиде. Им запрещалось пить, они постоянно проходили медосмотры, поэтому все понимали – это самые здоровые, сообразительные, активные ребята. Возраст их разнился от семнадцати до тридцати лет, пол не имел значения. За женщинами-пилотами в городе открыли сезон охоты – окольцевать такую было престижно. Прежде всего, потому что страшных там не было – все как на подбор, стройные, красивые, гармонично сложенные и прошедшие большой курс тренировок. Но и мужикам перепадало.
Вторыми по престижности были флотские, то есть персонал боевых кораблей, без деления на специальности. Им платили приличное жалование, поэтому несмотря на надвигающуюся войну, Тид не впадал в панику – деньги то оседали в карманах местных, для которых война сравнима разве что с проведением олимпиады. Столько денег вряд ли было до войны и будет после. Хотя, если война будет удачна, то может быть, после будет не хуже – для многих слоёв общества приток денег и последующее обогащение стали достаточным оправданием войны. А как поняли, что с побеждённого можно срубить ещё больше – так и вовсе при дворе образовалось мощное провоенное лобби в лице коммерсантов, промышленников и граждан, откусивших свой кусочек бабла. В первую очередь – это восемьсот тысяч человек армии и флота, причём это не статисты-обыватели а реально самые здоровые, активные, молодые граждане, локомотив общества.

С Падме мы виделись ещё не раз. Она так и не открыла своего инкогнито, да и я не собирался. Однако, с девушкой у нас начали складываться отношения – пусть это и выглядит немного странно. Падме оказалась довольно интересной личностью – немного в своих пацифистских убеждениях, удивительно для лица её возраста и положения стеснительная в некоторых вопросах. Правда, это быстро прошло – я уже наблюдал подобное, девочка малость уверилась в своих силах, стала смелее, решительнее, отмела некоторые косные стереотипы и попутно стала намного отзывчивее в плане личных отношений. То есть стала женщиной, вместо пусть высокопоставленной, самостоятельной, но девочки. Это меня радовало – теперь мы с ней находились на одном социальном и психологическом уровне. Про социальный я погорячился – Набу это не Империя Семи Планет, однако, суть примерно такая. Правда, мы оба играли в то, что находимся на ранг ниже – это ничего не меняет. Как в математике – поделили оба делимых на общий делитель – результат тот же. Однако, сама игра меня забавляла, а её наоборот – пугала. Ведь понятно, что рано или поздно ей придётся вскрыть карты. Пусть у меня флеш-рояль, а у неё только каре, но суть та же.
Зато наши свидания стали больше похожи на нормальные – я сводил её на экскурсию, даже выцыганил истребитель-тандем и покатал её над Тидом, показав пару фигур высшего пилотажа. Падме прониклась, и даже сама пробовала порулить, чему я не препятствовал.

Всё это закончилось одной ночью. Я как раз был с Падме, мы, уже уставшие, просто лежали рядом, болтали о смысле жизни. Вернее это она болтала. Вот никогда не понимал – мужчина после секса выматывается, а женщина – словно бы заряжается энергией. Её тянет болтать, а его – вздремнуть.
Однако, в данном случае я сдался на милость победительницы и поддержал разговор. Внезапно раздался звук коммуникатора. Я подбежал, как был, к своим вещам и вытащив наручный компьютер, нажал на приём вызова.
– Слушаю?
– Хэния? Это Сабина. Объявлена боевая готовность номер один, срочно по машинам.
– Бегу, – я отбросил коммуникатор и посмотрел на встревожившуюся не на шутку Падме, которая тоже встала с кровати и искала свои труселя.
– Боевая тревога. Прости, но я убежал, – я спешно натяул одежду и хотел было выйти. Но Падме меня удержала, на прощанье обняв и крепко поцеловав. Пришлось немного успокоить её и выбегать.

Военная база представляла из себя разворошенный улей. Забежав в свой авианосец по аппарели я тут же направился в ангар. Эрдва ждал меня уже в истребителе, перед нашей группой выступала Сабина.
– Хэнья, ты долго. Бегом марш слушать инструктаж.
Я встал к остальным.
– Итак, – начала командир, – ССО* обнаружили выдвижение сводной эскадры противника к нам. Возглавляет эскадру Дредноут, основные силы – Гозанти и мародёры. Это наши цели ном



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Al123potДата: Воскресенье, 22.03.2015, 20:16 | Сообщение # 70
Черный дракон
Сообщений: 2777
« 698 »
69. На распутье

Вылетели мы всей дюжиной, в направлении соседней планеты. Чоммел это редкое захолустье, даже по меркам Набу, аграрная планета. Встреча с противником произошла неожиданно – через двадцать минут лёта из гипера выскользнули первые корабли противника. Это были корветы.
– Хорошо, – удовлетворённо проговорила Сабина, – никогда бы не поверила, что дюжина истребителей может атаковать флот корветов. Рассредоточиться!

Мы все отпрянули друг от друга и рванули на противника. Подставляться под огонь всей эскадры – опасная затея, поэтому истребители влетели в строй противника быстро и решительно, сжав бронеплиты. А дальше был бой…
Гозанти, а в основном это были они, попытались разойтись подальше друг от друга, что бы обеспечить пространство для манёвра, но не удавалось. Первый враг пал – кто-то из наших влепил им целую очередь, которая продавила щиты и вспорола брюхо корабля. Я тоже не отставал, – выбранная мной жертва получила очередь из всех пушек, однако, убрать его вообще не получилось – пришлось спешно сваливать из-за того, что в меня полетели заряды соседнего корвета.
Огневое противодействие было слабым, но, видя, что их избивают, противники открыли заградительный огонь всеми орудиями. Результат был плачевный для обоих сторон – пара истребителей погрузилась в вихрь турболазерных зарядов, но и своих они подбили – своими глазами видел, как влепили друг другу. Строй противника был разрушен окончательно – пытаясь выйти из под огня корабли потеряли порядок. На моих глазах парочка врезалась друг в друга, продавив щиты. Этим нельзя было не воспользоваться, и я влепил им по короткой очереди в район мостика. У остальной эскадрильи дела обстояли хуже – четверых зажал противник, обстреливая во время атаки – для снятия щитов приходилось притормаживать и бить длинной очередью, а это опасный манёвр.
Пока остальные били Гозанти, я направил свою машину в сторону мародёров, сквозь ту область, которая ещё сохранила подобие строя. «Мародёры» противника в бою участвовали слабо, что-то мне подсказывало – берегут. Первый корвет получил длинную очередь, после чего мне пришлось сомкнуть щиты. Сзади прилетел целый вихрь зарядов от основного строя, но, так как я ушёл, всё досталось мародёру – ему снесло рубку.
Последним на поле боя вышел… дредноут. Эта громадина появилась чуть в стороне от основных сил противника и, пока не решалась ударить по нашему строю. Однако, судя по всему, командир с дредноута дал приказ очистить место – корветы расползлись в стороны, будучи избиваемы нами.
– Хатт, да он хочет разменять нас на корветы, – процедила Сабина, – всем готовиться к уклонению!
Первый залп с такого корабля слизнул сразу два своих корвета, однако, истребитель, на который был направлен удар, ушёл. С трудом, но ушёл. Это только разозлило команду дредноута, и второй удар был направлен в меня. Глупо, я уклонился от вихря зарядов, но не так удачно, как удалось первому пилоту – предназначенные мне заряды ушли в чистый космос, не нанеся врагу никакого урона. Видя это, Сабина атаковала мародёр, сразу ракетой – вместе с очередью из турболазеров. Щиты ослабли, а взрыв оставил на корвете жирную точку. Всё-таки мы влепили на истребитель особо мощные ракеты, способные потрепать целый крейсер. Вот только надо было решаться – ударить по Дредноуту, подставив хвост огню корветов и ослабить его щиты, либо отступить, ведь формально мы нашу задачу выполнили – учитывая потери, противник вряд ли решится продолжать атаку до того, как соберёт подранков и отремонтируется.
Процесс боя быстро сменился – дредноут вычислил командира и ударил по машине Сабины всеми доступными пушками. Машина Сабины не успела сомкнуть бронеплиты, которые, к тому же, уже были потрёпаны – удар прошёл вскользь, но и этого хватило машине и Сабине за глаза – истребитель отлетел, кувыркаясь и оставляя за собой капли расплавленного фрика.
– Всем отходить за пределы атаки крейсера! – закричал я, – быстро! По корветам ракетами!
Я рванулся вслед за командиром, чувствуя, что Сабину задело. Её машину пришлось взять на таран, что бы остановить. Выглядел истребитель не то что потрёпанным – измочаленным в ноль.
– Эрдва, можешь посадить Сабину на Чоммел?
– Попробую, – неуверенно ответил дроид, – лучше, если ты гравилучом отбуксируешь её машину.

Сабина была ранена. Серьёзно, ей требовалась срочная помощь. Мне пришлось лететь к командиру. За последнее время мы не то что бы стали друзьями, скорее коллегами – она несколько раз мило беседовала со мной, после чего мы стали видеться всё реже и реже.
Я оттащил её силой, на буксире, на поверхность планеты. Мы садились в лес – пришлось выпустить единственную оставшуюся ракету, что бы на месте густого леса образовалась поляна.
– Эрдва, запроси помощь, срочно, сообщи наши координаты.

Если «флот» и после этого не подойдёт, то я даже не знаю, что делать. Два наряда Сину, чистить сортиры. Два истребителя плюхнулись на выжженную поляну – маневровые двигатели моего были подпорчены вражескими пулями. Вытаскивать Сабину из кабины пришлось силой – я не доставал, да и заклинило все открывающиеся части. Выглядела девушка… скажем так, краше в гроб кладут – левая рука её была окончательно выведена из строя. Я даже не уверен, что медицина или сила способна тут помочь – по большей части до локтя руки почти не было. Видимо, успела уйти от прорвавшейся плазмы, но руку не успела убрать, вот и…
Мне пришлось вспомнить, чему учился на Мортисе – оказывать первую помощь командиру. Восстановить всю руку не в моих силах, поэтому я сделал что мог – примерно чуть ниже кисти была граница, по которую пришлось обрезать световым мечом. Дальше-больше, сколько мелких повреждений – не счесть. Начиная от трещин в костях и ушибов, заканчивая ожогом дыхательных путей. Круто ей досталось – хоть не обгорела сама, и то хорошо. Возился я с ней долго – примерно через десять минут работы она пришла в себя.
– Хэнья?
– Тсс… ты ранена, – я удержал её на земле, так как Сабина пыталась встать, – молчи.
Почему-то Сабина чувствовала себя жутко неловко. Не иначе, как боялась, что её командирский авторитет будет попран мною в очередной раз.
– Зачем? Где мы?
– Чоммел. Я приказал группе отходить и ударить оставшимися ракетами. Если флот до сих пор не подошёл, то я тут бессилен.
– Надо было держаться, – Сабина начала заводиться, но я её успокоил с помощью силы и слов:
– Тс… не геройствуй. Наша задача выполнена, противник остановлен. Наступление сорвалось – они не пойдут дальше. Сначала соберут раненые корабли и только потом, может быть, атакуют.
Сабина отвернулась, но, как назло, ей попалась на глаза её же рука.
– А…
– Пришлось ампутировать. Медицина тут бессильна, прости.
Мы некоторое время молчали. Я – вливая силу в командира, что бы держалась, Сабина была смущена, но как обычно, этого не показывала.
– Хэния, вот мне интересно, почему ты меня не оставил? – вдруг заговорила она, – ты же не должен покидать строй. Приказа не было.
– В жопу такие приказы, – я улыбнулся.
Мы некоторое время помолчали. Сабине было тяжело говорить, да и я устал как собака – бой длился около тридцати минут, а это очень много. По меркам маневренного космического боя – вечность.
Сабина вдруг спросила:
– Слушай, Хэнья, а у тебя кто-то есть?
– Ты имеешь в виду… – удивился я.
– Ну, девушка.
– Ну… – я задумался, – я знаю одну девушку на Набу. Правда, мы неделю как познакомились.
– Красивая?
– Очень.
Снова повисла пауза. Драматическая – я думал, с какого это чёрта Сабине вдруг стало интересна моя личная жизнь. Уж не… не, этого быть не может. Вернее может, но точно не со мной.
Подождав ещё пять минут, Сабина сказала:
– Знаешь, когда ты тогда в первый день летал… ну, я была на тебя очень зла. Никто до сих пор меня не мог прибить, тем более так легко.
– Я заметил, – усмехнулся я.
– А потом… ты не такой, как остальные, кого я встречала. Серьёзно.
– Наверное, тебе показалось, – я постарался свети разговор на другую тему, нежели моя личность.
И тут Сабина выдала.
Наверное, судьба у меня такая грустная, злой или добрый рок. Или это эффект оттянутой пружины. В общем, стоило мне отвлечься от дел, как я обнаружил, что в мире полно девушек, красивых и разных.
– Хэнья, я думаю, что влюбилась в тебя. Серьёзно, – она сказала это, тут же засмущавшись внутри, что вызвало рост внешнего недовольства, – и вообще, я не думаю, я уверена.
– Ну… – я не знал, что сказать на такое заявление. Обычно я признавался девушкам в любви, а не мне!
– У меня есть девушка, там, в Тиде.
– Да наплевать, – она привстала на здоровой руке, – ты думаешь я одна из тех куриц, что будет стоять и ждать когда счастье само приплывёт ей в руки? – она опустилась обратно, притянула меня и впилась поцелуем в губы. Страстная женщина, смелая и прямолинейная. Полная противоположность Падме, мягкой, предпочитающей завуалировать свои чувства и обходиться полунамёками. Я думал недолго – под таким напором сдался. Капитулирен, и на несколько минут мы погрузились в поцелуй. Сабина, к слову, была на редкость красивой и очаровательной девушкой, но язык не повернётся назвать её милой. Когда мы разорвали поцелуй, я спросил, отдышавшись:
– А… как же…
– Та девушка? – Сабина хитро улыбнулась, – да как хочешь. Я ей в любви не признавалась, так что мне похер, что у тебя с ней.
Вот так раз, вот так два. Оригинальная девушка.
– Я думаю, на ближайшие несколько дней лучше тебе воздержаться от подобных сцен. Всё же ты ранена серьёзнее, чем может показаться на первый взгляд.
Понятное дело, накачанная моей силой, она была бодрее и не чувствовала боли, однако стоит мне отойти… большую часть повреждений я исправил, остались только синяки да мелкие царапины. Сабина закатила глаза:
– Хорошо. Но я так и не услышала твой ответ.
– Ты не задала вопрос, – парировал я.
Сабина ещё раз притянула меня и повторила поцелуй. Понятно. Целоваться она умела, делала это с такой страстью, что я даже немого растерялся. Когда разорвали поцелуй, она спросила: – ну, что скажете, лейтенант?
– Хм… – я задумался, глядя в её глаза. Сказать «да» значит с некоторой долей вероятности, весьма большой, порвать с Падме. Сказать нет – гарантированно потерять Сабину. Мне нравились девушки обе, причём в равной степени – просто они были очень разные. Что сказать? Сделать выбор? Или выбрать обоих, тайно? Или открыто?
– Да, Сабин, – вздохнул я, – да. Ты мне тоже очень нравишься, и я не против, если мы продолжим наши отношения. Только ты сама сказала, что закроешь глаза на девушку на Набу.
– Да мне нет до неё дела, – хмыкнула Сабина, – если ты её любишь, то пусть оно будет так, а если нет, сама отвалится, как засохший лист. Какая-то там не заставит меня опустить руки, – она улыбнулась. На лице её до сих пор была гарь от сгоревшей электроники. Вообще, самый необычный поцелуй в моей жизни – с привкусом крови, гари, и прямолинейный, как мандалорский лом.

Корвет прибыл через тридцать минут. За это время я перетащил Сабину на крыло своей машины, где мы устроили себе лежбище. Истребитель был уже подранен, но в готовом к бою состоянии. Мне пришлось достать дроидекку и приказать ей охранять нас от потенциальных противников. Когда корвет спустился над нами, дроидекка наставила на него свои бластеры и ракеты, но мой окрик заставил её изменить решение.
– Прилетели? – Сабина открыла глаза.
– Прилетели. А теперь, капитан, поваляетесь в тёплой постельке.
– Только бы не списали, – Сабина вздохнула, – Хэнья?
– Да? – я повернулся к ней.
– Надеюсь, ты будешь меня навещать?
– Обязательно.

Корвет опустился на окраине опушки и из него выбежали местные лекари. В белых одеждах, с повязками на руках. Они чуть не утащили и меня за кампанию с Сабиной – пришлось долго уверять их, что я не ранен, причём они всё равно хотели меня утащить. Главный среди них наверняка медик из Тидского госпиталя – плюнул и повернулся к раненой.
– Эрдва, запускай машину, – я дотянулся силой до машины Сабины и, воспользовавшись силовой ковкой, сплавил её вообще до состояния куска металла.
Выглядели истребители очень побитыми – бронеплиты лепестков были испещрены кратерами от попаданий похлеще, чем поверхность луны – и это не первый слой – от тридцатисантиметровой толщины бронеплит осталось дай то сила десяток сантиметров. Прозрачный металл кабины был так же изуродован, однако он, просто ровно оплавился – мне досталась парочка выстрелов прямо по фейсу, но прозрачный металл едва ли не крепче, чем дюрасталь. Одна пушка была выбита прямым попаданием, так что боевая ценность истребителя сомнительна. Однако, за внешними повреждениями скрывался достаточно целый истребитель – все системы работали нормально, были не повреждены. Это радовало. Син разыграл карту этих машин на сто процентов – их задача именно в таком бое, с средними кораблями, в условиях противодействия. Начавшие палить во все стороны корветы не могли увернуться от вёртких истребителей, при этом проскочив внутрь их строя мы смешали всё в кучу, превратив бой в классический догфайт. По нам стреляли сильно, и если бы не крейсер, мы бы могли ещё некоторое время устраивать Энаркцам ад в космосе. Неповоротливые корветы открывали огонь, но попадали чаще по своим, чем по нам, да и манёвры нередко заканчивались столкновениями. Если после этого флот не сможет добить потерявших строй и порядок, Энаркцев, то я поувольняю нахрен всех.

Пришлось взлетать и вести машину в направлении наших сил. Авианосец подошёл к Энарку – он был буквально в паре шагов – периодически выходили и входили на палубу крестокрылы, а вот наших видно не было. Мой прилёт был встречен бурно – по крайней мере Набуанцы, при виде побитого и оплавленного истребителя смотрели на него квадратными глазами – мне в бою досталось больше всех, но и счёт у меня едва ли не лучший. Пользуясь предвидением, я выводил из строя рубки кораблей – корветы не имели резервных или боевых постов управления, поэтому очередь по рубке гарантированно превращала корабль в кучу летающего мёртвого металла. Без управления всеми системами он мог только дрейфовать в космосе, пока кто-нибудь не сжалится над командой и не подберёт её с этого летающего стального гроба.
Приземлился и вышел я в тишине – записи боя были в Эрдва, надо будет потом посмотреть и проанализировать. Подумав не тратить сейчас время зря, я повернулся к такому же молчащему капитану:
– Дальше сами справитесь?
Он кивнул.

Всё-таки в бытие военным есть свои плюсы. Перевоевал, зато потом честь и хвала. Набуанцы на нас, гвардейских асов смотрели примерно так же, как на знаменитостей, окажись они в метро – держались поодаль, но нет-нет да и скосят взгляд. Остальная эскадрилья тоже была в ангаре – я нашёл их и подошёл к ребятам.
– Эй, есть кто? – я протиснулся через толпу местных, обступивших гвардейцев, к своей эскадрилье. Парней окружили плотной толпой зеваки да и просто пылающие энтузиазмом молодые пилоты-набуанцы. Меня заметив, отпрянули в сторону, так, что удалось пройти последние шаги без проблем.
– Хэния?
Я обменялся со всей группой рукопожатиями, после чего уже накинулись с вопросами на меня.
– Тихо, тихо, – я поднял руки, – не все сразу. Отвечу, командир в порядке. Сабину зацепил залп крейсера, бронеплиты не успели сомкнуться, поэтому она ранена. Кисть левой руки пришлось ампутировать, но жить будет, скоро вернётся в строй.
– Зачем ты вообще отдал приказ об отступлении? – не понял один из них.
– Мы свою задачу выполнили. Нам же приказали не уничтожить эскадру, а связать их боем и потрепать перед подходом флота. Командиров-мандалорцев у них на каждом корабле нет, поэтому они и потеряли строй, смешались в кучу. Это и было целью, а не уничтожение.
Ребята согласились, но, судя по воинственному виду, готовы были воевать дальше. Я их остудил, попросив посмотреть на их машины – толстая броня была пробита и оплавлена, некоторые лишились орудий, так что продолжать бой на таких – только задёшево разменять себя на противника.
Вообще, этот догфайт был крайне сложным и опасным. По меркам галактики сражение дюжины истребителей на три-четыре корвета – норма, мы же вышли против десятикратно превосходящих нас сил, при этом ещё и крейсер был, так что наша операция уже была невероятна. Надо будет шепнуть информационным ястребам, что бы не начинали пиарить наш бой – всё-таки выделяться на фоне местных мы не должны. Хотя… сами сообразят, не маленькие. Можно даже сказать, что присланная Цинной команда – профессионалы информационных войн.
Вырвавшись из толпы восторженных набуанцев, я гаркнул на них, когда терпение совсем лопнуло:
– А ну прекратить балаган! Война не окончена! Ваш черёд идти в бой, так что прекратить галдеть, вернётесь в Тид и будете шуметь, а сейчас – ещё кого увижу из праздношатающихся – будете драить сортиры. Руками. Бегом-марш к машинам и ждать приказа!
Я сдобрил свой окрик чуточкой силы, так что прониклись все, и тут же разбежались. На своих не подействовало – как я и говорил, пилоты-асы почти поголовно форсюзеры. Хотя их дар настолько слаб, что кроме реакции и интуиции ничего не даёт, как у Алессии примерно, но будучи развитым, в качестве пилотов такие люди сильнее любого обычного человека.
Набуанцы разбежались к своим крестокрылам.

Мы с эскадрильей получили тоже по одному новенькому крестокрылу. Гвардейских уже не было, но за неимением гербовой пишут на туалетной. Хотя я утрирую – крестокрыл предназначен для маневренного боя с себе подобными, а гвардейские – с более крупными, то есть сравнение не слишком удачное.
– Парни, – я повернулся к остальным, – из наших потери есть?
– Трое раненых, – просветил меня чернокожий парень с кислой миной на лице, – командир, Лекс и ещё одна девушка, Тина.
– Ладно. Живы будут?
– Будут, – он пожал плечами.
– Надо будет навестить их при случае. А сейчас… – я посмотрел на выданный нам истребитель, – придётся участвовать в дальнейшем бою, вместе с местными. Как там бой?
– Крейсер уже разнесли, – радостно сообщил тот же негр, – зато потеряли семь корветов и около трёх эскадрилий местных. Но с истребительным противодействием справились, так что идёт добивание корветов, которые вот-вот сбегут. Ещё там болтается куча спаскапсул и потерявших ход и управление вражеских кораблей, придётся поработать мусорщиками.
– Это уже не так опасно, – я облегчённо вздохнул, – закончим с этими неудачниками и в Тид, на перегруппировку.

Собственно, так и произошло. На крестокрылах мы вылетели в сторону космического мусора – щиты пришлось отключить, что бы не расходовать топливо лишний раз, поэтому по броне постоянно барабанила дробь космического мусора, неизменно остающегося после боя. Кое-где даже попадались куски тел или целые тела врагов. В таком состоянии в космосе они могут летать веками – в условиях космоса тела не гниют, поэтому по следам битвы иногда трудно понять, произошла она вчера или сотню лет назад. Только опознавание кораблей может помочь. Основной мусор притянется к орбите Чоммела и сгорит в атмосфере, как и тела. Зато есть десятка три-четыре кораблей, на которых ещё были живые – с ними пришлось устанавливать связь.
Бой был выигран – оставшиеся силы противника сбежали в гипер. Мы им помешать не могли и не хотели – пусть расскажут всем, как их продинамили на орбите Чоммела, тогда, может быть, окажут нам услугу. Война официально была начата, на Набу прибыли наблюдатели от юстиции.
Много убирать за собой не понадобилось – большинство кораблей сдавалось тут же, и из них вытаскивали экипаж, при помощи принудительной стыковки, порой со вскрытием корпуса.
Когда последний корабль был оприходован, мы направились на авианосец. Сину я выдам знатных люлей за то, что флот оказался таким медленным – враг уже вошёл в систему, а они всё тупили. Придётся держать флот под ружьём, в состоянии полной боевой до конца войны. Больше таких косяков я не потерплю – если бы не мы, то Чоммел заняли бы Энаркцы.

Возвращение всех групп в Тид было… мягко говоря, триумфальным. Это очень мягко говоря – люди просто таки с ума походили – на нас набросилась толпа, как только мы показались из своего авианосца. Особенно привлекала людей форма гвардии.
Война прошла первую стадию – сближение, проба сил, и вошла во вторую – построение коварных планов. Поэтому с авианосца я отправился сразу в штаб. Под видом того, что меня вызвали. Расположился Син в бетонной коробке, с минимальными удобствами, однако, военным целям она отвечала на сто процентов. Пройдя по серым коридорам, я вышел к кабинету главнокомандующего, постучал.
Син внутри сидел в окружении офицеров. Заметив меня, он бросил короткий взгляд на остальных, после чего спросил:
– Слушаю?
– Вызывали?
– А, Хэния, подожди, мы скоро закончим.

Я вышел и минут пять подождал, пока закончится разговор. Все вышли, и я зашёл внутрь.
– Ваше величество, – он поклонился, как только я закрыл дверь.
– Вольно, Син, – я устало опустился на офисное кресло, – расскажи, как прошёл бой?
– Наши потери – десять кораблей. Из них один гвардейский истребитель, восемь корветов, один мародёр, три Гозанти, четыре CR. Раненых… Истребителей – больше тридцати, но при соотношении с потерями противника это очень хороший показатель.
– Всё, довольно, – я поднял руки, – про раненых и убитых потом почитаю. С корветов кого-то удалось спасти?
– Удалось, но не со всех. Кстати, поздравляю по поводу сложного боя. Ваша помощь была неоценима.
– Оно и понятно, – я прищурился, – долго вы, товарищи, выдвигались. Я сделал гвардейские машины самыми защищёнными в галактике, но даже это не спасло некоторых от травм и ран. Нам пришлось сдерживать целую эскадру с тяжёлым крейсером силой дюжины истребителей. Почему ваш флот подошёл так поздно?
– Местные, – пожал плечами Син, – если бы мы говорили про мандалорцев, то корабли были бы вместе с вами, но местные… у них проблемы психологического плана. Некоторые оказались абсолютно бесполезны перед боем. Тормозили, боялись… да так обычно и бывает с остальной галактикой, – Син тяжко вздохнул, – столько ошибок, столько трусов… перестрелять бы их чертям собачьим…
– Нельзя.
– Знаю, – адмирал ещё раз вздохнул, – но теперь вроде-бы народ обстрелянный. Не все, но на некоторую часть я могу рассчитывать.
Я кивнул. Разбор полётов завершён, теперь пришла пора переходить к делу. Я пригласил Хортада в кабинет. Главный по космодесанту пришёл быстро.
– Ваше величество, – он коротко поклонился.
– Проходи, Хортад. Теперь начнём обсуждение второй фазы операции. А именно – полный захват секторов Энарк и Фарстин.
Военачальники переглянулись.
– Нам придётся занять эти планеты, полностью подчинив их Набу. Поэтому, я делаю большую ставку на десантные операции – вам придётся провести как минимум четыре крупных захвата. Энарк, Фарстин, Тригалис, Ругоза. Тригалис и Ругоза находятся под Фарстином, то есть под хаттами. Первая операция – захват Энарка. На данный момент их силы недостаточны для полноценного сопротивления нам на земле – правительство, вернее кто там вместо них, плохо поддерживается гражданами. По моей информации совокупная армия их не более полутора миллионов человек, это очень мало, учитывая, что по боевым дроидам и технике мы далеко впереди. Хортад, я попрошу тебя заняться разработкой плана по захвату Энарка с дальнейшей экспансией на три оставшиеся планеты.
– Но согласится ли королева… вот вопрос, – вмешался Син, – она не строит таких далеко идущих планов.
– У королевы нет выбора. Эти планеты стоят на маршруте нарко и работорговли, то есть в любом случае либо Набу захватит их, или они будут вечной занозой набуанцев. Операцию разработать и провести в сжатые до максимума сроки – после сегодняшней бойни они будут наращивать гарнизоны и флот, поэтому с каждым днём ситуация всё хуже. Наша работа проста – уничтожить все коммуникации, заглушить передачи и средства связи, Син, ты должен завоевать превосходство в космосе, потом и в атмосфере. На каждой из планет придётся поставить гарнизон, местную власть уничтожить. К счастью для нас, они довольно коррумпированы, так что сопротивление со стороны населения будет минимальным. Некоторые даже встретят вас как освободителей. Хортад?
– Да, ваше величество?
– Подготовь десантную армию. Пока что начало операции зависит от Сина, когда Адмирал сможет завоевать пространство и подавить всякое сопротивление нашим штурмовикам на планете. Технику, дроидов, можешь не считать вовсе – железки мы можем новые заказать.
– Вернее, новые уже заказаны, – хмыкнул космогенерал, – на смену выбывшим и в запас. Дроиды уже на пол пути к нам.
– Хорошо. Готовь операцию по захвату Энарка. Мне нужно, что бы эта планета полностью оказалась под юрисдикцией Набу, а не оккупировать её. Если понадобится, некоторые средства мы выделим на правоохранительные цели и построение инфраструктуры, я могу поделиться имперскими дроидами-полицаями.
– Приблизительные сроки? – он посмотрел на меня. Я переадресовал взгляд Сину.
– Три дня, – уверенно сказал Адмирал, – за три дня я подавлю оборону системы и расчищу вам место для десанта.

На том и решили. Три дня – первый день – подготовиться, второй – выдвинуться и атаковать, третий – добить. Хортад убежал к себе и его армия стала ещё более активной. Военная база превратилась в некий кусок хаоса – постоянно летали спидеры, бегали люди, всех набуанцев собрали из Тида на базе. Постоянно появлялись новые силы, но их уже не было времени обучать.
Я, посмотрев на это, пошёл в сторону госпиталя Набу. Обещал проведать Сабину.
Вылет нашей группы был через шесть часов – Сабина не летела. Именно с этой новостью я и летел к ней на спидере. К моему удивлению, форма послужила первоклассным пропуском – меня тут же проводили к требуемой больной, даже вопросов не задали. Как только дверь за мной закрылась, дремавшая командирша проснулась и посмотрела в мою сторону.
– Хэнья?
– Сабина, – я улыбнулся, – ну, как ты?
– Лучше, чем любой другой, по кому врезал дредноут главным калибром, – она усмехнулась. В больнице её привели в порядок – щёки были румяные, глаза живые, усталость только пробивалась, но это мелочи. Я подошёл ближе и сообщил ей пренеприятнейшее известие:
– Судя по всему, командующий не хочет терять темп. Сейчас десантники бегают как ошпаренные, готов поспорить, хотят захватить Энарк пока те ещё не опомнились.
– Правильно, – Сабина вздохнула, – мне удастся поучаствовать?
– Боюсь, что нет. Мой вылет через четыре часа.
Девушка искренне расстроилась, что её не пустят в бой, но дальше работы действительно немного:
– Не расстраивайся, – продолжил я, – истребителей наших не осталось, а на крестокрылах запретят вылетать. Рисковать хорошими пилотами не хотят.
– И что же тогда ты там будешь делать? – удивилась командирша, – уж не со своей набуанкой ворковать?
– Увы и ах, ни с ней, ни с тобой поворковать не получиться. Наша эскадрилья будет в резерве, скорее всего. Там только подавить ПВО на планете, а дальше работа штурмовиков и бомбардировщиков. И десантников.
– Да, занятно… ладно, тогда хорошо, что я здесь. Тепло, сухо, и даже кормить обещали три раза в день, – она усмехнулась. Я тоже.
Перед уходом мы ещё раз коротко поцеловались и помурлыкали, после чего я убежал на эскадру, готовящуюся к выходу. Син уже собрал больше половины сил за орбитой, так что стоило мне войти на авианосец, мы взлетели.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Al123potДата: Воскресенье, 22.03.2015, 20:21 | Сообщение # 71
Черный дракон
Сообщений: 2777
« 698 »
70. Победители

* * *
Три дня спустя. Э.С.
* * *


Энарк – планета довольно захудалая. Располагалась она на самом краю среднего кольца, но никто в здравом уме не будет относить её к среднему – это классика внешнего кольца – преступность, коррупция, слабо развита инфраструктура. Несколько крупных городов на целую планету – и это всё, больше ничего. Местные предпочитают улетать на более приличные работы, а всякая шелупонь постоянно мигрирует сюда, тем самым превращая планету в один большой цех по созданию рабочей силы. Правительство у Энарка есть, но оно настолько коррумпировано и отдалено от народа, что можно смело сказать, что его нет. Уничтожение Энарка как «самостоятельной» планеты началось с бомбардировок. Удары наносились преимущественно набуанцами, с штурмовых крестокрылов. Сводный набуанский флот пришёл на планету очень быстро – не успели ещё по Энарку расползтись новости о уничтожении части флота, как с неба посыпались бомбы. На космопорты, на электростанции, на водоснабжение и железнодорожный транспорт. Прошло всего ничего – пара дней, а инфраструктура Энарка представляла из себя печальное зрелище. Истребители начали атаковать города с неба, это было уже слишком для Энаркцев – они винили во всём происходящем правительство, или просто сваливали подальше с планеты.
Десантные войска с прилетевших транспортов высаживались постоянно – через два часа после начала вторжения к городу подошли боевые шагоходы Набу. Лёгкая бронетехника. Приготовившийся к обороне город был взять всего да шесть часов – сперва в город на полном ходу въехали дроидекки и начали расстрел позиций обороны. Ракеты и мощные бластеры хорошо способствовали этому. Дроидекки прочёсывали город постоянно, перекатываясь с одной позиции на другую. Следом за ними шли шагоходы и десантники. В лёгкой броне из бескара и с винтовками в руках они зачищали последние очаги сопротивления. В одном строю с ними шли «опустошители», которые оправдывали своё название, расстреливая всё, что попадается им на пути очень активно. Гражданских, правда, не трогали.
Через шесть часов столица Энарка, город с названием Энаинак, пал. Хотя вопрос, какой город является столицей – спорный, есть ещё три, которые нужно взять. Набуанцы были на седьмом небе от счастья.
Я был в аккламаторе. Сидел на скамейке запасных и следил за ходом операции, но не участвовал. Временно выданный мне крестокрыл пока стоял без дела – набуанцы сами справлялись с подавлением ПВО.
К моему огромному удивлению, вся операция не заняла и одного дня – вот что значит доверить командование профессионалу. Хортад оправдал надежды – после взятия Энаинака, остальные Энаркские города капитулировали, а армия разбежалась. Правда, выдать флот так и не выдали. Начался бедлам – нужно было занять города, найти правительство, уничтожить их, в общем, установить прочную власть Набу над планетой. Это заняло почти три дня – поиски правительства ничем не увенчались, после взятия городов они словно испарились.
Пришлось ввести комендантский час, выставить патрули и блокпосты на улицах городов, обеспечить гарнизон. Преимущественно – дроиды и шагоходы, их у нас было достаточно.

Впервые сошёл на планету я через сутки после окончательного её взятия – прошёлся по улицам городка. Обычный захолустный городишка, с низкими зданиями, отсутствием следов порядочной цивилизации. Наш аккламатор летал от города к городу, перевозя личный состав и оружие. Временное правительство Энарка состояло из офицеров-мандалорцев, командиров гарнизона. Я не стал им мешать наводить порядок железной рукой, а улетел прочь.

После взятия города пришло время поработать над дальнейшей операцией. Вкратце, уже были готовы люди для дальнейшей экспансии, однако пришлось мне лично лететь на штабной аккламатор и встречаться с командованием.
Я зашёл в штабной кабинет. Там были только Син и Хортад, тут же меня поприветствовавшие.
– Что ж, могу вас поздравить, – я уселся на кресло, закинув ногу за ногу, – вы провели блестящую операцию. Энарк взят с минимальными потерями и максимальной скоростью. Хортад, ты заслужил награду.
Бралор кивнул, в стиле «служу империи», а я продолжил свою речь:
– Как вам прекрасно известно, это был первый пункт нашей войны. Второй – подавление Фарстина и его сателлитов. В отличии от Энарка это будет одновременно проще и сложнее. Проще – потому что половина их военных сил участвовали в той бойне у Чоммела, то есть частично уничтожены и деморализованы. В отличии от просто коррумпированного Энарка Фарстин стоит на триелусском маршруте, которым пользуются всякие лихие люди, а значит проблемы будут не военного, а полугражданского характера. Син, как там с блокадой маршрута?
– Полностью заблокирован уже месяц. Досматриваем все корабли без исключения. Юстиция уже настрочила мне сотню жалоб по этому поводу.
– С юстицией я разберусь. Если они сами не могут это делать, работать будем мы. Перекрой маршрут с обеих сторон, так, что бы Фарстин был отрезан от поставок и эвакуации. И ещё кое-что, мы не в праве светить все наши силы, но я рекомендую твоим силам, особенно ударным венаторам, немного потрепать планету перед тем, как начнётся экспансия. После взятия фарстина его сателлиты либо будут сильно деморализованы, либо вовсе сдадутся. Я не верю в то, что они окажут большое сопротивление. Однако будьте осторожны, друзья мои, – я придвинулся к ним, –
Это планета полностью под властью преступного мира. А значит у каждого может найтись ствол за пазухой. Взятие фарстина необходимо закончить несколькими масштабными рейдами полицаев для демилитаризации и поиска контрабанды, наркотиков, работорговцев. Основная работа будет не в том, что бы взять планету, основная – вычистить эту выгребную яму от того дерьма, что там скопилось. Только тогда фарстин будет наш.
– Уверены, что это получится? – поднял одну бровь Хортад, – знаете, ваше величество, это не так то просто. Там работы на годы… У нас есть военные, которые ещё совсем зелёные, я не ручаюсь за их моральные качества и готовность к такой работе.
– Получится, – я улыбнулся немного кровожадно, – выделю вам дроидов-полицаев. Это дорогие и совершенные модели. Приказываю. После захвата Фарстина предложить капитуляцию остальным планетам системы и создать отдельную службу – Набуанскую Милицию – военизированное подразделение охраны правопорядка. В него заберите из армии людей, способных на такую работу, оружие и дроидов, военных и полицейских моделей, дроиды-камеры, шагоходы и бронетранспортёры. А так же всё необходимое для проведения штурмовых операций по притонам и тайным складам с наркотиками, контрабандой, рабами, нелегальным оружием, и прочими противоправными вещдоками. Вам понадобится ещё гора полицейского оборудования, с этим проблем не будет. И последнее – в столице Фарстина будет размещён офис Юстиции. Я им не доверяю полностью, однако их присутствие может сыграть свою роль. Остальные две планеты обработать так же – милиция, то есть милитаризованная полиция, плюс гарнизоны военных в городах.
– Будет выполнено, – Хортад кивнул, – сколько на милицию выделено денег?
– Около тридцати миллиардов. Это без учёта той матчасти, которую вы можете набрать в армии. После проведения компании хаттский сектор под боком станет главной проблемой Набу, поэтому придётся часть оружия и кораблей законсервировать, а часть приспособить для деятельности в составе милиции и таможни. Так, а дроидекк и опустошителей не дам.
– Почему? Эти дроиды хорошо себя зарекомендовали при штурмовых операциях, – удивился Хортад.
– Дроидекка в её нынешнем виде – проект империи. Опустошитель – крайне ценный дроид поля боя, поэтому разменивать их на полицейскую работу – лишнее. Я уже договорился с Кевином и Лином, нашими министрами юстиции и дроидов. Через… приблизительно через два дня подойдёт аккламатор, доверху гружёный полицейскими дроидами и оборудованием.

Вообще-то я немного был неточен. После подробного изучения Фарстина, его политического и криминального мира, у меня возникло много вопросов. В первую очередь – как планету можно было довести до такого состояния. Ну ладно, Татуин, отхожее место, но вроде бы Фарстин, планета с нормальным уровнем комфорта, и запущена настолько… Полетели заказы – в мандалмоторс был размещён заказ на проектирование и изготовления комплектов полицейской брони для работы на Фарстине – с хорошей защитой от внезапных атак, уличных потасовок, встроенным компьютером от дроида-полицая, который мог бы анализировать обстановку и выводить на визор шлема сообщения о замеченных нарушениях, так же служа видеорегистратором деятельности милиционера.
Я погрузился в эту проблему с головой и пятками – изучая опыт, информацию, составляя типажи оборудования и штатную структуру милиции. Был даже свой ОМОН для взятия мест, где окопались правонарушители, преимущественно хорошо вооружённые. Фарстину предстояло пережить стремительную реколонизацию от Набу. У Набу есть люди, а у нас – деньги и оборудование. И ещё здравый смысл. Перекрытие этого маршрута из хаттского сектора стоит затраченных на войну усилий – это будет крайне тяжёлый удар по Хаттам. А задача милиции – предотвратить контратаку разрушающими изнутри методами. Списки оборудования я составил – это во многом то, что было закуплено для армии, плюс десять тысяч дроидов-полицаев, плюс броня, плюс транспорт – спидеры и колёсные вездеходы. Огромные по своим масштабам силы. Организовать всё это в единую структуру… придётся, выделить кого-то из наших офицеров, для постоянно работы у союзников.

Син и Хортад задумались над моими словами, я тоже пока вспоминал, не забыл ли я что. По всему выходило, что почти всё.
– И последнее, – я вздохнул, – от момента взятия планет и до окончательного установления на них порядка объявить их зоной полицейской операции. Вход и выход – только по разрешению, при полном досмотре. Где в кораблях прячется контрабанда – и так многие знают. Контрабанда – это мелочи, вот наркотики, рабы, оружие – серьёзное преступление, до конца операции приказываю их всех по законам военного времени расстреливать после короткого расследования. При наличии нелегального оружия – конфисковать товар и корабль, самих преступников в тюрьму.
– Вы думаете, на это согласятся? Юстиция, Набу?
– У них нет выбора. Ладно, Хортад? Работай. Я пока улетаю и занимаюсь делами полиции, приму грузы на Набу и сопровожу их к Энарку.
На том мы и решили. Я даже не вникал в суть их атаки на Фарстин – понятно, что серьёзного сопротивления планета оказать не могла. По крайней мере, военного сопротивления, преступность ещё как сопротивлялась. Я взял свой крестокрыл и двинул в сторону Набу – тут расстояние было смешное, считай, планеты-соседи.

На Набу меня ждали… Падме и Сабина. Две девушки, каждая по своему самобытна и прекрасна. Сабина знала про Падме, Падме про Сабину – нет. Пока что я не спешил заниматься личной жизнью, но к Сабине зашёл. Она расположилась на военной базе. Ей уже поставили протез, поэтому никаких проблем с пилотированием не было. Нашёл я Сабину, обучающую молодняк. Завидев меня, она подошла ближе.
– Хэнья!
– Сабин, – я приблизился и мы коротко поцеловались, – всё не сидится на месте?
– О, а ты что здесь делаешь? Разве ты не должен быть там?
– Ты не рада меня видеть? – поднял я бровь, приобняв Сабин за талию.
– Рада, но неожиданно как-то.

Кстати, были мы на лётном поле. Она как раз закончила инструктировать местных, поэтому сейчас они разбежались по кораблям и смотрели на нас. Пристально.
– Я ненадолго. Приказали сопроводить транспортник до Фарстина.
– Кстати, как там? – она не стала отстраняться, но говорила уже без романтического настроя, – слышала, было легко.
– Есть около сотни убитых, но для масштабной операции по взятию города это смешная цифра. Дроиды, потом шагоходы, потом десант… зачистили всё, потом остальные города сразу сдались без боя.
– Трусы, – хмыкнула Сабина, – заскучал?
– Очень. Хотел повидать тебя и…
– Корде, – закончила она за меня, без одобрения, но и без неприязни.
– Да. Сейчас я опять улетаю, – я вздохнул, – потом будет работа. Фарстин берём.
– Уже? – Сабина удивилась, – быстро вы, однако.
– Современная война она быстрая. Неделя – максимум.

Я отстранился и Сабина всё-таки, бросив взгляд на меня, ушла тренировать зелёнку. База была относительно пуста – о победе уже все слышали, а устраиваться в армию, которую вот-вот распустят… хотя отдельные индивидуумы были, присоединялись к победителям.
Посмотрев, как Сабина взлетает, я и сам выдвинулся в город. До прибытия транспорта осталось полтора дня – успею выспаться на тёплой кроватке.

* * *

Сон не принёс большого расслабона. Утром, встав с кровати я, внезапно, можно сказать, по непонятной причине, заскучал о оставленных родных. Сатин бы сейчас моя помощь не помешала. Шиай с Асокой по моему приказу отправились в свадебное путешествие, в сопровождении охраны. Для них перед вылетом я купил отдельный небольшой кораблик, яхту, размером с корвет. На ней они улетели, твёрдо заверив меня, что после стольких лет в одиночестве и на корабле хотят побыть среди людей и на планете. Я посоветовал им «Альдерру». Местечко уже пригрето – если захочу себе получить крутую дачу, выкуплю этот дворец. Или как судьба сложится.
Дел на мне висело море – помимо «смены руководства». К примеру, Фарстин с его доминионами.

Переждав время до прибытия транспортов, я отправился на орбиту на своём крестокрыле. «Сопровождать транспорт» – это очень не к месту, ибо военный грузовоз империи имел вооружение достаточное, что бы отбиться от небольшой группы врагов, да и дроиды-истребители сопровождали транспорт регулярно. Крестокрыл тут ни с какого бока не упал.
Транспортный аккламатор прибыл не один – их было шесть штук. Удивившись такому количеству, я залетел на первый корабль и там приземлился. В ангаре меня уже ждали. Вернее, ждал. Лин Риекан.
– Эй, Хэния! – он махнул рукой, подходя, – как делишки?
– Идут полным ходом, – я пожал ему руку, выбравшись из своего крестокрыла, – а у тебя?
– Тоже. Кстати, тут наши строители расстарались, прислали тебе пять больших и несколько тысяч мелких строительных дроидов. И до кучи линию по производству стройматериала.
– Много. Где мне столько применять то?
– Найдёшь. Один чёрт, стояли, мхом порастали. После Циннагара все силы бросили на малый Корос, но несколько дроидов-строителей осталось без дела.

Дроиды-строители – это хорошо.
Мы с Лином ещё поболтали, после чего отправились сразу к Энарку. Там предстояло организовать правоохранительные органы. Собрав побольше

* * *
Фарстин.
* * *


Война закончилась.
Именно таким заявлением приветствовал собравшихся в штабе командиров Син, командующий.
– Но, если кто думает, что мы можем праздновать победу, то глубоко ошибаетесь. Планеты покорились вам, однако по прежнему представляют угрозу. На Фарстине процветает преступность, которая станет Набуанцам костью в горле, если вовремя не уничтожить её.
– Разве это не работа Корпуса Юстиции? – удивился один из молодых командиров из числа десантников.
– Вы верите в корпус юстиции? – поднял бровь адмирал, – однако… они, конечно, кое-что делают, однако, не способны навести порядок. Фарстин и раньше был под их чисто номинальным контролем, и сейчас ничего не изменилось. Нет, если нужно что бы всё было сделано правильно, нужно делать самим. Император уже всё продумал, для этих целей на новых планетах будет введён особый режим, с целью купировать попытки преступников подкупить, запугать или попробовать иными способами наладить связь с новой властью. Некоторые наивные люди думают, что с переходом планеты под юрисдикцию Набу ничего не изменилось, однако это не так. В ближайшее время нам придётся создать службу под названием «набуанская милиция», это военизированные отряды охраны правопорядка. Основной задачей их станет патрулирование городов, поиск и уничтожение притонов и тайных складов нелегальных товаров, ликвидация организованной преступности. Цель уничтожить их физически перед службой не стоит – это просто нереально. Необходимо сделать так, что бы комфортность пребывания на планете стала для них нулевой – постоянно проводить облавы, не давая им расслабиться или перегруппироваться. Так же досматривать все прилетающие транспорты, закрыть планету по стандартному пропускному режиму – всех выпускать, никого без разрешения не впускать.
– Кто этим займётся? – спросил всё тот же командир.
– Это дело добровольное. Прежде всего я надеюсь на мандалорцев-командиров, как организаторов и штат набуанцев.

Возражений ни у кого не было. Процесс поглощения двух систем запустился.

* * *
Набу, Э.С.
* * *


Погода установилась хорошая, но не идеальная. Был лёгкий ветер, но не холодный. Набуанцы праздновали победу над Энарком, однако, всё было не так радужно, как они предполагали. Прежде всего – атака на Фарстин была спланирована мною буквально с бухты-барахты. Само в процессе так получилось, что без занятия этих систем мир будет невозможен. После доклада военного советника, меня вызвал Цинна. Кстати, остановился я всё в том же отеле, так как остальная эскадрилья была собрана на Набу и просто убивала время.
Изображение Цинны появилось над Эрдва.
– Утро доброе, ваше величество. Могу поздравить вас с победой?
– Можешь, но не надо. Что-то случилось?
– Можно и так сказать, – кивнул Цинна, – во дворце и придворных кругах происходят интереснейшие разговоры. Вы в курсе, что образовано отдельное лобби среди Набуанской знати, которое выступает за монархию?
– Ты имеешь в виду настоящую? – удивился я.
– Да. Источником их является советник королевы, среди знати у него много сторонников. На роль королевы он присматривается, конечно же, к «королеве», – Цинна глубоко вздохнул и, не услышав вопросов, продолжил, – на данный момент я распорядился двум агентам пристально следить за всеми разговорами и обменом информацией по голонету. Будут распоряжения?
– Постой, мне надо подумать, – я крепко задумался.
Внутри правящей элиты нашлась партия, которая выступает за то, что бы сделать Амидалу настоящей королевой. Причём партия эта довольно сильна, скорее тут дело за самой Падме. Что она выберет? Станет королевой? Бабка надвое сказала, с одной стороны – не глупая наивная девочка, с другой, она не такой человек, как я. А что это для меня значит?
С одной стороны, если Амидала станет настоящей, а не показушной королевой, то она в какой-то мере станет хорошим партнёром для брака. После занятия Набуанцами Фарстина и Энарка, тут можно расположить свой флот, сделав жизнь хаттского сектора, начинающегося в паре тысяч светолет от Фарстина, невыносимой. Не весь сектор, конечно, но пара-тройка хаттских планет станет захолустьем. К тому же, четыре планеты в активе вне ядра – ценное приобретение. С другой стороны… Мне глубоко плевать на происхождение, оцениваю разумных по степени разумности. Мне лично от Набу ничего не нужно – у меня и так всё есть, плюс это будет лишним геморроем вне империи. Дел у меня и без них хватает.
С точки зрения личных отношений всё сложно. Если бы не Сабина, то продолжил бы с Падме, возможно даже забрал её в империю и дал какой-нибудь не слишком ответственный пост. Нет, в сенаторы мне нужен человек с дюрасталевыми яйцами, а вот как глава департамента по связям с Альдерааном и прочими мирами ядра, сгодилась бы. Но, если подумать, я ей в любви не клялся, да и нет у меня к ней особой любви, какая была с Али и Тоси. Не уверен, что она вообще может быть для человека, столь много пережившего и побитого жизнью – симпатия, да, найдётся, и немало. Но то же я могу сказать и о Сабине, просто огненной девушке, ведь в пилоты кого попало не берут, тем более в гвардию, тут нужен твёрдый характер и мужество. Падме наверняка воспринимает всё это как роман знатной дамы с молодым офицером – ситуация нередкая и для земной истории. Правда, она тоже не подарок – ну ладно, в первый день меня надула, назвалась служанкой, но дальше – надувательство в чистом виде. Я её понимаю – боязно, всё-таки между королевой и лейтенантом пропасть в сословном положении.
То есть ситуация выходила странная. Если я хочу продолжить отношения с Падме, то могу либо поддержать монархическую партию, либо поддержать консерваторов-демократов. В первом случае я получу союзника и потенциальную персону для политического брака, во втором это будет персона для брака личного, пусть не по любви, я уже не так уверен, что это чувство обязательно и необходимо, но настоящего. Падме можно будет забрать на Корос. И третий вариант – бросить Падме и поддаться Сабине. Девушка явно мне сказала, что с меня «не слезет», если сам не прогоню. Сабина тоже была по-своему права, если её чувства односторонни, то ей нужно было поставить вопрос ребром – либо да, возможны отношения, либо нет, «извини, у меня уже есть другая».

С Сабиной я уже выбрал, несмотря на короткое знакомство, она мне понравилась своей прямотой, честностью, мужественным, или скорее искренним пониманием реальности. Это не Падме, вечно витающая в своих малопонятных чувствах и на своей волне женского сознания, столь же нелогичного, сколь и бурного. Видал я таких женщин, они могут поступать совершенно глупо. К примеру, обидится на меня за то, что я от неё скрывал своё имя и, несмотря на то, что она делала то же самое, меня объявит виноватым. Главное, что бы была не такой, как одна моя очень давняя знакомая – та при любом своём косяке находит виноватого, переводит стрелки, уходит в несознанку, а если ей под нос сунуть доказательства, расплачется и заноет в стиле «что вы все пристали». Ей невдомёк, что достаточно сказать «виновата, извиняюсь». Без соплей, слёз, искренне, чётко. Пока что признаков подобного поведения за Падме не наблюдалось, однако и доказательств обратного тоже не было.

– Вот что, Цинна, давай поддержим эту партию. Это будет… интересно. Если Падме согласится, так тому и быть, если нет… не судьба.
– Слушаюсь, ваше величество, – мурлыкнул ботан, – что-нибудь ещё?
– Это я у тебя должен спрашивать. Что-нибудь ещё есть?
– Нет, ничего. Продвигать королеву на трон серьёзно или…
– Нет, серьёзных операций мне не нужно. Всего лишь поддержка в СМИ и от агентов влияния.

Ботан отключился, а я устало развалился на кровати. Сколько всего случилось! А ведь ещё не за горами признание и расставание. Если быть точным – то уже вот-вот произойдёт, разрешения задерживаться на Набу больше необходимого у нас нет, мы всё же не заключали союзного соглашения, и я не был намерен расходовать ресурсы империи на защиту Набу. И без того хватает головной боли – теперь сами справятся, без меня.

Раздумья праздного валяния в кровати прервал Эрдва.
– Эни, тебе начислили боевые.
– Сколько? – я не удосужился встать с кровати.
– Двести тысяч.
– Много, – я повернулся на пузо, – свяжи ка меня с Сином.
Через полминуты голопроекция адмирала появилась над дроидом.
– Ваше величество, – он поклонился, – чем могу быть полезен?
– Слушай, я по поводу вознаграждения. Сколько ты там начислил солдатам?
Син на несколько секунд отвлёкся, потом зачитал с планшета:
– Тем, кто не участвовал в боевых действиях, но прошёл обучение и оставался на Набу, около пяти-семи тысяч, десанту, высаженному на планету, но не участвовавшему в рейде, десять тысяч, участвовавшим – пятьдесят, пилотам, участвовавшим в бою по сто тысяч, не участвовавшим по тридцать, гвардейцам по двести пятьдесят, командирам эскадрилий по триста, семьям погибших по сто тысяч. Это всё.
– Дай угадаю, ты разделил оставшееся финансирование, что бы хвостов не осталось?
– Совершенно верно. Раз уж деньги были списаны, то и волноваться незачем.
– В таком случае можем ожидать финансового бума на планете. Всё-таки такие деньги отвалили гражданам…
– Это ненадолго, – спокойно ответил адмирал, отложив планшет, – деньги быстро кончатся.
– А результаты останутся. Ну, не надо говорить, что для четырнадцати-семнадцатилетнего пацанёнка, записавшегося в армию, это не деньги.
По понятным причинам инфляция в галактике редкость, по крайней мере, локальная, всё-таки всегалактический рынок один.
– Можем ждать бэби-бум через девять месяцев. Почти миллион обеспеченных набуанцев молодого возраста… – Син задумался, – я доложу об этом королеве.
– И о последствиях тоже. Так, теперь у меня вопрос по выводу войск.
– Улетаем на тех же транспортах. Закупленное остаётся местным, военную базу оставляем, транспорты подойдут завтра. Кстати, будут проблемы.
– Какого рода? – я поудобнее развалился на кровати, болтая ногами в воздухе.
– Награды. Королева скорее всего захочет наградить, вопрос о военных наградах она поднимала ранее, после захвата Энарка. Предположу, что лейтенант Хэния тоже не будет обделён какой-нибудь медалькой…
– Хм… – я задумался, – свою награду от королевы я уже получил. И, признаться, она получше любых медалек… – я пошло улыбнулся, заставив Сина закашляться.
– Ваше величество, в же не хотите сказать, что…
– Немного повстречались, немного познакомились… ну, ты понял, о чём я. Очень хорошая девушка. Я даже думаю, а не жениться ли мне?
– Это уже не мои дела, – ушёл от ответа адмирал, – ладно, что с вами делать то будем? Пойдёте получать награду?
– Вряд ли. Это Сабина заслужила, она всё-таки была ранена и круто повоевала, как и вся наша эскадрилья. Я ещё ребятам отсыплю премиальные за испытание боем первых образцов истребителей.
– Им бы отдохнуть, всё-таки прошли тяжёлый бой, а война закончена.
– И это тоже. Не забудь.
– Ещё кое-что, – посмотрел на меня Син, посерьёзнев, – пока мы тут воевали и пока вас не было, со стапелей сошёл последний тип корабля. СЗР.
– О как, – я подскочил на кровати, – где он?
– На данный момент уже укомплектован экипажем. Ввиду его размера, большинство систем автоматизировано, однако для полноценного боевого применения необходимо не менее пятидесяти тысяч человек.
– Ладно. Подтягивай сюда свою эскадру венаторов, с ними транспорты, и мы отправляемся.
– Есть! – Син отключился.

Эскадра по любому должна была подойти к нам. Сейчас их сменит милиция и юстиция, так что волноваться по поводу их ухода незачем, да и планеты закрыты наглухо. В операции участвовало пять венаторов и один авианосец, а так же несколько десятков фрегатов. Свою крейсерскую работу они выполнили, порвали противнику снабжение.
Пока было время, я пошёл прочь из комнаты, нужно было ещё многое сделать. Но, к моему сожалению, стоило мне отъехать от отеля, как пришло очередное сообщение. На этот раз официальное – приглашение на приём, завтра, званый ужин в связи с победой. Приглашали генштаб, то есть Сина и Хортада, гвардейцев, командиров, отличившихся в бою. До королевы, судя по всему, дошла информация о том, что мы вот-вот снимаемся и улетаем.

Подумав о СЗР, я всё-таки решил придумать уже названия кораблям, а то обозначены слишком схематично. СЗР – дура, размером чуть меньше палача, уступающая ему в мощности и вооружённости, но, тем не менее, предельно опасная. Убить такой корабль силами линейного и среднеразмерного флота невозможно, нужны другие аналогичные, а содержать их слишком дорого, купить невозможно, то есть количество вероятных противников близко к нулю. Флагман флота… – пока я ехал, думал, как же назвать корабль, вернее всю серию аналогичных кораблей. Пришедшая на ум мысль назвать в честь кого-то или чего-то, была изучена и признана годной. А если так, то пора напомнить о империи, название в честь планет империи вполне подойдёт. Название «Тайтон» подойдёт. Вообще, не принято заморачиваться с названиями, кораблям и классам всегда давали простые названия.
Вдогонку к официальному приглашению пришло и неофициальное, с номера «Корде». Корде просила встретиться в «том ресторане», как можно скорее. Пришлось отворачивать и лететь в нужное место. Началось.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Al123potДата: Воскресенье, 22.03.2015, 20:23 | Сообщение # 72
Черный дракон
Сообщений: 2777
« 698 »
71. Revelations

Падме сидела за тем же столиком, где мы впервые ужинали. Я сразу направился к ней – она уже заказала лёгкие закуски, так что не придётся отвлекаться на официантов.
– Добрый день, – я сел напротив, видя, как девушка волнуется, – долго ждала?
– Пустяки, – она протяжно вздохнула, осмотревшись, нет ли рядом кого. Не было.
– Кстати, мне тут приглашение пришло на приём завтра, во дворце, – я попытался немного разрядил обстановку, – как думаешь, стоит идти?
– А почему нет? – искренне улыбнулась Падме, – это же приглашение к королеве на приём, почётно…
– Ой, – я махнул рукой, – какая разница? Кому эти титулы и почёты важны? У мандалорцев отношение к громким титулам равнодушное, больше смотрят на человека.
Падме облегчённо выдохнула. Судя по всему, ей предстояло сказать мне пренеприятнейшее известие. Однако, прежде чем набраться смелости, она немного выпила и спросила:
– Скажи, а ты совсем не хочешь увидеться с королевой?
– Честно? – я поднял бровь, – мне как-то без разницы. Не думаю, что лейтенант-пилот настолько важен, да и я предпочту провести время с тобой, чем с толпой сослуживцев, пьянствующих в честь победы. Кстати, чем ты занята сегодня?
– У меня есть ещё работа во дворце, так что извини, не получится. Знаешь, я пригласила тебя, что бы… ну, я хотела кое в чём признаться.
Я подавил ухмылку, и ответил:
– Я тоже должен тебе кое в чём признаться. Причём трижды.
– Не сбивай меня, – она тряхнула головой, – я хотела сказать… я хотела извиниться, но я – не Корде.
Хорошая формулировка. Как привыкший к импровизации человек, могу построить на её основе хороший ответ:
– В смысле, Не корде? А где Корде? Кто тогда ты?
– Я хотела сказать, – она не запуталась, но сбилась с мысли, – что меня зовут не Корде, но я – это я.
– Вот как? Тогда это не имеет значения, если ты не замужем. Я вообще-то тоже хотел кое-что тебе рассказать… – я подначивал её перебить меня, что она и сделала. Так уверена в том, что её дело важнее, а дальше продолжать разговор после слома её речи не сможет, что перебила:
– Дело в том, что меня зовут Падме. И это я – королева Набу. – она опустила взгляд в тарелку с какой-то зеленью и ждала от меня реакции.
Её можно понять, простой человек испугается таких отношений, сбежит, скажет, что не хотел делать такое с её величеством, или просто обидится за обман. Но не в моём случае, я, усмехнувшись про себя, спросил:
– О, это очень интересно, – я кивнул, – тогда, приятно познакомиться.
Падме, казалось, даже обиделась на такую равнодушную реакцию, но, подняв глаза, так и не смогла ничего выговорить мне. Минуту мы играли в гляделки.
– Ты… ты не ушёл? – она удивилась.
– А должен был? Или у вас за секс с королевой положена смертная казнь? – я постарался показать иронию. Щёки Падме порозовели, однако, она держалась. Всё же, дипломатия в таких вопросах есть штука бесполезная, даже вредная. Полезнее просто относиться к жизни проще, со здоровой толикой пофигизма.
– Нет, что ты, просто я подумала, что это далеко зашло. Иногда я меняюсь местами со служанкой, что бы немного отдохнуть вне дворца. Не подумай, я не против наших… отношений, но всё-таки нехорошо было обманывать тебя.
– Это мелочи, – я опять одарил её пристальным взглядом, – наверное, я должен ответить тебе той же любезностью?
– Ты говорил… а это важно?
– Не знаю, сама подумай, – я улыбнулся, – ладно, начну с наименее острых признаний. Первое – у меня есть сын, хотя его матери давно нет в живых… – я немного взгрустнул, – если тебя это не отталкивает…
Падме отрицательно замотала головой, проникнувшись моей сменой радости на грусть:
– Нет, что ты… просто ты так молод…
– Да, знаю. Мне было шестнадцать, когда он появился на свет, милый мальчуган, сейчас ему девять лет.
– Понятно… – Падме улыбнулась. В силе я чувствовал, какая сумасшедшая буря эмоций прошла. По-моему, её признание далось ей едва ли не труднее, чем вся эта война. Только на моих заявлениях, что мне не важно происхождение, оно и прокатило – скажи я что-то вроде «такая честь, увидеться с королевой!» и она бы не решилась. Потом бы считала себя дурой, слабачкой, и так далее и тому подобное, но сейчас она прошла стадию эмоционального срыва и расслабилась, как после бурного оргазма.
– Второе признание – есть в нашей эскадрилье девушка, которая недавно призналась мне в любви. Я её не оттолкнул, но и не влюбился. Мы пару раз поцеловались, вернее она меня, но я с ней не спал. Она действительно хорошая девушка.
Падме напряглась, пришлось пояснить:
– Я не кобель, если уж на то пошло, то до тебя у меня много лет не было никого и ни с кем. Просто… я не могу запретить любить себя.
– Она… – Падме прищурилась, – она любит тебя? Или просто…
– Мы мандалорцы, Падме. Не думаю, что ты в курсе всех наших заморочек, но в мандалорском языке нет такого понятия как «флирт», мы очень прямолинейны в личных делах. Если мандалорец настроен серьёзно, он или она прямо заявляет о своих намерениях и чувствах. У меня есть новость, после которой ты, возможно, не захочешь слушать дальше.
– Говори, – Падме приложилась к бокалу вина и приготовилась слушать.
– О той же девушке. Я не хочу никого обидеть, но у меня нет любви ни к ней, ни к тебе, – чувствуя, как начала морально падать Падме, я её утешил, – знаешь, я своё отлюбил. Первая девушка, которую я любил, погибла, тогда нам было по тринадцать лет. Вторая, мать Шиая, моего сына, тоже умерла, – не слукавил я, ведь Тоси на данный момент уже давно нет, – после этого я много лет ни с кем не заводил отношения. Просто… мне трудно перестроиться на обычную личную жизнь и тем более то, что вдруг появилась ты, потом Сабина…
– Ты хочешь быть с ней, – Падме опять опустила взгляд.
– Я хочу сказать, что не хочу выбирать. Давай будем честными, я уже опытный в какой-то мере человек, а любовь такова, что не появляется внезапно. Возможно, я смогу полюбить тебя, возможно, Сабину, возможно, вас обеих. Но для этого нужно то, что намного важнее любви, взаимопонимание.
– Я тоже тебя люблю, – тихо сказала она, – ты говорил, что у мандалорцев принята прямолинейность.
– Я это уже понял, – я тяжело вздохнул, – прости, если ты не такого ожидала. И вообще, мне не нравится твой настрой, давай будем честными. Ты любишь меня, Сабина тоже, но я не одноразовый. И я не хочу делать выбор между вами. Тем более, что выбора в данном случае нет, вы обе мне глубоко симпатичны, выбирать – всё равно что ставить вопрос, которого из родителей ты хочешь лишиться, мамы или папы. Никакого не хочу лишаться, вот мой ответ.
На несколько минут зависла пауза. Падме боролась со своими чувствами. Я ей не мешал, как раз официант сменил закуски.
Сегодня Падме была одета в просторную одежду слуги, длинную юбку, кофту из местного, недешёвого материала и широкий пояс, за которым были спрятаны маленький пистолет и меч.
– То есть, ты не согласен делать выбор, – она тяжело вздохнула.
– Вернее, я считаю, в данном случае выбор будет неэтичен. Кому из двух, очень и очень симпатичных мне девушек, я должен разбить сердце? Никому не хочу разбивать. Самым этичным вариантом было бы просто уйти от вас обеих, что бы ни ты, ни Сабина, не думали, что меня увела конкурентка, и мне не пришлось всю жизнь терзаться муками совести. Поэтому, я поставил перед тобой и Сабиной один вариант отношений. Мы вместе. Все. Или не вместе. Я сразу сказал, любовь с первого взгляда – не моё. Я ищу взаимопонимания в первую очередь. Тем не менее, чувства возникнут или не возникнут, но моей симпатии к вам достаточно, что бы назвать своими.
Падме загрузилась очень сильно, долго. Молчала.
– И что она ответила? – королева посмотрела на меня с интересом и вызовом.
– Сказала, что она не из тех куриц, что ждут, когда счастье само приплывёт в руки и сдаются без боя, только услышав, что у мужчины есть кто-то.
– Смелая девушка, – прониклась Падме.
– Капитан Гвардии, командир эскадрильи, мандалорка…. Мандалорцы – воины по своей природе, в гвардию берут только самых-самых, а уж стать капитаном имперской гвардии может только по-настоящему храбрая и сильная женщина. Поэтому, – я усмехнулся, – поэтому она мне и нравится. Вы с ней просто противоположности.
– Хочешь сказать, что я трусливая? – притворно удивилась Падме.
– Нет, но ты мягкая, ранимая, чувственная, эмоциональная, дипломатичная, тонкая. А Сабина – прямолинейная как дюрасталевый лом, храбрая, смелая, привыкшая решать вопросы ударом в челюсть, а проблемы – пистолетом. Воин до мозга костей.
Падме прониклась:
– А она меня не… того?
– Нет, что ты, – я улыбнулся, – она по-своему добрая, честная, как и все мандалорцы, и принципиальная. Подлость это точно не черта мандалорцев, как и хитрость или интриганство.
– Интересная… – Падме закончила думать, – то есть, она не против наших отношений, но не сдастся до тех пор, пока ты не полюбишь одну из нас?
– Верно, – я кивнул.
– Тогда я ей не уступлю, – девушка кровожадно, насколько смогла, улыбнулась, – только… есть одна проблема, что скажут про такие отношения? Меня могут не понять, да и…
– В Империи это норма, – я вздохнул, развалившись в кресле и пригубив вина, – я не держу статистику в голове, но около четверти браков в Империи полигамные. Вернее, разрешён брак с двумя девушками, в исключительных случаях – с тремя. Это антикризисная мера, так как Империя очень молода и ещё не имеет достаточно населения, но, судя по проценту полигамных браков, это станет традицией на многие века. Я не за и не против этой традиции, если человек способен любить двух девушек, то зачем разбивать девичье сердце на законодательном уровне?

Падме тоже устало развалилась на диванчике. Это решение ей далось очень и очень тяжело. Пришлось наступить на собственные убеждения, воспитание, мечты.
Однако, я был бы идиотом, и совсем никаким дипломатом, если бы не смог договориться. А ведь курс дипломатии в универе сдал на высший балл, да и эмпат я не из слабых. Если бы Падме не спросила, сам бы процитировал ей Сабину и её довод в пользу борьбы до конца, попутно убедив в нужном мне варианте. Ступив на почву личных отношений она лишилась многого, прежде всего здравой доли критичности и логики, дав себя даже не уговорить, а подвести за ручку к нужному мне решению. Признаться, я не солгал, но и не потерял голову, поэтому инициатива принадлежала мне.
– Ладно, – девушка расслабилась. Зря, рано, – ты ещё что-то хотел мне сказать?
Мне пришлось использовать силу, что бы внимание других посетителей не задерживалось на разговаривающей в углу парочке, только потом я продолжил разоблачения:
– Есть ещё много, что я хочу сказать, но начну с того, что я с самого начала знал, кто ты… – теперь, после первого нервного шока должен быть второй. Я не прогадал, Падме поднялась было, но снова села, уставившись на меня квадратными глазами:
– Откуда? – после удивления она окончательно потерялась в ситуации, и теперь удивлённо на меня таращилась, – я прокололась?
– Почти нет, – я вздохнул, вываливая предпоследнюю новость, – просто я ещё давно говорил тебе, что порой, что бы увидеть правду, достаточно закрыть глаза, которые легко обмануть…
Это была цитата из моего письма Падме. Моя собственная, а не растащенная всей галактикой. Королева не врубилась, но начала вспоминать, где я ей мог встретиться. Оно и понятно, наше знакомство некогда было мимолётным, поэтому она не сразу вспомнит детали….
Пока Падме вспоминает, я ещё заказал вина и потягивал его, развалившись в кресле, наслаждаясь видом ушедшей глубоко в себя Падме. Ей понадобилось минуты три, что бы вспомнить, где она видела эту фразу.
– Стоп, – Падме подняла на меня взгляд, – кто ты?
– Энакин Скайуокер. Собственной персоной, – я отсалютовал ей бокалом с вином и поставив посуду на стол, продолжал наблюдать за сменой эмоций. Падме мне не верила:
– Не ври мне, – она прищурилась, – ты не он.
– Не он, – я кивнул, – но я – Энакин Скайуокер. А про то, что я это он никто знать не должен.
– Ты врёшь, – она вздохнула, – Энакину сейчас… – задумалась королева.
– Шестнадцать лет, по документам. Но это только по документам, – я хмыкнул, – знала бы ты, Падме, как меня жизнь покидала… – я ещё раз тяжко вздохнул, – а на внешность внимания не обращай, как-то сама изменилась. Наверное, это Сила сыграла свою роль.
– Этого не может быть, – девушка начала верить, и от этого совсем выпала из реальности, – этого не может быть, не может быть…
Судя по всему, она немного в неадеквате, поэтому я привёл её в чувство:
– Может, ещё как может. Ты будешь слушать, или нет?
– Да, да, – она закивала, – слушаю.

Я, прежде чем продолжить, налил ей бокальчик и, после того как она его осушила, начал свой рассказ:
– Итак, если рассказать подробно, ночью на Корусанте я перепутал корабли и сел в корабль джедаев вместо твоего. Сонный был. Потом джедаев отправили на неймодию, где меня чуть не убили, но меня спас контрабандист по имени Джулиан. Некоторое время мы летали с ним вдвоём, на его корабле…
Падме успокоилась. Этот разговор, а особенно признание далось ей очень нелегко, однако к тому-самому маленькому Эни Скайуокеру она вряд ли что-то чувствовала, поэтому скорее её шокировало то, что встреча состоялась так, а про меня она узнала уже после того, как мы много раз переспали.
– Ты был контрабандистом? – удивилась девушка.
– Техником на корабле, если быть точным, – я пожал плечами, – правда, долго это не продлилось, несколько месяцев. После этого я улетел на Альдераан и поступил там в Академию. А дальше… – я улыбнулся, – дальше жизнь приняла совсем уж безумный оборот.
Мне пришлось рассказать о том, что случилось на Мандалоре. Про Али упомянул вскользь, зато в красках рассказал про путешествие во времени и про события там, за исключением Архитекторов. Судя по постоянно увеличивающимся зенкам Падме, это было вообще за гранью возможного. Закончил я на возвращении в это время.
– Примерно так и произошло, – закончил я рассказ.
Мы погрузились в молчание. Несколько минут Падме молчала, не перебивая меня, а я не мешал ей думать. Пока молчали, подошёл официант и ещё раз сменил закуски и выпивку. Признаться, мы уже крепко выпили.
– Я… я думаю, это самая невероятная история, которую я только слышала, – наконец закончила думать Падме. Она не умела пить примерно так же, как и я, поэтому уже под шофе, очень сильно под шофе. Но ещё не в том состоянии, когда язык заплетается.
Я отсалютовал ей бокалом и мы ещё раз выпили.
– Знаешь… – хотел было я спросить про то, вспоминала ли она меня, но Падме меня перебила:
– А как же твоя семья? Ну, Шми… – она изобразила хитрую улыбку, – у меня такие новости по этому поводу…
– Ты о маме? Знаю. Свадьба, дети… – открыто усмехнулся я.
– Откуда?

Я пересел к Падме, благо, диванчик был большим, и придвинулся к ней поближе, – ну, если так, то ты меня совсем не знаешь. Естессно за ней следили, даже мой подарок на свадьбу передали. Я постоянно держался в курсе событий.
Падме удивлённо уставилась на меня, но, после нескольких долгих секунд, сказала:
– Знаешь, как она волновалась? Как мы все волновались? И почему ты раньше не прилетел?
– Знаю. Но на это есть своя причина. И во-первых, я не хотел им мешать, а во-вторых, у нас своя жизнь. Не хотел, что бы все знали, что у меня есть родственники на Набу.
– О как, Падме улыбнулась, – нехорошо так поступать. Сегодня же что бы сходил к Шми…
– Не думаю, что это хорошая идея. Знаешь, мы малость лишнего выпили. Поэтому мама обойдётся без созерцания наших пьяных физиономий.
Падме кивнула, после чего придвинулась ко мне ближе:
– А как ты попал в Гвардию?
– Сам себя назначил, – я обнял её, – знаешь, я тебе ещё кое-что не рассказал.
– Что? – она удивлённо посмотрела на мою руку, обнявшую её за талию.
– Ты только не ругайся, но это я – император.
– Ага, смешно, – она вздохнула, – Может, нам уже хватит пить?
– Определённо хватит. Однако я сказал правду. Я – император Короса, Энакин Скайуокер. Единственная объективная причина, по которой я тут не появлялся, что бы все думали, что Энакин Скайуокер, мальчик, которого нашли джедаи на Татуине, умер на Неймодии. Моя биография начинается в Альдераанском Университете.
Падме дёрнулась, однако убирать мою руку не стала:
– Ты… прячешься?
– Вернее, не хочу ставить под удар своих родных. Наверняка у Императора Короса найдётся много недоброжелателей, а это значит, что придётся всех родных держать в империи и под охраной гвардии, – я тяжко вздохнул, посмотрев на полупустую бутылку вина, – знаешь, если я так просто заявлюсь к маме, то это будет конец её тихой и спокойной жизни. Да и как ты это представляешь? Женщина уже замуж вышла, воспитывает детей, а тут заявляюсь я, весь такой в белом, и говорю, «привет, мам!». …
– Ты прав, – Падме вздохнула, – по-моему, ты всё равно должен был с ней повидаться.
Падме удивительно спокойно восприняла весть, что это я – император. Или уже выпили достаточно, что бы критическое восприятие реальности ушло. Завтра поймёт всё, что я ей наговорил, а пока что нужно попросить кое о чём:
– Только никому не говори, что мы с тобой давно знакомы, хорошо?
– Хорошо, – Падме кивнула, – я рада тебя видеть, – она прижалась поближе.

Пока мы говорили, уже наступила ночь. Долго болтали. Я встал и вывел девушку, малость перебравшую для своего возраста. Вместе мы пешком отправились во дворец. Вылетевший из спидера Эрдва поехал за нами. Свежий воздух подействовал благоприятно и в голове прояснилось. Когда отошли от ресторана достаточно далеко, Падме спросила:
– Слушай, ты ведь так и не сказал… зачем тебе это всё?
– В смысле? – я удивился, – что зачем?
– Ну… зачем ты вообще полез в политику, если мог сбежать на Набу. Ну, или просто жить как простой человек…
– Что я на такое могу ответить? – я пожал плечами, – а зачем тебе это? Королевский пост, и так далее… могла бы жить, как обычная девушка, та же Корде.
– Не знаю… никогда раньше не задумывалась. Ну, сначала просто так воспитали, мол, мы набуанские аристократы, должны участвовать в политике… да и ради бога, мне было одиннадцать лет, когда меня засунули в политику, что я тогда понимала? – она резко остановилась, – думаешь, я хотела себе такой судьбы? Бегать по галактике от Неймодианцев, постоянно держать лицо перед этими индюками, командовать военными, в конце концов, объясняться с республикой за захват двух систем! – Падме было разнервничалась, но я её приобнял и попутно успокоил через Силу:
– Тс… не нервничай. Всё же хорошо. Неймодианцев забороли, Энарк с Фарстином тоже…
– Это ты их, я тут не при чём.
– Ошибаешься. Что до федерации, то я только невинно ляпнул пару фраз перед джедаями, да включил запись на дроиде-секретаре. А эти две системы… я только дал немного людей, около пятисот спецов, и денег. И всё. Всё остальное сделали Набуанцы.
Падме, судя по всему, перенервничала, так что слегка отстранилась от меня. Да, видимо, я слишком много вывалил на неё за раз. Неуд мне по дипломатии. Однако, учитываая немного алкогольное состояние, прокатит. Девушка грустно улыбнулась:
– Ты преувеличиваешь значение Набу в войне.
– Нет, ничуть. Всё сделали твои граждане, мои военные лишь дали им оружие и научили им пользоваться.
– Да… возможно… в любом случае, это уже выходит за рамки простой политики. Кстати, ты так и не рассказал, что это за империя такая и как ты стал императором.
– О, это я тебе завтра расскажу. На сегодня довольно политики.

Мы вместе, в обнимку, слегка пошатываясь, направились во дворец. Падме меня провела через чёрный ход, который шёл под землёй, по коридорам. В отличии от поверхностных построек подземные коммуникации были похожи скорее на космический корабль – серые коридоры, слабый свет от световых панелей, редкие перекрёстки. Падме уверенно, придерживаемая мной, прошла через пару коридоров, и мы вышли… в каком-то помещении дворца.
– Тут рядом моя спальня, – она потянула меня за собой и, как только мы вошли в нужную комнату, улыбнувшись, поцеловала. А дальше… может быть, мне не стоило соглашаться, но изрядно подточенное алкоголем сознание уступило место у руля инстинктам.

* Утро *

Утро было замечательным. Птички поют, солнце в окно светит… Правда, к сожалению, не для нас.
Я открыл глаза и осмотрелся. Удивительным образом я оказался к спальне королевы, причём зачем я поплёлся с ней – одной Силе ведомо. Да и то не факт, далеко не факт. Падме беспокойно спала, укрывшись одеялом и нагло использовав меня в качестве подушки.
Голова болела страшно, так что пришлось подлечить и себя, и Падме. Девушка даже не проснулась. Дежа-вю, не иначе. Сегодня у неё ещё дела, причём важные – приём участников войны, в широком кругу, в количестве всех персонажей вместе взятых. Заметив, что я проснулся, к кровати подкатил Эрдва:
– Уже встал, шеф?
– Ага, – я посмотрел на дроида, – сколько времени?
– Без пяти семь. Кстати, с тобой пробовал связаться Цинна.
– Связывай, – я набросил на Падме одеяло, оставив видимой только голову, – только голокамеру выключи.
Дроид немного постоял неподвижно, после чего над головой его появилась проекция Цинны.
– Ваше величество? – он удивился, – я вас не вижу.
– Я немного в неглиже. Если ты пробовал связаться, когда на Набу ночь, то что-то важное произошло?
– Можно и так сказать. Группа, о которой мы говорили вчера, пришла в движение. Поддержка им оказана не была, по моим предположениям их предложение прозвучит уже сегодня. Как раз на празднике.
– Хорошо, – я опять тяжело вздохнул, – можешь за ними не следить, раз уж мы немного опоздали…
– Прошу прощения, – раскаялся Цинна, – это моя вина, что мы узнали столь поздно.
– Не обращай внимания, – я махнул рукой, забыв, что Цинна меня не видит, – лично мне без разницы, какой из вариантов произойдёт. Это всё?
– Всё, – ботан поклонился и изображение исчезло. Эрдва отвернулся и отъехал к двери, а я упал на кровать.
Не прошло и минуты, как Падме открыла глаза.
– С кем ты говорил?
– Ты слышала? Ой, извини, это один мой знакомый, – я попробовал встать, но как раз в этот момент в дверь постучали.
– Ваше величество?
Падме бросила на меня удивлённый взгляд. В этот же момент я притянул на кровать силой всю разбросанную одежду и ответил ей заинтересованным взглядом:
– Кто это?
– Служанка, – Падме залилась краской и хотела было что-то ответить, но в дверь просочилась служанка… а за ней ещё одна. Заметив меня и Падме на кровати, обе встали как вкопанные. Повисла пауза. Служанки начали медленно отходить назад, Падме хотела что-то им сказать, но не успела – эта парочка пискнув что-то извиняющееся, убежала. Королева вскочила с кровати, хотела было уж догнать их но я её придержал – бегать по дворцу в костюме Евы не лучшая идея.
Пришлось нам потратить несколько минут на одевание.
– И зачем мы вчера пили? – раздосадовано сказала королева, – зачем ты пришёл?
– Не знаю. Ты сама меня протянула во дворец.
– Да, точно, – вспомнила она, – всё, моей репутации конец.
– Какой репутации? Невинной маленькой девочки?
– Эни, я королева! – удивлённо ответила она, – что обо мне скажут при дворе?
– Ой, да наплюй.

Я тоже поднялся и осмотрелся. Спальня у Падме была хорошая, просторная, и главное – светлая. Пока я одевался, в комнате царило молчание. Падме нашла где-то в шкафу одежду служанки и королевский наряд, и думала, во что бы ей одеться. Меня как раз кое-что заинтересовало.
– Слушай, а почему служанки могут разболтать что-то о своей королеве?
– Ну, я им не запрещала. Да и некрасиво это выглядело бы, если подумать – заставить их молчать. Да и заставлю, всё равно разболтают.
Мы оделись. Падме встала у зеркала и занялась наведением порядка на лице, а я получше присмотрелся к собственному фейсу. Нужно было убрать следы маскировки, если уж я раскрыт перед Падме. Сев в медитацию, я занялся возвратом себе первоначального облика. Примерно через пять минут я открыл глаза. Падме с интересом наблюдала за мной, сидя на кресле перед зеркалом.
– Что?
– Твои волосы… и лицо…
– Знаю, – я потрогал отросшую шевелюру, – пришлось маскироваться. Ладно, – я поднялся, – теперь я это снова я.
Я усмехнулся и повернулся к Эрдва, попросить принести мне мою обычную императорскую одежду, но тут, за дверью послышались шаги. Там было шестеро человек, двое служанок, которые уже заходили и четверо неопознанных личностей. Они постояли под дверью и громко постучали.
– Ваше величество?
Падме сделала пару шагов назад, шепнув:
– Это Панака! О, Сила…

Ситуация вышла не самая красивая, но лично ни мне, ни Падме ничем не грозящая. Только немного раздражения на служанок, не в меру болтливых, осталось. Дверь открылась и Панака вошёл. Негр-капитан осмотрел комнату на предмет неустановленных личностей, обнаружив меня.
– Ты ещё кто? – он положил руку на рукоять пистолета.
– Энакин Скайуокер, – пожал я плечами, – император Короса. А вы, сударь?
– Это Панака, начальник моей охраны, – вышла Падме, до того стоявшая за моей спиной, – Панака, что-то случилось?
– Нет, ваше величество, – он пристально посмотрел на меня, – доложили о постороннем.
– Всё в порядке, – порозовела Падме, – я привела Эни…
– Кстати! – сменил я тему разговора, – когда начнётся этот праздник, а то мне на нём ещё неизвестно, надо присутствовать или нет…

Панака, не заметив ничего угрожающего безопасности её величества хотел было отчитать её, но я зыркнул на него так, что он решил повременить с нотациями. Негр вышел, зато зашли служанки.
– Ваше величество?
Мы с Падме синхронно повернулись и спросили:
– Что?
Девушки замялись, а я, вспомнив, что мне вроде как не положено тут находиться, подошёл к Падме и, обменявшись коротким поцелуем, сказал, – я буду вечером, на приёме. Надо будет обсудить финансовую и… личную сторону политики.
– Хорошо, – Падме ещё раз потянулась и, поцеловав меня, отпустила. Выражение лиц, а особенно эмоции двух служанок достойны записи в памяти как образец шока.
С улыбкой поручика Ржевского, я отправился прочь, но Падме окликнула меня:
– Кстати, а ты куда?
Я встал и задумался. А действительно, куда я пойду? Аккламаторы заняты, да и как-то не в курсе, что я там делать буду. Императорских кают нет, как на СЗРе… Прибытие Сина и Хортада намечено на сегодня, поэтому я просто решил подождать их в Тиде, без лишних блужданий.
– Не знаю, – я обернулся, стоя у двери, – знаешь, даже не представляю.
– Тогда останься здесь.
– Зачем?
– Я думаю, мои родители захотят с тобой познакомиться. Очень, очень захотят. Если уже не бегут сюда.
Да, быстрее скорости света только скорость слуха.
И вообще, какого хрена? Мне это всё категорически надоело, нужно разрулить окончательно и начать нормальную жизнь. Работы невпроворот, а тут ещё какие-то мелочные личные проблемы. А начинать нормальную жизнь нужно с себя самого. Первое – бухать надо в нужное время и в нужном месте, а не случайно. Второе, спать с женщинами напившись – тоже не лучшая практика. Один сюрприз у меня уже был, Шиай, второго «киндер-сюрприза» мне не надо. И третье – заводить всех в заблуждение – плохая идея. Жаль, что так далеко зашло, но надо это разрулить окончательно, и начать с того, что познакомить девушек друг с другом. Хотя, я уже начал сомневаться, что это было хорошей идеей.
Вот ведь Сила, баланс, ёптить. Поработал сводником, и мне на-те здрасте, самому две девушки влетело. Ситуация, если подумать, не самая плохая, но неожиданная. Придётся весь этот клубок взаимных непониманий, недопониманий и секретов развязать. Начать можно с Падме и её семьи, потом поболтать с Сабиной, потом с мамой разрулить. А то как-то нехорошо, что я её давно не видел.
– Ладно, Падме, давай не будем лететь впереди гипердрайва, придут – объяснимся. А я хотел бы поговорить с мамой, пока время есть. Не подскажешь, где она проживает?
– Конечно, тебя проводят... хотя нет, сегодня все служанки будут во дворце, так что ты сможешь с ней встретиться… она наверняка скоро подойдёт. Падме не была уверена на сто процентов, однако я кивнул, и вместе с Эрдва покинул покои королевы, оставив Падме на растерзание её служанкам. Сам найду всех, кого нужно.

Сегодняшний день богат на события, я это чувствую. Не успел я отойти от покоев Падме, сопровождаемый взглядами охраны, как вылез Эрдва с пренеприятнейшим известием. Дроид, ехавший за мной, пока я шёл быстрым шагом по коридорам дворца, обернулся и сообщил:
– Входящий вызов от Капитана Кэла.
– Соединяй, – я сильно удивился тому, что Кэл, капитан моей яхты, вдруг решил выйти на связь. Не иначе, как что-то случилось, так как после покупки корабля детишкам для свадебного путешествия, Кэл отправился с ними, в числе отобранных им людей для команды их, Шиая и Асоки, корабля.
– Ваше величество? – уменьшенная проекция Мандалорца появилась над дроидом, – рад видеть вас в добром здравии.
– И тебе добрый день, Кэл. Итак, что-то случилось?
– Никак нет, ваше величество, просто я сообщаю, что я нахожусь близ Набу, вместе с вашей семьёй.
– Опа, а им-то что понадобилось? – удивился я, – они же улетели в свадебное путешествие?
– Так точно, но при известии о том, что на Набу происходит война, они решили прилететь к вам. Я отговорил их появляться до окончания боевых действий, однако они всё равно настояли на своём.
Да, зря я им рассказал о том, что хотел немного повоевать под образом простого солдата. Дети же, вернее подростки, разве они пропустят такое интересное событие? Конечно же, нет.
– Ладно, Кэл, приземляйся. Если я правильно помню, у корвета дипломатический идентификатор, так что можешь садиться сразу во дворце в Тиде.
– Будет сделано, ваше величество, – Кэл отключился, а я посмотрел на Эрдва:
– Да, друг мой, всё больше и больше хаоса в и так иллюзорно-упорядоченном мире. Дорогу до местных ангаров покажешь?
– Запросто, – Эрдва самодовольно развернулся и поехал впереди меня.

Ангары дворца были, на мой взгляд, крайне непрактичны. Во-первых, это пол, он был из полированных гранитных плит. Заменить такую при повреждении – значит ангар встанет на ремонт, во-вторых – колонны. По бокам просторного ангара стояли высокие колонны. Вряд ли они действительно нужны, скорее элемент декора. Однако, пространство ангара они уменьшали, что тоже не есть хорошо, и последнее – ангар не имел ворот. То есть портал ангара просто выходил в открытое небо. Так как дворец стоял на скале, внизу, за ангаром, простиралась живописная долина. Теперь я понимаю, почему штурмовать дворец в фильме они начали с ангара – ворот нет, створок нет, заходи, вернее, залетай, кто хочет. Красиво, но абсолютно непрактично, и даже не безопасно.
Я прибыл как раз одновременно с корветом CR, на котором жили детишки. Корвет плавно опустился на гранитные плиты пола. В ангаре помимо меня присутствовали ещё десятки людей, техники, пилоты, охрана. Последние сопровождали каждый прибывающий корабль.
Аппарель опустилась и по ней сбежала эта парочка. Шиай и Асока. Выглядели они не в пример лучше, чем после пятилетней тренировки – в модной одежде, сшитой явно на заказ, по последней Кореллианской моде, лица радостные, походка увереннее, а главное – глаза. Не такие уставшие, как раньше. Шиай держался за руку с Асокой, но, как только они спустились на пол, подбежал ко мне:
– Привет, пап!
Я, обняв его, хмыкнул:
– Привет, сын. Как жизнь молодая? Могу я ждать внуков?
Шиай немного порозовел, но уверенно ответил:
– Пап, ты же сам запретил. Да и ты прав, мы тогда слишком… увлеклись. Не в этом десятилетии.
– Я рад, – я хохотнул, – кстати, твоей бабушке ещё и сорока нет. Готов поспорить, когда она вас увидит, потеряет дар речи.
Шиай невинно захлопал глазками.
– Асока! – я улыбнулся, – а ты что стоишь, как не родная? Кстати, дети у меня для вас есть одна новость.
– Ну? – нетерпеливо спросил Шиай, – что за новость?
– Есть одна девушка… мне нужно вас с ней познакомить.
– О, ты наконец нашёл себе девушку, – ехидно спросил сын.
– Это ещё что за тон?
– Ой, не обращай внимания, – он сдал назад, – просто кое-кто уже начал поговаривать…
– Я понял, – хмыкнул я, – передай им, что свои домыслы могут засунуть себе в…
– Понял, – Шиай улыбнулся, – пап, а она красивая?
– Очень. Если ты не против, я пока поживу у вас на корабле?
– Спрашиваешь, – он пожал плечами и отошёл в сторону.

Вместе с Шиаем подошли и его охранники. Шесть мандалорцев в бескаровой броне и с бластерами в руках. На предплечьях были эмблемы гвардии и империи. Это моя личная охрана, которую выбрали Син и Хортад из всего своего воинства. Главный подошёл ближе:
– Ваше величество, – он коротко поклонился, – будут указания?
Я подумал немного. Указаний для них особых не было, но лицо нужно было держать.
– Двое идут со мной, остальные как обычно, – я кивнул на Шиая. Командир выдал своим людям распоряжения на мандалорском языке и двое подошли ближе ко мне. Мы всей процессией выдвинулись в направлении выхода из дворца. Шиай следовал за мной, а охрана шла немного позади. Мы вышли из дворца через главный вход, удивив видом процессии простых обывателей, которые тоже были допущены во многие залы дворца в качестве посетителей и туристов.
Залы королевского дворца были совершенно похожи на ангар, то есть мраморный пол, колонны, декоративные элементы… от всего этого сильно попахивало духом древнеримской архитектуры. Шиай на ходу начал спрашивать:
– Пап, а ты участвовал в войне?
– Довелось, – хмыкнул я, – правда, только в одном бое. Остальное сделали местные.
– А почему ты говорил про бабушку?
– Потому что она живёт на Набу. Кстати, ещё и твоя тётя тоже здесь живёт. Ей сейчас год и сколько-то там месяцев.
Я призадумался, глядя на небольшой декоративный сад перед дворцом. До прибытия Сина и Хортада ещё успею немного посмотреть, как устроилась мама. Прибытие двух голубков только усугубило и без того запутанную ситуацию, пришлось идти к дому мамы хорошей такой процессией, привлекающей внимание. Расположилась маманя недалеко от дворца, всего в километре. Дом внешне был обычным набуанским, с круглой крышей, большими окнами, геометрически-правильный. Не найдя ничего лучше, я позвонил. Через пол минуты дверь открылась, на пороге появилась мама. Ох, да она выглядела моложе Тоси, когда мы в последний раз расставались.
– Вам кого? – она заметила всю нашу процессию, осмотрев. Я в форме гвардейца, астродроид, двое лиц тогрутско и полутогрутской расы, и двое мужиков в боевой броне. Удивление было не наигранным.
– Шми Риекан здесь проживает? – я поднял бровь.
– Да, это я… – она задумалась на секунду, – проходите.

Как я уже говорил, к людям в военной форме Короса тут отношение особое. Хоть я и приказал не пиарить нашу работу, местные достали видеозаписи боя с регистраторов и получили себе мега-кино. Маманя отошла в сторону, пропуская меня в дом. Степень мирности и доброжелательности просто зашкаливает – я бы ни за что не впустил на её месте незнакомого человека в дом. Маман прошла мимо меня и пригласила в гостиную. Кроме неё я никого в доме не заметил, а в силе не стал смотреть.
Пока она хлопотала, я осматривался – место довольно уютное. Настоящее семейное гнёздышко, стены мягкого цвета, редкая мебель, просторный зал и коридор, лестница на второй этаж в главном зале. Тут было… как-то по-домашнему. У меня в месте обитания никогда так не было – всегда либо чисто мужская комнатушка или каюта, либо хозяйские апартаменты на яхте, немного вычурные в своей стильности и богатстве. Охране я приказал подождать меня подальше от моей персоны. Они согласно кивнули, встав около входа в гостиную. Мама удивлённо посмотрела на них, после чего обратила свой взор на меня:
– Чем обязана, господин…
– Скайуокер, – я хмыкнул, глядя, как удивлённо вскинулись её брови, – просто зашёл посмотреть, как ты тут живёшь. Кстати, ты выглядишь потрясающе,
Шиай и Асока молча стояли за моей спиной, не влезая в разговор. Маман удивлённо похлопала глазами, – Скайуокер? Ты…
– Энакин Скайуокер, – ещё раз представился я, подняв руки, – я знаю, за последнее время моя внешность сильно изменилась. Ну, знаешь, волосы и глаза поменяли цвет, наверное, какая-то



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Al123potДата: Понедельник, 23.03.2015, 00:04 | Сообщение # 73
Черный дракон
Сообщений: 2777
« 698 »
72. Семейные ценности

*десять минут спустя*
Мама встревожилась и оглянулась:
– А это кто с тобой? И что это за люди остались там? – она смотрела на меня, как будто не веря, что я появился перед ней.
– А, – я улыбнулся, – мам, вот этот мальчуган, который сверлит тебя взглядом… – я выдержал паузу, но Шиай всё испортил своей фразой:
– Пап, может хватит уже? – он сам представился, – меня зовут Шиай. Приятно познакомиться… бабушка.
Шиаю не доставало дипломатичности. По крайней мере сразу называть бабушку бабушкой это слишком. Мама удивлённо вытаращилась на него, перевела взгляд на меня, прикрыла глаза и… осела на диван, завалившись на бок. Я еле успел её подхватить.
– Шиай, блин, нельзя так сразу! – я уложил маму на диван и решил дать её нервам отдохнуть от потрясения, – и вообще, имей совесть не влезать, когда взрослые разговаривают.
– А я что? – обиделся сын.
– А ты, мой маленький отпрыск, в отличии от меня, не сдавал экзамен по дипломатическим переговорам на высший балл. Шиай хотел возмутиться, но Асока придержала его за плечо:
– Я думаю, мастер Скайуокер прав…
– Асока Скайуокер, – я закрыл глаза, поудобнее уложив маму на диване, – ну ради силы, можешь звать меня по имени?
– Извини, Энакин! – тут же исправилась девочка.

Как раз в этот момент произошло два события. Во-первых, со второго этажа послышались шаги, и в комнату заглянул охранник, спросив, всё ли у нас в порядке. Я кивнул ему, и посмотрел на спустившегося.
Итак, мой отчим, и по совместительству отец моей сестры, Эд Риекан. Собственной персоной. Мужчина лет тридцати, с немного моложавым лицом, удивлённым взглядом, в классической набуанской одежде, и с маленьким ребёнком на руках. Он посмотрел на лежащую жену и тут же повернулся ко мне:
– Кто ты такой? Что вы здесь делаете?
– Эдвард Риекан, – я хмыкнул, так как этот мужчина у меня с родственником не ассоциировался, соответственно я мог включить скилл «дипломатия» на полную мощность. Судя по моим отчётам – личность довольно мягкая, податливая, но при этом принципиальная и упёртая. Схема поведения – немного наглости и уверенности в себе. Селектед.
– Эдвард Риекан, бастард рода Риекан, тридцать три года, старший техник в ангаре королевы… – я ухмыльнулся и подошёл ближе, нагло забрав у него из рук сестру. Мужики – не женщины, поэтому он мне её отдал, тут же набросившись с вопросами:
– Кто вы такой? Что вы…
– Шиай, познакомься, это твоя тётя, Сапфо Риекан.
Названная леди заинтересованно, насколько это вообще можно сказать про годовалого ребёнка, на меня посмотрела. О, шикарно, девочка к тому же была форсюзером. Через силу я ей послал доброжелательность и умиление, благодаря чему недовольство как сняло. Я сел на диван – Эдвард бросился к лежащей жене, и привёл Шми в чувство. Пока он приводил маму в порядок, я, как и Шиай с Асокой, понянчил малыша. Особо умилённо выглядела Асока.
– Не раньше, чем через десять лет, – напомнил я ей, – я за вами не слежу, но сюрпризов не надо. Я вам говорил, что сила и интеллект не равны зрелости.
– Помню… Энакин, – согласилась Асока. Мне показалось, или с сожалением? Ох, ну и сложно же с этой парочкой!

Мама очнулась и, при виде меня и детей, развлекающихся нянчением маленькой Сапфо, чуть было опять не вернулась в отключку. Но справилась, всё-таки нервы у неё есть.
– Шми, кто это? – громко спросил Эд, и мама, задумавшись, посмотрела на меня. А я что?
– Это… помнишь, я говорила, что у меня есть сын?
– Помню. Так это… – Эдвард посмотрел на меня. Теперь я ему улыбнулся и помахал рукой. Сглотнувший отчим, поднялся с кровати и подошёл ближе:
– Вы – Энакин Скайуокер?
– Собственной персоной, – кивнул я, ухмыльнувшись, – мам, ты только больше в обморок не падай. А то так я и не закончу рассказывать историю своей жизни.
Мама, встав с дивана и поправив юбку, удивлённо посмотрела на часы, после чего вскочила:
– Мне же на работу! – я остановил её:
– Мам! Ну не сейчас. Эрдва, соедини с Падме.
Над дроидом через несколько секунд появилась фигура королевы. Очень неплохая фигура.
– Энакин?
– Падме, солнышко, я тут задержусь вместе с мамой, ненадолго. Она тебе очень нужна?
– Ой, конечно же, – улыбнулась Падме.
– Кстати, у меня для тебя интересная новость. Кое-кто решил всё-таки прилететь к нам.
– Кто?
– Шиай, я тебе о нём рассказывал.
– О, уже хочу с ним познакомиться, – королева мило улыбнулась и отключилась.

Семейная встреча, можно сказать, состоялась. Асока и Шиай сели на диван, взявшись за руки, мама тоже, посматривая на них, я же передал маме сестру.
– Ну, что молчим? – прервал я молчание, – мам, кстати, я тебя ещё кое с кем не познакомил. Это Асока Скайуокер, – Асока опустила взгляд.
– Твоя…
– Нет, это Шиая жена, – запротестовал я, вызвав улыбки на лицах, – знаешь, после неудач я так… разочаровался в личной жизни, что всю энергию направил на работу и только работу. И таки добился успеха, с помощью лазеек в законах и личному знакомству с канцлером мне удалось занять ранее пустующие территории глубокого ядра. Империю Короса.
– Это же мёртвая зона, – возразил Эд, – кстати, предысторию я не слышал.
– О, мама тебе расскажет, – едва отвлёкся я, – короче, я захапал себе эту зону и теперь потихоньку провожу реставрацию. Ситуацию сильно осложняет то, что летать там могу только я. То есть все транспорты туда и обратно вожу я, система изолирована. Это же гарантирует мне время для того, что бы встать на ноги. Работы много, очень много, но я потихоньку справляюсь. У меня были хорошие учителя, как в академии, так и в храме…
– О, Эни, – мама приблизилась, счастливо улыбнувшись, – я знала, что такой человек как ты найдёт себе проблем на голову. Я горжусь тобой…
Меня сильно задели её слова. В хорошем смысле – если мама гордится, значит всё было не зря. Однако, она же и разрушила всё очарование момента:
– Правда, меня кое-что беспокоит… Эни, Сколько лет Шиаю и Асоке?
– Технически – по десять. Но учитывая замедление старения на время тренировок, то по четырнадцать реальных. То есть физически им десять, а психологически они уже подростки…
мама посмотрела на меня с неодобрением:
– Эни, это нехорошо, они слишком молоды для таких отношений!
– Мы пять лет прожили вместе, – насупился Шиай, – прости, бабушка, но я всё-таки не первый год знаком с Асокой. Я люблю её.
– Я тоже… – отозвалась Асока, – в смысле, уверена…
– К тому же папа мне уже все нервы истрепал тем, что нам рано… ну, ты поняла… – Шиай немного смутился. Мама, к счастью, приняла объяснения Шиая и повернулась ко мне:
– А… Насколько я понимаю, то мать Шиая – тогрута?
– Да, – я вздохнул, – Тоси. Тоси Дан. Я был падаваном у неё.
– Падаваном? – мама подняла одну бровь, – вы не ровесники?
Я не хотел говорить, что Тоси несколько старше, но тут уж не соврать. Придётся говорить правду:
– Нет, она несколько старше меня. Ну… ей было тридцать четыре, когда мы виделись в последний раз, – я тяжко вздохнул, так как напоминание лишний раз о Тоси неприятно мне, – я любил её, это главное.
Мама неодобрительно на меня посмотрела, но промолчала.

На некоторое время мы замолчали. Я выдал весь расклад, не преукрашивая, но и не вдаваясь в подробности. Разве что про одно умолчал – Сатин. И Падме с Сабиной, тоже остались без надлежащего внимания. Мама взяла тайм-аут:
– Эни, мне нужно… немного подумать. Ты многое рассказал. Да, жизнь у тебя не скучная… хотя бы я тебе такого точно не пожелала.
Я кивнул, посмотрев на Эда. По моим данным он обладал обширными техническими данными и врождёнными административными способностями, как и все Риекан.
Кстати, об этом. В галактике не было такого понятия как «равноправие» среди человеческого общества. Генетические черты и таланты нередко передаются по наследству, геном расшифрован и понят на сто процентов, поэтому не было каких-либо заморочек по этому поводу. Таланты нередко передавались по наследству, скажем, Риекан обладали харизмой и талантом организаторов. Это у них не отнять, даже подчёркнуто дистанцирующийся от политики Лин смог буквально на ровном месте создать довольно эффективную службу. Это свойство мозга – помнить, анализировать, принимать решения. Эдвард был такой же Риекан, как и Лин, но в отличии от него он был «чистой» фигурой, то есть не имел каких-либо юридических обязанностей перед семьёй и был по-своему сирота. Поэтому я осмотрел Эдварда как товар. Конечно, у него не хватало опыта и знаний, немного, но не хватало, но кое-что он мог сделать.
– Ладно, мам, у меня к тебе будет одна просьба.
– Да, Эни?
– Мам, ты не побудешь с детьми сегодня? Знаешь, чисто номинально, побыть рядом, помочь им сориентироваться тут, научить уму-разуму… – я окинул взглядом Шиая и Асоку, – а то что-то боязно мне за них, потеряются ещё где…
– Эни, я вроде как служанка королевы, и…
– О Падме не волнуйся, – улыбнулся я, – я прибыл на Набу инкогнито. Оделся в форму гвардии, назвался Хэния, это Тоси мне имя придумала, и до сегодняшнего утра носил эту маску… под этой маской и познакомился с одной девушкой… по имени Корде, которая часто гуляла в саду рано утром…
Мама задумалась, потом удивлённо уставилась на меня:
– Эни, побереги моё сердце, это же не то, о чём я подумала?
– Что она беременна? – я удивился, – нет, конечно, я не настолько глуп, что бы не воспользоваться предохранителями.
– Я не это имела в виду… хотя ты уже ответил… – мама опять начала впадать в шок, – подумать только, Эни и Её величество… – сказала она в пустоту комнаты.

Я не стал комментировать это высказывание, но заметил:
– Я думаю, она в меня влюблена.
– Ох, – мама опять осела, но сознание не потеряла, да и ничего не понимающий Эд успел обнять её, погладив по руке. Это помогло, мама успокоилась. Вообще-то она лукавила, сердце ей беречь незачем, оно более чем сильное, да и здоровье у неё первоклассное. Медицинские документы я сам изучал. То, что сестра появилась на свет не в самых простых родах, это ерунда, мама на удивление крепкая, явно физически сильнее, чем обычные, особенно местные, женщины, и определённо довольна жизнью. Это я такой весь из себя амбициозный, а маме многого для счастья не надо, муж, дочь, дом, хорошая работа. Даже немного завидую.
Я встал, – так, мам, помоги детям одеться подобающе к празднику. Их гардероб на яхте, которая в ангарах дворца. Охрана за дверью вас сопроводит. Сейчас уже полдень, через час прибудут мои люди, мне ещё надо будет их встретить, кое к кому зайти, и только потом идти. Я бы рад провести с вами больше времени в тёплой семейной обстановке, но сегодня очень напряжённый день. Поверьте, он Очень напряжённый… – я изобразил загадочность. Мама кивнула, после чего я обратился к сыну: – Шиай, не мне тебе объяснять, что нужно слушаться бабушку, ни во что не влезать, ни во что не вляпываться и желательно, постарайся быть просто незаметен. Сегодня многое должно произойти, поэтому конфузы недопустимы.
– А что таковыми считается?
– Например, если вы оденетесь слишком неподобающе. Или с кем-нибудь из местных повздорите, или что-то в этом роде. Завтра – можешь хоть как одеваться и хоть кому морду бить, но сегодня – будь образцовым пай-мальчиком.
– Понял, – Шиай вытянулся в струнку, – ещё приказы будут, командор?
– Вольно.
– Иди уже, – улыбнулась мама, – встретимся во дворце.

Я вышел из гостиной. Эрдва уехал вместе со мной. Но прежде следовало разрешить проблему с охраной. Ребята стояли около входа, дежурили.
– Так, начну с того, что ничего, что вы здесь видели и слышали, не должно быть оглашено.
– Так точно, ваше величество! – вытянулись мандалорцы.
– И закончу тем, что там, – я кивнул на закрытую дверь, моя семья. Охранять их, само собой, так же, как и меня. Я ухожу по делам, охрана мне не нужна, сопроводите мою Маму и Шиая до яхты, а потом… потом можете быть свободны. Вечером у нас празднование победы, поэтому можете отдыхать во дворце. Тут будет довольно много красивых набуанок, которые придут покрасоваться перед суровыми мандалорскими воинами… – я пошло улыбнулся, – так что, как минимум, занятие на вечер вы себе найдёте без труда, я это только приветствую. Вопросы?
– Никак нет, – ответили оба.
– В таком случае, удачи в работе.

Я вышел из маминого дома. Эрдва жужжа колёсами, ехал за мной следом. Так как транспорта у меня не было, пришлось через дроида заказать такси и доехать на нём до нужного мне дома. С адмиралом потом можно по коммуникатору поговорить.
Поместье Библа внушало уважение. Губернатор, один из главных сторонников Падме и инициатор монархической группировки, сегодня был дома. Я не поленился связаться с Тайбером и узнать самые свежие данные разведки – Сио Библ утром принимал у себя портных, прихорашивается, готовит речь, короче, ведёт активную подготовку к выступлению.
Дверь мне открыли слуги.
– Чем могу вам помочь? – спросил молодой паренёк, лет пятнадцати, с немного растопыренными ушами и удивительно пацифистским взглядом.
– Я ищу Сио Биббла.
– Секунду, – он закрыл передо мной дверь, но через секунду снова открыл и спросил: – как вас представить?
– Энакин Скайуокер, Император Короса.
Пацан на секунду завис, после чего убежал, забыв закрыть дверь. Видимо, понял, что я не шучу.
Сио Библ – мужичок лет ста, ста двадцати, с залысиной, и клиновидной бородкой, спустился через минуту. Был он в домашней одежде и что-то кричал на слугу. Пацан быстро открыл дверь и пригласил меня внутрь.
– Какая честь, – Сио Библ расплылся в улыбке, но внутренне был сжат как пружина, – чем обязан его императорскому величеству? Ах, да, простите, меня зовут Сио Библ, губернатор Набу.
Про титул главы консультативного совета он умолчал.
– Энакин Скайуокер, император Коросской империи. Можем мы поговорить наедине?
– Да, конечно, – Библ ещё больше сжался, но виду не показав, провёл меня в свой кабинет. Особняк у него был хороший, исправный, просторный. Библ, судя по всему, любил красоту, потому что по концентрации картин его дом мог поспорить с Тидской Картинной Галереей.
Библ предложил мне место во главе стола, но я настоял на стуле для посетителей. Проверив кабинет на прослушку, я начал разговор:
– Господин Библ, можете не напрягаться, я пришёл для того, что бы благополучно разрешить один наш общий вопрос.
– У нас есть общие дела? – удивился Библ.
– Конечно. Итак, – я улыбнулся, – вы хотите предложить её величеству стать монархом Набу. Верно? Сегодня, на приёме.
Библ буквально посерел:
– Откуда у вас эти сведения?
– Не беспокойтесь, среди ваших друзей по монархическому обществу нет предателей. Однако, вы можете меня недооценивать, но не считайте идиотом. Ваше решение напрямую касается меня, поэтому я в курсе.
– Простите, – Библ потупил взгляд. Опытный политик, – но я не понимаю, как это может касаться фигуры вроде вашей…
Так-так-так… судя по всему, Библ знает обо мне больше, чем королева. Однако, вероятность подставного знакомства я исключил, так как достаточно хорошо чувствую собеседника. А это что-то, да значит.
– Как же? – я удивился, – вы хотите, что бы моя будущая невеста стала монархом Набу… думаете, мне такое безразлично?
– Невеста? – удивился Библ, очень и очень искренне, – но… когда? Где?
– Когда мы познакомились? Или где мы впервые переспали? – пошёл я на грубость, – ладно, прошу прощения за грубость. Познакомились мы случайно. Признаться, мне Падме понравилась. Очень и очень хорошая девушка. Правда, я думал, что через полгода она станет свободной женщиной и мы сможем быть вместе, а место в империи я для неё найду… но, как вы понимаете, тут на сцену выходите вы.
– Получается, что так… – Библ задумался, – я так понимаю, вы хотите, что бы её величество закончило свой срок без неожиданностей?
– А это мы с вами должны решить, – я невесело вздохнул, – в случае, если вы выдвинете предложение, а Падме согласится, вероятно, это станет крупнейшим политическим союзом Набу за всю историю вашей планеты. Правда, условия этого вероятного союза неясны. Мне от вашей планеты ничего не нужно, но если уж вы влезете в это дело, то будьте готовы к тому, что планета перестанет быть тихой заводью в галактике. Что же до второго варианта… вы можете сдать назад. Падме отслужит свой срок, и я заберу её к себе.
– Прежде всего, я хотел бы узнать условия «союза»… – подчеркнул это слово тоном Библ.
Я устроился поудобнее в кресле и, минуту подумав, ответил:
– Во-первых, мне нужна военная база на Триелусском торговом маршруте. Небольшая, но настоящая. Во-вторых, законодательство Набу должно быть хотя бы в особых чертах сопрежено с законодательством империи.
– Это уже внутренняя политика.
– Она самая, – я хмыкнул, – мы говорим о союзе, а не о внешних дипломатических сношениях. У меня есть четыре главных условия. Первое – работорговля запрещена строго. Работорговцы и рабовладельцы, находящиеся на территории подвластной Набу, обязаны сдать оружие, освободить незаконно удерживаемого индивида и написать повинную в суденбыне органы.
– А какое наказание для них вы хотите установить? – заинтересовался Библ.
– Смерть. Любой, кто захватывает, продаёт, покупает, обязан быть арестован и, при доказании его или её вины, уничтожен физически. То же относится к лицам, перевозящим и хранящим наркотики.
Библ опять посерел:
– Как можно?!!
– Вы вроде бы умный человек… поймёте. Человек не заслуживает лучшего отношения к себе со стороны закона, чем то, которое он допускает в отношении других. Если эти люди относятся к разумным как к бездушным кускам мяса, то и сами не заслуживают лучшего отношения.
– Это неправильно! Нельзя победить преступность их же методами!
– Библ, очнитесь! – я усмехнулся, – вы находитесь в Галактике! В жестокой, прогнившей, кровожадной и сумасшедшей галактике! Оставьте эти разговоры про доброту, они уже завели республику в самый тяжёлый кризис за всю её историю. Если ваш противник играет без правил, а вы пытаетесь им следовать, то вы проиграете. Опыт с интервенцией ТФ вас ничему не научил? Врага нужно уничтожать, быстро, эффективно, беспощадно. Нужно принимать правила игры такими, какими их использует враг. Если они вправе уводить в рабство людей с нейтральных планет, то вы имеете полное право прилететь к ним и расстрелять к ситхам их логово. Правило одно – либо мы вместе его соблюдаем, либо не соблюдает никто. Соблюдать закон в одностороннем порядке – бесполезно. Проигрыш. Это приведёт только к жертвам и наглым пиратам.
– Может быть, вы и правы, – Библ сдал назад, – давайте перейдём к следующему пункту.
– Хорошо. Полигамия. Мужчина имеет право заключить брак с двумя женщинами, даже с тремя и более, но строго с разрешения правительства, которое должно зафиксировать, не является ли это попыткой воспользоваться лазейкой в законе.
– Это… возможно, – выдохнул Сио, – не думаю, что что-то сильно изменится, но если мы просто снимем запрет, всё равно ведь всё будет в порядке?
– Я думаю, да. Судя по тому, как активно идёт процесс в Империи, это вполне может стать обычной практикой для Набу. Третий, главный, ключевой вопрос. Это будущая служба. Служба подчиняется лично мне, неподсудна никакому суду, никто в империи не имеет право чинить им препятствия и мешать делать свою работу. Никто, кроме меня не будет знать точный состав службы и её членов, однако, никто, подчёркиваю, никто, даже канцлер не сможет устроить им юридические проблемы. Поэтому грозить им проблемами заранее бесполезно. Подкупать тоже.
– Спецслужба? – догадался Библа, – для работы с чиновниками?
– Именно. Террор предателей и казнокрадов. А так же преступников и для случаев расследования дел, в которых замешаны высокие лица. Их слово равно моему слову, а значит никто не сможет отвертеться или улизнуть, будучи прижат к стенке. Третье условие таково – спецслужба будет работать везде, где распространяется моя власть и власть моих союзников. Соответственно, для расследования преступлений граждан Набу они будут подчиняться лично королеве Набу. Для расследования Мандалорского доминиона или мандалорцев – лично герцогине Мандалора. Их наказание на совести того, чей служащий совершил преступление.

Сио задумался, после чего согласно кивнул головой:
– Это неплохая идея. Порой бюрократия сильно мешает расследованию, а каждый чиновник окопался на своём месте – все друг друга прикрывают.
– Значит, договорились. И последнее. Если в союзе между мной и королевой Набу будут дети, то они наследуют доминион Набу, включающий, теперь, пять планет. Их дети – отдельная династия, не имеющая прав на престол империи, в свою очередь если династия Набу прервётся, граждане Набу выберут новую. С сохранением всех предыдущих пунктов и договоров.
– А вы уверены? Я, конечно, понимаю… – Библ покачал головой.
– Десятки богатейших миров ядра… я уверен, в противном случае у кого-то из потомков снесёт крышу и он решит захапать себе такой лакомый кусочек. А вот Набу… без обид, но я сомневаюсь, что тот, кто владеет империей пойдёт на братоубийство что бы получить планету на границе между средним и внешним кольцом. В конце концов, в галактике нет таких отношений.
– Но это не подразумевает влияние на политику Набу?
– Нет, – я улыбнулся, – не подразумевает. У меня тяжелейшая работа по восстановлению из руин и управлению десятками крупных, богатых планет… мне просто некогда заниматься Набу. А если бы было… сударь, я потратил на свой флот почти девять триллионов менее чем за полгода. Если я захочу, то смогу купить или завоевать любую планету среднего или внешнего кольца. Политический вес тут имеет именно Империя, поэтому за свою независимость и безопасность можете не волноваться. Это можно будет заверить в канцелярии галактического сената.
– Я вам верю, – Сио опять разволновался, – простите, вы потратили на флот… девять триллионов?
– Да. Я включил в эту сумму все расходы, а не только стоимость кораблей, однако сумма очень немаленькая, согласитесь?
– Бюджет Набу за… много десятилетий…

Я помолчал после таких длинных речей, после чего, прокашлявшись, заверил:
– Мне искренне хочется, что бы у Набу, планеты, где живёт моя семья, была хорошая, крепкая, умелая власть. Но мне откровенно не нужна ваша планета или голос в сенате, или что-то ещё… С Падме у меня обычные отношения, которые бывают между мужчиной и женщиной.
– Я понимаю, – кивнул Сио, – я вас прекрасно понимаю. Но у таких людей как вы и её величество простые отношения уже невозможны, верно?
– Возможны, – я пожал плечами, – но никто не запретит мне совместить приятное – отношения с Падме, с полезным – политическим союзом.
– Я понял вашу позицию, – Сио встал, – ваше величество, признаться, я не изменил своего решения. В качестве награды я преподнесу её величеству просьбу, заверенную большей частью аристократии, о изменении политического строя и признании её основательницей династии Наберри. Вы поддержите меня?
Он откровенно хотел получить союз. Ещё бы, для планеты среднего кольца заключить союз с империей – верх мечтаний. Деньги, защита, запасной козырь в политической колоде…
– Знаете… мне всё равно. Я руководствуюсь интересами небезразличной мне женщины, а не планеты, на которой она живёт. Если Падме согласится, я поддержу вас при всех тех условиях, которые я вам описал. Если нет… я не уверен. После набуанского кризиса и войны она стала более… агрессивна. И амбициозна. Я надеюсь лишь на то, что её выбор будет правильным.

Син удивлённо заметил:
– Я тоже надеюсь, что какой бы выбор её величество не сделала, это будет правильный выбор. Возможно… возможно, я ошибаюсь и с нынешней выборной монархией будет лучше… просто эта политическая система очень хрупкая, ей не хватает централизации, не хватает стержня.
– В таком случае, я буду рад, если мы встретимся на приёме, – я кивнул, – мне ещё предстоит проверить, как дела у моего флота, и моего сына. Увидимся вечером.
Сио встал и поклонился, а я вышел, кивнув ему в ответ.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Al123potДата: Вторник, 24.03.2015, 13:19 | Сообщение # 74
Черный дракон
Сообщений: 2777
« 698 »
73. Когда сойдутся две темноты...

* Вечер *

Обычно время пролетает незаметно, когда занят интересным делом. Однако же, оно еле тянется, стоит только заняться чем-то неприятным. У меня оставалось несколько часов, поэтому, как только флот в виде эскадры подошёл к Набу, я тут же отправился туда, на своём крестокрыле.
Венаторы внушали. Серьёзных отличий от кинематографического представления я не нашёл, однако они выглядели по-другому – серьёзнее. На корпусе стояло множество поворотных орудийных башен с турболазерами, а главный калибр, огромный поворотный турболазер, стоял в носу крейсера. Его подвижность минимальна, однако, залп такой громадиной и не требовал быстроты и вёрткости. По привычной мне классификации именно это орудие отличает крейсера от звёздных разрушителей. И не стоит путать ЗРы с линкорами – последние не предназначены для общевойскового боя, их оружие полностью или на большую часть состоит из огромных тяжёлых турболазеров, соответственно, они не способны отразить атаку большого количества мелких кораблей, или участвовать в высокоманевренном бою. Предназначены для уничтожения особо крупных объектов – космических станций, планетарных объектов и прочего. Однако, на мой взгляд, это излишнее типажирование.
Вместе с крейсерами в эскадре была и патрульная мелочь в виде корветов и лёгких крейсеров неизвестной мне конструкции. Я направил свой крестокрыл в ангары флагмана, которые были едва ли на пятую часть заполнены. Встречать меня вышел Син, собственной персоной. Вместе с ним были офицеры крейсера и Хортад. Стоило мне вылезти из крестокрыла, спрыгнув на землю, они тут же подошли.
– Ваше величество, – все присутствующие коротко поклонились.
– Оставьте политесы на вечер, Син, Хортад, – я хлопнул обоих по плечу, – как дела на завоёванных планетах?
– Ужесточение режима прошло успешно, – поделился Хортад, – по крайней мере, уличную преступность мы успели прижать. Наши офицеры и набуанцы разберутся с этим делом. Плюс я попросил нанять вольнонаёмных специалистов, из мандалорцев, в качестве руководства для сил спецопераций.
– Хорошо, – кивнул я, – в таком случае, этот вопрос на нашем уровне закрыт, дальше будут заниматься им подчинённые. Готовы отправляться?
Син и Хортад переглянулись, ответил адмирал:
– Так точно. Челнок… – он обернулся на капитана крейсера, который тут же отрапортовал о том, что челнок уже подан.
Вместе с генералитетом, я сел в челнок и направился вниз, в Тид. Сели мы на военной базе, прежде, чем поехать, адмиралам следовало привести себя в порядок, желательно, в Тиде, а мне – разрешить один вопрос с Сабиной…
Если с Падме наши взаимные объяснения были скорее сумбурными, она не та, я не тот, то с Сабиной ситуация иная. Придётся, поступить по-особенному. Когда челнок приземлился на военной базе, рядом с стационерами-аккламаторами, я первый вышел и направился в сторону корабля, где базировалась гвардия. Серьёзной работы Сабине так и не нашлось, зато, по моему приказу гвардию расселили в индивидуальные каюты. На корабле был большой запас жилплощади, поэтому четырёхместные кубрики переоборудовали в личные каюты офицеров, а офицерами числились все пилоты. Я вошёл по длинной, почти двухсотметровой аппарели на борт. Вообще, аккламатор есть корабль большой, поэтому, стационарно стоя на базе они возвышались над базой как огромные дома. Высота каждого ровно две сотни метров. В космосе те же двести метров кажутся мелочью, однако будучи на планете корабль как будто переходит из макромира в микромир – кажется гигантом среди лилипутов-людей. Вокруг них уже были устроены все необходимые коммуникации – проложены кабели, так как реакторы аккламаторов служили электростанцией военной базы. Наконец зайдя по длинной аппарели в ангар корабля, я встретился лицом к лицу с технарями, которые узнали во мне императора, несмотря на гвардейскую форму. Это надо видеть, как округляются глаза у технарей…
Я, не обращая особое внимание на них, пошёл дальше, пока заметивший меня офицер, капитан, тот самый, который впервые меня встречал, не подбежал:
– Ваше величество? Могу быть полезен?
– Нет, спасибо, капитан, сам найду кого надо… – я прошёл мимо в расположение нашей эскадрильи. Но, так как Сабина сейчас наверняка либо в Тиде, либо у себя, предпочёл встретиться на нейтральной территории. Нейтральной территорией была выбрана кают-кампания корабля. Вскочившие при моём появлении офицеры были выпровожены, а я занял кают-кампанию, отключив все внутренние камеры и прослушку.
– Эрдва, – повернулся я к своему незаменимому спутнику, – соедини меня с Сабиной по служебному каналу.
Сабина ответила не сразу. За это время я успел присесть на освобождённый от офицеров диван и осмотреть своего железного друга. Эрдва в последнее время взял на себя роль наблюдателя, хотя раньше был намного активнее. Однако, его характер никуда не делся, иногда он всё же комментирует увиденное. Что выдаёт в нём неплохо развитую личность с чувством юмора.
– Ваше величество, – над Эрдва появилась голограмма Сабины, уже готовой к приёму во дворце – судя по небольшому количеству косметики и надетой парадной форме. Сабина вытянулась в струнку, демонстрируя на редкость хорошо сложенную фигуру, но… не такая, как Падме, не утончённая и нежная. Скорее крепкая и внушающая уважение.
– Капитан Джозис, жду вас в кают-кампании аккламатора, на котором базируется ваша эскадрилья. Где вы сейчас?
– На корабле, – она ещё больше вытянулась.
– Жду.

Связь прервалась. Я поудобнее устроился в кресле и прикрыл глаза, думая, с чего начать разговор. К Сабине у меня было два дела, помимо признания в том, что я и Хэния это одно лицо. Начну по порядку. Пока ждал Сабину, успел сходить до бара, взять себе четверть бокала вина. Хорошо снимает напряжение.
Сабина зашла в кают-кампанию быстрым шагом, заметив меня. Я сидел в глубоком кресле и потягивал вино. Бокальчик для Сабины я тоже взял, но пока оставил на барной стойке. Осмотревшись, она встала по стойке смирно.
– Вольно, Джозис. Доложите, как прошла эта маленькая война? – я подошёл ближе. Пользуясь тем, что стояла она прямо, я обошёл её сзади.
– Ваше величество, потерь среди гвардии нет. Ранения незначительны, но серьёзно пострадали все истребители…
Я положил руку ей на плечо, начав опускать ниже. Удивлению Сабины предела не было, но она быстро взяла себя в руки и гаркнула:
– Ваше величество! Что вы себе позволяете? – одновременно с этим мне в лицо полетел кулак весьма не тонкой женской ручки. Реакция спасла меня, однако, улыбнувшись, я пояснил:
– Не обращай внимания. Так, маленькая проверка. Поздравляю, Сабина, ты прошла.
Злость Сабины на меня стала утихать. Я силой притянул бокал вина, оставленный для неё и предложил:
– Садись, угощайся, нам нужно поговорить.
Сабина села, посмотрев на меня с настоящим интересом. Ранее мы не говорили как император и подчинённый, соответственно, она меня совершенно не знала. Развалившись в кресле, я начал с первого по важности дела.
– Сабина, начну с того, что я в будущем организую специальную организацию внутри империи. Ты её возглавишь.
– Но, ваше величество, – удивилась она, – я никогда ничем подобным не занималась и…
– О, это будет необычная организация. Тебе не придётся заниматься бюрократией среди своих подчинённых, вообще, поэтому опыт чиновничьей деятельности не имеет значения. Я тут подумал, что я не могу удержать в узде многих личностей в империи. К тому же зачастую преступники прикрывают друг друга, поэтому мне нужны особые люди.
– Какой характер работы? – спросила она, удивившись.
– Характер… террористический, – усмехнулся я, – твоя задача – собрать некоторое количество людей, честных и неподкупных, способных на активную работу. После вступления в организацию они перестают подчиняться законам империи и республики на территории империи. Твоя и их задача – карать казнокрадов, взяточников, наркоторговцев и так далее. Всех, чья деятельность представляет угрозу для империи. Без суда и следствия, без шансов на помилование и адвоката. Правда, придётся хорошо проверять и действовать только там, где ситуация однозначная, однако… работы тебе найдётся.
– Разве это не противозаконно?
– По законам республики, ты имеешь в виду?
Сабина кивнула. Судя по всему, речь ей пришлась по душе. Мандалорцы не любят бюрократов, особенно если те ещё и приворовывают.
– Республика не вмешивается во внутренние дела государства. А внутри империи моё слово – закон. Никто не будет иметь власти над этой службой, кроме меня. Ни республика, ни министры, ни чиновники любого ранга. Любой, кто будет мешать расследованию должен быть помещён под стражу до его окончания, вне зависимости от того, кто это. Так же вы – вне закона, неприкосновенны. Если кто-то из вас совершит преступление, его буду расследовать и судить лично я. Ограничено, можете подчиняться членам моей семьи, но только если их приказы не противоречат моим и вашей основной деятельности – уничтожению внутренних угроз империи.
Я замолчал и притянул из бара вазочку с закуской, бутерброды с обычным сыром. Задумавшаяся Сабина ушла в себя, после чего задала неожиданный вопрос:
– Ваше величество, а… к чему такая странная проверка?
– Прежде всего мне нужны люди честные. От слова «честь». Если ты можешь дать мне по моей императорской физиономии, то значит, принципы у тебя есть.
Сабина была удовлетворена ответом, а в эмоциях появилось уважение. Это хорошо, это очень хорошо.
– Когда приступать?
– Не спеши. И последнее, сегодня мне предстоит пойти на приём к королеве Набу. Я думаю, ты составишь мне кампанию? – у усмехнулся и прищурился. Сабина меня ничуть не разочаровала:
– Ваше величество, простите… но я не могу. Есть один… лейтенант, с которым я пойду на приём.
– Ладно, садись, – махнул я рукой на вскочившую Сабину, слегка толкнув её силой. Она рухнула обратно в кресло, – уж не про Хэнию ты говоришь?

Некоторые реакции Сабины меня заинтересовали. В первую очередь, проявления силы не вызывали той же заинтересованности, что и у простых смертных, а во вторую – Сабина мне лгала. Вернее, лгала очень умело, виртуозно. Прежде всего, она не из мандалорцев. Вообще, пока я был на Фарстине, успел навести справки через Сатин, Сабина Джозис, та самая, с которой я знаком, никуда с Мандалора не улетала. В остальном биография и внешность та же. Во-вторых, Сабина Джозис-мандалорская была средненьким пилотом, и служила на одной из планет в глуши. Родственников и друзей среди тех, из кого набирали мою армию, не имела. В остальном, Сабина известная мне, была Сабиной. В попытках шпионажа или злых умыслах уличена не была, поэтому я продолжал следить за ней и не раскрывал своего инкогнито. Пользуясь личиной Хэнии я не мог её хорошо просканировать, только пассивная эмпатия, поэтому чувствовал плохо, но сейчас моя сила не была скована самоконтролем, я смотрел на неё как мог пристально. Вообще, это было удивительно в своей странности. «Сабина» либо просто хотела попасть в империю, поэтому воспользовалась документом и биографией Сабины Джозис, либо… а вот что «либо» я уже не знаю. Мотивация её мне не понятна, в силе я чувствую, что её дар намного больше, чем у пилотов. После активного сканирования это видно отчётливо. Да что там пилотов, она сильнее большинства рыцарей-джедаев, и имела ярко выраженную «Зелёную», то есть целительскую, то есть природную направленность. Механизм развития силы был не похож на обычного форсюзера, скорее что-то непонятное. Ближе к архитекторам, но у нас, архитекторов, связь с силой намного сильнее, многограннее, мы по-своему едины с силой, будучи ещё живыми. Удивительный она человек, в общем-то, сверхфорсюзер или заготовка под архитектора. Но архитекторы создаются силой такие, какие есть. Даже если предположить, что она одна из нас, эта теория быстро рухнет, её схема силы категорически отличается от архитекторской, в ключевых параметрах. Поэтому сейчас я хотел вызвать её на откровенность. Вообще, меня забавляла ситуация, что стоило мне надеть «маску» лейтенанта, я напоролся на двух так же скрывающихся под чужими лицами девушек. Тут явно чувствуется, что сила поработала над вероятностями. Ей не подвластна судьба, но она может влиять на смертных, форсюзеров, даруя им чувства или обращая их внимание на что-то. Возможно, если бы не сила, я не заметил бы Падме, прогуливающуюся в парке, и не стал бы тогда побеждать «Сабину» в тренировочном поединке.
– Про него, – девушка кивнула, посмотрев на меня с интересом. Ещё одна неправильная реакция, должна удивиться тому, что Император знает про её чувства к Хэнии. Значит, она прекрасно знает, что я форсюзер и что я чувствую то, что чувствует она к Хэнии. Зато я не заметил у неё узнавания, а значит остался инкогнито.
– Ладно, Сабин, тебе не кажется, что это далеко зашло? – я удобнее сел в кресле, – буду прям, ты не та, за кого себя выдаёшь.
Сабина дёрнулась, и удивлённо на меня уставилась:
– Откуда вы знаете?
– Для меня это очевидно.
Я убрал блоки, которые маскируют мою силу под обычного форсюзера. По комнате прошёлся ветерок свежей, высвобожденной от маскировки силы. С точки зрения обычного форсюзера от меня веяло намного более могущественной, «высшей» силой, которой пользовались архитекторы почти всегда. Присутствие рядом со смертными обученного и не держащего силу в узде архитектора подавляет. Это чувство трудно описать. Можно сказать, что сила исходит от меня, заполняя пространство вокруг, делая его ощутимым через силу и пропитывает его энергией. Как будто излучение солнца на пляже, заполоняет всё вокруг, проникая всюду, согревая всех невидимыми лучами. Сабина удивлённо распахнула глаза, причём я не подозревал, что глаза можно так сильно распахивать. Она попыталась встать, но я её толкнул силой и поставил обычную маскировку.
– Кто ты? – она напряглась.
– У меня тот же вопрос. И вопросы здесь задаю я. Ты не Сабина Джозис. Было опрометчиво выдавать себя за мандалорку, учитывая, что моя сестра, Сатин Криз, обладает всей информацией. Сабина до сих пор служит на какой-то захудалой космостанции.
Гостья тяжело вздохнула, посверлив меня взглядом, но игру в гляделки проиграла, опустив взгляд в стол.
– Я не Сабина Джозис…
– Очевидно. Ладно, давай по-моему. Ты здесь что бы навредить империи?
– Нет!
– Собираешь информацию?
– Нет, – уже спокойнее ответила она.
– Ты выполняешь чьё-либо поручение?
Сабина неуверенно ответила «нет»
– И кто или что побудило тебя идти в империю? Да ещё и в гвардию?
– Сила, – она вздохнула, – я просто почувствовала, что здесь я нужна.
– Это верно, – я кивнул, – мне нужны форсюзеры. Как и вся гвардия, ты одна из них, но ты другая. Твой механизм взаимодействия с силой отличается от всех виденных мною. А видел я многих ситхов и джедаев. Да и на Архитектора ты не похожа, поэтому остаётся главный вопрос – кто ты? – я улыбнулся, – если не хочешь говорить своё имя, мне оно не важно. Это лишь набор звуков, а кто ты, я прекрасно чувствую через силу. Как называются те механизмы и завихрения из природной силы, которыми пронизана твоя душа? – я пристально посмотрел на неё.
– Я… – девушка растерялась, – я не знаю… я всегда была такой… – она заволновалась и появилась в душе какая-то надежда, – но как вы чувствуете это?
– Я не простой форсюзер. Такие как я созданы самой силой, мы отдельная раса, вне зависимости от биологической основы. Нас называли по-разному, Селестийцы, Архитекторы, Небожители. Мы много могущественней смертных, но редки.
– Смертные? – удивилась она, – разве…
– Да. Мы – полностью бессмертны. Убить такого как я можно, но не простым бластером или мечом, даже полное уничтожение тела лишь временное неудобство. В какой-то мере мы едины с силой при том, что тела наши живы. Одна моя знакомая, выглядящая моложе тебя, как-то меня обучала использовать силу. Ёё отец всё же хотел, что бы я с ней что-то заимел, однако она меня старше почти на миллион лет, поэтому я отказался. Для нас понятия «возраст» и «время» очень субъективны.
– Этого не может быть, – девушка побледнела, разволновавшись, – ты… вы… – её прошиб пот, – ты один из них?
Я лишь кивнул:
– Да. Мы – инструменты силы. Сильнейшее, что создала Сила для влияния на мир смертных. И если сила доброжелательна к галактике, так же, как и я, то я не вижу ничего предосудительного в выполнении своей роли. Хотя наша сила велика… достаточно, что бы разрушать предопределённости своей волей. Сначала я принял тебя за одну из нас. Но отмёл эту мысль, когда присмотрелся поближе.
Девушка спала с лица, удивлённая тем, что видит перед собой. И главное, что её интересовала – она сама. Она явно не знала, что её механизм взаимодействия с силой другой, поэтому я для неё как доктор, который лучше неё знает, что она из себя представляет. И её очень интересовало.
Я как раз припомнил диалог между Энакином и Беном, перед тем, как они схватились в последний раз. Пророчество, «ты должен был восстановить баланс, а не разрушать его». Идиоты, судьбы не существует. То, что Энакин в оригинальной вселенной, так и не воплотившейся в реальности, поступил не так, как предсказывали, очевидно было. Человек – повелитель своей судьбы. Его сила была достаточна что бы убить Палпатина, вот о чём было пророчество. О том, что по одной из бесконечности вероятностей, он восстановит баланс убийством злодея, но выбор всегда за самим разумным. Всегда.
– Тогда почему ты не пошёл к джедаям?
– Почему же? Я – мастер-джедай. Однако давай всё же сначала ты перестанешь играть в партизана на допросе и расскажешь мне всё. С самого начала. То, что мне было важно я уже узнал, ты не будешь меня убивать или вредить империи и её гражданам.

Девушка тяжко вздохнула, посмотрев перед собой на стол и начала говорить:
– Меня зовут не Сабина, само собой. Моё имя Фэй. Я – мастер-джедай. Я много лет странствовала по галактике, слушая волю силы, помогала жителям галактики, – она ещё раз тяжко вздохнула, – но империя… это что-то не такое, не то, к чему привыкла галактика. Это что-то иного порядка, понимаешь? В центре галактики, при этом обладает огромным могуществом, империя это гигантский неучтённый фактор. И самая её главная часть, ядро, это император. Это человек, который имеет феноменальную, беспрецедентную власть…
– Не переоценивай меня, – я покачал головой, – власть это не деньги и не Сила. Это политический вес, а его я не набирал больше, чем мне того нужно. Да и вмешиваться в дела галактики открыто, диктуя или навязывая свою волю я не хочу.
– Я уже поняла, – девушка кивнула, – не в этом дело. Эта сила существует фактически, а применяется она или нет… это уже другой вопрос. Я последовала воле силы, которая вела меня в империю сильнее, чем куда либо ещё и когда либо ранее. А дальше… возможно, ради нашей сегодняшей встречи. Возможно, ради этого всё произошло.
– Фэй… как Архитектор, небожитель, Сын Силы, тот, кто понимает её лучше любого смертного, я тебе скажу… судьбы нет. Разум творит судьбу. Когда-то, как я думаю, джедаи сделали про меня пророчество. Что «явится тот, кто восстановит баланс силы». Но это вылилось в то, что я послал к хаттам весь орден джедаев и действовал по своей воле. Я не восстановил баланс силы, хотя и убил одного крайне могущественного ситха. Сила – не направляет нас, она освещает путь впереди, а ступить на освещённый участок, или шагнуть в темноту… это уже решаем мы сами. Единственный плюс в таких пророчествах – поступая по-своему, мы не можем чётко знать, к чему это приведёт. Может, так будет лучше.
Фэй слушала, затаив дыхание.
– Получается… судьба не предрешена? – спросила она с надеждой.
– Получается так. Есть лишь вероятности того, что случиться, если мы сделаем тот или иной выбор. Если я брошу хрустальный бокал в стену, вероятность того, что он разобьётся увеличиться до ста процентов, если не брошу – останется равной десяти-двадцати процентам. И от того, как поведут себя люди, использующие его, зависит то, сбудется ли эта вероятность или нет. Такова Сила. Она объединяет прошлое с настоящим, но не будущее, хотя существует и в нём. Будущее не определено, это чистый лист, на котором по мере написания появляется история. Но ты не договорила. Я много чего не узнал про тебя.
– Хорошо, извини. Я уже много лет странствовала по галактике, и сила завела меня в Империю. Я поступила в Гвардию, что бы поближе узнать про человека, который концентрирует в своих руках столько… возможностей для влияния.
– Ты про меня узнала то, что не знают даже самые близкие мне люди, – я хмыкнул, – то, что я – Архитектор. Эта тайна должна быть сохранена. Я – опасность и благо для Джедаев.
– Почему? – искренне удивилась Фэй.
– Сама подумай. Если то, что я скажу о Силе, противоречит воззрениям и убеждениям ордена, это будет воспринято советом с радостью? Ведь моё слово значит много больше, чем слова смертных. Много больше, чем слова самого совета мастеров, управляющего орденом, ибо я и есть в какой-то мере проводник воли силы в материальном мире.
– Ты прав, – она погрустнела, – но ты говорил, что мастер-джедай?
– Они не знают, Кто я на самом деле.
– Кстати. Я знаю всех мастеров-джедаев за последние три столетия. И тебя среди них точно нет.
– Я вступил в орден давно, – хмыкнул я, – задолго до того, как закончились войны с ситхами. Тот орден я уважал, Тому ордену я дал клятвы. Не тому, во что орден выродился. Если тебе больше трёхсот, – я хмыкнул, – то ты должна видеть, как меняется Орден.
– Признаться… я в нём редко бываю… очень редко. В исключительных случаях. Уже больше века не была.
– Ну, про орден то ты слышала и с джедаями общалась, – парировал я, – я вот в храме не был почти три тысячи лет, но всё равно встречался с джедаями, даже дружбу заводил…
– Тебе три тысячи лет? – она подскочила, но я снова усадил её тычком силы:
– Нет. Для таких, как мы время – относительно. Мне… – я задумался, – в общем, я молод по человеческим меркам, но сразу так и не скажу, сколько мне лет. Физически мы стареем только по собственному желанию. Мне больше двадцати но меньше пятидесяти. Скорее около тридцати, но опять же, много лет я провёл… там, где время течёт по иному, и в изоляции от общества, поэтому ни физически, ни психологически не старел. Считай, что мне двадцать пять лет.
– Извини, просто это несколько неожиданно, – она улыбнулась, – знаешь, я думала, что я такая одна… что сила что-то сделала со мной.
– Второе определённо верно. Сила создала тебя такой, какая ты есть. А кто ты, мы узнаем скоро.
– Как? – девушка действительно заинтересовалась.
– Я недавно упомянул древних, древнейших архитекторов, помнишь?
– У которых ты учился.
– Именно. Мы полетим к ним. По меркам бессмертных я – младенец, едва успевший появиться на свет. Мне нет ещё и тысячи лет, поэтому мы, детишки, посоветуемся со старшими и мудрыми, настоящими Архитекторами.
– Я… – она обрадовалась и чуть было не расплакалась. Вообще, всё, что касался пояснения её природы, вызывало у неё море эмоций.
– Не благодари. Я буду рад, если ты поймёшь наконец кто ты и что ты есть. Да и самому очень интересно.
– Всё равно, спасибо, – она улыбнулась, – не представляешь, сколько для меня это значит.
– Хорошо. Кстати, о приёме у королевы… нам пора идти.
– Извините, но я уже сказала, что не могу… просто…
– Не парься, – улыбнулся я, – я чувствую тебя насквозь. Похоже, ты и правда любишь Лейтенанта Хэнию. А теперь… – я улыбнулся, – главный номер! Хэния – это одно из моих имён.
– Что? – она удивилась, – что вы сказали?
– Хэния Криз это я. Это моё имя. Извини, но я просто хотел развеяться, поэтому назначил сам себя в гвардию, став рядовым пилотом… знаешь, мне даже забавна эта ситуация…
– Этого быть не может, – она опять распахнула глаза, – не может быть.
– Может. Итак, Энакин Скайуокер, он же Хэния. Честно, я рад, что этот маскарад закончился.
– Но… – она сжалась, – но тогда…
– Что тогда? Или твои чувства изменились, стоило мне отрастить волосы и вернуть лицо в нормальное состояние?
– Нет, но… это… как-то… – девушка быстро с собой справилась, – как-то непривычно… непонятно…
– Но мы остались теми же, что были раньше, – я вздохнул, – понимаешь? Мы – не изменились. Имена и кое-какие факты биографии… ты полюбила лейтенанта, не зная о нём ничего кроме имени и звания. Разве теперь этого тебе недостаточно?
– Прости, – она потёрла виски, – прости, я немного перенервничала. Нет, мои чувства не изменились… Энакин.
– Мои тоже… Фэй.

Я подошёл ближе, на этот раз не отдав инициативу в её руки, и постарался поцеловать крайне нежно. Сабина-Фэй приняла поцелуй, и несколько минут мы целовались. Она повалила меня на диван, оказавшись сверху. Постепенно в её поцелуе стало больше страсти – она не скрывала Силу, поэтому контакт двух форсюзеров, двух сил, был очень необычен – сила как будто перетекала от неё ко мне и обратно. Ощущения восхитительные, поэтому я отдался этому чувству полностью, забыв про время. Фэй казалось решила дилемму, и теперь не играло роли, как зовут её и меня. Ко мне вернулась та же девушка, которая нагло целовала меня на Чоммеле, нагло, страстно, напористо. Вот эта девушка с железным характером и редкой силой воли мне и нравилась.
Разорвали поцелуй мы только когда Эрдва тактично намекнул, сообщив нам время.
– Фэй… я ещё кое-что не узнал… - я усмехнулся в лицо девушки, которое было в миллиметре от моего. Её дыхание после поцелуя было глубоким, ощущалось кожей.
– Да?
– Внешность. Сними эту личину, я хочу увидеть тебя.
– Хорошо… – она слезла с меня, и погрузилась в медитацию. За дальнейшими метаморфозами я наблюдал с всё возрастающим интересом. Её волосы удлиннились, ниже плеч, посветлели. Точно такого же цвета, как и у меня. Лицо стало не таким резким, приобрело гармоничные черты, а на лице появилась татуировка, в виде трёх маленьких полосок, на левой скуле, над левым глазом и над подбородком. Внешность… ну, скажем так, теперь я не уверен, что не влюблюсь. Очень не уверен, она действительно красивее многих виденных мною людей. А главное, самое красивое и привлекательное – уши! Слегка заострённые «эльфийские» ушки, кончики которых выглядывали из-за прядей волос. Это всё вместе выглядело настолько привлекательно, что я не устоял и ещё раз поцеловал её, когда она вышла из транса. Это феноменальная красота, удар прямо в сердце! Фэй распахнула в удивлении глаза и, когда мы прервали поцелуй, спросила:
– Нравлюсь?
– Очень. Это… идеально.
– Не настолько, я думаю, – она встала с дивана.
– Ошибаешься. Для меня – идеал.
– Лучше, чем твоя эта, как её там… – прищурилась Фэй.
– Не сравнивай. Она красива, но по-своему. Ты же идеальна.
– А ничего, что я немного не человек? – Фэй подняла бровь.
– Я тоже немного не человек. Полумиралука. А сын мой вообще полутогрут, так что наплюй на эти мелочи… тем более твои ушки, – я улыбнулся, – дашь погладить?
Не дожидаясь её разрешения, я потянулся и погладил ушко. Оно было мягкое, и длиннее, приятное на ощупь. Я прикоснулся к нему губами, вызвав у Фэй волну смущения. Видимо, какая-то чувствительная зона на её теле. Запомню…
– Хватит, – она раскраснелась, – хватит, хэ… Энакин.
– Прости, но не могу удержаться, – я улыбнулся, – хотя для меня, как и для тебя, физическая форма – понятие относительное, но… не могу удержаться, – я отстранился, – нам вроде бы ещё на прём идти?
– Верно, – она очаровательно улыбнулась, – знаешь, Энакин, пожалуй, я уже достаточно полетала по галактике. Я хочу остаться с тобой, тем более что ты говорил, что мы творим судьбу.
– Я рад, – улыбнулся я в ответ, – прошу, останься со мной. Но это не значит, что тебе придётся сидеть сложа руки. Я и сам редко задерживался на одном месте, поэтому характер у меня выработался такой… бродяжий.
– Понимаю… – она прижалась, – пусть так.

Пора было выходить. Мы вышли из кают-кампании и направились в ангар. Попавшиеся мне на глаза члены экипажа старались прикинуться ветошью, но их было мало. Наверняка, этот коридор быстро стал мёртвой зоной – мало кто захочет попадаться на глаза высшего начальства без надобности. Вместе с Фэй мы прошли в ангар. Оттуда – во дворец, на первом попавшемся шаттле. Может быть, неподобающе императору летать на разъездном челноке, но я не требовательный. Фэй молча сопровождала меня, заговорив только когда мы подлетали к дворцу:
– Энакин, я вот что подумала… нам скрывать свои отношения, или нет?
– Если подумать… выпячивать это не надо, но и можешь не избегать меня. Я буду рад, если никто с первого взгляда и не поймёт, какие между нами отношения.
Девушка уверенно кивнула.
– То есть целоваться перед публикой рановато…
– Но и верноподданническое «ваше величество» оставь в стороне. Зови меня «Энакин». Или «Эни», как делают все члены моей семьи. А теперь… – я отдал управление Эрдва, когда мы облетели дворец по большой дуге, – пора приземляться.
Место в ангаре Дворца для нашего челнока нашлось. Эрдва завёл корабль точно, и приземлился рядом с корветом Шиая и Асоки. Прежде чем идти, я хотел ещё зайти к ним, и, если они с мамой там, познакомить их с Фэй. Девушка глубоко вздохнула, когда аппарель опустилась вниз.

Ангар был заполнен кораблями и роскошными аэроспидерами гостей. Во время просмотра фильма про далёкую-далёкую я думал, почему так мало внимания уделено спидерам и аэроспидерам? По какому-то второстепенному истребителю информации намного больше, чем по основному транспортному средству на планете. Нет, спидеры в галактике были и были хороши. Основной рынок делили несколько корпораций, вроде СороСуб, Инком и КМК. Особенностью спидеров было то, что они очень просты в изготовлении, соответственно практически на каждой планете могут выпускаться спидеры, соответствующие стандартам и эстетическому чувству жителей. Количество производителей спидеров вообще заоблачно – на одной только Кореллии их больше тысячи. А ведь это при том, что там есть КМК, которая отхапывает кусок рынка. Наладить производство спидеров ещё легче, чем дроидов – они буквально состоят из рамы, репульсоров, реактора и кабины внутри, с органами управления. Сборка своего спидера это как сборка своего компьютера – есть в галактике корпорации, которые продают уже готовые и прекрасно скомпонованные модели, вроде той же линейки X, которой пользуюсь я и Люк Скайуокер, но это малопопулярно – в основном продают комплектующие, соответствующие определённым стандартным характеристикам и снабжённые унифицированными системами. Та же КМК выпускает репульсоры, которые можно подтыкнуть к Инкомовскому компьютеру, который в свою очередь легко соединится с любым спидерным реактором, будь он выпущен на Кореллии или Явине. Каждый желающий может либо купить некую стандартную, профессионально спроектированную машину, либо обратиться к многочисленным мастерским, которые собирают на заказ, но зачастую имеют и свои проекты. Исключение составляют разве что планеты и места, где нет мастерских, поэтому там либо закупают через голонет наборы для сборки, либо готовые машины. Однако, тут, на Набу, большинство спидеров было местными. Внешне они походили на истребитель N-1, с открытой кабиной, только шире и длиннее, без двигателя в хвосте и с намного уменьшенными крыльями впереди, которые обеспечивали маневренность в полёте и создавали какую-никакую, но подъёмную силу, разгружая тем самым репульсоры. Вообще, набуанские машины были довольно красивы, зализанные, но не замыленные формы, с плавными изгибами и острым как нож, носовым оперением, режущим воздушный поток. Второй по численности спидер тут – «Данатос». Эта машина была уже внушительней – примерно двенадцать-пятнадцать метров в длину, внешне корпус был похож на силуэт толстой хищной рыбы, перед лобовым стеклом был капот, в котором прятался двойной комплект систем и системы жизнеобеспечения для полётов на больших высотах, те же ёмкости с кислородом, насосы. После них в фюзеляже, шёл отсек для передвигающихся. Это небольшой отсек для водителя и маленькая комнатка-салон для пассажиров, с двумя стоящими друг напротив друга диванами, шикарной отделкой и множеством развлекательных и просто полезных систем, скрытых в корпусе. Днище у Данатоса было плоским, с небольшими выпуклостями, соединёнными жёстко с рамой спидера, служащими ножками на случай жёсткой посадки или просто простоя. В хвосте скрывался мощный атмосферный ионный двигатель, способный разогнать его до пятисот километров в час, хотя скорость была искусственно ограничена тремя сотнями километров – это потому, что на форсаже системы начинают шуметь, а это падение престижа компании. КМК, создавшая «Данатос» всегда берегла свою репутацию. Обычно самые ходовые и известные продукты КМК, фрахтовщики, это просто уродливые корабли, собранные по одному принципу – ничего лишнего. Как в танке – никакого декора и дизайна, строгая функциональность, но это правило не работало с обычным гражданским потребителем. У КМК было около десятка моделей спидеров. Образно выражаясь, в сравнении с земными аналогами, линейка «D», «Данатос», была эквивалентна Роллс-Ройсу. Это большие, просторные, прекрасно оборудованные спидеры, с шикарным и просторным салоном, в котором не было излишней стильности, кидающихся в глаза развлекательных систем, излишне цветастого салона. Всё было строго, консервативно, тихо, роскошно. После Данатосов, третьей и последней узнаваемой моделью среди собравшихся в ангаре аэроспидеров, был поистине легендарный, инкомовский серии «Чёрное Небо», или по прозвищу, «Чёрный», или «Истребитель». Назывался он так, потому что легко выходил в верхние слои атмосферы и летал преимущественно там. Это маленький, всего пять метров в длину, с зализанным фюзеляжем, небольшими, но широкими крылышками по бокам, двухместной кабиной и пятёркой малоразмерных двигателей, внешне похожих на пять квадратов, объединённых в единую полоску сзади. Этот спидер уже напоминал, в сравнении с автомобилями, спорткар, быстрый, лёгкий, с прекрасным управлением и высокими ТТХ, но низкой автономностью. Запаса кислорода хватало на пять часов полёта в верхних слоях атмосферы или в космосе – спидер мог и там летать с таким же успехом, как и на планете. Но через пять часов – всё, либо спускайся ниже и накачивай воздух, либо кирдык. Он обладает на редкость гармоничной конструкцией и дизайном, внешне напоминает… да, и внешне напоминает спорткар, который вместо колёс имеет репульсоры. Такая же тесная двухместная кабина, управление почти как на истребителе, скорость и маневренность похуже, но всё равно, высокие, обычному среднестатистическому пилоту-обывателю с такой машиной точно не справиться, зато бывшим пилотам и просто романтикам боевой истребительной авиации он как глоток свежего воздуха. Небольшие, стильные воздухозаборники-ноздри были предметом гордости владельцев «Чёрного». Помимо этих спидеров было ещё много всяких, самых разных форм и размеров, но про них я ничего не знал.

Гвардейцы же, в отличии от местных, прибыли на крестокрылах, которые ровно, по-военному, стояли вдоль стенок ангара. Самыми большими посетителями ангара были две яхты, Шиая и Королевский «Нубиан». Прекрасно знакомый мне по приключениям во время кризиса Нубиан. Я даже проникся ностальгией по тем временам. Я подал руку Фэй и, как галантный кавалер с дамой, прогулочным шагом, отправился к яхте сына. Гости прибывали, их встречали, в ангаре было море служащих, которые провожали каждого прибывшего, море охранников, которые следили за всеми. Однако, яхта стояла в довольно разреженном от спидеров и служащих месте. Аппарель была выпущена, так что, пройдя под брюхом корабля, мы зашли внутрь. Фэй, как и я, крутила головой, осматривая всё. Яхту сын себе выбрал хорошую, удобную и довольно симпатичную. Явно, покупка прошла не без влияния Асоки. Около входа стоял один из гвардейцев.
– Где дети? – повернулся я к нему. Тот вытянулся и ответил: – на корабле, ваше величество. Точно знать не могу.
– Вольно, – кивнул я и, поискав с помощью силы детей, пошёл к ним. Каюты детей были похожи на жилую зону моей яхты, просторные, без излишней мебели, но с баром в гостиной, что бы в случае чего не пришлось бегать за перекусом, и довольно светлые,



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Al123potДата: Вторник, 24.03.2015, 13:19 | Сообщение # 75
Черный дракон
Сообщений: 2777
« 698 »
Примечание к части
Иллюстрации:

Фэй



Корвет CR-90


Истребитель N-1



Дворец в Тиде


Амидала и Сио Библ прогулиавются с дроидами:



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf


Сообщение отредактировал Al123pot - Вторник, 24.03.2015, 13:21
 
Al123potДата: Четверг, 26.03.2015, 12:42 | Сообщение # 76
Черный дракон
Сообщений: 2777
« 698 »
74. Империум

Приём королевы Набу был на редкость… унылым. Именно это слово подойдёт лучше всего. Для местных это может быть праздник, однако на меня такие приёмы навевают тоску и уныние.
Прежде всего нас провели в просторный, огромный зал, который был больше ангара. В зале было много людей, столы, заваленные едой, слуги-официанты и так далее. Вдоль стен были установлены диваны и столики с вином и закусками, там концентрировались группки по интересам. Зал заполнялся быстро, но большинство приглашённых концентрировались вокруг определённых лиц, основным развлечением были… разговоры. Весь этот приём – пиршество демагогов и либеральных болтунов, которые очень уверенно произносят речи, но реально ничего делать не в состоянии. По крайней мере во времена кризиса их голосов не было слышно – паковали чемоданы, что бы успеть убежать. Кризис спал, их отпустило, теперь они хотели откусить свой кусочек от победы, поэтому и произносили речи. Я послушал пару таких, проходя мимо, мне хватило. Со мной под руку шла Фэй, за нами – дети. Шиай и Асока тоже шли взявшись за руки и оглядываясь на всё и вся.
– Полагаю, нам лучше посидеть где-нибудь в сторонке, – Фэй оглянулась в поисках свободного места. Мне пришлось сканировать зал силой, что бы найти такое – в самом неприметном углу.
– Разумно, – я повёл семью в направлении свободного места.
Мамы с нами не было – она не была приглашена, а прислуживать на приёме… это как-то неправильно, учитывая моё положение в обществе. Мы прошли в уголок, где было не занято, и разместились там. Фэй чувствовала некоторое стеснение из-за того, что она вместе со мной, открыто. Всё-таки джедаи в большинстве своём довольно невинные, как дети, даже Фэй, которая была старше подавляющего большинства джедаев. Но я не думаю, что старше Йоды. Детишки разместились рядом, прижавшись друг к другу, а Двое мордоворотов-охранников, по случаю приёма одевшиеся в парадные доспехи стояли рядом и охраняли наш покой. Правда, оружие им всё же пришлось оставить.
Через пару минут к нам подкатил не кто иной, как Сио Библ.
– Ваше величество, – он учтиво поклонился, – могу я присоединиться?
– Конечно, господил Библ, буду рад.
Сио тяжело приземлился рядом с Шиаем и Асокой, заставив детей потесниться. Впрочем, неудовольствия от них не было.
– Не представите мне ваших спутников? – он улыбнулся в бороду.
– Конечно же, – улыбнулся я, – Рядом с вами Шиай и Асока скайуокеры, мой сын и его юная жена. И… Фэй.
Как представить девушку я не знал, поэтому предоставил ей самой очаровать Библа. Фэй поняла правильно и обворожительно улыбнувшись, сказала:
– Сио Библ. Наслышана, говорят, вы многое сделали для её величества.
– Не настолько, насколько бы я того желал, – вздохнул Сио, – мне очень приятно познакомиться с вами и Скайуокерами. Ваше величество?
– Да?
– Я так и не понял, как мы можем вас отблагодарить. Серьёзно, условия кредита, который вы нам предоставили крайне необременительные для нас, к тому же вы положили начало созданию настоящей армии Набу. Побудили во многих согражданах воинственные настроения…
– Вы так думаете?
– Её величество мало уделяет внимания информационным действиям в галактике, в отличии от меня. К примеру, о нашей маленькой войне не было сказано почти нигде, зато вчера некоторые ресурсы выложили крайне выгодные для Набу доказательства агрессии Фарстина. Энарк вообще прошёл мимо внимания прессы, несмотря на то, что мы с ним начинали войну… признайтесь, это неслучайно.
– Признаю, – пожал я плечами, – события на Набу освещали так, как мне было нужно.
– И на это вы потратили средства, – Библ вздохнул, – сполько мы вам должны?
– Не стоит, Сио, СМИ это долгосрочные активы. То, что они сейчас поработали на вашу пользу, отнюдь не значит, что мне они более ни для чего не понадобятся.
– Понял, – он поднял руки, – простите, что влез в это. А более всего я хотел ведь поговорить про будущие переговоры.
– Не посвятите меня, как вы их собрались устроить? – я заинтересованно посмотрел в глаза Библа, – это ведь не просто предложение купить пирожное.
– После объявления наград будет моя речь, я предложу наградить её величество соответствующим образом. А так как меня поддержала большая часть аристократии, это вряд ли будет отметено.
– Я с вами не соглашусь, – пришлось немного влезть в их тёрки, – если вы хотите добиться успеха, то лучше всего отозвать Королеву и в узком кругу представителей высшей знати обсудить всё. А уже по результатам переговоров в узком кругу действовать, или объявлять о согласии, или вернуться ни с чем. Перед народом Падме откажется.
Сио задумался, после чего коротко кивнул:
– Полагаю, вы правы. Но у меня нет власти отозвать королеву так просто, это может быть воспринято очень… нестандартно.
– В таком случае, я вам помогу. Рядом с залом есть помещение, в котором мы можем устроить переговоры?
– Найдётся, – Библ пристально посмотрел на меня, – как вы это себе представляете?
– Очень просто. После объявления наград я отзову Падме поговорить, к этому времени соберите своих главных сторонников. Не больше трёх человек. Среди них есть друзья или родственники Падме?
– Её мать, – кивнул Библ, – она тоже.
– Вот. Берите её маму, ещё двух, только тех, кому Падме доверяет, проводите их в комнату для переговоров, после чего готовитесь. Я приведу Падме как только смогу и мы начнём. Лишних лиц там быть не должно, только вы, трое ваших союзников, я и Падме.
– В узком кругу, значит… – задумался Библ, – хорошо, я распоряжусь, что бы подготовили комнату, – он встал, – вам сообщат, где это будет.
– Буду ждать, – кивнул я.
Библ ушёл, а вот Фэй набросилась с вопросами:
– Энакин, о чём вы говорили?
– Об одном деле. Я бы и рассказал тебе… – я улыбнулся, – но тогда не будет интриги. Подожди и всё сама узнаешь…
Фэй пылала любопытством, но от дальнейших расспросов меня спас Эрдва.
– Вызов от Финиса Валорума.
Я осмотрелся, нет ли любопытных ушей, и кивнул дроиду:
– Соединяй.
В это же мгновение над Эрдва появилась голограмма канцлера. Финис выглядел уставшим, но ещё неплохо держался.
– День добрый, Энакин, – он слабо улыбнулся, – рад видеть, что ты жив и здоров.
– Аналогично, Финис.
– До меня дошли новости… – он помолчал, – что империя участвовала в маленьком конфликте.
– Это так, – я кивнул, – вернее, участвовала очень слабо. Опосредованно.
– Это как? – Финис удивился или изобразил удивление.

Я ещё раз огляделся, нет ли подозрительных лиц. К счастью, наш уголок был тихим. Вот что меня сейчас действительно интересовало, так это почему Финис вдруг заинтересовался маленькой войнушкой с Фарстином.
– Это очень просто. Мои специалисты и деньги, а всё остальное местное, набуанское. Я посчитал излишним посылать флот против двух мелких планет, которые почти не имели военных сил. Вернее имели, но чисто символические.
– Странно… твои корабли были замечены в секторе Ринделиан. Ныне принадлежащем Набу, как я понимаю.
– Верно. Они перекрыли траффик контрабанды на Триелусском маршруте.
Финис кивнул, после чего со вздохом продолжил:
– Ну и навёл ты шороху, скажу я тебе.
– А что такое? – я искренне удивился.
– «Что такое»? Второстепенный маршрут был перекрыт наглухо… ты знал, сколько людей твои головорезы на тот свет отправили?
– Понятия не имею, – я хмыкнул, – у них был приказ, нарко и работорговцев расстреливать. Без суда и следствия. Тем более что они действовали в военной зоне, у них было на то право.
– Уверен?
– На сто процентов. Хотя я понимаю, когда началась заваруха разная шваль, вроде пиратов, решила поживиться и попалась моим ребятам. Учитывая близость хаттского сектора… готов поспорить, что среди них не было ни одного более-менее честного гражданина.
– Ну да, – Валорум опять вздохнул, – мне пришлось всё-таки прикрывать твои действия.
– Кстати, об этом. По триелуссу идёт солидный траффик нелегальных товаров, я буду рад, если юстиция установит на Фарстине мощную базу таможни. Вы же не откажетесь от такого подарка?
– Нет, конечно, – Финис улыбнулся, – не откажемся. Однако, это может вылиться в проблемы с некоторыми хаттами, которые гонят свой траффик через этот маршрут…
– Финис… – я кровожадно улыбнулся, – знаешь, несколько дней назад у нас в строй вошёл флагман флота. Это такой корабль, пятнадцати километров в длину, с осевым суперлазером, который может пробить планету насквозь и щитами, которые не пробить даже целому флоту дредноутов… улавливаешь?
– Ну-ну, что-то ты разошёлся, друг мой, это слишком жестоко… – канцлер спал с лица, видя мою довольную улыбку.
– Согласен. Однако, если хоть один хатт будет выпендриваться, ты в курсе, я переговоры с ними вести буду быстро. Если понадобится, то и жестоко.
– Твоё дело, – канцлер поднял руки, – я пока что не имею возможности в этом участвовать. Кстати, вернёшься, надо будет поговорить кое о чём. Навестишь старика?
– С удовольствием, – хмыкнул я, – но прежде навещу ещё одного старика, посоветуюсь. Если ты не против.
– Само собой, это не к спеху. Ладно, будешь на Корусанте, заходи в гости.
Канцлер отключился. Я развалился в кресле, думая, что же ему понадобилось. Финис определённо что-то задумал, иначе не стал бы просто так связываться. И это что-то коррелирует с моими нынешними действиями. Но тут гадать на кофейной гуще нехорошо, нужно сначала получить конкретную информацию.
– Эрдва, соедини с нашим любителем борделей. Без голосвязи.
– Есть! – отозвался дроид.
Пока астродроид посылал вызов Цинне, я успел глубоко уйти в себя, думая, что же такое происходит в масштабах республики. Что-то явно не так, как мы планировали. Но что? Из раздумий меня вызвал голос Цинны:
– Ваше величество. Чем могу быть полезен?
– Финис Валорум. Что в последнее время произошло?
– Вы имеете лично канцлера или его работу?
– Республику, конечно же. Что там происходит, в общих чертах, можешь рассказать?
– Конечно. Итак, судя по последним действиям… вашим действиям, кое-кто из состава юстиции был крайне обеспокоен участием столь сильного флота в войне. За флот они приняли первую эскадру. А дальше… дальше жаловались канцлеру. Помешать вам они не могли, поэтому жаловались на нехватку средств и боевых кораблей крупного класса. Валорум поддержал их инициативу, однако, против них апеллировали некоторые сенаторы, которые были обеспокоены наращиванием военных сил республикой.
– Кто зачинщик?
– Бейл Органа и его подпевалы. После обсуждений они собрались в апартаментах Бейла и обсуждали создание закона о ограничении военных сил республики…
– Идиоты, – не выдержал я, – неужели они не видят, что хатты юстицию имеют, как своих наложниц?
– Воу, шеф, полегче, – успокоил меня ботан, – они видят перед собой угрозу миру в республике. Основной тезис, который прозвучал в приватной обстановке – республика не должна вооружаться и наращивать количество вооружений.
– Ладно, – я подавил вспышку раздражения, – ты же понимаешь, что это зависит от соотношения сил между стороной закона и стороной преступности. А у нас так – у кого пушка круче, тот и диктует правила. И те же хатты вертят на хвосте, как хотят, юстицию с их слабыми корветами и патрульными корабликами.
– Понимаю, однако в свете прошедших и предстоящих событий решил ничего не предпринимать. Их активность не продлится долго, перегорят, готов поспорить.
– Какое решение принял канцлер?
– Он остался на стороне юстиции, хотя и не принял решения. Есть сильно неподтверждённая информация, что он готовит альтернативный вариант, но это только по анализу его запросов в голонете и консультаций с различными специалистами. Есть мнение, шеф, что в качестве главного лобби он возьмёт именно нас.
– То есть воспользуется нами, как тараном, что бы продавить ему нужные законы, – я задумался, – в целом, решение здравое, однако оно мне не нравится. Проблему решать нужно комплексно, но по частям, а не кидаться на всё сразу.
– Мне что-то делать?
– Нет, на данный момент нет. Продолжай следить, что же до наших новостных агентств… пусть останутся нейтральными.
– Будет исполнено, шеф, – ботан отключился.

За разговором с Цинной я пропустил начало торжества. Амидала вышла перед народом, и уже читала речь на трибуне. Я остался не замечен ею, однако, внимание королевы мне пока не было нужно. Дети слушали Амидалу, а Фэй внимательно слушала мои переговоры. Видимо, сейчас решила не приставать, но потом устроит допрос. Я шёпотом поинтересовался:
– Кстати, Фэй, а что будем делать, когда будут награждать Сабину Джозис и Хэнию?
– Полагаю, нам лучше не выходить. А то будут лишние вопросы, а они нам ни к чему.
Падме закончила пафосную речь и зал зааплодировал. После этого было вручение наград – она по одному зачитывала имена особо отличившихся, остальные получили свои висюльки от командиров и Сина с Хортадом. Система наград Набу была разработана буквально за пару дней, на коленке. В её основу положили систему республики времён войн с ситхами – несколько наград, каждая имела от одной до трёх уровней. Левелап предусмотрен при наличии особо важных дел. Постепенно пошла очередь из награждаемых – лично Амидала повесила Сину и Хортаду большущий орден на ленте, мужики остались невозмутимы, после чего пошли офицеры… всего награды были получены примерно тремя десятками людей. Лично Падме повесила их тем, кто участвовал в зачистке городов и отличился в бою, хотя боем эти перестрелки назвать сложно. Капитаны погибших кораблей получили свои ордена посмертно, а выжившие – пожизненно. После церемонии награждения служанки, коих было более пятидесяти штук, собравшись, разошлись по залу, прикрепляя висюльки рангом пониже. Как только процесс был завершён, настал мой выход. Библа я так и не увидел, зато была служанка, которая подошла к нашему столику и представилась провожающей. Я, попросив Фэй оставаться тут и побыть с детьми, пошёл к королеве. Служанка шла в кильватере, охрана было увязалась за мной, но я их остановил. Падме после речи стояла в окружении своей семьи и друзей. Мамы её, правда, не было.
– Падме? – я подошёл сзади, взяв её величество за плечи, – прекрасная речь.
– Энакин, – она быстро обернулась, но я удержал её от проявления чувств, ведь и без того охреневшие охранники уже начали на меня поглядывать косо. Что уж говорить про её родных.
– Падме, не сейчас. Вижу, ты с родственниками, познакомимся позже, сейчас позволь украсть тебя на некоторое время.
– Что? Что вы себе позволяете? – вдруг гневно вопросил кто-то из её окружения. Молодой парень, с аристократической физиономией.
– Что хочу, то и позволяю, – хмыкнул я, – увидимся позже, – я взял Падме за руку и потянул в направлении выхода. Служанка из-за моей спины выскользнула и незаметно заняла место впереди нашей процессии. Пришлось ещё воспользоваться силой и заставить её друзей остаться на месте, а не ринуться на спасение юной королевы.
– Эни, – она высвободила руку, – что происходит?
– Эм… – я подошёл вплотную, взяв её за талию, – Падме, прости, пришлось тебя похитить. Есть ещё один важный вопрос, который кое-кто хочет с тобой обсудить.
– Какой ещё вопрос? – она успокоилась в моих объятьях, – что-то важное?
– Очень. Просто пойдём со мной, мы скоро вернёмся к гостям.
– Ладно… – она улыбнулась и, заинтригованная, пошла за мной следом. Служанка немного удивилась нашему воркованию, но не очень то сильно, видимо, уже наслышана.
Мы прошли по коридору, буквально несколько десятков метров, после чего служанка молча остановилась около первой же двери.
Мы прошли внутрь. Началось.
За столом сидели – Женщина, лет сорока, похожая на Падме некоторыми чертами лица, Сио Библ, ещё один мужчина, тоже с бородкой, но без лысины, как у Сио, и последняя, женщина, примерно двадцати пяти – тридцати лет, отдалённо похожая на Падме. Собственно, кое-какие черты лица указывали на принадлежность её к семье Наберри. Падме осмотрела всех, Библ предложил её величеству располагаться…
А дальше – показал все свои дипломатические таланты. Начал издалека, с неустойчивости сложившейся системы власти перед кризисами и многими проблемами. Говорил он минут пять, без остановок. Падме с интересом слушала его.
Пока Библ распинался, я осмотрел комнату. Это была небольшая техническая комнатка, предназначенная, судя по всему, для отдыха слуг. В комнате было довольно темно по сравнению с остальным дворцом – свет давали только несколько настенных светильников, которых не хватало на всю комнату, поэтому обстановка была располагающей – лёгкий полумрак, но присутствующих можно легко различить. Библ как раз закончил предложением монархии…
Падме отреагировала очень остро – вскочила, но под взглядом, судя по всему, матери, села обратно. Задумалась, посмотрев на меня. Я сидел отдельно от остальной группы.
– И ты? – она с вопросом посмотрела.
– Я? – я изобразил удивление, – нет, я не с ними. Это твоя планета и твоя жизнь.
– Но ведь если я соглашусь…
– Условия мы с Сио уже обсудили, – я хмыкнул, а Падме почувствовала, что всё это было за её спиной, за что затаила на меня обиду.
Обмен мнениями с матерью и, как выяснилось, сестрой, не занял много времени. Родные только высказали свои «считаем, так будет лучше для всех».
Падме расстроилась и снова повернулась ко мне:
– Но разве можно меня политический строй? Мы же всегда выступали за демократию!
– Демократия – это миф, – я хмыкнул, устраиваясь в кресло поудобнее, – её не существует. Вообще. Сенаторы заботятся только о тех, кто их финансирует, и всех это устраивает.
– Энакин… – она с неодобрением посмотрела на меня.
– Знаю. Однако, если ты спросишь, то моё мнение такое.
– И ты считаешь, что так будет лучше? – с надеждой спросила она у меня.
– Смотря для кого, – я пожал плечами, – смотря для кого. Каждое решение имеет две стороны, поэтому какой бы ты выбор не сделала, то кому-то будет хуже, а кому-то лучше. Если продолжишь демократический курс, то тебе лично будет лучше, однако гражданам – не факт. Имея деньги, даже я смогу протолкнуть на королевский трон нужного мне кандидата, что уж говорить про олигархов. Скажем, хаттов, которые захотят взять реванш за Фарстин. Твой же политический вес пропадёт даром, когда ты закончишь свой срок. От него останется только тень былого влияния.
– А если соглашусь?
– Тоже есть отрицательные стороны. Для граждан… ничего плохого предсказать не могу. Монархия уже хорошо себя зарекомендовала, зато тебе лично придётся сталкиваться со многими проблемами. Единственный плюс – с годами выработается привычка, и опыт управления сектором не будет пропадать вместе со сменой монарха. Плюс личная ответственность – монарх, чья власть берёт начало из традиций и волеизъявления высших кругов, должен соответствовать своему статусу, соблюдать традиции и во многом ограничен.
– Как-то однобоко, – Падме ещё раз вздохнула и задумалась, – Библ, ты уверен, что так точно будет лучше?
– Стабильность, ваше величество. Это главное. Вы хорошо правили Набу шесть лет, но это всего лишь шесть лет. Кем вас заменить? И есть ли смысл отказываться от такого успешного правителя только из-за демократических традиций?
– Но народ…
Я перебил её:
– Падме, ты делаешь одну большую ошибку.
Когда внимание всех присутствующих было обращено на меня, я продолжил для всех:
– Ты судишь по себе. Поверь, какому-нибудь технику в мастерской или официантке плевать, кто там правит. Людей, действительно интересующихся политикой едва ли больше десяти процентов, остальным это по боку. Им важна жизнь, которая их окружает. Им не нужны выборы, волеизъявление или участие в выборной системе власти, им нужна стабильность и справедливость. А как показывает практика, бесконечная смена политических курсов от правителя к правителю, и вся система крайне нестабильны. Да и справедливость найти сложно. «Демократия» подразумевает выборы, при том, что реальный выбор делают десять процентов избирателей, остальные девяносто легко покупаются хорошей предвыборной компанией и взятками. Именно так происходят «демократические» выборы. Если бы выбор был за той десятой частью народа, то можно было бы говорить о взвешенном выборе лучшего, а на данный момент это просто покупка должностей теми, кто больше заплатит, как на аукционе. Хочешь, следующей «королевой» станет твоя служанка, Корде? Или кто-то другой, кому я окажу поддержку?
– Это я понимаю, но… – Падме повесила голову, – но что будет с тобой? И мной?
– А это, пожалуй, и есть та причина, по которой Библ так расстарался, – я улыбнулся, – видишь ли, про мою империю не пишут в газетах, она довольно велика и имеет немалый вес на галактической арене. Как политический, так и финансовый, так и военный. Союз с империей может дать очень многое, конкретно для Набу – армию, способную защитить твою маленькую империю от посягательств, технологии, многие из которых создаются для империи, политический вес, а так же финансовые средства, которые империя может в той или иной форме передать Набу для развития твоей маленькой империи.
– Эй, – она удивилась, – какой ещё империи?
– Империями называют сектора, созданные в результате присоединения других секторов военными методами, – я усмехнулся, – ты только вчера увеличила свою империю.

Я вспомнил доклад Сина. Ведь, помимо двух главных, столичных планет, есть и более мелкие, пригодные для колонизации. Их я не учитывал, так как они не имели стратегической важности, собственных войск и не представляли угрозы. Города на таких планетах бывают чисто символические, как на Татуине, а основное население живёт по фермам и небольшим аграрно-торговым поселениям. Превосходство в земельных ресурсах над промышленными означает такое вот модерновое галактическое средневековье.
– Если я правильно помню названия, то в Империю Набу вошли Энарк, Фарстин, Нинзам, Шолас, Алуй, Тригалис, Ругоза, плюс кусок триелусского маршрута, соединяющего южную магистраль Хайданского пути с Нал-Хаттой и Неймодией. Но есть ещё кое-что не менее важное. Может, ты не заметила, но в зоне среднего кольца между Кореллианским и Хайданскими маршрутами все гиперпространственные пути теперь сходятся в твоём секторе. Это крайне важно, так как в этой будут выходить из гипера корабли, то есть ещё восемь секторов, при установлении железного порядка и жёсткого досмотра, будут оздоровлены от нелегального траффика. Как думаешь, если это произойдёт, авторитет Набу повысится? Я думаю, да, очень. Так что если согласишься, придётся собирать свою империю.

Библ заинтересованно на меня глянул. Ему это было не так важно, а вот Падме поддалась чувствам и надула губки, как маленькая девочка. Ну, ладно, не так, но очень похоже надулась.
– В таком случае… я согласна, – она пристально посмотрела на меня.
– А не взять ли тебе титул императрицы? – задумался я, – будет к месту.
– Я думаю, это лишнее, – Падме пожала плечами, но ей ответил Библ:
– Что вы, ваше величество! Это же большой выигрыш в политике перед соседними секторами. И одновременно серьёзный шаг вперёд в качестве развития Набу. Да и если не объявить соседние сектора нашими, будут проблемы, а с текущей конституцией это сделать проблематично. Нужна империя, обязательно.
Падме чувствовала себя неуютно, зажатой. Нехорошо, очень нехорошо.
– Эй, – я подошёл и сел рядом с ней, потеснив девушку, – что вы набросились на Падме как хатты на наивного юнлинга? Падме решит, нужно ли это ей. Падме, – я приобнял её за талию, – я уже сказал, я НЕ выступаю за такое решение. Мне даже лучше будет, если ты закончишь свой срок и мы будем вместе у меня, на Коросе. Если захочешь продолжить политическую карьеру… у меня острая нехватка деятелей, можно сказать, каждый кадр на счету. Поэтому тебе я буду только рад, можешь выбрать себе должность по душе. Но тут на кон поставлена судьба Набу и всех подвластных тебе планет. Если мы улетим, – я сильнее обнял её, – то это значит, что Набу останется как есть, со всеми нынешними проблемами и преимуществами, и разгребать это придётся уже следующей королеве. Денег я с твой планеты, конечно, не возьму, но и вмешиваться в виде старшего брата, который решит все ваши проблемы махом, не собираюсь, это автоматически приравняет Набу к части моего доминиона.
– Я понимаю, – Падме вздохнула, прислонившись ко мне ближе, – просто… непривычно мне это.
– Мне тоже пришлось к императорскому трону привыкать, – я постарался успокоить девушку через силу, что бы она могла принять правильное решение, – но дело то не в этом. Согласишься ты, или откажешься, всё равно изменения в обществе уже произошли, причём кардинальные. Только обживание соседних секторов чего стоит. Выбор между «оставить как есть» или «изменить» не стоит, выбор стоит в том, какой путь изменений будет у планеты? Будет ли это империя, или «демократическая» республика, копия галактической в уменьшенном масштабе?

Падме всё же согласилась. Её выбор, мне действительно так было и не лучше, и не хуже. С точки зрения личных отношений с Падме, хуже, но её понимал, бросить процесс на самотёк и, думая только о себе, улететь в далёкую-далёкую империю это не для «пай-девочки». Такие как она вечно бывают ответственными, немного стеснительными, считают, что надо всё делать строго правильно. Типаж, знакомый мне по университету – там в нашей группе была одна такая девочка-твилечка, отличница, ответственная, занимала пару ученических постов, участвовала в каких-то студенческих организациях, отчитывала двоечников, даже если это было ну совершенно не в её интересах… В общем, вела жизнь образцовой студентки. Падме была, если не точно такой, то одной из таких. С точки зрения политики это определённо лучше – я, при развитии отношений с Падме мог рассчитывать на военную базу близ хаттского сектора, плюс Падме и без того накопила достаточный политический вес в галактике, став едва ли не политическим знаменем для многих секторов среднего кольца. Такой союзник будет мне полезен, с чисто политической точки зрения. Но тогда это будет политическая инвестиция в Набу, придётся потратить часть финансов и сил, что бы превратить её в моего крепкого и сильного союзника.
– В таком случае, ваше величество, – обрадовался Библ, – у нас уже готовы поправки в конституцию о возвращении монархического строя. Нам придётся ещё немного поработать над деталями, это не так быстро, но я уверяю вас, никаких сложностей не предвидится. Ваше Императорское Высочество? – обратился он ко мне полным титулом, – искренне благодарю вас…
– Не стоит, Сио. Я лишь высказал своё отношение к твоему предложению. Лично Мне действительно было бы лучше, если бы Падме закончила свой срок и улетела вместе со мной… улетела бы? – спросил я у девушки. Падме немного порозовела и кивнула, под неодобрительным взглядом родственниц.
– Значит, Падме, это твой выбор. Я обещал тебе кое-какую поддержку, она будет оказана. В первую очередь что бы процесс прошёл гладко, нужно устроить террор преступности на подконтрольных тебе маршрутах.
– В каком смысле?
– Сейчас увидишь, – я повернулся к своему вечному спутнику, – Эрдва, соедини с Финисом Валорумом.

Остальные присутствующие округлили глаза, видя, как дроид выехал из полумрака комнаты и включил голопроектор. Ещё бы, просто так обращаться к канцлеру может не каждый, только главы центральных миров. Но, собственно, я и был главой самого центрального мира, империи Короса, так что их удивление, скорее от редкости наблюдения такого зрелища, нежели от самого факта.… Хотя, вряд ли кто-то кроме Библа серьёзно интересовался тем, что такое империя Короса. Пусть почувствуют. В полумраке комнаты появилась яркая проекция канцлера, который ответил мгновенно:
– Энакин? Что-то ещё?
– Да, Финис, я по поводу триелусского маршрута. Сможешь организовать базу юстиции на Фарстине?
– Через пару месяцев, – кивнул он, – обычную базу. Если хочешь что-нибудь посерьёзнее, то условия знаешь, деньги вперёд. У меня бюджет не бездонный.
– Хорошо. Там организованы отряды милиции, я им выделил средства и часть имперских заказов на строительных и патрульных дроидов, а так же отдельно заказал разработку амуниции и оружия, сканеров. Твои ребята смогут действовать с ними заодно?
– То есть они будут нам помогать, как я понимаю? – Канцлер задумался, – да, смогут. Правда, при возникновении спорных ситуаций…
– Право остаётся за местной администрацией. Ладно, средств на организацию крупной базы я выделю, можешь сообщить в юстицию. Только отзови оттуда тех, кто был недоволен моими действиями в регионе, этих вообще лучше держать подальше, во внешнем кольце. Мне нужны самые воинственные, готовые устроить террор преступности, и пресечь нелегальный траффик, вообще, наглухо. Как это сделала моя эскадра недавно.
– Я тебя понял, – Валорум улыбнулся, – ладно, мне ещё работать. Если что – заходи, выпьем, поговорим о кое-каких наших общих делах… – он отключился.

После разговора я поднял взгляд на сильно притихших набуанцев и сообщил им радостную весть:
– Вот и всё. Вопрос решён. Теперь можете не опасаться ни войны, ни преступности.
– Быстро, – Библ отошёл от удивления и глубоко вздохнул, – вы с канцлером знакомы?
– Да, мы хорошо работаем вместе по некоторым вопросам безопасности.
Я поднялся и пошёл на выход, обернувшись у двери:
– Падме, я думаю, тебя уже все обыскались. Как и всех присутствующих. Пора объявить народу о новой политике?

* * *
Объявление о смене конституционного строя прошло на ура. Присутствующие были в большинстве своём военные и воинственно настроенные местечковые олигархи, поэтому как только Библ от лица правительства Набу объявил своё предложение, а Падме согласилась, зал утонул в овациях. Следом за этим собравшиеся как будто с цепи сорвались в бесконечном трёпе по этому поводу. Падме некоторое время уделила своей аристократии, а я же вернулся к Фэй.
– Где ты был?
– Проводил переговоры с Падме. Сама видишь, – я хмыкнул.
– Успешно?
– Нет, я вообще ничего не добивался. Как получилось, так и получилось. Кстати, пора тебя познакомить с твоей… хм… конкуренткой. Ну или товаркой по несчастью, – я подал Фэй руку, и мы, минуя толпу, пошли в направлении королевы. Так как её реально обступила большая толпа, пришлось спасать девушку – и я и Фэй слегка надавили на площадь ментальной техникой, что бы народ начал расходиться, а после того как толпа «волшебным» образом рассосалась, мы подошли к Падме. Выглядела она уставшей.
– Эни! – обрадовалась она, – это ты сделал?
– Мы вместе, – я кивнул на Фэй, которая держалась за мою руку, – кстати, познакомься, это Фэй. Фэй, это Падме Наберри.
Падме вроде бы не слишком тепло относилась к Фэй, но многовековой опыт последней в общении быстро покорил юную королеву – я не стал прислушиваться, но через пять минут они уже над чем-то смеялись вместе, пока я стоял рядом. Фэй вместе с Падме вернулась за наш столик, где они продолжили трёп, позволив мне немного отдохнуть от их девичьих разговоров…

Пока дамы болтали, я уже думал над тем, что мне делать дальше. Определённо, придётся сначала слетать в империю, поработать паромщиком, и сгонять к Старику, показать ему Фэй. У самого меня нет никакой информации относительно таких форсюзеров, как она – возможно, даже Старик не знает. Но вот дальше… дальше будущее становится расплывчатым из-за неопределённости с Фэй. Пока что можно заняться вплотную поступающими проблемами.
Приём продлился ещё три часа. За это время я уже успел в уме составить распорядок ближайших дел. Вылетаю сегодня ночью. Фэй летит со мной, а вот Падме… Падме придётся на некоторое время заняться государственными проблемами так, что никаких отношений быть не может, ближайшие несколько месяцев ей придётся уделить развитию Набу и наведению порядка на присоединённых планетах.

* * *

Моим планам не суждено было сбыться.
Вечеринка закончилась уже заполночь, многие из пришедших на неё одинокими, ушли с парой, народ быстро исчез. Я тоже вышел из зала, но на полпути к ангару меня догнали Фэй и Падме.
– Куда это ты собрался? – недовольно спросила Падме.
– Именно, – поддакнула ей Фэй.
– Сейчас я займусь делами своей империи, – я подождал, пока девушки поравняются со мной, – перевезу грузы туда-обратно, а потом мы, я и Фэй, отправимся к старику, посоветуемся.
Фэй кивнула, зато Падме возмутилась:
– То есть ты улетаешь?
– Конечно, – я пожал плечами, остановившись в коридоре, – Падме… на ближайшее время у тебя будет очень, очень много дел благодаря огромным изменениям на Набу. У меня тоже дел накопилось море, я себе позволил небольшой отпуск, но сейчас пора вернуться к работе. Плюс разрешить кое-какие проблемы Фэй, плюс разрешить проблемы с собственной империей, которые накопились за последнее время… Вернусь я минимум через два-три месяца, когда решу все накопившиеся вопросы. Плюс… плюс остались джедаи. Если раньше они просто не замечали меня из-за того, что я в общем-то не особо сталкивался с ними, да и они не настолько внимательны, то сейчас, когда Бен Кеноби и его ученица, Асока, ушли из ордена, когда Фэй… я думаю, Фэй тоже придётся покинуть орден, они определённо начнут интересоваться.
– Понимаю, – Падме опустила голову, – но ты вернёшься?
– Обязательно…
– А знаете что, ребятки? – вдруг влезла Фэй, пошло улыбнувшись, – пойду-ка я проверю готовность наших гвардейцев к отправке, – она резко развернулась и ушла. Я остался думать, к чему бы это, но мои размышления прервала Падме – она удивлённо посмотрела вслед удаляющейся Фэй и, схватив меня за руку, потянула… к себе в уже знакомую мне спальню…

* * *

– Энакин, однако, у нас есть кое-какие неразрешённые проблемы с этим образцом. – Поднял глаза Лин Риекан, – знаешь, это оказалось не так-то просто. Я и не представлял, сколько мелких деталей влияют на результат.
– Предположим, мы их решим. В чём соль на текущий момент?
– Компьютеры. Для всех наших проектов требуются компы, причём, самый разные. Я уже разместил несколько заказов на них, но это требует времени на разработку. Уже все нервы себе испортил этой проблемой.
– Это правильно. По поводу компьютера у меня будет своё, личное замечание. Нам нужно разработать кое-какой комп, так, что бы в случае производства его нами не было никаких предъяв со стороны других компаний.
– То есть права на него. Что за комп?
– Я уже думал. Теоретически, мне нужны будут самые разные компьютеры. Например, для истребителя, в качестве замены уже существующему, для использования в армии, в качестве аналитика и управляющего, а так же вычислительные модули для дроидов. Вообще, реши эту проблему с Набу. Им понадобится очень много дроидов, для подъёма и поддержания экономики и порядка. Для реколонизации завоёванных территорий.
Лин тяжко вздохнул, оглянувшись куда-то за спину:
– Видишь ли, это и в наших интересах. Я ещё во время строительства Циннагара выдал идею о создании элитного строительного дроида приблизительно человеческих размеров, с развитыми манипуляторами и энергосистемой, что бы его можно было использовать для самых разных работ. В первую очередь в отделки жилищ и поддержании их в хорошем состоянии, а так же высокопрофессиональном ремонте. После этого пошла речь о создании нового EVS, учитывая масштаб наших работ, но строители выдали довольно интересную идею – дроида на основе DT-16, боевого, переделать под строителя. Это действительно довольно мощная и сильная машина, примерно в два с половиной метра высотой, человекообразная. После профессиональной переделки они вполне подойдут на эту роль.
– О, – я был приятно удивлён, – а что там с EVS? Эти гигантские жуки ещё подлежат модернизации?
– Ещё как! – улыбнулся Син, – правда, мне пришлось заплатить около двухсот миллионов за разработку совершенного EVS.

Дроиды-EVS были основой наших строительных мощностей. Эти гиганты могли заменить собой и краны, и фабрики стройматериалов, и рабочих, и многую, очень многую строительную технику. Благодаря им скорость постройки новых городских зданий была феноменальной, что уж говорить про постройку обычных, простых строений – те они вообще собирал



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Al123potДата: Четверг, 26.03.2015, 12:43 | Сообщение # 77
Черный дракон
Сообщений: 2777
« 698 »
Я распрощался с Лином и он отключился. Эрдва спрятал голопроектор и отъехал в сторону.
С Лином я вопрос решил. Вектор развития его хозяйства, в целом, меня устраивал, поэтому ему не приходится действительно сидеть над душой и капать на мозг, поправляя в каждой мелочи. Правда, кое-что ни Лин, ни кто бы то ещё знать не могли – мои планы.
Анализ операции выявил существенные недостатки в существующей системе. К примеру, нам не хватало людей для работы с личным составом, простой работы в качестве снабженцев, обслуживающего персонала, бюрократов, и так далее. А это значит, что нам нужны дроиды-прапорщики. Полувоенные армейские и флотские работяги, способные к работе с личным составом в качестве инструкторов. Не хватало обслуживающего персонала. Но это не главное – мне нужны были дроиды-гвардейцы. В первую очередь это контрмера для борьбы с серьёзным, очень опасным противником из плоти и крови. Возможно – Вонгами, если таковые заявятся, возможно – профессиональными военными высокого класса, возможно – для проведения особо тяжёлых операций, вроде захвата баз противника. Дроиды нужны были крайне мощные, такие, каких ещё не знала галактика. Однако, пока рано делать итоговый проект. Если Вонги и существуют, то они заявятся много позже, когда промышленность галактики выдаст новые проекты, то есть созданные сейчас дроиды будут лишними. Оставив проект железного гвардейца на будущее, я пошёл работать над другими задачами технического плана.

Моя временная яхта, корвет «мародёр», ушла в гипер до Корусанта.
Но, прежде чем я успел заняться своими любимыми железками, в ангар зашла Фэй и молча смотрела, как я работаю. Я решил сделать себе спидер, перед отправкой найдя на Набу несколько комплектов. Син и Хортад остались на Набу, их я попросил ввиду изменения статуса планеты поработать над созданием там флота на постоянной основе и созданием военной базы. Дроидов-строителей мы немного завезли, так что они наверное уже приступили к подбору места под базу. Держать силы в Империи проблематично, так как для входа и выхода из ядра нужен персонально я, а меня может не оказаться поблизости. Отсюда вывод – необходима база вовне. Фарстин как раз подходит для размещения военной базы – и потенциальный противник рядом, и закошмарить местное население надо будет.
– Фэй? – я не смог сконцентрироваться на работе под её пристальным взглядом.
– Энакин. Чем занят?
– Делаю спидер.
– Можно, я посмотрю?
– У меня как-то не получается сконцентрироваться, когда ты смотришь, – вздохнул я, – кстати, как тебе Падме?
– Интересная девочка, – Фэй улыбнулась, – правда, молода. Глупа ещё.
– Это проходит со временем. Особенно сейчас, когда она не королева мирной планеты, а императрица не слишком спокойного сектора.
– В любом случае, я ожидала худшего. Падме меня приятно удивила, довольно умна для своего возраста, годам к ста станет хорошим политиком. Меня кое-что заинтересовало…
– Да?
– Откуда у неё световой меч? Судя по тому, что ты не удивился этому факту, скорее всего знаешь про него.
– Я подарил его ей несколько лет назад. Это первое, что я создал силовой ковкой. А силовая ковка – мой главный талант среди всех искусств силы.
Фэй удивилась, но не прокомментировала. Вместе мы ещё некоторое время помолчали. Фэй обдумывала сказанное, а я пытался сконцентрироваться на спидере, но, так и не смог. Посторонние мысли лезут в голову, а творить в таком состоянии – не лучшая идея. Отвлекаюсь, а ведь при ковке нужно многое, очень многое держать в уме.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Al123potДата: Суббота, 28.03.2015, 00:09 | Сообщение # 78
Черный дракон
Сообщений: 2777
« 698 »
75. Пролетариат
* * *

– Энакин, однако, у нас есть кое-какие неразрешённые проблемы с этим образцом. – Поднял глаза Лин Риекан, – знаешь, это оказалось не так-то просто. Я и не представлял, сколько мелких деталей влияют на результат.
– Предположим, мы их решим. В чём соль на текущий момент?
– Компьютеры. Для всех наших проектов требуются компы, причём, самый разные. Я уже разместил несколько заказов на них, но это требует времени на разработку. Уже все нервы себе испортил этой проблемой.
– Это правильно. По поводу компьютера у меня будет своё, личное замечание. Нам нужно разработать кое-какой комп, так, что бы в случае производства его нами не было никаких предъяв со стороны других компаний.
– То есть права на него. Что за комп?
– Я уже думал. Теоретически, мне нужны будут самые разные компьютеры. Например, для истребителя, в качестве замены уже существующему, для использования в армии, в качестве аналитика и управляющего, а так же вычислительные модули для дроидов. Вообще, реши эту проблему с Набу. Им понадобится очень много дроидов, для подъёма и поддержания экономики и порядка. Для реколонизации завоёванных территорий.
Лин тяжко вздохнул, оглянувшись куда-то за спину:
– Видишь ли, это и в наших интересах. Я ещё во время строительства Циннагара выдал идею о создании элитного строительного дроида приблизительно человеческих размеров, с развитыми манипуляторами и энергосистемой, что бы его можно было использовать для самых разных работ. В первую очередь в отделки жилищ и поддержании их в хорошем состоянии, а так же высокопрофессиональном ремонте. После этого пошла речь о создании нового EVS, учитывая масштаб наших работ, но строители выдали довольно интересную идею – дроида на основе DT-16, боевого, переделать под строителя. Это действительно довольно мощная и сильная машина, примерно в два с половиной метра высотой, человекообразная. После профессиональной переделки они вполне подойдут на эту роль.
– О, – я был приятно удивлён, – а что там с EVS? Эти гигантские жуки ещё подлежат модернизации?
– Ещё как! – улыбнулся Син, – правда, мне пришлось заплатить около двухсот миллионов за разработку совершенного EVS.

Дроиды-EVS были основой наших строительных мощностей. Эти гиганты могли заменить собой и краны, и фабрики стройматериалов, и рабочих, и многую, очень многую строительную технику. Благодаря им скорость постройки новых городских зданий была феноменальной, что уж говорить про постройку обычных, простых строений – те они вообще собирали как конструктор-лего за несколько часов, включая отрывание фундамента, забивание свай, заливку фундамента, проведение коммуникаций и возведение всего здания. Правда, после них должна была работать армия отделочников, которые превращали коробки из феррокрита, дюрабетона и пермокрита в благоустроенные жилища. Перечислить все функции ЭВСов почти невозможно.
– И что они сделали?
– Для начала, доработали шасси. Теперь у него есть хвост-опора, благодаря которой он устойчивей. Потом увеличили скорость движения, доработали программы и самое главное – взяли дроида-аналитика и, объединив в сеть всех ЭВСов и дроидов-аналитиков, дроидов-операторов, сделали сам процесс работы намного эффективнее. Ещё им добавили внешнего оборудования – на манипуляторы прицепили универсальный шунт, а на спину – набор инструментов для этого шунта. Теперь он работает быстрее и может так же делать ещё много различных операций, там есть буры, горнопроходческий лазер, и прочие инструменты.
-- Замечательно. Просто за-ме-ча-тель-но. Вижу, у нас проблем со стройкой не предвидится, – закончил я эту тему, – ладно, я о другом. Недавно мы столкнулись с разными проблемами, как раз по дроидной части. В первую очередь это нехватка хорошего дроида-техника. Я имею в виду действительно хорошего, способного дроида-техника, способного выполнять техобслуживание кораблей, лучше, чем серия R2. R2, конечно, довольно универсальны, да и ПО у них великолепное, но для масштабных работ на боевых кораблях они мало пригодны. Тут нужны дроиды другого масштаба, и более оснащённые для технических работ, без универсализации, чисто мастера техобслуживания.
– Принято, этот вопрос я тоже поднимал, – кивнул Лин, – это не двух минут дело.
– Понятно. И последнее… я собираюсь кое-что сделать сам, лично. По дроидной части.
– Оу, – удивился Лин, – уже предвкушаю что-то особенное. Это дроид?
– Именно. Боевой дроид-гвардеец. Ориентировочно… цена его будет заоблачной, поэтому создать действительно армию таких не получится, но где-то сотня штук нам пригодится для… особо сложных операций в тылу противника. Ладно, не буду тебя обнадёживать раньше времени.
– Хорошо, Энакин, я буду ждать.

Я распрощался с Лином и он отключился. Эрдва спрятал голопроектор и отъехал в сторону.
С Лином я вопрос решил. Вектор развития его хозяйства, в целом, меня устраивал, поэтому ему не приходится действительно сидеть над душой и капать на мозг, поправляя в каждой мелочи. Правда, кое-что ни Лин, ни кто бы то ещё знать не могли – мои планы.
Анализ операции выявил существенные недостатки в существующей системе. К примеру, нам не хватало людей для работы с личным составом, простой работы в качестве снабженцев, обслуживающего персонала, бюрократов, и так далее. А это значит, что нам нужны дроиды-прапорщики. Полувоенные армейские и флотские работяги, способные к работе с личным составом в качестве инструкторов. Не хватало обслуживающего персонала. Но это не главное – мне нужны были дроиды-гвардейцы. В первую очередь это контрмера для борьбы с серьёзным, очень опасным противником из плоти и крови. Возможно – Вонгами, если таковые заявятся, возможно – профессиональными военными высокого класса, возможно – для проведения особо тяжёлых операций, вроде захвата баз противника. Дроиды нужны были крайне мощные, такие, каких ещё не знала галактика. Однако, пока рано делать итоговый проект. Если Вонги и существуют, то они заявятся много позже, когда промышленность галактики выдаст новые проекты, то есть созданные сейчас дроиды будут лишними. Оставив проект железного гвардейца на будущее, я пошёл работать над другими задачами технического плана.

Моя временная яхта, корвет «мародёр», ушла в гипер до Корусанта.
Но, прежде чем я успел заняться своими любимыми железками, в ангар зашла Фэй и молча смотрела, как я работаю. Я решил сделать себе спидер, перед отправкой найдя на Набу несколько комплектов. Син и Хортад остались на Набу, их я попросил ввиду изменения статуса планеты поработать над созданием там флота на постоянной основе и созданием военной базы. Дроидов-строителей мы немного завезли, так что они наверное уже приступили к подбору места под базу. Держать силы в Империи проблематично, так как для входа и выхода из ядра нужен персонально я, а меня может не оказаться поблизости. Отсюда вывод – необходима база вовне. Фарстин как раз подходит для размещения военной базы – и потенциальный противник рядом, и закошмарить местное население надо будет.
– Фэй? – я не смог сконцентрироваться на работе под её пристальным взглядом.
– Энакин. Чем занят?
– Делаю спидер.
– Можно, я посмотрю?
– У меня как-то не получается сконцентрироваться, когда ты смотришь, – вздохнул я, – кстати, как тебе Падме?
– Интересная девочка, – Фэй улыбнулась, – правда, молода. Глупа ещё.
– Это проходит со временем. Особенно сейчас, когда она не королева мирной планеты, а императрица не слишком спокойного сектора.
– В любом случае, я ожидала худшего. Падме меня приятно удивила, довольно умна для своего возраста, годам к ста станет хорошим политиком. Меня кое-что заинтересовало…
– Да?
– Откуда у неё световой меч? Судя по тому, что ты не удивился этому факту, скорее всего знаешь про него.
– Я подарил его ей несколько лет назад. Это первое, что я создал силовой ковкой. А силовая ковка – мой главный талант среди всех искусств силы.
Фэй удивилась, но не прокомментировала. Вместе мы ещё некоторое время помолчали. Фэй обдумывала сказанное, а я пытался сконцентрироваться на спидере, но, так и не смог. Посторонние мысли лезут в голову, а творить в таком состоянии – не лучшая идея. Отвлекаюсь, а ведь при ковке нужно многое, очень многое держать в уме.

* * *
Э.С. Корусант.
* * *


– Ваше величество, – поздоровался со мной Джой, – чем могу быть полезен?
– Джой, у меня к тебе есть вопросы по твоей работе. Относительно купленных компаний.
– Да, да, – Острандер отвлёкся, после чего тут же вернулся к дроиду связи, – что вас интересует?
– Список. Компании, которые ты купил и те, в которых мы теперь владеем акциями. Острандер облегчённо вздохнул и начал зачитывать, но я его прервал: – Джой, просто перешли мне список, а так же расскажи, какие компании мы имеем полностью. На что я могу рассчитывать?
– Да, конечно, ваше величество, – улыбнулся минфин, – начну с хорошего. Из-за политического кризиса в одном секторе нам удалось довольно дёшево выкупить компанию «Казелисс».
– Казелисс… – я вспомнил транспортники. Это единственный проект компании, но их транспорты считались самыми красивыми в галактике – это такой стильный корабль, с зализанными формами. Качество проектирования, конечно, не Кореллианское, но тоже очень ничего.
– Я знаю их корабли.
– Да, правда, пришлось организовать экстренный вывоз активов корпорации, посылать тяжёлые транспорты, что бы вывезти всё. Зато теперь у нас есть всё, что нужно, для массового производства лёгких гражданских кораблей.
– Хорошо. Где активы сейчас?
– Транспортники находятся на космостанции. А где разворачивать производство… пока транспорты стоят, я нанял несколько десятков специалистов с Кореллии и обязал их проверить все активы, доукомплектовать их для создания автоматизированной сборочной линии, модернизировать. Это обошлось не так дорого, зато у нас есть свёрнутая автоматическая сборочная линия.
– Вот как… – я задумался, но предпочёл сразу спросить у Джоя: – ты планируешь развернуть производство?
– Так точно, – он улыбнулся, – я обнаружил, что практически все ресурсы для работы линии есть в империи. Придётся закупать часть электроники и систем на Кореллии и у Инком, однако, это мелочи.
– Ты прав, – я обрадовался такой новости, – развернём производство на Малом Коросе.
– Я уже вернул из небытия компанию «Космосистемы Короса». Но этим делом займутся профессионалы. На данный момент у нас есть контрольные пакеты «Биотек». В планах покупка части акций КМК, но это заморозит многие другие проекты, так как желаемый объём обойдётся нам в пятнадцать-двадцать триллионов кредитов.
– Желаемый, – кивнул я, – сколько это в процентах?
– Около сорока процентов.
– Хорошо, пока не скупай КМК, позже, когда я всерьёз займусь их работой, будем действовать. И ещё кое-что, у меня есть пара проектов средних грузовых кораблей, мы займёмся их реализацией.

На этом совещание с минфином закончилось. Необходимости возвращаться в Циннагар не было, поэтому я обосновался на Корусанте. Проверил по-быстрому, как там работа у Лина и, пользуясь относительно свободным временем, занялся финансовыми делами. Переправка кораблей со станции на Корос и обратно не заняла слишком много времени – всего два дня постоянных рейсов. Зато у нас население увеличилось почти на миллион человек – это были рабочие создаваемых предприятий, всех мыслимых направленностей. К тому же около двухсот тысяч человек, иммигрантов, которые были отсеяны из более чем миллиона граждан, подавших заявки на приобретение гражданства империи. Об этом я знал по довольно пространным отчётам Цертер – для рассмотрения и проверки анкет она выпросила у меня целый аналитический центр, в составе более тысячи человек и десяти тысяч дроидов-аналитиков, в том числе и JN-66, с программами ксенопсихологов, и GY-I, в количестве более тысячи штук. Эти дроиды обладали шестью вычислительными модулями, вроде того, который был в Эрдва. Однако, не это главное – они могли блестяще анализировать информацию, выискивать ложь лучше любой службы безопасности из плоти и крови, и проверять каждый пункт анкет. По моим прикидкам каждый из них был на порядок мощнее лучших суперкомпьютеров земли, да и тут, в галактике, они считались крайне мощными машинами. Поступили в продажу буквально полгода назад.
Относительно дроидов-аналитиков… я их уважал. Как уважают прекрасно спроектированную машину.

Впервые про них услышав, я пропустил этот момент мимо ушей. Ну, дроид и дроид, но по мере разрастания аппарата империи, я присмотрелся к этим машинам очень, очень пристально. Я понял одну вещь – дроиды-аналитики это есть то, что отличает галактику современную от земной жизни. В галактике они – в порядке вещей, но они – центральный хребет всей галактической цивилизации. Это надмозг, сверхразум, диверсифицированный по каждому углу, способный решать все задачи. Без них жизнь в галактике была бы другой, такой, как на земле – примитивной. Дроиды-аналитики не просто заменяют собой большой штат людей, нет, их нельзя заменить никаким количеством живых организмов. Именно они составляют основу всех хозяйственных связей в галактике, будь то снабжение армии шнурками для ботинок или галактическая макроэкономика. На примере транспортной компании – дроиды анализируют состояние парка космических кораблей, износ, заказывают миллионы новых деталей, сопровождают каждый груз из сотен тысяч проходящих каждый час, анализируют потребление тысяч расходных материалов, производят снабжение заказами новых материалов, резервирование на основе анализа ЧП, принимают заказы от клиентов, сортируют их, анализируют, ведут сотни тысяч операций одновременно. Штат из пяти дроидов-аналитиков на такой работе действует эффективнее, чем сотня тысяч человек в гигантской мегакорпорации. У них нет внутренних документов, кроме архивных файлов, обмен информацией происходит мгновенно, ошибки, если и случаются, то очень редко, к тому же дроиды не выходят покурить и попить кофе. И главное – стоит аналитик около десяти тысяч кредитов, то есть дёшево. Современные жители галактики и не понимают, насколько важны эти дроиды – ведь благодаря им галактика – высокоразвитый альянс государств-секторов, а не разрозненная гигантская мешанина населения, ютящегося по своим секторам. Ведь без дроидов-аналитиков планета не способна эффективно существовать в рамках галактики – ввоз ресурсов, вывоз ресурсов, торговля, транспорт, всё это было бы настолько замедлено, что ни о какой галактической республике даже речи идти бы не могло. Зато дроиды сделали «белых воротничков», то есть офисный планктон малочисленной профессиональной группой. По-своему элитной, ведь для рутинной работы есть дроиды, а живым работникам поручаются только те задачи, которые требуют разумного человека. Ну и на работе с людьми часто используются люди. Единственным, что сдерживает развитие дроидов-аналитиков и дроидов-менеджеров – это риск возникновения искусственного интеллекта. Однажды галактика уже умылась кровью во время восстания машин, второго такого опыта никому не нужно, поэтому дроиды-аналитики были ограничены в самостоятельности, обладали жёстко запрограммированной личностью и не могли физически анализировать самих себя и глобальные вопросы. «GY-I» был основной рабочей лошадкой империи, наравне с SP-4. Контроль за всеми процессами в империи, за многими добывающими колониями и их потребностями, за их работой, всё это лежало на дроидах-аналитиках и администраторах. Благодаря им мне удалось избежать административного паралича – неспособности одновременно контролировать, направлять, анализировать и поддерживать жизнь и деятельность всех отраслей. Ситуация, довольно типичная для малоопытного правителя – когда амбиции и планы сталкиваются с мелочами жизни, которые способны разрушать даже самые большие планы. У меня на яхте тоже было несколько аналитиков, но я их не трогал – они работали для помощи остальной команде – анализировали их потребности, потребности корабля, выдавая экипажу уже готовые отчёты о том, что нужно будет сделать и обеспечить. Планировали задачи для каждого члена экипажа, учитывая сложность работ, квалификацию члена экипажа и наличные запасы, необходимые для работы. По своей важности для галактики аналитики могли тягаться только с… дроидами-фермерами.

В числе прочих имперские дроиды-аналитики были отправлены на Набу, в количестве около двухсот машин. От стоковых моделей они отличались менее совершенной оптикой и более мощными вычислительными модулями, а так же коммуникационным оборудованием – каждый дроид имел комлинк, через который с ним можно связаться, крупный канал для выхода в голонет, а так же совершенные для данного времени инструменты для анализа и управления – он мог разговаривать одновременно с сотней людей-подчинённых по комлинку, сетевое оборудование, позволяющее ему коннектиться к тысячам дроидов-камер, собирая с них информацию для анализа. Эти машины уже хорошо послужили нам, к тому же запрограммированная в них личность была достаточно совершенной для дроида.

Подобные дроиды сортировали и анализировали заявки на получение гражданства, выискивая самую сложную ложь. В своё время Фэй смогла проникнуть в Гвардию за счёт совершенному владению силой и закрытости информации о мандалорском офицере Сабине Джозис. Довольно хитро, если подумать. Строгость требований империи определила и сложности с получением гражданства. В свою очередь дроиды не просто отсеивали тех, кто не привлекался к ответственности – это не показатель честности, скорее наоборот, все совершают мелкие нарушения, честный платит штраф, а нечестный «договаривается», что бы не было пятен на репутации. Дроиды анализировали каждого жителя, его расу, убеждения, биографию, взаимоотношения с другими, его наклонности и способности, и только потом выносили решение. Люди, у которых проблемы с налаживанием взаимоотношений, «тихие домашние психи», попасть в Империю Короса не могли. Хотя это не значит, что все граждане – активные и «душа компании», совсем нет, среди них хватало тихонь, но не таких, какими бывают сумасшедшие или мелкие преступники.

Отдельной группой шли форсюзеры. Ребёнок-форсюзер у родителей, подавших заявку на гражданство – фактически билет в империю, так как форсюзеров привлекали очень, очень активно. Тест на мидихлорианы сдавали все пришедшие, для этого даже сконструировали отдельного медицинского дроида-аналитика, который брал анализы крови на мидихлорианы. Результат довольно интересный для меня – в галактике доля форсюзеров, достаточно сильных, для обучения в храме составляла десять процентов от общего числа. В свою очередь форсюзеров от общего числа населения было примерно один на двадцать пять-тридцать тысяч человек. То есть один достаточно сильный для храма джедаев форсюзер. То есть шанс для человека оказаться форсюзером-джедаем один к трёхстам тысячам.
Из тридцати миллионов заявок почти сто двадцать форсюзеров возрастом до двадцати лет, то есть годные для обучения на пилотов, и из них шесть ребятишек-форсюзеров с количеством мидихориан джедайского уровня.
Нужно было решать, как поступить с ними, как дальше работать с форсюзерами. Детей придётся отдать в орден, так как они во-первых не имеют практической ценности, а во-вторых – возиться с соблюдением ими нравственно-моральных принципов и рисковать тем, что у меня будут под боком тёмные… нет, увольте от такой радости.
Я походил в задумчивости по своему кабинету. Обычно его занимал Лин, поэтому кабинет был завален его вещами и документами.
– Эрдва, соедини меня с Тессалой Гаудой.
– Есть, – дроид не сдвинулся с места. Ответила глава департамента образования только через минуту.
– Ваше величество, – она была судя по всему сильно удивлена тем, что я вообще обратил на неё внимание. Зря это она так.
– И тебе не хворать, Тессала. Я только что привёз триста тысяч детей соответствующего возраста. У тебя всё готово к тому, что бы они пошли в школы?
– Конечно, – искренне возмутилась Тессала, – учебных мест пятнадцать миллионов. Уроки уже давно идут, программа составлена…
– Хорошо. Итак, буду краток. Выдели отдельную школу для кое-каких учеников. Список я тебе перешлю. У них, помимо обычных, будут особые уроки, преподавателей я найду. И сообщи вектисе что бы им выделили собственное жильё поближе к школе.
– Слушаюсь!
– И последнее. Стипендия для них должна соответствовать среднему окладу по империи. Всем без исключения.
– Ваше величество, можно вопрос?
– Задавай.
– Что это за дети? Чем они отличаются…
– Это форсюзеры. Почти все они слишком слабые форсюзеры для того что бы стать джедаями, однако уровень реакции и предвидения может быть развит достаточно, что бы они стали пилотами моей гвардии или просто хорошими пилотами.
Гауда кивнула, а я прервал связь.
Но, прежде чем начать работу с форсюзерами нужно найти преподавателей. А где в галактике найти преподавателей, искушённых в вопросах Силы? К джедаям идти не вариант, а значит придётся искать обученных джедаев в галактике. Причём лояльных мне. На выбор – Бен Кеноби, Асока Тано, Фэй. Всё. Бена забирать из любовного гнёздышка Сатин – не вариант, значит либо Асока, либо Фэй.

С Асокой я потом поговорю, тем более что она сама ещё слишком юна, а вот Фэй… Фэй тут, со мной. Положив датапад со списком учеников я пошёл к Фэй.

– Можно тебя?
Фэй сидела в гостиной, медитировала.
– Да? – она открыла глаза.
Я подошёл ближе, сев на пол рядом с ней.
– У меня есть кое-какое количество юных одарённых, среди тех, кого я привёз в империю.
– Вот как? – Фэй удивлённо подняла одну бровь, – что надумал с ними делать?
– Некоторое время поучить, а потом отправить в орден.
– Понятно. Тебе нужен учитель, – Фэй вздохнула, – и этот учитель – я, верно?
– Ага.
– Если подумать… – она прикрыла глаза, – то чем мне ещё заниматься в империи? В гвардию ты меня не пустишь?
– Нет. Ты и так потеряла руку. Пилотирование это не твоё. А вот проявить материнский инстинкт сможешь?
– Спрашиваешь… – девушка улыбнулась, – кстати, когда мы займёмся моей проблемой?
– Ты про Старика? Полагаю, тут мы закончили, можем вылетать. Указания я раздал, а там дальше сообразят что к чему.
Мы не сговариваясь встали. Я понимал, как Фэй не терпелось поскорее повидаться со стариком и узнать свою самую интересную тайну. Могу лишь предположить, что она уже давно пыталась понять свою природу, не один век угробила в поисках, пока не плюнула на это дело. А теперь вдруг прихожу я и говорю такие вещи… само собой, у неё буквально руки трясутся в предвкушении получения информации.
Фэй собралась быстро, я тоже, после чего мы вылетели. Пришлось оставить большую яхту в покое и взять себе небольшой уютный кораблик, как раз для двоих. Хорошо, что Эрдва помнил координаты Мортиса…



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Al123potДата: Четверг, 09.07.2015, 20:53 | Сообщение # 79
Черный дракон
Сообщений: 2777
« 698 »
76. Джедаи наносят ответный удар

Звезда.
* * * *
В баре играла ненавязчивая музыка – в углу бренчал на чём-то струнном молодой человек. Или не человек, кто его разберёт. За столом сидел молодой мужчина, блондин, он гипнотизировал взглядом рюмку. Через пять минут к нему подсел его товарищ. Ботан.
– Как там?
– Нормально.
– Слышал, вы устроили монархический переворот…
– Не, это само как-то вышло. Теоретически, я за.
– А как по мне, мы ещё намучаемся. Такие обязательства надо брать, только если очень хорошо обдумать ситуацию. А наобум – плохо, очень плохо.
– Это было необходимо. Хаттский сектор. Сама Набуанская империя нам без надобности. Ну, небольшой дотационный регион – эти дотации вполне стоят того, что бы иметь там поддержку населения и военные базы. Арендовать базы нам бы не дала ни одна система, а так…
– И с королевой ради этого? – удивился Цинна.
– Нет, с королевой как-то само вышло. Ну да и чёрт с ним – получится, значит получится, не получится – я париться по этому поводу не буду.
Цинна покачал головой. Музыка в баре сменилась, музыканты ушли со сцены. Через минуту раздумий Цинна спросил:
– Зачем тогда вы здесь?
– Подстраховать. Мы вбухали в проект баснословные деньги, нельзя, что бы что-то сорвалось.
– Мои люди вполне компетентны. Правда, пришлось найти подростков, провести полный курс подготовки, что бы они дестабилизировали ситуацию… но в успехе проекта я не сомневаюсь.
– Зря. Всё может сорваться, жизнь она такая…
– Жизнь то такая, только у нас всё на учёте, никаких чёрных пятен и случайностей. Когда начинаем процесс?
– Немедленно, – усмехнулся мужчина, окинув взглядом серо-голубых глаз новых музыкантов, – немедленно.
Цинна, кивнув, послал кодовый сигнал по комлинку.
– Вот и всё.
– Пойдём, – Энакин встал, – прогуляемся по городу, пока ещё не поздно...

Вместе с Цинной он пошёл по улицам Альдерры прогулочным шагом. Улочки навевали воспоминания – и счастливые, и грустные. Эрдва ехал за ними, следя за обстановкой. Цинна же просто наблюдал за своим шефом, подмечая смену эмоций на его лице. Энакин вздохнул:
– Когда и как начнётся проект?
– Начнётся по плану – с покушения на Органа. А дальше по уже обговоренному сценарию – ответка в сторону Антиллес, теракт, шумиха в СМИ, выступления народа… на ближайшие две недели тут будет очень шумно.
– Две недели?
– На операцию отведена одна неделя, ещё одна – резервное время.
Энакин кивнул:
– Пошли. Я там себе новую яхту сделал, оценишь?
– Зная ваши таланты – с превеликим удовольствием, ваше величество.
Энакин остановился и через пять минут заказанный через Эрдва спидер-такси умчал их в сторону космодрома.

* * *
Энакин Скайуокер.
* * *

Тренировку мою прервал Эрдва.
– Вызов от Шиая.
– Соединяй, – я выключил меч. Тренироваться в новой яхте было удобнее, чем на предыдущей – места не так много, но тут уютнее и спокойнее. Над моим железным другом появилась голограмма Шиая.
– Пап?
– Да, мальчик мой, как успехи? Где ты?
– Мы на Набу, с бабушкой. Пап, у нас проблемы.
– Так, стоп, у кого «Нас»?
– У меня и Асоки, – лицо Шиая приобрело хмурое выражение, – и у тебя тоже, если ты об этом. Бена и Асоку отзывают в орден. Кажется, будет большой шухер.
Чёрт, – я начал ходить кругами вокруг Эрдва. Комната тренировок была небольшой, так что тут много не погуляешь. Зато уютной – стены с деревянными панелями, пол слегка пружинящий под ногами, освещение, копирующее естественный свет солнца на закате. Красиво, одним словом.
– Асока с тобой?
– Да, конечно. Мы уже собираемся. Похоже, придётся Асоке появиться в ордене, я её не брошу. Кто знает, как они отреагируют…
– Я с вами. Лети в нашу квартиру на Корусанте и ждите меня. Или нет, я там б