Армия Запретного леса

Среда, 25.05.2022, 00:11
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен продлен на 2022 год! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен продлен на 2022 год!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 9
  • 1
  • 2
  • 3
  • 8
  • 9
  • »
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Темный Лорд Поттер (AU/Drama/Adventure,PG-13,ГП/НТ,Макси,закончен)
Темный Лорд Поттер
Lady_of_the_flameДата: Пятница, 22.10.2010, 22:02 | Сообщение # 1
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
Переводчики: Raidon (1-6,8), SecretHero, Таша (16,17,18,20,22, 24,25), Vira_Roks (19)
Бета: Retaf (редакция), Borland30 (Вычитака ошибок и пинание переводчика для исправления ошибок перевода)
Источник: www.fanfiction.net/s/3464303/1/Dark_Lord_Potter_Part_1
Автор: pureb99
Пэйринг: Гарри Поттер/Нимфадора Тонкс
Гермиона Грейнджер
Драко Малфой
Рейтинг: PG-13
Жанр: AU/Drama/Adventure
Размер: Макси
Статус: Закончен
События: Тайный план Дамблдора, Темный Гарри, Сильный Гарри, Дамбигад, Нестандартный пейринг
Саммари: Гарри Поттер никогда не знал любви и доброты, живя со своими родственниками. Как самый талантливый волшебник своего поколения, разберется с теми кто издевался над ним?
Предупреждение: AU/OCC/Молодая Тонкс
От автора: *Статистика:

YourShadow — бета (первая глава)
Godric — гамма (главы с первой по третью)
Hunting Panther — гамма
Anderson1004 — бета
MacCoffe — бета (восьмая глава)
AvaTTaR Grey- бета присоединился с 14ой главы.
SecretHero — Стал основным переводчиком(7, 9-16, 19 главы)
Raidon(a.k.a. deniz.bora1705) — продержался восемь глав(с 1 по 6 и 8 главы).
DarkMagic - помог в редакции 1-8 глав
Работа над фиком восстановлена.
Таша - помощь в переводе 16 главы, и второй переводчик.
Sonserina - редактор
altavista - редактор(пунктуация вычитка неточностей, орфография)
Retaf- редакция
Vira_Roks - третий переводчик переводчик 19(около половины),23
Нефрит - редакция 18,19,20
Christian Blekhartt - Редакция 21 главы
Разрешение на размещение получено



Carpe diem

Сообщение отредактировал Lady_of_the_flame - Пятница, 25.09.2015, 10:14
 
Lady_of_the_flameДата: Пятница, 22.10.2010, 22:03 | Сообщение # 2
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
Глава 1: Мальчик-Которому-Больно


ВНИМАНИЕ ГЛАВА ИМЕЕТ РЕЙТИНГ R!

Вы были предупреждены!

Дом Дурслей, Тисовая Улица 4

Гарри Поттер сидел один в темном чулане, дома номер четыре по Тисовой улице. Он чувствовал, как что-что ползало рядом с его рукой, но не обращал на это внимания. В чулане под лестницей, Гарри привык к паукам и насекомым, которые ползали по нему. Ещё будучи совсем маленьким, он обнаружил, что, если не будет им досаждать, то они его тоже не тронут.

Сколько Гарри себя помнил, всегда жил со своими родственниками. Он отказался называть тетю, дядю и кузена своей семьёй. Поттер видел, как родители других детей из младших классов улыбались и обнимали их, когда встречали после школы. Родственники Гарри никогда не обнимали его, если за ними не наблюдала какая-нибудь важная персона, и они, конечно, никогда не улыбались ему.

По началу, живя у Дурслей, он не выдерживал и плакал. Когда Гарри был помладше, то задавался вопросом, почему его никто не любит. Почему родители оставили его? Почему его кузен получал бесчисленное количество подарков на дни рождения или на Рождество, в то время как сам Гарри ничего не получал?

Когда ему исполнилось пять лет, Гарри наконец получил ответы на многие из мучавших его вопросов. Его тетя и дядя выпили слишком много бренди на Рождественском празднике и сказали, что он ненормальный, а ненормальные не заслуживают подарков. И как будто этого было недостаточно, дядя решил впервые в жизни преподать ему урок. Когда Вернону надоело издеваться над слабым телом, он бросил его в чулан. Напоследок Дурсль рассказал историю о том, как пьяный Джеймс Поттер не справился с управлением, как он и его жена погибли в автокатастрофе. Это было худшее Рождество в жизни Гарри.

В последующие года Поттер потихоньку научился жить с ненавистью Дурслей. Гарри отчаянно жалел о том, что он не мог так или иначе отомстить своим родственникам за их грубое обращение, но пока это было невозможно. Всякий раз, когда Гарри попадался на глаза не в том месте и не в то время любому из ненавистных родственников, Вернон решал, что Гарри нужно было 'преподать урок'. Совершить возмездие над его кузеном Дадли было абсолютно невозможно. Дадли был намного крупнее и никогда не ходил без своих друзей, которые быстро полюбили любимую игру Дадли: ''Охота на Гарри''. Таким образом, Гарри смог сделать единственную вещь: он похоронил свою ненависть, злость и негодование под маской вежливого поведения. Гарри был самым вежливым и воспитанным учеником в школе, всегда говорил 'пожалуйста' и 'спасибо', и никогда не забывал говорить 'да, сэр' или 'нет, мэм'.

Единственное с чем Гарри не мог управлять — его необычные способности. Когда ему было пять лет, тетя решила его постричь. Она побрила всю его голову, не тронув лишь маленький участок, чтобы закрыть шрам, который он получил в автокатастрофе, убившей его родителей. Гарри прекрасно понимал, что на следующий день в школе над ним будут потешаться еще больше, чем раньше, но волосы чудесным образом выросли за ночь. Еще одна странность произошла, когда Дадли и компания преследовали его за школой. Гарри был одним из самых быстрых детей в школе, но, к сожалению, не все друзья Дадли были такими же толстыми, как он. Гарри выбрал неправильный путь и оказался лицом к лицу с кирпичной стеной. Услышав шаги дружков Дадли, он закрыл свои глаза и пожелал оказаться где-нибудь подальше. Когда Гарри открыл глаза, то оказался на крыше школы.

По мере того, как он взрослел, странных вещей происходило все больше, и виноват всегда был Гарри. Когда волосы его учителя стали синими, обвинили его. Когда у совершенно нового автомобиля Вернона лопнули все четыре шины сразу после того, как Гарри кричал на Дадли, чтобы тот прекратил его бить, виноватым признали Поттера. Когда Дадли рассказал своим родителям, как одна из ножек его стула исчезла, пока он сидел на уроке, снова обвинили Гарри.

Гарри ненавидел эти происшествия. Он всегда говорил правду — не виноват, но его дядя только багровел и кричал в ответ, что он "выбьет это из него". Гарри понятия не имел, что его дядя пытается выбить, но это явно не срабатывало.

Сейчас мальчик приходил в себя в чулане под лестницей. Он заперт здесь уже три дня, и он устал, хочет пить и есть. Гарри наказали, потому что он говорил с боа констриктом, удавом, в зоопарке, и, впоследствии, стекло исчезло, выпустив змею, когда кузен и его друг смотрели на нее.

Когда Гарри в тысячный раз гадал, как долго родственники продержат его взаперти, дверь в чулан открылась, и в крошечное помещение проник яркий свет.

— Ай!— воскликнул Гарри, закрывая глаза от внезапной вспышки света.

УДАР.

— Мальчишка, теперь ты жалуешься на свет! Может, тебя следует запереть еще на три дня в твоем чулане, а? — завопил Вернон.

— Нет, дядя. Я просто удивился,— вежливо сказал Гарри. Он должен был выйти из чулана — он не собирался жить на половине бутерброда с арахисовым маслом и стакане воды в день.

— Парень, Дадли сказал, что его друзья начали задавать вопросы о тебе, поэтому ты идешь в парк. Удостоверься, что все видят, что ты жив, — сказал Вернон Дурсль.

— Да, дядя, — сказал Гарри, а затем медленно вышел из чулана, а затем и из дома.

Просто отлично, один ад за другим, — гневно думал Гарри, пока осторожно шел к парку, где обычно собиралась банда Дадли. Он увидел их сразу же, как только добрался до парка. В конце концов, не трудно было найти десятерых парней, избивающих трех малышей.

Гарри увидел, как друг Дадли, Малкольм, прекратил бить маленького мальчика. Когда злая ухмылка появилась на лице Малькольма, Гарри понял, что его заметили.

Поттер немедленно начал отступать от группы, когда он услышал, как Малкольм сказал писклявым голосом:

— Уи, Дадли, смотри, кто там!

Дадли прекратил издеваться над малышом и повернул голову в сторону своего кузена. Мерзкая улыбка появилась на его лице, и он счастливо закричал:

— Все сюда, Гарри вышел, чтобы поиграть!

Гарри невольно ухмыльнулся глупости своего кузена. Дадли и его друзья все еще были, по крайней мере, на расстоянии двадцати метров. Когда Дадли кричал его имя на весь парк, чтобы его услышали, все узнали, что Гарри был жив — точно так, как требовал того дядя. Гарри быстро побежал обратно, подальше от своего кузена и его компании. Минуло много глухих переулков, ярдов и поворотов, прежде чем Гарри удалось оторваться от преследователей. Он усмехнулся при мысли о своем достижении, но усмешка быстро исчезла с его лица, когда он услышал очень неприятный голос из-за спины.

— О мой Бог, Майк, сегодня удачный день! — громко сказал Пирс Полкинс.

Гарри медленно обернулся и увидел лучшего друга Дадли, Пирса, и его маленького брата Майка, выходящих из дома.

Гарри немедленно побежал с такой скоростью, с какой только мог, но Полкинс, в отличие от Дадли, не пренебрегал физической деятельностью, и Гарри уже устал убегать от других друзей Дадли. Спустя тридцать секунд Пирсу удалось нагнать и толкнуть Гарри на землю.

— Ха, теряешь форму, Гарри, — сказал Пирс и прижал руки Гарри к земле.

— Ты виновен в нарушении границы частной зоны. Будешь оправдываться? — требовательно спросил он.

Гарри оскалился в ответ. Пирс всегда был склонен к преувеличению. Чтобы он не ответил, Пирс все равно его побьет.

— Виновен, — смело сказал Гарри, отводя взгляда от Пирса.

— Значит, ты сделал это специально? Это плохо, Гарри, — сказал Майк, пнув его. Это заставило Гарри простонать от боли.

— Эй, Майк, пойди, позови Дадли, пока я — допрошу подсудимого, — сказал Пирс, улыбаясь.

— Сейчас приведу, — счастливо ответил Майк.

Гарри был немного напуган. Он никогда не оставался наедине с Пирсом, и Поттеру приходилось слышать рассказы о других детях, с которыми оставался Пирс. Обычно они все рассказывали, как парень вырезал свое имя на их теле острым куском камня или бил кулаком в одно и то же место, пока оно не заливалось кровью. К удивлению Гарри, Пирс просто встал и улыбнулся. Гарри был шокирован.

— Извини за все это, Гарри, — сказал Пирс, протягивая ему руку.

Гарри скептически окинул взглядом руку Пирса: он не собирался вставать и поворачиваться к нему спиной, но всё же неохотно протянул Пирсу свою руку, чтобы тот помог ему подняться. Пирс начал тянуть Гарри, но когда Гарри на половину встал, Пирс другим кулаком ударил в лицо Гарри.

— Аа! — крикнул Поттер, поскольку он упал на землю, ударившись головой о тротуар.

— Ха! Больно, не так ли, ненормальный! — сказал Пирс с усмешкой.

Гарри почувствовал, как из носа пошла кровь и закружилась голова. Он сделал единственную вещь, которую мог — попятился от Пирса.

— Так-так, Гарри, теперь ты можешь доверять мне, — сказал Пирс, подойдя к Гарри. Он сильно пнул его в бок.

— Ааай! — закричал Гарри, Пирс попал по ребру, которое пострадало еще несколько дней назад, благодаря дяде. К счастью для Поттера, несколько велосипедистов выехали из-за угла, остановились и повернулись на крик Гарри.

Пирс заметил их, и, склонившись к мальчику, прошептал.

— Тебе повезло, кусок дерьма, в следующий раз, будь уверен, кричать ты не сможешь, — сказал он и скрылся в доме.

Гарри побежал так быстро, как только мог. Пирс, вероятно, вернется, как только велосипедисты уедут, поэтому ему следовало поторопиться. Пройдя пару шагов, ему стало тяжело дышать, но он должен был уйти подальше. Гарри шел к довольно большим кустарникам и деревьям. Если бы ему удалось спрятаться там, то он смог бы отдышаться и прийти в себя, когда его дядя причинял ему боль, мальчик засыпал, и сон снимал боль.

Гарри медленно продирался через кусты. Когда он нашел маленький укромный уголок, полностью скрытый листвой, он сел на колени и тут же упал в обморок.

* * *
— Эй, почему ты спишь там?

Гарри приоткрыл глаза, но тут же пожалел о своем решении, потому что он невероятно устал, хотел спать и еле мог дышать. Стиснув зубы, он поднял голову и увидел говорящего.

Гарри нашарил свои очки и надел их. Стоя в нескольких футах от него, он увидел девочку, возможно, на год или два старше его, смотревшую на него в ужасе.

Черт, а ведь выгляжу я не очень, — цинично подумал он. Девочка носила обтягивающие бедра джинсы и сандалии с рубашкой, которая гласила: Ведуньи, тур '89.

— Уйди, пп-ожж-алуйста, — сказал Гарри, а затем сплюнул кровь.

— О, Мерлин, тебе больно! — воскликнула девочка. Она подбежала и упала на колени рядом с ним.

— Нет, оставьте меня в покое, я поправлюсь, … тт-только оставьте меня в покое, — слабо ответил Гарри и в следующий миг упал на спину.

— Пожалуйста, позволь мне помочь тебе. Я обещаю, что не причиню тебе боль, — сказала она и дотронулась до него.

Гарри скривился от боли.

— Пожалуйста, оставь меня здесь, я буду в порядке, я обещаю!

— О, Мерлин! — воскликнула девочка, смотря на его лоб, — Т-Т-Ты Гарри Поттер!

Гарри посмотрел на девочку. Когда он понял, что он никогда не видел ее прежде, он спросил:

— Откуда ты меня знаешь?

— Твой шрам! Я сразу узнала его. Ты действительно — Гарри Поттер! — воскликнула девочка, не справляясь с собственным волнением.

— Да, ну и что? Рад, что ты знаешь, кто я. Планируешь позвать Пирса и Дадли, чтобы они могли поиздеваться надо мной еще немного?— выплюнул Гарри.

— Что? Гарри, я никогда не сделала бы этого! — сказала она с ужасом.

— Нимфадора! Нимфадора, где ты! — зазвучал резкий голос позади них.

— Мама, я здесь, иди сюда, быстрее! — позвала она.

— Дора, что ты здесь делаешь? О, господи, ты в порядке? — воскликнула женщина.

— Да, я только заснул здесь, мэм. Я уже ухожу, — Гарри осторожно попытался встать, но боль в его боку была настолько сильной, что он снова упал на землю.

— Мама, это — Гарри Поттер, мы должны помочь ему! — сказала девочка по имени Нимфадора.

— Ты — Гарри Поттер! — ответила женщина, шокировано смотря на избитого ребенка.

— Да, а теперь оставьте меня в покое, пожалуйста. Я поправлюсь, мне только нужно еще немного времени, — слабо сказал Гарри.

— Дорогой, ты идешь с нами прямо сейчас, тебе нужна помощь, — резко сказала женщина.

— Почему вы хотите помочь мне? — спросил Гарри, недоверчиво смотря на женщину.

— Потому что тебе больно, дурак! — сказала Нимфадора, будто это была самая очевидная вещь в мире.

— Нимфадора, следи за языком, — упрекнула ее женщина.

— Почему вы хотите помочь мне? Я даже не знаю вас, — сказал Гарри.

— Потому что это — правильно, а теперь, пожалуйста, пойдем с нами, — попросила женщина.

Он знал, что, вероятно, нуждается в помощи. Гарри неохотно кивнул.

— Хорошо, дорогой, давай мы поднимем тебя, — сказала взрослая женщина, протягивая руку, чтобы помочь ему встать.

Помня уловку Пирса, Гарри проигнорировал помощь женщины и сказал:

— Я встану самостоятельно.

— Нет, Гарри, я помогу тебе, — сказала Нимфадора.

— Я могу сделать это сам, — сказал Гарри, пытаясь встать. Когда он, наконец, встал, то внезапно почувствовал головокружение. Он дотронулся рукой до бока и почувствовал, что его одежда была влажной. Когда он поднял свою руку к лицу, он увидел, что она была в крови.

— Мерлин! Мама, он весь в крови! — воскликнула Нимфадора.

Гарри не слышал девушку, он почувствовал, что его ноги подкосились, и он потерял сознание.

Дом Тонксов.

Гарри открыл глаза. Он был в комнате, которую никогда не видел прежде. Он осмотрел себя и заметил, что его верхняя часть тела и голова были перевязаны.

— Ох. Где я? — застонал он.

— Ты проснулся! Я так счастлива, что ты в порядке! — зазвучал счастливый голос от двери.

Гарри поднял взгляд и увидел белокурую девочку, которую встретил в парке, только теперь её волосы были намного короче.

— Нимфадора, это ты? — спросил Гарри.

Поттер увидел вспышку гнева в глазах девочки, и она направилась к нему.

Гарри быстро оценил ситуацию и, когда девочка была достаточно близко, он оттолкнул ее, применив всю силу, которая у него была. К его удивлению, девочка упала и ударилась об стену. Удивленный тем, что случилось, Гарри мог только наблюдать, как Нимфадора застонала и потерла ушибленное место.

— Г-Гарри, почему ты сделал это? — спросила Нимфадора, медленно вставая.

Гарри осторожно встал с кровати, готовый снова ударить девочку, если она попробует что-нибудь сделать.

— Ты разозлилась на меня, — Гарри злобно посмотрел на нее.

— Гарри, я не злилась на тебя, клянусь, — сказала Нимфадора, нерешительно приближаясь к нему.

— Ты лжешь, Нимфадора, я увидел это в твоих глазах, — рявкнул Гарри.

— Гарри, ты не понимаешь, мне не нравится, когда люди называют меня Нимфадорой. Пожалуйста, зови меня Тонкс. Именно поэтому я расстроилась, мне не нравится мое имя, — сказала Нимфадора. — Клянусь Мерлином, я не лгу тебе.

— Почему я должен заботиться о том, поклялась ли ты Мерлином? — Гарри горько рассмеялся.

— Что ты имеешь в виду, Гарри? Он — самый великий волшебник, — непонимающе сказала Нимфадора.

— Ну, он выдуманный, — немного смутившись, ответил Гарри.

— Выдуманный? Ты больной? Если бы я не знала тебя лучше, Гарри, то я бы подумала, что ты магл, — сказала шокированная Нимфадора.

— Что, черт возьми, за магл? Ты что, так сильно стукнулась головой, Нимфадор … ммм, Тонкс, — сказал Гарри.

— Нимфадора, не беспокой Гарри! — послышался голос со стороны двери.

Гарри повернулся к матери Тонкс, стоящей у лестницы.

— Мама, он… он не знает о Мерлине! Он не знает, кто он! — выболтала Нимфадора.

— Я знаю, конфетка, я только что говорила с профессором Дамблдором. Гарри не знает о нашем мире, — сказала миссис Тонкс.

— Тогда мы должны рассказать ему, — заявила Нимфадора.

— Что рас… — начал спрашивать Гарри.

— Я боюсь, что нет, дорогая; профессор хочет, чтобы мы отвели его домой, — сказала женщина, перебивая Гарри.

— Нет, мама, пожалуйста, не делай этого, ему все еще больно, — сказала Нимфадора.

— Мое ребро, — согласно простонал Гарри.

— Ему теперь намного лучше, и я уверена, что его родственники будут волноваться по поводу него, — сказала миссис Тонкс.

Гарри побледнел.

— Сколько я здесь? — быстро спросил он.

— Гарри, ты был болен, у тебя было внутреннее кровотечение, сломанное ребро и небольшое сотрясение. Тебе действительно следует остаться … — сказала Тонкс.

— Нет, Нимфадора, профессор Дамблдор говорит, что он должен немедленно вернуться к своим родственникам, — сказала миссис Тонкс.

Гарри покраснел, а затем снова побледнел, прежде чем сказал:

— У меня ведь было много переломов и ран. Я, должен был… Сколько я здесь? — еще раз потребовал объяснений Гарри. «У меня будут большие проблемы, когда я вернусь. Меня запрут в чулане на всю оставшуюся часть лета»,— подумал он.

— Два дня, — сказала миссис Тонкс, — Именно поэтому мы должны вернуть тебя домой.

«Два дня? Как все те раны могли зажить за два дня? Это невозможно. Этого не может быть!» — отчаянно думал Гарри.

— Гарри, когда твой день рождения? — спросила Нимфадора.

— 31-ого июля — сказал Гарри, все еще шокированный.

— О, мама, он может приехать к нам в свой день рождения, пожалуйста? — умоляла Нимфадора.

— Нимфадора, я уверена, что его родственники будут праздновать с ни..., — начала миссис Тонкс.

Гарри холодно посмотрел на нее:

— Это — шутка, не так ли? — требовательно спросил он.

Нимфадора и миссис Тонкс посмотрели на Гарри:

— Что ты имеешь в виду? — спросила Нимфадора.

— Никто не может исцелить те раны за два дня! Это невозможно! Теперь вы все расскажите мне! Дурсли заплатили вам, чтобы сделать это? Быть добрым к Гарри, а затем поиздеваться! Отлично, но я не буду ничьей куклой для битья! — истерично воскликнул мальчик.

— Дорогой, ты должен успокоиться. Это не шутка. Ты действительно был ранен, тебе необходимо отдохнуть, — сказала миссис Тонкс.

— Прекратите, я должен уйти! Я хочу уйти! — сказал Гарри и начал мерить шагами комнату. «Я должен уйти, я должен уйти прямо сейчас».

Вдруг Гарри ощутил, как заболел живот, и пронзительно закричал от боли. Когда он закрыл глаза, ему казалось, словно все его тело протискивалось через тонкую трубу, а открыв их, он стоял перед домом Дурслей.

— Что случилось? Как я оказался здесь? — удивлённо спросил Гарри, оглядываясь по сторонам.

Тут он услышал громкий звук. Гарри повернулся и увидел, Тонкс и ее мать, стоявших позади него.

— Гарри, ты можешь аппарировать! — воскликнула Нимфадора в шоке.

— Как вы тут появились? Как я очутился здесь?

— Как далеко ты аппарировал? — быстро спросила миссис Тонкс.

— О чем вы говорите? Что за аппарирование? Как вы появились здесь? Как я появился здесь? — отчаянно пытался получить ответы Гарри.

— Аппарирование — это, когда ты исчезаешь, а затем появляешься где-то в другом месте. Это сложное волшебство, Гарри, этому не учат до шестого го … -

— Нимфадора, замолчи! Он не должен знать. Итак, Гарри, это твой дом? — спросила мама Нимфадоры.

— Да, но я не понимаю — как я сделал это? Как вы появились из ниоткуда? — снова спросил Гарри.

— Гарри, ты — волшебник! — выболтала Нимфадора.

— Я кто? — задыхался Гарри, когда открылась дверь. И к его несчастью — это был дядя.

— МАЛЬЧИШКА! ДВА ДНЯ!!! ДВА ДНЯ НАЗАД ТЫ УШЕЛ! — заревел Вернон.

Гарри отступил.

— Мне правда жаль дядя. Я был… — начал Гарри, прежде чем дядя подошел к нему, схватил за воротник и потянул вперед.

— Ах ты, маленький придурок! — заревел Вернон и бросил его в дом, отчего Гарри задел боком дверь и ударился об пол. Большая туша Вернона закрыла Гарри от аудитории при падении.

— Сэр, вашего племянника избили несколько дней назад. Моя дочь и я нашли его, но он упал без сознания и только недавно проснулся. И мы приложили все усилия, чтобы помочь ему…

— И что вы хотите? Стойте, вы, вероятно, хотите денег за то, что помогли маленькому ублюдку? Отлично, вы не получите ничего. Парень сам начал драку! — заревел Вернон и захлопнул дверь.

На улице, около дома Дурслей, Тисовая Улица, 4

Произошедшее шокировало Тонкс и её мать.

— Мама, я волнуюсь. Ты видела, как этот человек обращался с Гарри? — сказала Нимфадора, резко побледнев.

— Я уверена это не то, что ты… — ее голос был заглушен чудовищным криком изнутри дома, сопровождаемый более яростным,

— Заткнись, мальчишка!

— Мама, они причиняют ему боль. Мы должны помочь! — потребовала Нимфадора.

— Я уверена, что это не то, на что похоже, дорогая. Профессор Дамблдор сказал что… -

Они услышали еще один крик, и Тонкс начала паниковать:

— Мама, они причиняют ему боль! Это — Гарри Поттер, и ему причиняют боль те магглы! Мама, мы должны помочь ему! — закричала Тонкс. Она вынула свою палочку и указала ею на дверь.

Понимая, что ее дочь собиралась колдовать, Андромеда выхватила палочку у дочери.

— Нимфадора! Ты не можешь! Закон… -

— Нет, мама, они бьют его! Мы должны сделать что-нибудь! — заорала Нимфадора.

Андромеда видела, как решительно смотрела ее дочь, и отдала палочку.

— Хорошо, убери свою палочку. Я открою дверь, но если окажется, там ничего плохого, то тогда у тебя будут большие проблемы.

— Alohomora, — сказала миссис Тонкс, открывая входную дверь.

— Мальчишка, два дня! Целых два дня! Твоя тетя должна была готовить и чистить! Ты будешь в своем чулане в течение следующих двух недель, но прежде, чем ты сделаешь это, я преподам тебе урок, который ты никогда не забудешь! — ревел Вернон Дурсль, снимая ремень.

— Нет, дядя, я сожалею! Я… я хотел возвратиться, но я… — Гарри резко замолчал, когда дядя ударил его металлической бляхой ремня.

Гарри застонал от боли, поскольку его дядя бил раненную спину Гарри и бок.

— Заткнись, мальчишка! — заревел Вернон и ударил еще сильнее.

Гарри приглушенно застонал, закусив нижнюю губу, чтобы не кричать слишком громко. Его спина онемела, и он чувствовал стальной вкус крови во рту от прокушенной губы. После нескольких ударов Гарри услышал, как открылась дверь.

— Остановитесь, что вы делаете!

— Вон из моего дома! — заревел Вернон, прижимая Гарри, который упал на пол.

— О, Мерлин, Гарри! — закричала Нимфадора и подбежала туда, где лежал Гарри. На боковой повязке проступила кровь.

Гарри открыл глаза и увидел, что это Тонкс. На ее лице блестели слёзы. Он хотел что-что сказать ей, но, стоило ему открыть рот, как кровь, собравшаяся там, выплеснулась.

— Ты, скотина! Ты сделал ему больно! — закричала Тонкс.

— Маленький ублюдок заслужил это! — завопил Вернон.

— Как вы можете говорить так о Гарри Поттере? — кричала Андромеда.

— Вы — одна из них! Я не хочу видеть вас и вашу грязную ненормальную дочь в моём доме, — сказал Вернон с отвращением.

— Stupefy! — крикнула миссис Тонкс.

Гарри поднял свою голову как раз, чтобы увидеть, как луч красного цвета врезается в дядю, заставляя его пролететь несколько футов прежде, чем позволить упасть на пол, где он остался лежать бессознательной тушой. Если бы миссис Тонкс или ее дочь смотрели на Гарри в тот момент, они обязательно заметили торжествующую улыбку на его лице.

— Нимфадора, — позвал Гарри. Тонкс и ее мама обернулись и посмотрели на него, — Я хочу научиться волшебству — сказал он перед тем, как упасть в обморок.

Бета главы: YourShadow.

Ребетинг: AvaTTaR Grey, DarkMagic, SecretHero.



Carpe diem
 
Lady_of_the_flameДата: Пятница, 22.10.2010, 22:06 | Сообщение # 3
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
Глава 2: Начало с Нуля

* * *

Гарри проснулся в той же самой кровати, в которой очнулся вчера. Он попытался вспомнить, что же случилось. Он помнил, как его избивал дядя на глазах Нимфадоры и ее мамы, которые ворвались в дом. Медленно воспоминания начали сменять друг друга. Он вспомнил, как мать Нимфадоры убила его дядю красным лучом, и улыбнулся. Это правда. Тонкс не лгала. Ее мама ведьма, и она сказала, что я — волшебник .

Гарри быстро поднялся с кровати. Ему нужны были ответы на свои вопросы. Если та женщина смогла убить его дядю с такой легкостью, то он должен научиться колдовать.

— Гарри, ты встал!

Гарри резко повернул свою голову в сторону двери, где стояла, улыбаясь, Нимфадора:

— Нимфадора, ты говорила правду! Твоя мама — ведьма! А ты — ведьма? Вы сказали, что я волшебник, как вы узнали? Вы можете научить меня колдовать? — затараторил Гарри.

— Подожди, Гарри. Я действительно не та, кто сможет рассказать тебе обо всем этом. Сейчас мама на работе, и будет лучше, если она все тебе объяснит, — сказала Нимфадора.

— Нет! Как вы узнали, что я — волшебник? Я могу колдовать, как твоя мама? А ты? Пожалуйста, Нимфадора, ты можешь рассказать мне хоть что-нибудь? — умолял Гарри.

— Гарри, помедленнее. Я… я думаю, что смогу рассказать кое-что тебе, но всего я не знаю, — сказала Тонкс и села на кровать.

Гарри тоже сел и стал ждать, когда она начнет говорить.

— Да Гарри, ты — волшебник, и очень сильный, — начала Нимфадора.

— Откуда вы знаете? Если я — сильный волшебник, то разве я не должен уметь превращать своего ожиревшего кузена в свинью или что-то в этом роде? — любопытно спросил Гарри.

Тонкс фыркнула на неподобающий вопрос.

— Гарри, превращать человека в свинью, это очень-очень продвинутое волшебство, некоторые ведьмы и волшебники даже не изучают такую продвинутую трансфигурацию, но, с другой стороны, ты уже можешь аппарировать, так что, кто знает?

— Аппарировать? Это, когда ты исчезаешь и появляешься где-то в другом месте, правильно? — спросил Гарри, решивший вспомнить все, что ему сказали.

—Да, но я не могу поверить, что ты можешь это! У мамы началась истерика, когда ты исчез, — ответила Нимфадора, улыбаясь. Она вспомнила лицо своей матери в тот момент.

— Как твоя мама нашла меня? — спросил Гарри.

— Я не уверена на сто процентов, как она последовала за тобой, потому что я не много знаю об аппарировании, но мама — ликвидатор заклятий, и она работает с непроизвольным волшебством. Я думаю, что она как-то поняла, что ты сделал, и отправилась за тобой, — ответила Нимфадора.

— О, — протянул Гарри, немного разочарованный нехваткой информации. — Ты сказала, что аппарирование — это продвинутое волшебство?

— Мерлин, да! Даже если ты делал это неосознанно. Никто в твоем возрасте не умеет аппарировать! Этому даже не учат в Хогвартсе до шестого курса! — взволнованно воскликнула Нимфадора.

— Что за Хогвартс? — спросил Гарри.

— Это школа, где преподают волшебство. Там четыре факультета: Рейвенкло, Хаффлпафф, Гриффиндор и Слизерин. Меня распределили в Гриффиндор в прошлом году, — ответила Нимфадора.

— Так я смогу пойти туда? — с надеждой спросил Гарри.

— Гарри, ты, конечно же, пойдешь туда. Сколько тебе лет?.

— 31 июля мне будет одиннадцать, — быстро ответил Гарри.

— Отлично, значит, ты пойдешь в этом году, Гарри, — с усмешкой сказала Нимфадора.

— Правда? Это потрясающе, я не могу дождаться! Я хочу знать, как создавать тот красный луч, который создала твоя мама. Ведь твоя мама так легко убила моего дядю. Мне жаль, что я не изучал магию раньше, — счастливо сказал Гарри.

— Гарри Поттер!!! Моя мать не убийца — она не убивала твоего дядю! — рявкнула Нимфадора.

Глаза Гарри расширились от новой информации.

— Ты хочешь сказать, что он не мертв? Я же видел его, он не дышал, он должен был быть мертв!

— Моя мама оглушила твоего дядю, Гарри, она не убивала его. Мерлин, ты думаешь, что она — Пожиратель Смерти или что-то вроде этого?

— З-значит, Вернон жив? — спросил Гарри, боясь ответа.

— Если имя того жирного тупицы — Вернон, то да, — холодно ответила Нимфадора.

Гарри затаил дыхание. Вероятность избавления от родственников становилась все меньше и меньше. — Нимфадора, я… я не думаю, что смогу стать волшебником, — сказал немного удрученный Гарри.

Это, казалось, потрясло Нимфадору и вырвало ее из размышлений, потому что она изумленно посмотрела на него.

— Что ты имеешь в виду?

— Мои дядя, — сказал Гарри, выплюнув слово «дядя» — и тетя никогда не позволять мне уехать, чтобы изучать волшебство. Я надеялся, что после смерти Вернона моя тетя побоится сказать мне «нет», но, если он жив, то он будет очень сердит на меня.

— Гарри, — утешительно сказала Нимфадора, — никто не может запретить тебе изучать волшебство, хотя бы из-за того, что ты известен в волшебном мире.

— Что?

— Эмм… да, я забыла сказать тебе, что ты знаменит, Гарри. Мерлин, если люди когда-нибудь узнают, что те магглы причиняли тебе вред, то кто-нибудь, скорее всего, убьет их, — ответила очень серьезная Нимфадора.

— Почему я знаменит? — Гарри сглотнул.

— Ммм… хорошо… ээ… Я думаю, что смогу сказать тебе. Я ведь все равно проболталась, да? — спросила Нимфадора.

— Да. Пожалуйста, скажи мне, — попросил Гарри.

— Я сделаю это при одном условии, — сказала Нимфадора.

— Каком?

— Ты будешь звать меня Тонкс, а не Нимфадора. Я ненавижу свое имя, — сердито ответила она.

— Хорошо. Теперь, Тонкс, ответь, почему я знаменит? — спросил Гарри, подчеркивая ее фамилию.

Тонкс улыбнулась тому, что он назвал ее по фамилии, и начала рассказывать:

— Хорошо. Несколько лет назад, был злой волшебник и его звали ТОТ-КОГО-НЕЛЬЗЯ-НАЗЫВАТЬ…

— Это глупое имя. "ТОТ-КОГО-НЕЛЬЗЯ-НАЗЫВАТЬ", конечно, это действительно очень страшно, — саркастически сказал Гарри

— Гарри, это не его настоящее имя. Люди не произносят его имя, — упрекнула его Тонкс.

— Почему? Как его зовут по-настоящему? — Гарри действительно заинтересовался.

— Гм, я не думаю, что я должна говорить его. Я произнесла его только однажды, чтобы увидеть, что случится, но моя мама наказала меня на месяц, — сказала Тонкс.

— Пожалуйста, Тонкс, скажи мне! Твоей мамы здесь нет. Скажи, почему люди не произносят его имя? — спросил Гарри.

— Мерлин, Гарри! Люди все еще боятся его! Он был монстром. Его и-имя… Л-Л-Лорд В-В-Волдеморт. Теперь, пожалуйста, не заставляй меня произносить это снова, хорошо? — попросила Тонкс.

— Хорошо, я не буду. Ты сказала, что он был монстром? Настоящий монстр, типа вампира или оборотня?

— Нет, Гарри, он был волшебником, и мама говорит, что нельзя называть оборотней монстрами. Ликантропия — болезнь, и она разрушает жизни людей, зараженных ею. Итак, ТОТ-КОГО-НЕЛЬЗЯ-НАЗЫВАТЬ был очень сильным волшебником. Он начал собирал последователей, а они начали убивать магглов, потому что они думали, что волшебники лучше, — сказал Тонкс.

«А ведь я согласен с ним» — мрачно подумал Гарри.

— Война вспыхнула между ним и Министерством. Люди, которые противостояли Сам-знаешь-кому, обычно очень быстро погибали. Он был безжалостен, Гарри, и он был одним из самых сильных волшебников из всех, когда-либо существовавших. Однажды ночью он попытался убить тебя и твоих родителей… — сказала Тонкс.

— Что! О-он попытался убить меня и моих родителей? — в шоке переспросил Гарри. «Это значит, что мои родители боролись против этого, вы-знаете-кого? Почему люди борются с ним и мешают человеку убивать магглов? Дурсли, Пирсы, банда Дадли, и все те люди из начальной школы должны умереть».

— Моя мама сказала, что твои родители с директором Дамблдором боролись против ты-знаешь-кого. Я думаю, что он узнал, где вы жили, потому что он появился на Хэллоуин в вашем доме и убил твоих родителей, Гарри. Но тебя убить он не смог… и умер, — закончила Тонкс.

— Что? Это же бессмыслица! Как он мог умереть? Почему он не смог убить меня? — спросил Гарри.

— Я не знаю. Никто не знает, но все думают, что ты как-то остановил его. Ты-знаешь-кто послал в тебя смертельное проклятие, но оно не убило тебя. Заклинание только оставило шрам в виде молнии на твоем лбу. По нему я и узнала, кто ты. Все в волшебном мире знают, что у Гарри Поттера есть шрам в виде молнии на лбу, — Тонкс указала на его лоб.

— Это невероятно! М-мне сказали, что мои родители погибли в автокатастрофе. Я знал, что Дурсли лгали мне, — сказал Гарри стальным голосом.

— О, Нимфадора, ты не должна была! — послышался голос со стороны двери.

Гарри и Тонкс обернулись и увидели, что миссис Тонкс сердито на них смотрит.

— Прости мама, он спросил, а я не собиралась скрывать это от него, — сказала Тонкс.

— О, Мерлин. Хорошо, Гарри, что ты думаешь обо всем, что рассказала тебе моя дочь? — спросила миссис Тонкс, войдя в комнату.

— Я рад, что узнал. Это ответ на многие мои вопросы. Я рад, что известен, и мой дядя не помешает мне отправиться в Хогвартс, но у меня есть еще некоторые вопросы, — сказал Гарри.

— Какие? — любезно спросила миссис Тонкс.

— Эмм... хорошо. Как я заплачу за Хогвартс? Мои дядя и тетя не дадут мне денег, хотя, я и не взял бы их, даже если бы они предложили, — выплюнул Гарри.

— Не волнуйся о деньгах, Гарри. Твои родители должны были оставить тебе немного денег, — сочувственно сказала миссис Тонкс.

— Но разве тетя и дядя не распоряжаются ими? — спросил Гарри.

— О, а ты смышленый! Держу пари, что ты будешь в Рейвенкло, Гарри. Отвечаю на твой вопрос: волшебные состояния не могут принадлежать магглам. Когда я говорила с Профессором Дамблдором, он сказал, что кто-то управляет твоими финансами, но я не спрашивала, кто, — сказала миссис Тонкс.

Гарри просто кивнул головой и поставил себе цель — узнать, кто управляет его деньгами.

— Значит, я смогу пойти в Хогвартс в этом году? — спросил Гарри.

— Да, Гарри. Когда я разговаривала по камину с директором Дамблдором, он дал мне для тебя письмо, — миссис Тонкс вручила ему конверт.

Гарри быстро открыл письмо и прочитал его несколько раз. Превосходно! Он — волшебник, и он будет изучать волшебство в школе!

— Это будет классно, Гарри! Ты тоже едешь в Хогвартс в этом году! Я уверена, что мы будем лучшими друзьями! — взволнованно сказала Тонкс.

— Ты не будешь против дружить с кем-то на год младше тебя? — спросил Гарри, удивленный и немного опасающийся энтузиазма Тонкс.

Улыбка Тонкс немедленно угасла, и она опустила голову.

— Если честно, то у меня совсем мало друзей, Гарри. Все в Гриффиндоре дразнят меня, потому что я — метаморф, а девочки распространяют слухи обо мне, чтобы я не могла подружиться с кем-нибудь из других факультетов, — печально сказала Тонкс.

Гарри сочувствовал Тонкс, но его любопытство вынудило его спросить,

— А что значит «метаморф»?

— Я… я могу изменить свою внешность по желанию. — нерешительно ответила Тонкс, прежде, чем укоротить волосы и перекраситься из блондинки в рыжую.

— О, ничего себе, это удивительно! Я делал что-то подобное однажды. Моя тетя побрила мои волосы, а когда я проснулся следующим утром, они выросли заново, — вспомнил Гарри, не обращая внимания на потрясенное лицо Тонкс

— Г-Гарри, ты серьезно? — спросила Тонкс.

— Да.

— Это удивительно! Ты можешь быть таким же, как я! Мама, как ты думаешь, он может быть метаморфом? — Тонкс повернулась к матери.

— Гм, ну, в общем, я так не думаю, Нимфадора. Это редкий талант, — ответила миссис Тонкс.

— Попытайся изменить свои волосы, Гарри! Подумай о том, как твои волосы становятся светлыми, — сказала Тонкс

— Эмм, хорошо, — пробормотал Гарри, воображая, как будет выглядеть со светлыми волосами. Он закрыл свои глаза и подумал о том, как изменяется цвет его волос. Услышав странный звук, мальчик открыл глаза. — Сработало? — спросил он.

Тонкс подпрыгнула и крепко его обняла — Посмотри!

Гарри подошел к зеркалу и судорожно вздохнул. Его, обычно черные, как смоль, волосы были теперь полностью светлыми,

— Ничего себе, здорово! — воскликнул он, касаясь своих, теперь уже светлых, волос.

— Гарри, я сказала бы, что ты должен зарегистрировать свою способность в министерстве, но не думаю, что будет хорошо, если люди узнают об этом, — сказала миссис Тонкс.

— Почему?

— Ну, Гарри, ты невероятно знаменит. Ты не сможешь даже купить школьные принадлежности, не встретившись с толпами людей. Кроме того, если бы я могла вернуться во времени, я бы не регистрировала Нимфадору в Министерстве, — сказала миссис Тонкс.

Гарри кивнул:

— Понятно. Я не хочу, чтобы меня беспокоили, когда я только узнал о том, что я — волшебник. А почему вы не хотели бы регистрировать Тонкс в Министерстве?

— Потому что всегда, когда ты регистрируешься в Министерстве, это выходит в общественность. Одна из старших девочек узнала, что я метаморф, и захотела посмотреть, как я изменяюсь. Я была глупа, и преобразовалась. Потом все начали требовать, чтобы я изменялась под их вещи. А когда я сказал им нет, они начали распространять про меня слухи и шутить надо мной! Я не тупая игрушка для близнецов Уизли! — сердито сказала Тонкс, и слеза скатилась по ее щеке.

— Кто такие близнецы Уизли?

— Это два мальчика из Гриффиндора, которые старше меня на год. Все думают, что они забавные, но все, что они умеют делать — это высмеивать меня. Каждый раз, когда меня видят, они просят, чтобы я превратилась в какую-нибудь глупую вещь, — печально сказала Тонкс.

— Мы этого так не оставим, Тонкс, я обещаю! — мрачно сказал Гарри.

— Мой герой, — саркастически ответила Тонкс, но все равно обняла его, и когда она это сделала, Гарри впервые за долгое время улыбнулся.

— Нет проблем, Тонкс, — сказал он.

— Хорошо. Вы двое, завтра мы пойдем в Косой переулок, чтобы купить вам школьные принадлежности. Гарри, я собиралась наложить на тебя иллюзию, чтобы на нас не напала толпа зевак, но так как ты — метаморф, то Нимфадора поможет тебе изменить цвет твоих волос и скрыть шрам, — сказала миссис Тонкс.

— Хорошо. Спасибо, миссис Тонкс, — улыбаясь, ответил Гарри.

Следующие несколько часов Гарри и Тонкс провели, разговаривая о Хогвартсе и факультетах и развивая в Гарри навыки метаморфа.

В конечном счете, они заговорили о квиддиче. Гарри был очарован этим спортом. Тонкс рассказала ему про свою любимую команду — "Кентские Метеоры", и как она была на их игре в прошлом году, когда они выиграли кубок.

— Это удивительно, Тонкс! «Метеоры» будут моей любимой квиддичной командой, — гордо сказал Гарри, заставив Тонкс улыбнуться и обнять его еще раз.

— Это будет отличный год, Гарри! — улыбнулась она.

На следующий день Гарри, Тонкс и миссис Тонкс, встали рано, чтобы отправиться в Косой Переулок. Гарри изменил цвет волос и скрыл шрам. Тонкс потратила большую часть ночи, объясняя, что такое летучий порох, но ничто не могло подготовить Гарри к этому странному, головокружительному чувству, которое сопровождало перемещение.

Появившись в Дырявом котле и пройдя в Косой переулок, они направились к банку Гринготтс. Гарри немного боялся того, что кто-то может его узнать, но Тонкс уверила его, что со светлыми волосами и без шрама здесь он был обыкновенным волшебником, который пришел купить школьные принадлежности.

Они подошли к массивному зданию белого цвета, у дверей которого стояли три очень странных существа. Когда троица приблизились, существа поклонились, а один из них открыл двери.

— Гоблины, — спокойно шепнула Тонкс Гарри.

— Круто, — тихо воскликнул Гарри. «Те два больших в дверях очень похожи на Дадли и Вернона», — подумал он, когда они приблизились к ближайшей стойке.

— Нам нужно взять немного золота из нашего хранилища, — сказала миссис Тонкс.

— У вас есть ключ? — спросил гоблин равнодушным голосом.

— Да, вот он, — миссис Тонкс передала золотой ключ.

— Ригнорк, проведите их к хранилищу номер 322.

— Да, сэр. Следуйте за мной, мадам, — сказал гоблин.

— Подождите, а как насчет моих денег? — спросил Гарри, прежде чем они начали уходить.

— Гарри, дорогой, пусть это будет на нас, — ответила миссис Тонкс с улыбкой.

— Эмм, миссис Тонкс, у меня никогда не было денег. Я хотел бы увидеть свое хранилище, если можно, — сказал Гарри. «Нет, я не собираюсь даже подходить к нему. Что, если там есть письмо, которое мои родители оставили мне, чтобы объяснить, почему они захотели бороться против Волдеморта?», — подумал он.

— Кто вы? — наконец спросил гоблин за столом.

— Гарри Поттер.

Гоблин внимательно на него посмотерл, прежде чем надеть странные синие очки.

— Ах, да-да, вижу. У вас есть ключ? — спросил гоблин.

— Эмм… нет сэр, я узнал, что я — волшебник, всего несколько дней назад, — ответил Гарри.

— А что насчет всех тех уведомлений от банка относительно выплаты процентов на ваш счет? Вы никогда не задавались вопросом, что это? — спросил гоблин.

— Я никогда не получал этих уведомлений, — просто ответил Гарри.

— Извините?

— Я никогда не получал никаких уведомлений и я уверен, что если бы мои тетя и дядя узнали, что у меня есть деньги, они попытались бы отнять их у меня, — сказал Гарри.

— Понятно. Это очень необычно. Ригнорк, отведите Тонксов к их хранилищу. Мистер Поттер, пожалуйста, следуйте за мной, — сказал гоблин-кассир.

— А они не могут пойти со мной?

— Я сожалею, мистер Поттер, но для соображений безопасности банка только человек, который предъявляет обвинение против расы гоблинов, может пойти к главе Гринготтса, — сказал гоблин.

— Что? Он встретиться с самим главой Гринготтса? — изумленно спросила миссис Тонкс.

— Мистер Поттер утверждает, что к его сейфу было применено мошенничество девятого уровня. Если это окажется правдой, то мы доберемся до сути происходящего. Мистер Поттер, пожалуйста, следуйте за мной, — повторил гоблин.

— Гарри, мы встретим тебя, когда вы закончите, — миссис Тонкс все еще пребывала в шоке.

— Гм, хорошо, — согласился Гарри, не совсем понимая, что случилось, но спешно двинулся вслед за гоблином.

Наконец они остановились перед двумя массивными золотыми дверьми. Три, пугающего размера, гоблина с мечами приблизились к ним.

— Мистер Поттер предъявляет обвинение против гоблинской расы. Я должен поговорить с руководителем Хориком, — сказал гоблин-кассир.

Огромные гоблины посмотрели друг на друга, а затем на Гарри, прежде, чем позволить им пройти. Двери открылись, и Гарри увидел группу из двенадцати гоблинов, сидящих за массивным золотым столом. Все они сердито посмотрели на входящих.

— В чем причина вторжения? — потребовал объяснений гоблин, сидевший ближе всех к вошедшим.

— Сэр, древняя семья обвинила гоблинскую нацию в мошенничестве девятого уровня, — важно сказал гоблин-кассир.

Весь стол взорвался криками, прежде чем главный гоблин заставил всех замолчать.

— Кто вынес эту претензию?

— Мистер Гарольд Джеймс Поттер, — сказал гоблин, подзывая Гарри подойти вперед.

Гарри приблизился к гоблинам, которые смотрели на него с недоверием.

— Вы уверены, что это — мистер Поттер? — подозрительно спросил главный гоблин.

Гарри внезапно понял, что он не выглядел самим собой и изменился, приняв свой настоящий вид.

— Ах, значит он — метаморф, — сказал главный гоблин, показывая несколько острых зубов.

— Какие у него имеются претензии к нам? — злобно спросил другой гоблин.

— Он утверждает, что никогда не получал выписок о состоянии его счета, — ответил гоблин-кассир.

— Мистер Поттер, это правда? — спросил главный гоблин.

— Гмм… да, сэр, я даже не знал, что волшебник, до вчерашнего дня. Если бы я видел баланс счета, то я бы запомнил это. У меня никогда не было никаких денег, — сказал Гарри.

— Мистер Поттер, вы понимаете серьезность того, что вы только что сказали?

— Гм, нет, сэр.

— Мистер Поттер, гоблины гордятся честными деловыми отношениями. Множество волшебников считают нас нечестивыми и жадными. В то время как это — наша природа, мы следуем правилам каждого контракта, который мы подписываем. То, что вы только что сказали, значит, что член нашего штата подвел владельца одного из самых старых и больших счетов, — сказал гоблин.

— Сэр, я действительно сожалею, я не хотел выразить неуважение. Вы все походите на замечательных людей. Я только сказал, что ничего не получал от банка, — сказал Гарри.

— Он лжет, сэр! Он хочет компенсации! — закричал один гоблин.

— Что, если нет, Сакэра? — резко спросил другой.

— Мистер Поттер, Вы когда-нибудь слышали о Веритасеруме? — спросил главный гоблин.

— Нет, сэр.

— Это сыворотка правды, мистер Поттер. Три капли вынудят вас говорить правду. Для такого обвинения это обязательно. Вы согласны к применению сыворотки? — спросил Гоблин.

— Гм, хорошо... хорошо, я согласен, только если вы будете спрашивать меня только о том, что касается моей банковской информации, — нервно произнес Гарри, подумав о гоблинах, спрашивающих его о Дурслях.

— Согласен, — ответил главный гоблин. В комнату вошли несколько других гоблинов.

Один из них подвел Гарри к стулу, в то время как другой взял маленький пузырек. Гарри открыл рот, и гоблин вылил три капли прозрачной жидкости ему на язык. Внезапное чувство эйфории разнеслось по всему телу. Он улыбнулся гоблинам, которые согласились, что зелье подействовало.

— Как вас зовут?

— Гарольд Джеймс Поттер.

Несколько гоблинов казались раздосадованными этим ответом.

— Вы когда-нибудь получали выписки счетов из банка?

— Нет, сэр.

Теперь гоблины выглядели ошеломленными.

— Вы знаете кого-нибудь, кто попытался бы скрыть ваше состояние?

— Нет. Мои тетя и дядя ненавидят меня, но если бы они знали, что у меня есть деньги, они попытались бы забрать их у меня.

— Какие сделки были заключены с менеджером Поттеров за последние одиннадцать лет? — резко спросил главный гоблин.

— Ни одной, сэр,— ответил другой Гоблин.

— Мистер Поттер, каково ваше мнение относительно гоблинов теперь, когда мы подвели вас?

— Я не понимаю, чем вы меня подвели. Все вы кажетесь злыми из-за того, что кто-то обманул меня, и вы думаете, что я больше не доверяю вам. Вы кажетесь заслуживающими доверия и честными. Я не обижен на вас, — сказал Гарри.

Главный гоблин дал сигнал, чтобы Гарри дали противоядие, и скоро мальчик почувствовал, как чувство эйфории покидает его.

— Это было странно, — сказал Гарри.

Главный гоблин улыбнулся,

— Мистер Поттер, я очень счастлив, что вы не держите зла на нас. Мы, правда, подвели вас и узнаем о том, как это случилось. Мы прибавим вам три процента от всего золота вашей семьи, накопленного за прошедшие десять лет, чтобы искупить ошибку. Я надеюсь, что этого будет достаточно. Я взял на себя смелость дать вам 100 галлеонов из моего личного хранилища для школьных покупок. Я также даю вам свое слово, что мы узнаем, как это случилось.

— Спасибо, сэр. Я ценю все, что вы делаете, — Гарри улыбнулся.

— Если у вас есть какие-нибудь вопросы, пошлите нам сову, мистер Поттер. Меня зовут Хорик. Я — глава Гринготтса и президент гоблинской расы.

— Хорошо, спасибо, сэр, — Гарри пожал руку гоблина, принимая мешочек с монетами, а после ушел из зала заседаний. Прежде, чем двери закрылись, он расслышал Хорика, кричащего что-то на странном языке другим гоблинам.

Гарри увидел миссис Тонкс и Тонкс, ожидавших его в главном зале Гринготтса, которые разговаривали с самым большим человеком, которого он когда-либо видел.

— Гарри, все хорошо? Что они сказали? — начала спрашивать его Тонкс.

— Все хорошо, Тонкс. Они были добры, и, честно говоря, они мне понравились.

— Правда? Редко кому не нравятся гоблины, Гарри, — миссис Тонкс нервно проследила за гоблином, ведущим Гарри.

— Почему? Потому что они хорошо разбираются в деньгах? Это не причина не доверять им, — просто сказал Гарри. Он не замечал, что несколько гоблинов поблизости остановились и уставились на него.

— Вот это да. Интересная компания, хех, — ухмыльнулся большой человек.

Гарри кинул взгляд на него, не уверенный в том, что он хотел этим сказать.

— О, Гарри, это — Хагрид. Хагрид, это — Гарри Поттер, — представила их миссис Тонкс.

— Вот это да, как ты вырос! В прошлый раз, когда я видел тебя, ты был еще младенцем, — сказал Хагрид с улыбкой.

— Вы знали моих родителей? — любопытно спросил Гарри.

— Да, Гарри. Прекрасные они были люди. Хорошо, что я нашел тебя после того, как он напал, — печально сказал Хагрид.

— Вы!

— Да, я доставил тебя к родственникам, — гордо сказал Хагрид .

— Это сделали вы, — ледяным тоном повторил мальчик.

Было ясно, что Хагрид не замечал тона Гарри, потому что он продолжал хвастливо повествовать:

— Да, как задание Дамблдора, — сказал Хагрид.

— Кто такой Дамблдор? Я уже где-то слышал это имя.

— Дамблдор — директор школы Хогвартс, Гарри. Великий человек, Дамблдор, великий. Он — единственный, кого Ты-знаешь-кто когда-либо боялся, — сказал Хагрид.

Гарри переваривал полученную информацию. Так это из-за Дамблдора я застрял у Дурслей. Он — ответственен за то, что я жил в аду в течение прошлых десяти лет!

— Мы были рады увидеть тебя Хагрид, но нам еще нужно посетить магазины, — сказала Андромеда.

— О, конечно, простите, что задерживаю вас, Энди. Был рад увидеть тебя, Гарри, —Хагрид смотрел, как Гарри, Тонкс и миссис Тонкс начали пробиваться к выходу из банка.

— Гарри, измени свою внешность, — шепнула Тонкс.

Гарри быстро заставил свой шрам исчезнуть и изменил свои темные волосы на светлые.

Когда они покинули Гринготтс, миссис Тонкс повернулась к Гарри и спросила:

— Сколько денег ты снял?

— О, я ничего не снимал. Хорик дал мне 100 галлеонов для школьных покупок. Этого достаточно?

Миссис Тонкс удивленно на него посмотрела.

— Гарри, ты хочешь сказать, что он дал тебе 100 галлеонов?

— Он сказал, что чувствует себя неловко из-за произошедшего, и дал мне 100 галлеонов, и они собираются добавить мне три процента от моего состояния. Мне хватит денег?

— Гарри, это же круто! Ты купишь мне мороженое! — воскликнула Тонкс.

— Так мне хватит? — переспросил Гарри.

— Гарри, на 100 галлеонов ты купишь самую прекрасную одежду, котел, и принадлежности, которые ты только сможешь найти, — объяснила ему миссис Тонкс.

— О, это хорошо, — сказал Гарри с улыбкой.

— Мерлин, посмотри на время! Гарри, мы побежали. У Нимфадоры уже есть одежда, так что, можешь пойти и купить ее, пока мы будем покупать тебе ингредиенты для зелий?

— Эмм, хорошо. Куда мне идти? — застенчиво спросил Гарри.

— Прости, дорогой. В Магазин «Одежда Мадам Малкин для всех Случаев» — третий магазин слева. Мы будем в аптеке. Если ты закончишь раньше нас, подожди тут, — сказала миссис Тонкс, указывая на большое черное здание.

— Хорошо, нет проблем, — Гарри быстро пошел по улице, вымощенной булыжником, и вошел в магазин Мадам Малкин.

— Привет дорогой, едешь в Хогвартс? — спросила женщина, приятно улыбаясь.

— Эмм, да, — сказал Гарри.

— Очень хорошо, пройди в ту дверь. Там другой мальчик, с которого сейчас снимают мерки.

Гарри прошел через дверь и увидел, что над белокурым мальчиком тряслось несколько человек. Когда они заметили Гарри, несколько человек подошли к нему и начали снимать мерки.

— Привет. Ты в Хогвартс? — спросил белокурый мальчик, растягивая слова.

— Да.

— Это твой первый год?

— Да, и твой тоже?

— Да. Ты уже знаешь, на каком факультете будешь учиться? — спросил мальчик.

— Нет, только надеюсь, что не в Гриффиндоре. Моя подруга Тонкс учится там, и ей кажется, что там учиться одни тупые идиоты. Ее мама сказала, что мне было бы хорошо попасть в Рейвенкло, — бесцеремонно сказал Гарри.

— Ха! Ты прав, в Гриффиндоре одни идиоты. Я думаю, что Рейвенкло неплох, хотя, я не попаду на этот факультет. Вся моя семья была в Слизерине, и я знаю, что тоже буду там, — самодовольно продекламировал мальчик.

— Слизерин, это — факультет для хитрых и чистокровных, правильно? — спросил Гарри.

— Да, но знаешь, я сомневаюсь, что ты поступишь туда — снобисто сказал он.

— Почему это? — раздраженно спросил Гарри.

— Потому что ты — магглорожденный, — ответил тот, растягивая слова.

Гарри замер. Ему никогда не нравилось, когда его сравнивали с магглами. Прежде, чем блондин успел отреагировать, Гарри сделал выпад, перепрыгнул через стол и прижал мальчика к полу. Люди. снимавшие мерки, потрясенно замерли.

— Никогда не смей этого говорить! Я не хочу, чтобы меня что-то связывало с магглами, а мои родители были магами, чтобы ты знал! — прошипел Гарри.

— П-прости, я только предположил...

— Раз ты хочешь быть слизеринцем, так думай прежде, чем будешь говорить в следующий раз, — резко сказал Гарри.

— Мне, правда, жаль. Я… я не знал. Отец сказал мне, что, когда кто-то не уверен в выборе факультета, то обычно они — магглорожденные, — сказал мальчик.

— Хорошо, но ты должен думать сам, а не слушать бессмысленные истории, которые рассказывает твой отец. Я не магглорожденный, но должен был жить с тремя ужасными магглами, так что, пожалуйста, не оскорбляй меня, сравнивая меня с ними, — сказал Гарри, выплюнув слово «маггл».

Блондин, который хотел выступить в защиту своего отца, начал снова приносить извинения, когда Гарри закончил говорить.

— Это должно быть было ужасно, жить с магглами; никому не пожелал бы такого. Почему ты не жил со своими родителями? — любопытно он спросил.

— Потому что они были глупыми, и решили бороться против этого парня, Волдеморта. Я хочу сказать, что нормальный человек не должен заботиться о том, хотел ли он убить магглов! Мне жаль, что я не знал о магии раньше, я, наверное, убил бы своего дядю-маггла и кузена, — сказал Гарри тихо, чтобы только мальчик мог услышать его.

Глаза того расширились при имени Темного Лорда, но он не мог слушать о том, что Гарри думает о магглах без улыбки.

— Ну, похоже, у тебя хорошее чувство приоритетов. Я извиняюсь за то, что недооценивал тебя, ты — определенно не магглорожденный волшебник, — сказал мальчик. Затем, он наклонился и спокойно прошептал, — Тебе будет хорошо в Слизерине, мы не позволяем грязнокровкам поступать на наш факультет, как в другие. Мы также не терпим предателей крови, которые дружат с ними.

Гарри улыбнулся:

— Да, я думаю, что мне будет хорошо в Слизерине.

— Согласен. Между прочим, мое имя — Драко Малфой. Моя семья — одна из самых старых чистокровных в волшебном мире, — к мальчику вернулось высокомерие.

— Классно, — ответил Гарри, неуверенный в том, что сказать мальчику в ответ, — Я не знаю, была ли моя семья чистокровной, я все еще изучаю волшебный мир, — сказал Гарри.

— Хорошо, я могу помочь тебе. Как тебя зовут? — спросил Драко.

Гарри посмотрел на людей, которые подшивали мантии, подошел к Драко и наклонился к нему.

— Мое имя Гарри Поттер, но я маскируюсь, потому что я очень знаменит, — спокойно сказал Гарри в ухо мальчика.

— ЧТО? Не может быть! — в шоке закричал Драко.

— Вы можете оставить нас одних на минуту? — попросил всех Гарри.

Но никто не собирался выходить. Тогда Драко вышел из себя и завопил:

— Слушайте, вы все. Если вы не уйдете прямо сейчас, то я скажу моему отцу, что вы все некомпетентны, и он уволит вас быстрее, чем вы сможете сказать Evanesco.

Все вняли предупреждению и быстро убрались из комнаты. Когда вышел последний, Гарри принял свою обычную внешность.

— О, Мерлин, ты не шутил! Ты — действительно Гарри Поттер! — воскликнул Драко.

— Да. Это, правда, я, — Гарри изменился обратно, — Может, ты не поймешь, но у меня нет настроения, чтобы встречаться с толпой идиотов.

— Да нет проблем. Хочу сказать, что потрясен. В смысле, Темный Лорд убил твоих родителей и попытался убить тебя, а ты все еще хочешь быть в Слизерине? Знаешь, а ведь он учился на этом факультете, — сказал Драко.

— Я не знал это. Но я не виню Волдеморта. Мои родители не должны были противостоять ему. Я все еще не понимаю, почему они это делали, ведь магглы такие жалкие, — сказал Гарри.

— Ничего себе! Знаешь, мой отец захотел бы встретиться с тобой. Он был одним из тех людей, которые помогали Темному Лорду, — нарочито спокойно произнес Драко.

— Что? Действительно? Но разве его не арестовали? Я слышал, что все, кто помогал Волдеморту, теперь сидят в тюрьме.

— Нет, не все. Есть много его последователей, которые на свободе, — самодовольно сказал Драко.

— Я хотел бы встретить твоего отца, — усмехнулся Гарри.

— Да... кстати, как ты изменил свою внешность?

— Я — метаморф, но не говори никому, хорошо? Моя подруга Тонкс тоже. Мы хотим поиздеваться над Гриффиндорцами в этом году. Она попросила меня купить пару гриффиндорских мантий. Мы изменим внешность, а потом у львов появятся проблемы, — Гарри хитро улыбнулся.

— Ха, это будет великолепно! А почему твоя подруга в Гриффиндоре? Звучит так, как будто она слизеринка до мозга костей, — сказал Драко.

— Я знаю, мне жаль её, она ненавидит этот факультет. Все студенты в Гриффиндоре высмеивают ее, потому что она — метаморф, — печально сказал Гарри.

— Я всегда знал, что отец прав, когда говорит, что Гриффиндор — это сборище идиотов. У нее очень редкий талант, и очень много возможностей, да и у тебя тоже. Не потому, что тебе это все нужно, раз ты Гарри Поттер. Отец сказал мне, что линия Поттеров очень стара, точно так же, как и наша. Я уверен, что ты богат, — сказал Драко.

— Ха, теперь меня не удивляет, почему гоблины так проверяли меня. Так, давай закончим с этими глупыми мантиями. Я представлю тебя своей подруге, — предложил Гарри.

— Звучит хорошо. Я бы, на твоем месте, никому не говорил, что ты метаморф. Они заставят тебя зарегистрироваться или что-нибудь типа того, — сказал Драко.

— Да, я уже решил, что не буду регистрироваться, — Гарри вновь изменился, — О, и когда мы будем на людях, не называет меня Гарри, я не хочу, выглядеть подозрительным.

— Хорошо… как ты хочешь, чтобы я тебя называл?

— Как насчет Джеймса? Это мое второе имя.

— Хорошо, Джеймс, — сказал Драко, пробуя новое имя на вкус.

Драко позвал людей обратно в комнату, и десять минут спустя мантии были готовы. Они заплатили и вышли из магазина.

— Сейчас моя мать покупает ингредиенты для зелий, а отец покупает книги. Куда пойдем?

— Хорошо, мама моей тоже подруги покупает ингредиенты для зелий, но мне нужно все остальное. Тонкс хочет пойти со мной, когда я буду покупать палочку. Так, куда еще мы можем пойти?

— Сколько денег ты взял с собой? — любопытно спросил Драко.

— 100 галлеонов, — бесцеремонно ответил Гарри.

Драко одобрительно улыбнулся:

— Отец сказал, что это как раз та сумма, которую люди должны брать для покупок. Ты ему понравишься, это я точно могу сказать. Я думаю, мы можем пойти выбрать каких-нибудь домашних животных. У меня уже есть филин, но тебе тоже кое-что нужно.

Два мальчика вошли в магазин и начали озираться.

— Как ты думаешь, что я должен выбрать? — спросил Гарри.

— Хм. Давай пойдем, посмотрим змей. Нам не разрешают возить их в Хогвартс, но они очень интересные и являются символом Слизерина, — сказал Драко.

— Хорошо. Простите мадам, где у вас змеи? — вежливо спросил Гарри.

— О, они в заднем отделе. Показать тебе дорогу, дорогой?

— Да, пожалуйста.

Женщина повела Гарри и Драко в заднюю комнату, где сотни змей скользили в клетках.

— 'Тупая женщина, держит меняя, ззакрыла в этой клетке, я укушшшу ее есссли она попытаетссся тронуть меня.'

— 'Здесссь владелец ссс двумя детьми.'

— 'Нету доссстойных.'

— 'Тот ссс белыми волосссами хорошш, может ссстать вкуссным обедом.'

Гарри был в шоке, он услышав разговор змей. Он посмотрел на Драко, который, казалось, не обращает внимания на него.

— И так, дорогой, ты ищешь какую-нибудь специфическую змею? — спросила хозяйка магазина.

— Ммм... могу я посмотреть сам? — спросил Гарри.

— Хорошо. Когда найдешь такого, который тебе понравится, позови меня. Множество из них ядовиты, поэтому им нужно удалить железы.

— 'Она уходит!'

— 'Глупая женщина! Если один из этих мальчишшек выберет меня, то я укушшу его.'

— 'Молчать!' — громко прошипел Гарри.

Гарри усмехнулся, когда все змеи замолчали. Он посмотрел на шокированного Драко, глаза которого походили на два галлеона.

— Драко, ты выглядишь так, как будто увидел призрака, — заметил Гарри.

— Т-т-ты г-говоришь на П-парселтанге! — заикался Драко.

— Я что?

— Ты можешь говорить со змеями, — пояснил Драко.

— О… ну… в общем, да. Я думал, что много людей может так делать, — сказал Гарри, не обращая внимания на Драко.

— Нет, Гар…эмм Джеймс, это — редкий дар. Только потомки Салазара Слизерина говорят на нем! — в страхе сказал Драко.

— Кого? — спросил Гарри.

— Салазар Слизерин — основатель факультета Слизерин. Ты, наверное, его потомок, — объяснил Драко.

— Ничего себе, — сказал Гарри. — 'Это что, правда?' — спросил змею Гарри.


Carpe diem

 
Lady_of_the_flameДата: Пятница, 22.10.2010, 22:10 | Сообщение # 4
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
— 'Приветсствую говорящщий! Он говорящщий!'

— 'Приветсствуем говорящий', — начали шипеть в унисон змеи.

— Я думаю, что это правда, — с усмешкой сказал Гарри. — Значит, ты не понимаешь меня, когда я говорю с ними?

— Нет, я слышу только, как ты шипишь. Это жутко. Ты должен купить змею, Джеймс. Теперь тебе нужна одна, — убеждал его Драко.

— Ты же сказал, что их нельзя везти в Хогвартс, — сказал Гарри.

— Ну и что, ты должен купить одну! Ты можешь оставить ее в общежитии. Если ты будешь в Слизерине, то никто не скажет, что у тебя есть змея, Джеймс, — сказал Драко.

— Думаю, ты прав. Какую мне стоит взять?

— Возьми какую-нибудь опасную, — вредно сказал Драко

— О, да, и сказать ей, чтобы она напала на моих родственников магглов, если я ещё раз их увижу, — сказал Гарри.

— 'Мне нужжжна сссильная ззмея. Зздесь есссть среди вас такие?' — спросил Гарри, поворачиваясь к змеям.

Все змеи зашипели:

— 'Я помогу вам!'

— 'Говорящщий, я могу помочь вам.'

— 'Я убью вашших врагов.'

— 'Я буду сссамой посслушшной.'

— 'Кто здесь самый опасный?' — спросил Гарри.

Несколько змей вновь зашипели.

— 'Сссалазар — сссамый опасссный.'

— 'Где Сссалазар?' — спросил Гарри.

— 'Я здесссь.'

Гарри схватил Драко за руку и двинулся на голос, пока они не дошли до гладкой черной змеи с зелеными линиями, украшающими ее спину.

— 'Сссалазар?' — спросил Гарри.

— 'Да говорящщий. Я — Ссаалазар, я египетссский волшшшебный асссп,' — гордо прошипел он.

— 'Какая разница между обычным ассспом и волшшшебным?' — спросил Гарри.

— 'В отличие от наших родсственников, мы питаемся волшшебной ссилой. Я чувсствую, у вас есть великая ссила, говорящщий, я мог бы стать очень большим.'

Гарри смог увидеть улыбку на лице змеи.

— 'Меня зовут Гарри Поттер и я ищщу ссильного защщитника, который защитит меня и моих друзей. Ты поможжешшь мне?

— 'Это была бы чессть для меня, служить вам говорящщий,' — сказал Салазар, склоняя голову.

Гарри открыл верх клетки змеи, и Салазар скользнул в его руку, а затем обвился вокруг плеча. Как только Салазар коснулся его руки, красный свет вспыхнул между змеей и Гарри.

— Что это было? — спросил Драко.

— Я только что слился со змеей, — сказал Гарри. Салазар вырос на несколько дюймов.

— 'Сспассибо, хоссяин. Я очень выроссс. Мы будем отличными друзьями', — прошипел Салазар.

— 'Да. Это мой друг, Драко Малффой. Не вреди ему и моей подруге Тонкссс, ни при каких обссстоятельссствах, ты понял?' — прошипел Гарри.

— 'Да. Я защищу друзей говорящщего', — прошипел Салазар и склонил голову в сторону Драко. — 'Из-за сссвоих волоссс он похож на кролика.'

Гарри засмеялся.

— Что смешного? — спросил Драко.

— Ты ему нравишься, Драко. Он сказал, что из-за своих волос ты похож на кролика, — сказал Гарри, все еще смеясь. — Давай купим его и уйдем отсюда, — поспешил Гарри. Драко начал что-то бормотать.

— 'Хоссяин, оссстановитесь!' — прошипел Салазар, когда они приблизились к прилавку.

Гарри одернул Драко прежде, чем он смог позвать продавца.

— 'Почему? Что сслучилоссь?' — спросил он.

— 'Вы не должны позволить хоссяину магассина взять мой яд,' — шипел Салазар.

— 'Он заберет его, есссли я куплю тебя?' — спросил Гарри.

— 'Да,' — ответил Салазар.

— 'Тогда обмотайсся вокруг моего живота, Сссалаззар. Моя мантия доссстаточно большшая, чтобы ссскрыть тебя,' — сказал ему Гарри.

Змея кивнула и обмоталась вокруг талии Гарри. Когда Салазар спрятался, Гарри кивнул Драко, и они быстро ушли из магазина.

Когда они уже были снаружи, Гарри усмехнулся и велел Салазару обмотаться вокруг плеч.

— Ха, сработало, — Гарри улыбнулся.

— Джеймс, почему ты не купил его? Это глупо. Что, если бы у них были охранные чары или что-то еще? — сказал Драко.

— Ммм. Охранные чары? — нерешительно спросил Гарри.

— Да, они мешают украсть что-либо! Мерлин, ты невероятно удачлив. Держу пари, что они не ставят охранные чары на змей, только на их клетки, — сказал Драко.

— Эмм, я думаю, ты прав. Кто будет брать ядовитую змею в руки, а потом уходить с ней?

— Но это было глупо! Сколько могла стоить эта змея? Десять-одиннадцать галлеонов!

— Да, но если бы мы купили его, то продавец забрал бы у Салазара весь яд. Я не мог этого допустить! Теперь ты понял? — сказал Гарри, усмехнувшись при виде потрясенного лица Драко.

— З-значит, он ядовитый?

— Да. Не волнуйся, Драко, я уже сказал ему не нападать на тебя и Тонкс. Плюс, ему показалось, что ты — кролик, — со смехом сказал Гарри.

Драко хмыкнул, и двое мальчиков пошли по аллее. Драко показал Гарри книжный магазин, где они быстро купили учебники. Через час Гарри сказал:

— Хорошо, я думаю, что мы купили все, кроме палочки, Драко. Давай найдем Тонкс.

— Согласен. Я хочу встретиться с этой Тонкс. Мне кажется, что она единственная гриффиндорка, с которой мне будет приятно общаться, — сказал Драко.

Они подошли к кафе-мороженому.

— Эй, Тонкс!

— Гарри, это ты! Мама пошла прогуляться. Где ты был? — Тонкс хотела его обнять, но отпрыгнула назад, когда увидела змею, спокойно возлежащую на его плечах.

— Расслабься, Тонкс. Салазар тебе ничего не сделает. И сейчас, пожалуйста, называй меня Джеймсом, — сказал Гарри

— О, хорошо, Джеймс. Значит, ты назвал свою змею в честь основателя Слизерина. Хорошо, я думаю, что у тебя есть шанс попасть в Гриффиндор. Не то, что я хочу обвинить тебя, — сказала Тонкс с усмешкой.

— Тонкс, это — Драко Малфой, мы встретились с ним, когда я покупал свою одежду, — сказал Гарри.

— Приятно познакомиться, Драко. — Тонкс пожала мальчику руку.

— Да, мне тоже. Из того, что Джеймс рассказал мне, я понял что, ты, наверное, единственная Гриффиндорка, с которой я собираюсь общаться, — сказал Драко, улыбаясь.

— Ха! Я не виню тебя! — сказала Тонкс. — Так, парни, хотите мороженого?

— Да, а потом мы должны купить мне палочку, — сказал Гарри.

— Да! Я надеялась, что ты не забыл о том, что я хотела пойти с вами, — улыбнулась Тонкс.

— Эй, Тонкс, вчера вечером ты мне тысячу раз сказала, что хочешь узнать, какая у меня будет палочка, — Гарри улыбнулся в ответ.

Три подростка заказали себе мороженое и сидели, разговаривая о школе, когда Драко увидел отца.

— Отец! — крикнул он.

— Ах, Драко, ты тут. Твоя мать ищет тебя уже полчаса. Мы просили тебя остаться в магазине одежды после того, как ты все сделаешь, а не есть мороженое, — упрекнул его мужчина.

— Я сожалею, отец, но… но … — Драко умоляюще посмотрел на Гарри, который кивнул ему. Драко встал и зашептал:

— Отец, это Гарри Поттер. Я встретил его в магазине одежды. Он не хочет, чтобы кто-нибудь узнал, кто он, поэтому изменил свою внешность. Гарри — совсем не такой, как ты говорил. Он ненавидит магглов, и утверждает, что Темный Лорд был прав, убивая их. Еще он говорит, что его родители сами виноваты в собственной смерти, потому что попытались остановить Темного Лорда. Кроме

этого, Гарри владеет Парселтангом и является метаморфом. Он попросил, чтобы мы не называли его имя публично, потому что он не хочет, чтобы его узнали; зови его Джеймсом. Он тоже хочет быть в Слизерине, отец, ты можешь поверить в это?

Гарри наблюдал, как глаза отца Драко, казалось, увеличивались в размерах, прежде чем он, наконец, отошел назад.

— Джеймс, встретить вас — честь для меня. Вы, кажется, произвели весьма хорошее впечатление на моего сына. Меня зовут Люциус Малфой, — мистер Малфой протянул руку.

— Мне очень приятно, мистер Малфой. У вас отличный сын. Я надеюсь, что мы окажемся на одном факультете, — сказал Гарри, пожимая его руку.

— Ну, если то, что только что сказал мне сын, правда, то я не сомневаюсь, что вы будете в Слизерине, Джеймс. Кто ваш друг? — спросил мистер Малфой.

— Это Тонкс, она пойдет на второй курс. Она — гриффиндорка, но ненавидит свой факультет, правда, Тонкс?

— Это правда, мистер Малфой. Я не хочу быть в Гриффиндоре, мне жаль, что я не попала на другой факультет… но только не в Хаффлпафф, потому что тогда я была бы обречена, — мистер Малфой и Драко рассмеялись.

— Хорошо, моя дорогая, по крайней мере, вы понимаете это. Я не сомневаюсь, что вы совершите много великих дел, — ухмыляясь, сказал мистер Малфой.

— Спасибо, сэр. Джеймс сказал мне нечто подобное вчера вечером, — Тонкс взяла Гарри за руку

— 'Хоссяин, ввы нравитессь ей. У нее большой талант, я чувсствую его,' — зашипел Салазар. Гарри улыбнулся.

Он заметил, что Драко и мистер Малфой кинули на него заинтересованный взгляды. Очевидно, они хотели знать, что сказал Салазар.

— 'Хоссяин, старший кролик интерессуется вами. Вокруг него ссильная аура. Он никто по ссравнению сс вами, но он ссилен', — прошипел Салазар.

Гарри усмехнулся.

— Мистер Малфой, мне сказали, что вы — сильный волшебник. Не хотите сопровождать Тонкс, Драко, Салазара и меня? Мне нужно купить палочку.

— Салазар? — любопытно спросил мистер Малфой.

— О, это змея Джеймса, — весело ответила Тонкс.

— Да, я буду рад сопровождать вас, Джеймс. Вы готовы? — Мистер Малфой слегка поклонился.

Они вошли в магазин под вывеской: «Олливандер» и позвонили в звонок. Гарри собирался уже окликнуть продавца, когда услышал незнакомый голос,

— Ах, Люциус. Двенадцать дюймов, клен и сердечная жила дракона, отличная палочка для дуэлей.

Гарри увидел старого волшебника с серебряными волосами и серыми глазами. Мужчина внимательно посмотрел на него.

— Да, мистер Олливандер, — ответил мистер Малфой.

— А, мисс Тонкс, прошел всего год. Я надеюсь, что ваша палочка работает хорошо? Двенадцать с половиной дюймов, волос единорога, правильно? Отличная палочка для чар, — сказал Олливандер.

— Да сэр, у меня все отлично получается, — ответила Тонкс.

— Так, кто у нас здесь? Очевидно, молодому Драко будет нужна палочка и… ах, мистеру Поттеру, приятно видеть, что вы, наконец, вернулись к нам. Интересно, вы — метаморф. Теперь, пожалуйста, не стесняйтесь и верните себе обычный облик, — сказал Олливандер.

Гарри вернул себе нормальный вид и усмехнулся.

— Как вы узнали, сэр? — спросил он.

— У всех есть тайны, не так ли? Молодой мистер Малфой, сначала вы. Я уверен, что вы пошли в своего отца и в любого другого из Малфоев, так что давайте сразу перейдем к палочкам с сердечной жилой дракона.

Мистер Олливандер давал Драко палочку за палочкой, быстро забирая каждую, прежде чем Драко успевал взмахнуть ею. Наконец, лицо Драко прояснилось, он взмахнул палочкой, и из нее посыпались зеленые искры.

— Ах, браво Драко! Люциус, ваш сын получил самую сильную палочку с сердечной жилой дракона, которую я когда-либо делал. Осмелюсь сказать, что традиция Малфоев продолжается, — сказал Олливандер.

— Отлично, Драко, — похвалил мистер Малфой.

— Спасибо, отец, — улыбаясь, поблагодарил Драко, с гордостью рассматривая свою палочку.

—Итак, мистер Поттер, давайте выберем палочку для вас. Поттерам всегда трудно давался выбор палочки. Им никогда не подходило обычное ядро. У вашего прадеда рекорд, он выбирал палочку в течение двух часов, пока не нашел свою, — Олливандер улыбнулся воспоминанию.

Он взял несколько коробок с полки и вручил их Гарри. Мальчик пробовал их одну за другой, но ни одна не подходила. Это продолжалось уже полчаса.

— Я же сказал вам, что Поттеры всегда были особенны! — счастливо приговаривал Олливандер.

— Что ж, бывает, мистер Олливандер, — сказал Люциус, все больше заинтересовываясь, так как груда коробок становилась все больше и больше.

— Хорошо, почему бы и нет... редкая комбинация. Остролист и перо феникса, одиннадцать дюймов, — мистер Олливандер вручил Гарри красноватую палочку.

Как только Гарри взял палочку, он почувствовал, как поток магии прошел через него.

— 'Хоссяин, это палочка вам подходит. Я только что вырос на четверть дюйма,' — сказал Салазар.

Гарри засмеялся и взмахнул палочкой, рассыпав сноп зеленых и красных искр.

— Кажется, мистер Поттер нашел палочку, — сказал Люциус.

— Любопытно, очень любопытно, — мистер Олливандер покачал головой.

— Извините, сэр, но… что любопытно? — спросил Гарри.

— Я помню каждую палочку, которую продал, мистер Поттер, и феникс, чье перо находится в вашей палочке, дал еще одно перо, только совсем другое. Любопытно, что вы были предназначены для этой палочки, ведь ее сестра оставила вам этот шрам.

В магазине повисла тишина.

— Вы хотите сказать, что эта палочка — сестра палочки Темного Лорда? — испуганно спросил Люциус.

— Да, — просто ответил Олливандер.

Гарри не знал, что сказать, и, быстро заплатив десять галлеонов, вышел из магазина, успев изменить внешность.

— Было приятно встретить вас, Джеймс, — сказал Люциус, — Я уверен, что вы и Драко совершите много великие дел. Приятно, когда семьи Поттеров и Малфоев начали смотреть на вещи одинаково. Тонкс, если я могу что-нибудь сделать для вас, то, пожалуйста, не стесняйтесь спрашивать.

— Спасибо, мистер Малфой. Я думаю, что мы сможем встретиться первого сентября. Я позволю Га... Джеймсу брать мою сову, чтобы мы могли писать друг другу. — Тонкс улыбнулась Малфоям.

— Отлично! — взволнованно сказал Драко, — Увидимся первого числа, ребята.

Люциус отвесил поклон Гарри и Тонкс, прежде чем положить руку на плечо Драко и исчезнуть с легким хлопком.

— Он показался мне хорошим. Но моей маме никогда не нравились Малфои, поэтому лучше ей об этом не знать, правда? — сказала Тонкс.

— Почему она не любит Малфоев?

— О, потому что были слухи, что Малфои служат Сам-знаешь-кому. Но они оказались хорошими людьми. А теперь давай пойдем и найдем мою маму, а то она убьет нас обоих, — ответила Тонкс.


Carpe diem

 
Lady_of_the_flameДата: Пятница, 22.10.2010, 22:11 | Сообщение # 5
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
Глава 3: День Рождение с Семьей Часть 1

* * *

Гарри усмехнулся, прочитав письмо Драко в третий раз.

Дорогой Гарри,

Папа сказал, что твой день рождения будет 31 числа, и он согласился, что ты можешь приехать и отпраздновать его у нас в Малфое-меноре. Игла, которую я послал с этим письмом, является порталом. Он активируется в 10 часов, в день твоего рождения.

Драко.

Гарри был очень взволнован, проведя весь день в ожидании.

—'Усспокойтессь!' — прошипел Салазар.

—'Иззвини Ссалаззар, но сегодня мы едем к Драко.

—'Да, да, да соглассен посссетить дом кроликов' — ответил Салазар, скользнув по руке Гарри и обвившись вокруг предплечья его правой руки.

Гарри, вместе с шипящим от раздражения Салазаром, сбежал вниз по лестнице с такой скоростью, с какой только мог.

—О чем ты так волнуешься? — спросила Тонкс, когда он сбежал вниз.

Гарри показал ей иглу и усмехнулся, увидев озадаченное выражении лица подруги.

—Это — игла, Гарри — категорически сказала Тонкс.

—Это — что-то, называемое порталом. Драко сказал, что он активируется в сегодня десять часов и переместит меня в Малфой-менор, где я буду отпраздновать мой день рождения — сказал Гарри, не пытаясь скрыть свое волнение.

—Сегодня твой день рождения! Почему ты не сказал мне об этом раньше? Или когда мы возвращались из Косого переулка? — требовательно спросила Тонкс.

Видя, что его подруга была немного расстроена, Гарри ответил ей:

—Извини, Тонкс, я-я … Никто некогда не беспокоился из-за моего дня рождения, — застенчиво ответил Гарри.

Тонкс тут же успокоилась, и ее глаза начали заполняться слезами.

— Мне т-так жаль Гарри. Я-я не хотела обидеть тебя. Я просто расстроилась из-за, что не подарила тебе подарок. Интересно, как мистер Малфой узнал, когда твой день рождения?

—Мне тоже интересно. Я думаю, что мы можем спросить его, когда будем там, — сказал Гарри.

—Мы? — нерешительно спросила Тонкс.

—Да, я не пойду без тебя — бесцеремонно ответил Гарри.

Тонкс спрыгнула со стула и очень сильно обняла Гарри. Поттер не ожидал ничего такого, и потерял равновесие. Оба подростка упали на спины.

—Ай. Прости Гарри, — сказала очень смущенная Тонкс.

—Зачем ты сделала это? — спросил Гарри, потерев ушибленный затылок.

—Гм… ну... М-меня никогда не приглашали на дни рождения прежде. ( Некросиво звучит вечеринки по случаю дня рожденья — прим. беты) Правда, мама раньше брала меня с собой на вечеринки, и некоторые из ее друзей подходили, чтобы поздороваться, но раньше меня никогда не приглашали друзья, — сказала Тонкс и слеза скатилась по ее щеке.

Гарри мгновенно оказался рядом с нею и обнял ее.

—Хорошо, похоже, что это — первый раз для нас обоих, а?

—Но … я … у меня нет подарка. Я-я должна была сделать тебе подарок! — заплакала Тонкс.

Гарри позволил Тонкс, поплакать в его рубашку прежде, чем разорвать объятие. Он положил руки ей на плечи и посмотрел в ее заплаканные глаза.

—Тонкс, ты — мой друг. Я никогда ничего не получал на день рождения. Впервые я счастлив, что это — мой день рождения, и что у меня есть такой хороший друг, как ты.

Тонкс вытерла глаза платком, и улыбнулась ему в ответ.

—Спасибо, Гарри.

—'Хоссяин, внутри этой вещи, есть магия' — с руки прошипел Салазар.

—Тонкс, сколько времени? — закричал Поттер.

¬—У НАС ОСТАЛАСЬ ТОЛЬКО МИНУТА! — быстро крикнула Тонкс, притянув его к столу и схватив иглу свободной рукой.

Несколько секунд спустя, портал активировался, и Гарри вместе с Тонкс, потянуло через пространство. Мгновение спустя они упали на деревянный пол.

—Тьфу. Ну и как тебе портал? — спросил Гарри, качая головой.

ГАРРИ! — взволнованно крикнул Драко с другого конца комнаты.

Гарри и Тонкс обернулись и увидели улыбающегося Драко Малфоя, идущего к ним.

—Это невероятно, что ты пришла Тонкс, я очень рад видеть тебя!" — сказал теперь уже очень взволнованный Драко.

—Рад тебя видеть Драко, — сказал Гарри, протягивая руку для рукопожатия, забыв, что Салазар обернут вокруг той руки.

Дракон пожал руку Гарри с энтузиазмом, но затем подскочил, увидев черно-зеленую гадюку обвившуюся вдоль руки Гарри.

—'Кролик, — угрожающе зашипел Салазар.

—'Салазар, веди себя хорошо,' — упрекнул его Гарри.

—Салазар передает тебе привет Драко. — с усмешкой сказал Гарри.

— Эмм… правда? — нерешительно спросил Драко.

— Ну… Он сказал "кролик", но я уверен, что он хотел сказать, что ему приятно тебя видеть, — с усмешкой сказал Гарри, смеясь над негодующем выражение лица Драко.

— Лучше скажи этой змее, чтоб на себя посмотрела, — сказал Драко с деланной угрозой.

— Ха. Я думаю, что Салазар сможет за себя постоять, Драко, — с усмешкой сказала Тонкс, в то время как, змея поднялась и посмотрела в глаза побледневшего Драко.

— Раз вас так боится мой сын, Салазар, то я рад приветствую вас в Малфоев-меноре, — сказал Люциус со стороны дверного проема.

— Здравствуйте, мистер Малфой, — со смехом сказал Гарри.

—Пожалуйста, Гарри называй меня Люциус, пока мы у нас дома. — ответил Люциус.

¬—Хорошо, Люциус, я привел с собой Тонкс. Я надеюсь, это не проблема, — коротко сказал Гарри.

— Нисколько Гарри, так даже веселей. Приятно видеть вас снова, Тонкс. — ответил Люциус.

— Мне тоже, мистер Малфой, — с улыбкой ответила Тонкс.

— Теперь пойдемте. Моя жена приказала эльфам, чтобы они работали весь день, чтобы у тебя, Гарри, был отличный день рожденья. Можно подумать, что сегодня день рождения Драко — она так сильно старалась, — с усмешкой сказал Люциус.

Гарри улыбнулся и покраснел от комментарий Люциуса.

— Действительно сэр, миссис Малфой не должна делать всё это.

— Ерунда Гарри. Драко был так взволнован, когда я рассказал ему о твоем наступающем дне рождение. Я думаю, что Нарцисса, восприняла это как вызов, и организовала для вас лучшую вечеринку, какую только смогла, — со смехом ответил Люциус.

— Сэр, а откуда вы знаете, что сегодня мой день рождения? — спросил Гарри.

— О, я хорошо знаком с министром Фаджем, и он позволил мне взглянуть в ваше досье, чтобы узнать, когда будет ваш день рождения, — с усмешкой ответил Люциус.

— А, это все объясняет, — сказал Гарри.

Они шли некоторое время, прежде Тонкс резко остановилась. Гарри тоже остановился, а Люциус и Драко, заметив, что они были одни, повернулись, чтобы посмотреть, где эти двое.

Гарри нашел Тонкс, которая смотрела в окно в состоянии полного шока. Гарри проследил за ее взглядом и судорожно выдохнул. Перед ним был самый большой сад, который он когда-либо виде. На территории в пятьсот ярдов были фонтаны, скульптуры, и множество растений. Все это заканчивалось у ворот поместья. Гарри был ошеломлен, точно так же как Тонкс.

—Наслаждаетесь видом? — с усмешкой спросил Драко

Тонкс и Гарри, оторвались от окна, и только покачали головами.

— Это действительно впечатляет, — с благовейным страхом сказала Тонкс.

— Да, пра-пра-пра-пра-пра-прадедушка Драко, Эндрю Малфой, посадил эти сады и построил этот дом. Теперь, все это принадлежит нашей семье." — с усмешкой сказал Люциус.

— Ничего себе. Это впечатляет, — сказал Гарри.

— 'Я хочу поохотиться в этом саду, можно?' — любопытно спросил Салазар.

¬— Салазар хотел бы знать, мог бы он поохотиться на вашей территорию? — спросил Гарри.

— Конечно, скажи ему, что в западной части сада есть противная стая диких полевок, которые уничтожают растения. Если бы он мог бы позаботиться о них, это бы сохранило Трикси много времени, — ответил Люциус.

—'Салазар, тебе разрешили. Он говорит, что тут есть стая полевок в западных землях. Счастливой охоты, мой друг,' — прошипел Гарри.

Салазар поклонился Гарри, а затем повернулся и благодарно поклонился Люциусу, прежде чем выскользнуть из прихожей.

— Интересный у вас фамильяр, Гарри, — с усмешкой заметил Люциус.

— Я должна согласиться. Эта змейка напугала маму до смерти, — с ухмылкой сказала Тонкс.

Поход в гостиную, не был долгим, и как только Гарри прошел через дверь, он застыл в шоке. В центре комнаты, плавала магическая надпись, которая зелеными буквами гласила: "С днем рождения, Гарри!", а серебренные и зеленые змейки, скользила вокруг слов.

—Это… это невероятно, — запинаясь произнес Гарри.

—Ну, я должна сказать, что Добби, Трикси, и Эмили, потратили на это весь день, — сказал женский голос из другого конца гостиной.

Гарри повернулся и увидел, аристократического вида женщину с платиновыми волосами, как у Драко.

— Миссис Малфой, я полагаю? — осторожно спросил Гарри.

¬— Зови меня Нарциссой, Гарри, — любезно ответила миссис Малфой.

— Хорошо, Нарцисса, я не знаю, что сказать. Это удивительно, я не могу поверить, что вы сделали это для меня, — сказал Гарри.

— Ну… Тебе здесь очень рады, Гарри. Теперь, пожалуйста, садитесь, — сказала она, двигаясь к зеленому кожаному дивану.

Глаза Гарри на мгновение расширились, когда еда магически появилось на столе перед ними.

— Итак, Гарри. Драко сказал мне, что ты хочешь попасть в Слизерин? — спросила Нарцисса.

— Да мадам, — ответил Гарри.

— Ты знаешь, что большая часть волшебного мира ожидает, что ты будешь в Гриффиндоре?" — спросила Нарцисса с усмешкой.

Гарри и Тонкс, не могли не засмеяться вслух, заставляя миссис Малфой любопытно посмотреть на них.

— Извините мадам, но Гарри никогда не попадет в Гриффиндор. Я уверена, что у него есть достаточно храбрость, но в день, когда парселтангист попадет в Гриффиндор, я уйду из Хогвартса, — с усмешкой ответила Тонкс.

—П-п-парселтангист! — в шоке, заикалась, произнесла Нарцисса. Заметив, что она была удивлена этим одна, она повернулась к Люциусу. — Ты знал об этом! — мрачно сказала она.

— Да, Нарцисса. Драко рассказал мне, когда мы были в Косом переулке. У Гарри есть египетский волшебный асп. Я не буду удивлен, если этот асп развился в Окками (Англ. слово Occamy. Нашел только то, что этот термин встречался в оригинале ГП, а перевода нет — прим. беты) при Гарриной заботе, — с усмешкой сказал Люциус.

— Простите? Что вы имеете в виду, говоря что аспы могут развиться в Окками? — спросил Гарри.

— О, ну… Известно, что Окками — это только волшебные змеи, которые могут справиться с волшебной совой, — ответил Люциус с усмешкой. — Я думаю, что у ядовитого египетского волшебного аспа, без проблем справится даже с самым сильным филином. Так, что Драко удостоверяется, что Салазар и Омар никогда не встретятся, — с усмешкой сказал Люциус.

—Омар? — спросил Гарри.

— Это наш семейный филин, — ответил Драко. — Не волнуйся отец, я удостоверюсь, что они никогда не встретятся.

— О, я не знал, что Салазар — маленький коварный дьявол — с улыбкой ответил Гарри.

— Ну, хватит. Как насчет нашего подарка тебе? — сказал Драко, с большой улыбкой.

— Вы не должны мне ничего дарить, мистер Малфой, вашего гостеприимства было достаточно, — быстро сказал Гарри.

— Ерунда, Гарри, — сказал мистер Малфой, махнув рукой, — мы купили тебе два подарка. Один — от меня с Нарциссой. Другой — кое-что от Драко. Я думаю, что ты будешь доволен, — с улыбкой ответил Люциус, кладя две маленькие коробки на стол.

— Engorgio! — произнес Люциус, указав палочкой на них.

Глаза Гарри стали как два галлеона, когда эти две коробки увеличились в размере. Гарри взял ту, что была меньше. Гарри нервно развернул обертку и увидел, что это была книга 100 Древнейших Семей Европы Ориона Блека.

— Я считаю, что она тебе будет очень полезна, Гарри. Такая книга есть у главы каждой семьи. Линия Поттеров — один из самых древних волшебных семей. Я считаю, что ты должен знать своих предков, — с улыбкой сказала Нарцисса.

Ничего себе. Спасибо! — сказал Гарри, взволнованно ища главу про Поттеров. Глаза Гарри округлились, когда он нашел главу. Под золотым грифоном с мечом во рту было написано Поттер. Гарри быстро просматривал текст. Он узнал, что его семья была одной из немногих семей, которые были потомками Годрика Гриффиндора и так, как у Гриффиндоров была связь с Мерлином, то Поттеры были связаны и с ним.

— Я связан с Мерлином! — в шоке сказал Гарри.

— Невозможно… Дай мне посмотреть! — крикнула Тонкс.

Гарри вручил ей книгу, и она задохнулась, когда увидела связь между Амброзией и Гриффиндором, а затем Гриффиндора с Поттерами.

—Да Гарри. Твоя семья действительно очень древняя. Малфои также древны, мы связаны с Морганой Ля Фэй, — гордо сказал Люциус.

— Ничего себе. Эй, Тонкс, ты думаешь, что твоя семья есть в этой книге? — любопытно спросил Гарри.

— Эээ … я сомневаюсь насчет этого, — застенчиво сказала Тонкс.

— Почему ты не знаешь? — спросил Гарри, не замечая дискомфорт его подруги.

Очевидно, Драко тоже не заметил его, и спросил:

—Тонкс, какая у тебя фамилия?

—О… Я думаю, что Тонксы — не старая семья. Я сожалею, Тонкс, — застенчиво ответил Гарри.

— Подожди! Твоя фамилия Тонкс? — спросила Нарцисса.

— Да. Я ненавижу свое имя, и пользуюсь своей фамилией, — застенчиво ответила Тонкс.

— Нимфадора, — спокойно сказала Нарцисса, но достаточно громко, чтобы все услышали ее.

— Откуда вы знаете мое имя? — любопытно спросила Тонкс.

— Ты — дочь Анди? — спросила Нарцисса, теперь уже с края ее места.

— Анди? — переспросила Тонкс.

—Андромеда. Ты дочь Андромеды? — с нетерпением спросила Нарцисса.

Тонкс и Гарри заметили Люциуса и Драко, смотрящих на нее с большим интересом.

Да, она — моя мама, — ответила Тонкс, немного нервно.

Тонкс и Гарри, наблюдали, как челюсти трех Малфоев, упали на пол.

Не заметив, что никто не собирался объяснить им происходящее, Гарри спросил:

—Гм, как вы знаете миссис Тонкс, Нарцисса?

Это, казалось, вывело их всех из шока.

—Боже мой, твоя мать никогда не говорила тебе обо мне? — немного нерешительно спросила Нарцисса.

Когда Тонкс, отрицательно покачала головой, Нарцисса раздраженно зашипела.

—Дорогая, я — сестра твоей матери, и твоя тетя, — прямо сказала Нарцисса.

—ЧТО! — в шоке завопила Тонкс.

— Это правда. Я не знаю, почему она никогда не говорила тебе обо мне, — сказала теперь уже раздраженная Нарцисса.

— У меня есть тетя… — с недоверием произнесла Тонкс.

— И кузен, — сказал Гарри, указывая на Драко, который выглядел также ошеломленным.

— И кузен… — добавила Тонкс, находясь в шоке.

— Подожди. Твое настоящее имя — Нимфадора? — сказал Драко, с чем-то вроде улыбки.

Тонкс зарычала на Драко:

— Драко, хоть мы и кузены, но это не помешает мне заколдовать тебя, за то, что ты назвал меня так.

Это, казалось, сломало лед, и все начали смеяться.
—Подождите, так вы и моя мама были сестрами? Почему она никогда не говорила мне о вас? — спросила Тонкс.

— Твоя мать и я, были почти, что тройняшками. Твоя мать была средним ребенком, я была самой молодой, — сказала Нарцисса, прежде, чем смогла остановиться.

— Подождите! Так, у меня есть еще тетя или дядя! Кто? Почему я не знаю ни одного из них? — быстро спросила Тонкс.

Нарцисса, бросила взволнованный взгляд на Люциуса, который просто пожал плечами, что убедило ее продолжать.

—Твоя вторая тетя — Беллатриса Лестрейндж — сказала Нарцисса.

Тонкс судорожно вздохнула от новости.

—Беллатриса Лестрейндж — моя тетя… — произнесла Тонкс, с белым как полотно, лицом.

—Да, — ответила Нарцисса.

—О, Мерлин! Неудивительно, что мама никогда не рассказывала про нее — быстро сказала Тонкс.

—Что за Беллатриса Лестрейндж? — спросил Гарри.

— Она была одним из самых ярых последователей Сам-Знаешь-Кого. После того, как тебе удалось победить его, она запытала Лонгботтомов до безумия, полагая, что он был жив! Она сидит в Азкабане уже 10 лет! — быстро сказала Тонкс.

— О, — сказал Гарри, неуверенный в том, что нужно ответить на это.

— О Гарри, я связана с убийцей. Нет, я не связана с психопаткой! — кричала Тонкс.

— Тонкс, успокойся, — сказал Гарри.

— ПОДОЖДИТЕ СЕКУНДОЧКУ! ЭТО ЗНАЧИТ, ЧТО МОЯ МАТЬ БЫЛА БЛЕК!— крикнула Тонкс.

Нарцисса кивнула головой:

— Мы — сестры Блек.

—О, Мерлин! Я связана с самой непопулярной темной волшебной семьей! Мама всегда говорила мне, что метаморфы убегали из ее семьи, но она никогда не говорила мне, что это была за семья! — кричала Тонкс.


Carpe diem

 
Lady_of_the_flameДата: Пятница, 22.10.2010, 22:11 | Сообщение # 6
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
— Ты — метаморф? — спросила Нарцисса.

— Да — рассеяно ответила Тонкс.

— Я тоже, — сказала Нарцисса, изменяя свои платиновые волосы на неоново-синие.

Шок Тонкс о том, что она была Блек, сразу исчез и она скопировала цвет волос Нарциссы. Чтобы не стоять в стороне, Гарри изменил свои волосы, чтобы соответствовать их прическе. Нарцисса задохнулась в шоке.

—Гарри, ты тоже метаморф! — крикнула Нарцисса.

— Да, — гордо сказал Гарри.

— Но… Поттеры никогда не были метаморфами — заикалась произнесла Нарцисса.

— Я считаю, что являюсь первым, — ответил Гарри.

— Это невозможно! Метаморфия — генетически переданная способность, ты не можешь быть просто первым, кто владеет ею! — кричала Нарцисса.

— Тогда, может это от моей мамы, — небрежно сказал Поттер.

— Я ВСЕГДА ЗНАЛА ЭТО! Я ВСЕГДА ПОДОЗРЕВАЛА! ЛЮЦИУС РАЗВЕ Я ТЕБЕ НЕ ГОВОРИЛА! ГОВОРИЛА ТЕБЕ, ЧТО ЛИЛИ ЭВАНС — НЕ МАГГЛОРОЖДЕННАЯ!" — кричала Нарцисса.

— Дорогая, успокойся, ты не знаешь этого, — спокойно сказал Люциус..

— Люциус, он — метаморф. У Поттеров никогда не было этой способности, только у Блеков, Боунсов, и у Делакур (По моему, по-русски должно быть что-то типа «Де-ля-Кюр» — прим. беты)! Лили, могла быть косвенно связана с ними! Мы должны связаться с Гринготтсом и выполнить тест на чистоту крови для Гарри! — кричала Нарцисса.

— Гм, извините. О чем вы говорите? — спросил Гарри.

— О, прости дорогой. Твоя мать была невероятно талантливой ведьмой. Я никогда не думала, что она была магглорожденной, у нее был врожденный талант. Она обучала меня чарам, и была протеже у Флитвика. Я была на седьмом курсе, а она была лучшой на курсе, и она обучала меня, ха. Я всегда знала, что она не была магглорожденной. Это — доказательство! — торжествующе произнесла Нарцисса.

— Нарцисса, это ничего не доказывает. Кроме того все знали, что Лили была протеже по чарам — сказал Люциус, в попытке успокоить жену.

— Люциус, а как насчет того, что магглорожденная волшебница, смогла стать протеже по чарам? — резко спросила Нарцисса.

— Дорогая, мы это уже проходили. Это несущественно, — ответил Люциус.

— Скорее всего, у Лили была древняя волшебная кровь! Это может доказать и метаморфические способности Гарри! Лили Поттер, так или иначе происходила из чистокровной семьи! — кричала Нарцисса.

— Отец, это также объяснило бы способность Гарри, говорить на парселтанге! — взволнованно произнес Драко.

Люциус задумался и, наконец, сдался:

— Хорошо, мы отвезем Гарри на тест на чистоту крови, и тест наследования. Это решит все раз и навсегда.

—Тест наследования? Тест на чистоту крови? — любопытно спросил Гарри.

— О, извини Гарри. Это ритуалы, которые гоблины проводят за довольно крупную сумму. Они покажут: есть ли у тебя, какие-нибудь другие таланты, такие как эмпатия или анимагии. Обычно их проводит в шестнадцать лет, когда магия будет на более высоком уровне, но тест наследования бесплатен, а тест чистоты крови стоит значительную сумму. Обычно тест на чистоту крови проводят, чтобы подтвердить титул лорда, — пояснил Люциус.

— Ничего себе, — произнес Гарри.

— Гм, миссис Малфой? — спросила Тонкс.

— Пожалуйста, называй меня тетей Нарцисса, Нимфадора, — любезно сказала Нарцисса.

— Гм… хорошо. Тетя Нарцисса, почему моя мама никогда не говорила мне о вас? Я понимаю, почему она никогда не говорила о Беллатрисе, но почему никогда о вас? — тихо спросила Тонкс.

Нарцисса тяжело вздохнула:

— Нимфадора, твоя мать была…а-а-а… хорошо, я думаю, что подойдет слово мятежница.

— Мятежница! Моя мама? — в шоке спросила Тонкс.

Нарцисса рассмеялась, при виде Тонкс с отвисшей челюстью.

— Ах, да у нее была неподходящая нашему семейству черта. Она была, как наш кузен Сириусу, который был первым Гриффиндорцем в семье Блек. Ну, у твоей матери был брачный контракт со вторым сыном Лестренджев, но молодой Рабастан был пойман как последователь Темного лорда и посажен в Азкабан. Контракт был определенно расторжен.

Никто в семье не знал, как Анди встретила твоего отца. Тед Тонкс нравился ей. Когда Рабастан попал в тюрьму, наша мать начала рассылать предложения относительно нового брачного контракта для Анди. В течение нескольких недель она получила несколько положительных ответов от большого количества влиятельных чистокровных семей.

Очевидно, Анди нашла одно из писем и заволновалась. Она считала, что раз Рабастан за решеткой с расторженным контрактом, то она была свободна. Не было секретом, что она точно не следовала идеям семьи Блеков быть настоящей ведьмой. Твоя мать решила, что с нее было достаточно и сбежала из дома, прежде чем мы узнали, что она вышла за муж. Мать была разъярена. Беллатриса, собиралась пойти и убить твоего отца за то, что он осквернил имя Блеков.

— Что произошло с моим отцом? — спокойно спросила Тонкс. — Мама сказала мне только то, что его убил темный лорд.

—Мерлин! Твоя мать многое тебе не рассказала. Позволь мне сначала сказать тебе, что твой отец не был самым умным человеком. Храбрый да, но умным абсолютно нет. Он был из семьи магглов и не имел никакого понятия о волшебном мире и его традициях. Тед был в Дырявом котле, и говорил с коллегой о нападениях полукровки, возомнившем себя темным лордом. Он назвал темного лорда трусом, который нападал только ночью и был жалким подобием волшебника... — сказала Нарцисса.

— ОН, ЧТО?! ОН ХОТЕЛ УМЕРЕТЬ?! — кричала Тонкс.

— Я не знаю дорогая, но за соседним столиком с твоим отцом сидел репортер, но он записал только последнюю часть их беседы. Она появилось на первой полосе «Ежедневного пророка» на следующий день с заголовком: "Владелец магазина в Косом Переулке назызывает Темного Лорда трусом!" Само собой Темный Лорд обиделся. Я не знаю как… — просто сказала Нарцисса.

Тонкс только качала головой с недоверием.

— Что произошло?

— Темный лорд пришел в его магазин и вызвал твоего отца на поединок чести. У твоего отца, который родился у магглов, не было никаких знаний, о том что это. Твой отец он согласился на общественный поединок в центре Косого переулка, но когда темный лорд повернулся спиной, чтобы выйти из магазина, твой отец, попытался проклясть его. Это, было последней вещью, которую он когда-либо делал… — сказала Нарцисса, раздраженно качая головой.

— Почему? — нерешительно спросила Тонкс.

— Поэтому, мы, дорогая моя против того, чтобы магглорожденные изучали волшебство. Они не понимают наши обычаи и традиции. Вызывая Темного Лорда на поединок, твой отец подписал магический контракт. Когда он попытался проклясть в спину Темного лорда, тот контракт и сама магия убила твоего отца за его собственную глупость, — сказала Нарцисса.

Все замолчали, а Тонкс позволила нескольким слезам скатиться по ее лицу. Гарри собирался обнять ее, но Тонкс вышла из себя, вскочила и начал кричать.

— ВЫ ХОТИТЕ СКАЗАТЬ МНЕ, ЧТО МОЙ ОТЕЦ, — Гарри заметил, как она выплюнула слово «отец» — БЫЛ ДОСТАТОЧНО ГЛУП, ЧТОБЫ ОСКОРБИТЬ ТЕМНОГО ЛОРДА И К ТОМУ ЖЕ НАРУШИТЬ МАГИЧЕСКИЙ КОНТРАКТ! — крикнула Тонкс.

Малфои были озадачены. Потом Люциус начал говорить:

— Я сожалею дорогая, но это правда. Я был в переулке в тот день. Я видел, как все это произошло. Именно поэтому Нарцисса знает все это.

Гарри видел, как Тонкс начала рыдать.

— Я… я… мама всегда говорила мне, что он умер смелым … борющимся … с… Темным Лордом, — произнесла Тонкс сквозь слезы.

Гарри быстро обнял ее.

— Кшш, Дора, все в порядке. Все в порядке.

— Гарри, мой отец был трусом, — Тонкс свернулась в клубок.

— Он не понимал волшебство Дора. Он родился у магглов, он не знал. Ему нельзя было разрешать ехать в Хогвартс, — мягко сказал Гарри.

— Ты, правда, веришь в это? — фыркнула Тонкс.

— Я верю, Дора. Мне не нравятся магглы. Мои родственники, — Гарри выплюнул это слово — показали мне, что они думают о волшебстве.

—Я… я думаю, ты прав, — подавленно произнесла Тонкс — Я всегда считала, что такие люди как мой папа, имели право изучать волшебство, но они никогда его не понимали. Они же издевались над тобой, в твой собственный день рождения.

— Тонкс, ты для меня важнее, чем мой день рождения, ты же знаешь это, — шепнул Гарри в ее ухо, так, чтобы Малфой не могли услышать.

— П-правда? — прошептала Тонкс.

— Тонкс, ты мой первый друг, который у меня когда-нибудь был, конечно, ты для меня важнее всего, — прошептал он ей в ответ.

— Хорошо, как твой друг, я говорю тебе открыть свой второй подарок! — сказала Тонкс, возвращая улыбку, хотя Гарри мог видеть, что она была немного натянутая.

Гарри улыбнулся в ответ.

— Только если ты поможешь мне открыть его — сказал Гарри с усмешкой.

Тонкс улыбнулась в ответ и сказала:

— Только если ты настаиваешь!

Эти два подростка, быстро порвали большую обертку. Когда они сняли бумагу, Тонкс, судорожно выдохнула.

— Гарри, это — Нимбус 2000, самая быстрая метла!

— Мистер Малфой! Эмм…Люциус, я не могу принять его. Это слишком дорогой подарок! — сказал Гарри, попытавшись отодвинуть метлу.

— Нет Гарри, мы настаиваем. Драко нужен кто-то, с кем он сможет полетать. В конце концов, он получил свой Нимбус 2000 на его день рождения, который был в начале лета, — сказал Люциус с усмешкой.

— Да Гарри, давай пойдем на поле для квиддича! — с улыбкой сказал Драко.

— Эмм… хорошо, но я никогда не летал на метле прежде, — сказал Гарри, находясь все еще в шоке.

— Я тоже, — рассеяно сказала Тонкс.

— Хорошо, мы с Нарциссой возьмем пару наших старых метел и будем учить вас летать! Да дорогая? — сказал Люциус.

— О, действительно. Мы посмотрим, какая позиция лучше всего вам подойдет. Люциус был вышибалой в Слизерине, а я была вратарем. Тонкс, твоя мать, была охотником в Рейвенкло, и Гарри, твой отец был ловцом Гриффиндора, если память мне не изменяет, — сказала Нарцисса с улыбкой.

Хорошо. Вперед! — сказал Гарри, подпрыгнув и подняв взволнованную Тонкс за собой.


Carpe diem

 
Lady_of_the_flameДата: Пятница, 22.10.2010, 22:12 | Сообщение # 7
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
Глава 4: День Рождение с Семьей Часть 2

Гарри и Тонкс шли за Малфоями по прилегающей к дому территории. Через несколько минут Драко остановился и сказал:

— Добро пожаловать на поле Натаниеля.

Гарри шумно выдохнул, посмотрев на подножье холма, на котором они стояли. В воздухе, на высоте восьмидесяти метров, висело шесть массивных колец и несколько трибун. Гарри никогда не видел матчей по квиддич, но знал, что это было впечатляюще, потому что Тонкс выглядела так же как и он.

— У вас настоящее профессиональное поле для квиддича, — тихо сказала Тонкс с благоговейным страхом.

Гарри наклонился, и любопытно спросил

— Тонкс, что значит профессиональное поле?

— Я думаю, что могу ответить на этот вопрос, Гарри, — с улыбкой сказал Люциус. — Ты знаешь, что в обычном доме либо нет поля, либо оно не в натуральную величину. Однако мой дед Натаниель Малфой был международной звездой Квиддича. Перед каждым сезоном он, как правило, проводил благотворительный турнир. Приезжало много знаменитых игроков в квиддич, политических деятелей, прессы. Однажды он решил, что на таких приемах очень скучно, и решил построить это поле.

— Ничего себе, — тупо ответил Гарри.

Они дошли дошли до центра поля, и Драко, Нарцисса, и Люциус, положили свои метлы на землю. Нарцисса дала Тонкс старый «Чистомет 7» Драко. Нимфадора нервно положила его на землю перед собой.

— Итак. Тонкс, у тебя были какие-нибудь уроки полетов в Хогвартсе? — спросил Люциус.

Гарри заметил что, на щеках Тонкс появился румянец, и она опустила голову.

— Эм... ну… я была в больничном крыле всю ту неделю, на которой были уроки полетов, — ответила Тонкс.

— Боже мой. Это ужасно. В смысле, раз ты пролежала в больничном крыле неделю, то, наверное, случилось что-то серьезное, — сказала Нарцисса.

— Это, скорее всего, было очень серьезно, дорогая. Я учился в школе вместе мадам Помфри, и все знали, что у нее был дар целительства. Она стала медсестрой на четвертом курсе, — сказал Люциус.

— Это… эм… это было серьезно, — сказала Тонкс.

— Так что произошло дорогая? — обеспокоенно спросила Нарцисса.

— Гм… Моя кожа плохо отреагировала на шутку близнецов Уизли, — мрачно сказала Тонкс.

Гарри сжал свои пальцы так сильно, что они начинали бледнеть. «Я клянусь, что устрою этим близнецам такой урок, который они никогда не забудутс. Никто не смеет издеваться над Тонкс. Интересно, смог бы Салазар съесть их сову как закуску. Люциус сказал, что они могут выростать в Окками или что-то типа того». Гарри заметил, что Тонкс, не хочется говорить о том, что близнецы Уизли сделали с ней. «Их сову не будем трогать. Я позволю Салазару съесть одного из близнецов». Крик Люциуса выдернул Гарри из своих темных мыслей.

— Проклятые Уизли! Дорогая, я сожалею, что тебе приходится терпеть их. Если они сделают тебе что-нибудь плохое еще, сообщи мне. Я состою в попечительском совете Хогвартса. — сказал Люциус.

— Нет, мистер Малфой… эмм… дядя Люциус, я не хочу создавать вам пробелем, — быстро проговорила Тонкс.

— Дорогая, ты — часть нашей семьи, это не будет проблемой. И если честно, то лучше, чтобы у сыновей Артура были проблему на Рождество, — с улыбкой сказал Люциус.

Люциус заметил непонимающие взгляды Тонкс и Гарри, посланые ему после этого заявления, и пояснил:

—Видите ли, я никогда не любил Артура Уизли. Уже несколько лет он пытается арестовать меня за хранение темных артефактов, представляете? — с раздражением сказал Люциус.

— Я верю, что вы можете решать проблемы Тонкс. Чем больше она, рассказывает мне об этих близнецах, тем больше я ненавижу их, — мрачно произнес Гарри.

— Да, Уизли — самая бедная чистокровная семья, которую я когда-либо встречал, и в материальном плане, и в отношении к традициям. Артур так одержим маглами, что иногда я думаю, что он один из них, — сказал Люциус с улыбкой.

— Дорогой, давай поговорим о менее серьезных вещах, например об обучении Гарри и Тонкс полетам, — решила сменить тему Нарцисса.

— Ты права, моя дорогая. В прочем, как всегда, — с ухмылкой сказал Люциус.

— Теперь я хочу, чтобы вы подняли руку над своими метлами, и сказать «вверх», — сказала Нарцисса.

Гарри и Тонкс, посмотрев друг на друга и пожав плечами, сделали то, что просили. Поттер был очень рад видеть, как его метла, немедленно подлетела под ладонь. Он весело улыбнался, пока не засетил, что метла Тонкс даже не шелохнулась. Нимфадора попробовала еще три раза, но напрасно… Гарри увидел, что она снова захотела заплакать.

Гарри медленно подошел к ней:

— Тонкс, не волнуйся так об этом. Это — всего лишь глупая метла.

Тонкс рассмеялась, и посмотрела на Гарри с улыбкой. Она попробовала еще раз, с немного большей уверенностью. Все улыбнулись, потому что метла быстро подлетела под ее ладонь.

— У меня получилась! — счастливо крикнула она.

— Поздравляю, — сказала Нарцисса.

— А теперь мы можем взлететь? — Драко с раздражением растягивал слова, но все видели, как он ободряюще улыбнулся Тонкс.

— Хорошо, а теперь оттолкнитель от земли, обеими руками держась за древко метлы, — произнес Люциус. — Теперь, попробуйте медленно…

Люциуса резко замолчав, увидев как Гарри и Тонкс оторвались от земли поднялись в воздух на 60 футов и выровняли метлы.

Малфои быстро справились с шоком и полетели за ними.

В воздухе Тонкс на мгновение потеряла управление, испугавшись высоты. А находившийся рядом, Гарри был счастлив, как никогда. Он наклонил свою метлу вперед и полетел прямо на Тонкс.

— Это великолепно! — выкрикнл Гарри, отпустив древко метлы обеими руками, и поднял их вверх.

Тонкс улыбнулся энтузиазму друга и ее страх сталь отступать.

— Знаете, вы двое, обычно на первом уроке, учаться взлетать, а не летают на максемальной скоростью, — сказал Люциус.

— Но это так классно! — закричал Гарри, облетев поле. Он не знал как, но он мог управлять метлой так, будто она была его частью.

Пока Гарри, мчался по поля, делая различные воздушные финты, он не мог видеть полные шока лица, которые были у Малфоев и Тонкс.

— Это его дар, отец, — с благоговейным страхом произнес Драко, после того, как его друг, поднявшись на сорок футов в воздух, сделал сальто и нырнул вниз.

— Я не удивлена, Драко. Его отец выиграл для Гриффиндора четыре кубка подряд, — сказала Нарцисса, наблюдая, как Гарри играюче выполнял все более и более опасные маневры.

Тонкс собрала всю свою Гриффиндорскую храбрость и сказала:

— Хорошо, если Гарри смо сделать это с первой попытки, тогда и я смогу, — С этими словами она наклонила свою метлу вперед так, как это делал Гарри, и помчалась за ним. Ей понравилось чувство ветра в волосах. Когда она, наконец, достигла Поттера, на ее лице была довольная улыбка.

— Эй, Тонкс, давай наперегонки вокруг поля, — сказал Гарри с улыбкой.

— Ты проиграешь! — кинула через плечо Тонкс.

— Пожалуй, я буду тем, кто победит, — растягивая слова, произнес Драко, взлетел и помчался за ними.

— Я сомневаюсь, сын, — сказал Люцикс с улыбкой.

— Хорошо, я буду наблюдать, чтобы удостовериться, что вы не поубиваете друг друга, — усмехнулась Нарцисса.

Гарри, Тонкс, Драко, Люциус и Нарцисса, приземлился пять с половиной часов спустя. Люциус принес мячи для квиддича, и они играли двое надвое, а один из них был судьей. Все закончилось тем, что Гарри и Люциус выиграли большинство игр, со счетом 5-1. Когда они приземлились, Драко, с улыбкой до ушей, прокричал:

— Мы выиграем кубок по квиддичу в этом году!

— Я думала, что первогодки не могут играть? — спросила Тонкс с улыбкой.

— Фактически, в доме Слизерин, всегда играют самые лучшие игроки, но обычно первогодки не могут пройти отбор. Я думаю, что после твоего крестного, в команду не пробовался не один первокурсник, Драко, — с усмешкой сказал Люциус.

— Кто твой крестный? — любопытно спросила Тонкс.

— Северус Снейп, — с усмешкой ответил Драко.

Лицо Тонкс, должно быть, исказилось от шока, потому что Малфои взорвались в припадке смеха.

— Что плохого в Северусе Снейпе? — спросил Гарри у Тонкс.

— Он — учитель зельеварения в Хогвартсе. Он просто ненавидит меня, — ответила Тонкс.

— Почему?

— Ну, достаточно того, что я — Гриффиндорка, ну… еще я очень неуклюжая, — ответила Тонкс.

— Помоему нет, — сказал Гарри.

— Ну… гм, я действительно удивлена, что ничего не сотворила рядом с тобой, — сказала Тонкс, немного покраснев.

— Дорогая, я могу объяснить твою неуклюжесть, — с улыбкой сказала Нарцисса.

— Правда? — с надеждой спросила Тонкс.

— Могу я спросить, ты была в своем естевственном облике рядом с Гарри, или только меняла церты лица, и цвет волос? — спросила Нарцисса.

— Да, в последнее время я изменяла только цвет и длину волос, — ответила Тонкс.

— Дорогая, когда ты изменяешь большую часть своей внешности, например мышечную массу или рост, твой центр тяжести смещается. Чтобы приспособиться тебе нужно время и если ты продолжишь перевоплощаться, то ты будешь полностью изменять себя. Даже в своем настоящем облике, — сказала Нарцисса, улыбаясь.

— Почему никто не говорил мне об этом прежде! — вскрикнула Тонкс, размахивая руками.

— Ну… это коммерческая тайна, — с улыбкой ответила Нарцисса.

Гарри только улыбнулся, смотря на Тонкс, которая дулась из-за незнания информации о метаморфах.

— 'Хосссяин, мы готовы ухходитть от кроликов?'

Гарри посмотрел вокруг, прежде чем увидеть скользящего к ним Салазара.

— 'А, Сссалаззар, как прошшшла твоя охота?' — прошипел Гарри.

— 'Хоррошшо.' — прошипел Салазар, а Гарри подобрал его и положил вокруг шеи.

— 'Так, мы можем уйти?' — снова прошипел Салазар.

Гарри посмотрел на свои часы и кивнул. Они должны были вернуться до того, как мама Тонкс вернется с работы.

— Тонкс, уже почти 6, мы должны уходить, — сказал Гарри.

— Мерлин, я не могу поверить, что уже почти шесть. Куда ушло время? — спросила Тонкс.

— Ха, время прошло, пока мы с тобой играли против Гарри и отца на поле, — сказал Драко с улыбкой.

— Я все еще считаю, что ты хорошо играл, Драко, — сказал Люциус с улыбкой.

— Да, отец. Счет 5-1 — это нормально. Ведь только в последнем тайме мы с Тонкс поняли вашу хитрую стратегию игры, — с усмешкой сказал Драко.

— Да. Я никогда не видел, чтобы, для победы в последний тайме, вратаря выставляли в роли охотника, — упрекнул его Люциус.

— Но ведь это сработало, не правда ли? Ведь счет 11-9, все же победа, отец, — сказал Драко

— Да, это победа, — ответил Люциус.

Когда, наконец, пришло время уходить, Люциус дал Тонкс и Гарри портключ, с координатами парка, которые ему сказала Тонкс.

— Запомните: второй портключ перенесет вас двоих к Гринготтсу завтра утром в 13:00, для того, чтобы Гарри успел пройти все тесты, — напомнил им Люциус.

— Мы помним, сэр, и спасибо за самый лучший день рождения, который у меня когда-либо был, — сказал Гарри, пожимая руку мистера Малфоя.

— Нам это было несложно, Гарри, — сказал Люциус с улыбкой.

Пока Гарри прощался с Драко, Тонкс и Нарцисса прощались между собой:

— До свидания, тетя Нарцисса, — сказала Тонкс, со слезами на глазах.

— До свидания Нимфадора, — ответила Нарцисса, стиснутая в обьятиях Нимфадоры.

— Вы придете в Гринготтс завтра? — спросила Тонкс, приложив все усилия, чтобы не назвать ее по имени.

— Я приду. Увидимся там завтра. Иди, ты должна вернуться домой прежде, чем Анди начнет волноваться. И помни, ничего не говори своей матери. У нас ней не лучшие отношения, — печально сказала Нарцисса.

— Я не скажу, — ответила Тонкс, взялась за портключ и исчезла вместе с Гарри.

Графство Суррей, Англия

Гарри и Тонкс, появился в парке между домами, и медленной походкой возращались в дом Тонкс.

— Ну, это была… эм… интересная вечеринка, — тихо сказала Тонкс.

— Тонкс, ты в порядке после всего, что тебе рассказали? — с небольшим беспокойством спросил Гарри.

— Нет. Не совсем, Гарри. Я считала, что мой отец был своего рода героем. Что он боролся против большого и ужастного Темному Лорду, но он был трусом, Гарри. Лживым трусом. Моя мама лгала мне о нем. Я не знаю, как буду смотреть ей в глаза, — сказала Тонкс, и несколько слез скатилось по ее щекам.

— Тонкс, твоя мама, наверное, пыталась защитить тебя от правды. Легче было сказать, что твой отец умер, сражаясь с Темным лордом, чем то, что убила собственная магия, из-за нарушения магического контракта, — ответил Гарри.

— Я знаю и даже понимаю зачем она сделала это, Гарри. Но все еще считаю, что мама должна была сказать мне правду, — печально произнесла Тонкс.

— Ты права, она должна была сказать тебе правду, — ответил Гарри.

Еще некоторое время они шли в тишине, как вдруг Тонкс опять заговорила.

— Что ты думаешь о тете Нарциссе?

— Я считаю, что она очень хорошая, Тонкс. Тебе повезло иметь таких хороших родственников, как Малфои, — сказал Гарри с улыбкой.

— Я знаю. Драко хорошо ко мне отнесся, даже при том, что я учусь в Гриффиндоре. Но думаю, что никогда бы не познакомилась с ними, если бы не ты, Гарри — сказала Тонкс.

— Тонкс, ты не права. Ты видела, как загорелись глаза твоей тети, когда она поняла кто ты. Она счастлива, что у нее есть племянница, Тонкс. Если Малфои за что-нибудь и любят меня, то только за то, что я вернул тебя в их семью, Тонкс, — ответил Гарри.

— Но Гарри, я не чистокровная, — сказала Тонкс.

— Я тоже, Тонкс. Смотри, они многое понимают в чистоте крови, и буду честен, я могу понять почему. Мне действительно не нравится магглы. У меня никогда не было причин, чтобы любить их. Я не доверяю им. Все, что они показали мне это — жестокость. Я знаю, что лицемерно говорить, что я ненавижу магглорожденных, когда моя собственная мать была одной из них …

— Но Гарри, тогда бы ее не было, а если ты, чистокровный, тогда не было бы только меня." — тихо сказала Тонкс.

Гарри остановился, и схватил Тонкс за плечо,

— Эй, Тонкс, независимо от того, что покажут тесты, я буду всегда считать тебя как равную себе. Твоя мать — чистокровка. Она воспитывала тебя, когда твой отец умер, а ведь тебе было меньше года. Ты знала о волшебстве всю свою жизнь, и отец твой не был магглом, он знал про магию и колдовал сам. Как я понял, ты — чистокровная ведьма. Если ты хочешь, то я лично пошлю письмо главе дома Блеков, чтобы они признали тебя членом семьи. То, что твоя мать сделала ошибку и была изгнана, не означает, что тебе было передано наказание, — строго сказал Гарри.

Тонкс не могла не улыбнуться.

— Спасибо Гарри, но это не обязательно. Я рада, что ты мой друг, но я не хочу быть в центре внимания.

— Я рад, — сказал Гарри с улыбкой, и они подошли к входной двери дома Тонкс.

Дом Тонксов, Суррей

Гарри проснулся следующим утром от громкого стука. Тонкс барабанила в его дверь, крича, чтобы он проснулся. Гарри перевернулся на другой бок и посмотреть на часы. 9:40 утра.

— Почему она будит меня так рано? — спрсил Гарри на парселтанге

— ‘Я не ззнаю, но если она повторит…’ — угрожающе зашипел Салазар, лезавший у подножья кровати.

— ‘Рассслабсся, друг мой. Ты можешь заснуть опять,’ — сказал в Гарри, вставая.

— ‘Хорошо я еще посплю’

Гарри принял душ, который разбудил его окончательно. Он оделся и спустился вниз, где встретил взволнованно подпрыгивающию Тонкс. Ее учебники лежали на столе.

— Гарри! Это замечательно! Это классно! — воскликнула она.

— Тонкс, говори помедленнее. Что замечательно? Что классно? — спросил Гарри.

— Ой, извини. Прочитай, — сказала Тонкс и дала ему письмо.

Гарри взял у Тонкс письмо и начал читать:

Дорогие кузина Нимфадора (ты мне ничего не сделаешь, я далеко от тебя) и Гарри,

Вчера вечером, когда вы уже ушли, отец узнал некоторые довольно интересные новости, после того, как вы уехали. Этим летом одна ненормальная магглорожденная ведьма попыталась выполнить несколько заклинаний из учебника первого курса и у нее получилось. Самое главное то, что министерство не засекло приминение волшебства в ее доме. Один местный сквиб заметил, что брови ее родителей исчезли, и доложил министру. Отец говорит, что слидящие чары устанавливают в Хогвартсе, а не когда мы покупаем палочки!

Это значит, что наши с Гарри палочки не будут отслеживаться, пока мы не будем в Хогвартсе. Мы можем колдовать в течение месяца! Отец уже начал показывать мне основные заклинания. Я немедленно послал сову, так как кузина Нимфадора может использовать твою палочку, чтобы практиковаться в заклинаниях второго курса и учить тебя заклинаниям первого курса, потому что уже их проходила, Гарри!

Отец сказал, что вы двое можете приехать к нам в любое время, и что сегодня днем в Гринготтсе он даст вам портключ.

Подумай, как классно будет, если мы приедем в Хогвартс и будем уметь делать все начальные заклинания по чарам и трансфигурации, Гарри. Мы, наверное, будем самыми лучшими студентами на курсе, ведь мы уже будем знать основы. Кузина Тонкс, ты можешь использовать палочку Гарри или мою, если ты приедешь в поместье, и ты сможешь изучить несколько проклятий, чтобы использовать их на близнецах! В любом случае встретимся в Гринготтсе, сегодня в 13:00. (Хм… В тексте написано завтра, а до этого — сегодня — прим. беты)

Драко.

Гарри опустил письмо, и его на лице появилась улыбка, обращенная к Тонкс.

— Итак, профессор Тонкс, что мне делать? — любопытно спросил он.

Тонкс немедленно начала учить его заклинаниюю левитации, пчелиному сглазу, трансфигурировать спичку в иглу. Как только Гарри был уверен, что запомнил все движения, он стал прилогать все усилия, чтобы выполнить заклинания. К сожалению, его перо только немного поднималось, пчелиный сглаз был похож на чары щекотки, и только его иголке удалось стать серебрянной. Гарри практиковал эти три простых заклинания до 11:40, затем отдал свою палочку Тонкс, чтобы она могла практиковать чары и трансфигурацию для второго курса.

Гарри был потрясен тем, как легко Тонкс удавались чары и трансфигурация. Дажи с чужой палочкой ей удалось превратить пучок спичек в домино, всего лишь после двадцати минут практики. Гарри был очень рад, что Тонкс объясняла ему шаг за шагом все, что она делала. Гарри записал бы все подсказки, которые давали Тонкс профессор Флитвик и профессор Макгоннагл.

В 12:58 Салазар, наконец, проснулся и сполз вниз. Он предупредил Гарри и Тонкс, что портал скоро активируется. Тонкс вернула Гарри палочку, и он сказал Салазару обвернуться вокруг его руки. Ровно в час дня, портал активировался, и они перенеслись в Косой Переулок.


Carpe diem

 
Lady_of_the_flameДата: Пятница, 22.10.2010, 22:13 | Сообщение # 8
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
Гарри осмотрелся и, увидев белый мраморный атриум, понял, что они в Гринготтсе. Гарри помог Тонкс подняться, и они начали искать Малфоев.

— Гарри, Тонкс!

Ребята быстро обернулись и увидели улыбающегося Драко Малфоя, приближающегося к ним. Его отец и мать шли следом.

— Привет тетя Нарцисса, дядя Люциус, — сказала Тонкс с улыбкой.

— Привет дорогая, — ответила Нарцисса с теплой улыбкой.

— Итак, Гарри, ты готов? — спросил Люциус.

— Эм… Да, я готов как не когда, — ответил Гарри.

— Гарри, Тонкс, вы получили мое письмо? — спросил Драко.

— Ах да, мы получили. Мы весело провели все утро, — сказала Тонкс, со злой усмшкой.

— Я надеюсь, что вы вели себя ответственно, — сказала Нарцисса.

— О да. Тонкс учила меня заклинанию левитации, пчелиному сглазу, и несколько простых заклинаний трансфигурации, — ответил Гарри.

— О, ну и как ты справился? — любопытно спросил Люциус.

— Ну… Мое перо поднялось всего на несколько дюймов, а пчелиный сглаз не сработал, — печально признался Гарри.

— Гарри, тебе правда удалось заклинание левитации за одно утро? — спросил Люциус.

— Видите ли, оно поднялось всего на несколько дюймов. Тонкс сказала, что я должен отработать взмахи палочкой. Когда мы закончим, я хочу вернуться и попробовать снова, — сказал Гарри.

— Я впечатлен, Гарри. Насколько я помню, Тонкс, Флитвику требуется неделя, чтобы описать движения палочкой и произношение заклинания. Большинство студентов не может понять его принцип так быстро, как ты — ответил Люциус.

— Ну… Тонкс — отличный учитель. Даже когда она изучала материал второго курса, она объясняла мне теорию и говорила, как это работает, — честно ответил Гарри, озаставляя Тонкс покраснеть.

— Надеюсь, что моя прекрасная племянница не откажется показать Драко несколько заклинаний, за оставшийся месяц.

Из всей этой похвалы Тонкс теперь была цвета помидора и смогла только кивнуть головой.

— Люциус, ты ее смущаешь, — упрекнула мужа Нарцисса.

— Извини, дорогая.

— Так, когда мы будем проходить эти тесты? — спросил Гарри, пытаясь отойти от темы.

— О, конечно. Ригтэм выделил для нас ритуальную комнату, — сказал Люциус.

Гарри, Тонкс и Драко пошли за мистером и миссис Малфой через атриум и спустились в коридор, освещенный несколькими сотнями факелов. Они продолжали спускаться, пока не достигли обычной коричневой двери. Гоблин, которого мистер Малфой назвал Ригтэмом, провел пальцем по углублению в двери, и все услышали, как щелкнул замок и дверь распахнулась.

Пять человек прошли вслед за гоблином и Гарри подумал, что что-то не так. Единственной вещью в комнате была большая ванна. Гоблин взмахнул рукой и несколько факелов зажглись. Гарри начал осматривать комнату и понял, что она была намного больше чем он думал. Парень увидел, что две из четырех стен комнаты были украшены тысячами гербов, а на двух других стенах были тысячи слов, написанных очень небрежно. Поттер заметил, что под каждым из гербов были имена и Гарри прищурил глаза, чтобы прочитать их. Он успел прочитать имена Норт, Нотт, Ноттингем и Нович, прежде чем мистер Малфой назвал его имя.

— Гарри, эта комната особенная. На тех двух стенах, — он показал рукой на стены, на которых были гербы, — изображены гербы каждой чистокровной семьи. На двух других стенах написано название каждой магической способности. Чтобы провести ритуал нужно, чтобы ты вошел в священный бассейн и полностью погрузился в него. Волшебство в воде позаботиться о том, чтобы ты расслабился. Как только ты выйдешь из воды, гербы семей, к которым ты принадлежишь, засветятся. Если ты — полукровка, как все думают, то засветится только герб Поттеров. Если же нет, то засветится и другой герб. Ты понял? — спросил Люциус.

— Да сэр. Если я — полукровка, засветится только один герб. А если я чистокровный, то засветятся два, — сказал Гарри.

— Хорошо. На двух других стенах засветятся твои магические способности. Не нужно отчаиваться, если они покажут мало способностей, Гарри. Обычно волшебники проходят этот ритуал когда им семнадцать лет и их магия на большем уровне, — сказал Люциус.

— Да, сэр. Я понял. По крайней мере, я знаю, что у меня точно есть две способности, — сказал Гарри, вызвав всеобщий смех.

— Да Гарри. Сейчас мы выйдем из комнаты. Ты должен будешь раздеться и войти в ванну. Ригтэм скажет тебе, когда погружаться, а все остальное сделает магия. Понял? — спросил Люциус.

Гарри покраснел, когда Люциус упомянул, что нужно раздеться, но ссогласно кивнул.

После того, как он отдал Салазара Тонкс и увидел, что все ушли, Гарри разделся и вошел в ритуальный бассейн. Гарри был удивлен тем, какая холодная вода была, но чем большеон находился в ней, тем больше его тело привыкало к ней. Гарри заметил, что ритуальный бассейн выглядел как обычная ванная, но был очень глубоким.

— Пройдите в центр бассейна, пожалуйста, — сказал Ригтэм.

Гарри буквально подплыл к центру бассейна и попытался остаться на плаву.

— Погрузитесь в воду, подалуйста, — сказал гоблин.

Гарри глубоко вздохнул прежде, чем нырнуть под воду. Первое что понял Поттер это то, что холодная вода быстро стала нагреваться. «Наверное, это то, что Люциус говорил про магию» Вода продолжала нагреваться. После тридцати секунд вода становилась горячей. Через сорок секунд Гарри решил выйти из ванны. Он быстро подплыл к поверхности, но его лоб ударился об что-то твердое. Гарри начал шарить руками вдоль твердой поверхности, которая держала его в воде. «О Боже, я в ловушке!» Гарри начал бить кулаком о то, что продолжало держать его во все более и более горячей воде. Через минуту его пребывания под водой, Гарри пытался сделать все, что мог, чтобы не запаниковать, однако, его легкие уже горели.

Спусти семьдесят пять секунд Гарри хотел кричать, из-за того что вода начала жечь кожу. «Я умру! Черт побери, я скоро умру! Я умру в чертовой ванне, потому что не знаю как выйти!»

На сто пятой секунде его пребывания под водой, боль и нехватка воздуха, наконец, взяли верх, и глаза Гарри закатились, а в рот пошла горячая вода…

Ритуальная Комната Восстановления, Гринготтс

— Мистер Поттер!

— Мистер Поттер!

Гарри медленно открыл глаза и понял, что лежит на раскладушке в темной комнате.

— Что произошло? — слабо спросил Гарри.

— Вы прошли ритуал, — просто ответил гоблин..

— Я-я, что? — спросил Гарри.

— Ритуал, мистер Поттер. Вы прошли его, — повторил гоблин.

Гарри почувствовал, как его воспоминания стали медленно возвращаться. Он вспомнил, как опустился в ритуальный бассейн; холодную воду, становящуюся все горячее и горячее; боль от горячей воды; и огонь в легких…

— Почему я не мог выйти из бассейна? — слабо спросил Гарри.

— Потому что, мистер Поттер, магия должна была войти в каждую клетку вашего тела, — ответил Гоблин.

— Я мог умереть! — сказал Гарри сказал, пытаясь встать, но у него ничего не вышло.

— Есть гарантия безопасности, мистер Поттер. Каждый наследник чистокровной семьи должен пройти его, — сказал гоблин.

— О, — ответил Гарри. — Значит мистер Малфой тоже…?

— Прошел этот же ритуал много лет назад — сказал гоблин.

— Он мог предупредить меня, — сказал Гарри.

— Он мог бы, но мы бы очень разозлились на него. В первый раз, когда кто-то проходит этот ритуал, вода должна понять, что заставит волшебника сдаться — боль от высокой температуры или нехватка воздуха. Вы мистер Поттер являетесь одним из них — сказал гоблин.

—Что вы имеете в виду? — спросил Гарри.

— Проходя ритуал, можно узнать о характере человека, который его проходит. Вы не издали ни одного звука, перед тем, как потеряли сознание. У вас огромный болевой порог, мистер Поттер, и вы очень храбры, — сказал Гоблин.

— Да, но я сильно испугался, когда понял, что не могу выйти, — сухо ответил Гарри.

— Так… Когда вы оденетесь в свою одежду, мы соберем ваших спутников и вернемся в ритуальную комнату, чтобы посмотреть на результаты, — сказал гоблин.

Гарри быстро оделся и последовал за гоблином туда, где были Малфои и Тонкс.

—Ну, как тебе, Гарри? — спросил Люциус, когда увидел что Поттер шел к нему.

— Это было намного хуже, чем я думал, — ответил Гарри.

— Ха, точно. Отец знал, что ты так скажешь, — сказал Драко.

— Да, потому что мистер Малфой тоже перенес это, — ответил Гарри.

— Это так, Гарри. Пойдем посмотрим, что показал ритуал — сказал Люциус.

Ригтэм привел их обратно к ритуальной комнате и открыл дверь.

Первое что заметил Гарри это то, что тысячи гербов и слов, находившихся вдоль стен, исчезли. Теперь светилось только два золотых герба одной стене и два зеленых на другой.

— Люциус, у него четыре герба! — в шоке сказала Нарцисса.

— Мерлин, ты — чистокровный, — в страхе сказал Драко.

— Почему два герба, светятся зеленым? — спросил Гарри.

—Зеленый цвет показывает, что вы магический наследник, — ответил Ригтэм.

— А какая разница? — любопытно спросил Гарри.

— Магические наследники довольно редки и в отличие от кровного наследника. Обычно, магический наследник появляется, когда у лорда нет детей. Это — большая честь, быть магическим наследником, — ответил Люциус, со страхом в голосе.

— Хорошо, давай пойдем, посмотрим, чей ты наследник, Гарри! — взволнованно сказала Тонкс.

Это, выдернуло всех из ступора. Гарри приблизился к золотому гербу. На нем был изображен лев с мечом во рту. Гарри удивился, когда крупное существо повернулось и поклонилось ему. Под гребнем, светилось имя Поттеров.

Второй герб, был изображен в форме щита. На щите было четыре изображения: роза, дракон, рыцарь и палочка. Дракон и рыцарь поклонились Гарри, когда тот встал перед гербом. Под щитом светилось имя Морганы.

— Призрак Мерлина, ты наследник рода Морганы! — в шоке крикнул Люциус.

Гарри не понял, про какой род Морганы он сказал, но ему стало очень неловко, из-за того, что Драко и Нарцисса смотрели на него со страхом.

— Что за род Морганы? — спросил Гарри.

— Гарри есть две семьи, которые вышли из рода Морганы — Ла Фэй и Малфои. Все думали, что линия Морганы вымерла несколько лет назад, но… но так или иначе, Лили была наследницей этого рода, — в шоке сказал Люциус.

— А вы уверены, что Моргана не была связана с Поттерами? — спросил Гарри.

— Уверен на все 100 процентов. Поттеры родом из Уэльса, Моргана из Франции и они никогда не пересекались между собой. Помимо этого, Поттеры — древнея семья, Гарри, и если бы они были связаны с Морганой Ла Фэй, они рассказали бы об этом, — ответил Люциус.

— Гарри, мы выясним как это произошло. Поднеси свою палочку к гербу и скажи: Ostendo sum meus Progenies — сказала Нарцисса.

— Что такое Ostendo sum meus Progenies — спросил Гарри.

— Это — стандартное заклинание происхождения. Все гербы содержат родословную всех своих наследников. Заклинание должно показать тебе всю семейную линию Морганы, — объяснил Люциус.

— О, хорошо… эм …Ostendo sum meus Progenies! — произнес Гарри, вынув свою палочку и указавв ею на герб Морганы.

Герб немедленно исчез, а на его месте появился свиток пергамента. Имя Морган Ла Фэй появилось на самом верху свитка. От нее появилось линия к имени "Марк Морган"

— Гарри, мы знаем, кто был основатилем этого рода. Подними палочку к началу пергамента, и потяни вниз. Чем быстрее ты будешь опускать свою палочку, тем быстрее раскроется свиток — сказала Нарцисса.

Гарри кивнул, и стал быстро опускать палочку по пергаменту. На пергаменте, с огромной скоростью начали появляться имена. После пяти минут, Драко надоело рассматривать зал, и он наткнулся на появившееся имя «Гарольд Джеймс Поттер».

— Хорошо, теперь медленно подними свою палочку, Гарри. Мы хотим посмотреть, является ли Лили чистокровной или род Морганы вступал в брак с маглами, — сказал Люциус.

Гарри кивнул, и медленно поднял свою палочку. Имя Лили Саманта Россир (Принявшей имя Эванс, родилась 23 июля 1968, умерла 31 октября 1981) появилось над его именем.

— Россир… Я не верю в это, — в шоке произнес Люциус.

— Россир — чистокровная семья? — спросил Гарри.

— Да Гарри, Россир была очень влиятельной французской семьей. Во время войны с Темным Лордом Грин-де-Вальдом их семья была почти уничтожена. Они сбежали из Франции в Англию. У них были близнецы, если я помню правильно. Саманта Россир и Филип Россир. Филип Россир — наверное, отец Лили, — сказал Люциус, со страхом в голосе.

— Но почему никто не знал, кто ее родители!? — вскрикнул Гарри

— Я-я не могла как узнать, кто родители твоей матери, — сказала Нарцисса.

Гарри снова поднял палочку, и появились имена «Филип Россир (родился 10 июля 1932, умер 23— июля 1968) и Рэйчел Дамблдор (Родилась 13 апреля 1929, умерла 24 июля 1968)».

— Дамблдор! — выдохнул Люциус, — Твоя бабушка была внучкой Альбуса Дамблдора! ( Внучкой!? Автор дает… Сколько тогда Дамблдору лет?! — прим. беты)

— Невероятно, — сказала Нарцисса.

— Это значит, что… значит что Дамблдор все знает! Он, должно быть, знал, что моя мама была его правнучкой! Почему же он не забрал меня к себе! Почему он отдал меня тете! — выплюнул Гарри.

— Гарри, он, возможно, не знал, — произнес Люциус, пытаясь переварить информацию.

— Значит, твоя мать родилась тот же день, когда умер ее отец, а ее мать умерла на следующий день. Возможно, твоя бабушка умерла при родах, — выдвинула свою теорию Нарцисса.

— Если твоя мать родилась в маггловском мире то, возможно, маглы отправили ее в приют, — печально сказал Люциус.

Гарри молчал некоторое время, обдумывая новую информацию.

— Гарри ты в порядке? — осторожно спросила Тонкс.

— Нет Тонкс… я не в порядке. Единственная причина, по которой я жил у Дурслей была в том, что моя бабушка оставила маму в приюте, а потом ее отдали магглам, — резко сказал Гарри.

Некоторое время все молчали, но вскоре Драко прервал тишину.

— Эй, мама, папа, Гарри, Тонкс, вы должны это увидеть, — произнес он.

Они повернули головы и увидели, что Драко стоял перед светящимся зеленым гербом. Нарцисса первая подошла к сыну и, увидев герб на стене, шокированно выдыхнула, через мгновенье к ней подоше Люциус и тоже не смог удержать вздох. Гарри и Тонкс подошли к ним и Гарри посмотрел на левый герб. Гарри не знал, что за животное было изображено на нем, это было что-то среднее между скелетом и крылатой лошадью. Существо посмотрело на Гарри и поклонилось ему. Под гербом зеленым цветом горело имя «БЛЕК».

— Эй, я — наследник рода Блек! Это значит, что я могу возвращать людей в семью? — спросил Гарри.

На вопрос Гарри никто не ответил. Казалось, никто не мог оторвать взгляда от пылающего зеленым цветом герба.

Гарри приблизился, чтобы рассмотреть второй герб и удивился, увидев большую змею с желтыми глазами, смотревшую прямо на него.

— Никто не достоин! — угрожающе зашипела змея.

— 'Кто ты?' — прошипел в ответ Гарри.

Золотые глаза большой змеи расширились.

— 'Говорящий? Как вы меня понимаете? У васс нет крови моего хоссяина,' — прошипела большая змея.

—'Я не знаю. Я всегда говорил сссо змеями,' — ответил Гарри.

— 'Вы чиссстокровный?' — спросила змея.

— 'Да' — ответил Гарри.

— 'Очень хорошшшо. Я принимаю васс, молодой наследник,' — сказала змея, покланившись.

— Она приняла меня, — сказал Гарри на английском языке.

— Г-гарри, посмотри на надпись, — пропищала Тонкс.

Под покланившейся змеей, ярко-зеленым цветом горела надпись «СЛИЗЕРИН».

—Я — наследник Слизерина! — в шоке выдохнул Гарри.

— Магический наследник, — ответил Люциус с широко открытыми глазами.

— Я не понимаю. Кто был последним наследником Слизерина? Как я оказался магическим наследником? Почему он и глава рода Блек назвали меня свом магическим наследником? — спросил Гарри.

— Последний лорд рода Блек, был твой крестный, — сказала Наркиссия.

—О, — с пониманием сказал Гарри.

— А-а последний лорд Слизерин был Темным лорд, — тихо пропищал Люциус.

Никто не проронил ни слова, после фразы Люциуса. Все только уставились на поклонившуюся змею, и пылающую зеленую надпись.


Carpe diem

 
неканонДата: Суббота, 23.10.2010, 01:23 | Сообщение # 9
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
довольно забавно интересно)


когда придумаю что тут написать-напишу
 
vergilДата: Суббота, 23.10.2010, 13:12 | Сообщение # 10
Посвященный
Сообщений: 30
« 0 »
интересно но мало,очень мало.ждём проду


Так всегда - хочется хорошей жизни, а вместо этого получается веселая.
 
ShtormДата: Воскресенье, 24.10.2010, 03:41 | Сообщение # 11
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Что-то маловато гербов засветилось. Я уж думал как минимум 10 biggrin .
Вот так-то пусть знают, что Поттер не так прост, как кажется



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Lady_of_the_flameДата: Воскресенье, 24.10.2010, 12:43 | Сообщение # 12
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
Shtorm,
10,как я думаю, было бы уже слишком))



Carpe diem
 
Vasy2158Дата: Среда, 27.10.2010, 08:00 | Сообщение # 13
Посвященный
Сообщений: 35
« 0 »
Действительно, отличный фанфик. Особенно пейринг!
 
Lady_of_the_flameДата: Пятница, 05.11.2010, 16:18 | Сообщение # 14
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
Глава 5: Таланты, Тренировки, и Правда

Гринготтс, Косой переулок.

— З… значит, я — наследник темного лорда? — тихо спросил Гарри.

После этого все как будто ожили.

— МЕРЛИН! — в страхе сказал Драко.

— Гарри, не обижайся, но почему Сам-Знаешь-Кто сделал тебя своим наследником? — спросила Тонкс.

— Хороший вопрос, — рассеяно произнес Люциус.

— Ну… это объясняет то, что ты умеешь говорить на парселтанге, — заметила Нарцисса.

Гарри смог только молча кивнуть. Ему было очень неудобно. Он не любил быть в центре внимания, а все пристально смотрели на него. Он растерялся, когда Люциус и Нарцисса начали обсуждать важность этого открытия и не заметил, как подошел к противоположной стене комнаты

— Гарри? — позвала его подошедшая Тонкс.

— Да, — оцепенело ответил Гарри.

— Я… я только хотела, чтобы ты знал, что все-еще много значишь для меня. Мне все равно, что ты — наследник темного лорда, — тихо сказала Тонкс.

Гарри слабо улыбнулся.

— Хорошо.

— А теперь, пойдем, посмотрим, какие еще у тебя есть способности!

Гарри кивнул, и они подошли к другой стене. На ней ярко-красным цветом светились несколько слов. Гарри быстро нашел Метаморф и Парселтанг среди них, а также слова «Анимаг», «Маг Теней», «Одаренность в Чарах» и «Одаренность в Трансфигурации».

— Что значит Анимаг и Маг Теней? — спросил Гарри.

Не получив ответа, он оглянулся на Тонкс, уставившуюся на стену с недоверием.

— Тонкс? — спросил Гарри.

— Ой, извини Гарри. Просто это удивительно! — Она произнесла это так тихо, как будто прошипела на Парселтангу.

— Что это за способности? — спросил Гарри с нарастающим беспокойством.

— Анимаг это значит, что ты можешь превращаться в животного. Это классно! В Хогвартсе есть одна профессор, которая может превращаться в кошку. Но я никогда не слышала о Маге Теней. Слышала только магах Огня, Земли, Воздуха и Воды. Их обычно называют Элементалями, — со страхом в голосе сказала Тонкс.

— Но никогда о Маге Теней? — переспросил Гарри.

— Нет, никогда! Мы должны поискать в книгах, Гарри, это очень… — ее прервал крик Драко:

— Дьявол, Гарри!

Гарри немедленно повернулся и увидел Драко, смотрящего на стену широкими глазами, полными недоверия.

— Ты что-нибудь знаешь о Магах Теней, Драко? Тонкс слышала только о Магах Стихий, — сказал Гарри.

— ОТЕЦ! ОТЕЦ, БЫСТРО ИДИ СЮДА! — закричал Драко.

— Что случилось? — спросил подбежавший к ним Люциус, обогнав испуганную Нарциссу.

— Взгляни, отец! — Драко показал пальцем на список талантов и способностей Поттера.

— Мерлин великий! — воскликнул Люциус, прочитав список.

— Люциус, вы знаете кто такие Маги Теней? Тонкс никогда о них не слышала.

— Я… я читал о них в нескольких книгах, но не знаю, какими возможностями они обладают. Да, я и никогда ими не интересовался, — ответил Люциус.

— Гарри, у тебя очень большой список способностей, что еще более удивительно, ведь твоя магия еще не развита, — сказала Нарцисса.

— Вы имеете в виду то, что говорили на моем дне рождения? — спросил Гарри.

— О, мы не ожидали, что найдем еще хоть один талант кроме тех, которые у тебя уже проявились. Ты должен понять, что еще слишком молод. Когда твоя магия усилится, я не буду удивлена, если у тебя появится еще несколько способностей — сказала Нарцисса.

— Ничего себе, — тупо сказал Гарри.

— Я не могу поверить, что ты одарен в Трансфигурации и Чарах, — в страхе сказал Люциус.

— Почему? Я думал, что просто буду хорошо знать их. Разве не так? — спросил Гарри.

— Гарри… хорошо, позволь мне рассказать тебе про категории волшебников побольше. Обычные ведьмы и волшебники, начиная изучать основы чар, зельеварения или трансфигурации, находятся на одном уровне. Выше них есть небольшая людей, более способных к одной из областей магии. Их называют мастерами чар или мастерами зелий. У них есть природная склонность к определенной области магии, но не могут понять этого сами, пока не пройдут тест. Крестный Драко — мастер зелий. Он всегда по-настоящему любил эту науку и был в ней одним из лучших. Дальше идет чрезвычайно редкая группа ведьм и волшебников, у которых есть природный дар к определенной области магии. Им даже не нужно изучать заклинания, а достаточно просто представить то, что хотят, и сделать это. Этот дар есть у тебя, Гарри. Такие как ты, становятся Протеже. Протеже не должны использовать заклинания, чтобы что-то сделать. Они рождаются с этим талантом. Твоя мать была Протеже чар. Она была первым Протеже, за последние сто лет. Последним Протеже зелий пересмотрел всю его науку — сказал Люциус.

— Значит, я одарен в Чарах и Трансфигурации — тихо сказал Гарри.

— Да, и я могу предположить, что ты получил большую часть способностей твоей матери в Чарах, а твой отец хорошо знал Трансфигурацию. Помнится, мне кто-то сказал, что он был одним из лучших студентов Минервы МакГонагалл, — сказала Нарцисса.

— Минерва Макгонагалл? Это имя звучит знакомо, — сказал Гарри.

— Оно было на твоем письме из Хогвартса. МакГонагалл — заместитель директора и учитель Трансфигурации. Она — тот самый Анимаг, о котором я говорила тебе, — пояснила Тонкс.

— О… так значит, мне не нужно будет ходить на эти уроки? — спросил Гарри.

— Нет! Если что, ты можешь ходить на них со старшими курсами, — строго сказала Нарцисса

Гарри удивился тому, что заставило женщину так сильно возмутиться.

— Прости, Гарри. Но ты понятия не имеешь, как неожиданно было для меня, когда я узнала о твоих способностях. Быть одаренным не значит, что ты можешь не ходить на уроки. Ты просто будешь быстрее и лучше других выполнять заклинания. Но ты должен будешь изучать теорию, чтобы научиться сложным заклинаниям, но у тебя они будут получаться также легко. Если ты будешь хорошо учиться, то, наверное, сможешь стать мастером Чар и Трансфигурации еще во время учебы в Хогвартсе, — сказала Нарцисса.

— Это, по крайней мере, объясняет то, как ты смог выполнить заклятие левитации с первой попытки — сказал Драко.

— Эм… ну да… я думаю, вы правы, — застенчиво сказал Гарри.

— Извините, но Смитты зарезервировала эту комнату на два часа, и мы должны вернуться ее к исходному состоянию, — послышался голос гоблина со стороны двери.

— Да, я думаю, нам лучше уйти, — сказал Люциус.

Все вместе они вышли из комнаты. Выйдя из банка, Люциус протянул портключ Тонкс и Гарри.

— Хорошо, когда вы будете готовы уйти, скажите ''Портус''.

— Да, сэр — вместе ответили они.

— Гарри, я поговорю с букинистом, и узнаю, сможет ли он найти что-нибудь о Теневых Магах. Если он найдет, я пошлю тебе сову, — сказал Люциус.

— Спасибо, сэр. Я заплачу за все книги, которые вы найдете, — сказал Гарри.

— В этом нет необходимости, Гарри. Но все равно спасибо, — с улыбкой сказал Люциус.

— О, Гарри, нам нужно возвращаться домой! Мама сказала, что вернется к обеду! — сказала Тонкс.

— Ну, тогда до свидания, — сказал Гарри.

— Кузина Тонкс, Гарри, вы наши друзья. Отец дал вам портключ в Малфой-менор, если вы захотите попрактиковаться в заклинаниях то приходите. Отец сказал, что мы можем использовать манекены, для практики по боевым заклинаниям, а для трансфигурации — мышей. Их мы можем поискать в саду, — решительно сказал Драко.

— Мы обязательно зайдем, Драко. Не волнуйся! — сказала Тонкс, прежде чем взять Гарри за руку и произнести "Портус!"

Секунду спустя Гарри почувствовал рывок в области пупка, и мгновение спустя они появились на кухне Тонкс.

________________________________________

Дом Тонксов, Суррей

Следующие несколько недель у Гарри прошли за постоянными тренировками. Тонкс считала, что раз Поттер одарен в Чарах и Трансфигурации, то он просто обязан прочитать каждую книгу в семейной библиотеке Малфоев по этим предметам. Удивительно, но у Гарри с этим не было проблем. Оба предметы его очень заинтересовали. Как только мальчик узнал, что одарен в этих областях магии, он захотел как можно глубже продвинуться в них. Он, как только вернулся из Гринготтса, расправился с заклинанием левитации и быстро прочитал учебники по чарам за первый курс. Люциус был прав, сказав, что Поттеру нужно будет только следить за движением палочки и произношением заклинания, чтобы достигнуть желаемого результата. Поттер решил, что Трансфигурация труднее Чар, но все равно выполнял заклинания на отлично.

Люциус очень ответственно отнесся к их практике заклинаний в Малфой-меноре и даже дал список заклинаний, которые они должны были попытаться выучить. Гарри понял, что все боевые заклинания у него получались очень быстро. Тонкс и Драко тоже все схватывали на лету, и вскоре у всех троих появился довольно внушительный список изученных заклинаний. В него входили такие заклинания как: призывающее заклинание — Accio, заклинание воды — Aguamenti, отпирающее заклинание — Alohomora, запечатывающее заклинание — Colloportus, обезоруживающее заклинание — Expelliarmus, замораживающее заклинание — Freezus, заклинание огня — Incendio, заклинание ватных ног — Impedimenta, пчелиный сглаз и отменяющее заклинание — Finite.

Тонкс уже знала несколько заклинаний из тех, что они собрались учить, но некоторые из них, например заклинание призыва и обезоруживающее заклинание, были для нее новыми. Они весело проводили свободное время за практикой дуэлей. Тонкс, как дуэлянта, стали бояться, после того как она пастила в Драко пчелиный глаз, из-за того, что он назвал ее Нимфадорой. Пока мальчик корчился на полу от боли, Тонкс подошла к нему и любезно сообщила, что если он когда-нибудь назовет ее так в школе, то проведет в больничном крыле неделю. Драко внял ее словам и больше никогда не называл ее Нимфадорой.

Единственным минусом их тренировок было то, что они не могли оставаться в Малфое-меноре надолго. Миссис Малфой сказала, что они не должны пока что говорить о том, что об их отношениях миссис Тонкс. Гарри знал, что Тонкс была полностью согласна с Нарциссой. Однажды он начал обсуждать родственников Нимфадоры с миссис Тонкс, но та быстро сменила тему. Поэтому они должны были изучать магию, пока миссис Тонкс работает. Ребята не могли обедать в поместье Малфоев, потому что иногда миссис Тонкс заходила домой на обед. На выходных они только читали книги и практиковали заклинания у себя в комнате.

Поэтому Гарри был очень удивлен, увидев в субботу филина Малфоев с письмом от Драко, который требовал, чтобы он приехал в поместье вместе с Тонкс.

— Что ты об этом думаешь? — спросил Гарри.

— Ну… мы можем сказать маме, что идем сегодня в город, — ответила Тонкс, пожав плечами.

Гарри и Тонкс быстро сбежали по лестнице и увидели миссис Тонкс, сидящую за столом и пьющую кофе.

— Доброе утро, мама! — поздоровалась Тонкс с улыбкой.

— Привет, дорогая, что вы сегодня собираетесь делать? — спросила миссис Тонкс.

— Ну, мы хотели бы сходить в город за покупками, — очень взволнованно сказала Тонкс.

— О, Гарри, надеюсь, ты не согласился? — спросила миссис Тонкс с улыбкой.

— Эм… А что? — спросил Гарри.

— Ха, дорогой, моя маленькая Нимфадора любит ходить за покупками. А в магазине одежды она прямо как маленький демон, — сказала Миссис Тонкс с улыбкой.

— МААМ! — возмущенно протянула Тонкс.

— Дорогая, это правда. Это не ее вина, Гарри. Ей просто нравится смотреть, как разная одежда будет смотреться с разными прическами. Надеюсь, я увижу вас здесь хотя бы через час после закрытия последнего магазина — усмехнулась миссис Тонкс.

— Мама, это не честно! Я не виновата, что разные рубашки выглядят лучше с различными цветами волос! — надулась Тонкс.

Гарри не мог не засмеяться от выражения лица Тонкс.

— Осторожно, Поттер! — прорычала Тонкс.

— Полегче, Тонкс. Я уверен, что ты не настолько плоха, — сказал Гарри с улыбкой.

— Надеюсь, ты найдешь что-нибудь новенькое, дорогая. Я хочу видеть вас здесь до 8 вечера, — сказала миссис Тонкс с широкой улыбкой.

Тонкс только тяжело вздохнула и с негодованием потащила Гарри из дома. Когда они оказались в переулке, Тонкс вытащила портключ и, секунду спустя, они переместились в Малфой-менор.

________________________________________

Малфой Менор, Местоположение неизвестно.

Гарри и Тонкс упали друг на друга у входа в поместье Малфоев.

— Ой! Почему мы везде приземляется нормально, но при перемещении в Менор всегда падаем, — растроенно протянул Гарри с пола.

— Все просто, Гарри. Защита не дает вам приземлиться нормально, — сказал Люциус, пройдя в комнату.

— О, — тупо сказал Гарри, потирая голову.

— Как долго вы сможете тут остаться? — спросил Драко, который стоял у двери.

— Тонкс сказала маме, что мы пошли по магазинам, — сказал Гарри с улыбкой.

— О, это значит несколько часов? — спросил Драко.

— Эм… вообще-то намного дольше, с улыбкой произнес Гарри.

— Вам нужно столько времени, чтобы сходить по магазинам? — спросил Драко с отвисшей челюстью.

— Драко, я думаю, что твоей кузине это передалось от твоей матери, — с усмешкой сказал Люциус.

— И вы еще говорите, что мне нужно много времени — сказала Нарцисса, входя в комнату.

— Эм… нечего, дорогая, но ты можешь… эм… короче, тебе нужно на это много времени, — нерешительно сказал Люциус.

— Я не виновата, что разные наряды выглядят лучше с различными прическами и цветами — остро ответила Нарцисса.

— Спасибо! — воскликнула Тонкс.

Нарцисса улыбнулась Тонкс, а все мужчины в комнате вздохнули с облегчением. За прошедший месяц Гарри быстро понял, что у Тонкс и Нарциссы каждый раз проявляют характер, защищаю что-либо касающееся их метаморфических способностей.

— Итак, Люциус. Зачем мы здесь? — попытался сменить тему Гарри.

— Ах да. Я нашел человека, утверждающего, что он обладает некоторыми знаниями Магов Теней, — с улыбкой сказал Люциус.

Гарри с трудом мог сдерживать волнение.

— Вы серьезно? Он придет сюда? Когда я смогу с ним встретиться? Сколько вам стоила встреча? Я верну вам все деньги, независимо от того, сколько! — взволнованно сказал Гарри.

— Расслабься, Гарри, пожалуйста. Мы должны встретиться с ним в Лютном переулке. Ему принадлежит ювелирный магазин. По крайней мере, он так выглядит. На самом деле, этот человек продает темные артефакты. Через тридцать минут мы должны встретиться с ним. Он закроет свой магазин на обед. Что касается денег, не волнуйся об этом. Я убедил министра Фаджа подписать один законопроект, который повышает налоги и мне идет часть от них, — сказал Люциус

— А Тонкс и Драко, смогут пойти? — спросил Гарри.

На мгновение Люциус задумался.

— Хорошо. Тонкс, если ты сможешь изменить свою внешность и рост так, чтобы казаться более страшной, тогда да, ты можешь пойти. Извини Драко, но пока ты не достаточно хорошо колдуешь, я не хочу, чтобы ты шел с нами. Твоя кузина и Гарри, могут стать более устрашающими с помощью метаморфагии, — ответил Люциус.

— Я понимаю отец, — без энтузиазма сказал Драко.

— Не волнуйся, Драко. Независимо от того что мы узнаем, ты будешь первым, кому мы это расскажем, — сказал Гарри с улыбкой.

Это, кажется, немного взбодрило Драко, и он кивнул.

— Хорошо. Вам двоим нужно черные плащи, чтобы закрыть лица. Независимо от ваших метаморфических способностей люди в Лютном переулке могут узнать вас, — сказала Нарцисса.

Гарри и Тонкс понимающе кивнули. Несколько минут спустя Нарцисса пришла с двумя черными закрытыми плащами. Гарри надел плащ и повернулся лицом к Тонкс, но увидел вид чистого ужаса на ее лице.

— Тонкс, что случилось? — спросил Гарри.

Глаза Тонкс становились все шире и шире, и она начала заикаться:

— Г-Га-Гарри по-посмотри на се-себя.

Гарри повернулся к Малфоям, и они втроем инстинктивно отшатнулись от него.

— Что такое? — требовательно спросил Гарри.

Люциус вынул палочку и наколдовал большое зеркало. Гарри посмотрел на себя в зеркало и судорожно выдохнул. Там где должно было быть его лицо, была чернота, а единственным признаком того, что под плащом находится его голова, была пара глаз, пылающих ярко-зеленым цветом.

— Мерлин! Отец, я не думаю, что у Гарри будут проблемы, даже если он пойдет в Лютный переулок один, — сказал Драко.

— Плащ зачарован, Люциус? — нерешительно спросила Нарцисса.

— Нет. Гарри создал какую-то неизвестную форму магии. Я не знаю, что это, — со страхом в голосе сказал Люциус.

— Ты ужасен, Гарри, — сказала Тонкс с ухмылкой.

Гарри поймал игривый тон Тонкс, и повернулся к ней лицом. С помощью способностей метаморфа, он стал немного больше в ширине, и начал расти. Достигнув 5 футов 7 дюймов (примерно 170 см), он перестал меняться и шагнул в сторону Тонкс, пытавшуюся не закричать от страха.

Гарри подошел к ней и наклонялся так, чтобы его лицо было в нескольких дюймах от ее лица. Он ухмыльнулся и, сузив глаза, крикнул: «Бу!».

Тонкс резко вскрикнула, но затем начала безостановочно смеяться.

— ЭТО НЕ СМЕШНО! — сказала она, пихнув его в грудь.

Гарри смог только засмеяться.

— Я думал, что это было весело, Тонкс.

— Тонкс, надевай свой плащ, иначе мы опоздаем, — сказал Нарцисса, посмотрев на часы.

Тонкс быстро надела плащ и начала изменяться, в конце-концов ее рост стал около 5 футов 5 дюймов (около 168 см). Люциус наложил заклятие затемнения на ее капюшон, чтобы никто не смог увидеть их лица. Все трое взялись за портключ, и исчезли в голубой вспышке.

________________________________________

Дырявый котел, Лондон.

Тонкс, Гарри и Люциус приземлились у входа в Дырявый котел и вошли в паб. Как только они оказались внутри, их заметили люди. Гарри заметил, что некоторые из них засунули руку в карман мантии, ожидая борьбы. Люциус не обратил на них внимания, и они пошли на задний двор паба, где открыли проход в Косой переулок. Все трое быстро прошли через арку и направились к Лютному переулку.

Гарри заметил, что в отличие от Косого переулка Лютный переулок почти не был освещен. Несколько женщин в плащах начали приближаться к ним, и Гарри заметил, что Люциус потянулся за палочкой. Гарри просто повернул голову к трем приближающимся женщинам, и его глаза загорелись ярко-зеленым цветом. Женщины остановились, и немедленно возвратилась туда, где сидели. Гарри услышал, что Тонкс с облегчением вздохнула, а Люциус захихикал.

— Это полезный талант, Гарри, — сказал Люциус, они продолжаю идти по переулку.

Гарри усмехнулся, но старался не переигрывать, прилагая все усилия, чтобы казаться максимально угрожающим. Это хорошо работало, поскольку каждый прохожий обходил их группу стороной. После десятиминутной прогулки они остановились перед вывеской, гласившей: «Волшебные Драгоценности Свена».

Люциус открыл дверь, и Гарри с Тонкс быстро последовали за ним.

— Добро пожаловать, — нерешительно поприветствовал их человек за прилавком.

Люциус сбросил свой капюшон, и мужчина облегченно вздохнул:

— О, мистер Малфой, вы немного рано. Майкл сказал мне, что вы придете в два дайте мне несколько минут, чтобы закрыть магазин.

— Конечно, Джонас, — искренне ответил Люциус.

Мужчина быстро вышел из-за прилавка, и, пока он закрывал дверь, Люциус обратился к Гарри и Тонкс:

— Не снимайте капюшоны.

— Да сэр, — вместе сказали они.

— Мистер Малфой, прошу вас следовать за мной. Я отведу вас к Свену, — сказал человек по имени Джонас.

Люциус последовал за ним, сопровождаемый Гарри и Тонкс. Мужчина остановился перед картиной уродливой женщины с большим рубином. Он направил палочку на рубин и сказал: "Бизнес — Золото" Портрет отодвинулся в сторону, открыв проход к большой комнате, освещенной факелами. Джонас подозвал их дальше, и все они вошли за ним. Как только портрет закрылся, Гарри собрался что-то сказать, как вдруг голос пожилого человека раздался со всех сторон комнаты:

— Люциус Малфой, наш общий друг сказал, что вы спрашивали о Магах Теней?

— Да, — ответил Люциус.

— Тогда сядьте. Рассказав вам эту информацию, я освобожусь от долга, который должен нашему общему другу.

— Спасибо, Свен, — сказал Люциус.

Человек по имени Свен хихикнул.

— Благодарности не нужны, Люциус. Я обожаю говорить об этом. Я дал бы вам информацию бесплатно. Хорошо, может не бесплатно, но разговор о моем увлечении — более лучший способ искупить мой долг чем то, что я ожидал, — сказал Свен.

Гарри сел рядом с Люциусом, и внимание Свена немедленно переключилось на него. Гарри почувствовал, как глаза человека впились взглядом в его собственные. Глаза Поттера вспыхнули зеленым, и человек немедленно отскочил как от удара.

— Призрак Мерлина! Люциус! О-он — Маг Теней. Настоящий Маг Теней! — в шоке сказал Свен.

— Мы знаем об этом. Мы не знаем, какие последствия это влечет за собой. К моему удивлению, букинист и контакты в министерстве не смогли дать хоть какую-то информацию об этом, — сказал Люциус.

— Да и не нашли бы, ведь настоящих Магов Теней не было уже девятьсот лет, — сказал Свен со страхом в голосе.

— Почему? Я знал, что Маги редки, но они появлялись не так давно. Насколько я помню, Темный лорд нашел Мага Воды за очень короткий срок, — сказал Люциус.

— Есть огромное различие между Магами Теней и Элементалями. Рождается очень много детей, способных стать ими, но из-за декретов Министерства о жестоком обращение с детьми и универсальных законов об обращении с заключенными, принятых советом волшебников в 1283 году, не появляется ни одного Мага, — сказал Свен.

— Жестокое обращение с детьми? Обращение с заключенными? Что вы имеете в виду? — спросил встревоженный Люциус.

— Хорошо, чтобы развить у волшебника или ведьмы Магию Теней, их обычно содержат в темнице или в комнате пыток. Ребенок должен быть буквально окружен темнотой в течение большей части его жизни. Только люди, живущие в темноте и полностью изолированные от других, могут достигнуть необходимого единения с тенью. Маги Теней впервые были обнаружены во время господства Фароса в Египте. Легенда гласит, что, если у ребенка есть талант к Магии Теней, он должен содержаться во тьме, независимо от его желания, и к нему должны строго относиться. Тогда Тени бы пришли и успокоили его. Они посылали ему собеседников. Большинство из них были существами, которые являются частью тьмы, такие как мухи, пауки…

— Пауки, — тихо произнес Гарри.

— Да, — печально сказал Свен, — Пауки, были компаньонами. Легенды гласят что, если ребенок относился к ним как к собеседникам то, Тени считали его достойным владеть силой тьмы, чтобы прекратить его или ее мучения, — Свен прекратил говорить, и повернулся к Гарри. — Я сожалею. Независимо от того, через что вы прошли, это, наверное, было ужасно.

Гарри только посмотрел на мужчину, разгневанный тем, что он так легко говорил о его детстве, но другая часть его отметила, что тот был прав. Десяти лет он вел жалкое существование в своем чулане под лестницей в компании пауков. Гарри заметил, что Люциус и Тонкс теперь смотрели на него, и он смог почувствовать запах жалости, исходящий от них.

— Продолжайте! Какими способностями владеет Маг Теней?! — рявкнул Гарри Свену.

— Ах, да, вы, наверное, уже знаете про одну способность. То, что вы делаете с плащом, называется, смешивание. Маги Теней способны полностью исчезнуть в тени. Вы хотите, чтобы люди видели ваши глаза, и они видят, иначе они бы тоже смешивались с тенью. Другая способность, которой владеет Маг Теней, это Теневое Перемещение. Маги могут исчезнуть в тени и переместиться сразу на сотни, если не на тысячи миль. Когда тень окутывает землю, Маг Теней может перемещаться туда. Из того что я знаю, Маг смешивается с тенью и… эм… ну, он или она исчезает в тени, и… ну… я думаю, что не смогу объяснить это, вы просто перемещаетесь туда, где есть тень. Это — удивительный талант, — сказал Свен.

— Значит, он может перемещаться подобно Смертофалдам*?" — спросил Люциус.

— Маги Теней могут управлять Смертофалдами. Они настолько редки в Англии, Из-за того, что один из последних Магов Теней повел их за собой, для нападения на противника в тропической Индонезии. Он был побежден, а смертофалды не вернулись назад, — сказал Свен с усмешкой.

— Он может управлять Смертофалдами! — выдохнула Тонкс.

— Да молодая мисс… если он немного потренируется. Главное различие между способами перемещения Мага Теней и Смертофалда, Люциус, в том, что Теневой Маг может быстро перемещаться туда, где есть тень, а смертофалды не могут перемещаться так далеко и быстро — сказал Свен.

— Откуда вы так много знаете о Магах Теней? — мрачно спросил Гарри.

Свен рассмеялся из-за этого вопроса и вынул маленькую книжку из кармана.

— Это — личный дневник Маркуса Де Роше, моего дальнего предка и последнего Мага Теней. Его мать попала в плен во время восстания гоблинов. Она была на восьмом месяце беременности, и Маркус родился в гоблинской тюрьме. Он жил там первые семь лет своей жизни. Тогда, в его восьмой день рождения, проявились его способности. Он освободил всех заключенных и убил всех гоблинов. После того инцидента гоблины, больше не брала пленных во время войны — сказал Свен.

Гарри с жадностью посмотрел на дневник, и, к его большому удивлению, Свен положил его на стол и пододвинул к нему.

— Наверное, вам он будет нужнее, чем мне.

Зеленые глаза Гарри, наверное, выдали его недоверие, потому что Свен улыбнулся и сказал:

— Возьмите это, молодой человек. Я стар и могу научиться очень немногому. Вы же сможете извлечь гораздо большую выгоду из дневника моего предка.

— Спасибо, — сказал Гарри, взяв дневник.

— Я полагаю, что наш договор на этом закончился, — нерешительно сказал Люциус.

— Я тоже так думаю. Спасибо Люциус, я никогда не предполагал бы, что у меня будет возможность передать мои знания настоящему Магу Теней, — сказал Свен.

Портрет позади них открылся, и троица покинули комнату.

— Гарри… — начала Тонкс.

— Нет, не здесь! — рявкнул Гарри.

Люциус все понял, и дал им портключ. Гарри схватил его, и мгновение спустя, все трое переместились к Малфой-менору.

________________________________________

Поместье Малфоев, Местоположение Неизвестно.

Гарри появился в Малфой-менор, и, что удивительно, не упал на пол.

— Эй, Гарри! Я убедил маму включить тебя и Тонкс в систему защиты. Теперь вы не будете падать лицом вниз, — сказал Драко с ухмылкой.

Гарри только проигнорировал его, сел на диван и закрыл руками лицо. Я не хочу обсуждать это! Теперь они все подумают, что я слаб. Я никогда не позволю причинить мне боль, снова! И буду силен, я отплачу Дурслям их же монетой! Интересно, кто такие Смертофалды? Судя по реакции Тонкс, они, наверное, противны. Я натравлю несколько таких на Дурслей. Да, это ирония — применить на них талант, который появился благодаря ним!

— Гарри… — нерешительно позвала Тонкс.

— Что!? — рявкнул Гарри.

— Гарри, ты хочешь поговорить об этом? — спросила Тонкс, игнорируя его резкий тон.

— Поговорить о чем? Что произошло? Вы узнали что-нибудь? Что вам сказали? — посыпался град вопросов от Драко.

— Драко, помолчи! — сказал Люциус тоном, не терпящим возражений.

Драко затих и только сейчас заметил, с каким видом сидел его друг.

— Гарри, пожалуйста. Скажи что-нибудь. Дамблдор хочет отправить тебя назад к… к тем людям. Мама так сказала, — сказала Тонкс, с мольбой в глазах.

— Хорошо, — мрачно произнес Гарри.

— Гарри…

— НЕТ! Я ХОЧУ ВОЗВРАЩАТЬСЯ! Я ПОКАЖУ ИМ, ЧТО ИХ МЕСТО У МОИХ НОГ, ТОНКС! — злобно сказал Гарри, выделяя каждое слово.

— 'Вы ххотите месссти, хоссяин?' — прошипел Салазар.

— 'Да. Я накажу ссвоихх родсственников. Я ззасставлю их молить о смерти', — шипел Гарри.

— 'Тогда я помогу вам. Я сссъем их трупы!' — мрачно прошипел Салазар,

— 'Благодарю тебя, мой друг, но у нассс будет время, для нашшшей месссти. Когда я сскажу кроликам, как они относссилиссь ко мне, они сами ззаххотят ихх убить. Но, я не могу поззволить этому произойти. Я ссам рассправлюссь сс ними.'

— 'Тогда не говорите кроликам'.

— 'Я боюссь, это будет нелегко, мой друг', — печально прошипел Гарри.

— 'Очень хорошшо, Гарри. Сскажи им, ессли они ззахотят убить их вмесссто вас, то я укушшу ихх', — серьезно прошипел Салазар.

Гарри засмеялся:

— 'Я ссскажу им, друг. Сспасибо'.

— Гарри, что случилось? — спросила Нарцисса.

— Прежде, чем я начну свой рассказ, я хочу поставить вас в известность, что Салазар укусит любого, кто попытается навредить Дурслям. Я буду разбираться с ними, и никто другой. Ясно? — сказал Гарри таким тоном, что сам не понял, откуда он у него появился.

— О… хорошо, Гарри, — нерешительно произнесла Тонкс.

— Согласен, — сказал Люциус.

— Хорошо, — ответил Драко.

Нарцисса колебалась несколько секунд, но, в конечном счете, тоже согласилась.

— Хорошо, отвечаю на твой вопрос, Драко. Он ответил на все мои вопросы, и даже больше. Он объяснил, что за последние девятьсот лет не было ни одного Мага Теней. Он рассказал что-то о том, что декреты Министерства о жестоком обращение с детьми прекратили появление Магов, — сказал Гарри.

Гарри закончил, и секунду спустя Драко взревел:

—ЧТО!? ЧТО ТЫ ИМЕЕШЬ В ВИДУ!? ТЫ… ТЕБЯ…

— ДА! Да, великого Гарри Поттера избивали каждый день, прожитый у Дурслей, который он мог вспомнить. Он был вынужден жить в чулане под лестницей, где его единственными друзьями были пауки! — закричал Гарри. И, к всеобщему шоку, он начал безостановочно смеяться.

— Г-Гарри, ты в порядке? — спросила сильно испуганная Тонкс.

— Ох… ох, да Тонкс, — сказал Гарри, а тем временем слезы начали стекать по его лицу. Было необычно наблюдать, как мальчик истерично смеется со слезами на лице.

— Ох, какая ирония! — в конце выкрикнул Гарри.

— Гарри… друг… эм… ты уверен, что ты в порядке? — нерешительно спросил Драко.

— О, я в порядке, Драко! Я… я собираюсь убить тех ублюдков, вернув им каждый момент моего унижения! — сказал Гарри, и снова истерически засмеялся.

Нарцисса, внезапно подошла, и обняла его.

— Шшш. Все в порядке, Гарри, успокойся, — успокаивающе прошептала она.

Смех Гарри медленно сменился на тихие всхлипывания, отражающиеся эхом по поместью.

— Спасибо, Нарцисса. Мне это помогло.

— Тонкс, ты знала об этом? — пронизывающе спросил Люциус. Он не терпел жестокого обращения с детьми. Да, он убивал детей, борясь за темного лорда, но все они были жертвами войны. Мысль о Гарри Поттере, над которым издевались его родственники МАГГЛЫ, приводила его в бешенство.

— Н-ну… да, но не столько, дяди Люциуса. Моя мама и я нашли его избитого в кустах, но это сделали дети. Потом мы отвели его домой и услышали как его дядя избивает его. Тогда мы решили вытащить его из дома. Он выглядел ужасно… Гарри, он делал это с тобой каждый день, — сказала она, и по ее лицу начали стекать слезы.

— Да. Он всегда находил причину ненавидеть меня. Я помню свой первый табель успеваемости из начальной школы. Тогда, у меня были оценки лучше, чем у Дадли. Дядя, бил меня больше двух часов для того, из-за того, что я «обманывал учителей». В конце концов, я упал в обморок и проснулся в своем чулане. Я сидел там четыре дня, без еды. Когда меня, наконец, выпустили, и я вернулся в школу, я узнал, что получил нули по всем тестам, потому что мой дядя сказал, что я убежал из дома.

—Я должен поговорить с этими магглами, — поднявшись, сказал Люциус и уже собирался идти, но Салазар быстро соскользил с плеча Гарри, в мгновение ока оказался перед Малфоем и угрожающе зашипел.

— Он сказал, что мстить должен я и только я. Я с ним согласен, Люциус, — мрачно сказал Гарри.

— Гарри, но следующим летом у тебя будут знания только первого курса, — заявил Люциус.

— Люциус, кто такие Смертофалды? — мрачно спросил Гарри.

Все в комнате затаили дыхание. Гарри заметил, как побледнели лица Тонкс и Люциуса.

— Э... хорошо... это — существа, которые живут во тьме. Они могут вызывать самые плохие воспоминания у человека. Так они заставляют человека молить о смерти. И когда воспоминания становятся слишком страшными и человек умирает они… они съедают его полностью, — с дрожью ответил Люциус.

— Ну… я думаю, что это будет подходящим наказанием, если я запру своих родственников в чулане с несколькими Смертофалдами, а не с вами, — угрожающе произнес Гарри.

— Гарри, это — прекрасная идея, но Смертофалды очень редки. В основном, они обитают в тропиках, — сказал Драко.

— Маги Теней могут управляют Смертофалдами, Драко, — пояснил Гарри.

Челюсти Нарциссы и Драко синхронно упали на пол.

— Мерлин, — вместе сказали они.

— Итак, Люциус, я сам позабочусь о своих родственниках

Люциус посмотрел на ядовитую гадюку напротив него.

— Хорошо, Гарри, — мягко сказал Люциус. — После того, как ты закончишь со своими родственниками, ты можете остаться в Малфой-меноре, вместе с нами.

— Я это очень ценю, — сказал Гарри с улыбкой.

Следующие несколько часов Гарри провел, рассказывая все, что он узнал о Магах Теней Драко и Нарциссе. В 7:30, Гарри и Тонкс решили, что было бы лучше вернуться домой, и, с помощью портключа, они переместились на задний двор дома Тонкс.

— Я сожалею, что ты должен были пройти через все это, Гарри. Я поняла, почему ты ненавидишь магглов, — тихо сказала Тонкс.

— Спасибо, Тонкс.

— Гарри? — спросила Тонкс

— Да.

— Когда ты будешь разбираться со своими родственниками… можно… можно, я пойду с тобой?

— Зачем?

— Потому что, то что они делали с тобой это… это так ужасно, а ты — мой лучший друг, мой первый друг и я не встретила бы Драко, тетю Нарциссу и дядю Люциуса без тебя. Я хочу убить их вместе с тобой!

— Ты не будешь пытаться остановить меня?

—Нет, — твердо ответила Тонкс.

— Тогда, да, ты можешь пойти со мной, когда я буду говорить им «до свидания».

— Спасибо, — сказала Тонкс, открывая входную дверь.

— О, вы уже вернулись? Нимфадора, ты что-нибудь подобрала себе? — спросила миссис Тонкс.

— Нет, мама. Я не нашла ничего, что бы мне понравилось, — сказала Тонкс, когда садясь.

________________________________________________________________________________

*Смертофалд — это редкое существо, которое встречается исключительно в местах с тропическим климатом. Он напоминает чёрную накидку толщиной, возможно, полдюйма (может быть толще, если недавно убил и переварил очередную жертву), которая по ночам плавно скользит вдоль земной поверхности.


Carpe diem

 
MorgendorfferДата: Суббота, 06.11.2010, 17:17 | Сообщение # 15
Ночной стрелок
Сообщений: 99
« 11 »
интереснейшее чтиво. любопытная идея. Автор, продолжайте в том же духе, буду ждать проды.


жизнь - это не череда "сейчас" и "немедленно".
жизнь - это тонкий ручеек вопросов "зачем?"
(из к/ф "Распутник")
 
CargerdreeДата: Суббота, 06.11.2010, 19:08 | Сообщение # 16
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
pozitina, это перевод)


Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
MorgendorfferДата: Суббота, 06.11.2010, 20:14 | Сообщение # 17
Ночной стрелок
Сообщений: 99
« 11 »
каюсь за невнимательность. Однако, все равно будет обидно, если фик забросят.


жизнь - это не череда "сейчас" и "немедленно".
жизнь - это тонкий ручеек вопросов "зачем?"
(из к/ф "Распутник")
 
ShtormДата: Четверг, 11.11.2010, 14:26 | Сообщение # 18
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Похоже Поттер властелин мира, только об этом еще не совсем понимает. Интересно, казнь Дурслей будет публичной? biggrin


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
vergilДата: Четверг, 11.11.2010, 16:07 | Сообщение # 19
Посвященный
Сообщений: 30
« 0 »
надеюсь что да


Так всегда - хочется хорошей жизни, а вместо этого получается веселая.
 
Lady_of_the_flameДата: Среда, 24.11.2010, 22:01 | Сообщение # 20
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
Глава 6 Хогвартс

Гарри проснулся утром первого сентября немного взволнованный. Сегодня я иду в Хогвартс. Я иду в школу волшебства — думал он. Мысль о том, сколько магии было вокруг него поледние пару месяцев, до сих пор немного пугала.

Последняя неделя лета прошла очень интересно. Большую часть времени он читал дневник последнего Мага Теней — Маркуса Де Роше. Этот мужчина был либо гением, либо ненормальным. Половина его дневника содержала темные заклинания, которые мог выполнить только Маг Теней. Они были невероятно сложны, и Гарри понял, что не сможет выполнить ни одного из них. Узнав, что эти заклинания для большего уровня магии, чем у него, он начал читать заметки о способностях Магов Теней.

Каждую ночь Поттер практиковал свои способности и был очень счастлив, ведь они, точно так же, как Парселтанг и Метаморфагия, были его вторым «Я». Он мог смешиваться с Тенями, становясь полностью невидимым. Теневое Перемещение было более трудным, хотя он попробовал его только для перемещения по своей комнате. В первый раз, когда он попробовал Перемещение, у него произошел маленький несчастный случай… из-за Тонкс.

:: Ретроспектива ::

Гарри обошел свою комнату и выключил весь свет. Сейчас было десять часов вечера, и свет проходил только через окно. Он прошел в угол комнаты и сосредоточился на том, чтобы исчезнуть. Гарри почувствовал знакомое покалывание в теле, возникающее при смешивании с тенями. Когда он открыл глаза чтобы посмотреть на себя, то он уже полностью слился с тенями.

Мальчик закрыл глаза и сосредоточился на том, чтобы переместиться. Это было намного тяжелее сделать, чем говорить об этом. Когда кто-то смешивается с тенями для Теневого Перемещения, он теряет свое физическое тело. Согласно записям Роше, нужно думать о себе, как о тени, нужно точно представить, как двигается Тень.

Это смутило Гарри. Премещаться как тень? В конце концов, он представил себя гигантским черным облаком, которое может проплывать сквозь стены.

Как только Гарри удалось превратиться в облако, комната предстала передним в серых и черных тонах. Гарри потратил минуту, чтобы привыкнуть к новому зрению. Это было странно. Мальчик знал, что его глаза были закрыты, но все же, он мог видеть, и какой это было вид! Гарри видел тысячи мелких линий, соединенных с тенями, он мог чувствовать каждую из них. Он прошел по одной из линий сквозь стену. Мальчик поразился тем, что его способности на этом не закончились. Пока он проходил сквозь стену, он все еще мог видеть потолок, пол, стену, через которую он проходил, и остальную часть комнаты.

Гарри медленно соединился с тенями, и смог быстро помчаться по ним вокруг всей комнаты. Он испытавал какое-то новое чувство, чувство которое он не ощущал ни разу за всю свою жизнь. Он был свободен. Мальчик проплыл сквозь стену и уже через секунду он опять летал по всему этажу. Когда он пролител под кроватью, его чувства взорвались. Тысяча линий расплылись, и он понял, что в полной темноте линии были так плотно сплетины, что он уже не мог различить одну от другой. Он выплывал из-под кровати, когда дверь открылась.

Гарри увидел Тонкс, стоявшую в ступоре у дверного проема. Мальчик не знал, на что был похож, когда перемещался по теням, но, должно быть, он выгледел интересно. Гарри полетел к потолку. Он был около люстры, когда Тонкс щелкнула выключателем. Мальчик закричал, потому что свет медленно двинулся к его лицу или к тому, что было его лицом. Он попытался раствориться в одной из теней в углу, но свет успел достигнуть тени, к которой он летел, и она исчезло. Момент, и линия, по которой он перемещался, исчезла. Гарри почувствовал, что его вырвыло из формы Тени. Он упал на кровать, та спружинила и, еще раз подлетев, мальчик растянулся у ног Тонкс.

— Охххх! Тонкс, зачем ты включила свет? — простонал Гарри.

— О Мерлин! Извини Гарри. Я так испугалась. Я увидела, как что-то большое и темное пролетело под твоей кроватью, и я запаниковала. Это был ты? Этого не может быть! Ты освоил Теневое Перемещение! На что это похоже? — спросила Тонкс.

— Ну… это так классно… конечно, если тень, по которой ты перемещаешься, не исчезнет, — сказал Гарри, потирая голову.

— Что произошло, когда я включила свет? На что это было похоже? — снова спросила Тонкс.

— Ну… я видел всю комнату в различных оттенках серого. Тут были тысячи небольших линий, исходящих отовсюду, и я просто понял, что могу перемещаться по ним. Это удивительно, когда ты летишь, и ничто физическое не может тебя остановить. Когда ты включила свет, у меня заболело сразу все тело. Я заметил одну из оставшихся теневых линий, и попытался пролететь по ней, но свет догнал меня. Когда свет дошел до линии, она исчезла, и я упал на пол, — сказал Гарри.

— Гарри, ты хочешь сказать, что пытался убежать от света, когда я его включила? — со страхом в голосе спросила Тонкс.

— Да. А что? — сказал Гаррию

— Гарри, смотри, как быстро освещается комната, — сказала Тонкс, быстро выключив и включив свет. — Она осветилась мгновенно. Ты должен был перемещаться с невероятной скоростью, чтобы видить как свет распостроняется по комнате, — ответила Тонкс.

— Ничего себе. Я даже не знал, что так быстро премещался, — с усмешкой сказал Гарри.

:: Конец Ретроспективы ::

Единственная способность Мага Теней, которую Гарри еще не пробовал, это способность управлять Смертофалдами. Мистер Малфой запретил ему даже пытаться сделать это, пока он не освоит заклинание Заступника, которой может убить смертофалда.

В дневнике Де Роше описывал призыв смертофалдов, очень труден. Он утверждал, что для призыва смертофалда, Маг Теней должен превратиться в Тень, а его магия должна полностью слиться с Тенями. Это была одной из многих интересных заметок из дневника Де Роше.

— Гарри, вставай, вставай, вставай! — закричала Тонкс, барабаня в дверь.

— 'Сссалазсар, ты готов?' — спросил Гарри.

— 'Мне не нравиться просыпаться так рано, Гарри', — раздраженно прошипел Салазар.

— 'Только один разсс. Я думаю, ты сможешь поссспать в поезсде'

— 'Я не буду спать в поезсде. Там будет очень громко, и там будет кролик. Я должен напугать его'

— 'Зачем ты мучаешь Драко?' — спросил Гарри.

— 'Его очень легко напугать, Хоссяин. Я сссчитаю, что это очень ссмешшно.'

Гарри только покачал головой. Если бы змеи могли бы смеяться, то Салазар сейчас бы хихикал.

'Хорошо, мой друг,' — сказал Гарри, садясь в кровати.

Первый Этаж, Дом Тонксов, Суррей.

Гарри спускался по лестнице и увидел, как Тонкс подскользнулась и, упав на пол, растянулась на нем, как коврик.

— ЧЕРТ ПОБЕРИ! — закричала Нимфадора.

— Успокойся, дорогая, — сказала миссис Тонкс, указав палочкой на сундук, — Pack! — все вещи Тонкса быстро сложились в сундук.

Гарри в страхе наблюдал за этим, прежде чем ударить себя по лбу.

— Это сэкономило бы так много времени, — простонал он.

Миссис Тонкс засмеялась:

— Да. Ну а теперь подъем милые мои. Мне нужно отвезти вас на вокзал Кингс-Кросс, до 11.

Гарри и Тонкс быстро проследовали за ней из дома, и положили свои сундуки в волшебно расширенный багажник автомобиля.

На Кингс-Кросс они добрались совершенно спокойно. Несколько раз, Гарри прикусывал язык каждый раз, когда Салазар говорил ему о каких-нибудь замеченных на обочине вещах, которых «было бы хорошо съесть на обед». Гарри заставил себя не спрашивать у своего фамилиара, как тот будет есть дикобраза.

Когда они прибыли, Гарри вынул оба сундука. Миссис Тонкс повела их к барьеру, где стояли несколько рыжих. Гарри заметил, как напряглась Нимфадора, увидев их.

— Что случилось? — тихо спросил Гарри.

— Близнецы Уизли, — мрачно ответила она.

Гарри посмотрел на пару близнецов с рыжими волосами. Он хотел было пойти и проклясть их к черту, но почувствовал, что Тонкс схватила его за плечо. Он развернулся к ней лицом, но она только улыбнулась и шепнула: «Потом».

Гарри улыбнулся и кивнул. Гарри и Тонкс прошли через барьер без проблем. Увидев массивный локомотив восемнадцатого века, мальчик почувствовал, что его глаза полезли на лоб.

— Пошли, Гарри. Нам нужно найти купе — сказала Тонкс, потянув его к поезду.

Найдя пустое купе в конце вагона, они положили свои сундуки на полки и вышли из поезда, чтобы попрощаться с миссис Тонкс.

— До свидания, миссис Тонкс, — с улыбкой сказал Гарри.

— До свидания дорогой, — ответила она, обняв его.

— До свидания мама, — сказала Тонкс, когда была также заключина в обятья.

Они шли обратно в поезд, когда Гарри снова увидел близнецов Уизли.

— Честно, мам, мы никогда не взрывали туалет, — сказал один.

Второй заметил, что на них смотрят, и Гарри зашел в поезд, сверкнув тому глазами.

— В этом году все будет по другому, я обещаю, Тонкс, — сказал Гарри, когда они вернулись в купе.

— Я знаю, у появились друзья, — ответила Тонкс с улыбкой.

— Гарри, Тонкс, вот вы где!

Оба повернулись на звук, и увидели Драко в компании двух «кабанов», стоящих позади него.

— Кто это? — мрачно спросил Гарри.

— Они дети друзей моего отца: Грегори Гойл и Винсент Кребб — ответил Малфой младший.

— Они выглядят такими же умными, как пни, Драко, — резко заметил Гарри.

Похоже, Кребб и Гойл пытались понять оскорбили ли их, пока Драко не прервал их размышления:

— Выйдите. Оба.

Эти два неандертальца вышли, и пошли искать другое купе.

— Ну, Гарри, где ты был? Ты не приезжал в поместье на этой неделе, — сказал Драко, когда дверь закрылась, и Гарри наложил запирающие заклинание.

— О, я тренировал свои способности Мага Теней, — сказал Гарри с усмешкой.

— Правда? Классно, что ты уже можешь делать? — спросил Драко.

— Ну, я научился всему, кроме способности вызывать Смертофалдов. Твой отец хотел, чтобы я пока этого не делал. Он сказал что-то о чарах Патронуса, которые нужно уметь применять, если что-то пойдет не так.

— Понятное дело. Не хотел бы я стать закуской для существа, которое ты же и вызвал — сказал Драко.

— Эй, Драко, положи свой сундук на полку, поезд уже начал ехать — сказала Тонкс.

— Спасибо что напомнила, кузина.

Он схватил свой сундук, и изо всех сил попытался поднять его на высоту полки, а в это время Салазар сполз с плеча Гарри и прошипел:

— 'Бойссся меня, кролик! '

Глаза Драко расширились, когда он услышал шипени Салазара, и он потерял равновесие. Мальчик упал вместе с сундуком на пол, отчего сундук раскрылся, и все вещи высыпались из него. Гарри застонал от смеха, а Драко начал злиться.

— Что он сказал!? — требовательно спросил Драко, показав на змею.

Гарри все еще смеялся, но ему удалось себя успокоить.

— Он… он… он сказал, что бы кролик его боялся! — сказал Гарри, и Тонкс засмеялась.

— Будьте вы прокляты. Предупреждаю, Гарри, лучше приглядывай за ним. Ну вот, теперь мне нужно сложить все заново — проворчал Драко.

—Не нужно, кузен. Pack! — сказала Тонкс, указав палочкой на сундук Драко. Все вещи вновь вернулись в сундук.

— Полезное заклинание, — прокомментировал Драко, а поезд начал движение.

Драко решил положить свой сундук под сиденье, и все трое начали говорить о том, чего они достигли этим летом. Тонкс сказала, что мальчики очень сильно обогнали первогодок в знаниях, отчего Гарри и Драко дико улыбнулись. Прошло около часа, когда кто-то постучал в дверь.

Тонкс встла и открыла ее. Девочка с вороньем гнездом на голове и круглолицый мальчик шагнули в купе.

— Извините, но Невилл потерял свою жабу. Вы ее не видели? — спросила она.

— Жаба? — с усмешкой сказал Гарри, — Если бы здесь была жаба, то Салазар бы сошел с ума.

— С… Сал… Салазар? — тихо спросил круглолицый мальчик.

Салазар сполз с плеча Гарри, когда его назвали по имени. Двухфутовый (около 60 см) египетский асп угрожающе посмотрела на новоприбывших.

— У тебя не может быть змеи! В письме говорилось, что в Хогвартс, в качестве домашнего животного, можно брать с собой только кошку, сову или жабу — сказала девочка.

Гарри, Драко и Тонкс мрачно впились в нее взглядом.

— Салазар — мой фамильяр, поэтому ему можно. Он не какое-нибудь домашнее животное!" — злобно произнес Гарри.

— Т… ты… у тебя уже есть фамильяр! Я читала, что требуются годы общения между животным и его хозяином, чтобы создать такую связь. Сколько он у тебя уже живет? — спросила девочка, а круглолицый мальчик уже вспотел от страха, потому что Салазар смотрел только на него.

— О, когда я купил его, Тонкс? — спросил Гарри.

— По-моему, за неделю до твоего дня рожденья, значит, это было 20-ое июля, — с усмешкой сказала Тонкс.

— Тогда он не твой фамильяр. Как я уже сказала, требуются годы, чтобы соединиться с животным, — сказала девочка.

— Знаешь, ты начала выводить меня из себя. Как тебя зовут? — мрачно спросил Гарри.

— Гермиона Грейнджер, а это — Невилл Лонгботтом.

— Лонгботтом, ты — чистокровный, но я никогда раньше не слышал о фамилии Грейнджер, — сказал Гарри.

— Наверное, потому что мои родители — маглы, — сказала Гермиона.

Стало так тихо, что было слышно как по купе летает муха..

— Уходите, — угрожающе прошипел Гарри.

— Ч-что? — в шоке спросила Гермиона.

— Он сказал: «пошла вон, грянокровка». Мы не хотим видеть грязь в нашем купе — мрачно сказал Драко.

— В-вы не смеете так говорить с нею! Да кто вы вообще такие! — тихо сказал Невилл.

— Драко Малфой! — сказал Драко, выпятив грудь.

— Гарри Поттер! — сказал Гарри, смотря прямо в глаза круглолицего мальчика.

— ТЫ — ГАРРИ ПОТТЕР! — шокированно выдохнули Гермиона и Невилл.

— Я знаю о тебе все. Ты есть в книгах Величайшые магические события 20-ого века, Взлеты и падения Темной Лордов, и… — начала говорить Гермиона.

— Я могу сказать тебе, что все написанное обо мне — ложь, — шипел Гарри.

— Что! Ты читал их? Как ты можешь так говорить! — презрительно сказала Гермиона.

— Хорошо, давай это обсудим. Я никогда не давал интервью этим четырем репортерам, которые были там в момент падения Темного Лорда, а я был единственным выжившим в развалинах дома. Так что если ты сейчас же свалишь отсюда, я буду тебе благодарен, — мрачно произнес Гарри.

Гермиона повернулась к выходу. Невилл уже собрался пойти за ней, когда Гарри позвал его: "Лонгботтом".

Невилл остановился в дверном проеме и развернулся.

— Ты можешь остаться, ты — не магглорожденный. — сказал Гарри.

Невилл посмотрел на Гермиону, а потом на Гарри и Драко.

— Эм… нет, спасибо Гарри. Как-нибудь в другой раз. М-мне нужно найти Тревора, — тихо ответил Невилл.

— Твой выбор, Лонгботтом. Только не общайся с магглорожденными слишком долго. Они передают множество болезней, — сказал Гарри.

— Какой же ты наглый! — закричала Гермиона, вернувшись, как ураган в купе, — Может в тех книги и лгали о том, что произошло той ночью, но в них говорилось, что ты — полукровка! А твоя мать была магглорожденной, так же как и я!

Гарри быстро поднялся, вынул палочку и за пару секунд послал в нее сразу три пчелиных сглаза. Гермиона отпрыгнула и закричала от боли, когда все три заклятья попали в нее.

— Слушай, Грейнджер. После рождения, мою мать отправили в приют для таких же грязных магглов, как и твои родители! Она росла, не зная своего происхождения и, клянусь Мерлину, если ты когда-нибудь оскорбишь ее как сейчас, то тогда в тебя полетит уже не пчелиный сглаз! В следующий раз подумай, перед тем говорить о том, чего не знаешь! — разбушевался Гарри.

Драко и Тонкс наблюдали, как два первогодки выстро ретировались.

— Знаешь, Гарри, а ведь она правда не знала, — сказала Тонкс не без усмешки.

— Мне все равно. По крайней мере, я буду знать на ком практиковать заклинания кроме тебя и Драко, — сказал Гарри с улыбкой.

— Ты такой злой, — сказал Драко и рассмеялся.

Гарри, Драко и Тонкс купили немного еды, когда пожилая дама с тележкой проезжала мимо. Они ели сладости и разоваривали в несколько часов, до тех пор, пока кто-то не постучал в дверь купе. Тонкс встала и открыла ее.

— Ой, мой брат …

— Похоже, что мы…

— Нашли нашу любимую…

— Метаморфичку!

Гарри покраснел от злости, услышав голос близнецов Уизли.

— Уйдите! — закричала Тонкс и попыталась закрыть дверь.

Один из близнецов подставил ногу в дверной проем, чтобы остановить ее, и они вошли в купе.

— Нимфадора, ты тусуешься с первогодками? — спросил один из них.

— Ты уже отчаялась найти друзей? — спросил другой.

— Закрой рот, Уизли! — рявкнул Гарри, подскочив.

— Ой, Фред.

— Да, Джордж.

— Он нам угрожает.

— Ты прав, брат мой.

Гарри сжал свою палочку в кармане. Он не знал на кого наслать проклятье первым. Боковым зрением он заметил, что Драко делает то же самое.

— Итак, маленькие первогодки. Меня зовут Фред, а это — мой брат Джордж. Мы — лучшие шутники, которых были в Хогвартсе со времен Мародеров.

— А значит, лучше вам поступить по-умному, а не то вы узнаете нас с худшей стороны… — добавил Джордж.

— Или окажитесь в факультете Слизерин, — закончил Фред с улыбкой.

— Ну, так кто вы? — хором спросили они.

— Гарри Поттер, и вы только что оскорбили мою лучшую подругу, — мрачно сказал Гарри.

Близнецам, как будто дали пощечену.

— Ты — Гарри Поттер! — шокированно произнесли они.

— Да, и если вы когда-нибудь снова оскорбите Тонкс, или попытаетесь использовать на ней свои извращенные шутки, то я… — сказал Гарри.

Мнгновение близнецы находились в шоке, но быстро пришли в себя.

— Да, но правда... — начал Фред.

— Ты всего лишь… — продолжил Джордж.

— Первогодка…

— И ты ничего не сможешь нам сделать! — вместе закончили они.

После этих слов Гарри и Драко вынули свои палочки и выкрикнули: "Expelliarmus!" Заклинания попали близнецам Уизли в грудь, и их выкинуло из купе. Гарри, Драко и Тонкс вышли из купе, несколько, сбежавшихся на шум детей, смотрели на происходящее с ужасом.

Через несколько секунд Джордж пришел в себя и громко закричал, увидев Салазара, грозно шипящего на него.

— Смотрю, ты уже познакомился с моим другом — сказал Гарри пыжему, — Перестаньте оскорблять Тонкс, если вы не хотите познакомиться с ним поближе, — он взял Салазара и вернулся в купе вместе с друзьями. Дверь закрылась, и они рассмеялись.

— Ох, Гарри, это было уже слишком. Наверное, он намочил штаны, когда увидел Салазара — сквозь смех выдавила Тонкс.

— Я думаю, что они действительно нас испугались. Это был слишком тяжелый удар для их сосзнаний, — сказал Драко с улыбкой.

Громкий удар в дверь прервал их веселье.

— Открыто, — крикнул Гарри

Дверь распахнулась, и в купе шагнул новый рыжий.

— Поттер у тебя будут большие проблемы, когда мы приедем в замок! Два первокурсника уже пожаловалиь на тебя мне, а еще я увидел то, что ты сделал с моими братьями! — сказал рыжий с гордо поднятой головой.

— О, и что же ты собираешься сделать, Уизли? Я — Гарри Поттер. Они не будут исключать меня, и ты не сможешь снять с меня баллы, потому что учебный год еще не начался, — рявкнул Гарри.

— Я буду наблюдать за тобой в этом году, Поттер! Я — староста, и ты должен уважать меня, — сказал Уизли.

— Я уважаю тех, кто этого заслуживает. А предатель чистокровных не входит в эту категорию, — прошипел Гарри.

— Десять баллов с… с… — закричал Уизли.

Гарри, Тонкс и Драко взвыли от смеха, а вокруг их купе собралось уже несколько человек.

— Ты — идиот, Уизли! Неужели Гриффиндору так был нужен староста, что они выбрали тебя? У меня пока нет факультета, я не проходил расспределение!

Несколько студентов старших курсов рассмеялись, и Гарии заметил, что у нескольких из них были темно-зеленые мантии.

— Пошел вон, Уизли, и скажи своим тупым братьям-близнецам, что если они снова будут оскорблять моих друзей то то, что я сегодня с ними сделал им покажется детской игрой.

Уизли покраснел от такого неуважения к своей персоне и вышел из купе, а пара старшекурсников, отсмеявшись, крикнули ему вслед:

— Десять баллов со студента, который не в одном из факультетов.

Когда большинство зрителей разшлось, в коридоре осталось два студента, изучающих купе ребят.

— Мы можем помочь вам? — спросила Тонкс, все еще хихикая.

— Значит, ты — Гарри Поттер?

— Люди всегда спрашивают об этом, — ответил Гарри с усмешкой.

— Я — Блейз Забини, а это — Сьюзен Боунс — сказал мальчик, и они с девочкой вошли в купе.

— Ты родственница главы Депортамента Магического Правопорядка? — спросил Драко.

— Да, она — моя тетя, — нерешительно ответила Сьюзен.

— Мой отец знает ее. Я — Драко Малфой, — сказал Драко и протянул ей руку.

Сьюзен поколебалась пару секунд, прежде чем улыбнуться и пожать ее:

— Рада встречи, Драко. Вы с мистером Поттер хорошо отделали тех рыжих, — сказала она с улыбкой

— Мистер Поттер? Пожалуйста, зови меня просто Гарри, — с улыбкой произнес Поттер, отчего Сьюзен покраснела.

— Извини…ты прямо легенда в моем доме, — сказала Сьюзен с улыбкой.

— Сьюзен, я польщен, но сейчас я просто Гарри.

Тонкс начала смеяться, а он послал ей взгляд: «вот так вот».

— Ага, просто ты, одиннадцатилетний ребенок, который за минуту стал самым знаменитым волшебником, едешь в Хогвартс — сказал Блейз.

—Я не могу заставить людей перестать так обо мне думать. Все, что я могу сделать — это быть самим собой.

— Верно, — сказал Блейз, прежде чем посмотреть на Тонкс, — Кто ты? Ты не похожа на первогодку?

— О, это — моя подруга Тонкс. У нее есть обычное имя, но если ты назовете ее им, то она нашлет на тебя пчелиный сглаз, а он у нее очень хорошо получается. Не так ли, Драко? — сказал Гарри, усмешнуфшись.

Драко побледнел и смог только кивнуть, отчего Блейз и Сьюзен засмеялись.

— Ну, приятно познакомиться, Тонкс. Ты учишься на втором курсе? — спросила с улыбкой Сьюзен.

— Да. Я встретила Гарри этим летом и, с тех пор, мы — лучшие друзья.

— Ну, Поттер, ты уже решил на каком факультете будешь учиться? — спросил Блейз.

— Слизерин, — просто ответил Гарри.

— Правда? Моя тетя была готова поспорить на то, что ты будешь учиться в Гриффиндоре, как твои родители, — сказала ошеломленная Сьюзен.

— Ага, но я — не мои родители.

— Ты уверен, что попадещь в Слизерин? В смысле, ходят слухи, что в Слизерин поступают только чистокровные, — сказал Блейз.

— Ну, так, Гарри — чистокровный, — сказала Тонкс, усмехнувшись.

—Что? Но мой отец сказал, что ты — полукровка! — сказал шокированный Блейз.

— Да и моя тетя говорила то же самое, — поддакнула Сьюзен.

— Ну, когда я встретил Гарри в Косом переулке, моя мать сказал, что есть шанс, что он — чистокровный. Моя мама знала его мама и всегда думала, что она была как минимум полукровкой. А потом мы отправились в Гринготтс и провели тест чистоты крови, — сказал Драко.

—Ничего себе. Так на самом деле звали твою маму? — спросила Сьюзен.

— О, ее звали Са…

— Драко! — рявкнул Гарри, — Простите, но настоящее имя моей мамы — тайна. Я не хочу, чтобы о нем узнали не те люди.

— О, все понимаю, — сказала Сьюзен.

— Ну, а вы в куда хотите пойти? — спросила Тонкс.

— Наверное, я попаду в Ревенкло или в Слизерин, — ответил Блейз.

— Вся моя семья была в Хаффлпаффе, и, наверное, я тоже там буду, — ответила Сьюзан.

— Я слышал, что в Хаффлпаффе одни слабаки, — сказал Гарри.

— Это — заблуждение. Моя тетя не слабая, а она бывшая — хаффлпаффка.

— Твоя тетя из Хаффлпаффа? — спросил шокированный Драко.

— Да. Почему это так тебя удивило?

— Просто… мой отец говорил, что она очень жестокая, — сказал Драко.

— Наверное, мы можем отбросить слух о хаффлпаффцах, — сказала Тонкс с усмешкой.

— Да, — подтвердил Драко, все еще находясь в полном шоке.

Через некоторое время вся пятерка почувствовали, что поезд начал замедляться.

— О, мы уже приехали, а нам еще нужно переодеться! — сказала Тонкс.

— Что если вы с Сьюзен пойдете в наше отделение, а мы переоденемся тут? — предложил Блейз.

Десять минут спустя Гарри, Тонкс, Драко, Сьюзен и Блейз вышли из Хогвартс-экспресса. Гарри собирался спросить, куда они должны идти, когда он услышал чей-то рев:

— Первокурсники! Первокурсники, все сюда!

— Ладно, ребята, вы идете с Хагридом. Увидимся в замке! — сказала Тонкс и побежала к каретам.

Гарри, Драко, Сьюзен и Блейз сели в лодку и поплыли по озеру. Увидев Хогвартс, они все дружно восхищенно вздохнули.

— Ничего себе, это очень внушительно, — шокированно произнес Гарри.

— Можешь сказать это еще раз, — сказал Драко, с благоговейным страхом в голосе.

Четыре первогодки вышли из лодки на берег, где встретили сердитую женщину.

— Мистер Поттер! Школьный староста сказал, что несколько студентов жаловались на вас и, что вы начали драку в поезде, — сказала она.

— Да мэм, мы подрались с близнецами Уизли. Они оскорбляли нашу подругу Тонкс. Мы попросили, чтобы они оставили ее в покое и предупредили, чтобы они такого больше не делали. Они над нами посмеялись, и тогда нам с Драко пришлось вышвырнуть их из купе — сказал Гарри.

— И как, позвольте спросить, вы выкинули двух студентов, которые на год старше вас, из купе? — спросила профессор.

— Мы использовали обезоруживающее заклинание «Expelliarmus», — ответил Гарри.

— Вы можете выполнить обезоруживающее заклинание! — в шоке произнесла профессор.

— Да. Драко и я, мы оба знаем это заклинанее. Мне очень хорошо дается изучение заклинаний, мэм, — сказал Гарри, улыбаясь

— Мистер Уизли также утверждает, что к нему подошли два стедента и сообщили, что у вас есть змея. Это правда? — спросила она.

— Да мэм, — сказал Гарри, а Салазар выглянул из-под мантии.

— Мистер Поттер! В Хогвартс нельзя привозить змей! — в шоке сказала она.

— Но фамильяры разрешены, а Салазар — мой фамильяр. Мы связались, когда нашли друг друга, — твердо сказал Гарри.

— Это правда, профессор, когда они соеденились была яркая красная вспышка, а Салазар вырос больше чем на фут, — сказал Драко.

— Я…я…я поняла … хорошо идем к остальным первокурсникам, сейчас мы оправляемся на распределение.

Четверо первогодок шли за профессором, пока они не достигли входа в замок. Все остальные первокурсники были уже там, и профессор подошла к группе.

— Добро пожаловать в Хогвартса. Я — заместитель директора Минерва МакГонагалл. Также, я — декан факультета Гриффиндор. А теперь следуйте за мной, я проведу вас в Большой Зал, где будет проходить сортировка.

Все первогодки следовали за ней по длинному коридору. Гарри услышал, как несколько детей вздыхали от восхищения, увидев движуещиеся картины. Группа остановилась у двух огромных дверей.

— Когда двери откроются, вы войдете, — сказала профессор Макгонагалл и ушла обратно по коридору, оставляя первогодок одних.

— Как вы думаете, на что будет похоже распределение? — Гарри услышал, что этот вопрос задала магглорожденная девочка Гермиона.

— Мой брат сказал, что мы должны будем бороться с горным троллем! — послышался ответ.

Гарри повернулся, чтобы увидеть, кто сказал такую глупость. Он увидел рыжеволосого мальчика, стоящего рядом с Лонгботтомом. Гарри не мог не прокомментировать его фразу:

— Знаешь, Уизли, если ты веришь в эту чепуху, то ты еще тупее, чем твои братья!

Рыжеволосый мальчик покраснел от злости и собирался что-то сказать, но его заткнул звук открывшиеся двери.

Гарри увидел, что никто даже не пытался пройти, поэтому он схватил Драко, и они пошли в Большой Зал. Он услышал шаги несколькох человек позади, и, секунду спустя, Блейз и Сьюзен нагнали их.

— Когда я назову ваше имя, Вы выйдите вперед и надените сортировочную шляпу, — сказала МакГоннагалл первогодкам, раскрыв свиток.

— Аббат, Ханна.

Гарри нааблюдал, как белокурая девочка с косичками подбежала к табурету и надела шляпу. Секунду спустя шляпа прокричала: «ХАФФЛПАФФ!». С дальнего правого стола раздались аплодисменты, и Гарри предположил, что это был стол хаффлпаффцов.

— Боунс, Сьюзен.

Сьюзен вышла вперед и надела шляпу. Шляпа, перед тем как прокричать «Хаффлпафф», думала немного дольше.

Сьюзен спрыгнула с табурета и присоединилась к Ханне за столом Хаффлпаффа.

— Бут, Терри.

Как только шляпа коснулась головы мальчика, она прокричала: «Ревенкло!»

— Значит, чем труднее выбор, тем больше времени нужно шляпе? — спросил Гарри у Драко и Блейза.

— Наверное, так, Поттер, — ответил Блейз, в то время как Мэнди Брокелхарст опредилили в Ревенкло, а Лаванда Браун стала первой гриффиндоркой.

— Как думаешь, сколько потребуется времени, чтобы тебя определили в Слизерин, Гарри? — спросил Драко, когда Миллисент Булдстроуд и, друг Драко, Кребб стали Слизеринцами.

— Не знаю. Я умен как когтевранец и я уверен, что шляпа попытается поместить меня в Гриффиндо. — ответил Гарри, когда Майкла Кроуфорда определили в Ревенкло, а Джастина Флинч-Фленчи в Хаффлпафф.

— Хорошо, ставлю галеон на то, что моя сортировка будет длиться дольше твоей, Поттер — сказал Блейз.

— Согласен, Забини, — сказал Гарри, а Симус Финниган отправился за стол Гриффиндора.

— Грейнджер, Гермиона.

— Интересно, куда ее определят с ее знаниями?— сказал Гарри.

— Галлеон на Ревенкло, — протянул Драко.

— Идет, — ответил Гарри.

Шляпа долго думала, прежде чем прокричать: «Гриффиндор».

— Ха, ты проиграл, Драко, — торжествующе произнесл Гарри, в то время как Дафна Гринграсс и Гойл стали слизеринцами.

— Все или ничего, ставлю на то, что шляпа будет на моей голове меньше пяти секунд, перед тем как определить меня в Слизерин, — сказал Драко, когда Невилла Лонгботтом стал Гриффиндорцом, а Энри МакМиллан Хаффлпаффцем.

— Малфой, Драко, — сказала МакГонагалл.

Драко немного поколебался и посмотрел на Гарри.

— Ну, — сказал он.

— Согласен. Забини, ты считаешь время, — сказала Гарри.

Драко прошел к табурету, и МакГонагалл поместила ее на голову Малфоя-младшего.

— 1… — начал Блейз.

— Слизерин! — немедленно прокричала шляпа.

— ЧЕРТ ПОБЕРИ! — слишком громко сказал Гарри, и несколько первогодок посмотрели на него.

Драко снял шляпу, и улыбнулся Гарри, по пути к столу Слизерина.

Гарри по-настоящему становилось скучно, пока МакГонагалл продолжала называть имена.

— Мне жаль тебя, Забини, но ты, наверное, будешь последним, — сказал Гарри.

— Лучших оставляют на последок, Поттер, — немедленно ответил Блейз.

Гарри засмеялся, а Паварти Патил стала гриффиндоркой. Он уже собрался парировать, когда МакГонагалл назвала его имя:

— Поттер, Гарри!

Сразу же в Большом Зале послышались взволнованные шепотки. Гарри только улыбнулся Забини, уверенно пошел вперед и надел шляпу.

— Добро пожаловать в Хогвартса, мистер Поттер, — розвучал голос в его голове.

Вы слышите меня?

— Да. Я нахожусь в вашей голове, и какая это голова! Магический наследник Слизерина, Метаморф, Маг Теней, Парселтангист, одарен в Чарах и Трансфигурации. О, мистер Поттер, у Вас самый большой набор талантов, который я когда-либо видела. А теперь, нужно определиться с выбором факультета. Хмм... точно не Хаффлпафф. Вы дружелюбны только с теми, кому доверяете. А Ваше доверие очень тяжело заполучить. Подойдет Ревенкло — у Вас невероятный ум, жажда знаний и невероятная магическая сила. Еще Гриффиндор — вы очень храбры, но, наверное, Вам она нужна для того, чтобы выжить у родственников.

Возьми на заметку, шляпа. Ты же знаешь, что мое место в Слизерине.

— Вы серьезно? Хмм... наверное, Вы правы. У вас есть все для Слизерина и, если вы хотите стать могущественным, только Слизерин вам поможет. Теперь мне все ясно: это, то что Вам нужно.

— СЛИЗЕРИН! — Гарри услышал крик шляпы, сопровождаемый громкими вздохами, отзывающимися эхом по всему залу.

Гарри снял шляпу и улыбнулся ошеломленному лицу профессора МакГоннагл. Он махнул Тонкс, увидев ее за Гриффиндорским столом, быстро пронесся через зал и сел рядом с Драко за Слизеринаским столом.

— Сколько время прошло? — спросил Гарри.

— Хмм… около минуты, — ответил Драко.

Это, казалось, вывело всех остальных учеников из шока.

— Поттер, ты — Слизеринец! — сказал ошеломленный мальчик.

— Без шуток, но, по-моему, шляпа точно не хотела отправлять тебя в Ревенкло — сказал Гарри с ухмылкой.

— Но ты… ты — Гриффиндорец! — закричал мальчик.

— Драко, мы можем меняться членами факультетов? Я думаю, что он слишком глуп для Слизерина. Ведь ясно, что я — Слизеринец, раз сижу за Слизеринским столом. Ты знешь как читается Слизеин? Хорошо. Шляпа ясно сказала: Сли-зе-рин, а не Гриф-фин-дор, — Гарри разговарил с ним, как с двухлетним.

Несколько старшекурсников из Слизерина засмеялись, но Гарри не обратил на них никакого внимания, а МакГоннагл произнесла:

— Забини, Блейз.

— Драко, готовься, — сказал Гарри.

Когда шляпу надели на голову Блейза, Малфой начал считать.

— 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35…

— Слизерин! — выкрикнула шляпа.

Блейз пошел к факультетскому столу. Он сел, кинув золотую монету Гарри, которую тот поймал.

— Это было долго, Блейз, но все равно на 20 секунд меньше чем у Гарри, — с улыбкой сказал Драко.

— Нечестно, Поттер, ты разговаривал с шляпой.— сказал Забини.

— Что я могу сказать? Я убеждал ее не отправлять меня в Ревенкло или Гриффиндор. В конце-концов, она поняла, что меня нужно отпраить в Слизерин, — сказал Гарри, усмехнувшись. Пока он говорил это, Салазар выглянул из-под мантии и положил свою голову на плечо Гарри. Несколько человек, увидевших это, завопили от ужаса.

— 'Трусы', — прошипел Салазар, и Гарри приложил все усилия, чтобы не засмеяться смех. Что-то заставило Драко перевести взгляд на профессорский стол и ухмыльнуться.

— Добро пожаловать в Хогвартс! И перед тем, как мы все начнем трапезу, я хотел бы сделать несколько объявлений. Во-первых, ходить всем студентам в Запретный Лес без сопровождения учителя, строго запрещено. Также, я хотел бы поприветствовать вернувшегося из отпуска профессора Квиррелла, который, как и раньше, будет преподавать Защиту от Темных Искусств, — сказал Дамблдор.


Carpe diem

 
Lady_of_the_flameДата: Среда, 24.11.2010, 22:02 | Сообщение # 21
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
После этой новости последовали рассеянные аплодисменты, а Гарри, осматривая преподавательской стол, встретился взглядом с недружелюбно выглядищем преподавателем, сидящим рядом с Квирреллом.

— Кто это, рядом с Квирреллом? — спросил Гарри.

— О, это — мой крестный, профессор Снейп. Он — декан нашего факультета — ответил Драко, помахав мужчине.

Гарри увидел, что Снейп позволил себе улыбнуться, посмотрев на Драко, но его улыбка исчезла, когда он встретился взглядом с мальчика.

— Мне кажется, что я ему не нравлюсь, — сказал Гарри.

— Отец рассказывал, что крестный враждовал с твоим отцом со школы. Я должен был попросить отца рассказать ему о тебе, — сочувственно произнес Драко

— И последнее… коридор на третьем этаже является запретным для всех, кто не хочет умереть очень страшной смертью, — серьезно произнес директор.

Гарри нервно сглотнул вместе с остальной частью школы:

— Он, что, серьезно?

— Наверное. Интересно, почему туда запрещено ходить? — сказал Драко.

— Ага, — согласился Гарри.

— А теперь ешьте! — закончил свою речь Дамблдор.

Гарри посмотрел на стол, в то время как еда появилась на нем волшебным образом.

— Ничего себе, — сказал Гарри с усмешкой.

Гарри и Драко поговорили с Теодором Ноттом, и Поттеру показалось, что тот долго общался с Креббом и Гойлом. Когда все наелись, Дамблдор решил расшевелить студентов и заставил их спеть гимн Хогвартса, что слизеринцы полностью проигнорировали. Когда гимн был спет, все начали расходиться по гостинным.

Гарри и Драко шли за старостой Слизерина, когда кто-то крикнул:

— Эй, Поттер! Не думал, что ты темный волшебник, как и остальные змеи!

Гарри и Драко повернулись и увидели небольшую группу первокурсников из Гриффиндора, во главе с мерзко ухмыляющимся младшим Уизли.

— Эй, Уизли, почему ты не крадешь вещи из гостиной Гриффиндора, ведь только Мерлин знает, на что вы живете! — сказал Гарри, и все слизеринцы засмеялись.

— Десять баллов со Слизерина за оскорбление семьи мистера Уизли! — крикнул Перси Уизли.

— В таком случае двадцать пять баллов с Гриффиндора и отработка мистеру Уизли за провокацию мистера Поттера, и пять за оскорбление его факультета, — раздался голос Северуса Снейпа, — Старосты, проводите студентов в гостинные. Мистер Уизли Вы должны завтра явиться к мистеру Филчу в 19:00. Мистер Поттер, прошу следовать за мной, — мрачно закончил Снейп.

Драко хотел пойти с ними, но профессор его бысто остановил:

— Мистер Малфой, Вы будете сопровождать других первокурсников в подземелья.

— Да, сэр, — сказал Драко, повернулся и пошел обратно.

Гарри шел за профессором Снейпом в подземелья, зашел с ним в каую-то комнатуи понял, что это — класс Зельеварения. Гарри проследовал за главой факультета в небольшой кабинет позади класса.

— Сядьте, мистер Поттер.

Гарри сел.

— Мистер Поттер. Буду честен — я не хочу, чтобы Вы учились на моем факультете. Я уже получил несколько жалоб на ваше поведение в поезде, после того как вы заколдовали двух студентов и проявили неуважение в старосте. Я скажу Вам прямо — вы можите быть знаменитостью для всей школы, но не для меня. Вы — сын идиота с большой буквы и я вижу, вы унаследовали эту черту.

— Ну, сэр, я не знаю, что и сказать. Меня спровоцировали, и я не один атаковал их. Что касается оскорбления старосты, то он — идиот, сэр. Он хотел снять с меня десять баллов, когда меня еще даже не распределили. Насчет моей знаменитости, то думаю, что Уизли будут распространять слухи о том, что я — темный волшебник, и моя популярность резко упадет, — сказал Гарри, встретившись взглядом со Снейпом.

Поттер почувствовал небольшое давление на сознание, но оно сразу исчезло, когда Салазар сполз с плеча, дико шипя.

— 'Как вы ссмеете пытатьссся проникнуть в голову моего хоззяина!' — прошипел он. Гарри заметил, что Снейп потянулся за палочкой. И, нежелая видеть холодный труп Салазара, он схватил змею и притянул к себе.

— 'Хоссяин, он пытался влезть в вашу голову! Не волнуйтесь, я смогу защитить васс. Проссто держжите меня вссегда рядом ссс ссобой' — прошипел Салазар.

Гарри почувствовал, как в нем стал нарастать гнев. Он даже не знал, что волшебники могли читать мысли. Это, могло быть опасно. Он не хотел, чтобы кто-то узнал, что он — Маг Теней, или узнал о друих его талантах и способностях.

— Сэр, я был бы очень вам благодарен, если вы больше не будите пытаться проникнуть в мой разум, — сказал Гарри, смотря на Снейпа, в то время как Салазар обматывался вокруг его шеи.

На мгновение, зельевар выглядел потрясенным, но затем он сузил глаза:

— В Хогвартс нельзя брать змей, Поттер. Даже для такой Слизеринской знаменитости, как вы.

— Он — мой фамильяр, сэр, — сказал Гарри тоном самого Снейпа.

— Мы проверим это, — сказал профессор, вынул палочку и произнес: — Reveles Familiarus.

Желтый луч ударил Гарри в грудь прежде, чем он смог увернуться, и, внезапно, он и Салазар стали светится красным светом. Судя по потрясенным взгляду Снейпа, Салазар действительно был его фамильяром.

— Я же вам говорил, сэр

Гарри снова почувствовал давление на разум, но внезапно понял, что какая-то другая сила закрыла его разум каменной стеной. Он взглянул на потрясенного Снейпа. На этот раз Салазару не потребовалось предупреждать Гарри о том, что в его разум кто-то вторгается

— Сэр, я, кажется, просил вас больше не пытаться проникать в мой разум. Если вы сделаете это еще раз, то я скажу мистеру Малфою о ваших действиях. Я знаю, что он состоит в совете попечителей Хогвартса, — угрожал произнес Гарри.

— И почему вы думаете, что Люциус поверит именно вам? Я — крестный Драко.

— Я — лучший друг Драко, — так же угрожающе ответил Гарри.

От этой информации, глаза Снейпа расширились еще больше.

— Идите, Поттер. Пароль для прохода в гостинную — "чистокровность". Поднимитесь по лестнице, и спуститесь в зал с правой стороны. Скажите пароль стене со змеей на щите.

Гарри не нужно было объяснять дважды. Он встал и быстро покинул кабинет.

— 'Мне он не нравится,' — прошипел Салазар.

— 'Мне тоже. Спасибо, что защитил мой разум, Ссалаззар,' — ответил Гарри.

— 'Это — всего лишь одна из моих обязанностей, как фамильяра, Гарри.'

— 'Я буду всегда брать тебя с ссобой, друг. Пожалуйста, предупрежждай меня, ессли кто-то захочет влезсть в мой разссум' — сказал Гарри, уже дошя до щита со змеей, о которой говорил Снейп.

— 'Хорошо, Гарри' — ответил Салазар, а Поттер бормотал: "чистокровность".

Стена открылась, открывая гостиную. Гарри вошел в комнату и улыбнулся:

— Я дома!


Carpe diem

 
ShtormДата: Четверг, 25.11.2010, 02:34 | Сообщение # 22
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Хорошее продолжение. Понравилось, как Поттер опускал Уизли. Распределение веселое получилось. Надеюсь, что мнение Снейпа о ГАрри изменится.


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
аЛисиДата: Четверг, 25.11.2010, 05:58 | Сообщение # 23
Ночной стрелок
Сообщений: 62
« 0 »
очень интересно))))))) ждем проду...)
 
CargerdreeДата: Четверг, 25.11.2010, 16:35 | Сообщение # 24
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
Бей нелюдей, кроши нелюдей!


Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
Lady_of_the_flameДата: Четверг, 09.12.2010, 18:21 | Сообщение # 25
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
Глава 7: Первые Дни

Главу перевел SecretHero

Следующим утром Гарри и Драко вышли из гостиной и направились в Большой зал.

— Я до сих пор не могу поверить, что профессор Снейп пытался прочитать твои мысли, — возмущенно произнес Драко.

— Я сам удивляюсь. Повезло, что тогда со мной был Салазар. Он защитил мои мысли. Теперь я постоянно буду носить его под одеждой с собой на все занятия. Я ведь не знаю, все учителя так делают или нет, а я не хочу, что бы кто-нибудь рылся в моей голове, — ответил Гарри.

— Да, я тебя понимаю. Если кто-нибудь из них попытается сделать это снова, скажи мне, и тогда я напишу отцу, — очень серьезно сказал Драко, когда они садились за стол.

— Эй, Поттер, Малфой, — позвал Блейз, занимая место рядом

— Заббини, — ответили они вместе.

— Драко, как ты думаешь, Тонкс могла бы сидеть с нами? — спросил Малфоя Гарри, смотря на то, как Тонкс сидит в одиночестве за Гриффиндорским столом.

— Ну… я даже не знаю. В смысле, гриффиндорцы и слизеринцы не общаются, Гарри. И ты знаешь это, — нерешительно ответил Драко.

— Да ну и все равно, она — мой друг и твоя кузина, — ответил Гарри.

— Ладно, ладно, давай позовем ее, — согласился Драко и они с Гарри поднялись из-за стола. Когда они шли по залу, Гарри чувствовал провожающие их с Драко взгляды.

Когда они достигли своей цели — Гриффиндоского стола, Гарри спросил:

— Тонкс, может, ты хочешь присоединиться к нам за Слизеринским столом?

Тонкс улыбнулась и кивнула головой.

— Спасибо Гарри, но… э… не хочу, чтобы из-за меня у вас с Драко были неприятности с однокурсниками, — призналась она.

— Они ничего нам не сделают. Если что, Салазар покусает их, пока они будут спать, — Гарри говорил серьезно, а Салазар высунул голову из-под мантии мальчика, что заставило нескольких гриффиндорцев вскрикнуть от испуга.

— Пошли, Тонкс. Тебе не нужно общаться с предателями крови, — настоятельно произнес Драко.

Тонкс еще раз улыбнулась и встала. Троица направилась к Слизиринскому столу, и, как по команде, по всему залу пошли шепотки.

Когда они дошли до стола, Блейз подвинулся, уступая Тонкс место. Она улыбнулась и кивнула ему в знак благодарности.

Они разговаривали несколько минут до прихода Панси Паркинсон с подругой Милисент. Обе бросили взгляд на Тонкс, а потом на Гарри, Блейз и Драко:

— Я никогда не думала, что я доживу до того дня, когда Малфой будет ассоциироваться с любителем гриффиндорцев, — Она практически выплюнула эти слова в лицо Драко.

Гарри и Малфой сузили глаза и достали свои палочки.

— Заткнись, ты, корова, — Гарри очень мрачно сказал.

— Хам ты, Поттер, и ты всего лишь полукровка. Даже не знаю, как ты попал в Слизерин? — парировала Миллисент.

Драко, Гарри, Тонкс и Блейз просто засмеялись, от чего Панси и Миллисент посмотрели на них, как на безумных.

— Во-первых, я не полукровка. По крайней мере, я прошел испытание на чистоту крови. Во-вторых, если вы обе когда-нибудь скажете еще что-нибудь плохое о Тонкс, я отправлю Салазара в вашу комнату, когда вы будите спать, — полным яда сказал Гарри. Салазар, услышав свое имя, высунул голову из под мантии и, устремив взгляд на слизеринок, угрожающе зашипел.

Панси и Миллискент убежали к другому конец стола к Теодору Нотту. Затем Гарри обратил внимание на старшекурсников из Слизерина, которые наблюдали за этой сценой. Гарри только хмыкнул и вернулся к завтраку.

В 8:20 профессор Снейп пришел раздать расписания на неделю. Он смотрел на Тонкс целую минуту, прежде чем раздать расписания Гарри, Драко и Блейзу. Поттер практически видел, как профессор пытается найти те правила, которые они нарушили. Профессор МакГонагалл остановилась у стола Слизерина нескольким минутами позже, странно посмотрев на девочку, передала ей расписание и ушла.

— Так, что у вас сегодня? — спросила Тонкс.

— Сдвоенные чары с Равенкло и сдвоенная Трансфигурация с Гриффиндором, — ответил Гарри, а Малфой застонал.

— Ой, не повезло вам, но я вас обошла. У меня сегодня Зелья и ЗОТИ с Хаффлпаффцами. Снейп уже злиться на меня за то, что я села с вами сегодня. А еще, мне все равно, что там Сьюзан говорила о своей тете, но вы только представьте, что значит тренировать заклинания с Хаффлпаффцами, — сказала Тонкс раздраженно.

Удивительно, но несколько сидевших рядом слизиринцев захихикали от слов Тонкс, что заставило улыбнуться Гарри и Драко. Надеюсь, они поняли, что Тонкс — не обычная гриффиндорка.

— Так Тонкс, ты будешь пробоваться в Гриффиндорскую команду по квиддичу? — спросил ее Гарри.

— ЧТО!? НИ ЗА ЧТО, ГАРРИ! — выкрикнула она.

— Почему, ты же хорошо играешь, и я слышал, что им нужен ловец, — сказал Драко

— Почему ты считаешь, что я хочу играть с людьми, которые ненавидят меня, Драко! Дай мне хотя бы одну хорошую причину, по которой я должна добровольно проводить больше времени с Близнецами Уизли, Анджелиной Джонсон, Кэтти Бэлл и Алисией Спинет! — разбушевалась Тонкс.

— А может потому, что ты хороший игрок в квиддич? — спросил Гарри.

— Я никогда раньше не играла за ловца, Гарри! — ответила Тонкс.

— Ну и что? Мы с Драко собираемся опробоваться в Слизеринскую команду, и нам будет интересно играть против тебя, — сказал Гарри.

— Так вы на самом деле хотите пойти до конца и попробовать? Я слышала некоторые весьма плохие рассказы о том, как выбирают игроков в Слизеринскую команду, — быстро проговорила Тонкс.

— Да, отец говорил нам. Поверь, я с нетерпением жду отбора, ведь я люблю рисковать. Мы хорошо подготовлены для того, чтобы занять место охотников хотя бы в резервном составе команды, — сказал Драко

— Хорошо, Тонкс, предлагаю компромисс: если мы с Драко войдем в основной или резервный состав, и ты сможешь пройти отбор в Гриффиндорсокую команды, ты играешь, а если же мы не сможем попасть, то ты не будешь играть, даже если пройдешь отбор, — сказал Гарри.

Тонкс подумала об этом и кивнула головой.

— Хорошо, идет, — согласилась она и, встав, отправилась к Гриффиндорскому столу, где она нашла какого-то худощавого парня. Гарри и Драко видели, как говорила с ним несколько минут, а затем пожала ему руку.

— Я думаю, она смогла получить приглашение на пробы, — прокомментировал Драко с усмешкой.

— Она правда так хорошо играет, как говорите? — спросил Блейз.

— Да, Тонкс превосходна. Этим летом мы часто играли в моем доме, — ответил Драко.

— Ух, а тогда почему это хорошая идея, чтобы она играла? В смысле, разве нам не будет легче победить, если она не будет играть? — спросил Блейз.

— Может быть, но мне все равно. Я просто хочу поиграть против нее, — ответил Гарри с усмешкой.

— А вы вообще уверены, что сможете попасть в команду в этом году? — спросил немного удивленный Блейз.

Гарри заметил, что несколько старшекурсников со Слизерина, большинство из которых семикурсники, проявляли очень пристальное внимание к нему.

— Да, — прямо ответил Поттер.

— Ну, по крайней мере, вы уверены, — сказал Блейз.

— Гарри прирожденный игрок: когда он первый раз сел на метлу, он смог выполнить такие маневры, которые я раньше даже не видел. Не дайте мне соврать, но он просто демон в воздухе, — сказал Драко так громко, чтобы старшекурсники смогли услышать его.

Гарри почувствовал, что краснеет — похвала затронула его за живое, но он был отвлечен от этих мыслей тем, что Блейз встал:

— Я думаю, что пора идти на урок. Я не хочу опоздать на занятия ни к МакГонаглл, ни к Флитвику.

Гарри и Драко кивнули в знак согласия, и они, схватив свои сумки, быстро вышли из-за стола. Через несколько минут они свернули в коридор Заклинаний и вошли в класс. К их удивлению, все первокурсники из Равенкло уже сидели там. Блейз пару раз моргнул, проверяя: не ошибся ли он.

— А вы знаете, что до начала урока еще пять минут. И как же долго вы тут сидите? — спросил Блейз.

— О, мы тут сидим уже минут двадцать, — сказала девушка с азиатской внешностью.

Гарри просто не выдержал и засмеялся.

— Блейз, ты почти как Равенкловец! Можешь представить себя, пришедшим за двадцать пять минут до занятия? — сквозь смех выдавил Гарри.

Блейз покраснел и сказал:

— Позволь напомнить тебе, Поттер, что это тебя Шляпа хотела определить в Равенкло тоже!

— Иди ты… — рассмеялся Гарри, и они заняли места во втором ряду.

Через несколько минут прибыли и остальные слизеринцы, за ними же, мгновением позже, зашел преподаватель Чар — профессор Флитвик.

— Добро пожаловать на ваш первый урок Чар! — произнес крошечный профессор с улыбкой на лице. Он медленно начал проверять присутствующих. Профессор немного задержался на фамилии Поттер, а потом начал долгую лекцию о теории волшебства, которая надоела Гарри очень быстро. Мальчик положил голову на холодный стол и начал медленно засыпать.

Гари не знал точно, когда заснул, но следующее что он ясно услышал это:

— МИСТЕР ПОТТЕР, ЕСЛИ МОЖИТЕ, ПРИСОЕДЕНИТЕСЬ К НАМ!

Гарри мгновенно проснулся и заметил, что все смотрят на него. Драко и Блейз старались сдержать смех.

— Э… что такое, сэр? — переспросил Гарри.

— Мистер Поттер подойдите сюда, пожалуйста, — раздраженно позвал Флитвик.

Гарри, нервничая, поднялся и пошел к профессору.

— Мистер Поттер, если вы считаете, что можете просто спать на моей первой лекции, то вы сильно ошибаетесь. Информация, которую я пытаюсь донести до вас сейчас, совершенно необходима, если вы хотите получить, хоть какие-нибудь, базовые знания для изучения Чар! Теперь, раз уж вы считаете, что вам не нужно слушать меня, продемонстрируйте классу заклинание, которое будет учить весь класс — заклинание левитации, — строго сказал Флитвик, указав на свой стол.

Гарри сделал все возможное, чтобы подавить улыбку, вытаскивая палочку.

— Нет проблем, профессор. Вингардиум Левиоса! — произнес Гарри, указав палочкой на стол преподавателя. Стол мгновенно поднялся на добрых два фута и Гарри держал его так несколько секунд, прежде чем поставить на место.

Повернувшись к профессору, ему пришлось прикусить язык, чтобы удержаться от смеха. Профессор Флитвик, как и весь класс (кроме Драко и Блейза) шокированно смотрели на него.

— М… мистер Поттер, я… я имел в виду перо, а не мой… стол! — сказал шокированный Флитвик.

— Ну, вы просто показали в ту сторону, сэр. Извините, но я просто предположил, что вы имели в виду тол, — сказал Гарри с улыбкой.

— Мистер Поттер, тридцать баллов Слизерину. Я не видел такого мастерства… Вы как… как …

Вы как Дух Мерлина… Вы Про…

— Нет, сэр, — резко перебил Гарри.

— Превосходно. Превосходно, мистер Поттер. Возвращайтесь на свое место и можете почитать учебник. Только не спите.

Гари вернулся к своему месту с самодовольным выражением лица. Он заметил, что все Равенкловцы смотрит на него с опаской, а слизеринцы выглядели слегка запуганными.

Остальная часть занятия прошла довольно гладко. Гарри читал заклинания и учил их наперед по своему учебнику чар, практиковался в движениях палочкой для некоторых проклятий и контрзаклятий. Когда раздался звонок, Флитвик крикнул:

— Вашим домашним заданием на следующее занятие будет десять дюймов сочинения по теории чар. Мистер Поттер, задержитесь, пожалуйста».

Гарри остался на своем месте, а все уже заспешили из класса. Когда последний студент ушел, Флитвик запер дверь.

— Поттер, это было весьма впечатляюще. Кроме твоей матери, у меня не было ни одного студента, который мог бы поднять что-нибудь с первой попытки, — сказал Флитвик.

— Благодарю вас, сэр, но это была не первая попытка. Видите ли, я обнаружил небольшую лазейку в Надзоре.

— Лазейка? О чем вы говорите?

— Сэр, Вы же знаете, что специальные чары, следящие за волшебством несовершеннолетних, наводят только тогда, когда дети попадают в стены Хогвартса, правильно? — ответил вопросом на вопрос Гарри.

—О, Мерлин. Я знал, что кто-нибудь эта лазейка ударит нам под дых. Так, мистер Поттер, вы убедили меня, что не обладаете даром вашей матери, а просто практиковались в заклинаниях летом, — согласился Флитвик.

— Ну, вроде того, сэр…

— Что вы имеете в виду? — заинтересованно спросил Флитвик.

— Как я уже сказал Вам, сэр, я — не Протеже, как моя мама, но я одарен в Чарах и у меня получилось заклинание левитации с первой попытки, — пояснил Гарри с улыбкой.

— Мистер Поттер! Откуда Вы знаете, что одаренны в Чарах?

— Ну… когда я понял, что могу заниматься магией вне школы, я обнаружил, что я могу совершать заклинания с невероятной легкостью. Мне достаточно просто посмотреть на то, как выполнять заклинание, чтобы оно у меня получилось. Последнюю часть лета я был у Тонкс, и она нашла книгу, в которой было написано о разнице между талантливыми, одаренными и протеже. Так как я не могу колдовать, только представив о том, что хочу, я понял, что не являюсь Протеже. Но ведь у меня получались заклинания с необычайной легкостью! Поэтому, прочитав об одаренных, я понял, что являюсь одним из них, — сказал Гарри с улыбкой.

Флитвик рассмеялся, но затем он ударил руками по столу:

— Я просто не могу поверить в это. Два десятилетия назад в Хогвартсе появилась студентка — Протеже Чар, а сегодня — студент, одаренный в Чарах, и оба не попадали на мой факультет, — раздраженно произнес маленький профессор.

— Ха, извините, сэр. Шляпа, конечно же, хотела отправить меня в Равенкло, но, в конце концов, распределила в Слизерин.

— Твоя мама говорила тоже самое, но только про Гриффиндор, — ответил ему Флитвик, — Так, мистер Потттер, вы явно будете самым умным студентом на первом курсе. Мне кажется, вам будет скучно на занятиях.

— Ну, сэр, я хочу стать мастером Чар, еще во время учебы в Хогвартсе — как и моя мама — так, что я надеялся на то, что Вы согласитесь дать мне несколько дополнительных уроков. А я, в свою очередь, могу помогать вам на практических занятиях, на лекциях я бы читал бы материал вперед. Подумайте над этим, — сказал Гарри с надеждой в голосе.

— Мистер Поттер, Ваше желание стать мастером Чар похвально. Очень немногие хотят добиться этого. Для меня не будет уж такой большой проблемы давать Вам дополнительные уроки, в обмен на помощь остальным первокурсникам. Вы просто находка для своего класса. И я спрошу разрешение у профессора Дамблдора, чтобы дать Вам книги по Чарам из запретной секции, — разгорячился Флитвик.

— Запретная секция?

— Это часть библиотеки, в которой хранится множество книг о Темных искусствах. Книги, что я хочу Вам дать, не темные, но они написаны для более продвинутых магов. В них более подробно изложена теория Чар, — рассказал Флитвик, от волнения подпрыгивая на месте.

— Я был бы Вам очень признателен, сэр, — честно сказал Гарри.

— Ох да, нужно дать вам записку для профессор МакГонагалл, Вам ведь не нужны проблемы в первый день, — взволнованно проговорил Флитвик, что-то быстро черкая на пергаменте.

— Спасибо, профессор, — поблагодарил его Гарри и вышел из кабинета Чар.

Отыскав класс Трансфигурации, мальчик вошел внутрь. Войдя, он заметил, что на преподавательском столе сидит кошка. Ему вспомнились слова Тонкс, что профессор МакГонагалл — анимаг. Гарри подошел к кошке и сказал:

— Извините за опоздание, профессор МакГонагалл, но профессор Флитвик просил меня задержаться после занятия, — и протянул ей записку.

— Когда ты получил этот шрам, тебе, наверно, сожгли мозг, Поттер, это всего лишь кошка, а ты говоришь с ней, — произнес Рональд Уизли. Все гриффиндорцы рассмеялись, но испуганно замолчали, как только кошка превратилась в разгневанную Минерву МакГонагалл.

— МИСТЕР УИЗЛИ, ОТРАБОТКА И ДВАДЦАТЬ БАЛОВ С ГРИФФИНДОРА!— резко произнесла она.

Гарри был рад, что профессор, чтобы появиться, выбрала именно тот момент, когда гриффиндорцы решили так глупо подшутить над ним.

— Мистер Поттер, вы можете занять свое место. Ох, и как вы узнали, что я — анимаг? Должна признаться, мне нравиться шокировать этим первогодок.

— Тонкс рассказала мне, — признался Гарри, занимая место рядом с Драко.

МакГонагалл только кивнула головой, достала свою волшебную палочку и превратила стол в свинью и обратно. Глаза Гарри и остальных полезли на лоб. Я тоже хочу научиться этому! Я смогу превратить Дадли в свинью. Как его можно будет помучить… Но Гарри понимал, что пройдет еще много времени, прежде чем он научиться превращать что-нибудь в свинью, не говоря уже о человеке.

Гарри Трансфигурация понравилась больше, чем Чары. Но не потому, что предмет был более интересным, нет. Только потому, что он совсем недавно начал читать наперед. Гарри молчал, зная, что всех гриффиндорцев будет раздражать то, что он знает все ответы на все вопросы МакГонагалл. Когда же пришло время для практики превращения спичек в игру, Гарри просто положил свою спичку на край стола и продолжил читать. Он смеялся над раздражением профессор МакГонагалл, когда та зачисляла десять балов слизерину, за раньше всех выполнение задание Драко. Так же он смог заметить, что маглорожденная Грейнджер очень близка к завершению, но, если она не увеличит скорость взмаха, то все получиться к концу занятия. Из всех остальных только Блейз был также близок к завершению.

— Эй, Блейз, — прошептал Гарри, — сократи амплитуду движения палочкой. Тогда все должно получиться.

Блейз посмотрел на Гарри, пожал плечами и, сделав взмах палочкой чуть короче, чем прежде, увидел, как его спичка превращается в иголку.

— Спасибо, Поттер, — ответил так же тихо Блейз.

Минерва МакГонагалл была впечатлена своей группой первокурсников. Драко Малфой уже завершил трансфигурацию спички в иголку. Она видела, что одна девочка из Гриффиндора была также близка к завершению, как и слизеринец Блейз Заббини. Ей хотелось помочь им, но она не могла.

Минерва постоянно переводила взгляд на молодого Гарри Поттера. До последней минуты она была уверенна, что мальчика распределят в Гриффиндор, как и его родителей. Ее, мягко говоря, удивило то, что Перси Уизли пришел с жалобой, о нападении Поттера на других студентов. Тогда ей хотелось назначить Гарри наказание на месяц, но она сдержалась, когда он рассказал, что близнецы Уизли оскорбили Тонкс и как они издевались над ней в прошлом году. Ее так же порадовало то, что Нимфадора, наконец, нашла друзей, и она была заинтересована тем, что Поттер и Малфоем владеют обезоруживающим заклинанием. Была еще одна жалоба на то, что мальчик привез в школу змею, но Гарри заверил ее, что это — фамилиар. Минерва не могла поверить ему, но позже одно простое заклинание могло это проверить. Она должна была понять, что тот, кто принес змею, попадет в Слизерин. МакГонагалл все же была шокирована, когда шляпа распределила его туда. Ей это казалось почти шуткой — сын двух ее любимых учеников на факультете-сопернике.

Казалось, неприятности следуют за Гарри по пятам. Несколько студентов ее факультета обвинили его в том, что он — темный маг после праздника, и это стоило ее факультету 30 очков. Она была готова поспорить с Северусом на этот счет, но, видя, как Уизли оскорбляет Поттера высказыванием о его шраме, заставило забыть об этом. Самое интересное том, что мальчик сделал то, что другие никогда не делали — пригласил Нимфадору Тонкс к столу Слизерина.

Это еще долго обсуждалось в Большом зале, в том числе между преподавателями. А то, что Драко Малфой пошел вместе с Гарри, чтобы сопроводить Тонкс шокировало всех, ведь она была полукровкой. Минерва знала, что Драко и Нимфадора были двоюродными братом и сестрой, но она была уверена, что Андромеда никогда не позволит им встретиться. Вероятно, мистер Поттер будет хорошо влиять на Малфоя — подумала Минерва.

Сейчас же она была рассержена на мальчика. Хотя бы взять тот факт, что он даже не пытался вслушиваться в ее лекцию. Но он вел себя тихо и читал книгу, так что она не стала наказывать его. Но сделала пометку об этом. В учебнике было все равно написано тоже самое, так что все было нормально.

Когда же пришло время для практики в трансфигурации, она заметила, что он даже не поднял свою палочку. Его спичка так и оставалась спичкой. Она следила за ним первые десять минут, но Гарри даже не думал пытаться. Но то, что она увидела потом, удивило ее. Минерва заметила, как он подсказал Заббини, что ему необходимо чуть меньше размахивать палочкой. Это было совершенно правильно, что не преминуло сказаться на результате. Через минуту Заббини превратил спичку в иголку.

— Десять баллов Слизерину за завершение превращения, мистер Заббини, — произнесла она.

Она наблюдала за Поттером еще некоторое время и начинала сердиться. Она не против людей, которым не давался ее предмет, он все-таки очень трудный, но не потерпит лентяев на своих занятиях. Она наградила Гермиону Грейнджер десятью баллами, а затем повернулась к Поттеру.

— Мистер Поттер, Вы даже не пытаетесь выполнить заклинание. Или вы сейчас же начинаете, или я забираю тридцать баллов у Слизерина за неспособность выполнять мои задания, — грозно сказала она.

Минерва увидела на лице мальчика ухмылку. Она хотела что-то высказать ему, чтобы стереть эту ухмылку с его лица, когда он взмахнул палочкой и спичка превратилась в иголку, хотя, в отличии от других, его была золотой. Что уж тут говорить — она была потрясена до глубины души. Она заметила, что все студенты, кроме Драко Малфоя повернулись посмотреть на это.

—Мистер Поттер, это удивительно! Вы можете сказать мне, как вы это сделали, как вы получили золото? — быстро спросила она.

— Хорошо, мэм. Основа всех преобразований, таких как это — заклинание и движение палочкой, но это не трудный аспект. Есть два пункта, в которых большинство магов терпят неудачу. Первое: нужно представить перед собой картинку того, что Вы хотите получить в итоге. Вот почему у многих студентов получились полу иголки — полу спички, например у мистера Лонгботома. Второе, что очень важно, это уверенность, что такое вообще возможно. Вы должны верить, чтобы превращать что-нибудь во что-то другое — так намного проще сосредоточиться на выполнении заклинания, как я считаю. Поэтому вы превращали ваш тол в свинью, чтобы показать маглорожденным, что преобразование вообще возможно. Именно представление предмета и уверенность дают хороший результат. Если вы можете это понять, то вы получите хорошую основу для изучения более сложных трансфигураций. Теперь, почему же моя игла золотая — когда большинство людей думают о игле, то представляют ее маленькой, состоящей из серого блестящего металла. Я же представил золотую, четко сосредоточился на этом и был уверен, что смогу сделать это, — смело сказал Гарри.

За все годы преподавания в Хогвартсе Минерва МакГонаглл никогда не слышала от студента первого курса, такое правильное и четкое описание теории трансфигурации. Она стояла как громом пораженная. Ей казалось, что наградить его баллами будет слишком малой платой, за такой мастерский ответ. У нее в голове это не укладывалось, Альбус конечно предупредил ее, что мальчик жил у Тонкс остаток лета, где мог узнать немного о магии. Но она не думала, что это будет так запредельно. Она была глубоко в своих мыслях, когда студентка захотела высказаться.

— И откуда ты так много знаешь о трансфигурации?!

Гарри просто повернулся и посмотрел на красное лицо девушки.

— Я прочитал это в книге. В хорошей книге, а не в том мусоре, что ты читаешь, Грейнджер, — рявкнул Гарри тоном, не располагающем к обсуждению.

Эти слова вернула преподавателя на землю:

— Десять баллов с Гриффиндора мисс Грейнджер, за Ваш выкрик. Мистер Поттер, так же десять с Слизерина, и пятьдесят баллов Слизерину за лучшее описание основной теории трансфигурации, которое я когда-либо слышала! Вы не возражаете, если я заберу у вас эту иглу? — спросила профессор МакГонагалл.

Все слизеринцы выглядели очень самодовольными, в отличии от шокированных грифиндорцев.

— Не возражаю, профессор, можете взять ее, я всегда могу сделать еще одну, — заверил ее улыбающийся Гарри. Он знал, что поразил ее.

Прозвенел звонок, и все студенты стали собирать свои вещи. Это, казалось, вернуло рассматривающую золотую игру Гарри профессора МакГонагалл обратно в реальность:

— К следующему занятию вы должны написать один фут по теории трансфигурации. Мистер Поттер, вы освобождены, так как вы уже доказали, что вы знаете ее превосходно, также я попрошу вас задержаться.

— Так и дальше будет продолжаться, а, Поттер? — спросил Блейз.

— Что я могу сказать, Заббини, я популярен, — с усмешкой ответил тому Гарри.

— Драко помни: мы встречаемся с Тонкс сегодня в библиотеке, — крикнул Гарри, когда Драко дошел до двери.

Гарри мгновенно перевел взгляд на Грейнджер. Ничего, скоро она узнает свое место, — злобно подумал он.

Когда последний студент вышел, профессор МакГонагалл заняла место за своим столом.

— Мистер Поттер, должна сказать, что очень впечатлена.

Это был не вопрос, поэтому Гарри просто промолчал. Он не собирался рассказывать все этой женщине. Флитвик не пытался проникнуть в его сознание, но он по-прежнему с осторожностью относился к профессорам.

— Вы в точности унаследовали талант вашего отца. Я буду удивлена, если вы скажете, что можете превратить все во все что угодно? — спросила его профессор.

Гарри даже чуть не рассмеялся:

— Нет, профессор, я не могу быть протеже, но одарен в области трансфигурации, — признался Гарри.

Гарри улыбнулся, когда его золотая иголка с небольшим звоном упала на пол из рук МакГонагалл. Мальчик видел, как на ее лице сменяются несколько разных эмоций: любопытство, надежда и сомнение — прежде чем она вновь смогла контролировать себя.

— Действительно. Вы уверенны в этом? — спросила она.

— Да, Тонкс дала мне книги, в которых говорилось об этом. Я не протеже, так как просто не в силах трансфигурировать предметы без заклинаний. Но после прочтения книги по теории трансфигурации, я обнаружил, что могу сделать большую часть простых заклинаний, для первого курса, таких как превращение подушечки для иголок в мышь с первой попытки. Но, так как я не зашел далеко, то я не знаю границу своих возможностей, — постарался объяснить ей Гарри.

— Поттер, почему вы читали книгу, а не слушали меня? Вы читали наперед? — спросила МакГонагалл.

— Да, мэм, я прочел большую часть книги, но не всю. Сейчас я читал об превращении крысы в чайник,— сказал Гарри.

— Это одно из заклинаний, что проходят перед Рождеством! Мистер Поттер вы говорили мне, что вы знаете несколько заклинаний, это все до этого?

— Нет. Дома у Тонкс я не практиковался в большинстве заклинаниях, а только прочитал о них, так что я сам не знаю на каком я практическом уровне, но думаю, что он больше чем у большинства, — сказал ей Гарри.

— Понятно. Ну, мистер Поттер, что Вы предлагаете? Я не могу позволять Вам просто сидеть на занятиях.

— Я надеюсь, что вы могли бы мне помочь. Я хочу стать мастером, пока еще учусь в школе, как это сделала моя мама. Мне было бы интересно, если бы Вы дополнительно работали со мной. Может быть, Вы дадите мне несколько других книг, помимо стандартного учебника, чтобы я мог читать в классе, когда вы читаете лекцию по тем темам, которые я уже знаю. Если же я знаю заклинание, то мог бы помочь другим с практикой, — предложил Гарри.

— Как Вы помогли Заббини?

Гарри сильно удивился, поэтому она усмехнулась:

— Да, Поттер, я видела, как Вы ему помогли. Думаю, такая договоренность смогла бы работать. Если я решусь помочь вам, то ожидаю от вас полной отдачи. У меня не так много свободного времени, но для таких перспективных учеников выделить немного.

— Спасибо вам, вы не пожалеете, — заверил ее Гарри.

— Я уверенна. Теперь ступайте. Думаю, что мистер Малфой и мисс Тонкс достаточно долго ждут вас, — сказала МакГонагалл.

Гарри ушел, а Минерва сидела за своим столом и размышляла: Мне действительно хочется, чтобы он был на моем факультете. У него действительно талант своего отца. Он самоуверенный, но не так дерзкий, как Джеймс. Нужно поговорить с Альбусом. Гарри особенный и если он серьезно относиться к своим словам на счет мастера… Мерлин, мальчик может стать одним из величайших мастеров Трансфигурации которые когда-либо были.

Большой зал, Хогвартс

Следующие несколько дней для Драко и Гарри пролетели незаметно. Проходившие тогда занятия были интересны, но Гарри ничто не понравилось так, как Чары и трансфигурация. Мальчик надеялся, что Защита будет весьма интересна, но Квирелл был ужасным учителем, и он не узнал ничего интересного. Гербология, проходившая в теплице была весьма интересна, но напоминала ему о работе в саду Дурслей. Астрономия была так себе, но вид с башни просто захватывал дух. Учителем по истории магии был призрак, но как только новизна этого исчезала, Гарри и Драко просто заснули на занятии.

Ну и, наконец, наступила пятницу. Гарри и Драко были очень рады — сегодня у них сдвоенные Зелья с гриффиндором, а потом отборочные соревнования в команду Слизерина.

Тонкс уже прошла свои, их вел Оливер Вуд, капитан команды Гриффиндора. Она описала его, как полную железяку, но все же знающую свое дело, чтобы получить кубок по Квиддичу. Теперь было уже традиционно то, что Тонкс сидела за столом Слизерина. Слизеринцы, отойдя от шока, смягчились, а те, кто имел с ней проблемы, просто ее игнорировали.

— Не беспокойся, если не попадешь в команду, Гарри, я не буду хуже думать о тебе, — сказала Тонкс с улыбкой.

— О нет-нет. Я собираюсь попасть в команду, и ты будешь играть за Гриффиндор, нравиться тебе это или нет, — сказал он грозно.

— Драко, прошу тебя, сбей Гарри с метлы, — сладким голосом попросила его Тонкс.

— И как ты предлагаешь мне это сделать? Ты же видела его в полете!

Гарри улыбнулся Драко. Как только день отборочных соревнований был назначен, они с Драко брали свои метлы «Нимбус-2000» и занимались каждый день после занятий. Гарри пришлось признать, что Малфой был очень хорош. Нескольких старшекурсников обратили на них внимание, и эти слизеринцы теперь ходили наблюдать за ними каждый день. Гарри воспринял это как вызов, чтобы сделать пике с более чем 300 футов (более 91.5 метра). Он вышел из пике всего в нескольких дюймах от земли, и они с Драко засмеялись над тем, что старший слизеринец, просто упал в обморок.

— Все равно, сделайте все возможное. Ненавижу проводить время с Близнецами Уизли, и теперь когда я в команде они стали преследовать меня всюду, так что теперь люди говорят, что они мои личные загонщики. Клянусь, если бы они не боялись тебя так сильно, то были бы сейчас тут, со мной, — раздраженно проговорила Тонкс.

— Они бояться меня?— спросил гари с улыбкой.

— Да, и я не думаю, что кто-нибудь их еще околдовывал — что очень трудно — а потом угрожал змеей, — закончила она.

Они втроем еще немного поболтали, но в 7:30 Драко встал и сказал, что им с Гарри пора на Зелья. Мальчики попрощались с Тонкс и отправились в класс зельеварения.

Гарри и Драко вошли в кабинет с остальными Слизеринцами и заняли место рядом со столом преподавателя. Гриффиндорцы вошли несколько позже, и Гарри был рад, что Уизли среди них не было. Снейп ворвался в класс через минуту и сразу стал проверять присутствующих. Добравшись до имени Гарри, он сказал:

— О, да. Гарри Поттер — наша новая знаменитость, — тихо усмехнулся он, — Мистер Поттер, ваш статус не дает вам никаких привилегий в этом классе. А теперь ответьте мне на вопрос: что получиться, если я смешаю измельченный корень асфоделя с настойкой полыни?

Гарри застыл, он конечно даже понятия не имел, что получиться в результате, не думает же Снейп, что он запомнит все, что написано в учебнике по зельям.

— Я не знаю, сэр, — признался Гарри

Снейп усмехнулся:

— Очевидно, известность — это далеко не все, пять баллов со Слизерина. Но давайте попробуем еще раз, Поттер. Если я попрошу вас принести мне беозаровый камень, где вы будете его искать?

Гарри улыбнулся, он знал это:

— В козьем желудке.

Если это было возможно, то насмешка Снейпа быстро бы сползла с его лица.

— Хорошо, последний вопрос: в чем разница между волчьей отравой и клобуком монаха?

Гарри вспомнил волчью отраву. Это слово звучало почти как «вервольф», поэтому и зацепила его взгляд, когда он пролистывал учебник. Мальчик вспомнил, что это растение магглы называли «аконитом», но не вспомнил в чем разница между волчьей отравой и клобуком монаха. Вероятно, Снейп просто водит его за нос? Он достаточно хитер для этого. Положившись на удачу, Гарри сказал:

— Э… Я… думаю, что нет никакой разницы, сэр.

— Правильно, десять баллов Слизерину, — произнес Снейп мрачно, — Отвечу напервый вопрос: если смешать измельченный корень асфоделя с настойкой полыни, то получиться сонное залье, настолько мощное, что его называют…

Вдруг дверь распахнулась, и в проеме показались мокрые с головы до ног Уизли и Лонгботом.

— Уизли, Лонгботтом минус десять баллов за опоздание и еще пять за ваш внешний вид, — сказал Снейп, с отвращением разглядывая их мокрые одежды.

— Но, сэр, Пивз… — начал Уизли.

— Еще пять баллов, за переговоры с преподавателем, Уизли, — перебил его Снегг

— Но, сэр, он просто пытался объяснить Вам, что…— начала Гермиона.

— Вы останетесь после уроков, мисс Грейнджер. Лично я не помню, что просил Вас вставить хотя бы одно слово. Теперь, вы, двое сядьте, — выплюнул Снейп.

Гарри и Драко хихикали, а Уизли и Лонгботтом заняли места за ними.

Дальнейшая часть урока прошла хорошо, Салазар заявил, что он почувствовал, как Снейп использует Легелименцию, но не направлял ее против Драко или Гарри. Когда мальчики готовились добавить последний ингредиент в котел, Поттер услышал громкое шипение и обернулся, чтобы увидеть, как котел Невилла начал плавиться. Гарри схватил Драко и успел оттащить его в сторону, перед тем как на то место, где они только что находились, выплеснулась жидкость. Они быстро поднялись на ноги и увидели, как Невилл застонал от боли, покрываясь волдырями.

— ИДИОТ! Разве я не говорил, что добавлять иглы нужно дикобраза только после снятия котла с огня? Уизли отведите его в больничное крыло, сейчас же! Все остальные, сдайте образцы мне ваших зелий.

— Профессор Снейп, из-за Лонгботтома наш котел испортился, и зелье разлилось, — сказал Драко.

— Вы и мистер Поттер получаете проходной балл, раз уж идиотизм мистера Лонгботтом лишил вас возможности сдать мне образец. Я бы так же был очень признателен, если Вы с мистером Поттером задержитесь после занятия, — произнес Снейп.

Гарри и Драко подождали пока все сдадут свое зелья и выйдут из комнаты. Когда мальчики остались одни с деканом факультета, они вошли в его кабинет и сел за стол.

— Я так понимаю, что вы оба будете участвовать в пробах в факультетскую команду?

— Да, сэр, — сказал Драко.

— Я хочу вас предупредить, что несколько старшекурсников поставили вопрос, о вашем допуске на отборочные соревнования. Мне кажется, что они обиделись на вас за что-то, что вы с Поттером им сделали.

— За что же? — спросил декана Гарри.


Carpe diem

 
Lady_of_the_flameДата: Четверг, 09.12.2010, 18:22 | Сообщение # 26
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
— Я думал это очевидно, мистер Поттер. Вы привили Гриффиндорца к нашему столу, не спрашивая ни у кого их мнения. И постоянное хвастовство мистера Малфоя, о Ваших навыках в полетах на метле заработали вам немало врагов. Я просто подумал, что вы должны знать об этом, прежде чем отпраиться на пробы.

— Спасибо, сэр, — Сказали Драко и Гарри, вставая со своих мест.

— Не благодарите меня Поттер. Я бы не предупреждал вас, если бы Драко не был моим крестником, а вы не были бы его другом, — усмехнулся Снейп.

Хогвартс, Поле для Квиддича

Гарри и Драко прибыли на поле минут через двадцать, держа в руках свои «Нимбусы-2000». Когда они пришли, все старшекурсники посмотрели на них с презрением. Через десять минут добротный семикурсник Маркус Флинт позвал отбирающихся в воздух.

— Так, хорошо. Мы ищем ловца, двух запасных охотника, и двух загонщиков, так же для резервного состава. Если вы хотите пробоваться на ловца, шаг вперед. Если на охотника, то встаньте справа, на загонщика — слева, — сказал Флинт.

Гарри шагнул вперед. Он бы хотел играть охотником, но Драко убедил его, что с его умением нырять и уклоняться, он должен опробоваться на Ловца. Гарри посмотрел на соперников. Это были четыре мальчика, которых он видел каждое утро за завтраком, но не помнил их имена.

— Отлично. Итак, во-первых: ловец должен обладать хорошими навыками полета, которые вы сейчас и продемонстрируете, — позвал их Флинт.

Гарри сел на метлу и взлетел к Флинту, который находился где-то около в пятидесяти футах (в 15,25 метрах) над землей. К нему присоединился другой парень, а вскоре и все остальные.

— Наш ловец должен хорошо уклоняться на лету, поэтому сейчас вы пролетите вокруг поля пять кругов, и в вас будут посылать бледжеры. В воздухе будут загонщики и люди, которые проходят испытание в резерв, поэтому на вас будет обращено много внимания, ведь вы их единственная цель, — прокричал Флинт

Гарри подлетел к исходной точке и через минуту Флинт дал сигнал к старту — сноп зеленых искр. Мальчик с самого начала набрал большую скорость и вырвался вперед. Он увидел первый бледжер, направленный правее него и второй в нескольких метрах позади первого. Гарри спиной почувствовал мальчика, летящего прямо за ним, и решил попробовать один очень трудный маневр, вычитанный из книги Драко по квиддичу. Поттер полетел прямо на встречу бледжеру на полной скорости. Когда до первого мяча оставалось всего пять футов, мальчик ушел вверх, и тот, пролетев под ним, попал прямо в лицо преследователя. Гарри, продолжая гонку, услышал, как один из кандидатов в охотники сказал: «Оуч».

Размер Гарри дал ему преимущество в скорости по сравнению с другими и, вскоре, ему причиняли беспокойство только бледжеры. Мальчику так же показалось, что все загонщики и кандидаты в них решили, что атаковать других бесполезно и стали отправлять все мячи в него. К концу последнего круга Гарри был измотан. Он летел на полной скорости уже минут пятнадцать, совершая постоянные уклонения от бледжеров, которые, как казалось, летели со всех сторон, ведь все восемь загонщиков атаковали его. Закончив последний круг, Гарри тут же подлетел к улыбающемуся Флинту.

Другие подлетели через минуту, и Поттер увидел, как разбито они выглядят.

— Хорошо, вы все были довольно хороши, мы потеряли только одного из вас, ребята. Следующий тест будет на маневренность. Я должен оценить, как быстро и глубоко вы сможете войти в пике, и какое расстояние останется до земли, прежде чем вы выйдете из него. Я опущусь на землю и буду следить за вами от туда. Я сообщу вам результаты, когда вы будите в низу, — сказал Флинт и стал спускаться.

— Боишься быть первым? — угрожающе спросил большой мальчик, как только Флинт оказался далеко.

— Нет, почему я должен быть напуган? — спросил Гарри насмешливо. Это была чистая правда, он не капельки не боялся, но был не в настроении разговаривать с такими идиотами, как этот парень, поэтому поднялся чуть выше.

Флинт выпустил из палочки зеленые искры, как знак для первого претендента. Тот противный мальчик, что говорил с Гарри, влетел на требуемую высоту, а затем ринулся на землю. Гарри видел, как он падает винз на достаточно контролируемой скорости. При приближении к земле, он вышел из пике. Флинтом бросил взгляд на лист бумаги, и выкрикнул результаты: «120 миль в час, 14 футов 11 дюймов до земли».

Гари зевнул, ему было известно, что он сможет побить этот результат. Его «Нимбус» развивал скорость в 175 миль/час, и мальчик мог затормозить всего в нескольких дюймах от земли.

Снова сноп искр — другой участник. Гарри смотрел, как тот пролетел еще медленнее и вышел из пике еще раньше. Флинт выкрикнул его результаты: «100 миль в час, 25футов 7 дюймов до земли».

Снова Гарри зевнул, что не осталось не замеченным другим мальчиком, который восприняли это в штык:

— Если ты думаешь, что это так просто, то почему бы тебе не попробовать?! — закричал он.

Гарри просто пожал плечами и когда Флинт в очередной раз отправил зеленые искры в воздух, он поднялся, а затем ушел в крутое пике, словно упал под углом в 90 градусов, что потрясло всех. Поттер любил уходить в пике, он любил порывы ветра на своем лице, что было действительно удивительно. Гарри увидел землю, стремительно приближающуюся к нему, но он знал, что у него было еще много времени и не беспокоился об этом. Мальчик услышал, как кто-то из охотников удивленно вздыхает, но все еще продолжал опускаться на бешенной скорости. Когда остался всего миг до падения, он дернул древко метлы, так сильно, как только мог и выровнялся над землей, прежде чем совершить посадку. Казалось, что Флинт смотрит на него с радостью, выкрикивая его результаты. Гарри ухмыльнулся, услышав: «173 мили в час, 1 фут 1 дюйм до земли!».

Поттер улыбался, он мог видеть выражения лиц других мальчиков, побледневших от этих слов. И вот Флинт выпустил Сноп искр в последний раз, и мальчик, который разговаривал с Гарри в воздухе, казалось потерял контроль над своей метлой, когда ему оставалось всего пятнадцать футов до столкновения с землей и, не удержавшись, упал. Гари был удивлен, что Флинт выставил и ему результаты, но рпссмеялся слышав их: «135миль/час и 0, падение, идиот!».

Флинт посмотрел на трех оставшихся кандидатов с улыбкой.

— Отлично, все тесты, что вы прошли абсолютно ничего не означают. Они были нужны, чтобы отсеять лишних претендентов. Первый, кто принесет снитч, получает место ловца! — Флинт выпустил маленький золотой мячик в воздух. Гарри как только мог долго следил за ним, но тот потерялся где-то за горизонтом.

Флинт подождал несколько минут и снова выпустил сноп зеленых искр, и три ловца взлетели в воздух в поисках неуловимого золотого мячика. Гарри казался ястребом, ищущим свою жертву. В это время Флинт работал с охотниками, но время от времени мог пролететь мимо какой-нибудь шальной бледжер, но его легко можно было обойти.

Минут через двадцать, Гарри начал расстраиваться, но потом увидел вспышку пересекающего поле снитча. Сейчас он летал ядом с головой одного из ловцов. Мальчик знал, что если полетит прямо к снитчу, то тот парень поднимет голову и увидит мяч, поэтому Гарри, молясь, чтобы его план сработал, устремился к одному голубю, что сидел на поле. Вскоре, Поттер услышал скрип прутьев от метел двух других ловцов. Замедлившись, мальчик позволил им догнать себя, а затем развернулся к снитчу. Через несколько мгновений он поймал его и опустился на землю с улыбкой.

Несколькими секундами позже Флинт опустился на землю рядом с ним и, улыбаясь, как сумасшедший, сказал:

— Ну Поттер, я думаю, что Малфой был прав на счет твоего таланта к полетам. Ты прошел отбор. Теперь ты в команде. Тренировки три раза в неделю в любую погоду — хоть в дождь, хоть в снег. Ты можешь посмотреть отбор дальше в стороне или пойти отдохнуть.

Гарри улыбнулся и быстро взлетел, чтобы продолжить смотреть остальную часть отбора в команду. Мальчик подумал, что Драко определенно один из двух лучших охотников, и был уверен, что Драко получит место запасного. Флинт сообщил о завершении и сказал, что примет решение насчет резервного состава к вечеру воскресенья. Гарри встретил Драко, который поздравил его с принятием в команду.

— Ты собираешься пойти против Тонкс в первой игре? Это будет увлекательно. Помни, если тебе нужно будет вывести ее, просто назови ее «Нимфи», во время матча, — через смех сказал Драко.

Гарри посмотрел на него в ужасе:

— Ты определенно сумасшедший, Драко! Если назвать ее Нимфи, она же заберет у охотника биту и убьет меня ей прямо на глазах у Дамблдора!

Учительская, Хогвартс

Пока Гарри и Драко проходили отборочные соревнования в команду по квиддичу, преподавательский состав Хогвартса был на совещании.

— Надеюсь, не было неприятностей в первую же неделю? Надеюсь, вы раздали не слишком много наказаний? — Дамблдор произносил это с заговорщеской улыбкой.
По кабинету прошло несколько смешков. Через пару минут, улыбнувшись, директор спросил:

— Кто-нибудь может что-нибудь рассказать о первокурсниках. Они кажутся мне сворой воробьев.

Прозвучало несколько смешков над таким сравнением, но профессор МакГонагалл и профессор Флитвик встали со своих мест, чтобы высказаться.

— Минерва, Вы можете высказаться первой, — поклонился ей Флитвик.

— Я настаиваю, чтобы Вы были первым Филиус, — ласково сказала Минерва.

Флитвик широко улыбнулся и сказал:

— Благодарю Минерва. Альбус, у меня для Вас презамечательная новость. Мне кажется, что Гарри Поттер одарен в Чарах.

На такое заявление сотрудники ахнули, а Минерва шокировано побледнела. Глаза Дамблдора, стали мерцать еще веселее.

— Действительно, Филиус, я предполагал, что будет что-то подобное, ведь Лили была Протеже… а Вы в этом уверены?

— Ну, молодой человек был очень вял на моем занятии. Сказать по правде, он заснул, — это Флитвик сказал так застенчиво, что несколько преподавателей рассмеялись, — Я разбудил его и стал объяснять ему, что этот материал нужно знать, чтобы учиться Чарам. После этого я попросил его выйти и выполнить заклинание левитации, рас уж он думает, что ему не нужны мои лекции. Я был просто потрясен, когда мальчик выполнил левитацию безупречно, да еще и не пера, а моего стола!

— Мерлин! Филиус, мальчик смог поднять Ваш стол с первой попытки? — спросила его профессор Вектор.

— Нет… или да… Позвольте объяснить: я попросил его задержаться после занятий, и он рассказал мне, что ему стало известно о нашем промахе в отслеживании магии несовершеннолетних, — после этих слов Флитвика несколько сотрудников застонало.

— Альбус, я предупреждала Вас, что это выльется в проблему, — сказала профессор Спраут, покачивая головой.

— Вероятно, но это задача на будущее. Пожалуйста, продолжайте, Филиус, — сказал Дамблдор.

— Он объяснил, что был у мисс Тонкс в конце лета и что она дала ему книги про талантливых, одаренных и Протеже. Гарри сказал, что Чары ему даются с невероятной легкостью и был в состоянии выполнить простые заклинания с первого раза, просто наблюдая за движениями палочки и слушая заклинание. Он сказал, что в книге описание про одаренных было, почти таким же. Так что… — продолжил Флитвик.

— Хорошо, это действительно впечатляет, Филиус, но что мистер Поттер намерен делать на занятиях? Я сам знаю, что это было довольно скучно, ведь я сам одарен в этом искусстве, — спросил директор.
— Ну что ж, он попросил меня проводить ему частные уроки, чтобы отточить свой талант и сказал, что хочет стать мастером Чар, еще во время учебы в школе, Альбус. Я, конечно же, согласился, мне хотелось бы, чтобы он читал некоторые книги не для первого курса, а более продвинутые, по теории Чар, пока мы будем проходить на занятиях те вещи, что он уже знает.

— Какие же книги, ты хочешь, чтоб он прочитал?, — спросил его Дамблдор.

— Думаю, книга Гидеона Преветта Чары жизни и книга Антонина Долохова Передовая теория Чар, были бы хороши, как отправная точка.

— Они обе из запретной секции! Не говоря уже о том, что одна из них написана Пожирателем смерти, который сейчас отбывает срок в Азкабане! — высказал свое мнение Снейп, с возмущением встав со своего места.
— Северус, книги безопасны. Там просто более сильный подход к теории, поэтому ее закрыли от обычных студентов. Что же касается книги Долохова, я всей душой могу ненавидеть поступки этого человека, но информация, изложенная в этой книге, — лучшая подготовка, для изучения сложнейших Чар, — сказал Филиус.

— Я на стороне Северуса, Филиус, мистер Поттер всего лишь первокурсник, в конце концов. Я не хочу давать ему свободный доступ в запретную секцию. Многие из книг, хранящихся там, опасны, — парировал Дамблдор.

— Я могу договориться с мадам Пинс, и она будет выдавать ему только те книги, которые я ему посоветую. Альбус, Вы же читали книгу Долохова, она не так опасна, — сказал Флитвик.
Мадам Пинс высказалась в поддержку профессора Чар:

— Если мальчик действительно одарен в Чарах, то я могу дать ему такие книги. Мы не должны ограничивать его в развитии.

Дамблдор думал о чем-то некоторое время.

— Превосходно, Филиус. Если Вы гарантируете, что мистер Поттер не возьмет ничего в Запретной секции, без вашего разрешения, то можете выдавать ему эти книги. Да я читал книгу Антона, вы правы, она безвредна. Правда, я не помню, какие заклинания он разбирал в книге. Но в основном это была теория, если я не запамятовал.

— Я все еще считаю, что это плохая идея, Альбус. Что делать, если он покажет эти книги кому-нибудь еще? — спросил Снейп.

— Скорее всего, они ее просто не поймут, Северус. Мы же не даем ему книгу о темной магии, это всего лишь теория, — сказал Флитвик.

— Я беспокоюсь не о заклинаниях, а о бедовой голове Поттера! Мальчик уже считает себя самостоятельным, чтобы решать, что ему делать а что нет и не собирается идти ни у кого на поводу, — разбушевался Снейп.

— Северус, ты говоришь о мистере Поттере? Конечно, он уверен в своих способностях, но я не считаю, что он из таких парней, которые бросятся в омут, получив большие возможности, — сказал Флитвик.

Когда Флитвик сел, Минерва встала, уже зная, что сказать. Дамблдор попросил ее начать, пытаясь таким образом ослабить напряженность между Филиусом и Северусом.

— Альбус, мистер Поттер, одарен и в Трансфигурации, — сказала Минерва с гордостью.

Когда она это сказала, все разговоры смолкни, и преподаватели стали недоуменно переглядываться.

— Это, конечно же, шутка, Минерва? — спросил удивленный директор.

— Я определенно не шучу. Многое, из того, что Поттер делал на уроке Филиуса, он так же показал и на моем занятии. Он не записывал мою лекцию, и даже не попытался преобразовать списку в иголку. Я была уже готова рассердиться на него, когда он исправил ошибку мистера Заббини, что помогло достичь тому результата. Я понаблюдала еще немного за ним и, поняв, что он даже не пытается выполнить трансфигурацию, просто заставила его сделать это, — МакГонагалл полезла в карман мантии и, достав оттуда золотую иголку, положила ее на стол.

— Он сотворил заклинание без всяких усилий и, к моему большому удивлению, его игла была золотой, — затем она подняла иглу и прошлась вокруг стола так, чтобы ее увидели все. Когда Минерва дошла до Дамблдора, старик улыбнулся ей.

— Это действительно интересно. Это все, Минерва?— спросил он ее, а его глаза уже просто переливались светом.

— Нет, это еще не все. Когда я спросила его, как он это сделал, он дал мне самое мастерское объяснение теории трансфигурации, которое я когда-либо слышала от первокурсника. Если быть честной, то и от семикурсников я такого не слышала, — сказала МакГонагалл, не в состоянии сдержать улыбку на ее лице.

— Это действительно удивительно. Я так понимаю, он Вам объяснил это, так же как и Филиусу? — спросил Дамблдор.

— Да, почти слово в слово, в том числе, что он желает стать мастером, еще не покинув стен школы, — призналась МакГонагалл.

— Я так понимаю, что Вы дали ему шанс заниматься с вами дополнительно, не так ли? — сказал Дамблдор, прекрасно зная, что профессор трансфигурации очень рада этому факту, но скрывает это.

— Я не отказалась, Альбус. Я сказала ему, что если и буду заниматься дополнительно, то только, если он будет работать на этих занятиях, — призналась ему МакГоноглл.

— А на простых занятиях, что он будет делать? По себе знаю, как бывают уроки скучны по трансфигурации, когда ты все знаешь, — легко улыбнулся Директор.

— Мы договорились, что он будет читать книги, которые я ему назначу, на тех занятиях, тему которых он уже знает. Он не мог практиковаться в Трансфигурации летом так же плотно, как в Чарах, поэтому он будет участвовать в практических занятиях. Если же он закончит практику, то я думаю, что он тоже сможет оказывать помощь ученикам.

— Принимается. И какие книги Вы ему назначите? — спросил Дамблдор.

— Подумываю о книге Вальтера МакНайта Трансфигурация в жизни и Джеймса Прескотта Большая книга Трансфигураций.

— Большая Книга Трансфигураций! Минерва Вы сошли с ума?! — воскликнул Северус.

— Я совершенно нормально себя чувствую, спасибо огромное за заботу, Северус! — резко сказала МакГонагалл так, что большинство в комнате — включая Северуса — вздрогнули.

— Мне жаль, Минерва, но эта книга содержит материал… скажем так, довольно темномагического характера. Есть причина, по которым только очень порядочные студенты, знающие Трансфигурацию на уровне ЖАБА, могут получить ее, — ответил ей Дамблдор.

— Я должна согласиться с директором, Минерва, ведь именно вы говорили, чтобы я ни при каких условиях не выдавала такие книги младшим курсам, — сказала Ира Пинс.

— Да. Но, это особое обстоятельство. Это — единственная книга по описанию теории трансфигурации, пригодная для его уровня, — раздраженно проговорила МакГоногалл.

— Вероятно, вы примите мой компромисс, Минерва? Вы выберете то, что необходимо для подготовки мистера Поттера, а затем я сниму заклинание против копирования с этой книги, и вы скопируете отдельные главы по своему усмотрению. Я согласен с вами, что это лучшая книга по теории трансфигурации, но она содержит довольно опасные заклинания, которые могут привести к плохим последствиям, при использовании их на первом году обучения, — очень серьезно сказал директор.

— Да, я принимаю такое условие.

— Должен признаться, что у Гарри есть все качества юного Слизеринца, — со смехом сказал Дамблдор.

Все посмотрели на Снейпа, как будто он должен будет сойти с ума.

— Нет, Альбус, мальчик, скорее всего, должен учиться в Равенкло. Я имею в виду его впечатляющую жажду знаний, — сказал Флитвик.

— Нет, он определенно должен быть в Гриффиндоре! Он объяснял мне без намеков на обман, то кто он на самом деле и то, что он хотел бы сделать,— парировала Макгоноглл.

— А я просто понятия не имею, как он оказался на моем факультете, — пробормотал Снейп.

— Северус, а я то думал, что ты будешь со всеми спорить, что Поттер — истинный слизеринец, — удивился Дамблдор.

Когда все замолчали, директор улыбнулся и продолжил:

— Подумайте только. Он намеренно поставил себя в такую ситуацию, что и Минерва, и Филиус убедились не только в его способностях, но и в качествах студентов их факультетов. Но потом воспользовался произведенным им эффектом, чтобы вы давали ему частные уроки. Я не хочу сказать, что он манипулировал вами, нет, Гарри просто четко знал, что делал, когда даже не пытался трансфигурировать спичку, Минерва. Я не знаю, намеренно ли он заснул, Филиус, но использовал ситуацию на себя, совершить левитацию стола. Мальчик очень хитер и не следует его недооценивать. Он также признался вам обоим, что хочет достичь уровня мастера в ваших областях еще в школе. Теперь, опровергните меня, если это не амбициозно, — Дамблдор остановился на секунду, чтобы перевести дух, а потом его лицо озарила улыбка, — Мальчик истинный слизеринец, и доказывает это тем, что вы отказываетесь считать его таковым.

Только молчание встретило последние слова Дамблдора.


Carpe diem

 
ShtormДата: Пятница, 10.12.2010, 01:48 | Сообщение # 27
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Бесподобно, как Поттер все обставил. Я, если честно, думал, что ему и правда скучно, так как он умеет, но после рассуждения Дамба, понял, что все не так было просто, а ГАрри сделал так как ему было нужно. В общем действительно настоящий Слизеринец


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
LordДата: Суббота, 11.12.2010, 15:27 | Сообщение # 28
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2736
« 178 »
Всё интереснее и интереснее. Что же дальше? smile


"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
Lady_of_the_flameДата: Пятница, 25.02.2011, 17:10 | Сообщение # 29
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
Глава 8: Хэллоуинские Бои

В Хогвартсе, Гарри было так хорошо, что он даже не заметил, как быстро проходило время, и когда он пошел на завтрак, то увидел Хэллоунчкие тыквы.

В первые два месяца, Гарри делал новые открытия. Он был лучшим студентов на Чарах и Трансфигурации. Частные уроки с МакГоннагл и Флитвиком были восхитительны. Ходя на занятия, он схватывал теорию на лету, но это было только верхняя часть айсберга.

Из книг, которые он получил в запретной секции, он понял как стать Мастером. Книга Продвинутые Чары рассказывала о связи защитных и атакующих заклинаний. А книга Большая книга Трансфигурации рассказывала не только о теории Трансфигурации, но и об использовании Трансфигурации в дуэлях. Гарри это понравилось. Ведь если в дуэли он создаст оружие или щит, то его труднее будет победить. А факт, что два его любимейших предмета тяжело давались однокурсникам, заставил его изучать их более усердно.

К МакГоннаггл и Флитвику, Гарри ходил четыре раза в неделю. А тренировки по Квиддичу занимали три дня, и в итоге вся неделя у Гарри была загружена. Гарри думал о том, как отличались его преподаватели на частных уроках, от обычных.

:: Ретроперспектива::

— Здравствуйте, мистер Поттер, — сказал Флитвик со своей взволнованной усмешкой.

— Здравствуйте, сэр. Что мы будем делать сегодня вечером? — радостно спросил Гарри.

— Я думаю, раз вы уже можете выполнять Wingardium Leviosa, Lumos, Silencio, Nox, и Alohomora, то мы можем начать изучать сомолевитацию объектов.

Гарри только усмехнулся. Профессор Флитвик знал, что все, что Гарри делал в классе, было основано на теории из книг, которую он еще и спрашивал.

— Хорошо, сэр. Я уже читал теорию, — с улыбкой сказал Гарри.

— Очень хорошо, мистер Поттер. Тогда вкратце расскажите теорию.

Гарри снова подавил смешок. Уроки с Флитвиком были именно такими. Профессор спрашивает у Гарри теорию, и когда тот расскажет ее, они перейдут к практике.

— Согласно Долохову, теория самолевитации объекта отличается от обычной левитации. Главное отличие в том, что при самолевитации объект может перемещаться только вертикально. Если же он попробует опуститься вниз или вверх, то заклятье спадет. И заклятье самолевитации требует большей концентрации, потому что заклинатель управляет объектом. Много людей не могут выполнить это заклинание потому, что не могут держать объект под контролем. Долохов говорит, что нужно быть полностью сосредоточенным на объекте, и тогда все получиться, — с улыбкой сказал Гарри.

— Как всегда превосходно, мистер Поттер. Тут у меня несколько перьев, и я предлагаю начать с них. Если у вас получится, то мы перейдем к метлам. Вы хороший квиддичист, в отличие от меня. Но думаю, гонка на заколдованных метлах будет для вас бонусом.

Гарри широко усмехнулся. Одно из качеств, которое он любил во Флитвике, это то, что он придумывал уловки и стимулы, с помощью которых Гарри справлялся с материалом.

Гарри вынул палочку и указал на перо, — Volo. Перо немедленно взлетело, и Гарри медленно передвигал палочку. Его перо летело со скоростью улитки.

— Браво, мистер Поттер. Но сможете ли вы заставить его лететь быстрее? — с усмешкой сказал Флитвик.

Гарри улыбнулся и сосредоточился на увеличение скорости пера. Он вскинул палочку, и перо полетело немного быстрее.

— Превосходно, а теперь попытайтесь передвигать перо, и идти вперед.

Гарри вспоминал, на что это было похоже при полете на метле. Он вскинул палочку, немного приподняв кончик. Перо полетело и начало увеличивать свою высоту.

— Превосходно, мистер Поттер. Теперь попытайтесь вернуть перо обратно на стол.

Гарри сделал, как ему сказали, и поменял направление пера, и оно начало снижаться. Но он повел палочку слишком быстро, и перо врезалось в стол Флитвика.

— О, плохо, мистер Поттер. Вы должны немного управлять контролем. Следующие тридцать минут практикуйтесь, мне нужно проверить работы. Через полчаса я приду и проверю ваш прогресс. Если вы сможете найти способ управлять контролем, у нас будет гонка на метлах.

Гарри кивнул крошечному профессору и принялся за работу. Сначала Гарри было трудно перемещать иглу и при этом двигаться, но после того как он перечитал теорию, он попробовал снова. На этот раз он сосредоточился только на игле, а не на палочке. Гарри даже не думал о скорости перемещения. Он сосредочелся на пере и хотел, чтобы оно летело. И этот подход оказался правильным, потому что перо летало по классу. Ему нравилось выполнять маневры, и он так увлекся этим, что не заметил, как зашел Флитвик.

— Похоже, что вы разобрались, мистер Поттер.

Гарри был так потрясен внезапным появлением профессора, что он потерял контроль над пером, и оно на огромной скорости врезалось в стену.

— Упс, похоже, мне придется купить новые перья, — с усмешкой сказал Флитвик.

Гарри выглядел робко. Он знал, что для статуса Мастера ему нужно изучить чары всех видов.

Ну, так что, Гарри? Погоняем? — сказал Флитвик, вынимая палочку.

Гарри только кивнул, и указал палочкой на восьмидюймовую метлу, — Volo, — сказал он, и метла на фут возвысилась над столом.

Решив немного похвастаться, Гарри заставил метлу пролететь рядом с ним. И было, похоже, что метла летит ему в лицо. Гарри взмахнул палочкой и метла начала кружить вокруг головы Гарри.

— О, браво, мистер Поттер, отличный трюк. Теперь нам нужна финишная черта, — сказал Флитвик и пошел в центр класса. Гарри последовал за ним. Он наблюдал за Флитвиком, который начал выводить круги своей палочкой.

Метла Гарри полетела назад, когда тот увидел, что наколдовал Флитвик: большой серебряный барьер плавал в воздухе на расстоянии двух футов от стены. Метла Флитвика подлетела в воздух и остановилась между барьером и стеной. Гарри покачал головой, и его метла остановилась рядом с метлой профессора.

— Итак, Гарри, теперь правила: твоя метла должна оставаться между стеной и барьером. Если она вылетет за барьер, то ты проиграешь. И поверь, если метла пересечет барьер, то она сгорит, даже если коснется его. Выиграет тот, кто первым пролетит три круга. Когда я выстрелю зелеными искрами из палочки, мы начнем.

— Эм... сэр, а как вы будете управлять метлой, если выпустите сноп искр?

— Ах, превосходный вопрос, мистер Поттер. Можно невербально выполнить другое заклинание, пока сосредоточен на другом. В будущем мы будем изучать это. Итак, приготовься... ВПЕРЕД — сказал Флитвик, выпустив сноп зеленых искр из палочки, и увеличивая скорость метлы.

От страха перед таким волшебством, Гарри плохо стартовал. Пока метла Флитвик проходила первый поворот, он только набирал скорость. Флитвик уже зашел на второй круг, и Поттер понял, что проиграет, если ничего не сделает. Гарри попытался полностью сосредоточиться, но это ничего не дало.

Когда Флитвик заканчивал второй круг, в голову Гарри пришла убийственная идея. Гарри начал замедлять скорость своей метлы, и когда метла Флитвик начала приближаться, Поттер расположил метлу так, чтобы на следующем повороте метла Флитвика пролетела рядом с барьером. Когда метла Флитвика влетела в поворот, метла Гарри врезалась в нее и первая коснулась барьера и сгорела. Гарри усмехнулся на шокированое лицо профессора и без труда закончил финальный круг.

— Похоже, вы никогда не видели, чтобы кто-то использовал барьер для ликвидации противника, — сказал Гарри и посадил метлу на стол Флитвика.

— Очень по-слизерински, мистер Поттер, — сухо сказал профессор.

Занятия у профессора МакГоннагл были полной противоположностью занятиям Флитвика. Флитвик создавал мягкую и забавную атмосферу, а МакГоннагл — деловую. Женщина скрывала свои эмоции за маской стоицизма, и Гарри часто задавался вопросом: почему шляпа не отправила ее в Слизерин.

— Мистер Поттер, сегодня мы будем превращать мышей в спичечные коробки.

Гарри состроил обиженную гримасу. В отличие от Флитвика, МакГоннагл никогда не спрашивала устную теорию.

— Вы читали теорию, мистер Поттер?

— Да, мэм, — с легким страхом сказал Гарри.

— Очень хорошо, тогда ответьте на пятнадцать вопросов в тесте. У вас двадцать минут, — сказала МакГоннагл и дала ему пергамент и перо.

Гарри ненавидел такие тупые тесты, которые МакГоннагл заставляла делать. Он мог рассказывать ей теорию до потери пульса, но она всегда хотела теорию в письменном виде. Больше всего его удивляло то, что она задавала ему вопросы, на которые нужно было двадцать минут, чтобы ответить.

Когда он рассказал об этом Драко и Тонкс, они смеялись около десяти минут.

Он пытался сосредоточиться на тесте, но это было нелегко, потому что задания в тесте были, по меньшей мере, дурацкими: "Объясните разницу между теориями МакНайта и Прескотта о трансфигурации мыши в спичечный коробок".

Гарри скривился от вопроса. Именно на такие вопросы ему приходилось тратить много времени. Когда он закончил тест, он отдал его МакГоннагл и начал ждать. Обычно она просто просматривала его ответы, но иногда просила разъяснить ответ.

— Итак, мистер Поттер, у вас есть тридцать минут, чтобы превратить мышь. Когда вы закончите, попытайтесь превратить мышь в более сложный коробок. Если у вас будут вопросы, я буду проверять работы в кабинете, — строго сказала МакГоннагл.

Гарри только пожал плечами и вынул мышь из клетки. Поттер положил животное на стол и начал произносить заклинание. Щелчок. На месте мыши лежал спичечный коробок с виляющим серым хвостом.

— Проклятье, — сказал Гарри.

Поттер пробормотал контр заклятье и попробовал еще раз. Только с третьей попытки он смог полностью превратить мышь в колобок. Он скептически осмотрел результат и отнес профессору.

Профессор МакГоннагл осмотрела простой коричневый коробок,

— Неплохо, мистер Поттер. Теперь попытайтесь превратить мышь в более красивый коробок.

Гарри взял еще трех мышей из клетки и пытался придумать, чем украсить коробок. Когда Салазар спросил разрешение съесть одну из мышей, к Гарри пришло вдохновение, и он превратил мышь в красивый зеленый коробок с черной коброй на крышке. Поттер усмехнулся и начал делать так с каждой мышью, улучшая вид коробка. Когда его работу увидела МакГоннагл, она твердо заявила, чтобы все последующие копии он оставил ей. Она захотела посмотреть за процессом превращения, и уже через тридцать минут на нескольких столах было двадцать выстроенных в линию коробков.

МакГоннагл подошла к ним, и Поттер ухмыльнулся, увидев какими огромными стали глаза профессора. Гарри должен был признать, что выполнил задание идеально. На последних коробках красовалась пара змей, лежащих рядом с барсуком, львом или орлом. Было, похоже, что змеи шипели на животных, которые в страхе прижались к земле. Гарри не мог дождаться, когда профессор Флитвик научит его оживляющим чарам. Он хотел показать, как змеи нападают на другие талисманы.

— Мистер Поттер, как всегда восхитительно. Но почему вы показали льва таким слабым? — с раздражением сказала профессор.

— Мне жаль, профессор. Но мне кажется, что такими будут все студенты вашего дома, после того как мы обыграем вас в Квиддиче, — самодовольно сказал Гарри.

Еще один факт, который он узнал о профессоре — то, что она ярой поклонницей, своего дома, по Квиддичу. Обычно она нейтрально относилась к обсуждению других команд, но ее всегда выводило из себя оскорбления в адрес Гриффиндора.

— Правда, мистер Поттер? Мне кажется, вы слишком дерзки. Оливер сказал мне, что Нимфадора отлично играет. Она может заменить Чарли Уизли, — так же самодовольно сказала МакГоннагл.

Гарри скривился от фамилии Уизли. Он никак не мог понять, как у Рона Уизли могут оказаться такие старшие братья. Когда Гарри чистил Зал Наград, то наткнулся на имя 'Билл Уизли'. Он был старостой и самым лучшим учеником за последние двадцать лет. Однажды он услышал, как шестой Уизли рассказывал Лонгботтому о том, что Билл Уизли работает в египетском филиале Гринготтса. Другой же брат Чарли Уизли был одним из лучших охотников за всю историю Хогвартса. Даже слизеринцы согласились, что он мог бы играть за сборную Англии, если бы не свихнулся и не поехал изучать драконов. Гарри подумал, что все рыжие — идиоты, и продолжил доставать МакГоннагл.

— Хм, думаю, Тонкс будет хорошо играть. Ведь это же я убедил ее играть, — сказал Гарри, снова попытавшись снять маску с лица профессора.

— Вы! Вы убедили Нимфадору пойти в команду! Почему? — в шоке спросила профессор.

— Она отлично летает, и мне будет интересно побороться с ней за кубок по Квиддичу, — сказал Гарри в открытую насмехаясь над профессором.

— Я…я понимаю. У вас уверенность своего отца, но ведь должна же быть другая причина по которой вы уговорили Нимфадору, — сказала МакГоннагл, всматриваясь в него.

Гарри всегда не нравилось когда она так делал. Ведь было похож, что к тебе лезут в душу.

— Ч…что вы имеете ввиду?

— После того, как Нимфадора вошла в команду по квиддичу ее стали дразнить гораздо меньше. Я даже видела, как Оливер заставил близнецов делать два круга вокруг замка за то, что они хотели закидать Нимфадору навозными бомбами.

Глаза Гарри сузились. Ему не нравились близнецы, и он поклялся себе, если узнает, что близнецы готовят заговор против Тонкс, то он проучит их на месте. Кроме того, его беспокоила заинтересованность Оливера в Тонкс. Но поразмышляв, он решил, что он защищает ее как Ловца. Из того, что Тонкс говорила о нем, можно было сразу понять, как тот свихнут на квиддиче. И большую часть своего свободного времени он проводит, составляя планы игры.

— Рад, что Тонкс не дразнят однофакультетники. После того как она рассказала о своем первом году я решил что никогда не пойду в Гриффиндор.

Лицо профессора вытянулось,

— П(правда? Вы никогда не хотели попасть в Гриффиндор?

— Нет, профессор. Зачем я должен хотеть попасть на факультет, в котором все издевались над моей лучшей подругой? На факультет, в котором студенты настолько тупы, что высмеивают такой невероятно редкий и полезный талант как Метаморфагия? Я никогда бы не пошел в этот дом.

МакГоннагл напряглась. У нее появилось внезапное желание пойти и дать близнецам Уизли год отработок, за то, что Гарри Поттер не стал членом Гриффиндора.

— О, Поттер, уже почти девять. Вы должны быть в гостиной до комендантского часа.

— Хорошо, еще раз спасибо за урок, профессор. О, и не стесняйтесь коробков с гербом Слизерина. Думаю, они будут хорошо смотреться в вашем кабинете. А то у вас мало зеленого, — с усмешкой сказал Гарри.

МакГоннагл же взмахнула палочкой и уничтожила все коробки,

— Вряд ли, мистер Поттер, вам стоило сказать мне об этом раньше, — сказала профессор с улыбкой.

:: Конец ретперспективы::

Гарри жалел, что всю неделю был занят, ведь он очень хотел поиздеваться над Уизли и Грейнджер. Гарри и Драко думали, что на Уизли навешают месяц отработок после того, как Поттер вызывет его на дуэль в Зале Наград, а сам не придет. Так как он был тупым Гриффиндорцом, Уизли согласился и потащил за собой Лонгботтома. В ночь дуэли Драко рассказал Филчу о том, что на третьем этаже будет дуэль. Гарри с Дрвко думали, что львы лишаться около пятидесяти баллов, но войдя в большой зал следующим утром, они увидели, что Гриффиндор не потерял ни одного балла. Лонгботтом и Уизли выглядели усталыми. Но Драко только сказал, что Филч некомпетентен.

Гарри не мог много практиковать свои навыки Теневого Мага. Только однажды он решил их использовать в замке, чтобы напугать миссис Норрис.

Гарри и Драко сидели в Большом Зале, который был оформлен к Хэллоуину, и обсуждали матч по квиддичу, который должен был состояться завтра утром в 11:00. Как обычно Тонкс сидела с ними, правда, Ли Джордан, друг близнецов Уизли, предлагал ей сесть с ними за Гриффиндорским столос.

— Ну, так что, Тонкс, какие у тебя шансы на победу? — спросил Драко.

— О, думаю, что смогу сбить Поттера с метлы, и тогда мы выиграем, — ответила Тонкс со злой улыбкой.

Гарри нервно сглотнул. По приказу Флинта, он и Драко ходили и наблюдали за тренировками Гриффиндорцев. Как запасной Охотник Драко ходил, на все тренировки, но не играл в матчах. И все находящиеся в Большом Зале понимали, что победитель этой игры, наверняка, выиграет Чашу.

— Да весь Слизерин знает, что Поттер — лучший ловец дома за последние сто лет.

Гарри хотел ответить, но увидел как Панси Паркенмон села с Теодором Ноттом, — Я слышала, что грязнокровка Грейнджер плачет в туалете, и не хочет выходить оттуда. Интересно, что же случилось? Наверное, кто-то объяснил ей, что ей здесь не место, — сказала Панси с усмешкой.

Гарри ухмыльнулся, и ему пришла ужасно злая идея. Он наклонился к вороту мантии и позвал Салазара,

'Сссалаззар, хочешшь повессилитьсся?'

'Конешшно. Мне очень скушшно. Ведь кролик больше не боится меня,' — раздраженно прошипел змей.

Гарри только улыбнулся фамильяру. За два месяца Салазар стал еще страшнее. Он вырос на пять дюймов, и после того как Драко сказал, что он растолстел, Гарри пришлось насильственно уговаривать Салазара не нападать на Малфоя.

' А ччто с кроликом?'

' Я скажу ему, ччто ты хочешь съесть его орла'

'О, тогда хорошшо'

'В одном из туалетов плачет девочка по имени Гермиона Грейнджер. Почему бы тебе не показать ей, ччто нужно лить слезы в другом месте?

'Вссе, я пошшел' — прошипел Салазар и начал разматываться с груди Гарри.

Гарри убрал голову от воротника, и его друзья видели только болезненную улыбку.

— Гарри, что с тобой, — нерешщительно спросила Тонкс.

— Со мной? Ничего, — ответил Гарри, но потом обернулся на крики четверокурсников, которые увидели Салазара.

— Гарри, ты с Салазаром никогда не разделяетесь, только если Салазару надо на охоту. И я знаю, что он съел мышей, которых МакГоннагл приготовила для урока Трансфигурации.

— Ну, я послал его повеселиться.

— И над кем же? — спросил Блейз.

Гарри уже хотел ответить, как дверь Большого Зала открылась и из нее вылетел Квиррел,

— Тролль!!! В подземельях, — и упал в обморок.

Хватило всего секунды, чтобы в Зале началась паника,

— СТАРОСТЫ. ОТВЕДИТЕ ВСЕХ УЧЕНИКОВ ПО ГОСТИННЫМ, — громогласным голосом сказал Дамблдор.

Гарри, Драко и Блейз быстро присоединились у группе Слизеринцев, и направились к подземельям. Тонкс же последовала за группой Гриффиндорцев во главе с Перси Уизли.

— Интересно, как тролль попал в замок? Ведь не могут же они быть такими умными? — спросил Блейз

— Ага, отец сказал, что они не знают, даже, как открыть дверь.

Гарри хотел ответить, но услышал то, отчего у него кровь застыла в жилах.

'Уйди от меня, уродливая ссскотина'

Гарри резко остановился. Блейз и Драко тоже остановились, когла заметили, что Поттер смотрел в коридор. Потом они услышали тихое шипение, которое раздалось эхом.

— Салазар в беде! — сказал Гарри и побежал по коридору.

Блейз хотел узнать, как Гарри узнал об этом и последовал за Драко и Поттером.

Гарри слышал, как шипение становилось все громче и громче, пока не понял, что оно доносилось из туалета. Гарри влетел туда через открытую дверь, но в следующую секунду пожалел об этом. На расстояния десяти футов от него стоял трех с половиной метровый горный тролль. А у дальней стены стояла испуганная Гермиона Грейнджер и ползающий по туалету, спасаясь от дубинки тролля, Салазар.

'Хосссяин, эта скотина не умирает! Я укусссил его несколько раз, но его кожа слишком толссстая!' — прошипел Салазар, уворачиваясь от разъяренного тролля.

'Потяни время, Сссалаззар. Я что-нибудь придумаю.'

Гарри услышал шокированный вздох из-за спины.

— П...Поттер, ты Парселтангист! — в шоке прокричал Блейз.

Это было очень глупо, потому что тролль обернулся на выкрик.

Мерлин, что мне делать? Как мне победить гребанного тролля? — истерично думал Гарри.

Гарри вырвало из мыслей то, что тролль занес над ним дубину. Поттер отпрыгнул за миг до того как не стало умывальника, перед которым он стоял. Когда тролль занес свою дубину снова, Гарри выкрикнул первое, что пришло на ум,

— Wingardium Leviosa!

Дубина тролля поднялась в воздух, и тот тупо начал искать ее. Когда же он посмотрел вверх, Поттер опустил дубину с такой скоростью, что при столкновении было отчетливо слышно, как треснул череп. Тролль медленно упал, и пол залила зеленая кровь.

— Мерлин, Поттер, ты только что вырубил горного тролля его же дубиной.

'Спасибо, Хоссяин. Я не продержался бы больше минуты против этой свиньи'

'Все в порядке, мой друг, это была интересная ночь '

Поттер обернулся от нескольких шокироввнный вздохов. Мысленно он корил себя за тупость. В дверном проеме стояли Дамблдор, МакГоннагл, Снейп и Квиррел.

— Мистер Поттер... вы... вы... вы ... — неверяще начала МакГоннагл.

— Парселтангист. Да, профессор, — закончил за нее Гарри.

Гарри смотрел на лица четырех профессоров. Дамблдор выглядел задумчивым, МакГоннагл была в полном шоке, Снейп не верил в увиденное. Квиррелл выглядел странно: на мгновение, его обычный испуганный взгляд изменился на глубокий и интересующийся, но только на мгновение.

— Что здесь случилось, Поттер? — спросил Снейп, правда у него исчезла вся грозность.

— Эмм... понимаете... я, Драко и Блейз шли в гостиную. Но я услышал, что Салазар был в беде и я побежал выяснить, что случилось. Правда, я не ожидал, что мой фамильяр будет уворачиваться от горного тролля. Салазар сказал, что несколько раз кусал его, но кожа этого существа, — на этом месте Гарри скривился от отвращения, — была слишком толстой, чтобы яд смог проникнуть. Драко и Блейз, наверное, последовали за мной, потому что пришли немного позже. Тролль заметил нас и попытался убить. Своей дубиной он стер с лица земли умывальник и когда снова занес свою дубину, я использовал заклинание левитации, чтобы вырубить его своей же дубиной.

Четыре профессора обменялись потрясенными взглядами.

— Мисс Грейнджер, это правда? — спросила МакГоннагл.

Гермиона только кивнула.

— Но я не могу понять, как тролль зашел в туалет, в котором была мисс Грейнджер? — сказал Дамблдор.

Гермиона только указала на одну из кабинок.

Снейп рассматривал кабинку, прежде чем послать в нее открывающие заклятье.

Гарри застонал, когда увидел кто, был в ней. Уизли и Лонгботтом стояли на крышке туалета, в страхе обнимая друг друга.

— Так что же, два отважных Гриффиндорца привели сюда тролля? — гневно спросил Снейп.

Грейнджер тупо кивнула.

Уизли собрал все свое рстроумие, — ИСКЛЮЧИТЕ ЕГО! — заорал он, указывая на Гарри.

Все уставились на него как на безумного.

— Почему мы должны исключить мистера Поттера, Уизли? Ведь это вы.. — начал Снейп.

— ОН — ПАРСЕЛТАНГИСТ! ЭТО ЗНАЧИТ, ЧТО ОН — ТЕМНЫЙ МАГ! — закричал Уизли.

— Гарри, — прошептал Драко.

Гарри наклонился к другу, — Да, Драко.

— Было бы лучше, если бы никто не узнал, что ты владеешь Парселтангом.

— Знаю, но что я могу сделать? Этот гриффиндорский идиот начнет орать об этом на всю школу, как только выйдет отсюда.

— Гарри, ты спас их, когда вырубил этого тролля. А так рано или поздно тролль нашел бы Грейнджер и убил. А затем разрушил туалет. Тролли глупы, но у них отличное обоняние и он нашел бы Уизли и Лонгботтома.

— Ну да, я спас их. И что?

— Потребуй долг жизни, — отчаянно прошептал Драко.

— Долг жизни?

Драко закатил глаза, — Поттер, на рождество я подарю тебе книгу о магических традициях, и, надеюсь, что ры ее прочитаешь. Когда волшебник спасает жизнь другому волшебнику или ведьме, он может потребовать что-нибудь у него взамен. Если же тот отказывается, то его убьет сама магия.

Гарри усмехнулся, — Спасибо, Драко. За мной должок.

Драко только отмахнулся, — Выражение лица Уизли будет достаточно.

Гарри переключил свое внимание на профессоров, которые были готовы убить Лонгботтома и Уизли.

— Что мы пропустили, — спросил Драко у Блейза.

— Ну, похоже что именно из-за Уизли Грейнджер плакала. Лонгботтом уговорил его пойти и предупредить о тролле. Они увидели как он шел сюда и заперли его. Когда они хотели пойти за преподавателями, то услышали крик Грейнджер и поняли. Они открыли дверь и попытались бросить в тролля несколько заклинаний, но у них получились только искры. Тролль даже не заметил их, потому что боролся с Салазаром. Они попытались вытащить Грейнджер из туалета, но она была в полуобморочном состоянии. И потом храбрые Гриффиндорцы оставили ее и заперлись в кабинке ( с усмешкой сказал Блейз.

Гарри и Драко широко усмехнулись, и начали слушать профессоров.

— Мистер Уизли, мистер Лонгботтом! За всю свою жизнь я не видела такого глупого и омерзительного поступка! Я сообщу Молли и Августе о вашем поведении! — бушевала МакГоннагл.

— 30 баллов с каждого за глупость, — с ядовитой усмешкой сказал Снейп.

— И завтра, после Квиддича у вас отработка с Хагридом, — сказал Дамблдор, правда было, похоже, что он будь возможность, и он не наказывал бы их.

— О, и еще 10 баллов за оскорбление мисс Грейнджер. Не знаю что вы ей наговорили, но раз весь праздник она плакала в туалете, это было что-то ужасное — мрачно сказала Макгоннагл.

Гарри решил вмешаться в беседу,

— Профессора?

Четыре преподавателя обернулись, будто забыв, что Драко, Блейз и Гарри были все еще тут. На плече у Гарри лежал Салазар. И профессора начали немного бояться Поттера, когда узнали, что он — Парселтангист.

— Да, Поттер.— нерешительно сказал Снейп.

— Сэр, думаю, вы согласитесь, что было бы плохо, если вся школа узнает о моем таланте.

— Гарри, я могу понять тебя, но я не буду стирать память ученикам, — строго сказал Дамблдор.

— Да, Поттер! Завтра вся школа узнает, что ты — темный маг! — пролаял Уизли.

— Отработка на неделю, Уизли — вместе сказали профессора.

У Рона было такое лицо, как будто его любимую команду по Квиддича выгнали из Лиги.

— Но... но… ведь он...— заикался Уизли.

— Вы, правда — идиот, Уизли. Парселтанг — это редчайший талант. А раз вы как полный идиот верите в слухи, это ничего не меняет, — прошипел Снейп.

— Профессор, вы понимаете, что это необходимо? Я не хочу, чтобы каждый студент думал обо мне как о темном маге. Чтобы никто не узнал о моей способности, я требую Долг Жизни у Уизли, Лонгботтома и Грейнджер. — стальным тоном сказал Гарри.

Преподаватели в шоке посмотрели на него.

— Вы, наверное, шутите, мистер Поттер, — сказала МакГоннагл.

— Гарри, им всего одиннадцать — сказал Дамблдор.

Гарри заметил, что Снейп колебался. И на мгновение ему показалось, что Квирреллу нравится такой ход событий.

— Мне жаль, но я все решил. Драко, как мне потребовать долг жизни?

— Эмм... ты поднимаешь свою палочку, говоришь свое имя, и имена тех, у кого ты требуешь. А потом что ты хочешь у них. Когда ты все сделаешь, будет сильный порыв магии.

Гарри кивнул и поднял палочку,

— Я — Гарольд Джеймс Поттер требую долг жизни у Рональда Биллиуса Уизли, Невилла Фрэнка Лонгботтом и Гермионы Джин Грейнджер. Я хочу, чтобы никто из них не упоминал о моей способности Парселтангиста. Ни в разговоре, ни в письме, ни в намеке, пока я сам публично этого не признаю. Да будет так.

Через секунду все почувствовали, как горячий порыв магии прошел через них.

— Гарри, это, правда, было обязательно? — спросил Дамблдор.

— Да, потому что если кто-то узнает о моей способности, то в башне Гриффиндора найдут хладный труп. А вы четверо и Блейз будете молчать. Правда, Блейз? — мрачно сказал Гарри.

— Д-да, Гарри — быстро ответил Блейз.

Дамблдор тяжело вздохнул: Хорошо, мистер Поттер, вы и ваши друзья можете продолжить праздник в гостиной Слизерина.

— Подождите, директор. Разве дому Слизерин не положены баллы за победу над горным троллем? — сказал Снейп, смотря в глаза МакГоннагл.

— Наверное, ты прав, Северус. Мистер Поттер, 20 баллов за контроль над собой и 10 за идеально выполненное заклятье.

Три Слизеринца ухмыльнулась рыжему и вышли из туалета.

— Не могу поверить, что Дамблдор дал только тридцать баллов. Нужно раскошелиться его еще на пятьдесят — сказал Драко, когда они вошли в гостиную Слизерина. У стены стоял стол с едой и Гарри хотел взять несколько бутербродов, как услышал чей-то крик.

— ПОТТЕР, ГДЕ ВО ИМЯ МЕРЛИНА ТЫ БЫЛ С МАЛФОЕМ?

Гарри и Драко повернулись и увидели очень злого Маркуса Флинта, идущего к ним.

— Где вы были на этот раз? Я послал этих двух идиотов Кребба и Гойла за вами двадцать минут назад! У нас завтра игра и мне не хочется, чтобы тролль оставил от вас груду мяса! — орал Флинт, чем привлек внимание окружающих.

— Можешь больше не волноваться о тролле, — сказал Драко с усмешкой, растягивая слова.

Все присутствующие в гостиной замолчали и посмотрели на них.

— Значит, Дамблдор нашел его? — устало спросил Маркус.

— Нет, Гарри вырубил его в одном из туалетов.

Все Слизеринцы неверяще уставились на него, отчего Гарри покраснел.

— П...Поттер, это правда? — нерешительно спросил Флинт.

— Эм... мм... ну да. То есть Салазар попал в беду в туалете с троллем, и я отправился помочь ему...

— КЛЯНУСЬ МЕРЛИНУ, ПОТТЕР ЕСЛИ ТЫ ЕЩЕ РАЗ УСТРОИШЬ ПРОГУЛКУ С ТРОЛЛЕМ, ТО Я ПОВЕШУ ТЕБЯ НА АСТРОНОМИЧЕСКОЙ БАШНЕ!

— Эм... хорошо...извини...

— ИЗВИНИ?! ИЗВИНЕНИЯ НЕ ПОМОГУТ, ЕСЛИ ОТ ВАС НИЧЕГО НЕ ОСТАНЕТСЯ! ТЫ — НАШ ЛОВЕЦ! ПРОСЫПАЙСЯ! ТЫ И МАЛФОЙ СЕЙЧАС ПОЕДИТЕ И ПОЙДЕТЕ СПАТЬ! И МЕРЛИН УПАСИ, ЕСЛИ ТЫ НЕ ПОЙМАЕШЬ СНИТЧ!

Гарри и Драко быстро взяли немного еды и отправились в спальню. Блейз шел за ними, смеясь.

Поле для Квиддича, Хогвартс.

— ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ПЕРВЫЙ МАТЧ ПО КВИДДИЧУ В ЭТОМ ГОДУ! СЕГОДНЯ ВСТРЕЧАЮТСЯ БЛАГОРОДНЫЕ ЛЬВЫ И МЕРЗКИЕ ЗМЕИ...!

— ДЖОРДАН! — крикнула МакГоннагл.

— ПРОСТИТЕ, ПРОФЕССОР...Я — ЛИ ДЖОРДАН И Я БУДУ КОММЕНТИРОВАТЬ ВСЕ МАТЧИ ПО КВИДДИЧУ В ЭТОМ ГОДУ! — магически усиленный голос Ли Джордана эхом разнесся по полю.

— С СЕВЕРНОЙ СТОРОНЫ ПОЛЯ У НАС КОМАНДА ГРИФФИНДОРА, КОТОРУЮ ВОЗГЛАВЛЯЕТ ВРАТАРЬ ОЛИВЕР ВУД; ОХОТНИКИ: АНЖЕЛИНА ДЖОНСОН, КЕТИ БЕЛЛ И АЛИСИЯ СПИННЕТ; ВЫШИБАЛЫ: БЛИЗНЕЦЫ УИЗЛИ; И ЛОВЕЦ, КОТОРУЮ Я НЕ ОСМЕЛЮСЬ НАЗВАТЬ ПО ИМЕНИ — ТОНКС.

— НА ЮЖНОЙ СТОРОНЕ ПОЛЯ У НАС КОМАНДА СЛИЗЕРИНА, ВОЗГЛАВЛЯЕМАЯ МАРКУСОМ ФЛИНТОМ, КОТОРЫЙ ИГРАЕТ ОХОТНИКОМ ВМЕСТЕ С МАЙКЛОМ МОНТЕГЮ И АЛЕКСОМ ПУКИ; ВРАТАРЬ — ДЖЕЙМС ВАРРИНГТОН; ВЫШИБАЛЫ — АЛАН БОУЛ И ДЭНИЕЛ ДЕРИК; И НАКОНЕЦ, ЛОВЕЦ: УЖАСНЫЙ И ВСЕСИЛЬНЫЙ ПОБЕДИТЕЛЬ ТЕМНОГО ЛОРДА ГААААРРИИИ ПОООТТЕЕЕРРР.

Гарри только кивнул. Он полетел к полю вместе с остальной командой Слизерина, и слез с метлы. Когда он посмотрел на Тонкс, ему очень не понравился ее злой взгляд, который она послала ему, когда команды выстраивались за своими капитанами. И что-то говорило ему, что не будет мягкой игры между двумя друзьями. Он вспомнил речь Флинта, которая состояла из пяти предложений: Мы победим. Мы будем контролировать игру. Мы убьем их. Откуда я это знаю? Потому что если мы проиграем, я убью вас, пока вы будете спать!

Гарри вернулся в реальность, когда Мадам Хуч сказала всем оседлать метлы, Гарри сел на свой Нимбус 2000 и по свистку взлетел в воздух.

Гарри покачал головой. Он знал, что Гриффиндор и Слизерин ненавидят друг друга, но то, что вчера львы потеряли семьдесят быллов, что Снейп рассказал о том, как Уизли и Лонгботтом оставили Грейнджер на растерзание троллю, не пошло на пользу Гриффиндору. И судя по-всему, близнецы отыграются на нем.

— КВОФФЛ У КЭТИ БЕЛЛ. В ПРОШЛОМ ГОДУ КЭТИ ИГРАЛА В ЗАПАСЕ, НО КАЖЕТСЯ, ЧТО ОНА — ОТЛИЧНЫЙ ИГРОК И ВЕСЬМА ПРИВЛЕКАТЕЛЬНАЯ ДЕВУШ…

— ДЖОРДАН!

— ПРОСТИТЕ ПРОФЕССОР. ИТАК, БЕЛЛ ОТДАЕТ ПАС ДЖОНСОН, НО ЕГО ПЕРЕХВАТЫВАЕТ ФЛИНТ. ФЛИНТ ПАСУЕТ МОНТЕГЮ, ТОТ ПАСУЕТ ОБРАТНО И ФЛИНТ БЬЕТ ПО ВОРОТАМ ГРИФФИНДОРА. НО ВУД СПАСАЕТ ВОРОТА, ОТДАЕТ ПАС СПИННЕТ. ОНА УВОРАЧИВАЕТСЯ ОТ БЛАНДЖЕРА ПОСЛАННОГО БОУЛОМ. ОТДАЕТ ПАС ДЖОНСОН, ТА БЬЕТ ПО ВОРОТАМ УОРРИНГТОНА И СЧЕТ СТАНОВИТСЯ 10-0 В ПОЛЬЗУ ГРИФФИНДОРА.

Когда Джонсон забила, три четверти стадиона взорвались аплодисментами, пока оставшаяся четверть ругалась и шипела. Гарри кружил над стадионом и искал снитч. Он увернулся от бланджера и краем глаза заметил, как Тонкс едва заметно кивнула ему. И он заметил, что она следила за тем, чтобы бладжеры не полетели к Гарри со спины.

Он не понимал, почему она злилась на него, но он отбросил эту мысль и продолжил поиск снитча.

После очередного гола счет был 60-20 в пользу Гриффиндора. Гарри увидел, как золото сверкнуло у ворот Гриффиндора. Гарри знал, что его метла была быстрее метлы Тонкс и он сорвался с места. Тонкс колебалась секунду, но полетела за ним.

— ПОХОЖЕ, ЧТО ПОТТЕР УВИДЕЛ СНИТЧ! ТОНКС ОТСТАЕТ ОТ НЕГО НА ДЕСЯТЬ МЕТРОВ. ПОТТЕР УЖЕ У ВОРОТ ГРИФФИНДОРА, ПРОТЯГИВАЕТ РУКУ К СНИТЧУ И ОН…О НЕТ, БЛАДЖЕР ПОСЛАННЫЙ ГРИФФИНДОРСКИМ ОТБИВАЛОЙ ДЖОРДЖЕМ УИЗЛИ СЛОМАЛ ЕМУ РУКУ.

Гарри шипел. Его правое запястье было сломано. Он много раз ломал кости после 'игр' с Дадли и ему было не привыкать. Он поставил на заметку заколдовать близнецов в первые десять вещей, которые он должен сделать.

Поттер прижал сломанное запястье, когда Тонкс подлетела к ниму,

— Верно, говорят, судьба отплатит тебе дважды, — угрожающе сказала он.

— Что случилось, Тонкс? — рявкнул Гарри.

— Ты знаешь что, — Нимфадора была на грани срыва.

— Нет, не знаю! Если все из-за игры, то я пойму. Но если из-за Тролля, то уж прости, я не планировал встречу с ним, когда услышал, что Салазар в беде.

— Иди к черту, Поттер! Ты очень хорошо знаешь, почему я расстроена! — закричала Тонкс в паре дюймов от его лица.

— Нет. Я. Не. Знаю! — так же громко крикнул Гарри.

Тонкс собиралась ответить, как два бладжера полетели к ним. Два ловца увернулись и продолжили поиски снитча.


Carpe diem

 
Lady_of_the_flameДата: Пятница, 25.02.2011, 17:12 | Сообщение # 30
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
Когда Гриффиндор вела 120-40, Флинт взял тайм-аут. Гарри полетел к земле, где собиралась команда.

— Все хуже не куда! Монтегю, если ты еще раз уронишь квоффл, то сегодня ночью я отрежу твои гребаные руки! Уоррингтон, безмозглый идиот, ты можешь поймать хоть один мяч? Боул, Дерек хватит отсиживать свои задницы и сделайте так, чтобы бладжеры были далеко от нас! И ПОТТЕР, ПОЙМАЙ, НАКОНЕЦ, ЭТОТ ЧЕРТОВ СНИТЧ!!! ! — орал Флинт, и Мадам Хуч дала знак вернуться на свои позиции.

Теперь Гарри летал вокруг поля на скорости, которую он мог выжать из своей метлы. Когда Гриффиндор вел 190-50, он увидел снитч. Он заметил, что Тонкс тоже увидела его и они оба полетели к земле. Тонкс летела под лучшим углом, но у Гарри была большая скорость. Казалось, они долетели до снитча в одно и то же время и потянулись за мячиком. Тонкс была ближе и в последний момент, Поттер спрыгнул с метлы и схватил снитч. Когда он упал на землю, ему показалось, что он сломал ногу. Финальный счет был 200-190, каким-то образом Слизерин выиграл этот матч.

Команда Слизерина приземлилась вокруг Гарри, потому что болельщики 'зеленых' выбежали на поле. Тонкс подлетела к нему на несколько футов. Поттер видел, что она беспокоилась за него, даже при том, что была обижена.

— Я в порядке, — губами прошептал он. Она кивнула и полетела к раздевалке.

Профессор Флитвик подбежал через несколько секунд. Он левитировал Гарри в больничное крыло.

Мадам Помфри быстро вылечила его запястье и ноги, и Поттер с усмешкой шел в гостиную Слизерина, пока не услышал свое имя.

Он обернулся и увидел Тонкс. Гарри вздохнул, похоже, что сейчас они разрешат свой спор.

— Хорошо, Тонкс, скажи мне, что я сделал. — сказал Гарри и поднял руки в поражении.

Нимфадора только с жалостью посмотрела на него,

— Гарри, зачем ты послал Салазара в туалет, чтобы напугать Гермиону?

Гарри был озадачен. Из всех возможных причин, она злилась на него из-за грязнокровки,

— Ты злишься на меня только поэтому?

Ответ Поттера привел ее в бешенство.

— ПРОКЛЯТЬЕ, ГАРРИ! Почему ты послал Салазара, хотя знал, что ей было плохо? Чтобы сделать еще хуже?

Гарри не знал, что делать. Он никогда не видел, чтобы Тонкс была так разгневана,

— Тонкс, какая разница? То есть…

— КАКАЯ РАЗНИЦА? Гарри, почему ты ненавидишь ее? Я разговаривала с ней пару дней назад. И, черт побери — единственная кто с ней разговаривала! Она одинока. Весь Гриффиндор избегает ее, потому что она хорошо учится. Думаю, что у нее вообще нет друзей в этой школе. Почему ты заставляешь страдать ее еще больше?

Тонкс, она — магглорожденная. Ведь это тоже имеет зна…

— Ты — сволочь, Поттер! Ты сам сказал, что у тебя никогда не было друзей. Мы оба знаем, что такое одиночество, так почему бы не попробовать прекратить страдания Гермионы!

Гарри был шокирован, и Тонкс только закатила глаза.

— Знаешь, Гарри я не была против заклинания близнецов и грубостей в адрес Гермионы в поезде. Черт, большинство времени я защищала тебя, но я не хочу быть подругой бездушной скотины, которая издевается над одинокой девочкой! — сказав это, она ушла.

Гарри стоял посреди коридора, ведущему в подземелья. Он не мог понять реакцию Тонкс. Гарри открыл дверь пустого класса Зелий, и вошел в него. Он поздно заснул, думая как извиниться перед Тонкс и Грейнджер. Этой ночью он заснул в том же классе, в 50 футах от гостиной, где весь Слизерин праздновал победу.


Carpe diem

 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Темный Лорд Поттер (AU/Drama/Adventure,PG-13,ГП/НТ,Макси,закончен)
  • Страница 1 из 9
  • 1
  • 2
  • 3
  • 8
  • 9
  • »
Поиск: