Армия Запретного леса

Среда, 01.04.2020, 01:23
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Гарри Поттер и Методы Рационального Мышления. (G, Джен,Humor/Drama,Макси,ЗАКОНЧЕН.)
Гарри Поттер и Методы Рационального Мышления.
LordДата: Среда, 10.08.2011, 16:36 | Сообщение # 1
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Название: Гарри Поттер и Методы Рационального Мышления.
Переводчики: Jack Dilindjer , Moira , Лаваш.
Беты: беркут , Лаваш , JaneB , Velika.
Источник: www.fanfiction.net/s/5782108/1/Harry_Potter_and_the_Methods_of_Rationality.
Автор: Less Wrong
Пэйринг: Гарри Поттер/Гермиона Грейнджер.
Рейтинг: G.
Тип: Джен.
Жанр: Humor/Drama.
Размер: Макси.
Статус: закончен.
Саммари: Петуния вышла замуж не за Дурсля, а за университетского профессора, и Гарри попал в гораздо более благоприятную среду. У него были частные учителя, дискуссии с отцом, а главное — книги, сотни и тысячи научных и фантастических книг. В 11 лет Гарри знаком с квантовой механикой, матаном, теорией вероятности и другими кавайными вещами. А главное — он очень-очень рациональный, а это круче чем укус радиоактивного паука.
От автора: Со-переводчики — велкам :)
Разрешение на размещение: получено.
Взято здесь.





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.


Сообщение отредактировал Lord - Понедельник, 09.11.2015, 15:44
 
LordДата: Вторник, 03.03.2015, 07:54 | Сообщение # 301
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Глава 104. Истина. Часть 1. Загадки и ответы


13 июня 1992 года.

В Хогвартсе заканчивалась последняя неделя учёбы. Профессор Квиррелл был ещё жив, хотя и едва-едва. Предполагалось, что сегодняшний день, как и почти всю прошедшую неделю, он проведёт на больничной койке.

По традиции экзамены в Хогвартсе проводились в первую неделю июня, результаты объявлялись во вторую, в воскресенье второй недели устраивался прощальный пир, а в понедельник после этого Хогвартс-экспресс отвозил учеников в Лондон.

Давным-давно, когда Гарри впервые прочитал о таком распорядке, он задумался, чем именно ученики занимаются всё остальное время второй недели июня. «Ждут результатов экзамена» звучало не слишком содержательно. Когда Гарри выяснил ответ, он очень удивился.

Но теперь почти закончилась и вторая неделя. Наступила суббота. От всего учебного года остался лишь прощальный пир 14-го числа и поездка на Хогвартс-Экспрессе 15-го.

А ответов всё не было.

Ничего не прояснилось.

Убийцу Гермионы до сих пор не нашли.

Почему-то Гарри казалось, что к концу учебного года правда обязательно откроется, как обычно бывает в конце детективных романов. И уж точно всё станет понятно к тому моменту, когда профессор защиты… умрёт. Не может так быть, чтобы профессор Квиррелл покинул этот мир, не получив ответов, не увидев решение загадки во всей его красе. Эта история должна закончиться не экзаменами, определённо не смертью, но исключительно раскрытием истины...

Но, если не принимать всерьёз самую последнюю теорию Драко Малфоя о том, что профессор Спраут задавала и проверяла меньше домашних работ в то время, когда кто-то подставил Гермиону, что в свою очередь доказывало, что у профессора Спраут была возможность всё это подготовить, истина оставалась нераскрытой.

А вместо этого, словно приоритеты мира больше соответствовали образу мышления всех остальных, год заканчивался решающим матчем по квиддичу.

В воздухе над стадионом летали, пикировали и кружились волшебники на мётлах. Они ловили, бросали друг другу, блокировали и иногда кидали сквозь парящие кольца красновато-пурпурный усечённый тетраэдр, именуемый кваффлом. Стадион сотрясался от криков радости и разочарования. Учеников в мантиях с синими, зелёными, жёлтыми и красными оторочками переполнял энтузиазм, который так легко испытывают люди в тех случаях, когда никто не требует действий от них лично.

Гарри в первый раз пришёл на матч по квиддичу и уже решил, что этот раз станет последним.

— Кваффл у Дэвиса! — гремел усиленный голос Ли Джордана. — Ещё десять очков получит Когтевран через семь… шесть... пять... обалдеть, вот это да! В самый центр центрального кольца! Дэвис забивает очередной гол, я никогда не видел такой серии… Я предлагаю уже сейчас объявить Дэвиса капитаном на будущий год, когда Бортан уйдёт...

Голос Ли резко оборвался, и над стадионом разнёсся голос профессора МакГонагалл:

— Это личное дело команды Когтеврана, мистер Джордан. Пожалуйста, ограничьтесь комментированием матча.

— И кваффл у Слизерина… Флинт пасует прекраснейшей…

— Мистер Джордан!

— Просто приятной Шэрон Вискайно, чьи волосы развеваются как хвост кометы. Она несётся к кольцам Когтеврана — и её преследуют два бладжера! Пусей на хвосте у Шэрон… что ты делаешь, Инглби?.. она уворачивается, чтобы избежать… ЭТО СНИТЧ? ДАВАЙ, ЧЖОУ ЧАНГ, ДАВАЙ, ХИГГС УЖЕ… ДА ЧТО ВЫ ТВОРИТЕ?

— Успокойтесь, мистер Джордан!

— КАК ТУТ МОЖНО УСПОКОИТЬСЯ? НИКОГДА В ЖИЗНИ НЕ ВИДЕЛ НАСТОЛЬКО КОШМАРНОЙ ИГРЫ! И снитч исчез — возможно навсегда, раз уж его так бездарно упустили… Пусей направляется к воротам, Инглби рядом нет...

Когда-то очень давно, возможно даже в совершенно ином мире, профессор Квиррелл пообещал, что Кубок школы выиграет либо Слизерин, либо Когтевран. Либо каким-то образом выиграют оба, поскольку он заявил, что выполнит три желания. И пока казалось, что два из трёх могут сбыться.

На данный момент гонку за Кубком школы с отрывом примерно в пятьсот баллов возглавлял Пуффендуй. Пуффендуйцы старательно делали свою домашнюю работу и держались подальше от неприятностей. Судя по всему, последние лет эдак семь профессор Снейп в стратегических целях снимал с них довольно много баллов. У Слизерина, праздновавшего победу все эти годы, по-прежнему было преимущество благодаря определённой щедрости своего декана, с которой он раздавал им баллы, и этого хватало, чтобы держаться вровень с Когтевраном, который брал своё успехами в учёбе. Гриффиндор плёлся в конце, как и подобает факультету нонкомформистов — в том, что касалось учёбы и соблюдения дисциплины, гриффиндорцы ничем не отличались от слизеринцев, но у них не было профессора Снейпа. Даже Фред с Джорджем в этом году едва вышли в ноль.

Если Когтевран и Слизерин хотели за оставшиеся два дня догнать Пуффендуй, им обоим следовало откуда-то взять очень много баллов.

Насколько было известно, профессор Квиррелл не сделал абсолютно ничего для достижения нужного результата. Всё происходило само собой, просто один единственный профессор провёл в Хогвартсе курс по творческому решению задач.

Сезон заканчивался игрой между Когтевраном и Слизерином. Команда Гриффиндора, которая поначалу считалась главным претендентом на Кубок по квиддичу, вышла из борьбы, после того как её новый ловец Эмметт Шир, упал с, судя по всему, неисправной метлы во время второй игры. Из-за этого также пришлось второпях изменять расписание оставшихся матчей.

Нынешняя игра — последняя в этом году — не закончится, пока не поймают снитч.

Очки квиддичных матчей напрямую добавляются к общим баллам факультетов.

И знаете, похоже, сегодня ловцы Слизерина и Когтеврана просто не... могли… поймать... снитч.

— СНИТЧ ЖЕ БЫЛ У ТЕБЯ НАД ГОЛОВОЙ. ТЫ ЧТО, ОСЛЕП, ПРИДУРОК?!

— Выбирайте выражения, мистер Джордан, или я удалю вас со стадиона! Хотя, соглашусь, это было ужасно.

Гарри был вынужден признать, что Ли Джордан и профессор МакГонагалл прекрасно исполняли юмористическую программу с Джорданом в роли комика и МакГонагалл в роли «серьёзного» персонажа. Он уже даже немного жалел, что пропустил предыдущие игры. Этой стороны профессора МакГонагалл он раньше не видел.

Гарри сидел на открытой трибуне, отведённой пуффендуйцам. Несколькими рядами ниже на скамье виднелись широкие плечи Седрика Диггори. Перед зоркими глазами супер-пуффендуйца, который сам был ловцом и капитаном квиддичной команды, только что в очередной раз едва не столкнулись Чжоу Чанг и Теренс Хиггс.

— У когтевранцев ловец новый, — сказал Седрик. — Но Хиггс на седьмом курсе. Я играл против него. Он может гораздо лучше.

— Ты думаешь, это стратегия? — спросил кто-то из соседей Седрика.

— Это имело бы смысл, если бы Слизерину не хватало очков, чтобы завоевать Кубок по квиддичу, — ответил Седрик. — Но они уже и так нас обошли. О чём они думают? Они могли бы выиграть прямо сейчас!

Игра началась в шесть вечера. Обычно игры продолжались где-то часов до семи, когда пора было идти ужинать. Световой день в Шотландии в июне длинный, закат наступал не раньше десяти вечера.

Часы Гарри показывали шесть минут девятого, Слизерин только что забил очередной гол, счёт стал 170:140, и тут Седрик Диггори вскочил на ноги и заорал:

— Вот ублюдки!

— Точно! — воскликнул мальчик рядом с ним и тоже вскочил. — Чем они вообще занимаются, очки набивают?

— Нет! — закричал Седрик Диггори. — Они… они пытаются украсть у нас Кубок!

— Но мы же им и так уже не соперники…

— Не Кубок по квиддичу! Кубок школы!

Мысль быстро разошлась по трибуне, сопровождаемая яростными выкриками.

Гарри воспринял это как сигнал к действию.

Он вежливо попросил подвинуться ведьму с Пуффендуя, сидящую по соседству, и пуффендуйца, сидящего на ряд выше. Затем Гарри вытащил из своего кошеля гигантский свиток, который развернулся в двухметровый баннер и завис в воздухе. Чары любезно наложил шестикурсник-когтевранец, у которого была репутация человека, разбирающегося в квиддиче ещё меньше, чем Гарри.

На баннере сияли огромные фиолетовые буквы:

ПРОСТО КУПИТЕ ЧАСЫ

2 : 06 : 47

Ниже был нарисован снитч, перечёркнутый крест-накрест мигающими красными линиями.

* * *
Счётчик времени прибавил секунду, потом ещё одну секунду, и ещё одну...

Вместе со временем на счётчике увеличивалось и число пуффендуйцев, решивших сесть поближе к баннеру Гарри.

Когда наступило девять вечера, а игра всё не кончалась, около баннера можно было заметить и довольно много гриффиндорцев.

Когда солнце село и Гарри понадобился Люмос, чтобы читать книги (он уже давно не обращал внимание, что там происходит на поле), к ним присоединилось и значительное число когтевранцев, решивших, что здравомыслие важнее патриотизма.

А также профессор Синистра.

И профессор Вектор.

А когда на небе начали появляться звёзды, и профессор Флитвик.

Решающая квиддичная игра года… затянулась.

* * *
Когда Гарри всё это планировал, кое-что он не учёл. Он не ожидал, что будет торчать здесь аж — Гарри глянул на часы — в четыре минуты двенадцатого. В данный момент Гарри читал учебник по трансфигурации для шестого курса. Точнее, книга лежала у него на коленях, подсвечиваемая магловской светящейся палочкой, а Гарри выполнял одно из упражнений. На прошлой неделе, когда выпускники-когтевранцы обсуждали свои оценки на ТРИТОНах, Гарри подслушал, что практическая часть заданий по трансфигурации на старших курсах включает себя несколько упражнений по «изменению формы», для выполнения которых в основном требуется самоконтроль и точное мышление, а не грубая сила. Гарри сильно стукнул себя по лбу за то, что не догадался раньше прочитать все учебники старшекурсников, и твёрдо решил освоить это самое «изменение формы». Профессор МакГонагалл разрешила Гарри выполнять упражнения, при которых требовалось управлять, каким образом трансфигурируемый объект принимает итоговую форму — например, трансфигурировать перо, чтобы сначала появлялся стержень, а затем бородки. И сейчас Гарри выполнял аналогичное упражнение с карандашами, сначала создавая стержень, затем деревянную оболочку и в конце добавляя ластик. Как Гарри и подозревал, фокусирование внимания и магии во время трансформации конкретной части карандаша оказалось похожим на умственные усилия, используемые в частичной трансфигурации, которую, кстати, можно было бы использовать, чтобы симулировать тот же эффект, частично трансфигурируя лишь внешние слои объекта. Впрочем, изменение формы оказалось относительно легче.

Гарри закончил с очередным карандашом и взглянул на поле: да, игра по-прежнему была фантастически скучной. Судя по унылому тону Ли Джордана, тому давно уже всё надоело.

— Ещё десять очков, — Ли зевнул. — Типа круто… и кто-то опять завладел кваффлом… а мне уже всё равно, кто.

Оставшиеся на трибунах зрители тоже практически не обращали внимания на игру. Почти все, кто не ушёл со стадиона и при этом не спал, похоже, открыли для себя новый, гораздо более интересный спорт — дебаты, как изменить правила Кубка школы и/или квиддича. Спор уже накалился до состояния, когда все оказавшиеся поблизости профессора с трудом удерживали ситуацию на грани громких воплей и явной драки. К сожалению, в споре участвовало значительно больше двух фракций. Какие-то ненормальные зануды предлагали разумно звучащие альтернативы тому, чтобы убрать снитч из игры полностью. Это могло оттянуть часть голосов и задушить идею реформ.

С опозданием Гарри сообразил, что было бы очень неплохо, если бы Драко развернул на слизеринской трибуне свой баннер со словами «СНИТЧ — ЭТО КРУТО». Это придало бы обсуждению необходимую полярность. Гарри ранее украдкой осмотрел слизеринскую трибуну, но Драко не увидел. И Северуса Снейпа, который тоже мог бы оказаться достаточно любезен, чтобы сыграть злобную оппозицию, нигде не было видно.

— Мистер Поттер? — окликнул Гарри кто-то.

Рядом с сидением обнаружился невысокий пуффендуец с одного из старших курсов. Гарри никогда с ним раньше не пересекался. Пуффендуец сжимал чистый пергаментный конверт. Конверт был запечатан, но оттиска на воске не было.

— Что это? — спросил Гарри.

— Это же я, — ответил пуффендуец. — С конвертом, который ты мне дал. Я знаю, ты сказал не разговаривать с тобой, но…

— Тогда не разговаривай со мной, — прервал его Гарри.

Пуффендуец бросил конверт Гарри и с обиженным видом ушёл. Гарри слегка поморщился, но, с учётом особенностей перемещений во времени, вряд ли он поступил неверно...

Гарри сломал восковую печать и вытащил из конверта содержимое. Им оказалась не магловская бумага, которую ожидал увидеть Гарри, а пергамент. Но почерк принадлежал ему самому и выглядел именно так, как если бы Гарри писал пером, а не ручкой. Пергамент гласил:

Остерегайся созвездия

и помоги смотрящему на звёзды.

Пройди невидимым для союзников пожирателей жизни,

а также для мудрых и благонамеренных.

Шесть и семь в квадрате,

в месте, что под запретом и чертовски глупо.

Гарри запомнил текст с первого прочтения, сложил записку и, вздохнув, засунул её в карман мантии. «Остерегайся созвездия», ну надо же… Гарри полагал, что загадку, которую он сам загадал для себя же, разгадать должно быть проще… впрочем, отдельные части были вполне очевидны. Видимо, Гарри из будущего опасался, что записку могут перехватить, и, хотя Гарри из настоящего обычно не думал о местных аврорах, как о союзниках дементоров из Азкабана, возможно, это был лучший способ сказать «аврор» так, чтобы об этом не догадался кто-нибудь ещё, кто прочтёт пергамент и приложит все усилия, чтобы его расшифровать. Обратный перевод идиомы с парселтанга, которую он использовал во время Инцидента в Азкабане… пожалуй, подходил, — решил Гарри.

Записка утверждала, что профессору Квирреллу нужна помощь и что всё должно пройти незамеченым для авроров, а также Дамблдора, МакГонагалл и Флитвика. Поскольку без Маховика тут точно уже не обошлось, очевидным решением было выйти в туалет, переместиться в прошлое и вернуться на стадион сразу же после своего ухода.

Гарри начал вставать, но потом задумался. Его пуффендуйская сторона говорила что-то про «пойти без сопровождения авроров», «не сказать ничего профессору МакГонагалл» и интересовалась, не сдурела ли его будущая версия.

Гарри снова развернул пергамент и ещё раз взглянул на текст.

После внимательного изучения Гарри понял, что загадка не запрещает ему взять кого-нибудь с собой. Драко Малфой… его нет на игре, потому что будущий Гарри несколько часов назад взял его в качестве поддержки? Но это бессмысленно, ещё один первокурсник вряд ли что-то существенно улучшит в плане безопасности...

…как бы Драко Малфой ни относился к квиддичу, он бы обязательно пришёл на игру, чтобы посмотреть, как Слизерин выигрывает Кубок Школы. С ним что-то случилось?

Неожиданно Гарри перестал чувствовать усталость.

Уровень адреналина в крови начал расти. Но нет, в этот раз всё будет не так, как с троллем. Послание ясно сказало Гарри, когда прийти. Он не опоздает, только не в этот раз.

Гарри глянул на Седрика Диггори, который определённо разрывался между горсткой когтевранцев, которые доказывали, что снитч следует сохранить, потому что такова традиция и правила есть правила, и группой пуффендуйцев, объясняющих, что несправедливо, когда ловец гораздо важнее остальных игроков.

Седрик Диггори прекрасно учил Гарри и Невилла дуэльному искусству, и Гарри казалось, что они неплохо поладили. Что ещё важнее, Седрик ходил на все дополнительные предметы, и, значит, у него наверняка был свой Маховик времени. Может, Гарри стоит взять Седрика с собой назад во времени? Палочка супер-пуффендуйца не будет лишней в какой-нибудь неприятной ситуации…

* * *
Позже и раньше:

Часы Гарри показывали 23:45. Поскольку он вернулся во времени на пять часов назад, это означало 18:45.

— Пора, — пробормотал Гарри в пустоту и двинулся в правый коридор третьего этажа над главной лестницей.

«Место, что под запретом» в другой ситуации означало бы Запретный лес, и, если бы кто-нибудь перехватил сообщение, он наверняка бы так и подумал. Но Запретный лес огромен, и его следовало считать множеством разных мест. Там нет очевидной фокальной точки, где можно было бы встретиться или обнаружить событие, которое следовало бы предотвратить.

Но после добавления модификатора «чертовски глупо» в Хогвартсе оставалось лишь одно подходящее запретное место.

И таким образом Гарри ступил на кривую дорожку, по которой, если слухи не врали, прошлись уже все первокурсники Гриффиндора. Коридор на третьем этаже, с правой стороны. Таинственная дверь, за которой скрывалась череда комнат, заполненных опасными и потенциально смертельными ловушками, непреодолимыми совершенно для всех и уж тем более для первокурсников.

Гарри понятия не имел, какого рода ловушки его ожидали. Если задуматься, это означало, что ученики, которые там побывали, оказались удивительно щепетильны, чтобы не портить загадку для остальных. Возможно, где-то там висит табличка с текстом: «Сделайте одолжение, не рассказывайте другим, искренне ваш, директор Дамблдор». Гарри знал лишь, что первая дверь открывается заклинанием Алохомора, а в последней комнате находится волшебное зеркало, которое показывает твоё отражение в каком-то весьма привлекательном окружении, что, видимо, и является большим призом.

Коридор третьего этажа освещался тусклым синим светом, который, казалось, исходил из ниоткуда. Своды были затянуты паутиной, будто коридор не использовался веками, а не всего лишь год.

В кошеле у Гарри лежало множество полезных магловских штук, множество полезных волшебных штук, а также всё, что по его мнению могло оказаться квестовыми предметами. (Гарри заранее попросил профессора МакГонагалл порекомендовать ему кого-нибудь, кто мог бы увеличить вместимость кошеля, и она просто сделала это сама.) Гарри воспользовался чарами, которые удерживали его очки на носу, как бы он не крутил головой — он выучил это заклинание для битв. На случай, если он потеряет сознание, Гарри обновил трансфигурации, которые он постоянно поддерживал — на маленьком драгоценном камне в кольце на руке, и ещё одну. Вряд ли Гарри подготовился в буквальном смысле к чему угодно, но он был готов настолько, насколько вообще считал возможным.

Пятиугольные плитки пола поскрипывали у Гарри под ногами и исчезали, как секунды, становящиеся прошлым. Было почти 18:49 — «шесть и семь в квадрате». Для владеющих магловской математикой это очевидно, для остальных — не очень.

Когда Гарри был уже готов завернуть за угол, в голове что-то как будто кольнуло, и он услышал тихий голос.

— ...разумно подождать… пока кое-кто из ключевых фигур… не покинет замок...

Гарри замер, затем начал как можно тише красться вперёд, чтобы лучше слышать профессора Квиррелла, и остановился, не доходя до угла.

Последовал громкий кашель, затем тихий голос за углом заговорил снова.

— Но если им тоже нужно… покинуть замок… в это время… они могут посчитать… эта финальная игра… лучше всего оттянет на себя внимание… из оставшегося в этом году… хотя это и предсказуемо. И потому я посмотрел… какие важные люди… не присутствуют на игре… и я увидел, что директор отсутствует… всей моей магии недостаточно… чтобы найти его… с тем же успехом… он может находиться в другой реальности...Я увидел, что вы тоже отсутствуете… и решил направиться… к вам. Поэтому я здесь… а что вы тут делаете?

Гарри затаил дыхание.

— И как же вы узнали, где я нахожусь? — раздался голос Северуса Снейпа, такой громкий, что Гарри чуть не подпрыгнул.

Тихий кашляющий смех.

— Проверьте свою палочку… нет ли на ней Следа.

Северус произнёс что-то на волшебной псевдо-латыни и возмутился:

— Вы наложили чары на мою палочку? Да как вы посмели?!

— Вы подозреваемый… как и я… вы очень стараетесь, но ваше фальшивое возмущение тщетно… а теперь скажите мне… что вы здесь делаете?

— Я охраняю эту дверь, — послышался голос профессора Снейпа. — И попрошу вас покинуть это место!

— Кто дал вам право… приказывать мне… дорогой коллега?

— Директор, кто же ещё, — после некоторой паузы спокойно ответил голос Северуса Снейпа. — Он приказал мне присматривать за этой дверью, пока идёт матч по квиддичу, и, как профессор, я должен повиноваться его прихотям. Я собираюсь поднять этот вопрос на ближайшем совете попечителей, но сейчас я делаю то, что должен. А теперь прошу вас покинуть коридор, как того желает директор.

— Что? Вы хотите, чтобы я поверил… что вы бросили своих слизеринцев… во время самого важного… матча этого года… и замахали хвостом… по одному лишь слову Дамблдора? Пожалуй… должен вам сказать… это и впрямь довольно правдоподобно. Тем не менее… думаю, будет разумно… если я за вами присмотрю… пока вы охраняете эту чудесную дверь. — послышался шелест ткани и глухой звук падения, как будто кто-то тяжело уселся на пол, или, быть может, просто упал.

— О, во имя Мерлина… — голос Снейпа звучал рассерженно. — А ну, вставай!

— Ба-блю-а-бу-бла… — сказал профессор Защиты в режиме зомби.

— Вставай! — сказал Снейп, и послышался глухой удар.

Помоги смотрящему на звёзды...

Гарри вышел из-за угла, хотя, возможно, он поступил бы так же и без послания из будущего. Неужели профессор Снейп только что пнул профессора Квиррелла? Это было бы безрассудно смело с его стороны, даже будь профессор Квиррелл уже мёртв и похоронен.

Закруглённую сверху дверь из тёмного дерева обрамляла каменная арка, сложенная из покрытого пылью мрамора. Там, где маглы установили бы дверную ручку с замком, виднелось только кольцо из полированного металла — без малейшего намёка на замочную скважину. По бокам от двери горела пара факелов, отбрасывая вокруг зловещие оранжевые отблески. Перед дверью стоял профессор зельеварения в своей обычной запятнанной мантии. Слева под оранжевым факелом сгорбился и глядел куда-то в пространство прислонившийся к стене профессор Защиты. Его глаза мерцали, словно они находились в каком-то промежуточном состоянии между осознанностью и пустотой.

— Что, — с нажимом произнёс профессор зельеварения, — вы тут делаете, Поттер?!

Судя по выражению лица и тону голоса, Снейп был весьма недоволен появлением Гарри. И уж точно сейчас он не был тем соратником по совещаниям, куда никогда не приглашался профессор Защиты.

— Я не знаю, — сообщил Гарри. Он и правда не понимал, какую роль ему здесь следует играть, и в отчаянии прибегнул к простой честности. — Я думал, возможно, мне стоит последить за профессором Защиты.

Профессор зельеварения холодно смерил его взглядом.

— Где ваш сопровождающий, Поттер? Ученики не должны шляться по этим коридорам в одиночку!

В голове у Гарри было совершенно пусто. Игра уже шла вовсю, а правила ему так никто и не рассказал.

— Я не знаю, как на это ответить…

Холодное выражение на лице Снейпа дрогнуло.

— Возможно, мне следует вызвать авроров, — сказал он.

— Подождите! — выпалил Гарри.

Рука профессора зельеварения зависла над мантией.

— Почему? — спросил он.

— Я… я просто думаю, что, наверное, вам не стоит вызывать их…

В руке профессора мгновенно появилась палочка.

— Нуллус конфундио! — Чёрный сгусток заклинания вырвался и попал в Гарри, несмотря на попытку того увернуться. За этим последовали ещё четыре заклинания, содержащих слова Полифлюис и Матаморфус — эти заклинания Гарри вежливо переждал, стоя на месте.

Никакого эффекта от заклинаний не последовало, и Северус Снейп уставился на Гарри с тёмным блеском в глазах, теперь, по видимому, вполне искренним.

— Я требую, — тихо сказал профессор зельеварения, — чтобы вы объяснились, Поттер.

— Я не могу объясниться, — вздохнул Гарри. — Ещё не Время.

На слове «время» Гарри широко раскрыл глаза и посмотрел прямо на профессора зельеварения, пытаясь передать тому ключевую информацию. Северус Снейп замешкался.

Гарри отчаянно пытался сообразить, кто здесь кем притворяется. Поскольку профессор Квиррелл не входил в круг доверия Дамблдора, Северус играл роль злобного зельевара Хогвартса, которого послал сюда директор… При этом, возможно, Дамблдор его действительно сюда послал, а, возможно, и нет…. Но профессор Квиррелл то ли думал, то ли притворялся, что думает, что кому-то следует следить за профессором Снейпом… А самого Гарри направил сюда будущий Гарри, и он понятия не имеет зачем… И вообще, почему они все стоят около двери в запретный коридор директора?

И тут…

Позади Гарри…

Послышался приближающийся топот множества бегущих ног.

Профессор Снейп немедленно ткнул палочкой в направлении профессора Защиты, создав вокруг него тёмное пятно.

— Муффлиато, — прошипел зельевар. — Мистер Поттер, если вы должны быть здесь, прячьтесь! Надевайте вашу мантию-невидимку! Я обязан охранять дверь, на случай, если сюда пожалует он. Сегодня случилось… происшествие, которое, как считает директор, устроено, чтобы отвлечь его…

— Кто…

Северус метнулся вперёд и быстро коснулся палочкой его головы. У Гарри появилось обычное для заклинания Разнаваждения ощущение, будто у него над головой разбили яйцо. Руки Гарри исчезли, а за ними и всё остальное.

Тьма, окутавшая часть стены, медленно рассеялась. Снова появилась съёжившаяся фигура профессора Защиты. Тот молчал.

Гарри на цыпочках отошёл подальше, затем развернулся и стал ждать, что будет дальше.

Приближающаяся группа завернула за угол…

— Что вы здесь делаете? — раздалось несколько одновременных выкриков.

Перед профессором Снейпом стояли три ученика в мантиях со слизеринской зелёной оторочкой и один — в мантии с пуффендуйской жёлтой. Теодор Нотт, Дафна Гринграсс, Сьюзен Боунс и Трейси Дэвис.

— Дети, — профессор Снейп явно начал закипать, — где ваши сопровождающие?! Первокурсникам разрешено передвигаться по Хогвартсу только в сопровождении учеников шестого или седьмого курса! Особенно вам!

Теодор Нотт поднял руку.

— Мы, э-э-э… В Легионе Хаоса это называется улучшением навыков командной работы.Понимаете, мы вдруг поняли, что никто из нас до сих пор не успел побывать в запретном коридоре директора, а осталось довольно мало времени… И нам это разрешил Гарри Поттер. Профессор, он особенно подчеркнул, что вы не должны вмешиваться.

Северус Снейп повернул голову в сторону стоящего на цыпочках Гарри. Его нахмуренные брови предвещали скорую бурю, а в глазах сверкала тёмная ярость.

Я?.. Может быть. У Гарри оставался ещё один оборот Маховика, поэтому подобного развития событий исключать было нельзя.

— У Гарри Поттера нет права раздавать подобные разрешения, — обманчиво спокойным тоном ответил профессор зельеварения. — Объяснитесь, живо.

— Что, серьёзно? — воскликнула Сьюзен Боунс. — Твоя уловка действительно заключалась в том, чтобы сказать профессору Снейпу, что Гарри Поттер нам это разрешил?

Девочка с Пуффендуя повернулась к профессору Снейпу и заговорила удивительно твёрдым голосом:

— Профессор, это правда и это срочно. Драко Малфой пропал, и мы думаем, что он пошёл сюда…

— Если мистер Малфой пропал, — сказал профессор Снейп, — почему об этом не известили авроров?

— Потому что, потому что есть причины! — закричала Дафна Гринграсс. — Нет времени объяснять, вы обязаны нас пропустить!

— Вы — четвёрка идиотов, — такого едкого тона в исполнении профессора Снейпа Гарри ещё не слышал. — У вас сложилось впечатление, что это какое-то приключение? Что ж, вы ошиблись. Могу вас заверить, что мистер Малфой не проходил через эту дверь.

— Мы считаем, что у мистера Малфоя есть мантия-невидимка, — быстро ответила Сьюзен Боунс. — Вы не припомните, может дверь открывалась без причины?

— Нет, — отрезал профессор. — А теперь убирайтесь. На сегодня это место закрыто.

— Это запретный коридор Дамблдора! — заявила Трейси. — Сам директор сказал, чтобы сюда никто не ходил. Какое вы имеете право запрещать то, что уже запретил директор?

— Мисс Дэвис, — произнёс зельевар, — вам стоит прекратить общаться с гриффиндорцами, особенно по имени Лаванда Браун. И если через минуту вы по-прежнему будете здесь, я отправлю запрос о вашем переводе в Гриффиндор.

— Вы не посмеете! — взвизгнула Трейси.





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
LordДата: Вторник, 03.03.2015, 07:54 | Сообщение # 302
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Сьюзен Боунс сосредоточенно нахмурилась.

— Гм. Профессор Снейп, а вы случайно не открывали дверь сами, чтобы что-нибудь проверить?

Профессор Снейп замер. Затем повернулся и взялся правой рукой за металлическое кольцо…

Гарри следил за правой рукой Снейпа, поэтому не обратил внимание на движение его левой руки, пока не раздался внезапный вскрик.

— Вообще-то, нет, — ответил профессор Снейп, держа за воротник хватающую воздух голову Драко Малфоя. Остальная часть Драко по-прежнему была скрыта мантией-невидимкой. — Впрочем, прекрасная попытка.

— Что?! — вскрикнули Трейси и Дафна.

Сьюзен Боунс ударила себя по лбу.

— Просто не могу поверить, что я на это купилась.

— Итак, мистер Малфой, — тихо произнёс профессор Снейп. — Вы подговорили ваших друзей разыграть эту сценку… просто в надежде пройти через эту дверь? И зачем же?

— Думаю, мы можем ему доверять… — сказал Теодор Нотт. — Мистер Малфой, нам следует доверять ему, это тот самый профессор, который всегда встанет на нашу сторону!

— Нет! — заорал Драко, которого по-прежнему держал за воротник профессор Снейп. — Не смей! Ничего не говори!

— Мы должны рискнуть! — завопил Теодор. — Профессор Снейп, мистер Малфой наконец разгадал, что происходило весь этот год и почему: Дамблдор пытается отнять Философский Камень у Николаса Фламеля! Потому что Дамблдор думает, что никто не должен быть бессмертным! Поэтому Дамблор попытался убедить Фламеля, что Тёмный Лорд возвращается и ему нужен Камень, чтобы возродиться, и попросил Фламеля отдать Камень. Но Фламель вместо этого положил Камень в магическое зеркало, которое спрятано там внизу, и Дамблдор ищет способ, как его достать, и скоро он за ним придёт, и мы должны добыть Камень первыми! Дамблдор станет совершенно всемогущим, если он получит Философский Камень!

— Что?! — воскликнула Трейси. — Раньше ты говорил по-другому!

— Это… — Дафна выглядела испуганной, но решительной. — Это не важно. Профессор Снейп, пожалуйста, вы обязаны мне поверить. Я просмотрела книги, которые брала в библиотеке Гермиона. Перед тем, как кто-то её убил, она собирала информацию о Философском Камне. В её заметках сказано: если камень будет в зеркале слишком долго, может случиться что-то опасное. Мы должны немедленно вынести его из замка.

Сьюзен Боунс закрыла лицо руками.

— Я не с ними. Я просто пришла, чтобы предотвратить какой-нибудь ещё больший идиотизм.

Северус Снейп смотрел на Теодора Нотта и его спутников. Затем он повернул голову к Драко Малфою.

— Мистер Малфой, — протянул зельевар. — Как вам удалось раскрыть план Дамблдора?

— Я сделал выводы из свидетельств! — воскликнула парящая голова Драко.

Профессор Снейп повернулся обратно к Теодору Нотту.

— Как вы намеревались достать этот Камень из волшебного зеркала, если это якобы не смог сделать даже Дамблдор? Отвечайте немедленно!

— Мы заберём зеркало целиком и отошлём его Фламелю, — сказал Теодор. — Мы же не хотим забрать Камень себе, нам просто нужно помешать Дамблдору его похитить.

Профессор Снейп кивнул, словно что-то подтверждая, и посмотрел на остальных учеников.

— Скажите, не замечал ли кто-нибудь из вас, что кто-то другой ведёт себя необычно? Особенно, если этот кто-то владеет неким необычным предметом или способен использовать заклинания, неизвестные первокурсникам? — Палочка, зажатая в правой руке профессора Снейпа, теперь указывала на Сьюзен Боунс. — Мисс Боунс, я вижу, что мисс Гринграсс и мисс Дэвис стараются не смотреть в вашу сторону. Если этому есть нормальное объяснение, с вашей стороны будет мудро изложить его немедленно.

Лицо Сьюзен Боунс не изменилось, но её волосы стали ярко-красными.

— Думаю, не имеет смысла молчать об этом и дальше. Всё равно послезавтра я заканчиваю школу.

— Двойные ведьмы заканчивают школу аж на шесть лет раньше? — воскликнула Трейси Дэвис. — Это нечестно!

— Боунс — двойная ведьма?! — вскричал Теодор.

— Нет, она — Нимфадора Тонкс, метаморфомаг, — заметил профессор Снейп. — Принимать облик другого ученика — это серьёзное нарушение правил, как вам прекрасно известно, мисс Тонкс. Ещё не поздно исключить вас из Хогвартса — всего за два дня до выпуска, что будет ужасной трагедией — с вашей точки зрения, конечно. Мне же кажется, что это будет очень весело. А теперь объясните, что именно вы здесь делаете.

— Это многое объясняет, — пробормотала Дафна Гринграсс. — Гм, а настоящая Сьюзен Боунс существует, или Дом Боунс угасает и поэтому вас втайне…

Красноволосая Сьюзен Боунс закрыла лицо ладонью.

— Да, мисс Гринграсс, настоящая Сьюзен Боунс существует. Она просто посылает меня, когда вы все собираетесь влезть в абсурдно большое количество неприятностей. Профессор Снейп, я здесь, потому что Драко Малфой пропал, а вот они настаивали, что нужно его искать, а не звать авроров. Настоящая мисс Боунс заявила, что нет времени объяснять причины, и теперь я понимаю, что это были какие-нибудь глупости. Но младшие ученики не должны ходить одни, их должны постоянно сопровождать ученики шестого или седьмого курсов. Теперь мы нашли Драко Малфоя и можем уйти. Пожалуйста? Пока всё это не стало ещё более нелепым?

— Во имя Мерлина, что здесь происходит?!

— Ага, — протянул профессор Снейп. Он по-прежнему стоял рядом со съёжившейся фигурой профессора Защиты. Одна его рука направляла палочку на красноволосую Сьюзен Боунс, другая всё так же сжимала воротник чуть ниже висящей в воздухе головы Драко Малфоя. — Профессор Спраут, как я понимаю.

— Это не то, чем кажется, — вылезла вперёд Трейси Дэвис.

Из-за угла выскочила низенькая коренастая фигура профессора травоведения. Она уже успела выхватить палочку, хотя и не направляла её ни на кого конкретно.

— Я даже не хочу думать, чем это кажется!Вы все, опустите палочки, живо! Включая вас, профессор!

Отвлекающий манёвр. Гарри совершенно ясно это понял. Он оставался невидимым и не вмешивался, но всё, что он видел, было не тем, что происходило на самом деле, это была не настоящая история, всё это кто-то подстроил. Появление профессора Спраут развеяло остатки доверия к происходящему, подобные совпадения не происходят просто ради комедийности момента. Кто-то умышленно создаёт весь этот хаос, но зачем?

Гарри искренне надеялся, что он не вернулся назад во времени и не подстроил всё это, потому что происходящее было очень похоже на то, что сделал бы он сам.

Северус Снейп опустил палочку и отпустил Драко Малфоя.

— Профессор Спраут, — протянул зельевар, — я здесь, потому что директор приказал мне охранять эту дверь. Всех остальных здесь быть не должно, и я прошу вас проследить, чтобы они отсюда убрались.

— Милая история, — отрезала профессор Спраут. — Зачем бы Дамблдору ставить охранять дверь в его парк развлечений именно вас? Не похоже, что он хотел держать учеников подальше от него, о нет, они должны пойти туда и застрять в моих Дьявольских силках! Сьюзен, девочка, у тебя ведь есть зеркало для связи? Позови авроров.

Наблюдающий Гарри мысленно кивнул. Это имело смысл. Авроры заберут всех без исключения присутствующих из этой ужасно запутанной ситуации, и после этого дверь останется без охраны.

Но что после этого следует делать Гарри? Идти в запретный коридор самому? Или посмотреть, кто сюда придёт, когда уйдут остальные?

Громкий прерывистый кашель привлёк все взгляды к лежащему профессору Защиты.

— Снейп… слушайте… — прохрипел профессор Квиррелл. — Почему… Спраут… здесь….

Зельевар посмотрел вниз.

— Изменение памяти… подразумевает… профессор… — профессор Защиты опять закашлялся.

— Что?!

Головоломка в голове у Гарри наконец сложилась, и его охватило смятение. Все её кусочки он уже не раз обдумывал, и очередное повторение сделало картину ужасно правдоподобной.

Кто-то изменил память Гермионе, чтобы она поверила, что пыталась убить Драко.

Только профессор Хогвартса мог это сделать, не подняв тревоги.

Поэтому настоящему злоумышленнику нужно было всего лишь использовать легилименцию или Империус на профессоре Хогвартса.

И декан Пуффендуя была последним человеком, которого могли заподозрить.

Профессор Спраут вскинула палочку. Снейп успел поднять голову и без слов создал полупрозрачную стену перед собой. Но сгусток магии, слетевший с палочки профессора Спраут, был тёмно-коричневого цвета, и у Гарри появилось ощущение ужасной опасности. Щит Северуса, казалось, исчез ещё до того, как его коснулся этот коричневый сгусток. Зельевар попытался увернуться, но заклинание попало ему в правую руку. Профессор Снейп сдавленно вскрикнул, его рука судорожно дёрнулась и он выронил палочку.

Следующий сгусток с палочки Спраут был такого же ярко-красного цвета, как и Оглушающее проклятие, но светился ярче и летел гораздо быстрее. На Гарри опять нахлынуло чувство тревоги. Заклинание швырнуло профессора зельеварения на дверь, после чего он рухнул на пол и больше не двигался.

К этому времени розововолосая Сьюзен Боунс окружила себя ячеистой синей дымкой и начала стрелять проклятиями в профессора Спраут. Профессор Спраут не обращала на них внимания — она вызывала лианы, которые опутали младших учеников, попытавшихся сбежать. Всех, кроме Драко Малфоя, который опять исчез под своей мантией-невидимкой.

Не-Сьюзен-Боунс перестала кидаться проклятьями. Она чуть опустила палочку, сделала глубокий вдох и громко выкрикнула заклинание, и в щит, окружающий профессора Спраут, начали вгрызаться светящиеся золотые черви. С пустым выражением лица профессор травоведения повернулась к не-Сьюзен. Позади неё в воздух поднялась ещё одна порция лиан. Эти были тёмно-зелёного цвета и, судя по всему, имели собственные щиты.

Гарри Поттер шепнул пустому на вид воздуху:

— Атакуй Спраут. Помоги Боунс. Не убивай.

— Да, мой лорд, — шепнул в ответ Лесат Лестрейндж, укрытый Мантией Невидимости, после чего ринулся в бой.

Гарри посмотрел на свои руки и неприятно удивился, обнаружив, что заклинание Разнаваждения на нём уже не столь совершенно, как раньше. При каждом движении Гарри можно было заметить искажения в воздухе…

Гарри медленно попятился назад и нырнул за угол, затем вытащил своё зеркало для связи… которое оказалось пустым и заблокированным. Ну, конечно. Гарри пролевитировал зеркало так, чтобы он мог смотреть за угол и наблюдать за этим… отвлекающим манёвром? Что происходит, почему?

Профессор Спраут и фигурка Сьюзен Боунс двигались в дуэльном танце среди листьев и вспышек света. Неожиданно откуда-то из пустого воздуха яркой зеленью полыхнуло заклинание Пронзающего Бура и наполовину прогрызло внешний слой щитов профессора Спраут. Та развернулась и выпустила широкий жёлтый всполох в то место, откуда появилось заклинание, но, судя по всему, никого не задела.

Жёлтые всполохи, синие грани, тёмно-зелёные растения-лианы и кружащиеся пурпурные лепестки…

Когда Спраут начала выстреливать во все стороны дуги тёмно-красных проклятий, одно из них задело что-то в воздухе. Несмотря на Мантию Невидимости можно было заметить, как проклятие чем-то поглотилось и погасло. Лесат — по-прежнему невидимый — рухнул на пол.

Но это дало время не-Сьюзен-Боунс. Она выпрямилась, перевела дыхание и что-то громко выкрикнула. На Гарри в очередной раз накатил ужас. Яркая белая искра прошила повреждённые щиты и растительную броню профессора Спраут и сбила её с ног.

Не-Сьюзен-Боунс упала на колени, тяжело дыша, её мантия липла к телу от пота.

Она оглядела лежащие вокруг тела оглушённых и обвитых лианами.

— Что это было, — сказала не-Сьюзан. — Что. Что. Что?!

Никто не ответил. Жертвы лиан не двигались, но было видно, что, по крайней мере, они дышали.

— Малфой… — хватая ртом воздух произнесла розововолосая Сьюзен. — Драко Малфой, ты где? Ты тут? Вызови наконец авроров! Мерлин побери… Хоменум Ревелио!

Гарри обнаружил, что снова стал видимым. И одновременно он заметил в зеркале наполовину скрытую мерцающей мантией фигуру Драко Малфоя за спиной у не-Сьюзен. Малфой направил палочку в прореху в окружающей девочку синей дымке.

Гарри озарило. Мысли двигались слишком медленно и в то же время слишком быстро. Он открыл рот, чтобы выкрикнуть предупреждение…

Опасайся созвездия.

Существует созвездие Дракона.

Если можно контролировать профессора, то можно контролировать и ученика

— Пригнись! — крикнул Гарри, но опоздал. Сгусток красного света почти в упор ударил в затылок не-Сьюзен и швырнул её на пол.

Гарри вышел из-за угла и выпалил:

— Сомниум Сомниум Сомниум Сомниум Сомниум Сомниум.

Мерцающая фигура Драко Малфоя рухнула.

Гарри перевёл дыхание, а затем сказал: «Ступефай!» и убедился, что Оглушающее проклятие действительно попало в Драко.

(Никогда нельзя точно сказать, попало ли усыпляющее проклятие в цель. Гарри насмотрелся достаточно фильмов ужасов — а ещё была памятная история с Солнечным Отрядом, — чтобы больше никогда не допускать эту ошибку.)

Немного подумав, Гарри выпустил ещё одно Оглушающее проклятие и в профессора Спраут.

Сжимая палочку, Гарри смотрел на лежащие тела и тяжело дышал. У него не осталось магии, чтобы отправить патронуса с сообщением Дамблдору, а ведь он совершенно обязан был об этом подумать сразу же, когда всё это началось. Гарри потянулся к обронённому зеркалу, чтобы проверить, не заработало ли оно.

А потом он засомневался.

Записка из будущего просила избегать авроров, и Гарри до сих пор не знал, что вообще происходит.

Съёжившийся профессор Квиррелла мучительно закашлялся, вытянул руку и, опираясь на стену, медленно поднялась на ноги.

— Гарри, — прохрипел профессор Квиррелл. — Гарри, ты здесь?

Впервые профессор назвал его по имени.

— Я здесь, — сказал Гарри. Без какого-либо вмешательства сознания его ноги двинулись вперёд.

— Пожалуйста, — сказал профессор. — Пожалуйста, у меня… мало времени. Пожалуйста, помоги мне добраться... до зеркала… помоги… достать камень.

— Философский камень? — уточнил Гарри. Он оглянулся на лежащие тела, но больше не мог разглядеть Драко, заклинание, снимающее невидимость, развеялось. — Вы думаете, мистер Нотт прав? По-моему, Дамблдор не стал бы…

— Не… Дамблдор, — выдохнул профессор Квиррелл. — Потому что… Спраут…

— Понимаю, — сказал Гарри. Если бы за всем этим стоял Дамблдор, ему было бы совершенно ни к чему брать под контроль Спраут, чтобы получить возможность использовать чары Памяти.

— Зеркало Желаний… древняя реликвия… может скрывать что угодно… Камень может быть там.. многие хотят получить Камень… один из них послал Спраут.

Гарри быстро повторил:

— Зеркало за этой дверью — древняя реликвия, которая может скрывать предметы, и, возможно, именно там спрятан Философский Камень. Если Камень внутри зеркала, то его, наверное, хотят заполучить многие. Один из них контролирует Спраут, и теперь понятно, зачем… только… это не объясняет, зачем он напал на Гермиону.

— Гарри, пожалуйста, — мучительно медленно произнёс профессор Квиррелл. Он дышал с большим трудом. — Это единственное... что может спасти мою жизнь… теперь я понял… что не хочу умирать… пожалуйста, помоги мне…

И почему-то это стало последней каплей.

К Гарри опять вернулось то чувство отстранения, которое посетило его при появлении профессора Спраут. Опять появились сомнения в реальности происходящего. По мнению его Внутреннего Критика всё было слишком похоже на постановку. Совпадение по времени, вероятности, так много людей пришедших к этой двери, отчаяние профессора Защиты… вся эта ситуация казалась ненастоящей. Возможно, он смог бы разобраться, если бы заранее всё продумал, а не бросился бы бежать по первому зову приключения. За прошедший год он пережил очень многое и кое-чему всё-таки научился. Инстинкт, рождённый из прошлой катастрофы, говорил Гарри, что если он сейчас просто ринется вперёд, то всё снова закончится печальной беседой, и он будет чувствовать себя идиотом. В очередной раз!

— Дайте мне подумать, — сказал Гарри. — Дайте мне минуту, прежде чем мы пойдём. — он отвернулся от профессора Защиты, рассматривая тела, лежащие на полу в разных позах без сознания. За год накопилось уже очень много кусочков головоломки, может, если к ним добавить ещё один, они соберутся в единую картину...

— Гарри… — сказал профессор защиты срывающимся голосом, — Гарри, я умираю…

Лишняя минута ни на что ни повлияет, он болел ЦЕЛЫЙ ГОД, и, НЕВЕРОЯТНО, чтобы вопрос жизни и смерти для него решался прямо в эту последнюю минуту, и, что бы не случилось с Гермионой — это другая история...

— Я знаю! — сказал Гарри.— Я буду думать быстро!

Гарри уставился на тела и попытался сосредоточиться. Не было времени для сомнений, протестов — никаких остановок и критики. Просто ухватиться за первое, что придёт в голову, и с этим работать ...

На задворках разума Гарри мелькали эвристики и обрывки некой абстрактной идеи. Времени облекать их в слова не было. Они вспыхивали у него в голове, обрисовывая основные контуры задачи и пути к её решению.

— я замечаю, что я озадачен тем, что…

— при анализе проблемы в первую очередь нужно понять, что именно кажется наиболее невероятным…

— наиболее вероятны простые объяснения, про отдельные маловероятные события следует помнить, но не строить на их основе гипотезы...

Профессор Снейп уже был здесь, когда пришёл профессор Квиррелл. Затем (с помощью Маховика времени) появился Гарри, затем явился отряд искателей приключений и обнаружился Драко (который был частью отряда), затем примчалась профессор Спраут.

Слишком много людей появилось одновременно, слишком много совпадений. Совершенно невероятно, чтобы так много разных заинтересованных сторон оказались в одном и том же месте в течение пяти минут, здесь просто обязана быть скрытая связь.

Назовём того, кто контролировал профессора Спраут и приказал ей наложить на Гермиону заклинание Ложной памяти, кукловодом. Спраут сюда прислал он.

Профессор Снейп сказал, что директор отправил его охранять дверь из-за некоего происшествия. Предположим, это отвлекающий манёвр кукловода, тогда присутствие Северуса понятно.

Гарри уже сомневался, что кукловод подчинил Драко, эта гипотеза пришла Гарри в голову под влиянием момента. Вполне возможно, Драко пытался избавиться от не-Сьюзен, чтобы спокойно пробраться в коридор…

Нет, неправильный подход, зайди с другой стороны, попробуй объяснить такое своевременное появление Драко и компании, не трать время на споры с собой, просто рассмотри гипотезу, что кукловод прислал Драко или спровоцировал его появление.

С тремя участвующими сторонами разобрались.

Гарри привела сюда собственная записка — здесь поработало перемещение во времени.

Остается профессор Защиты. По его словам, он следил за Снейпом, но для профессора Квиррелла такая причина выглядит не слишком убедительно и не позволяет Гарри чувствовать себя менее озадаченным. Допустим, появление профессора Квиррелла в нужный момент тоже обеспечил кукловод, и он же подтолкнул Гарри сделать временную петлю.

Мысли Гарри упёрлись в стену, следующий шаг умозаключений никак не давался.

Но тупо смотреть на стену было некогда.

Мгновенно переключившись, мозг Гарри набросился на задачу с другой стороны.

Профессор Квиррелл, основываясь на том, что заклинание Ложной памяти на Гермиону мог наложить лишь другой профессор, вычислил, что Спраут находится под контролем. Отсюда следует, что кукловод подставил и убил Гермиону. Следовательно, кукловод подробно осведомлён о жизни Хогвартса и, вполне вероятно, активно интересуется Мальчиком-Который-Выжил и его друзьями.

В сознании Гарри наконец всплыло соответствующее воспоминание: Дамблдор говорил, что вернейший путь Лорда Волдеморта к жизни сокрыт в Хогвартсе. Примем как гипотезу, что инструмент воскрешения — Философский Камень, спрятанный в зеркале... почему же Дамблдор поставил зеркало в коридоре, куда проберется даже первокурсник, нет, не тот вопрос, сейчас это неважно... и профессор Квиррелл говорил, что Философский Камень обладает великой целительной силой, тут всё сходится.

Но если в зеркале от Тёмного Лорда спрятан именно Философский Камень, значит, там находится единственное, что может спасти жизнь профессора Защиты…

Мозг Гарри попытался промедлить, уклониться, он почувствовал, куда всё это может завести.

Но времени на промедления не было.

…и это тоже было слишком невероятным совпадением, если, конечно, не считать себя обитателем книжной истории и не принять происходящее, как потрясающий поворот сюжета.

Мог бы предполагаемый Тёмный Лорд также манипулировать профессором Квирреллом, чтобы профессор Защиты обнаружил своё возможное спасение в нужный момент, чтобы Гарри и профессор Квиррелл пошли и достали из зеркала воскрешающий инструмент, который может даже не быть Философским Камнем, а затем показался бы аватар Тёмного Лорда или какой-нибудь ещё его слуга и отобрал бы этот инструмент, что объяснило бы все одновременности и отменило бы все совпадения?

Или профессор Квиррелл с самого начала знал, что единственный предмет, который способен спасти его жизнь, спрятан внутри этого зеркала, и именно поэтому он согласился преподавать Защиту в Хогвартсе, и теперь он наконец пытается заполучить его? Но в этом случае зачем ждать, пока его болезнь достигнет такой стадии, почему не попытаться добыть этот предмет раньше, и почему Спраут оказалась здесь в то же время, что и профессор Квиррелл…

Мысли Гарри опять застопорились.

Его внутренний глаз посмотрел туда, куда боялся смотреть.

В записке, которую я послал себе, было сказано помочь смотрящему на звёзды. Я бы не послал себе такую записку, если бы я уже не выяснил в будущем, что так и надо поступить… быть может, записка просто советует мне поторопиться...

Маленькое замешательство сменилось сознательным обдумыванием вопроса.

Зашифрованное сообщение на пергаменте… одна или две строчки казались не совсем правильными, они не походили на шифр, который Гарри ожидал бы увидеть от себя…

— Гарри, — прошептал умирающий голос профессора Квиррелла позади. — Гарри, пожалуйста.

— Я почти закончил с размышлениями, — услышал Гарри собственный голос и понял, что сказал чистую правду.

Разверни ситуацию.

Посмотри на неё с точки зрения Врага, оттуда, где Враг втайне от тебя строит свои собственные умные планы.

В Хогвартсе есть авроры, а твоя цель — Гарри Поттер — теперь настороже. Гарри Поттер позовёт авроров при первых признаках опасности или пошлёт патронуса Альбусу Дамблдору. Если рассмотреть это как головоломку, то одним из творческих решений будет…

…подделать якобы отправленное назад во времени сообщение Гарри Поттеру от самого себя, попросить Гарри Поттера не звать на помощь, сказать ему явиться в то время и место, где ты хочешь его видеть. Таким образом, жертва сама откажется от всех своих мер предосторожности. Даже защита в виде скептицизма будет обойдена авторитетом его самого из будущего.

Это даже не сложно. Можно изменить память первому попавшемуся ученику, чтобы он помнил, как Гарри Поттер вручил ему конверт, который следует ему же и отдать, только попозже.

Ты можешь изменить память этому ученику, потому что ты — профессор Хогвартса.

Ты не пойдёшь на дополнительные усилия, чтобы похитить карандаш и магловскую бумагу из кошеля Гарри Поттера. Вместо этого ты подделаешь почерк Гарри Поттера на пергаменте, который в ходу у волшебников. Ты сможешь подделать почерк Гарри Поттера, потому что ты видел его на проверенной тобой работе министерского экзамена.

Ты назовёшь Драко Малфоя «созвездием», потому что знаешь, что Гарри Поттер интересуется астрономией, а ты волшебник, ты изучал астрономию и выучил названия всех созвездий. Но такой шифр не естественен для Гарри Поттера, Гарри Поттер использовал бы слово «подмастерье».

Ты назовёшь профессора Квиррелла «смотрящим на звёзды» и скажешь Гарри Поттеру помочь ему.

Ты знаешь, что «дементоры» на парселтанге звучат как «пожиратели жизни», и ты считаешь, что Гарри Поттер воспринимает авроров как союзников дементорам.

Ты закодируешь 6:49 вечера как «шесть и семь в квадрате», потому что прочитал магловскую книгу по физике, которую тебе дал Гарри Поттер.

И кто же ты в таком случае?

Гарри заметил, что его дыхание ускорилось. Его сердце колотилось, но Гарри заставил себя дышать как обычно — профессор Квиррелл наблюдал за ним.

Что если, гипотетически, именно профессор Квиррелл был кукловодом и подделал сообщение Гарри? Это бы объяснило синхронное появление всех пяти сторон, участвовавших в комедии, и в этом случае профессор Квиррелл взял под контроль профессора Спраут, просто чтобы иметь возможность переложить на неё вину за вмешательство в чью-то память, когда всё утрясётся. Но…

Но зачем профессору Квирреллу рисковать хрупким союзом между Гарри и Драко, организовывая покушение на убийство и подставляя Гермиону…

(которое профессор Квиррелл «обнаружил» и «предотвратил» якобы с помощью следящего заклинания, наложенного на Драко)

Зачем профессору Квирреллу убивать Гермиону…

(если его первая попытка избавиться от неё не сработала)

Если профессор Квиррелл был злодеем, то он мог лгать обо всём, связанном с крестражами, и, возможно, вовсе не совпадение, что единственный предмет, который способен спасти его жизнь, при этом может воскресить Тёмного Лорда. Что если Тёмный Лорд это тоже как-то подстроил…

(однажды Дэвид Монро таинственно исчез, якобы он погиб от рук Тёмного Лорда)

На Гарри накатило ужасное предчувствие, что-то не связанное со всеми этими рассуждениями, догадка, которую он не мог облечь в слова. Даже если забыть про все эти логические доводы, он и профессор Защиты были некоторым образом очень похожи, и подделка сообщения, отправленного назад во времени, была творческой идеей, которую и сам Гарри мог бы использовать, чтобы обойти защиту своей жертвы…

И в этот миг Гарри наконец осознал то, что обязан был понять с самого-самого начала.

* * *
Профессор Квиррелл умён.

Профессор Квиррелл умён в том же смысле, что и Гарри.

Профессор Квиррелл умён в точно таком же смысле, что и таинственная тёмная сторона Гарри.

И если вы спросите себя, когда Мальчик-Который-Выжил приобрёл свою таинственную тёмную сторону, сразу напрашивается ответ: в ночь 31 октября 1981 года.

* * *
И...

И...

И профессор Квиррелл знал пароль, который, по мнению Беллатрисы Блэк, знал Тёмный Лорд, и его присутствие вызывало у Мальчика-Который-Выжил чувство тревоги, и его магия разрушительным образом взаимодействовала с магией Гарри, и его любимым заклинанием была Авада Кедавра, и, и, и...

Понимание захлестнуло Гарри, словно вода из прорвавшейся гигантской плотины оно неслось по его разуму неудержимым потоком.

Есть только одна реальность, которая создаёт все наблюдаемые факты.

Если наблюдаемые факты указывают в различных направлениях, это означает, что вы ещё не додумались до истинной гипотезы.

И во всех таких случаях, когда в голову наконец приходит правильная гипотеза, с ней сходится всё, несмотря на отрицание и ужас. Она сметает все сомнения и все эмоции, которые встают у неё на пути.

…и, значит, «Дэвид Монро» и «Лорд Волдеморт» — просто один человек, который играл в Войне Волшебников за обе стороны, и именно поэтому, как и подозревал Хмури, семья Монро была убита, прежде чем они могли повстречаться с «Дэвидом Монро»...

Реальность приняла форму единого целого, логически согласованного положения вещей, которое без привлечения лишних сущностей объясняло имеющиеся факты.

Гарри не подпрыгнул, его дыхание не сбилось. Он старался ничем не выдать ужас и мучения, которые переполняли его разум.

Ведь сзади за ним наблюдал Враг.

— Хорошо, — сказал Гарри вслух, когда осмелился поверить, что его голос будет звучать, как обычно. Он продолжал смотреть на лежащие тела, не поворачиваясь к профессору Квирреллу, потому что не был уверен, что может контролировать своё лицо. Мальчик вытер рукавом пот со лба, стараясь, чтобы жест получился естественным. С испариной или бешеным стуком сердца в груди Гарри справиться не мог.. — Давайте пойдём за Философским Камнем.

Гарри нужно было лишь улучить секунду, чтобы воспользоваться своим Маховиком Времени.

Ответа сзади не последовало.

Тишина затянулась.

Гарри медленно повернулся.

Профессор Квиррелл стоял прямо и улыбался.

В руке он сжимал чёрный металлический предмет, направленный на правую руку Гарри. Судя по хватке профессора, он прекрасно знал, как пользоваться полуавтоматическим пистолетом.

У Гарри пересохло во рту, даже его губы дрожали от переизбытка адреналина, но он смог выдавить:

— Здравствуйте, Лорд Волдеморт.

Профессор Квиррелл кивнул.

— Здравствуй, Том Риддл.

* * *
От переводчиков:

В названии главы (и кое-где в следующих главах) присутствует непереводимая игра слов. Риддл (Riddle) — это не только фамилия, это слово ещё и переводится как «загадка».





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
LordДата: Суббота, 14.03.2015, 00:19 | Сообщение # 303
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Глава 105. Истина. Часть 2


Том Риддл.

Слова эхом отдавались в голове у Гарри, отзвуки резонировали и тут же затухали, разбитые шаблоны тщетно пытались выстроится в новую целостную картину.

Том Риддл это…

Том Риддл был…

Загадкой...

Но не только это требовало его внимания.

Профессор Квиррелл направлял на него пистолет.

И по какой-то причине Лорд Волдеморт до сих пор не выстрелил.

— Что вам нужно? — с трудом выговорил Гарри.

— Твоя смерть, — откликнулся профессор Квиррелл. — не входит в список того, что я собираюсь озвучить. У меня было достаточно времени, чтобы убить тебя. Судьбоносная битва между Лордом Волдемортом и Мальчиком-Который-Выжил — плод воображения Дамблдора. Я знаю, где живёт твоя семья в Оксфорде, и я знаю, что такое снайперская винтовка. Ты бы погиб ещё до того, как получил палочку. Надеюсь, Том, это понятно?

— Абсолютно, — прошептал Гарри. Его трясло, тело отрабатывало программу, созданную, чтобы убегать от тигров, а не применять сложные заклинания или думать. Но один вопрос, который можно задать направившему на него пистолет человеку, всё-таки пришёл в голову — вопрос, которого этот человек определённо ждал. Поэтому Гарри его задал.

— Почему вы зовёте меня Томом?

Профессор Квиррелл смерил Гарри взглядом.

— Почему я зову тебя Томом? Ответь сам. Я не сказал бы, что твой интеллект оправдал все мои надежды, но уж на это его должно хватить.

Ответ появился у Гарри на языке ещё до того, как мозг успел сосредоточиться на вопросе.

— Том Риддл — ваше имя. Наше имя. Лорд Волдеморт — это Том Риддл, в смысле, был им, в смысле… не знаю.

— Неплохо, — кивнул профессор Квиррелл. — Один раз ты уже победил Тёмного Лорда, и второго раза не будет. Я уже уничтожил Гарри Поттера, почти ничего не оставив, я стёр различия между нашими душами, позволив нам существовать в одном мире. Теперь ты видишь, что про сражение со мной тебе лгали, и можешь разумно действовать в собственных интересах. Или не видишь. — Пистолет слегка качнулся вперёд, и на лбу у Гарри выступили капли пота. — Бросай палочку. Быстро!

Палочка упала на пол.

— Шаг назад, — потребовал профессор Квиррелл.

Гарри подчинился.

— Подними руки к шее и сними Маховик времени, касаясь исключительно цепочки. Положи его на пол, потом сделай ещё шаг назад.

Гарри опять подчинился. Даже в состоянии шока мозг искал способ повернуть Маховик времени, сделать неожиданный выигрышный ход, но Гарри понимал, что профессор Квиррелл уже представил себя на месте Гарри и перебирает те же варианты.

— Сними кошель, положи на землю, сделай шаг назад.

Гарри послушался.

— Отлично, — сказал профессор защиты. — Итак. Мне пора обрести Философский Камень. Этих четырёх первокурсников я собираюсь взять с собой, предварительно стерев их последние воспоминания, но так, чтобы они помнили свой исходный замысел. Снейпа возьму под контроль и поставлю охранять дверь. Я планирую убить его за предательство моей другой ипостаси, когда Камень будет у меня. Троих наследников благородных Домов я прихвачу с собой и поработаю над тем, чтобы в будущем они всегда были мне верны. И, да будет тебе известно, я взял заложников. Я уже привёл в действие заклинание, которое убьёт сотни учеников Хогвартса, в том числе многих, кого ты называешь друзьями. Если я добуду Камень, с его помощью я смогу остановить это заклинание. Если мне помешают или если я решу не останавливать заклинание — сотни учеников погибнут. — Профессор Квиррелл говорил всё так же спокойно. — Мальчик, теперь ты осознаёшь, каковы ставки? Я бы улыбнулся, услышав от тебя «нет», но вряд ли на это стоит надеяться.

— Я бы попросил вас, профессор, этого не делать, — сумел выдавить Гарри. Горе и ужас охватывали его, лезвия, вспарывающие эмоциональную связь, причиняли такие же страдания, как если бы вонзались в плоть. Почему, профессор Квиррелл, почему всё так обернулось, пусть всё будет не так, не так, по-другому…

— Хорошо, — сказал профессор Квиррелл, приглашающе взмахнув пистолетом. — Разрешаю тебе предложить взамен что-нибудь, нужное мне. Это редкая привилегия. Когда Лорд Волдеморт что-то хочет, обычно он не торгуется, мальчик.

Часть разума Гарри лихорадочно перебирала варианты в поисках чего-нибудь, что может оказаться для Лорда Волдеморта или профессора Квиррелла более ценным, чем дети-заложники или смерть Снейпа.

Другая его часть, та, что никогда не переставала думать, уже знала ответ.

— Вы уже знаете, что вы хотите от меня, — Гарри чувствовал тошноту, душа истекала кровью. — Скажите сами.

— Ты поможешь мне добыть Философский Камень.

Гарри сглотнул. Его взгляд против воли перескакивал с пистолета на лицо профессора Квиррелла и обратно.

Он понимал, что книжный герой в такой ситуации ответил бы: «Нет». Но теперь, когда он сам очутился на месте героя, ответ «Нет» казался бессмысленным.

— Я разочарован, что ты задумался, — сказал профессор Квиррелл. — Совершенно очевидно, что в данный момент ты должен принять все мои условия, потому что у меня на руках все козыри. Я учил тебя, как поступать в таких ситуациях: тебе следует сразу же притвориться, что ты проиграл. Сопротивляясь, ты не добьёшься ничего, кроме боли. Ты должен был вычислить, что выгоднее ответить сразу, не вызывая моё недоверие. — профессор Квиррелл с любопытством разглядывал Гарри. — Может, Дамблдор забил тебе голову чепухой про благородное сопротивление? Меня всегда забавляли подобные моральные принципы — ими так легко манипулировать. Заверяю тебя, я легко могу продемонстрировать, что и с моральной точки зрения сопротивление будет выглядеть гораздо хуже, и советую подчиниться, пока я этого не сделал. — Пистолет всё так же смотрел на Гарри, но профессор Квиррелл взмахнул второй рукой, и Трейси Дэвис, медленно вращаясь, взмыла в воздух. Её руки и ноги раскинулись звездой...

...и не успела свежая волна адреналина добраться до сердца Гарри, как Трейси снова опустилась...

— Решай, — сказал профессор Квиррелл. — Моё терпение уже на исходе.

Надо было отвечать сразу, чтобы ему не успела прийти мысль оторвать Трейси ноги. Хотя, нет, директор говорил, нельзя показывать Лорду Волдеморту, что я буду подчиняться, если он станет угрожать моим друзьям, потому что тогда он будет шантажировать меня снова и снова… Только ведь его слова — не шантаж, он постоянно именно так и действует...

Гарри несколько раз глубоко вдохнул. Часть сознания, действующая на автопилоте, вопила другим субличностям, что он не может позволить себе пребывать в ступоре. Шок рано или поздно заканчивается, нейроны всё так же передают сигналы, при работающем мозге разум может отключиться, только если «Я» Гарри посчитает, что разум должен отключиться...

— Я и не собирался испытывать ваше терпение, — сказал Гарри. Голос прозвучал надломленно, и это было хорошо. Лорд Волдеморт, подумав, что Гарри до сих пор в шоке, может дать ему немного времени. — Увы, если у Лорда Волдеморта и была репутация человека, который держит своё слово, то мне об этом неизвестно.

— Понимаю твои опасения, — ответил профессор Квиррелл. — Есть простое решение, и я планировал прибегнуть к нему в любом случае. Змеи не с-спос-собны лгать. Учитывая моё крайнее отвращение к человеческой глупости, я бы советовал тебе воздержаться от фраз вроде «Что вы хотите этим сказать?» Ты достаточно умён, а у меня нет времени на пустые беседы, столь ценимые заурядными людьми.

Гарри сглотнул. Змеи не могут лгать.

— Два плюс-с два будет четыре. — Гарри хотел сказать, что два плюс два будет три, но слово «четыре» само сорвалось с языка.

— Хорошо. Когда Салазар Слизерин накладывал на себя и всех своих детей проклятие Змееуста, на самом деле, он хотел обеспечить своим потомкам возможность верить друг другу на слово, какие бы интриги они не плели против других. — Профессор Квиррелл принял позу, знакомую Гарри по урокам Боевой магии. Он словно надел привычную маску, но пистолет в его руке всё так же смотрел на Гарри. — Окклюменция позволяет обмануть Сыворотку правды, но не проклятие Змееуста, можешь это тоже проверить. А теперь слушай. Пойдём с-со мной, обещ-щай ис-спользовать вс-се с-силы, чтобы добыть Камень, и тогда эти дети ос-станутс-ся здес-сь, и я не причиню им зла. Я дейс-ствительно взял заложников, с-сотни учеников с-сегодня умрут, ес-сли я не ос-становлю запущ-щенный план. Получив Камень, я с-сохраню им жизни. Да, и запомни, хорошенько запомни: меня нельзя по-настоящ-щему убить ни одним с-спос-собом, извес-стным мне, ес-сли я не получу камень, это не помеш-шает мне вернутьс-ся и не с-спас-сёт ни тебя, ни других от моего гнева. Тебе в голову наверняка приходят разные горячие мысли. Так вот, мальчик, ничего хорошего они тебе не принесут. Отдаю должное твоей способности раздражать меня и советую воздержаться.

— Вы говорили, что настоящая сила Камня отличаются от той, что приписывают ему легенды, — голос Гарри для него самого звучал странно. — И говорили это на парселтанге.Прежде, чем я соглашусь вам помочь, объясните, что он делает на самом деле.

Если среди перечисленного окажется что-нибудь, дающее абсолютную власть над вселенной, совершенно ничто не сможет оправдать существенное возрастание вероятности исхода, при котором Лорд Волдеморт получит Камень.

— О, — улыбнулся профессор Квиррелл, — ты начал думать. Уже лучше — в награду я предложу тебе ещё один стимул помогать мне. Вечная жизнь и молодость, создание золота и серебра. Предположим, владелец Камня действительно получает всё это. Какую же силу даёт Камень?

То ли адреналин, бурлящий в крови, наконец поспособствовал работе мозга, то ли помогла информация о том, что свидетельства не лгут и ответ существует.

— Он делает трансфигурацию постоянной.

Гарри замер, услышав то, что произнёс его собственный язык.

— Правильно, — сказал профессор Квиррелл. — Таким образом, тот, кто владеет Камнем, может трансфигурировать человека.

Измученный разум Гарри пережил очередное потрясение, когда понял, какой стимул ему предлагают.

— Ты выкрал останки мисс Грейнджер и трансфигурировал их в неприметный объект, — продолжил профессор Квиррелл. — Ты должен хранить его при себе, чтобы поддерживать трансфигурацию. Ага, ты посмотрел на кольцо у себя на пальце. Конечно, камнем в кольце мисс Грейнджер быть не может, верно? Слишком очевидно. Нет, я бы предположил, что ты трансфигурировал останки в само кольцо, чтобы аура трансфигурированного камня замаскировала трансфигурацию кольца.

— Да, — выдавил Гарри. Это была ложь, и он бросил взгляд на кольцо умышленно. Гарри ожидал, что кольцо вызовет подозрения, он даже пытался спровоцировать их, чтобы в очередной раз подтвердить свою непричастность, но никто не заподозрил. Наверное, Дамблдор просто почувствовал, что в стали нет магии.

— Элегантно и правильно, — сказал профессор Квиррелл. — Идём со мной, помоги мне достать Камень, и я воскрешу для тебя Гермиону Грейнджер. Её смерть дурно подействовала на тебя, и я не прочь это изменить. Насколько я тебя понимаю, таково твоё величайшее желание. Я сделал тебе немало одолжений, мне не трудно сделать ещё одно. — Профессор Спраут с пустыми глазами поднялась с земли и наставила палочку на Гарри. — Помоги мне обрес-сти Камень транс-сфигурации, и я приложу вс-се с-силы, чтобы вернуть твоей подружке ис-стинную и долгую жизнь. Мальчик, с-слово с-сказано, у меня кончаетс-ся терпение, и тебе не понравитс-ся, что с-случитс-ся дальш-ше.

Последнюю фразу профессор Квиррел прошипел так, что в голове возник образ змеи, готовой напасть.

* * *

Даже теперь.

Даже теперь, после череды потрясений, когда мир перевернулся с ног на голову, даже теперь мозг Гарри не перестал быть мозгом. Уже готовые нейронные цепи продолжали достраивать логические связи.

Гарри понимал: если держишь человека под прицелом, не обязательно делать настолько щедрое предложение.

Разве только тебе отчаянно нужна его помощь, чтобы достать из волшебного зеркала Философский Камень.

Строить планы было некогда. Но, если профессор Квиррелл приложил столько усилий, лишь чтобы заручиться его поддержкой… Гарри очень хотел потребовать, чтобы профессор Квиррелл в обмен на помощь пообещал в будущем никого не убивать, но был практически уверен, что тот ответит: «Не неси чушь». На болтовню времени не было, поэтому верхнюю планку допустимого придётся угадывать…

У профессора Квиррелла сузились глаза, губы разошлись…

— Я готов помочь, — сорвалось с языка Гарри, — но взамен мне нужно ваше обещание, что по завершении вы не повернётесь против меня. Я хочу, чтобы вы не убивали профессора Снейпа или кого-либо ещёв Хогвартсе как минимум неделю. И мне нужны ответы — правда обо всём, что здесь происходило, и всё, что вы знаете о моей природе.

Светло-голубые глаза бесстрастно изучали его.

Сдаётся мне, можно было попросить что-нибудь получше, — сказал внутренний слизеринец Гарри. — Однако, думаю, отсутствие времени нас оправдывает, и, что бы ни пришлось делать дальше, информация точно не помешает.

Сейчас Гарри было не до этого голоса. Холодные мурашки пробежали по его спине, когда он услышал свои слова, обращённые к человеку, наставлявшему на него пистолет.

— На этих условиях ты обещаешь помочь мне достать Камень? — уточнил профессор Квиррелл.

Гарри, не в силах говорить, кивнул.

— С-соглас-сен, — прошипел профессор Квиррелл. — Помоги мне, и ты получиш-шь ответы на с-свои вопрос-сы — о прош-шлых с-событиях, но не о моих планах. Я не намереваюс-сь в будущ-щем поднимать на тебя руку или магию, ес-сли ты с-сам не поднимеш-шь руку или не обратиш-шь магию против меня. Неделю не с-стану убивать никого в пределах ш-школы, ес-сли не буду вынужден. Обещ-щай, что не будеш-шь пытатьс-ся предупредить обо мне или с-сбежать. Обещ-щай приложить вс-се с-силы, чтобы помочь мне обрес-сти Камень. И я верну твоей подружке ис-стинную жизнь и здоровье, и ни я, ни с-служащ-щие мне не попытаемс-ся причинить ей вред. — Кривая ухмылка.— Обещ-щай, мальчик, и будет с-сделка.

— Обещаю, — прошептал Гарри.

ЧТО? — завопили другие части его разума..

Ну, он держит нас под прицелом, — отметил слизеринец. — У нас же нет выбора, остаётся извлечь максимум пользы.

Сволочь ты, — сказал пуффендуец. — Думаешь, Гермиона этого хотела бы? Мы тут говорим о Лорде Волдеморте, мы вообще представляем, скольких он убил и ещё убьёт?

Протестую. Мы идём на компромисс с Лордом Волдемортом не ради Гермионы, — заявил слизеринец. — У него, вообще-то, пистолет, и другим способом мы его остановить не сможем. К тому же мама с папой посоветовали бы делать, как он говорит.

Профессор Квиррелл не сводил с Гарри глаз.

— Произнеси полное обещание на Парселтанге.

— Я помогу вам обрес-сти Камень… Боюс-сь, не могу обещ-щать, что приложу вс-се с-силы, ибо душ-ша к тому не лежит. Но я с-собираюс-сь пос-старатьс-ся. Не с-сделаю ничего, ес-сли буду думать, что это разозлит вас-с. Не позову на помощь, ес-сли буду думать, что вы убьёте приш-шедших или погибнут заложники. Мне жаль, учитель, это вс-сё, что я могу обещ-щать.

Решение принято, и разум сразу успокоился. Гарри пойдёт с профессором Квирреллом, поможет ему достать Камень, спасёт заложников, и… и…Гарри не знал, что будет дальше, но собирался что-нибудь придумать.

— Тебе на самом деле жаль? — усмехнулся профессор Квиррелл. — Полагаю, этого хватит. Впрочем, учти ещё два обстоятельства. Первое: у меня ес-сть план, как ос-становить даже с-смотрителя ш-школы, ес-сли он вс-станет у нас-с на пути. Второе: время от времени я буду задавать вопрос на парселтанге, не предал ли ты меня. С-сделка заключена.

* * *

Профессор Спраут обернула палочку Гарри блестящей тканью, затем положила её на пол и снова направила свою палочку на Гарри. Лишь после этого профессор Квиррелл опустил пистолет — тот словно испарился — поднял свёрток с палочкой и спрятал в складках мантии.

Со спящего тела Лесата Лестрейнджа сняли Истинную Мантию Невидимости, и профессор Квиррелл тоже забрал её себе, как и Маховик времени, и кошель Гарри.

Профессор Квиррелл наложил на всех учеников Обливиэйт, а следом — чары Ложной памяти, в том их варианте, когда жертва сама заполняет пробелы, опираясь на собственные догадки. Профессор Спраут посмотрела на спящих детей с таким сердитым и озабоченным выражением, будто они — жертвы несчастного случая на уроке травоведения. Ученики взмыли в воздух и поплыли следом за ней по коридору.

Профессор Квиррелл вернулся к лежащему на полу профессору зельеварения, склонился над ним и дотронулся палочкой до его лба.

— Алиенис нервус мобиле лигнум.

Затем он сделал шаг назад и начал двигать в воздухе пальцами, будто управляя марионеткой.

Профессор Снейп плавным движением оттолкнулся от земли и занял своё место перед дверью.

— Алохомора, — сказал профессор Квиррелл, направив палочку на запретную дверь. Похоже, ситуация забавляла его. — Мальчик, не окажешь мне честь?

Гарри сглотнул. Он уже жалел о том, что принял единственно верное решение.

Странное ощущение: делать что-нибудь, понимая, что поступаешь неправильно. Не эгоистично, а просто неправильно на каком-то глубинном уровне.

Но человек сзади держал пистолет — стоило Гарри помедлить, и оружие снова появилось в руке профессора.

Гарри положил ладонь на дверное кольцо и несколько раз глубоко вдохнул, пытаясь хоть как-то успокоить мысли. Пройти через все испытания, не дать себя застрелить, не допустить смерти заложников, изменить ход событий к лучшему, найти подходящие возможности и ими воспользоваться. Решение не было хорошим, но остальные варианты казались ещё хуже.

Гарри толкнул запретную дверь и шагнул внутрь.





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
LordДата: Суббота, 14.03.2015, 00:20 | Сообщение # 304
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Глава 106. Истина. Часть 3


Гарри шагнул в запретный коридор Дамблдора и сразу же с визгом выпрыгнул наружу. При этом он столкнулся с профессором Снейпом, и они оба рухнули на пол.

Снейп поднялся и снова встал перед дверью. Его голова повернулась в сторону Гарри.

— Я охраняю эту дверь по приказу директора, — заявил зельевар своим привычным язвительным тоном. — Немедленно убирайтесь, или я вычту баллы с вашего факультета.

Снейп-марионетка выглядел крайне жутко, но внимание Гарри в первую очередь занимала огромная трёхголовая собака, рывок которой так его напугал. Цепи, удерживающие собаку за три ошейника, остановили её лишь в нескольких метрах от Гарри.

— Это… это… это… — произнёс Гарри.

— Да, — ответил профессор Квиррелл откуда-то сзади. — Перед тобой действительно постоянный обитатель этой комнаты, в которую запрещён вход всем ученикам, особенно первокурсникам.

— Это небезопасно даже по меркам волшебников!

Внутри комнаты гигантская чёрная зверюга издала многоголосый вой. Из трёх зубастых пастей полетели капли белой слюны.

Профессор Квиррелл вздохнул.

— Её зачаровали не есть учеников, а просто выплёвывать их за дверь. А теперь, как ты порекомендуешь справиться с этим опасным существом?

— Э-э, — думать под несмолкающий рёв стража комнаты было нелегко. — Э-э. Раз оно похоже на Цербера из магловской легенды про Орфея и Эвридику, то нам нужно спеть, оно уснёт, и мы сможем пройти…

— Авада Кедавра.

Трёхглавое чудовище рухнуло на пол.

Гарри оглянулся на профессора Квиррелла. У того на лице читалось крайнее разочарование, словно он хотел поинтересоваться, ходил ли Гарри вообще на его уроки.

— Ну, я вроде как предположил, — Гарри всё ещё пытался восстановить дыхание, — что если использовать способы, недоступные первокурсникам, может сработать сигнал тревоги.

— Ложь. Просто, столкнувшись с проблемой в реальной жизни, ты забыл всё, чему тебя учили. Что касается возможной тревоги, то я потратил несколько месяцев, чтобы сбить с толку все здешние защитные чары и ловушки.

— Тогда зачем вы послали меня первым?

В ответ профессор Квиррелл лишь улыбнулся, и это выглядело гораздо более зловеще, чем обычно.

— Не важно, — пробормотал Гарри и медленно зашёл в комнату. Его до сих пор трясло.

Сплошной камень подсвечивался бледно-голубым светом, льющимся из сводчатых ниш в стенах. Создавалось впечатление, что за окнами стоит пасмурный день, хотя здесь не было никаких окон. В дальнем конце комнаты в полу виднелся деревянный люк с кольцом. В центре лежала мёртвая гигантская собака с тремя безжизненными головами.

Гарри повернулся к одной из сводчатых ниш и осмотрел её. Там ничего не было, только исходящее из ниоткуда голубое свечение. Он направился к следующей, на ходу внимательно разглядывая стены.

— Что,— спросил профессор Квиррелл, — ты делаешь?

— Исследую комнату,— ответил Гарри. — Здесь может быть подсказка, или какая-нибудь надпись, или ключ, который пригодится нам потом, или что-нибудь...

— Ты серьёзно? Или ты умышленно пытаешься задержать нас? Отвечай на парселтанге.

Гарри обернулся.

— С-серьёзно, — прошипел Гарри. — Пос-ступал бы так же, ес-сли бы ш-шёл с-самос-стоятельно.

Профессор Квиррелл слегка помассировал лоб.

— Признаться, — сказал он, — если б ты исследовал, скажем, гробницу Амон-Сета, твой подход имел бы смысл. Поэтому я не назову тебя идиотом. Тем не менее. Это фальшивая загадка, игра, предназначенная убедить первокурсников, что они столкнулись с чем-то серьёзным. Мы просто спустимся в люк.

Под люком обнаружилось гигантское растение, эдакая диффенбахия-переросток, разве что потемнее своего прообраза. От центрального ствола отходили широкие листья, образуя винтовую лестницу. Ещё из него торчали усы-лианы, свисающие вниз. У земли листья и усы раскинулись особенно широко, будто обещая поймать того, кто поскользнётся во время спуска. В остальном комната внизу ничем не отличалась от верхней: те же каменные стены и сводчатые ниши, светящиеся бледно-голубым светом.

— Сразу напрашивается мысль: достать из кошеля метлу и спуститься на ней. Или бросить вниз что-нибудь тяжёлое, чтобы проверить, не ловушка ли эти усы, — сказал Гарри, глядя вниз. — Но, догадываюсь, вы скажете, что мы просто спустимся по этим листьям.

Расположение листьев не оставляло сомнений в том, что это лестница.

— После вас, — отозвался профессор Квиррелл.

Гарри осторожно поставил ногу на лист и обнаружил, что тот действительно выдерживает его вес. На всякий случай он ещё раз окинул взглядом верхнюю комнату. Однако труп гигантской собаки мешал сосредоточиться на чём-нибудь ещё.

— Профессор Квиррелл, — Гарри решил опустить фразу «у вашего подхода к преодолению препятствий есть определённые недостатки», — что, если кто-нибудь заглянет сюда и увидит, что Цербер мёртв?

— К этому времени он наверняка заметит, что что-то не так со Снейпом, — ответил профессор Квиррелл. — Но если ты настаиваешь…

Профессор Защиты подошёл к трёхглавому телу и прижал к нему палочку. Похожие на латынь слова сопровождались нарастающим чувством тревоги — Мальчик-Который-Выжил опять ощущал силу Тёмного Лорда.

Заклинание закончилось словом «Инфериус», и одновременно с этим чувство тревоги дошло до пика: «СТОЙТЕ! НЕ НАДО…»

Трёхглавая собака встала, и шесть тусклых пустых глаз снова уставились на дверь.

Гарри смотрел на здоровенного инфернала. Внутри него словно образовалась чудовищная сосущая пустота. Пожалуй, нынешние ощущения занимали третье место по отвратительности из всех, что он испытывал за время своей жизни.

Однажды он уже наблюдал этот процесс и чувствовал то же самое, только в тот раз не было слов на латыни.

Кентавр, напавший на него в запретном лесу, был мёртв. Профессор Защиты выстрелил в него настоящей Авада Кедаврой, а не фальшивой.

Где-то в дальнем уголке сознания Гарри до сих пор теплилась мысль, что, если ему удастся воскресить Гермиону, то он сможет вернуться к этике Бэтмена — кодексу «Никто не умрёт». Большинство людей проживают всю жизнь так, что, в какие бы переделки они не попадали, из-за них никто не погибает.

Но у него уже не получится.

А ведь он в тот день даже не понял, что потерял все шансы прожить жизнь по этому кодексу. Воскресни Гермиона прямо сейчас, в любом случае окажется, что Гарри не удалось пройти через всё так, чтобы никто не умер.

Он даже не узнал, как звали того кентавра.

Вслух Гарри ничего не сказал. Профессор Защиты или подтвердит его подозрения на парселтанге, или солжёт на человеческом языке. В любом случае у него появится дополнительный повод для подозрений в адрес Гарри. Он ещё не знал, как остановит профессора Квиррелла, боялся сделать что-нибудь, что может быть расценено как предательство, скорее, даже был не в состоянии заранее — пока не представилась возможность победить — решить, что он на это готов. Но теперь он понимал — согласие между ним и Волдемортом невозможно. Ибо не могут их несхожие души существовать в одном мире.

И это понимание, это осознание их несхожести, словно призвало силу той части разума, которую Гарри считал своей тёмной стороной. После убийства тролля Гарри не пытался обращаться к своей тёмной стороне. Но она никогда не была чем-то отдельным. Каким-то образом ему досталась часть памяти Тома Риддла. Гарри не знал, как это произошло, но, если предположить, что всё так и было, то он мог использовать все отголоски мыслительных способностей, которые получил в виде своей тёмной стороны. Не в отдельном режиме, как он думал раньше, а просто обращаясь к нейронным связям, которые были склонны выстраиваться в цепочки, поскольку однажды уже были частью единого сознания.

К сожалению, это не отменяло обстоятельства, что в распоряжении профессора Квиррелла есть все те же способности, куда больший жизненный опыт и ещё пистолет.

Гарри развернулся, шагнул на гигантское растение и начал спускаться по винтовой лестнице из листьев. Понадобилось немало времени, но Гарри сумел до некоторой степени придти в себя, хотя печаль тяжёлым камнем лежала у него на сердце. Нельзя сказать, что он стал совершенно хладнокровен и собран, но по крайней мере он вновь обрёл способность размышлять и действовать. Гарри подыграет профессору Квирреллу, дождётся, когда тот вернёт Гермиону к жизни, а потом найдёт способ его остановить. Или сперва одолеет профессора Квиррелла, а Камень достанет сам. Что-нибудь обязательно произойдёт, выпадет шанс, предоставится возможность как-нибудь остановить Волдеморта и при этом воскресить Гермиону...

Гарри спускался вниз.

Трёхглавый пёс остался сторожить дверь в покинутой комнате.





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
LordДата: Суббота, 04.04.2015, 20:38 | Сообщение # 305
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Глава 107. Истина. Часть 4


Спуск по винтовой лестнице из листьев гигантской диффенбахии по ощущениям напоминал прогулку по мягкой лесной почве. Листья выдерживали вес Гарри, хотя и слегка пружинили под ногами. Гарри с беспокойством посматривал на усы диффенбахии, но те оставались неподвижными.

Лишь когда Гарри спустился до самого низа, усы неожиданно ожили и скрутили его по рукам и ногам.

После непродолжительной борьбы Гарри решил не сопротивляться.

— Любопытно, — сказал парящий сверху профессор Квиррелл. Он спускался по воздуху, не касаясь ни листьев, ни усов растения. — Как я вижу, растению ты в состоянии проиграть без особых трудностей.

Паника уже не мешала восприятию Гарри, и он пригляделся к профессору Защиты. Тот держался прямо, летел без видимых усилий, и чувство тревоги в его присутствии ощущалось очень сильно. Но его глаза оставались впалыми, а руки — исхудавшими. Болезнь профессора не была обманом. Напрашивалось предположение, что недавно он съел ещё одного единорога и временно восстановил часть сил.

И профессор Защиты продолжал разговаривать так, словно он всё ещё носил маску профессора Квиррелла, а не Лорда Волдеморта, что с точки зрения Гарри, возможно, было плюсом. Гарри не понимал, зачем профессор так себя ведёт — хотя, возможно, у того были какие-то планы на Гарри, — но решил, что ему следует подыграть.

— Профессор, вы умышленно позволили мне попасть в эту ловушку, — ответил Гарри так, как он обычно разговаривал с профессором Квирреллом. Роли, маски, напомнить ему, как всё было раньше… — Будь я один, я бы воспользовался метлой.

— Возможно. А как бы с этой задачей справился обычный первокурсник? Конечно, если бы у него была палочка.

Теперь растение тянуло свои усы к профессору Квирреллу, но он парил вне их досягаемости.

Тут Гарри вспомнил, что профессор Спраут упоминала Дьявольские силки, которые, согласно учебнику травоведения, любили прохладные тёмные места, например, пещеры — хотя, как лиственное растение могло жить в темноте, оставалось лишь гадать.

— Навскидку я бы сказал, что это Дьявольские силки, и, по идее, они должны избегать света или тепла. Наверное, первокурсник мог бы использовать Люмос? Я бы использовал Инфламмаре, но я изучил это заклинание только в мае.

Палочка профессора Защиты рассекла воздух, и из неё выстрелили струи жидкости. С лёгким всплеском они ударили в стебель — в те места, откуда росли усы. Послышалось тихое шипение. Усы, которые удерживали Гарри, мгновенно выпустили его и принялись отчаянно молотить по разрастающимся ранам на поверхности растения, словно пытаясь избавиться от источника боли. Гарри показалось, будто растение беззвучно кричит.

Профессор Квиррелл опустился на пол.

— Теперь оно боится света, тепла, кислоты и меня.

Удостоверившись, что кислота не попала ни на его мантию, ни на пол, Гарри сошёл с листьев. Ему начало казаться, что профессор Квиррелл пытается донести до него какую-то мысль, но Гарри не понимал, какую именно.

— Профессор, я думал, мы здесь по делу. Конечно, я не могу вам помешать, но разве разумно тратить столько времени на подобные игры?

— О, у нас есть время, — усмехнулся профессор Квиррелл. — Если бы нас здесь обнаружили, да ещё и под охраной инфернала, случился бы большой переполох, и ты на своём квиддичном матче о нём бы услышал. И в этом случае ты бы вёл себя по-другому и разговаривал бы со Снейпом иначе.

У Гарри по спине побежали мурашки. Что бы он не сделал, чтобы победить профессора Квиррелла, этого не заметят в школе. Уж точно это не заметят на квиддичном матче, поскольку никакого переполоха на трибунах не было. Даже если удастся позвать на помощь достаточно сил, чтобы одолеть Лорда Волдеморта, будет нелегко сделать так, чтобы это не заметили профессор МакГонагалл, профессор Флитвик и остальные, присутствовавшие на матче.

Тяжело сражаться с умным врагом.

И тем не менее… Тем не менее, на месте профессора Квиррелла Гарри не стал бы вести неторопливые беседы и играть в психологические игры. У профессора Квиррелла есть какая-то причина, по которой он тратит здесь время. Но какая? Где-то должно произойти что-то ещё?

— Кстати, ты меня ещё не предал? — спросил профессор Квиррелл.

— Ещ-щё тебя не предал, — прошипел Гарри.

Профессор Защиты указал пистолетом, который он теперь держал в левой руке, на большую деревянную дверь в конце комнаты. Гарри подошёл и открыл её.

* * *
Следующая комната была меньшего диаметра, но с более высоким потолком. И из закруглённых ниш падал не голубой свет, а белый.

По комнате носились сотни крылатых ключей. Маленькие крылышки суматошно колотили по воздуху. Понаблюдав за ключами пару секунд, Гарри заметил, что один из них выделяется золотым цветом — таким же, как у снитча. Впрочем, летал он медленнее, чем снитч в настоящем квиддичном матче.

В другом конце комнаты была дверь с большой, заметной замочной скважиной.

Слева у стены стояла метла — школьная рабочая лошадка «Чистомёт-7».

— Профессор, — сказал Гарри, уставившись на стаи мечущихся ключей, — вы обещали ответить на мои вопросы. Ради чего всё это? Если кто-то считает, что его дверь нельзя открыть без ключа, он будет хранить ключ в надёжном месте и выдавать дубликаты только доверенным лицам. Он не станет приделывать ключу крылья и оставлять рядом метлу! Так какого же чёрта мы тут делаем и что здесь происходит? Напрашивается мысль, что по-настоящему охраняет Камень лишь магическое зеркало, но зачем всё остальное?.. И зачем поощрять первокурсников сюда приходить?

— Честно говоря, я и сам не уверен, — ответил профессор Защиты, который тоже зашёл в комнату и встал справа от Гарри на значительном расстоянии. — Но я отвечу, как и обещал. Стиль Дамблдора — совершить дюжину поступков, каждый из которых выглядит безумно, причём значимыми из них будут только восемь, максимум девять. Я думаю, что Дамблдор хотел, чтобы всё выглядело так, словно он предлагает мне послать за Камнем кого-нибудь из учеников. И в этой ситуации Лорд Волдеморт — каким его представляет Дамблдор — подумает, что послать ученика — не слишком умная мысль. Представь Дамблдора, который впервые задумался над вопросом, как ему охранять Камень. Представь, как он размышляет, использовать ли для охраны Зеркала по-настоящему опасные ловушки. Представь, как его воображение рисует картину, где какой-то юный ученик, действующий по моей воле, подвергает себя опасности. Я думаю, что именно этого Дамблдор пытается избежать и поэтому делает вид, что он хочет, чтобы я использовал именно такую стратегию, намекая, что она не так уж умна. Хотя, конечно, быть может, я неправильно понимаю, как по мнению Дамблдора будет рассуждать Лорд Волдеморт.

Профессор Квиррелл ухмыльнулся такой привычной для Гарри ухмылкой.

— Хитрые планы — это не конёк Дамблдора. Он этим занимается, потому что у него нет иного выхода. Дамблдор умён, упорен, способен учиться на своих ошибках, но таланта к построению хитрых планов у него нет совершенно. И уже только по этой причине его действия удивительно сложно предсказать.

Гарри отвернулся, уставившись на дверь в противоположном конце комнаты. Для него это не игра, профессор.

— Полагаю, что от первокурсника здесь ожидается, что он проигнорирует метлу и поймает ключ с помощью заклинания Вингардиум левиоса. Это же не игра в квиддич, поэтому никакие правила не запрещают так сделать. А какое абсурдно-могущественное заклинание примените на этот раз вы?

Возникла пауза, заполненная лишь жужжанием ключей.

Гарри ещё на несколько шагов отступил от профессора Квиррелла.

— Пожалуй, мне не стоило так говорить?

— Ну, что ты, — ответил профессор Квиррелл. — Я думаю, вполне разумно говорить что-нибудь подобное величайшему Тёмному Волшебнику в мире, когда он стоит всего в дюжине шагов от тебя.

Профессор Квиррелл убрал палочку в левый рукав, при том что именно в левой руке он иногда держал пистолет.

Затем профессор Защиты засунул пальцы себе в рот и вытащил оттуда нечто, внешне похожее на зуб. Профессор подкинул его в воздух. Падая вниз, фальшивый зуб превратился в волшебную палочку. В сознании Гарри вспыхнуло странное ощущение узнавания, словно какая-то часть его распознала в этой палочке... частицу самого себя.

Тринадцать с половиной дюймов, тис, сердцевина из пера феникса. Когда-то давно эту информацию сообщил ему создатель палочек Олли-как-его-там, и Гарри её запомнил, поскольку посчитал, что Это Важно Для Сюжета. Теперь Гарри казалось, что тот разговор и сопутствующие ему мысли случились где-то в прошлой жизни.

Профессор Защиты поднял эту палочку и начертил в воздухе огненную руну, зазубренные линии которой словно источали злобу. Гарри инстинктивно отступил ещё на шаг. Профессор Квиррелл произнёс:

— Аз-рет. Аз-рет. Аз-рет.

Пылающая руна начала испускать огонь, и языки этого огня тоже были… острыми, как зазубренные края руны. Пламя было обжигающе алым, краснее, чем кровь, и резало глаза как свет от дуги сварочного аппарата. Сочетание такой яркости и такого оттенка само по себе казалось неправильным, как будто ничто с таким интенсивным оттенком красного не должно было давать столько света. И это обжигающе-алое пламя было прорезано чёрными прожилками, которые словно высасывали свет из огня. А в глубине переплетение алого и чёрного складывалось в извивающиеся силуэты хищников, которые перетекали из одного в другой. Кобра, гиена, скорпион...

— Аз-рет. Аз-рет. Аз-рет.

К тому времени, когда профессор Квиррелл повторил слово в шестой раз, чёрно-алое пламя уже достигло размеров небольшого куста.

Под пристальным взглядом профессора изменения в проклятом огне замедлились и остановились на форме чёрно-кровавого пылающего феникса.

И откуда-то к Гарри пришла ужасная уверенность, что, если этот чёрно-огненный феникс встретится с Фоуксом, то истинный феникс погибнет и возродиться уже не сможет.

Профессор Квиррелл взмахнул палочкой, и чёрно-алый огонь пронёсся через комнату. Одно движение крыльев, и дверь вместе с частью арки исчезла в пламени. Проклятый огонь ринулся дальше.

Сквозь дыру Гарри успел разглядеть огромные статуи, которые начали поднимать мечи и булавы, но в следующий миг среди них промчался чёрный огонь, раскалывая их и сжигая.

Покончив со статуями, чёрно-алый феникс метнулся назад через дыру и завис над левым плечом профессора Квиррелла. Обжигающе-яркие алые когти замерли в дюйме от профессорской мантии.

— Иди, — сказал профессор Квиррелл. — Теперь путь свободен.

Гарри зашагал вперёд. Ему пришлось прибегнуть к мыслительным способностям своей тёмной стороны, чтобы оставаться в нужной мере спокойным. Перешагнув через тлеющие остатки двери, он оглядел шахматную доску, усеянную обломками гигантских фигур. Чередующиеся плитки чёрного и белого мрамора начинались в пяти метрах от прорехи в стене, занимали всю ширину комнаты и заканчивались в пяти метрах от двери в противоположной стене. Потолок располагался гораздо выше, чем могла достать любая из статуй.

— Я бы предположил, — способности тёмной стороны позволяли сохранять голос ровным, — что от первокурсника ожидалось бы, что он воспользуется метлой из предыдущей комнаты и пролетит над статуями? Ведь всё равно метла была не нужна, чтобы получить ключ.

Профессор Квиррелл позади засмеялся, и это был смех Лорда Волдеморта.

— Дальше, — голос профессора звучал холоднее и выше. — Иди в следующую комнату. Я хочу увидеть, как ты справишься с тем, что в ней.

Дамблдор создавал это для первокурсников, — напомнил себе Гарри. — Ничего опасного не будет.

Он прошёл по шахматной доске между обломками, взялся за дверную ручку и толкнул дверь.

* * *
Через полсекунды Гарри захлопнул дверь и отскочил назад.

Ему потребовалось несколько секунд, чтобы успокоить дыхание и взять себя в руки. Из-за двери по-прежнему доносился громкий рёв и грохот, словно от ударов каменной дубиной об пол.

— Полагаю, — голос Гарри стал таким же холодным, — что, поскольку Дамблдор вряд ли бы поместил здесь настоящего горного тролля, следующее испытание — это иллюзия, воссоздающая моё худшее воспоминание. Что-то вроде дементора с проекцией памяти во внешний мир. Очень забавно, профессор.

Профессор Квиррелл приблизился к двери, и Гарри посторонился. Не только из-за чувства тревоги, которое сейчас было особенно сильным, но и потому что тёмная сторона Гарри — а, может быть, и простые инстинкты — рекомендовали ему держаться подальше от чёрно-алого пламени, парившего над плечом профессора.

— Хм. Просто тролль, как ты и сказал. Что ж, ладно. Я надеялся узнать о тебе что-нибудь поинтереснее. То, что находится внутри, зовётся Кокохеккус. Или боггарт обыкновенный.

— Боггарт? Что он… нет, кажется, я знаю, что он делает.

— Боггарт, — профессор Квиррелл снова заговорил голосом, каким обычно читал лекции, — тяготеет к редко открываемым тёмным замкнутым пространствам, таким как, например, заброшенный сервант на чердаке. Он предпочитает одиночество и принимает ту форму, которая, по его мнению, отпугнёт нежелательного гостя.

— Отпугнёт? — переспросил Гарри. — Я убил того тролля.

— Ты выскочил из комнаты, даже не задумавшись. Боггарт не продумывает угрозу, а полагается на инстинктивную реакцию. В противном случае, он выбрал бы что-нибудь более правдоподобное. Как бы то ни было, стандартное заклинание против боггартов, безусловно, Адский огонь.

Профессор Квиррелл махнул палочкой, и чёрный огонь спрыгнул с его плеча и пролетел через дверной проём.

Из комнаты донёсся короткий писк и больше ничего.

Они проследовали в комнату, где раньше обитал боггарт. Теперь профессор Квиррелл шёл первым. После исчезновения мнимого горного тролля комната оказалась просто ещё одним большим залом, залитым холодным синим светом.

Взгляд профессора Квиррелла казался далёким, задумчивым. Он пересёк комнату, не дожидаясь Гарри, и сам распахнул дверь в противоположной стене.

Гарри следовал за ним, стараясь держаться подальше.

* * *
В следующей комнате стоял котёл, стойка с ингредиентами в бутылочках, разделочные доски, палочки для помешивания и прочие принадлежности зельеварения. Свет, исходивший из сводчатых ниш, был белым, а не синим, вероятно, потому что для приготовления зелий была важна правильная цветопередача. Профессор Квиррелл уже стоял рядом с котлом и внимательно просматривал длинный пергамент, взятый им со стола. Дверь в следующую комнату преграждала завеса из фиолетового огня, который выглядел бы довольно устрашающим, если бы над плечом профессора Квиррелла не парило тёмное пламя, по сравнению с которым фиолетовый огонь казался бледным и слабым.

Способность Гарри верить в происходящее уже давно махнула рукой и уехала в дальние края, поэтому он ничего не сказал о том, что цель настоящих систем безопасности — отличить персонал, которому вход разрешён, от всех остальных. Это означает, что проверка должна выдавать разные результаты для людей, которым следует дать доступ, и для тех, кому не следует. Например, проверить, знает ли пришедший кодовую комбинацию, которую сообщают лишь доверенным людям — это хорошая идея. А проверить, сумеет ли пришедший сварить зелье по заботливо приложенной инструкции — плохая.

Профессор Квиррелл бросил пергамент в сторону Гарри, и тот спланировал на пол между ними.

— Что ты по этому поводу скажешь? — спросил профессор Квиррелл, отступив на несколько шагов, чтобы Гарри мог подойти и поднять пергамент.

— Ничего, — ответил Гарри, изучив написанное. — Проверка, может ли вошедший решить до смешного простую логическую головоломку о порядке ингредиентов, всё равно не поможет отличить тех, кому вход разрешён, от остальных. И даже более интересные головоломки — о трёх идолах или о колонне людей в разноцветных шляпах — всё равно не имеют ничего общего с системой безопасности.

— Посмотри на обратную сторону, — сказал Профессор Квиррелл.

Гарри перевернул двухфутовый пергамент.

Другая сторона оказалась полностью исписана мелким почерком. Гарри никогда не видел настолько длинного рецепта для изготовления зелья.

— Что за…

— Зелье сияния, чтобы погасить фиолетовый огонь, — ответил профессор Квиррелл. — Оно готовится путём добавления одних и тех же ингредиентов снова и снова, с лёгкими вариациями. Представь себе группу ретивых первокурсников, которые прошли все предыдущие комнаты и думают, что они вот-вот доберутся до волшебного зеркала. И тут они сталкиваются с этим заданием. Эта комната — творение настоящего зельевара.

Гарри демонстративно посмотрел на чёрный огонь над плечом профессора Квиррелла.

— Огонь не может победить огонь?

— Этот может, — ответил профессор Квиррелл. — Но я не уверен, что ему следует это делать. Что, если эта комната — ловушка?

У Гарри не было никакого желания застрять здесь и готовить зелье сияния ради смеха или по какой-то иной причине, из-за которой они с профессором Квирреллом шли через все эти комнаты так медленно. Рецепт требовал аж тридцать пять раз разным образом добавить колокольчики, четырнадцать раз добавить «прядь светлых волос»...

— Быть может, это зелье выделяет газ, смертельный для взрослых волшебников, но не для детей. Или происходит ещё что-нибудь смертельное — вариантов можно придумать сотни, если, конечно, говорить серьёзно. А мы говорим серьёзно?

— Эту комнату сотворил Северус Снейп, — произнёс профессор Квиррелл, ещё раз задумчиво осматриваясь. — Снейп в этой игре совсем не посторонний. Ему не хватает интеллекта Дамблдора, зато есть готовность убивать, которой у Дамблдора никогда не было.

— Ну, что бы тут ни происходило, детей это никак не удержало, — заметил Гарри. — Множество первокурсников здесь прошли. А если каким-то образом можно остановить всех, кроме детей, то, с точки зрения Дамблдора, это заставит Волдеморта взять с собой ребёнка. Я так понимаю, именно этого он пытался избежать.

— Верно, — профессор Квиррелл почесал переносицу. — Но, видишь ли, в этой комнате нет сигнальных чар, которые есть в других. Нет никаких хитрых защит, которые можно было бы разрушить. Меня словно приглашают проигнорировать зелье и просто войти. Но Снейп знает, что Лорд Волдеморт это поймёт. Если бы тут действительно была поставлена ловушка на тех, кто не сварит зелье, было бы мудрее поставить защитные чары и здесь, чтобы не показать вида, что эта комната чем-то отличается от других.

Гарри сосредоточенно нахмурился.

— То есть… единственный смысл убрать отсюда все системы обнаружения в том, чтобы вы не прошлись по этой комнате бульдозером.

— Полагаю, Снейп рассчитывает, что я всё это пойму, — сказал профессор Защиты. — Но дальше я не могу предсказать, на каком уровне, по его мнению, я буду играть. Я терпелив, и я выделил достаточно времени на это предприятие. Но Снейп не знает меня, он знает лишь Лорда Волдеморта. Несколько раз ему доводилось видеть, как Лорд Волдеморт срывался на крик и действовал импульсивно, что выглядело непродуктивно. Рассмотрим вопрос с точки зрения Снейпа: профессор зельеварения Хогвартса говорит Лорду Волдеморту, что, если он хочет пройти дальше, он должен набраться терпения и следовать инструкциям. Словно Лорд Волдеморт — простой школьник. Мне не сложно было бы улыбнуться и подчиниться, отомстить я могу и позже. Но Снейп не знает, что Лорду Волдеморту это будет легко.

Профессор Квиррелл взглянул на Гарри.

— Ты же видел, как я парил в воздухе над Дьявольскими силками?

Гарри кивнул. Затем он заметил, что озадачен.

— Мой учебник по заклинаниям утверждает, что волшебники не в состоянии левитировать себя.

— Верно, — ответил профессор Квиррелл, — именно так сказано в твоём учебнике по заклинаниям. Ни один волшебник не может левитировать себя или иной объект, поддерживающий его вес; это всё равно что пытаться поднять себя за волосы. Тем не менее, Лорд Волдеморт умеет летать самостоятельно. Как? Ответь как можно быстрее.

Если первокурсник способен ответить на этот вопрос...

— Вы заставили кого-то наложить чары для мётел на ваше нижнее бельё, а затем стёрли ему память.

— Не совсем, — ответил профессор Квиррелл. — Чары для мётел можно наложить лишь на длинный, узкий и твёрдый предмет. Ткань не подойдёт.

Гарри нахмурился.

— Какой длины должен быть предмет? Можно ли закрепить на одежде несколько коротких палок от мётел и летать с их помощью?

— Я действительно сперва привязывал зачарованные палки к рукам и ногам, но лишь для того, чтобы научиться новому способу полёта.

Профессор Квиррелл закатал рукав мантии и продемонстрировал голую руку.

— Как ты видишь, сейчас в моём рукаве ничего нет.

Гарри учёл новое ограничение.

— Вы заставили кого-то наложить чары для мётел на ваши кости?

Профессор Квиррелл вздохнул.

— И это считалось одной из самых пугающих способностей Волдеморта, во всяком случае, мне так говорили. Даже после всех этих лет и некоторого количества вынужденной легилименции я всё равно до конца не понимаю, что не так с обычными людьми… Но ты не один из них. Настало твоё время внести свой вклад. У тебя более свежий опыт общения с Северусом Снейпом, чем у меня. Расскажи мне, что ты думаешь об этой комнате.

Гарри заколебался и попытался принять задумчивый вид.

— Замечу, — сказал профессор Квиррелл, в то время как чёрно-огненный феникс на его плече, казалось, вытянул голову и бросил суровый взгляд на Гарри, — если ты сознательно позволишь мне потерпеть неудачу, я посчитаю это предательством. Напоминаю, что Камень является ключом к воскрешению мисс Грейнджер и что в моих руках жизни сотен студентов.

— Я помню, — ответил Гарри, и сразу же в его необыкновенно-изобретательном мозгу родилась идея.

Гарри не был уверен, что должен её озвучить.

Молчание затянулось.

— Ты уже что-нибудь придумал? — спросил профессор Квиррелл. — Отвечай на парселтанге.

Нет, с умным противником, который может в любое время заставить тебя сказать правду, так легко не справиться.

— Северус, по крайней мере нынешний Северус, с большим уважением относится к вашему интеллекту, — сказал Гарри в ответ. — Я думаю… Думаю, он ожидал бы, что Волдеморт поверит, что Северус не поверит, что Волдеморт может пройти испытание на терпение, но Северус ожидал бы, что он его пройдёт.

Профессор Квиррелл кивнул.

— Правдоподобная теория. Ты веришь в неё? Отвечай на Парселтанге.

— Да, — прошипел Гарри.

Может оказаться небезопасно удерживать информацию, даже просто мысли и идеи...

— Таким образом, цель этой комнаты — задержать Волдеморта на час. И, если бы я хотел убить вас, веря в то, во что верит Дамблдор, я бы попробовал Поцелуй дементора. Я имею в виду, они думают, будто вы — бестелесный дух. Кстати, это так?

Профессор Квиррелл замер.

— Дамблдору не пришло бы это в голову, — ответил профессор Защиты через некоторое время. — Но Северусу могло.

Профессор Квиррелл уставился в пространство и начал постукивать пальцем по щеке.

— У тебя есть власть над дементорами. Можешь сказать, есть ли они поблизости?

Гарри закрыл глаза. Если здесь и были пустоты мира, то он их не ощущал.

— Я их не чувствую.

— Ответь на Парселтанге.

— Не чувс-ствую пожирателей жизни.

— Но ты был честен со мной, когда предполагал такую возможность? Это не было частью хитроумного трюка?

— Был чес-стен. Никаких трюков.

— Возможно, существуют какие-то способы спрятать дементоров и приказать им напасть и съесть душу, владеющую чужим телом, если они такую заметят… — профессор Квиррелл по-прежнему постукивал по щеке. — Вполне вероятно, что меня можно посчитать таковой. Или им можно приказать съедать всякого, кто проходит через комнату слишком быстро, или всякого, кто не ребёнок. Принимая во внимание, что я держу Гермиону и сотни других учеников в заложниках, используешь ли ты свою власть над дементорами, чтобы защитить меня, если они покажутся? Ответь на парселтанге.

— Не знаю, — прошипел Гарри.

— С-считаю, пожиратели жизни не с-смогут уничтожить меня, — прошипел профессор Квиррелл. — Я прос-сто брош-шу это тело, ес-сли они подберутс-ся с-слиш-шком близко. В этот раз вернус-сь быс-стрее, и тогда ничто не ос-становит меня. Буду пытать твоих родителей нес-сколько лет за твоё с-сопротивление. С-сотни заложников умрут, в том числе те, кого ты называеш-шь друзьями. С-спраш-шиваю с-снова. Ис-спользуеш-шь ли ты с-свою влас-сть над пожирателями жизни, чтобы защ-щитить меня, ес-сли пожиратели жизни появятс-ся?

— Да, — прошептал Гарри.

Печаль и ужас, которые подавлял Гарри, нахлынули снова, а у его тёмной стороны не было готовых шаблонов, чтобы справиться с такими эмоциями. Почему, профессор Квиррелл? Почему вы так поступаете…

Профессор Квиррелл улыбнулся.

— Это мне напомнило. Ты меня ещё не предал?

— Ещ-щё тебя не предал.

Профессор Квиррелл подошёл к принадлежностям для зельеварения и принялся одной рукой рубить корешок. Нож двигался настолько быстро, что становился почти невидимым, при этом казалось, что профессор не прилагает существенных усилий. Феникс Адского огня улетел в дальний угол и замер там.

— В силу множества неопределённостей, видимо, разумнее потратить время и пройти эту комнату так, как это сделал бы первокурсник, — сказал он. — Мы можем разговаривать, пока ждём. У тебя, кажется, были вопросы? Я обещал ответить, так спрашивай.





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
LordДата: Среда, 29.04.2015, 10:49 | Сообщение # 306
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Глава 108: Истина. Часть 5. Ответы и загадки


Взмахом палочки профессор Защиты установил котёл. Ещё один взмах — и под котлом загорелся огонь. Небольшое круговое движение пальца — и ложка с длинной ручкой сама по себе начала помешивать содержимое котла. Затем профессор Защиты принялся отмерять из большой банки порцию цветов — судя по всему, колокольчиков. Голубые лепестки, казалось, светились в белом свете, исходящем от стен, и заворачивались внутрь, будто желая уединения. Первый цветок тут же отправился в котёл, и ложка продолжила перемешивать зелье.

Профессор Защиты занял такое положение, из которого он легко мог видеть Гарри, лишь слегка повернув голову, и Гарри понимал, что находится в поле его периферийного зрения.

В углу комнаты ждал феникс Адского огня. Стены рядом с ним начали поблёскивать — камень плавился от высокой температуры. Пылающие крылья отбрасывали алые отблески, придавая всем предметам в комнате кровавый оттенок, и отражались красными искорками в стоящей на столе стеклянной посуде.

— Время идёт, — сказал профессор Квиррелл. — Задавай вопросы, если они у тебя есть.

Почему, профессор Квиррелл, почему, ну почему вы должны быть таким, зачем превращаться в чудовище, зачем становиться Лордом Волдемортом, я знаю, наши желания не совпадают, но я совсем не понимаю, чего же надо хотеть, чтобы лучший способ получить желаемое был именно таким…

Вот что хотел узнать Гарри.

А вот что Гарри требовалось узнать… так это какой-нибудь способ выбраться из ситуации, в которой он скоро окажется. Но профессор Защиты упомянул, что не собирается рассказывать о своих планах. Казалось странным уже то, что профессор Защиты вообще согласился о чём-то рассказывать, это наверняка нарушало одно из его правил...

— Я думаю, — сообщил Гарри.

Профессор Квиррелл слегка улыбнулся. Он измельчал в ступке первый волшебный ингредиент зелья — светящийся красный шестиугольник.

— Я прекрасно тебя понимаю, — сказал он, — но не стоит думать слишком долго, мальчик.

Цели: Защитить людей от лорда Волдеморта, найти способ убить или нейтрализовать его, но сначала добыть Камень и оживить Гермиону…

...убедить профессора Квиррелла ОСТАНОВИТЬСЯ…

Гарри сглотнул, подавляя эмоции и стараясь не заплакать. Слёзы вряд ли произведут хорошее впечатление на Лорда Волдеморта. Профессор Квиррелл уже хмурился, хотя, судя по направлению его взгляда, сейчас он рассматривал какой-то листок, ярко окрашенный в белый, зелёный и фиолетовый цвета.

Очевидного способа достичь этих целей Гарри не видел, во всяком случае, пока. У него не было никакого плана, оставалось лишь задавать вопросы, выбирая те, что с большей вероятностью обеспечат его полезной информацией.

То есть мы можем просто спрашивать о том, что нас больше всего интересует? — уточнила когтевранская сторона Гарри. — Я только за.

Заткнись, — оборвал её Гарри. Но затем немного подумал и решил больше не притворяться, что ему не нравится эта идея.

В голову Гарри пришли четыре темы — самые важные и любопытные. Четыре вопроса, четыре предмета разговора, которые нужно постараться уместить в то время, пока варится зелье.

Четыре вопроса…

— Первый вопрос, — начал Гарри. — Что на самом деле произошло ночью тридцать первого октября 1981 года? — Чем эта ночь отличалась от всех прочих ночей… — Мне бы хотелось услышать полную историю, если вас не затруднит.

Вопрос о том, как и почему Лорд Волдеморт пережил свою мнимую смерть, казался важным для планирования будущих действий.

— Я ожидал этого вопроса, — сказал профессор Квиррелл, бросая цветок колокольчика и какой-то белый сверкающий камень в зелье. — Для начала, замечу: всё, что я говорил тебе раньше про заклинание крестража — чистая правда. Ты должен это понимать, ведь я говорил на парселтанге.

Гарри кивнул.

— Узнав подробности заклинания, ты уже через пару секунд озвучил его главную проблему и начал размышлять, как можно было бы его улучшить. Как ты думаешь, ход мыслей юного Тома Риддла чем-то отличался?

Гарри покачал головой.

— А вот и ошибаешься, — усмехнулся профессор Квиррелл. — Каждый раз, когда ты доводил меня до отчаяния, я напоминал себе, каким я сам был идиотом, причём в возрасте вдвое старшем. В пятнадцать лет я сделал себе крестраж по инструкции из одной книги, использовав смерть Абигейл Миртл от взгляда василиска Слизерина. Покинув Хогвартс, я планировал каждый год делать новый крестраж и называл это запасным планом на случай, если другие надежды заполучить бессмертие не оправдаются. Теперь-то я понимаю, что юный Том Риддл хватался за соломинку. Мысль, что не стоит довольствоваться заклинанием, которое я уже изучил, а следует сделать новый, лучший крестраж… она не приходила мне в голову, пока я не понял всю недалёкость обычных людей и не осознал, какие из их глупостей я и сам копировал. Но со временем я приобрёл привычку, которую ты унаследовал от меня, привычку всегда задаваться вопросом, как можно что-то улучшить. Удовлетвориться заклинанием из книги, хотя оно — лишь слабая тень того, что я хотел на самом деле? Абсурд! И тогда я решил создать заклинание получше.

— Сейчас вы по-настоящему бессмертны? — несмотря на всё происходящее, этот вопрос был важнее войн и стратегий.

— Именно, — ответил профессор Квиррелл. Он оторвался от работы над зельем и повернулся к Гарри. В его глазах сквозило торжество, которого Гарри никогда там прежде не видел. — Среди всех Темнейших искусств, которые я смог разыскать, среди всех оказавшихся под Запретом секретов, к которым я получил ключи от чудовища Слизерина, среди всей мудрости, хранимой волшебниками, я нашел лишь намёки и крохи того, что мне требовалось. И потому я собрал все эти крохи воедино, соткал из оборванных нитей новое полотно. Я создал новый ритуал, основанный на новых принципах. В течение многих лет этот ритуал пылал в моём разуме, совершенствовался в моём воображении, я размышлял о его смысле, вносил небольшие поправки и ждал, когда замысел приобретёт окончательную форму. И наконец я решился провести ритуал, жертвенный ритуал, придуманный мною, основанный на принципе, не проверенном никакой известной магией. И я выжил и жив до сих пор, — профессор Защиты говорил со спокойным триумфом, как будто содеянное было настолько велико, что никакие слова не могли передать всё его величие. — Я по-прежнему использую слово «крестраж», но лишь из сентиментальности. Это совершенно новое заклинание, величайшее из всех моих творений.

— В качестве одного из вопросов, на которые вы пообещали ответить, я хотел бы узнать, как использовать это заклинание, — сказал Гарри.

— Отклоняется, — профессор Защиты снова повернулся к котлу и бросил в него белое перо в серых пятнышках и цветок колокольчика. — Сперва я думал, что, возможно, научу тебя этому ритуалу, когда ты подрастёшь, ибо любой Том Риддл будет стремиться к бессмертию. Но я передумал.

Гарри попытался вспомнить, намекал ли раньше профессор Квиррелл на что-нибудь подобное. Иногда бывает тяжело извлечь из памяти то, что надо. В голове мелькнула фраза профессора: «Может быть, вы узнаете, когда подрастёте...»

— Тем не менее, ваше бессмертие удерживается материальными «якорями», — произнёс вслух Гарри. — В этом его сходство со старым заклинанием крестража, и это ещё одна причина оставить старое название, — Гарри понимал, что сильно рискует, но ему нужно было знать точно. — Если я неправ, вы всегда можете опровергнуть меня на парселтанге.

На лице профессора Квиррелла появилась злая улыбка.

— Ты догадалс-ся верно, мальчик, хотя это тебе ничего не дас-ст.

К сожалению, умному Врагу не составило бы особого труда прикрыть уязвимость, о которой сразу же подумал Гарри. В другой ситуации Гарри не стал бы сам рассказывать, как с ней справиться — вдруг Врагу эта идея не пришла в голову. Но в данном случае он и так это однажды сделал.

— Один крестраж вы утяжелили и бросили в действующий вулкан, чтобы он опустился в мантию Земли, — мрачно сказал Гарри. — Я так планировал расправиться с дементором, если не смог бы его уничтожить. А потом вы спросили меня, куда бы я спрятал некий предмет, если бы не хотел, чтобы его нашли. Один крестраж спрятан где-то в земной коре, на глубине нескольких километров. Один крестраж вы бросили в Марианскую впадину. Один летает где-то в стратосфере, невидимый. Вы и сами не знаете, где именно, потому что стёрли подробности из своей памяти. И последний крестраж — это золотая табличка на Пионере-11, ради которой вы проникли в НАСА. Вот откуда ваше звёздное заклинание берёт изображение звёзд. Огонь, земля, вода, воздух и пустота.

«В этом есть что-то от загадки», — сказал в тот раз профессор Защиты, и потому Гарри запомнил тот разговор. Что-то от Риддла.

— Верно, — сказал профессор Защиты. — Меня несколько потрясла скорость, с который ты это вспомнил, но, полагаю, это ничего не меняет. Все пять крестражей находятся вне досягаемости — и моей, и твоей.

Это утверждение могло быть и ложным, особенно если существует способ как-то отследить магическую связь и определить местоположение… Наверняка Волдеморт приложил все усилия, чтобы их не нашли… но, не исключено, что со всем, сделанным с помощью магии, может справиться другая магия. По меркам волшебников Пионер-11, конечно, далеко, но НАСА точно знает, где он. А если с помощью магии можно как-то обойти уравнение реактивного движения Циолковского, добраться до него, вероятно, гораздо проще.

Внезапно в голову Гарри пришла тревожная мысль. Никакое правило не обязывало профессора Защиты говорить правду о том, какой именно межзвёздный зонд он превратил в крестраж. И, если Гарри не изменяла память, связь с Пионером-10 оборвалась вскоре после того, как он миновал орбиту Юпитера...

И вообще, что мешало профессору Квирреллу сделать крестражи из обоих зондов?

Следующая мысль напрашивалась сама, и её точно не стоило озвучивать Врагу, который мог о ней не подумать. Но вероятность того, что этот Враг не додумался до этой мысли, казалась крайне низкой.

— С-скажи мне, учитель, — прошипел Гарри, — убьёт ли тебя разруш-шение этих пяти вещ-щей?

— Почему ты с-спраш-шиваеш-шь? — в ответе профессора Защиты послышались переливы шипения, которые на парселтанге передавали змеиную насмешку. — Ты предполагаеш-шь, что я с-скажу «нет»?

Гарри не знал, как ему ответить, но он сильно подозревал, что это не имеет никакого значения.

— Ты думаеш-шь верно, мальч-чик. Уничтожение этих пяти вещ-щей не с-сделает меня с-смертным.

Горло Гарри снова пересохло. Если цена создания крестража не была невообразимо высокой...

— С-сколько волш-шебных якорей ты с-создал?

— Не с-стал бы отвечать на такой вопрос-с, но ты явно уже догадалс-ся, — улыбка профессора стала шире. — Не знаю ответа. Перес-стал с-считать где-то пос-сле с-ста с-семи. Прос-сто завёл привыч-чку с-создавать крес-страж пос-сле каждого с-скрытного убийс-ства.

Свыше СОТНИ тайных убийств, прежде чем Лорд Волдеморт перестал считать. И что ещё хуже…

— Ваше заклинание бессмертия всё ещё требует человеческой жертвы? Почему?!

— Великое творение поддерживает жизнь и магию внутри ус-стройс-ств, с-созданных пожертвованием жизни и магии других. — снова шипящий змеиный смех. — Так понравилос-сь ложное опис-сание с-старого крес-стража и так разочаровалс-ся, когда выяс-снил ис-стину. Мыс-сли об улучш-шенном крес-страже ш-шли в том же рус-сле.

Гарри не слишком понимал, зачем профессор Защиты делится с ним этими жизненно важными сведениями, но у того наверняка была какая-то причина, и это Гарри нервировало.

— Значит, вы действительно лишённый тела дух, завладевший Квиринусом Квирреллом.

— Да. Я вернус-сь быс-стро, ес-сли это тело будет убито. Буду оч-чень разозлён и мс-стителен. Говорю тебе это, чтобы ты не попытался выкинуть какую-нибудь глупость.

— Я понял, — сказал Гарри.

Мальчик изо всех сил старался упорядочить свои мысли и вспомнить, о чём хотел спросить дальше. Профессор Защиты в это время повернулся обратно к зелью. Левой рукой он высыпал в котёл раздробленные ракушки, правой — бросил ещё один колокольчик.

— Так что произошло 31 октября? Вы… пытались превратить младенца в крестраж, нового или старого типа. Вы сделали это умышленно, потому что вы сказали Лили Поттер, — Гарри набрал воздуха. Теперь, когда он знал, откуда берётся этот страх, он мог противостоять ему. — «Прекрасно, я принимаю твои условия. Тебе — умереть, а ребёнку — жить. А теперь брось палочку, чтобы я мог убить тебя».

Теперь Гарри понимал, что он вспомнил почти всю ту сцену с точки зрения Лорда Волдеморта и лишь самый конец видел глазами маленького Гарри Поттера.

— Что вы сделали? Почему вы это сделали?

— Пророчество Трелони, — коротко ответил профессор. Он тронул колокольчик кусочком меди и бросил цветок в котёл. — После того, как Снейп принёс мне пророчество, я много дней над ним размышлял. Пророчества — это всегда нетривиально. Как бы мне сформулировать, чтобы ты не навоображал какой-нибудь ерунды… хорошо, я объясню тебе и буду весьма недоволен, если ты продемонстрируешь свою глупость. Меня очаровало утверждение пророчества, что кто-то окажется равным мне, ибо это могло означать, что этот человек сможет поддержать умную беседу. Меня пятьдесят лет окружали идиоты, которые не могли связать двух слов. Упускать такую возможность, не поразмыслив над ней, я не собирался. А потом, видишь ли, у меня появилась «блестящая» идея, — профессор вздохнул. — Мне пришло в голову, как я могу выполнить пророчество по-своему, к своей выгоде. Я собирался отметить ребёнка, как равного себе, использовав старое заклинание крестража таким образом, чтобы мой собственный дух отпечатался на чистом разуме младенца. Это была бы более чистая копия меня самого, ибо у ребёнка ещё не было своей личности, которая могла бы смешаться с моей. Через несколько лет, когда мне бы надоело править Британией и захотелось заняться другими делами, я бы устроил всё так, чтобы другой Том Риддл появился и уничтожил меня, а потом правил спасённой им Британией. Мы бы играли против друг друга бесконечно посреди мира глупцов, развлекаясь таким образом. Я знаю, какой-нибудь драматург непременно предсказал бы, что в итоге мы уничтожим друг друга. Но я долго размышлял над этим и пришёл к выводу, что мы оба просто откажемся играть в подобной драме. Таково было моё решение, и я был уверен, что оно не изменится. Оба Тома Риддла будут слишком умны, чтобы пойти по этому пути. Мне казалось, пророчество намекало, что, если я уничтожу Гарри Поттера, почти ничего не оставив, то наши души не будут столь несхожи и мы сможем существовать в одном мире.





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
LordДата: Среда, 29.04.2015, 10:50 | Сообщение # 307
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
— Но что-то пошло не так, — сказал Гарри. — Что-то вызвало взрыв, сорвавший крышу дома Поттеров в Годриковой лощине, подарило мне шрам на лбу и оставило ваше сожжённое тело.

Профессор Квиррелл кивнул. Движения его рук, работавших над зельем, замедлились.

— Резонанс нашей магии, — тихо произнёс он. — Когда я сделал душу младенца похожей на свою собственную...

Гарри вспомнил, как в Азкабане с его патронусом столкнулось Смертельное проклятие профессора. Ту обжигающую, разрывающую боль в лбу, как будто его голова была готова развалиться пополам.

— Не могу сосчитать, сколько раз я возвращался мыслями к той ночи, снова и снова прокручивая свою ошибку, размышляя, какими мудрыми поступками я мог её предотвратить, — заметил профессор Квиррелл. — Позже я пришёл к выводу, что мне следовало бросить палочку и принять свою анимагическую форму. Но в ту ночь… в ту ночь я инстинктивно пытался взять под контроль хаотические колебания своей магии, несмотря на то, что чувствовал, как сгораю изнутри. Это было неверное решение, и я проиграл. В итоге моё тело было уничтожено, несмотря на то, что я перезаписал разум младенца Поттеров. Каждый из нас уничтожил другого, почти ничего не оставив. А затем… — профессор тщательно контролировал выражение своего лица. — А затем, когда я очнулся внутри крестражей, оказалось, что моё великое творение работает не так, как я надеялся. Я должен был свободно вылететь из моих крестражей и завладеть телом любого человека, который даст мне разрешение или который окажется слишком слаб, чтобы отказать. Именно эта часть моего великого творения сработала не так, как я ожидал. Как и в случае первоначального заклинания крестража, я мог овладеть только жертвой, которая дотронулась до самого крестража… а я спрятал свои бесчисленные крестражи в таких местах, где их никто никогда не сможет найти. Тебе стоит верить своим инстинктам, мальчик, сейчас не лучшее время, чтобы смеяться.

Гарри промолчал.

Некоторое время в зелье не требовалось добавлять новые ингредиенты, котёл просто кипел.

— Почти всё время я смотрел на звёзды, — тихо произнёс профессор Квиррелл. Он поднял голову от котла и уставился на освещённые белым светом стены комнаты. — Мне оставалось надеяться лишь на крестражи, которые я спрятал в период безнадежного идиотизма моей юности. В тот период вместо того, чтобы пользоваться непримечательными булыжниками, я превращал в крестражи древние медальоны и прятал их в колодцах с ядом посреди озера с инферналами, а не забрасывал их портключом в море. Если бы кто-то нашёл один из этих крестражей и преодолел мою идиотскую защиту… но на это было мало надежды. Я сомневался, что когда-нибудь снова обрету тело. Но всё же я стал бессмертным. Я избежал худшего из всех исходов, с этим моё великое творение справилось. Мне было почти не на что надеяться и почти нечего бояться. Я решил, что не сойду с ума, ибо это никак не облегчило бы мою участь. Я созерцал звёзды и размышлял. Время шло, Солнце позади меня становилось всё меньше и меньше. Я размышлял об ошибках прошедшей жизни, их оказалось так много. В своём воображении я создавал новые могущественные ритуалы, которые я мог бы опробовать, если когда-нибудь снова обрету возможность использовать магию и буду уверен, что это не повредит моему бессмертию. Я всегда считал себя достаточно терпеливым, но теперь я мог размышлять над древними загадками куда более тщательно. Я знал, что, если мне удастся вырваться на свободу, я стану гораздо сильнее, чем был в предыдущей жизни, но я практически не ожидал, что это случиться, — профессор Квиррелл повернулся обратно к котлу. — Через девять лет и четыре месяца после той ночи, странствующий авантюрист по имени Квиринус Квиррелл преодолел защиту одного из моих ранних крестражей. Остальное ты знаешь. А теперь, мальчик, можешь сказать то, что, как мы оба знаем, ты сейчас думаешь.

— Гм, — произнёс Гарри, — мне кажется, не слишком умно...

— Да, мистер Поттер. Говорить это мне — глупо. Очень глупо. Глупее не бывает. Но я знаю, что ты думаешь об этом, и ты будешь продолжать так думать, а я буду всё это понимать, пока ты не скажешь. Так что, говори.

— Ну, э-э. Я осознаю, что постфактум решение более очевидно и уж точно не предлагаю вам исправить ошибку прямо сейчас, но, если вы — Тёмный Лорд, и, так уж случилось, что вы услышали о ребёнке, про которого предсказывается, что он победит вас, то существует одно заклинание, которое нельзя заблокировать, остановить и которое неизменно срабатывает на любом живом существе, у которого есть мозг…

— Да, спасибо, мистер Поттер, за последние девять лет эта мысль приходила мне в голову несколько раз, — профессор Квиррелл взял ещё один цветок колокольчика и растёр его пальцами. — После того, как я на собственном опыте понял всю важность этого принципа, я положил его в основу своего курса Боевой магии. Среди правил молодого Тома Риддла это стояло не на первом месте. Только собственный печальный опыт учит нас, какие принципы должны стоять в списке приоритетов выше, а какие — ниже. Пока они — лишь простые слова, они все звучат одинаково убедительно. Теперь кажется, что было бы лучше послать к дому Поттеров Беллатрису Блэк вместо себя. Но одно из моих правил гласило, что ради таких важных дел я должен идти сам, а не посылать доверенного лейтенанта. Да, я размышлял, не стоит ли использовать Смертельное проклятие. Но я задумался, а что, если оно каким-то образом отскочит от младенца и поразит меня, и пророчество тем самым выполнится. Как я мог знать заранее?

— Воспользовались бы топором, сложно представить, что выполняющее пророчество заклинание выстрелит в вас из топора, — вырвалось у Гарри до того, как он сообразил заткнуться.

— Я решил, что безопаснее всего — попробовать исполнить пророчество на моих условиях, — продолжил профессор. — Естественно, в следующий раз, когда я услышу пророчество, которое окажется мне не по нраву, я не буду ему подыгрывать. Я буду уничтожать все причины, по которым оно может сбыться, на всех стадиях, — профессор Квиррелл сдавил розу в кулаке, будто пытаясь выжать из неё сок. — А теперь все думают, что Мальчик-Который-Выжил каким-то образом неуязвим для Смертельного проклятия, несмотря на то, что это проклятие не разрушает дома и не оставляет после себя сожжённые тела. Люди не могут даже предположить, что Лорд Волдеморт использовал какое-то другое заклинание.

Гарри по-прежнему молчал. Ему пришла в голову мысль, что Тёмный Лорд мог избежать ошибки другим очевидным способом. Не исключено, что воспитанному маглами заметить этот способ легче, чем привыкшему смотреть на мир глазами волшебников.

Гарри ещё не решил, стоит ли доносить до профессора Квиррелла эту мысль — тут были как свои плюсы, так и минусы.

Спустя какое-то время профессор Квиррелл взял следующий ингредиент зелья, что-то напоминающее прядь волос единорога.

— Хочу тебя предупредить, — заметил он, — не думай, что я снова буду ждать девять лет, если тебе удастся каким-то образом уничтожить моё тело. При первой же возможности я переместил крестражи в более удачные места, но теперь это даже не важно. Благодаря тебе я узнал, где найти Воскрешающий камень. Конечно, он не возвращает умерших, но он содержит куда более древнюю магию, чем моя, которая позволяет отображать подобие души. Камень Кадмуса признал меня своим хозяином и подчинился моей воле, ибо я тот, кто победил смерть. Я сделал его частью своего великого творения, — профессор Квиррелл слегка улыбнулся. — Когда-то давно я размышлял, не сделать ли из него крестраж, но воздержался, поскольку понял, что кольцо содержит магию неизвестной природы… ах, какая ирония судьбы. Но я отвлёкся. Ты, именно ты, мальчик, был так небрежен со своими секретами и принёс мне эту идею, ты освободил мою душу, и теперь она может летать, где захочет, и соблазнять самую подходящую жертву. Это катастрофа для всех моих противников, и сотворил её твой рисунок мокрым пальцем на чайном блюдце. Мир станет гораздо безопасней для всех, если ты научишься добродетелям, которые с детства впитывают дети волшебников. И вс-сё, что я только что с-сказал — чис-стая правда.

Гарри закрыл глаза и помассировал свой лоб. Если бы он увидел себя со стороны, то понял бы, что сейчас он очень похож на профессора Квиррелла в глубоких раздумьях.

Задача «победить профессора Квиррелла» выглядела чрезвычайно сложной даже по меркам невероятно трудных задач, которые Гарри уже доводилось решать. Если на самом деле профессор хотел сообщить Гарри об этой сложности, то у него прекрасно получилось. Гарри всерьёз начал размышлять, не стоит ли ему предложить свои услуги в качестве не убивающего наместника Волдеморта на посту правителя Британии, если сам профессор Квиррелл согласится не убивать людей направо и налево. Хотя бы большую часть времени.

Но вряд ли он согласится.

Гарри сидел на полу, уставившись на свои руки. Печаль плавно переходила в отчаяние. Лорд Волдеморт, который дал Гарри его тёмную сторону, слишком много времени размышлял обо всём, в том числе о собственном процессе мышления… и в результате появился хладнокровный, рассудительный, но всё ещё спокойно относящийся к убийствам профессор Квиррелл.

Профессор добавил щепотку золотых волос в зелье сияния, и это напомнило Гарри, что время идёт: пряди волос добавлялись реже, чем колокольчики.

— Второй вопрос, — сказал Гарри. — Расскажите мне о Философском камне. Он делает трансфигурацию постоянной, но делает ли он что-то ещё? Возможно ли изготовить больше Камней, и почему эта задача так сложна?

Профессор Квиррелл склонился над зельем, и Гарри не мог видеть его лица.

— Хорошо. Я расскажу тебе историю Камня в том виде, в каком я сам её знаю. Сила у Камня только одна. Он придаёт созданному волшебством постоянство, превращает временное в навеки настоящее. Обычные заклинания на это совершенно не способны. Сотворённые объекты, вроде замка Хогвартс, требуют постоянной подпитки из какого-нибудь источника магии. Даже метаморфомаги не способны отращивать себе золотые ногти и срезать их на продажу. Теория гласит, что проклятие метаморфомага лишь преобразует их плоть, как магловский кузнец молотом и клещами меняет форму железа, — а золота в их телах нет. История не сохранила свидетельств о том, что кто-нибудь — даже сам Мерлин — создавал золото из ничего. Поэтому даже до начала детальных исследований можно догадаться, что Камень, несомненно, очень древний артефакт. Однако, Николас Фламель известен миру лишь каких-то шесть столетий. Как по-твоему, мальчик, какой очевидный вопрос должен задать тот, кто хочет узнать историю Камня?

— Э-э, — Гарри потёр лоб, пытаясь собраться с мыслями. Если Камень существует с древних времён, а Николас Фламель известен миру лишь шесть столетий… — Не было ли другого волшебника-долгожителя, который исчез примерно в то же время, когда появился Николас Фламель?

— Близко, — кивнул профессор Квиррелл. — Ты помнишь, шесть веков назад жила Тёмная Леди, которую называли бессмертной — чародейка Баба Яга? Утверждается, что она могла заживлять любые свои раны, по своему желанию превращаться в кого угодно… очевидно, она владела Камнем Постоянства. И однажды, в рамках старого и уважаемого перемирия, Баба Яга согласилась преподавать Боевую магию в Хогвартсе, — профессор Квиррелл выглядел… сердитым, Гарри редко видел его таким. — Но ей не доверяли, и потому было использовано одно проклятие. Некоторые проклятия легче осуществить, когда они единообразно связывают тебя и остальных. Например, как слизеринское проклятие змееустов. В данном же случае, подпись Бабы Яги и подписи всех учеников и преподавателей Хогвартса поместили в древнее устройство, известное, как Кубок Огня. Баба Яга поклялась не проливать ни единой капли крови учеников и не брать у них ничего, что принадлежало бы им. А ученики поклялись не проливать ни единой капли крови Бабы Яги и не брать у неё ничего, что принадлежало ей. И вот все они оставили свои подписи, и Кубок Огня засвидетельствовал их клятву и должен был покарать нарушителя.

Профессор Квиррелл взял новый ингредиент — тонкую золотую нить, обёрнутую вокруг сгустка чего-то мерзко выглядящего.

— В то время на шестой курс Хогвартса перешла некая ведьма по имени Перенель. И хотя Перенель лишь недавно расцвела красотой юности, её сердце уже было чернее, чем сердце Бабы Яги…

— Это вы называете её злой? — вырвалось у Гарри, прежде чем он осознал, что только что допустил ошибку ad hominem tu quoque.

— Не перебивай, мальчик, я рассказываю историю. На чём я остановился? Ах, да, Перенель, прекрасная и алчная. За несколько месяцев Перенель соблазнила Тёмную Леди галантным обхождением и флиртом, напускными робостью и невинностью. Сердце Тёмной Леди было завоёвано, и они стали любовниками. А затем, однажды ночью Перенель шепнула, что она слышала про силу Бабы Яги, позволяющую менять внешность, и о том, как эта мысль воспламенила её страсть. И вот Перенель убедила Бабу Ягу придти к ней с Камнем в руке, чтобы ради наслаждений принять разные обличья в течение одной ночи. И в том числе Перенель упросила Бабу Ягу принять мужской облик, и они возлегли вместе, как мужчина и женщина. Но до той ночи Перенель была девственницей. И так как в те дни все были довольно старомодны, Кубок Огня расценил это как пролитие крови Перенель, и как взятие ей принадлежащего. Таким образом, Бабу Ягу уловкой вынудили нарушить клятву, и Кубок сделал её беззащитной. Затем Перенель убила ничего не подозревающую Бабу Ягу, пока та спала в её постели, убила Тёмную Леди, которая любила её и пришла в Хогвартс под знаком перемирия. Так настал конец соглашения, по которому Тёмные Волшебники и Ведьмы преподавали Боевую магию в Хогвартсе. В течение следующих веков Кубок Огня использовался для проведения бессмысленных межшкольных соревнований, а затем валялся в какой-то забытой комнате в Шармбатоне, пока я его, наконец, не украл.

Профессор Квиррелл бросил бледный, бежево-розовый прутик в котёл, и цвет зелья сменился на белый, едва ингредиент коснулся поверхности.

— Но я отвлёкся. Перенель взяла Камень у Бабы Яги и приняла облик и имя Николаса Фламеля. Но личность Перенель она тоже сохранила, объявив себя женой Фламеля. Они появлялись вместе на публике, но это можно было устроить многими способами.

— А как же изготовление Камня? — удивился Гарри. Его мозг обрабатывал услышанное. — Я видел алхимический рецепт в одной книге…

— Ещё одна ложь. Перенель изобразила, словно «Николас Фламель» заслужил право вечной жизни, совершив великое волшебство, которое мог бы попробовать каждый. Она указала другим ложный путь, чтобы никому не приходило в голову искать тот единственный настоящий Камень Бабы Яги, как когда-то искала его сама Перенель, — профессор Квиррелл выглядел довольно мрачно. — Не удивительно, что я потратил годы, пытаясь создать Камень по тому фальшивому рецепту. Теперь ты спросишь — почему я не похитил, не пытал и не убил Перенель, когда узнал правду.

На самом деле, в голову Гарри пришёл не этот вопрос.

Профессор Квиррелл продолжил:

— Дело в том, что Перенель предвидела и предвосхитила стремления Тёмных Волшебников, вроде меня. «Николас Фламель» публично дал Нерушимую клятву в том, что никакие пытки или принуждения не вынудят его отдать Камень. Он заявил, что обещает охранять бессмертие от алчущих его, якобы ради всеобщего блага. Я боялся, что Камень будет потерян навеки, если Перенель умрёт, не сообщив, где он спрятан. Клятва, которую она дала, не позволяла ничего добиться пытками. Кроме того, я надеялся заполучить знания Перенель, если мне удастся найти подходящий способ вытащить их из неё. Хотя Перенель изначально не обладала большими знаниями, она держала в заложниках жизни волшебников куда более великих, чем она сама, предлагая крохи лечения в обмен на секреты и небольшое восстановление юности в обмен на силу. Перенель не снисходила до того, чтобы дать другим полное омоложение, но если тебе доводилось слышать про какого-нибудь седобородого волшебника, который дожил до двухсот пятидесяти лет, можешь быть уверен, что тут приложила руку Перенель. За прошедшие века Перенель набрала такую силу, что смогла взрастить Альбуса Дамблдора как противовес Тёмному Лорду Гриндевальду. Когда я появился под именем Лорда Волдеморта, Перенель ещё больше усилила Дамблдора, выдавая ему по капле накопленных знаний каждый раз, когда Волдеморт, казалось, получал преимущество. Мне следовало придумать что-то умное, чтобы разрешить эту ситуацию, но мне это так и не удалось. Я не нападал на неё напрямую, ибо я не был уверен в своём великом творении. Нельзя было исключать, что однажды я и сам приду к ней выпрашивать хоть толику юности, — профессор Квиррелл бросил в котёл сразу два колокольчика, и они, коснувшись пузырящейся жидкости, словно слились в один. — Но теперь у меня нет причин сомневаться в моём творении и потому я решил, что настало время взять Камень силой.

Гарри помедлил.

— Я бы хотел услышать ответ на парселтанге, является ли всё сказанное правдой?

— Ничто из с-сказанного не являетс-ся ложью, нас-сколько мне извес-стно, — прошипел профессор Квиррелл. — В своей истории я заполнил некоторые лакуны — я не держал свечку, когда Перенель соблазняла Бабу Ягу. С-считаю, с-самое ос-сновное передано правдиво.

Гарри заметил, что слегка озадачен.

— Тогда я не понимаю, почему Камень оказался в Хогвартсе. Разве не лучше всего было спрятать его под какой-нибудь случайной скалой в Гренландии?

— Возможно, Перенель внушали уважение мои выдающиеся способности к поиску, — ответил профессор Защиты. Он обмакнул цветок колокольчика в банку с жидкостью, обозначенную принятым в зельеварении символом дождевой воды. Казалось, внимание профессора целиком поглотил котёл.

Мы с профессором Защиты очень похожи друг на друга. Если не в одном, так в другом. Если я попробую вообразить, что бы я сделал на его месте…

— Вы обманом заставили всех поверить, что у вас есть какой-то способ найти Камень? — озвучил свою мысль Гарри. — Чтобы Перенель положила Камень в Хогвартс, где Дамблдор сможет охранять его?

Профессор Защиты вздохнул, не отводя взгляд от котла.

— Полагаю, тщетно скрывать от тебя эту хитрость. Да, после того, как я завладел телом Квиррелла и вернулся, я воплотил в жизнь стратегию, которая пришла мне в голову, пока я созерцал звёзды. Первым делом, я позаботился о том, чтобы стать профессором Защиты в Хогвартсе — чтобы не вызвать подозрений, мне следовало получить эту должность до начала активных действий. После этого я подстроил, чтобы одна из экспедиций взломщиков заклинаний, организованных Перенель, обнаружила фальшивую, но выглядящую подлинной надпись, гласящую, что с помощью Короны Змеи можно найти Камень, где бы он ни был спрятан. Незамедлительно после этого Корона была украдена, прежде чем Перенель смогла её выкупить. Кроме того, я оставил явные следы того, что вор обладал способностью разговаривать со змеями. В итоге Перенель решила, что я могу гарантированно найти, где спрятан Камень, и потому Камню нужен охранник достаточно могущественный, чтобы одолеть меня. Таким образом Камень оказался в Хогвартсе, во владениях Дамблдора. Естественно, как я и планировал, поскольку уже получил доступ в Хогвартс на этот год. Полагаю, я рассказал о Камне всё, что могло бы тебя заинтересовать, исключая мои планы на будущее.

Гарри нахмурился. Профессор Квиррелл не был обязан рассказывать ему это. Разве что для будущего обмана Перенелль эта стратегия уже не важна?.. Или, быть может, профессор Защиты так быстро ответил, чтобы все сочли, что он блефовал вдвойне, и на самом деле Корона Змеи может находить Камень…

Гарри решил не уточнять рассказанное на парселтанге.

Ещё одну прядь светлых волос, почти белых, но не седых, профессор осторожно опустил в котёл, снова напомнив Гарри, что время ограничено. Гарри задумался, но больше вопросов, связанных с Камнем, ему в голову не пришло. Никто не знал рецепта производства Философских камней, и как изобрести такой рецепт тоже было совершенно непонятно. С объективной точки зрения это, вероятно, была худшая новость, услышанная сегодня.

Гари сделал глубокий вдох.

— Третий вопрос, — сказал он. — Что на самом деле стояло за всеми событиями этого школьного года? Все ваши планы и все планы, о которых вам известно.

— Хм, — задумался профессор Квиррелл, бросая ещё один цветок колокольчика в зелье вместе с кусочком какого-то растения, напоминавшего крохотный крест. — Надо подумать… самое шокирующее откровение — это профессор Защиты, оказавшийся Волдемортом.

— Это уж точно, — пробормотал Гарри с изрядной долей направленного на себя сарказма.

— Тогда с чего мне начать?

— Зачем вы убили Гермиону? — вопрос сам сорвался с губ.





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
LordДата: Среда, 29.04.2015, 10:51 | Сообщение # 308
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Взгляд внимательных бледных глаз профессора Квиррелла переместился с кипящего зелья на Гарри.

— Кто-нибудь посчитал бы, что причина вполне очевидна, но, полагаю, мне не стоит винить тебя в том, что ты не доверяешь очевидному. Чтобы понять цель тайного плана, посмотри на последствия и спроси себя, кому это могло понадобиться. Я убил мисс Грейнджер, чтобы улучшить ситуацию, в которую ты попал, оказавшись в долгу у Люциуса Малфоя, ибо я не планировал, что он получит настолько серьёзный рычаг влияния на тебя. Признаться, я впечатлён тем, насколько большую выгоду ты извлёк из её смерти.

Гарри разжал зубы, что потребовало определённых усилий.

— Я оказался в долгу перед Люциусом из-за вашей попытки подставить Гермиону — обвинить её в покушении на убийство Драко, а затем отправить в Азкабан. Зачем вам это потребовалось?! Вам не понравилось, как она влияет на меня?

— Не неси чушь, — сказал профессор Квиррелл. — Если бы я желал лишь убрать мисс Грейнджер, я бы не стал вмешивать в это Малфоев. Я наблюдал твою игру с Драко Малфоем и нашёл её забавной, но я знал, что долго она не продлится — Люциус обязательно узнает и вмешается, после чего твоя глупость принесёт тебе большие неприятности, ибо Люциус принимает подобное близко к сердцу. Если бы ты только смог проиграть на суде Визенгамота, проиграть, как я учил тебя, то всего лишь через две недели появилось бы железное свидетельство того, как Люциус Малфой, посчитав, что сын его предал, использовал Империус на профессоре Спраут, чтобы наложить Охлаждающее кровь проклятие на мистера Малфоя и чары Ложной памяти на мисс Грейнджер. Люциус оказался бы сметён с политической шахматной доски, отправлен в изгнание, а, может, даже в Азкабан. Богатство Дома Малфоев унаследовал бы Драко Малфой, и он оказался бы полностью под твоим влиянием. Вместо этого мне пришлось оборвать свою интригу на середине. Ты умудрился полностью нарушить ход моего плана, пожертвовав суммой вдвое превышающей всё твоё состояние и предоставив Люциусу Малфою отличную возможность доказать, что он искренне заботится о собственном сыне. Должен заметить, у тебя какой-то поразительный талант портить любые интриги.

— И вы, конечно, думали, — заметил Гарри, а его тёмная сторона старалась поддерживать его голос ровным и спокойным, — что две недели в Азкабане только пойдут на пользу мисс Грейнджер, и она перестанет оказывать на меня дурное влияние. И потому вы каким-то образом подготовили публикации в газетах, требующие её заключения в Азкабан, а не какого-то иного наказания.

На губах профессор Квиррелла мелькнула слабая улыбка.

— Быстро соображаешь, мальчик. Да, я подумал, что она может стать твоей Беллатрисой. К тому же, такой результат постоянно напоминал бы тебе, стоит ли уважать закон, и помог бы тебе сформировать подобающее отношение к Министерству.

— Ваш замысел был абсурдно сложным и не имел никаких шансов на успех, — Гарри понимал, что ему следовало бы быть более тактичным и что сейчас он совершает то, что профессор Квиррелл обычно называл «глупостью», но в данный момент ему было просто наплевать.

— Ничуть не более сложным, чем план Дамблдора добиться ничьей в Рождественской битве трёх армий, и лишь слегка сложнее, чем другой мой план, который должен был убедить тебя, что это Дамблдор шантажировал мистера Забини. Вы упускаете, мистер Поттер, что от этих планов не требовалось увенчаться успехом во что бы то ни стало, — профессор Квиррелл, улыбаясь, продолжал мимоходом помешивать зелье. — Есть планы, успех в которых необходим любой ценой, и в этих случаях основная идея обязана быть предельно простой и следует принимать любые меры предосторожности. А есть планы, неудача в которых допустима, и в этом случае можно расслабиться или проверить пределы своих способностей обращаться со сложностями. Провал упомянутых планов не ставил под угрозу мою жизнь, — профессор Квиррелл уже не улыбался. — А вот наше путешествие в Азкабан относилось к первому типу, и потому твои выходки там меня совершенно не обрадовали.

— Что именно вы сделали с Гермионой? — какая-то часть Гарри удивилась, насколько ровным голосом он это произнёс.

— Стирание и модификация памяти. Любые другие заклинания могли потревожить охранные чары Хогвартса, или впоследствии их заметили бы авроры, которые проверили бы её память. Я не хотел рисковать. Отчасти то, что ты справедливо назвал переусложнением, возникло потому, что первоначальный вариант моего плана не сработал, и мне пришлось его изменить, — казалось, профессору было не слишком приятно об этом вспоминать. — Я принял облик профессора Спраут, подошёл в коридоре к мисс Грейнджер и предложил ей тайную помощь против её врагов. Моя первая попытка убедить её провалилась. Я стёр ей память и попробовал ещё раз, по-другому. Вторая попытка провалилась. Третья попытка провалилась. Десятая попытка провалилась! От досады я начал перебирать всю мою коллекцию личин, включая те, что были бы более уместны для разговора с мистером Забини. И ничего не срабатывало. Ничего! Этот ребёнок совершенно не собирался нарушать свой детский кодекс чести.

— Уж вам-то не стоит называть её ребёнком, профессор, — голос Гарри ему самому казался странным. — Её кодекс сработал! Он помешал вам обмануть её. Деонтологические этические ценности нужны именно потому, что аргументы, убеждающие переступить через них, становятся гораздо менее убедительными, чем могли бы. Вам не стоит критиковать её правила, ведь они сработали так, как и были должны.

Когда они воскресят Гермиону, Гарри расскажет ей, что у самого Лорда Волдеморта не получилось убедить её поступить дурно, и именно потому он убил её.

— Справедливо, я полагаю, — сказал профессор Квиррелл. — Говорят, даже остановившиеся часы дважды в сутки показывают правильное время, и мне не кажется, что мисс Грейнджер на самом деле поступала рационально. И тем не менее, правило десятое: не следует разглагольствовать о никчёмности противника после того, как ему удалось сорвать твои планы. Но вернёмся к твоему вопросу. После двух часов неудачных попыток я осознал, что проявляю излишнее упрямство, и что, на самом деле, не обязательно, чтобы мисс Грейнджер в точности выполнила ту часть плана, что я приготовил для неё. Я отказался от своих первоначальных намерений и внушил мисс Грейнджер, будто она видела, как мистер Малфой строит против неё козни, причём это происходило при таких обстоятельствах, что она не могла сообщить об этом ни тебе, ни учителям. И, наконец, мне повезло, что сам мистер Малфой создал повод для моего вмешательства, — профессор Квиррелл бросил в котёл цветок колокольчика и обрывок пергамента.

— Почему охранные чары сообщили, что Гермиону убил профессор Защиты?

— Когда Дамблдор представлял меня защитным чарам Хогвартса в качестве профессора Защиты, у меня во рту был горный тролль, превращённый в фальшивый зуб, — профессор слегка улыбнулся.

— Другое живое орудие нельзя трансфигурировать, больше никто не проживёт после отмены трансфигурации те шесть часов, которые необходимы, чтобы её нельзя было отследить с помощью Маховика времени. Тот факт, что был использован именно горный тролль, явно свидетельствовал, что убийце требовалось орудие, которое можно безопасно трансфигурировать. Если добавить к этому показания защитных чар и собственное знание Дамблдора о том, как он представил меня Хогвартсу, можно вычислить, кто ответственен за произошедшее — теоретически. Однако, по своему опыту я знаю, что, когда ответ заранее не известен, разгадать такую головоломку гораздо сложнее, поэтому я решил, что не слишком рискую. Да, кстати, у меня к тебе тоже есть вопрос, — профессор Защиты внимательно посмотрел на Гарри. — Что всё-таки выдало меня там, в коридоре перед этими залами?

Гарри отложил все остальные эмоции, чтобы взвесить цену и выгоду честного ответа, и пришёл к выводу, что профессор выдаёт ему гораздо больше информации, чем получает (зачем?) и что лучше не создавать впечатления, будто Гарри что-то умалчивает.

— В основном, мне показалось слишком невероятным, что все появились в коридоре Дамблдора в одно и то же время. Я пытался рассмотреть гипотезу, что все прибывшие кем-то координировались, включая вас.

— Но я же сказал, что следовал за Снейпом, — заметил профессор Защиты. — Разве это было неправдоподобным?

— Это было похоже на правду, но… — сказал Гарри. — Гм. Хорошее объяснение не должно включать в себя правдоподобные версии, о которых стало известно после события. Хорошее объяснение должно предсказывать вероятности заранее. Именно поэтому наука требует от людей сначала делать предсказания, а не верить объяснениям, приходящим в голову уже после события. Я не предсказал бы заранее, что вы станете следить за Снейпом и появитесь подобным образом. Даже если бы я заранее знал, что вы можете отследить палочку Снейпа, я бы не ожидал от вас таких действий. Так как ваше объяснение не убедило меня в том, что я бы смог предсказать такой исход заранее, он так и остался маловероятным. Я начал размышлять, а не мог ли тот, кто управлял Спраут, так же подстроить и ваше появление. А потом до меня дошло, что та записка самому себе на самом деле пришла не от будущей версии меня, и это полностью вас выдало.

— Вот как, — вздохнул профессор Защиты. — Что ж, думаю, всё вышло только к лучшему. Ты всё понял слишком поздно. А если бы ты оставался в неведении и дальше, это принесло бы не только выгоды, но и неудобства.

— А чего вы вообще пытались достичь? Я так старался разобраться лишь потому, что всё происходящее казалось слишком странным.

— Это должно было указывать на Дамблдора, а не на меня, — нахмурился профессор Квиррелл. — На самом деле, предполагалось, что в ближайшие несколько часов мисс Гринграсс в этом коридоре не появится…. хотя, наверное, после того, как я заставил мистера Малфоя подкинуть специально подготовленную для неё улику, неудивительно, что они объединились. Если бы с мистером Ноттом не увязалась эта компания, развитие событий выглядело бы не настолько нелепо. Но поскольку я — специалист по управлению магией на поле боя, я сумел провести стычку, как мне было нужно. Пожалуй, в конце всё смотрелось несколько по-дурацки, — профессор Защиты бросил в котёл дольку персика и колокольчик. — Но давай оставим разговор о Зеркале, пока мы не доберёмся до него. У тебя ещё остались вопросы, касающиеся прискорбной, хоть и, надеюсь, временной кончины мисс Грейнджер?

— Да, — ровным голосом произнёс Гарри. — Что вы сделали с близнецами Уизли? Дамблдор думал… я хочу сказать, вся школа видела, как директор подошёл к близнецам после ареста Гермионы. И Дамблдор думал, что вы, в смысле, Волдеморт, удивились, зачем он сделал это, и что вы проверили близнецов Уизли, обнаружили и забрали их карту, и затем стёрли им память.

— Дамблдор был совершенно прав, — сказал профессор Квиррелл и покачал головой, словно чему-то удивляясь. — Он допустил полнейшую глупость, оставив Карту Хогвартса в руках этих двух идиотов. Когда я завладел Картой, увиденное меня неприятно потрясло. Она верно отображала наше с тобой имя! Идиоты Уизли думали, что в карте какая-то неисправность, особенно после того, как ты получил Мантию и Маховик. Если бы Дамблдор оставил Карту себе… если бы Уизли хоть раз упомянули о странностях Карты Дамблдору… но, к счастью, они этого не сделали.

Верно отображала наше с тобой имя…

— Я хотел бы это увидеть, — сказал Гарри.

Не отрывая взгляда от котла, профессор Квиррелл вытащил из мантии сложенный пергамент, прошипел ему «Покажи окрес-стнос-сти» и бросил его Гарри. Пергамент устремился к мальчику, вызвав усиление чувства обречённости, и мягко опустился к его ногам.

Гарри подобрал пергамент и развернул его.

Сначала лист был пуст. Затем на нём начали появляться контуры стен и дверей, проведённые от руки — их словно рисовало невидимое перо. Появилось изображение цепочки комнат: большинство было пустыми, последняя комната несла неразборчивую подпись по центру, как будто сама Карта пыталась показать своё недоумение, а внутри предыдущей комнаты было написано два имени, одно соответствовало тому месту, где сидел Гарри, а другое — месту, где стоял профессор Квиррелл.

Том М. Риддл.

Том М. Риддл.

Гарри не мог оторвать взгляд от пергамента, по спине побежали мурашки. Одно дело — услышать, как Лорд Волдеморт назвал тебя Томом Риддлом, и другое дело — обнаружить, что магия Хогвартса с этим согласна.

— Ты что-то с-сделал с этой картой, чтобы дос-стичь такого рис-сунка, или с-сам удивилс-ся, увидев это?

— С-сам удивилс-ся, — ответил профессор Квиррелл, с оттенком шипящего смеха. — Никаких фокус-сов.

Гарри сложил Карту и бросил её обратно в сторону профессора. Какая-то сила подхватила пергамент в воздухе и направила его в карман мантии профессора Квиррелла.

— Ещё я хочу сообщить, что это Снейп наводил мисс Грейнджер и её приспешниц на хулиганов и иногда вмешивался, защищая их.

— Это я знаю, — ответил Гарри.

— Любопытно, — сказал профессор Квиррелл. — А Дамблдор тоже об этом знает? Отвечай на парселтанге.

— Нет, нас-сколько мне извес-стно, — прошипел Гарри.

— Поразительно, — сказал профессор. — Возможно, тебя заинтересует ещё один факт: С-сос-тавителю зелий приш-шлос-сь работать с-скрытно, потому что его план противос-стоял плану с-смотрителя ш-школы.

Гарри несколько секунд обдумывал услышанное. Профессор Квиррелл в это время дул на зелье в котле, словно охлаждая его, несмотря на то, что под котлом по-прежнему горел огонь. Затем он добавил в него щепотку земли, каплю воды и колокольчик.

— Пожалуйста, объясните, — попросил Гарри.

— Неужели ты никогда не задавался вопросом, почему в качестве декана Слизерина Дамблдор выбрал Северуса Снейпа? Утверждение, что это просто прикрытие для его работы шпионом Дамблдора, ничего не объясняет. Снейпу достаточно было дать должность профессора зельеварения, ему необязательно было становиться деканом. Снейпа вообще можно было сделать Хранителем Земель и Ключей, если уж Дамблдор так нуждался в его присутствии в Хогвартсе! Зачем его делать деканом Слизерина? Наверняка тебе приходило в голову, что, с точки зрения дамблдоровских претензий на мораль, работа Снейпа на этой должности не могла пойти на пользу слизеринцам?

Нет, эта мысль не приходила в голову Гарри... именно в таких выражениях.

— Я задавался этим вопросом. Но я не рассматривал его именно в таком виде.

— А теперь ответ для тебя очевиден?

— Нет.

— Разочаровываешь. Ты недостаточно научился цинизму, ты не осознал всей гибкости того, что моралисты называют моралью. Чтобы понять план, смотри на последствия и спрашивай, не являются ли они задуманными. Дамблдор намеренно ослаблял факультет Слизерина — не смотри на меня так, мальчик, я говорю ис-стину. В течение последней Войны волшебников, моими приспешниками становились слизеринцы, а другие слизеринцы поддерживали меня в Визенгамоте. Посмотри на это с точки зрения Дамблдора и вспомни, что он по своей природе не понимает путей Слизерина. Представь, как Дамблдор всё сильнее и сильнее печалится, что из этого факультета Хогвартса происходит столько дурного. А после заметь, что он назначает Снейпа главой Слизерина. Северуса Снейпа! Человека, который не станет учить свой факультет ни хитрости, ни целеустремлённости, человека, который не будет требовать от них дисциплины, и сделает своих учеников слабыми! Человека, который будет задевать учеников других факультетов и заставит их испытывать отвращение к самому имени Слизерина! Человека, чья фамилия была неизвестна в магической Британии и, конечно же, не принадлежала к благородным, и, вдобавок, ходящего в каких-то лохмотьях! Ты думаешь, Дамблдор, который всё это устроил и который имел мотив всё устроить именно таким образом, не представлял последствий? Полагаю, Дамблдор говорил себе, что, если будущие Пожиратели Смерти окажутся ослаблены, то в следующей Войне волшебников будет спасено больше жизней, — профессор Квиррелл бросил в котёл небольшую льдинку, и та, коснувшись бурлящей поверхности, медленно растаяла. — Если процесс продлится достаточно долго, ни один ребёнок не захочет идти учиться в Слизерин. Факультет упразднят, и, если Шляпа продолжит называть его имя, это станет меткой позора для детей, которых затем всё равно распределят между другими тремя факультетами. С этого дня в Хогвартсе останется три хороших факультета — храбрости, учёбы и усердия, и не будет факультета Плохих детей, как если бы три основателя Хогвартса изначально оказались достаточно мудры, чтобы отказать Салазару Слизерину. Такой финал, как я полагаю, и задумывал Дамблдор. Краткосрочная жертва ради высшего блага, — профессор Квиррелл сардонически улыбнулся. — А Люциус позволил всему этому случиться, не протестовал и даже, подозреваю, не заметил, что что-то пошло не так. Боюсь, во время моего отсутствия, моим бывшим слугам эта битва умов оказалась совершенно не по зубам.

Принять эту точку зрения было довольно трудно. После некоторого размышления Гарри решил, что сейчас не время разбираться в этом деле. Верил ли Лорд Волдеморт в свои обвинения против Дамблдора, было не важно — Гарри придётся оценить их самостоятельно.

Профессор Квиррелл упомянул своих слуг и тем самым напомнил Гарри кое о чём… Гарри решил, что обязан задать этот вопрос. Конечно, он услышит плохие новости. В любой другой день они повергли бы его в ужас. Но сегодня они станут лишь одной из волн потопа.

— Беллатриса Блэк, — произнёс Гарри. — Расскажите мне правду о ней.

— Она была не в себе ещё до нашей встречи, — ответил профессор Квиррелл. Он взял что-то напоминавшее бело-серое резиновое кольцо и подержал его над котлом, под воздействием пара резинка стала чёрной. — Не стоило использовать на ней легилименцию. Но на миг заглянув в её голову, я понял, как легко будет заставить её влюбиться в меня, что я и сделал. И с тех пор она служила мне вернее всех, ей единственной я почти мог доверять. Я не собирался давать ей то, чего она хотела от меня, и потому я отправил её в пользование братьев Лестрейндж, и все трое были счастливы, каждый по своему.

— Сомневаюсь, — сказал Гарри практически на автопилоте. — Будь это правдой, Беллатриса не помнила бы братьев Лестрейндж, когда мы нашли её в Азкабане.

Профессор Квиррелл пожал плечами.

— Возможно, ты прав.

— Но какого чёрта мы там вообще делали?

— Мне нужно было узнать, куда Беллатриса дела мою палочку. Я заранее сообщил Пожирателям Смерти о своём бессмертии, надеясь — как оказалось, напрасно — на то, что они останутся вместе хотя бы на несколько дней, если появятся известия о моей смерти. Беллатриса получила инструкции разыскать мою палочку там, где моё тело будет убито, и отнести её на определённое кладбище, где ей явится мой дух.

Гарри сглотнул. В его воображении возникла картина, как Беллатриса Блэк ждёт, ждёт, ждёт на кладбище, отчаивается всё сильнее… не удивительно, что она уже не думала о последствиях, когда напала на дом Лонгботтомов.

— Что вы сделали с Беллатрисой после её освобождения?

— Отправил её в тихое мес-сто, вос-становить с-силы, — ответил профессор Квиррелл с холодной улыбкой. — У меня остались на неё планы, точнее на одну её часть, а про свои планы на будущее я говорить не буду.

Гарри сделал глубокий вдох, стараясь восстановить душевное равновесие.

— Были ещё какие-нибудь тайные планы в течение этого учебного года?

— О, их было множество, но практически все остальные, из тех, что я могу сходу припомнить, тебя не касались. Я потребовал учить первокурсников чарам Патронуса, потому что хотел, чтобы ты встретился с дементором, а затем я устроил так, что твоя палочка упала рядом с клеткой, и дементор смог продолжать воздействовать на тебя через неё. Злой умыс-сел отс-сутс-ствовал, я лиш-шь надеялс-ся, что ты вос-становиш-шь час-сть ис-стинной памяти. Также, именно поэтому я подстроил, чтобы некоторые ведьмы притянули тебя вниз, когда ты падал с крыши, это позволило мне спасти твою жизнь, просто на тот случай, если запланированный на ближайшее время инцидент с дементором вызовет какие-то подозрения на мой счёт. Тоже не было злого умыс-сла. Я организовал некоторые из нападений на группу мисс Грейнджер. Я специально старался, чтобы эти нападения провалились, потому что действительно не люблю хулиганов. С-считаю, это вс-се с-секретные планы, что кас-салис-сь тебя в этом ш-школьном году, ес-сли я ничего не забыл.

Вот тебе жизненный урок, — сказал внутренний пуффендуец. — Старайся сопротивляться желанию то и дело манипулировать жизнями других людей. Например, как получилось с Падмой Патил. Если ты не хочешь превратиться в такого, как он.

Профессор Квиррелл аккуратно всыпал в котёл щепотку красно-коричневого порошка, и Гарри задал свой четвёртый и последний вопрос — наименее важный, но всё же значимый.

— В чём заключалась ваша цель во время Войны Волшебников? — спросил Гарри. — В смысле, в чём… — голос Гарри дрогнул. — В чём был смысл всей этой войны?

Мозг мальчика непрерывно повторял: Зачем, зачем, зачем нужен был Лорд Волдеморт...

Профессор Квиррелл поднял бровь.

— Тебе ведь рассказали про Дэвида Монро?

— Да, во время Войны Волшебников вы были одновременно и Дэвидом Монро, и Лордом Волдемортом, эту часть я понял. Вы убили Дэвида Монро, приняли его облик и уничтожили всю его семью, чтобы вас не разоблачили…

— Верно.

— Вы планировали, что, какая бы сторона ни победила в Войне Волшебников, вы всё равно окажетесь у власти. Но почему одна из сторон должна была быть именно Волдемортом? В смысле, я хочу сказать, разве не легче добиться общественной поддержки кому-то, кто менее… менее Волдеморт?

Молоток в руках профессора Квиррелла с необычайно громким стуком превратил в труху крылья белой бабочки и очередной колокольчик.

— Вообще-то, я планировал, — едко произнёс профессор Защиты, — что Лорд Волдеморт проиграет Дэвиду Монро. Однако, я не учёл абсолютную убогость… — профессор Квиррелл остановился. — Нет, я расскажу по порядку. Слушай, мальчик, когда я изобрёл своё величайшее творение и достиг пика своего магического мастерства, я решил, что настало время взять политическую власть в свои руки. Я знал, что это не доставит мне удовольствия и мне придётся посвящать своё время делам, которые не назовёшь приятными. Но я знал, что маглы рано или поздно уничтожат мир, или начнут войну с волшебниками, или случится и то, и другое сразу, и с этим нужно что-то делать, если я не хочу бродить всю мою вечность по мёртвому или почти мёртвому миру. Я обрёл бессмертие, и мне нужна была новая цель, чтобы занять ближайшие десятилетия. Помешать маглам разрушить всё, казалось задачей подходящего масштаба и сложности. Впрочем, для смертных насекомых, возможно, и не имеет смысла заботиться о конце их мира. Зачем им утруждаться и терпеть какие-то неудобства на пути к могиле? Но я отвлёкся. Я видел, как Дамблдор победил Гриндевальда и получил власть, и решил, что сделаю то же самое. Давным-давно я отомстил Дэвиду Монро — мы учились в Слизерине на одном курсе и он раздражал меня — и мне пришла мысль также похитить его облик, уничтожить его семью и стать наследником его Дома. И, кроме этого, я задумал великого врага, с которым будет сражаться Дэвид Монро, самого ужасного Тёмного Лорда, которого можно вообразить, запредельно умного, гораздо более опасного, чем Гриндевальд, ибо его интеллект не допустит тех ошибок, которые привели Гриндевальда к краху. Этот Тёмный Лорд своей величайшей хитростью разрушал бы союзы, выступающие против него, своим ораторским искусством он бы снискал величайшую верность своих последователей. Он бы стал самым жутким Тёмным Лордом, который когда-либо угрожал Британии или миру. Вот кого должен был победить Дэвид Монро.

Раздалось ещё два стука — молоток профессора Квиррелла расплющил колокольчик и ещё какой-то бледный цветок.

— Однако, хотя мне уже доводилось играть роль Тёмного Волшебника во время моих странствий, прежде мне никогда не приходилось принимать личность полноценного Тёмного Лорда — с политической программой и всякими мелкими сошками на побегушках. Мне не хватало опыта, и я помнил историю Тёмной Вести — о том, каким провалом обернулось её первое появление на публике. Позже она заявляла, что планировала назвать себя Ходячей Катастрофой и Апостолом Тьмы, но от волнения представилась как Апостроф Тьмы. После этого ей пришлось сравнять с землёй две деревни, чтобы её начали воспринимать всерьёз.

— Поэтому вы решили сперва поставить небольшой эксперимент, — сказал Гарри. У него появилось тошнотворное чувство, потому что он уже понял, что было дальше. Перед ним было его отражение, следующий шаг оказался именно таким, какой сделал бы и сам Гарри, если бы у него полностью отсутствовало представление об этике, если бы он внутри был пуст. — Чтобы узнать, за какие нужно дёргать ниточки, и чтобы при этом ваши ошибки не помешали основному плану, вы создали личность, которую потом не жалко было бы выбросить.

— Правильно. Перед тем, как стать поистине ужасным Тёмным Лордом, с которым должен будет сражаться Дэвид Монро, я ради тренировки создал личность Тёмного Лорда со сверкающими красными глазами, бессмысленно жестокого к своим приспешникам, чья политическая программа состояла из неприкрытых личных амбиций смешанных с теорией чистоты крови в изложении пьяниц из Лютного переулка. Первых приспешников я набирал в тавернах, выдавал им плащи и маски-черепа и говорил, что теперь им следует представляться Пожирателями Смерти.

Тошнотворное чувство понимания усилилось.

— И вы назвали себя Волдемортом.

— Именно так, генерал Хаоса, — ухмыльнулся профессор Квиррелл. — Я хотел сделать анаграмму собственного имени, но это бы получилось, только если бы мне посчастливилось иметь среднее имя «Марволо», а это уже была бы натяжка. На самом деле, если тебе любопытно, наше среднее имя — Морфин. Но я отвлёкся. Я считал, что карьера Волдеморта продлится лишь несколько месяцев, максимум — год, а затем авроры перебьют моих приспешников и одноразовый Тёмный Лорд исчезнет. Как ты понимаешь, я чрезмерно переоценил своих оппонентов. К тому же, что бы Тёмные Лорды ни вытворяли в пьесах, я никак не мог заставить себя пытать своих приспешников, когда они приносили мне плохие вести. Я никак не мог заставить себя защищать принципы чистоты крови столь же бессвязно, как это делают пьяницы в Лютном переулке. Я не стремился проявлять свой ум, когда отправлял своих приспешников на задания, но я и не давал им абсолютно бессмысленных приказов… — в других обстоятельствах грустная улыбка профессора Квиррелла могла бы показаться очаровательной. — Месяц спустя мне в ноги упала Беллатриса Блэк, а ещё через три месяца за рюмкой дорогого огневиски со мной торговался Люциус Малфой. Я вздохнул, оставил всякую надежду на род волшебников и в качестве Дэвида Монро начал бороться со страшным Лордом Волдемортом.

— И что же случилось…

— Случилась полная неадекватность абсолютно всех институтов британской магической цивилизации! — прорычал профессор Квиррелл. — Тебе не понять этого, мальчик! Я не мог это понять! Это нужно было видеть, и даже тогда в это было трудно поверить! Ты замечал, наверное, что, когда твои сокурсники разговаривают о том, чем занимаются их семьи, примерно трое из четырёх упоминают ту или иную работу в Министерстве. Возможно, тебе интересно, как может существовать страна, где трое из четырёх граждан занимаются бюрократией. Ответ в том, что если бы они не мешали друг другу заниматься своим делом, для них всех не нашлось бы работы! Авроры были хороши как бойцы-одиночки, они сражались с Тёмными волшебниками и только лучшие выживали, чтобы тренировать новичков. Но в руководстве у них творился полный бедлам. Министерство было столь занято перекладыванием бумаг, что во всей стране никто не мог эффективно противостоять нападениям Волдеморта — кроме меня, Дамблдора и горстки необученных добровольцев. Ленивый, неумелый, трусливый бродяга по имени Мундунгус Флетчер считался важной фигурой в Ордене Феникса — он ведь был безработным, он мог не тратить время на иные занятия! Я попытался ослабить атаки Волдеморта, чтобы понять, может ли он в принципе проиграть — и сразу же Министерство начало отряжать меньше авроров, чтобы противостоять мне! Я прочёл «Маленькую красную книжицу» Мао, я обучил своих Пожирателей Смерти партизанской тактике — и ради чего?! Ради чего?! Я воевал со всей магической Британией и в каждом столкновении у меня оказывался численный перевес! От отчаяния я приказал своим Пожирателям Смерти последовательно убивать всех некомпетентных руководителей Департамента Магического Правопорядка. Несмотря на судьбу своих предшественников, одна канцелярская крыса за другой вызывалась занять высокий пост и радостно потирала руки, предвкушая повышение. Каждый из них надеялся, что он-то сможет договориться с Лордом Волдемортом. Мы их убивали семь месяцев, и ни один Пожиратель Смерти так и не поинтересовался, а зачем мы это делаем. И даже после этого, когда директором стал Бартемиус Крауч, а главой авроров — Амелия Боунс, заметного улучшения не произошло. Я бы достиг больших успехов, даже сражаясь в одиночку! Помощь Дамблдора постоянно упиралась в его моральные нормы, а помощь Крауча — в его уважение к закону.

Профессор Квиррелл усилил огонь под котлом.

— И со временем, — произнёс Гарри, превозмогая боль в сердце, — вы решили, что играть роль Волдеморта гораздо забавней.

— Из всех ролей, которые я когда-либо играл, эта меня раздражала меньше всего. Если Лорд Волдеморт говорил, что нужно что-то сделать, люди ему просто подчинялись и не спорили! Мне не надо было подавлять своё желание использовать Круцио на идиотах — это было частью роли. Если кто-то портил мне игру, я просто говорил Авадакедавра — не важно, было ли это мудро со стратегической точки зрения, — и он меня больше не беспокоил.





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
LordДата: Среда, 29.04.2015, 10:51 | Сообщение # 309
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Профессор Квиррелл небрежно порезал маленького червя на кусочки.

— Но истинное прозрение для меня наступило в тот день, когда Дэвид Монро пришёл просить въездную визу для одного азиатского инструктора по тактике боя, а министерский чиновник, самодовольно улыбаясь, ему отказал. Я поинтересовался у этого чиновника, понимает ли он, что я пытаюсь спасти его собственную жизнь, но он лишь снова улыбнулся. В ярости я отбросил маски и осторожность. Я воспользовался легилименцией, я погрузил пальцы в выгребную яму его тупости и вырвал из его разума истину. Я не понимал и очень хотел понять! С помощью легилименции я заставил крошечный мозг этого чиновника прожить альтернативные варианты этого разговора, я хотел увидеть, что он подумает, если на моём месте окажутся Люциус Малфой, Лорд Волдеморт или Дамблдор.

Руки профессора Квиррелла замедлились, когда он начал аккуратно снимать тонкую стружку с куска свечного воска.

— В тот день я осознал одну человеческую особенность. Она нетривиальна, поэтому я и не понимал её раньше. Впрочем, я попытаюсь тебе её описать. Теперь я понимаю, почему Дамблдор не правит миром, пусть он и председатель Международной Конфедерации. Люди открыто отзываются о Дамблдоре дурно, гордо критикуют его, иногда даже в лицо. Но повторить то же самое Люциусу Малфою они не посмеют. Ты сам действовал неуважительно по отношению к Дамблдору. Ты понимаешь, почему ты так себя вёл?

— Я… не уверен, — ответил Гарри. Сразу напрашивалась гипотеза, что дело в остаточных нейронных связях, доставшихся от Тома Риддла.

— Волки, собаки, даже куры сражаются друг с другом за доминирующие позиции. Из разума того чиновника я наконец понял, что он чувствовал превосходство Люциуса Малфоя, чувствовал превосходство Волдеморта, но не чувствовал превосходства Дэвида Монро или Альбуса Дамблдора. Когда мы приняли сторону добра и присягнули на верность свету, в нас перестали видеть угрозу. В Британии каждый ощущает превосходство Люциуса Малфоя. Ибо, если кто-то в открытую выступит против Люциуса, то Люциус может заставить его выплатить старый долг, или натравить на его магазин министерских бюрократов, или растоптать в «Ежедневном пророке». А превосходства самого могущественного волшебника в мире никто не чувствует, ибо все знают, что он, — губы профессора Квиррелла скривились, — герой из легенд, до неприличия скромный и ни при каких обстоятельствах не опускающийся до мести. Скажи, мальчик, ты хоть раз видел драму, где герой перед тем, как согласится спасать страну, требует золота хотя бы в размере адвокатского гонорара?

— Вообще-то, в магловских произведениях таких героев очень много. Сразу приходит на ум Хан Соло…

— Что ж, в магической драме так не бывает. Там все герои скромны, как Дамблдор. У волшебников драма — это фантазия о могущественном рабе, который никогда по-настоящему не возвысится, никогда не потребует уважения к себе, никогда даже не попросит ему заплатить. Теперь ты понимаешь?

— Кажется... да, — ответил Гарри. Фродо и Сэмиус из «Властелина Колец», судя по всему, соответствовали архетипу героя, в котором совершенно никто не видит угрозу. — И вы хотите сказать, что именно так люди и думают о Дамблдоре? Не верю, что ученики Хогвартса считают его хоббитом.

— В Хогвартсе Дамблдор всё-таки наказывает за кое-какие выпады против его власти, и потому в некоторой степени его боятся — впрочем, ученики всё равно спокойно насмехаются над ним, и не только шёпотом. За пределами этого замка над Дамблдором глумятся, его начали называть безумцем, а он, как дурак, подыгрывает таким разговорам. Стоит принять роль спасителя из пьес, и люди увидят в тебе раба, которым они вправе распоряжаться, и кого они могут с наслаждением критиковать, ибо это привилегия господ — сидеть и давать ценные указания, пока рабы трудятся. Лишь у древних греков, в легендах, что сложены во времена, когда люди ещё не погрязли столь глубоко в своих заблуждениях, можно увидеть достойных героев. Гектор, Эней — эти герои сохраняли своё право на мщение тем, кто оскорблял их, они могли требовать золото и драгоценные камни в уплату за службу, и никто не думал их этим попрекать. И если бы Лорд Волдеморт завоевал Британию, он мог бы снизойти и по случаю победы продемонстрировать своё благородство. Никто бы не принял его добрую волю как должное, и никто бы не посмел сказать ему слова поперёк, если бы его деяния пришлись не по вкусу. Победив, он бы завоевал истинное уважение. В тот день в Министерстве я осознал, что, завидуя Дамблдору, я был таким же глупцом, как и он. Я осознал, что с самого начала пошёл по неверному пути. Ты и сам свободно порицал Дамблдора и не смел так же свободно порицать меня. Готов поспорить, что так было даже в твоих мыслях, ибо тут затронуты глубокие инстинкты. Ты знал, что насмешка над сильным и мстительным профессором Квирреллом может дорого тебе обойтись, а неуважение к слабому и безвредному Дамблдору сойдёт тебе с рук.

— Спасибо вам, профессор Квиррелл, — выдавил Гарри сквозь боль, — за этот ценный урок. Вы правы насчёт того, как работал мой разум.

Впрочем, вероятно, память Тома Риддла тоже имеет какое-то отношение к тому, что иногда он срывался на Дамблдора без серьёзной причины. С профессором МакГонагалл Гарри себя так не вёл… однако, надо заметить, что та могла снять баллы с Когтеврана, и от неё не исходила такая же аура терпимости, как от Дамблдора… Нет, профессор Квиррелл всё равно прав, Гарри проявлял бы больше уважения даже в мыслях, если бы ему не казалось, что не уважать Дамблдора безопасно.

Значит, вот какими были Дэвид Монро и Лорд Волдеморт…

Но ответа на самый загадочный вопрос Гарри так и не получил, и он не был уверен, что ему следует этот вопрос задавать. Если каким-то образом Лорд Волдеморт умудрился не подумать об этом, и за девять лет раздумий профессор Квиррелл тоже об этом не подумал, то, возможно, мудрее промолчать… Хотя, быть может, и нет — агония Войны Волшебников не принесла блага Британии.

Гарри решился.

— Кое-что постоянно сбивало меня с толку. Почему Война Волшебников длилась так долго? В смысле, может, я недооцениваю сложности, с которыми столкнулся Лорд Волдеморт…

— Ты хочешь знать, почему я не подчинил Империусом каких-нибудь сильных волшебников, которые и сами могли подчинять Империусом других, не сразил самых сильных волшебников, которые могли бы устоять против моего Империуса, и не захватил Министерство где-то, скажем, дня за три.

Гарри молча кивнул.

Некоторое время профессор Квиррелл с задумчивым видом кусочек за кусочком бросал в котёл мелко нарезанную траву. Если Гарри помнил правильно, этот ингредиент нужно было добавить после выполнения примерно четырёх пятых рецепта.

— Услышав от Снейпа пророчество Трелони, — наконец заговорил профессор, — я принялся размышлять о прошлом и о будущем и сам задумался над этим вопросом. Если бы меня в те годы спросили, почему бы мне просто не воспользоваться Империусом, я бы ответил, что, прежде чем я обращу взор на другие страны, мне нужно, чтобы все увидели, как я правлю, как я в открытую распоряжаюсь министерскими бюрократами. Я бы заметил, что быстрая и тихая победа может повлечь трудности в дальнейшем. Я бы заметил, что Дамблдор и его великолепное умение обороняться — это серьёзное препятствие. И привёл бы схожие оправдания для любого другого быстрого пути к победе. Почему-то для перехода к решающей фазе действий никогда не наступал нужный момент. Всегда находилось что-нибудь, что следует сделать раньше. Затем я услышал пророчество и понял, что момент настал, что само Время обратило на меня внимание. Понял, что медлить больше нельзя. Я оглянулся на прошлое и осознал, что я вот таким образом откладывал решающие действия уже годами. Думаю… — какие-то кусочки травы до сих пор падали с его руки, но, похоже, профессор Квиррелл не обращал на это внимание, — когда под светом звёзд я размышлял о своём прошлом, я решил, что слишком привык играть против Дамлблдора. Он умён, он искренне старался быть хитрым, он не ждал, пока я ударю, а сам удивлял меня. Его странные ходы срабатывали причудливым и непредсказуемым образом. Оглядываясь назад, я понимаю, что Дамблдора можно было уничтожить множеством достаточно очевидных способов. Но, думаю, какая-то часть меня не хотела снова раскладывать пасьянс вместо игры в шахматы. Только перспектива создать ещё одного Тома Риддла, противника более достойного, чем Дамблдор, заставила меня задуматься об окончании войны. Да, теперь это звучит по-идиотски, но иногда наши эмоции глупее, чем мы готовы признать. Я ни за что бы не стал вести себя так умышленно. Это нарушало бы правила девять, шестнадцать, двадцать и двадцать два, и какое бы там удовольствие я ни получал, это было бы слишком. Но я постоянно решал, что нужно ещё кое-что сделать, нужно набрать ещё больше сил, что я просто обязан поставить ещё одну фигуру на нужное место, и только после этого я смогу оставить развлечения и перейти к гораздо более утомительному правлению Британией… Что ж, даже я не застрахован от подобных ошибок, если не понимаю, что совершаю их.

И в этот миг Гарри понял, что произойдёт в конце, когда они добудут Философский Камень.

В конце профессор Квиррелл его убьёт.

Профессор Квиррелл не хочет убивать его. Вероятно, Гарри — единственный человек в мире, против которого профессор Квиррелл не смог бы использовать Смертельное проклятие. Но по какой-то причине профессор Квиррелл считает, что должен убить Гарри.

Именно поэтому профессор Квиррелл решил, что необходимо долго варить зелье сияния. Именно поэтому профессор Квиррелл так легко согласился ответить на эти вопросы, наконец рассказать о своей жизни кому-то, кто в состоянии его понять. Точно таким же образом Лорд Волдеморт оттягивал конец Войны Волшебников, чтобы подольше поиграть против Дамблдора.

Гарри не мог точно вспомнить, какими словами профессор Квиррелл ранее говорил, что он не будет убивать Гарри. Ничего прямолинейного вроде «Я совершенно никоим образом не собираюсь тебя убивать, если только ты своими действиями не принудишь меня к этому, выкинув какую-нибудь глупость». Гарри и сам не хотел требовать подобного обещания и настаивать на строгих формулировках, поскольку понимал, что ему нужно будет нейтрализовать Лорда Волдеморта, и боялся, что, если они попытаются обменяться действительно обязывающими обещаниями, строгие формулировки выдадут его намерения. Так что наверняка в обещаниях профессора были лазейки.

Осознание возможной скорой гибели не вызвало серьёзного потрясения. Оно лишь напомнило, что следует поторапливаться. Какая-то часть Гарри и раньше это понимала и лишь ждала повода, чтобы представить разуму на рассмотрение. За время разговора прозвучало очень много всего, и профессор Квиррелл не стал бы рассказывать такие подробности человеку, которому отведено прожить больше, чем несколько часов. Чудовищное одиночество, о котором рассказывал профессор Квиррелл, могло объяснить, почему он решил нарушить свои правила и рассказать всё это Гарри — при условии, что Гарри скоро умрёт. А мир, вообще-то, не похож на пьесы, где злодей, раскрывший свои планы, всегда терпит неудачу при последующей попытке убить героя. Но смерть Гарри определённо присутствует где-то в будущих планах профессора.

Гарри сглотнул и попытался успокоить дыхание. Профессор Квиррелл только что добавил в зелье сияния несколько волосков из лошадиной гривы, и, если Гарри не изменяла память, это означало, что зелье почти готово. К тому же в куче осталось уже не так много колокольчиков.

Вероятно, с учётом сложившихся обстоятельств, стоило прекратить так уж сильно беспокоиться о риске и вести разговор более активно.

— Если я укажу на одну из ошибок Лорда Волдеморта, накажет ли он меня за это?

Профессор Квиррелл приподнял брови.

— Нет, если ошибка действительно была. Я бы не советовал читать мне морали. Но я не казню ни носителя дурных вестей, ни подчинённого, который искренне пытается указать на проблему. Даже в роли Лорда Волдеморта я был не в состоянии опуститься до подобной тупости. Конечно, встречались глупцы, которые принимали моё поведение за слабость и пытались самоутвердиться, принижая меня своими публичными наставлениями. Они считали свои поучения критикой, которую я обязан терпеть, — профессор Квиррелл улыбнулся своим воспоминаниям. — Пожиратели Смерти становились только лучше без таких умников, и я не советую тебе повторять подобную ошибку.

Гарри кивнул, холодок пробежал по его спине.

— Э-э, когда вы рассказали мне о том, что произошло в Годриковой лощине в ночь на Хэллоуин, я имею в виду, в 1981 году, гм… Я понял, что в ваших рассуждениях есть ещё один пробел. Вы могли избежать провала. Но, м-м, мне кажется, что у вас есть «слепое пятно», один класс стратегий вы просто не рассматриваете, даже не замечаете их впоследствии…

— Надеюсь, ты не собираешься сказать какую-нибудь глупость, вроде «попробуйте не убивать людей», — сказал профессор Квиррелл. — В этом случае я несколько огорчусь.

— С-сис-стема ценнос-стей не при чём. Ес-сть нас-стоящ-щая ош-шибка в контекс-сте ваш-ших замыс-слов. Вы накажете меня, ес-сли я с-сыграю роль учителя и дам вам урок? Или ес-сли ош-шибка прос-стая и очевидная и вы почувс-ствуете с-себя глупо?

— Нет, — прошипел профессор Квиррелл. — Нет, ес-сли урок с-стоящ-щий.

Гарри сглотнул.

— Э-э. Почему вы не проверили вашу систему крестражей до того, как она вам реально потребовалась?

— Проверил? — возмущённым тоном переспросил профессор Квиррелл. Он оторвал взгляд от готовящегося зелья. — В каком смысле, «проверил»?

— Почему вы не проверили, что ваша система крестражей работает правильно, до того, как она вам понадобилась на Хэллоуин?

Профессор Квиррелл сказал с отвращением:

— Это абсурд… Я не хотел умирать, мистер Поттер, а это был единственный способ проверить моё великое творение! Какой смысл мне было рисковать своей жизнью раньше срока? Чем бы мне это помогло?

Гарри сглотнул появившийся в горле ком:

— С-сущ-ществовал с-спос-соб проверить заклинание Крес-стража, не умирая. Это важный урок. Теперь вы понимаете?

— Нет, — помолчав, ответил профессор Квиррелл.

Он аккуратно растёр один из оставшихся цветков колокольчика с прядью длинных светлых волос и затем бросил в зелье, которое сейчас радостно бурлило. На столе осталось лишь два колокольчика.

— И я надеюсь, что в твоём уроке есть смысл, ради твоего же блага.

— Предположим, профессор, я выучил улучшенное заклинание Крестража и хочу его использовать. Как я поступлю?

Профессор Квиррелл немедленно ответил:

— Ты найдёшь кого-нибудь, чей моральный облик вызывает у тебя отвращение и чья смерть, как ты сможешь себя убедить, спасёт чужие жизни, и убьёшь его, чтобы создать крестраж.

— А затем?

— Сделаешь ещё крестражи, — ответил профессор Защиты.

Он поднял со стола банку с чем-то похожим на чешую дракона.

— До этого, — сказал Гарри.

Немного погодя, профессор Защиты тряхнул головой.

— Я всё равно не понимаю. Прекращай эту игру и скажи.

— Я бы создал крестражи для моих друзей. Если бы в целом мире был хотя бы один человек, о котором вы бы по настоящему заботились, хотя бы один человек, который придавал бы смысл вашему бессмертию, кто-то, с кем бы вы хотели прожить вместе вечность… — Гарри закашлялся. — В этом случае… В этом случае идея создать крестраж для кого-то ещё не оказалась бы для вас настолько контринтуитивной, — Гарри часто заморгал. — Вы не замечаете стратегий, в которых нужно делать добро для других, не замечаете настолько, что это мешает вам достигать ваших собственных эгоистичных целей. Вы думаете… что это не в вашем стиле. И эта… часть вашего представления о себе… стоила вам девяти лет.

Профессор защиты с помощью пипетки добавлял по капле масло мяты в котел.

— Да… — произнёс он медленно. — Я понял. Мне следовало обучить Рабастана улучшенному ритуалу крестража и заставить его проверить моё изобретение. Да, теперь я понимаю, что это совершенно очевидно. Если уж на то пошло, я мог бы приказать Рабастану попробовать записать свою личность в какого-нибудь младенца и посмотреть, что получится. И только потом отправиться в Годрикову Лощину создавать тебя, — профессор Квиррелл изумлённо покачал головой. — Что ж. Я рад, что понял это только сейчас, а не десять лет назад. У меня и так было достаточно причин, чтобы корить себя.

— Вы не замечаете хороших способов делать то, что хотите сделать, — Гарри почувствовал, что почти кричит от отчаяния. — Даже если добрая стратегия более эффективна, вы её не видите, потому что вы считаете, что вы не можете быть хорошим!

— Справедливое наблюдение, — сказал профессор Квиррелл. — Более того, теперь, когда ты мне на это указал, я сразу же придумал несколько хороших вещей, которые я могу сделать прямо сегодня для достижения своих целей.

Гарри уставился на него.

Профессор Квиррелл улыбался:

— Вы преподали мне хороший урок, мистер Поттер. Отныне и до тех пор, пока я не найду здесь подвоха, я собираюсь прилежно отслеживать хитрые стратегии, которые включают совершение добрых поступков в отношении других людей. Возможно, пойду и попрактикуюсь в добрых делах, пока мой разум не свыкнется с этим.

По спине Гарри пробежал холодок.

Судя по всему, профессор Квиррелл сказал это без малейшего колебания.

Лорд Волдеморт был абсолютно уверен, что ничто и никогда не сможет его исправить. И это его совершенно не пугало.

Предпоследний цветок колокольчика медленно погрузился в зелье.

— Есть ли у тебя ещё ценные уроки для лорда Волдеморта, мальчик? — спросил профессор Квиррелл.

Он поднял взгляд от зелья и улыбнулся, словно знал в точности, о чём Гарри думает.

— Да, — голос Гарри почти дрогнул. — Если ваша цель — обрести счастье, то, совершая добрые дела для других, вы получите больше удовольствия, чем совершая их для себя...

— Ты в самом деле решил, что я никогда об этом не задумывался? — улыбка исчезла с лица профессора. — Ты думаешь, я дурак? Закончив Хогвартс, я странствовал по миру многие годы, прежде чем вернулся в Британию уже Лордом Волдемортом. Я сыграл столько ролей, что мне наскучило их считать. Ты думаешь, я никогда не пробовал сыграть героя, просто чтобы почувствовать, что это такое? Ты не слышал имени Александра Чернышова? Под этим именем я отыскал безнадёжную дыру, где правил один Тёмный Волшебник, и освободил её несчастных обитателей от оков. Они рыдали от благодарности. Я ничего особенного не почувствовал. Я остался там и убил следующих пятерых Тёмных Волшебников, которые пытались захватить это место. Я тратил свои собственные галлеоны — ну, не мои собственные галлеоны, но в данном случае это не важно — чтобы облагородить их маленькую страну и привнести туда какое-то подобие порядка. Они ещё больше пресмыкались предо мной и называли каждого третьего младенца Александром. Я всё равно ничего не чувствовал. Поэтому я мысленно кивнул, отметил, что честно попробовал побыть героем, и пошёл своей дорогой.

— Неужели вы были счастливы в роли Лорда Волдеморта? — голос Гарри едва не срывался на крик.

Профессор Квиррелл помедлил, затем пожал плечами.

— Как я понимаю, ты и так знаешь ответ.

— Тогда зачем?! Зачем быть Волдемортом, если это всё равно не приносит вам счастья?! — голос Гарри сорвался. — Я — это вы, я создан на вашей основе, и я точно знаю, что профессор Квиррелл — это не просто маска! Я точно знаю, что он — это тот, кем вы могли бы быть! Почему бы вам им не остаться? Снимите своё проклятье с должности профессора Защиты и просто оставайтесь здесь! Воспользуйтесь Философским Камнем, чтобы принять облик Дэвида Монро, и отпустите на свободу настоящего Квиринуса Квиррелла. Если вы скажете, что не будете больше убивать людей, я поклянусь не говорить никому, кто вы на самом деле, просто будьте профессором Квирреллом всегда! Ваши ученики будут ценить вас, как студенты моего отца ценят его...

Профессор Квиррелл усмехнулся, продолжая помешивать зелье.

— Мальчик, в магической Британии живут примерно пятнадцать тысяч волшебников. Когда-то их было больше. Они боятся называть моё имя, и у них есть на это причины. Ты простишь меня, потому что тебе понравились мои уроки Боевой магии?

Поддерживаю, — заявил внутренний пуффендуец. — Действительно, что за бред?

Гарри весь дрожал, но по-прежнему не сводил глаз с профессора.

— Не мне прощать вас за всё то, что вы сделали. Но это лучше ещё одной войны.

— Ха, — ответил профессор Защиты. — Если тебе удастся найти Маховик Времени, который отправляет назад на сорок лет и может менять историю, позаботься сказать это Дамблдору до того, как он откажет Тому Риддлу в должности профессора Защиты. Но увы, боюсь, профессор Риддл был бы недолго счастлив в Хогвартсе.

— Но почему?!

— Потому что меня всё равно бы окружали идиоты, а я не мог бы их убивать, — спокойно ответил профессор Квирррелл. — Убивать идиотов — одна из главных радостей в моей жизни, и я бы предпочёл, чтобы ты не отзывался об этом занятии дурно, пока сам не попробуешь.

— Наверняка есть хоть какое-нибудь занятие, которое принесло бы вам больше счастья, — голос Гарри опять сорвался. — Обязано быть.

— Почему? — спросил профессор Квиррелл. — Это какой-то научный закон, с которым я пока не сталкивался? Поведай мне о нём.

Гарри открыл рот, но не смог подобрать слов. Должно быть что-то, просто обязано, и ему нужно просто найти правильные слова...

— И ты тоже, — продолжил профессор Квиррелл, — не имеешь права говорить о счастье. Ты и сам не ставишь счастье выше всего на свете. Ты с этим определился в начале, в самом начале этого года, когда Распределяющая шляпа предложила тебе Пуффендуй. Мне она предлагала то же самое, и я отказался, так же, как и ты. Я — Том Риддл, и ты — Том Риддл, к чему лишние слова?

Профессор Защиты опять повернулся к котлу.

Гарри не успел придумать, что ответить. Профессор Квиррелл уронил в котёл последний колокольчик, и оттуда вырвалась стайка светящихся пузырьков.

— Полагаю, здесь мы закончили, — сказал профессор Защиты. — Если у тебя есть ещё вопросы, с ними придётся подождать.

Гарри неловко встал на ноги. Профессор Квиррелл поднял котёл и вылил на фиолетовый огонь у двери удивительно огромное количество сияющей жидкости — больше, чем могло бы поместиться в дюжине таких котлов.

Фиолетовый огонь потух.

— А теперь — к Зеркалу, — объявил Профессор. Он достал Мантию Невидимости и пролевитировал её к ногам Гарри.





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
LordДата: Среда, 06.05.2015, 23:15 | Сообщение # 310
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Глава 109. Отражения


«Даже величайший артефакт можно победить с помощью более слабого, но специализированного».

Эти слова произнёс профессор Защиты после того, как Истинная Мантия Невидимости чёрными складками растеклась у ног Гарри.

«Зеркало Идеального Отражения имеет власть над всем, что оно отражает, и власть эта, как утверждается, непреодолима. Но поскольку Истинная Мантия Невидимости создаёт идеальное отсутствие изображения, с её помощью можно обойти способности зеркала, не бросая им вызов напрямую».

Затем последовал ряд вопросов на парселтанге с целью удостовериться, что Гарри в настоящий момент не намеревается выкинуть какую-нибудь глупость или сбежать, а также дополнительные напоминания, что профессор Квиррелл в состоянии чувствовать его присутствие, знает заклинания, позволяющие обнаружить Мантию, и держит в заложниках сотни учеников плюс Гермиону.

После этого профессор приказал Гарри надеть Мантию, открыть дверь, которую ранее охранял фиолетовый огонь, и пройти в комнату за ней. Сам профессор остался на приличном расстоянии от двери, чтобы его не было видно через проём.

Стены последней комнаты были облицованы белым мрамором, и их освещал мягкий золотой свет.

В центре комнаты стояла простая, без каких-либо украшений, золотая рама, и в этой раме был проход в ещё одну освещённую золотым светом комнату, где была дверь в ещё одну комнату зелий — во всяком случае, именно так говорил Гарри его мозг. Зеркало преобразовывало свет настолько идеально, что требовалось сознательное усилие, чтобы понять, что комната за золотой рамой — лишь отражение. (Впрочем, возможно, это было бы легче понимать, не будь Гарри невидимым.)

Зеркало не касалось пола, у золотой рамы не было ножек. Оно не выглядело парящим, казалось, оно будто зафиксировано на этом месте, более прочно и более неподвижно, чем сами стены. Словно Зеркало было прибито к системе отсчёта, связанной с Землёй.

— Зеркало там? Оно движется? — донёсся властный голос профессора Квиррелла из комнаты зелий.

— Зеркало здес-сь, — прошипел в ответ Гарри. — Не движетс-ся.

Послышался новый приказ:

— Обойди Зеркало и встань позади него.

Сзади золотая рама выглядела сплошной, отражений не показывала, о чём Гарри и сообщил на парселтанге.

— Теперь сними Мантию, — скомандовал профессор Квиррелл — по-прежнему из комнаты зелий. — Сразу же доложи, если Зеркало повернётся к тебе.

Гарри снял Мантию.

Зеркало осталось прибитым к системе отсчёта, связанной с Землёй, и Гарри доложил об этом.

Вскоре послышались свист и шипение, и феникс Адского огня проплавил дыру в мраморной стене позади Гарри. Свет в комнате сразу же приобрёл красноватый оттенок. За фениксом из свежепроделанного коридора вышел профессор Квиррелл. Его строгие чёрные туфли ничуть не пострадали от ходьбы по раскалённой до красна поверхности.

— Что ж, — сказал профессор, — одной потенциальной ловушкой меньше. А теперь… — он вздохнул. — Теперь мы подумаем, какими способами мы можем достать Камень из Зеркала, а ты попытаешься эти способы реализовать — ибо я предпочёл бы не отражаться в Зеркале. Честно предупреждаю, эта часть может оказаться утомительной.

— Я так понимаю, что Адским огнём эту задачу не решить?

— Ха, — воскликнул профессор Квиррелл и взмахнул рукой.

Зловещий феникс метнулся вперёд, по оставшимся мраморным стенам пробежали извивающиеся тени от красного света. Гарри инстинктивно отпрянул.

Алый ужас промчался мимо профессора Квиррелла, врезался в золотую заднюю поверхность Зеркала и в тот же миг исчез.

Огня не стало, к свету в комнате больше не примешивался алый оттенок.

На золотой поверхности не осталось ни царапины. Рама не светилась поглощённым теплом. Зеркало просто осталось на месте — совершенно невредимое.

По спине у Гарри побежали мурашки. Если бы он играл в «Подземелья и драконов» и ведущий сообщил бы ему о таком результате, Гарри предположил бы, что столкнулся с иллюзией, и сделал бы спасбросок на недоверие.

В центре задней поверхности зеркала появилась последовательность рун неизвестного алфавита. Чёрное отсутствие света в некоторых участках поверхности создавало ровный горизонтальный ряд маленьких линий и кривых. Гарри пришла в голову мысль, что Адский огонь уничтожил какую-то небольшую скрывающую иллюзию, какое-то слабое заклинание, которое добавили, чтобы дети не видели эти буквы…

— Сколько лет этому Зеркалу? — спросил Гарри, понизив голос почти до шёпота.

— Никто не знает, мистер Поттер, — на лице профессора Защиты появилось что-то похожее на почтение, он потянулся рукой к рунам, но так и не коснулся пальцами золота. — Думаю, мои догадки здесь мало чем отличаются от ваших. Некоторые легенды, которые могут быть, а могут не быть выдумкой, гласят, что Зеркало идеально отражает само себя, и потому его существование абсолютно устойчиво. Настолько устойчиво, что Зеркало осталось невредимым, когда всё остальное, сотворённое Атлантами, исчезло, когда все последствия их деяний оказались вычеркнуты из Времени. Теперь ты понимаешь, почему меня повеселило твоё предложение использовать Адский огонь.

Профессор Квиррелл опустил руку.

Даже после всего, пережитого за сегодня, Гарри почувствовал благоговение, если сказанное было правдой. После всех откровений золотая рама блестела не ярче, чем раньше, но можно было вообразить, как она уходит в глубину веков, к цивилизации, которая стала никогда не существовавшей…

— Что… что именно делает Зеркало?

— Прекрасный вопрос, — ответил профессор Квиррелл. — Ответ заключён в рунах, написанных на золотой раме. Прочти их мне.

— Мне этот алфавит не знаком. Руны выглядят так, словно их случайным образом куриной лапой нацарапали толкиновские эльфы.

— Всё равно прочти. Не опас-сно.

— Руны гласят: «яинелмер тсеыннавор илопарт скэ еынна восалгос а оцил ёовтен юавы закопя», — Гарри почувствовал, как по спине опять побежали мурашки.

Он понял, что на самом деле означает руна «яинелмер». Она означала яинелмер. А дальше руны говорили, что с яинелмер нужно делать тсеыннавор, пока оно не станет илопарт, а затем взять часть, которая одновременно скэ и еынна. Гарри словно всё это знал, словно мог с обоснованной уверенностью ответить «да», если бы кто-то спросил его, можно ли про юавы сказать восалгос или оцил. Но затем Гарри попробовал связать эти понятия с какими-нибудь другими и потерпел неудачу.

— Мальчик, ты понимаеш-шь с-смыс-сл этих с-слов?

— Кажетс-ся, нет.

Профессор Квиррелл слегка вздохнул, не сводя глаз с золотой рамы.

— Мне было интересно, может, изучавший магловскую науку в состоянии постичь смысл Слов Ложного Понимания. Судя по всему, нет.

— Возможно… — начал Гарри.

Когтевранец, ты серьёзно? — спросил внутренний слизеринец. — Что, вот прямо сейчас?

— Возможно, если я узнаю о Зеркале больше, я смогу ещё раз попробовать понять эти слова, — заявила когтевранская сторона Гарри, взявшая управление на себя.

Края губ профессора Квиррелла дёрнулись вверх.

— Как и в случае большинства других древних предметов, исследователи понаписали о Зеркале достаточно лжи, и теперь сложно о нём что-то сказать с уверенностью. Зеркало точно существовало ещё при Мерлине, ибо известно, что Мерлин его использовал. Также известно, что Мерлин оставил после себя письменные инструкции не прятать Зеркало, несмотря на то, что подобные силы при других обстоятельствах могли бы вызвать обоснованное беспокойство. Мерлин писал, что, легче уничтожить мир куском сыра, чем Зеркалом, учитывая, сколько сил приложили его создатели, чтобы Зеркало не уничтожило мир.

Это утверждение показалось Гарри не слишком обнадёживающим.

— Знаменитые волшебники, чей скептицизм был известен и чьи слова в других случаях оказывались достоверны, свидетельствовали ещё о нескольких фактах, касающихся Зеркала. Самая примечательная способность Зеркала — создавать иные реальности, впрочем, размеры этих реальностей не превышают размера пространства, видимого через Зеркало. Известно, что в эти реальности можно помещать людей и другие объекты. Некоторые авторитеты уверяли, что из всего, созданного магией, лишь Зеркало обладает истинной моральной ориентацией. Однако, я не слишком понимаю, что это может означать на практике. Я понимаю, что моралисты назовут проклятье Круциатус «злом», а чары Патронуса — «добром», но мне не приходит в голову, какие ориентиры моралист может назвать более истинными. Впрочем, к примеру, утверждается, что фениксы приходят в наш мир из реальности, которая возникла внутри этого Зеркала.

Гарри не сводил глаз с золотой рамы Зеркала, и в его голове не слишком связно всплывали слова вроде «Охренеть» и прочие другие, которые его родители считали неподобающими.

— Я странствовал по свету и узнал много историй, которые мало кто слышал, — продолжал профессор Защиты. — Почти все они казались мне выдумками, но некоторые, похоже, имели отношение к реальности. В одном месте, где нога человека не ступала уже несколько веков, на металлической стене я обнаружил надпись, что несколько жителей Атлантиды предвидели конец их мира и попытались создать артефакт великой силы, чтобы предотвратить неминуемую катастрофу. Записи на стене гласили, что, если бы их труды увенчались успехом, реальность стала бы совершенно устойчивой и могла бы выдержать даже передачу неограниченной магии, способной исполнять желания. И при этом — что, как утверждается, намного сложнее — артефакт каким-то образом предотвращал бы неминуемые катастрофы, которые, как ожидал бы любой вменяемый человек, последовали бы, если такая магия стала бы доступна. Меня это заинтересовало, поскольку история, записанная на тех металлических плитах, утверждала, что вся остальная Атлантида проигнорировала этот проект и просто жила своей жизнью. Иногда создателей артефакта хвалили за их благородный труд, но практически все остальные обитатели Атлантиды считали, что у них есть более важные дела, чем помогать создателям артефакта. Даже аристократия Атлантиды не обращала внимания на то, что кто-то иной может обрести безграничные силы, хотя человек, менее искушённый в цинизме, мог бы посчитать, что уж это привлечёт их внимание. Творцов артефакта мало кто поддерживал, и, хотя условия их работы нельзя назвать чересчур тяжёлыми, им приходилось терпеть бессмысленные неудобства. В итоге время вышло, Атлантида оказалась уничтожена, и работу над артефактом закончить не успели. Я в этой истории вижу некоторые подробности, с которыми знаком по своему опыту, но которые редко встречаются в обычных сказках, — губы профессора изогнулись в улыбке. — Впрочем, возможно, лишь из-за собственных вкусов я выделяю эту легенду среди сотен других. Однако, здесь видна отсылка к утверждению Мерлина, что творцы Зеркала создавали его таким, чтобы оно не уничтожило мир. Для наших же целей более важно, что легенда может объяснять, откуда у Зеркала появилась ранее неизвестная способность, которую, судя по всему, активировали Дамблдор или Перенель: показывать вставшему перед Зеркалом иллюзию мира, где выполнилось одно из его желаний. Это вполне разумная предосторожность, которую логично встроить в устройство, выполняющее желания, чтобы его работа не привела к чему-то ужасному.

— Ух-ты, — прошептал Гарри, причём совершенно всерьёз. Перед ним была Магия с большой буквы «М». Магия, подобная волшебству из книги «Как стать волшебником», а не просто собрание случайных нарушающих физику трюков, которые можно проделать палочкой.

Профессор Квиррелл указал на золотую раму.

— Последнее свойство зеркала, признаваемое почти всеми легендами, заключается в том, что, какими бы неизвестными способами Зеркалом не управляли — о Ключе к нему нет достоверных сведений — нельзя приказать Зеркалу реагировать на конкретных людей. То есть, Перенель не может приказать Зеркалу: «отдай Камень только Перенель». Дамблдор не может заявить: «Отдай Камень лишь тому, кто желает отдать его Николасу Фламелю.» Зеркалу присуща слепота, которую философы приписывают идеальному правосудию — оно реагирует на всех, кто является перед ним, по одному и тому же правилу, независимо от того, что это за правило. Таким образом, обязано существовать правило, позволяющее получить доступ к реальности, где спрятан Камень, и любой может им воспользоваться. Теперь ты понимаешь, почему именно ты, именуемый Мальчиком-Который-Выжил, будешь воплощать идеи, которые мы с тобой придумаем. Ибо сказано, что Зеркало обладает моральной ориентацией, и приказы, которое оно получило, возможно, с ней связаны. Я прекрасно осведомлён, что, согласно общепринятой терминологии, тебя назовут «добрым», а меня — «злым», — профессор Квиррелл довольно мрачно улыбнулся. — Поэтому в качестве нашей первой попытки — хотя, будь уверен, не последней — мы посмотрим, как поступит Зеркало, если ты попробуешь получить Камень для того, чтобы спасти жизни Гермионы Грейнджер и сотен твоих товарищей.

— А самый первый вариант этого плана, — сказал Гарри, который наконец начал понимать, — вы придумали в пятницу моей первой недели в Хогвартсе, и он предполагал, что Камень достанет золотое дитя Дамблдора, Мальчик-Который-Выжил, бескорыстно и благородно пытаясь спасти жизнь своего умирающего учителя, профессора Квиррелла.

— Конечно, — ответил профессор Квиррелл.

Гарри подумал, что в этой идее было что-то поэтичное, но обстоятельства сегодняшнего дня несколько мешали восхищаться изяществом этого плана.

Тут Гарри пришла в голову другая мысль.

— Гм, — сказал Гарри. — Вы думаете, что Зеркало — ловушка для вас…

— Совершенно немыслимо, чтобы Дамблдор не предусмотрел здесь ловушку.

— В смысле, это ловушка на Лорда Волдеморта. Но это не может быть ловушка на него лично. Должно быть какое-то правило, которое лежит в её основе, ловушка срабатывает в ответ на некоторое обобщённое качество, присущее Лорду Волдеморту.

Гарри, непроизвольно нахмурившись, уставился на золотую раму.

— Именно так, — ответил профессор Квиррелл и тоже нахмурился.

— Дело в том, что в самый первый четверг этого учебного года сумасшедший директор Дамблдор, который только что на моих глазах сжёг курицу, заявил мне, что у меня нет никаких шансов попасть в его запретный коридор, поскольку я не знаю заклинания Алохомора.

— Понятно, — протянул профессор Квиррелл. — Ну надо же. Хотел бы я, чтобы ты упомянул об этом немного пораньше.

Никому из них не потребовалось произносить вслух очевидную мысль, что этот образчик дважды реверсивной психологии с успехом привёл к тому, что Гарри держался от запретного коридора Дамблдора как можно дальше.

Гарри продолжал размышлять:

— Как вы думаете, Дамблдор подозревает, что я, в его терминах, крестраж Лорда Волдеморта, или, по крайней мере, некоторые аспекты моей личности скопированы с Лорда Волдеморта?

Гарри понял, что вопрос глупый, ещё не успев договорить эту фразу. Он видел столько очевиднейших свидетельств…

— Дамблдор совершенно точно не мог этого не заметить, — заявил профессор Квиррелл. — Это довольно очевидно. Что ещё он мог подумать? Что ты актёр из пьесы, автор которой — идиот и никогда не встречал настоящих одиннадцатилетних детей? Надо быть полным дебилом, чтобы поверить… а, неважно.

Они вдвоём смотрели на Зеркало и молчали.

Наконец профессор Квиррелл вздохнул.

— Боюсь, я перехитрил самого себя. Ни ты, ни я не осмелимся отразиться в Зеркале. Видимо, мне следует приказать профессору Спраут вернуть стёртую мной память мистеру Нотту и мисс Гринграсс… Видишь ли, ещё одна большая сложность, связанная с Зеркалом, заключается в том, что правило, согласно которому оно рассматривает отражённые желания, игнорирует внешние воздействия, такие как заклинания Ложной памяти или Конфундус. Зеркало отражает лишь стремления, берущие начало в самом человеке. Для него важно состояние разума, к которому человек пришёл в результате собственного выбора — это известно из нескольких источников. Именно поэтому я скормил мистеру Нотту и мисс Гринграс разные истории о том, почему необходимо достать Камень, и тем самым подготовил их к появлению перед Зеркалом, — профессор Квиррелл потёр переносицу. — Я придумал подобные истории и для других учеников, чтобы по моему сигналу они тоже были готовы предстать перед Зеркалом с нужными мыслями… но, чем ближе становился сегодняшний день, тем сомнительней мне казалась эта идея. Впрочем, если мы не придумаем ничего лучше, имеет смысл попробовать варианты с Ноттом и Гринграсс. Однако, не исключено, что Дамблдор создавал эту головоломку специально, чтобы противостоять хитрости Волдеморта. И он мог в этом преуспеть. Если ты придумаешь альтернативный план, который я сочту достаточно хорошим, чтобы его попробовать, я обещ-щаю не причинять вреда той пеш-шке, что вс-станет перед Зеркалом, ни с-сейчас, ни в будущ-щем, и я с-считаю, что не наруш-шу это обещ-щание. И я снова напоминаю тебе о том, что моя неудача не спасёт заложников: мисс Грейнджер и всех остальных.

И опять старший Том Риддл и младший молча смотрели на Зеркало.

— Подозреваю, профессор, — через некоторое время заговорил Гарри, — что все ваши гипотезы, основанные на том, что кто-то захочет достать Камень ради благой и честной цели, — ошибочны. Директор не поставил бы такое условие.

— Почему?

— Потому что директор знает, как легко поверить, что ты поступаешь правильно, даже если это не так. Об этом он бы подумал в первую очередь.

— Я ус-слыш-шал ис-стину или ложь?

— Был чес-стен, — прошипел в ответ Гарри.

Профессор Квиррелл кивнул.

— Тогда это ценное замечание.

— Я не слишком понимаю, почему вы считаете, что эту задачу вообще можно решить, — продолжил Гарри. — Достаточно поставить условие, скажем, левая рука должна держать маленькую синюю пирамидку и две большие красные пирамидки, а правая рука должна втирать майонез в хомяка…

— Нет, — сказал профессор Квиррелл. — Нет, вряд ли. Из легенд неясно, какие правила можно задать, но, по-моему, правило должно быть связано с изначальным предназначением Зеркала — оно должно иметь какое-то отношение к глубинным желаниям и стремлениям, возникающим у человека. Втирание майонеза в хомяка к таковым не относится, во всяком случае, для подавляющего большинства людей.

— Хех, — отозвался Гарри. — Может, правило в том, что человек вообще не должен хотеть воспользоваться Камнем… Нет, это слишком просто, это решается с помощью истории, которую вы дали мистеру Нотту.

— В некоторых вопросах, возможно, ты понимаешь Дамблдора лучше меня, — сказал профессор Квиррелл. — Поэтому я спрошу тебя: как Дамблдор использовал бы свою идею о принятии смерти, чтобы охранять Камень? Ибо, по его мнению, этого я не понимаю больше всего, и здесь он недалёк от истины.

Гарри задумался. Он рассмотрел несколько идей и отбросил их. И тут ему в голову пришла ещё одна. Сначала Гарри хотел её утаить… но потом представил будущий разговор, во время которого профессор Квиррелл спросит на парселтанге, не придумал ли он что-нибудь.

— Считает ли Дамблдор, что с помощью Зеркала можно достигнуть загробного мира? Мог ли он положить Камень в то, что по его мнению, является загробным миром, чтобы Камень мог достать только тот, кто верит в загробную жизнь?

Профессор Квиррелл хмыкнул.

— Вероятно… да, звучит вполне правдоподобно. Используя способность зеркала показывать людям их самые глубокие желания… Альбус Дамблдор увидел бы себя вместе со своей семьёй. Он увидел бы, как воссоединился с ними после смерти, ведь он хочет умереть сам, а не оживить их. Его брат Аберфорт, сестра Ариана, родители Кендра и Персиваль… думаю, Дамблдор отдал бы Камень именно Аберфорту. Распознало ли бы Зеркало, что Камень отдан именно Аберфорту? Или подойдёт любой покойный родственник человека, если этот человек верит, что дух его родственника вернёт ему Камень? — профессор Квиррелл вышагивал по небольшому кругу, стараясь держаться подальше от Гарри и от Зеркала. — Но это только одна идея. Давай придумаем ещё.

Гарри начал постукивать себя по щеке пальцем, затем резко отдёрнул руку, осознав, у кого он позаимствовал этот жест.

— Что если Камень в Зеркало положила Перенель? Может быть, она приказала Зеркалу отдать Камень только тому, кто его туда положил изначально?

— Перенель знает пределы собственных способностей, потому-то она и прожила так долго, — ответил профессор Квиррелл. — Она не переоценивает свой интеллект, гордыня ей не свойственна, иначе она лишилась бы Камня давным-давно. Перенель не станет придумывать хорошее правило для Зеркала самостоятельно, ведь мастер Фламель может оставить это дело в руках мудрого Дамблдора… Впрочем, правило «вернуть Камень только тому, кто помнит, как его положил в Зеркало» подошло бы и в случае, когда сам Дамблдор поместил туда Камень. Такое правило было бы сложно обойти, поскольку я не могу просто заставить Конфундусом кого-то поверить, что он поместил Камень в Зеркало… Мне бы пришлось создать фальшивый Камень, фальшивое Зеркало и организовать представление… — На этих словах профессор Квиррелл нахмурился. — Но Дамблдор вполне в состоянии вообразить, что при наличии времени Волдеморт способен это устроить. Если это вообще возможно, Дамблдор сделал бы ключом к Зеркалу такое состояние ума, которое, по его мнению, я не смогу вызвать у пешки… или правило, которое, по мнению Дамблдора, Волдеморт никогда не поймёт, например, правило, включающее принятие собственной смерти. Именно поэтому я счёл твою предыдущую идею правдоподобной.

Тут Гарри пришла в голову ещё одна идея.

Он засомневался, что это хорошая идея.

… впрочем, нельзя сказать, что у него был большой выбор.

— Arguendo, — сказал Гарри. — Мы не можем с уверенностью сказать, что необходимо, чтобы достать Камень. Но достаточное условие обязано включать Альбуса Дамблдора, и, быть может, кого-то ещё, в таком состоянии разума, когда они верят, что Тёмный Лорд побеждён, угроза исчезла и настало время забрать Камень и вернуть его Николасу Фламелю. Что-то в таком состоянии разума этого человека — скажем, Дамблдора, — необходимо, чтобы получить Камень, и, по мнению Дамблдора, Лорд Волдеморт не способен понять или скопировать это «что-то». Мы не можем точно определить, что именно. Но всего разума Дамблдора в упомянутом состоянии должно быть достаточно.

— Разумно, — сказал профессор Квиррелл. — И что?

— Таким образом, подойдёт следующая стратегия, — осторожно произнёс Гарри. — Стоя перед Зеркалом, изобразить подобное состояние разума Дамблдора со всеми возможными подробностями. И это состояние разума должно быть вызвано внутренними силами, а не внешними.

— Но как мы это проделаем без легилименции или заклинания Конфундус, ведь и то, и другое внешнее…. ха. Я понял, — льдисто-бледные глаза профессора, казалось, пронзили Гарри насквозь. — Ты предлагаешь, чтобы я использовал Конфундус против себя самого, как ты ударил себя проклятьем во время своего первого урока Боевой магии. Таким образом, это будет внутреннее воздействие, а не внешнее, моё состояние ума окажется следствием моего собственного выбора. Скажи мне, мальчик, ты сделал это предложение с умыслом загнать меня в ловушку? Скажи на парселтанге.

— Ты попрос-сил мой разум изобрес-сти с-стратегию, и, возможно, такой умыс-сел на него повилял, как знать? Ос-созновал, что ты относ-сёш-шьс-ся с подозрением, задаш-шь этот с-самый вопрос-с. Реш-шать тебе, учитель. Может ли это быть ловуш-шкой для тебя, мне ведомо не больш-ше, чем тебе. Не называй это предательс-ством, ес-сли ты реш-шиш-шьс-ся и проиграеш-шь.

У Гарри появилось сильное искушение улыбнуться, но он подавил его.

— Очаровательно, — профессор Квиррелл, наоборот, улыбнулся. — Судя по всему, некоторые опасности, исходящие от изобретательного ума, нельзя нейтрализовать даже допросом на парселтанге.

* * *

По приказу профессора Квиррелла Гарри надел Мантию Невидимости. Как сказал профессор на парселтанге: «чтобы с-считающ-щий с-себя с-смотрителем ш-школы не увидел тебя».

— С Мантией или без, ты будешь в поле действия Зеркала, — добавил профессор Квиррелл. — Если из него польётся лава, ты тоже сгоришь. Мне кажется, что такая симметрия будет уместна.

Профессор Квиррелл указал на точку перед Зеркалом, но на некотором расстоянии от него, справа от двери, через которую Гарри вошёл в комнату. Гарри не спорил. Он всё больше и больше сомневался, так ли уж плохо будет, если оба Риддла погибнут, пусть и вместе с сотнями учеников-заложников. Несмотря на все свои добрые намерения, Гарри пока демонстрировал, в основном, лишь идиотизм, а вернувшийся Лорд Волдеморт был угрозой всему миру.

(Впрочем, в любом случае, Гарри не верил, что Дамблдор воспользуется лавой. Наверняка он достаточно зол на Волдеморта, чтобы отбросить обычную сдержанность, но лава не остановит навеки сущность, которая по мнению Дамблдора, является лишённой тела душой.)

Затем профессор Квиррелл направил палочку на пол рядом с Гарри, и вокруг того появился мерцающий круг. Профессор сказал, что этот круг вскоре превратится в Великий Скрывающий Круг, который не позволит кому-либо извне увидеть или услышать того, кто находится внутри. Даже если Гарри снимет свою Мантию или закричит, мнимый Дамблдор его не заметит.

— Ты не будешь выходить из этого круга, пока он активен, — заявил профессор Квиррелл. — Это вызовет взаимодействие с моей магией, а под заклинанием Конфундус я могу не вспомнить, как справиться с резонансом, который уничтожит нас обоих. Более того, поскольку я не хочу, чтобы ты бросался ботинками… — профессор Квиррелл ещё раз шевельнул палочкой и внутри, почти касаясь границ Великого Скрывающего Круга, появилась мерцающая полусфера, накрывшая Гарри. — Этот барьер взорвётс-ся, ес-сли его кос-снёш-шьс-ся ты или какой-нибудь материальный предмет. Возможно, после этого по мне ударит резонанс, но ты тоже умрёшь. Теперь скажи мне на парселтанге, что ты не собираешься выходить из круга, снимать свою Мантию и вообще не собираешься выкинуть что-нибудь импульсивное или идиотское. Скажи, что ты будешь тихо ждать в круге под Мантией, пока всё не кончится.

Гарри повторил слова обещания.

Мантия профессора Квиррелла превратилась в чёрную с золотом, подобную мантию Дамблдор одевал в официальных случаях. После чего профессор Квиррелл поднёс волшебную палочку к своему виску и закрыл глаза.

Несколько минут он стоял неподвижно, а затем произнёс:

— Конфундус.

Выражение лица стоящего мужчины сразу же изменилось, казалось, по нему растеклась глубокая усталость. Глаза, в которых вроде бы ничего не изменилось, теперь выглядели старше, несколько морщин стали гораздо заметнее.

Мужчина несколько раз моргнул, как будто был чем-то озадачен, и опустил палочку.

На губах появилась печальная улыбка.

Неторопливо, словно в его распоряжении было всё время мира, мужчина направился к Зеркалу.

Когда он пересёк границу отражаемого Зеркалом пространства, ничего не случилось. Мужчина посмотрел в Зеркало.

Гарри не мог сказать, что он там видел. Для Гарри плоская идеальная поверхность по-прежнему отражала лишь комнату, по-прежнему казалась проходом в ещё одну комнату.

— Ариана, — выдохнул мужчина. — Мать, отец. Брат мой, всё кончено.

Мужчина замолчал, словно слушая кого-то.

— Да, всё кончено, — сказал он. — Волдеморт предстал перед этим зеркалом и оказался в ловушке, придуманной Мерлином. Теперь он лишь ещё один запечатанный ужас.

Снова наступила тишина.

— Хотел бы я последовать твоему совету, брат мой, но так будет лучше, — Мужчина склонил голову. — Он навеки отрёкся от смерти. Эта кара и так ужасна.

На этих словах Гарри стало довольно неуютно. Дамблдор бы так не сказал, это скорее соответствовало поверхностному стереотипу… Но собеседником и не был дух настоящего Аберфорта, просто профессор Квиррелл воображал, что Дамблдор воображает Аберфорта таким, и этот дважды отражённый образ Аберфорта ничего не заметил...

— Настало время возвратить Философский Камень, — сказал мужчина, считающий себя Дамблдором. — Теперь ему следует вернуться в руки мастера Фламеля.

Тишина.

— Нет, — ответил мужчина. — Мастер Фламель хранил Камень ото всех ищущих бессмертия многие годы, и, я думаю, в его руках он будет в безопасности… Нет, Аберфорт, я уверен, у него благие намерения.

Гарри казалось, что все его нервы натянуты как струна, и он ничего не мог с этим сделать. Ему было трудно дышать. Конфундус профессора Квиррелла оказался всё же несовершенным. Личность профессора Квиррелла просачивалась наружу, она заметила очевидный вопрос: почему, если бессмертие столь ужасно, Камень в руках Николаса Фламеля — это нормально? Даже если профессор Квиррелл понимал, что Дамблдор никогда не задумается об этом вопросе, он не включил в свой Конфундус утверждение «представление Дамблдора об Аберфорте об этом не подумает». В Зеркале отражался разум профессора Квиррелла, образ, возникший благодаря интеллекту Тома Риддла...

— Уничтожить? — переспросил мужчина. — Возможно. Я не уверен, что уничтожить Камень реально, иначе мастер Фламель давным-давно так бы и поступил. Мне не раз приходило в голову, что он сожалеет, что вообще создал его… Аберфорт, я обещал ему. К тому же, мы с тобой гораздо младше мастера Фламеля и не столь мудры. Философский Камень должен вернуться в руки своего создателя.

У Гарри перехватило дыхание.

В левой руке у мужчины появился кусок алого стекла неправильной формы, величиной примерно с первую фалангу большого пальца Гарри. Сияющая поверхность алого стекла казалась влажной, словно мужчина в руке держал кровь, застывшую и принявшую угловатую форму.

— Спасибо, брат мой, — тихо произнёс мужчина.

Камень должен выглядеть именно так? Знает ли профессор Квиррелл, как должен выглядеть настоящий Камень? Вернуло бы Зеркало при таких обстоятельствах настоящий Камень или выдало бы его копию?

А затем…

— Нет, Ариана, — мягко улыбнулся мужчина. — Боюсь, теперь мне нужно идти. Потерпи, моя милая, уже скоро я присоединюсь к тебе по-настоящему… Почему? Да, действительно, почему мне нужно идти… теперь, когда Камень у меня, мне стоит отойти от Зеркала и подождать, пока со мной свяжется мастер Фламель, но я не совсем понимаю, почему мне надо отходить от Зеркала для этого… — мужчина вздохнул. — Увы, я старею. Хорошо, что эта ужасная война кончилась. Полагаю, ничего страшного не случится, если я немного побеседую с тобой, моя дорогая, раз ты так хочешь.

У Гарри начала болеть голова. Какая-то его часть пыталась сообщить, что он уже некоторое время не дышит, но её никто не слушал. Конфундус профессора Квиррелла оказался несовершенным. Образ Арианы в представлении Дамблдора в представлении профессора Квиррелла хотел говорить с Дамблдором, и, возможно, не хотел ждать, потому что на каком-то уровне профессор понимал, что на самом деле загробной жизни не существует. И изначально заложенный импульс уйти сразу же после получения Камня не устоял перед аргументами Риддла-Арианы…

Внезапно Гарри успокоился и снова начал дышать.

В любом случае, он практически ничего не может сделать. Профессор Квиррелл не дал Гарри возможности вмешаться. Что ж, пусть профессор Квиррелл пожинает последствия своего решения. А если эти последствия ударят и по Гарри… пусть так и будет.

Мужчина, считающий себя Дамблдором, в основном терпеливо кивал, иногда что-то отвечая своей любимейшей сестре. Иногда он неловко бросал взгляд в сторону, словно очень хотел уйти. Но он подавлял это желание огромным терпением, вежливостью и заботой о своей сестре, которые были у Альбуса Дамблдора в представлении профессора Квиррелла.

Гарри сразу заметил, когда заклинание Конфундус спало. Выражение лица мужчины изменилось, теперь это снова было лицо профессора Квиррелла.

И в то же самое мгновение изменилось и Зеркало. Гарри больше не видел в нём отражения комнаты. Вместо него появилось изображение настоящего Альбуса Дамблдора, словно он стоял за Зеркалом и был виден сквозь него.

Настоящий Дамблдор смотрел сурово и мрачно.

— Здравствуй, Том, — сказал он.





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
LordДата: Вторник, 12.05.2015, 04:23 | Сообщение # 311
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Глава 110. Отражения. Часть 2


Спустя миг мрачное выражение на лице Альбуса Дамблдора сменилось замешательством.

— Квиринус? Что…

В воздухе повисла тишина.

— Да уж, — сказал Альбус Дамблдор. — Я чувствую себя полным дураком.

— Надеюсь так и есть, — невозмутимо ответил профессор Квиррелл. Если появление Дамблдора и оказалось для него потрясением, то по его виду это было совершенно незаметно. Лёгким движением руки он превратил свою мантию обратно в профессорскую одежду.

Мрачность Дамблдора вернулась и удвоилась.

— Надо же, я изо всех сил искал тень Волдеморта, и так и не заметил, что профессор Защиты Хогвартса — изъеденная недугом, полумёртвая жертва, которой завладел куда более могущественный дух. Я бы подумал, что у меня началось старческое слабоумие, однако, это упустили из виду слишком многие.

— В самом деле? — профессор Квиррелл приподнял брови. — Неужели меня так сложно узнать без светящихся красных глаз?

— Увы, именно так, — спокойно ответил Альбус Дамблдор. — Ты идеально сыграл свою роль, должен признаться, что я полностью тебе поверил. Квиринус Квиррелл казался таким — как бы это сказать? — ах, да, вменяемым.

Профессор Квиррелл усмехнулся. Любой сторонний наблюдатель решил бы, что они с Дамблдором просто беседуют на отвлечённые темы.

— Я никогда, знаете ли, и не был безумцем. Лорд Волдеморт для меня был такой же игрой, как и профессор Квиррелл.

Альбус Дамблдор, однако, не выглядел, как человек, который просто наслаждается отвлечённой беседой.

— Я подозревал, что ты так ответишь. Жаль говорить тебе, Том, но любой, кто способен сыграть роль Волдеморта, и есть Волдеморт.

— А, — профессор Квиррелл назидательно поднял палец. — В твоём рассуждении, старик, есть логическая дыра. Любого, кто играет роль Волдеморта, на языке моралистов следует назвать «злом», здесь мы сойдёмся. Но, возможно, настоящий я — это абсолютное и непростительное зло, удивительно отличающееся от меня в роли Волдеморта.

— А вот это, — сквозь зубы ответил Альбус Дамблдор, — меня совершенно не волнует.

— То есть, ты наверняка считаешь, что очень скоро от меня избавишься, — сказал профессор Квиррелл. — Весьма любопытно. Моё бессмертное существование наверняка зависит от того, смогу ли я как можно скорее понять, в какую ловушку ты меня поймал, и как из неё выбраться.

Профессор Квиррелл на секунду замолчал.

— Но давай для начала бессмысленно потянем время и поговорим о другом. Как получилось, что ты дожидался меня внутри Зеркала? Я думал, ты будешь совсем в другом месте.

— Я и есть в другом месте, но, к несчастью для тебя, одновременно я и в Зеркале. Я всегда был здесь, с самого начала.

— Что ж, — со вздохом сказал профессор Квиррелл, — значит, моя маленькая попытка тебя отвлечь пропала зря.

Тут Альбус Дамблдор не сдержал ярости.

— Отвлечь?! — прорычал он. Сапфировые глаза гневно сверкнули. — Ты убил мастера Фламеля, чтобы меня отвлечь?!

Профессор Квиррелл посмотрел на Дамблдора возмущённо:

— Несправедливость твоего обвинения меня оскорбляет. Я вовсе не убивал того человека, который был известен тебе, как Фламель. Я просто приказал сделать это другому.

— Но как ты мог?! Даже ты, как ты осмелился? Он был хранителем всего нашего знания! И все эти тайны навеки утрачены для волшебного мира из-за тебя!

Улыбка профессора Квиррелла стала резкой.

— Знаешь, я всё никак не могу понять, как это твой извращённый ум считает, что для Фламеля бессмертие допустимо, но при этом, когда к бессмертию стремлюсь я, это делает меня чудовищем.

— Мастер Фламель никогда не опускался до бессмертия! Он… — у Дамблдора дрогнул голос. — В его жизни просто давно закончился вечер, а он, ради всех нас, так и не ложился спать, он растягивал и растягивал свой день…

— Не знаю, помнишь ли ты, — как будто невзначай спросил профессор Квиррелл, — как однажды к тебе в кабинет пришёл Том Риддл? Как я умолял тебя, на коленях умолял представить меня Николасу Фламелю, чтобы я мог попроситься к нему в ученики, и когда-нибудь изготовить ещё один Философский Камень для себя? Если хочешь знать, это была моя последняя попытка остаться хорошим человеком. Но ты отказал мне, и, вдобавок, прочёл нотацию о том, как недобродетельно бояться смерти. Я ушёл от тебя в гневе и отчаянии. Я решил, что если меня в любом случае будут называть злом — просто за то, что я не хочу умирать, — то мне незачем оставаться хорошим. И через месяц я убил Абигейл Миртл, чтобы получить своё бессмертие другим способом. Потом я больше узнал о Фламеле, но твоё лицемерие всё так же выводит меня из себя, и именно поэтому я всегда старался причинить тебе и твоим людям, больше страданий, чем я бы причинял иначе. Мне часто казалось, что ты и сам это понял, но у нас никогда не было возможности поговорить откровенно.

— Нет, — не дрогнув ответил Альбус Дамблдор. — Я отказываюсь принимать даже малейшую долю ответственности за то, во что ты превратился. К этому целиком и полностью привели твои, и только твои решения.

— Почему-то меня это не удивляет, — сказал профессор Квиррелл. — Мне теперь даже любопытно, а какую ответственность ты на себя принимаешь? Я давно пришёл к выводу, что у тебя есть какая-то выдающаяся способность заглядывать в будущее. Ты совершал слишком много поступков, которые казались бессмысленными, но каким-то абсурдным образом они оборачивались тебе на пользу. Так скажи мне, ты заранее знал, каким будет исход в тот канун Дня всех святых, когда я оказался на время повержен?

— Да, я знал, — ответил Альбус Дамблдор, спокойным, холодным тоном, — В этом я признаю свою ответственность, но тебе этого всё равно никогда не понять.

— Ты устроил так, чтобы Северус Снейп услышал пророчество и передал его мне.

— Я позволил этому случиться, — ответил Дамблдор.

— И я явился туда, взбудораженный тем, что теперь наконец знаю своё будущее, — профессор Квиррелл покачал головой, изображая грусть. — А великий герой Дамблдор пожертвовал своими невольными пешками, Лили и Джеймсом Поттерами, только, чтобы избавиться от меня на несколько лет.

Взгляд Дамблдора был твёрдым, как камень:

— Джеймс и Лили охотно бы сами пожертвовали ради этого жизнью, если б только знали.

— И своим ребёнком тоже? — спросил профессор Квиррелл, — Почему-то я сомневаюсь, что Поттеры были бы рады оставить его на пути Сами-Знаете-Кого.

Дамблдор едва различимо вздрогнул.

— Для Мальчика-Который-Выжил всё закончилось довольно неплохо. Ты ведь хотел превратить его в себя, да? А вместо этого сам превратился в труп, а Гарри Поттер стал тем волшебником, которым следовало бы быть тебе. — В глазах за стёклами очков-полумесяцев появилось что-то похожее на привычные для Дамблдора искорки. — Всё ледяное великолепие Тома Риддла, укрощённое, чтобы служить теплоте и любви Джеймса и Лили. Интересно, что ты почувствовал, когда увидел, каким бы мог стать Том Риддл, если бы только вырос в любящей семье?

Профессор Квиррелл насмешливо скривил губы:

— Я был удивлён, можно даже сказать, шокирован столь бездонной глубиной наивности мистера Поттера.

— Полагаю, весь юмор ситуации от тебя ускользнул, — теперь Альбус Дамблдор, наконец-то, улыбнулся. — Как же я смеялся, когда всё понял! Когда увидел, что ты создал Доброго Волдеморта, чтобы он противостоял Злому — как я смеялся! Сам я никогда не подходил на эту роль, но Гарри Поттер, когда повзрослеет, прекрасно с ней справится.

Альбус Дамблдор перестал улыбаться.

— Хотя, полагаю, что Гарри придётся найти и победить какого-то другого Тёмного Лорда, поскольку тебя здесь уже не будет.

— Ах, да. Точно, — профессор Квиррелл попытался отойти от зеркала, но остановился прямо перед той точкой, в которой Зеркало перестало бы его отражать, если бы отражало, — Интересно.

Теперь улыбка Дамблдора стала гораздо холоднее:

— Нет, Том. Никуда ты не уйдёшь.

Профессор Квиррелл кивнул и спросил:

— Так что конкретно ты сделал?

— Ты отверг смерть, — ответил Дамблдор. — И теперь, если я уничтожу твоё тело, твой дух лишь снова вернётся, как бессловесная скотина, которая не понимает, что её гонят прочь. Так что я отсылаю тебя за пределы самого Времени, и ты будешь пребывать в вечно застывшем мгновении, откуда ни я, ни кто другой не сможет тебя вернуть. Возможно, когда-нибудь это удастся Гарри Поттеру, если пророчество говорит правду. Может быть, он захочет спросить у тебя, кто виноват в гибели его родителей. Для тебя пройдёт только миг — если, конечно, ты вообще вернёшься. В любом случае, Том, желаю тебе испить полную чашу.

— Хм, — сказал профессор Квиррелл, проходя мимо того места, где тихо, в ужасе, стоял Гарри, но снова остановился у другого края Зеркала. — Так я и подозревал. Для запечатывания ты использовал старый метод Мерлина, в сказании Тофериуса Чанга он именуется Процессом безвременья. Если легенды верны, теперь, когда процесс уже идёт столько времени, ты его и сам не сможешь остановить.

— Так и есть, — ответил Альбус Дамблдор, но в глазах его вдруг появилось беспокойство.

И Гарри, который молча стоял справа от двери и едва сдерживал ужас, почувствовал что-то в воздухе. Почувствовал, как рядом Зеркалом сгущается нечто. Что-то даже более чуждое, чем сама магия. Что-то совершенно непредставимое, о чём нельзя сказать вообще ничего, кроме его чуждости и мощи. Поначалу эта сущность чувствовалась слабо, теперь с каждым мигом её присутствие ощущалось всё сильнее и сильнее.

— Но ты всё ещё можешь изменить направленность эффекта, если, конечно, Чанг был в этом прав, — заметил профессор Квиррелл, — Почти все свойства Зеркала работают в обе стороны, так говорят легенды. И ты можешь запереть то, что находится по другую сторону Зеркала. Отправить в безвременье самого себя. Если захочешь, конечно.

— И зачем бы мне этого хотеть? — напряжённо спросил Дамблдор. — Ты, наверно, сейчас скажешь мне, что взял заложников? Бесполезно, Том, ты — дурак, полный дурак! Ты должен был понимать, что ничего я тебе не предложу взамен, сколько б заложников ты ни взял.

— Ты всегда отставал от меня на один шаг, — ответил профессор Квиррелл. — Позволь представить тебе моего заложника.

Гарри всей кожей почувствовал, как вокруг него сгустилась ещё одна сила — магия Тома Риддла. Мантию Невидимости сорвало с его плеч, мерцающая чёрная ткань полетела к профессору Квирреллу.

Тот поймал её и быстро накинул на себя. Меньше чем за секунду он опустил на лоб капюшон и исчез.

Альбус Дамблдор пошатнулся, словно лишившись опоры.

— Гарри Поттер, — выдохнул директор. — Что ты здесь делаешь?!

Гарри Поттер смотрел на изображение Альбуса Дамблдора, на лице которого проступали ужасные потрясения и горечь.

На Гарри обрушилось нестерпимое, невыносимое чувство стыда и вины. Непредставимая сущность вокруг него ощущалась уже необычайно сильно. Без всяких слов он понял, что времени больше нет, и что с ним всё кончено.

— Это я во всём виноват, — жалким голосом, еле выдавив из горла слова, сказал Гарри. — Я дурак, я всегда был дураком. Вы не должны меня спасать. Прощайте.

— Вы только поглядите, — пропел откуда-то голос невидимого профессора Квиррелла, — Я больше не отражаюсь в Зеркале.

— Нет, — выдохнул Альбус Дамблдор. — Нет, нет, НЕТ!

В одну его руку из рукава выскользнула длинная тёмно-серая волшебная палочка, а в другой, словно из ниоткуда, оказался короткий каменный жезл.

Он с силой отбросил и то, и другое в стороны — ощущение чуждой силы в этот миг уже стало непереносимым — и исчез.

В Зеркале снова самым привычным образом отражалась залитая золотым светом комната со стенами из белого мрамора. Никаких следов Альбуса Дамблдора в нём не было.





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
LordДата: Суббота, 13.06.2015, 23:19 | Сообщение # 312
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Глава 111. Провал. Часть 1


Тёмный Лорд смеялся.

Из пустоты доносился дикий хохот профессора Защиты, высокий страшный смех Волдеморта. Настоящий смех Тёмного Лорда, который отбросил всякое притворство и сдержанность.

В голове у Гарри царила полная неразбериха. Он по-прежнему не сводил глаз с Зеркала, где только что был Альбус Дамблдор. Охвативший Гарри ужас совершенно не давал возможности подумать и что-нибудь понять. Разум пытался вернуться во времени и отменить всё произошедшее, но подобной магии просто не существовало, и реальность оставалась на месте.

Он проиграл, он потерял Дамблдора, потерял безвозвратно. А значит, он проиграл войну.

А Тёмный Лорд всё смеялся и смеялся.

— Ах, ха-ха, ах-ха-ха-ха! Профессор Дамблдор, ах, профессор Дамблдор, столь подходящий конец для нашей игры! — Ещё один взрыв дикого смеха. — Даже в самом конце ты пожертвовал не тем, чем надо, ибо фигура, на которую ты поставил всё, уже была в моей власти! Вся твоя ловушка с самого начала никуда не годилась, ибо я мог покинуть это тело в любой момент! А, ха-ха-ха-ха-ха, аха! Ты так и не научился хитрости, жалкий старый дурак!

— Вы… — выдавил Гарри. — Вы...

— А-ха-ха-ха-ха! Да, мальчик, ты с самого начала был моим заложником, именно ради этого я взял тебя с собой. Ха, ха-ха-ха-ха! Тебе потребуется не один десяток лет, чтобы научиться играть против настоящего Тома Риддла, — Тёмный Лорд откинул капюшон Мантии, показалась его голова, затем он снял мантию целиком. — И теперь, мальчик, ты помог мне, да, на с-самом деле, а значит приш-шло время вос-скресить твоего друга-девочку. Чтобы с-сдержать обещ-щание, — Улыбка Тёмного Лорда была ледяной, действительно ледяной. — Кажется, ты сомневаешься? Учти, сейчас я мог бы тебя убить, ибо директора Хогвартса, которого об этом оповестят, больше нет. Сомневайся во мне, сколько пожелаешь, но не забывай об этом. — В его руке снова оказался пистолет. — А теперь пошли со мной, глупый мальчишка.

И они ушли.

Они вышли через дверь в комнату зелий, и Тёмный Лорд прогнал вернувшийся фиолетовый огонь взмахом палочки. Они прошли через комнату, где был боггарт, комнату с разрушенными шахматными статуями, и через прожжённую дверь в комнату ключей. Тёмный Лорд вылетел из люка, а Гарри чуть погодя с трудом взобрался по спиральной лестнице из листьев. Усы Дьявольских силков дёргались из стороны в сторону, словно от страха. Мальчик-Который-Выжил отчаянно пытался не расплакаться, и мыслительные способности его тёмной стороны не помогали, возможно, потому что Волдеморт никогда не знал и не имел дела с чувством вины.

Они прошли мимо гигантского трёхглавого инфернала. Тёмный Лорд что-то прошептал, и пёс рухнул на люк и снова стал трупом.

Они прошли мимо Северуса Снейпа, стоящего на страже, который сообщил, что охраняет дверь и что они должны уйти или он снимет баллы с их факультета.

Не замедляя шага, Тёмный Лорд ткнул палочкой в сторону Северуса и произнёс: «Хякудзю монтаук». Зельевар пошатнулся и снова безжизненно растянулся около двери.

— Что… — сказал Гарри, следуя за Тёмным Лордом: — Что вы с ним…

— Всего лишь исполнил свой долг перед своим верным слугой. Это не убьёт его, я же обещал тебе.

Тёмный Лорд снова расхохотался.

— Заложники… — Гарри было очень тяжело говорить нормально. — Ученики… Вы говорили, что остановите то, что убьёт их…

— Да. Хватит бес-спокоитьс-ся, с-сделаю это по пути отс-сюда.

— Отсюда?

— Мы уходим, мальчик, — Тёмный Лорд всё ещё улыбался.

У Гарри появилось дурное предчувствие, которое тут же затерялось в море остальных дурных предчувствий.

Тёмный Лорд теперь сверялся с тем, что он назвал Картой Хогвартса. Линии на ней, нарисованные словно от руки, казалось, двигались, пока они шли. Часть разума Гарри, размышлявшая, что делать, если они наткнутся на патруль авроров (Тёмный Лорд мог бы мгновенно их убить или стереть им память), оставила и эту надежду.

Они спустились по главной лестнице на второй этаж, никого не встретив.

Тёмный Лорд свернул в коридор, которого Гарри не знал, и направился вниз по ещё одной лестнице. Они спускались всё ниже и ниже, окна сменились факелами, а значит Тёмный Лорд и Гарри теперь были в подземельях Слизерина.

Впереди показался кто-то в мантии Хогвартса.

Тёмный Лорд, не сбавляя шага, направился к этому человеку.

Гарри следовал за ним.

Художественная резьба на стене изображала Салазара Слизерина с палочкой в руках, который сражался с каким-то гигантом, покрытым сосульками. У стены стояла шести— или семикурсница Слизерина. Ведьма никак не отреагировала на приближение профессора Квиррелла и на сопровождавшего его Гарри. Пистолет в руках профессора Защиты её также нисколько не смутил. Она вообще вела себя так, будто ничего не видела.

Тёмный Лорд достал из складок своей мантии кнат и бросил его девушке.

— Клаудия Алисия Табор. Слушай мой приказ. Отнеси этот кнат к магическому кругу, который я показал тебе под трибунами квиддичного стадиона, и положи его в центр. Затем сотри себе память о последних шести часах.

— Да, лорд, — поклонившись, сказала ведьма и ушла.

— Я думал… — сказал Гарри. — Я думал, вам нужен Камень, чтобы…

Тёмный Лорд всё ещё улыбался, он вообще не прекращал улыбаться.

— Этого я на парселтанге не говорил, мальчик. На парселтанге я лишь сказал, что пустил в ход план, в результате которого ученики погибнут, и что я остановлю исполнение этого плана, если получу Камень. Всё остальное говорилось на человеческом языке. Даже если бы я не получил Камень, я бы прервал ритуал Кровавой Крепости — конечно, если бы меня не обнаружили и не задержали. Ученики Хогвартса — ценный ресурс, и на их тренировку я уже потратил немало времени.

Затем Тёмный Лорд прошипел стене:

— Откройс-ся.

Гарри заметил крошечную змейку в левом верхнем углу резьбы. И в этот миг стена медленно начала отодвигаться назад, открывая за собой вход в огромную трубу. В нос ударил затхлый запах пыли. Стены трубы поросли мхом, кроме того, её перегораживало большое количество паутины.

— Пауки… — проворчал Тёмный Лорд. Он вздохнул, и на этот краткий миг вновь стал похож на профессора Квиррелла.

Тёмный Лорд шагнул в гигантскую трубу, выжигая паутину перед собой. Гарри, не видя вариантов лучше, последовал за ним.

Труба разделилась на две, затем ещё раз. Тёмный Лорд сначала выбрал левый проход, затем правый.

Путь преградила внушительная металлическая стена.

— Откройс-ся, — прошипел Тёмный Лорд, и в металле появилась трещина. Казалось, стена складывается сама в себя.

За стеной в обе стороны уходил длинный каменный тоннель.

— Нам придётся немного прогуляться, — сказал Тёмный Лорд. — У тебя есть ещё вопросы, мальчик?

— Прямо сейчас… Я… Мне ни один не приходит в голову.

В ответ снова раздался холодный смех. Они направились по тоннелю направо.

Ни тогда, ни после Гарри не понимал, как долго они шли. Света от сгорающей паутины не хватало, чтобы разглядеть стрелки на наручных часах, а посмотреть время перед входом в трубу Гарри не догадался. Ему казалось, что они прошли под землёй многие, многие мили.

Разум Гарри с трудом пытался в последний раз сосредоточиться. То, что этот раз окажется последним, казалось очень вероятным, если Тёмный Лорд действительно убьёт его, когда всё закончится… Однако, Тёмный Лорд говорил, что воскресит Гермиону, а это казалось бессмысленным в случае смерти Гарри… неужели Тёмный Лорд просто следует своему обещанию, может, иначе он не смог бы дать его на парселтанге… почему он не застрелил Гарри сразу…

Действительно, — обратилась какая-то последняя работающая часть его мозга ко всем остальным частям, — самое время что-нибудь придумать. Что-нибудь, что Тёмный Лорд не предусмотрел, что-нибудь, что мы можем сделать без нашего кошеля, нашей палочки и нашего Маховика времени, что-нибудь, что профессор Квиррелл от нас не ожидает… думай, думай, пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста, придумай что-нибудь? Не отключайся, не важно, что ты испуган, не важно, что мы никогда не были в часе от смерти. НЕ ВРЕМЯ ОТКЛЮЧАТЬСЯ!

В голове Гарри по-прежнему было пусто.

Предположим, — сказала эта последняя работающая часть, — предположим, мы примем, как данность, что мы победили или хотя бы не умерли. Если кто-то СКАЗАЛ ТЕБЕ КАК ФАКТ, что ты выжил, или даже победил, каким-то образом всё закончилось хорошо, как бы это могло получиться?

Некорректный приём, — прошептал когтевранец. — Вселенная так не работает, мы просто умрём.

Кто-нибудь поймёт, что нас нет, — подумал пуффендуец. — И Шизоглаз Хмури появится со взводом авроров и спасёт нас. Я думаю, пришло время признать, что мы не более компетентны, чем обычные представители закона.

Нас спасут только наши собственные действия, — сказал последний голос. — Думать обо всём остальном бессмысленно.

Проблема номер два, — сказал гриффиндорец. — Гарри Поттер никуда не исчезал, он прямо сейчас на матче по квиддичу, у всех на виду. Профессор Квиррелл подумал и об этом, в том числе поэтому он послал фальшивую записку. Проблема номер три. Сомневаюсь, что Шизоглаз Хмури и взвод авроров смогут победить Тёмного Лорда, и уж точно они не успеют раньше, чем он убьёт нас. Я не уверен, что весь ДМП сможет победить Тёмного Лорда, если он будет сражаться по-настоящему, а Дамблдора больше нет. Проблема номер четыре. Матч по Квиддичу не был прерван. Не исключено, что это единственная причина, почему профессор Квиррелл вообще захотел добавить в свой план такой усложняющий фактор, как наша компания на этой прогулке.

Если размышлять в другом направлении, — осмелился вставить слизеринец, — возможно, профессор Квиррелл прикажет кому-нибудь стереть нам память. Ну или применить легилеменцию, Империус, Конфундус, да мало ли что — наши способности к окклюменции не идеальны. Таким образом Тёмный Лорд получит умного — ну, в некоторой степени — лейтенанта, который может ему пригодиться. Эта гипотеза тоже отвечает на вопрос, почему профессор Квиррелл так охотно рассказывал свои секреты: он знал, что нам сотрут память. И это объясняет, зачем покидать пределы охранных чар Хогвартса. Тёмный Лорд сможет позвать Беллатрису, та аппарирует и всё сделает...

Вся эта цепочка рассуждений совершенно некорректна, и я отказываюсь принимать участие, — сказал когтевранец.

Какие чудесные последние слова, — ответил последний голос. — А теперь заткнись и думай.

Грубо обтёсанные каменные плиты тунеля оставались позади одна за другой. Периодически Гарри наступал на что-то влажное, а иногда чуть не падал на неровной поверхности. Нейроны его мозга продолжали передавать сигналы и воображали голоса, которые разговаривали друг с другом, кричали друг на друга… Сам Слушатель оставался нем от ужаса и стыда.

Гриффиндорец с пуффендуйцем обсуждали, не стоит ли совершить самоубийство, бросившись на пистолет Тёмного Лорда, или проглотив маленький камень из стального кольца Гарри. Они не могли решить, станет судьба мира лучше или хуже, если Тёмный Лорд получит подконтрольного ему Гарри. Если Тёмный Лорд в любом случае победит, возможно, лучше, чтобы он победил побыстрее.

И через гомон этих обсуждений по-прежнему пробивался последний голос. Этот голос прорывался даже через самое глубокое отчаяние. Что ещё Тёмный Лорд всегда говорил на человеческом языке и никогда на парселтанге? Кто-нибудь помнит? Что-нибудь подобное, ну хоть что-нибудь?

Это всё было слишком давно. Даже события этого дня, казалось, ушли далеко в прошлое. Тёмный Лорд сказал ему на парселтанге, что пришло время оживить Гермиону, а всё остальное он говорил на английском. Разговор был совсем недавно, но даже его Гарри вспоминал лишь с большим трудом. До того… до того был Скрывающий Круг, когда профессор Квиррелл прошипел, что барьер взорвётся, если его коснуться. Профессор Защиты сказал по-английски, чтоб Гарри не снимал Мантию и не пытался покинуть Круг, сказал по-английски, что после этого по профессору ударит резонанс, но Гарри и сам погибнет. Сказал по-английски, что если Гарри коснётся его магии и профессор Квиррелл не вспомнит, как прервать резонанс, это убьёт их обоих…

Предположим, это не убьёт нас обоих, — сказал последний голос. — На Хэллоуин в Годриковой Лощине тело Тёмного Лорда сгорело, а мы отделались шрамом на лбу. Предположим, резонанс между нами грозит Тёмному Лорду смертью гораздо сильнее, чем нам. Что, если всё это время мы могли убить Тёмного Лорда в любое время, просто бросившись вперёд и дотронувшись руками до любой незащищённой части его кожи? И затем наш шрам начнёт кровоточить, но не более того. Чувство, что нужно остановиться, не подходить ближе, было унаследовано из худших воспоминаний Тёмного Лорда о его ошибке в Годриковой Лощине, оно могло и не относиться к Мальчику-Который-Выжил.

Внутри возникла крохотная надежда.

Возникла и угасла.

Тёмный Лорд может просто отбросить в сторону свою палочку, — пробубнил когтевранец. — Профессор Квиррелл может принять анимагическую форму. И даже если Тёмный Лорд умрёт, он захватит тело кого-нибудь ещё и вернётся, и затем будет пытать наших родителей, чтоб наказать нас.

Мы можем добраться до родителей раньше, — сказал последний голос. — Мы можем их спрятать. Если мы убьём нынешнее тело Тёмного Лорда, мы сможем забрать у него Философский Камень, а с его помощью мы создадим ядро армии сопротивления.

Тёмный Лорд шагал вперёд по каменному коридору, держась не меньше чем в четырёх метрах от Гарри. В руке он по-прежнему сжимал пистолет.

Если мы бросимся вперёд, он почувствует наше приближение через резонанс, — сказал пуффендуец. — Он мгновенно отлетит вперёд, он умеет, чары для мётел позволяют ему летать. Он отлетит вперёд, обернётся и выстрелит из пистолета. Он знает о резонансе, он уже об этом подумал. Не может быть, чтобы Тёмный Лорд не учёл этот вариант. Он будет готов, он ожидает этого.

Ещё одна мысль на эту тему, — сказал последний голос. — Предположим, мы в состоянии спокойно использовать магию против профессора Квиррелла, а он не может использовать магию против нас.

Почему это должно быть правдой? — спросил когтевранец. — Вообще-то, у нас есть свидетельство, что это не так. В Азкабане, когда Авада Кедавра профессора Квиррелла ударила по нашему патронусу, голову словно разорвало на части…

Предположим, причина была исключительно в том, что его магия вышла из под контроля. Предположим, если мы выстрелим в него, скажем, Люминосом, ничего плохого не случится.

Почему? — спросил когтевранец. — Откуда взялось такое предположение?

Потому что, — подумал Гарри, — это объясняет, почему профессор Квиррелл не потрудился предупредить меня, чтобы я в Азкабане не касался его никакой магией. Потому что, насколько я помню, профессор Квиррелл никогда не говорил на парселтанге, что мне самому будет плохо, если я попытаюсь применить магию в его адрес. Он мог бы меня об этом предупредить, но не предупредил, хотя предупреждал о многом другом. Отсутствие свидетельства есть слабое свидетельство отсутствия.

Некоторое время субличности Гарри молча размышляли над этой мыслью.

Вообще-то, у нас даже палочки нет, — сказал когтевранец.

В какой-то момент мы можем получить её обратно, — отозвался последний голос.

Но даже если так, — подумал Гарри, и мрачная безнадёжность вернулась, — Тёмный Лорд знает о резонансе. Он уже подумал обо всём, что я могу с этим сделать, он уже подготовил ответ. Вот, в чём я ошибался с самого начала. Я недооценивал интеллект Тёмного Лорда, я не думал, что он, возможно, знал всё, что я знаю, видел всё, что я вижу, и заранее это учёл.

В таком случае, — сказал последний голос, — если мы победили, то наверняка сделали это с помощью чего-то, о чём он не знает.

Дементоры, — предложил гриффиндорец.

Тёмный Лорд знает, что мы можем уничтожить, отпугнуть и, возможно, контролировать дементоров, — сказал когтевранец. — Он не знает, как именно, но он знает, что у нас есть такая способность, да и вообще, где мы возьмём дементора?

Может быть, — предложил пуффендуец, — всю систему крестражей Тёмного Лорда замкнёт резонансом, если мы схватим его и будем держать, пожертвовав своей жизнью, чтоб уничтожить его навсегда.

Чепуха, — сказал когтевранец. — Но, полагаю, перед смертью не повредит немного повитать в приятных фантазиях, не важно, насколько они глупые.

Если Лорд Волдеморт достаточно сильно боится смерти, — продолжил пуффендуец, — если он хотел больше никогда не думать о смерти, то, возможно, у системы крестражей есть какие-нибудь конструктивные недостатки в этом духе. Волдеморту никогда не приходило в голову протестировать систему крестражей на ком-нибудь ещё, это может указывать на то, что он не смог обстоятельно обдумать эту тему…

То есть, его страх смерти — смертельно опасная слабость? — спросил когтевранец. — Вряд ли. Думаю, человек, создавший более сотни крестражей, мог позаботиться о паре механизмов на случай, если что-то пойдёт не так.

Мозг Гарри продолжил размышлять.

Подлинная асимметрия в магическом резонансе между ними… казалась крайне маловероятной, с чего бы магическому эффекту действовать асимметрично? Но магическая отдача могла сильнее бить по более сильному волшебнику, более мощная магия могла резонировать опаснее. Эти гипотезы объясняли наблюдавшиеся события в Годриковой лощине (Волдеморт взрывается, младенец выживает), а также наблюдавшиеся события в Азкабане (Волдеморт теряет много сил после отдачи своей сильной магии, по Мальчику-Который-Выжил — первокурснику — отдача слабой магии бьёт гораздо слабее). Или же резонировала только непосредственно задействованная магия, что тоже могло объяснить оба наблюдения. Всё это даже могло объяснить, почему профессор Квиррелл не спешил предупредить Гарри, чтобы тот не использовал на нём магию. Хотя, возможно, профессор Квиррелл старался не поднимать тему резонанса по другой очевидной причине: Гарри мог провести связь со случившимся в Годриковой лощине и, в результате, получил бы огромную подсказку.

Та часть, которая всё это время была охвачена виной и горем, воспользовалась возможностью и заметила, что, если говорить о забывчивости, то, когда события в Хогвартсе приняли серьёзный оборот, Гарри просто ОБЯЗАН был пересмотреть решение, которое он принял в Первый Четверг по приказу профессора МакГонагалл: не говорить Дамблдору о чувстве тревоги, которое Гарри ощущал рядом с профессором Квирреллом. Да, Гарри сомневался, кому можно доверять, довольно долго казалось вполне вероятным, что Дамблдор — злодей, а профессор Квиррелл — его героический противник, но…

Дамблдор бы понял.

Дамблдор бы понял сразу же.

Гарри не доверял ему, и мудрый старый волшебник с настоящим фениксом на плече не узнал правду. Гарри не рассказал ему обо всех значимых фактах. Не рассказал, потому что полностью пренебрёг необходимостью пересмотреть решение, принятое в четвёртый день учебного года. Чувство тревоги оказалось помечено знаком «об этом нельзя говорить Дамблдору» и даже после Азкабана, даже после смерти Гермионы, даже после всего, Гарри просто забыл заново поставить этот вопрос на обсуждение и пересмотреть выводы.

Гарри окатила ещё одна волна стыда и горя. Последний голос временно замолчал, чем охотно воспользовались остальные.

Спустя как минимум несколько миль и множество мрачных мыслей, каменный тоннель закончился.

Тёмный Лорд поднялся по каменным ступеням, и Гарри последовал за ним.

Они оказались в тёмном сыром каменном здании. Грязные старые каменные двери распахнулись сами по себе.

За дверями Гарри заметил мраморные плиты с именами и датами, поднимающиеся из голой земли. Ничего похожего на ровные ряды в расположении надгробий не было. Кладбище выглядело совершенно заброшенным.

Горбатая Луна уже ярко светила над головой, хотя ночь ещё только вступала в свои права.

Увидев кладбище, Гарри остановился. Тревога в его голове орала, что он должен быть где угодно, лишь бы не здесь, но никаких возможностей последовать её совету не было. Даже когда каменные двери мавзолея захлопнулись позади Гарри и запечатались, рёв тревоги остался без ответа.

Тёмный Лорд прошёл в центр заброшенного кладбища. Он остановился и описал палочкой небольшой круг над головой.

Раздался грохот, и из земли поднялся алтарь из чёрного камня, покрытый серыми символами. Ширина алтаря была не меньше двух метров. А затем вокруг него на равном расстоянии друг от друга с треском выросли шесть обелисков из тёмного мрамора, тускло блестящие под темнеющим вечерним небом.

Тревога в голове Гарри кричала всё громче, а ответить ей по-прежнему было нечего.

— Это, — сказал Тёмный Лорд тоном профессора Квиррелла, — мастерская, которую я создал для себя. Сюда удобно попасть и из Хогвартса, и из Хогсмида.

Тёмный Лорд простёр руку к алтарю.

— Именно здесь оживёт мисс Грейнджер, и именно здесь я заново обрету своё настоящее тело. Разумеется, сначала я займусь собой. Ис-спользовать магию для вос-скреш-шения девочки прощ-ще в нас-стоящ-щем теле, — эти слова сопровождались странным змеиным смехом. — При вос-скреш-шении девочки придётс-ся ис-спользовать магию, которую другие с-считают Тёмной, но не с-сомневайс-ся, девочка от этого не пос-страдает и не с-станет безобразной. Будет выглядеть, как и раньш-ше, её разум будет её с-собс-ственным, и ни я, ни мои с-слуги не причинят ей вреда в будущ-щем.

Во рту у Гарри пересохло, его разум работал с трудом.

— Пожалуйста, профессор, скажите на парселтанге, чего вы на самом деле хотите добиться воскрешением мисс Грейнджер?

— С-сделать так, чтобы твой друг-девочка с-снова давала тебе с-советы и с-сдерживала тебя. Чтобы она с-снова с-стала час-стью мира, о которой ты заботиш-шься. Да, мальчик, я с-собираюс-сь её вос-скрес-сить, в первую очередь, именно по этой причине.

Эти слова тоже сопровождались змеиным смехом. Судя по всему, Тёмный Лорд видел в происходящем что-то очень забавное.

Внутри Гарри затеплилась крохотная искра надежды. Но вместе с ней появились сильное замешательство и страх, что, на самом деле, идеальный окклюмент способен лгать на парселтанге. Гарри не понимал, зачем Тёмному Лорду воскрешать Гермиону, если следующим шагом он планирует убить Гарри или превратить его в своего раба…

Может, он просто совершенно не понимал профессора Квиррелла, может почему-то модель Тома Риддла в голове у Гарри оказалась абсолютно неверной… может, Мальчику-Который-Выжил сотрут память о последнем дне и бросят где-нибудь вместе с растерянной Гермионой Грейнджер, а Лорд Волдеморт в это время отправится завоёвывать мир?..

Надежда разгоралась, но она проистекала из растерянности Гарри, и потому в ней не было никакого смысла. Эта надежда никак не стыковалась с Тёмным Лордом, высмеивающим Дамблдора и хохочущим над его поражением. У Гарри не получалось построить хоть какую-то непротиворечивую теорию о мотивах профессора Квиррелла, в которую укладывались бы поступки, на которые Гарри сейчас надеялся.

Я понятия не имею, что будет дальше.

Тёмный Лорд подошёл к алтарю, опустился на колени, и, как показалось Гарри, погрузил руку глубоко в сам камень алтаря, после чего извлёк оттуда фиал с жидкостью, которая в сгустившихся сумерках казалась чёрной.

Когда Тёмный Лорд снова заговорил, его голос звучал резко и отчётливо.

— Кровь, кровь, кровь, столь мудро сокрытая, — сказал Тёмный Лорд.

И вслед за этим запели обелиски вокруг алтаря. Голоса, раздававшиеся из неподвижных камней, ритмично выводили слова на языке, который был старше, чем латынь.

Апокатасте?си, апокатасте?си, апокатасте?си то сома моу эмо?й.

Апокатасте?си, апокатасте?си, апокатасте?си то сома моу эмо?й.

Каждая фраза заканчивалась эхом, будто поющим голосам не удавалось сохранять общий ритм. Кровь вылилась из фиала и словно зависла над алтарём, медленно расползаясь в воздухе и обретая форму.

Апокатасте?си, апокатасте?си, апокатасте?си то сома моу эмо?й (эмо?й).

Апокатасте?си, апокатасте?си, апокатасте?си то сома моу эмо?й (эмо?й).

Высокая фигура лежала на алтаре, и даже в сумеречном свете она выглядела слишком бледной.

Профессор Защиты сунул руку в карман мантии и вытащил маленький кусок красного стекла неправильной формы.

Он положил его бледному телу на грудь.

Некоторое время — по крайней мере, пару минут — Камень просто лежал. Этот кусок красного стекла неправильной формы не светился, не сверкал и вообще никоим образом не проявлял своё могущество.

Затем Камень сдвинулся, совсем чуть-чуть, слегка повернувшись.

Профессор Зашиты убрал Камень обратно в карман и принялся ощупывать фигуру, лежащую на алтаре. Он коснулся пальцами её глаз, ткнул палочкой в грудь...

После чего запрокинул голову и расхохотался.

— Невероятно, — сказал Тёмный Лорд знакомым Гарри голосом профессора Защиты. — Оно зафиксировалось в этой форме! Прикосновение Камня превратило заурядную конструкцию, существующую за счёт магии, в настоящую материю. И я при этом ничего не почувствовал! Ничего! Я боялся, что стал жертвой обмана, что Камень — фальшивка, но все мои проверки утверждают, что материя — настоящая! Вынужден признать, что это жутковато даже по моим меркам.

Затем профессор Защиты начал обходить алтарь кругом. Он шёл и что-то тихо пел — Гарри не мог различить слова.

После пятого круга Тёмный Лорд вложил свою палочку в руку фигуры, лежащей на алтаре.

Возложил обе руки на лоб тела.

И произнёс:

— Фал. Тор. Пан.

Без всякого предупреждения сверкнула вспышка и, словно молния, озарила светом всё кладбище. Гарри отшатнулся, его руки непроизвольно потянулись ко лбу. В шраме словно что-то стрельнуло.

Профессор Защиты рухнул.

А слишком высокая для человека фигура на алтаре села.

Она плавно развернулась и встала на землю. Ростом она превосходила обычного человека почти на голову. Руки и ноги выглядели худыми и бледными, но тем не менее казалось, что они обладают чудовищной силой.

Гарри отшатнулся ещё на шаг, по-прежнему прижимая руки к шраму. Хотя расстояние было большим, Гарри ощущал ужасное предчувствие витавшее в воздухе, как будто прежде чувство тревоги всё время было не в фокусе, а теперь прояснилось и сгустилось в физическую боль в шраме на лбу.

Волдеморт на самом деле должен выглядеть именно так? Этот нос… у него такой вид, словно во время воскрешения что-то пошло неправильно…

Слишком высокая фигура запрокинула голову и расхохоталась. Она подняла руки чтобы взглянуть на них. Раскрытая ладонь левой руки напоминала половину бледного паука с четырьмя слишком длинными лапами, пальцы ласкали палочку, лежавшую в другой руке. Ветер поднял опавшие листья, они закружились в танце вокруг слишком высокой фигуры, плотно облегая её и превращаясь в рубашку с высоким воротником и длинную мантию. А Лорд Волдеморт всё смеялся. Гарри помнил, как во время того кошмара с дементором из его собственного горла исходил точно такой же безрадостный смех, смех точно такого же тона и тембра.

В гаснущих сумерках сверкнули красные глаза, зрачки в них были узкими, как у кошки.

Дрожащее, покинутое Волдемортом тело, поднялось на ноги. Еле слышно для Гарри Квиринус Квиррелл выдохнул:

— Свободен… свободен…

— Ступефай, — раздался высокий холодный голос Волдеморта, и Квиринус Квиррелл снова рухнул на землю. Затем по мановению другой руки Волдеморта его тело поднялось в воздух и отлетело в сторону.

Волдеморт отошёл от алтаря, повернулся и посмотрел на Гарри, и шрам Гарри отозвался вспышкой боли.

— Боишься, мальчик? — прошипел Волдеморт, словно даже в человеческой речи Тёмного Лорда оставалось что-то от парселтанга. — Хорошо. Помести девочку на алтарь и отмени свою трансфигурацию. Приш-шло время вос-скрес-сить её.

Это действительно случится? Мы на самом деле собираемся это делать?

Гарри сглотнул. Он был совершенно растерян, но искорка надежды на невозможное заглушила страх. Гарри подошёл к алтарю, снял свой левый ботинок, свой левый носок и снял с пальца ноги кольцо. Оно и было Гермионой Грейнжер, трансфигурированной в форму, идентичную кольцу, которое дали Гарри в качестве портключа на случай экстренной необходимости. Гарри слегка пожалел, что у него сейчас нет настоящего портключа, но лишь слегка. Северус говорил, что любой Пожиратель внутреннего круга обязательно поставил бы чары против портключей. Волдеморт позади снова рассмеялся, на этот раз удивлённо-одобрительно.

— Мне нужна моя палочка, чтобы отменить трансфигурацию, — сказал Гарри вслух.

— Нет, не нужна, — голос высок и жесток. — Ты научился поддерживать трансфигурацию просто прикосновением, без использования палочки. Точно также ты можешь без палочки и прекратить собственную трансфигурацию, просто приказав своей магии рассеяться. А теперь сделай это.

Гарри сглотнул и прикоснулся к кольцу. Ему потребовалось три попытки, чтобы очистить свой разум, прежде чем он смог вытолкнуть магию из кольца. Тем же способом, который он когда-то освоил, чтобы создавать крохотный поток магии, втекающий в кольцо.

Чары разрушались гораздо медленнее, чем при использовании Фините Инкантатем. Внешне процесс напоминал ускоренную трансфигурацию, запущенную в обратную сторону. Кольцо деформировалось, начало расширяться, пустое пространство в центре заполнилось. Изменились цвета и структура.

Безногое тело мёртвой девочки распласталось на алтаре, одна рука свесилась с края — отмена трансфигурации оставила её в такой позе. Из рваных культей бёдер уже не текла кровь. У мёртвой девочки было лицо Гермионы Грейнджер, но искажённое и бледное. Именно это лицо Гарри видел в задней комнате лазарета, этот образ запечатлелся в его разуме за тридцать долгих минут трансфигурации, этот образ он воспроизводил четыре ещё более долгих часа, создавая фальшивое тело. Мёртвая девочка была обнажённой, ибо её одежда не была частью её, и не трансфигурировалась.

В голове промелькнули часы, проведённые в лазарете, вспомнились кошмары последующих дней. Гарри отбросил эти мысли.

— Отойди, — велел Волдеморт. — Дальше моя работа.

Гарри сглотнул и отступил от алтаря к дверям мавзолея, где он стоял до того.

— Температура её тела — около пяти градусов по Цельсию, в смысле, я охлаждал его до такой температуры, чтобы её мозг не повредился... — его голос колебался. Он и правда собирается это сделать? На самом деле? Наверняка он запланировал какую-то ловушку, и Гарри просто её не замечал. Волдеморт сказал, что ни он, ни кто из его людей не причинит Гермионе вреда, что её тело и разум будут её собственными, — зачем ему это?

Волдеморт снова подошёл к алтарю и взмахом руки разместил тело в центре алтаря. Высокий голос проговорил ровно и отчётливо:

— Плоть, плоть, плоть, столь мудро сокрытая.

Обелиски снова начали петь.

Апокатасте?си, апокатасте?си, апокатасте?си то сома моу эмо?й (эмо?й).

Апокатасте?си, апокатасте?си, апокатасте?си то сома моу эмо?й (эмо?й).

Новая плоть растекалась из обрубков бёдер девочки, расползаясь всё дальше, словно слизь, постепенно затвердевая.

Обелиски прекратили петь. На алтаре лежало невредимое обнажённое тело.

Оно не было похоже на Гермиону. Гермиона Грейнджер стояла бы и говорила, она была бы одета в школьную форму Хогвартса.

Волдеморт поднял руку, затем зашипел, будто от раздражения. Резкий жест — и мантия спящего Квиринуса Квиррелла разорвалась пополам, фиолетово-зелёный галстук тоже порвался, а пиджак стянуло и отнесло к Волдеморту. Какая-то часть Гарри вздрогнула, это выглядело, словно Тёмный Лорд Волдеморт напал на профессора Квиррелла.

Волдеморт неторопливо засунул руку в пиджак, и тот дёрнулся, будто в нём что-то сломалось. После этого Волдеморт начал вытряхивать содержимое пиджака на землю. Оттуда высыпались кошель Гарри, его Маховик Времени, метла, пистолет Волдеморта, Мантия Невидимости и множество амулетов, колец и странных устройств, незнакомых Гарри.

И, наконец, кусок красного стекла, который Тёмный Лорд положил на грудь Гермионе Грейнджер и там оставил.

Шли минуты. Тёмный Лорд вытащил из кучки вещей у алтаря некий амулет и надел. Также он достал оттуда четыре коротких деревянных стержня с ремешками на них и сунул под мантию, чтобы прикрепить их, по-видимому, к верхней части плеч и бёдер. Тёмный Лорд поднялся в воздух, двинулся влево, вправо, вверх, вниз. Сперва его слегка покачивало, затем полёт стал уверенным.

Кусок красного стекла повернулся, чуть-чуть.





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
LordДата: Суббота, 13.06.2015, 23:20 | Сообщение # 313
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Тёмный Лорд Волдеморт опустился на землю и ткнул палочкой в тело Гермионы Грейнджер.

— У нас-с появилос-сь затруднение, — прошипел Волдеморт.

Гарри к этому времени уже был практически уверен, что Волдеморт его обманет или что-нибудь ещё пойдёт не так, и поэтому услышанное отозвалось лишь тупой болью, а не резким ударом.

— Какое затруднение?

— Тело девочки вос-становлено. Материя вос-создана. Но не магия, не жизнь… это тело мёртвого магла. — Волдеморт отвернулся от алтаря и начал расхаживать взад-вперёд. — Полный ритуал решил бы эту проблему. Но это требует времени… времени и крови врага Грейнджер, и я не думаю, что Драко Малфоя всё ещё можно считать таковым, а я не могу отдать свою кровь не по своему желанию… глупо. — Голос Волдеморта зазвучал тихим шипением. — Глупо. Я должен был предвидеть это и подготовиться. Её мозг можно разбудить электрическим шоком, я достаточно знаю медицину маглов для этого… но вернётся ли к ней магия? Этого я не знаю, и подозреваю, что если она очнётся маглом, то останется маглом навсегда. Однако, я не могу придумать ничего лучше. — Тёмный Лорд поднял палочку.

— Стойте, — выпалил Гарри, чувствуя, что к нему вернулась надежда. Ей нужна искра жизни и магии, только искра, дальше всё пойдёт само…

Волдеморт обернулся и уставился на него. Змееподобное лицо выражало лёгкое удивление.

— Возможно, я с-смогу с-с этим с-справитьс-ся, — прошипел Гарри. — Требуетс-ся палочка. Нет намерений ис-спользовать против тебя, — Гарри ничего не сказал о том, что его намерения не изменятся, он просто выпалил идею достаточно быстро, пока у него еще не сформировалось каких-то конкретных намерений.

— А вот это я желаю видеть, — прошипел Волдеморт.

Тёмный Лорд наклонился к куче вещей около алтаря и поднял палочку Гарри, по-прежнему завёрнутую в ткань. Он бросил палочку в сторону Гарри, та скользнула по воздуху и упала к ногам мальчика. После этого Тёмный Лорд отлетел назад, куча вещей поплыла за ним.

Гарри развернул палочку и шагнул вперёд.

Мы вернули себе палочку, это — первый шаг, — сказал последний голос, голос надежды.

Ни одна из частей Гарри не представляла, каким будет шаг второй, но, тем не менее, с первым шагом он справился.

Перед Гарри на каменном алтаре, освещаемом светом сумерек, лежало восстановленное тело Гермионы Грейнджер, всё ещё обнажённое и мёртвое.

— Лорд Волдеморт, — сказал Гарри. — Прошу вас, пожалуйста, дайте ей одежду, мне так будет проще.

— Да будет так, — прошипел Волдеморт.

Тело обнажённой девочки поднялось в воздух, и одновременно шрам Гарри пронзила вспышка боли. За ней последовала вторая вспышка боли — пожухлые листья закружились вокруг тела и превратились в подобие школьной формы Хогвартса. Правда, оторочка оказалась не синей, а красной. Руки Гермионы Грейнджер сложились у неё на груди, ноги выпрямились, и её тело опустилось обратно.

Гарри посмотрел на неё.

Теперь она снова выглядела как человек.

Сейчас она выглядит спящей, а не мёртвой. Чтобы присмотреться, дышит ли она, заметить, что нет, и сделать выводы, требуется сознательное усилие. Но если не приглядываться, если положиться на чистые ощущения, можно было бы подумать, что Гермиона уже жива.

Наверняка Гермиона Грейнджер не одобрила бы всю эту ситуацию в целом. Но это не означало, что она предпочла бы остаться мёртвой при том, что всё остальное не изменится. Впрочем, всё остальное тоже изменится.

Потому что ты хочешь жить, потому что я уверен, что ты хотела бы жить…

Дрожащей левой рукой Гарри коснулся лба Гермионы. Лоб оказался тёплым, а не охлаждённым до пяти градусов по Цельсию. Либо Волдеморт повысил температуру её тела до нормальной, либо это произошло в результате ритуала. Это означало, что мозг Гермионы сейчас тёплый и, между прочим, не получает кислорода.

Он понял, что медлить нельзя.

Гарри принял нужную стойку и направил палочку на мёртвое тело Гермионы Грейнджер. В её теле была лишь одна неправильность — оно было мертво. Всё остальное — в полном порядке, нужно изменить всего лишь одну деталь.

Смерть, тебе здесь не место.

— Экспекто, — воскликнул Гарри, чувствуя, как жизнь и магия наполняют и питают чары Патронуса, — ПАТРОНУМ!

Девочку в школьной форме Хогвартса окутала сияющая аура серебряного пламени, словно патронус родился внутри неё.

Гарри пошатнулся. Ему показалось, будто часть его куда-то исчезла. Интуиция, а может и память Тома Риддла, подсказала Гарри, что жизнь и магия, которую он только что вдохнул в Гермиону, никогда не вернутся к нему. Он потерял не всю свою жизнь и не всю свою магию, отнюдь, прошло не так много времени, чтобы потратить слишком много, но сколько бы он сейчас ни потратил, оно ушло безвозвратно.

Гермиона Грейнджер дышала, казалось, она просто спала, её грудь ритмично поднималась и опускалась. Сумеречное небо ещё более потускнело, и Гарри не мог видеть, возвращается ли к ней привычный румянец, но, наверняка, оно так и было, иначе и быть не могло. Она выглядела мирно спящей, не потому, что смерть выглядит как мирный сон, а потому что она на самом деле спала, с её телом было всё в порядке, и ничто не причиняло ей боли.

Одна из субличностей Гарри, которая каким-то образом умудрилась не заговорить раньше, тихо указала, что они всё ещё на кладбище, недавно победивший Лорд Волдеморт по-прежнему контролирует ситуацию, и что его догадка, что Гермиона хотела бы жить, — всего лишь догадка.

С улыбкой на лице Гарри медленно опустил палочку. Он остановил праздничный фейерверк в своей голове, он не кричал и не бегал маленькими кругами, как профессор Флитвик, но это…

Это…

ЭТО, — сказал Гарри у себя в голове. — Это я бы назвал «Шаг второй».

— Интересно, — произнёс холодный высокий голос. — Твой патронус использует не только твою магию, но и жизнь… Я подозревал что-то подобное, это слишком могущественное волшебство для первокурсника, чтобы порождаться одной лишь магией. И всё же тут кроется ещё какая-то загадка, поскольку какое-нибудь простое использующее жизненные силы заклинание здесь бы не справилось… В качестве счастливой мысли ты представлял, как она возвращается к жизни? И этого хватило? — Лорд Волдеморт опять принялся поигрывать своей палочкой, в глазах с узкими красными зрачками блестел мрачный интерес. — Подозреваю, когда однажды в своей вечности я наконец пойму это заклинание, я буду чувствовать себя несколько по-дурацки. Теперь отойди от девочки. Я намереваюс-сь с-сделать кое-что ещ-щё, чтобы дать ей лучш-шие ш-шанс-сы на долгую жизнь.

Гарри неохотно сделал шаг назад, его опять начало переполнять напряжение. Он чуть не споткнулся о какое-то надгробье.

Тёмный Лорд вернулся к алтарю и коснулся пальцем лба Гермионы Грейнджер.

Затем он слегка ударил её пальцем по лбу и очень тихо — Гарри едва расслышал — произнёс:

— Реквескус.

Волдеморт махнул рукой в сторону одного из обелисков. Тот начал вращаться и, наконец, лёг на землю вершиной от алтаря.

— Поразительно, — прошипел Волдеморт. — Она жива, обладает магией, и ты не сделал её ещё одним Томом Риддлом, как я боялся.

Нервы Гарри опять натянулись, как струна. Он засунул палочку за пояс сзади, он совершенно не хотел напоминать Волдеморту, что палочка осталась у него.

— Что вы сейчас с ней делаете?

Ещё один обелиск повернулся и лёг на землю.

— С-сущ-щес-ствует с-старый забытый ритуал: принес-сти в жертву волш-шебное с-сущес-ство и передать его магичес-скую с-сущ-щнос-сть человеку. Много ограничений. С-сущ-щнос-сть передаётс-ся временно, лищ-шь на нес-сколько час-сов. Человек иногда умирает пос-сле. Но Камень с-сделает результат вечным.

На земле через равные промежутки лежали четыре обелиска. Два оставшихся отлетели прочь.

Волдеморт поднёс руку ко рту, потом остановился и снова раздражённо зашипел. Он протянул руку в сторону спящего Квиринуса Квиррелла, и у того изо рта вылетели два зуба — в темноте их было почти не видно. Один зуб упал в груду вещей, второй опустился перед алтарём.

Секундой спустя Гарри вскрикнул и отшатнулся.

Гигантская и бесформенная фигура, бугристая кожа, ноги толщиной с древесные стволы, голова, похожая на кокос, водружённый на каменную глыбу.

В кругу обелисков стоял горный тролль. Он не шевелился. Казалось, будто он спит.

— Что вы делаете?!

Рот Волдеморта растянулся в широкой улыбке. Это выглядело крайне жутко, складывалось впечатление, словно у него слишком много зубов.

— Пожертвую с-своё запас-сное орудие, и девочка получит с-спос-собнос-сть регенерировать, как у тролля. Ес-сли почему-то транс-сфигурационная болезнь не ис-счезла пос-сле предыдущ-щего ритуала, она вылечитс-ся. И ни один нож не с-сразит девочку, режущ-щее проклятье будет ей не с-страш-но, и болезни тоже.

— Зачем… зачем вам это? — голос Гарри дрожал.

— Пос-сле с-стольких ус-силий, чтобы вос-скрес-сить её, с-соверш-шенно не с-собираюс-сь допус-скать, чтобы она умерла с-снова.

Гарри сглотнул.

— Я очень сильно озадачен.

Волдеморт тренируется совершать добрые поступки? Эта гипотеза не казалась удовлетворительным объяснением.

— Держись подальше, — холодно сказал Волдеморт. — Этот ритуал Темнее предыдущего.

Тёмный Лорд снова запел, клокочущие мягкие звуки заполняли воздух и казались живыми. У Гарри опять появилось мрачное предчувствие, он отступил ещё на шаг.

И тут его шрам снова пронзила боль. Гарри вскрикнул. Горный тролль рассыпался пеплом, повисшим в воздухе. Затем пепел превратился в пыль, которую, в свою очередь, словно сдуло в никуда. Всё исчезло.

Гермиона Грейнджер мирно спала. Какое бы усыпляющее заклинание ни наложил на неё Волдеморт, оно прекрасно справилось.

— Гм, — тихо сказал Гарри. — Сработало?

— Диффиндо.

Гарри сдавленно вскрикнул и рванулся вперёд, но сразу же остановился. Во-первых, он понял глупость своих действий, во-вторых, внезапно возникшая глубокая рана на ноге Гермионы закрылась почти так же быстро, как и появилась. Через пару секунд на коже осталась лишь тонкая полоска крови.

На тело Гермионы опять опустился Камень. Через некоторое время он повернулся. Волдеморт провёл рукой над девочкой и снова рассмеялся.

— Чудесно.

Ещё один зуб влетел в круг обелисков и завис в воздухе. Спустя мгновение там, где раньше стоял тролль, появился единорог. Его глаза были тусклыми, а голова — опущена.

— А единорог зачем?! — воскликнул Гарри.

— С-спос-собнос-сть крови единорога с-сохранять жизнь прекрас-сно дополнит тролльс-ское ис-сцеление. С-с этого дня девочке будут с-страш-ны лиш-шь Адс-ский огонь и С-смертельное проклятие, — короткий змеиный смешок. — К тому же, ос-сталс-ся лиш-шний единорог, почему бы не ис-спользовать.

— У крови единорога есть побочные эффекты…

— Только ес-сли с-сила крови единорога похищ-щаетс-ся. Пос-сле этого заклинания с-сила единорога будет принадлежать девочке, с-словно она с-с ней родилас-сь.

Снова началось мрачное песнопение, и клокочущие слова заполнили воздух.

Гарри смотрел и абсолютно ничего не понимал.

К чёрту понимание, что я вижу?

Я вижу, как Тёмный Лорд Волдеморт тратит огромнейшие усилия на то, чтобы воскресить Гермиону Грейнджер и сохранить ей жизнь в дальнейшем. Словно он думает, что его собственная жизнь каким-то образом зависит от того, жива Гермиона Грейнджер или нет.

Озадаченная часть Гарри пыталась понять, что ей делать. На ум сразу пришло «сделай предсказание, основанное на лучшей на данный момент гипотезе», но это ничем не помогало. После победы злодея сюжет должен был развиваться не так.

Опять боль в шраме. Гарри словно ударили по лбу. Единорог покачнулся и рассыпался в пыль, как и тролль до него.

Тёмный Лорд ещё раз положил Камень Гермионе на грудь и сложил её руки вокруг него.

Некоторое время Волдеморт смотрел, как идёт невидимый процесс, затем, не трогая Камень, повернулся и хмыкнул.

— О, да, — прошипел он. — Это подойдёт. Мальчик, дневник, который я тебе дал, у тебя с собой? Дневник знаменитого учёного?

Мозг Гарри не сразу сообразил, о чём говорит Волдеморт. В октябре в ресторане «У Мэри», в Комнате Мэри он получил ценный подарок от друга. За этой мыслью последовала волна ужасной печали, ибо тот профессор Квиррелл теперь навсегда потерян или вовсе никогда не существовал. Но это чувство возникало у Гарри уже не первый раз, и мозг его проигнорировал.

— Да, — ответил Гарри вслух. — Кажется, он в моём кошеле. Можно я проверю?

Гарри точно знал, что дневник в кошеле. Он сложил туда всё, что хоть как-то могло ему понадобиться из того, что у него было. Всё, что могло оказаться квестовым предметом.

Кошель-скрытень Гарри вылетел из кучи вещей у алтаря и упал к ногам Гарри.

— Дневник Роджера Бэкона, — сказал Гарри, схватив кошель, и дневник появился. Профессор Квиррелл говорил, что дневнику не страшен даже огонь, поэтому Гарри бросил его к алтарю Волдеморта. Мальчик даже не вздрогнул — сейчас были более серьёзные поводы для беспокойства, чем бережное обращение с книгами. Даже с этой книгой.

Волдеморт подобрал дневник и принялся его изучать. Казалось, он всерьёз углубился в это занятие.

Гарри как можно более тихо и незаметно повесил кошель себе на пояс сзади, там, где его не будет видно. Рядом с палочкой.

Шаг третий, кошель.

— Да, — прошипел Волдеморт, перелистывая страницы. — Это вполне подойдёт.

Камень шевельнулся, и Тёмный Лорд другой рукой убрал его в карман мантии.

— С какими тайными целями вы дали мне этот дневник? — спросил Гарри. Он уже прицепил кошель к поясу и теперь держал обе руки так, чтобы Волдеморт мог видеть, что в них ничего нет. — Я поначалу пытался немного переводить, но это продвигалось не быстро…

На самом деле, процесс шёл просто мучительно медленно, и у Гарри изменились приоритеты.

— Дневник был именно тем, чем кажетс-ся, — подарком, чтобы заманить тебя на мою с-сторону, — Волдеморт, не глядя, чертил палочкой в воздухе сложные фигуры. Другой рукой он сжимал дневник. На миг Гарри показалось, что он видит тёмный след в воздухе, но в лунном свете об этом трудно было судить с уверенностью. — А теперь, милый мальчик, — в высоком голосе Волдеморта послышалась мрачная усмешка, а его палочка небрежным движением на миг коснулась лба Гермионы Грейнджер, — я превращаю этот дневник в гораздо более ценный подарок, в знак того, как много мудрости я почерпнул от тебя. Ибо, пока живы звёзды, я хочу, чтобы ты никогда не лишался Гермионы Грейнджер, которая способна дать тебе мудрый совет и сдержать твои порывы. Авадакедавра.

Зелёный сгусток Смертельного проклятия сверкнул быстрее, чем Гарри мог успеть вызвать патронуса. Быстрее, чем он мог пошевелиться, даже быстрее, чем он вскрикнул и потянулся за палочкой.

Неподвижное тело Квиринуса Квиррелла умерло, даже не дёрнувшись. Зелёный луч ударился в него, и всё.

Темнота в воздухе — анти-свет линий, начертанных Волдемортом только что — казалось, сверкала. Дневник Роджера Бэкона потемнел, его словно коснулась порча, а тело Гермионы Грейнджер окутало какое-то мерцание.

Шрам Гарри отозвался ошеломительной вспышкой боли, будто на его лоб поставили клеймо, и Гарри, повинуясь рефлексам Тома Риддла, невольно дёрнулся в сторону.

Волдеморт тоже кричал. Он уронил дневник и теперь вопил, схватившись руками за голову.

Шанс…

Это сказал последний голос надежды. Гарри отчаянно старался думать, старался понять, что делать. Пытаться убить Волдеморта сейчас совершенно бессмысленно, это его лишь разозлит, никакое оружие не убьёт его, пока существует хотя бы один из его сотен крестражей…

Но, тем не менее, казалась вполне стоящей идея временно лишить Волдеморта тела, забрать Камень, Гермиону и убежать.

Правой рукой Гарри уже вытащил палочку. Левой он неуклюже потянулся за спину, коснулся кошеля и беззвучно начал рисовать пальцем буквы.

— Нет! — выкрикнул Волдеморт. Он отнял руки от головы и, словно в замешательстве, уставился на тело Гермионы. — Нет, нет!

В руку Гарри прыгнул предмет из кошеля, и мальчик очень осторожно двинулся вперёд, сокращая расстояние между собой и Волдемортом до того, которое в результате непродолжительных экспериментов он счёл достаточным.

— Моё великое творение… — охнул Волдеморт. В его высоком голосе слышалась паника. — Не могут их несхожие души существовать в одном мире… Всё пропало, всё сломалось! Крестраж, я должен сделать крестраж прямо сейчас…

Волдеморт, не сводя глаз с Гермионы Грейнджер, снова принялся чертить палочкой в воздухе сложные фигуры.

Гарри вскинул пистолет и трижды спустил курок.





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
LordДата: Понедельник, 15.06.2015, 01:21 | Сообщение # 314
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Глава 112. Провал. Часть 2


Уже в тот миг, когда Гарри вскинул пистолет, он понимал, что совершает ошибку. Его передний мозг осознал это и попытался остановить руку. Но почему-то тошнотворная уверенность в ошибке распространилась по телу недостаточно быстро, чтобы предотвратить нажатие пальца на спусковой крючок…

Эхо выстрелов разнеслось по кладбищу и затихло.

За долю секунды до выстрелов, Волдеморт ткнул палочкой вниз, и между ними выросла широкая стена из кладбищенской земли, которая поглотила все три пули.

Мгновением позже шрам Гарри пронзила вспышка боли, а по всему телу, казалось, пробежали мурашки. И после этого кошель, одежда, пистолет, вообще всё, что было у Гарри, исчезло. Он оказался голым, у него осталась лишь палочка в правой руке и очки, которые он зачаровал, чтобы они не слетали с носа. Стальное кольцо сорвалось с мизинца настолько резко, что оцарапало кожу. Трансфигурированный камень пропал вместе с ним.

— Это, — послышался голос Волдеморта из-за земляной стены, — было абсолютно предсказуемо. Ты правда думал, что я вслух закричу, что моё бессмертие разрушено? Специально, чтобы ты это услышал? Ты действительно в это поверил, глупый мальчишка? Опусти палочку и не поднимай её больше никогда или умрёшь на месте.

Гарри сглотнул и направил палочку вниз.

— Вы бы разочаровались во мне, — ответил Гарри непривычно высоким голосом. — В смысле, если бы я упустил такую возможность.

Времени думать не было, и рот Гарри автоматически произносил какие-то слова, стараясь умилостивить злого властелина, который, возможно, питал к Гарри отеческие чувства и которого Гарри только что неудачно попытался убить.

Вышедший из-за земляной стены Волдеморт снова улыбался той самой ужасной улыбкой, при которой казалось, что у него слишком много зубов.

— Я обещал не поднимать руку или палочку против тебя, если ты не поднимешь руку или палочку против меня.

— Я стрелял пулями, — сказал Гарри всё ещё высоким голосом. — Это не рука и не заклинание.

— Моё проклятие считает иначе. Ты упустил один кусочек головоломки. Ты думал, я положусь на удачу в вопросе мира между нами? Перед тем, как я создал тебя, я наложил проклятие на себя и на всех остальных Томов Риддлов, которые произойдут от меня. Проклятие, которое помешает любому из нас угрожать бессмертию другого до тех пор, пока на его собственное бессмертие не покусится этот другой. Но произошла типичная нелепая ошибка, и, судя по всему, проклятие связало лишь меня, но не подействовало на младенца, который потерял собственную личность, — Тёмный Лорд тихо, но очень зловеще усмехнулся. — Но ты с-сейчас-с попыталс-ся разруш-шить мою вечную жизнь, глупый мальчиш-шка. Проклятие с-снято, и я могу убить тебя, когда пожелаю.

— Ясно, — ответил Гарри. Теперь ему действительно стало всё ясно. Вот почему Волдеморт рассказал ему про свою систему крестражей: ему нужно было, чтобы Гарри умышленно попытался лишить его бессмертия. Разум Гарри лихорадочно перебирал варианты действий, но ситуация казалась безвыходной. В лунном свете Гарри заметил, что его кошель и одежда теперь лежат ещё одной кучкой около алтаря — вне досягаемости.

— Теперь вы меня убьёте? — У Гарри всё ещё была палочка, вероятно, потому что Тёмный Лорд из-за диссонанса не мог отобрать её — как и очки — своей магией. Самому выстрелить заклинанием? Нет, Волдеморт просто снова ткнёт палочкой вниз и опять создаст щит, а затем пристрелит меня. Что ещё можно сделать? ЧТО?

— Ещё один дурацкий вопрос. Если бы нас больше ничего не связывало, я бы уже убил тебя.

Волдеморт вновь взмахнул палочкой, и земляная стена рухнула. Неторопливо он вернулся к кучке вещей около алтаря. Тёмный Лорд протянул руку и дневник Роджера Бэкона прыгнул в неё.

— Это — дейс-ствительно крес-страж девочки, моя улучш-шенная верс-сия. — В его другой руке возник пергамент. — Это — ритуал для её воскреш-шения, на с-случай, ес-сли его придётс-ся проделать с-снова. Инс-струкции чес-стные, ловуш-шек нет. Запомни, дух девочки-ребёнка не сможет с-сводобно летать, как призрак, пос-скольку Вос-скреш-шающий Камень — это мой крес-страж, а не её. Не потеряй её крес-страж, или её дух окажетс-ся в нём заперт. — Волдеморт нагнулся, поднял кошель Гарри и скормил ему дневник и пергамент. — Запомни это на с-случай, ес-сли что-то дальше пойдёт не так.

— Я не понимаю, что происходит, — сказал Гарри. Ему просто больше ничего не оставалось. — Пожалуйста, объясните мне.

Тёмный Лорд смерил Гарри мрачным взглядом.

— Когда девочку пос-стигла с-смерть, с-сопровождал ш-школьную прорицательницу. С-слыш-шал пророчество, что ты с-станеш-шь нес-слыханной разруш-шительной с-силой. С-станеш-шь невообразимой опас-снос-стью, опас-снос-стью апокалиптичес-ского мас-сш-штаба. Вот почему я приложил с-столько ус-силий, чтобы отменить убийс-ство девочки, которое я с-сам с-соверш-шил, и с-сохранить ей жизнь и дальш-ше.

— Вы… — что. — Вы уверены? — что?

— Не с-смею с-сообщ-щать тебе подробнос-сти. Пророчес-ство, которое я ус-слыш-шал о с-себе, привело к тому, что я ис-сполнил его. Я не забыл ту катас-строфу. — Волдеморт, сжимая в левой руке пистолет, отступил ещё дальше от Гарри, красные зрачки-щёлочки не отрывались от Мальчика-Который-Выжил. — Вс-сё это, вс-сё, что я с-сделал, предназначено для того, чтобы разруш-шить вс-се причины, по которым это пророчес-ство может с-сбытьс-ся, разруш-шить на вс-сех с-стадиях. Ес-сли в том, что произойдёт с-сегодня дальш-ше, мне с-суждено потерпеть неудачу, то ты, идиот-ребёнок, которому предначертано разруш-шать, будеш-шь обязан убить с-себя ради с-спас-сения девочки. Иначе всё, что ты с-считаешь ценным, погибнет от твоей с-собс-ственной руки.

— Я… — голос Гарри поднялся ещё на октаву вверх. — Я… — ещё на октаву. — Я правда-правда не буду делать этого, честное слово!

— Заткнис-сь, дурак. Молчи, пока я не разреш-шу тебе говорить. Держи с-свою палочку направленной вниз и не поднимай её, пока я не с-скажу. Иначе ты умрёш-шь на мес-сте. Заметь, я с-сказал это на парс-селтанге, — Волдеморт снова приблизился к алтарю.

Целую секунду разум Гарри не мог обработать, что же он видит, а затем он понял, что Волдеморт держит человеческую руку, отрезанную по плечо. Рука казалась слишком тонкой.

Тёмный Лорд прижал палочку к отрезанной руке, к точке где-то над локтем, и пальцы руки дёрнулись, словно живые. В тусклом лунном свете Гарри увидел, как на руке появилась тёмная метка — прямо под палочкой.

Через несколько секунд послышался хлопок аппарации, и на кладбище появилась первая фигура, укутанная в мантию с капюшоном. Спустя ещё мгновение послышался ещё один хлопок, за ним ещё один.

Под капюшонами блестели серебристые маски-черепа, а мантии были столь черны, что даже не отражали лунный свет.

— Повелитель! — закричал один из людей в чёрной мантии, третий из прибывших. Тембр голоса, раздававшегося за маской-черепом, казался каким-то странным. — Повелитель… прошло столько времени… мы потеряли надежду…

— Молчать! — раздался высокий голос Тёмного Лорда Волдеморта. У этой слишком высокой фигуры уже не было ничего общего с профессором Квирреллом. — Направьте палочки на Мальчика-Который-Выжил и следите за ним! Не отвлекайтесь ни на что! Оглушите его сразу же, если он начнёт двигаться или если он начнёт говорить!

Ещё хлопки. Между могилами, за деревом, во всех тёмных уголках появлялись всё новые и новые люди в чёрных одеждах, масках и капюшонах. Некоторые из них издавали радостные восклицания, хотя многие из этих восклицаний звучали довольно вымученно. Другие выходили вперёд, словно приветствуя своего Повелителя. Волдеморт приказывал всем одно и то же. Разве что некоторые должны были ударить Гарри Поттера Круциатусом, если он пошевелится, другим приказывалось задержать Гарри Поттера, если он начнёт двигаться, третьим было сказано стрелять заклинаниями и проклятиями, четвёртым — рассеивать его магию.

К тому моменту, когда люди в чёрных мантиях с масками-черепами перестали прибывать, Гарри насчитал тридцать семь хлопков.

И все прибывшие теперь стояли перед Гарри полукругом — чтобы никто не оказался на чьей-то линии огня — и направляли на него палочки.

Гарри же по-прежнему направлял свою палочку вниз, поскольку ему было сказано, что он умрёт, если попробует поднять её. Он не говорил ни слова, поскольку ему было сказано, что он умрёт, если попробует заговорить. Он старался не дрожать, что было совсем не просто, поскольку он был голым, а с наступлением ночи температура падала.

Знаешь, — сказал последний голос, голос надежды, в голове Гарри, — кажется, дела наши довольно плохи даже по моим меркам.





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
LordДата: Понедельник, 22.06.2015, 15:30 | Сообщение # 315
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Глава 113. Последнее испытание


Высоко в безоблачном небе плыла горбатая Луна. Посреди темноты во всём своём великолепии сияли звёзды и Млечный путь. Всё это освещало тридцать семь масок-черепов, поблёскивающих над чёрными одеждами, и одетого в ещё более тёмную мантию Лорда Волдеморта, чьи глаза сверкали красным.

— Приветствую вас, мои Пожиратели Смерти, — раздался уверенный, высокий и жуткий голос Волдеморта. — Нет, не смотрите на меня, идиоты! Не спускайте глаз с мальчишки Поттера! С нашей последней встречи прошло десять лет, десять долгих лет. И всё же вы откликнулись на мой вызов, словно мы расстались вчера… — Тёмный Лорд Волдеморт подошёл к одной из фигур в капюшонах и постучал пальцами по маске. — И явились в наспех трансфигурированной пародии на настоящие доспехи Пожирателя Смерти, с детским заклинанием искажения голоса. Объяснитесь, мистер Честный.

— Наши старые маски и мантии... — сказала фигура, по чьей маске постучал Волдеморт. Даже через искажающую тембр маску был слышен страх. — Пока вас не было, повелитель, мы… мы в них не сражались… поэтому я не поддерживал их чары… а потом вы призвали меня сюда, в маске, и я… я всегда верил в вас, повелитель, но я не знал, что вы вернётесь именно сегодня… мне очень жаль, что я вызвал ваше недовольство...

— Достаточно, — Тёмный Лорд сделал несколько шагов и встал позади другого человека. Тот, кажется, дрожал, хотя палочку он держал ровно и его маска по-прежнему смотрела в сторону Мальчика-Который-Выжил. — Быть может, я более благосклонно отнёсся бы к подобному пренебрежению, если бы вы следовали моим планам во всём остальном… мистер Советник. Однако, я возвращаюсь и вижу… что? Страну, завоёванную во имя меня? — Высокий голос стал ещё выше. — Нет! Я вижу, как вы в Визенгамоте играете в заурядную политику! Я вижу, что ваши братья до сих пор томятся в Азкабане! И я вынужден признать, что я разочарован… очень разочарован… Вы думали, что меня больше нет, что Тёмная Метка мертва, и потому мои цели стали для вас не важны. Я прав, мистер Советник?

— Нет, повелитель! — закричал человек в маске. — Мы знали, что вы вернётесь… но, но мы не могли сражаться с Дамблдором без вас…

— Круцио.

Ужасный пронзительный крик из-под маски разорвал ночь. Он длился несколько долгих, очень долгих секунд.

— Встань, — сказал Тёмный Лорд рухнувшему на землю человеку. — Направь палочку на Гарри Поттера. Никогда не лги мне больше.

— Да, повелитель, — всхлипнул Пожиратель, с трудом поднимаясь на ноги.

Волдеморт снова принялся расхаживать позади одетых в чёрное фигур.

— Полагаю, вам всем интересно, что здесь делает Гарри Поттер… Почему он приглашён на вечеринку в честь моего возрождения.

— Я знаю, повелитель! — воскликнул кто-то. — Вы собираетесь доказать своё могущество, убив его на глазах у всех нас, чтоб не осталось никаких сомнений, кто из вас сильней! Показать, что ваше Смертельное Проклятье может убить даже так называемого Мальчика-Который-Выжил!

Воцарилась тишина. Никто из людей в масках не смел проронить ни звука.

Тёмный Лорд Волдеморт, одетый в рубашку с высоким воротником и тёмную мантию, медленно повернулся к только что говорившему Пожирателю Смерти.

— Эта глупость, — прошептал Волдеморт голосом ледяным, как смерть, — мне кажется несколько чрезмерной, мистер Бледный. Вы слышали теорию о том, как я умер, и пытались спровоцировать меня повторить мою ошибку? — Лорд Волдеморт парил в воздухе, поднимаясь всё выше над землёй. — Я так понимаю, ты предпочитаешь лениться вместо того, чтобы служить мне? Да, Макнейр?

Заговорившего Пожирателя Смерти внезапно окружила голубая дымка. Он развернулся, резким движением направил палочку на Тёмного Лорда и выкрикнул:

— Авада Кедавра!

Водеморт просто слегка повернулся, и зелёный сгусток пролетел мимо.

— Авада Кедавра! — ещё раз выкрикнул Пожиратель Смерти. Свободной рукой он делал пассы, и с каждым новым жестом к дымке его щитов добавлялись новые цвета и слои. — Помогите мне, братья мои! Если мы все…

Пожиратель Смерти разлетелся на семь пылающих кусков. Прижжённые края плоти светились ещё какое-то время.

— Никому не сводить глаз и палочек с Гарри Поттера, — низким и устрашающим голосом повторил Волдеморт. — А действия Макнейра были просто абсолютной глупостью, ибо я повелеваю вашими Метками, и так будет всегда. Я бессмертен.

— Повелитель, — обратился к Волдеморту другой Пожиратель. — Девочка на алтаре… она послужит нам для Тёмного Пира? Мне кажется, она не подходит для такого радостного случая. Повелитель, я мог бы найти лучше, если вы позволите мне отлучиться ненадолго…

— Нет, мистер Дружелюбный, — похоже, Волдеморта несколько развеселили эти слова. — Маленькая ведьма, которую вы видите на алтаре — ни кто иная, как Гермиона Грейнджер.

— Что?! — воскликнул кто-то, после чего быстро затараторил: — Я прошу прощения, повелитель, прошу прощения, умоляю вас…

— Круцио, — в этот раз крик продлился лишь пару секунд, похоже, для Волдеморта это было лишь формальностью. После этого Волдеморт снова заговорил так, словно его что-то забавляло. — Ради своих собственных целей я воскресил эту грязнокровку Темнейшей магией. Никто из вас ничем не побеспокоит её. Если я узнаю, что мой маленький эксперимент пострадал от ваших рук, лучше вам будет умереть самостоятельно. У этого приказа нет никаких исключений, что бы ни произошло дальше — даже если она, например, сбежит.

За этими словами последовал холодный высокий смех, словно только что прозвучала шутка, которую больше никто не понял.

— Повелитель, — донёсся дрожащий, искажённый голос из-под одной из масок-черепов. — Повелитель, пожалуйста… Я бы никогда не осмелился перечить вам, вы же знаете, я покорен вашей воле… Однако, умоляю, повелитель, позвольте мне вернуться, чтобы лучше служить вам и дальше… Я прибыл сюда в спешке, оставив… Повелитель, столь многие из нас исчезли, люди будут удивляться, они заметят наше отсутствие. Ещё немного, и у меня не будет алиби.

И снова раздался высокий холодный смех.

— А, мистер Белый, самый неверный из моих слуг. Я до сих пор не решил, переживёте ли вы своё наказание. Мистер Белый, теперь вы мне нужны гораздо меньше, чем когда-то. Пройдёт два дня, и мои Пожиратели Смерти смогут появляться открыто. Мои силы возросли, и сегодня я избавился от Дамблдора, — несколько Пожирателей Смерти поражённо ахнули, но Волдеморт не обратил на это внимания. — Завтра я убью Боунс, Крауча, Хмури и Скримджера, если они не сбегут. Оставшиеся из вас пойдут в Министерство и Визенгамот и наложат проклятье Империус на тех, на кого я укажу. Наше ожидание завершилось. К закату завтрашнего дня я объявлю себя лордом-правителем Британии!

Теперь ахнули уже почти все Пожиратели, но одна из фигур расхохоталась.

— Вы находите меня забавным, мистер Грим?

— Мои извинения, повелитель, — ответил смеявшийся. Его палочка идеально чётко указывала на Гарри Поттера. — Я был рад услышать, что вы расправились с Дамблдором. Я потерял веру в то, что вы вернётесь, и трусливо сбежал из Британии в страхе перед ним.

Волдеморт усмехнулся. Эхо жуткого звука разнеслось по кладбищу.

— Я прощаю вас за вашу откровенность, мистер Грим. Я не ожидал вас увидеть сегодня, вы более компетентны, чем я подозревал. Но прежде чем обсуждать более приятные вещи, мы обязаны уделить внимание одному вопросу. Скажите мне, мистер Грим, если бы Мальчик-Который-Выжил дал вам клятву, могли бы вы ему поверить?

— Повелитель… Я не понимаю… — растерянно ответил мистер Грим. Один или два других Пожирателя Смерти обернулись было взглянуть на Волдеморта, но тут же вновь повернулись масками к Гарри.

— Отвечайте, — прошипел Волдеморт. — Это не ловушка, мистер Грим. Отвечайте правдиво, или последствия для вас будут печальны. Вы ведь знали родню мальчишки? Они были честными людьми? Если мальчишка добровольно принесёт вам клятву, даже зная, что вы Пожиратель Смерти, вы сможете поверить его словам? Отвечайте! — пронзительно выкрикнул Волдеморт.

— Я… да, Повелитель, наверное, смогу…

— Славно, — холодно произнёс Волдеморт. — Возможность поверить должна существовать, иначе ею нельзя пожертвовать. А связывающим для Нерушимого обета станет… кто из вас пожертвует своей магией? Это будет довольно длинный обет…. гораздо длиннее, чем обычно… потребуется довольно много магии… — Волдеморт улыбнулся своей ужасной улыбкой. — Связывающим станет мистер Белый.

— Нет! Пожалуйста! Повелитель, умоляю! Я служил вам лучше всех… изо всех сил…

— Круцио, — прервал его Волдеморт.

Искажённые маской крики мистера Белого длились, казалось, целую минуту.

— Скажи спасибо, если я оставлю тебе жизнь! Теперь, мистер Грим, мистер Белый, подойдите к мальчишке. Сзади, идиот! Не перекрывайте линию огня остальным! Да, все остальные обязаны стрелять в Гарри Поттера, если он попытается сбежать. Даже если при этом под удар попадут ваши собратья-Пожиратели.

Мистер Грим спокойно проследовал на указанное ему место. Мистеру Белому потребовалось на это больше времени — казалось, что он весь дрожит.

— Что это будет за Обет, повелитель? — спросил мистер Грим.

— Ах, да, — ответил Волдеморт. Тёмный Лорд продолжал мерять шагами пространство позади полукруга Пожирателей Смерти. — Сегодня… хотя я вряд ли могу ожидать, что вы поверите мне… сегодня, мои Пожиратели Смерти, мы делаем работу Мерлина. Да! Пред нами стоит великая опасность — мальчишка, чьему небывалому безрассудству предначертано стать причиной настолько огромных разрушений, что даже я сам едва могу их вообразить. Мальчик-Который-Выжил! Мальчик, пугающий дементоров! Стаду, что мнит себя хозяевами этого мира, стоило бы сильнее обеспокоиться на его счёт, когда они увидели это зрелище. Никчёмные... поголовно!

— Простите... — запинаясь, сказал ещё кто-то из Пожирателей. — Повелитель... безусловно, если всё так, как вы сказали... Повелитель, почему бы нам не убить его прямо сейчас?

Волдеморт расхохотался странным горьким смехом. После чего заговорил вновь — высоким чётким голосом.

— Мистер Грим, мистер Белый, Гарри Поттер. Объясняю вам смысл клятвы. Слушайте внимательно. Вы обязаны понять смысл Обета, который сейчас будет дан, поскольку этот смысл тоже свяжет вас и потому вы обязаны понимать его одинаково. Ты, Гарри Поттер, поклянёшься не уничтожать мир, поклянёшься не рисковать, когда существует опасность уничтожить мир. Этот Обет не может принудить тебя к активным действиям, и, значит, он не подтолкнёт тебя к какой-нибудь глупости. Мистер Грим, мистер Белый, вы понимаете? Мы имеем дело с пророчеством о разрушительной силе. Пророчеством! Пророчества иногда сбываются неожиданным образом. Мы обязаны принять меры, чтобы этот Обет сам по себе не привёл пророчество в исполнение. Мы не смеем формулировать Обет так, что он принудит Гарри Поттера просто стоять и наблюдать за катастрофой, которая уже зародилась по его вине, поскольку для того, чтобы её предотвратить, ему нужно пойти на какой-то меньший риск. Обет не должен и заставлять его выбирать риск поистине огромных разрушений, чтобы избежать неминуемых малых разрушений. Но всё безрассудство Гарри Поттера, — Волдеморт почти кричал, — вся его беспечность, все его грандиозные схемы и благие намерения… он не будет рисковать тем, что всё это приведёт к беде! Он не будет играть с судьбой Земли! Никаких исследований, которые могут привести к катастрофе. Никакого срывания печатей, никакого открывания врат! — Волдеморт опять заговорил спокойно. — Но если однажды обнаружится, что сам этот Обет влечёт за собой разрушение мира, ты, Гарри Поттер, в такой ситуации будешь обязан его проигнорировать. Ты не доверишь самому себе принятие такого решения, ты будешь обязан честно рассказать всё другу, которому доверяешь, и пренебречь обетом лишь в случае его согласия. Вот какова цель и смысл Обета. Он влияет лишь на действия, которые Гарри Поттер выбрал бы самостоятельно, зная, что ему предначертано стать орудием разрушения. Ибо, чтобы была возможность пожертвовать выбором, выбор должен существовать. Вы понимаете, мистер Белый?

— Я… думаю, да… о, повелитель, умоляю, пусть Обет будет покороче…

— Молчи, дурак, от тебя сегодня будет больше пользы, чем за всю предыдущую жизнь. Мистер Грим?

— По-моему, повелитель, мне нужно выслушать это ещё раз.

Волдеморт улыбнулся своей слишком широкой улыбкой и повторил всё то же самое другими словами.

— А теперь… — холодно продолжил Волдеморт. — Гарри Поттер, ты по-прежнему будешь держать свою палочку опущенной и позволишь мистеру Гриму коснуться твоей палочки своей. Ты произнесёшь те слова, которые я прикажу. Всем остальным: если Гарри Поттер скажет что-то иное, оглушите его.

— Да, повелитель, — ответил хор из тридцати четырёх голосов.

Гарри замёрз и дрожал, причём не только потому, что он стоял голым посреди ночи. Он не понимал, почему Волдеморт просто не убил его. Казалось, что события развиваются по заданному сюжету — и задал этот сюжет Волдеморт. Гарри не понимал, что будет дальше.

— Мистер Белый, — сказал Волдеморт, — дотроньтесь вашей палочкой до палочки Гарри Поттера и повторите эти слова. Магия, что течёт во мне, скрепи этот Обет.

Мистер Белый произнёс эти слова. Даже несмотря на искажающий эффект маски, казалось, что у него разрывается сердце.

За спиной у Волдеморта на незнакомом Гарри языке запели обелиски. Они повторили свои слова трижды, после чего замолчали.

— Мистер Грим, — сказал Волдеморт. — Подумайте, почему вы могли бы поверить этому мальчишке, если бы он давал клятву добровольно. Подумайте об этой возможности поверить и принесите её в жертву со словами…

— Да станет моё доверие к тебе, — сказал мистер Грим, — твоими оковами.

Затем настала очередь Гарри повторять слова Волдеморта, и Гарри заговорил.

— Я клянусь, — голос Гарри дрожал, но он говорил, — что не буду… уничтожать мир… по собственной воле… Я не буду рисковать… судьбой мира… Если меня принудят… я предпочту меньшие разрушения большим… Я не буду следовать этому Обету… если посчитаю, что он ведёт к разрушению мира… и друг… в чьей честности я уверен… согласится в этом со мной. По моей собственной свободной воле… — Гарри произносил слова ритуала и чувствовал, как сила сплетается в сияющие нити, которые обвивают его палочку и палочку мистера Грима, обвивают его руку в том месте, где её касается палочка мистера Белого, обвивают его «Я» на каком-то абстрактном уровне, само существование которого Гарри весьма беспокоило. Гарри чувствовал, как призывает силу собственного свободного выбора, и знал, что следующие его слова принесут её в жертву и после этого повернуть назад будет уже нельзя.

— Да будет так, — холодно и чётко произнёс Волдеморт.

— Да будет так, — повторил Гарри. И в этот миг он понял, что сущность Обета перестала быть чем-то, по поводу чего он может решать, делать так или не делать. Сущность Обета стала путём, по которому будут двигаться его разум и тело. Эту клятву он не сможет преступить, даже пожертвовав при этом жизнью. Как вода течёт вниз, как калькулятор складывает числа, так и Обет стал принципом, по которому будет существовать Гарри Поттер.

— Обет дан, мистер Белый?

Казалось, мистер Белый плакал.

— Да, повелитель… Я потерял так много, пожалуйста, я был наказан достаточно.

— Возвращайтесь на свои места, — приказал Волдеморт. — Хорошо. Не сводить глаз с мальчишки Поттера. Будьте готовы сразу же стрелять, если он попытается сбежать, поднять палочку или сказать хоть слово…

Одетый в чёрное Тёмный Лорд парил в воздухе. Снова в левой руке он держал пистолет, в правой — палочку. Он оглядел кладбище.

— Так лучше. А теперь мы будем убивать Мальчика-Который-Выжил.

Мистер Белый пошатнулся. Мистер Грим опять расхохотался, к нему присоединились и другие Пожиратели.

— Я сделал это не для забавы, — холодно сказал Волдеморт. — Мы имеем дело с пророчеством, идиоты. Мы отрезаем нити судьбы по одной. Осторожно, очень осторожно, потому что мы не знаем, когда мы столкнёмся с сопротивлением. Сейчас мы будем действовать в следующем порядке. Сначала Гарри Поттера будет оглушён. Потом ему отрежут руки и ноги и прижгут раны. Мистер Дружелюбный и мистер Честный обследуют его на наличие следов какой-либо необычной магии. Один из вас выстрелит в мальчишку несколько раз из моего магловского оружия, а затем все из вас, кто на это способны, поразят его Смертельным проклятием. Только после этого мистер Грим разможжит ему череп обычным могильным камнем. Я осмотрю труп, после чего он будет сожжён Адским огнём. Затем мы проведём здесь экзорцизм на случай, если от Гарри Поттера останется призрак. Я лично задержусь здесь на шесть часов, потому что я не до конца доверяю собственным защитным чарам против временных петель, а четверо из вас обследуют окрестности на предмет чего-либо необычного. И даже после этого мы должны будем бдительно следить, не появятся ли новые следы существования Гарри Поттера, на случай, если Дамблдор воспользовался каким-то невообразимым трюком. Если кому-то из вас приходит в голову упущенный мной способ дополнительно удостовериться, что с угрозой Гарри Поттера покончено, пусть говорит и я щедро его вознагражу… Ну же, во имя Мерлина, говорите!

Пожиратели Смерти стояли, словно поражённые громом. Ни один из них не произнёс ни слова.

— Бесполезны все до единого, — сказал Волдеморт с горьким презрением. — Сейчас я задам Гарри Поттеру последний вопрос. Ответ на него предназначен лишь для моих ушей, поэтому Гарри Поттер будет отвечать на парселтанге. Немедленно стреляйте в него, если он ответит чем-то, кроме шипения, если он попытается сказать хоть слово на человеческом языке.

И Волдеморт зашипел сам:

— С-сказано, что ты будеш-шь владеть с-силой, что мне не извес-стна. Я узнал от тебя о магловс-ских ис-скус-ствах и уже их изучаю. С-секрет твоей влас-сти над пожирателями жизни, как ты с-сказал, я должен понять с-сам. Ес-сли ты владееш-шь ещ-щё какой-то с-силой, какой и я с-смогу обладать, с-скажи мне о ней с-сейчас-с. В противном с-случае я намерен пытать некоторых из тех, кто дорог тебе. Час-сть жизней я тебе уже обещ-щал, но не вс-се. Грязнокровки из твоей маленькой армии. Твои драгоценные родители. Вс-се они будут с-страдать, и с-страдания покажутс-ся им вечнос-стью, а затем я пош-шлю их, с-сломанных, в тюрьму к пожирателям жизни, помнить о с-своих с-страданиях до с-самой с-смерти. За каждую неизвес-стную мне с-силу, про которую ты мне с-скажешь, как ей пользоватьс-ся, а также за любой другой интерес-сный мне с-секрет, ты с-сможешь назвать одного человека, и под моей влас-стью он получит почес-сти и защ-щиту. Это я тебе обещ-щаю, и обещ-щание это с-собираюс-сь с-сдержать, — улыбка Волдеморта теперь вызывала впечатление змеи, показывающей клыки, и среди змей такое выражение означало обещание, что в того, кто стоит перед клыками, они сейчас вонзятся. — Не трать время на мыс-сли о бегс-стве, ес-сли заботиш-шьс-ся о с-своих близких. У тебя ес-сть шес-стьдес-сят с-секунд, чтобы начать рас-сказывать то, что я хочу знать. А пос-сле начнётс-ся твоя с-смерть.

* * *

От переводчиков:

После публикации этой главы автор объявил, что испытание предстоит не только Гарри, но и читателям. За шестьдесят часов им следовало ответить на вопрос: как Гарри может хотя бы отсрочить неминуемую гибель? Автор грозился, что, если он не получит ни одного правильного ответа, книга завершится «быстро и печально».

Если вы читаете эти строки, то, наверное, догадываетесь, что история успешно продолжилась. Однако, попробуйте потратить хотя бы пять минут на размышления: а что же может сделать Гарри в этой ситуации? При условии, что он может пользоваться только теми способностями, которые описаны в тексте, Волдеморта убедить стать «хорошим» — невозможно, лгать на парселтанге — тоже невозможно, а Пожиратели Смерти неминуемо начнут стрелять, если Гарри поднимет палочку или заговорит на человеческом языке. Да, и, если решение включает в себя использование Маховика времени, Гарри не может получить Маховик с помощью Маховика. И, конечно, Гарри может спастись только благодаря собственным действиям.





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
PendalДата: Понедельник, 22.06.2015, 23:32 | Сообщение # 316
Подросток
Сообщений: 6
« 0 »
Все просто, пусть рассмотрит магию как функционал на некотором линейно нормированном пространстве. Что то вроде С[a;b] где определены x=x(t), непрерывные, пространство сепарабельно и полное (Банахово). Предположим что каждый волшебник имеет свое магическое поле, которое можно биективно сопоставить с данным пространством, не обязательно С[a;b], но выберем сепарабельное и Банахово, так как удобно представить создание заклинания, как подмножество А принадлежащие нашему пространству, такое, что А всюду плотно и не более чем счетно. Типо плетение заклинания однозначно определяется выделением такого подмножества. Теперь наделим такое пространство метрикой, что означает,что мы определим функцию расстояния Р(Хn;Уm)=max|Xn(t) - Ym(t)|, где t рассматривается на компакте. В случае С[0;1] t принадлежит отрезку [0;1] к примеру. Тогда положим, что заклинание одного волшебника на другого, - есть непрерывное обратимое(биективное) отображение подмножества А из поля L1 кастуещего на поле L2 реципиента по некоторому оператору F. Тогда F: L1 -> L2 непрерывно обратимый оператор, а значит существует F^(-1): L2 -> L1 и норма ||F^(-1)|| < Infinum, причем F^(-1) определен на всем L2. То есть по теореме Банаха о непрерывной обратимости I-F, где I - тождественный оператор, непрерывно обратим, можно утверждать, что всякое заклятие можно обратить вспять на заклинателя. То есть неуязвимость для магии. Ну от огнестрела можно и в толпе двигаться, тем более это же такой эффект неожиданности, можно и лишить противника оружия.

P.S. Но можно и проще, если магия это все какое то пространство, то выделим область, которая принадлежит магу, так как относительно пространства область бесконечно мала, то она вырожденная, тогда скажем, что она имеет форму сферы, а затем применим инверсию W=1/Z, то есть мы переходим от Z где магия Гарольда - песчинка на общем фоне, к W обратно пропорциональное Z, то есть магия вселенной песчинка на фоне магии Гарольда. Ура новому императору вселенной, точнее можно сказать богу.


Сообщение отредактировал Pendal - Понедельник, 22.06.2015, 23:46
 
LordДата: Четверг, 02.07.2015, 02:12 | Сообщение # 317
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Глава 114. Заткнись и сделай невозможное


Высоко в безоблачном небе плыла горбатая Луна. Посреди темноты во всём своём великолепии сияли звёзды и Млечный путь. Невообразимо далёкие светила молча взирали на кладбище.

В тот миг, когда Гарри осознал, что у него нет никакой возможности спасти всех, голоса в его голове утихли, слились воедино. Весь его разум поглотила единственная цель.

Пятьдесят секунд.

Сорок секунд.

Взгляд Гарри скользнул по кладбищу и остановился на ближайшем к нему Пожирателе Смерти.

Тридцать секунд?

Двадцать секунд?

— Время почти выш-шло, — прошипел Волдеморт.

— Я дейс-ствительно знаю с-секреты, которые тебе хотелос-сь бы узнать, — прошипел Гарри, не поднимая взгляда на Тёмного Лорда. — Но, мне кажетс-ся, с-самым ценным знанием для тебя будут мои размыш-шления, как может быть разруш-шен мир. Однако, ес-сли я с-сообщ-щу эти мыс-сли, это может привес-сти к разруш-шению мира. Не знаю пророчес-ство, но, ес-сли оно с-сущ-щес-ствует, довольно выс-сока вероятнос-сть, что любое моё дейс-ствие может привес-сти к этому. С-с другой с-стороны, возможно, ес-сли я рас-скажу тебе, разруш-шение мира не с-случитс-ся, пос-скольку ты, кажетс-cя, заинтерес-сован предотвратить его. Не в с-сос-стоянии принять реш-шение с-самос-стоятельно. Требуетс-ся разбудить девочку-друга, чтобы проконс-сультироватьс-ся. Обет требует.

На некоторое время воцарилась тишина. После чего Тёмный Лорд, парящий позади полукруга Пожирателей Смерти, начал испускать звуки, которые по мнению Салазара Слизерина соответствовали змеиному смеху.

— Значит, ты знаеш-шь, как разруш-шить мир? — раздалось холодно-весёлое шипение.

— Не с-стану умыш-шленно предс-ставлять с-способ. Ты мог подс-строить, чтобы твой с-слуга украл мои мыс-сли. Обет запрещ-щает. Но, думаю, с-смогу изобрес-сти с-способ, ес-сли девочка с-скажет попытатьс-ся.

Взгляд Гарри медленно переместился на другого Пожирателя Смерти, затем на третьего.

Снова змеиный смех.

— Умно. Придуманная тобой тактика зас-служивает похвалы. Но нет.

— Знаю, это раздражает, но, когда на кону мир и твоя вечнос-сть, разве не лучш-ше…

— Ес-сли заниматьс-ся такими с-сложнос-стями и откладывать твой конец, рис-ск для мира лиш-шь увеличитс-ся. Я с-сам ос-свою магловс-ские науки и подумаю обо вс-сём, что ты мог бы вообразить. А теперь рас-сказывай о с-секретах, которые ты можеш-шь мне поведать, или вс-сё закончитс-ся.

Гарри медленно продолжал переводить взгляд с одного Пожирателя на другого. Мальчик не смотрел на Тёмного Лорда, тот оставался лишь парящей чернотой на периферии зрения. Рот Гарри продолжал говорить, но речь занимала только половину его внимания.

— Мне приш-шла мыс-сль, которую ты, учитель, мог не учес-сть. Нес-смотря на вс-се твои предос-сторожнос-сти, попытка убить меня может провалитьс-ся из-за некоторых ос-собых обс-стоятельс-ств, и, не ис-сключено, что это приведёт к тому, что позже я разруш-шу мир. В иной с-ситуации я не с-счёл бы это вероятным, но, раз с-существует пророчес-ство, это вполне возможно.

Волдеморт неподвижно завис в воздухе.

— Каких обс-стоятельс-ств?

— Не обязан рас-сказывать.

В шипящих звуках теперь слышался холодный гнев.

— Хоть я и понимаю прекрас-сно твоё отчаяние и твои попытки выкрутитьс-ся, эта бес-седа начинает меня раздражать. Ты не с-сможеш-шь переубедить меня: ос-ставить тебя в живых будет больш-шим рис-ском. Ты должен рас-сказать мне с-свою мыс-сль, чтобы не подвергать мир опас-снос-сти. Говори!

— Нет. Обет не обязывает меня с-совершать какие-либо активные дейс-ствия.

Тёмный Лорд уставился вниз на Гарри Поттера, который лишь скользнул взглядом по разъярённому лицу, а затем его глаза вернулись к следующему Пожирателю Смерти. Некоторые из Пожирателей слегка изменили позы, но все они по-прежнему стояли с поднятыми палочками и молчали. Эмоции за серебряными масками-черепами было невозможно прочесть.

Тёмный Лорд снова рассмеялся.

— Думаеш-шь, с-сможеш-шь пережить с-свою с-смерть? Нет, мальчик, с-с тобой мои крес-стражи не с-связаны. Я бы об этом знал. Или ес-сть иная причина, по которой ты думаеш-шь, что с-сможеш-шь выжить, нес-смотря на все запланированные мной дейс-ствия, чтобы убить тебя?

Гарри не позволял себе отвлекаться. Повторяющиеся неудачи не имели значения, они только вели к следующему действию в цепи, но ему всё ещё было нужно следующее действие…

— А теперь рас-сказывай с-секреты, — прошипел Тёмный Лорд. — Или я…

— Пожиратели жизни будут прес-следовать тебя повс-сюду, вечно тебя ненавидеть и ис-скать тебя, где бы ты ни был. Ес-сли у меня с-сейчас-с получилос-сь с-сделать то, что я хотел, ты с-станеш-шь их целью! С-секрет Чар Защ-щитника будет недос-ступен тебе ещ-щё долгое время, возможно, ты никогда его не узнаеш-шь! С-секрет лучш-шей защ-щиты против пожирателей жизни умрёт вмес-сте с-со мной!

— Мне это начинает надоедать… — голос Тёмного Лорда умолк. — Ага, яс-сно. Пожиратели жизни дейс-ствуют с-соглас-сно ожиданиям. Ты говориш-шь мне, что за мной будут охотитьс-ся, я ожидаю, что за мной будут охотитьс-ся, и они охотятс-ся за мной. Это редкос-сть, но не что-то нес-слыханное. Ценный с-секрет, да. Вижу много с-спос-собов ис-спользовать, — безжалостная улыбка. — Я позволяю тебе выбрать человека, который будет с-спас-сён.

— Выбираю с-себя.

— Пос-советовал бы тебе умереть с-с дос-стоинс-ством, но, зная с-себя, понимаю тщ-щетнос-сть подобных с-слов. Ты разозлил меня и впус-стую потратил мой щ-щедрый дар, я забираю его обратно. Ещ-щё с-секреты?

— Да. Тоже вес-сьма интерес-сные. До некоторых из них с-сам ты догадаеш-шьс-ся нес-скоро, если вообщ-ще догадаеш-шьс-ся. Ес-сли я с-скажу вс-сё, что не подвергает рис-ску с-сущ-щес-ствование мира, ты согласишься не мучить никого из моих друзей и с-семьи? Вес-сь этот разговор началс-ся, потому что ты не ос-ставил мне возможнос-сти с-спасти вс-сех.

На несколько секунд Тёмный Лорд неподвижно замер в воздухе.

А взгляд Гарри продолжал медленно скользить по кладбищу, и его рука всё так же крепко сжимала палочку.

В тот миг, когда Гарри понял, что не осталось способа спасти всех…

Он не мог произносить заклинания на английском. Но трансфигурация не требовала слов.

Ничто не контактировало с его палочкой, кроме воздуха, который невозможно трансфигурировать. Но Волдеморт не знал о частичной трансфигурации, и с её помощью Гарри трансфигурировал крошечный кусочек материала самой палочки.

— Ты тянеш-шь время, — сказал Тёмный Лорд. — Про-сто, чтобы отс-срочить с-смерть? Или с-с другой целью?

Гарри промолчал. Его незаметные никому действия замедлились, пока его разум искал, как продолжить разговор даже вопреки воле Тёмного Лорда.

— Открой мне с-свою цель или разговор окончен и твои друзья будут с-страдать до с-самой с-смерти!

— Опус-сти оружие маглов и не направляй палочку в мою с-сторону, — ответил Гарри, изо всех сил стараясь, чтобы его шипение прозвучало как можно холоднее и опаснее. — Ничего не приказывай с-своим с-слугам. Я дейс-ствительно обладаю с-спос-собнос-стями, о которых тебе неведомо. Могу ис-спользовать одну из с-спос-собнос-стей, чтоб вызвать мощ-щный взрыв почти мгновенно, не произнос-ся заклинаний. Убьёт твоё новое тело, вс-сех с-слуг, отброс-сит Камень неизвес-стно куда.

При своём нынешнем уровне подготовки Гарри мог трансфигурировать один кубический миллиметр практически мгновенно, лишь усилием воли и магией.

Один кубический миллиметр антиматерии.

Это не было угрозой всему миру.

Волдеморт словно окаменел.

— Ты каким-то образом блефуеш-шь.

— Не блефую. Я утверждаю на змеином языке, что могу с-сделать это почти мгновенно, думаю, до того, как меня коснётся какое-либо заклинание. Ты вс-сё ещ-щё очень мало знаеш-шь о науке. Мощ-щь, которую я призову, с-сильнее, чем процес-с, питающ-щий звёзды.

— Тебе помеш-шает Обет, — прошипел Волдеморт. — Ты не можеш-шь рис-сковать с-сущ-щес-ствованием мира. Нельзя рис-сковать, ис-сключено, никаких умных идей!

— Не рис-скую миром. Я оценил мощ-щность взрыва, она нес-сравнимо меньш-ше.

— Ты не знаеш-шь этого НАВЕРНЯКА, дурак! Не можеш-шь быть УВЕРЕН! — шипение Волдеморта становилось всё выше.

— Ес-сть причины для увереннос-сти. Обет не ос-становит меня.

На лице Волдеморта всё явственнее проступала ярость, но в его шипении слышался и оттенок страха.

— Боль, что ис-спытают вс-се, кто дорог тебе, будет невообразимой…

— Заткнис-сь. Вс-се твои угрозы для меня уже ничего не значат, пос-скольку теория игр велит мне их игнорировать. Ты угрожаеш-шь мне лиш-шь потому, что ожидаеш-шь моей на то реакции, — это Гарри тоже осознал до крайности ясно. — Предложи мне что-нибудь, чего я хочу, учитель. Ради с-своего нового тела, ради того, чтобы с-сохранить Камень, ради жизней с-своих с-слуг.

Рот Гарри говорил автоматически, основное внимание было сконцентрировано на другом.

В лунном свете блестит полоска серебра…

Из крошечной точки на конце палочки Гарри, из кубического миллиметра, ставшего основой, тянулась тонкая нить трансфигурированного паучьего шёлка. Она бы порвалась сразу, если б кто-нибудь попробовал её разорвать. Кто-нибудь мог бы заметить отблеск от этой нити, но вряд ли этот отблеск привлёк бы серьёзное внимание. Гарри был способен очень быстро трансфигурировать такую нить, ведь её толщина составляла всего лишь десятую долю миллиметра, десять сантиметров длины давали меньше кубического миллиметра объёма, а Гарри был способен трансфигурировать кубический миллиметр за доли секунды. Гарри трансфигурировал нить в направлении от себя, увеличивая её длину с максимально возможной скоростью, при которой не было риска для трансфигурации.

Нить паучьего шёлка протянулась к капюшону очередного Пожирателя Смерти, обвила его вокруг шеи и вернулась обратно к центру паутины.

Лицо Волдеморта теперь ничего не выражало.

— Ты не имееш-шь права уйти отс-сюда живым. С-со мной бы с-соглас-силис-сь даже разумные люди из тех, кого называют хорош-шими, это я с-скажу даже на парс-селтанге. Но ес-сли ты с-соглас-сиш-шьс-ся умереть, как подобает хорош-шему человеку, я буду хорош-шо обращ-щаться с-с твоими друзьями и вс-се они получат мою защ-шиту.

Капюшон последнего Пожирателя Смерти захлестнула петля. Паутина была закончена. Петли теперь обвивали шеи всех Пожирателей Смерти. Концы этих петель соединялись с центральным кругом, а от этого центрального круга три нити уходили в центр. Вся паутина по-прежнему соединялась с изначальной нитью, отходящей от палочки Гарри.

Спустя несколько секунд почти невидимые, отражающие лунный свет нити стали чёрными.

Волокна тоньше, прочнее и острее стальной проволоки, нити, сплетённые из углеродных нанотрубок. Каждая трубка представляла из себя единую молекулу.

Гарри прошипел.

— Хочу, чтобы ты также пообещ-щал хорош-шо обращ-щатьс-ся с народами, которые окажутс-ся под твоей влас-стью. Не с-соглаш-шус-сь на меньш-шее.

Волдеморт безмолвно парил в воздухе. На змеином лице зарождалась ярость.

Из тёмной паутины поползли вверх две последние чёрные нити, уже состоящие из нанотрубок. Они легко протянулись по воздуху к самому Тёмному Лорду, одна поднялась над рукавом левой руки, в которой Волдеморт держал пистолет, другая — над рукавом правой, в которой он сжимал тисовую палочку. Гарри создал нити с некоторым запасом, с учётом того, что они будут опускаться под собственным весом. Каждая из нитей образовала петлю и прошла через неё, создавая скользящий узел. Затем Гарри трансфигурировал нити в более короткие, они начали затягиваться вокруг рукавов…

Краем сознания Гарри почувствовал покалывание от того, что магия Волдеморта коснулась его собственной. Глаза Тёмного Лорда расширились, его рот распахнулся.

И Гарри трансфигурировал сходящиеся к центру чёрной паутины чёрные нити в такие же нити, но в четыре раза короче. Круг сжался, все нити резко дёрнулись и петли затянулись.

(Падают тёмные одежды)

Гарри не смотрел на Пожирателей, он не видел падающие маски и кровь. На краю сознания он почувствовал выбросы магии, такие же, какие чувствовал в момент смерти Гермионы. Но он проигнорировал их. Глаза Гарри были прикованы к рукам Тёмного Лорда, которые вместе с палочкой и пистолетом полетели вниз. Палочка Гарри взметнулась вверх…

— СТУПОФАЙ!

Красный сгусток цвета Оглушающего проклятья с огромной скоростью понёсся в направлении Волдеморта.

В тот же миг, не обращая внимания на раны, Тёмный Лорд рванулся вниз и вправо.

А красный сгусток Рыскающего сногсшибателя — тайного заклинания, придуманного профессором Флитвиком, — развернулся в воздухе и врезался в Волдеморта.

В шраме Гарри вспыхнула жгучая боль. Он закричал, взгляд затуманила красная пелена. От этой боли и полнейшего изнеможения Гарри выронил палочку.

И боль сразу же начала отступать…





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
LordДата: Понедельник, 20.07.2015, 19:19 | Сообщение # 318
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Глава 115. Заткнись и сделай невозможное. Часть 2


Сознание Гарри захватило что-то вроде диссоциативной фуги. Состояние полного сосредоточения частично исчезло, частично осталось с ним. Все его субличности молчали. Возможно, какая-то часть его разума умышленно заставила их заткнуться, потому что понимала, что произойдёт в противном случае. То, что он только что совершил…

Мысль исчезла, освободив место для беспокойства о другом.

Гарри стоял на заброшенном кладбище посреди беспорядочно расположенных надгробий.

В свете Луны и звёзд виднелись лежащие на земле тела в чёрных мантиях. Почва вокруг них отличалась от обычной кладбищенской земли: она казалась влажной и в лунном свете отливала красным. Из капюшонов мантий выкатились несколько голов, можно было разглядеть их волосы — длинные и короткие, тёмные и светлые. Серебряные маски остались на головах, и потому волосы обрамляли черепа, не лица…

И эта мысль исчезла, освободив место для беспокойства о другом.

На алтаре спала девочка в мантии Хогвартса с красной оторочкой. Рядом с алтарём были свалены в кучу вещи Гарри.

На земле лежал слишком высокий бледный мужчина с нечеловеческим лицом, из обрубков его рук струилась кровь.

Как только Тёмный Лорд Волдеморт очнётся, он уничтожит всё, что тебе дорого.

Дамблдора, который мог бы остановить его, больше нет.

Заключить Волдеморта в тюрьму невозможно, поскольку он в состоянии покинуть своё тело в любой момент.

Убить его навсегда невозможно. Для этого необходимо уничтожить больше сотни крестражей, один из которых — табличка на Пионере-11.

Инструменты: одна волшебная палочка. В этот раз её можно направлять куда угодно. Можно произносить заклинания.

У тебя пять минут.

Думай.

Пошатываясь, Гарри приблизился к алтарю, опустился рядом с ним на колени и подобрал свой кошель.

Затем направился к телу Волдеморта.

После того, как Тёмный Лорд потерял сознание, чувство тревоги уменьшилось. Теперь, когда Гарри приблизился к телу, оно достигло ужасающей силы. Шрам тоже заболел.

Гарри проигнорировал внутренний вопль. Этот вопль порождался последним воспоминанием Тома Риддла, которое оказалось выжжено в мозгу Гарри, самым последним шаблоном, который достался младенцу перед тем, как Том Риддл взорвался. Это было чувство возрастающего ужаса и смятения, вызванное резонансом, который вырвался из-под контроля. Гарри теперь понимал, что означает это чувство, о чём оно предупреждает, и поэтому не обращать на него внимание стало легче. Он поставил на то, что эффект резонанса в большей степени бьёт по тому, кто использует магию, и сила удара пропорциональна магической силе волшебника, и в итоге выиграл.

Гарри взглянул на тело Волдеморта и глубоко вздохнул — через рот, поскольку нос забивал медный запах, который Гарри старательно игнорировал.

Мальчик опустился на колени рядом с телом, вытащил из кошеля набор целителя и наложил самозатягивающиеся жгуты сначала на левое запястье Волдеморта, затем на правое.

Заботиться о Волдеморте казалось совершено неправильным. На задворках сознания какая-то часть Гарри понимала, что с несколькими людьми только что произошло нечто очень плохое. И если Волдеморта постигнет такая же ужасная участь, это будет лишь достижением равновесия, это будет справедливо. Сейчас Гарри чувствовал себя Бэтменом, который больше заботится о Джокере, чем о жертвах Джокера. Ему показалось, будто он очутился в книге комиксов, авторы которой безостановочно заламывают руки по поводу этичности убийства Главных Злодеев, в то время как на заднем плане продолжают погибать невинные. Заботиться о главном злодее сильнее, чем о его приспешниках, обращать на его судьбу гораздо больше внимания, чем на судьбу его низкоранговых последователей, было каким-то изъяном человеческой природы.

Всё с тем же чувством «неправильности» Гарри поднялся на ноги. Жгуты на запястьях Волдеморта затянулись. Гарри не оставляло ощущение, что он делает что-то чудовищное с точки зрения этики.

Гарри не мог избавиться от этого чувства, даже несмотря на увещевания разума о том, что телу Волдеморта никак нельзя позволить умереть. Душа Тёмного Лорда, которую он для себя создал, должна оставаться прикованной к его мозгу. Нельзя допустить, чтобы она освободилась.

Гарри сделал шаг назад от лежащего без сознания Волдеморта. По-прежнему глубоко дыша через рот, он направился к груде своих вещей. Гарри сразу же повесил себе на шею Маховик Времени, чтобы получить возможность сбежать и вернуться, если это потребуется. После чего оделся и собрал всё остальное.

Больше сотни крестражей...

Безумие. Гарри не мог подобрать иного слова. Волдеморт слишком боялся смерти, и, судя по всему, это плохо повлияло на его мышление. Магловский эксперт по безопасности сравнил бы подход Волдеморта с постройкой секции стены в сотню метров высотой посреди пустыни. Лишь очень любезный противник стал бы перелезать через эту стену. Любой разумный человек просто обошёл бы её, и увеличение высоты стены ничего бы не изменило.

Если забыть о том, что задача якобы не решаема, и не бояться этого, то она даже перестаёт быть сложной, особенно по сравнению с предыдущей.

Родителей Невилла, например, проклятием Круциатус довели до неизлечимого безумия. Даже две сотни улучшенных крестражей не спасли бы их, они бы просто отражали один и тот же повреждённый разум.

Если проклятие Круциатус — единственный способ навеки остановить Волдеморта, его использование становится этически оправданным. Это будет правосудием, восстановлением равновесия, это покажет, что жизнь Джокера стоит не больше, чем жизнь самого ничтожного его прислужника…

Гарри нужно лишь вызвать патронуса, отправить его к… Аластору Хмури?.. и попросить прибыть сюда. Впрочем, нет, скорее всего, патронус не появится, если вызывать его с такой целью. Возможно, Гарри следует просто решиться, что он расскажет обо всём Хмури и воспользуется Маховиком времени сразу же после выхода за пределы защитных чар Волдеморта.

Таким образом, Волдеморта вполне можно довести до неизлечимого безумия.

Это был бы даже не самый безжалостный вариант. Если палочка остаётся связанной с жизнью и магией Тёмного Лорда, куда бы ни отправился его дух, то самым безжалостным будет бросить её в яму Азкабана.

Гарри вернулся к телу Волдеморта. Он по-прежнему старался дышать ровно, несмотря на обжигающие ощущения в горле. Какая-то часть Гарри помнила, что перед ним также лежит и профессор Квиррелл, пусть у него сейчас и другое тело. Пусть даже смена личности выглядела идеальной, а значит, профессор Квиррелл был лишь одной из многих масок…

Впрочем, Волдеморт не планировал убивать Гарри мучительно. Не подумал приказать своим последователям выстрелить в Гарри круциатусом, когда Гарри начал его раздражать. В случае, когда твой противник — Волдеморт, это всё-таки что-то значит. Возможно, у него всё же сохранились остатки каких-то родственных чувств к другому Тому Риддлу.

… но неправильно принимать это во внимание.

Или правильно?

Гарри посмотрел на звёзды. Здесь, под слоем атмосферы, звёзды мерцали и выглядели вставленными в мнимый купол ночного неба. Через небосвод протянулась длинная сияющая лента Млечного Пути. И всё это казалось таким близким, словно Гарри мог вскочить на метлу и достать звёзды рукой.

Какое решение от него на этом распутье ждут дети детей детей?

Ответ казался очевидным, если, конечно, он не пришёл от той части Гарри, которая до сих пор беспокоилась о профессоре Квиррелле.

Всё, что Гарри сделал, сделать было необходимо. Он предотвратил гораздо большие злодеяния. Он не смог бы остановить Волдеморта, если бы Пожиратели Смерти выстрелили. Но действия Гарри нельзя уравновесить трагедией для ещё одного разумного существа, в которой нет необходимости, пусть даже речь идёт о Волдеморте. Эта трагедия лишь ляжет ещё одним камешком в гору скорби, давным-давно сложившуюся на древней Земле.

Прошлое уже в прошлом. Ты сделал то, что был должен, и не причинил ни капли вреда больше необходимого. Даже для того, чтобы всё уравновесить и сделать симметричным.

Дети детей детей не желали бы Волдеморту смерти, пусть его приспешникам и пришлось умереть. Они не хотели бы, чтобы Волдеморт страдал, если эти страдания не служат для чего-то большего, сравнимого с отсутствием его страданий.

Гарри глубоко выдохнул и отпустил свою… не то, чтобы ненависть… не совсем ненависть… даже сейчас он не мог ненавидеть своего создателя, но тем не менее что-то Гарри отпустил. Чувство, что он должен ненавидеть Волдеморта, что он обязан ощущать какую-то ненависть за нескончаемый список преступлений, которые тот совершил без какой бы то ни было внятной причины и даже не ради собственного счастья…

Всё в порядке, — прошептали ему звёзды. — Это нормально — не ненавидеть его. Это не значит, что ты плохой человек.

В итоге ему остался лишь один вариант, и, поскольку Гарри это уже понял, не имело смысла мучиться и переживать. Является ли этот вариант лучшим, покажет лишь время.

Гарри сделал глубокий вдох, собираясь с силами. Для заклинания, которое он хотел применить, не нужна была особая точность, но тем не менее оно являлось одним из самых мощных в его арсенале.

Гарри снова подумал, как же несправедливо, что Волдеморт не мог умереть вместе со своими последователями, почувствовал, как при мыслях о безжалостности по венам пробежал холодок. А затем Гарри отпустил этот холодок, позволил ему вытечь наружу, под звёздный свет. Ведь тёмная сторона всегда была лишь позаимствованными шаблонами работы сознания, лишь ещё одним неудачным способом мышления, от которого нужно избавиться.

Гарри посмотрел на мирно спящую на алтаре Гермиону. Только сейчас он позволил себе заплакать. Что теперь будет с ней? Гарри не знал, какой путь выберет Гермиона, но, по крайней мере, она жива, чтобы этот выбор сделать. Её существование не оборвалось из-за их дружбы. Гарри не понимал, насколько шаткой была его надежда, пока не заметил, насколько он удивлён тем, что эта надежда осуществилась. Иногда реальность оказывается лучше ожиданий.

Эту мысль Гарри тоже вложил в готовящееся заклинание.

Накапливаемая сила вибрировала внутри него, словно всё его тело стало частью палочки. Поверхность из остролиста начала мерцать белым светом, хотя, возможно, Гарри это просто казалось из-за слёз в глазах. И он мысленно придал своему заклинанию форму. Гарри не очень хорошо мог контролировать это заклинание, но необходимый шаблон был прост, он включал в себя…

Абсолютно всё. Забудь всё. Тома Риддла, профессора Квиррелла, забудь всю свою жизнь, всю эпизодическую память, забудь огорчения и горечь, неверные решения, забудь Волдеморта…

И в самый последний миг Гарри пришла ещё одна мысль, милосердная мысль…

Но если у тебя есть хотя бы одно по-настоящему счастливое воспоминание, не о том, как ты мучил людей, не о том, как ты смеялся над их болью, а тёплое чувство после помощи кому-нибудь или от того, что кто-то помог тебе… Вряд ли их будет много, пусть это будет что-нибудь из детства, но если у тебя есть какие-нибудь по-настоящему счастливые воспоминания, то сохрани их, сохрани только их…

Гарри почувствовал, как в нём расцветает что-то светлое, и понял, что сделал правильный выбор. Он вложил в палочку и это ощущение...

— ОБЛИВИЭЙТ!

И всё накопленное хлынуло наружу.

Со сдавленным криком мальчик рухнул набок. Он выронил палочку, его руки беспомощно схватились за шрам. Но внезапная боль в голове сразу же начала утихать. Перед затуманенным взором поплыли сияющие снежинки, серебряные искорки, похожие на крошечные частички патронуса.

Серебристое свечение длилось всего мгновение и затем исчезло.

Профессор Квиррелл исчез.

От него почти ничего не осталось.

И теперь его душа будет не так уж сильно отличаться от души самого Гарри.

Пророчество исполнилось.

Каждый из них переделал другого по своему подобию.

Гарри свернулся калачиком — прямо на земле — и начал всхлипывать.

Он немного поплакал.

Но через некоторое время, пошатываясь, встал и снова поднял палочку. Работа на сегодня была ещё не закончена.

* * *

Гарри прижал палочку прямо к обрубку руки Волдеморта. В шраме начала пульсировать боль, но никто не взорвался.

И Гарри начал трансфигурацию.

Очертания оглушённого тела человека-змеи стали меняться. Преобразование шло медленно, хотя и гораздо быстрее, чем в прошлый раз, когда Гарри трансфигурировал тело Гермионы. Трансфигурация продолжалась, и боль в шраме утихала. Когда голова человека-змеи начала становиться прозрачной и уменьшаться, боль почти прекратилась.

Это заклинание Гарри придётся поддерживать и бодрствуя, и во сне. Потом, когда Гарри станет старше и могущественнее, возможно, с чьей-нибудь помощью он отменит трансфигурацию лишённого памяти Тома Риддла и исцелит его тело силой Камня. Но это произойдёт не раньше, чем будущий Гарри придумает, что делать с волшебником, у которого почти полная амнезия, но при этом есть вредные мыслительные привычки и очень отрицательные эмоциональные реакции — тёмная сторона, как она есть — плюс большое количество знаний — как теоретических, так и практических — о могущественной магии. Эту часть Гарри изо всех сил старался не стереть, потому что когда-нибудь она может понадобиться ему самому.

И, между прочим, как магия чар Хогвартса не считала трансфигурированного единорога мёртвым, так и крестражи Волдеморта не посчитают мёртвым трансфигурированного Волдеморта и не попытаются его вернуть.

Во всяком случае, Гарри на это надеялся.

Он надел стальное кольцо с крошечным зелёным изумрудом на мизинец. Изумруд коснулся кожи, и в шраме кольнуло последний раз. После этого боль исчезла и больше не появлялась.

Гарри пошатнулся и обессилено уселся на торчащий из земли камень. Некоторое время он отдыхал после трансфигурации, отгоняя прочь изнеможение, которое пыталось захватить его разум. Не время отключаться, нужно ещё кое-что сделать.

Гарри, по-прежнему дыша через рот, глубоко вздохнул, сказал: «Люмос» и оглядел кладбище.

Тела в чёрных мантиях и маски-черепа, окружённые лужами крови…

Гермиона Грейнджер, спящая на алтаре.

Мантия Волдеморта и окровавленные руки, лежащие там, где пал Тёмный Лорд.

Квиринус Квиррелл в изодранной мантии, рухнувший там, где его настигло Смертельное проклятье.

Гарри вообразил, как кто-то другой смотрит на эту сцену и пытается понять, что произошло. Мальчик покачал головой. Нет, так не пойдёт, совсем не пойдёт.

Гарри заставил себя оттолкнуться от камня и поморщился, когда его разум — да и его тело — запротестовали. Сегодня он не терял много крови, его не били, но почему-то его тело восприняло всё случившееся напряжение, как будто ему изрядно досталось.

Гарри, шатаясь, подошёл к месту, куда упал Волдеморт, и поднял оставшуюся от него левую руку.

Даже на ней можно было разглядеть небольшое количество змеиных чешуек. По руке было отчётливо видно, что это рука Волдеморта. Замечательно.

Гарри подошёл к алтарю, на котором спала Гермиона, аккуратно положил отрубленную руку ей на шею и осторожно сдвинул пальцы руки, чтобы они сжимали горло девочки. Проделать это было нелегко: спящая Гермиона казалась столь безмятежной и невинной, а отрубленная рука Волдеморта выглядела очень уродливо. Гарри просто заткнул ту часть своего разума, которая обо всём этом подумала, поскольку сейчас такие размышления были совершенно неуместны.

Несколько слабых Режущих чар превратили практически идеальный срез, оставленный нановолокном, в гораздо более неровный. Это было важно: срез на руках должен был отличаться от среза на шеях Пожирателей Смерти. Многочисленные Диффиндо разбросали маленькие куски кисти Волдеморта по рубашке Гермионы. Мальчику пришлось напомнить себе, что это тоже часть плана.

Гарри повторил всё то же самое с правой рукой, расположив её симметрично левой.

Заклинанием Инфламмаре Гарри поджёг мантию Волдеморта, а затем разложил её опалённые обрывки вокруг Гермионы.

Пистолет Волдеморта и его палочка отправились в кошель Гарри. Камень Постоянства мальчик положил в обычный карман. Гарри не знал, что случится, если Камень окажется в кошеле.

В куче вещей, вытряхнутых из мантии Квиррелла, нашлась палочка, которую Волдеморт использовал в роли Квиррелла. Гарри подошёл к телу Квиррелла, распрямил его, как смог, и вложил эту палочку ему в руку. Из глаз Гарри предсказуемо потекли слёзы. Мальчик вытер их рукавом.

По-прежнему дыша через рот, Гарри ещё раз вздохнул, снова сказал: «Люмос» и снова оглядел кладбище.

Чёрные мантии, маски-черепа, Гермиона Грейнджер, лежащая на алтаре, отрубленные руки Волдеморта, сжимающие её за горло, и разбросанные вокруг опалённые обрывки мантии Волдеморта. Мёртвый Квиринус Квиррелл в изодранных одеждах и с палочкой в правой руке.

Это подойдёт.

Осталось лишь привлечь внимание.

Магия у Гарри была уже почти на исходе. Но его всё-таки хватило на то, чтобы трансфигурировать древесный лист в спущенный трёхметровый метеозонд.

Из кошеля Гарри появились баллон с ацетилен-кислородной смесью, динамитная шашка и катушка бикфордова шнура. «Будь готов! Вот бойскаута девиз! Будь готов, что в твою явится жизнь горный тролль и чёрт знает, кто ещё…»

Гарри наполнил метеозонд ацетилен-кислородной смесью. После детонации появится очень большое избыточное давление, возможно, достаточное для создания звукового удара.

Прикрепил к метеозонду динамитную шашку. Для детонации это было перебором, но пусть будет.

Прикрепил к динамитной шашке бикфордов шнур на 60 секунд, но пока не стал его поджигать.

Надел Мантию Невидимости, найденную в куче вещей у жертвенного алтаря.

Достал свою метлу из кошеля.

Наложил чары тишины на Гермиону Грейнджер. Со всем шумом они совершенно точно не справятся, да и вряд ли Гермиона необратимо пострадает, если у неё лопнут барабанные перепонки, но Гарри показалось, что так будет вежливей.

Вот и всё. Чары тишины оказались последней каплей. По крайней мере на ближайший час у Гарри кончилась магия.

Гарри сел на метлу и медленно поднялся в воздух вместе с метеозондом, наполненным ацетилен-кислородной смесью. Взлетев выше деревьев, он увидел замок Хогвартс, мерцающий в лунном свете в нескольких километрах. Гарри постарался как можно точнее оценить расстояние и угол, под которым эта точка видна из замка.

Поднявшись достаточно высоко над лесом, Гарри зажигалкой поджёг бикфордов шнур, ведущий к динамитной шашке, которая, в свою очередь, была прикреплена к метеозонду. Затем Гарри развернул метлу и понёсся прочь — но не напрямую к замку, так он мог оказаться слишком близко к пути, по которому шли прошлый Гарри и профессор Квиррелл, профессор не должен почувствовать ещё одного Гарри…

Печаль опять легла на сердце свинцовым грузом. Гарри проигнорировал её.

Тридцать один тысяча, тридцать два тысяча, тридцать три тысяча…

Досчитав до сорока и не желая рисковать своими барабанными перепонками, Гарри бросил взгляд на часы, засёк точное время и один раз повернул Маховик времени.





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
LordДата: Среда, 05.08.2015, 17:41 | Сообщение # 319
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Глава 116. Послесловие. Мне есть, что защищать. Часть 0


Анна была довольна, что финал Кубка по квиддичу затянулся. Вопросы, связанные с Кубком школы, её, как гриффиндорку, волновали мало — вряд ли Гриффиндор сможет его хоть когда-нибудь выиграть. Прошлогодний же финал Кубка Мира по квиддичу, на который её семья купила очень дорогие билеты, закончился в течение десяти минут и стал ужасным разочарованием. Современные квиддичные матчи были чересчур короткими из-за того, что снитч ловили слишком быстро. Эта проблема активно обсуждалась среди фанатов. В то время как производители мётел постоянно совершенствовали свои чары, никто не менял правила, регламентирующие скорость снитча, и поэтому матчи заканчивались всё быстрее и быстрее. В итоге на профессиональном уровне квиддич свёлся к состязанию, у кого глубже карманы, чтобы купить для своего ловца экспериментальную гоночную метлу получше. При таком положении вещей остальные игроки с тем же успехом могли наблюдать за игрой с трибун.

Все понимали, что с этим надо что-то делать, ситуация ухудшалась на протяжении столетий, а в последнее время стала совершенно невыносимой. Но Комитет по квиддичу Международной Конфедерации Магов погряз в привычных для МКМ сварах и яростных склоках между представителями Германии и Болгарии, которые не могли договориться, как именно следует изменить правила. Анне казалось очевидным, что нужно просто ускорить снитч так, чтобы игра длилась четыре-пять часов, как в начале девятнадцатого века — во время Золотого века квиддича. Но бельгийцы считали, что игра на профессиональном уровне должна длиться два часа, как во время La Belle ?poque, когда в квиддиче задавала тон Бельгия. Сумасшедшие итальянцы хотели вернуть игры четырнадцатого века, длившиеся неделю. А ещё более сумасшедшие британские сторонники чистоты крови продолжали утверждать, что иногда случающиеся игры длиной в день лишь подтверждают, что в старые добрые времена всё было лучше, и уж мётлы точно не могли с тех пор стать быстрее, словно они забыли, что Запрет Мерлина работает вовсе не так.

Анна на сто процентов поддерживала Гарри Поттера в том, что для Хогвартса настало время перестать обращать внимание на этих мямль и ретроградов. Нужно просто изменить правила, и начинать надо здесь и сейчас. Но не стоит полностью убирать снитч — это приведёт к возвращению «куиддича» одиннадцатого века. И неважно, что директриса Пуффендуй добавила снитч в игру именно потому, что один из её учеников очень хотел играть, но не подходил ни на одну из привычных ролей. Идея снитча прижилась повсюду, потому что игра, которая может закончиться в любую минуту, становится более захватывающей.

Последние полчаса Анна во весь голос отстаивала эту точку зрения, уже мало обращая внимания на саму игру. Благодаря удачному стечению обстоятельств, её место оказалось рядом с Мальчиком-Который-Выжил и его плакатом, и потому ей удалось обозначить свою позицию с самого начала.

В глубине души Анна понимала, что, если правила квиддича действительно начнут меняться здесь и сейчас, это станет самым важным достижением в её жизни. Анна почти физически ощущала, как вокруг неё усиливается давление Времени, будто в этот самый день решается судьба квиддича, и она находится в самом центре событий… Впрочем, её оценки по прорицаниям были явно недостаточны, чтобы она могла в самом деле чувствовать нечто подобное.

Краем глаза Анна заметила, что в какой-то момент Мальчик-Который-Выжил встал и направился в уборную.

Анна обратила внимание на усталый вид Гарри Поттера, когда тот возвращался назад. Его даже немного шатало, но форма выглядела очень опрятно, словно он только что переоделся.

Полчаса спустя Анна заметила, как Гарри Поттер слегка покачнулся и ссутулился, а потом поднял руки к лицу и, похоже, стал тереть шрам на лбу. Анна немного забеспокоилась — все знали, что с Гарри Поттером что-то не так, и, если у Поттера болит шрам, возможно, это означает, что запечатанный у него во лбу ужас вот-вот вырвется и всех сожрёт. Но она отбросила эту мысль и продолжила на пределе голосовых связок объяснять факты из истории квиддича окружающим её невеждам.

И конечно же она заметила, как Гарри Поттер встал, всё ещё прижимая ладони ко лбу. Когда он опустил руки, Анна увидела, что его знаменитый шрам-молния воспалился и кровоточил. Кровь медленно стекала Поттеру на нос.

Анна прервалась на полуслове. Окружающие её ученики начали оборачиваться, чтобы посмотреть, что случилось.

— Профессор МакГонагалл? — голос Гарри Поттера дрожал, и в уголках его глаз Анна заметила слёзы. Это её потрясло: Мальчик-Который-Выжил не был похож на человека, который способен расплакаться. — М-м, профессор МакГонагалл? — сказал Гарри чуть громче. Казалось, ему тяжело говорить.

Профессор МакГонагалл, спорившая с квиддичной командой Пуффендуя, обернулась. Глаза ведьмы широко распахнулись, и она бросилась к Гарри, расталкивая людей на своём пути.

— Гарри! Твой шрам!

Молчание волной распространялось по трибунам.

— Похоже, — голос Гарри по-прежнему дрожал, но говорил он уже громче, — похоже, он возвращается. Кажется, я вижу… через разум Волдеморта…

Услышав имя Сами-Знаете-Кого, Анна отшатнулась и чуть не упала с трибуны. Ученик постарше, стоявший рядом с ней, испуганно вскрикнул, но этот крик почти никто не расслышал из-за вопля Мальчика-Который-Выжил:

— ОН ИХ УБИВАЕТ!

Теперь на Гарри Поттера смотрела половина стадиона.

— Ритуал! — выкрикнул Гарри Поттер. — Кровь слуг! Кровь и жизнь! Он призвал их, он забрал их головы, их кровь, их жизни, чтобы вернуть свою собственную… ТЁМНЫЙ ЛОРД ВОССТАЛ! ВОЛДЕМОРТ ВЕРНУЛСЯ!

Мадам Хуч пронзительно свистнула, и те игроки, которые всё ещё двигались в воздухе, начали замедляться.

Анна не понимала, шутит Гарри Поттер или нет. Подобная выходка даже Мальчику-Который-Выжил будет стоить таких неприятностей, какие Анне нелегко даже вообразить.

Палочка профессора МакГонагалл взметнулась в позицию для чар тишины, но Гарри Поттер схватил её за руку.

— Подождите… — выдохнул он уже тише, но дальнейшие его слова всё равно прозвучали достаточно громко, так что Анна и другие ученики, стоявшие рядом, отчётливо их услышали. — Его можно остановить… Я вижу его мысли, вижу его ошибку… сейчас его можно остановить… ПУТЬ ВСЁ ЕЩЁ ОТКРЫТ! ОНА ИДЁТ ЗА НИМ! УБИТАЯ ВОЛДЕМОРТОМ! — Гарри опять кричал. Анна недоуменно открыла рот. — ВЕРНИСЬ! ВЕРНИСЬ, ВЕРНИСЬ, ОЖИВИ И ОСТАНОВИ ЕГО! ОСТАНОВИ ЕГО, ГЕРМИОНА!

Гарри Поттер неожиданно замолчал и оглядел уставившихся на него учеников.

Анна уже почти было решила, что всё это просто невероятно бестактный розыгрыш, когда вдалеке послышался грохот.

Гарри Поттер покачнулся и упал на колени. Сердце Анны чуть не выпрыгнуло из груди. Ученики вокруг оживлённо загалдели.

Профессор МакГонагалл опустилась рядом с Поттером. Анне всё ещё удавалось расслышать его слова:

— Сработало, — выдохнул Гарри Поттер. — У неё получилось, его больше нет.

— Что?! — воскликнула профессор МакГонагалл, затем обернулась. — Тихо! Всем молчать! Гарри, что случилось?

Гарри Поттер затараторил быстро, но громко:

— Волдеморт… попытался возродиться… он призвал Пожирателей Смерти и убил их! Похитил их кровь и жизни… Там было тело Гермионы — не знаю, зачем, может Волдеморт планировал его как-то использовать… Волдеморт вернулся, воскресил себя, но Гермиона последовала за ним! Она его уничтожила! Его нет, всё кончено. Это произошло на кладбище недалеко от Хогвартса. Оно, — Гарри Поттер, всё ещё шатаясь, поднялся на ноги. — Думаю, где-то там, — он указал примерно в том же направлении, откуда донёсся грохот. — Не знаю точно, как далеко. Звук шёл секунд двадцать, поэтому, наверное, минуты две на метле…

Движением настолько гладким, что оно казалось неосознанным, профессор МакГонагалл приняла нужную позу:

— Экспекто Патронум.

Затем обратилась к явившейся светящейся кошке:

— Ступай к Альбусу, скажи ему, что он должен немедленно явиться…

— Дамблдора нет! — закричал Гарри Поттер. — Профессор МакГонагалл, директора нет! Тёмный Лорд поймал его в ловушку, он обратил какую-то ловушку директора против него самого! Дамблдор заперт вне Времени, его нет!

Голоса перепуганных учеников вокруг зазвучали пронзительнее и напряжённее.

— Ступай к Альбусу! — приказала профессор МакГонагалл своему патронусу.

Кошка из лунного света лишь печально смотрела на неё. У Анны от ужаса перехватило дыхание, её словно кто-то ударил в живот. Это был не розыгрыш — всё, абсолютно всё было по-настоящему.

— Профессор МакГонагалл, Гермиона жива! — Гарри Поттер опять повысил голос. — Она в самом деле жива, она не инфернал или что-то в этом духе, и она всё ещё на кладбище!

— Метлу! — гаркнула профессор МакГонагалл. Она повернулась к игрокам, неподвижно зависшим над квиддичным полем. — Мне нужна метла. БЫСТРО!

Анна было потянула руку вверх, протестуя против этого решения, но затем спохватилась. В это время к трибуне примчались ловцы Когтеврана и Слизерина (что было очень разумно со стратегической точки зрения, потому что они всё равно ничего не делали).

Гарри Поттер уже вытаскивал ещё одну — многоместную — метлу из своего кошеля.

Профессор МакГонагалл заметила, что он делает, и резко мотнула головой.

— Вы, мистер Поттер, останетесь здесь. Если, конечно, у вас нет какой-то очень серьёзной причины, чтобы лететь. Я отправляюсь немедленно.

— Вам нельзя! — пропищал профессор Флитвик. Он успел прокопать крошечный тоннель сквозь толпу и несколько раз даже пробежал у кого-то между ног. Глаза профессора были похожи на блюдца, он выглядел так, словно собирался упасть в обморок. — Минерва, вы обязаны остаться в Хогвартсе! Вы… вы… — судя по всему, профессору Флитвику трудно было говорить.

Профессор МакГонагалл развернулась к нему и замерла. Кровь отхлынула от её лица.

Затем она выдернула метлу из рук Гарри Поттера и вручила маленькому профессору-полугоблину.

— Филиус, — решительно заговорила она. Панические нотки исчезли из её голоса, её шотландский акцент звучал решительно, словно они были на уроке. — Осмотрите кладбище, про которое говорил мистер Поттер, найдите мисс Грейнджер. Аппарируйте её в святого Мунго и оставайтесь там вместе с ней.

— Мне кажется… — хрипло произнёс Гарри Поттер, — мне кажется, там в бою использовалась трансфигурация. Профессор Квиррелл пытался сражаться с Волдемортом… будьте осторожны…

Филиус Флитвик, уже забирающийся на метлу, кивнул.

— Профессор Квиррелл мёртв! — взвыл Гарри Поттер. В его голосе отчётливо слышалась боль. — Он мёртв! Его убил Тёмный Лорд! Его тело… — Гарри Поттер закашлялся. — Оно там, на кладбище.

Анна опять чуть не упала, её словно ударили в живот второй раз. Профессор Квиррелл был… одним из её самых любимых учителей. Он заставил её полностью поменять своё мнение о Слизерине. Краем сознания Анна понимала, что он, скорее всего, очень скоро умрёт, но слышать, что он действительно, по-настоящему умер…

Мальчик-Который-Выжил опустился на скамью, словно ноги его больше не держали.

Профессор МакГонагалл повернулась к толпе и коснулась палочкой своего горла.

— КВИДДИЧ ЗАКОНЧЕН, — прогремел её усиленный голос. — ВОЗВРАЩАЙТЕСЬ В ГОСТИНЫЕ…

— Нет! — выкрикнул Гарри Поттер.

Профессор МакГонагалл обернулась к нему.

По лицу Мальчика-Который-Выжил текли слёзы. Казалось его выкрик удивил его самого ничуть не меньше, чем всех остальных.

— Это последний план профессора Квиррелла, — срывающимся голосом сказал Гарри Поттер. Он посмотрел на игроков, которые парили неподалёку, будто обращаясь к ним напрямую. — Его последний план.

Профессор МакГонагалл отлевитировала Гарри Поттера в лазарет. Остальные профессора разбежались следить неизвестно за чем. На стадионе остались лишь профессор Синистра и мадам Хуч. По трибунам с бешеной скоростью распространялись слухи. Анна повторяла всё, что смогла запомнить из услышанного. Что-то случилось с Дамблдором, кто-то из Пожирателей Смерти был призван, а затем убит (нет, Гарри Поттер не сказал, кто именно), профессор Квиррелл отправился сражаться с Тёмным Лордом и погиб, Сами-Знаете-Кто вернулся и погиб снова, профессор Квиррелл мёртв, он мёртв.

Большинство учеников ушли в замок — поспать, если получится.

Анна осталась на стадионе и досмотрела игру, не обращая внимание на то, что тело требовало сна, а глаза периодически застилали слёзы.

Команда Когтеврана билась достойно.

Но ни одна команда не смогла бы победить слизеринцев сегодня.

Забрезжил рассвет, и Слизерин выиграл решающую игру, Кубок по квиддичу и Кубок школы.





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
KapelanДата: Среда, 05.08.2015, 19:10 | Сообщение # 320
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1176
« 403 »
Я надеюсь мои внуки застанут окончание этого фика biggrin


Вся русская литература целиком построена на страдании. Страдает либо автор, либо персонажи, либо читатель
 
ЭНЦДата: Среда, 05.08.2015, 19:32 | Сообщение # 321
Демон теней
Сообщений: 222
« 131 »
На английском он закончен. Не переведено 4 или 5 глав ещё.


 
KapelanДата: Среда, 05.08.2015, 23:37 | Сообщение # 322
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1176
« 403 »
Цитата ЭНЦ ()
На английском он закончен. Не переведено 4 или 5 глав ещё.

О чудо. Нужно будет перечитать тогда.



Вся русская литература целиком построена на страдании. Страдает либо автор, либо персонажи, либо читатель
 
LordДата: Четверг, 13.08.2015, 17:17 | Сообщение # 323
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Глава 117. Мне есть, что защищать. Минерва МакГонагалл


На следующее утро все ученики тихо собрались вокруг четырёх столов Большого Зала Хогвартса. Среди них был и Гарри Джеймс Поттер-Эванс-Веррес. Прошлой ночью он рухнул от истощения сил и утром проснулся в лазарете с тяжёлой головой и с Философским Камнем в левом носке.

Профессорский стол выглядел так, словно по нему прошлась чума.

Трон Дамблдора исчез. Среди кресел, стоящих за профессорским столом, в центре зияла пустота.

Северусу Снейпу креслом служило парящее сиденье — магический заменитель инвалидной коляски.

Профессор Спраут отсутствовала. Судя по тому, что Гарри услышал прошлой ночью, судебные легилименты исследуют, не осталось ли в её разуме команд, принуждающих её к чему-нибудь ещё, но, скорее всего, против неё не будут выдвигать никаких обвинений. В разговоре с профессором МакГонагалл и аврорами Гарри изо всех сил настаивал, что профессор Спраут наверняка лишь жертва. Мальчик-Который-Выжил заявил, что не заметил каких-либо свидетельств вины Спраут в разуме Волдеморта.

Профессор Флитвик отсутствовал. Вероятно, он до сих пор был с Гермионой.

Профессор Синистра отсутствовала. Гарри не знал, почему её здесь нет и где она находится.

Мозг Гарри словно окоченел, и это окоченение укрывало его, будто спасательное одеяло. Оно защищало, но легче от этого не становилось. Перед внутренним взором то и дело всплывали картины, как люди в чёрных мантиях падают, как брызжет кровь, но в следующее мгновение эти картины исчезали. Гарри обработает их позже, не сейчас. Сейчас не лучший момент, через какое-то время справиться с ними будет сравнительно легче.

В глубине души Гарри даже боялся, что больно не будет, что платить не придётся. Но этот страх тоже можно было отложить на потом.

Завтрак на столах так и не появился. Сидящие рядом с Гарри ученики притихли в испуганном ожидании. Совам запретили влетать и вылетать из Хогвартса в начале прошлой ночи.

Двери Большого Зала снова отворились, и вошла заместитель директора Минерва МакГонагалл. Она была одета в строгую чёрную мантию, но её привычная остроконечная шляпа отсутствовала. Каштаново-седая коса была уложена кольцами на макушке, словно профессор всё-таки собиралась надеть шляпу позже. Гарри впервые видел Минерву МакГонагалл с непокрытой головой.

Профессор прошла за кафедру, стоящую перед профессорским столом.

Все взгляды устремились к ней.

— Боюсь, у меня много новостей, — объявила Минерва. Её голос звучал печально, хотя и, как всегда, по-шотландски чётко. — И почти все они ужасны. Первое. Сегодня именно я обращаюсь к вам, потому что директор Хогвартса Альбус, — голос Минервы дрогнул, — Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор пропал. Сами-Знаете-Кто заточил его в ловушку вне Времени, и мы не знаем, вернётся ли он к нам хоть когда-нибудь. Мы… мы потеряли, возможно, величайшего директора, который когда-либо управлял Хогвартсом.

Вдоль столов пронёсся шелест ужаса — никто громко не ахал и не стонал, просто очень многие резко втянули воздух. Сильнее всего этот шелест звучал со стороны Гриффиндорского стола, чуть меньше — от столов Пуффендуя и Когтеврана. Дурные вести уже слышали все, но теперь их подтвердили официально.

— Второе. Сами-Знаете-Кто ненадолго вернулся, но теперь он снова мёртв. От него остались лишь руки, сжимавшие горло мисс Грейнджер. Больше он не будет представлять угрозы, во всяком случае, мы так считаем, — Минерва МакГонагалл перевела дыхание. — Третье. Профессор Квиррелл погиб с палочкой в руке, сражаясь Сами-Знаете-с-Кем. Его нашли недалеко от места, где Сами-Знаете-Кто был вновь повержен. Профессор погиб от его Смертельного проклятья.

Официальное подтверждение этой новости вызвало новый шелест ужаса, в этот раз — со всех четырёх столов.

Минерва снова перевела дыхание.

— Прошлой ночью мы также потеряли, возможно, величайшего профессора Защиты в истории Хогвартса. Одни его преподавательские заслуги… Наш профессор Защиты носил много имён, но настоящее его имя — Дэвид Монро. Поскольку он был последним из Благородного и Древнейшего Дома Монро, его похороны — его вторые похороны, на этот раз настоящие — пройдут в Древнейшем Зале Визенгамота через два дня. Но в нашем замке состоится прощание с профессором Защиты Хогвартса, с нашим профессором Квирреллом. Этот человек погиб как учитель Хогвартса, и более благородной смерти учителя Хогвартс ещё не знал.

Гарри слушал молча, изо всех сил стараясь сдержать слёзы. Сказанное профессором МакГонагалл даже не было правдой и тем более не было чем-то неожиданным. Но слушать всё равно было больно. Сидящий рядом Энтони Голдштейн утешающим жестом накрыл руку Гарри своей, и Гарри не стал её сбрасывать.

— Четвёртое. Чрезвычайно неожиданная и счастливая новость. Гермиона Грейнджер жива и находится в полном здравии, телесном и душевном. Сейчас её обследуют в Святом Мунго на предмет каких-то непредвиденных последствий того, что с ней случилось, но, учитывая её предыдущее состояние, она выглядит на удивление прекрасно.

Если бы эта новость не сопровождалась всеми остальными или если бы она оказалась более неожиданной, она бы вызвала ликование среди когтевранцев и гриффиндорцев. Сейчас же Гарри заметил лишь несколько мимолётных улыбок. Возможно, они прыгали от счастья раньше, но сейчас просто молчали. Гарри всё понимал. Он и сам не кричал от радости, сейчас это казалось неуместным.

— И, наконец… — голос Минервы МакГонагалл дрогнул, но она заговорила громче. — Боюсь, некоторым ученикам я должна сообщить самую ужасную новость. Судя по всему, Волдеморт призвал тех, кто раньше служил ему. Многие из них подчинились, возможно, из так ужасно понимаемой верности или из страха за свои семьи. По-видимому, для ритуала, завершающего воскрешение Сами-Знаете-Кого, требовалась жертва, а быть может, он обвинил бывших последователей в своём предыдущем поражении. Было найдено тридцать семь тел — у Сами-Знаете-Кого осталось больше последователей, избежавших Азкабана, чем мы думали. Вынуждена сообщить… — голос Минервы МакГонагалл снова дрогнул. — Боюсь, что среди покойных оказались родители многих наших учеников…

нет, нет, нет, нет, нет, нет, НЕТ, НЕТ, НЕТ, НЕТ!!

Гарри видел абсолютный ужас, написанный на лице Драко Малфоя, и не мог отвести от него взгляд, словно глаза притягивало каким-то чудовищным магнитом. Ватный кокон вокруг мыслей Гарри разорвало в клочья, словно папиросную бумагу.

Как же он не подумал, как же он не догадался…

Где-то позади кто-то уже рыдал, но в целом в зале всё ещё было очень тихо.

— Шейла, Флора и Гестия Кэрроу. Потеряли прошлой ночью обоих родителей. Отцов потеряли следующие ученики: Роберт Джагсон. Этан Джагсон. Сара Джагсон. Майкл Макнейр. Райли и Рэнди Руквуды. Лили Лу. Саша Шпрох. Дэниэл Гибсон. Джейсон Гросс. Элси Амброз…

Может, Люциус понял, может, он оказался достаточно умён, чтоб не прийти, может, он понял, что это Волдеморт устроил покушение на Драко…

— …Теодор Нотт. Винсент Крэбб. Грегори Гойл. Драко Малфой. На этом всё.

За столом Гриффиндора кто-то было зааплодировал, но тут же получил от своей соседки такую оплеуху, что магл на его месте не досчитался бы зубов.

— Тридцать очков с Гриффиндора, и отработки в течение первого месяца следующего года, — голосом МакГонагалл впору было дробить камни.

— Ложь! — заорал вскочивший из-за стола высокий слизеринец. — Ложь! Ложь! Тёмный Лорд вернётся, он… он покажет вам всем, что значит…

— Мистер Джагсон, — заговорил Северус Снейп. Его голос дрожал, он был совершенно не похож на его привычный голос и звучал негромко, но слизеринец всё равно замолчал. — Роберт. Тёмный Лорд убил твоего отца.

Роберт Джагсон испустил жуткий, яростный вопль и бросился прочь из Большого Зала, а Драко Малфой съёжился, словно от невыносимой боли, и издал звуки, которые никто не услышал, поскольку Зал утонул в гомоне голосов.

Гарри приподнялся со скамьи и замер.

что ты скажешь Драко, тебе нечего ему сказать, ты не можешь просто взять и подойти к нему, и делать вид, что ты его друг…

ты хочешь всё исправить, ты хочешь, чтобы стало лучше, но ты не сможешь это исправить, ты не сможешь исправить то, что ты сделал с ним, что ты сделал с Винсентом и Грегори, что ты сделал с Теодором…

Мир в глазах Гарри расплывался — он едва видел, как Падма Патил встала и направилась к столу Слизерина, к Драко, и как Симус направился к Теодору.

И поскольку Гарри прочёл отцовскую коллекцию фэнтези и фантастики, поскольку он десятки раз читал о том, как другие герои оказывались в такой ситуации, перед его внутренним взором появился образ Шизоглаза Хмури, человека в шрамах по имени Аластор. И этот образ говорил, — точно тем же голосом, которым он обращался к Альбусу Дамблдору в его воспоминании, — что Пожиратели Смерти направляли на Гарри палочки, что они сами выбрали принять Тёмную Метку, что их преступления искупить невозможно и даже воображения Гарри, скорее всего, не хватит, чтобы эти преступления хотя бы представить. Что они отказались от деонтологической защиты, которой обладают все хорошие люди и сами причислили себя к тем, кем можно было пожертвовать, если на это появятся веские причины. Что Гарри было необходимо спасти своих ни в чём не повинных родителей от пыток и Азкабана, что нужно было защитить мир от Волдеморта. Что самые обычные авроры и судьи, совершая обыкновенное правосудие, не совсем однозначное, но всё же необходимое для общества, вынуждены совершать гораздо более спорные с моральной точки зрения поступки, чем убийство закоренелых Пожирателей Смерти, направляющих на тебя палочки. Если содеянное Гарри — неправильно, если неправильны даже более морально спорные поступки, чем совершённое им, то человеческое общество в нынешнем его виде не могло бы существовать. Никто в здравом уме не стал бы винить Гарри за его действия. Невилл не стал бы винить его, профессор МакГонагалл не стала бы винить его, Дамблдор не стал бы винить его, даже Гермиона сказала бы, что он поступил правильно, как только бы узнала.

И всё это было правдой.

Но правдой было и другое. Некоторая часть Гарри в тот миг посчитала, что после уничтожения ведущих сторонников чистоты крови перестраивать магическую Британию станет проще и удобней. Это соображение не было важным, но оно было учтено в те мгновения, наполненные лихорадочными мыслями. Гарри оценивал, не приведут ли его действия к катастрофическим последствиям в долгосрочной перспективе, и пришёл к выводу, что всё будет нормально. Но в тот момент он забыл, что у Пожирателей Смерти есть дети в Хогвартсе и что один из них — отец Драко. Даже если бы он об этом не забыл, это ничего бы не изменило. Совсем ничего бы не изменило. Тем не менее, именно так работал мозг Гарри, когда у него были считанные секунды на размышления.

По крайней мере, если у детей Пожирателей Смерти появятся какие-нибудь финансовые трудности, помочь им будет довольно просто. Трансфигурировать золото и сделать его постоянным с помощью Камня… Впрочем, создание такого количества золота может стать опасным для экономики волшебного мира или вызвать возражения со стороны гоблинов, которые не понимают принципов монетаристской теории. А ведь Гарри мог предложить рынку кое-какие полезные услуги…

Теперь мысли Гарри разорвали и второй ватный кокон.

— Как я понимаю, — Минерва говорила не громко, но её голос перекрыл весь остальной шум в зале, — прошлой ночью некоторые ученики остались сиротами. Если вы в итоге окажетесь под опекой Хогвартса, пожалуйста, знайте, что я отнесусь к этой обязанности со всей серьёзностью. Вы получите всю возможную поддержку. Хранилищем вашей семьи будут управлять честно и добросовестно. Я приложу все усилия, чтобы обходиться с вами так же, как я обходилась бы со своими детьми, и я буду защищать вас так же, как защищала бы собственных детей. Не больше, не меньше. Надеюсь, это ясно ВСЕМ В ХОГВАРТСЕ.

Ученики быстро закивали.

— Хорошо, — сказала Минерва опять обычным голосом. — Тогда нам осталось ещё одно.

Из бокового входа печально и торжественно появилась профессор Синистра. Вместо привычной коричневой мантии сегодня на ней была белая, а вместо остроконечной шляпы она надела квадратную со множеством кисточек, посеревшую от времени.

В руках профессор Синистра несла Распределяющую шляпу.

С видом человека, который исполняет ритуал, уходящий вглубь веков, Аврора Синистра преклонила колено перед Минервой МакГонагалл и протянула ей Шляпу обеими руками.

Минерва МакГонагалл приняла Распределяющую шляпу из рук профессора Синистры и водрузила её себе на голову.

На миг воцарилась тишина.

— ДИРЕКТРИСА!

— Поскольку Альбус Дамблдор не мёртв, — ученикам пришлось напрячь слух, чтобы расслышать эти слова Минервы, — а лишь отсутствует, я принимаю этот пост только в качестве исполняющей обязанности директора. До возвращения Дамблдора.

Раздался пронзительный крик, и появился Фоукс. По низкой спирали он полетел по Большому Залу. Он летел над каждым столом и пел. Он пел о безупречной верности, которая переживёт любой обычный огонь. «Ждите», — казалось, говорила песня феникса. — «Ждите его возвращения и будьте верны».

Фоукс трижды облетел вокруг Минервы МакГонагалл, касаясь её крылом. По щекам Минервы потекли слёзы. А затем феникс вылетел в окно, расположенное под самой крышей, и исчез.





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
Frau_IreneДата: Четверг, 13.08.2015, 19:46 | Сообщение # 324
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 360 »
И в конце они все погибли... как у мадам Роулинг(((


- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н
 
LordДата: Суббота, 15.08.2015, 16:37 | Сообщение # 325
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Глава 118. Мне есть, что защищать. Профессор Квиррелл


В голубом безоблачном небе сияло яркое солнце. Шотландская зелень сверкала в его лучах, рассыпавшихся искрами отражённого белого света при прохождении каждой росинки, при отражении от каждого листика, чья поверхность располагалась под нужным углом.

Гарри отказался произносить речь. Уже во второй раз отказался. Ещё несколько недель назад — в мае — профессор Флитвик ему это предлагал, он хотел дать Гарри время написать текст заранее. Тогда Гарри тоже сказал “нет”.

Потому речь произносил шестикурсник Гриффиндора, Оливер Габрика, занявший четвёртое место по количеству баллов Квиррелла среди всех учеников. Также он был генералом армии. В однотонной чёрной мантии высокий семнадцатилетний парень выглядел не особенно удачно. Вместо красного галстука на нём был фиолетовый, какой иногда носил профессор Квиррелл.

Учитывая обстоятельства, говорил Оливер Габрика экспромтом. Речи, составленные заранее, были забракованы. В левой руке гриффиндорец держал пергамент, но совсем в него не заглядывал.

Оливер говорил в тишине, изредка нарушаемой сдавленными всхлипами. Его голос дрожал:

— Профессор Квиррелл был тяжело болен. Думаю, будь он в полной силе, Сами-Знаете-Кто не смог бы победить его так легко, а возможно, и вовсе не смог бы. Говорят, в своё время Дэвид Монро был единственным, кого Сами-Знаете-Кто действительно боялся. Но… — Оливер запнулся. — Профессор Квиррелл был не в полной силе, он был тяжело болен. Ему даже ходить было тяжело. Но он вышел встретить Тёмного Лорда лицом к лицу, в одиночку.

Гриффиндорец немного помолчал, давая ученикам время поплакать.

Наконец, Оливер вытер слёзы рукавом и снова заговорил.

— Мы не знаем, что именно произошло, — сказал Оливер. — Наверное, Тёмный Лорд смеялся над ним. Может быть, издевался над профессором, вызывая его на бой, когда тот не мог даже выпрямиться. Ну, теперь-то он больше не смеётся, верно?

Ученики энергично закивали. Насколько мог видеть Гарри, кивали все — от гриффиндорцев до слизеринцев.

— Может быть, Тёмный Лорд знал, как излечить профессора Квиррелла. В конце концов, Сами-Знаете-Кто вернулся из мёртвых. Может быть, он предложил профессору Квирреллу жизнь, если тот согласится служить ему. Профессор Квиррелл улыбнулся и сказал Тёмному Лорду, что пришло время сыграть в игру «Кто тут самый опасный волшебник в мире».

Не знаешь — не выдумывай. Но Гарри не сказал ничего. Так мог бы сказать Тёмный Лорд, так мог бы ответить профессор Квиррелл.

— Пусть нам и не рассказывают всех подробностей, — продолжил Оливер, — но мы можем догадаться, что случилось потом. Мы все знаем, что Гермиону Грейнджер — одну из лучших учениц профессора — в этом году убил тролль. Наверняка это подстроил Тёмный Лорд, как и то покушение с помощью Охлаждающих чар. Профессор Квиррелл знал, что за этим стоял Тёмный Лорд, и поэтому он выкрал тело мисс Грейнжер и сохранил его…

Ну, за это нельзя его винить.

— А потом профессор Квиррелл встретился с Тёмным Лордом лицом к лицу. Тёмный Лорд убил профессора Квиррелла. А Гермиона Грейнджер вернулась к жизни. Говорят, сейчас она жива и здорова, и, возможно, даже более чем. Когда Тёмный Лорд попытался схватить её, всё что от него осталось — обожжённая мантия и его руки вокруг горла мисс Грейнджер. И точно так же, как Гарри Поттера защитила от Смертельного проклятья любовь и жертва его матери, желание профессора Квиррелла сразиться Тёмным Лордом в одиночку наверняка призвало дух Гермионы Грейнджер оттуда, где он был… — голос Оливера прервался.

— Не совсем так, — хрипло произнёс Гарри с первого ряда. Он был просто обязан что-то сказать по этому поводу, пока всё не зашло слишком далеко. Если оно уже не зашло. — Дэвид Монро был могущественным волшебником, никто, кроме его самого и меня, даже не знал, насколько могущественным. Вряд ли можно вернуть кого-то к жизни, просто пожертвовав собой. Никому не стоит предпринимать подобных попыток.

Какая чудесная история. Всё должно было случиться именно так. Обязано было случиться именно так!

— Я не так много знаю о человеке, скрывавшемся под личностью профессора, — сказал Оливер Габрика, когда смог взять себя в руки. — Я знаю, что Дэвид Монро не был счастливым человеком. Ему никогда не удавалось вызвать патронуса.

В глазах Гарри снова стали собираться слёзы. Это неправильно, так не честно, Волдеморт убил столько людей, он должен был умереть вместе со своими последователями, он не заслуживает особого обращения. Но дело было не в слабости Гарри, ведь остались крестражи, Волдеморта нельзя было просто убить. Значит, Гарри может признать это — признать, что он рад, действительно рад, что профессор Квиррелл не исчез полностью…

— Но я… знаю, — сказал Оливер. На его щеках блестели слёзы. — Профессор Квиррелл… счастлив, где бы он… ни был сейчас.

На левой руке Гарри ярко блестел в свете утреннего солнца крошечный изумруд.

Он не в раю, не у какой-то далёкой-далёкой звезды, не в каком-то ином месте. Это другая, лучшая личность. Я покажу тебе, когда-нибудь я покажу тебе, как быть счастливым…

Оливер впервые за время выступления опустил взгляд на пергамент, который держал в руке. После чего заговорил уверенней.

— Без сомнений, профессор Квиррелл был самым лучшим профессором Боевой магии за всё время существования Хогвартса. Наверняка даже Салазар Слизерин, какие бы заклинания он не знал, не был и наполовину таким хорошим учителем как профессор. В начале этого года профессор Квиррелл сказал, что его уроки послужат нам надёжной основой в искусстве Защиты. Так и будет. Всегда. В следующем году мы сами будем учить новых учеников, и не важно, кто станет следующим профессором. Старшие будут учить младших. Так мы справимся с проклятьем должности профессора Защиты. Мы не будем сидеть и ждать, пока нас кто-то научит. И мы позаботимся, чтобы то, чему нас учил профессор Квиррелл, всегда помнили в стенах Хогвартса.

Гарри посмотрел на профессора — нет, директрису МакГонагалл, — и увидел, как та молча кивнула. Она выглядела грустной, решительной и гордой.

— Нам ещё не дали увидеть мисс Грейнжер, — голос Оливера дрогнул. — Девочку-Которая-Ожила. Но, глядя на неё, я всегда буду думать о профессоре Защиты. Его жертва живёт в ней, точно так же, как то, чему он нас учил, живёт в нас. — Оливер бросил взгляд в сторону Гарри, затем снова посмотрел в пергамент. — Профессору Квирреллу, лучшему слизеринцу за всю историю, такому, каким должен быть каждый слизеринец, троекратное ура!

— Урраааа! Урраааа! Урраааа!

Насколько мог судить Гарри, не промолчал никто.





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
LordДата: Вторник, 29.09.2015, 21:23 | Сообщение # 326
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Глава 119. Мне есть что защищать. Альбус Дамблдор


Гарри стоял перед горгульями, охранявшими кабинет директора… нет, директрисы. Его направила сюда профессор Синистра, сказав, что вопрос срочный, но горгульи Гарри не пропускали.

Утренние эксперименты показали, что Камень делает постоянной одну трансфигурацию каждые три минуты пятьдесят четыре секунды, независимо от размера трансфигурированного объекта. Один раз, когда Гарри, устроившись в тёмном чулане, освещал Философский Камень самым мощным своим фонарём, ему показалось, что он заметил внутри куска малинового стекла россыпь маленьких точек. Но увидеть их ещё раз он так и не смог и теперь подозревал, что они ему просто привиделись. Никаких других волшебных свойств у Камня Гарри не обнаружил. На мысленные команды Камень тоже не реагировал.

Гарри решил, что до завтрашнего полудня он обязан найти способ, как использовать Камень без риска, что кто-то наложит на него руку. Очень тяжело было не думать о том, что прямо сейчас происходит по всему миру, о том, что происходило всегда с начала времён.

Десять минут спустя появилась Минерва МакГонагалл. Она шла быстрым шагом, с грудой бумаг в руках. На ней снова была Распределяющая шляпа.

Проскрежетал камень: горгульи отвесили директрисе низкий поклон.

— Новый пароль — «Непостоянство», — сказала Минерва горгульям, и те расступились. — Прошу прощения, мистер Поттер, меня задержали…

— Я понял.

Минерва зашагала вверх по длинной спиральной лестнице, не дожидаясь, пока ступеньки сами доставят её к дверям кабинета. Гарри последовал за ней.

— Сейчас у нас встреча с Амелией Боунс — директором Департамента Магического Правопорядка, Аластором Хмури, с которым вы уже знакомы, и Бартемиусом Краучем — директором Департамента Международного Магического Сотрудничества, — на ходу сообщила Минерва. — Они такие же преемники Дамблдора, как вы и я.

— Как… как там Гермиона? — у Гарри впервые появилась возможность задать этот вопрос.

— Филиус сказал, что она, судя по всему, в шоке. На мой взгляд, это неудивительно. Она сразу спросила, где вы, ей ответили, что вы на квиддичном матче, она спросила, где вы на самом деле, и отказалась разговаривать с кем бы то ни было, пока ей не дадут поговорить с вами. Её доставили в святого Мунго, где… — похоже, директрису что-то несколько смущало, — стандартные диагностические чары показали, что мисс Грейнджер — здоровый единорог в прекрасной физической форме, разве что её гриву нужно тщательно расчесать. При этом чары для определения действующей магии утверждали, что она постоянно трансформируется в другую форму. Какой-то Невыразимец до того, как Филиус его… э-э, выдворил, произнёс несколько заклинаний, которые ему, возможно, не следовало бы знать, и заявил, что душа Гермионы здорова, но находится по меньшей мере в миле от её тела. На этом старшие лекари сдались. Сейчас она находится в палате с крысами и мухами…

— Где?!

— Прошу прощения, мистер Поттер, это трансфигурационный жаргон. Мисс Грейнджер находится в изолированной комнате с клеткой с ручными крысами и коробкой с мухами-однодневками. Логично предположить, что, какие бы тайны ни скрывались за её воскрешением, они оставили след, из-за которого чары лекарей показывают чепуху. Но если к завтрашнему утру с крысами и вторым поколением мух-однодневок ничего не случится, мисс Грейнджер сможет вернуться в Хогвартс сразу же, как проснётся.

Гарри по-прежнему не представлял… совершенно не представлял, что подумает Гермиона о своём воскрешении, особенно с учётом всех обстоятельств. Вряд ли, конечно, Гермиона начнёт кричать, что он сделал всё неправильно. Это всего лишь стереотип, засевший у Гарри в голове. Когда Гарри придумывал эту легенду, он был измотан и плохо соображал, причём в силу вполне веских причин. Наверняка Гермиона поймёт. Но он не мог предсказать, что именно она подумает…

— Интересно, что подумает мисс Грейнджер, когда узнает, что она ещё и победила Сами-Знаете-Кого, — задумчиво произнесла Минерва. Она поднималась по движущейся лестнице настолько быстро, что у Гарри, пытавшегося угнаться за ней, сбилось дыхание. — И что люди теперь верят в весьма любопытные теории о ней.

— Вы имеете в виду, что она всегда считала себя обычной гениальной школьницей, а теперь для множества людей она — Девочка-Которая-Ожила и каждый хочет пожать ей руку? — сказал Гарри. Хотя она даже не помнит, как делала что-нибудь, чтобы заслужить такое отношение. Хотя всё сделал кто-то другой, другие люди шли на жертвы, но лавры достались ей. Хотя она совершенно не уверена, действительно ли она достойна такого обращения, и сомневается, что сможет когда-нибудь стать человеком, которого воображают окружающие… — Да уж, совершенно не могу представить себя в такой ситуации.

Возможно, мне не стоило вмешивать её во всё это. Но у людей должно быть хоть что-нибудь, во что они смогут верить, иначе чёрт знает, что они понапридумывают. Глупо чувствовать себя виноватым. Мне так кажется.

Вместе они достигли верхней ступеньки и вошли в кабинет, заполненный десятками странных предметов. В центре стоял большой стол и массивный трон за ним.

Минерва закрыла глаза и провела рукой над одним из предметов — тем, что с золотыми бормотушками. Затем она сняла Распределяющую шляпу и повесила её на вешалку, где уже висели три домашних тапочка на левую ногу. После чего она трансфигурировала массивный трон в простое мягкое кресло, а огромный стол — в круглый столик, вокруг которого выросли ещё четыре кресла.

У Гарри запершило в горле. Безо всяких объяснений он понимал, что смена стола и кресел должна была произойти более торжественно. Гораздо торжественнее, чем сейчас, ведь новая директриса впервые устраивалась в своём новом кабинете. Но, очевидно, времени на церемонии не было.

Минерва опустилась в кресло, которое раньше принадлежало Дамблдору, и взмахом палочки зажгла в камине огонь. Гарри молча занял одно из кресел у стола, слева от Минервы.

Почти сразу же пламя в камине ярко вспыхнуло изумрудным цветом, и из него вылетел вращающийся Аластор Хмури с уже поднятой палочкой. Скользнув взглядом по кабинету, он направил палочку точно на Гарри и произнёс: «Авада Кедавра».

Всё произошло так быстро и так неожиданно, что к тому моменту, когда Аластор Хмури договорил заклинание, Гарри разве что успел схватиться за палочку.

— Просто проверка, — сказал Аластор директрисе, которая уже целилась в него своей палочкой. Судя по выражению её лица, ей явно не хватало слов. — Если бы прошлой ночью Волди захватил тело мальчика, сейчас он бы попытался уклониться. И мне ещё нужно проверить Грейнджер.

Аластор Хмури сел справа от Минервы.

В ту долю секунды, когда Аластор начал произносить заклинание, первой реакцией Гарри было попробовать создать серебристый свет патронуса. Но он не успевал, совершенно не успевал поднять палочку достаточно быстро, чтобы у него появились хоть какие-то шансы.

М-да, если кое-кто воображал себя неуязвимым, то теперь с этим покончено. Спасибо за ценный урок, мистер Хмури.

Пламя камина снова вспыхнуло зелёным и выплюнуло ещё одного гостя. Настолько старой, угрюмой и грозной ведьмы Гарри никогда не видел. Она выглядела такой жёсткой и упёртой, что на ум приходило сравнение с грубой трёхногой табуреткой. Палочки в руках у старой ведьмы не было, но аура власти исходила от неё даже сильнее, чем от Дамблдора.

— Это директор Амелия Боунс, мистер Поттер, — сказала директриса МакГонагалл, вернувшая себе привычное самообладание. — И ещё мы ожидаем директора Крауча…

— Среди мёртвых Пожирателей Смерти было опознано тело Бартемиуса Крауча-младшего, — старая ведьма заговорила без какого-либо вступления, даже не дойдя до стола. — Для нас это стало полнейшей неожиданностью, и, боюсь, это оказалось жестоким ударом для Бартемиуса, причём двойным. Сегодня его с нами не будет.

У Гарри внутри что-то ёкнуло, но он сумел не показать этого.

Амелия Боунс заняла кресло справа от Хмури.

— Директриса МакГонагалл, — всё так же без колебаний и промедлений продолжила старая ведьма. — Дамблдор оставил меня хранителем Непрерывной Линии Мерлина, но она не отзывается на мою руку. Визенгамот должен получить Верховного чародея, которому можно доверять, причём немедленно. Ситуация в Британии очень быстро меняется. Мне нужно знать, что сделал Дамблдор, прямо сейчас!

— Дерьмо, — пробормотал Хмури. Его волшебный глаз дико вращался. — Это нехорошо, совсем нехорошо.

— Понятно, — Минерва МакГонагалл выглядела встревоженной. — Я не могу сказать с уверенностью, но Альбус… скажем так, он точно предчувствовал, что может не пережить эту войну. Но, по-моему, он не ожидал, что через пару часов мисс Грейнджер вернётся из мёртвых и убьёт Волдеморта. Думаю, Альбус такого совсем не ожидал. Я не представляю, как теперь поведёт себя то, что он оставил…

Америя Боунс подскочила в кресле.

— Вы намекаете, что, возможно, эта Грейнджер унаследовала Непрерывную Линию Мерлина? Но это же катастрофа! Двенадцатилетняя девочка, непроверенная… Альбус не мог быть настолько безответственным, чтобы оставить Линию кому угодно, кто победит Волдеморта. Вообще кому угодно!

— Дело в том, — ответила Минерва, распрямляя пальцами документ, который она принесла с собой и который лежал теперь перед ней на столе, — что на самом деле Альбус считал, что знает, кто победит Волдеморта. Об этом было пророчество. Подтверждённое пророчество. Но, судя по всему, оно не сбылось, или… я просто не знаю, мадам Боунс! У меня с собой письмо мистеру Поттеру, которое я должна вручить ему в случае смерти или исчезновения Альбуса, и другое письмо, которое, по указанию Альбуса, мистер Поттер должен будет прочесть только после того, как он победит Волдеморта. Я не знаю, что мне делать с этим письмом теперь. Возможно, мисс Грейнджер сможет его открыть, а, возможно, открыть его теперь не сможет никто…

— Погодите, — сказал Шизоглаз Хмури. Он вытащил из мантии длинную узловатую палочку из серого дерева. Гарри узнал её: это была палочка Дамблдора, ни у кого больше в Хогвартсе не было похожей. Хмури положил её на стол. — Альбус оставил мне кое-какие инструкции. Прежде чем мы продолжим, возьми эту палочку, сынок.

Гарри на секунду задумался.

Альбус Дамблдор пожертвовал собой ради меня. Он доверял Хмури. Скорее всего, это не ловушка.

И Гарри потянулся к палочке.

Палочка подпрыгнула и пролетела над столом прямо в руку Гарри. В тот миг, когда пальцы мальчика сомкнулись на рукояти, он словно услышал песнь — гимн славе и битве, зазвучавший у него в голове. Из рукояти хлынула волна белого пламени, пронеслась по всей палочке, всё разрастаясь и разрастаясь, и вырвалась из кончика грандиозным снопом искр. Сквозь древесину Гарри почувствовал силу и сдерживаемую угрозу, словно от волка на цепи.

А ещё Гарри посетило отчётливое ощущение скептицизма, словно палочка в какой-то степени была разумной и удивлялась, как это её угораздило оказаться в руках первокурсника Хогвартса.

— Так и знал, — сказал Шизоглаз Хмури в ответ на озадаченные взгляды, — Значит, отнюдь не мисс Грейнжер победила Волди. Я и не сомневался.

— Что, — бесцветным голосом произнесла Амелия Боунс.

Шизоглаз Хмури ответил ей уважительным кивком.

— Альбус сказал, что эта палочка переходит к тому, кто победит её предыдущего владельца. Сам он забрал её у старины Гринди, да. Затем Волди победил Альбуса, вчера. Разъяснять дальше нужно?

Амелия Боунс с открытым ртом уставилась на Гарри.

— Возможно, дело не в этом, — сказал Гарри. На него накатил очередной приступ ужасной вины. — В смысле, Волдеморт взял меня в заложники, потому что я... я сглупил, и Дамблдор пожертвовал собой, чтобы спасти меня. Может, палочка посчитала это за победу над Дамблдором. Ну, впрочем, я в самом деле победил Волдеморта. Однако, думаю, лучше, если никто не узнает, что я там вообще был.

Бип. Тик. Уууу. Динь. Тыщ.

— Наверняка тебе пришлось приложить некоторые усилия, — сказал Шизоглаз. Человек в шрамах медленно склонил голову в жесте глубочайшего уважения. — Не вини себя слишком сильно за потерю Дамблдора, Дэвида и Фламеля, сынок. Неважно, насколько глупо ты себя вёл. В итоге ты победил. Мы, все вместе взятые, так и не смогли. Просто, на всякий случай, хочу уточнить, сынок: вы с Дэвидом уничтожили и крестраж Волди? И ты точно уверен, что это был настоящий крестраж?

Гарри помедлил. Взвесив вероятные последствия правдивого рассказа и возможные бедствия в результате молчания, мальчик покачал головой. Он всё равно планировал рассказать об этом хотя бы МакГонагалл, чтобы та знала, что именно теперь находится в её школе.

— На самом деле, у Волдеморта было… довольно много крестражей. Так что я просто стёр ему почти всю память, а затем трансфигурировал в это, — Гарри поднял руку и молча указал на изумруд в своём кольце.

Шмяк. Выу. Шмяк. Шмяк.

— Ха, — хмыкнул Хмури, откидываясь в кресле. — Если не возражаешь, сынок, мы с Минервой наложим на это твоё кольцо кое-какие сигнальные и охранные чары. На всякий случай — вдруг ты однажды забудешь поддержать трансфигурацию. И тебе теперь не стоит охотиться за другими Тёмными волшебниками. Правда не стоит, просто живи себе тихой и спокойной жизнью, — покрытый шрамами аврор достал носовой платок и вытер бусинки пота, проступившие у него на лбу. — Однако, парень, вы молодцы — и ты, и Дэвид, покойся он с миром. Полагаю, это была его идея? Отлично сработано.

— В самом деле, — Амелия Боунс, похоже, уже справилась со своими эмоциями. — Мы все в неоплатном долгу перед вами. Но, повторюсь, нам нужно срочно разобраться с Непрерывной Линией Мерлина.

— Я считаю, — медленно произнесла Минерва МакГонагалл, — что лучше всего будет прямо сейчас передать мистеру Поттеру письма Альбуса.

На верху её стопки бумаг теперь лежал конверт, а также свёрнутый в свиток пергамент, запечатанный серой лентой.

Сначала директриса передала Гарри конверт, и Гарри открыл его.

* * *

Гарри Поттер! Если ты читаешь эти строки, значит, я пал в борьбе с Волдемортом и миссия перешла в твои руки.

Возможно, тебя это поразит, но я всем сердцем желал именно такого конца. Ведь сейчас, когда я пишу это письмо, всё ещё не исключено, что Волдеморт погибнет от моей руки. И, значит, со временем я сам стану тьмой, которую ты должен будешь одолеть, чтобы обрести свою полную силу. Ибо однажды было предсказано, что, возможно, тебе придётся поднять руку на своего учителя, на того, кто создал тебя, на того, кого ты любил. Сказано, что, возможно, ты станешь моей погибелью. Если ты читаешь эти строки, значит, тому не суждено было случиться, и я рад, что так вышло.

Тем не менее, я бы хотел уберечь тебя от такой судьбы, я не хотел бы оставлять тебя сражаться с Волдемортом в одиночку. Сейчас, когда я пишу эти строки, я клянусь защищать тебя, пока у меня есть силы. Защищать любой ценой. Но, если я потерпел поражение, знай: я рад, пусть это и эгоистично.

Когда меня не станет, никто не сможет противостоять Волдеморту, как равный. Кроме тебя. Тень Волдеморта, длинная и страшная, падёт на Магическую Британию, повсюду воцарятся страдания и смерть. И тень эта исчезнет, лишь когда ты уничтожишь её источник, вычистишь самое её сердце. Как ты это сделаешь, я не знаю. Если Волдеморту неведома та сила, которой ты владеешь, то и мне она не известна. Тебе должно найти ту силу внутри себя, тебе должно научиться направлять её, тебе должно стать последним судьёй Волдеморта, и я умоляю тебя: не соверши ошибку, проявив к нему милосердие.

Я оставил Хмури на сохранение свою палочку. Не смей использовать её против Волдеморта. Ибо, когда хозяин этой палочки терпит поражение, она переходит к победителю. Когда ты одолеешь того, кто одолел меня, палочка подчинится тебе по-настоящему, но, если ты попытаешься обратить её против Волдеморта раньше, будь уверен, она предаст тебя. Любой ценой не дай ей попасть в руки Волдеморта. Я бы посоветовал тебе не пользоваться этой палочкой вовсе, но всё-таки это артефакт огромной силы, и он может тебе пригодиться в каких-то чрезвычайных обстоятельствах. Однако, если ты возьмёшь её в руки, помни: она может предать тебя в любой миг.

В моё отсутствие Визенгамотом неминуемо завладеет Малфой. Непрерывную Линию Мерлина я передаю тебе. Амелия Боунс станет регентом до твоего совершеннолетия или до тех пор, пока ты не обретёшь свою полную силу. Но она не сможет долго противостоять Малфою, когда меня не станет, а ему будет давать советы вернувшийся Волдеморт. Думаю, Министерство вскоре падёт, и Хогвартс останется последней крепостью. Ключи от замка я оставил Минерве, но повелителем замка будешь ты, и она окажет тебе любую посильную помощь.

Орден Феникса теперь возглавляет Аластор. Прислушивайся к его словам, к тому, что он советует, к тому, что он тебе сообщает. Едва ли я сожалею о чём-то сильнее, чем о том, что прислушивался к словам Аластора слишком мало или слишком поздно.

Не сомневаюсь, что в итоге ты победишь Волдеморта.

И эта победа станет лишь началом пути, который тебе предначертан. В этом я тоже уверен.

Когда ты уничтожишь Волдеморта, когда ты спасёшь нашу страну, тогда, надеюсь, ты сможешь посвятить себя истинному смыслу твоей жизни.

Поэтому поспеши начать.

Посмертно (или что там со мной произошло) твой,

Дамблдор.

P.S. Пароли, которые следует произносить в моем кабинете: «цена феникса», «судьба феникса» и «яйцо феникса». Минерва может передвинуть эти комнаты туда, где тебе будет удобней в них попадать.


* * *

Гарри свернул пергамент и, задумчиво нахмурившись, вложил его обратно в конверт. Затем он взял у директрисы свиток, запечатанный серой лентой. Гарри коснулся её длинной серой палочкой, и лента сразу же соскользнула. Мальчик развернул свиток и начал читать.

* * *

Дорогой Гарри Джеймс Поттер-Эванс-Веррес!

Если ты читаешь это письмо, значит ты победил Волдеморта.

Мои поздравления!

Надеюсь, ты успел отпраздновать свою победу раньше, чем открыл этот свиток, поскольку новости в нём не самые радостные.

Однажды во время Первой Войны Волшебников я осознал, что Волдеморт побеждает и вскоре всё окажется под его дланью.

В отчаянии я спустился в Отдел Тайн и назвал пароль, никогда в истории Непрерывной Линии Мерлина не произносившийся, совершил запретное, но всё-таки не абсолютно запретное.

Я прослушал каждое пророчество, что когда-либо было записано.

И так я узнал, что Волдеморт — это далеко не самая страшная моя беда.

Я обнаружил, что провидцы и прорицатели всё чаще и чаще предсказывают, что нашему миру суждено быть уничтоженным.

И ты, Гарри Джеймс Поттер-Эванс-Веррес, — один из тех, кому предначертано уничтожить его.

По правде говоря, мне следовало положить конец самой возможности такого течения событий. Я приложил все усилия, чтобы избавиться от всех остальных потенциальных угроз, о которых я узнал в тот день ужасных откровений. И тебе я был обязан даже не дать родиться.

Однако, когда пророчества апокалипсиса говорят о тебе — именно о тебе, а не о ком-то другом, — в них есть лазейки, хотя и почти незаметные.

Всегда «он — конец мира», но никогда «он — конец жизни».

Даже когда говорилось, что ты разорвёшь на части сами звёзды на небесах, не было сказано, что ты разорвёшь на части людей.

И поэтому, когда стало ясно, что этому миру не суждено выжить, я поставил на тебя, Гарри Джеймс Поттер-Эванс-Веррес, буквально всё. Ни одно пророчество не упоминало, как наш мир может быть спасён, но я нашёл пророчества, которые указывали на лазейки в неминуемом уничтожении. Я принялся исполнять странные и сложные условия, которые сулили осуществление этих пророчеств. Я постарался сделать так, что Волдеморт узнал одно из них, и тем (как я и боялся) обрёк твоих родителей на верную смерть и сделал тебя таким, какой ты есть. Я написал странную подсказку в учебнике по зельеварению твоей матери, хотя совершенно не понимал, зачем это надо, но, как оказалось, благодаря этой подсказке Лили помогла своей сестре, и это обеспечило тебе искреннюю любовь Петунии Эванс. Под покровом невидимости я проник в твою спальню в Оксфорде и дал тебе зелье, которое обычно выписывают ученикам, использующим Маховики времени, и твой день увеличился на два часа. Когда тебе было шесть лет, я разбил камень, лежащий на подоконнике в твоей комнате, и до сих пор не представляю зачем.

Всё это я делал в отчаянной надежде, что ты сможешь провести нас сквозь глаз бури, что ты каким-то образом уничтожишь этот мир, но спасёшь людей, его населяющих.

Теперь, когда ты, победив Волдеморта, сдал экзамен, я передаю в твои руки всё, что у меня есть. Все инструменты, которые я в состоянии тебе дать: Непрерывную Линию Мерлина, командование Орденом Феникса, все мои богатства и все мои сокровища, Старшую Палочку — один из Даров Смерти, верность тех моих друзей, которые прислушаются к моим словам. Я оставил Хогвартс на попечение Минервы, ибо, полагаю, у тебя не будет на него времени, но даже он в твоём распоряжении, если ты потребуешь.

Я не даю тебе лишь одно: пророчества. Как только меня не станет, они будут уничтожены. И никакие пророчества в дальнейшем не будут записываться, ибо сказано, что ты не должен их увидеть. Если тебя это печалит, поверь мне — даже твой гений не в состоянии постичь, какого разочарования ты избежал. Я погибну, или ты меня потеряешь, или что-то ещё нас с тобой разделит — естественно, пророчества на этот счёт не ясны — и я так и не узнаю, какое будущее в итоге свершится и почему я должен делать то, что я делаю. Всё это совершенно безумные загадки, и тебе не придётся иметь с ними дела.

На шахматной доске может быть только один король.

Есть только одна фигура, чья ценность превыше всего.

И эта фигура — не мир, а люди, его населяющие: равно волшебники и маглы, гоблины и домашные эльфы, и все прочие.

И пока в живых остаётся хоть кто-то из нас, эта фигура всё ещё в игре, пусть даже сами звёзды угаснут в небесах.

И если эта фигура будет побита, игре конец.

Знай цену остальным своим фигурам и играй на победу.

— Альбус





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
LordДата: Вторник, 29.09.2015, 21:24 | Сообщение # 327
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
* * *

Гарри ещё долго держал свиток пергамента и смотрел в пустоту.

Вот как.

Иногда фразы «Это всё объясняет» явно недостаточно, однако, это всё объясняло.

Продолжая всё так же смотреть в пространство, Гарри рассеяно скатал пергамент.

— Что там? — спросила Амелия Боунс.

— Это письмо-исповедь, — ответил Гарри. — Оказывается, это Дамблдор убил мой ручной камень.

— Не время для шуток! — воскликнула старая ведьма. — Ты действительно настоящий преемник Непрерывной Линии Мерлина?

— Да, — рассеянно ответил Гарри. Его разум был поглощён мыслями, которые при любом объективном количественном исчислении были гораздо важнее.

Старая ведьма неподвижно застыла в кресле. Затем она повернула голову и встретилась взглядом с Минервой МакГонагалл.

В это время мозг Гарри, жонглировавший непомерно большим количеством вероятностей на непомерно большом числе временных горизонтов, некоторые из которых простирались буквально на миллиарды лет и включали в себя разборку звёзд, объявил когнитивное банкротство и начал всё заново. Ладно, что я должен сделать в первую очередь, чтобы спасти мир… нет, ещё конкретней, что я должен сделать именно сегодня… ну, кроме того, что мне вообще надо определиться, что нужно сделать. Лучше поскорее выяснить, что Дамблдор мне оставил в комнате под названием «Яйцо феникса»...

Гарри поднял глаза от свёрнутого пергамента и посмотрел на профессора… вернее, на директрису МакГонагалл, на Шизоглаза Хмури и на морщинистую старую ведьму, словно видел их впервые. Впрочем, Амелию Боунс он и в самом деле видел, можно сказать, впервые.

Амелия Боунс, глава Департамента Магического Правопорядка. Альбус Дамблдор считал, что она вполне способна управлять Визенгамотом хотя бы некоторое время. Её содействие может оказаться бесценным, может быть, даже совершенно необходимым для… для того, чтобы справиться с чем бы то ни было, что ждёт Гарри в будущем. Её выбрал Дамблдор, а ведь он прочёл пророчества, которых Гарри не знает.

И при этом Амелия Боунс думала, что назначена хранителем Непрерывной Линии Мерлина и станет следующим Верховным чародеем, но теперь обнаружила, что эту должность, судя по всему, получил одиннадцатилетний мальчишка.

И сейчас, — сказал голос пуффендуйца в голове, — сейчас ты будешь вежливым. Ты не будешь вести себя как обычно, в смысле, как полный идиот. Потому что от твоего поведения может зависеть судьба всего мира. А может и нет. Мы этого даже не знаем.

— Я ужасно извиняюсь за всё это, — произнёс Гарри Поттер и замолк, чтобы посмотреть, произведёт ли какой-либо эффект его вежливость.

— Кажется, Минерва думает, — сказала старая ведьма, — что ты не обидишься на честность.

Гарри кивнул. Его когтевранская сторона хотела добавить оговорку, что попытка его банально принизить, возмущаясь, что он не терпит критики, за честность засчитана не будет, но пуффендуец наложил вето. Гарри выслушает всё, что Амелия Боунс собирается сказать.

— Не хотелось бы говорить дурно об отсутствующем, — начала старая ведьма, — но с незапамятных времён Непрерывная Линия Мерлина переходила к тем, кто всецело показал себя не только как достойный человек, но и как достаточно мудрый, чтобы избрать себе преемника — и достойного, и мудрого. Одна единственная ошибка в этой цепи — и преемственность может прерваться навсегда! Со стороны Дамблдора было безумием передать Линию тебе в таком юном возрасте, пусть даже при условии твоей победы над Сам-Знаешь-Кем. «Дамблдор не выполнил свой долг» — вот, что все подумают, — старая ведьма помедлила, судя по всему, внимательно наблюдая за реакцией Гарри, — Думаю, будет лучше, если никто за пределами этой комнаты никогда об этом не узнает.

— Эм… — начал Гарри, — вы… не слишком высокого мнения о Дамблдоре, как я понял?

— Я думала… — сказала старая ведьма. — Ладно. Альбус Дамблдор был лучшим волшебником, чем я, лучшим человеком, чем я, в настолько многих отношениях, что мне будет сложно их перечислить. Но у него были свои недостатки.

— Потому что эм-м… Я к чему. Дамблдор знал всё, что вы только что сказали. О том, что я слишком юн и как устроена Линия. Вы ведёте себя так, будто Дамблдор был не в курсе этих фактов или попросту проигнорировал их, принимая решение. Да, порой глупые люди, вроде меня, принимают настолько безумные решения. Но не Дамблдор. Он не был безумен, — Гарри сглотнул, избавляясь от внезапно нахлынувших слёз. — Я думаю… Я начинаю понимать… С самого начала Дамблдор был единственным разумным человеком во всей этой истории. Единственным, кто поступал правильно по хоть сколько-то правильным причинам…

Мадам Боунс выругалась себе под нос — тихо, но настолько грубо, что Минерву МакГонагалл передёрнуло.

— Простите, — беспомощно сказал Гарри.

Шизоглаз широко осклабился, его лицо в шрамах исказилось в улыбке.

— Я всегда знал, что Альбусу что-то известно, что-то, чем он никогда не делился с нами. Парень, ты даже не представляешь, насколько мне тяжело не заглядывать своим Глазом в этот свиток.

Гарри быстро скормил свиток кошелю-скрытню.

— Аластор, — воскликнула Амелия. — Ты же здравомыслящий человек, ты же не думаешь, что мальчишка способен влезть в шкуру Дамблдора! Ну не прямо сейчас же!

— Дамблдор, — это имя оставило странный привкус на языке Гарри, — действительно сделал одно неверное предположение. Он думал, мы — все вместе — будем сражаться с Волдемортом несколько лет. Он не знал, что я одержу победу над Волдемортом так быстро. Я поступил правильно: долгая война унесла бы гораздо больше жизней. Но Дамблдор полагал, что у вас будут годы, чтобы изучить меня, довериться мне… но вместо этого всё закончилось за один вечер, — Гарри сделал глубокий вдох. — Не могли ли бы вы просто представить, что мы сражались с Волдемортом долгие годы и я завоевал ваше доверие и всё такое прочее? Чтобы я не получил штраф за то, что победил быстрей, чем рассчитывал Дамблдор?

— Пока ты всего лишь первокурсник Хогвартса! — сказала старая ведьма. — Ты никак не можешь занять место Дамблдора, что бы он ни планировал!

— Ясно, опять проблема с тем, что я выгляжу на одиннадцать лет, — Гарри потёр переносицу под очками. Полагаю, я мог бы просто воспользоваться Камнем и изменить свою внешность, чтобы выглядеть на все девяносто…

— Я не дура, — сказала старая ведьма. — Я понимаю, что ты не обычный ребёнок. Я видела, как ты разговаривал с Люциусом Малфоем, наблюдала, как ты испугал дементора, и была свидетелем того, как Фоукс ответил на твой призыв. Любой разумный человек, который присутствовал на заседании Визенгамота, — то есть я и максимум ещё двое — мог догадаться, что ты вобрал в себя частицу разорванной души Волдеморта в ночь его не-смерти, но укротил её и смог использовать его знания в своих интересах.

На какое-то время в кабинете воцарилась тишина.

— Ну да, разумеется, — сказала Минерва МакГонагалл. Она вздохнула и немного осела в директорском кресле. — И Альбусу это было известно с самого начала, но он умышленно не стал хоть как-то меня об этом предупреждать.

— Точно, — произнёс Хмури. — Так и знал. Ну да. Абсолютно очевидно. Не удивлён совершенно.

— Полагаю, это достаточно близко к правде, — сказал Гарри. — Эм-м, и? Что именно вас беспокоит?

— Меня беспокоит то, — совершенно спокойным тоном ответила Амелия Боунс, — что ты — бурлящая, нестабильная смесь первокурсника Хогвартса и Сам-Знаешь-Кого.

Она замолчала, словно ожидая что-то.

— Я работаю над этим, — сказал Гарри, поскольку, кажется, она ждала его ответа. — В сущности, я справляюсь всё лучше и лучше. И что ещё важнее, Дамблдор был в курсе.

Старая ведьма продолжила:

— Ты отдал своё состояние и влез в долги к Люциусу Малфою, чтобы спасти свою лучшую подругу от Азкабана. Этим ты продемонстрировал свои выдающиеся моральные качества, но также продемонстрировал, что не сможешь удерживать Визенгамот в узде. Теперь я понимаю, что ты поступил так ради себя, тебе это было необходимо, чтобы не сойти с ума и сдержать живущую в тебе тьму. Тем не менее, наследник Мерлина не имеет права так поступать. Сентиментальный лидер может оказаться гораздо хуже, чем эгоистичный. Альбус, повелитель и слуга феникса, балансировал на грани. Но даже он выступил в тот день против тебя.

Амелия указала рукой на Шизоглаза Хмури.

— У Аластора есть твёрдость. Есть хитрость. Но всё же у него нет талантов, необходимых для работы в правительстве. В тебе же, Гарри Поттер, пока нет ни твёрдости, ни способности пойти на жертвы, чтобы руководить даже Орденом Феникса. А учитывая, кто ты есть, тебе вообще не стоит пытаться брать на себя такую роль. Уж точно не сейчас, в твоём возрасте. Дай время обеим частям своей души сплавиться воедино. А до тех пор не пытайся быть Верховным чародеем. Если Альбус считал, что ты справишься с этой должностью, значит, он увлёкся, создавая красивую историю, и забыл о практической стороне дела. Мне всё-таки кажется, что с ним такое случалось.

Гарри даже приподнял брови от удивления.

— Э… что именно, по-вашему, происходит здесь? — он слегка стукнул пальцем по виску.

— Как мне представляется, внутри тебя душа мальчика, по-прежнему чистая и честная, изо всех сил сдерживает частицу духа Волдеморта, который пытается подчинить эту душу своей воле и при этом издевается, называя её слабой и сентиментальной… ты только что хихикнул?

— Простите. Но, честное слово, настолько плохо не было никогда. На самом деле, это больше похоже на кучу плохих привычек, которые мне нужно побороть.

Директриса МакГонагалл откашлялась.

— Мистер Поттер, по-моему, в начале этого года всё было именно настолько плохо, — сказала она.

— Плохие привычки, сцепленные друг с другом и запускающие одна другую. Да, проблема чуть более серьёзная, — Гарри вздохнул. — А вы, мадам Боунс… м-м-м… Прошу прощения, если я неправ, но смею предположить, что вы несколько расстроены тем, что Линия перешла к одиннадцатилетнему мальчику?

— Расстроена, но не по той причине, о который ты подумал, — спокойно ответила старая ведьма. — Хотя подозревать меня с твоей стороны естественно. Я понимаю, что должность Верховного чародея — вовсе не синекура, даже по сравнению с ужасами Департамента Магического Правопорядка. Я бы сказала, что согласилась занять её, потому что Альбус меня уговорил, но, по правде говоря, я просто не хотела тратить его время на спор, в котором всё равно бы проиграла. Я понимала, что возненавижу эту должность, и понимала, что меня это не остановит. Минерва говорит, что тебе не чужд здравый смысл, особенно когда тебе о нём напоминают. Ты действительно можешь представить себя за кафедрой Визенгамота? Ты уверен, что это не частица Сам-Знаешь-Кого в тебе воображает, что достойна этой должности, а то и вовсе жаждет её?

Гарри снял очки и помассировал лоб. Его шрам до сих пор побаливал — он вчера растёр его до крови, чтобы ситуация выглядела достаточно драматично.

— Мне в самом деле не чужд здравый смысл, и, да, быть Верховным чародеем звучит как «получить на свою голову огромную кучу неприятностей», и эта должность мне действительно ни капельки не подходит. Проблема в том, что… м-м... я не уверен, что Линия Мерлина — это только про то, чтобы быть Верховным чародеем. Есть... м-м… я подозреваю… что помимо этого она связана с кучей других странных штук. И Дамблдор предполагал, что я возьму на себя ответственность за…эти другие штуки. И эти другие штуки… возможно, они просто с ума сойти как важны.

— Дерьмо, — сказал Хмури. И повторил: — Дерьмо. Парень, тебе точно можно было говорить об этом нам?

— Не знаю, — сказал Гарри. — Если тут есть инструкция, я в неё пока не заглядывал.

— Дерьмо.

— А что если эти другие вопросы также потребуют твёрдости и способности идти на жертвы? — всё так же спокойно спросила Амелия Боунс. — Что если ты столкнёшься с испытаниями, похожими на то, что было перед Визенгамотом? Я стара, Гарри Поттер, и не впервые сталкиваюсь с загадками. Ты только что видел, я угадала сущность твоей природы практически с первого взгляда.

— Амелия, — заговорил Шизоглаз Хмури, — что случилось бы, если бы тебе пришлось прошлой ночью сражаться Сама-Знаешь-с-Кем?

Старая ведьма пожала плечами:

— Полагаю, я бы погибла.

— Ты бы проиграла, — сказал Аластор Хмури. — А Мальчик-Который-Выжил не только победил Волди, он всё провернул так, что, в то время, как Волди себя воскресил, его лучшая подруга — Гермиона Грейнджер — вернулась из мёртвых. Будь я проклят, будь я дважды проклят, если это случайность. И в то, что это была идея Дэвида, я тоже не верю. Ами, суть в том, что никто из нас не знает, что именно должен делать преемник Мерлина. Однако, мы не спятили нужным образом, чтобы подойти для этого дерьма.

Амелия Боунс нахмурилась.

— Аластор, ты знаешь, что я и раньше имела дело со странными вещами. И справлялась с ними, по-моему, довольно неплохо.

— Ага. Ты разбиралась с дерьмом, чтобы можно было вернуться к нормальной жизни. Ты не настолько спятила, чтобы строить из этого дерьма целые замки и селиться в них, — Хмури вздохнул. — Ами, ты ведь наверняка понимаешь, почему Альбусу пришлось оставить этому бедному пареньку чёрт-знает-какую-работу.

Старая ведьма стиснула кулаки на столе.

— Ты представляешь, какая катастрофа ждёт Британию при таком раскладе? Пусть я слишком нормальная, но я не могу этого допустить! Я не для того работала столько лет, чтобы сейчас всё пошло прахом!

— Прошу прощения, — произнесла директриса МакГонагалл с чётким шотландским акцентом, — есть ли какая-нибудь причина, по которой мистер Поттер не может просто проинструктировать Линию, что до достижения им совершеннолетия мадам Боунс является его регентом на должности Верховного чародея, но не в делах Отдела Тайн? Если Альбус смог назначить Линии регента только до поражения Волдеморта, значит, она вполне способна выполнять подобные сложные приказы.

Некоторое время присутствующие впитывали этот внезапный холодный душ здравого смысла.

Гарри открыл было рот, чтобы согласиться назначить Амелию Боунс своим регентом по части Визенгамотом, но снова замешкался.

— Гм, — начал Гарри. — Гм. Мадам Боунс, я бы правда предпочёл, чтобы вы руководили Визенгамотом вместо меня.

— То есть, мы пришли к соглашению, — сказала старая ведьма. — Так и договоримся?

— Но…

Остальные участники беседы раздосадовано откинулись на спинки кресел.

— В чём дело, мистер Поттер? — спросила директриса голосом, значившим, что она надеется, что ничего серьёзного.

— Гм. Не исключено, что довольно скоро мне придётся сделать пару вещей, которые могут оказаться… политически неоднозначными. И в обмен на передачу мадам Боунс политической силы Линии, я бы хотел от неё… гм, сотрудничества в некоторых вопросах.

Амелия Боунс обменялась ещё одним долгим взглядом с Минервой МакГонагалл. Затем она снова повернулась к Гарри Поттеру.

— Твоё требование просто возмутительно! — сказала Амелия Боунс. — Твоё колебание говорит о том, что ты слаб, не привык торговаться, и, скорее всего, прогнёшься, если я нажму в ответ.

Гарри прикрыл глаза.

А открыл их уже слегка тёмный Гарри.

— Хорошо, — сказал Гарри, — давайте я перефразирую. Я не собираюсь вмешиваться в вашу работу ежедневно и даже ежемесячно, но Дамблдор передал ответственность за всё мне, и я не могу её просто отбросить. Я не собираюсь внезапно слать сов со странными письмами, сначала мы будем всё обсуждать, но в какой-то момент, возможно, мне придётся отдавать вам указания. Если вы откажетесь, мне, возможно, придётся забрать обратно функции Линии, связанные с Визенгамотом, и взять прямое управление на себя. Вы это стерпите?

— А если я скажу «нет»? — спросила старая ведьма.

Ещё чуть темнее…

— Прямо сейчас у меня нет других вариантов. Я мог бы для начала спросить Августу Лонгботтом, кто, по её мнению, подойдёт для этой должности, и действовать исходя из этого. Но, не исключено, что нам следует как можно точнее следовать плану Дамблдора. Ведь я не знаю, почему он делал то, что делал, а он считал, что некоторое время Верховным чародеем будет Амелия Боунс. Я не собираюсь сотрясать тут перед вами именем Мерлина, но… впрочем, к чёрту, я таки собираюсь сотрясать перед вами именем Мерлина, это может быть, а может и не быть безумно важно.

Старая ведьма обвела взглядом собравшихся за столом.

— Я не удовлетворена подобными условиями, — сказала она спустя некоторое время. — Но скоро нужно будет призывать Визенгамот к порядку. Пусть пока будет так.

Старая ведьма неспешно вытащила из мантии короткий жезл из тёмного камня.

Она положила жезл на стол перед Гарри.

— Прими то, что принадлежит тебе, — сказала она. — А затем, будь добр, верни её назад.

Гарри протянул руку, чтобы взять жезл.

В мгновение, когда пальцы Гарри коснулись тёмного камня…

… ничего не случилось.

Что ж, возможно, Мерлин не любил устраивать представления. Это бы объяснило, почему его последнее наследие выглядело как маленький невзрачный тёмный жезл. Для его роли больше ничего не требовалось, и потому он выглядел именно так.

Гарри поднял жезл и нахмурился.

— Я бы хотел назначить Амелию Боунс регентом по вопросам, связанным с Визенгамотом. — Тут Гарри пришла в голову мысль, что следует определить условия прекращения регентства. — До тех пор, пока я не скажу, что её регентство окончено.

Гарри скривился. Он ожидал от Линии большего, а она оказалась всего лишь ключом к некоторым местам в Отделе Тайн, где хранились интересные вещи, или к печатям, за которыми Мерлин и его преемники прятали то, что нельзя было уничтожить, но следовало изъять из общего оборота. На этом возможности Линии практически заканчивались.

И обойти Запрет Мерлина Линия тоже не позволяла. Даже если на кону стоит судьба галактики. Даже человеку, который выглядит здравомыслящим, дал Нерушимый Обет и искренне верит, что в противном случае мир вот-вот будет уничтожен.

Мерлин воображал себе долговечный мир, который будет существовать не каких-то несколько столетий, а многие эоны. Он считал, что, если убрать все по-настоящему опасные силы и не выпускать их обратно, то исчезнут причины, которые могли бы помешать миру существовать вечно. Но ведь всё ровно наоборот: одна дыра в защитных механизмах — и уничтожение мира становится вопросом времени. Однажды Линия Мерлина попадёт в руки не тому человеку. Явно недостойного Линия, возможно, отвергнет, но рано или поздно она попадёт в руки человека, чьи изъяны для неё будут незаметны. Когда имеешь дело с людьми, подобное неизбежно. Гарри следует помнить об этом, если он решит что-нибудь запечатать для будущих преемников Линии. Плюсы, которые принесёт запечатанное в ближайшие тысячи лет, должны перевешивать минусы от катастрофы в результате неверного использования, которое когда-нибудь обязательно случится.

Гарри печально — но очень тихо — вздохнул. Мерлин, ты идиот…

Эта мысль не открыла никаких последних замков.

Прямо сейчас в Отделе Тайн ничего не горело, так что Гарри осторожно положил Линию обратно на стол.

— Спасибо, — сказала старая ведьма и подняла жезл из тёмного камня. — Ты не знаешь, как им пользоваться, чтоб призвать Визенгамот к порядку? Или… впрочем, неважно, я просто стукну им о кафедру. Естественно, для всей страны, Верховный чародей — я. О том, что это не так, будем знать только мы четверо.

Гарри помедлил. Затем он вообразил огромное количество сов, которых он получит, если станет известно, что он в состоянии отменить любое решение Верховного чародея. А также, как это повлияет на авторитет Амелии на переговорах.

— Прекрасно.

Амелия спрятала жезл обратно в мантию.

— Не скажу, что иметь дело с тобой приятно, Мальчик-Который-Выжил, но всё могло оказаться намного хуже. Большое спасибо и на том.

Поведение мадам Боунс заставило Гарри задуматься о текущем балансе сил. Все решили, что основная идея, как победить Волдеморта, принадлежала Дэвиду Монро. Довольно логичная мысль. И это означает, что Гарри до сих пор недооценивают. Возможно, потребуется какой-нибудь кризис, который Гарри нужно будет успешно разрешить, и только тогда Амелия Боунс начнёт к нему прислушиваться. Или хотя бы поверит, что он способен не облажаться…

— Итак, — сказал Гарри, — можете ли вы рассказать о каких-нибудь странностях, о которых вы бы поведали Дамблдору, будь он здесь?

— Раз уж ты спрашиваешь… — задумчиво протянула Амелия. — Три обстоятельства мне в самом деле показались странными. Во-первых, мы совершенно не представляем, в результате какого именно ритуала были принесены в жертву Пожиратели Смерти и воскрешён Сами-Знаете-Кто. Ни в одной известной легенде не упоминается ничего подобного, а магические следы ритуала были полностью уничтожены. Насколько могут судить мои авроры, все головы упали с плеч в силу естественных причин. Исключение — Уолден МакНейр, который был убит магическим огнём и который перед этим использовал свою палочку для Смертельного проклятия. Действительно, крайне загадочный ритуал, — и Амелия Боунс очень внимательно посмотрела на Гарри Поттера.

Гарри на миг задумался, как бы поаккуратнее сформулировать свой ответ. Волдеморт утверждал, что установил защитные чары, поэтому Гарри был уверен, что никакой вернувшийся во времени аврор его не видел, но тем не менее…

— Мне кажется, мадам Боунс, что вам не стоит так уж тщательно расследовать это дело.

Старая ведьма слегка усмехнулась.

— Нельзя допустить, чтобы люди думали, будто мы проводим расследование стольких благородных смертей спустя рукава. Когда мне пересказали твои слова о последней битве Дэвида, я позаботилась направить следователей, на чьё качество работы всегда можно… положиться. А именно, аврора Ноббса и аврора Колона, которых уважают и далеко за пределами моего Департамента. Читать их отчёт было весьма занимательно, — Амелия немного помолчала. — Есть вероятность, что от Августуса Руквуда остался призрак…

— Изгоните его прежде, чем кто-нибудь поговорит с ним, — прервал её Гарри. Сердце в груди застучало слишком сильно.

— Да, сэр, — сухо ответила старая ведьма. — Я слегка ослаблю связь его души с нашим миром, и никто ничего не заметит — призрак просто не сможет материализоваться. Второе. Среди вещей Тёмного Лорда нашли всё ещё живую человеческую руку…

— Беллатриса, — сказал Гарри. Его мозг наконец осознал некоторые факты, на которые он раньше не обратил внимания из-за травматических переживаний. — Это рука Беллатрисы Блэк. — Лесата Лестрейнджа не упомянули среди учеников, потерявших родителей. — О, проклятье, она же всё ещё на свободе, точно. Её можно как-нибудь найти с помощью этой руки?

Амелия Боунс скривилась.

— Понятно. Как я сказала, среди вещей Тёмного Лорда нашли живую человеческую руку, но её оказалось легко испепелить.

— Какой идиот… — Гарри остановился на полуслове. — Нет, не идиот. Потому что немедленное уничтожение Тёмных объектов — принцип Департамента. Потому что в прошлом уже случались инциденты с кольцами, которые следовало сразу же бросать в жерло вулкана. Верно?

Хмури и Амелия синхронно кивнули.

— Хорошая догадка, сынок, — сказал Хмури.

По всем законам жанра последствия давней глупости Гарри будут ещё долго преследовать его каким-нибудь ужасным образом, но попытаться изменить сценарий стоило.

— Полагаю, об этом вы уже подумали, — произнёс Гарри, — но напрашивающийся следующий шаг — сообщить в ваш аналог международного розыска о худой ведьме без левой руки. Ах, да, и добавьте к уже назначенному вознаграждению двадцать пять тысяч галлеонов лично от меня — директриса, всё нормально, пожалуйста, доверьтесь мне.

— Хорошо сказано, — старая ведьма слегка наклонилась вперёд. — Остался третий и последний вопрос… настоящая загадка событий прошлой ночи, и мне любопытно, что вы на это скажете, Гарри Поттер. Среди трупов нашли голову и тело Сириуса Блэка.

— Что?! — Хмури даже подскочил на месте. — Я думал, он в Азкабане!

— А он действительно там, — ответила мадам Боунс. — Мы сразу же проверили. Стражи Азкабана доложили, что Сириус Блэк по-прежнему в своей камере. Голову и тело Блэка доставили в морг святого Мунго. Причина смерти та же, что и у других Пожирателей Смерти, то есть, его голова внезапно упала с плеч. Мне также сообщили, что Сириус Блэк этим утром сидел в углу своей камеры, раскачиваясь взад-вперёд и сжимая голову руками. Двойников у кого-то ещё из Пожирателей Смерти не обнаружено. Пока.

Повисла тишина, нарушаемая тиканьем и уханием различных устройств. Собравшиеся размышляли.

— Э-э… — заговорила Минерва. — Это невозможно даже по стандартам Сами-Знаете-Кого. Ведь так?

— В твоём возрасте, дорогая, я бы подумала точно также, — ответила Амелия. — В моём рейтинге странных вещей этот случай занимает шестое место.

— Видишь, сынок? — сказал Хмури. — Это ещё раз показывает, почему никто, даже я сам, не может быть параноиком в достаточной степени. — Аврор в шрамах задумчиво наклонил голову, его яркий голубой глаз продолжал своё постоянное вращение. — Близнец, спрятанный от остального мира? Вальпурга Блэк родила двойню, не смогла убить одного, но знала, что старина Поллукс этого потребует… не, я бы на это не купился.

— Есть идеи, мистер Поттер? — спросила Амелия Боунс. — Или это ещё один вопрос, который моему департаменту не стоит расследовать слишком тщательно?

Гарри закрыл глаза и задумался.

Сириус Блэк выслеживал Питера Петтигрю вместо того, чтобы сбежать из страны, как подсказывал бы здравый смысл.

Блэка обнаружили посреди улицы, его окружали трупы и он смеялся.

От Петтигрю остался лишь палец.

Петтигрю был шпионом Света — не двойным агентом, а просто человеком, который рыщет повсюду и выискивает информацию.

Одна из теорий заговора по поводу Петтигрю гласила, что он был анимагом, поскольку ещё в Хогвартсе он славился умением вынюхивать секреты.

Дементоры высасывают всю магию вокруг себя.

Профессор Квиррелл упоминал некий тип магии, который перестраивает плоть, как магловский кузнец меняет форму металла с помощью молота и клещей…

Гарри открыл глаза.

— Питер Петтигрю был тайным метаморфомагом?

Амелия Боунс изменилась в лице. Она издала короткий хрип и обмякла в кресле.

— Вообще-то, да… — медленно сказала Минерва. — А что?

— Сириус Блэк наложил на Питера Петтигрю Конфундус, — услышал Гарри свой собственный терпеливый голос, — заставил его сменить облик и притвориться Блэком. К тому времени, когда Конфундус перестал действовать, Питер оказался в Азкабане и не смог поменять облик обратно. Питер Петтигрю кричал о том, что произошло, пока не сорвал голос, но авроры привыкли, что оказавшиеся в Азкабане говорят всё, что угодно, лишь бы оттуда выбраться, и потому не обращали внимания.

Теперь даже лицо Шизоглаза Хмури посерело от ужаса.

— Теперь кажется очевидным, — похоже, голос Гарри действовал полностью на автомате, — что вам следовало бы что-то заподозрить, когда удалось отправить именно этого Пожирателя Смерти в Азкабан без суда.

— Мы думали, что Малфой в смятении, — прошептала старая ведьма. — Что он только пытается спасти себя. Мы тогда смогли схватить и других Пожирателей, например, Беллатрису…

Гарри кивнул. Ему казалось, что его шея и голова двигаются по велению нитей кукловода.

— Самую фанатичную и преданную прислужницу Тёмного Лорда. Естественное ядро оппозиции для любого, кто принялся бы оспаривать власть Люциуса над Пожирателями Смерти. Вы думали, что Люциус в смятении.

— Вытащите его оттуда, — произнесла Минерва МакГонагалл. — Вытащите его оттуда! — выкрикнула она.

Амелия Боунс вскочила со своего кресла, метнулась к камину…

— Стойте.

Все изумлённо уставились на Гарри, и изумлённее всех — Минерва МакГонагалл.

Голосом Гарри словно завладел кто-то другой.

— Нам нужно обсудить ещё четыре вопроса. Невиновный человек находился в Азкабане десять лет, восемь месяцев и четырнадцать дней. Он может пробыть там ещё несколько минут. Да, эти четыре вопроса настолько важны.

— Ты… — прошептала Амелия Боунс. — Ты не должен пытаться брать на себя такую роль, в твоём возрасте…

— Первое. Думаю, мне следует взглянуть на полные полицейские отчёты о каждом Пожирателе Смерти, который попал в Азкабан, пока Люциус был в смятении. Вы справитесь с этим за вечер?

— За час, — сказала Амелия Боунс. Кровь отхлынула от её лица.

Гарри кивнул.

— Второе. Азкабан закрывается. Вам нужно немедленно начать подготовку перемещения узников в Нурменгард или другие надёжные тюрьмы без дементоров и предоставить им лечение от воздействия дементоров.

— Я… — начала Амелия. Старая ведьма, казалось, растеряла свою уверенность и словно уменьшилась в размерах. — Я… сомневаюсь, что даже после произошедшего… скандала, остатки Визенгамота согласятся… А дементоров нужно кормить, возможно, меньше, чем мы их кормили, но им нужны жертвы, или они разлетятся по миру и начнут охотиться на невинных…

— Неважно, что скажет Визенгамот, — ответил Гарри. — Потому что…

У него запершило в горле.

— Потому что… — Гарри сделал глубокий вдох, набираясь решительности. Он словно наяву видел то, что неизбежно случится в будущем, видел путь к этому будущему, залитый золотым солнечным светом. Это тоже записано в книге Времени, которую я не должен видеть? — Потому что, если я правильно понимаю, что будет дальше, очень скоро Гермиона Грейнджер, Девочка-Которая-Ожила, явится в Азкабан и уничтожит всех дементоров.

— Невозможно! — вырвалось у Шизоглаза Хмури.

— Мерлин, — прошептала Амелия Боунс, — о, Мерлин. Так вот что случилось с дементором, которого Дамблдор «потерял». Вот почему они боятся тебя — и её теперь тоже? — Её голос задрожал, — Да что же это, что же это такое?

Если Гермиона верит, что Смерть можно победить…

Верила она раньше или нет — теперь она точно поверит.

— Официально выданный портключ в Азкабан будет кстати… — голос Гарри снова сорвался, слёзы потекли по щекам.

Она не может умереть, у меня её крестраж.

Но Гермионе не нужно знать об этом. Ещё неделю.

Если она захочет рискнуть своей жизнью, чтобы положить конец…

— Хотя, наверное, она и сама сможет туда добраться…

— Гарри? — окликнула его директриса МакГонагалл.

Гарри плакал, воздух тяжёлыми рывками выходил из его лёгких, но он не прекращал говорить. Он не имел права тратить время на слёзы. Из-за Питера Петтигрю. Из-за всех остальных во всём мире.

— Третье. Где-то в границах защитных чар Хогвартса. В хорошо защищённом месте. Но куда в экстренных случаях от границы чар можно будет попасть через портал. Будет создана надёжно охраняемая б-б-больница. Охрана должна быть очень сильной и должна дать Нерушимые Обеты. Мне... мне неважно сколько золота будут стоить эти Обеты, это теперь совсем неважно. И… и Аластор Хмури разработает систему безопасности. Пусть он даст полную волю своей паранойе, никаких ограничений по бюджету, разумности или здравому смыслу не будет. Но эта больница должна появиться как можно скорее.

Останавливаться ради того, чтобы проплакаться, было нельзя.

— Гарри, — сказала директриса, — они оба думают, что ты сошёл с ума, они не так хорошо тебя знают. Объясни всё по порядку.

Но Гарри просто опустил руку в кошель, показал слово пальцами и с трудом вытащил пятикилограммовый кусок золота, размером с два его кулака — результат его утренних экспериментов. Золото опустилось на стол с глухим стуком.

Хмури потянулся, коснулся золота палочкой, после чего издал что-то нечленораздельное.

— Это стартовый бюджет, Аластор, на случай, если деньги нужны прямо сейчас. Николас Фламель не создавал Философский Камень, он украл его. Дамблдор не знал об этом, но Монро знал. Если разобраться, как Камень работает, то с его помощью можно полностью восстанавливать здоровье и возвращать юность одному человеку каждые двести тридцать четыре секунды. Триста шестьдесят человек в день. Сто тридцать четыре тысячи исцелений в год. Этого хватит, чтобы ни один волшебник в мире, и ни один гоблин, ни один домовой эльф, вообще никто больше не умирал. — Гарри снова и снова вытирал льющиеся слёзы. — У Фламеля на руках больше крови, чем у сотни Волдемортов, крови тех, кого он мог спасти, но не стал. Всё это время, Хмури, стоило Фламелю только пожелать, Философский Камень мог исцелить ваши шрамы и вернуть вам ногу. Дамблдор не знал этого. Я уверен, что он не знал. — Губы Гарри дрогнули в улыбке. — Я не представляю вас молодой, мадам Боунс, но уверен, что вам пойдёт. Заодно у вас будет больше энергии, чтобы не давать Визенгамоту лезть в мои дела. Потому что, если у них возникнет мысль, что они как-то могут контролировать Камень — через налоги, регулирование, ещё что-нибудь, то Хогвартс объявит независимость от Британии и станет отдельным государством. Директриса, Хогвартс больше не зависит от золота Министерства, да что там говорить, даже от еды. Вы можете менять программу обучения по своему усмотрению. И, думаю, в скором времени мы можем ввести в программу несколько продвинутых курсов, особенно по магловским дисциплинам.

— Помедленнее! — воскликнула Минерва МакГонагалл.

— Четвёртое… — Гарри вдруг умолк.

Четвёртое. Начните подготовку официальной отмены Статуса Секретности и предоставления массовых услуг магического лечения в мире маглов. Тем, кто будет возражать, может быть отказано в услугах Камня…

Гарри не смог разомкнуть губы. Чисто физически не смог.

Если шесть миллиардов маглов творчески подойдут к вопросу, как можно применить магию…

Трансфигурация антиматерии — это всего лишь одна из идей. Даже не самая разрушительная. А кто-нибудь подумает о чёрных дырах или отрицательно заряженных страпельках. И даже если чёрные дыры нельзя трансфигурировать, потому что с точки зрения магии нельзя сказать, что они «уже существуют» внутри некоторого радиуса пространства, то всегда можно трансфигурировать кучу ядерного оружия и Чёрную Смерть, которая сможет распространиться до того, как развеется трансфигурация, и, вообще, Гарри не размышлял над этой проблемой и пяти минут, потому что уже имеющихся идей было достаточно. Кто-то подумает об этом, кто-то скажет, кто-то захочет сделать. Вероятность была так близка к единице, что практически от неё не отличалась.

Что будет, если трансфигурировать кубический миллиметр верхних кварков, просто верхних кварков без нижних кварков, которые бы их связали? Гарри даже не мог себе это представить, а верхние кварки уж точно существуют. И будет достаточно одного маглорождённого, который знает названия шести кварков и захочет попробовать. Может, это и есть та мина замедленного действия, что вызовет предсказанный конец света.

Гарри попытался отбросить эти мысли, придумать рациональные контраргументы.

Но тоже не смог.

Это противоречило принципу, по которому существует Гарри Поттер.

Как вода не может не течь вниз, так и Гарри Поттер не мог рисковать, когда под угрозой стоит существование мира.

— Четвёртое? — переспросила Амелия Боунс. Ведьма выглядела так, будто её несколько раз приложили астероидом по лицу. — Что «четвёртое»?!





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.


Сообщение отредактировал Lord - Вторник, 29.09.2015, 21:47
 
LordДата: Вторник, 29.09.2015, 21:47 | Сообщение # 328
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
— Ничего, — отозвался Гарри. Его голос не сорвался. Он не захлёбывался слезами. Он ещё мог спасти сколько-то жизней, и это было важнее. — Ничего. Верховная чародейка Боунс, я отдал вам регентство в Визенгамоте. Используйте своё новое положение, чтобы объявить международному сообществу, что вскоре целительные свойства Камня будут доступны всем, а до тех пор жизнь всех умирающих пациентов следует продлевать любой ценой, неважно, какая потребуется магия. Это объявление — ваша первоочередная задача. После этого вы можете освободить Питера Петтигрю и приказать своему старому Департаменту начать подготовку к закрытию Азкабана. Затем пусть кто-нибудь подготовит список всех заключённых Пожирателей Смерти со стенограммами судебных заседаний и упоминанием, в каких случаях Люциус почему-то был мало заинтересован в том, чтобы их защищать. Спасибо, это всё.

Амелия Боунс развернулась и бросилась в камин, словно сама была объята пламенем.

— И кто-нибудь… — голос Гарри снова дрогнул. Колесо завертелось, и он мог плакать, не боясь, что тратит ценное время. Хотя, как оказалось, подавляющее большинство жизней спасти пока было невозможно. — Кто-нибудь расскажите... расскажите Ремусу Люпину.





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
LordДата: Вторник, 13.10.2015, 17:33 | Сообщение # 329
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Глава 120. Мне есть что защищать. Драко Малфой


В кабинете неподалёку от бывшей вотчины директрисы МакГонагалл сидел мальчик. Его слёзы высохли ещё несколько часов назад. Теперь он просто ждал, когда ему сообщат, что станет с ним, сиротой под опекой Хогвартса, чья жизнь и счастье оказались в руках врагов его семьи. Мальчику сказали сюда придти, и он пришёл, потому что ему больше ничего не оставалось, потому что больше идти ему было некуда. Винсент и Грегори покинули его — матери призвали их на спешные похороны отцов. Возможно, мальчику следовало поехать с ними, но он не смог себя заставить. Он бы не справился с ролью Малфоя. Пустота переполняла его настолько, что места не осталось даже для притворной обходительности.

Все мертвы.

Его отец мёртв, как и его крёстный отец — мистер МакНейр, как и его второй крёстный — мистер Эйвери. Даже Сириус Блэк, двоюродный брат его матери, каким-то образом умудрился умереть. А последняя выжившая из дома Блэков не была другом ни одному Малфою.

Все мертвы.

В дверь кабинета постучали. Мальчик не ответил. После некоторой паузы дверь отворилась, и на пороге появился…

— Уходи, — сказал Драко Малфой Мальчику-Который-Выжил, но у него не получилось произнести это слово хоть сколько-нибудь убедительно.

— Я ненадолго, — ответил Гарри Поттер, заходя в кабинет. — Нужно принять одно решение, и сделать выбор можешь только ты.

Драко отвернулся к стене, потому что даже на то, чтобы просто смотреть на Гарри Поттера, ему уже не хватало сил.

— Ты должен решить, — сказал Гарри, — что будет дальше с Драко Малфоем. Я не подразумеваю ничего зловещего. В любом случае ты будешь расти богатым наследником Благородного и Древнейшего Дома. Дело в том, — голос Гарри задрожал, — дело в том, что ты не знаешь всей правды, и меня преследует мысль, что, если ты её узнаешь, ты заявишь, что больше не желаешь, чтобы я был твоим другом. А я по-прежнему хочу быть твоим другом. Но просто… не сказать тебе… и постоянно лгать, чтобы быть твоим другом… я так тоже не могу. Это тоже неправильно. Я… я больше не хочу так делать. Я не хочу больше тобой манипулировать. Ты уже достаточно из-за меня пострадал.

Тогда не пытайся быть моим другом, у тебя всё равно не слишком получается. Эти слова появились в сознании Драко, но губы их так и не произнесли. Он чувствовал, что уже практически потерял Гарри — из-за того, как Гарри играл с их дружбой, из-за лжи и манипуляций. И всё же думать о возвращении в Слизерин в одиночку, возможно, без Винсента и Грегори, если их матери разорвут соглашение… Драко не хотел этого, он не хотел вернуться в Слизерин и оказаться на всю жизнь в окружении только тех, кто согласился, чтобы их распределили в Слизерин. Драко всё-таки хватило здравого смысла, чтобы вспомнить, что очень многие его настоящие друзья дружат и с Гарри, что Падма — когтевранка, что даже Теодор — лейтенант Хаоса. От Дома Малфоев остались лишь традиции, и эти традиции утверждали, что глупо говорить победителю войны, чтобы он убирался и не пытался быть твоим другом.

— Хорошо, — опустошённо ответил Драко. — Расскажи мне.

— Именно это я сейчас и сделаю, — произнёс Гарри. — А когда я уйду, придёт директриса и запечатает последние полчаса твоей памяти. Но до того, зная всю правду, ты решишь, хочешь ли ты и дальше иметь дело со мной, — голос Гарри опять дрогнул. — Так вот. Согласно записям, которые я прочёл перед тем, как прийти сюда, вся эта история началась ещё в 1926 году, когда родился волшебник-полукровка по имени Том Морфин Риддл. Его мать умерла при родах, и он воспитывался в магловском приюте, пока профессор Дамблдор не принёс ему письмо из Хогвартса…

Мальчик-Который-Выжил говорил и говорил, и его слова крушили остатки разума Драко, как удары молота.

Тёмный Лорд был полукровкой. Он никогда, даже на долю секунды, не верил в чистоту крови.

Лорд Волдеморт для Тома Риддла был лишь дурной шуткой.

Пожиратели Смерти должны были проиграть Дэвиду Монро, чтобы тот мог захватить власть.

Отказавшись от первоначального плана, Том Риддл не пытался победить по-настоящему, а продолжал играть в Волдеморта, потому что ему нравилось помыкать Пожирателями Смерти.

Волдеморт использовал меня, пытаясь подставить отца и обвинить его в покушении на моё убийство, а затем ещё раз использовал меня, чтобы добраться до Философского Камня. Про Камень Драко не помнил, но ему уже сказали, что его вместе с профессором Спраут использовали как пешку и что против него не будут выдвигать никаких обвинений.

А затем прозвучали последние ужасные слова.

— Ты… — прошептал Драко Малфой. — Ты…

— Именно я прошлой ночью убил твоего отца и всех остальных Пожирателей Смерти. Волдеморт приказал им стрелять в меня сразу же, если я что-нибудь сделаю, поэтому мне пришлось их убить. Волдеморт был угрозой всему миру, и только так я мог его остановить, — казалось, Гарри Поттеру приходилось выдавливать из себя слова. — В тот миг я не думал о тебе, о Теодоре, о Винсенте и Грегори, но, если бы я подумал, ничего бы не изменилось. Я умудрился совершенно не понять, что «мистер Белый» — это Люциус, но, если бы я понял, я всё равно не рискнул бы оставить его в живых, ведь он мог владеть беспалочковой магией. Задолго до всего этого мне приходила в голову мысль, что политический ландшафт стал бы только лучше, если бы все Пожиратели Смерти внезапно умерли. Я всегда считал Пожирателей Смерти ужасными людьми, ещё со дня нашей первой встречи, просто старался тебе этого не показывать. Но если бы твой отец не оказался на том кладбище и мне дали бы кнопку, нажав на которую, я мог бы его убить, то я не стал бы её нажимать — если бы речь шла только о политических соображениях. Что я теперь чувствую, и раскаиваюсь ли я… Да, часть меня вопит в обычном человеческом ужасе из-за того, что я кого-то убил. А другая часть говорит, что, с моральной точки зрения, Пожиратели Смерти отреклись от своего права на жизнь в тот день, когда присоединились к Волдеморту. Они первыми направили на меня палочки, ну и так далее. Но прямо сейчас мне ужасно больно от того, чем это обернулось для тебя. В очередной раз. Мне кажется, — голос Гарри опять немного дрогнул, — будто всё, что я делаю, лишь вредит тебе, несмотря на все мои благие намерения. Что, находясь рядом со мной, ты постоянно что-то теряешь. Поэтому, если ты скажешь мне отныне держаться подальше, я так и сделаю. А если ты захочешь, чтобы я попытался стать твоим другом по-настоящему, я им стану. Не будет больше никаких манипуляций, никаких попыток тебя использовать, никаких рискованных ситуаций для тебя. Клянусь.

Новый лорд Малфой плакал, открыто плакал перед лицом своего врага, забыв о приличиях и самообладании. Не осталось никого, ради кого стоило бы сдерживаться.

Ложь.

Ложь.

Всё было ложью, ложь громоздилась на горы лжи, лжи, лжи…

— Ты должен умереть, — выдавил Драко. — Ты должен умереть за то, что убил отца.

Эти слова лишь заполнили его ещё большим количеством пустоты, но он не мог их не сказать.

Гарри Поттер лишь покачал головой.

— А если это не вариант?

— Ты должен страдать.

Гарри снова покачал головой.

Мальчик-Который-Выжил потребовал, чтобы лорд Малфой дал ответ.

Лорд Малфой отказался. Он не мог заставить себя произнести ни один из вариантов ответа. Он не хотел, чтобы победитель войны и их общие друзья оставили его в одиночестве. И он не хотел давать Гарри отпущение грехов, которое тот желал.

Так что Драко Малфой отказался отвечать, а затем время для этого отрезка памяти истекло.

* * *

В кабинете неподалёку от бывшей вотчины директрисы МакГонагалл сидел мальчик. Его слёзы высохли ещё несколько часов назад. Теперь он просто ждал, когда ему сообщат, что станет с ним, сиротой под опекой Хогвартса, чья жизнь и счастье оказались в руках врагов его семьи. Мальчику сказали сюда придти, и он пришёл, потому что ему больше ничего не оставалось, потому что больше идти ему было некуда. Винсент и Грегори покинули его, матери призвали их на спешные похороны отцов. Возможно, мальчику следовало поехать с ними, но он не смог себя заставить. Он бы не справился с ролью Малфоя. Пустота переполняла его настолько, что места не осталось даже для лжи.

Все мертвы.

Все мертвы. Всё с самого начала было напрасно.

В дверь кабинета постучали. После небольшой вежливой паузы дверь отворилась, и на пороге появилась директриса МакГонагалл, одетая примерно так же, как она одевалась в бытность профессором.

— Мистер Малфой? — окликнула его победивший враг его семьи. — Пожалуйста, пойдёмте со мной.

Драко вяло поднялся и вышел вместе с ней в коридор. За дверями он увидел ждущего Гарри Поттера, но его мозг отказался как-либо реагировать.

— Последнее, что я хотел тебе сообщить, — сказал Гарри Поттер. — Я обнаружил запечатанный пергамент, надпись на котором гласила, что внутри находится главное оружие против Дома Малфой. Надпись также утверждала, что мне не следует читать этот пергамент, пока итог всей войны не повиснет на волоске. Я не хотел говорить тебе, что я нашёл внутри, поскольку посчитал, что в таком случае твоё решение может оказаться предвзятым. Как ты думаешь, если хорошему человеку, который никогда не убивал и не лгал, пришлось сделать выбор между одним и другим, какой выбор был бы хуже?

Драко проигнорировал Гарри Поттера и ушёл вместе с директрисой МакГонагалл. Печально проводивший их взглядом Гарри остался позади.

Они зашли в прежний кабинет директрисы, где та взмахом палочки зажгла огонь в камине, произнесла в зелёное пламя: «Бюро путешествий Гринготтса», — и, строго посмотрев на Драко, шагнула в камин.

За неимением других вариантов Драко Малфой последовал за ней.

* * *

Она лежала в постели, чувствуя себя этим утром даже более вяло, чем обычно. Она проснулась слишком рано — солнце только взошло, впрочем, сейчас от прямых лучей дом защищали небоскрёбы. В висках слегка отдавалось похмелье, во рту пересохло. Она старалась не злоупотреблять выпивкой (хотя и не понимала почему), но вчера на неё нахлынуло… особенно сильное уныние — словно она потеряла что-то важное. Не в первый раз и не в сотый она подумала о переезде — в Аделаиду или в Перт, может быть, даже в Перт Амбой, если понадобится. Её неотступно преследовало ощущение, что она должна находиться не здесь, а где-то ещё. И хотя ей вполне хватало на жизнь денег, получаемых от страховой компании, шиковать она не могла. У неё не было средств, чтобы колесить по миру в поисках неизвестности, которой, как подсказывали ей чувства, она принадлежала. Она довольно много смотрела телевизор, брала напрокат видеофильмы о путешествиях, но никакое из мест, увиденных на экране, не казалось ей более «правильным», чем Сидней.

С тех пор, как она потеряла в ДТП свою память — не только память о погибшей семье, которая теперь для неё ничего не значила, но даже воспоминания о том, как пользоваться плитой, — она чувствовала себя замороженной, остановившейся во времени. Она подозревала, нет, она знала: чего бы ни ждало её сердце, какой бы ни было нужно повернуть ключ, чтобы заставить её жизнь снова двигаться, она это тоже потеряла из-за того лишившегося управления микроавтобуса. Почти каждое утро она думала, строила предположения, что же она потеряла, что же исчезло, совершенно исчезло из её жизни и её памяти.

В дверь позвонили.

Она застонала и повернула голову, чтобы посмотреть на экран электронного будильника, стоявшего рядом с кроватью. Часы показывали 6:31 утра. Кто-то совсем спятил? Ну что ж, в таком случае, пусть этот идиот подождёт, пока она, не торопясь, выберется из постели.

Пошатываясь, она встала, и, не обращая внимания на вновь зазвеневший звонок, нырнула в ванную и оделась.

Она проковыляла вниз по ступенькам, игнорируя в очередной раз возникшее чувство, что на звонки в дверь за неё должен отвечать кто-то другой.

— Кто там? — сказала она в закрытую дверь. В двери был глазок, но через него ничего не было видно.

— Это Нэнси Мэнсон? — послышался голос женщины, говорящей с чётким шотландским акцентом.

— Да, — осторожно ответила она.

— Эуноэ, — произнёс голос шотландки. Дверь пронзила вспышка света, Нэнси потрясённо отпрыгнула, но вспышка поразила её и…

Нэнси покачнулась и прижала руку ко лбу. Вспышки света, так просто проходящие сквозь дверь и попадающие в людей, — это… это было… это не было чем-то особенно удивительным…

— Не будете ли вы любезны открыть дверь? — попросила шотландка за дверью. — Война окончена, и ваши воспоминания в скором времени вернутся. Здесь кое-кому нужно вас увидеть.

Мои воспоминания…

Нэнси казалось, что её голова уже переполняется от запрятанного содержимого, которое принялся возвращать её мозг, но всё же она смогла протянуть руку и распахнуть дверь.

Перед ней стояла женщина, одетая как (совершенно нормальная) ведьма — в чёрной мантии и остроконечной шляпе…

… и мальчик с короткими белыми волосами, в тёмной мантии с зелёной оторочкой. Мальчик смотрел на неё, раскрыв рот. Его глаза расширились и начали заполняться слезами.

Мантия с зелёной оторочкой и белые волосы…

В её памяти шевельнулось что-то тёплое. Сердце забилось сильнее. Она осознала, что, возможно, предмет её десятилетних поисков стоит перед ней прямо сейчас. Где-то глубоко внутри, вокруг её сердца, трескался лёд. Часть её, которая так долго оставалась неподвижной, готовилась вырваться на свободу.

Мальчик смотрел на неё. Её губы беззвучно зашевелились.

В голове всплыло загадочное имя.

— Люциус? — прошептала она.





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.