Армия Запретного леса

Вторник, 27.09.2022, 21:38
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен продлен на 2022 год! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен продлен на 2022 год!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 2 из 10
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 9
  • 10
  • »
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Tempus Colligendi (ГП, РУ, ГГ, AU, Детектив, PG-13 + 65 глава от 05.02.2015)
Tempus Colligendi
SerjoДата: Понедельник, 16.04.2012, 10:35 | Сообщение # 1
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Название фанфика: Tempus Colligendi
Автор: Poxy_proxy
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Гарри Поттер, Рон Уизли, Гермиона Грейнджер
Тип: гет
Размер: макси
Статус: в процессе
Саммари: Главный Аврор Поттер умер, да здравствует студент Поттер! Если уж ты один раз сумел уйти от самого порога смерти - не удивляйся, что тебя сочтут большим специалистом в этом деле. Сама Смерть обращается с непростой задачей к потомку своих прежних контрагентов Певереллов - а тому предоставляется возможность снять с этого предложения свои собственные дивиденды.

Разрешение на выкладку получено




Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Четверг, 05.02.2015, 09:46
 
SerjoДата: Пятница, 20.04.2012, 14:13 | Сообщение # 31
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
А мне особенно понравился этот момент:
Quote (Serjo)
— Это очень глупо, — нахохлился Поттер.
— Не удивляйся этому – мы ведь говорим о Волдеморте, — Альбус только подмигнул.

biggrin



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg
 
LordДата: Пятница, 20.04.2012, 14:57 | Сообщение # 32
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2740
« 188 »
Serjo, да, этот тоже XDDD


"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
SerjoДата: Пятница, 20.04.2012, 23:42 | Сообщение # 33
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
В очередь!


— …Я не танцую!
— Нет, вы танцуете.
— Нет, я положительно не танцую!
— И все-таки вы решительно, неостановимо танцуете, мистер Поттер! Вы хотите опозорить школу?
— Ничего не знаю, чемпион от Хогвартса – Диггори.
— Значит, как на драконе скакать, так за Хогвартс, а как девушку на танец – так вы у нас байронический одиночка?
— Ну профессор, то дракон – а то девушка. Девушки не бронированы!
— Поттер, вы, кажется, решили, что у вас есть выбор. Так вот, иллюзии изучаются не на моих уроках!..
Урок трансфигурации близился к концу, а Гарри Поттер все еще взывал к гуманизму Минервы Макгонагалл. Это, конечно, был изначально дохлый номер, да и студенты уже откровенно грызли палочки, чтобы не смеяться в голос. Только Рон смотрел на Гарри со зримым сочувствием – даже Гермиона задумалась о чем-то явно постороннем. Тьфу ты, вот никакой поддержки в решительный момент!
Нет, вообще-то проблема не была такой острой, как в первый раз: танцевать Гарри умел. Не то чтобы как эксперт, но по просьбе Джинни пришлось научиться хотя бы для министерских раутов. Потом пришлось учиться еще и для вечеринок Уизли, потом – для встреч в Федерации Квиддича… В общем, Гарри при желании мог вписаться в быстрый хоровод бранля, не сбиться в вычурном менуэте и изобразить вполне неплохой рок-н-ролл; это всего лишь вопрос памяти и координации. Нет, все-таки жена – друг человека.
Препятствие заключалось в другом: как и в первый раз, Поттер не имел вообще никакого представления, кого бы ему пригласить. Из тех, кого он в этом времени более или менее знал, большинство были заняты – притом заняты симпатичными ему людьми. Разве что Луна… но, во-первых, они даже не знакомы, во-вторых, она, конечно, замечательный человек, но идти с ней на бал и одновременно продолжать отковывание имиджа… Нет. Давайте хотя бы не в этом году.
Кто еще? Сестренок Патил исключить – плавали, знаем. Панси Паркинсон? Смешно, но опасно, хотя девица все-таки вполне ничего, «мопс» — это порождение подросткового ригоризма; лет через десять она будет хороша. Приглашение на бал Флер сулило уйму здорового смеха им обоим, но противоречило протоколу.
Осталось покориться судьбе.
Судьба не замедлила явиться в массе, превышающей критическую. До бала оставалось три недели, но милые хогвартские девочки – которых внезапно оказалось так много – не собирались терять время зря.
Сперва Гарри просто нервничал, ловя на себе полный надежды взгляд Джинни. Ситуация приобретала нездоровый оттенок, но, благодаря старому доброму Невиллу, со временем устаканилась. Ах, Невилл, на тебя всегда можно положиться.
Потом Гарри начал чувствовать совсем другие взгляды в главном зале – старый оперативник легко определял их источник. Поттера рассматривала где-то половина четверокурсниц. Даже кое-кто из слизеринок. Даже Парвати Патил. В их глазах было ленивое ожидание. Пустое, конечно – прежний Гарри не умел понимать такие взгляды, да и кишки бы в кулак ни за что не собрал, новый же и собирать не собирался.
Со временем к диапазону вложенных в девичьи взоры чувств начало примешиваться откровенное оценивание – это подтянулись пятый и шестой курс. Как-то раз, под мантией возвращаясь с тренировки, он услышал милую блондиночку с Рейвенкло: «Поттер, конечно, трудная мишень, но вот если б его как следует подрессировать…». Гарри тогда от смеху едва не сгрыз локоть.
Потом девушки окончательно поняли, что они пострашнее дракона – и принялись приглашать его сами. Между прочим, с куда большей активностью, чем в первый раз. Сперва его пригласила кудрявая хаффлпаффка Викки Ричардсон… то есть, еще Олсен – ее будущего мужа Гарри немного знал, но саму ее что тогда, что сейчас впервые видел. Потом внезапно зачастили второкурсницы – чуть ли не в порядке живой очереди; он аккуратно отказывал им после обеда и не видел в том проблем.
Когда с ним изъявила желание пойти Лора Медли, будущая хозяйка всей авроратской отчетности и вообще боевая подруга, Гарри просто немного пошутил с ней, прикинувшись занятым, и расстался с ней на минорной ноте.
Когда его в темном коридорчике после Зельеварения остановила Дафна Гринграсс и, оглянувшись по сторонам, заявила примерно следующее: «Поттер, пошли со мной на бал. Танцевать я тебя научу, а ты еще и представь, как все обалдеют-то! Особенно Малфой с Панси! А? А?» — Гарри с улыбкой ответил ей, что все на балу обалдеют просто от самого факта ее присутствия, а он с детства был пуглив и боится внимания при такой-то партнерше.
Когда Гарри был почти без предисловий пойман своей Патрицией Стимсон, гриффиндоркой-пятикурсницей, он ушел в глухую оборону сразу же. Пэт ушла в полной уверенности, что Гарри охомутали в первый же вечер приглашений, а Гарри потом долго ходил, осуждающе покачивая головой. Пэт – очень милая, ладненькая девочка, выше самого Гарри, правда, да кого это когда останавливало? Проблема в том, что в две тысячи первом он, разругавшись с Джинни почти до отмены помолвки, провел с Патрицией трижды по сорок очень интересных минут в кабинете ее же начальника – Артура Уизли. Джинни он об этом никогда не рассказывал и не расскажет.
Когда ему с выражением бесконечного великодушия предложила руку шестикурсница Аспазия Хиггс, чистокровная сухощавая брюнетка и самопальная femmefatale всея Рейвенкло, он отказался с отчетливым испугом. Аспазия унесла сплетню, что слабоват Поттер на предмет девиц; Гарри же всю ночь видел ее во сне – значительно взрослее и одетую только лишь в рояльную струну вокруг горла. Он вообще не любил то свое дело.
Но когда его пригласила маленькая, миленькая Маргарет Дженкинс – в две тысячи седьмом году отравила мужа и двух детей-сквибов, но вместо Азкабана пошла на нулевой этаж Мунго – вот тогда Гарри начал скрываться.
Впрочем, кому надо – те нашли.

* * *


— Эй, Поттер!
Гарри вздрогнул, разворачиваясь через левое плечо и вынося руку к палочке, но быстро расслабился.
— А, здорово, Седрик.
— Все, наконец-то дождался, — хаффлпафец улыбался самым открытым образом. – Куда тебя вообще в такую рань носит?
— Тренируюсь и тебе тоже советую, — буркнул Гарри. – Надо-то чего?
— Ну, во-первых, еще раз спасибо за дракона. Должок вроде как все еще за мной, но…
— Да ладно тебе, — Гарри только отмахнулся, — не сильно-то я тебе и помог, надо было хоть про конъюнктивитус рассказать. Сам все равно не попользовался.
Седрик только плечами пожал.
— Ну, факт остается фактом. Бутон, как говорит профессор Спраут, назад не взвяжешь. Так вот, Гарри, я о другом. Скажи, — он помедлил, явно несколько смущаясь – будто делал то, к чему не привык, - ты с кем-то на Святочный бал уже договорился?
Солнечный свет озарил хаффлпаффского старосту, на лице его отражалась надежда, а коже чуть поблескивала. Гарри охватила паника.
— Пошел на хрен, Диггори! Я с тобой на бал не пойду!
Тот в ответ некуртуазно заржал.
— Иди ты сам туда же, Поттер, и шуточки свои туда же забери. Тьфу ты… сволочь ты, Гарри, — он обтер слез с глаз, — скотина, к ближнему нечуткая.
— Я гриффиндорец, мне положено, — огрызнулся Гарри. – Так чего спрашиваешь-то?
— Ну, в общем, я знаю, что это как-то странно звучит, но не мог бы ты… если ты, конечно, не против, ну и если ты еще никого не приглашал, и если никого еще не хочешь пригласить…
— Седрик, ну давай уже к делу, может? – Поттер только вздохнул. – Вы, хельгина паства, вечно, как до чего деликатного дойдет, делаетесь как Невилл. Ну, ты не знаешь…
— Нет уж, погоди, — запротестовал тот. – Так ты занят?
— Нет, — рявкнул Гарри, — меня пригласили уже двадцать семь раз, но я НЕ занят. Теперь-то ты расскажешь, наконец, в чем дело, барсук ты этакий?
— Полегче, — хмыкнул Седрик, — я бы на тебя посмотрел с такой-то вестью. В общем, я бы был тебе очень обязан, если бы ты пригласил на бал малышку Сьюз. Ну, Сьюзен Боунс.
— Опа, — Гарри только брови приподнял, — а чего так?
— Да долгая история, — Диггори развел руками. – Мой папа, ну ты его знаешь, учился с ее родителями на одном курсе, ну и саму Сьюз я знаю с детства. Не сестренка, конечно, но выросли, считай, вместе. И… короче, у нее небольшие проблемы.
— В плане? – Гарри оперся плечом о стенку, поглядывая на Седрика поверх очков.
— Да даже говорить неудобно, — Седрик нахмурился. – Понимаешь, наш факультет таким никогда не отличался, но девочки есть девочки. Есть некая… как это говорится…
— Неофициальная иерархия? – спросил Гарри. Седрик кивнул, — У нас на Гриффиндоре с этим пожестче, как видно. Ну и что у Сьюзи?
— Да никаких ужасов, просто меньше общения, чем ей нужно. Она хорошая, умная, воспитанная девочка, но, — он чуть наклонил голову, — чересчур застенчивая и от этого… не слишком популярная.
— И ты полагаешь, что если я появлюсь с ней на балу, это вызовет к ней… интерес? – проговорил Поттер. Седрик вновь кивнул.
— Понимаешь, я бы сам пригласил ее, но…
— Чоу?
— Так заметно?
— А то же, — Гарри еле удалось взять под контроль мерзость своей усмешки. – Не могу сказать, что я тебя не понимаю. Но тут другое – ты уверен, что ей нужен такой интерес?
— Я уверен, что она в этом уверена, — Седрик посмотрел на него с неким уважением, но остался на прежних позициях.
— Запросто. Приглашу ее в Зале сегодня, — Гарри хмыкнул, — так сказать, на глазах изумленной публики. Но тогда и с тебя кое-что…
— О! Слушай, ты разобрался с яйцом? – Седрик просиял.
— Да, погружаешь в воду, и…, — Гарри небрежно отмахнулся. – Проблема с тем, чтобы в чертовом декабре найти воду.
— Не проблема, — подмигнул Диггори. – Пароль в префектскую ванную – «свежая сосна», а поза русалки на лепнине рядом показывает, есть ли там кто.
— А вот это королевский подарок, — Гарри поаплодировал. Ах, немного интимности во всем этом интернате! – За драконов, считай, квиты, но есть еще одно.
— Ну? – теперь к стене привалился уже Седрик.
— Мне нужна еще одна девочка, Диггори.
— Куда тебе еще-то?
— Не мне, Рону. Моего доброго друга на моем фоне что-то не торопятся замечать. Посоветуй, а?
— Так-так, из незанятых… дай подумать… — хаффлпаффский староста явно перебирал девушек, большинство зачеркивая сразу – ибо заняты. – Поттер, ты б еще под Сочельник спросил! А впрочем… Рон – это рыжий такой?
— Ну да, рыжий, высокий, вечно со мной сидит…
— Ах, ну это не так трудно – я, кажется, спутал его с Лонгботтомом, — Седрик хохотнул, но Гарри его не поддержал. — С сентября он вроде бы даже прибавил – повытянулся, перестал нарываться на углы…
— Ну я ж тебе говорю – хорошая тренировочная программа никому не вредит, — Поттер выдохнул. – Хотя что там за три месяца…
— Но лучше, чем ничего, — не согласился спортивный Седрик. – Значит, так, если ты гарантируешь, что он не опозорится…
— Обижаешь!
— Предупреждаю. Так вот, зашли его к Ханне Эббот. Славная, веселая девчонка, вашего возраста, к тому же. Кстати, здорово готовит.
— Ну, на балу это не пригодится.
— Бал, Поттер, — Седрик наставительно поднял палец, — это кое для кого только начало.

* * *


— …В общем, объясняю диспозицию, о мой неторопливый друг! – Гарри стоял над креслом Рона в пустой гостиной – все, видим и вещал. – Я-то на бал все-таки иду…
— Да видел я, с кем ты идешь! – хмыкнул Рон. – Признайся – к Амелии подлизываешься?
— Ни разу, — такая постановка вопроса Гарри в голову не пришла. – Но если из Сьюзи вырастет что-то ее уровня – это будет интересно. Так вот, я иду на бал, ну и тебе незачем рассиживаться. Кого-то пригласил уже?
— Нет, — проскрипел Рон не смазанным колодезным воротом.
— А чего не Гермиону?
— А ты чего? – Рон уже совсем окрысился. – Ты что, издеваешься? Гермиону…
«Ну ладно» — пожал плечами внутренний Поттер.
— В общем, все уже схвачено. Ханну Эббот знаешь?
— Это с Хаффлпаффа? Блондинка? Такая, ну…, — Рон принялся делать в воздухе некие волнообразные жесты ладонями, слишком лестные, но в общем-то уже небезосновательные.
— Ага. И такая, и ну. Вот с ней-то ты и идешь на бал при соблюдении двух простых условий.
Рон чуть не подпрыгнул на кресле, однако вовремя затормозил себя о подлокотники.
— Излагай, командир.
— «Командир» — это подождет, — хмыкнул Гарри. – Первое – отдай мне тот ужас с кружавчиками, который называется парадной мантией. Я ее Добби снесу, он где-то тут все равно без дела шарится, носки вяжет.
— Эээ… зачем? – глаза у Рона понемногу становились как у рекомого Добби.
— Ему-то незачем, он уже свободный. А вот в твою пользу он кружева спорет, подол подрубит, талию обузит. Может, с плечами чего сделает. Он ж малфойский эльф, исхитрится. Но я бы на твоем месте подарил бы ему на рождество хорошие носки.
— Да я ему своих последних не пожалею, если он с мантией что-то сделает, — Рон возбужденно забарабанил по подлокотникам пальцами. – Видеть ее такую не могу! А что второе?
— А второе, друг мой, еще проще. Вместо тренировок я тебя, жердь непотребную, буду танцевать учить.
— З-зачем? – сомнамбулически проговорил Рон.
— Чтобы Ханну без стоп не оставить, — Гарри был почти ласков. – Успокойся, это не сложнее, чем уклоняться от Таранталлегры.
— Да это же почти то же, что ее поймать! – негодовал рыжий. – Гарри! Не надо!
— Надо, Ронни, надо! – сказал Гарри Поттер и теперь-то уж улыбнулся во всю свою мерзость.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Вторник, 27.11.2012, 13:58
 
ЭрастиДата: Суббота, 21.04.2012, 02:17 | Сообщение # 34
Друид жизни
Сообщений: 159
« 9 »
"Смертная" казнь Рональда начинается в следущей главе... ждем с нетерпением biggrin
 
ВардаДата: Понедельник, 23.04.2012, 16:41 | Сообщение # 35
Химера
Сообщений: 353
« 35 »
О да! Ждем с нетерпением))))


настоящее безумие-это когда голоса в голове с тобой не разговаривают,мотивируя это тем,что ты их все равно не слушаешь....
 
SerjoДата: Вторник, 24.04.2012, 22:41 | Сообщение # 36
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Пляски святого Витта


— …И-и-и, раз-два-три, раз-два, раз-два-три… — отсчитывал Гарри, покуда Рон пытался следовать за незвучащей музыкой по неровной земле. – Раз-два, Диффиндо в корпус… Раз-два, Бомбардо по касательной… раз-два-три, раз-два…
Надо отдать рыжему должное – он уже перестал топтаться по чужим ногам и в целом запомнил, что именно нужно делать, по крайней мере, для тех трех бальных комплексов, которые Гарри помнил по еще тому балу. Проблема была с «когда именно» — у Рона была отменная реакция и неплохое чувство пространства, но совершенно нулевое чувство ритма. Гарри вырабатывал его жестко, с травмами.
— Раз-два-три, раз-два, Фурункулюс поверху, так, поклонился и снова пошел… — нараспев произносил Гарри, помахивая палочкой.
— Злой ты, — отпыхивался Рон, не переставая переставлять ноги. – И недобрый. И откуда ты вообще все это знаешь? Неужели авроров этому учат? Ну и жизнь у них тогда…
— Не учат… два-три, но мой откуда-то умеет. Мама, видать, Диффиндо, заставила. Или жена. Я ведь даже, раз-два, раз-два, не в курсе, был ли он женат… Раз-два-три, раз-два. Эх, Ваддивази! Хорошо ушел… Передохнем.
Они уселись на сухую колоду. Могли бы – перекурили, но эта привычка появится у обоих только на третий год службы в аврорате – вместе с галлонами кофе.
— Ну, в общем-то, не волнуйся, — обратился к другу Поттер. – Ханна вроде как чистокровная, но носу не дерет. Как ты, в общем. Так что танцевать вы наверняка одинаково не умеете. А в нашем возрасте как?..
— …Кто ни разу тебя не уронил, тот и король бала? – хмыкнул Рон.
— Ага, именно, — глубокомысленно кивнул Гарри. – Ну а ели она лучше тебя умеет – так и того проще. Девочка быстро разберется и поведет сама. Тогда уж расслабься и получай удовольствие.
— Да ну, — покачал головой Рон, — как-то это некруто. Ну, в смысле, вроде как если девчонка тобой даже на танцах вертит. Что дальше-то тогда, начнет тебя жизни учить?
Гарри, прекрасно знавший семейную пару Уизли, заржал в голос.
— Усложняешь! Это как… ну, как с постелью – у девушки, ежели она опытней, поучиться совсем не грех. Потому что у кого еще?
— Пошел ты… Пушку блох вычесывать, — Рон ткнул Гарри под ребро. – Тебе-то об этом откуда знать? Что, опять воспоминания проснулись?
— Ну отчасти, — Гарри пожал плечами. – Так моему… тому, похоже, инструктор что-то объяснял, а выражение зацепилось.
— Слышь, — помялся Рон, — а ты об этом… ну об этом вообще ничего не помнишь? Ну, как там вообще? Парень-то, видимо, крутой был, раз уж аврор. С девчонками не обламывался.
— Да уж наверное, — вздохнул крутой парень Гарри. – Только вот эти куски мне оставить позабыли. Знаешь, кажется, у него все-таки была семья – жена, может быть, даже дети. А он мотался по местам, названия которых я и не выговорю, мок под дождями и жрал кофе зернами. И не мог даже дома как следует расслабиться – всласть поцеловаться с женой на кухне, поболтать с сыном про квиддич. Ждал, что вызовут – в любой момент.
Помолчали.
— Надо же, — Рон наконец выдохнул. – А я думал, может быть, пойти в авроры после школы. Вряд ли возьмут, конечно…
— Отчего ж не возьмут… — Гарри откинулся спиной на задранную к небу ветвь. – Зелья подтянем, остальное пока проходим. Я прикидывал.
— Что, тоже собирался?
— А куда я с таким багажом?
— А я куда без него? – мрачно проговорил Рон.
— И ты туда же. Без правильного второго номера оперативник долго не живет.

* * *


Предбальный рождественский день, кроме вскрытия подарков, отметил собой гордый Добби. После изучения двух пакетов, которые эльф принес с собой, Гарри с Роном торжественно подарили ему заранее перемешанные носки и долго хлопали домовика по тщедушному плечу. Домовики славно поработали над бальными мантиями, это уж факт.
Рон так вообще сходил с ума от счастья. Из чудовищной смеси женского платья, половой тряпки и полевого наряда Локхарта его мантия превратилась в сдержанную вещь строгого силуэта. Кружева исчезли, как дым; мантия серьезно сузилась, обхватывая долговязую фигуру парня, а полы потеряли чуть не половину длины. По сути, Рону предстояло выйти в свет в достаточно элегантном, хоть и старомодном, винного цвета сюртуке.
— Так-так, обожди-ка… — Гарри осмотрел его, потом быстро залез в чемодан. Найдя стопку карточек от шоколадных лягушек, он быстро стянул с нее резинку и кинул Рону. – На, убери волосы. Не, не, чуть ниже хвост. Во-от, поздравляю – ты в кои-то веки похож на чистокровного.
Рон, который в Хогвартсе из-за лени не стригся, и впрямь выглядел сильно побитой ржавчиной сокращенной версией Люциуса Малфоя. «Сойдет для сельской местности» — решил Гарри и полез в свой пакет.
Он, в общем-то, знал, что там обнаружит. Когда неделю назад они с Роном заявились к кухонным эльфам со своими мантиями, Гарри долго пытался втолковать Добби, чего он хочет от этой жизни. Дело продвигалось медленно, пока Винки, как всегда, пьянствовавшая у очага, не запустила в Добби бутылкой и не отобрала у Гарри мантию.
— Зря Гарри Поттер что-то просит у этого бесстыдника, — заявила она. – Винки повидала больше таких людей, чем сам Гарри Поттер – они часто гостили у хозяина. И, Винки замечает, уважали его! Так что дайте-ка заняться этим всем Винки, раз уж никто больше не понимает.
Честно сказать, Гарри несколько опасался исхода, тем более что денег на новую мантию пока что не было, но уж очень велик был энтузиазм потихоньку спивающейся домовихи. Теперь же он смотрел на темно-зеленое одеяние и довольно скалился.
— Винки работала одна целую неделю, Гарри Поттер, — пояснял Добби. – Когда Добби хотел помочь, Винки кинула в него ножницами. Но Винки ни разу не притронулась к сливочному пиву! Наверное, Добби благодарит умных волшебников, что придумали, как отвлечь Винки.
Гарри рассеяно кивал, облачаясь в парадное. А то, что он надевал, и впрямь напоминало парадную аврорскую мантию – только что иного цвета, без знаков различия и этих жутких аксельбантов, которые Поттер первым же приказом по ведомству отменил. Разумеется, это была жесточайшая и ничем не ограниченная наглость – но имеет право человек хотя бы на рождество немного поразвлечься?
— Позер ты, Поттер, — бросил Симус, прохаживающийся по гостиной в ожидании Лаванды. Но Гарри пререкаться с ним не стал – у них с Роном тоже была назначена встреча.

* * *


К половине восьмого они уже протолкались через заполненный вестибюль и теперь прохаживались у винных бочек под натюрмортом, вдыхая аромат жарящегося мяса с кухни. У эльфов все длилась горячая праздничная пора, и пытаться что-то утащить было бы не только незачем, но и опасно. Так что Рон просто непродуктивно нервничал, меряя шагами коридор, а Гарри, прислонившись к стене, насвистывал привязавшуюся еще утром маггловскую мелодию.
Крышка одной из бочек открылась, и в коридор выплыли две девицы, рыжая и блондинка. Сьюзен выбрала на сегодня глубокий черный цвет; платье она надела, возможно, даже чересчур консервативное – полностью закрытые плечи, юбка демонстративно строгого кроя; добавляли впечатления черные перчатки до локтей, так контрастирующие с бледной кожей – заметив веснушки, Гарри сладко улыбнулся.
Что же касается Ханны, она предпочла бледно-желтый и… пожалуй, несколько переборщила с декольте. Впрочем, кажется, тогда… сейчас… в это время так было модно – по крайней мере, еще в вестибюле Гарри замечал старшекурсниц в подобном же облачении. Рон явно пропустил вдох.
Девочки также осмотрели их. Сью сперва удивилась было – племянница заведующей всея магическим правоохранением, в форме она разбиралась – но потом, видимо, сочла комплементом лично себе и благосклонно улыбнулась. Ханна же не выглядела ни впечатленной, ни разочарованной.
— Сьюз, Ханна, — Гарри поклонился самым высокопарным манером, — вы прекрасно выглядите. Ну что, станцуем сегодня так, чтоб вейлы кадаркою подавились?
— Охотно, — улыбнулась Сьюзен, делая вполне уверенный книксен и подавая Гарри руку.
— Ну, — улыбнулась Ханна, — если честно, я не особо королева танца…
— Ох, да не верьте ей, — тут же вклинилась ее рыжая софакультетница, — наговаривает на себя.
— Ну, вообще-то, я тоже танцую не очень, так что, если захочешь повести… — сказал Рон и тут же неожиданно для девочек покраснел.
Они уже снова проходили сквозь вестибюль – перед Гарри люди иногда старались расступаться, но тут они почти врезались в слизеринский косячок. Поттер резко и с абсолютно индифферентным лицом прописал в лодыжку огромному Уоррингтону, заслонявшему проход Сьюзи – тот гневно завертел головой, но четверокурсника как угрозу не воспринял.
— О, Грегори, Винсент, с рождеством, — Гарри великосветски кивнул одиноким, но держащимся рядом Крэббу и Гойлу. – Кстати, прекрасно смотритесь вместе.
Рон и Ханна хмыкнули почти синхронно – и тут же одобрительно посмотрели друг на друга. Сьюзен опустила глаза – но явственно улыбнулась. Шику добавляло то, что сами Крэбб с Гойлом шутки не поняли.
— Драко, приветствую, — теперь Поттер говорил совершенно добросердечно. – Я так думаю, на балу будет… тихо. А как ты полагаешь?
— Совершенно не вижу достойной причины для шума, Поттер! – прошипел Малфой, покуда Сьюзен и Панси изучали друг друга. Нормальный вывод так и не был сделан – Драко утянул подружку подальше, а на лице Сьюз нарисовалась вполне удовлетворенная улыбка.
Так они шли, кивая товарищам. Лаванда, беспардонно взяв Симуса на буксир, фланировала по залу, явно в основном оценивая платья. Близняшки Патил с парой парней в цветах Рейвенкло помногу смеялись. Прошла Флер с совершенно зомбированным Дэвисом – что примечательно, Рон заметил ее далеко не сразу, а заметив, демонстративно отвернулся к нахмурившейся было спутнице.
Вошли дурмстранговцы – как всегда, ровным строем.
— О, Виктор, — улыбнулся Рон. После личного разговора враждебности к болгарину он все-таки не питал – да и был, похоже, уверен, что Гарри его так и так сделает. – А кто это с ним?
— Не разберу, — покачала головой Ханна. – Может, кто-то с Бобатона? Своих девиц они, кажется, не привозили.
— Ой, я, кажется, знаю, — проговорила было Ханна, но тут Минерва призвала к себе Чемпионов. Оставив приятеля веселиться, Гарри под ручку со Сьюз прошли вперед. Забавно, но, когда они остановились обменяться приветствиями с Седриком и Чжоу, юная мисс Боунс косилась на него с некоторой тревогой. Гарри, впрочем, был светск и сердечен – но не более того; Седрик в какой-то момент подмигнул ему и ухмыльнулся.
С Крамом же была…
— О, привет, Герми, — улыбнулся Гарри уже вместе со Сьюз. – Знаешь, что-то такое я и предполагал. А у тебя, Виктор, потроха явно из стали.
— А сомневался? – хмыкнул болгарин, поддерживая Гермиону под локоть.
— Поттер, ты и твои шуточки, — покачала головой Гермиона. – Сьюзен, предупреждаю – он может быть невыносим.
— Не сегодня, — заверил Гарри, занимая свое место в шеренге, торжественным шагом тянущейся к судейскому столу. Он даже не шел – шествовал, чуть замедленным строевым шагом, обнаруживая, что Виктор идет перед ним точно так же, а позади подхватывает ритм Седрик – только обалдевший Роджер выдавал контрапункт. Сьюзен шла рядом, выпрямив спину и высоко держа голову, на губах ее лежала умиротворенная улыбка.
Когда они подошли к столу, Перси отодвинул стул рядом с собой – но Сьюзен тут же потянула Гарри в сторону тетушки.
— Здравствуй, Сьюзи. Замечательно выглядишь, дорогая моя. О, мистер Поттер, — кивком поприветствовала она Гарри. – Рада, что вы составили компанию моей племяннице. Вы ведь не держите на меня зла за снятые очки?
— Ни в коей мере, мадам, — улыбнулся почтенной даме Поттер. – Я бы и должен был составить план получше… не такой рисковый. Но просто ничего не приходило в голову.
— Ах, такие бывают, — отозвалась она, — оперативнику все-таки нужен штабист. Скажите, юноша, куда вы хотите пойти после школы?
— Я, если честно, думал об аврорате… — Гарри замялся. – Получается, Скитер угадала. Правда, не знаю, пройду ли я.
— Знаете, что? — пристально посмотрела на него Амелия – и Сьюзен вдруг сжала его ладонь под столом. Предупреждение? – Если вы не устроите Скримджера – то я всегда буду ждать вас в Ударный отряд, – старшая Боунс нахмурилась, делая над собой немалое усилие. – Без экзаменов – если не потеряете формы.
Гарри был по-настоящему тронут. Ударный отряд – это, конечно, менее престижно, чем аврорат, да и любимых им магических поединков там не столь уж и много – но работа простого следователя ничуть не менее сложна и ответственна. Самому ему понадобилось двадцать лет, чтобы понять это.
Герми с Виктором уселись сразу после них, напротив Каркарова. Тот скорчил такую мину, будто кто-то дотянулся до него невербальным Круцио, но Виктор ответил на это всего только спокойной улыбкой – и одним-единственным тяжелым взглядом в глаза своему же директору. Нервы у парня точно с корабельные канаты толщиной. Гермиона прошептала:
— Гарри, а что Рон?
— А вон он, — Гарри отмахнулся в сторону одного из маленьких столиков совсем недалеко – рыжий и блондинка уже оживленно болтали, и Ханна улыбалась.
— Ну, значит, такова судьба, — усмехнулась Гермиона и развернулась к Виктору.
В общем-то, было весело. Сперва Крам рассказывал всякое о Дурмстранге – Гарри слушал с огромным интересом, чем-то эта школа его занимала; да и, как он знал, оттуда выходят отменные люди. Потом принялся травить байки о Хогвартсе Дамблдор, а потом внезапно вступила со случаями из судебной практики Амелия Боунс. Мадам отличалась некоей витиеватостью формулировок, поэтому за столом ее понимали в полной мере разве только четверо человек: Дамблдор, также член Визенгамота, варившаяся во всем этом с детства Сьюзан, не в меру эрудированная Гермиона и – Гарри, поставлявший Визенгамоту подсудимых долгие года. Перси понимал в гражданском процессе, но почти не соприкасался с уголовным, Каркаров соприкасался – но уж больно специфически; Флер на все это было просто плевать, а Роджер Дэвис вряд ли даже был осведомлен о наличие какой-либо из Боунс за столом.
Но ничто не длится вечно, даже по-настоящему большая отбивная. Народ высыпал из-за столов, немедленно уехавших к стенам, и на выколдованную сцену взошли «Вещие Сестрички».
Гарри, честно сказать, тогда не разделял увлечения этой группой – но за двадцать лет многое изменилось. «Сестрички», как он теперь понимал, резали вполне приемлемый фолк-рок образца так восьмидесятых годов; в двухтысячных же в магический мир пришел метал. Музыка, которую так любили его сыновья – и музыка, которую так и не смог полюбить он сам.
Нет, он даже радовался, когда Вагтейл и компания завели «This is the Night» — траурное начало и все более быстрый, цепляющий что-то в кишечнике вокал. Он подхватил Сьюз под локоть – и они вышли в завертевшийся центрифугой зал. Те, кто не умел танцевать, уходили к самой стенке, тех же, кто выдерживал ритм, выбрасывало к центру, как яичный желток в миксере. Ладонь его уверенно легла на талию покрасневшей – даже в полутьме зала это было видно – девочки, вторая мягко сжала ее нежные пальчики – и Гарри повел.
Он видел рядом с собой таких разных и так одинаково легких Альбуса Дамблдора и Олимпию Максим. Видел, как двигается, сбиваясь и опаздывая, Невилл, как в гордом одиночестве танцует Луна – и как вьется Флер вокруг еле успевающего Роджера. Видел, как размашисто, истово, чудом не расшвыривая соседей, пляшут Фред с Анджелиной – и как совсем рядом, смеясь им и друг другу, отплясывают Рон и Ханна. Рон отчетливо вел, каким-то образом уходя от мелькавших вокруг локтей и коленок и уводя от посторонних фигур свою партнершу – ох, какой он будет вратарь! А какой будет боец! И где-то рядом, ни на вздох не отпуская музыку, вел алую, счастливую Гермиону Виктор Крам, ловец милостию Мерлина.
Следом «Вещие сестрички» вбили что-то медленное и инструментальное. Пела волынка и низко, утробно стонали барабаны, гитары и виолончель мерились переливами, а Сьюзен танцевала, чуть прикрыв глаза. А потом музыканты швырнули в зал «Do the Hyppogriff!» — и снова всех, кто не обладал реакцией дуэльного бойца, швырнуло танцевальной круговертью к стенам. В центре, где Гарри, стряхивая челку, танцевал с раскрасневшейся Сьюзен, остались немногие – быстрые и ловкие чемпионы да парочка закаленных вечеринками семикурсников. Ртутной змейкой сверкала Флер, лунным серпом светилась Чжоу, розой цвела Гермиона и клочком ночи мягко шла Сьюз. В какой-то момент Гарри понял, что вокруг не столько танцуют, сколько хлопают.
Были и еще песни – но вскоре группа прервалась на краткий антракт, и Поттер бросил все и, усадив Сьюзи поболтать с Гермионой, вместе с Виктором ушел за напитками. На пути они встретили радостного Рона.
— Гарри, нет, ты представляешь! — сокрушительно жестикулировал он. – Она понимает мои шутки! И смеется над ними, чтоб я сдох, смеется. И играет в шахматы, а? Каково? Еще бы квиддичем ее как-то заинтересовать…
Гарри с Виктором переглянулись и заржали.
— Ну… это частый недостаток. Даже у самых девушек, — выдавил Виктор.
— Ну да, Рон, не все же сразу, — из последних сил поддержал его Поттер.
— Ну, и то правда, — пожал плечами Рон и, подхватив сразу кувшин лимонада, усвистел со скоростью метлы.
— Хм, — пожали плечами парни и прошли дальше. Шуганув недружелюбными взглядами пачку гриффиндорских шестикурсников – притом непонятно, кого те опасались больше – они довольно легко раздобыли апельсинового соку для дам, но тут Гарри кое-что заметил.
— Виктор, я догоню, — быстро отрапортовал он и, вручив Краму всю добытую жидкость, резким спуртом достиг «взрослого» столика, с красным вином. Его-то и оккупировали «Вещие сестрички», отдыхающие меж номерами.
— Приветствую, господа, — учтиво начал он, но те формального тона не поддержали. Виолончелист Грейвз, вчерашний студент, улыбнулся ему:
— О, Поттер, рок-н-ролльный герой без рок-н-ролла.
Гитарист Дьюк согласно добавил:
— Был я на том твоем выходе. Дракон, по ходу, сам первый крышей поехал. У меня мать и сестра квиддичистки, так они с твоего номера чуть пакеты от поп-корна не сожрали.
— Что, Гарри, решил жить быстро и умереть красиво? – хмыкнул басист Тремлетт. Ясно, подумал Гарри, еще один должок Рите за мной.
— Да вот, чую, так оно в конце концов и выйдет, — задумчиво проговорил он. – Народ, я просто хотел сказать вам спасибо за музыку…
— Да всегда рады, чего там, — пробасил огромный волынщик Гидеон Крамб.
— Так вот… но если вам понравилось то мое выступление, могу я кое о чем попросить?
— А, — лениво обернулся к нему Вагтейл, — хочешь что-то со старых альбомов? Запросто.
— Да нет, сэр, — ответил Гарри лидеру группы. – Я понимаю, что сейчас просто хамлю вам в глаза, но как у вас с маггловской музыкой? Старой, — он выделил это голосом, — маггловской музыкой.
Музыканты расхохотались. Дьюк очухался первым.
— Магглы, парень – наши учителя. Если бы не малыш Тремлетт, мы бы так и играли унылый фолк.
— В фолке нет ничего… — с расстановкой начал Крамб, но поименованный басист его перебил.
— Что хочешь-то? Старого рок-н-ролла мы знаем до тролля. Я ж магглорожденный, у моего бати рок-н-ролл заместо магии был.
Гарри улыбнулся. Он-то знал, что они знают – в двухтысячном группа выпустила целый альбом очень славных каверов, примиривший Гарри с их существованием.
— Чак Берри. Сперва «Johnny B. Goode», а потом, если можно, «You never can tell». Как вам?
Лицо Тремлетта изобразило райское блаженство.
— Бра-ат.
— Да ну, не поймут, — как-то без огонька возразил Вагтейл.
— Да и гоблин с ними, — подал голос ритм-гитарист Барбари, остальные только кивнули.

* * *


К концу антракта люди вышли уже вновь посвежевшими – даже Джинни более-менее размяла оттоптанные ноги. На сей раз «Сестрички» о чем-то долго совещались, перестраивали инструменты – но вот, наконец, к микрофону вышел Донаган Тремлетт с гитарой наперевес.
— А сейчас – кое-что старенькое! – сказал он было, но вдруг замер, подумал и добавил. – Ну, это считается стареньким там, откуда я пришел.
Банда рванула струны – и над залом повис липкий, энергичный гитарный перебор, который Гарри весь день не мог перестать насвистывать:

Он клал свою гитару в полотняный мешок
И шёл на перекрёсток двух железных дорог,
И там, среди деревьев, буйных трав и кустов
Лабал для машинистов ритм больших поездов,
А люди всё смотрели, как он чешет без нот,
И каждый говорил: «Вот это парень даёт!»*

Теперь они со Сьюз – как и Крам с Гермионой — танцевали куда уверенней, не боясь случайных прикосновений. Седрик с Чжоу, похоже, не волновались ни о чем таком уже давно. Рок-н-ролл понемногу катился к стенам, тут и там магглорожденные ученики, заставшие «Назад в будущее», вдруг улыбались и тянули партнеров ближе в круг.
Но вот песня подошла к концу – и сменилась мягкой, веселой мелодией, под которую хотелось откинуться на спинку и выцедить виски. Или станцевать твист.
Но еще до того в том самом сакраментальном центре, оккупированном чемпионами, успело много чего произойти. Сперва подошел решительный Рон и радостно и совершенно уверенно улыбающаяся Ханна: Рон попросил у Гермионы следующий танец, она глянула на Виктора – и согласилась.
Гарри, шепнув Сьюзи на ухо пару слов, отошел – увидев, как юной Боунс подает руку Виктор – и поймал за рукав Роджера.
— Так, Дэвис, вы не возражаете, если я станцую с вашей дамой.
— Я… вообще-то… абсолютно…
— Он не возrажает, — расхохоталась Флер и подала Гарри руку. – А ты – rешительный garcon, Арри. Есть вообще что-то, чего ты не рискнешь сделать?
— Дай подумать, — хмыкнул тот, — может, за весь вечер так и НЕ пригласить тебя на танец?
— Да, я бы не пrостила.
Дэвисом тут же завладела Чжоу, пытаясь хоть как-то восстановить рассудок своего капитана, а Ханне составил пару Седрик. Группа уже начинала:
На подростковую свадьбу приперлись все, кто хотел.
Было видно, что Пьер влюблен в свою мадемуазель.
И колокольный звон еще долго к небесам летел.
«C’est la vie» — говорили, — «Посмотрим, как пойдет у детей!»**
Но, похоже, группу растаращило не на шутку, потому что следующим номером пошел некий неизвестный Гарри роковый боевик. Далеко не сразу он опознал в этой песне, где клавишные заменили волынка и лютня, «Eye of the Tiger», который когда-то звучал в аврорском спортзале вместе с прочими полными превозмогания песнями.
— Под это не танцуют, — шепнул он, обнял вернувшуюся к нему Сьюз за плечи и зажег Люмос на поднятой к потолку палочке. Первым его примеру последовал Рон, потом – Седрик и Виктор, потом – все остальные. Высокий голос Майрона Вагтейла пел о желтых глазах в ночи и тяжелом бою за все, о чем ты мечтаешь.
И закончился вечер все-таки собственной песней «Сестричек». Было уже темно, погасли уже почти все огни, ушли неизвестно куда судьи, растворился во тьме плесневелый Филч – и «Вещие сестрички» затянули медленную, нежную «Magic Works» — то единственное, что могло завершить этот вечер. Кто знает, сколько слов все-таки, после долгих лет сомнений, были сказаны сегодня жарким шепотом?
…Гарри и Сьюзен танцевали почти расслабленно, рыжая голова девочки лежала у Гарри на плече – благо рост позволял – и его пока что не тянуло возражать.
Есть моменты, которые должны остаться.

_______________________________________
*Перевод А. Караковского.
**Перевод мой (автора), на коленке.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Вторник, 27.11.2012, 13:58
 
ZAKДата: Среда, 25.04.2012, 09:38 | Сообщение # 37
Посвященный
Сообщений: 53
« 4 »
Спасибо за главу. Оперативно автор пишет.
 
ErutanДата: Среда, 25.04.2012, 12:41 | Сообщение # 38
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
спасибо автору за замечательное произведение smile
ZAK, видать муза хорошая и постоянно помогает с благожелательным написанием продолжения happy
 
ЭрастиДата: Четверг, 26.04.2012, 01:10 | Сообщение # 39
Друид жизни
Сообщений: 159
« 9 »
happy ммм прода....
 
SerjoДата: Суббота, 28.04.2012, 04:01 | Сообщение # 40
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Непрошеные курсы.


После эпического бала наступило скорое отрезвление – сложный узел Гермионы рассыпался в гриву; Рон вновь утратил всякий лоск; Гарри снова оделся в черную мантию с алой оторочкой, по утрам косил деревья, а потом перемещался по коридорам мрачным, не выспавшимся привидением.
Кое-какие следы, однако, остались. Гермиона с Виктором теперь неизменно занимали в библиотеке один стол; Гарри, на правах чемпиона получив доступ в Запретную секцию, часто видел их там, болтающими о чем-то тихо-тихо. Поттер не прислушивался, но чем-то они поднимали ему настроение.
То же, впрочем, можно было сказать и о Роне с Ханной. Гарри знал юного Уизли тридцать лет – и сделал на его счет некие выводы. Бывают люди, которые в неволе не размножаются – как тот же Чарли Уизли; так вот Рон – нечто обратное. Романтика была ему скучна, неинтересна и непонятна. Именно поэтому они так и не сошлись с Лавандой – «слишком много мимими», как по схожему поводу сказала Лили Луна.
Но одновременно, в отличие от своего батюшки, он не слишком восторженно воспринимает контроль. У Рона, каким Гарри его знал, стремление к очагу в итоге победило комплексы, но при доминантной Гермионе он все-таки временами сох да в работу закапывался.
Гарри испытывал почти стыдный интерес на их счет. Нет, он запретил себе сравнивать Ханну с Гермионой, но Лаванду хаффлпаффка обыгрывала по всем статьям. Самый громкий звонок Гарри поймал, когда они с Роном обсуждали письма. Гарри-то писал Сириусу, как всегда, предельно подробно, да еще кое-кому, а вот хороший мальчик Рон – маме. «…Так, ну про бал написал», — говорил рыжий, — «Учеба – рано. А вот еще Ханна просила у мамы пару рецептов…». Гарри просто ощутил, как Вселенную ломают через колено. Ладно, у событий еще два с половиной года, чтобы нормализоваться.
Не сказать, чтобы события были с ним согласны: как-то раз он присел – подальше от Герми – почитать в библиотеке на предмет восстаний гоблинов, чтобы представлять, с кем имеет дело. За спиной почти сразу возникла Сьюз, присела, как будто так и надо, проглядела открытую страницу – и захлопнула книжку.
— Муть и официоз. Только по учебе читать и можно, — она говорила тихо, но глаза сверкали, — а ты ведь опять задумал какую-то авантюру.
— Можно так сказать, — Гарри кивнул, — но о подробностях не спрашивай.
— О, это не мое дело, — теперь она глаза отвела. – Просто скажи, что тебе нужно, чтобы я и дальше видела тебя одним куском, — пауза. – Так приятнее.
— Да ничего серьезного, — Поттер решил, что хуже не будет, — Гоблинский этикет. Ну знаешь, все эти примочки – если у французов есть, так и у гоблинов должны быть.
— Есть такое, — Сьюзи призадумалась. – У нас гоблиноведение не читают уже триста лет, но книжки… книжки такие остались. Далеко, но да, найти можно.
— Сьюз, у меня есть доступ в Запретку… — начал было Поттер, чем поверг девушку в восторг.
— Гарри, я с тобой дружу! – просияла она. – То, что тебе нужно, не запрещено, просто в запасниках… но с тебя – свидание в Секции. М?
Бедолагу Поттера таскали по библиотеке еще где-то час – притом Сьюзи не столько совала ему книжки, сколько рассказывала. Воистину, думал Гарри, каждый из нас скрывает те еще чуланы талантов. Сьюзи оказалась неожиданно подкованной – вот только, в отличие от Гермионы, показать знания ей было негде: магическое право в школе не преподавали, Бинс же отродясь… эээ… отумерев никого ни о чем не спрашивал.
Подумав потом у камина, Гарри понял, что с реальностью все нормально, просто он дурак. В отличие от Гермионы, прирожденного практика, знавшей везде понемногу, Сьюз после школы, похоже, вдалась в академическую работу. Да, скотина Бинс продолжал поганить собой школу, но ведь кто-то, вместо умершей Батильды, должен и учебники писать. Книжки под фамилией Боунс Гарри покупал детям не раз и не два.
В ней что-то было. Он никак не мог понять, что с того ему, но в следующий раз, зайдя в библиотеку, нашел рыжую Сьюз сам.

* * *


Однако все требует компенсации. Внезапный Добби как-то раз принес весточку от директора, желавшего студента Поттера поскорее наблюдать. Сразу же после ужина Гарри с тяжелым сердцем поднялся по винтовой лестнице.
Дамблдор посмотрел на него каким-то извиняющимся взглядом. Обычно подобное выражение он приберегал для конца года и больничного крыла, так что Гарри обеспокоился не на шутку.
— Здравствуй, Гарри, — кивнул старый маг. – Вот что, для начала съешь леденец.
— Извините, не хочется, — Гарри посмотрел в тарелочку с глубоким недоверием.
— Нет уж, все-таки съешь. Профессор Люпин дал бы шоколадку, но извини – не держу; а разговор пойдет неприятный.
Гарри с хрустом раскусил зеленую конфету. Лайм. Отчетливо захотелось текилы – да кто ж ему продаст?
— Гарри, видишь ли, я часто думаю о твоих снах, — начал Альбус. – Знаешь, это в чем-то даже новая для меня проблема – жаль только, нет времени для научной статьи.
— О, если вам хочется, я-то могу поработать подопытным кроликом, — Гарри пытался по-подростковому хорохорится. – Волдеморт не согласится, правда.
— Том – занятная теоретическая проблема сам по себе, — покачал головой Дамблдор. – Я с самого твоего первого курса, уверившись, что он еще с нами, трачу много времени на ее разгадку, и… есть две новости, Гарри. Хорошая и плохая.
— Я думаю, я перенесу обе, — Поттер ощутимо подобрался, сжал по привычке подлокотники. Ну же, Альбус, ну же! Ты же гораздо умнее меня!
— Первая – я, кажется, нашел нужную рабочую гипотезу. В теории, — Альбус поправил очки, Поттер же не двинул и бровью, застыв в напряжении. – Вторая же состоит в том, что, если моя гипотеза верна, у нас у всех большие проблемы. Притом, в самом худшем случае, прежде всего у тебя.
Отлично. Дамблдор догадался. Возможно, кризис удастся свернуть с меньшими потерями… вот только какие проблемы породит уже этот вариант? Гарри бессильно обмяк в кресле, предоставив проблемы самим себе.
— Делать-то мне чего, директор?
— А вот за этим я тебя и пригласил. Гарри, хотелось бы мне дать тебе подробные пояснения, чтобы ты проникся серьезностью ситуации, но пока что мне самому не хватает нескольких компонентов – и найти их непросто. Так что просто скажи, — пронзительно-голубые глаза сверкнули за полумесяцами очков, — ты мне веришь?
Поттер некоторое время подумал.
— Да, пожалуй.
— В таком случае отнесись к ситуации серьезно. Дело в том, что, если моя теория верна, для твоей же безопасности ты должен овладеть окклюменцией.
«Ах черт», — подумал Поттер, а вслух сказал:
— А что это?
— Искусство защиты разума, Гарри, — Дамблдор перевел дух. – И преподавать его будет тебе профессор Снейп. Вот прямо с нового семестра и начнет, в качестве консультации Чемпиону, не прошедшему столько учебной программы, сколько остальные.
Вопль Поттера был громким, но кратким:
— Дожились!

* * *


Пока что, однако, Снейп маячил темным призраком где-то далеко. Школа отдыхала, а Гарри – работал, и далеко не только над домашними заданиями. В частности, перед самыми занятиями он сумел-таки выйти в Хогсмид незаметно от друзей. Рон с Гермионой мирно кушали у Розмерты сладкую праздничную выпечку и жалели Гарри, оставшегося разбираться с яйцом. Сам же Поттер, накинув мантию, как раз проходил мимо их столика.
Только полный школьник, мелкий жулик или Альбус Дамблдор будет назначать встречи в «Кабаньей голове». Говорят, что там ни о чем не спрашивают – это верно, но вот прислушиваются там ко всему; в конце концов, эти люди знают, кому сбыть информацию. Один раз Гарри на этом погорел, когда Уиддершинз, мелкий мошенник, сдал Амбридж Дамблдорову Армию, и больше не хотел.
Поэтому-то его ждали в «Трех метлах», в конце извилистой тропки меж официанток, гоблинов и семикурсников, в конце крутой лестницы и чистенького коридора. Он толкнул открытую дверь – и торопливо закрыл ее за собой.
— Ну здравствуй, Гарри, — позвали его низким, глубоким голосом. Не оборачиваясь, Гарри аккуратно свернул мантию, спрятал ее за пазуху – и лишь тогда предстал перед визави.
Рита Скитер, в ярко-желтой мантии и вечных своих блестящих очках, сидела в кресле спиной к окну, и вдумчиво курила крохотную сигаретку.
— Ах, здравствуйте, — Гарри придвинул ногой низкую табуретку от кровати. Перечисленными тремя предметами и тумбочкой мебель в комнате ограничивалась, но кровать впечатляла. – Ну как, порылись в документах?
— О да, — журналистка улыбнулась самым сладким образом. – Там было настолько интересно, что я пропустила этот ваш бал. А правда, что ты вывел в свет племянницу Боунс?
— Это правда, — кивнул ей Гарри.
— А правда, что она…
— А вот это неправда, — засмеялся он. – К делу, Рита! Вы ведь поняли, что я вам подарил?
— Гарри, не обижай профессионала, — колечко дыма к потолку, легкое и серебряное. – Разумеется, я раскопала Каркарова. Азкабан, северная сторона…
— Ага, — хмыкнул Поттер, — в дружный коллектив Упивающихся. Именно так.
— Информированный ты наш, — черкнула сигареткой в воздухе Рита. – Ну, в общем, все как у каких-нибудь Лестрейнджей – то есть, отпереться Империо нашему гостю не удалось. Но потом – он выходит, и не следа. Что бы это могло быть?
— Да там все просто, я вам это сейчас и выдам, если интересно, — Гарри хрустнул суставами. Его ноздри тревожно втянули воздух – впервые захотелось курить. Кроме табака, пришли и духи – как тогда, в кладовке. Он сморгнул. – В общем, так и было – Игорь Каркаров состоял в Упивающихся. Не Ближний круг, но многих видел. Возможно, занимался международным сотрудничеством.
— И его, как я вижу, взяли безо всяких… и даже успели отправить в Азкабан, — Рита неосознанно облизнула губы. – И что же случилось потом, Гарри?
— О, он просто сдал всех, кого знал, — фыркнул Поттер. – Протокола процесса у меня нет, омут памяти тоже вот сейчас не выложу, — они улыбнулись друг другу, — но я точно знаю, что он сдал Руквуда и Крауча.
— Крауча? – Рита аж встрепенулась.
— Младшего, Рита, младшего, — сделал успокаивающий жест Гарри. – Он уже и так сидел. Но Руквуд как раз был тот еще приз.
— И твой источник?... – прищурилась журналистка.
— Сириус Блэк. В основном.
Глаза Риты за стеклами очков расширились. Она глубоко, очень глубоко вдохнула – и только через секунду заговорила.
— Подожди-ка… откуда? Ты можешь об этом сказать, Гарри?
Она подалась вперед, наклоняясь к нему. Кажется, и в ее глазах можно было увидеть пляшущую искру.
— Мой дорогой крестный Сириус Блэк, мисс Скитер, не виноват вообще ни в чем, кроме борзости неумеренной, — Гарри, напротив, откинулся на спинку. — Пока что мы не можем этого доказать в полной мере, но… все изменится.
— Ага, — на полные губы Риты вернулась ухмылка, — вот зачем ты меня прикармливаешь. Не так ли?
— Не совсем, — Гарри потер ногти о лацкан мантии. – Но и поэтому тоже. Сейчас не время об этом говорить, но как только процесс пойдет…
— …То эксклюзивные права на интервью с ним Блэк отдаст мне, — Решительно проговорила Рита, резким тычком гася сигарету в пепельнице.
— Ну, это уж вам с ним договариваться надо, — Гарри наблюдал, как она достает новую сигаретку, глядя то на никотиновую палочку, то на пальцы с жутким розовым маникюром. – Но я поспособствую.
— И все-таки, маленькое чудовище, в чем твой план? — Рита наконец зажгла сигарету, протянула пачку Гарри – и резко отвела ее. Гарри мог бы подумать, насколько она не воспринимает его ребенком, но был занят тем, что ругал себя: он успел весьма отчетливо потянуться к пачке.
— О, этого вам знать почти что необязательно, — он раздраженно сцепил пальцы в замок перед лицом. – Но что вы скажете, если летом – в июле, видимо – вам представится возможность получить одной себе самый жуткий скандал за весь срок Фаджа?
— Я скажу…, — Скитер вновь задумчиво выпустила колечко, — я скажу, что, скорее всего, умру в нищете и куда раньше, чем надо бы.
Гарри поморщился.
— Рита, вы журналистка или Серая Дама? Вы правда считаете, что Фадж, этот скорбный жаб, наберется смелости для чего-то, ммм, карающего? И кроме того… разве жук летал бы, если бы боялся паутины?
Рита почти подпрыгнула в кресле. Ее щеки чуть побледнели, как-то особенно ярко прорисовались красные губы.
— О чем… нет, погоди. Ты полагаешь, что мне даже Фадж сойдет с рук?
— Глупый вопрос, — теперь уже вперед наклонился Гарри. – Ни один политик его склада никогда не сделает ничего, в чем его могут заподозрить. Так что чем больше шуму…
— …Тем лучше прикрытие. А ты молодец. Вот только как насчет работы?
— Вы без нее не останетесь, — Гарри встал, раскатывая мантию. – Никогда. Не одному Министерству нужна пресса.
Он повернулся к двери, накинул мантию-невидимку на плечи – а капюшон надели на него ловкие женские пальцы. Рита прошептала ему на ухо:
— Что ты, к Мерлину, такое, Поттер? Не притворяйся простым четырнадцатилетним мальчиком, хорошо? Я чувствую ложь, как бы банально это не звучало.
— Я – камень, брошенный в пруд, Рита, — усмехнулся Гарри, вспоминая фразу из еще не вышедшей валлийской листовки, — и мне нужен кто-нибудь зарисовать круги на воде. Вы в деле?
— «Ты». Да, Поттер, я в деле.

* * *


Сказать по чести, Гарри немного нервничал, открывая «Ежедневный пророк» в первый день нового семестра. Нет, ей, конечно, и так есть чем заняться, но вдруг не выдержит?
Полувеликан все ж таки был Гарри симпатичен – он не был таким уж хорошим преподавателем для большинства, но меньшую часть студентов снабжал железными нервами и отучал удивляться. Да и ни к чему, ни к чему сейчас критика команды Дамблдора – ни с какой стороны. С этими людьми еще делать большую политику… может быть, не со всеми, но делать.
Но нет, все было нормально – сенсация в номере была, но к Хагриду не имела никакого отношения. А вот к кому имела – было видно по повядшим дурмстрангским студентам в коридорах.
«…Сомнительным поводом для британской гордости может послужить тот факт, что лица, которых мы у себя держим в тюрьме, за границей достигают известных степеней. Игорь Каркаров, разумеется, пришелся ко двору в Дурмстранге с его углубленными теоретическими изысканиями в Темных Искусствах – в конце концов, должен же в школе быть практик?..»
«…По-новому приходится взглянуть на выставленные им британским чемпионам оценки. Конечно же, ведь тот же Гарри Поттер еще в детстве поставил жирный крест на надеждах господина Каркарова принять деятельное участие в наших с вами судьбах…»
«…И теперь мы должны спросить себя – кто из нас действительно уверен в безошибочности Визенгамота? Именно от этого, граждане маги, зависит, ходит ли рядом с нашими детьми респектабельный ученый, в молодости сделавший ошибку, или же хитрый, изворотливый адепт Темных Искусств, готовый пожертвовать своими учениками так же, как жертвовал товарищами?...»
— Ну знаешь, все-таки этой фифе не откажешь в уме! – Гермиона прочла статью еще утром и теперь с удовольствием разглагольствовала. – Выбрала самую безопасную мишень. Во-первых, за клевету ее не привлечешь – не один же Сириус может подтвердить! Во-вторых, болгары не подадут протеста…
— Да ну? – поднял брови Рон. – Не прикроют своего?
— Ну, начнем с того, что директора школ вообще не больно ладят с правительствами…
— Да уж нам ли не знать, — буркнул Гарри.
— Вот-вот, — тряхнула волосами Гермиона. – А еще нужно учесть, что Каркаров вообще не пользуется популярностью. Мы с Виктором уже поговорили об этом после завтрака, так он сказал, что всегда подозревал что-то такое. Очень уж он не любит темных магов…
— О, наш человек! – заржал Уизли. – Народ, если это и правда он организовал всю эту кутерьму с чемпионством Гарри, то теперь уж явно забегает. Тут-то мы его и…
— Мелковаты мы для «и…», — остудил друга Гарри. – Зато если он с этой газеты поутихнет – лично мне будет проще выжить.
— И то правда, — кивнул Рон и задумчиво распечатал шоколадную лягушку.

* * *


Вот чем и хороши подземелья – там прохладно, там темно. Вот в таких-то местах, если по-хорошему, и надо бы употреблять алкоголь. Одно время Гарри подозревал, что Снейп – личность сильно пьющая: недосып, раздражительность, нездоровый цвет лица. Потом, узнав о его основной профессии, эту гипотезу Гарри оставил. Шпиону, даже бывшему, такого не прощают.
Так что, изгнав посторонние мысли, Гарри постучал, тут же вошел и, наградив алчным взглядом шкаф с ингредиентами, повернулся к профессору.
— Студент Поттер для курса окклюменции прибыл, сэр.
Его лицо было более деревянным, чем целый мебельный склад. Снейпа, однако, это обмануло.
— Поттер, не паясничайте, — совершенно спокойным тоном велел он. – Время у нас ограниченно, а учиться вам всегда было нелегко. Так что давайте приступим. Известно ли вам – мало ли? — что такое окклюменция?
— Окклюменция, профессор Снейп, есть искусство защиты разума от проникновения и воздействия. У меня была неделя на подготовку и доступ в Запретную секцию, сэр, — Гарри вдохнул, выдохнул и ожидающе посмотрел на Северуса.
Тот тоже перевел дыхание, явно мысленно вырезая из речи большой и едкий фрагмент, после чего продолжил:
— Предлагаю сэкономить ваше и мое время – все ваши вопросы вроде «зачем это мне?», «а что, это вроде как мысли читать?» и «в чем смысл жизни?» рекомендую задать сразу. Есть вопросы, Поттер?
— Нет, сэр.
Снейп снова досадливо поморщился, теперь уже он говорил почти что с грустью:
— Да уж куда вам. Ладно, задача у нас простая: я пытаюсь пробиться в ваш разум и узнать, о какой именно бессмысленной вещи вы мечтаете. Вы, со своей стороны, пытаетесь мне помешать. Доступно?
— Как именно я имею право противодействовать? – осведомился Гарри.
— Как угодно, как угодно, — отмахнулся Снейп, уже начиная возиться с Омутом. – Так… так… Готовы? Палочку к бою.
Гарри отсалютовал, заставив профессора вновь поморщиться.
— Не можете без позы, Поттер. Фамильное, что ли… Ладно. Легилименс!
— Протего!
Из верхней точки дуэльного салюта Палочка мягко пошла вниз. Старый боевик не успел всего лишь миг – но не успел. Заклинание отразилось от щита, уйдя куда-то вверх.
— Как-то так, сэр?
Снейп смотрел на Гарри уничтожающе – но быстро успокоился.
— Можно и так. Но ваш случай, увы, так не лечится. На сей раз дайте мне войти – а потом попробуйте прикрыть, что сможете.
— Да, сэр, — Гарри уже начал утомлять этот только-только начавшийся аттракцион. Весь вопрос был в том, будет ли Снейп, с его болезненной, битой – и заслуженно – гордостью докладывать Дамблдору об увиденном?
— Легилименс!
Ну что же, профессор. Добро пожаловать в тот маленький, забитый фальшивыми воспоминаниями уголок головы Гарри Джеймса Поттера, который он вам выделил. Вы ведь знаете, что дрянных гостей селят в дрянных апартаментах?
Ему пять лет. Он лижет маленький кислый леденец. Да, где-то вдали смеются дети, с перезвоном бубенцов крутятся карусели, жрет сахарную вату Дадли, но для вас, профессор Снейп, есть только кислый леденец. Ах, ну, может быть, еще и пьяный клоун на заднем плане. Щелк!
Ему семь. Он идет из школы по лужам. Лужи глубокие даже на тротуаре. Дом Дурслей виден рядом, до него совсем недолго, но почему-то он не становится ближе, и Гарри все идет по лужам… точнее, по одной и той же луже не менее двадцати раз. Щ-щелк!
Ему десять. Он едет на автобусе в Бат. Автобус прокален, как жестяной гриль, стекло обжигает, а чуть выше, чем можно достать рукой, бьется толстая, пушистая муха. Бьется. Бьется. Бьется. Щелк.
Ему двенадцать. Профессор Бинс ведет лекцию, рядом сыто храпит Рон. Класс гудит как-то замучено, как разряжающаяся батарея. Бинс произносит тягучим голосом странную фразу: «…помимо того, что примат новых магических принципов над древними принципами магии коренным образом меняет восприятие древней и новой магии, мы видим, что древняя и новая магия в своей дихотомии бросают тень на новую магию как процесс и древнюю магию как исторический феномен, в свою очередь, имеющий значение и в новой магической теории, позволяющей закрыть лакуны в существовавшей до новой магической теории древней магической теории, послужившей базисом выявления древних принципов магии, которые, однако, дополняются и местами опровергаются новыми магическими принципами, а помимо того, что примат новых магических принципов над древними принципами магии…». Щелк.
Ему пять лет. Он лижет маленький кислый леденец. Щелк!
— Ну как вам, профессор?
Снейп обтер с лица крупный пот. Капли уже оставили дорожки на его щеках, и Северус торопливо полез в карман за носовым платком. Гарри протянул ему свой.
— Дамблдор знает? – прохрипел Снейп.
— Не думаю, что это необходимо, — Гарри покачал головой. – Профессор, поймите, я не испытываю тяги к нарушению правил – видимо, в маму пошел. Но мне кажется, что со мной могут играть совсем не в ту игру, правила к которой у меня есть. Знаете это ощущение?
— Ощущение? – скепсисом Северуса можно было дробить лед, но он все еще слишком обалдел. Гарри глянул ему в глаза – зрачки у бедолаги сжались в точку.
— Ну да. Когда ты чувствуешь себя, — Гарри щелкнул пальцем, — не пиком, конечно, на карте мирового интеллекта, но пригорочком. И мне известно, что вы, лучший ученый-прикладник вашего поколения, знаете, что в школе это – совсем не подарок.
— Лучший ученый? Не пытайтесь ко мне подлизаться, Поттер, — мгновенный испуг сменяется липким презрением. – Если вы в чем и хороши, то в квиддиче.
— Квиддич, — Гарри очень похоже повторил гримасу Снейпа. – Скажете тоже. Хотите, я уйду из команды прямо завтра? Мог бы раньше, но игры на этот год все равно отменили.
— Мне-то какая печаль? – Снейп был удивлен, весьма удивлен. Шаблон малолетнего хулигана-спортсменчика дал трещину.
— У меня будет три года свободного времени. И я хотел бы подтянуть зелья – в компании человека, который изобрел Синее Кроветворное, опубликовал статью о дезинфекции ацеласом в полевых условиях и когда-нибудь, надеюсь, соберет свои соображения по экстремальной медицине в книжку!
Гарри сглотнул. Наработки Снейпа и впрямь включили в курс Академии Аврората – вот только сам Снейп этого уже не увидел. И стоит перепутать дату, забежать вперед…
— Однако, — теперь Северус уже просто усмехался – его вечный сарказм был направлен просто на все окружающее, не на Гарри лично. – Не верю, Поттер, что вы читаете научные журналы.
— У меня специфические интересы, профессор, — Гарри улыбнулся. – Но специфические не значит узкие.
— Ну что же… для Дамблдора – вы учитесь у меня окклюменции. Для всех – я над вами издеваюсь, — Снейп протянул Гарри руку. Грязные ногти, засаленные манжеты… Гарри крепко пожал ее. – Может, вы и впрямь не так удались в Поттера, и из вас можно сделать человека.
Пауза, прищур.
— И – да, таким образом я оскорбляю вашего отца.
— Предпочту думать, — почти по-змеиному прошипел Поттер, — что таким образом вы хвалите мою мать.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Вторник, 27.11.2012, 13:56
 
Al123potДата: Суббота, 28.04.2012, 04:42 | Сообщение # 41
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Запаздываете Serjo, мне письма с Хогнета и ПФ о том, что выложена новая глава в этом фике пришли в половине двенадцатого.


"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
ErutanДата: Суббота, 28.04.2012, 07:15 | Сообщение # 42
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
Quote (Serjo)
«…помимо того, что примат новых магических принципов над древними принципами магии коренным образом меняет восприятие древней и новой магии, мы видим, что древняя и новая магия в своей дихотомии бросают тень на новую магию как процесс и древнюю магию как исторический феномен, в свою очередь, имеющий значение и в новой магической теории, позволяющей закрыть лакуны в существовавшей до новой магической теории древней магической теории, послужившей базисом выявления древних принципов магии, которые, однако, дополняются и местами опровергаются новыми магическими принципами, а помимо того, что примат новых магических принципов над древними принципами магии…»


вот это откуда взято то? biggrin уж что то больно намудрили, слишком много болтовни а сути мало tongue

Serjo, спасибо за нелегкий труд выкладчика проды happy
 
ЭрастиДата: Суббота, 28.04.2012, 10:46 | Сообщение # 43
Друид жизни
Сообщений: 159
« 9 »
Serjo, Красавчег, респект за проду beer , впринципе я се лекцию Бинса где так и представлял cool
 
SerjoДата: Суббота, 28.04.2012, 10:50 | Сообщение # 44
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Al123pot, Я как увидел - сразу выложил!

Quote (Erutan)
Serjo, спасибо за нелегкий труд выкладчика проды

О да, мне вообще тяжко biggrin

Erutan, Эрасти, я кстати сам чуть не уснул, пока читал эту лекцию biggrin Так что нормально автор написал!! cool



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg
 
Архимаг30Дата: Суббота, 28.04.2012, 17:42 | Сообщение # 45
Подросток
Сообщений: 4
« 0 »
Вот это я понимаю хнофик! biggrin Оборжаться.Но почему не слеш? sad Было бы классно
 
ЭрастиДата: Суббота, 28.04.2012, 20:16 | Сообщение # 46
Друид жизни
Сообщений: 159
« 9 »
Quote (Архимаг30)
Но почему не слеш?
со слешом пожалуйста в соответсвующий раздел, если нравится bangin
 
ErutanДата: Воскресенье, 29.04.2012, 10:06 | Сообщение # 47
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
Эрасти, +1 happy
 
Al123potДата: Понедельник, 30.04.2012, 02:15 | Сообщение # 48
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Serjo, что то Вы совсем задержались с выкладкой новой главы. На Хогнете и ПФ восемнадцатая глава "Пара лье под водой" была опубликована ещё вчера.


"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
SerjoДата: Вторник, 01.05.2012, 21:18 | Сообщение # 49
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Извиняюсь за задержку, я просто загулял малясь на выходных!!))

Пара лье под водой


И снова спокойствие, ничем и ни при каких обстоятельствах не нарушаемое. Было бы недостойно идти на задание для школьников как-нибудь иначе – тем более что утро в целом задалось. Гарри на сей раз вполне пристойно выспался в своей постели вместо библиотеки, плотно позавтракал, принял у Добби доклад и жабросли, и теперь неторопливо шагал к разбитому на озерном берегу общему чемпионскому шатру.
Проблему подводного дыхания за него уже решили Упивающийся и домовой – противно, конечно, но аврору доводилось жрать и древесных гусениц, так что сойдет. Все же освободившееся время Гарри убил на топографию озера. Случайные русаловеды, любители гигантских кальмаров и просто патриоты родного края перерыли Черное озеро вдоль и поперек – единой карты, конечно, не было, но если немного поработать…
Гарри точно знал точку входа в воду – в конце концов, это довели до каждого чемпиона, сказав, куда явиться с утречка. Быстрее всего удалось локализовать русалочью деревеньку, а потом и статую на площади – конечную точку его вояжа. Кроме этого – то ли на всякий случай, то ли для чистоты исполнения – Гарри запомнил места логовищ гриндилоу и маршруты Кальмара. Может быть, и не пригодится, думал Гарри, выходя на бережок.
Судьи – кроме мадам Боунс, но она на инструктаже – уже расселись за столом, Каркаров и Перси выглядели одинаково злыми, как нахохленные серые чайки. Трибуны уже заполнились – сектор учеников, два сектора сторонних зрителей; сборы с билетов Хогвартсу ой не лишние. Наметанным глазом Гарри выловил парочку букмекеров – бдят. К сожалению, ставки на него росли, как на дрожжах, однако то были допустимые потери – лучше уж слава, чем денежки; на текущие расходы выигранного хватит так и так, а там уже можно будет провернуть одну комбинацию.
Так решил Гарри, отодвигая полог. Двадцать минут до начала.
— Здравствуйте, мадам Боунс, — Гарри деликатно поклонился почтенной ведьме. – Всем привет.
Крепко пожимает руку Крам, хлопает по ладони чуть запыхавшийся Диггори, подает ладонь для поцелуя Флер. Они выходят на рубеж во второй раз – и каждый, даже Виктор, волнуется. Иначе бы болгарин и не подумал о трансфигурации себя – слишком опасная и сложная штука, хорошо хоть он остановился на неполной.
— Итак, дамы и господа Чемпионы, — начала Амелия, когда все расселись по низким стульям перед ней, — я снова должна донести до вас суть дела. С яйцом, я полагаю, все разобрались?
Они даже и говорить ничего не стали, только кивнули.
— Не сомневалась. Хотя, отдавая должное господину Бэгману, задача получилась нетривиальная, — Амелия покачала головой. – Я думаю, вы уже поняли, что именно у вас «отняли»?
Флер посмотрела на госпожу Боунс уничтожающе, Крам чуть сжал правый кулак.
— Так-так-так, — Гарри вскинул вверх ладони, — мадам Боунс, мы тут все взрослые люди! Давайте без страшилок из детского лагеря – что будет, если мы опоздаем?
— Уж извините, господин Бэгман без эффектов не мог, — в свой черед всплеснула руками Амелия, — но я вам ответственно заявляю, что если вы, мистер Поттер, выйдете за отпущенное время, то…
— То?.. – едва слышно прошептала Флер.
— …То я сниму с вас даже больше баллов, чем Каркаров! Не терплю непунктуальности, — ведьма поправила монокль, — и, к вашему сведению, это у нас семейное!
Седрик отчетливо хмыкнул. Флер облегченно выдохнула и посмотрела на Гарри с несколько рассеянной благодарностью.
— Большое вам спасибо, — с чувством проговорил тот.
— Пустое, мистер Поттер, пустое, — Боунс благосклонно кивнула. – Итак, ваша задача, опять же, вернуться с вашим заложником, обернувшись в полтора часа.
«Полтора? Какого черта?» — вновь дернулся Гарри, но на сей раз удержал свою шрамированную морду от гримас.
— Для этого, — продолжала Амелия, — вам предстоит найти русалочью деревню – я полагаю, это займет у вас больше всего времени, но подсказки давать не уполномочена.
— Так, и они там в одном месте все, да? – уточнил Крам.
— Да, там уже найдете своих без труда. После чего… вторая стадия.
— Унести ноги? – фыркнул Гарри. А что, стряхнуть хвост из хвостатых русалок… красиво.
— О нет, мистер Поттер. Потом русалки выпустят вас беспрепятственно.
— Потом?
— О да. Второй акт был внесен по предложению мистера Каркарова, принят при двух голосах за и двух воздержавшихся. Я голосовала против, но молодому Уизли понравилась идея, — голос Амелии выражал чистое неодобрение, какого не постыдилась бы и Минерва Макгонагалл.
— И все же? – тяжело вздохнул Седрик. Флер гневно жгля глазами Виктора, но тот только плечами пожал.
— Каждому из вас придется бороться с одним из русалов за право увести заложника с собой, — Амелия поморщилась.
Гарри и Виктор почти синхронно хрустнули пальцами и улыбнулись друг другу. Обоих учили – и, похоже, Каркаров рассчитывал именно на суровую школу Дурмстранга.
— Подождите! – вскинулась Флер, — Как то есть – боrоться? Вы это как себе это пrедставляете? Я… и эти ваши rусалы!?
— Я, — Амелия явно это подчеркнула, — вообще этого не представляю. Мы такими глупостями обычно не занимаемся. Но вы не волнуйтесь, мадам Делакур – у вас останется палочка, да и встреча будет бескровной, до сдачи одного из противников.
— А если я не смогу? – француженка беспокойно прошлась перед Амелией, почти молитвенно сложив ладони перед точеным лицом.
— Тогда вас и вашего заложника отконвоируют до берега русалки, и я буду вынуждена поставить вам минимальные баллы.
— Знаете, как это называется, мадам Боунс? – проговорил Седрик, поднимаясь с места. – Делать из… грязи конфетку. Мы верим, что вы сделали все возможное…
— …Но Перси Уизли ждет много хорошего, — договорил, поднимаясь, Гарри. Он подал руку все еще хмурящейся Флер, прислушиваясь к шуму разгоряченной уже толпы. – Пойдемте. Эти водяные мальчики не видали еще, как бьются волшебники.

* * *


Гарри мерно пересекал темные воды озера. Дно было пусто и безвидно, водичка – откровенно так себе, и вообще – на отпуск все предприятие не тянуло. Нет, разумеется, Гарри проходил курс боя в воде, прежде всего заради десантных операций – но, Мерлин, как же это было давно! К тому же то, чему его учили, было рассчитано на заклятие Головного Пузыря, которое Гарри не стал применять для оригинальности; жабросли же, а особенно принесенные ими перепонки, серьезно меняли ощущение своего тела в воде.
Раздражала и невысокая скорость движения – конечно, были заклинания и на это, но он их что — учил? Учил, конечно, даже сдавал, но то было давно и уже неправда. Нет уж, аврор Поттер, плывите, как плывется. Мышцам полезно, позвоночнику, да и вообще.
Здесь, на глубине, нет никого – ни старых интриганов, ни темных фанатиков, ни даже толп и толп болельщиков, которые тебя, Поттер, должны знать и любить. Здесь только ты, твой внутренний монолог и чертовы гриндилоу.
Наверное, в жизни хищных морских бесенят это был один из самых неудачных дней за долгие годы. Раздражение Гарри Поттера и так росло вверх и вверх, а уж когда его ухватили холодными пальцами за лодыжку… Нет, Гарри не стал ни в кого плескать кипятком и бить пятками по рогатому черепу. Зачем? Короткое невербальное Диффиндо – и кисть гриндилоу уплывает от своего беззвучно орущего от дикой боли хозяина вместе с Поттером.
Зацепившись за камушек неподалеку, Гарри разжал костлявые пальцы и мрачно усмехнулся. Времени было достаточно, и маленький час расплаты вполне в него помещался. Гарри кое-что прикинул на воображаемой карте, улыбнулся еще шире – и мгновением позже уже греб, как сумасшедший.
Что же, он правильно рассчитал вектор – Флер, милая француженка, не озаботившаяся сидением в библиотеке либо же боевой подготовкой, вышла прямиком на рой гриндилоу на полпути к деревне. Теперь стая неприятных зверей с мерзостным хихиканьем тащили ее куда-то в сторону и ко дну. Гарри не был вполне уверен, что там стояло дальше по расписанию – то ли за Флер явится спасательная команда, то ли заблаговременно избитые организаторами твари сами вытащат ее на берег. В любом случае, его это не интересовало.
«Сперва позаботимся о секретности» — решил он, сотворяя простенькое заклинание, решающее проблему распространения звука в плотной среде. Теперь можно не демаскировать невербальные. Вслед за этим Гарри Поттер расслабленными гребками выплыл из-за камня.
Одного морского черта Гарри снес сразу же, просто подхватив его Винггардиум Левиосой и как следует приложив башкой о камень. Мутные глаза гриндилоу закатились, и он обмяк. Его товарищи посмотрели на Гарри настороженно, после чего двое остались держать девушку, а еще четверо поплыли к нему.
Изготовление больших порций рыбного фарша в планы Гарри не входило, так что он сделал куда проще.
— Диффиндо!
Вырубленный гриндилоу обзавелся длинной царапиной поперек корпуса. В воду толчками пошла густая бледно-розовая кровь. Гриндилоу переглянулись – и вшестером кинулись рвать товарища. Нет такого морского хищника, который бы на кровь не поплыл – а разумом, в отличие от русалок, гриндилоу не отмечены.
Гарри потянул полубессознательную Флер подальше от пиршества. К ее чести, девушка быстро пришла в себя; попыталась заговорить – нет, только пузыри. Гарри поднял палочку.
— Арри! Спасибо тебе! Я не ожидала, что их тут столько, а из палочки один кипяток, а они лезут и лезут, и у нас таких и не было никогда, и…
— Спокойствие. Не люблю этих тварей, — он попытался поклониться, но в воде жест получился каким-то комичным. Флер нервно хихикнула. – Как ты?
— Не очень… кажется, rастянула ногу в паrе мест, да и вообще. Они не отличаются нежностью, знаешь ли.
— Плыть-то можешь?
— Плыть – могу, небыстrо, но вот как-то еще дrаться – не думаю. Скоrости не набеrу. Ну что, rасходимся? – вздохнула она.
— Смысл? – Гарри покачал головой. – Мы уже близко. Прислушайся только…
И правда, за разговором они почти пропустили момент, когда шепот озерных вод сменился еще тихой, но отчетливой русалочьей песней. Вместе они поплыли к деревне водяного народа, которая не обещала им ничего хорошего.

* * *


— Гляди-ка, — задумчиво проговорил Гарри, — Седрик тут уже был.
Среди фигур, привязанных к массивному хвосту русальего праотца, Чжоу Чанг уже не было. Аккуратно обрезанная веревка петлей опустилась на каменную чешую.
— Габrиэль! – Флер, стараясь поменьше шевелить пострадавшей ногой, одними гребками рук попыталась приблизиться к статуе. Шеренга русалов опустила копья, а некая морская дама, особо свирепая на вид, возгласила:
— Не сейчас. Я – Муркус, главная русалок. Я судить ваш бой, — она указала перепончатой рукой на двоих мощных на вид водяных, вместо копий держащих в руках шесты. – Кто из вас первый?
Флер метнулась было вперед, но скривилась от боли
— Я… не могу, — проговорила она с такой тоской, что Гарри не оставалось ничего, кроме форменного идиотизма.
— Почтенная Муркус! – возгласил он, загораживая Флер собой, — Я – Гарри Поттер, и я хотел бы драться с обоими воинами. За обеих заложников.
— Арри…
— Спокойно… спокойно!
Муркус оценила идею, некоторое время хмурилась, но вдруг продемонстрировала игольчатые зубы:
— Только если сразу.
— Принято, — сказал Гарри все так же невозмутимо – и желтые глаза русалки распахнулись. Одни из копьеносцев помог Флер убраться из круга, Гарри достал палочку, а водяные вышли перед ним с разных сторон.
Гарри рванулся вперед. Его инструктор, точно так же нападая на него с шестом, учил молодого кадета, что если вдруг враг завладел древковым оружием – тут уж что копье, что Калашников с примкнутым штыком – то не стоит задерживаться на длине древка.
Резкий толчок от дна, проход аккурат между атакующими… так, теперь они неизбежно будут мешать друг другу – мало у них места, и мало у них опыта. «А теперь… жаль масса маловата…» — Гарри стиснул зубы и, упершись пяткою в кстати попавшийся выступ, почти упал назад, резко вынося локоть. С влажным звуком тот врезался в живот водяного сзади – и, кажется, эта братия не так уж отличается от людей анатомически.
Тому, по крайней мере, почти хватило, а его собрат теперь атакует не сразу, опасаясь задеть товарища – так думал Гарри прямо перед тем, как получить шестом в ключицу – вертикально сверху вниз. Разумеется, вода придала схватке третье измерение, о котором Гарри благополучно забыл. Теперь левая рука бессильно повисла – через кости словно пропускали электроток.
Гарри крутанулся змеею, уходя за тело все еще пытающегося вернуть дыхание водяного, прикрываясь им от второго врага. Новый удар соперника пропал втуне, и Поттер, уперев палочку в серую спину перед ним, произнес Отталкивающее заклятие.
Водяного увлекло вперед вместе с целым слоем озерной воды – так, что его собрат сверху озадаченно заметался, как рыбка во встряхнутом аквариуме, утратив равновесие. Первого же приложило о постамент – у которого он и упал. Муркус, наклонившись над ним, поднялась и скрестила руки – и первого поединщика унесли. Остался всего один – злой и ловкий.
Но Гарри, рванувшийся вверх через поднятую им водяную круговерть, был уже близко. Раз – прижать конец палочки к голове русала. Два – произнести сложное, но быстрое заклинание, и смотреть, как голова противника – и шея с жаберными крышками – скрывается под воздушным пузырем. Три – изученное еще тем, первым Гарри накануне испытания заклинание Осушения. Да, его мощи не хватит, чтобы осушить озеро – но для того, чтобы удалить воду из пузыря, оно вполне сойдет.
Задыхающийся водяной судорожно вскинул руки, скребя сначала свою грудь, потом упругий пузырь, попытался дотянуться до Гарри – и скрестил руки перед грудью. То же самое сделала и Муркус – и только тогда Гарри убрал пузырь.
Стоило ему спуститься на площадь, Флер повисла ему на шее.
— Да чему вас тут вообще в Огваrтсе учат? Это… это же… как ты..? – она перевела дух, — Как ты?
— Порядок. Эти ребятки воевали последний раз до нашего с тобой рождения, — проворчал Гарри, выпутываясь из объятий вейлы – все равно под водой не прочувствуешь, а веревки-то резать надо. – Поднимаемся, девочка. Нас ждет долгий путь наверх…



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Вторник, 27.11.2012, 13:55
 
ЭрастиДата: Вторник, 01.05.2012, 22:29 | Сообщение # 50
Друид жизни
Сообщений: 159
« 9 »
среднечок глава dry ждем следущую cool

Сообщение отредактировал Эрасти - Вторник, 01.05.2012, 22:29
 
Al123potДата: Пятница, 04.05.2012, 20:08 | Сообщение # 51
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Quote (Эрасти)
среднечок глава dry ждем следущую cool

Эрасти, уже есть следующая девятнадцатая глава. Вам осталось подождать, когда её тут выложит Serjo.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Пятница, 04.05.2012, 20:09
 
SerjoДата: Пятница, 04.05.2012, 23:06 | Сообщение # 52
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Калибровка


До берега они добирались медленно и уныло: Рон, по счастью, очухался довольно быстро и почти потащил на себя Габриэль; Гарри же с Флер инвалидной командой тянулись чуть позади. Конечно, ни о каком соблюдении времени уже и речи не было. Когда, наконец, низкие озерные волны выбросили их на брег песчаный и пустой, все четверо были так вымотаны, что даже и болельщиков не услышали.
К ним немедленно бросилась уйма народу. Перси тревожно осмотрел Рона – но тот прибыл наиболее целым из всех; Седрик, еще закутанный в одеяло, помог Флер дохромать до мадам Помфри; в Гарри же вцепились разом Виктор и Гермиона. В конечном итоге он обнаружил себя все в том же шатре, насмерть укутанным и с горящим от настойки нутром. Флер сбивчиво рассказывала, как все было, экзальтированно жестикулируя и, кажется, уже преувеличивая; Гарри только кивал в нужных местах – навалилась кошмарная усталость, как после экзамена.
— У вас-то как? – пробубнил он, вклинившись в речь Флер, пока та отошла к койке со все еще спящей Габриэль.
— А что у меня? – размеренно начал Седрик. Он сидел на стуле почти напротив Гарри, и Чжоу, только что убравшая волосы в полотенце, устроилась у него на коленях. Когда-то Гарри от такого зрелища впал бы в депрессию до лета, да. – У меня все просто. Доплыл – там, представляешь, Плакса Миртл бродит, дорогу показывает. Ей-то на воду наплевать. А в деревне поставили против меня какого-то здорового парня, так я по команде отталкиваюсь от дна – и Инкарцеро по нему сверху, Инкарцеро. Даже уложился почти что во время.
— А Виктор вот что-то заплутал, — покачала головой Гермиона. Волосы высушить она и не озаботилась, и сейчас Виктор, усадив ее на свой стул, аккуратно выбирал из них водоросли, вызывая у Рона скептические смешки. – Наверное, это из-за акульих глаз. Знаете, стереоскопический эффект-то потерян…
— Нет. Не знаем, — ответил Рон. – Как ты это выговариваешь? Слушай, Виктор, ты расскажи лучше, как дрался.
— Да никак не дрался, — болгарин поморщился, будто собрался сплюнуть. – Вцепился в хвост и головой о статую его. До сих пор вкус рыбы.
— Жестко! – голос Рона звучал явно одобрительно.
— Варварски, — поправила друга Гермиона, но Крам лишь незаметно для нее улыбнулся и прошелся пальцами по ее волосам возле ушка.
— А потом, — продолжил он, — убил время, пока искал, чем веревки резать. Ничего нет, одни камни.
— Я-то ножик с собой положил, — хмыкнул Седрик. – У нас на Хаффлпаффе как? Лучше взять ненужное, чем нужное не взять.
— Так, дамы и господа, извините, если я не вовремя, – В палатку вошла Амелия Боунс, и Чжоу птицей вспорхнула с колен Диггори. – Но я не думаю, что вы хотите пропустить свои собственные баллы. Так что пожалуйте-ка наружу.
Оставив Габриэль вернувшейся медсестре, народ вывалился на воздух. Болельщики тревожно замерли, когда Ли Джордан откашлялся уже усиленным голосом.
— Граждане! Студенты и гости Хогвартса! После разговора с Муркус, которая держит фишку у водяных, и до-о-олгих прений судьи наконец-то готовы порадовать нас оценками! Вот, вот директор Дамблдор уже несет мне конверт… Ага. Зачитываю…
Они стояли в напряженном ожидании: две держащихся за руки пары, расслабленный Гарри, вытянувшийся за его правым плечом Рон и растерянная Флер подле него.
— Флер Делакур! Показала нам техничный Головной Пузырь, но не смогла добраться до цели без посторонней помощи и в спасении своей сестренки участия не принимала! Двадцать восемь очков! Сочувствую, Бобатон!
Тем не менее французская школа зааплодировала – не сразу, однако, только после мадам Максим. Флер развела руками и грустно улыбнулась отчего-то Гарри.
— Седрик Диггори! Снова Головной Пузырь, но наш Чемпион оказался хитер и быстр, первым добрался, первым ушел, вытащил очаровательную Чжоу и опоздал всего-то на пару минут! Он берет сорок семь очков, и это серьезная заявка на победу!
Хогвартский сектор трибуны взорвался аплодисментами. Хлопали и орали даже слизеринцы. Гарри протянул Седрику руку ладонью вверх – тот было посмотрел на нее удивленно, но после подсказки от Чжоу дал пять.
— Виктор Крам, наш гость с севера, сделал нам неполную трансфигурацию себя же, и, против ожиданий, преуспел! Он спас нашу Гермиону, хотя мог бы и побыстрее – считают судьи. Сорок пять очков!
— Мне б вашу запасливость, — с мрачной усмешкой сказал Виктор Диггори.
— А, еще учтешь, — отмахнулся тот.
— И… Гарри… Поттер! – трибуны взвыли как-то раньше времени, и Амелия кинула на Гарри ироничный взгляд. Ли подождал конца буйства и продолжил, — Гарри Поттер у нас пришел, если не считать мисс Делакур, последним, в составе целой группы синхронного плавания. Он жестоко проигнорировал временной лимит, нарушил данные инструкции… — пауза, — …Но навел в озере такого шороху, что они его навек запомнят! За высочайшие моральные и боевые качества он получает сорок шесть очков!
— Тоже ничего, — прокомментировал хозяйственный Рон. – Хорошо вы так, косячком, парни.
— И только я отоrвалась от компании, — засмеялась Флер. Ее вообще не так уж и просто вывести из себя – уже сейчас. – Не в моих пrавилах, но что поделать?
— Не унывать, — Гарри был непробиваемо спокоен. Что же, он держит первое место по очкам, и до Кубка уж как-нибудь дойдет первым. Не ради галлеонов даже, хотя тоже хорошо. – Все еще будет, все обязательно будет, — улыбнулся он Флер, и та улыбнулась в ответ.
За спиной захихикал Рон.

* * *


День спустя.
— …И все-таки, Поттер, признайтесь честно, жабросли выкрали вы, — профессор Снейп, к его чести, начал разговор только после того, как Гарри поставил Огнеупорное зелье томиться на спиртовку. – Можете даже не отпираться: откуда бы вы их еще взяли?
— Не совсем, профессор, — Гарри как раз подбирал пузырьки нужного размера под готовый продукт. – Это был Добби. Знаете, он считает себя обязанным…
— …За то, что смог отвертеться от работы, — кивнул Снейп. – Ладно, я, конечно, проинформирую Дамблдора, что его служащие воруют прямо без отрыва от производства, но я допускаю, что вы невиновны.
— Спасибо, сэр. Ценю.
— Да уж цените, покуда я жив, — сухо хмыкнул Снейп. Гарри как-то судорожно звякнул пробирками, но профессор продолжал. – Нет, Поттер, не делайте вид, что мои подозрения вас оскорбляют. Шкуру бумсланга в позапрошлом году, скажете, тоже не вы?
— Я, — Гарри не видел смысла отпираться, — да я возмещу!
— Не в том дело, — пожирая глазами еще и не собирающее давать осадок зелье, Северус опустился за стол. – Вы, увы, вообще склонны к нарушению правил. Дурная наследственность?
— Сэр, помилуйте, — Гарри уселся напротив, так, чтобы их разделяла спиртовка. – В конце концов, что еще делать, если правила – вот они, а твои цели – вон где?
— Не создавать другим проблем. Как минимум, — Снейп вздохнул.
— Нет, я о другом, — Гарри поднял ладони. – Вот представьте… ну… допустим, у вас на руках кто-то загибается от яда. Вроде как вы должны снять симптомы, попытаться понять, чем он траванулся, подобрать противоядие, — неопределенный взмах в воздухе. – Так? А рядом под стеклом лежит безоар.
Северус смотрел на Гарри расширившимися глазами, однако невозмутимость вернулась к нему моментально.
— А знаете, мне нравится ход ваших мыслей.
— Благодарю.
— Не за что, — автоматически кивнул тот, — но вы мне сейчас будете болтать, что этими вашими турнирными эскападами пытаетесь достигнуть благородной цели? Нет, только не мне.
— Вот как раз вам и буду, — Гарри поднялся – зелье следовало снять с огня, отцедить и проверить на концентрацию. Потому что потом Снейп проверит еще раз.
— И с чего мне, скромному зельевару, такое доверие? – он тоже поднялся, наблюдая больше не за Поттером, но за зельем.
— Если я расскажу друзьям, они не поймут, чем я недоволен. А для директора это пока слишком глупо звучит.
— Так-так, и вы полагаете, — Снейп уже очень нехорошо усмехнулся, — что я помогу вам эти мысли уложить для нашего общего друга Альбуса? Поттер, я согласился учить вас зельям, но не жизни.
— Жаль, — Гарри пожал плечами. – Тогда передайте, пожалуйста, вон ту лакмусовую бумажку.
— Нет уж, излагайте, — Снейп с силою потер висок, поморщился, — что вам там не так с Турниром.
— Есть мнение…, — Гарри начал и впрямь неуверенно, — есть мнение, что кто-то из судей целенаправленно работает в мою пользу. Оценки. Подсказки. Утечки в прессу. В конце концов, сам тот факт, что я прошел на Турнир.
— Чего ради? – бросил зельевар. – Ставки?
— Вряд ли, слишком заметные люди, — Гарри покачал головой. – Смотрите, это точно не Каркаров и не Максим, эти как раз ведут себя нормально.
— Каркаров? Нормально? – произошло невероятное – Северус Снейп хмыкнул. – Запомните это время, Поттер. Это историческое событие.
— Возможно, вам виднее, — безразлично проговорил Гарри, отчего его наставник дернулся, — но дальше смотрим. Это не Дамблдор, не те методы, и не Боунс – слишком помешана на правилах. Но оно и к лучшему.
— Это есть, — кивнул Снейп уже даже заинтересованно. – Но кто тогда? Брат вашего приятеля? Для Уизли он довольно осмотрителен.
— Это верно, да и в деле он не с самого начала. Остается Крауч.
— Я даже не буду спрашивать, зачем. Бартемиус не раз и не два затевал…, - Снейпа в который раз передернуло, — интриги, о которых вам, Поттер, знать просто излишне. Но, насколько я знаю, он из Турнира вышел.
— Не факт, — Гарри чуть нервно поправил очки. Место было тонкое. – Помните ту карту, которую вы у меня когда-то конфисковали, а она вас ну оскорблять?
Снейп аж зубами заскрипел.
— И к чему вот это сейчас было?
— Она, вообще-то, показывает расположение всех, кто внутри Хогвартса. Подчеркиваю, всех. И да, я буду отрицать эти слова.
— Даже если я у вас ее отберу, Дамблдор вернет, — буркнул Снейп, — но вы излагайте дальше.
— Несколько раз я видел Бартемиуса Крауча – в коридорах Хогвартса, по ночам, и уже после его замены Перси. Но других фактов у меня нет.
— Бартемиуса Крауча? Именно так? – Снейп задумался, глубоко и, похоже, не слишком приятно. Руки его работали с Огнеупорным чисто автоматически. – Неплохое зелье, Поттер. Свободны.

* * *


В несколько смятенных чувствах Гарри вошел в библиотеку – не столько за знаниями, сколько отвлечься. Признаться, план все никак не хотел оформляться до конца; все, что он знал – это то, что ему позарез нужен живой Крауч-младший, скорее всего, не нужен живой Крауч-старший и, пожалуй, нужен Петтигрю – любым. Некоторые кусочки мозаики уже почти собрались – Рита, Амелия, одинокий полет по Кубку, объяснение о Карте Мародеров – но многое было неясно и зыбко. Надо было любыми средствами восстановить спокойствие ума.
Ага. Щас.
Он почти выбрал себе чтение на вечер – бэгшотовский «Английский Север в эпоху Локсия» — когда его обняли за плечи сзади. Во всем Хогвартсе на такое не нашлось бы двух добровольцев.
— Привет, Сьюз.
— Здравствуй, — тихо сказала девочка. Теплая. Спокойная. Несмотря ни на что, Гарри был ей сейчас рад. – Просто хотела спросить, как ты. Тетя говорила, что ты плохо возвращался.
— Руку левую выключили, — пояснил Гарри, и Сьюзи быстро и сконфуженно разорвала объятие. – Да ничего, уже не болит. Мадам Помфри дело знает.
— Отлично, — теперь они стояли лицом к лицу, отгородившись полкой от мадам Пинс. – И что теперь, отдыхаешь до июля? Я тут… почитала хроники насчет древних Турниров, Гарри.
— О! – Гарри улыбнулся юной девушке, та привычно опустила глаза. – И что там, есть закономерности?
— Только две. Третье испытание всегда проходят одновременно – как ваше второе, на скорость, и оно всегда, как это говорится, на все сразу.
— То есть и боевка, и загадки? – Гарри привалился к полке, глядя на Сьюз. Да, ей всего только четырнадцать, но с эвристикой у нее получше, чем у некоторых министерских работников.
— И еще поиск пути. В принципе, ваше второе испытание вполне сошло бы за третье в начале века, — Сьюз вдруг поежилась. – Правда, при этом в озеро напустили бы акул.
— Ну что ж, по крайней мере, у нас блюдут традиции, — пожал плечами Гарри. – Слушай, Сьюзи, что это мы все в библиотеке…
— Мне тут даже удобно, — стоило соскочить с истории, мисс Боунс снова смутилась.
— И все-таки, может, сходим как-нибудь в Хогсмид, что ли?— Гарри усмехнулся про себя; вообще-то, он бы после таких заявлений сам себя в чем-нибудь заподозрил бы, но – помилуйте, речь идет всего только о прогулке! Что не помешало Сьюз покраснеть до насыщенного розового оттенка.
— Я подумаю…, — начала было она, но тут же сбилась, — Гарри, да когда угодно! Следующий выход уже скоро. Ханна собиралась вытянуть Рона до «Сладкого Королевства», и мы…
— Нет, в следующий я немного занят – Рон, кстати, тоже. Но потом…
— Ты и твои авантюры, — Сьюз вздохнула так, как, бывало, вздыхала Джинни, когда аврора Поттер опять засовывали куда солнце не всходит.

* * *


И действительно, путешествие в Хогсмид было не самой простой задачей. Гарри и Рон тащили на себе столько еды, что Поттер молча зачел Рону лишнюю тренировку. Помимо еды они волокли с собой и старую, но довольно приличную мантию, нашедшуюся у домовиков.
За это следовало сказать спасибо Винки. Стоило им задать вопрос об одежде Добби, как она, вполне дееспособная, хоть и чуть пахнущая пивом, вывалилась откуда-то со стороны.
— А, Гарри Поттер! – провозгласила она. – Снова что-то хочет от тех, кто ничего не понимает в одежде. Гоните его, Гарри Поттер, Винки сделает. Только пусть Гарри Поттер и дальше не дает спуску тому противному мальчишке, из-за палочки которого Хозяин выгнал Винки!
Рон сладко улыбнулся тогда – воображаемые годы третирования Малфоя в первый раз окупились. Гарри же задал Добби пару неудобных вопросов о том, кто тут разносит информацию о его персоне.
И вот теперь они несли Сириусу все, что нужно, включая даже зубной порошок. Гермиону решили не нагружать, и она шла впереди, помахивая «Пророком». Газета, как всегда, была полна самых разнузданных сплетен; общей темой оставался Турнир, но на сей раз Рита повеселилась весьма разнообразно. Общий тон репортажа витал где-то между «Гарри Поттер окончательно съехал с катушек и обошел Гигантского Кальмара в армрестлинг», «Не женское это дело – турниры турнирить» и «Болгары воруют наших девиц!».
— Нет, я ее когда-нибудь убью! Я ей не… не… не сексуальный объект! – бушевала Гермиона.
— Ей – вроде не должна, — рассудительно заметил Рон, — но что Виктор ради тебя на русалок бросался – это ж правда и только правда.
— А ты вообще молчи, — огрызнулась их подруга. – Ты… героический Уизли. Сейчас, как там…, — она зашуршала газетой, — а, вот: «Только присутствие духа, такое неожиданное для одурманенного пленника, позволило двум французским девочкам достичь земли. Свидетели и судьи сходятся на том, что без помощи своего верного лейтенанта Гарри не смог бы дотянуть до берега обеих незадачливых француженок». И что ты на это скажешь, лей-те-нант?
— Скажу, что она неплохо информирована, — хмыкнул Рон, — и что Перси болеет душой за семейный престиж.
— Я еще посмотрю, откуда у нее сведения, Рон. Посмотрю. Никому не позволено вмешиваться в мою личную жизнь!
— Герми, да ладно тебе! – вмешался Гарри, — Вы с Виктором обсуждали Болгарию почти что у судейского стола, лишь бы мы не услыхали. Я-то, конечно, ставлю галлеон на то, что протрепался Перси…
— Это да. Он еще в детстве любил уши греть, — Рон сплюнул на обочину.
— …Но давай-ка ты из этого вынесешь определенные уроки насчет конспирации. Пока не поздно.
Гермиона только фыркнула, и остаток пути прошел в молчании.
Беседа с Сириусом прошла, в общем-то, так, как Гарри ее помнил – только что сам он, стоило Бродяге принять человеческий облик, бросился крестному на шею.
«Мерлин, у меня такое ощущение, что я не видел тебя тридцать лет!» — со смехом сказал он, прежде чем Гермиона начала делиться своими подозрениями. Всплыла еще одна насторожившая Гарри вещь – в газете пока еще не было заметки о Крауче, похоже, занятые Каркаровым журналисты не начали копать вовремя. Гарри твердо решил сегодня же написать Рите – во-первых, дыру в реальности стоило подлатать, во-вторых, просто хотелось поговорить с язвительной журналисткой лишний раз.
Мысль о Рите потянула за собой другую идею, и, когда они уже расходились, он вдруг сказал друзьям, что еще догонит их. Гермиона пожала плечами, Рон же распоряжение просто выполнил.
— Ну? – прищурился Сириус. – Что у тебя такое секретное, что даже этим двоим не доверяешь?
— Да тут не «не доверяешь», — отмахнулся Гарри. – Тут как бы не сглазить. В общем, так, крестный. Если я правильно понимаю, чем сейчас занимается Дамблдор и в чем ему сейчас, ты только не смейся, ассистирует Снейп…
— Сопливус? Да ну! – заржал Бродяга.
— Может, и ошибаюсь, — пожал плечами Гарри, — а только, если все пойдет у них так, как я думаю, то… как бы ты отнесся к пересмотру своего дела?
— Шутишь? – Сириус оскалился. – Ты столько шампанского в жизни не видал, сколько я выпью. А потом мы с тобой покажем твоим Дурслям задницу и заживем уже, как люди.
— Так, вопрос об отношении снимается, — засмеялся и Гарри. – Только вот еще что – у меня есть свои наработки, случайно, и… ты бы согласился перед и во время процесса сказать для прессы пару слов?
— Ну уж если Дамблдор, не прошло и полувека, начал чесаться на эту тему, то мне можно спокойно погавкать в газетах на всех тех, кто меня туда законопатил. Если у нас есть газеты, конечно.
— Все образуется, Сириус, все образуется, — усмехнулся Гарри. – Наше с тобой дело будет укусить побольнее, а директор прикроет.
— Слушай, ты говоришь, как отец, — удовлетворенно кивнул Сириус. – Тот тоже всегда выкручивался.
— И ты выкрутишься, — сказал Гарри, прощаясь. Пасьянс, кажется, начинал сходиться.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Вторник, 27.11.2012, 14:10
 
geranДата: Суббота, 05.05.2012, 10:27 | Сообщение # 53
Подросток
Сообщений: 13
« 0 »
неплохая глава
 
ЭрастиДата: Суббота, 05.05.2012, 12:21 | Сообщение # 54
Друид жизни
Сообщений: 159
« 9 »
лучше чем предыдущая =) так что ждем завершение "пасьянса"... cool

Сообщение отредактировал Эрасти - Суббота, 05.05.2012, 23:34
 
SerjoДата: Воскресенье, 06.05.2012, 01:27 | Сообщение # 55
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Минус карта


Рита ответила два дня спустя, короткой запиской с сугубо анонимным сычом. Место встречи было прежним, в «Трех метлах» к особе мадам Скитер уже привыкли, но смущало время – глубокий вечер.
Нет, для Гарри, с его наследственными артефактами хогвартского диверсанта, совершенно не было проблемой выйти из замка – ход в «Сладкое королевство» так никто и не прикрыл; но спать-то он когда-то должен? Однако секретность, понятно, превыше всего. Рите отправилось единственное слово: «Ждите».
Гарри спускался из совятни в безмятежном настроении, уже вполне представляя, что скажет Рите и во что это, скорее всего, выльется – все-таки в изменении реальности не от привычного, а к привычному есть что-то уютное. Чувствуешь, что ли, почву под ногами. Однако спокойствие его продлилось недолго – помешал совершенно определенный шум со двора.
Радостное гыканье и обиженные девичьи крики.
Та-ак. Гарри взялся за палочку и завернул за угол. Ну да, точно. В закутке у замковой стены развлекаются очередные ублюдки – от одного парня к другому перелетает шитая из разноцветных лоскутьев сумка, а за ней, бессильная поймать ее, мечется тонкая девичья фигурка. Серебристые волосы на секунду взметнулись, и Гарри узнал серьги.
Пара редисок. Шансы пареньков дотянуть до обеда уменьшались на глазах.
Гарри уже пошел было к ним, как вдруг понял, что мантии на хулиганах – с алой оторочкой. Ну вот что за скотство? Годрик Гриффиндор не одобряет! Хотя погодите-ка… вон тот блондинчик, с особенно громким смехом и поставленной подачей…
О. Чудненько.
— Мистер Маклагген, — самым светским тоном начал он, — что ж это вы факультет позорите?
Кормак выронил сумку, Луна быстро подобрала ее с земли, испуганно прижавшись к стенке. Пятикурсники было начали заполошно оглядываться, но быстро поняли, что Поттер один.
— Проваливай, Поттер, — бросил Маклагген. – Лунатичка перевернула на меня целую кружку сока за завтраком, а мантия была совсем новая.
Гарри действительно заметил на широкой груди будущего – впрочем, уже нет – вратаря пятна.
— И ты считаешь, что благородно мстишь за свою персону? – Гарри усмехнулся, похлопывая палочкой по ладони. – То есть, надо понимать, больше чем с третьекурсницей и меньше чем втроем ты бы и танцевать не стал?
— Да ладно, пусть побегает. Ей полезно! – мелко засмеялся тощий паренек слева от Кормака. Гарри его запомнил.
— Силенцио, — палочка немедленно вышла в боевую позицию, и непрошеный оратор подавился. – Маклагген, я разговариваю с тобой, а твоим обезьянам никто слова не давал. Ясно?
Почти балетный шаг в сторону – и заклятие Кормака пролетает мимо. Его приятель тормозит – и оказывается разоружен первым.
— Дети, не кидайтесь заклятиями, если не уверены, что попадете, — наставительно заметил Поттер. Кормак опустил было палочку, но острие направленно на Гарри. Такая безделица.
— Поттер, второй раз говорю, проваливай. Если я тебя покалечу до конца турнира, престиж факультета упадет, но, — блондин широко улыбнулся, — обещаю, летом я тебя как следует отколочу.
На угрозы аврор Поттер всегда реагировал сообразно.
— Экспеллиармус, что ли, — походя обезоружил он Кормака, и тут же с серьезным видом начал сокращать дистанцию. У все еще молчащего худого Гарри просто вырвал палочку, вывихнув тому кисть, обезоруженному же дважды неплохо пробил по почкам – как раз по росту. Полминуты, и он уже стоял перед Маклаггеном, а по бокам сидели переживающие натуральную, немагическую боль юные обалдуи. Это было по меньшей мере не спортивно.
— Ну? – поинтересовался Гарри у своего визави.
— Поттер, вот что тебе неймется? – с какой-то даже обидой спросил тот. – Своим бы хоть дал развлекаться!
— Своих, Кормак, у меня мало, — усмехнулся Гарри, — а развлекаться я предпочитаю сам.
Кормак тут же бросился на него. Он был тяжелее, пожалуй, сильнее, а сам искренне считал, что еще и лучше тренирован. Да, в рукопашном бою он мог что-то успеть, но сейчас просто получил невербальное Отталкивающее в грудь, слету приложившись спиной о каменную кладку. Прямо как давешний водяной.
— Нечестно! – самое удивительное, что он сказал именно это.
— Капита Кальвус, — издевательски ответил ему Гарри и потянул за собой все еще пребывающую в ступоре Луну. Их провожал истошный вой Маклаггена, обнаружившего, что его прекрасные кудри вылезают с корнем.

* * *


Вместо благодарностей, однако, юная Лавгуд за первым же углом принялась напряженно рассматривать Поттера. Тот не удивился – в конце концов, он знал ее тридцать лет. Луна некоторое время хмурилась, потом выкопала из сумки огромные темные очки, расписанные сомнительными рунами. Осмотр через них удовлетворил ее больше.
— Странно, — вот все, что она сказала.
— А поподробнее? – осведомился Гарри. К словам главы Отдела Тайн надо прислушиваться, даже если таковой пока тринадцать.
— Очень странно, — Луна нахмурилась. – Даже можно сказать, что очень-очень странно.
С ее точки зрения это были исчерпывающие, строго градуированные характеристики. Плюс развитого объемного мышления: любая категория ассоциативно и логично связана с любой другой; минус объемного мышления: окружающие эти связи не ловят.
— Луна, для людей.
Девочка посмотрела на него большими спокойными глазами – ну да, эта личная шуточка у них еще не появилась.
— Ну, скажи так, чтоб я успел понять, — Гарри бессильно развел руками.
— А, у тебя же нечем посмотреть, — Луна посмотрела на зажатые в пальцах очки так, будто впервые их увидела. – Никаких мозгошмыгов, Гарри. Ни единого.
— Может, у меня просто недостаточно мозгов для них? – извиняющимся тоном предположил Гарри.
— Или они им не по вкусу. Слишком… странные, — Луна посмотрела на Гарри с интересом. – Да, между прочим, спасибо. Из-за этих мальчиков я могла бы и не успеть к мадам Спраут.
— Да не стоит, — Гарри отмахнулся, — распустился наш факультет, но я тебе гарантирую – это временно.
— И все-таки, я могу чем-то тебя отблагодарить? – Луна задумалась. – Ну хочешь свой портрет?
— Может быть, позже, — Гарри помнил, как Луна рисовала – не плакатный стиль Дина Томаса, но изящное арт нуво, — сейчас не до позирования. Как насчет внеочередной подписки на «Придиру»?
— А ты читаешь?
— Иногда, — Поттер кивнул, — как, кстати, у вас дела с журналом?
— Ох, ты знаешь, сложный вопрос, — Луна задумалась так, как через годы будет задумываться над снабжением своего невыразимого, но желающего кушать Отдела. – Люди раскупают его почти подчистую, но мы не можем увеличить тираж – продажи покрывают только нынешний, а продавать больше мы не можем, потому что не можем больше печатать, и получается…
— …нормальный такой порочный круг, — Гарри подумал, что из самого популярного посмешища магической Британии при желании можно многое выжать – подобно тому, как откровенные клоуны получают неплохой процент на выборах. – Вот что, Луна, я думаю, эту проблему решить можно. Напиши своему почтенному батюшке, что я бы хотел с ним поговорить.
— Разве только летом, — покачала головой Луна. – Он сейчас выслеживает стадо морщерогих кизляков в западной Африке. Ему, честно сказать, просто не до того.

* * *


Весенний вечер тих. Март выдался вообще очень неплохим, не стылым, не слякотным, с высокими лунами и чистым небом. На последнее Гарри, правда, было глубоко наплевать – он как раз шел длинным лазом в Хогсмит, который, заметим, был неблизко. Не у всех людей хватило бы терпения скрытно вынуть весь этот грунт, и Поттер грешил на домовых-контрабандистов.
Вышел он мягко: в Хогвартсе остался Рон, знающий, что Гарри ушел выяснять насчет третьего задания; в «Королевстве» подвал не запирали, а выйти мимо припозднившегося покупателя не составило труда. Под мантией и – на всякий случай – Разиллюзионным – Гарри спокойно тек вдоль стен, не попадаясь под ноги расходящимся по домам и питейным заведениям хогсмидцам.
На хвосте у красноносого старичка в приличной, но мятой мантии Поттер и просочился в «Три метлы». И снова – пересечь пьющий и танцующий зал, не задев ничью ногу, пройти по скрипучей лестнице, одним броском одолеть коридор – и войти в приоткрытую дверь.
— Ну здравствуй, Поттер, — сегодня Рита была в фиолетовом – от мантии до лака, от остроносых туфель до теней.
— Приветствую, мисс Скитер, — вновь видимый Гарри учтиво поклонился, но Рита поморщилась.
— Договорились же – на «ты». Давай еще раз.
— Привет, Рита,— хмыкнул Поттер, находя всю ту же куцую табуретку.
— Вот так гораздо лучше. Не хочу чувствовать себя старше, чем я и так уже есть, — она поправила очки, на миг прикрыв глаза ладонью. – Ладно, излагай свои новости.
— А это пока не новости, — Гарри сел, как всегда, прямо напротив Риты, ногу на ногу. – Но поработаешь в поле, будет передовица. Что тебе известно о Крауче?
— Не появляется на публике с ноября, ведет дела через сов и ассистентов, — Рита сделала неопределенный жест, после чего полезла за сигаретами.
— Вот только ассистенты его тоже не видят, — начал Гарри, — письма, при том же почерке, как-то изменились в характере, а дом, где он якобы живет, почти в развалинах.
— Источник? – Рита окунула тонкую сигаретку в оранжевое пламя, осторожно взяла губами, и Гарри снова следил за этим, не отрываясь.
— Перси Уизли, — Гарри наклонил голову, — в числе прочих. Но называть его имя не надо.
— Само собой. Я так понимаю, ты прикрываешь весь этот клан?
— Да, но мы не об этом, — прищурился Гарри. – Значит, так, мне известно, что в Мунго его нет, что его якобы видели вблизи Хогвартса и что изменения с ним начались после Чемпионата Мира.
— И что же произошло там? – Рита раздумчиво выдохнула дым. – Кажется, ты тогда влез в самую бурю?
— Почти, — Поттер нервно хрустнул пальцами. – Я видел последствия. Понимаешь, Рита, я точно знаю, что что-то из того, что произошло в ту ночь, касается Крауча.
— С чего бы это вдруг?
— Иначе ему не пришлось бы назначать стрелочника.
— Резонно, — журналистка задумчиво кивнула. – Притом как-то на скорую руку… эта домовиха, я слышала, даже не поняла, за что ее выгнали?
— Не все так просто, — Гарри помотал вихрастой головой, — она много пьет и мало говорит. Так что…
— Так что придется идти с другого конца. Мне, — Рита улыбалась. – Знаешь, Крауч – лакомый кусочек. Если что, протащу лишнюю страницу ретроспективы за ту войну.
— Было бы славно, если бы ты пнула тогдашнее чрезвычайное судопроизводство.
— А Боунс меня не съест? – Рита продолжала ухмыляться. – Это уж тебе виднее.
— Ты-то хоть не начинай, — отмахнулся Поттер. – А Амелия, напротив, может, и похвалит. Она-то за общий порядок.
— Все легче, — кивнула Рита, — ну что же, этим я займусь. Если раскопаю что-нибудь, дам знать, чтоб не пропустил газету.
— Вот это и прекрасно, — Гарри поднялся, расправляя мантию-невидимку. – Ну я пойду, что ли.
— Не торопись, — сказала Рита ему в спину чуть тише. – У меня есть пара вопросов, Гарри. Могу я их задать?
— Задать – можешь, — Гарри рухнул обратно на табуретку.
— Хотя бы задать – обязана, — Рита, напротив, поднялась, начиная нервно прохаживаться вдоль кровати. Обычно за ней такого не водилось. – Так вот, во-первых, ты ведь знаешь о… жучке? Я правильно поняла?
Гарри только хмыкнул.
— Неподконтрольная анимагия – неплохой компромат. Вот только меня это больше интересует в качестве инструмента.
— Понимаю, — Рита медленно кивнула. Лицо ее было серьезным, пока она снова сунула руку в сумку. Гарри было подумал, что сейчас она вытащит оттуда маленький дамский браунинг, и все. Но это были всего только гримасы маггловского кинематографа – Рита вынула пачку “Mild Seven”. И на губы ее вернулась ухмылка.
— Скажи честно – часто хочется курить?
— Ты даже не представляешь…, — Гарри поймал брошенную пачку, поджег сигарету Инсендио и с наслаждением, безо всякого кашля затянулся. Организм отреагировал… странно: тело не требовало никотина, но мозг его отчетливо ждал.
— Ага, я так и думала, — Рита кивнула. – Ты вообще понимаешь, что мальчик со здоровыми белыми зубами не может так курить?
— А, Мерлина мать…, — Гарри судорожно оторвал сигарету от губ, но отбрасывать не стал. Выжидающе посмотрел на Риту.
— Я ведь примерно поняла, кто ты такой, Поттер, — Рита улыбалась уже не ехидно, но победительно. – Да, объяснение отвратительное, но другие-то не работают. Итак, Гарри, ответь-ка мне честно – сам понимаешь, выбора у тебя нет…
— Ну? – Гарри пытался сохранять спокойствие. Получалось на диво отвратительно. Да что ж такое, где же это он так прокололся?
— Сколько тебе лет, парень? – Рита снова опустила руку в сумку – но на сей раз оттуда появилась палочка. Рисковая она, все ж таки… — Могу поспорить, что больше тридцати.
— Сорок два, — безразличным голосом ответил Поттер.
— Ага, — удовлетворенно кивнула Рита, — надо же, почти что ровесники. Знаешь, план ведь был неплох, — она откинулась на спинку стула, поигрывая палочкой – демонстративно не угрожая. Толку-то было угрожать, как они оба прекрасно понимали. — Конечно, рассчитан на домохозяек и членов Визенгамота, но не плох. Ну кто всерьез поверил бы, что героический Гарри Поттер вместо катания как сыр в масле исчезнет на одиннадцать лет? Но это бывает, ладно. Хуже другое.
Гарри уже начисто перестал следить за ее сбивчивой мыслью. Получив, как ей казалось, доказательство своей правоты, Скитер впала в эйфорию – крылья ее носа яростно трепетали, а на щеки просочился румянец.
— Хуже, что маги поверили, что он еще и вернулся, — Рита словно дирижировала себе палочкой. – И, когда одиннадцатилетний мальчик прибил взрослого тролля и сделал из змеи Салазара Слизерина ридикюль – это все приняли как должное. Легенда прикрывает план… удачно. Иначе бы ты прокололся уже давно.
Рита кивнула себе самой, снова встала, подходя к Гарри будто в попытке рассмотреть его получше.
— И давно Отдел Тайн начал такие эксперименты? – почти обвиняюще заговорила она. – Я полагаю, что где-то в войну, иначе бы не хватило времени. В конце концов, никто и не думал, что стойкое омоложение возможно – и до сих пор не думает, я ведь проверила! Кстати, как вы выбирали, кто из оперативников станет «Гарри Поттером»?..
Гарри сидел, вжавшись в табуретку, и обалдевше пытался понять хотя бы один из ее вопросов. Если бы Скитер не была так влюблена в свой собственный голос, он бы сейчас пошлейшим образом «поплыл» на допросе, как мелкий воришка. Но потом щелкнуло.
Бедная Рита! То ли идеи склонны путешествовать, то ли и она не чужда маггловской культуры, но из всех объяснений она выбрала не мистический суррогат вроде того, что Гарри скормил Гермионе, а мрачную теорию заговора с сумасшедшими спецслужбами и бесчеловечными, но научными экспериментами. Гарри был почти раздосадован, что не выдумал такую сказку сам.
— …Итак, Гарри – я буду называть тебя так – каковы твои цели? И какую роль в них играю я? И кто, Мерлина ради, твое начальство – Скримджер? Фадж? Или у вас там свой собственный заговор?
Гарри оглушительно хлопнул в ладони. Похоже, этот жест вызывал у Риты какие-то свои ассоциации – она замолчала.
— Рита! Рита, не все так мрачно! – с благодушной улыбкой начал Поттер. – Во-первых, по некоторым причинам – и да, тут ты угадала, отчасти и по военным – никакого начальства у меня нет. Собственно, обо мне вообще никто не в курсе.
Скитер удивленно присвистнула, как четверокурсница.
— Я всякого ожидала от нашего министерства, но чтобы тебя так просто… забыли?
Гарри усмехнулся настолько мерзко, насколько мог:
— А в данный момент меня некому помнить.
— О. Понимаю, — сказала Рита и, разумеется, ошиблась. Поразительно, как охотно человек сам закрывает дыры в чужих рассказах.
— А во-вторых… что в нашем с тобой сотрудничестве это меняет? – осведомился Гарри. – Я даю тебе новости, ты пишешь так, как писала бы и сама, мы с тобой приятно и небесполезно беседуем – все довольны.
— Ну, понимаешь, это все-таки немного разные вещи, — Рита почти упала на кровать – все еще чуть нервничая: колени плотно сведены, руки мелко дрожат. – Одно дело школьник, которому скучно жить, а другое – мужчина со своими планами. Да и видела я таких, как ты, где-то видела. Аврорат?
— В точку, — Гарри даже поаплодировал. – Но все же ты еще в деле?
— А если я отвечу «нет»? Мой труп хотя бы быстро найдут?
— Зачем? – Гарри поглядел на Риту с укором. – Просто почищу тебе память. И ты никогда не узнаешь, что будет дальше.
— А вот это жестоко, — на сей раз укоризну изобразила журналистка. – Разумеется, я все еще с тобой. Твою историю, конечно, никому не продашь, но, кажется, ты притягиваешь другие. А какой гоблин уйдет с золотой жилы?
— Как говорит мой приятель Рон, и то правда, — рассмеялся Гарри, вновь поднимаясь. – Рита, будь хорошей девочкой, дай еще сигарету.
Неожиданно она оказалась совсем близко, протягивая вытряхнутую из пачки «майлд севен» прямо к его губам.
— Значит, тяжелей всего без курева? – понизив голос, поинтересовалась Скитер. Гарри вдохнул ее духи – все те же, но, кажется, утратившие остроту – и отрицательно покачал головой.
— А что тогда? Виски? Карты?
— Женщины.

* * *


Рита Скитер раздевалась неторопливо и с большим вкусом; под мантией обнаружились очень умилившие лично Поттера скромнейшие белые чулочки. Сам Гарри уже восседал на кровати без ничего, сложил руки на коленях и наблюдал – он никогда не был спринтером, чем и гордился. Шторы были задернуты, а одинокая горящая свеча снабжала светом в основном мадам Скитер, и Гарри загадочно сверкал очками из темноты.
А Рита уже осталась только в чулках и этих своих очках, выглядевших сейчас не китчем, но почти венецианской маской. Свет и взгляд Поттера скользили по ее коже – ожидаемо ухоженной, впрочем, на ощупь будет виднее. Маленькая, но от этого не утратившая формы грудь; широкие и, как выразился бы оголодавший Блэк, сочные бедра; чуть испорченная долгим писательством осанка; полное отсутствие волос ниже шеи. Да, стоило тащиться из Хогвартса под самую темень.
— Ну что, Скитер, чувствуешь себя совратительницей малолетних? – хмыкнул Гарри из своего темного логовища.
— Пошел ты, Поттер, — лениво отозвалась ведьма. Уже было направившись к нему, она остановилась – и теперь стояла вполоборота, прикрыв ладонью груди. Многолетняя привычка к колдографированию. – Малолетние так на женщин не смотрят. Их на это не хватает. Да что там, — Рита все же двинулась вперед, как всегда, чуть покачивая бедрами, — если бы тебе правда было четырнадцать, я и до постели дойти не успела бы.
— Крепок дух, но плоть слаба, — процитировал Гарри Толстого Монаха, — так что ты все-таки поторопись.

* * *


После всего, уже глубокой ночью, они лежали, прижавшись друг к другу – Рита, почти в позе зародыша, и обнимающий ее сзади Поттер. Молчали они уже долго, и когда Рита заговорила, Гарри еле на ее словах сосредоточился.
— Слушай, ты ведь был женат?
— Я тебе больше скажу, — прошептал Гарри, — у меня, вообще-то, трое детей.
— Неплохо, — была вынуждена признать Рита. – Ну и где они все сейчас?
— Не имею понятия, — Гарри шептал женщине куда-то в загривок, — моя жена может быть совсем неподалеку, а может – где-то в Корнуолле. Дети же по нынешним документам просто никогда не рождались.
— Серьезно вы работаете, — Рита, охотница за информацией, тут же выдумала себе изящную комбинацию с документооборотом и высоко ее оценила. – И… как ты тут без них? Все это время?
— Паршиво, — Гарри обнял Риту сильнее. – И давай ты мне этот вопрос больше задавать не будешь?
— Привычка, — попыталась пожать плечами журналистка, но вместо этого вжалась в теплого Поттера спиной. – Ну и что ты скажешь малышке Боунс?
— А что, я должен ей что-то…, — Гарри помедлил, — сказать?
— Решил бы, что да – был бы идиотом.

* * *


Вновь увидеть Риту Гарри довелось куда быстрее, чем он сам ожидал. Двадцатого апреля, не успел он явиться на первый урок, на него буквально свалилась мелкая сова с мелкой же запиской. «Быстро к «ТМ». БЫСТРО! Р.»
— Дело плохо, — объявил Гарри Рону с Гермионой. – Хагриду скажете – я в больничном крыле. Похоже, произошло что-то и вовсе странное.
Рон вопросов командиру не задал – не время, Гермиона же после ежемесячных бесед с Ромни привыкла к тому, что знакомые у Поттера бывают странные.
Кажется, он все-таки оттоптал пару ног – тем более, что до «Метел» добраться так и не вышло. Уже знакомый ему яркий жучок вдруг начал виться над пустым местом, которое Поттер из себя сейчас представлял – и Гарри пошел за ним. Рита вывела его в ту самую пещеру, где он еще зимой болтал с Сириусом.
И она была не пуста.
— Ах, твою мать, — высказался он.
— Именно, Гарри. Именно, — согласилась перекинувшаяся тут же Рита. Конспирироваться от гостя не имело вообще никакого смысла.
— …и потом отправь еще одну сову мадам Максим, потому что она, должно быть, захочет уравнять число студентов, которых она повезет, раз уж Каркаров набрал ровно дюжину… сделай это, Уизерби, хорошо? Сделаешь? Сде…
Так точно, господин Крауч, чудовищно исхудавший, с пергаментной кожей и кошмарно светящимися глазами расхаживал меж камней и раздавал процедурные указания. Гарри почувствовал себя так, будто в эпизод из его памяти кто-то врезал новые декорации.
— Ну и откуда ты его взяла? – развернулся он к Рите.
— Пришлось следить за его домом почти две недели, — гордо ответила та. – Знаешь, какого страха я натерпелась от грачей? Нашего общего друга прошлой ночью вывел на прогулку какой-то маленький толстяк с физиономией школьного извращенца, и я… Гарри, что с тобой?
Гарри смотрел на Риту тяжелым взглядом. Если бы она просто сказала бы ему, где видела Петтигрю, весь этот фарс можно было бы закончить досрочно, сильно досрочно. Но нет.
— Ничего. Я знаю этого товарища, и он, скорее всего, уже там, куда и крысы не заползают… Так ты просто увела Крауча из-под его носа?
— Дождалась, пока тот вернется в дом – он почему-то держался за плечо – и аппарировала вместе с нашим гостем.
— Я… я должен, — вдруг прохрипел Крауч, споткнувшись на ровном месте. – Ты студент? Студент… Хог… вартса?
— Так точно, — кратко отозвался Поттер. Бартемиус немедленно вцепился ему в плечо.
— Я… должен видеть дире… Дамблдора. Ошибка… мой сын… я… веди! Меня веди… скажу… пока могу…
— Рита, тебя здесь не было, ты его не видела, — Гарри уже накидывал мантию на разрываемого на две части своей волей и Империусом мага.
— Учи ученую, мальчик, — не прощаясь, Рита обратилась в жука и резко ушла в небо.

* * *


Гарри натерпелся страху, провожая идущего на негнущихся ногах Крауча через Хогсмид и через ход, через коридоры Хогвартса, к первому же пустому классу. Хорошо еще, он догадался наложить на ветерана Силенцио, иначе… Но он благополучно запер старика в классе, зачаровав, как мог, дверь – случайный школьник не снимет.
Дикий ор на горгулью, секундное препирательство со случайным Снейпом, торопливый, до заикания, рапорт Дамблдору – все было в точности как тогда. Гарри, как мог, пытался сшить расходящуюся под ногами вселенную, но сейчас, наверное, рушил все причинно-следственные связи.
Только чтобы найти дверь взломанной, а Крауча – бездыханным, с еще больше расширившимися от ужаса глазами.
В Хогвартсе сейчас был человек, способный видеть сквозь закрытые двери. И он, как всегда, оказался не из трусливых.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Вторник, 27.11.2012, 14:09
 
ЭрастиДата: Воскресенье, 06.05.2012, 10:29 | Сообщение # 56
Друид жизни
Сообщений: 159
« 9 »
да забыть про всевидещее око это косяк... Чтож Крауч младший в деле happy
 
ErutanДата: Воскресенье, 06.05.2012, 12:35 | Сообщение # 57
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
а почему гп не мог сам довести крауча-старшего к дамблдору? happy
а крауч-младший походу страх потерял и скоро голову потеряет...
 
PauLДата: Воскресенье, 06.05.2012, 14:55 | Сообщение # 58
Подросток
Сообщений: 13
« 0 »
Признаться, план все никак не хотел оформляться до конца; все, что он знал – это то, что ему позарез нужен живой Крауч-младший, скорее всего, не нужен живой Крауч-старший и, пожалуй, нужен Петтигрю – любым.

походу решил выживет - хорошо, не выживет - история пошла по протореному пути.



 
ErutanДата: Вторник, 15.05.2012, 18:57 | Сообщение # 59
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
вообще то на поттер-фанфикшн появилась 20 глава еще 4 дня назад happy
 
SerjoДата: Вторник, 15.05.2012, 22:59 | Сообщение # 60
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Post Mortem


Протокол допроса Г. Поттера, свидетеля по делу об убийстве Б. Крауча.
Допрос проводит старший аврор Дж. Долиш.
Присутствуют: члены следственной группы старший аврор К. Шеклбот и младший аврор Н. Тонкс; законный представитель несовершеннолетнего свидетеля А. П. В. Б. Дамблдор.
Дж. Д.: Назовите ваше имя.
Г. П.: Гарри Джеймс Поттер.
Дж. Д.: Дата и место вашего рождения?
Г. П.: Тридцать первое июля тысяча девятьсот восьмидесятого года, Годрикова Лощина.
Дж. Д.: Когда вы поступили в Хогвартс?
Г. П.: Первого сентября тысяча девятьсот девяносто первого года.
Дж. Д.: С какой целью?
Г. П.: Чтобы получить среднее специальное магическое образование. Полное, само собой. Кроме того, меня никто не спрашивал.
Дж. Д.: Каковы ваши планы после окончания Хогвартса?
Г. П.: Собрать группу единомышленников и захватить власть в Британском Сомали. Открыть от шести до восьми способов применения сока Дракучей Ивы. Возглавить сборную Австралии по квиддичу. Мистер Долиш, я еще даже СОВ не сдал, откуда мне знать, куда мне устраиваться?
К. Ш.: Логично. Но тут были вести, что вы в аврорат собрались?
Г. П.: Да я Зелья не сдам. Но если сдам… у вас там как вообще?
К. Ш.: Нормально, что.
Н. Т.: Очень даже. Жить можно.
Дж. Д.: Да, аврорат – место более чем достойное. Так, с вами разобрались. Директор, что вы скажете о дисциплине студента Поттера?
А. П. В. Б. Д.: В пределах нормы, в пределах нормы. Больше взысканий, чем у вас, Джон, но меньше, чем у вас, Нимфадора. На уровне Кингсли, если я правильно помню.
Дж. Д.: А что вы скажете о приписываемой ему склонности к нездоровому риску?
Г. П.: Врут.
Дж. Д.: Мистер Поттер, вопрос не к вам.
А. П. В. Б. Д.: Врут.
Дж. Д.: Не удивлен. Итак, коллеги, с моральным обликом свидетеля мы вроде бы разобрались. Перейдем к делу.
Н. Т.: Наконец-то.
Дж. Д.: Аврор Тонкс, потрудитесь следовать установленным процедурам.
Н. Т.: Есть, сэр.
Дж. Д.: Так-то лучше. Итак, мистер Поттер, как вы объясните вашу встречу с мистером Краучем в учебное время?
Г. П.: Этот протокол конфиденциален?
Дж. Д.: Согласно закону о следствии по делам, касающимся министерских служащих высоких рангов, он составляет государственную тайну. Вы удовлетворены?
Г. П.: Вполне. Видите ли, я прогулял Хагрида с целью отстоять престиж Британии.
К. Ш.: Турнир, да?
Г. П.: О да. Вы же понимаете, что мне нужна информация? Тем более, что прочие чемпионы не зевают.
Н. Т.: Ну так. Какой спорт без жульничества-то? Между прочим, я за тебя болею.
К. Ш.: Да я тоже.
Дж. Д.: Я за Диггори, но мы за это не преследуем. В должностные инструкции Авроров не входит обмен информацией с департаментом спорта, так что говорите.
Г. П.: Ну, положим, Седрик тоже парень нормальный, а информацией мы обмениваемся. Не для протокола, но как хотите. Так вот, я тут получил пару наводок – во-первых, на место, это якобы будет школьное квиддичное поле; во-вторых, делом занимается Хагрид…
Дж. Д.: Минуточку. Директор, я понимаю, что это нарушение, но нам необходимо знать, ввели ли Поттера в заблуждение. Его сведения точны?
А. П. В. Б. Д.: Расплывчаты, но точны. Более того, конкретно эти данные не слишком важны – их довели бы до чемпионов в первых числах мая.
Дж. Д.: То есть, велика вероятность случайного совпадения… Рассказывайте дальше. Почему вы выбрали именно это время, чтобы убедиться?
Г. П.: Единственное время, когда Хагрид с гарантией не будет занят на поле – это его собственный урок. Видите ли, он очень дорожит своей практикой.
А. П. В. Б. Д.: Это правда. Мистер Хагрид относится к преподаванию крайне серьезно.
К. Ш.: Логично. У парня все в порядке с планированием, я так посмотрю. Ну, не его вина, что вкрался неучтенный тип…
Дж. Д.: …Который нас и интересует. Тонкс, карту. Мистер Поттер, укажите точку встречи с мистером Краучем – и расскажите, что там произошло.
Г. П.: Так, давайте… О, спасибо, Тонкс.
Н. Т.: Да не за что.
Г. П.: Значит, смотрите – я заходил по широкой дуге, вот тут, в леске, снял с себя мантию-невидимку…
А. П. Б. В.: У Поттера есть мантия-невидимка стандартного образца – память об отце. Я разрешаю ему держать ее у себя до тех пор, пока он не использует ее для нарушения школьных правил. Это дисциплинирует.
Г. П.: Спасибо, директор. Так вот, я ее снял, чтобы за ветки не цепляться – там все равно никого не было, время-то учебное. И тут он на меня и вышел. Во-от тут, со стороны Хогсмита.
Дж. Д.: Как мистер Крауч себя вел?
Г. П.: Странно.
Дж. Д.: Подробнее, Поттер. А вы, Тонкс, не хихикайте.
Г. П.: Как будто ничего не случилось. Как будто он вернулся на двадцать лет назад и на год назад сразу. Как будто его сын и жена еще живы. Но при этом все еще считал Перси Уизли своим секретарем и готовился к турниру.
Дж. Д.: Это все?
Г. П.: Никак нет. Он иногда будто включался, но с большим трудом. Говорил, что ему нужно к Дамблдору, но это и так было видно – мадам Помфри с таким бы не управилась.
Дж. Д.: И почему же вы не повели его с собой?
Г. П.: Боялся, что недоведу, да и если бы кто увидел… понимаете, мало ли что может тут сейчас быть?
Дж. Д.: Поясните, о чем вы.
Г. П.: Ну, всю эту историю с моим попаданием на Турнир еще рано закрывать, да и о Каркарове ходят слухи.
К. Ш.: Ну да. Слухи…
Дж. Д.: Шеклбот, спокойнее. Директор, расследование по вопросу о Кубке так и не дало результатов?
А. П. В. Б. Д.: Способ мы можем назвать – очень, очень сильный и очень художественный Конфундус. Но личность – нет.
К. Ш.: Мистер Долиш, я считаю, необходимо передать это дело аврорату и приобщить к нашему.
Дж. Д.: Возможно. Если на то будет распоряжение. Итак, мистер Поттер, вы оставили Крауча в кабинете, заперев дверь?
Г. П.: Да.
К. Ш.: Продемонстрируйте.
Г. П.: Охотно.
Дж. Д.: Мисс Тонкс, откройте дверь.
Н. Т.: Есть, сэр. Так… есть.
Дж. Д.: Ваш вердикт?
Н. Т.: Три запирающих заклятия, классно подобраны. Школьнику такого не открыть, это уж точно. Да и наложить-то…
Дж. Д.: Поттер, объяснитесь.
Г. П.: Что, правда за пределами программы? Ничего не знаю, в библиотеке есть.
А. П. Б. В. Д.: Это факт. Наверное, я должен пояснить, что Чемпионы пользуются правом доступа в Запретную секцию. На всякий случай.
Н. Т.: А, ну ясно. Но сделано чисто, это уж точно.
Г. П.: Ну, спасибо, польстили.
Н. Т.: Обращайся.
Г. П.: Учту.
Дж. Д.: Так, молодежь, прекратили балаган. Итак, вы сообщили директору сразу же?
Г. П.: Почти. Меня немного задержал профессор Снейп. Пытался узнать суть дела.
Дж. Д.: Интересно… и вы ему сказали?
Г. П.: Нет.
К. Ш.: Умно. Вы прибыли на место преступления вместе с директором?
Г. П.: И профессором Снейпом. Он предпочел пойти с нами, и директор разрешил.
А. П. В. Б. Д.: Это так. Северус дождался меня у входа в кабинет, и моя горгулья утверждает, что он не отходил.
Дж. Д.: Что же, это удачно. Вы обнаружили вблизи кабинета кого-то еще?
Г. П.: Примерно через две минуты нас догнал профессор Хмури. Увидел нас в одном из коридоров по пути, но сразу не окликнул из секретности, а ходит-то он небыстро.
Н. Т.: Это да, Грозный Глаз к себе внимания без нужды привлекать не станет. И нам не советует.
Дж. Д.: Ну, в целом это в его привычках. Ладно, его мы еще не опрашивали. Поттер, Крауч сказал что-то кроме воспоминаний о прошлом и призывов вывести его к директору?
Г. П.: Только одно, мистер Долиш. Темный лорд, сказал он с большим трудом, становится сильнее.

* * *


В целом Гарри был собой доволен. Отвертеться от авроров было не так трудно – отдел собственной безопасности занимался аврором Поттером не раз и не два, да и Долиш явно думал совсем о другом.
Вообще, не стоило вдаваться в паранойю: Гарри Джеймс Поттер на данный момент, до объявления о возвращении Лорда, не представлял для Фаджа вообще никакой угрозы. А без окрика из Министерства Джон Долиш даже носки не поменяет. В отличие от Дамблдора, в бездействии Фаджа пока что можно было быть уверенным.
Авроры уныло паслись в хогвартских коридорах, частью создавая иллюзию расследования, частью – иллюзию охраны. Тонкс явно ностальгировала: Сьюз рассказывала, что Нимфадора как-то даже заглянула в гостиную Хаффлпаффа с пакетом сладостей. Кингсли точно так же зашел к гриффиндорцам и обставил Рона в шахматы. Где учился Долиш – выяснить не удалось: он бдел.
Бдел, впрочем, не только он: в ближайшем же воскресном «Пророке» вышла пространная статья о таинственном исчезновении Бартемиуса Крауча. Колдографии пустого (на сей раз и вправду) дома, неназванные свидетели, заметившие бедолагу у Хогсмида, намеренно обрывочные цитаты и бреда пропавшего и официальный ответ из Мунго об отсутствии под надзором пациента Крауча.
Разумеется, все это было спекуляцией чистой воды – но заставила авроров понервничать… кроме Тонкс, по крайней мере – этой все было сугубо параллельно. Куда интереснее были соседние два листа – ретроспектива карьеры неподтвержденно-усопшего Крауча. Тут-то Риту понесло.
Ушлая журналистка никогда не была чужда грубых театральных эффектов, но тут… Полстраницы детства, отрочества и юности в начале, полстраницы магического сотрудничества в конце, а в середине – плотно сшитые друг с другом цитаты из старых газет и слова пока еще многочисленных очевидцев. Ни единой авторской строчки (если не считать некоторых явно редактированных свидетелей) – но совершенно однозначное впечатление.
Кошмарная тень, местами равная Темному Лорду, поднимается к высшей власти из бумажной пыли и человеческого страха, равняет авроров с Упивающимися и почти уже душит и без того хлипкое гражданское общество, чем бы эта тварь ни была. И все рушится от одного признания мальчишки, убежавшего от одного нелюдя к другому.
Рита великолепна: у Крауча нет семьи и нет наследника; прежние бойцы теперь верны не ему, а Скримджеру или Дамблдору; Фадж всегда рад пнуть любого мертвого льва – что говорить о том, альтернативой кому он торопливо стал? Амелия Боунс посмеивается над газетой, Гермиона, вздернув носик, бросает в адрес Риты скупые слова одобрения: «Мерзкая женщина, но с правильными ценностями». Гарри только смеется.
Только Джон Долиш тайком напивается до остекленения, но без начальственного благословления не говорит ни слова. При Крауче, Гарри знал, он был стажером с двумя мертвыми братьями и воевал от души.
Министерство молчит. Винки ревет над вышивкой.

* * *


- …А знаешь, она может быть и права, - Сьюз сидела рядом с Гарри в глухом уголке библиотеки, там, где громоздились книжки о гоблинах.
- Кто, Бэгшот? – Гарри поднял глаза от книги, которую они со Сьюзи только что разбирали.
- Скитер, - покачала головой рыжая девочка. – Я немного поговорила с тетей об этой статье… мы в этом году вообще часто болтаем вечерами.
- Ну, положим, если статьи Скитер начнут иметь что-то общее с реальностью – у нас всех большие проблемы, - Поттер пожал плечами, но Сьюзи отвела со лба челку и улыбнулась.
- Нет, Гарри, давай попробуем это взять как… ну я не знаю, игру ума. Ты «Придиру» читаешь?
- Нечасто, но я понял, о чем ты, - кивнул Гарри. – Немножко послеобеденной конспирологии?
- Поздравляю, ты единственный мой знакомый парень, который это выговорил, - Сьюз довольно прищурилась, Поттер, подготовленный маггловской бульварной литературой, тоже. – В общем, на самом деле Крауч мог что-то такое провернуть.
- Ты полагаешь, он бы стал брать власть силой? Этот… бюрократ? – Гарри отложил книгу, развернулся к Сьюз. Та под его взглядом опустила глаза, но чуть придвинулась.
- Зачем, Гарри, зачем? – отмахнулась она. - Выбрали бы его, вполне по закону и со всеми процедурами. А вот потом…
- Ну, насколько я знаю, военную диктатуру сразу не построишь.
- А он уже. Понимаешь, в чем тут дело? – Сьюзи действительно увлеклась: они все глубже уходили на континент магической истории, где рыжая хаффлпафка царствовала безраздельно. - На самом деле ему не пришлось бы ничего менять, понимаешь? У нас тут, - она начала тихонько постукивать пальцем по столу, - во-первых, отодвинули от судебной власти Визенгамот, во-вторых, перешли к декретам вместо законов – и так Визенгамот лишается и власти законодательной… следишь за мыслью?
Гарри с уважением на лице кивнул, Сьюз грустно улыбнулась:
- Вот, а без тренировки на Грейнджер ты бы уже заснул. Так вот, кроме этого, силовые департаменты теперь контролировали все остальные – если тебя могут арестовать по любому поводу и осудить на что угодно, не больно-то поспоришь по службе, а?
Гарри только кивнул, блаженно улыбаясь.
- Так что оставалось только замкнуть всю цепь не на Министра, а на себя. К чему Крауч подошел слишком близко.
- Или недостаточно близко? – Гарри наклонился к ней, понизив голос.
- Две ошибки, Гарри, - Сьюз покачала головой. От нее почему-то пахло осенними листьями, хоть и не сезон. – Первая – ладно, тебя он предугадать не мог и выходил на долгую войну. Вторая… серьезней. Но делают ее чаще.
- Скажи. Это важно.
- Проблема в том, Гарри, что те, кого набрали в Визенгамот, сидят там не просто так – и никуда уходить не желают. За каждым там стоит куда больше, чем просто… законы, - Сьюз вздохнула. – Надеюсь, тетя Амелия никогда не узнает, что я такое произнесла.
- То есть взять власть можно, а удержать…
- Никак, Гарри. Только если сломать всю систему, а для этого потребовался бы победивший Волдеморт. Ну а теперь уже…, - она развела руками – мол, нет больше в коробке печенья.
- Сьюз… Сьюзи, я сейчас задам тебе вопрос, а ты хорошенько подумай, - Гарри перешел и вовсе на шепот.
- Ммм? – наклонила голову она.
- А как ты сама относишься к военной диктатуре?
Да, это не то, что девушка ждет от парня – но Сьюзи подумала именно о поставленной задаче. Пожалуй, этим-то они с Гермионой и отличаются: все же ведущая и все же ведомая.
- Это не должно работать, но иногда так нужно, - Сьюз мягко улыбнулась, - иногда… нужен хирург.
Магический клан Боунсов, от магглов в зеленом, что встретили норманнов стрелами, до бойца Ордена Феникса Эдгара Боунса, на секунду встали за ее плечами. Гарри решил, что надо все-таки выспаться.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Вторник, 27.11.2012, 14:07
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Tempus Colligendi (ГП, РУ, ГГ, AU, Детектив, PG-13 + 65 глава от 05.02.2015)
  • Страница 2 из 10
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 9
  • 10
  • »
Поиск: