Армия Запретного леса

Суббота, 13.08.2022, 18:38
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен продлен на 2022 год! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен продлен на 2022 год!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 35
  • 1
  • 2
  • 3
  • 34
  • 35
  • »
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Проходная пешка (Гарри Поттер, джен, PG, макси)
Проходная пешка
NomadДата: Воскресенье, 19.08.2012, 16:24 | Сообщение # 1
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Название фанфика: Проходная пешка
Автор: Леди Байрон( разрешение на размещение получено)
Рейтинг:PG
Пейринг: Гарри Поттер
Жанр: Общий /Приключения
Размер: макси
Статус: в процессе
Саммари: "Кто я?" - вопрос, который беспокоит многих людей. Но что если из философского он превратится в буквальный? Что если ты забудешь не только свое имя, но и всю жизнь, в зеркале отразится незнакомец, единственной зацепкой станет перстень на пальце, а лучшим помощником странная птица? Поверьте, это совсем не так весело, как кажется.




Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?

Сообщение отредактировал Nomad - Вторник, 05.03.2013, 09:38
 
NomadДата: Воскресенье, 19.08.2012, 16:25 | Сообщение # 2
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Глава 1


Ощутимое позиционное преимущество в пешечном эндшпиле получает та сторона, которой удается образовать защищенную проходную пешку. Такая пешка, как правило, не требует особых забот. В то же время она не только приковывает внимание неприятельского короля к своей персоне, но как бы привязывает его к себе, ограничивая одновременно активные действия монарха своим квадратом.

Молодой человек, стоявший посреди захламленной спальни, уже минут двадцать не мог оторваться от зеркала, вцепившись в простую деревянную раму. Его ярко-зеленые глаза лихорадочно блестели, черные волосы растрепались от безумного кружения по комнате, а лицо, наверняка очень красивое в обычном состоянии, сейчас было перекошено от ужаса. Единственным живым существом, внимательно и несколько настороженно наблюдавшим за этим человеком, была красивая белая сова, запертая в клетке на столе. «Кто я? Что, черт возьми, происходит?!» – прошептал он своему отражению, и предсказуемо не получив ответ, наконец отвернулся от него. Взгляд тут же упал на стопку газет, которую он недавно перерыл в надежде найти хоть какую-то зацепку. Ничего, только незнакомые имена: Скримджер, Фадж, Лонгботтом, Поттер… Министерство магии, Пожиратели смерти, Оборотное зелье, Империус – все это кажется глупой шуткой. Слова, складываясь в газетные статьи, не говорили ему ни о чем, кроме того, что он в полной…
Дзиииинь!!!
– Кой черт тут трезвонит на ночь глядя? – раздался мужской бас, явно недовольный поздним визитером, после чего снизу послышались грузные шаги.
Молодой человек замер. Мысли, и без того обрывочные, беспорядочно закружились в его голове. Кто-то пришел. Это за ним? Тогда почему люди в гостиной сами не поднялись в эту комнату? Может быть, они еще не знают о нем?
– Добрый вечер. Вы, вероятно, мистер Дурсль. Полагаю, Гарри предупредил вас, что я приду за ним? – Теперь голос был глубокий и звучный, принадлежащий, скорее всего, очень старому, но весьма энергичному человеку.
Гарри! Он и есть Гарри? Но эта комната вряд ли его: на тумбочке лежат очки, в которых он совершенно точно не нуждается, а одежда в шкафу слишком велика и подойдет разве что упитанной свиноматке. Правда, ему все равно пришлось выбрать из этого арсенала джинсы и футболку поприличнее. Не ходить же как очнулся – в трусах и с перстнем на пальце! А вот на фотографиях, обнаруженных в пухлом альбоме, в этих тряпках красуется худенький подросток – тот самый, о котором писали в одной из газет… Гарри Поттер, точно! Так это он здесь живет?
– Судя по вашему потрясенному виду, Гарри не предупредил вас о моем приходе, – донесся все тот же учтивый голос. – Тем не менее давайте будем считать, что вы гостеприимно пригласили меня войти в дом. В эти трудные времена неразумно слишком долго задерживаться на пороге.
Дверь закрыли. Сейчас все толпятся внизу, мимо не пройдешь. Ждать здесь? Нет уж, он каким-то образом оказался в чужом доме и не может этого объяснить. Судя по газетным вырезкам, долго с таким гостем церемониться не будут. Остается только один выход.
– Да что за!.. – невольно воскликнул беглец, отпрянув от большой птицы, мгновенно залетевшей в комнату, стоило ему открыть окно. Будто только этого и ждала!
– Давненько я здесь не был, – продолжал голос снизу. – Смотрите-ка, ваши африканские лилии отлично цветут.
– Кыш! Ты очень не вовремя, приятель, а ну улетай! – Возмущенным шепотом парень попытался прогнать черного ворона, вольготно устроившегося на подоконнике, но добился от того лишь колючего черного взгляда, заставившего невольно поежиться.
– Эй! Ты слышал меня? Убирайся! – предпринял он еще одну попытку, впрочем, такую же безуспешную. Взмах рукой – но птица даже не пошевелилась; только из пальца, случайно задевшего черное перо наглой твари, неожиданно пошла кровь. – Ох! Они что у тебя, железные?
– Пора бы отправиться в «Дырявый котел», мой мальчик, – вдруг ответила ему птица голосом старика, который пришел за Гарри.
– Что? Как это…
– Там замечательные шоколадные кексы, – добавил ворон, – хотя я предпочитаю ванильные.
– Подожди, что это значит?! – наплевав на скрытность, закричал молодой человек, но птица взмахнула железными крыльями, и через секунду ее уже невозможно было разглядеть в сгущающихся сумерках.
– Может, мы все же поднимемся к вашему племяннику? Видите ли, у меня не так много времени. – На этот раз голос старика опять раздавался снизу, и по скрипу ступенек стало понятно, что он не собирается откладывать свое предложение в долгий ящик.
Дырявый котел. Это что, фигура речи такая? Отправиться в дырявый котел. Нет, не то. Шоколадные кексы… Это кафе?
– Не хочу показаться невежливым… – снова дал о себе знать мужчина, которого гость назвал мистером Дурслем.
Кафе, ресторан, паб… Что же это?
– Однако, увы, отступления от вежливости случаются настолько часто, что это уже внушает тревогу, – серьезно закончил его фразу старик. – Лучше уж ничего не говорите, мой милый. Ага, это, должно быть, Петунья.
От напряжения молодой человек закрыл глаза и обхватил голову руками. Паб… Дырявый котел… Перед глазами всплыла неясная картинка неприглядной вывески. Дырявый котел. Мимо идут люди, которые даже не замечают заведение со столь странным названием. Бар... Картинка становится все четче…
– Альбус Дамблдор. Мы с вами, конечно, переписывались. А это…
Странное ощущение напряжения, как будто воздух вокруг сжался и ты протискиваешься сквозь узкий шланг. Хлопок! Не боль, но чудовищно неприятное чувство, которое стоило терпеть только ради того, чтобы, открыв глаза, увидеть не комнату некого Гарри Поттера, а неприметную дверь в бар, в котором, по слухам, подают замечательные шоколадные кексы.

***

– Дамблдор, вы с ума сошли! Что значит «нет возможности»? Вы осознаете, кому это говорите?! – В таком состоянии Руфус Скримджер больше всего напоминал разъяренного льва, мечущегося в своей клетке.
– Я предполагал, что беседую с министром магии, – невозмутимо ответил Альбус Дамблдор, поглаживая длинную бороду. – Не думаю, что Волдеморт смог бы незаметно подменить вас на одного из своих слуг.
– Дамблдор, ради Мерлина бросьте свои шуточки! – Министр сделал глубокий вдох и продолжил уже спокойнее: – Вы же понимаете, Поттер нужен Министерству, он нужен всей Англии…
– Гарри нужен своим друзьям, – серьезно произнес директор Хогвартса. – А вот вам, Руфус, нужен не Гарри, а его избранность. Не стоит играть на чувствах мальчика.
– А чем вы сами все время занимаетесь? – Теперь голос Скримджера был не гневным, а вкрадчивым, но полным иронии. – Поттер считает себя человеком Дамблдора, не вы ли тому причина, а? Кто уже шесть лет пудрит ему мозги?
– Довольно, министр. К сожалению, встретиться с Гарри Поттером не представляется возможным. Сейчас он находится под родовой защитой своей матери, и лишить его этой защиты будет величайшей опасностью для Гарри и величайшей глупостью для нас.
– Что ж, жаль, что мы должны потратить столько времени на ожидание. Но вы ведь не сможете вечно скрывать своего Золотого мальчика. В сентябре он все равно должен будет вернуться в Хогвартс, – произнес Скримджер, многозначительно посмотрев на своего собеседника.
– Не сомневайтесь в этом.

***

– Эй, парень, чего тебе? Небось сливочного пива? – грубовато, но вполне доброжелательно обратился к молодому посетителю лысый старик за стойкой. Тот вскинул голову и непонимающе посмотрел на бармена, как, бывает, смотрят люди, которые глубоко о чем-то задумались и, вынырнув из собственных мыслей, не могут понять, что от них хотят.
– Простите, что?
– Пива? – еще раз спросил старик и беззубо улыбнулся.
– Эээ, нет, спасибо, – покачал головой и снова ушел в себя.
– Ждешь кого?
– Что?
– Че-то ты рассеянный какой-то или со слухом чего, – хмыкнул бармен. – Так молодой, вроде, еще в Хогвартсе, наверное, учишься.
– Ммм…
– Сидишь здесь уже полчаса и ничего не заказываешь. Времена нынче неспокойные, люди уже косятся, а ты и не замечаешь. Шел бы ты отсюда, паренек, неча народ лишний раз пугать.
– Ох, да я просто… Я жду свою девушку, а она опаздывает. Вот и переживаю: то ли, как всегда, платье выбирает, то ли случилось чего, – вымученно улыбнулся непутевый посетитель и неожиданно для себя добавил: – Мы хотели здесь шоколадных кексов поесть, друзья посоветовали.
– Друзья, говоришь? Да я в жисть здесь шоколадных кексов не делал, это ты с Косой аллеей перепутал. Наверняка твоя девушка там в каком-нибудь кафе сидит и ждет, места себе не находит. Чего сидишь, беги давай, ищи свою принцессу, – засмеялся словоохотливый бармен, кивнув почему-то не в сторону выхода, а в противоположную дверь. – Ишь ты, шоколадные кексы… Надо будет попробовать…



Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?

Сообщение отредактировал Nomad - Воскресенье, 19.08.2012, 16:36
 
NomadДата: Воскресенье, 19.08.2012, 16:26 | Сообщение # 3
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Глава 2


Иногда при защищенной проходной на 4-й горизонтали обороняющейся стороне удается получить ничейный контршанс. Подобный прием проходит только при слоновой пешке у слабейшей стороны.

«Вот ведь! Всего пару минут подождал – и сразу отыскались добрые люди, которые постучали по нужному кирпичику и открыли проход. А самое главное – даже не заметили, как за ними прошел подозрительный субъект, до этого прятавшийся за мусорным баком. Вопрос в другом: что теперь?» – думал молодой человек, прогуливаясь по той самой Косой аллее. Однако настоящей прогулкой это трудно было назвать: шум и гам улицы отвлекал от размышлений, а снующие везде люди в мантиях постоянно толкались и наступали на ноги. Поморщившись, когда очередная дородная дама заехала ему в бок астролябией, молодой человек не выдержал и свернул в ближайший переулок, который хоть и казался мрачным, был заметно тише и спокойнее товарной улочки.
Как узнать, кто он такой? В комнате, где он очнулся, не было никаких намеков на эту информацию. Разве только сам факт, что он очнулся в доме Гарри Поттера. Почему? Чей-то замысел? Возможно... Но только чей и с какой целью? Подставить? Не исключено. Гарри Поттера там не было, но за мальчиком, которого все называют Избранным, пришел Альбус Дамблдор. Об этом человеке он тоже читал в газете: там говорилось, что директор школы Хогвартс недавно восстановлен на посту Верховного чародея Визенгамота. Он пришел за Поттером как директор или как Верховный чародей? И то и другое возможно, ведь мальчиком-героем наверняка интересуются многие. Вот только, как это может помочь ответить на его вопросы? Может, он вообще никак не связан с Гарри Поттером? Ну да, как же! Он совершенно случайно оказался в комнате подростка, о котором пишут в газетах! А еще эта странная птица…
– Смотри, куда прешь, придурок!
Дьявол! Он так задумался, что совсем не смотрел на дорогу.
– Ох, прости, давай помогу, – искренне извинился парень, протянув руку распластавшемуся перед ним блондину, на вид – его ровеснику.
– Иди к Мордреду со своей помощью! – возмутился сбитый с ног блондинчик и встал, проигнорировав руку сверстника. – Мерлин, это была совсем новая мантия! Тебе на такую всю жизнь работать, судя по твоим обноскам.
Неясные фигуры редких прохожих стали оборачиваться, привлеченные разгорающимся скандалом. Большинство из них были укутаны в темные плащи, и почему-то их внимание казалось очень неприятным и… опасным.
– Ну извини, – развел руками «обидчик» и присел, чтобы помочь поднять выпавшие свертки. – Хотя, сказать по правде, ты сам налетел на меня, выбегая из того магазина. Это ты там купил?
– Не твое дело, – буркнул ему в ответ хозяин вещей и так резко выдернул узкую коробку из рук непрошеного помощника, что крышка с нее слетела, выставляя на обозрение довольно мерзкую высушенную руку.
– У тебя… хм… специфический вкус.
– Да иди ты! – в очередной раз не пошел на перемирие собеседник. Он быстро подобрал оставшиеся покупки и, прежде чем уйти, бросил через плечо: – Магглродье!
– Сказал, как плюнул, – пробормотал себе под нос молодой человек, глядя на удаляющегося подростка.
Темных фигур стало больше; они словно выныривали из тени, незаметно подбираясь все ближе. Только этих проблем здесь не хватало.
Он обернулся. «Горбин и Бэрк» – из этой лавки вышел неприветливый блондин. Товары на витрине: скалящиеся черепа, зловеще поблескивающие ожерелья, ритуальные ножи – не внушали доверия. По-видимому, в этом магазине единственная невинная вещь – колокольчик, висящий на двери, и то не факт, что он не проклят. Но оставаться снаружи еще опаснее, так что стоит заглянуть в это мрачное местечко.
Дзинь-дзинь-дзинь. Звенит как обычный колокольчик. Может, и не заколдован.
– Что-то желаете, мистер?..
– Да, – уверенно ответил тот, обернувшись к сутулому человечку с маслянистыми волосами. Посетитель – совсем юнец, не старше младшего Малфоя, который только что вышел отсюда. Свое имя он так и не назвал, проигнорировав немой вопрос продавца. – Я хотел бы узнать, что у вас есть для восстановления памяти.
– Артефакты? Зелья? Книги?
– Все, что возможно.
– Сожалею, но здесь нужна конкретика. Артефакт может помочь только при определенном проклятии, причем в том случае, если оно еще не наложено, это своего рода отражатель, который…
– Не то. – Какой раздраженный тон! Этот мальчик действительно так уверен в себе или лишь хочет таким казаться? – Я же сказал, меня интересует восстановление, а не защита.
– В таком случае ничем не могу вам помочь, – вежливо, но не без ехидства ответил продавец. Горбин или Бэрк, надо полагать.
– Но вы сами упомянули зелья и книги!
– Видите ли, мистер, имя которого не могу знать, – протянул лавочник, – тут, как я уже сказал, все зависит от конкретного случая. Память – такая тонкая материя… Разрушить ее ничего не стоит, изменить умелым мастерам тоже не составит труда, а вот вернуть… Вернуть ее может только опытный зельевар или легилимент, а зачастую им и вовсе приходится действовать сообща для достижения хотя бы минимального результата. И это только в том случае, если проклятье обратимо, как при Обливиэйте, а ведь это бывает далеко не всегда.
– Но бывает, – то ли спрашивая, то ли утверждая, прошептал юноша.
– Разумеется. Для этого и существуют зелья и книги. Но все они, так сказать, индивидуальны, и мальчик вроде вас, уж простите мою дерзость, вряд ли сможет создать нужный рецепт или заклятье. Тут велик риск непоправимого ущерба или даже летального исхода. – Потрескавшиеся губы продавца растянулись в улыбке. – Впрочем, если у вас есть лишняя тысяча галлеонов, я могу принести пару флаконов.
– Нет, благодарю, – быстро ответил молодой человек, повернувшись к двери. Темных фигур не было видно, пора уходить.
– Или фолиант Мемории Этерн «Лабиринт разума» в обмен на ваше чудное колечко.
– Что?
– Кольцо, – улыбнулся старьевщик и словно еще больше ссутулился. – Я, видите ли, люблю древние вещи, оно мне показалось любопытным.
– Вы его видели раньше? – заволновался несостоявшийся покупатель. – Знали его хозяина?
– О, нет-нет, не имел такой чести, – зачастил торгаш. – Да и не думаю, что оно особенное, просто приглянулось. Но, так и быть, я дам вам за него книгу и еще триста галлеонов сверху. Это, можете считать, каприз коллекционера. Ну, что скажете?
– Благодарю, но нет. Эту вещь я не продаю, она слишком много для меня значит.
– Понимаю-понимаю, фамильная ценность как-никак, – не особенно расстроился хозяин магазинчика, видимо предвидя отказ. – Ну что ж, заходите, если передумаете, всегда буду рад видеть наследника столь древнего рода.
В ответ на это юноша лишь кивнул и вышел из странного места под звяканье колокольчика.
Наследник древнего рода? С чего он взял? Ах да, продавец назвал кольцо фамильной ценностью. Значит, оно и указало ему на род. Но как? Видимо, кольцо не такое уж обычное, как это хотел показать ушлый лавочник. Молодой человек поднял руку, рассматривая перстень: простой черный камень в серебряной оправе, на котором высечен круг с вертикальной чертой внутри треугольника. На герб не очень похоже, скорее напоминает тайный знак. Пожалуй, это единственная…
– Заблудился, малыш? – раздался скрипучий голос так близко, что юноша подпрыгнул от неожиданности. – Хочешь, мы проводим тебя? Какой сладкий мальчик!
Рядом стояла грязная ведьма в лохмотьях, протягивая к нему свои руки с ногтями, больше похожими на когти. Он брезгливо отшатнулся от старухи.
– Видишь, Матильда, ты не понравилась пареньку, – хохотнул кто-то сзади.
Чтоб тебя! Он и не заметил, как его окружили эти бродяги! Надо бросать привычку задумываться в общественных местах, сегодня он и так ей злоупотребил. Так, главное, чтобы еще раз пронесло.
– Послушайте, у меня нет с собой ни денег, ни ценностей, – сказал юноша, стараясь не выдать свое волнение и страх. – Так что давайте не будем тратить время друг друга и разойдемся прямо сейчас.
– Нет денег, дорогуша? – пропищала некрасивая женщина слева. – Это ничего. У тебя есть волосы, глаза и кожа – чудесные ингредиенты, которые стоят немало галлеонов.
– А спрос на Оборотное нынче вырос, – добавил мужчина с золотым зубом и бельмом на глазу. – Так что твои ногти тоже пригодятся, красавчик.
С этими словами он достал из-за пазухи палочку, и остальные последовали его примеру. Круг начал смыкаться.
– Эй! Постойте! Мы можем договориться!
Его возглас утонул в глумливом смехе.
– Договориться?
– Аххахаха!
– За кого он себя принимает?
– Спроси лучше, за кого он нас принимает, Энджи?
– Не бойся, малыш, все будет быстро, мы не Пожиратели, нам ни к чему тебя пытать.
– Авада…
Что именно хотел сказать бродяга с бельмом на глазу, юноша так и не узнал. На полуслове тот схватился за горло, из которого рваными толчками брызгала кровь, и мешком повалился на землю. Птица, долю секунды назад черной стрелой упавшая с неба, еще раз взмахнула крылом – и палочка старухи, засиявшая зеленоватым светом, была разрублена пополам.
– Кутх… – прошептал побелевшими губами рыжий здоровяк.
– Моя палочка!
– К Мордреду палочку, бежим!!!
– Ааааа!!!
Вжиг – еще одному смельчаку, попытавшемуся заколдовать железную птицу, рассекло плечо. Палочка выпала из ослабевших пальцев.
– Идиот, на него не действуют заклятья!
– Я прокляну этого Горбина!
Через минуту улица будто вымерла. Только шокированный подросток стоял посреди переулка, явно не понимая, что происходит. У его ног лежал грузный мужчина в луже крови – не помочь, он уже перестал дышать. А выше, на облупленном карнизе, примостился ворон, спасший юноше жизнь.
– Ты знаешь, когда надо появиться, да? – обратился он к птице осипшим от волнения голосом.
Ответом ему послужил лишь сверлящий насквозь взгляд. Кутх… Что это за птица такая? Никогда о такой не слышал. Хотя он тут много о чем не знал прежде… Или не помнил, что знал.
– Спасибо, приятель. Угощенья у меня нет, не обессудь, а гладить тебя как-то не очень хочется, если честно.
Кутх слегка раскрыл железные крылья, заставив молодого человека напрячься от этого движения, а затем объявил громогласным баском:
– Ненавижу я эти тележки в «Гринготтсе»… мутит меня после них.
Секунда – и кутх взмыл вверх, сливаясь с ночным небом. Значит, «Гринготтс».

***

– То есть как пропал?
– Как? Ммм… Я бы сказал мгновенно. За пару часов до моего прихода поднялся в свою комнату, и никто не видел, чтобы он выходил из дома. В спальне мальчика остались все вещи, даже волшебная палочка и очки. Было открыто окно и обнаружены остаточные следы недавней аппарации.
– Аппарации? Поттер не мог аппарировать! Его мозг от природы не приспособлен для преждевременного усвоения школьной программы! Я скорее поверю в то, что он выпрыгнул из окна как последний маггл!
– Северус, ты как всегда слишком строг к мальчику, – укоряюще посмотрел на сердитого мужчину Дамблдор. – Гарри, безусловно, не лишен талантов, но в одном ты прав: он действительно не мог аппарировать. Однако кто сказал, что он это сделал самостоятельно и по своей воле?
– Альбус, Пожиратели не похищали Поттера, иначе Темный Лорд не преминул бы сообщить об этом всем и каждому, – обреченно вздохнул зельевар, пытаясь понять, как проклятому мальчишке удается создавать проблемы даже там, где его нет.
– И все-таки, Северус, и все-таки…
– Хорошо, я понял. Мне следует знать еще о чем-то?
– Гарри обязательно должен вернуться в школу. Это все, мой мальчик.



Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?

Сообщение отредактировал Nomad - Воскресенье, 19.08.2012, 16:35
 
NomadДата: Воскресенье, 19.08.2012, 16:28 | Сообщение # 4
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Глава 3


Сторона, имеющая защищенную проходную пешку, должна опасаться подрыва своей пешечной цепи с разменом базовой пешки, которая поддерживает проходную.

«Гринготтс» оказался банком. Белоснежным и неприступным снаружи, утопающим в роскоши и кричащим о своей стабильности внутри. Даже его уродливые серокожие служащие смотрелись величественно на этом фоне, как маленькие короли в своем царстве. От этого юноша, вынужденный спать на улице до открытия банка, да еще так, чтобы его никто не заметил, чувствовал себя особенно неуютно.
Что ж, раз милая птичка послала его сюда – ему еще предстоит выяснить, с чьей подачи, – то здесь его должны знать. С этими мыслями молодой человек подошел к одной из конторок, за которой сидел гоблин, старательно изучавший кипу каких-то бумаг. Юноша встал рядом и приготовился терпеливо ждать, когда на него обратят внимание. Наконец банкир не спеша дочитал очередной документ и, с размаха шлепнув на него печать, поднял глаза на нового клиента.
– Чем могу быть полезен… – скрипуче спросил гоблин и после небольшой паузы добавил: – …лорд Певерелл?
Есть! Ему даже ничего говорить не пришлось! Лорд-бродяжка, оригинально, ничего не скажешь.
– Я хотел бы проверить счет, – как можно спокойнее произнес новоиспеченный лорд, хотя его сердце готово было выскочить из груди. Если его знает работник банка, то у него, скорее всего, открыт здесь счет, ведь так?
– Одну минуту.
Гоблин невозмутимо спрыгнул с высокого табурета и просеменил к высокой позолоченной двери с изображением двух сражающихся драконов, где и скрылся. Этому народцу явно нельзя было отказать в хорошем вкусе: архитектура несколько напыщенна, но для банка вполне уместна.
– Пройдемте за мной, – вернувшись через минуту, пригласил его тот же гоблин. – Директор банка готов вас принять.
Знать бы еще хорошо это или плохо. Но пока ему остается только согласно кивнуть и последовать за внимательным банкиром к той же двери с драконами. По крайней мере, без присмотра здесь никого не оставляют, это точно.
– Присаживайтесь, лорд Певерелл, – вежливо, но без тени улыбки промолвил директор Гринготтса, как только за посетителем закрылась дверь. Его сопровождающий остался снаружи. – Мое имя Урглот.
– Да прибудет золото в ваши сокровищницы! – произнес ритуальное приветствие молодой человек и, кажется, сам удивился тому, что сказал.
– Да умножится оно у вас! – одобрительно ответил Урглот, сделав вид, что не заметил смятения юноши. – Вертоух сообщил мне, что вы хотели бы прояснить вопрос о своем наследстве.
А вот это уже интересно!
– Если это возможно. – Речь должна быть неторопливой и спокойной, как у самого директора банка. Все-таки лорд говорит… как выяснилось.
– Боюсь вас разочаровать…
Начинается…
– …но тут есть большие проблемы.
Куда ж без них! Они вообще имеют свойство концентрироваться на одном человеке. На одном, вполне определенном человеке.
– Проблемы какого рода?
– В первую очередь, идентификации. – Пожилой гоблин раскрыл лежащую перед ним книгу на загнутой странице. – Как вам известно, когда сэр Артемиус предпочел скрыть магический след своей семьи во избежание преследований со стороны сэра Ричарда, – директор банка ткнул узловатым пальцем в две точки, подписанные названными именами, – род Певереллов пресекся по мужской линии. По крайней мере, это официальная точка зрения издания «Природная знать. Родословная волшебников», скрепленного печатью Визенгамота и «Гринготтса», поскольку за триста лет ни один прямой потомок Певереллов так и не объявился, чтобы оспорить этот факт.
– Выходит, я не существую? – спросил молодой человек, боясь услышать ответ.
– Официально – нет. Но, к счастью, это легко исправить с помощью родового перстня.
– Кольцо? Но каким образом…
– Фамильное кольцо, лорд Певерелл, фамильное! У нас достаточно острый глаз, чтобы разглядеть на нем печать Певереллов, и достаточно острое чутье, чтобы осознать его подлинность. Надеть такое кольцо может только истинный наследник. Давно оно у вас?
– Сколько себя помню. – И ведь не соврал.
Вот значит как. Выходит, гоблины не узнали его самого, они лишь определили его род по перстню, как и Горбин, подославший бродяг в надежде забрать себе реликвию.
– То есть кольца достаточно, чтобы меня признали наследником? – решил уточнить юноша.
– Ну что вы! – улыбнулся на такое предположение Урглот. Лучше бы он этого не делал: ряд острых треугольных зубов не прибавлял ему дружелюбия. – Нынче такая бюрократия, тут требуются неоспоримые факты.
Не вставая со своего места, директор Гринготтса, выдвинул инкрустированный рубинами ящик стола и аккуратно достал из него золотую чашу и несколько разноцветных склянок.
– Знаете, откуда происходит выражение «голубая кровь»? – поинтересовался он, совершенно беспорядочно смешивая в чаше извлеченные из стола зелья. – Сейчас вы увидите это собственными глазами… Прошу ваш палец.
Ничего не понимающий юноша протянул гоблину правую руку, и тот быстрым движением вонзил в нее серебряную иглу. Закусив губу, молодой лорд наблюдал, как капля крови, упавшая точно в центр чаши, растекается алой лужицей и медленно меняет цвет на голубой. Через какое-то время вся жидкость в сосуде приобрела нежный лазурный оттенок.
– Вот это послужит хорошим доказательством для Визенгамота, – довольно произнес Урглот. – От вас требуется только назвать свое имя, которое войдет в «Природную знать» и поставить печать Певереллов.
– Имя и печать? – нервно переспросил юноша.
– Да, этого будет достаточно, я лично позабочусь об остальном. Певереллы всегда были нашими лучшими клиентами, «Гринготтс» будет рад предоставить свои услуги их наследнику. Так как ваше имя?
– Раймонд, – быстро ответил молодой человек, взгляд которого упал на одно из имен в раскрытой книге с родословной волшебников. Ох, судя по датам жизни, этот Раймонд умер в младенчестве, это ведь не будет дурным знаком?
– Рай-монд… – повторил Урглот, выводя имя на листе наполовину исписанного пергамента. – И второе имя?
– Артемиус, – решил не ломать голову лорд и назвал того, на ком заканчивалась одна из ветвей генеалогического древа Певереллов.
– Ар-те-ми-ус, – тут же дописал старый гоблин. – Память о предках достойна уважения. Ознакомьтесь и поставьте вашу печать.

***

Рон и Гермиона сидели на диване в «Норе», пытаясь отойти от шока. Рядом пристроился худенький подросток в очках и со шрамом на лбу – знаменитый Гарри Поттер. Напротив троицы, в наколдованном кресле, расположился великий волшебник Альбус Дамблдор, который и сообщил, что вчера поздно вечером Избранный был похищен Пожирателями.
– К счастью, это было не запланированное Волдемортом похищение, – ободряющая улыбка в сторону вздрогнувших от произнесенного имени детей, – а личной инициативой некоторых его слуг, желающих угодить своему господину. Их было немного, поэтому Гарри, – кивок в сторону черноволосого подростка, – удалось вырваться и бежать.
– Проклятые Пожиратели! Наверняка Снейп знал…
– Профессор Снейп, Рон! И твоя личная антипатия не может служить достаточным обоснованием для обвинения человека!
– Благодарю, мисс Грейнджер. – Директор улыбнулся покрасневшей Гермионе. – В свою очередь могу сказать, мистер Уизли, что профессор Снейп ничего не знал об этой операции, поскольку, как я отметил, она не состояла в планах Волдеморта.
– Но он… – начал было Рон, однако был вовремя остановлен от всей души наступившей ему на ногу Гермионой. – Ай!
– Что ж, думаю, Гарри сам обо всем вам расскажет, – вопросительный взгляд в сторону черноволосого мальчика.
– Конечно, профессор! – тут же подтвердил тот, широко улыбнувшись.
– Но старайтесь не утомлять его своими расспросами, – строго добавил Дамблдор, и друзья согласно закивали. – Все-таки Гарри пережил еще одно большое испытание, такое не каждому захочется вспоминать.

***

– Теперь мы можем перейти к вопросу самого наследства, – заявил Урглот, осмотрев сургуч с печатью Певереллов, оставленной перстнем. – К сожалению, тут тоже не все так просто.
Кто бы сомневался!
– По причине того, что род Певереллов не оборвался полностью, а лишь потерял наследников-сыновей, все финансовые ресурсы были распределены между наследниками второй и третьей очереди, как и фамильные ценности, продолжившие свой путь по женской линии.
– Вы хотите сказать, что у меня ничего нет?
Кроме имени, имя-то он наполовину узнал, наполовину придумал.
– Я этого не говорил. У вас нет денег и артефактов. Большая часть недвижимого имущества тоже давно перешла к другим людям на законных основаниях. Зато у вас есть остров с огромной территорией. Правда, Министерство магии воздвигло на нем здание, но так как сама земля официально принадлежит прямому потомку Певереллов, они вынуждены будут снести замок и более того – выплатить штраф за пользование вашей собственностью в течение… дайте подумать… ах да, в течение двухсот шестидесяти трех лет.
– Это уже что-то, – пробормотал себе под нос юный лорд и добавил уже громче: – Вы уверены, что Министерство так и поступит?
– У него нет выбора, – довольно хмыкнул гоблин. – Бумаги «Гринготтса» невозможно оспорить. Министерство само связало себя по рукам и ногам магической клятвой, о которой уже и думать забыло.
– Я рад, что «Гринготтс» так яростно отстаивает интересы своих клиентов.
– «Гринготтс» лишь печется о своей репутации, лорд Певерелл. Вы можете вступить в наследство сразу после восстановления вашего имени в родословной, мы постараемся сделать это как можно быстрее и известим вас письмом.
– Благодарю, – сказал юноша, поняв, что разговор окончен, и нехотя поднялся с мягкого кресла. – Пока я еще не вступил в свои права, можно хотя бы узнать название этого острова?
– Разумеется, лорд Певерелл, – хищно улыбнулся директор банка. – Это Азкабан.



Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?

Сообщение отредактировал Nomad - Воскресенье, 19.08.2012, 16:35
 
NomadДата: Воскресенье, 19.08.2012, 16:29 | Сообщение # 5
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Глава 4


Внимание! Объявляется конкурс!
Уважаемые читатели! Шахматы и жизнь – две волшебные игры, зачастую удивляющие нас своими ходами. На этот раз я предлагаю вам самим удивить соперника, в роли которого выступлю я. В отзывах вы можете написать самые смелые и оригинальные (необязательно верные) предположения о дальнейшем развитии сюжета, и авторы лучших ходов получат призы: стихотворения-головоломки, разгадав которые, вы поймете, что же произойдет (или произошло) на самом деле. Не ждите, что я сразу раскрою все карты, но и подсказка у самых удачливых будет не одна: конкурс возобновляется каждый раз с добавлением следующей главы. Удачи! Только удача поможет стать пешке ферзем!

Защищенная проходная может быть использована в некоторых случаях как отвлекающий фактор (по типу отдаленной проходной).

«Азкабан – магическая тюрьма, учрежденная Министерством магии Великобритании в 1733 году. Расположена в Северном море на острове Азкабан, откуда и происходит ее название. До 1794 года служила местом заключения Темных существ третьей категории по реестру Амулия Кокста: дементоров, великанов, вампиров, оборотней, гоблинов и др. После реформы Закона о статусе Темных существ и ряда протестов со стороны Лейбористской партии волшебников была временно расформирована. Спустя пять лет Министерство магии приняло решение о возобновлении работы Азкабана, но уже в ином виде: теперь это была тюрьма для колдунов и ведьм, осужденных за особо тяжкие преступления. Примечательно, что дементоры, ранее бывшие узниками этого замка, стали его стражами, которые…» – вычитывал юный лорд Певерелл из новенькой энциклопедии «Магические места мира».
Хорошее наследство, ничего не скажешь. Остров с голыми скалами и крепостью, полной уголовников и высасывающих души тварей. Допустим, замок разрушат как незаконную постройку, преступников перевезут, а дементоры, судя по последним выпускам газет, и так постепенно перекочевывают в города, не особенно-то подчиняясь Министерству. Останутся голые камни посреди Северного моря. И что прикажете с ними делать? Продать что ли тому же Министерству? Хоть мантию себе купит, а то вон, его даже библиотекарша не горела желанием пускать в зал, приняв за какого-то бродягу. Хотя она недалека от истины, бродяга он и есть.
«…Сегодня Азкабан продолжает функционировать как тюрьма для волшебников. Поскольку большинство заключенных осуждены не менее чем на три года пребывания в Азкабане, многие из них сходят с ума, не сумев вынести пагубного влияния дементоров. Некоторые перестают принимать пищу, предпочитая умереть от голода, или кончают жизнь самоубийством с помощью беспалочковой магии. Однако известны и случаи удачных побегов, как, например, история Сириуса Блэка, сбежавшего из Азкабана в 1993 году и спустя три года убитого в Отделе тайн Министерства магии…»
Раймонд печально вздохнул, захлопнув проштудированный талмуд. Библиотеку он нашел довольно быстро, справедливо рассудив, что денег на книги у него нет, а брать информацию об окружающем его мире где-то надо. Так что, спросив дорогу у ближайшей торговки, юноша направился в хранилище знаний все с теми же вопросами: что происходит и почему, Мерлинова борода, это происходит именно с ним? Вопрос, кто он такой, тоже не потерял своей остроты: молодой лорд не привык еще ни к титулу, ни даже к имени. Поэтому первое, что он попросил у молоденькой библиотекарши, брезгливо поморщившей носик при его приближении, это родословную и жизнеописание Певереллов.
«Современные волшебники обязаны Певереллам многими изобретениями. Так, заклинание Сокрытия рода было придумано Артемиусом Певереллом – потомком небезызвестного Игнотуса Певерелла, ставшего прототипом младшего брата из сказки барда Бидля о Дарах Смерти. С помощью заклинания Сокрытия, работающему по принципу Фиделиуса, Артемиус запечатал магический след своей семьи, пытаясь избежать проклятья, наложенного на его потомков Ричардом Стейнфордом. Достоверно неизвестно, почему сэр Ричард преследовал семью Певереллов, но наиболее распространена версия о том, что причина кроется в дочери Стейнфорда, которая сбежала с сыном сэра Артемиуса, прихватив с собой часть фамильных ценностей…»
Тут Раймонда ждало еще одно маленькое открытие. Лишь бросив взгляд на страницу с изображением генеалогического древа Певереллов, он понял, что прекрасно запомнил все упомянутые там имена еще по книге Урглота, хотя видел их не дольше пяти минут. Что это? Проснувшиеся воспоминания или феноменальная память? Или его сознание откидывает тот же фортель, что и с директором «Гринготтса», когда юноша, сам того не ожидая, произнес ритуальное приветствие гоблинов? Ну-ка, что у нас здесь?
«…Шкура мантикоры отражает практически все известные заклятия, а яд, содержащийся в жале, убивает мгновенно…»
Следующие полчаса он посвятил изучению справочника «Фантастические звери и места их обитания» и с удивлением понял, что способен дословно повторить любую прочитанную статью. Авгур, выскакунчик, дириколь, ревун, сниджет, феникс – Раймонд с легкостью воспроизводил всю информацию об этих птицах, но так ничего и не нашел о железном кутхе, спасшем ему жизнь. Мда… Эйдетическая память – это, конечно, прекрасно, но он бы предпочел ей воспоминания о прошлом. Без них чувствуешь себя слепым котенком, не знающим, куда приткнуться и как себя повести. Он даже не в состоянии себя защитить, полагаясь в этом деле на таинственную птицу! А ведь, судя по газетам и случайно донесшимся до него репликам прохожих, времена нынче неспокойные.
«В настоящее время волшебному сообществу угрожает организация, называющая себя Пожирателями смерти. Соблюдение несложных правил безопасности поможет вам защитить себя, свой дом и свою семью», – гласила фиолетовая брошюра.
Он должен научиться себя защищать – без этого все его поиски правды грозят закончиться, толком не начавшись, скорее всего в какой-нибудь подворотне, вроде Темной аллеи. Стоп! Он ведь маг! Значит, у него должна быть волшебная палочка – такая же, как у напавших на него грабителей или вон того бородатого мужчины, левитирующего книгу на верхнюю полку. Утром по дороге в «Гринготтс» он заметил довольно обшарпанный, но явно пользующийся спросом магазин «Волшебные палочки от Олливандера». Правда, у него нет денег, но, в конце концов, он может устроиться на работу и купить палочку чуть позже. Хотелось бы думать, что она не стоит целое состояние.
«…При появлении Черной Метки над жилым домом или любым другим строением НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ ВХОДИТЕ ВНУТРЬ и немедленно обратитесь в Управление авроров…»
Хлоп! Молодой человек, приятной наружности, но удивительно небрежно одетый в маггловские джинсы и мятую футболку, плюхнул высоченную стопку книг перед работницей библиотеки. Дождавшись, когда та проведет волшебной палочкой по корешкам, он вышел из зала, преследуемый ее неодобрительным взглядом.

***

В «Норе» было непривычно тихо. Трое подростков внимательно изучали только что переданные директором письма, а остальные замерли в ожидании.
– Ну, все не так плохо, – жизнерадостно прервал молчание Гарри, отложив свои оценки по СОВ. – У меня «превосходно» по защите от Темных искусств, круто!
– Брось, дружище, как будто ты этого не знал! – Рон ободряюще хлопнул Гарри по плечу, от чего тот чуть не слетел со стула. – Всем известно, что по защите ты лучший. Смотри, мам!
– Молодцы! – довольно похвалила детей Молли Уизли, взъерошив волосы младшему сыну. – По семь СОВ сдали, это больше, чем у Фреда и Джорджа вместе взятых!
– Гермиона, а что у тебя? – обеспокоенно спросила Джинни девочку, судорожно сжавшую пергамент с оценками.
– Н-неплохо… – ответила та слабым голосом.
– Неплохо? Да у тебя десять «превосходно» и одна «выше ожидаемого» по защите! – воскликнул Рон, бесцеремонно заглянувший подруге через плечо. – Ты, видать, расстроилась?
Гермиона покачала головой, а Гарри засмеялся.
– Как необычно, что профессор Дамблдор сам передал нам письма, – заметила девочка. – Вряд ли директор будет лично ездить к каждому ученику.
– Брось, Гермиона, – отмахнулся от подруги рыжий парень. – Дамблдор все равно приехал сюда вместе с Гарри. Нет ничего удивительного в том, что он захватил с собой и результаты по СОВ.
– Но, Рон…
– Как насчет квиддича? – поспешно предложил Гарри в попытке избежать разгорающегося спора. – Сыграем на две команды?
– Я только за! – обрадовался Рон.
– Гермиона, Джинни, поддержите?
– Конечно!
– Даже не знаю, Гарри… – замялась староста Гриффиндора. – Я на метле как-то не очень комфортно себя чувствую…
– Брось, Гермиона! Будет здорово, вот увидишь! Ты же не откажешь герою магической Британии? – с хитрым прищуром обратился к девочке Гарри.
– Эээмм… Нет…
– Вот и чудно! Погнали за метлами!

***

Лавка Олливандера была плохо освещенным помещением с кучей узких коробок, разбросанных в хаотичном беспорядке. Создавалось впечатление, что хозяин этого магазинчика каждый раз перемещал свой товар с места на место, не придерживаясь какой бы то ни было логики. Как можно было здесь вообще что-нибудь найти, Раймонд не понимал.
– Добрый день, мистер Певерелл, – прошелестел старик над самым ухом. Видимо, ему доставляло какое-то извращенное удовольствие заставать врасплох своих посетителей.
– Добрый день, мистер Олливандер, – ответил Раймонд, глядя в серебристые глаза изготовителя волшебных палочек. Их тусклое сияние пугало и наводило на мысль о чем-то потустороннем.
– Вы пришли за палочкой, – твердо сказал Олливандер. – Они тоже скоро придут.
– Кто они, сэр? – нахмурился юноша.
– Те люди, – не менее туманно ответил ему мастер. – Его люди.
– Сэр, я не понимаю, кого вы имеете в виду, – покачал головой Певерелл, – но я действительно пришел за волшебной палочкой и...
– У меня ее нет! – отрубил Олливандер уже совсем другим тоном. – Нет и никогда не было!
Его глаза бешено завращались, а дыхание сбилось. Раймонд изучающе посмотрел на старика и увидел на его лице печать ужаса.
– Что с вами? – тихо, будто успокаивая маленького ребенка, произнес юноша. – Я думал, вы изготовляете палочки для всех, разве нет? Чем я хуже остальных?
– Хуже? Нет-нет, не хуже! – Взгляд Олливандера словно впился в собеседника. – Но у меня нет вашей палочки.
– Моей палочки? Подождите, это какая-то ошибка! У меня вообще нет палочки! Я потому и пришел к вам, чтобы ее купить.
Старик сделал шаг в сторону, отчего тени от груды коробок зловеще расползлись по его лицу.
– Вы можете купить любую из сделанных мной палочек, но ни одна из них вам не подойдет.
– Но почему?
– Потому что они не могут победить Старшую палочку, – едва слышно прошептал мастер. – Но вы можете сделать свою.
– Вы предлагаете мне самому сделать волшебную палочку? Это что, так просто?
– Мой отец учил меня этому тридцать лет, передавая знания, накопленные веками, но я не могу сказать, что знаю все тайны этого мастерства, – честно ответил Олливандер.
– И вы всерьез полагаете, что ничего не смыслящий в этом парень вроде меня сделает себе палочку лучше, чем вы? – иронично уточнил Раймонд.
– Да.
– Отлично.
Молодой человек резко развернулся, собираясь покинуть магазин. Что же это за жизнь такая! Он думал, будет проблемой достать денег, чтобы купить палочку, а тут ее и вовсе отказываются продавать.
– Стойте! – окликнул юношу Олливандер, когда тот уже взялся за ручку двери. – Все это создавалось не для войны, не для таких ужасов, которые скоро нам предстоит увидеть.
Старый мастер стоял посреди комнаты, с невыразимой скорбью глядя на свои творения. Вся его фигура, худощавая и будто надломленная годами, выражала непонятную обреченность.
– Я создавал просто палочки. Они не светлые, не темные, не сильные и не слабые. Просто волшебные палочки, которые выбирают себе хозяев – магов разных стремлений и сил. Но та палочка – она проклятая. Она не может принести ничего кроме страданий и смерти. Пообещайте мне, что не будете ее искать. Поверьте, она не принесет вам счастья.
– Как я могу вам это пообещать, если даже не знаю, о какой палочке идет речь? – Раймонд сделал несколько шагов навстречу старому мастеру. – Что вы хотите от меня?
– Просто пообещайте не искать проклятую палочку, – так же тихо попросил хозяин магазина. Что-то такое было в его сияющих серебристым светом глазах, что заставило юношу отступить.
– Хорошо, мистер Олливандер, я не буду ее искать.
Тонкие губы мастера растянулись в улыбке.
– Я боюсь только одного, мистер Певерелл: что она сама вас найдет. Тогда постарайтесь не поддаться ее соблазнам.
Улыбка застыла на губах Олливандера неестественной маской и чудовищно контрастировала с его согбенной фигурой, замершей посреди комнаты.
– У меня нет сыновей, мистер Певерелл, и я так и не нашел достойного ученика. Скоро все это, – он распахнул руки, как бы желая обнять каждую из коробок, уложенных в кособокие пирамиды, – исчезнет.
– Мистер Олливандер, вы говорите так, будто уже нет никаких шансов что-то исправить.
– Никаких шансов… – повторил за Раймондом владелец лавки.
Тут старик встрепенулся, словно кто-то дернул его за невидимую ниточку, и засуетился вокруг заваленного инструментами стола. Со стороны казалось, что в его голове загорелась сумасшедшая идея, которую необходимо осуществить, пока он сам в полной мере не осознал ее безумие.
– Вы правы, вы тысячу раз правы! Где же она… Ах, вот…
Олливандер наконец перестал рыться в ящиках и выпрямился, держа в трясущихся руках простую черную тетрадь.
– Вот она… Держите, – протянул мастер находку Певереллу. – Но сначала поклянитесь своей магией, что никому, слышите – никому, не дадите ее прочитать! Она должна быть только у вас.
– Что это? – севшим голосом спросил Раймонд.
– Это моя жизнь.
Бууум!
Оглушающий взрыв, раздавшийся снаружи, сотряс стены магазина.
Бууум!
Второй удар сбил с ног, а с потолка посыпалась мелкая крошка. С улицы донеслись крики о помощи и вспышки творимых заклятий.
– Что происходит?! – выкрикнул Раймонд, стараясь перекрыть грохот продолжающихся взрывов.
Олливандер что-то сказал. Крики с Косой аллеи заглушили его слова, но Раймонд прочитал по губам ответ:
– Они пришли.



Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?

Сообщение отредактировал Nomad - Воскресенье, 19.08.2012, 16:35
 
NomadДата: Воскресенье, 19.08.2012, 16:30 | Сообщение # 6
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Глава 5


Даже при наличии защищенной проходной пешки у одной из сторон порой требуется очень тонкое маневрирование королей.

Дзииинь!
Окно разлетелось стеклянной крошкой, чудом никого не поранив. Крики с улицы, разбавленные детским плачем и чьим-то хохотом, моментально усилились. Раймонд, вовремя опустивший голову, когда осколки полетели в его сторону, осторожно подполз к зияющей дыре и с опаской выглянул наружу. Увиденное могло обрадовать разве что самоубийцу: две сплоченные группы магов в масках и черных мантиях с капюшонами целенаправленно продвигалась по Косой аллее навстречу друг другу, разрушая половину попадавшихся по пути магазинчиков. Из их палочек то и дело вылетали разноцветные лучи, заставляя людей в панике разбегаться, но теснота переулка не позволяла им далеко уйти. Вся эта картина ассоциировалась у юноши с кровавыми клещами, в которые попали мирные жители.
«В настоящее время волшебному сообществу угрожает организация, называющая себя Пожирателями смерти…» – невольно всплыли в голове у Раймонда слова из фиолетовой брошюрки.
– Морсмордре! – отчетливо произнес один из людей в масках, направив волшебную палочку вверх. Яркие полосы зеленоватой дымки вырвались из нее, уже в небе складываясь в огромный череп, изо рта которого выползала змея.
«…При появлении Черной Метки над жилым домом или любым другим строением…»
Раймонд отвернулся от окна. Олливандера нигде не было, только дверь, ведущая, по всей видимости, в его рабочий кабинет, была приоткрыта.
– Мама! Мама!!! – раздался отчаянный крик девочки совсем рядом от укрытия.
Малышка лет шести висела в воздухе, плача и беспомощно размахивая руками, что, несомненно, приносило огромное удовольствие Пожирателю, направившему на нее свою палочку.
– Линда! Нет! – под самым окном магазина закричала женщина с длинными русыми волосами. – Отпусти ее, мразь!
Но голубая вспышка, ударившая в спину женщине, заставила ее выронить палочку из ослабевших пальцев. Закатив глаза, она медленно осела на землю.
– Отпустить? – издевательски переспросил Пожиратель. – Как скажите, мэм…
С этими словами он взмахнул палочкой, заставив уже охрипшую от криков крошку подняться еще футов на двадцать, и резко прервал заклятье. В следующее мгновение Раймонд почувствовал, как по его телу прошла волна магии. В ушах стучало так, что не было слышно ни свистов заклинаний, ни воплей раненых; он лишь неотрывно смотрел на девочку, которая падала почему-то очень медленно, цепляясь за воздух своими хрупкими пальчиками. Он увидел, что чуть вздернутый носик малышки, покрытый веснушками, покраснел и распух от плача, и ему захотелось обнять ее и вытереть мокрые дорожки от слез. Сказать, что все хорошо, что ей просто приснился кошмар, а в жизни так не бывает. Не бывает плохих людей, которые делают больно; не бывает так, чтобы мама не смогла защитить.
Раймонд в каком-то трансе потянул руки в сторону падающей девочки.
Обнять и прижать к себе, шепча успокаивающие глупости…
По пальцам пробежала дрожь, словно тысячи иголочек прошлись по коже и внутри разлился колючий холодок.
Не бойся, все будет хорошо…
В трех футах над землей появилась пара серебристых искорок. Потом их стало десять, пятьдесят, все больше и больше, пока миллион сверкающих точек не образовал в воздухе две сложенные лодочкой гигантские ладони. Хоп! Малышка повисла на них, как в гамаке.
– Гиппогриф меня за ногу, что это? – остолбенел Пожиратель, ставший свидетелем чудесного спасения. Тройка магов, сражавшихся в двух шагах от него, замерла, удивленно взирая на то, как сверкающие руки бережно поставили девочку на землю и, напоследок погладив ее по волосам, постепенно, по искорке, растворились в воздухе.
– Фея Моргана… Никогда такого не видел…
Раймонд разглядывал трясущиеся руки. Его ладони были покрыты кровавыми точками, кожу нещадно щипало, по всему телу разлилась убийственная слабость. Он с трудом подошел к столу, хотя ноги подкашивались на каждом шагу, облокотился о его край, но тут в глазах потемнело и сознание окутала пустота.

***

– Это был красивый, но весьма глупый поступок.
Раймонд с трудом разлепил глаза. Белая дымка, окутавшая все вокруг, мешала разглядеть говорившего.
– Кто здесь? – спросил Раймонд, поднимаясь с пола. Удивительно, но никакой слабости и боли в руках он не чувствовал, только легкость, как после хорошего отдыха.
– Сначала ты должен определиться, что для тебя «здесь», – хмыкнули ему в ответ.
Дымка постепенно начала рассеиваться, открывая взгляду ряд грубых деревянных столов со стульями. Справа лестница уходила наверх, слева расположилась барная стойка.
– Мы в «Дырявом котле»? – удивился Раймонд.
– Тебе лучше знать, – ответил его собеседник, сидящий за одним из столиков.
Теперь белесый туман не прятал фигуру незнакомца в темном плаще. Но его лицо, скрытое глубоким капюшоном, утонуло в тени. В руках он держал какой-то сверток.
– У каждого свое междумирье, – пояснил мужчина. Судя по голосу, ему было около сорока. – Для тебя это бар, связывающий мир магглов и волшебников, а для кого-то мост или вокзал. В зависимости от того, что было важно для них при жизни.
– Я умер? – спросил Раймонд, садясь напротив.
Разве люди умирают вот так? Мило беседуя друг с другом?
– Еще нет, – невозмутимо ответил человек в плаще. – Но если будешь вести себя так же безрассудно, то это произойдет довольно быстро.
– Тогда почему я здесь?
Раймонд огляделся. «Междумирье», как его назвал неизвестный, было точной копией «Дырявого котла». Но в этом месте все будто вымерло: столики пустовали, в камине не горел огонь, а в воздухе повисла неестественная тишина, нарушаемая лишь двумя голосами.
– Магическое истощение, – коротко пояснил незнакомец. – Совершать без палочки такое мощное колдовство не самая лучшая идея.
– Олливандер сказал, что я сам должен сделать себе палочку, – поделился Раймонд.
– Тогда тебе лучше последовать его совету. И не затягивай с этим.
– Почему вы печетесь обо мне? Вы знали меня раньше? И вы так и не сказали, кто...
– Кто я? – закончил за него мужчина. – Я – часть тебя. И, конечно, учитывая этот факт, я не мог тебя не знать.
Кулек в руках мужчины зашевелился, и тот бережно прижал его к себе, не обращая внимания на ошарашенного юношу.
– Поэтому вы тоже здесь? Вы в междумирье, потому что вы часть меня, да?
– Не совсем, – покачал головой собеседник. – Я хочу тебя кое о чем попросить.
Раймонд молчал, выжидающе глядя на человека в плаще.
– Мне нужно найти несколько вещей. Там, снаружи. Они очень дороги для меня, и я хотел бы их вернуть.
– И что я получу взамен? – вскинул бровь юный лорд.
– Как насчет ответов на твои вопросы?
В баре повисло молчание. Было видно, что Раймонд всерьез задумался над сделанным ему предложением. Ему ужасно не хотелось связываться неизвестно с кем и выполнять для него какую-то работу, но другого способа пролить свет на свое прошлое молодой человек просто не видел.
– Какие гарантии?
– Никаких. Гарантии вообще бывают только в игре, Раймонд, в жизни их не существует.
– Тогда как я пойму, что вы мне не соврали?
– Ты можешь проверить это, когда вернешься. Что если я отвечу на один из твоих вопросов прямо сейчас? – неожиданно предложил мужчина. – Ты убедишься в том, что я обладаю необходимыми тебе знаниями и в знак благодарности выполнишь мою маленькую просьбу.
– Три.
– Что «три»?
– Я хочу услышать ответы на три моих вопроса.
Человек в плаще хмыкнул, и, даже не видя его скрытого тенью лица, было понятно, что он улыбается.
– Начинай.
– Кто я? – выпалил Раймонд, не раздумывая.
– Ты? Человек, маг, Раймонд Артемиус Певерелл, насколько мне известно, – прозвучало в ответ. – Что ты хочешь услышать от меня, если сам этого не знаешь?
Юноша досадливо поморщился. Он чувствовал, что незнакомец не захочет делиться своими секретами, то ли дразня Раймонда, то ли приберегая в рукаве пару-тройку козырей.
– Почему я ничего не помню о себе? – задал молодой человек второй вопрос.
На этот раз его собеседник ненадолго задумался.
– Видимо, из-за принятия родовой магии. Знания, пришедшие к тебе вместе с ней, так велики, что твой разум не выдержал подобной нагрузки. Ты ведь уже замечал в себе какие-то необычные способности и подсознательно делал то, о чем секунду назад даже не думал.
Последняя фраза была утверждением, а не вопросом, но Раймонд все равно кивнул.
– Это и есть отголоски родовой магии. Постепенно воспоминания вернутся к тебе, но, скорее всего, это будет не память о прошлом, а память рода, включающая знания и даже навыки твоих предков.
– А воспоминания о моей жизни? Что с ними? – Певерелл подался вперед в ожидании ответа.
– Этого я не знаю. Может быть, они тоже вернутся, а может, нет. Магию не всегда можно рассчитать, Раймонд, иногда она крайне непредсказуема. – Мужчина опустил голову и слегка погладил вновь зашевелившийся сверток. – Но лично я советовал бы тебе прокладывать дорогу вперед, а не искать путь в свое прошлое.
– Нет ничего проще, чем изрекать умные фразы, сидя напротив и даже не подозревая, что значит оказаться в моей шкуре! – огрызнулся молодой человек. – Вы хоть представляете, каково это?! Понимать, что ты оказался в совершенно незнакомом мире и у тебя нет ничего и никого, кто мог бы помочь, у тебя нет даже собственного имени, не говоря уже о доме! Как думаете, приятно чувствовать себя бродячим псом?
От последних слов незнакомец, внимательно слушавший Раймонда, вздрогнул и вскинул голову.
– Возможно, ты прав. Я не могу ничего требовать от тебя и учить жизни, как маленького ребенка. Я лишь прошу помочь, ты ведь уже получил ответы на свои вопросы.
Раймонд откинулся на спинку стула, тяжело дыша и все еще сердито глядя на мужчину со свертком.
– Обещаю, что буду отвечать на три твоих вопроса каждый раз, когда ты найдешь одну из моих вещей.
– Что это за вещи? – окончательно успокоившись, спросил Певерелл.
– Ты сам поймешь, когда встретишь их. А сейчас тебе пора возвращаться, – голос таинственного человека стал звучать глуше, будто доносясь издалека, его фигура снова подернулась белой дымкой. – И не забудь прочитать сказку на ночь, Бидль был очень мудрым волшебником.

***

Зал, освещенный неровной игрой горящих факелов, был огромен. Казалось, даже его каменная кладка пропитана магией – темной, жестокой, жаждущей смерти. От криков, раздававшихся здесь и эхом отскакивающих от стен, кровь стыла в жилах.
– Ты знаешь, что мне нужно, – шипяще произнес Волдеморт, отводя палочку от сжавшегося на полу старика. – Просто скажи, где она, и я избавлю тебя от боли.
– Я… Я не знаю! – прохрипел узник, сплевывая кровь. – Никто из Олливандеров не был владельцем Старшей палочки и…
– Круцио! – прервал старика Темный лорд. Его змееподобное лицо расплылось в довольной улыбке, когда зал вновь наполнился криками. – Где она?
– У меня ее нет!
– Круцио! – лениво взмахнул палочкой Волдеморт. – Нагайна, моя дорогая, как думаеш-шь, он долго протянет?
Последнюю фразу Лорд произнес на серпентарго огромной змее, обвившей его ноги. Та, приподняв голову, что-то прошипела ему в ответ.
– Стойте! Я скажу… Я скажу все, что знаю!
Олливандер тяжело дышал. Кожа на его пальцах, которыми он хватался за холодные камни, была ободрана, а в глазах лопнули сосуды.
– В последний раз палочка была у Грегоровича… – Старик вдруг зашелся в приступе кашля, а затем, с трудом выговаривая слова, продолжил: – Он сам говорил о том, что изучает ее, ставит какие-то опыты. Но это было давно, где она сейчас, я не знаю.
Волдеморт медленно кивнул, после чего снова поднял волшебную палочку.
– Подождите! Вы ведь обещали…
– Круцио!



Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?

Сообщение отредактировал Nomad - Воскресенье, 19.08.2012, 16:34
 
NomadДата: Воскресенье, 19.08.2012, 16:31 | Сообщение # 7
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Глава 6


Чтобы компенсировать наличие защищенной проходной у противника, иной раз приходится прибегать к весьма энергичным действиям (если, конечно, такая возможность имеется).

Раймонд очнулся с головной болью. Казалось, что слабость, лишившая его сознания, вернулась стократ; от легкости, подаренной ему междумирьем, не осталось и следа. Почему-то ломило кости и ужасно затекла правая рука. Раймонд через силу пошевелился и выкарабкался из-под груды коробок, видимо свалившихся на него во время падения. Мерлин, голова раскалывается…
Шатаясь, он встал. Лавка Олливандера не изменилась: все такие же пирамиды упакованных волшебных палочек, заваленный инструментами стол и приоткрытая дверь в мастерскую. Раймонд проковылял к выходу и дернул за ручку двери. Закрыто. Удивленный, он повернулся к разбитому окну и отшатнулся от неожиданности: на подоконнике неподвижной статуей сидел черный ворон и выжидающе, как показалось юноше, смотрел на него.
– Ну и напугал ты меня, приятель, – облегченно вздохнул Певерелл, подходя к птице. – Что ты скажешь мне на этот раз?
Кутх молчал. Он только вытянул вперед свою железную лапу, к которой было привязано письмо.
– Это мне? – подозрительно спросил Раймонд.
Ни одной другой птице он не стал бы задавать такой вопрос, но кутх воспринимался им как несравненно более мудрое существо. Ворон продолжал неотрывно смотреть на юношу и молчать, но лапу не опустил.
– Ну хорошо. – Раймонд воспринял подобное поведение кутха как утвердительный ответ. – Ты только крыльями не дергай, договорились?
С опаской он отвязал письмо, радуясь тому, что ворон застыл, как восковая фигура. Лишь когда Раймонд забрал послание, кутх позволил себе опустить лапу.
– Хорошая птичка… – пробормотал молодой человек, разворачивая желтоватый пергамент. – Что тут у нас интересного?
А интересное действительно было. Директор банка «Гринготтс», почтенный гоблин Урглот, сообщал благую весть о том, что прошение Раймонда о восстановлении его имени в родословной Певереллов было рассмотрено Визенгамотом, и в связи с предоставлением неоспоримых доказательств, свидетельствующих о принадлежности юноши к древнейшему волшебному роду, принято решение его просьбу удовлетворить. Для уточнения деталей вышеупомянутый Урглот приглашает к себе теперь уже законного лорда Певерелла в любое удобное ему время.
Раймонд на всякий случай перечитал письмо второй раз. Да уж, оперативно работают; только утром был в банке – и на тебе, все уже рассмотрено и одобрено. Юный лорд повернулся к кутху, который внимательно наблюдал за ним, не собираясь улетать.
– Выходит, ты принадлежишь «Гринготтсу», – обратился к ворону Раймонд. – Гоблины не доверяют свою почту совам, да?
Кутх по-прежнему молчал.
– Ммм… Пора уходить отсюда, приятель. Снаружи все, вроде бы, стихло.
С улицы действительно не доносилось ни криков, ни заклятий. Да и время, кажется, близилось к вечеру.
– Наверное, стоит попросить мистера Олливандера открыть дверь, – поделился с вороном своими мыслями Раймонд. – А ты лети к своим хозяевам в «Гринготтс», я скоро туда приду.
Ворон немного помедлил, словно раздумывая над предложением молодого человека, затем взмахнул крыльями и через секунду подоконник пустовал. Раймонд лишь покачал головой, поражаясь необычной птице, и направился к рабочему кабинету мастера палочек.
Дверь скрипнула, нехотя впуская посетителя. В комнате было темно, но даже плохое освещение не могло скрыть бардака, который царил в мастерской. Заготовки палочек валялись прямо на полу вперемешку с перьями и какими-то записями.
– Мистер Олливандер, вы здесь? – крикнул Раймонд, вглядываясь в темноту.
Ответа не последовало.
– Мистер Олливандер?
Юноша сделал пару шагов вглубь комнаты и почувствовал, как под правой ногой что-то хрустнуло. Ох… Может, это была бракованная палочка, иначе бы мастер не бросил ее на пол, верно? Раймонд присел, чтобы понять, насколько тяжкий ущерб он нанес деревянному изделию. Ну, если не приглядываться, то можно и не заметить этой трещины… А это еще что такое?
Несчастная палочка лежала не на полу, а на чем-то черном. Помедлив, Раймонд поднял тетрадь – точно такую же, как та, которую хотел ему отдать Олливандер. «Это моя жизнь», – так он сказал. Странно, что столь ценная для мастера вещь валяется в груде хлама, он ведь так боялся, что ее прочтет кто-нибудь, кроме Раймонда. И откуда столько доверия к первому встречному мальчишке?
Глаза Раймонда уже привыкли к темноте, и он полностью убедился, что Олливандера здесь нет. Как вскоре выяснилось, черный ход, ведущий из кабинета в Косую аллею, тоже закрыт, что окончательно сбило юношу с толку. Придется лезть в разбитое окно, ничего не поделаешь. А тетрадь… Тетрадь он возьмет с собой, не стоит ей здесь валяться. В конце концов, ее всегда можно вернуть, если Олливандер передумает и потребует свои записи обратно… С этими мыслями Раймонд вернулся в комнату с волшебными палочками и осторожно, стараясь, чтобы его никто не заметил, выбрался наружу.
Косая аллея встретила неожиданным молчанием. Шумная торговая улочка, какой она запомнилась Раймонду, опустела, и редкие прохожие, попадавшиеся по пути, все время с опаской оглядывались на подозрительного юношу. Часть магазинов была закрыта; от некоторых, как вон от того кафе-мороженого, и вовсе остались одни развалины. Казалось, каждый, кто вынужден был сюда прийти, ждал продолжения бойни, устроенной Пожирателями, и потому старался как можно быстрее покинуть разоренный переулок. Впрочем, был кое-кто, кому, по всей видимости, нет никакого дела до разборок волшебников. Гоблины. «Гринготтс» по-прежнему возвышался неприступной крепостью, и маленький деловой народец продолжал работать как ни в чем не бывало.
Раймонда встретил тот же гоблин, что и в прошлый раз. Вертоух, как назвал его директор банка, поприветствовал лорда и снова проводил его к золотым дверям с драконами, за которыми скрывался кабинет Урглота. Певерелл с нетерпением ждал предстоящего разговора. Слабость, свалившаяся на него после пробуждения, потихоньку отходила. Если сначала Раймонду казалось, что его голову используют как наковальню, то теперь дикая боль сменилась легким постукиванием в висках, с чем неохотно, но вполне можно было смириться.
– Да прибудет золото в ваши сокровищницы, гур Урглот! – намного увереннее, чем в прошлый раз, произнес Раймонд.
– Да умножится оно у вас! – невозмутимо ответил гоблин, но по серому лицу было заметно, что Урглот крайне доволен обращением, которое адресуют лишь самым уважаемым членам клана.
Черный ворон, восседавший на резной спинке кресла гоблина, молчаливо уставился на Раймонда. Стоило молодому лорду устроиться напротив Урглота, как птица распахнула свои крылья и через мгновение уже была за плечом юноши. Раймонд осторожно покосился на кутха: тот неподвижно застыл на спинке стула и, кажется, был настроен вполне миролюбиво.
– У вас очень умная птица, – похвалил ворона Урглот. – Она прилетела сразу же, как пришел ответ из Визенгамота.
– Что? Но…
«Но разве это не ваша птица?» – чуть было не вырвалось у Раймонда. Впрочем, он вовремя проглотил эти слова.
– …Но как вы узнали, что он принадлежит мне?
– Он сам мне об этом сказал.
Раймонд снова покосился на кутха с таким видом, будто говорил: «Мог бы и меня в известность поставить». Ворон его взгляд нагло проигнорировал.
– Меня радует, что вы не стали откладывать свой визит, лорд Певерелл, – перешел к делу гоблин.
– Я пришел, как только получил письмо, – кивнул Раймонд. – Еще больше моя радость от того, что Визенгамот так скоро принял решение. Признаться, я ожидал больших сроков.
– Так бы и случилось, если бы мы не оформили прошение должным образом. Но с кровью и печатью, которые вы смогли предоставить, четырех дней вполне достаточно.
– Четырех дней? – недоуменно переспросил Раймонд.
– Да, и три из них ушли на рассмотрение вопроса о незаконной постройке Азкабана.
Четыре дня... Мерлин, он был в отключке четыре дня, кто бы мог подумать!
– На моей памяти, это был самый шумный процесс за последние двадцать лет, – довольно скалясь, добавил гоблин. – Хотя Визенгамот предпочел не освещать его на всю страну, избегая волнений.
Урглот явно радовался проблеме, свалившейся на голову Министерства магии, и, судя по его улыбке, лично контролировал ход дела, чтобы эта самая проблема побольнее ударила по макушкам некоторых волшебников.
– Зато теперь, – продолжал гоблин, зарывшись в бумаги, – ваше имя включено в «Природную знать» и Министерство уже перечислило на ваш счет сумму, равную арендной плате за остров, начиная со дня постройки тюрьмы, плюс штраф в размере семисот тысяч галлеонов. – Директор «Гринготтса» недовольно цокнул языком, видимо считая, что Министерство зажало-таки половину полагающихся Раймонду золотых монет.
В висках все еще стучало. Юноша встряхнул головой, стараясь сосредоточиться.
– Кроме того, в качестве компенсации морального ущерба ответчик просит вас принять еще шестьсот тысяч с условием, что в ближайший год вы не будете сносить здание Азкабана и афишировать свою причастность к его закрытию. – Оторвавшись от пергамента, Урглот проницательно посмотрел на молодого человека. – Никакой магической клятвы не требуется, но вы должны понимать, лорд Певерелл, что враги в Министерстве весьма обременительны. Тем более, там и так не рады вашему внезапному появлению.
Не зная, как отреагировать на неожиданную заботу со стороны старого гоблина, Раймонд лишь тупо кивнул.
– Итого в вашей ячейке сейчас один миллион девятьсот тридцать одна тысяча двести галлеонов.
Почти два миллиона, звучит внушительно. Насколько это много, еще предстоит разузнать, но бродяжничать он теперь точно не будет.
– Я могу снять часть денег прямо сейчас? – спросил Раймонд своего поверенного.
– Разумеется, – важно кивнул гоблин. – Что же касается самого острова, нами создан многоразовый портал на Азкабан, но я крайне не рекомендовал бы вам перемещаться туда раньше, чем через две недели. Министерству требуется время, чтобы перевезти всех заключенных.
И оставшихся дементоров тоже пусть прихватят.
– Но сам портал вам лучше забрать прямо сейчас, – сказал Урглот, протянув Раймонду кулон изящной работы.
Юный лорд взял украшение и невольно залюбовался тонкой серебряной вязью, обрамляющей зеленый камень. То, как изумруд играл на свету, не оставляло сомнений в его подлинности.
– Это подарок «Гринготтса» вам, лорд Певерелл, – торжественно объявил Урглот. – Надеемся, что наше сотрудничество будет долгим и плодотворным.
– Благодарю вас, гур, – искренне произнес Раймонд, пряча кулон за пазуху. Интересно, в банке так внимательны ко всем клиентам или только к миллионерам? – Для меня честь носить вещь гоблинской работы.
– С помощью нее вы можете перенестись на Азкабан, для этого достаточно произнести «Актарум». И «Рэрум», чтобы вернуться обратно.
– А если я хочу в какое-нибудь другое место, не в то, из которого отправился на остров?
– Тогда просто добавьте к заклинанию его название. Например, Рэрум «Гринготтс». Тогда вы окажетесь в приемном зале банка.
– Полагаю, я еще не раз появлюсь в нем, – едва заметно улыбнулся Раймонд. – Даже не знаю, как отблагодарить вас за все, что вы для меня сделали.
Урглот осклабился:
– Просто продолжайте в том же духе, лорд Певерелл. Вы даже не представляете, как занятно наблюдать за паникующим Министерством.

***

– Робардс, мне нужно знать все об этом Певерелле, – заявил Скримджер главе Управления авроров. – Откуда он только взялся? Тут и без него забот хватает, а еще этот скандал с Азкабаном…
– Мы можем на время замять эту историю, – предложил Гавейн Робардс.
– Да уж постарайтесь. Подключи столько авроров, сколько потребуется, от этого слишком многое зависит. Нельзя, чтобы люди узнали о нашей… – Министр пожевал губу, но так и не закончил фразу. – Ты все понял?
– Конечно, министр.
– Что с Косой аллеей? Невыразимцы что-нибудь выяснили о том заклинании?
– Ничего, сэр.
– Это плохо… – Скримджер ненадолго задумался. – Кто был на дежурстве в тот день?
– Андерсен, Сэвидж, Бруствер, Ллойд…
– Достаточно. Они это видели?
– Бруствер и Сэвидж аппарировали на аллею раньше других и сказали, что заметили две огромные руки в воздухе. По их словам, это напоминало Патронуса…
– …Но это был не Патронус, – продолжил за волшебника министр и тяжело вздохнул. – Позови их ко мне. И прикажи принести Омут памяти.



Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?

Сообщение отредактировал Nomad - Воскресенье, 19.08.2012, 16:34
 
NomadДата: Воскресенье, 19.08.2012, 16:32 | Сообщение # 8
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Глава 7


Чтобы успешно создать проходную пешку, начинать движение надо с пешки-кандидата, на линии которой нет оппонента. Здесь действует правило, продиктованное стратегической необходимостью: движение кандидата является основным, прочие пешки только поддерживают это движение.

Что бы вы сделали, если б судьба подарила вам два миллиона галлеонов? Наверняка, люди с деловой жилкой тут же откроют свой бизнес, модники пойдут обновлять гардероб, кто-то купит себе дом или даже особняк, а Гермиона Грейнджер оставит эти деньги в книжных магазинах Лондона. Раймонд Артемиус Певерелл поступил иначе. Возможно, вы решите, что его фантазия слишком бедна, а желания примитивны, но факт остается фактом: он пошел есть. Нет, ну вы сами подумайте, куда направится волшебник, который целый день – то есть, как выяснилось, четыре дня! – ничего не ел? Поверьте, если живот приклеивается к спине, ноги сами ведут в ресторан или бар. Именно здесь и сидел Раймонд, наслаждаясь печеным картофелем и бифштексом. Впервые после того, как юноша очнулся в лавке Олливандера, он почувствовал себя более-менее сносно.
– Том, ты не знаешь, где тут можно переночевать? – обратился Раймонд к бармену, расправившись с едой. – Есть поблизости какая-нибудь гостиница?
За ужином они успели познакомиться и даже неплохо поладили. Правда, Раймонд чуть не прокололся, когда старый бармен спросил о его девушке, но потом вспомнил свой первый визит в «Дырявый котел» и ответил, что так и не нашел ее.
– Что творится, что творится, – запричитал тогда Том. – Столько людей пропадает, скорее бы уж все кончилось.
Сейчас же на вопрос Раймонда старик только добродушно рассмеялся:
– Ну ты как с луны свалился, сынок! Это и есть гостиница, только номера на втором этаже.
– Да он же маггл! – брезгливо поморщилась сидящая рядом женщина. – Вы только посмотрите на его лохмотья! Пойдем, Кристина, не стоит находиться рядом с этим.
Женщина встала и покинула бар вместе с девочкой-подростком, напоследок поморщившей носик так же, как ее мама.
– Не обращай внимания, – нахмурился Том. – У каждого своя дурь в голове, а у большинства чистокровных этой дури в десять раз больше. Так на сколько дней ты хочешь снять номер?
Перекинувшись с барменом еще парой фраз, Раймонд оставил ему плату за месяц и решил еще раз пройтись по Косой аллее. Задумавшись над словами Тома, юноша и сам не заметил, как положил руку на один из кирпичей в стене, и очнулся, лишь когда почувствовал легкое покалывание в ладони. Проход незамедлительно открылся. «Наверное, это тоже беспалочковая магия, о которой говорил незнакомец в междумирье, – вяло подумал Раймонд, шагая по улице. – В таком случае с ней надо быть осторожнее, не очень хочется проваляться без сознания еще неделю».
Сверху на Раймонда спикировало что-то черное. Юноша охнул: судя по боли в плече, кутх, улетевший по своим делам сразу после разговора с Урглотом, решил использовать Раймонда в качестве жердочки.
– Эй! Ты совсем обалдел! – неаристократично возмутился молодой лорд поведением своего питомца. – Ты хоть представляешь, какие у тебя когти!
Ворон невозмутимо продолжал сидеть на его плече.
– Мерлин, с этим надо что-то делать, – закатил глаза Раймонд, видя равнодушие кутха к его словам.
Тут взгляд молодого человека наткнулся на вывеску ближайшего магазина, что заставило его хитро улыбнуться.
– Кажется, я знаю, как нам быть, приятель, – сказал Раймонд и целеустремленно зашагал к стеклянной двери под вывеской «Магазин мадам Малкин. Одежда на все случаи жизни».
Быстро объяснив, что ему требуется, проворно подбежавшей волшебнице, Раймонд вынужден был пережить полчаса примерок, подшивов и даже споров. Наконец он снова посмотрел на свое отражение в зеркале, и оно по-прежнему не всколыхнуло в нем никаких воспоминаний. Пожалуй, высокий лоб, довольно светлая кожа и в меру тонкие черты лица действительно говорили о его благородном происхождении. Но ни нос с небольшой горбинкой, ни подбородок, который особо романтичные барышни непременно назвали бы волевым, не вызывали у Раймонда даже намеков на узнавание. Разве что ярко-зеленые глаза… Было в них что-то необычное, притягивающее, даже волшебное, как бы странно это ни звучало для мага.
– Вот это совсем другое дело, – одобрила хозяйка магазина. – Вам нравится?
Юноша перевел взгляд на свою одежду. Черный костюм из драконьей кожи и впрямь очень ему шел.
– Да, мадам Малкин, он великолепен.
– А я что говорила! – Пожилая портниха явно была довольна своей работой. – Негоже такому видному юноше ходить в старой одежде. Там уже от ткани-то ничего не осталось, а вы просите кожаную заплатку на плечо пришить.
Волшебница осуждающе покачала головой, не понимая, как можно так халатно относиться к собственной внешности. Раймонд только мягко улыбнулся в ответ.
– Вот увидите, ничего лучше не найти во всей Англии! – смело заявила мадам Малкин, оглядывая Раймонда со всех сторон. – Кожа венгерской хвостороги – это вам не шутки. Ей износу нет!
– А ты что скажешь, приятель? – обратился Раймонд к ворону, пристроившемуся на одной из вешалок.
Тот не стал утруждать себя разговорами и моментально перелетел на плечо молодого лорда. Никакой боли в плече не было и в помине. Портниха права: кожа дракона – это не шутки.
– Похоже, ему нравится, – сделала вывод Малкин.
Еще бы, за такие-то деньги!
– И самое главное, это очень практично! Кожа не только чрезвычайно прочная, она еще и невосприимчива к магии. С таким костюмом хоть без волшебной палочки ходи: никакие проклятья не возьмут!
Хоть без волшебной палочки… Как в воду глядела.
– Думаю, вы правы: это то, что мне нужно, – согласился юноша, решив, что костюм – единственная возможность спасти его плечо от упрямого кутха.
– Не забудьте еще эти ботинки и мантию, – напомнила мадам.
– Даже не знаю…
– Помилуйте! Не будете же вы носить костюм из кожи венгерской хвостороги вместе с этими корсовками! – воскликнула Малкин, исковеркав маггловское слово. – А мантия, хоть и кажется тонкой, сделана из шелка арлийского огнекрыла. Ее невозможно порвать!
Раймонд вопросительно посмотрел на ворона, устроившегося на его плече. Тот важно кивнул.
– Хорошо, – обреченно вздохнул юноша, идя на поводу у птицы. – Посчитайте все вместе.

***

– Молли, твой яблочный пирог бесподобен! – похвалил волшебницу Дамблдор и бросил взгляд на фамильные часы Уизли. – Однако! К моему величайшему сожалению, вынужден вас покинуть.
– Так скоро? – всплеснула руками миссис Уизли. – Даже не дождетесь Артура? Он, кажется, хотел с вами что-то обсудить.
Женщина покосилась на сидящих за столом детей, и те сразу уткнулись в тарелки.
– Наверняка, по делам Ордена, – прошептал Рон на ухо Гарри, делая вид, что крайне увлечен поеданием шарлотки.
– Я все слышала, Рональд! – воскликнула мать семейства, отчего парень выронил ложку. – Вы еще недостаточно взрослые для того, чтобы лезть в дела Ордена! Даже не думайте об этом!
– Ну-ну, Молли, дорогая, – покачал головой Дамблдор, – не будь так строга к мальчикам, их любопытство вполне объяснимо. К тому же штаб-квартира Ордена располагается в доме Гарри. Кстати, – сказал директор, как если бы вспомнил нечто важное, – Гарри, ты не мог бы вызвать сюда Кричера?
– Домовика? – удивился мальчик.
– Да, в последнее время защитные заклинания на доме ведут себя несколько странно, и я хотел проверить, все ли в порядке.
– Конечно, директор, – согласился юный волшебник и с некоторой опаской произнес: – Кричер?
В комнате тут же раздался хлопок и перед магами предстал престарелый эльф, обмотанный в грязную простыню. Годы не шли ему на пользу: такую страшную физиономию с обвислой кожей и злобными глазами можно было представить разве что на стене Вальбурги Блэк с отрубленными головами домовиков.
– Осквернители рода… – пробубнил Кричер себе под нос, не особенно заботясь о том, чтобы его не услышали. – Грязное отребье! Как бы убивалась госпожа, если б узнала, что Кричер подчиняется грязнокровке…
– Замолчи, Кричер! – перебил сумасшедшего эльфа Гарри, и поток ругательств тут же прекратился. – Отправляйся на Гриммо и никому не говори о том, что ты там видишь. Это приказ!
Хлопок – и в гостиной остались только волшебники.
– Замечательно, – удовлетворенно произнес Дамблдор. – Что ж, раз все в порядке и дом по-прежнему признает Гарри своим хозяином, мне и правда пора бежать. Еще раз спасибо за обед, Молли.
– Круто ты его, Гарри! – одобрил друга Рон, пока миссис Уизли провожала директора. – Давно хотел поставить на место этого психованного эльфа.
– Он не психованный! – возмутилась молчавшая до этого Гермиона. – Он просто очень несчастный.
– Несчастный?! – выпучил глаза рыжий парень. – Гермиона, несчастный Кричер – это как несчастный Снейп: грустит только тогда, когда нет возможности полить кого-нибудь грязью.
– Профессор Снейп, Рон! – сказала девушка, не знавшая, чем еще можно возразить другу.



Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?
 
NomadДата: Воскресенье, 19.08.2012, 16:33 | Сообщение # 9
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Глава 8


Характерная черта изолированной пешки – соединение статической слабости и динамической силы. Такая пешка требует постоянной защиты, но при умелой игре может быть использована как средство острой контратаки.

Следующие два дня Раймонд посвятил изучению записей Олливандера. Тетрадь, которую он нашел в кабинете странного старика, оказалась рабочим дневником, полным различных заметок, вычислений и схем. Как только Раймонд это понял, он задумался, стоит ли лезть в тайны, столетиями хранившиеся в роду изготовителя палочек. Но учитывая тот факт, что Олливандер пропал без вести, перед этим добровольно передав тетрадь Раймонду, юноша решил, что не просто имеет на это право, он обязан выполнить волю мастера. Так молодой лорд занялся нелегким делом расшифровки закорючек и завитушек исчезнувшего мастера.
Вскоре Раймонд узнал, что изготовление волшебных палочек – тонкое искусство, требующее знания астрологии, нумерологии, заклинаний и рунического письма. Не говоря уже о том, что мастер палочек должен прекрасно разбираться в магической флоре и фауне, а при необходимости и побегать за каким-нибудь несговорчивым зверьком, не желающим делиться шерсткой. Кроме того, трудность вычислений индивидуальной, наиболее оптимальной для волшебника палочки заключалась в том, что все ее характеристики неизменно влияли друг на друга, не позволяя определить только материал или только форму. «Ни один аспект структуры палочки не должен быть рассмотрен отдельно от других. И тип дерева, сердцевины, и гибкость могут либо служить противовесом, либо усилить характеристики длины палочки», – писал Олливандер в своем дневнике. Поэтому в первую очередь Раймонд занялся построением круга Корстена – самого простого способа выявить показатели палочки, если верить Олливандеру.
Впрочем, очень скоро Раймонд понял, что проторенной дорожкой ему не пройти. И не потому, что он не в курсе, как рассчитать число Судьбы, а по другой, намного более веской причине: Раймонд Певерелл не знал, когда он родился. То есть формально у него, конечно, была дата рождения, заботами Урглота занесенная в «Природную знать»: 14 июля 1980 года. Юноша придумал ее точно так же, как и свое имя, то есть сходу и не особо ломая голову, просто сказав, что вчера ему исполнилось шестнадцать. Вот только вряд ли это число, ставшее с легкой руки Раймонда днем его рождения, удовлетворит Венеру или Юпитера, не говоря уже о Сатурне, так что кругу Корстена можно помахать ручкой.
Пришлось набраться терпения и сэндвичей и сесть за тест Рашиля. Это была нетрудная, но монотонная работа, суть которой сводилась к выбору ответов на элементарные, а порой чудаковатые вопросы, вроде того, какой у вас размер обуви или сколько раз в неделю вы предпочитаете мыть голову. Осилив сто двадцать пунктов теста, Раймонд получил описание типажа подходящей ему палочки по двенадцати показателям, которые он свел в единую таблицу. Теперь наступил ключевой момент: все данные надо было наложить на перечисленные Олливандером материалы и способы изготовления палочки, вычеркнуть неподходящие и подобрать такие оставшиеся, чтобы они не противоречили друг другу, а наоборот, усиливали лучшие качества.
Спустя пять часов корпения над таблицей, Раймонд пришел к выводу, что ему подойдет палочка в четырнадцать дюймов при условии, что она будет сделана из довольно гибкого дерева, обладающего ярко выраженными волшебными свойствами. Если магический потенциал растения составит меньше двадцати каннетов по шкале Уфрида Смышленого, то палочка не сможет работать в полную силу; если же эта цифра будет выше, то оболочка заглушит любую сердцевину. Немного поломав голову над возникшей проблемой, новоиспеченный мастер палочек подошел к ее решению нестандартно: не будет работать сердцевина – ну и не надо! Он сделает палочку из цельного дерева без всяких волос, сухожилий и перьев! А в качестве проводника использует какую-нибудь жидкую составляющую, которой пропитает палочку, но опять-таки ее мощность должна перекрывать силу дерева. Согласно Олливандеру, таким требованиям отвечали только три вещи: слезы феникса, яд василиска и кровь единорога. Что именно из этого подойдет Раймонду, станет ясно, когда он окончательно определится с растением.
– Как тебе тентакула, приятель? – обратился Раймонд к ворону, который, похоже, сроднился с его плечом, разве что гнездо там не свил.
Кутх на вопрос хозяина пренебрежительно отвернулся.
– Вот и я боюсь, что не подойдет… – согласился юноша. – А жаль, она так чудно сочетается с ядом василиска. Тыкнул в противника – и он протянет ноги без всяких заклятий.
Ворон счел ниже своего достоинства комментировать эту фразу. Певерелл снова зарылся в тетрадные записи.
– А что ты скажешь об алихоции? Хотя нет, не подходит по Рашилю, – отверг собственное предложение Раймонд. – Может быть, волшебная рябина?
Ворон задумчиво наклонил голову набок.
– Серьезно? Думаешь, сработает? – Молодой лорд еще раз сверил свои вычисления. – Так, гибкость нормальная, мощность хоть отбавляй – шестьдесят три каннета, склонность к защитной магии, угу… «Прекрасно подходит сильным магам, обладающим яркой индивидуальностью и предпочитающим элегантные и изящные решения». Ну это прямо про меня… Ага, вот! «Недолюбливает заклинания разрушительной направленности». Я ведь не похож на разрушителя?
Кутх оценивающе покосился на Раймонда, но возражать не стал.
– В таком случае яд василиска исключаем, а то может бабахнуть. – Раймонд что-то дописал на пергаменте со своими исчислениями и снова задумался.
Остаются слезы феникса или кровь единорога, причем последняя причислена Министерством к товарам категории С и запрещена к свободной продаже. Обидно, палочка, вымоченная в слезах, больше подойдет целителю, тогда как магическая активность крови служила бы прекрасным дополнением к мягкой энергии рябины, делая палочку универсальной. Впрочем, на нет и суда нет.
– Олливандер пишет, что ветка, которая послужит материалом для изделия, должна быть сорвана собственноручно. И где искать это волшебное чудо?
– Королевский лес Дин, – нежным девичьим голосом ответил ему кутх, отчего Раймонд чуть не свалился со стула. – Мы сюда однажды ходили в поход с мамой и папой.
– Ага, понятно, – выдохнул юноша, пытаясь успокоить выскакивающее из груди сердце. – Ты только в следующий раз это как-нибудь помягче сообщай, а то до инфаркта доведешь.
Ворон снова гордо отвернулся, не проронив больше ни слова.

***

– Так что министр крайне заинтересован в поиске мага, который сотворил то заклятье, – закончил свой доклад темнокожий аврор с золотой серьгой в ухе – Кингсли Бруствер – и выжидающе посмотрел на собравшихся.
– Зачем ему это? – подал голос Элфиас Дож. – Тот маг спас девочку, он не на стороне Пожирателей, а значит, не представляет угрозы для Министерства.
Снейп, сидящий в стороне от остальных орденцев, только фыркнул на такое наивное предположение.
– Боюсь, все не так просто, – сказал Дамблдор, задумчиво соединяя кончики пальцев. – То, что неизвестный нам маг один раз выступил против Волдеморта, еще ни о чем не говорит. Филиус, что вы думаете об этом?
– Чары, сотворенные на Косой аллее, – тоненько проговорил преподаватель заклинаний, с трудом выглядывая из-за стола, – несомненно, относятся к высшей Светлой магии. Человек, способный на такое, является очень сильным волшебником и, скорее всего, интуитом.
– Не может быть! – пораженно воскликнул Дедалус Дингл, который был не выше самого Флитвика. – Интуиты рождаются раз в пятьсот лет, это чрезвычайно редкое явление! Нет, это категорически невозможно!
– И кого из интуитов, живших за последние пятьсот лет, вы можете назвать? – спросил со своего места Снейп, саркастически изогнув бровь.
Маленький волшебник открыл было рот, но так ничего и не произнес, вызвав кривую усмешку зельевара. Однако удивление Дедалуса можно было понять: маги, руководствующиеся в своем колдовстве родовой памятью и интуицией, а не точными формулами и выверенными движениями палочки, и вправду встречались крайне редко. Своего рода виртуозы, способные на невозможное и играючи нарушающие законы магии.
– Как бы то ни было, – снова взял слово Бруствер. – Скримджер боится этой темной лошадки.
– Люди всегда боятся силы, если не знают, куда она направлена, – прокомментировал поведение министра Дамблдор и обратился к Снейпу: – Северус, проявляется ли интерес к нашему таинственному заклинателю с другой стороны?
– Селвин и оба Кэрроу видели результат заклятья собственными глазами и уверяют, что это было нечто невероятное. – Рассказчик позволил себе еще одну усмешку. – Лорд происшествием заинтересовался, но занял выжидательную позицию. Сейчас он больше занят своими поисками.
– Спасибо, Северус, – поблагодарил зельевара глава Ордена Феникса. – Думаю, время действительно многое расставит по своим местам.

***

Королевский лес Дин встретил Раймонда молчанием вековых сосен и удивительной свежестью, резко контрастирующей с духотой Лондона. Вокруг не было ни души. Юноша сделал глубокий вдох, наслаждаясь чистым воздухом, быстро скинул рюкзак и зарылся в одном из его многочисленных карманов.
Утром решив, что поиски необходимого дерева могут отнять не один день, Раймонд без лишней спешки собрался в поход, закупив еды, полезных мелочей, вроде волшебного компаса, и напоследок заглянув в аптеку на Косой аллее. Только тогда, готовый к длительной прогулке, Раймонд вместе с кутхом аппарировал в лес Дин. Это странное слово – «аппарировать» – всплыло в памяти само собой, когда встал вопрос о том, как добраться до искомого места, и перед глазами Раймонда предстала большая поляна, усыпанная опавшей хвоей и шишками, куда с громким хлопком и переместился молодой человек. Почему-то казалось, что он был здесь раньше, но так давно, что осталось лишь смутное, едва уловимое ощущение припоминания, когда ответ ускользает сквозь пальцы, как ни старайся его поймать.
Наконец юноша, копавшийся в рюкзаке, достал оттуда миниатюрный предмет – круглое устройство с единственной стрелкой, которая, сделав пару оборотов, указала вглубь леса.
– Ну что, приятель, – улыбнулся Раймонд ворону, перелетевшему с его плеча на ближайшую ель, – готов к приключениям?
Юноша готов был поклясться, что кутх тяжело вздохнул, прежде чем покинуть облюбованную им ветку.



Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?
 
NomadДата: Воскресенье, 19.08.2012, 16:34 | Сообщение # 10
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Глава 9


В самом факте блокирования пешек фигурами, как-никак жертвующими для этой цели частью своей силы, заключается признание их значения. В этом плане у пешек есть определенное преимущество.

– Жил-был в чернильнице колдун –
Кори Кора Корилл.
Он очень ловко колдовал
При помощи чернил.

Раймонд шел по тропинке, напевая простенький мотивчик. Он уже смирился с тем, что в его голове то и дело всплывают знания каких-то вещей – как, например, этой детской песенки, приклеившейся с самого утра, или магических растений, которые он собирает по дороге больше от скуки, чем по необходимости.
– Вот пишет кто-нибудь письмо –
Не ди, не да, не дышит, –
Как вдруг вмешается колдун
И все не так напишет.

По расчетам Раймонда, прошло уже десять дней с тех пор, как он переместился в лес Дин. Его поход затянулся, а зачарованный компас упрямо водил кругами, не желая указывать на то место, где растет волшебная рябина. Певерелл про себя уже тысячу раз помянул продавца, всучившего ему бракованную вещицу, уверяя, что это самая лучшая и надежная модель. Брехня! Работай компас как надо, стрелка бы указывала на конкретный предмет, который ты ищешь, а не скакала бы как ненормальная!
– Один раз написал король:
«На ми, на ма, на месте
За оскорбленье короля
Виновника повесьте!»

Не то чтобы его напрягала многодневная прогулка, но запасы провизии подходили к концу. Аппарировать же куда-то за едой, а потом возвращаться сюда и начинать поиски с самого начала ну очень не хотелось. Юношу обнадеживало лишь то, что стрелка убогого компаса постепенно приобретала красноватый оттенок, означающий, что цель уже совсем близко. Хотелось бы закончить с этим сегодня и сворачиваться.
– И вот читает весь народ
В буми, в бума, в бумаге:
«За оскорбленье короля
Дать премию бродяге».

По большому счету, весь лес можно обойти за два-три дня. Допустим, один день он просидел на дереве, встретив милую маму лесных кабанчиков, бросившуюся на защиту своих деток. Получается, он наворачивает круги почти неделю. Нет, это ж какая дурилка картонная заколдовывала компас, что он так сбоит?! Вот опять стрелка дрогнула и скосила направо. Хоть покраснела еще больше – наверное, от стыда за своего создателя. И на том спасибо.
– Тут захихикал тоненько
Кори Кора Корилл
И отхлебнул на радостях
Немножечко чернил.

Кутх спозаранку куда-то улетел – видимо, в поисках завтрака. Раймонд вообще ни разу не видел, чтобы ворон ел, поэтому у него были весьма смутные представления, чем питается железная птица. Но пока она сама достает себе пропитание, юношу мало интересовали ее кулинарные предпочтения.
– Ай! – воскликнул Раймонд, поскользнувшись на чем-то и больно ударившись о землю. – Мерлин, откуда здесь это?
Молодой человек внимательно осмотрел причину своего падения: это были серебристые пятна какой-то густой субстанции, которые начинались здесь, на тропинке, и прятались дальше в кустах боярышника. Почувствовав любопытство и непонятный душевный подъем, Раймонд приготовил нож, висящий за поясом, и начал продираться сквозь заросли. Пятен становилось все больше, их можно было разглядеть даже на колючих ветках. Серебристая, словно излучающая свет цепочка вела прямо на поляну, куда выбрался Раймонд. И сразу убрал нож – судя по открывшейся картинке, он ему не понадобится.
На влажной от росы траве лежал единорог. Прекрасное белоснежное существо вскинуло голову, почуяв приближение человека; единорог попытался встать, но снова завалился набок. Раймонд сделал несколько шагов навстречу, заставив животное пугливо дернуться, и увидел, что оно ранено: кровь сочилась из раны в боку, оставляя на поляне серебряные пятна.
– Тише, не бойся, – успокаивающе шептал Раймонд, все ближе подходя к единорогу, – я тебя не обижу. Смотри, какой ты у нас красавец!
Зверь сердито фыркнул и, не вставая с земли, попытался боднуть Раймонда своим рогом, но юноша вовремя уклонился.
– Понял, ты не красавец, ты красавица! – Раймонд поднял ладони в примирительном жесте.
Единорог вроде бы успокоился, но продолжал недоверчиво коситься на подозрительного человека.
– Эх, судьба у меня такая – женщин спасать! – решил юноша, потянувшись за своим рюкзаком.
Раненое животное снова забеспокоилось и предприняло неудачную попытку встать на ноги.
– Тише, тише, девочка! – зашептал Раймонд, гладя единорога по крупу. – Знаю, ты недолюбливаешь парней, но таким уж я уродился. Но я еще девственник, если тебя это успокоит. Хотя Мерлин его знает…
Молодой человек очень медленно снял рюкзак с плеч и, немного порывшись в нем, достал баночку с заживляющей мазью. Не зря он все-таки купил волшебную аптечку! Подумав, Раймонд выудил из рюкзака еще две бутылки: одну полную воды, другую пустую.
– Сейчас, красавица, мы тебя вылечим, – продолжал бормотать Раймонд, собирая выступившую кровь в бутылочку, а затем промывая рану. С каждым его прикосновением единорог вздрагивал то ли от испуга, то ли от боли. – Потерпи еще немного.
Смазав бок зверя волшебной мазью, Раймонд еще некоторое время гладил единорога, боясь, что он попытается встать. Тот, к счастью, лежал вполне смирно, будто затаившись, слишком испуганный, чтобы осознать свое чудесное выздоровление. Наконец, когда прошло достаточно времени, молодой человек тихонько отошел от животного, давая ему возможность подняться. Поняв, что боль прошла и бок вылечен, единорог вскочил на ноги и, ударив копытами о землю, быстро ускакал, словно чего-то испугавшись.
– Вот они женщины, – печально изрек Раймонд, глядя вслед единорогу. – Сначала к себе не подпускают, а потом даже спасибо не ска…
Обернувшись и встретив взглядом пару желтых кошачьих глаз, Раймонд понял, почему единорог так быстро скрылся.
– …жут.
Как там было в «Фантастических зверях»? «Шкура мантикоры отражает практически все известные заклятия, а яд, содержащийся в жале, убивает мгновенно»? Ой, что-то не хочется проверять!
– Хорошая киса… – заискивающе сказал Раймонд чудовищному льву с мордой, напоминающей человеческое лицо.
«Киса» прижалась к земле, утробно зарычав. Только хвост, усыпанный ядовитыми шипами, дернулся в нетерпеливом предвкушении добычи. Волшебник попятился. Бесконечно долгая секунда – и Темное существо сорвалась с места. Скорость, которую могла развить мантикора, была чрезвычайно большой, но Раймонду хотелось жить еще больше. Поэтому, даже не успев подумать о том, как избежать скоропостижной смерти, юноша обнаружил себя на самой вершине ближайшего дерева. Воистину страх творит чудеса – надо было умудриться так взлететь по почти гладкому стволу.
Мантикора не ожидала подобной прыти от потенциальной еды. Она издала возмущенный рык и попыталась забраться на дерево вслед за человеком, но тут произошло непредвиденное: как только когти чудовища впились в кору, рычание сменилось совершенно неприличным для такого монстра писком. Мантикора отдернула лапы, будто обжегшись, но потом, еще более озлобленная, снова начала штурмовать дерево. Судя по тому, как она отскочила назад, в этот раз боль была еще сильнее. Но чудовище не собиралось так просто сдаваться. Несколько раз обойдя дерево, на котором занял оборонительную позицию Раймонд, мантикора сменила тактику: она отошла от неприступного ствола и, от души разогнавшись, высоко прыгнула. Раймонд поджал ноги – только поэтому когтистая лапа его не достала. Потерпев неудачу, мантикора не спеша отошла и опять прыгнула, но на этот раз задела ветку, росшую чуть ниже, да так, что с нее посыпалась труха. Упав, как полагается, на четыре лапы, мантикора гневно зарычала и почему-то затрясла головой, как кошка, отряхивающаяся от воды после ненавистного купания. Но на этом странное поведение Темного существа не закончилось: оно повалилось на спину и стало кататься по траве, силясь согнать что-то со своей шерсти. Что это с ней?
Раймонд, сгорая от любопытства, очень осторожно открыл рюкзак и в первую очередь проверил, цело ли самое ценное в нем – бутылочка с кровью единорога. С ней все было в порядке. Воодушевившись, Раймонд полез за биноклем, для чего ему пришлось выложить пару мешочков с прикупленной в Косой аллее мелочевкой, которые он повесил на ближайший сук. Так, посмотрим, что происходит внизу.
Страшная человекоподобная морда, приближенная биноклем, смотрелась еще более пугающе. К счастью, сейчас ярость мантикоры была направлена не на Раймонда, а на тоненькие деревянные палочки, покрывшие ее тело. Юноша подкрутил колесико. Теперь можно было разглядеть, что палочки, принятые Раймондом за опавшую труху, на самом деле лукотрусы – маленькие хранители волшебных деревьев. Уже догадываясь, на какое растение он имел честь забраться, молодой человек внимательнее посмотрел на его ветки и хлопнул себя по лбу, когда увидел тяжелые красные грозди ягод. Волшебная рябина! Тогда понятно, почему мантикора не могла забраться на нее, – кора рябины защищает любого, кто ее коснулся, от Темных существ. И ясно, почему единорог пришел именно сюда, – сок этого дерева способен залечить самые тяжелые раны. Вот только раненому животному не хватило сил дойти до растения, и неудивительно: видимо, оно уже больше недели бегало от этой мантикоры и совсем обессилило. Кто бы мог подумать, что взбесившийся компас указывает вовсе не на дерево, а на кровоточащую рану единорога! Раймонд и не надеялся на такой подарок!
Двойной плюс в том, что единорог сам вышел к волшебной рябине, не придется тратить еще день на ее поиски. Раймонд как можно удобнее устроился на широкой ветке и, лакомясь рябиновыми ягодками, продолжил наблюдать за безуспешной борьбой мантикоры с лукотрусами. Стоп! Если здесь полно лукотрусов, то почему они не пытаются согнать его с дерева? Он на этот случай даже мокрицы с собой взял, чтобы ненадолго отвлечь хранителей растения. Где же они? Ведь был такой синенький мешочек… Ах да! Он выложил его, когда доставал бинокль! Раймонд повернулся к суку, где повесил любимое лакомство лукотрусов, и понял, что лесные создания нашли его намного раньше. Поэтому жители верхних веток и не обращали внимания на Раймонда, они увлеченно поедали маленькие мокрицы. Будем надеяться, они не закончатся, пока мантикора не покинет поляну.
Гигантский лев наконец понял, что избавиться от надоедливых паразитов-лукотрусов под их деревом невозможно, потому что сверху продолжают спаться другие их представители. Придя к такому выводу, мантикора ретировалась, поджав ядовитый хвост, что выглядело довольно комично для зрителя, находящегося на безопасном расстоянии от чудовища. Выждав немного, Раймонд слез с дерева, перед этим сорвав ветку, подходящую для изготовления волшебной палочки. Как раз вовремя – мокрицы уже подходили к концу, а оказаться на месте мантикоры Раймонду не хотелось.
С соседнего дерева совершенно бесшумно на его плечо перелетел черный ворон, скрывавшийся до этого в густой кроне. Птица с невозмутимым видом застыла железной статуэткой.
– Ты! – задохнулся от возмущения хозяин кутха. – Ты все время был здесь!
Кутх лениво скосил желтый глаз на возмущенного юношу.
– И даже не помог!
Ворон слегка дернул крыльями, будто пожал плечами.
– Ну ты и жулик! – сделал вывод Раймонд, но так и не заставил упрямую птицу раскаяться. Ее гордая, неподвижная фигура словно говорила об одном: «Люди иногда бывают такими глупыми».

***

Шестнадцатый день рождения Гарри Поттера выдался весьма мрачным. Ремус Люпин, выглядевший еще более изможденным, чем обычно, пришел с плохими вестями.
– Было еще два-три случая нападения дементоров, – сообщил он, пока миссис Уизли отрезала для него большой кусок именинного торта. – Игоря Каркарова нашли мертвым в какой-то хибарке далеко на севере. Над ней была оставлена Черная Метка.
– Это он еще долго продержался, – заметил Гарри, с грустью смотря на Ремуса.
В последнее время юноша стал более задумчивым и редко улыбался, особенно когда Люпин приходил в «Нору». Было очевидно, что Гарри больно смотреть на то, как оборотень выматывает себя делами Ордена.
– Да-да, – нахмурилась миссис Уизли, — может быть, лучше поговорим о чем-нибудь дру…
– Слыхал про Флориана Фортескью, Ремус? – спросил Билл, которому Флер усердно подливала вина. – Его так и не нашли после той заварушки на Косой аллее. Кафе-мороженое до сих пор стоит разрушенное.
– Кстати о Косой аллее, – добавил мистер Уизли. – Похоже, лавка Олливандера тоже того.
– Который делал волшебные палочки? – испуганно спросила Джинни.
– Он самый. Магазин закрыт. Никто его не видел после нападения Пожирателей. Даже не знают, сам он ушел или его похитили.
– Без волшебных палочек придется туго, – сказал Ремус. – Олливандер был лучшим в Англии, об этом все знают.
– Может быть, все-таки сменим тему? – рассердилась миссис Уизли, глядя на мрачные лица.
– Что вы думаль о новости из «П’го’гока»? – неожиданно пришла ей на помощь Флер, до неузнаваемости коверкая название магической газеты.
– Это об Азкабане? – спросил Билл, приобнимая свою невесту. Джинни незаметно для брата скорчила рожицу. – Если честно, не верится, что Министерство и впрямь прознало о нападении.
– Скримджер что-то крутит, – согласился мистер Уизли. – Полностью опустошить Азкабан, вместо того чтобы просто устроить засаду… Зачем?
– В «Пророке» пишут, что дата нападения и план освобождения Пожирателей были неизвестны, – вставила Гермиона, – поэтому Министерство решило подстраховаться, и не зря.
– Гермиона, ты сама-то в это веришь? – не выдержал Рон.
– Рон прав, Гермиона, здесь что-то нечисто, – согласился с другом Гарри.
– Видимо, Скримджер опять пытается поднять свой престиж ложными заслугами, – сделал предположение Ремус. – Обстановка в стране крайне нестабильная, он ходит по краю…
– Может быть, кто-то наконец вспомнит, что у Гарри день рождения?! – окончательно сорвалась миссис Уизли и уже совсем другим тоном добавила: – Гарри, дорогой, я приготовила твой любимый пирог с патокой, а ты его даже не попробовал! Положить тебе кусочек?

***

– До сих пор не могу тебя простить за лес Дин, – продолжал отчитывать кутха Раймонд, вернувшись в «Дырявый котел». – Как ты мог так поступить?
Ворон ворчание молодого лорда откровенно игнорировал. Не слезая с его плеча, кутх наблюдал, как юноша вырезает из ветки рябины длинную прямую палочку. В записях Олливандера говорилось, что для этого надо использовать нож, спасший жизнь магу, для которого делается артефакт. Ножа у Раймонда не было, но зато был кутх, защитивший от бродяг в Темной аллее. Так что сейчас Раймонд работал по дереву железным пером, которым ворон нехотя, но все-таки поделился.
– Я назову тебя Брут, – заявил Раймонд, не отрываясь от работы, чем добился возмущенного взгляда птицы. – Достойное имя для предателя.
Кутх открыл было клюв, чтобы выразить свое мнение по этому поводу, но затем передумал и молча перелетел с плеча Раймонда на стол, обиженно отвернувшись от хозяина.
– Что, не нравится? – изобразил удивление Раймонд. – То-то же!
Палочка выходила хорошая. Гладкая, без лишних украшений, только на рукояти небольшое утолщение – его он доделает позже.
– А имя тебе все-таки нужно, приятель, – обратился Раймонд к кутху, погружая заготовку в приготовленную емкость с кровью единорога. – Может, Феликс?
Железная птица, не оборачиваясь, недовольно взмахнула крыльями.
– Придира, – улыбнулся Раймонд. – Знаешь, ты всегда появляешься в нужный момент. Если, конечно, не считать той истории с мантикорой.
Ворон слегка повернул голову, прислушиваясь к юноше.
– Назову тебя Кайрос! – решился Раймонд, осторожно погладив птицу по железным перьям. – Ты ведь принесешь мне удачу?
Кутх задумался, наклонив голову набок, и занял свое прежнее место – на плече у Раймонда. Наверное, это стоит расценивать как одобрение выбранного имени. Кайрос… А что, неплохо!



Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?

Сообщение отредактировал Nomad - Среда, 22.08.2012, 20:15
 
Dochka-NochkiДата: Воскресенье, 19.08.2012, 16:44 | Сообщение # 11
Любовь к хорошему
Сообщений: 259
« 34 »
Интересно, буду читать дальше. Спасибо.


I'm only a man with a chamber who's got me,
I'm taking a stand to escape what's inside me.
A monster, a monster,
I've turned into a monster,
A monster, a monster,
And it keeps getting stronger. (с)
 
NomadДата: Воскресенье, 19.08.2012, 17:04 | Сообщение # 12
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Вообщем основной вопрос, кого приволок в Нору Дамб? Диалог выглядел так:
Quote
Светлана, я так понял, что Дамб запихал в нору фальшивку? Это один из главных вопросов читателей фанфика)) Пока все склоняются к Вашему варианту, а как оно на самом деле, будет ясно позже. Скажу только, что Ваше предположение не лишено смысла.



Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?
 
МельгорДата: Воскресенье, 19.08.2012, 19:32 | Сообщение # 13
Демон теней
Сообщений: 277
« 97 »
Заинтересовало. Буду следить за продолжением.


 
ErutanДата: Воскресенье, 19.08.2012, 20:32 | Сообщение # 14
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
читал на слифоре, автор хочет на всех форумах посвященных гп выложить?
по моему в нору притащили кого то другого, но незнай под оборотным он или нет. вариантов масса..
 
KoraanДата: Воскресенье, 19.08.2012, 20:33 | Сообщение # 15
Высший друид
Сообщений: 918
« 109 »
Бредоовые идеи, говорите? Их есть у меня. happy
Я думаю, Гарри размножился почкованием. Один получил память, очки и шрам, а другой - родовую магию.
Разделение не прошло бесследно для характера. Кому-то досталось больше одних черт, кому-то других. Отсюда и изменения в поведении.
Хотя, конечно, версия с подменой выглядит логичней. Но не сильно... Стоп! А где Тонкс? Что-то ее не видно.

В любом случае, меня больше интересует вопрос, где/как он перстень надыбал?



При плохой игре нужно иметь хорошую мину. И лучше не одну.

 
ErutanДата: Воскресенье, 19.08.2012, 20:38 | Сообщение # 16
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
Koraan, в министерстве, полюбому.. не мог же он его из школы скоммуниздить biggrin
 
NomadДата: Воскресенье, 19.08.2012, 20:40 | Сообщение # 17
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Koraan, Ну, если он каким то образом получил родовую магию, умения и таланты предков в готовом к употреблению виде, то с кольцом перевеллов вообще проблем нет. Он мог его материализовать или синтезировать из крови, мало ли? С птицей то же.
Erutan, Мне попался этот фик и я попросил разрешение на выкладку. С одной стороны похоже на обычную подмену, но из кусочков посвященных Гарри видно, что ведет он себя совершенно естественно. Никто ничего не заподозрил. Так что тут должна быть история посложнее.



Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?
 
ShamelДата: Воскресенье, 19.08.2012, 20:44 | Сообщение # 18
Ночной стрелок
Сообщений: 88
« 20 »
Спасибо! Фик очень понравился. Очень пожалела, что в шахматах я полный профан и о чем ведется речь во вступлениях к главам имею весьма смутное понятие, основанное на чистой интуиции)) С нетерпением жду продолжения!
P. S. я думаю, что в Норе под видом Гарри Тонкс. Она метаморф, этим объясняется облик Гарри. По крови Блэк, поэтому Критчер ее слушается. Любит Рема, отсюда и эти грустные взгляды.



Наивная женщина верит мужским клятвам, а опытная - комплиментам! ©
Дьявол большой оптимист, если верит, что может сделать людей еще хуже. ©
Ненастоящие друзья вытащат тебя из тюрьмы, и будут вспоминать твою ошибку всю оставшуюся жизнь. Настоящие будут сидеть рядом на нарах и говорить: «Да, мы вляпались, но, с*ка, весело было». ©
 
KoraanДата: Воскресенье, 19.08.2012, 20:46 | Сообщение # 19
Высший друид
Сообщений: 918
« 109 »
Quote (Erutan)
по моему в нору притащили кого то другого

Я бы не был в этом так уверен. Этого "другого" надо долго готовить, чтобы был шанс, что друзья не распознают подмену.
Вариант, что ДДД уже давно готовил "дублера" кажется мне... сомнительным.
Разве что у Дамблдора есть/был некий "слепок личности" и копия памяти Гарри. Тогда да.

Quote (Shamel)
я думаю, что в Норе под видом Гарри Тонкс

Из того, что пришло мне в голову, это - наиболее вероятный вариант. Но опять же, она должна иметь доступ к памяти Гарри, чтобы не проколоться. ИМХО.
Хотя... Если предположить, что это - временный вариант... Если ДДД таким способом хочет выиграть время на поиски настоящего, и надеется найти его быстро... Или от безысходности. Тоже возможно.

Quote (Nomad)
из кусочков посвященных Гарри видно, что ведет он себя совершенно естественно

*Громко кашляю, от удивления подавившись воздухом*
Если серьезно, то мне поведение Поттера не кажется естественным. Играет он(а) действительно хорошо, и если бы я не знал, что это - не Гарри, не обратил бы внимания на мелкие несуразицы, да. Но этих мелких несуразиц накопилось достаточно прилично уже.



При плохой игре нужно иметь хорошую мину. И лучше не одну.



Сообщение отредактировал Koraan - Воскресенье, 19.08.2012, 20:56
 
ErutanДата: Воскресенье, 19.08.2012, 21:05 | Сообщение # 20
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
Quote (Koraan)
Если серьезно, то мне поведение Поттера не кажется естественным.

согласен, уж очень то он спокоен хотя кажется должен быть в депрессии после гибели сириуса..

у меня возникла некая гипотеза насчет гарри и певерелла: а что если родилось два ребенка-близнеца? только никак не укладывается в эту версию тот факт, что певерелл эти 14 с лишним лет прятался или его прятали неизвестно где happy
 
ShamelДата: Воскресенье, 19.08.2012, 21:06 | Сообщение # 21
Ночной стрелок
Сообщений: 88
« 20 »
Quote (Koraan)
*Громко кашляю, от удивления подавившись воздухом*
Если серьезно, то мне поведение Поттера не кажется естественным. Играет он(а) действительно хорошо, и если бы я не знал, что это - не Гарри, не обратил бы внимания на мелкие несуразицы, да. Но этих мелких несуразиц накопилось достаточно прилично уже.

Согласна, меня не оставляло ощущение наигранности в поведении Гарри. А насчет долго готовить, не совсем согласна. В принципе Гарри все время на виду и у наблюдательного человека, а я считаю Альбуса таковым, было много времени изучить основные моменты поведения. На счет друзей тоже вопрос. Кто даст гарантию, что они его настолько хорошо знают,чтобы распознать подмену? Может они тоже видят лишь образ?



Наивная женщина верит мужским клятвам, а опытная - комплиментам! ©
Дьявол большой оптимист, если верит, что может сделать людей еще хуже. ©
Ненастоящие друзья вытащат тебя из тюрьмы, и будут вспоминать твою ошибку всю оставшуюся жизнь. Настоящие будут сидеть рядом на нарах и говорить: «Да, мы вляпались, но, с*ка, весело было». ©
 
NomadДата: Воскресенье, 19.08.2012, 21:35 | Сообщение # 22
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Гаррику сейчас сколько, 16? Десять лет можно вообще не считать. О его жизни у Дурслей даже его друзья почти ничего не знают. Остается пять и обмануть нужно только Гермиону и Джинни. Проще было бы с ними договорится, но шансы обмануть их очень высоки. У него должна быть меланхоличная депрессия, это не располагает к долгим задушевным беседам, да и настоящий Гаррик отнюдь не интеллектуал, письма его вспомните. Да, это может быть Тонкс, отчего то такая идея мне в голову не пришла. Но несмотря на то, что она Блэк, меня гложат сомнения что Кричер стал бы ее слушать, тем более являтся на вызов.


Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?
 
KoraanДата: Воскресенье, 19.08.2012, 21:38 | Сообщение # 23
Высший друид
Сообщений: 918
« 109 »
Quote (Shamel)
А насчет долго готовить, не совсем согласна. В принципе Гарри все время на виду и у наблюдательного человека, а я считаю Альбуса таковым

Так ведь вопрос не в том, чтобы понять, что движет человеком. Это действительно не так сложно, в данном случае. Тут нужно "вжиться его образ". А на это нужно время. Как и на то, чтобы изучить детали биографии. Шпионы прокалываются именно на мелочах.
Например, когда узнали СОВ Гарри бы удивился не Защите, а Зельям.

Quote (Nomad)
меня гложат сомнения что Кричер

Ха. Если это надо Великому Светлому - будет. Думаю, у ДДД найдется, чем его "убедить".



При плохой игре нужно иметь хорошую мину. И лучше не одну.



Сообщение отредактировал Koraan - Воскресенье, 19.08.2012, 21:45
 
ShamelДата: Воскресенье, 19.08.2012, 21:44 | Сообщение # 24
Ночной стрелок
Сообщений: 88
« 20 »
Так в процессе и вживается в образ. А то, что друзья сразу не распознали подделку говорит о том, как они его знали, а значит такие мелкие огрехи не заметят, а если и заметят, то сделают не те выводы. Проколов у "Гарри" было уже много и пока ни кто к Дамби не бежит с воплями "Это не наш Гарри!"


Наивная женщина верит мужским клятвам, а опытная - комплиментам! ©
Дьявол большой оптимист, если верит, что может сделать людей еще хуже. ©
Ненастоящие друзья вытащат тебя из тюрьмы, и будут вспоминать твою ошибку всю оставшуюся жизнь. Настоящие будут сидеть рядом на нарах и говорить: «Да, мы вляпались, но, с*ка, весело было». ©
 
KoraanДата: Воскресенье, 19.08.2012, 21:56 | Сообщение # 25
Высший друид
Сообщений: 918
« 109 »
Quote (Shamel)
Проколов у "Гарри" было уже много и пока ни кто к Дамби не бежит с воплями "Это не наш Гарри!"

Во-первых, не так уж и много. Во-вторых, это были мелкие ляпы. Вот наберут эти ляпы суммарно некую "критическую массу", тогда и побегут. Или сами постараются все выяснить, авантюристы малолетние.

К слову, обратите внимание на забавную оговорку:
Quote (Nomad)
обмануть нужно только Гермиону и Джинни.



При плохой игре нужно иметь хорошую мину. И лучше не одну.

 
ShamelДата: Воскресенье, 19.08.2012, 22:13 | Сообщение # 26
Ночной стрелок
Сообщений: 88
« 20 »
Quote (Koraan)
К слову, обратите внимание на забавную оговорку:
Quote (Nomad)
обмануть нужно только Гермиону и Джинни.


Я вообще считаю, что обмануть нужно только Герми и Ремуса (второго, только из-за того, что он оборотень и может что-то почуять). С Джинни Гарри не слишком уж и общался. А ляпов хоть и мало, но знающие люди уже бы задумались и начали приглядываться внимательнее.



Наивная женщина верит мужским клятвам, а опытная - комплиментам! ©
Дьявол большой оптимист, если верит, что может сделать людей еще хуже. ©
Ненастоящие друзья вытащат тебя из тюрьмы, и будут вспоминать твою ошибку всю оставшуюся жизнь. Настоящие будут сидеть рядом на нарах и говорить: «Да, мы вляпались, но, с*ка, весело было». ©


Сообщение отредактировал Shamel - Вторник, 21.08.2012, 18:40
 
NomadДата: Воскресенье, 19.08.2012, 22:19 | Сообщение # 27
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Shamel, Если задействована Тонкс, с большой долей вероятности Ремус в курсе. Джинни же крупнейший в Великобритании теоретик по Гарри Поттеру вовсе.


Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?
 
ShamelДата: Воскресенье, 19.08.2012, 22:25 | Сообщение # 28
Ночной стрелок
Сообщений: 88
« 20 »
Quote (Nomad)
Если задействована Тонкс, с большой долей вероятности Ремус в курсе.

Это если у них начался роман и Директор не настоял на полной секретности.
Quote (Nomad)
Джинни же крупнейший в Великобритании теоретик по Гарри Поттеру вовсе.

Вот именно, что теоретик! А со стороны узнать человека близко, чтобы распознать подмену очень сложно. Я сомневаюсь, что она настолько маньчно любит Поттера, чтобы знать о нем все вплоть до мельчайших жестов.



Наивная женщина верит мужским клятвам, а опытная - комплиментам! ©
Дьявол большой оптимист, если верит, что может сделать людей еще хуже. ©
Ненастоящие друзья вытащат тебя из тюрьмы, и будут вспоминать твою ошибку всю оставшуюся жизнь. Настоящие будут сидеть рядом на нарах и говорить: «Да, мы вляпались, но, с*ка, весело было». ©
 
NomadДата: Воскресенье, 19.08.2012, 22:30 | Сообщение # 29
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Shamel, Во-первых они уже стали плотно общаться, АД и Министерство, во-вторых у Джинни в каноне чуйка на Поттера работала очень четко иногда обгоняя Гермиону. В некоторых эпизодах Джинни даже работала для него психологом.


Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?
 
ShamelДата: Воскресенье, 19.08.2012, 22:43 | Сообщение # 30
Ночной стрелок
Сообщений: 88
« 20 »
Nomad, я все равно не согласна. Любила бы - сразу же почуяла бы подмену. Не почуяла, значит не настолько хорошо его знает.


Наивная женщина верит мужским клятвам, а опытная - комплиментам! ©
Дьявол большой оптимист, если верит, что может сделать людей еще хуже. ©
Ненастоящие друзья вытащат тебя из тюрьмы, и будут вспоминать твою ошибку всю оставшуюся жизнь. Настоящие будут сидеть рядом на нарах и говорить: «Да, мы вляпались, но, с*ка, весело было». ©
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Проходная пешка (Гарри Поттер, джен, PG, макси)
  • Страница 1 из 35
  • 1
  • 2
  • 3
  • 34
  • 35
  • »
Поиск: