Армия Запретного леса

Вторник, 25.02.2020, 02:51
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » The Lie I've Lived (12 глава от 16.12.12) (Romance/Adventure, R, ГП/ФД, макси, в работе)
The Lie I've Lived (12 глава от 16.12.12)
TahyДата: Воскресенье, 07.10.2012, 15:15 | Сообщение # 1
Посвященный
Сообщений: 38
« 45 »
Название: The Lie I’ve Lived
Автор: jbern
Переводчик: Tahy
Бета: oxapa
Ссылка на оригинал: вот
Разрешение от автора: получено
Пейринг: Гарри Поттер/Флер Делакур
Рейтинг: R
Жанр: AU/Romance/Adventure
Размер: Макси
Состояние: Оригинал закончен, перевод в процессе
Дисклэймер: Всё не мое
Саммари: Джеймс той ночью умер, но не совсем. Гарри выжил, но тоже как-то странно. Тремудрый турнир идет так, как ему положено, а герой определяет, кем же ему хочется быть на самом деле.
Предупреждение: Шляпа ругается. Изобретательно и много.

Главы: 1-8, 9, 10, 11, 12


Сообщение отредактировал Tahy - Понедельник, 07.01.2013, 17:44
 
ViseGorДата: Понедельник, 10.12.2012, 01:30 | Сообщение # 91
Посвященный
Сообщений: 39
« 2 »
Автор-гений! Шляпа-один из самых колоритных персонажей всего фандома!


Ха. Ха-ха!
 
AllukcardДата: Понедельник, 10.12.2012, 19:41 | Сообщение # 92
Подросток
Сообщений: 2
« 0 »
Великолепнейший фанфи который я читал))
 
ShtormДата: Четверг, 13.12.2012, 13:39 | Сообщение # 93
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Ну шляпа дает. А как Нарциса опростоволосилась, фактически назвав себя, мужа, и Севу животными с фермы, просто бальзам на душу biggrin
Жду, какое же наказание выберет кубок wacko
Может шляпу сразу в котел с зельем положить на всякий случай biggrin



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже


Сообщение отредактировал Shtorm - Пятница, 14.12.2012, 14:49
 
RusAlexДата: Четверг, 13.12.2012, 19:30 | Сообщение # 94
Вечно идущий вверх по лестнице ведущей вниз
Сообщений: 150
« 16 »
Shtorm, а причем тут Шляпа и наказание? наказание определяет Кубок, а не Шляпа
а наказание будет



Remember the past, live in present, think about future


Сообщение отредактировал RusAlex - Четверг, 13.12.2012, 19:39
 
ShtormДата: Пятница, 14.12.2012, 14:50 | Сообщение # 95
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
RusAlex, ошибочка вышла, исправил


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
TahyДата: Воскресенье, 16.12.2012, 00:07 | Сообщение # 96
Посвященный
Сообщений: 38
« 45 »
Окчулук, пожалуйста)))

ViseGor, да, идеи у него потрясающие, как и исполнение - иногда))

Allukcard, мрррр)))

Shtorm, вот, собственно, уже)

Глава 12
Какова цена славы?


12 ноября 1994 г.

– Предложение насчет помягче ещё действует? – полушутя спрашивает Седрик, пока мы идём к помосту. В ожидании одежды я пропустил две других дуэли этого раунда. Виктор отделался от Эйми меньше чем за полминуты, однако это не та дуэль, которую мне хотелось бы видеть. Издаваемый толпой шум показал, что дуэль между Флёр и Афиной была примечательной. Афина победила во второй раз, а Флёр явно хромает и прямо-таки дымится, но из комментариев Бэгмена понятно, что она заставила ведьму из Дурмштранга попотеть.

Взглянув на французского судью, улыбаюсь.

– С Флёр я тоже действовал мягче, так почему бы и нет?

Седрик крякает:

– Это у тебя называется мягче? Откуда ты вообще взял эти заклинания?

– Скажем так: когда тебя пытаются убить, мотивация появляется замечательная. Жду хорошей дуэли, Диггори.

– Я тоже, Поттер.

Поворачиваюсь и устраиваюсь в своем круге. На этот раз никаких следов обесцвечивания. Можно свободно передвигаться. Чем бы его порадовать?

– Начали!

Из моей палочки вырывается поток воды. Когда жидкость пролетает три четверти пути, Седрик замораживает её и анимирует, посылая ледяной шар в мою сторону. Разрубающим делю шар надвое. Его палочка трансфигурирует одну половину в cлишком светлого ретривера. Из другой половины сотворяю белого грима, который набрасывается на второго пса, стаскивая их обоих с помоста.

Он посылает в меня оглушающее, надеясь, что рычание и драка меня отвлечет. Годы, проведенные в одной спальне с Роном Уизли, Сириусом Блэком и Ремусом Люпином, привили мне иммунитет к скулежу, рыкам и храпу любого вида. Отвечаю ему раздраженным взглядом и наколдовываю птичек. В отличие от Эйми, пускаю их в полет зигзагами, вместо того чтобы послать в противника по прямой скопом. Более того, размер одной птички увеличиваю с канарейки до сокола.

В ответ я ожидал услышать огненный щит. Он неплохо работает против большинства призванных анимированных зверей. Седрик идет другим путем – бросает широкое по радиусу действия ударное, которое выбивает всех птиц, кроме самой большой. Разрубающее подрезает крылышки и ей, и теперь у двух псов есть ещё один повод для драки – свежее мясо.

Начиная нападение с земли, создаю ещё одну орду Петтигрю. Изменив план, заклинанием немедленно отсылаю большую часть в него. Большая часть пролетела мимо и отрикошетила от поля на землю, но парочке, приземлившейся-таки на помост, удастся его ненадолго отвлечь.

Он создает веревку, но зачаровывает её действовать как кнут – бьет им крыс и отбрасывает одну за другой. Неплохая тактика – сработает против любых моих зверей. Следующее заклинание потребует большей подготовки – понадобятся и силы, и время.

Седрик посылает цепь простеньких сглазов – спотыкающий, слизнервотный и «желейные пальцы». Очень хочется не уклоняться от рвотного – сглаз обеспечит меня базовым материалом для трансфигурации, и противник будет чертовски шокирован, что я смогу сражаться, несмотря на заклинание. Все-таки уворачиваюсь, сосредоточившись на том, чтобы не пропустить движения палочки.

Однако смущения на это утро достаточно, слизнервотное крайне не способствует аппетиту. Кроме того, у меня уже есть необходимый базовый материал. На нем и стоим. Его круг мне использовать нельзя, но дорожку и свой круг – очень даже.

– Голем Мобилис! – и да пошли вы далеко и надолго, если уж и после такого будете во мне сомневаться! Середина помоста поднимается и превращается в деформированную человеческую фигуру, которая пускается в путь к Седрику. Она медленная, но крепкая. Седрик швыряет в неё разрушающее и, видя, что оно совершенно неэффективно, переходит к взрывным. Он трансфигурирует свою веревку в цепь и пытается заставить его споткнуться. Монстр прет прямо сквозь – звенья разлетаются в стороны.

Через пару секунд всё кончено. Мой голем выглядит хуже, но рука, которой Седрику не удалось оторвать, держит его за запястье. Сосредотачиваюсь на том, чтобы существо не сломало парню кость, в то же время не позволяя ему направить на меня палочку.

– Сдаешься? – кричу я.

Седрик морщится и кивает:

– Сдаюсь.

Мой голем отпускает его и отправляется к тому же месту, где я его создал, а судья объявляет меня победителем. Седрик разминает массажем свою помятую конечность, но кивает мне. Только тогда я позволяю ушам услышать дикий рев толпы. Перед тем как спрыгнуть с помоста, отдаю Седрику салют своей палочкой. Мои глаза находят Крама – улыбаюсь. Я приду за тобой, ну, и за твоей подружкой-ведьмой тоже.

* * *

– Это было впечатляюще, Гарри, – говорит мне Джинни Уизли. Она стоит рядом с дверью в нашу спальню. В гостиной меня только что ждала масса поклонников и просьб об обучении. Со мной Невилл и все три омниокуляра. Я намерен посмотреть бой Делакур с Манос и чуть-чуть отдохнуть.

– Спасибо.

– Не хочешь узнать, зачем я к тебе пришла?

– Полагаю, ты всё равно мне скажешь. Невилл, дай нам минутку, ладно?

– Конечно, Гарри. Поболтаем чуть позже, – он вручает мне омниокуляры и спускается по лестнице к Колину и Деннису – другим моим «младшим братишкам».

– Ладно, говори.

– Я хочу извиниться за свое поведение.

Можно было бы зацепить побольнее и сказать, что я и не заметил. Это вывело бы её из себя. Мысленно адресую Шляпе:

– Проклятье, ты чересчур сильно на меня влияешь!

– Мое новое призвание – служить примером для подражания всем ученикам, начиная с тебя. Ты отвечать-то этой суке собираешься или как?

– Ладно. Извинения приняты.

– И всё? – похоже, она удивлена.

– ЭйчДжей, нарисуй её мать голой. Именно этого и должен ожидать её будущий муж!

– Спасибо за визуализацию, Шляпа. Извинения – всего лишь слова. Они ничего не значат без действий. Мы ведь с тобой никогда не встречались.

– Я знаю! – обороняется она.

– Ты прав, ЭйчДжей, странно, что у ней не такие большие сиськи, как у Прюэтт, но если она начнет трахаться со всем, что шевелится, то репутацию получит о-го-го какую.

– Мне что, делать больше нечего, чем слушать подобное? – качаю головой в ответ на реплику Джинни. – Я в этом не уверен. Ты была вне себя, когда я сказал Майклу Корнеру, что он должен с тобой пообщаться. Ты ведь действительно нравилась парню. Если ты чувствуешь, что я тебя в чем-то обманул или дал тебе впечатление, что между нами что-то есть, прости, но это не так, – пожимаю плечами.

Она не поднимает на меня взгляд.

– Ты… ты прав. Наверное, я неправильно все воспринимала. Как бы то ни было, просто хотела извиниться и предостеречь тебя по поводу близнецов. Думаю, сейчас я заставила их остановиться, но ненадолго.

Поднимаю бровь:

– Чего они хотели в этот раз?

– Я поймала их за разговором с Биллом. Он объяснял им, как обойти защиту вокруг твоей кровати. На самом деле они не собирались её обходить. Билл описывал им технику, при которой возможно взломать механизм защиты, позволяющий проходить сквозь неё определенному человеку.

Взмах моей палочки подтверждает, что ключевые руны испорчены. Я пользовался простым ключом, не думая, что мне понадобится сложный – не полагал, что они попросят помощи со стороны.

– Похоже, ты права. Согласно диагностическому, руны, включающие механизм узнавания, повреждены. Что ты сказала им, Джинни?

Ей несколько неудобно:

– Ну, если честно, я думала, что тебе сегодня и так изрядно достанется, и ты не заслуживаешь, чтобы тебя доставали ещё и другие люди, но после всего, что ты сделал с француженкой и с Диггори… Теперь я полагаю, что ты утрешь им нос.

– Я знаю, о чем ты думаешь, ЭйчДжей. Но вот тебе практичный совет: у тебя и так хватает настоящих врагов без разрушителя заклинаний. Думаешь, она участвовала в травле с самого начала и теперь, когда ты показал, на что способен, изменила свое мнение?

– Хорошо, поставь пока Билла в список на потом. Разберусь с ним позже. А вот близнецы давно перешли границу терпения. Джинни? Поймаю её на слове. Должно быть, она страшно ревновала, но самым страшным для неё было вернуться в Хогвартс после случившегося в тайной комнате.

– А они что сказали?

– Начали действовать, как будто им бросили вызов, но я напомнила, что все началось из-за того, как ты обращался со мной и с Кэти, – замечаю, что на имени Кэти она напрягается, но это несущественно. – В любом случае, она с тобой помирилась. Мне бы тоже это следовало сделать, и если они и дальше будут вести себя, как мелкие придурки, то больше не смогут прикрываться местью за честь сестры.

– Отдаю ей должное за открыто высказанное мнение.

– Ты до сих пор не понимаешь ведьм – да, ЭйчДжей? Она все ещё надеется выиграть у Белл право с тобой встречаться.

– Окажи милость – не ввязывайся больше в это. А теперь извини, я приведу в порядок защиту и постараюсь отдохнуть. У меня впереди ещё одна дуэль.

Джинни улыбается на завуалированное предложение мира.

– Я бы на твоем месте об этом не волновалась, Гарри. Вторая француженка для тебя не проблема. Если тебе что-нибудь вдруг понадобится, дай мне знать.

– Джинни, как у тебя с зельеварением?

– Неплохо. Чары и сглазы у меня получаются лучше.

– Для Сортировочной Шляпы необходимо сварить огнезащитное. Я собирался попросить Гермиону, но потом вспомнил, насколько она сейчас занята командными соревнованиями. Если ты действительно хочешь помочь, то можешь начать с зелья.

– Что ты задумал, Поттер?

– Беру пример с Диггори. Ему помогают все хаффлпаффцы. Почему бы и мне не облегчить себе жизнь? Мне предстоит провести в теле тинэйджера ещё несколько лет. Я никуда не собираюсь, и мне от них никак не отделаться – значит, попробую быть помягче. К тому же, Джинни сама предложила. Что, это зелье настолько сложное?

– Да нет. Хорошо, ЭйчДжей. Я прямо-таки дрожу от нетерпения взглянуть на мозги четырнадцатилетней ведьмы. От всех этих дурацких романтических бредней меня тянет блевать. Обязательно посмотрю на фантазии с тобой в главной роли.

Она и смущена, и взволнованна:

– Конечно. А зачем Сортировочной Шляпе нужна защита от огня?

Улыбаясь, вручаю предмет разговора Джинни.

– А ты побудь с ней немного и сама всё выяснишь.

* * *

– Чувствуешь себя лучше, Эйми? – интересуется Флёр.

Бокурт что-то ворчит, и я слышу звук шлепка по воде.

– Не очень. Хогвартская медсестра потребовала у Афины снять чары, но должно пройти два дня, прежде чем эффект заклинания полностью сойдет на нет. Оно вызывает судороги в животе… ох. Как сейчас! Как только Поттер меня победил, она наложила на руку обезболивающее. Оно помогает, но на время завтрашних дуэлей его придется снять. Что это?

Флёр шипит:

– Кто-то пересек рубеж защиты! – замечает мою анимагическую форму и расслабляется. – А, это ты. Эйми, Габриэль позвольте представить вам самое умное существо в Англии. Я выяснила, что его называют вилорогом.

Её сестренка в восторге:

– Ой! Какой миленький! Он умеет говорить?

– Нет.

– Но ты сказала, что он самый умный в Англии.

Засмеявшаяся было Эйми снова ворчит.

– Она так сказала, потому что он не умеет говорить, Габби!

Флёр тоже смеется:

– А ещё он понимает французский, значит, знает цивилизованный язык.

Ладно, я ведь на самом деле не шпионю. Я уже сражался с ними обеими. И здесь я ради чисто профессионального любопытства. К сожалению, на всех ведьмах купальники. Но если бы на малолетке ничего не было, было бы ещё печальнее, так что пусть лучше так. Позволяю им меня осмотреть; Флёр проверяет раненую когда-то ногу (ну, или руку) и поздравляет меня с тем, что я так быстро выздоровел.

Во время последней дуэли я разделался с Эйми довольно быстро. Созданный мною грим бросился на неё и принялся облизывать ей лицо. Надеюсь, Колин успел зафиксировать момент своей камерой. Фото обязательно улетит к Сириусу в поместье Фламелей. Она была ранена, но на великолепном теле Флёр тоже есть несколько следов от боя с Афиной Манос. Седрик неплохо держался против Флёр где-то с минуту, но сосредоточился прямо на ней – думаю, вскоре её аура начала затуманивать его разум, и она легко его победила.

Копытом показываю на серьезный ушиб на её бедре.

– Ага, у нас с Эйми тоже были проблемы, мой друг. Не волнуйся, через пару дней с нами все будет в порядке.

Несколько минут они со мной болтают, а потом я отхожу полакомиться ягодами на кустах и растворяюсь в лесу. Я ничего не узнаю, если они так и будут водить вокруг меня хороводы.

На последней дуэли в тот день сражались Манос и Крам. Никто не сдерживал сил, и Манос вновь показала, почему Каркаров выбрал именно её. У девчонки талант. Завтра мы сразимся с ней до моего боя с Крамом. Если честно, я понятия не имею, какой дуэли сейчас жду сильнее. Придется менять тактику. Манос будет ждать от меня веревок, воды или трансфигурации. А я добавлю в смесь чар и кое-кого разочарую. Парочка заклинаний в моем репертуаре может вызвать вопросы у тех, кто любит причинять боль и унижение. Но очень возможно, что она воспользуется точно такими же, а заклинания Виктора будут ещё темнее.

– Не могу дождаться, когда Гарри Поттер наденет девчачью форму! – восклицает Габби. Метко ее назвали, однако[1].

Слова малявки привлекают внимание Эйми.

– Что?

– Они поспорили, и Флёр выиграла. Он должен надеть платье ученика Бобатона –ученицы!

Флёр очень расстроена:

– Габриэль! Я не собираюсь требовать расплаты. Мне было бы стыдно за это. И он может сказать, что именно он победил.

– Но ведь победительницей признали тебя!

– Только потому, что один из его одноклассников, этот мерзкий англичанин, – лжец и обманщик! Ты не понимаешь: он не мог двигаться и, тем не менее, победил меня… и весьма умело.

Эйми прерывает:

– Ты продержалась дольше меня, а я уверена, что он сделал мне поблажку. Эта его чертова трансфигурированная собака меня полностью обслюнявила! Ты могла бы остановить ту штуку, которую он выпустил против Диггори?

– Может, да, а может, и нет. Проклятья Диггори были нацелены на туловище. Я могла бы попытаться что-то сделать с ногами, но это всего лишь предположение. Я не ожидала от него таких действий во время дуэли. Скорее всего, земной элементаль потряс бы меня ещё сильнее. Так или иначе, ответа мы не получим до момента второй дуэли на палочках, а до этого ещё несколько месяцев. Гарри Поттер – теперь проблема тех отморозков из Дурмштранга.

Я пришел сюда в надежде посмотреть на обнаженку, и что бы вы думали? Услышал о себе нечто уважительное.

Бокурт продолжает растирать бок.

– Кстати говоря, если уж вспомнить о боли, – надеюсь, он эффектно с ними расправится. Интересно, что случилось между ним и Драко Малфоем? Я думала, вызов на дуэль до смерти был сделан исключительно чтобы пристыдить мальчишку и его родителей, но Поттер, похоже, действительно был на это готов.

– Ещё одна причина его не злить. Он силен, и его легко рассердить. Даже его директору и профессорам, похоже, сложно с ним справиться. Только эта мерзкая Шляпа, которую он повсюду носит, пользуется его уважением. Предлагаю избегать Гарри Поттера.

Уважение только что переросло в страх, что я маньяк-психопат. Ладно, разве не говорят, что лучше, чтобы тебя боялись, чем уважали? Отлично! Теперь я мыслю как Темный Лорд.

Эйми полагает, что тему беседу пора менять.

– Почему бы не поговорить о чем-то другом? Например, о том, кто тот рыжий джентльмен, которого я видела беседующим с тобой?

Габриэль несколько раздражена:

– Я всё-таки думаю, что тебе надо было заставить его надеть платье.

Флёр пожимает плечами, перебрасывая вперед волосы.

– Хватит, Габриэль. Мы французы – это значит, что мы не должны опускаться до их уровня, – повернувшись к Эйми, она объясняет: – Его зовут Уильям Уизли, и он – разрушитель заклинаний.

– Несколько старше твоих обычных поклонников, но выглядит неплохо.

– Ну да. Мне понравилось разговаривать с тем, кто в состоянии сопротивляться моим чарам. Он истинный джентльмен.

Билл? Истинный джентльмен? Нечасто услышишь такие слова рядом. Если вспомнить, что прошлым летом о нем рассказывали Рон с близнецами, он кто угодно, но не джентльмен. Колеса в моей голове поворачиваются – я знаю, что смогу хоть немного отомстить.

– Он спрашивал о моей ране. Завтра после дуэлей я иду с ним в Хогсмид.

– Ты можешь сойти с соревнования на полпути и все равно победить меня, – грустно замечает Эйми.

– Дуэлинг – нет твоё, Эйми. Будут и другие задачи. С нетерпением жду твоего варианта решения комнаты-загадки.

– Я со столькими подружилась! – заявляет из воды Габби. – Первоклассник из Равенкло разрешил мне сходить с ним на некоторые уроки! Они хотели, чтобы я спросила у папы, можно ли мне поступить сюда в одиннадцать. Как думаешь, он позволит?

– Делакур – и не в Бобатоне? Смешно! Когда ты станешь старше, тебе надо быть поближе к друзьям и к семье.

– Нет, не надо!

– Нет, надо!

Они пререкаются ещё с половину минуты, и Флёр сердится все сильнее. И как только удается выдержать это тем, у кого есть братишки-сестренки помладше?

– Говорю в последний раз! Нет, надо! Мы уже не раз разговаривали на эту тему!

Младшая Делакур огрызается:

– Если тебя перестали любить все твои друзья, это не значит, что то же самое будет и со мной! Может, мои друзья – настоящие!

Флёр её слова задевают, но она пытается как-то утешить сестру:

– Не надо на это надеяться. Тебе всё равно придется к этому подготовиться.

– Не говори так! Это неправда! Может, у меня и не будет такой ауры! – у маленькой Габби полноценный срыв.

Старшая Делакур не дает ей пощады.

– У каждой женщины в нашей семье есть такая аура! Нет никаких причин думать, что у тебя всё будет иначе. Прекрати себя обманывать!

Её сестренка принимается плакать – момент просто ужасен. Флёр расстроена, а Эйми подзывает:

– Иди сюда, Габби.

Девчушка по-прежнему плачет, и Эйми против воли обнимает её и помогает выбраться из водоема. Высушивающее, переключающее, и Бокурт вместе с младшей Делакур сухие и одетые, а в руках у них мокрые купальники. Хотя, если посмотреть на поток слез из глаз малявки, Эйми скоро понадобится ещё одно высушивающее.

– Я отведу Габби обратно. Может, останешься и успокоишься, Флёр?

– Извини, Габриэль. У меня был длинный день, и я не хотела на тебе срываться. Прости меня.

– Все нормально… – бормочет она, когда Эйми водит её прочь. Габби явно боготворит землю, по которой ступает Флёр. То же самое было бы и со мной, если бы я так же поговорил с Колином и его братом. Подхожу к Габби и позволяю ей обвить мне руками шею. Эйми глади меня по голове и уводит её из грота.

Пару минут стоит тишина, и я серьезно подумываю, а не последовать ли мне за ними. Голос Флёр останавливает меня; по её щекам струятся слёзы.

– Думаешь, я слишком жестока с ней, да? Не суди меня, пожалуйста, месье Вилорог. Когда мне было столько же, сколько и ей, и у меня ещё не было такой ауры, я была точно такой же. У меня была куча друзей и приятелей по играм, и я знала лишь забавы и смех.

Она делает паузу, явно припоминая что-то болезненное, и мне впервые становится стыдно за то, что я сюда пришел.

– Мама изо всех сил пыталась меня подготовить к жестокой реальности. Тогда я этого не осознавала, но теперь понимаю отлично. Было тяжело смотреть, как все мои друзья отворачиваются от меня. Мальчики хотели играть со мной в новые игры – игры, в которые я была не готова играть. А девочки стали ревновать и ненавидеть – одно время даже Эйми. Через два, может, три года с ней случится то же самое. Возможно, через пять лет она простит меня, как я простила маму. Чем сильнее она сейчас, тем легче ей будет потом.

Это недостаток мародёра. В один прекрасный момент, когда передвигаешься по замку в мантии-невидимке, ориентируясь по карте и готовясь к следующей большой шутке, ты натыкаешься на уродливые реальности жизни. На то, например, как девушка спит с парнем, чтобы он её не бросил, или на яростную драку между лучшими друзьями или врагами. Черт, был там даже один долбаный идиот – его однажды ночью обнаружил ДП – который резал себя бритвой, исцелял палочкой и снова резал, и всё это по причине невыносимого напряжения из-за ТРИТОНов! Даже Сопливус не был таким слюнтяем!

Тинэйджеры, проклятые лунатики, да все эти долбаные психи! Хуже всего, что я снова среди них застрял! Дай мне, Мерлин, побольше благоразумия!

Обнаруживаю, что подошел к Флёр; она повторяет действия сестры, пряча голову в моей шерсти и рыдая. Проходит какое-то время, и она собирается с силами:

– Спасибо за то, что выслушал меня и не судил. Я должна идти и ещё раз извиниться перед Габриэль.

Мне тоже надо уходить. Рядом с хижиной Хагрида можно собрать немало свежего навоза для моих трансфигурированных пауков. Пошлю двух, но не на подушки. У них будет миссия найти и взорваться. Цель? У близнецов есть тайник с навозными бомбами. Когда я закончу, спальни мальчиков-шестикурсников будут вонять как канализация, они лишатся запаса бомб и все будут уверены, что это случайно взорвался их тайник.

* * *


Сообщение отредактировал Tahy - Воскресенье, 16.12.2012, 00:08
 
TahyДата: Воскресенье, 16.12.2012, 00:08 | Сообщение # 97
Посвященный
Сообщений: 38
« 45 »
* * *

– Да, профессор? Вы попросили меня зайти, – Макгонагалл снова вызвала меня в свой кабинет.

– Заходите, Поттер. Садитесь.

Подчиняюсь. ДП неплохо её читал. Она сердится, но пытается скрыть гнев.

– Во-первых, мне хотелось бы похвалить вас за удивительное представление. Уровень силы и мастерства, продемонстрированный сегодня и вами, и мистером Диггори, породил множество слухов о нашей программе трансфигурации.

– Спасибо, профессор.

– Я получила не меньше двух дюжин поздравлений от моих коллег, а также три просьбы выступить с лекциями. Более того, джентльмен, утверждавший, что является представителем совета попечителей маленькой школы в Португалии, предложил мне пройти собеседование по поводу открывающейся вакансии директрисы.

– Впечатляюще. Поздравляю вас. Жаль было бы с вами расставаться.

– Я ещё могу приписать себе честь за работу мистера Диггори, но совесть не дает мне претендовать на вашу. Я надеялась получить от вас объяснение. Особенно по поводу того, как долго вы скрывали свой уровень?

– Я уже говорил на эту тему с директором. Мое столкновение с дементорами сломало во мне некий барьер. Теперь мне доступно гораздо больше силы, и я провел большую часть лета за учебой. За несколько последних месяцев я осознал, что некоторые люди хотят видеть меня мертвым. Хмури пригласили сюда для обеспечения дополнительной безопасности, и мы оба знаем, чем это обернулось.

– В любом случае, некоторые из ваших заклинаний, особенно голем, не входят в учебный план и опасны в случае неправильного применения.

– Но я применял их правильно, так что не вижу в этом проблемы.

– Да, но вы, похоже, были готовы убить Драко Малфоя на дуэли. Директор Дамблдор был также очень разочарован вашим поведением после выяснения подробностей о проступке мальчика.

– Я сомневаюсь, что Люциус позволил бы ему принять мои условия, но да, я был готов это сделать. Скажите мне честно: разве вы не думаете, что мир стал бы без него чуточку лучше?

– Поттер!

Игнорирую её гнев.

– Что касается директора: если он желает высказать мне свои претензии, пусть сделает это сам. А я в ответ выскажу свои, и у меня их гораздо больше. Если бы он был бдительнее, я бы вообще не оказался в этой дурацкой ситуации! Аластор Хмури был его близким другом, но самозванец умудрился провести здесь два месяца. Так что когда вы будете с ним говорить, обязательно передайте моё мнение о его работе! Если уж на то пошло, вы сердитесь за то, что я мог сделать. А я – за то, что он не смог!

Ей удается сдержать выплеск эмоций. Она медленно проговаривает, потирая лоб:

– Можно понять, почему вы сердитесь. Меня беспокоит ваш гнев – в совокупности с уровнем продемонстрированной вами силы он может представлять серьезную опасность для других учеников.

– Я способен себя контролировать. Теперь вы знаете, почему я был столь настойчив в своем нежелании посещать занятия Снейпа. Даже сегодня он кинулся на защиту мальчишки почти столь же быстро, как и Малфои. Скажите мне, вы ознакомились с информацией об использованном Драко зелье?

– Нет, я не посчитала это необходимым.

– А я посчитал. В дополнение к очевидным эффектам у этого зелья высокий индекс воспламеняемости. Если бы я наколдовал пламя – а я гарантирую, что я вполне мог это сделать – то либо смесь сдетонировала, либо всё просто-напросто бы воспламенилось. Опять же, вы отчитываете меня за мои намерения, но прочитал ли хоть кто-то подобную лекцию Малфою? Даже если его декан что-то и сказал, ручаюсь – лишь попенял на то, что Драко попался.

– Рассуждать о методах профессора Снейпа не мое дело. Тема нашего обсуждения совершенно иная. Любое выбранное Кубком наказание послужит адекватным сдерживающим фактором для возможных действий.

– Мне бы тоже хотелось так думать, но… Посмотрим. Будем надеяться, что Дамблдор сможет удержать его от вмешательства – в очередной раз.

Профессор с задумчивым видом постукивает костяшками по столу. Наконец, она улыбается мне.

– Спасибо за то, что пришли, Поттер. Меня эта ситуация также чрезвычайно расстраивает, и извините, что я лишь добавила масла в огонь. Вы неоднократно доказывали, что вашим действиям можно доверять, и с моей стороны было бы упущением поступить иначе.

Не каждый день передо мной извиняются за то, что мне не поверили!

Макгонагалл продолжает:

– У этой затруднительной ситуации нет непосредственного решения, поэтому необходимо действовать осторожно. Поймите, я буду уделять вам большое внимание – как ради вашей безопасности, так и ради безопасности наших учеников и гостей. В то же время хочу, чтобы вы поняли: моя дверь всегда для вас открыта. Я обязана заботиться о благополучии всех учеников в этом замке, и это, безусловно, относится и к вам.

– Буду иметь в виду.

– Обязательно помните это. Пусть вы и доказали, что способны решать свои проблемы самостоятельно, но если у вас возникнут сложности в отношении учеников, пожалуйста, не стесняйтесь обращаться. Для разрешения любых подобных ситуаций я сделаю все, что в моих силах.

Собравшись уходить, встаю и улыбаюсь ей. Это хорошее предложение и, может, я воспользуюсь им в будущем. Близнецы давно меня раздражают, и пора им платить по счетам. Если она уедет работать в Португалию, надо будет спросить, нельзя ли туда перевестись. Чем дальше, тем больше я думаю о перемене места дислокации.

Все, что требуется, – сначала всё-таки закончить этот год.

* * *

Первые гриффиндорцы в больничном крыле появились, когда я наверстывал с Поппи в разные темы. Профессор Макгонагалл направила их на ночь в больницу, потому что зловоние в Башне стало невыносимым. Сколько же у близнецов было навозных бомб? По странному совпадению все мои ценные вещи плотно запакованы в сундуке и закрыты герметичными чарами. На Гермиону они, видимо, также произвели неизгладимое впечатление.

На меня взвалили обязанность посылать мужскую половину в ванную старост и не давать зловонию просочиться сквозь щит на женскую половину. Естественно, Фреда и Джорджа среди них не было. Они прошли экспресс-курс по созданию чар пузыря и теперь направлялись на уборку.

Свежеотмытый Ли Джоран просвещал всех окружающих о том, какими словами Макгонагалл выражала свое неудовольствие по поводу обнаружения тайника с пиратскими фейерверками и испорченными теперь ингредиентами для зелий. Мне изрядно полегчало – я дал ей отдушину для выхода её эмоций после вчерашнего разговора.

Теперь мои враги не смогут вот так вот запросто творить беспредел. Я слышал, они потеряли кучу денег на чемпионате, и мои дуэли им тоже влетели в немалую сумму – несколько учеников поставили на меня во время первого раунда. Хмыкнул про себя – ну разве не похож я на подающего надежды Темного Лорда Поттера? Что-то мне говорит, что Молли и Артур тоже потребуют причитающееся, когда Минерва с ними закончит.

Лишенные денег, сырья и, насколько я понял, возможности сходить в Хогсмид до самого Рождества, они целиком и полностью оказались на обочине жизни. У меня болят щеки – ещё бы, столько улыбаться. К тому же, если станет известно, что их переиграли в их же игре, они потеряют звание «величайших шутников».

Ли продолжает:

– Я слышал, Макгонагалл была настолько зла, что не позволила домовикам помогать им. Портреты, ковер, мебель – всё надо чистить. У них уйдет на чистку по меньшей мере несколько дней!

Глаза Джинни упираются в мои. Она варила огнезащитное и пропустила взрыв. Шляпа на столе, обсыхает в глубине больничного крыла и ехидно посмеивается. Девчонка может выдать меня и полностью поменять недоброжелательное мнение о Фреде с Джорджем. Что она сделает? Вот и первый тест на дружбу.

Она открывает рот:

– Они несколько лет покупали самую дешевую гадость. Я говорила им, что в один прекрасный день им это отольется, но разве меня следует слушать? Да ни за что! – умная девочка, она знает – могло быть гораздо хуже. Возвращаюсь к омниокуляру с записью Афины Манос, моего следующего противника.

Дверь открывается, и вместо очередной группы смердящих гиффирдорцев входит Флёр Делакур. Почуяв запах, она тут же нахмуривается.

– Могу я чем-то помочь, Флёр? Эйми требуется ещё одно обезболивающее? – чтобы меньше подслушивали, говорю на французском. После «шпионской миссии» знаю, что Эйми, скорее всего, понадобится ещё, и – совершенно случайно! – у меня имеется свежее.

– Да, но что здесь произошло?

– У кое-кого сдетонировал большой тайник с навозными бомбами. Теперь всю гриффиндорскую башню вычищают.

Флёр закатывает глаза:

– Подобную глупость никогда бы не допустили в Бобатоне.

Беру для неё с полки пару флаконов с зельем и провожаю девушку к выходу из больницы – подальше от любопытных взглядов.

– Наверное, нет. Кстати говоря, о глупости: мне ведь необходимо выполнить обязательства по нашему спору? Просто назови время и место. Вот. Зелья только что сварены и должны отлично подействовать. Надеюсь, это поможет.

Она удивлена, что я не твержу о своей победе, и несколько сбита с толку.

– Забудь о споре. Это полная ерунда, и я отказываюсь требовать с тебя долг. Как я уже говорила во время гонки, подобный штраф – это в лучшем случае пиррова победа. Я не отказываюсь от очков в общем зачете, но вовсе не горжусь своей работой. Мне следовало бы извиниться перед тобой за то, что позволила твоему советнику втянуть меня в спор.

– Шляпа – просто наказание, бестактное, вульгарное и похабное создание, и мыслит она до сих пор категориями десятого века.

Она кидает мне загадочный взгляд:

– Зачем же ты с ней связался?

– Это впечатляющее творение могущественного мага. Её выходки меня развлекают и, что гораздо важнее, её опыт насчитывает тысячу лет.

Пока она какое-то время обдумывает мои слова, стоит тишина. Улыбнувшись, продолжаю:

– На всякий случай скажу – жаль, что Малфой избежал большего наказания, втянув в дело тебя. Ты такого не заслуживаешь. Он всего лишь один из моих врагов, который пытается хоть как-то меня задеть.

Она смягчается:

– Такое часто бывает?

Поискав правильные слова, переключаюсь на английский – я не настолько хорошо владею французским.

– Это цена, которую мы платим за то, кто мы есть. Для тебя это бесконечная вереница парней, стремящихся из кожи вон вылезти только для того, чтобы оказаться рядом, а также ледяные взгляды и шепот ревнивых женщин. А в моем случае все хотят самоутвердиться за мой счет, будь то какой-нибудь Пожиратель Смерти, пытающийся отомстить за своего хозяина, или недоумок-ученик, такой как Малфой, уверенный в своей исключительности. Если они превзойдут мальчика, который победил Темного Лорда, значит, они представляют из себя что-то особенное, либо я не заслуживал звание некоего исключительного чувака.

Мои слова производят на неё заметный эффект.

– У тебя весьма четкое понимание реальности, Гарри Поттер. Удачи тебе завтра на дуэлях.

– Ты можешь помочь мне, несколько потрепав для меня Крама, – мне не нужна её помощь, но это неплохой способ пожелать ей удачи.

Она улыбается.

– Если у меня получится… Вчера я думала, что никто из вас мне не ровня. А теперь, скажем так, я гораздо больше уважаю моих соперников. Не буду врать – мы с Эйми с удовольствием посмотрим на взбучку ведьмы из Дурмштранга.

– Я заставлю её сражаться на пределе возможностей. Если она выдержит – значит, заслуживает победы. Если нет – значит, это мой день, – чувствую прикосновение к плечу. – Привет, Гермиона. Ты ведь уже знакома с Флёр, да? – она удивительно вовремя.

– На самом деле нет, но ты сегодня неплохо сражалась. Меня весьма впечатлил спектр твоих чар во время третьего боя.

– Спасибо. Жаль, что они не слишком-то помогли мне справиться с противником, – любезно отвечает Флёр.

– Завтра после дуэлей мы с Гермионой идем в Хогсмид, плюс я хотел пригласить ещё и Седрика. Не хотите вместе с Эйми к нам присоединиться?

– Я спрошу Эйми, но, боюсь, у меня несколько другие планы.

Потираю подбородок.

– О. Ну, значит, как-нибудь в другой раз…

Гермиона мнется:

– Другие планы? Они ведь не включают Билла Уизли, не правда ли? Я заметила, как он разговаривал с тобой после дуэли.

Неразборчиво бормочу. Флёр глядит на меня:

– А что, если включают?

Покачав головой, киваю на Гермиону.

– Спрашивать надо не меня – у меня информация из вторых рук, а вот Гермиона провела этим летом в доме Уизли несколько недель. Ведь так?

Гермиона кивает:

– Возможно, он просто хвастался перед братьями, но парень – что-то вроде Казановы. За те две недели, что я провела у них перед началом учебы, он приводил на ужин трех разных девушек.

Похлопываю Гермиону по спине.

– Я не хочу снова слушать эти истории. Рон и так слишком часто о нем говорит. Всё, мне надо возвращаться. Сейчас там слишком много людей, и я могу понадобиться мадам Помфри. Если передумаешь, Флёр, предложение остается в силе. Если нет, передай Эйми, что мы с удовольствием с ней встретимся.

Ухожу, уверенный, что Гермиона сумеет поведать Флёр немало пикантных подробностей о Билле и этим изрядно подпортит ему малину. Есть великое множество способов отомстить, вовсе не требующих какого-либо колдовства. Надеюсь, Билл выучит урок и больше не станет вмешиваться в мои дела.

* * *

– Удивлен, что ты с такой легкостью согласилась мне помочь, – через полчаса в одном из пустых классов этажом ниже больничного крыла встречаюсь с Гермионой. Мне было необходимо выбраться из царящего там хаоса. Я сочувствую Поппи, но не настолько же.

Гермиона не понимает глаз от Всекниги. О, вкус запретного плода из томов хранилища Поттеров! Ценой за её участие в беседе послужил ограниченный доступ к сокровенному хранилищу знаний. Я мог бы убрать из списка некоторые книги, но следующие пару недель я буду занят варкой зелий и чарами, так что поделюсь своим достоянием. К тому же у меня есть смутное подозрение, что если бы перед ней стоял выбор: спасти либо кота, либо бесценную книгу, то кота она вполне могла бы купить и другого.

– Зря. Я не сказала ей ничего, что не слышала бы своими собственными ушами и видела своими же глазами. Сыграл свою роль и факт, что он пытался помочь близнецам уничтожить твою собственность в то время, когда для тебя это было совершенно лишним. Для меня не проблема высказать свое мнение по поводу самодовольного бабника… отпад, вот это заклинание! Используешь его завтра?

Гляжу ей через плечо, улыбнувшись её лексике.

– Можно было бы, но оно проходит по самой грани. Большинство расценит его как темное. Крам и Манос могут таким воспользоваться, но мне не нужны слухи. Я не против выглядеть в глазах людей сильным, но не могу позволить себе применить сомнительное заклинание.

– Просто я разочарована тем, что столкновение с дементорами ничего во мне не раскрыло. Честно говоря, я чуть-чуть ревную, – говорит она. Я рассказал ей ту же полуправду, что и Макгонагалл с Дамблдором. Гермионе известно, что здесь кроется нечто большее, но девушка позволяет мне скармливать ей ограниченную информацию.

– Думаю, ты и без этого сильна, Гермиона.

Зарабатываю в ответ улыбку, но она отказывается поднимать глаза от книги.

– Спасибо. Так что там ещё у тебя есть в этой чудесной книге?

Показываю ей, как менять привязанные тома.

– Наверное, ничего интересного для тебя: дуэлинг, защита, продвинутая трансфигурация, заклинания, принципы наложения чар, «Алхимия – это просто», фамильная копия сдававшихся Поттерами письменных ТРИТОНов…

– Что?!

– Да ладно, почти у всех старых семейств есть свои копии. Билеты никогда не меняют.

– Гарри! – глаза бедняжки сейчас выскочат из орбит.

Нет, это уж слишком, смеюсь:

– Ой, не могу поверить, что ты купилась! Это только шутка – я видел, что твои глаза остекленели и решил проверить, способна ли ты ещё соображать, – я уже когда-то проворачивал подобное. Во время седьмого курса ДП подшутил так над Лили, когда та спросила его, почему он относится к экзаменам столь несерьезно. В ответ можно было либо пошутить именно так, либо вновь приплести имя Бродяги. За семь лет все остальные хохмочки как-то поднадоели. Невинная ложь оказала на Эванс похожий эффект.

– Если бы тебе завтра не предстояла дуэль, я бы так тебя прокляла… – как ни странно, Лили прокляла Джеймса.

– Невыносимая всезнайка!

– Высокомерный придурок, жаждущий славы!

Мы вместе разражаемся смехом. Этого мне, пожалуй, больше всего не хватало. Прежний Гарри был юным, глупым и очень наивным, но, по крайней мере, смеха в его жизни было достаточно. Я вдруг превратился в старика, который делал атмосферу в гриффиндорской башне невыносимой больше из необходимости, чем из-за подростковых закидонов. Тем не менее, своих пределов я всё-таки достиг. Как бы Кубок ни наказал Драко, скажем так, это пойдет лишь в нагрузку тому наказанию, которое для него выбрал я.

Через минуту Гермиона фыркает:

– Спасибо, Гарри. Давненько я так не смеялась.

– Мне тоже это было нужно. Что-нибудь ещё хочешь просмотреть?

– Ну…

– Мне надо отдохнуть перед завтрашним днем, так что что-нибудь разумное, никаких ритуалов.

Моя подруга пытается придать лицу разочарованное выражение, но у неё никак не получается.

– Что, ни единого? Ладно, а может, эти два? Я очень хочу узнать, как у тебя получается вот это – неудивительно, что ты не слишком-то интересовался протего.

* * *

Насколько один день может отличаться от другого! Вчера люди смотрели на меня как на ягненка, ведомого на бойню. Сегодня по пути к помосту люди говорят мне как следует вздуть Крама и Манос. Капризная фортуна вновь меняет галс. Даже Рон одарил меня добрым словом. Должно быть, он думает, что этого достаточно для извинения за его мерзкое поведение.

ДП бы над ним посмеялся. ГП бы, наверное, принял. ЭйчДжей же… ну, подождем и посмотрим. Сейчас мне надо кое-что сделать.

Афина Манос – довольно привлекательная ведьма. Лицо у нее оливкового оттенка цвета загара, а медно-красные вьющиеся волосы падают ей на плечи. А я думал, что большинство гречанок – брюнетки. Либо у нее мама-скандинавка, либо она увлекается красящими зельями. Афина из тех ведьм, что сейчас выглядят отлично, но со временем усилий для поддержания внешности на должном уровне будет требоваться все больше и больше.

Хмурое выражение у неё на лице изрядно снижает общее впечатление.

– Надеюсь, у тебя есть что-то более впечатляющее, чем вчера, Поттер. Это могло сработать против новичков, но уж точно не со мной. Даже не думай, что я забыла то, что ты сделал со мной во время гонки на метлах.

Странно, а у меня выпало из памяти, что я окунул её в озеро.

– Ты намерена добить меня скучными сентенциями, Афина? Не льсти себе. Ты лишь препятствие на моем пути к Краму.

Судья-француз обрывает наш обмен колкостями и приказывает нам повернуться и начать расходиться. Через несколько шагов – голос Бэгмена гремит, поведывая о возрастающем предвкушении по поводу этой дуэли, – мы снова поворачиваемся лицом к лицу. Я поднимаю палочку и жду сигнала.

– Начали!

Мне следовало спросить Гермиону, верит ли ещё она в предсказание. Манос выпускает то самое заклинание, которое прошлым вечером предложила мне подруга – «черный шокер» – и ко мне летит молния обсидиановой энергии. По крайней мере, она не сдерживается. Это профессиональное заклинание: быстрое, от него трудно уклониться, и даже если наложена защита – почти при любом из щитов – ты все равно чувствуешь себя так, как будто тебя ужалило. Не ограждать себя – плохая идея, если я не хочу трястись следующую пару часов.

– Магус Контего! – сосредотачиваюсь на форме щита, делая его настолько непроницаемым, насколько возможно. Колонна энергии передо мной рассеивает её атаку, и я ни черта не чувствую. Как насчет профессионального щита против её профессионального заклинания? Это ведь справедливо. Посмотрим, что она предпримет дальше.

– Дементиа! – она переходит к влияющей на разум магии. Я уклоняюсь и позволяю заклинанию врезаться в поле за мной, оставив на волшебном барьере цветной след. Перехватываю инициативу – отбарабаниваю три сглаза так быстро, что у неё нет иного выбора, кроме как создать щит-покрывало.

Пора увидеть, насколько хорошо она умеет испарять вещи. Вместо шаров посылаю в неё резиновые диски. Узкие силуэты сложно перехватить. На пятом диске я переключаюсь на фарфор, потом на кость и снова на резину. Было бы здорово использовать металл, но за металлические диски можно заработать предупреждение у судьи.

Она хорошо и быстро умеет уничтожать предметы. Перемена материала тоже не вызывает у неё особого беспокойства. Можно было бы послать в неё ещё одну очередь, но я не хочу терять слишком много сил. Вряд ли кто-то из нас сделает глупую ошибку, поэтому сражение займет какое-то время.

Теперь уже Афина посылает в меня пару неприятных заклятий, пытаясь изучить мою реакцию, а потом заклинание вуали, которое на несколько секунд периодически выводит её из фокуса – цель дрожит. Это неплохое заклинание, действие которого продлится пару минут и сделает её трудной целью.

Обмениваемся проклятьями ещё секунд тридцать. Я в первый раз бью по-настоящему – одолженным в арсенале Седрика – широкого спектра ударным. Она предпочитает принять удар, эквивалентный пощечине, и закончить создаваемое заклинание.

Воздух пронзает ослепительная вспышка света, за которой следует раскат грома. Один из моих глаз уже закрывался, когда я заметил движения палочки – ах, ослепляющий маневр. Качусь вперед, когда два сглаза проходят по обе стороны от меня, и создаю змею. Моя левая рука ударяет по рептилии беспалочковым ударным. Нет времени дожидаться, пока она скользит по дорожке. Немедленно в цель! Афина уже кастует зеркальное, и оба силуэта слегка размыты, но в этот миг посередине площадки оказывается змея.

Изменяю призывающие птиц чары. Вместо пяти канареек посылаю дюжину зябликов. Слишком много предметов требуется уничтожить, поэтому ей приходится сбросить свою иллюзию, и одна из девушек направляет на мелких птиц режущий их огненный кнут.

Пока она занята заклинанием, запускаю в неё шквал воды, убирая им остатки огня – площадка наполняется паром. Должно быть, там жарко, все липкое и неприятное. Её волосы встали дыбом из-за влаги? Пытливые умы жаждут ответа. Она немедленно наколдовывает порыв ветра, который несет всю массу ко мне, и быстро создает второй «черный шокер». Уворачиваюсь, хотя и вздрагиваю. Пока заклинание пролетает мимо, тяжелый влажный воздух отбирает у меня силы – очень умно с её стороны.

Я принимаю ответные меры – шлю в неё сильное ударное, которое отражается от поля – она умудряется уклониться. Наколдовав грима, запускаю Сириуса – пусть порвет её на клочки. Афина не разочаровывает меня. Её усиленное заклинание уничтожает мою собаку и большой кусок помоста. Она наверняка повредила платформу и создала мини-провал, пытаясь предупредить будущие призывающие заклинания с моей стороны. Она бьет изгоняющим по осколкам камня, отсылая их в меня на приличной скорости.

Испаряю их без остатка и совершенно не злюсь, а судья кричит:

– Пауза! Предупреждение Дурмштрангу!

Очевидно, он судит маневр с точки зрения серьезности потенциального ущерба. Из толпы сыплются насмешки и слышен свист. Доносятся выкрики типа: «Пусть они дерутся!» Народ не любит, когда прерывают развлечение. Манос, похоже, сердится и отпускает комментарий об использованном мной ударном – сколько вреда он мог причинить при попадании. Судья игнорирует её и дает отмашку разойтись по кругам и продолжать. После третьего предупреждения её дисквалифицируют.

Стараюсь казаться более уставшим, чем на самом деле. Пусть она думает, что сумела меня утомить.

– Приготовили палочки! Начали!

В качестве насмешки посылаю пару оглушающих. Она отбивает их дуэльным щитом на руке, в которой нет палочки, и призывает в ответ оглушающий кнут – даже я впечатлен. Это оглушающее требует потока энергии. Хмури – настоящий – очень его любит. ДП видел, как Дамблдор за доли секунды вывел таким из строя аж пятерых. Есть у него и минусы – он требует слишком много сил, примерно как мой голем вчера. Эта дуэль идет уже больше четырех минут, и сияющее поле порывается рассеяться в нескольких местах.

Уворачиваюсь от первых двух щелчков кнута, на третьем создаю щит-покрывало. Давай, сука, уничтожь все свои резервы. Посылаю слабенькие заклинания в ответ, которые она просто сметает дуэльным щитом, продвигаясь к границе своего круга. Отступаю, давая ей ощутить вкус победы. Ещё чуть-чуть ближе… да!

На левую руку кастую себе дуэльный щит. Моя рука вылетает вперед, хватая кнут, как будто это золотой снитч. Надо обязательно посмотреть потом в омниокуляре, какое у нее было выражение лица. Наверняка взгляд человека, только что осознавшего истину – прямо как она. Изо всех силы дернув, тащу её вперед, удерживая кнут прямо у границы щитов.

Этот прием называется «приземление» – надо заставить противника влить прорву энергии в защиту. Мой щит держится, пока шипящая энергия создает в воздухе рядом со мной белый след. Один из щитовиков подбегает, чтобы отрегулировать щитовые камни. Она упускает концентрацию, и кнут исчезает, но ущерб здесь двойной. Мало того, что из неё высосало энергию, так Афина ещё стоит на дорожке на коленях в трех футах от своего круга – простофиля!

– Пауза! Предупреждение Дурмштрангу! Выход за границу круга! Второе предупреждение!

Она медленно встает и отряхивает одежду. Я знаю, что она делает – тянет время, пытаясь набраться сил. Французский судья достаточно опытен, чтобы тоже это уловить. Он велит ей немедленно вернуться в центр своего круга.

– Приготовили палочки! Начали!

Пора с ней покончить! Вместо дисков переключаюсь на большие резиновые шары. Честно говоря, я бы хотел, чтобы она их испарила. Ведьма уже на грани истощения, и я намерен закончить сражение. Она в отчаянии пытается прервать мое заклинание собственным, но это дается ей немалой ценой. В неё врезаются два резиновых шара, и девушку ведет по платформе. Я немедленно переколдовываю один из шаров в металлическую цепь и обматываю её вокруг ведьмы. Афина пытается распылить её, и это ей даже частично удается, но я мгновенно добавляю вторую цепь.

Рухнув вниз и корчась в цепях, она посылает в меня оглушающее, надеясь вырвать победу из когтей поражения. Я отметаю его в сторону, как назойливое насекомое, и за ногу поднимаю её в воздух, как охотничий трофей.

Может, это некая вендетта со стороны судьи – за то, как она вела себя с Флёр и Эйми, но он тянет время, не сразу объявляя меня победителем.

– Дурмштранг не в состоянии продолжать! Победитель – Хогвартс! – опускаю её на землю. В глубине души хочется уничтожить цепи и позволить ей упасть на землю как мешку, но она ведь не враг, как Крам. Афина – просто конкурент.

Быстро поклонившись ей, спрыгиваю с помоста. Дуэль немало мне стоила, но девушка выступала отлично и уже побеждена. Афина думала, что с её искусством и силой здесь никто не сравнится. Она ошибалась. Её последний противник – Седрик. Подхожу к нему.

– Гарри, это была просто чертовски классная дуэль! – он хлопает меня по плечам. Киваю ему и его советнику.

Профессор Синистра смеется:

– Гарри, прежде я думала, что тебе необходим агент в квиддичной карьере. Теперь начинаю подозревать, что тебе нужен агент как по этому направлению, так и по гонкам на метлах, да ещё и по дуэлингу. Отличная работа.

Хлопаю Седрика по плечам, привлекая его внимание:

– Послушай, у неё практически не осталось сил – под её метлой просто кончился воздух. Присмотрись к ней внимательно и удостоверься, чтобы она не выпила восстанавливающего зелья, пока они ремонтируют помост. Если хочешь её победить, действуй сильно и быстро, не позволяй ей взять верх. Если она завладеет преимуществом, перехвати его обратно. Думаю, у неё не получится продержаться дольше минуты, если ты удержишь темп. Постоянно её обстреливай, и она свалится!

– Звучит прямо-таки безжалостно, Гарри, – улыбается Седрик. – Мне нравится! А как ты? То же самое Крам попробует провернуть и с тобой.

Хищно усмехаюсь.

– Пусть попробует. Она в безнадежном положении, а через пять минут дуэли все должны были подумать то же самое обо мне. Ни у одного нормального четырнадцатилетки не должно было остаться ни капли энергии, но ведь я не такой уж и обычный, правда?

Ага, я несколько распалён. Возможно, всё дело в адреналине. Большую часть этих трех лет я изо всех сил пытался – хоть и плохо получалось – чтобы меня считали обычным учеником. Всё, хватит. Люди хотят легенду, и они эту чертову легенду получат!

* * *
 
TahyДата: Воскресенье, 16.12.2012, 00:09 | Сообщение # 98
Посвященный
Сообщений: 38
« 45 »
* * *

Не говорю Краму ни слова, лишь одариваю ледяным взглядом. Пусть думает, что я берегу силы – да что хочет, то пусть и думает. Мне по фигу. На этом стадионе всего один-два человека, которых я вряд ли смогу победить честно, и Виктор Крам к ним не относится.

– Приготовили палочки! Начали!

Виктор пускает яростный шквал из сотрясающих сглазов. Пережидаю его за волховским щитом. Вливая в него энергию, стою как маяк в февральский шторм в северной Атлантике. Атака утихает – до Крама доходит, что я не настолько слаб, как он надеялся.

Пора переходить к южноамериканскому связывающему, сетям и боло. Выстреливаю тяжелой сетью и немедленно пускаю вдогонку боло в области талии и левой ноги. Просто связать его недостаточно. Надо бы хорошенько отшлепать! Смешиваю пару ударных – посмотрим, как у него получится увернуться. Я даже не представлял, что человек с комплекцией Крама способен двигается с такой скоростью; огненным кнутом он делает в моей сети дыру, уворачиваясь тем временим от боло и ударных. Дурмштранговец заклинанием отшвыривает кусок дымящейся сети ко мне.

Взмах остролиста с пером феникса, и остатки сети превращаются в большого равенкловского орла – тот разворачивается и идет в атаку.

Виктор уничтожает талисман Ровены и швыряет в меня болевое. Мой отражающий щит посылает его обратно, и я создаю пару барсуков Хельги. Крам морщится и накладывает жертвенное заклятье в комбинации с «дружеским огнем»; его круг омывает огнем. Крам невозмутимо проходит сквозь пламя высотой ему по лодыжки, – оно облизывает ему ботинки. Мои барсуки отказываются подбираться ближе. Значит, нужна гриффиндорская храбрость. Жестом сливаю двух барсуков в одного льва. Требуется приказ, но лев бросается вперед, не обращая внимания на пламя. Костелом Крама прерывает его прыжок.

Снова пользуюсь водяными чарами, нацеливая их на его огонь. В воздух поднимается поток воды; в ответ он создает вспышку света, пытаясь меня ослепить. Посмотрим, получится ли его шокировать. Наплевав на всеобщее мнение, не собираюсь исключать факультет Салазара. Не став создавать и гнать заклинанием на врага талисман Слизерина, сотворяю иллюзию. У моей иллюзорной змеи футов двадцать длины. Виктор очищает воздух от пара – теперь его защищает большой волк – и замечает моего монстра.

На самом деле он знает, что это иллюзия, но его тело уже реагирует. Этой ошибки я и ждал. Пока моя змея поднимается, готовясь к нападению, а огненный кнут Виктора проходит её насквозь, я стукаю по левой руке.

Виктор посылает ко мне своего волка, прямо сквозь фантом, и тут его левая рука выхватывает палочку из правой и швыряет её вперед по дорожке. Мое переключающее сработало! Бью его в челюсть своей левой, пока он не осознал, что происходит. Быстро посылаю жалящее в его руку, безостановочно двигая плечом, и накладываю на нее стазисное – теперь он не сможет ничего сделать в ответ.

Отметаю огненным кнутом обоих приближающихся созданий, пока Крам сражается с моей «изменнической» рукой. Содрогаюсь от боли – понимаю, что он только что сломал мне запястье, но это ерунда, легко вылечить. Уже призываю его палочку. Он падает на колени и пихает мою руку в огонь. Остальное тело у него закрыто защищающим от огня заклятьем. А моя рука – нет. Ужасно больно! Палочка падает и катится ко мне, а я, пошатываясь, иду навстречу. Его слабое беспалочковое призывающее начинает было двигать палочку, но мой ботинок наступает на неё. Взмах моей палочки рассеивает пламя вокруг Крама.

Глаза Виктора пылают от ярости. Не любит он, когда его побеждают. Прежде, чем он сделает с моей конечностью что-то ещё, переключаю руки обратно, а судья-француз объявляет меня победителем. Накладываю замораживающее на пострадавшую часть тела, потом диагностическим оцениваю ущерб.

– Победитель – Хогвартс! Пожалуйста, верните палочку Дурмштрангу.

Опускаю взгляд на палочку – так и подмывает сломать ее, наступив на нее ботинком. Прием с пламенем, не настолько уж нужный, был всё же в рамках правил Турнира, – это лишь способ действия. Я наколдовываю лед вокруг требуемого предмета и превращаю его в точную копию кубка с чемпионата мира по квиддичу. И пока дурмштранговец на меня мрачно смотрит, по воздуху отсылаю к нему приз-насмешку. Уверен, он не в восторге сейчас от своего здешнего второго места точно так же, как и тогда, вот только сейчас он не в состоянии обвинить в этом товарищей по команде. Все зависело исключительно от него.

Мое «представление с трофеем» обходится мне в вялое предупреждение от того же французского судьи, но вижу – он оценил оскорбление.

* * *

В палатке целителя Поппи хмуро смотрит на мою руку:

– Только ты мог при победе причинить себе столько ущерба! – по жилам уже растекается обезболивающее зелье – приятно, и моя рука пахнет как коллекция лечебных бальзамов, а не как жареный цыпленок. Думаю, сегодня пообедаю в Хогсмиде рыбой.

– Не будь я ранен, то пришлось бы тогда делать вид, что ранен. Предпочитаю быть здесь, с вами, чем снаружи, в толпе.

Она натянуто улыбается:

– У тебя замечательно получилось, Гарри. Действовал ты опрометчиво, глупо и совершенно по-идиотски, но все равно великолепно! Я уже жалею, что ты не занят исключительно квиддичем. Я полагала, что видела уже все возможное, но переключающее во время дуэли… – она делает паузу, а потом заканчивает: – Вот, остаток дня носи руку в повязке; я зачарую повязку так, чтобы знать, когда ты снимаешь её не только для принятия душа.

– Это бы не сработало, если бы он не купился на мою иллюзию, – мы останавливаемся, чтобы послушать комментарий Бэгмена. Седрик только что победил уже ослабленную Афину, и в воздухе разносятся приветственные крики Хогвартса. Облом у вас, Дурмштранг, и это – дуэльная школа…

Ещё раз поблагодарив Поппи, выхожу из палатки и обнаруживаю, что меня ждет очередная пытка.

– Диггори обязан своей победой тебе, Гарри. Он ей не соперник, – шелковый голос Риты доносится до меня, когда она подстраивается к моему шагу.

– Здравствуйте, госпожа Скитер, – интересно, сколько же она меня ждала?

– Так скажи мне, Гарри, почему ты вручил ледяной кубок Краму? Расплата за преднамеренную глупость в гонке, или здесь ещё имел значение и трюк с твоей рукой? Какая у вас восхитительная конкуренция. Не желаешь подлить масла в огонь?

– Он пожинает то, что посеял, Рита. Если в следующий раз тут кого-то и недооценят, то на этот раз я его. Больше сказать нечего.

– О, как интересно! Как твоя рука, Гарри? Надеюсь, ничего страшного?

– Немного обожгло и какое-то время будет неудобно работать, но через денек пройдет. Следующий вопрос.

Рита поджимает губы.

– Кстати, я ведь не так уж давно закончила нашу замечательную школу, и, возможно, память мне изменяет, но как-то не припоминаю я в плане четвертого курса огненных кнутов, иллюзорных змей и трансфигурированных львов. И где такой крутой сердцеед, как ты, познакомился с подобной гадостью? Мои читатели взволнованы после вчерашних событий. Сегодняшний день лишь усилит полемику.

Можно сыграть на престиже:

– О, это просто, когда в подругах у вас умнейшая ведьма в этом поколении и такие учителя, как Макгонагалл и Флитвик. При упорной работе и поддержке как хороших друзей, так и преподавателей получившего образование в Хогвартсе сложно преодолеть.

– О, фраза прямо как из рекламного буклета, или я никогда их не слышала! Скажешь что-нибудь по поводу объявления Дамблдора о том, что до конца учебного года Франсуа Гарон из Бобатона займет пост преподавателя по защите от темных искусств?

– Я пропустил это объявление. Это он судил два моих последних боя?

– Да.

Насколько всё-таки мал этот мир, однако.

– Ну, желаю ему удачи и с нетерпением жду начала его занятий, – конечно, я бы воспользовался правом чемпиона слинять из класса ради тренировок – в последнее время чаще пропускаю занятия, чем посещаю.

– Впечатления о соперниках?

– С кого начать?

– Естественно, с Крама.

Хочется ответить с болгарским акцентом, но я понимаю, что требуется ей совсем не это. Не будем оскорблять его ещё больше.

– Он сильный соперник, который крайне не любит проигрывать. Я хочу, чтобы он привык к этому чувству – постараюсь помогать ему в этом как можно чаще.

– Манос?

– Она хорошо сражалась. Исход дуэли мог быть совершенно иным.

– Спасибо. Как я посмотрю, ты не собираешься наживать себе во враги весь Дурмштранг целиком. Диггори?

– Нормальный хороший парень. Таким и должен быть выходец с факультета Хельги. Полагаю, с посохом в руке он будет сущим кошмаром.

– Делакур?

– Она не просто так занимает первое место в общем зачете, но впереди ещё немало этапов.

– Наконец, Бокурт?

– Она не дуэлист, как и Манос – не гонщик. Это означает, что у неё есть таланты, которых я пока не видел. У всех пятерых есть свои сильные стороны. Их выбрал либо Кубок, либо преподаватели. Мне придется изрядно постараться, если я хочу победить.

– А теперь расскажи о своем мнении по поводу Драко Малфоя и церемонии наказания, которая состоится сегодня вечером. Если бы не его вмешательство, ты бы превзошел всех, как в этом раунде дуэлинга. Говорят, ты сразу же вызвал его на дуэль до смерти.

Некоторое время молчу. На самом деле ведь Рита хочет некой сенсации.

– Согласно архаичным правилам этого турнира, вызов был вполне законен. В общем-то, он предназначался для того, чтобы умерить его бахвальство. Он абсолютно ничего из себя не представляет и более чем заслуживает любого наказания, которое сегодня будет отмеряно ему Кубком. Однако это не его вина.

– И чья же это вина?

– По моему мнению, его родителей: они были явно сосредоточены на продвижении по социальной лестнице, чем на обязанностях родителей. Если о них постоянно упоминается в твоей светской колонке, то кто тогда растит их ребенка? Судя по всему, никто. Это классический случай избалованного дитяти, жаждущего внимания, которого ему явно не хватает дома. Он пребывает в заблуждении, полагая, что мы с ним серьезные соперники. Тогда как в реальности является лишь досадной помехой. Честно говоря, если бы я мог выбирать, с кем мне расти – с моими магловскими родственниками или с Малфоями, я выбрал бы маглов.

– О, твои слова кое-кого весьма заденут. Уверен, что хочешь, чтобы я это напечатала?

– Дословно, Рита. Я не делаю секрета из того, что не люблю так называемых кающихся Пожирателей Смерти. Эта нелюбовь распространяется и на моего бывшего преподавателя по зельям, который держит опасные зелья в шаговой доступности – например, как то, которое, по признанию вора, тот украл из кладовки. Честно говоря, я уже удивляюсь, зачем он вообще беспокоится и запирает кладовую – ему ведь не интересно охранять её содержимое. Возможно, пора совету попечителей уделить этой проблеме больше внимания, как и поведению этого предположительно профессионального педагога?

Рита хищно смеется:

– О, ты у нас сегодня несколько вспыльчив; может, вспомнишь кого-нибудь ещё? Дамблдора? Остальных учеников твоего факультета – за то, что подвергли тебя порицанию?

Пожимаю плечами:

– Нет, пока хватит. Но день ведь ещё не закончился. Хочешь, попробуй проверить чуть позже.

– Подведи резюме, Гарри. Два этапа, и оба раза ты оказываешься под воздействием либо сомнительной тактики, либо грязной игры. Следует ли и дальше опасаться чего-то подобного?

– Я бы солгал, если бы утверждал обратное.

* * *

Мадам Розмерта кормит меня бесплатным обедом, и мой столик уставлен бутылками сливочного пива. Полагаю, теперь я официально «наживаюсь на своем имени». Я узнал, что Эйми не нравится сливочное пиво, она предпочитает на обед вино, однако Габби Делакур с жадностью хватает лишнюю бутылку. Эйми – её «названная сестра», и так как Флёр все равно пошла на свидание с Биллом, в качестве утешительного приза нам выдали восьмилетку. Остальные из нашей группы – это пара друзей Эйми, Чо Чанг, подруга Чо – Мариэтта, пара других -паффцев, Роджер Дэйвис, Гермиона, Невилл и сестры Терпин.

Мы уже до тошноты наговорились о дуэлях и, честно говоря, я стал уставать от темы. Посмотрев на Гермиону и двух старост, интересуюсь:

– Ну что, готовы защитить честь Хогвартса на первом этапе конкурса?

Роджер взволнован:

– Думаю, у нас неплохая команда. Наверное, после дуэлей толпе будет скучно на нас смотреть, но мы очень постараемся.

– Я буду за вас болеть.

– Спасибо, Гарри, ценю. Конечно, благодаря паре таких трудяг, как Минди и Гермиона, мы все в отличной форме.

Гермиона стремительно краснеет, а Мелинда дает Роджеру подзатыльник и велит прекратить её называть Минди – должно быть, здесь кроется некая история. Через пару минут Роджер с Мелиндой извиняются и уходят бродить по окрестностям – старосты обязаны патрулировать; Мелинда напоминает мне об уроках аппарации на следующих выходных. Их места немедленно занимают Сьюзан Боунс и Ханна Эббот.

– Поздравляю с победами, Гарри! И тебя, Седрик! – чуть не захлебываясь, тараторит Ханна. Седрик смотрит на меня тем самым взглядом, мол, «я же тебе говорил, правда?» – да, речь о тех самых четверокурсницах, которые сделали из меня идола.

– Благодарю. Слушай, а что это у тебя такое, Сьюзан? – Боунс опускает глаза и осознает, что на ней – один из значков Драко «Диггори – чемпион, Поттер – смердяк». До настоящего момента я практически не уделял им внимания.

Красная как свекла Сьюзан не в состоянии отыскать слова.

– Я, м-м, э-э…

– Можно посмотреть?

Нервничающая девушка практически срывает его со своей мантии. Присматриваюсь к нему и запускаю диагностическое. Габби, заметив надпись, смеется, когда она превращается в «Поттер – смердяк». Я вижу руны под надписью. Взмахом палочки меняю руны, и теперь надпись меняется на «Поттер – тролль». Стол покатывается со смеху.

– Что, по твоему мнению, на них должно значиться? – спрашивает Эйми. Чем подтверждает полученную в «тайном саду» мою теорию о том, что Бокурт – подающий надежды будущий мастер чар.

Наклоняюсь к ней и шепотом объясняю. Она озадачивается и заставляет меня написать. Палочка Эйми стремительно движется. Крохотные руны перестраиваются, и надпись меняется на «Кто такая Сара Андэхилл?»

Игнорируя первые вопросы, я ищу в своем разуме нужные чары. Так и вертятся на кончике языка. Ах, вот они!

– У кого-нибудь из вас ещё есть такой?

Мариэтта, одна из подруг Седрика, и вдруг заробевшая Ханна достают свои значки. Я вкладываю немало силы в значок Сьюзан, на одном дыхании проговаривая ответные чары. Эйми и Гермиона, сидящие рядом со мной, несколько отодвигаются, чувствуя силу, которую я вкладываю в работу.

Через несколько секунд надпись на других также гласит: «Кто такая Сара Андэхилл?»

Улыбаясь, вручаю значок Сьюзан обратно.

– Окажи мне услугу – носи его. Если в течение пары дней в пределах нескольких футов от тебя окажется другой значок, он также изменится. Только не упоминай моего имени.

Она смущена.

– Конечно, Гарри. Но кто такая Сара Андэхилл?

– Вопрос на тысячу галеонов. Ответ где-то рядом, – дни Снейпа в Хогвартсе сочтены, и я начинаю обратный отсчет. Надо заставить Сортировочную Шляпу помочь мне составить мой формальный протест в совет попечителей о том, что у «профессора» Снейпа по какой-то непонятной причине вдруг оказалось под рукой данное зелье. Если здесь и есть кто-то, знающий, каким «языком» правильно передать мое мнение, это Шляпа.

* * *

– Пусть обвиняемый выйдет вперёд! – велит голос Дамблдора. – По прибытию из Министерства Мадам Максим, директор Каркаров и два члена Министерства магии удостоверились, что Кубок не находится ни под чьим влиянием.

Драко Малфой приближается к Кубку Огня без своего обычного самодовольства; публично показанный страх – почти столь же хорошее наказание, как и то, что сейчас последует (каким бы оно ни было). Он бросает полоски пергамента, написанные его собственной рукой, в чашу, и Кубок оживает.

Я слышал, что кто-то из слизеринцев тоже пытался провести порицание, но, видимо, попытка провалилась. Сам слух – уже опасность для их золотого мальчика. Согласно тому же слуху, конец подобным разговорам положил Снейп. На лице у Люциуса холодное безэмоциональное выражение, но его жена еле сдерживает свою ярость.

Директор торжественно проговаривает:

– Драко Малфой. Положи руку на Кубок, и он вынесет решение относительно серьезности твоего нарушения.

В воздухе повисает тишина, пока мы все ждём, затаив дыхание. Пламя меняет цвет, и в направлении Дамблдора, как снаряд, вылетает единственная записка. Он разворачивает её и читает.

– Похоже, дабы предотвратить любые дальнейшие попытки повлиять на ход турнира, Кубок пожелал сделать своеобразное заявление. Он выбрал следующее: наказание мистера Малфоя – «Метка Негодяя».

Перекрывая сердитые возражения обоих родителей-Малфоев, Шляпа размышляет:

– Подходит ведь, разве не так, ЭйчДжей? Он всегда завидовал твоему шраму. Теперь у него будет собственный. Хочешь, можно попросить – и поставишь её сам? Можем сделать солидное клеймо.

– Давай я всё обдумаю, Шляпа. Это немалое искушение, но в моем интервью с Ритой я попытался отодвинуть это дерьмецо на задний план. Если я соглашусь на твое предложение, то вендетта примет более личный характер. Лично я бы хотел, чтобы наказанием занялся Люциус.

– Лучше уж та сумасшедшая сука, на которой он женился.

– Действительно, Шляпа! Теперь давай подумаем о комнате-загадке. Мне нужен омут памяти.

– Что у тебя на уме, ЭйчДжей?

– Ну, представь себе…

––––

[1] Габби – болтушка.
 
ОкчулукДата: Воскресенье, 16.12.2012, 02:55 | Сообщение # 99
Verba volant, scripta manent
Сообщений: 1249
« 282 »
Tahy, Спасибо!


Quae medicamenta non sanat, ferrum sanat; quae ferrum non sanat, ignis sanat. Quae vero ignis non sanat, insanabilia reputari oportet.
 
TahyДата: Воскресенье, 16.12.2012, 13:58 | Сообщение # 100
Посвященный
Сообщений: 38
« 45 »
Окчулук, пожалуйста)))
 
ShtormДата: Воскресенье, 16.12.2012, 16:33 | Сообщение # 101
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Так, дуэли прошли, Дурмштранг раскатали. Хе-хе-хе, неужели Малфою метку заубенят? biggrin Самый прикол будет в том, что его авторитет на собственном факультете рухнет ниже уровня прибавочной стоимости biggrin А Флер пошла с Биллом чтобы сказать ему, что он чудак на букву "м" или все же она на него запала и ей все равно, что он бабник?


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Алексис_))Дата: Понедельник, 17.12.2012, 11:47 | Сообщение # 102
Химера
Сообщений: 521
« 53 »
Спасибо за новую главу, в ожидание продолжения biggrin
 
XenosДата: Понедельник, 17.12.2012, 15:50 | Сообщение # 103
Химера
Сообщений: 363
« 30 »
Quote (Shtorm)
неужели Малфою метку заубенят?

Забубенят))) ещё как! но самое главное то не метка! а то что палочку в Ж*** засунут! biggrin




Я хочу попасть в ад, а не в рай. Там я смогу наслаждаться обществом пап, королей и герцогов, тогда как рай населен одними нищими, монахами и апостолами - © Никколо Макиавелли
 
ShtormДата: Понедельник, 17.12.2012, 15:57 | Сообщение # 104
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Quote (Xenos)
а то что палочку в Ж*** засунут!

В смысле?



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
XenosДата: Понедельник, 17.12.2012, 16:26 | Сообщение # 105
Химера
Сообщений: 363
« 30 »
Quote (Shtorm)
В смысле?

Ты что, читал плохо? о ля-ля....

Quote (Tahy)
«Метка Негодяя» – это клеймо на тыльной стороне запястья той руки, в которой маг держит палочку. И ставят его для того, чтобы волшебник или ведьма, накладывая заклинание, каждый раз лицезрели символ своего позора и бесчестья.

А что у нас является символом бесчестья ??? biggrin правильно, оно самое!!!! happy
Насколько я знаю, клеймо и шрамы сами по себе ничего не значат, но если сделать психическую травму? и сделать метку чтоб об этом не забывал? Вот оно настоящее наказание))




Я хочу попасть в ад, а не в рай. Там я смогу наслаждаться обществом пап, королей и герцогов, тогда как рай населен одними нищими, монахами и апостолами - © Никколо Макиавелли


Сообщение отредактировал Xenos - Понедельник, 17.12.2012, 16:40
 
F2cKskiLLДата: Понедельник, 18.02.2013, 12:41 | Сообщение # 106
Подросток
Сообщений: 12
« 0 »
С нетерпением, жду следующую, переведенную главу. smile


 
ЭрастиДата: Понедельник, 18.02.2013, 16:02 | Сообщение # 107
Друид жизни
Сообщений: 159
« 9 »
эх прода хорошо но как же мало... cry
 
XispДата: Среда, 20.02.2013, 00:46 | Сообщение # 108
Подросток
Сообщений: 6
« 0 »
http://tahy.diary.ru/?tag=1770307
прода здесь !
 
SvetaRДата: Пятница, 12.06.2015, 04:22 | Сообщение # 109
Высший друид
Сообщений: 842
« 230 »
Что-то давно продолжения не было... Жаль!


Свет лишь оттеняет тьму. Тьма лишь подчеркивает свет.

 
dgod11Дата: Пятница, 12.06.2015, 08:26 | Сообщение # 110
Подросток
Сообщений: 27
« 14 »
http://www.fanfics.me/index.php?section=3&id=1028 здесь перевод 20 глав
 
svarogueДата: Пятница, 12.06.2015, 08:28 | Сообщение # 111
Друид жизни
Сообщений: 158
« 40 »
Цитата dgod11 ()
http://www.fanfics.me/index.php?section=3&id=1028 здесь перевод 20 глав


а тут 22^_^
http://tahy.diary.ru/?tag=1770307
 
SvetaRДата: Пятница, 12.06.2015, 21:39 | Сообщение # 112
Высший друид
Сообщений: 842
« 230 »
dgod11, svarogue, спасибо большущее!


Свет лишь оттеняет тьму. Тьма лишь подчеркивает свет.

 
Jeka_RДата: Вторник, 22.12.2015, 12:48 | Сообщение # 113
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1499
« 147 »
Цитата svarogue ()

http://samlib.ru/l/lejchenko_s_f/lie_lived.shtml здесь есть 23-24, но рекомендую читать только если совсем уж невтерпеж, ибо перевод средней паршивости.



Излечит любые амбиции священный костер инквизиции ©
 
footballfanДата: Вторник, 22.12.2015, 15:11 | Сообщение # 114
Друид жизни
Сообщений: 153
« 24 »
Насколько я помню у Техи на дайриках вроде полностью переведено.


All in all it's just another brick in the wall.©
 
Jeka_RДата: Вторник, 22.12.2015, 16:58 | Сообщение # 115
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1499
« 147 »
У Тэхи только до 22 главы включительно


Излечит любые амбиции священный костер инквизиции ©
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » The Lie I've Lived (12 глава от 16.12.12) (Romance/Adventure, R, ГП/ФД, макси, в работе)
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Поиск: