Армия Запретного леса

Среда, 26.02.2020, 20:56
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Гарри Поттер и Неразрывные связи (Общий /AU / макси/|| джен || G)
Гарри Поттер и Неразрывные связи
NomadДата: Вторник, 16.10.2012, 02:56 | Сообщение # 1
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Название фанфика: Гарри Поттер и Неразрывные связи
Автор: Ayashi_(разрешение на размещение получено)
Гамма: Rekkana
Рейтинг:G
Пейринг: Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер, Седрик Диггори
Жанр: Общий
Размер: макси
Статус: в процессе
Саммари: Что если Гарри так сильно хотел спасти Философский камень, что тот сам откликнулся на его зов? Что может повлиять на Дурслей так, что они сами заинтересуются магическим миром? Скрытые связи открываются перед глазами, а старые интриги приобретают новый вкус.
Предупреждения: Смерть второстепенного героя, ООС, AU



Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?
 
kraaДата: Среда, 20.03.2013, 01:08 | Сообщение # 91
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2795
« 1623 »
Ayashi4493, спасибо.
Ну, товарищи, начинаем.

Джини подозревает, что дома что-то этакое творится. Мама временами исчезает на чердаку, куда и отец, иногда, скрывается. Попытки старших братьев разузнать что там просходит, кончаются провалом.
Но мама прекрасно готовит и после ее стряпней, девочке становится веселей, она начинает чувствовать в себе нарастающий восторг, а все, что близнецы ей показывают в волшебству, она делает с невиданной легкостью.
Она замечает то то же и в своих братьях.



Без паника!!!
 
CryterДата: Вторник, 26.03.2013, 08:11 | Сообщение # 92
Снайпер
Сообщений: 106
« 9 »
Фик классный, но мне кажется или проды долго не было?!


Чем выше заберёшься, тем легче скидывать других.
 
Ayashi4493Дата: Вторник, 26.03.2013, 12:52 | Сообщение # 93
Посвященный
Сообщений: 36
« 28 »
Цитата (Cryter)
Фик классный, но мне кажется или проды долго не было?!


С обновления 19й главы прошла неделя хD
К сожалению, из-за учебных причин последние главы три-четыре выходили интервалом в 1.5 месяца. Я пытаюсь исправиться.
 
CryterДата: Вторник, 26.03.2013, 14:01 | Сообщение # 94
Снайпер
Сообщений: 106
« 9 »
Будем надеяться, что таких пауз больше не будет =)


Чем выше заберёшься, тем легче скидывать других.
 
СтраницаДата: Четверг, 11.04.2013, 16:03 | Сообщение # 95
Подросток
Сообщений: 28
« 0 »
ох..ть
 
Ayashi4493Дата: Четверг, 06.06.2013, 15:29 | Сообщение # 96
Посвященный
Сообщений: 36
« 28 »
Предупреждение к главе: Прошу прощения за долгий перерыв, тяжелая учебная жизнь, экзамены и остальное. Глава небольшая, но она все же есть и готовится следующая. Еще раз приношу искренние извинения.

Глава 20: Прояснение

…В нос бьет странный, неприятный запах, от которого мгновенно мутит и начинает идти кругом голова. Гнетущее, странное ощущение все накапливается в черепной коробке, вместе с приливающей и стучащей в ушах крови. Помимо этого пульсирующего биения не слышно даже собственного хриплого дыхания. Только кровь, бегущая по жилам бешеным потоком, и далекий, почти не различимый звон разбивающихся о камень капель воды. Воздух наполнен влагой, из-за чего каждый вдох заставляет внутренности леденеть.

Арктический холод, веющий от стен, и холодный ветер, просачивающийся сквозь мелкие щели в стенах и небольшие дыры в потолке, меркнет по сравнению с тем леденящим душу чувством постоянного и непрекращающегося ужаса. Ведь сколько бы ты не ходил по этим узким, темным коридорам, холод и тени все равно будут преследовать тебя. Бесшумно, непрерывно, незаметно. Темные силуэты сольются с дрожащими от огней факела тенями, затаятся, готовые напасть едва твои веки сомкнуться. Однако не нападут. Они будут играть с тобой, вертя в своих длинных, костлявых пальцах твою жизнь, выковыривая своими когтями каждый сокровенный кусочек света в твоей душе, оставляя дырявые, темные лоскуты. Они будут витать вокруг тебя, не давая и секунды покоя, но никогда не нападут.

Это место – беспросветная тьма, наполненная безумными криками ужаса и мольбами о смерти. Но никто не обратит внимания на эти упования и срывающиеся голоса узников этого кошмара. Они так и останутся навечно запертыми в этих каменных стенах. И только один человек будет им свидетелем.

С момента, как он открывает глаза, он чувствует холод. Озноб сопровождает его весь день до того момента, пока он не закроет глаза, опустив голову на жесткую и влажную наволочку, набитую мягкой соломой. Этот холод за несколько десятков лет успел стать его постоянным спутником, неотъемлемой частью его самого. Такова была его участь, предрешенная в тот день, когда он был рожден в одной из этих камер в окружении теней, страха и безумия.

Не узник, сидящий за кривой, покрытой инеем решеткой. А тот, кто стоит прямо за ней, молча наблюдая за мучениями какого-то бедолаги и отсчитывая оставшиеся ему года. Тот, кто проверяет, чтобы заключенные не умирали с голоду или по любой другой причине. Его дело держать их живыми согласно их сроку, в качестве питания для Теней. Очищать камеры от тел, заполнять их новыми узниками.

Этот человек единственный, кому не страшно находиться в этом месте. Единственный, кто смеет называть его домом, а стаи дементоров – своими собратьями. Единственный добровольный обитатель Азкабана. Привыкший к любому виду криков, привыкший к постоянным нападкам заключенных магов, привыкший к попыткам себя подкупить. Человек, нападения на которого никогда не остаются безнаказанными. Если кто-то смел ему навредить, немедленно подвергался такой же пытке. И это не было лишь красивыми словами. Любому новому заключенному всегда выставлялось предупреждение и поучительная история о узнике, лет одиннадцать назад устроившем драку в день своего заселения и имевшему наглость повредить этому человеку глаз. Теперь тот узник больше не может похвастаться такими глубокими и синими глазами, как раньше. Глаз за глаз.

Этого мужчину «очень ценило» Министерство. Однако в тот день, когда этот житель северного замка пропал, не оставив и следа, никто даже не удивился. О нем скоро забыли, быстро отыскав кого-то еще и даже не заинтересовавшись, что с ним произошло. Словно его и не было никогда. Никому не было дела. Ведь это был человек без имени и рода. Без магии, семьи и друзей.
Всего лишь… Тюремщик.

***

Мужчина приоткрывает рот с парочкой недостающих зубов и позволяет себе беззвучный, болезненный стон. У него странным образом ноет шея. Боль отдается волнами и соскальзывает ниже по позвоночнику, задевая каждый нерв на своем пути. Кровь в висках неприятно пульсирует и кажется, что кто-то очень метко бьет по ним небольшими кувалдами. Странно, но пошевелить головой или просто открыть веки - просто нет сил. Или возможности? Боль настолько всепоглощающа, что он, кажется, не чувствует ничего, кроме этих периодичных и непредсказуемых приступов. А между ними мужчину, как правило, рвет и колотит в ознобе, которого раньше не было. Впервые в его долгой жизни с самыми ужасными созданиями на земле ему стало страшно.

Пленник вяло пытается пошевелить руками или дернуть ногой, но все тело словно парализовано и остается недвижимым. Он чувствует только тупую, ноющую боль во всем теле. От кончиков похолодевших пальцев ног и до остриженной на макушке головы. Даже закрытые глаза отдают тупой болью. Словно тогда, когда тот психованный заключенный напал на него при перевозке и едва не ослепил его ударом в глаз. Он расплатился за это своим… Но почему это больше не вызывает злорадства и хриплого смеха, а только легкое жжение в груди? Нет, это не какое-то там сочувствие. За столько лет работы в тюрьме оно у него отсутствует…

Легкие продолжают наполняться какой-то вязкой жидкостью, лишая возможности хоть как-то дышать, но и не позволяя спокойно умереть. Тюремщик еще раз пытается поднять голову, но жуткая боль в шее останавливает его задолго до попытки, и в итоге ему ничего не остается, кроме как попытаться открыть пятитонные веки.

Помещение ему незнакомо. Он точно в первый раз видит эти каменные стены, далекое окошко под потолком и жарко горящие факелы. Очень похоже на его комнату в замке, но здесь не так холодно. Слишком чисто. Не как дома.
Больше никаких деталей разглядеть не получается. Все размыто и лишено какой-либо динамичности. Просто темнота, свет вверху и подрагивающий огонь по периметру. Мужчина собирает последние силы и пытается поднять голову. Медленно он чувствует, как затылок отрывается от поверхности этого странного стола, щурится, пытаясь разглядеть хоть что-то кроме белоснежной робы, сменившей его родную потрепанную мантию. Длинные, худощавые ноги оплетены ремнем, фиксирующим их на краю кушетки. Нечто подобное он обнаруживает и на бедрах, груди и руках. Тюремщик пытается дернуться, но на его лоб ложиться чья-то теплая, сухая ладонь и медленно опускает его голову назад. От этой руки пахнет сладко, от нее исходит непривычное тепло и как-то обманчиво веет спасением.

- Тише, дорогой. Это для твоего же блага. – Мягкий женский голос вклинивается между непрекращающимися биениями крови в висках и завораживает своей мягкостью. – Как тебя зовут?
Тюремщик недоуменно хмурится. Он не понимает, что здесь происходит. Никто и никогда не спрашивал его имени, считая, что его и не было вовсе. Никто и никогда не говорил с ним с такой мягкостью. Это было ново, странно. Это вводило в бескрайний ужас.

Он начинает выворачиваться, стараясь не позволить женским рукам взять его запястье и смазать каким-то резковато пахнущим раствором. Но неизвестная оказывается проворнее связанного и почти обездвиженного узника. Вскоре он даже не может сопротивляться, начиная часто дышать от наплывающего лавиной ужаса. Средних размеров игла плавно входит под кожу, вызывая легкое жжение, а пленник впервые всхлипывает от безысходности.

И в следующее мгновение его тело бьется на кушетке от резкой, выкручивающей кости боли. Изгибается под опасным углом, мышцы тянуться от напряжения, а загноившиеся легкие отчаянно пытаются вытолкнуть из себя скопившуюся жидкость. Бывший Тюремщик заходится во влажном кашле, пытается вырваться из сжимающихся пут и широко раскрывает глаза, заходясь в немом крике.

Первыми разрываются связки стоп. Казалось, лодыжки непременно надломятся в этих нескончаемых судорогах, но они только выворачиваются, когда парень пытается вытянуть ноги из оков. Следующими страдают пальцы, ногти которых медленно удлиняются, врезаясь краями в кожу и впиваясь глубоко в плоть. Белоснежная пижама пациента покрывается бурыми пятнами.

Мученье течет по телу, растекаясь по болезненно расширяющимся венам и смешиваясь с бурлящей в них кровью. Каждая клеточка поражена, каждый нерв сгорает от этого напряжения. Что-то происходит и это что-то даже заставляет зайтись в еще более сильном приступе ужаса. Кровь течет по венам и разносит новый вирус, мгновенно поражающий органы и вызывающий неотвратимые перемены. Магия рвет тело на части, не переставая бурлить и менять каждый атом в организме. Совершенно противоположные частицы сталкиваются друг с другом и образуют нечто новое. Волны магии растекаются над столом, вспыхивая небольшими разрядами.

Магия идет на контакт. На грани болевого шока мужчина чувствует, как с него живьем слезает кожа, как она трескается и обнажает голые мышцы, воздух наполняется запахом сырой плоти. Но все зияющие раны затягиваются быстро, мясо покрывается толстой, грубой и черствой коркой – новой, куда более странной и крепкой кожей. А старая так и твердеет, окаменелыми лоскутами свисая с плоти.

И, не смотря на все эти изменения, все равно кажется, что эпицентром этого кошмара становиться сердце, не справляющееся с этим безумным потоком. Невыносимо болезненным становится каждый вынужденный удар. Орган не в силах перекачать этот бурлящий коктейль, в который превратилась кровь в жилах. Оно бьется, оно болезненно сжимается и едва не разрывается на части. Появляется безумная надежда, что оно действительно разорвется или выскочит из грудной клетки, облегчив тем самым его муки… Однако этого не происходит и ничто не спешит избавить его от страданий.

С очередной вспышкой ему кажется, что койка, на которой он мечется, раскалилась добела. Жар вытесняет последние воспоминания о родном тюремном холоде. В нос ударяет запах паленой плоти. Реален он или это очередные игры разума? Мужчина выгибается опасной дугой, натягивая ремни и дергая на себя руки. Женский голос начинает шептать формулу какого-то заклинания, видимо сообразив, что все выходит из-под контроля. Пленник дергается сильнее, чувствуя, что у него всего несколько секунд до того, как он будет обездвижен. Пара жалких секунд, до того как на него укажет кончик палочки и пытка продолжится на новом уровне.

Резкий рывок, уже почти не замечая на общем фоне боль в свежесломанном запястье, мученик рвет ремни на локтях. Его рука не дрожит, вспарывая острыми, слоящимися ногтями кожу. Надежда загорается все сильнее, по мере того, насколько глубоко пальцы врезаются в грудину.

Женщина шепчет быстрее. Все начинает блекнуть, словно растворяясь. Каменные стены, огни факелов, окно в потолке. Не остается ничего, кроме четкой картинки собственной развороченной грудной клетки.

Кожа и плоть застревают под ногтями, кровь окрашивает робу и покрывает рывками погружающиеся все глубже в тело пальцы. Ему больше не больно. Только начинает мутнеть сознание. Но останавливаться уже нельзя. С жутким, леденящим душу треском выламывается ребро, открывая путь к бешено сокращающемуся сердцу. Последний рывок немеющей руки, кончик волшебной палочки у виска и…

- Гарри, ты будешь завтракать?

Мальчик открывает шокированные глаза, не обращая внимания на резкую боль от замелькавших перед ним потоков. Гриффиндорец вскакивает с чужой, продавленной кровати, и судорожно вдыхает, одним движением нащупывая спавшие во сне очки. Все вновь приобретает четкость. Но легче от этого не становится.

Он сидит на кровати в комнате Рона. Немного косо наклеенные плакаты Пушек на стенах, неосторожно разбросанные вещи на полу, поблескивающая на солнце икра в каком-то аквариуме на подоконнике. Поттер шокировано скользит взглядом по комнате, пытаясь понять, что это только что было. Его руки трясутся, притягивая край одеяла к груди. Мальчик чувствует странное покалывание на коже и быстро опускает взгляд. Через мгновение в глазах вспыхивает такой же откровенный ужас, как и у мужчины в его сне. К счастью, застывший в дверях с какой-то игрушкой, Рон совершенно не обращает внимания на брюнета, больше увлеченный шариком в своих пальцах.

- Так будешь? Ты довольно долго спал, мама не стала тебя будить. Но уже почти одиннадцать, ты хотел уйти раньше. Так завтрак или тебе с собой дать? – Повторяет он через пару мгновений и поднимает взгляд на сокурсника, уже сидящего к нему спиной.

- Нет. Ничего не надо. – Сипло отвечает Гарри, все так же не отрывая взгляда от своих ладоней и вздрагивая от громко захлопнувшейся двери.

Под короткими ногтями скопилась какая-то бурая субстанция, а кончики пальцев правой руки покрывают кровавые разводы. А на груди покрываются коркой довольно глубокие, короткие царапины. Как будто это он действительно пытался.

- Это был просто кошмар… - Тихо, не веряще уговаривает себя Поттер и прижимает ладонь к ране, надеясь что когда он ее уберет, то царапины чудесным образом исчезнут. – Просто кошмар…

Тщетно.

***

Когда Гарри все же спустился вниз, его сердце билось едва ли не сильнее, чем за весь вчерашний вечер. Почему-то он был абсолютно уверен, что стоит ему показаться на глаза хоть кому-то, и правда тут же откроется. Все мгновенно догадаются, что вчера произошло, и кто был тому виной. Не было даже Фила, чтобы оказать хоть какую-то поддержку – камень оставался в нерушимом молчании с момента Гарриного пробуждения. Поэтому спускаясь вниз по кривой и неаккуратной лестнице, Поттер всеми силами пытался сохранить спокойствие на своем лице, жестко сжимая палочку в кармане мантии и готовясь бежать.

Но на кухне никто даже не обратил на него внимания в том шуме, который они создавали. Близнецы снова перешучивались между собой, пытаясь заменить кашу в миске читающего газету Перси на кучку земли, Рон все так же перекидывал шарик в своих ладонях, жуя полоску бекона. Миссис Уизли искала что-то в комоде у выхода, периодически грозясь лишить близнецов их палочек, если они не успокоятся. Все казалось совершенно обычным. И Гарри, стоящий в дверном проеме, просто не мог в это поверить.

Он все еще пытался успокоить сердечный ритм и вернуть на лицо привычную улыбку, когда за его спиной раздалось тихое, намекающее покашливание. Мальчик инстинктивно вздрогнул и резковато развернулся, необдуманно достав палочку и направив ее в сторону стоявшей за его спиной Джинни Уизли. Рыжая девочка медленно опустила взгляд на его руки, удивленно смотря на направленное в ее сторону оружие. Потом моргнула и перевела взгляд выше, остановившись на уровне груди. Не было ясно, почему она продолжала избегать зрительного контакта. Была ли она как-то смущена, или она буравила голубыми глазами именно эту точку, так как знала, что именно там под свитером скрывается еще свежая, не затянувшаяся рана. Гарри не знал, что и думать. Ему даже показалось, что тонкие, искусанные губы Джинни дрогнули в презрительной усмешке, но когда девочка заглянула в его глаза, он растерянно опустил палочку, точно увидев в них испуг и какую-то странную, тихую мольбу.
Что было не так с этим ребенком?

- Джинни, твоя яичница на столе, поторопись, пока твои братья не сделали из нее что-то непотребное. – Ворчит Молли, не сразу поднимая взгляд на лестницу и замечая обоих детей. Но когда она все же отрывается от возни в комоде, то тут же расплывается в улыбке и дружелюбно, мягко тянет:

– О, Гарри. Как тебе спалось? Рон сказал, что ты не хочешь есть. Ты уверен? Может все же упаковать тебе пару сэндвичей с собой?

Женщина закрыла комод и суетливо завозилась у плиты, через пару мгновений обернувшись, так и не услышав ответа. Гарри уже успел спрятать палочку назад и немного отошел в сторону, позволяя Джинни очень быстро проскользнуть мимо него. Не сразу поняв, что его ответа все еще ждут, гриффиндорец осторожно мотнул головой, оставшись стоять в дверном проеме. Миссис Уизли тут же недоуменно нахмурилась, погладила дочь по голове, и подошла к мальчику, кинув пару заклинаний на грязную посуду, заставляя ее мыться саму собой. Подойдя, она обеспокоенно осмотрела враз побледневшего и напрягшегося Поттера и осторожно положила ладонь на его лоб, нахмурившись:

- Дорогой, ты в порядке? Такой бледный… Может все же…

- Все в порядке. – Немного резко выдохнул мальчик, вспомнив, как эта же ладонь ложилась на лоб мужчины в его кошмаре. Он точно не мог ошибиться. Гриффиндорец тут же осторожно смахнул с себя ладонь и немного мягче повторил, пригладив белобрысую челку назад. – Не нужно. Тетя и дядя наверняка захотят где-то перекусить... Думаю, мне стоит отправиться уже сейчас. Они не любят, когда я опаздываю. Пожалуйста, я могу выйти?

Женщина явно удивилась такой неожиданной реакции, но вновь ничего не заподозрила в почти молящем отпустить его ребенке. Вместо этого, она тихо рассмеялась и кивнула в сторону гостиной, шутливо покачав головой:

- Ну, не могу же я тебя приковать к столу насильно. – Гарри едва сдержал ироничный, нервный смешок и быстро направился за ней, спеша как можно быстрее покинуть этот дом. - Сундук с тобой? Отлично, Мальчики, помогите Гарри. Рон, попрощайся и помоги сестре с посудой. Идем, я помогу тебе с камином.

Гарри не испытал большого восторга от необходимой церемонии прощания, но понимал, что без нее не обойтись. Он пережал руки близнецам, даже по два раза, так как они все время менялись местами. Выдержал быстрое рукопожатие с Перси и обменялся пожеланиями удачных каникул с Роном, который так и не двинулся с места, чтобы помочь сестре или подойти к камину. Кажется, зелье было на исходе и он вскоре совершенно точно вновь потеряет к Поттеру былое доверие. Очень вовремя.

- Я помню. Взять, сказать четко и бросить. – Отмахнулся Гарри от попыток объяснить ему вновь все аспекты путешествия по каминной сети, и направился к камину. В последний момент, перед тем как отвернуться, он бросил последний взгляд в сторону кухни, замечая стоящую возле плиты Джинни с полотенцем в руках. Девочка смотрела прямо на него, словно забыв об этом своем странном смущении. И смотрела она оценивающе, словно бы видела его в первый раз. Контакт длился всего несколько мгновений, а потом она будто вздрогнула и быстро выбежала прочь из кухни наверх, словно напуганная чем-то. Поттер нахмурился, в очередной раз почувствовав что-то неладное в ее поведении, но вскоре забыл об этом, вернувшись всеми мыслями к камину.

Возле традиционного рождественского венка на каминной полке, нашелся небольшой горшочек с все теми же жалкими остатками порошка на дне. Брюнет быстро зачерпнул немного пороха в кулак и крепко сжал ручку своего багажа, входя в камин и едва не спотыкаясь.

- Молодец, молодец. Счастливого Рождества, дорогой! – Женщина широко улыбнулась, заглядывая в его глаза и подмигивая. Близнецы за ее спиной, сделали вид, будто утирают слезы и машут платками, как девушки, провожающие мужей в плаванье. – Мы всегда рады тебя видеть. Приезжай гостить, когда захочешь.

- Это вряд ли – Неслышно выдохнул Гарри и быстро сглотнул, бросая под ноги летучий порох и уже громче произнося. – Дырявый котел!!

В этот раз он был даже невероятно рад утонуть в этом безумном вихре искр и золы, почувствовать знакомые рвотные позывы при полете в трубу.

Главная опасность миновала, теперь осталось сделать все, чтобы не разбить голову о пролетающие мимо решетки.


Сообщение отредактировал Ayashi4493 - Четверг, 06.06.2013, 15:31
 
Ayashi4493Дата: Четверг, 06.06.2013, 15:30 | Сообщение # 97
Посвященный
Сообщений: 36
« 28 »
***

В этот раз он вывалился на пол именно в том месте, в которое и собирался попасть изначально. По старой доброй традиции вывалившись кубарем на пол, чудом не разбив колено о небольшой порог и едва не потеряв очки, Гарри быстро вытянул из камина чемодан и закрыл ладонью рот, сдерживая рвотный рефлекс, ставший довольно частым его спутником за эти пару дней. Рядом появилась пара старых, но аккуратно начищенных ботинок и раздался смутно знакомый голос бармена, предложившего помощь.

- Спасибо, я справлюсь, сэр. – Быстро протараторил мальчик, поднимаясь с колен, и огляделся по сторонам, отряхивая полы покрытой пеплом зимней мантии. Судя по множеству пустых столиков и парочке ранних посетителей с кружками чего-то дымящегося, гриффиндорца вынесло через главный камин в зале. Кто-то не замедлил тут же одарить его недовольным взглядом и буркнуть что-то про нетренированную молодежь, но в основном никто даже носом не повел. Гарри выдохнул почти с облегчением, протирая лицо рукавом и оттаскивая чемодан в сторону от уныло потрескивающего камина. Не дай Мерлин, оказаться на пути у такого же «новичка».

- Молодой человек, может, все же нужна помощь? – Повторил бармен, взмахнув палочкой и заметно облегчив Гаррину ношу. Тут гриффиндорец даже не стал возражать, а только слабо улыбнулся, кивая:

- Пожалуй, все же нужна. У Вас нет камеры хранения или чего-то подобного? Я вернусь через пару часов, могу заплатить…

- Обойдется в десять кнатов в час. Желательна предоплата. – Спокойно сообщил бармен, устанавливая чемодан в каком-то странном шкафу в углу. Едва он закрыл створки, те слились воедино, не оставив даже щели. Только потемневшие медные цифры в углу отвалились прямо в подставленную ладонь хозяина бара. Получив в предоплату сикль, бармен протянул Поттеру номерок и добавил. – При потере номерка, бар в свою очередь не несет ответственность за потерю вещей. А до тех пор они в полной безопасности, можете не переживать, молодой человек.

- Благодарю, сэр. – Гарри замешкался, понадежнее пряча медный номерок в кошельке, и неуверенно кивнул в сторону выхода. – Вы не откроете мне аллею, если не затруднит?

Бармен кинул взгляд на полупустой зал, задержавшись на мужчине, лениво помешивающим свой явно давно остывший чай кончиком пальца, а потом тихо проворчал, направляясь к неприметной двери в углу:

- Как будто кто-то заметит, что меня вообще тут нет. – Гарри немного нахмурился, пожав плечами и быстро поспешив за волшебником, поправляя школьную сумку на своем плече. За неприметной дверцей обнаружилась не знакомая мусорная площадка, а довольно аккуратное крыльцо, выходящее на угол Косой аллеи. Наверное, это был служебный выход.

- Прошу, Косая, свежеочищенная. Осторожнее, кое-где под ногами еще может прятаться лед. – Пожал плечами бармен и добавил, указав куда-то вправо и опустив лишний официоз. – Если прямо пойдешь и свернешь на втором правом повороте, то выйдешь прямо на банк. Не потеряешься. Удачи.

С этими словами мужчина поежился от холода и вернулся в зал, приглаживая почти выпавшие волосы на макушке. Гарри кивнул и направился по указанному пути, с интересом всматриваясь в новые, ранее не замеченные магазины. Еще одна аптека, комиссионный магазин, канцелярский, магазин с игрушками. Возле последнего мальчик остановился, рассматривая красочную витрину. Глаз привлекали различные забавные, говорящие, двигающиеся и выделывающие трюки игрушки, любого вида и раскраски. Решив вернуться сюда после банка за подарком Оливии, мальчик неспешно побрел дальше, наслаждаясь отрезвляющим морозящим воздухом.

Наконец-то ему выдалась возможность спокойно выдохнуть и начало пропадать желание постоянно оглядываться по сторонам, буквально ожидая нападения от любого прохожего. Пережитое вчера и сегодняшний кошмар никак не давали покоя. Для двенадцатилетнего мальчика это, пожалуй, было слишком – он не смог заставить себя одеть шарф, все еще помня жуткое ощущение от скользящего по коже и сжимавшего горло языка того чудовища. Или спасителя? Гарри нервно потер шею и вытащил из-под свитера цепочку с серебряным, покореженным крестом. Камни тускло сверкнули на свету, но ничего более не произошло. Странно, почему-то создание утверждало, что исправило артефакт? Без очков Гарри все так же видел только яркие, режущие глаза всполохи. Хотя, нельзя не отметить, что что-то точно поменялось. Возможно, стоит показать крест гоблинам, вдруг они разберутся, что в нем было не так и что могло поменяться. Но это, если будет время – он и так значительно потратил на «сон». Это было вторым волнующим его фактором.

Этот кошмар отличался от тех, что он видел раньше. Было такое ощущение, словно он одновременно наблюдал его со стороны и лежал на той самой больничной кушетке, задыхаясь от непонятной боли. Многое оставалось непонятным. Кто это был, что с ним произошло потом, что ему вкололи, и почему было так невероятно холодно в самом начале. Было ли это все правдой или игрой запуганного сознания? Как бы Гарри не пытался это назвать, в глубине души он словно понимал, на что это было похоже. Воспоминания. Однако как именно они ему передались, гриффиндорец опять же не знал наверняка. Через прикосновение, во время удушения или через эту странную связь, зажегшуюся между ними в то короткое мгновение, когда Поттер пообещал узнику, что освободит его. Было довольно много вариантов, которые стоило обсудить с Филом, когда тот наберется сил и появится на связи. А пока остается только надеяться, что это больше не повториться, и читать вынесенную копию журнала. Может там будут какие-то ответы.

Гарри очень уверенно и ловко избегал даже мысли о тех, кто стал виновниками страданий того существа. Всеми силами он старался не думать и о странном поведении самой младшей и самой непонятной из всех Уизли, удачно блокируя каждое упоминание этой фамилии. Не сейчас, не так сразу. Ему потребуется некоторое время, чтобы очистить голову от лишних эмоций и начать рассуждать трезво. До тех пор он лучше будет по-детски игнорировать проблему, и ходить по покрывшейся коркой льда аллее, развлекая себя покупкой подарков для близких, которые их заслуживают.

Мальчик сам не заметил, как добрел до высокого здания банка, погруженный в свои мысли. Только когда в глазах зарябило от яркого белого мрамора, он с удивлением поднял голову и увидел в паре метров от себя знакомых швейцаров у входа в величественные двери. Растерянно оглядевшись, паренек пожал плечами и поднялся по застеленной чем-то лестнице, по традиции пробегая взглядом по золотой табличке над входом, предупреждающей воров о бессмысленности их попыток. И в очередной раз согласился с когда-то сказанными Хагридом словами. Действительно, только дурак попытается ограбить Гринготс.

Посетителей было довольно много, видимо не один Гарри закупается перед праздниками в самый последний момент. Только вот ему нужно было не к рядовым работникам, а к своему управляющему, которого еще нужно было найти. Мальчик неуверенно подошел к одной из справочных стоек и приподнялся на носочки, едва доставая подбородком до уровня столешницы (похоже, не врут рассказы о наполеоновских комплексах этого магического народа). Сидящий за стойкой гоблин не сразу оторвался от своего ленивого перелистывания какой-то отчетной книги, только после третьего «прошу прощения», подняв крючковатый нос выше и прищурившись:

- Слушаю Вас.

- Добрый день... – Неуверенно начал Гарри, запоздало вспомнив о письме от своего управляющего, где, кажется, было указано имя. Гоблин тяжело вздохнул, скрестив руки на столе и продолжив сверлить макушку подростка скучающим взглядом. Вскоре письмо было все же найдено в сумке и Гарри снова потянулся вверх, виновато улыбаясь. – Добрый день. Я хотел бы переговорить с... эм, Грейстаткхом, управляющим дел рода Поттеров... У меня назначено.

Гоблин взглянул на письмо с подтверждением о дне встречи, полученном всего неделю назад, после того, как Гарри все же определился со своими планами и был готов дать точный ответ гоблинам. Работник банка провернул лист пару раз на свету, изучил печать и наконец-то кивнул, исчезая за пределами стойки.

- Пройдемте за мной, Лорд Поттер. Я покажу Вам кабинет.

Грейстаткх оказался на месте, Гарри даже не удалось посидеть на удобных креслах в комнате ожидания, как его тут же пригласили внутрь знакомого кабинета. Гоблин сидел за своим широким рабочим столом, перебирая какие-то бумаги, но стоило Гарри появиться в дверях, он убрал их в сторону и сразу перевел свое внимание на клиента.

- Лорд Поттер, рад, что Вы согласились на встречу и наше предложение. Я взял на себя смелость подготовить для Вас все документы заранее. Прошу, присаживайтесь.

Мальчик кивнул, бросив сумку на свободный стул и присев на соседний, тут же получил свою копию договора. Он был написан на особом свитке, сразу раскрутившимся на несколько десятков сантиметров, отчего конец его оказался у Гарри где-то на коленях. Подросток нахмурился, но все же принялся его бегло просматривать, пока гоблин тихо пересказывал его краткое содержание.

- Мы решили немного изменить условия, но это не отличается от нашего предложения. Вы работаете у нас в течение трех летних периодов. По два месяца каждое лето, три рабочих дня в неделю. Это свободный график, как только Вы закончите со своей работой, Вы будете свободны. В Ваши обязанности будет входить проверка охранных чар, некоторых ловушек и наших нововведений. С нашей стороны, мы предоставим Вам любую помощь в обучении. Каждое Ваше вознаграждение пойдет в оплату долга, и так будет продолжаться до момента выплаты всей суммы, указанной в графе «Банк обязан..». Мы так же предоставим Вам медицинскую страховку при всякого рода... Несчастных случаях. Все очень стандартно, я выделил копию для Вашего поверенного, чтобы он мог все проверить. Его подпись так же нужна, как действующего опекуна. Это второстепенная подпись. В случае его несогласия, мы будем готовы провести переговоры касательно любого изменения условий. Но сделка уже будет заключена. Подписанные бумаги можете прислать совой в течение недели. Вы прочитали все, Лорд?

- Д-да, все кажется очень ясным. – С готовностью кивнул Поттер, искренне жалея, что его внутренний советчик вне зоны доступа. Все действительно было более чем просто и понятно, но лишняя консультация по дальнейшей работе с такого рода контрактами не помешала бы. Впрочем, ее сможет предоставить и дядя, если у него возникнет желание и свободная минута.

- В таком случае, прошу. – Перед Гарри повисло красивое, золотисто-белое перо, а рядом появилась золотая чернильница. Мальчик немного неуверенно протянул руку, но все же взял перо и, обмакнув его в чернила, склонился на пергаментом договора. Юный лорд старательно вывел свое имя на нужной черте, но все равно умудрился оставить небольшую кляксу в конце. Сделав вид, что так и было задумано, Поттер невозмутимо свернул свиток и передал его гоблину. Тот поставил свою роспись и какую-то печать, после чего свиток охватило золотистое свечение, и он просто исчез. Заметив удивленное лицо мальчика, гоблин сдержанно пояснил:

- Заключенные контракты отправляются в хранилище. А сейчас, юный Лорд, я бы хотел перейти ко второй части нашей встречи. Гримуакх, можешь войти.

В дверях тут же появился еще один работник банка, одетый в специальную бежевую униформу, какие-то забавные очки с множеством луп, как у ювелира, и держащий в руках какой-то небольшой сундук. Грейстаткх тут же ответил на немой вопрос, представляя нового гоблина:

- Это Гримуакх, один из оценщиков артефактов нашего банка. Как я и говорил, он проверит работу нашего артефакта и артефакта № 102932, неисправность которого и привела к этой встрече. Будьте добры, Лорд, позвольте нашему работнику осмотреть № 102932. Потом продолжите с Вашими очками. А я пока принесу Вам материалы для обучения.

Гарри кивнул, осторожно снимая верхнюю одежду и вытаскивая цепочку из-под свитера. К сожалению, у него так и не получилось его снять с головы, поэтому пришлось потерпеть несколько минут, нагнувшись для удобства оценщика и лишив себя всякой возможности понаблюдать за чужой работой.

Гоблин долго рассматривал и чем-то измерял сломанный замочек цепи, звенел какими-то инструментами и задумчиво цокал языком. Видимо тоже не найдя решения этой проблеме, он приступил к осмотру самого артефакта. Здесь он возился еще дольше, внимательно осматривая его сразу под несколькими лупами.

- Интересно, очень интересно... – Протянул он спустя пару минут и Гарри мгновенно испытал странное чувство déjà vu, напряженно переспросив:

- Что интересно?

- Вот это. Лорд, я понятия не имею, где Вы его встретили, но если достанете несколько чешуек, то я буду Вам премного обязан. Один мой заказ как раз нуждается в подобной детали.

- Какой детали? – Совсем запутанно переспросил Поттер, начиная испытывать легкую головную боль от всех этих игр в «угадай, что я имею в виду».

- Шкуры василиска. – Тут же отзывается Гримуакх, откладывая в сторону линзы и показывая Поттеру артефакт в своих руках. – Вот здесь, видите, камень стоит не ровно? Если перевернете крест, то заметите, что в этом проеме что-то застряло. Это ничто иное, как кусочек чешуи. По цвету, слоям и ауре, я могу уверенно заявить, что это василиск. Но что еще интереснее, еще недавно она отравляла Ваш организм через постоянный контакт с кожей. А теперь, я не вижу и намека на ту смертельную дозу. Словно магию просто удалили из этого ингредиента. Он продолжает резонировать с камнями, но более не угрожает Вашей жизни. Вы случайно не делали с артефактом ничего странного в последние дней десять?

- Нет. – Быстро ответил Гарри и неконтролируемо потер шею, вновь вспомнив произошедшее прошлой ночью. Гоблин заметил это движение, но мудро промолчал, еще раз повторив:

- Мое предложение в силе, вот Вам моя визитка. Если найдете еще несколько образцов, сообщите, и мы договоримся. Это очень, очень редкий ингредиент. А сейчас Ваши очки, прошу. – В ладонь Гарри опустилась небольшая карточка с золотистыми буквами и вензелями по краям, так что мальчик даже не успел воспротивиться, а только покорно положил ее в карман мантии, снимая очки и тут же цепляясь за услышанную информацию:

- Василиск, правильно?

- Да…. Или «Король Змей», как его упоминают в некоторых культурах. Очень сильное магическое животное. Может достигать 15 метров в длину, при этом всё тело покрыто чешуйчатой бронированной кожей, напоминающей по крепости кожу дракона и устойчивой к заклинаниям. Кожу василиск, как и любая змея, время от времени сбрасывает. Это объясняет, почему кусочек кожи оказался в Вашем амулете. Скорее всего, у этого животного не так давно началась линька. – Тихо начал рассказывать оценщик, вновь скрипя и шурша чем-то, но теперь уже над очками своего слушателя.

- Обычная продолжительность жизни василиска — около 900 лет, но некоторые экземпляры живут и дольше. Питаются василиски позвоночными тварями, обычно — мелкими грызунами. При этом обладают смертоносным оружием в виде яда в четырех клыках, который имеет особую ценность на черном рынке, и убивающим взглядом, из-за которого Министерство добавило василисков в ранг особо опасных магических существ и запретило их разведение. Именно поэтому любой экземпляр тут же становиться целью охотников за наживой и преследуется. Достать ингредиенты, связанные с ним очень тяжело, зачастую нелегально. Но я обещаю, никто от меня не узнает о вашем секрете, Лорд Поттер. – Пояснил гоблин, не без подозрительного прищура, протягивая обратно очки. – Погодите, Вы не знали?

- Что Вы. Просто хотелось уточнить, о том василиске мы говорим или нет. – Неловко выкрутился Гарри, надевая очки на нос и поправляя их на переносице. – Вы что-то добавили, верно? Я чувствую что-то…

- Да, конечно. Теперь вам не нужен пароль. Достаточно мысленно пожелать активировать артефакт. – Все еще с подозрением протянул оценщик, собирая инструменты в свой рабочий сундучок. – Со временем можно будет продлить срок пользования, но над этим я пока работаю. Лорд Поттер, все же…

Оценщик не успел задать очередной свой вопрос, так как в то же мгновение в дверях показался гоблин-управляющий с каким-то свертком в руках. Заметив, что с проверкой покончено, он жестом велел Гримуакху вернуться к работе, а сам остановился за своим столом. Когда за задумчивым гоблином закрылась дверь, Грейстаткх отдал Гарри сверток с какими-то записями по работе с его способностями, что-то еще поясняя о необходимости потом вернуть книги в целости и сохранности. Но мысленно Поттер был уже далеко не в этой комнате, где-то на третьем этаже, воскрешая в памяти моменты нападения. Василиск. Король змей. Что же, это многое объясняет. Кроме одного – как такое опасное существо могло оказаться в школе и кому потребовалось его выпускать на волю?

***

После заверения управляющего в своей аккуратности и упаковке записей вглубь слегка мятой сумки, Гарри быстро поднялся и, поблагодарив гоблина за прошедшую встречу, поспешил покинуть банк, пока он не нарвался на еще одного бдительного гоблина или новый контракт. Грейстаткх проводил его до холла и даже пожелал приятных каникул, что было совершенно нетипичным для этого народа, после чего спокойно вернулся к своей работе. А Поттер отправился в первый и, пожалуй, важнейший пункт своего назначения.

В книжном магазине он довольно быстро нашел раздел о магических существах. Среди множества разноцветных корешков разных форм и размеров, он нашел парочку, в которых упоминались василиски. Ничего нового из них он не узнал, кроме того, что они отчего-то боятся петушиного крика и веток вербены. Последнее показалось немного странным, ибо было сложно представить змею длинной в приличную часть вагона метро, пугливо отползающую от какого-то кустарника. Но, так или иначе, чудовищем в школе был василиск. И кто-то нашел способ им управлять.

Гарри тяжело выдохнул и положил книгу обратно, направившись в другую секцию магазина, задумчиво и бесцельно скользя взглядом по полкам. Василиск, это не такое уж и маленькое существо, чтобы за почти тысячу лет существования школы на него никто не наткнулся. Хогвартс, конечно, большой замок с бесконечным количеством тайных комнат, однако Поттер все равно слабо верил в такую вероятность. Возможно, если пересмотреть старые архивы, то он найдет какие-то упоминания о загадочных смертях или пропаже учеников. Должно быть хоть что-то, что может помочь найти того, кто открыл комнату в прошлый раз. Нужно срочно остановить это, пока не появились новые жертвы.

Рядом что-то упало, и Гарри тут же вынырнул из своих размышлений, оборачиваясь на случайно сбитый стенд. Погрузившись в мысли, он совершенно не следил, куда идет, и в итоге сбил сумкой небольшую подставку. Мальчик поднял упавшую подставку и начал быстро поднимать и расставлять слетевшие книги, пока на шум не пришел продавец и не выгнал его из магазина. Большого урона он не нанес, это оказались просто какие-то энциклопедии или вроде того. Гриффиндорец с легким любопытством проскользнул взглядом по названиям, вскоре удивленно и недоуменно вскидывая брови. Это были какие-то очень странные книги. «Путешествия по ту сторону: 100 советов для начинающих», «Строительство воздушных замков: Выгодный бизнес или профессиональное хобби», «Пустая книга о началах», и множество других пособий с такими же бессмысленными названиями. Неосознанно Поттер заинтересовался и взял в руки «Пустую книгу», оказавшейся немного большей его ладони, и пролистал несколько страниц, подтверждая свою теорию. Книга в прямом смысле была пустой. Девственно белые страницы без единой помарки, кляксы или пятна были совершенно одинаковыми и не несли никакого смысла. Мальчик нахмурился и попытался найти хоть что-то, но так и не преуспел. Поднявшись с колен и разложив оставшиеся книги, он поднялся и взял в руки странный том, решив все же спросить у продавца, в чем именно заключался фокус. Не могли же они продавать пустой том?

Продавец юного клиента, казалось, даже не заметил, листая какой-то небольшой фолиант о законах убегающего времени. Но стоило Гарри неуверенно поздороваться, мужчина поднял на него удивленный взгляд и тут же улыбнулся:

- Чем могу помочь, молодой человек? Ищите подарки на Рождество?

- Эм, не совсем. – Мягко покачал головой Поттер и положил найденную книгу на стойку. – Я тут увидел, она кажется странной... Вот и решил спросить.

- О, Пустая. Мне казалось, я давно ее продал. Постоянно теряется. Но это хороший выбор. – Оживился мужчина, беря томик в руки и пролистывая страницы так же, как и сам Гарри несколько минут назад. Но и в его руках они оставались такими же пустыми. Как ни странно, но его это совсем не поражало. Волшебник усмехнулся, вскоре закрывая книгу и поворачиваясь к Гарри. – Это пустая книга. И когда я говорю пустая, я это и имею в виду. В ней нет ничего.

- Но зачем ее продавать?

- О, есть зачем. Иначе я давно бы закрылся. Сейчас покажу Вам трюк. – Хмыкнул мужчина и потянулся к полке над своей головой, на которой были показаны бестселлеры. Взяв какую-то книгу об астрономии, он осторожно положил ее рядом с то, что принес Гарри, и надавил на обложки двумя руками, словно надеясь сжать оба тома в один. Первые несколько секунд ничего не происходило, но потом книги все же мягко засветились, словно нехотя переливаясь всеми оттенками серебра. Сияние расплылось по обложкам и вскоре погасло, как будто его и не было.

Гарри стоило больших усилий терпеливо дождаться, пока продавец уберет вторую книгу и подвинет к нему «пустую» находку с бодрящей улыбкой. Мальчик тут же несдержанно взял том в руки и, запнувшись лишь на мгновение, открыл его, опуская взгляд на... все такие же чистые страницы. Поттер недоуменно взглянул на улыбающегося продавца, не совсем понимая, что происходит, как вдруг произошло что-то, чего юный маг никак не ожидал.

- Астрономия – наука, уходящая своей историей в древность… - Раздался где-то рядом с ухом мягкий женский голос, словно вырванный из каких-то далеких, счастливых воспоминаний, о которых Гарри уже давно забыл. По спине побежали мурашки, а в носу странно защипало. Еще немного и он точно вспомнит, чей это голос. Что это за женщина, с такой неописуемо нежной интонацией рассказывающая о первых открытиях магами звезд и созвездий.
Внезапно он сбился с мысли, услышав на заднем плане неестественно громкий звонок колокольчика и свистящий порыв ветра. От неожиданности Поттер вздрогнул, выронил томик из рук, и голос, уже начавший рассказывать о чем-то связанном с планетной системой, тут же затих.

- Вы слышали?! – Пораженно вдохнул гриффиндорец, осторожно поднимая закрывшуюся книгу с пола и оглядываясь на парочку вошедших посетителей.

- Я – нет, а ты? – Хитро улыбнулся мужчина и рассмеялся, поняв по лицу юного покупателя, что уже достаточно запутал его на сегодня. – Это читающая книга. После «загрузки» в ее память какого-то текста, она будет его читать тому, у кого находится в руках.

- А... А голос? Откуда?

- Голос меняется в зависимости от характера книги и предпочтений читателя. Она помогает Вам вспомнить голос человека из вашей жизни, который вызывает в вас наиболее теплые чувства. Чаще это голоса родителей, любимых или друзей. Но все зависит от характера текста. Страшные истории она может почитать и голосом вашего врага, к примеру. Но это бывает реже. Очень удобное приобретение для тех, кто не может читать или не может найти времени для чтения сказок детям. Чаще покупают для детей или подростков. К сожалению, может хранить в себе только одну книгу за раз, но ее можно с легкостью заменить другой просто приложив их вместе и сжав. Как я и сказал, это хороший выбор в подарок.

- Пожалуй... – Тихо согласился Гарри, вновь открывая книгу и несколько мгновений просто прислушиваясь к приятным интонациям.

- Ну что, будете брать? Она должно быть последняя. Я сделаю скидку в пару золотых в честь праздников.

- Да. – Выдохнул мальчик без единой заминки, отчего смутился и неуверенно огляделся по сторонам, ожидая пока мужчина посчитает цену такому ценному экземпляру. Он проскользнул взглядом по верхним полкам, куда вернулась книга по астрономии и замер, натыкаясь взглядом на большие, желтоватые глаза, любопытно смотрящие на него с обложки книги «Энциклопедия обо всех известных и неизвестных магических существах». Дракончик, заботливо нарисованный рукой искусного художника, тут же моргнул и спрятался под обложкой, стоило Гарри мягко ему улыбнуться.

- Это новое издание?

- Это? Да, стеснительная немного, не перед каждым открывается. Некоторых даже попыталась ударить разворотом по пальцам, но с истинными любителями благосклонна. Тоже заинтересовала?

Гарри недолго думая кивнул и полез за кошельком, указав на книгу и попросив упаковать ее в какую-то оберточную бумагу. Он уже точно знал, кого порадует таким характерным подарком – за движущегося желтоглазого Дадли может и расскажет подробнее, что сам знает о тех же василисках. Почему-то Поттеру казалось, что его кузен в этом деле сможет помочь каким-то советом. Теперь осталось найти подарки и для остальных, но время текло сквозь пальцы, как песок. Пришлось спешить. Поэтому выйдя из книжной лавки с первым ярким свертком в руках, гриффиндорец быстро направился вниз по улице, заглядывая в привлекающие его внимание магазины и двигаясь в сторону трактира.

Спустя чуть больше получаса, Гарри нес в руках один большой пакет с аккуратно упакованными в нем подарками, непросительно опаздывал на встречу с дядей на условленной парковке недалеко от Дырявого котла на магловской стороне, но был очень доволен своими покупками. Он приобрел довольно элегантную сумочку, которая меняла цвет и форму в зависимости от выбранного наряда, для тети, и нашел похожий солидный галстук для дяди. В том самом игрушечном магазине, он продиктовал пару фраз для говорящего плюшевого медведя, который предназначался для маленькой Оливии и теперь должен был напоминать ей о ее вечно отсутствующем кузене. Закончив с родственниками, он быстро определился с подарками и для особо близких друзей. Решив, что Гермионе понравится то небольшое, но красивое ручное зеркальце, он даже не поскупился и купил парочку откровенно странных фенечек, вспомнив о загадочной, но понимающей его Луне, с которой они еще встречались несколько раз мельком, так и не успев поговорить. Он не знал ее так уж хорошо, но действительно хотел скрасить ее рождество неожиданным, анонимным посланием, а эти плетеные браслеты с различными символами и вставками должны были подойти к ее странному образу. Нашелся подарок и для Седрика, в виде календаря с его любимой сборной по квидичу. Даже Невилл получил свою записную книжку, с функциями небезызвестной напоминалки, которую он уже успел потерять, а Хагрид – теплый шарф с дракончиками гигантского размера.

Но как бы он не устал и не был доволен, он опаздывал и сильно нервничал из-за этого. Поэтому в Дырявый Котел он влетел, запыхавшись, на ходу вытаскивая кошелек с номерком для бармена, и чуть не сбил выходящую пожилую ведьму в длинной шляпе с чучелом какого-то странного животного, которая незамедлительно проворчала что-то о вечно спешащей молодежи, поправляя сползшую шляпу. Оказавшись возле барной стойки Гарри, быстро перевел дыхание и почти влез на нее, в поисках снова отсутствовавшего бармена. Но тот так некстати не спешил вернуться на свое место. И гриффиндорец уже начал представлять, какой нагоняй получит от ожидавшего его родственника, когда внезапно не услышал басистое ворчание за своей спиной:

- Это не спортивная площадка, мальчик, где твои манеры? Слезь со стойки и сядь, как подобает.

Брюнет едва не свалился с выступа, на который опирался, обернувшись и встретившись взглядом с Верноном Дурслем, совершенно спокойно потягивающим кофе за крайним столом у окна. Мужчина закатил глаза и указал взглядом на свободный стул напротив, словно намекая. Юный маг немного шокировано взъерошил отросшую блондинистую челку, но послушно подошел к столу, все еще сбивчиво просипев:

- Дядя Вернон? Как вы здесь оказались?

Мужчина даже не поднял глаз от газеты, в последний раз указав на стул. И только когда Гарри сел, перевел дыхание и смог спокойно повторить свой вопрос, Вернон сложил самый простой Таймс и отодвинул его в сторону, поднимая прищуренный взгляд на племянника.

- Я запомнил, где именно в прошлый раз ты исчезал, и нащупал ручку. – Пожал плечами мужчина, продолжая невозмутимо пить свой кофе. Едва он поставил чашку на стол, вверх взвилась тоненькая струйка дыма, тут же сложившаяся в какую-то фразу о важности чашки кофе в начале дня. Гарри недоуменно перевел взгляд от дымчатых слов и посмотрел на дядю, с удивлением отмечая парочку явных изменений в его внешности. Кажется, или он немного похудел? Неужели тетя Петуния перестала готовить в любое время суток? Вернон, даже не заметил пораженного взгляда племянника, поглаживая свои пышные усы и кивая в согласии... с словами, сказанными его чашкой кофе? Здесь происходило что-то очень странное.

- Знаешь, этот Ваш мир просто ненормальный. Но некоторые вещи кажутся довольно практичными. Кофе тут отменный, бодрит лучше нашего. Сколько не пытаюсь, но бармен отказывается продавать мне рецепт. – Немного недовольно буркнул мистер Дурсль и наконец обратил взгляд на своего племянника, который кажется совсем засомневался, что встретил именно того Вернона. – Что?

- Вы говорите так, словно бываете тут часто, сэр… - Осторожно заметил Поттер, присаживаясь на стул рядом и неловко потирая ладони.

- Примерно три раза в неделю. – Спокойно ответил Вернон, отмахиваясь от какого-то комментария своей чашки. – Как я сказал, тут хороший кофе, чтобы он мне не говорил. Иногда заезжаю перед работой или в обед, когда прихожу к этим Вашим банковским зубоскалам. Хороши, ничего не скажешь. Если бы у меня была пара таких работников в аналитическом отделе, то…

- Вы бываете в Гринготсе? – С каждой секундой Гарри все больше и больше начинал убеждаться в том, что он вошел не в тот бар или выпал в другое измерение.

- Я твой поверенный, Гарри. – Немного возмущенно, но сдержанно фыркнул Дурсль, никогда не любивший, чтобы его перебивали на полуслове, допивая кофе и усмехаясь последней дымке, желающей приятного дня и рекламирующей бар. – Конечно, я тут бываю, как иначе. Слежу за делами твоей собственности и немного советуюсь с вашими банкирами, иногда хожу в аптеку, за какой-то травой для Петунии и зельем для Оливии. У нее ветрянка была, магловские лекарства не слишком помогали, пришлось обращаться к вашим лекарям. Заодно и себе что подыскал – партнеры по бизнесу начали обращаться с вопросами, как же удается держать такую форму. Есть в ваших фокусах, что-то полезное.

Мужчина довольно похлопал себя по слегка уменьшившемуся животу и поднялся с места, оставив на столе пару монет для бармена. Последний оказался возле стола тут же, забирая монеты и протягивая руку за Гариным номерком. Мальчик спохватился и вытащил его из глубин так и не открытого кошелька, вручив его Тому вместе с тихой благодарностью. Тот лишь хмыкнул и отправился к знакомому шкафу, приложил номерок и достал чемодан из открывшегося отделения, отлеветировав его к паре, уже ожидавшей у выхода.

- Я рад, сэр. – Все же ответил он когда, Вернон уже подбирал его чемодан.
Дядя только фыркнул, ничего не сказав в ответ, и спокойно потащил багаж мальчика прочь из трактира на шумные магловские улицы, тихо радуясь тому, что слишком заметную сову парень таки оставил в школе. Каково было искушение сказать, что она все равно прилетит на Тисовую... Но юный волшебник благоразумно молчал, не желая портить момент.

Гарри бросил последний взгляд на почти пустой зал и кивнул в знак прощания бармену за стойкой. Тот вроде и не обратил внимания, но бросил дежурное «Приходите еще». Мальчик усмехнулся и вышел за дверь, спеша к дяде, чья уже не такая тучная фигура виднелась возле припаркованной неподалеку машины. Когда он подошел, мужчина уже ворчал по поводу небезопасной парковки в таком районе, как в старые времена. Значит все же не слишком он и изменился. Поттер усмехнулся, оставил сумку с подарками в багажнике и быстро залез на заднее сидение, тихо хлопнув дверью и откинувшись на мягкую спинку кресла.

- Я послушаю эти новости, поговорим потом, если тебе что-то будет интересно. – Предупредил Вернон, сменяя какие-то станции на радио и неуверенно оглядываясь на гриффиндорца.

Гарри лишь кивнул с довольной улыбкой и отвернулся к окну, рассматривая мелькающих мимо прохожих, проплывающие дома. А после и пролетающие мимо машины. И только когда за окном остались только холодные, скучные пейзажи, мальчик заворочался, скидывая уже жаркую мантию и прислоняясь горячим лбом к прохладному окну. Проходит еще несколько минут, уставшие глаза медленно закрываются, и убаюканный ворчащим радио мальчик медленно проваливается в дрему. Только ради того, чтобы вновь оказаться в новом, выматывающем кошмаре.

Через полпути сосредоточенного на дороге Вернона отвлечет резкий вскрик на заднем сидении, и он только чудом не съедет с трассы, оглядываясь и расталкивая тяжело дышащего мальчишку. А когда увидит этот взгляд, полный ужаса, то в ответ на просьбу убавить отопление он взглянет в зеркало заднего вида и откроет окно, запуская холодный воздух в кабину. Впервые за долгое время ему снова захочется запереть племянника в доме и не пустить обратно в школу, после которой он возвращается в подобном состоянии. И в этот раз это будет проявление не ненависти, а особенного вида заботы.

И уже тогда он будет знать, что эти каникулы будут тяжелыми. Если не для них, то для одного юного волшебника, живущего в своем ненормальном мире.
 
kraaДата: Четверг, 06.06.2013, 21:45 | Сообщение # 98
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2795
« 1623 »
Ayashi4493, очень, очень сильно и пугающее. До ужаса!
Мне стало страшно - какбы фильм ужасов просмотрела. Боюсь, боюсь.



Без паника!!!
 
Ayashi4493Дата: Четверг, 06.06.2013, 22:12 | Сообщение # 99
Посвященный
Сообщений: 36
« 28 »
Ох, спасибо. Приятно, когда оценивают старания. Значит я не зря ломала себе психику. Рада, что понравилось =)
 
AlchemistДата: Четверг, 06.06.2013, 22:36 | Сообщение # 100
Si vis pacem, para bellum
Сообщений: 1931
« 310 »
Но ИМХО событий маловато на такой объем текста. Сбежал от Уизлей, побродил по Косому переулку, зашел к гоблам и встретил Вернона... все. Причем, описания, вроде бы, только в начале wink
Хочется же узнать, что там дальше((( sad

PS Может я уже забыл что-то, но когда Поттер стал блондином? uhm



You see, in this world there's two kinds of people, my friend: Those with loaded guns and those who dig. You dig.
 
Ayashi4493Дата: Четверг, 06.06.2013, 22:57 | Сообщение # 101
Посвященный
Сообщений: 36
« 28 »
Цитата (Alchemist)
PS Может я уже забыл что-то, но когда Поттер стал блондином?

Так, если второй человек это замечает, значит мне стоит делать сноски или вспоминать об этом в главах ХЗ Шутка Оливии летом сделала его блондином, заставив краситься. В Хоге декан помогла ему вернуть цвет волос, но пару прядей в челке он оставил.
Кажется это было в первых главах возвращения в Хогвартс в начале года.

Полностью поддерживаю. Событий длля главы мало, но для такого большого перерыва, это хоть что-то. Я уже работаю дальше - событий будет больше. Просто не хотелось еще тянуть и поделила главу на части.
 
AlchemistДата: Четверг, 06.06.2013, 23:28 | Сообщение # 102
Si vis pacem, para bellum
Сообщений: 1931
« 310 »
Цитата (Ayashi4493)
Шутка Оливии летом сделала его блондином, заставив краситься. В Хоге декан помогла ему вернуть цвет волос, но пару прядей в челке он оставил.


Пробил в поисковике:
Цитата (Ayashi4493)
– чуть тише и в сторону добавил Гарри, - … Оливия уже дважды красила мои волосы в пепельный. Я больше красится этими вашими магловскими красками - не буду. И на Малфоя похожим быть не хочу.

и
Цитата (Ayashi4493)
Его непослушные пряди чудодейственным образом отросли за ночь, явив всему семейству результат детской спонтанной магии – светлые, пепельные корни волос. После этого подтрунивания перешли на новый уровень и ежедневному похлопыванию прибавилось: «Это смертельный вирус! Ты становишься Малфоем! Дай проверить шею, может они тебя покусали?».

Снять проклятье у Миссис Уизли не вышло, поэтому Поттер теперь ходил с светлыми, неокрашенными, корнями. Оставалась надежда только на профессора МакГонагал.


Про светлые пряди вроде бы не было... meeting



You see, in this world there's two kinds of people, my friend: Those with loaded guns and those who dig. You dig.
 
Ayashi4493Дата: Четверг, 06.06.2013, 23:45 | Сообщение # 103
Посвященный
Сообщений: 36
« 28 »
Цитата (Alchemist)
Про светлые пряди вроде бы не было...


Ахахах, хз У меня в заметках стоит, неужели я сама запуталась и забыла указать раньше?... И остальных запутала. Так, придется менять, либо делать сноску в следующей главе.
Спасибо, что указали хЗ
 
AlchemistДата: Пятница, 07.06.2013, 00:03 | Сообщение # 104
Si vis pacem, para bellum
Сообщений: 1931
« 310 »
Цитата (Ayashi4493)
У меня в заметках стоит, неужели я сама запуталась и забыла указать раньше?


О том, что исправил ситуацию при помощи Макгонагал нет, и как он потом выглядел)))
С первой страницы, вообще упоминания о прическе Поттера нет, вот и бросилось в глаза. biggrin
(Нашел разговор с Малфоем, но там он еще целиком светловолосый)



You see, in this world there's two kinds of people, my friend: Those with loaded guns and those who dig. You dig.
 
Ayashi4493Дата: Пятница, 07.06.2013, 01:15 | Сообщение # 105
Посвященный
Сообщений: 36
« 28 »
Цитата (Alchemist)
С первой страницы, вообще упоминания о прическе Поттера нет, вот и бросилось в глаза.

Черт, надо уделить внимание. И перечитать работу вообще, а то я сама порой забываю детали.
Буду исправлять.
 
Ghostface_kzДата: Пятница, 07.06.2013, 16:57 | Сообщение # 106
Подросток
Сообщений: 13
« 0 »
poslednie glavy priyatno poshekotali nervy.. spasibo za prodolzhenie wink
 
SerjoДата: Воскресенье, 09.06.2013, 19:38 | Сообщение # 107
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Цитата (Ayashi4493)
а то я сама порой забываю детали.

Эххх... а мне опять этот фик перечитывать, ибо я больше половины уже забыл...



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg
 
MalДата: Понедельник, 10.06.2013, 02:00 | Сообщение # 108
Ночной стрелок
Сообщений: 79
« 13 »
Порадовали. Буду ждать и надеятся=)
Странно что Дамби так мало.
 
Ayashi4493Дата: Среда, 05.02.2014, 21:43 | Сообщение # 109
Посвященный
Сообщений: 36
« 28 »
Глава 21: Щенок

Примечание от автора: Думаю, многие знают, каким долгим был перерыв между главами? Так что заранее прошу прощения за возможную разнику в стиле и какие-то недопонимания. Мне очень жаль, постараюсь ответить на все вопросы и исправится в будущем. Приятного чтения.

Вместе с Гарри в дом на Тисовой возвращается и слегка напряженное молчание. Подобное собрание и полноценное празднование Рождества случается в этом доме едва ли не впервые, поэтому заметно нервничает и действующая хозяйка дома, и, уже в свою очередь, начинает волноваться хозяйка подрастающая. Едва Гарри вошел в дом, виновато пряча взгляд от достаточно напуганного его «припадком» Вернона, со второго этажа раздался детский, требовательный плач. Или крик... В случае Оливии сложно понять, расстроена она или просто капризничает – по словам измученного отца, эта девочка была чрезвычайно шумной. Но даже по тому, с каким тоном были произнесены эти слова, можно было с легкостью понять, что Дурсль бесконечно этим гордится.

- Такой гонор... Когда вырастет, отдадим ее в хор. Талант не должен увядать. – Не переставал повторять мужчина, помогая племяннику втащить его тяжелый сундук на чердак. Гарри лишь прятал слабую улыбку, следя за тем, как дядя то и дело возвращался взглядом к приоткрытой детской, где Петуния уже пыталась успокоить малышку, все так же возмущенно фыркающую и слезливо требующую что-то такое и прямо сейчас. «Как бы с таким отношением в этой семье не появился второй Дадли...» - сперва подумал Гарри, но потом просто выкинул эту мысль из своей головы. Несмотря на родство, они совершенно разные. Да и его кузен оказался вполне неплохим малым, может подобные капризы пройдут со временем.

Но даже капризный зов кузины не смог заставить Гарри согласиться на предложения выпить чаю со всеми. Подросток натянуто улыбнулся и покачал головой, быстро и немного неумеренно убеждая растерявшуюся тетю, что он просто устал от дороги, а не избегает их общества. Петуния может и не поверила бы, если бы мистер Дурсль внезапно не поманил ее к себе, шепнув что-то на ухо. Напряженное выражение на ее лице сменилось непониманием и легкой обеспокоенностью, но вскоре женщина сдалась и пообещала, что обязательно пришлет чай наверх вместе с Дадли, который вот-вот должен был вернуться из гостей. Поттер согласно кивнул и еще раз поблагодарил обоих родственников, пообещав вернуться к обеденному перекусу, а потом скрылся в своем люке. Но стоило только двери закрыться, вся расслабленность и мягкость исчезла без следа.

Никогда раньше Гарри не замечал за собой признаков нервного срыва, потому плохо понимал и еще хуже представлял, что ему делать с охватывающими его эмоциями. На любой шок он реагировал очень спокойно и даже немного безразлично. Странный мужчина утверждает, что ты волшебник и пытается забрать от родственников неизвестно куда? Да, конечно ему можно верить и идти нужно сразу. Твоих родителей убил маньяк, который почему-то не выжил после встречи с младенцем, а теперь гонится за тобой в виде духа? Да, наверное, так и было. В твоей голове живет почти тысячелетний артефакт, а без правильных очков окружающий мир начинает напоминать бесконечный водоворот красок? Да, есть такое. С каждым бывает.

Но сейчас его руки тряслись не из-за холодного ветра и медленно падающего снега за окном, а от попытки что-то разбить. Его останавливало только то, что маленькая Оливия где-то этажом ниже снова начала засыпать. Гриффиндорец тихо выдохнул и опустился на матрас, залезая на него с ногами и вжимаясь в угол. Окно над головой покрывал ровный слой снега и по прозрачной глади растекались невероятно красивые узоры от мороза, но куда более сильный холод сейчас терзал душу подростка. Ему снова приснился кошмар. И теперь у него не осталось сомнений, что это не просто совпадение.

В ушах все еще стоял крик безымянного мага. И как бы Гарри не закрывал их – этот звук не затихал, будто преследуя его. И не только эти слуховые галлюцинации стали подарком из нового кошмара – очень сильно болела спина. В этот раз Поттеру действительно повезло, что рядом был еще и Вернон. Мужчина вовремя остановил машину и разбудил, опасно выгнувшегося в спине, подростка, который вновь сквозь сон переживал чужие страдания. Второе видение крайне детально показывало процесс извлечения чего-то из позвоночника мужчины. Тонкая, острая игла, неторопливо проникающая под огрубевшую и омертвевшую кожу, глубже и глубже, пробивая слабые позвонки и забирающая частичку чего-то, что никак не должно было быть извлечено. Неумелая работа полного дилетанта задевала и рвала нервные окончания, лишала возможности двинуться или даже оказать сопротивление. Все, что оставалось пленнику, так это тихо взывать к кому-то в надежде на спасение. Но помощь не появилась. С новым уколом что-то чужеродное, горячее и живое было возвращено на место украденной спинномозговой жидкости. Где всего через пару мгновений, вырывая разрывающий уши крик ужаса, чужеродный организм начал двигаться и расти, выступая из-под тонкой кожи, скользя под ней подобно паразиту. Вверх по позвоночнику, обвиваясь вокруг трахеи и выше, выше в голову.

Безумно больно, но еще больше - страшно, ведь когда Вернон все же сумел вытащить его из машины и привести в чувство, Гарри несколько минут просто не чувствовал ног, как и его спутник из кошмаров.

Очень сложно отличить свои эмоции от того налета, оставляемого в кошмаре. Все это было до отвращения ярко, остро и реально, настолько реально, что Гарри буквально чувствовал пульсацию тела паразита под своей кожей, его давление в горле, желая просто вырвать его вместе с хрупкой и ломкой трахеей. Гриффиндорец ненадолго забыл о своей принадлежности к факультету храбрых и был готов последовать странному и чужому желанию одним движением прекратить свои страдания. Но к счастью он был не один.
Вернон был напуган почти так же, как и ребенок на его заднем сидении, но не растерялся и сумел привести племянника в себя. Хоть Гарри и не был уверен, что так сильно ему благодарен за это.

Обещанный обед он пропустил, а от чая отказался прямо через люк, извинившись перед воодушевленным кузеном, и спустившись лишь к ужину, но так и не найдя в себе сил и желания притрагиваться к еде. Петуния настороженно следила за ростбифом в его тарелке и за тем, как парень ловко переводил все разговоры подальше от тем о его школе, обучении и самочувствии, но сама ничего не говорила. Если ее племянник что-то скрывает, значит им этого знать не нужно и нежелательно. Если бы она только знала, как благодарен ей был этот ребенок, неловко и неуверенно тянущий фальшивую улыбку.

Но настолько тонко понимающей его настроение была только Петуния. Вернон не спешил трогать мальчика по одной простой причине – он все еще переваривал то, что произошло в машине. А вот Дадли… Дадли было просто не остановить. Складывалось ощущение, словно вместе с приездом Поттера кто-то наконец-то снял с него долговременное Силенцио. В другом состоянии Гарри бы даже порадовался или хотя бы усмехнулся такому рвению узнать все о его учебе, которым так и светился тоже немного убавивший в объемах кузен. Но пока он только и смог, что извиниться и сбежать из-за стола раньше, чем его полную тарелку с ужином хотели заменить не менее полной тарелкой с десертом, оставляя родственников в полном недоумении.

Почему-то только в своей комнате он чувствовал себя более и менее защищено. Словно деревянные стены могли уберечь его ото всех кошмаров и ужасов, стоящих за его спиной. Мальчик устало выдохнул, растирая ноющую переносицу и подходя немного ближе к стоящему перед ним шкафу. Ему было необходимо поговорить с тем, кто мог его понять. Однако никакие уговоры и постукивания по магическому зеркалу не смогли вернуть в холодное отражение знакомую фигуру. Фил просто не откликался, и крайне не вовремя.

Гарри зло ударил кулаком по дверце шкафа, и устало пошатнулся, медленно отходя к кровати и залезая на нее с ногами. Он понимал, что позволить себе заснуть, значит пережить что-то новое, но усталость и почти двое суток без сна давили на него сильнее, чем любое сонной зелье. Никакие уколы в ладонь и похлопывание по бледным худым щекам не помогало. Веки, словно осыпанные песком, медленно и неотвратимо закрывались, не оставляя Поттеру и шанса на спасение.

Его ждал новый кошмар.

~~~

… Его руки безжалостно оттягивает вниз какой-то неподъемный груз. Что-то сковывает на месте, что-то сжимает горло удавкой. Он вновь не может пошевелиться, но в этот раз все совсем не так, как в остальных случаях, когда он просыпался прикованным. Не было огней высоко над головой, не было чужих рук рядом. Вообще-то, он даже сомневался, что может повернуть голову – затылок словно залит чугуном и припаян к каменной стене за его спиной. Даже определить, стоит он или лежит, не предоставлялось возможным. Его тело уже давно не принадлежало ему.

Спустя вечность рядом начинают раздаваться звуки. Не самые приятные и желаемые в этот момент. Звон склянок, глухой удар брошенного на кушетку тела и режущий уши звук песка под ногами. Пленник принюхивается и тихо стонет, уловив в воздухе запах мочи и крови. Похоже, что они опять собираются это делать. Благословенная Моргана, кому еще молиться, чтобы провалиться в беспробудный сон и не слышать того, что последует дальше.

Хриплое, глубокое дыхание. Все, на чем сосредотачивается пленник – это едва уловимое подтверждение того, что его Ученому не ведома жалость. Теплая, солоноватая жидкость на протяжении получаса выкачивается из медленно угасающего донора, а все, что может сделать будущий реципиент – это считать долгие слабые вдохи до момента, пока не наступит ужасающая, холодная тишина. Можно даже угадать, когда чужое сердце остановится и будет подготовлено для пересадки. В который раз? Десятый? Двадцатый? Сколько крови было уже пролито и сколько будет пролито еще ради этого гнусного желания надругаться над ходом эволюции? От этого тела не осталось ничего, что было бы его изначально. Кости, органы, спинная жидкость, кожа… Единственное, что остается – еще не угасший и не помутневший рассудок. Но и он не выстоит вечно, если не научится отстраняться от реальности в своем собственном, недосягаемом мире.
Немного, всего немного и следующая попытка будет успешной.

Внезапно хриплое, женское дыхание прерывается и комнату сотрясает треск выламываемой кости. А после небольшой паузы раздается то, от чего кровь стынет в жилах. Долгий, ужасающий и завораживающий звук - нечеловеческий крик младенца…

~~~

Неожиданно все прерывается и подростка прошибает острый укол головной боли. Гарри резко вскидывает голову, накрывая ее руками и судорожно, словно после долгого пребывания под водой, заглатывает ртом воздух, заходясь в слабом кашле. Рядом кто-то участливо начинает бить по спине с такой силой, что щуплый подросток едва ли пополам не сгибается, спасаясь от перелома пары костей. Он знает только одного человека с таким ударом.

- Какого… Мерлина... Дадли, что ты сделал? – Отбившись от чужой помощи, Поттер хрипло откашливается и продолжает неуверенно ощупывать голову ладонями.

- Удар лоб в лоб. – С неподражаемым воодушевлением отозвался кузен и, судя по звуку, рухнул где-то рядом на кровать. Гарри болезненно охнул и со всей силы двинул локтем в сторону, попадая куда-то в плечо незадачливого помощника.

- Зачем? - Перед глазами снова всполохи, правда, не такие яркие, как в Хогвартсе, а значит очки где-то на полу. Поттер тихо ругается сквозь зубы, слабо отнимает одну руку от трещащего лба и начитает шарить ею перед собой, пытаясь нащупать потерю.

- Ты трясся и меня удушить. Я занервничал. – Ворчливо, но все же обеспокоенно отозвался Дадли, вскоре устанавливая слетевшие очки на законном месте. Гарри быстро поправляет их вновь и слабо, устало усмехается, опрокидываясь спиной о стену и откидывая все еще раскалывающуюся голову назад. Кошмар медленно отступает назад, оставляя после себя только неприятное покалывание в висках и металлический привкус крови на языке. Поттер медленно восстанавливает дыхание, растирая ладонями вспотевшее лицо. Сидящий рядом Дурсль хмурится и внимательнее присматривается к измученному соседу, неловко поджимая губы.

- Я перестарался, так?

- Нет, нет... Просто кошмары... Чертовы кошмары. – Слегка улыбается и приоткрывает глаза Гарри, скашивая голову на бок и истерично усмехаясь в ответ на недоуменное выражение лица кузена. – Ну что, у меня не может быть плохого дня?

- Они у тебя систематически плохие. А это что-то новенькое. Что происходит, Поттер?

Несколько долгих мгновений Гарри просто пытается подобрать нужные слова, а после безучастно качает головой, оставляя встревоженного кузена без ответа. Ему действительно не хотелось ничего говорить. К счастью, Дадли это понял и не стал настаивать на своем, только неуверенно, сочувствующе сжав чужое плечо.

- Ладно, Гарри. Я пришел спросить кое-что. Мама попросила. Рождество уже послезавтра, я играю в одной сценке, а они присутствуют на крещении. – Дадли явно был не согласен с тем решением, которое ему приходилось вынести на обсуждение, однако скрепя сердце все же выдохнул, виновато сжимая пальцы на костлявом плече «выгоревшего» кузена. - Родители немного волнуются насчет Оливии и ее... Частых всплесков активности. А мы должны провести в церкви как минимум пару часов. Не мог бы ты провести это время с ней?

- Да, конечно. Мы посидим дома. - Устало, невпопад выдохнул Гарри, продолжая странно покачиваться на месте взад-вперед и тереть виски с такой силой, словно это должно было помочь ему удалить что-то из памяти. Дадли недоуменно нахмурился, но попытался не зацикливать на этом внимание, поправив Поттера и сразу обрубив его слабые надежды на отдых в тишине.

- Нет, ты не понял. Ей нужно гулять, да и тебе бы не помешало бы хоть немного развеяться, так что... Мама просит, чтобы вы прогулялись в парке рядом. Ей отчего-то так будет спокойнее - знать, что вы оба поблизости и не...

- Не вытворим чего-то неподобающего? - С усмешкой закончил Гарри и сдавленно охнул, тут же получив локтем под ребра от покрасневшего Дадли, который буквально ждал чего-то подобного. От того последовавшее за ним ворчание показалось немного усталым.

- Ты меня понял. У нее еще бывают эти редкие приступы боязни за свою репутацию. Но она меняется, поверь мне. Она даже начала интересоваться этой вашей алхимией... Зельями и настойками. Даже пытается варить что-то, когда отец уходит. - Гарри попытался представить тетушку в рабочей мании, стоящую перед небольшим котелком, установленным на плите, и сосредоточенно выдавливающую в варево слизь флобберчервей. Ассоциация сменилась Снейпом в цветастом фартуке, и это стало последней каплей. Поттер сдавленно всхлипнул и сложился напополам в сокрушительном приступе хохота, заставив мирно болтавшего Дадли вздрогнуть и прерваться, чтобы смерить Гарри недоуменным, но все же полным облегчения взглядом. Он до последнего боялся, что Поттеру не выйти из этого странного состояния апатии. Его взгляд при пробуждении и то, как он отчаянно отбивался во сне, безумно пугали. Что-то странное творилось с этим парнем, но что именно простоватый Дурсль пока понять не мог. Но искренне надеялся, что все скоро изменится.

- Так, Поттер, не заткнешься - я снова тебя тресну! - Хмыкнул он, с долей тепла пихая кузена в плечо, на что тот только прыснул и покачал головой:

- И разобьешь свою головушку в щепки, Дадликинс. Мою даже смертоносное проклятие не взяло, куда уж твоей грубой силе..

- Ох, я постараюсь... - Напоследок отвесив Поттеру щелбан, Дадли тихо поднялся и тяжело вздохнул, направившись к люку под заунывное бормотание. - Каникулы начались, а какой в них смысл, если нужно все так же просыпаться ни свет, ни заря? Чертовы тренировки... Мне пора, очкарик, завтра ты от меня не скроешься, так что набирайся сил. Я заставлю тебя расколоться, будь уверен.

- И тебе доброй ночи, Дадли. - Только и выдохнул Гарри, провожая крышку люка усталым, но сосредоточенным взглядом. Что же, у него вся ночь впереди. Фил по-прежнему не отвечает, и чем же еще себя занять, чтобы не провалится в очередной кошмар?

Поттер огляделся по сторонам и замер, замечая корешок какой-то старой книги, торчащей из распотрошенного в поисках свитера рюкзака. Подросток тяжело вздохнул и потянулся в сторону сумки, вытаскивая пыльный талмуд, а после и небольшую, похожую на обычный блокнот, "говорящую" книгу. Немного неуверенно повертев их в руках, Гарри без особых надежд сжал их воедино и замер, ожидая чего-то настолько же невероятного, как в магазине. Однако заметное свечение появилось очень нескоро, словно нехотя загружая жуткие строки на пустые страницы блокнота, и пропало так же внезапно, словно оборвавшись на середине. Гарри недоуменно нахмурился и с интересом открыл пустую книгу, мгновенно вздрогнув от глубокого, проникновенного голоса, в котором слабо узнавался тон одного небезызвестного профессора зельеварения. Видимо его подсознание решило окончательно лишить его сна на сегодня.

Под пронизывающее чтение фантомного профессора, Гарри тихо уложил книгу рядом, а сам открыл реальный, пыльный двойник того жутковатого журнала. Все же, даже голос Снейпа не был способен передавать изображения. Хотя, с первых же строчек Поттер начал в этом сомневаться. Что же, это будет долгая ночь.

***

Ночь была наполнена ужасом и презрением. Книга вещала о почти будничных операциях, полностью совпадая с содержимым некоторых его кошмаров, но показывая происходящее с совершенно непостижимой точки зрения. Как бы Гарри не пытался понять то, что нашептывал ему голос не слишком любимого профессора, у него не получалось и на секунду представить, что человеку в принципе может придти в голову подобная ересь.

Идеальный воин, непобедимый страж, Сыворотка Магической Силы - именно этими пафосными понятиями пестрили первые несколько "глав" этого безумного скопления наблюдений и вычислений. И что же нужно было сделать, чтобы создать сыворотку, которая даже магла сможет превратить в волшебника? Суть была довольно простой, но от этого не менее ужасной - берешь лучшее в одном виде и добавляешь его к основе, шаг за шагом вылепляя произведение искусства, которое заставит вздрогнуть современность…
У Артура Уизли были слишком громоздкие идеи, чтобы уместиться в небольшом мироздании двенадцатилетнего мальчишки. Настолько, что он перестал пытаться понять написанное. Он просто вслушивался, пока голос не оборвался на середине фразы. Видимо даже для магического артефакта был необходим перерыв. И Гарри не стал этому противиться. Только покорно закрыл книгу и молча спустился в кухню, неслышно ступая по скрипящим ступенькам и включая свет.

Поттер впервые собирался сварить себе кофе, особо не задаваясь мыслями о том, что он явно нуждается в отдыхе. На часах уже было шесть утра, а значит, времени на сон у него не останется. Может, это было и к лучшему. Гарри просто не мог представить, что ему может присниться теперь.

Берешь одно и добавляешь к другому. По этой системе были проведены Семь Экспериментов, насколько Гарри понял. Однако он глубоко сомневался в том, что жертв так же было всего семь. Их было куда больше, просто не все могли спокойно принять то, что так отчаянно вкладывал в них безумный исследователь. Гарри пока "прочел" лишь о первых двух.

Первым был простой сквиб, которому пытались вернуть магию, посредством вмещения в него некой составляющей, стоившей жизни какому-то несчастному домовому эльфу. Мужчина прожил ровно девять дней, прежде чем разлетелся на кусочки, не выдержав трансформаций. В буквальном смысле. Стоит благодарить Мерлина за то, что Уизли не вдавался в особые подробности смерти своих испытуемых. Он лишь сухо делал пометку в конце отчета и прилагал перечень ошибок и несоответствий. А безымянный мужчина был навсегда стерт из истории одной единственной фразой: "Попытка провалена - Эксперимент зачищен".

Следующей стала женщина. Молодая ирландка из нечистокровной семьи, которая предложила помощь миссис Уизли по хозяйству, когда та мучилась с новорожденной Джинни. И в итоге попала в закрытую и замаскированную комнату на чердаке. Однако ее история оказалась какой-то... странной. Ее скрестили с неким "кицунэ", разновидностью вурдалака или оборотня, распространившемуся по Японии. Гарри слабо верилось в то, что парочка таких могла случайно забрести на территорию Англии, а это снова наталкивало на мысль о неизвестном, но могущественном спонсоре, которому было достаточно несложно достать кровь столь необычного существа.

Казалось бы, эксперимент прошел нормально, однако почему-то сразу за фразой об исключительной флегматичности пациента шла короткая: "Зачищено". Словно произошло что-то, из-за чего Артур мгновенно отказался от этой идеи. Не было и отчета, не было разбора ошибок. Просто конец, за которым следовало дотошное описание какой-то сыворотки и процедур ее занесения в организм. Размышления о магии и связи с кровью. Множество непонятных терминов, теорий, которые Гарри прослушивал раз за разом, так и не понимая и половины латинских наименований. Больше ни слова о той девушке сказано не было.

Горячий кофе оказался горьким и осадком осел на зубах, напоминая мелкий песок. Гарри долго кривился, прежде чем решил просто засыпать все сахаром и выпить залпом. Может это позволило бы ему взбодриться. За этим занятием его застал сонный и недовольный Вернон, ворчащий что-то о газетах и отвратительной погоде. Дядя несколько минут просто молча рассматривал бледного, даже сероватого Поттера, остатки жидкости в его чашке и не растворившийся осадок сахара, островком возвышающийся на дне. Дурслю потребовалось время, чтобы обработать эту сцену, а когда он наконец-то был готов спросить, что же это было, сам виновник успел скрыться в коридоре, оставив Вернона наедине с газетой и остатками кофе в турке. Тогда Дурсль старший решил отложить разговор и для начала проснуться самому.

Однако в течение всего дня Гарри был все так же неуловим, как когда-то давно. Дурсли не переставали гадать, где же Поттер прятался все это время и почему он не вернулся даже к обеду. На ужине Гарри все же появился, но в таком состоянии, что смотреть на него было жалко - все больше и больше он начинал напоминать живой труп. Такой же серый, болезненно уставший и буквально пошатывающийся, но утверждающий, что он в полном порядке, и отмахивающийся от любой помощи. Все же с криками и угрозами Петунии удалось его усадить за стол и даже впихнуть в него немного мясного хлеба, но не более. Поттер просто сказал, что ему нужно выспаться и утром он будет готов к прогулке. Семейство проводило его долгим, напряженным взглядом, но все же не стало возражать. Наверное, внешний вид Гарри говорил сам за себя, куда убедительнее слов поясняя бессмысленность разговоров с ним. Петуния тяжело вздохнула и нерешительно переглянулась с мужем, словно в чем-то сомневаясь. Вернон на молчаливый вопрос только задумчиво погладил усы и в итоге решительно кивнул, завершая на этом молчаливый диалог. Как Дадли не переглядывался с ними, он так и не понял, в чем дело, натолкнувшись на холодное замечание об опрокинутом стакане.

Чуть позже вечером тетя Петуния сосредоточенно выискивала в записной книжке номер одного старого друга. Похоже, наступило время обратиться к нему за советом.

А Гарри, даже не подозревая ни о чем, молча поднялся в свою комнату и стащил с кровати мантию-невидимку, под которой он и провел весь день на веранде, спрятав ее в рюкзак. Лишь один раз он покинул пределы двора, и результат этого похода теперь лежал на смятом покрывале. Несколько банок энергетиков, купленных на последние завалявшиеся у него фунты у какой-то не особо принципиальной старушки в круглосуточном. Это было единственной надеждой дожить до утра. А потом надо придумать, как бы заказать у гоблинов или в аптеке зелье Сна без Сновидений. А пока новая ночь.

В этот раз Гарри даже не прикоснулся к журналу, а попытался действительно отвлечься, воспользовавшись запатентованным способом Гермионы Грейнджер - в итоге вся ночь прошла за трудоемким выполнением домашнего задания. Гарри так и не уснул, но уже начал понимать, что надолго его может уже не хватить.

***

Утро началось с продолжительной и зверской головной боли, описать которую Гарри мог бы, только сравнив с разрывающей болью в шраме, которую он испытывал, встречаясь взглядом с Квиррелом когда-то... Или с той, что испытывал мужчина в его кошмарах. Казалось, будто какое-то черное чудовище рвет на части каждую клеточку мозга, заставляя их медленно выгорать, отдаваясь выстрелом в висках. И никакие попытки усмирить этого монстра не смогли остановить мучений. А только добавили новых - в ванной Гарри обнаружил, что совершенно не ощущает температуры воды. Красный, яркий ожог на его предплечье, оставленный струей кипятка, он заметил только тогда, когда натягивал свой старый серый свитер - это был единственный участок кожи контрастом выделявшийся на сером фоне. Боли от ожога он так и не почувствовал, все еще выискивая способ прекратить разрушительную мигрень.

- Ты точно в порядке, Поттер? - С большим сомнением в голосе протянул дядя Вернон, наблюдая за тем, как уверенно Гарри пытается включить плиту потухшей спичкой. К счастью, стоявший рядом Дадли заметил это до того, как Поттер получил бы возможность проверить, заметит ли он, что взорвал к чертям дом на Тисовой улице. Кузен отобрал у незадачливого поджигателя спички, выключил газ и вручил чай в бледные руки.

- Да, все в порядке. Просто не выспался. Нужно немного освежиться. - Упорно делая вид, что все абсолютно в порядке, Гарри тихо сел за край стола и принялся подчеркнуто невозмутимо пить врученный ему остывший, зеленый чай, даже не чувствуя вкуса. Дурсли переглянулись и вновь решили промолчать. Точнее, с большим трудом сдержались от комментариев, заметив появление в дверях Петунии, держащей на руках звучно что-то лопочущую Оливию. Бедная малышка была словно в скафандр разодета в смешном, сиреневом комбинезоне. Гарри с трудом взял себя в руки и с удивлением отметил, что, не смотря на плотность, костюм не стеснял активного движения рук и не имел ни одного заметного шва. Видимо эта вещица была так же приобретена в магической лавке.

Едва увидев новое лицо, Оливия буквально забилась в материнских руках, с усердным сопением потянувшись в сторону слабо улыбающегося Поттера. Однако Петуния не спешила доверять бледному, больному с виду подростку брать в руки ее драгоценное чадо, так что Олив сперва была усажена в детский стульчик, а только потом - подвинута немного ближе к кузену. А когда ее наконец-то оставили в покое на пару минут, и Гарри помахал ей, девочка с восторгом запищала, улыбаясь во весь рот и демонстрируя небольшой, прорезающийся резец в нижней челюсти.

- Надо же. Зубы... Ей же только месяцев шесть. - Удивленно протянул Поттер, когда почувствовал, что мигрень волшебным образом начинает проходить, а высокий тон Оливии не режет уши так, как голоса остальных минуты три назад. Рядом с девочкой ему определенно становилось лучше.

- Да, она немного опережает остальных в развитии. - С плохо скрытой гордостью ответил Вернон, незаметно щекоча пятку смеющейся дочери, а после вспомнил что-то, задумчиво протянув. - Если подумать, то и ты в год умел немного больше, чем Дадли. Да и остальные дети. Может у вас это от этой вашей силы?

- Не знаю, я не встречал еще других детей ее возраста. Но Гермиона, кажется, упоминала что-то о том, что ее родители были в шоке, когда у нее все зубы появились намного раньше, чем у других. Они стоматологи, так что и вспоминают об этом часто, я думаю. - Пожал плечами Поттер, ради интереса шепча пароль и поправляя очки на носу. В доме на Тисовой было не так много магического остатка, как в Хогвартсе или Норе. Однако картина разительно отличалась от того, что он ожидал увидеть.. Воздух здесь был наполнен дрейфующими в пространстве, но не связанными течением, поблескивающими частицами, смутно напоминающими те, что Гарри видел на квидичном поле. Едва уловимые, но несущие в себе какую-то определенную силу. Словно все это место находилось под каким-то куполом, защищенное от внешнего мира и хранящее в себе те крохи магии, которые уже успели оставить после себя растущие в его пределах Гарри и Оливия. И в последнее время, источником была явно юная Дурсль - аура вокруг нее была слишком плотной, постоянно движущейся, буквально вибрирующей от той силы, что хранилась в этом маленьком теле. Голубовато-зеленое поле, напоминающее о тех картинках из журналов и реклам путевок на море. Именно такими представляются волны в глазах рекламистов, и именно в таком цвете купалась юная волшебница. Гарри слабо улыбнулся и провел ладонью над ее головой, кончиками пальцев задевая нечеткие границы поля, с интересом наблюдая за тем, как оно волнуется и избегает прикосновения. А после запоздало понимает, что на кухне внезапно стало тихо. Буквально все семейство, включая вопросительно нахмурившуюся Оливию, с каким-то непонятным напряжением следили за водящим в воздухе пальцами подростком.

- Проверяю ее внимательность. - Смущенно нашелся Поттер и пожал плечами, опуская руку на подлокотник детского стульчика, и спустя долю секунды замирая в недоумении. Он точно видел, как взгляд малышки задержался где-то над его плечом, внимательный и любопытный, а после остановился на уровне груди, где одиноко висел невидимый амулет. И когда он уже решил, что ему показалось, Оливия упорно и капризно потянула руку в его сторону, силясь достать блестящую игрушку. Гарри не успел даже заволноваться, что кто-то может что-то заподозрить, как девочку немедленно отвлекли, надев фартук и принявшись кормить какой-то сомнительной кашей. Дальше завтрак пошел по обычному сценарию, все принялись обсуждать постановку и приближающийся поход в церковь, как ни в чем не бывало. Но Поттер все же сделал пометку об этой странности кузины, решив на будущее поинтересоваться у Фила, что же это могло быть.

***

Церковь оказалась не так далеко от дома Дурслей, как Гарри ожидал. Он долго пытался вспомнить, не доводилось ли ему раньше проходить мимо этого места, но решил, что тогда он точно запомнил бы это здание из темно-красного кирпича с заостренной, зеленой крышей и красивыми статуями на фасаде. Хотя, стоит заметить, что Церковь Святого Генриха отличалась скорее не своим строением, а восхитительными витражами, особенно хорошо заметными со стороны парка.

- Мы постараемся освободиться раньше. Если что-то пойдет не так... Я буду выходить раз в полчаса, чтобы проведать вас обоих... - Суетливо бормотала под нос тетя Петуния, укутывая малышку в коляске и с явным нежеланием делая пару шагов назад. Это явна была не ее "блестящая" идея. Судя по тому, с каким доверием она смотрела на худого, мерно покачивающего коляску Поттера, которому с виду даже двенадцати не дашь, она бы скорее вызвала няню. Причем для них обоих.

- Дорогая, в парке будут заметать снег еще несколько пасторов, будь уверена, если что-то пойдет не так, то они вступятся за детей. - Вернон напротив не выглядел слишком обеспокоенным. В новом, неброском, но дорогом костюме он периодически важно поправлял галстук, мысленно гордясь тем, что именно его персона была выбрана для роли крестного отца для годовалого сына одного из его близких друзей и по совместительству будущих партнеров в бизнесе. Хотя эту гордость со стороны не заметил бы только слепой.

- Да, наверное, ты прав… - Неуверенно выдохнула Петуния и, еще раз поправив шапочку у малышки, осторожно поцеловала ее в висок, вызвав тихий смешок у крутящегося рядом Дадли, выряженного в костюм одного их шедших к Спасителю волхвов, и с таким же горделивым видом поправляющего искусственную бороду, которая подозрительно ему шла. Гарри думал отвесить шуточку на эту тему, но не смог выдавить из себя и слова, когда Петуния внезапно не сдержалась и мягко, робко обняла его одной рукой, прижимая к себе и касаясь подбородком его макушки.

- Присматривай за ней, Гарри. И не выходи за пределы парка. - С этими словами Петуния отстранилась и неуверенно отошла к мужу, медленно направляясь к входу в церковь, но все так же оборачиваясь на бледного, остолбеневшего от такого сентиментального жеста подростка. Поттеру потребовалось меньше минуты, чтобы понять, что это был первый раз, когда тетушка проявляла к нему какие-то теплые чувства. На душе остался приятный осадок, и Поттер тихо покатил коляску в сторону парка, подальше от главного входа в церковь и небольшой толпы, тянущейся в ее теплые стены, где для него пока еще не было места.

Под ногами тихо хрустел свежий снег, которого в этой части Англии было гораздо меньше, чем в Хогвартсе. Он легкой пылью покрывал ветви деревьев и аккуратные, холодные клумбы, даже фасад здания. Это было действительно красивое зрелище. И уставший Гарри еще долго ходил вокруг только ради того, чтобы осмотреть здание со всех сторон. И все же смотря на эту крышу, он неконтролируемо вспоминал часовую башню Хогвартса. А вскоре Поттер и вовсе перестал видеть силуэт церкви, пораженно поняв, что не может перестать вспоминать заснеженную школу, которую он помнил с первого года. Это волнующее место, что стало ему домом в то время, когда ему это действительно было нужно. Место полное магии, защищающее от того одиночества, что сковывало его всю его еще короткую жизнь.

Что-то заскребло в горле, от старых воспоминаний. Прошлая зима, рождество с большой и великолепной елью, которую Хагрид наверняка с особой тщательностью долго выискивал в лесу, которую украшали силами всех, кто хотел помочь. Теплый камин в гостиной, куча подарков у кровати... Первых подарков в его жизни. И друг. Лучший друг, отказавшийся от семейного ужина, чтобы провести это Рождество с ним. Отвернувшийся от него в момент опасности.

В носу начало пощипывать, а усталость, та смертельная усталость, что скапливалась на его плечах все это время, тяжелым валуном обвалилась на хрупкие плечи, придавливая мальчишку к земле и лишая возможности сдвинуться. Никогда раньше Гарри не испытывал такой безнадежной, неизмеримой грусти. У него было все, но даже это "все" так просто превратилось в пыль, стоило только прикоснуться и прочувствовать вкус уюта и спокойствия. Место, где он чувствовал себя, как дома, сотряслось под гнетом нападений и теперь вселяло страх даже в его сердце. Первый друг, которого он встретил в новом мире, оказался еще более трусливым, нежели враг, который не менял к нему свое отношение два года подряд. Семья, которую он посчитал своей, оказалась лицемернее, чем убийца его родителей. А единственный, кого он мог бы уверенно назвать другом, не существовал вне его сознания.

Неужели все, что будет приносить ему счастье, в конечном итоге окажется лишь глупой ложью. Его призвали обратно только потому, что когда-то он случайно отразил смертельное проклятие? А если бы он не был тем самым... Мальчиком-Который-Выжил. Он остался бы в этом доме навсегда. В холодном одиночестве, на которое он был обречен с рождения.
Как же он хотел, чтобы все было как прежде.

Оливия тихо заворочалась, обеспокоено что-то бормоча, почувствовав необъяснимую, пугающую ее печаль, исходящую от закрывшего лицо руками кузена. Гарри ссутулился и едва стоял на ногах, позорно сотрясаясь в беззвучных, горьких рыданиях, не замечая ничего и никого поблизости. Гарри Поттер отчаянно, всем своим существом молил о помощи, больше не зная, что ему делать и как справиться со всем этим.
 
Ayashi4493Дата: Среда, 05.02.2014, 21:44 | Сообщение # 110
Посвященный
Сообщений: 36
« 28 »
Он даже не подозревал, что кто-то откликнется на этот беззвучный зов. Поэтому когда его плеча внезапно коснулась теплая, сильная мужская рука, мальчик вздрогнул и отскочил в сторону, быстро снимая очки и вытирая покрасневшие глаза.

- Сегодня канун Рождества. Не лучшее время для слез, не думаешь? - Мягко, с легкой усмешкой поинтересовался появившийся рядом не слишком высокий мужчина в странном одеянии, до боли напоминающим мантию профессора зелий. Гарри быстро поправил очки и недоуменно окинул незнакомца настороженным взглядом, все еще рвано, надрывно дыша. Молодой мужчина загадочно улыбнулся, опустив ладонь и сжав руки в замке, немного ежась от прохладного воздуха. У него были темно-каштановые волосы, небольшая бородка и невероятно светлые, веселые глаза карего цвета. Самый обычный мужчина в темной одежде с белым воротничком-стойкой.

- Пастор Габриель. - Тихо представился он спустя некоторое время, услужливо протягивая Гарри аккуратно выглаженный белый платок. - Возьми, а то юная леди сейчас последует твоему примеру. Дети не должны плакать в такой день.

- Спасибо... Извините. - Непонятно почему почувствовав себя виноватым, Гарри быстро протер глаза и очки, через некоторое время молча протягивая платок обратно. Пастор лишь покачал головой и заинтересованно заглянул в коляску, рассматривая сопящую в недоумении девочку.

- Не стоит просить прощение за то, что нуждаешься в помощи. И оставь - тебе он нужнее... Как зовут прекрасное дитя? - Что-то в его голосе и внешности позволило ненадолго расслабиться и неожиданно довериться. Кажется, нечто подобное Гарри чувствовал при первой встрече с директором школы. Вот только даже с ним Поттер не чувствовал себя так... Спокойно. Поэтому Гарри ответил сразу, без особого страха:

- Оливия. - Поттер немного напрягся, когда пастор Габриель опустил ладонь в коляску, но выдохнул свободнее, услышав счастливый, восхищенный лепет Оливии, потянувшейся ручкой к широкой, большой ладони. Позволив девочке прикоснуться к своей ладони, пастор широко улыбнулся и бодро протянул:

- Оливия. Восхитительное имя. Она будет настоящей леди, когда вырастет. Оберегай ее. - Напутственно выдохнул Габриель и обернулся на Гарри, совсем молодо усмехаясь. Невероятно сложно было угадать, какого возраста он был, даже не смотря на бороду и небольшие морщинки на лбу.

- А теперь... Может, расскажешь, что тебя тревожит? Я не так молод, чтобы понимать проблемы подростков, но я очень сильно попытаюсь. - Пастор смахнул снег с деревянной скамьи рядом и сел, мягко указывая Гарри на место рядом. Подросток не торопился садиться, но все же сдался, когда Габриель внезапно свободно качнул головой и искренне выдохнул. - Нет, честно, я попытаюсь. Ты выглядишь так, словно тебе нужна помощь.

Поттер печально усмехнулся и осторожно присел рядом, подвигая коляску поближе и опуская взгляд на щебечущую что-то Оливию. Ему действительно было необходимо выговориться, просто поговорить с кем-то. Но он просто не мог рассказать абсолютно все, если не хотел увидеть страх и ненависть в глазах священника. Церковь не терпела магию, верно?

- Пастор... - Неуверенно начал Гарри спустя пару мгновений, но запнулся, все еще не зная, что сказать. - Я не знаю, что мне делать. Есть один секрет, чужой секрет, который я узнал недавно. Я не знаю, что мне делать с этим знанием. Никто не поверит мне, если я попытаюсь кому-то рассказать. А если я не попытаюсь, то кто-то может пострадать... Большим ли грехом будет просто забыть об этом и делать вид, что ничего не было?

- Всегда есть человек, который не оставит без внимания даже самую невероятную теорию. Есть человек, который знает, как сделать так, чтобы нужные люди поверили в твои слова. Я уверен, что ты уже знаешь таких людей. Тебе осталось только сделать правильный выбор. Нет никакого греха в молчании и сокрытии чужой тайны, но это не твоя ноша. Не тебе и решать эту проблему. Предоставь ее тому, кто захочет взять на себя этот груз. - Сдержано, поучительно заметил пастор, медленно кивая в такт своим собственным словам и поглаживая короткую бородку. А после попробовал вновь, вновь опуская взгляд на Оливию и начиная строить ей какие-то рожицы, заставляя девочку с восторгом пищать, а Гарри устало и смущенно прятать глаза.

- Но ты ведь не из-за этого слезы лил, верно? Есть что-то еще личное, я уверен в этом.

- Есть. - Неожиданно согласился Гарри и неловко сложил руки на коленях, крепко сцепляя пальцы вместе. - Я не могу спать и чувствую себя больным. Меня преследуют кошмары и, боюсь, что это никогда не прекратится. Но еще больше я боюсь потерять все то, что жизнь мне дала в качестве самого большого чуда, на которое я мог бы рассчитывать. Из-за некоторых проблем у меня могут отнять мой дом. У меня нет родителей, мой бывший друг предал меня, и это место - единственное, где я счастлив, как никогда. Если я потеряю его, то все закончится, и я снова останусь один.

- Тогда борись за него. Если это место так важно для тебя, борись за него. - Уверенно, как будто повторяя какую-то простейшую истину, произнес Габриель, протягивая ладонь и помогая малышке осторожно сесть в коляске. Гарри же поджал губы и растерянно выдохнул, едва сдерживая отчаяние в голосе. Он-то надеялся на куда более точный совет.

- Но я не могу этого сделать!

После этого выкрика Гарри смутился, поняв, что только что повысил голос на священника. И пусть пастор выглядел все так же невозмутимым и ничуть не оскорбленным, Гарри все равно растерянно опустил голову и устало закрыл глаза. Мужчина еще некоторое время просто молчал, а спустя пару минут поднял голову вверх и раздраженно фыркнул, всего одной фразой огорошив Поттера настолько, что тот кажется и забыл, о чем они говорили:

- О-о, к черту...

- А? - Только и смог выдохнуть Гарри, подумав, что ослышался. Чтобы служитель церкви сказал нечто подобное... Совершенно неожиданно. А Габриель даже и глазом не моргнул, эмоционально взмахивая руками и серьезно повторяя:

- В следующий раз, когда кто-то посмеет сказать тебе, что ты не можешь что-то сделать или слишком мал для этого... Пошли их к черту. - Мужчина вскинул руки к небу, тяжело выдыхая и зачесывая не такие уж короткие волосы назад. - Ты можешь сделать все, что захочешь. Я не указываю тебе убить кого-то или еще каким-то образом пойти против высших правил. Но запомни, мальчик, на твоем пути будет еще не одна сотня скептиков, закрывшихся в своих скорлупах и чувствующих себя комфортно в этих клетках, но никто из них не смеет отнимать у тебя веру. До тех пор, пока ты веришь в собственные силы - ты сможешь сделать все, что тебе нужно, чтобы быть счастливым.

Гарри удивленно и даже немного настороженно нахмурился, едва сдерживаясь от желания переспросить, может ли пастор говорить настолько радикальные вещи. Видимо это было заметно по его лицу, поэтому мужчина немедленно хмыкнул, поднимаясь:

- Не смотри на меня так. Согласен, я подобрал очень свободное выражение, но так ты быстрее поймешь суть того, что я пытаюсь тебе сказать... Ну, ладно, идем. Я покажу тебе кое-что. К тому же вот-вот пойдет снег. Юная Оливия рискует заболеть. Рискнешь взять на себя такой грех? Я хочу показать тебе кое-кого.

Мужчина довольно быстро направился в сторону церкви, не особо заботясь о том, чтобы подождать мешкающего Гарри. Он будто знал, что Поттер не выдержит и из любопытства пойдет следом. Этот пастор начинал казаться ему немного необычным, но все так же не вызывал никаких опасений ни у Оливии, ни у самого Гарри. Поттер был склонен доверять интуиции кузины, поэтому все же двинулся следом, тяжело переступая и гадая, а не галлюцинации ли у него от недосыпа.

Габриель провел его к главному входу в церковь и уверенно предложил войти, убеждая, что ничего не случится, если тот присоединится к зрителям. Сессия крещения уже была завершена и теперь в конце длинного холла со скамьями виднелись декорации и читали свои слова три пастуха, услышавшие голос ангела, указавшего им идти встречать Спасителя. Зрители столь увлеченно следили за представлением, что даже не заметили, как по дорожке прошел еще один пастор, устраиваясь с взъерошенным мальчиком на пару скамей за их спинами. Гарри установил коляску в проходе так, чтобы и Оливия могла видеть происходящее впереди. Странно, но создавалось впечатление, будто никто вообще их не видел и не слышал того довольного лепета, в котором зашлась младшая Дурсль, увидев на сцене разодетого Дадли.

- Мы точно не помешаем? - Все же попытался переспросить Гарри, но послушно замолк, натолкнувшись на скептический взгляд Габриеля, и предоставил мужчине слово. Тот довольно кивнул и обернулся к сцене, кого-то выискивая. Но не из юных артистов, а среди самих зрителей. Наконец-то наткнувшись взглядом на мужчину у края второго ряда, он уверенно кивнул в его сторону и заговорил:

- Это Джим. Год назад его жена бросила его и хотела забрать с собой его маленькую дочь. Дело дошло до суда. Никто не верил, что ему позволят выиграть это дело, ведь он бывший военный и работал тогда простым охранником. У него не было денег даже на адвоката, но он не послушал никого и твердо был уверен в своих силах. Он заложил дом, открыв свою собственную охранную фирму и пару месяцев, пока его дело откладывали, работал, не покладая рук, чтобы улучшить свои шансы в суде. Смог нанять адвоката, и только благодаря своей вере выиграл это дело. Его дочь играет Марию. - Гарри взглянул в сторону сцены и увидел среди ряженых серьезную девочку с распущенными темными волосами, осторожно держащую в руках сверток ткани и вещающую что-то аудитории. Она выглядела нервничающей, но заметно бодрилась, иногда бросая взгляд в сторону указанного мужчины.

- Похоже, что она тоже счастлива...

- А то. - Хмыкнул Габриель и указал на женщину в первом ряду, сжимающую в руках программку и просто наблюдая за всем с улыбкой. - Это Дженнифер. Ее жених был ранен на войне два года назад. Ему отказали ноги, и прогнозы были совсем неутешительны. Они не сдались и не слушали тех, кто просил их остановиться и не тратить время зря. Ее жениха зовут Генри, и сейчас он сидит рядом с ней. Он еще не до конца оправился, но уже может ходить... Понимаешь, мальчик, каждый из этих людей когда-то встретился с проблемой, полностью переменившей их жизнь. Некоторые смирились, а некоторые решили бороться. И никто из них не молод и силен так же, как ты. Ты очень необычный мальчик, я вижу это. Уверен, что у тебя может получиться очень многое, если ты наконец-то научишься верить в себя.

Гарри серьезно нахмурился, оглядывая всех этих людей вновь и задумываясь над тем, что сказал ему пастор. Нельзя было не признать, что он был чертовски прав. Если это получилось у кого-то еще, то почему это не должно получиться у Поттера? Черт подери, даже Снейп верит в его силы больше, чем он сам! Ему нужно бороться. Однажды ему это уже удалось, и он освободил заточенную душу одного артефакта, обретя друга. У него были друзья, которые готовы пойти за ним, во что бы он не ввязался. Не только ему важен Хогвартс. Он просто должен верить. Такая простая истина, что даже странно, что он не смог додуматься до этого сам. Наверное, это все из-за бессонницы.

Поттер глубоко вдохнул и уверенно кивнул, почувствовав такой необходимый в этот момент заряд бодрости. Пастор довольно улыбнулся, увидев, что его слова дошли до цели. Парню нужен был толчок, только и всего. Однако не успел пастор выдохнуть с чистой совестью, как вдруг Поттер внезапно задумался:

- Но почему Вы так этим обеспокоены? А у Вас тоже была такая ситуация?

- Ну, понимаешь, это очень сложно объяснить. – Медленно и немного задумчиво протянул Габриель, в очередной раз почесывая бороду. – Ммм, это проблема с моей... Невестой. Так вышло, что мы завели общего щенка. Он еще маленький и пока неопытный, поэтому мы присматриваем за ним вдвоем. Это очаровательное, лохматое чудовище обладает одним из самых больших и добрых сердец на моей памяти, в жизни зла никому пока не сделавшее. Но один чокнутый старый… - Пастор вовремя осекся и криво усмехнулся, стараясь игнорировать скепсис в глазах Поттера. - ... Джентльмен сказал, что на него нужно срочно надевать ошейник. Для его же блага и желательно с поводком. Я абсолютно против этого – дальше нашего заднего двора мелкий без нашего надсмотра не выходит, так зачем ему дрессировочный ошейник? Я сам за ним присмотрю, мне не сложно. Но моя невеста ничего с этим не сделала, а просто помогла надеть на малыша этот ошейник. Он тяжелый, щенок едва с ним справляется, а поднимаясь по лестнице, вечно падает и что-то себе ломает.

Мужчина с каким-то обреченным видом качает головой, будто вспомнив какой-то особый случай. У Гарри начинает создаваться впечатление, что этот пес действительно приносит больше проблем, чем добра. Какое же терпение должно быть у владельцев. Габриель же вошел во вкус и уже даже не пытался говорить сдержанно и в том же спокойном тоне, как раньше. Поттер даже немного отодвинулся, чтобы очередной эмоциональный жест не сбил с него очки.

- Я хочу разойтись мирно и помочь нашей головной боли. И очень хочу, чтобы щенок сделал правильный выбор и остался со мной. С ней его ждет немного более тяжелая и возможно короткая жизнь. А я и его любимый мячик починю, и новую будку построю, если потребуется. Вот и делаю все, лишь бы хоть немного облегчить ему ношу, пока мы пытаемся решить наши собственные проблемы.

- Почему бы просто не подарить ей другого? Может этого она оставит в покое? - Неуверенно предложил Гарри, бросая быстрый взгляд на вновь улегшуюся Оливию. Габриель на мгновение затих, а после рассмеялся, качая головой.

- Да где же мне столько щенков взять? Да еще и бездомных.. Но совет дельный, спасибо. - Согласно кивнул мужчина и внезапно обернулся в сторону дверного проема, насторожившись и переменившись в лице. - Похоже, что нам пора прощаться, мальчик. Моя благоверная является, стоит только упомянуть ее всуе.

Мужчина тихо покачал головой и осторожно поднялся, в последний раз бросая взгляд в сторону заснувшей Оливии и тихо что-то бормоча себе под нос. Как бы Поттер не пытался, он так и не расслышал, что именно. Похоже, опять что-то про собак.

Неожиданно теплая ладонь опустилась на его макушку, ероша темные пряди и вынуждая вскинуть голову вверх. Габриель слабо улыбнулся и коснулся двумя пальцами лба замершего мальчишки, мягко надавив и пожелав:

- Я буду молиться о том, чтобы твои кошмары прекратились. Сегодня особый вечер. Не помешает немного Рождественских чудес и в твоей жизни. Главное, не прекращай верить в них. - Гарри мог поклясться, что почувствовал что-то очень необычное. Как если бы в лицо ему подул легкий бриз, дразняще встрепав волосы вновь. И буквально через пару мгновений он снова почувствовал всю ту усталость, что успела скопиться за несколько дней. Голова потяжелела и начала клониться к плечу, а Гарри подумал, как же сильно ему хочется спать. А после вспомнил о кошмарах. И о том, что ему нужно следить за Оливией. Но кто-то будто специально надавил на плечи, укладывая на деревянной скамье и лишая последних возможностей избежать сна. И Поттер решил сейчас сдаться и подчиниться этой мягкой, но невероятно сильной руке.

- Счастливого Рождества, Гарри. - Мягко усмехнулся Габриель и поспешил удалиться, пока окружающие снова не начали обращать внимание на что-либо кроме заканчивающейся хоровым пением сценки. Выпрямившись и обойдя заснувшего ребенка, мужчина быстро проскользнул в проход и направился к выходу, на ходу оттягивая и снимая эту жуткую белую удавку с шеи. С бородой он еще мог смириться, а вот с антуражем явно перестарался. Но что поделать, если за тобой прочно устоялся такой небольшой грешок, как любовь к театральности. Наверное, это приходит в возрастом, как маразм у людей.

- Ты опять, Габриель? - Вместо приветствия строго выдохнула рыжеволосая девушка в старом, почти средневековом платье, непонятно откуда взявшаяся у дверей церкви. Пастор же ничуть не удивился такой необычной гостье, а демонстративно раскланялся перед явно рассерженной спутницей, взяв ее за руку и галантно притянув к себе. Рыжеволосая лишь закатила глаза и недовольно вырвала ладонь за мгновение до того, как ее пальцев мягко коснулись бы чужие губы. – Мы, кажется, договорились, что никто не будет влезать в ход событий?

- Все законно, дорогая. Он просил о помощи, я явился раньше тебя.

- Потому что ты хвостом бродишь за ним с тех пор, как он родился.

- Тэя, он бы угробил себя уже через пару дней, если бы я не вмешался. Нужно поговорить с Фламельским попечителем, пусть вернет ему того очаровательного умника. Хоть у кого-то в этой голове будет здравый смысл. Без обид, но он сам еще слишком юн и неопытен. - Пожал плечами Габриель, отходя подальше от церкви, словно от заложенной бомбы, и вопросительно поглядывая на спутницу.

- Иди, если хочешь. А я не собираюсь связываться с этим припадочным. В прошлый раз я уже лишилась одного потомка. Этот последний. - Немного разочарованно выдохнула Тэя и тут же осеклась, заметив выражение лица старшего товарища. - И твой тоже, к слову. Так что лучше не ввязывайся в то, что не сможешь потянуть. Не ты ли давал подобный совет мальчику? Хоть раз будь достойным примером.

- Зануда. Знаешь, что он мне посоветовал? Подарить тебе другого. - Легко сменил тему и с гордой улыбкой протянул Габриель, потягиваясь и щелчком пальцев избавляясь от одеяния пастора и оказываясь в обычных черных джинсах и рубашке. - Умный мальчик растет. Вот только немного забегает вперед со своими блестящими идеями. Сколько у нас еще лет до этого "другого" кандидата?

- Около двенадцати. Ты же сам на это делал ставки. - Нахмурилась Тэя, не совсем понимая, к чему же клонит ее собеседник. А тот лишь довольно кивнул, потерев ладони, и уверенно заявил:

- Тогда и встретимся. Найдешь себе сосуд помоложе, может у нас и получится что-то. - Увернувшись от удара, Габриель несдержанно хохотнул и щелкнул пальцами, в ту же секунду исчезая во вспышке золотистого света. Тэя устало покачала головой и бросила внимательный, напряженный взгляд в сторону дверей, откуда начали неторопливо выходить зрители. Чета Дурслей выходила самой последней, но безусловно притягивала внимание. Петуния осторожно катила коляску, обеспокоено смотря на спящего подростка, которого нес на руках ее посмеивающийся над чем-то муж. Дадли вился хвостом рядом, периодически бросая сочувствующие взгляды на крепко спящего Поттера, и пытался выпросить что-то у отца.

Вся компания прошла мимо женщины в странном одеянии, даже не заметив ее. Так же, как и все остальные. Тэя соскользнула взглядом по лицу своего подопечного и устало покачала головой, мысленно соглашаясь с тем, что парень бы не протянул столько. Теперь, когда рядом не было вечного спорщика, это можно было признать, не опасаясь быть осмеянной. Она совершила большую ошибку, и на месте Габриеля, наверное, она поступила бы так же. Парню просто катастрофически не везло в этом году, и это еще не конец всех его бед. Пожалуй, стоит и ей сделать ему небольшой подарок. Черт, как же она терпеть не может влезать не в свое дело.

- Счастливого Рождества, Гарри Поттер. Так уж и быть, я исполню твое желание в этот раз. – Тихо шепнула в след уходящей семье хранительница рода Поттеров, и бесшумно исчезла в тени по быстрому щелчку пальцев, не оставив ни следа своего пребывания в тихом, опустевшем церковном дворе.
 
kraaДата: Четверг, 06.02.2014, 00:38 | Сообщение # 111
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2795
« 1623 »
Ayashi4493, спасибо за долгожданную главу. Атмосфера продолжает быть угрожающей, Уизли продолжают изображать Менгеле в нацистком лагере смерти, Дурсли что-то чувствуют, но помогать не могут.
Какбы выхода нет.



Без паника!!!
 
Ayashi4493Дата: Четверг, 06.02.2014, 07:02 | Сообщение # 112
Посвященный
Сообщений: 36
« 28 »
Цитата kraa ()
Какбы выхода нет.


Мда, все попахивает безнадегой( Простите, если разочаровала. Буду исправляться.
 
kraaДата: Четверг, 06.02.2014, 11:31 | Сообщение # 113
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2795
« 1623 »
Ayashi4493, о, я не хочу давить на автора с моими претензиями, все складывается логично. Но должна быть и какая-то надежда в истории - последняя часть что-то такое дает. Надеюсь, будут разяснения насчет эти новые персонажы.
Мрачный свет, к сожалению завлекает на еще более мрачные мысли и человек пишущий увлекается все более и более в - как сказали, безнадегой! - да. В снижающейся спиралью все ухудшаедся до такой степени, что, дажеесли автору этого не хочется, выхода не будет.
Сначала история была довольно жесткая, но давала надежды на спасения и необходимой мести. Она все еще на плаву, но с этими кошмарами, которые терзают Гарри, деликатный ужастик превратился в жуткий хоррор.
Ничего плохого, интерес к фика не уменшился, просто нужен свет в тунеле, ведь так?



Без паника!!!
 
Ayashi4493Дата: Четверг, 06.02.2014, 13:42 | Сообщение # 114
Посвященный
Сообщений: 36
« 28 »
Цитата kraa ()
просто нужен свет в тунеле, ведь так?


Так, то так. Надо теперь его искать, хоть и чувствую себя практически слепой в этом смысле.
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Гарри Поттер и Неразрывные связи (Общий /AU / макси/|| джен || G)
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Поиск: