Армия Запретного леса

Среда, 17.10.2018, 20:25
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 28 из 28
  • «
  • 1
  • 2
  • 26
  • 27
  • 28
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Одна игра в покер (Гарри\гарем гет, в процессе(+39 глава от 01.03.2018))
Одна игра в покер
ТронДата: Вторник, 09.04.2013, 13:31 | Сообщение # 1
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Название фанфика: Одна игра в покер
Автор:Трон
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Гарри/Луна/Сьюзен(может еще кого добавлю... Советуйте)
Жанр: OOC/General/Adventure
События: Седьмой курс, Гарри на темной стороне, БДСМ, пытки, принуждения, Нестандартный пейринг, Любовный треугольник, Игры. Азартные и нет.
Размер: макси
Статус: в работе
Саммари: Одна покерная игра, которая изменила многое)
Предупреждения: естественно OOC и AU. Темный Гарри. БДСМ
Дисклеймер:Все права принадлежат правообладателям ©.

Оглавление:



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.

Сообщение отредактировал Трон - Пятница, 02.03.2018, 21:29
 
ТронДата: Воскресенье, 19.03.2017, 22:23 | Сообщение # 811
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 29.



Лето после гибели Волдеморта. Воспоминания Гарри.

Первые несколько недель проходили в ужасающем темпе. А он сам искал хоть какой-нибудь способ сбежать от всего этого — от бесконечных интервью, соболезнований, репортажей, выступлений и всего прочего, — чтобы немного отдохнуть и прекратить свою внутреннюю борьбу. Но даже на площади Гриммо его находили члены Ордена, Уизли или Гермиона — и круговерть начиналась снова. А ему следовало подумать над миссией.

Но в один из дней он сумел найти место для отдыха и размышлений в самом неожиданном месте — доме Дурслей. Как ни удивительно, но его не тронули ни Министерство, ни Пожиратели, ни маггловские страховщики.

Найдя место, где его не беспокоили, и отчистив его от пыли, он принялся отсыпаться, а в оставшееся время тупо пялиться в телевизор. К сожалению, большинство шоу были ему непонятны — его кругозор маггловской поп-культуры был слишком мал, ведь большую часть времени он проводил в магическом мире. Так что парень довольно быстро потерял интерес к просмотру, решив лучше попробовать компьютер в просторной комнате Дадли.

В то время, как опыт Гарри с технологиями был ограничен из-за малого времяпровождения в мире, он знал многое об этом конкретном приборе. Основы работы на компьютере преподавали еще в младших классах, до его отбытия в Хогвартс. Да и когда Дурслей не было дома, он умудрялся включить комп и немного поиграть в какие-нибудь игры. И как же ему хотелось, чтобы в магической школе было что-то подобное: долгие часы в библиотеке, в окружении кучи старых и пыльных фолиантов, написанных еще в средневековье — и всё в поисках хоть какой-то информации. А в компьютере стоило набрать несколько рун на клавиатуре — и информация высвечивалась на экране.

И скоро Гарри выплеснул свою агрессию внутрь экрана, запустив шутер, воображая различных надоедливых репортеров каждый раз, когда ему удавалось подстрелить фигуру внутри игры. Это стало для него отрадой.

Исследуя жесткий диск Дадли, в один из дней он наткнулся на весьма неожиданный клад. Порно.

И вновь маггловский мир взял верх над волшебным: ханжой Гарри не был, так что в свое время ознакомился с волшебным эквивалентом, пользующимся большим спросом. Так вот, в магических порно-фотках был существенный недостаток — их было мало! Они были без звука, да еще и черно-белыми! А вот на компьютере…
Поттер начал рассортировывать найденное и скоро нашел, казалось, самое интересное — «Aлиса в стране чудес». Мерлина ради, поразился он, режиссеры, что, использовали любой источник для заголовка порно, даже любимого классика детской литературы? Так что на некоторое время Гарри отключился, наблюдая, что вытворяла Алиса с Мартовским Зайцем.

Закончив смотреть пародию на Алису, Гарри хотел было закругляться и отправляться спать, но его глаза заметили файл, который вызвал интерес. Дадли двусмысленно назвал его «Лошадка».

Парень даже оторопел: это насколько же его китяра-двоюродный брат проникнул в глубины извращений? Лошадь, трахающая человека, или обратная позиция; серьезно?

Его любопытство просто требовало открыть его. Оказалось, что это не столько фильм, сколько просто случайная сцена, вовлекающая трёх участников. Гарри внезапно потерял весь воздух в легких, когда его взгляд увидел действо, разворачивающееся перед ним!

На записи женщина стояла на четвереньках на полу. Ее голова была в кожаной сбруе, включающей в себя также металлический стержень между ее зубами, соединенный по бокам металлическими кольцами, на которых в свою очередь крепились вожжи, свисающие по бокам. Обнаженное тело было в кожаных полосках, и лошадиный хвост торчал из ее задницы. При одном только виде Гарри попытался сглотнуть, но не смог — во рту пересохло…

Двое мужиков ходили вокруг нее: один, одетый в кожаные штаны и перчатки, нес хлыст, время от времени охаживая «лошадь» по упругой заднице, заставляя последнюю стонать через металлический кляп во рту. Обе половинки попки девушки уже были в красных полосках, и другой мужчина одобрительно ворчал каждый раз, когда хлыст соприкасался с плотью.

Эти звуки были настолько увлекательны, что Гарри почувствовал себя как под гипнозом.

Когда, по мнению мужчины с хлыстом, лошадь заслужила достаточно ударов, он перебросил хлыст другому, сам пристроившись спереди. Он довольно быстро извлек стальной стержень, а затем сразу засунул свой член в ее рот. Женщина застонала вокруг нового кляпа, словно она получала свою награду и ей было нужно больше. Правда, это не понравилось второму мужчине: он выкрикнул угрозу «Только лошадиные звуки» и со всей силы приложил женщину по заднице. Та закричала, доставив интересные ощущения мужчине с членом в ее рту, но не сдвинулась.

Одна половинка мозга Поттера всё еще будто в гипнозе наблюдала, как в горле женщины появилась выпуклость, и она проглотила сперму своего первого обидчика. Вторая же половина пыталась понять хвост, отсоединяемый от задней части лошадки.

Второй мужчина начал тянуть за волосы, и хвост начал выходить из сфинктера — оказалось, что это был фаллоимитатор! «Огромный», — подумал Гарри, ужасаясь тому, что женщина могла иметь этот инструмент в своей заднице. Его анус сжался, словно соглашаясь.

А на экране внутри тела женщины сейчас находилось двое, один, накачивая ее задницу, а второй — заткнув рот членом. И, будто этого было недостаточно, глаза подростка поймали еще металлический проблеск в районе груди. Он всмотрелся, приблизив свои близорукие глаза почти вплотную к экрану. Оказалось, что это металлические гирьки с прищепками на другом конце, сейчас защелкнутыми вокруг сосков лошадки, заставляя груди провисать под их тяжестью.

Гарри потерял себя впервые со времени смерти Волдеморта, разразившись оргазмом.

Что-то большое только что случилось с ним, — настояла его совесть. Он сидел там, и затем семена начали прорастать в запутанном болоте мыслей…



— Все наелись? — Пора было воплощать просьбу вейлы. Поттер указал на не блондинок. — Тогда устраиваемся поудобнее на столе.

Девчонки, естественно, последовали его команде, усевшись на деревянный край.
Габриэль в своем наряде железной дровосечки и Луна в наряде феи отошли в сторонку. Когтевранка, получившая обратно свою палочку, начала размахивать ею, что-то мурлыкая под нос. И с каждым мурлыканьем девушки на другой стороне от блондинок Гермиона, Сьюзен, Дафна и Астория всё больше уменьшались, превращаясь в кукол.

И вот, наконец, настал тот момент, когда девчонки не превышали размера стандартной куклы Барби, по прежнему оставаясь в своих костюмчиках.

— Вау, — выдохнула Габриэль.

Луна польщено улыбнулась, пряча палочку в своих волосах, придавая им еще более непослушный вид.

— Да, действительно неплохо, Луна, — похвалил Гарри, подходя поближе. Его уменьшенные рабыни как раз отходили от шока, и начинали тестирование своих нынешних пределов. — Так-с, пришло время кое-чего интересного…

С Этими словами он схватил Дафну, одновременно что-то призывая из игровой комнаты. Слизеринка явно испугалась, когда Гарри поднял ее юбочку с ТЕМИ САМЫМИ намерениями… И тут Гарри даже рассмеялся — Луна обратила рабынь именно в кукол — между ног у них прорези не было. Прорези сзади не было тоже, Гарри убедился.

Астория с растерянным лицом, приподнявшая перед платья, также доказала ему, что соски с его пирсингом исчезли.

— Хозяин, — жалобно пискнула Дафна, — может поставите меня? Голова кружится.

Ну, еще бы она не кружилась — парень по всякому вертел ее в своих руках.

— Эх. — Гарри посмотрел в сторону своей Альфы. — Ладно.

Поставив слизеринку на стол, Гарри подхватил свою неко и ушел в соседнюю комнату, напоследок бросив Луне и Габриэль:

— Развлекайтесь.



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ТронДата: Воскресенье, 19.03.2017, 22:23 | Сообщение # 812
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 30.



Гарри и Гермиона вошли в смежную от начавших развлекаться с куклами девушек комнату. Там Поттер слегка выдохнул и неуловимо для других, — но не для его лучшей подруги, — расслабился.

— Присаживайся, — кивнул парень на ближайшее кресло, — будет интересный разговор.

Неко не замедлила воспользоваться предложением.

— Что ж, котёнок, — начал Гарри свой монолог, увидев исполнение команды, — скажи-ка: ты ведь тяготишься своей кошачьей внешности? Наверняка да. Так что скажешь, если мы ее немножко подправим?

— Подправим? — удивилась Гермиона. — О чем ты? Если бы это было возможно, я бы уже нашла способ! Я прочла всё, что только возможно — решения проблемы нет.

— А вот и нет. На этот способ нужно разрешение семнадцать плюс. Так что все твои поиски ранее ни к чему бы не привели — ты была несовершеннолетней. Хм, где это было? — Гарри начал копаться в кармане, вскоре выудив оттуда книгу. — А, да, вот. Ознакомься, и ни слова.

Лапки неко сразу выхватили книгу, глаза пробежались по оглавлению, а после начали быстро-быстро бегать по строчкам раздела, озаглавленного как «неко».

Мальчик-который-Выжил терпеливо ждал, поигрывая палочкой. Наконец его подруга закончила раздел и с горящими кошачьими глазами начала требовательно смотреть на него. Он же делал вид, что этого не замечает: это была простая проверка Цепей Подчинения. И они явно работали: урожденная Грейнджер молчала, молчала, но в итоге не выдержала, но приказа не нарушила:

— Мя, — требовательно раздалось с другого кресла.

— О, уже прочитала? Что скажешь?

— Где?.. — раздался требовательный рык. — Где достать этот предмет с зачарованием?

— Хм. — Парень встал и начал подходить к своей собственности. — А он уже на тебе. Я ведь сказал, что ты особенная. Теперь начнём.

Хозяин выписал замысловатый взмах, указав на ошейник вокруг очаровашки неко:

— Torque apparecium.

И с любопытством стал наблюдать за изменениями: шерстка начала втягиваться внутрь тела, глаза приняли свою человеческую форму и карий цвет, исчезли ушки, хвостик втянулся внутрь тела… Спустя минуту перед ним стояла та самая Гермиона Грейнджер, какой она должна была быть без некофикации.

Девушка тоже отошла от шока и принялась ощупывать себя: потрогала голову, ощупала грудь, затем сразу схватилась за попку. Из ее глаз полились слёзы — такого она не ожидала…

— Гарри, спасибо, спасибо!.. — кинулась она на шею своему лучшему другу, неистово целуя. — Спасибо тебе.

Ни слова не сказал Гарри, лишь схватил ее за петельку в ошейнике, приподнимая лицо и впиваясь в губы поцелуем. А когда насытился, — Гермиона почти задохнулась, — Хозяин отстранился и снова взялся за палочку:

— Рatefacio sursum mustache. — И с удовлетворением понаблюдал за результатом. — Работает.

И вправду: у девушки снова отросли усы, за которые сразу же ухватилась брюнетка, с некоторой обидой смотря на Хозяина.

— Что не так? — усмехнулся Гарри. — Будем делать из тебя настоящую неко.



Спустя двадцать минут и некоторых споров, Гермиона перед ним стала напоминать себя внутри своего ума*. Напоследок погладив неко за ушком, Гарри наколдовал поводок, прицепил его к ошейнику и повел свою собственность к блондинкам.

Те уже вовсю возились с театром из рабынь-марионеток и с увлечением разыгрывали пьеску, которую как-то в Париже видела Габриэль. Но она явно поменяла текст, вставила новые шутки, придумала новые сценки, да и антуража они с Луной явно наколдовали. Но первоначальная пьеса точно не была… такой.

Это стало понятно, когда на пороге появились Хозяин и неко: блондинки смущенно потупились, как нашалившие школьницы: они разыгрывали показ мод в исполнении слизеринок и пуффендуйки, по ходу наколдовывая одежду.

Гарри лишь хмыкнул и подтянул Гермиону поближе.

— Луна, вот вам еще одна. Можете ее или к себе присоединить, либо к тем, кто внизу. В любом случае, если что-то в ее облике не нравится, направляете палочку на ее ошейник, выпад рукой, и произносите: Рatefacio sursum. После этого называете часть тела, которую надо на кошачью или человечью сменить.

— Понятно, — кивнула Габриэль.

Луна предпочла не отвечать, сразу наколдовывая «заклятие куклы» на Гермиону и присоединяя ее к рабыням на столе. Однако продолжения не последовало — в дверь вежливо, но громко постучали. Все в комнате обменялись недоуменными взглядами.

— Габи, вперед, — скомандовал Гарри. — Но мы вроде никого не ждем.

Железная дровосечка послушно поднялась и двинулась через комнаты, которые теперь считала своими, к входной двери. Открыла ее и присела в книксене:

— Чего изволите?

Стоящий за дверью домовик сперва смерил ее взглядом, поклонился в ответ и спросил:

— Могу я увидеть мистера Поттера?

Габриэль пару секунд раздумывала, но в итоге решила Гарри не беспокоить, уж просьбу-то передать могла и она:

— Mon Maitre сейчас занят. Могу я ему что-то передать?

— Да, госпожа директор просила, чтобы ваш Хозяин присутствовал на ужине. Будет какое-то важное объявление.

— Отлично, — кивнула вейла. — Это всё?

— Нет. Еще от нас: инициатива мистера Поттера по первому пункту готова. Мы ждём. На этом всё.

Домовик щелкнул пальцами и испарился.

Со слегка озадаченным лицом урожденная Делакур проследовала обратно. Там уже что-то явно происходило: ее Альфа стояла вплотную к Хозяину, и они явно целовались! Ну, а что еще могут делать двое взрослых, если голова парня зарыта в волосах девушки? А как же она?

Вейла вскипела и приблизилась. Ее фигурку сразу же требовательно ухватили две руки — Луны и Хозяина — притянули поближе, и вот она тоже находится в тройных объятиях, как и хотела.

— Так кто там был, Габи?

Вейла честно рассказала всё и не смогла удержаться от вопроса: а что за инициатива такая у него с домовиками?

Парень призадумался, чуть нахмурившись, но в итоге улыбнулся и пообещал, что всё покажет, как только с ней закончит. И, вынырнув из объятий блондинок, наказал собираться на ужин — всё-таки директриса просит. На вопрос Луны о расколдовывании Гарри лишь рукой махнул — звали-то его, а не весь его гарем. Так что отправив блондинок переодеваться в более-менее хогвартскую одежду, Поттер присел и тоже начал играть в куклы в ожидании…



На ужине, тем не менее, Гарри присутствовал со всем своим гаремом — наигрался, да и дырочек не было на куколках — инцеста устроить не получилось. Так что сидели они всемером, уписывая вкусные блюда — у девчонок было ощущение, что для них домовики готовили по специальному рецепту. У Гарри же такого ощущения не было — он это знал наверняка.

Неподалеку от них сидела компания Вейн. А еще чуть подальше — шестой Уизли, бросая на обе их компании взгляды полные отчаяния. Рон попытался было с Гарри заговорить, когда тот только вошёл в Большой Зал, но девчонки ТАК на него посмотрели, что тот аж поперхнулся…

А дело уже давно зашло за комендантский час, но все всё еще продолжали сидеть за столами — профессор по трансфигурации, а также директор, их никуда не отпускала. А еще она обещала интереснейшую новость.

Между тем Макгонагалл подождала, пока все насытятся, после чего постаралась придать себе вид строгого директора и прочистила горло.

— Дорогие ученики, попрошу минуточку внимания. Наверняка всем интересно, зачем я вас сегодня собрала в столь поздний час. Многие знают, что четырьмя годами ранее нам выпала честь быть хозяевами на замечательном событии. Да-да, Турнир Трёх Волшебников! И теперь я с превеликим удовольствием вновь сообщаю вам, что и в этом году в Хогвартсе состоится Турнир Трёх Волшебников.

Это было похоже на взрыв бомбы.

— Да ЛАДНО!

— ЧТОО-ОО?

— КАК ЭТО?!

Зал утонул в криках от всех столов. Шокированы были даже те, кто имел родственников в Министерстве — даже они о подобном не знали!

— Так вот, Турнир Трёх Волшебников… — Голос Макгонагалл без всякого Сноруса утихомирил весь Зал. — Ага… Некоторые из вас не знают, о чём идёт речь. Так что, пожалуйста, те, кто слышали о турнире, потерпите и не взыщите, пока я вкратце расскажу о нём тем, кто не знает.

И МакГонагалл начала абсолютно теми же словами, что и Дамблдор:

— Первый Турнир Трёх Волшебников состоялся семьсот лет назад. В нём принимали участие ученики трёх крупнейших европейских школ волшебства: Хогвартса, Бобатона и Дурмштранга. Каждая школа выдвигала по одному чемпиону, и эти три чемпиона состязались в выполнении трёх волшебных заданий. Турнир проводили раз в пять лет, и каждая школа по очереди проводила у себя это состязание. Этот международный турнир считался наилучшим способом завязать дружественные связи между колдунами и колдуньями разных стран. К сожалению, на предыдущем Турнире погиб наш товарищ: Седрик Диггори, и долгое время была неясна судьба с новым Турниром. Но было принято решение, что новый Турнир состоится, и будет посвящен жертве Седрика Диггори. Представители Бобатона и Дурмштранга прибудут к нам уже через два дня. Но мы можем начать уже сегодня… Совершенно беспристрастный судья примет окончательное решение о том, кто из претендентов наиболее достоин стать чемпионом своей школы! И это легендарный Кубок Огня!

Со взмахом палочки материализовался (точнее, Макгонагалл просто трансфигурировала камень) прямо из воздуха каменный постамент, на котором со вторым взмахом появился Кубок Огня. А с третьим взмахом появилась линия, по кругу опоясавшая эту композицию.

— Ого! — воскликнули «старички». — Я точно буду участвовать!

За каждым столом мелькали лица, с восхищением взирающие на директрису, либо жарко нашёптывающие что-то соседу по столу.

— В прошлом Турнире произошла небольшая… — Макгонагалл бросила извиняющийся взгляд на Гарри, — оплошность. Так что я персонально прослежу за тем, чтобы ни один несовершеннолетний ученик не попытался провести нашего беспристрастного судью и не стал чемпионом Хогвартса. Мы постараемся не повторять предыдущих ошибок; так что никто не сможет закинуть не своё имя в Кубок. И я очень вас прошу: не тратьте понапрасну время и не пытайтесь проскользнуть, если вам ещё нет семнадцати лет! И не старайтесь еще как-либо обмануть Кубок. А теперь не будем нарушать школьные Правила еще больше — все по крова…

Именно на этой фразе поднялся Поттер.

— Я уже сталкивался с произволом, — перебил он шокированную Макгонагалл, — так что я торжественно заявляю, что не собираюсь участвовать в этом Турнире. И надеюсь, что это будет действительно Турнир Трёх, а не Четырёх, как в прошлый раз. Плюс ко всему, я не очень доверяю профессорам с их обещаниями и собираюсь устроить свою проверку. Профессор Макгонагалл, вы ведь разрешите?

Бедной анимагу ничего не оставалось, кроме как кивнуть — иначе как бы она выглядела? Запрещать жертве предыдущего Турнира что-либо?.. Если Гарри сейчас скажет, что против этого Турнира, а к нему еще и родители мистера Диггори подключатся… Лучше уж пусть проведет расследование — безопасность от этого только выиграет.

— Значит так, морковки, — обратился Мальчик-который-Выжил к своему гарему, — вот вам задание: закиньте моё имя в Кубок. Способы выдумайте сами. Луна и Габриэль, а вы за мной.

Именно с этими словами с двух сторон обнимаемый блондинками и вышел Гарри из Большого Зала, где начала развиваться потеха…



* Теперь Гермиона выглядеть будет примерно так: http://img0.reactor.cc/pics/post/Anime-Art-Anime-Lma-neko-2628644.png



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ТронДата: Воскресенье, 19.03.2017, 22:24 | Сообщение # 813
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 31, часть 1.


В Большом Зале после ухода Гарри начал звучать смех — его подчиненные начали шоу: «Закинь не своё имя в Кубок Огня». И самое главное: профессора не вмешивались, ведь Гарри отдал приказ, и если они вмешаются, то у мадам Помфри прибавится работы — подчиненные дома Поттер получат магические травмы за неподчинение приказу.

Хотя работы у мадам Помфри и так прибавится — магическая защищающая линия, основу которой заложил еще профессор Дамблдор, всё также отращивала волосы на теле…

Первой после недолгого совещания с Гермионой и Сьюзен вперед вышла Дафна. Грациозно и величественно Ледяная Королева прошла вперед и — больше на публику, ну и для успокоения себя тоже, — начала монолог:

— Я, как подчиненная Гарри Поттера, с его приказания закидываю имя моего хозяина в Кубок Огня.

Слизеринка даже чуть дыхание задержала, шагнула за линию и закинула бумажку с именем внутрь Кубка. Легендарный артефакт вспыхнул синим цветом, вроде как принимая «подношение», но потом… потом раздался громкий шипящий звук, и ее вышвырнуло за пределы круга. С громким звуком приземлилась она футах в десяти от кольца на холодном каменном полу. Слизеринка даже успела встать, и потереть пятую точку, как с громким хлопком у нее выросла борода, а столы Большого Зала взорвались в хохоте.

Следующей отправилась Сьюзен. Справедливо посчитав, что если линию не пересекать, то и наказания не последует. Пуффендуйка свой клочок бумаги подняла Левиозой и начала левитировать за край Кубка. Как только она отменила чары, тут же последовало возмездие — рыженькая повернулась уже с лицом, украшенным бородой.

Астория, как самая мелкая, попыталась вперед пройти, но ее банально не пропустила возрастная линия, однако младшая Гринграсс не расстроилась и из ближайшей ложки наколдовала подобие удочки. Прицепив к крючку свою записку, блондинка начала полет бумажкой к Кубку. У нее всё получилось — бумажка упала внутрь, но ничего не произошло: кубок не вспыхнул, заключая контракт. Правда и сама слизеринка без бороды осталась. И, не растерявшись, написала сразу кучу записок и начала закидывать Кубок, превращая пространство под постаментом в свалку.

Снова вперед вышла Сьюзен и попыталась огреть Кубок Конфундусом — припомнила пуффендуйка, как в прошлый раз Гарри заставили участвовать в Турнире. Итогом стала еще большая мохнатость рыженькой, плюс заклятие срикошетило обратно, заставив глаза разъехаться. Правда, ее тут же расколдовали.
Гермиона, погруженная в раздумья, выдала какую-то идею, которую вызвалась воплотить Дафна. Урожденная Гринграсс скрыла чарами свою бороду и подошла к нейтралам-когтевранцам, попросив кого-нибудь закинуть в Кубок своё имя. Вперед вышла Падма Патилл, выписала свое имя и закинула его в Кубок, который тут же вспыхнул, принимая первого претендента — отовсюду раздались одобрительные крики в честь когтевранки. Однако, Дафна тут же подбежала к Кубку и попыталась вытащить бумажку… Если бы Кубок умел, он бы наверняка офигел от такой наглости. Вспыхнуло синее пламя, охватившее слизеринку. Когда оно втянулось обратно в Кубок, перед всеми предстала Дафна в облике Чубаки — повсюду шерсть и никакой одежды!

Настала очередь и Гермионы, которая всё это время размышляла. Брюнетка уже ловила взгляды на свои ушки, так что постаралась спрятать хвост (его призвала Альфа-Луна) под юбкой и гордо вышла вперед. Подошла на самый край возрастной линии и остановилась, раздумывая.

В этот самый момент Дафна повертела свою палочку в руках и в отместку… отменила гравитацию… во всём Зале.

Отовсюду раздались отчаянные крики, но тут же сменились смехом — всем понравилось летать вот так, по крайней мере парням. Самые смелые начали отталкиваться и взлетать под потолок. Девушки же, которые оделись по форме, предпочли вцепиться в скамьи и не двигаться с места.

Бедная же неко ойкнула в момент отрыва от пола и попыталась удержать юбочку, прикрывающую небольшой пушистый позор, торчащий из задней точки. Но не вышло — ее хвост отреагировал на эмоции и дернулся, вылезая из-под юбки.
Это заметила профессор Макгонагалл и сделала всё, чтобы этого никто не заметил:

— Спасибо, мисс Гринграсс. Все ученики дружненько наколдовывают себе тряпки и начинают мыть потолок!

Эти слова заставили лица всех измениться, в основной массе ученики выкрикнули:

— Мы спать!

И попытались быстро выбежать из Большого Зала, совершенно забыв про отсутствующую гравитацию. Итогом стала куча-мала из самых различных учеников, кроме пуффендуйцев, которые реализовали своё единство: двое учеников постарше прилепили свои туфли к полу и по-одному начали выталкивать своих к дверям.

Правда, скоро всё внимание снова возвратилось к «гарему Поттера» — от Кубка Огня раздался дикий звук сирены: как оказалось, легендарный артефакт вылетел за пределы круга и его схватила урожденная Грейнджер. Когда вновь спало пламя, Гермиона стала вновь собой после некофикации — шерсть повсюду, разве что глаза карие, а не зеленые, кошачьи…

А большая часть учеников уже покинула Большой Зал. Профессора глянули на всю эту ситуацию, после чего отменили заклятие Дафны и спокойно всех довыпроводили, закрыв двери за оставшимся в Зале гаремом Поттера.

Открыв двери утром, профессора обнаружили гарем на тех же местах, разве что в чуть измененном виде.

Также утром на пять минут заскочил потрепанный и заведенный Гарри, посмотрел на мохнатость девушек, спросил про результат, получил его от наименее покрытой мехом Астории:

— Ничего мы не добились. Не своё имя вкинуть нельзя. Ну, или мы не додумались, как.

Хозяин кивнул, после чего велел всем отправляться в лазарет. Девушки кивнули и своими ногами потащили тушки, теперь напоминающие йети разного окраса, к школьной медсестре. Сам же Поттер был остановлен вопросом от профессора Флитвика:

— В чем был смысл этого, мистер Поттер? Зачем вы отдали такой приказ?

— Да чтобы никто, ни одна собака не смогла моё имя вкинуть, профессор. В прошлом у меня не слишком хорошие воспоминания об этом Турнире. И этот я хочу тихо и мирно посмотреть со зрительских трибун.

Дойдя до больницы, парень наказал всем, как расколдуют, проследовать по комнатам. А после попросил у школьной медсестры в первую очередь расколдовать Гермиону, дождался, пока волосы выпадут, после чего прямо под взглядом слегка шокированной медсестры схватил ее за ошейник и потащил из комнаты. Выйдя за такие знакомые двери, через которые сегодня он прошёл не пациентом, а навещающим, Хозяин остановился, достал палочку и ткнул в ошейник, проговорив: «Стань кошкой».

И Гермиона ею стала! Маленькой, милой кошечкой. Подняв получившийся результат за грудку, Гарри начал ее гладить. Дождавшись мурлыканья, он улыбнулся и начал свой инструктаж: наблюдать Гермионе за Кубком и сообщить ему, кто вкинул своё имя. В конце-концов, если он участвовать не будет, то это не повод еще чуть не подзаработать на ставках у гоблинов! Опустив неко на пол и дождавшись ее кивка, Гарри отправился обратно к своим блондинкам, — Луне наверняка уже требуется помощь в укрощении вейлы, а он как раз передохнул.



Вечер после объявления о Турнире, комната Поттера.

Зайдя в комнату в обнимку с блондинками, Гарри рассмеялся и отправил их в ванную, велев Габриэль готовиться к их ночи, а Луне проклизмовать вейлу для начала. Луна улыбнулась, взяла мелкую за руку и повела в ванную. Примерно полчаса из ванной слышалось хихиканье, журчание воды и лёгкие всхлипывания Габриэль, очевидно, при вводе клизмы в анус.

Гарри спокойно ожидал вейлу в ее комнате, заготовив несколько зелий на прикроватной тумбочке, вазелин, пару кандалов и скотч. Он почувствовал руку на своем плече и слегка привстал, позволяя Габриель, одетой все еще в костюм Железного Дровосека, сесть к нему на колени, а ее рукам обвиться вокруг его шеи.

— Габриель, — сказал он нейтральным тоном.

— Я пришла… Хозяин. И я, кажется, готова к нашей маленькой игре сегодня, — сладким голосом проворковала вейла. — Как насчет такого: я покажу вам, какой я могу быть? А если не понравится, я дам вам наказать меня за то, что я очень непослушная девочка!

— Всё, как вы и предсказывали, Хозяин Гарри, — прямо позади Габриэль возникла одетая в халат Луна, только что тихо вышедшая из ванной.

Габриель резво вскочила и посмотрела на Лавгуд, широко раскрыв глаза.

— Ой, смотрите-ка, кажется, кто-то удивлен!

— Ты… Ты не должна тут быть! — обвинила свою Альфу Габриель.

— Я знаю, — безмятежно сказала Луна. — Наверняка это очень трудно, когда ты не получаешь именно то, что ты хочешь.

Девушка подошла поближе к миниатюрной вейле. Гарри сидел на кровати, просто наблюдая. Его роль в этом плане была заранее определена: именно об этом он шептал ранее Луне на ушко, перед тройными объятиями с участием Габриэль.

— Габи, дам тебе совет, — наконец вымолвил он, — советую сейчас мне поверить и во всем подчиняться своей Альфе.

Вейла уже поняла, что это какое-то представление, поэтому кивнула. А Луна продолжала гнуть «злого полицейского»:

— Ну, мой Хозяин не трахает кого попало, а я должна быть уверена, что ты не из таких. Так что давай выясним это, маленькая принцесса. — Когтевранка почти выплюнула слово «принцесса».

Потребовалась секунда для Габриель, чтобы мозг обработал то, что сказала Луна. Бедняга со своей задачей явно не справился:

— О чем ты говоришь? — спросила вейла.

— Одежду долой, — скомандовала Луна.

— Что? — недоверчиво переспросила Делакур.
— Давай, покажи мне, что у тебя есть, а если вдруг чего-то не хватает? — вынуждала Луна. — Я могу и не пустить тебя к Хозяину!

— Я не разденусь, — решила взбрыкнуть Габриэль. — Хозяин Гарри, разве вы не собираетесь что-нибудь сказать? Это ведь наша ночь!

— Птичка, Луна была права насчет тебя до сих пор. Ты просто избалованная принцесса. Всё будет так, как хочу я, запомни: Луна сегодня будет с нами, смирись и ей не сопротивляйся; это приказ! И вспомни мой совет ранее.

— Всё, разговоры! — вклинилась Луна. — Эта избалованная маленькая принцесса просто навыдумывала себе всякого. Она слишком напугана, чтобы даже снять одежду.

— Я не боюсь! — выкрикнула Габриель, на глазах которой стояли слёзы — уж перед кем, но не перед этой противной она собиралась раздеться. Но раз приказывает Хозяин… Вейла начала поднимать платье дровосечки над собой, сперва откинув «маслёнку» в угол комнаты. — Я собираюсь ебать свою любовь прямо здесь, прямо сегодня и перед тобой!

За брошенным платьем на пол последовали перчатки, сапоги и корсет, после которого девушка явно вздохнула легче. Вейла осталась перед ними только в своем поясе верности, повернулась к Гарри и смело положила руку на его бедро, выпячивая попку назад, и предлагая на обозрение свою грудь.

— Это то, что вы хотите, Хозяин? Вы не можете лгать об этом: я знаю, что вы хотите трахнуть меня!

Гарри просто осмотрел ее маленькое голое тело сверху вниз, медленно, как будто решая, хочет ли он сделать что-нибудь с ней вообще!

Луна, по пути избавившись от халата, обошла раздевающуюся блондинку и присела рядом с Гарри так, что они вдвоем смотрели на обнаженную Габриель, стоящую перед ними.

— Ты еще девочка, — сказала ей Луна. — Ты хоть знаешь, как доставить удовольствие мужчине?

— Конечно я знаю, как угодить своему Хозяину! — азартно сказала Габриель, вспоминая все фильмы и припоминая свои тренинги с бананом. — И я не девочка! Я молодая и стройная девушка!

Луна быстро встала и шагнула вперед, чтобы грубо схватить Габриель за светлые волосы. Гарри начал медленно раздеваться — это тоже было обговорено.

Лицо Луны располагалось так близко к лицу вейлы, что их губы почти соприкасались. Дыхание щекотало лица друг друга:

— Хозяин Гарри любит играть грубо, — сказала Луна очень тихо. — Ты уверена, что готова?

Вместо ответа Габриэль вытянулась вперед и дала ей нежный поцелуй.

Луна в ответ отстранилась и улыбнулась ей. А затем развернулась и, обнимая Габриэль сзади, точно предлагая ее Гарри, начала путешествовать своими хрупкими пальцами по подбородку и шее рабыни. Скоро двумя острыми комочками начали выступать соски, — Луна знала своё дело — ведь недаром ее фамилия Лавгуд, — легонько задевала их пальцами, срывая с приоткрытых, пересохших губ другой девушки короткие вздохи. Она дразнила и её, и Хозяина. Выгибаясь в настойчивых руках Альфы, рвано дыша через рот, урожденная Делакур не сводила с Гарри, который уже успел полностью обнажиться, воспаленного взгляда. Ее вейла хотела к нему! Но для этого нужно было вырваться из объятий Альфы!

— Л… Луна! — начала умолять Габриель, звуча на грани слез. — Прекрати это!

— Хм, — сказала Луна, неодобрительно глядя на нее. — Не говорите, что мне делать, принцесса. Ты можешь или хорошо просить, или умолять.

— Пожалуйста! — выкрикнула Габриель.

— Если ты сделаешь всё правильно, то…

— Пожалуйста, Луна, я сделаю все, что ты скажешь! Пусти меня к Хозяину!

На лице Луны мелькнула возбужденная улыбка, которую с процентами вернул ей Гарри.

Руки блондинки постарше разжались и дали, наконец, вейле добраться до Хозяина. Уже четыре дня сдерживаемая, вейла цепко прилипла к Хозяину, захватывая его губы в поцелуй. Сразу же сзади раздался насмешливый голос Луны:

— Интересно, а как принцесса планирует выйти из своего плена?

Габриэль не поняла сперва этот вопрос, но, обежав глазами комнату и Гарри, она не нашла искомого — ключа от своей железной тюрьмы!..
Примечание к части



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ТронДата: Воскресенье, 19.03.2017, 22:24 | Сообщение # 814
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 31, часть 2.



Луна вздохнула и разжала кулак, явив перед затуманенным от похоти взором Габриэль золотой ключик, сразу легонько поцеловав его. Гарри тоже вздохнул и выдохнул на ушко вейле:

— Я же предупреждал слушаться свою Альфу. Теперь вымаливай его, как хочешь, — теперь Луна контролирует твоё удовольствие. И на мою помощь не рассчитывай…

Парень безусловно лукавил — ему в любом случае нужно будет завершить Ритуал Блэков, а значит, открыть пояс верности придётся. Но уже плохо соображающая от похоти, Габриэль вряд ли о таком подумает — он специально распылил небольшой феромон, заставляющий терять разум и хотеть только секса, — продукция «17+» рулит.
— Л… Луна, что мне надо сделать, — Габриэль была прям пай девочкой, — чтобы получить этот ключик?

— О, всё очень просто: во-первых, на колени.

Вейла на сей раз беспрекословно выполнила этот приказ.

— Во-вторых, Габриэль, теперь я буду твоей старшей сестрой, поняла? Давай, назови меня «сестрой».

Вейла молчала, пытаясь прокрутить все мысли. Она лишь понимала, что ей это не нравится — Альфа в предыдущие дни и так ее затискала, да еще и извращенкой, никак не меньшей, чем Хозяин, оказалась, что было страшно. Ведь какова участь младшей? Терпеть и делать всё за старшую, когда родителей нет. А слова Луны всё повторялись в ее голове.

— Ну же, давай! Говори: «Теперь я буду младшей сестрой Луны Лавгуд»! Повтори!

— Я. — Габриэль чуть поперхнулась, но продолжила. — Теперь я, буду младшей сестрой Луны Лавгуд.

Голая Луна склонилась и потрепала ее по голове:

— Хорошая девочка. Добро пожаловать в семью, Габриэль Лавгуд. А теперь, в-третьих, работу по дому, когда настанет моя очередь, будешь делать ты. Кроме того, ты переезжаешь ко мне, и вся уборка на тебе. Это понятно?

Со вздохом Габриэль кивнула — она предполагала нечто подобное. Луна в ответ разместила себя за спиной своей новообретеной сестренки и, нагнувшись, приблизила руку с ключом поближе к замочной скважине стального пояса верности:

— Ну а в-четвертых…
— Луна, хватит, — прервал Гарри с кровати. — Три — лучшее магическое число, имей совесть. Кроме того: я уже замерзать начал.

Его первая рабыня вздохнула, но послушалась, хоть и четвертую просьбу решила осуществлять без подтверждения: ключ, так и не попав в руки вейлы, а оставшийся во владении Лавгуд, заполнил собой замочную скважину, провернулся с тем же щелчком, что и при закрытии, что привело к тому, что замочек раскрылся. Луна отщелкнула его, и двумя движениями позже металлическая тюрьма для киски вейлы лежала у ее ног. Наконец, ее влагалище ощутило воздух свободы. А Луна уже подняла ее и легко понесла к нетерпеливо ждущему на кровати Хозяину, напоследок шепнув младшей на ушко:

— Готовься.

Гарри посмотрел на эту восхитительную картину перед ним: две девушки с молочно белой кожей, голые, как в день своего рождения, приближались к нему. А тут ноздри Поттера уловили еще и аромат вейлы… его член вскочил.
С легким рыком Гарри схватил своими руками Габриэль. Его Альфа подхватила у той ноги, и скоро вейла была уже на диване. Лежа на спине и разглядывая вейлу, Гарри только сейчас заметил проблему: не снимая раньше пояс верности, он не знал про размеры киски — трудновато ему будет добраться до ее киски своим членом. Но тут вступила в дело «старшая сестра», схватив рукой пенис и потерев им в натуральных соках, против клитора, дразня их.

— Что надо сказать? — мурлыкнула Лавгуд.

— Трахните меня уже! — взмолилась вейла.

— А волшебное слово?

— Хозяин, трахните меня, пожалуйста!

— Как скажешь, — улыбнувшись, сказал Поттер. — Сделай глубокий вдох.

Гарри толкнул член в ее влажную киску. Несмотря на опасения, всё началось не так плохо: да, вейла была гораздо уже, чем даже самая узенькая среди его рабынь, — Астория, — и поэтому движение было более тугое, чем он когда-либо испытывал. Луна поняла, что что-то не так, поэтому решилась действовать: обмакнув свой пальчик в смазку, она ткнула им в анус младшей сестрички, начав круговые поглаживания дырочки. Пораженная странными ощущениями сзади, вейла совершенно расслабилась спереди, — член Хозяина скользнул в нее с минимальными трудностями.

— Я слышала, конечно, что французские девушки любят играть с их задницей, но не предполагала, что это правда, — мечтательно сказала Луна.

— Да, сестренкаа-аа, — выдохнула Габриэль. — Правда…

— Хорошая девочка, а хорошие девочки получают вознаграждение.

Помогая себе руками, Гарри толкал вейлу по своему достоинству вниз и вверх, а ее восторженные стоны сказали ему, что он делает всё хорошо; девственная плева прорвалась, но магия убрала боль. Луна переместила свое лицо вниз, и ее язык проник внутрь девушки, которая активно сейчас ездила на Гарри, и он слышал ее перехватившее дыхание.

Габриэль инстинктивно попыталась дернуться подальше от рта Луны, но окончилось тем, что она лишь сильнее насадилась на Поттера.

Гарри услышал мокрый причмокивающий звук, когда губы Луны оторвались от задницы младшей сестры, и он слышал полухнык-полустон, исходящий от девочки.

— Хмм, это чувствуется настолько хорошо? — спросила Луна, но когда она не получила никакого ответа, она снова заговорила командным голосом. — Ответь мне, Габриель.

— Да, — Габриель ответила, опасаясь, что ее новая старшая сестра придумает еще что-нибудь, — хорошо.

— Молодец, ты хорошая девочка, которая делает то, что ей говорят, и отвечает на вопросы, когда ее спрашивают, так что ты будешь вознаграждена, — сказала Луна лекционным тоном перед спрыгиванием с кровати.

Гарри, получивший вейлу в единоличное пользование, осмотрел всё маленькое тело: от ее крошечных грудей и твердых, стоящих сосков, по ее гладкому животу, по вершине ее узких бедер, прямо к месту их соединения в ее складках.

Пока Гарри наблюдал за этим, он почувствовал, что Габриель теряет все больше и больше контроля над своим телом и она не могла удержать звуки удовольствия. Стоны сменились рваным дыханием, и Гарри, неоднократно занимаясь сексом с другими рабынями, знал, что скоро девушка разразится оргазмом.

Луна, оторвавшаяся от другой блондинки в комнате, сейчас колдовала над чем-то своей палочкой.

Гарри чуть прищурился и с удивлением узнал пробку, которой когда-то приказал Астории наказать свою сестру. Наконец, Луна доколдовала и предоставила его взору очень тонкую с одного конца пробку, едва толще маггловского карандаша на кончике. Мягко улыбнувшись, девушка вновь забралась на кровать, присоединившись к их дуэту, мягким движением прижала пробку против ануса Габриэль, стараясь не вдавливать, а просто потирать маленькими кругами. Постучав палочкой, Луна активировала смазочное очарование…

— Холодно! — тут же выкрикнула нежная вейла.

Луна мудро кивнула и кинула чары потепления, за что Габриель выразила признательность. Гарри, видя это дело, резко остановился в катании девушки на члене, так что Луна сумела начать вжимать пробку внутрь дырочки вейлы, делая паузу каждый раз, когда она чувствовала начало реальной боли. Хозяин же постоянно дразнил клитор, правильно полагая, что это будет отвлекать вейлу от ощущений сзади.
И вот, наконец, пробка миновала дырочку самой широкой частью и быстро очустилась внутри вейлы до ограничителя. Габриель вздохнула и сдвинулась. Точнее попыталась — Гарри вновь начал накачивание — это было трудно для нее, чтобы сосредоточиться на чем-то еще, и Гарри уже мог сказать с его более плотным прилеганием, что каждое небольшое движение вызвало сдвижение плагина в ней.

— Как ты себя чувствуешь? — внезапно спросила Луна, начав успокаивающе поглаживать спину новой сестры.

Габриель, сглотнула и, вдохнув, выдохнула:

— Полноо-оо-оой.

Бедра Габриель оживились, и Гарри положил свои большие руки на ее плоский живот, чтобы удержать ее на месте; она прокричала длинный крик отчаянного удовольствия, испытывая свой первый оргазм за сегодня.

— Хм-м, — протянул Гарри, глядя на нее неодобрительно. Правда, девушке было глубоко пофиг, судя по довольной моське внутренняя вейла была удовлетворена. — Кто тебе разрешение дал кончить? Ты спрашивать или умолять должна!?

— Пожалуйста! — Габриель вскрикнула.

— А не поздновато ли?

— Прошу, извините меня. Я сделаю все, что вы говорите! — Габриэль закричала отчаянным голосом.

— Хорошая девочка, — сказала Луна довольным голосом, намеренно дав в наиболее чувствительное место Габриель тонкий поцелуй и посмотрев вверх, чтобы встретиться взглядом с Хозяином, вымолвила. — Хозяин, простите мою младшую сестру, прошу. Всё ее неопытность в сочетании с тем, что у нее вряд ли было много практики и незнании, как угодить.

Руки Габриель скользнули к шее Поттера, а взгляд был полон мольбы, так что Гарри лишь кивнул и продолжил свою работу, положив Габриэль на кровать.

— Палочку, — требовательно вытянул он руку к Луне. Получив искомое, он направил ее на Габриэль, что-то пробормотав под нос.

Луна поползла вверх, используя руки на бедрах Гарри в качестве поддержки, чтобы довести уровень ее лица с лицом вейлы.

Та, на первый взгляд безвольно лежала под ним, ее стройное тело дрожало, и ее маленькая грудь поднималась и опускалась под неровным дыханием. Она выглядела распущенной, и Гарри воспользовался моментом, чтобы полюбоваться ей, а после заклятием очистил ее от пота. Она слабо поблагодарила его и прижалась к нему. Поттер же украдкой протянул руку с палочкой и постучал по пробке, расширяя её. Вейла немедленно напряглась и посмотрела на Гарри.

— О, я забыла упомянуть, что она расширяется? — спросила Луна.

— Да, ты забыла!

— Ну, она расширяется.

Гарри вновь начал поступательные движения внутри нее, пока Луна начала играться с кнатами сосочков. Спустя довольно недолгое время, Гарри залил вейлу своей спермой. Спустя зелье, любезно поданное Луной, и десять минут, он сделал это еще раз…

Габриэль уже смекнула, что делало то заклятие, поэтому начала просить:

— Пожалуйста, можно мне кончить? Я так близко.

Гарри кивнул и, схватив ее, запер их губы в жгучем поцелуе, руки тем временем схватили ее за задницу, и подняли ее в его объятия. Луна помогла, когда Гарри схватил ее, подхватив ее и освободив руки парня, одна из которых сразу же направили палочку на вейлу, а вторая ухватила пробку. Это движение отправило тепло через нее. Она стонала жалобно и все пыталась извиваться, и знала, что он мог сделал с ней. Так что, когда Гарри потянулся вниз, захватив основание пробки, она замерла, широко раскрыв глаза. Медленно, он вытащил девайс из нее до самого широкого места, подержал ее там запыхавшейся, затем вторым движением сунул пробку обратно.

Габриель выгнулась, прижав свою грудь плотно к груди Гарри, рот раскрылся в беззвучном крике, глаза застекленели. Она была в перегрузке, и Гарри начал быстро трахать ее, одновременно с движениями пробкой в одной руке. Достигнув какого-то предела, ее тело начало ритмично содрогаться в предоргазмических порывах. Гарри помог, захлопнув пробку до упора, едва не свалив их вместе с Луной, но придержал Габриэль и растер свой пах против нее.

Они содрогнулись в одновременном оргазме, после которого она лежала в его объятиях безвольно, всё же сумев поцеловать Гарри. Повернув вейлу, Гарри за волосы направил ее к киске его Альфы, сказав:

— Не хочешь отблагодарить сестру?

Луна с улыбкой победителя раздвинула свои ножки. Она была мокрой, завитки светлых волос влажные и божественные. Габриэль про себя подумала, что старшая сестра всегда была мокрая, всегда похотливая. И как может слабая рабыня, такая, как она, быть достаточно достойной для такой богини? Правильно — они с Хозяином назвали ее принцессой. Ее руки поднялись, захватывая бедра ее любовницы, и вейла начала поцелуи, облизывания и легкие покусывания на бедрах и выше паховой области, никогда не бросаясь вперед слишком быстро.
Она не пыталась говорить, просто целовала и вылизывала киску Лавгуд. Гарри тоже не сидел без дела: парень постучал по пробке, и та начала вибрировать прямо внутри плоти ведьмы помладше. Та даже среди их любовной игры действительно хотела бы извиниться за ее неудачу с первым оргазмом, но была занята. Габриэль могла бы лизать, пока ее язык не отвалился. Все ее чувства были наполнены запахом, вкусом и текстурой этой девушки, которая сегодня объявила себя ее старшей сестрой. Мышцы Луны реагировали, ее голос выдавал маленькие крики, стоны и вздохи, ее грудь напряглась и вздымалась… Оргазм ее Альфы был словно музыка: сильный, громкий и ясный. Ее облизывания замедлились и остановились, как только раздался крик.

— Молодец, — похвалил Гарри с широкой улыбкой и, посчитав, что она достаточно привыкла к ощущениям в анусе, похлопал по пробке, расширяя ее еще раз, смотря в распахнутые глаза. — А теперь можешь отдохнуть.

Гарри призвал заготовленные заранее цепочки кандалов и бросил их на кровать. Перевернув рабыню на спину, он посильнее прижал ее к кровати и нырнул в рот, прослеживая ее зубы, десны и язык своим языком. Парень медленно сцепил их пальцы и прижал руки над головой, не нарушая чувственный поцелуй. Он держал там одной рукой и потянулся за цепями другой. Когда ее запястья были скованы, Гарри слегка толкнул Луну, чтобы она закрепила вторые части кандалов за столбики кровати. Девушка встала и двинулась к изголовью кровати, натягивая цепи.

Гарри, не потрудившись объяснить, прикрепил оставшиеся кандалы к ее лодыжкам. Его освобожденные руки схватили ее за лодыжки и принялись вытягивать ее, пока ноги вейлы не были прямыми.

Она была натянутой и совершенно неподвижной, все ее тело растянуто на кровати. Поттер легонько раздвинул ее ноги за лодыжки, так, что теперь девушка напоминала букву «Х».

Луна подошла поближе, и скоро ноги вейлы тоже были распяты.

Грудь Габриэль вздымалась, и дыхание участилось, когда Мальчик-который-Выжил начал тереть клитор медленными чувственными кругами. Она напряглась еще больше, если это было возможно, и попыталась хоть как-то сдвинуться в удерживающих ее цепях, но ее позиция помешала сдвинуться более чем на дюйм.

Подумав, Гарри наколдовал пару перышек, одно из которых досталось Луне. Вместе, Хозяин и Альфа принялись водить перышками по распятому телу, проведя пару восхитительных часов, водя по нагому телу под мягкий смех вейлы.

Уже утром Поттер начал разговор, как будто они с Луной обсуждали это за ужином под аккомпанемент смеха вейлы:

— Луна, скажи, ты знала, что когда кончаешь, то тело жаждет совершить хоть какие-нибудь движения, каждый мускул напрягается. Тело хочет движения перед тем, как разум взорвется.

И действительно — Габриэль на кровати, всё это время извивалась, руками комкая постель.

— Нет, не знала, а что?

Остановив его поглаживания пером, Гарри протянул руки за обеими руками урожденной Делакур, и перевернул их ладонью вверх, слегка придавил, а затем сколдовал окаменение.

Затрудненное дыхание Габриель замерло на мгновение, она крутанула головой и посмотрела на свои руки в ужасе, потом на Гарри.

— Теперь нет облегчения. И оргазм будет чувствоваться интенсивнее.

— Вот как? — И Луна приникла к лону своей младшей сестрички.

Габриель задыхалась и причитала, бесцельно извиваясь в своих ограничениях, рыская тазом вверх и вниз столько, сколько она могла бы. Ее жидкость лилась ручьем, непрерывным потоком. Испытывая оргазм, вейла почти встала на мостик. Она попыталась поднять голову, но не смогла.
Увидев это, Луна схватила зелье с прикроватной тумбочки и влила несколько капель в рот Габриэль, пока Поттер колдовал Алохоморы на замки кандалов. Освободив руки и ноги Габриэль, он перевернул ее на животик и начал медленно вытаскивать пробку из ее задницы. Она скулила в самом широком месте, а затем вздохнула почти свободно, когда она не была более наполнена.

Осторожненько подняв ее за таз, Гарри установил кончик члена против последнего блюда на сегодня — ануса вейлы.

— Готова? — спросил Гарри и тут же отдал приказ. — Если да, то кончи одновременно со мной!

Габриэль выкрикнула в ответ:

— Да, Мерлина ради, да, просто трахни мою задницу уже!

Даже после предварительной подготовки пробкой, она была туговатой и жаркой. Очень жаркой. Они оба глубоко застонали от ощущения тепла и жесткости, мужественности Гарри.

— Merde! Я люблю это!

— О, ебать, это так чертовски хорошо!

Их оргазм был совершенно невероятным. Ее глаза были дикими и невидящими, в то время как она бесконтрольно кричала, даже заставив Луну прикрыть уши.

— Хм, а ведь абсолютно верно то, что Хозяин Гарри сказал. Отсутствие у Габриель движения активизировало и целенаправило удовольствие! Возьмем на заметку.

Ее клитор почувствовался словно в огне, так что руки Лавгуд приникли к киске и начали шалить там.

Гарри слился с Габриель, заставляя ее тело дико кончать снова и снова, ярко пылая аурой вейлы, в которую попадала и Луна.

Перед его взором возникли шесть черных поводков, собравшихся в одной руке и закрытых поверх них замочком. Всё прошло как и надо — Ритуал Блэков успешно завершился, знаменуясь этой эмблемой.

После всех «ночных приключений» удовлетворенный Гарри, быстро одевшись, вышел проведать и всю остальную свою собственность. Тем временем Луна с новой своей младшей сестренкой продолжили было предаваться всем порокам, но ничего у них не вышло — Габриэль внезапно обнаружила, что растратила всю энергию со своим Хозяином. Альфа же, пусть и не активничала столь много, тоже ощутила усталость, хоть и не смогла понять, почему. Сил Лавгуд хватило на проветривающее и очищающее заклятие, после чего девушка широко зевнула.

Настрадавшаяся Габриэль подхватила зевок…

Так что, когда Гарри вернулся, его застала умилительная картина: его две блондинки из трёх лежали в объятиях друг друга. Однако, Гарри лишь нахмурился и, подобрав с пола свой металлический девайс, начал подбираться поближе. Вот он уже и на кровати, где парень сразу требовательно схватил лодыжку своей вейлы, вытягивая юное тело по пододеяльнику. Когда Мальчику-который-Выжил показалось достаточным положение его последней рабыни, он приподнял поясницу и подложил стальную полоску под неё, спустя несколько движений пояс верности вновь занял своё место вокруг киски вейлы.

Удовлетворенно хмыкнув, Поттер влез посередке между рабынь, приобнял их и провалился в сон — Ритуал прошёл как надо.



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ТронДата: Воскресенье, 19.03.2017, 22:24 | Сообщение # 815
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 32 (не бечено, читаете на свой страх и риск)



На следующий день, в замке начала проводиться генеральная уборка с привлечением всех учащихся – сроки поджимали, так что даже отменили занятия. И ученики, принялись в мыле бегать по всей школе: портреты надо было почистить, помыть и выправить доспехи, снять паутину во всех кабинетах... Бедный Аргус Филч набегался и накричался настолько, что охрип. А в конце сорвался и довёл до истерики пару первоклассниц.
Все разговоры, пока шла генеральная уборка, были только о Турнире Трёх волшебников: и как им не повезло, и кто собирается попробовать стать чемпионом от Хогвартса, и какие задания придумают на этот раз.
Обе группы, имеющие «особые привилегии» от директора, в этом бедламе не участвовали – Вейн закрылась у себя в апартаментах, а Поттер вообще исчез из замка в неизвестном направлении.
За всеми этими приготовлениями, совершенно потерялся вопиллер от миссис Уизли в адрес Рона. Тот, после прослушивания, сравнялся по цвету со своими волосами. Через пару дней, его мать обещала быть в Хогвартсе, и если он всё не исправит…
К концу дня, все были удовлетворены – и Макгонагалл: всё было вроде готово к приему гостей, и учителя – уборка удалась, и ученики – от них наконец отстали. Большой зал торжественно украсили. На стенах висели громадные шёлковые полотнища, каждое из которых представляло один из факультетов «Хогвартса»: красное с золотым львом — «Гриффиндор», синее с бронзовым орлом — «Когтевран», жёлтое с чёрным барсуком — «Пуффендуй» и зелёное с серебряной змеёй — «Слизерин». Позади учительского стола висело самое большое полотнище с гербом «Хогвартса»: лев, орёл, барсук и змея вокруг большой буквы "Х".
По ходу уборки, многие семнадцатилетние покидали свои имена в Кубок. И пример Гарри, который всё это проходил, их ничему не научил.
Метающийся по замку Рон Уизли, к концу дня, поднял в общей комнате Гриффиндора вопрос: «А, собственно, где Поттер? Мы тут корячимся, а он прохлаждается». И действительно, никто из гриффиндорцев, Поттера не видел – семена Уизли попали на благодатную почву.



В этот же день, Гарри Поттер со своим гаремом.

Хозяин дома Блэков проснулся ближе к полудню, в окружении двух блондинок. Вчерашний Ритуал завершился удачно – он чувствовал в себе огромнейшие силы. Поднявшись, Гарри отправился готовить завтрак – его две девчонки устали, а остальные были заколдованы тем или иным образом. Так что завтрако-обед ему пришлось готовить самому. И во время приготовления, Поттер выяснил одну любопытнейшую вещь – он мог контролировать огонь: когда ему нужно было нагреть блюдо посильнее, между его пальцами заплясало веселое пламя!
«Видимо, это от вейлы»- решил про себя парень. - «Чтож, неплохо. Пригодится».
И продолжил готовить. Собрав на стол и перекусив, Гарри сперва расколдовал «кукол» - те упорхнули в свои комнаты, затем вернулись и по-достоинству оценили его стряпню. Пока Сьюзен, Дафна и Астория насыщались, Гарри успел сходить за своей кошечкой.
Неко, как послушная девочка, ждала неподалеку от двери, свернувшись в клубочек. Поэтому Гарри подхватил ее слегка мявкнувшую тушку, и понес внутрь, с удовлетворением отмечая, что всегда теперь знает, где находятся его «собственности», и их состояние.
Занеся неко в ее комнату, Хозяин отменил заклятие и потребовал отчета. Его в прошлом лучшая подруга, всё подробно рассказала – за ночь ходили вокруг Кубка лишь преподаватели с дозором. Учеников не было – хотя, было бы лучше если Гарри отдал ей Карту Мародеров – тогда можно было и без превращений обойтись.
Парень аж смутился! Он реально не подумал про такую возможность. Но, шикнув, он прервал словоизлияния Гермионы и предупредил, что это была тренировка для нее. И кроме того: Карта не показывала действий, лишь перемещения имён. Так что ее разведка не была напрасной.
Похвалив таким образом девушку, Поттер отправил ее в столовую с наказом для Астории: приготовить две порции и принести на подносе в комнату Габриэль. Гермионе не терпелось высказаться, но она сдержалась, повернулась и отправилась исполнять.
Парень посмотрел ей вслед, решая с ней заняться уроками послушания, после чего, кивнув отправился к любимейшей части своего гарема. Зайдя внутрь комнаты Габриэль, он всё также обнаружил своих блондинок в объятиях друг друга. Картина была умилительной, ведь Габи выпустила свою ауру вейлы, так что Гарри сперва вытащил палочку, намереваясь наколдовать стул. Но подумал, сконцентрировался на бурлящей внутри силе и сумел воплотить целое кресло прямо из воздуха. Присев, Гарри стал ждать, намереваясь скомандовать первой же проснувшейся, устроить другой побудку с лесбийской любовью для второй. Но, прождав десяток минут, он дождался лишь Астории с подносом.
Младшая Гринграсс вошла, встретилась с Хозяином взглядом, порозовела, но справилась и прошла к прикроватной тумбочке, поставив туда еду. Но уйти она не сумела – Поттер поманил ее поближе, и когда девушка подошла, подхватил ее за ошейник, заставляя склониться.
- Значит так, разденешься – и не закрывайся - и выйдешь в центр комнаты. Там, встанешь на колени и будешь ждать. Когда мы на кровати займемся любовью, разрешаю и тебе помастурбировать. Всё поняла?
Вместо ответа, Астория начала скидывать с себя одежду. Но, скинув с себя всё, застеснялась своего пирсинга и попыталась прикрыться…
- Ах тыж… - Гарри мгновенно заметил эту попытку, - Не исполняешь приказов?
- Я… - попыталась оправдаться Гринграсс.
- Молчать. Акцио. – Гарри подхватил призванные кандалы и пару цепочек. – Не хотела по-хорошему, будет по-плохому.
Быстро поставив свою собственность как надо, Хозяин привычно заковал ту по рукам и ногам, цепи присоединив и к ошейнику. Оставшуюся цепочку, Гарри прикрепил к пирсингу в сосках блондинки, создавая таким образом ниже груди металлическую улыбку…
Хозяин проследовал на кровать.
Габриэль проснулась от необычных прикосновений к себе.
- Что? – Пробормотала она со сна. – Что происходит?
Ей ничего не ответили, так что она была вынуждена открыть глаза и обнаружить, что ее снова распяли на кровати. Девушка заморгала по-совиному, поскольку не могла потереть свои глазки, в то время, как Гарри и Луна принялись медленно и дразняще раздевать друг друга. Правда, учитывая что Луна была «одета» лишь в одеяло и простыню, это Альфа раздевала одетого Хозяина. Влага между ножек вейлы начала расти от одного взгляда на своих любовников.
Вот ее старшая сестра опустилась на колени и стянула с Хозяина трусы, и Габриэль слегка хныкнула от вида длинного, твердого и жесткого члена, который она чувствовала вчера. Вейла застонала от желания, становясь еще более влажной и начиная протекать сквозь дырочки в поясе верности, когда Луна склонилась и начала танцевать вокруг достоинства Гарри, который задохнулся от удовольствия и похоти, запуская пальцы в пышную копну блондинистых волос. Розовые губы когтевранки опускались всё ниже и ниже, пока она не поглотила его. Мальчик-который-Выжил запрокинул голову от удовольствия.
Вейла начала причитать, ноя от возбуждения, ведь она не могла даже свести бедра вместе, да даже если бы и смогла, это не помогло бы: пояс верности, с которым она будто сроднилась, всё равно не позволил бы ей дотронуться до клитора и половых губок и выпустить оргазм.
- Хозяин, пожалуйста. Перестаньте мучить меня! Отпустите. Я… Я хочу вас! Хочу вас обоих в себе!
Луна и Гарри переглянулись, но не ответили, снова достав вчерашние перья…
Когда они закончили с Габриэль, та сияла улыбкой. Гарри, отвязав ее, наклонился и шепнул:
- Будешь уходить, скажи в комнату: «Сластена свободна». И давай, не задерживайся.
Оставив ее в комнате, Гарри и Луна, канючащая и для себя поясок, вышли. Габриэль приступила к трапезе, и наконец осмотрела комнату, в которой сразу нашла еще одну присутствующую.
Оставленная Астория, пыталась быть хорошей девочкой, но потом сообразила: Хозяин насчет мастурбации отмены приказа не давал. Да, сковал ее, но запрета не ставил – и попыталась потянуться к своей киске. Но цепи держали плотно. А приказа сойти с колен, она не получала, так что она попыталась получить удовольствие своим способом – мазохическим. Но, кандалы, Гарри зафиксировал не жестоко, так что и тут ее ждал облом. Оставалось стоять и смотреть, как Хозяин веселится на кровати. Вот они с Альфой закончили, кончив, а вот и вейла забилась в оргазме. Вот Хозяин вышел, вейла начала свой обед и глаза натолкнулись на нее.
Вейла живо подскочила к сластене Слизерина, сразу начав выспрашивать, отчего та так тут стоит, и всё ли видела? Та, в ответ, рассказала про свою нелегкую долю…
Прекрасно понявшая все намеки, да и сама недавно бывшая в таком же положении, вейла скоро запустила пальцы в киску стоящей на коленях девушки. Астория затряслась в оргазме.
Помня приказ: поторапливаться, вейла наскоро собралась, надев вчерашний наряд, и произнесла в комнату:
- Сластена свободна.
Астория сразу подскочила: так доселе называл ее лишь Хозяин. Всё было хорошо.



Следующий день.

Занятия сократили на полчаса. И большинство учеников, несмотря на снегопад, высыпало во двор: скоро прибывали гости. Гарри, вместе со всеми, также вышел во двор и поморщился: снег залеплял его очки, мешая видеть, так что он поплотнее закутался в плащ. Видя такое дело, Дафна и Луна выхватили палочки, подняв их на высоту плеч.
- Умбреллиум, - в один голос сказали рабыни.
Вокруг кончиков их палочек, сформировалось полупрозрачные сферы, призванные защитить от снежной мороси. Видя такое дело, Гермиона тоже проявила магический талант, очаровав поверхность сфер так, что при попадании снежинок, те светились различными цветами радуги, создавая красивое зрелище.
Гарри посмотрел-посмотрел и вдруг потребовал:
- Ну-ка, покажите, как вы это сделали?
- Вот так, - Луна указала нужный жест и повторила заклятие, - ничего трудного.
- Вот как, - Гарри достал свою палочку, - тогда: Умбреллиум!
Первоначально небольшая сфера вокруг его палочки, постепенно начала разрастаться. Скоро, огромнейшее полупрозрачное поле покрыло абсолютно весь двор. Все стоящие вокруг зааплодировали с восхищением смотря на Мальчика-который-Выжил. От стоящей толпы, даже послышались перешептывания:
«Жаль, что не Гарри будет Чемпионом.»
«Да ладно?..»
«Он сам об этом сказал!»
«А ты тогда на кого ставишь?»
Но скоро всё смолкло: Бобатонская карета прибыла одновременно с кораблем Дурмштранговцев – школы не стали оригинальничать, ведь и их школам дали не так много времени: заявление Департамента магических игр и спорта и для французов с болгарами оказалось подобно грому посреди ясного неба. Правда, они не стали беспокоиться, а собрались и выехали.
Продвигаясь вместе с толпой, в окружении рабынь, по вестибюлю в сторону Большого зала, Гарри размышлял о том, кто же станет Чемпионом. Втихаря от всех, он направил сову к гоблинам с довольно крупной ставкой, так что естественно волновался. Хоть для его Плана это не критично, но всё же.
По привычке Гарри, он и его девушки разместились за гриффиндорским столом. Бобатонская делегация, пошушукавшись и увидев в их компании Габриэль, присели к ним. Ребята из Дурмстранга, с теми же мрачными лицами как и в прошлый Турнир, оглядели Большой зал и решили сесть за стол Хаффлпафцев.
Одна из Бобатонок подсела к Габриэль поближе и начала что-то выспрашивать на французском. Гарри вмешался в разговор, и скоро выяснил много нового о своей вейле. Оказывается это «светловолосый чертенок»…
Все насытились, и с места директора, поднялась Макгонагалл:
- Я, как директор принимающей школы, объявляю о начале Турнира Трёх Волшебников!
И, я хотела бы сделать некоторые пояснения…
Желающие подать заявки на участие в конкурсе на звание чемпиона должны написать свою фамилию и название школы на листке пергамента и бросить этот листок в чашу. Потенциальным чемпионам предоставляется на раздумия двадцать четыре часа. Завтра вечером, чаша сообщит имена тех троих, кого она считает наиболее достойными защищать честь их школ. Сегодня вечером чашу установят в вестибюле, в свободном доступе для всех желающих.
Забросить не своё имя нельзя. Чтобы у учащихся, не достигших установленного возраста, не возникало никаких искушений, вокруг Чаши проведен Возрастной Рубеж. Этот рубеж не сможет пересечь ни один из тех, кому не исполнилось семнадцати.
И наконец, я должна поставить в известность всех желающих принять участие в соревновании, что условия Турнира не так просты. Чемпион, избранный Огненной чашей, обязан пройти весь путь до конца. Опускание листка с вашей фамилией в чашу создаёт некую неразрывную связь, своего рода магический контракт. После избрания вас чемпионом ничего изменить нельзя. Поэтому, прошу вас, хорошенько обдумайте, готовы ли вы идти до конца. А теперь пора спать.
Доброй всем ночи.



Следующий день. Вечер.

— Чтож, теперь у нас есть три чемпиона. Я не сомневаюсь, что каждый из вас, включая неизбранных учеников, будет изо всех сил поддерживать чемпионов. Тем самым вы внесёте поистине неоценимый…
Но Макгонагалл вдруг замолчала, и всем сразу стало ясно, почему! Ситуация трехлетней давности повторялась!
Огонь в чаше снова стал красным. Полетели искры. В воздух выстрелил язык пламени и вынес ещё один кусочек пергамента.
Глаза Макгонагалл стали напоминать блюдца! Она схватила бумажку, вытянула её перед собой и уставилась на неё, не в силах поверить. Затем она прочистила горло и шокировано выдохнула:
— Гарри Поттер.



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ТронДата: Воскресенье, 19.03.2017, 22:25 | Сообщение # 816
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Господа читатели, вы хотите кого-то конкретного видеть в чемпионах Хогвартса?
Если да, оставляйте отзыв с именем этого персонажа.
Пол значения не играет)

ПС. Живые на форуме есть?



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
nic19782Дата: Воскресенье, 19.03.2017, 22:37 | Сообщение # 817
Подросток
Сообщений: 14
« 1 »
Цитата Трон ()
ПС. Живые на форуме есть?

встречаються
 
ТронДата: Пятница, 31.03.2017, 21:39 | Сообщение # 818
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 33 (не бечено, читаете на свой страх и риск)



За день до решения Кубка Огня. После освобождения Астории.

Когда, наконец, в гостиной апартаментов Гарри собрались все рабыни, Гарри усмехнулся и, подождав пока последние прибывшие утолят голод, высказался:
- Как вы знаете, Хогвартс готовится к встрече гостей. Всё чистится, драится и обновляется… И неужели вы думаете, что и вас это всё минует? Сейчас дружненько переодеваемся, сверху накидываете школьные мантии, и полетим вместе чистить наш дом. Всем всё ясно?
- Во что переодеваемся, Хозяин Гарри? – уточнила Луна.
В ответ, парень щелкнул пальцами призывая форму на сегодняшний день…
Из замка, их дружная компания отправилась к воротам, где внезапно обнаружилось препятствие: железные конструкции были закрыты. Причем закрытыми они остались, даже после усиленной Алохоморы в исполнении Поттера. Парень удивился и попробовал по-настоящему: к творимому заклинанию, волшебник подключил примерно 70% новой силы – воротам на это было пофиг – они даже не шелохнулись, правда, снег с верхушки попадал. Мальчик-который-Выжил рассвирепел, и с полной силой сотворил Алохомору… У стоящих рядом девчонок даже волосы наэлектризовались от такого выброса магии, но воротам было всё равно: древние маги зачаровывали самое уязвимое место в стене замка на совесть.
Выругавшись, Гарри подключил к отливке заклятия и свою собственность: семь палочек нацелились на непокорные ворота. На счёт три, дружно выпалили Алохомору – вход в замок разве что слегка качнулся.
Гарри в очередной раз, продемонстрировал твердолобость гриффиндорца – раз не удалось открыть, значит надо выбить и уже начал творить взмах для Бомбарды, как сзади раздался басистый голос:
- Гарри, эт-самое, не стоит портить школьную собственность.
- Хагрид? – с улыбкой обернулся парень, впрочем и Гермиона от него не слишком отстала. – Ты здесь откуда?
- Да вот, увидел вашу дружную компанию. Хотите за территорию выйти?
- Да, - улыбнулся Гарри, - было бы не плохо.
- Так… это, - смущенно пробасил полугигант в бороду, - не положено. Приказ директора.
- Но, нам очень надо!
- Гарри, ты же знаешь школьные правила…
- Хагрид, с каких это пор это может меня остановить? Ты же знаешь, что наша компания на особом счету.
- Ну, эт самое. Знаю, ходют слухи, но всё равно…
- Профессор Хагрид, - подключилась Луна, - нам и правда надо – дом проверить и всякое такое.
Гарри тем временем привлек к себе своих младших блондинок и что-то нашептывал им.
К игре Альфы, присоединились и незанятые рабыни – они активно начали перечислять все вымышленные дела, которые сегодня они собирались сделать. Хагрид усмехался, но упорно качал головой. И тут вперед вышли проинструктированные Хозяином Астория и Габриэль. Чуть не плача, они расширили глаза и самым жалобным голосом попросили их выпустить*
И Хагрид почти согласился, но чувство долга победило, и Гарри это почувствовал, решив добить – подняв себя в воздух на уровень головы Хагрида, парень негромко что-то сказал лесничему-профессору. Тот зарумянился, но всё-таки кивнул и подняв свой знаменитый зонтик, постучал по воротам. Напоследок, пожав руку полугиганту, Гарри впихнул мешочек всё еще зарумяненному лесничему.
«Пусть напоследок испытает с мадам Максим хорошие эмоции» - думал про себя Гарри, направляясь за пределы антиаппарационного барьера.



День перед выбором Кубка Огня.

В этот день, Хогвартс испытал не меньше положительных эмоций, чем на «представлении» с закидыванием своего имени не собой в исполнении девушек Гарри Поттера. Англичане, всегда были заядлыми спорщиками. Всё началось с того, так что Хогвартс занялся любимым делом – пари! Пари, нисколько не зависящее от искусства красноречия, стало национальным спортом. Все ставили на то, кто и как победит. Некоторые шли дальше и брались предсказывать грядущие испытания…
Далее, в зал буквально вплыли представительницы Бобатона. С грацией примерных леди, они начали приближаться к Кубку, да так что у мужской половины Хогвартса взгляды сконцентрировались на них.
Но тут же, словно отрепетировав это, двери в Большой Зал отворились вновь, впустив представителей Дурмстранга – взгляды женской половины сконцентрировались на них…
У Кубка, возникла немая сцена – претенденты двух школ-конкуренток пришли одновременно. Мог бы разгореться конфликт, но один из дурмстранговцев прикрикнул на своих, после чего учтиво показал – мол, дамы вперед. Благодарно кивнув, француженки по-очереди начали подходить к артефакту. Но, видимо, плохо сработало заклятие перевода – девушек начало расшвыривать от Кубка – а бумажки выплевывать со страшной силой. Как выяснилось в лазарете, где с них сводили многочисленные синяки от приземления, многие решили воспользоваться возможностью пофилонить, совершенно не собираясь участвовать в Турнире, так что просто сдали чистые листки…
Увидев такой поворот событий, утихомиривший своих дурмстранговец подошел к столу слизеринцев и о чем-то пообщавшись, вернулся к своим. Негромко что-то сказал всем своим и строй болгарской школы ощетинился палочками. Дружный взмах… и в руках у парней возникли перья, которыми с невозмутимым покерфейсом они принялись вычеркивать что-то из своих листков.
Под дружным смехом от столов Хогвартса «читеры», дурмстранговцы покидали свои пергаменты внутрь и быстро-быстро поспешили к выходу.
Им не повезло.
Они не успели!
В Зал вбежал Драко Малфой, в руках которого магическая часть зала узнала продукцию ВВВ. С криком: «За Хогвартс», полтергейст в теле чистокровного, запустил петарды и началось шоу покруче чем при побеге легендарных близнецов Уизли…



Дом Блэков. За день до решения Кубка Огня.

Дом Блэков был древним и обширным: на кухне можно было накормить небольшую армию, винный погреб мог бы обеспечить для этой же армии достаточно выпивки, чтобы подкосить и отправить отсыпаться по многочисленным комнатам. Библиотека содержала фолианты неизвестные даже в Хогвартсе. Причем не та библиотека, которую распотрошили по приказу Дамблдора, а скрытая ее часть. Да и зал с огромным камином соответствовал. Про последний, состоящий из красного кирпича, железа и затвердевшей сажи и пойдёт речь.
Для любого мага, очистка его потребовала бы десяток взмахов палочкой. Астория точно была волшебницей и, безусловно могла бы сотворить подобное, но… ей это запретили. Так что, из-за этого, слизеринка располагалась на руках и коленях внутри камина, очищая его водой и щеткой, как маггл.
«Я - средневековая крестьянка, точно. Тружусь на благо своего господина»
Одно только избавление от золы, потребовало два часа хождения туда-сюда между гостиной и ванной – многочисленные следы оставили на полу грязные следы сажи. И всё бы ничего, но ее наряд…
Наряд состоял из черной, высокой обуви на высоких каблуках – три раза она навернулась с них, залив себя и пол грязной водой из ведер – запертой вокруг ее ног ремешками с крепко запертыми замочками. Хорошо еще, что между ними не было цепочки. Блестящая, полированная кожа сейчас была испорчена сажей, водой, пеплом и грязью.
Вторым предметом на ней, была уже знакомая униформа горничной – красивая, дорогостоящая, но абсолютно непрактичная для поставленной задачи. Девушка честно пыталась держать ее чистой, но сдалась после первого часа, посчитав безнадежной задачей. Одежда, особенно былый передник, была заляпана пеплом и окрашена черными пятнами.
Третьей и четвертой одеждой на ней, были элементы, которые не были прописаны в школьной форме Хогвартса. Да и вообще ни в одной из школ. Ее ошейник, с обязательным колечком для поводка, с которым после порабощения Хозяином она не расставалась и шелковый лифчик, постоянно держащий в напряжении ее пронзенные соски. Еще хорошо, что Астории каким-то чудом в присутствии Хозяина, который решил посмотреть, удалось переодеться так, что никто не увидел ее пирсинг.
Она вздохнула – очаг был большим, а слой сажи казался нескончаемым. Грязь была настолько сильной, что любая вода быстро превращалась в грязную, и лишь размазывала всё.
Но она считала, что ей еще повезло: они прибыли в хлопке аппарации на какую-то площадь. Как выяснилось, на Площадь Гриммо, где их Хозяин буркнул: «Мой дом расположен на площади Гриммо, 12», вслед за чем появился дом. Они вошли внутрь, где на них сразу начал кричать какой-то портрет, но Поттер быстро его утихомирил, приказав представиться по полной форме ей, Дафне и Сьюзен. Вальбурга Блэк, как присмотревшись поняла урожденная Гринграсс, кивнула и они наконец вошли внутрь.
За домом присматривали, но недостаточно – что мог сделать лишь один домовик? – так что Гарри начал раздавать задания. Ей досталась очистка камина, после чего, она была свободна и могла бы, тут девушка покраснела, получить вознаграждение в оргазме. Правда, не через киску, а с заднего прохода, но всё же…
Ее сестре достался разбор игровой комнаты – Гарри прикупил новинки, которые еще не были рассортированы. Награды Дафне не полагалось, хм-м.
Гермиону отправили на разбор библиотеки, с наказом не читать книги, которые та будет протирать. Жестоко для книголюбки Хогвартса.
Сьюзен получила задание приготовить ужин для их оравы.
А для Луны…
Хозяин уже начал проговаривать задание для Альфы, но ему помешали. Через дверную щель влетел даже на вид официально выглядящий конверт. Подлетев поближе, бумажка «обрела лицо», которое и начало произносить речь. Суть, после десятков витиеватых фраз, сводилась к тому, что их Хозяину надо было зарегистрировать опасное существо Б-класса в официальном отделе. Письмо закончило произносить речь и мягко опустилось на пол, содержа в себе инструкции, как добраться до нужного отдела, и в каком виде туда же следовало доставить существо.
Гарри сперва удивленно хлопал глазами, но потом, спросив обо всём чистокровных, всё понял – речь шла об их с Габриэль связи. Мда уж, она уже не завидовала чинушам – Гарри был полон гнева, особенно увидев, в чем должна была явиться Габриэль в этот отдел.
Но, закон есть закон… Так что, за старшую осталась Лавгуд, а вейлу Гарри увёл переодеваться. Работа над камином тем временем всё продолжалась.
Руки Асти были красными из-за мокрой очистки, болели колени от елозанья по полу, ее ошейник и пирсинг, трущийся о тугой лифчик, напоминали ей о ее состоянии – состоянии неудовлетворенного возбуждения. Она потеряла всякое чувство времени, посвящая всю себя задаче, словно домовой эльф – теперь она понимала как тяжело им приходится. На себе прочувствовала, стоя на коленях с попкой в воздухе и болящими мышцами, всё моя и моя.
И, наконец, усталый, но радостный оскал пересек ее лицо – она закончила!
Астория схватила щетки и ведро, побежав вылить воду в ванную, стуча по полу своими длинными каблуками. Схватив тряпку, она убрала и весь беспорядок на полу, после чего заглянула на кухню в поисках чего-нибудь пожевать, но была выдворена оттуда Сьюзен.
Урожденная Гринграсс не расстроилась, а просто ушла на второй этаж, в ближайшую комнату с кроватью, на которой и разлеглась. Рука потянулась к заветному… и тут же отдернулась – запрет. Поэтому, блондинка призвала из игровой комнаты огромный фаллос, который и расположила на входе в анус, всё-таки развернув к стене все зеркала в комнате – мало ли.



Дом Блэков. Одновременно с действиями Астории.

Дафна Гринграс кипела, и щечки были покрыты красным – сегодня она перебрала стоооолько непристойностей. И вот это всё они будут пробовать с Поттером? Ужас.
Ужаснувшись, она выпустила из практически разобранной сумки, какую-то рубашку. Та упала на пол, и слизеринка обнаружила себя висящей в воздухе. Она чувствовала на теле какую-то поддержку, а не просто воздух. Попытки как-то исправить своё положение ни к чему не привели – все палочки были отобраны у них и отданы Альфе, а игра мышцами привела лишь к легкому трепыханию.
А тем временем, с пола начала подниматься та самая красная рубашка, постепенно распутывая себя. И вот, наконец, красный циклон замедлился – ремни перестали скользить из пряжек, раскрылась молния и рукава, в которых, как отметила Дафна не было выходных отверстий, зависли перед ней. Урожденная Гринграсс не поняла по своей ли воле, или под действием заклятия, но она вытянула руки, на которые сразу же начала натягиваться красная резина, довольно комфортно обволакивая плечи. Две половинки сомкнулись за ее спиной и звук молнии ознаменовал закрытие рубашки. Следом за металлическим застегиванием, воротник смирительной рубашки скользнул под ошейник, который расступился и замкнулся вокруг резины, оставляя достаточно места чтобы не возиться с дыханием.
Что-то двинулось между ее ножек – промежностный ремень замкнулся вокруг ее попки, войдя в нужные пазы сзади с легким шорохом. Ее руки в рукавах обхватили себя под грудью – заклятие методично заперло пяток ремней в нужных пряжках, герметизируя Дафну в красной смирительной рубашке. Щелк. Щелк. Щелк. Щелк. Щелк.
Красная кожа обняла каждый сантиметр ее аристократического тела, лаская и дразня ее чувствительные части. Сосредоточившись а них, слизеринка не обратила внимания на странно чувство на ноге, а потом было уже поздно – на ее ножки налезли резиновые колготки, которые расстегнули обувь и скинули надетые ранее носки, а затем сами оделись на предназначенное для них место.
И вот, заклятие явно решило избавить ее от чувств – на глаза Дафны, прямо из неразобранного мешка взлетела повязка. Поёрзала, устраиваясь поудобнее и успокоилась, оставив слизеринку в мире звуков и ощущений.
Естественно, девушка возмутилась:
- Так, стоп. Не на… мннннхо…
Но на ее раскрытый рот напал фаллический кляп с кучей ремешков, чья наполняющая часть проскользнула внутрь, заполняя рот так, что она едва могла теперь мычать. Девушка попыталась вытолкнуть резину языком, но в считанные секунды, ремешки обхватили ее голову и кожаная передняя часть вообще заглушила все звуки от нее.
Она попыталась укусить, но ничего не вышло, несмотря на мягкость и податливость резины. Но кляп был достаточно удобен, учитывая все обстоятельства – по крайней мере, фаллическая наполняющая не раздулась.
Дафна забилась в своих путах всерьез, дрыгая ногами в воздухе, и отмечая, что со стороны она наверняка смотрится достаточно забавно. Дрыгая руками в надежде хоть как-то их ослабить, она пропустила чувство на одной из ног, опомнившись лишь после того, как обе ее ноги оказались сомкнуты вместе от бедер до лодыжек. Она услышала металлический перезвон открытия замочков и прочувствовала сомкнувшиеся ремни вокруг ее ног. С легким щелчком несколько навесных замочков закончили формировать лэгбиндер.
И девушка начала ощущать, что две конструкции сошлись в единое целое, когда ремни снизу, скользнули в верхние пряжки.
Она продолжала сражение, пока не почувствовала как ее густые волосы, недавно возвращенные Хозяином в естественный с рождения цвет, собираются в хвост. Ноздри сперва уловили запах кожи совсем близко от них, а затем и лицо почувствовало странный объект, ненадолго лишивший ее дыхания. Сердце слизеринки екнуло: ее хотели задушить?
Но нет, она облегченно выдохнула, когда сумкоподобный объект скользнул ниже, и начал зашнуровывать себя за головой, оставив достаточно места для ноздрей и прижимая ближе к ее коже кляп и повязку для глаз.
Услышав еще металлические звуки с пола, она попыталась закатить глаза , что было забавно учитывая повязку и маску. Девушка и так была слепой, немой, заключенной в кожу и резину с ног до головы, почти в полной неподвижности – что еще-то?!
- Мммм, - завизжала она в кляп, когда ее перевернуло в воздухе и впечатало в потолок. Непонятный звон, тем не менее, остался внизу, а вот зашуршавшая резина поднялась по ее ногам к спине, и с легким скрипом сомкнулась спереди. Тяжелая молния помчалась с колен к шее, заключая ее в тугом кожаном коконе.
Поразмыслив, Дафна поняла, что это мешок, из которого наконец ушло всё содержимое.
Она ухватилась за эту мысль, как за спасительную, когда ее перевернуло в сальто и начало опускать на пол, одновременно с семью пощелкиваниями от ремешков на мешке: один в районе лодыжек, пять на туловище и один на шее.
«Всё закончилось?» - молча спросила Дафна, приземлившись на пол. Она была уверена, что да – из текущей привязки, невозможно было сбежать… но она всё равно попыталась, перекатив по полу своё туловище в смирительной рубашке, пинаясь и изо всех сил разводя руки и ноги.
Но ничего не вышло, а лишь добавило еще ограничений – она совсем забыла про металлические звуки на полу. Цепи скользнули вокруг ее туловища, держа ее в неподвижности вокруг какой-то конструкции. Снаружи было видно, что это металлический четырехугольный каркас с многочисленными отверстиями, в которые в данный момент были продеты цепи.
Девушка уже не могла даже слегка покачиваться внутри: со смирительной рубашкой и сетью цепей, которые не давали ей сдвинуться с места. Только голова могла двигаться в относительной свободе.
И тут на нее нахлынуло! Она больше не была Дафной Гринграсс! Этот человек был заперт где-то под килограммами кожи и металла. Теперь она была невинной деревенской девушкой, или, возможно, пленницей, нет рабыней злого Гарри Поттера, похитителя ведьм. Она лишь надеялась, что ее похититель побалует ее и себя после столь злого связывания…
Два слоя теплой кожи вокруг нее были настолько расслабляющими, что ей было трудно.
А тут еще и эти фантазии… Девушка попыталась выгнуться в оргазме, но не пошевелилась – не смогла в ограничителях.
Принимая неизбежное, она прижалась к полу как можно сильнее. И ее начало накрывать с головой от фантазий. Она билась, рычала, пыталась извиваться и всё время бурно кончала.
Наконец, успокоившись, она зевнула в кляп и под звуки собственного ровного дыхания уплыла в глубокий сон. Ее мечты были наполнены видениями зеленоглазого парня с непослушными черными волосами и прекрасными вещами, которыми они вместе занимались.



Это же время, Гарри и Габриэль.

- Не волнуйся, mon chere, - приобнял Гарри, упакованную вейлу, - всё будет хорошо. – И, держа в руках поводок, ведущий к ошейнику, хлопнул по заднице скомандовав:
- В общем, заходим.
Габриэль в армбиндере, с забитым кляпом ртом, в кожаной комбинашке на голое тело и в кожаном ошейнике, поводок от которого был у Хозяина в руке, могла лишь покориться, заходя внутрь телефонной будки.

---

* (примерный вид): http://i.imgur.com/jfeYq.jpg



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ТронДата: Пятница, 31.03.2017, 21:40 | Сообщение # 819
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Кто живой - оставите отзыв?


Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
GothaДата: Суббота, 01.04.2017, 15:04 | Сообщение # 820
Подросток
Сообщений: 7
« 1 »
Спасибо за проду, будет ли пополнение гарема?
 
ТронДата: Суббота, 01.04.2017, 15:19 | Сообщение # 821
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Цитата
Спасибо за проду, будет ли пополнение гарема?

Наврядли у Поттера. У Вейн может быть...



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
GothaДата: Суббота, 01.04.2017, 20:17 | Сообщение # 822
Подросток
Сообщений: 7
« 1 »
Хм, может быть все-таки для Поттера хотя бы Нимфадору Тонкс рассмотрите, так как она метаморф, а для такого Гарри это будет офигенным приобретением.
 
LordIFДата: Суббота, 01.04.2017, 20:42 | Сообщение # 823
Подросток
Сообщений: 8
« 0 »
Фигась, он все еще пишется. оо
 
ТронДата: Воскресенье, 02.04.2017, 13:41 | Сообщение # 824
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Цитата Gotha ()
Хм, может быть все-таки для Поттера хотя бы Нимфадору Тонкс рассмотрите, так как она метаморф, а для такого Гарри это будет офигенным приобретением.

Данный персонаж в соответствии с каноном - мертв.

Цитата LordIF ()
Фигась, он все еще пишется. оо

А почему нет?)



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ТронДата: Воскресенье, 02.04.2017, 13:41 | Сообщение # 825
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 34



Войдя в обжитую комнату вместе с Габриэль, Гарри еще раз перечитал письмо – нет, ничего не изменилось.
- Ну вот и нафига всё это? – задал он сам себе вопрос. И услышал ответ.
- Хозяин Гарри, а что не так? Все предметы, которые там перечислены, для меня. Чтобы меня можно было «одомашнить». Вот, смотрите, - вейла схватила письмо, начав тыкать по строкам, - например: армбиндер – это для того, чтобы ограничить мою власть над огнем. Ведь без воздуха вокруг рук, огонь я не разведу. Тоже самое – тугая форма и ошейник – с ними, я не смогу перекинуться в свою боевую форму. В общем, Министерство всё предусмотрело.
- А кляп? – с интересом спросил парень.
- Кляп… - вейла на секунду задумалась, - наверное, чтобы я не ныла и не возражала против процедур.
- И тебя всё это не напрягает?
- Закон, - поморщилась вейла, - конечно, варварский, но я знала, на что подписывалась, когда к вам переезжала.
- Ага… Тогда идём, будем тебя переодевать, - поманил Поттер, наколдовывая стул без спинки. – Текущую одежку снимай.
Естественно, его рабыня повиновалась, начав снимать униформу горничной, скидывая резино-кожаные изделия прямо на пол. Гарри посмотрел-посмотрел и хмыкнул: за такое и наказывать следует его принцессу, вещи раскидывать не стоит. И этим он займется сразу после посещения Министерства.
Блондинка скинула с себя всё что смогла, оставшись только в поясе верности и зябко обхватилась руками – в комнате было прохладно. Ее Хозяин отреагировал моментально – ткнул палочкой, накидывая согревающее заклятие, и щелкнул пальцами, призывая домовика.
В комнате, с хлопком, появилось еще действующее лицо.
- Хозяин звал Кричера?
Вейла, с писком, попыталась прикрыться – Гарри оценил ее старания легким смешком:
- Да, Кричер, в доме мои рабыни, так что температуру в комнатах надо бы поднять.
- Понял вас. На кухне помочь?
- Нет, там уже трудится одна рыженькая…
- Хозяин всё-таки захомутал младшую Уизли?
Гарри недоуменно посмотрел на него: - В Хогвартсе не только одна рыжая есть. Так, в дополнение, приготовь четыре комнаты. Мне – как обычно. И когда я дом покину, проследишь за всеми в доме, и доложишь мне – не нарушали ли они моих приказов? Свободен.
- Будет исполнено, - поклонился домовик, щелкнул пальцами и растворился в воздухе.
А Мальчик-который-Выжил повернулся к вейле и похлопал по стулу, приказывая садиться.
- Так, руки вверх, - начал Гарри проговаривать команды, для переодевания, - да, так и держи.
На девушку, через голову начала налезать черная туника, скрыв под собой металлические обводы пояса верности и плотно обхватив изящную фигурку. Играясь, Гарри помассировал соски, выступающие сквозь черный материал, заставив вейлу улыбнуться.
Вторым делом, Гарри занялся руками вейлы, завел их за спину и начал натягивать на них черный кожаный мешок армбиндера. Поттер постарался шнуровать крепко, но не туго – неизвестно сколько регистрация займёт. Перекинув верхние ремни через плечи, Гарри начал прилаживать следующую вещь: комбинашку из ремней, которую венчал высокий ошейник. Пара щелчков при вставке ремней в гнезда и вейла теперь была лишена возможности пользоваться руками.
Ноги вейлы удостоились колготок в сеточку, достающих аж до пояса верности, и кожаных ботинок на низком каблуке – Хозяин заботился о своей собственности, мог бы и босиком ее начать вести: письмо проблему обуви не обговаривало. Приподняв нижнюю часть туники, он постучал палочкой по металлической собственности, запирающей интимную часть вейлы, после чего выпрямился.
Закончив с одеждой, Гарри принялся за аксессуары – светлые волосы вейлы споро были собраны в конский хвост, который стянула темная лента с пышным бантом, после которой вейла удивленно запрокинула голову, посмотрев в лицо Хозяину.
- Чего?
- Тепло. Что это такое?
- Артефакт для согревания – тебе пригодится, ведь мы именно так полетим.
- Так, - решила уточнить вейла, - это без верхней одежды?
- Ты – безусловно. А вот я приоденусь.
- Но, как же ммм.
Гарри заставил ее заглотить грушевидный кляп: - Тшш. Сама же сказала – никаких протестов.
Тремя движениями, Гарри закончил наряжать вейлу в костюм для встречи в Министерстве. Прикрепив поводок к специально торчащему колечку ошейника, он заставил ее встать.
- Так, Габи, сейчас направимся на твою регистрацию. Вести себя культурно, никого не бояться. Да, насчет туалета – можешь делать свои дела прямо по ходу. Твой пояс всё впитает.
Если вдруг что-то тебе понадобится, ну там, зачешется что, то остановишься. Будем стоять – трижды постучишь ногой по полу. Всё поняла?
Вейла в ответ кивнула. Гарри в ответ поцеловал ее поверх кляпа, приобнял и аппарировал на известную ему улицу. Урожденная Делакур, несмотря на объятия, умудрилась потерять равновесие при приземлении вблизи телефонной будки – ее глаза со страхом посмотрели на Хозяина.
— Не волнуйся, mon chere, — приобнял Гарри упакованную вейлу, — всё будет хорошо. — И, держа в руках поводок, ведущий к ошейнику, хлопнул по заднице, скомандовав. — В общем, заходим.
Габриэль в армбиндере с забитым кляпом ртом в кожаной комбинашке на голое тело и в кожаном ошейнике, поводок от которого был у Хозяина в руке, могла лишь покориться, заходя внутрь телефонной будки.
Вновь втиснувшись в ограниченное пространство, Поттер захлопнул дверь и взял трубку.
— Ну-ка... шесть, — он стал набирать номер, — два... четыре... опять четыре... опять два...
Когда диск с мягким стрекотанием вернулся на место, в будке зазвучал уже знакомый прохладный женский голос, будто невидимая женщина стоит с ними рядом:
— Добро пожаловать в Министерство магии. Назовите, пожалуйста, ваше имя и цель посещения.
— Гарри Поттер, регистрация магического существа.
— Благодарю вас, — произнес прохладный женский голос. — Посетитель, возьмите, пожалуйста, значок и прикрепите к мантии спереди.
Что-то щелкнуло, затрещало, и Гарри увидел какую-то штучку, скользнувшую по металлическому желобку для возврата монет. Это оказался квадратный серебряный значок с надписью: «Гарри Поттер. Регистрация магического существа».Он приколол значок. Вновь послышался женский голос:
— Уважаемый посетитель, вам необходимо пройти досмотр и зарегистрировать вашу палочку у дежурного колдуна, чей пост находится в дальнем конце атриума.
Пол телефонной будки дрогнул, и она медленно поползла вниз. В ушах раздавался только однообразный механический звук подземного перемещения. Гарри помнил как было ему неуютно при первых посещениях, так что приобнял вейлу. И вовремя – по ощущениям, они явно прошли через Гибель Воров – вейла, как существо огня чуть не упала, проходя сквозь воду.
Примерно через минуту его ступни озарила полоска золотистого света. Расширяясь, свет постепенно залил все его тело и наконец ударил в глаза, заставив моргать.
— Министерство магии желает вам приятного дня, — сказал женский голос.
Дверь будки распахнулась, и Гарри вышел, тяня за собой свою блондинистую собственность.
Они стояли в конце очень длинного, великолепного зала с темным паркетным полом, отлакированным до зеркального блеска. На переливчато-синем потолке сияли золотые символы, которые перемещались и видоизменялись, делая потолок похожим на огромную небесную доску объявлений. В стенах, обшитых гладкими панелями из темного дерева, было устроено множество позолоченных каминов. Всё как и при прошлых посещениях. Но были и отличия: отсутствовал фонтан, представлявший собой золотую скульптурную группу крупней, чем в натуральную величину, в центре круглого бассейна из магического сообщества.
Гарри сверился с письмом.
— Нам сюда, — сказал он, направляясь к золотым воротам. Слева от них за столом, под табличкой с надписью «Охрана», сидел плохо выбритый волшебник в переливчато-синей мантии. При их приближении он поднял глаза от «Ежедневного пророка». Окинул их дуэт взглядом, особенно задержавшись на красавице-вейле в кожаном оснащении.
- Понятно всё. Сюда, пожалуйста, — сказал дежурный. И тут понял, что рядом стоит сам Поттер. Злой Гарри Поттер, судя по виду…
— В-волшебную палочку, — заикаясь попросил дежурный, протянув ладонь.
Гарри в ответ вопросительно поднял бровь. Смотрелось устрашающе.
- В-впрочем, можно и-и без этого. – Охранник положился на чары на входе, максимально обновленные. – Проходите.
Вейла, вслед за Хозяином миновала ворота и они очутились в зале поменьше, где за золотыми решетками виднелось, как минимум, двадцать лифтов. Гарри уверено встал перед одним из них, дождался кабины и затянул свою собственность внутрь. Зазвучал тот же прохладный женский голос, что они слышали в телефонной будке:
— Уровень седьмой. Отдел магических игр и спорта, включающий в себя штаб-квартиру Британско-ирландской лиги квиддича, Официальный клуб игроков в плюй-камни и Сектор патентов на волшебные шутки.
Дверь лифта открылась, и Гарри с Габриэль увидели неопрятный коридор, вкривь и вкось оклеенный плакатами, рекламирующими разнообразные команды по квиддичу. Ничто не меняется. Дверь захлопнулась, лифт, дергаясь, стал подниматься дальше, и женский голос объявил:
— Уровень шестой. Отдел магического транспорта, включающий в себя руководящий центр Сети летучего пороха, Сектор контроля за метлами, Портальное управление и Трансгрессионный испытательный центр.
— Уровень пятый. Отдел международного магического сотрудничества, включающий в себя Международный совет по выработке торговых стандартов, Международное бюро магического законодательства и британский филиал Международной конфедерации магов.
— Уровень четвертый. Отдел регулирования магических популяций и контроля над ними, включающий в себя подразделения зверей, существ и духов, Управление по связям с гоблинами и Консультационное бюро по борьбе с вредителями.
- Нам сюда.
Они повернули за угол, прошли через массивную дубовую двустворчатую дверь и очутились в большом зале, тесно заставленном и разгороженном на отсеки. Подойдя к ближайшему клерку, Гарри швырнул на стол письмо…
Клерк поднял глаза, увидел разгневанного магического Героя, и едва не опорожнил кишечник. Было известно, КАК относится Магический Герой к таким анахроническим законам. Да и в целом к Министерству не питает теплых чувств…
На счастье Министерства, начальник отдела являлся членом Клуба Слизней, так что удалось уладить всё полюбовно. Примерно через час Гарри имел на руках все необходимые документы.
Выйдя из лифта, замаскированного под телефонную будку, Гарри решил скинуть напряжение, поэтому немного отойдя за угол, он заставил опуститься на колени вейлу.
Освободив той рот от кляпа, Гарри расстегнул собственные штаны и выставил свой член к губам вейлы, которая незамедлительно взяла тот в рот. Хозяин запрокинул голову и закрыл глаза с легким стоном удовольствия.
Скоро послышались звуки от вейлы, которым он отдал должное, и ощущения теплого влажного рта с жадностью сосущего его твердый член. Губы его младшей рабыни проскальзывали по его стержню, язык перемещался и большая часть его члена всегда была внутри нее.
Поттер наполнил рот новенькой Лавгуд своей спермой и выскользнул с небольшим хлопком, давая сглотнуть и отдышаться.
Обхватив вейлу, Гарри аппарировал обратно на площадь Гриммо.
Оставшийся день прошел… приятно. Но о нём позже.



День выбора Кубка Огня.

Ужин, казалось, никогда не кончится. Все вокруг ерзали на стульях, тянули шеи, вставали на ноги, всеми овладело нетерпение: скоро ли будет выбор Кубка Огня? Кто будет Тремя Чемпионами?
Наконец золотые тарелки засияли первозданной чистотой. Зал смолк — принимающая директор - Макгонагалл поднялась с места. Сидящие по обе стороны от неё профессор Любен Витшов и мадам Максим замерли в напряженном ожидании. Представители министерства тоже. Накладок быть не должно – иначе полетят головы.
— Кубок огня вот-вот примет решение, — начала профессор трансфигурации. — Думаю, ему требуется еще минута. Когда имена чемпионов станут известны, попрошу их подойти к столу и проследовать в комнату, примыкающую к залу. И хочу напомнить – выигрыш составляет тысячу галеонов, а победитель покроет себя неувядающей славой!
И тут Кубок огня засиял ярче, искрящиеся синеватые языки пламени ослепительно били по глазам, а из жерла выскочил обгоревший кусок пергамента. Зал замер.
Макгонагалл подхватила его, прочитав:
— «Чемпион Дурмстранга — Владислав Малиновский».
Осадивший ранее своих, парень, являвшийся неформальным лидером, поднялся с места и проследовав через зал, исчез в соседней комнате.
Пламя вновь покраснело, и Кубок выстрелил еще одним куском пергамента.
— «Чемпион Бобатона — Элоиз Гаргантюа!» — возвестила Минерва.
Внешне ничем особо не примечательная девушка, по сравнению с прошлой претенденткой от этой школы, летящей походкой прошла между столов Гриффиндора и Пуффендуя.
Осталось только узнать чемпиона Хогвартса!
Все опять повторилось. Огонь покраснел, посыпались искры. Из Кубка вылетел третий кусок пергамента:
— «Чемпион Хогвартса — Захария Смит».
— Ну почему он?! Почему? — возопил Рон.
Взорвался криками стол Пуффендуя. Все до единого пуффендуйцы вскочили на ноги, топали, вопили до хрипоты, приветствуя идущего к профессорскому столу Захарию. Второй Турнир – второй чемпион с их факультета! Аплодисменты не смолкали долго.
Директриса Хогвартса прочистила горло:
— Что ж, теперь у нас есть три чемпиона. Я не сомневаюсь, что каждый из вас, включая не избранных учеников, будет изо всех сил поддерживать чемпионов. Тем самым вы внесёте поистине неоценимый…
Но Макгонагалл вдруг замолчала, и всем сразу стало ясно, почему! Ситуация трехлетней давности повторялась!
Огонь в чаше снова стал красным. Полетели искры. В воздух выстрелил язык пламени и вынес ещё один кусочек пергамента.
Глаза Макгонагалл стали напоминать блюдца! Она схватила бумажку, вытянула её перед собой и уставилась на неё, не в силах поверить. Затем она прочистила горло и шокировано выдохнула:
— Гарри Поттер.
Гарри также шокировано выдохнул.
- Опяяяяять????? Рррр…
Взгляд Поттера забегал по сторонам, и тут внезапно упал на вейлу. В голову мгновенно пришла идея:
- Габриэль, сможешь поглотить огонь из Кубка? – Вейла кивнула. – Тогда поглощай!
Вейла светлой молнией мелькнула по залу и подбежала к Кубку. Охранные заклятия после выбора, как выяснилось, спали:
- Ты дважды подставил моего Хозяина. – Прошипела вейла. - Прощай!
В оглушительной тишине, Вейла поднесла Кубок к губам и сглотнула синий огонь. Посмаковала, и поставив утративший сияние Кубок на место, внезапно выдала пламенную отрыжку, смущенно прикрыв ладошкой рот. В этой же тишине, в Зал влетела сова с красным письмом в лапах.
То раскрылось, и весь Большой Зал, услышал:
«Молли Уизли просит разрешения на вход в Хогвартс»…



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
LordIFДата: Воскресенье, 02.04.2017, 20:32 | Сообщение # 826
Подросток
Сообщений: 8
« 0 »
Цитата Трон ()
А почему нет?)

Так сколько лет уже XD
 
ТронДата: Понедельник, 03.04.2017, 19:23 | Сообщение # 827
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Цитата LordIF ()
Так сколько лет уже XD

Много, ну так и что с того?)



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ShtormДата: Среда, 19.04.2017, 15:51 | Сообщение # 828
Черный дракон
Сообщений: 3256
« 196 »
Спасибо за продолжение. Кто на этот раз удружил Поттеру? Станно чего это Молли идет в Хог? Разбираться по поводу свей дочери?


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
ТронДата: Воскресенье, 28.05.2017, 19:53 | Сообщение # 829
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 35



Молли Уизли, ждущая сейчас за дверями Большого Зала нервничала, и ей это не нравилось. Сейчас вполне конкретно намечались неприятности – сумасбродное письмо Рона она перечитала десяток раз, но явно поняла только одно – ее младшенькой что-то угрожало. Поэтом, она и прибыла так быстро – спасать лицо семьи, сделав правильные вещи.
Отправив сову, она принялась ждать.
Филч прибежал открывать уже через пять минут. Пока они шли, Молли попыталась что-то выяснить, но и школьный завхоз ситуацию не прояснил, постоянно сбиваясь с одного на другое: то про дополнительную уборку, то про какой-то Турнир, то легендарную игру, то на Гарри…
У нее сложилось впечатление, что в школе явно произошло нечто странное. Но всё равно – свою кровиночку она вызволит из любых неприятностей – волшебница достала палочку.



Когда в двери Большого зала с палочкой наизготовку и с развевающимися одеждами, почти влетела его мать, Рональд Билиус Уизли потерял весь цвет в лице. Пока та шла к профессору Макгонагалл, он бы и хотел убежать подальше, оставив Хогвартс далеко позади, но ноги не держали. Он только и мог смотреть, как мама поговорив с директором, направляется в его сторону – спаситеееееееее…



Гарри, который так и не ушёл в комнату Чемпионов, тоже отвлекся от ругани с министерскими работниками, на вошедшую миссис Уизли. Та, грозным шагом двигалась, казалось, в его сторону. Совершенно внезапно всплыла память, что вообще-то эта пухленькая ведьма завалила Беллатрису Лестрендж в бою один на один…
Но нет, волшебница подошла к директрисе, и та начала полный отчет, добавляя все-все детали, что мать семейства хотела узнать. После того, как волшебница была удовлетворена, и положила палочку обратно в карман, он снова вернулся к ругани – какого хрена его засунули в Турнир снова, несмотря на все его потуги? Ну и чуть-чуть интересовало: как… как, Мерлин их возьми неведомые подкладывальщики имен смогли пройти защиту, которую не одолели даже его девчонки, включающие и лучшую ученицу за последний десяток лет!
Представители министерства отругивались, но было видно, КАК им не по себе. Опять подстава Магического Героя… А с его стороны уничтожение легендарного артефакта, хотя парень и был в своём праве…
Турнир переставал казаться им такой уж хорошей идеей.



Молли Уизли, узнав всё, обожгла взглядом Гарри, но действовать не стала – у парня и так проблемы были, предпочтя подойти к чаду номер шесть, отвесив ему подзатыльник и, схватив за ухо, потащить к комнатам Ромильды Уэйн, по пути размышляя как вытащить дочь из такой магической сделки, что дуралей в ее руке организовал.



Как выяснилось, имя Гарри попало в Кубок просто: никто не потрудился исправить Конфундус в исполнении Барти Крауча младшего. Так что, повинуясь чарам, Кубок снова выплюнул имя единственного претендента от четвертой школы.
Это был ужас…
Гарри сразу заявил, что подаст в суд за столь злостное неисполнение обязанностей. И лишь вмешавшаяся Минерва Макгонагалл смогла хоть чуть-чуть сгладить ситуацию, попросив отсрочку на пару дней для разбора ситуации(ну и для подготовки еще набора испытаний для четвертого участника. Директриса знала, что выйти из-под Контракта с Кубком,пусть и разрушенным, не выйдет. Но лучше сейчас успокоиться и разойтись, потом на трезвую голову сообщив Поттеру, что тот попал.)
В ужасном настроении, Гарри ушёл из всё еще ошарашенного Большого зала в свои комнаты в сопровождении кучи девушек. К сожалению, те не слышали обсуждения с министерскими.
По пути, Гарри спокойно начал всё взвешивать – картинка получалась неприятной, но на План, если не удастся выкрутиться, никак не повлияет. А может даже и поспособствует…
Войдя в комнаты, Гарри начал свою речь:
- Я полагаю, провинившаяся уже поняла, что получит наказание? Надеюсь все понимают, о ком я?
Лучшая ведьма на курсе, по совместительству, его неко, понурилась.
- Ничего Герми. Все имеют право на ошибку, так что ты не будешь одна расплачиваться за всё. Асти – ты с нами. Остальным же – спать. С утра, жду одну из вас с предложением завтрака. Если будем спать и не откликаться – будите нас без жалости.
Гарри ничего не смог с собой поделать и коротко рассмеялся, когда его девушки синхронно кивнули, а рука Луны цепко ухватила «младшую сестренку». При легкой фанфтазии о том, чем эти ведьмы будут заниматься он кивнул двум оставшимся и, подхватив младшую из них под локоток, направился в ближайшую комнату. Зайдя, Гарри лишь щелкнул пальцами и одежда с урожденной Гринграсс исчезла – та осталась лишь в своём неснимаемом ошейнике. Руки парня начали собственнический поход по телу – одна двигалась к бедрам, а вторая к шее – он словно хотел показать ее всю третьей участнице событий.
Гермиона же, хотела опустить глаза в пол, всем видом показывая грусть и потерянность – она не выполнила приказ. Хозяин даже хотел схватить ее на руки и целовать, уверяя ее шепотом, что всё будет в порядке, но вместо этого, Поттер справился с собой, покрепче сжав Асторию.
Та же, выглядела и чувствовала себя великолепно, а некая часть тела Гарри напряглась, когда он увидел подаренный им пирсинг. Идея сделать больше всё еще была, поскольку он представил себе, как она будет выглядеть с серией колец через ее складочки и клитор.
Скользнув взглядом по лицу Гермионы, Хозяин увидел определенные признаки возбуждения: карие глазки блестели, смотря на формы Астории, губы слегка вспухли от небольших покусываний, грудь третьего размера вздымалась.
Картинка была настолько приятной, что парень даже забеспокоился, что проткнет дыру в своих штанах. Два его пальца скользнули в самое лоно Астории, и девушка под его рукой изогнулась, легонько застонав.
Глядя на это действо, легонько застонала и Герми, но почти сразу сдержалась и виновато замерла, вглядываясь в лицо Хозяина. Тот спокойно спросил:
- Присоединишься?
Рот девушки распахнулся – Гермиона явно хотела ответить, но задумалась и лишь кивнула. И принялась раздеваться, сперва стянув футболку через голову – лифчика на ней не было, так что Хозяин с удовольствием насладился видом ее глобусов третьего размера, сравнивая с грудью Астории.
Пока неко разбиралась с остальной одеждой, Гарри сунул внутрь лона Асти еще один палец и продолжил трахать беспомощную жертву. А рабыня послушно раздвинула колени , предоставляя больше доступа.
Юбочка Герми наконец снялась, и его лучшая школьная подруга слегка смутилась, так что покраснели щечки, своей наготы, смотря на то как Гарри игрался с влагалищем Астории. Рука каштановолосой потянулась прикрыть грудь, но тут вмешался Поттер:
- Стоять. Не закрываться! Мне нравится, как ты выглядишь, смущаться не нужно. Не так ли, Асти?
Он позволил девушке оглянуть неко, и та от всей души согласилась.
Гермиона сумела продемонстрировать характер кошки:
- А когда вы, собираетесь раздеться Хозяин-Избранный? – нахально поинтересовалась лучшая магглорожденная ученица Хогвартса.
Гарри улыбнулся, пристально глянул на нее, и отстранился от застонавшей от разочарования Астории.
- Ну-ка, подойди ближе, - парень вынул пальцы из Астории, - а теперь, пробуй её!
Гермиона задумалась, но ровно через секунду послушно взала пальцы Хозяина в рот и шумно всосала, распробуя вкус другой девушки. Гарри распорядился, чтобы младшая рабыня поцеловала неко, и девушка кивнула. Так что, когда пальцы выскользнули, рот Гермионы сразу же оказался запечатан страстным поцелуем блондинки.
Парень ухмыльнулся открывающейся картине, но у него еще были дела: его неко получит наказание. Точнее, она будет наказывать, но от этого и сама будет наказываться. Ну, или нет…
Гарри приманил поводья и сбрую из игровой комнаты, после чего заставил девушек разойтись. Подхватив за кольцо в ошейнике Асторию, Мальчик-который-Выжил заставил ее опуститься на колени, и потрепав по голове схватил блондинистые волосы, используя их как поводок. Подведя рабыню в центр комнаты, он скомандовал:
- Стой смирно. Сейчас Мио будет тобой заниматься.
- Я? – Удивилась ведьма.
- Ты-ты. Она – твое наказание. Ты ее накажешь… Для начала, обряди ее, это приказ.
Гермиона подошла поближе и расправила вещи, принесенные Гарри. Ей явно было знакомо их назначение: кожаная сбруя лошади скользнула на лицо Астории, плотно облегая голову. Блондинка встряхнулась и застонала, когда металлические удила скользнули меж ее зубов. Кольца снаружи составляли приятный контраст с черным ошейником - Гарри понравилось. Это было давней фантазией с тех самых пор, как он увидел то самое видео на компьютере Дадли.
Гермиона натянула часть уздечки, которая повторяла морду лошади через нос Астории. Гарри лишь убедился, что было достаточно пространства для дыхании мелкой ведьмочки.
Первоначально, Гарри хотел сам обряжать ее, но Гермиона справлялась – имитацию поводий, неко закрепила на кольцах металлического кляпа. Настала пора седла – пока Гермиона закрепляла его на спине, Гарри подошел спереди и продемонстрировал длинную и тонкую цепочку своей блондинке. Та застонала сквозь свой кляп, представляя себе, где цепочка окажется в конечном итоге и Поттер улыбнулся, любя этот звук.
Гермиона же, торопясь с завершением наказания, скрестила руки другой девушки в комнате за спиной и сцепила их кожаными манжетами:
- Всё? Я свободна?
- Нет конечно, это ведь только первая часть наказания. И для тебя, и для нее.
И он быстро начал протягивать цепь через оба кольца в сосках Астории, а затем оба конца начал натягивать вдоль живота. Блондинка вновь застонала от холодных прикосновений, и Поттеру потребовалось всё мужество гриффиндорца, чтобы продолжить: оба конца цепи прошли по пизде Асти, обхватили ее бедра сзади и наконец прицепились к манжетам. Ему пришлось использовать свою палочку, чтобы отрегулировать цепь, давая достаточную слабину мелкой ведьме для движения.
Та пару раз дернулась и благодарно кивнула –сносно, так что теперь цепь в районе ее складок была покрыта выделениями, как морская пена.
Из-за этого же положения, Асти склонила голову, держа задницу высоко в воздухе – Гермиона выглядела загипнотизированной, но продолжала ждать то, что ее Хозяин уготовил им. И Поттер не разочаровал.
Он вынул конский хвост, прикрепленный к металлической пробке, блестящей в свете свечей по стенам. Ему нравился солидный вес в его руках, и он не мог дождаться, увидеть ее внутри своей собственности.
- Ч-что ты собралься делать с… этим, мя? – нервно спросила Гермиона, широко раскрыв глаза.
- Не бойся, ты засунешь хвост на законное место. – Ухмыльнулся Гарри вручая пробку своей неко. – Приступай!
Гермиона сглотнула, но подняла хвост. Взвесила сталь в руках, прикинула длину и ужаснулась, взглядом прося помощи. Гарри сжалился:
- Можешь ее облизать.
Сперва Мио не поняла, но потом глаза сузились в понимании и она сделала всё по его совету, дополнительно отсосав кончик для лучшей смазки. Член Гарри дернулся – он хотел такого же.
- Отлично. Приступай!
И парень использовал смазочное очарование на блондинке, а брюнетка толкнула стальной кончик в тугое колечко мышц ануса. Гарри подошел ближе и легонько хлопнул девушку по заднице. Асти расслабилась и Поттер смог полюбоваться зрелищем исчезающей пробки внутри блондинки. Когда весь металл был внутри, Гарри провел пальцами по волосам хвоста, придавая пышность, будто он ее жокей.
И теперь настало время настоящего наказания.
Гарри призвал плеть, и вручил ее неко:
- Бери и бей.
- Я… я не могу Хозяин!
- Это еще что за пререкания? – нахмурился Гарри. – Бери и бей. Третий раз я не повторю.
Брюнетка даже вздрогнула, но плеть всё-таки взяла. Парень решил подбодрить:
- Всего двадцать ударов, и я тебя прощаю. Больше никаких наказаний, обещаю! Но бей со всей силы.
Мио посмотрела на него, а потом прикрыла глаза явно что-то вспоминая, и, когда она отстранилась для первого удара, в ее глазах горела решимость, а удар она нанесла вполне профессионально вложив много сил, прямо по заднице Астории.Он же, наблюдал, как белая кожа краснеет в месте контакта, а неко уже полоснула по другой половинке задницы. И Астория принялась вихлять своим хвостом, под градом ударов по своим мясистым щечкам.

Примечание к части
Выкладывать в таком формате, или лучше на сюжете сосредоточиться? happy
Кто что думает?



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ShtormДата: Среда, 31.05.2017, 16:01 | Сообщение # 830
Черный дракон
Сообщений: 3256
« 196 »
Спасибо за продолжение. А как выкладывать, -решай сам. Ты ж автор:-P


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
GothaДата: Вторник, 12.09.2017, 17:44 | Сообщение # 831
Подросток
Сообщений: 7
« 1 »
Продолжение когда ждать?
 
ТронДата: Вторник, 24.10.2017, 23:09 | Сообщение # 832
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 36. Часть 1.



День после прибытия из Министерства. Дом Блэков.

«Оставшийся день прошел… приятно. Но о нём позже.»

С таким же хлопком аппарации и с вейлой в объятиях Гарри вернулся обратно домой. Снова помог Габриэль, которая вновь потеряла равновесие, в неудобной одежде устоять на ногах. До входной двери дуэт дошел очень быстро, и Гарри, приложив руку, открыл дверь. Хоть он и постарался пройти домой тихо, этого ему не удалось — в прихожей уже ждала Альфа.

— Как всё прошло, Хозяин?

Гарри в ответ потряс новыми документами с пометкой: «Габриэль Лавгуд».

— Ну, теперь Габриэль твоя сестренка не только на словах. В остальном всё прошло тихо.

Стоящая за плечом Гарри вейла закатила глаза — по-другому выразить всё происходящее в Министерстве она не могла — рот был занят грушевидным кляпом, — припоминая бледных и трясущихся чиновников. Те только были рады отделаться от разозленного Национального Героя, поэтому вписывали всё чуть ли не под диктовку.

— Как все справились? — поинтересовался Поттер.

Луна чуть склонила голову набок:

— Гермиона заканчивает с разбором. Сьюзен всё приготовила. Астория вычистила, что требовалось. Дафна… не знаю.

— Ясно. Так, отведи сестру наверх, накорми и переодень… В маггловское. И накрасьтесь. Сегодня будет насыщенный вечер.

Послушно кивнув, улыбнувшаяся блондинка подхватила из его рук поводок, ведущий к ошейнику вейлы, и повела сестренку наверх.

Сам же Хозяин отправился к своей самой начитанной неко в библиотеку. Вошёл в комнату и… искомой неко не нашёл. Гарри внимательно осмотрел все проходы, все стеллажи, но никого не обнаружил. Разве что каждая книга была протерта от пыли. А значит, его Гермиона справилась.

«Но куда она делась?»

И тут искомая киса спрыгнула прямо сверху и изящно потянулась:

— Хозяин Гарри, я закончила.

— Это я вижу. Молодец… В благодарность, — Гарри подошёл к одной из полок поближе, — можешь почитать. Книгу, правда, выберу я, но от этого хуже же не будет?

И Поттер вытащил Книгу, по которой его немножко обучали в Клубе.

— Вот.

Неко подошла поближе, выхватила книгу, но почти сразу разочарованно понурила ушки:

— Я уже ее читала. — И тут до нее дошло, что она сказала это вслух. Она покраснела, ведь, учитывая содержание книги…

Вот тут и Гарри оказался удивлен:

— Это когда ты ее читала? Там же…

— Да. Читала. Но не применяла. Всё для… пополнения знаний в определенной области.

Гарри вопросительно поднял бровь.

— Да, половое воспитание.

— Что ж… Понятно. Значит, в будущем применяй знания отсюда. Это приказ. — Гарри почесал понурившуюся неко за ушком. — Свободна. Читай, что хочешь.



Луна завела Габриэль в их комнату, и первым делом вынула кляп из рта девушки, расстегнув все ремни, идущие вокруг головы.

— Спасибо, — слегка размяв рот, поблагодарила вейла.

А райвенкловка тем временем начала освобождать ноги, избавляя их от ботинок и колготок. Следующими движениями блондинка лишилась ошейника и кожаной комбинашки поверх туники. Лента с волос упала на пол, рассыпав ее волосы по плечам.

Луна уже принялась за армбиндер, когда вдруг подумала о чем-то:

«А ведь ей не требуются руки для переодевания», — девушка усмехнулась. — И я могу просто покормить ее».

Лавгуд продолжила думать дальше:

«На самом деле, Габи не нужны и ноги свободными — я могу отнести ее куда нужно. Хотя… Зачем нам вообще из комнаты уходить?»

Так что Луна призвала кандалы с короткой цепочкой, которые и защелкнула вокруг щиколоток вейлы.

— Эм… Альфа, зачем это? — кивнула урожденная Делакур, а ныне Лавгуд, на свои ноги.

— Так надо, — блондинка постарше призвала бедренные ограничители, которые и закрыла на положенном месте. — Сейчас буду тебя кормить. И отныне, запомни: я для тебя, повторяй за мной: сес-трен-ка! Ну или сестра, если больше нравится!

— У меня уже есть сестра!

— Тем более. Значит, тебе не привыкать. Итак… Я жду…

— Я поняла, сестра.

— Хорошая девочка, а хорошие девочки, как я и говорила ранее, получают вознаграждение.

И Луна, спокойно подхватив вейлу на руки, понесла ту к кровати, расположила поудобнее и натянула резиновое одеяло до самого подбородка вейлы. После чего быстро сбегала на кухню за приготовленным пуффендуйкой обедом. Скоро прибежала обратно, заставила вейлу приподняться, установила поднос на колени к вейле. Сама пристроилась сзади и, вынув заветный ключик от пояса верности, отомкнула переднюю пластинку.

Одна рука райвенкловки взяла ложку и зачерпнула супа, а вторая нырнула к киске беспомощной Габи:

— Итак, открой ротик и скажи «а-а-а».



После Гермионы, которая сумела удивить, путь Хозяина заканчивался кухней. Войдя, Гарри увидел свою рыженькую рабыню. Потянув носом, привычный к готовке Гарри понял, что всё приготовлено, как надо. Да еще и на блюдах чары стазиса — так что ужин не испортится.

— Молодец. Хвалю. — Гарри отдал должное стряпне Сьюзен, взяв одну тарелку и попробовав содержимое. — И чем бы мне тебя занять?

Сьюзен даже с некоторой опаской взглянула на него. А Гарри всё так же невозмутимо продолжал есть, доставив Сьюзен несколько незабываемых минут: ведь неопределенность страшнее самой суровой реальности. Но Хозяин был настроен благодушно:

— Отправляйся-ка в библиотеку. И у Гермионы спроси книгу, которую она… уже читала. Изучай. Мне потом сдавать будешь. И устно. И практику. А для нашей книголюбки захвати ужин.

Урожденная Боунс кивнула, наложила еду по тарелкам, захватила поднос с едой и отправилась по указанному Хозяином адресу, в дверях столкнувшись со спустившейся Луной.

— Хм? — вопросительно поднял бровь Гарри.

— Ужин для нас, Гарри, — пояснила Лавгуд, продолжая накладывать блюда. — Кстати, можно вопрос? — Парень кивнул. — Куда нам одеваться?

— По магазинам пойдём. В этом году вроде как Рождественский Бал. А значит, нужны платья.

— Поняла. Будем готовы через часик. — И Луна ушла.

Гарри же продолжил проводить инвентаризацию своих рабынь. И следующей стала Дафна, которую Гарри нашёл в весьма плачевном состоянии.

Он, правда, забыл об этой новинке с самобондажом. Но, когда он прислушался, то понял, что слизеринка… спит!

Приблизившись, он в этом удостоверился, слегка качнув Дафну, но не добившись реакции. Так что Гарри щёлкнул пальцами, призывая домовика, которому наказал позаботиться о физиологических потребностях его рабыни. А потом велел отправиться в библиотеку и передать рыженькой собственности, что с утра Дафну стоит выпустить. Хорошо хоть, что Дафна почти всё рассортировала, а то еще кого смущать бы пришлось. Не, с девчонками они всё это всё равно испытают, но лучше поздно…

Ну и последней стала Сластёна.

Едва Гарри распахнул дверь в ее комнату, как сразу же уловил терпкий запах ее удовольствия. Его рабыня под номером четыре, всё еще в костюме горничной, пусть и слегка испачканном, расположилась на коленях на своей кровати, головой уткнувшись в матрас, одной рукой играясь со своим пирсингом, а второй — со своей задницей, туда-сюда водя анальный расширитель.

— Давай заканчивай, — озвучил Гарри свои мысли. — И начинай запоминать, что ты наказана. Я же сказал: один раз удовольствие, а не… Кстати, сколько, отвечай?

— Ше-е-есть, Хозяин, — послушно простонала девушка…



Следующий день после заявления участников Турнира Трёх Волшебников.

К сожалению для Гарри, маги решили идти по пути наименьшего сопротивления с решением Кубка Огня: «Раз имя вылетело, то и участвовать должен».



Маггловский Лондон. Через два часа после «Будем готовы через часик».

После того, как Гарри прождал, казалось, многие часы, две молодые девушки наконец спустились, одетые в нормальную маггловскую одежду. Поттер хмыкнул: выбирала явно более опытная в этом деле — Габриэль: мешанины цветов не было, странных вещей — тоже.

— Молодцы, хвалю. — Парень подошел ближе и удостоверился, что Луна всё-таки садистка — со своей «сестры» пояса верности она не сняла. Ладно хоть от других вещей они избавились.

— А куда мы отправляемся, Хозяин? — поинтересовалась Луна. — Далеко?

— Не очень. Как вы знаете, в этом году снова Турнир, так что будет и Бал. А значит, вам нужны платья. Сперва куплю вам обеим, затем и с остальными туда сходим.

— Ура… Спасибо, — раздалось одновременно два голоса.

Подхватив их за плечи, Гарри аппарировал в знакомое ему место неподалеку от огромнейшего гипермаркета.

Вот они своей дружной компанией вошли внутрь, и Хозяину пришлось схватить за плечи Луну, чтобы успокоить ее: огромнейшая толпа народу шагала по всем этажам, производя много шума; всё сверкало, переливалось. И Гарри, и Габриэль улыбнулись реакции Альфы на кучу магазинов, — блондинка после первого шока крепко вцепилась в левую руку Габи и правую руку своего Хозяина.

— Спокойней, Луна, всё хорошо. Вдох-выдох, ну же.

Блондинка последовала его совету. И отпустила их руки, когда они поднялись по эскалатору на второй этаж — в магазинный ряд, специализирующийся на одежде…



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ТронДата: Вторник, 24.10.2017, 23:09 | Сообщение # 833
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 36. Часть 2.
(Писалась под музыку Miani — Reggaetonera на быстрой перемотке, а-ля Элвин и бурундуки)



Прогулка по магазинам затянулась: сперва освоившуюся Луну буквально с боем пришлось вытягивать из отдела нижнего белья. Альфа хотела перемерить всё! В общем, блондинка удовлетворилась дюжиной трусиков для себя и своей младшей. Кроме того, урожденная Лавгуд была уверена, что и её Хозяин Гарри будет наслаждаться их видом. Особенно теми с блестками… Для Габриэль, которая была всё еще закована в пояс верности, она выбрала на свой вкус парочку полупрозрачных версий, подмигнув и шепнув, что Гарри оценит. Так что магазин они покидали с десятком покупок. Затем — следующий, — и тоже с десятком презентов. Затем еще один… Потом еще…

НО… Когда троица добралась до нирваны шелковых платьев и кружев, Гарри, как оплачивающий всё веселье, сразу понял, что попал. Правда, его удивили и обе его девушки: Луна снова, как и при первом попадании в торговый центр, широко раскрыла глаза, — гораздо больше, чем обычно:

— Я почти боюсь заблудиться здесь.

И почти сразу ей начал вторить голос младшей сестры:

— Да, если бы мы не знали, что хотим, было бы ужасно. Гарри, может поможешь нам?

В ответ Хозяин лишь усмехнулся, устраиваясь поудобнее в кресле:

— Сами девушки, сами. Сделаете себя сексуальными для меня, а?

В ответ Габриэль и Луна переглянулись, кивнули друг другу и упорхнули. А их владелец присел поудобнее и начал наслаждаться бесплатным шоу.

Показ мод в исполнении блондинок, которые перемерили почти тридцать платьев, Гарри понравился: он даже дал себе обещание устраивать такое почаще.

Луна со своим платьем определилась довольно скоро. А вот у вейлы возникли проблемы — сколько бы она не перемеривала платьев, находя каждое весьма неплохим, но никак не могла найти то, которое бы она хотела. Либо оно было красивым, но в сочетании со старшей сестрой — ужасное, либо кружева и фасон ей не нравились, либо размер был велик.

Но у блондинки был гнусный план! Шепнув Альфе просьбу о помощи — та отвлекла продавщиц — вейла схватила три платья, которые были ей велики, и шустро вбежала в раздевалку. Там, произошло магическое действо, в результате чего размер был изменен, чтобы соответствовать ей идеально.

— Кажется, мы готовы? — позвала с улыбкой Луна, подбадривая вейлочку.

— Ну как? — спросила Габриэль, чуть нервно шагая под взгляды магазина, демонстрируя черное платье, охватывающую ее стройную фигурку, как перчатка.

Гарри посмотрел на нее, посмотрел на Луну и кивнул — ему понравилось. Но тут же нахмурился — раз его рабыня, да еще самая мелкая, смогла изменить платье, то, выходит, это же смогут сделать и все остальные?

Бр-р, а он-то по магазинам шатался… Можно было просто накупить всё, что есть в магазине, и поменять потом дома до нужных размеров. Эх…



— Ше-е-есть, Хозяин, — послушно простонала девушка… — Мне так жаль.

— Жаль? — Фарфоровая кожа урожденной Гринграсс пошла мурашками от тона Поттера и жесткого лица. Анальный расширитель был вынут и откинут в сторону. — Жаль? — уточнил парень. — Значит урок не усвоен?

Рабыня понурила голову.

— Раздевайся, — скомандовал Гарри, начиная что-то наколдовывать. — Будем учить.

Астория почти сразу подпрыгнула, начиная стягивать униформу горничной через верх. Если она сейчас будет исполнять все приказы Хозяина, то, может, всё и обойдется?

Пока она становилась голой, Гарри уже подошёл к кровати. Его рука рванула вперед, скользнула ей за голову и крепко схватила моток волос.

— И зачем же ты это устроила? — вкрадчиво спросил Гарри, стаскивая ее на пол. — И лучше бы тебе говорить правду, дорогая.

Сердце Гринграсс быстро билось, но она заставила себя успокоиться. Тот урок с ковром и последующим прихождением в себя в ванне она заучила навсегда. Ей не хотелось ничего скрывать и начинать лгать тоже:

— Я… Я хотела наказания за то, что я плохая девочка. Ведь… ведь я, как вы знаете, — мазохистка.

Поттер моргнул и даже, казалось, цвет глаз сменился с зеленого на черный, но руку от волос убрал.

— На колени, руки за голову.

Девушка быстро опустилась на колени, приняв нужную позу, чувствуя, как набухли соски с пирсингом. Выгнув спину и разместившись на коленях поудобнее, она стала ждать. И дождалась: в комнату влетела простая доска, разве что чересчур толстая. Урожденная Гринграсс недоуменно моргнула, а Гарри тем временем начал помахивать палочкой. От этих помахиваний в центре появилось большое отверстие, следом — два: поменьше и по краям. Следом доска разделилась на две половинки, проходящие ровно по центрам отверстий от шага ранее.

Девушка с тревогой посмотрела на Хозяина, и тот не разочаровал:

— Время для наказания.

Схватив ее волосы в кулак и потянув ее за колечко в ошейнике, Поттер скоро наклонил ее голову над самым большим полукругом. Велел засунуть запястья в два отверстия по бокам и, дождавшись исполнения команды, Гарри закрыл верхнюю планку.

Она почувствовала себя ограниченной как никогда раньше — ни ее голова, ни руки не могли двинуться ни в малейшей степени — так что ее нижняя половинка начала извиваться, нервно ожидая следующего действия Хозяина. Астория была полностью уязвимой — и, учитывая досаду черноволосого, она даже слегка заволновалась.

Гарри чуть задумался, но всё-таки помог ее телу подняться с пола, но лишь для того, чтобы поставить ее раком и призвать еще три доски: одну он приладил по центру колодок, со второй сделал колодки на ноги, и третьей скрепил всю конструкцию вместе.

К грудям девушки наклонившийся Гарри приладил металлическую «улыбку», состоящую из цепочки, прикрепленной зажимами к ее пирсингу, и сразу после этого произнес:

— Акцио.

Сердцебиение девушки повысилось, она начала готовиться к тому, что на своей заднице не сможет сидеть спокойно довольно долго. Первоначально ее предположение даже подтвердилось: скосив глаза, она увидела большой предмет в руках хозяина, похожий на весло. А потом пальцы Поттера впились в ее лепестки, и она резко застонала, чувствуя, как два ускоренно погружаются в нее, чтобы привести ее влагу на поверхность. Ее сердцебиение вернулось к нормальному ритму — она готовилась к любому инструменту, который ее мастер собирался применить на ее беззащитной заднице. Однако, нет: Гарри обошёл ее и продемонстрировал ей грелку, наполненную водой:

— Сластёна, готовься, сейчас это окажется у тебя внутри — тут всего пара литров, так что справишься.

Спокойно проинформировав ее об этом, парень провел рукой по ее пульсирующему влагалищу и размазал ее соки на второе отверстие. Вытерев руку об одну из ее половинок и перед тем, как начать, выдал шлепок, заставив вжаться девушку в дерево. Гарри медленно поднес наконечник к разработанной ранее дилдо дырочку. От такого прикосновения дырочка дернулась, а Асти негромко застонала. Рисковать и вставлять наконечник на всю длину сам Поттер не стал — воспользовался магией. Теперь запертая в колодки Астория напоминала пуделя — из ее попы торчал «хвост» — шланг, наполненный водой.

Зажим с грелки слетел и вода начала наполнять урожденную Гринграсс. Живот у блондинки начал расти медленно, но неотвратимо.

Правда, Гарри слегка слукавил — в грелке действительно было лишь пару литров воды, но… он ничего не говорил про заклятие Пополнения.

Живот Астории рос неспешно, но неизбежно, и Гарри с интересом на него смотрел.

Наконец, когда живот Астории начал напоминать беременную месяца эдак седьмого, Гарри прекратил напор воды. Поза в колодках была продумана неплохо — иначе, в каком положении было трахать девушку?

В качестве дополнительной меры анус запечатал анальный расширитель, на который Поттер дополнительно наложил чары Недосягаемости.

Хозяин подошел поближе к своей рабыне, снял штаны и пристроился сзади…

Сексом они занимались почти полчаса, причем Мальчик-который-Выжил постоянно гладил и похлопывал раздувшийся от воды живот, отчего хотелось ебаться ещё сильнее. Никогда бы он не подумал, что девушка с таким животом может так возбуждать. Ошейник, дилдо и пирсинг придавали еще больше остроты ощущениям, особенно когда Поттер заставил их вибрировать.



Узнав о своем участии, Гарри начал думать и придумал кое-что интересное…

С утра пораньше все девчонки оказались разбужены и погнаны на тренировку с мотивировкой:

«Вы же не хотите, чтобы меня покалечили на этих Испытаниях? Едва случится что-то непредвиденное — сразу достанете палочки и загасите всё. Так что, сперва пробежка, пока либо сил не останется, либо пока я не скомандую. Выбравшим первый вариант — обещаю наказание лично со мной. Затем небольшая проверка вашего арсенала заклятий, потом тренировка».

И его собственности побежали… Собственно, у Гермионы, Сьюзен и Луны трудностей особых не возникло — они были членами Отряда Дамблдора, а вот Дафна, Астория и Габриэль начали жалобно постанывать уже на пятом круге. На шестом Гарри даже сжалился и скомандовал привал. Все три волшебницы где стояли — там и упали, смотря в небо непонимающими глазами.

Поттер нахмурился, но скомандовал отбой сегодняшней тренировке; лично подхватив на руки Габриэль, он приказал забрать оставшихся лежащих и отнести в ванную — отмокнуть.

Естественно, его не ослушались: Асторию подхватила Гермиона, Дафну забрала Сьюзен, одна Луна опять была налегке, но ее быстро припрягли к готовке на их ораву. Такой вот странной компанией они и отправились к себе.

Гарри вошел в ванную и лишь тут опустил урожденную Делакур на пол, и осмотрел.

Бедная вейла, которой до этих пор не приходилось выделывать что-то подобное, не смогла толком выпрямится, являя собой готовую натурщицу для композиции «скрюченная». Гарри, пристально осмотрев все это дело, снял верхнюю одежду и уложил ее на живот. Блондинке было так плохо, что она даже не стала спорить. Так что прием душа шел под звуковое сопровождение. «Младшая Лавгуд», которой он устроил сеанс массажа, захлебывалась криком. Да, сначала она пыталась сдерживаться, но потом девочка плюнула на гордость и принялась выплескивать переполняющую ее боль.

Для остальных наверняка слышалось дикая оргия Хозяина с вейлой.



И потянулись заполненные жестокими тренировками дни до Первого Испытания…



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ТронДата: Вторник, 24.10.2017, 23:09 | Сообщение # 834
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 37.



И потянулись заполненные жестокими тренировками дни до Первого Испытания…

В один из этих дней Гарри, оставшийся наедине со своей самой последней рабыней, внезапно спросил у вейлы: а кто, собственно, делал ее фото, не забыв спросить и про еду сов? Габриэль, естественно, скрывать не стала: она сама их делала своим фотоаппаратом. Сов же кормила обычным кормом, ничего особенного.

Хоть они и перебирали вещи блондинки, но Гарри всё же спросил: а фотоаппарат она с собой не прихватила? На его удивление, вейла утвердительно кивнула.

— Вот как? И где же ты его спрятала?

— У каждой девушки есть свои тайные местечки.

— Так-так… И что же еще ты спрятала?

На удивление Поттера, француженка покраснела.

— Не надо говорить, просто принеси.

Блондинка не посмела ослушаться и вскоре уже возвращалась к Поттеру, пыхтя и таща за собой чемодан. Поставив его перед своим Maetrom, она продемонстрировала потайное отделение. Вытащив оттуда фотоаппарат, Гарри продолжил вытаскивать вещи — несколько фотографий, кучку бижутерии, ну а последним… он вытащил наряд готической лолиты.

— Серьезно? — Гарри посмотрел на покрасневшую блондинку. — Уже носила?

Вейла лишь кивнула, не в силах ответить.

— Сейчас будешь демонстрировать?

Младшая Лавгуд еле слышно что-то пробормотала.

— Не расслышал.

— Я говорю — да, вот только… можно это будет без моей сестры? — блондинка чуть содрогнулась. — Я, конечно, рада ей, но…

— Всё хорошо, птичка, я тебя понял. Иди, переодевайся, устроим фотосессию. А потом я Je vous entends.

Вейла радостно кивнула и умчалась одеваться.

Надо ли говорить, что в тот день и вечер ни Гарри, ни Габриэль на тренировке не появились, всё-таки устроив фотосессию (в коллекцию Габриэль добавилась почти сотня снимков разной степени раздетости) и оргию, ради которой с нее на некоторое время даже был снят пояс верности?



День Первого Испытания.

Гарри твердо и уверенно шёл вперед, вместе с другими Чемпионами, прислушиваясь к говору какого-то школьника: за пару дней до испытания к нему подходила ассистентка профессора Макгонагалл с просьбой предоставить «лучшую комментаторшу» — его Луну — комментировать испытание. Подумав, Гарри отказался — Луна была нужна ему в полной боевой готовности — мало ли, какие неприятности могут произойти во время этого незапланированного Турнира — его Плану может нанестись ужасающий урон. Если пара человек пострадает — ничего страшного, но вот больше — и всё — расплачиваться ему будет нечем…

Так что рядом с еще тремя чемпионами он проследовал к берегу озера, думая:

«Как оригинально, даже место не поменяли. Опять под воду лезть?» — как ни странно, узнавать, что же там эдакое придумали организаторы, ему было неинтересно. Он планировал на месте разобраться. В крайнем случае, он бы просто посидел на старте, выдав: «Сдаюсь» — участие в Турнире его мало привлекало.

Ну вот, наконец, они и добрались до нужного места — к огромному красному шатру. Причем эти тряпичные стены являлись как бы отверстием в огромной магической стене, скрывающей испытание. Да еще и наверняка являющейся барьером — организаторы не могли не помнить вырвавшуюся венгерскую хвосторогу, лишь чудом не покалечившую зрителей, так что наверняка подстраховались.

Войдя внутрь шатра, они увидели стоящего министерского работника, который начал объяснять им правила:

— Впереди вас ждёт испытание, на платформах, вас будут поджидать ловушки, вы должны прийти к финишу, на этом, собственно, всё. Ах да, правила:
1) Участник должен своими ногами пройти по всем платформам;
2) Призыв чего бы то ни было, в том числе метел, не допускается;
3) Убивать на испытании нельзя.
Вроде всё…

— А вот у меня не всё, — вперед вышел Гарри, — скажите, там ведь и монстры нас наверняка поджидают?

— Да, не без этого.

— Ну так, их можно мочить?..



— Итак, после того, как все участники проверили чары безопасности на пригодность, конкурс начался, и задача наших Чемпионов добраться до финиша, не упав с платформ. Платформы в постоянном движении, так что придётся приложить немало усилий для удержания равновесия. Малейшее неосторожное движение — и всё — начинать придётся сначала. Маршрут проходит над озером Хогвартса, и как нас заверили, его обитатели тоже внесут свою лепту. Итак, кто первым доберется до финиша? О боже… В самом конце плетется Гарри Поттер, кто бы мог подумать? А между тем, посмотрите, на лидеров. Чемпион Дурмстранга — Владислав Малиновский и Чемпион Хогвартса — Захария Смит идут ноздря в ноздрю! За ними, с опозданием в пять шагов, стрелой летит Элоиз Гаргантюа… Вот они добрались до первых крутящихся бревен и… Профессор, а разве так можно было? — обалдевшим голосом спросил комментатор, когда Элоиз колданула на свои ботинки прилипание и пробежала по боковой грани платформы. — В любом случае, раз ее не дисквалифицировали и не заставили начать сначала, то всё в пределах правил… Но дальше ей пройти не дали — Аладислаус колданул Импедименту и спокойно оббежал свою соперницу, правда, он тут же спотыкается. А, нет, всё нормально, это Смит Таланталегрой заставил его заплясать…

— Хм, только вперед, значит, — пробормотал Гарри себе под нос, — Тогда как насчет…

Гарри на миг окутался красным цветом, после чего по платформам начал распространяться хаос — под ногами других трех Чемпионов всё заходило ходуном. Это Поттер своими новыми силами вызвал землетрясение, заодно отпугнув уже начавших было выныривать русалидов…



После испытания и последующих поздравлений Мальчику-который-Выжил требовалась разрядка.

Так что, по-быстрому ускользнув при помощи Мантии-невидимки с вечеринки в его честь, Гарри раздал нужные указания своим рабыням, после чего проследовал в одну из комнат.

И вот, Гермиона завела в эту комнату под ручку Асторию в одном лишь «ошейнике от Гарри». На самой же неко был лишь ее косметический облик, такой же «ошейник от Гарри», как и на младшей рабыне, и короткий халатик после ванной. Порыкивая от нетерпения, Гарри схватил свою блондинистую собственность, поцеловал ее взасос и начал лапать руками самое сокровенное. Гринграсс от неожиданности даже немного посопротивлялась, за что закономерно получила удар по заднице и несколько вывертов сосков с пирсингом, впрочем, от этого ее пизда намокла, что сразу отметил Гарри.

Поэтому по его знаку Гермиона заставила опуститься блондинку на колени, нажав на плечи и потягивая за ошейник. Расстегнув мантию, Гарри заставил надменную слизеринку делать минет, тем же временем целуя Гермиону. Нацеловавшись и кончив в рот Сластены, Поттер приступил к следующей части игрищ: разложил Асторию на кровати, животом вниз. На руках и ногах споро защелкнул кандалы, вторые концы которых приладил к столбикам кровати.

Теперь, когда слизеринка лежала распятой, Гермиона по взмаху палочки Гарри приняла свой облик неко и легла под личико Астории своей киской. Той не требовалось иных пояснений, и поэтому она начала вылизывать киску у киски. Правда потом поняв, что Герми подозрительно излишне волосата, подняла взгляд… Асти заметалась и замычала, но Гарри просто несколько раз шлёпнул ее по беззащитной заднице, и та продолжила свою работу, правда начав слегка похныкивать.

Когда рот у Сластены заполнился двумя вкусами, Гермиона, ранее проинструктированная во время сессии поцелуев, скомкала принесенные трусики и начала запихивать их в ротик Асти. Поверх этого наполнителя Гермиона крепко налепила кусок призванного скотча.

Гарри же тем временем начал вдавливать свое достоинство в анал жертвы, уже вернувшийся благодаря Контракту к первоначальным размерам. Похныкивания Гринграсс переросли в вой — Гарри без смазки жестоко драл ее в попку, наслаждаясь каждым мгновением. От неожиданного вторжения Асти пыталась двигать анусом, сжимала и разжимала его, пытаясь уменьшить боль, потом попыталась «выкакать» заполняющую ее плоть… Наконец, комбинация из движения внутри нее и боли заставила ее кончить…
одновременно с этим и Поттер расстрелял ее в попку, наполнив до краев своим семенем.
Оставив ее привязанной, Гарри начал приставания к Гермионе…



Скажите, стоит расписать Испытание более подробно? Да, я садист)



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ТронДата: Вторник, 24.10.2017, 23:09 | Сообщение # 835
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 38.



На следующий день после вечеринки к Гарри попытался прорваться Рон, но его не пустили даже внутрь комнат.

У рыжего дела были плохи…



День после неудачного кросса.

После обильного завтрака, Гарри поманил свой гарем за собой, пройдя через пустой дверной проем в особую игровую комнату.

Как только они вошли внутрь, девушки поразились огромной арене, заполненной множеством беговых дорожек, тележек, агрегатами пока непонятного им назначения, полностью оборудованными клетками всех размеров и форм; вдобавок, то тут, то там были полки, каждая из которых содержала плети, зажимы, маски, наручники и другие ограничения. И хотя Гарри тоже отвлекся на все эти замечательные вещи, он не забыл, зачем они пришли сюда. Приняв наиболее эффектную позу и повернувшись к своим собственностям, парень начал:

— Итак, вчера все из вас продемонстрировали, на что годны. Выносливости у вас троих, — Гарри не поленился указать пальцем на каждую: обеих слизеринок и француженку, — маловато!

При этих словах зарделась вейла: она-то рассчитывала на многочасовые сексмарафоны со своим Maetrom, а на деле не смогла и получаса пробежать… Выходит, она действительно «маленькая девочка» по словам своей «второй старшей сестры»?

— К счастью для вас, я знаю, что делать. Вы будете тренироваться!

Достав палочку, Гарри вызвал три комплекта одежды перед «провинившимися» девушками, вторым жестом раздев их: у сестер Гринграсс остались лишь их ошейники, да пирсинг в сосках Астории, а у вейлы — её пояс верности. Третьим жестом у трех его подруг по ОД материализовались их палочки, а во вторую свободную руку влетели стеки.

— Значит так… Те, которые со стеками, помогают облачиться остальным, приступайте.

Луна, естественно, выбрала «свою сестренку». Сьюзен, уже больше по привычке, — Дафну; а Гермионе осталась Астория. Скоро каждая раздетая девушка обзавелась плотным облегающим черным кожаным комбинезоном и высокими пони-сапожками: обуви на платформе, без заднего каблука. В дополнение к сексуальному наряду, руки каждой будущей пони были заперты за спиной в кожаном армбиндере, а шеи обхвачены ошейниками, к которым прикрепился огромный поводок. Наблюдавший за процессом Гарри улыбнулся и поманил всех за собой: Луна, Сьюзен и Гермиона схватили поводки своих подопечных и использовали их, чтобы отвести поняшек к одному из углов массивной комнаты.

Идя в поводу, Габриэль, Дафна и Астория заметили беговые тренажеры и поняли, что было целью их Хозяина. И он подтвердил их предположение, широким жестом указав на три устройства, тотчас же подсветившихся.

— Да, девочки, — вам предстоит здесь побегать. Так что, становитесь на тренажер, — и порысили. Чем больше вы пробежите в этом специальном костюме — тем выносливее станете. Так что бежим не менее часа, потом перерыв минут десять, а потом опять по новой. Ваша же задача, — Гарри слегка приобнял двух из доступных свободных рабынь, — девушки, последите за ними. Будут халтурить — используйте стеки; не послушаются — палочки. Луна, ты за главную, — и выполнять.

— А вы куда, Хозяин Гарри?

— Я — тоже тренироваться. Если что — я буду во-о-он там, — Поттер указал на небольшую дверь. — Успехов.

И парень, не добавив больше ни слова, начал двигаться к комнате. На полпути обернулся и, полюбовавшись бегом его красавиц, всё-таки вошел внутрь комнаты для тренировок.

Полчаса спустя, после ухода Хозяина, начались проблемы: «кобылки» начали достигать своих пределов, послышались стоны. Но у Луны, да и остальных был приказ — не менее часа тренировки перед остановкой. Поэтому, девочки-надсмотрщицы честно терпели стоны подопечных, но затем альфе Гарри это надоело: да, хоть она и была раньше в жизни застенчивой и сдержанной девочкой, над которой всегда издевались, не понимая ее, но теперь, благодаря Гарри, над ней не будут издеваться — теперь она сама здесь правитель, Хозяйка и властная сучка.

Так что, спустя еще десять минут, Лавгуд подошла к ближайшей полке с игрушками и, пошурудив там, схватила большой пенис-кляп. Подойдя к вейле, Луна заставила ту сойти с платформы и ласково прошептала той на ушко:

— Так-так, милая, сестричка-Луна принесла кое-что.

Через пару секунд блондинка поднесла фаллосовидную часть кляпа к ротовому отверстию ее питомицы и толкнула пластик в рот своей сестры. Габриэль отчаянно попыталась вытолкнуть пластиковый член из ее рта, но в течении нескольких секунд тот проник уже глубоко, и кляп, плотно закрепленный за головой ремнями, запечатал ее ротик. После того, как пластиковый член упокоился во рту ее новой сестры, Луна мурлыкнула:

— Подумай, как здорово: теперь ты имеешь соску и можешь потренироваться, как сосать. Ну, а мы отдохнем от твоих шумов.

Следом за этими словами блондинка хлопнула «по крупу» другой блондинки, вновь отправляя последнюю на тренажер. И уже через пару минут Гермиона и Сьюзен поняли, что получили облегчение для своих ушей — всё, что могла выдавить из себя вейла, было негромким «мф-ф-ф». Так что рыжая рабыня и неко отправились к полкам — тоже за игрушками для своих питомиц…

Заткнутые кобылки еще трижды возвращались к тренировке — и всякий раз, когда они останавливались или замедлялись, их мучительницы наказывали их ударами стека. Хорошо хоть, время от времени Луна, Гермиона и Сьюзен водили их в дамскую комнату, чтобы поняшки могли облегчиться…

Закончив с тренировкой, девушки-надсмотрщицы подхватили своих подопечных за поводки, отведя к водяным шлангам и щедро обрызгав водой. Смыв таким образом запах, рабыни помладше рангом — Гермиона и Сьюзен — увели других рабынь на обед. Старшая же — ушла за Хозяином.



Гарри, сейчас лежа на наколдованной траве, стонал после утренней тренировки — сегодня он повысил сложность и частоту упражнений. Его тело слегка содрогалось — то тут то там пробегали легкие волны судорог — мышцы протестовали против столь высокой нагрузки. Он даже слегка задыхался, лежа на спине, тоскуя по тому дню, когда ему не придется проходить через всё это. Как только ему не нужно будет беспокоиться о долге, как только он воплотит План…

Прочитанные книги предупреждали: нельзя прекращать движение после упражнений, или с будут судороги — ну вот как сейчас, но сегодня он не заботился. Всё было не так и плохо — да — его спина, плечи, руки и ноги болели, да — его пресс чувствовал, что всё еще сгибается пополам, но он имел дело с худшими ситуациями. Кроме того, боль напоминала, что он всё еще жив. Жив несмотря ни на что.

В то время, как тело страдало, его ум снова и снова прорабатывал пункты Плана. Решение его задачи и явилось причиной его сегодняшнего невольного наказания: вместо того, чтобы сделать определенное количество упражнений, парень делал каждое, пока он не смог сделать даже на одно больше.

Выпустив еще один хриплый стон, он наколдовал одним взмахом без палочки чашку с водой, но вот поднять и поднести ее ко рту было недюжинным подвигом. И тут настиг голос его первой девушки:

— Гарри? — Луна вошла в комнату, сейчас покрытую травой, и увидела своего… парня. — Время обеда. А что это ты делаешь?

— О, Луна. Я тут тренируюсь. Остановился пару минут назад.

— То есть, — уточнила девушка, подходя ближе и слегка нахмурившись, — ты тренировался почти четыре часа без перерыва?

— Да. Решил проверить себя и сделал всё, на что был способен. — Он где-то нашел энергию, чтобы повернуть голову.

— Гарри Поттер, это не безопасно! — поругала Луна. — Но, ты ведь не всегда тренируешься до такой степени?

— Сегодня в первый раз. Но в будущем такое будет постоянно. Да еще и вы присоединитесь ко мне.

Луна помогла ему напиться и подняться несмотря на то, что парень был весь в поту. Неторопливо они проследовали в душ, а после и на обед.



День после испытания и разрядки с Гермионой и Асторией.

Сразу после окончания приставаний к Гермионе, Гарри вышел в другую комнату, оставив связанную и несвязанную девушек спокойно отдыхать. По иронии, это была комната второй бывшей слизеринки. От тяжелой поступи Хозяина Дафна проснулась и начала смотреть на него. На ее удивление, Гарри был чрезвычайно задумчив и к ней не полез. Лежа в кровати и глядя на пребывающего «не здесь» Хозяина, рабыня ждала. Ждала довольно долго, но в итоге не выдержала:

— Почему не веселитесь, Хозяин?

— Что ты можешь знать про веселье? Как вы в своем зеленоватом свете подземелий праздновали хоть что-то? Ужас какой.

— Эм, а откуда?..

— Я знаю про подземелья? Бывал я там…



Господа читатели: когда я называю Габриэль «Младшей Лавгуд», или «Сестрой Луны» или «Габриэль Лавгуд» — никакой ошибки нет. Прочтите внимательно главу 36, часть 1 (часть 45). Теперь Габриэль официально является Габриэлью Лавгуд. Ксенофилиус будет рад…
Так что, просьба не присылать ошибок насчет этого.



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ТронДата: Пятница, 02.03.2018, 21:28 | Сообщение # 836
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 39.



Гарри на миг окутался красным цветом, после чего по платформам начал распространяться хаос — под ногами других трех Чемпионов всё заходило ходуном. Это Поттер своими новыми силами вызвал землетрясение, заодно отпугнув уже начавших было выныривать русалидов…

Сразу после вспышки — Гарри рванул вперед. Проскочив вперед две платформы, чемпиону пришлось уворачиваться от оживших доспехов, внезапно вылезших и крутящихся на месте. Увернувшись от металлических рук, Поттер ступил на платформу, заполненную зыбучим песком. К счастью, на нее он ступил лишь одной ногой. Две платформы были чисты, а вот следующие принесли сюрприз — они стали аналогом эскалатора, движущегося назад…

А тем же временем очухались и остальные участники, которые быстро добрались до этой преграды, где неподвижно стоял Гарри, — добрались и, попробовав этот эскалатор на прочность, тоже остановились в неподвижности. И вот тут француженка показала, на что способна: наложила на себя чары ускорения, и… помчалась по боковой поверхности.

Повторить ее чары парни не решились. Болгарин решил платформы перепрыгнуть — к сожалению, на приземлении нога его подвела — и он присел в полный шпагат…

Кандидат от Хогвартса — Смит, вспомнив, что он вообще-то тоже маг, наложил на себя чары левитации и предпочел облететь неприятный участок. Правда, парень не увидел, как судьи пошептались и присвоили ему «-2 балла»: Смит невнимательно слушал правила состязания.

Гарри посмотрел на это действо и просто заморозил Импедиментой движущиеся платформы. После чего, глянув вперед, двинулся неспешным шагом. Впереди как раз француженка Элоиз стояла на палубе корабля дурмстранговцев, через которую пролегал маршрут, и отбивалась от вылезших щупалец кальмара. Ее протего пока сдерживали чудище.

Подбежавший Смит попробовал проскочить — но щупалец хватило и на его долю. Парню ничего не оставалось, кроме как уклоняться.

А вот Гарри спокойным шагом прошёл мимо. И так же неспешно, применяя где надо магию, дошёл до финиша.



После победы и снятия напряжения вместе с сестрами Гринграсс и Гермионой, пресыщенный Герой Магического Мира отправился навещать три своих оставшихся сокровища.

Своё «проклятие рыжеволосости» он обнаружил крепко спящей на кровати в ее комнате. Хоть и пресыщенный, Гарри не мог не отметить ее голое тело, лежащее поверх одеяла. Хозяин в его душе решил позаботиться о своей собственности — на дворе как-никак был февраль — и накрыть Сьюзен.

Укрывая свою вторую девушку, Гарри услышал недовольный стон: «Хозяин, а где моя маркировка?», и в изумлении потер подбородок. А ведь действительно — уже давненько ему следовало подумать об этом упущении для чистокровной ведьмы — она ведь помешана на традициях. Но ничего, завтра он этим займется и всё исправит.

Сейчас же стоило оставить Боунс в покое и отправиться дальше.

Последняя комната его сестричек-блондинок «порадовала» Хозяина сценой поцелуя…

Поцелуя, в котором он не участвовал… между его Альфой и вейлочкой.

Видимо, девушки были после ванны — ни них был минимум одежды и слегка мокрые волосы, и, как успел понять Гарри из быстрого взгляда по комнате, Луна начала готовить ко сну Габриэллу: из-под кровати была извлечена и раскрыта клетка; руки «птички», что сейчас сидела на коленях Луны, были закованы за спиной; а на кровати явно дожидались своей очереди ножные кандалы, широкий строгий ошейник, кляп, зарекомендовавший себя при пониплее, и несколько кожаных ремней.

Но, судя по всему, вейле не хотелось чувствовать всё приготовленное на себе, поэтому-то урожденная Делакур, а ныне Габриэль Лавгуд и выпустила свою ауру вейлы и начала обработку своей новой сестры.

Блондинка постарше поддалась чарам и сейчас млела, вовлечённая во французский поцелуй. Чуть отстранившись от своей жертвы, Габриэль начала упрашивать:

— Сестричка Луна, ты ведь не отправишь меня, твою любимую младшую сестру, в эту жесткую и неудобную клетку? — вслед за этим вейла приникла к шее и ушку, начав их игриво покусывать, оставив губы Лавгуд-старшей свободными для ответа.

Завороженная Луна смогла выдавить из себя со стоном лишь:

— Нет.

И тут же ее младшенькая продолжила свою обработку — феромонов в воздухе прибавилось, да настолько — что даже у Гарри начал вставать! Еще немного повысасывав воздух из сестры, вейла попросила:

— Сестренка, может ты и руки мне освободишь? Пожалуйста, ну, а я доставлю тебе еще больше удовольствия.

Как только руки Лавгуд-младшей вышли из захвата кандалов, они сразу нырнули к грудям старшей сестры. Поласкав соски, Габи решила рискнуть — и одна из рук скользнула к «самому сокровенному» Луны:

— Старшая сестра, может ты снимешь с меня и вот эту вещь? — вейла выразительно постучала пальчиком по всё еще красующемуся на ней поясу верности. И тут же испуганно вскрикнула и вскочила с колен сестры, заслышав голос своего maitr`а:

— Моя милая собственность, опять ты развлекаешься без меня? Помнишь, что я тебе обещал?..



На следующий день после вечеринки к Гарри попытался прорваться Рон, но его не пустили даже внутрь комнат.

У рыжего дела были плохи…

Оставив ее привязанной, Гарри начал приставания к Гермионе…

Прежде чем Гермиона смогла хоть что-то сказать, Гарри нежно приобнял ее за талию, после чего отменил ее некофикацию, оставив лишь «классический облик», включающий ушки и хвостик, и одним неуловимым движением оказался вместе с ней на постели, расположившись рядом с привязанной Асторией.

— Герми, тебе понравилось? — спросил Хозяин.

— Ах, да… Но… м-м-м…

Она не успела договорить — Поттер требовательно впился в ее губы — она же ответила «да», остальное уже не так важно. Перевернувшись, Гарри вдавил неко в кровать — та только и успела пискнуть — но затем охотно прикрыла глаза, отвечая на поцелуй.

Ее губы были мягкими и нежными: Гарри был очарован, исследуя их, а после такого исследования его язык проник в ее рот. Найдя шершавый язычок, Гарри почувствовал, как в ответ его Мио подсознательно прикусила его язык своими передними зубками. Она возбужденно задышала — и ее нежный аромат достиг носа Хозяина, а пара кошачьих глаз открывались и сразу же закрывались совершенно затуманенными.

Гарри запустил свои руки под ее халатик и без промедления сомкнул их вокруг ее грудей. И в Гермионе начало пробуждаться странное чувство: пара рук на ее теле показались раскаленными, и от них вся она тоже начала пылать, будто в огне. Неосознанно ее талия начала двигаться, лицо покраснело и взгляд стал пьяным. Неко стала невероятно соблазнительной и уже начала поддаваться этому чувству…

И в этот самый момент, без каких-либо предупреждений, Поттер прекратил ласку. Его руки всё также держали ее груди, однако его губы отстранились от ее губ — его дыхание почти мгновенно пришло в норму.

Его неко медленно открыла затуманенные похотью глаза:

— Хозяин…

— Чш-ш-ш… к нам пришли гости. — Гарри повернул голову и подарил ей новый поцелуй.

Тук-тук-тук…

Вскоре после этих слов в дверь их комнаты постучали.

— Встаем, Герми, — надо узнать, кто это. — Одновременно с этим Гарри призвал два яйца-вибратора, которые прикрепил к пирсингу лежащей рядом Астории и включил. — А ты, Сластена, пока не скучай без нас.

Подняв Гермиону с кровати, Гарри подвел ее к двери. Та вздохнула, пытаясь успокоить дыхание и голос, и спросила:

— Кто там?

— Гермиона, это ты? Не узнала? Это Рон, — раздался удивительно вежливый голос из-за двери.

— Хм? — Гарри бросил быстрый взгляд на дверь, а потом со странной улыбкой посмотрел в глаза своей неко.

Лишь глянув на выражение лица Хозяина, главная заучка Хогвартса быстро произнесла холодным тоном:

— Что тебе тут нужно, Рональд?

— Гермиона, мне необходимо поговорить с Гарри — под дверью у вас всё еще горит свет, так что я думаю, что вы не спите. Можешь позвать его?

Уголок рта Гарри дернулся, когда он со злостью сжал зубы. Он только что весело проводил время аж с двумя девушками и уже был готов перейти к следующему этапу, но тут появился этот кусок дерьма, чтобы, видите ли, позвать его на разговор! После вероломной попытки нападения — почему бы Рону не пойти посмотреть на жопу его сестры!

Отрицательно качнув головой и прошептав «Меня нет» в ответ на вопросительно вскинутые брови, парень внезапно вытянул руки, жестко хватая два холмика грудей его собственности.

— Ах… — от неожиданности вырвался стон у Гермионы.

Он достиг слуха младшего Уизли, и тот быстро спросил:

— Что случилось?

Гермиона сделала всё, чтобы ответить спокойно:

— Рональд, Гарри сегодня здесь нет. Если это всё, что ты хотел, то пожалуйста — уходи.

Пока она это говорила, руки её Хозяина сжимали, теребили и пощипывали ее соски, заставляя ее тяжело дышать. В конце речи у нее не осталось другого выбора, кроме как сжать зубы и постараться не издавать ни единого звука.

Уизли номер шесть немного помолчал и, вздохнув, сказал:

— Гермиона, я понимаю, что много всего натворил, но пожалуйста, передай мои слова Гарри. После этого я сразу уйду.

В эти самые мгновения руки Поттера стянули с нее халатик, сам Гарри пристроился сзади и, потянув за ошейник, заставил упереться руками в дверь.

— Рон, я вообще-то спать хочу, так что подожди до завтра. Завтра Хозяин приедет и сам с тобой поговорит.

Из-за насильственных действий Гарри ее голос слегка подрагивал. А уж когда ее самый лучший друг принялся вводить свой член…

Но Рон, если и заметил это, то не придал значения. Он бы никогда не подумал, что его подругу, с которой он сейчас учтиво разговаривал, в настоящий момент бесстыдно пялил Герой Магического Мира. Придерживаясь терпеливой тактики и решив не давить, он спокойно сказал:

— Хорошо, извини, что прервал твой отдых. И я осознаю, что у Гарри есть немало недовольства против меня, но я прошу шанса всё объяснить. До встречи завтра.

Гермиона в ответ промолчала.

После своих слов Рон сделал два шага назад, повернулся и ушёл.

И лишь когда затихли его шаги, Гермиона позволила себе стон. Гарри поднял ее ноги и на своем члене отнес до кровати, где сейчас помыкивала Асти. Вжав одну девушку в другую, Хозяин продолжил с того момента, как его прервал бывший друг.

Они крутились и ворочались на кровати, сопровождая своё барахтанье непрерывными стонами. Гермиона помогла Астории кончить, лаская ее киску своими пальчиками. Сама же неко сполна получила удовольствия от члена Гарри.

Сразу после окончания приставаний к Гермионе, Гарри вышел в другую комнату, оставив связанную и несвязанную девушек спокойно отдыхать.



Последние дни семестра были на редкость шумными. Какие только слухи не витали по замку о предстоящем бале…

Некоторые учителя, среди них и крошка Флитвик, махнули рукой на старшекурсников, ополоумевших от предстоящего бала. Да и другие учителя подобное понимание проявили.

Ничто не могло отвлечь профессора Биннса от истории магии, даже собственная смерть, тем более такой пустяк, как Святочный бал. И как только ему удавалось превратить кровавые, жестокие восстания гоблинов в рассказ, равный по скуке лучшему уроку от Амбридж?

МакГонагалл была занята Вторым испытанием, а ее ассистентка не смогла заставить работать на уроке до последних минут. И конечно, профессор Слизнорт выдал целую лекцию о любовных зельях.

Администрация школы, обуреваемая желанием поразить гостей из Шармбатона и Дурмстранга, проявила небывалую изобретательность. Замок никогда ещё не выглядел так нарядно. Нетающие сосульки свисали с перил мраморной лестницы, традиционные двенадцать ёлок Большого зала увешаны светящимися желудями, живыми ухающими совами из чистого золота и другими волшебными игрушками. Рыцарские доспехи пели рождественские гимны. А Пустой Шлем радостно призывал: «О, чистые души, стекайтесь во храм…» К сожалению, он помнил только половину этого гимна, возвещающего рождение Господа. Завхоз замка Филч раз десять извлекал из доспехов Пивза, откуда тот между гимнами распевал песни собственного сочинения и весьма грубого содержания.

К счастью, Гарри всего этого не видел — он с девчонками даже в Большом Зале появились постольку поскольку. К счастью, Гарри, как четыре года назад, не придётся обзавестись девушкой — ему ведь открывать бал — у него был огромный выбор. Правда, он решил быть до конца жестоким…

Поэтому за неделю до Бала он собрал всех в столовой и объявил свою волю.

И сразу после, оставив остальных переваривать новость, вышел.



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ТронДата: Воскресенье, 18.03.2018, 09:53 | Сообщение # 837
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 40.



— Моя милая собственность, опять ты развлекаешься без меня? Помнишь, что я тебе обещал?..

Тем временем отскочившая от своей сестры Габриэль пребывала в тихой панике:

— Ну я… А мы тут… А она… вот…

— Информативно. — Гарри хмыкнул, глядя на паникующую вейлу. При этом парень взмахнул рукой, что-то призывая из игровой комнаты.

— Да… но… ой!

Вейла вздрогнула — сзади подкралась Луна и сцапала ее в объятия, принявшись тереться о вейлу всем телом, при этом лицо Лавгуд-старшей выражало сейчас неземное блаженство.

Руки Луны попытались схватить вейлу за дыньки, но та начала на остатках сознания отбиваться.

— Petrificus Сorporis, — помог Гарри своей Альфе, наложив парализатор на тело девчонки помладше. Луна сразу же требовательно положила руки на грудь, начав играться с сосками — то сжимая их, то отпуская, — вырывая из вейлочки стоны наслаждения — голову заклятие Хозяина не захватило. В ответ Габриэль закусила губу, пытаясь сдержаться, но временами у нее прорывалось постанывание. Оправдываться, по здравым размышлениям, Габи перестала: Хозяин ее предупреждал, а она…

Поттер подхватил ее на руки, позвал Луну за собой, и они пошли к оборудованной комнате.

Двое довольно споро внесли третью в комнату с кроватью, где осторожно положили ее между множеством мягких подушек. Гарри принялся выхватывать предметы, приманенные раньше, а Луна начала поглаживать свою младшенькую. Между тем, Габриэль пыталась побороть заклятие и пошевелить руками, силясь понять: что приготовили ей в качестве наказания.

Ее любопытство переросло в огромную панику, когда она увидела пушистое белое перо в руках Хозяина.

— Не-е-ет! — Ее крик сразу заглушила Луна, начав поцелуи. — Пожалуйста! Я не хочу щекотки!

Вейла предприняла отчаянную попытку убежать — но заклятие Гарри этого не позволило; сам же парень оценил ее попытку, поэтому, кинув пару приманенных ранее кожаных манжет Луне, принялся закреплять вторую пару на руке и ноге. Блондинка с радостью повторила его действия, — после чего Гарри наколдовал цепи, протянувшиеся от манжет к столбикам кровати. Отменив чары парализации, Гарри вторым заклятием натянул цепи, отчего Габриэль не в состоянии была пошевелить конечностями, а сам сделал шаг назад, чтобы полюбоваться идеально распятой девушкой на кровати, полускрытой, однако, «старшей сестрой», всё еще находящейся под чарами вейлы.

— Луна, как думаешь, твоей сестре надо кляп? — честно спросил Гарри, вертя в руках ярко-красный шарик кляпа.

— А может не на-фо! — попыталась попросить Габриэль, только чтобы обнаружить, что кляп взлетел с рук Хозяина и заткнул ей рот.

— Молчание знак согласия, — по-своему интерпретировал Гарри молчание Альфы.

Поняв, что пощады не будет и противостоять Хозяину она не сможет в любом случае, Габи просто закрыла глаза и попыталась подготовиться к тому, что должно было произойти.

Однако, наказания всё не следовало и не следовало — вместо этого она услышала сперва звуки определенного характера, а потом, когда блондинка открыла глаза, увидела, как Гарри ласкает Луну: правая рука Гарри теребила небольшой клитор девушки, а левая игралась с сосками — от этих движений уже предварительно заведенная девушка дышала всё тяжелее и тяжелее. И вот, мелодично застонав, Луна выгнулась на кровати, опершись о младшую сестру, от нахлынувшего оргазма, сопроводив свои действия перезвоном натянувшихся цепей. И тут же Гарри, сжав клитор и сосок одновременно, слегка их провернул, и Луна забилась в новом пике удовольствия. А распятой Габи оставалось лишь лежать и смотреть.

Посмотрев на уже засыпающую Луну, Гарри подхватил ее на руки и унес в другую комнату — отсыпаться.

Вернувшись же, обратил всё своё внимание на вейлу — присел на кровать, ласково провел по ее телу рукой и начал водить пером по ее беззащитным подошвам.

— Ах-ха-ха-ха-ха-ха, е-е-еф! — пыталась кричать вейла. Но как бы она ни извивалась, как ни старалась — она не в силах была что-либо противопоставить карающему перу. Прошло пару минут, которые, тем не менее, растянулись для блондинки на целые десятилетия, прежде чем Гарри отложил перышко в сторону и начал своими пальцами щекотать бока Габриэль. Бедная вейла уже просто стонала — ее ребра болели от смеха, а игривые пальцы ее Хозяина все бегали и бегали по телу, и с каждым таким пробегом Габи продолжала хихикать, на ее глазах уже давно выступили слёзы, которые она пыталась смаргивать; девушка всё пыталась простонать сквозь кляп дать ей пару секунд отдыха.

Красный шарик кляпа уже давно промок от слюны с двух сторон, но во рту держался крепко.

И вот, наконец, ее темноволосый Maitrе остановился — вейла, тяжело дыша, откинулась на кровати, пытаясь сглотнуть слюну и успокоить сердечко, неистово бьющееся после подобной экзекуции.

«Это невероятно! Я чувствовала в своих снах подобное, но с моим реальным телом те ощущения даже близко не сравнятся!»

— Перерыв… — внезапно вырвал Гарри вейлу из размышлений, — закончен.

— А? Ее-е-еф! — Протестующе начала вейла, — Ах-ха-ха-ха-ха!

А Гарри снова начал нападение пером, на сей раз выбрав целью незащищенные подмышки его собственности.

— Ви-и-и, — после пяти минут агонии, во время которой ее тело пыталось крутиться в ограничениях, взмолилась вейла, чувствуя, как ее легкие готовы были лопнуть от смеха: — Офяи, о-о-оп!

Как ни странно, Гарри послушался.

— Ха-ха, — задыхалась блондинка, спокойно лежа на кровати с закрытыми глазами, — Ха-ах, ха-ха-ха, хах…

А тем временем, Гарри приманил забранный у Луны ключик и начал открывать замок на поясе верности вейлы. Сняв металл, Поттер начал играть с половыми губками распятой на кровати девушки.

— Ффо? — открыла глаза Габриэлла и тут же ахнула от восторга, когда пальцы Гарри вошли в нее. Правда — тут же отстранились и начали странствовать по половым губкам в направлении клитора.

— Гвувффе! — умоляюще простонала вейла.

В ответ Гарри усмехнулся и, отстранившись, показал уже два пера.

— Перерыв окончен!

И снова забилась под ним его младшая собственность, стона и хохоча, а Гарри все продолжал и продолжал! Когда рука устала, Поттер наконец отстранился, чтобы его возлюбленная восстановилась от щекотки.

— Так, я думаю, что ты хочешь в душ?

Ответом стал согласный кивок.

— Ну, а я так не думаю. — Гарри просто применил очищающее заклятие — очистив нагое тело и кляп от пота и слюнок. И сразу после этого призвал розовое яйцо-вибратор.

— Догадываешься, что тебе предстоит?

Габриэль кивнула — она догадалась, а парень подтвердил ее опасения:

— Что ж, значит, ты поспишь сегодня с яйцом внутри тебя — пояс верности удержит его. Ну, а утром ты будешь прощена. Но не волнуйся — вибратор зачарован на активацию случайным образом в разное время и с разной силой. Таким будет твоё наказание за игры без меня.

Быстро расположив нужные предметы по нужным местам, Гарри поцеловал ее поверх кляпа, после чего, быстро скинув с себя одежду, расположился рядом с ней, накрыв их одеялом.

Габриэль откинулась на подушки…

Но ее отдых был недолгим, ведь спустя парочку минут…

— Хм? Ффо? — вскрикнула она в кляп.

«Уже вибрация? Но ночь только началась!»

Блондинка попыталась вихлять бедрами, чтобы уменьшить вибрации, но время шло, а ее дыхание становилось всё чаще, а небольшие вихляния перешли к жестким изгибам — насколько позволяли цепи.

«Очень сильно! И когда это кончится?»

— Фофаии, — тихонько позвала она, помня, что такой трюк сработал с Альфой.

— Вот почему это называется наказанием, — проворчал повернувшийся Гарри. — Что?

К сожалению вейлы, вибрация яйца утихла как раз в этот момент.

— Уф. Уифефо, — с облегчением вздохнула Габи, пытаясь заснуть как можно быстрее, в надежде, что вибрации ее не разбудят.

Но нет. Удача была не на стороне урожденной Лавгуд — через пять минут вибрации возобновились.

— Хм-м-м, — разочарованно вздохнула она.

«Я не смогу провести всю ночь вот так! Я точно сойду с ума!»

— Фофаии, — снова направила она зов Хозяину, пытаясь уговорить его пожалеть ее. И даже распустила ауру вейлы — для дополнительных рычагов воздействия.

Задремавший Поттер открыл глаза:

— Что?

— Овафуфста? — как могла более скромно попросила младшая Лавгуд.

— Ты, конечно, милая, но ночь только началась, — слегка насмешливо прошептал он. — И наказанию еще далеко до завершения.

— Нефефно! — осуждающе проговорила вейла сквозь кляп.

— А ты беспокойная.

— Фя фе фофу ффать!

— И не дашь мне?

Габриэль твердо взглянула на него и вызывающе кивнула.

В ответ Гарри призвал свою палочку, постучал ею по поясу верности, после чего наложил заглушающие и антивызывающие чары на кляп. Укрыв вейлу одеялом, Поттер призвал еще одно и спокойно отодвинулся на другой конец кровати — полностью вне ее досягаемости — и почти сразу уснул.

Чувствуя себя совершенно потерянной, Габриэль начала играть своими бедрами, в отчаянной попытке заставить свое тело через вибрации кончить. Если она получит оргазм, то успокоится достаточно, чтобы заснуть, несмотря на яйцо.

К ее полному облегчению, Хозяин ослабил силу вибрации.

После восьми часов сна она проснулась и поняла, что, по крайней мере, заклятие немоты спало.

«Время просыпаться, Хозяин», — подумала она и начала в голос звать Гарри.

— Фофяин Файии. Фро фись!

— Ох, — темноволосый парень сонно спросил: — Сколько времени?

— Ффемя для фир фо фной! — нетерпеливо сказала вейла.

Согласно кивнув, Гарри разблокировал ее кляп и сплел их губы в поцелуе. Тем временем, руки освободили вейлу от пояса верности и вынули из нее вибратор.

— Ты была хорошей девочкой, а хорошие девочки получают вознаграждение.

Парень снял свои трусы и направил свой твердый член в складки своей рабыни. Как только член начал ходить внутри ее киски, Габи взвыла в полнейшем экстазе — долгожданный оргазм накрыл ее с головой.



Завтрак тоже проходил весело — Луна и Габриэль после столь бурной ночи хотели есть:

— О-ох, — выпустила жалобный стон Луна, — мой животик расстроен. Так много десертов…

— Ну так чего ты ожидала? — проворчала Сьюзен.

— Да, — подхватила Гермиона, — у тебя в тарелке раньше были два куска пирога, с достаточным количеством взбитых сливок, для того чтобы отлить голову Хозяина в натуральную величину!

Насмешливо хмыкнула Дафна:

— Нет, скорее это конкурс в поедании пудинга, который она провела с француженкой.

Габриэль выбрала этот момент, чтобы сползти на пол, при этом икнув.

— Точно, от пудинга, — решила Луна, тоже в свою очередь икнув. — Но ставка того стоила! Моя младшая сестра проиграла, так что ей придется исполнить моё желание, когда я захочу.

— Но… — слегка ужаснулась Сластена количеству пустых чашек рядом с блондинками. — Тринадцать чашек пудинга? Для каждой?

— Что? — удивилась и ее сестра. — Это куда вы их дели?

— В Тэмми, мой животик. Но он мной теперь недоволен.

— Так, все наелись? — прервал их Поттер. — Дафна, Асти, вы со мной пойдёте. Остальные свободны до обеда.

Луна слегка кивнула и поднялась. Лежащей на полу Габриэль помогли Гермиона и Сьюзен, и две блондинки, переваливаясь, направились к выходу.

— Зачем я согласилась? — с французским акцентом вопрошала всех вейла. — Теперь я такая разбухшая.

И действительно — оба живота девушек выглядели почти на трехмесячную беременность.

— Так много пудинга! — соглашалась с ней Луна, тоже прибегшая к помощи рыжей и шатенки.

— Ну, а мы с вами займемся интересной работой, — Гарри вытащил контакт Гермионы, кинув его слизеринкам, — знакомая вещь? Почерк совпадает с вашим…



Стоящий за колонной Гарри злился. В результате разговора и сеанса Легиллименции со слизеринками он выяснил личность «доброжелательницы». И теперь ей стоило отомстить.

И вот, он подкараулил идущую Трейси Девис — одну из участвовавших в игре. Парень вытащил палочку и взмахнул ею в направлении слизеринки, применяя заклятие, вытащенное из памяти Луны.

«Это ей за Гермиону, — Гарри совершенно не хотел такой судьбы для подруги. — Descende cum mens.»



Идущая в библиотеку Трейси непроизвольно вздрогнула, когда из-за угла вышли Дафна, Астория и ее жертва — Грейнджер. И как назло — в этой части коридора она была одна. Да, три девушки увидели ее и явно направились за ней. Взглянув на выражение лица Гермионы — спина Трейси покрылась холодным потом. Ничего — она отболтается, — решила слизеринка и тоже пошла на сближение. Девушки сошлись, и вот Девис начала:

— Дафна, Астори…

«Мерцай, мерцай, маленькая звездочка…»

Четыре девушки замерли на своих местах, услышав голос маленькой девушки, разнесшийся по коридору, исходя, казалось, отовсюду.

«Сверху, с неба… А там так холодно…»

К голосу присоединился пронизывающий ветер, мгновенно погасивший часть факелов на стенах. Перепуганные девушки сгрудились вместе, ощетинившись палочками:

— Кто здесь? — попыталась сбить завывания голоса Трейси.

В ответ, бестелесный голос, казалось, обрел воплощение, послышавшись откуда-то сзади.

Напев сменился рыданиями — и призрак вышел из стены. Это была маленькая девочка, не старше четырёх-пяти лет, одетая в халат и замотанная шарфом. И сколько ни напрягали память девушки — они раньше ее не видели. Плюс, ее кожа сияла не белым оттенком, а более синим, а второе отличие — золотистые волосы развевались на сильном ветру, а вот волосы девушек даже не тронуло. Но полностью лицо было не рассмотреть — два кулачка девочки терли глаза, ведь она, судя по звукам, плакала.

Когда призрак ступил на пол, ее босые ноги стали оставлять за собой темные следы какой-то жидкости, а факела за спиной малышки начали гаснуть.

— Ты кто? — спросила Гермиона у призрака, но, не добившись ответа, повернулась к трем слизеринкам. — Она призрак Хогвартса?

В ответ неко получила три отказных мотания головами.

«Вы сделали ей плохо…» — пробормотала девочка.

— Кому? — спросила Астория. — Кому мы сделали плохо?

В ответ девочка перестала плакать, убрала кулачки от глаз и взялась ими за шарф.

— Вы… Бегите, бегите, бегите очень быстро… Наслаждайтесь своими последними мгновениями…

С этими словами призрак стянула шарф и оскалилась рядом напоминающих иглы зубов. И сразу издала яростный вопль, потушивший всё еще горевшие факела.

Четыре девушки мгновенно отвернулись и бежали к свету в конце коридора так быстро, насколько позволяли ноги, а сзади их преследовал невинный детский смех. Компания свернула за первый же угол, но только чтобы натолкнуться на маленькую девочку; зубы у той лязгнули, и она понеслась на опешивших девчонок.

— Бежим! — выкрикнула Дафна.

И они побежали, преследуемые клацающими звуками за собой, но через какой бы коридор не бежали — везде было так же полутемно, и тени с каждым разом становились всё более и более красными. На очередном повороте девушки увидели, как призрак переместилась на стену, ее голова перевернулась, как у совы, и со зловещим смехом она скользнула в темноту. Четверо живых остановились посреди коридора, стараясь перевести дыхание.

— Где она? — закричала Трейси. — Кто видит?

Девушки завертели головами, но никого не было видно — зато они услышали скрип зубов… Сперва с одного прохода, а затем сразу от противоположного…

— Редукто, — вспомнила Астория — что они вообще-то ведьмы.

— Ваддивази! — поддержала свою сестру Дафна.

Сверкающие заклятия полетели вперед в разные проходы, но исчезли, словно влившись в тени.

— Что?..

Хихиканье послышалось с потолка, вокруг взвился ветер — и призрак свалилась позади Дафны, схватила ту за лодыжки и потянула, заставив рухнуть на пол. Лицо слизеринки ударилось о пол, с треском сломался нос, и, окрасив пол кровью и тремя выбитыми зубами, девушка исчезла в темноте, оставив на камне длинные борозды от отчаянной попытки зацепиться ногтями.

Три девушки услышали отчаянный крик, который прекратился хрустом, а затем лишь тишину.

— Сестра, — бросилась в коридор Астория.

— Стой, — попыталась остановить ее Гермиона, но блондинка вырвалась и тоже исчезла в темноте. Две девушки остались стоять, словно прикованные, и внезапно теплая кровь брызнула на них.

Не сговариваясь, они понеслись прочь, в направлении Большого Зала. Бросив взгляд назад, Трейси увидела, как призрак бежит за ними по потолку, оставляя кровавые отпечатки рук и ног. Гермиона, как более тренированная, оставила слизеринку позади. Судя по знакомым коридорам, до Зала оставалось пять или шесть поворотов.

— Подожди меня! — попросила Трейси свою бывшую жертву.

И Гермиона, как истинная гриффиндорка, сбросила темп бега. Правда, зря она это сделала…

Призрак девочки вылетел из стены и, с рычанием схватив неко, понес ту в ближайшую дверь. Гермиона взбрыкнула, пытаясь освободиться — ее нога зацепилась за косяк, послышался треск, и, срывая с кости плоть, на пол упала туфля.

Оставшаяся одна Трейси медленно попятилась назад, описавшись; прижалась спиной к стене в единственном светлом пятне коридора. До неё донеслись звуки царапанья ногтей по камню, сменившиеся потом звуками отрывания мяса и чавканьем. Через мгновение какой-то предмет ударил ее по голове. В свете факела девушка поняла, что это палец. Она закричала.

Девис свернулась в позе эмбриона в свете единственного факела, оставшегося гореть.

«Мерцай, мерцай, маленькая звездочка…»

— Прекрати! — всхлипнула Трейси. — Оставь меня в покое! Я ничего не делала!

Факел над ней начал медленно тускнеть.

Но перед тем, как коридор погрузился во тьму, она увидела улыбающегося в жуткой улыбке призрака с застрявшими кусками плоти между зубов.

— Ты сделала плохо той, которую я только что съела.

И тогда острые зубы стали рвать ее плоть, приближаясь к сердцу слизеринки, и больше она ничего не помнила.



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ShtormДата: Четверг, 09.08.2018, 14:24 | Сообщение # 838
Черный дракон
Сообщений: 3256
« 196 »
Ой, это они так отомстили Трэйси или я что-то не понял?


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
ТронДата: Пятница, 28.09.2018, 20:46 | Сообщение # 839
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 41 (Не бечено, читаете на свой страх и риск)



Лежащее внутри пентаграммы светловолосое тело пошевелилось и со стоном поднялось – Пивз в очередной раз занял своё тело. После многих вселений, первоначально обитавший внутри Малфой заснул – поддерживались физиологические процессы, однако на этом всё. Хотя, полтергейсту это было даже на руку.
Губы Пивз-Драко изогнулись в своей лучшей, фирменной улыбке – заказ Поттера был готов. Было выполнено всё, о чем просил волшебник, подаривший ему тело – и в Хогвартсе и за его пределами. Жалко конечно то, что реально было опасно, приходилось делать вне «мясного костюма», вот как сейчас, ну да ничего. Теперь оставалось подумать – как бы и ему сохранить всё, когда начнется заварушка… А она начнется.
А что если…
Пока Пивз размышлял, его тело достало свой Нимбус-2001 и присев на него, неспешно полетело по коридорам замка. Он настолько накривлялся в образе этого аристократа, что теперь, его выходки даже стали воспринимать спокойно все другие школьники, да и преподаватели. Ну, понадобилось что-то блондину под потолком, ну залез он на люстру, ну вытащили его из пыльного класса, где никого не было где-то со времен Основателей - с кем не бывает?
Долетев до гостиной, Пивз внезапно почувствовал неудобство вверху штанов. Припомнив своё живое существование, бывший полтергейст понял, в чем неудобство – и у него самого, и у тела давно не было женщины.
Вызнающим взглядом он прошёлся по гостиной, выбирая себе добычу.



Ужин в их тесной компании тоже проходил весело – ведь до них не дошли вести из Хогвартса: слизеринку Трейси Девис нашли в коридоре, с застывшей гримасой ужаса. Девушка дышала, но добиться от нее хоть какой-то реакции не удалось. Правда, большинству школы было всё равно – пострадала слизеринка, до которой другим факультетам не было никакого дела.
Профессора, конечно, забили тревогу, опросили все портреты – но никто ничего не видел: как говорили портреты, девушка шла, и внезапно начала кричать, а после забилась в уголок и затихла. Проверка всевозможными детекторами тоже ничего не дала – колдовства в коридоре было много, а на самой девушке чары было уже не обнаружить. Так что, слизеринку отправили в больничное крыло, а преподаватели пришли в состояние боевой готовности.
Да даже бы, если вести и дошли – что бы это изменило?
Позволив всем наесться, Гарри постучал по бокалу, привлекая внимание.
- Так, девчата, пришло время немного поговорить. Как многие знают, у нас с директором заключено соглашение, по которому, мы сами можем выбирать предметы, которые будем посещать. Так вот, я даю вам время до вечера – подумайте, и выберите, чем хотите заняться. А теперь… Рабыня Сьюзен.
- Я? – подала голос рыженькая.
- Да, поднимайся, и подходи поближе. Будем делать на тебе мою метку.
Девушка почти сразу подскочила, слегка покраснев.
- Подойди ко мне. Развернись. А теперь на колени.
В результате, Сьюзен оказалась стоящей на коленях спиной к Хозяину прямо между его ног. В руках парня как по волшебству, оказался стальной ошейник из коллекции Макнайта. С взмахом палочки, Гарри удалил всю одежду своей рабыни, и скомандовал:
- Подними волосы.
Едва девушка выполнила эту команду, как почувствовала, что сталь охладила её кожу и начала сжиматься, в итоге плотно обхватив шею. Поттер осторожно потер её подбородок и кончиками пальцев коснулся ошейника, такого же как на его предыдущих трёх рабынях. Но девушке подняться он не позволил – вместо этого, Гарри повертел в руках палочку.
На ум, пришло одно любопытное заклятие, подсмотренное в книге. Осталось определиться с формой татуировки, но на ум пришёл он сам – ловкий, быстрый, неостановимый…
- Рosuitet stigmata, - ткнул он в спину рабыни, и на теле девушки стал распространяться рисунок. Вот окружность наливается золотом, затрепыхали крылышки… и вот на спине Сьюзен красуется во всех подробностях снитч. Проведя палочкой по ошейнику, Гарри пробормотал пару слов и ошейник мягко засветился на пару мгновений.
- Готово. Свободна.
Сьюзен поднялась с колен, не до конца понимая что сейчас произошло, но довольная – теперь всё как положено. Девушка скосила глаза на своё нагое тело, и увидела, как по нему что-то промчалось. Так и сяк попробовав проследить, что же это, она бросила эту затею: золотистый взблеск двигался по ней чересчур быстро.
- Хозяин, - подала голос Луна, - а что это на Сьюзен? И почему нет на всех нас?
- Ну, она же просила нечто особенное, так что я и добавил для нее кое-что особенное. На ней снитч.
- А что будет, если его поймать?
Гарри даже сбился с шага – о таком он не думал – но быстро справился:
- Вы поймайте сперва. Даже у меня, ловца, это получается с трудом.
И вышел – его ждал Рон.



Вытащив Карту Мародеров, Гарри без проблем нашёл своего бывшего друга в одном из неиспользуемых классов.
Едва парень пересек порог, как рыжий бросился к нему:
- Гарри, послушай, ты должен помочь…
- Привет, Рональд, - спокойно поприветствовал его Поттер, - как приятно видеть тебя снова. Давно же мы не виделись. Может быть ты хочешь попробовать сперва поздороваться?
Рыжий смотрел на него, пытаясь понять серьезно ли говорит Гарри.
- Привет Гарри, как ты?
- Достаточно хорошо, спасибо. Особенно после твоего заклятия. Хорошо моя девушка закрыла собой моё тело. А как ты?
Рон опустил глаза вниз от стыда…



Вечером, Гарри со своим гаремом, облаченные в школьную форму, проследовали в кабинет директора. Правда, под школьной формой укрылись стальные ошейники и не менее стальной пояс верности, но это мелочи. Макгонагалл их не увидит. Ну а увидит – какая разница? Гарри так и объявил своим собственностям с немного зловещей улыбкой.
Горгулья, дежурившая на входе, мгновенно отпрыгнула в сторону, стоило только им подойти. Кабинет изменился – часто бывавший здесь Гарри отметил некую строгость в расположении предметов, плюс портреты на стенах теперь хранили строгое молчание.
- Мистер Поттер, приятно видеть … всех… вас. Прошу, садитесь.
Девушки расположились на стульях. Гарри же, мановением руки сотворил себе кресло.
- Директор, - слегка поклонился парень, - мы пришли, чтобы предметы выбрать. Правда далеко не факт, что мы будем на них ходить…
Макгонагалл лишь вздохнула. Но кивнула, и устремила взгляд на сидящую левее всех Гермиону. Та, не замедлила порадовать старую профессоршу:
- Я бы хотела сохранить и продолжить все курсы.
Гарри лишь покачал головой. Герми такая Герми…
Следом, за неко, Гарри на время посещения убрал ушки и усы у своей собственности, настал черед сестер Гринграсс. Дафна выбрала практически тот же курс, что Гермиона, но без рун. Астория, как более младшая послала нафиг историю магии – на этом моменте кисло переглянулись Гермиона и старшая Гринграсс: они до такого не додумались – и астрономию.
Вейлочка, сидящая четвертой, слегка замялась, но выбрала чары и трансфигурацию. И смущенно улыбнулась.
Теперь взгляд директора переместился на сидящую предпоследней Луну. Блондинка повернула к Гарри своё личико:
- Я не могу говорить с вами, без разрешения моего Хозяина, - ответила она.
Вот так спокойно Альфа преподала урок остальным рабыням.
- О, Луна, выбирай, что тебе угодно, я заранее одобряю всё, чтобы ты не захотела.
- Если так, то я хочу оставить уход за магическими существами. И всё.
Макгонагалл кивнула, и последней позвала Сьюзен.
После того как выбрала рыженькая, Гарри встал и откланялся с директором. Обняв Луну и Сьюзен, Гарри направился к знакомому выходу, и с улыбкой спросил шагающих за ним девушек:
- Вы понимаете, как попали?



После встречи с директором, Гарри повел группу за собой. Дойдя до своих апартаментов, Гарри начал распихивать девушек по комнатам: Луна и Сьюзен, как непровинившиеся – ушли по своим комнатам – правда Луна бросила взгляд на свою «младшенькую», но Гарри быстро махнул рукой на выход и Альфа послушалась; Астории, Гарри прошептал, что нужно взять из игровой комнаты и тоже отправил в ее комнату; вейлочке просто велено было дойти до игровой комнаты и ждать Хозяина там, при этом ничего не трогая. Подхватив под локотки Гермиону и Дафну, Гарри повел их до комнаты:
- А нам сюда! – Гарри призвал веревки.
- Правда? Я буду наказываться вместе с… ней? – Пальчик слизеринки указал на неко.
- Эй! – Возмутилась Гермиона.
- Эй что?
- Так, прекратили спор, тем более я вас не наказываю. – Гарри призывал всё больше и больше веревок. - Я просто вас свяжу.
Девушки обменялись взглядами.
- Герми, ты первая. – Гарри натянул веревку в руках и подошёл ближе к кровати. – Подходи, руки за спину.
В своем полукошачьем виде, урожденная Грейнджер подошла поближе, сделав как велено. Ее Хозяин схватил руки Гермионы и начал привязывать запястья неко к противоположным локтям. Пальцы девушки попытались найти узел, но не дотянулись – узлы, Гарри оставил вне досягаемости. Закончив с запястьями, Гарри выхватил из кучи большую веревку, примотал ее к веревке вокруг запястий и начал осторожно обматывать ее вокруг туловища, выше и ниже буферов своей подруги, постепенно формируя плотную грудную обвязку.
- Оу, - воскликнула Гермиона, когда Гарри закончил, обвил ее руками и нежно обхватил ее груди.
- Красота и рабство идут рука об руку, - начал лекцию Гарри, припоминая уроки из Клуба, - у тебя очень миленькие сиськи, так что подчеркнем их.
Он отпустил их, а затем его руки скользнули вниз к попке его рабыни, игриво сжав, а после и игриво шлёпнув.
- Помимо этого, я удостоверился, чтобы у тебя не было рук, закрывающих твой зад.
Гермиона попробовала на прочность и застонала – Гарри проделал весьма хорошую работу. И девушка не могла поверить: ей нравился обхват вокруг ее грудей.
- Так-так. – Гарри удовлетворенно потер руки, - Дафна, развернись.
- У-уже? – Ахнула слизеринка, заворожено наблюдавшая, как верхняя часть тела ее подруги по несчастью, была связана. Но ослушаться не посмела – подошла поближе и скрестила руки за спиной в положении как Гермиона.
Но Гарри задумался и схватив запястья урожденной Гринграсс выпрямил ее руки, расположив их параллельно. Обхватив руки веревкой, Поттер осторожно схватил ее локти и начал тянуть, пока они не соприкоснулись.
- Ау! – Вскрикнула слизеринка, ранее никогда не принимавшая подобные позы – ее локти соприкоснулись, а Хозяин крепко завязал узел вокруг них. Ее большая грудь оказалась прижата к тонкой ткани блузки.
А Гарри тем временем начал проделывать ту же процедуру с ее грудью, как с Гермионой. Закончив, Гарри не смог удержаться и также ударил по попке девушки.
- Так, поскольку вы, девчата, не смогли сдержаться, - Гарри вытащил из кучи веревок еще два предмета, - тадам!
Гарри осторожно расположил девчонок на кровати, и схватил первый кляп.
- Начнем с тебя Даф.
- И что мне делать? Открыть ро…ф!
Вопрос Гринграсс был прерван, когда Хозяин забил красный кляп ей в рот. Он потянул ремни вокруг головы Дафны, убедившись что кляп не соскользнет.
- Так, я заткнул тебя, и когда я сделаю вот так… - Рука Гарри скользнула под школьную юбку и добралась до ягодицы и сжала ее, - … ты не сможешь пожаловаться.
- Хозяин… а можно без этого? – попросила Гермиона, - я обещаю, что буду послушной и не буду говорить.
- Герми-Герми-Герми, помешать тебе говорить может только одна вещь. И это кляп! Помимо всего, он также выглядит очень сексуально! Так что, давай. Будь хорошей девочкой.
Неко открыла рот так широко, как могла. И тут у Гарри возникла проблема – он забыл про гордость Гермионы – ее зубы!- оставив их кошачьими клычками. Да, при поцелуях они будут придавать некоторый шарм, но явно не сейчас. И решил он проблему быстро, просто приказав и им «втянуться» и измениться обликом на человечий. Сразу после, он заткнул и ее кляпом, плотно затянув ремешки.
- Так, теперь вы на шаг ближе к окончательному связыванию. – Гарри схватил две веревки и начал вязать на них узелки. Но, подумав, прекратил это дело.
Две его рабыни наблюдали за ним, и зловещее чувство начало красться по их позвоночнику.
Гарри принялся за их ноги, связывая их идентичным образом – щиколотки, выше и ниже колен.
- Так, а сейчас, когда вы не собираетесь никуда уходить, время конкурса, – сказал Гарри, довольный своей работой. Он пробежался руками по веревкам сверху вниз, убедившись, что всё затянуто как надо. - Конкурс простой.
Гарри призвал двусторонний фаллоимитатор – две девушки слегка пошевелились.
- Да, я хотел бы остаться и поиграться с вами двумя, но я думаю, другие провинившиеся и так меня заждались.
Гарри единым махом разорвал трусики и юбки своих рабынь. Притянув их как можно ближе, он соединил вместе кольца на их ошейниках. Осторожно вставив искусственный член внутрь киски сперва одной, а затем другой рабыни, Гарри обмотал их талии веревкой, соединяя их в единую фигуру. А последним куском веревки, он связал вместе веревки вокруг щиколоток. В результате манипуляций, девушки могли шевелить разве что тазом.
- Итак, кто больше раз кончит – проиграла. Начали! – Скомандовал Гарри, добавляя шлепки по голым задницам в качестве поощрения, заставляя насадиться на фаллоимитатор сильнее.
В добавок ко всему, фаллоимитаторы начали движение. Гарри похлопал их по головкам и начал движение к двери, но его настиг возглас от кровати:
- Нефеффо!(Нечестно)
Хозяин невольно обернулся, и увидел, что Гермиона поняла фишку и использовала своё преимущество – ее хвост начал помогать фаллоимитатору внутри Дафны, играясь с клитором своим пушистым кончиком, а крутя головой, Герми щекотала слизеринку своими усами. Чем больше будет раздражителей, тем быстрее слизеринка забьется в оргазме, а значит, Гермиона выиграет.
Гарри улыбнулся и вышел из комнаты, заперев за собой дверь. И сразу направился к младшей из сестер Гринграсс – своей Сластене.
Десяток шагов спустя – и он стоит перед нужной дверью.
- Скучала? – спросил Гарри, зайдя внутрь комнаты. – Я должен был убедиться, что твоя сестра и Гермиона заняты и нас не прервут.
Астория внимательно осмотрела своего Хозяина, недоумевая, где же оборудование для ее наказания? А в то, что оно должно быть, она даже не сомневалась.
- Может мы начнем? – всё же спросила младшая Гринграсс.
- Не терпится? – Усмехнулся парень. – Тогда не буду тянуть: раздевайся. Все вещи долой. Волосы собери в хвост.
Астория поспешила последовать команде, спустя минуту оставшись лишь в своем ошейнике. Тем временем, ее Хозяин успел напризывать кучу вещей.
- Так, руки вперед. – Выбрав из кучи пару кожаных рукавиц, велел Гарри.
Астория подошла и неловко протянула руки. Гарри сразу же начал их запаковывать – руки рабыни сжались в кулачки, делая пальцы неработоспособными. Плотно затянув перчатки, Гарри взял два замочка и запер их, так что Гринграсс точно не сможет их убрать. Девушка прикусила нижнюю губу и украдкой попыталась разжать кулаки, проверяя прочность перчаток, только чтобы обнаружить, что материал не поддавался, и она была лишена возможности пользоваться ладонями. Но ей хотелось большего…
- Больше!
Ее просьба закончилась шлепком по ее заднице:
- Только Я буду раздавать здесь приказы! – ответил Гарри. – И я знаю, что мне делать дальше.
Гарри дошёл до кучи вещей и вытащил большой кляп-фаллос с грушей подкачки, после чего вернулся к Сластене:
- Так, чтобы не было соблазнов: открой ротик.
Астория сглотнула, но кивнула и сделала то, что повелел Хозяин, почувствовав, как фаллос вошел в ее рот, а парень затянул ремешки потуже, плотно прижимая ремешки к ее щекам.
- А чтобы убедиться, что ты будешь тихоней, - заявил Поттер, подтягивая одной рукой девушку поближе, а другой демонстрируя ей грушу накачки, – я сделаю вот так.
И Мальчик-Который-Выжил начал нажимать на грушу, и с каждым нажатием фаллос внутри Астории начал раздуваться, становясь всё больше. Спустя минуту, ее челюсти разошлись на максимальное расстояние, а щечки начали выпирать. И ей нравилось, как ныли ее челюсти.
Он небрежно похлопал ее по щекам, проверяя наполненность, и ухватил ее за колечки пирсинга. В ответ раздалось едва слышное помыкивание. Удовлетворенный размером фаллоса внутри рабыни, Гарри, тем не менее, схватил грушу и нажал на нее еще раз.
- Неплохо, - сказал он, отсоединяя грушу от кляпа и полностью игнорируя протесты Астории, что кляп был немножко чересчур большим. Правда, где-то далеко на грани сознания, ей это нравилось.
Следующим предметом на Астории оказалась повязка, под цвет кляпа и перчаток, полностью лишившая ее зрения и заставившая еще больше возбудиться.
Гарри с полминуты походил вокруг нагого тела, размышляя над тем, как его Сластена будет выглядеть с кольцами в киске, пупке и может даже носике, но пока решил, что не стоит их делать. Усмехнувшись, Гарри достал палочку и принялся колдовать, ввинчивая в потолок и стены комнаты крючки для большей фиксации, с удовольствием наблюдая, как слегка вздрагивает Асти под непонятными для нее звуками.
Взяв ее под руку, Гарри скомандовал:
- Руки вперед.
Астория не поняла, но приказание исполнила и почувствовала, как ее Хозяин натягивает что-то кожаное на ее руки. Отверстия для выхода рук не было – ее кулачки встретили тупик. Затем, девушка почувствовала, как кожа обтягивает всё ее тело, а завершилось всё звуком закрываемой молнии, и чем больше закрывалась застежка, тем сильнее крепко обнимала и ласкала ее тело эта кожа. Правда, как поняла Астория, груди и ее соски оказались свободными – а значит, Хозяин будет иметь доступ к ее пирсингу.
- Тебе нравится? – Астория кивнула. – Так знай, что это у магглов называется смирительной рубашкой. Правда эта слегка доработана под мои нужды, но всё же. – Сказал Гарри, вытягивая руки девушки вокруг тела под грудями, сделав так, что она будто обхватила себя руками. Чуточку подогнув руки, он заставил Асторию приподнять грудь, а после запечатал замочки, заставляя сохранить текущее положение.
Астория даже подпрыгнула, когда Гарри внезапно надавил на ее киску кожаным ремнем. Затянув промежностный ремень потуже, Гарри поинтересовался:
- Сможешь выбраться?
В ответ, младшая Гринграсс поизвивалась в ее тюрьме, но хоть как-то ослабить ремни она не смогла, так что она просто покачала головой.
- Хорошо. – Гарри подхватил клейкую ленту с пола и с протяжным звуком развернул рулон. – Дальше, твои ножки.
Астория начала чувствовать, как клейкая лента оборачивается вокруг ее ног, начиная с лодыжек и до бедер.
Как только он закончил, Гарри перегнул ее в талии и слегка хлопнул по заднице. В ответ, Астория попыталась выйти из ее ограничений, но не смогла. Гарри хмыкнул, и помог ей оказаться на кровати, где сразу же связал вместе ее большие пальцы на ногах. Повернув ее на бок, Гарри начал аккуратно играться с ней, то потягивая ее за колечки в сосках, то перемещая руки к киске, но кончить он ей не позволил, а грубо перевернул ее и заткнул ухо берушей, закрепив полоской клейкой ленты, убедившись, что затычка не выпадет. Тоже самое Гарри проделал и с другим ухом. И в довершение всего, поверх этой конструкции Хозяин нацепил наушники, так что у рабыни не было ни малейшей возможности услышать что-либо.
После всего, Гарри распластал Сластену по-диагонали кровати и полностью обездвижил ее, привязав веревки сперва вокруг колечка ошейника и пальцев ног, а после вокруг столбиков кровати.
Девушка под ним была полностью неподвижна и беспомощна.
«Время для наказания», - подумал Поттер, - «Ну а для неё, может и нет…»
Схватив плеть, он начал без всякой жалости пороть голый зад Астории. Та негромко стонала и мычала, с каждым ударом по ее плоти вновь и вновь. Боль была благословлением для нее, ведь это делал Хозяин. Хозяин, который раскрыл ее мазохическую жилку и сейчас наказывал ее, одновременно награждая.
Она забилась в оргазме от порки.
«Кажется, ей понравилось», подумал Гарри, начав снимать наушник и вытаскивать беруш из уха жертвы.
- Наслаждаешься?
Астория не могла кивнуть в текущей позиции, но мяукнула «Да».
- Отлично. Тогда я считаю, что ты не будешь возражать и против следующей части наказания.
Поттер развязал веревки, держащие его рабыню распятой, а затем взял другие веревки, начав обвязывать их вокруг колечка на кляпе, колечке в ошейнике, веревка обвила груди, пройдя через пирсинг, одну он обернул вокруг промежностного ремня, еще одну вокруг пояса и одну вокруг цыпочек. Магией подняв ее над кроватью, Гарри привязал веревки к крюкам, ввинченным ранее. Теперь она не могла видеть, говорить или чувствовать ничего, кроме веревок, связывающих ее. От них болело тело, особенно от ремня в киске, но она не возразила.
- Что скажешь, если ты поспишь в этом положении?
Астория удивилась, но поразмыслив, согласно мыкнула.
- Хорошая рабыня. Спокойной ночи.
После этих слов, беруша, новая полоска скотча и наушник снова закрыли ее ухо. Сластена оказалась в изоляции, но это ей нравилось.
Гарри посмотрел на рабыню, зависшую над кроватью, наколдовал пару заклятий для облегчения её положения, улыбнулся и, выключив свет, пошёл к следующей провинившейся.



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ShtormДата: Вторник, 09.10.2018, 14:48 | Сообщение # 840
Черный дракон
Сообщений: 3256
« 196 »
Да, Поттер просто садисти и извращенец biggrin


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Одна игра в покер (Гарри\гарем гет, в процессе(+39 глава от 01.03.2018))
  • Страница 28 из 28
  • «
  • 1
  • 2
  • 26
  • 27
  • 28
Поиск: