Армия Запретного леса

Пятница, 15.12.2017, 07:40
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 22 из 22«12202122
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Маленьких все обижают (+87 глава от 10.10.15) (Попаданка в сестру Невилла Лонгботтома, Джен, NC-17, макси)
Маленьких все обижают (+87 глава от 10.10.15)
АрхДата: Четверг, 11.07.2013, 09:41 | Сообщение # 1
Демон теней
Сообщений: 262
« 171 »
Название фанфика: Маленьких все обижают;
Автор: Арх (она же Дневная Сова);
Бета: Борланд (он же Borland30);
Рейтинг: NC-17;
Пейринг: ОЖП/ОМП;
Персонажи: Айрли Лонгботтом (попаданка);
Тип: Джен;
Жанр: Фэнтези, POV, AU;
Размер: макси;
Статус: в работе;
Саммари: Что делают люди, если им представляется шанс продолжить жить, но уже в другом теле и в другом мире? Не знаю как обычные, а я продолжаю наслаждаться жизнью и детством. И вмешиваться в эту помойную яму под названием «Подпольные игры магической Британии» совсем не хочу. Ну а кто меня спрашивал? Роли определены. Твоей жизнью решили играть? Враг хитер и могуч настолько, что умнее будет сдаться? Распустить «Внутренний круг» и начать слушаться старого мудрого ублю... волшебника? А вот фиг вам!
Предупреждения: OOC (постараюсь свести к минимуму), ОЖП, насилие;
Дисклеймер: мир канона принадлежит тете Ро.

Примечание №1: По просьбам выкладываю картинки-иллюстрации. Смотреть здесь - http://samlib.ru/img/d/dnewnaja_s/fanfik/index.shtml

Примечание №2: Прошу обратить внимание, что моя бета и просто замечательный человек под ником Borland обычно в курсе извечного вопроса "когда будет прода?", также он осведомлен о Большой Задумке Автора или о значительной ее части. Спойлеры попрошу у него не просить, а в остальном он часто по своему желанию может ответить вам, пока автор снова куда-то уплыл на своей волне на неопределенный срок.




С детства люблю сказки. Детство кончилось, а сказки остались. Только теперь они для взрослых.

Сообщение отредактировал Арх - Суббота, 10.10.2015, 23:25
 
АрхДата: Воскресенье, 03.05.2015, 23:58 | Сообщение # 631
Демон теней
Сообщений: 262
« 171 »
Глава 82

Время тянулось слишком медленно. Кое-как просушив мантию заклинанием, чтобы не идти в уборную и не оставлять Хелен одну, я стала ежеминутно посматривать на часы. Почти через полчаса к нам вышел молодой лекарь. Явно младший практикант или вроде того.
— Жизни ничего не угрожает. Э-э-э. Мы отправили письмо на имя его родителей, так что парень тут один не останется. Вам бы это, отдохнуть. Может, чем-то помочь? — он с намеком осмотрел мою мантию в крови.
— Разве что сможете залечить царапину на плече, — кисло ответила я, представив, что еще придется встретиться с родителями Захарии и посмотреть им в глаза. Задала главный вопрос: — Вы руку восстановить сможете?
— Я пока не могу судить об этом вопросе. Точно вам может сказать старший лекарь. Вопрос сложный. Лечить здесь нечего, кроме шока, но мы пронаблюдаем пару дней, не остались ли последствия от проклятья. Ну а восстанавливать с нуля... на моей памяти ничего не восстанавливали. Если бы не это режущее заклинание, которое отрезало абсолютно все, мы бы могли попытаться... Вот будь хотя бы часть мышц или место для кости, или кость с частью сухожилий, тогда мы могли бы хотя бы частично восстановить подвижность. Честно говоря, не представляю, справится ли с этим даже наш Совет. Тут разве что новую руку пришить, хах. Ну, э-э-э, мне очень жаль. Пойдемте со мной, я позабочусь о ране.
Пока молодой парень хмурился и тужился, изо всех сил стараясь залечить порез заклинанием, меня одолевали разрозненные невеселые мысли. В голове царил настоящий сумбур. Выделить более важную задачу казалось невозможным. Я лишь знала, что главное — помочь Захарии, но чем тут поможешь? Я привела его сюда, больше ничего не могу сделать. А что дальше? Меня наверняка дожидается Волдеморт. Да, ждет не дождется узнать, куда я исчезла. Если вообще заметил пропажу. Забрать Лиама опять же. Августа опять же. Понятия не имею, как мне к ней теперь просто подойти. Даже никаких идей нет, а просто объяснить эту ситуацию, не разглашая некоторой информации, невозможно. Но ведь до чего же глупо получилось, а в тот момент казалось, что все пройдет без свидетелей. Вокруг шел бой. Казалось, каждый занят своим делом, и прямо на тебя никто не обращает внимания. А раз противник Джинни Круциатусами с ней играется, то та ничего даже не заметит, когда это заклинание в нее попадет. А вокруг, оказывается, была куча соглядатаев, которые, не то что я, прекрасно ориентировались в сражении и не путались, не чувствовали этого хаотичного мельтешения, не ощущали себя невидимками, на которых может попасть разве что случайное заклинание, а уж если и начнется сражение, то противник сразу же проявит себя. Нет, у них есть опыт, и им не приходится вертеть головой, чтоб что-то увидеть. У них, блин, глаза на затылке...
Нет, самое главное, то, что не может ждать, — это ОСТы, и не стоит себя грузить ненужным сейчас хламом.
— Ничего не понимаю. Абсолютно не реагирует. Укус нанесен магическим животным? Вы его видели? — обратился ко мне лекарь.
— Да, это магическое существо. Все нормально, дайте мне зелье или мазь, чтобы ускорить заживление.
Да, начни я ему тут рассказывать, что меня укусил оборотень... интересно, он сбежит раньше, чем я успею сообщить, что я анимаг? В принципе, все равно, рассказывать не собираюсь.
Когда мы попросили провести нас к палате Смита, там уже стояли его мать и отец. Отец Смита уже практически поседел, а мать была низкой худой колдуньей с маленьким заостренным личиком, в маленькой шляпке на голове и в магловском платье. Портило довольно миловидную женщину несчастное выражение лица. Колдун держался крепко, с каменным лицом.
Захария лежал с абсолютно бесстрастным лицом землистого цвета. Я старалась не смотреть в его сторону, Хелен вообще остановила у двери и попросила подождать снаружи. Только ее рыданий за компанию с миссис Смит здесь и не хватало. Вижу же, что почти на грани, но упорно остается здесь. Жалко ее. В таком возрасте...
— Простите, мистер Смит, миссис Смит, — киваю в знак приветствия. — Мне очень жаль, что такое произошло с Захарией. Я считаю его своим другом, и если вам нужна будет помощь, то мы с ребятами ее окажем.
У людей своя гордость, и предлагать им переложить все на меня, потому что чувствую вину за случившееся, будет форменным оскорблением. А вот если у его семьи сейчас не самый простой период...
— Что сказали лекари?
«Странно. Наверное, я сегодня слишком устала», — отстраненно отметила я, ничуть не шелохнувшись от застывшего сурового лица усатого мужчины, который был гораздо выше меня и шире в плечах.
— Протез, — сказал, будто проскрипел, колдун.
— А варианты кроме?
— Такое не лечится. Мы будем искать, конечно...
— Если позволите, я навещу Захарию завтра... или... просто навещу. Держите, пожалуйста, нас в курсе. Мы очень за него переживаем.
Не уверенная, что меня услышали, я с сомнениями решила уйти. Подхватив Хелен под руку, я поспешила на первый этаж к каминам, подключенным к сети летучего пороха. Хелен успела обмолвиться, что ОСТы заметили движение окружения Поттера и последовали за ними. Ричи и Сьюзен вообще не взяли и не известили, но оно и понятно. По дороге разделились. Кто попал на Астрономическую башню, кто пошел следом за Гермионой и Луной в подземелья звать Снейпа на помощь, кого задержали по дороге. Задержали их подоспевшие авроры и оставили в учительской. Снять чары, висевшие на дверях, они не смогли, так что теперь в учительской просто нет двери. Я приказала всем собраться — то есть вообще всем — и возвращаться в гостиные, поднимать шорох и уговаривать народ разъехаться по домам, объясняя это тем, что директора в школе нет — школа небезопасна и в нее в любой момент могут попасть Пожиратели. Волдеморт не докажет, что панику подняли мои люди. Я ему просто не раскрыла личности своих друзей. Может быть и зря, смотря на то, что вышло, а может быть и нет, представляя, что могло бы быть.
Зачем мне паника? Мои-то точно в безопасности окажутся: мало ли что тем аврорам в головы придет, а в толпе их труднее вычислить. Начнут допрос или вообще обвинят сразу в чем-нибудь (повод, как я убедилась, побывав в здешнем Аврорате, им большой не нужен), а так пусть с родителями будут — впросак не попадут. И Ричи пусть вернется к своим. Там всяко безопаснее, чем быть сыном Пожирателей в гудящей, как улей, школе. Слизеринцам вот вообще не завидую...
— У тебя дома камин к сети летучего пороха подключен? — спрашиваю Хелен.
— Нет.
— Плохо, — я сыпанула в камин летучий порох и дала наставление: — Адрес «Гриммо, 12».
В дом Блэков я переместилась следом за Хелен. Позвала Кикимера. Приказала найти дом Хелен и ее родителя-волшебника, а затем вернуться и доставить Хелен в дом, где ее будут ждать родственники. Хелен приказала ждать здесь и не выходить из гостиной, по возможности ничего не трогая (знаем мы эти старые дома, тут не то что кусачие артефакты, тут и пол провалиться может). Пусть Кикимер, когда вернется, перенесет ее домой. Если защита на доме будет незакончена, слаба или будут другие обстоятельства, пусть возвращается сюда с родственниками и с ней самой. То же самое и с остальными ОСТами. Хелен, соберись и проконтролируй процесс.
Кикимер, быстро успокоительное неси!
Отпоив быстро Хелен, я повторила план Кикимеру, потом подождала, пока он его дословно выучит (память у него отличная, оказывается, пару раз повторил всего), понадеялась на него, приказала пересказать все так же остальным ребятам. Исключением был лишь Ричард, но за него я побеспокоюсь чуть позже. В общем, оставив этих двоих, апатичную, зависающую на одной точке Хелен и яростно кивающего домовика, надувшегося от собственной важности, я переместилась камином в дом Краучей. Там уже позвала Винки. Приказала найти Ричарда Лестрейнджа, указав, где он может быть скорее всего, и переместить его в Малфой-мэнор.
Кажется, еще немного, и мне тоже не обойтись без успокоительного. Скорей действовать, что-то делать, решать это все как-то, пока на меня не навалилась вся ситуация и не лишила возможности хотя бы как-то (лучше здраво) мыслить. Нет, нельзя останавливаться на эмоциях, нельзя давать время на работу совести и жалости, иначе толку от меня не будет, и я всех снова подведу. Скорей в Малфой-мэнор. Открывайте, ироды!
Питер Петтигрю? А этот тут каким боком? Открывай давай, а то нажалуюсь Темному Лорду на тебя! Где Лиам? Да блин, мальчик тут живет уже полгода! Отлично. Темный Лорд ждет? Веди, идиот, и закрой рот, мне только твоих речей о твоей важной роли сейчас и не хватает. Закруциатусю, закруциатилю, закру... Круциатус, короче, получишь, я могу. Беллатриса учила. Да, прям только что. Мантию мою видишь?
А у него же рука магическая... Это идея! Нет, потом-потом, мне нужно будет предложить что-то или заплатить за это, а сейчас я не уверена, что смогу торговаться. Шлепнет Метку на руку, рабский ошейник на шею и отправит дальше Дамблдоров убивать, пока сама не самоубьюсь...
О, какие люди! Счастье прямо привалило. Эта встреча — явно какой-то намек судьбы. Странные, правда, у нее подарки в виде предмета моей ненависти с рожей «поцелуй меня, кирпич» и с задатками гопника. Хромает, правда, ножки за собой подволакивает после моего броска по коридорам Хогвартса, уже желтыми синяками отсвечивает, но, считай, здоров. И оскаливается мне ртом, где не хватает большей части зубов.
— Кто такая?
— Айрли Крауч-Лонгботтом, — холодно отвечаю, чувствуя, как закипаю. Странно закипаю. Гнев хлещет, но где-то далеко: есть толк от окклюменции.
— Значит, о тебе слухи ходют? Отлично, твой папаша мне заплатит за это. И ты сама, чертовка, я те припомню.
Как? Как я могла позволить такому отбросу чуть не убить меня и моих друзей?
— Ты стоишь на своих двоих, а мой друг из-за тебя руки лишился. Это ты мне заплатишь.
— Ха, скажи спасибо, что совсем не помер. Как, кстати?
— Ты чуть было детей не убил, а удивляешься, почему не удалось?
— Да какие вы дети? Ты еще в щенячьем возрасте, ладно, а он уже здоровый лоб. У него на лице не написано ничего. Сидел бы с остальными — за члена ордена жареной курицы его не принял бы. Я же не мать Тереза, чтобы всех жалеть.
— Да ты в школе был! Тебе это не говорит о том, что там дети?!
— Ха, че-та много ты о себе возомнила. Не повышай на меня голос, я не папаша твой. Ты свое уже получила: все кости переломала, до сих пор болит, и из-за тебя пришлось пить эту гадость, которая Костеростом называется. Так что ладно, иди дальше, куда шла.
Насмехается, весело ему, а я сейчас ничего не чувствую. Кажется, в голове арктическая пустыня и мысли там двигаются абсолютно свободно, не сталкиваясь ни с какими препятствиями. Вот только про Костерост он зря вспомнил. Я как раз хотела расшевелить свои эмоции, а то бы точно пожалела тупицу.
Может быть, к примеру, Петтигрю подумал, что я вытащила палочку для Круциатуса. Но нет, его из-за непонятных ощущений я пока решила оставить. Мало ли, вдруг мне крышу снесет? Она сейчас и так, похоже, шатается, раз я всерьез размышляю, что переломать ему руки будет лучше, чем использовать какой-то там Круциатус. Вот когда руки выворачиваются и перекручиваются вокруг своей оси, хрустят ломающиеся кости, и Пожиратель воет не своим голосом — вижу, что жить будет, и совесть молчит, соглашаясь с таким наказанием. Это месть, а он настоящий урод. Где-то такими я представляла семейку Лестрейнджей, пока не встретилась с ними.
Убивать это сжавшееся у стенки и стонущее животное себе дороже. Он не стоит тех проблем, которые у меня будут из-за него. Петтигрю чего стоит до сих пор? Мы идем к Темному Лорду или нет? Посеменил вперед.
Идти оказалось не так уже далеко. Я немного успокоилась, когда Петтигрю как раз завел меня в большую гостиную с множеством диванов и кресел и откланялся, спеша исчезнуть. Я узнала в занявших комнату по разным углам тех, кто только что был на Астрономической башне: Лестрейнджи в количестве двух штук, тот оборотень, с целым и невредимым горлом, показавший мне острые зубы, младший Малфой, безуспешно пытающийся приобрести нужный навык хамелеона и потеряться в кресле, помято выглядящий, но задирающий нос Люциус Малфой. Кстати, и отец мой сидел, отвернувшись к зашторенному окну, делая вид, что не слышал, как кто-то вошел, а все обернулись просто так.
Очевидно, что все они ждали своей аудиенции. Здесь было только две двери, и через одну я только что вошла.
Дверь открылась, и оттуда вышла Беллатриса. Это меня отвлекло и разрядило обстановку.
Неуважаемая мадам застыла прямо в дверях, позабыв обо всем.
— Беллатриса, пригласи ко мне нашу молодую героиню, — донесся вкрадчивый голос из другой комнаты. Пусть его обладателя не было видно, но некоторые присутствующие Пожиратели ощутимо вытянулись по струнке, а кто-то наоборот еще больше вжался в кресло.
Не дожидаясь особого приглашения, я сама зашла и прикрыла за собой дверь. Буря в душе еще до конца не успокоилась, и мои страх, опасения, все замерзло в таком состоянии, готовое сорваться и обрушиться на всех вокруг. Обиталище Волдеморта снова тонуло во мраке, освещаемое лишь одним канделябром, потому размеры и обстановку комнаты было сложно оценить. Но что точно было видно, так это самого бледного колдуна, восседающего на высоком стуле, напоминающем трон. Лишь не позолоченный, а так точь-в-точь.
— Я пожелала лично убедиться, что Дамблдор мертв, потому и пошла за ними, — не дожидаясь вопроса, известила я. Не хотелось задерживаться здесь. — Я так понимаю, теперь нет причин держать меня здесь? Я с удовольствием вернусь в особняк Краучей.
— В таком случае я требую от тебя того же, что и ото всех. Покажи, что ты видела.
— Я могу рассказать, что видела. То же, что и все. Ваш Лестрейндж меня за руку схватил, так что я, как и все, не видела полета Дамблдора. Мне показалось странным, что он был таким спокойным, потому я и подбежала к краю. Убедиться.
Если сам видел все, то может и сам догадаться, что Дамблдор что-то задумал, если не дурак. Тут я ему не указчик.
— Это было опрометчиво: он мог тебя убить, если бы захотел или знал кое-что о твоей связи. Что ты теперь намерена делать? После смерти Дамблдора.
Я, может быть, и поверила бы, что он действительно переживал, чтобы я не попалась, если бы не видела, что ему все равно. Даже, наверное, не рад, что не удалось избавиться от соперницы в погоне за Дарами таким способом, полностью не зависящим от него, а значит, и отвечать не стал бы за свое обещание богине.
Волдеморт не выказывал приступов агрессии. Заинтересованно рассматривал с прищуром красных глаз. А я что? Меня он сейчас не пугает, мне бы держать себя в руках, но вопрос ввел в тупик.
— Учиться нормально. Без помощи Дамблдора с его играми это вполне должно получиться.
— Ты думаешь, я могу позволить учиться в моем Хогвартсе оборотню?
— Оборотню? — недоуменно переспросила я, вспоминая. Пару раз моргнула, не выдержала, засмеявшись. — Я не оборотень. Барти все не так понял.
— Тебя укусил оборотень. Это сложно отрицать.
— Это не он меня покусал, а я его. Вы своего оборотня спросите, почему он не мог меня заразить ликантропией. Он как раз сидит за дверью.
Ситуация была такой нелепой! Но в такой момент показалась очень даже смешной. Недотепа Барти, не разглядевший мои превращения или не разобравший, кто это там в куче дерется. Странный полуобращенный оборотень, наверное, очень удивившийся, когда я его цапнула. И я, пришедшая как раз между опросом Крауча и оборотня, вне очереди.
Волдеморт моего смеха не оценил. Дышит тяжело, вздувает ноздри, сдерживается. И спрашивает резко, сменив тему:
— Ты не находишь это несколько странным? Вначале ты заступаешься за грязнокровку, затем удачно и умело используешь Круциатус и просишь обучить ему именно Беллатрису? В то время как твой брат действует совершенно наоборот: неумело и неудачно использует Круциатус на Беллатрисе?
— Вы хотите сказать, что не можете предугадать мои действия? Все просто. Я сильнее в тот момент ненавидела Дамблдора.
— Это не объясняет твоего отношения к этому заклинанию. Ты должна ненавидеть его. В чем же причина?
— Захотелось использовать его на Дамблдоре, — пожала я плечами.
— А та девчонка? Если не ошибаюсь, Уизли? Чем она тебе досадила, что ты также использовала на ней Круциатус?
— Мне понравилось использовать его на Дамблдоре, — с ухмылкой ответила полуправду я, заметив закономерность ответов. — А она меня почему-то невзлюбила.
— Как ты теперь намерена поступить с Лонгботтомами?
— У меня пока что не было времени подумать об этом. Я была занята тем, что спасала своего друга после того, как его чуть не убил ваш Пожиратель.
Лучше сразу сказать, а то потом снова вызовет и скажет, что предупреждал. Надо оно мне? А так и по делу, и не убила же? Хотя хотелось, но не смогла.
— Ты хочешь мести? Я не могу ее тебе позволить.
— Этого не требуется. Мы уже встретились, когда я шла сюда.
Волдеморт шумно выдохнул сквозь щелки на месте носа. Кажется, он был несколько раздражен моим ответом.
— Ты слишком дерзко себя ведешь. Ты забыла, где и с кем находишься?
— Нет, — я сразу помрачнела, почувствовав сильную смену настроения и повысившееся давление магии.
— В этом лишь твоя вина. Дважды нарушить мой приказ — такое ни один Пожиратель Смерти не пережил. Ты слишком обнаглела, будто хочешь испытать мое терпение и найти границу дозволенного. Что ж, ты ее нашла. Мои приказы принято выполнять.
Почувствовав давление на сознание, означавшее прямую и неприкрытую легилименцию, я сразу же сосредоточила свою волю и выставила щиты, приготовившись защищаться. Но захватчик отступил... и разозлился.
— Неплохо, неплохо... Я не имею обычая повторяться, но, если ты вдруг не поняла, я приказываю тебе впустить меня в свое сознание.
Извините, не проходной двор. Ходят тут всякие, а потом следы грязные оставляют, приходится бороды отрезать.
Жаль только в постройке лабиринтов из воспоминаний я не так умела, как хотелось бы, а с таким противником, как Волдеморт, нельзя быть ни в чем уверенной. Не успокоится же, пока не найдет все, что ему нужно. А уж если крестражи свои найдет в памяти... Если не ошибаюсь, за свой дневничок, написанный в далекой юности, он Малфоя так откочеврыжил, что тот до сих пор тенью ходит. А уж если он ищет Дары Смерти... Нет, за два, с потом и кровью добытых, я буду драться.
— Это мое личное. У вас еще шесть свидетелей, причем своих подчиненных. Я думаю, Пожиратели Смерти будут только рады вашему вниманию. Спрашивать их и просматривать их воспоминания вы имеете полное право.
Несколько секунд Волдеморт задумчиво постукивал пальцами по подлокотнику.
— Хорошо. В таком случае ты станешь Пожирателем Смерти. Большая честь, особенно учитывая, что ты несовершеннолетняя и наравне со всеми должна была ждать как минимум до совершеннолетия. Радуйся, мало кто сейчас может рассчитывать на место Пожирателя Смерти. Я прикажу Беллатрисе обучить тебя всем Непростительным на грязнокровке.
— Грязнокровка мой, и у меня нет желания учиться сейчас всем Непростительным.
Не говоря уже о Метке и сопутствующих обязанностях. Ясно же, что на слабо берет!
Ого, как он взбеленился. Легко же вывести его из себя. Магия так всколыхнулась, что придавила своим весом, стало тяжелей дышать.
— Круцио! — резко выплюнул Волдеморт, встав с трона. Слишком быстро, я не успела уклониться. Да я даже не ожидала, что он использует какое-то заклинание!
Меня сбило с ног, тело пронзили горячие иглы. Всего на несколько мгновений, но боль сразу же не ушла: расшатанные нервные окончания успокаивались медленно и ныли нестерпимо. Да еще и укус на плече снова заболел сильней. Хотя кое в чем я согласна с писателем книги об этом заклинании: разряд энергии еще тот.
— Легилименс!
О, теперь мы уже пользуемся вербальной формулой? Облегчаем себе задачу? Получай себе молотками по мозгам, это моя территория, и боли от Круциатуса тоже возьми, я запомнила эти ощущения, попробуй на вкус еще отчаяния и вины за Захарию. Я тоже легилимент, и вернуть это все тебе мне по силам.
Сдался, сбежал. А у меня из носа снова кровь... Хех, у Волдеморта тоже. Можно внести это в копилку своих достижений: «Вызвала носокровь у Темного Лорда».
Теперь я уверена: Круциатус — не самое страшное заклинание. Страшнее головная боль от сопротивления сильному легилименту, особенно после Круциатуса. В глазах потемнело сразу, стоило лишь голову приподнять. Ну ничего, сейчас полегчает, и я даже на ноги встану. Еще одна попыточка... Нет, пол твердый, я долго лежать не хочу. Теперь точно поднимусь. Поднялась. Теперь про равновесие не забываем. И палочку лучше достану. Пусть не отобьюсь, но так спокойнее будет, пока скажу что нужно. Да уж, хорош легилимент, чуть палочку не выронила. После атаки мысли все путаются и бегают бестолково из угла в угол.
— Я не Пожиратель Смерти и не обязана позволять вам рыться в моей голове. У вас договор не вредить мне, — упрямо повторяю.
— Я лишь обязан проследить, чтобы ты дожила до совершеннолетия, — зло почти прошипел Волдеморт, быстро избавившись от крови на лице.
— Ну так дайте мне спокойно дожить хотя бы до этого возраста.
— Живи. А теперь пошла вон.
Долго упрашивать меня не надо. Легкоранимый психопат. Еще и на лице снова кровь, р-р-р.
Пожиратели сидели под дверью какие-то напряженные, будто перед дверью туалета сидят, а всем клизмы сделали... Волдеморт, конечно, разошелся, может, почувствовали что-то, так что я как раз в точку сказала.
Кровь из носа идет не прекращаясь, а я скалюсь Барти, который теперь смотрит прямо на меня.
— Оборотень, — еле сдерживаю себя от смеха. Он так и рвется из груди. Какой-то истеричный, резкий, неприятный, в звенящей голове так и отдается эхом.
Перевожу взгляд на того полуобращенного оборотня. Смеяться хочется еще больше.
— Он думает, ты меня укусил.
Мужик тоже скалится, показывая острые желтые зубы. Краем глаза замечаю, что колдуны переглядываются. Пора уходить отсюда, нечего оставаться у дверей. Но, как только Барти разберется, тут же помчится исправляться. Хотя, Волдеморт теперь настроен не так дружелюбно, может, и не побежит, если никто заставлять не будет.
— Не трогай меня как минимум несколько дней, — бросаю напоследок Краучу и спешу к другим дверям.
Все, последнее — взять Лиама, и на Гриммо, на Гриммо, запереться и отключиться. Время наконец снова вернется к своей обычной скорости, мне не надо будет спешить и срочно что-то делать. Мальчик в порядке, приказываю собираться и сообщаю, что мы уходим. Пялится на меня испуганно, но отвечает, что собирать ему нечего. Когда я с его помощью быстро собрала все свои вещи и, прихватив книги, вышла, в коридоре на нас почти налетел Ричард. Осматриваю его быстрым взглядом. Переполошенный, но невредимый. Винки справилась.
— В порядке? Молодец. Посторонись, я ухожу.
Лиам догоняет меня, оглянувшись назад. Камин, в комнате никого нет, и мы свободно перемещаемся в дом Краучей. Зову Винки, приказываю в том случае, если в дом завалятся другие Пожиратели или Барти пойдет в мою или Лиама комнату, немедленно перемещать нас обоих на Гриммо и никому не говорить о нас. Пусть выделит Лиаму комнату и поможет обустроиться.
Я спускаюсь на кухню, нахожу в шкафчике успокоительное и снотворное зелья, заваливаюсь в гостиную без камина: идти искать спальню влом. Зелья уже начинают действовать. Я уже предчувствую избавление от того, что на меня давит и что гложет. Вина перед Захарией и Хелен, вина и страх непонимания от Августы и Невилла, про местопребывание и дела которых я могу сейчас только гадать. Глаза родителей Захарии, оскал оборотня, красный прищур Волдеморта, безумно выпяченные, будто восторженные, черные глазки Беллатрисы, испуганный трусящийся Петтигрю, выворачивающиеся руки, кровь из остатков плеча бьет почти в лицо, и большие карие глаза Лиама, встретившего меня. Гадство какое-то: этот Круциатус, легилименция, вся эта кровь. Мантия, пропитанная кровью друга, летит на пол, я заваливаюсь на диван.
Не хочу ничего этого знать, не хочу участвовать в этом. Болит и тело, и душа. Без Дамблдора со своим влиянием и попытками воздействия вроде бы легче, но все вокруг никуда не делись... Оставьте меня все в покое.
Все вокруг вертится, хотя я остаюсь недвижимой. В ушах гул, как эхо в глубоком колодце, сердце стучит так, будто хочет выскочить и сбежать, лишь бы не чувствовать. Закрываю уши руками, зажмуриваюсь, ощущения как будто я в стиральной машинке, но постепенно становится легче. Зелья набирают силу. Мне все еще больно, но я спокойно-апатична к этому.
Рядом со мной Лиам, трясет меня, чего-то хочет. Чего он никак не успокоится? Чего тебе, опять что-нибудь рассказать? Жили-были три брата. Построили они, значит, мост, встретились со Смертью и купились как последние лохи... нет, эту сказку я тебе рассказывать не буду. У магов сказки очень злые.
Наконец оставил в покое.
В голове раздавался ритмичный звук ударов молотка по деревянной поверхности, и я бы вернулась в сладкую изнывающую дрему, но звук отдавался в самых мозгах, вызывая желание удушить виновника внепланового утреннего ремонта. Продрав глаза, я спустила ноги на пол и на что-то наступила, уколов босые ступни. На полу у дивана кто-то больно наглый свалил мусор, причем будто побывавший в переработке. Весь сжатый, пережеванный, с торчащими тут и там яркими клочками чего-то. Мантия-невидимка с огромнейшей дырой на серой, поблескивающей в свете окна серебром порванной ткани.
— М-мантия, — прохрипела я, спускаясь на корточки и беря в руки тряпку. Я сказала «огромная дыра»? Нет, пять сантиметров, не больше, но она на мантии, так ее, невидимке! И еще не меньше четырех разрывов ткани поменьше!
— Японский бог! — в сердцах воскликнула я.
Звук стучащего молотка, частично приглушившийся из-за такой неожиданности, возобновился с удвоенной силой, призывая меня обратить на это внимание. Это был не молоток, а Винки. И она так усердно стучала лбом об пол, что разбила его почти в кровь.
— Прекрати, Винки.
Почувствовав взгляд, я повернулась, заметив сидящего почти у моего дивана Лиама. Он сидел прямо на полу, уткнувшись в свои колени.
— Я сказала, остановись, Винки! Мне кто-нибудь объяснит, что здесь, пегаса в башню Дамблдора, происходит?!
— Винки не выполнить приказ! Винки — плохой домовой эльф!
Схватив покрепче Винки за голову и поднявшись с ней на ноги, я обратилась к более здравому рассказчику с тем же вопросом. Лиам также поднялся на ноги, но держался как-то неуверенно.
— Мистер Крауч пришел. Он хотел идти к тебе, но Винки его остановила.
— И где же она нарушила приказ?
Я поудобнее перехватила брыкающуюся домовичку.
— Он зашел в комнату, а она нас с тобой не перенесла никуда.
— А Крауч что?
— Он сказал, у тебя разбушевалась спонтанная магия, и, отправив Винки за помощью, сказал, что укрепляет стены.
Я угукнула, удосужившись рассмотреть обстановку. О бывшей комнате сейчас ничего не напоминало. Какая-то мусорка с кучками никому не нужных и плохо опознаваемых частей мебели, стекла и ткани, неравномерно сваленными у стен. Даже обои и те отклеились, оставив какие-то малоопознаваемые клочки с остатками витого рисунка. Что странно, стекол в рамах тоже не было, и по комнате разгуливал сквозняк, из чего можно сделать вывод, что нехило я разбушевалась, раз даже общую защиту дома повредила.
— Мистер Крауч сейчас внизу. Со своими друзьями, — более твердо ответил Лиам. — Ты не хотела просыпаться, и я решил остаться здесь с Винки. Нам сказали, что пока ты спишь, таких выбросов повторяться не должно, но когда ты проснешься, все может повториться. Ты не будешь больше так делать? — серьезно спросил мальчик, наблюдая за мной своим пытливым взглядом.
— Нет. Я вроде бы уже в порядке, — поморщилась я, вспоминая прошедшие события. Вспоминать не слишком-то и хотелось. — Так, а как моя мантия, в смысле вот эта ткань, пострадала? Она же во внутреннем кармане была! Под чарами!
Мальчик оглядел еще раз уже не цельную ткань, свисающую с моего локтя.
— Я не знаю. Мы тут ничего не трогали.
Но ответа мне уже не требовалось: я и сама догадалась. Где-то в этой комнате обрывки моей сброшенной мантии. И я бросилась искать кольцо, подключив к этому делу присутствующих. Винки подбросили идею, как реабилитироваться в глазах хозяев, и она вместе с нами принялась перебирать ошметки. Да еще с таким усердием, что из-за гор свалки выглядывали одни кончики огромных ушей.
— Золотое, с черным камнем, — повторяла я, раскидывая мусор руками и ногами, яростно впиваясь взглядом во все мало-мальски похожее на предмет поисков.
Что там еще было? Да опять все то же самое: пергаменты, записи, выдержки из книг, записанные формулы, всякая мелочь вроде перьев. Хорошо, что ничем запастись со времени предыдущего попадания в плен особо не успела. Но самое обидное, что придется заново начинать работу над чародейской книгой заклинаний! Это, можно сказать, моя мечта: я и представить себе не могла раньше волшебника без посоха и без книги заклинаний. Конечно, могут быть другие атрибуты: медальоны, чаши. Но мне грустно представить, как я начну заново составлять книгу, накладывать заклинания, восстанавливать схему чар... Подумать только. ОПЯТЬ!
Мне на темечко больно упало что-то сверху и хлопнулось рядом. Это была моя книга. Вскоре и Лиам нашел кольцо, к счастью, целое. Со своими ценными вещами расставаться не хотелось, как не хотелось ими и светить на людях. Так что, приказав Винки раздобыть мне мантию моего размера, я отправилась в ванную умываться и приводить себя хоть в какое-то подобие порядка, прихватив с собой книгу, поврежденную, но бережно сложенную мантию и кольцо в кармане брюк.
За что обожаю эту английскую моду на большие двухэтажные дома, так это за большое пространство. И ванная тоже была соответствующей. Съеживаться и поджимать коленки, по крайней мере в особняке Краучей, не приходилось. Так что я воспользовалась моментом и набрала полную ванную горячей воды. Никаких холодных бодрящих душей, меня сегодня уже достаточно взбодрило начало утра, а ведь день только начался... Десять часов ведь утро?
Пока я наслаждалась и отмокала, погрузившись в теплую негу, появилась Винки и взялась хлопотать: то в волосы начнет втирать что-то приятно пахнущее, то спину потрет, то аккуратно обмоет рану — в общем, взялась приводить хозяйку в подобающий вид. Лоб ее, что удивительно, быстро зажил, не осталось даже шишки.
От меня при всех манипуляциях ничего не требовалось, и я не возражала, проявив полную пофигистичность к ее действиям. Переодевшись в чистую мантию, я переложила в нее свои драгоценности и отправилась завтракать. Мыслить и что-то обдумывать пока не хотелось, потому вернулась я к своим проблемам только попивая кофе и наблюдая за тем, как Лиам уплетает вторую яичницу. Пока было свободное время за кофе, раскрыла свою книгу чародея, забивая в память пару заклинаний. Просто так, на всякий случай. Если что, одна фраза, одно усилие — и либо не надо палочки, либо длинного речитатива. А если осилю, то и того, и другого.
Голова от этих манипуляций начинает немного болеть, и приходится массировать некоторое время виски, прежде чем подниматься на ноги.
Крауч сейчас в гостиной, и Винки наверняка ему доложила, что я проснулась. Не спешит встречать, и я тоже не горю желанием. Век бы еще этих Пожирателей не видела. Но мне нужно отправиться по срочным делам. Который раз напоминаю себе, что при удобном случае надо обзавестись домовиком, а не помешал бы и портал. Мне надо свалить из особняка, а тут хозяин — Крауч, выйти можно только через дверь или через камин, и то с его разрешения. Так что я отправилась в ту гостиную, где он со своими дружками устроил посиделки. Лиам последовал за мной, а в приказном порядке оставлять его где-то одного не хотелось.
Как только не защищенная никакими заклинаниями дверь открылась, оттуда на меня вывалилось густое, почти осязаемое облачко сигаретного дыма. Естественно, мы оба закашлялись и не сразу разглядели занявших кресла и диваны волшебников в этой серой вонючей мгле. Зрелище действительно было занятным. В немного рассеявшемся дыму появились дремлющий на ручке дивана Крауч и двое Лестрейнджей, рубящихся в карты с сигарами в зубах. Судя по скопившейся кучке пепла в пепельнице, сидела эта компания довольно давно. Да, где-то всю ночь.
— Со мной все в порядке, помощь не требуется. Будьте добры растолкать моего отца и посвятить свое время родным домам, — довольно вежливо обратилась я к ним, хотя хотелось и грубее.
— Вот и хорошо. Ладно тебе, пусть поспит. Всю ночь за тебя беспокоился.
Вот чего не ожидала, так это укоряющего взгляда от рыжего Лестрейнджа... Блин, надо хоть газеты поднять, а то не поймешь, кто из них кто.
— Вот пусть и отоспится, — проворчала я, осмотрев еще раз богатый на сигаретный пепел и пустые бокалы стол. — А вы, вообще, на кого Ричарда оставили? На, — хотелось сказать «сумасшедшую», но вместо этого вышло с сарказмом, — мадам Лестрейндж, слабую и беззащитную женщину, пережившую такую схватку?
Второй Лестрейндж насмешливо фыркнул и воскликнул: «Ну и девка!», тем не менее поднявшись на ноги. Приказав Винки их проводить до камина, я открыла окна проветриваться и задумалась.
— Я покину дом на несколько часов, — сказала я Лиаму и продолжающему дрыхнуть Краучу. — Мне надо друзей проведать. Ты со мной или здесь останешься? Ты не волнуйся, тут безопасно, я тебе Винки оставлю и чары наложу.
Лиам попросился со мной. Видно, он не чувствовал себя здесь в безопасности. Впрочем, и в штабе Волдеморта он так тоже себя не чувствовал, но выбора раньше не было.
Когда я оказалась на Гриммо, там не было никого из моих друзей. Недолго думая, я позвала Кикимера и попросила переправить нас к Хелен. Как дела у остальных я без понятия, но связываться с каждым отдельно слишком долго. Она уже наверняка переговорила с ними через новые зачарованные пергаменты.
Оказалось, я привыкла к обширным особнякам. Домик семьи Райли показался мне с улицы тесным и узким, буквально втиснутым между соседними такими же домиками. Большие, начинающие вовсю зеленеть кусты во дворе только добавляли подобных мыслей. Но в целом пусть и миниатюрный, но довольно милый, как из сказки.
Я позвонила в дверь. Открыли мне сразу двое: Хелен и ее мать. Просто никем другим эта женщина в магловской одежде быть не могла. Но я оценила джинсы и блузку, напяленные явно вдумчиво, а не то, что под руку попалось.
Хелен с разгону бросилась меня обнимать и как-то... душевно. Я это поняла каким-то неизвестным чувством, а может, просто хорошо представляла, что за потрясение она испытала. Но все равно удивилась тому радушию, которое она вложила в объятия.
— Я тоже рада тебя видеть, — не зная, что сказать, я только и брякнула это.
— Заходите скорее в дом, — нахмурившись, поторопила нас миссис Райли, поняв, что мы знакомые ее дочери.
Нас по английскому обычаю усадили в гостиной и предложили чай с угощением, а уж затем взялись расспрашивать. Я рассказала, что директор школы мертв, немножко приукрасила свое участие в этом событии, умолчав вообще о своих действиях — нечего шокировать их. Хелен, может быть, еще и призналась бы чуть позже, но не ее матери. Я им зла не желаю, потому не следует ей давать повод для ненужных подозрений. Хелен действительно уже пообщалась с ОСТами и сообщила мне, что школа заметно поредела, а все ОСТы разъехались по домам. По крайней мере, пока что все в безопасности. На крайний случай я сказала присылать сову на мое имя, а я уж отправлю домовика или придумаю что-нибудь. Мне позарез не хватало помощников, сов и порталов. У маглов через десять-двадцать лет хотя бы мобильные появятся! А этот медленный способ обмена информацией откровенно выводил из себя. В общем, мне срочно нужно было что-то придумать. Заказывать портал было плохой идеей: это означало предоставить ключ доступа и информацию об укрытии незнакомому человеку. Но пока ребята по домам и маглорожденных в моей компании нет, то все надежно укрыты. Остается надеяться, что никто никуда не влипнет. Неохота идти на поклон и просить за них, а придется ведь, если совсем прижмет.



С детства люблю сказки. Детство кончилось, а сказки остались. Только теперь они для взрослых.

Сообщение отредактировал Арх - Понедельник, 04.05.2015, 02:04
 
АрхДата: Воскресенье, 03.05.2015, 23:59 | Сообщение # 632
Демон теней
Сообщений: 262
« 171 »
К чему это я? Надо Захарию проведать и узнать, как дела. Но и Хелен бледная совсем со следами бессонной ночи. А со мной еще Лиам, которого нельзя оставить одного и не хочется шокировать мальчика. Того, правда, и отодрать от себя сложно — стоит только вспомнить, сколько я его уговаривала и убеждала посидеть одному, пока я за Пожирателями прослежу, а в итоге пропала почти на всю ночь и вернулась вся никакая. Короче, подставила. Снова.
Поэтому мне стоило огромных внутренних усилий убедить Лиама подождать меня здесь, вместе с Хелен и миссис Райли. А он так смотрел на меня несчастным взглядом, наверняка даже не осознавая этого... Хозяева домика, к счастью, возражать не стали, лишь бы я хорошие вести принесла (мать моей подруги, кстати, довольно сильно переживала и за дочь, и вместе с дочерью). Пока я аппарировала в Мунго, я надеялась, что Лиаму станет только лучше от разговоров с людьми, которые в его несчастьях даже боком не замешаны. Я все-таки немного переживала за его психическое здоровье, пусть внешне он вполне успешно держался. Да, маги выносливей маглов и физически, и психологически, но это не отменяет последствий для ребенка, пережившего такой шок. И чем больше я начинала думать обо всем, тем больше мне становилось неспокойно, что для мага могло быть фатально при аппарации. Счастье, что я это вспомнила, хотя бы после того, как мне отрезало изрядный кусок мантии.
Так что ноги в руки и окклюменцией напрячь мозги, а то возвращаться к ожидающим меня людям буду гораздо дольше.
Поход в больницу был не особо результативен. Все те же выводы из уст лекарей. Руку восстановить не можем, не так крут магический прогресс. Разве что разрешили навестить пребывающего в лечебном сне Смита, но от этого проще и легче не стало. Защитный магический купол над кроватью, серое лицо друга и пустота вместо левой руки у молодого еще парня поселили в душе только самые тоскливые чувства. Но только я собралась покинуть палату, как услышала топот не одной пары ног, а затем увидела взбежавшую по лестнице группу авроров. И, естественно, я подумала на себя. Я заперла дверь простым, но быстрым запирающим заклинанием, и в нее тут же начали ломиться.
— Именем Министерства магии и Аврората я приказываю открыть дверь! В противном случае мы вынуждены будем взломать ее! — закричал мужской голос с той стороны двери, и сразу же дверь содрогнулась и затрещала под ударными заклинаниями. В отпирающих они, видно, не сильны.
Кто-то из лекарей заголосил под грохот заклинаний, что это лечебница и здесь везде больные, и призывал авроров быть осторожнее. Все тот же мужик перекрикивал выкрики заклинаний своих подчиненных:
— Мы знаем, что вы здесь! Вы объявлены в розыск! Сдайтесь по-хорошему, и никто не пострадает!
Я бросила быстрый взгляд на Захарию в кровати. Незнакомый защитный купол ровно мерцал.
— Простите, а кого вы ищете? Вы явно ошиблись дверью! — повысила я голос, чтобы меня услышали. Почему-то подумалось, что со стороны кажется, будто я дурачусь.
— Вы Айрли Крауч, — скорее утвердительно, чем вопросительно, ответил строго аврор. — Дочь известного Пожирателя Смерти, находящегося в розыске опасного преступника. Ваш отец довел пытками до безумия вашу мать, — кто-то в коридоре ойкнул. — Сдавайся немедленно!
— Как бы да, но причем здесь я? Я людей до безумия не доводила.
— Вы обвиняетесь в соучастии убийства Альбуса Дамблдора как минимум. Сдавайтесь, иначе мы применим силу.
Дверь должна была скоро разрушиться, треща по швам. Пожалуй, держалась она лишь благодаря особым магическим свойствам. Окна же в Мунго были еще более непробиваемы, чем двери, и без лекаря не открывались. Вообще прелесть. Раньше я убегала из Мунго от Пожирателей Смерти, теперь собираюсь убежать от Аврората.
М-да, но ведь эти громилы могут и Захарии навредить: кто его знает, например, для чего установлен этот купол над кроватью? И это не говоря уже о том, что они могут и в самого парня попасть случайным рикошетом. И вообще, что за несправедливость?! Как в школе пять лет бедлам творится под надзором администрации, так все старательно закрывают глаза, а стоило показать лицо, когда директора этого убивали, так сразу виновата!
Придя к кое-каким выводам, я решительно ответила:
— Оставьте дверь! Я выхожу! Это все недоразумение!
«Не виноватая я!» — пискнул саркастичный, но не менее испуганный внутренний голосок. Я отворила двери заклинанием и подняла руки вверх, пока четверо авроров не забежали в палату. Меня окружили, чуть ли не тыча палочками, один из стражей порядка отобрал палочку из поднятых рук. Я его запомнила.
— Права зачитывать будете? — нервно спросила я.
— На суде все услышишь. И свои права, и приговор, — ответил мне один колдун в серой мантии.
— А вы несовершеннолетних судите так же? — храбрилась я, пока меня, схватив под локотки, повели по коридору и вниз по лестнице. Немудрено, что чувствовала я себя неуютно в гораздо более сильном захвате. Несмотря на то, что меня вполне могут вытащить, судимости мне вообще не надо. Да и за что?! За Круциатус?! Как же, запрещенное, уже все кому не лень используют, даже Поттер, уж до чего светлая Мессия...
Вот и первый этаж, регистратура, людей на лавках у стен, к счастью, меньше, чем обычно. Здесь уже можно аппарировать, а вон и площадка.
Сделать глубокий вдох, сконцентрироваться и создать в районе легких холод, который быстро набирает силу. Я выдыхаю, мысленно активируя закладку с формулой заклинания в голове, и, представив радиус в несколько метров с моей фигурой в центре, еле шевелю губами: «Лекруатус Мортус». Условно темное...
От заклинания, внушающего иррациональное чувство страха, авроры и те посетители, что попали под раздачу, вытягиваются сусликами, раскрыв глаза и рты. Я стала изучать его давно, но для лучшего КПД нужен был навык в легилименции. Пригодилось.
Лучше бы им память почистить вплоть до вызова, но беcтолку: я не смогу сразу всех четверых обливиэйтить качественно, а некачественную работу легко разберут специалисты, хотя, может, найдутся умельцы-окклюменты и для качественной... если эти авроры сами не при амулетах и умениях окклюмента.
Я выбираюсь из задеревеневших, но ослабивших захват рук и делаю шаг, забирая у аврора свою палочку. Кажется, время замедлилось, и только я могу двигаться среди превращенных в камень людей, но это лишь видимость. Пару мгновений, и они придут в себя, потому я делаю еще два шага к площадке свободной аппарации и двигаю правым плечом, заворачиваясь в аппарационный тоннель.
Я практически вываливаюсь посреди улицы рядом с зеленой клумбой и, не удержав равновесия, падаю на свежескошенную траву. Дыхание сперло, легкие задеревенели, а сердцу наоборот не хватало воздуха. Мимо проезжает магловская машина. Счастье, что я все же помню пару мест поблизости старого дома Августы. Мне опять катастрофически не хватает чего-то, и на этот раз разных мест для аппарации. Не до конца отдышавшись, я делаю пару шагов и снова аппарирую, представляя еще одно место, не так далеко отсюда. А потом надо будет еще куда-нибудь переместиться...



С детства люблю сказки. Детство кончилось, а сказки остались. Только теперь они для взрослых.

Сообщение отредактировал Арх - Понедельник, 04.05.2015, 02:05
 
vasevalДата: Вторник, 05.05.2015, 20:36 | Сообщение # 633
Ночной стрелок
Сообщений: 78
« 0 »
а что никто не оставляет комментарии?
Ждем проды. Все интересно.
 
АрхДата: Вторник, 05.05.2015, 23:56 | Сообщение # 634
Демон теней
Сообщений: 262
« 171 »
Цитата vaseval ()
а что никто не оставляет комментарии?

Основная масса комментариев на Фикбуке да на Самлибе.



С детства люблю сказки. Детство кончилось, а сказки остались. Только теперь они для взрослых.
 
АрхДата: Понедельник, 18.05.2015, 21:19 | Сообщение # 635
Демон теней
Сообщений: 262
« 171 »
Глава 83

На фотографии хмурая чуть более худая, чем надо, девчонка, сидя на низком подоконнике с книгой поворачивалась и показывала средний палец в камеру. При этом ее губы шевелились, насылая ругательства на обнаглевшего репортера, нарушающего личное пространство. Когда меня вконец достала эта слежка «котят» и я прямо обратилась к снимавшему наглому фотографу, Колин Криви быстро убежал.
Моя фотография была заключающей из серии пожирательских фотографий точно повторявших личности присутствовавших на Астрономической башне и в коридоре возле. Газета была утренняя, просто пришлось специально отправлять за ней сову. Мое пребывание в качестве поддержки в доме Райли, теперь можно было назвать скрыванием преступника. К счастью мать Хелен мы в новости не посвятили, чтобы не поднимать аврала. Чуть позже она, конечно, узнает, а потом будет не так страшна реакция.
Остатки злополучного дня я провела вместе с Хелен в ее доме. Ее мама по такому случаю осталась дома и взялась печь печенье, пока мы сидели все вместе в небольшой гостиной. Приятный запах пекущегося теста и ванили располагал к спокойствию и попыткам расслабленного разговора, но все равно он давался с трудом.
— Есть хороший вариант, так что деревянного протеза, как у Грозного Глаза, не будет, — утешала я Хелен. — Все будет, как прежде. Попытайся принять случившееся. Это произошло и все. Он жив, он будет с нами и это главное. Мне пришлось так поступить, потому что заклинание просто сожгло бы его.
Я поспешно свернула с темы, заметив смену лица подруги.
— Ты же хотела стать лекарем? А там, сама знаешь, манипуляции со всеми жидкостями тела. Там такое напряжение на работе! Но люди привыкают. Находят хорошее в своей работе. Так что все хорошо, что хорошо закончилось, — убежденно закончила я.
— Хорошо, что Захария чуть не умер?
У посмотревшей на меня Хелен такой взгляд, что в тот момент я и решила остаться и как можно дольше не уходить. Вместо этого убеждала, что со Смитом будет все в порядке, а со мной тем более. Что мне сделается? Ну посижу чуток взаперти, оборотное на всякий случай найду — это ли проблема? Там все уляжется и успокоится.
Я далеко не терпеливый дотошный психолог, потому мои успокаивания закончились меньше чем через час, а потом мы просто играли в настольные игры, которые мать Хелен достала с чердака, в шахматы, в шашки... и просто болтали о ежедневной суете, которая преследовала нас в Хогвартсе, знакомя с чудесами и веселыми школьными случаями будущего первогодку Лиама. «А помнишь?...» звучало не меньше тридцати раз.
На полутемную улицу нас не выпустила на ночь глядя мать Хелен. Так что мы там и переночевали. Лиама отправили спать в гостиную, а я осталась с Хелен и, несмотря на усталость, философские разговоры ближе к полуночи переросли в чисто девичьи. Еще я похвасталась своей анимагической формой и, втянув когти, позволила меня гладить, дергать за маленькие уши, перебирать густой пушистый хвост... В комнате было зеркало и я теперь вполне уверенно могу согласиться с Хелен, что да, зверь таки довольно забавный. И добавить про себя самодовольно — но также опасный. Вот отъемся немного и из подобия куницы превращусь в мягкого мишку! Да, мягкого...
По возвращении с помощью аппарации в особняк Краучей, нас встретил Барти. Он был слегка не в себе и пытался показать себя грозным и ответственным родителем, начав отчитывать. Конечно же, я ему не рассказала, где была, сообщив, что заметала следы — он был в курсе попытки моего ареста.
От нечего делать, в задумчивости я пошла смотреть библиотеку Краучей. А затем прибыла тяжелая артиллерия в лице Долохова, который взывал к моему разуму, призывал сидеть на попе ровно и не делать ни шагу с защищенного дома. Воспитательная работа в его лице, надо сказать, выходила качественней. Маячивший неподалеку Крауч, возможно, даже обзавидовался, если бы почувствовал разницу. Но даже усилия Долохова против меня не приносили плоды, зато Лиам проникся, затих и делал вид, что его тут нет.
— Да я все понимаю, — в который раз ответила я Антонину. — Так что не волнуйся, зазря лезть на рожон не буду. Только, надеюсь, такие меры ненадолго, тяжело понимаешь сидеть взаперти. Середина весны уже. Может, предложишь занятие?
На мою приподнятую бровь, Долохов среагировал странно — показательно громко сплюнул и возвел очи. После чего сказал.
— Книжки читай, вот! Тут где-то должна быть комната для тренировок оборудована. Найду я тебе занятие! Но смотри, узнаю, что пошла чудить! — предостерегающе поднял палец, но оттого что я не сдержалась и тихо фыркнула от смеха, показательно злобно вздохнул и, махнув рукой, ушел.
Забавно, однако, выглядят эти попытки перевоспитания ребенка. Я вроде бы уже давно переросла все, да и после последних событий на некоторые вещи я стала смотреть под другим углом.
Что радовало среди всех мрачных туч — это то, что библиотека была действительно приличной. Когда я прошла вдоль стеллажей, собирая все заинтересовавшее меня, на столе собралось три едва не валящиеся стопки книг. Понятно, что следовало разделить знания по степени нужности в данный момент. Половина с сожалением отправилось обратно на полку до лучших времен, над второй следовало тщательно подумать. Лиам сидел у магического светильника над старым учебником для первого курса Хогвартса. Наверное, он принадлежал еще Барти или его отцу. Хорошо бы ему еще палочку вручить, чтоб попробовал. Отвлекать погруженного в чтение мальца не хотелось, так что с тоскливым вздохом я стала пролистывать книги и раскладывать их снова на две стопки. Но я уже знала, что придется пренебречь всем остальным ради одной вещи: портала. Книга по началам артефакторики осталась, пять по различным видам мощной боевой магии отправились на место, окклюменция тоже. Книга с невербальным беспалочковым заклинанием, которое должно прибавить силы телу за счет магии, вместе с моей тоской отправилась на самую верхнюю полку под прикрытие других книг — это заклинание займет много времени и даже не факт, что сразу выйдет, слишком сложное. Надоело, что все пользуются моим слабым физически телом и то за руки тягают, то за локти, а некоторые еще и за шиворот. Самоубийца, скажете вы? Долохов — отвечу я. Спасибо, что не за уши.
Оставшуюся дюжину книг следовало проверить на предмет помощи Захарии, а еще пяток на создание портала и сопутствующие тонкости и если повезет, я найду там все что надо и мне не придется искать дальше. И я засела надолго.
Не то, чтобы я совсем отрешилась от окружающей среды. Со мной почти круглосуточно где-то рядом был Лиам, да и Барти заходил иногда, не говоря уже о визитах Долохова. Кроме того, я читала газеты, пережив конкретный спор об этом праве с Краучем. А в магическом мире тем временем поднимались остаточные волны от переполоха британских властей. Не отставали и обычные обыватели. Каждый норовил сказать пару слов для статьи о Дамблдоре и видно люди Темного Лорда начинали свою работу и тут. Часто мелькали имена и упоминания присутствующих при убийстве Дамблдора, люди точно не знали, что там происходило, орденцы оповестили лишь, что произошло убийство и что последнее заклинание отправил Северус Снейп. Ясно же, что Поттер разболтал.
Кое-что в статьях, мечущихся из крайности в крайность, натолкнуло меня на мысль. Какой-то малоизвестный репортер стал гадать и предполагать и поднял такой вопрос: «Что делала там одна из учениц Хогвартса? Было ли это возмездие за преступную халатность администрации школы или девочка просто последовала за родным отцом? Ее однокурсницы отзываются о ней не лучшими словами, говоря, что у нее всегда были качества, которыми хвастаются Пожиратели Смерти. Но что же будут делать власти, когда ее настигнет возмездие, одновременно с ее отцом? Последуют ли судьи букве закона и отправят в Азкабан несовершеннолетнего ребенка? И насколько готовы обречь дитя на муки с дементорами?».
Часть про дементоров, мне ясное дело, не понравилась, зато я догадывалась, кто там из оставшихся в Хогвартсе «однокурсников» мог обо мне так отзываться. Но суть в том, что надо было с этим что-то делать. Надо было подстраховаться, если пошатнувшийся нейтралитет с Волдемортом выйдет мне боком, и он предпочтет запереть меня в Азкабане. Теоретически ведь не убьет, просто ограничит в дееспособности.
Это не давало покоя. Фактически ни за что нажить такие проблемы.
А потому следовало тоже оставить свой след в созданной прессой куче-мале. К счастью, метод этот раньше использовался, и я отправила письмо Скитер с просьбой о нужных статьях. К сожалению, рычагов давления на нее у меня не было, потому пришлось пообещать заплатить. Где я достану достаточно большие деньги на целую серию статей, напоминающих о бедняжечке Айрли, я не знала, вся надежда была на Блэка, который сможет найти покупателей на предложенный мной необычный товар. Мне бы денег хотя бы на пару статей, а потом если Волдеморту и Барти понравится моя затея, то пусть сами платят. А если вдруг не понравится, то буду продолжать в том же духе. Да и вообще придется все делать через посредника, чтобы не рисковать.
Пришлось втихую ускользнуть на Гриммо на пару минут, чтобы застать там одного Кикимера и приказать найти и притащить Блэка в дом и известить меня совой. Оставалось ждать письмо.
Лиама я уговорила остаться и если кто-то зайдет, сказать, что я все еще где-то в доме Крауча. Повезло, что хоть какой-то союзник и помощник у меня здесь имеется. Винки ничего сложного не поручишь и она все может сдать Краучу.
Выбралась из особняка Краучей я не быстро, зато незаметно и через черный ход.
Блэка я сразу же встретила снова в гостиной. Он стоял в сухой дорожной мантии, когда на улице последний час лил весенний дождь.
— Как для беглянки ты хорошо выглядишь, — осклабился Блэк вместо приветствия.
Вообще-то лицо мое после событий на Астрономической башни не спешило хорошеть и возвращаться к нормальному окрасу, а нервный образ жизни практически в застенках и под светом лампы над желтым пергаментом, не способствовал. Так что я снова вернулась к образу бледного привидения. Ностальгия...
— Лучше скажи, есть новости по поводу моей магии и ты нашел покупателей? Я тебя, когда еще об этом просила? А Кикимера все нет и нет.
Внутренне я была слегка раздражена и если он не нашел за это время никого, я не знаю, что я сделаю...
— Ничего я не узнал. Думаешь, так просто найти покупателей яда и шкуры василиска и акромантула? Это звери высшего класса опасности и продажа жестко контролируется.
Правильно все говорит... но по глазам, даже без легилименции вижу, что врет. Нахальство такое, превосходство, доволен собой, что обхитрил, как там он говорил? Ту, что может ему приказывать и указывать, что делать? Легилименцией бы ему проехаться по мозгам, нашел, поди, лазейку. Не знаю что именно, цена ли ему, следуя моему приказу, казалась маленькой или что-то еще не устраивало, но неважно.
— В таком случае тебе придется выложить нужную мне сумму из своего кармана, — в отместку серьезно ответила я, сдерживая лицо от признаков испытываемых эмоций. Я ведь все равно возьму свое.
— Почему это? — громко, но справедливо возмутился Блэк, мигом переменившись в лице.
— Потому что мне нужна эта сумма и это будет твоя помощь мне.
Да, от выделенного интонацией напоминания Блэка еще сильней перекосило то ли от эмоций, то ли от действующей клятвы. За что боролся, на то и напоролся.
— Десять тысяч, — припечатала я, почти чувствуя привкус своей наглости.
Деньги, конечно, бешеные, но кто его знает, сколько еще с меня сдерет Скитер и сколько еще придется делать статей. Сейчас она берет пятьдесят галлеонов, завтра — сто, а послезавтра скажет двести. Торговаться с ней, себе дороже, все равно сбить цену сильно не удастся.
— Может тебе вообще свой сейф отдать, дом переписать и вместо домовика тут работать? Чего тут говоришь пыли много, да? Так давай опять меня с Кикимером заставь убираться!
— Было бы неплохо, — вопреки обыкновению я решила перестать искать компромисс. — Не кричи на меня. Давай заключим сделку. Ты хочешь свободы, ты ее получишь за, скажем, половину своего сейфа... и, да, вот этот дом вместе со всем внутри и домовиком. Тебе кажется, что я тебя граблю? Тогда вспомни, что в моих руках твоя жизнь и что ты обязан мне именно ей. И я до сих пор держала себя в руках, прося от тебя сущие мелочи. Смотри, как оно теперь бывает.
Счастье, что я предусмотрела в клятве не причинение умышленного вреда, а то у Блэка рука дергается к палочке. Холеное аристократичное лицо исказилось от гнева.
— За мою свободу половину сейфа и этот дом? Да забирай!
Далее последовала непередаваемый образец английских выражений, сомнительных приличий. Но расчет был верен, я дала ему так ценимую им полную свободу и дала возможность сохранить что-то, иначе бы он плюнул бы и продолжал «помогать». Потому и слушала я это с улыбкой, запоминая некоторые обороты. Но долго наслаждаться этим не хотелось, пришлось оборвать его и приказать назвать точную сумму, которую он, конечно же, болван, не знал. Придется довольствоваться распиской принесенной Блэком от гоблинов. Дальше в течении недели он должен переписать дом на мое имя, не оглашая этого в массы, и принести все золото сюда, на Гриммо. Еще я еле отжала у Сириуса информацию о покупателях и предложенных ценах. Не мое это дело — торговля, но делать все равно что-то надо. После чего Блэк ушел, так хлопнув входной дверью, что она чуть не слетела с петель. Рассказать что-то касающееся меня все равно не сможет даже после этого договора, уж я-то об этом позабочусь. Но мне понадобится помощь.
От заданного спокойным будничным голосом вопроса я чуть было не фыркнула от смеха:
— Фундамент наследника уже заложен?
— Еще нет, миссис Блэк, но у меня есть кое-какие идеи. Дело осложняется тем, что моя фотография в разделе «Разыскивается». Мне, наверное, понадобится оборотное. Кикимер! Мне нужна твоя помощь.
***
Через два дня мы с Лиамом отпраздновали выход первой статьи. Процесс запущен, осталось дождаться реакции народных масс и продолжать в том же направлении. Пришлось отправить сову с деньгами, но, по крайней мере, меня не поймают авроры на личной встрече. И на посредников тратиться не придется. Благо, с Ритой мы уже знакомы.
Я стала замечать, что Лиам начинает скучать. Он по-прежнему сидел за учебниками для первого курса, иногда спрашивал непонятные моменты, частенько мы разговаривали о неизменных особенностях магии и отдельных заклинаний. Но он начинал сохнуть в постоянном темпе библиотека-поесть-поспать. Я знала, что я также начну увядать, сиди я тут безвылазно. Следовало внести разнообразие, но нервный Барти даже на метлах не выпускал из дома. Сам же частенько пропадал без предупреждения. Да и вообще, надо бы мальчика подальше отвезти, чтобы реабилитировался, так сказать, да и мне заодно лишних опасений не приносить. Поэтому я решила завести отложенный разговор.
— Лиам, помнишь, я обещала, если будет возможность, я помогу тебе вернуться к родным? Так вот сейчас, пока магический мир занят своими внутренними делами, ты можешь провести это лето с дядей и тетей. Лучше бы вас отправить куда-то на курорт, но я думаю, что в моих силах сделать кое-какую защиту на доме.
— А если тебя поймают авроры?
— Авроры не магловская полиция, у них такой связи и охвата территории нет. Да и я тоже приму меры. Риск небольшой на мой взгляд.
— А эти Пожиратели Смерти не придут туда?
— Я не знаю зачем им специально отправляться за тобой, но я ведь помогу тебе защитить дом чарами.
Не смотря на мои заверения, я не была стопроцентно уверена (насколько такая формулировка вообще верна для первых полевых испытаний) в своих способностях к защитным чарам на такой большой площади. Возможно, из-за этого сомнение перенял и Лиам.
— Это все равно опасно, — неуверенно ответил он. — Как мы доберемся до дяди с тетей? Нас ведь могут задержать по дороге.
— Ты прав, но можно рискнуть, — пожала я плечами. — Есть большой шанс, что все обойдется.
По правде я весьма отдаленно представляла как меня будет ловить аврорат. В магических местах ясно, а магловский мир живет сам по себе, Министерство должно было подать, как и в случае с Блэком, наши фото через маглов в их газеты и телевиденье, но у меня к тому миру доступа было еще меньше, а если совсем честно, то никакого. Тем не менее от маглов проще спрятаться и сбежать успею, если вовремя узнаю, что нашли.
Еще пару дней мальчишка ходил сам не свой. То сидит ровно, невидящим взглядом смотря в книгу, то ходит туда-сюда у стеллажей, якобы рассматривая корешки, то в шахматы играет сам с собой и может подолгу сидеть над одной пешкой.
Я и сама чувствовала опасность этой затеи, которая с моей стороны выглядит совершенно не стоящей карт. Но Лиам этого очень желал и было невыносимо наблюдать за этим. Неожиданно одиннадцатилетний мальчик проявил благоразумие, которое я никак не ожидала. Сел напротив меня и сказал:
— Нет, мы никуда не пойдем. Нет, я был бы рад, но не сейчас. Ты говорила, что со временем обвинения должны снять? Я подумал, что лучше немного подождать.
— Лучше синица в руках, чем журавль в небе, — пробормотала я с улыбкой. Думаю, она вышла от облегчения. Конечно, как всегда пришлось объяснять свои слова.
— А ты можешь рассказать из-за чего тебя объявили вне закона?
Вопрос не то чтобы ввел меня в тупик, ведь я не поведала о своем участии на Астрономической башне в доме Райли, но несколько озадачил решительности настроя мальчика.
— Знаешь, есть одно заклинание — Круцио. Оно относится к разряду запрещенных, потому что призвано причинять боль. Не скажу, что мне пришлось его применять, я использовала их на волшебниках, которые этого заслужили. Если применять его недолго, то непоправимых последствий, кроме психологических не будет. Его применяют, желая кого-то наказать. Время сейчас такое, что никто не соблюдает запрет, только применяют так, чтобы никто не видел. Еще немного и как в прошлую войну, дадут разрешение аврорам использовать его при аресте.
Раньше я и так за Лиамом наблюдала вполглаза, а после этого разговора смотрела более внимательно, пытаясь увидеть его отношение ко мне и то, какие выводы он сделал. Явного недовольства и опаски я не заметила. Легкая незаметная легилименция (которой я вообще-то редко пользуюсь для подсказок в общении с друзьями и близкими людьми) подсказала, что он принимает меня как минимум меньшим злом, как максимум — тем, кто «хороший».
Со скукой мы стали бороться, сменяя комнаты и спускаясь вниз на тренировочную площадку. Лиам в основном наблюдал за моими тренировками, которые я вела, чтобы поддерживать форму. Свою палочку я ему не рисковала давать, помня, что натворила когда-то давно палочка Августы в моих руках. Зато я ради интереса стала давать ему теорию беспалочковой магии, конечно, что-то совсем простое вроде левитации. Это не говоря уже про вечерние посиделки у камина с кружкой чего-то горячего. Но все равно: одни книги, везде книги.
К сожалению, мое научное отделение пока что не достигло таких высот в зельеварении, чтобы без проблем сварить мне оборотное, также не повезло, что отобранное у Малфоя ушло в тот раз полностью на нас троих. У Крауча просить, по понятным причинам, я тоже не стала. Зато мне пришла в голову идея получше — аккуратно вызнать у Барти к кому он обращался или кто помогал его отцу в юридических делах. Результат был гораздо лучше, чем когда я пыталась найти в газетах объявления. В основном, занимающиеся такими вопросами люди, просили обращаться в Косой переулок, вдобавок я даже не знала, что это за фрукты и могла напороться несколько раз на авроров. Вообще, работников этой профессии почему-то мало. Склоняюсь к тому, что все стоящие давно перешли работать на конкретных влиятельных людей.
После моей тщательной подчистки двадцати минут беседы Барти должен был даже не вспомнить этот разговор. А следующим утром я отправила составленное за ночь письмо, исписанное почти каллиграфическим почерком. Я всего лишь просила о личной встрече в магловской части Лондона и не поставила подпись, но в этот пергамент было вложено столько усилий... Соглашение на встречу было получено и Барти, надеюсь, не заметил прилетевшую сову.
А тем же вечером я аппарировала в присмотренную когда-то закрытую беседку в одних магловских вещах. Карман в большой на меня толстовке хорошо скрыл палочку, а капюшон — загримированное тональными кремами лицо. По-весеннему переменчивая погода ближе к ночи норовила обернуться дождем, пока что же только холодный ветер трепал одежду, да тяжелые серые тучи ходили над головой. Конечно, я испытывала смущение от того, что назначила встречу в недорогом кафе прямо возле большой площади под открытым небом, да еще и приду в такой ежедневной одежде, но успокаивала себя тем, что все ради безопасности.
Вроде бы логично было назначить безлюдное место, вдали от всех. Но там легче сделать засаду, если я все же ошиблась в человеке. Среди толпы же легче заметить авроров, полицейские тоже часто выделяются, да и магию не рискнут применять. В общем, для меня одни плюсы.
В лучшем стиле фильмов, я пришла раньше и осмотрела место издали, дождавшись пока не пришел магический юрист. Вокруг сновали обычные люди, а у столиков и у конкретно заказанного мной с помощью Конфундуса места было достаточное расстояние от посторонних, чтобы никто не толкал в плечо и не заглядывал из-за спины.
Чародей лет сорока-пятидесяти, одетый в чистую мантию поверх магловского официального костюма, меня сразу зацепил. Мантия могла быть принята маглами за плащ и внешний вид мужчины никого не смущал. Выражение лица у него годилось для дотошного цепкого канцеляриста. Он чем-то походил на Крауча старшего, когда я видела его во время Турнира, и это не только маска английской чопорности, но и усы щеткой, и котелок на голове.
Мне как раз нужен внимательный человек, чтобы проконтролировать тренированным оком договор передачи земли и дома на предмет надувательства. Чую, Блэк и тут попытается нагадить в тапки. Или даже большую кучу сделает. А если сейчас сойдемся, то не придется искать дальше, а там уже и до слуха о малолетке ищущей юриста не дойдет.
— Здравствуйте, это я вам писала, — придерживаясь уважительно-нейтрального тона, поприветствовала я его.
Чародей не спеша поднялся, повторив приветствие и представившись Бертрамом Николсоном.
— Приступим сразу к делу. Я приношу вам обычную клятву о неразглашении и вы рассказываете мне свое дело, а затем я уже решу браться ли мне за него или нет, — сухим тоном оповестил он.
— И вы ничего не имеете против явно несовершеннолетнего заказчика? — удивилась я.
— В моей практике были самые разнообразные заказчики и чем интересней он, тем интересней его задание. А если я бы пенял в чем-то людей, на которых собираюсь работать, то такой репутации, как у меня сейчас не было бы. Приступим?
После произнесения устной клятвы о не разглашении посторонним всего о чем мы сегодня будем говорить, я представилась и изложила, что от него требуется.
— Признаться, я ожидал, что вы попросите помощи в оправдании себя. Я ежедневно читаю утренние газеты. Вы умеете приятно удивлять.
— Вы ожидали, что я даже не смогу внятно изложить задачу? — улыбнулась я, хорошо представляя, как меня воспринимают люди из-за возраста и внешности.
— Я этого не говорил, — не смотря на серьезный вид, мне показалось, что ему не чужд своеобразный юмор. — Во всяком случае, буду рад с вами работать.
Дальнейшее общение только уверило меня в правильности выбора. Мужчина оказался не наглый, не самоуверенный и в то же время был тверд, отдавая занудством и крючкотворством. Достав из чемодана почти белый лист пергамента, уже заполненный, он выложил его на стол и мы по очереди подписались на нем. Это был письменный магический контракт о не обмане, не укрытии информации, касающейся заказчика или дела, и гарантирующий безопасность юриста, если заказчик будет недоволен или пожелает убить/причинить боль/стереть память. Нужное подчеркнуть. То же самое мы сделали и на еще одной копии этого договора, чтобы действующая клятва была с двух сторон.
Все излагалось достаточно просто, так что подвохов не должно быть. Цена в восемьсот галлеонов за контроль документов при передаче немного меня смутила. Надеюсь, что эта сумма будет стоить того. Потому что мне кажется, я напоролась на вполне успешного и дорогостоящего юриста. Без понятия, чем он обычно занимается, но если все пройдет гладко, я доверю ему оправдывать мою персону в случае аврала.
Так что когда через три дня Блэк сообщил о готовности всех документов, я в некотором предвкушении известила о месте встречи мистера Николсона. На этот раз я также настояла на встрече в магловской части Лондона, но мы заняли приватную закрытую стенками комнату в одном из недешевых заведений. Здесь было малолюдно и запрещалась любая сьемка. Заведение также хвасталось отсутствием камер наблюдения. Добавить сюда использование Конфундуса и менее подозрительно выглядевшую девчонку в компании старшего родственника.
Надо было видеть лицо Блэка и его помощника в юридических делах, когда за мной следом зашел мистер Николсон. Я убедилась, что выбрала правильного человека чуть позже еще раз, когда мистер Николсон разобрал в пух и прах составленный договор и сказал, что все надо переделывать. В сравнении с приглашенным Блэком растяпой, разбитого от указаний на недосказанности и отсылками к законам (к тому же и одет был абы как), мистер Николсон был как небо и земля. И я тоже получила возможность позадирать нос по этому поводу. Через пару часов соперник Николсона уже боялся рот раскрыть, треть договора была исчеркана и исписан мелким почерком, где следовало что-то добавить, и мистер Николсон показательно посокрушавшись, сказал, что он возьмет это с собой и сделает все как надо. Блэк аж дергался, кипя желанием набить кому-то наглую рожу, я не поняла кому конкретно: мне или Николсону, а может нам обоим. Но кулаки здесь дело не решали, а когда Сириус пытался отстоять свою точку зрения на тот или иной пункт словесно, то быстро сдувался.
Когда мы покинули сие заведение, я пригласила немного задержаться. Присев на обычной лавочке, стало понятно, что ему тоже есть что сказать.
— Мне потребуется пару дней на тщательный просмотр документов. Я просмотрел все мельком и, несмотря на часто непрофессионально составленный документ, здесь хватает очень много щелей не в вашу пользу. Очевидно, они приняли вас за недальновидную школьницу, — Николсон позволил себе короткую усмешку. — Частая ошибка взрослых, я так полагаю. Нам следует еще раз встретиться и обговорить чертежи, которые я взял с собой. Чаще всего отыграться пытаются за счет строения и подземных этажей, потому магические дома редко покупают при живых владельцах.
— Удивительно, как это мистер Блэк прежде сумел обходить охочих до богатства Блэков. Если бы не Азкабан, он наверняка уже остался нищим, — неодобрительно покачал он головой.
— По этому поводу у меня к вам просьба о небольшом совете. Этот вопрос очень неоднозначный, но это одна из причин, почему я отобрала у него дом. Верите или нет, но я добровольно хочу помочь Блэкам. Поэтому, вы не знаете, кто занимается подбором невест?
Он удивился, но признаков возмущения не показал, что было хорошим знаком. Принудительное сватовство в эти годы, к счастью, еще было нормой. Но обычно супругов сводили родственники, а не как я.
— Вы правы, я знаю об одном таком заведении, занимающейся помощью такого рода. Но оно находится на Косом переулке, на втором этаже магазина мадам Малкин. Там не афишируют своей деятельности, так что вам придется прямо обратиться со своим вопросом. Денежная сторона, я надеюсь у вас обеспечена? — немного посомневавшись, он добавил: — Не уверен, что должен вам об этом напоминать, мисс Крауч, будьте осторожны. У меня никогда не появится желание потерять своего клиента. И еще одно. Вы вероятно там не были в последнее время. Не удивляйтесь преображению Косого переулка. Недавно прошла очередная проверка Аврората на предмет запрещенного товара, поэтому все очень осторожны. Многие держали у себя условно запрещенные товары. Даже самые безобидные с виду лавочки закрываются, а их владельцы проходят следствие, как обвиняемые в пособничестве Сами-Знаете-Кому. Люди запуганы сколько возвращением Сами-Знаете-Кого, столько же и противодействующем ему Министерством.
Почему-то раньше никто не спешил меня просвещать о теневой торговле прямо на главной улице. Я поблагодарила за советы и помощь, попросив не спешить с договором, так как я хочу завершить еще одно дело к завершению этого контракта. Еще я призналась, что хотела бы получить его помощь, если меня все же заберут авроры. Просить его помочь и тут, я не могла. Это дело слишком личное, это раз, и, во-вторых, просить уважаемого человека выполнить работу мальчика на побегушках, значило оскорбление.
В свое оправдание насчет риска выхода прямо на главную улицу магической Британии, я могу сказать, что нашла удобное и интересное заклинание, давшееся мне неожиданно легко. Оно сильней сгущало тени, и тень на лице от низко надвинутого капюшона делала черты лица полностью неразличимыми. Если с меня не стянуть капюшон, мое лицо будет постоянно скрыто. Мир поменял цвет, сделавшись чуть более блеклым, но это мелочи, главное не дать упасть капюшону. Аппарация на оживленную улицу Косого переулка и вуаля! Никаких авроров, никаких неожиданных задержаний.
Витрины закрыты министерскими плакатами «Разыскивается» и со всех сторон с них скалятся Пожиратели Смерти. Редко и меня можно увидеть, м-да.



С детства люблю сказки. Детство кончилось, а сказки остались. Только теперь они для взрослых.
 
АрхДата: Понедельник, 18.05.2015, 21:19 | Сообщение # 636
Демон теней
Сообщений: 262
« 171 »
Магазины почти пусты, а некоторые действительно и вовсе не работают. Кое-где даже досками заколочено. Активная демонстрация работы аврората, ага.
Моя маскировка не выделяется. Многие и сами снуют в капюшонах. Некогда глазеть, надо проверить чары и быстрей закончить с делами, а то как бы не накаркать.
Я остановилась у магазина мантий мадам Малкин, совсем немного не дойдя до Гринготтса. Увы, открыть там сейф, чтобы передавать деньги через банк гоблинов, мне пока нельзя. Не факт, что другая раса сама меня не сдаст в руки правосудия.
Зато дальше по улице ярким пятном, свободным от розыскных листовок выделялся один магазин, где что-то крутилось и вертелось, сыпя искрами. Хотелось подойти поближе, но любопытство в моем случае может быть наказуемым, потому я быстро юркнула внутрь. Лестница была в другом конце и сообщив, подошедшей женщине, что я не к ней, я поднялась выше.
Колокольчик прозвенел, стоило мне толкнуть дверь и оказаться в коридоре изукрашенном разнообразными сопровождающими свадебных празднеств. Напротив двери, прямо на стене, висел плакат с изображенным букетом белых цветов, над которым порхали бабочки складываясь в пожелания счастья новобрачным, и два скрещенных кольца — традиционное изображение в обоих мирах. Символ двух пересекшихся судеб магов, которые становятся неразрывными.
По стене вилось растение с розовыми и белыми цветами, зеленело листьями как настоящее. Все было слишком пестро и вполне безобидно. По-магловски, пусть и зачарованное на пускание пыльцы и движение.
— Вас интересует что-то конкретное или вы хотите заказать организацию праздника? — сложив ладони, приветливо улыбнулся мне маленький волшебник с клочьями волос на голове.
— Меня интересует свадьба по расчету. Вы можете мне предоставить такую услугу?
Волшебник посерьезнел, убрав неискреннее радостное выражение лица и указал мне на неприметную среди всех пестрых украшений дверцу, также увитую этим цветочным плющом:
— Вы нисколько не ошиблись адресом. Прошу, мы с супругой окажем вам лучшую помощь в вашем поиске. Вы ведь ищите волшебника?
— Волшебницу, — поправила я, проследовав за быстрым, но коротконогим магом.
Мне казалось, что комната за дверью будет небольшой, потому что размер приемной был близок к периметру магазина внизу. Но нет, помещение было похоже на еще одну приемную, но уже не такую пеструю, зато уставленную дорогой мебелью и пушистым ковром под ногами, вместо плоской и тонкой дорожки.
Услуга что была мне нужна, скорей всего, стоила недешево. Поэтому хорошо, что деньги Блэка. Сделаю ему семейное счастье, ха-ха.
Нас тем временем встретила супруга чародея и провела дальше. Женщина оказалась тоже невысокого роста, но выше его, и не очень привлекательной внешности, но она старалась убрать этот изъян косметикой. Выходило не ахти, правда. После обмена любезностями мы заключили стандартную в таких случаях клятву о неразглашении предоставленной мной информации от них, подписанной и заверенной на пергаменте (который останется у меня и надеюсь больше никому не попадется на глаза). Я могу заключать такие контракты (на помолвку) так как пока что владею жизнью Блэка, так что я представилась и подписалась, как лицо выступающее от его имени. Клятва магическая и никаких неожиданностей, к счастью не было. Супружеская пара удивилась фамилии, но воодушевилась. Глаза так и загорелись. Если это не лучшая сделка в их жизни, то я не я.
Присев на предложенное кресло в кабинете, я и дальше не стала снимать маскировку (врожденная паранойя) и сразу приступила к делу:
— Мне нужна волшебница от семнадцати до тридцати шести лет. Тридцать шесть максимум, желательно все же помоложе. Желательно, конечно, в приоритет поставить некоторую обаятельность, но и того, что она не будет откровенно отпугивающей внешности вполне достаточно. Главное условие, это должна быть маглорожденная волшебница, полукровная или чистокровная, но ее род не должен иметь огромное влияние. Пусть обветшалый, почти выродившийся, мистер Блэк не заинтересован в том, чтобы родственники жены могли указывать ему, что делать и вообще вмешиваться в личную жизнь.
— Понимаем. Мы можем рассчитывать, что помолвка и церемония будут проведены публично, организация большого события и приглашены многочисленные гости? — спросил мужчина.
— Нам не нужна огласка. Тихая церемония в самый раз, но сейчас рано об этом даже заикаться. От вас мне нужен лишь поиск подходящей пары. Насчет чистокровной я все сказала.
Они чуть расстроились, но и эта задача была хорошо оплачиваемой, потому слушали дальше.
— Единственное, что могу добавить насчет обоих вариантов, главное это наследники. Потому женщина должна обладать достаточной силой и выносливостью, чтобы выносить здорового ребенка. Теперь подробней насчет маглорожденной. Она обязательно должна хотя бы средне ориентироваться и разбираться в магическом мире. Она должна понимать свою задачу.
— Насчет этого не волнуйтесь, у нас и в мыслях нет предложить вам маглу, способную трюкачить, — забеспокоившись, заверила меня женщина. — Все наши кандидаты, которых мы вам предоставим, будут понимать свое счастье и удачу. Многие и желать об этом не смели, стать супругой сильного волшебника из древнего рода, единственного прямого наследника, продолжателя Рода.
Претенденток собирали в ускоренном темпе. Повезло, что у них уже была некоторая база. Перенести следующую встречу со знакомством в другое место я не стала, чтобы не вызывать еще больших подозрений. Хотя они пока что и так смотрели сквозь пальцы на мою скрытность из-за того, что я представилась посредником и представителем Блэка. Я уже, честно говоря, задолбалась от этой секретности и осторожности. Темп работы я разогнала бешеный, а необходимость скрываться только добавляла нервов.
Еще раз я встретилась с Николсоном и потратила почти шесть часов. А потом меня позвали на смотрины... От всей этой ситуации с подбором невест пробивало на ха-ха. Вот не думала, что когда-нибудь буду этим заниматься.
Я поднялась на второй этаж. На диванчике перед кабинетом меня ждала высокая женщина в простой бордовой мантии с высокой прической, причудливо уложенной на затылке. Она по старому этикету встала, склонила приветственно голову и присела, расправив мантию, будто мы на официальном приеме. Впрочем, такая реакция понятна — возможно, для нее это очень серьезное и решающее событие. Худая, с вытянутым миловидным лицом и немного качественно наложенной косметики. Очень волнуется. Сзади по коридору нас с владельцем магазина догнала его жена с незнакомой колдуньей в бирюзовой мантии, пестрящей блестящими заколками в распущенных волосах. Она сразу стрельнула глазами в колдунью соперницу, пока нас представляли. И смутившись напоминания от «свахи», беспокоившейся из-за того, что нашла мало кандидаток, чуть менее умело совершила официальное приветствие.
Вначале я пригласила их поговорить наедине по очереди, убедившись, что они обе мне подходят. Да, выбор невелик, но что поделать — время такое. Как мне сказали, многие оставившие свои данные раньше, сейчас либо где-то пропали, либо нашли свое счастье, либо просто боятся. Мои условия только урезали выбор. Также я прочитала имеющуюся о них информацию, следя за супругами, ожидающими моей команды впускать девушек. Да-да, я немного использовала легилименцию, проверяя их на наличие панических мыслей о налете авроров.
Информацию девушки давали сами. Агентство вроде бы должно ее проверить, но я и сама поспрашивала. Ничего нового. Учились в Хогвартсе, с работой не повезло. Магичка устроилась почти уборщицей в аптеке, магла — почти такой же должностью у маглов. У чистокровной слегла в постель мать, и той постоянно нужен был уход и помощь. Сил и денег у девушки было немного, так что домовиков себе позволить не могла, чтобы устроится на полный рабочий день. Крутилась, как белка в колесе, без влияния, без денег, без особой магической мощи или успехов в каком-то направлении, от былой силы Рода, только набирающего могущество остались только старые вещи да дом. Жалко ее стало. Возможно, если ей не помочь, она где-то так и загнется. Или, б-р-р, в бордель пойдет. Пока гордость не позволяет.
Маглорожденная имела историю попроще. В школе тоже непонятно чем занималась, все хиханьки да хаханьки, шуточки да прикольчики, мальчики и новые мантии. А после школы осталась с весьма расплывчатым знанием магии и штук пять заклинаний из школьной программы, которые удавались с первого раза. А потом захотелось ей найти работу, да еще очень крутую. Понятно, что брали ее на тот же уровень уборщицы, что задирающую нос от своей необычности и «магичности» маглорожденную не устраивало. Всем подавай либо сильный магический дар и талант, либо связи. В Министерстве и то кадров хватало. Тут-то она и схватилась за голову. Поняла, что школьная программа у маглов и у магов не то же самое. У магов это действительно часть жизни. Но было поздно. Учиться уже никто не брал. Сама взялась изучать магический мир, снова открыла школьные учебники. По ее словам, она «очень-очень хочет быть полезной и оставаться в магическом мире». А все потому что в магловском ей тоже светлое будущее не светило. Родители — рыбак и домохозяйка, а она сама даже без сертификата от окончании школы, я уж молчу об университете. Не считать же за таковой сертификат Хогвартса?
Тем не менее гордость и амбиции у нее были. Хотелось не просто выйти замуж за обычного волшебника, а за влиятельного и богатого. В школе она с этим обломалась, как и многие другие. Мне почему-то в этот момент рассказа вспомнились девушки, которые толпились по туалетам и обсуждали приворотные зелья для Гарри Поттера. При этом ни сварить его, ни напоить им незаметно, ни тем более использовать женскую хитрость они не умели.
О чем же я еще с ними говорила? Практически обо всем. Спрашивала о взглядах на жизнь, о осведомленности в обычаях, об умении держать себя и ухаживать за младенцем, о приверженности методу воспитания.
Затем я пригласила в кабинет обеих предложенных кандидаток: колдунью в третьем поколении в бордовой мантии и маглорожденной в бирюзовом. Когда нас оставили втроем, я сказала, что придется им сначала поклясться о неразглашении, чтобы я была вправе их посвятить в детали. Чистокровная не раздумывая, согласилась и огласила небольшую клятву устно, глядя на нее маглорожденная повторила более нервно. Они обе чуть на месте не прыгали, м-да.
— Скажу сразу, дамы, — обратилась я, сидя в большом кресле, наблюдая за двумя колдуньями, выпрямившими спины на диване, — это небольшая афера и это делается за спиной самого Сириуса Блэка. Если вас не устраивают эти условия, вы мне это говорите сразу. Я не могу позволить вам, потом пойти на попятную.
— Если это не предусматривает моей смерти, я согласна, — первой кивнула чистокровная, напряженно вглядываясь в тень на моем лице. Обещала я им не так уж много. Они должны были родить наследника, а дальше я позволяю им воспитывать ребенка и держу обоих (мать и ребенка) на содержании. Если повезет, то фамилия счастливице тоже перепадет.
— Все верно, — в свою очередь кивнула я.
Маглорожденная, с живым розовощеким личиком и яркими голубыми глазами, быстро сориентировавшись, повторила согласие. Та еще больше нервничала, кусая губы, и все время бросала взгляды на соперницу. Думаю, она накручивает себя, сравнивая свои шансы. Елизавета, так звали рожденную у маглов, похоже, не слишком была уверена в своих силах, чтобы соперничать с выросшей в магической среде, потому смотрела за реакцией и действиями окружающих, что мне пришлось по вкусу.
— Значит, теперь я могу показать вам свое лицо, — я сняла капюшон. Лизи охнула, но Дженна, только удивленно подняла брови и промолчала.
— Вас не должна волновать моя личность или возраст. Моя цель, чтобы одна из вас родила Блэку наследника. После этого я могу позволить вам и дальше его растить, конечно, с моим вмешательством, также я постараюсь обустроить будущую миссис Блэк и обеспечить ее занятием, если она сама этого захочет. В противном случае, она может заниматься домашними делами.
Девушки воодушевились и еще более выпрямили спины, Лиза даже переборщила с выпячиванием объемной груди, которой не могла похвастаться соперница. Условия для них были очень выгодными и потерять такой шанс получить и место в мире, и деньги, и влияние, очень не хотелось. Разбавить кровь я не боялась. Главное для меня было их понимание, что магия — это серьезно, это стиль жизни, а не шуточки. Уж это я поняла в первые годы.
— Но такое будущее произойдет, если вы будете верны мне и принесете клятву верности. Не поймите превратно, я хочу быть уверена, что Род Блэков продолжит жизнь. Если вы будете соблюдать такие условия, поверьте, вы об этом не пожалеете. Я дам вам обоим шанс, выиграет, естественно, только одна.
Прошла оговоренная неделя и в подвале на Гриммо уже лежали горы золота, осталось лишь не дать их кому-то украсть, пока в доме один домовик. Моя паранойя подсказывала, что и тут Блэк постарается надуть, так что пока я была там я выборочно проверила горы золотых монет на предмет неприятных сюрпризов, которых к счастью не нашла. Заодно наметила план строительных работ. Стены крепкие, с ними проще, а вот крыша стала кое-где протекать, лишь временно залатанная моими предшественниками. В этот момент снизу донесся громогласный крик миссис Блэк, который ни с чем не спутаешь. Обычно, когда я здесь даже с ее сыном, она не кричала, а это значит, что она предупреждает меня — в доме посторонние.
Какие посторонние?!
Я решила разведать обстановку, прежде чем уходить. У лестницы, затормозила услышав знакомые голоса уже в полной тишине.
— Я все еще не понимаю в чем дело, Сириус? Если у тебя проблемы с домом так и скажи. Зачем еще домовика своего взял?
— Не могу. Ты должна все увидеть и понять сама. Я не могу сказать, — сбивчиво и волнительно ответил ей Блэк, под приглушенные ругательства Кикимера. Наверное, он запретил ему шуметь, потому что и сам говорил в полголоса.
Я юркнула обратно к стене, так как эти двое подошли к лестнице.
Ну повезло, так повезло! Хватило же мозгов обойти мои предосторожности! Чары, все еще завязанные на Блэке, впустили Тонкс, как дальнюю родственницу в гости, а так как фактически похоже привел и впустил Кикимер — Блэк обошел клятву.
Я отошла крадучись обратно в комнату и позвала Кикимера, который не сразу появился, быстро предупреждая:
— Мисс следует быть осторожной, хозяин задумал что-то мерзкое. Кикимер знает.
— Кикимер, сможешь переместить меня отсюда прямо на улицу?
— Хозяин запретил Кикимеру.
— Ага. Тогда отвлеки их, пока я пройду к выходу.
Под маскирующими чарами удалось выбраться достаточно легко. Да, горам золота Тонкс удивится, но по ним можно только сказать, что у хозяина дома драконья болезнь и он, как Скрудж МакДак, любит купаться в золоте.
Наконец, эта афера подходила к своей завершающей стадии. Огорчал лишь недочет средств на Гриммо. Блэк, не сумев представить свою поработительницу, милостиво разрешил Тонкс (не стал запрещать, как он сам сказал) взять деньги, лежащие в подвале. Повезло, что у Тонкс не было расширенных сумок с собой, а то всем средствам пришел бы писец, хотя и так приличная сумма ушла в ее карманах. Вернувшись, я так обвешала подвал заклинаниями... надеюсь, все это хотя бы займет Тонкс и ее мать (по крови тоже Блэк) на день, чтобы я завершила сделку и полностью закрыла доступ к дому. Портреты, Кикимер, заподлистые и противные вещички — все, что можно пошло в дело.
Как я и думала, Блэк кипел чайником, когда мистер Николсон ознакомил другую сторону с исправленным и дополненным договором. На этот раз мы сидели в приватной кабинке бара. И когда я стала счастливой обладательницей не очень нового дома, заплатив только юристу, Николсон напоследок кивнул:
— Было приятно с вами работать. Если вам снова понадобятся мои услуги, буду рад помочь.
Потому у меня были надежды на продолжение сотрудничества, когда оно понадобится.
Все разошлись, я осталась сидеть за столиком, но уже в общем зале и под прикрытием чар. Людей было валом, но я не зря выбрала это место, понадеявшись, что Блэк останется заливать поражение, где его поджидали мои девочки.
Да уж, работенка у меня... Вроде бы и противно заниматься, но что поделать, если Блэк такой осёл и наследника заводить не собирается. Вот прикол будет, если он после Азкабана не может...
Девочки (вообще-то женщины, они гораздо старше моего тела) делали, как умели. Дженна брала манерами, делала приличные намеки на желание продолжить знакомство, на этот раз, одев длинное красное платье, обтягивавшую ее стройную фигуру и притягивающие посторонние взгляды. Лиза облачилась в простое, но коротенькое платье с глубоким вырезом и я бы поставила на нее, зная о нелюбви Блэка к обычаям и своей образцовой семье. Повелся. Да и как тут не повестись, когда она играла такую легкомысленную дурнушку с завитыми крупными локонами волосами на весьма неглупой голове? Лизи постоянно милозвучно хохоча увела его в приватную кабинку, а Дженне оставалось расстроено провожать их взглядом. Я подошла к ней, остановившись на минуту, прежде чем уйти.
— Еще не все. Неизвестно, когда они дойдут до дела. Даже если ты проиграешь, мне может позже понадобится твоя помощь. Я свяжусь с тобой, чуть позже, если у Лизы все получится.
Жалко было почему-то оставлять ее ни с чем. Но мало ли, если не найдет свое счастье, может что предложу. Когда свои проблемы выше крыши разберу... Или вот на вольные хлеба ее пущу. Пусть Крауча моего охмуряет. Женщина она толковая, я бы сказала матерая, да и чистокровная. Осталось только придумать, как их свести в одном месте. Крауч вообще только дома сидит, да где-то со своими старшими «друзьями» пропадает.
По возвращении Крауч стал не главной моей проблемой. Он просто доложил. Мои отлучки неизвестно куда заметили, и вернулась старая тяжелая артиллерия, готовая до хрипоты выяснять, куда это я хожу. Как в былинах сошлись две страшные силы, проще говоря, нашла коса на камень да продолжила его долбить, представив себя киркой. Наконец, мы выдохлись и перестали... а нет, не перестали.
— А все-таки куда ты ходишь, что готова рисковать?
— Проветриваюсь я, ясно! — рыкнула я, впервые за этот разговор сорвавшись. — У меня друг без руки остался, а я тут должна сидеть с Барти и в потолок плевать!
— Совсем все худо? Или можно что-то сделать?
— Нет, блин, все немного худо, Долохов! Этот ваш ПСовец и я молодого парня без руки оставили, как сам думаешь?
— То есть отрезали?
— Ага, он использовал заклинание сжигающее плоть, а мне пришлось резать, чтобы спасти жизнь. Так что сказали только протез. Вот я и думаю, чтобы такое придумать... Может, совет дашь?
— Совет-то дам, но поможет ли — не знаю. Есть много способов. Темный Лорд, например, обладает таким мастерством, что может сотворить руку, идеально повторяющую движения настоящей, но изъяны тоже, наверняка, имеются, только я этого не говорил. Такое тебе никто повторить не сможет. Я, правда, слышал о целителях, умеющих воссоздать все тело с нуля, они же и развлекаются созданием химер и всяких нечеловеческих существ, но это такой уровень, что к ним не подобраться. Такие волшебники живут сами по себе, наблюдая со стороны за происходящим вокруг и не желая вмешиваться и откликаться на любые просьбы.
— Кто-то вроде Фламеля? — вспомнила я.
— Да, кто-то вроде него. Такие птицы засели у себя, что их трудно просто отыскать, а уж вытащить их из нор попросту невозможно. Но и не факт, что они у себя там не умерли давно. Повелитель пытался их привлечь, но им зазорно участвовать в нашем деле. Там такой уровень, ого-го. Они редко выходят в мир. Основатель больницы святого Мунго, сам Мунго, вот этот выбрался из раковины и пожелал помочь слабым, но это редкость. В последние лет пятьдесят так вообще вывели их, считай, прогнали. Жалко. А все потому, что договориться не смогли с Министерством этим. Оно же строится так, что неважно, какая сила у волшебника, сверху может стоять гораздо более слабый волшебник. Они же ни под чью дудку плясать не будут, тем более перед более слабыми волшебниками. Здесь правит Сила! Вот присоединились бы они к нам, тогда да...
— Так что там с этими волшебниками, где их найти? — перебила я, напомнив суть разговора.
— Так я ж и говорю тебе, хрен их найдешь. Разве что письмо отправишь, но он его просто сожжет. У него знаешь, сколько просителей таких? Во! — Долохов резанул ладонью по горлу для наглядности. — Но если повезет и поможет, то дело в шляпе. Только денег понадобится немеряно. А лучше что-нибудь необычное, чтобы он обратил внимание.
При слове необычное в одном предложении со мной у меня появлялась только одна мысль и я решила просто попытать удачи. Что во мне необычного? Конечно же, «подарок» богини в виде необычной магии. Вот и посмотрим насколько она качественнее и лучше.
Пока я отправила письмо, разобравшись с заключением своего образца магии в маленький контейнер-поглотитель, пришла пора вспомнить о Блэках. Лиза отрапортовала о выполненной работе и донельзя была счастлива, что даже завидно. Дом теперь принадлежал мне и пора было посетить его, чтобы заявить о своих правах. Стоило мне только оказаться на улице Гриммо, как я почувствовала его магию, прикоснувшуюся ко мне и позвавшую в гости, как родную. Особняк внешне не изменился, но смотрела я на него совершенно по-другому. И не в плане представления будущих хлопот по ремонту, а как на свой дом. Действительно мой. Моя нора, моя крепость, моя территория. Все, что там происходит, подчинено мне, только с моего позволения кто-то может войти. А если кто-то вздумает напасть, то мне будет чем ответить и поражение будет означать глубокий котлован, аж до самых нижних этажей, но никак не раньше. Пришлось напомнить себе, что я временно управляю и пользуюсь. Это не мое, это Блэков, здесь веками витала и использовалась их магия, оттого и дом будто живой. Повезло, что он мне не то чтобы рад, но и не отторгает.
Но постоянно или долгое время проживать в доме было неуютно. Ему требовался ремонт, чтобы я могла оставить здесь маглорожденную Лизи и она чувствовала себя более чем уютно. Хотя даже об этом еще рано говорить. Ее ребенок должен родиться в браке, а к браку мы принудим Блэка, или хотя бы потребуем, чтобы он признал наследника, но чуть позже, когда ребенок начнет формироваться, чтобы всем было видно. И все, все счастливы. Блэк получил свою свободу и может валить на все четыре стороны, Лизи растит ребенка, я ей помогаю и использую сопутствующие плюшки от Блэка, чтобы они не жили впроголодь. Блэки возрождаются, а я получаю возрождающийся Род союзников. Имя громкое, а влияние восстановится.
Эх, мечты, мечты.
В подвале особняка целый зал забит деньгами, хоть, правда, купаться начинай. Все же Блэк не лично забрал все, когда привел Тонкс, так что вернуть это было проблематично. Ну ничего — надеюсь ей эти деньги пригодятся. Со Скитер мы теперь общий язык найдем, даже может быть удастся еще кого-то подключить, используя ее связи. Общественность уже начинает возмущаться: как так, маленькую девочку, с тяжелым детством, почти сироту, хотят засадить в Азкабан? Замечательно, что Министерство не додумалось организовать колонии для несовершеннолетних. Здесь только из единственной магической школы Британии отчисляют, что и объявила МакГонагалл, выступив от имени заместителя директора. Это не беда. Есть другие школы, есть обалденная библиотека Краучей. Любой расклад я оберну в свою пользу. Теперь еще пущу свой рассказ о плену у Дамблдора и вообще шик будет. Раз в Хогвартс дорога закрыта, я теперь могу сидеть дома и наблюдать издали, как некоторые будут плеваться в мою сторону.
Возвращаясь к горе золота — что мне с ней делать? Куда обращаться с вопросом ремонта? Маглы испугаются магических штучек, маги меня арестуют, да и вообще не всякий сможет с этим справиться. Они даже физику не изучают! Стоит вспомнить Нору Уизли и понятно, как строят волшебники. Использовали магию вместо скотча — «И так сойдет!» ©.
Получается Империо для маглов или подключить магов, поставив нанимателем Лизи. Да уж, она мне тоже, как маглы, наворотит дел без присмотра. Вот если вместе с ней и Дженну... Это уже похоже на план.
Связавшись с девочками, я впустила их в дом и объяснила план работы. Деньги я заперла заклинаниями, чтобы не вызывать алчность у женщин, а на остальное дала добро. Несущую конструкцию проверить, крышу залатать или обновить, деньги я буду выдавать постепенно, дизайн согласовываем совместно, все вопросы обсуждаем через связной пергамент. Домовик окажет помощь, а еще есть портрет внизу на самый крайний случай. Главная Дженна, которую я наняла, как домоправительницу и бригадира, также разрешила выделить одну из комнат ее матери, чтобы, значит, не отвлекать ее.
Первого мая Лиам скромно познакомился с магическим обычаем. Не то чтобы Августа или Крауч устраивали пляски и песни во время пира, просто почему-то всегда знали, что это за день календаря. Светильники горели огнем всю ночь. Ночью в доме появились цветы боярышника, а рано утром мы вышли из дома и прошлись босиком по траве, покрытой холодной росой. Не знаю, как остальные, а я в такие дни чувствовала что-то необычное и вряд ли это ощущение появлялось от торжественности таких простых деяний. После этого с Краучем отношения стали налаживаться и идти дальше. Мы все еще оставались чужими людьми, но дело пошло на лад. Хорошо бы совсем наладить связь, а то доносчик Лорду мне не нужен.
Ночью я воспользовалась воскрешающим камнем и объяснила богине ситуацию с мантией так и так. На что она огорошила меня известием о подделке. Нет, я подозревала, что мантия, как и камень должны ремонтироваться от родной магии, но мало ли — мантия все-таки ткань, а это пошив и все такое. Ага, ткань, как же — не ткань, а материя! То есть сплошная. Так что минус один Дар и плюс неизвестное количество проблем в поисках.
Под конец июня я, наконец, разобралась, где у меня ошибки в структуре портала завязанном на предмете. Простой кирпич смог переместиться на заданных пять метров, но при этом раскололся. Не уверена, что так должен делать даже односторонний портал, потому следовало проверить опыт на мышах. За два месяца первый результат.



С детства люблю сказки. Детство кончилось, а сказки остались. Только теперь они для взрослых.
 
АрхДата: Понедельник, 18.05.2015, 21:20 | Сообщение # 637
Демон теней
Сообщений: 262
« 171 »
Газетная кампания довела Министерство до точки кипения. Министерство продолжало разрушаться изнутри. Думаю, этим тоже воспользовались люди Темного Лорда: развивали диспуты на тему «Преступления и наказания». Волдеморт и Крауч возражать не стали, но это понятно — никто не поймет. А так они даже доказательств не имели (надеюсь, вообще понятия не имели), что это моя работа. Потому что Волдеморт, как я поняла по кое-каким признакам в общении с моими знакомым Пожирателями, был не очень рад этому факту. Так что у меня было процентов шестьдесят, что меня не сдадут аврорату обычные люди и маячившие вдалеке развязанные руки.
Скитер собиралась пустить в продажу весьма интересную книгу, написанную лично. Сейчас шла стадия активной рекламы, но интерес и так был сумасшедший. Видимо, у нее был готов материал заранее, и теперь она только собирала все в кучу. Я воспользовалась моментом и подкинула ей свой пересказ моего похищения, обтекаемо обойдя саму цель — воспользоваться моей магией. Мне не нужны еще такие же охотники, а бочка на Дамблдора, который просто хотел убрать меня, потому что я не согласилась сотрудничать, меня очень даже устраивала. Плюс я дала наводку найти информацию о происходящих в Хогвартсе событиях, начиная с года поступления Гарри Поттера.
Письмо от мага, именующего себя Дамайоном, которого рекомендовал Долохов, пришло тогда, когда не ждали. Крауч в этот момент присутствовал и старался втиснуться в расположение, демонстрируя нам свое магическое мастерство. Толк от него, правда, был — он толково все объяснял. Мне также было интересно, но я уже замахнулась на уровень выше разнообразных по действию, но одинаково вылетающих лучом из конца палочки заклинаний. Так что непонятно — вроде бы и хорошо, а вроде бы и бесполезно уже... В любом случае толк будет хотя бы Лиаму. Других магов перестанет бояться и к магии привыкать начнет. Да и Барти оказался умным парнем. Хоть и воспринимала я его по поведению, в лучшем случае как одногодку, но выяснилось, что у него было в школе двенадцать СОВ, а за эти годы он кое-что еще помнит. Да и он же притворялся Грозным Глазом — для этого дела без мозгов точно никак. В общем, создавалось ощущение, что он специально скрывает свои возможности за безобидным внешним видом, пока в один момент схватки не оскалится... Кого-то мне это напоминает.
Письмо это приглашало меня в гости, куда я могла взять еще двоих друзей, кроме самого пострадавшего парня. Вопрос кого? Крауч выпятился и приосанился, намекая на свою персону. Но раз все равно Лорду донесут, я лучше возьму Долохова — такой старый жук, как он, сможет помочь не только силой. Правда, тот мне не сразу поверил, когда я его об этом попросила. Также я посчитала нужным написать родителям Смита, и на условленное место прибыл его незаметно нервничающий отец, что выражалось только в более частом подергивании усов. Такая немолодая компания внушала уверенности не только мне, но и бледному Захарии. Его выписали, но он не до конца оправился. Пустой рукав мантии жалко свисал с плеча.
С письмом пришла посылка — портал, активирующийся от кодовой фразы. Когда вся команда была в сборе, мы оказались в лесу. Полоса высоких деревьев надежно закрывала обзор, не давая понять, где мы находимся. Долохов пояснил, что это скорей всего промежуточный пункт, чтобы нас проверить.
Долго ждать встречающего не пришлось. Непонятно откуда к нам приблизился человек в простой черной мантии и с тенью на месте лица под капюшоном. Я знала, что это классный трюк!
Старшие маги согнали нас поближе к себе в кучу. Незнакомец обратился первым, оставив на камне обычный кувшин.
— Это тоже портал. Буду ждать вас.
Снова перемещение, но мы оказываемся в обычной гостиной. Вопреки ожиданиям это не темная мрачная комната, а самая обыкновенная, только кресла и диваны раздвинуты к стенам, а посередине под огромной люстрой свободная площадка. Сквозь окна виден лес. Единственная необычная вещь — дверь, на которую кто-то ляпнул серой грязью да так и оставил. А грязь застыла в форме огромного человеческого лица, с грубыми чертами и опущенными кончиками рта.
Хозяин дома не спеша входит через двери и, мне кажется, насмехается, несмотря на обычный тон:
— Удивлены? Не приглашать же мне гостей в личный склеп? Мое занятие, не смотря на все ваши стереотипы, нисколько не мешает быть гостеприимным. А сейчас располагайтесь, я хочу поговорить с отправителем письма наедине.
Подобного я ожидала. Но никак не собиралась оставаться одна, проходили, знаем — положит на алтарь и будет выкачивать магию. Нет уж, я буду осторожной и готовой отбиваться изо всех сил. У меня палочка и кинжал с собой, и камень в тайничке, а еще Шерлок в капюшоне.
— Мне нет пока что причин вам доверять. Если вы выполните свою часть уговора, я заплачу.
— Хорошо, я согласен с тобой. Ответь, это действительно принадлежит тебе?
— Да, но я просто так не поделюсь с вами.
«Содержательный разговор» — примерно так подумали мои спутники. Мне же было понятно, что мы говорим о моей магии, которой я готова поделиться. От небольшого количества разок не обеднею. Это же не каждый день круглосуточно...
— У меня также есть условие — наблюдать за моей работой нельзя, — взгляд на Долохова. — Ему тем более. Разве что тебе...
Так, эти выразительные выпады в мою сторону не к добру. Не люблю внимание, совсем не люблю.
— Это его отец, — кивнула я на мистера Смита. — Ему хотя бы можно?
— Только мешать будет, — пренебрежительно ответил колдун.
Делать нечего — одного Захарию тоже не отправишь. Главное внимательно наблюдать за этим колдуном, если что и легилименцией не постесняюсь жахнуть. Долохову и мистеру Смиту ничего не оставалось, как остаться здесь. А их нежелание даже попробовать настоять на своем наводило на мысли о силе гостеприимного мага и его сюрпризах в доме.
Только из-за того, что я была готова в любую секунду защищаться, я и сдержала выражения, когда последовала вместе с Захарией за магом к единственной двери. Конечно же, клякса лица была не простой — такой же серой плотью-грязью покрывался весь коридор до потолка. Ощущения незабываемые — будто в пищевом тракте оказался. Под ногами при каждом шаге квакало. Желудок в первый момент предпринял попытку выйти через горло, но потом смирился со своей участью и остался на месте. По виду, Смит, испытал схожие ощущения. Оказывается Хогвартс со своими уроками зельеварения готовил нас к такой жизни заранее.
Привели нас... я бы сказала в кабинет. От взмаха, даже не рукой — пальцев, взмыла в воздух рулетка и принялась измерять целую руку Захарии, рядом с ней завис свиток с пером, который тут же стал черкать. Сам маг поинтересовался, как давно нет руки, и ответ его удовлетворил.
— А что вы, собственно, будете делать? — сочла возможным полюбопытствовать я, пока выдалась минутка.
— Подберу ему руку по размеру и приживлю, — просто ответили мне, как само собой разумеющееся.
Раньше меня этот вопрос не особо волновал. Но сейчас, глядя на просторный кабинет без окон, где могла бы развернуться целая фура, где на каменном полу и стенах разной черноты пятна и трещины, где в банках плавают части тела (и даже кое-где похожие на человеческие), а на больших пергаментах на стене и на столе анатомические зарисовки, меня этот вопрос живо заинтересовал. Какая же у него специализация и род занятий?
Но спрашивать почему-то не хотелось. Потому я скромненько промолчала. Потому что главное что? Главное чтоб он задачу выполнил.
Рулетка закончила измерения, и маг сказал нам присесть и подождать, пока принесут все нужное. Вопрос: а кто и что должен принести? Домовики — хоть что-то более-менее знакомое, прикатили в двери простенький операционный стол, кучу кастрюль и коробочек, отчего мы с Захарией переглянулись. Не смотря на абсолютно не испытываемую мной уверенность, я уверенно кивнула и прикоснулась к его руке, чтобы не сбежал... э, то есть, чтобы успокоить. Домовики взялись шустро все раскладывать, а затем принесли длинную металлическую коробку и маг приказал Захарии лечь на стол. Домовиков, как ветром сдуло.
Началось.
Маг использовал усыпляющее заклинание, сняв капюшон, на секунду повернулся в профиль, выбирая какую чашу взять, и принялся внимательно разглядывать обрубок руки. Я приросла к скамейке, на которой до этого сидела в уголке. Некромант, как пить дать, некромант! Череп с лысеющими редкими черными волосами, но собранными в хвост, рожа белая-белая, но не как у Темного Лорда — после встречи с кирпичом все стало в одну плоскость — нос как раз есть, зато рот безгубый. Также создавалось ощущение, что ему не хватило кожи, чтобы обтянуть череп: на щеках она совсем отсутствовала и оттуда изнутри вился черный дым, он же просачивался тонкими полосками изо рта и ушей, но никуда не уходил, продолжая виться не больше чем на пять сантиметров. Это было не заклинание на капюшоне, совсем даже нет...
Ну Долохов! Ну удружил!
Хорошо, что сам некромант был занят и не обратил внимание на небольшой сердечный приступ у его гостьи. А я, огромным усилием взяв себя в руки, приняла как можно более спокойный вид и принялась думать, чем же мне все это грозит. Это неясно. Мало того, что я его не знаю, я даже ни разу тут не встречала подобных, упоминаний и то мало. Может быть, в библиотеке Крауча есть что-то, но я же не искала специально. С одной стороны, бояться нечего — он нас уже принял, мы договорились и также быстро разойдемся. С другой — ему может показаться мало, а с образца он может снять магический след... Это не говоря уже про то, что о моих шансах в противостоянии можно и не загадывать.
Тем временем некромант со странным именем Дамайон, раскрыл ту самую длинную металлическую коробку... и примерял чужую конечность к Захарии. Мамочки!
Я закрыла и открыла глаза, успокаивая себя тем, что это всего лишь рука и совсем не обязательно, что ее прежний хозяин будет за ней скучать. Судя по синюшному цвету, тот уже ни за чем не будет скучать.
Жутко заскрипев ножками, к магу придвинулся простой деревянный стол, на который он сложил и руку, и чашу, и набор кинжалов, начав проводить одному ему понятные манипуляции с палочкой. Из вазочек, баночек и скляночек в чашу слеталось все подряд, маг что-то зачитывал вполне человеческим голосом, на знакомом, но непонятном языке. В чаше постоянно булькало, вспыхивало огнем, в чашах поменьше колдун стал сыпать что-то вручную и растирать пальцами. Раскрыли свои страницы сразу несколько книг. Чертил мелом прямо на столе, ссыпал из чашек туда полученное, потом снова зачитывал, чертил, засыпал... Это был уже не стол, а нечто невообразимое. А затем он взялся за мертвую плоть, втирал в нее нечто, бормотал, водя палочкой, даже делал надрезы тоненьким кинжалом, напомнившим мне искусно вырезанный и обработанный скальпель.
Затем в один момент, прервав всю пляску, он взялся за Захарию. Мне стоило огромных усилий просто наблюдать и не мешать, веря, что он делает свое дело. Захария уже был без рубашки, и маг вначале срезал зажившую розовую кожу на обрубке руки, пока не показалась белая кость, а затем стал делать надрезы на плечах и груди. Из-за того, что я внимательно вглядывалась, нервничая, я поняла, что он не просто тыкал ножом, куда вздумается, а вырезал символы и окружности.
Все было как во сне. Колдун приложил руку на пустующее место и я увидела, что она почти совпадает с привычной оставшейся правой. Неживая, синюшная, совершенно чужая. Он взялся ее приращивать. Так как я сидела, мне не было видно, что происходит на стыке, но хлюпало и чавкало так, что хотелось закрыть уши и рот, на всякий случай. От варев некроманта над телом Смита вился дымок. Парень дернулся и загорелся, как лампочка. Буквально, казалось, сама кожа светится. Некромант зашипел, принявшись снова что-то творить на столе. Наконец, он снова делает пассы палочкой, тычет ею в Захарию. Очень медленно, с неохотой, свечение переползает на чужую руку, распространяется и тянется до самых пальцев. А затем все неожиданно заканчивается. Некромант дышит глубоко и тяжело, я понимаю, что вжалась взмокревшей спиной в холодную стену, а Захария, избавившись от свечения, густо покраснел кожей.
Отойдя от стола, некромант приблизился ко мне и сел рядом на старую деревянную скамью. Вблизи я заметила, что у него настолько светлые зрачки, что их почти не заметно в белке глаз. Я постаралась подавить всякие проявления страха. Пусть видит мой блеф, мою уверенность в своей силе и задумается, какие такие возможности, и умения я не показываю, имея такую крутую магию. Пусть трижды подумает, прежде чем использовать меня.
— Итак, вы некромант, — вопросительно-утвердительно обратилась я к нему, видя, что он молчит.
— Некромаг, скажем так. Большая разница. Это одна из моих специализаций.
— Все закончилось успешно?
— Верно. Некоторое время будут неудобства, но это мелочи. Скоро магическая составляющая и душа примут новую плоть.
Это понятно. Однорукий маг еще куда ни шло — держать палочку хватит, а если он лишился бы и второй руки, то это конец.
Горбатые (только в поклоне) домовики поднесли на подносе красный драгоценный камень. Маг кивнул на него.
— Налей в него до краев своей магии, и мы в расплате.
Камень размеров с мой кулак, даже больше. Учитывая свойство камней сохранять магическую энергию... Да, придется попотеть. Под внимательным взглядом некромага было только сложней концентрировать и отдавать чистую энергию. Но закончив, я не валилась с ног, ощущая лишь легкую сонливость с усталостью.
— Я думаю, мы еще увидимся, — как бы невзначай вымолвил маг, рассматривая крупный камень в своей руке. Внутри стеклянных граней что-то едва заметно двигалось и поблескивало.
— Сомневаюсь, — сказала я, сразу вспомнив мою встречу с Дамблдором в Хогсмиде.
— Почему же? Немного подрастешь, наберешься опыта, и мы сможем сотрудничать. Главное, найти общие интересы. Скажи мне только, что ты сейчас забыла у этого Темного Лорда? Зачем тебе нарываться?
— Мой отец там, — пожала я плечами с показательно невозмутимым видом. — И с самим Темным Лордом мы вроде бы неплохо ладим.
— Но ведь он твой соперник.
Я была не то, что ошарашена, я абсолютно не понимала, откуда ему это известно. Рискнула прямо посмотреть ему в глаза, надеясь найти ответ.
— Откуда тебе это известно?
— Ты сказала мне это своей магией, — некромаг также играл в невозмутимость. Ну не может он и правда так просто об этом говорить!
Как по образцу магии он мог узнать о задании богини и Дарах Смерти?
Пора было сваливать, пока не появились другие неожиданности. Они поодиночке не ходят.
— Моего друга уже можно будить? — спросила я пересохшими губами.
— Да, вполне. Если понадобится моя помощь — обращайся.
Мерлин упаси! Сомневаюсь, что он примет мою сторону, если узнает какая реальная расстановка сил у Волдеморта и у меня, а также в какой я жопе. Когда это момент наступит, лучше я буду подальше и в безопасном месте.
Когда мы обратным порталом оказались в лесу и решили прощаться, я отвела Захарию чуть в сторону от побелевших при нашем появлении мужчин. Теперь они уже не внушали такого спокойствия, а скорее напомнили мне, что я не так крута и защитников у меня тоже нет.
— Прости меня за все, — обратилась я к нему, понимая, что это возможно последний момент, когда мы видимся. — Я пойму, если ты не захочешь теперь иметь со мной ничего общего. Ты главное не злись на меня за руку, я помогла ее восстановить, а виноватой я и так себя в полной мере чувствую.
— Да в чем же ты виновата? Ты же мне жизнь спасла!
— Я вас во все это впутала. Хелен вообще не хотела больше во всем этом участвовать. Я никогда не хотела, чтобы вы такое переживали. Все, зачем мы собирались, ради компании, чтобы мне было не скучно. Это эгоистично, я знаю.
Новая рука Смита вблизи уже не казалась точной копией первой, да и вообще была все такого же сине-серого трупного цвета. Не говоря уже про то, что почти не двигалась, а сам Смит был будто пьян, пошатываясь даже когда стоит на месте. Одна надежда, что когда-нибудь все снова вернется в норму.
— Пиши, если будут проблемы с рукой, — кивнула я вниз. — И остальным напиши, чтобы не волновались. Сам понимаешь, что со мной.
— Да, блин, что с тобой?! — возмутился Захария. — Я тебя ни в чем не виню, ты мне, гиппогриф тебя задери, жизнь спасла! Это ли не доказательство дружбы?
— Я тебе ее отрезала, — грустно усмехнулась я, стараясь не смотреть ему в глаза. Стыдно просто.
— Ты слушай дальше. Ты мне ее отрезала, чтобы спасти мне жизнь, — раздельно втолковывал Смит, будто ребенку. — Я хорошо представляю, что со мной было бы дальше. Да я это тогда прекрасно почувствовал и только благодаря тебе я вовремя попал в Мунго, да еще и вернул руку.
Его оптимизму можно позавидовать. Я бы, наверное, рвала и метала... хотя убивать бы друга, лишившего руки не стала.
— Но если бы не я, вас бы вообще в тот момент на башне не было бы.
— Откуда ты знаешь, где бы мы были, если бы не ты? Так случилось и все. Только не вздумай теперь снова вознамериться закрыть наш клуб. Вот тогда я на тебя точно обижусь, — шутливо закончил он, ободрительно положив здоровую руку мне на плечо.
Пора было снова расходиться. Скучающие в обществе друг друга взрослые уже окликивали. А я так и не смогла сказать ему, что вообще не собираюсь возвращаться в Хогвартс, ведь меня оттуда исключили.
Лорд почему-то очень разозлился, когда ему донесли весть о моем визите к некромагу Дамайону.
Началось все с Крауча, который, сердобольной, притащил к нам полуживого Долохова, при этом сам будучи помятым. Понадобилось применить легилименцию, чтобы узнать у Барти, что случилось, пока Винки обхаживала по приказу сначала беспамятного Антонина. Вполне ожидаемо от мага с ошметком души привести их в такое состояние Круциатусом от злости и легилименцией, просматривая по несколько раз в деталях всю встречу. Не зря некромаг не пустил к себе в кабинет Долохова. Боюсь представить, что бы сотворил с головой Антонина Лорд в таком случае. А оттого, что Лорд был зол почему-то на меня, просто за такую встречу именно при моем участии, под раздачу попал и Барти. Там Волдеморт прознал про отлучки и письма, и Краучу тоже не поздоровилось. Просто за то, что был невнимателен и не проследил.
Лиам помог нам с Винки уложить их на кровати и напоить зельями. Дальше домовичка уже сама справится с температурой и беспокойным сном.
После такого я была вдвое осторожней и следила за внешним миром с тройной внимательностью. Взяла себе несколько комнат в одной части дома и добавила дополнительной защиты. Просто так, на всякий случай... А то придет на Хэллоуин Волдеморт в гости, а я не при параде. Будь моя воля, я бы в коридоре окопы накопала. Эх, если бы это только помогло.
Лиама оставлять тут тем более было опасно. Если я еще имею какой-то шанс отбиться и сбежать на Гриммо, то он ничего не успеет и не сможет. Нет, у меня не появился маразм, я помню, что Волдеморт обещал меня не убивать. Но любую клятву можно обойти, особенно если у тебя орава убийц в подчинении.
Моей опаски Лиам не понимал, для него не случилось ничего, что предвещало бы беды. Кажется, по-научному, это называется адаптацией и так как он еще ребенок, то он быстро привыкает и принимает все как должное. Он еще должен помнить свою прежнюю жизнь, но скорей всего понимает, что такого уже не будет. Грустно это все. Прибытие полуживых мужчин после пыток Лорда не воспринималось им как что-то из ряда вон выходящее, а меня аж трясло.
Домовики мне достали карты и стащили телефонный справочник, и я даже приблизительно нашла, где могут находиться родственники Лиама. Дело в том, что он с семьей редко ездил к ним в гости, был мал и улицы, номера домов не запоминал. И знал их только по именам, без фамилий. Придется сильно попотеть.
Честно, чтобы спать спокойно я бы слиняла на Гриммо. Черт с ним с ремонтом и посторонними, уединилась бы где-то. Но что если Барти и Антонин снова попадут под раздачу? А я только начала компанию по воспитанию Крауча. Как бы это не звучало, но я к этому болвану привязалась, его общество уже не причиняло неудобств, он не был глуп, умел размышлять, да и вообще сохранил доверчивость. Про Долохова вообще молчу — единственный русский, да еще и тот, который может позволить себе непринужденную беседу. И не только непринужденную, а и поразмышлять о заклинаниях, их воздействии, пофилософствовать о жизни, о своих взглядах и так, что мне совсем не скучно. Иногда попадались любопытные детали. Например, Круцио не было фишкой поголовно всех Пожирателей, у некоторых оно в принципе не получалось, как и Авада. Выкручивались легко — практически любым заклинанием можно убить, задержать или отвлечь врага. Но еще были работники тыла, которые выходили в бой совсем редко. Практически весь ближний круг были именно тылом. Это после Азкабана, с открытием личностей Пожирателей, их влияние и возможности сильно урезались и их даже отправили в Отдел тайн ловить детей и таким образом показать, что они стали не бесполезны.
А одним солнечным днем набирающего тепла лета, Долохов с Краучем, вернувшиеся вдвоем с затянувшейся, как я думала, гулянки, принесли мне известие. Министерство наше, в кресле сидит свой человек. Лорд в конце операции сообщил через них мне, что школа тоже его, и я в нее поеду. И вернусь не просто так, а в самый гадюшник... Слизерин.
Подоплека такого решения их господина, для меня была ясна — здесь я уже неоднократно отлучалась по своим делам, сбегая с дома Крауча. Сначала разобралась с Блэком, сейчас иногда выбираюсь на Гриммо, проверить ход работ и утвердить или отказать какому-то кардинальному изменению на Гриммо. Ну и просто для сохранения порядка, а то две женщины в доме, да еще и неясно кто главная... Но все же я соблюдала меру, не наглея.
Да, Волдеморт решил меня посадить в просторную клетушку, с которой (как он думает) мне будет сложней незаметно скрыться. Действительно сложней пересечь охраняемую территорию с постоянной слежкой, но все эти сложности не для того, кто может пройти через Тайную комнату. Сомневаюсь, что он этот ход кому-то поведал. Проблема в другом. Куча глаз вокруг и глаз верных ему. Это не говоря уже о слизеринцах, которые всеобщей толпой захотят задавить выскочку-льва. Как он вообще собрался оформить переход?!
Очередной геморрой. А я-то боялась Азкабана. Но все равно неохота в бега (я все еще надеюсь вернуть связь с Августой), так что придется приживаться. По крайней мере, у меня есть один союзник на Слизерине. Но это мало поможет против целого факультета, что автоматически означает разные подлые гадости. И единственный человек, с которым я поделилась бедой это Лиам. Кажется, он мало что понял из моей недолгой жалобы, но выговориться было действительно надо.
Мне стоило готовиться к войне. А я ведь почти собралась в путешествие на поиски родни мальчишки! Сменившаяся власть мне на руку, авроры и полиция меня ловить перестанут, но снова несколько дел приходиться делать одновременно! Да что за черт?
Лиам спокойно воспринял известие и активно включился в создание и поиск артефактов для защиты. Он тоже отправлялся в сентябре в школу и я не питала особых надежд на мир и покой в вечно проблемном замке. Я перерыла дом, потрясла Крауча и достала нам несколько полезных вещей. Но это не гарантировало, что все обойдет стороной. Следовало разведать место — поле боя, оно же гостиная Слизерина и подземелья, тайные выходы, общеизвестные тайники и шутки со времен Основателей передаваемые из поколение в поколение, наконец, сами студенты — что и от кого можно ожидать. А у меня как раз был на примете человек, который все это знает и может рассказать. И раз уж я не могу круглосуточно вести разговоры с Каном, приглашу-ка я в гости Малфоя... Расчет прост. Начались летние каникулы, а у него дома штаб Пожирателей Смерти. Не самое лучшее место отдыха.
Малфой-младший действительно согласился прибыть в гости, но просил пригласить также и его матушку. А мне что жалко? Там же никаких нервов не хватит сидеть. А платить он будет информацией и покровительством — еще один человек в стане врага (какой бы этот человек ни был) всегда пригодится.



С детства люблю сказки. Детство кончилось, а сказки остались. Только теперь они для взрослых.

Сообщение отредактировал Арх - Воскресенье, 28.06.2015, 22:07
 
БоюсьпандыДата: Вторник, 19.05.2015, 11:32 | Сообщение # 638
Друид жизни
Сообщений: 196
« 34 »
А вот, касательно темы сисек. Непонятно, а что с этим у вашей гг? Ей уж 16 лет в ближайшей главе исполнится, пора бы внешность менять, а вы ее не описываете, получается она по прежнему такая маленькая. Так что тема не раскрыта.


Список попаданцев в Гарри Поттера
 
VadДата: Вторник, 19.05.2015, 17:11 | Сообщение # 639
Подросток
Сообщений: 1
« 0 »
15 лет только ей исполнится.
 
АрхДата: Воскресенье, 07.06.2015, 13:00 | Сообщение # 640
Демон теней
Сообщений: 262
« 171 »
Боюсьпанды, опишу через главу. Там как раз к месту будет. Пока все что могу сказать, что она пусть и догнала сверстников и уже не так выделяется, но осталась все еще даже не "полненькой" мягко говоря. Описываемая фотография к тому же сделана около полугода назад.


С детства люблю сказки. Детство кончилось, а сказки остались. Только теперь они для взрослых.

Сообщение отредактировал Арх - Воскресенье, 07.06.2015, 13:02
 
АрхДата: Пятница, 12.06.2015, 21:58 | Сообщение # 641
Демон теней
Сообщений: 262
« 171 »
Глава 84

Идея действительно оказалась хорошей. Жаль, что хорошее рано или поздно заканчивается.
Малфой легко кололся, стоило чуть-чуть надавить и пригрозить отправить обратно. Это не я такая злая, это он начинает качать права и строить из себя принца на кляче, когда я нормально пытаюсь найти контакт. Так вот, у меня набрался приличный объем информации, и с каждым днем я заставляла Драко вспоминать что-то еще. Кроме прямых угроз, в случае невыдачи планировки гостиных и других бытовых, но важных мелочей, я пыталась часто просто разговаривать и вылавливала по течению разговора еще вопросы, которые я не знала, как задать.
Прибывшие в гости Малфои вели себя паиньками. Нарцисса проводила время в саду или в доме, посвящая себя чему-то вроде рукоделия и чтения газет, но застать ее в то время, когда она не видит сына, было сложно. Также ее можно было увидеть скрашивающей досуг за беседой с Барти. Мой папаша вел себя как подросток: все время смущался и постоянно краснел.
Младшенький Малфой (который «старше» меня года на два) скрашивал вечер игрой на пианино, которое пришлось ради такого случая срочно очистить от пыли. Играл он как мастер, по крайней мере, мы все с удовольствием слушали. Самая большая проблема досуга, о котором я никак не могу забыть — это отсутствие интернета, компьютера, телевизора и даже радио. Так что музыка была отличным подспорьем.
Но, как я и сказала, хорошее имеет свойство заканчиваться.
Вдруг как в сказке скрипнула дверь... и в гости зашла Беллатриса Лестрейндж. С сыном. Она довольно панибратски поприветствовала Крауча и, не спрашивая разрешения, сделала для себя вывод, что хочет остаться. Надолго ли? Мне оставалось только сжимать кулаки и скрипеть зубами. Я отправила Лиама в другой конец дома, попросив взять Ричарда и позвать с собой младшего Малфоя.
— Ричарда я рада здесь видеть. Вас я не приглашала, — с холодком сказала я Пожирательнице, когда мы остались втроем. Ричард удалился с сомнением смотря на всех присутствующих и только после прямого «Иди поиграй» от Беллатрисы. Ее влияние на него мне не очень понравилось, хотя это еще не повод.
— Я думаю, Белла будет рада у нас остаться на пару дней и присмотреть за сыном, — промямлил Барти в лучших традициях Невилла. — Еще здесь гостит ее сестра. Белла не будет лично тебе навязываться, Айрли.
— Вообще-то, я и к тебе пришла, — улыбнулась, будто оскалилась Лестрейндж.
— Зачем это? — заподозрила я неладное, непроизвольно потянувшись к палочке.
— Буду учить тебя быть Пожирателем Смерти.
— Мне это не нужно.
— Это мы посмотрим потом.
Я показательно фыркнула с пренебрежением. Мне уроки запрещенных заклятий не нужны, особенно от нее. Стоит объяснить, что есть разница в том, кто учит. Если бы это был Долохов, то я бы без раздумий согласилась. Но Лестрейндж будет учить только тому, что сама захочет, а если учесть ее фанатичную преданность, резкость взглядов, по градуснику превышающую даже Вальбургу Блэк, и кровожадность... Стоит трижды подумать и оценить риски. Несмотря на все это, перед глазами так и мелькают схватки, в которых она участвовала, и предложение выглядит более чем заманчивым.
Заметив, как я колеблюсь, Беллатриса обратилась к Барти, не сводя с меня выразительных черных глаз.
— Ты умел, Барти, но ты тоже еще учишься и набираешься опыта. Я выполню эту работу гораздо лучше. Выдели нам зал для тренировок, я испытаю ее силы прямо сейчас.
Я закрутила новый виток сомнений. А что если это результат гнева Темного Лорда? Это ли не мини-Хэллоуин восемьдесят первого года, который я ожидала? И что тогда от нее ожидать?
Пока я сомневалась, Лестрейндж воспользовалась шансом и приказала Барти позвать домовиков, чтобы перенести нас сразу вниз. Я разрывалась между желанием стать еще чуточку сильней, пересечь еще одну важную ступеньку на пути к уровню Волдеморта и Дамблдора, и опаской к такому методу обучения. А вдруг пока она меня отвлекает, в особняк налетает группа Пожирателей?
Последняя мысль посетила мою голову только тогда, когда над головой уже оказался каменный свод подвалов. Я не настолько важна, чтобы меня отвлекать. Но все же я согласилась, чтобы Барти нас оставил одних при одном моем условии: пусть побеспокоится о безопасности Лиама. С ним Шерлок, но все же...
Лестрейндж будто знала, что и где передвинуть, чтобы закрыть нас в защитном барьере, установленном на комнату.
— Для начала я испытаю тебя.
Подозрительно.
— Ты, наверное, уже считаешь себя очень сильной. Как же, удалось так легко одолеть меня, не говоря уже о более мелких сошках.
Веселый, озорной настрой в ее исполнении выглядел предвещающим беду.
— Мы просто не ожидали от тебя чего-то стоящего внимания. Чего-то сильней Ступефая, — продолжала монолог Лестрейндж, уже выпрямившись напротив меня. — Дамблдор вас не учит даже умению защищаться. Оказалось, не все растут так, как он ожидал. Кровь Краучей очень сильна.
— Может быть, ты уже скажешь то, чего я не знала?
Колдунья оскалилась.
— Я тебе покажу.
Ее палочка даже не направилась на меня. Заклинание сформировалось в тот момент, когда оружие только поднималось, а слетело с кончика как раз тогда, когда он направился в мою сторону. Осознание увиденного пришло с опозданием: после того, как я рефлекторно защитилась Протего и щит разлетелся на куски, пропустив заклинание. От лица до бедра обожгло болью, выбившей на несколько мгновений все мысли. Я тряхнула челкой, резко выдохнув, посмотрела на свое тело. Мантия была целой, кровь не выступала, да и боль угасала. Следовало ожидать, что она применит что-то сильнее самого простого щита. Слушать ее надо было и делать выводы! А я приняла ее расхваливания за попытку усыпить мою бдительность.
Пожалуй, все-таки стоит испытать свои возможности хотя бы ради того, чтобы наметить план дальнейшего развития. Сейчас я просто накапливаю знания и с трудом выбираю, в какую сторону развиваться: по принципу «нравится, не нравится». Мне нужен противник хотя бы чуточку сильней.
Но я не уверена, что могу показывать все свои возможности. Да, придется выбирать что-то одно.
Для начала цепочку простых школьных заклинаний. Когда она, уверенная в себе, скрывается за Протего, я отправляю к ней кое-что опасней. Щит ожидаемо распадается, но Пожирательница успевает увернуться. Не теряя времени, она переходит в атаку. Одно заклинание летит за другим и все невербальные, даже нет времени всматриваться, что там за цвет — чтобы защититься, вытаскиваю из памяти «Tueri». На самом деле название гораздо длинней, не говоря уже про саму формулу, но это только первое слово, приводящее в действие. Щит переливается насыщенным синим светом, когда одно за другим в него попадают проклятия, но и после этого он не распадается. Боюсь, я все-таки ее удивила. «Самое время атаковать», — подумала я, но мои ноги что-то дернуло за щиколотки, и щит из-за потери концентрации пал. Беллатриса пригнулась.
Меня не просто дернуло — за ноги меня протащило почти на два метра. И эти два метра сократили расстояние почему-то именно до Лестрейндж, отчего она неожиданно оказалась ближе, чем ожидалось, а кончик ее палочки смотрел в лоб. Не надо быть гением, чтобы понять, что сейчас самое время для Авады в упор.
Отползла я, наверное, муравьем: быстро и резко прямо на всех четырех конечностях, что врать, с перепугу, да еще и с изяществом носорога. К счастью, палочку я не выронила, и из нее выбралась ненастоящая змея — заклинание Серпенсортиа. Петрификусом и другими заклинаниями школьного курса (из-за их быстрого каста) тут же атаковала саму ведьму. Она превратила в пепел змею и отбилась от простых заклинаний щитом, снова увернувшись от двух мощных проклятий подряд, заключающих ее в клещи. Третье остановила мощным щитом, блеснувшим мыльной пеной. У меня создается ощущение, что она видит все, что я собираюсь сделать, и предугадывает мой выбор заклинаний. Ну что ж... Бомбарда. Она снова закрылась щитом от летящей рикошетом каменной крошки и осталась невредимой. Я, наученная горьким опытом испытания заклинания, тоже использовала щит от механических воздействий.
— Это все? — бодро подначивала она меня.
Тогда мой излюбленный воздушный таран! Безотказное заклинание, которое меня раньше не подводило: горизонтальный столб сжатого воздуха, в один миг собравшийся на небольшом участке и понесший всю свою разрушающую силу на Пожирательницу. А она одним вертикальным взмахом палочки будто разрезала его! Обидно! И, кажется, ей это далось далеко не титаническим усилием.
— Столько силы в такое заклинание... — еще и скривилась она брезгливо. — Бестолочь.
Ладно, похоже, она подготовилась. Тогда играем всерьез. Что у нас есть из сомнительно темных проклятий? Еще и заклинание страха по площади пригодится, главное подобрать момент.
* * *

Кажется, я что-то пропустила.
Лестрейндж меня буквально отметелила, даже несмотря на защитные артефакты, которые, сработав и выставив щит, тут же разряжались. И прям все ей нипочем. Заклинание страха вообще проигнорировала и даже не почувствовала! Не успевала отпрыгнуть — успевала поставить щит. Нет, конечно, я тоже не ударила в грязь лицом. Даже четко помню, как за синяки, царапины, порезы и особенно за попавшие в цель удары плети из преобразившейся волшебной палочки (эта стерва реально наслаждалась и смеялась, не давая мне даже возможности направить палочку — пришлось изгаляться и бегать, потому что щит от физических воздействий эта штука преодолевала на раз) я ей в отместку сделала несколько синяков, в том числе, подгадав момент, удалось перекинуть одним удачным приемом на спину. Кстати, после этого удачного приема, который наверняка оставил ей синяк на всю спину, она мне ногу и сломала. Поймала этой длинной чертовой ловкой плетью и слишком сильно дернула. С таким жутким хрустом — как вспомню, так вздрогну. Отвлекаясь на боль, я что-то пропустила, и теперь не могу пошевелиться. О, это не Петрификус: его я смогла бы снять через некоторое время (минут десять-пятнадцать, может и меньше, но зависит от вложенной силы) — тренировалась после своих злоключений. Это что-то придавило тонной веса, да так, что с трудом можно сделать маленький вдох.
Колдунья подошла ближе и наступила на пальцы правой руки, все еще сжимавшие волшебную палочку, которая, насколько могу судить краем зрения, испускала искры. Палочка вывалилась, и Лестрейндж ее оттолкнула в сторону. С глухим стуком деревяшка покатилась по каменному полу.
— А теперь поговорим. Теперь тобой займусь я. Предупреждаю сразу: чем больше будешь перечить мне, тем жестче буду действовать я. У меня нет желания выслушивать обвинения в мою сторону. Захочется что-нибудь сказать — скажи это с помощью своей волшебной палочки. Если сможешь, — ехидно сказала Лестрейндж, наклонившись над моим лицом.
Бесит неимоверно. Она чувствует свое превосходство и наслаждается этим. И самое обидное, что ведь превосходит. А я даже сказать ничего не могу в ответ из-за заклинания. Потому и дальше пришлось выслушивать молча россказни о величии Темного Лорда, о его верных последователях, главной и лучшей из которых является Беллатриса, и она, так уж и быть, только по первому слову «своего Лорда» примчалась сюда. Много громких слов, много оскорблений, уверяющих меня в собственной ничтожности и никчемности, парочка оскорблений в сторону родителей и старой бабушки, снова смешивание моей персоны с дерьмом... Мой мозг привычно отключился, и я ушла куда-то в свои мысли, как обычно бывало во время речей на публику или порицаний от учителей. Типичная практика родного мира здесь, даже в Хогвартсе, была слабо развита как-то. Была у меня когда-то учительница... ей только волю дай — она будет капать на мозги снова и снова, пока не возьмет тебя измором и ты не почувствуешь себя виноватым во всех грехах. Хотя в течение двух часов ничего нового превыше того, что было сказано в первые пять минут, не скажет.
А мысли мои ушли к вопросу: какова реальная цель прихода Лестрейндж? Первая мысль, которая приходит в голову: меня тупо хотят сломать. Но после гнева Волдеморта «не к месту» прошло уже некоторое время, почему она пришла именно сейчас? Специально подождали, чтобы в школе меня уже «дожали»? Конечно, Лестрейндж могла быть чем-то занята. Крауч меня не берет, воспитательные методики Долохова по барабану, кого-нибудь другого я вообще в лепешку раскатаю и не пожалею, почему бы не попробовать Лестрейндж? Опыт имеется, сила, дерзость, наглость, хамство и даже садизм без разницы к кому тоже при себе. Один нюанс: я должна ее ненавидеть. Но, похоже, ей на это наплевать.
Ну почему всем надо из меня что-то свое вылепить?
Как раз закончив свою речь (или ей самой уже надоело?), Лестрейндж подняла мою палочку и забрала с собой, объяснив это так нагло:
— А чтобы ты на следующее занятие пришла, я заберу твою палочку и отдам ее послезавтра. Здесь же, в шесть. Не опаздывай.
И ушла, не сняв свое заклинание. Оставалось только ждать, пока оно само развеется, или пытаться сломать его до этого. Почему-то подумалось, что заклинание усиления подошло бы как нельзя кстати. Руками тоже не пошевелить — ни одно заклинание не сформируешь. Остается только волей усиленно направлять магию, накапливать и рывками выпускать — авось где-нибудь размою структуру заклинания на моем теле, и оно спадет.
Да, все-таки спало через полчаса. То ли из-за моих действий, то ли само по себе. Оставался вопрос: как со сломанной ногой добраться до запасов зелий и отыскать обезболивающее и Костерост. И кто бы мне вправил посиневшую лодыжку? А то что-то мне подсказывает, что форма ноги была не такой и уж точно нога не была синюшного цвета.
— Винки!
Хлоп. Эх, была не была. Он же должен быть на моей стороне.
— Принеси обезболивающее и Костерост и позови Крауча.
Возиться и вообще напрягаться хоть как-то физически, когда у тебя сломана нога, — не самая лучшая идея, но, скрепя зубы, я села и была готова ко всякого рода неожиданностям. Вот и пригодятся мне навыки беспалочковой магии, но радоваться что-то не тянет — лучше бы меня не вынуждала к этому ситуация.
Винки привела Крауча, в руках которого были зелья. Надо ее отучать от вбитых правил — не влезать во всякие магические штуки хозяев без них самих и не брать зелья. У домовиков, как я выяснила относительно недавно, это табу.
Барти вопросов задавать не стал, да и вообще говорить что-то не счел нужным. С ногой помог, вправлять, оказалось, ничего не нужно. Необходимо просто выпить зелье и отлежаться денек, оставив ногу в ровном недвижимом покое.
Крауч вздыхает тяжко, отправляет Винки на второй этаж, трансфигурирует россыпь камней на полу в подобие шины, закрепляющей кости, и помогает подняться. Прыгать на одной ноге совсем неудобно, и это не самый быстрый способ передвижения, потому ему приходится нести меня на руках. Винки тоже не вариант: при переносе может только хуже стать.
— Да, отец, со мной все хорошо, болит совсем чуть-чуть, незачем так переживать. Что ты обо мне так сильно волнуешься, — с сарказмом прокомментировала я молчание и получила беспомощный взгляд в ответ. Надо сказать, что я терпела, пока зелье лишь частично помогало, и потому была слишком раздражена, пока мы поднимались по лестнице.
— Я волнуюсь. Просто что спрашивать, если и так понятно, что нога сломана. В остальном ты выглядишь вполне здоровой. Если бы Белла тебя чем-то серьезным задела, ты бы не была сейчас так спокойна.
Да уж. Августа бы на его месте строила страшно суровое лицо и отчитывала бы меня за риск и неосторожность. А с этого что взять? Два слова: молодой родитель. Ему самому нужно говорить, что делать. Хотя доля правды есть.
— Ну мне бы было лучше, если бы ты достал мазь от синяков и царапин.
— Достану. Потерпи, я оставлю тебя в твоей спальне и пришлю Винки. Мне надо помочь Белле расположиться у нас.
Что?! Нет, не так. ЧТО?! Она здесь останется?! Мерлина мне в мужья, лишь бы не в мою часть дома!
Кстати! Он когда Винки отправлял, дал указ кому-то там помочь!
— Ты оставь-ка меня где-нибудь и поспеши, а то Беллатриса еще Винки убьет. Она же явно в неадеквате.
— Она не в неадеквате, — Крауч подарил мне осуждающий взгляд. — Она просто очень вспыльчивая.
— Если знал об этом, почему позволил ей дуэль со мной? Или тебя не волнует, что эта чокнутая может людей запытать до отказа мозгов?
— Я же говорил, то была сложная ситуация, — разговор стал даваться Барти с трудом. — На нас охотились, Хозяин пропал бесследно, а они просто могли знать, где он и что с ним случилось. Они просто оказались на стороне врагов и отказывались признавать наши идеи. Может быть, Повелителю нужна была наша помощь? Ты бы не сделала так ради своего друга Захарии?
Вот сейчас в самую точку попал. Потому что понимала, что сделала бы. Да и так уже сделала тому Пожирателю, из-за которого Захария без руки остался.
Выходит, ничем я не лучше?
Отличные мысли в голову забредают. Они лучше бы подошли кому-то из золотой троицы, кто боится ручки запачкать, потому что это низзя! Они же у нас добрые и светлые, стремятся к лучшему и следуют закону и морали, протягивают руку помощи врагу, когда тот держится за край обрыва, и потом умирают, получив от него удар в спину. А у меня так не выходит: я либо в чужой крови, либо кого-то калечу, причем одно другому не мешает, потому что враг — это враг и думать, что причинишь кому-то боль, нет времени. Задумаешься — не успеешь, промедлишь — умрешь. А что делать? Либо я, либо меня — тут не место моральным терзаниям. В таких условиях просто не удается отрешиться от всех ужасных вещей и продолжать жить как жилось, главное — не стать монстром. Размышлять о снисходительности и сострадании к врагу хорошо, когда сидишь в безопасности. А я на своей стороне, где всегда найдется место моим друзьям, и я не могу кому-то позволить их калечить или убивать.
Крауч меня действительно оставил. Пришла Винки хлопотать о том, достаточно ли взбиты у меня подушки. Отослала ее приготовить перекус.
Взяла свою книгу с записями чар. Такая тоска накрыла. Круто, конечно, превратить все что угодно в камень, неимоверно круто наслать тайфун, но что со всем этим делать, если враг не желает попадать под заклинание и воды вокруг ни капли? Все заклинания специфические. Или вот, например, из школьной программы трансфигурации — превратить черепаху в стальной кубок. Полезно при определенных обстоятельствах и как шаг к следующим ступенькам трансфигурации человека. Но не во время боя. Да, конечно, имеется боевой раздел трансфигурации, но в школе его не изучают, а я, пусть и овладела анимагией, все еще не добралась до того уровня, чтобы создать из воздуха нужный предмет. Да и некогда концентрироваться, представлять все, когда на плоской тренировочной площадке негде даже укрыться, чтобы выиграть секунду-другую.
И вообще, от школьного курса в основном обрывки, оставшиеся в памяти, четко помню лишь то, что постоянно использую. Да, даже с таким методом обучения — выбрасывая лишнее и малополезное — я опережаю школьника, даже среднего мага одолею, но не закаленного в сражениях воина. А значит, практика, практика и еще раз практика. Сцепив зубы.
Ранним утром следующего дня, окончательно залечившись, я взяла Крауча за жабры (фигурально выражаясь) и поставила перед фактом, что Лиама нужно перебазировать к его родственникам. Зачем рисковать из-за своего неумения (тем более у меня даже палочку отобрали) и отправляться самой, когда можно подключить Барти и Долохова и стрясти обещание не пускать туда развлекаться Пожирателей. Особенно Беллатрису, которая прочно обосновалась в гостях и скалилась в мою сторону на общих приемах пищи. Что поделать, этикет и правила гостеприимства. Удалиться из-за стола можно только сославшись на отсутствие аппетита, но это означало бы поднять белый флаг Пожирательнице.
Возвращаясь к обеспечению безопасности маглорожденного. Крауч, конечно, нос поворотил, но согласился за компанию с Долоховым. Русский товарищ сразу же выразил энтузиазм; не иначе, жучара, очки доверия заработать хочет. Хотя с утра явно был не выспавшимся. Я сагитировала их на поход за волшебной палочкой Лиаму в Косой переулок, благо можно уже выходить не боясь. Мне покупать новую наотрез отказались, объясняя про какой-то там диссонанс палочек. Мол, не уживутся у меня сразу две. И вообще, Беллатриса отдаст, ага! Щаз!
Не знаю, что сегодня за день такой, но прямо посреди улицы встретили рыжее семейство, зыркнувшее неприязненными взглядами (наверняка фотографически отметив моих сопровождающих) и своим неполным составом поспешившее удалиться. И улица слегка преобразилась. Людей по-прежнему было немного, но листовки со стен исчезли. Много магазинов еще, правда, закрыты.
Мужчины повели нас не к Олливандеру, а свернули в другую сторону.
— А почему не к Олливандеру? — тут же полюбопытствовала я.
— Закрыли его лавочку. Больно радикальных идей придерживается, всем подряд палочки раздает, а сейчас все строго по списку, — ответил мне Долохов.
У дверей обычной лавочки без вывески нас встретили двое магов со скучающими лицами охранников. Оживились только чуток, преградив нам путь чисто ради проформы, потому что уж рожи этих двух Пожирателей они не узнать не могли. Крауч развернул по очереди два свитка, и нас пропустили. Я отправила Лиама к человеку у прилавка, продолжая приглядывать за тем, как ему подбирают палочку, а сама обратилась к Краучу:
— Что за свитки?
— Бумаги, удостоверяющие личность. Здесь твое имя и статус крови.
Статус крови? Это что-то новое. Хотя бумаги одобряю. Авось волшебники и до паспортов дорастут, а там и слепки ауры вместо этих пергаментов в недалеком будущем примут.
— Дай посмотреть.
Крауч странно переглянулся с Долоховым, думая, что я не вижу, и замялся. Пришлось повторить. Получив на руки пергамент, я вчиталась в ровный бесстрастный почерк.
Имя, род, статус крови — чистокровная. Родители, дедушки-бабушки, отсылка к десятому колену волшебников, место учебы, свободное место для рекомендации от школы и указания места работы, подписи, печать «Комиссия статуса крови. Министерство магии». В верхнем уголке колдография. Ничего нового.
— А второй?
Второй пергамент практически ничем не отличался, кроме того, что составлялся на имя Лиама Керригана. Маглорожденный... и приписка: собственность Айрли Крауч... Чё?
— Это что такое? — возмутилась я шепотом, тыча пальцем в пергамент.
Покосилась на мальчика у прилавка, который рассматривал палочку в своих руках и прислушивался к ощущениям. Да, лучше бы он этого не видел.
— Сейчас иначе никак, — пожал плечами Долохов. — Ты его себе забрала — значит, он твой. Зато можешь не переживать так за его безопасность. В крайнем случае потребуешь компенсацию за его увечья.
Чего?! Это что за рабовладельческий строй? Я что же, подобие крепостного права вижу сейчас?!
— Спрячь, пока никто этого не видел, — всучила я пергаменты обратно Краучу, который также пожал плечами, положив их в широкий карман.
Их счастье, что у меня палочки с собой нет! Уж я сейчас не так спокойна, как они! Хотя стоп. Что-то в памяти шевельнулось. Магический мир все еще недалеко ушел от моды и правил средневековья. Как жили сто лет назад, так живут и сейчас. Ну это понять можно: волшебники живут дольше магов, в зависимости от силы бывает, что и вдвое, и втрое дольше. Так что смена поколений тут медленная. Но это же Англия! Тут система вассалов, об этом упоминал Долохов. Маги, бывает, если перед кем-то в большом долгу или сильно благодарны кому-либо, или еще что случилось, передают себя, свой род и своих потомков в подчинение сильному роду. Часто кажется формальным, потому что это не афишируется, но такие правила все еще в силе. Правда и отказаться могут, но только прямо в лицо. Вопрос еще большой, выживешь ли ты после своего отказа, оскорбив таким образом своего бывшего босса... Но выбор есть.
Тем не менее на такую штуку я бы не согласилась, тем более за спиной у самого мальчика. Здесь я все же придерживаюсь позиции приходящих в мир новичков, выросших на демократии, отрицающей любую форму рабства. С другой стороны, если это сделали, то теперь Лиам точно под моей защитой и отказаться он в любом случае сможет. И любой, кто причинит ему вред, будет отвечать передо мной. И перед Краучем. И перед Долоховым. И даже если очень-очень повезет (моей хитрости) — перед Лордом. А отказаться он всегда сможет. Решено: подожду спокойного времени и скажу ему. Я же не зла желаю и пользоваться этим в гнусных целях не буду. А мальчика надо защитить, потому что я уже в ответе за него. Он сообразительный — поймет.
Лиам, кажется, что-то выбрал, но, судя по виду, сомневался в этом. Сердито скрестив руки на груди, я снова попробовала взять свое.
— Мне нужна палочка.
— Да вернет она тебе ее!
— А мне нужна запасная. Вдруг я эту сломаю?
— Вот увидишь, ты со своей до старости еще проходишь. Чтоб палочку сломать — это невиданно. А новая тебя слушаться не будет.
И еще так хитро Долохов предложил мне подобрать палочку. Я попробовала, но ни одно заклинание не выходило так, как надо: от маленького отклонения в точности попадания до полной противоположности желаемому, а некоторые вообще сами из руки выскакивали! Непонятная хрень какая-то! Будто мне кто-то под руку Экспеллиармус кастует. Но нет, я отходила к разным углам комнаты, становилась спиной к стене... Ну не могли они так сделать! Я все возможности им перекрыла!
Покинув магазин волшебных палочек, я на пару секунд застыла, оглядевшись по сторонам. Как много хотелось сделать! Первым делом, раз уж я снова примерный гражданин, то могу посетить банк. Гора золота на Гриммо, конечно, греет душу, но заставляет волноваться о сохранности. Будь у меня счет, операции и расчет с рабочими в доме будут проходить проще, да и девушки не будут под постоянной угрозой грабежа. Но я все еще не хочу афишировать свою деятельность перед Лордом, а если я вместе с этими двумя ребятами, Волдеморт однозначно узнает.
Что-то мне подсказывало, что Лорду не надо быть в курсе моего недетского времяпровождения. Неясное чувство, которое зовется «интуиция», подсказывало, что раз уж он так отреагировал на поход к некроманту в гости, то другие мои занятия тоже могут его взволновать. Глупо отрицать, что какие-то его дела с темной богиней не пересекаются на мне, и я же могу от этого пострадать.
Еще бы не помешало прикупить домовиков на Гриммо, но тут та же проблема, что и с Лиамом: у некоторых лиц возникнет вопрос — а куда они денутся? Теперь у мальчика хотя бы палочка есть, а в собственной защите даже Левиоса пригодится.
Одновременно, независимо друг от друга, все решили, что стоит закупить все сразу сейчас, чтобы второй раз не выбираться в Косой. До школы действительно оставалось меньше месяца, и тянуть не имело смысла.
Пока Долохов на правах старшего расселся в кресле у двери магазина мадам Малкин и отправил Крауча побегать за остальным, мы с Лиамом стояли на подставках, и нам подбирали новые мантии. Мне бы не помешало еще обновить магловский набор одежды, но делать это придется самой и потом. Магазин «мантий» же. Лиаму, собиравшемуся что-то сказать при этом, я махнула, ответив «потом вернешь». Даже если этого потом не будет — мне не жалко.
Кстати, раз уж я заговорила о деньгах. Они быстро уходят. А у меня еще покупатели на василисков и акромантулов не нашлись, да и не начинали разыскиваться. Сама не могу, а перепоручить некому. Надо бы попытаться вложить их в какое-то дело, а то в один момент я останусь с протянутой рукой, но отреставрированным домом. Мир обычных людей отпадает. Мне не позволят вмешаться, разве что я опять нарушу закон и сделаю все тайно. Рисковать совершенно не хочется: меня могут накрыть в один невеселый момент даже другие страны. Требуется еще одно подставное лицо, но уже чисто магловское. Также можно вложиться в дело магов. Волокиты снова будет много, а улаживать ее долго и нудно. Зато здесь имеется подходящее лицо — юрист Николсон. Надо подумать над этим вариантом и начать с него.
Колокольчик над дверью зазвенел. Я подняла голову, так как рассматривала образцы предложенных тканей. В дверях застыли несколько рыжих людей, побледневших прямо на глазах, но с таким негодующим взглядом, будто хотят меня убить на месте. Когда я посмотрела на единственную девчонку школьного возраста, у меня появилось сильное подозрение, кто будет главным соперником всего слизеринского факультета в конкурсе «Испорти жизнь Крауч». Та-дам, та-дам. Барабанная дробь.
— Ты! — крикнула Джинни Уизли, притопнув ногой, будто хотела прогнать маленькую карманную собачку.
— Ну я, — помимо моей воли на лице расползлась улыбка.
До чего смешон был этот момент! Определенно, магическому миру не помешает читать больше художественной литературы для развития фантазии и речи. А то все сказки и сказки. Ага, и квиддич.
— Что ты тут делаешь?
— Очевидно, стою, — развела я руками, внутренне хохоча.
В этот момент Молли Уизли схватилась за сердце и свалилась на мужа, то ли имитируя потерю сознания, то ли и вправду получив моральный удар, завидевши давно не бритую рожу Долохова. Ее муж побелел лицом.
Джинни этого всего не видела, стоя впереди родителей. Ее голову обуревали возмущенные крики разума, и Пожиратель Смерти в двух шагах ею не замечался.
— А это кто с тобой? Очередной чистокровка, претендующий на звание Пожирателя Смерти? — попыталась другим способом задеть меня рыжая.
Ей это не удалось. Так как, только посмотрев и сообразив, кого она имеет в виду, я, не сдержавшись, засмеялась. Лиам тоже обернулся назад, ища названного чистокровку.
— Отлично! Уже вписалась в их ряды! Сама в тюрьму сядешь и других с собой возьми! — не понимая причины моего веселья, Джинни покраснела от злости.
Мадам Малкин, вернувшаяся с журналами тканей из подсобки, схватилась за сердце, ойкнув. Не знаю, что было бы дальше, но в этот момент очнулась Молли Уизли и вытолкала всю свою семью из магазина, ни слова не сказав.
— Кто такие? — лениво поинтересовался Долохов, но глаза деловито следили сквозь витрину за улепетывающим рыжим семейством.
— Уизли. Их младшенькая меня почему-то давно невзлюбила.
Эта встреча меня изрядно повеселила и подавила утреннее тревожное настроение.
Снова в другом конце улицы ярким пятном сверкал фейерверками магазин. Я спросила, что это там. Оказывается, владельцы все те же Уизли. Эта фамилия была у Пожирателей не на хорошем счету и не только из-за Рона. По их словам, они создавали яркую антирекламу организации Темного Лорда. Но прикрывать лавочку не стали. Пусть те и выкупили помещение по дешевке, но если еще и их согнать, Косой переулок вообще опустеет и разбежится от страха. Никого насильно не заставляли сбегать, но люди боялись изменений. А магический мир в этом плане еще больше был похож на стадо пугливых баранов. Волдеморт нигде не показывал своего присутствия, но все так трясутся при упоминании имени всего одного человека... При этом у каждого в руках оружие. В общем, Пожиратели показали добрую волю. А утешились тем, что поставили за магазином и его владельцами слежку.
Когда с покупками было быстро покончено, я помогла Лиаму сложить все в сумку и организовала поход к родственникам мальчика. Отправившись уже после обеда, мы потратили несколько часов, проверив пять домов. Нам еще повезло, что быстро нашли. Затем Крауч с Долоховым до позднего вечера налаживали защиту на доме обычных людей. Предварительно, конечно, общими силами мы все пообщались с тетей и дядей Лиама и их дочерью. Взрослые были в ступоре от приваливших волшебников, на ходу продемонстрировавших несколько трюков, а дочь тети и дяди пугалась здоровых мужиков в темных мантиях (переодеваться они, ясное дело, отказались и вообще вели себя как принцы в гостях у холопов, ясно давая понять, что делают мне большо-о-ое такое одолжение, и я, конечно, буду должна). Хорошее начало знакомства. Потому задерживаться дольше мы не стали. Я только дала последние напутствия Лиаму по эксплуатации артефактов и технике безопасности и вручила связной пергамент. Скоро этих связных пергаментов у меня будет стопка. Надо осваивать зеркала. Но когда?
Вернулись мы с Краучем домой только вечером. И я вспомнила, что или, точнее, кто меня здесь ожидает.
Хоть я и успела провести курс повторения беспалочковых заклинаний, а на себя повесила несколько защитных артефактов, уверенности в себе я не чувствовала. Даже легилименция — слабый помощник: к себе близко она не подпустит, сама окклюмент и готова ко всяким неожиданностям. Фактор внезапности ушел.
Сразу у дверей ловлю летящий в меня предмет, который на поверку оказывается моей палочкой. Настороженно осматриваюсь. Третий человек — связанный, немой и выпучивший глаза — не вдохновляет.
— У тебя природные способности к Круциатусу. Я хочу их проверить.
Что проверять-то? И не надо мне кивать на молодого мужчину. У меня к нему ненависти нет и не предвидится в ближайшем будущем. Самостоятельно вызывать в себе эти чувства не имею желания. Я осторожно порасспрашивала Долохова: к этой штуке легко привыкнуть и продолжать таким образом выпускать пар. Нет уж, спасибо, я могу найти более интересные способы расслабиться.
— Зачем мне это делать? Он мне не враг.
— Он магл! — провозглашает Беллатриса с таким видом, будто это все объясняет.
— А сына вы тоже так учите жизни?
Круциатус — вместо тысячи слов. По мнению Лестрейндж. Потому мне приходится быстро ретироваться и прятаться за мощными щитами, способными отразить сильное заклинание. К счастью, я была к этому готова.
После быстрой продолжительной перепалки мы стоим тяжело дыша (я потому, что набегалась от второго Непростительного, а она от чувств, наверное), но сверлим друг друга ненавидящими взглядами.
— Да как ты смеешь?! Это не твое дело!
— Мне мальчика жалко.
— Тогда смотри! Авада Кедавра!
— Вообще-то, не этого мальчика, — слегка растерянно уточнила я, не сводя взгляда с уже безжизненного тела.
— А теперь либо делаешь то, что я говорю, либо я заставляю тебя это делать.
Коротко и ясно. Ну что ж. А я ведь изначально собиралась попрактиковаться с сильным превосходящим противником, а не запрещенными заклятиями баловаться...



С детства люблю сказки. Детство кончилось, а сказки остались. Только теперь они для взрослых.

Сообщение отредактировал Арх - Пятница, 12.06.2015, 22:04
 
АрхДата: Четверг, 25.06.2015, 00:07 | Сообщение # 642
Демон теней
Сообщений: 262
« 171 »
Глава 85

Палочка, удобно и привычно расположившаяся в ладони, взлетает вверх.
— Авада Кедавра!
Взгляд жертвы, умоляющей убить, становится пустым и бессмысленным.
В последние недели с момента начала тренировок с Беллатрисой мне стали сниться такие вот сны. Жесткие, если не сказать жестокие, тренировки, переполненные синяками, порезами и переломами, а зачастую и болезненными заклинаниями, пробудили в подсознании просмотренные вскользь давным-давно воспоминания Лестрейндж. За почти три недели я видела столько трупов и разных способов убийства или раскалывания партизан, что отдыхать могу только с зельем сна без сновидений. Но постоянно его использовать нельзя. Барти не решался вмешиваться (подкаблучник!), Долохов куда-то пропал, возможно, действительно по делу, Малфои стали меня сторониться, Ричи вообще непонятно что себе думал (у нас с ним временный раскол), но через тройку таких тренировок, когда у меня непроизвольно на любой шум начала подниматься палочка с уже готовым слететь заклинанием, его быстро увели из дома Краучей. Малфои, впрочем, сбежали еще раньше.
Вырваться из дома и разорвать этот круг без палочки было сложно. А с учетом того, что Винки полностью подконтрольна враждебной стороне...
В общем, первое сентября стало для меня светом в конце тоннеля, пусть и встретила я его готовая поубивать всю платформу за шум, набатом отдающийся в голове. Правда, это первое сентября все же отличалось от предыдущих. Родители постоянно одергивали орущих детей, но шум толпы, зверей и поезда никуда не делся. У стен, а то и дело в толпе, появлялись люди в серых мантиях с внимательными взглядами.
— Не поубивай там никого, — делает дружеское пожелание Долохов, решивший почему-то проводить меня. Впрочем, от меня не укрылись его переглядывания с людьми в серых мантиях.
— И тебе не подохнуть, — возвращаю хорошее пожелание и протягиваю руку для прощального рукопожатия. Обниматься что-то не тянет, а уйти просто так не могу.
После чего я малодушно прячусь в свободном купе, запираюсь, ставлю полог тишины и с помощью палочки создаю воду, а затем из нее лед, который заворачиваю в одну из футболок. Пройтись по поезду можно и потом, а сейчас бы полежать немного с холодным компрессом на лбу. Про поспать уже и не мечтаю. Вот она, обратная сторона легилименции.
Шерлок, свернувшись теплым комком на животе, тихонечко сопит. Незаметно для себя я проваливаюсь в полудрему и досыпаю последние утренние часы. Полночи до этого, лежа с заживающим ожогом на левом плече и почти на половине туловища, я вспоминала и перебирала известные заклинания, освежая что-то в памяти, а затем представляла, что будет в Хогвартсе. Подумать было о чем, хотя перед смертью все равно не надышишься.
Проснулась от гудка остановившегося паровоза. Спешно надев мантию, поспешила на выход вместе с уже поредевшей толпой. В толпе меня заметили Захария с Трэйси и утащили с собой в карету. Их бодрости и живости можно было позавидовать, что я себе и позволила, делясь с ними кратким пересказом своих летних приключений. А затем выслушала с неподдельным вниманием их предложения по созданию дохода. Все хорошо, но с организацией будут проблемы. Едва не застонала, вспомнив, что мне еще Блэка надо заставить признать наследника.
У ворот Хогвартса возникли давка и длинная неровная очередь. Из толпы детей и долговязых подростков выделялись взрослые караульные тоже в черных мантиях. Здесь меня нашла Хелен. Пристроившись и выслушав вольный пересказ волнений от Захарии и Трэйси, Хелен также взволнованно не сводила с меня глаз несколько минут.
— Держись вместе с Этаном. Мало ли, что может произойти, а меня рядом не будет, — советую ей.
— А как ты там на Слизерине?
Риторический вопрос, который каждый безмолвно задает взглядом. Как-нибудь уж выживу.
Вот и Кан покинул очередь где-то впереди, перебравшись с нами в хвост. Будь моя воля я бы так и осталась в его теплых объятьях, позволив себя унести в не продуваемый всеми ветрами замок. Последовал еще более краткий сборник моих новостей и поздравления Захарии. Поток волнений перетек на обновившийся персонал школы. Друзья планомерно накручивали себя, пришлось пресечь это дело, уверениями, что «у меня все под контролем». Сама же подумала, что следует поладить с этими Кэрроу, чтобы не добавлять себе проблем.
Подошла наша очередь. Кан первым подал свой свиток с данными Филчу в руки. Подслеповатый от старости смотритель, еще больше прищурился под светом лампы. Видимо, Филч позволит домовикам проверять вещи, при доставке в замок. К счастью, у меня в сумке ничего стоящего нет. Все, как всегда, при себе.
Я посмотрела на второго проверяющего... и впилась в него яростным взглядом, полностью идентичным пылающим ненавистью маленьким глазкам Пожирателя, лишившего Захарию руки. Сердце ускорило биение, готовое в любой момент дать скорости и сил для дуэли. Ветер усилился захлопав мантиями волшебников.
— Кано Самуи, проходи, — заговорил Филч, проверивший сертификат Кана на соответствие со своим пергаментом, и прервал момент, во время которого все застыло.
— Все в порядке, профессор Кэрроу? — спросил Филч, заметив странное поведение своего спутника.
— Да, — нехотя крякнул Пожиратель, не сводя с меня взгляда.
Отлично. Он — и профессор! Мир сошел с ума! С мечтами перемирия со школьными Пожирателями можно распрощаться.
— Следующий, — громко скомандовал Филч, хотя я была всего в двух шагах от него.
— Я пропущу вперед друга, — ответила я, меняясь местами со Смитом.
Захария вначале слегка растерялся, а затем также со злостью и вызовом посмотрел на «профессора».
— Как имя ученика? — спросил Кэрроу у Филча, снова рассматривающего оба пергамента.
Не узнать Захарию он не мог, по крайней мере, надеяться на это очень непредусмотрительно. Надеюсь, он правильно понял намек. Один выпад с его стороны и я все зажившие кости ему переломаю, повешу в Запретном лесу прямо над логовом акромантулов и прослежу, чтобы те очень долго им питались...
— Захария Смит.
— Смит, — повторил Пожиратель, рассматривая пуффендуйца будто впервые в жизни. Я проследила за его взглядом. Естественно, он смотрел на целую человеческую руку, с выглядывающей из рукава человеческой кистью. Единственная странность и то, заметная, если сильно вглядываться при нормальном свете — это некоторая серость новой кожи. Смит, играя, сжал и разжал кулак пару раз и снова с вызовом вернул взгляд Пожирателю.
— Иди в замок, — с неприкрытой угрозой сказал ему Кэрроу.
Пропускать и остальных друзей я не стала. Хотя пораскинув мозгами, он мог сопоставить два и два.
— В замок, мисс Крауч, — имя сказал едко, будто выплюнул, забрав у Филча мои два пергамента.
Нехорошая усмешка проводила меня. Ну, я не постесняюсь выполнить свое обещание, если он хоть кому-нибудь из моих друзей навредит. В очереди мы стояли все вместе, по незнанию он уже не пройдет.
Так как на моей мантии уже красовалась нашивка с гербом Слизерина, я села вместе с Каном за слизеринский стол, продолжая смотреть на двери Большого зала. Успокоиться и осмотреться смогла только, когда все мои ОСТы зашли целыми и невредимыми. Хотя логически размышляя, Пожиратель не посмел бы им что-то сделать прямо сейчас, но все же...
Невилл давно сидел за столом Гриффиндора, но пока я успешно делаю вид, что не замечаю его гневно-обиженных взглядов. Да уж, за время пира он тоже может напридумывать небылиц про меня и сам же в них поверит. А вот Ричард за столом Когтеврана нервничает и вертится. Что-то его сильно взволновало. Периодические взгляды в мою сторону как бы подсказывают, кто виновник. А еще надо было, ой надо было найти в поезде Лиама и объясниться с этими глупыми бумагами. Я начинаю волноваться, что до него доползут слухи. К счастью, как я узнала заранее, первокурсникам не давали в руки их бумаги. Вместо этого пергаменты с сертификатами передавали совами или лично в руки их родители.
Вокруг нас с Каном ожидаемо образовался круг отчуждения. Места благо хватает. Если вспомнить, то на Гриффиндоре на праздничных пирах, когда собирался весь факультет, часто приходилось сидеть плечом к плечу. А у Слизерина всегда так свободно? Больших прорех не замечала, но никто не теснился. Учитываем, что посещение начиная с этого года обязательное... Лет через десять у нас будет переселение Слизерина.
Во главе стола преподавателей сидел Снейп, уставившийся невидящим взглядом прямо перед собой. Казалось, его совершенно не интересует, кто сидит за столами учеников, и он полностью игнорировал множество полных злости взглядов. Вначале, правда, мой взгляд потерялся, не найдя блестящего позолотой и драгоценными камнями трона Дамблдора. Он пропал, а новый директор сидел на самом обычном деревянном.
Новое незнакомое лицо, подсказало, что это Алекто Кэрроу. Их фотографий в газетах не было. В жизни она была очень похожа на брата, такая же коренастая и сутулая. Поначалу она лениво разглядывала зал, не обращая внимание, как ее соседи пытаются в своем иррациональном пока что испуге незаметно отодвинуться подальше. Но когда вернулся ее братец и зашептал ей что-то на ухо — оба уставились на слизеринский стол. Я сделала вид, что меня внезапно сильно заинтересовали покрытые позолотой пустые тарелки и кубки. Нарываться в первый же день, когда я так измотана, совершенно не хотелось. Августу за столом я не заметила.
Двери Большого зала распахнулись сами собой, и в проход между столами прошествовала немолодая уже профессор трансфигурации в своей излюбленной зеленой мантии и такой же остроконечной шляпе. За ней гуськом, сбившись в одну испуганную кучку, семенили первокурсники, осматривая все вокруг. Впрочем, три головы возвышались над одиннадцатилетками. Эти были явно старше первокурсников, но и на почетный эскорт из авроров они не канали за малостью лет.
Зал притих, сбавив громкость.
Началось привычное и, тем не менее, торжественное распределение. Шляпа как всегда выкрикивала факультет, и один из столов встречал новичка аплодисментами. Остальные мне были малоинтересны. Прозвучало «Лиам Керриган» и мальчишка сел на табурет, надев старую шляпу. Одна секунда, другая...
— Слизерин!
Стол Слизерина, вяло и неуверенно зааплодировал, ученики переглядывались, пытаясь узнать по лицам однокурсников знакомы ли они с его фамилией и родом, а я сдерживала себя, чтобы не начать биться лбом о звенящую позолоченную посуду. Мальчишка занял место по левую руку от меня и тихо спросил, как ни в чем не бывало:
— Когда нас кормить будут? С утра ничего не ел.
— Сегодня. Познакомься с Каном.
Самуи поглядывал недоуменно, но вежливо протянул руку для рукопожатия.
Было немного грустно, что Лиам оказался здесь со мной. Может быть, он сам изначально слизеринец. Но так как я не верю в это разделение людей на смелых, трудолюбивых, умных и хитрых, я скорее пойму, что мальчик пошел следом за мной. Ведь в этом новом мире он знает не так уж много людей, но уже научен не доверять каждому. И правда, мы в ответе за тех, кого приручили. Эх, но на том же Гриффиндоре было бы спокойней... по крайней мере мне.
— Ты сам сюда захотел или шляпа отправила? — спросила я, чтобы развеять сомнения.
— И то, и другое.
Последними посадили на табуретку старших детей. Двое из них попали на Слизерин, один — на Когтевран. Мальчик лет тринадцати подсел к ровесникам слегка потеснив их, девочка лет четырнадцати-пятнадцати вначале растерялась и, не желая привлекать излишнее внимание, заняла свободное пространство недалеко от нашей компании. Вроде бы и не к нам, но и не к остальным. Взгляд ее терялся и перескакивал туда-сюда по незнакомым лицам.
Снейп сказал пару слов, вместо приветственной речи. Коротко повторил правила и пожелал нам упорства в освоении магического искусства. Со стола Гриффиндора раздалось что-то похожее на «фу-у-у». Успокоился гул только когда студенты смогли отвлечься на еду.
Начался пир. На столах появлялась еда, красиво выложенная на тарелках, будто на конкурс. Мне вспомнилась изрядно всполошившая меня перед самым отправлением новость.
Поддаваясь лихорадке перед длительным отъездом, я не просто перепроверила все свои вещи, я рискнула снова по-свински влезть в голову к Барти. Незаметно, конечно, не влезая глубоко, так сказать в самое сокровенное. Это я думала, что по-свински поступаю, а оказывается не я тут одна обхожу и успокаиваю свою совесть. Барти меня целенаправленно опаивал. Не ядами и даже не Амортенцией, а зельем повышающим внушаемость. Стало понятно, к чему он чаще стал заводить разговор о замужестве и внуках. Да и я не просто так влезла к нему, а потому что заметила странную растерянность на его лице, думая, что мне показалось.
Не понимал — действует зелье или нет. Убивать его за разговоры не убивала, просто игнорировала или сменяла тему, так что не понятно подействовало зелье или нет. Я и сама этого не понимаю. Легко ли мне что-то внушить? Разве что Лестрейндж может привить желание убивать и любовь к такой короткой жизни. А может просто Крауч дозу не рассчитал: это выгляжу я слабой и худой, а ем за двоих. Ну полгода у меня еще есть, а там я уже постараюсь укрепить свои позиции и что-нибудь придумать. Уже завтра... нет, послезавтра, отправлюсь улаживать свои дела.
Вообще с Краучем у нас сложились очень непонятные отношения. Он вроде бы и хорошо ко мне относится, а вроде бы и подляны такие устраивает. Проблемы заминает. Про Лонгботтомов не вспоминает, даже избегает. Непонимание ситуации с оборотнем, укусившим меня в анимагической форме, правда, решилось, но поговорить об этом по душам, как поговорила бы я с Августой, не получилось.
Кан пытался расспросить Лиама о нем, не зная о том, что мальчик почти все время был со мной, но я покачала отрицательно головой и спросила Лиама:
— Как добрался? С родственниками все в порядке?
— Все нормально было. Правда, я им как июньский снег на голову, но раз других вариантов нет, то нормально.
Ага, засранец, напрашивается в гости. Знал бы ты, что за буря миновала тебя.
— В поезде познакомился с кем-нибудь?
— Познакомился, — скривился так, что стало понятно — эти знакомства не станут дружескими.
— Рыжую ту встретил снова, — продолжил Лиам. — Дура какая-то. Кричала на весь поезд о чистокровности. Здесь все такие ненормальные? Одним не нравится моя «нечистокровность» другие наоборот называют чистокровкой. Так кто я?
Кан за его спиной подарил мне вопросительный взгляд, изогнув одну бровь, будто уточняя: «Маглорожденный?».
— Она со своей убойной логикой сделала неправильные выводы. Цепочку я представляю так: я ее враг и я дочь Пожирателя Смерти. А еще я чистокровная, а мой отец придерживается идеи превосходства чистокровных, — ну или поддерживает организацию пока не замечено откровенных агитаций, добавила про себя, так как за общим столом следовало следить за языком. — Следовательно, мои друзья, как и я, должны придерживаться тех же идей, против которых выступает она и ее семья. Так что, не разобравшись и даже не спросив имени, она сходу посчитала тебя сыном какого-то Пожирателя. Надеюсь, дальше обычных ее криков и сиюминутно придуманных обвинений дело не дошло?
— На звук пришел парень с барсуком на нашивке, и она отвлеклась на него. Они даже палочки достали, но потом пришел староста.
Я заметила, что девчонка по соседству прислушивается. А как только она это поняла, то снова взялась за еду, будто ничего не было.
— Привет, меня зовут Айрли. Ты первокурсница?
Она отвлеклась она от еды, вступая в беседу:
— Саманта Джонс, но мне больше нравится, когда ко мне обращаются Сэм, — протараторила на одном дыхании. — Я была на домашнем обучении. Из-за нового закона школьное образование стало обязательным и меня перевели сюда на пятый курс. Отец не верил, что школа безопасное место. Когда мне было одиннадцать — в школе обосновались дементоры.
Отлично. Еще один человек, возможно союзник. Только приживется ли она со мной, когда весь факультет против? Шанс небольшой.
— Не могу не согласиться с твоим отцом. Я так понимаю, ты сдавала экзамены?
— Верно. Школа организовала экзамены по основным предметам в Министерстве в середине августа.
Девочка с большим энтузиазмом схватилась за этот разговор. От нее так и посыпалась куча вопросов, предположений и информации о том, что ей нравится и не нравится. Только говорила она настолько быстро, что, казалось, про запятые вообще не слышала, а про существование точек даже не догадывается. Только благодаря помощи Кана, я успевала не только поддерживать беседу, но и ужинать.
Окончание пира наступило с исчезновением еды со столов. Снейп вновь поднялся из-за стола и напомнил, что завтрак в восемь, а в девять начинаются занятия, попросив не опаздывать. Разомлевшие и раздобревшие студенты молча проигнорировали речь директора.
Студенты покидали зал, создавая давку и проталкиваясь через огромные двери. Вновь поднялся гомон сотен голосов. Лиама забрали с остальными первокурсниками.
Честно говоря, при мысли оказаться за дверью в гостиной Слизерина я испытывала опаску. Поднявшая голову паранойя твердила, что стоит ждать атак в спину и неприятных пакостей.
Я переступила порог... и ничего не произошло. Ни фейерверков, ни криков, ни смеха, ни летящих заклинаний, даже потолок и тот не упал. Он, кстати, тут не намного выше, чем по ту сторону. Студенты, по большей части уже были в своих комнатах, только несколько человек остались в гостиной. Никакого труда не составило найти комнаты пятого курса. Да, у Слизерина свободного пространства в распоряжении было больше. Всего две комнаты. И со мной в одной комнате (какое счастье) Джонс. Мы уже знакомы, значит можно лечь спать, а пока ее нет, озаботиться защитой своего пространства. И да, лучше сегодня выпить зелье сна без сновидений.
Утро началось с ледяного каменного пола передавшего ледяную стужу голым ступням. Моя соседка еще спала, а до завтрака целых два часа. Мне этого было многовато, так что я вспомнила свою зарядку. Кто же думал, что здесь будет такой дубарь прямо с утра?
Заняться опять что ли упражнениями? А то я что-то расслабилась и забросила это дело. А форму поддерживать надо. Благо форма уже есть. И формы тоже. Не так чтобы большие, но, как говорится, присутствие свое отметили. Талия имеется, длинная шея, светлая кожа и даже длинные волосы до лопаток светло-каштанового оттенка. Помнится, Винки устроила истерику, когда я попросила их обстричь перед школой. Она, оказывается, так ратовала за красоту хозяйки, что втирала не только шампуни, но и мази для роста волос. Так что у меня теперь шелковистая грива. А я-то думала, что это волосы так быстро отрасли? Подумав, успокоила Винки и оставила. У меня уже приближается возраст девушки, а не девочки, надо иметь представительный вид, а лучше старше, чем есть. В боях, благодаря стараниям Винки по плетению, они не сильно мешали. В росте я тоже за эти пару месяцев лета резко прибавила. Скакнула на десять сантиметров. Несмотря на всю эту красоту выгляжу далеко не идеально. Ну не это главное.
За дверью ничего не стояло, сверху ничего не полилось, на полу подозрительного ничего не нашлось. Но это еще не значит, что завтра не обнаружится!
В гостиной ранним утром второго сентября абсолютно пусто. Можно выбрать любой диван или кресло, пока жду Кана. А ничего так обстановка. Приятный полумрак, но благодаря зачарованным ненастоящим стеклам, из которых льется слабый и ровный зеленый свет, не совсем темно. Для работы за столом предназначены светильники. Над потолком огромная люстра, скорее для красоты. Что бы такого почитать? Ага, мне давно карман грела новая книга Скитер, самое время расслабиться и почитать, что у нее получилось. Чтобы никого не раздражать, наброшу на нее простую обложку.
Кан спустился вниз раньше многих своих однокурсников. Мы с ним вчера обсудили планы техники безопасности. Я еще вчера подумала: будить Лиама или дать ему возможность провести время с однокурсниками? Тот ожидаемо решил пойти с нами и теперь сбежал по лестнице через минуту после Самуи.
У дверей большого зала мы встретили Смита с Трэйси, которая с утра почему-то была не в духе. Поприветствовали друг друга и разошлись каждый за свой стол. И почему нельзя всем сидеть вместе? Дружба факультетов, ага.
— Это был твой друг? — спросил Лиам за столом.
— Захария? Да. Трэйси тоже.
— Угу, — мальчишка помолчал. — Это он тогда ту рыжую отвлек.
— Да он вообще классный парень, — хмыкнула я, найдя друга сидящего одного за столом барсуков.
Хогвартс, милый Хогвартс... интересно в этом году я здесь задержусь до конца года?
Завтрак прошел спокойно. Никто не сидел достаточно близко, чтобы подсыпать нам в тарелки что-то. Слизнорт, необычайно суетливый, быстро раздал расписания и сбежал, так и не поев, и не вернувшись за преподавательский стол.
А после завтрака меня ждал сюрприз от семикурсников. Меня догнали в холле.
— Крауч! — окликнул знакомый голос, в котором слышалась слабая насмешка. Худощавый Нотт вытянулся в рост еще сильнее с прошлой встречи.
— Самуи, — кивнул слизеринец Кану. — О тебе всякое говорят, Крауч.
— Например?
— Например, что с тобой лично занимается темными искусствами Беллатриса Лестрейндж и другие Пожиратели Смерти, — перешел он на шепот, чтобы не услышали проходящие мимо студенты.
В отдалении Малфой, на которого бросил взгляд Нотт, опустил голову и почти побежал к лестницам, делая вид, что ничего не было и он не причем. Кажется, он стал выглядеть еще хуже, почти догнав Хвоста. Что с ним произошло, когда он вернулся домой, что он готов в три погибели согнуться, лишь бы его не заметили? Его побежала догонять Паркинсон, которая бросила на меня неприязненный взгляд. Впрочем, двое его громил задержались погреть уши.
— Но что я точно знаю, так это что ты лично встречалась с Темным Лордом. Младшие курсы не доросли до такого, но мы-то все понимаем, — и смотрит таким заговорщицким взглядом. — Интересно было бы услышать твою версию. Ладно, увидимся еще. Надеюсь, ты останешься вечером в гостиной?
— Ага, — кивнула я, опешив.
И что это было? Предложение дружбы? Нет, меня пригласили в компанию? Тоже нет. По словам Малфоя, Нотт — одиночка и всегда держится особняком. Он не мог говорить за всех, но сам не прочь примазаться. Большая вероятность, что ему отец и дед посоветовали — оба Пожиратели. Хм, возможно, все не так плохо с моей репутацией, как я думала вначале.
Да, день определенно начался хорошо. Сегодня даже нет ни одного урока Кэрроу. А я уже и забыла, какая это скукота — просто сидеть большую часть урока, когда ничего интересного для тебя не происходит. Книга Скитер мне в помощь.
Пока заняться было нечем, исследовала своих однокурсников. Больше однокурсниц, правда, и их реакцию. Одна блондинка особенно выделялась, демонстративно морща нос. Астория Гринграсс, ее сестра вроде бы седьмой курс заканчивает. Зато я напутала, когда посчитала, что близняшки Кэрроу младше меня. Раньше с ними я нормально общалась, теперь же только вовремя активированное беспалочковое заклинание спасло мою мантию от чернил, которые они умело, якобы невзначай, перекинули. Также повезло, что я вовремя направила магию в амулет с щитом в коридоре, когда в толпе школьников заполонивших все пространство мне в ноги полетело заклинание непонятно откуда. Новенькая пока не решила к кому примкнуть.
Лиама встретила после уроков. Как ни странно — в мантии перепачканной чернилами.
— Артефакты где? — спросила очистив заклинанием одежду.
— Забрали, — насупился, посмотрев на меня исподлобья.
— Кто? — вздохнула я.
Ничего, мы сейчас перед входом в гостиную поймаем выскочку. А пока нас не нашел Кан и мы одни, можно завести этот разговор.
— Ты не должен терпеть, когда тебя задирают. Магию ты почти все лето изучал, ты их гораздо круче. Не позволяй им обзывать тебя или тем более отбирать артефакты. Кроме того, я должна тебе кое-что сказать. Может, ты слышал, как кто-то говорит о сертификатах? Там указывают статус крови. Твои однокурсники наверняка это узнали или скоро узнают точно. Там указано, что ты маглорожденный и... сложно это объяснить. Тебя приписали ко мне. Надеюсь, ты не обижаешься на меня за это? Потому что не я их составляла. Мне это как троллю — балетная пачка.
— А зачем ты все это делаешь? — спросил мальчишка.
— В смысле?
— Зачем меня оттуда, — неопределенно махнул головой, — забрала и к родственникам отправила?
— По доброте душевной, — проворчала я.
Ну как объяснить ему, чтобы не обиделся? Это было, как подобрать мокрого котенка под дождем. Спонтанно. Не думая, куда его потом деть.
— Я наперед не думала, просто решила тебе помочь. А раз взялась, так и делаю до конца.
Больше я постараюсь так не вляпаться.
— Лиам, я должна поставить тебя перед выбором. Сейчас ты свободен и все зависит только от тебя. Решай, хочешь ли ты так и оставаться в положении моего подчиненного или хочешь стать самостоятельным. Если нет, просто разорвем ту бумагу и ты ничего никому не должен. Летом будешь, как и все возвращаться к родственникам, а про все что было, можешь забыть.
Честно говоря, я чуточку больше хотела, чтобы он отказался. Вся сложившаяся ситуация мне совсем не нравилась. Насильно заставлять «дружить» я не хочу, это может в неудачную минуту обернуться предательством. С другой стороны, конечно, жалко отпускать, когда столько уже сил вложено, я успела привязаться к нему. Но будет вдвойне жальче, если я стану для него врагом, когда так и буду продолжать помогать. Нет уж, закончилась халява от доброй Ли. Если захочет дружить по-честному, это будет другой разговор. Я также буду помогать, но опекать — увольте. Я бы, может, отказалась от этой затеи сразу же, как только привитый героизм, сыгравший такую шутку, ушел вместе с адреналином, ударившим в голову. Вот только этот же героизм и желание помочь не позволило бросить все, когда я все заварила.
Лиам, напряженно нахмурив брови, кивнул и отвел глаза.
— Подумай, я не тороплю.
Первокурсники легко поддаются внушению. Стоит сделать строже голос и знакомцы Лиама все вернут. Нет, можно было бы обратиться к старосте, но старосты Паркинсон и Малфой. Пока что отпущу Лиама, а вечером разберусь.
Кстати, артефакты долго не поносишь, особенно не поносишь, если ты еще ребенок и магии в тебе маловато. Многие надо постоянно подпитывать, но собственный объем источника этого не позволяет. Я бы этого может так никогда и не узнала, не почувствовав даже, если бы не пришлось дать парочку защитных артефактов Лиаму. Один даже защищал от легилименции, правда, пока что просто лежал в кармане, неиспользуемый.
С Лиамом вопрос на полпути к решению. Если все же посчитает, как и Блэк, что личная свобода для него дороже, то туда ему и дорога. Рассказать обо мне ему не позволит клятва.
Теперь пора найти Невилла и Августу. Очень странно, что я не видела до сих пор Августу, и даже ее занятия (почти факультативы) в расписании отсутствовали. Ну замок большой, но все же. Подозрительно. Срочно найти Невилла. Я не придумала ничего лучше посторожить недалеко от входа в Гриффиндорскую башню, накинув на себя маскирующие чары.
Я потратила больше часа! Если точнее два часа пятнадцать минут! Даже легкая форма легилименции на проходящих мимо гриффиндорцах не дала мне ответа на вопрос. А ведь уроки закончились давным-давно! И тут — идут: Невилл, младшая Уизли, братья Криви и Симус Финниган, за ними идут перешептывая очередные сплетни Лаванда Браун и Парвати Патил. Подозрительная компания, я бы сказала. И если мне память не изменяет, гриффиндорская часть Отряда Дамблдора. Об этом можно подумать позже, мне надо окликнуть Невилла и не нарваться. Вот только как это сделать, я не знаю. Ладно, была не была.
— Невилл! — окликиваю, сняв невидимость.
Прошедшие мимо гриффиндорцы оборачиваются назад. Ну сейчас начнется.
— Что ты здесь забыла, Крауч? — Уизли первым делом оттесняет назад Невилла, акцентируя внимание на то, что я уже не «их».
— Я не к тебе пришла, Уизли, — мне не хочется сейчас с ней играть. У меня куча планов, а в сутках всего лишь двадцать четыре часа.
— Это наша башня, твое место теперь в подземельях, — встревает Колин Криви. Его брат идентично стал «в позу» сжав кулаки.
— Зачем ты прячешься за чужими спинами, брат? Выйди со мной поговорить.
Невилла от такого обращения передергивает. А может быть из-за тона, которым это было сказано? Да, я его осуждаю. Здоровый лоб, семнадцатый год пошел парню, а ни мозгов своих нет, ни воли, ни стержня. И сколько я не билась, все без толку стоит ему только снова попасть в среду Гриффиндора. Впрочем, и я не все свое время тратила на него, у меня были свои проблемы и занятия, своя жизнь.
— Я не прячусь, — Невилл подходит ко мне с упрямым выражением лица.
— Идем. Не хочу говорить здесь.
— Мне нечего скрывать от друзей.
Гриффиндорцы согласно задрали носы, встретившись взглядом с Невиллом, который на них обернулся, ища поддержки.
— С каких пор ты боишься остаться со мной один на один?
— Я не боюсь!
На слабо братец повелся. Впрочем, как всегда. Мне удалось оторвать его от львино-кошачьей стаи и привести в пустой класс. Зная благородство «котят», запру двери и поставлю чары от подслушивания. Как бы начать разговор? Обвинений все равно не избежать, так что...
— Не считай меня предателем. Многое из того что происходит, не от меня зависит и, как бы глупо не звучало, многое не то чем кажется с первого взгляда.
— А чем еще считать твое бегство к своему отцу? Мы с бабушкой тебе уже никто? Ты теперь примеряла лавры дочки Пожирателя? И как? Понравилось?
— Не очень, — холодно ответила я. Совершенно контрастируя с разгорячившимся братцем.
— Замечательно! Ты сама этого захотела! А говорила, что не считаешь его отцом! А теперь рада даже перевестись на Слизерин в обход всех правил, лишь бы доказать своим новым дружкам, что ты своя?
— Не перегибай палку. Не я захотела перевода на другой факультет. А Крауча я отцом так и не считаю, — впрочем, и Алиса с Фрэнком мне тоже никто. — Я тебе говорила: не верь всему, что тебе говорят, не позволяй пудрить себе мозги. Родня — это самое ценное, что может быть, о ней нужно заботиться. А мне здесь родня — вы с Августой.
— Ты мне много чего говорила! Хватит меня воспитывать! Я уже не мальчик!
Чертов Блэк! Теперь он мне везде мерещиться будет!
— Не хочешь послушать меня, послушай Августу. Скажи мне, где она — я с ней поговорю, если ты меня слушать не хочешь.
— Ты с ней не сможешь поговорить! Скажи спасибо своему отцу!
— В каком смысле? — насторожилась я, увидев ничем не прикрытую ненависть.
— Бабушка собиралась забрать тебя — даже тебя — с поезда! Забрать и бежать из страны. Пришли Пожиратели Смерти и наслали на нее проклятье! Она умрет из-за тебя! Потому что мы ждали тебя!
Невилл почти рыдал, хотя почему почти?
Я потеряла несколько минут, задаваясь вопросами. А потом сообразила посмотреть Невиллу прямо в глаза и увидеть, почувствовать то, что переживает он. Впрочем, достаточно отгородиться от его эмоций, чтобы не сорваться сразу же, я смогла.
Пожиратели были в масках. На лето Августа видимо съехала в гостиницу. Невилл купался в душе, когда произошло нападение. Он успел выскочить, причем безоружный и почти голый, когда уже все закончилось и помещение превратилось в разруху. Нападавшие как раз сбегали через дверь.
Но появилось больше вопросов. Например, почему Невилла оставили в живых? Они не могли не заметить его, даже если не услышали звука льющейся воды. Пока Невилл бежал хватать свою палочку, оставленную на диване, они бы тридцать раз успели бы убить его! Они не выбежали даже в коридор, когда он появился!
В ушах стучало. Я углубилась дальше. Раньше! Что было до этого?!
Они только вернулись. Августа отправила Невилла мыться, а сама взялась ровнять защиту. Невилл услышал только большой хлопок, будто взрыв хлопушки. А затем звуки боя и выкрики. Значит, был полог тишины.
Невилл прервал зрительный контакт и схватил меня за грудки, резко поднимая над полом.
— Это из-за тебя они ее пытали Круциатусом!
— С чего ты взял, что это был Круциатус?! — мне пришлось тоже повысить голос.
— Это было проклятие боли! Не смей отрицать!
— Невилл, где Августа?!
— А сама не знаешь?! Я тебе этого не скажу! И не приближайся к ней, иначе я...
Невилл в порыве чувств сам открыл свой разум. Я сейчас не стремилась читать его мысли, но смотрела ему в глаза и увидела. Увидела Августу на больничной койке. Светлая комната и белые занавески были хорошо знакомы.
— Успокойся, Невилл. Я не собираюсь причинить ей вред. Мне просто надо ее увидеть. Можешь сам меня к ней провести, чтобы я...
Меня оборвали на полуслове, так как довольно грубо и болезненно брат отбросил от себя. Я и ногами в тот момент на земле не стояла, так что отбила себе бок об край парты, которую завалила за собой.
— Нет! — Невилл достал палочку. — Я же сказал, ты ее не увидишь! Возвращайся к своему Краучу!
— Хочешь проклясть меня? Так давай, — внутри царил холод и пустота, которые выходили наружу со словами. Если бы это был кто-то другой, то за то, что сделал сейчас Невилл, он ответил сполна. — Может быть, ты уже сам Круциатус применишь?
— Я не такой как ты!
— А чем ты лучше? Ты ведь его применял.
— Против врага! Нашего врага! Убийцы! А ты против хороших людей!
— Кому хорошие, а кому не очень. Ты слишком мало знаешь. Ты так легко забыл, что я все еще твоя сестра...
— Уже нет! Ты перешла в другой Род!
— И ты так запросто выбросил из головы пятнадцать лет жизни, в которых присутствую я?
— Ты уже не та!
— Как раз все еще та. Но я повзрослела. И мне не так легко внушить, кто друг, а кто враг. Августа хоть и не была рада моим действиям, но она понимала меня и соглашалась. Она никогда не отказывалась от меня, хотя я совершенно чужая кровь.
— Замолчи! Ступефай!
Легко было создать без палочки натренированный Протего. Заклятье отразилось в одну из парт, разломав ее надвое. Пару мгновений мы смотрели друг на друга, Невилл бурлил, и все, что выплескивалось ранее, теперь закупорилось из-за того, что я продолжала спокойно и уверенно сидеть на полу с вытянутой рукой. Наконец он отмер и помчался к двери. Дернул один раз за ручку, второй. Затем я сняла свои чары, пока он не разгромил пинками дверь, и Невилл выбежал в коридор. Еще долго доносился быстро удаляющийся стук ног.
Я закрыла глаза и выдохнула. Августа в Мунго. Это не обязательно могли быть Пожиратели, хотя и этот вариант возможен. В этой чертовой Англии слишком много запутанного творится, и игроки здесь играют по-крупному. Нет, я уверена, Крауч бы этого не сделал, иначе я его убью. Долохов тоже нет. Лестрейндж, Кэрроу... возможно. Но это только гадания, пока нет никаких фактов.
Но Августа в Мунго. Она уже не молодая, но сильная. Зачем кому-то специально приходить, чтобы применить к ней Круциатус, и просто уйти? И с чего Невилл вообще взял, что это был именно Круциатус?
Я подняла руку в сторону стоявших парт. Раздался треск, запах гари, звук разлетающихся щепок. Меньше чем через минуту пол покрылся пеплом и подгоревшей деревянной стружкой. Повезло, что при Невилле и на нем не сорвалась. Теперь я хотя бы могу сдерживать и направлять эти выбросы. Магия слегка успокоилась, эмоции — не очень. Но не зря я изучала ментальные науки. Именно поэтому я сейчас сижу, а не ношусь по Хогвартсу, с пеной у рта разыскивая Кэрроу и калеча всех, кто преграждает путь. Нужно сохранять холодный разум даже в таких ситуациях.
Ясно одно. Августа в Мунго. И мне надо туда попасть.



С детства люблю сказки. Детство кончилось, а сказки остались. Только теперь они для взрослых.

Сообщение отредактировал Арх - Понедельник, 29.06.2015, 14:33
 
АрхДата: Четверг, 23.07.2015, 17:15 | Сообщение # 643
Демон теней
Сообщений: 262
« 171 »
Глава 86
Без редакции беты.

- Так как оно?
- Лестрейндж умеет обучать, Гойл, если тебя это интересует. Только вряд ли тебе понравится.
Всего пару часов. Каких-то пару часов до отбоя и я смогу выбраться из замка незаметно и без лишних вопросов. Главное держать себя в руках и сконцентрироваться на разговоре со слизеринцами. Это тоже важно. Седьмой курс, окруживший меня, может повлиять на остальных и облегчить мне жизнь.
- Да врет она все, - встревает Паркинсон. – Станет Беллатриса Лестрейндж тебя обучать.
- Хочешь проверить? Учти, Круцио очень часто использовалось на этих занятиях, – я не блещу доброжелательностью… но и не уточняю, кто применял это заклинание.
Дафна Гринграсс, сидящая на другом диване, вместе со своей сестрой в компании книги внимательно прислушивается к разговору. Но больше всего меня настораживает поведение Милисенты Булстроуд. Массивная полная девица пристально смотрит на меня, как баран на новые ворота и это заставляет чувствовать себя неуютно.
- Скажи еще, что тебя удостоили метки, - фыркает Паркинсон, показательно смело. – Даже Драко получил ее только в шестнадцать.
- Меня и без нее берут во внимание, - и взгляд, который сам собой становится пренебрежительным, в сторону Драко.
Реакция блондина на этот выпад тоже о кое-чем говорит. Помнится, я знала, что Паркинсон моя выходка не сломает. И не сломала – девушка сейчас сама язвительность и пренебрежительность, но теперь она выбирает слова осторожней и не нарывается, как та же Джинни. А вот Драко… Драко сломали. То есть совсем. Он сидит, пусть и в собравшейся большой компании, и в обществе Крэбба с Гойлом, но на краю дальнего дивана, напряженный, совсем слегка сутулится, взгляд преимущественно вниз или перед собой, но слизеринцы… слизеринцы еще более показательны! Даже если отбросить их эмоции, которые я чувствовала без всяких усилий - короткие безразличные взгляды проходят по нему, будто его здесь вообще нет. Нет, я понимаю, гвоздь программы сегодня я, но вопросы задает совсем не он и авторитет свой тоже не показывает. Вопрос возникает: а был ли он вообще, авторитет-то?
Нотт, кстати, тоже вопросов не задает, но сидит по левую руку (Кан занял место справа) и с таким видом, будто он уже и так все знает.
Паркинсон, сидящая на ручке дивана, задевает Малфоя за плечо, привлекая внимание:
- Драко, скажи что-нибудь! Тебе тетя наверняка рассказывала что-то! Да ты сам в Ближнем круге! Лорд наверняка держит ее из жалости. Зачем еще ему она?
- А я откуда должен знать, зачем Ему она, - огрызается Малфой. Ну чисто зверь. Ага, мышка. – Он в свои планы никого не посвящает.
- Отец думает, Лорду нужна смена, заместо тех, кто ослаб в Азкабане и не оправдает надежд, - неожиданно скрежещет своим низким голосом Гойл, заставляя всех перевести на него внимание. Но он уже молчит, как ни в чем не бывало.
Но, кажется, все поняли. Осознание с большой буквы пронеслось по лицам.
- Нам что-то светит разве что после школы, - сидящий напротив Забини, перекидывает ногу на ногу, рассевшись в кресле по-хозяйски. – Но Айрли у нас незаурядная волшебница и она - Крауч. И уж никак не девочка на побегушках, Панси. С такими Лорд лично не беседует.
Кана ощутимо выбешивает внимание Забини, но я положила ладонь в его руку и он ограничивается разнообразными взглядами. Я лично пока не поняла – со всеми Забини так себя ведет или нет. Малфой говорил, что он оказывал внимание многим красивым девушкам. Сам, конечно, лицом вышел, так что это понятно.
- А не ты ли, Блэйз сомневался, что даже шестнадцатилетние мы ему не нужны? – продолжает упрямо гнуть свое Паркинсон.
- Мы в этом году закончим школу, позволь тебе напомнить, - легко, расслабленно отвечает слизеринец.
- Так зачем ты Лорду все-таки нужна? Что он тебе предлагал? – Паркинсон в возмущенных чувствах переводит свой огонь на меня.
- А это уже касается не всех. Собственно, меня и Темного Лорда.
Я ухмыляюсь ей в лицо, ощущая воцарившуюся тишину. Семикурсников пришлось покинуть, когда я заметила собравшуюся небольшую компанию мальчишек-младшекурсников. С первокурсниками-второкурсниками разобралась легко и быстро, артефакты Лиаму верну обратно. Подарок все-таки. Слизеринцы на это представление отреагировали не бурно. И это радовало – только наездов с криками мне не хватало. Думаю, все же, они ситуацию поняли, потому встревать не стали, ведь я ясно дала понять, что артефакты от меня.
«Компания посвященных гораздо больше» - размышляла я, поднимаясь чуть позже в спальню, через почти пустую гостинную. Я, Темный Лорд, Крауч, возможно Долохов и Беллатриса… А еще Темная богиня – Анну, Морриган, как там ее еще зовут? Только что-то мне подсказывает, что мотивы каждого мало совпадают с остальными. По крайней мере, я еще толком не разобралась в этой ситуации.
Это выяснила. Седьмой курс мне палки в колеса ставить не будет. По крайней мере, большинство, потому что многие сами дети Пожирателей смерти. Да и показала я, что себя в обиду не дам.
Пожелав в ответ спокойной ночи своей соседке, я задернула полог. Через полчаса мысленных метаний, я не выдержала и забрала связку сменной одежды, под маскирующими чарами вышла в подземелья и спустилась в Тайную комнату, где переоделась, оставив сменку. Без василиск-экспресса подумаешь трижды, а не создать ли какую-нибудь систему перевозки, пока бежишь по трубам к тайному выходу в Запретном лесу.
Хорошо, что я вернула свою осторожность, выбравшись на свежий воздух. В Запретном лесу – не зевай! О чем мне любезно напомнили акромантулы. Трое. Спустя загоревшихся десять деревьев, один из них лежал кверху лапами обжаренный моим огненным заклятием, а остальным удалось сбежать. Управляемый столб огня из палочки, который я недавно освоила под гнетом обстоятельств, конечно, крут и гораздо мощнее Инсендио, могущего разве что подпалить шерсть на огромном пауке. Но все же недостаточно. Одного мне удалось окружить огнем, а второй получил только ожоги. Шороху навела… Ой-ой. Но режущим заклинанием за пауками не угонишься – больно ловкие и прыгучие. Вот как огонь первый зажгла – так и пытались неожиданно выпрыгнуть на меня. Пришлось вначале побегать и защищаться, держа удар мощной туши, выпрыгивающей с самых неожиданных мест.
Пожар дальше не пошел, все слишком сырое. Эх, хоть от лаза чуть-чуть отошла, чтобы следом апарации не мусорить, а потом даже дальше отбежала, пока искала пространство, где будет меньше нависающих над головой деревьев. Так что есть надежда, что пепелище не выдаст тайный ход.
Обнаглели совсем! Непуганые стали нынче акромантулы! Мелочь ведь была – не больше лошади, а мне пришлось повозиться. Будь здесь Каа, внушающий им ужас, они бы не осмелились даже. Адреналина теперь на всю ночь. Еще и испачкалась, пока бегала. В волосах лист нашла. Придется забежать на Гриммо, привести себя в порядок и умыться. Темень такая в лесу, самой страшно в свое отражение посмотреть.
Стоило мне пройти четыре шага по коридору от входной двери на Гриммо, как сзади что-то затрещало, засвистело и грохнулось. Оборачиваюсь – а там Кикимер с таким гордым видом стоит, будто он Геракл какой-то. На полу валяется серый сверток, из которого торчат руки-ноги. Примечательно, что ушастая голова лежит отдельно.
- Кикимер защитил хозяев! Кикимер убил врага! – провозгласил победитель.
В коридор на шум одна за другой сбежались девушки. Лиза позеленела лицом, прикрыв рот, и громко ойкнула, привычным жестом обняв себя за живот. Дженна опомнилась быстрее:
- Молодец, Кикимер. У него были плохие намерения?
- Подлец проник домой, негодяй желал зла, чужак, грязь под ногами моей хозяйки! – для наглядности своих чувств домовик экспрессивно пнул тело ногой.
- За мной следили? – поняла я.
- Это очень недобрый знак. Посмотри, нет ли на нем нашивок, - посоветовала миссис Блэк, открыв свои шторы почти бесшумно.
- Кикимер, подними, пожалуйста, тело.
Я побрезговала, девушки тоже не горели желанием, а вот Кикимера совершенно не волновало ни тело, ни текущая из шеи кровь. Ну, убирать-то все равно ему.
Понимая, что к этому все шло, я рассматривала герб Хогвартса на повязанном на манер тоги белом полотенце. Правда, было бы странно не приставить следить за мной незаметного шпиона. Правда, он немного глуповат, раз рискнул заявиться в дом. Пусть дом Блэков снаружи все еще выглядел облезло, но изнутри уже появились признаки ремонта. А коридор-то! Неярко, но чисто, ни грязи, ни паутины, новые светильники разливают приятный зеленоватый свет. Грубую ногу тролля прикрыли большим разлапистым растением в рельефном горшке.
Пусть теперь мое лицо не в графе разыскивается, но, как бы это самонадеянно не звучало, думаю все еще известно людям. Потому покинув Гриммо, я привычно уже накинула капюшон и проверила, насколько хорошо заклинание, сгущающее тень скрывает мое лицо.
Найти Августу проблемой не стало. Благодаря частому посещению больницы, я была прекрасно знакома с системой размещения и, не обращаясь в регистратуру, сразу же поднялась на этаж, где размещают пострадавших от заклинаний.
Что они с ней сделали?... Ладно, я спокойна и не совершаю поспешных действий, прежде думать, а потом решать. Нет, я не сведуща в лечебной магии и методах лечения, но мне казалось, так как нападение произошло буквально вчера, что здесь должна быть куча артефактов, контролирующих состояние пострадавшего. А Августа не должна изображать статую самой себе или окаменевшую жертву василиска. Тем более мумию окаменевшей статуи ваилиска. Я надеялась, если это будут последствия Круциатуса, Августа хоть и будет не совсем в адеквате, но хотя бы в сознании. А то что я видела в памяти Невилла – это всего лишь лечебный сон. А здесь… Что делать? Может быть она уже…того?
Я подошла поближе. В голову напрашивалось только одно – попытка проверить легилименцией сознание. Я ведь не со злым умыслом, верно? И не собираюсь лезть в самые глубины, так, по поверхности, чисто ради проверки! Потому что смотреть как человек спит с открытыми глазами – это жутко.
Сознание не спало. Мысли – лишь тревожно мечущиеся, щемящие сердце, панические – метались без перестану. Августа как-то почувствовала, что я делаю и позвала меня. Не по имени, не в голос, в сознании вообще таких понятий нет, только мысль и желание. Я не видела никакой опасности, я отгородилась от ее эмоций проецируемых на меня и твердо была уверенна, что смогу контролировать все, не увязнув навсегда. А это вполне могло случить, не возьми я все под контроль. Августа не была легилиментом и даже оклюментом, она лишь позвала, не зная, что делать дальше. Мир соткался моим воображением. Грудь сдавило, дышать стало тяжело – это были не мои ощущения.
Мои ноги твердо стояли на полу деревянной беседки. Всего в паре метров разлилось озеро и других его берегов не видно. Ветер зашевелил склонившиеся над самой водой зеленые ивы с длинными вытянутыми листьями. Недвижимую воду всполошил волнами прыжок зеленой жабы. Я вздрогнула от реалистичной картины, вызвавшей каплю застарелой тоски, и отвернулась.
Я знала куда смотреть и подошла к одному из дверных арочных брешей в беседке, где меня могла видеть осторожно ступающая по скользкой траве Августа. При виде меня она на секунду застыла, чтобы ускорить шаг и побежать, подняв подол платья.
Ступив на дощатый пол, она вытянула руки, положив их мне на плечи, и пристально всмотрелась в лицо, будто пытаясь понять – я или не я.
- Вот и пригодилось увлечение ментальными науками, - сказала я, чтобы разрядить обстановку и объяснить, что происходит. – Мне хватило умений, чтобы создать это все в твоем сознании. Вот только я не пойму, кто и как сумел сотворить такое заклятие окаменения, что его до сих пор не сняли.
- Я должна многое тебе рассказать. У нас мало времени, - Августа быстро прыгнула с места в карьер, срывая спокойную неспешную беседу, которую я пыталась начать. Потому я сразу решила развенчать домыслы, пока она не завелась.
- Августа вы с Невиллом у меня по-прежнему на первом месте и я все та же самая. Здесь невозможно соврать. Для Круцио были причины…
- Это неважно, - вот умеет она одной фразой вводить в ступор. – Я тебе верю. Невозможно резко изменить свое мнение, и ты не тот человек, который сегодня говорит одно, а завтра другое. Для всего у тебя были свои причины. Я должна тебе сказать, пока могу. Не говори, я знаю, что у меня осталось мало времени, я должна успеть рассказать. Заклятие окаменения еще не добралось до моего сердца и головы, но время истекает слишком быстро. Пообещай мне, что уйдешь сразу же, как только я скажу.
Я все еще удивленная, кивнула.
- Я все думала о твоем заявлении, что ты сможешь помочь Френку с Алисой. Не обижайся, но я тебе не поверила и вселение надежды лекарем мне не очень понравилось. Никто тебе точно не скажет, нужны ли два сознания для этой работы или можно справиться в одиночку, потому что никто о таком никогда не слышал. Сильный легилимент только теоретически может взять под контроль их сознание и указать им выход из их внутреннего мира, где они остаются по сей день. Но мало того, что это опасно, если легилимент слаб. Если ты смогла создать это, у тебя есть шанс, но я, прошу тебя, подожди с этим, поучись еще немного, потренируйся…
- Я никогда не спешу рисковать, когда недостаточно уверенна в результате, ты же знаешь это.
- Знаю, - резко выдохнула Августа, снова набирая в грудь воздуха. – Скорей всего два сознания это выдумка, чтобы выманить душу того мага, что был в медальоне. Ты его искала и Дамблдор, очевидно, считал, что ты сумела его обмануть, когда не обнаружил желаемого в медальоне. Зачем это ему ума не приложу, но хорошо, что он не получил чего хотел.
Я жаловалась, что у меня отобрали Редла? Забудьте! Какое счастье, что его забрали! Иначе недолго бы он оставался в моих руках. Но тогда получается…
- Получается, что лекарь Сметвик говорил то, что хотел Дамблдор?
- Малоизвестный член Ордена Феникса, лояльный лично Дамблдору за давнюю услугу. В собраниях ему нет смысла участвовать. Ты считаешь, без опытного лекаря они бы долго протянули на своих знаниях на уровне домохозяйки с книгой «Залечи синяк сам»?
- Значит, и остальное что он говорил обо мне тоже ложь?
- Морочил голову он в основном мне, - негодующе произнесла Августа. – И отвлекал меня, пока тебя загоняли в ловушку. Больше никаких блокирующих печатей на твоем источнике, поняла?! Сама может не справишься, но все же постарайся найти лекаря и быть под наблюдением. Закрыть глаза всем лекарям он не мог и откровенно переврать тоже, но мне не нравится, что твой источник взяли под контроль. Теперь я не могу слепо верить, что блокирующие печати надо обновлять, но снимать все сразу не спеши. Разберись с этим.
- Ясно. К нему я все равно больше не стану обращаться. Где я смогу забрать все выписки и его выводы?
Августа, конкретно подготовилась. Я еще помню, когда она посоветовала мне открыть счет в обычном магловском банке. Может они и не такие надежные, и драконов там нет, но зато редко кто будет там искать. Кроме того, Августа открыла камеру хранения и добавила туда пару магических дополнений к защите. Теперь я знала, как безопасно открыть ящик, осталось лишь забрать ключ в ее вещах. Августа тоже следовала правилу – все свое ношу с собой. Ключ по ухваченному мной образу, к счастью, маленький и невзрачный, что сразу и не определишь откуда он.
– Теперь о том, что происходит. Я увязла кое в чем.
Она выдохнула, тяжело опустившись на скамейку. Я присела на противоположную. Все говорило о том, что она сожалеет и ей тяжело начать рассказ, но продолжила говорить она все также твердо и быстро.
- Я много думала о Дамблдоре и Ордене Феникса. В этой войне их сторона права, но с недавних пор мне стали не по душе их методы. Их состав вблизи мне показался странным, похоже на сборище энтузиастов, лишь единицы способны перейти от слов к делу. Но все они молоды. Я начала догадываться о своей судьбе, когда заинтересовалась судьбами членов Ордена. Блэк и Поттер, самые яркие фигуры и огромная удача. Удивительно, как Блэк смог резко изменить свои взгляды. Еще удивительней повальная смертность его семьи, и не только его в те годы от вспышки драконьей оспы. Я тогда не смогла связать исследование Дамблдором драконьей крови с этими событиями: он заявил о своих достижениях гораздо позже, а ни я, ни Френк с Орденом Феникса связь не держали. Проредили тогда ряды волшебников существенно. Но эти методы… Молодые легко поддаются внушению, кто хороший, а кто плохой. Мне тоже казалось, как и всем, что Орден – настоящие герои, но такого ни один волшебник не потерпит даже от оплота Светлых сил, - ее глаза загорелись, выдавая силу, все еще теплящуюся в старой волшебнице. – Амулеты нейтрализующие артефакты для защиты сознания, лишь чтобы проверить, кто верен идеям Ордена. Разделение людей на нужных и не очень. Использование и направление детей… Да очень удобно, - Августа скривилась и выпрямила спину еще больше напрягшись. Я заподозрила неладное. Вдруг, я перепутала тяжесть беседы с тяжестью проклятья?
- Думаю, со мной это не пройдет. Я ведь говорила, что я помню прошлую жизнь, - твердо сказала я, вглядываясь в ее лицо.
- Наверное, благодаря мне он тоже это понял. Не уверенна, зачем ты была ему нужна и чего он добивался, но, боюсь, он узнал от меня чего хотел. Злодейство носит много масок, и самая опасная – маска добродетели. За ней не видно бесстыжих глаз. Уверенные, что к ним никакая соринки не прилипнет, что они настолько чисты и правильны, что все что не делается ими – это для общего блага.
- Это страшный человек, - продолжила я, прерывая накручивающую себя Августу. – Он сунет тебя в самое пекло все с той же доброй улыбкой и искоркой в светящихся пониманием глазах.
Августа коротко кивнула и продолжила по делу:
- Я оплошала уже тогда, когда попросила у них защиты, а взамен согласилась не давить на детей. Звучало довольно мирно – самой помогать Ордену, всем, чем смогу, и не давить на внуков, если они захотят вступить в какую-то организацию. Естественно, с обещанием не принимать в Орден до совершеннолетия. Еще и конкретно, насчет тебя – пообещала не преследовать, если ты решишь присоединиться к отцу. К счастью уверенности ты не давала – ушла насовсем к нему или же по своим делам, - она коротко усмехнулась, одарив меня понимающим взглядом родственницы, которая знает меня, как облупленную, и вздохнула. - Следовало следить за словами, хорошо хоть это была не магическая клятва.
Да уж, верность своему слову у Августы, как и многих магов, еще в ходу, даже если это не магическая клятва. Община магов не такая уж большая – один раз чихнул, на другом конце острова уже судачат. Хоть Августа, мне кажется, по-прежнему не говорит до конца, и я могу только догадываться, чем таким она занималась в Ордене и чем «помогала». Видно это не принесло ей особого удовольствия, она испытывает сомнения в правильности или оправданности своих действий, и ей не хочется в этом признаваться. А мне что-то совсем не хочется в этом копаться – кучу нелицеприятных слов о Орденцах я могу услышать в любой момент и от Пожирателей.
- Так что же все-таки с тобой произошло? – спросила я вместо этого.
- С нападающими лично не знакома, но голосов я их не слышала, могла и не признать. Осторожней там. Я планировала аппарировать к самой границе, а потом своим ходом пройти нелегально (или полулегально, как получится) через море. С той стороны я тоже ни с кем ни о чем не договаривалась наперед. Хотела представиться обычными маглами. О том, что я собираюсь бежать из страны, как только заберу тебя с собой, не знал никто. Только я и Невилл. Я просила его ничего никому не говорить, - я понятливо кивнула.
Значит, кто-то из ближнего круга Невилла все же узнал… а может легилимент. Хм, план рискованный, но может быть и вышло что-нибудь.
Я подумала о том, что Августе пришлось бы забирать меня силой, потому что бросить все я уже не могу. Хотя бы потому что взяла слишком много на себя, в том числе и судьбу будущего маленького Блэка.
- А теперь иди, - тон Августы посуровел. – Если лекари Мунго не смогут меня вылечить, то никто не сможет.
- Погоди-ка! Тебя не лечат, - опомнилась я. – Никаких артефактов возле кровати. Даже младший лекарь и то не присматривает, как действует зелье, если оно вообще было. Значит… - я сжала кулаки. - Сметвик наверняка причастен!
- Может быть, он и не причем. Если лечит не лично он…
- Я сейчас вернусь!
Я быстро развеяла всю иллюзию и вернулась в реальный мир, тяжело дыша от переживаемых эмоций. Нужно срочно проверить это предположение и лучше бы Сметвик просто оказался предателем, чем второй вариант.
В регистратуре женщина отказалась мне сообщить, кто лечит Августу Лонгботтом. Сначала, она спросила кто я ей, а потом попросила доказать это, сказав, что не в праве распоряжаться такой информацией. Сообразив, что она настороженно относится к моему взвинченному состоянию, я перешла к решительным действиям.
- Империо, - сорвалось шепотом с губ.
Женщина послушно принесла записи, указав ногтем на фамилию лечащего врача. Сметвик! Конечно, обычно он занимался всеми делами нашей семьи!
Женщина послушно повесила табличку на окошке, означавшей, что она ушла на обед, и быстрым шагом повела меня к Сметвику. Он обнаружился у себя в кабинете. Регистраторша впустила меня, и осталась снаружи, повинуясь моему мысленному пожеланию.
- Поднимите руки и без резких движений, - почему-то именно такая фраза, не единожды услышанная из далекого прошлого, слетела с языка.
Палочка предостерегающе направлена на мага.
- В чем дело? Что это означает?
Ах, он еще удивлен, что это означает!
- Итак, вы врали мне, водили Августу за нос, а теперь еще убить ее хотите? Вы сейчас понимаете, что в лучшем случае я успокоюсь, только применив на вас Круцио?
- Давай не будем делать поспешных выводов, - лекарь взял себя в руки, хотя ощутимо нервничал. Густые усы нервно подергивались. – Почему ты так решила?
- Августа мне рассказала, - прибила я его взглядом, внимательно наблюдая за малейшей реакцией.
Не понял, понимание на лице, быстрое легкое удивление.
- Прости, но почему убить? Я, прежде всего, лекарь и мой долг…
- Ваш долг – помочь пациенту. Вы же откровенно действовали во вред, а сейчас проявляете преступную халатность, наплевав на свою пациентку.
- Все не так. Я откровенно никогда не врал.
- Руки держите на столе! – прикрикнула я, опасаясь, что он может достать палочку.
- Я только платок хотел взять, - ему бы не помешал, степень волнения перевалила в судорожное многочисленное потение. Высокий лысеющий лоб так и лоснился.
- Говоря же обо мне, - продолжил Сметвик. – Я ничего не могу сделать. Тебе не стоит так горячиться, Айрли. Если ты сейчас опустишь палочку, то мы обо всем просто забудем.
- Вы и так можете все забыть, - фыркнула я. – Либо просто не сможете никому рассказать. В любом случае вам все не сойдет с рук.
- Айрли, не делай глупостей. Сейчас придут авроры и все не сможет закончиться мирно.
А вот угрожать он зря стал. Резкая смена поведения подействовала на меня явно не так, как он того желал. Круцио слетело легко и естественно.
Не больше минуты болевого шока и перекинувшийся на стуле полноватый маг жив и прекрасно часто дышит. Даже на щеках здоровый румянец появился. Зато теперь можно подойти поближе, придвинуться к его лицу и заглянуть в глаза.
Силой добывать воспоминания, особенно такие большие, мне сложно. Это не говоря уже про то, как после такого будет себя чувствовать сам «пациент». Правда, очень хорошо мне поможет то, что он только, что думал о том, что мне нужно.
Хм, похоже Дамблдор умеет строить прикрытие. Первую с ним встречу и разговор обо мне удалось отыскать с трудом. Подслушать – вообще не удалось. Пришлось положиться на эмоции и желания самого Сметвика. А он не собирался откровенно врать. Он это плохо умел. Альтернатива двоих легилиментов была, видимо, предложена самим Дамблдором и Сметвик в этом смыслит не больше Августы.
Меня к Макгонагалл в палату он переводил с подозрением. Он был уверен, что так будет лучше: и свет из окон ярче, и убирают здесь чище, и еду приносят лучше. А почему так казалось, он не понимал и не задумывался.
Просьба отвлечь Августу, пока я смогу увидеться и поговорить с отцом воспринялась нормально. Подали все ему прекрасно: Августа была против моих встреч с кровным родственником, а настоящий отец хотел любой ценой встретиться. Личностью отца он не заинтересовался, что тоже странно. Зато он предпочел обо всем забыть, когда я подняла переполох в Мунго и все заговорили о том, что это были Пожиратели. В соучастии даже самому себе не хотелось признаваться. Пошел к Дамблдору за успокоением, а там ему тоже сказали – кто же знал, что милый молодой Барти Пожиратель смерти, ах он был таким славным мальчиком! Сошлись на том, что никто не виновен. Хотелось бы мне знать, что именно сказал ему Дамблдор, такое мастерство!
Над моими печатями он работал не один и это радует. Зато и тут кое-кто сильно любопытствовал. На этот раз не как директор, а как ученый.



С детства люблю сказки. Детство кончилось, а сказки остались. Только теперь они для взрослых.
 
АрхДата: Четверг, 23.07.2015, 17:16 | Сообщение # 644
Демон теней
Сообщений: 262
« 171 »
Августа… Августа безнадежна. Проклятие неизвестное, возможно настолько древнее, возможно новая разработка, что его следовало вначале изучить, разобрать и уже затем строить предположения по нейтрализации. Предпринимать лечение тут то же самое, что идти по болоту, рискуя в любой момент утонуть. Но вот еще беда – такая работа может занять месяцы или даже годы! Плюс, немолодой волшебнице тяжелей сопротивляться проклятию, а пока они думают, Августа может в любой момент…
- Почему вы не подключили больше людей?! – я затрясла его за воротник мантии.
Сметвик глупо моргал и пучил глаза, будто он находится под Конфундусом.
Сил сидеть не было. Хотелось действовать, хоть что-то делать. Взять Августу и махнуть на континент, найти большую клинику, и передать тем, кому нет смысла вредить. Но я понимаю, что перевозка может только сделать хуже, а новые лекари потратят вдвое больше времени, начиная исследования сначала. Здесь уже хоть кто-то начал работу.
Мне надоело носиться по кабинету и я вылетела в коридор, помчавшись в палату Августы, надеясь принять решение там.
Не знаю, может, Сметвик смог вызвать авроров и я не заметила, а может он очнулся и они смогли быстро перебраться в Мунго. А может вовсе вызвали их посторонние, так как регистраторша под Империусом продолжала следовать за мной с пустым взглядом. Но повязали меня в коридоре по пути не прошло и пары минут.
Топот ног и крики ввели в замешательство. Хотя это даже хорошо, что я не принялась атаковать, а они не стали применять палочки, воспользовавшись неожиданностью и просто заломив руки. Я успела прийти в себя, когда меня под крик командира, продолжающего меня в чем-то агрессивно убеждать, повели на выход. А затем поймала взгляд регистраторши и успела стереть ей память аж до нашей первой встречи. Голова от быстрой качественной работы, на которую я бросила все силы, стала совсем ватной. Я не была вовремя в форме и профукала возможность сбежать, пока было мгновенье, слишком быстро меня доставили на место.
Вот теперь сижу в аврорате, прихожу в себя. Соседка по камере (не знаю даже, предварительного ли задержания?) уже не меньше получаса спрашивает меня о каких-то мухоморах, решив из моих коротких ничего не значащих ответов почему-то, что я в них разбираюсь. Да и сама молодая женщина выглядит также ухоженно и прекрасно, как Баба Яга.
Есть хочется.
Пара пришедших авроров снимают чары с выхода и забирают меня. Соседка предлагает им корешков для улучшения цвета лица и повышения мужской силы за то, чтобы они ее выпустили.
Меня приводят в комнату для допросов. Здесь я имею сомнительное удовольствие наблюдать Беллатрису Лестрейндж. Она смело командует аврорами, которые усаживают меня на стул, и самолично что-то колдует, связывая мои руки, отчего я перестаю их чувствовать. После чего она еще раз с удовольствием рявкает на авроров и они удаляются с непередаваемым выражением на лицах.
- Я ожидала увидеть кого-то другого, - решила я заговорить первой.
- Меня интересует только одно, - не сочла она нужным что-то объяснять. - Как ты смогла покинуть Хогвартс?
Упс. Да, только теперь в мою тупую головушку пришло, что я попалась.
- Удалось пройти мимо стражи у ворот.
- Врешь, - сощурила глаза недобро.
- Неа, воспользовалась одним из тайных проходов.
Если она может распознать ложь, то вот правда, но ведь тайный проход в школе не один…
- Тоже врешь. Все тайные ходы из школы под охраной.
- А я смогла снять чары.
- Каким же образом? Без палочки? – Лестрейндж ловким движением достала мою палочку из своего кармана.
Я поняла, что она уже успела проверить ее. А там ясно видно два непростительных и школьный курс, изучавшийся сегодня на уроках.
- А вариант, что я просто полетела из окна школы, вы не рассматриваете?
- Не ерничай! – вспылила колдунья. При этом ее палочка явственно дернулась.
Жаль, жаль… что она даже предположить не может мои возможности. Вполне можно было бы и через окно, стоит только найти или разработать чары парения в воздухе. Да и просто я могу обернуться зверем и сбежать к Хагриду, а потом снова через лес. Но это часто тоже не используешь – кто-то может заметить подозрительно шастающего туда сюда зверя, да еще и с палочкой в зубах. Тот же Хагрид, например.
Но все-таки злить ее не стоит, а то я сейчас даже от Круцио уклониться не смогу.
- Ну?! Не испытывай терпение! Я не уйду, пока не услышу желаемого. Как ты выбралась из школы?
Чтоб такое придумать поубедительней? И быстро. Варианты один невероятнее другого. И во многих случаях мне придется раскрыть свои возможности, например, те же маскировочные чары. Остается только играть в партизанов. Предки мне в помощь.
- Я же уже сказала.
- А если я сейчас прикажу принести сыворотку правды?
Хм, угроза. Остается надеяться, что мои умения окклюмента-легилимента позволят мне сопротивляться. Я уверенна, что такое возможно, но… Не проводила испытания. Как это делается я не знаю. Разве что усилием воли запретить себе говорить, но опять же без практики.
- Я скажу то же самое, - голос стараюсь сделать увереннее.
Блин, плохо. Она серьезно. Возвращается с прозрачным пузырьком. О, святой кенгуру! Только бы не разболтать по цепочке про Тайную комнату, бывшего у меня на руках одно время василиска, занятия там ОСТов, их полный состав, мое второе убежище на Гриммо и девочек с маленьким Блэком.
Стараюсь не сопротивляться, когда она вливает в меня Веритасерум, хотя очень хочется. Как успокоиться в такой опасности и контролировать себя?!
Успокоение и расслабленность приходят неожиданно. Мне легко и приятно. Очень свободно. И абсолютно безразлично, кто тут передо мной и где я. Такое ощущение, что я хорошенько напилась. Меня слегка пошатывает, даже не смотря на то, что я сижу. И градус доверия тоже возрос, о чем совершенно отстранено отмечает мозг, наблюдающий происходящее за толстым стеклом.
Лестрейндж внимательно следит за моей реакцией и задает пробные вопросы.
- Как тебя зовут?
- Айрли Лонгботтом. Или Крауч. В девичестве Елена Долохова, - прямо чувствую, как на моем лице отображается сомнение. – Я не уверенна.
Беллатриса хмурится.
- Сколько тебе лет?
- Я должна сказать, что пятнадцать, но если точно считать, то десять. А если совсем точно, то двадцать семь или тридцать два.
У Лестрейндж дернулось веко. Мне весело и приятно, потому я легко растягиваю губы в беззаботной улыбке. Ей видно стоит огромных усилий подобрать вопрос.
- Скажи свою точную дату рождения.
- Двадцать восьмого апреля тысяча девятьсот девяносто пятого года.
- Тебе что два года?! – взревела Лестрейндж, схватив меня за мантию.
Я задумалась.
- Выходит, что еще и два. А также тридцать два и…
- Я поняла! Ты родственница Долохова?
- Возможно в будущем, но вряд ли в этом мире.
- А он об этом с тобой говорил?
- Нет, он даже этого моего имени не знает. Не вижу смысла заводить об этом разговор. Он не поймет, если я не расскажу все с самого начала.
- С какого начала? С чего все именно началось? – быстро исправившись, Пожирательница подалась вперед, будто гончая, почуявшая след.
- С моего появления в этом мире конечно, точнее, когда я осознала себя в этом теле.
- Ты человек? – спросила Лестрендж.
- Да, я думаю, я такой же человек, как и все остальные.
- Откуда у тебя столько силы? – выдала она следующий вопрос, после недолгих раздумий. – Как тебе удается что-то противопоставить Беллатриссе Лестрейндж?
- Силу мне дала Морриган. Но она сказала, что я сама забрала ее. Я много тренировалась, училась, нашла сильного учителя, но все равно пока что недостаточно, чтобы его превзойти.
- Кто этот учитель?
- Том Реддл.
Лестрейндж выпала. Точнее плюхнулась на стул, раскрыв рот. Затем оглянулась, будто кто-то мог услышать, и понизила голос:
- Как ты можешь называть это имя?
- Он сам мне разрешил так к нему обращаться. Я и не стала возражать, хотя знала его другое имя.
Лестрейндж снова замерла, обдумывая что-то. И спросила едва слышно:
- То, что он взял тебя в ученики – это тайна?
- Да. Если бы кто-то узнал о нем, о наших занятиях, то он определенно призвал бы принять меры. Если не убить, то стереть память точно, как мы сделали со Снейпом. Сейчас я понимаю, что был риск оставить профессора Снейпа слабоумным на всю оставшуюся жизнь, но после манипуляций Реддла, он вполне оправился, пусть и не сразу.
На этот раз Лестрейндж молчала больше минуты. Мое самосознание все еще скрытое за плотным стеклом, отметило сильную бледность, блестящие на лице капельки пота и глаза, которые выдавали просчитываемые в голове варианты.
Внутренне, я засмеялась. Внешне не дрогнул ни один мускул. Лицо застыло будто каменная маска.
Осознание своих действий и последствий прорывалось сквозь безразличие вместе со смехом. От осознанности начал пробиваться контроль и истончаться стеклянная стена. Но пока что, я все еще не могла соврать.
- Ты действительно смогла изменить воспоминания Беллатриссы Лестрейндж? – по-прежнему тихо и осторожно спросила колдунья.
- Да. Никто не должен был узнать об этом, включая ее саму. А я не хотела испытать из-за нее боль, только из-за того, что я должна поддерживать свое прикрытие.
Я еще сильнее захохотала. Мой язык, будто специально говорил, чтобы воспринималось все двояко. Не знаю, может мое сознание не настолько связано, как мне кажется, но так издеваться, и захочешь специально – не получится!
Лестрейндж снова дала мне время посмеяться в волю, замолчав на пару минут.
Наконец, она что-то решила, вскинула голову, вернув голосу прежнюю смелость следователя.
- Как ты выбралась из школы?!
Лестрейндж не надеялась на адекватный ответ. А я поняла, что все еще должна сказать правду. Но уже могу владеть собой.
- Пешком, - концы губ расплываются в подобии улыбки под действием внутреннего смеха.
- Как?!
- Молча, - улыбка становится шире.
- Тебе кто-то помог?
- Нет.
- Кто тебя учил сопротивляться Веритасеруму?
- Никто не учил, - я удачно сдерживаю смех, ограничиваясь улыбкой.
- Ладно… Зачем ты использовала Круцио и Империо?
- Я захотела попрактиковаться.
Пожирательница чуть ли не зубами скрипела. Если бы могла, наверное, начала бы накопившийся пар из ушей выпускать – видимо, очень не любила, когда с нее смеются или даже сдерживают этот самый смех. Она пыхтела от злости, заглядывая мне в лицо.
Затем она неожиданно дернула рукой, достав круглые часы-медальон и снова посмотрела на меня. Уж больно подозрительно. Но дальше последовал не вопрос.
- Я хорошо владею окклюменцией и… я могу сделать, чтобы часть нашего сегодняшнего разговора не дошла до ушей Темного лорда. Я не выдам его тайны никогда, но я не хочу, чтобы повелитель сомневался во мне или рассердился на меня.
Понятненько, понятненько. Все мое вранье держится на ее верности Темному лорду. Мне, в данном случае даже выгодней, чтобы Волдеморт ничего не узнал о Томе Редле из медальоне, хотя она об этом даже не догадывается, хехе.
- А что я из этого получу? – спрашиваю с напускной расслабленностью.
- Я не буду применять на тебе Круцио, только если это не личный приказ хозяина.
- Маловато. Кроме этого, как насчет личных занятий? В последнее время у него мало времени на меня, и он видимо перепоручил меня тебе, но мне нужно больше чем практика уклонений. Мне нужны сильные и полезные заклинания.
- Как ты собираешься это осуществить, - осипшим голосом говорит Лестрейндж. – По приказу Темного лорда ты не можешь покидать Хогвартс. Также он не приказывал мне тебя учить. Всего лишь ознакомление с непростительными.
- Думаю, большой беды не будет, если мы нейдем лазейку. Ты сможешь приходить в Хогвартс тайно?
- Я могу заткнуть рты, но рано или поздно Повелитель узнает, - нахмурилась она. - Он всегда все знает.
- Тогда остается мне покидать школу и идти к месту встречи.
- Все тайные ходы перекрыты.
- Ну я же как-то выбралась, - усмехнулась я.
- Хорошо, тогда в моем поместье. Ты умеешь аппарировать, значит, я проведу тебя всего раз.
- Замечательно. Из-за этого переполоха у тебя будет около недели, чтобы подготовиться к занятиям. Сов проверяете? – неожиданно вспомнила я.
- Конечно. Первый раз я все равно приду за тобой и позабочусь о связи.
Видно было, что ей происходящее не слишком нравится, но она принимала условия, что не могло меня не радовать.
- Еще одно, - остановила я ее, когда она освободила меня от пут, отдала палочку и собралась уходить отсюда со мной. – Узнай для меня это Пожиратели напали на Августу и, если да, то кто?
Лестрейндж обернулась, не сдержав вопроса:
- Ты думаешь, это мы напали на твою старуху?
- Сама старуха, - пробурчала я. – Узнай. Я тоже умею распознавать ложь.
Лестрейндж накинула капюшон и повела меня прямо к Атриуму на лифте. Пока скрипела подъемная система, я вспомнила кое-что еще, что хотелось бы узнать. И задала вопрос, став прямо перед пожирательницей, чтобы смотреть в глаза.
- Как ты поняла, что я изменила твои воспоминания?
- Ты непонятная… - пристально посмотрев на меня пару мгновений, наконец, собралась ответить. – Я хотела припугнуть тебя, наделать пару синяков, запугать, сделать так чтобы не мешалась и не создавала проблем. Но покинула тебя с воспоминаниями серьезных пыток, которых не планировала, и ощущением опаски.
- К какой-то там девчонке? – усмехнулась я, уловив ее чувства.
Жаль, перебор был. Но откуда же мне было знать, где я налажаю?! Умом она понимала, что я недоучившийся ребенок, слаба здоровьем и имею моральную травму к Круцио. А я вот этого не понимала, хм. Никакой моральной травмы и в помине не было и понять, что она не собиралась применять Круциатус, не понимала. И сейчас не очень понимаю.
В конце концов, на тренировках она совершенно не терзала себя, когда бросалась проклятиями. Ага. Это уже было после моего эпического выступления на астрономической башне. Да я и сама сломала систему, попросив обучить меня ему. Правда, сложности в нем никакой, но все же… Отношение ко мне изменилось. Лорд тоже подсобил. На пробу Круцио я не собиралась грохаться в кому. Но, блин, ей должно быть абсолютно все равно! Я еще могла бы понять, если бы на ее месте был Крауч!
Пока я ушла в раздумья, Лестрейндж посчитала разговор оконченным и повела меня дальше.
Затем неожиданно схватила за руку, притянула к себе и аппарировала из свободной для аппарации зоны. Мы оказались прямо у ворот Хогвартса, оставалось пройти каких-то метров двадцать. Я забрала свою руку обратно и засунула ее в карман, чтобы почувствовать уверенность от зажатой в руке палочки.
К воротам спешила массивная фигура в мантии. В очень ранних предрассветных сумерках не разобрать кто, сколько бы я не вглядывалась, пытаясь опознать по походке. Когда она практически прибежала к воротам, я признала Алекто Кэрроу по голосу. Сторожившие ворота двое магов наблюдали за всем отстраненно.
- Рада вас видеть, мадам Лестрейндж, - дружелюбно поприветствовала она, явно лебезя. – Понятия не имею, как она сбежала, мы все перекрыли!
- Знаю, - проворчала Лестрейндж. – Мне все равно как, но если еще раз такое случится, вы ответите за это. И не только передо мной. Порядок в школе – ваша прерогатива.
- Конечно, мадам Лестрейндж, - Кэрроу скривилась на секунду, скрыв это за поклоном головы, а затем меня отвлекла Беллатриса, пихнув вперед за шею.
- Тебя это тоже касается. Соблюдай правила.
Я развернулась к ней, и мы с минуту сверлили друг друга глазами. Несомненно, она хотела каким-то образом понять, поняла ли я, что будет если меня снова словят. Я знаю, что ты знаешь или вроде того. Но мне и так понятно, что разгадай Лорд мой замысел, Лестрейндж уже не будет на моей стороне. Откровенно говоря она меня уже волновать тогда вряд ли будет – лишь бы живой уйти от злого Лорда.
В любом случае, мне понравилось ощущение своей силы и способности дать отпор, понравилось чувствовать, что теперь-то она будет считать меня равной! Теперь у нас есть тайна, а у меня еще и рычаг давления. Уверенность в себе в кои-то веки грела душу.
Лестрейндж аппарировала прочь. «Профессор» продолжила мой конвой, будто я могу у вновь запертых чарами ворот снова сбежать. Нет, конечно, могу. До леса добежать. Но оно мне сейчас надо?
Кэрроу предпочитала крепко держать меня за локоть и периодически дергать, когда я не отвечала ей «да, мэм» или «нет, мэм». Стоило огромных усилий не закатывать глаза, пока она пыталась проводить воспитательную беседу. Откровенно говоря топорную и грубую.
За ее отчитываниями и угрозами я узнала, что меня ищут с ночи, еще тогда, когда меня в аврорат утащили. Сейчас где-то часа три утра. И чуть ли не весь замок подняли. Повела она меня почему-то наверх по лестницам. Причину я поняла, когда оказалась перед горгульей директорского кабинета. По пути встретили Макгонагалл, но та была немногословна, многозначительно поджимая губы.
Снейп сразу всучил месяц отработок, оба Кэрроу (второй уже ждал тут) с ним были согласны и что-то уже планировали, но основным желающим разобраться в ситуации и поездить по мозгам словесно оказалась Макгонагалл.
Честно говоря, я даже прослушала, куда меня направили на отработки, только лишь заметила за спиной нового директора Хогвартса портрет. Седобородый старик в колпаке спал или делал вид, как и остальные, но мне не то что было не по себе – у меня закрутились шестеренки и ассоциации. Я вспомнила готовность Снейпа сорваться посреди ночи к Дамблдору на чай и нападение на меня. Их подслушанный разговор… У Снейпа были вопросы, но он смирился с тем, что Дамблдор не дает ответов, и не стал возражать, чтобы пролезть ко мне в голову. Еще я прекрасно помню его первые вопросы Дамблдору: «Что-то снова случилось в Отделе тайн? Или с Поттером?». Прекрасный исполнитель.
И пока у Снейпа хватало терпения выслушивать Макгонагал, я разглядывала его. А он меня. Ну, не он один, ничего в этом нет странного, но взгляд темных глаз заставлял задуматься. Августа в Мунго – меня снова начали терзать мысли. На ум первым приходит вопрос: а кому это нужно? Августа в этом смысле никому не нужна. Крауч должен был понять, что будет, если он сделает что-то Лонгботтомам, Долохову вообще по-барабану должно быть, Лестрейндж, допустив возможность, что она соврала, могла бы, но почему она оставила Невилла? То же самое и Кэрроу, не говоря уже про то, что они постоянно в школе. А нападающих было пятеро. И зачем Пожирателям вообще маски в этом случае? Им теперь закон не писан. Они вообще могли вызвать в аврорат или в Министерство и там уже со всем смаком сделать, что хотят, как Лестрейндж. И никто же не пикнет даже! Да буквой закона задавили бы!
Перед глазами сразу же маячит следующая зацепка – не тронутый Невилл. Довольно очевидная для меня догадка: Августа уже больше чем засомневалась в Ордене и Дамблдоре и если бы старик был жив, то он мог бы это сделать. В его духе – убить чужими руками несколько зайцев: и Невилл в Орден броситься, и я могла бы воспылать чувствами и скрепя сердце пойти на сделку, лишь бы отомстить виновным Пожирателям. Как раз те артефакты раздавал – наверняка проверял сознание на верность. Раз так легко разгадала его задумку даже Молли Уизли, то было что-то еще. Может быть, действие на единожды надевшего артефакт. Уже не важно. Важно то, что если бы я не смогла поговорить с Августой, то не узнала третью зацепку: о том, что Августа собирается сбежать знал лишь Невилл.
Размышлять я продолжила и тогда, когда меня повели обратно в гостиную. В гостиной, кажется, весь Слизерин собрался, яблоку негде упасть. В спину стреляют десятки взглядом, пробегают шепотки отовсюду, а я закрываю дверь в комнату чарами и возвращаюсь к мыслям в одиночестве. Шерлок ждал меня и вертится вокруг, радуясь возвращению. Прости, друг, опасно тебя брать с собой. Вот попался бы ты Лестрейдж и что тогда?
Взгляд мимоходом оббегает комнату, находящуюся в постоянном порядке, и я вспомнила домовика, который шел за мной от самого Хогвартса. Успел ли он что-то рассказать или собирался это сделать, когда вернется? Его направил кто-то из Хогвартса. Могли ли это быть Кэрроу? Вполне. Снейп? Тоже. А мог ли Дамблдор остаться в живых и продолжать всем управлять через Снейпа и остальной Орден? Либо в темную? Сразу же и домовик из Хогвартса объясним и организация атаки на Августу. Но кто тогда исполнитель? Орден в большинстве своем считает себя светлыми и непогрешимыми, значит не пошли бы на такое дело, не будь веских обвинений в пособничестве «тьме». И все равно, думаю, рука бы дрогнула перед Августой.
Но случай похож на убийство Коби. Тогда целью Ордена могло быть расшевелить меня на действия. И сейчас нечто похожее, но еще и для Невилла.
Или домовик был всего лишь сигналом для организации еще одной ловушки для меня?
И почему я чувствую, будто всем управляет незримая рука Дамблдора? Надо, все-таки, надо самолично смотаться и обследовать Астрономическую башню, пусть там хоть десять раз все осмотрели подчиненные Лорда. А сейчас я могу сделать только одно.
Зажать в руке кольцо с Воскрешающим камнем. И открыть глаза, чтобы осмотреть все еще пустую комнату. Может, Дамблдор просто не хочет приходить ко мне? Ага, как же. Как будто дух смог бы сопротивляться такому артефакту.
Все, спать. Подумаю обо всем еще раз завтра. А сегодня, я надеюсь, подсознание, ты не будешь меня мучить снами Лестрейндж? Ведь мы же с ней все уладили, правда?



С детства люблю сказки. Детство кончилось, а сказки остались. Только теперь они для взрослых.

Сообщение отредактировал Арх - Четверг, 23.07.2015, 22:29
 
АрхДата: Суббота, 10.10.2015, 23:24 | Сообщение # 645
Демон теней
Сообщений: 262
« 171 »
Глава 87

Как-то я не подумала, когда закрывалась в комнате — а где будет ночевать моя соседка? Я благополучно выбросила ее присутствие из головы. Благо, Кан достучался до меня через пергамент, потому что снять мои чары не смогли. Хоть что-то радует.
— Отрежу, — пригрозила я своему отражению в зеркале.
Винки, ясное дело, в Хогвартсе не было, и заплетать мне косы некому. А у нее так хорошо получалось! Ладно, простую косу заплести смогу, хоть и все равно мешать будет, но пожалею чувства домовички и на сегодня оставлю. Главное себе это каждое утро повторять...
Утро выдалось тяжелое, кроме того, что я не выспалась. Шепотки за спиной усилились. Подслушала тут Асторию Гринграсс, точнее, как она ответила на прошедший слух, будто меня Пожиратели до Хогвартса доставили:
— Да она с собой плюшевую игрушку до четырнадцати лет таскала!
Посмеялась. Жаль снова одна — знал бы кто, что это была за игрушка...
С самого утра меня не покидало ощущение натянутой пружины. Еще немного и что-нибудь случится. Но я, казалось, была повязана по рукам и ногам. Ни шагу ступить без чужого наблюдения, оттого вся на нервах. Оторваться хоть на пять минут от преследователей с зелеными змеиными нашивками означало поднять тревогу. Даже в уборную и то одну не пускают — обязательно кому-то надо тоже. Как назло, сегодня подряд два урока у обоих Кэрроу. Толком обмозговать все времени не было.
Первой была Защита от Темных Искусств. Расслабляться не стоило, хотя я и так как на иголках. За две минуты до звонка у класса появился Амикус Кэрроу. Он окинул толпу под кабинетом быстрым взглядом, усмехнулся белыми (!) новыми, но кривыми зубами, и прошел в кабинет, подавая знак всем следовать за ним. Урок был сдвоенным Слизерин-Когтевран. Слизерин в большинстве своем подался на первые парты, но не доходя до середины через один разбавился воронами. Четкого разделения не было. Естественно, меня больше устроили бы спокойные и нейтральные когтевранцы. Все произошло всего за пару секунд, пока я стояла, и свободных мест на выбор почти не осталось, потому я заняла парту за Асторией Гринграсс и вторым однокурсником. Через секунду рядом села Саманта — моя новая соседка. На вопросительный взгляд я просто кивнула, разрешая сесть рядом. Расстановка мест осуществлена и, на мой взгляд, удачна. Я ровненько посередине.
— Меня зовут Амикус Кэрроу, — прохрипел сиплым голосом колдун. — На моих уроках я не буду терпеть даже выкриков с места. И лучше меня не бесите, — взгляд, наконец, уперся в меня.
А я все ждала. С мрачной решимостью не отвела взгляд. Он отвлекся и сел за свой стол, в давящей настороженной тишине громко раскрыв список учеников.
— Я называю, вы встаете, ясно?
Не дождавшись ответа, он повысил голос до крика:
— Я спросил — ясно?!
Ученики нестройным хором ответили.
На названных учеников, он поднимал быстрый взгляд и снова упирался в список. Много времени на перекличку не ушло, он снова поднялся:
— Продолжим. Если я сказал стоять ровно — стоите ровно, если сказал сесть — значит, сесть! Даже если я сказал стать на голову, вы стоите на голове! Начнем с простого. Заклятие Круциатус...
— Мы будем изучать Круциатус? — пискнула какая-то когтевранка впереди.
— Будем! — рявкнул Пожиратель, одним большим шагом оказавшись над ее партой. — Я сказал с места не кричать! Руку поднимай! На первый раз прощаю, как для тупых, — спокойнее продолжил он, возвращаясь назад. — Я сказал, заклятие Круциатус, называют проклятием боли. Почему не записываем?! — послушно зашумели пергаменты и заскрипели перья. Я не спешила отводить от него глаза и браться за перо. — В темных искусствах вообще почти все будет больно, а если не больно, то точно смертельно за две секунды. Считается, что защиты от него нет, но только если не попадать под него или уметь использовать сильные щиты, что вам, откровенно говоря, не светит. Боль фантомна, проклятие расшатывает нервы настолько, что вы будете биться головой о камень, лишь бы прекратить это. Но после прерывания действия, не будет никаких ранений. Крауч, — обернувшись, фамилию он произнес так предвкушающее, что у меня не осталось сомнений, что он только этого и ждал. — Прочитай, что записала.
Моментально ученики подняли головы. Соседка чуть придвинула пергамент, заметив мой — идеально чистый.
— Без подсказок! — Кэрроу оказался зорким. — Фамилия?
— Джонс, — ответила с испугом Саманта.
— Я и так могу рассказать об этом проклятии, профессор, — заговорила я, чтобы не подставлять соседку. — Кроме того, что вы сказали, Круцио зависит от желания причинить боль и от личной силы, как и все заклинания. Есть еще один способ защиты, — я сделала паузу, заставляя его задать вопрос.
Он сверлил меня взглядом так, что искры летели и сквозь зубы спросил:
— Какой же?
— Если вы очень сильный окклюмент, можно не дать сознанию ощутить боль.
— Сомневаюсь я, что ты сильный окклюмент, — хмыкнул Кэрроу с превосходством и с долей облегчения.
— Ну да, — пожала я плечами.
— Что, — Кэрроу задержал на мне взгляд, заподозрив в глазах внутреннюю усмешку и перевел глаза на поднятую руку.
Это была одна из близняшек.
— Что такое окклюменция?
— Умение управлять своим разумом и защищать его от покушений извне. Очень сложное и доступное не всем.
У меня закралось подозрение, что Пожиратель не один из этих людей.
— С Круцио закончим. Главное, что вы должны запомнить — после него с вами ничего не случится страшного.
— Кроме сумасшествия, — встряла я, так как все еще стояла.
— Только слабаки сходят с ума от Круцио! Наказание для того и придумано, чтоб больно делать и учить думать! Сядь, Крауч! — рявкнул он и мне ничего не оставалось, как промолчать.
Не нарываться. Только дать понять, что я могу повторить.
С виду я бы никогда не признала в нем преподавателя. Сложно подыскать более бандитскую морду. Но тем не менее Амикус Кэрроу мог долго говорить о Темных искусствах... и как оказалось, даже интересно, когда слишком увлекался и его не перебивали. Посреди урока он перешел на другое заклинание — заживо сдирающее кожу и сравнил его с Круцио, затем также сделал и с заклинанием вырывания ногтей, что по его словам часто использовалось в аврорате. Лица многих учениц и учеников позеленели, а он, не обращая на это внимания, буднично пояснил, что для того, чтобы пациент не делал глупостей, вроде скончаться раньше времени, всегда держат штатного колдомедика, но это уже когда совсем крепкий попался, чаще всего хватает и Круцио. Мои же впечатления можно охарактеризовать коротко — ну и что? Что с того, что он с легкостью говорит о таких вещах? Разве он виноват, что у некоторых желудки слабые? Хотя после уроков зельеварения совсем не должны быть такими. Я помнится как-то побывала в среде студентов-медиков... Тот же человек работающий в морге — чем он виноват, что проходит через это? В общем, я заподозрила в Кэрроу именно гробовщика и впечатления остальных вызывали лишь презрительное фырканье.
Ощущения после урока, с уже наверняка кровным врагом (в переносном смысле, до официального объявления, по крайней мере), были двоякие. Слишком резкий, грубый, невоспитанный, плохо образованный во всем остальном, но он знал эти темные искусства, и я с удивлением словила себя на мысли, что гадаю, каков будет следующий урок. Пусть я предпочту изучить что-то другое, но ведь врага надо знать в лицо! А значит, есть смысл ходить на эти уроки, тем более что выпадов и выстрелов глазами в мою сторону было не так много, как ожидалось. Честно говоря, я была готова, если не к дуэли, так уворачиваться от летящих в меня парт и стульев.
— Я, думала, будет хуже, — выдохнула Саманта, покидавшая класс вместо со мной.
— Я тоже, — искренне призналась я. — Но пока что ничего страшного.
— Повезло нам, что мы с Когтевраном, лишь бы с магловедением также обошлось.
— А что так?
— Вчера Кэрроу взялись за шестой и седьмой курсы. Поговаривают, больше всего выпендрились грифы и кое-кто из них был лично ознакомлен с изучаемым заклинанием, — она поежилась, видимо, вспомнив, о чем нам рассказывали.
— Поговаривают, и про меня много чего, — ответила я, гадая, кто же эти смельчаки и нет ли среди них моего брата.
Вроде не должен Кэрроу осмелиться на первом же занятии... Хотя у него в этом плане явно нет тормозов.
Гадания не имели смысла, без фактов, но раз школа не гудит, а преподаватели не бегают по стенам в истерике, то слухи приукрашивают. Правда, надеюсь, Захария тоже не попал в этот список почета. Но теперь хотя бы понятно, почему все ученики сохраняли в классе идеальную тишину, боясь лишний раз пергаментом шелохнуть.
— Кстати, спасибо, что хотела помочь.
— Да ладно, я думала, он сделает что похуже, чем переговариваться с тобой.
— Сомневаюсь, что он решится на это, — ухмыльнулась я и добавила про себя «если не захочет повторения на глазах у учеников».
На уроке, сестры Амикуса — Алекто, я уже несколько расслабилась. Зря вообще-то. Женщина оказалась смышленее него. И злопамятней.
— Крауч! — вместо приветствия и представления, она первым делом выкрикнула мою фамилию. — На первую парту!
Я растерялась слишком надолго. Взгляды толпы в мгновенье пересеклись на мне. Впереди сидящие слизеринцы с промедлением, но уже собрали свои вещи и Пожирательница снова повторила приказ, взмахом палочки бросив мои вещи на первую парту с краю. Такое развитие событий мне с самого начала не понравилось.
Пришлось покинуть Саманту и сесть с однокурсником... как же его там... Надо бы хоть фамилию и имя узнать.
Позади сидели близняшки Кэрроу. Чувствую, придется постоянно быть настороже. Вот Импервиус бы помощнее применить, но поздно — привлеку внимание всплеском магии, вдруг она умеет их тоже чувствовать. Пока что Алекто Кэрроу темная лошадка с неизвестными возможностями и большим зубом на меня. Именно по второй причине подойдет и подпитка артефакта с щитом.
Кэрроу оглядела орлиным взором класс и удовлетворенно ухмыльнулась — как будто четкая грань разделила кабинет надвое: гриффиндорскую часть и слизеринскую.
— Ко мне обращаться только профессор Кэрроу, — деловито сообщила она своим каркающим хрипловатым голосом. — Я и мой брат отвечаем за дисциплину, и любое ее нарушение теперь будет строго караться. Это касается не только поведения на уроках.
У меня дежавю. Глаза ее хотят пришпилить на месте. Она стоит всего в двух шагах и смотрит сверху вниз, будто говоря, кто тут главный нарушитель. А я что? Я ничего... Делаю вид, что мне срочно надо очистить перышки на писчем пере. Жаль только детские песенки, как в классе зельеварения сами на язык не взбираются. Привычку еще следует выработать.
— Как вы все знаете, волшебники разделяются на чистокровных, полукровок и грязнокровок, — отступив к доске, Кэрроу приступила к вступительной части. — Чистокровные — элита и самая важная часть нашего общества. Они главная сила, они преумножают нашу мощь. Полукровки должны стремиться стать чистокровными и обрести все привилегии и права волшебника! Грязнокровки же, — она усмехнулась, — лишь загрязняют чистую энергию, оставляют пятна на имени чистокровного волшебника. Они достойны лишь прислуживать высшим магам и им очень повезет, если они окажутся настолько полезными, чтобы был смысл оставить их в живых.
Я лениво проследила за ее взглядом и увидела гриффиндорца трясущегося от страха, но исправно пытающегося взять себя в руки. Маглорожденный.
— Грязнокровки годны лишь для самой грязной работы, которую можно поручить домашнему эльфу. А сейчас мы проверим, кто здесь кто, — она снова показала зубы в агрессивной улыбке. — Я называю имя, вы встаете и называете статус крови.
После вступительной речи меня стало клонить в сон, а пока неимоверно долго тянулась своеобразная перекличка почти в полной тишине, мне еще сильней захотелось спать. Я стала рассматривать кабинет, пытаясь отвлечься. Первым делом бросались в глаза плакаты на всех стенах, агитирующие за чистоту крови. Но на одинокой полке, заваленной коробками, лежала самая настоящая миниатюрная модель автомобиля... пластмассового... детского, которыми играют в песочнице. С желтой кабиной водителя и оранжевым кузовом на зеленых пластмассовых колесиках.
— Что смешного, Крауч? — резко спросила Кэрроу, когда я не смогла сдержать смешок.
У этой, очевидно, со слухом было все в порядке. И она готова дергаться и срываться на любую мелочь с моей стороны.
— Я заметила у вас любопытную магловскую вещицу, — я указала на полку.
— А, знаешь что это?
— Понятия не имею, — соврала я, так как мне показалось, будто она ищет повод.
— Эта штука заменяет маглам метлы, но они не летают. Всего лишь ползают по земле... к чему привыкли и грязнокровки.
В классе не было больше ничего нового, а закончив с перекличкой (ей ничуть не надоело оскорблять и делать едкие подколки в адрес «нечистых») она продолжила проводить политинформацию, чем снова усилила на меня действие сна. Ну не могу я контролировать себя, когда так пытаются промыть мозг! Думаю, это все опыт избегания всяких религиозных проповедников на улицах и подобной навязчивой рекламы.
— Маглы, ничего не умеющие, завидующие волшебникам, загнали нас в подполье! Мы вынуждены скрываться, скрывать свои палочки, скрывать свои имена, следить, чтобы ни один магл не взял в руки нашу вещь, а ведь они хватают! Дай им волю и все отберут у нас! Грязнокровки, в свою очередь, в нашем мире пытаются забрать у нас все, включая нашу магию! Они все больше и больше с алчностью животных отбирают у нас! И мы это позволяли сами!
Распаляясь Кэрроу пошла вдоль класса, а я, воспользовавшись тем, что она отвлеклась, подперла рукой потяжелевшую голову. И ведь понимаю, что спать здесь — рискованно, приходится бороться с привычками. Лишь бы дотянуть до обеда и не дать слипающимся векам закрыться до конца. Подремать в полглаза и то не выход.
— Бу-бу-бу, бу-бу-бу, — голос Кэрроу стал сливаться.
— Крауч! — громкий оклик привел в чувство и тут же среагировал защитный артефакт с постоянно поддерживающимся щитом.
В меня бросили заклинанием, хм.
Я вскочила на ноги и мне потребовалось пару секунд, чтобы взять себя в руки и понять, что сейчас же ответить обидчику не могу. Весь класс затаил дыхание, я чувствовала это, как тишину перед бурей.
— Не сметь спать на моих уроках!
— Прошу извинить великодушно... — огромного труда стоило сдерживать себя от действий, но вот язык хотел уязвить. — Я не могу выслушивать этот бред. Будет лучше, если я не буду посещать ваши занятия, — последнее сказала с нажимом.
Я закинула все вещи в сумку одним махом, не особо заботясь, как они легли, и направилась прямиком между парт. Это было безрассудно и опасно, лучше бы я обогнула парту и прошла вдоль стенки, но злость все еще сидевшая внутри требовала взять реванш и показать себя.
Палочка давно покоилась в руке. Проходя мимо нее, я была готова к любому движению с ее стороны. Кэрроу дала пройти. Она не сводит взгляда, а я готова отразить заклинание со спины. Дверь уже близко.
— Стоять! — рявкнула она, с такой решительностью, которой я не видела секундой ранее на ее лице. — Думаешь, если сил много, управы на тебя не найдется? Все найдется! Я здесь главная!
Мной это воспринималось уже как голос маленькой собачонки за забором — стоит только открыть дверь, как она тут же замолчит. Все дело лишь в том, что я не ограничусь открыванием дверей. В классе не только слизеринцы, а и гриффиндорцы — я не могу перед ними демонстрировать эту свою сторону, не хочу их пугать, так же как не хотела пугать когтевранцев. Мне не нужно отгораживаться ото всех, хотя сейчас очень хочется. Задолбаюсь потом всё всем объяснять.
В закрывшуюся дверь что-то стукнуло. Очевидно, она не выдержала и что-то бросила.
Только я присела на подоконник, пытаясь совладать с чувствами, как неожиданно для меня, появилась Хелен.
— Ты почему здесь? — успела я спросить первой.
— Профессор Кэрроу отправила, — ответила Хелен и дернула подбородком.
За ней бегом появилась запыхавшаяся и раскрасневшаяся Астория Гринграсс с чудовищной отдышкой для такого молодого тела. Видать для нее пробежки являются чем-то новым.
— Крауч! Ты что творишь?! Ты совсем с катушек съехала?! — обвинительно накинулась та.
— А тебе понравилось быть на побегушках? — не сдержала я язвительного ответа, поняв ситуацию.
За мной отправили, чтобы не нарушать приказа сверху и не оставлять без присмотра. А чтобы я не сделала ничего Гринграсс, выпустили из класса еще и Хелен. Мои дружеские связи проследили. Интересно, насколько далеко? Да еще и Алекто, оказывается, может быть проницательной, ну, или навела справки тщательно.
— Довыделываешься когда-нибудь, Крауч! — Астория обиженно скрестила руки на груди и острый подбородок. — Не знаю, с кем там у тебя связи, но когда-нибудь все может перевернуться, и ты окажешься крайней.
— И что с того? — внутренне я была все еще на взводе.
— Я тебе дельные советы даю. Хоть бы задумалась!
— Своя голова на плечах есть, — проворчала я, поняв, что уходить она не собирается.
Повисло гнетущее молчание. Мне все еще хотелось взорваться и выпустить пар, но я лишь прикрыла глаза и постаралась успокоиться. Сердце громко и больно стучало, мстя за такой резкий переход от сна к боевому режиму. Гринграсс осталась стоять на месте — покинуть меня одну она явно не могла.
— Ну и зачем все это делать? — неожиданно спросила она, возможно, тоже ощущая не уютность ситуации.
Хелен делала вид, что она тут случайно и рассматривала потолок.
— В смысле?
— Зачем устраивать этот цирк с Кэрроу?
— Это не цирк. Кэрроу могла поплатиться за атаку, если бы я вовремя не сдержала себя.
— Пф, как самонадеянно.
Все-таки моя фраза прозвучала слишком пафосно. Надо взять себя под контроль и успокоиться. Ни слова, ни магия — не шутки. Поэтому садимся в позу и ищем этот дзен. В голове навязчиво прокручивался фильм только что закончившегося для меня урока.
— От каждого по способностям, каждому по потребностям, — усмехнулась я, вспомнив подходящую фразу.
— Что?
Открыв глаза, я заметила недоуменно нахмурившую тонкие брови Асторию. Я снова усмехнулась и промолчала.
Интересно, что будет делать Алекто? Что отстанет от меня и пойдет на поводу и надеяться не приходиться. Надавить на них обоих? Беллой? Мва-ха-ха! Заманчиво, не знаю, как поведет себя сама Беллатриса, но попробовать стоит. Правда неделю ждать придется, но ничего — повоюем!
Сдвоенное зельеварение. Слизнорт необычайно суетлив вначале урока, когда давал задание, а потом наоборот очень тихо засел за свой стол и не покидал его до конца урока. Только его лысина блестела, что те огромные оловянные котлы, сваленные на его столе, и закрывавшие его от нас. С нами опять гриффиндорцы и приходится быть предельно осторожной. Не потому что могут нашкодить специально — не мне, меня они не один год знают, — а потому, что все еще есть те, кто ничему не научился за четыре года.
Все мои мысли поглощены тем, как правильно и безопасно сварить зелье. Пошло повторение, но сегодня зелье сложное — Умиротворяющий бальзам. Эта штука будет очень полезной, если правильно сварить, но в том то и дело, что идеально по учебнику не выйдет.
К концу у меня желание вылить бурду в канализацию, а ни как не выпить.
На перемене удачно так замечаю Сьюзен Боунс без компании. А ведь она тоже в нашем клубе, хотя все еще в некотором зависшем положении... Надо поговорить и выяснить ее взгляды.
Я остановила ее и предложила отойти вместе с Каном к окну. Учеников в коридоре было немного, но Кан наложил заглушающие чары и следил за окружением, чтобы никто не мешал.
— Хотела просто поговорить, — сразу же пояснила я.
— Зачем?
— Знаешь, все эти слухи вокруг меня... Я подумала, что ты можешь им поддаться. Мои друзья меня знают и в курсе всего, что происходило и происходит, а тебя я так и не посвятила в ситуацию.
— Еще бы не поддаться! Ты, говорят, на стороне Пожирателей прочно засела. А говорила, что не примешь ничью сторону.
— Я помню, что я говорила. Это был ход, чтобы уберечь себя, свою семью от настырного отца, а заодно и друзей, если при смене власти им станет хуже.
— Тогда мне помоги. Или я не в клубе, потому откажешься? Какие еще проверки надо пройти? — Сьюзен то ли брала на слабо, то ли просто негодовала.
— Не горячись. Ты с нами. Какие у тебя проблемы? — напряглась я.
У меня своих проблем по горло, а тут еще чужие... Но делать нечего, отказать не могу. Сьюзен уложила рассказ в перемену и вот что выходило. Ее фамилия была известна, родственники считались сильными магами и часто занимали высокие посты, кроме того, активно показывали, что плевать они хотели на предложение принять сторону Волдеморта. У них своя правда и неприязнь ко всяким организациям. Но плановое уничтожение не прошло даром. Семья дяди убита, тетя была одинока, Сьюзен осталась с матерью и старшей сестрой, отец давным-давно пропал за границей. И тут какой-то маг, которому ее когда-то сильная семья перешла дорогу, решил сбить с них выгоду. Пришел сначала с угрозами и использовал бюрократов, в результате мать ослабла здоровьем и жалуется на сердце. Проверяют почту, уже пару домовиков слегло от проклятия. Никуда не выходят. И ладно бы тот маг требовал компенсации лишь материальной — он хочет себе подданных, требует старую как мир вассальную клятву на род. Так уж сильно они его примяли и обидели.
Естественно, я пообещала помочь с решением проблемы. Всего-то поднапрячь Барти, Долохова или Беллатрису. Не хотелось мне светить своими ОСТами, но уж раз такая ситуация — надо связаться. Вопрос в том, как? Просто письмо отправить, так то же самое, что в газете написать. По крайней мере, шанс разглашения большой. Кэрроу своего не упустят и Снейп тоже. Можно выбраться в Хогсмид и оттуда отправить письмо, но не факт, что деревню не взяли под колпак. Лучше уж лично встретиться. А потому жду ночи и точу когти.
В подземелье снова собирается стужа под вечер. Камины разгоняют холод и в почти полной общей гостиной тепло, а вот в спальне совсем другое дело. Здесь есть небольшой камин, но греет он не настолько сильно. Чтобы скоротать время отправилась в библиотеку на поиски схем обогревающих чар на одеяло.
Несколько книг полистала, задумалась, вспомнила еще, что я делала заметки, которые могут оказаться полезными и решила посмотреть заодно у себя. Чем бы дитя не тешилось... А в библиотеке все равно осталось мало интересного для меня. Зато поймала Невилла у книжной полки.
— Не доверяй никому, ничего не рассказывай. И не смотри в глаза Снейпу. Это сказала мне Августа, — успела я ему шепнуть, проходя за спиной.
В библиотеке он не начал бы обвинять и громко спрашивать (по крайней мере, просто не успел), на это и был расчет. Стоило ему обернуться, как я уже отправилась дальше. Он был тут не один. Как всегда гриффиндорцы сидели компаниями за столом, но мне повезло.
В моей книге, насколько помню, были несколько полезных заготовок, если разобраться и скомбинировать, что-то должно выйти. Книга вначале больно кусает страницами за пальцы, а потом под мои чертыханья открывается и послушно дает себя листать, при этом ведет себя как нормальная обычная книга. Светиться в темноте своими венами она стала меньше, окрепнув черной плотной обложкой, зато набравшая энергии от меня и под влиянием записанных знаний приобрела интеллект. Я бы не назвала ее живой, скорее ожившей игрушкой, под влиянием чар двигающей ножками. Пока разбираюсь, в комнате появляется моя соседка. Заканчиваю, посмотрим, что будет утром. Отбой и тянутся минуты, пока замок заснет крепким сном, а в частности моя соседка.
Мысли о Снейпе и Дамблдоре сами лезут в голову. Хочу, очень хочу этой ночью выбраться на Астрономическую башню за какой-нибудь зацепкой. Но надо помочь Сьюзен, у нее ситуация не терпит, к тому же я все-таки наведаюсь еще раз к Августе и заберу ее оттуда. Но прежде возьму с собой кое-какое сопровождение и проверю хвост...
Бесит, что я не могу предугадать действия Дамблдора и Снейпа. Я даже не знаю, где Дамблдор и жив ли он вообще. И на что он использовал мою магию?
Соседка, наконец, засыпает. Долго же она лежала просто так, наверное, тоже что-то обдумывала. Почти два часа после отбоя потеряно. Итого только в полночь покидаю гостиную.
В подземельях Слизерина есть вход в тайную комнату, но я не спешу туда. Вначале проверяю коридоры на чужое присутствие. Пока было свободное время, я не только над обогревающими чарами поработала, но и в библиотеке нашла это заклинание. Жаль, кроме него ничего. Заклятие поиска ничего не показывает, но меня все равно гложет паранойя. Здесь весь замок — окуляр для присмотра за учениками. Те же портреты. Даже заглушив их чарами, толку будет мало. Оглохнут они, или заснут — ясно же что кто-то здесь был.
Ничего не поделать. Остается надеяться на Тайную комнату. Слизерин должен был ее защитить как-то от вездесущих домовиков. Правда тот домовик-шпион за мной как-то последовал, но мало ли, может по дороге привязался или потерял из виду, а потом нашел... А может быть он был приставлен к дому. Невинная просьба Блэка выделить домовика для слежки за домом и он мог сидеть там очень давно, еще до директорства Снейпа.
Покинув пределы школы, сразу же переношусь на порог Гриммо, стучусь в дверь и не хуже миссис Блэк ору:
— Кикиме-е-ер!
Тут же передо мной появляется перепуганный домовик с выпученными еще больше, чем обычно глазами на обтянутом кожей черепе.
— Есть ли за мной слежка? Проверь!
С донельзя испуганным и растерянным видом Кикимер исчезает. Если и раскроется эта база, то не страшно. Защита крепкая. И кто вообще сказал, что Блэк не нашел способ сдать?
Тянет напиться и забросить все. Ничего, успокаиваю себя, еще повоюем. Такие порывы не к добру.
Через камин связываюсь с мистером Николсоном. Прошу о личной встрече, не желая объяснять ситуацию по сети летучего пороха. На краткий экскурс в ситуацию уходит от силы пять минут.
— У нас есть время? — спрашивает юрист.
— Немного. Желательно все сделать быстро. Нас могут опередить.
— Мне нужно хотя бы минут двадцать на оформление бумаг от имени родственников и организацию перевозки.
— На чье имя вы будете оформлять бумаги?
— Это вы мне скажите.
Я задумалась ненадолго. Брат кровный родственник. Тетя с дядей дальние, но старшие. Но и Невилл уже совершеннолетний.
— Пишите на Невилла.
— Место прибытия?
— Это я тоже предоставляю вам. Подберите хорошую лечебницу. Деньги я найду.
Мистер Николсон кивнул, поняв, что его труд тоже будет оплачен.
Я перепоручила дела знающему человеку, и теперь вся изводилась в ожидании. Минуты длились слишком медленно и оттого, что я сверялась с часами они тянулись еще дольше. Я уже наматывала нетерпеливые и нервные круги по ковру, словно летчик-истребитель, когда в комнату зашли девушки. Завидев меня, они замялись. Я глубоко вздохнула и ожидающе уставилась на них, постаравшись овладеть своими чувствами. Все-таки не стоит их нервировать, когда передо мной беременная женщина.
Девушки переглянулись, решая между собой, кто говорит. Так и не решили.
— Мы, наверное, не вовремя. В другой раз... — выразила общую мысль Лизи. Теперь она носила лишь просторные платья.
— Говорите уже, не томите, — вздохнула я.
Посреди комнаты появился Кикимер и сразу же склонил лысую голову вниз.
— Кикимер не нашел слежку. Кикимер виноват?
— Не нашел, значит не было, — ответила я, постаравшись сказать это не слишком резко. Этот точно еще себя бить начнет. — Отдыхай пока что, Кикимер. Скоро я отправлюсь по делу с мистером Николсоном, ты будешь моей поддержкой. Прислушивайся к моему зову.
— Есть, госпожа, — проскрипел домовик, но скосил глаза в сторону девушек.
— Они останутся, не волнуйся.
Ему явно хотелось что-то сказать, но он держал сухие тонкие губы плотно сжатыми. Я знала, что его тревожит — что я оставлю наследника Блэков без его линии защиты. Дом, конечно, хорошая защита, но меня это тоже тревожит. Хоть Дженна с матерью тут.
Мистер Николсон появился неожиданно. Взвилось вверх зеленое пламя и я подскочила на месте от нетерпения.
— Вам лучше с нами не идти, — с ходу предупредил он. — Я правильно понял, что вам лучше сократить количество внимания и слухов к своей персоне?
— Да, — с сожалением согласилась я. — Как только осуществите переправку позовите меня через камин... Кикимер, иди с мистером Николсоном.
— Вы мне не доверяете?
— Кикимер для того, чтобы быстро вызвать подмогу. Сюда он сможет вернуться очень быстро, а там уже дело за мной.
— Думаете, подмога понадобится? — приподнял одну бровь юрист, сделав это с завидным достоинством. — Я взял с собой двоих боевых магов.
— Осторожность никогда не бывает лишней.
С повторным уходом юриста вновь потянулись секунды ожидания. Я глубоко вздохнула.
— Напомните, что вы хотели спросить? — обратилась я к застывшим, словно бедные родственники, девушкам.
— Мы нашли это в одной из комнат... — Дженна протянула мне изрядно измятый лист пергамента.
Я вчиталась в прописные буквы. Пока я пробегала по тексту, постепенно понимая о чем он, Дженни продолжила фразу:
— Это было в комнате, принадлежащей Сириусу.
Это явно было важно. Не знаю, пока где это можно использовать в свою пользу, но неожиданная находка была приветом из прошлого, о котором теперь могут рассказать очень немногие.
Мантия-невидимка. Дамблдор одолжил ее у Джеймса Поттера. Я бы не дала. Может быть, уже тогда, в тот момент перед нападением Темного Лорда, Дамблдор работал над подделкой? А младшему Поттеру отдал пусть и качественную, но подделку. От чужих глаз скрывает и ладно. Все равно не определит оригинал. Получается и Джеймс такой же неуч? Судить не берусь, но в такой момент отдать такой козырь — это о чем-то прямо говорит.
Про Петтигрю не интересно. Батильда Бэгшот — возможно она сможет стать следующей ниточкой и пролить свет на те события? И она, похоже, тоже была в Ордене, раз так свободно заходила в гости под Фиделиус. Куда ни плюнь, попадешь в орденца...
Здесь лишь половина письма. Вторая часть либо пропала в мусоре, либо кто-то уже мог последовать по ниточке за Батильдой. Немного бы раньше мне это письмо! Теперь я точно не смогу спокойно сидеть на месте.
У девушек появились вопросы по поводу ремонта, так что на них я и обратила внимание, все равно лишь бы отвлечься от тягостного ожидания. Возникла сложность с подвальными помещениями. Дело не только в сырости и поселившихся паразитах, а и в бывшем использовании залов. Например, не стоит хранить продукты в зале, где хранились артефакты или жертвы. Пришлось спускаться вниз и обсуждать все еще и с миссис Блэк. Мадам с портрета приспичило спросить, когда же я заставлю Сириуса признать наследника. И вообще, внизу осталось не так уж много денег — как я планирую пополнять казну? А то такими темпами ее наследник еще до рождения останется без средств к существованию.
Мистер Николсон с Кикимером появились очень вовремя. У меня заканчивалось терпение спокойно объяснять ей, что и почему. Я почти подпрыгивала на месте от нетерпения. На мой ожидающий взгляд маг ответил виноватым выражением лица, что с самого начала мне не понравилось.
— Нас опередили.
— Как?! Подробней.
— Давайте присядем. Кикимер, будь добр, принеси мисс Ли чаю.
Я плюхнулась в кресло следом за раздражающе неторопливым Николсоном.
— Брат или дядя с тетей? — я пояснила, увидев непонимание. — Забрали из Мунго.
— Не забрали. Миссис Лонгботтом все еще там. С прискорбием вынужден сообщить, что ее уже нет в живых.
У меня что-то упало.
— Нас кто-то опередил. До того, как мы зашли в палату, она была жива. Я подал от имени вашего брата иск на выяснение причины смерти. Сейчас мои помощники внимательно следят за... миссис Лонгботтом.
Я откинулась в кресло, сложила ладони перед лицом и закрыла глаза, глубоко задышав носом. Сейчас я призывала все свои силы и навыки владения сознанием, лишь бы сохранить ясную голову. Ситуация серьезная, и я не могу позволить себе эмоции, не сейчас. Мне не на кого переложить решения.
Так я просидела с пять минут, но сознание прочистилось, эмоции убрались на задний план.
— Сколько займет времени экспертиза?
— Минимум час.
— Если остались следы, враг может попытаться уничтожить их.
— Вероятность этого небольшая. Если бы он что-то оставил, то сразу бы, например, сжег все.
— Мне нужны личные вещи Августы. Постарайтесь, чтобы они не попали ни к кому другому. Также сообщите мне как можно скорей результаты экспертизы. Если ничего не найдут, тело нужно сжечь.
— Вы уверены?
— Еще бы я позволила кому-то использовать труп в своих целях против меня, — фыркнула я, глядя в глаза Николсону. — Я догадываюсь, насколько много разных вариантов для умеющих людей и бороться с умертвием не планирую. К тому же, я думаю, Августа сама бы выбрала это. Опирайтесь на традиции.
Он сосредоточенно кивнул.
— Тогда я отправляюсь обратно. Вам еще понадобится моя помощь?
— Я в порядке, — кивнула я. — Дело слишком важное, чтобы я могла позволить себе расслабиться.
Мистер Николсон снова кивнул и отправился обратно к камину. Я заметила на кофейном столике две чашки, сахарницу и молочницу, как-то принесенные Кикимером мимо моих глаз.
Я взяла ложку и, нахмурившись, помешала уже остывающий чай, наблюдая за закрутившимся водоворотом. Затем залпом выпила все и прошла к камину, где только, что исчез маг.
Зеленое пламя переносит меня в знакомую гостиную в бежевых цветочных тонах.
— Чем Винки может услужить молодой хозяйке? — появилась ухоженная домовичка.
— Барти здесь?
— Хозяин отсутствует.
Ничего не поделаешь. Я достала пергамент и быстро написала письмо с просьбой разобраться и помочь Сьюзен. Все равно настроения не было ждать его и разговаривать. После чего свернула пергамент и отдала его Винки с наказом передать лично в руки, когда никого не будет. Пора возвращаться обратно.



С детства люблю сказки. Детство кончилось, а сказки остались. Только теперь они для взрослых.
 
RaugnirДата: Четверг, 05.11.2015, 19:45 | Сообщение # 646
Подросток
Сообщений: 17
« 0 »
Вау. Стоит какие-то полгода не заходить, как такое сокровище набегает. ^_^
Мне кажется у Айрли не нервы а трубки с фреоном. А так прелестно. Спасибо за целый час увлекательного чтения =)
 
Al123potДата: Суббота, 18.06.2016, 02:00 | Сообщение # 647
Черный дракон
Сообщений: 2783
« 698 »
Прода 91 глава выложена на фибуке


"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Маленьких все обижают (+87 глава от 10.10.15) (Попаданка в сестру Невилла Лонгботтома, Джен, NC-17, макси)
Страница 22 из 22«12202122
Поиск: