Армия Запретного леса

Вторник, 25.02.2020, 03:49
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Наследник (Путешествие во времени, новое поколение, А.С. поттер)
Наследник
RegДата: Среда, 07.08.2013, 13:23 | Сообщение # 1
Подросток
Сообщений: 8
« 0 »
Рейтинг: General
Пейринги:
Гарри Поттер/Джинни Уизли
Драко Малфой/Астoрия Гринграсс
Гермиона Грейнджер/Рон Уизли
Драко Малфой/Гермиона Грейнджер
Северус Снейп
Альбус Северус Поттер/Новый Женский Персонаж
Скорпиус Малфой/Лили Поттер-м
Жанр:АУ/Humor/Romance/Adventure
Размер: макси
Статус: в работе
Саммари: Прошел двадцать один год, у Гарри дети. Один из них пошел по его стопам и приобрел ген Героя и должен исполнить пророчество. Чтоб вновь спасти мир от угрозы, Альбус Северус Поттер спасает своего названного крестного Северуса Снейпа.



Любовь напоминает партию в покер, чтобы победить, надо играть в открытую
 
RegДата: Среда, 07.08.2013, 13:27 | Сообщение # 2
Подросток
Сообщений: 8
« 0 »
Corrige praeteritum, preasens renge, cerne futurum.


Пролог
Мальчик внимательно следил за входом в Визжащую хижину, сидя под мантией невидимкой. Звуки борьбы, крики людей сражающих за слепую веру, вся боль, отчаяния оставалось в периферии сознания. Для него сейчас главным было не упустить момент, те доли секунды, которые у него были. Альбус Северус Поттер сжимал в руках две склянки зелий, они должны были помочь спасти жизнь, взамен другой. Сидя на карточке, он вспомнил, что подвигло его на самый рискованный поступок…
Проницательные глаза Альбуса Дамблдора были устремлены на мальчика. Альбус Северус, ты в этом уверен? – мягкий голос нарушил почти полную тишину кабинета, так он обращался к нему, только если вопрос был чрезвычайно серьезным. Мальчик поднял голову на портрет седовласого волшебника с длинной бородой и в очках–половинках, что висел на стене над самым столом.
– Я знаю, что нарушаю законы времени, и понимаю какие последствия могут быть. Но вы ведь сами учили меня, человеческая жизнь ценнее всех материальных благ мира. А его жизнь ценен для меня вдвойне… Если у меня нет возможности пить чай ни с одним их вас в живую, я должен сделать, чтоб это было возможно в отношении хотя б одного из Вас. Мой отец был не одинок в своей борьбе, у него были вы вместе, у меня нет никого, – Альбус говорил спокойно, без намека на волнение. Мальчик подошел и сел в кресло напротив портрета, сложив руки в замок, он стал ждать.
– Ну, что ж мой мальчик, я надеюсь ты не ошибся в своих расчетах. Удачи тебе. До скорой встречи, – седоволосый волшебник улыбнулся ему с портрета. Альбус склонил голову на мгновенье, встал и подошел к другому портрету.
– Профессор Блэк, ваш ход, – Потрет к котором у он обратился, кивнул в знак понимания исчез из своего портрета. Через мгновение перед ним материзовался Кричер, такой же старый и сгорбленный каким помнил Альбус с их последней встречи. В руках домовика поблескивала склянка с ярко зеленой жидкостью, а сам фиал был весь покрыт пылью. «Хм.. какая ирония…зеленый цвет жизни и надежды и авады» - усмехнувшись подумал Ал.
– Хозяин Альбус, – с этими словами Кричер глубоко поклонился чуть не задев носом пол кабинета, что Альбуса вновь развеселило. Этот домовик напоминал скрипучую дверь, которая не переставала скрипеть в случаи домовика скафнить, но дверь верна, служила дому – как и домовик. Альбус кивнул домовику в знак приветствия и принял фиал с морщинистых рук домовика. В этот момент Финеас Блэк вернулся на свой портрет.
- Молодой Поттер, должен помнить, что это зелье было экспериментальным, и довольно долго хранилось в семье, посему гарантий нет! - сказав это, профессор Блэк махнул рукой, словно делал одолжение в данной ситуации своему сколько-тородному прапрапра…внуку, что впрочем, и являлось правдой. Альбус лишь коротко кивнул на эту реплику. И поднял взгляд на другой портрет, на тот который висел рядом с портретом учителя его отца в порядке директорствования. Его черные глаза сверлили мальчика тяжелым непроницаемым взглядом. Профессор Северус Снейп стоял опершись о раму, и его взгляд тяжело и как-то обреченно смотрел на мальчика. – Крестный, я верю мы вновь встретимся, и ты сможешь научить меня ментальной магии сам, - мальчик улыбнулся той, самой своей улыбкой на которую, порой велся даже его не пробиваемый брат Джеймс, не говоря уже о всех прочих его родных. Человек с портрета резко сгорбился и осел в свое кресло, и закрыл лицо руками.
– Ал, я не хочу, чтоб ты рисковал собой ради меня. Пойми мне нет места в новом мире… Хватит с вас Поттеров и одного героя пророчества, иначе это грозит превратиться в традицию, - профессор грустно смотрел на своего названного крестника, и будь он жив, его сердце сжималась бы в отческом страхе за своего ребенка. Альбус шагнул вперед и ухмыльнулся. Альбус не заметил попытку иронизировать, он перестал обращать внимание на сарказм и иронию портретного Снейпа еще в детском возрасте, воспринимая его как нечто разумеющее.
– Сэр, знаете я не против такой традиции. В конце концов, быть Поттером значит все равно, что быть Избранным Героем! - подмигнув он, залез к себе в бездонный карман. Портреты кто фыркнул, кто усмехнулся, кто по-доброму улыбнулся сказанной фразе. Перед юным героем стояли две задачи на данный момент: первый, и самый главный спасти своего крестного Северуса Снейпа. Второй – не дать угаснуть роду Блэк, и таким образом не дать уйти в небытие Магию рода, но при этом не изменить историю. Он был вынужден дать клятву директору Блэку, что сделает, все что в его силах, чтоб спасти род Блэков, взамен этому он получал фиал с экспериментальным зельем разработанный еще дедом самого Финеаса в соавторстве с Николосам Фламелем. Об этом зелье Альбус узнал в одном из дневников далекого предка, и директор не шутил, когда говорил про риск. Зелье «μετεμψúχωσιςτ» - уникальное зелье, созданное одним признанным алхимиком и одним неизвестным гением, было предназначено для сохранения «души» «сознания» человека в новой жизни, иначе говоря, реинкарнация души. Альбус Северус Поттер шутливо отсалютовал фиалом, после чего засунул его в свой карман. Теперь ему предстояло путешествие в один конец. Но это будет начало…
Чужой крик заставил вынырнуть его из воспоминаний. Пора было продвигаться вперед. Мальчик быстро остановил гремучую иву, и скатился по темному проходу. Он заранее знал, где спрятался отец с друзьями, поэтому он занял другое стратегическое место, а именно подножие скрипучей лестницы, под которым было пустота. Альбус заметил бы уход Воландеморта, и у него было б 30 секунд в запасе, пока отец с друзьями разговаривал бы с профессором. Не прошло и пяти минут как лестница скрипнула, как самый страшный Темный лорд двадцатого столетия начал спускаться по лестнице, разговаривая со своей змеей, как только он спустился он быстро исчез в вихре аппарации. «Успеть» - подумал Альбус Северус перепрыгивая через лестницу, он еле успел отскочить, когда Гарри Поттер с друзьями прошмыгнул мимо. Не обращая на это внимание, он вскинул плащ невидимку и со всей быстротой, на которую был способен влил колбы с зельями один за другим в рот профессора. Но ничего не происходила, сердце не заработало от адреналинового зелья, который должен был запустить сердце вновь, а противоядие от яда уже должно было действовать.
- Салазар тебя дери, давай крестный, давай очнись! – мальчик начал судорожно делать искусственное дыхание как учила его тетя Гермиона. Иногда он поражался в ее безграничную веру в некоторые способности маглов, несмотря на то, что сама была волшебницей. Альбус отчаялся, время шло, но зелье не работало. На душе стало муторно, слезы навернулись, Альбус закрыл глаза, и в тот, момент, когда он собирался на опрометчивый шаг пустить импульс тока прямо в сердце директору Снейпу, он услышал тихий хрип. Резко открыв глаза, он увидел легкое трепыхание ресниц профессора.
- Ухх, ну напугал ты меня крестный. Ха! Я ж говорил, быть Поттером значит все равно, что быть Избранным Героем! – он коротко обнял еще не понятно какого, но точно живого Снейпа и рассмеялся. Резко встав, он засунул руку в свой бездонный карман и вытащил еще два фиала с зельями. Тут он столкнулся со свирепым взглядом Снейпа.
- Спокойно! Не все Поттеры бездари в зельях – с этими словами Альбус Северус влил оба фиала в рот Снейпу. Дополнительное противоядие, которое должно было прогнать кровь в организме, уничтожая остатки яда Нагайны, а зелье для сна без сновидение заставить профессора уснуть. Как только он заметил, что профессор уснул, мальчик встал и накинул на себя и на него мантии невидимки. В его времени магазин дяди Джорджа имел грандиозный успех, где рядовым товаром были как раз мантии невидимки, правда, действовали они недолго. «Не беда», - подумал юный Поттер, - «просто надо успеть переправить его в больничное крыло».
- Локомотор Северус Снейп! – взмахнув палочкой, он поднял тело. – Прости, но так быстрее! Мальчик побежал, если можно так сказать. Алу, еще надо было успеть перехватить отца. Пробираясь через пустующий Холл замка, он кожей ощущал смерть витающий вокруг. Он стал ждать выхода отца. План был прост подбросить крестного на путь героя, чтоб он успел позаботиться о нем. Он надеялся, что крестный примет в бреду его за Гарри Поттера, что послужит толчком для начало если не дружбы, то конца вражды. Воландеморт дал час, скоро Гарри Поттер появится здесь. За такими мыслями он чуть не пропустил выход отца, тихо стянув невидимку с профессора, Альбус тихо проскулил. Этот звук не остался без внимания. Гарри Поттер подобрался, оглядываясь вокруг, когда заметил фигуру зельевара прислоненного в стене. Глаза Поттера старшего расширились от удивления, но он быстро взял себя руки. Альбус наблюдал как его отец подбежав прощупывает пульс. Скрытый рухнувшей колонной он не заметил Оливера Вуда, который с телом Колина Криви прошел к Большому залу. Скоро должен был появиться дядя Невилл, который не заставил себя долго ждать. Невил Лонгботтом прислонился к дверному косяку и утер лоб тыльной стороной ладони. Гарри Поттер пришла мысль, накинув мантию он пошел вперед.
- Невилл…
- Господи Гарри у меня чуть сердце не выскочило!
Гарри скинул мантию-невидимку.
- Куда это ты собрался один? – подозрительно спросил Невилл.
– Так нужно по плану, – ответил Гарри, –Я должен кое-что сделать. Послушай, Невилл…
– Гарри! – Невилл вдруг испугалс, – Гарри ты ведь не собираешься сдаваться?
– Нет. – с легкостью соврал Гарри. – Нет, конечно. Я иду не за этим. Но мне придется пока отлучиться. Невилл, ты знаешь змею Воландеморта? У него есть огромная змея… он зовет ее Нагайна…
– Да я слыхал… и что?
– Ее нужно убить. Рон и Гермиона знают об этом, но если вдруг… На мгновенье Поттер старший замкнулся, и на его лице мелькнул ужас, страх. Но он взял себя в руки и..
– Если вдруг они… не смогут а тебе представиться случай..
– Убить змею?
– Убить змею – повторил за ним Гарри. И поколебавшись добавил, – Невилл, там у входа в замок, за рухнувшей колонной лежит Снейп, – на лице Невилла промелькнуло выражение страха, злости, и мести, однако Гарри остановил его, подняв ладонь, – ОН не предатель! Поверь мне Невилл! Он столько раз спасал мне, нам жизнь! Долго объяснять! Просто поверь! И отнеси его в…в директорский кабинет! Пожалуйста, он нужен живым! Если вдруг… ну он поможет! Только никто не должен Вас видеть, и знать о нем! Иначе захотят его смерти….Вообщем ты понял?! Невилл просто кивнул.
– Ладно, Гарри. Сам-то ты как?
– Нормально. Спасибо Невилл. Гарри двинулся дальше, но Невилл схватил его за руку
– Мы все будем сражаться дальше, Гарри понимаешь?
– Да, я..
Невилл похлопал Гарри по спине и пошел в сторону замка. Альбус двинулся за ним, он знал, чем кончиться Война, поэтому не волновался за отца. Невилл дошел до указанно колонны, и склонился над бессознательным телом профессора. Решительно взвалив его на себя, потащил в сторону директорского кабинета. Дойдя он стал перед горгульей. Гарри забыл про пароль. Зато Альбус знал его. Он тихо прошептал «Дамблдор». Когда горгулья открыла проход, Невилл недоверчиво посмотрел на лестницу. Выждав минуту он, вступил на вращающийся пролет. Альбус остался внизу, чтоб обождать время и не выдать себя. Через пару минут Невилл вышел и опасливо оглянувшись по сторонам, двинулся к Большому залу. Как только Лонгботтом скрылся за поворотом, Ал назвал пароль и побежал в кабинет директора. Ворвавшись, он увидел Снейпа сидящего на кресле с откинутой головой.
– Соплохвост его дери. Вас, что трансфигурации не учили, – сказав это в пустоту Ал сотворил кушетку из воздуха, и перенес тело на него. Снейп должен был спать ровно двое суток. Несмотря на протесты портрета Снейпа из будущего, Альбус не собирался так рисковать будя его к моменты битвы, как просил портрет. Отец и другие решат, что это после яда Нагайны. А сам крестный решит, что это отец постарался. По крайне мере таков был план Ала.
– Директор Дамблдор, - Ал снял с себя мантию невидимку, и взмахнув палочкой поставил полог тишины, после чего уселся в кресло перед портретом, – сэр, меня зовут Альбус Северус Поттер. Портретный Дамблдор на мгновенье насторожился и как только услышал имя мальчика расслабился и откинулся на кресло и мягко улыбнулся.
– Надо полагать, твой отец выйграл и остался жив?!
– И даже больше… – нахально улыбнулся Ал, и махнул рукой указывая на себя, – Но сейчас не об этом речь. Он сам вам расскажет позже. Он придет к Вам, и когда это случится, сэр, вы должны напомнить ему о директоре Снейпе и его заслугах. Впрочем, думаю отец итак его не забудет. Сэр, для всех, в том числе для директора Снейпа должно выглядеть, так что его спас мой отец. Но профессор не должен спрашивать его напрямую, иначе будет путаница… А для отца должно выглядеть так будто профессор Снейп спасся, чтоб помочь ему, но все равно потерял сознание.
– Это будет нелегко…– прищуривщись глянул на мальчика Дамблдор. Альбус усмехнулся.
– Но это в ваших силах! – мальчик не спрашивал, а уверенно утверждал. Дамблдор ничего не ответил.
– И еще, сэр. Придет время, когда моя мать родит второго ребенка. Мой отец придет просить Вас стать моим названным крестным. Ваша задача, любой ценной сделать так, чтоб их второго сына звали Альбус Северус Поттер, и его крестными были Вы и директор Снейп.
Дамблдор с портрета, так знакомым жестом сцепил руки в замок. Казалось, он уже забыл про Ала. Но минуту спустя, он поднял взгляд.
– Пророчество? – лишь одно слово. Не зря его назвали Великим Волшебником подумал Ал. Сторонний наблюдатель, посмотрев на эту сцену мог подумать, что эти двое ведут светский разговор. Особенно в глаза бросалось расслабленная поза мальчика в кресле. Он сидел, откинувшись на спинку кресло, длинные ноги мальчика были скрещены, в одной руке у него была волшебная палочка, другой он подпирал голову, держась указательным пальце за висок.
– В десятку! – губы скривились в ухмылке. Ал ждал, когда директор Дамблдор задаст свой следующий вопрос, и не прогадал.
– Сивилла? – мальчик просто кивнул.
– В год змеи, под знаменем льва родится он.
Выбор свой сделав в прошлой жизни,
Магией имен будет наделен,
Два мира разделив, возродит он род черных
И лишь удар судьбы приняв стойко,
Благодаря ему, мир от войны будет спасен,
Великим будет признан он.
Как только отзвучало пророчество, директор Дамблдор погрустнел, и с такой тоской посмотрел на мальчика. На что Ал просто усмехнулся уголками губ.
– Каким образом, ты собираешься возродить род Блэков мальчик мой? – все с той же тоской, что звучала там, в будущем вопрошал директор. «Ха, Альбус Дамблдор просто гений. С первого раза понять о чем идет речь!» была первая мысль. Ал долго собирался с мыслями. Временами ему казалось, что все это просто приключения обычного мальчика. Однако стоил ему вспомнить, про человеческие жизни и что на кону, вся его детская непосредственность уступала место отнюдь не детским мыслям.
– Там в будущем, вы предложили... – он запнулся, не смог произнести с первого раза, – зелье первородности. Дальше продолжать смысла не было.
– Хм…думается мне, мальчик мой Фенеас рассказал о патовой ситуации, в результате которого его предок нашел выход, – Дамблдор откинулся на спинку кресло. Портреты директоров и глав Рода, это не просто ожившая картина, это прежде всего отпечаток души, которые служили чтоб помогать своим приемникам и ученикам. Вот долг каждого портрета в кабинете главы школы. Портрет Дамблдора молчал.
Зелье первородности. Далеко не светлое зелье. В нем использовалось кровь только что родившегося младенца, этот компонент говорил само за себя. Выпивший его человек возвращался в состояние «первородности», то есть вновь становился душой и телом младенцем.
– Раз я предложил это, значит действительно не было выбора. Ты ведь дал нерушимую клятву? – голубые глаза директора недобро заблестели за очками половинками. Ал снова кивнул.
–Беллатрикс Лейстрендж – произнес Ал. Директора снова ушел в себя.
– Опасную игру ты затеял мальчик мой, – наконец произнес директор, – назад вернется только один из вас, но вот только кто?!
– Она, – Ал отпустил себя, и также как директор прикрыл глаза, – у меня билет в один конец. В кабинете стояла тишина. Оба собеседника молча сидели. Один думал о несправедливости судьбы по отношению к фамилии Поттер, другой о несправедливости мира в целом.
– Откуда зелье? – устало спросил директор. Альбус колебался открывать тайну будущего, или не стоит. «Он всего лишь портрет! Тем более Дамблдора! Он сам был при жизни как секрет!» одернул себя мысленно мальчик.
– Отец стал главой Отдела Тайн, – наконец ответил Альбус Северус. Директор кивнул только себе ведомым мыслям.
– Ну что ж, удачи мальчик мой. Думаю тебе пора, – на этот раз директор действительно закрыл глаза, словно хотел поспать отдохнуть от проблем мира живых. Алу не надо было повторять. Он встал, повернулся к двери. И лишь, когда взялся за ручку, он остановился.
– Моего брата зовут Джеймс Сириус Поттер, а маленькую сестру Лили. Это информация на всякий случай, – улыбнувшись вышел в ночь….
p.s. в главе использован фрагмент Гарри Поттер и Дары смерти.



Любовь напоминает партию в покер, чтобы победить, надо играть в открытую
 
RegДата: Среда, 07.08.2013, 13:57 | Сообщение # 3
Подросток
Сообщений: 8
« 0 »
Глава I. Возвращение домой.
Cogita, ergo sum
В этом году осень в Англии наступила быстрее, чем обычно, хотя на дворе был еще начало августа. Погода не радовала жителей туманного Альбиона, хотя к дождям им было не привыкать. Шел сильный дождь, жители маленького городка Areneyos на юге Плимута занимались свои делом несмотря на гадкую погоду. Этот городок образовался относительно недавно, лет 15 назад. В этой части Плимута не было больших скоплений городов, как к примеру в Бристоле. Город стоял почти, что на отшибе острова, но все же не в ней. 15 лет – ровно столько прошло с тех пор, как Мальчик-Который-Выжил вновь выжил и Победил Темного Лорда Волдеморта. Название городка с греческого переводился как мирный, однако жители укоротили до Арена, так и завелось. Особенностью городка Арена было в том, что в нем жили лишь волшебники. Первым кто переехал сюда, купив маленький коттедж, была молодая семья Уизли – Рон и Гермиона. После них купив землю относительно недалеко от них ближе к небольшому лесу обустроились Поттеры. После них к ним присоединились Карлмайклы, у которых было двое сыновей, а сам глава семейства держал аптеку. Потом к ним присоединились Кервуды, жена которого держала кондитерскую, так и поехало, потом открылся шуточный магазин Уизли, потом Макдональды открыли маленькое кафе, к ним присоединились лавки того сего, в результате чего образовался этот городок. Министерство Магии не препятствовало переселению магов в эту часть страны и даже наоборот помогла скрыть его от маглов, тем более, что здесь жил сам Гарри Поттер с семьей.
На подоконнике сидел маленький мальчик лет семи, и смотрел на дождь. Он любил дождь, как для истинного англичанина, овсянка была чем-то своим, то дождь тоже был чем-то своим родным. На первом этаже послышался звук упавшей вазы. Люпин! Мальчик резво спрыгнул со своего место и не торопясь спустился на первый этаж, перепрыгнув через две последние лестницы. Так и есть. Крестник его отца Тедди Люпин, частый гость в доме Поттеров.
– Привет Тедди! – весело сказал тот самый мальчик, глядя на высокого русоволосого парня в магловской куртке, только из кожи дракона, и в синих джинсах. На голос Тедди Люпин оглянулся и снова сшиб злополучную вазу.
– Мерлиновы кальсоны, вы, что не можете ее убрать? Каждый раз одно и тоже, – сквозь зубы чертыхаясь, сказал Тедди, – все равно безвкусица.
– Мама говорит, что будет неприлично, если мы выкинем ее, потому что это подарок от кузена отца дяди Дадли. Это что-то вроде венка мира, или типа того, – ответил мальчик стоя облокотившись о перила лестницы. На звук вновь разбившей вазы начали выходить обитатели дома.
– Ты что на рыцаре прикатил? – спросил мальчик хмынув на потуги Тедди сделать что-то с осколками вазы.
– Нет, на мотоцикле дяди Гарри прилетел. Он его в тот раз в Лощине оста… он не успел договорить, а мальчик стремглав пронесся мимо него, – Че молчал…– крича на ходу. Мальчик выскочил на улицу под дождь. Сразу побежал под навес, под которым стоял мотоцикл отца. В семье Поттеров любили высоту, и у них был талант всяким таким штучкам типа метел и полета. Мотоцикл не стал исключением, поэтому глава семейства иногда разрешал своим старшим на нем покататься, несмотря на протесты жены. Так что и в этот раз мальчик, без задних мыслей завел мотор и выйдя из под навеса начал набирать высоту. Когда он был настолько высоко, чтоб видеть как на улицу вышла мама махая ему, говоря как бы спустя, а за ней и отец с Джейми и Лили, и Тедди, но не слышать, произошло нечто. Резко грянул гром, перед глазами промелькнула картина: высокая башня, маленький ребенок, и этого хватило, чтоб он потерял управление, и у него началась паника. Сильный ветер швырнул его в сторону, из-за чего он выпал и полетел в свободном полете, но когда вновь ветер усилился вместе с раскатами грома, он сильно стукнулся с корпусом мотоцикла, и он потерял сознание. Сознание приходило постепенно, первое, что ощутил мальчик, придя в себя, но, еще не открывая глаза это тепло и тонкий аромат мяты и полыни. Определенно он был в постели, и где-то тут есть зелье.
– Закон Мерфи! Тепло есть, а аромата еды нет! Нет чтоб было тепло и вкусно пахло… – сказал мальчик, распахивая глаза и морща носик от запаха зелий. Первое, что он увидел это лицо человека в черной мантии с прикрытыми глазами, которые моментально открылись впиваясь в него. Ойй…Что-то да будет!
– Альбус Северус Поттер! Скажи мне пожалуйста, чем ты руководствовался залезая на этот чертов агрегат древности? – обманчива спокойно процедил Северус Снейп, а это был именно он. Но вместо того, чтоб как обычно потупить глаза и начать оправдываться несносный мальчишка, который чудом остался жив, вспрыгнул с боевым кличем, и вешаясь на него.
– Получилоооось! Крестный! Ехооооуууу! – от такой реакции директор Хогвартса, кавалер Ордена Мерлина первой степени, участник войны, ценный шпион и наконец, просто крестный впервые за долгое время не знал что сказать. С облегчением вздохнув, Северус крепко обнял своего мальчика.
– Ну? – с таким энтузиазмом вопрошал Ал, глядя на него.
– Это я должен спрашивать тебя Ну? – грозно спросил зельевар, на что Ал внимание не обратил вообще.
– Салазар его дери, жизнь прекрасна, а быть волшебником круто! – сказав это мальчик подпрыгнул на кровать. Для Северуса было большим сюрпризом, что его крестник, его мальчик, начал материться как слизеринец, не говоря уже о его хитрой ухмылке. С самого рождения Альбуса Северуса Поттера, для директора Снейпа появился смысл жизни. Ал как его называли все, стал для него сыном, которого у него не было и наверное уже не будет. В детстве он был самым красивым карапузом, хоть в нем и угадывалась порода Поттеров. Это был Гарри Поттер в миниатюре, но уже без шрама и с некоторыми изменениями. Однако, даже несмотря на это Северус Снейп любил этого несносного мальчика. Почти всю жизнь, работая в Хогвартсе, Северус привык оценивать детей как членов того, или иного дома. Хоть он и понимал, что не дом предопределяет выбор человека, а наоборот. Так вот, он считал, что в Але все поровну – Гриффиндор и Слизерин. Свою исключительность он доказал еще в трехлетнем возрасте, впервые показав свою стихийную магию. Но отнюдь не традиционно, там чарами левитации, или акции, или даже аппрации. Нет, он провел сеанс легилименции. Когда, его мать отобрав у него все шоколадные лягушки спрятала их куда-то, он залез к ней в сознание и увидел картинку, после чего спокойно пошел и взял. Взрослые, обнаружив через два дня пропажу подняли шум, он все свалил на крестного, который приходил накануне. Когда же отец семейства недоверчиво спросил усадив чадо к себе на колени, откуда он узнал об этом, он ответил:
– Я эт улидел в гололе клестного, как улидел в гололе мамы, когда она плятала мои лягуски в скафу, – как только он понял, что ляпнул, добавил – оййй, а давай ты не сказес маме, а я не сказу клестному,а? – и засунул в рот последнюю лягушку, заполнив им весь свой рот. С тех пор, Северус не мог определить куда он попадет. Если будет так часто ляпать, то определенно в Гриффиндор, а если так красиво подставлять собственного крестного, то в Слизерин. В прошлом году, после инцидента в Хогвартсе он спросил, куда б он хотел попасть, если был выбор он сказал не знаю. Вот сейчас, он материться как слизеринец и ухмыляется как оный представитель факультета змей. Ал продолжал счастливо улыбаться. Все получилось! Сознание, память вернулась! Крестный жив, а значит и часть договора он уже выполнил. «Потом, потом я все хорошенько обдумаю» – думал Ал прыгая на кровати.
– Все, все! Прекрати прыгать как мартышка в зоопраке! – рявкнул зельевар, – у меня от твоих прыжков голова кружиться и круги перед глазами.
– Ну так в чем проблема, выпей настойку зверобоя. Все как рукой снимет! – но прыгать Ал перестал, тем более дверь в комнату открылась и вошел глава семейства.
– Па, – крикнул Ал, и также как со Снейпом повис на шее у отца. Реакции Поттера старшего была неоднозначной, он посмотрел на зельевара и приподнял одну бровь «Что сие значит?», на что получил такую ж приподнятую бровь «Твой же отпрыск!»
– Ал, как ты себя чувствуешь? Ты нас изрядно напугал, – спокойно спросил Гарри…
…После битвы Гарри ушел в глубокую депрессию, каждую ночь ему снились кошмары. Силуэты Фреда, обоих Люпинов, Колина, Лаванда и да Крэбба, с завидным постоянством они спрашивали почему они мертвы, а он нет? У Героя не было ответов на эти вопросы. Через два месяца добровольного затворничества на Гриммо (исключая случаи, когда он ходил на суды над Пожирателям), и отказа общаться с внешним миром в том числе и с друзьями к нему пришел директор Хогвартса Северус Снейп.
– Поттер, если вы мечтали жить в свинарнике, вам стоило сразу переезжать в городскую свалку мусора. Не нужно было б утруждать себя созданием декорации и интерьера! – сказал Снейп, убирая мусор и бутылки из под алкоголя при этом у него была, выражение лица как у Нарциссы Малфой на Чемпионате мира по Квидиччу. На эту реплику Поттер не отреагировал, он вообще не реагировал. Тогда и Снейп напоив его антипохмельным усадив на диван сказал в своей типичной снеповской манере:
– Поттер, вы упиваетесь своей виной, жалостью к себе. Что же Герой, Избранный, не смог спасти жизни, Мерлин какая трагедия. Пора кончать с жизнью! Вы все такой же мальчишка, думаете мир крутиться вокруг Вас. Чертов с два! Если Вам жалко Люпина, Уизли и остальных лучше пожалейте живых, Поттер! Они мертвы, им нечем не поможешь! Вот сыну оборотня наоборот, пока вы тут упиваетесь жалостью к себе, его готовы записать в опасные существа, а ведь он не унаследовал ген оборотня. Пожалейте его бабушку, у которой никого кроме него нет. Пожалейте свою возлюбленную Джиневру, некому утешить в ее горе. Страший с женой, средний к своими драконам вновь укатил, близнец этот ушел в алкомарафон со своей памятью, Рональд друг ваш, сбежал от всего к своей девушке, а родители ее не могут оправиться от смерти сына, им не до нее. Не ровен час она сама кинется по ту сторону вуали. В конце концов, пожалейте магический народ Англии, которого вновь хотят облапошить, посадив на министерское кресло эту Амбридж, которая клянется, что была под империусом. А если и это для вас не аргумент, скажу лишь раз. Пожалейте меня, это вы вытащили из лап смерти, чтоб я видел этот хаос? Мне не меньше вашего плохо, вы ведь косвенный виновник, а я вот прямой. Что мне стоило отправить учеников пораньше на эвакуацию, что мне стоило попытаться выйти в контакт хоть с кем-то. Не жалейте мертвых Гарри, пожалейте живых – сказав это он ушел. Стоит ли говорить, что Гарри уже наследующий день активно включился в жизнь. Снейп же еще раз доказал, на деле свое умение разбираться в тонкостях гриффиндоских душ. Но после разговора, он решил одно, хватит с него войны. Устал! Больше никакой крови. Как раз в этот период во всех массовых средствах мусолили тему Даров смерти. Соответственно этим заинтересовался Отдел Тайн, и его как главного участника пригласили на беседу, дальше беседа перетекла в стажировку, дальше уже должность, и карьера…
– Ой, па все отлично. Не надо волноваться я чувствую себя замечательно! – он скорчил рожу отцу, на шум подтянулись все домашние, первой вошла мать. Все такая же красивая рыжая, солнечная, мягкая.
– Мерлин, Ал! – Ал уже не кидался на шею матери, она сама кинулась обнимать младшего отпрыска. Ему оставалось лишь наслаждаться, жмурясь от счастья.
– Сееев! – еще пара маленьких рук, определенно Лили.
– Ну как Герой, жив? – хлопок по спине Тедди. «А Джейми не пришел» – грустно подумалось мальчику. Обо всем остальном он подумает потом, завтра.
 
RegДата: Среда, 07.08.2013, 13:59 | Сообщение # 4
Подросток
Сообщений: 8
« 0 »
p.s. Corrige praeteritum, preasens renge, cerne futurum-Исправляй прошлое, руководи настоящим, предусматривай будущим
Cogita, ergo sum-Мыслю, значит существую



Любовь напоминает партию в покер, чтобы победить, надо играть в открытую
 
RegДата: Среда, 07.08.2013, 14:04 | Сообщение # 5
Подросток
Сообщений: 8
« 0 »
Глава II. Начало.
Ducunt volentum fata, nolentem trahunt.
(Желающего судьба ведет, нежелающего – влачит)

На широкой кровати в залитой солнцем кровати лежал мальчик с взлохмаченными черными вихрями. Солнечные зайчики нещадно прыгали по его лицу. Но мальчик упрямо не открывал глаза. По жизни, что в прошлой, что в нынешней Альбус Северус Поттер не был совой, а наоборот предпочитал вставать рано. Видимо был не тот случаи, «пора вставать» подумал мальчик, и резко откидывая одеяла в сторону. Вчера после пробуждения и всех радостных и не очень воплей родни, мама его накормила и уложила обратно спать, поэтому у него не было возможности рассмотреть свою комнату. Сейчас он с удовольствием осмотрелся. Это была обычная мальчишеская комната. Стены были обклеены обоями светло голубого цвета, на фоне, которых носились снитчи, удобная кровать, правда, без полога почему-то, перед окном перпендикулярно стоял письменный стол, которым видимо, не часто пользовались по аккуратно убранному виду, кресло зеленного цвета. «Хм..хоть что-то цветов Слизерина» подумалось мальчику. Ковер пушистый-пушистый, только вот не задача бежевая. Никаких плакатов звезд, ни книг, ничего этого не было.
– Ничего, есть время и декором займусь, – с этими словами Ал пошел в сторону ванной, которая тоже была ничем не примечательна, разве что кафель тоже был синего цвета. Умывшись, почистив зубы на раз два три, он выскочил в коридор. Дом Поттеров представлял собой обыкновенный особняк большой семьи, в три этажа и с чердаком, расположенный буквой П, где есть внутренний дворик, чтоб дети могли играть. У каждого члена семьи свой уголок, насчет этого глава семейства был не приклонен, ведь у самого Гарри в детстве не было своей комнаты. На первом распологались Жилые комнаты – малая гостиная и большая, столовая, кухня, и благодаря дяде Джорджу игровая. На втором – кабинет отца куда детям вход был категорически воспрещен, библиотека, галерея, и небольшая комната, которая раньше пустовала, а года два назад Джини обустроила там себе кабинет, чтобы хоть иногда сбегать от шума и суеты. На третьем этаже только спальни: в конце коридора родительская, сразу за пролетом лестницы Джейми и Ала, расположенные напротив друг друга, и чуть в отдалении комната Лили и две гостевые спальни, один из которых постоянно был занят Тедди. Самым интересным по мнению детей в доме был чердак. Папы все не хватало времени разобрать тамошние вещи, с каждым годом непотребные вещи росли, а у папы все не хватало времени. Почему-то дом Поттеров служил местом сбора клана Уизли и Поттер, будь это Рождество, то Саммайн, то Беллтейн все собирались здесь, и мама с папой отправляли их играть либо во двор либо в игровую либо на чердак. Чердак это место, где можно найти все, что тебе нужно. Джейми всегда мог найти там то, что касалось квидича, один раз он даже нашел старый сломанный снитч отца, Лили нашла там карточку от шоколадной лягушки, как раз Агриппы у нее не было. Ал же просто любил там сидеть, окруженный всеми этими вещами, у каждого из которых своя история, ему казалось, что просто сидя там он соприкасается с многовековой историей своей семьи. После победы 15 лет назад, Гарри и Джини решили осесть в Эйренэусе и потребность в доме в Годрикой Лищине и на площади Гриммо отпала. Однако Гарри перевез все вещи из Лощины, что сохранились после той ночи, отремонтировал домик и оставил как гостиный дом. Часто дом мог быть переполнен гостями или детьми остальных Уизли и они с Джини отправлялись ночевать туда. А дом на Гриммо запечатали, потому что даже Андромеда отказалась от нее. Альбус прямиком направился вниз на кухню, там он слышал голоса. «Странно, ведь еще рано для гостей…» подумалось мальчику. У двери на кухню замер Джеймс собственной персоной. «Подслушивает» решил Ал, и тихо подойдя, тронул Джейми. Тот шарахнулся от испуга в сторону, и гневно воззрился на него.
– Тихо…– сказал Ал прикладывая палец к губам. Джейми не был дураком сразу понял. За дверью разговаривали отец с матерью.
–… все равно Гарри мне порой так страшно, тебе не кажется, да даже будь миллион раз одаренным ребенком, есть в нем что-то необъяснимое. Я боюсь, что он не сможет справиться со своей силой, или еще хуже поймет, что в нем есть сила…– мать всхлипнула, не закончив мысль. Ему хватило и этого куска хоть взятого из контекста. Ал повернулся и пошел в сторону улицы. Нет, он понимал, что родители лишь переживают и в прошлой жизни мать с отцом постоянно с ним возились, боясь упустить из виду, боясь того, что он пойдет по дурной дороге. Краем глаза он заметил, что и Джеймс подождал пару секунд и пошел за ним. Сидя во внутреннем дворе у большого дуба, Ал смотрел на небо прислонившись о ствол дерева. Сегодня погода было вновь по летнему теплой, а небо синим-синим, по которому проплывали белые кучевые облака. Джеймс сидел рядом, но ничего не говорил. Было похоже, что он чем-то недоволен. «Ему ж невдомек, что его брат, с которым он еще вчера с утра спорил уже не шестилетний Ал, а Альбус Северус Поттер 13 лет отроду, который совершил Путешествие во времени, чтоб исполнить предначертанное» – думал Ал наблюдая с необычайно тихим братом. Ал знал еще с прошлой жизни, чем тише Джейми, тем громче потом будет взрыв. Он не ошибся. Брат резко поднялся, теперь он смотрел на него. Руки в карманах, глаза зло смотрят на него, вот вот пар из ушей повалит.
– Не понимаю, почему все так носятся с тобой! Что в тебе такого? Альбус то, Альбус се, даже мой крестный и тот все время говорит о тебе! Я уж молчу о твоем! – крича это он сам не заметил как вытащил руки и уже бурно жестикулирует перед носом брата. Ал сидел себе спокойно, развалившись покручивая в руках прутик, – сколько себя помню родители только о тебе и волнуеются. У Ала такой милашка, боже как он похож на Гарри, ах какой потенциал… Молча слушавший тираду брата Ал встал и обнял его. Джеймс начал брыкаться, отталкивая, но Ал держал его крепко. Ему было жаль брата и сестру, но больше брата, которые, всю жизнь пытались завоевать внимание родителей. В какой-то момент он почувствовал влагу на своем плече, там, где находилась склоненная голова Джима. Так в обнимку два простояли, пока солнце совсем не встало и в городке начала просыпаться жизнь.
– Пошли. Нам давно надо поговорить, – утаскивая брата под дуб тихо произнес Альбус, – знаешь Джим, вот вы с Лили думаете мне хорошо всеобщее внимание, все пекуться обо мне, тут еще и мотоцикл. Но ты ведь никогда не думал, что это внимание не радостное что-ли. Понимаешь? Брат посмотрел на старшего. Джим не понимал, о чем говорит Альбус. – Мама, отец, крестный, дядя Рон и тетя Гермиона, и вообще все взрослые… Я на устах у них не потому что, я им нравлюсь или типа того, нет. Просто если говорить о родителях, они беспокоятся что я с таким потенциалом, – Альбус хмыкнул, потенциал мягко сказано, – как ты говоришь, я могу стать и темным волшебником, они боятся за меня, вот и не спускают с меня глаз. А ты.. ты другой! Ты Поттер, хоть и говорят, что я копия отца, но ты истинный Поттер. Веселый, бесшабашный, добрый, открытый, любишь квидич, все девчонки от тебя млеют, ты как дедушка Джеймс. Тебя все взрослые воспринимают как Наследника Рода. Как взрослого, которому можно доверять, несмотря на твою бесшабашность. А я..я другой, странный по их меркам…я больше Блэк, или Дамблдор или Снейп. Он приподнял бровь так, как это делал крестный, и взглянул на брата, – Миллион баллов с Грифифиндора мистер Притчард, за то, что вы такой имбецил! – голосом крестного проговорил Ал, этого хватило, чтоб братья рассмеялись. Джим молчал, и Ал молчал, им было уютно в их молчании.
– Теперь понятно, почему за тобой все так пристально смотрят. Они просто бояться?! – Джиму стало жалко брата, он дурак со своей ревностью, а тут.
– Ладно малявка, я на твоей стороне. Так надо было сразу рассказать, что ты хочешь стать Великим и Ужасным! – он засмеялся своей шутке. Ал не смело улыбнулся в ответ.
– Великим, но не ужасным, – поправил брата Альбус.
– Великим так великим. Пошли что ли, кушать хочется…Великий Поттер.
На кухне ничего не говорило об утреннем инциденте. Альбуса не волновали переживания взрослых, он знал, что это всего лишь Магия имен, ну и пророчество, ну и то, что он Поттер…
– Всем привет. Ма, ты опять эту овсянку приготовила, – Джим громко в своей манере топая и шумя зашел в светлую столовую, где уже сидел папа со своей порцией овсянки и свежим Пророком, который кивнул сыновьям, рядом сидела Лили болтая ножками. Ма стоя за плитой помогала старому Кричеру готовить завтрак, по-хорошему пора было этому домовику на пенсию. Да папа не хотел обижать старика, да и мать говорила, что мы его недооцениваем, и что он лучше некоторых домовиков.
– Овсянка полезна, сколько повторять Джеймс. Вон даже Лили ест без вопросов, – мама умиленно посмотрела на Лили. Джим за ее спиной проходя за свое место сделал вид что его тошнит. Ал зашел тихо, не тут-то было.
– Сеев! – Лили крикнула спрыгивая с места, и кидаясь к брату.
– Лили садись и доедай, что за манеры. Ал никуда не уходит! – стала отчитывать мама, в то время как отец отложил газету.
– Как ты сын, самочувствие? – Отец смотрел на сына поверх своих очков.
– Ой, все отлично, чувствую, что я съем хоть овсянку эту, хоть гипогриффа, – мальчик пододвинул к себе все до чего смог дотянуться.

После завтрака вся семья разбрелась кто куда. И лишь когда Ал снова очутился в своей комнате, он сел за свой стол, чтоб обдумать все что с ним произошло…
… После разговора с портретом Дамблдора Альбусу предстояло спасти Беллу из под луча Молли Уизли. Загвостка была в том, что надо было еще спасти, так чтоб она осталась жива, но о ней все забыли. Отчасти Ал смог спасти Беллу и даже перенести ее на Астрономическую башню, чтоб напоить ее тем самым зельем и отправить как раз в его время. Решению Алу тогда далась нелегко, ведь он знал какую роль сыграла Белла в жизни отца и все равно собирался спасти. Узнай Гарри Поттер о судьбе Беллатрикс Лестрейндж он был бы зол, узнай кто ей в этом помог он бы метал бы молнии. Однако Альбус не просто носил имена двух гениальных людей. Как-то раз он услышал разговор отца и тети Гермионы, они говорили об эффекте Киркона. Вся суть теории, в том, что гены в случаи с безумцами и убийцами не панацея, играет роль также и воспитание ребенка. Преступниками не рождаются, ими становятся. Так, что одна надежда на семью. Вот и Воландеморт хоть и был потомком Слизерина, одного из великой четверки, а все равно кончил плохо, а все почему, потому что не было нормального воспитания.
Спасти Беллу Ал смог и даже напоил зельем первородности. Вот перед ним лежит сверток с ребенком, а он не знает в какое время ее надо отправить. До сей поры Ал не решил в какую семью он должен отдать ребенка Уизли или Поттер, или все таки Малфой. Голова раскалывалась, сюда могли в любой момент забрести хоть наши хоть Пожиратели. Ему самому еще надо решить проблему со своим уходом.
– Так, если будет кнат, то отправим к Узли, галлеон– к Поттерам, а если цикль попадется то к Малфоям, – Ал посмотрел на спящую девочку. Кто б сказал, что этот прелестный ребенок убийца, никогда б не поверил. Мальчик снова залез в свой бездонный карман, пошарил и вынес на свет одну манетку.
– Ха.. Галеон! Значит к нам! – так… где тут письмо. – Ндаа дежавю…– он обернул сверток с ребенком по теплее, наложил дополнительные чары теплоты, закрепил письмо во внутренней части. – Вот и все. Теперь у тебя будет еще один шанс. Я надеюсь, ты ею правильно распорядишься. Ал вытащил хроноворт, положил девочку в рунный круг, где он установил координаты, и время перемещения. Без рунного круга он не смог бы отправить Беллу в будущее. Хроноворты работают только в прошлое, это закон времени. Для ритуала нужно разбить часы хроноворта над рунным кругом, песок времени должен сам задействовать весь механизм. Как только песок в хроноворте рассыпался над рунным кругом, сверток с ребенком с хлопком исчез.
– Ндаа, па. Нелегкое дело быть Поттером, – произнес в пустоту мальчик. Зелье, которое дал на обмен клятву спасти род Блэк, диреткор Фенеас называлась Метопсихоз. Экспериментальное зелье Николаса Фламеля и Барнарда Блэка, которое должно было переселить душу, или в случаи с Алом в его сознание в новой жизни, в новой истории. Без этого зелья ничего б не вышло, он не смогт бы вернуться назад в будущее, более того после использования хроноворта нужно было б замкнуть круг времени. Сейчас нет хроноворта, нет проблемы.
Альбус Северус не мог кардинально менять историю, в его силах было лишь подправлять. Он не мог выдернуть из другого времени Блэка мужского пола, и перенести в будущее. Во-первых был бы дисбаланс, во-вторых неизвестно как история поменялась бы, и в-третьих Хроноворт работает только в прошлое, ибо двери будущего для нас закрыты, так как ее просто не существует на данный момент. Прошлое реально, а настоящее еще зыбко. Выход нашелся в хрониках рода, где упоминалась, как еще 13 веке род Блэков был под угрозой исчезновения из-за частой рождаемости девочек. Тогдашний глава Рода решил обезапасить себя и своих потомков, налажив чары, которые ушли в небытие, но еще служили. Тот, у кого в крови есть хоть капля крови Блэков, жениться на прямом потомке женского пола сие рода, восстановит род и магию ее. Потомок должен быть хоть и женщина, но из прямой линии. Так что, кроме Беллы, Андромеды и Нарциссы никого не было. Двое из них уже заняты, оставалась лишь Белла.
– Да Поттер, тебе надо только умереть, чтоб потом воскреснуть в своем детском теле. Кстати о теле, надо, позаботиться о том, чтоб мое тело не нашли, – со стороны казалось, что мальчик говорит не о собственной смерти, а скорее о прогулке. Но в этом был весь Альбус, с детства общавшийся с портретами своих крестных, он перенял их мировоззрения. Вот и сейчас, считал, Смерть – это лишь новое приключение. Ал был бы не Алом, если все не продумал заранее….
Вот он и воскрес, 13 летний мальчик в теле 6 летнего. До Хогвартса еще жить и жить. Конечно, насчет зелья метапсихоза не было гарантий, но всегда есть шанс. Сидя за письменным столом в своей комнате Ал думал, о том, что через два дня ему исполниться семь лет. Семь лет 7 августа. Рожденный в год змеи под знаком льва.



Любовь напоминает партию в покер, чтобы победить, надо играть в открытую
 
RegДата: Среда, 07.08.2013, 19:15 | Сообщение # 6
Подросток
Сообщений: 8
« 0 »
Глава III. День Рождение А.С. Поттера.
Aequam memento rebus in arduis servare mentem.
(Старайся сохранить присутствие духа и в затруднительных обстоятельствах)
В магическом мире число семь было особенным. Тетя Гермиона всегда шутила, что и звезды и даже случаи так удачно расположилось, что Ал родился в год змеи, седьмого числа, под созвездием льва, гремучая смесь(2007.07). Альбус Северус Поттер с детства был не от мира сего. Во многом умел разбираться, что давало ему право давать советы даже взрослым. Поведение у него было не типичное для Поттеров (быстрых, шумных, веселых) величественное, редко говорил или ходил быстро. Либо он был центром внимания, либо сидел себе в углу. Воспроизводил странное впечатление. Когда он с кем-то разговаривал, все перед ним вытягивались, как правило, Ал разговаривал снисходительно. У него была честная любовь к превосходству, он этого и не скрывал, его превосходные способности смешивались с уязвимостью его Эго. Это и была его ахиллесова пята, если б слизеринская сущность года змеи не уравновешивал, и отрезвлял львиного зодиака. Он любил помогать слабым и беспомощным. По натуре был целеустремленным, его ничто не могло свернуть с выбранного пути.
Седьмого августа Ал проснулся рано. Интуиция говорила сегодня что-то случиться. Полежав в постели лишнее время, он не торопливо пошел умываться. Зная, что еще рано для подарков, Ал забрался на подоконник и с улыбкой посмотрел на улицу, где во всю августовское утро вступало в свои права. Вот миссис Кервуд спешит в свою кондитерскую, а мистер Карлмайкл уже открыл свою аптеку, там бегает Макдональдовская собака, значит и хозяева недалеко. Когда он спустился в столовую, там сидел только папа. Увидев кто зашел, он расплылся в улыбке.
– Доброе утро па! – Ал сел за стол.
– Доброе. С днем рождения, сынок! – отец встал обошел стол и обнял сына, после чего потрепал по голове. У отца был отпуск, который подходил к концу уже после завтра. Поколебавшись, мгновение, с видом магловского фокусника он вытащил из пазухи подарок.
– Это тебе от нас с мамой, – проговорил отец, сев на место, – думаю пригодиться. Это нас тетя Гермиона надоумило. В свертке оказался зеленая бархатная книжка, на обложке которого серебристыми нитями было выведено А.С. Поттер, там же была такая же, но уже в гриффиндорской расцветке и без имени. Ал смотрел на подарок и даже уже знал, что это такое и кому отдаст второе, в прошлой жизни он его отдал Лили, но в этой дневник должен попасть в руки другого человека.
– Это парный дневник. Все, что пишется в одном появляется во втором, – Поттер старший внимательно следил за сыном. Ал был не удивлен, и даже не огорчен. На его лице ничего нельзя было прочесть.
– Спасибо отец. Это ценный подарок. И я даже знаю, что с ним делать, – сын лукаво улыбнулся. Не успел отец семейства насторожить, на кухню вошла Джини за ней плелась Лили, зевая и в пижаме с прыгающими котятами.
– Дорогой с Днем рождения, – Джини поцеловала мальчика и крепко обняла, – наш малыш уже большой. Еще пару лет и пойдет в Хогвартс. Она повернулась в сторону кухню.
– Ох, Ал в свой день рождение можно и подольше поспать знаешь ли?! – сестра чмокнула его в щеку и поставила свой подарок перед ним на стол. – Я купила его на Косой Аллее, на свои карманные деньги. В свертке оказалось История Хогвартса новое дополненное издание.
– Лилс спасибо, то, что надо! – он улыбнулся сестренке, которая явно ждала его реакции. Видя, что подарок пришелся по вкусу брату, Лил спокойно принялась за завтрак.
– Ал, ты ведь не забыл, что сегодня на ужин придут Рон с ребятами. Правда у Гермионы дежурство. И она вряд ли сможет? – спросил отец, чтоб удостовериться, что сын не забыл про родственников Уизли. Ал коротко кивнул.
– Ох уж этот Департамент, вечно с ней сладу нет. Даже когда главой была тетя Сьюзен, а ведь она работала еще в неспокойное время, – когда мама поняла, куда этот разговор может завести, она мигом замолкла. Тема войны в доме Поттеров была под запретом. Гарри сам коротко рассказывал про Темного Лорда и свою роль, когда приходило время изучению данной темы в Хогвартсе. Вот и Тедди он рассказал сам, правда он пока еще на четвертом курсе, но папа ему доверяет как взрослому. Ал сделал вид, что ничего не понимает, а сестра и подавно не понимала. На втором этаже хлопнула дверь и послышался топот ног. Отец с матерью переглянулись – Джеймс.
– Всем привет, – Джим завалился в столовую даже толком не потрудившись умыться, так же как и Лили он был еще в пижаме, только по его пижаме летали снитчи и бладжеры.
– Что малявка, с Днем рождения что ли, – брат толкнул кулаком младшего плечо, – это новые мантии невидимки, у дяди Джорджа взял. Теперь они еще на 15 минут дольше держаться. Ал благодарно улыбнулся брату, и открыл подарок там оказалась мантия невидимка из магазина дяди Джорджда, с желтой биркой с указанием времени действия, где значилось 30-40 минут. Легко струящаяся ткань безжалостно было свернута и отправлена в боковой карман широких джинс.
– Ха… я уж думал никто, не додумается, – сказал Ал ухмыльнувшись. Вся семья села за стол. Лили рассматривала какой-то детский журнал, Джеймс пытался прочитать сзади пророка колонку спортивных новостей, мама что-то рассказывала отцу. В этот момент Ал поняла он дома! Не успел прочувствовать до конца это теплое чувства, как сработал камин в гостиной, и через пару секунд вошел Северус Снейп.
– Ты опоздал! – ухмыльнулся Ал, неосознанно приглаживая растрепанные волосы. Крестный растерялся, и сразу сузил глаза, и видимо по привычке хотел сказать, что-то колкое, но вспомнил по какому поводу здесь.
– Поттер… – директор Хогвартса не успел окончить фразу, как все хором спросили – Какой?! – у все заулыбались. Так было всегда, крестный забывал и называл по фамилии, на что, кто-нибудь откликался вот таким вот вопросом. Северус закатил глаза. На его лице стояла недовольная гримаса.
– Ну раз, ты не определился какой Поттер, то доброе утро крестный, – Ал улыбнулся той самой своей очаровательной улыбкой, на которое мог повестись даже Джим.
– И тебе того же, крестник! – Северус наконец подошел и обнял Ала, просто пристроив свой подарок рядом с остальными.
– Доброе утро профессор! – отец встал из-за стола, чтоб подать руку директору Хогвартса, в то время как Джеймс и Лили в разнобой поздоровались с гостем. Северус по привычке сухо пожал протянутую руку. После войны отношения отца и профессора стали лучше, но до дружбы они не дотянули. Отец по прежнему восхищался им и уважал. Крестный же наконец стал воспринимать Поттера старшего как отдельную личность и уважать уже за это. Зато он тепло относился к матери семейства. – Доброе утро Джиневра, как ваше самочувствие? – более тепло поприветствовал хозяйку Снейп.
– Здравствуйте Северус, у нас все отлично. Присаживайтесь. Позавтракайте с нами? Как дела в Хогвартсе? – Джини встала из-за стола, чтоб поухаживать за гостем.
– Чашечку крепкого чая, пожалуйста, – Снейп явно еще не привык к такой формальности со стороны миссис Поттер. Джини Поттер не была похожа на свою мать, она была более практичной, конечно гостеприимство у Уизли в крови, но Джини никогда не навязывала себя людям, даже близким. – Готовимся к новому учебному году. Попечительский Совет наконец выделил отдельный бюджет на новую лабораторию, а профессор Слагхорн решил из старой сделать что-то вроде общей лаборотории для студентов, кто заинтересован в углубленном зельеварении. Хотя, если спросите мое мнение, то я считаю это большой ошибкой. Недели не пройдет, как какой-нибудь хаффлпафец взорвет все к Мордреду, – скептически заметил Северус. Пока шел короткий разговор между ними, Ал развернул подарок и увидел достаточно потрепанную книгу в темно синей гамме. «Окклюменция. Защитите свой разум от врагов» Г.Л Принц гласил заголовок.
– Вау, не думал, что такой раритет, сохранился у кого-то еще, – сказал Ал, привлекая внимание окружающих. Северус неверующий уставился на крестника, Гарри был удивлен не меньше, Джин не знал о ценности книги, но как и муж посмотрела недоверчиво на сына. Джим не обратил внимание на сцену и наконец, добрался до спортивной колонки, а Лили посмотрела на брата с любопытством. Ал конечно понял, что поторопился с комментарием, но слово не снитч вылетит не поймаешь.
– Ты знаешь, что такое окклюменция? – насторожено спросил Северус крестника скептически выдернув бровь. Ал посмотрел на отца и мать, потом перевел взгляд на крестного.
– Угу, профессор Дамблдор рассказывал, мы тогда еще обсуждали преимущество ментальной магии перед враждебными эмпатами, – выкрутился Альбус почти не соврав. Этот разговор действительно имел место быть, но в другом времени. Все вздохнули как-то спокойно. Отец расслабился, мать повернулась обратно в сторону кухни, крестный взялся за чай. Все дело было в том, что в доме действительно был портрет директора Дмаблодора и находился в галерее на третьем этаже, наряду с портретом профессора Блэка, и кое-каких предков со стороны Поттеров и Уизли. Тогда после войны, когда отец, наконец, занялся наследством оставленным родителями. Оказалось, что один сейф это еще не все. В другой в семейной ячейке в банке Грнготс, нашлись кроме книг и артефактов семьи Поттер, также и портреты предков, не все конечно, но портрет прадедушки Чарльза и прабабушки Дореи точно был. В том, числе генеалогическое древо семьи, вытканное на гобелене из красного льна с золотистыми ветвями древа. В отличии от гобелена Блэков, гобелен Поттеров был намного скромнее, и отражал только, тех кто имел отношение к Поттерам.
– Ал, ты ведь понимаешь, что Дамблдор это портрет, хоть и в нем заложен отпечаток души? – высокомерно выдал Северус, словно сомневаясь в психике крестника.
– Крестный расслабься, я ж тебе не Скамандер, чтоб верить в ирреальное, – фыркнул Альбус в ответ. На что, мать с отцом отреагировали моментально, но их опередила малышка Лили.
– Ал, не говори так, ты ж знаешь, что тетя Луна друг семьи. А Рольф друг Джима, – высказала маленькая Лили, возмущенно уставившись на брата. Крестный смотрел на крестника приподняв бровь, «мол, ну что скажешь?»
– Это не отнимает того факта, что он иногда несет чушь и верит тоже, – весело отозвался Альбус, посмотрев прямо на крестного «слизерин крестный слизерин». Однако Северус отчего-то наоборот нахмурился, но вступать в разговор не спешил.
– Ал, что-то ты последнее время больно умный. Не скажешь отчего? – полусерьезно, полушутя спросил отец. Ал отвел взгляд от крестного и оглядев присутствующих, и ухмыльнувшись про себя особенности Джима не обращать на внешние раздражители внимание, когда идет речь о его любимых Соколах.
– Да, что тут говорить. Одно фраза «Магия имен»! – подмигнув сестренке, и захватив подарки вместе с зеленным яблоком, Ал направился к выходу. Уже в коридоре он слышал смех отца, и крестного, который замаскировал веселье под кашель, ну и причитания матери.
Оставив подарки в комнате, и дав обещание потом, все рассмотреть хорошенько, особенно подарок крестного. В прошлой жизни, ведь не было его, Альбус спустился обратно в столовую. Лили тоже ушла уже к себе, Джим все также сидел за газетой. Отец и мать о чем-то разговаривали, а вот крестного нигде не было. Испугавшись, что он ушел он взглянул на отца. Тот без слов понял сына, и одними губами произнес Галерея. Именинник, повернулся и направился на третий этаж. Крестный стоял перед портретом Дамблдора, но самого экс директора на портрете не было. Проходя Ал кивнул всем обитателям портретной. Подойдя к портрету, и он уставился на пустую раму.
– Никогда не понимал, почему отец дал мне такие имена, но я рад, что так вышло, – тихо сказал Ал. Профессор виду не подал. Он все также молчал.
– Спасибо за подарок, мне понравилось, – сделал очередную попытку втянуть в разговор крестного.
– Прочитай ее для начала. Потом займемся твоим образованием, – сказал крестный и повернулся в сторону выхода. Крестный всегда дарил практичные подарки. Развивающие игрушки, набор юного зельевара, особенные чернила. Он был серьезен как всегда. Иногда Алу казалось, что этот человек живет и питается лишь думами. Хоть и зельевар перестал преподавать, но от своего любимого дела не отказался, стало быть, его знаменитые патлы также оставались жирными, словно не мытые пару дней.
– Как вы себя чувствуете Альбус? – спросил у выхода Снейп. Это звучала так феерично, что Ал чуть не ответил, «Хорошо мой мальчик, полет с Астрономической башни не дает уже о себе знать», но вместо этого просто сказал.
– Все ок, – и улыбнулся. Видимо, Ал громко подумал свою предыдущую мысль, так как крестный ухмыльнулся одними губами. Дальше они шли в молчании, каждый в своих думах. В гостиной, где уже были родители, крестный засобирался. Отец стоял у камина, чтоб попрощаться, обнимая мать за талию.



Любовь напоминает партию в покер, чтобы победить, надо играть в открытую
 
RegДата: Среда, 07.08.2013, 19:47 | Сообщение # 7
Подросток
Сообщений: 8
« 0 »
Попрощавшись и пообещав Алу, что он еще придет, Крестный взял порох с каминной полки. Но уйти не успел. В гостиной появился потронус-павлин и голосом Люциуса Малфоя сказал: «Северус срочно нужно твое присутствие в Мэноре. И Поттера с собой захвати. Камин открыт». Отец сразу подобрался, мать отошла и насторожено посмотрела на крестного.
– Поттер, думаю это важно, – сказал крестный. Отец кивнул и поспешил за мантией, и вернулся за пару секунд. Никто за это время ничего не сказал. Кивнув матери Северус залез в камин.
– Малфой-Мэнор. Главный зал, – бросив порох исчез в зеленоватом огне. За ним поспешил отец. Когда все ушли, Джини посмотрела на своего младшего.
– Ал, думаю ничего серьезного, иди к себе, – хотя у самой в глазах затаился страх. Люди в частности семья Поттеров и Уизли еще помнила военное время. Мать вышла из гостиной. Ал, даже задумываться не стал. Зайдя в камин повторив адрес и он исчез в зеленном пламени.
Альбус оказался в большом Зале Малфой-Маэнора. Там в прошлой жизни он уже здесь бывал. Высокие сводчатые потолки, огромная люстра, где и днем и ночью горели свечи. В Поттери-Хаус (Pottery House – глиняный дом, от фамилии Potter–pottery– глиняный, гончарный, керамический) не смотря на магию, работало электричество, а Малфой-Мэноре все было на свечах и огне, потому что в доме уже много столетий живут маги. Концентрация магии настолько высока, что электричество не прижилось бы. Ал посмотрел вокруг и никого не заметил.
– Диппи! – перед ним материзовалось лопоухое существо, с глазами как теннисные мячи. Эльф-домовик во все свои не маленькие глаза смотрел на Ала. Прежде чем, эльф что-то сказал, мальчик остановил его.
– Где все? Где хозяева и гости хозяев дома? – стараясь смотреть как можно высокомернее, чтоб эльф не признал в нем чужака, спросил Ал.
– Хозяин и его гости в старой детской комнате хозяйки Патриции, – все еще таращась и видимо не до конца понимая, кто перед ним чужак или свой, лопоухий отрапортовал.
– Перенеси меня к дверям детской, – выгнув бровь как это делал Северус приказал эльфу мальчик, – Немедленно! – добавил чуть повысив голос. Эльф пискнув взял за руку мальчика и с хлопком исчез из Главной залы Мэнора. «Будь тут тетя Гермиона, лекции было б не миновать» - счастливо подумал мальчик, ведь тети-то не было.
Альбус оказал в темном коридоре в западной части поместья, если ему не изменяло память. Где-то тут должен быть расположен комната наследника. Лопоухий эльф перенес их точно к дверям спальни, судя по тому, что слышал Ал. А слышал многое, взрослые даже не потрудились поставить заглушающие чары, даже наоборот оставили дверь приоткрытой. Видимо здесь были не только старшие Малфои, крестный и сам Поттер, но Мистер Драко с женой, которая громко протестовала. Ал быстро вытащил мантию невидимку, жалко конечно, она одноразовая, но должно хватит чуть больше, чем на полчаса. Приоткрыв двери так, чтоб оказаться в комнате, Ал тихо проскользнул во внутрь. Стараясь не дышать громко и думать тоже, он придвинулся к эпицентру конфликта. Вот Лорд Малфой стоит перед крестным рядом с Леди Малфой, которая почему-то плачет. Люциус Малфой был таким же, каким запомнил Ал еще с прошлой жизни. Тонкие, холодные аристократические черты лица, идеальная прическа, одежда и конечно трость с набалдашником, в виде головы змеи. Увы, с войны прошло не так много времени, однако трость для Люциуса Малфоя теперь не акссесуар, а необходимость. Лорд Малфой был вынужден опираться на трость при ходьбе, конечно, это его раздражало неимоверно, ведь это показатель слабости уже. Однако Лорд Малфой умудрялся со свойственным лишь его семье изяществом носить этот атрибут передвижения. Отец стоял перед мистером Малфоем, который Драко, и что-то ему объяснял. От потуги достучаться до него, волосы отца еще больше взъерошились, и он все время указывал пальцем в сторону секретаре, который стоял в углу комнаты. А жена мистера Малфоя, Астория стояла у окна. Ал, только обратил на нее внимание потому что, мама Скорпиуса была одета в бежевое домашнее платье, которое гармонировало с тяжелыми партерами на окне. В первый момент Ал растерялся, увидев на ее руках сверток, явно с ребенком. Вроде Скорпиус был в прошлой жизни его ровесником, и даже больше - его другом, так откуда у Малфоев еще одни ребенок? Ответ пришел, со стороны Леди Малфой, которая уже сидела на низкой кушетке, видимо времен Короля Солнца.
– Северус, пойми, как и откуда не появилась бы малышка, она принадлежит НАМ. Слышишь, и чтобы не было написано в этом письме, я знаю, нет я уверена она Блэк! И останется здесь! – эмоционально закончила она. Нарцисса Малфой аристократка красавица, в свои за шестьдесят выглядела очень даже хорошо, ее светлые волосы не тронула седина, а лицо не было изощрено паутиной морщин. Она изящна восседала на кушетке. При этих словах крестный скривился.
– Нарцисса пойми, ты ничего не сможешь сделать. В письме ясно, говориться, кто должен быть опекуном этой девочки. Если ты настолько отупела сидя в Мэноре, то позволю себя сказать, что в Министерстве это письмо могут воспринять, как последнюю волю усопшего. Усопшего, Цисси! И там написано вовсе не ваша фамилия! – процедил зельевар, с лица, которого не сходила гримаса отвращения. Ал, обалдел от этой информации. Видимо он правильно предположил. Но как получилось, что ребенок перенесся в Малфой-Мэнор, когда он четко давал координаты, Поттери– Хауса.
– Северус, Мы понимаем, возможность такого исхода. Но ты и мистер Поттер, не должны исключать возможность, того, что она по крови Блэк, стала быть Нарцисса ее самая близкая родственница, – спокойно сказал Лорд Малфой. Теперь он стоял у камина опершись на него локтем. Фамильная гордость не позволяла сесть, при даме, которая стояла, то бишь – Астория, а нога болела, и он был вынужден опереться, хотя б на каминную полку. Отец резко повернулся на сказанное Лордом Малфоем.
– Мистер Малфой, вы абсолютно правы. Однако, это родство не будет иметь законной силы перед фактически завещанием! – припечатал Поттер-старший, – и Нарцисса, мы вроде не чужие. Не стоит доносить этот вопрос до Визенгамота. Семейные дела решим по семейному, внутри Дома… – леди Малфой после войны была в хороших отношениях с Поттером старшим, тем более, что он был крестным ее внучатого племянника, и лишь благодаря ему она общалось с Энди. Стоит признать, что общалась с Энди только она, ни Драко ни Люциус не согласились на уступки. Нарциссе Малфой было уже плевать на общественное мнение, после войны, когда ее семья могла вот-вот исчезнуть как род, лишь этот мальчик и ее сестра хлопотали за семью Малфоев. Тем более, что из Блэков остались только они вдвоем с Энди. Раньше по словам Драко, Поттер казался ей типичным тупоголовым гриффиндорцем, с гипертрофированным самомнением, однако пообщавшись с ним уже после войны она поняла ошибочность первого впечатления. Мальчик был воспитан, вежлив и благороден. В нем всегда было чистое, ничем не запятнанное благородство души. Самое очаровательное было, то, что Поттер, каждую годовщину Победы, приглашал ее на утреннюю прогулку, куда неизменно появлялся с букетом белых роз. Белые розы символ дружбы и мира. Нарцисса не возражала, обычно много не говорили, просто могли пройтись вдоль Темзы, или пройтись в лесу Дин. Последние годы к ним стала присоединяться и Энди. Скользкая тема кто виноват в смерти близких им людей, тактична опускалась. Но Нарцисса все равно чувствовала вину, особенно перед Гарри. Однажды она заикнулась об этом Андромеде, но она отмахнулась и сказала, что Гарри более, чем благодарен ей за шанс вновь жить. Если б она, тогда не соврала Воландеморту, сейчас кто знает, что было б с магической Англией, и где был бы бедный мальчик. И потом, долг жены следовать за мужем, но, даже не смотря на это «ты молодец, что смогла пойти против» Энди всегда обнадеживало. Мотивы и причины уже не имели значения.
– Поттер, ты заговорил прямо как слизеринец! Не боишься общественного резонанса?! – ехидно заметил Драко. На, что Гарри бросив на него холодный взгляд ответил:
– К твоему сведению, Малфой, я должен был учиться на Слизерине. Таков был вердикт Шляпы, но я сделал иной выбор. И знаешь ли, гриффиндорцам тоже не чужда понятии – «Семья и приватность». – От такой искренности, похоже все в комнате включая крестного впали в ступор. Конечно, не каждый день Герой магической Британии, победитель Воландеморта говорит, что должен был учиться среди них, слизеринцев. Первым пришел в себя лорд Малфой, ухмыльнувшись чисто по-малфоевски спросил:
– Позвольте узнать, мистер Поттер, отчего, же вы отказались от такой преспективы. Слизерин сделал бы Вас великим, – Поттер ухмыльнулся своим мыслям. Люциус непроизвольно почти дословно произнес слова Шляпы.
– Знаете ли, не хотелось разочаровывать публику. Потом, я больше травоядный, и семь лет с хищниками не выжил бы, – иронично заметил Гарри.
– Я всегда говорил, что вам импонирует всеобщее внимание и статус Героя! – чуть насмешливо заметил Снейп.
– О нет, что вы профессор, всеобщее внимание тут не причем, просто еще меня до дрожи в коленках испугал один профессор, который к тому, же был деканом Слизерина, – отпарировал Гарри. За время после войны Гарри научился отвечать на словесные выпады профессора. Но это уже были не вражеские пикировки на уроке зельеварения. Мистер Дарко Малфой после реплики отца об Слизерине ушел в себя, и уже не принимал участия в пикировках. Тут вмешалась Нарцисса.
– Вопрос остается открытым. Что делать с малышкой? – несвойственно для слизеринки прямотой вопрошала хозяйка дома.
– С вашего позволения, я вызову жену. Мне б не хотелось принимать решения не посоветовавшись с ней, – отец вышел, чтоб отправить патронуса. Молодец папа тянет время, чтоб принять правильное решение. Так, значит ребенок ошибся с местом назначения, а вот время почти точное. Правда, планировалась, что она появится на пороге у Поттеров, в разгар празднования дня рождения Ала. Пока отца не было, крестный фыркнул. Лорд и леди Малфой недоуменно посмотрели на него.
– Все это в духе Альбуса, чувства de javu. Только он мог оставить ребенка на пороге с письмом и без объяснений откуда взялся ребенок, и почему именно к Поттерам. «Ну знаешь ли крестный. Ее я отправлял к нам к Поттерам, а не к Малфоям. Объяснить происхождение не мог, во-первых пергамента не хватило б, во-вторых это тайна за семью печатями, в-третьих я никому ничего не должен, ну кроме своей семьи конечно», подумал Ал услышав реплику крестного.
–Все таки странно, почему именно Поттеры?! – спросила до этого молчавшая Астория.
– Ну, это как раз таки понятно, Поттер, сейчас занимает высокий пост в министерстве в его руках все рычаги давления, а еще у наго авторитет, такой какой Дамблдору и не снилось, – ответил ей Драко. Астория подошла к свекрови, и передала малышку.
– Мерлин, Драко ты ничего не путаешь, Поттер насколько я знаю, не занимает высокой должности, он что-то вроде мецената, и простой архивариус, ну разве, что авторитет Победителя, одного из представителей Визенгамота. Все ведь знают, что он решил отойти от политики и дел, чтоб посвятить себя семье и Роду, а на заседаниях не появляется, – удивленно протянула Астория. На что, все присутствующие переглянулись. Драко посмотрел на отца, который слегка кивнул.
– Предполагается, что Поттер Глава Отдела Тайн, – тихо сказал муж Астории, но его все равно все слышали. Северус тот вообще делал вид, что ушел в себя и ничего не слышит. Астория пораженно уставилась на мужа.
– Мерлин, а ведь это понятно, любому, кто умеет анализировать. Ведь Блэйз говорил, что без Поттера не проходит не одно собрание глав Отделов Министерство, и не одно решение не принимается без его ведома, и архив находится на нижнем уровне. Значит все это мишура лишь прикрытие – Астория все еще сидела пораженная новыми фактами. Драко лишь кивнул. Тут вмешался Северус.
– Не советую афишировать свои предположения, Отдел Тайн ревностно хранит свои секреты, а уж с Поттером тем более. Если конечно, вы не хотите быть связанная контрактом молчания или еще хуже Нерушимой клятвой. Поверьте, дорогая миссис Малфой, об истинном положении дел догадываются очень узкий круг людей. И потом, это лишь догадки, они могут быть ошибочны, и Поттер действительно посвящает жизнь семье, благотворительности и архивам Рода и в целом. В его духе, бросить все ради своих эгоистичных желаний, не думая о других, – крестный неопределенно махнул рукой, мол, что взять с гриффиндорца.
– Не понятно другое, откуда она взялась? – он посмотрел на мать и отца, затем на Снейпа, – и я не узнаю эту магическую ауру, и почерк мне не знаком. Отец кивнул на размышления сына, мать ворковала над ребенком. Северус ушел в себя. Ал знал историю от начала до конца, ему надо было уходить, пока действие мантии невидимки не истекло. Мальчик по озирался в поисках другого выхода, так как отец запер дверь. Не успел он аккуратно внимательно следя за Малфоями, подойти к выходы как нос, к носу столкнулся с крестным. Два оха, мантия слетевшая с него, и как результат он сидел в кресле перед грозным крестным, серьезным отцом, и недовольной матерью, а еще Малфои не пожелали оставить их наедине.
– Не ожидал от тебя такое сын, – спокойно сказал отец, лучше б он ругал. В голосе отца явно проступал нотки разочарования, снисхождения, и какого-то смирения.
– Мерлин, Ал. Как ты мог?! А вдруг с тобой что-то случилось бы?! Неужели мы мало говорим тебе о безопасности, – мать посмотрела на сына так жалостливо, и перевела взгляд на отца, словно говоря «Где мы упустили, Гарри?»
– Где ваши манеры молодой человек?! Вы, решили уподобиться трубоухам, у которых, все влетает в одно ухо в другое вылетает. Или решили, раз День рождение вам все дозволено?! Я вам не ваши гриффиндорские мягкосердечные родители. Я не допущу, чтоб ты позорил фамилию Снейп! – отец промолчал на явные не состыковки в личных данных сына, и на камень брошенный в его огород, мать совсем не обращала внимание, недовольно смотря на непутевого отпрыска. Ал был бы не Алом, если он не смог выкрутиться.
– Во-первых отец, это не было прихотью. Всего лишь мое любопытство! Я тоже член семьи и имею права знать, все. Не надо говорить, что я ребенок. Вся проблема взрослых, в том, что вы недооцениваете детей своих. Напоминать, куда привело такое недоверие уж тебе отец не нужно. Мам, ну какая опасность?! Я тебе, что магл, незнающий, что такой камин! Крестный, считай это компенсацией за испорченное утро, знаешь ли неприятно, чувствовать одиночество в свой день рождения. Подарки это хорошо, но разве вы сами не говорили, что материальное благо можно и купить, а вот любовь и внимание близких нет – припечатал Альбус. Он знал, как остро реагирует на воспитание детей и отец и мать и крестный. Малфои стояли удивленно взирая на Ала. Люциус совсем выгнул бровь, выражая свое удивление. Астория ничем не выражало свое отношение. В уголках губ Нарциссы таилась улыбка, Драко стоял чуть хмурясь. В этот момент произошло, самое неожиданное. Наследник Рода Малфоев из неоткуда появился в углу комнаты, и похожи сам не заметил, что стал видимым.
– Скорпиус Гиперион Малфой, потрудитесь объясниться, что вы здесь делаете? – грозно спросил Люциус внука, подходя к внуку. Нарцисса уже открыто улыбалась. Драко недовольно смотрел на сына, Астория тоже.
– Мы ждем, Скорпиус! – добил Драко. Первый момент, когда Скор понял, что его обнаружили, точнее он сам себя обнаружил, растерялся. Но Скор не был бы Малфоем, если б не смог выкрутиться.
– Шел к себе в комнату, случайно увидел край обуви, из под мантии, которая зашла сюда. Решил, что шпион или вор забрался в мэнор и проследил, не хотел раскрывать себя раньше времени. От таких слов Ал возмутился. Ну Скор, ну Малфой, ну друг удружил, называется.
– – Ну да, конечно…Поэтому у тебя две мантии невидимки, и обе уже просрочены…– вставил свои пять кнатов Ал. Скорпиус стало не по себе. Но он сделал вид, что не понял о чем, говорит этот пришелец. Взрослые перглянулись, и зашевелились.
– Скорпиус, марш к себе в комнату, позже поговорим, – сказала Астория, указывая на дверь. Весь ее вид говорил, как опозорил наследник имя Малфоев.
– Альбус, будь добр подожди нас дома, – отец спокойно отодвинулся.
– Диппи! – «снова этот эльф» подумал мальчик, – проводи Скорпиуса в к его комнату, а мистера Поттера к камину в Главном зале. – приказал Драко эльфу. Оба наследника древних фамилий пошли к выходу, Скор выходил так, словно не его только, что поймали и отправляют восвояси, а это он решил закончить с собранием и вынужден уйти. Альбуса же ничто не могла омрочить, он широко улыбнулся.
– Лорд Малфой, Леди Малфой, Мистерт Малфой Миссисс Малфой, – обернулся к обитателям поместья, и галантно поклонившись дамам, и кивнув мужчинам произнес, – сожалею, что наше знакомство произошло в столь неприятной ситуации. Хотелось бы извиниться за недразумение с моей стороны, и пригласить Вас к нам Поттери-Хаус на празднование моего дня рождения, – Люцииуса брови снова взмыли в удивлении, Нарцисса тепло улыбнулась, Драко стал еще больше хмурым, Астория вновь сделала вид, что это не имеет к ней отношение. За всех ответил Люциус.
– Что ж мистер Поттер, отрадно видеть хорошие манеры… в столь юном возрасте, – на заминку не заметили или сделали вид, что не заметили, – к сожалению должен отказать, по причинам не зависевшее от нас, – он кивком показал на сверток с ребенком, – однако ваши извинения приняты. Он слегка качнул головой. Алу много и не нужно было. Он снова широко и своей фирменной улыбкой улыбнулся Нарциссе, та умиленно посмотрела на него. В красивом шелковом платье в стиле французских красавиц позапрошлого столетия Нарцисса выглядела, как героиня старинных романах. При ней даже Алу не хотелось показывать себя с плохой стороны, эта красивая женщина внушала трепет перед ее величавой аурой.
– Мама, Отец, Крестный, – он им просто кивнул. И не оборачиваясь пересек комнату, и лишь у выхода бросил через плечо, – На Площади Гриммо есть гобелен, он может дать ответы на ваши вопросы. Письме лишь выражают желание, однако, Поттеры и Блэки т.е. Малфои могут оформить совместную опеку. Девочка может расти у Малфоев до своего 11 летия, а потом будет Хогвартс, и она сможет каждое лето проводить с нами, так можно выполнить желание неизвестного, и воспитать как Блэк, – после чего тихо добавил, –надеюсь, обойдется без фанатизма, – но расчет был, на то, что его услышат. Сказать взрослые ничего не успели, потому, что Поттер младший проворно вышел и захлопнул дверь. Джини беспомощно взглянула на мужа, как не странно, Гарри и Северус играли в гляделки и улыбались уголками губ. Нарцисса продолжала улыбаться открыто, Люциус переглянулся с сыном. У каждого из Малфоев мелькнула мысль «Не типичный Поттер».
– Как не странно джентльмены, похоже выход из ситуации нашел эээ…– Нарцисса посмотрела на Снейпа как на крестного и на Гарри как на отца.
– …семилетний – подсказал Снейп все еще улыбаясь уголками губ.
–… Да семилетний мальчик, и было б не плохо, если б мы действительно взглянули на гобелен Блэков. Нарцисса выразительно посмотрела на Гарри, которые о чем-то напряженно думал. Подняв голову и увидев, что все смотрят на него, а Астория передает ребенка эльфийке, Гарри сказал спокойно:
– Боюсь это невозможно, на доме Фиделиус. Однако мы с профессором, и с Нарциссой – он кивнул на Снейпа, – смогли бы взглянуть, если вы согласитесь подождать. По виду Главы Рода Малфоев было видно, что категорически не согласен, Драко злился, что он не может попасть в дом, который принадлежал, семье матери. Астории тоже хотелось посмотреть на этот легендарный дом, штаб Ордена Феникса. Нарцисса ж была согласна, ведь Гарри уже показывал дом, который он отремонтировал как смог, и Кричер был на два дома.
В это время, за дверями два наследника осматривали друг друга с такой неприязнью. Ал хоть и знал, что Скорпиус лишь спасал себя, но был зол на будущего друга. Для Скорпиуса Малфоя этот чужак, да еще и Поттер был как враг номер один. Отец рассказывал про них, и ничего хорошего от них не приходилось ждать. С языка наследника Малфоев готова была вырваться, язвительное замечание, когда Поттер подмигнул, и вытащил с кармана еще одну мантию невидимку. Вот «фестралова дерьмо» подумалось Наследнику рода Малфоев, он уже истратил все свои невидимки. А этот Поттер так заговорщицки улыбался. Колебался он не долго, хоть дедушка и говорил, чтоб он не связывался с Потерами и Уизли, и отец не раз говорил, что Поттеры и Уизли не их круг, Скорпиус решил рискнуть. Всего один раз, один раз и больше он не станет с ним водится. Тем более, что бабушка Нарцисса легко общается с мистером Поттером, и Тедди говорит, что Поттеры забавные.
– Диппи свободен! Я сам провожу Поттера! – он махнул рукой эльфу добавив, свой фирменный малфоевский взгляд, который говорил больше, чем слова. Эльф исчез без вопросов.
– Смотри Поттер, первый и последний раз – Ал, на эти слова лишь ухмыльнулся. Он ведь знает, сколько будет этих раз. В прошлой жизни, со Скорпиусом он также познакомился до школы, но уже в других обстоятельствах. История меняется, но основные вехи остались теми, же. Ребята быстро юркнули под мантии невидимки.
Стоять рядом с Поттером было неприятно для мальчика, «чертов Поттер». Его семейка, высокомерные маглолюбы. Хотя, если говорить на чистоту, Скор никогда, еще не видел маглов. Начиная с 3 лет, жизнь наследника Рода было расписана с утра до вечера. Он должен был получить классическое образование. Это было обязательным пунктом в Кодексе Рода. Все относились к нему как к Наследнику Рода, и лишь мама с бабушкой Цисси позволяли себе внука. Дедушка Люциус тоже по своему его баловал, маме и бабушке говорил, что они испортят ему внука. Самим строгим был отец. Он требовал, чтоб он знал все. За всем следил сам. Драко нанял бывшего квидиччиста, чтоб он тренировал его в позиции ловца. Перед Скорпиусом стояла цель, стать ловцом Слизерина и обыграть Гриффиндор.
Поттер дышал тихо, стоя в стороне от двери. Внимательно следил за дверью. Скор вдруг вспомнил что у него есть модернизированную ушки-подслушки, но для наследника Малфоев было ниже его достоинства первым обращаться к Поттеру. Скору не потребовалось этого делать, Альбус сам посотрел на него, Скор поймал момент, чтоб просто показать их ему. Лицо Ала озарилось такой улыбкой, словно он предложил, как минимум зелье удачи. Ал сразу же взял его и подмигнув Скору запустил во внутрь. Сначала ничего не было, потом как послышалось:
– …было б не плохо, если б мы действительно взглянули на гобелен Блэков, – послышалось голос бабушки Цисси.
– Боюсь это невозможно, на доме Фиделиус. Однако мы с профессором, и с Нарциссой, смогли бы взглянуть, если вы согласитесь подождать, – мистер Поттер. По рассказам отца, Скор представлял мистера Поттера, человеком, который каждые две минуты говорит о своей победе над Темным Лордом, однако он оказался не таким уж плохим, Скор сказал бы даже приятным. Отцу, конечно об этом он никогда не сказал бы. Поттер младший дернул Скор выводя его из мыслей. Скорпиус зашипел в ответ гневно смотря на Поттера. Поттер виновата улыбнувшись, потянул в сторону темного коридора, где шла развилка в крыло Наследника. Скор пошел туда.
– Поттер ты что, с дракучей ивы упал?! – задал риторический вопрос Скор, но Поттер отмахнулся.
– Ива не подпустит к себе, если не знать, как ее успокоить! Слушай, я знаю куда взрослые пойдут. Отец, конечно, сказал правду про Фиделиус, но он не сказал, что он больше не действует. Мы можем первыми попасть туда, и посмотреть. Выбирай идем сейчас, или увяжимся с взрослыми? – Ал по привычке скопировал мимику крестного, приподняв бровь. Так делал Северус, когда хотел показать, что тот или иной человек, или ученик занимает его драгоценное время. Скор даже не колебался.
– Сейчас, но как мы туда попадем? – слегка недоверчиво воззрился Малфой на Поттера.
– Не боись братишка, все схвачено! – Ал ухмыльнувшись щелкнул пальцами.
– Кричер! – перед ними появился старый домовой эльф в футболке с изображением герба рода Блэков и странным медальоном на шее.
– Что желает молодой Хозяин и благородный отпрыск рода Малфой, – он поклонился так низко, что Скор испугался, что он испортит своим носом зеленый персидский ковер, который лежал тут Мерлин знает сколько, стало быть это антиквариат.
– Кричер, я хочу показать своему кузену Родословную благородного дома Блэк, Так что, нам на Гриммо 12, будь добр перенеси – и протянул руку. Скор удивился тому, как вежливо разговаривал с домовиком Поттер, но решил, что подумает потом. Домовик взял их, и они переместились. «Какой кузен пронеслось у него в голове…», но дальше стало еще интересней.
Скор не знал о таком способе перемещения, поэтому перед этим закрыл глаза. Когда он почувствовал под собой пол, открыл глаза и увидел гениологическое древо разросшее по всей комнате. Ал отпустив руку Эльфа уверена, пошел к тому, месту, где должна была быть новая ветвь. На полпути он остановился, и посмотрел на Скора.
– Ско..хм…Малфой, ты не мог бы посмотреть за дверью, я как только я найду причину переполоха я позову, кто-то должен посмотреть за выходом.
– Я тебе не привратник, пусть твой домовой это сделает – огрызнулся Скор в ответ.
– Эй, эй по легче хорошо? Если ты заметил, то он стар, и аппарция с двумя далась ему не легко, – и он выразительно посмотрел на домовика, который все еще стоял в углу комнаты. Скору ничего не оставалось, как согласиться.
Как только Малфой вышел из комнаты,Ал обернулся к домовику.
– Кричер, извини, что назвал тебя старым, ты не старый. Так надо было. Кричер слушай меня внимательно. Мне нужна твоя помощь, только ты в силах помочь. Ты ведь знаешь все о Блэках. Мне нужно, чтоб на гобелене отражался новый член семьи. Долго объяснять, но ты знаешь, что сделал Финеас 1 Блэк, когда рождались в семье только девочки? – домовой кивнул. Глаза Кричера заблестели.
– Так вот, я спас Беллатрикс уже Блэк дав ей зелье первородности, знаешь что это такое? – Кричер быстро быстро закивал своей морщинистой головой.
– Короче, надо сделать так, чтоб она отразилась тут, – он ткнул на древо, где была пустота после Сириуса и Регулуса, – но как новая ветвь, не зависящая не от кого, словно из неба взялась. Для наглядности разводя руки в сторону.
– Понимаешь, в чем идея? – Кричер все отлично понял по взгляду.
– Гобелен Благородных Блэков магический, сам обновляется. Но Кричер знает, как это сделать. Кричер использует свою магию, – Кричер приблизился к нему поближе.
– Действуй лопоухий, – с ноткой ласки сказал Ал.
– Нужна кровь, того самого Блэка, потом Кричер сам будет ткать, но ее потом надо оросить кровью Блэков, чтоб ветвь ожила. Кричер знает, Кричер хороший домовик. Домовик подобострастно посмотрел на Ала.
– Мерлиновы кальсоны, как некстати. Много нужно крови? – ему стало дурно от картин промелькнувших в сознании. Домовик замахал головой с огромными ушами как веером.
– Девочка находиться в поместье Малфоев, действую так, чтоб тебя не заметила не одна душа. Ты понял меня, это важно, – Кричер кивнул, но еще стоял рядом не уходил.
– Залпа ждешь или как? – вопросительно выгнул бровь Альбус. Кричер задрожал и взялся за уши, признак самоуничижения.
– Стоп без членовредительства, чертов мазохист, выкладывай, что там еще? – он присел перед ним на карточки.
– Нужно заново провести ритуал имени наречения, – он еще больше задрожал.
– Стоп, стоп. Спокойно. Ритуал имя наречения проводит Глава Рода, он вне зоны доступа. Что делать и долго это? – от волнения Ал взлохматил волосы.
– Нет, если нет Главы Рода по крови, подойдет любой кровный родственник, и надо только назвать имя, и сказать, что отныне она из Рода Блэк по крови и Магии. Если это, правда, магия Рода признает ее, – Кричер бросился биться головой, Ал ему не дал. Надо было решать, причем решать срочно, что делать?
– Нашего родства хватит? Отвечай! – Ал был зол на самого себя, что не предусмотрел такой вариант. Кричер быстро-быстро закивал.
– Так ты за ребенком, и все приготовь, на все про все у тебя три минуты. Я займусь гостем, – лопоухий пришелец кивнул и исчез с хлопком. Ал же быстро пересек комнату, и тихо отворил дверь. Скорпиуса поблизости не было, не успел он выйти, услышал тихие шаги за поворотом. Видимо Малфой решил оглядеться, и шел уж совсем не в его сторону. Альбус быстро пошел за ним. Так оно и есть стоит, смотрит на ручку в виде головы змеи. Поттер быстро подняв руки, и пожелав, чтоб Скорпиус уснул, отправил всю свою еще не сформировавшуюся магию в Скорпиуса. Эффект был тот еще, Скорпиус ничего не поняв начал заваливаться в бок. Альбус успел его перехватить и прислонить к стене так, чтоб он спал сидя.
– Так три минуты почти прошло! Прости друг, так надо, – он вернулся в комнату с гобеленом, и вовремя. Перед ним возник Кричер со свертком ребенка в руке и с книгой, и коробкой в руке. Коробка оказался футляром, где лежала чаша и кинжал.
– Так, ребенка к гобелену, книгу сюда, – времени вникать в нюансы ритуала не было, минуты поджимало. Быстро прочитав, он понял одно, надо капнуть кровь в Чашу рода, произнеся имя ребенка. Если кровь Блэковская чаша впитает (а если нет, даже читать не стал). Он сделал точно так как было написано, не взглянув на ребенка, который уже проснулся и смотрел своими голубыми глазищами. «Даже не заплакала малявка» – подумал Ал. Чаша кровь приняла, Кричер рану залечил сразу же.
Пока он проводил ритуал имени наречения, Кричер закончил с гобеленом. Теперь под именами Сириуса и Регулуса стоял одинокая ветка с именем.
– Ее обратно в Мэнор, никто не должен видеть! Потом сюда! Скорпиуса в комнату Сириуса. Все убрать. Даю две минуты, – Кричер поклонился и снова исчез. Альбус повернулся к гобелену, капнув кровью девочки на ее имя на гобелене, отошел на расстояние вытянутой. Ничего не происходило. Через минуту гобелен вспыхнул голубоватым огнем, и ветка с именем ребенка ожила. Алу даже показалось, что веточка колышется, словно на ветру.
– Молодой Хозяин, Кричер все сделал. Малышка на месте и молодой Малфой в хозяйской спальне, – запнувшись добавил, – спит. Ал кивнул, и уже было собрался рассмотреть весь гобелен, внизу послышалось открытие двери, и вошли люди.
– Кричер, быстро к Скорпиусу, перенеси куда-нибудь на улицу, – он подал руку и они исчезли.
За секунду до того как, профессор использовал Гоменум ревелио, ребята исчезли.
Гарри, Джини, Нарцисса и Снейп поднялись в комнату с гобеленом. Конечно, дом был необжитым, но уже не таким одряхлевшим, как помнил Снейп. Нарцисса сразу бросилась к гобелену, остальные не отставали от нее.
– Как …такое… может быть? – воскликнула Джини оглядываясь на спутников. Гарри стоял рядом с женой и просчитывал варианты. Северус ничем не выдал своего удивления.
– Адара Вега Блэк! – Нарцисса искренне радовалась, тому, что письмо не соврало, главное Род Блэков не прервется. Гарри развернулся к спутникам, и напряженно раздумывая сказал:
– Я разберусь с этим. Нарцисса, думаю, предложения моего сына мы примем. Как только все утрясется, я свяжусь с вами. Профессор, будьте любезны сопроводите Леди Малфой. Дорогая, надо убедиться, что Ал дома. Джин, это срочно. Извините, мне в министерство, – коротко кивнув всем, развернулся и вышел прочь. Остальным ничего не оставалось, как последовать к «просьбе» Гарри Поттера.



Любовь напоминает партию в покер, чтобы победить, надо играть в открытую
 
RegДата: Среда, 07.08.2013, 20:54 | Сообщение # 8
Подросток
Сообщений: 8
« 0 »
Глава IV. Культурный шок.
Carpe diem (Лови день)
В то время, как взрослые думали о чуде по имени Адара Вега Блэк, двое беглецов оказались на магловской улице. Альбус оглядываясь пару раз чертыхнулся про себя относительно косоглазия Кричера. Улица была полна людей, которые проходя мимо, неодобрительно поглядывали на ребят. Особенно отличилась женщин в возрасте, типичный консерватор, которая проходя мимо пробормотала нечто похожее на «шпана». Конечно и не мудрено, ведь если Альбус и был относительно нормальном виде, то Скорпиус, которые еще даже не проснулся висел на руке Поттера в своей отменной мантии, как мешок еды для лукотрусов. Альбус покрепче ухватив будущего друга направился в ближайший тупик. Оказавшись в тупике, он отчаянна начал трясти Скорипиуса. Альбус где-то читал, что если человека вырубили магическим сном, то простым его не разбудить. Ему определенно нужна была вода, причем в большом количестве. Сосредоточившись на потоках своей магии, мальчик направил поднятые ладони на Скорпиуса, отчаянно желая о фонтане воды. Конечно фонтана не вышло, но видя как скорпиус отплевывается от воды, которая попала ему в рот он был более чем доволен.
– Поттер! Гипогриф тебя заклюй, таким буйным как ты в Мунго пора! – Малфой резко дернулся в сторону от Альбуса. Еще не замечая окружающей обстановки, и только после того как он отряхнулся и убедился, что одежда не сильно мокрая он заозирался вокруг. Альбус просто стоял и смотрел на друга, и наслаждался моментом. Там в прошлой жизни Малфой рядом с ним давал себе волю и становился обычным мальчиком, а не высокомерным снобом по имени Скорпиус Малфой.
– Где мы и что мы тут делаем? – высокомерно протянул Скор, хотя Альбус видел в глубине глаз страх. В ответ Поттер ухмельнулся и сказал:
– Исполняем твою давнюю мечту, только боюсь об этом, ты не сможешь рассказать кому-либо, – маленький Ал неопределенно махнул рукой в сторону. Скорпиусу показалось, что этот странный Поттер иногда ведет себя как самый настоящий взрослый.
– Не знал, что в роду Поттеров были джины! – зло отпарировал Малфой, паника начала его поглощать. Дед учил его, что в любой ситуации настоящий Малфой должен оставаться спокойным и хладнокровным. Быть «настоящим Малфоем» у Скорпиуса пока плохо получалось, хотя хаффлпафец с этим не согласился бы.
– Ммм, может и были до гобелена я еще не добрался, знаю только пару поколений. Малфой, давай без паники. Мне пришлось перенести нас сюда, потому что взрослые заявились, и времени на разговоры или прятки не было. Профессор вообще сходу гоменум ревелио использовал. Потом, вспомни правила Малфоев – Carpe diem, последуй совету предков и лови момент. А чтоб ты, хотя б не думал меня добить при первой возможности, предлагаю подписать пакт о ненападении?! – Альбус выпалив все это, с ухмылкой на лице, приподнял бровь в вопросительном жесте, и поколебавшись подал ладонь. Скорпиус смотрел на него, но по выражению лица Ала определить что-либо было невозможно. Любопытство давало о себе знать. Мальчик не доверял Поттеру, однако, когда еще у него появиться случай посмотреть на маглов вживую. Прошло меньше минуты, прежде чем, Скорпиус уверенно пожал ему руку. На лице Альбуса сразу же расплылась обаятельная улыбка.
– Только надо избавиться от твоей мантии, потому что маглы такого не носят уже пару веков, – Поттер ожидал, что друг как обычно начнет бубнить про уникальность своей мантии и какое место оно занимает в его коллекции. Он ошибся, Малфой младший на удивление без слов снял дорогую мантию расфасовал, то, что было в карманах и бросил вещь в мусорный бак, так словно он избавлялся от завалявшегося мусора.
– Сойдет, будешь у нас типичным богатеньким мальчиком, – вынес вердикт Альбус, критично рассматривая то, в чем остался Скорпиус – белая льняная рубашка с черными брюками. Правда, шейный платок был несколько старомодным, но зато покрой рубашки был явно модный. Как только Ал отметил, что шейный платок не модный, Скорпиус снял его и положил в карман.
– Поттер, даже не старайся дать оценку моему ввиду, как не крути тебе до меня далеко. Не позорь меня, я не буду идти по улицам с чумазым Поттером! – Скор наморщил свой аристократически носик и выудил из кармана белый платок, и протянул Альбусу.
– Мерлин, платок! Еще и батистовый! Еще и с монограммой! Малфой, ты в каком веке застрял. Ты, что не знаешь о refreshing wipes , – Альбус демонстративно выгнул бровь, тем не менее, взял платок и терся до тех пор, Скорпиус одобрительно кивнул.
– Как может быть салфетка быть влажно все время, ты ж не думаешь, что маглы могут ее поддерживать чарами? – фыркнул Скор поворачиваясь к выходу из тупика.
– Эх, пошли неуч покажу, что такое маглы и с чем ее едят. Кстати, я думал наследник Малфоев должен читать прессу, кажется, так гласит ваш Кодекс, ведь даже аврорат пользуется магловскими ноутбуками адаптированными на магический мир – задумавшись выпалил Ал.
– Поттер, откуда ты знаешь содержание нашего Кодекса? О нем не в курсах даже наша французская ветвь, хотя выпрашивают довольно давно, и ноутбуки магическое изобретение к твоему сведению – Скорпиус подозрительно посмотрел на Ала. Вдруг этот Поттер успел действительно по шпионить в его доме. Все было проще, ведь Скор был другом Альбуса в прошлой жизни, но Малфою об этом знать необязательно. Альбус на вопрос лишь хитро ухмыльнулся. Парни уверенно пошли в мир маглов...
… Скорпиус Малфой лежал в своей комнате в Мэноре, и смотрел на высокий потолок, и никак не мог прийти в себя после сегодняшнего. Кажется, за всю свою жизнь он не узнавал о маглах столько, сколько узнал сегодня. Поттер, конечно придурок, но с ним было весело. В конце концов, они договорились о сотрудничестве. Он показал ему все, и они даже попробовали магловской еды – Mcdonalds. Лениво текущие мысли Малфоя прервал стук в окно, где уже давно было темно. Не торопясь поднявшись, мальчик подошел к окну. За окном сидела сова, кажется породистая. Скорпиус смутно догадываясь от кого письмо, впустил наглую птицу, которая протянув лапку сердито смотрел на Скора. Вздернув высокомерно бровь, он позволил птичке подойти поближе, чтоб Скор мог отобрать письмо.
– Так и знал! Какой хозяин такая и птичка! – фыркнул Скорпиус, но письмо вскрыл тут же.
«Привет Наследнику рода Малфоев!
Начну с того, что птичка не моя, и она очень даже воспитанная. Она отцовская, подарок тети Гермионы. Не обижай Демиру (это имя, если не понял). Спрашивать про твое самочувствие не буду. Скорее даже помогу самокопанием.
То, что твои мысли устроили тусовку у тебя в голове, и ты не можешь их собрать в кучку не страшно. Если у тебя:
– эмоциональный или физический дискомфорт, дезориентация как индивида, вызванная попаданием в иную культурную среду, так же как и столкновением с другой культурой, незнакомым место;
То: у тебя определенно Культурный шок, «друг мой». Боюсь, твои ожидания не оправдались и маглы не оказались тупыми животными да?! Ничего, впереди вся жизнь, чтоб пересмотреть свои приоритеты. Так, что Скорпиус Малфой, официально, предлагаю тебе свою дружбу! Потому что без меня ты пропадешь в мире, который не отвечает твоим ожиданием.
P.S. Отказ принимаю в категорической форме, с изъяснениями о причинах, и если причины меня удовлетворят, готов стать твоим врагом (надеюсь этого не будет)
p.p.s. прилагаю к письму книгу о мире маглов, ее написала моя тетя для детей семьи со стороны дяди.
А.С.П.»
Скорпиус успел прочесть письмо дважды, прежде, чем до него дошло, что Поттер сам предлагает ему дружбу. Он задумался о последствиях этой дружбы: Дед похвалит за умения находить связи, бабушка обрадуется, что кроме нее еще кто-то будет ходить в гости к тете Андромеде, отец разозлится, и скажет, что это недостойно Наследника Малфоев, но все равно в душе порадуется за сына. Мать, а матери все равно, главное, чтоб Скорпиус был счастлив. Ухмыльнувшись, он взял перо и написал ответ, привязав к лапе Демире, отправил.
Альбус Северус сидел у себя в комнате в Поттери-Хаус у окна и размышлял о наказаниях, когда Демира - сова отца влетела в открытое окно и приземлилась на спинке стула. Ал, спрыгнув, потянулся к сове. За время наказания, которое он тратил на прогулку со Скорпиусом в Лондоне, мать успела поднять такую панику, что даже бабушка Молли позавидовала бы. Мама успела поговорить со всеми Уизли, в поисках Ала, отменить вечеринку, и в последнюю очередь она сказала отцу. Отец, как раз собирался связываться с Крестным в Хогвартсе, когда Ал скатился на ковер в гостиной, к ногам отца. Гарри Поттер помог сыну встать, отряхнуться, и пока матери не было отправил незадачливого отпрыска к себе в комнату. Альбуса насторожил лишь пристальный взгляд отца. Гарри сказал Джини, что Ал пропадал у Снейпа. Ала ждал разговор с отцом, пока же вот письмо от Малфоя. Альбус решил не тянуть с дружбой, в прошлой жизни они не сразу подружились, в этой он решил зря тратить время не будет, и сам первый предложил дружбу, в душе боясь отказа. Письмо было коротким.
«И тебе Салют Поттер.
Мысли Наследника Рода Малфоев даже гипотетически не устраивают тусовок, только званые вечера! Я так полагаю, с будущей профессией ты определился, только я не понял, кем будешь?! Колдопсихологом или директором Хогвартса, предупреждаю, будь ты десять раз Альбусом, я душу тебе не раскрою.
Малфои не имеют право на друзей, только соратники, но раз ты сам предложил, готов нарушить запрет предков и узнать, что такое быть другом Поттера. Так, что готовься быть другом Малфоя (у Малфоев все должно быть лучшим в том, числе друзья).
p.s. Книга хорошая.
Альбус весело рассмеялся. «Книга хорошая» по малфоевски означает «спасибо». На душе стало легко. Бережно сложив первое письмо, первого друга в ящик под столом, Ал лег спать. Во сне с его лица не сходила улыбка, и он вновь казался маленьким ребенком.



Любовь напоминает партию в покер, чтобы победить, надо играть в открытую
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Наследник (Путешествие во времени, новое поколение, А.С. поттер)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: