Армия Запретного леса

Среда, 01.04.2020, 04:08
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Маленькая отважная вейла (The Little Veela that Could) (ГП/ГД, перевод, макс, оригинал закончен.)
Маленькая отважная вейла (The Little Veela that Could)
WitchmasterДата: Пятница, 30.08.2013, 15:04 | Сообщение # 1
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Название: Маленькая отважная вейла (The Little Veela that Could)
Автор: Darth Drafter
Переводчик: Witchmaster
Пейринг: ГП/ГД
Жанр: приключения/дружба
Рейтинг: R
Размер: макси
Статус оригинала: закончен
Статус перевода: издыхающий
Дисклаймер: ничто не моё, кроме разрешения на перевод.
Оригинал: тут
Саммари: Во время второго задания Турнира Трёх Волшебников, последний из Поттеров жертвует собой ради маленькой девочки-веелы, и надежды Дамблдора на светлое будущее умирают вместе с ним.





Black Guards
 
WitchmasterДата: Пятница, 30.08.2013, 15:05 | Сообщение # 2
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Пролог. Сосуд души и мальчик-который-умер

31 октября 1981 года

Вопреки существующим записям и «знаниям», на самом деле крестражи не принадлежат тьме. Они, как и любые другие проявления «Светлой» и «Тёмной» магии, основаны на методах и целях применения.

Всего лишь часть души создателя; якорь в этом мире, способный возвратить к жизни мертвого. Прежде, до того, как крестраж был причислен к тёмным искусствам, он имел другое название — сосуд души. Количество его проявлений безгранично, но цели, преследуемые созидателем, отражаются на работе, налагая отпечаток ангела (Света) или демона (Тьмы). Поэтому немногие осмелились пойти стопами фаворита, который преуспел в этом деле, ведь имя ему — Сатана.

К сожалению, все древние исследования целителей и ученых касательно использования сосуда души были перевраны чёрными магами, или того хуже — уничтожены Министерствами и Светлыми Лордами во избежание любых проявлений тёмного волшебства. Уцелевшие материалы были отнесены к магии крови, которую, в конце концов, тоже причислили к тёмным искусствам.

Так что в ту роковую ночь, когда погибла юная Лили Поттер, жертвенный ритуал прикрепил её душу к младенцу, ради которого она умерла. Благодаря магии крови и помощи сына женщина смогла бы вернуться в мир живых. Кто бы мог подумать?

По правде говоря, последний человек, который смог бы объяснить случившееся, был распят за мракобесие Папой Урбаном VI. Римо-католики предприняли попытку сожжения лишь для того, чтобы заставить мага использовать палочку, а затем прибили его к кресту. Тайны о сосуде души умерли вместе с ним, ведь, несмотря на знания, волшебник так и не решился разорвать душу.

Лили — маленькая озорная ведьма. В отличие от своего чистокровного мужа Джеймса, она была маглорождённой и не разделяла его принципиальных взглядов касательно магии крови. Её исследования натолкнули женщину на мысль о создании собственной защиты против тёмной магии ценой жертвы. И она создала её.

Посредством убийства Гарри, Волдеморт собирался разорвать душу в очередной раз. Когда проклятие коснулось ребёнка, оно разрушило сосуд души Лили и, через рану, заменило его крестражем. Но, благодаря магии крови, «Авада Кедавра» отразилась, поразив самого Тёмного Лорда. Его изуродованное лицо стало якорем для души младенца. Именно поэтому Том возродился без носа и резким перепадам настроения был обязан сильным эмоциям Гарри. Правда, эта реакция была обратной: боль в том месте, где у Волдеморта был нос в противовес шраму парня. Но, как оказалось, это причинило Гарри куда меньше страданий, чем решение Альбуса отправить его к Дурслям.

Старик прибыл на место нападения секунду спустя и, обнаружив развернутый научный журнал Лили, преспокойно забрал его себе, ведь годовалый ребёнок и мертвецы не скажут тебе «Не укради!». Затем, с помощью Старшей палочки, разрушил практически незыблемую защиту Гарри. Фактически, по мнению директора, абсолютная сохранность для одного — опасность для других. В конце концов, с помощью крови Лили и сложных чар он привязал защиту ребёнка к дому номер четыре Тисовой улицы.

Он мог выбрать любой другое здание, но именно жилище Дурслей как нельзя лучше отвечало его требованиям. Дамблдор боялся, что защита Лили может сделать мальчика неуправляемым. Всё это ради общего блага. Как бы Гарри исполнил пророчество, не познав боли? Пожертвовал бы собой? Кто смог бы противостоять ему? С первозданной защитой матери Гарри стал бы почти бессмертным, тогда стоит ли играть честно?

* * *
24 февраля 1995 года, 10:36

Второе задание (Гарри Поттер и Кубок Огня, глава 26, страница 502-503)

Его окружили вынырнувшие следом дикие, недовольные головешки, покрытые зелёными патлами.

«Мерлин, нет! Они не врали!»

Гарри из последних сил начал грести к берегу, пытаясь спасти двоих пленников и не замечая того, что твари обходят его со спины. Он слышал крики с трибун, но ему было не до этого: он потерял много сил и едва не тонул. Только бы получилось спасти Рона и девчонку!

— Мокровато, — сказал Уизли. — А её ты зачем вытянул? — удивился он, заметив сестру Флёр.

— Не сейчас, Рон! Греби к берегу! — ответил Гарри, с трудом удерживаясь на плаву из-за паниковавшей восьмилетней девочки. Её перепуганный взгляд был напрочь прикован к вооруженным трезубцами русалидам, которые следовали за ними.

— Гарри, ты — идиот, — сказал Рон, — Ты ведь не воспринял эту их песню всерьез? Или ты думал, Дамблдор позволил бы кому-то из нас утонуть?

— Это не…

— Всё это было лишь для того, чтобы ты вернулся… — Рон запнулся, когда их окружили взбешенные русалиды.

И прежде, чем они успели сделать гребок, прежде, чем поняли зрители, огромный водяной вынырнул между ними, отделив Рона от остальных. Острое копье указало прямо в сердце маленькой вейлы. Гарри схватил девочку и закрыл своей спиной. Это лучшее, что он мог сделать в таком состоянии. Со вспышкой пламени над озером появился феникс, но было поздно. Слишком поздно.

Боль. Ужасная боль наполнила тело Гарри, когда копьё водяного пронзило его и пришпилило к сестре Флёр. Их тела соприкоснулись, и кровь из ран смешалась, тотчас наконечник оружия вышел из спины девочки.

Они уже не видели напуганного Рона, не слышали криков толпы. Для них не было летевших со стороны берега проклятий. Не существовало убитых водяных. Гарри и маленькая вейла медленно шли ко дну, глядя друг другу в глаза.

Директор Дамблдор, казалось, бежал наперегонки с самой Смертью, пытаясь исправить случившееся. Старик тут же трансфигурировал какие-то обломки в большую лодку, в которой он, вместе с мадам Максим, немедленно поплыл к месту, где под водной гладью скрылись Гарри Поттер и Габриель Делакур.

«Я умираю» — Парень уже чувствовал на себе липкие руки смерти. Фоукс здесь бессилен — его слёзы растворятся в воде. Не говоря уже о двух жертвах, пробитых одним копьем. Если он попробует вдохнуть, его легкие заполнятся водой, но Гарри было уже всё равно. Его жизнь закончена, и в ней он встретил лишь одного преданного человека — ведьмочку с каштановыми волосами. Но сейчас он погружался в пучину вместе с маленькой вейлой. — «О, нет! Нет, нет, нет. Пожалуйста, Мерлин, Иисус или Будда, не позвольте этой невинной умереть вместе со мной!». — Короткий взгляд в глаза девочки, дал понять, что она так же напугана и близка к смерти, как и он сам.

«Однажды мама спасла меня. Мерлин, что же она сделала?» — У него не было ответа на этот вопрос, поэтому он просто действовал.

Маленькая вейла только и могла, что изумленно смотреть на парня, с которым она опускалась в глубины Чёрного озера. Мысленно она звала маму и папу, Флёр и других взрослых, чтобы они спасли её и Гарри Поттера. Девочка знала, кто он. Все знали. А теперь они умрут вместе — драматичный сюжет. Отчаяние уничтожило мечты. Герой не спасёт её. Они не будут жить в башне древнего замка, и их никогда не назовут принцем Гарри и принцессой Габриель.

«Пожалуйста, Мамочка! Помоги мне! Спаси Гарри! Спаси меня! Пожалуйста! Пожалуйста, мамочка!»

Далекий звук становился громче, и она увидела, что лицо парня изменилось: казалось, мальчик-который-выжил решается на что-то. Его уста открылись в последний раз:

— Я люблю тебя, — единственное предложение на французском, которое знал каждый англоязычный подросток, проступило пузырями, но на секунду парню показалось, что девочка всё поняла. Сжавшиеся легкие немного приблизили губы Гарри к её лбу. Невинный поцелуй, передавший его жизнь, любовь, радость, магию… все.

«Так быть же посему».

И так было.

Спустя десять секунд директорам удалось высвободить пару из объятий озера. Как только Габриель удалось оживить, девочка тут же начала рыдать, словно это сестра умерла ради неё.

Но умер Гарри Поттер.





Black Guards
 
WitchmasterДата: Пятница, 30.08.2013, 15:05 | Сообщение # 3
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 1. Вдова и Метка

Девушка не рыдала. Не могла. За последние два дня она выплакала больше, чем за всю свою жизнь. Двое суток бесконечных криков и рёва. Две ночи мольбы оживить Гарри, человека, который для неё был ближе остальных… просто ближе… и слова замерзают на устах. Пустые хрипы. Но сорванные связки — ничто по сравнению с разбитым сердцем.

* * *
Спасение заложников из глубин озера — незнавший себе равных результат работы директора Дамблдора и Максим. Теперь, когда они в лодке — всё будет хорошо. У Гарри всего лишь пробито лёгкое. Даже магглы выживают после такого, а уж с помощью Дамблдора и подавно. Он поправится, не так ли?

Но с берега никто не слышал прерывистого дыхания старика, никто не видел его померкшего взгляда направленного на бездыханного мальчика.

Спустя секунду, увидев, что лодка идет к берегу, а маленькая француженка уже очнулась, трибуна взорвалась аплодисментами. Гермиона улыбнулась, присоединяясь к группе поддержки чемпиона. Её ненаглядного «Героя» вытащили. Он просто решил пополнить толпу своих поклонников. Девушка заправила выбившуюся прядь за ухо и начала просматривать реферат по чарам, ожидая, пока маленькая вейла отблагодарит своего спасителя поцелуем или объятиями.

Так или иначе, мнимое равнодушие, заставившее Гермиону не смотреть на сестру Флёр, стало ошибкой. Она не обратила внимания на испорченное одеяние девочки, по которому расползалось бледно-красное пятно размытой водой крови.

Неожиданный крик пронзил праздничную атмосферу, словно мыльный пузырь разрубили топором: Габриель с рыданиями бросилась к телу Гарри, прежде чем взрослые успели её остановить.

Гермиона похолодела. Беспомощная толпа застыла в иступлённой тишине, пока медсестра схватилась за метлу и устремилась к лодке.

Мадам Максим попыталась успокоить ребёнка, чтобы Дамблдор и мадам Помфри смогли залечить её рану, но девочка продолжала вырываться и царапаться.

— Святые угодники, неужели это то, о чем я думаю? — её шепот растворился в пустоте.

Учителя не трогают его, хотя у него, наверняка, серьезные раны. Разве он недостоин этой милости? Почему девочка так неистово плачет, будто он ме… мерт… Гермиона даже подумать об этом не могла. Гарри не… он ведь герой. Избранный, сражавшийся с троллем, василиском, дементорами и водяными. Почему он не шевелится?

«Очнись, Гарри! Очнись! Пожалуйста!» — девушка не могла в это поверить. Не сейчас. Не после того, через что они прошли.

Когда челнок приблизился к берегу, Директор поднялся на ноги и создал на берегу огромный шатер, в котором они скрылись из виду секунду спустя. Толпе только и оставалось, что слышать истерические крики девочки, которые вскоре поглотили чары приватности.

Две связные фразы, которые услышала Гермиона. Два предложения, которые поняли все кто владел французским.

— Вернись! — надрывая горло, кричала девочка. — Гарри, не оставляй меня одну. Мамочка, пусть Гарри вернётся!

Нет, Гермиона этого не выдержит. Она должна увидеть его своими глазами. Она ослышалась. Гарри просто щекочет девочку на глазах у смешливых преподавателей. Ей просто надо пройти через охрану.

К счастью, охранники в магическом мире были довольно ограничены по сравнению с магглами. Поэтому Гермиона с притворным безразличием смело подошла к Перси Уизли, который, стоя у шатра, разрывался между желанием войти внутрь и убежать.

— У меня важное сообщение для директора от заместителя МакГонаггал. Пропусти меня. «Смотри ему в глаза. Только вперёд. Внутри тебя ждет Гарри!».

Перси кивнул и отошел в сторону.

Отодвинув тяжелую ткань полога, девушка вошла внутрь и обомлела. Она не видела ни мадам Максим, ни Помфри, которые лихорадочно метались вокруг восьмилетней блондинки, не слышала приказа Дамблдора уйти. Её взгляд намертво приковал лежавший рядом парень. Он был спокоен, словно спал. Но этот бледный цвет кожи… почему не вздымается его грудь? О, Боже! Девушка рефлекторно сбросила чью-то руку со своего плеча, неотрывно глядя на большую красную кляксу, расплывшуюся в том месте, где его грудь пробило копье.

Гарри отдалялся, и тут она поняла: её тащат прочь к обеспокоенным студентам и гостям из других стран.

Новый крик маленькой вейлы вторил полным отчаянья воплям Гермионы. Она вырвалась из чьей-то хватки и бросилась к столу, где лежало тело чемпиона. Схватившись за столешницу у головы парня, она лихорадочно размышляла, как спасти его на этот раз.

«Это принц. Ты должна разбудить его. Поцелуй его!»

Девушка наклонилась, чтобы поцеловать Гарри, и в тот миг, когда их губы соприкоснусь, красный луч ударил Гермиону в спину. Тьма захлестнула отчаянную гриффиндорку, и она свалилась на землю, точно сломанная тряпичная кукла.

* * *
Мистик

25 февраля 1995

Трагедия Турнира Трёх Волшебников.

Гарри Джеймс Поттер мёртв. Юный мальчик победивший Того-кого-нельзя-называть в ночь на Хелловин 1981 года скончался на втором задании Турнира Трёх Волшебников, проходившем в Хогвардской школе магии и волшебства. Очевидцы заявляют, что четвёртый чемпион этого скандального Турнира должен был спасти заложников из глубин Чёрного озера, что находится на территории школы.

Месье Алан Алджернон Делакур — отец Шармбатонской чемпионки Флёр Делакур (17) и её сестрызаложницы Габриель Делакур (8) протестовал против второго задания, но директор Дамблдор уверил его, что ничто не будет угрожать жизни студентов. Но при составлении задания, директор не учел тот факт, что девочки Делакур — частично вейлы, а водяные, как известно, постоянно враждовали с ними.

Несмотря на многочисленные протесты касательно участия Гарри Поттера (14) в турнире, мальчик показал себя наилучшим образом. Вчера, когда чемпионы должны были спасти из недр Черного озера «то, что им дорого», водяные выдворили мисс Делакур прочь, не желая отпускать Габриель. Пока эксперты спорили об отношении Дамблдора с русалидами, Гарри Поттер решил спасти не только своего друга Рональда Уизли (14), но и Габриель, что, само собой, разозлило водяных.

Мистер Поттер попытался защитить девочку от агрессии со стороны жителей озера, закрыв собственным телом. И когда русалид пронзил детей копьем на глазах у толпы, непонятно, стал бы вообще Дамблдор вмешиваться во всё это, если бы не инициатива мадам Максим.

По словам очевидцев, когда директора занялись лечением Габриель, им не оставалось ничего, кроме как аплодировать фантастической выносливости Гарри Поттера, и только потом стало ясно, что он мертв.

Нынешний Турнир Трёх Волшебников был организован, чтобы сплотить три самых древних школы магии и волшебства в мире. Он должен был отличаться от турниров прошлого, где соперники часто погибали. Возможно, стоило задуматься о последствиях уже когда имя Гарри Поттера вылетело из Кубка Огня? Конечно же, пройдя испытание с Венгерской Хвосторогой, мальчик доказал, что достоин звания чемпиона. И этой смертью, Гарри Поттер показал, что жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на такие пустяки, как состязания.

Несмотря на протесты, турнир, конечно же, не остановят. Но в будущем мы сделаем всё, что в наших силах, чтобы обратить внимание мира на эту трагедию.

Мистик просит всех читателей присылать свои мнения насчет Турнира Трёх Волшебников в нашу парижскую редакцию. Как вы думаете, стоит ли проводить такие состязания впредь?

* * *
Трепетавшее на ветру черное платье и вуаль сделали её похожей на вдову. Вдову человека, с которым их объединяли только мимолетные дружеские поцелуи. А теперь он лежит в сырой земле на берегу озера, без права знать, что для неё в этом мире не было никого дороже.

Да еще и этот подонок Драко, чей отец подкупил Министерство. «Близкий друг», изъявивший желание осквернить его память первой горстью. К счастью, как только студенты узнали об этом, ублюдок тут же отправился в Мунго.

Бросить пригоршню рыхлого песка в его открытую могилу, было тяжело до слёз.

— Всё могло бы быть иначе, Гарри, — прозвучал сдавленный сиплый голос. — Я любила тебя!

Закрыв глаза, она раскрыла ладонь, высыпая землю на гроб. Затем, оцепеневшая Гермиона отошла в сторону, уступая место сестрам Делакур. Габриель снова плакала. Когда все попрощались с избранным, на месте погребения появилась черная могильная плита. Странно, что его похоронили не вместе с родителями, ведь у них наверняка должен был быть семейный склеп.

Он остался один. Всегда был один. Заключенный жизни. Гарри никогда не жаловался, но девушка знала, что дом дяди всегда был для него тюрьмой. И даже школа: чтобы пробраться в тот самый Хогсмит, ему приходилось пользоваться потайными ходами. Тонкая ирония: он остался пленником Хогвардса навечно. Но Гарри не будет один, нет, её похоронят вместе с ним.

Если бы Гермиона научила его заклинаниям, которые действуют в воде. Если бы рассказала, что сражения между вейлами и русалидами всколыхнули мир чуть ли не сильнее гоблинских войн. Если бы поцеловала его раньше.

Сердце сжала стальная рука боли. Хотелось забыться. Уснуть и снова увидеть, как он берёт её за руку и ведёт в библиотеку, как он улыбается ей.

Мысли девушки были прерваны криком знакомого парня:

— Ты победил чертового дракона! Вставай, идиот! — Рон вырывался из хватки близнецов, понимая, что отчасти это его вина — нужно было быстрее грести к берегу.

* * *
— А как же она?

Поначалу твой друг не рад такой затее, но вскоре соглашается, и вы оба следите за профессорами, надеясь узнать, где она.

Тебе не нравится преподавательский взгляд, ты не понимаешь, что он здесь делает. К черту, она в опасности.

Тварь где-то здесь, ты ощущаешь её тошнотворный запах. В душе засело отвратное чувство, а затем ты слышишь шарканье ног и низкое хрюканье.

Ты с другом прячешься в тени, избегая тупого существа, которое едва помещается в коридоре. У него дубина, и эта хреновина, похоже, больше тебя.

Закрыть его в первом же помещении — отличная идея. Вот! Попался! Победа была так близка, когда ты услышал пронзительный крик перепуганной девчонки.

— Гермиона! — в унисон выкрикиваете вы.

Как же трудно открыть эту дверь и войти к троллю, но ты не можешь её бросить. «Спаси её!».

Тупое животное приближается к ней, ломая умывальники, а оцепеневшая девочка сжалась напуганным комком.

Твой рыжий друг отвлекает внимание тролля, пока ты летишь к ней и пытаешься вытащить отсюда. Тварь замечает тебя, и ты делаешь первое, что приходит тебе в голову — бросаешься ему на спину и суешь палочку в нос.

Уизли вспоминает, что у него тоже есть палочка. Лучше поздно, чем никогда. Он использует заклинание. В точку, друг!

Ты ведь даже не думал о том, чтобы использовать оружие тролля против него.

— Он мертв? — спрашивает девочка.

— Не думаю, — отвечаешь ты, — он просто без сознания.

Ты вынимаешь палочку из носа твари. Мерзость!

— Фу… сопли тролля. — Ты пытаешься вытереть их об его скудную одежду.

- Мамочка! — выкрикнула Габриель и села на кровати, не открывая глаз.

— Я здесь, мой ангел. Что случилось? — отозвалась Аполлин Делакур и обняла дочку. Теперь она боялась спать одна.

Казалось, Габриель держит невидимую палочку.

— На моей палочке сопли тролля. Мамочка, я не могу вытереть их.

Женщина аккуратно забрала фантазм из руки дочери и уложила её обратно.

— Я помогу, милая. Утром она будет чистой. Спи, Габриель. — Мама нежно коснулась губами чела дочери. Совсем рядом с тем блеклым пятнышком, похожим на поцелуй, от которого так и не удалось избавиться.

* * *
Гермиона открыла глаза. Странно. Почему тролль приснился ей именно сейчас?

* * *
Первое марта — первый учебный день со второго тура. Гермиона так и не смогла взять себя в руки, так что перед завтраком закрылась в уборной и снова плакала.

— Впечатляюще, — послышался голос, когда девушка, наконец, вытерла слёзы. — Живой образ скорбящей вдовы. А ты здорова, малышка? — намекая на её абсолютно чёрную форму, спросило зеркало.

— Заткнись! — Взмах палочкой и магический предмет брызнул осколками.

По пути к Большому залу её провожали изумлённые взгляды, а разговоры умолкали. Да, она была близка с избранным, но сейчас вела себя, словно они были обручены.

Затерявшись в толпе, девушка протиснулась к своему месту за Гриффиндорским столом.

В тот миг, когда Гермиона намазала тост клубничным джемом, рядом с ней грациозно приземлилась белоснежная сова.

— Не откроешь? — За последние пару дней, это были первые слова Рона.

Девушка подняла взгляд и заметила, как на неё и Буклю таращится четверть зала.

— Ты должна сделать это сейчас. Это может быть важно… ну, уведомления из банка, — бледный Невилл кивнул на печать на конверте птицы.

Сломав восковый ярлык, она внимательно прочитала письмо. «Немедленно». Почему бы и нет? Девушка отодвинула пустую тарелку и поднялась из-за стола.

— И? — спросила Джинни, наблюдая за устремившейся к преподавательскому столу Гермионой. — Что там было?

— Её пригласили в Гринготс, — отозвался Рон, прочитавший письмо из-за плеча подруги. — Сегодня открыли завещание Гарри.

— Она что одна в нём упоминается? — спросила рыжая, глядя, как всезнайка показывает письмо директору.

— Очень может быть. Что-то я не вижу других сов, да и у Букли был только один конверт.

Джинни знала, что она не была настолько близка с Гарри, как Гермиона. Но как же Рон? Ведь они были лучшими друзьями и всё такое.

Их шепот не остался незамеченным и послужил подоплекой новой сплетни.

— Мистер Поттер никогда не упоминал о завещании, — сказал Дамблдор, прочитав письмо. — А вы, мисс Грейнджер, знали о нём?

— Нет, сэр. Гарри никогда не упоминал об этом. Но здесь печать гоблинов, так что я не думаю, что это чья-то злая шутка.

— Да-да, я тоже так не думаю, — согласился директор, окинув текст напряженным взглядом. — К слову, мне как раз надо пополнить запасы лимонных долек, так что, полагаю, вы не откажете старику в чести сопроводить вас на аллею Диагон. Кроме того, я был и остаюсь официальным опекуном Гарри, так что вы можете на меня рассчитывать.

Девушка кивнула, и они покинули Большой зал, вызвав новый всплеск шепота.

Флёр задумчиво смотрела в двери, где исчезла скорбящая ученица и даже не заметила вопроса однокурсницы.

— Что? — спросила девушка, когда её похлопали по плечу.

— Эта черная одежда. Должно быть, она сильно любила его.

Флёр отстранённо кивнула.

— Это очевидно. Они проводили вместе слишком много времени, хотя я никогда не видела, чтобы они целовались.

— Если верить слухам. Но ведь в завещании упоминалась только она, не так ли? Так что, возможно, ты права, — задумавшись на секунду, Флёр взмахнула палочкой и её украшения стали матово-чёрными. Девушка не отважилась повторить поступок подруги Гарри, но всё же её образ приобрел крупицы скорби.

Подняв глаза, она поймала на себе слегка удивлённые взгляды сокурсниц и нескольких учениц Хогвартса. Что ж, они должны знать причины.

— Маленький мальчик — так я о нём думала. Но маленький мальчик никогда бы не оказался между моей сестрой и острым копьем. Я многим ему обязана, и это меньшее, что я могу сделать в память о нём.

Секунда молчания, и некоторые сокурсницы последовали её примеру.

В память о Гарри Поттере уже к вечеру треть школы окрасит некоторые предметы своего гардероба в чёрный.

* * *
Несмотря на час пик, в Косом переулке было тихо. Нет, не пусто, а именно тихо. Как-то странно, словно вместо повседневной суеты теперь здесь поселилось уныние.

Гермиона упрямо не смотрела по сторонам, понимая, что сегодня есть дела поважнее, но однажды девушка вернётся сюда и разгадает тайны, которые этот переулок скрывал от неё со дня её одиннадцатого дня рождения.

Из-за угла показалось здание магического банка и в животе неприятно закрутило. Она посмотрела на директора, ища поддержки, но поняла, что старик не обращает на неё внимания, думая о чём-то своём.

Он шел медленнее, хотя, возможно, должен был идти впереди.

Был ли он полезен вообще?

Здесь, где ничто не напоминало о парне, она начала задумываться о своей жизни, которая перевернулась с ног на голову, когда она получила письмо из Хогвартса.

Альбус Дамблдор — директор её школы, живая легенда магической Британии и важная фигура в Министерстве. Но, что он значил для неё? Указ? Пример для подражания?.. исключая то, что сейчас старик не был похож на себя прежнего.

Организатор Турнира Трёх Волшебников ответственный за безопасность студентов и гостей упал лицом в грязь. Хотя этого и стоило ожидать, ведь за последние четыре года ученики постоянно подвергались смертельным опасностям. А чего стоили запреты на манер: «Во избежание смерти в невыносимых муках не приближайтесь к четвёртому этажу». Разве это нормально для магического мира?

Теперь Гермиона отчетливо поняла значение слова «заблуждение».

* * *
Волшебники ненавидели гоблинов, и те отвечали им взаимностью, но присутствие столь могущественного провожатого содействовало их показной вежливости. Будь она сама, девушке непременно пришлось бы испытать на собственной шкуре все предрассудки межрасовых отношений магической Британии. И всё благодаря таким как Малфои с их одержимостью чистоты крови.

Но как же заурядные личности вроде Рона, чьё своеобразное воспитание социальных отношений было построено на сумасшедших комиксах? Он не был ни хорошим, ни плохим, но именно из-за этого недоумка девушку едва не убил тролль. Баста! Какая у них может быть дружба без Гарри? Они слишком разные!

Ироническая тирада, основанная на детских обидах. Чёрт те что.

Интересно, весь ли магический мир такой полоумный, как и Британия?

Похоже, что нет.

Взять хоть Шармбатон. Их директор — полугигант, чемпионка — полувейла. Надо будет немного почитать.

Её внутренний монолог, наконец, был прерван гоблином, который стоял у большой резной двери.

— Мисс Грейнджер, не припомню, чтобы в нашем письме упоминалось о ком-то кроме вас.

Девушка покраснела.

— А разве это моя вина? Или я могу указывать Альбусу Дамблдору, что ему стоит делать, а чего нет?

— Я думал, что, как опекун всех осиротевших и магглорожденных студентов школы Хогвартс, у меня есть на это право. Прошу, пропустите нас. — Глядя на гоблина смущённым взглядом, директор продолжал играть образ «доброго дедушки».

От удивления у Гермионы расширились глаза. Несмотря на то, что она знала всё это из «Истории Хогвартса» почему-то стало жутковато от осознания, что в этом мире её судьба полностью зависит от Дамблдора, возможно, даже вопреки желаниям её родителей. Хорошо хоть его хищные когти не дотянулись до этого банка.

— Нет упоминания в завещании — нет пропуска, — с этими словами гоблин обратился к девушке: — Мисс Грейнджер, не мешкайте.

Без лишних вопросов она направилась к двери, но тут рука старика опустилась ей на плечо и остановила.

— Как главный маг Визенгамота я изменяю это завещание.

Сердце заколотилось в груди. В любой миг она была готова увидеть вспышку заклинания или отблеск стали, и тогда, наверное, она снова увидит Гарри.

— Слишком поздно, волшебник. — Гермиона никогда не слышала это слово в качестве оскорбления. — Ты мог изменить завещание до смерти Гарри Поттера, а сейчас подожди за дверью.

Альбус тяжело вздохнул и отпустил девушку, которая тут же посмотрела ему в глаза.

— Мисс Грейнджер, надеюсь, вы сможете простить старику его проступок? Я просто хотел сделать как лучше. — Он поднял взгляд и посмотрел на тяжёлую дверь, словно мог видеть сквозь неё. — Это напоминает мне год тысяча девятьсот восемьдесят первый. Возможно, на этот раз я должен быть более рассудительным.

— Вы будете ждать меня снаружи? — выкрикнула она вслед устремившемуся прочь директору.

Дамблдор остановился.

— Пожалуй, нам стоит встретиться у Флореана Фортескью и немного остудить мой пыл мороженым. А пока я схожу за лимонными дольками… как я мог о них забыть?

Гермиона улыбнулась, ведь Гарри сделал бы то же самое.

— Чёртова работа, — буркнул недовольный гоблин и открыл дверь, приглашая девушку внутрь, где за заваленным свитками и учетными книгами столом её уже ждала пара клерков.

— Итак, вы — мисс Гермиона Грейнджер, не так ли? — спросил один из гоблинов, даже не глядя, что она села в кресло напротив.

— Да, сэр, — подтвердила девушка, и служащие, кивнув своим мыслям, продолжили бумажную волокиту.

— Вот-вот, и защита с вами согласна, — ответил он и оторвался от бумаг, одарив её пристальным взглядом. Существо было странно похоже на профессора Флитвика, не родственники ли они?

— У меня в руках завещание Гарри Поттера, написанное и присланное нам двадцать третьего ноября тысяча девятьсот девяносто четвёртого года. Так как вы единственная, кто упоминается в документе, мы решили отказаться от его публичного обнародования. Завещание мистера Поттера написано в виде письма, поэтому должен задать вопрос: вы прочитаете его сами или предоставите эту честь нам?

Когда она протянула к гоблину дрожащую руку, у неё на глазах блестели слёзы.

23 ноября 1994 года

Завещание и последняя воля Гарри Поттера

Гермиона, если ты читаешь это письмо, то я, скорее всего, уже мёртв. Особенно учитывая то, с чем мне придется столкнуться завтра, так что пока ты дочитаешь моё послание до конца, я, очень может быть, стану кучкой драконьего дерьма.

Так что если я угадал насчет своей смерти, я прошу тебя отправить это дерьмо близнецам, чтобы они скормили меня на завтрак студентам.

Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, Гермиона, улыбнись.

А теперь к делу.

Я пишу это и задаюсь вопросом: почему судьба — злодейка? Почему в этой жизни только один человек смог поверить, что я не бросал своего имени в этот проклятый Кубок? Но я и не жалею, ведь им оказалась ты.

Ты.

Ты всегда была достаточно умной, чтобы понять, что я не гонюсь за славой. Благодаря тебе я выжил, когда мы были первогодками. Ты выяснила, что василиск нападает на школьников. Ты путешествовала во времени, чтобы помочь мне спасти крёстного и избавить благородное животное от казни. Ты рассказала о Молнии, ведь переживала за меня. Ты, и только ты, помогала мне тренироваться к заданиям Турнира.

Друзья познаются в беде, а остальные только балласт.

И только теперь, когда жить осталось меньше суток, я понимаю, как ты дорога для меня. Ты — как сестра, которой у меня никогда не было, или жена, на которой я никогда не женюсь, и поэтому, чтобы не случилось, я завещаю тебе всё, что у меня есть.

Жаль, скорее всего, я не смогу сказать тебе этого лицом к лицу, прежде, чем долбанный дракон перекусит мне позвоночник.

Я люблю тебя.

Гарри Поттер

Она не могла плакать, не могла смеяться, не могла дышать. Свет померк в глазах, а тело расслабилось.

* * *
Тяжелые веки медленно открываются, а в голове стоит сумбур. До ушей доносятся приглушенные голоса гоблинов, которые едва ли удаётся разобрать. Девушка садится на кушетке, роняя на пол учетную книгу, к обложке которой прикреплён ключ, и копию завещания.

Она совсем одна посреди маленькой гостиной, но звуки, доносившиеся из-за двери, говорят, что это лишь иллюзия покоя. Гермиона подняла с пола упавшие вещи и направилась к выходу.

* * *
— Бедняжка, ужасно выглядишь. — Гермиона подняла взгляд от бокала с мороженым к незнакомцу.

Щелк.

— Мисс Скитер. Хотелось бы сказать, что я рад встрече, но сейчас не лучшее время, — Дамблдор вздохнул, как будто разочаровался в своей бывшей ученице.

— Наш ненаглядный директор и молодая ведьма устроили себе романтический ленч в урочное время. Скандальненько. — Рита бесцеремонно притянула стул и уселась рядом с ними, положив на стол свиток пергамента, по которому тут же застрочило самописное перо.

— Мы здесь по делу, мисс Скитер. Студентку вызвали из школы, и я решил сопроводить её.

Журналистка благополучно проигнорировала его фразу.

— Но она так печальна, директор, — Рита сочувственно посмотрела на девушку. — Возможно, она расскажет почему?

Рита потянула руку, чтобы прикоснуться к девочке, но та тут же вжалась в стул. Женщина застыла, переведя взгляд на письмо, лежавшее поверх учетной книги Гермионы.

— Нам пора возвращаться в школу. Пойдемте, мисс Грейджер, думаю, мисс Скитер получила то, зачем пришла, — директор поднялся и помог встать девушке, устало глядя на исписанный пергамент Риты.

* * *
На следующее утро Гермиона вошла в Большой зал под аккомпанемент загадочного шепота. В такой ситуации равнодушный Гарри стал бы для неё лучшим примером подражания.

Когда Гермиона опустилась на своё место, сидевший рядом Невилл незаметно подтолкнул к ней утренний «Пророк». На заглавной странице красовалась большая фотография грустной девушки в чёрном платье. Но и этого, казалось, было мало.

Непонятно как, но эта сука сумела сделать копию завещания.

Гермиона не читала заглавия, не смотрела, что полгазеты посвящены их с Гарри взаимоотношениям, не видела, что мнимые эксперты пытались выяснить, какие из девяти размытых точек на завещании принадлежат слезам Гарри, а какие Гермионе. Она не сказала, что это фарс, ведь пергамент был заколдован.

Вот она, твоя смерть — отпечаток на её жизни. Вот она слава героя: извечные насмешки и надругательства. Глумливые прозвища. Вот она, Миссис Поттер.

* * *
31 марта 1995

Дорогая мама,

Я у меня всё хорошо, правда, еда ужасно раздражает. Я или получу отравление, или умру от истощения.

Как там Габи? В прошлом письме ты упомянула о её странных снах, но хотелось бы узнать детали. Меня тоже мучают кошмары, в которых эти, будь они трижды прокляты, водяные пытают мою сестрёнку или в очередной раз убивают Гарри у неё на глазах. Она уже вернулась к занятиям? И как друзья восприняли её метку? Прости, просто я знаю, как маленькие девочки себя ведут.

Здесь всё постепенно возвращается на круги своя. Нам и студентам из Дурмстранга легче привыкнуть, что парня больше нет, хотя я постоянно вспоминаю о его поступке. Но, мама, у этих англичан нет и намека на благопристойные манеры. Многие оскверняют его память, и профессора почему-то терпят эти выходки. У нас за такое, несомненно, наказали или, того хуже, изгнали.

Я переживаю за мисс Грейджер, мама. В отличие от Габриель, о которой мы заботимся, девушка напрочь закрылась в себе. Ходят слухи, что именно Гарри был связующим звеном их трио, и теперь она осталась сама. Я думаю, они много значили друг для друга. Не знаю, возможно, стоит сблизиться с ней и предложить написать Габриель.

Я ужасно за вами скучаю и надеюсь увидеть на Третьем задании.

Твоя любящая дочь,

Флёр.

* * *
— Флёр?

— Да, Седрик, — девушка отложила учебник и подняла взгляд на чемпионов. У них были довольно серьезные лица, и однокурсницы решили им не мешать.

— Можно нам с Виктором занять несколько минут твоего драгоценного времени? — Парень обратил внимание, как полдюжины девушек собирают свои вещи и собираются уходить. — Не хотелось бы вас беспокоить. Возможно, нам стоит поговорить в другой раз.

— Не нужно извиняться, мистер Дигори. Мы просто уходим, — сказала кудрявая брюнетка и перевела взгляд на Флёр. — Два. Может, и нам кого-то оставишь? Эти квиддичисты очень даже ничего.

— Не понимаю о чём ты, — Флёр обиженно скривила нос.

— Шлюшка, — ухмыльнулась брюнетка.

— Сучка. — Вот зачем они друзья. Девушка улыбнулась впервые за день.

Как только Шармбатонские ученицы ушли, парни сели на стол напротив чемпионки. Седрик посмотрел по сторонам и заметил несколько заинтересованных студентов. Что ж, лучше слухи о собрании посреди библиотеки, чем в пустом классе.

— Итак, Флёр… Виктор… — он по очереди посмотрел на каждого соперника. — Спасибо, что согласились на эту встречу. Я попросил вас об этом, потому что думаю, что вскоре меня ждёт то же, что и Гарри.

— Думешь у нас быть проблемы на Третьем задании? — задумчиво спросил Виктор.

— Да. И даже если Гарри было четырнадцать, и он не сдал свои СОВ, парнишка прекрасно выполнил Первое и Второе задание, по крайней мере пока эти твари не вынырнули за ним… — Дигори запнулся.

— Согласэн. Даже я не справилься бы лучше, а копиа протыкают однаково хорошо как людей, так и акуль, — Виктор потупил взгляд.

— Думаю, меня бы тоже убили. И, прости, но Флёр, я не знал, что водяные будут так жестоки к тебе и твоей сестре, — Седрик виновато смотрел на девушку, понимая, что в школе никто этого не знал. Книжные ошибки всегда стоят кому-то жизни.

— Если би дьиректор Дамбльдор сказаль мадам Максим кто обитает в озьере, ничего би этого не было. Не вени себья Сэдрик.

Парень тяжело вздохнул и кивнул.

— И тем не менее. Несмотря на все убеждения и статьи «Пророка» о безопасности, я её и близко не почувствовал. Извините, но теперь я не решусь доверить директору свою жизнь.

— Тоиесть, ты хочьешь, чтобы било никакого раздельения. Чтобы мы треньировались вместье, да? — Кажется, с недавних пор девушка думала о том же. Директор Дамблдор слишком уж много времени потратил на то, чтобы выгородить себя и своих давних союзников русалидов. Как результат — четыре бездыханных твари на берегу озера и мнимое прекращение агрессии.

— Да, нужьно присмотреть друг за другом. Я готова разделить побьеду или отказаться от неё, лишь бы мы дошли до коньца.

Чемпионы согласно кивнули.

— Тогда я буду прэкрывать зад вэялы. Это лючший из вариянтоф, — Крам не смеялся, но, так или иначе, его лицо потеряло всю серьезность. Он что, шутит?

— Кто успел, тот и съел, — ухмыльнулся Седрик, поглядывая на покрасневшую Флёр. — Всё это заманчиво и всё такое, но я бы предпочел не тупить, уставившись на зад девушки, а реагировать на опасность.

— Да, правьильно, — подтвердила Флёр. — А тьеперь давайте решьим насчет того гдье и когда нам заньиматься?

Чемпионы провели в библиотеке еще примерно чес, и поэтому теперь вся школа гудела слухами не о Гарри Поттере.

* * *
— Грейнджер.

Гермиона застыла с вилкой у открытого рта, а несколько Гриффиндорцев выхватили палочки. Давненько Драко Малфой не обращался к девушке лично, и, кажется, теперь решил наверстать упущенное.

— Я вижу, что болтается у тебя на шее. Она такая же грязная, как и шрамоголовый. Хотя, он ведь был наследником древнего рода. Так что если бы он удачно женился, возможно, его бы приняли в нормальном обществе. — Гермиона схватилась за грудь, пытаясь защитить то, что она привязала к цепочке и стала носить, как ожерелье. Как же ему удалось заметить палочку Гарри?

— Но грязнокровка недостойна унаследовать имя благородной семьи, — Драко скривился, но девушка этого не видела, так как сидела к нему спиной. — И ты отречешься от всего этого в мою, как дальнего родственника, пользу. Начнём с палочки.

— Слышишь, Малфой, а ты не забыл, что моя семья намного ближе к Поттерам, чем твоя. Но его завещание ясно дало понять… ты идешь нахер, — Рон не выхватил палочку, но, похоже, был очень близок к этому.

— Потник умер, Уизел. Хотя, я должен был догадаться, почему ты всё еще с Грейнджер. Всё, что тебе нужно сделать — это раздвинуть ноги этой потаскушки и золото Поттера у тебя в кар…

Кулак Рона впечатался в скулу блондина. В тот же миг девчонка Уизли врезала Малфою по семейному достоянию да так, что его драгоценности могли и не выдержать.

Тут же за друга вступились Крэб и Гойл, и в Большом зале началась потасовка.

* * *
— Гиги! Эйми! — Габриель бежала к своим одноклассницам. Она не видела подруг с тех пор, как уехала в Шотландию.

— Габи! — удивленно выкрикнули девочки. Габриель всегда была хорошей подругой. Но потом, после той истории, о которой писали в газетах, она перестала ходить в школу.

В отличие от своих Британских коллег, Французское Министерство Магии следовало многим тенденциям, что за последние двести лет были установлены их немагическими соседями. Как следствие — систематическое обучение детей с магическими способностями уже с трёх лет. При условии, что ни один французский ребёнок не получит собственной палочки до одиннадцати, ведь никому не хотелось видеть детских истерик с применением магии. Но, помимо овладения волшебством, юные маги также изучали немагическую историю, математику и прикладные науки. Во время Французской революции благородные колдуны следили за своими не владеющими магией собратьями и делали выводы из их ошибок.

— Что это у тебя на голове? — Казалось бы невинный вопрос… если вы не наречённая мученицей маленькая девочка. Гиги ничего не имела в виду, просто необдуманное предложение, сказанное достаточно громко.

Некоторые ученики оторвались от своего завтрака и посмотрели на девочку-которая-выжила.

— Ничего себе! Ты действительно украла шрам Гарри Поттера, — выкрикнул плотный мальчик.

— Нет! Она не сделала бы этого, ведь Гарри ей нравился! Нравился! Никто не стал бы воровать у человека, который нравится. — В тот миг она была рада, что у неё есть друзья, готовые вступиться, но, в то же время, такое высказывание заставило девочку покраснеть. От этого метку стало видно ещё четче.

— Итак, девочка-которая-выжила, и где же взялся этот шрам? — Многие посмотрели на задиру, но от этого его вопрос не стал менее интересным, и, кажется, уже даже профессор Роел был готов вмешаться.

— Он… м… вродекак… поцеловалменякогдамыбылиподводой… апотомумер… — опустив голову, промямлила Габи.

— Он поцеловал тебя?.. — забыв про всякое «апотомумер» спросила Эйми. — Круто! Но ведь поцелуи не оставляют следов, не так ли?

— Только если это не магический поцелуй! Они возвращают к жизни. И, в отличие от взрослых, Гарри спас меня… Здесь! — выкрикнула Габриель и коснулась метки. Девочке не нужно было даже зеркала, ведь она чувствовала этот след.

И в тот миг, когда детская история стала слухом, родилась легенда о метке Гарри Поттера.





Black Guards
 
WitchmasterДата: Пятница, 30.08.2013, 15:09 | Сообщение # 4
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 2. Мы остаемся едины. (отрывок, не редактирован)

Седрик находился на высоте более сотни метров над самой высокой башней замка, когла Виктор на огромной скорости пронесся рядом, едва не сбив его с метлы. Скрываясь в тени, парень ясно дал понять: водишь ты!

Французская чемпионка с интересом наблюдала за оппонентами, про себя отмечая мастерство обоих ловцов. Девушка понимала, что Виктору приходилось подыгрывать своему визави, иначе Седрик никогда бы не поймал его.

- Почему ты не с ними? Разве это не часть твоей тренировки? - спросила Гермиона, приблизившись к вейле, которая парила на метле на уровне её глаз.
- Мне нравится летать, но я предпочитаю комфорт скорости, а они ловцы. Смотри, – веела указала на Виктора, который начал вести Седрика по невидимому спуску между башен замка.
- Но что если бы у тебя была бы быстрая метла?
- Да, должна признать, это не навредило бы на последнем испытании. И поскольку невозможно предугадать какие навыки понадобятся больше – мы стараемся ничего не упустить, - повернувшись к молодой ведьме, Флёр не смогла не заметить ее изучающего взгляда на своей метле.
- Не думала, что существуют удобные метлы, - отметила Гермиона. – У меня ведь всего одна метла, и то не моя. Она принадлежала Гарри, и я не думаю, что ему хотелось бы видеть, как она пылится в сарае. – Девушка перевела взгляд на парней, которые на огромной скорости пролетели над парапетом. – Я никогда на ней не летала, - призналась она, - так что я не знаю насколько она удобная, тем не менее, она самая быстрая в Хогвардсе, ну за исключением разве что той, что у Виктора.
- Это… какое же у нее название… Молния, не так ли? – удивилась Флёр. Это должно быть метла, на которой Гарри одурачил дракона. С чего бы Гермионе делать такие предложения? – Полагаю, с такой метлой я бы не уступала парням. Так что если ты одолжишь мне ее до конца года – я научу тебя, как летать на своей. Она прекрасна для отдыха в воздухе. А позже мы подберем тебе более подходящую метлу.
- Ой, я даже не знаю. По правде говоря, мне никогда не нравилось летать, еще с первого курса, когда я едва не убилась на уроках полетов. Никогда больше не летала после того случая. – Гермиона была разочарована этой частью своего образования. Она ведь ведьма, не так ли? А все магглы представляют ведем на метлах. Надо признаться, это было первое, что ее родители ожидали увидеть, когда девушке разрешила колдовать дома.
- Гермиона, я видела на чем вас учат летать. В Шармбатоне мы используем безопасные мётлы, которые делают большую часть работы за тебя. Здесь же вы учитесь на поленьях – и это отвратительно. – Флёр увидела что-то в глазах Гермионы. Надежду? Так или иначе, это была самая позитивная эмоция девушки со времени смерти Поттера. – Скажи, Гарри предлагал научить тебя?
- Да, несколько раз, но я просто не смогла. Хотя однажды мы летали вместе… на гиппогрифе. Это было… необычно. – Боль в сердце сменилась теплом воспоминаний о той ночи. Прежде Гермиона никогда не задумывалась, насколько романтично было лететь на Клювокрыле, обхватив Гарри за талию.
Девушке хотелось бы иметь больше общего с героем, больше воспоминаний. А если бы она научилась летать на метле – Гарри гордился бы ей. Именно “бы”, ведь он никогда этого не увидит.
- Схожу за Молнией. Но она в Гриффиндорской башне, так что, возможно, когда я вернусь будет уже поздно летать.
- Запрыгивай ко мне, - с этими словами, Флёр подлетела ближе, так чтобы девушке было несложно сесть.
Гермиона медлила.
- В твоей комнате есть окно, не так ли? – Гриффиндорка кивнула. – Тогда летим! Может моя метла и не спортивная, но с этим она справится.
Когда Гермиона осторожно взобралась на метлу, она с удивлением отметила, что та действительно намного удобнее и стабильнее тех, на которых ей довелось помучиться раньше. Но как… Стоп. Девушка ругнулась про себя, потому что забыла о невидимом эффекте магии.
Пять минут спустя, Гермиона подлетела к Виктору и Седрику, которые зависли в тени Астрономической башни.
- Гермиона? Ты и метла? – с удивлением спросил Крам, ведь на Рождественском балу девушка ясно дала понять своё отношение к мётлам.
Теперь очередь удивляться была за Гермионой. Виктор выговорил её имя правильно с первого раза.
- Мне нужно научиться летать. И, быть может, я еще не готова летать на Молнии, но однажды я буду. – Она решила особо не озадачиваться дизайном метлы, пока что.
- Я впечатлен. Я знаю, что у тебя достаточно мозгов для Равенкло, но, в то же время, ты совмещаешь преданность и трудовую дисциплину Когтевранцев, - Седрик улыбнулся. Самое время, отвлекающий маневр удался на славу.
В ушах раздался свист.
Оба ловца вскрикнули и отдёрнулись, когда голубое шёлковое ядро с серебристыми волосами пронеслось сверху вниз. Флёр впервые выполнила финт Вронского с высоты более двадцати метров над землёй.
- Как по мне, хитрость и амбициозность более уместны в Слизерине, несмотря на чистоту крови, - с этими словами Гермиона неспешно направилась к внутреннему двору, где её дожидалась Флёр.
- Мы должны наказать их за эту проделку. – По правде говоря, Виктора завела командная работа девушек.
- Полностью с тобой согласен, Вик, - Седрик перевел свой взгляд с удаляющейся Гермионы на Крама. – Это была первая улыбка на её лице за месяц.
Виктор весело кивнул и начал преследование.

***

- А вот и он.
Четверо студентов в серебристо-зелёных галстуках остановились. Безмятежное Черное Озеро осталось позади, когда они сбились в полукруг на противоположном от замка берегу.
- Сейчас-то он уже не такой герой, не так ли? – сказал староста и глава этого похода, пнув надгробие. Она из девушек одобрительно захихикала.
- Ну, пришли мы и что? Ты говорил, возьмешь драконий навоз, - с нетерпением сказал парень из группы. У него было впечатление, что во время ланча надо есть ланч.
- Драко против, и это странно, учитывая их с Поттером отношения, - парень посмотрел на девчонок за спиной. – Вам лучше отвернуться… кроме того, если вы ничего не увидите – вы не сможете сказать кто это сделал.
- Ты больной. Я ухожу, - блондинка развернулась и собралась уходить, когда огромная рука вцепилась ей в запястье.
- Не думал, что тебе нравится Потник, Гринграсс. Хреновый у тебя вкус, - староста сплюнул.
- Он нравится мне не больше чем тебе, но у тебя нет права осквернять могилы. Где твое наследие? Семейная гордость? Или ты забыл, что Поттер наш не такой уж и далекий родственник? – Дафна Гринграсс вырвала руку и устремилась прочь.
- Будь уверена, я передам Драко, что ты теперь против нас! – выкрикнула ей в след другая девушка.
- Странно, что я вообще слышу твой голос, учитывая, что ты целыми днями давишься его хреном.
Пока Дафна шла тропинкой у озера, староста спустил штаны и мочиться на могилу Поттера. Девушка слышала, как другой парень упомянул, что стоило бы проучить её в коморке для метел, но девушка знала, что на это у них кишка тонка. Моргана свидетель, Драко тоже пытался.
Слизеринка уходила всё дальше, и когда до её ушей стали доходить лишь отдельные обрывки слов – раздался крик старосты. Когда девушка обернулась – кричали уже трое, а она едва успела увернуться от огненного шара, устремлённого ей в грудь. Упав на землю, она наблюдала, как могила Поттера взорвалась фонтаном огня, света и шума.
- Протего! – Её заклинание успело отразить еще два заклинания, прежде чем подоспели профессора и начали обезвреживать ловушки.
Две минуты спустя, Дафна подверглась злостным взглядам директора и декана, профессора Снэйпа. Она не оправдывалась, и не хотела. Эти идиоты заслужили страдания за беспокойство мёртвого.

***

Гермиона положила в рот ещё кусок яичницы, и, после недолгого раздумья, решила съесть двойную порцию бекона и колбасы, впервые за месяц. Кто знает, возможно, это симптомы поправки, и она сможет жить по-другому.
Сегодня она снова собиралась летать с Флёр. Гермиона, как ни странно, предвкушала это.
Гермиона была обязана этим изменением, опять же, мнительному зеркалу.
- Еще немного и тебя будет носить ветром, - говорило оно.
По отражению Гермиона и сама понимала, что тазовая кость не должна торчать по бокам, да и одежда весела мешком, а она хотела выглядеть как нормальная девушка… то есть, ведьма – значит ей надо было набрать немного веса.
Естественно, день, когда у нее появились хоть какие-то позитивные мысли, был безнадежно испорчен утренней почтой. В тот момент, когда перед ней села Министерская сова, девушка уже определенно знала, что что-то не так. Раскрыв конверт она ужаснувшись схватилась за грудь, а кучки яичницы с колбасой выпали у нее изо рта.
Министерство хотело палочку Гарри.

4 Июля 1995,
Из офиса Министерства Магии,
Гермионе Грейнждер,
Внимание Министерства Магии было привлечено вашим обладанием палочки принадлежащей Гарри Поттеру – тис и перо феникса. Эта палочка была провозглашена историческим артефактом по приказу Министерства Магии.
Вследствие чего вы должны передать палочку на попечение Министра Магии, Корнелиусу Фаджу, или другому уполномоченному представителю Министерства Магии.
24 Июня, в день третьего задания Трумудрого Турнира, вы будете удостоены чести символического вручения палочки Министру Фаджу. Процедура назначена на время финальной церемонии, где у вас будет возможность произнести речь, заботливо предоставленную вам до церемонии. И, пожалуйста, не вносите никаких поправок в скрипт.
Долорес Амбридж,
Старший помощник Министра Магии.

Гермиона подавила свежую боль, исходящую от одного упоминания имени “Гарри”. Боль превалировала. Как смеют они пренебрегать его смертным пожеланием? Как могут забрать его палочку? Как могут внушенную речь перед толпой школьников?
Министерская сова ухнула.
- У меня нет ответа. Возвращайся к своим посланникам. – Поскольку сова не поняла ни слова сказанных Гермионой, ей пришлось просидеть в большом зале еще полчаса, прежде чем улететь обратно в Министерство. Девушка так и не вернулась.

***

Альбус откинулся в кресле и потянулся за лимонной долькой. По правде говоря, сейчас он не отказался бы от чего-нибудь покрепче глюкозы.
Северус Снэйп и Минерва МакГонаггал ссорились в директорском офисе. Северус требовал немедленно исключить близнецов Уизли и снять с Гриффиндора все очки. Минерва, в свою очередь, протестовала, что никто не знает, кто на самом деле установил на могилу Гарри такую сильную защиту. На самом же деле, по документам, трое его студентов осквернили могилу Поттера, которая была Официальным Историческим Памятником Министерства, на случай, если Северус забыл.
Северус, конечно же, отметил, что Дафна не видела самого осквернения, и отказался комментировать свежие экскременты на могильной плите, или количество обгорелой кожи на заднице его студента. И в том же месте не было и следа горелой ткани. Мадам Помфри пришлось практически нарастить половину ягодицы этого засранца, а мисс Пакрисон осталась в госпитале на ночь, чтобы отрастить волосы на голове.
- Альбус! Я хочу заметить, что на этот раз… - Минерва переключилась на директора.
- Четыреста баллов с Гриффиндора, - Снэйп сказал это едва слышно, но этого было достаточно, чтобы его слова пришли в действие.
- Ты обратишь это, иначе каждый четверокурсник Слизерина будет наказан до конца учебного года! И отрабатывать их они будут персонально у меня!
- Минерва, пожалуйста, будь благоразумной… - но директор был перебит.
- Благоразумной? Когда ты позволяешь Северусу беспричинно снимать очки с моего факультета. Ты сидишь там себе тихонько и слушаешь, как этот человек оскорбляет Гарри и Джеймса Поттеров, причем, не единожды. Ты, который говорил, что любишь Гарри, как собственного внука, - заместительница директора едва не задохнулась от гнева.
- Я отменяю оба наказания из-за отсутствия оснований, - тяжело вздохнув, Альбус посмотрел на Минерву.
- Ты можешь наказать студентов Слизерина в соответствии их преступлению. В то время пока все мы будем искать виновников удивительно тщательно разработанной защиты мемориала Гарри, и они тоже будут наказаны по заслугам, - Альбус посмотрел между своими самыми ценными сотрудниками, после чего снова посмотрел на декана Гриффиндора.
- Ты должна понять, Минерва, что сейчас у нас тут целое поколение тёмных магов. Они требуют особого подхода, если мы хотим обратить их к свету. – Она уже слышала это прежде, и тогда это волновало её не меньше чем сейчас.
- Ты хочешь обратить темных студентов к свету, разрешая им издеваться над остальными учениками? Интересно, какая в этом логика? Я уже устала повторять тебе, Альбус, твой план не работает. И раз уж на то пошло, что говорить о светлых волшебниках? Они окончат школу запуганными куклами для битья. Мы учили их примеру, чтобы они не отвечали злостью на злость, и в то же время мы никак не пресекаем их ущемления, а даже наоборот апробируем их, - Минерва почесала между бровями.
В большинстве случаев – это как раз таки методы Министерства, тяжелая коррупция имеет такой эффект на общество.
- Я слишком долго слепо доверяла твоему мнению, слишком долго потакала твоим абсурдным наказаниям. Альбус, к концу года ты уволишь Северуса из школы, или уволюсь я.
Не говоря больше ни слова, Минерва МакГонаггал вышла из кабинета директора. По дороге в класс, женщина даже не пыталась скрыть свой гнев от преподавателей или студентов, которые встречались ей на пути. Они хотят войны – они её получат, и если Снэйп продолжит в том же духе – она ответит тем же, наказанием на наказание и снятыми баллами на снятые баллы.

***

Пламя потрескивало и сверкало внутри массивного камина расположенного напротив огромных двойных дверей у входа в фойе манора семейства Делакуров. Секундой позже из него выпала небольшая фигура.
- Мама! Я дома! – Гэбби начала подниматься с мраморного пола, удивляясь, почему она не может правильно пользоваться летучим порохом. А ведь прежде у неё так хорошо получалось… Мама будет разочарована.
- С возвращением, ангел. Как прошли уроки? – голос матери доносился из открытых дверей офиса.
- Я снова получила “Отлично” по английскому, - Гэбби очень гордилась насчет своего нового любимого предмета. Она, конечно же, получала отличные отметки прежде, но не по языкам. – Эбсолон сильно язвил сегодня, но Гиги пнула его по голени, пока мадам Роел отвернулась!
- Я рада, что у тебя такие хорошие друзья, Гэбби, но ты должна понимать, что насилие не ответ, - отстраненно ответила Апполина, напряженно перечитывая пришедшие сегодня пергаменты. – У тебя посетитель.
Габриэль быстро посмотрела на совиный стенд офиса. Букля поприветствовала пришедшую коротким уханьем и подняла лапку с письмом. Гэбби широко улыбнулась красивой птице и забрала послание.
- Bonjour, - начала было Габриэль, но быстро исправилась: - Добрый день, Букля. Спасибо тебе, что тратишь свое драгоценное время на меня, ведь сейчас ты сова мисс Грейджер, не так ли?
Букля несколько раз ухнула, что могло что-то значить на совином языке. Девушка нежно погладила сову по спине, после чего быстро заняла свободное отцовское место и раскрыла конверт.
- Оно от Гермионы, мама. Она передает всем привет и интересуется моей учёбой.
- Это правильно. Девочка была сильно удивлена, когда узнала, как устроена наша образовательная система. Она выглядит умной, и мне жаль видеть, как она тратит свой потенциал попусту в стране, которая никогда не примет её такой, какая она есть, - Апполина распылалась на пергаменте и поставила на нем фамильную восковую печать.
- Почему?
- Она британка, ангел, их ведьмы и колуны очень отсталые по сравнению снами, или даже по сравнению и их собственным не магическим населением. А поскольку родители девочки не маги – многие сверстники будут ненавидеть ее за это, - женщина ненавидела вот так вот портить невинную дочь, но рано или поздно девочка узнает. И уже совсем скоро Габриэль вырастет, как и ее сестра, и узнает всю горечь правды – что такое терять друзей, потому что веелы не такие.
На этот раз хоть Флёр сможет помочь, возможно, даже Гермиона. Апполина сделала заметку – отправить магглорожденной Гриффиндорке книгу об обычаях и истории веел. Если ей удастся выучить главный урок этой книги, тогда Алайн наверняка пригласит её на собеседование после выпуска. В отличие от остальных Министров Магии, её муж на отличия, если в человеке был потенциал.
- Дорогая Гермиона, - начала писать девочка. – У меня все в порядке. Эбсолон груб со мной, но моя лучшая подруга Гиги пнула его. Она мне нравится, она моя лучшая подруга.
Габриэль продолжала говорить то, что пишет, но даже с её новыми навыками английского - произносить все это правильно и в то же время записывать было тяжелым заданием для восьмилетней девочки. Позже она начала рассказывать про свою учебу и о скандальной ведьме Жанне д’Арк. Девочка не стала описывать нудную математику, вместо этого сосредоточившись на уроке, где они сделали простую и вкусную успокоительную таблетку. И что профессор хотела оставить это занятие на следующий урок, но класс взбунтовался.
- Пи Си. Почему английская еда такой отcтой?
- Габриэль! Это грубо и некультурно!
- Извини, мам, - получив втык, Габриэль покачала головой и добавила еще одну строчку: - Пи Си Си. Извини за грубость и неуважение, но это сказала Флёр – читай, ссорься с ней.

***

Драко Малфой тихо осматривал Большой зал, пока студенты ели и болтали о своих делах.
Сегодня никто из змей и не вспомнил о Дафне Гринграсс. Изолированная в собственном доме, блондинка все же успела поделиться некоторыми слухами со своими собратьями из Равенкло. Драко знал, что это мнимое безразличие не вечно, по крайней мере, не для такой, как она. Так или иначе, это могло вылиться ему в пользу, если действовать быстро. Она была необыкновенно привлекательной ведьмой из уважаемого чистокровного рода, и Драко очень хотелось вернуть её обратно к обществу, за определенную цену.
У дальней стены напротив, он заметил трёх чемпионов, обсуждавших что-то с Грейджер. С недавнего времени это вошло у них в привычку. Из них всех внимания заслуживала только веела, хитро придумано – обменять обыкновенную метлу на Поттеровскую молнию.
В любом случае, сейчас не время отдавать почести, надо воплощать в жизнь отцовский план. Драко пришлось собраться и использовать всю свою Слизенинскую хитрость, чтобы стать тем идеальным ублюдком, которого в нём сейчас видели.
Крэб и Гойл следовали за ним в сторону грязнокровки и чемпионов.
- Сэдрик, Сэдрик, Сэдрик. Честно, я могу понять, почему ты крутишься вокруг веелы. Кто бы не крутился? Но Грейнджер?
Когда Драко услышал план отца впервые – он был напуган. Люциус хотел, чтобы Драко использовал самое гнусное оскорбление в сторону отсутствия у Гриффиндорцев чувства самосохранения. Это должно было повторяться на протяжении определенного времени. Всё публично.
- И в чем, интересно спросить, проблема с Гермионой? – Кажется, он взбесил Дурмстрангского чемпиона. Яйца Мерлина, это будет больно.
Именно эта часть в чудесном плане папочки привлекала его меньше всего. Драко должен был выступить в роли самого активного и преданного сторонника тьмы и кампании тёмного лорда. С его возвращением, такая позиция гарантировала бы его лидерство среди молодых пожирателей, а, по словам отца, это “возвращение” случиться очень и очень скоро. И тогда, если он будет следовать плану, линия его чистой крови станет самой могущественной семьей в Англии.
- Она бесполезна. Грязь. Не удивлюсь, если золото Поттера к которому она касалась разъела коррозия. – Драко подумал надо бы быть начеку.
Хуже всего было то, что блондин осознавал, что отцовский план – полное дерьмо. Тёмные лорды не дают своим сторонникам править, они делают это сами. Кроме того, Малфоевский наследник хорошенечко помнил пьяные отцовские рассказы, как тёмный лорд пытал своих подопечных, и не только пушечное мясо. Так или иначе, Драко был полностью уверен, что влияние его семьи на Министерство сегодня намного сильнее, чем оно будет, когда вернется “повелитель”.
“Малфои не перед кем не поклоняются”, - говорил лорд Малфой, но сейчас он показывает, не может держать это слово.
- Пошел вон! Ты не стоишь времени. И забери с собой это voyous. - Флёр была достаточно раздражена, чтобы не озадачиваться переводом некоторых французских слов.
- Ну же, Сэдрик. Ты же чемпион, Мерлиновы яички. Покажи уже этим сучкам кто тут хозяин. Из веелы получилась бы отличная жена, ну а грязнокровка, что ж… я тут знаю кое-кого, можем устроить её в публичный дом в Лютном переулке. Учитывая её возраст, думаю, с неё еще можно будет поиметь какой-то доход за ночь.
На следующее утро Драко проснётся в больничном крыле и напишет отцу, что всё идет по плану. Остаток своего свободного времени он проведет в раздумьях над следующим шагом.
Побили его, конечно, на славу.

***

- О, мисс Грейджер. Садитесь, пожалуйста, - Альбус подождал пока сядет девушка, а затем присел сам. – Хотите лимонную дольку?
- Нет, спасибо, сэр, - она перевела дыхание, прежде чем объяснить причину этой встречи. – Спасибо, что согласились принять меня, директор. Я могу только догадываться, насколько вы заняты.
- Не беспокойся об этом, дитя. Я директор этой школы и это моя главная обязанность следить за тем, чтобы потребности студентов были удовлетворены. А это, мисс Грейнджер, значит, что вы можете требовать от меня всё, что вам нужно, - Альбус взял лимонную дольку. – Итак, Гермиона, чем могу быть полезен?
- Ну, я получила это письмо из Министерства Магии, - девушка пододвинула письмо к директору. – Здесь написано, что мне нужно вернуть палочку Гарри Министру Фаджу. Скажите, сэр, можно ли как-нибудь этого избежать? Я знаю, это звучит глупо, но я не хочу, чтобы у них была его палочка, не после того, как они поступили с ним в прошлом.
Для Альбуса этот инцидент был намного серьезнее, чем для Гермионы. Палочка Гарри была не просто палочка, это была сестра палочки Тома. И она могла стать серьёзным оружием в борьбе с Волдеморном, на случай, если он решит объявиться.
Дамблдор перечитал послание дважды, вдумываясь в каждую строчку письма, и осторожно обдумал свой ответ.
- Поставить меня в известность было правильным решением, дитя, - он прокашлялся. – На самом деле у Министра нет такой власти. Гипотетически ни у кого нет. К несчастью для тебя, у него есть политическая сила, чтобы забрать её у тебя. Кроме того, у заместителя Министра достаточно силы, чтобы действовать без ведома Фаджа… всё это играет не в твою пользу.
Альбус заметил, как лицо девочки побледнело от мысли преследования Министерством. Как бы сильно он этого не хотел, директор не смог бы защищать её долгое время. Дамблдор мысленно попросил у Гарри прощения…
- Но есть другой вариант, мисс Грейнджер, если, конечно, вы ещё не ответили на это письмо.
Она покачала головой.
- Тогда могу ли я посоветовать вам сделать пожертвование в Хогвартс? Вы можете отдать палочку Гарри школе, - Гермиона резко посмотрела на директора.
- По крайней мере, у тебя всегда будет возможность увидеть её.
Девушка хотела возразить, но не стала, боялась, что голос выдаст.
- Если ты доверишь палочку школе – у Министра не будет возможности конфисковать её. Я же, в свою очередь, могу уверить тебя в пресечении всех попыток Фаджа наказать тебя.
Это был самый настоящий слащавый шантаж. Отдай мне палочку, и я не позволю им навредить тебе. Не он ли только что сказал, что защита студентов его главная задача?
- Я… хм… мне нужно время, чтобы обдумать ваше предложение, директор. – Гермионе отчаянно хотелось убежать, убраться от этого могущественного старика настолько далеко, насколько можно.





Black Guards
 
WitchmasterДата: Пятница, 30.08.2013, 15:15 | Сообщение # 5
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »





Black Guards
 
ГэлДата: Пятница, 30.08.2013, 15:50 | Сообщение # 6
Химера
Сообщений: 488
« 24 »
Герой умер и все свалилось на бедную Гермиону. Надеюсь Флер будет честной, научит Герми и вернет метлу как память.
 
DarkFaceДата: Пятница, 30.08.2013, 16:12 | Сообщение # 7
Let it be
Сообщений: 1391
« 161 »
Witchmaster, вы все таки будете до переводить этот фанфик? Вроде вы отказывались из за соплей в этом фанфике biggrin
Насчет фанфика, Гарри умер красивой смертью, так что Лорд может ресаться спокойно)) В остальном же жду проду biggrin
Гермиона наглая сволочь, еще и метлу у Гарри приватизировала, человек значит умер, а она его вещами пользуется это ппу с ее стороны





Сообщение отредактировал -=Fox=- - Пятница, 30.08.2013, 16:17
 
KotskiyДата: Пятница, 30.08.2013, 16:17 | Сообщение # 8
Демон теней
Сообщений: 232
« 40 »
Witchmaster, огромное спасибо за фик, отличный перевод. Какая лексика в оригинале, сильно сложная?
 
DarkFaceДата: Пятница, 30.08.2013, 16:19 | Сообщение # 9
Let it be
Сообщений: 1391
« 161 »
Код
Она из девушек одобрительно захихикала.

может одна?



 
ГэлДата: Пятница, 30.08.2013, 16:21 | Сообщение # 10
Химера
Сообщений: 488
« 24 »
-=Fox=-, Гарри же ей все завещал)
 
Jeka_RДата: Пятница, 30.08.2013, 16:23 | Сообщение # 11
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1499
« 147 »
Цитата (Witchmaster)
четвертое: гарри пока и не думает воскресать, по крайней мере, не в этом учебном году.

собственно, меня только это и интересовало... а то пейринг то стоит, а Гарри как бы и нету Оо Хотя непонятно тогда, если он любил Гермиону, каким же образом в пейринге стоит ГП/ГД Да и разница в возрасте между ними довольно прилична



Излечит любые амбиции священный костер инквизиции ©
 
WitchmasterДата: Пятница, 30.08.2013, 16:27 | Сообщение # 12
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Kozkiy иногда нормальная, а иногда попадется что-то типа этого.
Цитата
As Daphne continued back down the lakeside path, the prefect dropped trow and maneuvered himself over Potter's grave. She heard the other boy say something about supervised detention in a broom cupboard but knew they didn't have the political pull to make that work. Not even Draco could force that punishment through. Morgana knows he's tried.

ни к контексту прилкеить, не выкинуть. Сидишь и думаешь - какой нахрен supervised detention in a broom cupboard?

-=Fox=-
Цитата
Цитата (-=Fox=-)
Код
Она из девушек одобрительно захихикала.

может одна?
да скорее всего)) не ругайте меня, я исправлюсь. Хотя нет, ругайте, хоть видеть буду)))





Black Guards
 
DarkFaceДата: Пятница, 30.08.2013, 16:28 | Сообщение # 13
Let it be
Сообщений: 1391
« 161 »
Гэл, про Уизелла забыл biggrin Если честно не пойму, по канону он вроде не особо любил Герми в 4 курсе, а про совещание, когда он его ток успел написать?)
Jeka_R, мы верим что он воскреснет)) верим и ждем



 
WitchmasterДата: Пятница, 30.08.2013, 16:32 | Сообщение # 14
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Гэл ага, там дальше так даже министр Франции скажет))
Jeka_R я так понял - это повествование на все школьные годы





Black Guards
 
KotskiyДата: Пятница, 30.08.2013, 16:32 | Сообщение # 15
Демон теней
Сообщений: 232
« 40 »
Witchmaster, какая-то метафора. Не специалист, вам виднее наверное, кажется, вы учились (учитесь) за границей где-то, то есть практика больше. Возможно можно перевести как: "К Дафне по сарафанному радио доходили слухи, что они собираются сделать что-то гадкое, но она не думала, что у них хватит духу". но это, имхо.
 
DarkFaceДата: Пятница, 30.08.2013, 16:38 | Сообщение # 16
Let it be
Сообщений: 1391
« 161 »
и еще
Код
сестрызаложницы Габриель Делакур (8)

пробел забыли))



 
WitchmasterДата: Пятница, 30.08.2013, 16:49 | Сообщение # 17
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Kozkiy какой-то бред))) надзирательное наказание в коморке для метел, на которое не хватило власти даже у Драко. Мой моск не воспринимает это))
-=Fox=- мерси, почищу





Black Guards
 
KotskiyДата: Пятница, 30.08.2013, 16:55 | Сообщение # 18
Демон теней
Сообщений: 232
« 40 »
Witchmaster, если дословно - бесспорно, бред. Я ведь предложил вариант, правда бредовый тоже(
 
Lady_MagbetДата: Пятница, 30.08.2013, 17:08 | Сообщение # 19
Ночь темна перед рассветом...
Сообщений: 1088
« 198 »
Найс, внезапную кончину Героя еще не читала... Неплохо, если Гарри напоследок оставит череду препятствий и подсказок, как Дамблдор с дарами.


Ты никогда не узнаешь, когда начнется твоя шизофрения.
 
DarkFaceДата: Пятница, 30.08.2013, 17:10 | Сообщение # 20
Let it be
Сообщений: 1391
« 161 »
Lady_Magbet, человек умер внезапно)) какие подсказки?) у него не было года что бы подготовиться к этому wink


 
KotskiyДата: Пятница, 30.08.2013, 17:12 | Сообщение # 21
Демон теней
Сообщений: 232
« 40 »
Lady_Magbet, он, наверное, должен воскреснуть.
 
Lady_MagbetДата: Пятница, 30.08.2013, 17:17 | Сообщение # 22
Ночь темна перед рассветом...
Сообщений: 1088
« 198 »
Ну начала турнира и времени до 2 тура вполне хватит


Ты никогда не узнаешь, когда начнется твоя шизофрения.
 
elSeverdДата: Пятница, 30.08.2013, 17:51 | Сообщение # 23
Демон теней
Сообщений: 335
« 72 »
хм... интересный поворот событий. Вот так, сходу, прибить главного героя, - это дорогого стоит, я бы сказал.


Как известно, бобры добры. Добротою бобры полны. Если хочешь себе добра, надо просто позвать бобра. Если ты без бобра добр, значит, сам ты в душе бобр!
 
DarkFaceДата: Пятница, 30.08.2013, 17:55 | Сообщение # 24
Let it be
Сообщений: 1391
« 161 »
Красивый минифик мог бы получиться, если оставить только до статьи, а все остальное удалить, открытая концовка, и дух Томми, это было бы забавно


 
WitchmasterДата: Пятница, 30.08.2013, 18:04 | Сообщение # 25
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Lady_Magbet повествование начинается практически со второго турнира.
elSeverd смысл в том, что всем интересен пэйринг, а его, блин, нет. Ну как так можно, восьмилетняя девочка/труп

Цитата (DarkFace)
Красивый минифик мог бы получиться, если оставить только до статьи, а все остальное удалить, открытая концовка, и дух Томми, это было бы забавно

какой именно, их там много))





Black Guards
 
DarkFaceДата: Пятница, 30.08.2013, 18:06 | Сообщение # 26
Let it be
Сообщений: 1391
« 161 »
Witchmaster, ну я про вейлу, если удалить все что идет после статьи где говорится о смерти Гарри, то будет неплохой минифик)


 
WitchmasterДата: Пятница, 30.08.2013, 18:07 | Сообщение # 27
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
возьму на заметку, если решу окончательно все бросить biggrin




Black Guards
 
DarkFaceДата: Пятница, 30.08.2013, 18:08 | Сообщение # 28
Let it be
Сообщений: 1391
« 161 »
Картинка про пейринг, не буду убирать под спойлер))
Габби растет, труп Гарри все больше разлагается cry





Сообщение отредактировал DarkFace - Пятница, 30.08.2013, 18:12
 
Al123potДата: Пятница, 30.08.2013, 18:31 | Сообщение # 29
Черный дракон
Сообщений: 2793
« 719 »
Цитата (Witchmaster)
- Я впечатлен. Я знаю, что у тебя достаточно мозгов для Равенкло, но, в то же время, ты совмещаешь преданность и трудовую дисциплину Когтевранцев, - Седрик улыбнулся. Самое время, отвлекающий маневр удался на славу.
Witchmaster, Равенкло и Когтевран это разные переводы названия одного из домов Хогвартса, может Вам стоит Когтевранцев заменить на Хаффлапцев?



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf


Сообщение отредактировал Al123pot - Пятница, 30.08.2013, 22:50
 
ГэлДата: Пятница, 30.08.2013, 18:33 | Сообщение # 30
Химера
Сообщений: 488
« 24 »
Вспомнился один фик, уже не найду, там тоже герой умирает в первой же главе
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Маленькая отважная вейла (The Little Veela that Could) (ГП/ГД, перевод, макс, оригинал закончен.)
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск: