Армия Запретного леса

Пятница, 07.05.2021, 04:33
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг продлен на 2021 год! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг продлен на 2021 год!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 6 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Руку мне дай... (Добавлены Драббл-Главы 94-98 от 24.05.2015) (Романс, RG-13, Времена Мародеров [закончен])
Руку мне дай... (Добавлены Драббл-Главы 94-98 от 24.05.2015)
Al123potДата: Понедельник, 27.01.2014, 00:48 | Сообщение # 1
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Название: "Руку мне дай..."
Автор: The Killer 001
Пейринг: Северус Снейп, Петунья Эванс, Люциус и Нарцисса Малфой, Лили Эванс, Джеймс Поттер
Рейтинг: PG-13
Жанр: Романс
Тип: Гет
Размер: макси
Статус: закончен
События: Времена Мародеров
Дисклеймер: отказываюсь.
Саммари: Лили Эванс не смогла убедить Северуса Снейпа не вступать в ряды Пожирателей... Может быть, сию непосильную задачу удастся решить ее сестре?
Посмотрим, насколько это возможно.
Предупреждение:Автор фанат Эмиля Золя, поэтому фанфик очень гастрономичен )).
От автора: Альтернативная версия фанфика "Эй, это мой парень!", написанная по пожеланиям читателей, высказавшихся за пару Снейп/Петунья.
Ленивый автор наконец-то пнул себя и начал писать.
Разрешение на выкладку: Получено






Руку мне дай....fb2



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Пятница, 29.05.2015, 02:47
 
Al123potДата: Среда, 14.01.2015, 23:20 | Сообщение # 151
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 80


Утро первого ноября в особняке Снейпов начиналось так же, как все предыдущие осенние утра, за исключением того, что повсюду на крыльце и газонах были раcставлены многочисленные атрибуты Хэллоуина – праздника, который был весьма популярен в Штатах. Маглы отмечали этот день обстоятельно и самозабвенно, изводя кучи разноцветной мишуры, горы оранжевых и зеленых тыкв, тонны конфет, и проявляя недюжинную фантазию в изобретении костюмов, призванных изображать всяческую потустороннюю нечисть. Нет, разумеется, в Хогвартсе этот день, связанный со смертью и ее прислужниками, и который правильнее было называть Самайном, тоже праздновался с размахом, но тут активными инициаторами пышных торжеств оказались обычные маглы. Это было, по меньшей мере, демократично, как и все остальное в этой стране!!!
Не избежали этой заразы и Петунья с Северусом – выделяться им не хотелось, а весь квартал готовился ко всем праздникам активно и с удовольствием. Поэтому Пет исправно пекла печенье, закупала разнообразные сладости и заставляла мужа вырезать жуткие зубастые рожи на несчастных тыквах. Впрочем, таким творчеством Снейп занимался с удовольствием, ведь праздничные дни теперь у него проходили всегда весело, тепло и в семейном кругу, не то, что раньше…
— Да уж, теперь у нас будет тыквенная неделя, — смеялась Пет. – Буду готовить из убитых тушек бедных тыквочек исключительно диетические блюда. Да и нашему Гарри это будет очень полезно, правда, малыш?
Мелкий Поттер, развитый не по возрасту, сидел на высоком стульчике и косил хитрыми глазками в коридор, где стоял новенький трехколесный велосипед. Он два дня назад начал осваивать эту заковыристую технику и сейчас ему не терпелось покончить с манной кашей, приправленной кусочками фруктов и изюмом и удрать во двор, где за ним обычно присматривали тетя, бабули или Трикс.
— Помнишь, Лили, как мы в детстве праздновали Хэллоуин? – спросила Петунья. – Мама специально для нас сажала на заднем дворе несколько тыкв, и они вырастали просто огромными.
— А у нас ничего такого не росло, потому что мой папаша овощи не особенно любил есть, — вставил словечко Снейп. Он попросил у Монгво отгул: все же древние традиции следовало соблюдать, так что Имболк, Бельтейн, Лугнасад и Самайн праздновались магами всенепременно. Сюда же затесался и иностранный Йоль, впрочем, ленивые волшебники были только рады лишний раз отдохнуть и повеселиться.
— Это мы знаем, — засмеялись сестры. – Зато у тебя в саду росли лекарственные травы, а наша мама в них вообще не разбиралась, поэтому кроме укропа и розмарина ничего и не сеяла больше.
— Ну что ж, праздник кончился, можно убирать все до следующего года. А у бедных детишек будет аллергия на сладкое, — посетовал Северус.
— Этот счастливый день, когда можно есть сколько угодно сладкого бывает только раз в году, ну кроме дня рождения, и ведь есть же прекрасное средство от аллергии производства вашего с Сабанесами фармацевтического концерна. Мучиться не будут, — улыбнулась Пет.
— Лили, ты что молчишь? – миссис Поттер не отличалась сегодня особо радостным настроением, вяло ковыряя вилкой яичницу с беконом.
— Да так… просто вдруг вспомнился дом и Англия, — промямлила Лили. – Интересно, мы когда-нибудь туда сможем поехать?
Cнейпы переглянулись. Вот так так. Лилс скучает по родине или по кому-то на этой самой родине? Впрочем, понять ее можно – она уже два года одна, а брачный обет не позволяет завести новые отношения…
В Петунье как всегда закипел гнев и негодование. Определенно, с этой идиотской ситуацией следовало что-то решать и незамедлительно! Лили молодая красивая женщина и мучиться всю жизнь… да пусть Поттер катится лесом, только сначала даст развод ее сестре! Надо серьезно поговорить с Северусом, может быть, подготовить правильно документы и пусть Трикс отнесет их Поттеру на подпись… а нет, так поговорить с ним самим. В любом случае, дальше так продолжаться не могло. Увы, у Петуньи наличествовал такой склад характера, который не терпел незаконченности в чем-либо, будь то стирка, уборка, глажка белья или неустроенная жизнь младшей сестры, за которую она сейчас так или иначе отвечала…
— Ну… возможно, когда-нибудь, когда все успокоится… — нерешительно пообещала Петунья.
— Ладно, я пошел в сад, — Снейп положил салфетку и встал. – Тыквы ждут своего героя!
В этот момент раздался предупреждающий хлопок и через пять секунд в гостиную ввалились Трикс с Кричером. Вид у них был взъерошенный, огромные круглые глаза навыкате, уши торчком, на лицах выражение ужаса, неверия и радости одновременно. В руках у Кричера помятая газета.
— Мисс Пети, мистер Сне-е-е-ейп! – раздался пронзительный визг Трикс. – Такое случилось, такое! Ох, я сейчас умру от волнения! – домовиха вырвала у мужа газетку и принялась обмахиваться ею.
Обитатели дома с удивлением воззрились на чокнутую парочку. У Кричера на физиономии было написано еще и облегчение вместе с нестерпимым желанием рвануть к хозяину Регулусу, однако он как мог, старался сдержать порыв и казаться невозмутимым и спокойным, как и подобало Хранителю родового гнезда Блэков. Ну а Трикки и подавно было все равно, как она выглядит, она о себе такого высокого мнения никогда не была.
— В Англии праздник! Говорят, Темный Лорд умер! – выпалила она, взволнованно прижимая ручки к груди. – Ой, с утра все наши по домовиковому радио шушукались, но это было настолько невероятно, что никто никому не поверил! А когда в обед вышел экстренный выпуск «Ежедневного Пророка»… В общем, сейчас все волшебники запускают фейерверки среди бела дня, пьют пиво и виски бочками и пляшут джигу и канкан, задрав мантии! И шляпы в воздух бросают!
— И чепчики! – смешливо резюмировал Северус.
— Короче говоря, у вас там вакханалия, — растерянно констатировала Петунья. – Дай-ка нам газету.
Трикс рванула к столу и шмякнула на скатерть бумажный рупор магической Британии. На передовице красовалась живая картинка: пожилой волшебник в криво надетом ночном колпаке подпрыгивал и размахивал руками. Над его головой вовсю взрывались волшебные фейерверки от известных производителей. На заднем плане суматошно летали стаи сов. Под иллюстрацией оказалась надпись огромными буквами: «Темный Лорд повержен силой любви!» Далее шла здоровенная пространная статья сначала о самом Лорде и его черных деяниях, а потом о всеобъемлющем торжестве света и добра над Темными силами, десятилетиями одолевавшими и терзавшими магическую Британию и ее мирных жителей.
Лишь в самом конце статейки говорилось, что Лорда прибили супруги Лонгботтомы, находившиеся на спецоперации.
«Пособники Темного Лорда схвачены. Их ожидает суровый и справедливый суд и пожизненное тюремное заключение» — прочел Снейп и удивился.
— Вот так сразу? – он хмыкнул и усмехнулся. – Впрочем, это же наш родимый Визенгамот! Он еще и не то может…
— О Мерлин! – Лили побледнела. – Неужели на самом деле его нет больше? Значит… значит, моему Гарри и всем нам теперь больше ничего не угрожает? – она вдруг резко покраснела и разревелась, некрасиво вытирая салфеткой слезы и шмыгая.
— Чувствую, здесь многим понадобится Успокоительная настойка, — определил Снейп, протягивая руку и хватая прилетевший высокий флакон зеленого стекла. – Здесь, кстати, написано, что смерть Темного Лорда засвидетельствована самим Главой Визенгамота Альбусом Дамблдором. Следовательно, то ли его план сработал все же, то ли в дело вмешались непредвиденные факторы.
— Раз Лонгботтомы указаны, значит, вышло, как он хотел, — пожала плечами Пет, перечитывавшая статью еще на раз. – Они же как-никак родители Избранного из Пророчества.
— Да, но ведь Лорда должен был повергнуть во прах именно сам Избранный, — озадачился Снейп. – М-да… сейчас бы не помешало побольше информации от свидетелей и непредвзятых лиц.
Непредвзятые лица как по заказу не заставили себя ждать.
В столовую влетела дряхлая серебристая сова, которая приземлилась на спинку стула, хватаясь правым крылом за птичью поясницу.
— Я сейчас буду, — проскрипела она. – Северус, открой-ка мне доступ к себе в дом. И извести, пожалуйста, Вейера. Думаю, ему будет интересно послушать, все же он англичанин…
— Секунду, — коротко кивнул Снейп, тут же отправляя своего зимородка в Академию.
Кричер подергал его за рукав. Однако Северус молча, только глазами, не разрешил ему вызывать Регулуса, желая cначала убедиться в правдивости доставленных новостей. Старый домовик печально вздохнул, но спорить не стал. Он пока еще и сам не особо верил в свободу от тирана, а уж радовать любимого хозяина раньше времени… и правда опрометчиво будет.
Марчбенкс прибыла своим личным порталом через несколько минут. Выглядела она примерно как домовики, что было, в общем-то, понятно. Не каждый день услышишь столь ошеломляющие новости. Старую леди поспешно усадили в мягкое кресло и поднесли чашку чаю с мятой.
— Ох, я прямо из дома Лонгботтомов. Там такое творится! Шум-гам, Августа визжит, малыш плачет, Фрэнк бубнит… Фу-у-ух! Я только и успела с Алисой побеседовать и сразу к вам…
Когда подоспели Вейер с Монгво, в гостиной, куда перебрались гости, стало шумно и тесно.
— Так это все правда? – спросил Северус, показывая газету.
Гризельда кивнула седой головой.
— «Пророк» сообщает лишь общие факты, весьма размазанные, а у меня сведения из первых рук, что называется, то есть, из первой головы, Алисиной. Я, как только прочла эдакое, тут же ринулась к Августе, ведь они с малышом Невиллом сейчас в своем деревенском доме под Фиделиусом живут. Она сильно встревожилась, так как Фрэнк с Алисой еще не вернулись с работы. Да уж, Августа никак не могла совладать ни с сыном, ни с невесткой. Они вроде бы на вид спокойные и неконфликтные, а упрямства в них на десятерых хватит. Раз сказали – прятаться не станем, вот и не прятались ни дня. Вот уж с чем-чем, а с честью и достоинством у этих молодых людей все в полном порядке, и это в наше-то время… Фрэнк так и работал, да и Алиса через десять месяцев вернулась на службу.
— А как же ребенок? – спросила Лили. – Разве она не имела полное право остаться с ним, дома?
— Имела, конечно. Но эта отважная хаффлпаффская девочка очень любит мужа и своего ребенка, и выбирать между ними не будет. Невилл в полной безопасности, ведь Августа замкнула Фиделиус на себя, а вот Фрэнка подстраховать… вообще у них отличная сплоченная команда, все с Хаффлпаффа и Рейвенкло, ребята собранные, умные и преданные. Вот где настоящая крепкая дружба… — Марчбенкс покачала головой, мгновенно стрельнув глазами в рыжую. – Вот потому-то Темный Лорд и его приспешники так долго не могли поймать Лонгботтомов. Потому что они всегда работали и ходили на задания плечом к плечу и прикрывали друг друга ценой собственной жизни! Скримджер на эту сплоченную команду нарадоваться не мог.
— Вы сказали, что до сего дня их не могли поймать… это значит, что Пожирателям вместе с Лордом это все же удалось? – встревожилась Петунья.
— Да, к сожалению, им пришлось испытать на себе гнев Темного Лорда. Впрочем, что могли сделать молодые люди против нескольких десятков Пожирателей? У лорда наконец кончилось терпение и он сам вышел на охоту за младенцем. Видимо в Министерстве, точнее в Главном управлении Аврората есть люди, работающие на него, которые и навели его на команду Лонгботтомов. Просто банально выдали Пожирателям точное время и место очередной операции. Только вот я не вполне понимаю, неужели он считал, что мать и отец вот так вот возьмут и отведут его прямиком к собственному сыну?
— Cкорее всего, он собирался шантажировать пожилую леди, которая опекала ребенка, — предположил Монгво. – Или я чего-то не знаю об отношениях между матерями и детьми?
— Может статься, он думал, что Августе будет более дорог единственный и горячо любимый сын, а не внук от не особо любимой невестки, — фыркнула Марчбенкс. – К слову сказать, многие в обществе знали, что Августа относилась к Алисе довольно неприязненно и не пыталась скрывать это. Бедная девочка, если бы не ее безграничное терпение и огромная любовь к мужу… — она опять покачала седой головой.
Петунья поменяла старушке остывший чай на горячий, и на этот раз там присутствовала ложка Успокоительной настойки.
— Да уж, видимо средства Лорда по розыску младенца оказались исчерпаны, раз он пошел на такое грязное дело с предательством. Ну да рассказывайте дальше, дорогая Гриззи.
Марчбенкс шумно отхлебнула и со стуком поставила чашку на журнальный столик. Глаза у нее загорелись.
— Очень может быть, что у Лорда все бы и получилось! Я знаю, что люди вокруг нас разные и многие способны на все, дабы спасти свою шкуру. Но только не Алиса… она образец мужества и отваги! Помнишь, Монгво, я выпросила у тебя кольцо-накопитель, чтобы защитить Невилла?
Монгво кивнул. Кольца со стандартными щитами и прочие очень полезные разработки лаборатории Вейера запрещалось отдавать в чужие руки, чтобы не раскрыть секреты изготовления и магической обработки, но для Марчбенкс ректор Академии сделал единственное исключение. Только из-за ребенка. Взрослые британские маги обязаны защищать свои жизни и семьи самостоятельно, без подарков добрых иностранных дядюшек. Если они этого не умеют или не хотят – это сугубо их проблемы.
— Так вот, я отдала его Августе с подробными инструкциями, как пользоваться. На случай, если бы их местонахождение раскрыли, и Невиллу грозила бы опасность. Первоочередная задача ведь заключалась в спасении ребенка. Но Августа… ох, она такая своевольная, упрямая… впрочем, как все гриффиндорцы, у нее свои приоритеты, — Гризельда во время разговора только и делала, что фыркала, наверное, от избытка чувств просто не могла контролировать свои эмоции. – Эта противная женщина всучила кольцо Фрэнку! Справедливости ради, тот категорически не желал брать его, пока мать не стала угрожать снять Фиделиус с дома, в котором они прятали Невилла.
— Думаете, она бы так поступила? – с сомнением спросила Лили.
— Будь уверена, деточка. Моя подруга Августа упряма как осел. И считает себя самой умной, проницательной и опытной. Зачастую она добивалась своего от Фрэнка именно скандалами и шантажом. Чего стоят ее инсценировки сердечных приступов! Сколько бы я ее ни ругала – убедить эту упрямицу в неправильности совершаемых поступков мне так и не удалось. Она такая, какая есть и ничто ее не исправит. Боюсь, как бы она не задавила внука в стремлении вылепить из него идеал, который существует лишь в ее голове… Просто на данный момент Алисе с Фрэнком некуда было деваться, вот они и оставили сына на бабушку. Но я попытаюсь убедить их взять все же воспитание малыша в свои руки, иначе дело вполне может закончится для ребенка попорченной психикой и расшатанной нервной системой. Уж слишком моя подруга любит давить авторитетом и своим положением старшей в семье.
Ну да это терпит, теперь о главном. Как я уже сказала, завязалась драка, а так как силы были неравны, то команда Лонгботтомов оказалась захвачена. Другие авроры были Лорду не нужны, поэтому их просто нейтрализовали на время, а Лонгботтомов его подручные стали пытать Круциатусом. Конечно, ребята ничего не собирались говорить и стойко терпели пытки. В конце концов, Лорду это надоело, и он решил убить Фрэнка, чтобы вразумить его жену. Разумеется, это была Авада.
Присутствующие ахнули и встревожились.
— Но как…
— Да-да. Пока жизни Фрэнка не было прямой угрозы, Алиса подвергалась издевательствам наравне с мужем, но как только она поняла, что его сейчас не станет… Она просто из последних сил поднялась и закрыла его собой.
— И… — Монгво выдержал паузу. – Феномен жертвы?
— Cовершенно верно. Именно сила любви и самопожертвование ради любимого человека, многократно усилили накопленную в кольце магию и отразили заклинание, от которого якобы невозможно уклониться. Темный лорд был повержен собственным заклятьем, которое было выпущено буквально с нескольких ярдов – таким мощным вышел у Алисы щит, как будто перед Авадой встала каменная стена. Никто не смог бы увернуться – ни Фрэнк, который был измучен Круциатусом, ни Лорд.
— Так значит, Фрэнк отдал кольцо Алисе? – воскликнула Петунья. – Как же сильно, должно быть, они любят друг друга…
— Да, Фрэнк… он обожает жену, коль скоро решительно пошел против авторитарной матери. Вот в таких спокойных тихих парнях и скрывается стальной стержень, которого более всего ожидаешь и не находишь в других! – с гордостью сказала Марчбенкс.
— Что же было дальше? – нетерпеливо вопрошали собравшиеся.
— Дальше… увидев, что их Повелитель мертв, Пожиратели предпочли мгновенно удрать. Впрочем, там большинство были в масках, и предъявить обвинения оказалось по большой части некому, но вот Беллатрикс Лестрейндж и ее муж, которые и пытали Лонгботтомов, засветили свои физиономии, и на основании показаний Алисы и Фрэнка их вполне возможно стало привлечь к ответственности. Сразу после этого Фрэнк нашел свою палочку и послал Патронуса в Аврорат и своему шефу в Ордене, разумеется. Дамблдор оказался там быстрее всех – завидная скорость! Засвидетельствовал смерть Лорда и пообещал встретиться с журналистами, дабы весь магический мир побыстрее узнал об избавлении от тирана, — с саркастическим смешком произнесла Гризельда.
— Представляю, как он огорчился, что у него теперь нет ни одного младенца-Избранного, из которого можно было бы успешно ковать оружие для устрашения Темных сил, — поддержал ее столь же ехидный Вейер.
— Зато нашим малышам повезло. Теперь на них не будет висеть тягостное бремя Героев и Избавителей от всего Зла на свете, и они станут расти и жить как нормальные дети, вместе со своими родителями. Впрочем, Августе жаловаться не на что, ведь такой невесткой-героиней теперь только и гордиться. Правда, я не уверена, что она это оценит, а Фрэнку наверняка приватно влетит за то, что не послушался мамочку, — захихикала Марчбенкс.
— А ведь наверняка Дамблдор просчитывал подобную вероятность очень тщательно и был уверен в своей правоте. Я читал его статьи по Нумерологии и Предсказаниям, правда не согласен был с утверждениями и выкладками, весьма популистскими. Можно его понять, когда столь лелеемый эксперимент, на который возлагались такие надежды, с треском провалился лишь потому, что он поставил не на тот вид любви! – изрек Монгво. – И уж тем более, он не думал, что вмешаются сторонние факторы в виде беспокойства прочих близких, а не только родителей и детей. А ведь именно их и надо учитывать в такого рода изысканиях, именно погрешности и поправки.
— Но почему именно такой выбор? – недоумевала Петунья. – Не факт, что непременно любая мать будет любить ребенка так, что захочет отдать за него свою жизнь. Полным-полно безалаберных молоденьких мамочек, которых тяготит материнство. Прости, Лили, это не про тебя.
— Так ведь и не каждая жена способна пожертвовать собой ради мужа. А ну как через некоторое время безутешный вдовец найдет себе утешение с другой супругой, — ухмыльнулась Гризельда. – Но ты совершенно права, деточка моя. Не было стопроцентной уверенности у Дамблдора, и поэтому он подстраховался и решил сотворить сразу двух Избранных, про запас, так сказать. Не получится с одним, должно выйти с другим. Из принципа «В одного мага Авада два раза не попадает»! А уж при правильной-то корректировке…
— А ты бы пожертвовала ради меня своей жизнью? – спросил на ушко Петунью Северус. – Я бы отдал свою без раздумий, лишь бы только с тобой было все в порядке!
— Ты еще сомневаешься? – улыбнулась жена. – Ты самый дорогой мне человек, без тебя я не представляю себе жизни…
— Да, ты так смело кинулась заступаться за меня, когда мы были в Косом переулке… — Снейп щекотал дыханием покрасневшую щеку жены. – Вот тогда я и понял, что ты даже Темному Лорду не задумываясь, бросишь вызов.
Маги с улыбкой смотрели на шепчущихся супругов, одобрительно кивая головами: то ли для них разговоры, ведущиеся шепотом, вовсе не были секретом, то ли на лицах у Снейпов было все написано.
Лили странно поникла в уголке дивана. После рассказа Марчбенкс заболело в груди. Было и радостно за Алису с Фрэнком и грустно, потому что она не знала, что вышло бы в такой ситуации у них с Джеймсом. Отдал бы он свою жизнь за нее? А она? Как бы она поступила?
— Знаете, кажется, немного понимаю, почему Дамблдор ставил именно на родительскую любовь… — припомнила Гризельда. – Я ведь вот уже более ста лет езжу в Хогвартс принимать СОВы и ТРИТОНы и помню то время, когда Альбус учился и выпускался. Так вот, когда он учился на последнем курсе, у них в семье случилась очень неприятная история. На младшенькую Ариану Дамблдор напали мальчишки-маглы. Девочка получила физические и психические травмы и ее магия разбалансировалась. В общем, ситуация была настолько ужасной и неприятной, что отец в ярости пошел и изувечил обидчиков дочери. В принципе, вполне можно было бы вылечить пострадавших и стереть им память, то есть, просто замять это дело… но… наше Министерство… в который раз поражаюсь, насколько они любят искать козла отпущения и показать, как они радеют за справедливость. Они устроили показательный суд над Персивалем, который так и не признался, почему напал на малолетних маглов, посчитав его опасным и отправив в Азкабан, где тот через несколько лет умер. Это дело даже толком и не расследовалось, впрочем, как большинство визенгамотских дел, — Гризельда особенно яростно фыркнула. – Вот оно – наше магическое правосудие!
Полагаю, Альбус должен был быть впечатлен тем, как его отец заступился за своего ребенка и взял это его деяние за пример.
— То есть, он считал, что самая крепкая любовь на свете – это любовь к своему отпрыску, — протянул Снейп. – Насколько я знаю, наш директор не был никогда женат, детей не имел и вообще слыл праведником… может, поэтому и не ставил на влюбленных или супругов? Значит ли это, что он в молодости любил, но сильно разочаровался в своей любви?
— Вполне правдоподобная версия, — согласилась Марчбенкс. – Альбус никогда не проявлял интереса к женщинам, хотя и был весьма галантен и обходителен со слабым полом.
Петунья засмеялась.
— Я когда-то читала дешевый фэнтези-роман, в котором говорилось, что волшебник, блюдущий целибат и носящий длинные волосы и бороду становится очень могущественным, так как не распыляется на всякие мелочи. Может, и ваш директор тоже эту книжку читал?
В гостиной несколько минут раздавался гомерический хохот…



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Среда, 14.01.2015, 23:24
 
DemondorДата: Четверг, 15.01.2015, 20:49 | Сообщение # 152
Ночной стрелок
Сообщений: 90
« 38 »
Голубой в звездочку этотАльбус.
 
Al123potДата: Суббота, 24.01.2015, 23:41 | Сообщение # 153
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 81


Оказалось, что радоваться и веселиться весь день – крайне утомительно.
Хотя с близкими друзьями проводить время очень приятно и весело.
Компания вкусно и сытно пообедала, уничтожила несколько заготовленных заранее десертов, нахваливая хозяек-искусниц в лице Трикс, Петуньи и Лили, а потом несколько часов скупулезно анализировала и раскладывала на составные новости из Британиия, причем окончательно смерть Лорда подтвердил и Люциус, от которого доставила письмо неугомонная Трикс, не поленившаяся ради этого аппарировать в Англию и обратно.
Было забавно смотреть на удивленное, а потом по-детски обиженное лицо Лили, когда она увидела якобы помершего Регулуса. Сириус в свое время отозвался о пропаже и вероятной смерти младшего брата весьма пренебрежительно и спокойно, без малейшего сожаления, хотя Лили такое отношение сильно покоробило: она вдруг представила, что на месте Регулуса оказалась бы Петунья… Неужели Сириус до такой степени не любил брата, ведь родной же человек все-таки, к тому же, в школе младший Блэк казался совершенно тихим и безобидным и вовсе не тянул на жуткий статус Темного злого мага.
Но то, что целых два года Северус и сестра держали в тайне то, что Рег жив и здоров, и живет совсем рядом, вызывало закономерную досаду и раздражение. Неужели так и продолжают считать ее никчемной и ненадежной пустышкой, раз не удосужились посвятить ее в эту страшную тайну? А эта жена Регулуса… как она всегда смотрела на Лили… Свысока и отстраненно, как будто считала, что бледнолицая вообще ни на что не годится, не то что хранить такие великие секреты!
И-за этого и радость от того, что война в Британии наконец-то закончилась и они с Гарри теперь в полной безопасности, была немного испорчена, хотя Лили и старалась держать себя в руках и приветливо общаться с гостями. Регулус лишь улыбнулся ей, тут же отойдя к Петунье, обнимая и целуя ту в щеку, Найра тоже не уделила никакого внимания, кроме легкого кивка, хотя их ребенок, Коннор, тут же увлек маленького Гарри в игру с принесенными с собой фигурками животных. Впрочем, какое ей дело до Регулуса и его беспардонной жены? Они в школе вообще не общались, так что… Лили немного помаялась обидой и выбросила эту парочку из головы. Не хотят – и не надо.
Разошлись дорогие гости за полночь, лишь слегка подуспокоившись и придя в благостное состояние. Все-таки смерть Темного Лорда была не рядовым событием для американских граждан, которые и сами постоянно развязывали в разных уголках планеты военные конфликты. И разницы тут не было – маглы или маги гибли в сражениях. Марчбенкс вообще пришлось провожать Вейеру – старушка на радостях перепила сливочного ликеру, празднуя окончание смутных времен.
Петунья упала в постель буквально без сил. Приемы, рауты, вечеринки и прочие публичные собрания выматывали посильнее работы в доме, саду или мастерской. Помимо физических сил тратилось слишком много нервной энергии, и накапливалась сильная эмоциональная усталость. Впрочем, сегодняшний день принес огромное удовлетворение – до мирной спокойной жизни осталось совсем чуть-чуть…
Снейп, вернувшийся из ванной с мокрыми волосами, прилег рядом с женой и, обняв, притянул к себе.
— Устала? – шепнул он, щекоча дыханием маленькое ухо.
— Еще как. Только расслабляться нам с тобой пока рано, — улыбнулась Петунья, убирая с лица Северуса длинные влажные пряди. – Ты разучился пользоваться Высушивающими чарами? – пошутила она.
— Нет, просто от них я становлюсь похожим на черный одуванчик, — пояснил Снейп. – Ты же сама надо мной потом хохочешь.
— Ты прав. Мне больше нравится, когда ты такой, не пушистый, — улыбнулась Пет.
— Вообще-то, я тоже почему-то подумал, что со смертью Лорда наши основные проблемы и головная боль никуда не делись, — ухмыльнулся Снейп. – Но я знаю, что у тебя всегда есть решение и не одно, потому что ты все очень скрупулезно обдумываешь и находишь несколько оптимальных вариантов. Так что я внимательно слушаю!
— Ох… думать-то я думаю всегда, да только тут ситуация очень непростая, — Пет погладила мужа по щеке.
— Почему? – удивился Снейп, крепче прижимая жену к себе. – Я жутко соскучился… — не в тему прошептал он.
— Я тоже. А непростая потому, что раньше Лили вела себя благоразумно и пристойно именно из-за того, что осознавала опасность, нависшую над Гарри и частично над ней. И вот теперь, когда все позади, она расслабится и в ее голову тут же полезут всякие нехорошие мысли вроде того, почему у окружающих меня людей все хорошо, а я с ребенком, одна и несчастна.
— Ну а что мы должны сделать? Пусть найдет себе парня, вот и будет не одна, — пожал плечами Снейп. – Поттера я беру на себя – самолично притащу его сюда и заставлю дать развод.
— Сев, я прекрасно знаю свою сестру, и просто парень ее не устроит. Я ведь тебе говорила, что она всегда пыталась превзойти меня во всем, так это и материальной части касается, — фыркнула Петунья.
— Тогда пусть найдет себе богатого жениха, — улыбнулся Северус. – Она же красивая, яркая, необычная, в ваших кругах это вроде ценится.
— Cмешной ты, Сев, и наивный. Наши богатые круги – это те же самые ваши чистокровные. Они к бедному и среднему классу точно так же относятся – презрительно и брезгливо. И с одной красотой там делать нечего. То есть, Лили там будет в таком же вассальном рабстве, как и у Поттера. И что, менять одного богатого придурка на другого? Не замечал разве, каковые некоторые мои клиенты? Никакие, глупые, откровенно циничные, но… зато богатейшие люди. Таким все простительно и они считают себя выше других лишь потому, что имеют огромные счета в банках, кучу вилл и особняков и по десятку яхт.
Не думаю, что Лилс будет счастлива с таким вот денежным мешком, который станет считать ее приятным приобретением. Поттера-то она все-таки хоть немного да любила, я надеюсь. К тому же, ребенку лучше расти с родным отцом, а не с отчимом, мало ли какой муж попадется Лили. Не все могут принять чужого ребенка как своего.
— Мордред… ты права. Это ведь тебе приходится общаться с этими снобами, — почесал макушку Снейп. – У нас в Академии вроде таких кичливых высокомерных особей нет, хотя многие ученые тоже вполне обеспеченные. Но моим знакомым Лили не интересна, им с ней говорить не о чем, — смутился он. – Мне казалось, она неравнодушна к Диего, но… он уже нашел себе любимую, как и хотел, из своего народа. А за Мартинеса его девушка нашу Лили просто на клочья разорвет.
— Ты что, я даже и не думала о том, чтобы знакомить ее с нашими знакомыми и друзьями с целью пристроить замуж! Не хочу потом переживать или краснеть, если она вздумает выкинуть что-нибудь. А Лили вполне может, я в этом не сомневаюсь. Понять-то она многое поняла и теперь не считает нас с тобой своими врагами, но все-таки многие прежние замашки у нее остались – ангелочком ей становиться поздно. Да и характер у нее буйный, сам же говорил, гриффиндорцы сначала наделают дел, потом думают, как все исправить.
— М-да… ты права. Но тогда остается одно – помирить ее с Поттером?
— Ага. Это самый лучший вариант. Они друг друга стоят и, кстати говоря, подходят друг другу идеально.
— И как мы это сделаем?
— Да на самом деле, это элементарно. Вот смотри, — Петунья уселась по-турецки. – Во-первых, затащить сюда Поттера проще простого. У него, по твоим рассказам, болезненная фиксация на тебе, как основном сопернике, хотя с чего бы это... Мальчик явно страдает комплексом неполноценности, раз ревновал Лилс так неистово к тебе прошлому. Значит, услышав, что Лили сейчас рядом с тобой, он тут же взревет, как разъяренный бык и ринется без оглядки в любое место, куда его поманят.
Во-вторых, он, судя по всему, что я видела и слышала, болезненно самолюбив и поэтому стремится быть впереди планеты всей. Более слабых надо унизить и обидеть и таким образом самоутвердиться в собственных глазах, более красивых и успешных – подружить с собой любимым, потому что не переплюнуть, а остальных – просто присоединить к своей свите. И его ближайшее окружение — яркий тому пример. У него в школе неплохо получалось за счет нескольких факторов: богатый, чистокровный, отличник, хорошо играет в квиддич, компанейский парень с теми, кто ему выгоден. Все в точности, как у маглов.
Если он, прибыв сюда, увидит, что ты общаешься с Лили как раньше, но уже не тот унылый Нюниус, которого он знал в школе, а успешный, обеспеченный и известный человек, поверь, он из кожи вывернется, но постарается и тут тебя обскакать. И естественно, сделает все, что вернуть Лили любыми способами.
— Вот, ты сама сказала – любыми, — ухватился Снейп. – Он и так уже наделал дел такими… способами! Думаешь, твоя сестра не даст ему от ворот поворот, даже если он купит особняк в три раза больше нашего и облицует его золотыми плитами? Я тоже Лилс неплохо знаю, и знаю, что если он будет настаивать, то ничего не добьется. Она терпеть не может, когда на нее давят и требуют. Помню, как она на меня вызверилась, когда я пытался ей запретить общаться с Поттером, — Снейп усмехнулся. – Так вот, Поттеру придется стать покорной овечкой, белой и пушистой, дабы Лили позволила ему хотя бы взглянуть на сына.
— А кто сказал, что мы пустим дело на самотек? – удивилась Пет. – Прежде, чем он начнет снова завоевывать Лили, мы с ним поговорим. Убедительно так. Тем более, аргументов у нас полным-полно. И да, самое главное условие – развод. Как высшая степень доверия и любви к конкретному человеку. А потом пусть начинает ухаживать, как положено: с букетами дорогих орхидей, с пятиэтажными особняками и породистыми пони для Гарри. Деньги-то у него есть? Или придется одалживать?
Северус внимательно посмотрел на жену. Петунья была спокойна и невозмутима, но он прекрасно знал, что Поттеру, если он рискнет появиться здесь, деваться будет некуда: аргументы у Пет всегда были не то, что железными, они были стальными, титановыми, вольфрамовыми! В этом он имел счастье убедить лично сам. Значит, и упертого Джеймса она раскатает в тонкую лепешку.
Это обещало быть забавным. Тем более, что Пет поспорила с ним на поездку на Бали, что дом Поттер и правда купит намного больше и дороже, чем их нынешний. Да просто потому, чтобы Лили было бы в таком комфортно и она чувствовала бы себя уверенно. Вот такое вот меряние счетами, домами, яхта… то есть, гоночными метлами. Еще хорошо, что не чем-то более личным, анатомическим.
* * *
Джеймс тоскливо бродил по родительскому особняку, изображая неупокоенное, снедаемое печалью привидение.
Прошла уже неделя после того, как Лонгботтомы триумфально расправились с Темным Лордом, праздники отгремели, фейерверки больше никто не запускал, пугая маглов, радость избавления стала привычной и население магической Британии занялось повседневными делами.
Орден тоже отправили в бессрочный отпуск. Теперь не надо было сражаться с обнаглевшими Пожирателями, да и тех не осталось – это снова были респектабельные уважаемые чистокровные граждане, ну за исключением десятка особо неосторожных, которых быстренько осудили и запрятали в Азкабан пожизненно. Приговаривать к Поцелую дементора почему-то не осмелились – слишком велик был риск, что родственники и друзья вполне способны отомстить, поэтому даже Дамблдор не стал настаивать на этом. А может, у старика было и что-то иное на уме – кто знает… Директор и руководитель Ордена Феникса не особо распространялся, просто объявил на последнем собрании, что выносит всем огромную благодарность в деле борьбы со злом и распустил всех по домам.
Радоваться победе оказалось почти некому: основной состав пал в боях с врагом. Осталось лишь немного молодежи вроде Джеймса и Лонгботтомов, старик Аберфорт – брат Дамблдора, Арабелла Фигг — сквиб, невесть каким образом затесавшаяся в Орден да шизофреничный и шумный Аластор Грюм. Даже Петтигрю и тот давно уже смылся из сомнительной, на его крысиный взгляд, организации, в которой перспектив лично для себя не видел.
Люпин стал предателем, а Сириус… Так вот и остался Джеймс к концу войны совершенно один – без родителей, без друзей и без… семьи. И что делать дальше – никак не мог сообразить.
Поначалу он все-таки обратился к Дамблдору за советом – как ему отыскать Лили. Мудрый старец подумал минут пять, оценивающе поглядывая на него, потом сказал, что возможно, теперь, когда война закончилась, Лили сама свяжется с ним. Ведь опасности для ребенка нет, так почему бы не вернуться к мужу и на родину?
Только вот Джеймс все чаще задумывался о том, что его хитрость с браком все же раскрылась. Ничем иным он молчание жены объяснить не мог, да и присланный в последнем, отнюдь неласковом письме череп с костями почему-то наводил на негативные мысли…
Теперь Поттер как замшелый старый домовик часами просиживал в комнате с родовым гобеленом и пялился на маленькую зеленую веточку с двумя листочками – своего сына. Было так тоскливо и одиноко, что хотелось выть и биться лохматой башкой о стенку. Пару раз так и сделал, правда, помогло не очень. А еще обидело, что назвали сына без его участия, а он ведь хотел именовать ребенка в честь своего отца!
Родительский дом, который он так любил и оберегал от посягательств своей чересчур инициативной маглорожденной жены давил, хотелось уйти и не возвращаться в тягостную пустоту комнат и молчание древних стен. Отчасти он мог сейчас понять яростное нежелание Сириуса жить с матерью, да только вот поздно спохватился. Как-то он даже в порыве злости содрал с окон в гостиной пыльные фиолетовые шторы, да так и не повесил их обратно и они неопрятной кучей валялись под подоконником. А в ярком солнечном свете стали хорошо видны слишком темные обои, пыльная старинная мебель, местами изъеденная жучком, и жуткие равнодушные стеклянные глаза оленьих, волчьих и медвежьих голов, которые в немалом количестве висели на стенах.
Поттер посидел немного перед гобеленом, потом, шаркая ногами, как старик, поплелся на кухню – перекусить. Позавчера он заказал еды в «Дырявом котле», надо было доесть, пока не испортилось. Готовили у Тома не ахти, но какая разница? Главное, что есть можно…
Джеймс поставил тарелку со слегка прокисшим гуляшом на грязный стол. Орденцы собираться-то у него собирались, чай пили, жевали булочки и сэндвичи, а убираться после приходилось ему. Да он никогда дома такого не делал – еще чего, Бытовые чары учить. Это женское дело вообще-то. Ну, в принципе, поэтому и еда испортилась – надо было все же наложить на нее Охлаждающие чары, а так…
Поттер пожал плечами и уселся за стол и нехотя взял вилку.
Кто-то едва слышно хихикнул.
— У меня уже галлюцинации от того, что я дома сижу целыми днями, — успокоил себя хозяин Поттер-мэнора, озираясь по сторонам. На самом деле родительский дом на мэнор, конечно, не тянул. Поттеры всегда были просто зажиточными коренными бриттами, это вон таким, как Малфои, захваченные лены направо и налево выдавали… — Надо в Косой переулок смотаться, прогуляться, проветриться.
Раздался более чем хорошо слышный хмык и опять ехидный смех.
— Кто тут? – разозлился Поттер. – Пивз, ты? Тебя что, из Хогвартса выкурили? Жить негде, что ли? Убирайся отсюда!
Невидимый хохотун негодующе фыркнул и на голову Джеймсу свалился конверт.
Поттер суматошно взмахнул руками от неожиданности и брякнулся на каменный пол. Письмо спланировало рядом. Поттер опасливо покосился на него.
Во время войны такие вот письма-ловушки приходили почти каждому британцу. Начинка была самой разной – от неприятных проклятий, до банального и крайне популярного гноя бубонтюбберов. Ну а что, война же, кто там будет разбираться, а так можно старые счеты с недругами и врагами свести и свалить на тех же Пожирателей. Поэтому стало привычкой проверять всю корреспонденцию на заклятья.
Вот и сейчас Джеймс принялся тыкать палочкой в письмо и накладывать обезвреживающие чары. Однако элегантный длинный конверт ни на что не реагировал и смирно лежал на полу, не собираясь взрываться и окатывать адресата зловонной жижей.
В конце концов, Поттер плюнул и открыл письмо.
«Слушай, Джеймс Поттер, если ты не робкого десятка и хочешь увидеть жену и сына, сегодня, ровно в шесть часов по местному времени, возьми в руки присланный ключ и окажешься рядом с ними. Все подробности узнаешь по прибытии. В общем, теперь все зависит от тебя, так что решайся».
Подписи не было. Поттер скептически повертел в руках выпавший из конверта обычный магловский ключ от входной двери. И что это – портал? И при чем тут «не робкого десятка»? Это что, намек на то, что он может струсить?
Он внимательно перечитал послание несколько раз. Странно, но почерк какой-то знакомый… а вот чей… эта характерная, резкая буква «s»… где же он такую видел-то?
Ничего не припомнив, бывший Мародер решил дожидаться вечера.
Он не трус и ему терять нечего – а так хоть какая-то возможность что-то выяснить.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
katyaДата: Воскресенье, 25.01.2015, 01:05 | Сообщение # 154
Демон теней
Сообщений: 206
« 6 »
Спасибо большое! Великолепная работа! Мне очень нравится читать!
 
Al123potДата: Вторник, 03.02.2015, 01:45 | Сообщение # 155
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 16

Время ползло как флоббер-червь по разделочной доске — медленно и вязко.
В голове стучали гоблинские молоточки — Джеймс никак не мог успокоиться: вдруг ясно представил, как увидит маленького Гарри, возьмет на руки и прижмет к груди, вдохнет его запах… о том, как и чем встретит его Лили он предпочел до поры до времени не думать. Знал прекрасно, что вовсе не раскрытыми объятиями и нежным поцелуем — жена в школе была весьма темпераментна и за обидным словом в карман не лезла — вон, Сопливус на своей грязной шкуре это прочувствовал, да так, что с горя школу бросил! А теперь вполне мог прийти и его черед… Ну и ладно, он постарается помириться с ней — ради сына-то Лили должна простить его.
Пару раз мелькала мысль отправиться к Дамблдору, посоветоваться с ним насчет письма. Правда это или подделка с целью заманить в ловушку? Хотя… ну кому он сейчас-то нужен? Обычный парень, не член Визенгамота, не начальник какого-то Отдела, никто, в общем. Да и война кончилась, все объявления о вознаграждении за их головы давным-давно уже содрали со столбов в Косом и Лютном переулках.
Но почему-то вспомнилось, как директор мягко, как неразумному ребенку, предлагал ему стать Хранителем и обеспечить Фиделиус, если он вернет беременную Лили в Британию, и после этого Джеймс твердо решил, что обойдется собственными силами. Помощи просить он мог только у покойного отца и у Сириуса, а Дамблдор ему, по сути, совершенно чужой человек и чем меньше он будет знать, тем лучше. Хоть не будет поучать.
Поттер нервно расхаживал по темной гостиной, тоскливо рассматривая старую мебель и нетерпеливо поглядывая на массивные напольные часы. Прошел в кабинет и вынул из замаскированного сейфа мантию-невидимку. Покрутил в руках, напялил на себя, потом сообразил, что явиться скрытым и разведать обстановку не выйдет — портключ сработает на перенос и тут же дезактивируется. А вдруг его там ждут, не дождутся? И чем тогда оправдывать опоздание во времени? Кто знает, что там вообще, на другом конце? Не стоит, наверное, начинать общение с кем бы то ни было со шпионажа и обмана. Ладно, мантию придется отставить. Ничего, зато палочка всегда при нем, а уж выхватить ее из-за пояса — дело секунды! Уж в этом-то Поттер был хорош, все-таки не зря в школе играл за охотника, там реакция молниеносная нужна.
Успокоив себя такими умными мыслями, Джеймс вздохнул и сунул в карман мягкую игрушку — маленького олененка из желтой замши с глазами-пуговицами. Купил месяц назад в Косом у мадам Мендилип. В комнате, отведенной им под детскую лежали еще игрушки, побольше, но тащить их невесть куда не стоило. Лучше уж запастись золотом и сходить с сыном в игрушечную лавку…
Поттер замечтался и чуть не прозевал назначенное время. Крепко сжал в руке ключ и зажмурился. Его резко дернуло вперед, а через несколько мгновений он упал на колени. Портал выпал из ладони и исчез в густой траве.
Бывший Мародер удивленно огляделся — он стоял на четвереньках на ухоженном, идеально подстриженном газоне посреди буйно цветущего и благоухающего сада.
Это точно была не Британия — уж больно экзотические кусты окружали его. Такие он на Гербологии в учебниках видел, произрастали эти растения в тропиках, но никак не на их холодном острове. Сердце забилось чаще, когда Поттер подумал, что это вполне мог быть микроклиматический сад Малфоя — неужели этот белобрысый гад заманил его к себе, чтобы расквитаться за что-то? Рука судорожно выхватила палочку, а сам Поттер принялся изображать из себя супербойца, отползая подальше с открытой лужайки. Прячась за густыми кустарниками, он прокрался в сторону виднеющегося справа белоснежного трехэтажного особняка, рассчитывая разузнать хоть издали, кто хозяин сего великолепия.
На подходе, точнее, подползе к дому стали различимы голоса — взрослого мужчины и маленького ребенка, которые находились на просторной веранде. Ребенок, совсем маленький, опираясь на колени сидящего, весело смеялся, а мужчина, видимо отец, что-то рассказывал ему, держа в руке открытую книгу. Рядом валялся трехколесный велосипед.
Солнце слепило глаза, и Джеймс подслеповато щурился, пытаясь разглядеть жителей особняка. Длинные темные волосы, собранные в хвост, черные глаза, здоровый, очень знакомый нос… Да это же Снейп!
Ну, кто же еще это мог быть! Вот с кем была Лили все это время! А он-то столько времени мучился, переживал, где и как проводит время его жена! А мальчишка-то наверняка его отродье!
— Лили! — крикнул Сопливус. — Не скажешь, сколько времени?
Услышав имя жены, здравый смысл Джеймса помахал мозгу ручкой и испарился в неизвестном направлении.
Сердце в груди заколотилось как сумасшедшее, Поттер покраснел от злости, глаза моментально заволокло багровой пеленой и, выскочив из кустов как вспугнутый собаками олень, он, крепко сжимая в руке свое грозное оружие, понесся прямо на врага.
Снейп, чуткая зараза, заслышав яростный топот, поднял голову и, вскочив, толкнул ребенка за спину и выставил перед собой правую руку.
— Экспеллиармус! — взревел Джеймс, нацелив палочку на ненавистного слизеринца и старательно не замечая, что противник безоружен.
Почему-то со Снейпом ничего не произошло, а вот рабочий инструмент Поттера вырвался из руки и отлетел в розовый куст.
Поттер запоздало вспомнил о Щитах, о них еще вовсю разглагольствовал Люпин после той идиотской встречи в Косом переулке… видать Сопливус за то время, что они не виделись, натренировался ставить их. Слабак, каким был, таким и остался. Нет, чтобы сражаться…
Из распахнутых дверей дома вылетела Лили и, схватив в охапку заплакавшего ребенка, скрылась. Но ненадолго. Через несколько секунд она снова появилась с перекошенным лицом и развевающимися за спиной волосами и завопила как баньши:
— Левикорпус!
Джеймс удивился — кому это она?
И повис вверх ногами, вздернутый заклинанием за пятку.
Теперь он беспомощно болтался на высоте полутора метров над землей, а обзор заслоняла свесившаяся мантия. Пока он, отфыркиваясь, убирал ее с глаз, жена и заклятый недруг подошли поближе.
— Ты! С-с-скотина! — шипела Лили. — Да как ты посмел! И в каком месте, интересно, ты исправился, как уверяли меня твои дружки, а? Каким был кретином и сволочью, таким и остался! Приперся в чужой дом и поднял руку на хозяев! Да за такое, за такое… — она покраснела и подняла палочку.
— Постой, Лилс, — Снейп перехватил ее руку. — Не стоит. Когда он узнает, будет наказан больше.
— Рогатая свинья! Как ты посмел швырять заклинаниями в собственного ребенка! — шипела Лили, тыкая палочкой Поттеру в покрасневшую еще больше от прилившей крови физиономию.
— Это что, был Гарри? — ужаснулся папаша. — Я не знал, клянусь! — беспомощно затрепыхался Джеймс, дрыгая ногами.
— Не знал? То есть если бы ты знал, что это твой сын, ты бы не напал? А так можно, да? — заорала взбешенная миссис Поттер. — Снейп, я сейчас сниму с него штаны! Будет тебе реванш! А то поглядите на него, чистокровный, а джинсы напялил, да еще и не какие-то, а «Levi`s»! Губа не дура! Магловские шмотки любит, а с самими маглами обращается как рабовладелец!
У Поттера при этих словах сердце ухнуло вниз, то есть — вверх, и он обреченно зажмурился — Лили в курсе его проделок с контрактом. М-да, вот уж не думал никогда, что вот так обернется против него заклинание, которым он любил баловаться в школе… наверное, было неприятно вот так вот висеть, выставив на обозрение исподнее… хорошо еще, он в джинсах, к которым его приучил вечно бунтующий против всего Сириус, а не в белье.
— Лили, не стоит, не уподобляйся, — хмыкнул мерзкий Снейп, корча из себя благородного всепрощающего человека. — Не опускайся до его уровня.
Тут проклевывающийся сквозь толстый слой черствости и высокомерия робкий росток раскаяния моментально завял и высох и Поттер снова обозлился.
— Не нужна мне зашита от такого, как ты! — зарычал он, размахивая руками. — Мерзкий слизеринец! Пожиратель смерти! Малфоевский прихвостень! Карманная собачка! Сопливус! Сальноволосый урод! — Поттера понесло.
Снейп потрогал свои волосы и ехидно ухмыльнулся.
Возмущенная Лили треснула муженька, впавшего в детство, по роже, продолжая засыпать выстраданными претензиями.
Снейп фыркал и усмехался, слушая особенно удачные экзерсисы.
— Сев, нам с Гарри можно выходить? — спросила Петунья, высунув голову из-за двери.
Снейп махнул рукой, выставляя Щит и Муффлиато и отделяя горячую парочку от домочадцев.
— Выходи, тут шикарный цирк. Правда, я не уверен, что малышу стоит на это смотреть. Как потом объяснять, почему его папа висел вверх ногами, а мама била его по лицу?
— Да проще простого, скажем, что они с мамой так играли, — засмеялась Петунья. — Ему всего-то год и четыре месяца, он это быстро забудет.
— А если он захочет вот так же поиграть с кем-нибудь? — сомневался Северус. — Да выходи, тут уже безопасно.
Пет подхватила Гарри на руки и присоединилась к мужу — наблюдать за увлекательным зрелищем.
— А ты думал когда-нибудь о том, что Поттер окажется в такой же ситуации, в какую он когда-то загнал тебя? — спросила она.
— Я раньше мечтал, что поймаю его одного и подвешу так же. А чтобы это случилось спонтанно, вот как сейчас… нет, не ожидал, — признался Снейп. — Но тем приятнее — месть свершилась не моими руками.
— Ну, принцип бумеранга никто не отменял. Ты же в курсе, что это такое?
— Разумеется. Счастье, что ты вовремя меня оттащила от края пропасти, иначе этот бумеранг прилетел бы и ко мне, — засмеялся Северус. — А я вот тут подумал… «Не рой другому яму — сам туда свалишься» — это подходит к ситуации?
— Не особенно, — сказала Петунья. — Это, скорее, к тебе. Ты же придумал Левикорпус.
— Эй, я его придумал не для того, чтобы людей вешать вверх ногами и снимать с них трусы! — запротестовал Снейп. — А для наших факультетских игроков в квиддич, которые падали с большой высоты! Просто за руку хватать не так безопасно, как за пятку, вывих можно заработать! Сама же знаешь, как можно опошлить любое полезное начинание, — пробурчал он, щекоча Гарри. Мальчик хихикал и отталкивал любимого дядюшку.
— Ну ладно, поверю тебе, — успокоила мужа Пет. — Тогда тебе подойдет «Око за око, зуб за зуб».
— Подойдет, хотя в данном случае зубы Поттеру выбью не я, а его жена, — задумчиво сказал Северус наблюдая за страстными разборками супругов. — Но она имеет на это полное право, кстати. А вот еще: «Что посеешь, то и пожнешь». Какой у Поттера богатый урожай уродился! — восхитился он.
— Точно! Прям про них, — засмеялась Пет. — Слушай, давай уже разнимать наших супругов, — забеспокоилась она. — У Лильки знаешь, тяжелая рука и темперамент бешеный. Искалечит ведь беднягу…
— Подумаешь, — беззаботно ответил Северус. — Пойдет в лабораторию да сварит себе Заживляющего. Он у нас отличник.
— Коварный ты и вредный, — засмеялась жена. — У тебя же готовые зелья есть.
— Ну и что! Я что, похож на ангела с золотым нимбом и крылышками? — возмутился Северус. — Пусть скажет спасибо, что его еще тут жить оставят… не отправлять же дурака в мотель, он, небось, магловского мира-то толком не знает. А тут не Британия, тут Штаты…
— Ладно, — хихикнула Пет. — Я сама сейчас остановлю это кровопролитие!
Она решительно пошла к месту боя.
Снейп тут же снял Щит.
— Лили, прекрати уже это ребячество, — крикнула Петунья распалившейся сестре, отпихивая ее от жертвы и вручая ребенка.
Лилс раскраснелась, растрепалась и тяжело дышала. Гарри удивленно смотрел на мамочку.
— Ну-с, молодой человек, думаю, пора уже нам познакомиться, — Петунья встала перед висящим беспомощной обескровленной тушкой Поттером — вся кровь у него стекла к лицу. — А то мы все сражаемся с вами, а имени моего вы не знаете. Мне даже как-то неудобно.
Тот вгляделся в нее, с ужасом узнавая незнакомку из Косого, которая плеснула им с Сириусом и Хвостом едкого зелья в лицо, и непроизвольно прикрылся руками. Мерлин, это же родственница Сопливуса, кажется. О ней весь шестой курс вся школа болтала...
— О, вижу, у вас отличная память! — хмыкнула миссис Снейп. — Не бойтесь, я не стану бить вас за то, что вы опять напали на моего мужа.
Поттер робко посмотрел на нее сквозь пальцы.
— Мужа? — переспросил он. — Сопли… Снейп — ваш муж??? Не может быть… — выдохнул он.
— Почему же это? — нахмурилась Петунья. — Я что, такая страшная, что Северус не мог на мне жениться?
— Нет, все наоборот же… — промямлил Поттер. — Да снимите меня, у меня сейчас глаза лопнут! — взмолился он.
— Наоборот? Значит, это он страшный? Хм… не замечала, вроде бы он ничего так, — Петунья задумалась. — Вы, молодой человек, волшебные слова забыли сказать.
— Какие? — прохрипел обреченно Поттер.
— Добрый вечер и пожалуйста, — мило улыбнулась миссис Снейп.
— Да… прошу прощения… пожалуйста! — Джеймс окончательно стал похож на вареную свеклу.
Снейп снял заклинание, и долгожданный гость свалился кучкой на траву.
— Приятно иметь дело с культурными и вежливыми людьми, — саркастически произнес он. — Еще приятнее видеть, что время идет, а кое-что остается неизменным. Или кое-кто.
Лили хмыкнула в ответ на тираду и удалилась в дом, даже не посмотрев, какой урон нанесен ее мужу.
— Где я? — безнадежно спросил Джеймс. Он и представить себе не мог такой жуткой встречи — прийти в гости к Сопливусу! В страшном сне не приснится…
— Вы в Америке, дорогой зять, — успокоила его Петунья. — А я — старшая сестра Лили. Ну и по совместительству — жена Северуса. И если ты еще раз произнесешь это слово… — она прищурилась, внимательно разглядывая грубияна. — У тебя на лице все написано.
У Поттера забегали глаза и он разинул рот — никак Снейп научил свою жену-маглу какой-то особой легиллименции? Неужели такое возможно?
— Да я и без этих ваших волшебных штучек знаю, о чем ты сейчас думаешь, — засмеялась Петунья. — Профессия обязывает! Вставай, пойдем в дом, — она развернулась, взяла под руку своего большеносого муженька и пошла к двери. — Ну? Или предпочтешь остаться на улице?
Джеймс кое-как собрал руки-ноги и встал. Перед носом зависла его палочка.
Снейп насмешливо глазел на него.
Поттер нахмурился, цапнул палочку и сунул на место.
Потом вздохнул и поплелся за хозяевами.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
КауриДата: Вторник, 03.02.2015, 16:38 | Сообщение # 156
Высший друид
Сообщений: 874
« 751 »
Боже мой, не думала , что скажу это, но мне очень жалко Джеймса. Бедолага, честное слово))))))

Классная глава!



 
brutellloДата: Среда, 04.02.2015, 00:30 | Сообщение # 157
Химера
Сообщений: 441
« 156 »
Каури, А на мой взгляд, он давно уже заслужил по мордасам biggrin А Лилька вродь перевоспитывается(тьфу-тьфу-тьфу) cool


Печаль, тоска и нет автомата, чтобы слегка разрядить обстановку
 
brutellloДата: Среда, 04.02.2015, 02:48 | Сообщение # 158
Химера
Сообщений: 441
« 156 »
ShtAl, Битьё определяет сознание biggrin


Печаль, тоска и нет автомата, чтобы слегка разрядить обстановку
 
Al123potДата: Среда, 11.02.2015, 23:41 | Сообщение # 159
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 83


Настроение, и так не особо хорошее после долгожданной нежной встречи с женой, стремительно портилось.
Мало того, что Лили целых два года жила у заклятого школьного врага, который, наверняка, с радостью и удовлетворением наблюдал за его сегодняшним унижением, мало, что сад оказался роскошным, так еще и дом, в который Джеймса столь любезно пригласили, в корне отличался от его мрачного жилища.
Родительское гнездо всегда казалось ему самым уютным и красивым, но… так и должно было быть, ведь он там родился, вырос, и потому все вокруг было удобным и прекрасным.
Как оказалось – до тех пор, пока не сравнишь свой дом с домом недруга, которого всегда успешно втаптывал в грязь и за счет нищеты и убогости которого успешно самоутверждался в школе.
Весьма неприятно было видеть и осознавать, что никчемный Сопливус добился такого успеха в материальном плане. Поттер не знал пока что, как обстоят дела у носатого гада с карьерой и работой, но судя по весьма уверенному и наглому виду последнего с этим тоже было все в порядке, если не больше. Равно как и с подругой жизни. Сестра Лили, о которой в школе никто толком и не знал, оказалась очень даже ничего – этакая яркая и симпатичная брюнетка, высокая и стройная. А главное – со Снейпом рядом они смотрелись просто шикарно, тогда как Джеймс постоянно испытывал некоторое смущение, выходя на люди вместе с женой. Если бы Лилс вдруг уперлась и встала на свои любимые магловские высоченные каблуки, то Поттер оказался бы ниже нее. Это крайне угнетало его и заставляло тайком страдать и мучиться. Блэк, единственный с кем он поделился, еще бессовестно ржал над его проблемой и советовал выпить пару флаконов Костероста – авось подрастет на пару дюймов, как школьный лесничий Хагрид.
Трехэтажный особняк из светлого кирпича с колоннами, утопающий в зелени, выглядел очень внушительно, а еще Джеймсу, который тайком быстренько все осмотрел и запомнил (все-таки навыки охотника, привыкшего следить сразу за тремя мячами в небе, весьма пригодились), очень понравилась просторная открытая веранда-крыльцо, утопавшая в цветах, росших в многочисленных горшках. Родительский дом был очень старым и строился без изысков и изящных деталей, ставших модными в последнее время – крепость и крепость, сложенная из темного гранита с узкими окнами-бойницами. Никаких развесистых крылечек, воздушных перил и фигурных ступенек – все строго, лаконично и функционально. Просто огромный мрачный каменный прямоугольник посреди голого двора, посыпанного песком. Даже сада как такого не было – мать не любила возиться с растениями. Имелся только небольшой парк, засеянный газонной травой, с несколькими дряхлыми деревьями и неработающим фонтаном, посредине которого торчал маленький Тритон с отбитой рукой.
Поттер почувствовал, как в сердце поднимается черная зависть – он тоже вдруг горячо возжелал такой же дом и такой же роскошный цветущий сад, как у Сопливуса! Он ничем не хуже этого скользкого слизеринского змея, и деньги у него есть! Понятно теперь, почему Лили удрала – девчонки всегда были падки на внешность, будь то парень, дом или драгоценности. Надо было, наверное, разрешить ей таки поменять шторы хотя бы в спальне… Поттер мысленно побил себя по лохматой макушке, но поздно – он теперь с ужасом осознавал, как будет сложно вернуть жену обратно в неуютное и неприглядное родительское гнездо…
Джеймс покосился на Снейпа. Тот до того обнаглел, что топал к нему спиной, даже не оборачиваясь. Неужто так осмелел? Раньше-то он свой хилый тыл изо всех сил старался не показывать, да только не мог же он раздвоиться или отрастить себе глаза на спине. Они с Блэком легко решали эту проблему и не заморачивались этичностью своей тактики. Поттер усмехнулся, но обернувшаяся Петунья видимо с легкостью прочла торжествующие эмоции на его ухмыляющемся лице и нахмурилась.
— Надеюсь, милостивый господин Поттер станет вести себя в гостях подобающе! – стальным голосом произнесла она. – Иначе вход в этот дом ему будет закрыт навсегда!
Поттер смутился и опустил голову, отводя бессовестные глаза в сторону. А там было на что посмотреть. Оказалось, слева притулился здоровенный гараж с тремя машинами. Про помещение, в котором держат магловские механизмы Поттер был наслышан и видел: покойный Блэк такой же соорудил себе в дядькином поместье, мечтал собрать коллекцию разных байков. Ворота гаража были открыты и машины, стоявшие внутри выглядели внушительно – ярко-голубая, огромная серебристая и небольшая красная. Джеймс еще подумал, что красная наверняка принадлежит его жене – не станет же Снейп на такой ездить.
Внутри дом оказался еще роскошнее. Обстановка видно что вся новая, светлое дерево, гармонично подобранные шторы и аксессуары к ним, причудливые вешалки, огромные зеркала, фигурные подставки для тростей и зонтиков, коврики, картины на стенах, изящные безделушки и фарфоровые вазы на полу. У Поттера глаза разбежались на всю эту красоту, и он опять тоскливо подумал, что Лили теперь в его темную сырую конуру не вернется. Тем паче, что защитники есть, и вряд ли они оставят его наедине с женой, чтобы он мог как-то надавить на нее своим авторитетом и магией. Задача усложнилась, и теперь Джеймс не знал, с чего вообще начать разговор.
Стол в шикарной гостиной был накрыт к обеду.
Все выглядело настолько аппетитно и привлекательно и источало такой аромат, что у бедняги, вынужденного два года вести холостяцкий образ жизни, невольно потекли слюнки.
Дождавшись приглашения, Поттер охотно взгромоздился на стул и принялся ждать появления жены с сыном. Снейп уселся рядом с супругой и, усмехаясь, обнял ее за плечи, бросая на Джеймса презрительные взгляды. Но Джеймс решил быть очень терпеливым, воспитанным и культурным и делал вид, что не замечает ничего вокруг. Тем временем Петунья разлила чай и пригласила к трапезе.
— А Лили не спустится? – нерешительно спросил Поттер, тщетно дожидаясь свою семью.
— Я бы на твоем месте не надеялся на это, только не после того, что ты сегодня выкинул, — влез мерзкий Снейп, ухмыляясь своей фирменной кривой снисходительной ухмылкой. Он так улыбался даже когда ему разбивали его здоровенный нос, чем еще больше бесил компанию гриффиндорцев – так и хотелось стереть это выражение с бледного окровавленного лица…
Поттер хотел вякнуть, что он не на его месте, но сдержался, стиснув зубы. Не хватало еще поругаться с этим… тем более в его собственном доме. Кто знает, вдруг разозлится и выкинет отсюда, и не даст поговорить с женой. Ничего, он пока засунет свою гордость куда подальше, а потом видно будет. Пусть Снейп не корчит из себя Мерлин знает кого…
На лестнице раздался жуткий топот.
Разгневанная Лили, одетая в футболку и прелестный джинсовый мини-сарафанчик, держа Гарри под мышкой и дорожную сумку в руке, спустилась вниз. Поттер уставился на ее голые ноги, обутые в босоножки на высоких каблуках – это что, она так собралась выйти на люди? А где мантия, чтобы прикрыться? И вообще… что за нравы в этой местности? Он начал раздуваться и краснеть от возмущения. Инстинкт собственника так и рвался наружу.
Тут он вспомнил про подарок сыну и вскочил, вытаскивая из кармана мантии олененка. Но Лили так посмотрела на него, что муженек невольно присел обратно на стул, вытянув вперед руку с игрушкой. Гарри обрадованно залепетал и тоже протянул ручки, но Лили развернулась так, чтобы сын не видел родного папашу.
— Я буду у мамы! – непреклонным тоном заявила она. – Не желаю находиться под одной крышей с этим мерзавцем! — она фыркнула и смерила муженька убийственным взглядом. – Вы же его сюда специально притащили, чтобы нас помирить! Только зря старались, я с ним даже разговаривать не буду.
— Ну, с родным сыном-то он имеет право повидаться, коль уж ты не хочешь с ним жить, — лениво сказал Снейп, с удовольствием поедая сэндвичи с красной рыбой. – И говорить тебе с ним не обязательно, мы для развода его сюда пригласили.
Поттер, с мольбой глядящий на Гарри, с отчаянием перевел глаза на жену. Развод? Он не даст!
— Обойдется! – отрезала Лили. – Не заслужил! И да, я пришлю своего адвоката! – она дотронулась до медальона на шее и пропала из гостиной.
Поттер растерялся и в испуге вскочил, озираясь по сторонам и выронив припасенную для сына игрушку на пол.
— Да успокойся, это обычный портал, — просветил его гадкий Снейп. – М-да, не завидую тебе, Поттер. Наломал дров. Думаю, ты в курсе, что Лили стало известно о всех твоих хитростях с брачной клятвой? Сам себя перехитрил, вот и терпи теперь. И чем только думал… с любимыми так не поступают.
Странно, но в голосе заклятого врага Поттер не услышал ни капли злорадства или превосходства, а только спокойную констатацию факта. Что это, где прежний Сопливус, или это кто-то другой под Обороткой? Старый Снейп бы сейчас брызгал ядом, торжествуя, и выплевывал тонны сарказма и ехидства… Джеймс неверяще смотрел на врага, удивляясь его спокойствию, даже равнодушию.
— Дорогая, мне кажется или все же некоторая часть людей напрочь застревает в детстве? – ласково обратился Снейп к улыбающейся жене. – Они даже предположить не могут, что все вокруг растет и меняется, так и живут себе в своем выдуманном, игрушечном мире… им же так спокойно и напрягаться не надо.
— Сев, прекрати уже, — засмеялась в голос Петунья, глядя на изумленную физиономию зятя. – Ты не забыл, что тебе к ректору надо? Сегодня же испытания твоего нового Щита на полигоне, так что поторопись, не заставляй людей ждать себя.
— Да, я уже ухожу, — пообещал Снейп, вставая и потягиваясь. Поттер неодобрительно отмечал нерадостные детали, в виде переросшего его на целую голову Сопливуса, который к тому же обзавелся неплохими мускулами. И волосы чистые, хм… даже прицепиться не к чему, кроме разве крайне возмутительного факта существования. Да он еще и изобретатель, который якшается с руководством высшего учебного заведения. Досада какая... И как ему удалось все это? Был ведь замухрышка замухрышкой…
— Прошу меня простить, дела не ждут, — Снейп издевательски отвесил поклон в сторону приунывшего Джеймса, поцеловал жену в щечку и тут же пропал, почти как Лили, разве что только не хватался ни за что.
— Э-э-э-э… — промямлил Джеймс. – А это тоже… портал? – он ткнул пальцем туда, где только что стоял Снейп.
— Нет, Северус просто аппарировал, — охотно объяснила Петунья, беря тарелку гостя и накладывая ему сэндвичей, пирожков и закусок. – Ешь, дорогой зять, ты, наверное, от волнения проголодался.
— Но как? У него же не было палочки, — недоумевал Поттер, украдкой проверяя наличие своего рабочего инструмента за поясом. С уходом нервировавшегося его Снейпа он немного расслабился и принялся поглощать еду.
— Здесь многие стараются колдовать без нее, — мило улыбнулась Петунья. – Чтобы не вызывать подозрений у простых людей, Статута ведь здесь нет. Хотя, знаешь, в Америке фансервис по популярным книгам, комиксам и фильмам настолько развит, что даже размахивай ты палочкой на центральной площади Нью— Йорка, окружающие заподозрят в тебе лишь сдвинутого психа-фанатика, который пытается привлечь к себе внимание. Этим и хороша Америка, собственно говоря, тут на такие вещи попросту не обращают внимания.
— Мерлин, беспалочковая магия… — обзавидовался Поттер. – Это же верх мастерства, — приуныл он окончательно.
— Ну, не знаю, какие у вас там приняты потолки самосовершенствования, а у нас тут многие маги это практикуют. Надо только правильно подобрать аккумулятор, да научиться колдовать невербально. Когда выкрикиваешь заклинание, звуковые колебания диссонируют с магическим потоком, который не уравновешивается небольшой горизонталью палочки, и потому нет эффекта. Ну, как-то так мне Северус объяснял, впрочем, если захотите, сам потом почитаешь, у него есть несколько статей об этом в научных журналах.
— Сопли… Снейп еще и публикуется? – неприятно удивился Поттер. Он испуганно съежился под строгим взглядом Петуньи, коря себя за то, что не смог вовремя прикусить язык. Все-таки, оказывается быть вежливым и воспитанным очень нелегко.
— Разумеется, он ведь изобретал заклинания еще в школе. Левикорпус – это же его детище, — Петунья усмехнулась в точности как Снейп. – Да ты ешь, мой дорогой, ешь! Давай я тебе налью горячего чаю!
— А вот это все… — Джеймс неопределенно повел рукой. Любопытство и уязвленное самолюбие не оставляли его в покое. А без ехидного Снейпа было легче разговаривать с Петуньей, хотя воспоминания о ее атаке в Косом переулке периодически всплывали в памяти. – Это… чье?
— Наше общее, заработанное обоими, — улыбнулась Петунья. – Понимаешь ли, дорогой Джеймс… очень глупо ненавидеть и травить человека лишь за его внешний вид и социальное положение, ты согласен? Никогда ведь не знаешь, что в будущем вырастет из твоей жертвы, и при каких обстоятельствах вам придется столкнуться. Ведь может статься так, что ты окажешься в неоплатном долгу перед этим человеком и вот тогда очень пожалеешь, что так гнусно поступал с ним. Думаю, ты даже на секунду представить себе не мог, что Северус, несмотря на то, как они расстались с моей сестрой, преисполнится злобой и негодованием и откажет ей в помощи. Что бы ты ни думал по поводу моральных качеств слизеринцев, тут, надо сказать, все зависит от личности человека, а не от факультета. Насколько я в курсе, именно твои закадычные друзья предали тебя, и пути ваши окончательно разошлись после школы. А ведь вы все наверняка горячо клялись в том, что ваша дружба будет нерушима и вечна.
— Это все… это все из-за войны, — угрюмо пробормотал Поттер. – Никто не ожидал, что один из нас окажется предателем, а другой трусливым слабаком…
— Ты прав – опасность главный индикатор в отношениях, — согласилась Петунья. – Собственно, моя сестренка тоже не прошла этот тест, как и твои друзья. Но тем не менее Северус не оставил ее, когда возникла опасность. Это говорит о том, что с его стороны дружба была крепкой и искренней.
— Я… я понимаю, — с трудом выдавил Джеймс. Признаваться в собственной неправоте и неспособности разбираться в людях очень не хотелось, и потому он попытался перевести разговор на более насущные дела. – Лили… она правда хочет развестись со мной? А как же наш ребенок?
— Так о ребенке и его счастливом будущем следовало думать до того, как ты начал произносить эту свою эксклюзивную клятву, — пожала плечами Петунья. – Или ты планировал держать свою жену в клетке всю ее жизнь? Так был уверен, что она никогда не встретится со специалистами или просто знающими людьми, которые откроют ей глаза на ее подчиненный брак? Впрочем, я могу понять мотивы, которые двигали тобой, понять, но не простить. А ведь я всего лишь родственница, которая возмущена до глубины души. Думаю, жене твоей это все было принять гораздо тяжелее… так что, увы, развод неминуем.
— Но я не хочу разводиться, — с несчастным видом пробормотал Поттер.
— Если ты хочешь наладить хоть какие-то отношения с Лили, то придется, — возразила Пет. – Ей надо успокоиться и быть уверенной, что теперь она, вступая в новый брак, не совершит такой ошибки, а новый муж не поступит с ней так, как это сделал ты. Понимаешь?
— Но… но… как… новый брак… — бессвязно закудахтал взволновавшийся Поттер. – А я, как же я?
— Cлушай, я тебя почти не знаю, и симпатии к тебе не испытываю, потому что Северус мне все рассказал о ваших отношениях в школе. Тем не менее, мне очень жаль Гарри. Ему нужен отец, причем хороший, ответственный отец, который будет его любить и заботиться о нем. И я не уверена, что новый муж Лили будет таким отцом. Поэтому… я тебе постараюсь помочь.
Поттер с надеждой воззрился на Петунью. Если жена у Снейпа такая пробивная, умеет постоять за себя и за мужа, зарабатывает деньги и обустроила этот огромный дом, то… то может, у нее получится и их жизнь наладить? Видно, что у этой молодой леди железный характер и стальной стержень внутри, коли она даже из такого барахла как Снейп сделала достойного человека.
— Помогу, если будешь слушаться беспрекословно и перестанешь бросаться на моего мужа, — услышал он, выходя из нирваны, в которую ненадолго впал, представляя, как живет в таком же чудесном светлом доме вместе с Лили и Гарри. – Один только косой взгляд в его сторону, одно оскорбление в его адрес – и я с тобой перестаю сотрудничать. Понятно? Не заставляй меня думать, что Лили недостойна такого мелкого человека, не умеющего держать себя в руках и не желающего сдерживать свои эмоции ради нее же.
— Я согласен! – поспешно сказал Поттер. Да Мерлин, подумаешь, разговаривать вежливо со Снейпом! Он приложит все усилия, он постарается, он… Поттер подумал, что ведь нужно поблагодарить Снейпа за все, что он сделал для Лили. Думать об этом было тошновато, но как ни крути, а слизеринец спас его ребенка и жену. Так что Долг Жизни и элементарную вежливость никто не отменял.
— Ладно, ты, я вижу, под впечатлениями, так что доедай и отправляйся в комнату Лили. Она теперь неделю дома не появится, поэтому останешься у нас. Отдохнешь, а потом мы поговорим, и обсудим, как сделать лучше, — вздохнула Петунья.
После того, как Джеймса определили на постой, Пет спустилась вниз. Трикки, убиравшая со стола, подала ей замшевого олененка.
— Мистер Поттер вроде заботливый, будет хорошим отцом, — пропищала домовиха. – Только избалованный сильно и умом ребенок.
— Да, ты права, что есть, то есть, — покачала головой Петунья, разглядывая игрушку. — Что ж, такая маленькая деталь, а перевешивает чашу в его пользу… Посмотрим, насколько он адекватен и как воспримет предложение полностью изменить свою жизнь и измениться самому…



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Al123potДата: Суббота, 21.02.2015, 13:28 | Сообщение # 160
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 84


Джеймсу отвели для проживания голубую гостевую комнату.
Сначала он хмыкал, пренебрежительно разглядывая убранство просторного помещения, потом, посидев на современной двуспальной кровати и приглядевшись повнимательнее, заткнулся и подумал, что цвет, хоть и считался девчачьим, совершенно не раздражает – очень темный оттенок голубого или точнее, светло-синий. В тон ему были подобраны огромный пушистый ковер, обои с абстрактным рисунком, легкие занавески и светлая мебель. Ванная оказалась смежной и выглядела ну просто по магловски суперсовременно: стеклянная душевая кабинка, круглое, утопленное в пол фарфоровое корыто, везде сверкающий металл и кафель, белые с голубым полотенца разных размеров и здоровенный фикус в углу. Поттер опять начал потихонечку завидовать, потому что ему захотелось теперь помимо всего прочего еще и такую ванную комнату…
Стало жутко интересно, купил Сопли… то есть Снейп дом готовым, или же ремонт супруги делали своими силами. Если сами, то кто-то из них потрудился на славу и это точно не мог быть Снейп. Тот в школе и за собой-то ухаживать не умел, не то что за таким огромнющим особняком и за шикарным садом тоже. Наверное, его жена, эта Петунья, хозяйственная. Да, точно, по-другому не выходит. Но если это так, чего ж тогда его Лили мало что умеет? Вон еда на столе была вне всяких похвал, и видно, что домашняя, а не заказанная в забегаловке или кафе, а никакой прислуги Джеймс не заметил, хотя он особо и не приглядывался.
Развалившись на шелковом покрывале и размышляя на тему как повидать сына и уболтать жену вернуться с ним в Британию, Поттер не заметил, как захрапел…
То ли перемена климата так скоро сказалась на пошатнувшемся после ссоры с Лили здоровье, то ли разные часовые пояса, но продрых он несколько часов и глянув на висящие на стене часы, обнаружил, что время восемь вечера. Вскочив, он поскакал в ванную, поплескал холодной водой в лицо и пригладил пятерней стоящие дыбом волосы. Надо было спускаться в столовую для решительного разговора с хозяевами, да было как-то стремновато. Впрочем, все самое страшное с ним ведь уже случилось…
С этими депрессивными мыслями Поттер и поплелся вниз.
И жутко удивился, когда увидел в столовой накрывающую на стол домовиху. Домовый эльф выглядел непривычно в ярко-зеленой наволочке, с серьгами в виде каких-то цветочков в ушах и круглыми бусами на шее, вдобавок он, то есть, она, пританцовывал и писклявым голоском напевал какой-то модный мотивчик. Виденные им ранее эльфы кардинально отличались этой странноватой особы, они боялись глаза поднять, не то что петь и плясать. Но сам факт! Сам факт того, что у Со… тьфу, Снейпа – как же трудно называть его так – имеется домовик! Ну, это уже совсем наглость с его стороны!
Поттер видел, что Снейп раскрутился неплохо, судя по приличному такому домику и немалому участку, на котором был разбит сад, обстановка дома тоже говорила о том, что супруги денег для своего удобства и комфорта не жалеют, но вот домовик… если у тебя нет родового имения, то чтобы купить эльфа придется потратить уйму денег, да еще вдобавок платить за отлучение от старого гнезда и за привязку к новому дому. Зависть вкупе с раздражением и нестерпимым любопытством опять подняли свои змеиные головы. Чем же таким занимается этот слизеринский гад, что за несколько лет так поднялся? Ну а чего, хорошо ему было, в другой стране-то, золото загребать сундуками, в то время как они вовсю воевали, защищая свою родину!
Настроение вообще упало ниже плинтуса, поэтому спустившуюся к ужину Петунью встретил мрачный и надутый гость. Трикки едва слышно хмыкала и насмешливо улыбалась, глядя на его обиженную физиономию.
— Все в порядке? – спросила хозяйка дома. – Спалось хорошо, надеюсь? – усмехнулась она. – Правда, тебе, наверное, было непривычно в таком интерьере… Лили рассказывала, что у вас дома обстановка весьма консервативная, и ты совершенно к другому привык. Но уж прости, что есть, то есть, — она развела руками.
– Да нет, все прекрасно и удобно, не волнуйтесь, — промямлил Поттер. – Я вообще-то не капризный.
— Да? Правда, не капризный? Знаешь, это радует, — сказала Пет. – А давай на «ты» переходи, что ли, — предложила Пет. – Я, в конце концов, только на два года вас всех старше.
Поттер разинул рот.
— Вы… ты старше мужа?
— А что ты удивляешься? Я знаю, что в магическом мире тоже практикуются браки, где жену намного старше своих маленьких мужей, — засмеялась Петунья.
— Потому и удивился, — пробурчал Поттер, — что у нас это оправдано и обстоятельства часто вынуждают, а маглы же… ну, в таком не нуждаются.
— Зря ты так думал. Могу пафосно сказать, что для настоящей пламенной любви возраст не помеха, но вообще-то у нас весьма распространены браки по расчету, где возраст жены практически не имеет значения. Там главное размер состояния и положение в обществе. А в моем случае разница в два года и вовсе несущественна, так что не удивляйся. Я вот думаю, что тебя больше не это изумляет, а то, как Снейп вообще женился на обычной магле, после того, как назвал Лили поганой грязнокровкой, не так ли?
Джеймс медленно покраснел: и правда, он злорадно, хотя и малость запоздало подумал про себя, что расист-Снейп, будучи полукровкой и изо всех сил пытающийся корчить из себя что-то значимое, как это было принято на Слизерине, таки женился на магле, да еще и старше себя. Неудачник. Или нет? Мордред, с этим Снейпом всегда все так запутано и сложно…
— Вовсе я ничего такого не думал, — принялся отнекиваться он.
Петунья хмыкнула как Трикс.
— Ладно-ладно, дорогой зять, не смущайся так. Северус давно уже в корне пересмотрел свои взгляды и принципы и стал нормальным человеком, чего я и тебе желаю.
— Я никогда ничего против маглов и маглорожденных не имел, — попытался спорить Джеймс.
— Против них – нет, но зато был сильно предубежден и настроен негативно против слизеринцев. А между тем, и среди маглов есть маньяки, садисты и убийцы, и среди слизеринцев прекрасные люди. Пора бы уже тебе начать понимать и принимать этот факт и научиться, наконец, не обобщать. Но об этом потом. Сейчас давайте ужинать, а то уже поздно…
Джеймс взял ложку, собираясь отведать умопомрачительно пахнущего сырного супа с поджаристыми гренками, и тут же уронил ее в тарелку, забрызгав очки ароматной жидкостью.
В столовой, добивая Джеймса вконец, появился еще один домовик, мужского пола, судя по суровому лицу, коричневой наволочке и массивной серебряной цепочке для часов, выглядывавшей из нашитого на наволочку кармана. Офигеть! У Снейпа два! Два домовика! Нет, он точно занимается или варкой запрещенных зелий, скорее всего, для некромантии – они самые дорогие на рынке, или Темными Искусствами! Нереально заработать столько денег за такой короткий срок!
У Джеймса предки веками состояние сколачивали, трудились, не покладая рук и палочек, а и то они себе такого не позволяли! Какой, однако, хвастун и позер этот Снейп. Впрочем, что еще ожидать от слизеринца! Наверняка этот скользкий носатый тип знал, когда забирал Лили к себе жить, что он, Поттер, таки появится у него дома, вот и постарался не ударить в грязь лицом, демонстрируя ему свое немыслимое богатство… Какая извращенная слизеринская месть!
Еще больше Поттера ошеломило, что оба домовика, вместо того, чтобы нестись прислуживать хозяевам, без затей уселись за стол и спокойно принялись за еду. А хозяйка еще и весело болтала с ними, обсуждая каких-то общих знакомых и домашние дела. Челюсть у несчастного Джеймса долго болталась где-то в районе груди, пока аппетит не переборол удивление и не вернул ее в обычное состояние, дабы хозяин смог, наконец, поесть.
Петунья с усмешкой наблюдала искреннее удивление на таком простом и открытом лице гостя, его первоначальное неверие в увиденное, а потом нахмуренный в недоумении и неспособности вместить все увиденное в сознание лоб и сведенные вместе брови, причем Поттер свои эмоции почти не контролировал. Да, тяжело это, когда привычные тебе шаблоны рвутся с жутким треском…
А ведь она оказалась права, когда в самом начале общения с Северусом убеждала его бить врагов другим, не менее дейтственным оружием – материальным достатком и положением, популярностью и востребованностью, тем, что им самим досталось без труда и потому они не знали всему этому цены. Впрочем, карьерой, особенно научной, тоже будет неплохо. Скоро Джеймс узнает, чего добился Северус в Академии. Она улыбнулась – неприятно, очень неприятно, когда забитый неприметный ботаник становится состоятельным и уважаемым многими человеком… Но кто сказал, что школьные звездочки будут сверкать на небосклоне всегда? Школа – это очень маленькая часть мира и жизни, и выйти из ее стен и остаться тем же, кем ты был там, не получится, придется много и упорно трудиться, чтобы сохранить хотя бы минимальный статус. Не зря вчерашние красавцы, отличники и всеобщие любимцы становились в тех же университетах лишь одними из многих подобных им.
А с Поттером и Лили случилась еще и крайне неприятная история — они вступили в нелегальный Орден, а подпольные борцы за справедливость, как правило, умирали безвестными. И даже после окончания войны они не могли на что-то рассчитывать, чтобы не быть преследуемыми своим же правительством. Все-таки организация, в которую они входили, не была законной, и при желании участие в ней запросто можно было повернуть против ее же членов. Никто наверху не станет терпеть у себя под боком стороннюю силу, дабы она не обернулась против них же. Проще говоря – твори ты добро сколько тебе угодно, но разбойником или террористом для правящей верхушки ты не перестанешь быть. Может быть, потому Дамблдор и разыгрывал такую многоходовую операцию с маленьким ребенком? Чтобы не отвечать в случае чего по всей строгости?
Странный сюрреалистический ужин с домовиками уже подходил к концу, когда в гостиной появились ректор Монгво с профессором Вейером и Снейп собственной персоной. Все трое были растрепанными, раскрасневшимися и с горящими глазами. Мельком поздоровавшись с Поттером и представившись, руководство Академии с удовольствием уселось за стол и Петунья с Трикс быстро обновили все блюда. Компания принялась с аппетитом поглощать поздний ужин, не забывая возносить похвалы мастерству хозяек.
Поттер сидел, оглушенный дополнительными новостями.
Высокий представительный индеец — ректор НВАМ! Да это же… даже не как Дамблдор, это… это круче в разы! Поттер на шестом курсе как-то просматривал справочник самых популярных иностранных высших магических заведений. Академия мало что находилась почти в центре магловского многомиллионного города, так еще и студентов там училось раз в пять-шесть больше, чем учеников в Хогвартсе на всех семи курсах! И ректор Монгво считался одним из сильнейших колдунов на планете. А по суровому виду главы Академии было видно, что это человек серьезный, и он ни при каких обстоятельствах не станет рядиться в яркие мантии или завязывать бороду шнурком с колокольчиками – такое даже представить было как-то невозможно. От Монгво ощутимо исходила сила, пожалуй, такой даже Волдеморта бы смог одолеть без особых усилий… Сейчас, сравнивая двух руководителей учебных заведений Джеймс понимал, насколько они отличаются во всем. От этого ему было как-то сильно не по себе.
Второй спутник, представившийся заместителем ректора по научной части, выглядел чистым европейцем, скорее всего, англичанином, что подтвердила позже Петунья. М-да… Джеймс, конечно, мог с уверенностью похвастать, что свободно общается и разговаривает на различные темы с директором самой лучшей школы Британии, но Снейп его и тут обскакал… Он-то не только запросто болтал со своим непосредственным руководством, но и спокойно за ручку здоровался, и кажется, даже семьями дружил, учитывая очень похожие на отцовские объятия обоих профессоров, которыми те поприветствовали Петунью.
Поедая вкуснейший торт «Эстерхази» и попивая кто чай, кто кофе, научная троица увлеченно обсуждала сегодняшние испытания. По их словам выходило, что новый щит, придуманный Снейпом совместно с сотрудниками его лаборатории, успешно прошел тестирование в естественных условиях ( проще говоря, в бою), и вполне мог быть внесен в реестр его личных изобретений. Даже окончательное название для него тут же придумали – Петунья предложила назвать его «Кокон», подразумевая полную защиту от нападений со всех сторон. По обрывкам разговоров знаменитый щит представлял собой очень прочную, круглую или продолговатую прозрачную сферу, так что нападать сбоку или со спины не имело смысла – на то и было рассчитано, собственно. Снейп выглядел неприлично довольным и упомянул, что обязан этим изобретением Гризельде Марчбенкс. Однако, он и с этой старушенцией на короткой ноге… По наглым словам Снейпа он теперь собирался разрабатывать так называемый «умный щит», который бы надежно защищал от Непростительных, включая Аваду, а так же от любого крупнокалиберного магловского оружия. Правда, делиться соображениями при Поттере, который против воли заинтересовался разговором, не стал. И когда разговор закончился, Джеймс уже сгорал от любопытства – так хотелось узнать, каким же образом Снейп собирается воплотить в жизнь свою задумку.
Собравшиеся громогласно все одобрили, нахваливая креативную жену Снейпа, пообещали запатентовать Щит с указанием ее имени, и принялись собираться домой. Трикки приволокла с кухни по коробке с едой – тортиками и пирогами в подарок домочадцам. Гости не стали отнекиваться и отказываться и с радостью приняли гостинцы. Видно было, что тут никто не разводит китайских церемоний и все общаются и ведут себя как одна большая дружная семья, одаривая друг друга и получая такие же подарки в ответ.
Семья, которой так и не получилось у Поттера…
— Передавайте привет Регулусу и Найре, — попросила Петунья Вейера. – Скажите, пусть в гости заходят, а то с тех пор, как война закончилась, и Лорд канул в небытие, Рег выходил в обычный мир всего два раза. Ему ведь теперь нечего бояться, а мы скучаем по маленькому Коннору. И времени на Каньон совсем нет, очень много работы…
Вейер что-то смешливо бубнил, вероятно, соглашаясь передать послание неизвестным Регу и Найре. Джеймса вдруг насторожило имя Рег. Да нет, это уже было бы слишком! Змееныша ведь замочили свои же Пожиратели! Но… во-первых, тело брата Сириуса так и не нашли, а во-вторых, имя слишком уж специфическое, мало кто назвал бы так ребенка, тем более в Штатах. Мысли лихорадочно заметались в голове. Надо набраться наглости и выспросить у Снейпа, тот ли это Регулус….
Оказалось, что тот. Джеймса опять понесло.
Он начал бурно возмущаться тем, что младший Блэк, оказывается, спокойненько удрал в Америку и жил тут себе припеваючи, не удосужившись даже подать весточки о том, что жив и здоров, на что разозлившийся Северус ответил ему, что любезному Сиреньке было всегда откровенно наплевать на родного брата, и они опять подрались. То есть, драться полез обиженный за помершего друга и патриотично настроенный Поттер, а Снейп всего лишь лениво закрылся своим новопридуманным Коконом, изображая из себя гадкого червяка, превращающегося в благородную бабочку, и отшвырнул Джеймса в угол, где тот успешно разбил буйной головой красивую напольную вазу – точную имитацию под эпоху то ли Мин, то ли Сун. Хорошо, что не в аниформе был, а то бы точно рогами обои содрал со стен…
Трикки, кинувшаяся поднимать гостя с пола, нахмурилась, и восстановила любимый аксессуар щелчком пальцев. Сам Поттер шипел как змея и потирал огромную шишку, угрюмо сидя на диване, кляня себя, что опять не сдержался, и раздумывая, почему он всегда так яростно и незамутненно реагирует на Сопли… на Снейпа.
Неужели из чистой зависти? Да нет же, не может быть. Он всегда был лучше этого… слизеринца! Богаче, симпатичнее, успешнее, умнее, спортивнее, в конце концов! Так почем же тот его так сильно раздражает, буквально до бешенства?
— Джеймс Поттер, я, кажется, предупреждала тебя, чтобы ты не смел ввязываться в драку с Северусом? – ледяным голосом спросила миссис Снейп.
— Но я же был прав! – заорал Поттер. – Регулус ваш просто сволочь! Ни о ком не думал, кроме себя! Сбежал, трус! Змееныш!
— А мы вот слышали совсем другое, и Регулусу мы доверяем больше! — отрезала Пет. – Он сказал, что брату всегда было наплевать на него, ведь твой лучший друг считал его темным магом и будущим Пожирателем и всегда относился презрительно, считая, что Регулус под каблуком у матери. Твой любезный Сириус никогда не интересовался тем, как и чем живет его младший брат! Одно дело, знаешь ли, когда тебе ничего не хотят говорить и разговаривать с тобой тоже, и совсем другое, когда ты сам выбрасываешь родного человека из своей жизни и делаешь вид, что его для тебя не существует! Рег остался совсем один и не видел иного выхода кроме как сбежать подальше или пойти в Пожиратели, а ведь ему было всего шестнадцать лет! Несовершеннолетний подросток обязан бежать защищать свою страну? Это при том, что официально война в магическом мире даже объявлена не была! Ты-то сам в Орден в каком возрасте вступил? Побольше тебе годочков было, не правда ли? А, ну ты же у нас считаешь, что все слизеринцы без исключения прямо с пеленок мечтают стать террористами и пособниками Темного Лорда, и даже мысли не допускаешь, что кто-то вовсе этого не желает, а обстоятельства складываются так, что ты вынужден и выбора у тебя как такового почти нет.
— Тоже мне, выбора нет! Глупые отмазки, — скривился Поттер. – Всегда есть две стороны, наша и врага. Не хочешь сражаться на стороне врага – переходи на нашу! И борись за правое дело!
— Переходи на нашу сторону, у нас есть печеньки, — передразнила Петунья. – Каждый тиран считает свое дело правым! Да ты просто смешон, патриот хренов! – Поттер даже не удивился словам, вылетавшим из уст Петуньи, знал, что та вовсе не голубая незабудка, как казалась на первый взгляд. — Ты даже не знал, за что и за кого борешься, за кем идешь, как баран на заклание и жену с ребенком тащишь! Нет, вижу, тебя ничем не убедить, — она всплеснула руками, глядя на уперто-каменное лицо Поттера, который был полностью убежден в своей правоте. Снейп пожал плечами, дескать, о чем тут еще говорить, если у собеседника нет мозгов и он не желает внимать сказанному.
— Ну что ж, Лили тоже в начале несла всю эту пафосную чушь, да только куда делась ее уверенность в правом деле, за которое она сражалась, не щадя живота своего, непонятно! Видимо, гриффиндорцы слабы на уши, раз слушают всякую чушь и верят нее безоговорочно, а вот когда узреют правду собственными глазами… куда только девается весь задор. Придется ее тебе тоже продемонстрировать! Трикс, принеси, пожалуйста, думосбор и флаконы с воспоминаниями, — попросила Петунья.
Северус забавлялся, наблюдая за Поттером – он полностью доверял жене и сам себе пообещал не вмешиваться в процесс воспитания. Убеждать у нее всегда получалось отлично, причем отнюдь не голословно, а именно с аргументами и железобетонными доказательствами. Иногда он посмеивался, шутя, что Петунье следовало податься в адвокаты, на то что любимая супруга брезгливо морщилась – эту братию она терпеть не могла. Не всех, разумеется, но большинство не брезговали ничем, оправдывая клиентов, которые готовы были платить бешеные деньги, лишь бы не нести ответственность за свои проступки.
Поттер, видимо пятой точкой чувствуя, что сейчас его выстраданные идеалы будут развенчаны и развеяны в пух и прах, не соглашался на просмотр, пока Петунья не пригрозила отправить его сей же час порталом обратно домой. После этого он смиренно опустил голову в думосбор, а Петунья отправилась вместе с ним, дабы безжалостно тыкать его носом в очевидное, которое этот восторженный идиот мог и не заметить.
— Да-а-а, — протянула Трикс, с интересом наблюдавшая за похожим на страуса Поттером. – Как же мистеру Поттеру будет пло-о-о-хо потом!
— Ничего, Трикс, — лениво отозвался Северус, развалившись на диване. – Прививка от наивности ему будет сейчас ой как кстати. Не маленький уже, пора брать ответственность за семью и понимать, что не все вокруг тебя только белое и черное.
— Это потому, что они рано поженились, — авторитетно заявила домовиха. – Вот если бы как я… опыта у мисс Лили и у мистера Поттера совсем не было, а таких легко заманить куда угодно.
— Ты права, конечно. Просто есть люди, которые учатся на ошибках, а есть такие, которых надо учить насильно, а они при этом же еще и упираются. Попробуй убедить баранов. Вот у нас второй случай. Сама видела, насколько было легко с Регом, и как же трудно с этими двумя красно-золотыми, — заметил Снейп.
— Ну, вы сравнили, — хихикнула Трикки. – Мистер Рег сам очень желал спасения, а ваши родственники наоборот. Поттер вас просто боится, думает, вы ему так мстите.
— Мне времени на жену не хватает, чтобы я еще тратил его на какую-то мелкую месть школьному неприятелю, — улыбнулся Северус. – Просто многие никак не могут понять, что мир не крутится исключительно вокруг них, и что окружающим нет никакого дела ни до них, ни до их проблем, — он зевнул, — ни до того, что они там себе надумали у себя в голове.
Поттер вынырнул из воспоминаний неестественно бледный, с блестящими глазами.
— Мне надо подумать, — выдавил он хрипло. – Все… очень неожиданно…
— Да пожалуйста, это даже полезно — думать, — вежливо ответил Снейп. – Ты можешь размышлять, сколько влезет. Если что-то непонятно, обращайся к Петунье или вон к Трикс. Это все ее воспоминания.
Поттер перевел воспаленный дикий взгляд на домовиху.
— Так это она нас вытаскивала?
— Да, тебя и Лили спасали Трикс и Кричер. Исключительно по нашей просьбе, они не могли отказать своим друзьям.
— Друзьям? Они же ваши домовики! – недоумевал Поттер.
— Они не наши слуги, если ты это имел в виду, — объяснила Петунья. – Они именно наши друзья и уже давно члены нашей семьи.
Шаблоны Поттера треснули уже в который раз…



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Al123potДата: Вторник, 03.03.2015, 01:22 | Сообщение # 161
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 85


Думал Поттер долго – целых три дня и три ночи.
Причем за разъяснениями он к Снейпам не обратился, предпочел помощь домовиков. Может, считал, что те, как положено им, бесхитростные создания, и лукавить и утаивать от него что-то не станут, или же не хотел слушать возможных поучений и упреков от своих сверстников, оказавшихся мудрее и дальновиднее его самого…
В любом случае, Петунья только улыбалась, когда Трикки вваливалась в столовую, крутя головой и рассказывала, какой же этот мистер Поттер дотошный! Все-то ему надо знать, все самые мелкие мелочи! Вдумчивый такой и серьезный!
Северус только ухмылялся: надо же, у бесшабашного Мародера вдумчивость обнаружилась, куда катится мир! Но в глубине души был рад, что не приходится близко общаться с бывшим врагом. Несмотря на зрелую позицию и нежелание скандалить и драться, он все равно не чувствовал к Поттеру хоть какого-то расположения или приязни, будь хоть тот трижды его родственником. И пусть кто угодно обвиняет его в злопамятности, но некоторые вещи забыть и простить невозможно, да и с чего бы? Только потому, что Поттеру пришло на ум исправиться и осознать, как он заблуждался? Так он даже извинения за прошлое не удосужился попросить. Ходил с таким видом, что ему все должны и обязаны. В общем, недостаточно причин для всепрощения. Пусть будет рад и тому, что Северус научился держать себя в руках и не плюет в него ядом, а ведь мог бы… Сильное желание сделать это возникало периодически, приходилось сдерживаться ради Петуньи и Лили. Все-таки, наверное, Шляпе следовало отправить его на Гриффиндор, с таким-то темпераментом…
Вылезал к трапезам Джеймс теперь тихонький и смирненький, опустив глаза в тарелку, быстро ел, иногда прося добавки, и так же незаметно смывался к себе в комнату, торопясь остаться наедине с думосбором, который перенесли к нему домовики.
Трикс сообщала, что Поттер постоянно пересматривает все то, что ему были в состоянии предоставить, в том числе и аналитику Монгво с Вейером. Туда же попали и воспоминания с Малфоем, точнее, с его письмами, в которых он предупреждал об опасности, грозящей Лили.
Возможно поэтому, увидев пришедшего в гости Регулуса с семьей, Джеймс повел себя образцово. Младший Блэк, увидев лучшего друга брата, не изъявил ни малейшего желания подойти и поздороваться. Он лишь холодно кивнул издалека, пока Снейп представлял Поттера своим приятелям и компаньонам, и тут же начал беседу с братьями Сабанес – все близкие друзья собрались на вечеринку, которые периодически устраивались то у Снейпов, то у Сабанесов, то в Каньоне у Найры.
Поттер, ощутив на себе пренебрежение со стороны вроде бы школьного знакомого и брата Сириуса, почувствовал себя не в своей тарелке. Было обидно. Дружки Снейпа, оказавшиеся как на подбор, высокими породистыми красавцами, не заинтересовались его персоной, а жена Регулуса и вовсе повела себя странно, когда Петунья представила их друг другу. Она принюхалась, втянула в себя воздух, словно от него несло чем-то, потом внимательно посмотрела на обескураженного таким поведением Поттера и усмехнулась, смерив его взглядом с ног до головы. Джеймс разволновался — он не мог понять такого обращения и теперь в голову лезли дурацкие мысли.
Он одиноко сидел в углу, пока гости развлекались, вспоминая свои студенческие годы и бывших и нынешних подруг. Потом завели разговор о делах и коммерции. Тут уже Поттер вообще оказался не в теме, улавливая отрывки предложений о поставках какой-то гуараны, коки и эритрины. Оказалось, Снейп и Сабанесы — совладельцы огромной фармацевтической корпорации, одной из крупнейших в Штатах и Поттеру стало нехорошо.
Они со Снейпом вроде ровесники, и пока Джеймс лихо воевал, считая, что борется за абсолютно правое дело и рискуя жизнью, Снейп развернул в другой стране бурную деятельность! И как только у него все это получилось, почему, каким образом он вот так запросто нашел себе состоятельных друзей, которые поддержали его и присоединились, не погнушавшись тем, что тот обычный полукровка, нечистокровный, и вообще потенциальный темный маг, доверили ему свои деньги – а судя по всему, братья были довольно обеспеченными, в отличие от Сопливуса! Вот как это так, почему к положительным честным людям удача в руки не идет, а всяким сомнительным личностям, которые вообще непонятно для чего живут на земле – запросто!
Пока он сидел и терзался непонятками, рядом присели Найра с сыном и Петунья.
— Пет, ты должна на эти выходные быть в Каньоне, — сказала жена Регулуса. – Как хочешь выкручивайся, но время найди.
Надо признаться, младшему Блэку очень повезло с избранницей – такой яркой экзотической красоты Джеймс еще не видывал, да и откуда бы. В школе жгучей брюнеткой-иностранкой была только Мэй Ли Чанг, китаянка британского происхождения, но у той тип красоты был несколько иной. А тут синеглазая, высокая стройная девушка с золотистой кожей и копной черных блестящих волос, спускавшихся ниже пояса… Глаз не оторвать! И повадки как у наследной принцессы: подбородок задран, глаза прищурены, смотрит на Джеймса как на суслика какого-то… обидно!
— А что случилось, опять праздники? – засмеялась Пет, выхватывая у подруги малыша и принимаясь тискать хохочущего Коннора.
— Просто семейный ужин. Я сегодня ночью здоровенного оленя загнала, — громко произнесла Найри и в упор посмотрела на Поттера, который услышав это, невольно вздрогнул и съежился.
— Ого! Свежая оленина – это вкуснятина, особенно запеченная на костре и с кукурузной кашей! Да уж, у рогатого бедняжки не было шансов, уйти от тебя еще никому не удавалось. Но знаешь, твоя манера прыгать на несчастное животное сверху, ломая ему позвоночник своим весом, несколько жестока, не находишь? – пошутила Петунья, угощая Коннора шоколадной печенькой.
— Да ну, ерунда какая. По крайней мере, не мучается же. Мгновенная смерть. Все пумы в моем роду так охотятся, — небрежно сказала Найра. – Рег со мной был, помог дотащить до селения, так что…
Поттеру вдруг поплохело – он сообразил, с кем рядом сидит. И так было ровно до тех пор, пока гости, не наевшись вволю вкусняшек Петуньи, не попрощались и не ушли.
— Джеймс, тебя что-то совсем не было видно и слышно, — улыбнулась Петунья, как обычно, оплетенная длинными руками Снейпа. Парочка уютно устроилась на любимом диване. Поттер, глядя на эти обнимашки, внутренне негодовал, хотя сам жутко соскучился по своей рыжей жене.
— Регулус мог бы и подойти ко мне, поговорить, — высказал он свои наболевшие претензии.
— А с какой стати ему это делать? – влез как обычно Снейп, которого Петунья кормила крохотными пирожными на один укус.
— С той, что его брат был моим лучшим другом и… я его похоронил! – изо всех сил сдерживаясь, ответил Джеймс. – Мне лично было бы интересно узнать хотя бы, где его могила…
— Ну да, ты-то его похоронил, а вот он в свое время даже не удосужился поинтересоваться, что стало с телом брата, — насмешливо сказал Снейп. – Или Сириус тоже рвался разузнать, имеется ли у Рега могилка?
Поттер сжал кулаки.
— У них были разногласия, и ты об этом не мог не знать, — сквозь зубы процедил он. – И потом, у Блэков есть фамильный склеп – Сириус был уверен, что брата отнесли туда…
— Я знал, потому и удивляюсь твоей лицемерной противоречивости, — продолжал издеваться Снейп. – Значит, твой драгоценный Сириус не удосужился отдать последний долг единственному брату, он был доволен и спокоен, зная наверняка, что Рег тихо-мирно лежит рядом со своими упокоившимися предками, а тот должен прямо вот так бежать к тебе и соболезновать твоей утрате. Знаешь, Поттер, уйти из дому можно по-разному, так, как это сделал твой Блэк – с шумом, скандалом и чуть ли не потасовкой, а можно тихо, спокойно, не разбивая родным сердце и не причиняя боли и страданий. В этом разница между твоим любезным приятелем Сириусом и моим другом Регулусом. Он тоже не был согласен с идеалами своей семьи, и нисколько не заслуживал всего того тупого презрения, которым обливал его старший братец, который считал его скользким слизеринцем, обуреваемым желанием бежать к Лорду, теряя штаны. Да что я тебе все время разжевываю простые истины…
Он встал и подошел к надутому Поттеру.
— Значит так, мне надоело тут расшаркиваться и изображать из себя вежливого родственника только потому, что ты муж сестры моей жены. Если хочешь видеть сына – принеси Непреложный Обет, что не причинишь вреда малышу и не попытаешься его украсть или забрать. Только в таком случае я разрешу вам видеться, и не более часа за одно свидание. Все понятно?
— Ты не можешь распоряжаться, как мне видеться с Гарри и сколько проводить с ним времени… — разъярился Поттер.
— Поверь, могу. Гарри – гражданин Штатов, как и я. А ты – иностранный подданный без визы. Я могу запросто вышвырнуть тебя вон, и никто мне слова не скажет, — Снейп неприятно улыбнулся. – А еще я с легкостью могу получить опекунство над твоим сыном, и тогда ты и близко к нему не подойдешь. Так что думай быстрее, у меня нет на тебя времени, дел полно.
— Я согласен! – тут же откликнулся Джеймс, который очень хотел увидеться с Гарри.
— Тогда руку! – Снейп нетерпеливо протянул свою. – Кричер, иди сюда, будешь скреплять!
Домовик появился из воздуха и выжидающе уставился на Снейпа.
— Но как… без палочки? – забормотал Джеймс.
— Тебе какая разница? У Кричера магия на порядок сильнее твоей, так что не дергайся. Когда вы только поймете, что главное для мага вовсе не палочка, — съязвил Снейп.
Кричер щелкнул пальцами, и руки мужчин обвила красная лента, затем вторая и третья.
— Трикс будет приносить Гарри к нам в дом на час, пока Лили на учебе в Академии. Сильно сомневаюсь, что она разрешит тебе видеться с ним, и только поэтому иду тебе навстречу. И да, Поттер… если так хочешь быть с сыном и растить его – ищи себе жилье! – Снейп отдернул руку и красные ленты растаяли. – Надеюсь, ради Гарри ты не станешь упираться, как баран, держась за свой мрачный склеп, и решишь перебраться в Штаты. И да, Регулусу и так хорошо известна судьба его брата, домовики ему поведали о случившемся, так что расспрашивать тебя не было никакой необходимости, — он ухмыльнулся и ушел.
— Но… — Поттер глазел на свою конечность. Хватка у разозлившегося Снейпа оказалась стальной – рука до сих пор болела.
— Будь осторожен, дорогой зять, — предупредила Петунья. – Ты все равно не сможешь увести ребенка отсюда. Дом защищен множеством заклятий, которые не позволят забрать его, да и Обет не даст. Ты ведь в курсе, что просто умрешь?
— Я и не думал, — обиженно ответил Поттер. – Я же ходил по дому, чувствовал, что тут все напичкано сигналками. Параноик, — пробормотал он.
— Нет, он просто максимально обезопасил дорогих ему людей, чтобы не чувствовать потом за собой вину, что не смог уберечь их от опасности, — сказала Петунья. – И он прав, как никто. Малейшая лазейка, малейшая ошибка или промах могут стоить жизни, поэтому… судьба, конечно, бывает милостива, но лучше ее не искушать лишний раз.
— А что насчет дома? – уныло спросил Джеймс. – Я бы хотел, очень… жить с Лили и Гарри… — глаза Поттера мечтательно затуманились.
— Ну, так все от тебя зависит, — пожала плечами Пет. – Как у тебя вообще с финансами? Сможешь потянуть приличный особняк?
— Не знаю, — встрепенулся Джеймс. – Надо к гоблинам обратиться, чтобы перевели мой счет в местную валюту. А ты мне уже потом сможешь сказать, ты же в курсе цен на недвижимость? – он с надеждой посмотрел на Петунью.
— Хм… а я думала, ты сейчас начнешь кричать, что просто обязан вернуться с Лили обратно в дом предков, — усмехнулась миссис Снейп.
Поттер понурился. По идее, он должен на этом настаивать, но… Как признаться, что он уже хочет мыться в сияющей и сверкающей современной шикарной ванной, стоять под теплым душем в стеклянной кабинке, и воду греть не надо заклинаниями — она горячая льется из металлических труб? И спать желательно в чистой, уютной и красиво отделанной спальне, на новой не скрипучей кровати, на ортопедическом матраце без мрачного балдахина сверху, и чтобы на стенах висели фотографии с вулканическими видами и экзотическими цветами и птицами, и чтобы кухня была современная, с современным холодильником и прочей диковинной техникой и приспособлениями, и… и… много чего всякого другого, такого же удивительного и заманчивого. В родительском доме все было по старинке: купались в чугунной ванне, готовили на очаге, а на стенах во множестве обретались портреты чопорных ворчливых родственников в громоздких рамах. В Хогвартсе для старост имелась специальная ванная, но она походила больше на какой-то каменный бассейн. Кстати, у Снейпов такой тоже был, на улице, фигурный, отделанный красивой плиткой и с прозрачной водой…
— Я бы, может, месяц назад, да что там, неделю даже, и стал бы в позу, — признался он. Почему-то с Петуньей он мог свободно разговаривать и делиться, несмотря на то, что она прилично ему врезала тогда в Косом переулке. – Конечно, мне всегда хотелось растить своего ребенка в родительском доме, рассказывать ему о его бабушке, дедушке, но… я же понимаю, что обстоятельства сложились так, что Лилс ни за что не вернется обратно. А один я жить не хочу. Нет смысла.
— Почему же нет, разведешься и найдешь себе девушку, может даже, чистокровную, с которой не надо будет заключать вассальный брак! А Лили теперь гражданка США, и Гарри тоже, так что ей и правда нет нужды возвращаться в Британию, – Петунья смотрела прямо в глаза Джеймса. Тот не выдержал и отвел взгляд.
— Да знаю я, что виноват. Но что теперь мне делать, разве что поклясться, что я не стану использовать преимущества брака против Лили?
— Боюсь, она не согласится, даже если ты предложишь принести Непреложный Обет, а это невозможно. Северус рассказал мне, что вы, хитромудрые чистокровки, предусмотрели и такой вариант, и Обет попросту не закрепится на вассальной клятве. Чего только не придумаешь, только чтобы уберечь себя от ответственности и обязательств, — усмехнулась Петунья. – У нас, маглов, и то честнее – стандартный брачный контракт позволит жене или мужу вести себя в рамках приличий и не претендовать на что-то запредельное. В этом случае обе стороны прекрасно осведомлены о возможностях и добровольно ставят свои подписи, которые потом нельзя оспорить, а у вас… — она презрительно махнула рукой. – Так что мой тебе совет – дай Лили развод. Это будет честно по отношению к ней.
— Но… — Джеймс совсем размяк и сгорбился.
— Что? С ребенком видеться ты сможешь, как-никак родной отец, станешь платить алименты и гулять с ним на выходных.
— Но я люблю Лили, — пробубнил горестно Поттер. – Вы же не думаете, что я такой брак заключил просто потому, что мне захотелось поиздеваться над ней или еще что-то. Боялся я…
— Тут тебя понять могу – сама раньше боялась… всякого, — согласилась Петунья. – Но это не оправдание плохих поступков. Поэтому… соглашайся с Лили и ее требованиями. Она сейчас просто очень зла на тебя, но со временем поостынет и тогда можно будет снова попробовать ее расположить к себе.
— И как я это смогу сделать? – с сомнением спросил совсем отчаявшийся Поттер. – Она меня ненавидит…
— Да просто, на самом деле, — усмехнулась Пет. – Лили у нас бездомная и заработать на свое жилье ей не светит еще несколько лет. А я ей покупать квартиру или коттедж не стану – пусть сама потрудится, больше ценить будет. Потом, если что, добавлю сколько не хватит, в виде подарка. Ну а если ты, к примеру, приобретешь неподалеку от нас хороший домик, и станешь в нем жить… Гарри она обязана будет к тебе отпускать, а забирать его придется ей самой время от времени. Ну и не общаться же вам на пороге! Лилс ведь любопытная, как сорока, она все равно рано или поздно твое будущее жилище осмотрит с чердака до подвала. А дальше уже дело за тобой!
— А как? – тупой Джеймс никак не мог сообразить, каким образом ему удастся снова наладить с Лили хорошие, близкие отношения.
— О Господи! — Петунья по-снейповски закатила глаза. – Да ничего не будешь делать в доме! Когда Лилс освоится, станешь спрашивать у нее совета, какие занавески лучше было бы повесить в комнате Гарри или в гостиной, какие обои, сантехнику какой марки выбрать! – она постучала пальцем по лбу Поттера. – Сначала Лили может и фыркнуть, но если ты опять обратишься к ней за помощью, снизойдет и согласится, а ты, не будь дураком, тут же тащи ее в супермаркет и выбирайте вместе. Так постепенно она втянется, а потом жалко будет уходить из гнезда, которое она сама и свила собственными мозгами и ручками и на которое истратила столько времени и труда! И главное – исправляй все свои прошлые ошибки – обустрой ей в доме такую кухню, чтобы она оттуда вылезать не захотела, забей продуктами самый большой холодильник, потакай ей во всех ее пожеланиях, поддакивай и нахваливай ее стряпню! Делай так, чтобы у нее не было к тебе никаких придирок и претензий. Все понятно? Вы, гриффиндорцы, очень наивные и легковерные, это, конечно, недостаток, но в твоем случае – большая удача и неоспоримое достоинство. Просто будь немного похитрее. Я понимаю, что мужчинам это затруднительно, но ты уж постарайся, все-таки ставки-то велики.
Джеймс смотрел на Петунью во все глаза, разинув рот – эх, и почему раньше ему не встретилась мудрая женщина, которая помогла бы наладить отношения с любимой женой? Хотя… не факт, что он бы послушал чужих советов. Ведь даже Дамблдору иной раз перечил. В те времена он был весьма самоуверен и горд собой и своим статусом взрослого женатого мужчины, преемника фамилии, и считал, что поступает правильно. И лишь увидев, как вдохновляются женщины на великолепно оборудованных кухнях, и какие гастрономические шедевры они способны изготавливать на современном оборудовании, понял, что давно надо было уступить жене, пойти ей навстречу во всем, что касалось хозяйства и дома.
Наломал дров – изволь исправлять.
Он из кожи вон вылезет, но купит дом в этом же квартале, неподалеку от Снейпов, и отдаст его целиком на откуп Лили. Все же у нее сестра известный дизайнер, наверняка его гордая Лилс очень сильно захочет, чтобы у нее все было не хуже, а где-то даже и лучше, чем у Петуньи… а и правда, какая женщина сделает шикарный ремонт, а потом уйдет вот просто так? И он ей слова поперек не скажет, пусть резвится себе!
Поттер принялся мечтать, что они с Лили купят себе крутую машину, а может, даже и две, как Гарри пойдет в самую лучшую школу – кстати, надо бы узнать, как в Штатах обстоят дела с образованием, как они вечерами будут сидеть в таком же чудесном цветущем саду, как у Снейпов и пить кофе или чай с пирожными…
— У мистера Поттер сейчас слюни изо рта потекут, — шутливо заметила подошедшая Трикс, внимательно разглядывавшая ушедшего в свой чудесный мир Джеймса.
— Он наслаждается открывающимися перспективами, — усмехнулась Пет. – Трикс, оказывается, гриффиндорцами и правда очень легко управлять. Понятно, почему некоторые сильные мира сего не могут удержаться от соблазна поманипулировать ими. Они же такие… доверчивые и простодушные! И не понимают самых очевидных вещей!
— Ну да, как же, — не согласилась Трикки, шевеля ушами. – Однако ведь наш мистер По сообразил загнать мисс Лили в кабальный брак, поставив ее тем самым на одну ступень чуть ли не с домовиками! Подозреваю, что от матери-слизеринки он таки унаследовал немалую долю коварства и подлости…
— Это да, но может, тут была не только изощренная хитрость и упомянутое тобой коварство, а та самая ненормальная любовь и страх потерять? – Петунье стало жалко замечтавшегося, сидящего с глупой улыбкой Поттера. – Ну и еще неуверенность в себе. Помню, у Северуса тоже был такой период сильных сомнений. Просто мне удалось его убедить в том, что я не предам его и не оставлю ни при каких обстоятельствах, а вот Лили вряд ли уверяла его в таком. Насколько я знаю сестренку, она предпочитает снисходить до всех, подобно королеве, где уж там успокаивать мужа и давать ему клятвы верности до гроба.
— Мы с Кричером доверяем друг другу, — важно сказала Трикс. – Ну и я, само собой, ни на какого другого домовика его никогда не променяю! Он для меня самый лучший домовик на свете!
— Вот видишь, мой Сев и твой Кричер это знают и они спокойны, работают себе, не сомневаются в нас, знают, что дома все хорошо и их всегда ждут и любят. А Поттер… им с Лили очень долго придется доказывать друг другу, что они не легкомысленные люди, а действовали из лучших побуждений, пусть и неправильными методами.
— К согласию все приходят разными способами и путями, — пожала плечами Трикс. – Главное, чтобы получилось. Пора уже отправлять этих дорогих гостей на их постоянное место жительства. Уж больно они проблемные…
— Согласна с тобой. Хочется уже пожить спокойно в своем доме, — улыбнулась Петунья. – Ничего, скоро все уладится, я уверена в этом. С Поттером иметь дело немного полегче, несмотря на его импульсивность. Так что думаю, он сделает все возможное, чтобы вернуть нашу гордячку…



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Al123potДата: Четверг, 19.03.2015, 23:51 | Сообщение # 162
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 86


— У Регулуса странная супруга, — осторожно заметил Поттер — ему не давали покоя подозрения, что он каким-то образом разоблачен.
Снейп как раз вышел провожать гостей — с крыльца доносились веселый разговор и взрывы смеха. Петунья помогала Трикс убирать со стола.
— Вовсе нет, — пожала плечами Пет. — Найра чудесная женщина, любящая жена и отличная мать. Просто она горло перегрызет за своих близких и в переносном и в буквальном смысле. И она видит, каков человек с первого взгляда, так что…
— Я думаю, просто Регулус ей наболтал всякого про нас с Сириусом, вот и… — упрямился Джеймс.
— Не наболтал, а рассказал о том, какие отношения у него были с братом, — нахмурилась Петунья. — Или ты считаешь, что сказать правду — это значит сплетничать и нести ерунду? Джеймс, тебе уже давно пора повзрослеть! Ты из раза в раз наступаешь на одни и те же грабли — обвиняешь во всех бедах окружающих, а не себя и свое поведение и поступки! Может, хватит уже? Хотя… я понимаю Найру. Она просто предупреждала тебя, чтобы с таким настроением и такими заморочками ты не смел соваться к Регулусу. И она абсолютно права.
— Я ничего такого не имел в виду, — попытался спорить Поттер, хотя умом понимал, что пыжится и хорохорится из последних сил, чисто по инерции. А может, от обиды… он сам понять не мог своего унылого настроения и раздражения при виде счастливых семей.
— Да уж, — вздохнула Петунья. — Теперь я вижу, что вы с Лили стоите друг друга. Вы отличная пара — у вас всегда виноваты все, но только не вы. Знаешь, таких людей можно терпеть, но недолго, потом от вас начнут убегать ваши друзья-приятели, а затем и близкие. Так что мой тебе совет — возьми себя в руки, подумай над своим поведением и стань уже, наконец, мужчиной и главой семьи. Хватит тупить и ныть, — и она направилась на кухню запускать любимую посудомойку. — И да, Джеймс, твоя тщательно скрываемая анимагия вовсе не секрет. На доме висит специальное заклинание, выявляющее анимагов. Как я уже говорила — Северус не допустил ни единой лазейки в системе безопасности убежища, в котором прятал женщину и ребенка, за которыми охотились два величайших мага Британии.
Пет скрылась на кухне, а Поттер остался переваривать открывшиеся обстоятельства. М-да, выходило так, что его последний секрет был раскрыт. Все равно, что оказаться без штанов перед огромной толпой… он настолько свыкся с тем, что анимагия — его главный козырь, наравне с мантией-невидимкой, что теперь опять чувствовал себя не в своей тарелке. Хорошо еще, что семейную реликвию с собой догадался не брать, а то кто его знает, вдруг и ее бы обнаружили охранные заклятья в огромных количествах навешанные в особняке. Все-таки Снейп и правда параноик! Но надо отдать ему должное — после всего, что с ним они проделывали в школе, у любого адекватного человека должна была развиться мания преследования. Может, если бы сам Поттер хоть несколько раз побывал в роли загоняемой жертвы, тогда понял бы, что он вовсе не отважный охотник, как ему всегда казалось, намного раньше…
Надо учиться ставить себя на чужое место, пока не поздно. Хотя сегодня, когда он услышал про интересный способ добывать оленину… нет, побегать в лесу в анимагической форме, как раньше, ему резко расхотелось. Неприятно чувствовать себя не охотником, а добычей, а каково тем, кто это ощущает на практике?
Он потоптался в опустевшей гостиной и пошел к Петунье.
— А когда я смогу увидеть Гарри?
— Завтра с утра Лили уйдет в Академию, и мы попросим Трикки принести сюда малыша. Познакомишься с ним, наконец, и пообщаешься. Гарри чудесный мальчик, умный не по годам и покладистый. И совершенно не злой, так что, Джеймс, предупреждаю, если ты попытаешься настраивать ребенка против Сева…я полностью перейду на сторону сестры, — Петунья нахмурилась. — Оставь старые привычки, тут тебе не школа, и такой номер со мной не пройдет. Я ведь могу и без баллончика так тебя отделать… — она любовно погладила здоровенную поварешку.
— Что ты уж совсем меня за подлеца принимаешь! — возмутился Поттер и покраснел от обиды — он же только что дал самому себе обещание исправиться. — Мне даже в голову такое не приходило! Просто раньше мы были идиотами…
— Ну, уж извини, я много про твои подвиги слышала и видела собственными глазами! И малолетний идиотизм вовсе не оправдание мерзким поступкам! — отрезала Пет. — А себе я верю больше, чем чьим-то досужим оправданиям. — Я привыкла сама составлять мнение о человеке, основываясь на непреложных фактах. Имей это в виду, если хочешь общаться с нами всеми дальше. Если ты останешься с Лили — тебе придется это делать так или иначе и лишь от тебя зависит, какие отношения сложатся с нашими друзьями. Думаю, ты понимаешь, что обострять отношения не стоит — к Лили долго привыкали, и сейчас она, в общем-то, одна из нас. За нее тебе любой морду набьет.
— Постараюсь, — кисло ответил Поттер и, взяв полотенце, принялся вытирать приборы. В углу хихикнула Трикс. — Пет… прости, я… меня иногда заносит, я даже не всегда понимаю, что делаю. Раз — а уже что-то натворил, и даже не понял, как именно это произошло. Ну… сама понимаешь, мы, гриффиндорцы, горячие головы… сначала делаем, потом разбираемся… И я очень благодарен вам обоим за то, что спасли моих жену и сына! Правда!
— Удивительно самокритично, Джеймс, — тяжело вздохнула Петунья. — Ну, хотя бы понимаешь что-то, и то неплохо… Прогресс, как говорится, налицо. Кстати, думаю, Лили была бы рада, если бы ты помогал ей в свое время по хозяйству.
Поттер улыбнулся.
— Теперь, наверное, буду. Потому что придется все свободное время проводить дома, убегать развеяться и поискать приключений больше не с кем.
— На воспитание ребенка уходит много времени и сил, так что сосредоточься лучше на этом, — посоветовала Петунья. — Поверь, удовольствия от этого получаешь не меньше, а то и больше, чем от шастанья по сомнительным местам.
— Я его научу всему, что знаю сам, — размечтался Поттер.
Петунья лишь тихо фыркнула, скрывая улыбку.
* * *
Удивительно, но Джеймс сдержал данное себе обещание, и скандалов, а тем более драк больше не было. После часа, проведенного с сыном в комнате (Трикс негласно присматривала за счастливым папашей первое время), Поттер вывалился в гостиную благостный и с довольным глупым и счастливым лицом — все-таки вопреки общепринятым правилам сына он очень любил, хотя и заочно. Гарри принял его на удивление радушно — не иначе, родная кровь дала о себе знать. И замшевый олененок пригодился — он в дальнейшем вообще стал любимой игрушкой малыша.
Трикс, притащившая Гарри из дома бабули, наябедничала Петунье, что миссис Эванс усиленно обрабатывает Лили на предмет помириться с мужем и вернуться к нему. Лили шипела, грубила, и говорить на эту тему ни с кем не желала, запираясь в комнате страдать и сваливая Гарри на попечение тети и бабушки. Те были только рады, разумеется. Любимый внук рядом, да еще и бесплатный театр и цирк на дому. Петунья посмеялась: уж ей ли было не знать, насколько упряма сестренка, которая совершенно не слушала никогда родную мать. Их перепалки еще дома вызывали у нее гомерический смех.
Так Лили дулась на Поттера ровно две недели, не подозревая, что Гарри весело проводит время с папашей, и считая, что жестоко наказывает коварного муженька, лишая его общества сына.
— Пет, я за вещами! Совсем нечего надевать на занятия, — Лили схватила с блюда круассан с абрикосовым джемом и воинственно огляделась по сторонам. — А где этот… гость ваш незванный? В комнате, что ли, сидит?
— А, ты про своего Поттера? — уточнила Пет. — Так он тут больше не живет. Уже дней пять наверное, как съехал…
— Хм… а что, этот лось понял, наконец-то, что ничего от меня не добьется и свалил обратно в Англию? — безразличным голосом спросила Лили. Хотя внутренне она негодовала. Ну и гад этот Джеймс! Даже ребенка не попытался повидать, не спросил, не нужно ли им денег и вообще… папаша фигов!
— Да нет, насколько я поняла, он, наоборот, решил перебраться жить в Штаты. Ну а что, война закончилась, можно заниматься чем захочешь, а в Британии ведь скукотища, не то что у нас — жизнь бурлит и кипит! Вот он и попросил меня подобрать ему тут жилье, — рассказывала Пет, посмеиваясь тихонько над сменой настроений на лице Лили. Сначала грозное, лицо сестренки стало обиженным, а потом озадаченным.
Лили опешила, услыхав такую новость, но сразу же приняла независимый вид.
— И что ты? Нашла ему что-нибудь подходящее? У Поттера же вкуса совершенно нет, без твоей помощи он бы просто купил первую попавшуюся хибару… — небрежно бросила она.
— Я тоже так думаю, но только не хибару, а какое-нибудь слишком помпезное малофункциональное здание, — согласилась Петунья. — Но хорошее жилье дешево не стоит, поэтому мы с ним сначала пошли в банк и попросили уточнить, сколько у него всего денег будет на счету в переводе на доллары. Ты знаешь, оказывается, его многочисленные предки прилично зарабатывали! Подумать только, начать с изготовления зачарованных глиняных горшочков и стать крупнейшими производителями керамической посуды в магической Британии… Правда династия мастеров прервалась примерно в семнадцатом веке. Все последующие Поттеры занимались лишь скупкой и перепродажей, а также мелким импортом посуды из заграницы. Твой Джеймс-то не способен уже слепить и простенькой плошки. В общем, пропали секреты мастерства.
— Говоришь, денег хватило на дом? — скептически переспросила Лили, которая очень заинтересовалась. Она всегда была любопытной как сорока, Петунья убеждалась в этом постоянно и на собственном опыте.
— О да, еще и осталось прилично. Можно шикарно обставить дом, купить несколько автомобилей, ну и учиться пойти. Или в путешествие поехать, в кругосветный круиз, к примеру. Просто там такая система у гоблинов — чем больше золота хранишь в сейфах, тем больше процентов капает, гоблины же дельцы и коммерсанты, крутят деньги как хотят. Так что Поттер нас искренне поблагодарил за гостеприимство и собирается обживаться в новом доме. И еще, Северус разрешил ему видеться с Гарри…
— А меня спросить не хотите, позволю я своего сына… — мигом закипела Лили, но Петунья подняла руку, останавливая бурный поток возмущения.
— Так, Лил, не начинай! Любой судья по семейному праву с легкостью примет сторону твоего мужа и разрешит ему свидания! И вообще, здесь, в Штатах, да и не только здесь, ребенка спокойно отдадут тому, кто в состоянии обеспечить ему более комфортное проживание, а ты, как ни крути, не в приоритете. Ты сейчас просто студентка, постоянного дохода у тебя нет, жилья собственного тоже нет, вот и думай. Да, вот еще что, твой Поттер согласен на развод, так что можешь подписывать документы. Наш юрист их подготовил, экземпляр в твоей комнате, на тумбочке. Джеймс свою подпись уже поставил.
Лили захлопала глазами. Теперь-то она соображала быстро и поняла, что ерепениться и качать права и впрямь опасно. У нее и впрямь кроме двадцати тысяч фунтов, завещанных отцом, ничего и не было, а в Штатах это гроши. Да и то те деньги пока не понадобились, потому что она жила все время на всем готовом у мужа, а потом у сестры. Черт, получается, положение у нее и правда очень шаткое! К тому же, они с Джеймсом по сию пору в законном браке, и она не имеет права лишать отца общения с ребенком. Нет, ну надо же, как быстро согласился на развод! Содрать, что ли, с него, приличные алименты? Все-таки основная тяжесть воспитания ребенка ляжет на ее плечи…
— А где Гарри? — спохватилась незадачливая мамаша, озадаченная новостями.
— Он как раз у Джеймса сейчас. Ты не волнуйся, там с ними Трикки, она за Гарри присматривает и скоро приведет, — успокоила сестру Петунья.
— Нет, я сама пойду и заберу своего сына! Адрес дай! — рыжая нетерпеливо притопывала ножкой в модельной кожаной туфельке. — Заодно поговорю с этим… о том, как нам дальше общаться!
— Обещаешь, что не станешь устраивать скандала и мордобоя?
— Вот еще! — задрала носик Лили. — Я культурная воспитанная женщина, да и маникюр сегодня свежий сделала, так что… не переживай за Поттера!
— Не могу. Мне не хочется краснеть за свою родственницу, — засмеялась Пет. — Так, это в одном квартале отсюда, знаешь, тот двухэтажный дом возле супермаркета, с коричневой крышей и мансардой?
— Помню. Он мне еще понравился… черт! — воскликнула Лили.
— Ох, как прекрасно совпало! Он может тебе достаться вот просто так, Лил, считай, что тебе повезло, — усмехнулась Пет. — Ты подумай… Поттер не так уж и плох. И он вроде бы начал исправляться.
Лили гневно посмотрела на нее, прищурив глаза, и вышла, громко стуча каблуками.
* * *
Снейпы весело смеялись. Напротив них сидела супружеская парочка Трикс-Кричер, которые наперебой делились новостями и впечатлениями.
— Мисс Лили пришла в ужас от обоев, которые выбрал мистер По в детскую. Сказала, что не допустит, чтобы ребенок спал в такой вырвиглазной жути и кричал от страха, просыпаясь. Мистер По начал было спорить с ней, что якобы надо с детства приучать сына к выбору факультета, но быстренько пошел на попятный и сдался. Сказал, что раз Лили тоже мать Гарри, то пусть она и придумывает дизайн для комнаты. Мисс Лили фыркнула и потащила бывшего муженька в строительный супермаркет… они там ходили полдня и все время ссорились!
— Мистер По сказал, что Гарри нужна собственная комната, чтобы было где играть и можно было уложить, если вдруг заснет. После этого мисс Лили сразу перестала кричать, поняла, что он прав! До этого она думала, что он хочет Гарри насовсем забрать. Мистер По отвернулся и так улыбался… ну как гоблин в банке после удачной сделки.
— Какой Поттер молодец, быстро учится! Понял, как надо раззадорить и завести Лили, чтобы она пришла в ярость и взяла все в свои хваткие цепкие ручки, — ухмыльнулся Снейп. — Помню, она и в школе такой же была, не терпела, когда ей возражали. После моих робких аргументов против и споров ее с намеченного пути было уже не свернуть.
— Ну, да, так и есть, — подтвердила Трикки. — Теперь у нашего маленького Гарри чудесная комната, с голубенькими обоями, светящимися звездочками на потолке, пушистым белым ковром и кроватью-трансформером. А игрушки они уже вместе покупали, причем так ехидничали и обсмеивали друг друга, что в итоге скупили чуть не половину магазина. Ну да платил-то мистер По, а мисс Лили и не заметила в азарте.
— Я все больше и больше поражаюсь этому самому По, с которого вся шелуха светлого благонравия слетела разом, — тоже съехидничал Северус. — Мне кажется, в нем окончательно пробудились и закрепились темные слизеринские гены от его матери урожденной Блэк. Каким тонким манипулятором он стал! Или от Дамблдора нахватался? Вроде говорят, безумие заразно, значит, и все другое тоже можно подхватить, только лишь общаясь с кем-то столь харизматичным, — шутливо задумался он.
— Перестань, Сев. Просто ради возвращения жены любящие люди идут на большие уступки, вот и все, — попыталась придать легкого флера романтизма подвигам Поттера Петунья.
— Да, но раньше он действовал исключительно нахрапом, и осаждал неприступную крепость, а сейчас покорно подносит камни и раствор для укрепления оной, и в итоге строит стену, при этом оставаясь внутри, — хохотал Снейп. — А это чисто по-слизерински, знаешь ли.
— Уф, лично я только рада, что мне не приходится проводить еще и с Поттером нравоучительных душеспасительных бесед! Он почти все сам делает, причем весьма грамотно. Вон, даже не пикнул и оформил развод, и положил Гарри хорошие алименты без напоминаний. Каждый день забирает ребенка к себе и проводит с ним все больше времени. Позволяет Лили делать с домом все, что ей заблагорассудится, а та так втянулась в роль авторитетной советчицы, что уже без зазрения совести покупает все, что ей нравится, начиная от банального коврика в прихожей и заканчивая капитальным ремонтом и полной обстановкой спален. Причем, Поттер бесконечно предлагает ей самые ужасные варианты с самым невинным видом, а потом неустанно восхищается ее отличным вкусом и чувством прекрасного!
— Ты забыла упомянуть, что он мудро не делает акцент на то, что Лилс нахваталась дизайнерских навыков у тебя, иначе бы у нашей рыженькой опять возник комплекс неполноценности, она бы разгневалась, впала во Тьму, и пришлось бы срочно тащить ее на очередной Фестиваль.
— Да, он как-то так сразу понял, что хоть она и моя родная сестра, но соперничества не терпит, и хоть и знает, что до тебя ей далеко, но разубеждать Лили будет себе дороже. Пусть думает, что она вполне самостоятельна и самодостаточна, если ей так легче жить.
— Конечно, он прав. Никому не нравится, когда тебя сравнивают с кем-то и сравнение не в твою пользу. Люди очень тщеславны и самолюбивы. Да и гордыню никто не отменял.
— Знаешь, пусть эти двое тешат себя хоть какими иллюзиями в своей исключительности и непревзойденности, лишь бы это не вредило окружающим, и самое главное — им самим.
В подтверждение этой простой истины, наконец избавившиеся от беспокойной парочки Снейпы нежно поцеловались. Домовики умиленно наблюдали за своими друзьями.
— А сначала мисс Лили была такой вредной! — рассказывала дальше Трикс. — Не желала даже заходить в дом! Хватала Гарри под мышку и тут же уносилась, как фурия, на прощание испепеляя мужа взглядом! Только мистер По на третий раз придумал спросить, какой холодильник самый лучший, ну тут она смилостивилась и прошла с ним на кухню, чтобы посмотреть, куда его ставить. И выбрала самый огромнющий, больше чем наш! Просто ткнула пальчиком в каталог кухонной техники и все. Мистер По так сильно ее благодарил за помощь, что она даже улыбнулась!
— О да, лесть — самое мощное оружие во все времена, — хохотнул Снейп, развалившись на диване по привычке.
— Ага! Так что на следующий раз мисс Лили уже зашла опять сама, чтобы глянуть, все ли с привезенной техникой в порядке и дать указания магам-настройщикам, потому что мистер Джеймс же не умеет обращаться с магловскими приборами. Потом снисходительно учила его управляться с остальной техникой.
— Теперь мисс Лили там иногда готовит, когда Гарри просит покушать, — ввернул Кричер. — И они мирно обедают или ужинают все вместе. А вчера она приготовила ему свой знаменитый шоколадно-вишневый торт. Мистер Поттер хвалил, не нахвалился. Мисс Лили сказала, что она еще и не то умеет печь, только на нормальной технике, а не на том допотопном убожестве, что было в доме Поттеров. Мистер По перед ней покаялся и извинился! Сказал, что сам, дурак, виноват, что лишил себя такого неземного блаженства, как этот торт. Удивительно!
— Они все вместе ходят в супермаркет за продуктами, благо он там в двух шагах от их дома, — докладывала Трикс. — Мистер По покупает там мисс Лили цветы и мягкие игрушки и дарит. Сначала она злилась и не брала, а теперь краснеет и улыбается.
— Ох, ну просто укротитель! Экий дамский угодник, и откуда что берется, — до слез смеялась Петунья.
— В школе он был совсем другим, — припомнил Северус. — Все время зубоскалил и скабрезничал, считал, что это круто. Лили готова была его убить за фривольные шуточки. И правда, взрослеет человек на глазах…
— Ага, у них второй период ухаживания! Надеемся, на этот раз все будет удачнее, и Лили не сделает опять дурацкой ошибки, если Поттер предложит ей повторно руку и сердце.
— Ну, судя по всему, к этому идет. Лили уже надоело выслушивать ежедневные нотации и стенания матери, хочется свой отдельный дом. Вот она неосознанно и вьет себе гнездо…
— А еще мистер Поттер попросил меня помочь ему с садом, — важно произнес Кричер и поправил цепочку от часов. — Сказал, что хорошо заплатит за помощь и консультации. Потому что тоже хочет такую красоту, как у вас, мисс Пети.
— Какие дивные дела творятся! — изумился Снейп. — Поттер сам, без подсказки, сообразил, что домовиками нужно не командовать, а просить и платить за работу! И впрямь прогресс! Он становится приличным человеком — какой ужас! Как же я буду жить дальше без возможности пикироваться с ним?
— Ну, знаешь ли, Сев, он уже давно не ребенок, и должен понимать, какие отношения у нас с Трикс и Кричером. Тем более, я прямым текстом указала, что обращаться с ними, как с рабами, значит смертельно оскорбить нас лично.
— Нет, ты права, но что мы будем делать, когда он окончательно станет хорошим? Нам же будет скучно без ежедневного цирка!
Петунья стукнула хохочущего мужа по лбу.
— Не обольщайся! Насколько я знаю Лили, выступления не прекратятся, просто будут не такими частыми, вот и все! Лучше пойдемте тоже попьем чаю с тортом, не все же только Поттеру наслаждаться… и порадуемся за наших будущих молодоженов! Я уверена, что свадьба не за горами, только на этот раз на условиях Лили.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
ватрушкаДата: Пятница, 20.03.2015, 11:28 | Сообщение # 163
Ночной стрелок
Сообщений: 93
« 80 »
Ура! Прода!!!
 
Al123potДата: Понедельник, 30.03.2015, 23:49 | Сообщение # 164
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 87


В главе присутствуют юмор, стеб и пасхалка )).
— Как добрались? Надеюсь, с порталами не было проблем?
Чета Малфоев, только что вышедшая из аппарационной воронки, восхищенно оглядывалась по сторонам.
— Дорогая Петунья! — Нарцисса приветливо обнялась с хозяйкой и неожиданно громко чмокнула в щеку. Как и положено хозяйке знаменитого Модного дома, миссис Малфой принарядилась в элегантный костюм изумрудного цвета с серебряной отделкой, пошитый портнихами мадам Малкин, которая стала ее партнером. На голове красовалась шляпка из последней коллекции — эскизы были посланы Нарциссе с верной Трикки. Завершали образ успешной бизнес-леди туфли из драконьей кожи на высоченных каблуках. Правда, американские обыватели приняли их за крокодиловые. Хотя кто-то вслух высказался в пользу кожи питона. Хорошо еще, что членов организации Гринпис в фешенебельной гостинице не наблюдалось. Люциус упаковался в серую летнюю двойку от Готье — друзья писали, что приедут в Штаты из Франции, где они гостили у родственников. Там-то он и обнес все дорогие и модные магловские бутики.
Снейп тоже крепко обнял старого друга. Малфой, улыбавшийся до ушей, хлопнул его по плечу.
— Вот это да! Маленький унылый тощий Снейпи хорошо подрос! — он шутливо пощупал бицепс Северуса. — Если бы мы столкнулись где-нибудь на улице — я бы тебя узнал разве что по твоему фирменному носу! Ты изменился в лучшую сторону, друг мой, но, разумеется, до меня тебе еще очень далеко! — он манерно откинул назад прядь волос.
— Ну что ты, я никогда даже и не мечтал о таком, — хмыкнул довольный Северус.
— А кто это у нас тут такой хорошенький? — заворковала Петунья, наклоняясь к маленькому надутому блондинчику, который вцепился в отцовскую штанину. — Маленький дракончик!
Трехлетний Драко застенчиво улыбнулся симпатичной тетеньке с добрыми глазами и спрятался за Люциуса.
— Он просто чудо! — искренне сказала Пет. — И очень похож на вас обоих.
— О да, чудо, весь в папочку, — проворчала Нарцисса. — От него все домовики плачут. Особенно Добби… А когда вы уже сообразите себе наследника? Давно пора, вас все обогнали, — подколола она Снейпа.
— А мы уже! — гордо заявил Северус, обнимая жену за слегка располневшую талию. — И кстати, насчет обогнали… — он хмыкнул. — Ты бы не гордилась раньше времени. Мало ли как все обернется, — туманно сказал он.
— Избавь нас, а особенно меня, от гаданий, — категорически отказался Люциус. — Я тебе не пресловутая Трелони, еще в школе кофейную гущу развозить по чашке терпеть не мог, так что колись — в чем это ты меня переплюнешь?
— Ну, может, я и решил завести детей попозже, — многозначительно начал Снейп, — но зато…
Малфой нетерпеливо треснул его по голове своей любимой тростью со змеиной головой, с которой не расставался ни на миг — в ней он хранил волшебную палочку. Вторая, контрабандная, была надежно упрятана в рукаве пиджака, в небольшом пространственном кармане — чтобы не мешала и не сломалась. Гоблины за приличные деньги предоставляли разнообразные услуги нуждающимся волшебникам…
— У Петуньи будут близнецы! — похвастался донельзя довольный будущий папаша, потирая макушку. — Причем «королевская пара»!
Малфои и впрямь поразились до глубины души. Такое сочетание считалось довольно редким в малочисленной магической среде. Ладно еще, когда дети одного пола — с этими полегче. Но разнополые были событием. А уж от обычной маглы тем более. Таких случаев вообще можно было по пальцам перечесть. К тому же, огромным недостатком было то, что даже чистокровные колдуньи с трудом могли выносить близняшек из-за того, что те, развиваясь, забирали у матери слишком много магической энергии.
— Мы рады, очень рады, но… для Петуньи это не опасно? — нерешительно спросила Нарцисса, опускаясь на белую резную скамью — они аппарировали с Трикки прямо в цветущий сад особняка Снейпов. — Северус, у нее, я вижу, круги под глазами… ты что-то делаешь с этим? Она же магла! — шепнула Нарси на ухо севшему рядом Северусу.
Люциус любезничал с Петуньей, держа вертевшегося Драко на руках.
— Не беспокойся, все под контролем! — успокоил ее Снейп. — Ну, за кого ты меня принимаешь, а?
— Я знаю, что у вас все прекрасно, но я же мать, и поэтому… — Нарцисса улыбнулась и сжала его руку.
— Пойдемте в дом, — спохватилась Петунья. — Мы держим дорогих желанных гостей на пороге, мы ужасные хозяева! — пошутила она.
Гости веселой гурьбой побрели по каменной дорожке к особняку.
— А почему я не вижу моих любимых павлинов? — надул губы Люциус. — В таком прекрасном саду просто обязаны быть роскошные белые павлины! У тебя не хватило на них денег, Снейп?
— У этих пернатых жутко противный голос, Люц, от него мороз по коже, — усмехнулся Северус. — Я предпочитаю молчаливых и полезных колибри.
В саду и правда оказалось много миниатюрных разноцветных птичек, которые летали среди цветущих деревьев и кустарников, соперничая по красоте с бабочками.
— Мордред, и правда, фантастически выглядит, — признал капризный Малфой. — А что, они не поют?
— Нет, не поют, не кричат, не кудахчут, не вопят и не горланят во все свое птичье горло, — усмехнулся Снейп. — То, что мы с Пет и хотели.
— Теперь я тоже их хочу, — заявил Люциус. — В общем, Снейп, если ты мне друг — организуй несколько сотен этих милых радужных птичек, — ткнул он пальцем в радужный рой.
— Да пожалуйста, — кивнул Северус. — Сколько угодно за твои галеоны…
Британские гости, подобно рыжей Лили, когда она только-только прибыла в Штаты, обшарили весь дом, начиная с подвала и заканчивая уютным светлым чердаком. Сунули любопытные носы в каждую кладовку, осмотрели все напольные и настольные вазы и обстановку. Дифирамбы лились Ниагарским водопадом.
— Мне очень нравится, просто вот очень! — заключил Люциус, устало плюхнувшись на удобный диванчик в гостиной. — А уважаемая очаровательная хозяйка сего великолепия принимает заказы на дизайн комнат?
— Я пока не могу работать долго и много, — смутилась Петунья. — Неважно себя чувствую. Но после рождения малышей буду рада помочь вам с обстановкой или ремонтом.
— О, мы подождем, просто желаем встать, как говорится, в очередь, которая, я уверен, весьма длинна и многочисленна…
— Тогда договорились! — улыбнулась Петунья.
Трикс в это время, пискляво напевая песенку, накрывала на стол. Кричер, изрядно беспокоившийся за любимую женушку, помогал ей — домовиха тоже была в положении. Снейп, когда услышал об этом, катался по полу от смеха. Кричер укоризненно смотрел на него, притопывая ногой. По срокам беременность подружек совпадала, что и вызвало буйное веселье Северуса. Они и родить должны были примерно в одно и то же время. Невероятная солидарность и дружба.
Снейп даже задумался над тем, что домовых эльфов и правда кто-то могучий и злокозненный переделал либо из магов, либо из маглов. С периодом вынашивания было подозрительно: вроде домовики мелкие, а носят дитя столько же, сколько и обычные волшебники. Тогда тем более хорошо, что они с Пет никогда не обижали своих маленьких друзей и помощников. А Петунья сказала в ответ на его размышления, что она заставит Трикс одевать будущего домовенка в нормальную детскую одежду во что бы то ни стало. Потому что все время заворачивать младенца в тряпки, пусть даже это шелковые наволочки — это возмутительное гадство и дискриминация! И вообще, было бы прекрасно, если бы мистер Малфой освободил Трикс. У него ведь и без нее полно домовиков…
— Знаешь, Пет, мне очень понравилась индейская комната, оружейная, все ваши ванные и кухня! — высказался Люциус. — У меня, конечно, эльфы-повара все готовят, у них свое волшебство, но эти магловские приспособления… они такие… такие… — он покрутил холеной ручкой, не зная, как выразиться. — Ну, в общем, я в восхищении! Особенно холодильный шкаф и эта… микроволновая печь, которая без дров все греет так, что все шкворчит и брызгается! Ну, прямо магия какая-то! — восторгался он достижениями магловского научно-технического прогресса. — А стирка белья? Это же… не надо ни воду греть, ни корыт, ни стиральных досок, ни-че-го! Сама все делает, чудо-машинка же! — он подпрыгивал на диване от счастья познания открытий чудных. — Пожалуй, я с такой техникой мог бы оставить себе пару эльфов, а остальных продать! Особенно Добби, — заржал он.
— Ну, фу, продавать! Что за рабовладельческие замашки, — поморщилась Пет. — Лучше уж, если так хочешь на них заработать, а отпустить на свободу принципы не позволяют, организуй агентство. Эльфы отличные садоводы, вон у нас Кричер какой шикарный ландшафтный дизайнер! Он научился сам строить все сады, какие только есть в мире. Сколько литературы на эту тему перечитал! Он вообще теперь нарасхват. Вот у нас на участке четыре сада — японский Сад камней, европейский, тропический… Ты, к примеру, мог бы давать объявления, искать клиентуру, а эльфы тебе за это — процент от заработанных денег! И всем хорошо! Ну, как тебе такая идея?
— А знаешь, о мудрейшая из женщин, это великолепная задумка! — тут же признал быстро соображающий на тему хорошо заработать Люц. — У меня и так три домовихи перешли из Малфой-мэнора в Модный дом Нарциссы, теперь вовсю трудятся там портнихами, и такие выдумщицы! Пожалуй, я им положу зарплату, и неплохую…
— Кстати, если вдруг захочешь сократить свой домашний штат, и у тебя освободится персонал, можно открыть тематический ресторан. Эльфы же практически все умеют готовить?
Нарцисса с мужем синхронно кивнули.
— Так вот, я сама недавно думала над концепцией такого кафе или ресторана. К примеру, в Америке многие обожают серию детективов Рекса Стаута про Ниро Вульфа (привет читателю б-кап). Этот герой обожал вкусно поесть, и его повар готовил ему по его личным рецептам, которых сейчас около трех сотен! Случай, когда вымышленный персонаж заставляет ожить все вокруг него! А у нас в Британии полным-полно харизматичных книжных персонажей, даже у вас наверняка такие имеются. Тот же Мерлин, Артур, Моргана… или вот миссис Марпл! Если бы у меня было больше свободного времени, я бы подробно проработала любую концепцию на эту тему, с выкладками и примерным финансовым обоснованием… Этакое кафе-музей, с портретами, с личными вещами и прочими атрибутами.
Люциус уважительно смотрел на Пет
— Все-таки этому оболтусу очень сильно повезло с тобой, дорогая Пет, — проникновенно сказал он. — Ты способна делать деньги на пустом месте! Это… это ставит тебя на одну ступень…
— С кем, с гоблинами? — хихикнула Пет.
— С ними тоже, — засмеялся Люциус. — Но вообще, с моим дедушкой. Вот кто умел выдавать шикарные идеи, неизменно увенчивавшиеся финансовым успехом! Он был тот еще выдумщик и даже оставил после смерти множество пергаментов с набросками этикеток для вина собственного изготовления, эскизов вывесок, витрин и прочего. Ну, совсем, как ты. Знаешь, про нас говорят, что мы ненавидим маглов, но это не совсем так. Умный человек вызывает уважение, а любить всех подряд, безликой толпой — это просто лицемерие. И потом, не собираюсь я любить и уважать всех маглов! Среди них тоже полно злодеев, маньяков и психопатов-убийц. Так что нечего все валить только на жестоких Пожирателей! Насколько я смог ознакомиться с последними магловскими тенденциями, многие из них всеми силами стремятся к мировому господству и устраивают кровавые опустошительные войны, в которых погибают невинные маглы миллионами! С возрастом начинаешь лучше понимать это…
— Да, к сожалению, это данность, от которой никуда не деться, — согласилась Петунья. — Я Северусу в начале нашего… тесного общения говорила, что нет плохих и хороших наций и сословий, есть плохие и хорошие люди. И конечно, любить всех не надо, это, во-первых, нереально, во-вторых, действительно звучит популистски и лицемерно.
Во время разговора лицо Петуньи вдруг побледнело и осунулось и Снейп, внимательно следивший за женой, тут же взял ее за руку, снял с пальца кольцо с огромным сапфиром и надел на его место другое — уже с изумрудом. А на запястье — вычурный серебряный браслет. Драгоценности он брал из корзинки, стоявшей на подлокотнике кресла.
— Спасибо, мне лучше, — успокоила Петунья мужа.
— Снейп, ты так балуешь жену драгоценностями или это то, о чем я подумал? — спросил Люциус, наблюдая загадочные манипуляции и заглянув в корзинку, в которой горой лежали кольца, цепочки, браслеты и даже диадемы.
— Второе, Люц. Это накопители магии, на магловском — аккумуляторы. Петунье не хватает сил, а магии у нее совсем нет, поэтому приходится ее доставлять извне. У всех наших знакомых есть такие артефакты в нескольких экземплярах. Вот они и делятся с нами. Сам я не успеваю заряжать, к тому же, для работы мне нужна магия самому.
— Мерлин мой, и часто ты меняешь их? — спросил Люц.
— Каждые пять-шесть часов, — вздохнул Снейп. — За все приходится платить…
— Похоже, дети будут довольны сильными магами, без подпитки Петунья бы давно уже умерла, — покачала головой Нарцисса. — Снейп, ты просто изверг и мучитель! Знаешь, мало того, что ты полукровка, так у тебя дети будут полукровки наполовину! — пошутила она. — И как ни парадоксально — скорее всего, магически сильнее тебя. Даже странно как-то. Магической составляющей вроде меньше — а силы больше. До сих пор не могу понять, как это может быть.
— Да уж, над этой загадкой и у нас в Академии бьются, да все без толку. Раньше, когда не было накопителей, обычные маглянки, забеременевшие от мага, внезапно срывались из дома и уезжали в места силы. Интуитивно чувствовали, где им надо быть, чтобы не умереть и выносить здорового ребенка. Генетики у нас в Академии талдычат про рецессивные гены у обоих родителей в случае маглорожденных колдунов — что-то там с аллелями, но, как выяснилось, у Петуньи магии нет вообще. А я так надеялся, что и ей что-то досталось от предков. Зато теперь понятно, что все маглорожденные волшебники появились от сквибов. Не зря же родители таких детей могут видеть привидений и чувствовать темных созданий. Правда, они жутко этого пугаются и не могут объяснить свои способности, которые называют паранормальными.
— Монгво утверждает, что полукровки, то есть метисы, очень сильные и умные. А у меня будут этакие своеобразные магические квартероны, — улыбнулся Северус.
— Ну, будем надеяться и просить Моргану, что беременность пройдет хорошо, и дети родятся сильными и здоровыми, — подвела итог Петунья. Все же гостей положено развлекать другими разговорами…
— Кстати, как там в Министерстве? Вы свободно получили порталы в Америку? — поинтересовался Северус, сам реально столкнувшийся с жуткой бюрократией и взяточничеством. Малфои, разумеется, в очередях стоять не будут, но учитывая то, что Люц находился под следствием и обвинялся в Пожирательстве.
— Пф-ф-ф! Как нечего делать! — скривился Люциус. — В который раз убеждаюсь, что деньги свободно открывают все двери. Мне кажется, даже Темному Лорду без разговоров бы выдали портал на Гавайи, притащи он мешок с золотом и плюхни его Начальнику отдела по заграничным связям.
— Да, так что мы прибыли в Штаты как туристы, чтобы не вызывать лишних подозрений, — продолжила Нарцисса, принимая от Трикки чашку с чаем. Посвежевшая Петунья угощала Драко пирожными и фруктами. — Остановились в самом роскошном отеле Нью-Йорка. Вообще, маглы, оказывается, так падки на роскошь, совсем как многие из волшебников, — улыбнулась она.
— О, это верно. Хлебом не корми, дай только попоказушничать и ошарашить знакомых крутой тачкой или яхтой. Ну, на худой конец, можно похвастаться какой-нибудь знаменитой моделью или подружкой-актрисой — это тоже считается очень престижным, — усмехнулся Северус.
— М-да? — скептически переспросил Люциус. — Я как-то не представляю себя любовником нашей восходящей звездульки Селестины Уорбек. Я шучу, шучу, дорогая! — заискивающе посмотрел он на Нарциссу.
— Да ладно, а у кого в школе были самые дорогие скоростные метлы и самые роскошные мантии? — припомнил Снейп. — Все богачи мира практически идентичны, что уж там.
— Ладно, ладно, богатство развращает, — быстренько признался Люциус. — Но все же люди разные, как мудро заметила твоя жена, так что не суди одинаково по всем. Вот возьми, к примеру, меня. Когда половина Визенгамота пыталась меня запрятать в Азкабан, другая, та, которая одевается в Модном доме моей жены, воздержалась. Мало кто мог поверить, что у такой милой женщины, самостоятельной и очень успешной предпринимательницы как Нарцисса может быть муж-уголовник и террорист. Все запихнули свою совесть в темный уголок и охотно поверили в то, что меня держали под Империусом, дабы контролировать мои денежки.
— Да уж, я и не сомневался ничуть, что ты с легкостью выкрутишься из любого мало-мальски сложного положения, — съехидничал Снейп. — А Модный Дом оказался для тебя хорошим прикрытием, спасибо Нарси, что выручила твою глупую белобрысую голову из беды.
— Это всего лишь одна из положительных причин! — назидательно поднял вверх палец Малфой. — Основной же решающий фактор — жадность наших чиновников от власти, только и всего. Сколь бы ни был уважаем Дамблдор, хотя я лично уже сомневаюсь во всеобщем уважении к нему, всем магам надо как-то жить, а они хотят есть вкусно, пить сладко и одеваться в модные мантии. И на все это нужны деньги, и немалые. Так что… пока на свете существуют стяжательство и алчность, всегда будет возможность избежать наказания, так-то.
— А мы увидим сегодня Регулуса? — спросила Нарцисса. — Очень хочется обнять мальчика, я так горевала, когда мне сказали, что он мертв… И вообще, заканчивайте про политику и негатив, мы отдыхать приехали! Поговорите об этом позже и наедине, а меня избавьте от этой тягомотины и негатива!
Люциус послушно заткнулся. Снейп, желая порадовать Нарциссу, тут же отправил Патронуса к Регу.
— Ох, опять удивил, способный ты наш! — снова ввязался болтливый Малфой. — Ладно, колдуешь без палочки, аки Мерлин, но цветной Патронус! Научишь?
— Да зачем тебе-то? — ухмыльнулся Снейп. — У тебя же твой любимый павлин-альбинос, зачем тебе цветность?
— Хочу! — закапризничал Люц. — И потом, белый — это не серебристый, так что учи, давай! Ты хоть знаешь, что белого на свете великое множество тонов?
— Ладно-ладно, все, что захочешь, — пообещал Снейп. — Но это же ужасно — сто или пятьдесят оттенков белого! Как их вообще различают…
Через четверть часа в гостиной был бедлам — семейство Блэк прибыло в полном составе и начались новые радостные возгласы, объятия, слезы и лобзания.
Найра прибыла в национальном индейском наряде, Регулус нацепил головной убор из орлиных перьев, дабы эпатировать любезного зятя — Люциус, как сорока, тут же захотел себе такой же и взялся примерять. Получился белобрысый индеец. Пятилетний Коннор, очень самостоятельный, как все индейские дети, притащил с собой питомцев — двух маленьких волчат и енота и тут же принялся знакомить их с Драко, в результате образовалась куча-мала из хохочущих детей и животных.
Женщины отдельно в уголке весело болтали, угощаясь жареной фазанятиной и маисовой кашей, принесенными Найрой, а Регулус хвастался Малфою отлично выделанной черной шкурой огромного гризли, которого он добыл собственноручно и без магии.
Позже к веселой компании присоединились братья Сабанесы с женами и детьми, которые на удивление легко вписались в общество.
— А где твоя сестра, Пет? — спросила Нарси. — Вот будет прикольно, если они заявятся к вам, а тут мы собственной персоной! Особенно Поттер обалдеет, когда увидит Люца. Он же его считает чуть ли не самым главным Пожирателем.
— Слава богу, эта милая семейка сейчас в отъезде. У них годовщина нового брака. В честь этого знаменательного события Поттер повез свою семью на Таити. Наверное, сейчас они лежат на белом песочке и пьют коктейли и кокосовое молоко, — усмехнулась Петунья. — Так даже лучше, а то Джеймс у нас очень трудно перестраивается. Ему за каждым углом видятся Пожиратели, а все время отбирать у него палочку как-то невежливо.
— Увы-увы, конечно, трудно отвыкать от рефлексов, которые вырабатывались столько лет, — посочувствовала Нарисса. — Впрочем, спросила лишь из вежливости, так особой охоты встречаться совсем нет.
— Ну, к нашему счастью, обзавевшись собственным домом и машинным парком, они стали реже к нам забегать — свою жизнь налаживают. Вот поженились по-магловски, расписались в мэрии, без всяких злостных обетов и вассальных клятв. Теперь Лили чувствует себя полноценной женой, обрела уверенность и успокоилась, наконец.
— А как их сынишка?
— Очень умный и спокойный ребенок растет, просто сердце радуется. Даже удивительно, что с такими темпераментными родителями он еще не свихнулся. Всегда веселый, улыбается и щебечет. Не знаю, в кого он такой… Но внешностью, разумеется, копия Поттер!
— Да, дети зачастую совершенно не похожи на своих пап и мам и это даже хорошо. Зачем нам второй Джеймс или Блэк? — cогласилась Нарцисса, совершенно расслабившись в приятной компании.
— А где наши драгоценные мужчины?
— Сбежали в оружейную или в кабинет, скорее всего. Ну, они же не могут без политики… — пожала плечами умудренная опытом Пет.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Frau_IreneДата: Вторник, 31.03.2015, 08:59 | Сообщение # 165
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 360 »
Цитата Al123pot ()
или вот миссис Марпл

Хи-хикс. Джейн Марпл была старой девой)) Только мисс.
Цитата Al123pot ()
обзавевшись собственным домом

Не лучше ли - обзаведясь...



- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н


Сообщение отредактировал Frau_Irene - Вторник, 31.03.2015, 09:02
 
Al123potДата: Среда, 15.04.2015, 15:47 | Сообщение # 166
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 88


Малфои гостили целую неделю, наслаждаясь ничегонеделанием и задушевными разговорами с хозяевами. Из гостиницы они выписались и охотно поселились у Снейпов, чтобы вволю пообщаться, а на сэкономленные на жилье деньги покупали подарки и деликатесы — вносили свою долю в хозяйство. Протесты хозяев услышаны не были, а домовики одобрительно кивали и разбирали купленные Малфоями пафосные продукты вроде трюфелей, омаров и жутко дорогой белой икры. Буржуйское воспитание — что тут поделаешь…
Петунья с мужем старались в свою очередь достойно развлекать гостей: свозили, то бишь, саппарировали их на Ниагарский водопад, в национальный заповедник Секвойя, в Йеллоустонский парк гейзеров и в Гранд-Каньон — тот, который был доступен обычным людям. Люциус был от всего в диком восторге и все чаще шутил о переезде в Штаты, скупая охапками ковбойские шляпы, джинсы и прицениваясь к диким мустангам для своих конюшен.
В остальное время гости просто расслаблялись. Просыпались поздно, лениво выползали в халатах к обильному завтраку, бродили по саду как переевшие улитки, наслаждаясь экзотическими ароматами и любуясь фантастической красоты цветами, и охотно поглощали во множестве десерты, которые стряпала бодрая и энергичная Трикс — на нее беременность не оказывала никакого негативного влияния. Отчасти, наверное, потому, что рабам болеть и хандрить не полагалось, вот это свойство и закрепилось у домовиков генетически. Так или иначе, но сейчас эльфийка тащила на себе все хозяйство Снейпов, а Кричер самоотверженно помогал женушке, сияя довольной физиономией. Одно время Петунья пыталась настоять на том, чтобы нанять домработницу, но домовики решительно воспротивились присутствию в доме посторонних людей, пусть даже это были бы маги.
— Эх, хорошо тут у вас, — бормотал ублаготворенный Люциус, держа в руке бокал вина. — Никакой нервотрепки, в Министерство ходить подкупать чинуш не надо… может, мне и правда сюда перебраться? Денег полным-полно, сын и его внуки-правнуки обеспечены, имею я право ничего не делать?
— Ну, это ты сейчас так говоришь, а посидишь без дела месяц-другой, и заскучаешь, — предрекла Петунья.
— К тому же, тут полным-полно креативных дизайнеров и модельеров, — добавила Нарси, — я не потяну бизнес, слишком уж большая конкуренция, не то, что у нас, в Британии. В Косом Переулке я одна владею таким успешным делом, у меня половина всех магов одевается, и как-то не очень хочется освобождать столь перспективную нишу для кого-то другого.
— Да ладно, дамы, это я просто расслабился и мечтаю, — вздохнул Люциус. — Разумеется, мне с моей недвижимостью и активами трудновато будет сдвинуться с места. И конечно, речи быть не может, чтобы бросить все на кого-то и удрать отдыхать. Мои предки веками в Британии жили и сами все контролировали и делами занимались…
— Но ведь война кончилась, Темный Лорд мертв, можно не опасаться, что все это безобразие повторится снова? — уточнила Петунья.
— О, Лорд не единственная угроза, — хмыкнул Люциус. — Мы с твоим мужем на досуге очень серьезно поболтали, припоминая школьные годы, и поняли, что гораздо больше нужно опасаться другого субъекта, теперь уже светлого. Особенно тем, кто имеет детей. Когда мы учились, нам было как-то все равно, что творилось в школе, хотя, разумеется, многим возмущались. Только сделать мы тогда ничего особо не могли. А вот сейчас задумываешься о будущем своего ребенка, представляешь его на своем месте и как-то не по себе становится.
— Люциус, как только Драко родился, начал заговаривать о том, чтобы отправить его в Дурмстранг! — возмутилась Нарцисса. — А мотивирует он это тем, что в Хогвартсе гнилая идеология, которую насаждает один старый козел! И ребенок там точно пострадает! Получается, я не могу отдать сына в школу только потому, что какая-то бородатая сволочь будет настраивать против него других учеников только на основании того, что наш сын слизеринец и чистокровный! Да я его сама голыми руками придушу и закопаю на грядке с драконьим дерьмом!
— Нарси, я же просил тебя не ругаться, — страдальчески сморщился Малфой.
— Не будь ханжой, я называю вещи своими именами! — рявкнула блистательная миссис Малфой. — Ради своего ребенка я на все пойду! Только знаешь, милый муженек, чтобы не понадобилось столь радикальных мер, следует вам, мужчинам, хранителям семей и очага сделать так, чтобы всякие руководители учебных заведений не делали детей будущими жертвами во имя блага кого-то там… как это чуть не вышло с детьми Поттеров и Лонгботтомов.
— Знаете, я думаю, это довольно серьезный вопрос… — задумалась Пет. — И его стоит обсудить с компетентными знающими людьми. К нам сегодня на ужин придут коллеги Северуса из Академии, попросим у них совета. Но я лично думаю, что надо уводить детей из-под влияния этого вашего Дамблдора. А для этого… нужно просто-напросто не посылать их в Хогвартс, где их обрабатывают просто элементарным попустительством и невмешательством. На твоем месте я бы открыла еще одну школу, а то и несколько и желательно по профилям, раз уж вы привыкли к факультетам.
— А что, я уверен, что твоя идея как минимум будет достойна применения, — одобрил Люциус. — Я со своей стороны обещаю, что брошу все свои силы, финансы и возможности на то, чтобы максимально ослабить влияние этого… медоточивого паука в вырвиглазных мантиях, — он поморщился. — Школа… это отличный выход из ситуации! Петунья — ты просто гений!
* * *
Люциус при виде именитых гостей радостно вскочил, но вопреки прежнему, повел себя вполне достойно — без ужимок и улыбок. Он облачился в строгий темный костюм и даже нацепил на лацкан пиджака странный значок с какой-то научной конференции. Нарцисса потом шепотом поведала Петунье, что не помнит факта участия мужа в подобных мероприятиях. Но профессор Вейер и ректор Монгво видимо на этой конференции были, так как скептически подняли брови и усмехнулись. Люциус крепко пожал руки прибывшим гостям и рассыпался в любезностях, злобно кося глазом на ржущего Снейпа — тот как раз перед приходом пытался надеть ему на шею кучу медалей за какие-то свои научные разработки. Чтобы Люциус выглядел внушительно и доверительно перед именитыми академиками.
— Как у вас там ситуация, после войны? — поинтересовался Вейер, которому хотелось услышать стороннее мнение обывателя. С Марчбенкс-то они обсудили это много раз и пришли к неутешительным выводам.
Малфой скривился.
— Да все так, как было до появления Темного Лорда. Знаете, такое ощущение, что ничего не случилось! Правда, первый месяц все повсеместно восхваляли Лонгботтомов, но сейчас уже привыкли и почти не упоминают. Их даже не повысили, только наградили Орденами Мерлина Первой степени, кажется. Как-то уж очень обыденно для Героев, я считаю. Натурально «Sic transit gloria mundi».
— А что Пожиратели? — спросил Монгво, пристально глядя на Люциуса.
Тот и бровью не повел, сохраняя на лице безмятежное выражение.
— Затаились и отреклись, — весело сказал он. — К тому же, доказать ничего нельзя, лиц-то не видно было и за руку никого не схватили. Но на самом деле, тех нескольких, кого удалось схватить, вовсю раскручивают сдать подельников, ну те и рады стараться, сыплют известными именами направо и налево. Но тут дело в том, что помимо слизеринцев всплыло немало имен гриффиндорцев, да и с других факультетов сторонников Лорда предостаточно, как ни странно! Чистокровные-то не только мы оказались, в Британии полно таких консервативных ортодоксальных семей. Ну и что делать — всех же не пересажаешь! Вот и пришлось Визенгамоту лавировать и потихоньку закрывать дела. Хотя… взять того же Барти Крауча, вот кто фанатик! Собственного сына осудил и посадил в Азкабан! Ну, таких в Министерстве мало, да и почти у каждого родственники или члены семьи оказались замешаны и чтобы не было скандала, многое замяли.
— Какое интересное, однако, у вас правосудие! — восхитились Монгво с Вейером.
— О, этого у британских магов не отнять, — покивал Малфой. — Но что ж поделать, если у нас почти все чистокровные маги в родстве. Это, как ни крути, обязывает… даже наш великий Дамблдор, который председатель Визенгамота, ничего не смог поделать. Большинство было не на его стороне.
— Так чего же вы опасаетесь, молодые люди? — спросил Вейер. — И какой совет вы хотите услышать от нас?
— Ну, вы ведь сами все видели, кто и как на самом деле правит в Британии, и это вовсе не Темный Лорд, — вздохнул Люциус. — Взять хоть это дурацкое Пророчество, под которое можно подвести любого ребенка и взрослого. Оно даже меня чуть не зацепило, а я понял, что Лорд-то был бы просто-напросто исполнителем…
— То есть, если бы вашему ребенку не грозила опасность, вы бы ничего и не стали предпринимать? — тонко усмехнулся Вейер.
— Не стану врать вам — я бы и не пошевелился, — честно признался Малфой. — Мы все начинаем бегать как вспугнутые тараканы лишь тогда, когда дело касается лично нас или наших близких. Ну, или если в деле замешаны большие деньги и выгода, — добавил он с невинным лицом.
Присутствующие засмеялись.
— Здоровый цинизм и эгоизм, — признал Монгво. — Но это нормально и присуще большинству людей, так что, вас можно уважать хотя бы за вашу честность. Вы не стали лицемерить и сотрясать воздух громкими пафосными речами и лозунгами.
— Ну да, это не по мне, да и смысла в этом нет, — согласился Люциус. — Взять хоть нашу так называемую войну… погибло много молодежи, только-только закончившей Хогвартс. Это как-то неприятно осознавать — что сражались в основном молодые люди, только начавшие жить по-настоящему. Ну и многие не успели обзавестись ни семьями, ни детьми. Никто из обывателей, которые просто сидели и ждали, кто победит, чтобы потом присоединиться, даже не знает их имен. Как жили, так и живут, занимаются своими делами. А целое поколение оказалось выкошенным из-за чьих-то амбиций. У меня сын растет и мне бы не хотелось, чтобы и его постигла та же участь — пострадать от ненужной никому войны. Да, я знаю, что вы хотите сказать, — предупредил Люциус движение Вейера. — Но одно дело совершать глупости самому, и совсем другое — подставлять под удар своего ребенка.
— Ну, вы всегда можете уехать в другую страну, где с политикой и образованием все более-менее налажено, — предложил Монгво. — Например, к нам, в Штаты. Почему бы и нет? Меня, к примеру, нисколько не мучает совесть, что я переманиваю к себе юные и не очень дарования. Если им на родине не предоставляют надлежащих условий и не ценят по достоинству — то кто же виноват, что они ищут лучшей доли в чужих странах?
— В моем случае, наверное, имеет место быть обычное упрямство, — задумчиво промолвил Малфой. — Почему я должен уезжать? Мои предки жили в Британии около тысячелетия, род Малфоев один из старейших в Британии, да и нравится мне там. К тому же, наше родовое поместье тоже одно из самых старинных, судя по количеству эльфов, которые там живут. Это немалый аргумент. В общем, остаться причин больше, чем уехать. И я хочу, чтобы мой сын учился и жил возле меня, а не за тридевять земель. Хотя… уж если я отправлю его куда-то, то лучше к Северусу, чем к Каркарову, — покосился Люц на Нарциссу.
— По вашему негодованию я понял, что вы не желаете учить детей в школе, которой руководит ваш знаменитый Альбус Дамблдор, — констатировал Монгво. — Что ж, я вас могу понять, это не самый лучший руководитель учебного заведения такого типа.
— На самом деле я восхищен тем, как поставлено образование в вашей стране, Северус мне много рассказал об этом, — серьезно заявил Малфой. — Во-первых, у вас очень много высших учебных заведений, причем смешанных, что намного упрощает общение с маглами и снижает уровень неприятия. А во-вторых, в школах нет разделения на факультеты, такого как у нас. Мне такое положение вещей больше нравится. Признаться, я сам часто задумывался, в чем вообще смысл распределения, ведь программу-то всем преподавали и преподают одинаковую, что для Хаффлпаффа, что для Рейвенкло, что для Слизерина… Да и при выпуске аттестаты тоже одинакового образца, только количество ТРИТОНов у всех разное и от факультета не зависит.
— А разве те же хаффлпафцы не изучают специализированных предметов или курсов? — спросил Монгво.
— Пф! — фыркнул Малфой. — Ни в коем разе. По идее, все хаффлпафцы поголовно должны были брать Гербологию, но нет! Помню, у нас на курсе половина не взяли ее на сдачу ТРИТОНов, а уж Зелья так и вовсе не пользовались успехом, их единицы изучают после пятого курса. Или Рейвенкло, к примеру… Что им интересно было бы? Арифмантика, Руны, Астрономия, Трансфигурация? Лишь четверти учеников, не более. Остальным все до лампочки, штудируют только необходимый минимум. Так что…
— М-да, согласен, что-то как-то бедновато у вас, и необоснованно к тому же, — хмыкнул Монгво. — Я, признаться, был удивлен, что в Британии к образованию относятся столь халатно. К тому же, как мы видим, способные ученики совершенно не пользуются поддержкой своих наставников и преподавателей, что само по себе является попустительством и халатностью. Немудрено, что такие дети в поисках лучшего применения своим талантам вынуждены покидать Британию, как это случилось с Вейером и Северусом. А скольких еще вы прошляпили за все годы? Уверен, наберется немало. Да к тому же качество и уровень знания оставляют желать лучшего. Одно ваше ЗОТИ ввергает в глубочайшее недоумение и заставляет сомневаться в адекватности высшего руководства.
— О да, ЗОТИ — это притча во языцех, — оживился Малфой. — У нас в Министерстве больше половины чинуш носят на себе охапки защитных артефактов, потому что закончили школу при Дамблдоре и ничему путному на уроках не научились, даже элементарные Щиты ставить не умеют. Ну а те, кто более менее что-то могут — обучались еще при Диппете, у которого таких проблем не было. Ну, им повезло, конечно, в отличие от…
— Ну а вы как защищаетесь от сил Зла? — шутливо спросил профессор Вейер.
— Мы… хм… у нас-то был неплохой учитель, — признался Люциус, передернувшись. — К тому же, нас дополнительно в семьях обучали всему понемногу, тем же зельям, Трансфигурации, Чарам… ну просто потому, что все это составляет нашу жизнь, наш быт с самого рождения. Тут уж, как ни крути, но учишься буквально на практике.
— Это весьма хорошо, — одобрил Монгво. — То же самое происходит и у нас, а вот маглорожденным и полукровкам уже сложнее, потому, наверное, и столь снисходительное отношение к ним. Хотя некоторые с самого начала берут очень неплохой старт и быстро нагоняют по знаниям тех же чистокровных.
— Этого не отнять, — согласился Люциус. — Взять хоть нашего Снейпа и ту же Эванс. Они прекрасно учились с самого начала, получше некоторых чистокровных рейвенкловцев. Но это индивидуальные особенности, знаете ли, и вы видели, каким потом стало направление их интересов. А ведь, казалось, они оба должны были мыслить одинаково и стремиться тоже к схожему результату. А оказались по разные стороны баррикад.
— Да, это было довольно занятно, — усмехнулись профессора. — Мы поняли, чего вы опасаетесь. «Рука, качающая колыбель, правит миром». Кажется, это сугубо английская поговорка, не так ли?
Малфой активно закивал — дескать, совершенно верно.
— Мне как-то не хочется, чтобы мой ребенок по приезду в школу столкнулся с предвзятостью и агрессивным отношением к себе только потому, что других детей родители настроят в духе «его папаша слизеринец, а они все темные маги и воевали на стороне Волдеморта». А если еще там будут потомки тех, кого убили на войне… Это и вовсе грозит открытым и яростным противостоянием, в котором никто никого слушать не станет. Уже сейчас из Хогвартса доходят нерадостные вести — там в натуральном смысле идет кровавая война между учениками.
— Да, одна школа на всю Британию — это плохо, — подтвердил Вейер. — Тогда и впрямь выход один — нужно открывать частные учебные заведения. Вам, Люциус, с вашими финансовыми возможностями, это не составит труда, я думаю.
Люциус просиял и воспрял духом.
— Да-да-да, уважаемые Наставники, мы почти всю неделю с Северусом и Петуньей разговаривали на эту тему, и я готов финансировать и вкладывать… но где же мне найти преподавателей и все прочее? Может, если бы вы дали дельный совет…
— Нет ничего проще, — улыбнулся Монгво. — У вас есть отличный организатор и будущий руководитель — Гризельда Марчбенкс. Она-то отлично знает всю подноготную учебного процесса, кто чем дышит и чем должен заниматься. К тому же, я не против организовать что-то наподобие филиала от Академии в другой стране. Раз уж мы тут все собрались, почему бы не обсудить этот вариант? Совместно будет легче все это сделать…
— Миссис Марчбенкс с удовольствием возьмется за это, — подтвердил Снейп. — Она в последний свой визит к нам говорила, что надоело ей разъезжать по конференциям, хочется спокойной стабильной работы. Думаю, она согласится на должность директора в новой школе.
Люциус прямо расцвел и засветился.
— Я прямо сейчас готов ехать обратно домой и выписывать чеки, пусть только грамотные люди начнут все это, — подпрыгивал он на диване, воодушевленный идеей. — Подумать только, мы откроем школу и разорвем этот порочный круг! Я у Дамблдора отобью половину учеников, старикашка от злости лопнет! А еще, а еще я… — он задумался, — назначу стипендии лучшим ученикам, вот! И они у меня все захотят учиться на "Превосходно"!
— Отличная идея! — одобрили собравшиеся. — Детей надо поощрять и стимулировать! И ни в коем случае не применяйте систему начисления баллов!
— Фу, это такая гадость! — замахал ручками Малфой. — Нет уж, никаких ссор и драк на этой почве, все будет по-честному.
— Тогда так: вы открываете школу для всех желающих, а я — филиал Академии рядом с вашей школой. Так, чтобы дети могли сразу планировать свое будущее. Наиболее успешные ученики могут в порядке поощрения обучаться в Штатах, скажем, год. Или по обмену, такое у нас повсеместно практикуется. Будем укреплять дружбу народов, — предложил Монгво.
— Мерлин, если все это поставить на грамотные рельсы, то… родители сами притащат своих отпрысков ко мне! — обрадовался Малфой. — В Хогвартсе-то ничего такого и близко нет! А еще я организую обмен с Шармбатоном и Дурмстрангом! Стипендии! Филиал высшего учебного заведения с мировым именем! Я побью Дамблдора его же оружием! — Люциус пребывал в эйфории.
— Интересно, кто же у него тогда останется, коли все перебегут к тебе… — задумчиво сказал Северус. — А преподаватели?
— О, у Гризельды полным-полно ученых друзей, которые скучают на пенсии, — успокоил Вейер. — А уж их знания не сравнить с уровнем знаний ваших школьных учителей. А если зарплата и условия будут хорошими, то считайте, дело наполовину сделано.
— Да, кстати, вот еще важный вопрос… финансовый. Вы один-то потянете все это?
— Не беспокойтесь! Попечительские Советы никто ведь не отменял, а у меня полно приятелей и знакомых, которые обеспечены более чем и для своих детей и внуков золота не пожалеют. Признаться, в последнее время и впрямь качество знаний хромало, но с единственной школой особо исправить ничего и нельзя было, разве что репетитора нанимать… Но теперь, когда будет конкуренция… а ведь именно она основной двигатель прогресса, — гордо поделился экономическими знаниями Люциус.
Профессора понимающе хмыкнули.
— Верно-верно. Монополия до хорошего не доводит. Вот и у вас образовалась качественная такая искусственная стагнация, которая и приводит к внутренним распрям и недопониманию. Дети ведь как губки, они напрямую перенимают то, что им вещает главный авторитет страны, и что хуже всего — потом эти дети становятся сами родителями, а то, что в них было заложено в школе так никуда и не девается, и они воспитывают своих отпрысков в привычном им самим духе. Сначала семья, потом школа… Этакая порочная пагубная преемственность поколений.
— Я, пожалуй, дам денег на стипендии и гранты, — вмешался Северус. — Так же, как мне в Академии дали возможность спокойно заняться моими разработками. Организую что-то вроде Фонда для одаренных детей. Так что считай меня членом Попечительского Совета. Думаю, Регулус тоже внесет свою лепту в это дело. Он уже полностью распоряжается всеми своими средствами и перевел почти все деньги в американские банки. В общем, теперь будет тема для разговоров, — ухмыльнулся Снейп, видя горевшие нетерпением глаза Малфоя.
— Знаете, я считаю, что нам повезло еще и в том, что Министром у нас сейчас Миллисента Багнолд, а она училась на Рейвенкло, так что наше прошение удовлетворит незамедлительно! Все рейвенкловцы всегда ратуют за знания! Эх, знаете, я очень рад, что обстоятельства так прекрасно сошлись в одной точке, прямо знак судьбы то, что я так вовремя приехал погостить! — Люциус радовался как ребенок.
— Вот уж не думал, что ты с такой охотой станешь заниматься благотворительностью, — засмеялся Северус. — Будешь, значит, главой Попечительского Совета?
— Снейп, чего только не сделаешь ради будущего единственного ребенка, — ответил серьезно Люциус. — Вот сам поймешь скоро, каково это — отвечать не за себя, а за свое родное дитя. Да родители горы свернут ради благополучия своих чад! Я и сам раньше никогда не думал, что стану похож на квохчущую наседку, а вот поди ж ты…
— Это все естественные этапы взросления, и это прекрасно, что человек осознает и перерастает юношеский максимализм и сопутствующий этому возрасту эгоизм. А дети… только ради них можно и нужно жить правильно и совершать хорошие добрые поступки, — заметил профессор Вейер. — И если у вас, Люциус, все получится, мы будем только рады сотрудничать и помогать во всем.
— Не может не получиться, — убежденно воскликнул Малфой. — Да у меня уже сейчас тысячи идей в голове роятся! Так и хочется все их в жизнь воплотить!
— Как так, ты же блондин? — удивился Снейп, состряпав невинное выражение на ехидной физиономии. — Разве вы способны к мыслительной научной деятельности?
— Ты ничего не понимаешь, это всего лишь маскировка! — парировал Люциус. — Вот такие умники как ты, думают про меня плохо, а потом сильно раскаиваются. Природа не дура, она знает, как обманывать доверчивых простаков.
Довольный, как наклевавшийся жирных червяков павлин в саду Малфой-мэнора Люциус торжественно пригласил всех к учебному году на открытие новой школы, уверяя, что сможет все организовать за пару оставшихся месяцев…



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
матросДата: Среда, 15.04.2015, 16:41 | Сообщение # 167
Демон теней
Сообщений: 253
« 20 »
спасибо за проду) а как будет называться новая школа, и где будет? если Хог -приблизительно в Шотландии, то может новая- в Уельсе? конкуренция, это то, что надо)


Вы кто? - Добрая фея! - А почему с топором?! - Настроение что-то не очень...
 
Al123potДата: Среда, 29.04.2015, 01:38 | Сообщение # 168
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 89


25 августа 1983 г.
Настроение у директора самой лучшей школы магии и волшебства Хогвартс Альбуса Даблдора было просто прекрасным! Точнее — благостным и мирным.
Да и чего бы еще желать скромному простому человеку, радеющему о всеобщем благе и добившемуся своей цели? На улице чудесное утро, птички щебечут, солнышко встает, на столе чашка горячего чая и пара горячих булочек, свежее масло и джем… Темный Лорд повержен, его соратники, как крысы, затаились и теперь долго не смогут вести себя подобно хозяевам мира, народ радуется наступившему миру и спокойствию и собирает потихоньку детей, внуков и племянников в школу.
Письма с приглашениями давным-давно отправлены совиной почтой и теперь остается лишь привезти детей в школу, поприветствовать их, провести Распределение и начать обучение!
Ну а ему, пожилому человеку, надо лишь позавтракать да пролистать, как обычно, за едой, свежий номер «Ежедневного Пророка»… Впрочем, уже прошло несколько лет, как закончилась Магическая война, и теперь особо выдающихся сенсационных новостей вроде бы и не было. Ну, если не считать ярких, раздражающих глаза и слух рекламных объявлений этой выскочки Нарциссы Малфой, которая постоянно устраивала показы новых сезонных коллекций и распродажи уже немодных вещей в своей чересчур роскошном Доме. Крайне назойливо и даже неприлично с ее стороны — вовсю эксплуатировать единственный серьезный печатный орган магического общества как площадку для своего тщеславия и обогащения!
Альбус недовольно хмыкнул. Вот кто как колючка в мягком месте! Малфои! И как им удалось избежать справедливого суда и наказания, Мерлин весть. Впрочем… Это же слизеринцы, гадючья парочка! Скользкие, изворотливые, пронырливые, корыстные… Он нисколько бы не был удивлен, узнав о том, что Модный Дом был организован специально как прикрытие для темных делишек и одновременно как средство против обвинений в пожирательстве. Дескать, такие известные респектабельные люди, известные бизнесмены и меценаты попросту не могут совершить чего-то противоправного, а уж тем более быть Пожирателями Смерти! Да и зачем им это? У Нарциссы работают выходцы из всех слоев общества, то бишь, полукровки и даже маглорожденные, потому что как же иначе — чистокровные редко кто пойдут наниматься, чтобы подчиняться хозяину. Они, в основном, свой бизнес открывают и развивают, благо у многих финансовое положение позволяет. Вот уж, небось, кривили рожи надменные богачи, вынужденные нанимать на работу грязнокровок...
А тут, попробуй, обвини этих… тут же завопят, что не могут люди, принимающие на работу маглорожденных, воевать против них же, это же абсурд какой-то… вот если бы был жесткий отбор на предмет чистокровности — вот тогда другое дело, тогда можно придраться и аппелировать самым главным козырем — политкорректностью, а так…
Дамблдор разочарованно скривился. М-да, тем более, Малфой весьма и весьма богат, а чиновники в Министерстве совершенно избаловались и обнаглели, хотят жить хорошо и богато! Вот и обстряпывают делишки за спиной у Председателя Визенгамота. Как бы хотелось прищучить этих наглецов, да пока что нечем. Скользкая гадина, не удержать в руках… ну ничего. Просто повезло им всем, шарлатанам от политики и бизнеса, что он неоднократно отклонял предложения стать Министром Магии, ох, повезло! Честно признаться, положа руку самому себе на сердце, Альбус попросту не желал брать на себя ответственность за все разношерстное магическое общество. Ну а наивные обыватели считали, что это все от ангельской скромности героя-победителя Гриндевальда, который после блистательной и стремительной победы удовольствовался всего лишь должностью директора Хогвартса. Его и эта должность вполне устраивает и невдомек всем этим карьеристам, что…
В витражное окно директорской башни стукнулась сова.
Альбус, не успев подумать, что именно невдомек известным тупицам, лениво поднял палочку, приказывая створке отвориться. Пернатая почтальонша влетела в кабинет и села на стол, поднимая лапу с привязанным экземпляром газеты. Дамблдор привычно сунул в кожаный мешочек кнат и сова, не задерживаясь, тут же ретировалась. Ей, бедняжке, еще назад надо было лететь, Мерлин знает, сколько миль до Лондона…
В дверь постучали. Скорее всего, пришла Макгонагалл, декан Гриффиндора и заместитель директора по учебной части. В принципе, к приему учеников школа была полностью готова — все же многолетний опыт, но Минерва все равно где-то с двадцатого числа каждое утро наносила визит, дабы отчитаться о самых малейших изменениях. Банальная пунктуальность и даже некоторое занудство — вот и вся МакГонагалл. Впрочем, эта черта была весьма полезна, с такими установками не пошалишь, ученики убеждались в этом на собственном опыте.
— Да-да, профессор, входите! — жизнерадостно отозвался Альбус, с сожалением откладывая газету.
— Доброе утро, Альбус. О, почта пришла? Если что-то интересное, скажите мне, я прочту потом у мадам Пинс в библиотеке, — попросила Минерва. — Хотя… в последнее время очень тихо, даже в Лютном торговцы и контрабандисты притихли.
— Это оттого, что отважные авроры не щадя сил искореняют преступность! — шутливо-пафосно воскликнул Дамблдор. — Впрочем, я абсолютно доволен работой нашего доблестного Аврората. Так и должно быть в обществе, полностью соблюдающем законность и правопорядок.
— О, вы правы, совершенно правы, — активно закивала МакГонагалл. — А наш Фрэнк просто герой, истинный герой! Вот что значит — настоящий гриффиндорец, который ни на шаг не отступит от своих жизненных принципов! А скромный он какой! Так горжусь этим отважным мальчиком… — Минерва растрогалась и уселась в кресло возле стола, положив на колени свернутый пергамент — отчет о проделанной работе, надо полагать.
— Чаю не желаете, профессор? — гостеприимно предложил директор. — Сегодня домовики расщедрились на Лапсанг Сушонг. Знаете ли, с ванильными булочками просто феерично! Такой контраст вкусов…
— Нет, спасибо! Я всегда пью жасминовый, — чопорно поджала губы профессор Трансфигурации.
— Ну, на нет и Визенгамота нет, — сострил Дамблдор. Вызванный домовик приволок чайник с желаемым цветочным чаем. Налив гостье чашку и полностью исполнив долг гостеприимного хозяина, Альбус таки развернул «Пророк». — Хоть что-то занимательное нам сегодня предоставят? — скептически задал он риторический вопрос. Минерва пожала острыми худыми плечами, а Фоукс в клетке закопошился, тихо закудахтал и вдруг шумно забил крыльями.
— Что это с ним? Обычно он тихий, — встревожилась МакГонагалл. — Не пора ли ему сгореть, Альбус?
— Да вроде бы дня четыре назад возрождался, — нахмурил брови директор. — Просто не в настроении, скорее всего. Бывает.
Он вернулся к передовице, недоуменно нахмурился, потом вчитался в крупный заголовок и глаза у него полезли на лоб.
— Альбус, а как вы думаете, может, мне увеличить число уроков по моему предмету? — завела обычную шарманку Минерва, которая стремилась вбить ученикам в чугунные головы свой предмет намертво. Получалось это действо не всегда и не вполне удачно, ибо Трансфигурация была наукой сложной, а МакГонагалл повторять и разъяснять на пальцах крайне не любила — непонимание детьми предмета с первого раза ее раздражало. Так вот, если увеличить чисто занятий да побольше практиковаться, может, это увеличит эффективность восприятия? — Альбус, почему вы молчите?
Она посмотрела на директора и вскочила в испуге, увидев его застывшее перекошенное лицо.
— О Моргана и Мерлин, да что с вами? Неужели… неужели опять война началась? — истошно взвизгнула она, хватаясь за сердце. И впрямь, видок у начальства был неадекватный: рот разинут, глаза выпучены, очки сползли на самый кончик немаленького носа… казалось, его удар хватил. — Надо вызвать Помфри! — Минерва ринулась к камину, собираясь связаться с Больничным Крылом, но сдавленный хрип остановил ее.
— Стой, Минни! Не надо! Ох… не ожидал такого… коварства… — просипел старик, роняя газету на стол и сползая в кресле.
— Где ваши сердечные капли? — металась в панике Минерва, шаря по столешнице, заваленной пыльными фолиантами.
— Да все в порядке, Минни, — Дамблдор кое-как принял строго вертикальное положение и задумчиво пожевал бороду.
— Ох, — профессор Трансфигурации отерла пот со лба и тоже опустилась в кресло. — Да что же вас напугало, что вы так меня напугали?
— Дождались! Конкуренция, Минни, — мрачно изрек директор, подталкивая через стол газету. На первой полосе мельтешили фигурки магов в вырвиглазных мантиях, небось из новой коллекции Малфоихи. Минерва поморщилась — какое вопиюще-яркое безобразие! Никакого вкуса, все слишком цветастое, вычурное и короткое! Новая мода просто ужасна!
— Какая еще конку… — МакГонагалл впилась глазами в обширную статью. — Не может бы-ы-ыть! Какой ужа-а-ас! — по мере прочтения все громче стенала она.
Дамблдор прикрыл рукой глаза.
— Но, Альбус! — возмутилась Минерва, дочитав сей опус до конца. — Это же… это же нонсенс! Зачем нам в малочисленной магической Британии две школы? Хогвартс-то не до конца заполнен, так куда же еще…
— Минни, ты что, не понимаешь, что это подкоп под меня? — хмуро сказал директор, нервно барабаня пальцами по столу. — Слизеринцы всегда были недовольны моей политикой в школе. А сама знаешь, маленькие змееныши вырастают в больших полноценных и очень ядовитых гадов, вот и тут то же самое… Чуяло мое сердце, что на смерти Лорда все плохое не закончится… расслабился я.
— И что же теперь нам делать? — робко спросила Минерва, с надеждой взирая на кумира и начальника.
— Да все будет как прежде! — убежденно воскликнул директор, хотя казалось, что он больше убеждал именно себя. — У Хогвартса многовековая история, авторитет и популярность! Это самая лучшая школа не только в Британии, а, я уверен, и на континенте тоже! Так что все ученики, которым ты послала приглашения, первого сентября будут здесь, в Большом Зале, или я не Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор! — он прищурился.
— Но… но… — Минерва беспомощно тыкала пальцем в статью. — Тут написано, что всем детям этого года посланы приглашения, причем не на простом пергаменте, как это обычно делаем мы, а… да тут целые цветные буклеты с колдографиями! — МакГонагалл расстроилась. — Там все подробно сфотографировано и с подписями… — она скривилась.
— Ну и что, — пожал плечами директор. — Мишура, излишний пафос и никчемная роскошь! Мы возьмем скромностью и достоинством, а так же тысячелетними традициями! А весь этот новодел… — он презрительно махнул рукой.
— А еще, Альбус… тут написано… — МакГонагалл уже всхлипывала. — Мы отправили письма совиной почтой, а новая школа разослала по адресам маленьких разноцветных гебридских дракончиков! Любой ребенок выберет не банальную привычную даже маглам сову, а яркого и необычного питомца, что уж тут говорить!
— Что? — подскочил Дамблдор, встрепенувшись, как гончая, учуявшая дичь. — Драконов, говоришь? Да это же прямое нарушение Международной Конвенции о запрете разведения драконов в домашних условиях. И вообще, в Британии они запрещены! Вот тебе и повод прищучить этих мошенников! — он злорадно потер руки.
— Не получится, — Минерва быстро пробежала глазами текст мелким шрифтом. — Тут говорится, что Министр принял два дня назад поправку к Конвенции для магической Британии. В общем, если драконы не вырастут больше фута длиной, весом более десяти фунтов и не будут плеваться огнем, то их вполне можно разводить в школьном питомнике. Как пособие по УЗМС. Вот они в новой школе и вылупились. Это новый вид, в румынском заповеднике вывели. Теперь эти дракончики — символы нового колледжа, который организован совместно с Нью-Йорской Магической Академией. Серьезный соперник, Альбус. Боюсь, мы тут ничего сделать не сможем, разве что наш Хагрид будет этому новшеству рад несказанно, — МакГонагалл вздохнула. Да уж, конкуренты — это плохо, может на заработке сказаться… да и вообще…
Дамблдор, поглощенный собственными тревогами и не замечавший сомнений, одолевавших его верную сподвижницу, заскрипел зубами. И вправду, куда пойдут маленькие детишки и их недалекие родители, падкие на дешевые зрелища? Беспроигрышный пиар-ход — подключить таких популярных созданий, как драконы, пусть даже и недоросли! Интересно, эти мошенники, организаторы новой школы, сами до такого додумались или нанимали раскрученного мастера-суперкреативщика?
— Тут еще много чего написано о преимуществах нового учебного заведения, — продолжила профессор дрожащим от огорчения голосом. — При школе открывается филиал НВАМ, так что ученикам можно не задумываться о том, куда пойти учиться после окончания. И еще… обещают трудоустроить после Академии. Сами понимаете, мы таких условий предоставить своим выпускникам не в состоянии… К тому же, всячески будут поощрять материально. Способные студенты могут получить именные стипендии и гранты на исследование. Боюсь, у нас в этом году будет не только мало первокурсников, а как бы еще и старшие курсы не сбежали к… кстати, кто учредитель? — МакГонагалл зашуршала газетой.
— Хм… список Попечительского Совета… ожидаемо тут почти все чистокровные слизеринцы, и еще… смотрите, какая неожиданность! — потрясенно воскликнула Минерва. — Северус Тобиас Снейп, выпускник НВАМ, магистр зельеделия и оборонных систем. Это ведь тот самый полукровка, который с Лили Эванс дружил!
— Что? — взревел директор. Он вскочил и вырвал у трансфигураторши многострадальный, уже малость помятый газетный лист, впиваясь в строчки глазами и не веря им. — Не может быть! Так вот куда сныкался этот мелкий гаденыш… в Америку смылся! Ах, он!!!
— А в чем дело, Альбус? — удивилась Минерва. — Вы ведь сами спустили на тормозах то происшествие с Люпином и Визжащей Хижиной. И потом, знаете, до меня ведь дошли слухи о том, что случилось на СОВах… понятно, почему он не появился после летних каникул. Просто нам это подали, как будто его забрали его родственники со стороны матери, вот мы и поверили… а получается, что он просто уехал и закончил учебу в другой стране. Понять-то его можно, — она задумалась.
— Ох, Минни… И ты туда же, — махнул рукой директор. — Не начинай о справедливости, прошу тебя! — он потер рукой лоб. — Что-то я расстроился и подустал. Известия еще эти неприятные, сама понимаешь. Все было прекрасно и вдруг на тебе! Сюрприз! И сделать-то ничего нельзя, главное…
— А если пожаловаться Министру? — неуверенно предложила расстроенная Минерва.
— Не выйдет, да и на что, собственно? — мрачно сказал Альбус, вперившись глазами в окно. — Никому не запрещено открывать частные школы, если на то пошло, а Багнолд ведь с Рейвенкло, она помешана на знаниях, на науках да всяком прочем. Малфой, сволочь, знал, чем Министра брать! Беспроигрышный вариант! Она ни за что не отказала бы в удовольствии открыть еще одно учебное заведение, это же не казино и не бордель. Фанатичка!
— Может, все еще обойдется? — снова жалобно сказала МакГонагалл, немного обескураженная грубостью шефа. Утро, еще полчаса назад бывшее таким чудесным, оказалось безнадежно испорчено. Хотя… пусть голова болит у Альбуса. Это его заботы, как директора!
Увы, не обошлось. В кабинет, как будто накаркали, ворвался весь в ужасе декан Слизерина Гораций Слагхорн, запыхавшийся и в жуткой панике. Он потрясал стопкой пергаментов, зажатой в пухлой ладошке.
— Мерлин, Альбус! О, нижайше прошу пардону, доброе утро, дорогая Минерва! Альбус, это полнейшая катастрофа! Меня с утра атаковали стаи сов с заявлениями от моих учеников! Они все хотят… — тут он с трудом перевел дыхание. — Все хотят уйти из Хогвартса и требуют срочно выслать им документы! Пишут, что переводятся в новый прогрессивный колледж…
— Гораций, какая неожиданность! Побуду-ка я Трелони — кажется, скоро вы останетесь не у дел, — съязвил Дамблдор, желчно усмехаясь. На фоне уже прочитанных новостей вести, принесенные Горацием были вполне ожидаемы и предсказуемы и не вызвали шока, так что он откинулся в кресле и философски соединил кончики пальцев. Он подумает о последствиях, когда останется один, и его не будут отвлекать эти вопли и стенания.
Толстяк тут же сник и опал. Пергаменты в руке жалобно хрустнули.
— Вы так полагаете? — прошептал он. — Ну что ж… признаться, я как раз подумывал уйти на пенсию. Раз так, то вот он — подходящий момент, — впрочем, ему в голову тут же пришла какая-то оптимистичная мысль, отчего глазки у него забегали, а в голове тут же началась оживленная мозговая работа. А что — раз ученики уходят толпой, то вполне можно отправиться вслед за ними. Хороший преподаватель, еще и зельевар к тому же на дороге не валяется. А судя по тому, что писали ему ученики в своих прощальных письмах, новый колледж являлся очень даже пафосным и теплым местечком, где можно набрать себе более перспективную паству в плане получения будущих дивидендов… И повод-то какой хороший подвернулся — уйти так, чтобы Дамблдор легко отпустил! Нет, все-таки Фортуна к нему благосклонна!
— Но как же так? — заволновалась МакГонагалл. — Как же наш Хогвартс? Получается, целый факультет покинет школу? Это же… это же немыслимо! Это… это ненормальный прецедент! Ведь Основатели завещали…
— Основатели? А что вы хотели, Минерва? Так же, как Салазар Слизерин покинул школу после крупного скандала, учиненного им из-за чистоты крови, так же и его последователи, как крысы, убегают с корабля. Просто времени прошло немало, а так ситуация абсолютно идентична. Впрочем, знаете, от них и правда слишком много шуму, недовольства и пафоса. Это раздражает нормальных учеников и создает слишком много проблем и разногласий. Пусть будет, как будет, — постановил Дамблдор. Слагхорн, нацепивший на лицо маску невозмутимости, сделал вид, что к нему это не относится. — Отчасти, это объясняет, почему мы все не знали об открытии новой школы до последнего, когда тянуть уже было нельзя. Это в характере слизеринцев — утайки, скрытность, изворотливость, привычка бить в спину… очень прискорбно, что они не снизошли до честной борьбы, — он скорбно покачал головой.
Директор казался совершенно спокойным и невозмутимым, ясные голубые глаза за очками светились мудростью и пониманием. Удрученные преподаватели переглянулись — возразить им было нечего… правда МакГонагалл несколько покоробило высказывание о бегущих крысах. Но ведь оно не означало, что их корабль, то бишь, Хогвартс, тонет? Ведь нет же?
* * *
Едва дождавшись ухода преподавателей, Даблдор взял себя в руки, немного подышал и посчитал до ста, потом, чувствуя, что не помогает, таки выпил флакон Успокоительного, чего никак не хотелось делать при коллегах. После этакой мощной терапии уже спокойно и внимательно прочел статью, которая не уместилась на одной странице. На втором листе давались подробности и биографии учредителей и Попечительского Совета.
— Так… так… новая школа «Сердце Дракона»… фу, как безвкусно и пафосно! Уж эти мне чистокровные! — уничижительно фыркал директор. — Располагается в Лондоне, что очень удобно для всех категорий учащихся… недалеко от железнодорожного вокзала «Кингс Кросс». Ну да… ну да… привлекли столицей. Не хотят жить в деревне, город им подавай! Адрес… адрес площадь Гриммо, 13… Что? Особняк Блэков? Но как, как? Ведь он был под Фиделиусом, как же… неужели жена Малфоя каким-то образом вступила в наследство? Ох, сплошные тайны, Мордред их побери, — бормотал директор под нос, нервно пробегая строку за строкой.
Хогвартс по всем статьям проигрывал новой школе. У Дабмлдора жутко заболела голова от огромного количества нововведений, которые он себе позволить не мог, да и не особо хотел, ибо, разумеется, выделить силы и деньги был в состоянии. Но считал, что слишком уж баловать учеников не стоит — отменил телесные наказания, да и хватит с них. Поят их, кормят до отвала, спят на мягком, по выходным развлекаются в свое удовольствие, учат бесплатно. Чего еще надо?
Только вот это его нежелание улучшить и сделать учебу более комфортной, а интернат более современным и цивилизованным, сыграло с ним злую шутку. Как говорится, все познается в сравнении…
— Где же я допустил ошибку? — директор ожесточенно потер ноющие виски. — Ведь все, все просчитал до мелочей! Почему же с этим мелким гаденышем не получилось? В какой момент не сработали типично слизеринские амбиции — обида, злоба, жажда мести, желание сделать все в противовес, мгновенно возвыситься незаконным путем? Как все не вовремя… да еще и эти неудачи с самым сильным оружием — Любовью… не так оно сработало, как ожидалось и планировалось. В чем же просчет???



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Среда, 29.04.2015, 12:57
 
Al123potДата: Четверг, 30.04.2015, 00:01 | Сообщение # 169
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf


"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Al123potДата: Понедельник, 11.05.2015, 22:52 | Сообщение # 170
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 90


Люциус аппарировал не сразу домой, а в сад. Защитная сеть, вчера обновленная Снейпом, пропустила его беспрепятственно. А раньше было такое ощущение, как будто в начавшем застывать лимонном желе движешься. Прилагаешь усилия, чтобы вырваться и вдруг «чпок» и чуть ли не падаешь вперед пузом оттого, что невидимые липкие ниточки разом рвутся и тебя отпускают. Снейп как-то мудрено описал этот эффект — единственное, что уяснил Люциус, так это то, что куча заклятий не была синхронизирована — чары действовали не одновременно, а с задержкой в доли секунды, потому и возникало такое сопротивление.
Въедливый занудный Снейп целый день торчал на воздухе и таки все наладил, так что Люциус получил истинное удовольствие от того, что твердо встал на ноги после прибытия. А еще хотелось полюбоваться в очередной раз на доставленных неделю назад купленных колибри в количестве ста шестидесяти семи штук. Обошлось это в кругленькую сумму, но зато… по саду теперь носились сверкающие разноцветные микроснитчи с трепещущими крылышками и черными клювиками. Люциус уселся прямо в траву и умиленно наблюдал за фантастическими птичками. Вдобавок вокруг порхали сонмы бабочек, фонтанчики в виде античных скульптур извергали бриллиантовые струи свежей воды, курлыкали и важно распускали роскошные хвосты любимые белые павлины — тишь и благодать! Так бы и сидел часами, своеобразно медитируя после дневной нервотрепки, да время ужина вынуждало топать в дом.
Малфой, насозерцавшись на красоту, с дурацкой улыбкой на лице ввалился в предусмотрительно открытую домовиком дверь. Поставил любимую трость в антикварную кованую подставку и сбросил мантию. Та, не успев коснуться пола, повинуясь магии домовика, повисла на вешалке. Люциус покосился на эльфа — белая наволочка с фамильным гербом выглядела не очень — слишком скучно. Может, стоит попросить Петунью придумать что-нибудь более приличное и эффектное для прислуги? К тому же, все равно половина челяди отправится в новую школу, на кухню. Решено — попросит оригинальную униформу!
— А где наши гости дорогие? — спросил он.
— Дамы в гостиной, разговаривают, а мистер Снейп в вашей лаборатории уже несколько часов сидит, — доложил домовик почтительно.
— Ну что ж, тогда накрывайте на стол через полчаса, а я навещу нашего зельевара, — распорядился Люциус, сворачивая налево — к лестнице в подвал. — Да, как чувствует себя миссис Снейп?
— Хорошо, ей в Малфой-мэноре комфортно, — важно сообщил эльф. — Неудивительно, ведь здесь магии за тысячу лет скопилось немало, так что дети довольны.
— Отлично, просто отлично! — просиял Люциус, отпуская домовика.
Лабораторией своей Малфой очень гордился и постоянно покупал всякие новинки в виде хрустальных колб и реторт и котлов из разных сплавов. Правда, сам он зелья варить не особо любил, он готовенькое любил употреблять. Снейп в свое время семейство разбаловал, впрочем, тут выгода была обоюдная: юный зельевар вовсю экспериментировал в огромном, отлично оборудованном подвальном помещении, а Малфои гордились полностью укомплектованной домашней аптечкой, да еще и родственникам помогали с качественными зельями. Не забесплатно, естественно. В общем, всем было выгодно, удобно и хорошо.
Правда, на экскурсии в Академии Люциус испытал неловкость за свое детище, увидев современные химические лаборатории — он даже не представлял, сколько всего диковинного придумали эти самые… маглы. А уж котлов и в помине не было — они бы выглядели в общем интерьере просто смешно и неуместно. Помнится, Снейп смешивал зелья в стеклянной посуде. Хм… а что, можно ведь, наверное, сделать такой же котел — прозрачный, из особого стекла. Прикольно будет смотреться…
Он стукнул в закрытую дверь четыре раза — условный знак, что это именно он. Выждал пару секунд и вошел.
Снейп, вопреки ожиданиям, просто сидел на стуле. Хотя… на каменном столе стоял котелок с готовым зельем, извергая золотистый пар.
— Хм… наверное, непривычно, — посочувствовал Люц. — Все-таки для тебя это, наверное, уже все устарело. Твоей лаборатории в подметки не годится.
— Да нет, — ухмыльнулся Снейп. — Наоборот, словно в прошлое вернулся. Здесь я был счастлив, потому что мог спокойно заниматься тем, что мне нравилось. Ну и, разумеется, каникулы у меня проходили весьма плодотворно. А уж то, что у меня под рукой было целых два подопытных кролика…
— Зааважу! — пошутил Люциус, засмеявшись. Но и правда, все свои усовершенствованные и придуманные зелья Северус испытывал сначала на себе, потом на Люце, а уже потом только давал Нарциссе. И надо сказать, снадобья были отменного качества и действия. — А что это у тебя?
— Феликс Фелицис. Переработанный немного. Я нейтрализовал вредный компонент, приводящий к болезненному привыканию, толченными лунными опалами. Так что завтра можно выпить — на удачу. Хотя, я думаю, проблем на открытии не будет, но мало ли чем Мерлин не шутит...
— Ну, это ты прав. Старик может и не смириться с нашей дерзкой выходкой, — Люциус заинтересованно сунул нос в котелок. — И впрямь, запах немного другой. Ты знаешь, Феликс, конечно очень вреден, но мне все же приходилось принимать его несколько раз. Буквально по чайной ложке, чтобы не привыкнуть. Зато выходил от Лорда без ущерба, особенно когда у нас бывали потери. Хорошо, что тебя тут не было… Тут Мордред знает что творилось тогда. Так что я сейчас несказанно рад, что Лонгботтомы всех нас избавили от этой жути. Жаль, что ты его только сейчас доработал…
— Ну, знаешь, — усмехнулся Снейп. — Я вообще-то именно его и рвался переделать первым, но где я мог взять лунные опалы, которые мне были нужны для эксперимента? Они же стоят на рынке бешеных денег, а в Хогвартсе так и вовсе не водятся. А если б были, Слагхорн все равно мне бы не отсыпал ни грана.
— А чего у меня не попросил? — удивился Люциус.
— Ты мне и так много помогал. Так что я просто отложил Феликс до лучших времен — пока сам не стал бы зарабатывать, ну и как-то потом стало не до него… все разом навалилось, ну ты же помнишь. А уже в Академии я вспомнил про свои задумки, благо там самые редкие и дорогие ингредиенты всегда в наличии, взял и доработал на досуге. Ты же знаешь, я не особо любил и не люблю все эти примочки с притягиванием удачи. Предпочитаю полагаться на знания и опыт, а не на якобы благосклонность судьбы, а уж тем более случая. Мои отношения с Пет — лучшее тому доказательство.
— Но все-таки… невредный Фелицис не помешает, — порадовался верующий во всякую чушь в отличие от насквозь прагматичного, если не сказать циничного друга Малфой. — Даже если это и эффект плацебо. Скажем так, порция жидкой уверенности в себе и своих силах прекрасно помогает в экстренных ситуациях. Иногда нужна просто вера в себе и своих силах.
— Да, знаешь, на самом деле это довольно просто — убрать токсичность… если вспомнить характеристики ингредиентов и их взаимодействие при определенной температуре и наличии определенного катализатора — вытяжки из поджелудочной железы игуаны в нашем случае… — воодушевился похвалой довольный Северус.
— Хватит, хватит! — Малфой шутливо поднял руки. — Я все равно ничего не пойму, я в зельях в школе был не особо хорош… Я потребитель, Снейп, и твоя подопытная мышка.
— Кролик, — уточнил Снейп, улыбаясь. — Белый кролик.
— Да-да, как пожелаешь. Пошли лучше наверх, скоро ужин. Надеюсь, твоей жене здесь нравится? Домовик сказал, она чувствует себя хорошо.
— Очень хорошо, — подтвердил Северус. — Ей только в Каньоне бывает комфортно без накопителей и тут. А, еще в особняке Блэков вроде было ничего.
— Ну, оно и понятно — дома все старинные, там магия многими поколениями копилась, не зря же у меня столько домовиков народилось. Правда, у Блэков их могло быть столько же, но они сами виноваты, что своих слуг извели, что за манера за любую провинность головы рубить да на стену вешать в назидание. Идиоты, что тут скажешь. Хорошо, что Регулус вовремя от родни избавился.
— Ты прав. В нашем доме в Штатах совсем мало магии. Но все-таки Крич с Трикс уже немного адаптировались, думаю, они еще и с собой из особняка на Гриммо понемногу таскают, я им сделал несколько артефактов. Но с накопителями жить тоже можно, так что… дальше будет лучше, я тут обдумываю как сделать еще более емкие аккумуляторы, — опять пустился в научные рассуждения Снейп. Люциус прервал его излияния и потащил наверх — жены заждались, да и сам он был жутко голоден.
Прекрасные половинки не особо ждали дорогих муженьков и вовсе не скучали: наряженные в новые модные мантии странного покроя и ярких расцветок, Нарцисса и Пет сообща придумывали новую коллекцию осенней верхней одежды. Получалось вроде неплохо, судя по их довольным лицам. Также дамы портили себе аппетит, поглощая маленькие пирожные в ассортименте и запивая их горячим шоколадом — угощеньем обеспечивала Трикки, которая стала похожа на маленький лопоухий колобок в разноцветной наволочке, но заботиться о подруге и хозяйке не перестала. За свои талии модельерши не беспокоились. Пет уже было все равно — шел пятый месяц беременности, а Нарциссе Снейп сварил про запас Блокатора — мечту 99% всех женщин.
— А вот и мы! — успешно изобразил Люциус Капитана Очевидность.
— Ах, милый муженек, с работы пришел, устал, — проворковала Нарси. — Надеюсь, школа готова к открытию? Все лазейки и щели, в которые могли бы просочиться недруги, закрыл? Члены комиссии все подписали?
— Обижаешь, любимая, — оскорбился Люциус. — Во-первых, с твоим Модным домом я возился, а во-вторых, с таким советником как Петунья, — он отвесил поклон в сторону жены Снейпа, — наши враги могут даже не пытаться нас дискредитировать. Ну и потом, я никогда не халтурю, не буду же я воровать у самого себя! А значит, по всем позициям комиссия осталась довольна — все сделано качественно и добротно.
— Да ладно вам, — смутилась Пет. — Это же просто элементарное соблюдение правил эксплуатации объектов. В «Виктории Сикрет» было очень строго насчет этого. Компания не могла допустить, чтобы ее репутации был нанесен хоть малейший ущерб, поэтому абсолютно все там учитывалось и выполнялось очень качественно. Ну и я нахваталась от хозяйственников, мне же для работы все это нужно…
— А я о чем, — подтвердил Малфой. — Как раз сегодня последняя комиссия из Министерства проверяла школьную кухню на предмет гигиены. Можно подумать, домовики не умеют колдовать Эванеско Тотал. Даже как-то за них обидно — у меня на кухне всегда идеальный порядок и чистота. А позавчера, хи-хи… пожарники приходили! Ну, то есть, маги, проверяюшие работу каминов, факелов и прочей дребедени вроде летающих свечей. А у меня в школе, между прочим, все по американским стандартам сделано! Огнетушители везде висят, топоры и крючья креативно оформлены под стенды с рыцарским оружием и эта система ТРВ* — отличная вещь, кстати! Куда там Агуаменти колдовать — рука устанет же! И придраться не к чему, потому что школа под патронажем американской Академии и Статуту не подчиняется.
— Значит, все проверочные комиссии подписали добро на открытие школы? — уточнила Пет. — Прекрасно! Это самое главное, обычно придираются именно к материальной оснащенности.
— Совершенно верно. Ну как же могло быть иначе, ведь в каждой комиссии присутствовал член Попечительского Совета, который лично комиссию и набирал из сотрудников своего отдела, — засмеялся Люциус.
— Поразительно, что почти все чиновники в Министерстве ваши знакомые, — улыбнулась Пет.
— Ну-у-у… что верно, то верно. У нас этакое взаимовыгодное сотрудничество, — туманно намекнул Малфой. — А еще от отца связи остались старые. Если учитывать, что Начальники отделов сидят на своих должностях пока не помрут на рабочем месте, получается, что я и своему сыну смогу эти самые связи и знакомства передать.
— А вообще, я в восторге от нашей милой розовой жабы Амбридж, — влез в разговор Северус. — Такая исполнительная дама! За вознаграждение сделает все, что захочешь! Имел счастье убедиться, и сейчас не разочаровала.
— Она ко мне неровно дышит, — хохотнул Люциус. — Как только я озвучил свою просьбу, у нее буквально загорелись глаза, и она даже не запросила много за срочное оформление полного пакета документов. Как я понял из ее намеков, она терпеть не может Дамблдора. Все пытается получить должность полномочного инспектора учебных заведений, чтобы иметь над стариком хоть какую-то власть, но, увы… правда Фадж после моего визита к нему согласился подумать над тем, чтобы таковую должность все же ввести в министерский реестр. Уж не знаю, что у нее за зуб на нашего директора, но будьте уверены, она так просто его к моей школе не подпустит.
— Да уж, удачно вышло. Но, в общем-то, если разобраться, в Министерстве многие Дамблдора недолюбливают. Знать бы еще точно, почему и за что… — задумчиво сказал Снейп.
— То есть, если я правильно поняла вашу разнарядку, в этом году нашествие еще каких-либо комиссий уже не грозит? — спросила Петунья.
— Совершенно верно, согласно действующему законодательству, лимит исчерпан, ну и потом, на следующий год придут с проверкой опять же наши хорошие знакомые. Да и не в наших интересах лепить халтуру — у нас конкуренция, и цель — перетащить к себе побольше учеников. Дамблдор сам проверку проводить не может, у него есть право лишь просто посетить школу с дружественным визитом, а друзей у него в нужных Департаментах просто нет. Ну не станет же он Аврорат на нас насылать, для этого определенный повод нужен вроде убийства в школе. Впрочем, в Аврорате у нас тоже имеются связи: Гавейн Робардс, слизеринец, но на редкость порядочный человек, достаточно обеспеченный, чтобы не мараться взятками — то, что надо. И приструнить нахалов сможет, все же пост заместителя Начальника Аврората не просто так занимает, а заслуженно, благодаря своему уму и опыту.
— Ох, Люциус… — протянула Пет. — Да вы опасный человек… всюду у вас мохнатые руки.
— Ну да, только не руки, а лапы, — шутливо скривился Люц. — Твой муж меня вполне заслуженно обозвал кроликом, а кроличьи лапки пушистые и приносят удачу! И Феликс не нужен.
Все дружно рассмеялись над малфоевскими якобы остроумными каламбурами.
— Но я, признаться, в полном восторге от здания, в котором располагается новая школа, — сказала Пет, когда смех утих. — Снаружи оно довольно неприметно, но внутри… Чары расширения пространства — это действительно сказка. Фантастика! И подумать только, бедняга Регулус с Кричером жили в этой пятиэтажной громадине совсем одни!
— Особняк Блэков считается одним из самых больших и величественных в магической Британии, — важно ответил Малфой. — Просто он расположен в городе, потому вынужден был надстраиваться вверх, в отличие от моего мэнора, который больше похож на раздавленную лягушку. Но у него помимо верхних этажей еще три подвальных этажа и огромный задний двор под Чарами. Есть где детишкам погулять и в квиддич поиграть.
— Точно, у Рега очень компактный удобный дом, — ухмыльнулся Северус. — Это только ты можешь пристраивать к дому кучу сараев…
— Эй, повежливее! — угрожающе нахмурился Люц. — Это не сараи, а северное, восточное, западное и южное крыло! То есть, крылья… На свою развалюху в Галифаксе посмотрел бы… хибарка как есть!
Все снова захихикали.
— Ну что ж, будем надеяться, что завтра все пройдет на высшем уровне, — вздохнула Нарцисса. — Но я рада, что теперь наш драконий завод не будет пустовать. Валлийские такие милашки, и ласковые! Кстати, если даже наших детей удалось удивить и порадовать драконьей почтой, то что говорить о маглах. Представляю, как в дом входит полномочный представитель школы в строгой зеленой мантии в пол, с дракончиком на руке, а у того на шее висит письмо в конверте на серебряной ленточке!
— А, значит, ко всем маглорожденным послали представителей? — обрадовалась Пет. — К Лили приходила МакГонагалл, я вам уже говорила?
— Да, так положено же, потому что родителей надо поставить в известность. Но у нас кроме проспектов о школе еще можно будет посмотреть саму школу, в каких условиях будут учиться дети. Да и то, что она находится в Лондоне, должно сыграть немаловажную роль, все же до столицы добраться легче, чем до какой-то шотландской дикой местности. Так родителям будет спокойнее. И потом, мы посовещались и устроили специальную разговорную зону — рядом со школой есть несколько телефонных автоматов, можно в любой момент выйти и пообщаться со своей семьей, где бы они ни жили. Очень удобно для маглорожденных, я считаю.
— Думаю, это поднимет ваш рейтинг, Люциус, — одобрила Пет. — Помню, мы всегда переживали, как там Лили, потому что письма — это одно, а поговорить вживую совсем другое дело. Мы, маглы, привыкли к прогрессу, — улыбнулась она. — Так нам спокойнее…
— Понимаю, понимаю, — закивал Люц. — У нас у самих каминная связь имеется, в любой момент можно переместиться и узнать, что с ребенком, как он. Увы, ваши родители такого были лишены, но теперь все будет иначе, обещаю… Пусть родители смотрят, сравнивают нашу школу с Хогвартсом, и делают свой выбор. Насильно мы никого затаскивать к себе не станем, разумеется, — он откинулся на спинку дивана. Впрочем, по довольной физиономии было ясно, что Малфой полностью уверен в своей победе.
— А еще, если все в первых пару лет будет идти хорошо, проведем последовательно кампанию по поддержке Министра. Я слышал, в Министерстве по крысиным углам уже шепчутся, что следующим Министром станет кто-то из ставленников Дамблдора, предположительно Бартемиус Крауч или Фадж, начальник нашей милой Долорес Амбридж. Но они слишком уж… — Малфой поморщился. — Один просто непробиваемый на вид, весь такой законник, который ради страны и общества даже сыночка-Пожирателя в Азкабан демонстративно засадил — дескать, гляньте, какой я правильный, а другой слишком уж слабохарактерный подхалим. Ни тот, ни другой не могут похвастаться ни умом, ни харизмой. Даже не знаю, на что вообще они рассчитывают, разве что пройти при поддержке Дамблдора. А такого нам допустить нельзя. Ни к чему нам марионетки в правительстве. Миллисент Багнолд хотя бы имеет свое собственное мнение на происходящее, и я уверен, что за ее спиной никто не стоит. Она живет своим умом, а для мага, тем более женщины, это очень ценное качество. Поэтому я заинтересован в том, чтобы держать Альбуса подальше от Министерства. Ну а потом уже будем пытаться сместить его и с других постов, чтобы не ставил палки в колеса.
— Судя по твоей характеристике, ваша женщина-министр очень неплоха, — полуутвердительно сказала Петунья. — Умная, прогрессивная, самодостаточная и независимая насколько это возможно в ваших непростых реалиях?
— Это так, ты верно определила. И, между прочим, она давно хотела открыть в Британии филиал какого-нибудь крупного высшего учебного заведения. Так что мы вовремя ей под руку попались, можно сказать, нашли друг друга. А уж развернуть на этом хорошую рекламную кампанию в ее пользу через несколько лет не составит труда. Еще лучше было бы помимо школы и Академии последовательно открыть фирму наподобие твоей, Сев, — открытым текстом озвучил Люц уже коммерческие планы. — Лучше всего — также филиал, как от Академии.
— Да ты все продумал, я смотрю, — усмехнулся Снейп. — Отбираешь у Дамблдора деток, учишь-воспитываешь, потом отправляешь в институт, а на выходе оттуда сразу же — работа! А твоя-то выгода в чем?
— Ну как же, выгода тут прямая, — зарумянился Люциус. — Умные воспитанные дети, потом талантливые и способные студенты, и как апофеоз — отлично обученные грамотные квалифицированные кадры для нашей с тобой Родины, которые обеспечат ее процветание, — он чуть не прослезился в патриотическом порыве. — Наша будущая гордость!
— Угу, смотри не лопни от счастья. И да, кто податель всех благ? — пробурчал Северус.
— Ну, ты прямо хочешь, чтобы я стал ангелом, что ли, — тоже проворчал Малфой. Разом становясь серьезным. — Разумеется, я не оголтелый филантроп и альтруист, просто смотрю в будущее. Я пока путешествовал по Штатам, понял, что не годится лежать золоту в гринготтских сейфах мертвым грузом. Деньги должны работать на хозяина. Вон, говорят, у русских магов один такой весь из себя великий и могучий темный колдун все сидел над сундуками с сокровищами, чах, чах, да и помер. Я не желаю закончить жизнь как он, — надулся он.
— А-ха-ха, — засмеялись дамы. — Ты про мистера Кащея, который the Immortal? Так это же народная славянская легенда!
— На самом деле идея хорошая, — поддержал Северус приятеля. — Я тоже считаю, что нам надо расширяться. Американские континенты мы почти охватили, можно двигаться на восток. Или на запад, — усмехнулся он. — Мы посоветуемся, как лучше все это организовать, — пообещал он. — Думаю, Диего с Марти согласятся, новые рынки сбыта всем нужны. Зато местной молодежи будет где работать по специальности. Это то, чего не было у меня...
— О да! И у них не останется сомнений, благодаря кому и чему они все это получили. Следом обрадуются их родители и вуаля! Благосклонность электората обеспечена, причем вполне заслужено, а не на пустом месте, — Люциус светился как праздничная люстра. — Слушайте, как же, однако, интересно стало жить! Я думал раньше, что проживу свою жизнь так же скучно, как отец или дед, но жутко рад, что ошибся. Мне все задуманные предприятия очень нравятся, и выгода, несомненно, будет, пусть даже это случится, когда Драко подрастет — я подожду, лишь бы у моего сына было нормальное будущее.
— Я и сам всеми руками за это. Думаю, вполне можно сделать все возможное, чтобы наши дети не оказались в обстановке, в какой учились мы, — поддержал Снейп.
— В таком случае, пойдемте за стол и поднимем бокалы за завтрашний триумф! Я утром весь персонал школы напою твоим Феликсом, — пообещал радостный Малфой. — И вообще, дорогие друзья, нас всех ждут великие дела!
______________________________________________________________________________________
*ТРВ — противопожарная система тонкораспыленной воды.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Понедельник, 11.05.2015, 22:54
 
Al123potДата: Вторник, 19.05.2015, 23:29 | Сообщение # 171
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 91. Прикладная


Небольшой драббл от меня на тему кулинарного становления маленькой Петуньи Эванс

— Я хочу есть и пить! Генри Рамси отнял у меня сэндвичи, которые мама положила на ланч! Я стукнула его портфелем по башке, а он только хихикал! Пет, ты меня слышишь? — ныла Лили, плетясь за сестрой по пыльной дорожке.
— Слышу, — терпеливо отвечала Петунья. — Но мы уже вышли из школы, и рядом нет никаких магазинов. Вот придем домой, я тебя накормлю обедом. А с Генри ты не дерись, а то вдруг опять волшебство проявится, хорошо?
— У меня живот болит! — плаксиво продолжала Лили.
Петунья только вздохнула. Ну что с нее возьмешь — ей только десять лет, да и привыкла она, чтобы все пожелания выполнялись быстро и качественно. Одна надежда на то, что мама приготовила перед уходом на работу в магазин что-нибудь вкусненькое и оставила им немного денег, как и обещала вчера — они сходят в книжный и купят там раскрасок и журналов с бумажными куклами.
Однако дома их ждала лишь торопливо нацарапанная и прикрепленная к холодильнику записка от мамы о том, что пришлось срочно выйти на работу вместо заболевшей сменщицы, поэтому девочкам пришлось обойтись хлебом с шоколадно-ореховой пастой и холодным молоком. Денег мама тоже не успела второпях оставить. Надувшаяся Лили, даром что маленькая, оглушительно хлопнула дверью и заперлась в комнате. Впрочем, Петунья крикнула ей вслед, чтобы та садилась за уроки — она через час придет проверить.
Оставшись одна на кухне, девочка огляделась. Да, видно, что мать торопилась — посуда была свалена горой в раковине, плита в разводах сбежавшего кофе, до которого мама была большой охотницей, полотенца валяются, где попало, пол весь в хлебных крошках. Это уже Лили из вредности напакостила.
Пет вздохнула и, хотя ее тоже ждали уроки, решительно закатала рукава домашнего платья. Через четверть часа кухня сияла чистотой: тарелки стояли в сушилке, пол подметен и быстро протерт, кухонные тряпки в ванной замочены в тазу. Плиту пришлось оттирать, но Петунья предусмотрительно налила немного воды и посыпала чистящим порошком присохшую грязь, а потом быстро ее счистила. Так делали бабушка с тетей, и у нее ушло меньше времени и плита не поцарапалась.
Раз мама ушла рано, значит, будет работать полторы смены, а ужина-то нет… И отец через несколько часов придет с работы уставший и голодный…
Петунья задумалась, сдвинув брови. Может, сварить что-нибудь самой? А что, она же каждый год ездит летом к бабушке и тете, а они готовят просто фантастически! И попутно ей рассказывают и объясняют, как вкусно и быстро сделать то или иное блюдо. Так, решено! Она испечет пастуший пирог и сварит куриный бульон с овощами!
Картофель и морковь нашлись в кладовой, вкупе с луком. Яйца и мука тоже присутствовали, равно как специи, а вот курицы и мясного фарша в холодильнике не оказалось. Придется идти к мистеру Кроули, благо, что тот позволяет брать мясо под запись.
До лавки мясника идти минут десять мимо дома Снейпов. Петунья всегда здоровалась с мистером Тобиасом, если он работал в это время снаружи, а вот мама Северуса редко когда обращала на нее внимание. Да и видно ее почти не было, и с местными кумушками она как будто и не общалась совсем… Впрочем, судя по высокомерным речам и поведению этого противного носатого пацана, который учился в параллельном с Лили классе, колдуны считали себя высшей расой и до смертных не снисходили. Тогда тем более было странно и необъяснимо, как крутая волшебница стала женой обычного мастера с ткацкой фабрики. Воображение Петуньи разыгралось: а вдруг Эйлин сбежала от жестокой семьи, которая хотела выдать ее замуж насильно на старого но богатого чародея! И нашла свою любовь в Галифаксе…
Хотя… ерунда это все. Соседки-кумушки шептались, что у Снейпов дома нелады и постоянные скандалы и мальчишка отца недолюбливает. А сама Эйлин корчит из себя невесть что и одевает сына как девчонку или малолетнего бомжа. Так что сказка о любви принцессы и бедняка, увы, не состоялась…
Петунья вздохнула, поглядела на обшарпанный домик, много лет не видавший ремонта, и пошла дальше.
Мистер Кроули обрадовался ее приходу и они приветливо поздоровались — у них с некоторых пор установились дружеские отношения, если можно так назвать общение двенадцатилетней школьницы и здоровенного сорокалетнего мужчины.
— Маленькая хозяюшка Петунья, — ласково пророкотал он. — Мама послала за мясом?
— Нет, она на работе, я сама пришла, — Пет нисколько не боялась мясника, в отличие от Лили, которую в лавку было не затащить. Впрочем, та кривила нос, заявляя, что ненавидит куски сырого мяса, хотя жареное и вареное ела с удовольствием. — Хочу что-нибудь приготовить, пока родители на работе, — важно сказала она.
— Какая молодец! Жаль, что у меня трое сыновей, а мы с женой всегда так хотели вот такую же маленькую хорошенькую дочку, которая помогала бы на кухне!
— Папа тоже всегда хотел мальчика, но не получилось, — улыбнулась Петунья. — Родилась Лили. А больше мама не хочет детей…
— Ну, ничего, маленькая хозяюшка, приведешь ему своего мужа. Уверен, он станет твоему отцу прекрасным сыном!
— Тоже выход, все лучше, чем ничего, — бойко ответила Петунья, слегка покраснев.
— Вот увидишь, у тебя будет просто отличный муж! — подмигнул Кроули. — Ну, так что тебе взвесить?
— Мне, пожалуйста, фунт бараньего фарша и курицу, — попросила Пет.
— Ух ты, наверное, задумала пастуший пирог? Блюдо простое, но со своими маленькими секретами, — одобрил мистер Кроули. — Знаешь, как его готовить?
— Ага, бабушка с тетей летом специально вместе со мной пару раз его делали, показали, как, что и сколько!
— Ну и хорошо! А я тебе подарю пучок кориандра со своего огорода, добавишь в пирог, — дядечка вышел в заднюю дверь.
Петунья с удовольствием разглядывала гирлянды свежих свиных сосисок, колбасу и шпик в холодильной витрине, домашнюю тушенку в стеклянных банках и как апофеоз — грустную свиную голову с закрытыми глазками на столе. Наверное, кто-то заказал, обычно она отсутствовала в лавке как товар.
— А вот и я! Вот тебе кориандр, а вот парочка красных перчиков! Положишь немного перца в фарш, а кориандр в пюре — и твой папа тебя на руках носить будет, — заверил девочку Кроули.
— Нет, он только Лили носит, — сказала Петунья, — она маленькая, а я уже большая. Ой, спасибо огромное, мне не нужно будет идти в овощной!
Мистер Кроули покачал головой, но ничего не сказал. Только помог положить бумажный сверток с курицей в пакет, и туда же отправил фарш.
— Ну, вдохновения тебе и румяной корочки на пироге, — пожелал он юной поварихе.
— Большое спасибо, мистер Кроули! Передавайте привет вашей супруге, Тимми, Бенни и Дику!
— Обязательно передам, обязательно! — мясник долго еще провожал взглядом худенькую фигурку Петуньи.
Придя домой, старшая Эванс тут же развила бурную деятельность: вымыла и резрезала на куски курицу и поставила ее вариться, тут же начала обжаривать на сковороде фарш, попутно чистя картофель, лук и морковь. Следом на плиту отправилась кастрюля с картошкой на пюре, нож стучал, нарезая кубиками лук. По кухне поползли аппетитные запахи.
Петунья, как и посоветовал мистер Кроули, добавила в жарящийся фарш красного перца, потом горошек, консервированные помидорки, и, поколебавшись, столовую ложку приправы карри, к которой питала слабость. Ну а что, она проведет эксперимент! Испечет пикантный пастуший пирог, а не обычный…
Форма с фаршем, покрытым белоснежным горячим картофельным пюре с зелеными точками кориандра отправился в разогретую духовку, бульон, с которого сняли пенку, и добавили овощи, мирно кипел на плите, посуда перемыта, на кухне порядок, теперь можно выпить горячего какао с печеньем. Лили шоколадный напиток пришлось отнести прямо в комнату, так как та отказалась выходить. Ну да ладно, дуется еще на то, что мама забыла оставить деньги на развлечения.
Вечером родители ели с аппетитом и похваливали юную кулинарку, а мама шутливо сказала, что ей можно уходить на пенсию — теперь Петунья будет отвечать за готовку и вообще за кухню. Пет было приятно, но слова матери оказались пророческими — со временем большая часть кухонных обязанностей как-то незаметно переместилась на ее плечи. Бывало порой трудновато, потому что уроки и личные увлечения никто не отменял, а из Лили помощница была никакая, да к тому же капризная, но Петунья справилась.
И как показало время — благодаря этому и многому другому, она таки нашла себе замечательного мужа, любимого и любящего.
* * *
Ссылки на рецепты:

Пастуший пирог
от Джейми Оливера — http://james-oliver.ru/vtorye-blyuda/pryanyj-pastushij-pirog.html
Йоркширский пудинг от него же — http://web-restoran.ru/recepty....udingom
Киш с сыром и луком-пореемhttp://vkusidey.com/VKUSIDE....eem.php
Чурросhttp://andychef.ru/recipes....ves-mir
Вишневый шоколадный тортhttp://gotovim-doma.ru/view.ph....nyi-les
Яблочный пирог с карамельной заливкойhttp://www.edimdoma.ru/retsept....alivkoy
Трайфлыhttp://web-restoran.ru/recepty....trojnoj , http://allrecipes.ru/recept/969/-.aspx
* * *
Итак, я обещала отдельной главой опубликовать рецепты, которые читатели покидали в комментарии, и вот что вышло:
Рецепты от:
* * *
Natty
Курица
(не целиковая)!!!! Курицу делаем без шкуры, ибо она не поджарится. Главное маринад: один бульк сухого белого (рублей за 300) вина, если будет дешевое, то выйдет хреново; два булька соевого соуса; приправы (я делала на глазок все что есть); 3 зубца чеснока раздавленных, соль. Все под груз (чтобы пропиталось), просто сверху кастрюлю с водой поставила. Часа через 4 наполнить всем этим (и маринадом) рукав для запекания и в духовку на 1 час.
* * *
Лейриаль
Кекс
— делаем классический бисквит из четырех яиц и сахар по минимуму, только чтоб взбилось, мягкий маргарин для выпечки. Добавляем пакетик разрыхлителя, муку и цедру с 5 лимонов. Смешать на медленной скорости до состояния густой сметаны. Выпекать до готовности.
Глазурь. Три десертные ложки вишневого сока кисточкой загустить сахарной пудрой, смазать пирог. Немного подождать и можно есть.
«Захар» без извращений.
5яиц разделить, белки взбить до мягких пиков, отставить. Желтки взбить с ра с топ лен ным шоколадом (1плитка,содержание какао не ниже60%) и сахаром. Просеть 2столовые ложки какао, пакетик разрыхлителя и муку до состояния густой сметаны. Аккуратно смешать белки, ло па точкой захватывая снизу.
Выпекать при температуре 200 до готовности. Вынуть, оставить описывать и на водяной бане подогреть абрикосовый джем. Разрезать теплый бисквит на две части и пропитать сиропом(шоколадный,ореховый или абрикосовым). Выложить лопаткой джем, прикрыть корж ом и обмазать всю конструкцию джемом. На водяной бане растопить черный шоколад со 50-70 гр масла. Тщательно перемешать и быстро обмазать. Украсить по желанию, остудить и "спасать".
* * *
Naijery von Felsen
Суп фруктовый
Варите компот из сухофруктов (чаще всего из сушёных яблок). Впрочем, можно и из свежих тоже, но из сухофруктов вкус насыщеннее. Дома мы сахар в него не добавляем, но если любите сладкое, то можно немного положить. После того, как "компот" довариться, шумовкой вытаскивается большая часть фруктов (чуть-чуть остаётся для гущи), потом делаются клёцки и добавляются в кипящий "компот". Суп немного вариться до готовности клёцок и снимается с огня. Подаётся холодным, заправленным сметаной. Во время летней жары — идеальный вариант, иногда даже лучше, чем окрошка (другое дело, что многих смущают некоторая несочетаемость продуктов с точки зрения человека, выросшего в России, но на самом деле это очень вкусно и полезно). А оставшиеся фрукты-сухофрукты можно перетереть, добавить сахар и сделать начинку для каких-нибудь ватрушек-пирожков)))
* * *
Virag
Рыба
— кусками, лук-кольцами... В глубокую сковородку уложить куски рыбы, посолить, кольца лука распределить сверху. и всю конструкцию залить -замазать майонезом так, чтобы не было видно рыбы и отправить в духовку.
* * *
Аланна
Оладьи
Мелко нарезать куриное филе (примерно гр. 500), к нему 2 яйца, + натереть сыр (не взвешивала, но примерно гр. 100-150),+ по 2 ложки крахмала и муки, + соль/перец/ сухой чеснок / сухой укроп. Если есть перья лука, можно и их. Получается тесто. Ложкой на сковородку, жарится быстро. "Спасается" еще быстрее.
* * *
melamory81
Рецепт панкейков
Желтки 4 яиц отделить от белков и взбить с 1 стаканом молока. Затем всыпать 2-3 ст. л. сахара, 150г муки, 1,5 ст. л. крахмала и 2 ч.л. разрыхлителя. Отдельно взбить белки со щепоткой соли в плотную массу. Аккуратно перемешать (не взбивать!) обе смеси и выпечь на разогретой сковороде без масла.
Тесто готовится минут 15, печется мгновенно, за 20 минут у меня уже целая горка вкусняшек получилась. На картинке они стопочкой штучки по 4-5, прослоены вареньем и сверху ягодки))).
* * *
Naurin
Шашлык свиной:
Берем свинину, режем порционными кусками. Добавляем соевый соус, горчицу, лук, тщательно перемешиваем. Соль, специи по вкусу. Главный плюс такого маринада — время. Достаточно 30 минут (ну и больше)), и можно жарить. И на шампурах, и на сковородке. На решотке запекать тоже вкусно. И ненадо мучится с мясом заранее, судорожно подсчитывая успело оно промариноватся или нет))
Пирог: 1ст муки, 3 яйца, 200гр сахара, 1/2ч.л. соды-гасится лимоном, яблоки, повидло.
Соду гасим лимоном, добавляем яйца и сахар, хорошо взбиваем. Добавляем муку и взбиваем до однородной массы. Форму смазать маслом(сливочное, маргарин), дно покрыть тонконарезанным пластинками яблоком. Можно яблоки заменить орехами. Выпекать при температуре 200-220 градусов пол часа. Готовый пирог разрезать, смазать повидлом. Можно покрыть шоколадной глазурью. Или ничем не покрывать, не резать и не мазать — и всеравно будет вкусно!
* * *
Те, что рецепты я пропустила и не добавила — пишите, пожалуйста ))).
Приятного аппетита, дерзайте на кухне, дорогие читатели и читательницы!
* * *
p.s. После прикладной главы будут опубликованы последняя глава и Эпилог, а потом драбблы от разных авторов ))). Наконец-то мы выходим на финишную прямую ))).



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Вторник, 19.05.2015, 23:31
 
Al123potДата: Воскресенье, 24.05.2015, 01:31 | Сообщение # 172
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 92


Главный редактор «Ежедневного Пророка Варрава Кафф благоговейно положил на стол сверстанный экземпляр завтрашнего номера и довольно потянулся.
«Как же стало интересно жить!» — эти слова стали эпиграфом и своеобразным девизом газеты с тех пор, как сорок процентов акций были куплены Люциусом Малфоем. Пророк после войны начал понемногу терять популярность у подуспокоившегося народа из-за конкуренции: на рынок внезапно вылез еженедельный частный журнал-выскочка с говорящим названием «Придира» и можно сказать, перетянул на себя читателей беззастенчиво печатавшимся бредом. Но, как, к сожалению, вынужден был грустно отметить главный редактор, людям не хватало чего-то нового, свежего, необычного, да что там греха таить — скандально-эпатажного, вот и повелись они на зачетный бред от Ксенофилиуса Лавгуда. Тот к тому же начал выпускать приложение в один лист, которое, по сути, являлось обычным рерайтингом с «Пророка», только обросшим заковыристыми выражениями и заумными размышлениями в конце, выдававшими себя за некую мораль и поучения.
Слава Мерлину, что мистер Малфой обратил внимание на потихоньку теряющую популярность главную газету магического общества и вложился в нее не только финансово, но и духовно! Варрава в порыве благодарности схватил групповой портрет всех работников газеты, вставленный в резную позолоченную рамочку — Люциус на колдографии, облаченный в белую мантию с жемчужной вышивкой, принимал элегантные позы, охотно пожимал руки и слегка хмурил брови, напуская серьезный вид — подышал на стекло и любовно протер его рукавом. Потом поставил на место и облегченно откинулся в кресле, блаженствуя и торжествуя. Новости, которые дожидались своих читателей, просто обязаны взорвать население магической Британии — это было очевидно и давно к этому все и шло!
Надо сказать, обратился Люциус к удрученному главреду несколько лет назад очень вовремя — ему нужна была поддержка крупного печатного органа. Будучи знакомым с ведущей корреспонденткой «Пророка» Ритой Скитер, он частенько вызывал ее вместе с фотографом для изготовления рекламы своего Модного Дома. Редакция попутно неплохо зарабатывала, печатая во множестве рекламные проспекты, буклетики и каталоги мантий — и все это на дорогой цветной глянцевой бумаге.
Редактор в отчаянии пожаловался Малфою на свое трудное положение, а тот внезапно предложил сотрудничество. Делать было нечего, и Варрава согласился и не пожалел ни разу! Потому что когда часть управления перешла в руки ушлого господина, который отлично умел делать деньги — настала благодатная пора для столь почтенного старинного органа, как «Ежедневный Пророк»!
Первым делом вышел шумный хвалебный репортаж ушлой Риты о новой школе, а следом за ним большая пространная статья о том, для чего собственно школу открыли, с туманными намеками и небрежно завуалированным киданием сгнивших продуктов питания преимущественно круглой формы в сторону самого светлого мага столетия. Играть словами Рита умела мастерски, так что обвинить ее в чем-то ни у кого не вышло, наоборот, почти все поняли все правильно и были в шоке.
Когда Варрава по-отечески прямо предостерег ее от возможного праведного гнева со стороны директора Хогвартса и по совместительству Председателя Визенгамота, та лишь ехидно рассмеялась и попросила о ней не тревожиться. В ответ Кафф, знавший ее маленький секрет, фыркнул как морж и ткнул ее острым носиком в тот факт, что Рита так и не удосужилась внести себя в анимагические списки и играет с огнем. И что это может стоить ей карьеры и даже свободы при должной постановке вопроса. Рита снова ухмыльнулась, фамильярно похлопала Варраву по вспотевшей от беспокойства за коллегу лысине и ответила, что у нее на Дамблдора имеется такой убойный компромат, по сравнению с которым ее утаенные от общества анимагические способности покажутся детским лепетом и невинной шалостью. И как ни странно, глядя в ее сощуренные холодные глаза — Варрава поверил. Правда то, что Рита накопала на старика, так и осталось большой тайной. Любопытство периодически глодало главного редактора… но, видимо, просто еще не пришло время для ее раскрытия.
Ну а потом, после всей веселой кутерьмы и шумихи стало просто доброй традицией печатать небольшие статейки о занимательных буднях новой школы. Это было жутко забавно, весело, позитивно и просто здорово!
В первый год получилось так, что факультет Слизерин в Хогвартсе перестал существовать от слова совсем. Все как один, змееныши, как ласково обозвала их Рита в своей статье, дружным строем переползли в современную школу со всеми удобствами, столь ценимыми избалованными отпрысками из зажиточных семей. Беспрецедентный случай, вызвавший множество разговоров и размышлений на тему и философских заключений о роли Салазара Слизерина и его исхода из Хогвартса.
Новая школа порадовала потрясенным ученикам светлыми теплыми уютными спальнями на двоих учеников с отдельным санузлом и ванной комнатой, просторными гостиными с современной мебелью и магловской техникой под магической изоляцией — телевизоры произвели фурор у чистокровных, обширной библиотекой, укомплектованной научной и художественной литературой. В столовой отсутствовали длинные столы и лавки, как в казарме. Их заменили небольшими круглыми столиками с современными легкими стульями, а вместо обычной сервировки и подачи еды организовали что-то вроде фуршета — ученики сами брали то, что больше нравилось из приличного меню на день.
Помимо обычных обязательных для магов предметов в школе ввели дополнительные факультативы: регулярные тематические походы в магловский мир, секции верховой езды на обычных лошадях, пегасах и гиппогрифах, восточных единоборств, от которых Малфой был в детском восторге, изучение древних артефактов с целью их лучшего применения, кружки кулинарии и шитья от мадам Малкин, и самый любимый — уход за дракончиками. Само собой, для ведения этих дисциплин потребовались еще грамотные ответственные преподаватели, и от соискателей на вакансии не было отбоя — они забросали своими витиеватыми хвастливыми резюме секретариат школы. К слову сказать, Слагхорн таки попытался пробраться на место зельевара, но почему-то никакие его связи даже в Министерстве ему в этом совершенно не помогли. Снейп и Малфой категорически не желали видеть на основном предмете этого старого равнодушного приспособленца. Вообще из Хогвартса пригласили только Флитвика, мадам Спраут, мадам Помфри, библиотершу Ирму Пинс и молодых Виктор и Синистру, которым директор Марчбенкс вручала приглашения лично и собственноручно. Хуч ушла на пенсию, а Трелони куда-то пропала вообще, может, открыла салон или еще что-то — никто не интересовался.
За два месяца полностью пересмотрели и школьную программу: друзья-ученые Марчбенкс работали не покладая рук и мозгов, перетряхивая все учебные программы, инспектируя учебники и методички. В итоге большинство учебников были срочно переписаны, так как старые методы оказались крайне неэффективными, а где-то даже бесполезными и вредными.
Также устроился на работу в школу Филч вместе с миссис Норрис — именно завхозом, а не нештатным поломойщиком. Старик на нормальной работе приободрился и подобрел, новые ученики его уважали, а старым пришлось научиться это делать во избежание наказаний.
Баллы отменили вовсе, что вызвало долгое бурное обсуждение и споры о том, нужны эти эфемерные, но все привычные и родные очки или же они, наоборот, усиливали конфронтацию и неприязнь не только среди факультетов, но и внутри, между учениками одного факультета. Постепенно многие сошлись на том, что толку от них было чуть, так как дети на каникулах жаловались родителям на бесполезность зарабатывания оных учебой и хорошим поведением, ведь за проступки одногруппников снимали оттуда же в разы больше, нежели было заработано. В итоге зачастую соревнование впадало в ступор и двигалось в ту или иную сторону лишь за счет квиддичных побед, что тоже не добавляло симпатий: все было свалено в одну кучу. Отличники обижались и костерили нарушителей, те огрызались и хамили, и в итоге хорошо, если дело кончалось миром и отработками.
В новой школе у каждого ученика был свой рейтинг: в начале года начислялось базовых пятьдесят баллов, которые увеличивались за счет прилежной учебы и активной общественной жизни, и оттуда же вычитали за личные провинности. Каждый теперь отвечал сам за себя, а не за софакультетника. В конце года пятьдесят лучших учеников награждались грамотами и Кубками, что было более справедливо. Такая же система действовала в спортивных секциях, так что многие получали свои заслуженные призы и грамоты и были довольны чрезвычайно!
Правда по поводу этого как-то появилось в «Пророке» возмущенное заявление-эссе от профессора МакГонагалл, которая считала, что это разобщает детей и совершенно не способствует их дружбе и сплоченности, но никто особенно уважаемую даму и педагога с многолетним стажем не поддержал и ее глас пропал втуне.
Ученики рассекали по школе, бывшей когда-то особняком темных Блэков в симпатичной форме, состоявшей из брюк, рубашки и жилета с пиджаком для мальчиков и короткой, чуть выше колена юбке в складку, блузке и жакете с шейным платком для прекрасной половины. Цвета самые демократичные: шотландская зелено-красно-желто-синяя клетка. Никаких черных мантий и черных же шляп, в непогоду и холод ученики облачались в светлые легкие плащи и пальто с утепляющими чарами и симпатичные трикотажные шапочки и шарфы. Эскизы и фотографии формы были напечатаны в Пророке и долго муссировались населением, после чего доход Модного Дома Нарциссы Малфой поднялся в разы — было ненавязчиво указано, что вся партия формы была пошита именно ее стараниями. А разработана она известным американским дизайнером Петуньей Снейп.
О-о-о… эта таинственная миссис Снейп! Варрава восхищенно покрутил головой.
Сколько копий было сломано в спорах о том, кто она такая и откуда…
А началось все с того, что Северус Снейп, один из основателей магической школы новой формации неожиданно согласился дать расширенное интервью. Рите, конечно.
Та уж постаралась на славу, и интервью вышло очень и очень неоднозначным! Вроде бы Снейп на протяжении всей беседы ностальгически-благодушно рассказывал о школьных годах, иронично-саркастически подшучивал над проделками факультетских лидеров, горячо нахваливал приличных преподавателей и смущенно мялся при упоминании других… но всем почему-то было совершенно ясно, что от нормальной жизни пятикурсник из лучшей школы магии и волшебства не ушел бы, не поставив в известность даже своего декана! А уж усугубленное правдивыми рассказами прямых свидетелей милых школьных сценок в Хогвартсе с участием так называемых Мародеров и Снейпа в главной роли и вовсе вызвало праведное, хотя и запоздалое негодование в массах!
Снейпу регулярно передавали толстые пачки писем от возмущенных родителей, у которых внезапно открылись глаза. Он только посмеивался. Вот ведь — был бы он простым заурядным гражданином, никто бы и внимания не обратил на его откровения. Сказали бы — слизеринец, да к тому же полукровка, а ты чего хотел? Участия и понимания? Да кому ты интересен? А вот к иностранному ученому, миллионэру и «владельцу заводов, газет, пароходов» отношение совсем другое! И всем до смерти любопытно — а какие еще интересные подробности о нем и его личной жизни поведает любимый «Пророк»?
«Пророк» разумеется, своих читателей, которых становилось день ото дня все больше, ни в коей мере не разочаровал.
Следом за интервью о школьных деньках вышла статья о спутнице жизни славного сына магической Британии, который через много лет вернулся в родные пенаты и тут же пустился благоустраивать любимое магобщество! К слову сказать, миссис Снейп при полном параде во всем блеске своеобразной красоты стояла рядом со своим мужем на открытии школы «Сердце дракона» и многие жутко удивились, узрев ее в том самом бирюзовом наряде, в котором она как-то раз появилась в Косом Переулке и конечно, узнав. Одеяние было почти таким же, за исключением того, что яркая короткая и модная мантия в этот раз прикрывала ее выпуклый животик… Все благожелательно перешептывались и гадали, какой фамилии принадлежит эта милая миссис. В итоге выпали в осадок, узнав, что супруга столь успешного и сильного мага всего лишь обычная магла!
Да-да, именно магла! И то, что она старшая сестра некоей Лили Эванс в замужестве Поттер, которая когда-то блистала в Хогвартсе и училась на одном курсе со Снейпом, ничуть не умаляло последовавшей популярности. Наоборот, абсолютно всем было жутко любопытно, как встретились эти две личности и как им удалось добиться теперешнего впечатляющего статус кво.
Разумеется, редакцию Пророка снова завалили письмами жаждущие раскрытия тайны читатели, в основном женского пола, хотя и мужчин было прилично.
Умненькая и крайне ушлая Рита Скитер искусно поддерживала неослабеваюший интерес обывателей магической Британии, отпуская информацию дозированно и облекая ее в цветистые пышные кружева домыслов и предположений. Подобно Шахерезаде, она обрывала повествование о подростковой привязанности и расцветшей следом любви на самом интересном месте, оставляя читателей с замирающим сердцем и неослабевающим любопытством! Принцип «чужая жизнь — потемки, дайте мне срочно огоньку, хочу рассмотреть все детальки!» работал на все сто, нет, на пятьсот процентов! Варрава лишь потирал пухлые ручки, подписывая распоряжения увеличивать тираж чуть ли не ежедневно!
По прошествии какого-то времени, когда почти все тайны семейства Снейпов были более менее освещены — настолько, насколько позволил Северус — газета подкинула ублаготворенным читателям еще один небольшой приятный сюрприз: на самой последней полосе появилась небольшая рубрика, в которой миссис Снейп что-то рекомендовала и делилась советами по ведению хозяйства, рецептами интересных блюд и рецептов. Возможно, это кому-то показалось бы неинтересным и незначительным, но… идея оказалась удачной, читатели постепенно осмелели и активно вступили в диалог и переписку и в итоге родился многостраничный глянцевый мини-журнал — детище «Пророка» под патронажем Нарциссы Малфой и Петуньи Снейп, этакий первенец гламурных журналов для модниц и крутых домохозяек. Правда изрядная часть журнала оказалась оккупирована разнообразной рекламой от магазинов Косого Переулка, но даже это показалось читателям милым и полезным. А когда торгаши по совету Петуньи ввели скидки на неходовой или близкий к просрочке товар, печатая купоны… журнал стал раскупаться еще лучше.
Читатели наивно рассуждали — если чистокровная богачка Нарцисса Малфой в девичестве Блэк дружит с обычной маглой… то… значит, или сама Нарцисса хорошая добрая женщина, а вовсе не жена мерзкого слизеринца, предположительно Пожирателя, которая из корысти неохотно приняла маглу, или же эта самая магла обладает загадочными качествами, которые делают ее кем-то особенным… Но ведь если так, то им тем более не зазорно уважать миссис Снейп за ее обаяние, вежливость, красоту и доброжелательность? Всем было известно, как сложно порой добиться признания в обществе и в высших его кругах даже с магическими талантами, а уж если вовсе без них… В общем, то, что Петунья не обладала магическим даром сыграло ей только на руку.
А уж когда любимица читателей родила близнецов, которые обещали стать неслабыми волшебниками, то все жутко умилились и убедились в том, что чистота крови особого значения не имеет, особенно если учесть, что порой в чистокровных семьях рождались сквибы. Победа Петуньи была полной и безоговорочной! Никто даже не вспоминал Лили Поттер, которая стала всего лишь младшей сестрой миссис Снейп.
К тому же, к этому времени уже был открыт филиал фармацевтической компании Снейпа и Сабанесов, который успешно трудоустроил многих безработных магов. Их жизнь улучшилась, появилась вера в стабильность и уверенность в завтрашнем дне, и соответственно, увеличилось число поклонников этой необычной пары, сумевшей буквально выбраться из «грязи в князи» исключительно своим трудом и знаниями. Начать Снейп решил пока с малого, но популярность производимых зелий, настоек и тинктур, а также недорогой, но качественно косметики и духов привела к решению увеличить и развить производство. Следовательно, нужно было искать большее помещение и расширять штат работников. Общество в очередной раз уселось строчить резюме и перевязывать дипломы и аттестаты новенькими ленточками.
На фоне всего этого информационного разгула и муссирования жизненных перипетий семьи Снейпов «Придира» просто стал неинтересен, просто потому что многим надоело притворяться умными и напрягать мозги в попытке вычленить что-то связное и полезное из его публикаций, а потом стараться понять о чем вообще речь. Тиражи резко упали, Ксенофилиус Лавгуд, потерпев убытки, ничтоже сумнящеся забросил дела и уехал в научную экспедицию — разыскивать мозгошмыгов и прочих мифических тварей.
Варрава прыгал от радости, как маленький мальчик, радуясь расцвету газеты и ее глянцевых сателлитов, которыми она постепенно обрастала. Через два года появился еще и журнал «Дизайны и интерьеры вашего дома», а потом «Магический ремонт и обустройство». Пришлось набирать дополнительный штат журналистов, фотографов, печатников и распространителей, но оно того стоило!
Теперь все самые вкусные и громкие сенсации печатались только в Пророке, которые вместе с журналами раскупался как горячие пирожки. А вскоре и независимый и чопорный «Ведьмополитен» согласился объединиться с «Ежедневным Пророком» и вовсе не проиграл от слияния. Как полноформатный журнал, редакторат ввел множество новинок, увеличив число пробников различных товаров на своих страницах: духов, кремов, мазей, малюсеньких пакетиков редких специй для пробы, образцов материй для мантий, дабы воочию можно было пощупать оные, не топая для этого в магазин. Далее появились и толстенным солидные каталоги для выписки товаров на дом. От этого нововведения сильно выиграла компания «Каминные сети», которая вынуждена была работать на износ. В итоге пришлось проводить срочную модернизацию и набирать еще дополнительных работников, что тоже поспособствовало популяризации Малфоев и Снейпов — рабочих мест в магическом мире не хватало.
Через несколько лет после помпезного открытия «Сердца Дракона» в новую школу перебрались тихой сапой почти все ученики из Хогвартса. Мотиваций ухода было множество и почти все чисто эмоциональные: далеко добираться, страшно в огромном замке, одиноко без друзей, непонятная тоска, страх будущего…
И в итоге Министерство по настоятельной рекомендации Отдела магического образования решило, что учить десяток-другой оставшихся в Хогвартсе школяров попросту нецелесообразно, да и чему дети научаться, будучи изолированы от своих одногруппников? Радостных учеников встретили в новой школе с распростертыми объятиями, Хогвартс закрыли и законсервировали, оставшийся персонал во главе с Дамблдором уволили.
Недовольная МакГонагалл гордо удалилась на покой в свое шотландское поместье, а Альбус Дамблдор теперь усердно и не отвлекаясь на посторонние дела, выполнял обязанности Главы Визенгамота. Но так как приходилось согласовывать какие-то поправки и законы с членами этого судебного органа, который с удовольствием взирал на битву двух титанов, большинство предложений уважаемого старца не набирали положенного числа голосов «за». Большим разочарованием для Альбуса стало то, что его поправку к закону о министерских сроках не приняли. Многие были довольны действующим министром Багнолд и желали видеть ее на посту на следующий срок и еще на пару. Малфой по этому поводу закатил пышный прием для всех членов Визенгамота, где усердно расписывал организаторские и управленческие таланты Миллисент и агитировал голосовать за нее и ее новую программу, которая состояла из множества плюшек, то есть, планов на улучшение жизни магического общества.
В общем, стало понятно, что на следующих выборах Председателя Визенгамота Дамблдору выставлять свою кандидатуру не стоит даже пытаться — все равно не переизберут. Общество желало хорошо жить, красиво одеваться, вкусно есть и пить, развлекаться и быть уверенным в завтрашнем дне. Дамблдор, увы, всему этому мало поспособствовал, в отличие от.
Редактор с любовью погладил будущий номер Пророка.
Эх, вот это будет бомба так бомба! Скорее бы наступило уже это завтра!



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Воскресенье, 24.05.2015, 01:38
 
Al123potДата: Воскресенье, 24.05.2015, 01:35 | Сообщение # 173
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 93. Эпилог


— Можешь открыть глаза, — шепнул Северус на ухо Петунье.
Аппарация прошла как всегда — без единой помехи, пара даже не покачнулась, вновь встав на твердую землю.
— Он что, передо мной? — спросила Пет.
— Да, целиком и полностью. Открывай же.
Петунья послушалась.
Они стояли перед огромными коваными воротами. По обе стороны высились каменные тумбы с уродливыми клыкастыми крылатыми вепрями, которые оказались изрядно выщербленными — время не пощадило камень. На правой тумбе красовалась большая металлическая табличка «Филиал Нью-Йоркской Академии Магии», а на левой — «Фабрика зелий. Филиал концерна «Гуарана Тоник»».
— Отсюда Хогвартс как на ладони, — Северус обнял жену. — Помнишь, в детстве ты мечтала сюда попасть. Прости меня, дурака, за ту ветку и за насмешки… и за письмо.
— Да ладно, я же взрослый здравомыслящий человек, — засмеялась Петунья. — На что обижаться всю жизнь? На детские выходки? Давно уже простила обоих. Я даже готова поблагодарить вас за то, что тогда так качественно спустили меня на землю и заставили заняться учебой, а не мечтать о несбыточном. Но вообще… — она прищурившись оценивала внешний вид величественного замка со множеством башенок на все стороны света, галереями и высокими стрельчатыми окнами, — я впечатлена размером и датой постройки. У маглов такие грандиозные сооружения появились в одиннадцатом-четырнадцатом веках. Видимо все-таки умыкнули идейки у волшебников. Основатели строили с размахом…
— Ну-у-у… включился специалист-архитектор, — улыбнулся Снейп. — А я просто мечтал сюда попасть еще с детства. И так было грустно, что мои иллюзии разбились еще в Хогвартс-Экспрессе. И мечты о спокойной учебе тоже…
— Не расстраивайся, — Пет развернулась и обняла мужа. — Знаешь, говорят, что все идет так, как должно идти. Конечно, это жестоко, так говорить, но… если бы все это с тобой не случилось, мы могли бы и не поладить. Мало ли… вдруг бы ты остался с Лили. Или вообще пропал из виду. Порой я верю, что судьба распоряжается нами не просто так, а именно потому, что так предначертано.
— Нет, это всего лишь воспоминания, которые составляют часть нашей жизни, — сказал Северус. — И просто констатация факта. Но я и правда очень рад, что ты тогда не ушла домой с похорон. Спасибо тебе за твое доброе сердце и огромное великодушие.
Парочка нежно поцеловалась.
— Рейвен, Нова, Лабби, идите ко мне, — визгливо покрикивала Трикс, собирая детей, с которыми она аппарировала следом за Снейпами. Семилетние близнецы и эльфенок с криками носились вокруг домовихи, пока не появился строгий и важный Кричер. Увидев отца Лабби тут же успокоился и напустил на себя степенный важный вид. К слову сказать, именно он и транспортировал своих друзей — эльфы с рождения умели делать это виртуозно. Вообще, маленький свободный домовик всячески опекал и оберегал пока еще несмышленных близняшек, так что никакой няньки или телохранителя не надо было — магией он владел отнюдь не стихийной, а отточенной веками и гарантированно унаследованной — никто из хозяев не собирался дожидаться совершеннолетия своих рабов.
Семейство Кричера ныне являлось свободным — такой щедрый подарок сделали своим эльфам по случаю рождения наследника Регулус и Люциус. Правда не обошлось без возмущенных пинков Петуньи легкомысленному Регулусу и вежливых намеков чересчур экономному Малфою. Трикс по этому поводу долго рыдала, пытаясь кинуться по привычке в ноги благодетелям, пока ей строго-настрого не запретили, а Кричер стоял навытяжку, не моргая, и не веря своим здоровенным ушам. Со временем они попривыкли к своему статусу и возможности одеваться, как им захочется, ну а Лабби так и вовсе с первых своих дней наравне с близнецами щеголял в самых лучших комбинезончиках, рубашечках и штанишках, подаренных Петуньей. Тут она вообще различий не делала — все трое росли и воспитывались одним дружным веселым шумным клубком. К слову, маленький умняшка домовик прекрасно гасил порывы стихийной магии у неуправляемых деточек.
— Все-таки мне немного жаль нашего Лабби, — шепнула Петунья мужу. — Ну, слишком уж у него пафосное и странное имя — Лабрадор!
— Зато ни у кого такого нет. И Трикки сама захотела. Она так долго выбирала имя для ненаглядного отпрыска, что Кричер психанул, ткнул пальцем в стоящий у меня в кабинете глобус и попал на пролив Лабрадора. Ну а что, достойное длинное имя, в меру загадочное и необычное. Может, оно положит начало новой моде на пышные имена для эльфов? Люцевские питомцы завидуют чуть ли не черной завистью такому роскошному имени, — рассуждал смешливо Снейп. — Почему бы Трикс и Кричу не стать основателями? Все начинается с чего-то необычного, тебе ли не знать этого, о моя законодательница стиля?
— А ты прав, — заявила Пет. — Пусть называют, как хотят, лишь бы не эти Добби, Тикки, Винки, Свинки… они тоже люди, а не животные, что бы там не утверждали ваши шовинисты. Дети, идите все сюда, мы отправляемся на папину работу!
Серьезный черноволосый и черноглазый Рейвен и хрупкая светленькая Нова шустро прискакали к родителям. Первым на свет появился мальчик, и ему по мере взросления даже говорить не надо было о том, что он должен защищать сестренку и заботиться о ней — Рей делал это всегда и без напоминания и излишней ревности, которой так боялась Петунья. Но детей она любила очень сильно и вовсе не жалела, что их двое, позабыв напрочь, что когда-то мечтала только об одном во избежание повторения грустной ситуации с сестренкой. А вот чета Поттеров, к слову, решила ограничиться только Гарри.
Ворота открылись и прибывшие не спеша направились к замку, оглядываясь по сторонам.
— Пап, ты здесь учился? — удивленно спросила Нова. — Но тут как-то пусто и скучно… в школе у дяди Люциуса везде растут цветы, есть фонтаны и птички, а тут… трава, трава, трава.
— Это такая специальная английская школа, — усмехнулся Снейп. — Тут в почете была строгость, сдержанность и вековые традиции. Но тебе же нравится твой колледж при Академии у нас дома?
— Да, я люблю его, — подтвердила малышка. — Там все мои друзья.
— Ну, вот и хорошо. А тут теперь откроют фабрику и институт для взрослых магов. Как раз ничего от работы и учебы отвлекать не будет.
— Знаешь, я, честно говоря, не ожидала, что Министр предложит тебе именно это здание, когда ты сделал запрос, — сказала Петунья. — Думала, замок так и будет стоять как памятник и музей истории.
— Просто оно больше всего подходит для наших целей, и потом, кто тебе сказал, что Багнолд просто так его пожертвовала? Будь уверена, нам придется тут все отремонтировать в счет арендной платы, так как прежний директор ничем таким не занимался. Хотя я не против — преимуществ и пользы все-таки больше. Одни теплицы мадам Спраут чего стоят — сырье можно выращивать не отходя от рабочего места — представь, какая экономия? Тем более она содержала все в идеальном порядке. А подземелья? Там очень много места, можно использовать под склады и холодильники. В общем, можно спокойно работать, аренда для такого помещения минимальная, а выгоды много. К тому же, с пятого по восьмой этаж займут наши же студенты, а это и практика, и рабочие руки для фабрики. Еще что хорошо — почти все домовики остались в Хогвартсе, не пожелав никуда уходить с насиженного обжитого места, так что будет им за кем ухаживать, а то они совсем приуныли, что так и останутся тут одни-одинешеньки.
Новые хозяева Хогвартса дошли до парадного входа. Домовики с детьми отправились на экскурсию по замку, и знакомиться с персоналом, а Снейпы остановились на ступеньках.
— Ты так спокойно отреагировала на Хогвартс… тебе он не понравился? — спросил Северус, обнимая и привлекая к себе жену.
— Он впечатляет, но не более, — честно ответила Петунья. — Просто… просто я выросла, Сев. И сказка… она для меня обернулась былью, причем довольно обыденной, вот и все.
— Так ты поэтому отказывалась сюда наведаться, посмотреть на детскую мечту?
— По большей части — да. Мне стало как-то безразлично, понимаешь? Все это давно перегорело. А мечты о магии, волшебстве… Теперь они — неотъемлемая часть часть моей жизни, и я привыкла к ним. Потому и не удивилась увидев его. В детстве ведь все воспринимается намного острее — и обиды, и достижения и вообще все происходящее вокруг. А Хогвартс… ну это просто огромный старинный замок, только и всего. Потому что главное на самом деле — это не он сам как школа, а люди, которые в нем жили, учились и росли. Без них он стал грудой камней. У маглов есть хорошая поговорка «Не форма важна, а содержание».
— Ты совершенно права. Люциусу вполне удалось обустроить прекрасную магическую школу, которая стала популярнее Хогвартса. Он умудрился вдохнуть жизнь в умирающий особняк Блэков, так что даже Вальпурга перестала брызгать слюной и сыпать проклятиями и подобрела, заводя беседы с девочками. А вообще для наших чистокровных многие магловские вещи стали откровением. Но только поначалу, потом они тоже просто привыкли ко всему этому и стали пользоваться ими свободно. Тем более, Министр сняла многие ограничения Статута. Это благодаря тебе.
— Да я ничего такого не сделала, — попыталась протестовать Петунья.
— Нет, тебе удалось то, что так долго пытался, но так и не смог осуществить Дамблдор — приблизить и даже немного объединить два мира. Подружить маглов и волшебников. Убедить нас, что маглы вполне могут сотворить что-то волшебное, неземное, необычное… причем без капли магии. Ты просто показала всем нашим, что все это делает сам человек, руками, а не размахивая волшебной палочкой и пользуясь некой силой. Просто за много веков колдуны настолько привыкли к тому, что все появляется лишь по ее мановению, что загордились собой неимоверно. Лиши их магических инструментов — и они станут беспомощны, как котята, прежде чем научатся что-то делать по-настоящему хорошо. Пусть не все, но большинство это поняли и поэтому изменили свои взгляды.
— Я же просто делала то, что мне нравится! — засмеялась Петунья. — Не ожидала, что помогу вам понять простых маглов. Я всего лишь хотела немного сблизиться с одним недоверчивым одиноким колючим мальчишкой и сделать его жизнь легче.
— А я даже представить не могу, что бы было со мной, не протяни ты мне руку помощи, когда я так отчаянно нуждался хоть в чьей-то поддержке. По сути, мне тогда все помогли, сначала ты, потом Люциус, Гризельда, Монгво с Вейером, Диего с Мартинесом, даже прекрасная дева Амбридж, хоть и небескорыстно! Но поверил я в себя только после совместных обедов и ужинов! И наших замечательных споров и бесед!
— Раз уж мы с тобой, как раньше, заговорили пословицами и поговорками, то скажу известную истину «Путь к сердцу мужчины лежит через его желудок». Так что я тебя просто коварно закормила!
— Да, именно поэтому сытый и очень довольный мужчина с удовольствием в миллионный раз вручает любимой сердце и просит у нее руки, — засмеялся Северус. — Ну что, ты отдашь мне ее?
— Есть сомнения? — улыбнулась Петунья мужу, крепко беря его за руку.
КОНЕЦ



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Воскресенье, 24.05.2015, 01:36
 
Al123potДата: Воскресенье, 24.05.2015, 22:45 | Сообщение # 174
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 94. Драбблы от Аффтор-Ша

Многоуважаемая мной Аффтор-ша самой первой написала мне юморной драбблик на тему с Волдемортом. И все остальные последующие были так же хороши, позитивны и смешны, настроение поднимали на раз )).
ДРАББЛЫ ОТ АФФТОР-ША
Драббл первый. Как Люциус Лорда угощал

Пожиратели нервничали. Еще бы, не каждый раз попадаешь под раздачу только из-за того, что какой-то юный гений (фестрал его затоптай!!) внезапно исчез из поля зрения Темного Лорда.
Вот уже часа четыре Волдеморт пытался выяснить кто и когда, а главное — как, умудрился упустить такого перспективного зельевара. Темный Лорд мрачно оглядел дрожащее, потеющее и запуганное стадо... в смысле собрание последователей.
Еще когда Малфой рассказал ему о юном Снейпе, Лорд приказал глаз не спускать с мальчишки. В отличие от многих он понимал, что желание вырваться из нищеты, стать известным — это очень хороший рычаг, на который всегда можно надавить. И что теперь? Ни мальчишки, ни рычага...
— Ну-ссс... расскажи мне еще раз, Люциусс, так куда исчез Снейп?
Люциус вздохнул:
— Мой Лорд, он уехал... куда — не знает никто. С Петунией Эванс... это сестра той грязнокровки, с которой Снейп дружил в школе.
— Еще одна грязнокровка...
— Нет, мой Лорд... маггла.
— И что? Так трудно найти эту магглу, зная имя и фамилию?
Пожиратели потупились и молчали, некоторые старались спрятаться за широкие спины Малфоев. Лорду не объяснишь, что маггловедение они прогуливали и потому в мире магглов чувствуют себя как-то не очень.
— Ну, и что теперь? — грозно задал вопрос Волдеморт. — Люциус, а не похитила ли эта маггла нашего Северуса?
Люц отрицательно замотал головой.
— Нет, мой Лорд. Он сам с ней уехал.
— Что ему в маггловском мире делать? Ведь здесь он волшебник... Чем она его взяла?
— Ну-у-у... — протянул Люциус. — Дом убрала... почистила там все... накормила...
— Накормила?
Глаза Лорда сделали попытку вылезти из орбит.
— И все? Просто накормила?..
— Ну.. да... э-э-э.. мой Лорд... — замямлил Малфой. — Она хорошо готовит.
— А ты откуда знаешь? — прилетел вопрос из дальних рядов, кажется, это был Паркинсон.
Люциус смешался:
— Ну, наша эльфийка... я её давал Снейпу в помощь, она в восторге от этой девушки... даже по её рецептам что-то готовила... вкусно было.
Абрахас зажмурился, ожидая, когда в него и сына полетит Авада.
— Ты с ума сошел! — рявкнул Волдеморт. — Ты хочешь сказать, что какая-та маггла готовит лучше чистокровной, и именно поэтому маг бросил волшебный мир?! Потому что его накормили вкусным? Тебе в Мунго пора!
И тут почему-то Люциус обиделся:
— И ничего я не сошел! И правда, вкусно. Попробуйте!
И на глазах у замершей толпы пожирателей, Люциус полез в карман мантии, достал из него небольшой бумажный пакет и нырнув в него рукой, достал кексик. Затем Люц протянул обалдевшему Волдеморту маленький, ярко-желтый кекс с белой глазурью, который одуряюще пах лимоном.
В голове Абрахаса молнией пронеслась мысль о том, что с английской ветвью Малфоев покончено навсегда...
Кекс пах так вкусно, а Лорд уже успел проголодаться, да и что говорить, он так обалдел от такой выходки юного Малфоя, что взял выпечку. И даже откусил. И чуть не застонал от восторга. Это действительно было вкусно! И вообще, Волдеморт любил цитрусовые в любых проявлениях! Еще бы чаю...
Выпученные от удивления глаза сторонников быстро привели его в чувство. Нахмурившись, он велел Люциусу отдать ему пакет. Затем дал задание Абрахасу через три дня организовать обед по рецептам этой магглы. А остальным сторонникам — привести на этот обед своих дочерей.
Пусть учатся готовить!!! А то любая маггла уведет в свой мир любого волшебника, просто правильно пожарив ему яичницу!
* * *

Драббл второй. Как Люциус Лорду новые мантии показывал

— Мой Лорд... — Люциус склонился перед Волдемортом в почтительном поклоне.
— Да, мой ссскользззский друг...
— Мы просим Вас почтить своим присутствие открытие Модного Дома Нарциссы Малфой...
— Люциус... ты безоара обожрался?! Как я в Косом появлюсь?!
— Мой Лорд... Все продумано! Личный портал — только для Вас... Это будет закрытое торжество... Для остальной публики Модный Дом откроется на несколько дней позже...
— Ладно, Люциус, я подумаю. И портал оставь...
— Я так волнуюсь…
— Не стоит, дорогая, — Люциус успокаивающе обнял супругу, — все будет хорошо.
— Но..
— Все будет отлично, — улыбнулся взволнованной жене Малфой
Лорд молча переходил от одной мантии к другой, от одного манекена к другому, от стойки к стойке и мрачнел на глазах. Нарцисса и Люциус, показывающие свое детище, начали нервничать. Если Волдеморт сейчас начнет тут непростительными разбрасываться, то все... это конец.
"Прибью нафиг!" — подумал Люциус, мрачно глядя на Лорда и незаметно вытаскивая палочку.
Когда Лорд остановился и мрачно оглядел очередной манекен, на котором красовалась прелестная летняя мантия жемчужно-розового оттенка, Малфой подумал "все... пора…" и крепче сжал палочку.
— Это безобразие, леди Малфой, — недовольно проскрипел Волдеморт. — Почему я не увидел ни одной приличной мантии для Темного Лорда? Для ведьм мантии есть, для детей тоже, даже для мужчин — и то есть, а для Темного Лорда — ни одной... Вы меня разочаровали, леди.
Люциус глянул на жену и с удивлением увидел, что она улыбается. Правда, улыбка была у его супруги нервная и какая-то кривоватая, но все же Нарцисса держалась очень хорошо.
— О-о-о… Милорд, — пропела леди Малфой, — коллекция для Темных Лордов находится в стадии разработки. Вы же понимаете, что Темный Лорд — это не рядовой маг, не просто колдун... Это нечто большее и великое. Поэтому все очень-очень тщательно разрабатывается: и мантии, и аксессуары к мантиям, и даже духи. Все будет только из самых лучших, редких и дорогих материалов. Может, у Вас, милорд, будут какие-то отдельные пожелания?
Волдеморт задумчиво смотрел на Нарциссу и понимал, что ему нагло врут, но почему-то совершенно не хотелось вредничать. Хотелось получить новую мантию из коллекции "Темный Лорд".
* * *

Драббл третий. Как Лорд с Гризельдой Марчбенкс школу вспоминали

Темный Лорд в недоумении смотрел на сухонькую старушку, которая в свою очередь, внимательно рассматривала его. Он вспомнил её, свою мучительницу. Как она гоняла его на экзаменах! А ведь тогда Гризельда была моложе и энергичнее, хотя о её тяжелом характере и язвительности уже тогда ходили легенды. А сейчас, наверно, характер у нее совсем испортился...
Темный Лорд нахмурился и мрачно посмотрел на Марчбэнкс.
— Ну, и что ты на меня так смотришь, Томас Риддл? Думаешь, что можешь напугать старуху? И не таких видала. Хочу сказать, что ты, Риддл — позор Темных Лордов!
Гризельда Марчбэнкс погрозила Темному Лорду скрюченным пальцем.
— Зря... ой зря я тебе поставила хорошую отметку на экзамене, — вновь заскрипел голос старухи.
Лорд скривился.
-Значит так, садись и записывай, — Марчбэнкс окинула злого Волдеморта взглядом, а затем наколдовала стол со стулом и кипу пергамента, а так же перья и чернила.
— Так, что стоим, кого ждем? Садись, садись, Том Риддл. Учиться никогда не поздно! — с пафосом заявила старая экзаменаторша и пробубнила, — но всегда лень.
Волдеморт решил не раздражать старуху, он помнил, что Марчбэнкс все-таки была сильной волшебницей. Нет, он, конечно, сильнее чем Гризельда, но у нее такие связи... Нет, не стоит трогать Гризельду Марчбэнкс, проблем не оберешься. Тяжело вздохнув, Волдеморт присел за стол.
— Смелее, смелее, мистер Риддл. Берем в руки перо и начинаем. Тема первая: "Темные Лорды: «История, задачи, современное состояние."
Гризельда Марчбэнкс посмотрела на то, как Волдеморт вздохнул, взял перо в руки и чуть помедлив, начал что-то корябать на пергаменте, и тихонько хихикнула: "Давненько я не преподавала..."
* * *

Драббл четвертый. Как Лорд от работы решил отдохнуть и пошел по магазинам

— Ше-е-еф!!!! Усе пропало!! Усё!.. Шееф!!!!! АААААаааа!!..
Волдеморт наблюдал за Беллой, которая несвязно вопя, нарезала круги по помещению. Её муж, а так же брат мужа и муж сестры постарались слиться с интерьером залы и не отсвечивать. Мадам Лейстрандж самозабвенно истерила, заламывала руки и бросалась к ногам повелителя. Отчего последний был вынужден забраться на трон с ногами, иначе верная последовательница в порыве вдохновения могла и отдавить их своей костлявой тушкой.
Послушав еще немного панические вопли Беллы, Лорд обездвижил её, заткнул и сдал на руки мужу, с наказом выяснить, что все ж таки пропало у Беллы и при чем здесь он, Лорд Судеб.
Не хватало еще разыскивать что-то там пропавшее у Пожирательницы, пусть самой преданной, но и он, Волдеморт, не частный детектив!
У него вон сколько дел! Навести порядок в магической Англии, укокошить маглов, приструнить грязнокровок... вернуть древним чистокровным родам власть... Хотя, нет, обойдутся, власть и ему нужна! Что еще? Забрать себе Министерство магии, разогнать стадо старых козлов в Визенгамоте и посадить туда молодых, выдернуть у одного отдельного престарелого козла всю его бороду... Найти этого сбежавшего мальчишку-зельевара и запереть в лаборатории с колбами и котлами! Дел невпроворот! А тут еще самые верные последователи морально разлагаются и паникуют! Ужас какой-то!
С каждой мыслью настроение Волдеморта становилось все хуже и хуже, все мрачнее и мрачнее. Еще немного и он был готов повторять за Беллой: "Шеф! Усе пропало!!" Но он был все-таки Темным Лордом, а не какой-то размазней. Поэтому, тряхнув головой, Волдеморт решительно аппарировал к... Нарциссе Малфой, в её Модный Дом. Люциус как-то на днях обмолвился, что поступила новая коллекция, в которой были не только мантии, но и что-то интимное и пикантное...
* * *



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Воскресенье, 24.05.2015, 22:45
 
Al123potДата: Воскресенье, 24.05.2015, 22:53 | Сообщение # 175
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 95. Драбблы от sir0

Уважаемый sir0 сотворил позитивные драбблы про Мародеров и Снейпа.
Таким образом, получается, мои дорогие авторы-читатели осветили фанфик со всех сторон! Кому что было по душе… и пролили тонны бальзама на сердце Киллера!

* * *

Драббл 1

— Предлагаю начать с «Трех метел»! — торопил друзей Сириус. — Я тут припас кое-чего, надо же отметить экзамены по-взрослому!
И Блэк замахал отставшему Люпину, не замечая кислых лиц Джеймса и Лили.
Джеймс Поттер всегда считал себя лучшим. Лучший ловец, лучший ученик, лучший парень — лучший во всем! "Превосходно", полученные на экзаменах, Квиддичный кубок, сама красивая девушка школы — все, казалось бы, подтверждало его самомнение. Но в душе скребся червячок сомнения. Слова старых экзаменаторов жгли душу — два года назад Нюниус сдал ПАУК лучше, чем он сейчас! В финансовую состоятельность Снейпа Поттер не верил. Мало ли что он мог этим старым пням написать! А вот ПАУК...
— Ладно, Бродяга, пошли, надо бы выпить немного, — кисло сказал Джеймс.
— Только сперва зайдем на почту, хочу написать матери, — предложила Лили, — а то моя сова, похоже, приболела.
— Будем ждать, — Сириус, обняв Люпина, пошел к бару.
Подойдя к почте, парочка остановилась. Им навстречу шли брат Сириуса и парень, похожий на...
— Северус? — удивленно спросила Лили.
--
— Старайся ни во что не ввязываться, говори — побаиваешься, что узнает директор. А через год, после экзаменов — сразу ко мне, — негромко говорил Северус Регулусу. — Брошюры я тебе оставляю, возможно, один из университетов тебе подойдет. Все же потомственных темных магов в Америке мало, так что, думаю, ты сможешь быть интересен. А дальше — зависит от тебя.
— Спасибо, Сев!
— Пока не за что. Ладно, беги, я тут пока поздороваюсь.
--
— Здравствуй, Лили, рад тебя видеть, — улыбнулся Снейп.
Лили быстро повернулась к Поттеру, стараясь удержать его от драки, но этого не потребовалось. Поттер, давно мечтавший наказать Нюниуса за все то, что он сделал, впал в ступор. Привычный к дракам между учениками, он не мог поднять руку на взрослого. А именно таким и выглядел Снейп. Дорогая мантия из шерсти единорога, под которой виднелся не менее дорогой костюм, длинные черные волосы, собранные в хвост — растрепанный Поттер в ученической мантии выглядел школьником, чуть было не налетевшим на улице на взрослого. И вместо проклятий Поттер молча стоял и стискивал в кармане палочку.
— Ух ты, Нюниус! Это просто праздник какой-то! — донесся голос Блэка, — Экспеллиармус!
Заклинание ударилось о барьер, созданный одним из браслетов Северуса.
— И тебе добрый день, — мягко улыбнулся Северус, доставая палочку, — Протего!
Северус зашептал заклинание, вырисовывая сложные движения палочкой, вокруг него возникла туманная сфера, поглощающая заклинания Сириуса и очнувшегося Джеймса.
--
— Альбус, вам надо что-то менять в школе, — сказала Гризельда, взяв в руки чашку с чаем, — ваши "лучшие" выпускники — просто позор. Вы слишком попустительствуете вашим любимчикам!
— Полно вам, Гризельда, — сказал Слизнорт, наливая себе чай, — неужели все так плохо?
— Да, — резко сказала женщина, — лучший выпускник за последние двадцать лет — учился сам! Не думаю, что на пятом курсе вы давали ему материал седьмого.
— Вы про Северуса... — недовольно поморщился Слизнорт.
— Да, Гораций. Вот, например, Северуса не было в вашем Клубе Слизней. Считали его бесперспективным? Почему же тогда вы пользовались его идеями?
— Вы о чем? — поперхнулся Слизнорт.
Тофти достал из своей сумки два журнала.
— Вот, полюбуйтесь. Наш английский журнал "Зельеварение сегодня". Ваша статья о возможностях использования крови единорога в исцеляющих зельях. С примерами опытов. А вот — журнал американского университета — рецепт и полное описание ВСЕХ опытов, за авторством Северуса.
Слизнорт подавленно молчал, крутя чашку в руках.
— Что это там за шум на улице, — спросила Гризельда и поднялась, — пойду посмотрю. Подождите меня тут.
--
— Так-так, и это люди, которым я почти уже поставила "Превосходно" по ЗОТИ. Позор, вдвоем не можете проломить один щит, — скрипуче сказала Гризельда, — может, мне пойти и исправить ваши оценки?
Сириус и Джеймс, еще больше разъяренные насмешкой, усилили напор.
Гризельда широко улыбнулась. Шанс пробить поглощающий туман был только в самом начале, когда энергии в щите было совсем немного. А судя по сиянию маленькой сферы над головой Северуса, теперь щит могли пробить только сильные Взрывные чары. Поэтому, подначив Мародеров, старушка стала наблюдать за спектаклем. И Северус оправдал ее ожидания. Сделав палочкой замысловатый росчерк, он снял Поглощающий Щит и встал перед мародерами практически беззащитным. Те, в бешеной радости, взмахнули палочками.
— Левикорпус!
— Ступефай!
Вот только результат оказался немного иным. Два луча погасли, не долетев до Северуса, и через полсекунды вылетели в обратном направлении. Сириус, получив свой же сногсшибатель, отлетел и, врезавшись в стену, потерял сознание. Поттер же повис в воздухе вниз головой.
— Северус, дорогой, я так рада тебя видеть, — Гризельда подошла к юноше и обняла его, — что это было за заклинание?
— Рефлект, — сказал Северус, глядя на висящего Поттера, — требует много энергии, но в теории способен отправить назад даже Аваду.
Злая Лили достала палочку и пробормотала контрзаклятие. Но Поттер не упал, а стал кувыркаться в воздухе.
— Лили, этот щит искажает попавшие заклинания, противопроклятия не работают. Сам упадет, — сказал Северус, — слышал, у вас скоро свадьба?
— Да, — с вызовом сказала Лили.
— Это тебе свадебный подарок от нас с Петуньей, — Северус достал из кармана серебряную цепочку с кулоном. Отдав ее Лили, он негромко продолжил, — Я так понимаю, ты планируешь сражаться с Волдемортом? — Лили вспыхнула, но Северус продолжил, — в этом кулоне очень мощный источник энергии, и мой Рефлект. Используй в крайней ситуации, думаю, он сможет отразить и Аваду.
— Спасибо... — растерянно ответила Лили.
— Осторожнее, — Северус выставил щит, — я думал, у игроков в квиддич желудки покрепче будут. Удачи, Лили, и совет на будущее — купите пару домовиков. Отец Поттера достаточно обеспечен, так что, думаю, это не будет проблемой.
И Северус, поддерживая Гризельду Марчбенкс под руку, вошел в бар, не обратив внимания на хихиканье зевак после фразы про "обеспеченного ОТЦА Поттера".
* * *

Драббл 2

— Посмотрите, кого я вам привела! — гордо сказала Гризельда Марчбенкс.
— Северус, мальчик мой! — радостно воскликнул Тофти. — Присаживайся, рад тебя видеть!
— Мистер Тофти, профессор Дамблдор, профессор Макгонагал, профессор Флитвик, профессор Слизнорт, профессор Спраут — здравствуйте, рад вас видеть, — Северус наклонил голову и сел за стол.
— Вижу, Северус, ты воспользовался моим советом? — улыбаясь, сказал Тофти, — первым делом — безопасность! Можно посмотреть?
— Да, вы правы, — Северус кивнул, снял браслет и показал старичку, — я не стал возиться с источником энергии, перезаряжаю каждый раз после использования. Палочка надежнее артефакта.
Северус заказал себе кружку сливочного пива, и посмотрел на стол, на котором все еще лежали алхимические журналы.
— О, кстати, мадам Марчбенкс, мы все же довели до ума исцеляющее зелье на основе крови единорога. Как ни странно, нам помогла физика и химия магглов.
— Очень интересно, Северус. Расскажешь нам? — добродушно сказал Дамблдор.
— Охотно. Кровь единорога, как и кровь любого сильного магического животного, не разлагается. Но в химии магглов есть реактивы, разделяющие кровь на отдельные слои. Без всякой магии. К сожалению, эти слои очень медленно отстаиваются, но маггловская же центрифуга позволяет существенно ускорить процесс, — увлеченно рассказывал Северус, — Вместо двух месяцев мы получаем полностью разделенную кровь за три часа!
— Вот как, — переглянулись Дамблдор и Слизнорт. Тофти и Марчбенкс довольно смотрели на Северуса.
— И мы выяснили, что каждый из этих компонентов несет в себе проклятие. Но разное. Вместе они спасают жизнь, и вешают букет ОТСРОЧЕННЫХ проклятий. Но по отдельности... Каждое проклятие действует мгновенно.
— И как же тогда их можно использовать? — недоверчиво спросил Слизнорт.
Северус взял свою сумку и аккуратно вытащил небольшой ящичек. Открыв его, он показал профессорам две ампулы с сиреневой жидкость.
— Вот этот компонент, например, содержал проклятие тающих костей. А избавиться от него оказалось до смешного просто — мы включили в процесс компоненты Костероста. Проклятие действует и начинает разрушать кости, Костерост же — восстанавливает их. А через час проклятие теряет силу.
— И что же делает это зелье, — спросил впечатленный Тофти.
— Это — исцеляет поражения мозга, вызванные Круциатусом, травмами и многим другим.
С этими словами Северус протянул ампулы Гризельде Марчбенкс. Та взяла их дрожащей рукой, Тофти в это время молча покачал головой. Похоже, кто-то из их учеников рассказал Северусу о внучке Гризельды, которая уже два года лежала в Мунго в отделении для душевнобольных после тяжелой травмы головы.
Тем временем к столику подошли авроры.
— Мистер Снейп, — обратился старший аврор, — можем ли мы поговорить с вами?
--
Сознание к Сириусу возвращалось рывками. Все-таки удар даже такой пустой головой о твердую стену не мог легко пройти для мародера. Оглянувшись, он увидел Поттера, сидящего рядом со своим завтраком.
— Что это было, Сохатый, — едва слышно спросил Сириус.
— Нюниус. Он нас чем-то приложил, — сказал Поттер с зеленым лицом. Похоже, Левипорпус после отражения от Рефлекта приобрел не совсем стандартные свойства.
— Я же говорил, не надо было к нему лезть,— осуждающе сказал Ремус.
— Я эту сволочь... — Сириус не договорил и снова упал.
К месту стычки подошли авроры, вызванные мадам Розмертой.
— Старший аврор Балкинс, что здесь произошло? — спросил строгого вида аврор.
— Северус Снейп... Приложил нас чем-то, — морщась, сказал Сириус.
— Врет и не краснеет, — восхитился выпускник из Райвенкло.
— Майкл, расскажи ты, — повернулся к нему аврор.
— Да, дядя. Два храбрых гриффиндорца напали на одного слизеринца. Он отразил в них их же заклинания. Гриффиндорцы устали от подвига и прилегли отдохнуть.
Авроры подняли палочки и стали проверять последние заклинания.
— Однако, — покачал аврор, записывая в протокол заклинания, — Костелом, Темный палец — придется вам наведаться в Аврорат.
— А то, чем нас приложил Нюниус! — в запальчивости крикнул Сириус, охнув от боли. На слова выпускника о Рефлекте он не обратил никакого внимания.
— Разберемся. Где Северус Снейп, — спросил аврор у племянника.
— Пошел вместе с Гризельдой Марчбенкс в «Три метлы».
--
— Да, слушаю вас, — встал Северус. Аврор сказал:
— Старший аврор Балкинс. Могу я проверить вашу палочку? Это связано с недавним инцидентом.
— Да, конечно, — Северус протянул аврору палочку.
— Так... Протего, Поглотитель, Протего... А это что за заклинание?
— Рефлект. Поглотителем я впитал энергию из проклятий, адресованных мне, потом влил эту энергию в отражающий щит.
— Очень интересно, — пробормотал заинтересовавшийся аврор, — я и не слышал об этом заклинании.
— Это наша курсовая работа, мы с друзьями вместе разработали.
— А формулу вызова не подскажете? — аврор передал палочку Северусу.
— Охотно. Сейчас продемонстрирую...
Балкинс повторил за Северусом движение палочкой, показав профессорам бледный щит. Флитвик внимательно наблюдал за манипуляциями.
— Попробуйте перед щитом зажечь Люмос, — посоветовал он.
Аврор вызвал щит еще раз, теперь он был ярче.
— Так вы можете влить в щит больше энергии, — пояснил Флитвик, — не всегда же есть возможность использовать поглощающий щит.
— Вы знаете это заклинание? — удивленно спросил Северус.
— Именно это — нет. Но в молодости я составил немало разных заклинаний, — усмехнулся мастер дуэлей.
— Спасибо, мистер Снейп, — сказал довольный аврор, — пойдем, отведем хулиганов в Аврорат. Если вы, конечно, подадите заявление.
— Да, разумеется, — сказал Северус, расписываясь на протоколе.
— Северус, может, простите мальчиков? Они погорячились, думаю, надо дать им шанс, — добродушно попросил Дамблдор.
Северус сел за стол и внимательно посмотрел на директора.
— Профессор Дамблдор, при всем моем уважении — нет. У них было семь лет для второго шанса. Кроме того...
Северус подождал, пока официантка принесла новый бокал, и продолжил.
— Это зелье — очень чувствительно к колебаниям. Себестоимость одного только зелья — 300 галеонов. Еще 200 галеонов мне стоил мягкий портал, для того, чтобы переместиться сюда без вибраций. И все это было бы потеряно из-за пары хулиганов. Ничего страшного им не грозит, посидят ночь в камере, завтра их родители заплатят штраф и будут свободны.
Гризельда прижимала к груди ящичек и кивала словам Северуса. Мысленно она уже была в Мунго, возле внучки.
--
— Джеймс Поттер, Сириус Блэк — вы арестованы! Следуйте за нами. Колдомедик осмотрит вас в Аврорате.
— Ремус, если бы ты нам помог — мы бы завалили этого крысеныша! — прошипел Сириус.
Люпин горько улыбнулся.
— Завтра вы будете на свободе. А я... У меня даже с отличными ПАУКами и хорошей характеристикой почти нет шансов на работу. А если к этому добавятся протоколы Аврората...
Сириус злобно зарычал, но все же признал правоту друга.
Поттер поднялся и понуро пошел вслед за аврорами. Лили рядом не было.
* * *

Драббл 3. Встреча выпускников

— Добро пожаловать на территорию Соединенных Штатов Америки, — таможенник отдал Поттерам их палочки и указал на дверь. — Выход в город там.
Не успели Джеймс и Лили повернуться, как услышали крики "Стоять, полиция!". Из неприметной двери выскочили двое волшебников и попытались добежать до выхода. Но не вышло — вслед за ними выбежал еще один волшебник. Дальнейшее поразило даже магов — преследователь гигантским прыжком догнал убегающего, повалил на землю и несколько раз ударил. Потом, стремительным движением, выхватил палочку и выпустил вслед второму убегающему заклинание электрошока, от которого тот упал и задергался, повизгивая от боли.
— Куда же вы убегаете, идиоты, — насмешливо сказал полицейский, надевая на нарушителей наручники. Подбежавшие полицейские увели нарушителей, и мужчина наконец посмотрел на Поттеров.
— Джим, Лили, рад вас видеть! — сказал он таким знакомым голосом.
— Ремус? — недоверчиво спросили Поттеры.
--
— Какими судьбами в Америке? — спросил Ремус, отложив в сторону меню.
Джеймс, не отвечая, пристально рассматривал школьного друга. От тихого старосты не было ни следа. Хищные движения, раскованность, с которой он слегка шлепнул по заднице официантку — новый образ Ремуса не укладывался в голове. А судя по довольной улыбке официантки, девушка была совсем не возмущена подобным обращением...
— Много дел, — ответила Лили, — Дамблдор предложил отдохнуть, заодно пару писем отнести ректорам университетов. И по мелочи.
— Дамблдор? — удивился Ремус, — Вы что, работаете на Дамблдора?
— Да, — наконец заговорил Джеймс, — мы с Лили решили бороться с Тем-кого-нельзя-называть.
— Волдемортом, что ли? — переспросил Ремус, — ну, это дело похвальное. В Аврорате вроде неплохо платили.
— Мы не в Аврорате! Мы вступили в орден Феникса.
— Хм, — удивился Ремус, — И борьба идет на общественных началах?
— Ну, мы стараемся внести посильный вклад, — уклончиво сказал Джеймс.
— Странно. У нас, если собирается ополчение, то его участникам платят из бюджета штата.
Извинившись, Рему вышел припудрить хвостик.
--
Проводив друга взглядом, Джеймс скривился. Поначалу он не обращал внимания на состояние своего счета, но наследство от родителей постепенно таяло. Гора золота в банке все еще выглядела внушительно, но расходы на общественную жизнь, вместе с финансовыми просьбами Дамблдора, потихоньку поедали эту гору. Денег-то в сейф не поступало. А два предприятия, доставшиеся в наследство, обанкротились. Клиентов становилось все меньше.
Разумеется, скандал с уволившимся управляющим, который, по мнению Джеймса, не должен был опаздывать на работу, и урезание премий, — не должно было повлиять на качество продукции!
--
По дороге к столику Ремус пожал руки двум богато одетым мужчинам, и чмокнул в щечку девушку-администратора.
— Ремус, ты сильно изменился. В школе ты был таким скромным, — протянула Лили, глядя на бывшего старосту.
— Ну, в школе я старался подавить своего мохнатого друга, — ухмыльнулся Ремус, — а тут с этим проблем нет. Все знают, что я оборотень, но никого это не волнует.
— Правда? Но ты же опасен в полнолуние! — удивилась Лили.
— В городе оборотней нет. А в сельской местности... — Ремус налил полный бокал вина и принюхался к нему, — какой букет... Знаете, с моим нюхом я очень сильно чувствую в вине всякую дрянь. Не каждое мне подходит.
Выпив бокал, Ремус продолжил:
— Волшебники, живущие на фермах — гораздо сильнее городских. Каждый год фермер проводит на поле ритуал плодородия. Он и светлый, и темный. Взывает к свету, для плодородия, но требует жертвенной крови. Не человеческой, — ухмыльнулся он, глядя на лица друзей, — обычно хватает овцы. Помимо урожая и отсутствия вредителей, устанавливается связь с землей. И сила мага увеличивается. Тут есть волшебник, силой не выше Питера, так на своей земле он уложил пятерых бандитов! По силе я бы сравнил его с Грюмом. А в придачу дети фермеров обычно далеко не уезжают, и все члены семьи могут пользоваться силой земли своих родных. Даже Волдеморту было бы несладко, если бы он пришел в Южную степь.
— Значит, поэтому тут не боятся оборотней.
— Нет, не только. Каждый оборотень зарегистрирован и либо проводит полнолуние в клетке, либо ему бесплатно выдается Аконитовое зелье. А те, кто нарушает правила регистрации — очень быстро погибают. Кстати, много оборотней работает в полиции.
— Как ты?
— Нет, не совсем, — замялся Ремус.
— А как ты вообще оказался в Америке, — спросил заинтригованный Джеймс.
Ремус помолчал, глядя в окно.
— Ладно, слушайте. Это произошло два года назад.
--
Зверь радовался. Зверь восторгался. Животные не опасны. Опасны двуногие. Такой же, как тот, что спрятался в сейчас в глубине его разума. Он — двуногий стыдился его — зверя. Надо избегать двуногих. Если не получится — убить.
— Где, вы говорите, в последний раз слышали вой оборотня? — спросил молодой человек у трактирщика.
— На севере. Вы уверены, что это разумно?
— Не беспокойтесь за нас. Мы справимся.
Огромный волк страшного вида бежал между деревьями, как вдруг ветер донес до него запах. Запах людей... Надо уйти отсюда. Иначе придется убить.
— Я его вижу!
Поздно! Зверь зарычал, и бросился на людей. Оборотни были довольно устойчивы к магии. Они уязвимы только для серебра, и некоторых очень темных чар. Но эти двое как раз ими владели.
— Нетблейсис! — прокричал один из людей, и оборотень оказался в сети, мгновенно обездвижившей его.
— Уходим, — тихо сказал второй.
Ремус очнулся в подвале. Рядом стояли двое молодых людей.
— Наш староста, — насмешливо произнес знакомый голос.
— Северус, — недоверчиво произнес Ремус.
— Именно, Люпин. Как я вижу, ты не настроен соблюдать технику безопасности, — Северус был явно доволен. — Но я даже рад, что это ты.
— Почему? — удивленно спросил Ремус.
Северус бросил ему плащ.
— Мне нужен оборотень для экспериментов. Но в Америке оборотни — полноправные граждане. Имея возможность принимать аконит, они не склонны участвовать в опасных экспериментах. В Англии же оборотень — темная тварь. Так ведь? А тебя мне еще и не жалко будет.
— Вам нужен доброволец? А что за эксперименты?
— Мы ищем способ контролировать сущность оборотня. Или, если уж совсем повезет — лекарство.
Ремус обдумывал ситуацию.
— Я согласен. Если это может помочь.
— Вот как? Так сразу? — удивленно спросил Регулус. Ремус даже не удивился ему.
— У меня нет работы, нет денег. Мне остается только сдохнуть, — с горечью сказал Люпин.
Сириус понимающе хмыкнул. Друзей у оборотня, похоже, тоже не было. Выходя из подвала, он тихо сказал Регулусу.
— Рег, научи меня этой твоей темной сетке.
--
Ремус налил себе очередной бокал вина, и стал задумчиво рассматривать люстру.
— Мы заключили контракт. За год экспериментов я должен был получить шестьдесят тысяч долларов, и порцию лекарства, если эксперименты пройдут успешно.
— Но тебе их не дали? — глухо сказал Джеймс. Нельзя было понять, какие у него сейчас эмоции.
— Почему же. Мне все выплатили, и даже помогли с работой.
--
— Что ж, Сев, надеюсь, этот ритуал все же сработает. Он тянет силы, как будто я сейчас родил Люпина, — устало сказал Регулус. Северус, убирая пустые флаконы из-под зелий, понимающе улыбнулся.
— Хорошо, что я был примерным сыном, и учил все эти ритуалы из родовой книги Блэков.
— Потерпи немного. У нас все хорошо идет, мы все ближе к результату.
— Кстати, Сев, а почему ты Ремусу постоянно напоминаешь про смертельную опасность наших экспериментов? С учетом того, что мы все сперва проверяем на его крови, да и ритуалы сами по себе не сильно опасные...
— Честно? — приподнял бровь Сев, — а из вредности! Попугаю нашего пай-мальчика!
Молодые люди рассмеялись и посмотрели на Ремуса.
— Так, посмотрим, что тут у нас...
--
Ремус посмотрел на Джеймса.
— Этим ритуалом они соединили мои сущности человека и волка.
— И теперь ты... Не оборотень?
— Оборотень. Просто теперь я превращаюсь в зверя в любое время по желанию, и не теряю контроля. Мелочь, но приятно, — ухмыльнулся Ремус. Про беседы с психологом он говорить не стал. Получившаяся в результате брутальность характера не могла не радовать бывшего скромника. Все же человек, давивший в себе зверя, и человек в союзе со зверем — совсем не одно и то же.
— А Северус получил около полумиллиона долларов за эксперимент, и подписал контракт с армией. Не знаю, сколько ему платят за все эти ритуалы, но, говорят, для бюджета это выгоднее, чем десятки лет раздавать Аконитовое зелье. Многие оборотни пошли на службу. А я решил остаться на гражданке, но чтобы была возможность повоевать, — довольно сказал Ремус. — Через полгода я получу гражданство, и стану помощником шерифа.
— Мы рады за тебя, — почти искренне сказала Лили. Джеймс молча кивнул.
--
Лили встала и надела халат. Сон не шел, и она пошла к бару выпить немного сока. Налив стакан, она увидела, что Джеймс еще не ложился.
Мужа Лили нашла на балконе. Он спал в кресле, а на столике перед ним стояла пустая бутылка из-под виски.
* * *

Драббл 4. Конец лордов

Северус был доволен. Для того, чтобы понять, насколько, надо проснуться в своем доме, встать, не разбудив красавицу-жену, выпить чашку кофе на терассе, оседлать своего любимого мустанга и поскакать к дальнему ручью. И потихоньку ехать к дому, зная, что на плите жарится мясо. Особое удовольствие доставлял тот факт, что все это было куплено на заработанное, и не осквернено кредитами — бичом США.
Но идиллия длилась недолго. На крыльце дома стоял ректор — что было тревожно. Монгво был желанным гостем у Северуса, но утром в рабочий день... Скорее всего, что-то случилось.
— Доброе утро, Северус, — улыбаясь, сказал ректор, держа в руке чашку кофе, — Извини, что тревожу, но дело важное.
— Что случилось? — обеспокоенно спросил Северус.
— Ничего такого... Но все же, можешь зайти ко мне в Академию? Через полтора часа, — ректор улыбнулся и аппарировал. Чашка повисла в воздухе и плавно опустилась на поднос.
Северус посмотрел на Петунию и пожал плечами.
— Позавтракать я все же успею.
--
В кабинете ректора было многолюдно. Десяток мужчин, все — выпускники Хогвартса, поступившие потом в Академию, и Люпин — учащийся сейчас заочно.
— Друзья. У меня к вам деликатная просьба, — негромко сказал Монгво, — У нас собирается Международная Конференция Магов. Слышали про нее?
Мужчины кивнули, но несколько неуверенно.
— Так вот. Конференция почти аполитична, на ней собираются ученые, директора и профессора. В основном темы касаются науки и программ обучения, но есть одно исключение. На этой конференции выбирается Светлый Лорд.
Монгво оглядел своих выпускников (и Люпина) и продолжил:
— Светлый Лорд выбирается, когда есть угроза Темного Лорда. Прошлым Темным Лордом называли Гриндевальда, соответственно, на роль Светлого претендовал небезысвестный вам Дамблдор. Но вышла техническая неувязка. Темный лорд должен, во первых, назвать себя таковым, и во-вторых, иметь влияние в нескольких странах. Гриндевальд, который разжег вторую мировую войну, не называл себя Темным Лордом. Так что тогда у Дамблдора не получилось. А вот сейчас — у него есть шанс. Волдеморт назвал себя Темным Лордом, и, помимо Англии, имеет влияние во Франции и Югославии.
— А что дает этот статус? — спросил Альберт.
— Деньги и ресурсы. Есть меценаты, которые имеют определенные бонусы, если они жертвуют ресурсы для дела Светлого Лорда. Здоровье, политическое влияние — много чего. Но лично мне не нравится Дамблдор и его методы. Два года назад он пришел к нам в Академию с пророчеством, согласно которому "кулак света победит тьму" и увлек за собой пятерых очень хороших ребят. Да, впятером они действительно оказались сильным кулаком для Вольдеморта, но увы — не справились. Лично мне не кажется, что стоит губить людей под странные пророчества, отсиживаясь в своем Хогвартсе. Моя просьба — рассказать все, что может помочь не допустить Дамблдора до этого титула.
— Я напишу свои соображения в письме, — негромко сказал Люпин, — послезавтра вылетаю на Мальдивы, отдыхать.
— Хорошо, Ремус, — кивнул Ректор, — если у кого будут соображения — приходите.
--
— Лили, это он! Хватай Гарри, я задержу его!
Волдеморт не стал задерживаться на первом этаже. Авада, пущенная в Джеймса и попавшая в вазу, и Сногсшибатель, уложивший гриффиндорца — вот и вся его реакция на мужчину.
Лили обезумела, мечась по комнате в поисках спасения. Мантии-невидимки не было, аппарация не работала, кидаться заклинаниями в этого монстра казалось глупым. Она судорожно схватила свою шкатулку с драгоценностями и достала оттуда золотую цепочку-портключ. Бессознательно она схватила серебряный кулон, подаренный ей Северусом, и надела его на шею Гарри.
Волдеморт выбил дверь одновременно с активацией портала. Но цепочка, зачарованная Дамблдором, не сработала, и женщина осталась на месте, прижимая к себе цепочку и ребенка.
— Уйди с дороги, девчонка, — холодно сказал Вольдеморт.
— Нет, не трогай Гарри, лучше убей меня!
Волдеморт хмыкнул и взмахом палочки отшвырнул Лили от кроватки.
— Больно надо, — презрительно сказал он и направил палочку на ребенка, — Авада Кедавра!
Лили увидела, как с палочки Темного Лорда вылетел зеленый луч, который погас, не долетев до Гарри. И, через секунду, вылетело два луча, один, бледный, пролетел возле головы Гарри, другой, грязно-зеленый, попал в Волдеморта. Тот даже не успел вскрикнуть, как его душу вышибло из тела, начавшего осыпаться прахом. От бледного луча остался только обугленный след на кроватке в виде молнии.
Лили, застывшая от ужаса, вспомнила слова Северуса "этот щит искажает попавшие заклинания". Из ступора ее вывел плач сына.
Пока она пыталась успокоить ребенка, в комнату, пошатываясь, вошел Джеймс. Увидев то, что осталось от Волдеморта, он опешил, но все же поднял палочку и выпустил Патронуса.
— Друзья, скорее ко мне! Очень важно!
Светящиеся олени растворились, унося послание Блэку и Люпину. Джеймс и забыл, что тот уже не в Англии.
Первым аппарировал Сириус. Осмотрев комнату, он сказал только:
— Питер?
Джеймс пожал плечами.
— Больше некому. Хранитель же он.
— Убью крысу, — зарычал Сириус, сжимая палочку.
Тут в комнате засветился овал голубого цвета — сработал межконтинентальный портключ.
— Надеюсь, повод достаточно важный, — угрюмо сказал Ремус, осматривая комнату.
Сириус и Джеймс ошеломленно смотрели на друга. Мускулистый, одетый лишь в плавки, он сжимал в левой руке бумажник и медный диск, бывший портключом, а в правой — палочку. Когда он повернулся, они увидели на его спине потеки масла — Патронус нашел оборотня на массажном столе.
— Ну, вот, это — Волдеморт, — сказал Джеймс.
— Ничего себе, — покрутил головой Люпин. — Чем это вы его?
— Его убило отражателем Снейпа.
— В смысле? При чем тут Нюниус? — возмущено спросил Джеймс.
— Он подарил мне этот амулет с щитом. Я совсем про него забыла, — тихо сказала Лили, прижимая к себе успокоившегося Гарри.
— Ладно, я сообщу в Аврорат. И Дамблдору сказать надо, — Джеймс взмахнул палочкой, но Патронус не появился.
— Попробуй сказать "Люмос", — сказал Ремус, с любопытством глядя на манипулации Джеймса.
— Люмос! — палочка не зажглась. Ремус покачал головой и сказал:
— Похоже, у тебя долг жизни к Северусу. Не надо его оскорблять, это может плохо кончиться для жизни или магии. Ничего, скоро снова сможешь колдовать. Лили, у тебя не найдется одежды и пары фунтов? Надо бы в Аврорат сходить, да новый портключ обратно заказать. А то бедная Ники могла и испугаться, когда я исчез.
--
Ники не испугалась. Когда Ремус исчез в голубой вспышке, она гневно топнула стройной ножкой. Обидно! Когда она только начала растирать масло по спине Ремуса, то уже знала, что согласится на просьбу показать остров или предложение посмотреть коллекцию магнитов в его номере. А после ее массажа он не смог бы не пригласить ее. Впрочем, скоро Ремус должен вернуться. Экстренными межконтинентальными порталами на отдыхе пользовались или богатые бизнесмены, или полицейские, и обычно они через несколько часов возвращались. Вспомнив ощущение от прикосновений к мускулистой спине Ремуса, Ники прикрыла глаза.
— Мрррр, — промурлыкала она, чувствуя тепло ниже живота.
--
В Аврорате, изучив удостоверение Люпина, позволили тому снять копию протокола. Анализ следов заклинаний и цепочки Северуса дал очень интересную картину. Надо бы позвонить ректору, ему будет нелишним узнать... А Ники симпатичная девочка, возможно, ей будет интересно посмотреть на клык дикого оборотня, который Ремус возил с собой в качестве талисмана...
--
— У меня вопрос к профессору Дамблдору, — поднялся Монгво, — почему вы не сразитесь с Темным Лордом лично? Вы должны быть достаточно сильны для этого.
— От нашей битвы могут пострадать невинные, — невозмутимо ответил Дамблдор.
— Это не мешает вам подставлять невинных под пророчества.
— О чем вы? — правдоподобно удивился Дамблдор.
— Пророчество о пяти. Помните?
— Мальчики боролись, и они погибли за правое дело, — печально сказал Дамблдор, — их жертва не будет забыта.
— То, что их тела были в ящиках тихо отправлены домой, вы называете "не будет забыта"? А как же сейчас, очередное пророчество про Избранного ребенка? Сделанное все той же прорицательницей?
— Она внучка самой Кассандры!
— Но она при этом полностью бесталанная! Она не смогла пройти квалификационные тесты на предсказателя.
Председатель поморщился.
— Вы выбиваетесь из регламента.
— Прошу прощения. Профессор Дамблдор, скажите, вас не утомляют такие тяжелые обязанности? — дружелюбно сказал ректор. — Школа, Визенгамот, борьба с Волдемортом...
— Мне нелегко, но я вынужден нести эту ношу, — твердо ответил Дамблдор.
— Сколько уроков вы ведете в Хогвартсе!
— Сейчас речь идет не об этом, — поморщился председатель.
— Хорошо. Я вынужден поднять еще один вопрос. Десять лет назад к вам поступил учиться оборотень. Это так?
Зал зашумел. Участники конференции знали, что ситуация с оборотнями в Англии была очень нерадужной, и брать монстра в школу с детьми было безумием.
— Он хорошо охранялся во время трансформаций.
— Как? — дружелюбно улыбаясь, спросил Монгво. — Как у нас — в серебряной клетке?
— Это бесчеловечно, — твердо сказал Дамблдор, — он содержался в специальном здании.
— Которое называется Визжащей Хижиной. С деревянной дверью, и подземным ходом, охраняемым Дракучей ивой.
— Он не мог оттуда выбраться.
— А у меня есть информация, что данный оборотень с друзьями-анимагами бегал в полнолуние по лесу, — Монгво с улыбкой продолжал давить на Дамблдора. Тот в растерянности посмотрел на председателя.
— Безопасность учащихся должна соблюдаться очень строго, — проговорил председатель, — мы ждем ответа, профессор.
Дамблдор выпрямился и строго посмотрел на Монгво.
— Я должен был дать мальчику шанс. Он и так страдает от своего проклятия!
Монгво мысленно улыбнулся. После ритуала Люпин совсем не страдал. А теперь, получив гражданство, он продолжает учиться юриспруденции, на случай, если после работы шерифом захочет перейти в управление полиции.
— Безопасность детей на первом месте, — повторил председатель, — садитесь, профессор Дамблдор, мы вынесем это отдельным вопросом.
Двери в зал открылись, и к Монгво прилетел конверт.
— Прошу прощения, — извинился ректор и стал читать письмо. По мере прочтения он все шире улыбался.
— Могу поздравить вас, профессор Дамблдор, — обратился он к директору, — Темного лорда больше нет. Так что вам не придется взваливать на себя бремя Светлого лорда. Высвободятся силы и ресурсы для улучшения обстановки в Хогвартсе.
— Как нет? — Ошеломленно спросил Дамблдор.
— Он попытался убить младенца у Поттеров, и его убил артефакт Северуса Снейпа, моего выпускника, — сказал Монгво, рассматривая письмо. — Немного не по пророчеству, но тоже неплохо.
Олигархи в зале недовольно поморщились. Плохо, что не будет Светлого Лорда. Некому давать деньги — и не будет бонусов. Впрочем, давать деньги неудачно выбранному Лорду еще опаснее — мало того, что они не вернутся, так еще и неудачу можно заработать, в виде такого щелчка по носу от фортуны. Хорошо, что Монгво выяснил все до голосования. Лучше проинвестировать эти деньги во что-то более полезное. Тот же Снейп производит неплохие зелья, Джексон вот прибыль уже хорошую получил. Надо бы поговорить с этим зельеваром, — размышлял Коутон, пожилой миллионер из Техаса, выходя из зала.
Дамблдор же остался сидеть на своем месте. Сейчас было видно, насколько же его утомила забота о всеобщем благе...
* * *



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Al123potДата: Воскресенье, 24.05.2015, 23:04 | Сообщение # 176
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 96. Драбблы от Пчелы

Очень талантливая на все руки создает замечательные атмосферные коллажи (смотреть в шапке фика) и пишет суперские драбблы, которые даже и не драбблы, а такие мини-фики.
Отличное альтернативное дополнение к основному фанфику — советую!

* * *

«Кошмар перед свадьбой»

Лили Эванс, а через пару месяцев — Лили Поттер, как обычно получила номер «Ежедневного Пророка», и ничего не подозревая, развернула его на странице «Светские новости». После чего закрыла газету и открыла снова. Ничего не изменилось. Заголовок гласил: «Главное событие в мире высокой моды: «Свадьба Северуса Снейпа и Петуньи Эванс!». На фото кошмарно счастливая пара на фоне пальм, моря и заката. Не веря глазам, Лили продолжила читать:
«Свадьба состоялась в Доминиканской республике, на одном из живописнейших пляжей страны. Платье невесты было сшито по ее же эскизам британским Домом Мод «Narcissa». Французский журнал «Fleur d'oranger» назвал Петунью Эванс самой стильной невестой года. По мнению итальянского еженедельника «Matrimonio magico» и американского журнала «Fashion Today», образ невесты — новое слово в магической и немагической моде. Фуршет состоял из изысканных блюд французской, креольской и латиноамериканской кухни. Среди подарков молодоженам особенно выделяется презент Люциуса Малфоя, давнего друга четы и партнёра по бизнесу — прелестная вилла на одном из Сейшельских островов, куда мистер и миссис Снейп уедут на медовый месяц.
Напомним, что Северус Снейп и Петунья Эванс — основатели и члены правления корпорации «S&P», одной из ведущих компаний в индустрии моды».
Лили со злости отшвырнула газету. Слов не было. В этот момент в комнату зашел Джеймс.
— Лили, ты чего? Вон, смотри, «Ведьмополитен» пришел!
И точно, на столе сидела недовольная сова и ждала, что от неё отвяжут глянцевый журнал.
— Ну что тут у нас?... Какой наряд хочет моя… — осёкся Поттер и уставился на обложку.
На обложке модного издания красовался Северус Снейп собственной персоной — в стильной черной рубашке, с небрежно лежащими волосами, легкой полуулыбкой, заголовок гласил: «История Парфюмера. Эксклюзивное интервью с самым модным создателем ароматов».
Теперь слов не стало у Джеймса. Ситуацию попыталась исправить Лили:
— Может, погуляем по Косому переулку? Ну её, эту прессу… — Поттер согласно кивнул.
Когда парочка аппарировала в переулок перед книжным магазином, Лили бросилась в глаза афиша: «Презентация книги Петуньи Эванс «Кулинария: магия без магии». Около магазина толпились женщины разных возрастов, гадая, когда мисс Эванс сможет выделить время на встречу со своими читательницами. Скривившись, Лили повернулась спиной к витрине, чтобы уткнуться носом в вывеску Дома Мод « Narcissa»: «Новая коллекция ароматов «Гранд Каньон» от «S&P»! Эксклюзивно в Европе!». У входа в магазин змеилась очередь.
Вопль Лили Эванс, а через пару месяцев — Лили Поттер, разнёсшийся по округе, был похож на вопль раненого дракона. Эванс трагично заломила руки и начала падать….
— Мисс, вы чего? — к Лили подошла продавщица Дома Мод — Вы не волнуйтесь, духов на всех хватит, у нас ещё много, а через неделю придут наряды из осенне-зимней коллекции, там вообще чудо, их мистер и миссис Снейп вместе создавали….
А в мире маглов крик одной ведьмы стал почвой для выступления перед зданием Правительства сторонников теории заговора, которые требовали прекратить испытывать на гражданах звуковое оружие пришельцев.
* * *

Драббл 2. Благими намерениями…

Над Гранд Каньоном лежало ясное звёздное небо. В маленьком домике, что на окраине поселения, мирно спала, наверное, самая счастливая пара обоих Америк — Северус и Петунья Снейпы.
Тихую ночь прервал вызов по Сквозному зеркалу.
— Да… — Петунья на полуавтомате активировала связь. С другой стороны показалась тётя Стейси. Благодаря Регулусу, сумевшему воссоздать сей замечательный артефакт, она смогла оставить средство связи для тети и бабушки.
— Пэт, извини, я понимаю, что у вас там ночь, но… твоя мама в больнице
Петунья проснулась со скоростью света.
— Что случилось? С ней всё в порядке? В какой она больнице? Деньги нужны?
— Пэт, не тараторь! Сердечный приступ у неё. Госпитализировали, с ней в тот момент был Регги, так что он, не дожидаясь приезда «скорой помощи» как-то помог ей при помощи магии, а потом переместил её сразу к городской больнице. Ну как они там мгновенно из города в город перемещаются…Апа …апер..
— Аппарировал — облегченно произнесла Петунья. Хорошо, что там был Регулус, на него всегда можно положиться.
Миссис Снейп решительно поднялась с кровати.
— Я еду к вам!
— Пэт, перестань! Справимся! В конце концов, ты где? По ту сторону Атлантики! А Лилька в Британии! Так что пусть седлает метлу и мчит помогать!
— Тётя, какая Лили? Она же яичницы пожарить не может, не то что больному человеку помочь! Всё, ждите! — Пэт отключила зеркало.
— Что-то с миссис Эванс — вот черт, ещё и мужа разбудила!
— Да, в больницу попала, с приступом. Сев… Я поеду к ней, — Петунья как-то виновато глянула на супруга.
— Конечно, езжай! Вы хоть и плохо расстались, но это не повод не видеться! — Северус приобнял жену — сейчас Толли вызову, он тебе вещи быстро соберёт и в аэропорт переместит.
Сборы у Петуньи не заняли много времени, тем более, что прибывший эльф лихо собрал чемодан и отправился с «мисс Туньей» в аэропорт Кеннеди.
Северус лег и уставился в потолок. Это было одно из многих отличий сестёр Эванс — даже находясь в ссоре Пэт приходила близким на помощь в трудную минуту.
Почему-то Сев вспомнил события почти трехмесячной давности.
--
Подготовка к свадьбе была в полном разгаре. Петунья была занята свадебными хлопотами. Бабушка и тётя Стейси, приехавшие за месяц до торжества, наслаждались природой Карибских островов.
Через пару дней после их прилета, позвонила миссис Эванс.
— Петуничка, дорогая! Я тут подумала… У Лилечки свадьба через 3 месяца…к ней ведь тоже надо готовится…А у меня здоровье уже не то. Поэтому, не обижайся детка, но я тут Лилечке нужнее буду…
Пэт казалось, что земля уходит у неё из-под ног, а в уши наложили ваты. Как!? Как мама может так ей пренебрегать?! Лилечка… Опять Лилечка! А она что, не дочь?...
— Пэтти, ты меня слышишь? Не расстраивайся, я позже приеду. А Лилечка когда к тебе лететь будет?
— А с чего ей ко мне лететь? — Петунья едва сдерживала слёзы — я её не приглашала, и Северус тоже.
— Но как же… Пэт, так нельзя! Она же родная сестра тебе. Хотя, все понятно! Ты наверное загордилась от своих денег, забыла родных людей… Зато эту мужланку Брэнду ты позвала!
— Да если б я загордилась, я бы вас всех не приглашала! И Брэнда — не мужланка, а хорошая девушка и к тому же, твоя родная племянница! Знаешь, мам, нельзя — это плевать на свадьбу родной дочери, которая перед тобой никак и ничем не провинилась. Или провинилась? Ну же, скажи! Я хочу знать, почему я для тебя всегда на втором месте? Почему?
— Петунья, прекрати истерику! Ты не маленькая! Что за детские обиды?
Но Пэт не выдержав, кинула трубку и разрыдалась.
На шум прибежал Сев, вслед за ним подошли тётя и бабушка. С трудом пересиливая себя, Тунья рассказала содержание разговора.
Северус сидел с каменным лицом, бабушка удивлённо таращилась на телефон, а тётя Стейси зло сощурила глаза и изрекла:
— Пороть её надо.
-Кого? Миссис Эванс или Лили? — непонимающе произнес Снейп.
— ОБОИХ! — хоровым криком тёти и бабушки можно было оглушить стадо слонов.
Петунья тогда два дня ходила не в себе. А потом всё же набралась мужества, пошла к Брэнде и, сгорая со стыда, спросила, не будет ли та против, если обязанности мамы невесты на свадьбе выполнит мама Брэнды, тётя Стейси. Кузина, всю жизнь отличавшаяся спокойствием почётного караула Букингемского дворца, была, мягко говоря, удивлена. Кое-как Пэт рассказала ей причину столь неожиданной замены. Брэнда выдала весьма солидную тираду, слушая которую, у Туньи чесались руки записать пару выражений — когда ещё уравновешенная кузина повторит эти сочные словечки из лексикона карлайлских байкеров. А потом кузина задала весьма странный вопрос.
— А чего ты меня вообще об этом спрашиваешь? Ты у мамы, ну, тёти Стейси, спрашивала?
— Ну да… Только просто… Я подумала…
— Пэ-э-э-т…Я что, похожа на Лильку? Сцены б закатывала?
— Ну, всё же…
— Э-эх, кузина Пэт, вроде давно знакомы, а ведешь себя… — Брэнда хлопнула Петунью по спине, отчего та подалась вперёд — чемпионка графства Камбрия по дзюдо не всегда могла рассчитать силу, — в общем, не волнуйся, наряжай маму как ты там хочешь…
Договорить Брэнда не успела, потому как Пэт с радостным криком кинулась ей на шею.
---
Всё прошло замечательно. Никто ничего и не понял. Петунья была счастлива — любимый мужчина рядом, вокруг лишь родные и по-настоящему дорогие люди, да и не только люди — Трикки в качестве одной из подружек невесты была просто великолепна.
---
Петунья вылетела первым же рейсом. В Хитроу она наняла машину сразу до Галифакса. Благо, денег было достаточно, чтобы не ехать поездом.
В больнице, перед палатой мамы, сидел уставший Регулус.
— Рег! Я так рада тебя видеть! Спасибо большое, если бы не ты…Регги, ты чего?
Младший Блэк сидел с красными глазами.
— Пэт, прости меня…это я виноват…что миссис Эванс ….
— Регулус Блэк! Перестань нести чушь!
— Пэт, это правда…не надо было мне….
— Рассказывай!
— В общем….Я домой заходил, на Гриммо… И столкнулся там с Сириусом. Я уж не знаю, чего его туда занесло, но мы весьма неплохо поговорили. Он показал мне фотографии со свадьбы Джеймса и Лили, что на прошлой неделе была. А я смотрю, там миссис Эванс нет. Ну, я и спросил, где мама невесты. Сири сказал, а ему сказала Лили, что мама не смогла приехать по каким-то личным обстоятельствам. Ну, я и попросил пару фотографий для неё — сама ж знаешь, какой ветер в голове у парочки, как бы не забыли порадовать маму фотографиями. Сири дал. Аппарировал сразу сюда, попил с ней чаю, показал фотографии, и так ненавязчиво поинтересовался, что ж такого случилось, что она на свадьбу приехать не смогла. А миссис Эванс смотрит то ли на фото, то ли мимо них. И руки трясутся. А потом…. В общем, как выглядит сердечный приступ, я знаю. Кинул на неё успокаивающие чары, но я ж не знал, где у вас находится больница. Честно, аппарировал на одном желании — оказаться рядом с целителями. Помогло, слава Мерлину, я оказался перед входом в клинику… Тут нас быстро приняли… Пэт…прости…
Петунья сидела, как громом пораженная. Нет, никакой вины Рега он не видела. Виновата во всём была одна рыжая ведьма, для которой она просто не находила слов.
— Я Поттерам сову послал… Не знаю, как они отреагировали, но никто не появлялся…
Что и требовалось доказать.
— Рэгги… запомни две вещи. Первое — ты ни в чем не виноват. Второе — у меня нет сестры.
---
Через месяц Петунья забрала маму из клиники и перевезла в Лейк-Дистрикт. Хотя поначалу уговаривала и её, и тётю Стейси с бабушкой, уехать с ней в США. Да, пришлось бы съехать с обжитого места, продать всё, и плыть на лайнере (маме запретили полёты). Зато там жили бы где-нибудь на Великих озёрах или Западном Побережье, в тихом городке с мягким климатом. Но мама отказалась. Она вообще стала какой-то флегматичной. Могла часами смотреть на один пейзаж или даже на стену. Продала дом в Галифаксе и, переехав к бабушке и тёте Стейси, тихо жила в семейном доме.
Наступило Рождество. Стейси и Маргарет возвращались с рождественской службы. Внезапно Стейси спросила:
— Маргарет, а что ты просила? Если не секрет.
— Прощения.
— За что? — кажется, Стейси знала ответ. Но всё же опешила, когда сестра произнесла:
— За слепоту, глухоту, и немоту.
* * *

Драббл 3. Дамблдоровы козни

Альбус Дамблдор нервно мерял шагами комнату. Эта мордредова школа «Сердце Дракона» с новомодными штучками не давала ему покоя. И хотя директор успокаивал себя, что тысячелетний Хогвартс не переплюнут какие-то выскочки, где-то в глубине души ехидный голос комментировал происходящее в не самых радужных красках.
Нужно было что-то делать. А значит, следовало применить любимое оружие — дискредитацию. Дамблдор улыбнулся. Раз Малфой позволяет себе использовать все эти маггловские приёмчики, то директору сам Мерлин велел. Про информационную войну и заказные материалы седовласый маг знал, и чего уж там, некоторые вещи успел опробовать в последней заварушке. Пора бы развернуться в полную силу.
И председатель Визенгамота решительно зачерпнул горсть дымолетного порошка.
===

Правило «без подвоха никак» каждый представитель семьи Малфой усваивал ещё в детстве. Поэтому открывая новую школу, Люциус был готов к тому, что Дамблдор этого так не оставит. Ещё бы! Монополисты очень не любят посягателей на свои права. Тем более, что сиятельный блондин переманил себе влиятельных членов Попечительского совета, обладавших весьма солидным капиталом. Вопросы власти и денег крайне болезнены для любого политика, а Дамблдор, хоть и прикидывался скромным директором, был именно политиком. Поэтому Малфой готовился к удару.
Сообщение пришло из весьма неожиданного источника. Одна из клиенток магазина Нарциссы и в процессе примерки мантий аккуратно подсунула той листок:
«Мадам Малфой, директор Дамблдор собирает комиссию для проверки новой школы. Будут совать носы везде. Возможны провокации, он что-то упоминал о запасниках Отдела Тайн».
Сообщение быстро было передано Люциусу и Совету Попечителей. Подозрительные слизеринцы приняли к сведению полученную информацию и на всякий случай решили проверить информатора.
Как выяснилось, у сотрудника аппарата Визенгамота Кэрол Грей, магглорожденной хаффлпафки, были свои причины для маленькой мести Дамблдору. Небезызвестные Мародеры опробовали на четверокурснице свой «коронный» Левикорпус. Девушка была готова умереть от стыда, ибо висеть перед четырьмя парнями с задранной юбкой и блузкой… Когда Блэк случайно в приступе глумливого смеха упустил заклятие, не до шуток стало уже Мародерам. Вежливая, бесконфликтная девочка, не заработавшая ни одного взыскания за всю учебу, с типично хаффлпафской привычкой всех жалеть и всех любить, оказалась, кроме всего перечисленного, дочерью вышибалы, носившего красноречивое прозвище «Бешеный Вепрь». Мистер Грей хоть и считал, что драка — не женское дело, но единственную дочь кое-чему научил. В сочетании с семейной вспыльчивостью эффект оказался неожиданным. Четверка так и не поняла, почему их лица начали «встречаться» со стенами, полом, партами…. И каков итог? Гриффов подлатали в больничном крыле за два часа, директор погрозил ребяткам пальчиком и отпустил с миром. С Кэрол снял пятьдесят баллов, назначил неделю отработок и пояснил, что нужно работать над чувством юмора. Вот теперь, работая в Визенгамоте, и понаблюдав за действиями Дамблдора, мисс Грей решила, что стоит последовать совету и пошутить. По-своему.
===

Люциус Малфой готовился встречать врага во всеоружии. Специально для надвигающейся проверки Люц вытащил из маггловского мира Джонни Девидсона, полукровку с Равенкло и адвоката, работающего в обоих мирах. Узнав, ради чего его приглашают, Джонни согласился не задумываясь — ему тоже было что припомнить директору Хогвартса. Девидсон видел превращение тройки гриффиндорцев в анимагов — ночь была очень ясной, а луна, хоть и не была полной, светила ярко. Джонни помнил, что анимаги должны быть зарегистрированы. Если бы у этих любимчиков директора была бы регистрация, об этом было бы известно всей школе — хвастать они любят. А раз это тайна, то вывод один. Будучи законопослушным гражданином, Девидсон направил письмо в Министерство Магии. И с тех пор не доверял совиной почте. Ибо на следующий день Джонни слушал от директора о том, как нехорошо ябедничать и предавать хороших мальчиков, и что из правил есть исключения и это очень хорошо и правильно. Гриффиндорская «справедливость» просто выводила из себя. Девидсон был уверен, что окажись на месте гриффов кто-то со Слизерина, то вылет со школы был бы неминуем. И может быть студент Ровены и проглотил бы обиду, если бы директор не начал рассуждать про его беззащитную маму-маглу, которая может пострадать в смутное время, и на выбор «правильной» стороны, на которой непременно будут те храбрые гриффиндорцы, что обязательно спасут матушку Джонни от опасности. А чтобы точно спасли, нужно чтобы доблестные рыцари были на свободе. Шантаж не остался незамеченным. Но теперь мистер Девидсон сам определит правила игры.
===

Джонни Девидсон стоял у прохода в школу. Новоприбывшим «Сердце Дракона» показывалось не сразу, а лишь после прохода через каменную арку, которая служила чем-то вроде портала. Не имеющие допуска могли сколько угодно проходить в проём, но в школу без личного кулона-пропуска, выданного директором, никто попасть не мог.
Рядом с Девидсоном уже находились Люциус Малфой и Эдгар Гамп, как члены Попечительского совета, а также заместитель директора по общим вопросам Фредерика Фоули.
Сведения, переданные Кэрол Грей во второй записке, оказались верными, и Дамблдор со свитой из чиновников Министерства появился перед аркой. Директор просто превзошел себя, выбрав белую мантию с серебристой нитью. Этакий мудрый старец в сияющих белизной одеждой.
«Интересно, это закос под Господа Бога или под Гендальфа?» — флегматично подумал адвокат. За ним с тоскливыми выражениями лиц толклись начальники нескольких отделов министерства. Только Аластор Моуди вращал глазом и, судя по настрою, готов был крушить гнездо темных магов.
— Добрый день господа. Чем обязаны такому высокому визиту? — Люциус решил не тянуть с представлением.
— Мы являемся комиссией ответственных лиц нашего Министерства, которые отвечают за благополучие нашего подрастающего поколения, — Дамблдор заливался соловьем, — и поэтому хотели бы осмотреть новую школу на предмет её соответствия всем нормам.
— Кх-кх, простите, а на каком основании? — в игру вступил Девидсон.
Вопрос поверг в ступор всю блистательную комиссию.
— Но…но… мы же…
— Документы, пожалуйста!
— Мистер Девидсон, помилуйте, какие документы? Давайте обойдемся без формальностей. Это просто визит…
— Так визит или проверка? Если это визит, то зачем комиссия?
Дамблдор грозно посмотрел в сторону свиты. Вперед нерешительно вышел начальник Административной службы Визенгамота.
— Вот… решение Визенгамота о проверке данного магического учреждения.
— Повторю ещё раз — на каком основании? — Джонни демонстративно вздохнул.
— На основании пункта 3 статьи 28 Уложения о Министерстве Магии. Имеем право проверки …
Девидсон повертел в руках листок пергамента.
— А где заверенный вывод из административного дела?
— Ккакой вв-вывод?
— Согласно пункта 7 части 19 статьи 6 решения Визенгамота от 30 июля 1680 года по делу «Тревверс против Блеков» в случае проверок магических зданий и учреждений, принадлежащих частным лицам, вместе с решением Визенгамота предоставляется вывод из административного дела, заверенный печатями и подписями уполномоченных лиц, в котором указываются по какой причине происходит проверка с указанием предполагаемого правонарушения согласно административному делу. Данное правило было принято в целях недопущения своевластия со стороны членов Визенгамота, — уже более ехидным голосом добавил Джонни, достав из портфеля копию действующего решения и сунув его под нос начальнику — без этого вывода имеем полное право вам отказать в доступе и заявить о превышении полномочий.
— Но подождите….
— Что значит подождите? Мы в своем праве! И мы бы очень хотели ознакомиться с административным делом и правонарушениями, в которых нас подозревают. Вы бы не могли предоставить нам сейчас его? — хитро прищуриваясь, произнес адвокат, прекрасно понимая, что никакого дела нет.
Чиновник беспомощно глянул на Дамблдора, вздохнул и отошел за спину верховного чародея. Положение складывалось идиотское, и Мерлин подери, Девидсон был прав. Директор Хогвартса, пожевав усы, развернулся и аппарировал непонятно куда. Министерская свита аппарировала следом.
— Один ноль в нашу пользу — ухмыльнулся Гамп.
— Это только первый раунд, — заметила Фоули, — но ничего, наш Джонни покажет им крик мандрагоры в брачную ночь.
===

На следующий день
Очередная весточка мисс Грей пришлась кстати.
— Мы являемся комиссией ответственных лиц нашего…. — Дамблдор выглядел раздраженным, да и мантия как-то потускнела.
— Мы в курсе. Дальше.
— Вот вывод. Мы можем пройти?
— Ну что ж, проходите.
Грюм резко направился к арке, и только взошел на неё, как над аркой вспыхнуло четыре красных огонька, раздался звук сирены, а каменные веточки, служившие украшением арки, резко обвили Бешеного Глаза.
— Вызывайте авроров! И специалистов Отдела Тайн! Срочно! — властный голос профессора Фоули перекрыл звук сирены — Никому никуда не аппарировать! Нам нужны будут свидетели и понятые.
— Что происходит? Что за беспредел? Это нападение на аврора при исполнении! Да я вас… — надрывался Дамблдор.
— Молчали б лучше, кто на кого напал! Врата среагировали на попытку проноса тёмного артефакта, — Фоули наколдовала Патронуса (которым, к удивлению, оказался огромный крокодил) и передала сообщение.
Через минуту на место аппарировала толпа народа. Авроры, невыразимцы, сотрудники Отдела обеспечения правопорядка. По команде мадам Фредерики каменные лианы отпустили Грюма, молодой невыразимец наложил несколько проверочных заклятий, выявивших целых два(!) темных артефакта. Несмотря на протесты директора Хогвартса, Грюма задержали, а комиссии пришлось опять разворачиваться и уходить.
* * *
Через час в Конференц-Зале Попечительского совета
— А как получилось, что артефактов оказалось два? — мистер Гамп отпил чай и посмотрел на Малфоя.
— Ну, один он притащил с собой — это «Око Питона», о котором предупреждала мисс Грей. Артефакт из складов Отдела Тайн, ментального типа. А вот второй…. — Люциус коварно улыбнулся.
— Лорд Малфой, не томите! — профессор Фоули поставила чашку, — похоже, вы что-то придумали, верно?
— Мадам, я все лишь воспользовался тем, что было. Достать темный артефакт не составило труда. А вот подсунуть его Грюму… Спасибо нашей дорогой мисс Грей и её знакомствам. Аврор Тони Мэтьюс из-за «талантливого» командования Грюма в Аврорате потерял в спецоперации брата. Доблестный Грозный Глаз просто кинул подчиненных, когда понял, в какое дерьмо влип по собственной дурости. Тони так и не добился хотя бы выговора, зато получил головную боль в виде проверки на предмет принадлежности к «тёмным магам». За критику руководства и героического коллеги. Поэтому мысль отомстить психу у него созрела давно. Мисс Грей просто подсказала, как это можно сделать и передала нашему замечательному помощнику. Мэтьюс и подкинул его Грюму прямо в Штабе Авроров.
Маги помолчали, раздумывая о своём.
— Скорее всего, Грюма выпустят — заметил Гамп
— Да, но скандал я вам гарантирую — Люциус Малфой улыбался как акула.
===

Прошло 2 дня
В который раз Люциус убеждался, что хаффлпафские барсуки — это страшные звери. Особенно осведомленные.
— Мы являемся комиссией ответственных лиц нашего….
— Это мы уже поняли. Дальше — Девидсон откровенно издевался.
— Нам нужно проверить школу, — Дамблдор едва сдерживался.
— И что вы, простите, будете проверять?
— Э-э-э …соответствие всем нормам.
— Каким нормам? — адвокат улыбался Джокондой.
— Всем нормам, — Директор Хогвартся терял терпение.
— Покажите мне нормативный акт или судебный прецедент, где установлены стандарты образования, исключая Общее положение об оценивании уровня знаний.
Начальник Отдела образования Уильям Блуберри страдальчески вздохнул и возвел глаза к небу.
— А я говорил, что это глупая затея — непонятно к кому обращаясь, произнес он.
— Блуберри, не стойте, в конце концов, это вы отвечаете за данную сферу! — Дамблдор почти кричал.
— Как? В Магичекой Британии нет Стандарта Образования. Весь стандарт образования до этого года представлял из себя устав Хогвартса как единственного учебного заведения. Всё. Зачем что-то принимать, если у нас всего одна школа, и все вопросы регулирует Устав? Теперь уж дело за Визенгамотом — это он у нас нормы принимает, — не удержался Блуберри и уставился на Верховного Чародея.
Школа «Сердце Дракона» в третий раз наблюдала спины удаляющейся ни с чем комиссии.
===

Вечером того же дня
Дамблдор не находил себе места. Ну, ничего, теперь он покажет этим ….этим….
Нужное письмо отправлено, осталось ждать.
===

Но ожидания Директора не оправдались ни завтра, ни послезавтра. Дамблдор ждал, а ничего не происходило. Не выдержав, он отправился в редакцию «Ежедневного Пророка».
— Мисс Скитер, как это понимать? Я вам отправил материалы, подтверждающие, что…
— Вы хотите сказать, клевещущие на добропорядочное заведение и его создателей, — Рита выгнула бровь
— Послушайте, Рита, вы же не хотите, чтобы о вашем секрете узнали в Отделе по контролю за анимагами? — хитро поблескивая глазами, произнес Директор.
— Это же какой такой секрет?
— Рита, Рита, не стоит так… — Верховный Чародей осёкся, вытаращив глаза на подсунутый ему под нос регистрационный лист на анимагическую форму. Двухлетней давности.
Рита мысленно поблагодарила сообразительную малфоевскую голову.
===

Через две недели
В кабинет Директора Хогвартса вошла делегация представителей Министерства Магии.
— Профессор Дамблдор! Прошу ознакомится с предписанием по устранению нарушений в Школе чародейства и волшебства Хогвартс .
Директор едва не подавился долькой.
— К-какое предписание? Какие н-нарушения?
— Согласно вашему поручению, Визенгамотом был принят Образовательный Стандарт Магической Британии, за который проголосовало две трети голосов, соответственно, в подписи Верховного Чародея, как вы знаете, нет необходимости. Министерством была создана комиссия, которая проверила условия школы на предмет соответствия нормам. Так вот. Хогвартс не соответствует 27 положениям. Требуем устранить нарушения в течении месяца. Иначе лицензия на оказание образовательных услуг Школы Хогвартс будет аннулирована.
И почтенные маги покинули кабинет шокированного Альбуса Дамблдора.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Воскресенье, 24.05.2015, 23:04
 
Al123potДата: Воскресенье, 24.05.2015, 23:12 | Сообщение # 177
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 97. Драббл от Arteia

Очень милый пасторальный драббл от уважаемой Arteia!
* * *

Был тихий весенний день. Петунья, бывшая Эванс, ныне миссис Снейп, делала лимонад из различных ягод и фруктов по собственному рецепту. Сегодня ожидался большой праздник. Из духовки доносился аромат пирожков со шпинатом и брынзой, а на столе остывали нежные куски мяса с картошкой и горохом, приправленные смесью трав. Легкий порыв ветра принес в кухню аромат луга, смешивая его с запахами тимьяна и корицы...
Женщина блаженно вздохнула. Сейчас она в своем личном маленьком раю. Скоро Северус придет домой, затем прибудут гости и они...
Особняк вздрогнул от визга и топота. Пет насмешливо покачала головой.
— Отдай немедленно!
— Мечтай-мечтай!
— Ты!.. Ты! Мародер!
— Это я-то?!
— Так, ребятки, что случилось? — Пет вышла из кухни и воззрилась на двух детей.
— Ничего, тетя Петунья! — сразу потупил взгляд Адам, чем вызвал мысленный смешок своей тети. Несмотря на черные волосы, он во многом был точной копией Лили: те же зеленые глаза, нос... Даже веснушки, рассыпанные по щекам. А вот улыбка, прячущаяся в уголках губ, очень напоминала Джеймса Поттера.
Амелия воспользовалась моментом и забрала из рук кузена книгу. Мисс Снейп хоть и было всего семь лет, но она уже немного умела постоять за себя. В её обыкновенно серьезных, черных глазах заплясали крошечные смешинки, из-за которых Сев обыкновенно шутил, что пробрались и в нее Поттеровские гены. Черные волосы, чисто Петуньиной структуры, сейчас были взлохмачены, а бледные щеки налились ярким румянцем — вероятно, ей пришлось побегать за кузеном.
— Теперь и правда все в порядке, мама.
Петунья взглянула на корешок книги.
— Мели, мы же только вчера дали тебе для чтения «Магические травы»! Когда ты успела взяться за «Введение в зельеварение»?
— Ну... — зашаркала ножкой малышка. Теперь уже в глазах Адама плясали злорадные смешинки.
— Опять читала всю ночь? Мы же забрали у тебя фонарик и будильник с подсветкой!
Малышка виновато опустила голову.
— Мели?..
Под взглядом матери девочка сдалась и вытянула вперед ладошку. Она зажмурила глаза...
— Люмос... — прошептала она, и на ее маленькой ладошке появился крохотный светлячок. — Нам Коннор показал на прошлой неделе.
— А у меня светлячок больше выходит!
— Может, тогда покажешь?
— Не в настроении, — обиженно отвернулся третьеклассник.
— Не ссорьтесь. Амели, не заставляй отца ставить на твою спальню сигнальные чары. Адам, зачем ты отнял у сестры книгу?
— А затем, сидит у себя в комнате и никуда не выходит! И даже когда на улице, сразу в тень садится и в лучшем случае за жуками и белками наблюдает! У нее так дефицит витамина Д будет! — искренне возмутился мальчик.
— Неправда! Не ты ли вчера хотел взять книгу, чтобы приготовить свое зелье Хамелеона*? И вообще, если ты обожаешь погонять на метле по саду — это не означает, что все должны за тобой повторять!
— Одно другому не мешает. И это активный отдых!
Петунья молча забрала книгу.
— Проблема решена. Я еще поговорю с твоей мамой, Адам. Мели, сегодня и завтра никаких книг — совсем зрение посадишь.
— Да, тетя...
— Да, мама...
— Так!— сменила тему Пет. — Кто хочет помочь мне с приготовлением торта?
— Мы! — хором воскликнули детишки.
*зелье Хамелеона — зелье, которое заставляет кожу принявшего менять цвет ежеминутно — от натуральных цветов, до радужных. Авторство принадлежит Адаму, но существует оно пока только в его голове.
* * *
Лили подъехала к пристройке рядом с аэропортом. Даже не подумаешь, что это его магическое отделение. Она сложила на место рассыпавшееся содержимое пакетов с гостинцами и сунула в одно ухо наушник, из которого звучала песня новомодной группы Beatls. Лили предпочла бы явиться сюда с бойфрендом, но не сложилось — они расстались неделю назад. Вот так и вышло, что ей приходится сидеть и ждать Джеймса в одиночку... И ерзать от ожидания воссоединения с сыном. Адам уже должен был сильно соскучиться. Не объяснять же девятилетнему ребенку, что мать хочет немного побыть одна?
В пристройке послышался шум. Лилиан обернулась — из нее один за другим выходили люди, среди которых был Джеймс Поттер собственной персоной.
— Привет, Лилс!— улыбнулся Джеймс.
— Здравствуй! — она подождала, пока Джеймс сядет в машину, помогла ему с ремнем безопасности и повела автомобиль в сторону магистрали. — Как работа?
— Замотался в министерстве, — Джеймс смотрел на дорогу, как учила его бывшая жена, и старался сосредоточиться на разговоре, чтобы не вспоминать, как эти колымаги разбивались в «кимотеатрах». — Думал — уйду из Аврората, так полегче станет, а нет, только бумажек вдвое больше.
— Хочешь снова искать что-то новое? Это же уже вторая работа за год! Пошел бы в квиддич или в Хогвартс, учить полетам.
— Там Хуч спокойно справляется. А в квиддиче сейчас много свежей крови. Даже слишком, для такого старика — не выдержу конкуренции.
— Ты не старый. И, помнится, был одним из лучших охотников школы.
— Именно, был. Я давненько не играл, ты же знаешь.
Лили притихла. Война, магический развод, работа... У Джеймса действительно не оставалось времени. Но она предполагала, что Блэк постоянно тащит дружка на поле. Неужели она ошибалась?
Из мыслей ее выдернул пристальный взгляд бывшего мужа. Теплый, немного обеспокоенный, но словно держащий на расстоянии... Иногда она думала, что было бы, если бы она тогда приняла другое решение? Что было бы, если бы она тогда развелась только за тем, чтобы снова выйти замуж за Джеймса, только на своих условиях? Но она только отвела взгляд и старательно сосредоточилась на дороге. Она не испытывала к Поттеру того доверия, что в начале их отношений. Да, Джеймс поумнел, а возраст его только красил, он даже пытался ее вернуть, потом, через несколько лет, когда она, наконец, решилась с ним снова встретиться, а не передавать ему Адама через третьи руки... А потом они стали то сходиться, то расходиться и все было неопределенно. Он остался в Англии, она — в Америке, держит свою лавку зелий...
— Как Гарри? — спросил Джеймс, чем вызвал смех Лили.
— Ты же знаешь, он терпеть не может свое первое имя.
— И все же, мне оно нравится как-то больше, чем Адам.
— О, никогда не забуду, как ты меня уламывал зарегистрировать его как Гарри Джеймса, вместо Гарри Адама, — засмеялась Лили.
— А ты заупрямилась, и он стал Гарри Адам Джеймс. Еще добавить одно имя и «как равного себе» его отметит уже Альбус!— рассмеялся Поттер.
* * *

Лили подошла к воротам особняка. С внешней стороны он мало чем изменился за годы. Да и зачем менять то, что прекрасно вне зависимости от времени? Только добавилась пара грядок с ростками, огражденных «заборчиком» из раскрашенных камушков: явно дети поработали.
— Все хорошо, Ами! Давай, ты сможешь!..
— Мне страшно!
— Я прямо за тобой! В случае чего я метлу быстро выровняю! Немного наклони вперед...
Бывшие супруги прошли на голоса в сад, точнее, той его части, которую обустроили для игр детишек: тут были и дом на раскидистом, словно лесном, дереве, казалось, ничем не уступающий по изысканности каменному зданию, и качели, висящие на ветках, турник и даже старая песочница. Если приглядеться, можно было заметить легкий туман чар безопасности над травой.
Джеймс залюбовался на сына. Даже не верится, Поттер учит Снейп летать! Мир перевернулся!
— Мама! — заметил мать сынок.
— Привет, Адам! Как поживаешь? Вы с Ами ничего натворить не успели?
— Эм-м… Все просто отлично! Мы испекли торт! — Когда они спустились на землю, Адам заметил еще одного человека. — Привет, пап!
— Салют, чемпион! — Когда Амели потянула Лили в дом, Джеймс протянул сыну сверток и увеличил его заклятьем «Энгоргио». — Нимбус 1995. Только маме не говори!
— Идет! — улыбнулся маленький наследник Мародера.
— Он может и не расскажет...
— Нюн... Снейп! Не ожидал тебя...
— Увидеть у моего же дома? — усмехнулся Сев. — Расслабься, Поттер. А насчет метлы... Не буду портить обед.
Наследник древнего чистокровного рода что-то пробурчал, пялясь на свои ботинки.
— Я пойду спрячу! — пискнул Адам.
* * *

Лили с Петуньей хлопотали над украшением стола. Ничего помпезного: скатерть, расшитая тонким зеленым узором, словно виноградными усиками, да ваза с цветами, не считая блюд, которые можно было воспринимать, как отдельный элемент декора.
— Спасибо, Пет!
— Не за что, Лил! Я давно говорила, что тебе и Джеймсу надо на фестиваль Патронусов. Может, это разобьет ваше общее упрямство.
— Я не упрямая! — надулась Лили. — Ну... не как он.
— Точно, — сдерживала смех Петунья.
— Дорогая!
— Сев! — поцеловала Петунья мужа. — Садись, сегодня все твое любимое! Люциус, Нарцисса и ректор Монгво придут?
— Боюсь, Нарси еще измотана рождением второго ребенка. А ректор сегодня весь день будет занят молодыми студентами.
— Как жаль!.. Надо будет попросить Трикки передать им гостинцы, заодно малышка Крисси у мамы поучится. Адам, Мели, Джеймс! Все готово!
В комнату ворвались маленькая девочка и два локальных урагана в лице мальчика и одного не в меру активного папаши со связанными шнурками, который умудрился споткнуться об узорчатый ковер. Лили и Пет накрывали на стол, только успевая следить, как пустеют тарелки.
— Пап, а знаешь, что я сегодня прочитала!..
— Зря я не верил в магловскую генетику и карму... И все равно, вышло ловко, сынок!
— Джеймс? Ау-у-у, Джеймс! Поттер! Передай, пожалуйста, соус!
— Мам, Ами забрала себе весь салатный перец!
— Махнемся, братец — тебе половина моего перца, а мне — твоих помидоров.
— Слизеринские детки!..
— Гриффиндорские отцы,— поддразнил Сев.
— Мужчины,— хором подшутили Лили и Пет.
— Бабушки в котором часу приедут?
— Передайте, пожалуйста, лимонад!..
Никто не хотел расходиться по домам в тот день. Так что Петунья и Северус обустроили гостевые комнаты. Впрочем, ими так и не воспользовались: Поттер решил устроить малышне вечер ужастиков, а когда это заметили и подтянулись все остальные, он стал вечером «Сбора компромата». Так они и заснули — будто не было всех этих лет. Годовщина окончания войны. День счастья, свободы, уюта и тепла. День, когда вся их семья снова собиралась вместе.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Al123potДата: Воскресенье, 24.05.2015, 23:49 | Сообщение # 178
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 98. Драбблы от кукурузник

Итак, уважаемый кукурузник написал очень много драбблов, которые являются одним большим мини-фиком с продолжением )).
Он очень большой любитель ретро-автомобилей, поэтому все его герои увлекаются машинами!

* * *
Джеймс Поттер в Америках

Дом Снейпа ранее не наполнялся такими выражениями. Конечно, говорить такое весьма неприлично, но раз сестры ушли выбирать одежду для малыша (женщины делают это коллективно, такова их природа), то Северус припомнил все лингвистические приемы отца. Все же Тобиас Снейп при желании умел ругаться не просто с фантазией, но и изысканно.
«О, Мерлин! Ну почему, почему этот рогатый олух все портит? Ну чего ему стоило просто спросить у Петунии, как заводить машину? Сжечь сцепление и сорвать ручной тормоз! Ума хватает только на палке летать! Ну, просто хочется взять и превратить…»
Тут раздался телефонный звонок. Северус вздохнул, сосчитал до десяти и снял трубку:
— Алло.
— Привет зельевару от палача и садиста!
— Фил, ты опять своего любимого пивнул?
— Да нет, просто твой парниша меня так назвал, перед тем как отрубиться. Сегодня было весело, но об этом потом. У тебя Костерост еще есть?
— Ты же не хуже колдомедиков кости сращивать умеешь, забыл? Или случилось то, о чем я подумал?
— Просто паренек удалил все кости из ноги и надо их вернуть назад.
— Ладно, потерпите пять минут, я вам доставлю все, что у меня сейчас есть.
— Принято.
Положив трубку Северус хмыкнул, похоже, сегодня не такой страшный день, как он думал.
Началась вся затея с авангардной и коллективной идеи: не дать Поттерам погибнуть. Хотя Снейп не отрицал, что вычеркнуть Джеймса из числа спасаемых он весьма желал. Все же нахальный чистоплюй без царя в голове — не тот, кого охота принимать в своем доме. Но что решено — то не меняют.
Матушку сестер было решено отправить к тете Стейси, для безопасности и приятного времяпровождения. Если гвардейцы Волдеморта и могли глянуть адрес матери Лили в Министерстве, то прочими ее родственниками магические органы правопорядка не интересовались, и адресов их не имели. Поэтому угроза нападения была так легко минимизирована.
А Поттеров переправили в США. Лили убедила Альбуса Дамблдора в своих намерениях встретиться с сестрой, которую так давно не видела. Дамблдор согласился, поскольку у него и так хватало проблем — пропал Джеймс Поттер, вместе со своей мантией-невидимкой. Хотя все орденцы были уверены, что Альбус переживает из-за Джеймса, сам директор судорожно прикидывал, как через Люпина узнать местонахождение парня. В том, что молодого борца за светлые идеи похитили сторонники Тома Реддла Дамблдор был уверен.
И он был прав на пятьдесят процентов. Поттер не справился с собой и вздумал проследить за Люциусом Малфоем. То, что этот «блондин аристократической породы» (любимая шутка Сириуса Блэка) куда-то шел по сырой после дождя роще, перелезая через упавшие стволы и маленькие овраги, не смутило Джеймса. А зря. Когда он, укрытый под мантией отца шел за Малфоем, то не замечал, что влага оставляла в воздухе едва заметные очертания тела в мешке, которое куда-то идет.
В такую мишень попасть нелегко. Однако Снейп не подкачал, и все прошло как надо. Обездвиженного брюнета переправили в конспиративный… гараж. Расформированный полицейский участок ожидал передачи новому хозяину, однако что-то шло не так и здание просто закрыли на все замки. Пустые комнаты было решено поберечь от бездомных, которые устроили бы тут притон. Поэтому двум магам это место приглянулось. В дальнем гараже была смотровая яма, куда и положили молодого Мародера, обеспечив, впрочем, матрасом с подушкой и Согревающими чарами.
Непосредственно в США уже начались проблемы: Поттеры долго не могли принять насильственного спасения. Петуния, конечно, смогла успокоить Лили, напомнив о ребенке. К сожалению, молодой будущий отец разумным доводам не внял. Будучи без палочки, он превратился в оленя и попытался пробить стену, чтобы убежать. Обозленный Снейп приклеил его за рога к этой самой стене и объявил, что теперь он будет с Джеймсом таким строгим, что тот пожалеет обо всех своих выходках.
Но Снейп не был бы слизеринцем, претвори угрозы в жизнь лично и сразу. На следующее утро он, притворившись раскаявшимся «плохим хозяином», пообещал Поттеру хорошее времечко, с веселым человеком за компанию.
Фил Кэссиди был таким человеком. Крепкий, плечистый, среднего роста и двадцати девяти лет, этот парень успел побывать во Вьетнаме и вернуться живым и здоровым. И со страстью к пушкам и самогону. Свой фирменный «Бумшайн Сайгон» он считал одновременно крутейшим напитком и зажигательной смесью, от которой разит за километр, и которая «сносит башню каждому, кого я уважаю». Сам Фил считал, что служба делает из обезьян людей, а из магов суперсолдат. Впрочем, он и магом был неплохим, учился на средние и хорошие баллы и охотно изучал иностранные заклинания.
В своем трейлере на свалке автомобилей Фил и поселил Джеймса. Главным аргументом было «рядом с беременной невозможно нормально оттянуться нормальному мужику» и предложение совместно устраивать пиротехнические забавы. Поттер согласился на переезд, о чем и сообщил на ужине. Про себя он, видимо, желал подначить Снейпа, который приглашения не получил, но тот только усмехнулся про себя, ибо он знал что Поттеру будет нелегко.
Сам трейлер был просторен: кухня, две комнаты и туалет (которым, впрочем, Фил не пользовался, так как был еще уличный). Для счастья не хватало еще метел для полетов, но Кэссиди их запретил сразу. Впрочем, вселение в холостяцкую берлогу было бурным и сопровождалось реками пива и множеством свиных ребрышек на гриле.
Но через два дня веселье стал отравлять сам хозяин дома. Фил решил, что Джеймс должен быть крутым мужиком по всем параметрам. А значит, не только много пить и знать кучу анекдотов, но и хорошо водить машину, стрелять как Вильгельм Тель, драться как лев и уметь множество вещей, которым добрый хозяин и научит британца.
Теперь Джеймс понял, как много он не умеет. Для бывшего солдата не было моральных рамок, он учил сражаться всеми средствами, не глядя на их легальность. По утрам он щекотал горло гриффиндорца советским штык-ножом, раз в неделю выпускал в загон с самым злобным быком (Империус творит чудеса со зверями), чтобы пополнить запасы мяса. А само мясо он через раз заставлял готовить Джеймса, и если мясо сгорало или оказывалось искупанным в специях до несъедобности, то Фил брал из холодильника джерки, и ел их сам. А горе-повар должен был съесть свой труд.
Огромный Джи-Эм-Си Астро, принадлежащий Филу, тоже доставлял хлопот. У Кэссиди был костюм войск химической разведки (сам хозяин никогда не говорил, откуда его взял), очень громоздкий и неудобный. И именно его носил Поттер, когда выполняя очередную тренировку: на поле рядом со свалкой Фил накладывал щит от трансгрессии, чтобы «солнечный Джей никуда не делся с площадки». Впрочем, в пределах площадки трансгрессировать было можно, но это очень много сил отнимало. Упражнение было простым — Фил ездил за Поттером на грузовике, а тот убегал. Но меры предосторожности все же были, на костюме Джеймса была нанесена руна Мурз, а на бамперах грузовика были руны Ик. И когда руны приближались почти вплотную друг к другу, Джеймса отбрасывало от машины.
Магические премудрости от оружейника и балагура тоже не отличались гуманностью. Подвесить вверх ногами, устроить подножку, заморозить пол под ногами, окатить водой из-за угла… Фил не отказывал себе в удовольствии пошутить. Однако он всегда пояснял жертве, в чем ее ошибка, а ушибы, переломы и вывихи лечил легко и быстро.
Оружие тоже входило в перечень упражнений. Собрать и разобрать АКМ (похоже, из джунглей Вьетнама), М-16, Кольт 1911, знаменитую «Свинью» и другие огнестрельные образцы… Фил мог часами вести лекции о силе огнестрельного оружия и о том, как глупы маги, которые его презирают. В такие моменты он вызывал у разных людей разные мысли. Джеймс Поттер запоминал и представлял, как выглядит все, о чем говорит Фил. А Снейп, пришедший однажды на огонек к Филу, запоминал приемы ведения лекций. Ведь непросто говорить людям о разных вещах, надо их заинтересовать. А этому следует учиться.
Несмотря на все условия, Джеймс, тем не менее, не позволял себе убежать обратно, в дом, где обитал Снейп. Не хотелось позориться перед школьным врагом. Но тут ему помог сам Снейп: он передал Филу, что Лили скучает по мужу и хочет его видеть рядом хотя бы два дня. Джеймс был готов прыгать до неба от счастья, но виду не подал.
В первый раз, придя к Лили, он вдруг понял, как ему ее не хватает. Ее милый голос, забота о нем, восхищение появляющимися мускулами. Да, именно этого ему не хватало.
А еще он вдруг понял, Лили тоже в опасности. Когда они вернутся домой, ей снова придется ходить в рейды. Альбус умел заставить человека подчиниться, не отдавая прямых приказов. А он не хотел ее потерять. Он понял — смерть никогда не бывает красивой. Фил, когда на него нападала меланхолия, любил рассуждать о войне, о людях и их судьбах. А рассказывал он очень живо и подробно. И словно на экране телевизора, который они с Филом смотрели, он видел смерть. Обожженные дети, которые едва не сгорели в родной деревне. Солдаты с пулевыми отверстиях в разных частях тела. Ямы с кольями, в которых лежат люди, с пробитыми животами. Воды рек, где лежат утонувшие парашютисты. И он понимал — смерть всегда уродует. Даже Авада, отнимающая жизнь безболезненно. С лица пропадают краски, тело лежит в странной позе, расслабленные мышцы не держат кал и мочу, кровь приливает в низ тела, образуя синяки.
Нет! Не такими он хочет видеть Лили и их сына, Петунию, даже Снейпу он не желает такой участи.
Но еще страшнее убитых те, кто остался жить. Одни лишены ног или органов, и вынуждены жить с протезами. Другие повредились умом и не могут нормально существовать.
И он жадно слушал ее, дарил комплименты, целовал и старался всячески угодить. Он был полностью счастлив в такие моменты.
Северус Снейп, напевая песенку про Желтую подводную лодку, появился рядом с трейлером и огляделся. Вокруг все было будто после бомбежки или брачных игр драконов. Представив себе весь учебный процесс, Сев улыбнулся: или Поттер станет человеком или сбежит. Надо взглянуть.
В трейлере на кухне сидел Фил и, напевая что-то, помешивал свое варево. Бумшайн Сайгон готовился медленно, но и Фил не торопился. На сегодня он Джима оставит в покое.
Северус закашлялся от едких паров и спросил: «Ну, и где наше горе рогатое?»
Кэссиди, немного помешав свое творение, ответил, что больной в комнате, но не надо его трогать, а зелье пусть поставит на стол. Отпив из стакана коктейль из колы и бренди, он решил поддержать разговор:
— Ну, он делает успехи. Раньше его мозги гораздо медленнее шевелились.
— А зачем он кости удалил?
— Очень правильно удалил. Я же по нему Костоломкой попал, а она все время кости ломает и сращивает, ломает и сращивает. Тут легче без костей потерпеть, чем от болевого шока умом поехать.
— А, тогда ладно. А Бумшайн кому варишь? Хочешь его посвятить в святое братство «Огнедышащих и вечно молодых стрелков», да?
— Ему будет как раз. И взбодрит и боль заглушит. Ты же никакой анестезии не сварил?
— Некогда было, я в командировку в Мехико ездил. Видал, какое сомбреро купил? Давай, мерь.
На Филе Кэссиди широкополая шляпа смотрелась забавно. Но еще забавнее она смотрелась на Потере, который спал словно младенец. Спал — и видел сон, где враги не могли с ним совладать, где друзья им восхищались, и где его сын и дети всех его друзей, собравшись за столом, пели Рождественские песни. И было тепло, и все были счастливы. И никто не мог разрушить эту милую картину…
— А чего он вчера сделал?
— Он, похоже, хотел на машине Пет проехаться. Но вместо этого сжег сцепление, сорвал ручной тормоз и даже Репаро не наколдовал.
— Ладно, Сев, я его еще погоняю за тебя. Хм, похоже, он готов учиться водить. Не волнуйся, я сделаю из него человека. Он-то парень неплохой, просто не знает, что не все такие, как он и его родители. Отец у него ведь тот самый Чарльз Поттер?
— Ну да. А ты почему спросил?
— Я читал про него. Поттер-драконобой, в одиночку справился с валлийским зеленым, которого заимперил в 1949 Курт Руккертон. Ему вроде за этот подвиг орден дали?
— Орден Мерлина второй степени.
— Странно, отец боевой мужик, а сына так распустил. Парень из серьезных вещей может только оленем оборачиваться. Жаль, я такое не умею.
— Не хитри, друг. Я-то помню, ты мне признался, что по тестам ты — тунец, поэтому учиться не стал.
— Сев, я реально такое говорил? Эх, старею. Ну ладно, давай, за взаимопонимание!
— Я тостов говорить не умею. Буду проще — прощай, здоровье!
Впереди ждал новый день. А за ним новые горести и радости.
«Будь человеком или будешь ростбифом».
Фил Кэссиди

* * *

Дом Снейпа купался в солнечном свете. Утро было необычайно тихим. Уже 9:00, а вокруг никакого шума. Благодать для художников и писателей.
На кухне на завтрак собрались все жители дома. Петуния помешивала гаспачо, разливая его по тарелкам, и следила за тостером, делавшим гренки. Северус читал письмо Люциуса (Малфой радовал спокойными вестями, и советовал почаще пугать Поттера), а Лили сидела на стуле и скучающе смотрела вокруг. Молодой ведьме с одной стороны было лень участвовать в готовке (она привыкла, что Пет всегда готовит), а с другой — ей было скучно. Телевизор не работал уже два дня, а Снейп даже не собирался его чинить! Видимо его злопамятная натура не давала совершить благое дело просто так. Ей уже хотелось напомнить о себе, как вдруг с улицы послышался гудок.
К аккуратной дорожке перед домом подкатил оливковый Плимут. Из водительской двери вышел потный и красный Джеймс Поттер. Наскоро поздоровавшись со всеми и, обняв Лили, он пошел в душ. Молодая мисс Поттер сразу последовала за ним, раздумывая, радоваться милому или поругать его. Или пожаловаться. Или поцеловать. Она еще не решила.
Впрочем, друг семьи был намного любезнее. Довольный Фил, держа в руке тросточку, подошел к Петунии и Северусу и поклонился, сняв с головы цилиндр.
— Приветствую самую гармоничную пару на планете, — сказал Кэссиди, надевая шляпу обратно.
Петунии стало весело, и она спросила, говорил ли кто-нибудь Филу, что цилиндр не идет к красной майке, камуфляжным штанам и черным кедам. Смущенный Кэссиди сразу удалил наколдованную шляпу.
Северус перехватив инициативу, и пригласил доброго приятеля в дом. Гаспачо было много, да и Фил привез с собой большой кусок копченой свинины.
Петуния все же спросила:
— Расскажи-ка Фил, а почему Джеймс такой потный и уставший? Утро еще, где он успел поработать?
— Дорогая Пет, парень постигает азы вождения. Поскольку эта машина взята мной всего на неделю, я решил действовать своими методами. Меня в свое время просто пинками учили. Но ведь работает!
— А трость зачем носишь с собой? — спросил Северус, оторвавшись от супа. — Ты не похож на лондонского денди.
— Это они на меня не похожи. Просто я не мог позволить Джиму сбить собаку, проехаться по газону и врубиться в мусоровоз. Поэтому я и приложил к нему эту чудную трость. Она волшебная, знаешь ли. Стоит ударить ею неумеху по хребту… Та-дамм — и он сразу все может, все умеет. Прекрасная вещь.
— Я думала, баллончик был единственный раз, когда Поттер получил не заклятием за свои дела…
— Ну, знаешь, Пети, парень избалован вконец, сам теперь огребает. Я из него сделаю правильного мужика.
— А где ты, Фил, взял машину? — тут Снейпу стало интересно, откуда же взялся автомобиль, ведь Фил признавал только джипы, фургоны и грузовики.
— У сослуживца одолжил. Стив Хокинс, отличный мужик. Он во Вьетнаме от начала до конца отслужил. Ему ступню отстрелили из Калашникова, а он не сломался, умом не двинулся. Сейчас инструктор в своей автошколе. Я попросил его и он не отказал. Кстати, Сев, свари ему свой фирменный Обезбаливатель. Его смена погоды каждый раз мучает просто…
Двумя днями ранее…
«Вот смотрю я на тебя Джеймс, и не понимаю. Вот куда ты раму затвора потерял? Я же говорил, всегда разбирать-собирать на тряпке. Акцио»
Джеймс был сконфужен. Сколько раз он пытался превзойти отставного вояку, но пока еще не все давалось так легко как снитч. Первый год своей карьеры игрока он провел охотником, носясь над полем с красным мячом. И только зимой, на третьем курсе, его перевели в ловцы. Тогда он стал почти звездой, его обожали, на него надеялись и признавали его заслуги. Но теперь ему было сложно что-то не уметь. Хотя анимагия тоже давалась с трудом, рядом были такие же неопытные друзья. Фил же лучше него разбирался во всех этих частях, калибрах и правилах обращения с оружием. И это печалило.
— А скажи Джей, вот ты в Ордене каком-то сражаешься, борешься…Ты задумывался, что ты потом делать будешь?
— Что? Да я в мракоборцы пойду, чтобы больше не было темных магов. Буду следить за ними.
— Молодец, неплохая позиция. Вот только боюсь я, что недолго мир этот будет.
— Это еще почему? Да без Волдеморта все эти ублюдки разбегутся по углам и будут там сидеть.
-Я бы на это не рассчитывал. Чтобы не было войны, надо либо всех побежденных вырезать, чтобы боялись повторения, либо перевоспитать. У вас же в Англии маглорожденные для некоторых как кость в горле, так?
— Ну да, и что?
— А то. У вас в Хоге, я так понял, ни магов к магловскому миру не приучают, ни маглорожденных к магомиру не адаптируют толком. Вот и растет непонимание. Тут надо на умы воздействовать.
— Ага, так слизеринцы и послушались чужого мнения!
— Не клей ярлыки не думая. Если себя накручивать против кого-то то, можно в мерзейшую тварь превратиться. Был у нас такой сержант, Эндрю Скотт. Накручивал себя, ярость в себе будил. Потом совсем с ума сошел: вьетнамцам специально головы откручивал, ожерелье из ушей носил, на своих бросался. Страшный мудила был.
— А что с ним стало?
— С другим сержантом стрелялся. С Люком Делейро. Убили друг друга. Странно, правда, что потом их тела куда-то очень быстро увезли.
— Бррр. Жутко.
— Вот так. Надо быть осторожным. Ладно, давай доставай колу и чипсы, я новую кассету принес. Фильм «Дуэль». В прокате хвалили.
— А как же стейк? Я вчера не все мясо съел.
— Ну, давай. На этот раз у тебя получилось недурно. Вот только помидоры ты криво режешь. Практики надо больше.
Когда Джеймс научился правильно стартовать на горке и параллельно парковаться, Фил начал гонять его до разных кафе и магазинов. Прожив столь немало практически полностью в магловской среде Поттер уже недурно ориентировался. Поэтому с расчетом деньгами и заполнением продуктовой корзины не было проблем. Хотя такая жизнь была немного сложной, все же было очень интересно. Надо запомнить эти мгновения, и когда будут дети подарить им эти же ощущения. И друзьям подать пример. Например, Люпину было бы неплохо найти работу у маглов. Чинить машины или бытовую технику.
Джеймса Поттера учила жизнь. В лице Фила Кэссиди. И научила кое-чему.
П.С Думаю, пасхальные яйца видны ? smile

* * *
Утро в трейлере Фила Кэссиди разорвало пение Билла Хейли. Заводная мелодия (хитрый хозяин заранее повернул ручку на полную громкость) подняла с постели Джеймса Поттера, да так, что наследник древнего славного рода, прикусив язык, произнес несколько очень непечатных слов. Паниковать, как в первые дни, он не мог и теперь возмущался. Но недолго, бывший вояка не располагал к жалобам.
— Поднимайся, Джей, скоро заедет мой приятель, познакомлю, как ты хотел. Завтрак у Снейпа, если хозяева будут добры. Бегом, бегом.
Сон словно рукой сняло. Сегодня Джеймс мог увидеть натурального рейнджера.
У выхода со свалки стоял не новый Додж Монако. На взгляд Джеймса было странным, чтобы герой, мастер своего дела и обеспеченный человек ездил на такой машине. Белый универсал с коричневыми полосами больше подходил большой семье, с кучей детей и собакой в багажнике. Но внутри сидел необычный человек.
Довольно крупный негр, с прической в виде кучи косичек и странным шрамом через правый глаз. Образ довершал джинсовый жилет и фиолетовые спортивные штаны. Перекинувшись парой слов с Филом, рейнджер повернулся к Джеймсу.
— Чахратак, — протянув руку. Но, увидев выражение лица Поттера, добавил: — Не бойся. Это рейнджерская кличка. Сам я Джозеф Гринт, для друзей Джо.
— Приятно познакомиться, — Джеймс подумал и спросил: — А чем занимаются рейнджеры? Ну, я просто не знаю, что вы обычно делаете?
— Что, Фил не стал брать на себя роль ректора? Ладно, расскажу, — и, повернувшись, продолжил рассказ.
— Движение рейнджеров зарождалось в Техасе, но теперь рейнджерская сеть охватывает всю Северную Америку. Рейнджеры — свободные и самообеспечивающие себя единицы. Однако мы все обязаны защищать материк в случае ситуации «центрирование». Это может быть как эпидемия болезни, так и война. Мы обязаны будем прийти на помощь. Рейнджеры — единственные гражданские маги (не считая ученых), которые могут уходить в Арки…
— Какие Арки? — спросил Джеймс.
— Особые порталы, — влез в беседу Фил, — их независимо друг от друга создали разные маги, в разных частях света. Представляют из себя порталы в иные миры.
— Тут не все просто, — заметил Джо. — Они используются для путешествия в мир Тумана. Другие миры не так хорошо изучены.
Каждый кандидат в рейнджеры должен пройти испытание. Пользуясь только своим снаряжением (хоть волшебным, хоть магловским), надо добыть свою первую протоплазму.
— Что?
— Там, в мире Тумана, вокруг только туман и каменистая почва, похожая на асфальт. Воздух есть, но очень тяжелый. И там живут клисаны — неземная форма жизни из кремниевых соединений и других элементов. И их мы там стараемся поразить, ради протоплазмы.
— Протоплазмы?
— Ну да. Она похожа на желе. Очень ценится среди зельеваров. Но первый кусок всегда центру рейнджеров при Арке. Именно так.
— Значит, в этих сумках протоплазма?
— Конечно. Везем Северусу, он ее в дело пустит.
— А что с ней можно делать?
— При умелой добавке нужных компонентов, из этого желе можно сделать стимуляторы, очень мощные и почти безопасные. Например, джогар делает тебя максимально устойчивым к болезням. А сижа — концентрирует адреналин, улучшая реакцию…
В дальнейшем Джеймс узнал о том, что Арка есть и в Британии, но не используется. Этот артефакт опасен тем, что упавший в нее человек может попасть куда угодно. Вход в мир Тумана осуществляется специалистами, и мало кто может самостоятельно настроить Арку как надо.
Рейнджеры, как оказалось, распределяются по склонностям. Рейнджеры — торговцы в основном торговали, пользуясь отсутствием транспортного налога и пошлин, изредка собирая протоплазму в ином мире. Как правило, они происходили из богатых семей, прибавляя себе, таким образом, денег.
Рейнджеры-воины, как правило, были умелыми бойцами, и кроме рейнджерских дел чаще всего или мотались по миру, истребляя преступников и опасных тварей, или служили в силовых структурах обоих миров.
И были рейнджеры-пираты. Обычно это были преступники, которые зарабатывали на протоплазме деньги для покрытия своих нужд. Впрочем, их часто истребляли либо другие рейнджеры, либо они сами грызлись между собой.
Самого Джеймса, по словам Джо, вполне могли бы признать рейнджером-воином. Борьба с Темным Лордом, новые навыки, анимагические способности — но может быть и не так. Верховный совет всегда изучает новичков вдоль и поперек. А учитывая всю «бравую» молодость Мародеров там найдется достаточно аргументов для класса «пират». А пираты не любимы другими рейнджерами. Да и сами пираты плохо уживаются между собой и видят друг в друге конкурентов. Которых и убивают.
— Кстати, Джей, — Фил решил разбавить мысли Поттера, — сегодня должна прийти посылка от одного умного человека, доктора Брауна. Он собрал суперское радио, которое ловит все радиостанции, на всей планете. И даже ловит музыку из прошлого и будущего.
— Как это?
— Просто он одержим идеей создать машину времени, и попутно у него выходят некоторые интересные изобретения. Я даже не знаю, маг он или магл, но он — талант.
— Ну, попробуем, когда оно придет. Даже интересно.
— Слушайте парни, вы слыхали новость? Магическая Конфедерация Северной Америки наконец-то приобрела лицензию на производство автомобилей у Крайслера. Теперь для магов будут делать машины с интегрированными возможностями. Круто, да?
— Вот так новость. Это надо отметить. Да я сварю Бумшайн ради такого!»
За разговорами пролетело время и расстояние. Возле дома Снейпа Поттер немного напрягся. Хотя Снейп и спас их с Лили, но старая вражда не могла быть забыта легко и сразу. Все же сейчас Джеймс осознавал, что он не просто наплевал в колодец, он туда прямо-таки наблевал. А теперь он пьет оттуда чистую воду. Ну как не сойти с ума от всех этих сложностей?
Однако дома было тихо. Снейп перечитывал какой-то пергамент, и его лицо было крайне мрачным. При виде гостей он убрал письмо в карман и пригласил всех на чай. Однако озабоченность не покидала его лица.
После получения протоплазмы и возвращения женской половины в доме стало живее. Лили и Джеймс ворковали на втором этаже, Гринт и Кэссиди соревновались в количестве анекдотов перед Петунией, а Северус Снейп отошел о чем-то поговорить с портретом матери. Только к 16:45 компания приехавших вернулась на свалку, где Фил, источая радушие, накрыл стол с выпивкой. Правда Джо обратил внимание, что Кэссиди весьма часто подливает Джеймсу бренди и подначивает пить. А это было непохоже на Фила.
Когда Джеймс вырубился на полу, Фил, пошарив в столе, достал банку Колы и пузырек с зельем. Ничего не говоря, он выпил залпом зелье, а потом и газировку. И через 5 минут был уже трезв.
— Ну и зачем ты напоил парня, а Фил? Ты же всегда против насильного вливания.
— Извини, Джо, но так надо. Сев просил зайти к нему поскорее, и без парнишки.
— Это связано с письмом или сегодня день совпадений?
— Скорей всего так. Я скоро, а ты побудь тут. Если Джей спросит, то я у Хокинса, покупаю взрывчатку.
— В восемь вечера?
— Ну а когда? Он поверит, привычен. Ладно, я мигом.
— ОК.
Появившись возле крыльца Фил быстро пошел в дом. Сев был явно взволнован, иначе и быть не может.
На кухне Пет вместе с Северусом сидели, словно в ожидании. В ожидании беды или злого рока. В ожидании плохих новостей, которые может сообщить портрет, домовик или гость.
Впрочем, гость, не услышав ни слова на свое появление, решил начать первым:
— Кх-кх, послушайте, я надеюсь, что все не так как вы думаете. Вот ты Сев, реально думаешь, что это случилось?
— Вполне. Ведь этот олух легко мог заиграться. Он, как и вся их компания, никогда не видит граней разумного.
— Но, Северус, — спросила Петуния, — ты считаешь, что Люциус не ошибся? Я имею в виду, что это мог быть кто-то другой?
— Не знаю, не знаю. Люциус не стал бы шутить с такими вещами. Тем более, сейчас, когда там уже почти разразилась война.
На портрете появилась Эйлин. Ее лицо было печальным и задумчивым. Обведя всех взглядом, она произнесла страшную фразу. Фразу, которая не оставляла надежды на спокойствие и мир.
«Сынок, все действительно так и есть. Вчера Пожиратели Смерти поймали человека из Ордена Феникса. Малфой не лгал и не ошибался. Это действительно Сириус Блэк…»

* * *
Собрание ощутило дискомфорт. Известие о пойманном Блэке явно говорило, что в Британии накаляется градус войны. Если ранее стороны не так сильно реагировали друг на друга, то теперь стало очевидно — Темный Лорд заметил оппозицию, и реагирует на нее.
Из рассказа Эйлин стало известно, что Сириус Блэк, раздосадованный пропажей своего друга решил самостоятельно поквитаться с Пожирателями. Несколько раз он пытался поймать кого-либо из них в ходе рейдов, но удача не улыбалась наследнику Блэков. Все предполагаемые пленники либо быстро скрывались, либо отвечали заклятиями. А Уолден Макнейр даже попал Круциатусом по юному Мародеру.Только присутствие рядом Аластора Грюма помешало Пожирателю сделать что-либо еще.
Однако Сириус не остановился. Пропустив мимо ушей увещевания Дамблдора о необходимости быть осторожным и требования Грюма о "постоянной бдительности", он решил попробовать себя в качестве шпиона. Но дома чистокровных были защищены самым лучшим образом, плюс многие из них не брезговали нестандартными методами защиты. Плотоядные заросли, шведские болотные сирены, чары головного тумана — чистокровные, сами того не зная, следовали магловской пословице "мой дом — моя крепость".
Однако Сириусу все же повезло. Однажды в Лютном переулке он узнал из разговоров торговцев темными артефактами, что в полумагической деревне Мостерс-Дьюли некие волшебники выкупили один старый дом, достаточно большой и крепкий. И что именно туда частенько наведываются проверенные люди от торговцев (посылать домовиков на такие встречи среди магов считалось идиотизмом и признаком неуважения). Запомнив описание дома, Сириус решил отправиться туда.
В Ордене эту информацию никто не узнал. Блэк решил, что самостоятельно сам все сделает, найдет Джеймса, победит всех врагов и получит славу великого воителя. Поэтому даже Питер не удостоился правды, вместо этого Бродяга чего-то пошутил и отбыл в только ему известном направлении.
Два дня он дежурил возле дом в деревне. Маскировался под собаку, вынюхивал и прислушивался. Это действительно была точка Пожирателей, где они покупали всякую мерзость для всевозможных зелий. Сириусу даже стало интересно, кто варит зелья для приспешников Волдеморта, если Нюнчик убежал? Хотя это значения не имеет, ведь только храбрый добьется успеха без всяких отваров.
На точке, как правило, появлялись разные торговцы. Впрочем, могло быть так, что все это многообразие посланцев на самом деле результат Оборотного зелья. А вот из стана темного Лорда приходила Беллатриса Лестрейндж с мужем. Иногда появлялись Малфой или незнакомый мужик с землистой рожей и сальными волосами. Откуда только взялся такой?
Но не бывает постоянного везенья. На третий день Сириус попался. Будучи уверенным, что его никто не видит, он превратился обратно в человека в лесочке рядом с домом. Достав из тайника приватизированные у одного магла бутерброды, он устроился поесть. И получил Ступефаем в голову...
Очнулся он в доме, связанный, а рядом на стуле примостилась "дорогая" Белла.
— Ну, здравствуй, кузен мой дорогой. Вижу, ваш клуб любителей грязнокровок продолжает трепыхаться? Не волнуйся, вам осталось недолго. Эту ночь ты не забудешь. Эй, Злей! Иди сюда.
В комнату вошел сальноголовый. На его серой роже не было видно эмоций, но глаза смотрели на Сириуса, как на бабочку пришпиленную булавкой к альбомному листу...
(в Америке)

Снейп мучительно думал, как поступить. Конечно, он не питал добрых чувств к Сириусу Блэку, но ведь для Регулуса это будет ударом. Родная кровь — не вода. Но что делать?
— Я, извиняюсь, не врубаюсь, — Фил отошел от раздумий и дал волю языку. — Если этого Блэка поймали, то велик шанс, что скоро его и спасать не понадобится. Вытянут, все что есть, и прибьют. Да еще и голову Ордену пришлют в коробочке.
— Фил!!! — встрепенулась Петуния, — как ты можешь так легко об этом говорить?
— Пети, извини меня, конечно, но опыт мне подсказывает, что пленных разные ОПГ долго не держат.
— Но ведь есть надежда...
— Надежда есть, — промолвил Северус. — Люциус писал, что Блэка будут использовать в каком-то эксперименте, который связан с зельями для подчинения разума. И речь идет не о простой Амортенции. Возможно, мы имеем дело со связующим зельем, которое подобно Империусу.
— Послушай, Сев, такие зелья крайне сложны и дороги. Не всякий зельевар замахнется на такое. А даже если и решится, то у тех трех зелий, что я знаю, есть маленькая закавыка. Туда надо добавить или Лаосский синий кувшиночник, или Норвежский ташт. А они не транспортабельны.
— Фил, я это понимаю. Но есть доля вероятности, что Лорд сам попытается сделать это, — у Снейпа запершило в горле, но он продолжил. — Если сварить такое зелье, то перед Лордом откроются новые возможности. А Блэк ему нужен как тестер. Если идея удастся, то так они получат дом Блэков и...
— Как это возможно?
Все обернулись. В дверях стояла Лили, с широко раскрытыми глазами взиравшая на собрание. Похоже, что пленение Блэка уже не было тайной...
* * *
***

— Как это возможно?"
Все обернулись. В дверях стояла Лили, широко раскрытыми глазами взиравшая на собрание. Наконец Фил, собравшись с мыслями, решил ответить:
— Так-так, вижу, что чары Сева не работают? Сама сняла или эльфа попросила? — вкрадчиво поинтересовался он, прикидывая в уме, как действовать потом.
— Он мне показывал, как снимать это заклятие, -достаточно резко ответила будущая мать. — Почему я узнаю о том, что близкий человек попал в беду случайно, а не от вас? Почему я узнаю, что его брат Регулус жив и где-то прячется? Вы все знали и молчали? Покрывали этого труса? Небось, сами его припрятали где-то? Да как...
— Стоп!!! — рявкнул Снейп. Удостоверившись, что речь Лили прекратилась, он заговорил. — Дорогая Лили, вообще-то подслушивать не слишком хорошо. Можешь узнать слишком неприятные вещи.
Взглянув на Петунию и Фила, он продолжил:
— Во-первых, да, Рега я спрятал. В надежном месте. Там, где его не найдут самые сильные маги и мощнейшие артефакты. Где вполне неплохо и хватает дел.
Во-вторых, не надо тут рассказывать сказки. Сириус Блэк не слишком-то горевал о брате. Стоп! — опять жестом остановил Северус, пока Лили не начала снова. — Мне докладывал Кикимер. Старший братец даже не удосужился узнать, что произошло с Регулусом. Просто принял это и даже не моргнул. Очень милые братские отношения, правда? -издевательски промолвил Снейп. И продолжил. — А ведь Рег каждый раз меня выспрашивает про родных. И про Нарциссу, и про Беллу с Андромедой. И брата не забывает. Я даже не представляю, что ему сказать. "Эй, Реджи, прикинь, твоего брата поймали. Собираются зельем зомбировать или оборотням скормить,"— подражая голосу шута продекламировал Северус.
— А мне теперь не ясно, что делать, — промолвил Фил. — Велик шанс, что со дня на день его будут... Ладно, не для женских ушей. А с Джеем что делать? Ведь бросится спасать дружка своего.
— Вы обязаны ему сказать! — воскликнула Лили, но глядя на скептический вид человека, который по оговоркам Сева был весьма жестким, перешла на мольбы. — Мы же помочь хотим. Ну не могу я утаивать от него эту тайну. Сириус его друг. Прошу вас. Умоляю! — и она сползла на пол в плаче. Однако Фил не впечатлился.
— Похоже, придется подтереть память, — молвил он, доставая палочку из кобуры на ремне. Но Северус неожиданно ему помешал.
— Постой, Фил. Не надо. Прошу тебя, как друга. Нельзя беременным память корректировать. Не надо.
— Послушай меня, ладно? Эти голубки, конечно, х



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Воскресенье, 24.05.2015, 23:53
 
Al123potДата: Воскресенье, 24.05.2015, 23:51 | Сообщение # 179
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
На кухне

Фил положил палочку обратно в кобуру, взял из холодильника банку с арахисовым маслом и начал искать в шкафчиках хлеб. А Снейп молчал. Дождавшись, пока отставной вояка доест все, он все же сказал:
— Понимаешь, Фил, мне надоело все время что-то утаивать, замалчивать, прятать. Лили и так нервная, не надо ее пытать неизвестностью.
— Ладно, ты прав. Я не собирался кидать Джея в бой, но если этому быть, пусть он идет со мной, а не в одиночку. Когда ему все рассказать?
— Сегодня. Не будем откладывать. Я думаю так: если Поттер прислушается к нам — значит, ты сделал из него человека. Если будет истерить и лезть на подвиги — стираем память. И Лили тоже, если придется.
— Эх-хе-хе, ну ладно. У тебя есть зелье для отрезвления?
— Да, есть немного. Стоп. Ты его напоил?
— Только ради того, чтобы к тебе попасть быстрее. Не волнуйся, с ним Джо. Он его привезет сюда. Экспекто Патронум!
Из палочки вылетел белый дым, который сформировался в большого змея. И тогда хозяин сказал фразу-послание:
— Джо, хватай Джея и вези его в дом Снейпа. Быстрее.
И светящийся змей исчез. Фил начал дальше мазать масло на хлеб. Очень вкусное попалось. А Снейп пошел за зельем. Он никогда не держал их на кухне, чтобы случайно не выпить, спутав с чем-либо.
* * *
После того, как Поттера привезли и протрезвили, его просветили, в чем дело. Джеймса вести о Сириусе ошарашили, как удар быка — ведь раньше ему казалось, что с ним и его друзьями ничего не случится. Они гуляли по ночам с оборотнем, задирали весьма опасных персон в школе, тайком исследовали Запретный лес, ускользали от Пожирателей смерти... И тут такой удар.
После жизни рядом с отставным воякой Джеймс по новому смотрел на опасности. Наверное, друзья удивились бы, узнав, насколько он изменил свое мнение о приключениях. Умирать или становиться калекой он не спешил, ведь негоже ребенку расти без отца.
— Поттер, ты здесь? — спросил его Северус, — ты уже десять минут молчишь.
— А? Не, ничего. Просто... Просто я задумался. Не знаю, что делать
теперь.
— Так, молодой, — слово взял Фил. — Мы с ребятами прикинули, если твоего друга в ближайшее время не прибьют, то мы организуем спасательную операцию. Спасем твоего дружбана. Но учти, если его успеют опоить зельями, то все, нет Сириуса. Уж извини за откровенность, но спасать зомби я не стану. И тебя не пущу. Ребенок родится, что Лили будет делать без тебя?
— Хо-хорошо, я понял, — на Поттера нашла некоторая апатия, на смену деятельной работе мозга. — Мне что-то плохо, голова кружится. А как мы узнаем, что Сириуса можно спасти?
— Это предоставь мне, — заявил Северус. — Люциус нам поможет. Ведь он породнился с Блэком после того, как женился на Нарциссе. Поэтому поможет, как сумеет.
На следующий день из Англии наперегонки пришло несколько известий. Сперва от портрета Эйлин, потом домовики принесли послания от Малфоя.
Выходило, что Блэка перепрячут в порту Саутгемптона. Склады компании "Оринко" с замороженным по постановлению суда имуществом были опечатаны и взяты под символическую охрану. Именно на одном из складов и устроили новый штаб Пожиратели Смерти.
Люциус писал, что склад присмотрел новый, но уже уважаемый член гвардии Темного Лорда — Злодеус Злей. Откуда он взялся и почему пользовался таким доверием у самого Лорда — Люциус не знал. Впрочем, то, как приветливо вела себя с этим типом Беллатриса, говорило, что мужик весьма опасен.
Самый крайний склад приспособили под свои нужды. Наколдовали защиту от маглов, поставили лабораторию и... И все. Сириуса разместили в подсобке, погрузив его в сон.
По совету Снейпа Кикимер целый день мотался вокруг складов с фотоаппаратом, снимая все вокруг. Для настройки портала требовалось точно знать место прибытия. Портал создать сложно, но ректор Монгво обещал помочь. Несмотря на строгость нрава, он был добрым человеком, который не мог отказать людям, тем более, в такой важной просьбе.
Когда Джеймс узнал, что Сириуса он все же отправятся спасать, он едва не прыгал от радости. Хотя он не собирался бросаться в пекло наперекор мнению разумных людей, все же чувствовал тяжесть на душе. Если он не спасет Сириуса, и даст ему умереть... В последний раз так плохо ему было когда умерли родители. Только наличие рядом друзей спасло от необдуманных поступков, вроде суицида. И теперь, когда он видел Фила и Джо, перебирающих оружие, его душа пела.
В свою очередь Фил решил подготовиться серьезно. По информации от Сева и его матушки, а также обрывкам новостей из "Мировой магической силы" (волшебной газеты США) выходило, что враги у них серьезные. Хотя магическая наука британцев по технике боя, по мнению Фила, была не слишком хорошей в сравнении с американской, шведской, советской или китайской, все равно нельзя расслабляться. Чистокровные всегда славились тем, что имели некие семейные секреты, плюс у Волдеморта в банде были также иностранцы и оборотни. Последние несколько напрягали Кэссиди. Известно, что оборотень, активно пожирающий людей, становился опаснее. Звериная и человеческая ипостаси смешивались, образуя монстра, очень сильного человека и умного волка. Сражаться с такой тварью было очень сложно. А если их будет ждать еще такой сюрприз...
Отмахнувшись от мыслей, Фил продолжил изучать свой арсенал.
Значит, себе револьвер Магнум 44-го калибра, Джею — кольт 1911. Джо с собой пистолет носил всегда, ему только патронов дать.
Для Джо Фил достал свой самый заветный ствол. СВД. Советская снайперская винтовка, надежная и убойная. Два магазина с зажигательными патронами и четыре с обычными — хвати вполне.
Преодолев соблазн взять пулемет, Фил прихватил два дробовика.Если маг и попытается выставить щит от физической атаки, то продержать его долго не сможет. Два залпа — и уносите готовенького. А от оборотня и подавно нет лучшего средства.
Распределив винчестер себе, а Моссберг для Поттера, Фил взял еще и несколько гранат МК. Две для себя и три для Джо. И одна Ф-1, которую называют "лимонкой". Разлет осколков на двести метров, бросать из-за крепкого укрытия.
И вот настал день. Домовики подтвердили, что Сириус на складе. Люциус Малфой заблаговременно подставился под Ступефай Грюма, и теперь отдыхал в поместье со сломанными ребрами и нездоровым сердцем. Но учитывая, какой на складе будет карнавал, лучше посторонним там не появляться.
Близился момент отправки.
* * *
Наступил день «Д».

Сверив часы с Гринвичем, отряд готовился к отправке. Портал до Саутгемптона от Монгво был готов. Маленький фонарик, которые перемещал в оба конца, стоит только кнопку нажать.
Поэтому в доме Снейпа было шумно. Хозяин расставлял в лаборатории целительские и диагностические чары, Бодрящие и Снотворные зелья, чтобы лечить спасенного, если тот будет очень плох.
Фил Кэссиди и Джо Гринт протирали маслеными тряпками свое оружие, чтобы оно работало качественно и без проблем.
Джеймса Поттера взяли в оборот сестры. Дабы он прекратил теребить ружье и пистолет, они вели с ним на кухне воспитательную работу о том, что надо быть осторожным и не лезть геройствовать зря.
Когда в Гринвиче наступила полночь, отряд отправился на дело.
Добравшись порталом до складов (уже знакомых по фотографиям и воспоминаниям Кикимера), они приготовились.
Инструктаж проводил Фил:
— Так, Джо на крышу. Отстреливай всех, кто в гости прибудет. Желательно сразу по головам стреляй. Закинем тебя верхом на том баке, ок? Хорошо. Так, Джим, — тут заволновался Джеймс, — идешь со мной и делаешь, как я говорю. Скажу прыгать — значит, прыгнешь, скажу стрелять — делай, как я велел. Вперед не рвись. Все понял? Молодцом. Вперед.
Чтобы Джо мог эффективно поддержать их снайперским огнем, его верхом на мусорном баке подняли "Левиосой" на крышу. После ненужный бак полетел в сторону, громыхая и стукаясь всеми сторонами.
Жуткий шум не остался незамеченным, и на улицу выскочило четверо Пожирателей. Видимо они были весьма неопытными, поскольку даже не пытались с помощью заклинаний обнаружить скрытые угрозы. Вместо этого идиоты тупо побежали в проулок, посмотреть, что случилось.
Воспользовавшись моментом, Фил и Джеймс проникли внутрь. Дверь запечатали заклинанием и простой руной, которая раскалила дверь. Действие всего десять минут, что, впрочем, вполне достаточно.
А Джеймс для надежности еще поставил вплотную к двери стеллаж.
В служебной комнатушке было пусто. На столе стояла керосиновая лампа (пожиратели не оценили настольную электрическую), шкафы были пусты — похоже, тут почти ничего не меняли.
В служебном туалете, что был рядом, нашелся пьяный гвардеец Волдеморта. Похоже, горячительные напитки усыпили его накрепко, однако Фил не стал надеяться на удачу, и свернул бедолаге шею.
От хруста позвонков Джеймсу стало жутко, однако он ничего не сказал. Понимал, что нельзя с врагами церемониться и играть в благородство. Себе же дороже выйдет.
Возле двустворчатых дверей они взяли ружья. Пришло время воевать серьезно.
— Вперед!
Ворвавшись в огромный зал, они начали пальбу. Двое охранников отхватили дроби с избытком. Прибежавший третий и вовсе распался на две половины от страшного залпа.
Из дверей ломанулись еще противники. Но теперь они уже не подставлялись. Трое удерживали щит против предметов, а один посылал заклятия.
Пока выручала запасливость Кэссиди. Его доработанные бронежилеты пока сдерживали попадания, но долго так продолжаться не могло. Их еще выручало то, что "стрелок" откровенно мазал. Но нельзя надеяться на удачу…
— Джей! Бери пукалку, добавляй свинца! Мне надо подарок им отдать.
Пока Поттер судорожно вынимал кольт и стрелял (не прицельно, просто в щит), Кэссиди достал гранату и кинул ее под потолок... И сразу потащил Джеймса за ящики.
Грянул взрыв. Поттер даже ненадолго оглох, ведь раньше ему не приходилось слышать взрыва так близко. Но когда он глянул на место попадания гранаты, то понял, что лучше бы никогда этого не видеть.
Двое были словно освежеваны. Содранная кожа, красное мясо и кровь под телами. Третий оказался еще жив, но с осколком в шее и поврежденной рукой не мог ничего сделать, а только хрипел.
Четвертый колдун (видимо "стрелок"), получил порцию осколков в глаза, рот и шею. Зрелище было жуткое.
Однако передышки не случилось. Фил решил взять палочку у одного из убитых. Чего добру пропадать? Но Джеймс неожиданно взбрыкнул.
— Стой! Ты собираешься забрать палочку у мертвого?
— Конечно. Ведь, если что, то твоего друга тоже следует вооружить.
— Но брать у мертвых? Ведь положено брать только у побежденных…
— Хватит, Джей. Будем считать, что… Да заткнись ты! — рявкнул он на умирающего, — будем считать, что мы их так глобально победили. Потом обсудим, пошли за твоим другом.
Сириус обнаружился в кладовке. Слабенькие чары сна удалось рассеять быстро, и узнику склада влили в рот Тонизирующее и вручили «Сникерс».
После того, как к нему вернулось восприятие действительности, Сириус, пошатываясь, поднялся. И конечно, стал спрашивать:
— Со-сохатый, это ты? Что… было, а? Меня привезли сюда… А когда привезли? О, моя голова! Проклятые мрази.
— Тише, Сириус, все нормально. Сейчас мы тебя доставим в безопасное место.
— Куда?
— Так, ребятки, — их прервал Фил, — вы сейчас на улицу, подождете там. А я пока разнесу все их запасы.
На лице Сириуса была написана просто гамма чувств, когда он увидел место битвы. Ему было не по себе.
— Вот это да! Никогда такого ужаса не видел. Джеймс, это тот мужик сделал? Он кто?
— Потом узнаешь. Вкратце если, это друг и союзник. Снаружи еще один.
— Ладно…
На улице всех ждал сюрприз. Джо сидел верхом на Люпине и держал пистолет у его головы...
* * *
Увидев, что Джеймс вернулся, Джо резко ударил Люпина рукояткой пистолета по затылку. Оглушенный оборотень обмяк и распластался по земле.
— Джо, что ты делаешь? — видеть еще и Ремуса было больно для Джеймса. — Он же не в себе!
— Потому я его и взял живьем, — усмехнулся Гринт, — поскольку знаю о его "проблеме". А вон тех ребят только в морг.
И действительно, неподалеку лежало шестеро боевиков Темного Лорда с простреленными черепами. Седьмой (видимо самый опытный) лежал на земле в луже своей крови, тихонько издавая стоны.
— Слушай, Джей, — снова подал голос Джо, — Спасибо за прогулку. Ваш Злодеус Злей на самом деле оказался Ацубенчиком, рейнджером-пиратом. За его душонку пятнадцать штук обязуются выплатить. Тебе пять.
— Но если он такой же рейнджер, почему его мы встречаем тут, а не в Америке?
— Умный был, гад, знал, что за награду его ловить почти все будут. Вот и залег в матушке Европе.
— Эй, я нечего не понял! — заволновался Сириус. — Вы кто? Откуда взялись и что тут делаете? И где ты пропадал, Сохатый?
— Так, братцы-кролики, — тут из дверей склада вышел Фил, державший в руке фонарик. — Сейчас мы мотнемся в безопасное место и там поговорим. Все ко мне. Так, крепко держитесь. На старт, внимание, ФАРШ!!!
И мощный портал унес пятерых людей через Атлантический океан из Англии. Министерские детекторы порталов словно сошли с ума, однако дежурные не стали сообщать начальству. Уж слишком сильный сигнал, страшно подумать, откуда или куда мог быть ТАКОЙ скачок.
В доме Снейпа было шумно. Пока хозяин дома вместе с ректором Монгво обследовали принесенных англичан (особенно изучая закладки в мозгу Люпина), троих приключенцев с шумом и радостью встречали "сестры-цветочки" (как однажды назвал их Кэссиди за имена и внешний вид). Для Поттера это был почти что момент мировой славы. Еще бы, ворваться на вражеский аванпост, победить врагов и спасти пленного... Результативный денек. Вот только перед Сириусом было стыдно.
Через два дня

Пока Ремус отлеживался в больнице при Академии (Монгво собирался лично проверить, чтобы ментальные приказы Дамблдора были начисто стерты из головы бедолаги), Сириус пришел в себя полностью. Для него было шоком известие, что все это время Лили, Джеймс и его брат обитали в США. В то время как на родине идет война! Хотя брат и Снейп всегда были для Блэка людьми нехорошими, однако на Лили и Джеймса он был зол. Вместо того, чтобы вместе со всеми бороться, они тут отдыхают! Он им все выскажет!
На кухне Петуния и Лили совместно пекли пирог с тунцом. Точнее, Петуния сделала пирог, при этом постоянно спрашивая сестру, все ли она запомнила. Теперь они ожидали, когда пирог будет готов. Северус читал журнал "Жокей" (видимо набирался премудростей по лошадям). Справа от входа сидел Джеймс Поттер и гипнотизировал духовку. Желудок требовал еды, а он недавно имел неосторожность сжечь кусок говядины. И хотя Фил понимал, что Джеймс переживает за Ремуса, но подкармливать его не стал.
Сам вояка точил ножики возле окна. Он тоже ожидал пирога, но не привык ждать и ничего не делать. Поэтому, напевая, продолжал точить и поглядывать, как там угощение.
Эту идиллию нагло нарушил Блэк. Злой и обиженный наследник Темнейшего семейства остановился в дверях, нехорошо улыбнулся и начал разговор:
— Та-ак. Значит, вот как живут беглецы и трусы, да, Снейп? Вижу, что хорошо ты устроился. Конечно, после того как ты Хогвартс бросил, куда тебе идти? И не взяли бы, даже за тысячу галеонов.
— Вижу, оздоровился, Блэк? Решил остроумием блеснуть? Хотя чем тебе еще внимание привлекать, блохастый.
— Что???
— О, собачка испугалась? Скажи, Блэк, и часто ты превращаешься? А то похож становишься на форму свою, лаешь на всех. А теперь, принцесса ты наша спасенная, повернулся и пошел назад, в свою комнату! Тыкать в коврик не стану, не бойся.
— Ах ты!!! Конфл...
— Нет-нет-нет-нет-нет, Блэк, ты никогда не научишься невербальным. Равно как и держать мозги закрытыми. Хотя с твоей натурой...
— На свою посмотри, чучело! Как был ничтожеством, так и остался. Никому не нужен, так на маглу полез.
— Знаете, что, юноша? — Петуния говорила весьма холодным голосом, а в ее глазах зажигалось пламя, — вам бы рот с мылом помыть. А то много говорить себе позволяете.
— Помолчи уж, защитница. Не используй свою подлую выходку, то получила бы трепку, как заслуживаешь. Ишь, взялась защища…
— Заткнись, Блэк! — тут не выдержала Лили. — Ты совсем уже спятил? В школе на всех кидался, а теперь и здесь без скандалов не можешь? Ты как смеешь так себя вести?
— Тебе, парень, даю минуту, чтобы извиниться и свалить, — тут не умолчал и Фил. И продолжил. — Тебя, знаешь ли, было бы дешевле там бросить, чем сюда тащить. Так что давай, извиняйся, иначе получишь.
— О как. Какие мы все грозные. Да, Джим? — и Сириус повернулся к красному от стыда Поттеру. Тот уже был не рад, что так вышло.
Не дожидаясь ответа, Сириус продолжил:
— Хотя неудивительно. От этой семейки только проблемы. Что одна мозги конопатила, что другая. Маглянки только и могут, что в койку прыгать, и то потом неблагодарно предают. Нечего было иного ждать. Обе захомутали себе партнеров и свалили сюда, пересиживать войну. Чего еще ожидать от отбросов? Да вы...
БАХ!!!
Сириус упал, как подкошенный. Оказалось, что пока он разорялся, в дом пришел Джо Гринт. А учитывая, что он успел наговорить, Сириус получил три удара единовременно.
Джеймс не вытерпел оскорблений в сторону Лили, Петунии и как ни странно, Снейпа. Поэтому с разворота врезал Сириусу в глаз.
Фил, убедившись, что слова уже не помогут, вырубил Блэка ударом в челюсть.
А Джо еще у двери услыхал вопли Сириуса. А когда он перешел на личности, просто вдарил пудовым кулаком по макушке скандалиста.
Через 10 минут

— Ну вот, теперь пусть поспит, говорун несчастный, — выдохнул Джо, притащив Сириуса на кровать. Убедившись, что серьезных повреждений, кроме небольшого сотрясения мозга, нет, здоровяк ушел вниз. Хотя ужин, скорее всего, испорчен.
На кухне рыдала Лили. Ей было плохо от всей этой мерзости, всей этой ситуации. Подумать только, еще недавно она обвиняла Фила и Сева в черствости и мерзости характера. Какой дурой она была! Как же стыдно за Сириуса. И как обидно от него было услышать все сказанное.
Джеймс, наскоро извинившись перед Снейпом и Петунией, увел супругу в ее комнату. На душе было погано. Ведь Снейп, Петуния, Фил и Джо так ему помогли. Столько сделали для Лили, для него, для самого Сириуса, в конце концов. И теперь эта мерзкая сцена на кухне. И кулак болит от удара. Хотя об ударе Джеймс и не жалел.
К 21:00 все разошлись по комнатам. Джеймс и Фил уехали в свой трейлер, Джо — в свою квартиру. И хотя никто никого не обвинял, настроение было упадочное.
* * *

На следующий день в доме Снейпов было весьма многолюдно. Кроме супругов Поттеров, хозяина дома и его деятельной супруги в дом прибыли братья Сабанесы, Фил Кэссиди, Джо Гринт, ректор Монгво и Ремус Люпин. После реабилитации у индейских мастеров его разум нуждался в положительных эмоциях (дополнительная личность в голове вредна для психического здоровья), для чего, собственно, и прибыли "южные братья" (так их шутя именовал Снейп). Все же методы Фила не годились для Люпина. Но только пока...
На кухне (когда Люпин вместе с братьями и Джеймсом уехали) Монгво проводил колдовскую диагностику Лили. Для самой будущей мамочки эти манипуляции не были болезненными, но весьма сильно нервировали. Хорошо еще, что Пет держала за руку, да и Сев многократно говорил, что все будет нормально. Но долгие процедуры всегда пугают, а теперь, когда внутри себя мисс Поттер ощущала новую жизнь, она стала еще более мнительной и пугливой.
Хотя и более смирной.
— Ну, что могу сказать дорогая моя, — наконец-то закончил индеец, — ваш ребеночек развит неплохо. Чуточку великоват для такого срока, но все в пределах нормы. Надо сказать, что вчерашний стресс хоть и был сильным, но существенного влияния не оказал. У вас просто замечательный здоровый организм. Но повторять подобного не нужно, поэтому я бы рекомендовал поменьше контактировать с тем субъектом, который вас расстроил. Северус, проследи, пожалуйста.
— Если бы я знал, что к этому все придет, то не позволил бы тащить Блэка сюда. Моя ошибка, — проговорил Снейп.
— Нет, Северус, это я виновата, думала спасти его, пошла на поводу у чувств. Не подумала, что так все обернется, — тихо сказала Лили
— Ну, думаю, что если вы не передумаете, то завтра можно ложиться в клинику. Все оборудование готово, зелья на всякие случаи тоже есть, осталось только палату приготовить. Если согласны, то завтра ложитесь в клинику. Согласны?
— Конечно, ректор. Спасибо вам, мне, право слово, неловко, ведь вы так много для нас сделали и делаете. Спасибо вам, вы очень добрый человек.
— Ну, многие студенты вашего мнения не разделяют, хе-хе. Но спасибо на добром слове. А мне не сложно, добрые дела — они повсюду. Надо только уметь их делать с умом, и все будет хорошо.
— Вы говорите, как профессор Дамблдор...
— Так он верные слова говорит. Жалко только, что сам им не следует. А он — старый и умный человек, пример для многих. Старость, ум и известность — тяжкое бремя, дорогая моя. Дожив до серебряных волос и накопив ума, мы становимся ответственны за то, какой пример подаем. Ведь, несмотря на заповедь магловской Библии "не сотвори себе кумира" люди в любом случае нуждаются в примере. Дети смотрят на родителей и более старших детей. Подрастая, выбирают себе новые примеры. Певцы, спортсмены, ученые, солдаты, актеры... Каждый ищет идеал, к которому нужно стремиться. И тогда мы обязаны сами быть лучше, помогать тем, кто выбрал нас в виде примера.
— Слышишь, Лил? — весело спросила Петуния. — Ты и Джеймс, вы должны быть хорошим примером для Гарри. Чтобы ему было куда стремиться.
— Правильно рассуждаете. Родители — боги для ребенка, весь мир для него. Именно они делают его личность до двенадцати лет. А дальше он сам.
Тут в дверь сунулся Фил Кэссиди и постучал по косяку:
— Приветствую всех. Привет, Сев, привет, Пет, здравия желаю, Коммандор, — тут он отдал честь в сторону Монгво, — хорошо выглядишь, Лили... Можно я кое-что возьму из холодильника?
— Давай, бери. Но учти, я, как хозяин забрал две банки колы, и бутылку пива «Даф». А так бери всю коробку, — ехидно произнес Северус.
— Вот жук. Ладно, мы с Джо пока акклиматизируем этого скандалиста. Как закончим, то покинем вас, хорошо?
— Фил, останься, — воскликнула Петуния, — сегодня будет салат с мидиями, перекусите нормально.
— Извини, Пет, но не получится. Столько дел, и везде нужен я. Прошу извинить меня. Ладно, всего хорошего. Честь имею, — и удалился с коробкой.
— Скажите, ректор, — Снейп не смог унять любопытства,-«Коммандор", это значит, вы тоже в списке Рейнджеров?
— Ну да, под псевдонимом "Громагирус" значился. Работал в сфере изучения мира Тумана и тамошних обитателей, а также участвовал в разработке Ментального Коммуникатора...
Тем временем на втором этаже

— Слушайте, ну виноват я, согласен. Но ведь как иначе? Мы, значит, ищем, как этих гадов прижать, победить их стараемся, а Джеймс и Лили у Сопл…
— БЛЭК!
— Извините, со Снейпом. Ну, весточку бы хоть дали. А то я весь извелся, как он пропал...
— Сириус, тебе надо держать себя в руках. На свете много того, что нас раздражает или пугает. Вот мой кузен, скажем. Всюду лезет с пропагандой, мол, наших черных братьев притесняют, и надо требовать привилегий. А по мне так он херней мается. Но я не лезу же его оскорблять и заколдовывать.
— Итак, держи пиво, будем разговор говорить. Значит, началось все с того...
Через час Фил вместе с Сириусом покидали дом Снейпов. И тут случилось удивительное:
Сириус встал, вышел в холл, посмотрел на Лили, Петунию и хозяина дома и сказал:
— Простите за мои слова вчера, я был не прав. Я больше не буду.
И вышел из дома.
* * *
Рождение Гарри Поттера произвело впечатление на нескольких людей сразу.
Альбус Дамблдор тыкал в свой зачарованный пергамент, пытаясь заставить его показать, что с плодом и где будущая мать. Тайная магическая метка, которая перестала показывать Лили и ее местонахождение должна была заработать, ведь ее сотворил величайший маг века (как нескромно Альбус сам себя именовал). Расчет на то, что если какая-то магия перебивает сигнал матери, то сигнал растущего плода будет непременно... оправдался, правда, не так, как ожидал директор.
Когда он пытался настроить артефакт, тот вдруг воспламенился, словно его щедро полили бензином. В результате в огне исчез артефакт, стол и часть бороды директора. И теперь перемазанный сажей и воняющий дымом Дамблдор пытался понять, что значит этот инцидент?
Волдеморт тем же вечером чихнул прямо в кружку с пивом, когда пил. В результате облился сам, и испачкал стол.
А вот для всей компании в Америке этот миг стал великой радостью.
Домовики, буквально светящиеся восторгом, оповестили всех о том, что роды прошли успешно, и ребенок родился без проблем.
Джеймса известие настигло в магазине магических машин. Выбирая между подержанными автомобилями и новенькими детищами магического Крайслера, он был сосредоточен. Но когда из сквозного зеркала смотрящий на него Снейп произнес "Танцуй, Поттер, у тебя сын родился", он буквально остолбенел от счастья. Дыхание перехватило, перед глазами все поплыло, в ушах начало шуметь...
К счастью, Сириус и Фил не дали ему грохнуться на пол. Бывший вояка достал из кармана фляжку со своим самогоном и попробовал влить содержимое в рот Поттера. Но проглотив малую долю, тот начал орать что-то непонятное, да еще и кинулся всех обнимать, выкрикивая "Сын родился! СЫН!!!"
Правда, когда из магазина убежал какой-то испуганный покупатель, Джеймс пришел в себя. Смущенно извинившись перед продавцом, он принял решение — купить магическую машину.
Вечером Лили Поттер сидела в палате с ребенком и сестрой. Северус был вынужден их покинуть сразу после родов, но обещал вместе со всеми вечером вернуться.
Тут в окне показался... букет. В полном обалдении от такого поворота Лили открыла окно, и увидела, что под окном стоит Джеймс, и палочкой левитирует к окну большущую вазу, набитую розами. Из радиоприемника, висящего на плече молодого отца доносилась песня на непонятном языке (но почему-то было понятно, что песня о розах), а лицо Джеймса светилось как лампочка.
Вокруг него стояли остальные свидетели торжества. Северус Снейп, ректор Монгво, Сириус Блэк и его брат Регулус с Найрой, Ремус Люпин, Фил Кэссиди и Джо Гринт, братья Сабанесы...
И все пускали в воздух из палочек искры. Пользоваться пиротехникой возле роддома ректор посчитал вандализмом, и пообещал всем, кто не послушается прочищение ушей муравьями, поэтому всполохи разноцветных огней были тихими.
Рождение Гарри Поттера прошло удачно и легко. Может, в другой истории было бы также, может, иначе. Но сам виновник торжества не заморачивался этим вопросом. Младенцам не нужно беспокоиться и тревожиться, если у них нормальные родители.
А Лили и Джеймс в этот день, независимо друг от друга решили — они будут стремиться быть хорошими родителями, защищать и учить своего ребенка. И никакой Темный Лорд или авторитарный старик не посмеют навредить их сыну.
* * *
Через пять дней Лили выписали из клиники. Медики проверили ребенка, нанесли слабенькие защитные чары и занесли данные в реестр, чтобы в случае чего знать возможные риски. Впрочем, Снейп с Монгво в один голос убеждали Лили, что это просто перестраховка и следование инструкциям.
Саму Лили тоже несколько раз водили на процедуры и анализы. После краткого курса о нахождении клиник и аптек, ее отпустили домой.
Из клиники ее забирал сам Джеймс. Приехав на недавно купленном Додже, он бережно, словно хрустальный сосуд, донес маленького Гарри до машины. Однако под напором Лили и Петунии все же вернулся за руль.
В дороге Петуния решила начать разговор:
— Ну, поздравляю вас с началом новой жизни. Рада, что все так хорошо получилось.
— А я-то как рад. Вот жалко родители не дожили, не увидели внука. Эх, не хватает их тут. Впрочем, я надеюсь, что где-то там, они видят нас и рады... А ведь я даже не думал, что однажды мои любовь и жизнь спасет Снейп. Прямо даже не знаю, что об этом думать.
— Теперь ты понял свою ошибку? — спросила Лили с заднего сидения. — Мы с тобой слишком много думали о себе и мало о других. А в результате сами в такой переплет попали. Теперь точно буду Гарри растить отзывчивым и внимательным.
— Да я не против же. Ты, Пет, прости, пожалуйста, что Сириусу позволил наговорить вам всяких мерзостей...
— Да не волнуйся, ты-то не виноват. Плохо, что ты раньше в друге такие черты не разглядел, но это понять можно. Ты лучше про машину расскажи.
— О-о-о! — тут Джеймс ощутил прилив вдохновения, — это сказка. Представляешь, приходим мы в автосалон, нас Фил доставил. Сириус, конечно, на мотоциклы сперва засмотрелся, но пришлось поторопить. Хотя там столько интересного — Харлеи, БМВ, Ямаха, даже из Восточной Европы есть мотоциклы... Ну, пошли мы машины смотреть, — вернулся Поттер к теме. — Их там много разных. Есть простые, есть немного заколдованные. Плимут Дастер, например, был, по словам продавца он летает. А в одном маленьком Гремлине пространство... прямо как гостиная ваша.
И все чистое, сверкающее. Я все смотрю — хром блестит, зеркала сверкают, нигде ни единого пятнышка. А Фил и говорит продавцу, мол, покажи чисто магические машины. Он нас проводил в соседний павильон, а там машин меньше, и стоят дороже. Я и спрашиваю: "А разве этот Чарджер не прекратили выпускать в 70-х?" А продавец говорит, что как купили у Крайслера патент, то теперь машины будут делать всех моделей, всех времен. Так и говорит, мол, Доджи разных моделей мы будем по рестайлингам именовать, "первый", "второй" и далее...
Я смотрю на этот Додж, и прямо в эйфорию впадаю. Сам он как из 68-го, может 69-го, а под капотом табличка, и написано "май 1980 г.". Я сесть попросил разрешения... Кресла видали какие мягкие? А ведь сидения складываются. Багажник безразмерен и без колдовства, но опция увеличения пространства есть. В баках заклятие дозаправки на три года гарантии, в фарах складных "Репаро" на два года.
Дигатель V8, Крайслер РБ Хеми, мощность аж четыреста пятнадцать лошадиных сил! Разгон бешеный, поэтому тормоза дисковые, специально зачарованные от перегрева. Прямо хоть сейчас на НАСКАР!
— Джеймс, тише, Гарри разбудишь.
— Прости, милая. Так я просто в шоке. Спасибо Джо за те пять тысяч, ибо сама машинка со всем этим стоит аж 4160 долларов! Пояснили, что это из-за пока малой партии и доработки на безопасность. Я уже думал что-то другое посмотреть, но когда узнал, что Гарри родился... Я чуть не лопнул от счастья.
За разговорами дорога пролетела незаметно. Джеймс всячески подчеркивал, что семья будет путешествовать на автомобиле, ведь магические средства передвижения доверия теперь не вызывают. В камине можно надышаться сажей, трансгрессия опасна, порталы делать не все умеют, а от правительства не допросишься... Джеймс хотел сказать про метлу, но потом решил, что не надо. Обе сестры не слишком любили полеты, да и сам он уже подумывал, что учить Гарри летать он будет не с раннего детства.
В доме Снейпа неожиданно обнаружились Фил и Ремус. И они спорили:
— Нет, тебе туда нельзя! Что ты хочешь там сделать, снова попасться? Эти тоже не головой думали.
— Послушайте, как вам не понятно, это же наши друзья и соратники? Кто будет следующим? Надо хоть Долгопупсов предупредить.
— Вот и предупредим. А тебе туда нельзя, и точка".
Войдя в дом, Джеймс решил узнать, о чем спор. Но оба спорщика резко умолкли, и отговариваясь, проводили всех на кухню. В процессе поедания запеченной свинины от Фила было невозможно отделаться. Он буквально засыпал всех вопросами про младенца и смотрел на него, как на нечто необычайное. Поэтому вскоре довольные, но утомленные сестры, забрав Гарри, ушли в детскую.
Фил, в свою очередь, наколдовал защиту от прослушки и сообщил Джеймсу:
"Плохо дело приятель. Мы недавно приняли сигнал от Малфоя, ситуация накалилась. В Британии погибли братья Прюэтты."
Такого удара Поттер не ожидал.

Вот теперь точно КОНЕЦ!



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Четверг, 28.05.2015, 00:17
 
Al123potДата: Четверг, 28.05.2015, 00:22 | Сообщение # 180
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Руку мне дай... (Добавлены Драббл-Главы 94-98 от 24.05.2015) (Романс, RG-13, Времена Мародеров [закончен])
  • Страница 6 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
Поиск: