Армия Запретного леса

Среда, 30.09.2020, 22:40
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Mr. & Mrs. Potter (ГП/ПП, гет, R, Юмор/Роман, макси, в процессе)
Mr. & Mrs. Potter
ДеметрисДата: Суббота, 22.02.2014, 15:44 | Сообщение # 31
Снайпер
Сообщений: 100
« 22 »
ОН



Что ж, не всё так плохо! Оказывается и с собственной женой можно договориться, если очень постараться. Паркинсон обещала вести себя более-менее сносно, а я обещал ей больше не красть её одежду, пока она в душе. На что она заметила, что гриффиндорцы избирают очень странные и извращённые методы мщения. Я не стал противоречить. Лишь подумал про себя, что вспыльчивых гриффиндорцев лучше не доводить до ручки. В своём стремлении отомстить, чтобы тем самым восстановить справедливость, они могли переплюнуть даже коварных слизеринцев.

Через полчаса мы уже спокойно, словно и не было утренних инцидентов, сидели за столом и завтракали, перекидываясь привычными шутливыми и колкими фразочками типа 'Я тебя обожаю, дорогая!' и 'Взаимно, милый!'. Причём всё это произносилось тоном, весьма далёким от тёплых и любящих интонаций.

Когда трапеза и наш спор с Паркинсон по поводу сегодняшней пробежки был в самом разгаре, на пороге кухни появился хмурый и недовольный Кричер и холодным тоном известил меня о том, что совы доставили утреннюю почту. Косясь на девушку глазами полными укора и обиды (Он всё ещё не мог простить ей того, что она связала его верёвками при помощи Инкарцеро), он подошёл к столу и положил на его край 'Утренний Пророк' и пару-тройку писем. Одно из них было адресовано Паркинсон.

Подхватив его со стола, девушка сообщила, что ей пишет Забини и углубилась в чтение, предоставив меня самому себе. Я последовал её примеру и распечатал одно из двух писем, которые были присланы на моё имя. Я сразу узнал почерк Гермионы. Она писала о том, как они с Роном проводят лето в 'Норе', упомянула о том, что им весело и для полного счастья не хватает лишь меня. Потом в присущей ей встревоженной манере интересовалась, как у меня дела и как поживает Паркинсон. В принципе, всё как всегда. Гермиона, ты не меняешься! Лишь последние строки её письма заставили меня жутко вздрогнуть. Она напомнила мне о том, что сегодня пятый день с момента заключения нашего с Паркинсон фиктивного брака. По её расчётам сокращение длины связывающей нас магической цепи до двух ярдов, которое нам предвещала Марта Сандерс, должно было произойти сегодня в полночь, сразу после того как начнётся отсчёт шестого дня нашего двухнедельного наказания.

'Ты уже поговорил об этом с Паркинсон? Как она отнеслась к этой новости? Надеюсь, она не прибьёт тебя на месте. Удачи тебе, Гарри! Мы с Роном заглянем к вам в эти выходные. С любовью, Гермиона!', - прочитал я и, отложив письмо, с сомнением взглянул на слизеринку. Я до сих пор считал, что это очень плохая мысль - говорить ей о том, что вскоре (конечно, не точно, но всё же) нам с ней придётся поселиться в одной комнате, так как мы не сможем отойти друг от друга более чем на 3-4 шага.

Паркинсон, не замечая, что я наблюдаю за ней, внимательно читала письмо своего друга, то сдвигая брови, отчего у неё в области переносицы появлялась маленькая складочка, то усмехаясь, отчего в уголках её рта возникали, а потом так же быстро исчезали, забавные ямочки. Я судорожно сглотнул, представив себе реакцию, которую, несомненно, вызовет в ней эта 'прекрасная' новость. Сначала она порвёт меня на мелкие ленточки для Герба Гриффиндора, а потом отправится в Хогсмид, чтобы найти того чокнутого священника и порвать его на такие же мелкие ленточки, только на этот раз уже для Государственного флага Англии. Мда, не слишком приятная перспектива.

Пообещав себе поговорить с ней об этом чуть позже, я протянул руку за вторым конвертом. Он был скреплён незнакомой мне гербовой печатью, да и бумага, из которой сделан конверт, была явно высшего качества. Гадая, кто бы это мог быть, я раскрыл пакет и извлёк из него послание.

Писал Малфой. Младший. И этим всё сказано. Первые пару строк я прочёл за несколько секунд. В них он с язвительным сарказмом и насмешкой, которые легко ощутить даже в его неодушевлённых закорючках, интересовался, как складываются наши с Паркинсон семейные отношения.

'Надеюсь, пташки уже вовсю воркуют?', - спрашивал Малфой и, если бы хорёк в этот момент каким-то образом оказался в пределах моей досягаемости, я бы собственными руками свернул ему шею.

'Но я пишу не за тем, чтобы поиздеваться, Поттер', - продолжал он, хотя в подтексте читалось 'Я бы только и делал, что издевался над тобой все 24 часа в сутки, если бы ты мне это позволил'.

'Всё дело в том, что просматривая сегодняшний номер 'Ведьмополитена', я наткнулся на одну презабавнейшую вещицу, написанную каким-то магглом в маггловской газетёнке, а уже позже опубликованной здесь, чтобы посмешить магов. Прочитав содержимое этой статьи, я задумался о тебе и Панси. Думаю, тебе непременно пригодятся советы автора в процессе укрощения строптивой жёнушки. Текст статьи прилагается. Приятного прочтения, Поттер! С уважением, твой верный враг, Драко Люциус Малфой'. Скомкав письмо, я выкинул его в мусорную корзину и достал из конверта обещанную статью.

'КАК РАСПОЗНАТЬ В ЖЕНЩИНЕ ВЕДЬМУ?',* - гласил громкий и интригующий заголовок. Решив, что статья отнимет у меня не более пяти минут, я начал вчитываться в подзаголовок.

'Как распознать присутствие дьявола в привлекательной, сексапильной, волнующей воображение молодой женщине?', - задавался автор вопросом, ответ на который становился очевиден лишь женатому мужчине. А не нужно распознавать присутствие Дьявола в женщине после брака. Потому, что для этого бывает слишком поздно. Муж сразу понимает, в какой пожизненный ад он себя загнал, произнеся пресловутое 'Я согласен!'. Ведь жена - это ничто иное как злобное и кровожадное порождение ада. Я скользнул насмешливым взглядом по слизеринке, увлечённо отвечавшей на письмо бывшего однокурсника и продолжил чтение.
Далее автор излагал приметы, по которым, по его мнению, 'современный инквизитор' (то есть я, либо любой другой мужчина) мог отличить ведьму от обычной женщины. Ну, пожалуй, в одном Малфой был прав - статья обещала быть забавной.
Итак, если верить автору и его описаниям внешности ведьмы, то 'сосуд диавольский' (то есть ведьма) должен был быть одет во всё чёрное. Я покосился на Паркинсон. Пока она подходила под это описание. По крайней мере, чёрная обтягивающая кофта и чёрные джинсы предательски выдавали в ней настоящую ведьму.
Автор описывал ведьму, как юную и весьма привлекательную, сексуальную молодую девушку, брюнетку с короткой стрижкой и... сделаю акцент... 'Верный знак - зелёные глаза'. И здесь он опять попадает в десятку. Паркинсон самое настоящее порождение зла и жрица Дьявола. Читать дальше я не стал. И идиоту было понятно, что внешность Паркинсон полностью соответствует ведьминскому обличию.
Во втором пункте автор описывал психологию ведьмы, и во многом Паркинсон вновь была идентифицирована мною как ведьма. Ну, хотя бы потому, что являлась ею на самом деле. 'ГЛАВНОЕ: современная ведьма не осознает в себе присутствие дьявола', - автор был чертовски прав. Паркинсон ни за что и никогда не призналась бы, что она конченная стерва. Она будет строить из себя невинного ангелочка до последнего.
Я с содроганием прочёл пункт третий, в котором вскользь описывались средневековые методы пыток. Бедные маги и ведьмы! И поскорее перешёл к четвёртому пункту, из которого выцепил особо понравившиеся мне, правдивые обвинения в адрес современных ведьм: 'Эти женщины не портят скот, не вызывают бурь, даже не наводят сглаз. Но они манипулируют людьми. И это удается им дьявольски хорошо. Они попросту сводят с ума. Мужчины выборочно теряют потенцию, разрушаются семьи'. Полностью согласен! Паркинсон точно ведьма!
В пятом пункте автор сокрушается, что современное общество запретило многие жестокие методы распознавания ведьм (по его словам видно, что он явно соскучился по крикам страдания женщины, растянутой на дыбе), но с огромной радостью сообщает, что остался один легальный способ....
И тут мой взгляд натыкнулся на слово, которое я совершенно не ожидал увидеть в контексте данной заметки... СЕКС. Да, да. Именно СЕКС. Автор даже добавляет 'сокрушительный SEXXX'.
'Этот человек явно ПСИХ!', - подумал я, гадая, не отправить ли мне эту статью в мусорную корзину вслед за письмом Малфоя. Но любопытство победило. И я продолжил жадно глотать строчки, в которых этот ненормальный описывал ТАКОЕ.
Дочитав эту бредятину, я обратил внимание на приписку Малфоя: 'Ну, Поттер? Не хочешь заняться распознаванием ведьмы в Паркинсон?'. Я убью этого проклятого гада, как только мне представится счастливый случай!
Скорчив на лице гримасу отвращения, я отбросил листок в сторону и постарался быстрее забыть всё, о чём писал этот ненормальный. Но это было не так-то просто. Мой взгляд упёрся в тёмную макушку слизеринки, всё ещё писавшую послание.
'Мерлин, она что? Эссе пишет?!', - фыркнул я про себя, чувствуя небывалое раздражение и напряжение во всём теле. На кухне было душно, поэтому я предложил Паркинсон переместиться в гостиную. Она лишь кивнула и, подхватив своё незаконченное письмо, последовала за мной.
В гостиной я сразу же распахнул окно и вдохнул свежего воздуха. Прислонившись к подоконнику, обернулся к Паркинсон и от нечего делать начал рассматривать её сегодняшний наряд. Чёрная кофточка оставляла открытыми молочные плечи, и при ближайшем рассмотрении я мог даже увидеть очертания голубенькой жилки на её шее, бившейся в такт её сердцу.
Паркинсон чрезвычайно изменилась за последние годы. Её раньше грубые черты лица приобрели плавные, но чётко очерченные изгибы. Форма челюсти больше не имела ничего общего с мордочкой мопса. Чересчур тонкие губы стали вполне полными и притягивали внимание. Может, она пользовалась услугами пластического хирурга из Св. Мунго или как там называют колдомедиков, специализирующихся на исправлении недостатков человеческого тела? Я уже промолчу о её фигуре. Вспомнились строчки из статьи: 'Такие женщины просто сводят с ума! И это удается им дьявольски хорошо'. Да. Автор был прав. Паркинсон - настоящая ведьма!
Помимо своей воли, я вспомнил события утра вчерашнего дня. Я до сих пор терялся в догадках: как ей удалось? Всего лишь поцелуй, но какой! Моё воображение, почувствовавшее, что его больше не контролируют, пустилось во все тяжкие, рисуя перед моим внутренним взором откровенные и смелые сцены из 'современной процедуры распознавания ведьмы' со мной и Паркинсон в главных ролях.

Паркинсон сидела в кресле напротив меня, в задумчивости покусывая кончик пера (конечно же, не то, которое она мне засунула утром в нос). Счастливая, она даже не догадывалась, О ЧЁМ я сейчас думаю. Может, это и к лучшему. Если бы она могла прочитать мои мысли, то подавилась бы этим самым пером, откашлялась бы, а потом заавадила меня на месте!

Внезапно, словно почувствовав, что мой взгляд прикован к ней, она перевела свой задумчивый взор на меня, дерзко ухмыльнулась и приписала ещё несколько слов к своему письму.

- Я закончила! - воскликнула она радостно, принимаясь складывать листок и запечатывать конверт.

Когда она аккуратно и старательно провела своим язычком по клейкой полоске и, загнув, припечатала её ладонью, я к своему удивлению обнаружил, что она воспользовалась обыкновенным стандартным маггловским конвертом. Вид её розового языка, плавно скользящего по клейкой ленте, произвёл на меня неизгладимое впечатление. Никогда бы не подумал, что это может выглядеть настолько... эротично. Я почувствовал невероятное напряжение во всем теле, и особенно в области низа живота. Проклятье, Паркинсон! Ты заставляешь черепицу на моей крыше издавать противный скрипучий звук.

Так дальше продолжаться не может. Нужно что-то предпринять! Думай, Гарри, думай! Иначе такими темпами ты вскоре окажешься в постели с подружкой своего врага, а этого не должно случиться. Этого нельзя допустить! Это немыслимо!

- Пошли уже. Мы давным-давно должны были приступить к тренировке. Всё из-за твоих утренних выходок! - Ворчу я раздражённо только для того, чтобы хоть как-то отвлечься от предыдущих мыслей.

- А разве ты не отправишь ответных писем? Можешь воспользоваться услугами Блэки, если хочешь. - Паркинсон поражённо застывает на месте и смотрит на меня таким невинным взглядом.

- Нет. Я сделаю это вечером. Спасибо. - Отрезал я, направляясь к выходу из гостиной.




****


О, Мерлин... Я ощущал себя просто на редкость паршиво. Бег, обычно доставлявший мне удовольствие, в этот раз не принёс ожидаемого наслаждения. Наоборот. Я чувствовал себя выжатым как лимон. На назойливые вопросы Паркинсон отвечал коротко, односложно и с не поддающимися никакой логике нотками раздражения, постепенно перераставшего в злость. Навязчивые мысли о слизеринке, как о соблазнительной и привлекательной особе, не желали покидать голову, вцепившись в мои мозги, словно стайка оголодавших клопов в зад бродячей собаки.

Сегодня, когда мы остановились передохнуть и Паркинсон начала разминать мышцы, при этом сильно наклоняясь вперёд, случилось то, чего я так боялся. Я не облажался лишь благодаря чуду и неимоверным усилиям, приложенным к сохранению спокойствия и равнодушия в голосе и выражении лица.

Это произошло следующим образом: я наблюдал за разминкой девушки со стороны и у меня на уме, как и у большинства моих нормальных и здоровых ровесников, достигших половой зрелости, крутились лишь примеры о том, где Паркинсон могла бы применить эти 'таланты' с большим успехом. В момент, когда она изогнулась особо причудливым образом, я случайно ляпнул то, в чём не признался бы даже под страхом смертной казни.

- Отличная попка! - смачно припечатал я, заглядевшись на зад слизеринки.

- Ты что-то сказал, Поттер? - рассеянно переспросила девушка, которая до этого стояла ко мне спиной и... задом соответственно!

'Проклятье! Я что? Сказал это вслух? ИДИОТ!', - в отчаянии подумал я, судорожно пытаясь найти выход из чудовищно неловкой ситуации. На моё счастье мимо нас буквально несколько секунд назад пробежала какая-то симпатичная девушка со славной попкой.

- Отличная попка у вон той девушки. Не находишь? - кивнул я вслед бегунье, обращаясь к слизеринке. Паркинсон проследила за моим взглядом и презрительно фыркнула.

- Я видела и лучше! - подвела она итог наблюдениям и вернулась к своему занятию. На этом инцидент был исчерпан, а мне оставалось лишь надеяться, что Паркинсон не удалось раскусить меня. Боги, как я мог быть таким идиотом, чтобы подставиться так по крупному?!

Когда мы вернулись обратно, я под предлогом головной боли и усталости скрылся в своей комнате и не выходил оттуда до наступления вечера. Я намеревался вообще не покидать пределов своей спальни, но заскучавшая и очень настойчивая Паркинсон всё же вытащила меня из моего укрытия, чтобы пообедать.

Я взглянул на часы в надежде увидеть, что стрелки приближаются к семи, либо восьми часам вечера, но моим ожиданиям не суждено было оправдаться. Всего лишь шесть часов и это значило, что мне придётся провести в обществе слизеринки ещё как минимум четыре часа. Четыре часа, пронизанные атмосферой напряжения, неловкости и молчания. Что может быть хуже?

Проклятье! А не легче ли решить возникшую проблему иным способом? Например, снять на час девушку лёгкого поведения, чтобы прекратить мучения тела сейчас и избежать мук совести в будущем? Я подавленно вздохнул и обратил свой страдальческий взор на Паркинсон, которая говорила что-то о том, что ей опять скучно.





ОНА


Мерлиновы яйца и что там ещё к ним прилагается?! Что происходит с Поттером? Это продолжается всю вторую половину дня, с тех самых пор, как мы отправились на пробежку. И даже сейчас, когда мы, пообедав, переместились в гостиную.

Он весь какой-то помятый и растрёпанный. Смотрит на меня отсутствующими глазами, словно меня не существует. Лучше бы он орал или пытался стащить у меня комплект нижнего белья, чтобы наказать за утренние издевательства. Смотреть на это аморфное существо, гордо именовавшее себя Гарри Поттером, а, тем более, терпеть его не было никаких сил.

Больше всего бесило то, что я не могла понять, что с ним? Хандра, печаль, уныние, затаённая злоба, ненависть? Что это? Так продолжаться не могло. Я должна была что-то сделать. И я, кажется, знала, какое средство поможет. Поттеру просто нужно было встряхнуться. Вся эта учёба, тренировки, экзамен давили ему на (и без того ненормальную) психику. Да он загонял бы себя до смерти, если бы я не сбавляла обороты. Решено! Для осуществления моего плана нужно лишь подходящее место, какой-нибудь клуб или ночное развлекательное заведение.

'Бордель!', - подсказал мой услужливый внутренний голос.

'Ага! Щазз! Уже бегу! Только Поттеру шнурки выглажу...', - тут же огрызнулась я.

'Как знаешь!', - оскорблёно буркнул голос и больше не стремился наладить со мной контакт.

Я, не теряя времени, попыталась 'растрясти' гриффиндорца.

- Поттер, как насчёт прогулки в клуб? - предложила я, но толку было мало. Парень пропустил мою фразу мимо ушей. - Ау, Поттер? Ты меня слышишь?

- А? Что? Что ты сказала? - он, наконец, соизволил опуститься на грешную землю.

- Признавайся! Какой дементор тебя поимел и отказался заплатить за услуги? - спросила я напрямик, опуская традиционное 'С тобой всё в порядке?'.

Зелёные глаза парня в ту же секунду расширились до размеров блюдц, а щёки запылали багровым заревом. Интересно, а какое именно слово произвело на него такой эффект: дементор или поимел? Либо Поттеру противна сама мысль о том, что ему могут заплатить за 'услуги'? Скорее последний вариант. Всем известно, что Поттер настолько добр и милосерден, что делает это просто так, за бесплатно! Шучу!

- П-прости. Ч-что? - Заикаясь, осведомился парень, когда его кожа вернулась к своему естественному оттенку.

- Что происходит, Поттер? На тебя тошно смотреть! - безжалостно констатировала я. Гриффиндорец скривил кислую мину и обиженно надул губы.

- Не обращай внимания. Просто у меня раскалывается голова и ломит спину. - Махнул он рукой, удобно растянувшись на диване в полный рост.

- Тебе нужно расслабиться! - объявила я, решительно встав с кресла и подойдя ближе к дивану. - Я знаю один эффективный метод и могу помочь.

- И что ты можешь предложить? - окинул меня скепическим взглядом Поттер.

- Для начала простой массаж. - Усмехнулась я.

- А потом? - хмыкнул парень заинтриговано.

- Перебьёшься, Поттер! - охладила я его пыл сходу. - Подвинься и дай мне сесть сзади.

Он, не отводя от меня недоверчивого взора, всё же позволил мне устроиться позади него. Я, хрустнув костяшками пальцев, принялась осторожно выводить круги на висках Поттера указательным и средним пальцами.

- Ммм... - протянул парень. - Скажи мне, Паркинсон, кто это сегодня сдох, что ты так подобрела ко мне?

- Заткнись, Поттер! - фыркнула я, слегка улыбаясь.

- И всё же? - не сдавался этот упрямый баран.

- Просто мне надоело смотреть на твою унылую морду. И, если уж так получилось, что ты единственный человек, с которым я могу не сдохнуть со скуки за эти две недели, то ты должен сохранять хотя бы показное присутствие духа. - Объяснила я гриффиндорцу.

- И всё-таки я тебя не понимаю. Ты - слизеринка, пытаешься сделать мне - гриффиндорцу - приятное? Салазар Слизерин перевернётся в гробу от шока!

- А тебе ничего и не нужно понимать, Поттер! Просто расслабься и получай удовольствие!

- Звучит так, словно ты собираешься меня изнасиловать! Ой! Не так резко! - болезненно охнул наглец, когда я сильнее надавила на его верхний позвонок.

- Мечтай, Поттер! И прекрати ёрзать. Мне неудобно. Мерлин, ты натянут как струна! Когда тебе в последний раз делали массаж? - по его затянувшемуся молчанию, я поняла, что таким образом его давно не баловали, либо вообще никогда не баловали. - Ясно! - заключила я, переходя к плечам.

- М-м-м-р-р-р! - не сдержавшись, замурлыкал брюнет. - У тебя золотые руки, Паркинсон! На тебе стоит жениться только из-за этого, в остальном ты - настоящая ведьма! Ай! Кончай, щипаться!

- А ты забыл упомянуть о том, что я ещё хорошо готовлю. - Обиженно вякнула я.

- Хорошо-хорошо! Я напишу блестящее рекомендательное письмо твоему следующему мужу и даже поставлю свою подпись! Ай, Паркинсон! Больно же!

- Ась? - невинно переспросила я.

- Проехали. - Мрачно буркнул парень. - Где ты научилась делать массаж?

- Да я и не училась особо. Просто Драко просил меня помять ему спинку после тренировок по квиддичу. Я не могла отказать другу. А разве ты не просил о том же Грейнджер?

- Никогда. Наверное, в дружеском перепихоне Малфою ты тоже отказать не могла. - Как-то неожиданно резко и больно прозвучали его слова. Совсем как неоправданное обвинение.

- Ты сошёл с ума, Поттер? Что за чушь ты несёшь? - против воли сорвалось с моих губ. Предположения гриффиндорца относительно моей сексуальной связи с Драко ощутимо кольнули меня. Я даже не ожидала, что почувствую это так остро.

- Прости. Я не должен был. - Тут же раскаялся Поттер, свесив голову вперёд и отстраняясь от меня.

- Постой, я ещё не закончила. - Я вновь вцепилась в его плечи, только в этот раз намного сильнее, наверняка, причиняя ему боль.

- Я же сказал, не стоит! - более настойчивым тоном проговорил он.

- А я сказала, стоит! - сопровождая свои слова мощным давлением на определённые точки, продолжила я. Не знаю, почему, но мне было так неприятно из-за его слов, что захотелось отомстить ему, причинив хотя бы физическую боль.

Поттер глухо застонал от боли. А вот нечего говорить о том, чего не знаешь точно! Дементор подери, как же это меня взбесило! А, кстати, с каких это пор мне стало важно то, что гриффиндорец думает обо мне и Драко? Нужно поразмышлять об этом на досуге. Я успокоилась и перестала 'давить' на Поттера.

- Между мной и Драко никогда ничего не было, Поттер, если ты хочешь знать. - Произнесла я тихо, через пару минут.

- Меня это не волнует. Это не моё дело! - ответил он равнодушно.

- Но я хочу, чтобы ты знал, что слухи обо мне и Драко - это полная чушь.

- Меня не касаются ваши дружеские отношения. Закроем эту тему! - настаивал парень, но я на то и женщина, чтобы быть пытливой и приставучей.

- На пятом курсе мы как-то пытались заняться этим, но ... Мы поняли, что не можем, так как мы друзья и не более того!

- Мерлин! Паркинсон! - Поттер, вырвавшись из моих рук и вскочив с дивана, воззрился на меня осуждающим взглядом. - Сегодня что? Вечер откровений? Я же просил тебя не говорить о тебе и Малфое! - он отрешённо провёл рукой по лицу, будто снимая напряжение. - Тебе есть, что сказать мне? Если нет, то я хочу спать.

- У меня есть предложение! - я не уверенная в том, что Поттер одобрит эту идею, подняла руку. - Давай сходим в маггловский клуб неподалёку отсюда?

- Что? - не поверил своим ушам брюнет.

- В клуб. Посидим там пару часиков, выпьем чего-нибудь. К тому же, тебе не помешает немного развлечься. Может, познакомишься с какой-нибудь девушкой?

- С тобой всё в порядке? - с сомнением посмотрел на меня Поттер. - Ты, правда, хочешь провести вечер в каком-то маггловском клубе? Ты - чистокровная ведьма?

- Да. Я не против! - горячо отозвалась я, поднимаясь с места. - Сейчас половина восьмого. Если ты дашь мне немного времени, чтобы собраться, мы как раз успеем к открытию. Это ровно в восемь.

- И откуда ты только это всё узнала? - удивился он.

- Я сегодня навела справки, когда мы пробегали мимо этого заведения. - Пожала я плечами.

- Значит, всё это ты спланировала заранее, не так ли? - пытался понять мою логику Поттер.

- Да. - Призналась я, засияв от сознания того, какая же я всё-таки умница.

- Ты... Ты просто хитрющая сволочь, Паркинсон! Ты об этом знаешь? - усмехнулся мой муженёк.

- С самого рождения. Пошли. Мне ещё нужно подобрать платье. - Больше не задавая никаких вопросов, я просто сцапала Поттера за руку и потащила наверх. Не особо сопротивляясь, он вымученно последовал за мной. Доведя парня до его спальни, я усадила брюнета в кресло и приказала ждать.

- Чего ждать? - удивился он.

- Когда морщерогие кизляки пробегут всем стадом мимо твоей спальни и когда мозгошмыги через нос проберутся в твои мозги! - едва сдерживаясь от хохота, сообщила я Поттеру в лучших традициях Полоумной Лавгуд.

- Эээ... - только и выдал он, наблюдая, как я скрылась за дверью своей спальни. Через пару минут я появилась на пороге спальни Поттера в первом платье.

- О, отлично! Ты уже переоделась? Мы можем идти? - Поттер собирался подняться на ноги, но я ловко усадила его обратно.

- Сидеть, Поттер! Как тебе первое платье? - я решила узнать мнение независимого 'эксперта'. Ну, в конце концов, кто-то же должен мне помочь с выбором наряда.

- Первое? - тупо переспросил парень. - А что будет ещё второе?

- Да. Я приготовила около пятнадцати нарядов, и ты поможешь мне выбрать то, которое мне больше подойдет. Это тебе не нравится? Хм! Так я и думала. Цвет не тот. Подожди, Поттер! Я сейчас вернусь! - и я упорхнула в свою комнату, чтобы переодеться.

- Вот хрень! - услышала я совсем не радостный голос Поттера, когда направлялась к себе в комнату.



Я знаю пароль, я вижу ананас,
Я верю, что енот придёт спасать нас!
Я знаю бобров, я вижу бабуин,
Нельзя с амфитамином мешать кокаин!
 
ДеметрисДата: Суббота, 22.02.2014, 15:45 | Сообщение # 32
Снайпер
Сообщений: 100
« 22 »
ОН



Отлично! Хотелось раз 50 стукнуться лбом об стенку, лишь бы не присутствовать на этом слизеринском 'показе мод'. Паркинсон - бесстыдная мерзавка - хотя бы догадывается о том, какой эффект производят на меня её минимальные шмотки?!

В основном в её гардеробе господствовали вещи тёмных тонов - чёрные, тёмно-серые, тёмно-зелёные. Но, неожиданно, в 'царстве тьмы' замелькали долгожданные 'лучики света'. Парочка красных платьев, одно сочного изумрудного цвета и ещё одно непонятного цвета то ли морской воды в ночное время суток, то ли мокрого асфальта в дождливый день. В общем, последнее платье мне не понравилось.

Когда моему терпению медленно, но верно начинал подходить конец, она выбрала обтягивающее, открытое и короткое, чёрное платье, верх которого был вышит полоской из мягкой кожи, которая змейкой оборачивалась вокруг шеи. Ну... Что я могу сказать? Я был невероятно счастлив узнать, что она закончила с примеркой и теперь отстанет от меня! Но я ошибался...

Выбрав наряд себе, она принялась за мой внешний вид. Конечно же, предпочтение было отдано классическому чёрному костюму. После этого она приказала (именно приказала!) надеть его. Скорчив недовольную рожу, я решил, что лучше не спорить и сдаться на милость победителя.

- Хм... - Паркинсон в задумчивости потерла подбородок большим и указательным пальцами левой руки, а потом, что-то решив для себя, щёлкнула пальцами и убежала в свою комнату. Через минуту паразитка вернулась обратно, неся в руках целую корзину с косметическими средствами (кремами, лосьонами и т. д. и т. п.).

- Ты ограбила салон красоты? - флегматично осведомился я.

- Нет. Всё своё ношу с собой! Слышал о таком высказывании?

- Приходилось. - Хмыкнул неопределённо. Пока мы перекидывались фразами, она выхватила из корзинки какой-то тюбик и выдавила оттуда немного прозрачного крема.

- Та-ак. Иди-ка сюда, Поттер. - Подозвала она, растирая крем меж ладонями.

- Зачем? - сглотнул я нервно. Проклятье! Что она опять собирается со мной сделать?

- Будем наводить лоск! - оскалилась Паркинсон кровожадно.

- А без лоска никак? - пытался я договориться по-хорошему.

- Нет. В наше время ... Никак! Не спорь, Поттер! - добавила она грозно. Когда она закончила, и я обернулся, чтобы взглянуть на себя в зеркало, поначалу, я подумал, что я - это не я.

- Фу! Я же чем-то смахиваю на Малфоя. - Сказал я, вздрогнув от сравнения.

- Ни капли! Драко больше идёт чуть растрёпанная причёска, а тебе уложенная гелем. К тому же... - она подняла руку и поправила прядки, упавшие на лоб. - При желании ты можешь быть привлекательней Драко в некотором роде. Ой! - Паркинсон в ужасе прижала ладошку к своему рту, когда до неё дошло, что она только что ляпнула. Но как выяснилось секундой позже, испугалась слизеринка вовсе не того, что сказала. - Только Драко не говори, ок? Он меня придушит, если узнает! Он же думает, что он привлекательнее всех окружающих его людей потому, что в его крови течёт ещё кровь вейл.

- Ты его уже простила за то, что он сделал с тобой? - воскликнул я удивлённо.

- А что мне остаётся?! - печально улыбнулась брюнетка. - Он был моим другом почти всю мою сознательную жизнь. Думаю, Грейнджер поступила бы точно так же.

- Понятно. А-а... Почему ты всё это делаешь? - тряхнул я головой. - Зачем тебе это? Разве тебе не всё равно, как я выгляжу?

- Поттер, я это делаю не для тебя. - Коварно улыбнулась Паркинсон. - Понимаешь, если ты выглядишь хорошо, то я буду выглядеть ещё привлекательней. Не спрашивай 'Почему?'. Это женская логика. Трудно объяснить.

- Ок. Не буду. Ну, всё? Мы можем идти?

- Да. Я только сумочку прихвачу. - Она удалилась к себе в спальню.

'Странная...', - думал я, глядя ей вслед.





ОНА



Когда мы подошли к главному входу клуба, на часах уже была половина девятого. Ну, да! Немного задержались. Но это же не значит, что мы не успеем повеселиться. Ночь только начинается и всё интересное ждёт впереди.

Охранник у входа мялся пару минут, говоря, что клуб переполнен и пока он не может впустить нас внутрь, но... Деньги решают ВСЁ! Дружелюбно улыбающийся 'шкаф', галантно поклонившись, открыл перед нами дверь и пропустил вперёд сначала 'прекрасную мисс', а потом 'щедрого мистера'. Далее по проходу нас встретил управляющий залом, проводивший нашу парочку к какому-то занюханному столику. Я резко затормозила на месте и самым 'сладким' тоном попросила его отвести нас в VIP-зону. Я привыкла лишь к лучшему.

Управляющий как-то странно побледнел, его ноздри вздрогнули. Я, улыбаясь, медленным и красивым жестом засунула ему пару хрустящих купюр в нагрудный карман костюма. Он ту же секунду расслабился и, готовый чуть ли не сползти к твоим ногам, сияя, как начищенный галеон, повёл нас на балкон второго этажа. Вот это мне по кайфу! Поттер пребывал в лёгком шоке от моих манер. Но держался молодцом! Меня искренне позабавил его слегка растерянный вид.

Мы поднялись на второй этаж, где были расположены специально оборудованные 'ложи' - полукруглые, комфортные диванчики, обитые чёрной кожей (Хотя я не думаю, что это настоящая кожа! Куда уж там этим магглам!). Возле них низкие столики со стеклянными столешницами. Свечи, плавающие в хрустальных стаканах, наполненных водой. За соседними диванчиками расположились целующиеся парочки и просто шумные компании. Всё это создало потрясающую интимную и загадочную атмосферу. Пока что мне всё нравилось. А Поттер, кажется, нервничал и уже жалел о том, что вообще согласился на это мероприятие.

- Вот сюда, пожалуйста! Леди, сэр! - обратился управляющий к гриффиндорцу. Я плавно присела на диванчик. Поттер, напряжённый, расположился неподалёку. - Сейчас пришлю к вам официанта. - И всё так же, не прекращая улыбаться, управляющий очень профессионально скрылся с глаз.

- Хм. Я себе не так это представлял. - Сжал губы Поттер, с сомнением осматриваясь вокруг. - Ты уверена, что хочешь остаться именно здесь? Может, пойдём в другое место?

- Расслабься, Поттер! Здесь очень даже ничего. Мне нравится. - Поттер недовольно фыркнул, но убивать меня на месте вроде не собирался. Через пару минут появился официант и протянул мне карту вин и меню.

- Так. Давайте начнём с того, что полегче, а потом перейдём к тому, что покрепче. - Официант понимающе улыбнулся. - Пока принесите закуски. Основной заказ... ммм... последует позже.

- Как скажите, мисс. - И официант не менее профессионально, чем его начальник, испарился из поля зрения. Нам достался столик с отличным обзором на беснующуюся внизу в экстазе массу магглов. Поттер, не отрываясь, смотрел, куда-то в центр танцплощадки.

- Любуешься видами? - хмыкнула я, придвинувшись ближе и пытаясь понять, что так заинтересовало гриффиндорца.

- Скорее сумасшествием. - Ответил он мрачно, кивком головы указывая на какую-то пьяную в доску магглянку, с наслаждением срывающую с себя одежду.

- Ну... - протянула я уклончиво. - Может она так зарабатывает себе на жизнь?

- Паркинсон! - услышала я недовольное бурчание.

- Ой, да ладно тебе! Лучше помоги мне поймать рыбку.

- Что? - не успел Поттер понять, что именно я имела в виду, как я закинула ему ножки на колено и, прижалась к его телу всем боком, обвивая руками его шею.

- Что ты делаешь, Паркинсон? Твою мать! - зашипел Поттер, пытаясь стащить меня с себя.

- Заткнись! - сладко шепнула я ему на ушко. - Сделай вид, что тебе со мной хорошо.

- Зачем? - недоумевал Поттер.

- На меня смотрит мой будущий муж. - Сверкнула я белоснежной улыбкой.

- Кто? - спросил гриффиндорец ещё более раздражённым тоном.

- Мой будущий муж, болван. И не ори так, словно я тебя душу!

- Паркинсон, отвяжись! - попросил Поттер.

- О-о-о! - разочарованно выдохнула я. - Ну вот! Ты всё испортил. Мой муж ушёл.

- Паркинсон, либо ты сейчас же объясняешь свою выходку, либо мы идём домой. Немедленно! - Дементор подери! Кажется, Поттер разозлился!

- Окей-окей. - Я послушно приподняла перед ним руки, словно сдаваясь ему на милость. - Только не убивай меня, папочка! - губы непроизвольно сложились в насмешливой улыбке.

- Я слушаю! - не оценил моего юмора Поттер.

- Понимаешь, Поттер, мужская психология - странная вещь. Чем больше парней таскается вокруг тебя и чем больше у тебя поклонников, тем легче заманить желающих в 'круг своих будущих жертв'. Тем привлекательнее и желаннее ты становишься для других мужчин.

- В смысле? - уточнил он.

- В прямом. - Бурчу, устав объяснять. - В общем, вы, то есть мужчины, стадные животные, извини, но это так. И каждый мужчина стремится обладать тем, что нравится другим мужчинам. Понимаешь?

- То есть, ты тут развлекаешься, используя меня как наживку или что-то в этом роде? - как-то зловеще ухмыльнулся гриффиндорец.

- Угум. - Подтвердила я его догадку. Хм. Умный, гадёныш!

- А если я предъявлю тебе счёт? - он загадочно приподнял правую бровь, чего раньше я за ним не замечала.

- Но ты же не будешь этого делать, Поттер?! Ты же джентльмен? - спросила я, в притворном ужасе отшатнувшись от парня.

- Только через мой труп, Паркинсон. Другим способом ты меня не получишь. - Рассмеялся он.

- Больно нужно! - фыркнула я, но всё же, не вытерпев, улыбнулась. Вроде всё идёт неплохо.





****


Ближе к середине вечера, разочаровавшись в идее 'подцепить' потенциальных пассий, мы с Поттером уже 'готовенькие' дико хохотали над какой-то историей школьных времён. Кажется, брюнет рассказывал что-то о Драко. Мерлин, оказывается, я многое упустила! Когда гриффиндорец описывал особо смешной эпизод, я почувствовала, что ещё немного и я оп... Пардон! Лопну от смеха и выпитого.

Сказав парню, что я скоро вернусь, я встала из-за стола и поплелась в сторону уборной, на моё счастье, находившейся не дальше расстояния, связывающей нас, магической цепи. Удовлетворив свои естественные нужды, я отправилась обратно. Меня не было всего 5 МИНУТ! И, как вы думаете, ЧТО я увидела по возвращении?!

Я обнаружила гриффиндорца (Подлый предатель!) в компании какой-то блондинки. Кстати, в этот момент они очень мило общались. Подойдя к ним, я решила непременно испортить Поттеру всю малину. В отместку за то, что он сотворил со мной утром. Проклятый гадёныш!

- Девушка, вы заняли моё место! - пропела я ласковым голоском, нацепив на губы милый оскал. Ненавижу, когда кто-то посторонний занимает МОЁ место! Поттер, поймав мой вопросительный взгляд, пожал плечами, говоря типа 'Я тут не причём!'. Да уж, конечно! Так я тебе и поверила, очкарик ты, несчастный!

- Да? - невозмутимо протянула эта бесцветная мочалка, едва удостоив меня своим небрежным (читай презрительным) взглядом. - Мне кажется, вы ошиблись! - отрезала она тоном, не терпящим возражений, и вернула своё внимание Поттеру.

Я беззвучно скрипнула зубами. Девушка явно нарывается! Эта фифа, правда, такая дура, или только маскируется? Тягаться со мной?! С самой Королевой Слизерина? (Ну, этого она, конечно, не знала, но это не оправдывает её ни капли!) Неслыханная тупость! Сейчас она у меня получит... На чай!

Поттер, замерев на месте, безропотно наблюдал за развитием событий. По зверской морде, чётко отразившейся на моём лице, он уже успел понять, что сейчас будет... НЕЧТО. Он даже судорожно выдохнул и беспомощно прикрыл глаза, понимая, что пытаться остановить меня сейчас так же безнадёжно, как стараться прекратить извержение вулкана. Сделать это невозможно, если ты, конечно же, не Бог. А он - при всей своей славе Героя и Спасителя всего волшебного мира - Богом, увы, не был.

- А мне, кажется, вы платье испачкали! - продолжила я нашу 'светскую' беседу с мочалкой, больше не обращая на Поттера внимания.

- Правда? Где?! - девушка склонила голову, пытаясь найти пятно на своём белом, шёлковом платье. Его там, как и полагается, не было.

'Но это ненадолго', - подумала я, чувствуя, как во мне просыпается ЗВЕРЬ. Нет, не какой-то там хомяк! Настоящий зверь, в народе именующийся ХИЩНИКОМ.

- Вот здесь! - в следующий миг я решительно подхватила свой бокал с красным вином со стола и, поднеся его к лифу её платья, с невыразимым злорадством опрокинула содержимое прямо на грудь девушки. Пятно живописно расползлось по белому платью. Ай да Я! Признаюсь, делать это было приятно. Очень приятно. А видеть, как при этом глаза этой куколки со скоростью света лезут на лоб, а Поттер всем своим существом медленно выпадает в осадок... Ммм.... Это было просто неописуемо! Бесподобно!

- А-а-а... - промычала блондинка в полном замешательстве. - Да ты сумасшедшая! - уже через несколько секунд оцепенения разразилась мочалка, вскочив со своего... точнее уже с МОЕГО... места.

- О, да! Я такая! - сладко протянула я, довольная собой до неприличия.

- Дрянь! - взревела блондинка, покосившись на меня недобрым глазом. - Ты мне платье испортила!

- Именно. - Констатировала я сей печальный факт совсем не печальным тоном. - А у тебя с этим какие-то проблемы, куколка? - зашипела я, сделав внушительный шаг навстречу разъярённой девушке, чем заставила её остыть и невольно упасть обратно на диванчик. - Хочешь добавки, детка? Я это мигом могу устроить. Вот только не думаю, что это тебе понравится. Тебе ясно, дорогуша?! - вкрадчиво поинтересовалась я у блондинки. Та быстро закивала головой. Видимо, мой злобный вид красноречиво обещал много чего интересного. Да и девушка была явно не из храброго десятка.

- Вот и умница! - мило улыбнулась я ей. - А теперь... Будь так добра, исчезни!

Повторять дважды не пришлось. Девушку словно ветром сдуло. А я, победно ухмыльнувшись, изящно опустилась на освободившееся место и перевела на Поттера выразительный взор.

- Ты чудовище, Паркинсон! - Потрясённо произнёс гриффиндорец, провожая ошарашенными глазами фигуру свалившей блондинки.





ОН



- Ты чудовище, Паркинсон! - потрясённо произнёс я, наблюдая за тем, как быстро 'делает ноги' моя новая 'знакомая'.

- Спасибо за комплимент, Поттер! - весело расхохоталась девушка.

- Но, тем не менее... - продолжил я. - Никогда не думал, что скажу тебе это, но... Спасибо!

- За что? - поразилась моя жёнушка.

- За то, что избавила от этой занудной девицы. Она только и болтала, что о своей карьере фотомодели. Господи, за те несколько минут, что ты отсутствовала, она умудрилась достать меня так сильно, что я уже всерьёз подумывал о самоубийстве!

- Что ж. Обращайся ещё, Поттер! - усмехнулась слизеринка. - Ох! Я умираю от жажды. Где там носит этого официанта? Хэй! Кравчий, налей ещё вина! - она замахала рукой проходившему мимо официанту. Он подошёл к нам.

- Мисс что-то желает? - спросил он учтиво.

- Мисс желает вина! Остатки последней бутылки пришлось потратить на одну несговорчивую идиотку. - Захихикала слизеринка, а официант постарался подавить улыбку. Он стал случайным свидетелем недавнего конфуза.

- Желание мисс - закон! - кивнул официант, собираясь выполнить приказ девушки, но я вовремя остановил его.

- Пожалуй, это лишнее. - Я слегка поморщился. Если Паркинсон выпьет ещё немного, боюсь владелец клуба не отделается одним лишь разбитым вдребезги бокалом. В расход пойдёт весь клуб и все, кому не посчастливиться присутствовать здесь в тот момент. - Принесите счёт, пожалуйста.

- Поттер, ты охренел? - возмутилась моя жёнушка. - Не слушайте его, уважаемый! - она повернулась к официанту. - Несите вина! - официант в нерешительности остановился и переводил свой вопросительный взгляд с меня на Паркинсон и вновь на меня.

- Паркинсон, прекрати немедленно! - сказал я жёстко, тряхнув девушку. Потом обратился к официанту. - Вы свободны. Счёт, пожалуйста!

- Поттер, вот я думаю, зачем я только вышла за тебя замуж? - постепенно пьянея ещё больше, начала философствовать слизеринка.

- За красивые глаза! - быстро ответил я первое, что пришло на ум.

- Да ну? - вскинула брови девушка. В этот момент к нам подошёл официант. Заплатив, я уже собирался уйти, но тот же официант остановил нас.

- Сэр, извините, но вы не можете уйти. - Оповестил он меня мягким тоном.

- Почему это? - удивился я.

- Понимаете, дело в том, что ваша девушка записала вас на конкурс караоке, который начнётся через 15 минут.

- ЧТО? - я почувствовал, что мои глаза активно лезут на лоб.

- Мне об этом сообщил управляющий. - Промямлил официант, вздрогнув от моего рыка.

- ПАРКИНСОН! - взревел я не хуже Венгерской Хвостороги. Меня бросило в жар от подобной, неожиданной новости. А рассудок затуманило дикое бешенство. - Что ты сделала, дорогая?

- Я? Ничего особенного. - Вякнула слизеринка, на всякий случай, отходя от меня подальше. И правильно сделала! Сейчас я готов был разорвать её на мелкие-мелкие клочки. - Просто управляющий предложил мне, и я подумала, почему бы нет? Да ладно тебе, Поттер. Это классно! - невинно протянула девушка.

- Нет, Паркинсон! Это НЕ классно! Я НЕ собираюсь участвовать в этом дурацком конкурсе! Я НЕ умею петь! - кажется, я сейчас взорвусь от ярости.

- Извините, сэр! Но вы не сможете уйти, пока не примете участие в конкурсе. Таковы правила клуба. - Спокойно объяснил официант, с интересом наблюдавший за нашим с Паркинсон разговором.

- А ты заткнись! - бросил я официанту.

- Хорошо, сэр!

- А теперь быстро вали к своему управляющему и скажи ему, что никто ни в каком сраном конкурсе участвовать не собирается. Понятно? - рявкнул я, вне себя от злости.

- Хорошо, сэр! - согласился официант, поспешно сбегая куда-то.

Паркинсон хихикнула. Я перевёл на неё зловещий взор, и она ту же секунду благоразумно заткнулась. Появился управляющий собственной персоной и доступно разъяснил, что, хочу я или нет, но на сцену я всё равно выйду. Я порывисто схватился за палочку, находившуюся в кармане брюк, но Паркинсон перехватила мою руку.

- Не волнуйтесь, мы обязательно примем участие. - Объявила она управляющему и он, выглядя вполне довольным собой, отправился восвояси.

- Паркинсон, ты рехнулась?! - я опешил и осторожно присел на диванчик. - Давай просто аппарируем отсюда и дело с концом!

- Успокойся, Поттер! У меня есть план и... Вообще, какой идиот сказал, что гриффиндорцы храбрые? Да вы трусливые, как моя домовиха Литти. - Она окинула меня полупрезрительным-полунасмешливым взглядом.

Хм. Кажется, она начала немного трезветь. По крайней мере, мне так показалось. Смотря на неё сейчас, я недоумевал, как я мог 5 минут назад благодарить эту [ЦЕНЗУРА]. В общем... Беру свои слова назад.

Я ХОЧУ убить Паркинсон!



Примечания к главе:

* Статья 'Как распознать в женщине ведьму?' реальная и нагло использована мною в качестве основы для одного эпизода этой главы. Статью вы можете найти по этому адресу http://myst-library.ru/archives/256.html. Да простит меня автор данной бредятины, ибо я грешна!



Я знаю пароль, я вижу ананас,
Я верю, что енот придёт спасать нас!
Я знаю бобров, я вижу бабуин,
Нельзя с амфитамином мешать кокаин!
 
ДеметрисДата: Суббота, 22.02.2014, 15:47 | Сообщение # 33
Снайпер
Сообщений: 100
« 22 »
Глава 11. Переломный момент


ОН

Я нервно барабанил пальцами по столешнице, время от времени кидая на Паркинсон злобные и ожидающие взгляды. Но она будто не замечала их (или специально игнорировала), устремив свой бесстрастный, изучающий взор в неведомую мне точку.
С момента, как она поведала мне, что у неё есть некий конкретный план, прошло уже добрых пять минут, и это обстоятельство не могло не бесить. За всё это время она не вымолвила ни словечка, играя со мной в своеобразную молчанку. Я уже практически весь извёлся, пытаясь предугадать её дальнейшие действия. Когда моё терпение начало благополучно подходить к своему концу, я уже серьёзно подумывал над тем, чтобы хорошенько встряхнуть девушку. Но этого не потребовалось. Через пару мгновений 'Её Величество', наконец, соизволило уделить 'ничтожному гриффиндорцу' малую толику своего драгоценного внимания.
- Прекрати, Поттер! - зашипела она, напряжённо сжимая и разжимая пальцы. - Твой дёрганный вид выводит меня из себя. - На секунду скользнув по мне раздражёнными глазами, она откинула голову назад и прикрыла веки с видом святой великомученицы.
- О! - округлил я губы в наигранном удивлении. - А я думал, что перестал существовать для тебя, Паркинсон! - съязвил я в ответ, слегка поражаясь своему неизвестно откуда взявшемуся хамству. Раньше я был лучше....
- Забудешь тут, когда в тебе пытаются прожечь дыру пылающим взглядом. - Слизеринка приподняла голову и скривила лицо, словно её только что заставили проглотить лимон целиком.
- Сама виновата! - нравоучительно хмыкнул я, скрестив руки на груди. - Если бы не твой идиотский конкурс караоке, мы бы давно вернулись домой и уже смотрели бы десятый сон.
- Ты зануда, Поттер! - отмахнулась девушка. - Где твоя жажда приключений? Где азарт победителя? Бурчишь как 100-летний маг-импотент.
- Чего?! - задохнулся я от возмущения. - Я не импотент! Можешь проверить, если есть желание. - Хищно улыбнулся я ей.
- Обломись, Поттер! - отрезала она, гордо вздёрнув носик. - У тебя нет ни единого шанса.
- Попытка не пытка. - Продолжил я насмешливо. - Как знать. Вдруг ты передумаешь...
- Смени пластинку, милый. У нас ещё конкурс талантов впереди, если ты не забыл. - Едко усмехнулась девушка, возвращая меня в жестокую реальность.
- Проклятье! - рыкнул я, со всей злости ударив по подлокотнику диванчика. Ненавижу, когда меня принуждают к чему-то. Гиппогрифу под хвост этот чёртов конкурс. Я хочу домой. - Ты ещё ответишь мне за это, солнышко, но сейчас... - я резко поднялся с места и, неожиданно для девушки, сгрёб её в охапку. - Сейчас мы просто аппарируем отсюда, чтобы не смешить местную публику.
- Но, Поттер... Отпусти меня! Немедленно! - запротестовала моя спутница, активно изворачиваясь в моих объятиях. - Тебе не о чём волноваться. Я всё продумала! - убеждала Паркинсон, параллельно стараясь пнуть меня, чтобы я оставил её в покое, но это не действовало.
Для себя я уже твёрдо решил, что покину этот злосчастный клуб, даже если на моём пути встанет внезапно оживший Волдеморт или меня атакует с пару сотен дементоров. Или даже если мне придётся тащить Паркинсон за волосы и при этом слушать её яростные вопли и проклятия. Может, лучше оглушить её сразу? А если спросят, почему она не двигается, совру, что девушка слегка перебрала с алкогольными напитками. А это вариант!
Но не успел я перейти к его осуществлению, как нашу парочку догнал до тошноты жизнерадостный голос ведущего и проворный, слепящий глаза луч прожектора, буквально вырвавший наши фигуры из общей массы.
- Поприветствуем участников сегодняшнего конкурса караоке, уважаемые дамы и господа! - я невольно затормозил, на пару секунд почувствовав себя этаким мерзавцем, пойманным прямо на месте преступления. Паркинсон, как и я, застигнутая врасплох, заворожено застыла в моих руках. Мы одновременно повернули головы в сторону, откуда раздавался этот голос, и впились ошалевшими глазами в парня, махавшего нам с импровизированной трибуны. - О, вы только взгляните на них: им настолько не терпится выйти на сцену, что парень буквально тащит свою девушку, рискуя оторвать ей руку. Или... - тут этот конферансье-камикадзе пошло ухмыльнулся и подмигнул мне. - Вы спешите уединиться в тихом местечке, чтобы совместить приятное с полезным? А?
Признаюсь, до меня не сразу дошло, о чём говорил этот хам. Зато его плоская 'шутка' в мгновение ока была подхвачена всеми остальными. Зал взорвался от громоподобного хохота и бурных аплодисментов. Вот только мне было не до смеха, так как у меня чесались руки заавадить этого козла сию же секунду. Что-то слишком нервный я стал в последнее время... Надо бы полечиться.
- Да я его придушу! - прошипел я разъярённо, порываясь добраться до этого наглеца и заставить его проглотить свои грязные слова обратно, но Паркинсон крепко вцепилась в меня, не давая возможности сдвинуться с места. В следующий миг мой непонимающий взгляд встретился с её предупреждающим.
- Прекрати истерику, Поттер! - выдавила она 'ласково' сквозь свою фирменную улыбку на миллион галлеонов. - Я не меньше тебя хочу свернуть шею этому гадёнышу, но боюсь, это привлечёт к нам излишнее внимание. Поэтому сейчас я скажу то, что обычно говорит моя тётушка Абигайль в ситуациях, подобных этой: 'Улыбнись и сделай вид, что это к тебе не относится, а потом подумай над тем, где лучше всего спрятать тело'.
- Ну и шутки у тебя, однако! - фыркнул я, неодобрительно качая головой и чувствуя, что напряжение понемногу оставляет меня. В этот момент до нас донёсся голос проклятого ведущего, который упорно звал всех участников на сцену. Другие пары уже были на подходе к этому устрашающему возвышению.
- А кто сказал, что это была шутка, Поттер? - таинственно сверкнула глазами Паркинсон, увлекая меня за собой впёред. 'Вот чертовка!', - подумал я, невольно улыбаясь и почти без боя позволяя этой бестии вести меня на 'алтарь жертвоприношений', в народе наивно именуемый сценой.
- Хоть это и не в моём стиле, но мне нравится ход мыслей твоей тётушки. - Решил я сообщить Паркинсон, когда мы уже стояли на сцене, а я с особой неприязнью разглядывал тощую фигуру ведущего. - Познакомишь меня с ней как-нибудь?
Паркинсон перевела на меня настороженный взор каре-зелёных очей и пару очень долгих секунд пристально вглядывалась в выражение моих глаз и лица.
- Не знала, что ты увлекаешься доисторическими ископаемыми, дорогой! Думала, ты предпочитаешь своих ровесниц. - Заметила девушка, растянув губы в ехидной ухмылке.
- Извращенка! - воскликнул я вполголоса, состряпав на лице оскоблённую гримасу.
- Чья бы банши визжала, милый. - Откровенно издевалось надо мной это дьявольское отродье.
- Р-р-р-р-р! Паркинсон, не зли меня! Ты прекрасно знаешь, что я могу доказать тебе обратное. - Едва сдерживал я своё негодование. Странно, но, сосредоточившись на разговоре с ней, я практически не замечал того, что стою на сцене, что на нас смотрят другие люди. Я думал, что буду нервничать, но хитрая слизеринка ловко отвлекла моё внимание очередной словесной дуэлью, и я не испытывал никакого дискомфорта от мысли о предстоящем выступлении.
- И что ты сделаешь? Опять попытаешься раздеть меня, как сегодня утром? - интересовалась моими планами дражайшая жёнушка.
- Я попробую придумать что-нибудь оригинальнее. - Честно пообещал я, только сейчас увидев, что пары, стоявшие от нас по бокам, с огромным энтузиазмом, предательски светившимся в их глазах, подслушивают наш разговор.
- Что ж, поживём-увидим! - философски заключила Паркинсон, видимо, тоже заметив, что у нас завелись любопытные 'жучки'.
- А сейчас я попрошу наших дорогих участников подойти ближе и потянуть жребий, чтобы определить песню и очерёдность выступлений. Милости просим, уважаемые дамы и господа добровольцы! - обратился к нам конферансье с непередаваемым выражением ехидства на лице и изящным движением руки пригласил нас к небольшому столу, на поверхности которого было разложено пять одинаковых полосок белой бумаги.
- Давай ты, Поттер! - Паркинсон 'вежливо' уступила мне право тянуть жребий, когда мы оказались у столика.
- Нет. Ты! - заупрямился я, прямо пятой точкой чувствуя какую-то подлянку. Такими темпами у меня скоро выработается нюх на всякие 'сюрпризы'.
- Я уступаю. Тяни ты. - Настаивала девушка, умудряясь даже из такого простого действия сделать мини-представление.
- Дамы вперёд. - Проскрежетал я, продолжая нагло гнуть свою линию. Ишь ты! Раскомандовалась! Сейчас ты у меня узнаешь, Паркинсон, кто в доме настоящий Хозяин!
- Однажды ты поймал меня на эту уловку. Второй раз тебе так не повезёт, милый! - сладко улыбнулась эта лисица. Всё! Тут моя хвалёная выдержка покинула меня, послав воздушный поцелуй на прощание.
- Молчать, женщина! Делай, что говорят! - резко оборвал я слизеринку, которая могла припираться со мной ночь напролёт. Из зала послышалось несколько одобрительных выкриков, но я в тот момент не обратил на них внимания, так как был занят архиважной задачей - приучить Паркинсон есть с моей руки. Да, это довольно жестоко, но это уже дело принципа и мужского самолюбия: либо я её, либо она меня. Последний вариант незамедлительно был исключён из списка.
- Нет! - жёстко произнесла она, одарив меня пронзительным взглядом, способным в считанные секунды превратить воду в лёд.
- Да!
- Нет!
- Да!
- Нет!
- Да!
- Нет!
- Да!
- Нет!
- Да!
- Нет!
- Да!
- Да!
- Нет! Проклятье! Я хотел сказать 'да'.
- Оу-йес! Попался! - радостно взвизгнула девушка, подпрыгнув на месте и окинув меня торжествующим взором.
- Нет. - Воскликнул я почти обиженно.
- О, да! - блаженно пропела Паркинсон. - Тяни! - повелительно указала она на полоски бумаги.
- Чёрт-чёрт-чёрт! Ненавижу тебя! - рыкнул я в великом раздражении, впившись в фигуру слизеринки взглядом из серии 'Мы ещё поговорим об этом позже!'.
- И я тебя обожаю, солнышко! - жеманно усмехнулась Паркинсон.
Я вздохнул и, так как у меня не было иных вариантов, протянул руку к полоскам. В момент, пока я гадал, какую полоску взять (ту, что слева или справа), я отметил одну странную особенность: в зале было тихо, очень тихо. Совсем как в склепе.
Приподняв голову, я обнаружил, что зрители затаили дыхание, ожидая, когда я, наконец, сделаю свой выбор. И тут я смешался. Я замер, как вкопанный, буквально каждой клеточкой ощущая, как во мне просыпается пресловутый первобытный страх перед выступлением на публике. Казалось, я уже давно должен был привыкнуть к общественному вниманию - как-никак Гарри Поттер - Золотой мальчик, Надежда и Спаситель волшебного мира, и всякая чушь подобного рода - но нет... Я ошибался. Иначе, как объяснить непонятно откуда взявшееся волнение, усилившееся раза в два?
- Тяни, парень! Не бойся! - поддержал меня кто-то из зала.
- Тяни! Она ведь выиграла в споре! - злорадно крикнули из дальнего угла. Та-ак! Кажется, я что-то пропустил... Что-то в моих мозгах (понятия не имею, что именно) не желало укладываться в общую картинку.
- Они что? Слышали наш разговор? - в полголоса озвучила мои собственные мысли Паркинсон. Но, как оказалось, и этого вполне хватило, чтобы толпа посетителей клуба единодушно выкрикнула весёлое 'ДА', заставившее нас нервно вздрогнуть.
- Они прослушали весь ваш спор. - Услышали мы восторженный ответ на вопрос за нашими спинами.
Я мгновенно узнал этот противный голос. Мы со слизеринкой обернулись, сверля наглеца убийственными взглядами. Этот чокнутый ведущий не понравился мне с первого взгляда. А сейчас я ещё больше утвердился в своём желании прикопать назойливого козла где-нибудь под сценой или в подсобке, либо утопить в туалете.
Наш 'приятель' ведущий оказался ещё тем засранцем и любителем совать свой длинный, тощий нос в чужие дела и разговоры. Оказывается, этот мерзавец всё это время стоял в двух шагах от нас, подставив микрофон таким образом, чтобы наши реплики тут же становились достоянием местной общественности. Я был разгневан до глубины души. Вот только никак не могу понять, почему мы с Паркинсон не заметили 'подслушки'? Видимо, слишком увлеклись традиционным 'обменом любезностями'. Глупцы! Вот и расслабились!
- Поттер, а можно я превращу его во что-нибудь, или кого-нибудь? Например, в хомячка или крыску? Давно хочу завести пушистого грызуна! - призналась мне ведьма шёпотом, для надежности чуть ли не приклеевшись губами к моему уху.
- Нет. Нельзя. - Пытаясь быть благоразумным, ответил я ей, а сам умирал от желания вырастить пару ветвистых рогов на голове любопытного кретина.
- А вы отличная пара! Признаться, я никогда ещё не видел такой необузданной страсти! - начал распинаться перед публикой этот клоун, вызвав в нас лишь короткие саркастические смешки и рефлекторное закатывание глаз к потолку в немом призыве 'Мерлин, умоляю, заткни этого идиота!'. - У меня мурашки по коже бегут от флюидов, исходящих от вас! - рассмеялся он, продолжая 'балаган'. А аудитория, соответственно, подобно стаду послушных ослов, подхватила его смех. Я скучающе выдохнул и быстрее прикусил язык, чтобы не дать 'паре ласковых', адресованных тощему хлыщу, вырваться наружу. Паркинсон, похоже, тоже была на грани.
- Знаешь, в принципе, это не такая уж плохая идея превратить его в крысу или в индюка. - Поделился я мыслями с моей дражайшей жёнушкой, втянувшей меня безобидного в это безобразие. - Только без свидетелей.
- Об этом не волнуйся, Поттер! - улыбнулась Паркинсон такой гаденькой, такой злорадной и одновременно зловещей улыбочкой, что я внутренне содрогнулся и порадовался, что она сейчас думает не обо мне.
- Эээ... Я выбираю! - прервал я ведущего, который всё ещё болтал и, кажется, собирался заниматься этим до тех пор, пока не наступит Конец Света. А он наступит не скоро. Говорю вам как человек, отсрочивший предыдущую попытку покончить с этим миром.
- О! О-о-х! Ах да! Конечно, сэр! - рассыпался в междометиях этот напыщенный индюк. Я злобно скрипнул зубами. Полагаю, мне, наконец, удалось найти человека, способного взбесить меня больше, чем Паркинсон, Малфой-младший и все слизеринцы, начиная с самого Салазара Слизерина, вместе взятые. Как же мне хотелось врезать этому глистоподобному паразиту. Ммм! Но вместо этого я заставил себя схватить первую попавшуюся полоску, ознакомиться с её содержимым, пропустить пару ударов сердца и с мертвенной бледностью на лице передать её ведущему.
- Ах! Отличный выбор! - завопил тот, едва не подпрыгивая на месте.
- Что там, Поттер? - встревожено осведомилась Паркинсон.
- Твоя смерть, дорогая! Твоя немедленная и безоговорочная смерть! - пробормотал я, еле двигая языком от шока.
Ведущий, тем временем, объяснял, что всем участникам даётся ещё по 10 минут на предварительную подготовку. И артистизм исполнителей будет только приветствоваться. После чего мы поспешно покинули сцену. Хотя, в отличие от других пар, мы могли себе позволить не гнать лошадей - наше выступление было последним по счёту.



****

- Поттер, а ну кончай причитать! У меня уже мозги съёжились от твоего словесного дерьма. Я же сказала: у меня есть план. Всё получится! - убеждала меня Паркинсон, пока мы с огромным трудом пересекали зал, пытаясь протиснуться сквозь танцующую толпу. Некоторые из посетителей останавливали нас по дороге, приветствовали, пожимали руку или просто кивали с неизменными улыбками на лице. Благодаря тому спору мы стали знаменитостями в этом клубе.
- Да? И с каких пор ты стала такой оптимисткой? - язвительно вопрошал я у девушки, тащившей меня неизвестно куда.
- С тех пор, как переехала жить в твой дом, Поттер! - заявила она, не оборачиваясь. Я невольно улыбнулся. Чёрное чувство юмора Паркинсон не могло не рассмешить.
- Куда ты меня ведёшь? - полюбопытствовал я, оглядываясь вокруг.
- Слава Мерлину! Наконец-то! - увидев впереди какую-то дверь, Паркинсон со всей прытью, на какую была способна, рванула к ней. Когда мы подошли ближе, я понял, что это женский туалет. - Идём. Нам нужно подготовиться. Желательно в тишине.
- Эй! Стоп, Паркинсон, стоп! Я не собираюсь атаковать женский туалет. - Возразил я, сопротивляясь всеми силами.
- Почему? - не поняла брюнетка. - Кажется, в прошлый раз ты не был против.
- А в этот - против. А вдруг, там кто-нибудь есть? Меня примут за маньяка-извращенца и вызовут соответствующие службы для задержания социально опасного объекта. - Описал я перспективу подобного проникновения.
- Поттер! - 'нежно' прошипела моя спутница, и я уже знал, что мне не понравится то, что она сейчас скажет. - Во-первых, не делай из пикси дракона. Во-вторых, мы сейчас проверим, есть там кто или нет. И, в-третьих, да... Ты - извращенец! Так что, если кто-то и попытается тебя арестовать, то это будет вполне заслуженно!
Покончив с гневной тирадой, она без лишних вопросов (и без моего на то разрешения) подцепила меня за галстук и насильно втянула в белое, сверкающее помещение, находиться в котором (после едва освещённого клуба) было несколько непривычно. Проверив, нет ли здесь посторонних, Паркинсон заперла дверь с помощью необходимых заклинаний и подошла ко мне.
- Всё. Я закончила. Здесь нам никто не помешает. - Сообщила она.
- Дорогая, если ты хотела остаться со мной наедине, то тебе стоило лишь шепнуть об этом. - Съехидничал я.
- Поттер! - предупреждающе прорычала слизеринка, потянувшись к сумке за палочкой.
- Шучу. Не убивай меня, мамочка! - парировал я её же недавней фразочкой. Паркинсон примирительно улыбнулась и 'отложила' моё убийство на неопределённый срок.
- Окей. Расскажи мне об этой песне. И вообще, кто такая эта Бариби? - полюбопытствовала ведьма, хмуря брови.
- Не 'Бариби', а Барби. Это... Это... - пытаюсь объяснить, но пока безуспешно.
- Да? - слизеринка приподняла брови вверх, в надежде подтолкнуть меня к ответу.
- Это ... Как Лаванда Браун, только вся в розовом. - Удовлетворённо выдаю я.
- Лаванда Браун?! - кажется, она шокирована. - Я не понимаю. Может, напоёшь мне эту песню? У меня смутное чувство, что я её где-то слышала.
- Ну, конечно, ты её слышала. Она была выпущена в прошлом году и мгновенно стала хитом. Её крутили на радио, во всех клубах и забегаловках. Она до сих пор очень известна. Бр-р-р-р-р! И я ненавижу эту песню! Она такая, такая... беззаботная, весёлая, даже слишком весёлая.
- Хорошо. Судя по тексту, который дал мне индюк (так мы окрестили ведущего), эта особа совершенно лишена мозгов.
- Ну, есть немного! Она просто кукла. Дружелюбная, симпатичная блондинка, любит одеваться в розовый цвет и т. д. и т. п.
- Угум. Вот эта строчка.... Она меня немного смущает. - Я взглянул на строчку на листе, в которую Паркинсон уткнулась своим указательным, наманикюренным пальчиком.
- О! Это на самом деле интересно. А это мои слова, да?
- Да. И они мне тоже не нравятся.
- Потерпишь, дорогая! Не Я тащил тебя на сцену. Это целиком и полностью твоя инициатива и скажи спасибо, что я согласился на эту авантюру, не предпринимая попыток придушить тебя на месте. - Разгорячился я непроизвольно, вспоминая свой гнев в первые секунды после объявления 'радостной' новости.
- Ты этого не сделаешь, Поттер! - заявляет девушка, криво улыбаясь.
- Ты так в этом уверенна? - она даже не успевает отшатнуться от меня в сторону, как я стискиваю её запястье, резко отвожу руку за спину, и через секунду её хрупкая фигура находится в 'ловушке' моих рук.
- Отлично, Поттер! - уважительно кивая головой и ловя мой взгляд в зеркале напротив. - Хорошая реакция... - быстрый рывок головой назад. От неожиданности и тупой боли я выпускаю её руки и отступаю на шаг назад. - Хорошая, но не лучше моей. - Довольно ухмыльнулась она.
- Паркинсон! Ты сошла с ума? - простонал я, потирая ушибленную переносицу. Ничего серьёзного, но лёгкая боль всё же ощущается. - Ты мне чуть нос не сломала!
- Извини, что не оправдала твои надежды. - 'Виновато' опустила она голову, на самом деле, злорадно ухмыляясь.
- Исчезни, Дьявол! Ты приносишь мне одни беды.
- Я бы с удовольствием, но не могу. Так что, повторяй за мной. Кхм-кхм! - прочистила горло слизеринка. - До-ре-ми-фа-со-ля-си-до!
- Это что? Урок пения? - в шоке приподнимаю бровь.
- Поттер! Просто повтори. - Терпеливо просит меня Паркинсон.
- Ок. До-ре-ми-фа-со-ля-си-до! Кхе-кхе! Фух! У меня в горле запершило.
- Потому, что там у тебя пыль собралась. - Уныло старается пошутить девушка.
- Что? Совсем безнадежно?
- Безнадёжнее некуда. Скажи честно, сколько Хагридов наступило тебе на ухо? - я мысленно представляю себе эту картинку: несколько Хагридов отдавливают моё бедное, ни в чём неповинное ухо, пританцовывая при этом твист. Я не выдерживаю и начинаю трястись в диком хохоте.
- Это не смешно, Поттер! - мрачно прервала меня ведьма.
- Нет, смешно! - подтвердил я.
- Иди-ка сюда. - Паркинсон вынимает палочку и направляет её в мою сторону. Мой смех тут же оборвался.
- Что ты собралась делать? - Интересуюсь я на всякий случай.
- Будем делать из тебя звезду. - Ухмыльнулась она, произнося незнакомое мне заклинание. - Та-ак. Попробуй ещё раз. До-ре-ми-фа-со-ля-си-до!
- До-ре-ми-фа-со-ля-си-до! - я не верил своим ушам. Это я только что пел? Именно пел, а не мычал! Я знал, что это было не честно, но... Проклятье! Как же мне хотелось иметь нормальный голос. Что плохого в том, если я немного сжульничаю?
- Отлично. А теперь слушай меня внимательно и не прерывай. Появятся вопросы - задашь в конце.


****

За оставшиеся пять минут мы придумали небольшой этюд, распределили свои действия на сцене и теперь стояли за кулисами, ожидая, когда настанет наш черёд выступать. Я ещё раз окинул импровизированный 'наряд' слизеринки оценивающим взглядом. Впрочем, назвать это сценическим костюмом было довольно сложно. Она всего лишь добавила пару элементов, которые, как она полагала, вызовут у зрителей необходимые ассоциации. Голову девушки украшали два смешных, торчащих как ушки, хвостика, перехваченных резинками с розовыми бантиками. А сзади, на платье... Это был Абзац! Я спросил её, не слишком ли это... эээ... смело? На что она лишь ухмыльнулась и отрицательно покачала головой. В общем, сзади на платье Паркинсон красовался огромный розовый бант, закреплённый чуть выше её полных 'булок'. Кажется, она восприняла фразу про Лаванду Браун слишком близко к сердцу. И, само собой разумеется, что этот бант станет гвоздём нашего выступления. Мерлин, видели бы меня сейчас Гермиона с Роном... Они бы точно умерли со смеху!
- Не расслабляйся, Поттер! Скоро наш выход. Ты всё запомнил? - переспросила у меня слизеринка уже, наверное, в сотый раз.
- Паркинсон, я похож на идиота? - задал я риторический вопрос.
- Ну... - она смерила меня оценивающим взглядом. - Бывает иногда.
- Ах ты, зараза! - улыбнулся я, дёргая её за 'задний' бант.
- Эй, полегче! - возмущённо вякнула брюнетка. - Я столько над ним трудилась.
- Хорошо, что хоть платье в розовый цвет не стала перекрашивать. Это вызвало бы массовый шок.
- Полностью согласна.
- А можно вопрос?
- Давай. У нас пока есть время.
- Откуда ты так много знаешь о магглах? Малфой ведь не настолько эрудирован. - Давно хотел спросить её.
- Ну... - она опустила глаза, чересчур пристально разглядывая свой маникюр и я понял, что ей то ли стыдно, то ли сложно говорить на эту тему. Хотя ничего зазорного в этом я не видел.
- Я полтора года посещала занятия по Маггловедению и частенько прогуливалась летом по маггловской части Лондона. - Призналась мне Паркинсон таким тоном, словно совершила страшный, непростительный грех, а теперь раскаивается в этом.
- Ты?! - мой удивлённый возглас чуть не перешёл в область ультразвука.
- Да, дементор подери. Я. Что ты разорался, Поттер? Тебе не хватает внимания? - зашикала она на меня, кивком головы указывая на уже выступившую пару, стоявшую в нескольких шагах от нас.
- Нет. Просто... Я не ожидал. Тем более... От тебя.
- Чудеса случаются! - изрекла она, пожав плечами.
- Ладно. Тогда спрошу ещё кое-что. - Раз уж устроил допрос, то ограничиваться одним вопросом, по крайней мере, глупо.
- Хэй! Ты хотел задать только один вопрос.
- Я передумал. - Коварно улыбнулся я, вновь дёргая её за 'заднюю розовую достопримечательность'.
- Ещё раз сделаешь это и останешься без одной очень важной штуки спереди, Поттер! - зловеще пригрозила мне Паркинсон. - Я разрешила тебе делать это только на сцене!
- Намёк понят. - Мне не хотелось рисковать лишний раз.
- Отлично. Я рада. Так что ты ещё хотел узнать?
- Зачем тебе это? В смысле, этот конкурс? - этого я реально не понимал.
- Я просто развлекаюсь. Понимаешь, что это означает?
- Прекрасно понимаю. Это значит - довести Поттера до белого каления.
- Почти. - Улыбнулась слизеринка. - У меня есть две недели прежде, чем я вернусь обратно в отчий дом. Я хочу взять как можно больше от свободной жизни за это время. Я хочу сделать эти две недели незабываемыми. Чтобы потом не жалеть, когда я вернусь... И когда... - она замолчала, переведя взгляд, куда-то за мою спину, и мне показалось, что в уголках её глаз заблестели слёзы, но девушка быстро взяла себя в руки. - Понимаешь, Поттер, это, наверное, будет последний раз, когда я свободно поживу в маггловском мире. Я чистокровная ведьма и по возвращении домой буду обязана оставаться только в магическом мире. Такова моя участь.
- Чушь! - усмехнулся я. - Ты свободный человек. Ты можешь выбрать то, что тебе нравится больше. Жить так, как тебе нравится. Что за предрассудки?
- Если бы всё было так просто... - произнесла она так тихо, что я с трудом разобрал её слова за грохотом музыки, доносившейся со сцены. Я хотел спросить её, что она имела в виду, но не успел, так как в этот момент к нам подбежал вездесущий индюк.
- Ваш выход через полминуты. - Уведомил он нас и опять куда-то убежал.
- Ну, Поттер. Ты только не волнуйся, хорошо? - вздрогнув, выдохнула Паркинсон, чем вызвала у меня непроизвольный смех. Кажется, она единственная, кто здесь волнуется. Что касается меня, то я уже 10 минут, как переборол свой страх и теперь чувствовал себя значительно увереннее. - Это всего лишь выступление. Никто от нас не требует профессионализма и победа это ещё не главное. Главное - принять участие, не так ли? - уточнила она у меня, нервно усмехнувшись.
- Успокойся. Ты справишься! - уже я подбадривал девушку.
- Конечно, справлюсь! Ха! Я? И чтобы не справилась? Скажи, что ты шутишь, Поттер, иначе тебе придётся не сладко. - Нахохлившись, как гордый воробушек, Паркинсон дерзко вздёрнула свой носик и смерила меня испепеляющим взглядом, а в глубине сверкающих каре-зелёных глаз плескалось ощущение превосходства, неповторимости и непревзойдённости. Ну-у, лицемерка!
- Я даже в мыслях не допускал этого. Я жду от тебя только положительного результата. Поражения я не потерплю. Учти: у такого знаменитого парня, как я, должна быть соответствующая жена. Не справишься - получишь развод! - 'серьёзно' пригрозил я своей супруге.
- ЧТО?! - в праведном гневе воскликнула Паркинсон, но я не дал ей договорить. Объявили наш выход.



Я знаю пароль, я вижу ананас,
Я верю, что енот придёт спасать нас!
Я знаю бобров, я вижу бабуин,
Нельзя с амфитамином мешать кокаин!
 
ДеметрисДата: Суббота, 22.02.2014, 15:48 | Сообщение # 34
Снайпер
Сообщений: 100
« 22 »
****

Что ж, в этом, наверное, и заключается смысл всемирного закона подлости: мне предстояло исполнить роль Кена - популярного ухажёра гламурной куколки, живущей в своём розовом и счастливом мирке.
По нашему сверхбыстро придуманному сценарию действий, я должен был разыграть сцену, в которой я как бы подъезжал к своей девушке на машине (за неимением машины, мне предложили лёгкий стул без спинки), мы перекидывались парочкой вступительных фраз, за которыми сразу начиналась песня. Полагаю, это не так трудно, как кажется. Только и нужно сделать вид, что ты ведёшь невидимую машину.
Стоило мне лишь показаться на сцене, как моё появление было встречено громкими овациями и приветственными возгласами. Мда! Мы со слизеринкой явно успели не по-детски прославиться в этом клубе. Я даже услышал чей-то окрик 'Хэй! Это же наш парень!'. На душе как-то странно потеплело. Слава (конечно же, если она добрая) - это приятно.
Я легко уселся на стул, устроив правую ногу на стальном ободке, обвивавшем все четыре ножки на высоте нескольких дюймов от пола. Достал ключи из заднего кармана, завёл машину, надавил на газ... На этом 'введение' в наш номер подошло к концу, уступая место второму этапу. По тихим шепоткам в зале, я заключил, что никто пока ещё не понимал, зачем я это делаю. Но в этом и заключалась вся прелесть нашего номера - заинтриговать и захватить зрителей ещё в самом начале.
Свет, освещавший сцену, мгновенно потух и зал погрузился в неуютную и слегка настораживающую тьму. А ещё говорят 'Темнота - друг молодёжи!'. Врут всё, гады!
Словно издалека раздались первые аккорды нашей песни. За слова я не волновался. Они были просты и быстро запоминались, к тому же повторялись неоднократно. А на случай, если бы мы вдруг забыли что-то, под рукой, точнее перед глазами с краю сцены стоял синий экран, на котором высвечивался текст песни. Ох уж это караоке! Придумают же!
Послышался слабый звук рычащего мотора. Вместе с ним на меня направили яркий луч прожектора. Таким же лучом осветили и Паркинсон, стоявшую в паре шагов от меня. Я 'подкатил' к слизеринке, оказавшись позади неё, и.... Шоу началось!
- Привет, Барби! - выкрикнул я (точнее Кен) в микрофон, обращаясь к Паркинсон (точнее Барби). Настоящий абсурд! В общем, слизеринке придётся дорого заплатить мне за подобную выходку.
- Привет, Кен! - обернулась ко мне эта странная Паркинсон, с пугающе счастливым выражением на лице и оскалом голодной пираньи. Если бы я не знал, что это лишь игра, я бы подумал, что у неё не всё в порядке с психикой.
- Не хочешь прокатиться? - предлагаю, делая попытку скопировать улыбку на миллион.
- Конечно, Кен! - соглашается она с таким энтузиазмом, что мне становится не по себе. На месте Кена, я бы, наверное, укатил бы от такой подружки подальше, но... У меня не было выбора!
- Запрыгивай! - задорно киваю головой, приглашая 'Барби' сесть на соседнее сиденье (в нашем случае - на соседний стул). Тоже мне... Развернули тут кружок театральной самодеятельности!
Публика, узнавшая композицию по первым нотам, уже предвкушает нечто особенное. Со всех сторон раздаются ликующие вскрики, оглушающий визг. Паркинсон, кокетливо виляя филейной частью и исполняя свою партию, обходит 'машину' спереди и изящно присаживается рядом. Как только она садится в 'салон', я вновь завожу 'машину'.
- Я - куколка Барби в мире Барби,
Пластиковая жизнь - это здорово!
Можешь причесать мои волосы,
Можешь раздеть меня, где угодно.
Воображение... Жизнь - это то, какой ты её создашь.

- Ну же, Барби, поехали на вечеринку! - уговариваю я свою 'подружку'.

- Я - куколка Барби в мире Барби,
Пластиковая жизнь - это здорово!
Можешь причесать мои волосы,
Можешь раздеть меня, где угодно.
Воображение... Жизнь - это то, какой ты её создашь.

Начиная со второго куплета, мы выходим из 'машины' и продвигаемся вперёд на пару шагов. Паркинсон держится очень уверенно. И её образ вызывает восхищение.

- Я одинокая блондинка в волшебном мире
Одень меня в облегающее, я - твоя куколка, - заманчиво предлагает 'Барби' своему бойфренду.
Как хорошо, что слизеринка отказалась от своего намерения 'по-быстрому' перекраситься в блондинку, чтобы лучше войти в роль. Иначе у всех началась бы массовая истерия. Мерлин упаси!

- Ты моя кукла, рок-н-ролл, почувствуй себя гламурной,
Поцелуй меня здесь, потрогай вот тут, я люблю пошалить. - Эти строчки наводили на мысли о сексуально озабоченном маньяке, но ... Разве не все парни по сути аналогичны? Поэтому я отбросил в сторону все мысли о маньяке и пропел свою партию, указывая, сначала на губы, а потом перемещаясь к ... кхм... нижнему заднему месту. Но, далее по тексту, выяснялось, что и Барби была не промах и тоже любила, время от времени, 'пошалить'.

- Можешь прикасаться ко мне (по сценарию я притянул к себе Паркинсон, устроив свою руку на её талии), играть со мной (опять же по сценарию, коварно ухмыльнувшись, дёрнул за огромный розовый бант), только скажи, что я всегда буду твоей! - просила меня 'Барби'.

Дальше следовало кое-что интересное. Паркинсон пела припев, а я, подкравшись сзади (опять по сценарию), наградил её нахальным шлепком по мягкому месту. Паркинсон-Барби (как мы и договаривались) слегка обиделась, благодаря чему становились понятны следующие строки.

- Ну же, Барби, поехали на вечеринку! - звал Кен капризную куколку.

- Нет-нет-нет-нет! - обиженно надув губки, мотала девушка головой, отчего её хвостики забавно подпрыгивали.1

- Ну же, Барби, поехали на вечеринку! - подойдя к ней и игриво дёрнув за розовый бант.

- Уоу-уоу! - 'плакала' оскорблённая куколка.

- Ну же, Барби, поехали на вечеринку! - изо всех сил звал я строптивицу.

- Нет-нет-нет-нет! - вновь отказывалась девушка.

- Ну же, Барби, поехали на вечеринку! - умоляя на коленях.

- Уоу-уоу! - пыталась разжалобить Барби. У женщин нет сильнее оружия, чем слёзы!

- Гуляй со мной, разговаривай со мной (Начала загибать пальчики Барби, предъявляя своему бойфренду пресловутые требования),
Я сделаю всё, о чём попросишь.
Я могу вести себя как звезда, могу умолять на коленях.

- Ну же, запрыгивай, подружка, поехали веселиться.
Сгоняем в город, оторвёмся на славу, давай потусуемся!
Ну же, Барби, зажигай!

- Можешь прикасаться ко мне, играть со мной, только скажи, что я всегда буду твоей! - кажется, Кен был прощён.

Ещё пара припевов, ещё раз момент с выпрашиванием прощения на коленях, и 'оскорблённая' девушка вернулась к своему парню. В финале песни мы сидели на краю сцены, спустив ноги вниз, словно это была скамейка. Луч прожектора заменял нам лунный свет. И мы (точнее наши персонажи) 'разговаривали по душам'...

- Ох, мне так весело! - смеялась Паркинсон в образе Барби.

- Да ладно, Барби, это только начало. - Посвятил я девушку в свои дальнейшие планы.

- О, я люблю тебя, Кен! - в порыве 'чувств', девушка подалась вперёд и звонко чмокнула меня в щеку. Хм.... Слабовато, учитывая, какие штучки она умеет вытворять языком. Но для публики и этот невинный поцелуй послужил достаточной причиной для бурного взрыва. На секунду мне показалось, что я оглохну от дьявольски громкого свиста и визга толпы, но я был не прав. Им понравилось? Я был немного ошарашен и приятно удивлён.

- Идём на поклон. - Потянула меня Паркинсон за руку, заставляя встать и подняться на сцену. Там она присела в шутливом и кокетливом поклоне, мудрёное название которого я позабыл. А я ограничился простым кивком головы.

На протяжении следующего получаса с нами произошли невероятные вещи.

Во-первых, мы победили. Да, дементор поцелуй! Хотя я и сам до последнего не верил в нашу победу. Не знаю, почему, просто это казалось нереальным.

Во-вторых, нам присвоили титулы 'Короля и королевы караоке' (Знаю, звучит идиотски, но Паркинсон была вне себя от счастья) и вручили сверкающую 'золотую' статуэтку, изображавшую поющих мужчину и женщину в вечерних костюмах и с микрофонами в руках.

В-третьих, я нечаянно узнал, что этот глупый конкурс проводится лишь один раз в месяц, в четверг. После чего я долго про себя крыл матом организаторов этого 'балагана' и Паркинсон вместе с ними. Повезло же мне попасть в клуб именно в этот день!

В-четвёртых, когда мы, наконец, (к моему неописуемому удовольствию) покидали клуб к нам подбежал какой-то официант и спросил, не видели ли мы случайно ведущего, на что Паркинсон, загадочно улыбнувшись, покачала головой.

- Что ты с ним сделала? - спросил я изумлённо.

- Скажем так: он сейчас улюлюкает в подсобке. - Подсказала слизеринка.

- Ты превратила его в индюка? - не мог я поверить своим ушам.

- Я же обещала, что подумаю над этим. И это всего лишь на полчаса. Так-что можешь не волноваться. - Беззаботно тряхнула она головой.

- Ты ведьма, Паркинсон! - невольно вырвалось у меня. Но при этом мои губы сложились в садистскую улыбочку.

- Я знаю, Поттер! - просто сказала брюнетка, когда мы вышли из клуба.

И, в-пятых, когда мы, дико уставшие и едва передвигавшие ноги усилием воли, ввалились в холл дома ? 12 на Гриммо, часы показывали без четверти двенадцать. Вот тут-то я и подумал, что пора бы предупредить Паркинсон о 'сюрпризе', подготовленном для нас чокнутым священником, а затем в срочном порядке ретироваться от её гнева в свою комнату и не показываться бестии на глаза до самого утра, а лучше до обеда... или ужина. Но не вышло!

Она быстро удалилась в свою спальню, не давая мне ни единой возможности поговорить с ней.

- Ну, Поттер! Отложим разговоры на завтра, ок? Я сильно устала и очень хочу спать. - Жалостливо округлила она глаза и чуть надула губки. Лиса! Лицемерка! Кокетка!

- Ок. Спокойной ночи! - я вошёл в комнату и задумчиво закрыл за собой дверь.

А, может, это чушь собачья? Нет, конечно, я более чем уверен - Гермиона мне врать не будет. Но, может, священник специально велел своей жене передать этот ложный 'слух', чтобы 'детки' ещё больше переживали из-за своего поступка? Это что? Особо жестокая мера наказания? А в этом есть смысл! Вдруг, это лишь обман, цель которого заставить нас 'перевоспитаться'? Скорее всего. Почти убедив себя в том, что 'старый пёс' всего-навсего брешет, я улёгся в постель и закрыл глаза, приготовившись уснуть. Не тут-то было!





ОНА



Домой я возвращалась жутко счастливая и ужасно гордая собой. Вроде ничего особенного, простой конкурс, а как приятно! Но больше всего поражала не победа, а то, что Поттер всё же согласился, помог, поддержал. Подписываясь на конкурс, я не думала, что он пойдет на уступки и решится петь вместе со мной. В голове уже крутился готовый план - с помощью одного безотказного заклинания на некоторое время подарить гриффиндорцу универсальный голос.

Смешно, но это заклинание придумали лишь для того, чтобы родственники молодожёнов, пожелавших спеть на свадьбе, не распугивали гостей своим отвратительным вытьём. Сразу после его изобретения и удачного тестирования, на заклинание было наложено табу в магических музыкальных школах, консерваториях и других учреждениях, так или иначе относящихся к этой сфере искусства. Так же оно было запрещено в магическом оперном театре. Но это не останавливало магов, желавших прославиться. Если становилось известно, что кто-то из певцов пользуется заклинанием, то... В общем, приятного в этом мало.

Но мы с Поттером не были певцами и артистическую карьеру строить не собирались. Да, подло! Да, несправедливо! Но разве слизеринцы не знамениты именно этими своими недостатками?! В итоге, мы не такие уж плохие, просто мы любим добиваться своего... Любой ценой.

В миг, когда я малодушно пыталась свалить в свою спальню, чтобы не выползать оттуда до позднего утра, а лучше до обеда, Поттер остановил меня (Скотина ты, Поттер! Жестокая!) и сказал, что хочет поговорить со мной о чём-то важном. Нашёл время, блин! Стадо морщерогих кизляков тебе в задний проход, милый!

- Ну, Поттер! Отложим разговоры на завтра, ок? Я сильно устала и очень хочу спать. - Изобразив на лице умоляющую рожицу (Срабатывает безотказно! Проверено!), я получила нужный мне ответ и быстренько юркнула к себе в спальню.

О-о-о, моя любимая постель!
О-о-о, моя обожаемая подушка!
О-о-о, моё пушистое и ласковое одеяло!

Как же я соскучилась! Быстро скинув с себя платье и небрежно натянув сорочку, я залезла в постель и с особым удовольствием растянулась на её мягкой поверхности. Между тем, время неизбежно шло вперёд и вскоре стрелки на часах приблизились к полуночи. Возможно, если бы я заранее знала о том, что произойдёт в двенадцать ночи, я успела бы подготовиться, но я не знала...

Я находилась в счастливом неведении до тех пор, пока невидимая и беспощадная сила не подняла моё тело вверх, как не имеющую веса пушинку, и не впечатало на предельной скорости во входную дверь.

'Что за ****?!', - подумала я, без сил скатываясь на пол по дверной плоскости. Но не это было самое странное.

Более поразительным мне показался тот факт, что у двери напротив (спальня Поттера) я услышала такой же грохот, сопровождавшийся болезненным стоном, а чуть позже громким, гневным и дико неприличным ругательством гриффиндорца.

Я всё ещё лежала на полу, когда оклемавшийся Поттер, выйдя из своей комнаты, подошёл к моей двери и открыл её. Я радушно (после удара в голове слегка помутилось) встречала его на пороге, старательно исполняя роль гостеприимного коврика.

- Поттер! - улыбнулась я, признав в неожиданном 'госте' своего фиктивного мужа. - Помоги, а? - я, едва подняв руки, протянула их навстречу гриффиндорцу. Он, откинув в сторону подушку и покрывало, которое я только сейчас заметила в его руках, ловко подхватил меня на руки (О, мой герой! - чуть не ляпнула я наиглупейшую из глупейших фраз на свете) и благополучно донёс до кровати.

- О, спасибо! - прокряхтела я как древняя старуха, когда мою пришибленную тушку уложили на перинку. Поттер почему-то стоял напротив, не торопясь покинуть мою комнату. - Эмм.... Можешь идти. Спасибо!

- Я не могу. - Сказал он как-то тихо и загадочно. Я осторожно приподняла бровь и сощурила глаза, пытаясь понять, в чём тут дело. Он что-то скрывал от меня. Как мне надоели тайны!

- Почему? - осведомилась я, подозревая неладное.

- Паркинсон... - начал говорить гриффиндорец и замолк на несколько секунд. Та-ак! Пытается подобрать слова, значит... либо врёт, либо хочет сказать что-то не очень приятное. Какого дементора здесь творится?! - Понимаешь... Так получилось...

- Ну? - вытягивала я ответ.

- В общем, теперь я буду спать в твоей комнате. - Выпалил он скорее, чтобы не передумать.

- Что, извини? Я ослышалась или я схожу с ума, милый? - мой голос стал таким тихим и ласковым, что Поттер невольно съёжился. Только сейчас я заметила, что он был в одних трусах, то есть выглядел как и все парни, собиравшиеся ложиться спать.

- Я буду спать в твоей комнате! - отчеканил брюнет увереннее, подбирая свою подушку и покрывало и уже внаглую кидая их на мою кровать.

- Так-так-так! - я резко села, не обращая внимания на колющую боль в боку, и шокировано уставилась на Поттера. - Милый, это что? Шутка, да?

- Нет. - Поттер присел на кровать.

- Встань с моей кровати! - неожиданно для себя и Поттера завопила я, как благовоспитанная девица. Поттер от испуга подскочил на месте, а потом быстро поднялся на ноги. - А теперь объясни мне по-человечески, какого боггарта ты потерял в моей спальне в этот поздний час ночи?

- Паркинсон, знай, что я ни в чём не виноват. - Проговорил Поттер предупреждающе.

- Говори!

- Хорошо. Священник, который нас обвенчал, наложил заклятье таким образом, что цепь, связывающая нас, должна автоматически сократиться до 2-х ярдов через пять дней с момента заключения брачного договора. - Протараторил Поттер и на всякий случай зажмурился, крепче сжимая в руках палочку. Я помолчала несколько секунд, а потом прыснула со смеху.

- Поттер, шутник хренов! Если хотел поглазеть на меня в неглиже, так бы и сказал. Всё! Хорошего по чуть-чуть. А теперь спать. Иди к себе.

- Это не шутка, Паркинсон! - настаивал гриффиндорец.

- Угу! И Волдеморт не злодей! - усмехнулась я, закутываясь в одеяло с головой.

- Хорошо. Не веришь - не надо. - Пробурчал парень, невозмутимо подходя к моей кровати и устраиваясь на свободной половине.

- Ты охренел, Поттер? - вскрикнула я в бешенстве, молниеносно выныривая из объятий одеяла и в недоумении смотря на своего 'муженька'. - Это что за хрень?! Новый этап наших фиктивных супружеских отношений?! Или какой-то новый идиотский прикол? Если второе, то я сейчас не в том духе. Я хочу спать, Поттер! Спать! Понимаешь?

- Понимаю я всё. Не ори мне в ухо. Я же оглохну. - Морщась, прикрыл он ухо рукой.

- Тогда вали в свою комнату и не беси меня больше, чем есть. - Потребовала я, вкладывая в руки гриффиндорца его подушку и покрывало.

- Мерлин! - мученически простонал Поттер. - Паркинсон, если ты думаешь, что я лгу, проверь сама. Попробуй отойти от меня дальше, чем на 2 ярда. - Попросил он.

- Будет лучше, Поттер, если ты окажешься лжецом, в ином случае я позабочусь о том, чтобы ты, наконец, стал Парнем-который-погиб-от-руки-своей-фиктивной-жены! - грозно прорычала я, поднимаясь с постели и делая несколько шагов вперёд....

А-а-а! [ЦЕНЗУРА]! Что за хрень?! Не успела я сделать и четырёх шагов, как меня рвануло к Поттеру. Слава Мерлину, что 'посадка' была мягкой.

- Убедилась? - едко усмехнулся гриффиндорец, удобнее устраиваясь в моей постели.

- Поттер! - выдохнула я напряжённо. - Скажи мне, что это можно исправить!

- Я бы сказал, но не знаю, как это сделать.

- Легко! Я просто сверну тебе шею, милый! - я, натянув на лицо самое разъярённое и воинственное выражение, кинулась на гриффиндорца, чтобы исполнить свою заветную мечту. Однако очередная 'битва' не принесла желаемых результатов. Запыхавшаяся и злая, я без сил упала на свою подушку и начала сверлить парня ненавидящим взглядом.

- Можешь не стараться. Убить взглядом невозможно. - Хмыкнул он, 'зарываясь' в покрывало.

- Может и невозможно, Поттер... - произнесла я уверенным тоном, полным чувства собственного достоинства и эгоистичности. - Но в МОЕЙ кровати ТЫ спать не будешь! Понятно? Так что, собирай свои манатки и вали на кушетку!

- Ты где-то видела здесь кушетку, дорогая? - фыркнул парень.

- Нет, котик! - ядовито продолжила я. - Но сейчас она здесь появится. Кричер!

- Хозяйка звала Кричера? - буквально через секунду спросил меня эльф, появляясь из воздуха прямо в центре комнаты.

- Да, Кричер. Спасибо! Перенеси кушетку, что в гостиной, в мою комнату, пожалуйста! Мистер Поттер будет спать на ней. - Попросила я домовика. Через полминуты всё было сделано, и Кричер исчез, оставляя нас наедине.

- Ну! - нетерпеливо указала я гриффиндорцу на его новое 'место'.

- Нет! - упрямо протестовал парень.

- Да!

- Нет!

- Поттер, милый, не заставляй меня применять крайние меры!

- Я не хочу спать на жёсткой кушетке. У меня встречное предложение! Ты можешь занять кушетку, а я буду спать на кровати.

- ПОТТЕР! ЖИВО!

- Нет. Там я не могу спать. Я останусь здесь. - Не сдавался упрямец. Ненавижу гриффиндорцев и их тупую настойчивость!

- Окей. Тогда учти, что тебе придётся столкнуться с некоторыми проблемами, котик. - Начала я ласково. - Я храплю.

- Я тоже. - Ухмыльнулся он.

- Я храплю, как Хагрид. - Я тоже могу быть упрямой.

- А я храплю, как тролль-переросток.

- Хорошо. Я пинаюсь во сне.

- Думаю, это не проблема. - С сомнением протянул Поттер.

- Ок. У меня текут слюни на подушку. - Выложила я ещё один козырь.

- Фу! Это противно, но не смертельно. - Проговорил гриффиндорец, скорчив брезгливую мину.

- Я могу утопить тебя в своей слюне! - отчаянно пыталась я выпроводить этого наглеца из моей 'святая святых'.

- Я умею плавать. Не беспокойся! - шутил мой муженёк.

- Блин!

- Что, Паркинсон, закончились поводы? - подкалывал меня гадёныш.

- Нет, милый. Что ты! Свой главный козырь я припасла напоследок. - Сладко заулыбалась я гриффиндорцу.

- Горю от нетерпения! Выкладывай.

- Я страдаю лунатизмом.

- Чушь!

- Я могу 'нечаянно' убить тебя во сне.

- Неправдоподобно!

- Я говорю во сне.

- Не страшно.

- Я могу чисто случайно произнести какое-нибудь заклинание, а утром ты не досчитаешься кое-чего!

- Не посмеешь. Ты закончила? Это все причины? Я хочу спать.

- Что ж, Поттер. Ты сам напросился. - Я не хотела, но мне пришлось. - Я пукаю во сне.

Несколько секунд гриффиндорец смотрел на меня неописуемым взглядом, а потом заржал как жеребец.

- Что ржёшь? Это правда! - гневно воскликнула я.

- Паркинсон, ложись спать. И хватит придумывать небылицы!

- Ну, уж нет! Ты. Не. Будешь. Спать. В. Моей. Постели. Поттер! - отчеканила я зловеще.

- Почему нет? - спросил он, то ли делая вид, что не понимает, то ли на самом деле не догоняя.

'Потому, что в мою голову начнут лезть всякие неприличные мысли! И потому, что это может кончиться плохо!', - хотела сказать я, но вместо этого ответила:

- Потому, что Я ТАК ХОЧУ! - безапелляционно произнесла я. На Поттера вроде подействовало.

- Хорошо. - Без лишних слов он подхватил свою подушку и улёгся на кушетку, закутываясь в одеяло.

Я выключила свет и положила голову на подушку, в глупой надежде, что сон вскоре придёт ко мне, но ... Но этого не случилось ни через час, ни через два, ни через три часа.

По тихому сопению, раздававшемуся с кушетки, я предположила, что Поттер уже спит сном младенца. Везёт же паршивцу! А я тут страдаю от бессонницы. Глупая! Наконец, я 'отключилась', когда на часах было без четверти четыре.

В момент моего пробуждения в окно уже врывался яркий солнечный свет. Кажется, почти девять часов. Но это было неважно. Я всё ещё хотела спать. Те несколько часов, которые мне удалось отвоевать у бессонницы, не восстановили мои силы и как результат - я чувствовала себя не выспавшейся и полностью подавленной.

Зажмурив глаза, я перевернулась на другой бок и нашла мягкую подушку, в которую я уткнулась носом и щекой. Подушка была такой удобной и тёплой, что я решила обхватить её ещё и рукой.

На секунду мне показалось, что подушка двигается, но ... это же чушь, не так ли? Подушки не могут двигаться! Но эта подушка была какой-то странной.... Я решила пощупать её. Так, на всякий случай.

Она была мягкой, гладкой и .... необыкновенно рельефной... В ходе исследования я наткнулась на какую-то ложбинку, очень похожую на пупок. Но это ведь бред, правда? У подушек не бывает пупков!

Я продолжила изучение и просто так, чисто из любопытства, копнула ложбинку пальцем... Подушка рефлекторно дрогнула и напряжённо сжалась. Но... Подушки же не способны на это ... или способны? Не отнимая руки от 'подушки', я всё же открыла глаза, чтобы лично убедиться в том, что подушки не способны...

- Так и будешь щупать меня дальше? - насмешливо уточнил Поттер, смотря на меня своими изумрудно-зелёными глазами, которые, кстати, говоря, находились не так далеко от моего лица.

- А-а-а-а-а! - не смогла я сдержать испуганного вскрика. - Поттер! Какого дементора ты потерял в моей постели?! - рявкнула, чуть придя в себя и тут же натянув одеяло по самое горло, как стыдливая монашка.

- А мне казалось, что ещё пару секунд назад ты была вовсе не против? Ну, когда щупала меня... - рассмеялся подлец.

- Я... я... я... - я просто не могла найти слов, которыми можно было бы обругать этого наглого, тупого, отвратительного, сексуально озабоченного, всё время действующего мне на нервы, испоганившего мне жизнь... Ненавижу!





Примечания к главе:


1 Нет-нет-нет-нет! - таких слов в переводе песни нет, но я решила немного изменить текст, чтобы обыграть ситуацию. Думаю, вы не станете критиковать меня за это.

Использованную в главе песню можно найти по следующим ссылкам:
http://www.muzoff.ru/pages/52/5250.shtml - Aqua - Barbie Girl (mp3)
http://www.amalgama-lab.com/songs/a/aqua/barbie_girl.html - Aqua - Barbie Girl (текст и перевод)
http://www.video-clips.ru/a/234-aqua-barbie-girl.html - клип к песне Aqua - Barbie Girl



Я знаю пароль, я вижу ананас,
Я верю, что енот придёт спасать нас!
Я знаю бобров, я вижу бабуин,
Нельзя с амфитамином мешать кокаин!
 
ДеметрисДата: Суббота, 22.02.2014, 15:50 | Сообщение # 35
Снайпер
Сообщений: 100
« 22 »
Глава 12. 125 пикси, или Начало перемен



ОН


95 пикси...

- Ты самый отвратительный...

96 пикси...

- Самый наглый...

97 пикси...

- Самый мерзкий...

98 пикси...

- Самый озабоченный...

99 пикси...

- Самый подлый и лживый...

100 пикси...

- Самый мерзкий...

101 пикси...

- Ой, кажется, я это уже говорила...

102 пикси...

- Неважно!

103 пикси...

- В общем, ты самый...

104 пикси...

- невыносимый гриффиндорец на свете, Поттер!

105 пикси...

- Поттер? Ты меня слушаешь?!

106 пикси...

- О, нет, подлый гадёныш! Не смей...

107 пикси...

- игнорировать мои слова...

108 пикси...

- Я это просто так не оставлю!

109 пикси...

- Тебе ясно, Поттер?!

110 пикси...

- С меня хватит! Я больше не намерена...

111 пикси...

- терпеть твои заскоки...

112 пикси... Да уж! Кто бы говорил...

- Это были самые ужасные 5 дней в моей жизни...

113 пикси... Полностью согласен!

- Тебе было мало того, что ты...

114 пикси...

- втянул меня в этот кошмар...

115 пикси...

- так ещё ЭТО! Как ты посмел спать в моей постели?!

116 пикси... Подумаешь! Ничего ведь не было. А жаль...

- Это невиданная наглость, Поттер! Тебе должно быть стыдно за свой поступок!

117 пикси... О, да! Я уже сгораю со стыда...

- Но всё это меркнет на фоне твоей лжи...

118 пикси... О-оу! Сейчас будут бить. Сильно бить...

- Как ты мог?! 5 дней, спаситель ты недобитый!

119 пикси...

- 5 дней ты оставлял меня в полном неведении...

120 пикси... Заметь, в счастливом неведении...

- Если ты думал, что я буду сносить все твои выходки...

121 пикси... Проклятье! Она когда-нибудь заткнётся или нет!?

- то ты настоящий придурок, Поттер!

122 пикси... Хм... Она такая горяченькая, когда злится. Надо чаще выводить её из себя.

- Нет. Ты болван, Поттер. Ты даже глупее Кребба и Гойла вместе взятых, если ты считал, что...

123 пикси... Интересно, она заметила, что марширует передо мной в полупрозрачной и очень коротенькой комбинации?

- Что... Что это, Поттер? Что за странная улыбка на твоих бесстыжих губах?

124 пикси... Это не улыбка, Паркинсон. Это хищный оскал проснувшегося во мне зверя.

- Не смей отвлекаться, когда я с тобой разговариваю. Слышишь?

125 пикси... Кто сказал разговор? Пока говоришь только ты, Паркинсон. Точнее орёшь.

- Я ещё не закончила, Поттер!

12... Чё-ёрт! Мерзавка! Я из-за тебя со счёта сбился! Я больше так не могу. Как мне заставить её замолчать? Может, старое, безотказное 'Силенцио'? Эээ... Нет. Слишком банально. Может, залепить ей рот скотчем? Неа. Во-первых, у меня его при себе нет, а, во-вторых, она не оценит моих усилий. Только взбесится ещё больше.

Всё ещё лежа в постели и уже около 10 минут наблюдая за разъярённой Паркинсон, я понимаю, что так больше продолжаться не может. В поисках выхода из сложившейся ситуации начинаю блуждать рассеянным взглядом по всем предметам, находящимся в комнате. Краем уха отмечаю, что слизеринка опять подняла тему развода. Хмыкаю себе под нос, но вслух ничего не говорю. В один прекрасный момент, когда моя жёнушка в самом разгаре процесса награждения моей скромной персоны 'лестными' эпитетами, мой взгляд натыкается на её подушку. Хм... А это идея! Чувствуя себя законченным паразитом, осторожно перехватываю подушку и...

- Эй, Паркинсон!

- Что? - слизеринка, так удачно стоявшая ко мне спиной в этот миг, оборачивается на зов, совершенно не подозревая о моих коварных планах. С мягким 'шмяком' подушка врезается прямо в 'яблочко', точнее аккурат в перекошенную от злости физиономию девушки.

Результат достигнут. Паркинсон, от взбешённого выражения лица которой сейчас обделался бы даже сам Волдеморт, заткнулась ровно на несколько секунд... Но как оказалось позже - я рано радовался. Увы, счастливые мгновения затишья прошли слишком быстро, передавая эстафету начинавшейся буре. Слизеринка, довольно спешно оправившаяся от приличного шока, накинулась на меня с новыми силами.

Теперь на мою голову обрушился не только поток отборнейшей ругани и проклятий, но и как из рога изобилия посыпались пинки, удары, оплеухи, подзатыльники и ещё много чего, что становилось возможным лишь благодаря богатому воображению моей благоверной. В какой-то миг, Паркинсон, носившаяся за мной с палочкой в одной руке и с подушкой в другой и успевавшая параллельно с этим крыть меня витиеватым, аристократическим матом, попыталась применить к моей бедной тушке Круцио. Но мне посчастливилось уйти от жёлтого луча прежде, чем он догнал мою пятую точку. Вывод: в следующий раз лучше воспользоваться клейкой лентой. Надёжнее будет.

К моменту, когда мы с Паркинсон, наконец, разобрали все полёты и обсудили все вопросы, поставленные на повестку дня, наша пара представляла собой ужасающее зрелище. Мы походили на двух душевно больных, только что сбежавших из Св. Мугно. Лишь больничных халатов и тапочек не хватало.

Мы сидели на полу перед кроватью. Вокруг, будто снежные хлопья, медленно кружились и опускались на пол перья из разорванных подушек. Оба взмокшие и злые, как цепные псы, с растрёпанными, словно у пещерных людей, волосами, тяжёлым дыханием, рваными клочьями вырывавшимся из наших грудных клеток, мы не сводили друг с друга убийственных взглядов. Я кожей ощущал, что на моей щеке вскоре появятся свежие синяки и ссадины от ударов, которыми меня одарила эта паршивка. Зато в моей руке был отличный боевой трофей - нечаянно оторванная в пылу борьбы лямка её чёрной комбинации.

Паркинсон, одной рукой придерживая лиф своей откровенной сорочки, а другой, опираясь о столбик кровати, сверлила меня зловещим взором. Если бы я поддавался бурению, то во мне сейчас бы образовалась неплохих размеров скважина. Ухмыльнувшись, я поднял руку и продемонстрировал ей свою 'добычу'. Моё действие привело её в неистовую ярость и мне показалось, что слизеринка сейчас буквально сорвётся с места, чтобы разорвать моё бренное тело на мелкие кусочки.

- Хочешь попробовать отнять это у меня? - провоцировал я 'милую' супругу. Многие бы сказали, что я сошёл с ума, если добровольно 'вхожу в клетку с соплохвостом', ведь именно это сейчас я и делал. Может, мне не хватает адреналина? Последние несколько месяцев, на самом деле, были скучными. Наверное, поэтому, я интуитивно искал острых ощущений на одно неприличное место.

- Обломись, Поттер! - неожиданно спокойным голосом ответила мне Паркинсон, поднимаясь на ноги. - Можешь оставить это себе. У меня есть ещё. - Изящно изогнув правую бровь, она с некоторым сожалением осмотрела беспорядок, который мы устроили в её спальне. Да-а... Мы 'потрудились' на славу!

Не совсем понимая, почему Паркинсон так быстро успокоилась (даже не попытавшись придушить меня, пока была возможность), я устремил на неё свой изучающий взгляд. Должны же быть какие-то причины. Хоть что-то...

- Поттер, прекрати глазеть на меня, как Грейнджер на новую, толстую книгу! - раздражённо буркнула Паркинсон.

- А?

- Б! Отвернись!

- Зачем? - 'недоумённо' спросил я, решив, что ещё не наигрался на её нервах.

- О, Мерлин! - утробно зарычала девушка. Кажется, злость набирала новые обороты. - Поттер, мне нужно переодеться.

- И что? - я продолжил строить из себя умственно отсталого. Это так бесило слизеринку. Грех не воспользоваться таким шансом.

- В один прекрасный день я всё-таки убью тебя, Поттер! Потом разрублю на ма-аленькие кусочки и закопаю на заднем дворе. - 'Сладким' голосом пообещала мне Паркинсон. - А теперь отвернись, пока я не сдержала своё слово.

- Окей. - Я, наконец, выполнил её просьбу, мысленно аплодируя себе за то, что я такой мерзавец. - Да не нервничай ты так. Нервные клетки не....

- ПОТТЕР! Ещё одно слово.... - рявкнула слизеринка за моей спиной.

- Ладно-ладно. Но учти, что я не сгораю от желания увидеть тебя обнажённой или подглядывать за тем, как ты переодеваешься. Не думаю, что ты сможешь удивить меня чем-то новеньким. - Равнодушно протянул я, подавляя очередной зевок. Я где-то слышал, что девушки не выносят отсутствия интереса со стороны представителей противоположного пола. Попробую подпортить настроение Паркинсон этим способом.

- Если ты думаешь, что можешь уязвить меня этим, то ты придурок, Поттер! - оптимистично пропыхтела слизеринка, пока я разглядывал дверную ручку в виде змеиной головы. Она там что? Отжимается что ли?

- Мне всё равно. Я лишь констатирую факт, Паркинсон. Ну, подумай сама. - Начал я безжизненным тоном профессора Бинса, читавшего нудную лекцию о восстании гоблинов. - Чем ты можешь заинтересовать мужчину? Грудь так себе. Непонятно: то ли полноценного первого размера, то ли недоделанного второго...

- Сам ты недоделанный, Поттер! Причём на всю голову недоделанный! У меня реальный третий размер. - Огрызнулась девушка.

- Да ну?! - удивлённо присвистнул я. - А при взгляде на тебя можно подумать, что у тебя вообще нет груди.

- Твоим мнением не интересуюсь! - она хотела было закрыть тему, но кто же ей это позволит?

- А попа... Мне даже становится тебя жаль. - Продолжил я, как ни в чём не бывало.

- А что с моим задом? - напряжённо спросила Паркинсон.

- Ну, ты и сама должна это знать. - Отстранённо пожал я плечами, вложив в свой тон пофигизм всего человечества.

- Поттер, говори немедленно! Что не так с моим задом?! - потребовала слизеринка.

- Сказал бы, но не хочется тебя обижать. - Мне всё-таки удалось выдавить из себя печальные нотки.

- Поттер! Сию же секунду! - зашипела моя 'одомашненная' змеюка. Я не заставил упрашивать себя дважды.

- Ну, дорогая, попа у тебя не аппетитная, да и подержаться там не за что. - Вынес я жестокий приговор.

- Не аппетитная?! - в возмущении взвизгнула моя супруга. - Лучше возьми свои слова назад, проклятый гриффиндорец, иначе тебе не жить.

- К чему угрозы? Ты спросила - я ответил. Причём от чистого сердца. Правду. - 'Обиженно' пробормотал я, переминаясь с ноги на ногу.

- А я тебе сейчас от чистого сердца и от всей души так врежу под зад, что ты долетишь до Луны со скоростью света, милый! - прорычала Паркинсон.

- Угу. - Мои губы невольно растянулись в ехидной ухмылке. Я возобновил свою критику, невзирая на угрозы Паркинсон сделать меня астронавтом. - Но это ещё ничего. Если брать твою фигуру в целом, то... Ммм... Как бы сказать? Это вообще кошмар!

- КОШМАР?! - завопила слизеринка почище, чем портрет мамаши Сириуса. - Сам ты кошмар, Поттер! Да мне медаль надо дать за то, что я терплю твой гадкий характер и все твои гриффиндорские замашки, и этот отвратительный старый дом, наполненный сверху донизу мерзкими крысами и мышами, и санузел лишь на первом этаже, и то, что я теперь не могу отойти от тебя дальше, чем на 2 ярда... и... и... и вообще всё ЭТО!

- Что, Паркинсон? Правда - неприятная штука, да? Смирись, детка! Ты вовсе не такая соблазнительная, как ты о себе думаешь. - Говорил я нравоучительно, едва сдерживаясь, чтобы не заржать в голос.

- Ты лжёшь, Поттер! - заявила девушка, подойдя ко мне чуть ближе. - Можешь повернуться.

Обернувшись, я заметил, что она приблизилась ко мне даже на слишком опасное для нас обоих расстояние. Нас разделяло не более 3-4 дюймов. Но ей и этого было мало. В своём стремлении доказать мне обратное, она встала ко мне вплотную. Всего один дюйм. Проклятье! Становилось жарко, но я и бровью не повёл, строя из себя ледяную глыбу.

- Тебя влечёт ко мне, но ты не хочешь себе в этом признаться, не так ли, Поттер? - услышал я обжигающий шёпот возле своего уха. - Спорим, что ты не выдержишь, - она осторожно коснулась моей груди в районе солнечного сплетения кончиками указательного и среднего пальцев и мучительно медленно начала 'шагать' вверх, подбираясь к горлу и подбородку, - не выдержишь такой пытки.

Она была права. Лёгкие прикосновения её пальцев к оголённой коже были сравнимы с соприкосновением с раскалённой сталью. Только это не вызывало боль, а распаляло жажду тела. Я бы и не выдержал такой импровизированной пытки в другое время, но сейчас...

- На тебя жалко смотреть! - протянул я скучающим тоном, даже не глядя в её глаза. Мой взгляд был прикован к какому-то странному предмету возле кровати - прозрачная сфера, пространство которой затягивалось то белой, то чёрной поволокой. Оторвавшись от созерцания загадочного шара, очень похожего на Напоминатель Невилла, я взглянул на девушку в упор. - Ты выдумываешь то, чего нет на самом деле. Ты безразлична мне, Паркинсон. - Сказав это, я просто 'отодвинул' её от себя как незначительную преграду и повернулся к двери, чтобы отправиться в ванную. Мерлиновы яйца! Я даже не подозревал, что иногда могу быть таким подонком.

- Это мы ещё посмотрим! - произнесла слизеринка с вызовом. - Эй, Поттер!

- Чего? - я устало повернулся к ней и... Вот гадина! Одна уцелевшая после боя подушка вмазалась прямо в моё лицо, заставив очки съехать на переносицу, а уже оттуда упасть на пол. - Паркинсон.... Молись Мерлину! - в ярости зашипел я, судорожно нащупывая палочку в заднем кармане моих домашних джинс.

- Случайно не это ищешь? - в следующий миг я увидел, как эта паршивка вытягивает из-за спины мою палочку.

- Паркинсон... ты... ты... - от практически неконтролируемой злости я забыл все приличные ругательные слова. Остались только очень резкие и оскорбительные, но в данном случае неуместные.

- Угу. Я знаю. Я тебе безразлична. - Пройдя мимо, Паркинсон вложила палочку в мою руку. - Идём в ванную комнату. Там ты продемонстрируешь мне всё своё безразличие.... Если сможешь. - Рассмеявшись, она выпорхнула из комнаты, но далеко уйти не смогла. Об этом можно было судить по громкому нецензурному матюгу, раздавшемуся за захлопнувшейся дверью и вызвавшему у меня ехидную усмешку.






ОНА



Ну-ну! На этот раз Поттер превзошёл самого себя. Даже образ коварного и подлого Малфоя-младшего неминуемо поблёк перед несравненным Спасителем волшебного мира. Лично я присуждаю Поттеру все 10 баллов по шкале изощрённого засранства.

Уму непостижимо: это ж какой бесстыжей свиньёй надо быть, чтобы на протяжении 5 дней скрывать от меня правду?! Это непростительно! А цирк, который он устроил утром?! Это верх наглости. Я же ему английским языком, чёрным по белому: 'Поттер, я запрещаю тебе спать в моей постели!'. Интересно, какая именно часть этого предложения осталась на задворках необъяснимого гриффиндорского сознания?

Ладно. Иногда я могу быть понимающей. В очень редких случаях я даже могу быть прощающей. Но то, что Поттер, прикинувшись подушкой, позволил мне прикасаться к его телу... Фу! Это гадко, низко и совсем не по-гриффиндорски! А то, что он сделал после этого.... Скотина шрамоносная! Заткнуть меня.... МЕНЯ... Непревзойдённую, бесподобную и блистательную Королеву Слизерина... подушкой?! Р-р-р-р-р! Да он вконец охамел! А его утверждение насчёт безразличия?! Он сам-то в это верит? Вот сейчас я его и проверю на выносливость.

- Подвинься, Поттер! Ты заслонил собой зеркало, а мне нужно почистить зубы. - Ворчу недовольно, настойчиво боком оттесняя гриффиндорца в сторону от желанного места возле раковины.

- Паркинсон, зубы можно чистить, не смотря в зеркало! - просвещает меня парень, отфыркиваясь от пены, случайно попавшей в его рот. С огромным трудом уговорариваю себя не улыбнуться, и пытаюсь сохранить раздражённое выражение лица. - А бриться без зеркала невозможно и опасно.

- Спорить со мной - вот что для тебя опасно, Поттер! Я привыкла чистить зубы у зеркала и точка. В конце концов, уступи место леди. - Говорю я с упёртостью маленького вредного ослика, решая надавить на пресловутое гриффиндорское благородство.

- Эээ... Где ты здесь видела леди, Паркинсон? - в наигранном любопытстве Поттер даже оглядывается вокруг, чтобы найти эту 'леди'. Ок. Намёк понят. - Свистнешь, когда она появится, будь добра! Ай! За что?! - на секунду возмутился мой несговорчивый супруг, потирая свой, только что встретившийся с моей отнюдь не лёгкой ладонью, кретинский затылок.

- Заслужил! - заявляю я со стервозной улыбочкой, всё-таки получив своё 'место под солнцем' (место напротив зеркала). - Эй! Ты что дела... - не успела я договорить, как неожиданно появившаяся прямо передо мной рука Поттера самым наглейшим образом вымазала моё лицо гадкой пеной для бритья с ароматом мяты. НЕНАВИЖУ МЯТУ!

- ПОТТЕР! - резко поворачиваюсь к нему с самой гневной зверской рожей, имевшейся в моём арсенале.

- Заслужила. - Беззаботно и весело пожимает плечами этот тролль, ухмыляясь как отъявленный засранец. Лишь от одного взгляда на его противную ухмылку, я ощущаю, как начинает дёргаться не только моё левое веко, но и всё тело вздрагивает и трясётся в диком позыве стереть гриффиндорца в мелкий порошок.

- Ты главное не нервничай. - 'Успокаивает' меня Поттер. - Нервные клетки не...

- Ну, всё, Поттер! Придушу....

В общем, до душа я добралась не сразу. Сначала мне пришлось жёстко 'разобраться' с моей 'второй половинкой'. В итоге у меня тоже появился трофей - неимоверными усилиями отодранный от Поттеровских джинс задний карман. Будет, о чём рассказать внукам....

Довольная собой чуть ли не до экстаза, я с чувством превосходно выполненного долга и ослепляющей улыбкой победителя, наконец, поднялась с поверженного врага - точнее с запыхавшегося и распластавшегося на плиточном полу Поттера.

Мимолётный взгляд на своё отражение в зеркале позволил мне обнаружить белые комки пены в моих спутанных волосах. Ну, ничего! В отличие от Поттера, мне ещё повезло. Перевожу свой оценивающий взор на гриффиндорца... Мдя-я! Ему досталось на-амного больше. Ещё бы! Ведь я вылила на него всё содержимое флакона с пенкой для бритья. В своём нынешнем облике Поттер мог бы свободно разгуливать где угодно, не опасаясь назойливых журналистов. Единственное, чего он должен был остерегаться, так это того, что его могут пристрелить магглы, по ошибке приняв за настоящего снежного человека.

- Паркинсон, любовь моя... - злобно проскрежетал парень, устало присев на полу. Ух, как глаза сверкают. Прибил бы меня, но, видимо, пресловутое 'гриффиндорское благородство' не позволяет. Бедняжка! - Иди ты... - продолжил он, но запнулся и воззрился на меня задумчивым взглядом зелёных глаз. Трёхсекундная пауза и вид борющегося с самим собой парня навели меня на мысли о действительном месте, куда бы хотел отправить меня мой супруг поневоле. - ... в душ! - заканчивает брюнет, порывисто вскидывая руку в направляющем жесте, при этом его указательный палец упирается в сторону ванны, спрятанной за шторку.

- О, это так мило, что ты решил мне уступить. - Промурлыкала я на манер Лаванды Браун.

- Брысь с моих глаз, Паркинсон! - рявкнул Поттер, нервно стирая пенку с лица.

- Хорошо-хорошо, Поттер! Ты только не злись. Говорят, это вредно для здоровья, да и на потенцию негативно влияет... - у Поттера сейчас глаза из орбит вылетят.

- Дорогая, - он очень вежлив, что свидетельствует о том, что к нему сейчас лучше не приближаться, - прекрати читать мне лекцию о здоровье и иди, наконец, в душ. Пока я не передумал, - добавляет парень, вставая с пола.

- Хорошо, котик. - Судя по всему, моя дразнящая ухмылка вызывает у гриффиндорца приступ зверской оскомины. Нет? Тогда, зачем Вы, мистер Поттер, так страшно кривите рожу и скалите зубы?! А вот победный вид, с которым я демонстративно спрятала свой кровью и потом завоёванный 'трофей' в задний карман собственных джинс, заставил гриффиндорца закатить глаза к потолку, наверняка, в немой мольбе о скорейшем избавлении от такой порядочной сучки, как я.

'Панси, ты само совершенство!', - мысленно хвалю я себя. А кто ж меня похвалит, если не я сама? От других одобрения и признания не дождёшься. Следуя своим мыслям, бросаю на Поттера укоризненный взгляд. Он, не обращая на меня внимания, с, затаившимся в глубине его глаз, гневом стирает с себя густую пену.

Ну, что? Приступим к проверке равнодушия? И пусть после этого ещё раз попробует сказать, что я ему безразлична! Да, Поттер иногда хочет размазать меня по стенке, но также очевидно, что порой хочет прижать меня к ней же. И это трудно не заметить... С предвкушающей усмешкой вешаю пушистое банное полотенце на крючок и оборачиваюсь к гриффиндорцу с фирменной просящей гримаской.

- Поттер? - о, Мерлин, сколько мольбы, покорности и сожаления в моём голосе. Определённо, из меня бы вышла отличная актриса.

- Что? - буркнул он грубо и, даже не смотря на меня. Похоже, я конкретно 'достала' его. Так сказать, докопалась до самых глубин. Но это была лишь прелюдия, Поттер... Основная часть ещё впереди.

- Прости меня... Я, правда, не хотела... - взгляд потерявшегося котёнка должен был придать выражению моего лица большую искренность.

- Да ну?! - скептически фыркнул Поттер, успевший смыть с себя большу часть пены. Лишь несколько мазков осталось на обнажённом торсе. - Не знал, что коварные слизеринцы умеют просить прощение.

- Как видишь... - я слегка улыбнулась и, немного сжав плечи, развела руки в стороны, будто хотела сказать: 'Вот мы какие'.

- Ладно. - Сдался парень. - Прощу... Опять. - Добродушно усмехнувшись, он вернулся к своим делам.

- Эээ... Поттер! - чуть настойчивее позвала я.

- Что-то ещё? - в этот раз он был более отзывчив и менее резок.

- Да... Я... Не знаю, как сказать тебе... - 'замялась' я, 'стыдливо' отведя взгляд. - Ну... Моя молния... Она заела.

- В смысле? - не понял Поттер, у которого, видимо, слово 'молния' ассоциировалось только с тремя понятиями: 1. природное явление; 2. его шрам; 3. метла для квиддича.

- Я про молнию... это сзади... - я повернулась к нему спиной, параллельно указывая на застёжку корсета, который я надела этим утром, кстати, не без тайного умысла.

- А-а-а! Так ты про это! - понимающе кивнул гриффиндорец и подошёл ко мне, чтобы помочь.

Мысль о том, насколько же сейчас Поттеру, наверное, трудно 'держать себя на коротком поводке', вызвала у меня дьявольскую улыбочку. Но я испытала глубокое разочарование и даже нечто, похожее на обиду, поняв, что потенциальная 'жертва' моего обольщения без видимых душевных переживаний и, даже более того, с завидным хладнокровием стремительно расстегнула якобы заевшую молнию и довольным голосом сообщила мне:

- Ну, вот и всё, Паркинсон! Обращайся! - дружески улыбнувшись, Поттер отошёл от меня к зеркалу и принялся чистить зубы. А я так и осталась стоять на месте с не эстетично отвисшей челюстью.

'Обращайся? Обращайся?! Он что? Рехнулся?!', - думала я, пытаясь сложить 2 и 2, чтобы объяснить себе равнодушие Поттера, ещё вчера отпускавшего скабрезные шуточки по поводу меня + него + постели. О, нет! Кажется, я начинаю терять квалификацию в сфере соблазнения!

- Поттер, я в душ! И не смей смотреть на меня! - предприняла я ещё одну попытку растормошить парня... Безуспешно!

- Угмуу, - промычал брюнет, не вынимая изо рта зубной щётки и, кажется, пропуская мимо ушей смысл сказанного.

С чувством тотальной растерянности я скинула с ног домашние тапки и медленно забралась в ванну. Задёрнув шторку, я избавилась от одежды, которую тут же повесила рядом с полотенцем. 'Душевая' занавеска, за которой я скрылась, не была прозрачной. И теперь мне оставалось лишь гадать, чем именно занят Поттер в данный момент: аморальным подглядыванием исподтишка или невинной чисткой зубов?

Хотя, помимо гадания, у меня имелся ещё один вариант - тайком взглянуть сквозь небольшую 'щель' в шторке. Именно им я и воспользовалась. И не было предела моему возмущению и праведному гневу, когда я обнаружила Поттера.... копающимся в правом ухе ушной палочкой?!

Меня охватило настолько сильное разочарование, что я не могла думать ни о чём другом, как о словах, сказанных Поттером утром. Неужели, я на самом деле не так красива, как привыкла думать? Да нет же! Этого просто не может быть! В один прекрасный миг я решила забыть обо всём этом, но это было не так просто сделать, как легко сказать. Назойливые мысли о разных частях моего тела и их 'не аппетитных' размерах, как выразился гриффиндорец, так и лезли в мою голову.

В конце концов, устав задаваться глупыми вопросами, я решительно обхватила свою грудь руками, чтобы лично убедиться в том, что все слова и доводы Поттера не более чем бред наклюкавшегося в доску фестрала. В своих ладонях я ощутила мягкие, но вместе с тем, упругие округлости второго размера. Да, у меня не третий, а второй размер! Да, я соврала Поттеру! Подумаешь! Все мы лжём. Ложь - это моё второе счастье. Первым всегда являлась наглость. Рассуждая в этом русле, я 'доплыла' до неутешительного вывода, что моя грудь, и вправду, была недостаточно привлекательной и объёмной. Но, чёрт возьми! Зато она была моей собственной, а не наколдованной с помощью заклинаний увеличения.

Такому же 'испытанию' подверглись и мои 'булки'. Пощупав их с полминуты, я к своему великому горю поняла, что все предположения Поттера оказались верны. Мои ягодицы действительно были какими-то тощими и не столь 'вкусными' на ощупь. Да и вся моя фигура была какой-то щупленькой, угловатой и слишком хрупкой на вид. Значит, и мама была права, говоря, что мужчины предпочитают в меру пухленьких женщин, у которых и спереди и сзади 'всё включено'. Неужели это правда?

По завершении водных процедур я была близка к тому, чтобы разрыдаться прямо в ванне, но Поттер, бессердечная гриффиндорская скотина, поторопил меня, напомнив, что ему тоже необходимо принять душ. Про себя пожелав своему муженьку 'всего наилучшего', не ограничивая себя при этом в непристойных выражениях, вслух я ответила, что освобожу душ минуту спустя.

Наконец, перекрыв воду и встряхнув волосами, я протянула руку за своим банным халатом, но не смогла нащупать его на прежнем месте. Оказалось, что Поттер, засранец недотюканный, перевесил его на другой крючок, заняв своими вещами тот, на котором раньше висел мой халат. Сжав зубы от злости на одного недобитого паразита, которому так ловко удалось 'открыть мне глаза' на реальное положение дел, я досчитала до 10 и медленно выдохнула, чтобы успокоиться.

- Поттер, подай мой халат, пожалуйста! - попросила я его через шторку.

- Да. Сейчас. - Буквально через 3 секунды занавеска, за которой я стояла, в чём появилась на свет, внезапно распахнулась и я не смогла удержать рефлекторного испуганного вскрика, вызванного мыслью, что Поттер всё же решил не упускать такого прекрасного шанса... Мерлин, как же иногда я бываю наивна!

- Поттер, не смот... - слова застыли на моих губах в момент, как я увидела гриффиндорца, точнее то, что он стоял ко мне спиной и даже не помышлял о подглядывании.

- Угу. - Отстранённо кивнул мне вихрастый затылок парня, одной рукой протягивавшего мне халат, а другой державшего 'Утренний Пророк', которым, кстати, он и был так увлечён в это мгновение.

- Спасибо... - я приняла требовавшуюся вещь из руки гриффиндорца, после чего он, по-прежнему, не отрываясь от своей проклятой газетёнки, задёрнул шторку и оставил меня наедине с самой собой.



Я знаю пароль, я вижу ананас,
Я верю, что енот придёт спасать нас!
Я знаю бобров, я вижу бабуин,
Нельзя с амфитамином мешать кокаин!
 
ДеметрисДата: Суббота, 22.02.2014, 15:51 | Сообщение # 36
Снайпер
Сообщений: 100
« 22 »
****


Завтрак проходил в абсолютном молчании. Я полностью погрузилась в свои грустные мысли, а Поттер углубился в чтение. Он был настолько 'захвачен' описывавшимися в газете событиями, что даже не заметил, во что вылилась моя рассеянность в душе: дурацкий лечебный шампунь для роста волос, купленный в магазине юного любителя ритуальных оргий, не дал о себе забыть. И вот результат: я задумчиво покручивала между пальцами прядку, как раз достававшую мне до плеч. Сегодня я уже не испытывала того вселенского ужаса, что охватил меня врасплох в прошлый раз при взгляде на длинные лохмы. По этой причине я решила не менять своего нового имиджа.

После утренней трапезы мы с Поттером по уже сложившейся традиции принялись готовиться к пробежке. Несмотря на предупреждение гриффиндорца о возможном дожде, я упрямо облачилась в свой самый откровенный спортивный костюмчик - топ и шортики.

- Паркинсон, я же сказал... - недовольно заворчал мой супруг, увидев, во что я одета.

- А я сказала, что дождя не будет. - Гнула я свою линию. - Взгляни в окно.

- Оптимистка! - с нотками раздражения в голосе хмыкнул парень. - Погода обманчива.

- Но я лучше доверюсь ей, чем людям. - Произнесла я непоколебимо, вызвав на лице Поттера выражение лёгкого удивления.

- Как знаешь. - Видимо, поняв, что спорить со мной бесполезно, брюнет, наконец, открыл дверь, и мы покинули дом на площади Гриммо.





****


Мерлин, Дьявол тебя подери! Почему мне сегодня так крупно 'везёт'?! То Поттер вконец испортил мне настроение своей никому не нужной критикой, то этот дементоров, обещанный грёбанным Героем волшебного мира, дождь хлынул, как из ведра. Причём, начался он на совершенно пустом месте: ни облачка тебе, ни грома, ни молний.

Просто в одно мгновение всё небо затянуло тяжёлыми, свинцовыми тучами, поднялся сильный, холодный ветер, в небесах пару раз сверкнуло, грохнуло, и прокатилась последняя волна оглушающего рокота, явившаяся предвестником последующего события. Зарядил мощный ливень. Нам с Поттером пришлось скрываться от непогоды в так удачно подвернувшейся беседке, одиноко стоявшей на окраине парка.

- Отлично! Браво! Великолепно! Грандиозно! Я в полном восторге! - злобно рычала я сквозь крепко стиснутые зубы, по возможности выжимая воду из, прилипших к моему телу, топа и шорт.

- Я преду...

- Заткнись, Поттер! - я в ту же секунду в особо жёсткой форме пресекла его попытку мудро изречь: 'Я был прав. А ты, глупая дура, меня не слушала!'. Я и сама знаю, что я глупая. И то, что я дура - тоже знаю. Поэтому не надо злить меня ещё больше.

- Ок. Но всё же я был...

- Заткнись, Поттер! - повторила я ещё раз для особо одарённых гриффиндорцев. Может, он, наконец-то, поймёт, что мне сейчас не до его нравоучений?

- Хорошо. Тогда иди сюда. - Позвал он мягко. Стараясь ничем не выразить свой шок, я обернулась к нему и увидела, что Поттер рукой указывал мне на скамью, на которой он уже расположился с максимальным комфортом. Ишь ты! Какой шустрый!

- Что? - переспросила я, сделав вид, что не расслышала. Наверное, мне просто хотелось, чтобы меня немного поуговаривали, понянчились со мной, как с маленькой. Иногда это приятно.

- Иди сюда. Я высушу твою одежду. Так ты точно подхватишь простуду. - Объяснил он, ещё раз требовательно указав мне на свободное местечко рядом с ним.

Поттер был прав. В нынешнем состоянии я могла с лёгкостью подхватить какую-нибудь неприятную заразу. Я тряслась от холода и пыталась не так громко стучать зубами, но, судя по недоумённо приподнятым бровям Поттера, мне это не удавалось. Дождь и сильный ветер не преминули сделать своё подлое дело: не успела я присесть на скамью, как меня сотряс громкий чих.

- Будь здорова, Паркинсон! - пожелал мне Поттер.

- Спасибо! - я смачно шмыгнула и едва не раскраснелась под пристальным взглядом гриффиндорца, наверное, посчитавшего моё хлюпание носом забавным, либо некультурным. Одно из двух точно.

- Ну, ничего. - Ободряюще проговорил Поттер. - Сейчас перенесёмся на Гриммо. Кричер приготовит тебе лечебный отвар, и ты с новыми силами продолжишь доводить меня до ручки. - Усмехнулся он, водя надо мной палочкой.

Я же мысленно отметила, что, скорее всего, сошла с ума, если позволила Поттеру направить палочку в свою сторону. Не дай Мерлин, 'залечит' до смерти, целитель непризнанный! Надо узнать, что это он задумал?

- Поттер, а что ты делаешь? - спрашиваю с ходу.

- Увидишь. - Обнадёживающе произносит он с хитрющей улыбкой, спрятавшейся в изогнутых уголках его губ. Я не успеваю ответить, как волна тепла, вырвавшаяся из палочки Поттера, отогревает меня и высушивает мою одежду. Волшебное ощущение щекочущих воздушных потоков, стремительно скользящих по коже, вызывает у меня невольную блаженную улыбку. Но последующий поступок гриффиндорца напрочь выбивает меня из колеи.

- А это сохранит тепло. - Сопровождая свои слова действием, Поттер стягивает с себя ветровку спортивного костюма и заботливо укрывает ею меня. - Ты легко одета, а так ты не замёрзнешь, пока мы доберёмся до дома. - Поясняет он, замечая напряжённый вопрос в моих глазах.

- А как же ты? - интересуюсь, бросая любопытный взгляд на парня, стоявшего сбоку от меня в обыкновенной футболке с коротким рукавом.

- Пустяк. - Фыркает он беззаботно, полной грудью вдыхая специфичный, озоновый аромат, витающий в воздухе во время дождя. - Мы и не такое проходили. - Говорит он и совершенно необъяснимо всего на несколько мгновений меняется прямо на глазах: взгляд зелёных омутов становится тяжёлым, холодным и колким, брови непроизвольно сдвигаются к переносице, между ними образуется глубокая складочка, в уголках глаз собираются ещё мелкие, едва приметные морщинки, подбородок напрягается, губы складываются в тонкую полосу, а руки сами собой сжимаются в кулаки.

Передо мной стоит не Поттер, а ещё молодой, но уже безжалостно потрёпанный жизнью, человек. Человек, преодолевший много преград на своём пути, прошедший через множество испытаний, перенёсший лишения и потери, человек, отстоявший своё право на жизнь.

Я молчу, потому что не знаю, что сказать. Да и стоит ли? Даже мысль о том, что я могу что-то добавить к этому, кажется мне нелепой. Разве я смогу понять Поттера - парня, прошедшего ад на земле? Не думаю.

- Спасибо, - наконец, нарушаю я затянувшееся, тягостное молчание, кутаясь плотнее и пряча похолодевший нос в вороте ветровки.

- Не за что. - Кивает он. И вновь молчание, неизбежно поглащаемое размеренным и убаюкивающим шумом ливня. Я закрываю глаза, погружаясь в свои мысли. Вообще-то я люблю дождь. Люблю смотреть, как крупные капли, ударяясь о стекло, разбиваются на сотни, тысячи, миллионы мелких капелек. Мне нравится смотреть, как ветер, играясь, качает верхушки деревьев, заставляет шевелиться каждый листик на кроне. Меня поражает дикая, необузданная мощь природных стихий, во власти которой, порой, находятся человеческие жизни. Я люблю дождь... Но не люблю мокнуть под дождём...

- Паркинсон... Паркинсон... Просыпайся! Дождь почти закончился. - Постепенно, вытесняемое из мира иллюзий и мыслей, сознание возвращает меня к реальности. Здесь я обнаруживаю себя удобно прикорнувшей на плече гриффиндорца.

- Разве я заснула? - удивлённо спрашиваю парня, пытаясь подавить один очень настойчивый зевок.

- Слышала бы ты, как громко храпишь! - Поттер, как обычно, не упускает возможности подколоть меня.

- Отвали! - беззлобно пихаю ржущего брюнета в бок. - И без тебя тошно.

- Поговорим об этом дома. Поднимайся.

- Я не хочу. - Упрямо продолжаю сидеть на месте, так как меня опять клонит в сон.

- Паркинсон! Ну же! Не вынуждай меня применять к тебе левитацию. - Гриффиндорец, совсем охамев, начинает тянуть меня за руку.

- Не хочу-у... Отпусти, Поттер! Я тебе не Грейнджер - могу и Ступефай наложить. Нечаянно... - отбрыкивалась я как могла. Но мои слова для Поттера, что заклинания об стенку. Эффекта ноль. Всё-таки гриффиндорский паразит стащил меня со скамьи и крепко, но бережно, сжав мои плечи, перенёс нас на Гриммо.

'Ну-ну, мистер Поттер! Да вы лжёте даже самому себе', - думала я, наблюдая за парнем из-под полуприкрытых век. Теперь я знала точно: за его небрежными и немного обидными словами скрывалось нечто большее, чем простое, как он пытался меня убедить, равнодушие.

Он мог говорить мне всё, что взбредёт в его вихрастую, гриффиндорскую голову, но его взгляд и прикосновения не обманывали, выдавая своего хозяина с потрохами. Я не могла сказать наверняка, что именно он ко мне испытывал, но, что бы это ни было, оно было далеко от безразличия.






ОН



- Моя хорошая, моя ласковая, моя умница...

Вот уже 15 минут Паркинсон умиленно пускала слюни над этим проклятым комком чёрной шерсти с пронзительными зелёными глазами, который она вчера представила мне под именем Нэф. Странное имя для кошки... Хотя не мне об этом судить. Разве Живоглот кличка более подходящая?!

'Да ну их к Мерлину, этих кошек и кошатниц!' - подумал я, скорчив недовольную гримасу и перевернув страницу.

Я не любил кошек, но не признался бы в этом Гермионе даже под страхом смерти. Слава Мерлину, с Живоглотом у меня дела обстояли проще: он был рассудительным полунизлом и не навязывал мне своё общество против моей воли. Совсем иначе складывались мои 'отношения' с этим дьявольским отродьем по кличке Нэф. Она была ничем не лучше своей хозяйки и каждый день, что она провела в этом доме, посвящала лишь одному занятию - поиску методов и средств, с помощью которых можно было довести меня до белого каления. Может, я и преувеличиваю, либо у меня активно развивается паранойя, но, смотря в хитрые, коварные глазища этой мохнатой дряни, я мог поклясться самим Годриком, что эта кошка создана лишь для того, чтобы ещё больше усложнять мою жизнь.

Во-первых, эта тварь ободрала обивку диванчика в гостиной. Заметьте, МОЕГО диванчика. Но что самое странное и обидное, она даже кончиками своих когтищ не прикоснулась к креслу из того же комплекта, что и диван. Ну, конечно! Ведь в этом кресле любила сидеть её хозяйка.

Во-вторых, это шерсть. Нет, не так! Это слово надо произносить со зловещим шипением, леденящим кровь в жилах: 'Ше-ерсть'. Вот тогда будет правильно. Итак, ше-ерсть.... Она была повсюду: в постели, на мебели, липла к одежде, приставала к рукам, забивалась во всевозможные дыры, щели и проёмы.

В-третьих, её длинный хвост, который подчинялся лишь закону подлости, как по заказу всегда лежал именно в том месте, где с секунды на секунду должна была ступить моя нога. Я натыкался на её пушистый хвост практически везде: около постели, когда искал тапочки, в ванной, когда чистил зубы, в туалете, когда собирался заняться важным делом, во время завтрака, обеда, ужина: эта [ЦЕНЗУРА] кошка любила разваливаться на полу прямо под моим стулом. Впоследствии, после каждого истеричного и душераздирающего кошачьего вопля, Паркинсон крыла меня таким изящным матом, что я чувствовал в себе потребность тут же схватиться за ручку и записать в блокнотик пару речевых оборотов слизеринки, ну, а потом, конечно же, послать её к Волдеморту вместе с её кошкой.

Паркинсон обвиняла меня в том, что я жестокий, бессердечный мучитель беззащитных животных и не люблю её кошку. Паркинсон, почему-то, никак не хотела понять, что я не обязан любить её мохнатую, злую нервотрёпку. Дай уж Мерлин мне терпения, чтобы просто переносить её присутствие!

В общем, продолжать в таком духе я мог долго, но это не решило бы моей проблемы. Кошка, к сожалению, не исчезнет сама собой. 'Если ей не помочь...' - захихикал противный, искушающий голосок в моей голове, но я старался его заглушить.

Очевидно, люди не врут, когда говорят, что кошки (вне зависимости от того, умные ли они полунизлы, или простые дворовые мурки) сразу чувствуют, как к ним относятся окружающие и платят им той же монетой. Так что наша с Нэф неприязнь была справедливой и обоюдной. Вот только я, в отличие от этой подлой нахалки, не подкладывал ей дохлую мышь в кроссовок.

Что касается её хозяйки, то Паркинсон, изредка кидавшая на меня разоблачающие взгляды с того самого момента, как мы вернулись на Гриммо, кажется, раскусила меня. Спрашивается, зачем я тогда так старался взбесить её напускным равнодушием и необоснованной критикой её внешних данных, если она всё равно расколола меня как орешек? Только зря потратил силы.

- Поттер, ау? Ты меня слышишь? - Паркинсон для верности даже помахала рукой перед моим лицом.

- А? Что? - вынырнул я из своих мыслей.

- Ты не видел Нэф? Стоило мне только отвернуться на секунду, как она уже сбежала. - Причитала девушка. Р-р-р-р-р! Опять эта проклятая кошка.

- Нет. Я читал.

- Верх тормашками? - усмехнулась слизеринка, указав на книгу в моих руках. Я перевёл неверящий взгляд с девушки на пожелтевшие страницы, заполненные мелким и трудно воспринимаемым шрифтом. К моему изумлению и стыду, Паркинсон оказалась куда внимательнее меня. Мои щёки покрыл лёгкий румянец. Ну, вот! Я превращаюсь в ещё одного лунатика, предпочитающего нетрадиционное чтение.

- Я тренируюсь. Этот навык пригодится мне в работе аврора. - По непонятной мне причине пытался я соврать, стараясь выглядеть при этом более убедительно.

- Ну да! - захихикала моя собеседница. - А я профессор МакГонагалл, мистер Поттер. Рада знакомству! - продолжала насмехаться Паркинсон, обхватив себя руками, наверное, чтобы не лопнуть от смеха.

- Очень находчиво! 50 баллов Слизерину! - фыркнул я раздражённо, чем ещё больше рассмешил девушку, после чего вернулся к нормальному чтению.

- Интересно, где же шляется Нэф? - не обращаясь конкретно ко мне, пробормотала Паркинсон, когда приступ весёлого настроения прекратился. - Мне надо было покормить её перед ужином.

Неожиданно раздавшийся за моей спиной громкий хлопок заставил меня нервно вздрогнуть и выронить книгу из рук.

- Хозяин, ужин будет готов через 10 минут. - Отрапортовал Кричер, которого я уже тысячу раз просил не появляться за моей спиной, как чёртик на пружинке из коробочки с секретом. Но всё без толку! - Кричеру начать накрывать на стол?

- Да, Кричер. Спасибо. - Выдохнул я облегчённо, подняв книгу с пола. Получив распоряжение, домовик немедленно испарился.

- Поттер, ну, не сиди без дела! - возмутилась слизеринка, разозлёно топнув ножкой. - Помоги мне найти Нэф!

- Ме-ерлин! А поиски нельзя отложить на послезавтра? - я лениво почесал за ухом и растянулся на диване в полный рост.

- Нет!

- А на завтра? - не терял я надежды.

- Поттер, кончай придуриваться и пошли искать мою кошку. - Сказала моя жёнушка таким тоном, что я предпочел уступить ей, нежели ждать, пока она потащит меня за шкиряк. Хорошо ещё, что она не требовала поискать её филина, иначе мне точно пришлось бы седлать метлу и в качестве балласта брать с собой слизеринку. Бр-р-р! Страшно подумать! Благо, что, в отличие от её кошки, мы с Блэки, как настоящие мужчины, сразу нашли общий язык: я ему дохлую мышь - он доставляет моё письмо по месту назначения. Идиллия!

В ходе поисков мы полностью обошли первый этаж, заглянули во все углы второго, обыскали третий, но проклятую кошку, к сожалению Паркинсон и к моему восторгу, не нашли. Она будто сквозь землю провалилась, чему я был несказанно рад. Мы - расстроенная слизеринка и ликующий гриффиндорец - уже собирались спуститься вниз, как Паркинсон заметила что-то в конце коридора 3-го этажа. Это оказался люк. Обыкновенный люк, очертания которого были видны при достаточно ярком освещении наших палочек.

- Мы должны узнать, куда он ведёт. - Настаивала слизеринка.

- Неужели ты реально думаешь, что твоя кошка настолько умна, чтобы самостоятельно открыть люк и удрать через чердак по крыше?! А, Паркинсон? - спросил я у девушки тоном, полным скепсиса, не имея ни малейшего желания лезть на чердак, ведь именно туда, скорее всего, и вёл этот люк.

- Не неси чушь, Поттер! - гневно фыркнула моя любезная супруга.

- Хотя знаешь? Я передумал. - Протянул я спокойным тоном. - Твоя кошка вполне могла пойти на это, лишь бы сбежать от такой непредсказуемой хозяйки как ты. - Рассмеялся, увернувшись от очередного подзатыльника.

- Поттер, ты мне поможешь или будешь издеваться дальше? - с холодной яростью в голосе спросила слизеринка, судя по её виду, готовясь в любую секунду вызвать меня на дуэль.

- Спокойно. - Осадил я её пыл, в примирительном жесте раскрыв ладони ей навстречу. - Я бы продолжил издеваться, но лучше отложу это на время после ужина. Давай лучше откроем люк.

- Согласна. - Благоразумно ответила девушка.

После открытия люка начали происходить странные метаморфозы. Стены дома, сходившиеся в углу, над которым находился проём, начали двигаться. Кирпичи с характерным скрежетом выступали вперёд, выстраиваясь в форме лестницы по принципу появляения прохода в Косой переулок, расположенного на заднем дворе 'Дырявого котла'. Хоть мне уже и приходилось видеть нечто подобное, я всё же был удивлён не меньше, чем Паркинсон, стоявшая рядом и с жадным любопытством взиравшая на складывающиеся ступеньки лестницы.

Как я ни старался я не мог вспомнить, чтобы я видел здесь раньше этот люк. Подумав, что мы не можем стоять и пялиться на эту лестницу вечно, я принял решение взглянуть, что там наверху. Но не успел я сделать и шага, как нетерпеливая слизеринка уже рванулась в 'бой'.

- Стоять. - Я успел схватить её за руку и вернуть обратно. - Это может быть опасно, Паркинсон. Я пойду первым, а ты стой здесь и жди, пока я не позову, ок? - сказал я тоном, не терпящим возражений, но разве её это остановит?

- Это дискриминация! Я буду жаловаться в Министерство Магии! - запротестовала девушка, грозно нахмурив брови.

- Нет, Паркинсон. Это здравый смысл.

- Но...

- Ни слова! - приложив палец левой руки к губам, правой я вытащил палочку и, приготовившись к чему угодно (а ожидать можно было всего, ведь это 'благородный дом Блэков'), я принялся медленно подниматься вверх.

Мои опасения не оправдались. Миновав лестницу, я оказался на небольшой круглой площадке, представлявшей собой нечто вроде беседки, каким-то образом пристроенной к крыше дома. Осмотревшись, я мысленно засмеялся над своей дырявой памятью. Провинившаяся 'хранительница информации' услужливо подсунула мне воспоминание, в котором Сириус обмолвился парой слов о своей незапланированной постройке, в шутку названной им 'Тайной комнатой'.

'Тайная комната', скорее, являлась башенкой для проведения летних вечеров. Хотя я точно не знал, в чём заключается её функция. Она также смахивала на смотровую вышку. По крайней мере, я точно знал, что она была круглой, диаметром примерно в 3-4 ярда, обнесённая устойчивым ограждением в виде резных перил, остроконечной крышей, удерживавшейся с помощью 4-х резных, довольно стойких столбиков. А вид на пригороды ночного Лондона, открывавшейся с этой башни, был выше всяких похвал.

- Как красиво... - вторил моим мыслям восторженный голос Паркинсон. СТОП! Паркинсон?! Обернувшись, я увидел, что слизеринка, которой не сиделось на месте, взобралась наверх.

- Я же запретил тебе лезть сюда, пока я не подам сигнал! - вскипел я он нахлынушего негодования.

- Ты мне не закон, Поттер! Бе-е-е! - ухмыльнулась девушка, показав мне язык. В ответ я закатил глаза к звёздному небу. Нет, ну, иногда она ведёт себя совсем как капризный ребёнок. Сил моих больше нет терпеть её финты!

- Поттер, здесь так классно! Почему ты сразу не сказал мне об этом месте? - наигранно упрекнула меня Паркинсон, подойдя к периллам и слегка наклонившись вниз.

- Думаешь, я сам помнил? - ответил я ей в тон.

- Тут, конечно, немного пыльно, но в целом просто здорово! - полностью охваченная восторгом девушка никак не могла прийти в своё обычное состояние. Восхищение преобразило её и теперь отражалось в загоревшихся живым огоньком глазах, заблестевших в волшебном свете луны губах, развевавшихся на тёплом ветерке красивых, длинных волосах. Та-ак! Когда она это успела вновь отрастить волосы, и почему я не заметил этого прежде? И вообще, что за странные мысли в моей голове? Что ж, кажется, романтики на сегодня хватит!

- Так, всё! Хорошего понемногу! Идём, Паркинсон! Внизу нас ждёт остывающий ужин. - Напомнил я слизеринке, но она заупрямилась, не желая покидать это место.

- Слушай, а давай ужинать прямо здесь! - предложила она, обратившись ко мне.

- На высоте 4-го этажа? - скептически уточнил я.

- Угу. - Подтвердила слизеринка мой диагноз.

- Ты точно рехнулась! - сообщил я 'пациентке', уверенно повернувшись к спуску с башенки.

- Поттер, постой! Ну, пожалуйста!

О, нет-нет-нет! Только не это! Опять этот гипнотизирующий взгляд. Я уже начинаю его ненавидеть. Почему, когда она смотрит на меня этими глазами, я невольно начинаю чувствовать себя последним уродом? Чтобы скорее избавиться от этого ощущения, мне приходится сначала скрестить руки на груди, потом сказать твёрдое 'Нет!', потом недовольно фыркнуть, чтобы в итоге всё равно обезоружено произнести:

- Ла-адно, Паркинсон! Но только сегодня!

- А-а-а! Ты самый лучший гриффиндорец на свете! - интересно, она замечает противоречие в своих словах? Не так давно, как сегодня утром, я был полной свиньёй. Видимо, я научился меняться в течение дня.

Завизжав, как ненормальная, Паркинсон с щенячьим восторгом в глазах подскочила ко мне, чтобы заключить меня в радостные объятия, хотя лично мне кажется, что она преследует совсем иную цель - придушить меня под шумок. Обвив руками мою шею, она подпрыгивает на носочках примерно 3-4 секунды, как это обычно делают обрадованные чем-то дети. Ей-то хорошо, а мне приходится слегка склониться вперёд, чтобы она ненароком не свернула мне шею, ведь я выше неё на голову, а может и больше.

После своеобразного победного танца, Паркинсон разворачивает бурную деятельность по приданию башенке обжитого вида. О дрянной кошке, к моему большому удовольствию, забыто до момента, пока пушистая блудница не вернётся в отчий дом.

А слизеринка берёт бразды правления в свои руки. Через пару секунд появляется вызванный Кричер и выслушивает приказы капризной, сумасбродной девчонки. Потом также быстро исчезает. Паркинсон хватается за палочку... и я решаю ретироваться вниз до наступления лучших времён, когда палочка девушки вновь окажется в джинсах. Брюнетка, погружённая в свои грандиозные планы, не замечает моего побега.

Где-то через 10 минут до меня доносится довольный голос девушки. Я поднимаюсь на 'вышку' и вижу, что слизеринка на пару с Кричером постаралась от души. Добрый десяток зажжённых свечей - 2 на столе и 8 прикреплены к периллам по обоим бокам от столбиков - наводит меня на нехорошие, почти жуткие мысли. Навязчивое ощущение романтики, витающей в этой атмосфере, заставляет слегка занервничать. Та-ак! Что-то мне всё это не нравится! Вот и долгожданный сигнал инстинкта самосохранения - как-то неприятно засосало под ложечкой. И шрам что-то зачесался. Такое у меня случалось только в миг, когда я чувствовал приближение Волдеморта.

Да и Паркинсон - само очарование - ведёт себя как-то странно, ухмыляется совсем иначе, чем обычно: не как кровожадная пиранья, а как вполне приветливая акула, готовая сожрать меня за один присест. Новая тактика?! Не так ли, Паркинсон? Ну, уж нет! Ничего у тебя не выйдет.

Стервозные ведьмы! Все они одинаковы - найдя брешь в твоей защите, постепенно садятся тебе на шею и пьют твою кровь, подобно вампиршам. Перебьёшься, Паркинсон! С меня и Волдеморта хватит! Поэтому я принял самое верное в данном случае решение: лучше один раз прикинуться бездушным уродом, чем потом всю жизнь стараться быть хорошим отцом.

Пройдя по кругу, сопровождаемый удивлённым взором слизеринки, я одну за другой погасил почти все свечи, оставив лишь последнюю тускло освещать очертания 'башни'. По мере гашения свечей Паркинсон неумолимо теряла своё очарование, и теперь я видел в ней лишь обычную, вздорную, избалованную и дерзкую девушку, что меня слегка успокоило и позволило в корне ликвидировать странное желание прикоснуться к её волосам.

Ужин прошёл, как и обычно, если, конечно, не принимать во внимание, что мы ужинали на крыше дома. На редкие вопросы Паркинсон я отвечал односложно и небрежно, вновь прибегнув к своему образу равнодушного засранца. По разочарованному и недовольному выражению лица девушки, я понял, что наглым образом сорвал все её планы. Кхм, возможно, я слегка перестарался в роли приличного подонка... И, да! Возможно, пара поцелуев в засос не причинила бы нам вреда...

Ночью, перед тем, как лечь спать, я опять выразил Паркинсон своё желание устроиться в её постели, естественно, на другой половине и подальше от неё, на что она... в грубой и нецензурной форме послала меня... в ссылку... на кушетку. Впрочем, это меня не расстроило и не остановило. Убедившись, что девушка уснула, я осторожно подкрался к кровати и....

- МВЯ-ЯВ! - истошный вопль, раздавшийся откуда-то из-под кровати, ещё раз убедил меня в том, что закон подлости работает безотказно. Оказывается, всё это время усатая паршивка преспокойно отдыхала под кроватью слизеринки. А мы, как два идиота, искали её по всему дому.

Резкий свет резанул по моим глазам. Проснувшаяся Паркинсон, обнаружив, что я вновь безжалостно напал на её кошку, обрушила на меня гневную, обжигающую лавину всяческих проклятий и ругательств. А я удивлялся тому, как ей удаётся гармонично сочетать, казалось бы, не сочетаемые выражения.

'Пострадавшая' кошара, сидя в углу, злобно шипела и пожирала меня убийственным взором. Я знал, что она будет мстить, но это уже отдельный разговор. На данный момент меня волновал лишь один вопрос: 'Когда Паркинсон, наконец, замолкнет и даст мне заснуть?!'. Но, если судить по её тону и используемой аргументации, продолжать она могла ещё минут 10, а может больше.

Плюнув на приличия и предрассудки, я резко подошёл к кровати, притянул Паркинсон к себе и впился в её губы поцелуем, требовавшим заткнуть её маленький, но, порой, очень громкий и раздражающий ротик. Слизеринка, явно не ожидавшая от меня подобных действий, в первые пару секунд просто выпала из реальности, даже не пытаясь противиться моему напору. Я мысленно усмехнулся, ощущая в своих крепких руках её мягкое и податливое тело. Оказывается, не только Паркинсон могла творить чудеса одним поцелуем. А потом она пришла в себя... Очень стремительно, кстати, говоря.

Я толком не успел понять, что и как произошло, но в следующий момент я уже сидел на кушетке. Щека горела нестерпимым огнём. А Паркинсон смотрела на меня как-то затравленно, дико и в то же самое время с неописуемой ненавистью. В её каре-зелёных глазах плескалась необузданная ярость, лицо заливал жаркий румянец, дышала она очень часто и взволнованно. Я уже тысячу раз успел пожалеть о своём необдуманном поступке, продиктованном мне лишь секундным порывом.

- Больше никогда не смей прикасаться ко мне. Тебе ясно? - прорычала она, с трудом удерживая себя в руках. От сильного шока я на несколько секунд потерял дар речи. Поэтому, чтобы дать ей понять, что её требование предельно ясно, мне пришлось кивнуть.

- Тогда спокойной ночи, Поттер! - сухо пожелала она и выключила свет.

Я был настолько поражён её и своим, ещё более необъяснимым, поведением, что долгое время продолжал сидеть на кушетке, не двигаясь. Мне надо было подумать о том, что случилось и что ещё случится. Почему-то в том, что это ещё не конец, я был уверен на все 100 процентов.



Я знаю пароль, я вижу ананас,
Я верю, что енот придёт спасать нас!
Я знаю бобров, я вижу бабуин,
Нельзя с амфитамином мешать кокаин!
 
ДеметрисДата: Суббота, 22.02.2014, 15:59 | Сообщение # 37
Снайпер
Сообщений: 100
« 22 »
Глава 13. Ещё кое-что о Заклятье привязки



ОНА


Казалось, что это была самая длинная ночь за неполных 18 лет моей жизни. Заснуть, после того, как меня разбудил и поцеловал Поттер, было трудно. Если мне и удавалось провалиться в сон, то он был до обидного непродолжительным и тревожным. Мои мысли метались как стайка, сорвавшихся с цепи, пикси. А что хуже всего, я никак не могла выкинуть из головы гриффиндорца с его проклятым поцелуем.

Утешала лишь одна мысль: Поттер долго мучился прежде, чем Морфей выписал ему пропуск в свой мир. Но в то же время ужасно бесило, что он всё-таки смог заснуть, а я до сих пор тупо пялилась в потолок, раз за разом прокручивая недавнюю сцену. Дура! Идиотка! Ну и зачем я его провоцировала? Добилась своего? Поздравляю, Панси! И что теперь? Что это? Ненависть, противостояние, приятельство.... или.... Мерлин, об этом даже думать не хочется! Я итак уже изменила к нему своё отношение и то, что я испытывала сейчас, качественно отличалось от равнодушия последних семи лет.

Раньше Поттер просто был и это меня не волновало. Мы существовали в своих, слишком различных, чтобы пересечься, мирах. Мы выросли в разных условиях. Нас окружали совершенно непохожие и ничем не связанные между собой люди. У нас даже судьбы были иными до момента, пока проклятое пари и заклятье не свело нас вместе, жестоко привязав друг к другу неразрывной, магической цепью, как каких-то жалких шавок.

Утратив всякую надежду на сон, я села в постели, для удобства устроив за спину две подушки. Окно в спальне было распахнуто настежь и ночной, свежий ветерок приятно холодил обнажённую кожу моих рук и ног. Интересно, Поттер всё же спит или усердно притворяется?

Я повернула голову в направлении кушетки, находившейся от кровати на расстоянии равном примерно 20-ти дюймам. В кромешной тьме трудно было разглядеть что-либо кроме неясных очертаний фигуры парня, укрытого тонким покрывалом. Я не видела его лица, но зато слышала довольно шумное дыхание Поттера.

Не знаю, почему, но оно действовало мне на нервы. Слишком размеренное, чересчур умиротворённое сопение гриффиндорца вызывало во мне целую бурю негодования. Так и хотелось встать с постели и запихать ему в глотку что-нибудь, чтобы он задохнулся к Волдемортовой бабушке.

Прошло пять минут, во время которых наступали моменты, когда мне начинало мерещиться, что я ощущаю его дыхание физически, буквально чувствую кожей каждый вдох и выдох, хотя я могла поклясться самой Морганой, что он не лежал рядом со мной, как этим утром. Наверное, так люди и начинают сходить с ума...

Пытаясь отвлечься от своих противоестественных ощущений и страстного желания придушить своего фиктивного супруга во сне, я и не заметила, как мысли вновь вернулись к последним воспоминаниям. И, если уж говорить начистоту, это был не первый наш поцелуй (если верить Поттеру, конечно же). Но то, что произошло сегодня, резко отличалось от того инцидента, когда я лично сцапала инициативу и шкирку Поттера в свои хрупкие, но загребущие ручки, и вызвала у парня сильнейшее потрясение. В этот раз я сама была в полной прострации. Поттер поцеловал меня в момент, когда я меньше всего на свете ожидала этого от него.

'Ну-у да!', - довольно мерзко захихикал мой внутренний голосок. - 'А до этого ты с ним не заигрывала и глазки ему не строила!'.

'Подумаешь! Он меня сам на это спровоцировал. Нечего было меня критиковать!', - защищалась я.

'Ага! Так я тебе и поверила!'. - С приличной долей сарказма хмыкнул голос. Несомненно, женский.

'В твоём доверии не нуждаюсь! Так что, будь добра, заткнись!', - гордо заявила я, заставляя голос (предположительно совести) умолкнуть.

Нет, ну, в самом деле! Действия гриффиндорца никак не вязались с его громкими словами о безразличии ко мне. Ведь с самого утра он из кожи вон лез, чтобы показать, насколько я ему неинтересна как девушка. И, кстати, это ему удалось.

Я уже успокоилась и практически поверила, что не смогу закадрить брюнета. Даже просто так. Ради спортивного интереса. Хоть это и било по моему женскому самолюбию, но факт оставался фактом. И что в итоге?! Поттер с прытью, которой позавидовала бы добрая половина хищных существ магического мира, набрасывается на меня, как нюхлер на золотую побрякушку. Вот это вот уж точно не входило в мой первоначальный план выведения Поттера 'на чистую воду'!

Я к своему стыду сильно испугалась (не думала, что Поттер может быть таким шустрым!) и не смогла придумать ничего лучше, чем банально остудить пыл гриффиндорца моей фирменной пощёчиной. В тот миг это показалось мне единственно верным решением, которое могло предотвратить нечто непоправимое.

Но сейчас, когда страсти потихоньку улеглись, и ко мне постепенно возвращалась способность мыслить трезво, я, прислушавшись к своим внутренним ощущениям, внезапно поняла, что очень сожалею о содеянном. Нет, я сокрушалась вовсе не по поводу того, что не позволила Поттеру 'уложить себя в койку'. Я жалела лишь о том, что обошлась с ним так резко и хладнокровно. Мне не следовало так поступать, ведь в произошедшем я была виновата не меньше него. Если не больше...

Закончив с психологическими 'самораскопками', я с недовольством отметила, что к моей бессоннице присоединилось ещё и чувство вины и теперь эта паршивая парочка принялась дружно долбить мой и без того уставший мозг. Зато за время моего, обычно не свойственного мне, самобичевания в спальне произошли значительные перемены. Поттер больше не сопел. Нет. Я не убила его Авадой. Он просто избрал другую тактику и теперь, вместо сопения, я могла иметь сомнительное удовольствие слушать его мощный, здоровый храп, наверняка, разносившийся на всю округу.

Я обречённо выдохнула, старательно ища в себе хоть каплю ангельского терпения. Но её не оказалось в наличии, поэтому я приготовилась напасть на Поттера с подушкой, дабы заткнуть его жизнерадостный 'фонтан'. Однако когда я уже была близка к своей цели, он неожиданно заткнулся самостоятельно, лишив меня прекрасного шанса стать счастливой вдовой.

Удивлённо моргнув, я замерла у края кровати, до сих пор держа в руках 'орудие' преступления, которому, видимо, не суждено было произойти сегодня. Хотя, может, ещё не всё потеряно? Поттер заворочался и всхрапнул. Я плотоядно облизнулась и перехватила подушку покрепче. Но к моему безутешному горю, продолжения 'концерта' не последовало.

Обиженно фыркнув, я пихнула подушку в сторону и поползла обратно, на своё насиженное место, чтобы разобраться с её близняшкой. Война с подушками окончилась моей безоговорочной победой. Сорвав на бедных накопившуюся злость, я принялась дипломатично налаживать 'мирные' связи, то есть вновь притянула их к себе и подложила под свою истощённую тушку.

Через минуту ко мне подползла Нэф, вероятно, растревоженная моей бурной возней наверху. Сладко зевая, она по-кошачьи грациозно опустилась рядом со мной и заурчала, наверное, пытаясь усыпить меня своим способом. Я не возражала. Опустив руку, я принялась ласково и осторожно играть с её пушистым и постоянно ускользающим хвостом.

Эта незамысловатая игра незаметно ввела меня в лёгкий транс. Затем я начала ощущать лёгкое покалывание во всем теле и свинцовую тяжесть в веках. Постепенно я погружалась в долгожданный сон с мыслью о том, что обожаю свою новую питомицу. И даже если она не нравится Поттеру, это уже его проблемы.





****




На этот раз меня ждало необычное пробуждение. Я проснулась не от того, что солнце уже давно поднялось и неприятно слепило глаза своими лучами. И не из-за того, что с улицы начали доноситься посторонние звуки: человеческие голоса, чириканье птиц, шум, издаваемый маггловским транспортным средством и т. д. И даже не потому, что Нэф тыкалась своей усатой мордочкой в мою ладонь, нагло требуя свой завтрак. И не по причине, что Поттер опять решил прикинуться 'подушкой'.

Я проснулась, так как до меня доносилось тихое и более чем странное бормотание. Нахмурившись, я сонно и недовольно зевнула и лишь усилием воли разлепила свои прекрасные очи. Однако ясности в ситуацию это не внесло. Я прислушалась к звуку и определила, что он исходил от кушетки, точнее от дрыхнувшего на ней Поттера.

Тут меня охватило непреодолимое женское любопытство. Приподнявшись, я по-партизански подкралась к любителю поболтать во сне. Но когда я пригляделась к спящему гриффиндорцу и тому, что побудило его к разглагольствованию в столь ранний час утра, меня разобрал сильный беззвучный ржач. На плече Поттера самым хамским образом разлеглась моя пушистая питомица, которая в данный момент домогалась парня, активно облизывая его щёку.

С одной стороны я чувствовала необходимость оттащить хвостатую проказницу от предмета её внезапного вожделения. Почему-то у меня не возникало ни малейшего сомнения в том, что если, проснувшись, Поттер обнаружит Нэф, щедро покрывающей его лицо липкой слюной, то в спальне разразится грандиозный скандал. Возможен даже неконтролируемый всплеск магической энергии, возникновение и последствия которого придётся долго объяснять магглам людям из министерства. А с другой стороны, как я могу прервать такое шоу?! К тому же, мне было интересно, чего ещё разболтает Поттер во сне. Вдруг он выдаст нечто, что можно будет использовать против него.

- Прекрати... - корчился гриффиндорец с мечтательной улыбкой на губах. Такую я у него видела впервые. И судя по блаженному выражению лица парня, во сне его пытали вовсе не при помощи Круцио. - Прекрати шалить! - сладострастно вздрогнул брюнет, подтверждая мои подозрения об эротических фантазиях. Так-так-так! Это уже интереснее. Я уселась удобнее и приготовилась слушать откровения Избранного. Но долго мне ждать не пришлось. Буквально через пару секунд Поттер выдал ТАКОЕ, от чего я чуть не свалилась на пол.

- Паркинсон, ты очень плохая девочка! - строго отчитал меня гриффиндорец, однако тут же расплылся в пошлой ухмылке. - Но мне это нравится.

Мой первый порыв приказывал мне в ту же секунду схватить подушку и запустить её в Поттера, а лучше сразу задушить его этой подушкой. Второй заключался в немедленной кастрации гриффиндорского извращенца. Но любопытство взяло верх, и я возобновила прерванный гневными мыслями 'разогрев' своих ушей. Нэф, удивлённая последней репликой спящего брюнета, на несколько секунд приостановила свои 'пытки' и замерла, уставившись на меня с немым вопросом в глазах.

- Что ты на меня так смотришь? - спросила я у неё шёпотом. - Фас его! Фас! - приказала я кошке, злорадно тыча пальцем в сторону Поттера.

- Мяу. - Протянула пушистая чертовка, тряхнув головой и забавно поводя усами. Подобравшись ближе к лицу гриффиндорца, она лизнула его прямо в губы.

- Нэф! Ты желаешь моей смерти? - поинтересовалась я у кошки сквозь разобравший меня смех. - Поттер меня убьёт за твои выходки! - Нэф, которую мало волновали потенциальные действия гриффиндорца, не обращая внимания на мои 'предсмертные' хрипы, вновь увлечённо 'чмокнула' Спасителя волшебного мира.

- А почему у тебя губы мокрые? - настороженно поинтересовался Поттер сонным голосом. Нэф, разумеется, ничего ему не ответила, но уже в порядке вещей 'поцеловала' парня повторно. - Ммм... Не надо! - заупрямился он, отворачивая голову вбок. - Паркинсон, я тебя поцелую, если ты вытрешь губы и сбреешь усы!

Ну, ничего себе ультиматум! Всё! На этой весёлой ноте пришёл конец моей выдержке. Повалившись на кровать ничком, я расхохоталась во весь голос, параллельно совершая попытку унять конвульсии, вызванные сильными приступами смеха. Но проснувшийся Поттер нарушил мои планы. Неимоверными усилиями подавив вырывавшийся наружу ржач, я впилась в гриффиндорца предвкушающим взглядом. Мамочки, что сейчас будет!

- Что... - прохрипел он, медленно приподнимаясь на локтях и смотря перед собой рассеянным взором. Наконец, сведя глаза в одну точку, он обнаружил Нэф, нахально рассевшуюся у него на груди. Кажется, эта 'находка' стала последней каплей в котле терпения Поттера. - Какого дементора?! - яростно воскликнул гриффиндорец, постепенно покрываясь гневным румянцем. Его грудь колыхнулась в такт разъярённому окрику. Испуганная кошка спрыгнула с парня на пол и моментально скрылась под кроватью. - Какого Мерлина тут происходит, Паркинсон?! - требовал ответа Поттер, резко сев и почему-то повернув свой перекошенный от злости лик к моей задыхавшейся от хохота персоне. Только секундой позже, он почувствовал, что что-то не так. Приподняв руку, он дотронулся до своих губ. - Почему мой рот мокрый? - этим вопросом гриффиндорец буквально убил мою выдержку.

Я, правда, хотела ответить, но вид парня, брезгливо очищающегося после близкого контакта с гибким язычком Нэф, заставил меня разом позабыть все слова и вновь бессильно уткнуться в подушку, пытаясь обуздать свою ненормальную весёлость. Где-то через полминуты мне удалось взять себя в руки. И я смотрела на Поттера уже более осмысленными глазами и даже могла говорить спокойно, без постыдного похрюкивания, появлявшегося у меня в минуты особого веселья.

- Нэф решила проверить, как хорошо ты целуешься, Поттер. - Размеренным тоном объяснила я парню, с трудом уговаривая себя не заржать снова. На лице моего муженька появилось забавное сочетание злости, обиды и искреннего изумления, побудившее меня лихорадочно выдохнуть воздух, набравшийся в лёгких. Это я таким способом пыталась сохранять спокойствие, хотя меня так и подмывало ещё раз уржаться над Поттером. Когда ещё выпадет такой шанс? Тише, Панси! Тише, девочка!

- Так это она меня облизала?! - шокированно и (мне это показалось?) слегка разочарованно промямлил Поттер.

- Уж точно не Я! - открестилась моя особа от такого сомнительного удовольствия, приподняв руки в отрицающем жесте.

- ФУ! - презрительно сплюнул гриффиндорец, принимаясь с особым остервенением тереть обслюнявленные 'зоны'. А я опять согнулась пополам от смеха. Да. Не выдержала. Не каждый день становишься очевидцем такого события.

- Очень смешно, Паркинсон! - оскорблёно буркнул парень, сверля меня убийственным взором, обещавшим мне все муки ада, если я сейчас же не заткнусь.

- Ну-ну, котик! - пропела я, предупреждающе засверкав глазами. Ведь у меня теперь было нечто вроде компромата на мистера Поттера. А он пока ещё не знал, какой я могу быть шантажисткой, если захочу. - Я тебе ещё не рассказала, о чём ты говорил во сне.

- И о чём же? - недоверчиво покосился на меня брюнет, едва заметно краснея. Однако хороший самоконтроль помог ему сохранить внешнее спокойствие. Что ж, отлично! Судя по всему, он помнил, что именно ему снилось.

- Так я тебе и выложила всю правду! - заливисто рассмеялась я, соскользнув с постели и натягивая домашний халатик.

- А если серьёзно? - спросил Поттер, скучающе зевнув, но меня он своими интонациями не проведёт. Кажется, он решил пойти ва-банк и одним махом 'разоблачить' меня. Наверное, он ошибочно полагает, что мне ничего неизвестно. Хм... Да за кого он меня принимает? За лгунью?

- Перебьёшься, милый! - коварно ухмыльнувшись, я внимательно взглянула на парня, пока что безрезультатно разыскивавшего свой домашний тапок. Что-то мне подсказывало, что его снова стащила Нэф.

- Понятно. - Он поднял свои глаза и кивнул с таким довольным видом, что у меня возникло странное ощущение неуверенности в своих словах. Мне это однозначно не понравилось. - Сдаётся мне, ничего я во сне не говорил. А ты, следовательно, ничего не слышала. Наверняка, ты просто выдумала это, чтобы заставить меня понервничать.

- Делать мне прям больше нечего! - растянула губы в раздражённой полуулыбке, но потом, передумав, плотоядно ухмыльнулась. Думаю, пора показать Поттеру, на что я способна. - Хотя нет... Ты прав, Поттер! - он глядел на меня с удивлением. Видимо, не ожидал такой быстрой 'капитуляции' с моей стороны.

- Я специально придумала это, чтобы побесить тебя... - 'призналась' я, натянув на лицо маску невинного ангелочка. - ... Ведь я плохая девочка! - свою мысль я заканчивала, скривив губы уже в дьявольской улыбочке. От потрясения у Поттера некультурно отвисла челюсть. Но я собиралась уничтожить его сомнения в корне. - Ой! Не так. - Продолжила я свою увлекательную игру. - Ты сказал иначе. Как же это было? Ах, да! Вот так: 'Паркинсон, ты очень плохая девочка!'. - Реально уев гриффиндорца, я окинула беднягу победным взором, словно спрашивая у него: 'Ну, Поттер, что ты теперь скажешь в своё оправдание?'.

Бедолага на добрых пятнадцать секунд выпал из реальности, открывая и закрывая рот, как выброшенная на берег русалка. Точнее русал. Я же с нескрываемым удовольствием взирала на результат своих трудов, пока Поттер не пришёл в себя.

- Ты не имела права подслушивать то, что я говорю во сне! - возмутился побагровевший, то ли от ярости, то ли от стыда, Поттер.

- О, прости, что я не догадалась заткнуть свои уши ватными шариками! - тоном насквозь пропитанным 'искренним сожалением' обратилась я к брюнету.

- Р-р-р-р-р! Ты невыносима! - натурально зарычал Поттер, со злостью закинув в угол единственный найденный тапок. Второй пропал бесследно.

- Спасибо, солнышко! Я тоже тебя обожаю! - холодно процедила я, отвернувшись от гриффиндорца к зеркалу, и принялась расчёсывать растрёпанные волосы. Мерлин, почему любой наш разговор обязательно заканчивается ссорой?! Мы даже день начать не можем, не поцапавшись и не наорав друг на друга.

Поттер, судя по его помятому виду, тоже был не в восторге от наших скандалов. Тяжко вздохнув, он опустился на кушетку, обводя комнату растерянными глазами. Какой же он иногда неприспособленный, совсем как ребёнок! И не скажешь, что один из сильнейших магов современности. Не выдержав его грустной мордашки, я обернулась и схватила палочку, намереваясь помочь ему в поисках.

- Акцио, тапки Поттера! - проговорила я чётко и властно. Через секунду искомая парочка беженцев (или лучше сказать похищенных?) подлетела к моим ногам, а уже после этого я отлевитировала их законному владельцу. Эх, Панси! Что-то ты совсем расклеилась! Осталось только у Поттика слёзно прощение вымаливать, стоя на коленях.

- Эээ... - Поттер был в лёгком ауте. Кажется, мысль о манящих чарах в его пустой голове даже не появлялась. - Спасибо!

- И это волшебник, победивший самого Волдеморта! - едко хмыкнула я, награждая парня пристальным насмешливым взглядом, под которым он невольно начал покрываться пристыженным румянцем.

- Насчёт вчерашнего... - внезапно раздался его голос в тишине. Я непроизвольно вздрогнула. Перед глазами диким вихрем пронеслись образы прошлой ночи. О, нет, только не об этом! Только не сейчас, Поттер!

- Давай забудем, ок? - попыталась я замять, заранее предвижу, неприятный разговор. Надеюсь, он не услышал дрожи в моём голосе?

- Хорошая идея. - Согласился он. - Но я всё же хочу попросить у тебя прощения. Я не должен был этого делать. Не знаю, что на меня нашло. Я не хочу, чтобы ты обижалась на меня из-за этого. Извини?

'Мужчины! - разочарованно усмехнулась я про себя. - Для них всё так просто! Они думают, что стоит им произнести одно короткое 'извини' и всё сразу же вернётся на свои места'. По непонятной причине я почувствовала себя уязвлённой и чуточку оскорблённой.

- Не стоит просить у меня прощения, Поттер. - Равнодушно ответила я, пройдя к прикроватной тумбочке в поисках своих наручных часиков. Потом, в задумчивости щёлкнув языком, добавила. - Я обычно не обижаюсь на идиотов.

Моя последняя фраза была сказана насмешливо и, скорее, относилась к шутке, нежели к намеренному оскорблению. Откуда ж я могла знать, что гриффиндорцы не понимают слизеринского юмора, Тёмный Лорд их заавадь!

Наступила звенящая, неестественная тишина. Я, как-то резко поняв, что сболтнула лишнего, обернулась к Поттеру. С виду он был спокоен, даже слишком спокоен. И лишь ярко-зелёные глаза выдавали его истинные эмоции. Прожигающий гневом взгляд парня метал мириады Авад и несметное количество Круцио. Ух ты! Я аж малодушно сжалась под этим зловещим взором.

- Да. - В конце концов, заговорил он после небольшой паузы. Его голос звучал как-то приглушённо, надломлено, а на лице появилось странное выражение, будто он проглотил что-то горькое, отвратительное на вкус. - Я тоже обычно не целуюсь со стервами. - Хладнокровно сказал парень, стремительно поднявшись с кушетки и направляясь к двери.

Его слова произвели на меня неизгладимый эффект пощёчины на ментальном уровне. Догадка, что я неосторожными словами задела гриффиндорца за живое, посетила моё сознание немного запоздало. Сожалея об этом, я попыталась исправить ошибку.

- Поттер, подожди! - окликнула я парня, сделав несколько шагов к нему. Но было поздно. Он покинул комнату, хлопнув дверью и едва не прищемив мой бедный носик. Я в нерешительности застыла на месте, глупо гипнотизируя дверь ещё около минуты. Я ощущала, как в душе образуется нечто неприятное с очень горьким привкусом. Не знаю, чего именно я хотела в этот момент: чтобы Поттер вернулся обратно или, чтобы этого всего вообще не было? Скорее, второе.

Он, конечно же, не ушёл далеко. Брюнет просто стоял за дверью, наверняка, упрямо подпирая собой стену. Я знала, что смогу встретить его в коридоре и ещё раз попытаться объяснить ему всё. Но станет ли он меня слушать? Вот в чём вопрос.

- Дементор подери, - пробормотала я, бессильно топнув ножкой. Затем, быстро натянув на себя бюстгальтер, джинсовые шорты и простую белую футболку, подхватила полотенце и отправилась в коридор - вылавливать злого, как голодная мантикора, Поттера. Мерлин, как же всё сложно!






ОН




- Проклятье, - выплюнул я, со всей силой ударяя кулаком правой руки по выставленной перпендикулярно ладони левой. Боли, конечно же, не было. Вот если бы это была каменная стена, то мою руку ждали бы как минимум две ссадины. Единственное, что я сейчас испытывал, это злость. Безграничная и всепоглощающая. Злость на себя. И ещё больше на Паркинсон. Ах да, про паршивую чёрную кошку в свете последних событий я благополучно позабыл. Ну, ничего, она у меня тоже домяукается! Только позже!

Я прислонился к стене, скрестив руки на груди, и задумался над инцидентом, произошедшим только что в спальне. Я всего лишь хотел попросить у неё прощения. И вот чем всё обернулось! Теперь ещё одной проблемой стало больше. Одного только не могу понять: как ей удалось довести меня до практически неконтролируемой ярости?

В порыве чувств я наградил Паркинсон громким и подходящим её натуре прозвищем - стерва. А она была ещё той стервой. Стервее некуда! А ещё у неё слишком длинный и порой чересчур острый язычок, который не мешало бы немного укоротить. Чтоб на нервы не действовал!

В общем, Паркинсон добилась своего, буквально выцарапав у меня признание, которое давно вертелось на моём языке, но не осмеливалось вырваться наружу. Я многое мог стерпеть и терпел до сих пор, но её последние слова, брошенные таким небрежным тоном, словно она хотела показать мне, каким ничтожеством я для неё являюсь... Эти слова реально взбесили меня. Эх, нервы у меня совсем ни к чёрту стали!

Но я был с ней согласен. Да, я идиот! Я самый настоящий идиот. Я сам повесил на себя этот грёбанный ярлык в миг, когда решил шутки ради обвенчаться с этой язвительной, высокомерной слизеринкой. Почему я это сделал? Я не знаю. Наверное, думал, что где-то глубоко внутри Паркинсон скрывалась вполне обыкновенная, ранимая девушка без всей этой мишуры фальшивого коварства, надменности, расчётливости. А вот хренушки! Паркинсон внутри являлась такой же стервой, какой казалась снаружи. С той лишь разницей, что когда ей это было очень нужно, она могла косить под милую, белую, пушистую и т. д.

Ошибался я и насчёт того, что мы с ней сможем прийти к какому-то общему мнению, будем придерживаться определённой модели поведения, проведём эти две недели в более-менее стабильном мире и согласии. Но нет! О ком я говорю! Это же Паркинсон! Непредсказуемая слизеринская гадючка, бомбочка-сюрприз с часовым механизмом, светская львица, не поддающаяся дрессировке!

Но это лишь малая часть моих проблем. Вчера ночью, во время моего внезапного 'срыва с цепи', я к своему непередаваемому ужасу осознал одну весьма и весьма неприятную и неутешительную вещь: у меня появился стойкий, личный интерес к Паркинсон. Кажется, ей удалось привлечь моё внимание. И это не предвещало для меня ничего хорошего.

Я и сам точно не знаю, когда это произошло. Но, думаю, всё началось с момента, когда слизеринка, одурманенная возбуждающим зельем, завалилась в мою комнату и нахально заявила, что хочет заняться со мной любовью. Дальнейшие утренние события лишь подтверждают мою догадку. А её поцелуй окончательно сбил меня с толку, погрузив в состояние близкое к безмятежному парению где-то около седьмого неба.

В течение нескольких последующих дней эта нервирующая атмосфера лишь нагнеталась неловкими, смущающими ситуациями, двусмысленными намёками, в конце концов, пошлым письмом Малфоя, которое больше выглядело как призыв к активному действию. А затем ещё произошло сокращение магической цепи и вы сами можете представить, как туго мне сейчас приходится.

Мне и без всего этого было довольно трудно найти с ней общий язык. Я не знал, что делать, как говорить, чтобы не ухудшить сложившееся положение. Я понимал только то, что мне непременно нужно уладить все наши конфликты. Жизнь в обстановке непрекращающихся ссор, планирования и реализации очередных подлянок, постоянного ожидания нового взрыва извращённого вдохновения паршивки выматывала не меньше, чем все предыдущие битвы с Волдемортом и его приспешниками.

Позже, если мне всё же удастся (уже в который раз!) заключить с Паркинсон мирный договор, я собирался придерживаться нейтралитета. Мерлин, когда же эти 2 недели подойдут к своему логическому завершению? Никогда ещё время для меня не тянулось так медленно. Я уже не в состоянии сносить выходки моей благоверной и при этом оставаться спокойным. А вот, кстати, и она собственной персоной!

Дверь спальни открылась так стремительно, что я едва успел отскочить в сторону, пока она не заехала мне по носу. Кажется, Паркинсон, так же как и я, была не в восторге от нашего утреннего 'милого' разговора по душам. А ещё, наверняка, от того, что я обозвал её стервой. Это выражалось в её порывистых движениях и мрачном взгляде, который она направила на меня, как только оказалась в коридоре. Смерив мою фигуру каким-то неописуемым пофигистическим взором (вот нахалка!), она плотнее прижала полотенце к своей груди и привалилась к соседней стене, как раз напротив.

Ещё минуту мы, как два упрямых барана, не моргая, буравили друг друга сверкающими глазами. Я был готов поклясться Мерлином, что это самый настоящий визуальный поединок, в народе именующийся 'гляделки'. Вынужден признать, Паркинсон была достойным противником, но, тем не менее, не выдержала жестокого прессинга на глаза. Моргнув, она крепко зажмурилась и болезненно зашипела сквозь стиснутые зубы. Это была чистая победа.

- Поттер! Дементор тебя поимей! - недовольно рыкнула она, потирая глаза кулачками. - Больно же, садист хренов!

- Тебя никто не заставлял пялиться в мои глаза, не моргая. - Резонно заметил я, наблюдая за отчаянно заморгавшейся слизеринкой.

Придя в себя, она направила на меня уничтожающий взгляд, потом неожиданно хмыкнула и хитро улыбнулась уголками губ. Чё-ёрт! Ну, не могу я долго злиться на эту капризную сволочь! Чувствую, что уже почти простил мерзавку. Наверное, я законченный оптимист, если после всего, что вытворяла эта слизеринская скотина, всё ещё верю, что она лучше, чем хочет казаться окружающим.

В следующую секунду она повела себя несколько непредсказуемо. Хотя, она постоянно ведёт себя так. Обойдя меня, она прислонилась к 'моей' стене, заняв соседнее место и беззаботно насвистывая какой-то мотивчик.

- Хорошо стоим! - произнесла она ехидно, скосив в мою сторону необъяснимо весёлый взгляд. С чего это она веселится? Опять что-то задумала? - Поттер, а мы сегодня в ванную пойдём или как?

- Или как. - Непроизвольно усмехнулся я, поражаясь своеобразной манере Паркинсон вести разговор и подкатывать с извинениями. А то, что извинения последуют за этим вопросом, я даже не сомневался. Надо бы первым извиниться. Мы помолчали ещё полминуты, раздумывая о своём, а потом...

- Паркинсон, прости меня.
- Поттер, прости меня. - Услышали мы одновременно.

Переглянувшись, мы захохотали, как ненормальные. На душе сразу стало как-то легко и светло, словно и не было утреннего разговора и вчерашней ночи. Знаю, что это глупо, но я, кажется, начинаю воспринимать Паркинсон как... друга?! Или что-то типа того? Ох! Это уже диагноз! Надо бы головой об стенку удариться или попросить слизеринку отвесить ещё одну пощёчину, чтобы мозги на место встали. А то непорядок! Но я не успел произнести и слова.

- Поттер, какой же ты всё-таки... - протянула Паркинсон с улыбкой на губах, неодобрительно и в то же время насмешливо покачивая головой.

- Идиот? - предположил я, чуть приподняв брови.

- Придурок! - припечатала девушка, безжалостно оскалившись.

- Ну, и стерва! - наигранно возмутился я. - Требую компенсацию за моральный ущерб. - Мда... Хм... Что-то я совсем обнаглел. Как бы она мне сейчас ещё Круциатосом не засветила.

- Утешительные объятия подойдут? - спросила слизеринка, растягивая губы в дразнящей улыбке и морща носик.

- Кое-что другое, конечно, было бы лучше.... - размышляю я вслух, в шутку скользя по её фигуре плотоядным взглядом. Она это прекрасно понимает, но всё же, следуя сложившейся традиции, начинает 'недовольно' пыхтеть.

- Поттер! - лёгкое возмущение в её голосе и безболезненный, но ощутимый удар кулачком в плечо заставляют меня прекратить придуриваться.

- Хорошо-хорошо! - приподнимаю руки в знак безоговорочного согласия. - Объятия сойдут.

- Вот и прекрасно. - Удовлетворённо фыркает слизеринка, обвивая свои руки вокруг моей шеи, и слегка (типа по-дружески) похлопывая по спине. А я что? Я подло (сам от себя не ожидал) пользуюсь моментом, обнимая девушку сначала за тонкую талию, а потом незаметно опуская руки вниз. А, может, и не так незаметно, как мне бы того хотелось.

- Поттер! - снизу раздаётся предупреждающее, почти ласковое шипение.

- Что? - восклицаю удивлённо.

- Руки убери! - требует Паркинсон, как мне кажется, улыбаясь. Её макушка упирается аккурат в мою скулу и невыносимо щекочет подбородок. Но запах от волос исходит восхитительный, какие-то экзотические фрукты, поэтому я решаю немного потерпеть.

- О каких руках ты говоришь, солнышко? - интересуюсь тоном 'Разве это я?! Да я вас вообще в первый раз вижу!'. Всё! Приехали. Последняя остановка. Я так надеялся, что я особенный, но с фактом не поспоришь. Я такой же, как и остальные парни. Озабоченный.

- Наверное, о тех, - говорит слизеринка, мягко отстраняясь, - что только что гладили мой зад!

- Разве? А я и не заметил. - Улыбаюсь рассеянно, строя из себя невинный одуванчик.

- Идём уже. - Паркинсон напускает на себя строгий вид. - И помни: ручки не распускать! Я тебя уже вчера предупредила, Поттер! На первый раз выговор, а потом начну штрафовать!

- И какова сумма штрафа? - прикидываю в уме, насколько можно распустить руки, эээ... точнее раскошелиться.

- Ну, думаю, 10-ти галлеонов вполне достаточно. - Коварно ухмыляется слизеринка, направляясь к лестнице и при этом плавно так повиливая филейной частью. Сте-ерва!

- Что?! - выдыхаю возмущённо и потрясённый следую за мерзавкой. - Паркинсон, у тебя сахарница бриллиантовая что ли?!

- Не бриллиантовая. - Серьёзно отвечает она, а затем тянет ехидно. - Изумрудная, с серебряным напылением.

- Да хоть рубиновая с золотым! Меня это не волнует. - Ржу за её спиной. Обернувшись, девушка бросает на меня прожигающий взор. - Ну... То есть... Я хотел сказать... - вдруг тушуюсь под её не по-детски разъярённым взглядом.

- Ни слова, Поттер! - шикает она грозно, но при этом огромными усилиями воли стремится подавить выступающую на губах улыбку.

'Странная'. - Думаю я, смотря на её затылок. - 'Вчера чуть голову мне не отгрызла за то, что я позволил себе некоторую вольность, а сейчас сделала лишь небольшой выговор потому, что я прошёлся ладонями по её... хм... Наверное, дело в гормонах'.

- А можно штраф будет 5 галлеонов и я пощупаю только правую булку? - спрашиваю с надеждой.

- Ну, всё, Поттер! Тебе не жить!

- Всё! Молчу! - засовываю своё предложение глубже в мысли, пока она меня не прибила.



Я знаю пароль, я вижу ананас,
Я верю, что енот придёт спасать нас!
Я знаю бобров, я вижу бабуин,
Нельзя с амфитамином мешать кокаин!
 
ДеметрисДата: Суббота, 22.02.2014, 16:03 | Сообщение # 38
Снайпер
Сообщений: 100
« 22 »
Боги, как же это, оказывается, удобно, когда у Паркинсон хорошее настроение. Общаться с ней становится намного легче и приятнее.

Во-первых, она не язвит и не огрызается.

Во-вторых, она не пытается меня придушить/прибить/пристукнуть/пришибнуть/заавадить и т. д., или на худой конец нанести мне физический вред, выражающийся в мощных ударах по жизненно необходимым органам. Что очень подло с её стороны! Никакого сочувствия.

В-третьих, она становится почти милой и обаятельной особой.

И, в-четвёртых, она не замышляет против меня ничего чудовищно коварного. По крайней мере, пока не замышляет и это меня вполне устраивает. Но проверить всё же стоило. Мало ли что она там опять удумала? А вдруг это всего лишь отвлекающий манёвр? Ведь у Паркинсон семь пятниц на неделе.

Я искоса бросил на слизеринку недоверчивый взор. Вроде ничего особенного. Стоит себе - зубы чистит. Поймав мой взгляд в зеркале, оборачивается и строит забавную рожицу. Улыбнувшись ей в ответ, облегчённо вздыхаю, и возвращаюсь к бритью правой щеки.

Честно говоря, даже не знаю, что и думать о такой резкой смене настроений моей дражайшей супруги. Но одно могу сказать точно - если вторая неделя нашей вынужденной семейной жизни пройдёт также гладко и безмятежно, я могу считать себя самым счастливым человеком на свете. И к чёрту так не вовремя возникший личный интерес! Паркинсон в роли хорошего приятеля мне импонировала больше. Поэтому я попытался скорее засунуть в самую глубь сознания нежданно-негаданно всплывшие воспоминания о вчерашнем волнительном поцелуе. Вот зачем?! Зачем мы совершаем поступки, о которых впоследствии пожалеем? Ведь знаем же прекрасно, что ничем хорошим это не кончится. И всё равно допускаем кучу ошибок. Наверное, это ирония человеческого существования...

Продолжить философские размышления мне не дали, внезапно приземлившиеся на моём затылке, несколько капель воды. Удивлённо замерев с бритвой в руке, я медленно поднял глаза к потолку и лишь секунду спустя запоздало вспомнил, что на втором этаже дома нет ничего, что могло бы пропускать воду и устроить потоп. Тогда откуда у меня на шее вода? Хм...

Вытянув руку, я провёл ладонью по затылку и стёр влагу. Подозрительно повернувшись к Паркинсон, стоявшей у меня за спиной, я увидёл, как она, старательно надув щёки и сжав губы, ополаскивает рот. На меня она не обратила никакого внимания. Странно...

Ещё раз возведя глаза к потолку, я начал вглядываться в белую, совершенно чистую поверхность. Ничего. Никаких протечек или признаков появления воды. Я уже хотел плюнуть на это и продолжить бриться, как россыпь мелких капелек вновь приземлилась на моей шее. В этот раз я отчётливо почувствовал, с какой стороны прибыли 'гости'.

- Паркинсон! - рыкнув, я тут же отбросил бритву прочь и подлетел к угоравшей слизеринке, сцапав мерзавку за талию, чтобы пресечь её попытки к бегству с места преступления. Черноволосая бестия сопротивлялась, отбрыкивалась и даже намеревалась укусить меня за руку, но я решил, что не спущу ей этого. 'Условное освобождение' здесь уже не поможет, поэтому сразу перейдём к казни источника моих бедствий. Отмахиваясь от её рук, я принялся безжалостно щекотать паразитку. Как я и думал, она жутко боялась щекотки.

- Поттер, прошу! Нет! Только не это! Поттер! - визжала Паркинсон, смеясь и стараясь отбиться от моих 'пыток'. - Поттер, пожалуйста, я больше не буду! Отпусти меня, изувер проклятый!

- Ну, уж нет, получай по заслугам! - расхохотался я 'злобно', чувствуя себя начинающим садистом.

Слизеринка ещё некоторое время оказывала мне безуспешное сопротивление, а затем просто покорно застыла, позволяя своему телу безвольно упасть в мои руки. Ну-у! Я так не играю! Весь азарт как ветром сдуло! Смирившаяся, практически сдавшаяся без боя Паркинсон не вызывала у меня желания зверски защекотать её, пока она не начнёт умолять о пощаде. Разобидевшись на весь мир и отступив от своей 'жертвы' на пару шагов назад, я грустно заглянул в хитро сверкнувшие каре-зелёные глаза. Пока я отвлекался, Паркинсон, которой не откажешь в завораживающей змеиной грации, незаметно выудила из-за спины кусок мыла. Скотина! Обманула, как последнего (извиняюсь за выражение) лоха!

'Когда она его только успела схватить?', - подумал я прежде, чем этот самый кусок мыла полетел прямёхонько в мой лоб. Я быстро среагировал, уклонившись от снаряда. Мыло врезалось в стену, отскочило от неё и упало на пол в метре от нас. Я разогнулся с довольной усмешкой и повернулся к Паркинсон, чтобы подразнить её 'мазилой', но взбеленившаяся слизеринка уже приготовила мне очередной 'сюрприз'.

Молочко для ухода за кожей (как было написано на этикетке с этой баночки), выпущенное в мою сторону мощной струёй, живописно и щедро окатило моё лицо, оставшись стекать крупными каплями с бровей, носа и подбородка. Паркинсон явно переборщила, выплеснув на меня всё содержимое флакона. Что ж, зато теперь моя кожа будет ухоженной и увлажнённой. По крайней мере, так обещали на этикетке. В наступившей зловещей тишине раздалось приглушённое рычание. Ой! Это, оказывается, я так рычу.

Паркинсон, удивлённо приподняв брови, невольно покосилась на дверь. Видимо, уже поняла, что я сейчас её в порошок готов стереть. Сбежать захотела?! Убью, гадину! Моя жёнушка моментально дёрнулась к выходу, а я инстинктивно рванул за ней, по пути подцепив какое-то ведёрко с замоченными в нём тряпками. Кажется, это Кричер тут чего-то вчера не достирал. Так и оставил. Настаиваться. 'Вовремя' так оставил. Вылившаяся из ёмкости порошковая вода расплескалась по всему полу, а тут ещё под мою ногу так некстати подвернулся тот злосчастный кусок застывшей щёлочи. Схватить беглянку я успел, а вот затем мы, дружненько взвизгнув, поскользнулись на мыле. Пол буквально вылетел из-под ног, окружающая обстановка весело подпрыгнула и мы полетели на долгожданную встречу с полом. Приземление было болезненным. Для меня уж точно, так как Паркинсон, эгоистка хренова, вновь исхитрилась навалиться сверху и при этом садануть мой бедный торс острыми локтями. Одежда намокла, сразу же впитывая в себя влагу.

- Паркинсон, кошмар последней недели моей жизни, слезь с меня немедленно! - застонал я, пока что безрезультатно спихивая с себя эту наглую сволочь. Она коротко рассмеялась, но всё-таки послушно сползла с моей ушибленной тушки на пол, устраиваясь рядышком.

- Поттер, ты меня едва не угробил, и после этого получается, что ещё Я и кошмар, да? - 'обиженно' вякнула девушка сбоку.

- Изыди, слизеринское отродье! - скривился я, приподнявшись на локтях. Наблюдавшая за мной Паркинсон лишь весело расхохоталась, ничуть не обидевшись на новое оскорбление её персоны.

- Слушаюсь и повинуюсь, мой господин! - я не успел даже рот разинуть на её неожиданную реплику, как она, поднявшись на ноги, смиренно и раболепно сжала ладони, как это делали, к примеру, индусы, и, поклонившись мне, ловко юркнула в ванную и, на самом деле, оградилась от меня шторкой. Все её действия сопровождались неизменной гаденькой улыбочкой.

- Хэй! - попробовал было возмутиться. - В этот раз была моя очередь принимать душ первым.

- Перебьёшься, Поттер! - коварно крикнула Паркинсон, включив воду. Комнату заполнил шум льющейся воды, а я, яростно скрипнув зубами, уселся на табурет, транспортированный сюда Кричером из кухни ещё вчера утром. Стянув с себя майку, я принялся выжимать из неё воду и как раз в этот момент Паркинсон начала выкидывать интересные штучки.

Приподняв руку над шторкой, она кинула свои шорты, куда придётся. Пришлось прямо мне в руки. Интересно, это она специально раскидывает свою одежду или просто не может дотянуться до крючка? Я ещё не нашёл ответа на поставленный вопрос, как на пол летела её белая футболка. Та-ак! Стриптиз за занавеской - это что-то новенькое!

- Поттер, будь добр, подбери мою одежду. Я не могу дотянуться до крючка. - Попросила Паркинсон. Ну, вот! Подтвердилось моё подозрение.

- ЩАСС! - прошипел я как разъярённый питон. - Я тебе не домовик какой-то, чтобы твои шмотки собирать! - проворчал недовольно, но, тем не менее, лёгким взмахом палочки поднял вещь с пола и отправил в корзину для белья. Кричер потом разберётся.

- Ну, Поттер, пожа-алуйста! Ты же ла-апочка! - умильным тоном протянула девушка, наверняка, желая меня разжалобить.

- Сейчас эта 'ла-апочка' кого-то заавадит, если этот кто-то немедленно не заткнётся! - буркнул сердито, передразнивая слизеринку. - Всё? - спросил неуверенно через минутку. - Больше шмоток не будет?

В ответ на мой вопрос из-за шторки вылетела чёрная, кружевная тряпица и как нарочно приземлилась в моих ладонях. Если Паркинсон хотела меня смутить, то ей это удалось. В руках я обнаружил её бюстгальтер. За шторкой послышалось сдавленное хихикание. Нервно дёрнувшись, я резко забросил порочную вещицу в корзину и взял себя в руки.

- И это всё? - ухмыльнувшись, поинтересовался я у нахалки как можно более беззаботным тоном. - Ты меня даже не завела. Думаешь, я никогда не видел бюстгальтер?

- Хм... - раздалось задумчивое восклицание за шторкой. - Что ж... - не знаю точно, но, судя по хитрым ноткам, скользнувшим в голосе слизеринки, она опять что-то придумала. - Я не хотела, но ты сам напросился, Поттер! Лови!

Секунду спустя мне навстречу стремительно летело что-то совсем крохотное и тоже чёрное. И что же это? Без труда перехватив предмет ещё в воздухе, я развернул клубок и ... ощутил, что мне срочно нужно принять холодный душ. Наверное, нетрудно догадаться, что в руках я держал не менее соблазнительные трусики Паркинсон. Неимоверными усилиями воли я пытался сохранить спокойствие. Хотя бы внешнее. К сожалению, запылавшие щёки предательски выдавали моё нынешнее состояние.

- Ну что, Поттер? Нравится? - спросила Паркинсон вкрадчиво и издевательски. Наверное, едва сдерживалась, чтобы не заржать в голос. Вот с...!

- Впечатлён! - еле-как выдавил я из себя, посылая трусики в полёт до той же самой корзины. - Слушай, а душ скоро освободится?

- Уже почти. - Сообщила слизеринка к моему неописуемому облегчению и удивлению. Как она так быстро душ приняла? - Халат кинешь?

На этот раз препираться я не стал. Мало ли? А вдруг ей взбредёт в голову выйти из ванной, в чём на свет появилась? Вдруг у всех чистокровных мозги набекрень на почве многочисленного кровосмешения и это у них в порядке вещей - кидать в гриффиндорцев нижнее бельё?

Быстренько сцапав её халат, я приблизился к шторке и на вытянутой руке передал вещь девушке, предварительно не забыв благоразумно зажмурить глаза. Издевательский хмык, раздавшийся совсем близко от меня, свидетельствовал о прекрасном расположении духа слизеринки. Через несколько секунд она выбралась, наконец, из ванны, довольная до неприличия и уставилась на меня как-то выжидающе. И что ей нужно? Я принялся раздеваться, но вот проблема! Снимать джинсы на глазах у Паркинсон, нарочно вцепившейся в мою фигуру кровожадным взором, чтобы смутить ещё больше, я не имел ни малейшего желания.

- Эээ... - протянул я растерянно. - Может, отвернёшься? - предложил ей вежливо. Паршивка, фирменно усмехнувшись, закусила губу и впилась в меня ещё более плотоядным взглядом. - Паркинсон! - рявкнул нетерпеливо, в глупой надежде пристыдить нахалку.

- Что? - воскликнула она недовольно, словно, так и полагается. - Услуга за услугу. - Пояснила она с невозмутимым выражением лица. - Ты видел моё нижнее бельё, теперь я хочу взглянуть на твоё. Что в этом такого?

Что в этом такого?! ЧТО В ЭТОМ ТАКОГО?! Нет, они все пришибленные, эти чистокровные придурки! Она что? Измывается что ли? Хотя, о чём я говорю? Конечно, измывается, проклятое слизеринское отродье. Ну, и зачем ей сдались мои трусы? Она же уже видела меня в трусах и, если мне не изменяет память, это зрелище её мало вдохновило.

- Ты уже видела эти трусы. - Решил я напомнить ей, удерживая руки на ремне.

- Чёрт! - она скривила недовольную гримаску, а потом вновь обратила на меня свой пристальный взор. - Ну, тогда, может, ты покажешь мне ещё что-то? - всё это она сказала таким заманчивым голосом, что мне захотелось сию же секунду аппарировать от этой ненормальной маньячки куда-нибудь подальше, желательно туда, где она не сможет меня достать. Например, в Африку. Видимо, мои стремления как-то выразительно отразились на лице, так как в следующую секунду Паркинсон расхохоталась, придерживаясь за живот. - Да, шучу я, Поттер! Расслабься! Изнасилование отменяется. - Едва выдохнула она через активное повизгивание и похрюкивание.

Вот шуточки у неё, блин! Я уже всерьёз начал переживать за душевное здоровье слизеринки, а она, оказывается, прикалывается надо мной.

- Да иди ты! - выплюнул я злобно, чем вызвал новый взрыв хохота моей дражайшей жёнушки, чтоб ей икнулось.

- Ик! - смех оборвался в связи с нежданно-негаданно начавшейся икотой. - Дементор подери! - булькнула слизеринка уже не так радостно, как прежде, и вызвала Кричера, чтобы попросить у него стакан холодной воды.

'То-то же!'. - Подумал я, спрятавшись за шторкой, и, удовлетворённо улыбаясь, принялся спокойно стягивать с себя джинсы.






ОНА




Боггартова икота! Ненавижу! К тому же Поттер весь кайф обломал. Скотина, лишённая чувства юмора. Я же просто веселилась, а он сразу сжался, будто я объявила ему, что прямо здесь и прямо сейчас буду его насиловать. Нужен он мне, как гиппогрифу вторая голова. Хотя... На кое-что взглянуть мне было бы весьма интересно. Просто так, из чисто женского любопытства. Разведка потенциальных возможностей, так сказать.

Ехидно ухмыльнувшись, я на цыпочках подобралась к шторке. С тех пор, как Поттер ретировался от меня подальше, прыгнув в ванну, прошло добрых пять минут. Пар заполнил собой почти всю комнату. Ну и прекрасно! Мне же на руку. Шумела вода и Поттер довольно фальшиво напевал незнакомую мне песенку. Наверное, маггловская. Бедные мои уши! Героически подавив желание заткнуть муженька, я принялась за своё тёмное дельце.

Сделав на шторке почти идеальный, хирургический надрез при помощи одного полезного заклинания, я с гипертрофированным чувством собственного превосходства предвкущающе уставилась на получившуюся щель. Так-так! Посмотрим. Что там у нас? Надеюсь, ты меня не разочаруешь, Поттер! Но Поттер, скотина такая, в этот момент как раз стоял ко мне задом. Тьфу ты! Плюс ещё этот проклятый пар не давал мне ничего толком разглядеть. И вообще...

'С чего такой интерес к Поттеру? Уж не замуж ли собралась?', - вовремя встрял в мои размышления внутренний голос.

'Уже'. - Равнодушно заметила я. - 'Тише ты! Дичь спугнёшь'.

'Молчу'. - Послушно заткнулся голос, а я продолжила своё извращённое занятие, сама не зная, зачем мне это сдалось.

Дементор меня поцелуй, когда Поттер, наконец, обернётся? Задница у него, вроде, ничего так, но этого явно маловато для удовлетворения моего любопытства. От этой мысли я неожиданно для себя покраснела и засмущалась, но уже через секунду отправила эти ненужные никому эмоции, куда подальше. Поттер, сволочь, так и не повернулся, чтоб ему пусто было!

Не успела я подумать, как мой бедный муженёк, случайно уронил мыло, затем благополучно на нём же подскользнулся и рухнул прямо на пятую точку, смешно раскинув свои конечности по бортику ванны. Буквально через секунду послышался злобный мат в сочетании с болезненным стоном. Я застыла на месте и на всякий случай затаила дыхание, чтобы не выдать себя громким ржачем.

Только отойдя от шторки на безопасное расстояние, я дала волю своим чувствам и то не в полную силу. Сотрясаясь от беззвучного смеха, я лишь сейчас вспомнила, что ведьмы и маги с рождения обладали способностью, у простого люда именовавшейся 'дурной глаз'. Как я могла забыть? Вот я и сглазила беднягу. Пожелала, чтоб ему пусто было. Притом так эмоционально пожелала, что он уже через мгновение получил по сахарнице. Мда! Всё-таки я злобная ведьма и не менее злобная стерва. Чем ужасно горжусь!




****



Завтрак проходил как обычно: чинно, спокойно и без эксцессов. Я не стремилась взбесить Поттера, а он, в свою очередь, не трогал меня. Такая ситуация была для нас несколько необычной, но, в принципе, вполне приемлемой. Вообще, Поттер как-то сразу присмирел после того, как я самым наглейшим образом запустила в него своими трусиками. Может, он воспринял их как нечто вроде белого флага для магглов? Или что? Я терялась в догадках, но спрашивать не хотела.

Невооруженным глазом было видно, что Поттер немного сконфужен. Он даже старался не смотреть на меня без особой на то необходимости. И так, как его настроение невольно передавалось мне, я сделала выводы, что сконфуженность - состояние заразное. В момент, когда я уже начала клевать носом и отчаянно зазёвываться, Поттер неожиданно встрепенулся и, одним глотком допив свой кофе, демонстративно бодро улыбнулся мне и поднялся из-за стола.

- Рота подъём! - загорланил он прямо над моим ухом, чем вызвал у меня невольное раздражение.

- Я не глухая, Поттер! Что разорался? - скривив презрительную гримасу, рявкнула я в ответ. - Иду уже, будь ты проклят со своими упражнениями, бегом и Авроратом вместе взятыми! Вот как только увижу начальника этого гадского заведения, ту же секунду зааважу подонка!

- Потерпи, немного осталось. - Усмехнулся Поттер, а я направила на него выразительный взор, требовавший немедленного отчёта. - В понедельник идём на встречу с Министром Магии. - Объяснил брюнет.

- Ого! - уважительно присвистнула я. - Да ты у нас большая свинка, Поттер! - мерзко заухмылялась.

- Пожалуй. - Скромно согласился парень, возведя воистину по-ангельски смиренный взгляд к потолку. Ой, сейчас умру от смеха! Поттер-паинька? Ага! Щазз!

- Хм... - мои губы расплылись в предвкушающей улыбке злодея, задумавшего новую подлянку. - Что-то мне подсказывает, милый, что эту встречу с Министром Магии ты запомнишь на всю жизнь! - обратилась я к супругу с хитрющей усмешкой.

- Ммм... - задумался Поттер с такой же язвительной ухмылкой. - А мне что-то подсказывает, дорогая, что если ты испортишь эту встречу, то я придушу тебя вот этими руками. - Предупредил парень и, словно давая понять мне, что его слова не расходятся с делами, приподнял руки и угрожающе двинулся ко мне, наверняка, желая сцепить пальцы вокруг моей тонкой шейки.

- Остынь, вояка! - бесстрастно отмахнулась я от рук Поттера. - Я пошутила. Встреча пройдёт по высшему классу. Ты станешь аврором, а я стану хоть чуточку спокойнее, так как мне не придётся каждое утро вставать с первыми лучами солнца и бежать неизвестно куда. - Ворчала я, направляясь в прихожую и рыская в поисках своих кроссовок.

У Нэф обнаружилась одна не очень хорошая привычка: она таскала обувь. Любую обувь. Теперь от её хищнических инстинктов страдал не только Поттер, но и я. А вот на крыс, которые огромными табунами бегали на чердаке и днём, и ночью, она почему-то не охотилась. Какая-то неправильная кошка мне попалась.

- Поттер, ты мои кроссовки вблизи не видишь? - спросила я, надеясь, что гриффиндорец будет наблюдательней, но он лишь, ухмыльнувшись, пожал плечами. - Понятно! Акцио...





****



Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу бегать! Вот, если бы у меня был мотив, то бег приобрёл бы для меня большую привлекательность. Согласитесь, что убегать от кого-то и гнаться за кем-то это в корне отличается от простого бега без цели. Оставив язык свободно свисать вперёд, я плелась рядом с гриффиндорцем уже... А, кстати, какую? 3-4 милю? Не знаю. Но знаю, что я начинала уставать. И какой придурок сказал, что бег прибавляет сил и повышает тонус? Идиот! Убить бы этого умника!

Поттер, смотря на меня с искренним сожалением, предложил остановиться и немного передохнуть. Предложение было подхвачено на ура и мы, купив минералку в ближайшем супермаркете, расположились на одной из скамеек, мимо которых как раз пробегали. Жадно присосавшись к горлышку пластиковой ёмкости, я опустошила её сразу наполовину. Поттер наблюдал за мной, широко распахнув глаза.

Утолив жажду, я с удовольствием откинулась на спинку скамьи и осмотрелась вокруг. Довольно милая обстановка. Кажется, сюда мы раньше не забегали. Передо мной открывался вид на небольшую речку, через которую перекидывался массивный каменный мост. Не очень большой, но и не маленький. Берег реки с нашей стороны был покатым и ярко зелёным от покрывавшей его низкой, ухоженной травы. Вдоль берега тянулась красивая аллея, уложенная декоративным булыжником. По обеим сторонам аллеи возвышались ещё молодые, 6-7-ярдовые дубы с пышными кронами, откидывавшими тень на каменную дорогу. Этот берег был относительно спокойным и почти безжизненным, если сравнивать его с 'соседом'.

Противоположный же буквально кишел людьми. Судя по громадному колесу обозрения и, так называемым, американским горкам, с которых доносились отдалённые радостные вопли обывателей, да и вообще, если внимательнее приглядеться к разноцветным палаткам, раскинутым прямо на земле, это был маггловский парк развлечений. Ну, я так думаю. В маггловском парке развлечений я никогда не была, лишь видела на картинках и колдографиях.

- Красиво, - воодушевлённо выдохнула я.

- Угу, - легко согласился Поттер, отхлёбывая воды и, кажется, ещё не совсем улавливая потенциальную 'угрозу' в моих словах. Тоже мне, будущий аврор! У него на такие подлянки должен нюх выработаться, а он ничего не заметил. Сидит себе спокойно и водичку прихлёбывает.

- На сегодня с тренировками покончено? - спросила я издалека, чтобы не шокировать гриффиндорца.

- Угу, - послушно кивнул парень.

- Тогда собирайся. - Поттер, который только что поднёс бутылку к губам и сделал глоток, взглянул на меня удивлённо. - Мы идём веселиться! - радостно закончила я. Даже слишком радостно, так как Поттер, у которого вода, видимо, пошла не в то горло, поперхнулся, закашлялся и разбрызгал минералку на ярд вокруг себя. Я с трудом успела отскочить, дабы не попасть под этот 'фонтан'.

- Что?! - потрясённо воскликнул он, когда, наконец, смог отдышаться.

- Что слышал: мы идём веселиться! - ещё раз объяснила я и рукой указала на парк развлечений, расположенный на другом берегу. Поттер скептически взглянул в том направлении.

- О, не-ет! - протянул он, лукаво усмехнувшись, с видом 'Хрен ты меня заставишь!'.

- О, да-а! - ослепительно улыбнулась я, подбираясь к Поттеру ближе.

- Не-ет! - сказал он строгим тоном и без намёка на улыбку.

- Да-а! - я тоже могла быть убедительной.

- Нет! - Поттер упёрся как ступефайнутый баран. - Ты что? Дитё малое в парк аттракционов таскаться?!

- Нет, я - дитё большое! И, да... Я хочу в парк аттракционов! - я не собиралась отступать без боя. - Или все узнают, о чём грёзит Гарри Поттер во сне! - тут же, коварно улыбнувшись, обрисовала я ему перспективу. Поттер сглотнул и отстранился от меня.

- Сте-ерва! - проныл он, страдальчески возведя глаза к голубому, летнему небу без единого облачка.



Я знаю пароль, я вижу ананас,
Я верю, что енот придёт спасать нас!
Я знаю бобров, я вижу бабуин,
Нельзя с амфитамином мешать кокаин!
 
ДеметрисДата: Суббота, 22.02.2014, 16:05 | Сообщение # 39
Снайпер
Сообщений: 100
« 22 »
Через полчаса, которые мы потратили на возвращение домой, лёгкий перекус сэндвичами и переодевание в более подходящую для похода в парк одежду, мы стояли у входа в 'центр развлечений' и я с ехидным удовольствием наблюдала, как Поттер, скорчив мученическую мину, покупает нам билеты. Ммм! Как же это иногда полезно - быть такой наглой скотинкой, как я! Впереди нас ожидали несколько часов самых разнообразных, я полагаю, ощущений.

Парк, и вправду, оказался довольно большим. В нём имелись не только аттракционы, но и другие виды развлечений. Например, игровые площадки для детей младшего возраста, небольшая рощица в отдалении для пейнтбольных перестрелок (хотя я так и не поняла, что это такое), приличный зверинец и ещё много чего, на что мне бы очень хотелось взглянуть. Нам даже выдали специальную карту парка с указаниями, как пройти к тому, или иному месту.

Пользуясь своей безмерной наглостью и располагая бесценным 'компроматом', который я без зазрения совести пускала в ход всякий раз, когда Поттер начинал упрямиться, я намеревалась затаскать гриффиндорца по всем закоулкам этого увлекательного места. Кстати, парк носил весьма заманчивое для любителей проблем на пятую точку название 'Мир приключений'. И, конечно же, приключения не заставили себя ждать, найдя нас с Поттером практически сразу.

Не успели мы решить, с чего начать нашу культурно-развлекательную программу, как кое-кто другой уже решил всё за нас. В один неожиданный момент за нашими спинами послышались восторженные вскрики, смех, улюлюканье, жизнерадостные голоса, слившиеся в единый невообразимый гул. Такой шум могли производить лишь одни существа на всём белом свете и, сказав 'существа', я вовсе не имела в виду Корнуэльских пикси, которые по сравнению с ЭТИМИ созданиями показались бы вам невинными и дружелюбными милашками.

С каждой секундой шум становился всё громче и отчётливее, что предвещало о приближении этих гадких монстров. Слизеринское чутьё подсказывало мне, что пора делать ноги. Но, обернувшись, я констатировала, что отступать уже поздно: мелкие паразиты окружили нас плотным кольцом, тем самым перекрыв все возможные пути к бегству, а их главарь (или лучше сказать 'предводительница'?) пробирался прямо к нам.

'О, нет! Только не дети! Лучше бы на нас напали 10 дементоров и 20 боггартов!', - истерично провизжал мой внутренний голос и принялся лезть на стенку. Я с ним была полностью согласна и тоже последовала бы его примеру, но рядом со мной ни стенки, ни даже забора, через который можно было перепрыгнуть и убежать, куда глаза глядят, не было. Был только Поттер. Может, спрятаться за ним и молиться, чтобы меня не заметили?

Пока мои мысли текли в подобном направлении, запыхавшаяся и чем-то взволнованная 'предводительница' - женщина 30-32 лет, блондинка с довольно симпатичным лицом и приветливой улыбкой - поравнявшись с нами, обратилась к Поттеру.

- О, прошу прощения, что отвлекаю вас, но не могли бы вы мне помочь? - протараторила она, уставившись на нас жалобными, почти умоляющими глазами.

'Мерлиновы ягодицы, да она хочет подложить нам какую-то свинью!', - немедленно среагировала моя интуиция, поняв, что скрывается за глазками-бусинками. Ещё бы: годы собственной практики принесли богатый опыт в области организации подлянок.

- Чем мы можем быть полезны? - Поттер, троллев джентльмен, сразу же вызвался на помощь. Вот только я тут причём?

- Поттер, я пас! Меня сюда не приплетай! - поспешила я выразить своё недовольство и нежелание быть козлицей отпущения. Вот Поттеру оно самое! Ему судьбой предначертано и на лбу написано.

- Паркинсон, не будь эгоисткой! - попытался пристыдить меня он, уже привычно возводя глаза к небу.

- Я не эгоистка! - вспыхнула я, направив на гриффиндорца испепеляющий взгляд.

- Угу. - Выразительно хмыкнул он, изогнув губы и продемонстрировав во взгляде, брошенном на меня, всё, что он думал по этому поводу. - Как же...

Женщина, молча и слегка ошарашенно, наблюдала за нашей перепалкой, пока Поттер не вывел её из прострации.

- Так что вы хотели? - вежливо поинтересовался он. Я же гневно скрипнула зубами и скрестила руки на груди. Помнится, со мной он не был так участлив, требовательно, почти грубо цапнув за руку и дотащив мою пьяную, невменяемую тушку до церкви.

- Понимаете, - начала женщина свой 'трогательный' рассказ, - когда мы стояли в проходе, я была занята и не заметила, как двое детей улизнули от меня в неизвестном направлении. Правда, один работник видел, как они забежали в парк. Я должна срочно найти их. Думаю, это не займёт больше 15-20 минут. Пожалуйста, не могли бы вы в это время присмотреть за остальными детьми, пока я не вернусь?

- Эээ... - Поттер неуверенно переглянулся со мной и задумчиво почесал затылок. Я облегчённо вздохнула, думая, что он, как и всякий нормальный человек в здравом уме, скажет 'нет'...

- Да. Мы согласны! - воскликнул он, нацепив на свою бесстыжую гриффиндорскую морду радостный кретинский оскал. Смотря на него в эту секунду, я испытала острую потребность схватить что-нибудь тяжёлое и от всей души тюкнуть Поттера по его идиотскому котелку. Жаль, дубины под рукой не было, а использовать магию на глазах у магглов запрещено. Р-р-р-р-р! Как несправедлива жизнь!

Я хотела вмешаться в разговор и возразить, но Поттер, сволочь проклятая, зыркнул на меня Волдемортом, типа 'Только попробуй вякнуть, милая'!'. Я злобно фыркнула, но препираться не стала. К тому же это не я в няньки вызвалась. Хочет возиться с этими сопляками, пусть делает это сам, без моей помощи.

- Отлично! - засияла 'предводительница', едва ли не выпрыгнув из своей старомодной юбки от 'немыслимого счастья'. А меня чуть не вывернуло наизнанку от её беспричинного восторга. Фу! Как можно быть настолько жизнерадостной? Тоже мне, нашла повод для веселья - 'презентовала' нам своих 'драгоценных' и довольная собралась на поиски ещё двоих нервотрёпов. Хотя, если посмотреть на это с другой стороны... Мудрая женщина! Скинула свои проблемы на этого придурка и смоталась подальше. Гениальный план!

- Вот. - Неожиданно произнесла женщина, отвлекая меня от моих размышлений, и, быстренько покопавшись в своей чудовищно бесформенной сумке, выудила оттуда небольшой бумажный шарик, состоявший из безалаберно скомканных маггловских купюр разных достоинств. Я брезгливо сморщила носик, а женщина, не теряя времени даром, всучила этот комок в руки Поттера и, пробормотав что-то про непредвиденные расходы, мороженое, нехватку времени и аттракцион 'Прыг-скок' с надувными батутами, резко развернулась и размашистыми шагами отправилась разыскивать двух сбежавших спиногрызов.

- Эй, постойте! А как вас зовут? - крикнул опомнившийся Поттер вслед дамочке, когда она уже успела отойти от нас на расстояние примерно в 7-8 ярдов. Она обернулась и вопросительно воззрилась на нашу разношёрстную 'компанию'.

- Лора. - Представилась она. - Лора Лэй.

- А меня Гарри Поттер. - Дамочка кивнула.

- Спасибо вам, Гарри! Встретимся через 20 минут возле надувных замков аттракциона 'Прыг-скок'. - Проинструктировав нас, она поспешила прочь. Через несколько мгновений её фигура скрылась за живой изгородью, окружавшей небольшую полянку, на территории которой мы сейчас находились.

- Итак, Поттер, и что нам теперь делать? - спросила я гриффиндорца с ехидными нотками в голосе. Почему-то мне не очень верилось в то, что Великий Золотой мальчик умеет ладить с детьми.

- Ммм... - весьма красноречиво протянул он, тупо уставившись на детей, которые, в свою очередь, так же не отличались оригинальностью, буквально 'сжирая' наши фигуры любопытными взорами. Я издевательски хмыкнула. Что ж, Поттер сам напросился! Сам ввязался - пусть сам и расхлёбывает!

- Ну, Поттер! У тебя... - я по головам пересчитала мозгошмыгов, которым на вид было не больше 9-10 лет. - Девочек - 9 штук, мальчиков - 6 штук. Итого, 15 причин для головной боли и самоубийства. Поздравляю! - едко подытожила я.

- Спасибо, Паркинсон! - поблагодарил он, уничтожающе сверкнув на меня глазами, и повернулся к детям. - Привет! Меня зовут Гарри Поттер. Вы можете называть меня Гарри или просто...

- Дядя Идиот! - внесла я свою лепту, проказливо осклабившись. Ох, когда-нибудь Поттер забудет о своей 'гриффиндористости' и прибьёт меня за мои приколы. Язык мой - враг мой.

- Дядя идиот, дядя идиот! - радостно подхватили спиногрызы, которым очень понравилась моя шутка.

- Паркинсон! - проскрежетал брюнет вне себя от ярости, но убивать меня на глазах у детей не стал. - Ну, хорошо! - выдохнул он на удивление сдержанно, но в его зелёных очах заплясали черти, и я поняла, что это ещё не всё. - Дети, а это тётя Стерва! - та-ак... Чую он до сих пор не простил мне утренний скандал.

- Тётя стерва! - воодушевлённо загоготали сопляки, не отрывая от Поттера обожающих глаз.

- Поттер, да я тебя сейчас по асфальту размажу, поганый паршивец! - зашипела я на новоявленного фантазёра не хуже, чем василиск. Но гриффиндорец лишь гаденько ухмыльнулся... за что и получил от меня увесистый подзатыльник. Дети затаили дыхание, ожидая бури.

- ПАРКИНСОН! ... - начал было Поттер эмоционально, но тут же сжал губы в тонкую полоску, видимо, чтобы не сболтнуть чего-нибудь лишнего и нецензурного при детях. Вздохнув, он взглянул на меня исподлобья и процедил сквозь зубы. - Зачем ты это сделала?

- Чтоб неповадно было! - назидательно буркнула я. На секунду брови гриффиндорца взметнулись вверх, но через миг изумление парня сменилось недоброй усмешкой. Сжав мою руку чуть повыше локтя и одним рывком развернув меня в другую сторону, словно я была тряпичной куклой в его руках, он наклонился к моему уху.

- Ещё одна такая выходка, милая... - зашипел он разгневанно, но я моментально прервала его мстительную речь.

- И что, солнышко? Что ты мне сделаешь? Принесёшь завтрак в постель? - пропела я не менее едко. Не люблю угроз. Особенно тех, которые не имеют под собой почвы.

- А ты хотела бы этого? - его губы изогнула порочная полуулыбка. Он ослабил хватку, позволяя своей руке свободно скользнуть вниз, к моему запястью. У-у-у! Поттер меня с ума сведёт своими намёками. Я неодобрительно покачала головой.

- Знаешь, котик, мне кажется, тебе как можно скорее нужно наведаться в 'Дом весёлых сестричек Флоры и Фауны'. Они оказывают все виды услуг. А тебе, как Спасителю волшебного мира вообще могут сделать крупную скидку и подарить золотую карточку VIP-клиента. Я тебе позже дам адресок. - Прошептала я ему доверительно на ушко и сразу почувствовала давление его пальцев на запястье. Странно, но ни одна мышца на его лице при этом не дрогнула.

- Не играй со мной, Паркинсон. - Сказал он спокойно, будто мы говорили о чём-то обыденном. - Надеюсь, мы поняли друг друга.

- Ещё как. - Я яростно вырвала свою руку из его хватки и развернулась обратно, незаметно потирая то место, где ещё мгновение назад сжимались его пальцы. Интересно, а следов не останется?

- Итак, дети! Сейчас мы дружно возьмёмся за руки и пойдём к надувным батутам. И зовите меня дядя Гарри, хорошо? А это тётя Панси, понятно? - обратился он к детям, указав на меня.

- Неа, - не согласились с ним магглёныши. - Дядя Идиот и тётя Стерва! - провозгласил один мальчик, ткнув в нашу сторону своим маленьким пальцем. Остальные его поддержали частыми кивками головой. Кажется, этот мальчик был у них кем-то вроде 'вожака' стаи. Неформальный лидер! Хм... Ну, ладно! Посмотрим, как с этим справится Поттер.

Слабо рыкнувший гриффиндорец, судя по всему, не был доволен тем, что его мнение оспаривается. Но пока предпринимать ничего не стал. Он удручённо провёл ладонью по лицу и воззрился на детей с обезоруживающей улыбкой. Вот это выдержка. Я даже на секунду прониклась к парню невольным уважением. Но лишь на секунду!

- Хорошо! - оптимистично выдал он, оглядывая своих подопечных задумчивыми глазами. - Кто-то один пойдёт со мной, а другие разобьются на пары. - Но дети на просьбу Поттера отреагировали совершенно иначе. Встав в кружок, они о чём-то зашептались, а потом, хихикая, вытолкнули вперёд девочку с двумя длинными хвостиками.

- А сколько вам лет? - смущённо спросила она у нас.

- Нам почти 18. - Чуть удивлённо ответил гриффиндорец, поймав мой такой же недоумевающий взгляд.

- О-о-о, - подобострастно протянули детки, округлив глазки и подавшись к нам ближе.

- Большие, - уважительно хмыкнул тот мальчик, которого я про себя окрестила 'вожаком'. Затем они вновь зашушукались и снова выслали к нам своего 'переговорщика'. Меня эта ситуация начинала немного забавлять.

- А вы... вы... - та же девочка с хвостиками замялась, не решаясь задать нам очередной вопрос.

- Ну же. - Поддержал её Поттер, присев рядом с ребёнком на корточки. - Ты хочешь что-то узнать?

- Вы встречаетесь, да?! - не вытерпела другая девочка в красном платьице, оказавшаяся более смелой, чем её подружка, или наглой. Тут уж, с какой стороны посмотреть. Поттер взглянул на меня в замешательстве, а я пожала плечами в ответ.

- Нет, мы не встречаемся. - Отрицательно качнула я головой, присоединяясь к 'допрашиваемому' парню.

- Значит, вы женаты? - с умным видом поправив очки, предположил один мальчик, который отдалённо напомнил мне заучку-Грейнджер, когда та была ещё первокурсницей.

- С чего такие вопросы? - вконец опешил Поттер. Полагаю, такого допроса с пристрастием он от этих мелких магглёнышей не ожидал. - Конечно, нет! - рассмеялся он, но, кажется, не очень убедительно, судя по скепсису, застывшему на лицах малолеток.

- Значит, встречаетесь! - утвердительно припечатал 'вожак', скользя по нам самодовольным взором. Хребтогрызы увлечённо зашумели, обсуждая 'новость'.

- Так, дети! Тихо! - призвал всех к порядку слегка раздражённый Поттер. - Мы не встречаемся и мы не женаты. Точка. Тема закрыта. Теперь идём к батутам, а потом я куплю вам мороженое. - Но даже обещание гриффиндорца угостить их сладким, не повлияло на коварных спиногрызов.

- А вы целуетесь? - стыдливо заалела девочка с косичками.

- А вы живёте вместе или в разных домах? - заинтересованно подпрыгнул мальчик в комбинезоне.

- А у вас есть собака?

- Кошка?

- А вы душ вместе принимаете?

- А кто из вас готовит завтрак?

- А кто мусор выносит?

- А вы спите в одной постели?

Магглёныши будто с цепи сорвались, возбуждённо закидывая нас самыми разнообразными, нелепыми, а местами и вовсе неприличными, вопросами. Поттер онемел, в ужасе переводя глаза с одного спиногрыза на другого. А я, оказавшись в роли постороннего наблюдателя, не отказала себе в удовольствии поржать над незадачливой 'нянькой', роль которой сейчас играл парень. Мда, бедный Потти! Детки удобно устроились на его шее, и теперь будут диктовать свои правила. А я ведь знала!

- А вы занимаетесь сексом? - разом перекрыв хор голосов всех своих друзей, прокричал 'вожак' и посмотрел на нас требовательно. Остальные дети тут же умолкли, впиваясь в нас такими же кровожадными взглядами.

Я мельком взглянула на Поттера. Как и следовало ожидать: его состояние оцепенения в данный момент ничем не отличалось от моего ступора. Этот вопрос был неожиданнее грома и молний среди ясного неба. Наверное, если бы перед нами возник внезапно оживший Волдеморт, Поттер и на четверть не был бы так шокирован и растерян, как сейчас. По крайней мере, с ним всё было куда проще, чем с детьми: Авада и заупокойная молитва.

Как уже было сказано выше, я задохнулась от неслыханной наглости. Ещё бы: не каждый же день тебе задают такие вопросы! К тому же, дети! О, Мерлин, чему только этих магглёнышей учат в школе? Не знаю, как Поттер, который в данный момент со своими вытаращенными глазами и отвисшей челюстью очень смахивал на типичного клиента психиатрического отделения Св. Мунго (т. е. конкретного дебила-шизофреника), но с меня хватит! Я такое хамство терпеть не намеренна!

Не теряя времени и счастливого случая надрать кое-кому задницу, я грозной гарпией подскочила к наглецу и прежде, чем он успел увернуться от меня, бесцеремонно сцапала его за ухо. Шокированные моими 'методами воспитания' дети хотели броситься врассыпную, но я задушила панику в корне.

- Стоять! - рявкнула я повелительно, обведя 'крошек' убийственным взором. Все послушно застыли на местах, не смея ни то, что пошевелиться, даже вздохнуть вопреки моей воле. Удостоверившись, что никто не сбежит, я спокойно вернулась к своей 'жертве', присев перед ним, чтобы смотреть прямо в его бесстыжие глаза.

- Теперь слушай меня внимательно, какашка Венгерской хвостороги. - С холодной и оттого более зловещей улыбкой обратилась я к 'вожаку', приблизив своё лицо к его испуганной мордашке. - Со мной шутки плохи, ведь я не дядя Гарри. Если я хоть ещё раз услышу от тебя нечто гнусное и неприличное, то для начала я оторву твоё ухо. - И в подтверждении своих слов я сильнее скрутила упомянутую часть его тела. Мальчик жалобно заскулил. - А если ты не будешь слушаться меня, зловонная отрыжка соплохвоста, я оторву тебе второе ухо. Я ясно выражаюсь? - 'ласково' пропела я. Щенок задрожал и едва не описался в штанишки.

- Да, тётя Стерва! - согласно закивал мальчонка.

- Вот и славненько! - я, наконец, 'отпустила' захваченное ухо и, встав в полный рост, напоследок потрепала непослушного паршивца по пышной макушке. - А теперь живо выберите себе пару. - Приказала я другим. Потом опустила взгляд на своего 'любимчика'. - А для тебя у меня особый сюрприз, - сообщила я, взяв его за руку и продемонстрировав свой фирменный хищный оскал а-ля 'Изголодавшаяся мантикора'. - Ты пойдёшь со мной, сладенький! - мальчик нервно сглотнул, но вырываться не стал. Кажется, понял, наконец, что такие выкрутасы ему дороже обойдутся.

Я с победной ухмылкой обернулась к гриффиндорской горе-няньке. Поттер всё ещё стоял с тем же дебильно-отсутствующим выражением лица и никак не мог отойти от шока. Между тем, дети уже были готовы, выстроившись в ряд по парам.

- Идём уже! Сколько нам тебя ждать? - позвала я витавшего в облаках парня.

- Амм... Ээ... мм... как... Как ты это сделала?! - растерянно пробормотал опомнившийся Поттер.

- О, Поттер! - я закатила глаза. - Семь лет дружбы с такими болванами, как Драко и Блейз, сделали из меня суперведьму. Думаю, Грейнджер меня поняла бы. - Усмехнулась я невесело. - Учись! Так работают профессионалы!

- Угу. - Кивнул он, смотря на меня благодарными глазами.

- Всё. Хватит болтать. Пошли к этим... как их там? - я вопросительно качнула головой, пытаясь вспомнить это странное маггловское словечко.

- Батутам, - услужливо подсказал гриффиндорец, сияя, как новенький галлеон. Я посмотрела на него с сильным сомнением относительно его психического здоровья. Но тут же отмела подобные мысли прочь. Это же Поттер! Наверное, Волдеморт слегка перестарался, убивая будущего Героя волшебного мира. Вот и последствия от неправильно сработавшей Авады.

- Точно. Спасибо. Внимание, спиногрызы! Шагом марш! - выкрикнула я, повелительно вскинув руку, и наш небольшой отряд под моим беспощадным предводительством двинулся вперёд.

Поттер всю дорогу не отводил от меня благоговейного, по-щенячьи обожающего взора, чем нервировал неописуемо, а дети, наоборот, поглядывали с опаской и недоверием. Лишь мой 'любимчик', думая, что я не вижу, зыркал в мою сторону ненавидяще, явно вынашивая план мести. Ну-ну! Посмотрим, на что он способен.

Через 8-10 минут мы были на месте и, как я и думала, дамочки здесь не обнаружилось. Мы решили подождать её, пока дети будут веселиться на батутах, представлявшие из себя надувные разноцветные домики с остроконечными башенками из высокопрочной и эластичной резины.

Оглядев аттракцион, мы заметили, что там огромное количество детей. Поттер обеспокоенный тем, что 'наши' детки могут затеряться среди общей массы, ухитрился достать откуда-то странную палочку, которая оставляла на коже крупную чёрную полосу. Гриффиндорец объяснил мне, что это 'маркер' и он собирается 'отметить' наших подопечных, чтобы их можно было легко отличить от других магглёнышей. Бедные магглы! У них даже нет элементарных чернил и перьев.

На то, чтобы 'проштамповать' спиногрызов, ушло ровно две минуты. Склонившись над Поттером, в котором неожиданно проснулся талант художника, я увидела, что на руке каждого ребёнка он нарисовал по...

- Снитч? - потрясённо воскликнула я. Поттер лишь задорно ухмыльнулся, совсем как уличный сорванец и продолжил нацарапывать свои каракули, которые ещё умудрялись трепыхать дохлыми крылышками. - Хренов ловец! - фыркнула я вполголоса, про себя замечая, что бывших игроков в квиддич не бывает. Квиддич - это заразная и неизлечимая болезнь!

- Отлично! Теперь беги. Веселись! - довольный Поттер отпустил последнего ребёнка и спокойно устроился на скамье, которую я присмотрела для себя уже минуту назад. Наблюдая за детьми на расстоянии, мы стали ждать нашу дамочку. Но она не удостоила нас своим присутствием ни через минуту, ни через пять, когда запыхавшиеся дети прибежали к нам и Поттер повел их покупать мороженое, ни даже через десять минут, когда мы все, устроившись на свободной зелёной полянке, поедали это самое мороженое.



Я знаю пароль, я вижу ананас,
Я верю, что енот придёт спасать нас!
Я знаю бобров, я вижу бабуин,
Нельзя с амфитамином мешать кокаин!
 
ДеметрисДата: Суббота, 22.02.2014, 16:05 | Сообщение # 40
Снайпер
Сообщений: 100
« 22 »
Я скучающе перекатывала три последних замёрзших шарика деревянной ложечкой, решая, какой я съем сейчас - шоколадный, клубничный или лимонный? Киви и пломбир уже были принесены в жертву моему желудку. Я оглянулась вокруг, дети уже успели обляпаться мороженым, как самые настоящие свинки. А ведь я говорила Поттеру не брать так много - они ж его не столько едят, сколько размазывают по одежде.

Обречённо вздохнув, я перевела глаза на гриффиндорца. Поттер понемногу начинал нервничать. Постукивание ногой и прикусывание нижней губы выдавали его с потрохами. Я не могла упустить такой отличный шанс поиздеваться над ним.

- Что ж, Поттер, - протянула я с наигранным сочувствием, когда на моих часах пошла 30-я минута нашего томительного ожидания, - готовься.

- К чему? - отстранённо спросил он, не отрывая глаз от дорожки, которая вела к аттракциону 'Прыг-скок'.

- Как к чему? - усмехнулась я, с видом сытой кошки растянувшись на траве. - Стать счастливым папашей сразу 15 исчадий ада. Тебя кинули! Поздравляю!

- Очень смешно, дорогая! - вякнул он, повернувшись ко мне с кислой миной. - Тогда и ты готовься.

- М-м? - я приподнялась, встречая его хитрый взгляд.

- Стать счастливой мамашей 15 самых прелестных ангелочков... ведь ты вроде как моя жена. - Съехидничал парень.

- А ты уверен, что мы говорим об одних и тех же детях? Мне они ангелочками не показались. - Решила я уточнить. - И вообще, это ты взялся присмотреть за ними, милый! Так что это полностью твоя проблема. Я умываю руки. Быть мамашей я пока не хочу!

- А вам и не придётся. - Возвестил кто-то сверху насмешливым голосом.

Мы с Поттером одновременно повернули головы и увидели за спинами Лору Лэй. Видимо, благодаря нашей увлекательной перебранке мы не заметили, как она появилась из-за угла и подошла к нам. Я огляделась в надежде обнаружить тех двоих, по чьей милости мы 'влипли' в это... Ммм, скажем, в не самую приятную ситуацию, но их нигде не было.

- Вы нашли детей? - недоумевающее спросила я у дамочки.

- К сожалению, нет. - Покачала она головой. - Я знаю, что не должна просить вас... Наверное, я итак уже загрузила вас дальше некуда, но... Гарри и ... эээ, - она запнулась, направив на меня вопросительный взор.

- Панси, - подсказала я, чтобы устранить неловкость.

- Панси, - повторила она, улыбнувшись. - Вы так много для меня сделали, но не могли бы вы побыть с детьми ещё полчаса? Поиски этих негодников займут чуть больше времени, чем я думала. - Виновато оправдывалась дамочка.

- Не волнуйтесь. Нам не сложно. - Отозвался Поттер, а я безуспешно попыталась спалить его огненным взглядом. Жалко, он не очень хорошо воспламенялся. - Может нам объединиться и поискать вместе?

- Я бы с радостью, но кто присмотрит за детьми? Таскать их по всему парку за собой... Нет уж, увольте. Они устанут и начнут капризничать. Лучше я сама постараюсь быстрее найти своих сорванцов. А вы... - она опять посмотрела на нас умоляюще.

- Не переживайте. Мы справимся. - Успокоил её Поттер.

- Спасибо. Тогда через полчаса возле чёртового колеса. - Предупредила она и кинула на нас странный, задумчиво-тёплый взгляд. - Вы очень красивая пара. Спасибо вам. - Сказала она и, быстро развернувшись, зашагала в противоположную сторону.

- Но я... Но мы... Мы не пара! - возмущённо крикнула я ей вслед, но она уже отошла на приличное расстояние, и, скорее всего, не услышала меня. - Что ты ржёшь?! - раздражённо сорвалась я на трясущегося от хохота гриффиндорца.

- Ничего. - Поспешил он благоразумно заткнуться, пока я не вышла из себя.

И чего он лыбится, словно Хагрид, которому привезли новую зверушку, и ещё как-то не по-Поттеровски сверкает глазками? Придурок! И вообще, какого дементора все говорят нам, что мы красивая пара или 'О, милочка, как тебе повезло с парнем!'?! Меня это уже бесит!

- Дядя Гарри, дядя Гарри! У меня шнурок развязался! - звонкий девчачий голосок тут же вернул меня в реальность. К Поттеру подбежала девочка в белом нарядном костюмчике и капризно подставила ему свою ножку.

- Ну-ка, посмотрим. Что тут у нас? - Поттер присел перед девочкой на колени и принялся приводить в порядок запутавшиеся шнурки её маленьких беленьких кроссовок.

Я невольно возвела глаза к небу. Вот ведь странная штука жизнь. Когда я просила гриффиндорца о том же, он лишь посмотрел на меня как на идиотку и деликатно посоветовал обратиться в отдел диагностики психических заболеваний в Мунго. Вердикт неоспорим: дети получают всё! Несправедливо!

- Готово. - Довольно подтвердил брюнет и, поднявшись с колен, ласково потрепал девочку за щёчку. Сначала она фыркнула и нахмурила бровки (наверное, ей не нравилось, когда ей трепали щёчки), но, оценив результат его работы, она солнечно улыбнулась гриффиндорцу. Так улыбаться могут только дети. И ещё, как бы странно это не прозвучало, Поттер. Откуда только в этом недобитом Спасителе столько любви и терпения к ближним, людям вообще и в особенности к детям? Наверное, это известно лишь Мерлину и самому парню.

- О чём задумалась? - раздался возле самого уха голос неожиданно возникшего рядом гриффиндорца. Тьфу ты, дементор его подери! Я едва не вздрогнула от испуга. И как он только успел? Только что завязывал шнурки этой маленькой нахалке, а сейчас уже сидит возле меня. Мдя! Кажется, я очень глубоко нырнула в свои мысли, раз не заметила его приближения.

- Ни о чём серьёзном. - Пробормотала, прищурив глаза. Солнце светило слишком ярко. Зря я не захватила с собой кепку или хотя бы тёмные очки. - Размышляла, что бы мне ещё такого сделать, чтобы превратить твою жизнь в хаос? - призналась, хищно ухмыляясь.

- Расслабься. - Посоветовал брюнет, приподняв уголки губ в лёгкой улыбке. Этот жест значил, что он оценил мою шутку. - Ты уже сделала своё грязное женское дело! - Поттер приподнял свою левую руку и указал на неё глазами, намекая, очевидно, на невидимое обручальное кольцо. Я рассмеялась, представив на секундочку, какой мукой для холостяка может быть брак и, как его последствие, семейная жизнь. - Что может быть хуже такой жёнушки, как ты? - фыркнул брюнет, подтверждая мои предположения.

- Да, ты прав, Поттер! Что может быть хуже, чем... - но окончить свою мысль мне не дали, так как мы с гриффиндорцем в следующую секунду подверглись коварному нападению со стороны врага. Мой 'любимчик' и одна присоединившаяся к нему девчушка довольно метко обкидали нас мороженым. Моему муженьку досталось прямо в лоб, а мне подтаивающий шарик пломбира угодил в область между шеей и ключицей и начал молочными дорожками стекать вниз, к вырезу моей футболки. Вот именно поэтому я говорила Поттеру не покупать столько мороженого!

Вокруг воцарилась зловещая тишина. Дети застыли в предвкушении нашей бурной реакции на их выходку. Больше всех ликовал, конечно же, 'вожак', который, я чую, выступил инициатором этой гадской подлости. Поттер, аккуратно сняв очки, медленно провёл ладонью по лбу, стирая с него вязкое светло-кофейного цвета вещество. Затем, поднеся руку ко рту, неуверенно лизнул.

- Вкусно, - невозмутимо и как бы, между прочим, констатировал он, переведя взгляд на меня. - Тебе помочь?

- Чего? - непонимающе уставилась я на него. Он как-то таинственно приподнял правую бровь и ухмыльнулся.

- Ну, тебе помочь с мороженым? - и тут он плотоядно заглянул мне в вырез, куда уже успела скатиться растаявшая сладко-липкая субстанция, и как-то уж слишком смачно чмокнул губами, совсем как это делают лягушки, охотящиеся за светлячками. Я тупо уставилась на его руку, с которой жирными каплями стекало мороженое, и только сейчас до меня дошёл 'намёк' Поттера.

- Йййяк! Отвали от меня, Поттер! - скривила я губы в неописуемом отвращении, когда представила, что именно он делал со мной в своих мыслях. Ведь, как сказал какой-то умный человек, если ты хоть немного волнуешь парня, то в своих фантазиях он уже давно переспал с тобой, применив не менее 20 различных позиций. 'Повезло' же мне с этим извращенцем, у которого, наверняка, очень богатое воображение и неконтролируемый гормональный взрыв.

Добившись своего, то есть в очередной раз, доведя меня до грани психопатического припадка, Поттер заржал как фестрал обожравшийся галлюциногенных грибочков. Я смерила его прожигающим взором, но он не обратил на это никакого внимания, продолжая ржать, пока я приводила себя в порядок и 'выгребала' пломбир из места, в котором его по идее быть не должно. Ну, де-ети! Ну, сволочи! Сейчас они у меня получат под зад. И Поттеру тоже заодно достанется. Он уже давно напрашивается.

- Поттер, ты подлая скотина! Я тебе говорила... Я же просила по-человечески! - орала я на ржущего брюнета в лучших традициях разъярённой супруги. Он состряпал 'сожалеющую' мордочку, но уже через секунду вновь затрясся в диком хохоте, не сдержав распиравших его эмоций.

Я разозлилась не на шутку. Всё! В этот раз он своим хроническим идиотизмом и гриффиндористостью довёл меня до ручки! Мило улыбнувшись, я без лишних слов, одним мощным пинком скинула Поттера со скамьи. Оказавшись на травке, он сначала болезненно ухнул, потом неожиданно рванулся вперёд и, схватив меня за ноги, стянул мою бедную тушку вниз. И тут начался настоящий хаос.

Дети, расценившие наши действия, как некое приглашение, с диким гиканьем за считанные секунды облепили нас со всех сторон и нелёгким грузом навалились сверху, закрывая собой весь обзор. В следующий миг я и Поттер оказались прижатыми друг к другу в большом коме активно барахтающихся, пинающихся и щипающихся зловредных тел. Благодаря неимоверным усилиям своих локтей я распихала домогавшихся меня спиногрызов и вырвалась на свободу. Но моё условное освобождение длилось недолго.

Едва я успела выползти из этой свалки и набрать воздуха в лёгкие, как прямо надо мной раздался противный голос 'вожака', вернувшего свой авторитет. - В атаку! - пятеро паршивцев накинулись на меня с новой силой и начали тянуть за ноги обратно в 'клубок'. Я руками зацепилась за два каких-то травяных пучка, неаккуратно торчавших из земли.

- О, не-ет! Ты не посмеешь, гадёныш! - я впилась в наглеца угрожающе, но в ответ этот маленький мерзавец лишь оскалился и, подняв руку, провёл ею 'мёртвую петлю' под подбородком. От неожиданности я поперхнулась и невольно отпустила пучки, позволяя детям беспрепятственно волочь меня обратно.

Он угрожает? Мне? Да я... Да я его... Это вызов, это бунт, это революция, это ярый протест против режима правления! Они хотят смены власти, им нужны политические реформы, они жаждут войны?! Что ж, они её получат! Всё, им конец!

- Ну, вы сами нарвались, сволочи! - рявкнула я, молниеносно вырывая ноги из хватки нескольких сорванцов и, успевая ещё схватить в 'заложники' троих из них. Ещё двое, испугавшись, шарахнулись от меня в стороны, а своих 'пленников' я свалила в кучу, лишь одним взглядом заранее отбив у них всякое желание нападать.

'Вожак', увидев, что я освободилась, удивлённо приподнял брови и округлил глаза. На его лице проступил страх. О, да! Я кровожадно ухмыльнулась, намереваясь схватить эту мятежную свинку, но стоило мне сделать ещё один шаг вперёд, как заклятье привязки сразу же напомнило о себе, сжимаясь болезненным узлом в центре груди. Поттер, что б ему! Придётся вытаскивать его 'избранную' задницу, как бы странно это ни звучало, из ... детей.

Я повернулась назад и содрогнулась при мысли, через какой ад мне нужно пройти, чтобы вырвать гриффиндорца из плена злобных мелких гоблинов. Собравшись со своим мстительным слизеринским духом, которому обычно не было присуще совершать необдуманные поступки (это всё негативное влияние гриффиндористости Поттера), я уже была готова прыгнуть в 'свалку', но, как оказалось, этого совершенно не требовалось.

Клубок распался, явив моему взору вполне здорового и довольного Поттера, добровольно игравшегося с детьми. Он, смеясь и дурачась, 'катал' спиногрызов по зелёной траве лужайки, время от времени, благородно позволяя им вешаться ему на шею с весёлым визгом. А я уже собралась было проявить свои героические наклонности. Впервые в жизни, кстати, а он... Мда! Тут есть над чем задуматься: гриффиндорский извращенец любит играться с детьми. Эта новость взорвала бы все периодические издания волшебного мира. А на одном снимке можно было бы заработать минимум сотню тысяч галеонов.

Неожиданно он замер, наверняка, поймав мой озверевший взгляд, и в это мгновение в нём нечто изменилось, словно что-то исчезло. Это его неуёмное ребячество или свет в глазах, что ли? Что-то такое, что делало его самого похожим на ребёнка.

- Кхм-кхм... - прочистил он горло, тут же принимая серьёзный, взрослый вид. - Дети, всё! Хватит. - Сказал он спокойно тем размеренным и рассудительным тоном, так не вязавшимся с ещё не потухшими задорными искорками в его взгляде. - Иначе тётя Панси взбесится и разорвёт нас в клочья. - Добавил он шёпотом, заговорщически подмигнув магглёнышам. Дети хитро блеснули своими глазками-бусинками и нехотя успокоились, рассевшись, кто, где был, прямо на траве.

Один мальчик с тёмно-каштановыми кудряшками сидел прямо на коленях Поттера и тот обнимал его руками. Я окинула эту шайку придирчивым взором: все были отменно грязные и растрёпанные, как свиньи в хлеву. Даже Поттер. Хотя нет. Не так. Поттер в первую очередь. Он вообще самая главная свинья в этом свинарнике. 'Нам крупно влетит от Лоры!', - подумала я удручённо.

Тяжко вздохнув, я открыла рот, чтобы вслух зачитать этим скотинам лекцию о пользе чистоплотности и примерном поведении... но в этот миг меня оборвали на полуслове самым хамским образом, не достойным даже великих и гадких слизеринцев: какой-то камикадзе запустил в меня злосчастный пломбир, врезавшийся аккурат в мой нос и запачкавший всё лицо.

- Выыыы... - завопила я как банши, больше не в силах управлять охватившим меня праведным гневом. - Вы микроскопические паразиты! Зааважу всех нахрен! - заменив вопли звериным рёвом, я рванулась в атаку. Впечатлённые моим эффектным обещанием дети, вереща как малолетние детёныши мандрогоры, в панике повскакивали со своих мест и кинулись наутёк.

- Паркинсон! Проклятье! Быстрее... Бежим... Они же сейчас все слиняют! - взволнованно вскочил на ноги Поттер, оглядывая убегавших детей испуганным, а меня испепеляющее-обвиняющим взглядом.

- Остынь, Поттер. - Я презрительно скривила губы и неспешно подошла к гриффиндорцу, заставив его сесть на место грубым толком в плечо. - Нервные клетки не восстанавливаются. - Напомнила я. Затем села сама и, скрестив ноги, стала ждать. Дети уже исчезли из виду.

Поттер смотрел на меня с примесью шока и ненависти в один и тот же миг. Удивительный взгляд. Раньше я такого у него не видела. Признаться, я вообще мало у кого встречала такой пронизывающий взор.

- Что, Поттер? Хочешь меня убить, не так ли? - попробовала я угадать его мысли.

- Знаешь, возникла такая идея. - Признался он искренне, всё ещё не веря в то, что я сделала. - Что нам теперь делать? Как искать детей? Ты об этом подумала, Паркинсон?! - казалось, он был близок к истерике. Он сидел рядом, беспомощно обхватив голову руками и запустив пальцы в вихрастые пряди.

Создавалось впечатление, что у него дико болит голова. А я подумала, что ещё несколько секунд, и он начнёт покачиваться взад-вперёд так, как это обычно делают умалишённые. Это не было смешно. Я видела много таких людей в первые месяцы после войны - потерянные, сломленные горем, одинокие и никому не нужные. Какой-то неприятный ком обволок моё горло изнутри. Я сглотнула, на секунду сморщив лицо, и поспешила развеять мрачное настроение гриффиндорца.

- Вообще-то, подумала. Не волнуйся. - Произнесла я тихо.

- Что? - Поттер опустил руки и взглянул на меня неверяще, с надеждой.

- Что 'что'? - хмыкнула я. - Говорю же, не волнуйся. Нам не придётся искать твоих магглёнышей и тем более ловить их.

- Но как? - удивился он.

- А вот так. Побегают-побегают и вернутся. Куда ж они, милые? - улыбнулась я загадочно.

- Но как?

- Как-как? - фыркнула я, начиная раздражаться. - Да вот так! - я указала направо. Оттуда к нам приближался 'вожак'. За ним плелись ещё шестеро. - И вон так! - я ткнула пальцем в другом направлении. По той дорожке бежали оставшиеся восемь ночных кошмариков профессора Снейпа. И у всех на лицах было лишь одно выражение - непонимание происходящего.

- Как тебе удалось? - изумился брюнет.

- Это же элементарно, Поттер! - я сорвала одну более-менее цельную на вид травинку и принялась покусывать её зубами. Эх-х-х! Вот бы сейчас на пляж... солнышко... песок. - А? Что? - я открыла глаза и увидела перед собой заинтригованного Поттера, который тряс меня за плечо, пытаясь достучаться до моей замечтавшейся тушки. - Отстань. Это всего лишь заклятье притяжения. В детстве моя няня удерживала меня на месте только с его помощью.

- Но когда? - продолжал допытываться парень. Вот приставучий, а?!

- Когда-когда! Пока ты мороженое покупал!

- Паркинсон, я тебя сейчас расцелую! - счастливый Поттер подался было ко мне, чтобы обслюнявить, но я априори увернулась от его посягательств.

- Э-э, нет! Не стоит благодарности, Поттер! - я остановила воодушевлённого парня, уткнувшись в его грудь ладонью.

- Ну, как знаешь. - Нагнав на себя 'обиженный' вид, буркнул Поттер. Но миг спустя, улыбнувшись, лукаво мне подмигнул. - Ты многое упускаешь, детка! - та-ак! Я щазз в обморок свалюсь! Поттер умеет флиртовать?! Этот день в календаре надо обвести красным кружочком.

- Что именно? - ехидно уточнила я, желая обломать самонадеянного нахала. - Возможность обменяться микробами полости рта с самим Спасителем волшебного мира?! Не хватает своих, а, Потти?

Гриффиндорец громко расхохотался и всё же, обхватив меня руками так быстро, что я даже не успела возмутиться, щедро облобызал мою щеку.

- Спасибо! Ты прелесть. - Шепнул он мне на ухо, отстраняясь. После такого неожиданного комплимента я ещё минут пять ходила как пришибленная Ступефаем лабораторная крыска.

- Я же говорил, что они встречаются! - услышала я самодовольный голос 'вожака' за своей спиной. Рывком повернувшись в его сторону, я уже хотела, как и обещала, оторвать ему ухо, но потом расслабилась. Какое мне дело до этого сопляка? И вообще...

Мир сошёл с ума: я живу с Поттером, он называет меня прелестью (а я как-то и не против этого), все вокруг думают, что мы прекрасная пара и ... Да ну их к дементоровой тётушке! Пусть думают, что хотят.



Я знаю пароль, я вижу ананас,
Я верю, что енот придёт спасать нас!
Я знаю бобров, я вижу бабуин,
Нельзя с амфитамином мешать кокаин!
 
ДеметрисДата: Суббота, 22.02.2014, 16:06 | Сообщение # 41
Снайпер
Сообщений: 100
« 22 »
ОН



Последнюю неделю я только и делал, что удивлялся. Удивлялся всему, не прекращая. В первый раз я очень сильно удивился, когда обнаружил на своём безымянном пальце обручальное кольцо, которое означало, что выпускной вечер всё же не обошёлся без эксцессов. Второй раз я был удивлён тем, что женился на слизеринке. Даже более того: не на какой-то слизеринке, а на Паркинсон - подруге моего заклятого врага. Но это ничто по сравнению с третьим удивлением, накрывшим меня подобно холодной волне в момент, когда мы поняли, что не можем отойти друг от друга более чем на несколько ярдов потому, что какой-то священник-шизофреник наложил на нас особое связывающее заклятье. А дальше, как говорится, больше - моя жизнь превратилась в сущий ад. И всё это благодаря дурацкому пари, заключённому с Малфоем. Но через некоторое время я с удивлением понял, что даже ад может быть не так плох, если привыкнуть к Дьяволу.

Я рассеянно взглянул на своего персонального Дьявола, точнее Дьяволицу, нетерпеливо шагавшую из стороны в сторону. Как мы и договорились с Лорой, через полчаса дети после битвы мороженым были приведены в порядок и отведены в нужное место... вот только блондинка опять запаздывала. Поэтому Паркинсон и бесилась.

Осматриваясь, я надеялся увидеть женщину в массе людей, проходивших мимо, но безуспешно. Вокруг нас кипела жизнь. Большие группы любителей покататься на чёртовом колесе, подходили к аттракциону, желая подняться на высоту около ста ярдов, чтобы оглядеть живописные окрестности. Я прекрасно понимал мотивы этих людей. Высота завораживает. Там, наверху всё кажется другим: земные просторы становятся более необъятными, здания маленькие, совсем как игрушечные, а люди крошечные, будто насекомые и весь мир словно у тебя на ладони. Но колесо обозрения не могло вызвать во мне непередаваемых ощущений, появлявшихся в моменты полёта на метле. Это невозможно было описать словами. Это больше, чем сильное наслаждение, больше, чем бешено колотящееся в груди сердце, даже больше, чем чувство победы.

Я печально вздохнул, в тайне мечтая вновь сесть на метлу и улететь куда-нибудь вдаль, к океану... нестись как морской ветер, рассекая воздушные потоки, вдыхать аромат солёного бриза, ощущать на ладонях и лице капли морской воды...

Я бы мог осуществить свою маленькую прихоть хоть сейчас, но я был скован некоторыми препятствиями, главным из которых являлась, конечно же, Паркинсон, которая едва ли одобрит мою затею. Хотя бы из вредности. Нет. Она точно не согласится. Плохая штука этот брак. Он превратил меня из свободолюбивого ястреба в петуха с подрезанными крыльями. Слава Мерлину, что это не на всю жизнь, а лишь на 2 недели. И если говорить начистоту ни я, ни слизеринка ещё не созрели для серьёзных отношений, при которых возможны сильные чувства и создание полноценной, крепкой семьи.

Но Паркинсон, несмотря на то, что временами напоминала мне капризного дьяволёнка, поражала меня своими взглядами и отношением к некоторым вещам. Взять хотя бы детей. По всем признакам было видно, что она их не любит. Хотя изредка мне казалось, что дело вовсе не в любви, а в страхе. Такое впечатление, словно она боялась общаться с ними. Это выразилось в её действиях: она круто взяла их в оборот, сжав в ежовых рукавицах. Она не пыталась найти с ними общий язык, поставив перед жёстким выбором: либо они её слушаются, либо она наказывает их за неповиновение. И её страх выражался не столько в контакте с детьми, а сколько в неумении с ними общаться. Взяв их под строгий контроль, она боялась потерять свою власть.

- Ну и где она?! - 'взорвалась' Паркинсон примерно через пять минут возвратно-поступательного хождения по прямой линии.

- А мне откуда знать? - буркнул я беззаботно, переведя взор на неё, а потом на детей, впившихся вожделенными взглядами в чёртово колесо. Мда... Не дети, а прям сюрпризы ходячие. Чего стоит один лишь мальчик, который рискнул задать нам вопиюще непристойный вопрос, резко вогнавший нас в ступор. Я к своему стыду не сразу отреагировал на его выходку. А через пару секунд было поздно. Разгневанная подобным поведением мальца, слизеринка учинила самосуд и у деток сразу отпало всякое желание узнавать подробности нашей 'семейной' жизни, да и вообще действовать нам на нервы. Правда, ненадолго.

Они всё же отплатили ей сполна, начав закидывать нас мороженым, но и здесь она не растерялась. А заклинание, которое к ним применила дальновидная слизеринка, стало для меня настоящим открытием. Иногда меня даже посещала мысль, что я не знаю и сотой доли тех заклинаний, которыми она владела. Мне не очень нравился её способ, но я вынужден был признать, что под страхом быть наказанными злой тётей, дети слушались Паркинсон намного лучше, чем меня с моим демократическим подходом. К тому же, после необъяснимого инцидента, когда дети вернулись обратно, хотя желали совсем иного, попыток сделать от нас ноги они больше не предпринимали. Но, несмотря на все её действия в отношении детей, я должен признать, что из Паркинсон, скорее всего, получится строгая, но хорошая, возможно, даже любящая мать. Хотя, как я не старался, я не мог представить её с ребёнком на руках и выражением бескрайней любви в каре-зелёных глазах. Может, это оттого, что слизеринцы не ассоциировались у меня с позитивными эмоциями?

- Как это откуда?! Это же ты ввязался в эту авантюру! - накинулась на меня брюнетка, отрывая от размышлений и возвращая на грешную землю. При этом от усердия она едва не забрызгала меня своей ядовитой слюной, давая мне отличный шанс побесить её ещё немножко, пройдясь по теме её социального 'происхождения'.

- Полегче, змеючка! - усмехнулся я. - Яд - вещь драгоценная. Его надо беречь. Мало ли...

- ЧТО-О-О?! - защипела она, попавшись на мою уловку. Я довольно ухмыльнулся и показал ей язык. - Я тебя придушу, Поттер! - пообещала Паркинсон, скорчив мстительную мину, но осуществить задуманного не смогла. Точнее, её прервали на самом интересном.

- Ох, вот вы где! А вас не так-то легко увидеть из-за этой толпы народу. - Послышался звонкий голос за её спиной. Мы устремили взгляды в ту сторону. Перед нами стояла Лора с двумя мальчиками, которых она крепко удерживала за уши, наверное, потому, что те брыкались и пытались сбежать от неё. Один был тёмненький и взъерошенный, как сердитый воробушек, а другой - беленький с тщательно уложенными назад волосами и несколько высокомерным видом. Он сразу напомнил мне...

- Слушай, Поттер, - гаденько захихикала Паркинсон, легонько поддев меня своим плечом и кивнув на мальчиков, - они похожи на тебя и Драко на первом курсе! - я кисло улыбнулся, но не мог с ней не согласиться. К тому же, некоторое сходство всё же присутствовало.

- Знакомьтесь, это Дэниэл. - Указала Лора на тёмненького. - А это Том. - Её взор пал на светленького дьяволёнка. - Обнаружила этих проказников, когда они пытались покататься на американских горках. Слава Богу, успела поймать их в последний момент. - Поделилась она информацией, облегчённо вздыхая. - Гарри, - она посмотрела на меня, - Панси, - затем на слизеринку, - я так вам признательна за вашу помощь.

- Не стоит благодарить нас. Нам было не сложно, - отозвался я. Паркинсон скосила на меня недовольный взор, но я не обратил внимания на её манёвры.

- Надеюсь, дети вам не надоедали? - спросила она настороженно.

- Нет, что вы! - поспешил я успокоить её. - Они все очень хорошие и милые. - Я подмигнул детям и они, будто сговорившись, синхронно натянули на губы самые солнечные улыбки из серии 'Это не я разбил фарфоровую вазу конца 16 века'. Хороши черти! Маленькие волчата в овечьих шкурках. Но на то они и дети, чтобы проказничать и шалить. Когда же ещё, если не в детстве?

- Угу. - Вторила мне Паркинсон, как-то подозрительно 'сладко' улыбнувшись. - Такие послушные и находчивые. Они нам даже устроили показательное выступление. Мини-спектакль, так сказать. - Добавила она вкрадчиво, чтобы у Лоры не оставалось никаких сомнений по поводу того, что её дети те ещё поганцы. Я обернулся к Паркинсон с немым обещанием в глазах придушить её при первом же удобном случае. Только на слизеринку мой прожигающий взор впечатления не произвёл.

- О, боги! - ахнула женщина, прикрыв рот ладошкой и почему-то сразу осматривая наш внешний вид. Наверное, искала следы последствий. - Что ещё они натворили? - она метнула на детей суровый взгляд. Те непроизвольно сжались. Видимо, это не первая их проделка и не первое наказание от мисс Лэй.

- Паркинсон! Кто же тебя за язык тянул, а? - проскрежетал я сокрушённо, устало потерев переносицу. - Лора, успокойтесь. Вам не о чем волноваться. Всё прошло просто отлично.

- Вы уверены? - переспросила она с сомнением. - Если они доставили вам хоть малейшие затруднения, я накажу их...

- Не надо! - воскликнули мы с Паркинсон одновременно, чем немало удивили не только самих себя, но и женщину, стоявшую напротив и в данное мгновение смотревшую на нас с выражением крайнего изумления на лице. Что-то мы слишком часто начали говорить синхронно.

- Надо же... - произнесла она, выглядя заинтригованной. - Вы словно читаете мысли друг друга. - Засмеялась блондинка.

- Надеюсь, это не так. - Улыбнулась ей Паркинсон в лучших традициях светских львиц. Приветливы, чуть высокомерны и властны на людях, без свидетелей жестоки и опасны, а наедине с самими собой - ранимы и ничем не отличаются от обычных женщин. - Было бы не очень честно с его стороны, - лёгкий кивок на меня и небольшая пауза, - знать все мои мысли. Так мы могли бы поубивать друг друга ещё до того, как откроем рот. - Хитрая, скользящая по губам, усмешка слизеринки заставила меня задуматься над её словами. Интересно, почему она опасается своих мыслей и что такого ужасного обо мне она может скрывать в своей лукавой головке?

Лора рассмеялась. - Вы удивительные. - Призналась она. - Я ещё не встречала таких пар, как ваша.

- И не встретите. - Убеждённо произнесла Паркинсон. - Мы единственные в своем роде. Сочетание несочетаемого. Феномен, можно сказать. - Засмеялась слизеринка, хотя по её лицу, исказившемуся в момент, когда она вновь услышала запретное слово 'пара', я бы не стал утверждать, что это искренний смех. Скорее фальшивое прикрытие для истинных чувств.

- Что ж. - Блондинка приподняла уголки губ в грустной улыбке. - Я была рада с вами познакомиться. Ещё раз большое спасибо за помощь. А нам пора. Я обещала детям отвести их в зоопарк. Не так ли? - спросила она, обратившись к ним. Детки, скучковавшиеся за её спиной и по бокам от нас, поддержали этот вопрос дружным восторженным визгом.

- Лора, я хотела вас спросить, но никак не было времени... - неожиданно заговорила Паркинсон. - Это все ваши родные дети?

- Что вы! Господи упаси! - воскликнула Лора, заразительно расхохотавшись, а потом смущённо прикрыв рот ладонью. - Это мои воспитанники. Ученики младшего класса Вестминстерской школы. - Объяснила она. - Из моих здесь только вот этот. - Она притянула к себе того самого светленького мальчика и потрепала его за ухо. Тот недовольно сморщился, окинув фигуру матери обиженными глазами.

- А-а! - кивнула Паркинсон понимающе.

- Ну, удачи вам! - пожелала женщина и, развернувшись, отправилась своей дорогой. Дети последовали за ней, не забыв помахать нам ладошками. А я вспомнил, что забыл кое-что сделать.

- Лора! - окликнул я блондинку, пока она не успела скрыться в толпе посетителей парка. Она обернулась. Я попросил Паркинсон пойти за мной, преодолевая несколько ярдов, разделявших нас и наших нечаянных новых знакомых. - Чуть не вылетело из головы. - Сказал я, когда оказался напротив мисс Лэй.

Запустив руку в карман, я вытащил оттуда деньги, которые блондинка дала мне при первой встрече. Только теперь они были аккуратно сложены, а не беспорядочно скомканы. Я не тратил их, считая, что вполне могу и сам побаловать детей. Я вложил купюры в её руку. - Возьмите. Они мне не понадобились. Купите им ещё мороженого. Они его любят. - Я улыбнулся детям, в ответ получив такие же светлые улыбки.

- О, нет! Гарри вы не можете! - возразила Лора, упрямо возвращая мне деньги. - Пожалуйста, примите их в качестве небольшой компенсации. Это самое меньшее, что я могу сделать для вас.

- Нет, Лора! Я настаиваю. - Я категорично всунул деньги ей в ладонь и сжал её пальцы. - Прошу вас не спорьте со мной. - Попросил мягко, медленно отнимая свою руку от её сжатого кулачка. По её глазам я понял, что она сдалась и больше не будет сопротивляться.

- Спасибо вам, Гарри! - поблагодарила она вновь. - Панси. - Кивнула она признательно слизеринке. Паркинсон небрежно мотнула головой, будто говоря 'Не стоит. Мне было не сложно'. - Вам очень повезло с ним. Берегите его. - Посоветовала она брюнетке, судя по всему имея в виду меня.

Паркинсон, от которой я ожидал бурного взрыва с душераздирающими воплями типа 'Он не мой парень, вы, идиоты!', как ни странно, промолчала, скривив губы в деланной улыбке. Через полминуты, когда дети и Лора исчезли из виду, она развернулась ко мне с реально устрашающим выражением лица.

- В следующий раз я просто зааважу любого, кто посмеет связать тебя, меня и слово 'пара' в одном предложении! - со злостью пробормотала она себе под нос. Я не удержался от насмешливого хмыка. Паркинсон в гневе была ... смешна. Чего стоил один только вид надутых щёк и по-детски поджатых губ. В такие моменты она чем-то смахивала на сердитого, чёрного хомячка. У меня даже возникало непреодолимое желание протянуть руку и немного потрепать её по макушке. Вот только боюсь, что после этого уже никакое чудо не спасёт меня от взбешённой слизеринки. Кстати, о хомяках, бешеных слизеринках и прочих зверушках...

- Ты не хочешь в зоопарк? - невинно поинтересовался я у брюнетки, что-то выискивавшей в карте парка, в надежде, что если она согласится, то у меня появится редкий шанс натравить на неё пару-тройку питонов, а может, если очень повезёт, то сразу анаконду. Хочу устроить Паркинсон встречу родственников, а то она, наверное, давно не виделась с сородичами. То-то она обрадуется! Учитывая, что я сделал с Дадли во время моего последнего похода в зоопарк, я думаю, что у меня получится провернуть этот фокус ещё разок. К тому же, способность болтать на парселтанге никуда не делась. Спасибо, Волдик!

- Зачем? - она на секунду приподняла голову и вперила в меня непонимающий взгляд, потом опять уткнулась в карту. - Чтобы посадить тебя в клетку в качестве наглядного образца? - я не видел выражения её глаз, но готов поспорить, что они горели озорным огоньком. Вот стерва! У неё не язык, а 'Всполох' последней модели! - Нет. Спасибо. Мне хватает свинарника, что ты устроил в моей комнате после своего переезда. - Отмахнулась она от моего предложения, всё так же внимательно изучая путеводитель. Моя предвкушающая ухмылка тут же сникла, вытянувшись в тонкую мрачную полосу. Я нахмурился. Жа-аль! Значит, семейная встреча отменяется! А я так надеялся.

- Ах, да! - наконец, она отстранилась от карты, сложив её вчетверо, и впилась в меня торжественно-уличающим взором. - Когда вернёмся домой, ты уберёшь ту гору носков, что заныкал под кровать! - произнесла она непререкаемым тоном.

- Но, Паркинсон! - запыхтел я возмущённо, защищая свободу своих носков. - Я убеждён, что мои носки имеют некоторые привилегии и могут валяться там, где им заблагорассудится!

- Хм... Значит, ты хочешь сказать, что раз это носки самого Избранного, Золотого мальчика, то их надо наградить Орденом Мерлина I степени и ещё, что ты каждое утро советуешься с ними, какие трусы и джинсы тебе надеть? Я правильно тебя поняла? - полюбопытствовала она с убийственно серьёзным выражением лица. А я, внутри корчась от жестоких пыток своего чувства юмора, делал всё, чтобы не рассмеяться.

- Именно! - просиял я. - Какая же ты умница, Паркинсон!

- Поттер... - пропела брюнетка 'медовым' голоском и с неизменной 'карамельной' улыбкой. - Я даже не знаю, что к этому добавить, кроме 'Тебе пора в психушку, солнышко!'.

- Только вместе с тобой, моя звёздочка! - протянул я 'ласково', доводя девушку до белого каления. Ох, что сейчас будет! БУ-УМ!

- В общем... Слушай сюда, астроном недотюканный! - Паркинсон, с губ которой вмиг слетела аппетитная улыбка, встала в позу. Нет... Не в предлагающую... Скорее в угрожающую. - Либо ты уберёшь носки, либо я уберу тебя! - предупредила она, негодующе сузив глаза.

- Ммм... Повтори, пожалуйста, ещё раз вторую часть предложения. - Попросил я. - На слове 'тебя' твои губы так красиво складываются в буковку 'о', что мне дико хочется...

- ПОТТЕР! - рявкнула моя благоверная, смерив меня вожделенным взором маньяка с приличным стажем, только что выцепившего из толпы свою очередную жертву. Глаза её, мягко говоря, выглядели ужасающе. Даже я проникся, пятясь назад и как-то вмиг забыв, что я не абы кто, а сам Избранный спаситель, Герой волшебного мира собственной персоной и т. д. и т. п. А Паркинсон наоборот наступала всё ближе и ближе. - Ты мерзкий, проклятый, озабоченный гриффиндорец! Хватит с меня грязных намёков! Если втюрился, скажи прямо. Я как-нибудь переживу это унижение.

- Че-его?! - промямлил я ошеломлённо, чувствуя, что мои глаза вот-вот вылезут из орбит. - Я? Запал? На тебя?! Не смеши Мерлина! Закатай губки, дорогая, и примени к ним склеивающее заклинание. И запомни на будущее: живым я тебе не дамся!

- О, как это свойственно гриффиндорцам - сражаться до последнего вздоха! - ухмыльнулась она, кровожадно блеснув глазами. - Что ж, львёнок, ты не оставил мне иного выбора... - я бы и дальше продолжил этот цирк (к тому же ругаться с Паркинсон было намного интереснее, чем просто разговаривать), но девушка потянулась за палочкой с вполне конкретными намерениями. Тут и дураку понятно, что к чему. Нет, я, конечно, понимаю... Магом быть круто, но не колдовать же на глазах у пары сотен магглов. Что за суицидальные наклонности? Я быстро перехватил её руку и, чтобы избежать дальнейшего сопротивления, крепко прижал слизеринку к себе.

- Что ты... Что ты делаешь?! А ну отпусти! Кому говорят? Отпусти меня немедленно! Поттер, ты оглох?! - строптиво трепыхалась она ещё полминуты, но вырваться так и не смогла. Уставшая, она прислонилась к моей груди. Горячее, прерывистое дыхание опалило мою шею. Я самодовольно фыркнул ей в макушку.

- Успокоилась? - она ничего не ответила, продолжая упрямо сопеть. - Зайка, на нас люди смотрят. В будущем веди себя прилично, ок?

- Мне плевать. - Наконец, отозвалась она гневно. - Ни один маггл не спасёт тебя от моей расправы. Дай только выберусь из твоих грязных лап.

- Зачем так грубо, детка?

- Поттер, - Паркинсон, откинув голову назад, растянула губы в непривычной, почти искренней улыбке. И если бы я не изучил её лучше за последнюю неделю, я бы посчитал, что это на самом деле настоящая улыбка, но я знал, что это не так. В моменты практически необузданной ярости она становилась шёлковой, а её голос переливался соблазнительно-тягучими нотками. Но это была лишь видимость внешнего спокойствия. - Моя коленка до сих пор свободна и она всё ещё острая. Не хочешь познакомиться с ней повторно?

- Не имею ни малейшего желания, - признался я, припоминая не самые приятные подробности нашей прошлой 'встречи'.

- Хороший мальчик. А теперь убери руки и не смей больше называть меня деткой.

- Ок. Но сначала пообещай мне, что будешь паинькой и не станешь использовать магию на глазах у магглов. А когда вернёмся домой, можешь убивать меня, сколько душе угодно. Согласна?

- В твоём положении вообще-то торговаться опасно, но... Ладно. - Сдалась Паркинсон. - Но носки ты всё равно уберёшь! - тут же выдвинула она свой старый ультиматум.

- Как скажете, Ваше Величество! - буркнул я, не желая терять время на лишние препирательства. С Паркинсон этот процесс грозил затянуться на долгие несколько часов. Лучше потратить их с умом и оттянуться по полной программе, раз уж мы оказались в этом парке. К тому же окружающая атмосфера всеобщего веселья призывала окунуться в дикий водоворот развлечений, а не разбираться, где должны лежать мои носки. Я искоса посмотрел на слизеринку. Устроила же скандал на ровном месте. Ну, ничего! Ещё не вечер и я, кстати, тоже умею делать 'сюрпризы'. Начнём хотя бы с этого. - А теперь идём туда.

- Куда? - подозрительно переспросила у меня брюнетка.

- Туда. - Я махнул рукой в сторону чёртового колеса.

- Неа, Поттер! - Паркинсон, усмехнувшись, отрицательно закачала головой. - Туда я не пойду. И даже не думай об этом!

- Пойдёшь! - заявил ей уверенным тоном. И она знала, что я прав и всё равно добьюсь своего. И ей это не нравилось.

- Нет, нет и ещё раз нет!

- Да, да и ещё раз да! У тебя нет выбора, детка.

- Не называй меня деткой!

- Ты всё равно пойдёшь за мной... детка! - она вздрогнула от клокочущей в ней злости, но ничего не сказала, лишь пронзив меня холодным взглядом. - Помнишь? - я прикоснулся к безымянному пальцу левой руки. Кольца, конечно, видно не было (его можно было почувствовать лишь на ощупь и то, если знать наверняка, что оно именно там), но Заклятье привязки действовало куда эффектнее любых брачных уз. И Паркинсон прекрасно это понимала и злилась ещё больше. - Так ты идёшь или тебя донести?

- Сама дойду! - выплюнула слизеринка, взглядом пытаясь прожечь во мне дыру, но покорно двинувшись по направлению к аттракциону.

Расположившись в одной из кабинок, мы начали медленно подниматься вверх. На высоте ветерок становился сильнее и ощутимее. Поначалу Паркинсон держалась стойко, стараясь ничем не выдать своего страха, но по мере того, как земля удалялась от нас, её нервозность только возрастала. Это вызвало во мне смутные подозрения, но я молчал, решив понаблюдать за ней ещё немного. Может, я ошибаюсь?

Но и через полминуты ничего не изменилось. Она намертво вцепилась в поручень и смотрела в пол, поверх моего плеча, на свои руки, коленки, шорты, кроссовки... В общем, куда угодно, но только не вниз и по сторонам. Дыхание её участилось, а лоб покрылся едва заметной испариной. Пытаясь унять тревогу, она зажмурила глаза и откинулась на спинку сидения. При виде её состояния, моё чувство вины усилилось, заставляя жалеть о том, что я вообще принудил слизеринку испытать всё это. Какая ирония: она боялась того, что я обожал больше всего на свете. В это трудно было поверить, учитывая, что экзамен по полётам на мётлах она сдала на 'отлично'. Но её страх утверждал обратное.

- Может, наконец, осмотришься вокруг? Пейзаж великолепный. А вон там, на поляне, запускают воздушных змей. - Я лихорадочно придумывал способы, как бы мне отвлечь Паркинсон, успокоить её, но ничего путного в голову не приходило. Я думал, что сейчас она окинет меня взглядом разъярённой Медузы Горгоны и огрызнётся в ответ на мою реплику, но она лишь выдала утробное 'угу' и прикусила губу, так и не решившись открыть глаза.

Я вздохнул и перевёл взор на её руки. Мышцы были напряжены до предела, а костяшки пальцев побелели от волнения. Так дальше продолжаться не могло. Смотреть на её мучения спокойно я не собирался. Я понимал, что должен предпринять что-то, чтобы исправить ситуацию. И через секунду меня посетила одна неплохая, на мой взгляд, идея.

Я резко поднял свой поручень и, подавшись к Паркинсон, отцепил её руки от стальной 'страховки'. Она ахнула от неожиданности. Я же, пользуясь её замешательством, откинул её поручень назад и, притянув безвольное на этот момент тело слизеринки к себе, усадил девушку на колени. Всё мои действия заняли не более 3 секунд. Я мельком взглянул на неё и едва удержался от истеричного хохота.

Описать словами шок, отразившийся на её лице, было почти невозможно. Ошеломлённо раскрыв рот, Паркинсон пялилась на меня несколько секунд, а потом... Потом я пожалел, что Волдеморт не прибил меня прежде, чем я имел сомнительное удовольствие связать свою судьбу с судьбой Паркинсон. И о чём я только думал в этот момент?!

Слизеринка орала без остановки около минуты и стоит подчеркнуть, что она ни разу не повторилась, применяя та-акие словечки, о происхождении которых я мог только догадываться. Вот что значит великий аристократический чистокровный слизеринский мат! Но я не старался остановить или хоть как-то прекратить её ор. В этот раз она орала на меня совершенно заслуженно.

Я, конечно, рисковал оглохнуть на правое ухо, но самое главное, что мой план работал! По ходу развития скандала она даже не поняла, что мы приблизились к самой вершине колеса обозрения. Она даже не заметила, что мы на высоте примерно ста ярдов, что я по-хозяйски обвиваю руками её талию, и что она слишком активно ёрзает у меня на коленях, и это, кстати, может быть чревато последствиями.

- Паркинсон, немедленно прекрати крутиться и сядь прямо! - строго осадил я девушку, видимо, собиравшуюся орать на меня по второму кругу. Она неожиданно замерла. Со стороны казалось, что она только сейчас поняла, где именно сидит. И когда до неё дошёл смысл сказанных мной слов, слизеринка нервно дёрнулась к своему сидению, но я удержал брюнетку, усадив её обратно. Мне так было спокойнее и... что греха таить... приятнее.

Несколько секунд она не двигалась и даже почти не дышала, а потом вновь принялась шевелиться, на этот раз уже в поисках удобной позы. Я издал низкий, приглушённый рык недовольства. - Я же попросил тебя не ёрзать... - она впилась в мои глаза пристальным и словно ожидающим подвоха взором. Что ж! Я решил не разочаровывать её. - Не думаю, что тебе будет комфортно, если что-то твёрдое уткнётся прямо в твоё бедро. - Обронил я задумчиво, скользя по ней ехидным взглядом.

Её глаза заполыхали презрением, смешанным с немалой долей отвращения. Я внезапно осознал, как мне повезло в данный момент оказаться именно здесь, в воздухе. Если бы всё это произошло там внизу, на устойчивой земной поверхности, я бы, вряд ли, отделался лишь злобно сверкающими каре-зелёными очами. Но к моему большому удивлению очень скоро её злость сменилась полным безразличием.

- Знаешь, Поттер, - неожиданно тихим и даже, казалось, слегка равнодушным голосом произнесла Паркинсон, смотря в какую-то видимую лишь ей точку, - ты ничем не отличаешься от других парней.

- Это критика? - уточнил, сохраняя спокойствие. Я не хотел себе в этом признаваться, но её слова задели меня за живое. Вроде ничего провокационного и оскорбительного, но в её устах они прозвучали как приговор. Я не хотел быть таким же, как и все парни. Наверное, проблема заключалась в том, что тогда я не сразу понял, что для неё я хочу быть особенным... Единственным. Но понимание этого пришло ко мне позже, значительно позже.

- Всего лишь констатация факта. - Отозвалась она сухо.

- Ладно. - Согласился я пока, в мыслях делая пометку, что мы ещё вернёмся к этому разговору. - Хватит обо мне. Давай лучше поговорим о тебе. - Перевёл я беседу в другое русло.

- Тут не о чем говорить. - Обрубила слизеринка, напрягшись всем телом. Сначала я подумал, что её страх вернулся. Но нет. Её напряжение было вызвано чем-то другим. Дискомфортом? Смущением? Опасением? Да. Скорее последнее. Она сразу ощетинилась, как только я предложил поговорить о ней. Но чего она боялась? Того, что я узнаю нечто сокровенное? Я решил продолжать и задал вопрос напрямик.

- Скажи мне, как такое возможно, что ты боишься высоты? Ты же летаешь не хуже Малфоя, если даже не лучше. Я видел тебя на метле.

- Причём здесь полёты? - спросила она с хорошо наигранным пренебрежением, но меня не так-то легко было обмануть. На секунду заметавшийся взгляд выдал её с головой.

- Не ври мне, дорогая. Я ведь всё равно докопаюсь до истины. Первый курс. Экзамен по полётам. Мадам Трюк тогда поставила тебе высший бал. Ты мастерски управлала метлой. Тебе завидовал, наверное, весь класс.

- И даже ты? - она смотрела на меня испытующе.

- Только не я. - Она разочаровано фыркнула и разорвала зрительный контакт.

- Ну, конечно! - протянула Паркинсон насмешливо. - Зачем великому Гарри Поттеру завидовать кому-то, если он родился с метлой в руках? Скажи, Поттер, а каково это быть самым-самым? Классно, наверное?

- Не переводи стрелки. - Ухмыльнулся я, поняв её намерения. Она готова была говорить о чём угодно, только не о том, что касалось её фобии, что делало её слабой, уязвимой. Слизеринка, пойманная с поличным, раздражённо скривила губы. - Так что случилось, Паркинсон? Почему ты боишься высоты?

- Я не боюсь. - По-детски упрямо заявила она. Это было так глупо, на мой взгляд, не признавать свои страхи. Со страхами нужно было бороться, а не прятать их в самые отдалённые углы сознания.

- Неужели? - язвительно переспросил я, чуть приподняв брови в наигранном изумлении. И резко, пока с её губ не исчезла самоуверенная улыбка, наклонил её вперёд, через край кабинки, давая возможность почувствовать леденящий душу страх и сильные порывы ветра, играющего с её беспорядочно разметавшимися волосами. Нет, она бы не упала. Я бы не позволил. Я крепко удерживал девушку за талию и при желании притянул бы её к себе так же быстро, как толкнул от себя навстречу опасности.

От непредсказуемости момента она испуганно вскрикнула и тут же вцепилась в меня, словно я был её последней надеждой на спасение. Вернувшись в исходное положение, она крепче прижалась ко мне и на всякий случай обвила мою шею руками. Я почувствовал, что ещё немного усердия с её стороны, и она запросто задушит меня.

- Эй! Полегче. Не волнуйся. Я держу тебя. - Я стянул её руки с шеи, но она тут же судорожно ухватилась ладошками за мою рубашку, рискуя разорвать тонкую ткань. Убедить её разжать пальцы не удалось. Она тряхнула головой и замерла напряжённым изваянием, боясь шелохнуться.

- Не делай так больше. - Попросила она через пару мгновений, с трудом выдавливая слова из груди. Её голос дрожал и срывался. Я почувствовал себя настоящим подлецом и поспешил извиниться.

- Прости. Просто я не люблю, когда мне врут. - Пояснил я. Слизеринка посмотрела на меня как на сумасшедшего и нервно хмыкнула.

- Ты всё-таки идиот, Поттер. У меня чуть сердце не остановилось.

- Прости меня. Я, правда, не думал, что ты так сильно испугаешься. - Оправдывался я, одной рукой поглаживая её спину и утешая, так как на секунду мне показалось, что она вот-вот разревётся. Она не сопротивлялась, только выдохнула с облегчением и, наконец, отцепилась от рубашки, устало положив голову мне на плечо. Минуту мы молчали, вслушиваясь в посторонние звуки, которые доносил до нас ветер. Я оставил Паркинсон в покое, больше не пытаясь выведать причину её страха.

Неожиданно она приподняла голову и посмотрела на меня так, будто гадала, можно ли мне довериться, рассказать нечто особенное, тайное. Решимость, через мгновение загоревшаяся в её глазах, откликнулась во мне надеждой, что мы с ней всё-таки сможем найти путь к пониманию и дружбе.

- Феликс Фелицис. - Произнесла она вполголоса, напряжённо ожидая мою реакцию.

- Что Феликс Фелицис? - честно говоря, я не понимал, что она имеет в виду и чего именно от меня ждёт.

- Что непонятного, Поттер? Ты хотел знать, вот я и сказала. Я блефовала. Я сдала экзамен блестяще лишь благодаря этому зелью. - Я не мог поверить своим ушам. - Никто об этом не знал, кроме Драко. Он-то и помог мне достать зелье. А ты всё это время думал, что я умею лихо летать на метле, не так ли? - она горько усмехнулась. - На самом деле я до смерти боюсь высоты. Да, Поттер! Это так. Я всех обманула. - Я слушал, молча, не перебивая, потому что, что-то мне подсказывало, что она редко бывает откровенна с кем-то. И даже если она открывала свою душу, позволяя заглянуть в самое сердце, то этой привилегией были наделены лишь единицы. А сегодня она открыла свою книгу жизни мне, разрешив прочитать оттуда одну страничку. Этот жест слизеринки говорил мне о многом.

- Я всех обманула, Поттер. - Повторила она отрешённо, но на секунду в её глазах промелькнула тень раскаяния. Неужели она сожалела о своём поступке? Немыслимо для беспринципной и циничной слизеринки, какой я её всегда представлял. - Но ты должен меня понимать, - внезапно оживилась она, обращаясь ко мне, - ведь ты любишь летать. Я знаю это. Я видела это в твоих глазах во время каждого квиддичного матча. Согласись, Поттер, первый полёт на метле нереально описать словами. Его надо чувствовать. - Заговорила она быстро и со страстью. Такого я от неё не ожидал. - Этот шум в ушах, лёгкое головокружение, бешеное сердцебиение, воздуха не хватает, внутри всё сладко сжимается, а потом медленно переворачивается. Это потрясающе. Эмоций так много, что ты начинаешь бояться, что ты не выдержишь, что они разорвут тебя, что ты задохнёшься и захлебнёшься в них. Мой первый полёт состоялся, когда мне только исполнилось 9. Он был захватывающим, и сначала всё шло гладко, но в один миг я посмотрела вниз... и меня затянуло. Я потеряла управление и упала с высоты, достаточной, чтобы сразу умереть. Но выжила лишь чудом, отделавшись множественными переломами. С тех пор кости заросли, раны затянулись, а страх остался. Я хотела испытать эти эмоции ещё раз, но при этом не бояться высоты. Поэтому и выпила Феликс Фелицис. - Закончила она с печальной улыбкой. В уголке её глаза сверкнула одинокая слезинка и, сорвавшись с ресницы, покатилась по щеке.

Ещё несколько секунд я не знал, что сказать. Я напрочь лишился дара речи. Я уже хотел поднять руку и стереть слезинку с её лица, обнять девушку и сказать, что всё будет хорошо, что ей не стоит переживать так сильно, но я забыл, что она была Паркинсон. И она, соответственно, отличалась от большинства девушек, с которыми мне довелось столкнуться за неполных 18 лет моей жизни. Она до сих пор оставалась для меня загадкой.

Однако брюнетка опередила меня, мимолётным движением пальцев смахнув слезинку, и моё желание утешить её лишилось своей актуальности. Осторожно посмотрев вниз, она с радостным облегчением объявила, что мы приближаемся к земле. Через минуту мы уже покидали кабинку, и Паркинсон выглядела так же, как и обычно, словно ничего не случилось. Так, словно ничего не было: ни страха, ни разговора, ни признания. На её губах блестела лукавая улыбка, заставлявшая мужчин непроизвольно оборачиваться ей вслед, а в глазах плескалось привычное ехидство, с которым она, кажется, не расставалась с самого рождения. Ох уж эти слизеринцы! Ничто не в силах их изменить.



Я знаю пароль, я вижу ананас,
Я верю, что енот придёт спасать нас!
Я знаю бобров, я вижу бабуин,
Нельзя с амфитамином мешать кокаин!
 
ДеметрисДата: Суббота, 22.02.2014, 16:08 | Сообщение # 42
Снайпер
Сообщений: 100
« 22 »
ОНА




Какого Мерлина? Вот какого, дементор меня поцелуй, Мерлина я рассказала обо всём Поттеру? Я точно свихнулась. Нашла с кем откровенничать! Нет. Я точно знаю, что Поттер болтать лишнего не станет, но какой тролль меня вообще дёрнул за язык?! Идиотка! Он итак обо мне невысокого мнения, а теперь подумает ещё, демон знает чего.

Я, пытаясь справиться с сильным негодованием, порывисто заправила пряди, спадавшие на лицо. А вообще, почему меня должно волновать, что именно обо мне думает Поттер? Я мельком взглянула на задумавшегося гриффиндорца, шагавшего рядом и просто поняла... Волнует. Да. Как это ни смешно, мне было не всё равно, что думает Поттер. События последней недели превратили мою жизнь в сущее сумасшествие. Прям дурдом какой-то!

Я добровольно открыла гриффиндорцу тайну, о которой не знал никто, кроме Драко. Я даже Блейзу с Милли ничего не рассказывала. Но мало этого, так я ещё тупо расплакалась, сидя у Поттера на коленях, а он меня при этом пожалел и порывался утешить. По крайней мере, я видела в его глазах реальное сочувствие. Тут-то я и опомнилась. Мысленно обматерив себя, я стёрла непрошеные слёзы, не дав 'Избранному' ни единого шанса для его любимого занятия - спасения 'заблудших' душ. Расскажи мне кто всё это пару недель назад, я бы минимум наложила на этого несчастного камикадзе Круциатус. А сейчас я уже готова поверить во что угодно.

Кстати, Поттер... Спаситель хренов... Я ему ещё припомню его по-гриффиндорски идиотскую выходку на высоте птичьего полёта. Вот только придумаю, как именно ему насолить. Но не буду ломать голову сейчас. Подумаю об этом, когда вернёмся домой, а пока... Пока я буду веселиться. Ведь я пришла сюда именно за этим.

- Ну, и куда мы теперь идём? - решил навести справки Поттер через пару минут бесцельного блуждания.

- Пока не знаю. Давай туда. - Я наобум ткнула пальцем в первую попавшуюся лавку. Поттер не был против, последовав за мной.

Подойдя ближе, мы разглядели множество пластмассовых фигурок, выставленных напротив нас на расстоянии примерно 20 футов. К нам навстречу устремился хозяин лавки, приглашая испытать свою меткость и обещая призы за успешные попадания. Суть задания - сбить наибольшее количество фигурок небольшими мячами, которыми, естественно, за определённую плату, вооружил нас мужчина. Всего нам досталось 20 мячей - 10 Поттеру и 10 мне. Так что наши шансы были равны. Но даже это не помешало мне разгромить гриффиндорца в пух и прах. 7:3 в мою пользу, не считая мяча, пущенного в Поттера за коварное подстрекательство. Итого 8:3, так как в брюнета я тоже попала.

- Мазила! - не без ехидного удовольствия протянула я, получая свой приз - огромного белоснежного пушистого медвежонка с чёрными глазками-бусинками. Поттер скривил кислую мину и передал хозяину пару мелких купюр, попросив его подать ему ещё десять мячей. - Хм... Реванш? - хмыкнула я, с шумом втянув кислород в тонкие ноздри. В воздухе витал дух соперничества и мне он определённо нравился.

- А что? - Поттер изогнул губы в дразнящей ухмылке. - Боишься проиграть? - это был самый настоящий, наглый вызов. Импульсивность - это не то качество, которым могли 'похвастаться' слизеринцы, но слова Поттера ощутимо подстегнули моё самолюбие. Сейчас я ему устрою... Реванш.

- Аналогично, пожалуйста. - Я кинула деньги на стойку и на ней же пристроила свою плюшевую 'хищную скотинку'. - Держись, Поттер! Пощады не будет.

- Могу сказать тебе то же самое. - Дерзко улыбнулся гриффиндорец. - Дамы вперёд. - Он сделал приглашающий жест рукой. Я подозрительно прищурилась и отрикошетила первый 'ход' гриффиндорцу. Хозяин лавки - мужчина лет 50 с пышными усами - не сводил с нас заинтригованного взора.

Поттер в ответ на моё предложение недоумённо приподнял брови, но согласился с моим условием. Он кивнул и, прицелившись, метнул 'снаряд'. На этот раз удачно. Во второй попытке он прикладывал больше усилий, чем в первой, когда просто дурачился, кидая шар, даже не целясь. Судя по всему, он вознамерился утереть мне нос. Ну-ну! Как бы мальчик не перенапрягся.

Я запустила в полёт свой первый мяч. Конечно же, он попал точно в цель.

- Твоя очередь. - Я повернулась к Поттеру с победной усмешкой.

Прошло около 2-х минут. Мы с Поттером шли, что называется, ноздря в ноздрю. Гриффиндорец не собирался сдаваться, а я тем более. 8:8. Я окинула его придирчивым взглядом.

- Я тебя недооценила, Поттер!

- В этом твоя слабость, Паркинсон. Иногда ты бываешь невыносимо самонадеянна. - Ещё один бросок и сбитая фигурка падает на землю. Вот гадёныш! - 9:8. Теперь ты.

- 9:9, - мой шар поразил ещё одну мишень. Хозяин только и успевал подбирать фигурки, разбросанные по всему периметру. Мда, ожесточённая получилась борьба! Пока Поттер прикидывал, куда и как запустить свой последний мяч, ко мне неожиданно подошёл тот самый мужчина.

- Слушай, девочка, может это и не моё дело, но дай ему хоть шанс. Парень из сил выбивается, пытаясь тебя поразить. Иногда нужно уметь пожертвовать меньшим, чтобы выиграть больше. - Посоветовал он тихим голосом, указав на Поттера глазами.

- Вы правы. Пожалуй, это не ваше дело. - Отозвалась я холодно. Он пожал плечами.

- Ну, как знаешь. Парень вроде неплох. Да и к тебе неровно дышит. Решай сама. - Он было развернулся, собираясь уйти, но напоследок добавил, наклонившись к моему уху. - О вон тот камень очень легко споткнуться. - Посчитав свой долг выполненным, он отошёл в сторону.

Я перевела глаза на приличных размеров булыжник, валявшийся всего в двух шагах от меня. 'И какого докси он тут потерял? Почему его не перенесут в другое место?', - подумала я, переваривая полученную информацию. Мой взор устремился к Поттеру, сделавшему свой последний бросок. На секунду мне показалось, что он промахнётся. Но я ошиблась. Седьмая фигурка во втором ряду отправилась к своим предшественницам.

- Йес! Да! Да! Так его! Ты видела? Прямо в яблочко. 10:9, Паркинсон! Что ты на это скажешь? Твой бросок решающий. - Поттер выглядел таким довольным. Я успела заметить, что такое с ним случалась очень редко. Его позитив передался мне, и я невольно улыбнулась ему.

'Парень вроде неплох. Да и к тебе неровно дышит. Иногда нужно уметь пожертвовать меньшим, чтобы выиграть больше', - вспомнились слова мужчины. Я в нерешительности посмотрела на булыжник, а потом на хозяина лавки, наблюдавшего за мной, хитро прищурив глаза. Он медленно кивнул мне, будто подталкивая к принятию верного, по его мнению, решения.

- Ну чего ты ждёшь? - сквозь плотную завесу моих мыслей прорвался нетерпеливый голос Поттера. - Кидай уже.

Я ещё раз взглянула на камень. Возможно, я пожалею об этом, но это будет после. А сейчас... Сейчас я завела руку назад, приготовилась и, сделав пару быстрых и 'неосторожных' шагов вперёд, с 'болезненным' вскриком осела на землю. Шар выскользнул из моей 'ослабевшей' руки и стремительно откатился от меня на несколько футов.

- Ах! - мой 'душераздирающий' вопль мог бы разжалобить даже самого бессердечного ублюдка. - Моя нога! Какой идиот положил сюда этот валун? Боже, кажется, я сломала ногу!

- Проклятье! - Поттер, который ту же секунду забыл о наших соревнованиях, подлетел ко мне и, опустившись на колени, начал с умным видом прощупывать мою лодыжку. Я едва удержалась от смеха: Поттер ведёт себя как профессиональный колдомедик из Мунго, а сам едва ли сможет отличить простое растяжение мышц от настоящего перелома. Хотя... Я не жаловалась, позволив гриффиндорцу заняться его любимым делом, за что получила одобрительный взгляд своего советчика, спрятавшего свою ухмылку под пышными усами.

- Паркинсон, вечно ты куда-нибудь вляпываешься! - ккоризненно отчитал меня Поттер. О, да! И это мне говорит самый главный Вляпывальщик во всём волшебном мире. - Здесь болит? - он надавил чуть выше щиколотки.

- Нет. - Невинно покачала я головой.

- А здесь? - он опустился ниже.

- Нет.

- А здесь? - ещё ниже.

- Ай, Поттер! А осторожнее нельзя? - рыкнула недовольно, скорчив болезненную гримаску.

- Фух! Это всего лишь ушиб. - Подтвердил он, сияя, как новенький галлеон. 'Я знаю, придурок!', - подумала я и быстренько прикусила губу, чтобы подобная мысль не вырвалась наружу. - Ничего страшного. Ты сможешь идти сама? - спросил он скептически. В ответ я смерила его испепеляющим взором. - Значит сможешь. - Заключил Поттер, поднимаясь с колен и протягивая свою ладонь. Я, опираясь о руку гриффиндорца, 'дохромала' до стула, галантно подставленного мужчиной.

- Ты выиграл, - 'печально' протянула я, смотря на свой укатившийся шар, а после на Поттера. Он, казалось, даже не услышал моих слов, всецело поглощённый решением какой-то задачи.

- Ты выиграл, парень. Вот держи. - Мужчина всучил в руки брюнета громадного рыжего львёнка. Как символично. Как говорится, грифф гриффá увидит издалека. - Подаришь своей девушке.

- О-о... Нет! Вы неправильно поняли! - растерянно улыбнулся Поттер. - Она вовсе не моя девушка. Мы просто...

- А какая разница? - прервал его мужчина, задав вполне оправданный вопрос. - Подари. Вот увидишь: ей будет приятно. - Вот козлы, а? Говорят так, будто меня здесь нет.

- Хм. Ну, ладно. Паркинсон, принимай подарок. - Поттер, в свою очередь, без лишних разговоров всунул игрушку в мои руки.

- Спасибо. - Поблагодарила я гриффиндорца, с трудом выглядывая из-за пушистой, золотисто-рыжей гривы.

- Да не за что. - Отмахнулся он, смущённо улыбаясь уголками губ. - Думаю, в свете последних событий нам придётся вернуться домой. Твоя нога нуждается в отдыхе и будет лучше, если ты не будешь двигаться хотя бы пару часов. Так что наш поход в парк развлечений окончен.

- Поттер! - я недовольно сверкнула глазами. - Мне не 5 лет и нога уже почти не болит. Всё нормально. Идём дальше.

- Не спорь! Тебе нужно полежать в постели хотя бы часик. Мы возвращаемся домой. - Упёрто заявил он.

- Поттер! - я встала со стула и прошлась туда-сюда, чтобы доказать этому упрямому барану, что всё отлично. - Со мной всё в порядке. Идём веселиться дальше.

- Ты уверена? - я возвела страдальческий взгляд к небу. Поттера не так уж легко убедить.

- Уф-ф! Да пошли уже! И не забудь медвежонка. - Поттер, недоумённо пожав плечами, без лишних слов подхватил игрушку. Схватив упрямца за руку и попрощавшись с хозяином лавки, я потащила гриффиндорца прочь.

- До свидания! - крикнул Поттер мужчине.

- До встречи! Приходите ещё. - Махнул он рукой на прощанье.

- Обязательно! - пообещал ему брюнет прежде, чем мы затерялись в толпе посетителей.

- Ну, теперь у тебя есть лев и медведь. - Заговорил через некоторое время Поттер. - Что ты с ними будешь делать?

Я хитро посмотрела на гриффиндорца. - Буду использовать в качестве подушек. - Безжалостно оскалилась, наблюдая за реакцией парня.

- Какая жестокость! - с хорошо наигранным осуждением во взгляде покачал головой Поттер. - Волдеморт по сравнению с тобой был невинной овечкой.

Я рассмеялась, про себя думая, что у меня теперь 1 медведь и 2 льва. Один из них бодро шагал рядом со мной. Однако охота удалась на славу. Поздравляю, Панси!



****


- Поттер, который час? - мы проходили мимо так называемых американских горок. Вокруг аттракциона образовалось целое столпотворение. Ажиотаж был нереальный. Сюда стекалось множество магглов, преследовавших одну и ту же цель - получить свою дозу адреналина. Я невольно содрогнулась, вспоминая чёртово колесо. Пожалуй, мне на сегодня волнений будет достаточно, да и запас адреналина пополнен по самое 'не хочу'.

- Ровно полдень. - Произнёс гриффиндорец, глянув на наручные часы.

- Ну, нифига себе! Уже 12? Это мы уже, сколько тут гуляем?

- Почти полтора часа. Ты не проголодалась? Мы могли бы перехватить чего-нибудь.

- Неа. - Я сморщила носик. - Пока не хочется. Слушай, а что нам делать с этим зверинцем? - под 'зверинцем' я имела в виду громадные плюшевые игрушки, таскать которые было немного затруднительно.

- У нас есть три варианта. Первый - мы можем вернуться домой. Второй - мы можем вернуться домой и оставить их, а потом махнуть назад. И третий - можем припрячь Кричера. Думаю, ему будет нетрудно аппарировать сюда и обратно. - Описал мне перспективу брюнет.

- Третий вариант мне нравится. Вызовем Кричера и попросим его перенести наши трофеи в дом. Ну, как тебе? Согласен?

- Угу. Это самый оптимальный вариант. Хотя мне больше по душе первый. - Поттер скорчил мученическую рожицу, но, найдя укромное местечко, домовика всё же позвал и через полминуты мы шагали дальше уже налегке.

Мы даже успели наметить наш маршрут, в котором значилось посещение комнаты смеха и пещеры страха. Последнее звучало интригующе и мне не терпелось скорее взглянуть на эту ужасающую местную 'достопримечательность', но нашим планам помешал смуглый, немного полный человек низкого роста с острой бородкой, в смешной широкополой шляпе и с ужасным акцентом. Он преградил наш путь и, нагло схватив меня за руку, потянул мою сопротивляющуюся тушку на середину небольшой площадки, над которой висела нарядная, разноцветная игрушка в форме лошади, выполненная из неизвестного мне материала.

Когда я оказалась прямо в центре площадки, он, наконец, отпустил меня и вложил в мои ладони массивную, тяжёлую палку, сильно смахивавшую на дубину. Окинув меня оценивающим взором, он уверенно хмыкнул себе под нос и заговорил что-то так быстро, что я не смогла разобрать и слова из его 'английского'.

- Чего он хочет, Поттер? - настороженным шёпотом поинтересовалась я у брюнета. - Чтобы я стукнула его этой дубиной?

- Не уверен, что правильно понимаю, но, кажется, он хочет, чтобы ты разбила пиньяту1.

- Пинь... чего?! - протянула я, постепенно обалдевая от этих маггловских словечек. Придумают же!

- Пиньята. Игрушка. - Поттер указал на лошадку, болтавшуюся в ярде надо мной.

- И зачем мне это? - я уставилась на гриффиндорца непонимающим взглядом.

- Он говорит, если ты попадёшь, то получишь какой-то приз. - Объяснил мой новоявленный переводчик.

- О, Мерлин! Ладно! Пусть готовит приз. - Я подняла дубинку вверх, и уже было размахнулась, как меня остановил ехидный голос смуглого мужичка.

- Э, нет, сеньорита! Платок. Без платок нельзя! - святая Моргана, неужели мне удалось понять хоть два слова из его зашифрованной речи.

Через несколько секунд мне предусмотрительно завязали глаза красным платком, чтобы я не подглядывала. Я начинала чувствовать себя полной идиоткой. Потом на мои плечи осторожно легли чьи-то руки.

- Это я. - Успокоил меня Поттер, заметив, что я слегка дёрнулась. - Так. Сейчас я тебя немного покручу, а потом отпущу, и ты должна будешь разбить эту игрушку, во всём следуя моим указаниям.

- А не слишком ли много ты требуешь? - возмутилась я, пытаясь стянуть платок, чтобы взглянуть в бесстыжие глаза Поттера. Судя по интонации его голоса, ему эта игра определённо начинала нравиться. - Может, лучше я тобой покомандую?!

- Молчи, женщина! И делай то, что тебе говорят. - Фыркнул он насмешливо.

Вот [ЦЕНЗУРА]! Я задохнулась от злости и захотела тут же заехать ему дубинкой по парочке жизненно необходимых органов, но гриффиндорец резко закрутил меня на месте. Намотав вокруг своей оси около десятка кругов, я остановилась и почувствовала сильное головокружение. Но Поттеру и этого показалось мало. Он довольно ощутимо подтолкнул меня вперёд, не забыв при этом смачно шлёпнуть по моей филейной части. Со стороны послышался пошлый смешок. Зарычав, я полетела в неизвестность, чуть не споткнулась (на этот раз уже по-настоящему) и лишь в последнюю секунду удержалась на ногах, уверенно восстановив равновесие. Поттер, гриффиндорская скотина! Придушу гада!

- Так, Паркинсон, целься чуть выше и вправо. Нет. Влево. - Деловито проинструктировал меня мой муженёк. Ну, сейчас он у меня точно получит! Перехватив дубинку покрепче, я направилась на звук его голоса со зверским выражением рожи. - Эй... Эй... Ты чего, Паркинсон?! - подозрительно вякнул брюнет сбоку. Ага! Проняло, наконец? Так-то, милый!

Я замахнулась, но моё грозное оружие рассекло лишь воздух. Дементор подери! Кажется, Поттер успел отскочить.

- Паркинсон! Что ты творишь?! - завозмущался он, переходя на фальцет. Я замахнулась ещё раз. - Эй! Не смей! Ты пиньяту должна бить, а не меня!

- Конечно, милый! - ещё один удар. Проклятье! Опять промахнулась! Хэй, а это оказывается очень захватывающе - охотиться на Поттера с дубиной наперевес. Надо как-нибудь попробовать дома. - Поттер? Ау? Ты где, зайчонок?

Гриффиндорец, понявший свою главную ошибку, больше не откликался. Что ж... Придётся охотиться вслепую. 'Поттер всё равно не сможет уйти далеко. У него всего лишь 2 ярда форы', - эта мысль вызвала во мне необъяснимое веселье.

Кровожадно ухмыльнувшись, я с боевым кличем валькирии очертила дубиной целый круг. Но, к сожалению, результата это не принесло. Я попыталась вслушаться в шаги, что было трудно, учитывая посторонние звуки. Но неожиданно я уловила шорох за спиной.

Ну, всё! Кому-то сейчас придёт конец! Радостно оскалившись, я нанесла своей жертве два удара, правда, куда именно попала дубинка, я пока не знала. Поверженная жертва, болезненно охнув, с тяжёлым звуком свалилась на землю.

- Ну что, Поттер? Получил? - самодовольно спросила я, стянув с глаз повязку и... ошарашено раскрыв рот. У моих ног, поскуливая и хватаясь руками за нижнее место, валялся вовсе не Поттер, а тот самый дядечка с ужасным акцентом. Видимо, удар был очень болезненным, раз его так подкосило. - Ой! Простите! - промямлила я, виновато отступая назад.

За спиной кто-то хрюкнул и, не удержавшись, расхохотался во весь голос. Я обернулась и впилась в развеселившегося Поттера убийственным взором. Это предсмертное похрюкивание я бы смогла узнать из тысячи.

- Чё ты ржёшь?! - рявкнула я злобно.

- А что мне делать? Плакать? - Поттер развеселился не на шутку. От сильного хохота из его глаз брызнули слёзы. Смех плющил его так сильно, что он вынужден был присесть на землю неподалеку от повизгивающего дядечки. Вот так контраст: кому горе, а кому - радость. И чем громче становился гриффиндорский ржач, тем сильнее я злилась.

- Поттер, мантикора тебя раздери! Встань и помоги мне! - рыкнула я на трясущегося от хохота парня. Ох, довеселится он у меня сегодня! Подскочив к нему, я сцапала слабо сопротивляющегося брюнета за шкирку и заставила подняться на ноги. Через две минуты покалеченный мной дядечка совместными усилиями был доставлен до ближайшего медпункта и сдан на руки маггловским врачам. Выяснив, что с мужчиной всё будет в порядке, мы облегчённо... точнее, я облегчённо вздохнула.

Поттер, который ещё некоторое время никак не мог совладать со своим непредвиденным приступом веселья, периодично беззвучно хихикал, а если ему и удавалось подавить смех, то на его губах неизменно сверкал совершенно идиотский, блаженный оскал. Встречные прохожие даже стали шарахаться от него подальше, чтобы не дай Мерлин, он не кинулся на них и не заразил своим кретинизмом. При взгляде на его дебильную улыбочку во мне вскипало желание отвесить ему хороший подзатыльник, чтобы он перестал скалиться, как последний придурок.

- Теперь идём в комнату смеха, да? - уточнил Поттер, растянув губы в широкой улыбке. Ну, слава Мерлину, что хотя бы просто улыбается, а не лыбится, как Уизли. При воспоминании о семейке Уизли у меня волосы на затылке встали дыбком. Бр-р-р-р-р! Как же я рада, что проснулась тем утром в постели с Поттером, а не с тем же самым кретином-Уизли. Вот только брюнету об этом знать вовсе не к чему, а то совсем охамеет.

- Нет уж. Хватит. - Возразила я. - У меня нет ни малейшего желания хоть ещё одну секунду слушать твой дебильный гриффиндорский ржач. Пойдём лучше перекусим, а то что-то в животе заурчало.

- Ещё бы. - Ухмыльнулся он. - Покалечила беднягу, теперь надо восстановить силы.

- Поттер, заткнулся б....

- Ладно-ладно. А всё-таки, куда мы пойдём после обеда?

- В пещеру страха. - Сообщила я ему со зловещей улыбочкой.

- Эээ... - веселье как волшебством сняло. - А ты уверена? Ну, в смысле, твой лимит страха на сегодня уже исчерпан. Может, не стоит?

- Испугался, Поттер? - я рассмеялась как мерзкая, злобная ведьма, какими нас представляли магглы на протяжении многих веков.

- Я? - вскинулся гриффиндорец, натянув на лицо гневную гримасу. - Кажется, ты меня с кем-то путаешь, Паркинсон! Меня уже мало чем можно напугать или шокировать.

- Ну, тогда, в чём проблема? Ты ничего не боишься, а я боюсь только высоты. Вряд ли, нас смогут напугать каким-нибудь чучелом. Магглы ещё не достигли совершенства в искусстве создания чудовищных страшилок.

- Хорошо-хорошо. Но только сначала пообедаем, ок? А то мой желудок сейчас устроит мне 25-ое восстание гоблинов.

- Согласна. Нельзя идти в пещеру страха с пустым желудком. Не солидно. Должно же нас хоть чем-то вывернуть наизнанку, если магглам повезёт достигнуть своей цели.

- Паркинсон, у тебя отвратительное слизеринское чувство юмора. - Поттер немного сморщился, но улыбка, тем не менее, всё ещё озаряла его лицо.

- Уж, какое есть. - Хмыкнула я.

- А всё-таки круто ты сейчас того мужичка уложила. Мне понравилось. - Ухмыльнулся Поттер, смотря на меня так, словно я только что поймала особо реактивный снитч.

- Это не смешно, Поттер! Человеку было очень больно, кстати... - попыталась пристыдить я парня и заодно саму себя. Не знаю, как гриффиндорец, но с самой собой я потерпела полный крах. Ну, нет у меня ни стыда, ни совести. Что ж делать-то?

- Ага! А я не человек, да? Садистка, хренова! Мне, между прочим, в тот раз тоже больно было. - Обиженно выдал брюнет.

- Ты не в счёт. Ты заслужил. - Небрежно отмахнулась я от обвинений.

- Ах, заслужил, значит?! - в общем, мы ещё очень долго тявкались с Поттером. Это у нас получалось лучше всего.



Я знаю пароль, я вижу ананас,
Я верю, что енот придёт спасать нас!
Я знаю бобров, я вижу бабуин,
Нельзя с амфитамином мешать кокаин!
 
ДеметрисДата: Суббота, 22.02.2014, 16:09 | Сообщение # 43
Снайпер
Сообщений: 100
« 22 »
ОН




Обед отнял у нас не больше получаса. Перекусив гамбургерами с чаем и кофе, мы отправились к пещере страха. Должен сказать, это место полностью оправдывало своё название. Главный вход аттракциона, и вправду, напоминал вход в скалистую пещеру, внутри окутанную тьмой. Над проёмом висела серая каменная табличка, на которой 'кровью' было нацарапано своеобразное предупреждение. По крайней мере, декораторы очень старались, чтобы дорожки крови, стекавшие от неровных букв вниз, выглядели натурально. Из глубины пещеры до нас доносился злодейский хохот и зловещие крики, вероятно, 'истязаемых жертв'. Паркинсон впилась в табличку заинтригованным взглядом.

Оставь отвагу, всяк сюда входящий,
Тебя настигнет страх, на крыльях тьмы летящий.
Здесь нет спасенья, солнца света и тепла,
Ты входишь в Царство ужаса и зла.

- Вау! - воскликнула слизеринка нарочито восторженным тоном, прочитав вслух содержимое предупреждения. - Волдеморту здесь бы понравилось! Как думаешь, Поттер?

- Может, хватит вспоминать этого ублюдка при каждом удобном и не удобном случае? - воскликнул я раздражённо. - Он итак уже мне всю жизнь испоганил! Ненавижу!

- Прости. - Паркинсон виновато опустила голову, но её сожаление длилось ровно секунду. Миг спустя она задорно улыбнулась и окинула меня лукавым взором своих каре-зелёных глаз. - Ну, Поттер? Ты идёшь или уже наложил в штаны от страха?

- Паркинсон, молчала б лучше! - посоветовал я ей от всей души. Она расхохоталась и двинулась вперёд, не удосужившись подождать меня. - А ну стой, мерзавка! - догнав нахалку, я подхватил её под руку.

- Поттер, вообще-то, если ты забыл, я даже при огромном желании не смогу от тебя сбежать. Помнишь? - она, скопировав мою манеру, указала на невидимое кольцо.

- Как же тут забудешь, когда все 24 часа в сутки тебе приходится терпеть такую дрянь, что после этого даже соплохвост покажется милашкой. - Мои губы изогнулись в самой 'обаятельной' из моих ухмылок.

- Поттер, будь осторожнее. Как бы эта дрянь не прикончила тебя однажды ночью. - 'Ласково' улыбнулась мне жёнушка. Да-а, отношения у нас были просто 'идеальные'.

- Ночью? В постели? - переспросил я, хитро прищурившись. - Это интересно, как? Будешь ублажать меня до смерти?

Паркинсон, которую передёрнуло от моего предположения, хотела уже разразиться целой тирадой гневных оскорблений и ругательств, но в этот момент нас окликнул привратник 'Пещеры страха' - парень примерно того же возраста, что и мы. Или чуть старше.

- Добрый день! Вы следующие? - мы утвердительно кивнули. - Подойдите ближе. Да. Вот сюда. - Мы подошли к стойке, за которой он работал. - Подождите пару минут, пожалуйста. А пока, будьте добры, прочтите вот эти инструкции и договор. - Он передал нам пару листков с перечнем правил поведения на территории аттракциона.

- Договор? - я удивлённо приподнял брови. - Впервые вижу, что чтобы посетить аттракцион нужно заполнить какой-то договор. - Проговорил я задумчиво, просмотрев пункты документа.

- Да, сэр. Это немного смущает, не так ли? - усмехнулся парень. - Просто дело в том, что 'Пещера страха' - это великолепно оборудованный комплекс со специально обученным персоналом. Здесь реально испугаться до смерти. У нас даже бывали случаи, когда приходилось вызывать скорую помощь. 'Пещера страха' занимает первое место в Англии в рейтинге подобных аттракционов и имеет весьма зловещую репутацию. Многие посетители были недовольны слишком реалистичным тематическим оформлением, правдоподобием ситуации, другие - чрезмерно впечатлительные - грозились подать на нас в суд и цитирую 'прикопать нашу грёбанную пещерку'. В связи с таким развитием событий мы были вынуждены защитить себя этим договором. Взгляните, - он ткнул пальцем в первую строку контракта, - здесь говорится, что вы беретё на себя всю ответственность за ваше решение и за всё, что может с вами произойти в помещениях аттракциона. И ещё, что вы не будете иметь к организаторам проекта никаких претензий, и не будете подавать на них в суд ни при каких условиях.

- Вы там монстров, что ли держите? - скептически поинтересовалась Паркинсон.

- Нет, мисс. - Парень засмеялся. - Монстров у нас нет, но и розовые, пушистые кролики вас там ждать не будут. Ну? Что вы решили?

- Паркинсон? - я направил на слизеринку вопросительный взор. - Так как?

- О, брось, Поттер! - она закатила глаза и выхватила ручку из рук парня, решительно вписывая своё имя и ставя подпись в самом низу листа. - Что там может быть такого ужасного?

- Я бы на вашем месте не был бы так уверен, мисс. Подумайте дважды. - Посоветовал привратник.

- Я уже подумала. Поттер? - она повернулась ко мне.

- Да. Сейчас. - Я подписался под своим договором. Уж больно мне всё это не нравилось. Подозрительно нахмурив брови, я передал листки парню.

- Отлично. - Он принял документы. - А теперь краткий вводный курс. 'Пещера страха' состоит холла, - парень указал на главный вход, - и из 10-ти различных по размерам помещений, от маленькой комнатушки до приличного банкетного зала. В холле можете ничего не опасаться, а вот в следующих 10 помещениях вас будут ждать 'сюрпризы'. - Он качнул головой и растянул губы в дьявольской улыбочке, давая понять, что ничего приятного нас в этих помещениях не ожидает.

- Эти помещения мы условно называем 'уровнями'. - Продолжил он свою лекцию. - Уровни разделены дверями. Ну, как в лифтах. По бокам каждой двери расположены две кнопки - красная и зелёная. В случае если вы сильно испугаетесь и захотите покинуть аттракцион, то вам просто нужно нажать на красную кнопку и 'экскурсия' тут же будет прервана. Наши работники выведут вас наружу. Нажимая на зелёную кнопку, вы открываете дверь на следующий уровень. Здесь лишь одно правило - вы должны именно пройти испытание уровня. Пока вы этого не сделаете, зелёная кнопка не загорится. За выполнением этого правила через камеры наблюдения будут следить наши так называемые 'стражи'. А теперь о запретах. На территории аттракциона запрещается наносить вред декорациям, курить, испражняться, - Паркинсон, не выдержав, засмеялась. Я позволил себе лёгкую улыбку. Правила на самом деле были слегка ... неординарными. - Я ещё не закончил. - Парень посмотрел на нас укоризненно.

- Простите. Продолжайте. - Откликнулась слизеринка, беря себя в руки.

- Запрещается проносить с собой огнестрельное и холодное оружие, наркотики, взрывчатые вещества, брать с собой животных, маленьких детей, пожилых людей, людей с сердечным заболеванием, подверженных риску сердечного приступа...

- Бла-бла, бла-бла, бла-бла. Не дрейфь, парень! - Паркинсон подмигнула ему. - Мы люди здоровые, не пугливые, без вредных привычек и наклонностей, оружия с собой не имеем, и справлять свою нужду в вашей пещерке не собираемся. - Сообщила ему брюнетка, а потом, чуть наклонившись вперёд, добавила доверительным шёпотом с заговорщическим выражением лица. - Хотя за него, - лёгкий кивок на меня, - я ручаться не стану. Гриффиндорцы очень непредсказуемы и от страха могут обделаться.

- Паркинсон! - зарычал я в сильном негодовании. - Что ты тут мелешь?! - я взглянул на парня. - Не обращайте на неё внимания. Так мы уже можем идти?

- Угу. - Промычал он, видимо, проглотив язык. Проклятье! Паркинсон любого доведёт до сумасшествия. Я поспешил увести слизеринку за собой, пока она ещё чего не ляпнула, и нам не пришлось откачивать свалившегося в обморок беднягу. - Эй, погодите! - крикнул нам вдогонку очухавшийся парень. - Вы фонарики забыли.

- Кидай. Я так поймаю. - Не хотелось топать назад. Паренёк сначала посмотрел на меня сомнительно, а потом всё же кинул два чёрных фонарика. Один я поймал, а другой у меня прямо из-под носа увела Паркинсон. Ловко сцапав 'добычу' прямо на лету, она растянула губы в самодовольной, хищной ухмылке. Для полного эффекта ей не хватало только острых клыков. Привратник не мог оторвать от нас впечатлённого взора.

- Вот это реакция... - пробормотал он обескуражено. Мы зашагали ко входу в 'пещеру'.

- Тебе очень повезло, Поттер! - неожиданно сказала слизеринка.

- В чём именно? - полюбопытствовал я.

- В том, что я у меня устойчивая и неизлечимая форма акрофобии.

- Акрофобии?

- Боязнь высоты.

- А-а. А причём здесь это?

- Притом. Если бы не акрофобия, вместо Драко ловцом Слизерина стала бы я, и тогда тебе бы пришёл конец. Все снитчи были бы моими. - Я взглянул на неё испытующе. Она не шутила. Надо же. А ведь я и сам допускал такую мысль пару дней назад.

- Ты хотела играть в квиддич? - спрашиваю её чуть удивлённо. - Обычно девчонки ненавидят его. Взять хотя бы Гермиону.

- Я тоже не в восторге от этой идиотской игры, но я бы стерпела это, чтобы надрать тебе зад на глазах у всего Хогвартса. - Её едкая, уверенная ухмылка говорила о том, что она с лёгкостью могла бы это сделать.

- Слава Мерлину, что у тебя ничего не получилось! - гаденько улыбнулся в ответ. Мысль о том, что я мог бы соперничать с Паркинсон в стремлении завладеть снитчём, будоражила сознание, вызывая самые противоречивые мысли. Я не привык бороться с девчонками. Хотя эта самое настоящее исключение из правил.

Включив фонарики, мы вошли в холл 'Пещеры страха'. Ничего особенного, как нас и предупреждал тот парень, там мы не обнаружили. Пройдя около десятка ярдов по пустому коридору, наша парочка наткнулась на раздвижные двери, которые тут же приглашающе распахнулись перед нами.

- Добро пожаловать в 'Пещеру страха'! Первый уровень. - Внезапно раздался таинственный женский голос сверху. Видимо, там была установлена колонка.

Стоило нам пройти внутрь помещения, как дверь за нашими спинами тут же закрылась, оставив нас в кромешной тьме. Слабый свет фонариков не мог показать нам, где мы находимся. Мы сделали несколько медленных шагов вперёд.

- И что это за хрень?! - возмутилась Паркинсон, доставая палочку. - Люмос.

- Паркинсон, дура! Погаси сейчас же! - приказал я ей злым шёпотом.

- Нокс. - Свет погас, и мы опять погрузились во тьму. - Что ты орёшь, словно тебя акромантул жрать собрался?! - накинулась на меня слизеринка, используя такие же злобные интонации.

- Ты, правда, идиотка или только прикидываешься? Здесь везде камеры наблюдения и они могут видеть нас, а что ещё хуже - записать на плёнку. - Объяснил я.

- И? - недоумённо протянула девушка.

- А то, Паркинсон, что они могут видеть то, что нам - обладающим способностями - показывать нельзя. В Министерстве магии будут очень недовольны. Понимаешь, о чём я?

- А-а. Извини. Но что нам делать? Здесь почти ничего не видно и ... А-а-а-а-а!

- Проклятье! - воскликнул я вне себя от гнева, так как в следующую секунду что-то щёлкнуло, мы резко угодили в сеть и зависли под потолком. Это была ловушка. - Ты что-то зацепила, да? Какую-то верёвку?

- Угу. - Виновато промямлила Паркинсон, свернувшись на мне комочком. Это было так непривычно - чувствовать её тело в непосредственной близости. - Извини.

- А не много ли для одного дня? У тебя язык не отвалится извиняться, ведь ты всё-таки слизеринка, а слизеринцы...

- Не извиняются. Поттер, прекрати ёрничать и сделай что-нибудь. - Она пихнула меня в плечо.

- Эй! Ты что дерёшься?

- Ну, Поттер! Опусти нас на землю. Мне надоело висеть.

- Ещё минуты не прошло, а тебе уже надоело?

- У меня нога затекла.

- Ок. Но что я могу сделать? - я решил немного поизмываться над брюнеткой, пользуясь моментом.

- Как что? Ты же у нас Избранный! Вот и делай что-нибудь!

- Вообще-то, самая-самая - это у нас Гермиона. А я так. Ничего особенного.

- Поттер! - зашипела она. Это означало лишь одно - её терпение на исходе.

- Ладно-ладно. Только не дерись! - сдался я, с трудом вытаскивая палочку из кармана. - Прижмись ко мне и приготовься. Раз, два... Диффиндо! - сеть разорвало, и мы упали на пол. - Как думаешь, а порванную сеть можно считать испорченной декорацией?

- Конечно. - Отозвалась Паркинсон, с охами поднимаясь с пола. - Слушай, ты хоть чуть-чуть испугался?

- Как-то не очень. - Признался я, встав на ноги. В эту секунду помещение озарил яркий свет, и мы увидели, что стояли в небольшой, пустой комнате с серыми стенами, а под потолком болталась порванная сеть.

- Первый уровень пройден. - Сообщил всё тот же женский голос. Мы подошли к проходу. Зелёная кнопка подмигивала нам, призывая идти дальше. Паркинсон нажала на неё и дверь открылась. - Добро пожаловать на второй уровень!

Пройдя через проём, мы оказались в такой же неприметной комнате, что и первая. Единственное отличие - в этой уже горел свет. Как только мы прошли, дверь захлопнулась автоматически.

- Знаешь, что-то ничего страшного я здесь пока не вижу. - Поделилась своими мыслями Паркинсон, оглядываясь вокруг. Но стоило ей произнести эти слова, как боковые стены с неприятным скрипучим звуком сдвинулись с мест и начали медленно придвигаться к центру, в котором мы стояли. - Они же шутят, да? - усмехнулась слизеринка, уперев руки в бока.

- Наверное. - Я не предпринимал никаких действий потому, что понимал: ничего страшного они нам не сделают, размазывать нас по стенке в прямом смысле тоже не станут. И всё же вид приближающихся стен заставлял меня напрягаться, а моё сердце - биться в ускоренном темпе.

Через 15 секунд и оставшихся 2 фута до нас стены даже не думали прекращать своё нервирующее скольжение. Они всё надвигались и надвигались. Паркинсон невольно встала ближе ко мне. Хоть она и старалась выглядеть спокойно, предчувствие опасности проскальзывало в её глазах, заставляя её зрачки испуганно расширяться.

- Поттер, они что? Чокнулись? - до нас оставался 1 фут и стены до сих пор двигались. Тут я начал понимать, что возможно в системе управления произошёл сбой и нас сейчас прихлопнет, как жалких тараканов.

- Проклятье! Вперёд, к кнопке. Нажми на неё, Паркинсон! - мы рванули к следующей двери, возле которой располагалась кнопка, но стены сдавили нас в своих холодных объятиях. - Двигайся вперёд. - Я подтолкнул Паркинсон, но было поздно. Она, как и я, застряла в промежутке, когда до кнопки осталось лишь несколько дюймов.

На секунду показалось, что стены остановились, но это был самообман. Стены продолжали сдавливать нас. Я попытался вытащить палочку, но безуспешно. Паркинсон повернула голову ко мне, и в её глазах я увидел то, чего не хотел видеть больше ни в чьём взгляде - отчаяние, безысходность, страх смерти. Так обычно смотрят люди, которые понимают, что жить осталось совсем недолго.

- Поттер, я не хочу умирать. - В её голосе слышались слёзы и дрожь. Я протянул руку к её ладони и сжал крепче. В голове появилась мысль 'Глупо умереть сейчас, после того, что ты уже прошёл'. Я закрыл глаза, не желая верить в происходящее. Дышать становилось труднее. И в миг, когда мне показалось, что смерть уже сжала свои костлявые пальцы на моём горле... стены остановились и начали обратный ход.

- Мать вашу, сукины дети! - не сдержал я своего порыва, набирая воздуха в лёгкие. Я невольно заулыбался, понимая, что это был очень жестокий, тонко спланированный развод. А ещё на душе стало так легко от осознания того, что это было не на самом деле.

- Я думала, что нам конец. - Недоверчиво отозвалась Паркинсон, пребывавшая в том же состоянии, что и я. Я поймал её взгляд. Его невозможно было описать. Могу лишь сказать, что в её глазах я увидел второй шанс. Глупо, наверное. Но именно это я видел, смотря на неё сейчас. Неожиданно она подскочила ко мне и обвила мою шею руками. Я обнял её в ответ, ощущая, как она вся дрожит.

- Второй уровень пройден. - Уведомил нас голос нашей 'проводницы'. Паркинсон подняла голову и взглянула на третью дверь и уже горевший зелёный кружок.

- Ты уверена, что хочешь продолжить? - спросил я у неё прежде, чем мы откроем эту дверь. Она сомневалась.

- В принципе... - начала она. - В принципе, ничего страшного ведь не произошло.

- Угу. - Я иронично фыркнул. - Нас всего лишь пытались раздавить две стенки. Ничего страшного.

- А разве тебе не любопытно, что там, за той дверью?

- По правде говоря, мне за семь лет обучения в Хогвартсе хватило приключений. И меня совершенно не интересует, что за дрянь они нам приготовили на третьем уровне. Но если ты хочешь взглянуть...

- Давай продолжим. Мы в любом случае сможем нажать на красную кнопку. - Я ещё раз убедился, что женскому любопытству нет ни границ, ни предела.

- Как в этот раз? А что, если на этом уроне нас сразу придавят потолком, а? - Паркинсон улыбнулась.

- Думаю, они не будут повторяться. Это не стильно.

- Зато продуктивно. Хлоп и мы готовенькие.

- Поттер! Не говори так. - Слизеринка подошла к двери и надавила на зелёную кнопку.

- Добро пожаловать на третий уровень! - двери разошлись в стороны, и перед нами открылся просто потрясающий вид - подвесной виадук, мерно колыхавшийся над небольшой тёмной пропастью. И как они это только сделали? Впечатлённая 'пейзажем', Паркинсон тут же повернулась, чтобы уйти, но я остановил её, поймав за плечи и повернув назад.

- Ты должна бороться со своими страхами. - Сказал я мягко, наклонившись к её уху.

- Но мне страшно. Я не могу. Я боюсь, Поттер!

- Не бойся. Я буду рядом. - Но в ответ на мои слова она издала тихий циничный смешок. - Что смешного я сказал? - мне не понравилась эта её странная реакция.

- Ничего. Просто... Ты хотя бы понял, что ты сейчас сказал, Поттер? - она обернулась ко мне и внимательно посмотрела в глаза. - По идее ты должен ненавидеть меня. Я балласт для тебя. Я уже неделю успешно отравляю твоё существование, выдумывая различные способы, как довести тебя до ручки, а ты... Ты предлагаешь мне свою помощь в прохождении этого препятствия, ты говоришь, чтобы я не боялась и шла вперёд потому, что ты будешь рядом, потому, что ты поможешь мне. Тебе не кажется, что это слишком даже для тебя? Скажи то, что ты думаешь на самом деле. Скажи, что я не достойна твоей помощи, и ты ненавидешь меня всей душой.

- Эээ... - несколько секунд я молчал, не зная, что ответить. Однако Паркинсон всегда удаётся ввести меня в сильный ступор. - Ты не права. Ты сильная, Паркинсон, и, несмотря на то, что было в прошлом, ты достойна моего уважения и моей помощи. Я всего лишь хочу, чтобы ты преодолела свои страхи. И я помогу, если ты позволишь... - я протянул ей руку. Она взглянула на неё неуверенно, но через секунду вложила свою ладонь в мою и разрешила подвести себя к мосту.

- Смотри, здесь нет ничего страшного. Это лишь подвесной мост и большая яма, над которой его вытянули. - Продолжил я спокойным и уверенным тоном.

- Ага! - нервно усмехнулась слизеринка, мельком глянув вниз. - Всего лишь яма, у которой не видно дна. А магглы постарались на славу. Интересно, сколько ярдов придётся падать, если я сорвусь?

- Паркинсон! - перебил я её возмущённо. - Что за суицидальные мысли?! Так. Всё! Хватит гадать. Лучше начнём двигаться вперёд. Ты идёшь первой.

- Я? - в шокированных глазах брюнетки отразился панический страх. - Ну, уж нет, Поттер! Мы так не договаривались! - она упрямо вцепилась в колья по бокам моста, к которым крепились плетёные верёвочные перила, и встала как вкопанная, не желая сдвинуться ни на дюйм.

- Паркинсон, вздохни глубже и возьми себя в руки. Сделай шаг вперёд. Доверься мне. - Я положил свои руки на её ладони, она вздрогнула и взглянула на меня через плечо. - Ну же! Давай.

- Ладно. Я попробую. - Она медленно качнула головой, соглашаясь. - Только убери руки, пожалуйста. Это отвлекает меня. - Я выполнил её просьбу. Набрав в лёгкие больше воздуха, она осторожно ступила первый шаг. Через 2 минуты черепашьего передвижения мы, наконец, добрались до середины моста. Я невольно восхищался выдержкой слизеринки. Боясь высоты больше всего на свете, она пересиливала себя и делала шаг за шагом к другой стороне. Многие на её месте просто бы сжались, наотрез отказавшись пересекать этот мост, но она боролась, шла и побеждала.

Воодушевившись, девушка прибавила скорости. До конца моста оставалось не более 3-х ярдов, но один неосторожный шаг едва не стал для неё последним. Как я и думал, в таких мостах обязательно должна быть хоть одна прогнившая ступенька-западня и она здесь имелась. И именно на неё наступила Паркинсон. Раздался громкий треск дерева. Деревянная дощечка разломилась надвое. Оба обломка полетели вниз и брюнетка, провалившаяся в образовавшуюся щель, непременно, последовала бы за ними, если бы я не успел вовремя схватить её ладонь.

- Держись. - Проскрежетал я сквозь сжатые от напряжения зубы. Я не мог сказать, что Паркинсон была пушинкой, но я чувствовал, что у меня хватит сил вытащить её, если она перестанет судорожно дёргаться и замрёт на несколько секунд, чтобы я мог помочь ей. - Паркинсон, прекрати дёргаться! Ты мне мешаешь. Дай мне вторую руку.

- Иди к чёрту, Поттер! Вытягивай меня быстрее. Мне страшно. - Злобно прорычала она, то ли от злости, то ли это был своеобразный результат охватившей её паники. Испуганные люди ведут себя по-разному: некоторые сжимаются в комок, зажмурив глаза, а другие бросаются в атаку, полагая, что нападение - лучшая защита. Видимо, на сей раз слизеринка выбрала агрессию.

Когда мне удалось сжать её вторую руку, я присел и, уперевшись ногами в ступеньку передо мной, благополучно поднял Паркинсон вверх. Дрожа, как осиновый лист, она неуклюже упала в мои объятия, опрокинув меня на спину. Отдышавшись у меня на груди, она подняла голову и устремила на меня свой фирменный прожигающий взор.

- Не мог вытянуть меня быстрее? - насупилась она недовольно.

- Скажи спасибо, что вообще вытянул, о чём уже начинаю жалеть. - Усмехнулся я задорно, за что сразу же был награждён несильным ударом в плечо.

- Идиот! - разозлившись, буркнула девушка, пытаясь встать с меня и при этом не свалиться вниз ещё раз. Это заняло у неё не больше десяти секунд. Меньше, чем через минуту, мы уже стояли возле следующей двери.

- Третий уровень пройден.

- Она будет повторять это на каждом уровне? - скептически спросила Паркинсон. Я с невинным видом пожал плечами, решив не рассказывать Паркинсон о том, что магглы уже давно научились записывать и воспроизводить не только звуки, но и картинки, изобрели радио, телефонную связь, ТВ и много чего интересного. - Ок. Сейчас выясним. - Она потянула руку к кнопкам.

Я хотел сказать сердитой брюнетке, чтобы она нажала на красную кнопку, но девушка опередила меня, выбрав зелёную. Сразу видно - истинная слизеринка. Что ж, у меня не было иного выбора. Двери уже открывались.

- Добро пожаловать на четвёртый уровень! - поприветствовал нас тот же женский голос. Мне это отдалённо напоминало лифты Министерства Магии. Вот только там нас не поджидали хитроумные ловушки и леденящий холод. Я поёжился. Что за хрень?! Заглянув внутрь, я чуть было не уронил челюсть. Откуда взялся этот густой туман?

- Ну, что у нас здесь? - Паркинсон бесстрашно вошла в новое помещение и осмотрелась вокруг. - Хм, да это же целый склеп. Бр-р-р! Холодновато. - Фыркнула она, инстинктивно потирая плечи ладошками и изучая взглядом три массивных гроба, установленных на невысоких каменных постаментах и освещаемых скудным светом пяти свечей. - Ай да, магглы! А я уж думала, что они совсем безнадёжны. Оказывается, нет! Посмотрика-ка. - Не обращая внимания на моё слабое сопротивление, Паркинсон схватила меня за руку и потащила к гробам. Увлечённо осмотрев гроб, что стоял в середине, она прикоснулась к его деревянной крышке, намереваясь поднять её. Я лишь чудом остановил её в последний момент.

- Ты что? Совсем рехнулась?! - разозлился я, оттолкнув брюнетку подальше от крышки. - А что, если там внутри вампир? - спросил я неожиданно дрогнувшим голосом.

- О, Мерлин! А что, если там внутри вампир?! Бя-бя-бя, бя-бя, бя! - передразнила она меня, скорчив комичную гримасу и наигранно потерев кулачками возле глаз, будто стирая невидимые слёзы. - Смотри не обмочись, Поттер иначе нас выставят прочь. - Тут же отрезала она с серьёзным выражением лица, а потом язвительно ухмыльнулась. - Вампиров здесь нет. Они не живут бок о бок с людьми. Они предпочитают изолированный образ жизни, чаще объединяясь в небольшие группы или, что встречается очень редко, в кланы. Одному вампиру в год нужно не больше 5 человек, поэтому они совершают набеги на населённые пункты, унося с собой необходимое количество жертв.

- Откуда такие сведения? - изумился я. - Заделалась новым Ван Хельсингом?

- Это ещё кто такой?!

- Ты не знаешь? Это знаменитый маггловский охотник на вампиров. Читала 'Дракулу' Брэма Стокера?

- Нет. Но слышала об этом авторе. Поттер, да прекрати ты уже трястись! Нет здесь вампиров, а если даже есть, то нам их незачем бояться. И вообще. - Она опять подошла к гробу и притронулась к крышке. - Спорим на галлеон, что здесь и в других гробах нет никаких вампиров? - не дождавшись моего ответа, она приподняла крышку. Я малодушно зажмурил глаза, готовясь к чему угодно, но никаких испуганных вскриков не последовало. Я медленно открыл один глаз, а потом второй.

- Я же говорила! - издевательски протянула Паркинсон, указывая на открытый гроб. - Посмотрим остальные. - Она быстро приблизилась ко второму гробу и распахнула его. Он был пуст, как и первый. И в третьем тоже никого не обнаружилось. - Ну-у! - капризно фыркнула слизеринка, топнув ножкой и надув губки. - Я так не играю. А где вампиры?!

- Что ж. Нам не повезло. Видимо, сегодня вампиры решили взять выходной. - Усмехнулся я, собираясь пройти к двери пятого уровня, но не тут-то было. За спиной Паркинсон, словно из тумана, вырос самый настоящий Дракула в жутком развевающемся плаще. Его впечатляющий видок - красные глаза, бледное, худое лицо, длинные, чёрные волосы, зачёсанные назад, острые когти на пальцах - заставил мои волосы встать дыбом.

- Паркинсон, сзади! - крикнул я девушке. Но было поздно отступать. Выразительно пуская слюни на свою 'жертву' и издавая при этом предвкушающий, голодный рык, новоявленный вампир кинулся к слизеринке с вполне явными намерениями, если не выпить её досуха, то хотя бы куснуть пару раз.

Но брюнетка, поначалу взвизгнув и отпрыгнув назад на пару шагов, быстро пришла в себя и взяла ситуацию в свои руки. Точнее в руку. А если ещё точнее, то в кулак, который со смачным, характерным хлюпом проехался по челюсти незадачливого кровососа, не забыв мазнуть его ещё и по носу.

'Вампир', взвыв не хуже оборотня в полнолуние, потрясённо попятился назад, по дороге отплёвываясь своими клыками. Правда, далеко пятиться ему не пришлось: споткнувшись о каменный выступ, на котором покоился его гроб, Дракула, отчаянно загребая воздух руками, грохнулся аккурат в него. Деревянный ящик грозно пошатнулся, отчего его крышка тут же захлопнулась, с громким стуком придавив пальцы бедного вампира.

- Стерва! Дрянь! За что?! Больно же, безжалостная сука! - донеслось из гроба жалобное вампирье поскуливание, наверняка, адресованное слизеринке. Паркинсон перевела на меня ничего не понимающий взор.

- Это не вампир. - Сказал я, развевая её сомнения.

- А кто? - упавшим голосом спросила она.

- Человек, притворявшийся вампиром. Актёр. - Пояснил я и, больше не сдерживая свой порыв, расхохотался, в мыслях ещё раз прокручивая недавнюю картину избиения невинного кровососа.

- О, боги! - ахнула девушка, прикрыв рот руками. Опомнившись, она тут же подбежала к гробу и распахнула его крышку. - Простите меня, пожалуйста! Я, честно, не хотела причинять вам вреда.

Увидев её, 'вампир' испуганно округлил свои и без того устрашающие красные глазища и, начал отмахиваться от сумасшедшей девицы, по его мнению, наверное, пришедшей, чтобы добить его колом, точно припрятанным где-то за пазухой.

- Нет, нет, нет! Уйди! Фу! Фу! Отвали, тварь! - он активно забрыкался, пытаясь вырвать крышку гроба из рук Паркинсон, и закрыть её, чтобы спрятаться внутри до лучших времён. Наконец, ему это удалось. Оттолкнув сопротивлявшуюся девушку, он быстренько замуровался. Слизеринка осторожно постучала по крышке.

- Убирайся прочь, мерзкое порождение ада! Тебе меня не достать! - прокричал 'вампир' враждебно.

- Я же не специально. - Захныкала Паркинсон сожалеющим тоном, но Дракула не сказал больше ни слова, оставаясь при своём мнении. Убедить его, что слизеринка сделала это чисто по инерции, будет весьма трудно.

- Идём уже. Он всё равно оттуда не вылезет, пока ты будешь здесь. - Я вытер слёзы, выступившие на глаза от судорожного смеха, и потянул угрюмую и расстроенную девушку к двери, возле которой уже горел зелёный огонёк.

- Четвёртый уровень пройден. - Оповестил голос.

- А знаешь, это становится забавным. Думаю, нам стоит продолжить. - Так как моё настроение было радужным, я открыл дверь.

- Добро пожаловать на пятый уровень!

- Мерлин, может, она уже сменит пластинку?! Ей самой не надоело, что ли? - раздражённо пробурчала слизеринка, следуя за мной в совершенно тёмное помещение. Двери за нами закрылись, отрезая пути к отступлению. Мы опять оказались в непроглядной темноте.

- Вот дерьмо! - ругнулся я, доставая фонарик из кармана и включая его. Полоса света, немного озарившая пятый уровень, не дала нам никакой новой информации. Слабый луч фонаря утопал во тьме.

- Фу! Ну и запашок! - Паркинсон поводила рукой перед лицом, пытаясь отогнать от себя тошнотворный запах гнили. - Такое ощущение, что здесь кто-то сдох.

- Согласен. - Кивнул я настороженно. - Идём? Будем искать дверь.

- Угу.

- Возьми меня за руку. На всякий случай. - Через мгновение я почувствовал, как ладонь слизеринки скользнула в мою руку. Мы двинулись вглубь помещения, ступая с большой осторожностью и тщательно проверяя устойчивость почвы под нашими ногами. Но, по закону подлости, даже это не застраховало нас от ямы, в которую мы угодили в один прекрасный момент. Свалившись на нечто твёрдое, мы болезненно застонали.

- Поттер, ты идиот! - проскрипела Паркинсон, стараясь собрать свои ушибленные кости в кучу и, наконец, подняться на ноги. - Надо было светить под ноги, а не вперёд!

- Вот и светила бы, раз такая умная! - огрызнулся, копируя её же тон. - Ты цела? Ничего не сломала?

- Не знаю. - Ответила девушка, успокаиваясь. - Вроде нет, но бок болит ужасно.

- Встать сможешь? - с трудом уговорив своё тело, я встал и начал ощупывать стены нашей ямы, в надежде обнаружить что-нибудь, что поможет нам выбраться отсюда. В самом крайнем случае, если ничего не найду, использую магию.

- Думаю, да. - Неуверенно протянула девушка.

- Дай руку.

- У-у-у! - простонали снизу.

- Кажется, тебе крупно досталось, раз ты так стонешь. - Заметил я, сжимая руку слизеринки.

- Это не я стонала! - испуганно прошептала Паркинсон.

- Ну, да! Конечно! А кто тогда? Я что ли?

- Поттер, идиот, это не я!

- Окей. Давай проведём расследование. Раз это не ты и не я, то кто ещё может тут стонать? - задал я резонный вопрос.

- Живой мертвец? - предположила брюнетка.

- Не смеши мои кроссовки! Живых мертвецов не суще.... А-а-а!

- А-а-а! - вопль Паркинсон присоединился к моему, смешиваясь со зловещим полурыком-полурёвом, доносившимся до нас снизу. Поверхность, на которой мы стояли, начала колыхаться и отъезжать в сторону. Едва совладав с собой, я схватил фонарик и направил его луч нам под ноги, чтобы понять, что происходит.

- Это гроб! - завопила слизеринка, что есть мочи, лихорадочно прижимаясь к сырой, земляной стенке могилы. Да, да! Именно могилы. Раскрытой могилы. Между тем, крышка гроба отскочила в сторону, и оттуда показался довольно потрёпанный, издававший запредельные стоны... мертвец. Покойник, отряхнув с себя землю, двинулся вперёд, протягивая к нам свои когтистые руки. Паркинсон заверещала с новой силой.

- Дурдом прям какой-то! - гневно сплюнув, я быстро приблизился к 'мертвецу' и схватил его за шкирку. От неописуемого удивления он сразу же заткнулся и уставился на меня ошарашенным взглядом. - Не ожидал? - поинтересовался я у него язвительно.

- Эээ... - протянул он вполне человеческим, живым голосом.

- Мэ-э-э! - передразнил я его, с силой толкнув обратно в гроб.

- Вы не имеете права... - возмутился было 'покойник'. На вид ему было не больше 15 лет. Подросток ещё.

- Заткнись и лежи тихо. - Сказал я так, что желание возражать мне у парня сразу исчезло. - Повадились тут всякие на бедных людей кидаться. - Проворчал недовольно. - Скажи спасибо, что тебе ещё по челюсти не заехали со страху. А то твоему клыкастому соседу сегодня так досталось, что всю жизнь помнить будет.

- А что случилось с вампиром? - я поймал вопросительный взгляд парнишки.

- Да так. Всё. Конец ему. Не вампир он больше. - Улыбнулся я 'мило'. Парня непроизвольно передёрнуло. - Моя подруга так ему врезала, что у него клыки выпали.

- О, Боже! - воскликнул 'мертвец' испуганно и кинул быстрый, опасливый взгляд на сжавшуюся в углу слизеринку.

- Угу. Она такая. Её лучше не пугать, а то так вмажет, что язык проглотишь. Поэтому прими мой совет: лежи спокойно и не суйся к ней. - С этими словами я прикрыл крышку гроба и, отряхнув руки от земли, обратился к брюнетке. - Идём дальше?

- Угу. Только как отсюда выбраться?

- Легко. Тут не очень высоко. Сейчас я тебя подтолкну, а потом выберусь сам.

Как только мы поднялись из 'могилы', включился свет, освещая помещение пятого уровня.

- Пятый уровень пройден. - Уведомил нас голос, и мы направились к дверям, чтобы пройти в следующее помещение. - Добро пожаловать на шестой уровень!



Я знаю пароль, я вижу ананас,
Я верю, что енот придёт спасать нас!
Я знаю бобров, я вижу бабуин,
Нельзя с амфитамином мешать кокаин!
 
ДеметрисДата: Суббота, 22.02.2014, 16:11 | Сообщение # 44
Снайпер
Сообщений: 100
« 22 »
ОНА


Мерлин! Ну и денёчек сегодня выдался. Я уже жалела о своём решении посетить этот парк развлечений. Лучше бы мы посидели дома. К тому же развлечения у нас были какие-то странные. Своеобразные, можно сказать. Сначала эти магглёныши, потом дурацкое чёртово колесо, затем соревнование 'кто-кого', плюс ещё бедный дядечка со смешным акцентом, по моей вине чуть не лишившийся своего хозяйства, а теперь эта проклятая пещера стала для меня настоящим испытанием. Правда, лжевампиру тоже досталось по полной. А вот нечего на меня сзади нападать! Я в страхе бываю... страшна.

Я устало взглянула на Поттера, которому несколько последних уровней пришлись по вкусу и теперь уже он с энтузиазмом тянул меня дальше, а не наоборот. Но я, в принципе, была не против. Практически ничего страшного в этом аттракционе не было. Кроме, пожалуй, 2-го уровня, когда я реально подумала, что нам конец. Тогда я дала слабину: повисла на Поттере, как тряпка. Аж самой противно вспоминать. А он повёл себя предсказуемо: обнял, утешил, поддержал. Если так и дальше пойдёт, то я совсем расклеюсь.

Но своего пика Поттеровское геройство достигло на 3-ем уровне. Не знаю, грозила ли мне опасность на самом деле (может это опять был глупый розыгрыш создателей аттракциона), но я рада, что в этот момент рядом оказался именно он, заставивший меня поверить в собственные силы и протянувший руку помощи в самый решающий момент.

Мы стояли перед дверьми 6-го уровня. Гриффиндорец нажал на зелёную кнопку (к слову, не знаю, как у Поттера, но интересная система выбора у меня ассоциировалась с цветами наших факультетов). Двери разъехались в стороны, приглашая войти внутрь.

- Добро пожаловать на шестой уровень! - произнёс женский голос, сопровождавший нас с самого начала. Нет. Ей всё-таки это не надоедает. Я покачала головой и переступила порог, разделявший 5-й и 6-ой уровни. Чем дальше мы продвигались, тем больше меня поражала маггловская фантазия. Ладно, уж ловушки, двигающиеся стены, даже пропасть с подвесным мостом, фальшивые вампиры и мертвецы, но... целый искусственно созданный прудок, непонятно каким образом втиснутый в не такое уж огромное помещение, своим оформлением напоминавшее подводную пещеру. Это уже перебор! Даже для меня. Здесь я ожидала увидеть всё, что угодно, но уж точно не это.

Пруд имел почти идеальную овальную форму и располагался ниже уровня входа примерно на 3 ярда. Во всю его ширину, составлявшую около 30 футов, вытянулась дорожка, выстланная деревянными дощечками. Сваи, поддерживавшие дорожку, терялись в глубине водоёма. Дальние углы пруда были окутаны таинственной тьмой. И лишь в самом центре, прямо под деревянным мостиком, сквозь водную гладь на поверхность поднимались призрачные, завораживающие лучи света, придававшие этому месту особую притягательность и загадочность.

Я бы сказала, что мне здесь нравится, если бы не неестественная, пугающая тишина и, казалось, мёртвая вода, которая наводила на мрачные, зловещие мысли. При взгляде на неё я никак не могла избавиться от нехорошего предчувствия, что ловушка кроется именно в ней, кто-то поджидает нас там. Мы спустились вниз по ступенькам, выдолбленным прямо в земле покатого берега, и нерешительно остановились у самой кромки тёмной воды.

- Ну, что? Идём? - Поттер вопросительно повернулся ко мне.

- Не нравится мне всё это. - Пробормотала я, впившись в мостик сомнительным взором. - Слишком уж всё просто. Тут непременно должен быть подвох.

- Угу, - согласился гриффиндорец, усмехаясь. - Наверняка, в воде нас ждут два огромных крокодила.

- Поцелуй соплохвоста, фантазёр хренов! - воскликнула я разгневанно. Его предположение об этих мерзких рептилиях никоим образом не разрядило угнетающую атмосферу, а лишь подлило масла в огонь, заставив нервничать меня ещё сильнее.

- Зачем мне соплохвост, когда у меня под рукой такой любопытный и неизученный экземпляр, как ты, Паркинсон?! - рассмеялся этот поганец. Я злобно скрипнула зубами, но отвечать колкостью на колкость не стала. 'Это же Поттер!', - напомнила я себе мысленно. - 'На гриффиндорцев и психически больных из Мунго обижаться нельзя'.

К тому же окружающая обстановка, нервирующее ощущение приближающейся опасности и навязчивое чувство дежавю не пробуждали во мне ни единого желания завязывать с Поттером очередной разбор полётов. Налетались уже сегодня!

- Поттер, я не шучу. Мне, правда, здесь не нравится. Может, да ну его? Давай лучше домой, а? - взглянула я на него с надеждой, но это же Поттер - типичный гриффиндорец - тупого героизма, храбрости и отваги ему не занимать.

- Трусиха. - Фыркнул он, насмешливо и в то же время осуждающе покачав головой. - Идём. Я тебе докажу, что там нет ничего страшного. - Схватив мою ладонь, он потянул меня к мостику. Я нехотя поддалась, позволяя ему вести себя через водоём.

Поттер уверенно шёл к противоположному берегу, а я мельком посматривала на подозрительно тихую водную гладь, боясь, как бы оттуда не выпрыгнуло какое-нибудь 'чудо' природы. Пока что мои опасения не оправдывались, и я была весьма этим довольна. Но подвох всё же имелся и очень скоро он дал о себе знать.

Мы как раз пересекли середину и были всего в 10 футах от нашей следующей цели, как я увидела, что в пруду мелькнула какая-то тень и тут же исчезла, оставив после себя лишь лёгкие колебания на зеркальной поверхности воды.

- Поттер, смотри! - вскрикнула я возбуждённо, ухватив парня чуть выше локтя и указывая на то место, где я только что видела тень.

- Ну и? - протянул он скучающе. - Что ты там такого увидела?

- Ты что? Издеваешься? По воде пошла рябь. Говорю же тебе, там кто-то есть.

- Мерлин! Да нет там никого. А рябь пошла оттого, что мы идём по мосту. Вот и всё!

Поттеру удалось бы убедить меня и я, возможно, даже успокоилась бы, если бы не когтистая, чешуйчатая лапа с плавниками на внешней стороне рядом с локтём, которая молниеносно появилась из воды сразу после его слов и вцепилась в ногу гриффиндорца. Я завизжала, почувствовав, что другая рука, вынырнувшая за моей спиной, намертво вцепилась в мою лодыжку и впилась ногтями в мягкую кожу. Запаниковав, я начала судорожно вырывать ногу из мокрых, холодных пальцев. Пока я сопротивлялась, Поттер пытался избавиться уже от двух рук - той, что схватила его первой, и ещё одной, которая появилась позднее и так же тянула его вниз, стараясь свалить с ног.

Я оглянулась вокруг. Ко мне подгребали какие-то мерзкие чудовища, по очертаниям тела похожие на каппов2. Вспомнив, чем питаются эти твари, я поняла, что уже близка к истерике. Почему-то задаться вопросом 'Откуда магглы достали каппов?' я в тот момент не додумалась. Страх всецело овладел моим сознанием, не давая мыслить трезво.

- Паркинсон! - позвал Поттер. Я обернулась на крик, но было поздно. Я словно во сне беспомощно наблюдала за тем, как несколько чёрных рук затягивают гриффиндорца в воду. Я протянула руку, чтобы ухватить парня и мне это даже удалось, но миг спустя его скользкая от воды ладонь выскользнула из моих рук. Поттер полностью погрузился под воду и через пару быстро пролетевших секунд исчез из виду. Я ошарашено уставилась вниз, пытаясь переварить информацию. Мозг отказывался работать.

Я судорожно выдохнула и, обернувшись, поняла, что стою на мостике совершенно одна. Лапы, тянувшие меня за собой, испарились, словно их вовсе не было. Я сглотнула, ощущая, как мои внутренности скручивает жуткий холод. Казалось, сердце оборвалось и упало куда-то вниз, трепыхаясь там из последних сил, как рыбка, выброшенная из аквариума. Я не хотела верить в то, что это происходит на самом деле.

- Поттер! - выкрикнула я отчаянно, упав на колени прямо у края мостика и безнадёжно вглядываясь в зловеще-зеленоватую толщу воды. Никто не отвечал. Прошло несколько мучительно кошмарных секунд. Водная гладь оставалась спокойной, даже не думая колыхнуться. Я начала понимать, что ещё пару мгновений моего промедления и случится нечто плохое, то, чего я себе не смогу простить. К тому же я ощущала, как напрягается наша с Поттером связь, вызывая в районе солнечного сплетения почти такую же невыносимую боль, как при Круцио.

Собравшись с мыслями, я вдохнула глубже и, зажмурив глаза, прыгнула в омут с головой и палочкой наготове. Оказавшись под водой, я открыла глаза и поплыла вперёд чисто интуитивно. У меня было мало времени. Я не могла похвастаться талантом отличного пловца, в чём уже убедился гриффиндорец, вытаскивавший меня из той реки, когда я спасала Нэф. Поэтому мне следовало действовать очень быстро, если я хотела вытащить парня.

Искать долго не пришлось. Оказывается, эти твари находились прямо под мостом, удерживая сопротивлявшегося Поттера в своих цепких лапах. Я не могла сказать точно, но, кажется, их было около 5-6 особей. Увидев меня, парочка из них тут же поплыла ко мне. Не теряя времени на расшаркивания, я запустила в них парочку невербальных Ступефаев, с удивлением обнаруживая, что эти твари не являлись каппами. Тогда кто? Опять переодетые подростки? Ну, тогда ещё лучше... для меня. Сейчас они не понаслышке узнают, что такое праведный гнев Персефоны Паркинсон.

Подплыв ближе к кучке этих уродов, я чуть неуклюже заехала одному по челюсти, надеясь, что ему было очень больно, а на другого наложила Конфундус. И наплевать мне, что нельзя использовать магию в районах обитания магглов. Последний (как я и полагала, их было ровно 5) увидев, что со мной лучше не связываться, 'сделал ластами' подальше от меня.

Я приблизилась к Поттеру и с ужасом осознала, что он теряет сознание и захлёбывается. Времени на то, чтобы выбираться на мостик и откачивать его там, не было, поэтому я решила попробовать ещё один вариант. Крепко схватив его руку, я сосредоточилась и аппарировала в безопасное место.

Через секунду мы свалились на мягкую траву полянки, где недавно расположились с детьми. Как я и думала, никого здесь не было. Значит, можно не волноваться, что кто-то увидел, как мы выпрыгнули прямо из воздуха. Выплюнув воду, которой я успела нахлебаться в этом гадком пруду, я подползла к неподвижно лежащему рядом гриффиндорцу и потрясла его за плечо.

- Поттер! Эй! Очнись, Поттер! - я похлопала его по щеке, но он не реагировал. Я испугалась и склонилась над ним, пытаясь понять: дышит или нет? Но он не дышал и сердце вроде не билось. Мерлин! Я вздрогнула и взглянула на него испуганно. Как назло рядом не было ни единой живой души, которая могла бы помочь мне в этой ситуации.

Прошипев пару смачных крепких словечек, я резко рванула на нём рубашку, не обращая внимания на разлетевшиеся в стороны пуговицы, и попыталась сделать массаж сердца, о котором он же мне и рассказал. Воспользоваться Энервейтом я опять же забыла из-за сильной паники. Через пару секунд он вздрогнул, зашёлся в сильном кашле, помогавшем избавиться от воды, заполнившей лёгкие, и, оглядев свой внешний вид, воззрился на меня как-то разоблачающее.

- Так и знал, что ты мечтаешь сорвать с меня всю одежду! - проговорил он слабо, изогнув подрагивавшие губы в пошловатой улыбочке. - Продолжишь? - он призывно постучал по металлической пряжке своего ремня указательным и средним пальцами. В иной раз я бы скривилась, в наигранном отвращении сморщив носик и усердно показывая ему, как сильно меня тошнит лишь от одной подобной мысли. Но не в этот ...

Я заливисто расхохоталась, чувствуя небывалую лёгкость. Тряхнув мокрыми прядями, я резко нависла над Поттером, подобно голодному хищнику, загнавшему свою жертву в угол, и плотоядно посмотрела ему в глаза. Я прикусила губу, наблюдая за капельками влаги, стекавшими с моих волос на его лицо. Он замер, ожидая моих дальнейших действий. Мерлин, как же эти гриффиндорцы наивны!

- Обломись, Поттер! - прошептала я в дюйме от его губ и быстро отскочила прочь, любуясь ошарашенным выражением его лица на расстоянии ярда.

- Ах ты... Ты... Маленькая, дрянная девчонка! - вспыхнул гриффиндорец, поняв, что гадкая слизеринка в очередной раз развела его самым провокационным способом. Но, несмотря на сильное возмущение, на его губах блестела широкая улыбка.





****



Через десять минут мы уже стояли на пороге дома на Гриммо и увлечённо боролись за право первенства на принятие душа. Собачиться на эту тему мы могли о-очень долго. Поэтому пришлось кинуть жребий. Я опять выиграла и с победной ухмылкой скрылась за шторкой. Полчаса блаженства под мощными струями горячей воды смыли с меня отвратительный тухлый запах тины и застоявшейся воды и не забыли унести с собой неприятные воспоминания. Обернувшись в банный халатик, я выплыла из ванны и принялась наносить на лицо особый увлажняющий крем, ванильный запах которого так не нравился Поттеру.

Кстати... Гриффиндорец, стоявший за моей спиной, учуяв ненавистный запах, громко чихнул и начал шёпотом проклинать парфюмера, создавшего такую 'невозможную гадость'. Я прыснула в кулачок и зачерпнула ещё немного вязкой белой субстанции, чтобы втереть её в лоб и виски. К моему недовольству зеркало покрылось плотной пеленой из-за пара, заполнившего собой всю ванную комнату. Я строптиво фыркнула и, стянув небольшое полотенце с крючка, вытерла зеркало и... наткнулась взглядом на раздевающегося Поттера. О, да! Лёгкий стриптиз - это именно то, что не помешает мне в качестве следующего пункта меню сегодняшнего, по всем параметрам сумасбродного денька.

Я обернулась и, облокотившись ладонями о раковину, лениво заскользила по фигуре Поттера оценивающим взглядом. Он спокойно раздевался, даже не подозревая, что я за ним наблюдаю. Гриффиндорец скинул рубашку и кинул её в корзину для белья, потом джинсы и носки. Когда на нём остались только трусы, я решила рассекретить себя.

- Ты бы повернулся. - Посоветовала я ему ехидно. - Мне не всё видно! - Поттер вздрогнул и резко развернулся ко мне.

- Проклятье! Паркинсон! Тебе может ещё станцевать на столе или возле шеста? - спросил он раздражённо.

- Не откажусь увидеть такое грандиозное зрелище. - Улыбнулась я предвкушающе. Неужели станцует?!

Поттер изучал меня пронизывающим взором пару-тройку секунд, а потом, криво ухмыльнувшись, выдал. - Обломись, Паркинсон! - с довольной наглой рожей он спрятался за душевой занавеской. Чисто из вредности.

Ах... Ах он [ЦЕНЗУРА]! Отказать мне?! Самой Персефоне Паркинсон?! Немыслимо! Вот и спасай этого гада после этого! Гриффиндорская скотина! Я неистово зашипела проклятья сквозь сжатые зубы и принялась втирать крем в подбородок и шею. Ну, потерпи немного, Поттер! Я тебе ещё устрою представление.




****



Стрелки приближались к семи часам вечера. Я сладко зевнула и потянулась в кресле, в котором устроилась пару часов назад, чтобы почитать мемуары 18 века некой Белладонны Блэк, стянутые мною из библиотеки особняка. Начало было, скажем прямо, не очень увлекательным. Даже не смотря на то, что слог у хозяйки дневника был не плох. Самое интересное началось, когда Белладонна повзрослела и начала привлекать внимание представителей противоположного пола. Откровенные сцены половых актов, которым она придавала огромное значение, шокировали своим виртуозным и подробным описанием даже меня. Я, конечно, имею опыт в этих делах, но уж точно не такой богатый, что приобрела Белла к своим 18 годам. И по сравнению с ней я выглядела настоящей невинной девственницей, не лицезревшей даже полуобнажённого мужчины. А позы, которые она использовала в процессе, были настолько неординарны, что мне пришлось помучить своё воображение, чтобы разобраться, что к чему и как.

- О, Ме-ерлин! - протянула я впечатлёно, буквально страницами заглатывая столь увлекательное чтиво, и потихоньку подбираясь к месту, где Белла должна была встретиться с Закарием Квексильвером в лесу. Неожиданный всхрап, раздавшийся с дивана, выбил меня из колеи и заставил испуганно вздрогнуть. При этом я нечаянно уронила книжку на пол. Оттуда послышался громкий недовольный мяв и, обиженно задравшая хвост, Нэф быстро удалилась из гостиной.

- А... Кто... Что... Что происходит? - пробормотал проснувшийся Поттер, резко сев на месте.

- Ничего. Спи дальше. - Ответила ему, подбирая дневник с пола.

- Который час? - зевнул гриффиндорец, пытаясь открыть слипавшиеся глаза.

- Уже пошёл восьмой.

- Восьмой?! - удивлённо воскликнул парень и тут же открыл глаза. Сон как рукой сняло. - Ой! Скоро придёт Гермиона.

- Грейнджер? - невольно уточнила я. - Не ожидала.

- Угу. - Буркнул Поттер, разминая затёкшие конечности. - Ты же не против?

- А с чего я буду против? - удивилась я. - Твой дом. Твои гости. Твоя подруга. Или ты ожидал, что я возьму тебя в плен и спрячу здесь от всего мира?!

- Ты не такая противная и вредная, какой иногда хочешь казаться. - Огорошил меня Поттер своим признанием. Я хотела ответить ему какой-то колкостью, но меня прервал стук в окно. Переведя взгляды, мы увидели большого чёрного породистого филина, в котором я сразу признала Нэгала.

- Нэгал? - я в лёгком изумлении приподняла брови и встала с кресла, чтобы впустить птицу внутрь. Интересно, с чего бы это?

- Ты знаешь этого филина? - Поттер был поражён не меньше меня.

- Да. - Подтвердила я.

- Но откуда? - дементор их всех поцелуй! Почему эти гриффиндорцы такие приставучие?!

- Неважно. - Коротко буркнула я, открывая окно. Нэгал сразу же влетел в гостиную и присел на спинке дивана. - Что ты мне принёс, а? - я подошла к птице и отвязала от его лапки конверт с гербовой печатью. 'Он как всегда в своём стиле!', - хмыкнула я про себя, распечатывая письмо. Удостоверившись, что послание передано, Нэгал вылетел в распахнутое окно.

- Ну и кто пишет? - любопытно засопел Поттер за спиной.

- А тебе всё скажи! - засмеялась я, уворачиваясь от него и пряча пергамент за спину.

- Ну, я же должен знать, какая корреспонденция поступает моей жене. - Гриффиндорец состроил обиженную мордочку. - А вдруг это любовные послания от тайных воздыхателей?!

- Может, - пропела я хитро и опять увернулась от настойчивого брюнета. - Эмм... Поттер... - я начала с осторожностью подбирать слова. Как бы ему преподнести эту новость так, чтобы он не заавадил меня сразу? - Я хочу тебя предупредить, что очень скоро нас кое-кто посетит. - Сказала я слегка неуверенно. - Ты же не против, милый?



Я знаю пароль, я вижу ананас,
Я верю, что енот придёт спасать нас!
Я знаю бобров, я вижу бабуин,
Нельзя с амфитамином мешать кокаин!
 
ДеметрисДата: Суббота, 22.02.2014, 16:12 | Сообщение # 45
Снайпер
Сообщений: 100
« 22 »
ОН



- Я хочу тебя предупредить, что очень скоро нас кое-кто посетит. - Слова Паркинсон прозвучали подобно грому посреди летнего неба. По её колеблющемуся тону я легко определил: меня ожидал сюрприз, причём не из приятных. - Ты же не против, милый? - а её сладкое 'милый', призванное умаслить меня и усыпить бдительность, лишь подтвердило мою догадку на все 100 процентов. Наверняка, свинья, которую мне собиралась подсунуть моя дражайшая жёнушка, вполне сможет составить конкуренцию даже взрослому троллю.
- Ну? И кто это? - я шагнул к слизеринке с твердой решимостью выдержать даже самый страшный приговор. - Неужели уважаемая тёща пожалует?! - продолжил, скосив на неё отнюдь не довольный взгляд.
- Неа. Что ты?! - она издала смешок и тут же замолкла, немного поёжившись. Видимо, мой пристальный взгляд произвёл на неё нужный эффект.
- И-и? - протянул я, желая подтолкнуть девушку к чистосердечному признанию, пока не стало поздно, и я не сменил милость на гнев.
- И-и? Что? - слизеринка довольно успешно сделала вид, что не понимает, о чём я вообще тут говорю.
- Паркинсон! - рыкнул я, теряя терпение, и от души треснул по боковой стенке шкафа, отчего его содержимое звонко качнулось. Девушка вздрогнула и отступила от меня на пару шагов, скрывшись за креслом.
- Ась? - невинно вякнула брюнетка и впилась в меня таким затравленным взором, что, если бы я не знал о её безграничном актёрском таланте, то непременно бы клюнул и почувствовал себя конченным подонком, обижающим бедных, беспомощных девушек.
- Ты мне скажешь по-хорошему или будем проводить допрос по-плохому? - поинтересовался я у неё.
- О-о-о! Захотелось поиграть с плёточкой?! - заинтригованно выдохнула Паркинсон.
- Уф-ф-ф! - я устало потёр переносицу. Кажется, мне не добиться от этой бестии вразумительного ответа... Если, конечно, не использовать инструмент, только что предложенный ею. Я поднял на неё глаза, в которых, как я надеялся, мелькнул зловещий огонёк. - А почему бы и нет? Твоё желание - закон, дорогая! - при моих последних словах слизеринка непроизвольно сглотнула.
- Кричер! - позвал я домовика.
- Да, хозяин Гарри? - обратился он ко мне, появившись сбоку.
- В этом доме случайно не найдётся крепкая, кожаная плёточка? - решил узнать я на всякий случай, даже не предполагая, что искомый объект вообще может оказаться в особняке Блэков. Но Кричер ошарашил меня, сказав, что у Вальпурги Блэк был целый набор плёток для пыток и уточнил, какая именно мне требуется - с шипами или простая?
- Эээ... - промямлил я, даже не зная, что сказать в ответ. Но быстро сориентировался, спросив у Паркинсон. - Детка, ты какую предпочитаешь? - девушка вспыхнула праведным гневом и посмотрела на меня, как на умалишённого.
- Иди к Дьяволу, Поттер! - выплюнула она ядовито. Я ухмыльнулся.
- Значит, с шипами. - Подытожил. - Хотя нет... Давай начнём с простой, Кричер. - Домовик, недоумённо тряхнув ушами, поспешил исполнить мой приказ. Через несколько секунд в моих руках была тонкая плёточка. - Спасибо, Кричер. Свободен.
- Милая... - пропел я, подбираясь ближе к слизеринке.
- Котик? - опасливо улыбнулась девушка, наоборот, стремясь держаться от меня как можно дальше.
- Так ты мне скажешь сама или... - я демонстративно замахнулся и плётка, со свистящим звуком рассекая воздушные потоки, хлёстко ударила диванную подушку. Паркинсон болезненно поморщилась, наверняка, представив себя на месте подушки. Я улыбнулся, испытывая садистское удовольствие. Бить я её, конечно же, не собирался. Мерлин упаси! Но попугать немного стоило. А то совсем уже охамела, деточка!
- Ладно, Поттер! Будь ты проклят! - проскрежетала брюнетка злобно, сдаваясь. - Понимаешь, я не могу сказать прямо. Этот человек желает, чтобы его появление здесь было для тебя сюрпризом. - Уклончиво ответила она.
- И всё же, я хотел бы знать, кто этот человек, Паркинсон? - я почувствовал, как у меня дёргается левая бровь и начинается мигрень. В глубине души ещё теплилась слабая надежда, что я успею подготовиться к пришествию 'сюрприза', но мои ожидания быстро улетучились, когда я увидел полные мерзкого ехидства каре-зелёные глаза слизеринки. Говорят, надежда умирает последней? Вот и моя пошла топиться...
- Ну-у... - протянула девушка, спрятав руки за спину и старательно отводя свои бесстыжие глаза в противоположную от меня сторону. В этот миг она чертовски напоминала мне нашкодившую пятилетнюю пацанку, которая, честное слово, 'совершенно случайно' взорвала свою морскую свинку. В общем, вердикт таков: в один прекрасный день Паркинсон доиграется.... на моих нервах. И получит от меня хороший нагоняй. Хотя... Почему в прекрасный день? Ведь можно начать прямо сейчас. Я улыбнулся, плотнее обхватив рукоять плёточки.
- Кто? - повторил я жёстко, не забыв подчеркнуть свой вопрос звучным ударом моей новой кожаной 'подруги'. Но Паркинсон молчала как партизан. - Ну, всё! Ты меня достала! Кричер!
- Да, хозяин?
- Принеси мне ещё ту, с шипами. У нас началась вторая стадия дознания. - Едко ухмыльнулся я.
- Нет! Не надо! - завопила слизеринка. - Я скажу. Честно!
- Кричер, отставить! Можешь идти. - Когда домовик исчез, я повернулся к девушке и впился в неё требовательно.
- Это... это...
- Это... - протянул я, желая скорее услышать ответ.
- Это... У тебя мышь на ширинке! - взвизгнула Паркинсон, указывая на мои джинсы.
- Как банально, Паркинсон! - разочарованно качнул я головой. - Не уходи от ответа таким глупым образом!
- Поттер, идиот! У тебя реально мышь сидит на ширинке! - заорала она на меня, панически округлив глаза. Я решил проверить и посмотрел вниз....
- А-а-а! У меня мышь! МЫШЬ! - я попытался плёткой смахнуть с себя эту мерзкую усатую тварь, но серая ловко юркнула прямо мне в карман, моя рука последовала за ней, но наткнулась лишь на пустоту. Через дыру в ткани эта тварь забралась мне прямо внутрь. - О, Мерлин! А-а-а! Ах-х-х! О-ох! - мышь залезла туда, куда ей не следовало забираться, а именно в мою запретную секцию. Паркинсон, следившая за моими конвульсивными порывами, не смогла сдержать дикого хохота. Я попытался расстегнуть ширинку, чтобы снять джинсы, но она заела. - Паркинсон... А-а-ах!... не стой там, как... О-о-о, Мерлин!... дубина! А-а-ах! Помоги мне! У меня молния заела!
- Она что... вгрызлась прямо в...? Да? - как ни странно, Паркинсон всё же подбежала ко мне и принялась помогать мне с ширинкой. - Да не дёргайся ты! Мешаешь!
- Это ты ЕЙ скажи! - взвизгнул я, кривляясь. - Она, кажется, хочет меня укусить! Проклятье!
- Дементор подери! - для удобства Паркинсон опустилась передо мной на колени, пытаясь совладать с неподдающейся ширинкой. - Есть! - довольно воскликнула она через несколько секунд моих мучений, рванув молнию и спустив с меня штаны.
- А-а-а! О-о-ох! Не кусайся! Не кусайся, дрянь! - рявкнул я, запустив руку в трусы. Вытащив зубастую паршивку на свет божий, я отшвырнул её в сторону.
- Твою мать! Какого хрена вы тут мышами кидаетесь? - ошарашено выдал кто-то сзади.
Паркинсон застыла, вцепившись руками в мои бёдра и всё ещё стоя передо мной на коленях. Я испуганно замер и, медленно обернувшись, увидел Малфоя собственной персоной. Он стоял позади нас, не в силах оторвать от нашей парочки шокированного взгляда и вернуть свою отвисшую челюсть обратно.
- Поттер, Панси... Вы... Вы... Это то, о чём я подумал, не так ли?! Фу-у-у! Как ты могла, Панси? Это же Поттер!
- Драко. Ты всё неправильно понял! - опомнившаяся слизеринка быстро поднялась на ноги и отошла от меня на максимально возможное расстояние.
- Интересно, а как ещё это можно понять?! Поттер со спущенными штанами стонет на всю гостиную, в руках у него плётка, а ты стоишь перед ним на коленях в непосредственной близости от... от ... Фу! - сплюнул он, не решаясь произнести это слово. - Извини, но ответ напрашивается сам собой!
- О, какой же ты у нас наблюдательный, Малфой! - с сарказмом 'восхитился' я его способностями. - Это была мышь, идиот! - рявкнул, натянув джинсы обратно.
- Мышь? - спросил Малфой, презрительно скривив губы. - Хочешь сказать, что это мышь делала тебе м...
- Драко! - прервала его Паркинсон. - Как же хорошо, что ты пришёл! Давай забудем об этом недоразумении. Дай я тебя лучше обниму и поцелую.
- Ээм... Нет, моя дорогая! Иди сначала помой руки и рот.
- МАЛФОЙ! За какую шлюшку ты меня принимаешь, проклятый хорёк?! - взбеленилась слизеринка, метнув в блондина прожигающий взор.
- Я не говорил этого! - осёкся Малфой, но слишком поздно.
- Не говорил, но подразумевал! - прижучила его брюнетка.
- Панси, - начал он примирительно, поняв, что он прижат к стене веской аргументацией своей подруги, - ну, взгляни на это моими глазами! Что я мог подумать, застав вас в такой... эээ... таком положении?
- Ты бы мог просто поверить мне, когда я сказала, что ничего такого не было! Как ты вообще мог такое подумать обо мне?! - прошипела она гневно и, обиженно топнув ножкой, повернулась к блондину спиной.
- Ну...Ну, зая! Ну, прости! Я больше не буду. - Он подошёл к слизеринке сзади и заискивающе погладил по плечу. Мне это всё показалось несколько... и кому я вру? Я вообще не мог представить себе Малфоя ТАКИМ! Смотря на них сейчас, я почувствовал, как в глубине моей души заёрзал какой-то червячок. Вот только какой?
- Убирайся! - Паркинсон для вида порывисто дёрнула плечом, скинув ладонь друга, и ещё сильнее надула щёки. - Видеть тебя не хочу! Пошёл вон, Малфой!
- Ну киса... Ну ты же простишь своего глупого друга? - он нежно обнял её за плечи и осторожно развернул к себе. Паркинсон тихо фыркнула.
- Малфой, гадёныш! Ну, конечно же, я тебя прощу, сволочь ты, белобрысая! - улыбнувшись, слизеринка обвила его шею руками и крепко обняла, а потом, отстранившись.... отвесила ему звонкую пощёчину.
- З..з.. За что?! - потрясённо воскликнул Малфой, потирая раскрасневшуюся щёку, на которой отчётливо проступал отпечаток женской ладони.
- За то, что я здесь, а не у себя дома! - ухмыльнулась брюнетка. Я решил разыграть небольшой спектакль и приблизился к Паркинсон, оказавшись за её спиной.
- Детка, - обратился я к девушке и мои руки скользнули по её талии, но она (какая догадливая!) не подала виду, что удивилась этому, - отойди-ка в сторону. - Лицо Малфоя, наблюдавшего за нами в этот момент, вытянулось от приличного шока. - Дай поприветствовать дорогого гостя, - попросил я совсем не дружелюбным тоном. Поняв мой замысел, слизеринка недобро усмехнулась и отошла подальше, позволяя и мне 'наградить' поганца по заслугам.
- Малфой! - воскликнул я 'радостно', натянув на губы 'счастливую' улыбку и открыв объятия навстречу слизеринцу. - Как же я рад тебя видеть!
- Правда? - скептически спросил меня блондин.
- Конечно, нет, дружище! - что я доказал ему, темпераментно врезав по хорячьей челюсти и отправив его в нокаут. Малфой удивлённо крякнул, пошатнулся и мешком повалился на пол, потеряв сознание. Мы с Паркинсон, немного подавшись вперёд, с любопытством оглядели бессознательное тело блондина.
- Мда, кажется, ты немножко перестарался, но мне понравилось! - уважительно хмыкнула Паркинсон, заставив меня гордиться собой. - Полегчало?
- Не представляешь, как! Ты тоже его неплохо обработала. Молодец! Так держать! - Паркинсон зарделась, улыбнувшись от уха до уха. - Слушай, нам нужно перенести его на диван.
- Хорошо. Давай я займусь этим. - Она вытащила палочку и направила её на Малфоя, поднимая блондина вверх. В этот момент в камине полыхнуло зелёное пламя, и из него вышла Гермиона. Остановившись на секунду, она проводила парившее тело слизеринца недоумённым взглядом, а потом, будто вспомнив, зачем она вообще сюда пришла, подошла к нам.
- Привет, Гарри! Паркинсон. - Поздоровалась она сухо. - Что делаете?
- Привет, Гермиона! Рад тебя видеть! - отозвался я, обнимая подругу.
- Привет, Грейнджер! - улыбнулась Паркинсон, обернувшись. - Ищем кустик, чтобы прикопать тело Драко. Поможешь?
Гермиону перекосило от откровений слизеринки. - Эээ... Думаю, в следующий раз. Сейчас есть вещи важнее. - Она постучала ладошкой по толстой книге в тёмно-коричневом переплёте, которую держала в руках.
- Что за новости? - присоединилась к нам слизеринка, покончив с транспортировкой Малфоя.
- Боюсь, что не самые приятные. Но давайте по порядку. Как проходит медовый месяц? - полюбопытствовала она, окинув нас лукавым взглядом и едва удерживая себя от насмешливой улыбки. Не ожидал такого от Гермионы!
- Очень смешно, Грейнджер! - процедила Паркинсон сквозь зубы. - Так что ты нам хотела сказать?
- Это долго рассказывать.
- Тогда, может, переместимся на кухню? Хочешь чаю? - предложил я.
- Можно и на кухню. - Кивнула Гермиона. - Слушайте, а что здесь делает Малфой? И почему он без сознания?
- Вот и я тоже хотел узнать, какого боггарта здесь потерял Малфой? - я вспомнил, что наш допрос ещё не окончен, и перевёл 'ласковый' взор со слизеринца, развалившегося на моём диване, на свою любезную супругу. Паркинсон стушевалась и попыталась спрятаться от меня за спинкой софы.
- Я думала, ты не будешь возражать... - бесцветным голосом пролепетала застигнутая врасплох девушка. Затем, неожиданно хитро улыбнувшись, добавила - ...милый.
Гермиона взглянула на нас так, словно только что сделала какое-то очень важное открытие, но озвучивать свои мысли не торопилась. По её насмешливым карим глазам я понял, что у неё появились некоторые подозрения по поводу нас с Паркинсон. Вот только этого мне ещё не хватало! Ну, всё! Слизеринка у меня допрыгается! Называть меня 'милым' при Гермионе... Это уже Абзац!
Инстинктивно я понимал, что она просто дразнится, играет со мной, провоцирует на ответное действие. Я не должен был потакать ей, мне бы следовало игнорировать её вызов, но... Проклятье, кто я такой, чтобы устоять перед соблазном сомкнуть свои пальцы на её хрупкой шейке и свернуть её к Вольдемортовой тётушке?! Я её точно придушу. Но только после того, как мы останемся наедине. Без свидетелей.
- Эээ... Гарри, - прервала поток моих мыслей Гермиона, - это плётка на кресле, не так ли? Откуда она тут взялась?
'Чё-ёрт!', - подумал я, заливаясь краской.
- Это тоже долгая история. Давай я расскажу тебе её на кухне. - Вовремя вмешалась слизеринка, так как я не знал, что ответить. Я уже давненько не попадал в такие неловкие ситуации, если не считать последней, когда Малфой, как ему показалось, застал нас на 'месте преступления'.
- Хорошо. Ну, а с ним что будете делать? Может, уже приведёте его в сознание?
- А тебе это нужно? - протянул я с надеждой.
- Не особо, но, я думаю, что возможно он мог бы мне помочь кое-что прояснить. Я нашла нечто странное в этой книге о Заклятье привязки. И мне нужно знать, что об это мог бы сказать тот, кто лучше меня знает обычаи чистокровных магов.
- А ну тогда... - я почесал затылок. Сделал пас палочкой, направив её на Малфоя. - Энервейт.
- О, Мерлин.... Моя челюсть... - застонал блондин, придя в себя.
- Мне это кажется или у него синяк на скуле? - вопросительно взглянула на нас Гермиона, изучая лицо Малфоя.
- Нет, не кажется. Это мы с Поттером постарались. - Похвасталась Паркинсон.
- Ну, у вас было на то полное право. - Оправдала нас подруга, слегка улыбнувшись. - Только обещайте мне, что не будете бить его после того, как я расскажу вам о том, что я нашла в этой книге, хорошо?
- После твоих слов ничего не могу обещать. - Проскрежетал я нервно. - Неужели у нас всё так плохо, Гермиона?
- Успокойся, Гарри. Я не говорила 'плохо'. Эй, Малфой? Ты меня слышишь?
Блондин, постанав ещё немного, скорее для вида, нежели у него на самом деле что-то болело, приоткрыл глаза и, увидев нас перед собой, резко сел на месте.
- О, Грейнджер! Слава Мерлину! Спаси меня. Эта парочка сошла с ума. - Воскликнул он возбуждённо, обвинительно ткнув в нас указательным пальцем. Мы с Паркинсон возвели глаза к потолку. - Они объединились и устроили коллективное избиение меня. Меня, представь себе! А меня нельзя бить и калечить. Я последний представитель своего рода и на меня возложена тяжёлая миссия - продолжить род Малфоев.
- Тогда я с удовольствием избавлю тебя от этой ответственности, если это поможет навсегда истребить род Малфоев на Земле. - Улыбнулся я хищно. Хорёк вздрогнул и впился в меня недовольным взором.
- О, Малфой! - покачала головой Гермиона. - Заткнись уже! И хватит ломать комедию. Идём. Мне нужно с тобой посоветоваться и не смей строить из себя гения, если я обратилась к тебе с какой-то просьбой. - Предупредила она самодовольно заухмылявшегося Малфоя. - Я это делаю только ради них. - Сказала Гермиона, рукой махнув в нашу сторону.
- Что у тебя? - тут же стерев ухмылку с губ, мрачно буркнул блондин.
- Прочти вот эту страничку. И удели особое внимание третьему абзацу. - Попросила его Гермиона, передав фолиант.
- Пройдёмте на кухню. Там и поговорим. - Позвал я всех за собой. - Гермиона, а почему Рон не пришёл? - задал я вопрос примерно через минуту, как мы сели за стол и Кричер налил нам горячий, ароматный чай.
- Он занят. - Поделилась она, осторожно отпивая небольшой глоток из чашки. - Уехал с отцом в Румынию. Уизли готовят тебе какой-то особый сюрприз на день рождения.
- Да уж! Что-то в последнее время в моей жизни слишком много сюрпризов. - Протянул я задумчиво.
- Панси, не могла бы ты наколдовать мне лёд в пакете? Челюсть ноёт невыносимо. - Пожаловался Малфой, сверля меня осуждающим взором серых глаз.
- Скажи спасибо, что только челюсть! - строптиво фыркнула слизеринка. - В свете последних событий, - она мельком взглянула на Гермиону, выпуская из палочки струйки воды, мгновенно превращавшиеся в кубики льда, - я подумываю над тем, не стереть ли тебя в порошок?
- Думаю, это лишнее. - Нервно сглотнул Малфой.
- Успокойся. На держи! - она грубо припечатала пакет к его скуле, заставив Драко придерживать его одной рукой. - Ну, Грейнджер? Чем обрадуешь?
- Ну, как я уже сказала, недавно я обнаружила интересные подробности в этой книге. И, следуя из этого, я полагаю, что у вас за эти 2 недели могут возникнуть кое-какие сложности. Но это ещё не точные сведения. Может, ничего и не будет.
- Сложности? - невесело хмыкнул Малфой, оторвав глаза от книги. - Называй вещи своими именами, Грейнджер. Да они в полном дерьме! - подвёл он итог, возвращая книгу Гермионе.
- Ну... Или то, что сказал Малфой. - Неуверенно качнула головой моя подруга.
- Проклятье! Гермиона, говори уже! - потребовал я. Нервы были на пределе. Неужели заклятье невозможно снять?
- Во-первых, Гарри. Я хочу спросить у вас обоих. Вам не снятся одинаковые сны?
- Чего?! - промямлили мы с Паркинсон недоумённо.
- Понятно. Значит, не снятся. Это уже хорошо. Обнадёживает. Одинаковые сны - это первый признак слияния душ.
- Слияния душ? Что ещё за бред, Грейнджер? - встрепенулась Паркинсон, переводя с меня на Гермиону непонимающий взгляд.
- Ну, конечный результат заклятья - это слияние душ. Единые мысли, чувства, сны. Это как у маглов теория о второй половинке. Только здесь это не так романтично. Здесь этот процесс может развиваться по двум сценариям: гармоничный, если парень с девушкой подходят друг другу и тогда слияние происходит очень быстро, от 2-х недель до 1-го месяца, и насильственный, если всё наоборот. По второму сценарию на это обычно уходит полгода. Но заклятью всё равно, какая подобралась пара. Оно просто ломает ваш психический мир, подстраивая друг под друга.
- И наш случай насильственный, не так ли? - уточнил я, чувствуя внезапную сухость во рту.
- А вот это вы скажите мне сами. Вам снились похожие сны? Вы ощущали, что думаете одинаково? Что-нибудь в этом роде с вами происходило?
- Мы иногда говорим синхронно, но это же ничего не значит?
- Как знать. Про синхронность там ничего не сказано. Но как только вы начнёте видеть одни и те же сны, имейте в виду - процесс слияния начался. - Проговорила она серьёзно. - А ещё меня интересует, что такое сила двух? Ты знаешь, что это, Малфой?
- Если я правильно понимаю, то это специфические способности, которые приобретают оба мага в процессе слияния душ. Слушайте, это круто. Как я понимаю, это нечто сверхъестественное, неподвластное даже самым сильным магам. Я бы на вашем месте, продолжил эксперимент, чтобы узнать, какие возможности открывает это заклятье.
- Мне тоже это интересно. Может, - Гермиона окинула нас неуверенным взором, - вы не будете разрывать связь? - я не верил своим ушам. И это предлагала мне моя подруга?
- Стоп! - не сдержавшись, оборвала всех Паркинсон. - Я так понимаю, ты, Грейнджер, предлагаешь нам с Поттером и дальше терпеть эти неудобства, не имея возможности отойти друг от друга больше, чем на 2 ярда?! - она уже не пыталась скрыть свою злость.
- 2 ярда? - удивлённо воскликнул Малфой, непроизвольно приподняв брови вверх.
- Заткнись, Драко! - шикнула на него Паркинсон. - Я всё правильно поняла, Грейнджер?
- Ну... - замялась Гермиона.

- У меня есть встречное предложение для тебя, Гер-ми-она. Хватай Драко, пока не убежал, и отправляйся к тому сраному священнику. Он и на вас наложит это грёбаное заклятье и вы сможете продолжить эксперимент, ожидая Слияния душ. А в процессе ожидания, чтобы не тратить время зря, поженитесь и нарожайте кучу маленьких Малфойчиков. И заодно твоя миссия перед родом Малфоев будет выполнена, Драко. Что скажете?

- В этот раз я с тобой солидарен, Паркинсон. - Заметил я. Гермиона посмотрела на меня обескуражено и убийственно одновременно. - Гермиона, ты даже представить не можешь, в каком д... в каком трудном положении мы оказались. - Оправдывался я за своё решение.

- Я готов подтвердить! - неожиданно возник Малфой. - Положение, в котором я их сегодня застал, несомненно, было...

- Заткнись, Малфой! - рявкнули мы на него синхронно.

- Ладно! - пискнул блондин, сгорбившись.

- Паркинсон! - нацонец, разгневанно отозвалась Гермиона, переварив 'предложение' слизеринки. - Да как ты могла подумать такое?! Я и Мафлой?! Как тебе такое только в голову пришло? - переведя на слизеринца полный отвращения взгляд, она вздрогнула, словно обед из её желудка просился наружу. Малфой смотрел на неё аналогично, с одним лишь отличием - его при этом не тянуло вырвать в ближайшие кустики.

- Что ты смотришь на меня так, Грейнджер? Я и сам не в восторге, но Панси права. Мы сказали глупость, а теперь получаем в ответ.

- Думаю, больше никто не будет предлагать нам не разрывать связь? - Паркинсон посмотрела на наших гостей угрожающе и, не услышав противоречий, довольно усмехнулась. - Вот и отлично! Давайте поговорим о чём-нибудь другом.

- Прекрасно. Так ты расскажешь мне, что вы всё-таки делали в гостиной в момент моего прибытия? - вспомнил Малфой. Вот скотина! Я его зааважу когда-нибудь!

- А что они там делали? - включилась в беседу опомнившаяся после шока Гермиона.

- Словами не передашь, Грейнджер. Лучше я тебе покажу в думоотводе. - Захохотал белобрысый гад.

- МАЛФОЙ! - прорычал я вне себя от ярости. - Только попробуй и можешь заказывать себе надгробие и писать некролог!

- Ой, тоже мне испугал! А если об этом узнают в 'Ежедневном Пророке'. О, это будет сенсация!

- Не узнают. - Пообещала слизеринка таинственно. - Я тебя до этого размажу по стенке, Драко!

- А вот это уже страшно. - Пробормотал слизеринец опасливо.

Мы болтали ещё около часа, пока Гермиона не вспомнила, что должна быть в Норе к девяти вечера, потому что Рон вернётся именно в это время. Быстро попрощавшись, она перенеслась в дом семейства Уизли. Малфой, сославшись на какие-то срочные дела, тоже смылся, точнее сдулся через камин.

Мы с Паркинсон сидели в гостиной, попивая горячий шоколад, и обсуждали новые подробности. С наступлением ночи погода резко изменилась, и за окном засверкали яркие молнии, а вскоре после них хлынул летний ливень. Стрелки часов медленно приближались к полуночи. Паркинсон зевнула и заметила, что пора бы уже на боковую. Я поддержал её решение: день был долгим и выматывающим. Глаза, словно налитые свинцом, слипались сами собой.

Поднявшись в спальню, мы ещё десять минут спорили насчёт того, кто куда ляжет: я не хотел мириться с её системой распределения и продолжал упорно качать свои права на кровать. Но в итоге верх всё равно одержала слизеринка и я, бурча проклятья сквозь зубы, отправился на кушетку.

Через несколько минут часы пробили полночь. За окном бушевала непогода. Было слышно, как капли дождя неистово бьются в окно, будто хотят войти внутрь. Ветер выл свою грустную песню, успокаивая и баюкая. В комнате установилась странная, уютная атмосфера, которую трудно было описать словами. Нечто сродни ощущению полноты, умиротворения, даже счастья. Я удовлетворённо вздохнул и, уткнувшись щекой в подушку, закрыл глаза, надеясь, что сон вскоре придёт. Но вместо него пришла Паркинсон, точнее подползла.

- Поттер. Эй, ты не спишь? - прошептала она, усевшись с краю кровати и укрывшись лёгким покрывалом.

- Нет. А что? - прошептал в ответ.

- Я тут... Понимаешь, я волнуюсь.

- По поводу?

- По поводу Слияния душ. Ты веришь в это? Точнее, ты, правда, думаешь, что это возможно? И если это возможно, то в чём состоит результат - мы что потеряем своё собственное 'я'? Мерлин, я не хочу, чтобы моя душа сливалась с какой-нибудь другой. Это страшно.

- Паркинсон, - я приподнялся на локте и посмотрел на неё в упор, пытаясь увидеть её глаза, но во тьме это было довольно трудно, - успокойся. Не будет никакого слияния. Через неделю мы расстанемся, и ты будешь ненавидеть меня так же сильно, как терпеть не могла до этого.
- Я не ненавижу тебя. - Сказала она вполголоса. - А ты меня?
- Конечно, нет. Просто иногда очень хочу заавадить.
- Ах ты, скотина! - засмеялась слизеринка, кинув в меня подушкой.
- Какой уж есть. - Я отправил подушку обратно. - Не волнуйся. Ничего с нами не произойдёт. Ещё одна неделя и ты избавишься от необходимости лицезреть меня возле себя. А я, наконец, вздохну спокойно, и больше не буду спешить связывать себя узами брака, с какой бы то ни было девушкой. Спокойной ночи!
- Спокойной. - Пожелала она и поползла на своё место.
- Мя-яу! - донеслось откуда-то из-под кровати.
- И тебе приятных снов, усатый комок шерсти! - произнёс я в пустоту, чувствуя себя немного глупо.



Я знаю пароль, я вижу ананас,
Я верю, что енот придёт спасать нас!
Я знаю бобров, я вижу бабуин,
Нельзя с амфитамином мешать кокаин!
 
ДеметрисДата: Суббота, 22.02.2014, 16:13 | Сообщение # 46
Снайпер
Сообщений: 100
« 22 »
ОНА


Ну и обрадовала же меня Грейнджер этим вечером. Создатель этого дурацкого заклятья, наверное, совсем свихнулся, когда задумывал такую подлость. Человек в здравом уме никогда бы не сделал ничего столь гадкого и низкого.
Я ворочалась в постели, мучаясь бессонницей и мыслями о словах гриффиндорки. Слияние душ. Что это значило? Неужели это правда? Неужели это произойдёт со мной и Поттером? Потеряв надежду на сон, я села и повернула голову в сторону кушетки, впившись в спящего парня тревожным взглядом. Неожиданно он заворочался и простонал что-то жалобно. Я подумала, что утренний инцидент повторяется, но я была не права, так как гриффиндорец очень быстро и часто повторял лишь одно слово, будто желая предотвратить нечто плохое, страшное.
- Нет, нет... Нет. - Он заметался на кушетке. Я забеспокоилась. В последние две ночи с ним не происходило ничего подобного.
- Поттер, - позвала я его негромко, чтобы разбудить и прервать кошмарный сон. В том, что это был кошмар, у меня не осталось никаких сомнений. Но он не слышал.
- Нет, нет, нет. - Его голос становился громче и испуганнее. Я недовольно фыркнула и встала с постели, чтобы разбудить парня и положить конец его мучениям.
- Люмос сферос, - на конце моей палочки начала появляться небольшая светящаяся сфера. Когда она достигла нужных размеров, я стряхнула её лёгким движением, и она повисла в воздухе, следуя за мной. Подойдя к Поттеру, я к своему сильному удивлению, увидела, как щеки гриффиндорца в голубом сиянии шара блестят от слёз.
- Нет. Нет, прошу, - умолял он неизвестно кого. Я не могла продолжать смотреть на него без боли. Присев рядом, я сильно потрясла его за плечо. Поттер дёрнулся и мгновенно открыл глаза, но вместо того, чтобы заозираться вокруг, а потом облегчённо вздохнуть, как это делает любой пробудившийся от кошмара, он резко выхватил из-под подушки свою палочку и, прижав меня к полу, приставил её к моему горлу.
Задохнувшись от неожиданности, я испуганно взглянула в глубину его глаз. В них было столько ненависти, злобы и решимости, что мне стало очень страшно, но секунду спустя все эти эмоции уступили место узнаванию.
- Паркинсон, - спохватился он, смутившись. - Прости. Извини меня, пожалуйста. Я думал... Думал, что на меня кто-то напал. - Он отстранился от меня и присел на пол, прислонившись к сидению кушетки спиной. - Прости меня. - В его глазах всё ещё стояли слёзы.
- Не извиняйся, Поттер. Это нормально. Тебе не за что просить у меня прощения. - Быстро пробормотала я, встав с пола. В глубине сознания я догадывалась о причинах его кошмаров. Поттер, отложив палочку в сторону, закрыл глаза руками и сгорбился, как столетний старик. У меня невольно сжалось сердце при виде его страданий. Опустившись на колени напротив него, я осторожно отняла его руки от лица и посмотрела в глаза.
- Что тебе снилось, Поттер?
- Я не хочу...
- Расскажи. Тебе сразу станет легче. - Попросила я его. Он взглянул на меня неуверенно, но послушался моего совета.
- Мне снилась смерть близких мне людей. Их мёртвые лица являются мне почти каждую ночь, Паркинсон. И я не могу ничего с этим поделать. Я жалею о том, что они умерли по моей вине, а я не смог их спасти. Моя мать, мой отец, Дамблдор и многие другие. Понимаешь?
- Я не знаю, каково это быть тобой, но чувствую, что это очень трудно. - Сказала я тихо, желая утешить гриффиндорца. - И в их смертях нет твоей вины, Поттер. Не казни себя напрасно. Ты знаешь, кто во всём виноват. Но его больше нет, а прошлого не вернуть. Поттер, прекрати! - Поттер кивнул, успокоившись.
- Ложись спать. Ты, наверное, устала. - Заметил он заботливо. Улыбнувшись ему напоследок, я встала с пола и прошла к своей кровати.
- Спи спокойно, Поттер. - Я развеяла светящуюся сферу, и комната опять погрузилась во тьму.
- И ты тоже. - Услышала я его спокойный голос. Затем раздался скрип кушетки, а вместе с ней противный, режущий по ушам голос моей проснувшейся совести. Явилась, не запылилась! А я уж думала, что мы с ней навсегда распрощались.
- Люмос. - Прошептала я. - Поттер.
- У?
- Ты ещё не передумал спать в постели?
- А что? Ты решила проявить своё благородство и поменяться со мной местами?
- Ну, зачем так категорично? - ухмыльнулась я. - Ты бы просто мог присоединиться ко мне и всё. - Поттер молниеносно приподнялся на кушетке и впился в меня скептическим взором. - Если ты, конечно, не против?!
- Шутишь? - улыбнулся он недоверчиво.
- Ну, как хочешь! - я дёрнула плечиком и сделала вид, что передумала.
- Стой. Стой, Паркинсон! Я согласен при одном условии. - Заявил Поттер.
- Интересно при каком?
- Ты не будешь ко мне приставать с просьбой об исполнении супружеского долга. - Выпалил он на одном дыхании, а потом весело заухмылялся. Я несколько секунд переваривала информацию, а потом громко расхохоталась, уткнувшись в подушку.
- Окей, Поттер! - согласилась я, вытирая выступившие слёзы. - Как бы мне ни хотелось прикоснуться к твоему соблазнительному, мужественному телу, - протянула я нарочито страстно, - как бы я ни желала почувствовать вкус этих красивых, ровных губ на своих, - нежно прикусила уголок губ, - как бы я ни стремилась раствориться в твоих объятиях в диком экстазе, - я потянулась всем телом, жёстко сминая покрывало и ногтями впиваясь в мягкую ткань, - как бы я ни мечтала стать избранницей Избранного, - я издала полный томления стон, а потом, криво ухмыльнувшись, продолжила ехидным, обламывающим тоном, - я клятвенно обещаю тебе, мой дорогой, что я ни при каких обстоятельствах не стану приставать к тебе и принуждать тебя выполнить свой супружеский долг. Даже более того. Я установлю барьер из подушек, чтобы предотвратить поползновения с твоей стороны. - Сказав это, я демонстративно выстроила тройку подушек посередине кровати.
- Милая, - проскрежетал Поттер, видимо, вдохновлённый моей пафосной речью, бросив на меня убийственный взор, но в кровать всё же перебравшись, - тебе когда-нибудь говорили, что ты мерзкая обломщица и вообще порядочная стерва?!
- Тысячу раз, львёнок! Хороших тебе снов. - Развеселившись, я послала Поттеру воздушный поцелуй.
- Не дразнила бы ты меня, Паркинсон! Я ведь не железный! - процедил гриффиндорец недовольно. Но я ничего не ответила, предпочтя оставить его реплику без комментария.
Так мы и заснули. Я с одной стороны кровати, он с другой. Вот только...
Почему утром мы проснулись прямо в центре кровати, лёжа в обнимку, и рука Поттера по-хозяйски обвивала мою талию, а сам он, зарывшись носом в мои волосы на затылке, пыхтел, как Хогвартс-экспресс?! Дементор его дери! Вот и жалей этого гада после такого наглого проникновения на частные владения.
- Поттер... - я попыталась выскользнуть из его рук, но не тут-то было, тролль меня раздери. Он держал меня крепко, и отпускать, по всей видимости, не собирался. - Поттер... - прошипела я в лучших традициях василиска, стараясь хоть как-то повернуться в его сторону. - Если ты сию же секунду не уберешь свою грязную лапу с моей талии, то можешь смело рассчитывать на потерю своего очень важного органа. Намёк ясен?!
Но Поттер лишь всхрапнул, чуть заёрзал и... переместил свою руку с моей талии на мою грудь, соответственно. Я чуть не взорвалась от переполнивших меня негативных эмоций. Злобно шипя сквозь крепко стиснутые зубы различные проклятия на голову этого недоумка, я всё-таки умудрилась повернуться к Поттеру лицом. Но он, несмотря на мою возьню, не то, что проснулся, даже глаз не приоткрыл! Вот это на-аглость! И он всё ещё продолжал удерживать меня в плотном кольце своих рук. Тоже мне, нашёл игрушку!
Задохнувшись от небывалого возмущения, я начала трясти гриффиндорца, чтобы он, наконец, отпустил меня на свободу. Но он лишь пробормотал нечто вроде 'Паркинсон, тихо!' и опять уронил голову на подушку. Вот хрень, а?!
Я устало откинулась назад и, положив свою ладонь на его плечо, задумалась, как бы мне разбудить парня. В процессе усиленного размышления мой взгляд наткнулся на мои острые коготки. А что если отплатить Поттеру той же монетой? Я хихикнула, представив, что сейчас будет! Ух! Ну, держись, Поттер!
Извернувшись в его руках, я приготовила свои коготочки и... с разгону сжала пальцами филейную часть Поттера, впившись в самую мякоть своими хищными ногтями.
- А-а-а! - завопил он, подскочив на месте из состояния лёжа. - Проклятье! Какого дементора, Паркинсон, ты ущипнула меня за задницу? Больно же! - захныкал он, потирая свою булку.
- А чем ты недоволен, котик? Многие парни продали бы душу Дьяволу за то, чтобы я так же щипнула их за задницу с утра пораньше. И вообще, нужно же мне было тебя хоть как-то отблагодарить за то, что ты облапал мою грудь! - пропела я, как ни в чём не бывало.
- А-а! - протянул он, ухмыльнувшись. - Вот чем ты недовольна, милая! Ну, извини уж своего доморощенного извращенца! Нечего было вчера меня распалять ни с того, ни с чего. Я тебя предупреждал.
- Предупреждал-предупреждал! А какого боггарта ты вообще подушки на пол выкинул?
- Захотел и выкинул! Тебе какая разница? Мой дом, моя спальня, моя кровать, мои подушки! Что хочу, то и делаю!
- Но я не твоя! - нашлась я, злобно сверкнув глазами. Поттер уже поднял указательный палец, чтобы возразить что-то в ответ, но так и застыл... с пальцем наперевес. Аргументов на этот счёт у него не нашлось.
- Ну и что? - неожиданно ухмыльнулся он как-то по-дьявольски и, подпрыгнув ко мне, сграбастал меня в охапку. - Ты реально думаешь, что это меня сейчас остановит? - он прижал меня к постели, нависнув сверху.
- Поттер, эй... Эй, ты чего? Какого демона ты собрался со мной делать?
- А ты угадай! - хищная усмешка не предвещала мне ничего хорошего. - Помнится, ещё вчера днём кто-то хотел, чтобы сегодня утром я принёс завтрак в постель и посетил сестричек Флору и Фауну. - Сказал он, выразительно посмотрев на мои груди - сначала на правую, потом на левую. Я аж охренела! - Что скажешь?
- Иди к Волдеморту, Поттер! - рявкнула я, оттолкнув от себя ржущего гриффиндорца и еле сдерживаясь, чтобы не заавадить этого извращенца на месте.
- Ну, как знаешь! - пожал он плечами, не прекращая свой громкий ржач. А когда, наконец, заткнулся, то начал нервировать меня лукавым, чуточку порочным взглядом изумрудных глаз, выворачивавшим меня наизнанку.
Ох, не нравится мне его взгляд! А ещё больше не нравится то, какое воздействие он на меня оказывает. Помоги мне Мерлин!

Примечания к главе:

1 Пиньята (исп. Piñata) - мексиканская по происхождению полая игрушка довольно крупных размеров, изготовленная из папье-маше или лёгкой обёрточной бумаги с орнаментом и украшениями. Своей формой пиньята воспроизводит фигуры животных (обычно лошадей) или геометрические фигуры, которые наполняются различными угощениями или сюрпризами для детей (конфеты, хлопушки, игрушки, конфетти, орехи и т.п.)
2 Каппа (англ. Kappa) - это японский водяной демон, обитающий в мелководных прудах и реках. Часто описывается как обезьяна с рыбьей чешуёй вместо меха. На голове у каппы имеется углубление, заполненное водой. Каппа питается человеческой кровью, но его можно убедить не причинять вреда, если бросить ему огурец, на котором будет вырезано имя его жертвы. При борьбе с каппой волшебнику следует обманом вынудить каппу наклониться - если каппа это сделает, то вода из ямки на голове выльется, и он мгновенно лишится своей силы.



Я знаю пароль, я вижу ананас,
Я верю, что енот придёт спасать нас!
Я знаю бобров, я вижу бабуин,
Нельзя с амфитамином мешать кокаин!
 
ДеметрисДата: Суббота, 22.02.2014, 16:15 | Сообщение # 47
Снайпер
Сообщений: 100
« 22 »
Глава 14. Сопротивление бесполезно

ДРАКО МАЛФОЙ

В Малфой-менор я вернулся около 9:30 вечера. Мать, в отличие от нас с отцом, являвшаяся ранней пташкой, уже легла спать, а папа по привычке до полуночи заперся у себя в кабинете, изучать деловые документы. Таким он мне нравился больше, не то, что во времена террора Тёмного Лорда. Возможно, я никогда в этом не признаюсь, но я благодарен Поттеру за то, что ему всё же удалось прибить этого змеиноподобного ублюдка.
Разболевшаяся голова грозила расколоться надвое от переизбытка информации, поэтому мне было необходимо срочно уединиться и разложить всё по полочкам. Я удалился в малый зал, не забыв прихватить с собой сигары, бокал и бутылку виски. Пожалуй, немного этого напитка мне сейчас не повредит. Закурив, я подошёл к одному из окон, освещавших это помещение, и распахнул его, позволяя свежему ночному воздуху беспрепятственно заполнять собой комнату.
Задумчиво стоя у подоконника и вслушиваясь в звуки ночи, доносившиеся из сада, залитого волшебным серебряным светом недавно взошедшей луны, я размышлял над тем, что мне сегодня довелось увидеть в доме ? 12 на площади Гриммо, в котором ещё пару лет назад прятался узник Азкабана, преступник, маг, печально известный всему магическому миру под именем Сириус Блэк, и по совместительству мой дядя. Сейчас же стены благородного, старинного особняка были немыми свидетелями ежедневных яростных склок одной дикой парочки, вполне способной одним неосторожным поступком поднять вокруг себя огромную шумиху.
Простояв около окна чуть больше 5 минут и смяв окурок в пепельнице, я развернулся, приблизился к креслу, и устало упал в него, не отрывая глаз от ночного неба, щедро усыпанного яркими звёздами. Откупорив тару, плеснул пару-тройку глотков в низкий, пузатый бокал. Запах крепкого, дорогого алкоголя ударил в нос, дразня и маня за собой, приглашая испробовать его вкус. Я затушил свечу. Мерцающий огонёк только мешал, отвлекая от мыслей и воспоминаний событий последней недели, вихрем кружившихся в голове.
Слабоватый лунный свет проник в комнату сквозь незанавешенные окна, наделяя окружающие предметы особой, притягательной таинственностью. Вы когда-нибудь замечали, что ночью всё вокруг меняется до неузнаваемости? Словно всё видится в иных гранях, словно ты в другом измерении. Невероятное чудо!
Я запустил руку в карман и нащупал на самом дне серебряную зажигалку. Нажал на рычажок и поднёс загоревшийся язычок пламени уже ко второй сигаре, прикуривая. Через секунду колеблющееся пламя потухло, зато в темноте замелькала слабо светящаяся точка - тлеющий кончик сигары. Протянув руку к бокалу, я глотнул ароматный нектар, с удовольствием затянулся и через пару секунд выпустил несколько расплывающихся колец дыма. Широко усмехнулся, вспомнив о том, что обещал сделать со мной отец, если ещё раз увидит с 'этой курительной дрянью' в руках, и тут же поморщился от боли. Припухшая челюсть не дала о себе забыть. Хренов Поттер! Точнее хреновы Поттеры! Ведь Панси теперь тоже как бы Поттер. Хоть и фиктивно.
Кстати, они стоят друг друга. Дементоровы садисты! Зря я в тот вечер ляпнул о пари. Откуда мне было знать, что Поттер отнесётся к нему всерьёз? Конечно, я подозревал, что гриффиндорцы отчаянные, пришибленные ребята, но не на всю же голову? Или всё-таки на всю?
Но Поттер... Поттер - это отдельный разговор. Своей спонтанностью и экспрессивностью он умудрился переплюнуть всех когда-либо живших на этом свете гриффиндорцев, начиная с самого Годрика и кончая своим папашей и Сириусом, в молодые годы славившихся таким же буйным нравом. Идиот, одним словом! Мало того, что сам по уши оказался в дерьме (для справки, он оттуда вообще не вылезал последние 7 лет), так ещё и Панси за собой потащил. На Поттера мне было плевать, но вот она... Я уже тысячу раз пожалел, что, не подумав, нечаянно подставил её под удар. Да, да! Даже такому мерзкому и эгоистичному ублюдку, как Драко Малфой, не чуждо такое человеческое чувство, как раскаяние.
Но вся эта идиотская ситуация оказалась намного хреновее, чем выглядела на первый взгляд. Как говорится, чем дальше в сад, тем больше гномов. Вот и Поттеры... С каждым разом удивляли меня всё сильнее и сильнее. Словно маггловские фокусники, за уши выуживавшие из цилиндров до смерти напуганных зайцев, Поттеры прямо из воздуха вытаскивали свои сюрпризы.
Я припомнил подробности прошлого воскресенья. Не успел я тогда ещё отойти от ошеломляющей вести, что Поттер - упрямый гриффиндорский осёл - таки выполнил свою 'часть' пари и женился... реально женился на Панси... Как тут на меня навалились очередные новости. Мало того, что они теперь женаты, так их ещё, оказывается, связывает Заклятье привязки, которое на счастливых молодожёнов наложил некий чокнутый священник. Охренеть можно!
Эта 'деталь' их ночных приключений, впоследствии всплывшая на поверхность в тот же день, ввела меня в аут. Находясь в состоянии крайнего отупения, я с трудом переварил полученную информацию и начал разрываться между коварным злорадством (Наконец, Поттеру досталось по полной программе! О большем я и мечтать не мог!) и искренним сожалением (Бедная Панси! Две недели под одной крышей с Поттером? Лучше сразу Авада Кедавра или Поцелуй дементора!).
Но одного я всё же понять не смог. Почему Панси, моя милая подруга, которую, как я думал, знаю с детства, с лёгкостью согласилась на эту сумасбродную затею?! Почему она вообще не заавадила Поттера на месте, когда он подкатил к ней с таким непристойным предложением? Или он её даже не спрашивал - просто сцапал и сразу под венец? Хотя, во всей этой истории нет ничего удивительного, учитывая невменяемое состояние действующих лиц. С таким уровнем опьянения, который мне лично посчастливилось засвидетельствовать у Поттера в тот злополучный вечер, я бы и глазом не моргнул, узнав, что наш Герой женился на Хагриде.
И это ещё не всё! Сюрпризы молодой четы Поттеров выскакивали то оттуда, то отсюда со скоростью съехавшего с катушек снитча. Сбрендившему на старости лет священнику показалось мало, и к унизительному Заклятью привязки он добавил ещё чуточку неприятностей на задницы двух безбашенных магов, которые посмели разбудить его в столь поздний час ночи. Но давайте по порядку!
С того рокового момента, когда нам с Грейнджер стало известно, что наши друзья по уши влипли в, скажем прямо, конкретно дерьмовую ситуацию, прошла неделя. Я по глупости решил, что страсти, скорее всего, уже улеглись, и, завидев меня, Поттеры не станут скалить зубы и тянуться за своими палочками, чтобы наложить на меня Аваду. Отправив Панси письмо с радостной вестью о своём скором визите в их 'уютное семейное гнёздышко', я пошёл переодеваться.
Через полчаса я уже стоял в камине с горстью летучего пороха, сжатой в кулаке, и произносил знакомый адрес, который Панси указала в своём последнем послании. Растворившись во всполохах зелёного пламени, я перенёсся по каминной сети и по идее должен был очутиться прямо в гостиной дома Поттеров. И очутился... в 3-4-х ярдах от Поттера, стоявшего ко мне (не побоюсь этой речевой фигуры) неприкрытым тылом, или же, говоря языком жалких простолюдин, практически голой задницей. Трусы, к моему счастью, пока ещё были на нём.
Ошеломлённо переступив каминную решётку, я уже собирался возвестить о своём приходе, как в тот же миг прямо в мою сторону, беспомощно перебирая лапками и отчаянно попискивая, полетела жутко перепуганная мышь, которая чуть не угодила в мой открытый от изумления рот.
'Твою мать!' - подумал я, лишь благодаря своей реакции в последнюю секунду успев уклониться от хвостато-зубастого снаряда. Мышь благополучно пролетела мимо. Мда-а! Однако Поттерам невозможно было отказать в оригинальности! Сомневаетесь? А вы лично знаете каких-нибудь волшебников, которые встречают своих гостей, обкидывая их мышами? Вот и я не знаю... Точнее, не знал, пока не пришёл в гости к этой оборзевшей парочке.
- Какого хрена вы тут мышами кидаетесь? - разгневанно разразился я на всю гостиную и... наконец, поняв, что к чему, почувствовал: чтобы привести меня в нормальное, трезвомыслящее состояние одного Энервейта будет недостаточно.
Оказывается, часть с мышью была не более чем невинной прелюдией. Из-за симпатичных семейников Поттера выглянула встрёпанная Панси, почему-то стоявшая на коленях перед гриффиндорцем (!), при этом вцепившись руками в его бёдра. Джинсы ненавистного Поттера спущены вниз, а трусы, как я понимаю, были уже на подходе. Нечаянно мой взгляд зацепился за красивую чёрную плёточку, крепко сжатую в правой руке моего худшего врага. Добавьте к общей картине громкие стоны шрамоносца и уловите ход моих мыслей.
На предъявленные обвинения в измене Слизеринскому кодексу чести и его главному пункту 'Не иметь никаких интимных связей с гриффиндорцами!', моя подруга заявила, что я всё неправильно понял. Ага! Неправильно! Куда уж правильнее? Тут чёрным по белому у неё на лбу написано: Я любовница Поттера!
От желания хорошенько 'пройтись' по этой теме у меня зачесался язык, но не тут-то было. После короткой перепалки в 2-3 фразы, не на шутку разошедшаяся Панси мигом 'прижала меня', заставив усомниться в справедливости моих подозрений по поводу их с Поттером пикантной связи.
Я понял, что крупно прокололся, и решил пойти на попятный, пока подруга не объявила мне войну. Чуть пораскинув мозгами, я пришёл к выводу, что сгоряча поторопился со своей оценкой ситуации. Может, между ними на самом деле ничего нет? Может, просто у шока глаза велики? Да и пролетавшая мимо мышь полностью оправдывала парочку и их занятие. Ссориться с Панси из-за глупого недоразумения мне не хотелось. Привык я к этой сволочи, как к родной. Всегда ведь хотел иметь сестрёнку, но родители обломали мою мечту на корню.
Сделав глаза пожалостливее, что мне обычно удавалось с блеском, я мягко поскрёбся о её плечо. Вроде сработало?! Ура! Да я просто Ген... Ай! Твою мать, Паркинсон! За что?! Я не мог поверить в это, но Панси (первый раз в жизни!) залепила мне пощёчину. Да ещё такую, что чуть челюсть не вылетела! И, если бы мы были одни, я бы ещё может не обратил на это внимания и простил бы, но пощёчина, отвешенная на глазах у Поттера... Это уже сли-ишком! Ну, всё, Панси! Тебе долго придётся вымаливать у меня прощение! Я оскорблён до глубины души!
Но, как я убедился через несколько секунд после этого, спектакль под названием 'Расправа' был лишь в самом разгаре и на 'сцене' появился ещё один персонаж. Поттер, неожиданно возникший прямо за спиной Панси, по-хозяйски, словно девушка была его личной игрушкой, обнял её за талию. Панси при этом даже бровью не повела, будто всё так и положено! Я уже в который раз за столь короткий промежуток времени ощутил в себе острую потребность упасть в обморок, чтобы потом, открыв глаза, обнаружить, что всё это было сном.
После таких неоспоримых доказательств я на все 100 % был уверен, что между ними точно что-то происходит. И если их отношения ещё не дошли до постели, то, готов поспорить на 1000 галлеонов, что это лишь вопрос 2-3-х дней. Наблюдая за ними в тот момент и в продолжение всего вечера, я увидел в их глазах нечто, что повергло меня в ужас. В подтексте их взглядов, что они время от времени бросали друг на друга, проскальзывало необузданное влечение. Мерлин, что же я натворил?! Я собственными руками сгубил свою единственную близкую подругу, добровольно передав её в лапы этого чудовища Поттера.
Но подумать о губительных последствиях своего ужасного поступка я не успел. Точнее... Мне не дали. Гриффиндорское чудовище, незаметно подобравшись ко мне, кровожадно оскалило свою пасть и... ощутимо врезало своей лапой мне в нос. Окружающий мир начал таять перед глазами и я, наконец, погрузился в желанную тьму. Подальше от бешенных Поттеров!
Возвращение в реальность было отнюдь не приятным. Дико болели нос, челюсть и голова. Горела щека, недавно весьма близко познакомившаяся с тяжёлой ладонью Панси. Прислушавшись, я различил посторонние звуки и голоса. Кажется, речь шла обо мне.
Нехотя, всё же решил открыть глаза, чтобы понять, что происходит вокруг. Передо мной в ряд выстроились Поттер, Грейнджер и Панси. Видимо, гриффиндорка прибыла совсем недавно и теперь пялилась на меня с выражением крайнего недоумения на лице. И должен сказать, никогда прежде я не был так рад появлению этой грязнокровной выскочки, как сейчас. Уж кто-кто, а она точно сможет остановить Поттера в случае, если тот захочет попрактиковать на мне Круциатус.
Быстро оценив ситуацию и убийственную морду лица Поттера, я решил прибегнуть к единственно правильному решению - надавить на жалость заучки. Но ничего не вышло! Бессердечная лохматая дрянь лишь смерила меня презрительным взглядом и посоветовала прекратить прикидываться белым и пушистым. Но затем она неожиданно попросила меня о помощи.
Мои губы невольно сложились в торжествующую ухмылку. Я открыл рот, чтобы традиционно язвительно прокомментировать её просьбу, но... Грейнджер отреагировала в духе всех гриффиндорцев: посоветовала захлопнуть жизнерадостный 'фонтан' и добавила, что делает это не ради себя, а лишь потому, что хочет помочь Панси и Поттеру. Как же это по-гриффиндорски - посвящать себя другим людям! Дементоровы альтруисты!
Мгновенно убрав с лица победную, мерзкую усмешку, с обречённым вздохом выхватил фолиант из протянутой руки Грейнджер и внимательно прочитал содержимое указанной страницы. А куда я денусь? Ведь я тоже хотел помочь подруге и исправить свой косяк. Добравшись до конца текста, я понял, что если это правда и реально может случиться с Поттерами, то они (и я в том числе), образно говоря, по уши застряли в огромной куче драконьего дерьма!
[ЦЕНЗУРА!] Слияние душ, [ЦЕНЗУРА!]. Слияние душ, дементор меня поцелуй! И что же конкретно это могло означать? Я не знал точно, но, насколько я помнил из книг по древнемагическим проклятиям, если разговор зашёл о душах - бессмертных оболочках, наделённых магической силой, способных к перерождению и присущих исключительно волшебникам, и заклятьях, наложенных на эти самые души - то дело, скорее всего, дрянь... Беспросветная дрянь! Но я мог и ошибаться. Мерлин, умоляю, сделай так, чтобы я ошибался в своих догадках, иначе... (лихорадочный взгляд искоса на Поттеров) они меня не то, что Авадой на месте, собственноручно, заживо и с садитским наслаждением закопают под ближайшим кустиком.
Слияние душ. Звучало устрашающе! И что это за хрень? Я посмотрел на грязнокровку, расположившуюся за столом через один стул от меня. Даже она при всём своём уме отдалённо не может представить, в чём смысл. Иначе никогда в жизни не попросила бы меня о помощи! Хм... Тут ещё сказано про какие-то способности... Интересно, в чём именно они заключаются? Но, вряд ли, Поттеры будут интересоваться, какие возможности перед ними откроются в итоге... Слова 'слияние душ' вызовут у них лишь одно желание, и я уже знаю, какое именно.
Судорожно сглотнув, поднял глаза на связанную парочку и примерно прикинул свои шансы на то, смогу ли я убраться отсюда живым и хотя бы относительно здоровым? Панси глядела на меня дементором, Поттер - Волдемортом. На задворках сознания промелькнула мысль-ответ на вопрос: 'Скорее всего, нет'. Однако я зря беспокоился, так как всё прошло более гладко, чем я ожидал.
Новость о возможном Слиянии душ в процессе воздейсвтия Заклятья привязки Поттеры восприняли почти стойко. Правда, Панси с лихвой оторвалась на нас в целом и на Грейнджер в частности, когда мы позволили себе высказать идею о продолжении эксперимента с заклятьем. Зря мы это сделали!
Шипя не хуже Волдеморта, Панси ярко описала Грейнджер её возможные перспективы в роли моей жены. В запале моя подруга проболталась ещё об одной, их с Поттером общей тайне. Тайну звали 2 ярда и она вызвала у меня лёгкий сердечный приступ на пару с кратковременным помутнением рассудка. Неужели их цепь сократилась? Да нет же! Быть того не может! Ну не мог этот священник-сумасброд быть настолько жесток! Или мог?
Я решил уточнить это у Панси, но в ответ она послала меня ко всем боггартам, велев заткнуться. По её импульсивной реакции я пришёл к выводу: это была правда. Но тогда... О, Мерлин! Как же они умудряются это выносить? Это же настоящий ад - не иметь возможности остаться наедине с самим собой! А как же всё остальное? Как они умываются по утрам, принимают душ, спят? Не вместе же!
Я прекрасно знал характер Панси и не завидовал Поттеру, оказавшемуся в таком мучительном положении. Каждый день находиться рядом с такой красивой, чувственной и сексуальной девушкой, видеть, как она переодевается, готовится ко сну и в эти минуты ходит перед тобой в соблазнительном неглиже... Это ж какие стальные яйца надо иметь, чтобы не сорваться и не переспать с ней, плюнув на всё... Даже на то, что она - подруга твоего лютого врага, и, соответственно, как бы и твой враг тоже. Хотя... Краткое наблюдение за гриффиндорцем дало мне понять, что устоять, в конечном итоге, он не сможет.
Я перевёл на Поттера взгляд полный невольного уважения и искреннего мужского сочувствия. Слава Моргане, что гриффиндорец в этот момент смотрел на разбушевавшуюся Панси, а не на меня. Боюсь, в противном случае он свалился бы в обморок от приличного шока. Я усмехнулся, мысленно представив себе эту картинку.
Это были все подробности последних семи дней и нынешнего вечера. Однако меня одолевало сильное предчувствие, что это ещё не всё и эта парочка преподнесёт нам много разных сюрпризов. Покидая Поттеров, я знал, что навещу их в скором времени, но не думал, что второй мой визит будет нанесён уже на следующий день, почти в то же время.
Наконец, обдумав все вещи, не желавшие укладываться в моей голове, я обнаружил, что время приблизилось к полутора часам ночи, а бутылка виски опустела ровно наполовину. Да! Я - конченый пессимист и никогда, будучи в здравом уме и твёрдой воле, не скажу о полупустой бутылке, что она наполовину полна. Это правило касалось также и некрасивых девушек. Пусть оптимизм остаётся прерогативой тупоголовых гриффиндорцев. Нам же - слизеринцам - вся жизнь представляется в тёмных тонах.
Взяв палочку со стола, я с некоторым трудом поднялся на ноги и пошатывающейся походкой направился в свою спальню, чтобы достойно завершить этот день... или наоборот? Достойно встретить начало нового? Да, какая к троллю разница?! Главное, что я сейчас лягу в свою постель и буду дрыхнуть до полудня. Но обстоятельства сложились таким образом, что до кровати я так и не дополз.
Путь к спальне пролегал как раз мимо библиотеки поместья и мой пьяный мозг с каких-то докси решил, что я во что бы то ни стало должен спасти Панси, а именно перерыть всё, просмотреть все книги, в лепёшку расшибиться, но найти ответы на вопросы 'Что именно значит Слияние душ?' и 'Как снять Заклятье привязки?'. И я с упорством целого стада баранов попёр в книгохранилище. Смогу я в таком состоянии найти что-нибудь или нет - этот вопрос мой мозг уже заботил.
Неудивительно, что остаток ночи я провёл в библиотеке, а под утро мама застала меня спящим прямо на стуле, раскинувшим руки по обеим сторонам от раскрытого, довольно ветхого фолианта и примостившим голову прямо на нём же. И всё бы ничего, если бы не вязкая слюна, вытекавшая из моего вульгарно раскрытого рта прямо на страницу рукописи и превращавшая в неразборчивые чернильные полосы старательно выведенные строки этой охренительно бесценной, написанной ещё во времена самого Мерлина книги (что я узнал от мамы в ходе последующего часового выноса моего мозга на эту тему). А судя по громкости маминого ора, информация, смытая слюной, была из разряда VIT (Very Important Thing).
- Да будет тебе известно, Драко Люциус Малфой, что это был единственный в мире экземпляр! - оглушительным тоном вводила меня в курс миссис Малфой, по ходу не забывая зловеще сверкать глазами.
Не понаслышке зная, какой гарпией моя мать могла становиться в гневе (сказывается дурная наследственность Блэков, которые никогда не могли сдерживать себя в руках), я предпочитал молчать, 'скорбно' свесив голову вниз и ожидая её скорого релакса. На самом деле мама прощала, прощает и будет прощать мне многие промашки и выходки... Такова участь каждой матери.
Через добрых 15 минут в 'Грейнджеровском Раю' воцарилось благословенное молчание. Мама перевела дыхание, совладав со своим приступом бешенства. Я встрепенулся и недоверчиво взглянул на неё. Она стояла напротив, колеблясь: продолжить ли высокоморальную и чрезвычайно эмоциональную лекцию о моём безалаберном и совершенно немыслимом для потомка древнего аристократического рода поведении или на сей раз этого будет достаточно?
По выражению её лица, я мог почти со 100 %-ной точностью сказать, что она склонялась ко второму варианту. Поэтому я поспешил подтолкнуть её к принятию выгодного для меня решения. Скорчив жалобную гримаску, я посмотрел на неё глазами потерявшегося щеночка, что было нетрудно, учитывая моё похмельное состояние. Сработало, как всегда, без осечек.
- О, Драко, милый! - протянула мама, присев рядом и принявшись гладить меня по голове. Вспомнила, наконец-то, что в большинстве моментов моей жизни она являлась заботливой и нежной матерью, а не сорвавшейся с цепи бестией. - Прости меня, мой дорогой. Я не должна была кричать на тебя. Скажи мне, что с тобой в последнее время происходит? Это из-за помолвки с младшей Гринграсс? Если она тебе не нравится, я могу убедить Горация выдать за тебя старшую сестру - Дафну.
- НЕТ! - вскрикнул я испуганно, невольно скривившись при воспоминании о сестричке Астории. Малышка Даффи, как её называли одногруппники, была отменной стервой и училась курсом младше меня. Правда, до Панси ей было как пешком до Луны, что, в принципе, не делало её менее строптивой и более желанной кандидаткой на роль будущей миссис Драко Малфой.
- Но почему, Драко? Она показалась мне очень милой девушкой. - Я отвернулся, чтобы скрыть от мамы язвительную усмешку.
- Давай закроем эту тему, мама. Астория меня вполне устраивает. - Произнёс я чуть хриплым голосом: последствия тяжёлого похмелья. 'Астория меня устраивает тем, что до окончания Хогвартса ей осталось ещё 3 года, следовательно, и до нашей свадьбы тот же срок. Этого времени мне будет достаточно, чтобы оторваться на полную катушку', - добавил я про себя. Только маме о моих мыслях лучше не знать.
- Тогда, в чём дело, сынок? Что тебя так расстраивает? - мама даже и не думала отставать от меня. Наоборот, она принялась копать 'тайный ход' с удвоенными усилиями.
- Ну, ма-ам! - я взглянул на мать уставшими глазами, словно прося её ни о чём не спрашивать меня сейчас. И она поняла всё без слов. Издав наигранно огорчённый выдох, она покачала головой и махнула мне рукой, снисходительно позволяя убраться восвояси без лишних объяснений.
И всё-таки я обожаю эту женщину. Мою мать, то есть. Никто и никогда не знал и не узнает меня лучше, чем она. Было бы здорово, если бы все женщины мира хоть немного походили на неё. Но это невозможно.
Благодарно улыбнувшись ей, я быстро развернулся и отправился в свою комнату. Априори накачавшись Антипохмелином, я без сил упал в объятия постели и, как планировал, проспал до двух часов дня. Второе за сегодняшний день пробуждение было намного приятнее первого. По крайней мере, никто не орал над ухом, какой я идиот и кретин. И слава Мерлину!
Умывшись, одевшись, выпив кофе и проглотив лёгкий завтрак, я более или менее почувствовал себя человеком, а не той аморфной и бесхребетной амёбой, что недавно валялась на моей кровати, раскинув свои конечности в разные стороны.
Бодрым шагом я направился в библиотеку, чтобы продолжить свои поиски. Следующие несколько часов я провёл, сгорбившись над пыльными книгами. Процесс шёл тяжело и частенько заходил в тупик. Я нервничал, с яростью захлопывал очередную 'пустышку', направившую меня по ложному следу и, вызвав домовика, требовал принести сэндвичи с ветчиной и ещё одну чашку кофе. Затем лихорадочно выхлёбывал её, не забыв предварительно разбавить тёмную жидкость коньяком.
Определить, сколько времени я здесь пробыл, оказалось довольно сложно. С таким же успехом я мог ответить, сколько кофе и коньяка я выпил. И то, и другое было для меня неразрешимой загадкой. Чётко я помнил лишь момент эврики.
Я сидел на полу, прислонившись спиной к высокому стеллажу, и листал, наверное, пятисотую запредельно умную книгу. В руках и пальцах пульсировала ноющая боль, поясницу жутко ломило, задница безбожно онемела, и я уже давно перестал чувствовать свою пятую точку, глаза слипались сами собой, что довольно странно, беря в расчёт количество употреблённого кофе и алкоголя.
Я почти начал клевать носом, как предложение 'Связывающее заклятье можно ликвидировать следующим заклинанием...' буквально вырвало меня из сонного забвения и заставило вскочить на ноги, чтобы тут же лихорадочно побежать к камину и перенестись к Поттерам. В эти мгновения я ощущал необычайный прилив сил и энергии. Я чувствовал, что могу совершить даже невозможное. Например, переплюнуть Поттера и заавадить десять Волдемортов одновременно. Я нёсся к своей цели, как бешенный снитч, даже не подозревая, что могу прийти не в самый подходящий момент...



Я знаю пароль, я вижу ананас,
Я верю, что енот придёт спасать нас!
Я знаю бобров, я вижу бабуин,
Нельзя с амфитамином мешать кокаин!
 
ДеметрисДата: Суббота, 22.02.2014, 16:17 | Сообщение # 48
Снайпер
Сообщений: 100
« 22 »
ГЕРМИОНА ГРЕЙНДЖЕР


Я лежала в постели и смотрела на полную луну сквозь открытое окно. Этим летом в Англии было непривычно жарко. Отметки на столбиках термометров побили все рекорды предыдущих 10-ти лет. Рон, пробравшись ко мне тайком, как только все обитатели Норы отправились спать, расположился рядом и вот уже целых 5 минут пытался уговорить меня заняться с ним любовью. Я была не против, но страх быть застигнутыми врасплох, удерживал меня от необдуманных поступков.
Разобиженный, но бросивший свои безуспешные попытки, Рональд недовольно фыркнул и, притянув меня к себе за талию, уткнулся носом в шею. Его шумное, разочарованное сопение вызывало у меня щекотку, поэтому очень скоро я, съёжившись и засмеявшись, попросила его переместить его 'сопелку' куда-нибудь в другое место. На мою просьбу он просто развернул меня к себе лицом.
Ещё около 10 минут мы лежали, смотря друг на друга и вслушиваясь в звуки ночи и шум ветерка, носившегося вокруг дома. Порой мне начинало казаться, что дом качается от его порывов, но через несколько секунд это ощущение исчезало. Хоть Нора и выглядела со стороны, как хлипкая и неустойчивая конструкция, она крепко держалась благодаря магии и сплочённости большой и дружной семьи Уизли.
Я не знаю, о чём думал Рон, но лично я думала о том, что значит Слияние душ и как оно проявляет своё действие, о том, насколько оно вероятно и может ли произойти в случае с Гарри и Паркинсон. Помимо этого, я размышляла, что ещё, кроме Заклятья привязки, теперь связывает моего друга со слизеринкой и как нам - его друзьям - к этому относиться?
Из событий прошедшего вечера мне становилось понятно: Паркинсон невольно начала нравиться Гарри. Это сразу было заметно по его более оживлённому, чем в обычное время, взгляду. Да и сама брюнетка, честно говоря, казалась не совсем равнодушной к своему незапланированному супругу.
В конце концов, я внезапно пришла к выводу, что между ними может завязаться бессрочный роман с непредсказуемыми последствиями. Предугадать развитие их возможных отношений наперёд было довольно сложно, ведь речь шла о двух принципиальных, гордых людях с непростыми и взрывными характерами. Порой, даже слишком взрывными...
Ясно было лишь одно: если они всё же решат сойтись, то ожидать от них можно чего угодно, начиная от бурных скандалов в пределах Блэк-холла и заканчивая масштабными разрушениями в Лондоне. К тому же, в истории магии были зарегистрировано несколько прецедентов, когда маги уничтожали целые города одним лишь неконтролируемым всплеском магической силы. Это страшно, но, несомненно, увлекательно. И всё-таки я надеюсь, Гарри с Паркинсон ограничатся небольшими локализованными разборами полётов, если они вдруг начнут встречаться.
Паркинсон... Что я могла сказать о ней? Сегодня, она была вполне дружелюбна и приветлива, что меня довольно удивило. Конечно, мне не понравилось, что она предложила мне попробовать связать себя тем же заклятьем с Малфоем, но, рассудив логически, я поняла, что допустила ошибку. Сложно представить, как они терпят те неудобства, появившиеся в результате сокращения их цепи.
2 ярда... Слава Мерлину, что это произошло не со мной! Я на секунду вообразила, каково это - оказаться связанной со своим врагом и жить с ним под одной крышей, постоянно находиться с ним рядом, смотреть на него с ненавистью и при этом удерживать себя от деструктивных мыслей... Это кошмарно! Я бы, наверное, либо убила свою 'вторую половинку', либо заавадила себя собственноручно.
- Где ты сегодня была? - неожиданно поинтересовался Рон, вырвав меня из моих размышлений. - Джинни сказала, что ты отлучалась ненадолго.
- Я была у Гарри. Хотела навестить его. - Ответила я, зевая и потягиваясь.
- И как он там? Живой? - спросил он с насмешливым сочувствием, приподнявшись на локте.
- Рон! - я смерила его неодобрительным взором и, улыбнувшись, негодующе покачала головой. - Если Гарри в своё время не убила даже Авада Кедавра, то, вряд ли, Паркинсон преуспеет в этом деле. К тому же... - я выдержала театральную паузу, - знаешь, что-то мне подсказывает, что у новоиспечённой миссис Поттер другие планы относительно Гарри. - Предположила я, проанализировав воспоминания сегодняшнего вечера.
- Да? И какие же, по-твоему, у неё планы? - осведомился Рональд.
- Я не уверена, но думаю, что между ними что-то есть. - Поделилась я результатами своих наблюдений.
- Да неужели?! - Рон опять подался вперёд и воззрился на меня скептически. - Ты хочешь сказать, что...
- Что между ними возникло сильное притяжение. - Закончила я его мысль. - Хотя оба отрицают это всеми силами и до сих пор делают вид, что ничего не замечают. Между прочим, в Гарри произошли ощутимые перемены. Сегодня я видела в его глазах задорный блеск. Он впервые выглядел прежним после... - я запнулась и украдкой посмотрела на реакцию Рона.
- Ничего страшного. Продолжай, - попросил он, поняв, что я имела в виду.
- После разрыва с Джинни. Я понимаю, ты считаешь раз Паркинсон слизеринка и подруга Малфоя, то она не лучшая партия для Гарри, но... если она та, которая сможет сделать его по-настоящему счастливым, вновь вернуть его к жизни, то я совершенно не против неё.
- Гермиона! Ты бы себя слышила! Она слизеринка. Она не может принести Гарри счастья. Единственное, что она ему доставляет, это неприятности и головная боль. И почему она тебе вдруг понравилась? Чем тебя покорила Паркинсон?
- Не она сама. - Уточнила я. - А то, как она влияет на Гарри. И, узнав её лучше, я усомнилась в своих предубеждениях насчёт слизеринцев. Она сильно изменилась, Рон. И думаю, в лучшую сторону.
- Не знаю. Всё зависит от желания самого Гарри. - Изрёк мой парень и замолк на пару минут. Потом снова неожиданно заговорил. - Значит, у Джинни нет ни единого шанса? Как ты думаешь? - я пожала плечами, не зная, что на это ответить.
- А ведь я её предупреждал: Гарри недолго будет один! - с досадой продолжил Рон. - К тому же она сама виновата. Она отвратительно с ним поступила. Если бы ты сделала то же самое со мной, я бы никогда тебя не простил. Но Гарри... Он слишком добр к ней. После того, как она собственными руками разрушила их отношения, он предложил ей остаться друзьями. Иногда он кажется мне ненормальным, не находишь?
- Возможно. Но это же Гарри. Он наш друг.
- О, да! Это же наш Гарри. - Протянул Рон с доброй улыбкой, уставившись задумчивым взглядом в едва видимый при свете луны потолок. - Ну, так как насчёт... Ну, ты понимаешь... - внезапно спросил он, с надеждой заглядывая мне в глаза. Я невольно моргнула. Опять?! Я уже думала, что мы закрыли эту тему.
- Эээ... Но, Рон... Тебе не кажется, что здесь не место? Вдруг кто-то проснётся? А вдруг, не дай Мерлин, твоя мама войдёт и застукает нас за...
- Думаю, она не будет против. - Тихо рассмеялся мой парень, а я, наоборот, отчего-то разозлилась. Наверное, из-за его безответственности и безалаберности. Я, конечно, знала, что Молли не против, а очень даже 'за' наши отношения. И Джинни недавно проболталась, что Рон собирается делать мне предложение в сентябре, как раз на мой день рождения... И всё же... Заниматься с ним любовью в Норе мне было неловко и стыдно.
- Это не смешно, Рон! - шикнула я, легонько стукнув кулачком по его плечу.
- О, да успокойся ты, ради Морганы! - фыркнул он беззаботно. - Ты даже представить не можешь, что в этой самой комнате вытворяли Билл с Флёр в ночь перед свадьбой. - Сообщил он мне доверительно, слегка поиграв левой рыжей бровью.
- Правда?! - ахнула я шокировано. - О, Мерлин! Ты их видел?
- Гермиона! - пристыдил меня Рон, насмешливо изогнув губы. - Это была шутка!
- Ах ты... Дурак! - воскликнула я возмущённо. - Убирайся отсюда! Пошёл вон! Кыш! - резко поднявшись с постели и стащив подушку прямо из-под головы, развалившегося на ней, Рона, я начала гнать парня из моей комнаты.
Однако по притворно злобному выражению моего лица он понял, что опасность в этот раз ему не грозит. Поэтому, вырвав подушку из моих рук, он бесцеремонно сгрёб меня в охапку и повалил на постель, заставив последнюю жалобно скрипнуть и податливо прогнуться под весом наших тел.
Через 2 минуты страстных поцелуев я сдалась на милость победителя и позволила Рону наложить на дверь запирающее, а на комнату заглушающее заклятье. А ещё через 5 минут, если бы кто-то любопытный нечаянно заглянул в распахнутое окно моей комнаты, то ночной визитёр, скорее всего, мучительно покраснел и, выдавив из себя короткое и неловкое 'Извините', поспешил ретироваться.
Но мне всё-таки интересно: это дом так качается или мы с Роном слегка увлеклись?



ОН

Как это ни странно, но Паркинсон сегодня была доброй и уступчивой настолько, что даже позволила мне принять душ первым. Сама же слизеринка, протяжно зевнув и открыв кран с прохладной водой, схватила зубную щётку и принялась чистить свои белоснежные стервозные зубки.
Я, тем временем, стянул футболку и расстегнул молнию на джинсах. Мой взгляд внезапно упал на отражение брюнетки в зеркале. Она чистила зубы. В принципе, в этом не было ничего необыкновенного, так как она чистила их каждое утро и вечер, на протяжении последней недели, стоя перед этой же раковиной, смотря в это же зеркало. Тогда почему мне было так трудно отвести глаза? Возможно, весь секрет в том, не ЧТО она делала, а КАК она это делала?
Паркинсон делала это почти медленно - вперёд и назад, вглубь и наружу. Её рука двигалась чисто механически, не требуя особых усилий мозга для столь простого движения. Каре-зелёные глаза с рассеянным взглядом не выражали ничего конкретного... Хотя, стоп! Она о чём-то думала. Вот только о чём? Неожиданно она улыбнулась. Видимо, вспомнила нечто приятное. Меня это слегка поразило: она ни фыркала, ни усмехалась, ни ухмылялась, ни скалилась, подражая опасному хищнику, а именно улыбалась. Просто и легко.
На несколько секунд я даже пожалел, что никогда не предпринимал попыток овладеть искусством легилименции. Сейчас я многое бы отдал, чтобы залезть к ней в голову и прочитать её мысли. Паркинсон же, не подозревая о моих тайных желаниях, стояла и улыбалась, облокотившись ладонью о край раковины и, позволяя пальцам своей левой ноги неосознанно скользить вверх по щиколотке правой. Вид её обнажённых ножек, будто ласкающих друг друга, заставил меня жадно сглотнуть.
Эта мерзавка, кажется, специально одевалась так, чтобы доводить меня до исступления. В этот раз она даже не потрудилась надеть что-то вроде привычных майки и джинс, всего лишь натянув на плечи свой короткий шёлковый халатик. Весь её вид, всё её тело словно говорило мне: 'Смотри, но не трогай!'. А если мне и удавалось подобраться к ней ближе и коснуться этого совершенства, как, например, сегодня утром, то Паркинсон сразу шарахалась от меня, как от прокажённого, невербально, одним лишь жгучим взглядом ведьминских глаз добавляя: 'Можешь притронуться, но даже не мечтай о большем!'.
Последние пару-тройку дней я сильно жалел о том, что наш брак всего лишь фикция. И сегодня утром, хотя нет, ещё вчера ночью, когда Паркинсон устроила мне горяченькое шоу, я испытал острое желание значительно расширить свои границы владения её телом.
При других обстоятельствах она бы ни за что не отвертелась от исполнения супружеского долга... Но только не в этой ситуации, когда все козыри были у неё в руках и главный из них звучал так: 'Это ТЫ заключил с Малфоем это проклятое пари, Поттер! Не Я!'. Помимо этого, хитрая слизеринка всегда могла обвинить меня ещё и в том, что она, цитирую, 'бедная и несчастная жертва гриффиндорского кретинизма, помноженного на наследственный Поттеровский идиотизм', попала в такой дерьмовый переплёт. И, дементор меня поцелуй, если бы я мог хоть что-то возразить в свою защиту, ведь её слова были чистой правдой.
Но время хорошо тем, что всё течёт, всё меняется... И я, наконец-то, решил кое-что изменить. Говоря проще, думаю, нам с Паркинсон пора прекратить заниматься чушью и перейти к делу, то есть, перенести наши ещё не оформившиеся отношения в другую плоскость... Горизонтальную, если вы понимаете, о чём я. Предвкушающе ухмыльнувшись, я бросил на свою жёнушку последний взгляд и задёрнул душевую шторку.
На то, чтобы хорошенько освежиться, мне хватило пяти минут. Выходя из ванны, я решил не обтираться, а просто обернуть полотенце вокруг бёдер. Стесняться Паркинсон, которая сама ходила передо мной едва ли не полуголая, было, по крайней мере, глупо. Да и маловероятно, что она, в свою очередь, покроется стыдливым румянцем, узрев меня в таком виде.
Ступив на прохладный кафельный пол, я с любопытством посмотрел на свою жёнушку. Она всё ещё стояла у умывальника, правда, теперь нанося на лицо фисташкового цвета крем, который назывался 'скрабом'. Что это за дрянь и для чего она ей я так и не понял.
Внезапно у меня появилась одна идейка, и я решил немного пошалить. Но если бы я только знал, во что выльется моё спонтанное желание, засунул бы эту мысль подальше себе в... Ну, думаю, уточнять не стоит. Но я не мог предвидеть заранее, поэтому, проказливо улыбнувшись, на цыпочках начал подкрадываться к Паркинсон. И так, как её глаза были закрыты (наверное, чтобы в них не попал крем) мне не составило никакого труда уже через пару секунд оказаться у неё за спиной. Она как раз принялась смывать крем с лица.
- Бу! - воскликнул я резко, обеими руками схватив брюнетку за талию и немного пробежавшись пальцами по её рёбрам. О, да! Она боялась щекотки.
- Ай! - взвизгнула она от неожиданности, тут же подскочив на месте. Затем, стремительно развернувшись, распахнула глаза и впилась в меня сверкающим от злости взглядом. Паркинсон даже успела открыть рот, явно чтобы обматерить меня и весь мой род до 10-го колена, но из него вырвался только короткий болезненный стон. Слизеринка мучительно зажмурилась и быстро повернулась к раковине.
- Поттер, дементор тебя поцелуй! Мне из-за тебя скраб в глаза попал! - шипела она, лихорадочно плеская воду на лицо и потирая веки. Несколько секунд спустя, брюнетка вновь обернулась ко мне с мокрым лицом и всё ещё зажмуренными глазами и как-то странно начала шарить руками по воздуху. - Поттер, не стой, как последний идиот, дай мне полотенце! - потребовала она властно через пару мгновений.
Я уже хотел снять полотенце с крючка и подать его ей, но, прежде чем я успел сдвинуться с места, разгневанная Паркинсон нетерпеливо протянула руку и порывистым движением стащила с моих бёдер МОЁ же полотенце, оставив меня стоять перед ней в совершенно голом виде и глубоком оцепенении.
- О, спасибо, Поттер! - поблагодарила она, вытерев лицо моим полотенцем и, наконец, обратив на меня свой довольный взор. Впрочем, её взгляд недолго оставался удовлетворённым. Когда она поняла, откуда стянула эту тряпицу, лицо слизеринки перекосила брезгливая гримаса вселенского отвращения и ужаса, а из горла вырвался сдавленный, презрительный полустон-полухрип.
Я же, ошеломлённый до самых недр своей впечатлительной души, замер столбом, не зная, что обычно другие делают в таких ситуациях, оказавшись на моём месте. Да и вообще случаются ли такие ситуации с другими? Что-то я в этом сильно сомневаюсь...
- Какого боггарта?! Да что с тобой творится, Паркинсон?! - прошипел я, наконец, придя в себя и прикрывая своё главное достоинство (после виртуозного владения Экспелиармусом и метлой, разумеется) рукой.
Пока я был в ступоре, слизеринка, вроде, отошла от первого потрясения. Взметнув брови вверх, а затем чуть прищурив глаза, она, не отрываясь, начала внимательно изучать самую интригующую часть моего тела. Проклятье!
- А ну отдай! - прорычал я, вырвав полотенце из её рук и вернув его на законное место.
- О Мерлин... - протянула девушка, наконец, полностью оправившись от шока.
- Всё! Спектакль окончен! Возвращайся к своим делам. - Проворчал я, махнув ей рукой в сторону умывальника, при этом старательно избегая встречи с её взглядом. Признаюсь, это происшествие достаточно ощутимо выбило меня из моей тарелки, и я не знал, как на всё это отреагирует Паркинсон.
- Должна отметить, Поттер, что 'спектакль' был весьма и весьма познавательным! - пропела она ехидно, нагло сверкая своими кошачьими глазами. От тянучих ноток её голоса я необъяснимо для себя пришёл в ярость. Может, потому что в этот момент она слишком напоминала мне Малфоя с его протяжными издевательскими интонациями? Внезапно я почувствовал, что начинаю звереть от выходок этой проклятой бестии. Злость на Паркинсон, копившаяся во мне всю последнюю неделю, закипала и требовала немедленного выхода наружу.
- Да неужели? - так же едко пропел я ей в тон и подскочил к Паркинсон, чтобы поставить её в то же положение, в котором недавно побывал сам. Слизеринка не успела даже пикнуть, как я ловко дёрнул за один конец её пояска, завязанного бантиком (огромная ошибка: так легче развязать), а затем, вцепившись в рукава шёлкового халатика, стащил его вниз ко всем чертям. Воздушная тонкая ткань слетела с брюнетки так плавно, словно с её тела струями стекала тёмная вода. Уже через пару секунд соблазнительная вещица лежала на полу у неё в ногах, а сама девушка стояла передо мной в одном нижнем белье. Кстати, чёрный цвет ей очень идёт. Я недовольно скривился. Это было совсем не то, что я ожидал увидеть.
Паркинсон, тем временем, всё ещё не верившая в случившееся, судорожно вздохнула и впилась в меня потрясённым взором.
- Поттер! Ты совсем спятил? Что ты себе позволяешь?! - зарычала она, очнувшись, и, тут же подхватив халатик, прижала его к себе, помешав мне рассмотреть её обнажённую фигуру более детально.
- Зато теперь мы квиты! - сообщил я ей, ухмыльнувшись уголками губ.
- Да пошёл ты к чёрту, Поттер! - рявкнула она в бешенстве, пытаясь взглядом просверлить во мне дыру. - Я стянула с тебя полотенце по чистой случайности, а твои действия, без сомнений, носили намеренный характер! - воскликнула слизеринка, обвинительно ткнув в меня своим указательным пальчиком.
- Может быть, - 'предположил' я, лениво прищурившись и почесав затылок. В ответ на мою реплику, слизеринка задохнулась от возмущения, но продолжать скандал не стала. Медленно выпустив пар, она постаралась успокоиться.
- Ладно, Поттер! Квиты биты! Закроем тему. - Выплюнула она с негодованием. - Я в душ.
Сняв с крючка свой банный халат, она ещё раз смерила меня прожигающим взором и прошла мимо, направляясь в сторону ванны. И она, возможно, простила бы мне инцидент с халатиком, если бы не...
- Приятно поплескаться, детка! - протянул я, проводив её пристальным взглядом и... напоследок с удовольствием наподдав по её упругой попке, чуть колыхнувшейся при более близком контакте с моей рукой. И, учитывая, что ягодицы Паркинсон были полностью беззащитны - халатик она прижала лишь спереди, а трусики были ультра минимальными - мне посчастливилось полапать её за булку, так сказать, вживую, без всяких преград в виде одежды. Не спрашивайте, зачем я это сделал! Сам не знаю. Наверное, мужские инстинкты и, скорее всего, я слишком слаб, чтобы противостоять этому бесподобному зрелищу призывно виляющих из стороны в сторону... Проклятье! Да для любого нормального парня это всё равно, что красная тряпка для быка, так почему я должен оправдываться?
Результат не заставил себя ждать. Брюнетка тут же взвилась, подскочив на месте, будто её ужалила пчела, и резко развернулась ко мне, пылая от злости.
- Ты-ы... - зашипела она зловеще, сделав свой образ Немезиды более впечатляющим благодаря адскому огоньку, блеснувшему в глубине её глаз. - Поттер, ты совсем охренел! Что это сейчас было, Василиск тебя укуси?!
- Прости, не удержался! - сказал я честно, пытаясь выдавить из себя извиняющуюся улыбку. Только, боюсь, у меня не получилось. Возможно, со стороны это выглядело как кривая усмешка, так как Паркинсон в следующий миг потянулась за палочкой. Тянуться было недалеко: мощное оружие в умелых руках по-женски бездумно, но весьма эротично, было зажато вдоль её бедра в промежутке между телом и резинкой трусиков. На мгновение мне захотелось оказаться на месте волшебной палочки слизеринской ведьмы.
Я уже приготовился к парированию её атак, как Паркинсон внезапно остановилась. Её рука дрогнула, замерла на полпути и вернулась обратно.
- А знаешь, что, Поттер? - вдруг спросила брюнетка, улыбнувшись. Я отрицательно покачал головой. - Пошло всё к боггарту! Не извиняйся! Мне понравилось... - прошептала она, неожиданно шагнув ко мне и скользнув ладонью по моей щеке.
- Честно? - поразился я.
- О, да-а! - выдохнула она томно.
- Тогда я могу повторить! - поведал я ей, непроизвольно расплывшись в пошловатой ухмылке. Как выяснилось через секунду, зря... Паркинсон, улыбка которой тут же сменилась кровожадным оскалом, отвесила мне такую пощёчину, что перед глазами у меня запрыгала целая стайка вредных пикси. С трудом сведя свой взор в одну точку, я бросил на безжалостную сучку обескураженный взгляд. - За что?! - всхлипнул я, потирая 'обласканную' часть лица.
- Прости, не удержалась! - язвительно усмехнулась моя жёнушка и, посчитав свой долг исполненным, скрылась за душевой занавеской.
- Стерва! - произнёс я вполголоса. Но даже её пощёчина не убавила во мне азарта.
Кисло улыбнувшись, повернулся к умывальнику. За спиной раздался шорох отодвигаемой шторки, из-за которой показалась рука Паркинсон. В зеркале я увидел, как слизеринка забросила в корзину для чистых вещей (её личное нововведение, связанное с тем, что она не могла дотянуться до ближайшей вешалки) свой банный халатик и бельё. В голове возникла ещё одна идея, но...
- Даже не думай, Поттер! - угрожающе процедила Паркинсон за шторкой, наверняка, вспомнив тот инцидент, когда я прокрался в ванную комнату под плащом-невидимкой и прихватил с собой всю её одежду. - Возьмёшь мои вещи и тебе конец! - я с надеждой взглянул на пушистый халат, что лежал в той же корзине. - Возьмёшь мою банную накидку - и тебе снова конец! - предупредила моя благоверная, словно читая мои мысли. Она владеет легилименцией?!
- Эээ... - протянул я, желая задать этот вопрос.
- Нет, Поттер! Я не умею читать мысли! Просто я успела изучить твой по-гриффиндорски примитивный образ мышления. - Поделилась своим 'секретом' слизеринка, после чего замолкла и открыла кран. Послышался шум стекающей воды.
Решив последовать её примеру, я переоделся и принялся, молча, чистить зубы. Это не отняло у меня много времени, и через минуту я уже намылил щёки и аккуратно заскользил по ним бритвенным станком. Когда я закончил и оценил результат, Паркинсон всё ещё торчала в душе, мурлыкая что-то себе под нос.
Пару минут спустя, не зная, чем бы заняться, я откровенно заскучал. И так, как сегодня настроение у меня было игриво-подляночное, я думал, как бы опять насолить слизеринке, чтобы она взвыла от злости, как оборотень на полную луну. Начало уже было положено: шлепок по филейным частям должен был разогреть её нервишки.
Так и не придумав ничего стоящего, я вернулся к воспоминаниям о её фигурке и... внезапно понял, что, в общем-то, не увидел там ничего нового, ведь в подстёгивающих воображение коротких сорочках я её лицезрел и прежде. Мда, развели как идиота! Ну, ничего! Думаю, это легко исправить.
Слизеринка сейчас как раз в душе... Голая, мокрая, в пенке, голая (хм, кажется, я повторяюсь) и самое главное - доступная для открытого просмотра. Я ухмыльнулся своим мыслям и протянул руку к занавеске, скрывавшей от меня, надеюсь, по-настоящему увлекательное зрелище. О том, какая мандрагора меня цапнула, раз я совершаю подобные поступки, я подумаю позже. И вообще... Может, всё свалить на игру гормонов и неприлично затянувшийся целибат? Ага, второе пришествие полового созревания!
Собравшись с мыслями, я вдохнул глубже, и... быстро сдвинул шторку.
- Спинку потереть? - с энтузиазмом предложил я Паркинсон... Ох, что тут началось!
Паркинсон завопила покруче банши. А через секунду мне пришлось проявить чудеса своей изворотливости, так как в меня полетели два флакона с солями для ванн, шампунь, бальзам для волос, ополаскиватель, мыло, мочалка, мочалка 2, мочалка 3... Хм... Почему эти слова звучат, как названия маггловских фильмов ужасов?
Ага, например, 'Мочалка 2: Возвращение', или 'Мочалка 3: Крик из ванны'. Пообещав себе поразмышлять над этим через часок, я вернулся к разбушевавшейся слизеринке. Вот, оказывается, зачем ей понадобилось целых 4 мочалки! А я-то, глупый, сразу не понял!
- Пошёл вон, Поттер! Проклятый [ЦЕНЗУРА!] гриффиндорский [ЦЕНЗУРА!] извращенец! [ЦЕНЗУРА!] [ЦЕНЗУРА!] [ЦЕНЗУРА!] [ЦЕНЗУРА!]!!! - о, а вот последнюю пару словечек я ещё не слышал. Что-то новенькое? Надо будет записать в блокнотик чистокровного мата.
Под конец Паркинсон всё же кое-как прикрылась рукой и последней, 4-ой мочалкой. Правда, я уже успел удовлетворить своё любопытство и остался вполне доволен итогом.
- Спасибо, милая! Я увидел всё, что хотел! Вот теперь мы точно квиты. - Блаженно улыбнувшись, я задёрнул шторку обратно, вовремя избежав струи воды, пущенной в мою сторону, развернулся и услышал за спиной глухое, едва сдерживаемое рычание.
- Я убью тебя, Поттер! - воодушевлённо поклялась Паркинсон.
- Угу. Буду ждать с нетерпением. - Расхохотался я.
- Я серьёзно, Поттер! - рявкнула слизеринка.
- Да, дорогая! Только сначала смой с себя пену. - Она опять издала утробный, злобный рык, но авадить мою бедную тушку пока не собиралась и почему-то больше не материла меня, на чём свет стоит. Странно... Я думал, брюнетка попытается напасть в тот же миг. Должно ли это означать, что её месть мне будет грандиозной и тщательно спланированной? Да, скорее всего, так и будет.
Ещё раз ухмыльнувшись, я начал прокручивать перед внутренним взором недавние картинки. Паркинсон была бесподобна: стройная, но не плоская, как доска, возбуждающе чувственная, жаркая, дикая, необузданная, непокорная и такая соблазнительно темпераментная. Совершенное творение Дьявола и воплощение страстного порока.
Я окончательно утвердился в своём желании овладеть этой бестией. Что ж... Надо будет как-то покорить эту чертовку и, боюсь, для этого мне придётся приложить титанические усилия. Но слизеринка того определённо стоила. Вот только с чего начать? Чем можно привлечь её внимание? Это сложный вопрос. Я вспомнил о своих бывших.
Чжоу и Джинни были совсем иным случаем. Странно, но мне не пришлось их завоёвывать. Они сами хотели оказаться со мной в постели. Может, именно поэтому наши отношения распались так быстро, не приведя ни к чему. В итоге, каждая из них добилась своего. Чжоу стала для меня хорошим учителем, а Джинни - практикой. Это может звучать довольно цинично, но так оно и было на самом деле.
Паркинсон... Она другая, насколько я успел изучить её за последнюю неделю. Она здесь не по собственной воле. Просто так сложились обстоятельства. Ей не нужна сопливая романтика и комплименты через каждые пять секунд. Она прекрасно знает себе цену и никогда не упустит своего шанса. Ей не нужен Герой, Избранный золотой мальчик, Принц на белом 'Всполохе'... А ещё она не сдастся без боя: это и привлекало меня в ней, ещё больше распаляя моё желание.
Вернувшись из мира дум в реальность, я обнаружил, что слегка увлёкля, думая о слизеринке. 'Смотрины' не прошли без последствий, и у меня в джинсах творилось нечто подозрительное. Чёрт! Кажется, мой 'Нимбус' набирал высоту! Проклятье, как некстати!
Я попробовал расслабиться, подумать о чём-то холодном и неприятном, о чём-то далёком и серьёзном, но ничего не помогло. И что мне теперь делать? Я растерянно посмотрел на своё отражение в зеркале. Чё-ёрт! Я не могу допустить, чтобы Паркинсон опять застала меня с поличным. Как же: ещё одна тема для подколок типа 'О, Поттер, я определённо 'поднимаю' тебе настроение!' или 'Из-за меня Поттер опять 'вытянулся' на несколько дюймов вперёд!'. Бр-р-р! Не дай Мерлин! Надо было срочно что-то предпринять. Но время шло против меня. Буквально через секунду я услышал, как Паркинсон перекрыла воду и собралась выйти их душа.
- Проклятье! - прошипел я недовольно, про себя поминая Паркинсон непотребными словами. Это всё из-за неё! Это из-за неё мне приходится страдать - морально и физически. Из-за неё мне в голову лезут всякие грязные мыслишки. Из-за неё я творю такое, о чём раньше и не задумывался. Я продолжал стоять у раковины, не зная, что делать дальше.
- Надеюсь, у тебя есть правдоподобное объяснение своим выходкам, Поттер? - грозно прошипела Паркинсон у меня за спиной.
Я посмотрел в зеркало. В нём отражалась разгневанная и мокрая слизеринка. Если я сейчас обернусь к ней, то она тут же забудет о злости, но переключится на издевательства по поводу моего состояния. Конечно, ей уже не впервой видеть меня возбуждённым, но не думаю, что она поможет мне как в прошлый раз...

- О каких именно выходках ты говоришь, дорогая? - спросил я с небрежной улыбкой, решив тянуть время, насколько это вообще возможно.

- Ты ещё спрашиваешь?! - взорвалась слизеринка, буквально подлетая ко мне. Через мгновение она уже стояла сбоку и сверлила меня своими сверкающими от злости каре-зелёными глазами. - Сначала ты меня раздел, а потом эта отвратительная выходка с душевой занавеской!

- Ох, Паркинсон! - я попробовал отмахнуться от неё как от назойливой мошки, но это вряд ли получится. - Если смотреть на ситуацию в целом, то ты сама виновата. Ты начала это.

- Я сделала это случайно, Поттер, слу-чай-но. - Проговорила она экспрессивно, гневно взмахнув руками. - А ты, - её указательный пальчик едва не упёрся в мою грудь, - намеренно распахнул шторку! - процедила она, кажется, теряя остатки терпения.

- Ради Мерлина, женщина! - воскликнул я, поддаваясь её раздражению и даже не заметив, как обернулся к ней всем корпусом. - Не строй из себя святошу. Я не первый, кто видел тебя голой и кстати... Позволь заметить, в твоей внешности нет ничего потрясающего!

- Да неужели, Поттер? - брюнетка, за считанные доли секунды переменившись в лице, подняла на меня свои хитрющие глаза. Победная ухмылка, к которой я незаметно привык за время нашего совместного проживания, лениво растянулась на её губах. - Тогда как ты объяснишь это?! - она указала пальчиком вниз и опустила глаза.

Я проследил за её взглядом. Проклятье! Она всё же увидела то, что не смогла скрыть даже плотная ткань джинс.

- Это тебя не касается! - отрезал я грубо, отстраняясь от неё.

- О, ты ошибаешься, Поттер! - пропела она, завораживающе плавно совсем как грациозная кобра, приближаясь ко мне. - Это ещё как касается меня. Дай-ка угадать... Ведь это результат того, что ты видел меня обнажённой, не так ли? - её вопрос пришёлся как раз на тот момент, когда она подошла на опасно близкое расстояние и стояла почти вплотную. Эта садистка опять провоцировала меня. Я прикрыл глаза, собираясь с мыслями.

- Лучше отойди от меня, Паркинсон, иначе... - сконцентрироваться мешал дурманящий аромат, исходивший то ли от её волос, то ли от кожи. В любом случае она пахла очень вкусно.

- Иначе что? - уточнила она с вызовом, уперев руки в бока.

- Иначе ты ... Иначе мы... Мы оба пожалеем.

Она звонко рассмеялась. Я открыл глаза, не понимая, чего смешного она нашла во всем этом.

- У тебя духу не хватит, милый! - с издёвкой бросила вызов Паркинсон, не сводя с меня насмехающегося взора.

Я смотрел в каре-зелёные глаза три долгие секунды и опять видел в них полную уверенность в безнаказанности, а потом она повернулась, чтобы отстраниться от меня. Этот наглый, бросающий вызов взгляд стал последней каплей.

'Ну, что ж! Ты сама напросилась', - подумал я, и глухо зарычав, рывком развернул слизеринку к себе лицом. Еще один рывок и я стягиваю с её банного халатика пояс, опять завязанный бантиком. - 'Паркинсон, ты меня разочаровываешь. Совсем ничему не научилась!'.

Пока она с истеричным визгом стягивает полы халатика, я пользуюсь моментом: валю её на коврик перед ванной и усаживаюсь на неё верхом. С трудом избегая острых ноготков слизеринской стервочки, ловлю её руки и связываю запястья пояском от халата. Вот и всё. Теперь можно заняться воспитательным процессом.

- Поттер, немедленно развяжи меня, проклятый гриффиндорский дебил! - она продолжает орать, параллельно пытаясь отбрыкиваться ногами.

- Заткнись, Паркинсон! - произношу я раздражённо, подумывая, не наложить ли на неё Силенцио. - У меня сейчас барабанные перепонки лопнут от твоего ора.

- Если ты меня сейчас же не опустишь, Поттер, клянусь самим Салазаром Слизерином, что превращу остаток твоей никчёмной жизни в настоящий Ад! - обещает слизеринка, чуть ли не захлёбываясь от слюны.

- Да, да, конечно! - солидарно киваю головой в ответ на её угрозы, совсем не обращая внимания на её жалкие попытки выбраться из-под меня. - Знаешь, мне кажется, пора заняться твоим поведением в моём доме. Ты совершенно отбилась от рук, моя дорогая.

- Что? Что ты задумал, Поттер? - Паркинсон тут же замерла, ожидая моих дальнейших действий.

- Я думаю, тебя надо отшлёпать, солнышко! - объясняю я ей, злорадно улыбаясь. - Как непослушную, дерзкую девчонку.

- Ооо, нет, Поттер! - фыркает брюнетка. - Ты не посмеешь!

- Ооо, да, Паркинсон! Ещё как посмею. - В подтверждение моих слов я наношу лёгкий шлепок по её мягкому месту. Даже это безболезненное прикосновение действует на неё как электрический разряд. Она начинает ёрзать подо мной с неистовой силой и мне приходится удерживаться за бортик ванны, чтобы не слететь на пол.

- Поттер, ты сильно пожалеешь о своём поступке! - с губ слизеринки срывается почти зловещее шипение, вызывающее на моих губах лишь весёлую улыбку.

- Жду с нетерпением, - я ловко переворачиваюсь на Паркинсон и теперь её активно дрыгающаяся попка находится прямо передо мной. Не удерживаюсь от чисто злорадного жеста и потираю ручки. Ммм, вот это булочки. Что бы мне с ними этакого сделать? - Ну, всё, крошка. Расслабься и получай удовольствие.

- Нет, Поттер! - ещё громче завопила слизеринка. - Я подам на тебя в Визенгамот, Спаситель ты недоделанный! Я тебя размажу как маленькую букашку!

- О, это будет очень интересно. Хотел бы я на это посмотреть. Не забывай, что нам ещё предстоит развод, милая. - Паркинсон хотела возразить что-то в ответ, но я не дал ей и рта раскрыть, так как, наконец, избрал способ маленькой мести. - Паркс, а ты любишь группу Queen?

- Я тебе тысячу раз говорила, гриффиндорский ты имбецил, чтобы ты не называл меня Паркс! - утробно зарычала слизеринка. - Какая ещё Queen?

- Ты их не слышала? Какая жалость! А давай я тебе сейчас спою одну их песню. Моя любимая песня кстати. Правда, старая, но тебе понравится. В любом случае, тебе предоставляется уникальный шанс приобщиться к маггловской музыкальной культуре. Дорожи этим, Паркинсон! Кхм, маленькая загвоздка. Там нужен определённый ритм. На чём же мне его отбивать? - я сделал вид, что призадумался.

- Оооо нет, Поттер! Тебе не жить! - заверещала брюнетка, видимо поняв, что я собираюсь сделать. Я опять поморщился. Количество децибелов в её голосе явно превышало допустимый уровень. Раздумывая, воспользоваться ли Силенцио или нет, я всё же решил оставить всё, как есть. Пусть поорёт. К тому же, её гневные крики, словно бальзам на сердце.

- Итак, поехали! - выводя нужный ритм, я попеременно похлопывал по левой и правой ягодицам девушки, а затем один раз в ладоши. Боюсь, после такого отшлёпывания её попка будет немного болеть, но ничего страшного. Заслужила. Отхлопав по импровизированному барабану четыре раза вводную часть вместо положенных восьми (иначе она меня убьёт, хотя, я итак уже покойник), я начал 'петь', пытаясь перекричать разразившуюся истошным криком слизеринку.

- Buddy you're a boy make a big noise
Playin' in the street gonna be a big man some day
You got mud on yo' face
You big disgrace
Kickin' your can all over the place.

We will we will rock you
We will we will rock you ...1



Я знаю пароль, я вижу ананас,
Я верю, что енот придёт спасать нас!
Я знаю бобров, я вижу бабуин,
Нельзя с амфитамином мешать кокаин!
 
ДеметрисДата: Суббота, 22.02.2014, 16:25 | Сообщение # 49
Снайпер
Сообщений: 100
« 22 »
ОНА


Я ненавижу Поттера! Я ненавижу Поттера! Я ненавижу Поттера! Я ненавижу Поттера! Я ненавижу Поттера! Я ненавижу Поттера!

- Эй, Паркс, хватит уже разрабатывать планы мести. Давай завтракать. Твоим булочкам нужно восстановить жизненный тонус. И не надо на меня так смотреть. Нет, меня нельзя есть. - Продолжал издеваться надо мной Поттер, с аппетитом уплетая завтрак. Меня же тошнило лишь от одного взгляда на его неестественно счастливую рожу и улыбку во весь рот.

Моя попа немного ныла, настроение было отвратительное, разум перешил в режим разработки планов мести. Я безжизненно ковырялась в своей тарелке, понимая, что не могу придумать ничего достойного в ответ на выходку Поттера.

- Ну, хватит дуться, Паркинсон. А то я уже чувствую себя неуютно без твоих язвительных комментариев. - Примирительно начал Поттер. - У меня есть идея. Как ты смотришь на то, чтобы прогуляться по Косому переулку, а? Небольшой шоппинг? Я даже готов поиграть роль твоего носильщика и таскать объёмные пакеты. Как знать, может я даже куплю тебе какую-нибудь вещицу, - сообщил он заговорщическим тоном. - В знак перемирия.

Ох уж это перемирие. Я уже сбилась со счёту, сколько раз мы его заключали и нарушали. Признаться честно, идея Поттера мне нравилась. Но я не хотела сдаваться без боя. Поэтому сделала вид, что не слышу его и нахмурилась ещё больше. Пусть пострадает от мук совести, если таковая вообще у него осталась.

- Ну, что ж... - начал было гриффиндорец, но внезапный хлопок аппарации отвлёк его внимание.

- Хозяин, вам письмо! - объявил Кричер, подавая Поттеру какой-то конверт. В иное время я непременно поинтересовалась бы, от кого оно, но в этот раз мне было безразлично. С флегматичным видом я проводила 'увлекательные' раскопки на дне тарелки и старательно строила из себя обиженную, отшлёпанную девочку. Хотя, кого я обманываю? Именно такой я и была. Ну, Поттер! Я ещё придумаю, как тебе отомстить. И мне кажется, я уже даже знаю, что мне сделать.

За своими размышлениями о великой мести, я даже не заметила, что Поттер бросил на меня какой-то нерешительный взгляд, а через секунду вернулся к чтению письма. А через минуту он яростно смял письмо в комок. Я не ожидала от него такого и непроизвольно вздрогнула.

- Что с тобой? - спросила я у него.

- Ничего. - Ответил гриффиндорец коротко и, поднявшись из-за стола, выбросил комок в мусорное ведро за дверцей раковины.

Я не стала спрашивать, что было в письме. У каждого человека должны быть свои секреты. Но я отметила, что Поттер как-то сразу стал очень серьёзным и мрачным.

- Ты доела? - спросил он, странным взглядом оценивая полупустое состояние моей тарелки. - Ты же почти ничего не съела.

- Я не голодна.

- Хорошо. Идём, Паркинсон. У нас сегодня много дел. Министер перенёс встречу с полудня на десять утра. Мне надо успеть подготовиться.

- Нееет, я не хочу. - Решила я покапризничать. - Я всё ещё плохо себя чувствую.

- С чего бы это? - удивился брюнет.

- Представь себе, какой-то конченный идиот решил исполнить песню, использовав мои ягодицы как какие-то там-тамы! - выплюнула я раздражённо.

- Оооо, - 'шокированно' протянул Поттер, насмехаясь. - Идём. Этот конченный идиот купит тебе сумочку, а может туфли или платье.

- Для абсолютной компенсации морального ущерба требую полный комплект, - отрезала я, нехотя поднимаясь со стула.

- Ого! А твои там-тамы не слипнутся? - рассмеялся гриффиндорец.

- Лучше не беси, Поттер!

- Ну, ладно. Я подумаю над твоим предложением. - Согласился он.



****


Стрелки лениво приближались к часу дня. А мы с Поттером, предварительно 'ограбив' наши банковские счета в Гринготсе, только обошли все магазинчики Косого переулка. После войны здесь открылись новые торговые лавки. Гриффиндорцу пришлось несладко: сначала он подвергся длительным пыткам со стороны мадам Малкин, подгоняла его новую мантию, а потом брюнет парился под плащом-невидимкой, неся все пакеты с моими покупками. Я же, посмеиваясь, свободно шагала в летнем платье с развевающимся при порывах ветра подолом.

Наконец, сжалившись над гриффиндорцем (он, наверное, уже миллион раз пожалел о своём опрометчивом обещании), я приняла решение передохнуть в новом кафе, открывшемся на месте бывшего заведения Флориана Фортескью.

Попивая лимонад и раскатывая шарики мороженого по розетке, я с удовольствием вспоминала, как спорила с Поттером в примерочной кабинке, убеждая, что именно вот эти сумочка и туфли прекрасно подойдут к платью, которое я купила ранее. Бедняге не оставалось ничего иного, как с убийственным взглядом отсчитать галлеоны, чтобы компенсировать мой так называемый моральный ущерб. Ну, ничего. Зато в следующий раз подумает прежде, чем распускать руки.

- На этом всё, Паркинсон? День измывательств над Гарри Поттером окончен? - с надеждой спросила пустота напротив меня.

- Не совсем, - хитро улыбаясь, сообщила я.

- Ооо, Мерлин! За что?! - пустота испустила страдальческий выдох, оставшийся без внимания с моей стороны. Я раздумывала над визитом к Кингсли Брустверу. Надеюсь, Поттер разработал хоть какой-нибудь план?

- Слушай. - Обратилась я к гриффиндорцу, стараясь говорить тихо, чтобы не привлечь лишнего внимания. - А как ты меня представишь Брустверу завтра, ведь он, наверняка, запомнил меня, когда проводил обыск поместья моих родителей?

- Никак. Ты будешь под плащом-невидимкой.

- Думаешь, сработает? Не зря же он был главой Аврората. Его так просто не провести.

- Если ты не будешь издавать много звуков и двигаться бесшумно, то вполне может сработать. - Отрезал брюнет, видимо уставший от моих расспросов. - Так в каких магазинах мы ещё не побывали? Мне чертовски хочется быстрее вернуться домой.

- Не волнуйся, Поттер. Сейчас куплю парочку зелий у Пиппина и можем возвращаться. - Обнадёжила я его.



****



- Да что же он там копается? - раздражённо буркнул Поттер, нетерпеливо постукивая ногой о лакированный деревянный пол лавки Дж. Пиппина. Сам зельевар около пятнадцати минут назад спустился в подсобку, чтобы найти необходимые настойки. - Такое ощущение, что он там изобретает зелье вечной молодости!

- Успокойся, Поттер! Он же старый человек, еле-как двигается. Можно же войти в его положение. - Я посмотрела на напряжённую фигуру гриффиндорца и перед моими глазами невольно встала утренняя картина. К моему неописуемому удивлению, я почувствовала, как мои щёки начинают алеть, и быстрее отвернулась к прилавку, чтобы брюнет этого не заметил.

Мерлин, а ведь я готова поклясться, что сегодня утром, ещё бы немного и всё изменилось. Навсегда. Если бы меня вдруг спросили, когда это началось, я бы не смогла ответить точно. Я бы даже не смогла сказать, как это произошло. Но это было, и факт, что это всё же случилось со мной, шокировал меня ещё больше. Всего полторы недели назад эта мысль показалось бы мне бредом сумасшедшего - я и Поттер. Да ради Мерлина и Морганы! Что за чушь? А сейчас. Сейчас моё тело буквально напрягалось от мысли о том, что могло бы случиться, если бы Поттер был немного настойчивее и наглее.
Я могла сколько угодно закрывать глаза, отрицая очевидное, но проблема от этого сама собой не решалась. Сформулировать проблему было довольно просто: нас с гриффиндорцем тянуло друг к другу физически, и сопротивляться этому с каждым днём становилось всё труднее и труднее. Да и бесполезно по большому счёту, учитывая особенности нашей ситуации.
Ну, подумайте сами! Парень и девушка - здоровые, вполне привлекательные, в меру озабоченные, не противные друг другу в физическом плане, а самое главное, достигшие половой зрелости - уже целую неделю живут под одной крышей. Даже более того: спят вместе в одной постели! Как вы думаете, какова вероятность, что у них будет секс? Наверное, 100 %? Ну, ладно. Может, я немного перегнула палку. Если не 100, то 75 % точно. Но не в этом суть.
Сегодня или завтра, а может через несколько дней они всё равно окажутся в пикантном положении. Сверху, снизу, сзади, сбоку... Это уж как получится. Сомнений не было лишь в одном - рано или поздно это всё же произойдёт. По всем законам жанра это должно было произойти.
'Так, может, лучше не тянуть?', - мысленно спросила я у себя, почему-то смущаясь. Отчаянно тряхнув головой, я ещё раз украдкой взглянула на Поттера.
'Кто бы мог подумать, что у Поттера тааааакой...впечатляющий талант?', - размышляла я про себя. Дементор его поцелуй! Этому гаду всё-таки удалось меня зацепить! Анализируя свои ощущения, я понимала, что стала ненавидеть Поттера ещё сильнее, но сейчас... Сейчас ко всем остальным чувствам примешивалось ещё и желание. Дикое желание, которого я не испытывала уже очень долгое время. Вот только ему об этом пока знать не обязательно!
Проклятье! Как же оказалась права моя мудрая бабушка, говоря, что с наступлением ночи проходит даже вражда. Только раньше я не понимала, о чём она говорит. Сейчас же я мучилась от неудовлетворённого желания, главным предметом которого был враг моего друга, следовательно, и мой собственный враг. Но я уже сомневалась, враг ли, раз я хотела, чтобы сегодня он не останавливался, прижимая меня к кровати и лаская таким сосредоточенным взглядом?
'Невозможно сбежать от неизбежного', - заключила я, и перевела взгляд на появившегося из-за двери подсобки хозяина. В руках он нёс небольшой деревянный ящичек, внутри которого, скорее всего, были мои зелья.
Поттер тоже оживился, увидев приближающегося старика.
- Вот, мисс Паркинсон. Ваш заказ. - Пиппин пододвинул ящичек ближе ко мне. - Всё, как вы просили. - Улыбнулся он. - А сэр ничего не желает купить? - он, наконец, поднял взгляд, переведя его на Поттера, и тут же замер, узнав знаменитого гриффиндорца. - Мистер Поттер... - со священным трепетом в голосе произнёс хозяин лавки, будто перед ним предстал сам Мерлин.
Я закатила глаза к потолку. Зря я сказала брюнету снять плащ-невидимку, полагаясь на конфиденциальность зельевара. Хотя, я и знала, что не в его привычке распускать слухи, теперь я в этом не была уверена на все сто процентов. Хорошо хоть в лавке не было посторонних людей. Во время обеденного перерыва Пиппин закрывал вход, но для меня делал исключение, говоря, что я похожа на его внучку.
- Нет, спасибо, мистер Пиппин. Мистеру Поттеру ничего не нужно. - Я открыла ящик с зельями и осмотрела флаконы, убедившись, что хозяин ничего не перепутал.
И в это мгновение я всё же сделала свой выбор. Я решила купить зелье, которое ввиду нынешних и последующих событий мне возможно пригодится. К тому же, как сказала одна умная ведьма: 'Лучше пусть это зелье будет и будет не нужно, чем будет нужно и его не окажется под рукой'. И я с ней была полностью согласна.
- Извините, мистер Пиппин, - отвлекла я старичка от благоговейного созерцания звезды волшебного мира. - Добавьте, пожалуйста, зелье от головной боли, - попросила я тихонько.
- Зелье против 'головной боли', - Пиппин, который был стар телом, но вовсе не душой, заговорщически ухмыльнулся мне, так как прекрасно понял, что именно я имела в виду. Я покупала у него это зелье уже третий раз (первый раз он отругал меня по-отечески, но всё же смирился), и он знал, что на самом деле значит неприятное словосочетание 'головная боль'.
- Да, именно оно, - благодарно улыбнулась я ему. Слава Мерлину, он хоть не стал уточнять.
- Секундочку, мисс Паркинсон.
Зельевар повернулся к полкам за его спиной, до отказа забитым разными бутылёчками и флаконами с декоктами, отварами и мазями.
- У тебя болит голова, Паркинсон? А я думал стервы устраивают головную боль только окружающим, а не страдают от неё сами. - Фыркнул гриффиндорец, едва сдерживаясь, чтобы не заржать в голос.
- Отвали, Поттер! - парировала я со строгим видом, но, отвернувшись, немного улыбнулась. Вот ведь придурок!
Мы с Поттером внимательно следили за тем, как тонкие, сухие пальцы быстро пробежались по этикеткам флаконов и, наконец, остановились на одном.
- О, вот оно! - воскликнул он радостно и вложил маленькую склянку, наполненную жидкостью янтарного цвета, в одну из ячеек специального ящичка.
- Спасибо. - Ответила я вежливо и, отсчитав монеты, сгрузила их небольшой горочкой на стойку перед хозяином. - И ещё... - я посмотрела на Пиппина напряжённо. - Я бы хотела, чтобы появление мистера Поттера в вашей лавке, оставалось тайной. Вы можете мне это пообещать?
- Безусловно, мисс Паркинсон! И приятных вам выходных, - пожелал старик с лисьей ухмылкой, пройдясь весьма многозначительным взглядом по гриффиндорцу, а я едва не покраснела от этого. Разумеется, он уже успел сложить два и два. Надеюсь, хоть Поттер ничего не заметил.
- Я рада, что мы друг друга поняли. - Подхватив натягивающего на себя плащ-невидимку Поттера под руку, я направилась к выходу. Но не дошла до него буквально трёх шагов, как мой, словно приросший ногами к полу, спутник остановил меня на ходу. Я недовольно дёрнулась и обернулась к нему.
- Паркинсон, смотри, - воскликнул он с необыкновенным энтузиазмом, стягивая с себя плащ и указывая в сторону витрины.
- Ну что ещё? - вздохнула я устало и попыталась разглядеть, какая именно вещь так воодушевила Поттера, что он как вкопанный встал на месте. Проследив за его взглядом, я, наконец, поняла, что так взволновало гриффиндорца.
'Зелье 'Зоркий глаз' раз и навсегда решит вашу проблему со зрением' - обещал рекламный буклет.
- Хочешь попробовать? - спросила я у Поттера.
- Не знаю... - произнёс он, немного замявшись.
- Да брось, - фыркнула я и, выпустив руку гриффиндорца, подошла к витрине. - Боишься расстаться со своими идиотскими очками и, в конце концов, стать таким же, как и все? - рассмеялась я, подтрунивая над очкаристым Спасителем магического общества. Зельевар пристально следил за нами и, дождавшись удачного момента, вышел из-за прилавка и подошёл ближе.
- Я вижу, что мистер Поттер заинтересовался чудесным зельем для восстановления зрения? - почти раболепно спросил он у брюнета.
Поттер, всё ещё неуверенный в своём желании, оторопел, поэтому я решила, что пора брать эту ситуацию под свой контроль. Ему нужен всего лишь один толчок, чтобы изменить свою жизнь к лучшему. И если в своё время этого не сделали его друзья, надо, чтобы этим занялись хотя бы его враги. Звучало, конечно, забавно, но, кто же, если не я лучше всех подходил на эту роль в данный момент?
- Да, мистер Пиппин. Он хочет приобрести это зелье. Сколько оно стоит? - я взяла один флакон из тех, что были выставлены на всеобщее обозрение, и покрутила его в пальцах, наблюдая, как жидкость переливается из одного края в другой.
- 'Зоркий глаз', мисс Паркинсон, очень дорогое зелье, но поверьте, оно того стоит. Однако у него имеется один кратковременный побочный эффект. - Проинформировал нас зельевар.
- Что за эффект? - с подозрительным видом осведомился гриффиндорец.
- После приёма этого лечебного декокта, вы полностью лишитесь зрения примерно на два часа. Но пусть вас это не пугает, мистер Поттер. Разработчики гарантируют исцеление и стопроцентное возвращение зрения.
Поттер вопросительно посмотрел на меня. В ответ я пожала плечами и тут же обратилась к Пиппину.
- Вы так и не сказали, какова его цена?
- 900 галлеонов. Но... для самого мистера Поттера я сделаю скидку. Всего 700 галлеонов. - Засиял мужчина.
- Согласны.
- Но, Паркинсон! - попытался было возразить мне мой фиктивный муженёк.
- Ни слова, Поттер. Лови! - без предупреждений я бросила ему флакон с зельем, что держала в руках.
Поттер, не ожидавший от меня подобного, испуганно напрягся, но врождённый инстинкт ловца не позволил ему потерпеть поражение. Мгновенная реакция, и со стороны могло бы показаться, будто склянка сама по себе прыгнула в его ладонь, но нет. Поттер поймал её на лету.
'Само совершенство', - подумала я, ухмыльнувшись уголками губ. Зельевар же не мог отвести от Поттера поражённого взора.
- Пойдём, Потти. Изменив твою жизнь.
- Паркинсон, ты свихнулась? - экспрессивно поинтересовался у меня Поттер. - Это зелье стоит почти целое состояние, а ты даже мысли не допустила, что я могу не поймать его.
- Исключено. - Ответила я коротко, позволив себе лёгкий флирт с гриффиндорцем, читавшийся в моём взгляде, что я бросила на него, проходя мимо.
- Стееерва. - С малой толикой гнева процедил Поттер сквозь зубы, но игривая улыбка, предательски изогнувшая его губы, выдала его с головой.
Я лишь проказливо продемонстрировала ему свой язык и направилась к прилавку вслед за впечатлённым нашими манипуляциями зельеваром.

****


Домой мы вернулись как раз к обеду. Кричер уже заканчивал накрывать на стол и, прокашлявшись, скрылся куда-то из нашего поля зрения. Во время обеда Поттер молчал, лишь сосредоточенно поглощая пишу и почти не отрывая пристального взора от флакона всё же приобретённого 'Зоркого глаза'.
Я тоже не горела желанием заводить беседу. Пыталась представить Поттера без очков, но как-то не выходило. Эти идиотские круглые очки и шрам на лбу в виде рваной молнии - главные распознавательные атрибуты великого Национального героя.
Когда с обедом было покончено, я, помня об инструкциях по приёму зелья, потянулась за графином с водой и чистым стаканом, стоявшим рядом с ним. Пузырёк зелья на ¾ стакана.
- Пора, Поттер.
- Уже? - встрепенулся он.
- Да.
- А может не надо? - в его голосе всё ещё слышалось сомнение.
Я чуть отстранила от себя стакан и внимательно посмотрела Поттеру прямо в глаза. Он не мог скрыть своего волнения. Он вообще не всегда хорошо справлялся с проявлением некоторых своих эмоций. Вздохнув, я взяла его за руку и крепко сжала тёплую ладонь.
- Я знаю, что для тебя это большой шаг, Поттер, и что тебе страшно сейчас, ведь тебя ожидают большие перемены, но... - парень сердито сдвинул брови и открыл рот, чтобы возразить мне, что он ничего не боится. - Постой. Дай мне закончить свою мысль. - Он вроде послушался.
- Но я также знаю, - продолжила я, чуть помедлив, - что глубоко внутри ты этого хочешь, иначе не остановился бы в этой лавке и не купил этого зелья. Тебя пугает тьма, которая настанет после. Ты думаешь, что останешься с ней один на один. Но ты не прав. Я буду рядом. Ты пройдёшь через это со мной. И ничто не должно тебя пугать. Ведь здесь, - я осторожно дотронулась до его груди прямо напротив сердца, - ты всегда был бесстрашен.
Поттер изумлённо приподнял правую бровь, затем нахмурился и, наконец, подозрительно прищурившись, спросил:
- Ты кто? И что ты сделала с Паркинсон?
В ответ на его вопрос я просто рассмеялась.
- Скажем так, Поттер. Иногда новые сумочка и туфли творят самые настоящие чудеса. Видишь? Я даже на время взяла на себя функции твоей подружки Грейнджер. - Ухмыльнулась я.
- Жееенщины! Продажные создания. - Издевательски протянул гриффиндорец, за что был награждён пинком по ноге под столом. - Ауч! Больно же!
- Заслужил.
- За что? За то, что сказал правду?
- Заткнись, Поттер. - Я успешно развела зелье в стакане с водой и пододвинула его Поттеру. - Пей.
- Два часа без зрения. Абсолютная тьма.
- Мне кажется, это маленькая плата за открывающиеся возможности. - Пожала я плечами. - К тому же, кто сказал, что эти два часа ты не можешь провести во сне. Пей, а потом я доведу тебя до спальни.
Поттер кивнул и потянул руку к стакану.
- Стоп. - Остановила я его. - Будет лучше сразу подняться наверх, а потом выпить зелье. Пока ты не потерял зрение. После это станет значительно труднее.
- Ок. - Согласился гриффиндорец.
Мы поднялись наверх, вошли в мою спальню и он начал расстёгивать пуговицы на своей рубашке, намереваясь снять её.
- Что ты делаешь? - спросила я, стараясь говорить ровно. Не знаю, что со мной начало происходить, но вид обнажённого Поттера действовал на меня как-то возбуждающе.
- Раздеваюсь. При всём уважении, я не могу спать в рубашке и джинсах. Хочется устроиться удобнее. - Объяснил брюнет.
- Ааа. - Кивнула я, отведя глаза и подождав, пока парень не скроется под одеялом. Потом поднесла ему стакан с зельем. - Вот, пей.
- Спасибо, - произнёс он, приняв зелье и выпив его. Опустевший стакан и, надеюсь, больше ненужные очки Поттера я убрала на прикроватную тумбочку и села на свободной половинке постели.
- Ну, как? - Поттер сначала ничего не ответил, смотря прямо перед собой.
- Оно исчезает. Я ничего не вижу, Паркинсон. - Он протянул руку и начал слепо водить ею в воздухе. Я схватила его за ладонь.
- Всё хорошо, Поттер. Ложись. Постарайся уснуть.
- Знаешь, теперь я могу спать с открытыми глазами, - невесело улыбнулся он. - Закрывать их не имеет смысла.
- Это ненадолго.
Вскоре гриффиндорец всё же уснул, а я лежала на боку рядом с ним и бесстыдно рассматривала его расслабленное лицо. Сейчас его даже можно было назвать красивым, привлекательным. У него были длинные, пушистые ресницы, прямой аристократический нос и чётко очерченные губы. Пасни, о чём же ты думаешь, глупая? Убедившись, что он спит крепко и беспробудно, я наклонилась к нему и осторожно коснулась его губ своими губами. Что же ты делаешь, идиотка?

****

Мне снился странный сон. Я проснулась на кровати с кроваво-красным постельным бельем и таким же балдахином. Пространство над кроватью освещалось неведомым мне сиянием, а вокруг была тьма. И лишь впереди в нескольких ярдах от меня полыхал камин.
Я ощутила прикосновение к своей руке. Ласковая ладонь нежно водила своими тонкими наманикюренными пальчиками по моей коже, заставляя приподниматься бесцветные волосики. Я взглянула в ту сторону, откуда появилась ладонь, постепенно выходившая из тьмы. Показался локоть, предплечье, плечо, шея и нижняя часть лица с маняще улыбающимися губами. Потом обладательница руки полностью выступила из тьмы и ею оказалась...
Чанг? Какого соплохвоста, дементор тебя поцелуй?


****

Я проснулась от сильного шока, охватившего меня во сне и передавшегося в явь. Сев в постели, я пыталась восстановить сбившееся дыхание. Мой причудливый сон не являлся кошмаром, но я, тем не менее, обливалась потом.
Я оглянулась вокруг. Поттер всё ещё спал без задних ног. День подходил к концу. Солнце уже садилось, окрашивая небосклон необычайно красивым кроваво-оранжевым цветом. Наступал вечер. Ну, что ж, пора вставать.
- Поттер, хватит дрыхнуть, - я растолкала гриффиндорца, в ту же секунду застонавшего и заворочавшегося на месте.
- Оооо, Мерлин! Моя голооовааа. Она раскалывается.
- Пиппин говорил, что головная боль входит в список побочных эффектов.
- Паркинсон, ради Мерлина, дай мне своё зелье от головной боли. - Попросил Поттер, поднявшись с постели.
- Нет! - воскликнула я немного громче и резче, чем того требовал случай.
Поттер сердито нахмурился. - Ты отказываешь больному человеку? Спасителю Волшебной Англии? Ты совершенно лишена патриотических чувств, Паркинсон.
- Эээ... - я прикусила язычок. Венгерская хвосторога, что мне сделать? Не объяснять же гриффиндорцу, что на самом деле это не то зелье, какое он думает. - Понимаешь, мистер Пиппин предупредил, что после зелья для восстановления зрения тебе ещё сутки нельзя пить никаких других зелий.
- Жалко. - Погрустнел Поттер, кажется, поверив в мою байку.
- Ну как ты? Как зрение?
- Ещё не могу сказать. Здесь недостаточно света. Уже вечер? Сколько же я спал?
- Мм, сейчас. - Я взмахнула палочкой, заставляя люстру над нашими головами гореть ярче.
- Вау! Дьявол! Шикарно. Мерлин! - я удивлённо уставилась на засиявшего Поттера.
- Всё в порядке? - я на всякий случай отошла от него на один шаг влево.
- Паркинсон, это просто магия какая-то! - Брюнет с восторгом озирался по сторонам, казалось, желая впитать в себя все мельчайшие подробности интерьера.
- Это и есть магия, глупый. - Улыбнулась я. - Пойдём, всё ещё впереди.
Взяв Поттера за шкирку, я впихнула ему в руки его одежду и потянула парня вниз. Иного выхода я не видела, иначе он продолжал бы стоять там, детально рассматривая каждый предмет.



Я знаю пароль, я вижу ананас,
Я верю, что енот придёт спасать нас!
Я знаю бобров, я вижу бабуин,
Нельзя с амфитамином мешать кокаин!
 
ДеметрисДата: Суббота, 22.02.2014, 16:25 | Сообщение # 50
Снайпер
Сообщений: 100
« 22 »
****


Приведя себя в порядок, мы подоспели как раз к ужину. По кухне витали божественные ароматы. Кричер разливал горячий бульон по тарелкам. Жареная курица с золотистой корочкой на второе уже ожидала своего звёздного часа, расположившись в центре стола.

Мы с Поттером традиционно уселись друг напротив друга. Закончив с приготовлениями, Кричер поставил тарелку с супом перед гриффиндорцем и, кашлянув, пожелал нам приятного аппетита. Я краем глаза посмотрела на домовика. Выглядел он не очень хорошо. Болеет, что ли?

- Вам нужно что-нибудь ещё, Хозяин? А то Кричер хотел бы быстрее уйти к себе. Кричер болеет противным гриппом, Хозяин. - Прокряхтел домовик, доставая грязный платок из куска простыни, в который был обёрнут.

- Нет, Кричер. Спасибо, - поблагодарил его Поттер и только потянулся за столовой ложкой, лежавшей на столе возле тарелки, как произошло неисправимое.

Кричер как-то съёжился и... оглушительно чихнул, рассеяв свои микробы (и как мне показалось сопли) по поверхности стола. Наступила тишина, в которой домовик, не заметив, или сделав вид, что не заметил, наших окаменевших, брезгливых лиц, ещё раз пожелав нам приятного 'аппетита', ретировался в свою коморку.

- Фу! - только и смогла я сказать, вилкой стягивая тягучую, густую соплю домовика с куриной ножки.

- Мда уж. Великолепно! Вот и поужинали. - Поттер откинулся на спинку стула и злобно скрестил руки на груди.

- Что будем делать? - поинтересовалась я, рассматривая, нет ли соплей в моём супе. Я подняла глаза и наши с Поттером взгляды пересеклись.

- Пойдём в кафе! - предложили мы одновременно, затем рассмеялись и встали из-за стола.

'Заражённая' еда была ликвидирована в срочном порядке и скоро мы уже шли по направлению к гипермаркету, находившемуся в нескольких улицах от Гриммо.



****


- А там что написано? - я указала на самую дальнюю вывеску в павильоне гипермаркета. Как я сама не старалась, разобрать надпись я всё-таки не смогла.

- Кондитерские изделия от Натали. Торты любой формы и оформления на заказ. - Отрапортовал Поттер, улыбаясь во весь рот.

Я ещё раз прищурилась, чтобы рассмотреть вывеску, но ничего путного не вышло. Мы только вышли из пиццерии - сытые и довольные - и подумали, а не прогуляться ли нам по торговому центру.

- Да ты врёшь! - пихнула я брюнета в бок, на что он просто рассмеялся. Давно не видела его таким счастливым. Ещё я заметила одну не очень приятную для меня особенность - все девушки вокруг буквально пожирали гриффиндорца глазами. А блондинка, что шла за нами, не отставая уже около пяти минут, и вовсе начала меня нервировать. Какая прилипчивая дрянь!

Я сделала вид, что споткнулась. Поттер по-джентльменски, естественно, сразу же вцепился в мой локоть, не давая рухнуть на пол.

- Ой, я, кажется, каблук сломала. - Я невинно хлопнула глазками. - Не мог бы ты посмотреть, милый? - бывший ловец Гриффиндора смерил меня взглядом а-ля 'Что это с тобой?!'.

- Знаешь, ты самое неуклюжее создание, которое я когда-либо встречал, - задумчиво протянул Поттер, присев передо мной и осматривая мой каблук на предмет поломки.

Я звонко рассмеялась, про себя думая: 'В другое время, Поттер, за такие слова ты получил бы прямо в лоб'.

Пока он не увидел этого, я обернулась к блондинке и смерила её презрительным взором. Уж, что-что, а это у меня отлично получалось. Девушка сразу как-то стушевалась, а я ухмыльнулась.

- Нет, всё в порядке. - Заключил брюнет, поднимаясь.

Воспользовавшись моментом, я взяла его под руку. Он подарил мне ещё один непонимающий взгляд.

- На всякий случай. - Пояснила я, мило улыбаясь. - Вдруг, опять споткнусь.

- Ааа. Ну, ок. - Согласился он, и мы двинулись дальше. Блондинка осталась в пролёте.

- А воо-он там что написано? - продолжила я 'эксплуатировать' гриффиндорца.






ОН




Сегодняшний день был удивительным. Сегодня всё было удивительным. Хотя, может, мне так казалось потому, что я впервые смотрел на мир иначе. Смотрел не через стекла очков, которые уже давно стали частью меня, а своими глазами. Смотрел и видел, каким волшебным может быть этот мир. Я даже перестал злиться на Кричера, который основательно испортил нам ужин, из-за чего нам пришлось идти в пиццерию. Но я не жалею ни о чём.

Сегодня даже Паркинсон была другой. Не знаю, почему, но она не пыталась хоть как-то насолить мне после инцидента в ванной. А ведь я сегодня сделал всё, чтобы как минимум заслужить хороший подзатыльник. Ну, да ладно. Не мстит и то хлеб. И всё же мне было интересно, почему.

- Эй, Паркинсон! - отвлёк я её от поиска чего-нибудь сладкого к чаю. Будучи в торговом центре, мы подумали, что будет неплохо прикупить кое-какие запасы еды.

Она повернулась так резко, что её довольно сильно отросшие волосы взметнулись в воздухе красивой волной. Я даже не сразу вспомнил, о чём хотел спросить её, так как залюбовался ухоженными волосами цвета воронова крыла.

- Ау, Поттер! - она помахала рукой передо мной. - Ты что, уснул?

- Ой...эээ... - опомнился я, немного краснея. - Прости, задумался.

- С кем не бывает. Ты хотел что-то спросить? - она внимательно посмотрела на меня.

'И зачем я ограничился простым отшлёпыванием сегодня утром?', - подумал я, с сожалением глядя в её блестящие, соблазнительные глаза. - 'Надо исправить эту ошибку. Сегодня же'.

- Да. Так ты меня простила? Ну, - я отвёл взгляд, пытаясь прикинуться очень пристыженным и сожалеющим о содеянном, - за то, что было сегодня утром?

- Конечно, Поттер. Твои подарки полностью искупили твою вину. - Рассмеялась слизеринка.

- И ты не будешь мне мстить?

- Посмотрим. - Опять этот кокетливый взгляд. Мерлин, знать бы точно, что она подразумевает под некоторыми своими словами.

На этом наш короткий диалог закончился, и мы пошли к кассе, везя с собой нагруженную разными продуктами тележку.

Когда мы приблизились к кассе, мой взгляд нечаянно зацепился за стенд со всякой мелочевкой первой необходимости. Среди конфет, жевательных резинок, леденцов, одноразовых зажигалок и зубочисток, как бы пошло это ни звучало, я наткнулся на... презервативы. Да-да. Именно на них. На такие штучки для предупреждения нежелательных последствий. Я не знаю, какому умнику в голову пришла идея продавать презервативы прямо возле кассы, но сомнений в том, что это был воистину гениальный человек, у меня не было.
Незаметно от Паркинсон, я взял пять презервативов и кинул их в общий пакет. Кассирша - пышнотелая и невероятно грудастая тётка средних лет, с неестественно рыжими (читай крашеными) волосами и вульгарно красной помадой на сморщившихся губах - впилась в меня пристально-любопытным и даже чуточку лукавым взглядом.
Я немного стушевался, осознав, что она уже вычислила мои намерения. Одного я только не понял: как она успела заметить мои манипуляции, ведь ещё секунду назад она, не отрываясь от монитора кассового аппарата, ловко просвечивала цены выбранных покупок при помощи сканера штрихкодов. Но очень скоро я обнаружил свою ошибку. Я не учёл того, что кассиры - люди, которые могут делать несколько дел одновременно. Под её испытующе-укоряющим взглядом, уже сожалея о своём спонтанном решении, я едва не задымился со стыда.
- А ты уверен, что вам этого хватит, парень? - вдруг насмешливо спросила она прокуренным басом, окинув стоящую рядом слизеринку придирчивым взором.
Я чуть не поперхнулся от её откровенного вопроса. Паркинсон посмотрела на меня непонимающе. Я мысленно чертыхнулся, взял себя в руки и, стараясь не покраснеть ещё больше, обратился к кассирше.
- Да. - Сказал я как можно увереннее и беззаботнее. - Пожалуй, вы правы. Будьте добры, дайте ещё десять, - попросил я, вежливо улыбнувшись.
Брови кассирши тут же взлетели вверх. Присвистнув и усмехнувшись, она протянула руку к пакетикам и, отсчитав ещё десять штук, положила их на стойку рядом с нашим пакетом.
- Эти со вкусом вишни, - вульгарно осклабившись, доверительно сообщила мне кассирша и подмигнула Паркинсон.
- Ооо, это же жевательная резинка, да? - воскликнула Паркинсон и, резко протянув руку, взяла целую полоску презервативов. Я чуть не провалился под землю.
Кассирша открыла свой огромный рот, чтобы просветить Паркинсон относительно предназначения этих штучек, но я метнул в неё предупреждающий гневный взгляд. Будь всё проклято! Какой чёрт меня дёрнул взять эти г******?
- Нет, нет, нет, Паркинсон! - я поспешно выхватил у слизеринки из рук все презервативы и запихал в пакет. - Сколько с нас? - обратился я к кассирше, у которой челюсть отвисла от сцены, развернувшейся перед ней.
- Эээ... - только и промычала она.
- Поттер, ты такой жмот! - прилюдно обвинила меня Паркинсон, надув губы. - Подумаешь, ну взяла бы я у тебя одну жвачку со вкусом вишни? Ты бы обанкротился?
Покупатели, стоявшие за нами, начинали смеяться. Одна парочка уже тряслась от хохота. А я краснел, как первогодка. Проклятье!
- Вот возьмите, - бросив на стойку кассирше две довольно крупные банкноты, я быстро взял пакеты и потащил Паркинсон к выходу.
- Эй, парень, а сдача? - пробасила кассирша вслед, на что я просто махнул рукой.
- Ну, дай мне жвачку, Поттер! - как капризная маленькая девчонка пристала Паркинсон.
Последняя реплика слизеринки буквально убила некоторых покупателей, стоявших в очереди позади нас. Уходили мы уже под громкий ржач, охвативший всех, кто хоть немного разобрался в произошедшем.


****

Успокоиться я смог только в стенах дома. Пройдя на кухню, я сгрузил пакеты на стол, и Паркинсон вызвалась мне помочь с сортировкой продуктов по местам.
- Спасибо тебе, Паркинсон! - сказал я как бы между делом.
- За что? - немного удивлённо поинтересовалась брюнетка.
- За всё. Просто. Сегодня был великолепный день. - Я подошёл ближе к ней и взял в свои руки её ладонь. - Спасибо тебе за это. - Она приостановилась, глядя на меня таким чудесным и выразительным взором, что я не смог удержаться. Я наклонился к ней, чтобы поцеловать. Если оттолкнёт, то так тому и быть. Я больше не буду пытаться.
Но она не оттолкнула. Мягкий поцелуй быстро перерос в страстный и безумный. Мои руки свободно скользили по её телу, и я всё ещё не мог поверить, что это происходит на самом деле. Мои руки опустились ниже, впившись в упругую попку, обтянутую лишь короткими джинсовыми шортами. Не дождавшись возражения или сопротивления с её стороны, я более смело подхватил её за ягодицы и усадил на столешницу.

- А в тихом омуте каппы водятся, не так ли, Поттер? - притягивая меня к себе за подол моей футболки. - Ты же внутри совсем не такой хороший мальчик, каким кажешься на первый взгляд?

- Я очень, очень плохой мальчик, крошка, - я стянул с неё тоненькую немного просвечивающую маечку и, любуясь её красивой грудью в чёрном бюстгальтере, аккуратно оттолкнул Паркинсон, чтобы она растянулась на столе. Откинувшись назад, она неловким движением смахнула вниз несколько яблок и пакет с продуктами.

- Упс, - хихикнула она.

- И всё же ты очень неуклюжая. - Улыбнулся я, наклоняясь к её дивным обнажённым ножкам, чтобы покрыть их поцелуями.

- Знаешь, Поттер, кажется, самое время проверить на прочность твои резинки. - Как бы невзначай заметила слизеринка. Я даже не сразу понял, о чём она говорит.

- Резинки? - переспросил я недоумённо, оторвавшись от её ножек.

- Да, Поттер. Маггловские презервативы. - Добила она меня мстительно. Против своей воли я опять начал краснеть.

- Ты... Ты знала? - произнёс я, запинаясь.

- Ну, конечно! - ухмыльнулась эта стервочка.

- Ах ты... Но почему ты мне сразу не сказала?

- А зачем? Было забавно наблюдать за твоими метаниями в торговом центре.

- О, Мерлин! - протянул я сокрушённо, сгорая от стыда и пряча глаза ладонью. - И ты специально играла на публику?

- Да. - Почти хохотала Паркинсон.

- Ты всё это специально сделала, чтобы выставить меня полным идиотом?

- Нуу... - она невинно улыбнулась, наверное, надеясь на пощаду. Но пощады не будет.

- Ах ты, стерва! Ну, всё. Ты допрыгалась, дорогая моя! - с наигранным рыком я кинулся на неё сверху и начал покрывать её шейку поцелуями, чередуя их с лёгкими покусываниями.

Именно в этой пикантной позе нас и застали. Хотя, нам же не привыкать.

- Гарри? Паркинсон? О Мерлин! - в шоке охнула Гермиона, непонятно откуда возникшая на пороге моей кухни. - Простите! - она резко отвернулась от нас, давая время привести себя в нормальный вид.

- Что ты здесь делаешь, Герми? - спросил я взволнованно, ведь такие визиты не бывают беспричинным. - Всё нормально?

- Да, Гарри. Спасибо. Всё хорошо.

- Тогда в чём дело? - я еле отвлёк внимание шокированной подруги от недовольной Паркинсон, в данным момент натягивавшей на себя майку.

- Я пришла предупредить, Гарри. Это настоящая катастрофа. - Затараторила Гермиона возбуждённо.

- Да, что происходит, Грейнджер? Неужели Волдеморт всё-таки воскрес? - предположила слизеринка, всё так же сидя на столе.

- Хуже. Сюда идут Уизли. Все Уизли, Паркинсон!




1. Queen - We will rock you. Текст песни и перевод - http://www.amalgama-lab.com/songs/q/queen/we_will_rock_you.html



Я знаю пароль, я вижу ананас,
Я верю, что енот придёт спасать нас!
Я знаю бобров, я вижу бабуин,
Нельзя с амфитамином мешать кокаин!
 
Jeka_RДата: Суббота, 22.02.2014, 23:19 | Сообщение # 51
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1499
« 147 »
та блин, я уж было подумал, что ты появилась прода, которая почему-то еще не дошла до ПФ.


Излечит любые амбиции священный костер инквизиции ©
 
SpidermanosДата: Суббота, 22.02.2014, 23:44 | Сообщение # 52
Демон теней
Сообщений: 201
« 7 »
да просто коментарии почистили и все тут


 
ДеметрисДата: Воскресенье, 23.02.2014, 02:23 | Сообщение #