Армия Запретного леса

Понедельник, 26.06.2017, 13:36
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Слава Богу, День Рожденья только раз в году (Humor, пьяное безобразие, стеб, миди)
Слава Богу, День Рожденья только раз в году
kraaДата: Воскресенье, 15.06.2014, 17:19 | Сообщение # 1
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Слава Богу, День Рожденья только раз в году

Авторы: Polina/ЕlleF
Жанр: Romance/Humor
Рейтинг: R, неизвестно пока с какой - но с какой-то главы NC-17
Пейринг: ГГ/СС
Дисклаймер: Во всем этом наше – только пьяное безобразие
Саммари: «К сожаленью, День Рожденья только раз в году» (Тимофеевский А.)
«Слава Богу, День Рожденья только раз в году» (Снейп С.)
Предупреждение: Полное AU 7 книги, ООС всех героев, с такой-то главы PWP-стеб
Комментарий: Написано ко Дню Рождения Северуса Снейпа *один из авторов заламывает руки – да будет справлять он их каждый год! Второй автор мрачно поддакивает - и, может, хоть раз нам проставится *
Размер: миди
Статус: в работе (ЗАМОРОЖЕН, но к концу дела пошли к ... К сожаленью, незакончен.)

Разрешение: Получено еще в те времена (2008/09). Но, если Polina или ЕlleF объявятся и начнут возражать, после того как докажут, что это они, сразу удалю. Надеюсь, те Polina и ЕlleF, с которыми обменялась несколько писем еще тогда, зачтут мой произвол полезным для своей популярности.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Воскресенье, 15.06.2014, 17:20
 
kraaДата: Воскресенье, 15.06.2014, 17:21 | Сообщение # 2
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Глава 1

Эпизод 1 часть 1. Тридцать восемь попугаев

Вообще-то, в подземельях всегда обитают летучие мыши. Но конкретно в этом уголке темных холодных подвальных помещений их не было. Потому что там жил Северус Снейп. Он был деканом университетского факультета под изысканным названием «Слизерин» и некрасивым злобным ублюдком, по совместительству. По мелочи он еще и шпионил для двух сильнейших колдунов современности. Был умнейшим ученым Великобритании и бывшего колониального мира. А также двадцать лет любил мертвую женщину, ненавидел ее сына, и не только ее сына, а всех детей в целом. И не только детей. И не просто ненавидел. Но в свободное время спасал им жизнь. Да чего уж там – и не только в свободное.
В общем, был Северус Снейп самым обычным человеком, каких миллиарды.
А сегодня у него был день рождения. Тоже самый обычный день, каких миллионы. Но для Снейпа он был особенным. Еще одна зарубка на линейке его жизни, которую он всегда ставил с радостью. Самой обычной радостью, какую испытывают сотни тысяч. Правда, по другим поводам.
Его же повод звучал следующим образом, если кратко: скорей бы отмучаться.
И ни один резонер на свете не посмел бы прочитать ему нравоучение по этому поводу, зная историю его жизни.
Как правило, в свой день рождения Северус напивался до бесчувствия. От счастья, разумеется. Так поступают десятки тысяч. Правда, никто так же сильно.
Этот день исключением не стал.
Слизеринский декан, на ходу обдумывая мысль о том, сколько в его жизни дерьма, и, время от времени, чокаясь сам с собой по этому поводу, ни шатко ни валко вывалился в коридор. Что он забыл в таком состоянии в коридоре, спросите вы?
Ах, оставьте. К чему эти ханжеские рассуждения. Разве вам никогда не хотелось приключений на свои вторые девяносто, ну или на первые сто двадцать, по пьяной лавочке?
Понимающие ухмылки и возмущенно-выпяленные очи можете пригасить, это был риторический вопрос.

***
В это же время и, как это ни удивительно, в этом же месте свой гражданский долг, а именно – патрулирование коридоров, исполняла некая студентка Грейнджер. Студентка Грейнджер была самой что ни на есть обычной студенткой, она свято верила в силу знаний, уважала своих учителей и никогда никому не давала, в том числе списывать.
В общем, самая обычная молодая девушка, каких миллиарды.
Строгие моральные принципы и образцовая трудоспособность этой студентки довольно гармонично сочетались с друзьями Гермиона-будь-человеком-дай-списать-Гарри-и-Роном.
Гарри и Рон были самыми обычными друзьями, то есть такими, которые аппарируют к тебе среди ночи, чтобы вывалить на тебя кучу своих проблем, просят одолжить денег, перекантоваться пару дней, помочь ликвидировать опасного преступника-рецидивиста, да и просто Гермиона-будь-человеком-дай-списать. Право же - такие есть у каждого, самые близкие люди, которых мы трепетно любим, особенно на расстоянии.
Этой холодной январской ночью Гермиона, а именно так звали нашу студентку Грейнджер, спокойно и с достоинством несла свой долг перед обществом, в то время как мысли ее были всецело заняты теоремой Ферма, проблемой Гольдбаха и гипотезой Римана.
В общем, самые обычные мысли самой обычной семнадцатилетней девушки.
И уж чего она совершенно точно не хотела, так это приключений, ни на первые сто двадцать, ни на вторые девяносто. А тем более - приключений в лице самого обычного, самого злобного и, пожалуй, самого пьяного за всю историю Хогвартса профессора Зелий.

***

Северус Снейп как раз из пары-другой десятков мыслей, довольно бодренько сменяющих друг друга в его голове, придирчиво отобрал мыслю о необходимости заловить одного, а можно и двух, и вообще, он не педант – можно сколько угодно, нарушителей. Этот немудрящий процесс и так всегда его забавлял, а при том количестве огневиски, кое любовно принял на грудь профессор, и вовсе обещал стать чертовски веселым событием. Таким образом, описывая элегантные зигзаги по окружности (не спрашивайте, как он это делал – он один из сильнейших магов, он может все), Северус просто таки весь запредвкушал наслаждение от грядущего облегчения песочных часов трех факультетов на пару сотню баллов. Наслаждение было почти осязаемым. Оно было мягким, ароматным и чего-то тоненько пищало. Кажется, оно даже называло его по имени.
- Профессор Снейп? Профессор??? Что с вами?

***

Гермиона Грейнджер по праву могла гордиться собой. Вечер прошел не зря: задержано трое нарушителей, как ни странно, все - слизеринцы. И совершенно случайно были не пойманы лучшие друзья Гермиона-будь-человеком-свой-же-факультет-штрафуешь-Гарри-и-Рон.
Гермиона Грейнджер по праву могла гордиться собой. Она почти доказала теорему Ферма, основываясь на тех же доказательствах, что и Эндрю Уайлс, и с гордостью могла сказать, что ее доказательство будет гораздо, гораздо, гораздо длиннее!
Гермиона Грейнджер по праву гордилась собой, направляясь в факультетскую гостиную.
Гермиона Грейнджер по праву гордилась собой и совершенно не ожидала, что из-за очередного поворота на нее упадет семьдесят килограммов живого и очень пьяного профессора Снейпа.

***

У Северуса Снейпа не было никакого права валиться на родную студентку в пьяном, мрачном и красочном полуночном бреду. Налегать своими семьюдесятью на ее пятьдесят, наступать на тридцать седьмой размер, тяжело дышать в ухо и долго удивляться, что это было.
У Северуса Снейпа не было никакого права, разобравшись постепенно что к чему и, далече задвинув догадку – отчего, орать на родную студентку, лишать ее факультет ста тридцати четырех баллов за столкновение и двухсот пятнадцати за то, что от нее так одуряюще несет духами.
У Северуса Снейпа не было никакого права обзывать родную студентку вихрастой уродиной, саблезубой скотиной и вечно-во-все-вмев…вешм..вмешивающейся-идиоткой.
Однако совершенно бесправный во всех этих отношениях, профессор зельеварения был в своем праве, не слушая ее оправдания-удивления-возражения-возмущения, отодвинуть назойливую старосту и размеренно-нетвердой походкой двигаться дальше. На четвереньках.
Нет, не подумайте, что Гермиона Грейнджер была шокирована. Подумаешь – я-само-достоинство-слизеринский-ублюдок-Снейп-профессор-Снейп-десять-баллов-с-Гриффиндора - ящеркой, пьяной, матерящейся ящеркой, ползет по коридору. Это же Хогвартс – оплот всех чудес, здесь всякое случается. Но вот несколько удивлена она была была точно, во всяком случае, теорему Ферма из ее мыслей профессор явно вытеснил.
Также не подумайте, что Северус Снейп был пристыжен, возмущен или хотя бы озадачен. Нет, все нормально: надоедливая Грейнджер слупила по полной, пол ближе, чем обычно – гораздо удобней, и видны все огрехи эльфов-уборщиков, разве что - вот эта приступочка… как ее… ну как же ее?!.. определенно, она служит весомой преградой на пути к светлому будущему.

***

Гермиона Грейнджер уже пятнадцать минут грызла ногти, попутно наблюдая, как профессор Снейп пытается переползти порог.
Она не была жестокой девушкой. Ну, во всяком случае, не всегда. И уж точно не была мстительной. Ну, по крайней мере, никогда не мстила больше одного раза.
Но, согласитесь, приятно понаблюдать, как, раз за разом, штурмует подбородком порог человек, называющий вас не иначе как Мисс-Грейнджер-закройте-рот-и-опустите-руку. Но Гермиона также твердо знала, что долг превыше всего. И долг обязывает ее помочь учителю. Да. Даже такому. Да, увы, как ни крути – учителю.
Ну уж студенты увидеть его в таком состоянии точно не должны.
И героическая девушка, смахнув в сторону огрызки ногтей, осторожно приблизилась к поерзывающему на каменном полу мужскому телу.
Сначала она честно пыталась его поднять. Однако поняв, что она скорей родит и причем прямо сейчас, оставила эти попытки, тем более что и утираться от плевков глубоко разъяренного такой фамильярностью профессора с занятыми руками было непросто. Всесторонне обдуманной идее о том, чтобы пнуть Снейпа, занять у Колина Криви камеру, записать вот-этот-потрясающий-эпизод- где-декан-слизерина-просит-прощения-у-улитки-за-то-что-собирается-сейчас-ее-съесть, а потом безбедно жить остаток дней на вырученные от «Правдоруба» за эту запись деньги, мешал воплотиться только тот факт, что протрезвившийся Снейп определенно сделает все, чтобы счет остатку ее дней шел на часы, а не на годы.
Таким образом, оставалось только одно…



Без паника!!!
 
kraaДата: Воскресенье, 15.06.2014, 17:30 | Сообщение # 3
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Нееет, вот это речь, а? В кой-то раз я восхищена!


Без паника!!!
 
kraaДата: Воскресенье, 15.06.2014, 17:30 | Сообщение # 4
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Глава 2

Эпизод 1 часть 2. Вихри враждебные реют над нами

Коридоры Хогвартса были свидетелями многих чудес, но вида гриффиндорской старосты, левитирующей совершенно невменяемого и горланившего во все горло мастера Зелий, до сих пор не наблюдали.
Гермиона Грейнджер была отличницей. Самой обычной отличницей. В том числе и по Заклинаниям. Но даже отличнице довольно проблематично держать на весу семьдесят килограммов извивающегося пьяного Снейпа. Именно поэтому, а отнюдь не из-за женского коварства, профессора пару раз чувствительно приложило об стеночку. И именно поэтому его пьяной тушкой было сбито два десятка доспехов. И да, да – именно поэтому профессор парил вверх тормашками, и воспетые им «вихри враждебные» были ничем иным как его собственной мантией.
В связи с этим, можно понять, наверное, реакцию всей хогвартсовской портретной галереи, которой довелось лицезреть сие впечатляющее зрелище. Дамы на полотнах поначалу еще прикрывали смущенные улыбки веерами, но на особенно изящном вираже профессора, когда его впечатало головой в распахнутое окно, и он тут же возмущенно потребовал зонтик, потому что ты-мелкая-дура-на-улице-вода-и-холодно, смелись уже в открытую, кавалеры салютовали Снейпу бокалами. К чести Снейпа - он пытался украсть с картин бокалы всего тридцать пять раз, к чести картин – ему это позволили трижды, к чести бокалов – они были старинные и крепкого стекла. Почти все.
К чести домовых эльфов – наутро осколков на полу уже не было.

***

Но всё хорошее рано или поздно кончается. Подошло к концу и это увлекательное, а для мисс Грейнджер еще и познавательное в плане использования ненормативной лексики путем составления сложносочиненных предложений с использованием фразеологизмов и слов через дефис путешествие в глубь земли, а именно – в подземелья.
И теперь перед ней стояла сложнейшая задача - каким образом открыть дверь, если пароль не известен, а законный владелец двери и, собственно, пароля, на все вопросы только мерзко хихикает: «наша-мисс-я-знаю-все-чего-то-не-знает-дура-ик-ик». Нет, мисс Грейнджер, безусловно, могла взломать пароль, как-никак, она была не только отличницей, но и самой молодой домушницей в истории Хогвартса. Не считая, естественно, Дамблдора.
Она-то могла…Но проблема была не в этом. Проблема была в том, что чисто случайно забредший сюда усталый путник в лице десятка-другого первоклашек, страдающих топографическим кретинизмом, и парочки слизеринцев, пришедших наябедничать декану на «поттер-и-уизли-совсем-оборзели-профессор-снейп-они-заколдовали-драко-малфоя-в-таракана-оградили-коридор-лентами-назначили-призом-панси-парк инсон-в-черном-боди-и-не-дают-выйти-ему-на-финишную-прямую», а, возможно, и кого из профессоров, так вот этот усталый путник мог и не понять, отчего добронравная староста-гриффиндорка, согнув пальцы веером, требует у парящего в воздухе слизеринского декана, чтобы он пошел на *** и не мешал ей делать свое маленькое черное дело. Кроме того, где-то на задворках сознания усталой мисс Грейнджер голодной и романтичной чайкой парила мысль, что когда профессор Снейп протрезвеет…в своей комнате…со взломанными охранными чарами…и вдруг! вдруг…всё вспомнит…тут мысль взвыла и пошла напролом: ровно через минуту Гермиона узнала от себя и про себя следующее - она дура, тупица, нахамила-профессору-не-дала-зонтик-исключат-не-дожидаясь-перитонита. На этом месте мысль прекратила драться и пошла советоваться с другими насчет устройства перитонита и побыстрее. Игра на жалость – такая, знаете ли, типично женская черта. А кто бы что ни думал (и ни говорил), а Гермиона Грейнджер была не роботом-я-знаю-ответы-на-всё-если-я-не-знаю-ответа-значит-вы-неправильно-сформулировали-вопрос, а девушкой, и даже вполне женственной.

***

Северус Снейп распечатал дверь заклинанием как раз в тот момент, когда гриффиндорская староста исследовала собственный лифчик в поисках доказательств вышесказанного. Потому что - что бы она сама ни говорила (и ни думала), иногда общественное мнение превалировало, расстраивая ее необычайно. И даже рон-милый-рон-прекрати-лапать-меня-за-задницу-это-вообще-не-моя-задница был не слишком убедителен.
Не успела Гермиона подивиться на столь нежданно проявившего прыть профессора и отменить левитацию, как Снейп уже вплыл в комнату на собачий манер: часто загребая ладонями и сохраняя на лице вдумчиво-величавое выражение.

***

Говорят, вампиры идут на запах крови. Северус Снейп определенно не был вампиром. Северус Снейп шел на запах спирта. Да, да – та самая пресловутая и всем известная коллекция заспиртованных существ, в определенных ситуациях имела не только прикладное, но и вполне практическое предназначение.
Снейпу было хорошо. Он уже достиг того состояния, которое Сивилла Трелони назвала бы нирваной, а остальное население замка - сильным алкогольным опьянением.
Северусу Снейпу было хорошо.
Северусу Снейпу было настолько хорошо, что в кои-то годы его совершенно не волновали ни Тот-кого-нельзя-называть-ибо-хрен-выговоришь, ни Тот-кого-можно-называть-но-лучше-не-надо-а-то-накличешь-и-он-придет-с-лимонными-дольками, ни Тот-кого-нельзя-называть-так-как-хочется-ибо-он-еще-ребенок-Северус-а-ты-взрослый-человек-вот-и-веди-себя-так-как-взрослый-человек.
Северусу Снейпу было хорошо. Он уже предвкушал, как начнет по-аристократически - с припрятанного ящика огневиски - и закончит…эх, весело закончит - тактическими запасами спирта, а в той, да - вот в той, с осьминогом - там же, как минимум, литров десять!
Северусу Снейпу было настолько хорошо, что его не волновала даже маленькая лохматая зараза, пытающаяся отлепить его от банки с осьминогом.
Стоп.
Вот она его как раз и волновала: истошный вопль «что-вы-делаете-это-нельзя-пить-вы-же-отравитесь» достиг его сознания. Вернее, достигли сознания только два слова: «нельзя» и «пить». Подобное словосочетание профессору категорически не понравилось. Оно вырывало его из нирваны. Оно корежило установившуюся картину мира. Оно страшно било по нервам.

***

Поэтому Северус Снейп позволил себе маленькую демонстрацию своего недовольства. По результатам этой демонстрации баночный осьминог увенчал бедовую голову Гермионы Грейнджер на манер громадной диадемы, правда, слегка мокрой, склизской и даже чуточку живой, зато украшала она ее в глазах Снейпа необычайно. Особенно тем, что с щупальцев «диадемы» капал чистый медицинский спирт, ароматный и живительный, манящий к себе профессора, как отчаявшегося кредитора манит коллекторское агентство. Громадным усилием воли поборов желание сорвать вожделенную тварь с башки-кого-то-не-знаю-кого-не-могу-отвести-глаз-от-осьминога и по капельке выкрутить из нее амброзию девяносто шести градусов ни по Цельсию, ни по Фаренгейту, зельевар внезапно вспомнил, что он личность с большой буквы Л и хранитель громадных запасов золотовалютных резе...то есть, тьфу - внутреннего достоинства, силы воли и умения с честью выходить из самых сложных ситуаций. Однако от того факта, что туалет далеко, а потребность в нем возрастает в геометрической прогрессии, воспоминания не спасали.

***

Северус Снейп был истинным слизеринцем, а истинные слизеринцы, как уже упоминалось, всегда с честью выходят из любой ситуации, причем выходят обычно по чужим головам.
Северус Снейп был истинным слизеринцем и потому не стал исключением из сего славного правила.
Гермиона Грейнджер, в свою очередь, была истинной гриффиндоркой, а истинные гриффиндорцы славятся горячим сердцем и твердыми головами. Именно твердая голова и спасла мисс Грейнджер от довольно бесславной кончины. Именно благодаря твердой голове мисс Грейнджер отделалась всего лишь обмороком.
Благополучно миновав Эверест-Грейнджер и пару порожков, снеся по пути оставшиеся от предыдущего путешествия доспехи, и, выполнив, наконец, свой священный долг перед организмом, Северус Снейп без приключений вернулся назад, к вожделенному ящику огневиски и дорогому сердцу ученого медицинскому спирту.
Трезво рассудив на пьяную голову, что гостей он больше не хочет, а все вокруг шастают и шастают, а у него нервы, и спирта и одному мало, он благополучно запечатал дверь сложнейшими охранными заклинаниями (такими, которые удаются только на очень-очень пьяную голову) сроком до утра.
Надо ли говорить, что о маленькой-лохматой-заразе-которая-портит-людям-праздник Северус Снейп благополучно забыл. Сама же маленькая-зараза-и-так-далее не менее благополучно продолжала пребывать в бессознательном состоянии, надежно скрытая осьминогом…



Без паника!!!
 
kraaДата: Воскресенье, 15.06.2014, 17:38 | Сообщение # 5
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Глава 3

Эпизод 1 часть 3. Если ты ушел в запой – позови меня с собой
(Г.Грейнджер)

«Потому что нельзя быть на свете красивой такой» (С.Снейп)

Гермиона Грейнджер не была святой. Совсем. Прямо скажем, из всего святого на данный момент в ней было только праведное возмущение тем обстоятельством, что она лежит непонятно-где-непонятно-под-чем-а-вокруг-воняет-спиртом-и-сильно-болят-голова-и-уши, а, значит, обстоятельства опять взяли верх над разумом, чего мисс Грейнджер, староста, заучка и будущий юрист, никак не могла ни понять, ни допустить.
Да, она определенно не была святой. А потому ей ни разу не пришла в голову мысль погладить несчастного осьминога, спокойно отряхнуться, сказать «аминь», сделать реверанс и тихонько попятиться к двери.
Вместо этого грешница-и-сволочь Гермиона Грейнджер завопила на манер пожарной сирены, грубо сбросила с себя осьминога, избила его ногами, послала его по матери, выдрала у себя клок волос, три раза споткнулась и громко потребовала, чтобы ее отсюда выпустили.
Не будем судить ее строго – в воздухе витала действительно большая концентрация чистейшего медицинского спирта…

***

А теперь представьте себе удивление Северуса Снейпа…
Северус Снейп как раз дошел до того состояния, когда появляется желание закусывать заспиртованными мандрагорами и проверять сочинения гриффиндорцев.
Северус Снейп как раз дошел до сочинения некоего Г.Поттера.
Северус Снейп как раз приготовился писать свое самое остроумное замечание (во всяком случае, «Поттер-ты-дурак-и-отец-у-тебя-олень-а-крестный-ваще-не-кобель-а-сука» казалось ему безусловно искрометно-остроумным, ну или, во всяком случае, правдивым). Северус Снейп точно знал, что еще не дошел до состояния, когда к нему приходит белая горячка, а тем более, когда она приходит не в виде симпатишных белочек, а в виде вот этого…этого…истошно орущего существа.

***

Существо тем временем перестало орать, и на его чумазом - в синяках, размазанном макияже, со следами осьминожной слизи - лице при взгляде на него, Снейпа, отобразилось крайнее изумление.
Понять Гермиону Грейнджер можно и здесь: не так давно профессор Снейп, разнообразно пируэтя в воздухе, пел низким голосом песни о высоком, танцевал мазурку перед мензурками, сладко причмокивая, тянулся суровыми изгибами губ к спиртовым растворам, и вот теперь - он уже сидит за столом, проверяет сочинения, смотрит на нее, подняв брови, и вообще выглядит крайне…обычно…
А она…может, это она напилась пьяной и явилась к нему в кабинет? Напилась, и ей все приснилось? Напилась, и пришла, и отрубилась, и…Мерлин, какой стыд…может быть даже она призналась ему в…

***

Северус Снейп не замечал душевных метаний существа. У него болели: голова везде, тело в труднодоступных местах, самосознание в той части, где он не защитил любимого осьминога от избиения.
- Двадцать баллов с Гриффиндора! – просипел профессор.
Нет, не подумайте, что он узнал в существе мисс Грейнджер, просто «двадцать баллов с Гриффиндора» было для Северуса Снейпа тем, что Сивилла Трелони назвала бы мантрой, а остальное население замка – условным рефлексом.
Гермиона же Грейнджер после этой фразы точно уверилась, что все происходящее – результат ее алкогольных возлияний, и тот факт, что непосредственно сам процесс алкоголизации она не помнит, лишь подкреплял ее в мысли, что процесс был чересчур обильным.
Гермиона Грейнджер сделала то, что сделал бы на ее месте любой здравомыслящий человек – икнула, подалась в сторону выхода, подскользнулась на слизи, упала, еще раз икнула и опять рванула к двери.

***

Спустя полчаса атмосфера в комнате накалилась. Гермиона Грейнджер колотила в дверь с периодичностью в две секунды руками, ногами и головой, последняя уже десять минут как превалировала в качестве ударной силы. Северус Снейп беспрерывно произносил отпирающие заклинания: все, которые знал, о которых догадывался, и свежеизобретенные.
Дверь не поддавалась. В воспаленном сознании участников мелодраматического действа под названием «открывайся-сука-что-же-это-такое-за-что-мне-это» лихорадочно мелькали мысли о том, где искать новое место работы-учебы, после того, как их исключат и уволят из школы, соответственно статусу в этой самой школе каждого из них, в случае, если кому-нибудь станет известно, что они здесь, и они здесь надолго. До утра, как минимум. Потом-то их, несомненно, хватятся. Потом их схватят за жопу и вышвырнут. Потом…

***

Первым смирился Снейп. С ним в жизни случались вещи и похуже. Однажды Темный лорд застал зельевара в тот момент, когда они с миссис Лестранж палочками писали в воздухе заявления о том, что Волдя любит Беллу, Дамблдор фореве, и телефоны магловских клиник по лечению облысения. Ровно до того момента, как их застали, им было чертовски весело. Потом весело было Вольдеморту, а Беллатрикс с тех пор начала заикаться и прослыла чокнутой.
С другой стороны, Северус прекрасно понимал, что в отношении коварства и изощренности пыток, если не считать лимонные дольки - преимущественно моральных, Темнейшему и Ужаснейшему куда как далеко до директора Хогвартса Альбуса-Персиваля-чтоб-его-Дамблдора.
Снейп уже представлял себе это – «Семнадцатилетняя студентка (укоризненое качание головой); Лимонную дольку? (подмигивание); Северус, ты хочешь поговорить об этом? (добродушная улыбка); Куда? (ошарашенный вид); Ты хочешь поговорить об этом? (подмигивание); Лимонную дольку?.....».
От подобной перспективы Северус даже немного протрезвел. Проанализировав свои ощущения теперь и сравнив их со своим самочувствием час назад, проведя глубокий всесторонний анализ причин и следствий подобной метаморфозы, Северус Снейп вынес решение.
Решение гласило – «Выпить».

***

У Гермионы Грейнджер раскалывалась голова: физические упражнения с дверью плюс мрачное будущее, представившееся ей в пятнадцати вариантах со всеми статистическими выкладками, отнюдь не способствовали хорошему самочувствию. У Гермионы Грейнджер от беспрерывныго крика саднило горло. У Гермионы Грейнджер окончательно сдали нервы.
У Гермионы Грейнджер хватило сил только на то, чтобы посмотреть на профессора Снейпа, невозмутимо пьющего огневиски, возмутиться такому неджентльменскому поведению, решительно отобрать у него бутылку и залпом прикончить ее содержимое, здраво рассудив, что хуже все равно уже не будет.
Она была права. Хуже не было. Но лучше не стало. Единственное видимое изменение самочувствия выразилось в явном увеличении количества предметов вокруг, в частности, осьминогов стало восемь, а Снейпов шесть – надо ли говорить, что ни те, ни другие Гермионе категорически не понравились. Все четырнадцать.
Ну а невидимое изменения самочувствия выразилось в желании вымыться. Срочно. Как никак - в комнате Снейпы, а за комнатой вся школа, а за школой весь мир, чистый и аккуратный, и только она, Гермиона, склизская, грязная и растрепанная. Этот факт попирал основы ее мироздания тем сильней, что Снейпы, казалось, смотрели на нее осуждающе и даже прицокивали языком.

***

Снейп, между тем, в количестве одного и ни особью больше, что бы там ни казалось Гермионе, абсолютно не обращал внимания на внешний вид гриффиндорской старосты. Возмущенные взгляды и поцокивания относились лишь к ее действиям по уничтожению стратегического запаса его лучшего огневиски, хотя, он уже пришел в относительно благодушное настроение и не склонен был корить мисс Грейнджер излишне сильно.

Впрочем, благодушие его испарилось ровно в тот момент, когда Гермиона Грейнджер, прилюдно посетовав на отсутствие мочалки, начала раздеваться…



Без паника!!!
 
kraaДата: Воскресенье, 15.06.2014, 17:46 | Сообщение # 6
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Глава 4

Девятое января – ДР самого загадочного, саркастичного, сложного, дурманящего героя ГП, Северуса Снейпа. Выпьем за его здравие, а за упокой пусть пьет Джоан Роулинг.

*в процессе написания главы ни один осьминог не пострадал*


Эпизод 1 часть 4. С Днем Рождения, Северус!

Северус Снейп без сомнения был настоящим мужчиной. Но Северус Снейп также, без сомнения, на настоящий момент, был очень пьяным мужчиной. Поэтому, и только поэтому тот самодеятельный стриптиз, который устраивала мисс Грейнджер, вызвал в нем только научный интерес. А именно - что она будет использовать вместо мочалки и где возьмет воду?
Первые настоящие эмоции на действия гриффиндорской старосты были вызваны именно ответом на этот вопрос.
Эмоции были негативными.
Ибо вместо воды мисс Грейнджер, с истинно буржуйскими замашками, решила использовать спирт. Да, да, чистейший медицинский спирт! Живительную влагу! Девяносто шесть градусов! С2Н5ОН! Альфу и омегу всего сущего!!!
Северусу Снейпу впервые отказал голос.
Северус Снейп впервые, ну если не считать того случая с Нарциссой, Лили и подпольной сьемкой первого хогвартсовского порнофильма «Некоторые любят поносатее», был на грани обморока.
Так что, когда вместо мочалки это…это-животное-для-которого-нет-ничего-святого решило использовать несчастного осьминога, Северусу Снейпу было почти все равно.

***

Того же нельзя было сказать об осьминоге. Вы когда-нибудь смотрели передачи о живой природе по BBC? Читали Нэншнл Джиографи? Вам когда-нибудь было жалко многощупальцевую склизскую головоногую тварь?
С почином вас.
Потому что на долю этого осьминога за один вечер выпало больше, чем иному пушному зверю в пик охотничьего сезона до костей промерзших древних славян.

***

Гермиона Грейнджер была лишена дара провидения. Совсем. Она была лишена его в такой степени, что ни разу за все время помывки на нее не снизошло озарение, что она не в ванной.
Плюс ко всему - ее многочисленных познаний в различных областях науки, техники и бытия катастрофически не хватало, чтобы отличить спирт от воды, а неживую материю от живой. К вящему сожалению последней.
Посему процесс шел неторопливо, отвлеченно и даже с некоей претензией на результативность.
Сопровождаемый комментариями Снейпа.

***

Профессор Снейп уже мысленно пропел отходную осьминогу, откупорил новую бутылку огневиски, потребовал у эльфов воблы и попкорна, откинулся в кресле и из-под полуприкрытых глаз принялся наблюдать за Гермионой.
Понаблюдать было за чем.
Она пела. Протяжно и тихо. Водила хоровод вокруг стола, держась обеими руками за щупальца осьминога. Видимо они создавали ей эффект присутствия. Периодически приседала, поливала себя спиртом из банки, терлась спинкой о столешницу и мурлыкала. Когда она начала подмываться, Снейп не выдержал.
- Мисс Грейнджер, вы и там успели испачкаться?

***

Гермиона его не слышала.
Гермиона пребывала в твердой уверенности, что находится в гордом одиночестве.
Гермиона созрела до «разговора за жизнь». С умным собеседником. То есть сама с собой.
- Блядский закон природы. Однозначно блядский, - вынесла она вердикт
- Да…что-то такое определенно есть, - поддакнул Снейп, внимательно наблюдая, как мисс Грейнджер изогнулась, чтобы помыть спинку.
- Высшая несправедливость, - продолжала, тем временем, Гермиона, - абсолютно несправедливое соотношение айкью и размера бюста.
Снейп заинтересованно склонил голову набок.
- И черт бы с ней и ее сиськами, но он ведь смотрит на нее! Я же видела!
«Кто?» - подумал Снейп.
- И он тоже! Они все на нее пялятся! Ну конечно – если одна ее грудь весит как все их мозги вместе взятые… - Гермиона в порыве возмущения поставила ногу на стол и принялась тереть щупальцем коленку.
Профессор же временно отвлекся, пытаясь вычислить вес упомянутой сиськи, беря за эталон средний мозг среднего гриффиндорца. Придя к выводу, что сиська получается смехотворно маленькой, Северус решил, что речь идет о мисс Чанг.
- Корова дойная! – продолжала возмущаться тем временем мисс Грейнджер. - А он, он – профессор, знаменитый ученый, герой, а все туда же – на вымя пялится!
Профессор Снейп окончательно запутался, пытаясь представить, как профессор Дамблдор пялится на «вымя» мисс Чанг.

***

Следующая же словесная эскапада мисс Грейнджер разрешила невыносимые противоречия, поселившиеся в душе профессора.
- Снейп, сука, - выдохнула она, яростно выжимая осьминога в кувшин.
Снейп вздрогнул.
Увлеченный зрелищем, он уже полчаса как забывал догнаться очередной порцией огневиски, и трезвость неумолимо наступала на профессора, как войска Людовика XIV на Франш-Конте, Фрейбург и Эльзас.
Но то, что он услышал от пьяной маленькой гриффиндорской зазнайки на трезвую голову, слушать было совершенно невозможно.
- Какая еще дура могла в него так втюриться, ну какая!

***

- Скотина! Червяк слизеринский! – перешла на личности мисс Грейнджер. – Хер носатый! Изгаляешься перед ним, сочинения пятифунтовые пишешь, рты Поттеру-Уизли затыкаешь!!! А тут появляется Браун, капусты в детстве пережравшая, и у него слюни, как у Клыка текут. Кобель!
Мимолетом отметив, что если речь шла о бюсте мисс Браун, то Грейнджер явно переоценила суммарный вес гриффиндорских мозгов, Снейп попробовал было возмутиться:
- Грейнджер, мать вашу…
Но как раз в этот момент Гермиона наклонилась, чтобы потереть пяточки пемзой, которую заменял сегодня безоар. Сильно наклонилась. Будучи спиной к Снейпу наклонилась. Он бы даже сказал: «вывернулась».

***

Слова как-то очень вдруг застряли у Снейпа в горле. И вообще с ним случился ряд различных метаморфоз. Глаза стали больше, во рту пересохло, мозги устремились к средневзвешенному гриффиндорскому показателю и даже как будто поменяли месторасположение.
Некоторое время в комнате были слышны только плеск спирта, тихие сетования Гермионы и хриплое дыхание Снейпа.
Панорама изменилась внезапно. Видимо осьминог устал бороться с судьбой и поник головой и прочими конечностями. Одна их них при этом совершенно случайно угодила в…

***

Мы не знаем, что вы сейчас подумали. Мы не знаем, что подумала Гермиона. Мы боимся представить, что подумал осьминог. Зато мысли Снейпа нам известны доподлинно.
- Если безобразие нельзя остановить, его нужно возглавить, – подумал Снейп и встал с кресла.



Без паника!!!
 
kraaДата: Воскресенье, 15.06.2014, 17:52 | Сообщение # 7
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Глава 5

Комментарии к главе: Нам жизненно важно кое-что от вас узнать.
А вам от нас: -

1. Осторожно, в главе присутствуют элементы зоофилии.
2. Да, авторам тоже жалко осьминога. Но искусство требует жертв.
3. И потом – ему и так неплохо…

Эпизод 1 часть 4. О бедном гусаре замолвите слово

Сказать, что Гермиона пришла в себя, когда Северус Снейп, пылая страстью, положил свою горячую длань на крутой изгиб ее бедра…это исказить действительность.
Ммм…- сильно исказить.
Мы бы даже сказали - немилосердно наврать.
Ну, во-первых, Снейп просто шлепнул ее по заднице, во-вторых, в чувство ее привела отнюдь не вышеупомянутая…хм, прелюдия, а осьминог, осьминог, который ей подмигнул. Ну, а в третьих, «пришла в себя» - это громко сказано, правдивее будет – поняла, что она не в ванной. И что не в ванной она не одна.

***

Сказать, что Гермиону сей факт оставил равнодушной, также значило бы сильно погрешить против истины.
От шока в голове девушки, как раз недавно изучившей магловский интернет, настолько сильно перемкнуло, что она посмотрела на Снейпа, напряглась и спросила:
- Кагдила?
- Паршиво, - машинально ответил Снейп и нахмурился. Что-то было не так.
Воспользовавшись его замешательством, Гермиона тут же авторитетно заявила:
- Аффтар жжот…
Пока зельвар подбирал челюсть с пола и смазывал ее антисептиком, девушка нежно коснулась пальчиком синяка, полученного слизеринским деканом в результате недавних коридорных баталий, и участливо прошептала:
- Аццкий сотона?
Но Снейп ее уже не слышал. Уже подобрав с пола челюсть и начиная откатывать губу, он любовался гриффиндоркой, которая как раз горячо рассказывала ему, что креатив г***о - слив зощитан, но тема е**и не раскрыта. Замерзшая, с напрягшимися от холода сосками, с осьминогом во всех местах, который по этому случаю похотливо и значительно улыбался, она выглядела необычайно прелестно. И к тому же, очень приятно пахла. Спиртом, как вы уже догадались, Потому Снейп, будучи, как мы уже говорили, настоящим мужчиной, в настоящий момент был уже не столько пьян, сколько опьянен.
Он поглаживал тело Гермионы, а она, между тем, рисовала осьминогу его же щупальцем на его же голове схему проезда в Бобруйск, попутно объясняя, что бензина уйдет неоправданно много, но если начинить его, осьминога, порохом не только летучим, но и обыкновенным, то он может оказаться во всех нужных ему городах очень быстро, а, главное – одновременно.

***

Насколько проникся осьминог перспективами дальних путешествий – того авторам неизвестно, но зельевару было очень хорошо.
Откуда взялось спартанское спокойствие Северуса Снейпа?
Ммм…- две бутылки огневиски, бутылка коньяка, стакан медицинского спирта и кефир за ужином.
А может, то, что за этот вечер гриффиндорская староста:
- нагло, беспардонно ввалилась к нему в комнаты;
- изображала вытрезвитель;
- послала его на;
- вылакала третью бутылку огневиски;
- устроила стриптиз;
- призналась ему в светлых чувствах
-…и опять послала на;
- ну и, под занавес, чуть не изнасиловала осьминога.
Ну или осьминог ее…
А может, то, что вышеупомянутая староста была в костюме Евы, благоухала спиртом, а то, что она несет, Северус научился пропускать мимо ушей еще пять лет назад.
В общем, как бы то ни было, Северус Снейп, не сильно задумываясь о причинах ее поведения, не сильно задумываясь о моральных аспектах своего поведения и совершенно не задумываясь мнением осьминога, целеустремленно отрывал щупальца последнего от наиболее интригующих частей тела мисс Грейнджер.

***

Гермиона тоже не дремала.
- Ужоснах, - подытожила она и случайно заглянула Снейпу в глаза.
Начиная с первого курса, гриффиндорка и ее друзья, равно как и все остальные студенты, воспринимали глаза Снейпа как бездонные и глухие черные тоннели. Надо ли упоминать, что свет в конце тоннеля удивил Гермиону безмерно? До того момента девушка еще не понимала четко - где она, зачем и почему, и все ее мысли были заняты преимущественно выбором наилучшего для осьминога варианта окончания бренного бытия – фтопке или газенвагене?
Окончательный выбор она намеревалась в порядке приступа гриффиндорского благородства предоставить осьминогу, но этот странный и такой красивый мужчина в черном, который так странно и тяжело дышал, и так странно и щекотно ее трогал там и там и…там…
Как раз в этот момент Северус Снейп понял, что в борьбе за юную проспиртованную плоть у него есть серьезный соперник.
Северус Снейп физически не успевал за осьминогом.
Его руки не могли находиться в стольких местах одновременно.

***

Самое время замолвить несколько слов о бедном гусаре, читай – осьминоге.
Осьминог до недавнего времени был осьминогом самым обыкновенным – отряд вампироморфов, класс головоногих, вес десять килограмм, холост, детей не имеет. Пятнадцать лет назад был зверски убит русалками по заказу Добрейшего волшебника нашего столетия А.П.Дамблдора. Его хладный труп был заспиртован и преподнесен в подарок небезызвестному нам профессору С.Т.Снейпу.
«Сделав» самого Темного Лорда, осьминог пытливым путем (причем, как понимаете, опыт был произведен на собственном трупе) нашел эликсир бессмертия.
Записываете?
Спирт. Спирт обыкновенный, чистейший, медицинский.
Принимать ванну с погружением, сеанс один, сроком десять лет.
Таким образом, после воскрешения, пять лет, предшествующих описанному нами моменту, жизнь осьминога была легка и безоблачна.
Если кратко – «вечно молодой, вечно пьяный» (на этом моменте авторы завистливо вздыхают).
Следовательно, немудрено понять шок и ужас бедного создания, когда его вырвали из родной среды, обматерили, побили, надругались… Но…но годы, проведенные в состоянии близком к просветленному, наложили свой философский отпечаток на сущность и личность нашего героя.
Именно поэтому, к концу вечера, осьминог сначала смирился, а потом и оценил определенные прелести своего положения. И именно сейчас он категорически не согласен был отдавать эти прелести в руки Северуса Снейпа…
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ВНИМАНИЕ (!): Авторы знают, как читателям полюбился осьминог. Авторам известно, как его жалеют. Авторы решили вынести на голосование судьбу пейринга Гермиона-осьминог.
Итак.
1. Осьминога фтопку, Гермиона остается со Снейпом
2. Осьминога в газенваген, Гермиона остается со Снейпом
3. Снейпа фтопку, Гермиона остается с осьминогом
4. Снейпа в газенваген, Гермиона остается с осьминогом
5. Гермиону сначала фтопку, потом в газенваген, осьминог остается со Снейпом



Без паника!!!
 
EylinДата: Воскресенье, 15.06.2014, 19:48 | Сообщение # 8
Leka-splushka
Сообщений: 1198
« 1196 »
kraa, я в восторге! Бешенном безумном восторге!

Искрометное, восхитительное полотно событий. Какой слог, какая экспрессия! Начало вообще бесподобное!

Правда, под конец вовсе не нц-17. Там такое нц, что столько не живут Х)

Жалко, что не закончено. Но и так все понятно. Спасибо за выкладку!



— Ты убивал магов? — помолчав, спросила девушка.
— Да.
— И как?
— Чуть сложнее, чем обычных людей. Но проще, чем черных морян.(с)

Я на «Книге фанфиков»


Сообщение отредактировал Eylin - Воскресенье, 15.06.2014, 20:29
 
NafigatorДата: Воскресенье, 15.06.2014, 20:27 | Сообщение # 9
Снайпер
Сообщений: 107
« 26 »
А это уже фсё?
 
kraaДата: Воскресенье, 15.06.2014, 20:47 | Сообщение # 10
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Глава 6

Комментарии к главе: Ну что ж, голосование (на Тайнах Темных Подземелий и Хогвартснет) состоялось… По результатам его авторам хочется искренне порадоваться, что они забыли включить в число вариантов: «авторов фтопку, Гермиона, Снейп и осьминог мешают фтопке угли». Ибо фантазия читателей не знает границ, и пределы ей также неведомы.
Сразу огласим варианты-победители:
- осьминог фтопку, Гермиона остается со Снейпом (13 голосов)
- осьминог в газенваген, Гермиона остается со Снейпом (13 голосов).
Для чего читателям понадобилось умерщвлять осьминога сразу двумя способами и чем их не устраивал какой-нибудь один – авторы не знают. Авторы в шоке.
Также определенными слоями населения всесторонне поддержан пятый вариант. 5 человек. Экстремалы.
Также читателями были озвучены и предложены следующие варианты:
1. Гермиона остается со Снейпом, осьминог выступает в качестве свадебной закуски – 2 голоса.
2. Гермиона, Снейп и осьминог выстраивают крепкую шведскую семью - 3 голоса.
3. Снейп и Гермиона отправляются фтопку, осьминог, садовые гномы и Дамблдор устраивают садомазо – частично исполнено.
4. Герм идет до топки, осьминог опять же на закусь, но только одному Снейпу. Жадины.
5. Гермиона и Снейп сливаются в священном экстазе, осьминог шурует в Бобруйск (аквариум) - 3 голоса.

Мдя….

Эпизод 1 часть 6. Ничто так не портит цель, как попадание

О том, кто кого первым ударил, впоследствии не мог свидетельствовать даже Дамблдор, который, как всегда, знал все, что происходит повсюду, и, как всегда, предпочитал не вмешиваться. Правда, в тот момент он как раз шлепал садовых гномов по попкам, за то что те воровали у него лимонные дольки, и, вполне возможно, несколько увлекся этим процессом, так что на сто процентов доверяться его показаниям авторы бы не стали.
Достоверно известно одно – через пять минут после первой атаки соперники уже сражались по всем правилам жанра.
Осьминог бил хаотично, но у него было численное преимущество.
Снейп наносил выверенные и точные удары, не забывая периодически плевать в наглую склизскую головоногую харю, причем точность его заслуживала несмолкаемых аплодисментов восхищенных зрителей. Однако Дамблдор, как мы уже упоминали, был занят, а Гермионе было слегка не до того.

***

Дело в том, что поле битвы было нетривиальным.
Дело в том, что полем битвы была сама Гермиона.
И ровно пятьдесят процентов тычков, ударов, плевков и пинков приходилось на ее долю.
Поэтому она не смогла отдать должное красоте поединка, стати, ловкости и смелости отважных бойцов.
Однако же один неоспоримый плюс в ее положении был. То, что не смогла сделать страсть осьминога и Снейпа, сделали тычки и удары, особенно удары в голову.
Гермиона Грейнджер, наконец, пришла в себя. Даже больше. Она пришла в себя настолько, чтобы адекватно, повторяем, адекватно оценить ситуацию.
- Профессор, вы волшебник или где! – взвыла мисс Грейнджер.
- Спирт, – лаконично ответил Снейп, имея в виду тот факт, что его волшебная палочка, поплавав в луже спирта, была сейчас не в состоянии работать, да и наутро она будет лишь шипеть и пускать искры, впрочем, как и ее хозяин.
- Какой на хе..- продолжить мисс Грейнджер не смогла, так как ответный пинок, предпринятый Снейпом против осьминога, совершенно случайно отрикошетил ей в челюсть.
Впрочем, ни одного из противников это не смутило: их уже захватил азарт боя, первобытный инстинкт, жажда крови, в общем, все то, что составляет суть настоящих мачов!

***

Мачи рулили. Отползшей по-тихому под стол Гермионе оставалось только подбирать остатки попкорна и тихо взвизгивать в особо трагичные моменты.
Первый же такой момент пришелся на долю Снейпа. Сосредоточившийся осьминог таки продумал тактику контрнаступления и зазвездил зельевару одним щупальцем прямо в нос, другим накрыл глаза, а всем прочими в порыве далеком от дружелюбного обхватил его шею.
Здесь Снейп в полной мере оценил тот факт, что осьминоги суть животные мягкотелые и мускулонетренированные, и до талантов и возможностей питонов и анаконд им немного не хватает.
Впрочем, попробуйте отлепить от своей шеи десяток щупалец, задыхаясь и ни фига не видя, и сразу же поймете, что облегчение и радость Снейпа были преждевременны.
Снейпу, однако, везло – под его столом сидела гриффиндорка. Кто есть по сути своей гриффиндорцы - авторам вам объяснять не нужно, но, против обыкновения, присутствие «красно-золотого долбоеба» на этот раз пришлось зельевару кстати.
С криком – эх, дубинушка, ухнем (или авторам это послышалось?...) - мисс Грейнджер запустила в осьминога собственным лифчиком.
Как истинный джентльмен, тот не мог его не поймать, дабы вернуть впоследствии даме сердца. Вот тут-то Снейп и взял реванш у облажавшегося моллюска.

***

Сообразив, что сантименты пора заканчивать, иначе он потеряет не только даму, но также престиж, уважение и статус «Ужаса подземелий» (последнего, по понятным причинам, было особенно жалко), зельевар перешел в атаку.
Воистину, профессор творил нечто невообразимое. Он царапался, кусался, пинался, швырялся книгами - на ура пошла «История Хогвартса» (все двенадцать томов), плевался и посылал осьминога по матушке.
Особенно посылал осьминога по матушке… Магловскому интернету по части оригинальных оскорблений было ой как далеко до нашего профессора. Осьминог узнал столько нового о своей семье, о Вольдеморте-сцуке, Дамблдоре-архисцуке, Поттере-архиживучей-архисцуке, о всем-Гриффиндоре-во-главе-с-Минервой-вот-кто-точно-сцука, о Малфоях-волках-позорных, о долбаной Америке, о себе любимом, о…одним словом, осьминог узнал действительно много интересного.

***

Впрочем, чего-чего, а познаний осьминог не искал. Цели его были совершенно иными, а после того как бывший хозяин прицельным укусом лишил его одного щупальца, животное запаниковало.
Результатом паники явилась полнейшая мобилизация всех внутренних и внешних ресурсов. Бросая тревожные взгляды на притулившуюся под столом чаровницу, осьминог каратэшными приемами (черт его знает, где он их насмотрелся…может просто животный инстинкт? – авторы) временно лишил противника пространственной ориентации и воззвал к хозяину морей Посейдону.
Посейдон когда-то был его крестным папой, но, поскольку являл собой личность, как две капли воды похожую на Дамблдора, то никаких бонусов с этой духовной близости осьминог не имел. Снабдив крестника парочкой-другой ценных указаний, напутствий и, несомненно, очень умных советов, морской владыка отправил его во взрослую вольную жизнь. Чем она закончилась, авторы рассказывали в предыдущей главе. Право, если бы не спирт, Посейдон мог бы вздохнуть свободно, сложить себя обязанности по помощи непутевым родичам и отправиться, как обычно, полировать трезубец.
Однако, сейчас глас отчаявшегося питомца достиг царственных ушей.

***

Правда, нельзя сказать, что для царственных ушей это стало неприятной неожиданностью, ибо дело было вечером, делать было нечего, и владелец вышеупомянутых ушей, уже целый час развлекал себя просмотром эротического триллера «Двое в зюзю, не считая осьминога». Решив, что реалити-шоу - это тоже неплохо, Посейдон решил помочь крестничку.
Естественно, морально.
- Планктонову дольку? – предложил он.
- **** - ответил осьминог. А потом, чтобы развеять сомнения в трагичности ситуации, показал культю.
- Главное, мальчик мой, это сила любви, - авторитетно заявил на это Посейдон.
- ***** - мальчик посмотрел на Снейпа, на себя, еще раз на Снейпа и веско добавил: – ***!
Посейдон укоризненно покачал плавником, почесал трезубцем лопатку и смачно захрустел планктоновыми дольками.
- ****? - осьминог решил напомнить о своей проблеме, ибо, как раз в этот момент, Снейп пошел «свиньей» в очередную атаку.
- Ну, а смерть его в яйце…- зачем-то процитировал классику Посейдон, а затем эффектно исчез.
- ****** - в очередной раз повторил осьминог.

***

Однако мысль в голову запала.
И вертелась в ней все то время, пока Снейп методично превращал живого и брутального моллюска в деликатесную морскую отбивную. Как раз в тот момент, когда осьминог понял, что если жить он еще и будет, то любить – никогда, гордая осьминожья душа взбунтовалась. Мысль о загадочной цитате наконец-то оформилась в четкий план действий, и мстительное создание решило, что зуб за зуб, око за око, а яйцо за яйцо, и вообще он не святой и подставлять второе щупальце однозначно не будет.
Снейпу бы вовремя осознать, чем грозит ему задумчивость, отобразившаяся в осьминожьих очах, пока он отрабатывал на нем хук слева. Однако, столь сообразительный всегда зельевар дал промашку в самый ответственный, как выяснилось пятью секундами позже, момент своей жизни. А в ней за все надо платить.
Снейп, безусловно, предпочел бы откупиться наличными. Но осьминожий катарсис был возможен только одним путем – и зельевар, ухватившись обеими руками за ширинку с лицом великомученика и обреченного, пал-почти-смертью-а-на-фига-мне-жизнь-без-первичных-мужских-половых-признаков в эффектном спиральном броске в углу комнаты. Знаменитый вкрадчивый баритон грозил навсегда перерасти в изящный и прямодушный фальцет.
Это была победа. И победитель был намерен насладиться ее плодами – воздев в воздух все щупальца разом, не стесняясь боевых ран и кровоподтеков, он горделиво раскланялся, послал воздушные поцелуи всем собратам по спиртовому плену и преклонил конечности перед вконец ошалевшей мисс Грейнджер.
Последняя, однако, враз развеяла распространенное заблуждение, что победителей не судят. Пробормотав что-то типа: «щас вернусь, обдумывай, как предпочитаешь расстаться с жизнью», девушка нетвердой походкой направилась к съежившемуся в позе эмбриона Снейпу.
Понаблюдав с минуту за процедурами по реабилитации болезного (о которых мы вам расскажем в следующей главе), осьминог справедливо решил, что жизнь дороже любви, а связываться с разъяренной женщиной ему бы не посоветовал даже Вольдеморт.
Ровно через пятнадцать секунд в комнате не было осьминогов. Вообще никаких. Вместе с ними исчезли банки с заспиртованными улитками и тара с сушеными бурундуками.
Потому что осьминоги своих в беде не бросают.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ОБЪЯВЛЕНИЕ (!): Авторы учли и смирились с результатами голосования. Но авторы не звери, в отличие от читателей, и не могут вот так хладнокровно бросить невинное животное фтопку. Равно и в газенваген. Посему:
«Отдадим в хорошие руки хорошего осьминога. Требования: только человеку с крепкой психикой, горячим сердцем и холодным разумом. Прежде, чем подавать заявку, убедитесь, что у вас имеются жилплощадь и время на воспитание достойного члена общества. В заявке также можно указать высокие моральные качества, долженствующие убедить нас, что мы (а, главное – осьминог) не прогадали с отдачей. Предупреждение: зверь слегка побит жизнью (и Снейпом) и имеет приданое в виде улиток и бурундуков.
P.S. Отдаем безвозмездно, то есть - даром. Но если у вас возникнет желание одарить нас розами и брульянтами, а также соболями и виллами, а, может, просто чеком или наличными, возражать не будем. Точно не будем. Гарантированно.
Полина и Эльф»



Без паника!!!
 
kraaДата: Воскресенье, 15.06.2014, 20:50 | Сообщение # 11
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Глава 7

Эпизод 1 часть 7. Sexbomb, sexbomb, you're my sexbomb!


В начале этой главы, как думается авторам, надо сделать небольшое лирическое отступление. Чтобы события и последовавшая на них реакция главных героев выглядели логично…ну, насколько это вообще возможно…
Дело в том, что Гермиона и Снейп (на этом имени первый автор печально вздыхает, а второй ехидно ухмыляется) авторам не принадлежат. Авторам принадлежит осьминог – герой, мы бы даже сказали – Герой, с нормальными адекватными реакциями, без видимых психических отклонений и каких бы то ни было маний. А вот Снейп и Гермиона принадлежат перу мадам Роулинг.
Нет, мы ни на что не намекаем.
Нет, мы абсолютно ни на что не намекаем.
О, Мерлин… Авторы просто пытаются обьяснить, что они (то бишь, мы) ни в чем не виноваты…мы просто взяли попользоваться…они уже были такие…ну, в общем, они сами, это всё, всё они!!!
Ладно, к моргановой матери, поехали.

***

Гермиона не была в шоке.
У Гермионы не было истерики.
Гермиона даже и испугана-то толком не была.
Гермиона была возмущена. За этот вечер она испытала почти всю гамму острых ощущений, начиная со спиртотерапии и заканчивая дракой угрюмого, сальноволосого, злобного ублюдка Снейпа с осьминогом, заспиртованным, живым (палочку даю) осьминогом. Причем драка была в ее честь - гриффиндорки, всезнайки, зубрилки, в общем, девушки, чьи титьки, будь они взвешены, не превысили бы суммарный вес гриффиндорского мозга. Пожалуй, для полноты ощущений не хватало только дикого, безудержного секса. Но вот как раз это Гермиона твердо намеривалась исправить. И нам искренне понятно ее возмущение, когда не к ночи помянутый осьминог одним движением щупальца грозился разрушить все ее планы.
Мисс Грейнджер была девушкой на редкость педантичной, и позволить рухнуть упомянутым планам из-за не вовремя разыгравшихся амбиций какого-то моллюска…да ни вжись! Поэтому, шуганув незадачливого кабальеро и судорожно вспоминая правила первой помощи при обморожении, пожаре и почему-то изнасиловании, Гермиона поспешила на помощь. На помощь тому, кто был для нее некогда ужасным и пугающим профессором Снейпом, а теперь, по сути, являлся повизгивавшим в уголке, полукастратом Северусом.

***

Она подошла уже очень близко к объекту, когда поняла, что из всех вышеназванных правил не помнит ничего. Почти. В голове вертелись следующие полезные сведения: «искусственное дыхание», «прямой массаж сердца», «дать нюхнуть нашатыря», «растереть спиртом», «расслабиться и попытаться получить удовольствие». Будучи глубоко логичным человеком, мисс Грейнджер решила не рисковать почем зря и применить на практике их все. Одновременно. Ибо промедление импотенции подобно. Ну или там по мелочи - смерти.
Вот почему - не позднее как в следующий момент лучшая ученица школы, скромная, занудная, строгая, пьяная и голая моралистка Гермиона Грейнджер пала на колени перед уродливым, опасным, саркастичным, пьяным и крепко ушибленным профессором Северусом Снейпом и прильнула к его искривленным в болевом шоке губам в страстном исцеляющем поцелуе. При этом она пыталась глубоко дышать, одновременно ритмично нажимая одной рукой на грудную клетку больного, другой - массажируя брюки в районе пострадавшего места, пахло от нее, как от столитровой бутыли нашатыря, а расслаблялся за них обоих осьминог, определенно, не без удовольствия вкушавший пина-коладу в компании Пивза, Трелони и пяти девушек из группы поддержки.
Северус Снейп, напротив, пребывал в расстроенных чувствах.
Да – вы не ослышались.
Да - кто бы что ни говорил, а у Северуса Снейпа имелись чувства. Даже более того, у него была очень тонкая душевная организация (во всяком случае, это клятвенно утверждают восемьдесят процентов фандома, еще девятнадцать процентов грозятся показать несогласным «дамблдорову мать», а оставшийся диссидентский процент тихонько возражает…но, в основном, уже выйдя из интернета).
В общем, Северусу Снейпу было хреново. И действия мисс Грейнджер, еще пять минут назад казавшиеся такими желанными, отнюдь не могли поднять…в том числе и настроение.
Нет, Северуса Снейпа за его жизнь много раз жестоко избивали, пытали круциатусом, вгоняли под ногти иголки, гладили по почкам армейскими ботинками, мочили в сортире…(эээ, ну во всяком случае, это клятвенно утверждают восемьдесят процентов фандома, еще девятнадцать процентов грозятся показать несогласным «дамблдорову мать», а оставшийся диссидентский процент тихонько возражает…но, в основном, уже выйдя из интернета)..Но - на его (и наше) «всё» - до этого еще никто не покушался.
Даже Вольдеморт, в конце концов, имел понятие хотя бы о мужской солидарности.
И, да – даже для Дамблдора, в конце концов, в жизни было хоть что-то святое.

***

В общем и целом, действия мисс Грейнджер не принесли никакого результата.
Северус Снейп все так же поскуливал в уголке, теперь, правда, еще и тихонько взвизгивая, когда руки девушки тянулись к пострадавшему органу.
Но…
Гермиона Грейнджер привыкла быть лучшей во всем.
Ей с первого раза удавались сложнейшие заклинания, уравнения с пятью неизвестными, многосоставнейшие зелья и превращения высшего уровня трансформации. Она варила лучшие антипохмельные микстуры в школе, за две секунды превращала кузнечика в босоножку, у ее палочки были самые яркие искры, и она единственная нашла общий язык со впавшим в депрессию скучечервем, чем безоговорочно спасла карьеру Хагрида.
Ее превосходство признавали студенты, преподаватели, кентавры, Джоанна Роулинг, Вольдеморт, и в глубине души - даже сам Драко Малфой. Все. Кроме одного человека. Этот человек за все семь лет учебы ни разу не присвоил ей даже одного балла, ни разу не похвалил и ни разу не подарил одобрительного взгляда. А поскольку Гермиона Грейнджер была женщиной настолько же настоящей, каковым мужчиной до недавних пор являлся Снейп, блядская женская натура требовала добиваться признания этого единственного, которому она была глубоко фиолетова, с деликатностью танка, прущего по одуванчиковому полю.
Поэтому, видя, что все ее усилия категорически не вызывают у Снейпа восхищенных присвистов (или хотя бы облегченного вздоха), Гермиона решилась пойти ва-банк.

***

Снейп ничего не имел против того, чтобы мисс Грейнджер куда-нибудь пошла. В частности, ее намерение прогуляться на другой конец света вызвало бы его горячую поддержку. Но из всех банков профессор любил только Гринготтс и только в день получки, поэтому, когда его растрепанная студентка, сосредоточенно покачиваясь, принялась расстегивать его ширинку, зельевар бурно выразил протест против ученического произвола и даже счел ее действия покушением на свои честь и достоинство (авторы мерзко захихикали).
Нота протеста, однако, прошла незамеченной, ибо в средствах донесения таковой до сведения оппонента Снейп был крайне стеснен - в его арсенале значились повизгивания, подергивания и поза эмбриона, внушавшая глубокую и чистую жалость.
Всем, кроме Гермионы Грейнджер, которая видела перед собой цель.

***

Учитывая, что Северус Снейп, как мы неоднократно упоминали, был настоящим мужчиной, он и повел себя как настоящий мужчина – мужественно взвизгнул, храбро закатил глаза и самоотверженно притворился мертвым. Он не учел только одного. Страшнее унижения, чем мужская импотенция в ее присутствии, для женщины быть не может.
Страшнее униженной женщины не может быть вообще ничего.
Абсолютно ничего.
Нет, ядерная бомба – не рулит.
Да, фтопку лучше пойти самому...добровольно. В общем – «Снейп никогда не был так близко к провалу».
«Ну, знаете!» – дальше мисс Грейнджер выдала целый поток непереводимой гриффиндорской лексики, в которой также присутствовали шпильки от Manolo Blahnik, чья-то костлявая задница, многочисленная родня Дамблдора, угроза клизмы на основе виагры, трезубец Посейдона, лимонные дольки, ну и под конец: «Вы не джентльмен, сэр!»

***

Северус Снейп много чего хотел ответить на это заявление.
Он хотел спросить - что такое Маноло Бланик, клизма и виагра, чья костлявая задница имеется в виду, и станет ли она толще от наличия в ее глубинах чьего-то трезубца, почему ему нужно к матери Дамблдора, да еще и так срочно, он хотел умолять никогда больше не упоминать в его присутствии лимонных долек, он хотел саркастично и надменно сказать, что и она, мисс Грейнджер, – не леди.
Но иногда наши желания расходятся с нашими возможностями и на фразе гриффиндорской старосты, мисс Гермионы Грейнджер: «Да чтоб вас загрыз огнеплю…ох, ничего себе, это и есть мужской…хмм….?» слизеринский декан, профессор Северус Снейп понял, что время слов закончилось.
На это раз его обморок был неподдельным.

***

Ориентация на местности всегда была сильной чертой Гермионы Грейнджер. Удары судьбы она также сносила стойко. Ну а глюки в сознании случаются с каждым из нас (авторы понимающе кивают друг другу). Ничего удивительного, что, узрев мертвенно-бледное лицо любимого профессора, девушка всполошилась уже сверх всякой меры и слегка попутала те немногие известные ей правила оказания первой помощи.
В частности, когда-то она знала, что искусственное дыхание делается рот в рот и никаким иным образом.
И ни в какое иное отверстие.
Но в воздухе все еще одурманивающее пахло спиртом, голове Гермионы за сегодняшний вечер доставалось не раз, а сильный шок может повлиять на психику самым неожиданным образом. Поэтому у мисс Грейнджер не возникло никаких сомнений для чего нужна вон-та-дырочка-на-конце-вон-той-палочки.
И процесс пошел.

***

Процесс шел. Снейп продолжал пребывать в бессознательном состоянии.
Что что-то тут не так – мисс Грейнджер начала понимать, когда искусственное дыхание делать стало неудобно, ибо обьект «вентиляции» стремительно увеличивался. Спустя еще минуту до Гермионы (в который раз за один вечер) дошло, что, собственно, она делает.
И, вы думаете, она взвизгнула? Покраснела? Сделала вид, что ничего не было? Свалила все на осьминога?
Ничего подобного. Не стоит забывать, что мисс Грейнджер была натурой увлекающейся. К тому же, еще в магловской школе, на уроке анатомии, она искренне возмущалась, что им преподают только голую теорию. Без голой, так сказать, практики.
Ну а шансов изучить что-то новое, Гермиона никогда не упускала.
К тому же, профессор впервые был абсолютно не опасен, ибо до сих пор пребывал в отключке (ну, ясен пень – «тонкая душевная организация» - ехидно вставляет свои пять копеек второй автор).
В общем, уже через минуту «Ужас Хогвартса» был полностью раздет и выполнял роль анатомического пособия.
Пересчитав все ребра и удивившись, что их почему-то десять (за «Дамблдор-форева» в свое время досталось не только Белле), изучив волосяной покров и позавидовав тому, что Снейпу явно не нужны зимой рейтузы, похихикав над надписью «Минздрав Англии предупреждает: круциатус вредит вашему здоровью», вытатуированной на филейной части, мисс Грейнджер перешла к главному.

***

«Главное» на тот момент опять приобрело непрезентабельный вид.
Вечер переставал быть томным.
Хорошо закрепленный в подсознании постулат о том, что путь к сердцу женщины лежать не должен, вызывал в упрямой натуре Гермионы невыразимую досаду на собственное неумение и профессорскую нарочитую неподвижность.
С сожалением откинув первый вариант, предполагающий подпереть «объект» со всех сторон зубочистками, и, таким образом, сделать его более доступным для благоговейного обозрения, второй вариант, предполагающий использовать поочередно заклинания Энгоргио и Петрификус Тоталус в сугубо местечковом масштабе, и третий вариант, он же уже осуществившийся ранее и не в пример прочим успевший ей полюбиться (горячая штучка! – восхищенно подумали авторы), девушка воздела голову к небесам, они же закопченный потолок подвального помещения комнаты Снейпа, и голосом полным страстной и горячей тоски, он же истеричный вопль в стельку пьяной перевозбужденной самки, вскричала:
- ИМПОТЕНТ ХРЕНОВ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

И тут Снейп очнулся…

*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-

ОПРОС:

1 Снейп таки импотент
2 Снейп ни в коем разе не импотент, и Гермиона за базар ответит....раза два, а может и три...эх, гулять так гулять – четыре!
3 Во всем виноват осьминог

Ваши ответы очень важны для сюжета и…дальше вы знаете -
Потому что это очень. Очень. Большая ответственность.



Без паника!!!
 
kraaДата: Воскресенье, 15.06.2014, 21:42 | Сообщение # 12
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Глава 8. Ох, рано встает….

Вот уже пятнадцать секунд как очнувшийся профессор Снейп отчетливо ощущал некоторый дискомфорт. Какое-то время зельевар пытался определить, чем же он вызван – ощущением чего-то очень твердого под собой, холодного - вокруг себя или же истошными криками, от которых закладывало уши?
Надо сказать – пребывание в непродолжительном, но глубоком обмороке воздействовало на нашего героя самым неожиданным манером: оно пробудило в Северусе Снейпе Северуса Снейпа. Холодного, логичного, умного и привыкшего со стоицизмом принимать самые жестокие удары судьбы человека. К тому же, он почти ничего не помнил. Поэтому, приоткрыв один глаз и узрев в районе собственных голых бедер абсолютно обнаженную, грязную и выкрикивающую совершенные непотребства гриффиндорскую старосту, Снейп не без труда скрыл пошлое удивление под маской светской непринужденности и, заложив руки за голову, вежливо поинтересовался:
- Могу я вам чем-нибудь помочь, мисс Грейнджер?
Гермиона захлебнулась собственным воплем.
- Вы ж-жи-живы, профессор? – с некоторым разочарованием задала она риторический вопрос. Ну, разочарование ее было вполне обьяснимо, все-таки такое оскорбительное отсутствие какой бы то ни было реакции мужского организма на ее действия могла оправдать только смерть этого пресловутого организма…ну, или, как не к ночи было помянуто ранее, импотенция. Но во второй вариант Гермиона не хотела верить категорически, все-таки она была гриффиндоркой, представительницей того факультета, на котором искренне верили, что самого шизанутого маньяка современности можно перевоспитать любовью, ну хотя бы в виде БДСМа.

- Нет, не надо. Я сама справлюсь, – приободренная воспоминанием о собственных героических корнях, Гермиона, як амазонка, с новыми силами ринулась в бой.
Весь ее вид недвусмысленно говорил, что она ждет от Снейпа чего то упоительного. Последний, однако, все еще страдал частичной амнезией, и логическая цепочка причинно-следственных связей между его нахождением в голом виде на каменном полу в собственных покоях и непременным желанием чокнутой подруги Поттера поиметь с ним тесный физический контакт – не складывалась категорически, более того – отдельные ее звенья, неясными образами всплывающие в голове, заставляли профессора нервничать. Нервические спазмы мастера Зелий не самым благотворным способом отразились на Гермионе – ее отшвырнуло в дальний угол комнаты, приложило об стол, и только пресловутое везение пьяного человека, которому море по колено и плотина до пупка, помогло девушке удержаться на ногах и вообще обойтись без визуальных травматичных последствий для хрупкого организма. Правда, короткий полет таки возымел некие подсознательные эффекты. Нет, птичкой Гермионе стать не захотелось, и общего ощущения свободы и легкости парения также не возникало, зато полутрезвое соображение того, чем она занималась последние полчаса, заставило гриффиндорку хрипануть от ужаса и поднять одуревший взор на объект, которого она так страстно добивалась. Объект гадко ухмыльнулся, сдвинул черные брови домиком и начал двигаться вокруг стола в направлении на юго-юго-запад. Гермиона последовала его примеру, взяв курс на северо-северо-восток.
Неспешный променад посредь мебельных рядов закончился в ту же секунду, как у Снейпа закончилось терпение.

Желание поймать эту гриффиндорскую бациллу и силой вытрясти из нее обьяснение окружающему безобразию достигло предела. Но как это уже неоднократно случалось в жизни Снейпа – желания и возможности вступили в острый социальный конфликт. Шаря в заднем кармане в поисках волшебной палочки Северус нащупал только свою голую ягодицу, тут же в воспаленном, пробуханном и морально затраханном мозгу прозвучал голос Грюма: «Будешь носить палочку в заднем кармане…и оторвет тебе задницу!!! Будешь?!»…. вывернув шею и недоверчиво оглядев вышеозначенную часть тела на предмет -все ли цело- Северус облегченно вздохнул, но тут же возмущенно завопил: - «Минздрав Англ…Дамблдор, какого Вольдеморта?!!»
Завороженно смотревшая на него мисс Грейнджер (ну, не каждый день увидишь, как профессор зелий пересчитывает волоски на собственной заднице), при этом вопле вскрикнула и опрокинула на себя банку с заспиртованной лягушкой.
- Мисс Грейнджер…мисс Грейнджер, – шипение профессора сделало бы честь самому Вольдеморту, да что там – самому Слизерину, а еще вернее – его василиску.
В облике заляпанной, зареванной и в очередной раз продезинфицированной гриффиндорки перед Снейпом предстала вся мировая несправедливость и, вспомнив про то, что, кроме силы волшебной, в его распоряжении находится сила мысли, Снейп без всяких моральных угрызений беспардонно вломился в разум гостьи.
«Мальчик мой, запомни три главных правила: Никогда не вступай в партию, Не крась волосы дешевой краской и Не лезь в мозги женщины!!!» - последнее напутствие Эйлин Принц прощальной жирной чайкой промелькнуло во вконец закоротившем разуме зельевара.
- Мама плохого не посоветует, – истерично всхрюкнул Снейп и, в который раз за этот вечер, плюхнулся на пол.

«Когда-то это уже было», - озарило Гермиону. Их с профессором взаимоотношений хаотичное движение строго по кругу надоело ей до боли в ушибленных ушах. Она устало опустилась рядышком и тихо завыла.

**********

Гермиона выла.
Снейп лежал.
Планета вертелась.
Заспиртованные личинки вокруг заскучали.

Спустя десять минут, вокруг гриффиндорки образовался небольшой благодарный кружок из банок: девушка распелась. В лучших русских народных традициях ее голос унылым контральто возносился под потолок, протяжным эхом отражался от прокопченных стен и спускался к полу тихим задавленным стоном. Гигантский кальмар в озере неподалеку заткнул ушные отверстия всеми щупальцами сразу, отчего потерял способность к самообороне и, как следствие, приобрел десять ножей в брюхо от воинствующих соседей по придонью. Трелони, в своей каморке аккурат пророчествовшая осьминогу дракона и полпринцессы впридачу, покачнулась и выдала залпом истинных предсказаний на десять лет вперед – превалировали повальные смерти. Обрадованный Хагрид пошел охотой на банши, рассчитывая зазвать их на чай с мармеладом собственного изготовления десятилетней давности. И хотя в числе «10» не было ничего магического – именно столько раз охреневший и несчастный зельевар прополз на коленях вокруг самозабвенно солирующей мисс Грейнджер, умоляя ее заткнуться.
Гермиона злобно косилась на загнанного мужчину одним глазом и брала верхние октавы.
Поскольку физическую силу, силу авторитета и легилименцию, Снейп за прошедшие полночи применил с лихвой, и ничто так и не помогло ему справиться с зарвавшейся стервой, оставался последний способ. Да, тот самый единственный, которым только и возможно заткнуть женщину.



Без паника!!!
 
kraaДата: Воскресенье, 15.06.2014, 21:47 | Сообщение # 13
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Тут будет NC-25. Так, что ... на ваш риск.

**********

Впервые за этот вечер Северус Снейп был приятно удивлен. Целовать мисс Грейнджер было довольно интересным занятием: она не кусалась, не пускала слюни, не пыталась изнасиловать его рот и не тискала в непонятных порывах его шевелюру, наоборот, движение ее языка были на редкость эротичными, а губы мягкими и податливыми…если б еще не легкий флер осьминожьей слизи…
В жизни Северуса Снейпа было достаточно женщин, во всяком случае, достаточно для того, чтоб научиться относиться к ним, женщинам, с опаской.
Эти создания почему-то считали модным и почетным затащить в свою постель угрюмого зельевара. Подобное приключение потом в красках и с немалыми преувеличениями описывалось подругам и входило в обязательный список фантазий каждой порядочной колдуньи-англичанки, как-то – попытаться соблазнить Дамблдора, поиметь Вольдеморта, а, в последние годы, ущипнуть за задницу Мальчика-который-выжил.
Северус искренне не понимал сей логики, но плоды ее испытал на себе.
Вначале была Белла – Белла научила Снейпа держать женские руки подальше от своих волос и не поворачиваться к даме спиной, она любила громко, в лучших традициях порнофильмов и резаных свиней, орать и стонать, а в порыве чуйств – пребольнюче кусаться, поговаривали, что уши свои Вольдеморт потерял отнюдь не в результате магических мутаций. Белла до сих пор иногда снилась Северусу, просыпался он в мокрых простынях, и Снейпу было не стыдно признаться, что мокрыми они были вовсе не из-за любовного экстаза.
Ее сестра Нарцисса Малфой пробудила в Северусе искреннее сочувствие и, как следствие, крепкую мужскую дружбу к Люциусу Малфою. Нарцисса предпочитала лежать колодой и изредка, приоткрывая глазки, хихикать, так что уже через пару минут хотелось слезть, извиниться и, купив даме мороженого, дать деру.
Лили Эванс. Эванс имела обыкновение прибежать, завести мужика до состояния горючего пороха и с криком «Я не изменяю мужу» дать незадачливому полюбовнику по морде. Правда, один раз, все-таки случившийся у него с Эванс, запомнился Северусу на всю жизнь. Мысленно хихикая при предположениях о том, что Поттер его сын, Снейп все же иногда задумывался: а ведь этот недоносок действительно был способен появиться на свет через задницу…
Еще, пожалуй, из особенно ярких впечатлений была Андромеда Тонкс. Полоумная мамаша Нимфадоры, своими стараниями чуть навсегда не лишила женщин общества зельевара, в самый кульминационный момент блеснув синими очечьками и предложив Снейпу лимонную дольку…
В общем, у Северуса были все основания бояться женщин, потому – нет ничего удивительного в том, что руку на грудь мисс Грейнджер он положил с таким же опасением, как на запущенный детонатор.

Волна сладкой дрожи прокатившейся по телу Гермионы была так сильна, что Снейпа едва не укачало.
С трудом устояв на коленях, зельевар, который был как все обычные мужчины технически устроен крайне незамысловато: две руки, две ноги, а посередине сволочь, внезапно понял, что не так страшна гриффиндорская заучка, как хороши ее бедра. К тому же, истощенная недавним вокальным дебютом, она могла только тихо постанывать и блаженно извиваться в его объятиях, что крайне устраивало вечно ждущего пакостей и удара ногтями в спину Снейпа.
Проведя легкий мониторинг имеющихся у него в наличии данных, мужчина одобрительно покачал головой, пробормотал что-то типа «я заглушу твою боль своим стоном» и начал пристраиваться сверху.
У Гермионы, однако, были совершенно иные взгляды на длительность любовной прелюдии…

. . . . . . . . . . . . . . . . . .



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Воскресенье, 15.06.2014, 21:47
 
alekslv1Дата: Среда, 08.07.2015, 01:22 | Сообщение # 14
Подросток
Сообщений: 4
« 0 »
....МАММА МИА !!!!!!!!!! doctor biggrin
 
МихДата: Четверг, 09.07.2015, 22:26 | Сообщение # 15
Посвященный
Сообщений: 56
« 20 »
Цитата
В жизни Северуса Снейпа было достаточно женщин, во всяком случае, достаточно для того, чтоб научиться относиться к ним, женщинам, с опаской.
Эти создания почему-то считали модным и почетным затащить в свою постель угрюмого зельевара.


"Астория мне как-то поведала, что почти поголовно все первоклашки и даже часть второклашек со Слизерина были отчаянными почитательницами Снейпа. Чуть меньший ажиотаж наблюдался на Рейвенкло и Хаффлпаффе, и сходил почти на нет на Гриффиндоре. Мелюзге Снейп казался сумрачным гением, чёрным рыцарем, загадочным и величавым. Ненависть к нему со стороны остальных учеников они принимали за зависть, и ещё сильнее болели душой за своего кумира. Поскольку женщин они не считали достойными такого сокровища, то Снейпу приписывались романтические связи то с Люциусом Малфлем, то с Дамблдором, то — у более поздних поколений — с Оливером Вудом. Какое счастье, что до меня ещё не добрались и ему в пару ставить не начали! Причём, каждая втайне мечтала, что когда-нибудь именно она и станет той, что растопит сердце этого Властелина Тьмы и завоюет его, заодно исправив ориентацию на более традиционную. К третьему курсу, причём, всю эту дурь неизменно вышибало осознание того, что вечно брюзжащий нытик, которого в детстве даже не смогли обучить даже элементарным правилам личной гигиены, совсем не является достойным объектом для поклонения — ну разве что для особых извращенок."(с)"Канон",pskovoroda.

:-) :-) :-)


Сообщение отредактировал Мих - Четверг, 09.07.2015, 22:26
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Слава Богу, День Рожденья только раз в году (Humor, пьяное безобразие, стеб, миди)
Страница 1 из 11
Поиск: