Армия Запретного леса

Воскресенье, 23.07.2017, 01:39
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 19 из 19«12171819
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Не плачь, девчонка! (Попаданка в Эйлин Снейп. Завершен + Послесловие и миник)
Не плачь, девчонка!
КауриДата: Среда, 19.08.2015, 23:03 | Сообщение # 541
Высший друид
Сообщений: 777
« 668 »
Глава 29 (часть 1)

Джей попрощался минуты через две после того, как стих звук мотора мотоцикла, обещаясь быть вечером. Паршивец, найдя меня на третьем этаже, выходящей из спальни и скомкано объяснив про неотложные дела, поцеловал в щёку, шепнул: «Не злись на Тоби», - и сразу аппарировал. И правильно сделал, а то пнуть его очень захотелось.

Нашёл кого защищать! У меня даже крамольные мысли закрались, а так ли плоха была прежняя Эйлин. А что, если Тоби запирал её в доме, и вёл себя как последняя скотина? Учитывая, что он не привлекал её как мужчина, и вряд ли вникал в её проблемы, общаясь исключительно в постели, и проклятие импотенции объяснить можно. Я передёрнулась и искренне обозвала себя дурой. Гадость вообще-то, я даже котам сочувствовала, которых кастрировали, что уж о человеке говорить. И вообще, надо признаться, что Тоби ещё терпеливо сносил мои закидоны с прогулками в опасных местах. Гад! Ничем его не проймёшь!

Погрузиться в депрессию не дала сова от Сметвика. Я уже битых два часа, если не больше, мучила книгу по древним рунам, но сосредоточиться удавалось с трудом. Вообще делать ничего не хотелось. В открытое окно кабинета доносились голоса Северуса и Данко, но я не решилась к ним выйти и испортить веселье своим похоронным видом.

Именно этот момент выбрала крупная серая сова, залетев прямо в открытое окно моего кабинета. Вздрогнув от неожиданности, я обратила внимание на большой крючковатый клюв сипухи, и признала в ней Панацею, любимицу Моргана Сметвика. Она протянула мне лапку с привязанным к ней кожаным мешочком.

- Привет, моя хорошая, - я осторожно отцепила от лапки поклажу, - а мне и угостить тебя нечем. Слетай на кухню, там на столе явно что-то осталось. Или Данко найди, он покормит.

Панацея посмотрела на меня блестящими глазами, как на больную и требовательно клюнула мешочек.

- Ах, да, извини. Ответ нужен?

Сначала достала записку, почерк Сметвика вызвал улыбку.

«Эль, вопрос жизни и смерти! Посмотри образец яда. Противоядие нужно изготовить не позднее шести утра. Я не могу рассчитывать, что тебе это удастся, с таким ядом имею дело впервые. Так что отослал образцы ещё двоим зельеварам и одному штатному. Но ты лучшая. Я в тебя верю, моя храбрая девочка! Г.С.»

- Вопрос жизни и смерти, - хмыкнула я. Вечно у докторов такая фраза, иногда просто как присказка используется, и не только у докторов, а повсюду. Но Сметвик наверняка не из тех, кто будет шутить в таком деле.

Я постаралась сдержать радость и сосредоточиться. Профессор зельеварения на Авалоне не даром гонял меня по ядам больше двух месяцев, вцепившись, как клещ. А я и не сопротивлялась – сама заразилась его энтузиазмом и любовью к этому опасному разделу науки. Думала, как вернусь, сразу продолжу работу с ядами и противоядиями, но как-то руки не доходили. Вот Руны зачем-то мучаю, нет бы делом заняться.

Спасибо Сметвику. Явно прознал, что страдаю от безделья. Говорят, что мужики – сплетники похуже женщин. Уже доложили про нашу ссору? Но я не сердилась. Занятие любимым делом – это отличный выход из депрессии. При встрече поблагодарю.

Но сначала самое важное. Прямо на обороте записки я чиркнула:

«Морган, я возьмусь, хотя обещать ничего не буду. Но мне как можно быстрее нужен образец крови зараженного – не меньше трёхсот миллилитров. Ещё понадобятся его параметры: рост, вес, объём циркулирующей крови, и время попадания яда в организм, желательно, как можно точнее. Напиши, что применялось из зелий после заражения, и что с симптомами. Эль»

Сова опять протянула лапку, торопя. Я вытряхнула из мешочка фиал с ядом, сунула внутрь записку, и прикрепила его к лапке.

- Это срочно, милая. Лети к хозяину.

Сова возмущённо заклекотала, в духе, что сама знает, ухнула сердито и вылетела в окно.

Мне стало жаль, что Джей Ли так не вовремя ушёл, потому что понимала, что создать противоядие от неизвестного яда к шести утра – задача не из простых. Хотя мне это нравилось, проверить себя всегда интересно, но это означало, что мне нужно полностью отдаться работе от настоящей минуты и до окончательного завершения.

Впрочем, в волнении я просто упустила Данко. Вызвав его, пока не погрузилась в работу, я быстро выдала инструкции – меня беспокоить только в крайнем случае, за Северусом следить, вовремя покормить и уложить спать. Если вернется муж, объяснить, что занята срочным и важным зельем для Сметвика. Пусть общаются с Джеем сколько влезет, и не вздумают мне мешать. Есть захочу вряд ли, но на всякий случай оставить мне бутерброды и какой-нибудь сок в холодильной камере. Любые посылки от Сметвика незамедлительно доставлять в лабораторию.

Данко понятливо кивал, после чего заверил, что я могу быть спокойна, он всё запомнил и понял. Благодарно потрепав его по рыжему хохолку, я быстро переоделась в удобные домашние штаны и футболку, сбежала в лабораторию, и там уже нацепила защитный костюм. Благо в нём тоже имелись чары комфортной температуры.

Самое первое, что нужно было сделать, это идентифицировать яд. Да, Сметвику он не знаком, но у меня могло быть что-то похожее на практике в Авалоне. Так что я сразу приступила к первому этапу. Благо, для этого даже специального оборудования не требовалось. Только самый маленький латунный котёл, набор трав, которые к моей удаче все были в наличии, ну и набор специфических заклинаний, которые авалонский зельевар заставил заучить на зубок, гоняя по ним немилосердно.

Одну каплю яда я специальным заклинанием увеличила до двухсот миллилитров, а потом разлила в пятнадцать пробирок. Чистый яд потребуется только для окончательного анализа, а для идентификации сгодится и такой.

Я с трепетом предвкушения приступила к исследованию, подбодрив себя любимой фразой авалонского наставника:
- И что же ты за зверь такой славный?

Токсины бывает белкового и растительного происхождения. Что растительный фактор можно отбросить сразу, я поняла довольно быстро. Получалось, что яд выделило какое-то животное. Я хорошо представляла четыре основных фактора воздействия белкового яда, оставалось вычислить, который из них засветился в этом неизвестном даже Сметвику продукте, и тогда можно будет уже с уверенностью говорить о том, какую группу антидотов нужно использовать. А вычислить ядовитую тварюшку – лишь приятный бонус.

Я действовала по знакомому алгоритму, и вспоминала экзамен на Авалоне. Вот тогда я нервничала сильно, ведь яд принял сам профессор, и я должна была его спасти, не имея ни образца яда, ни сведений о способе заражения. Зато под боком был пациент и я могла лично наблюдать за его состоянием. Профессора я обожала. Старичок, а сколько в нём было жизни, юмора, хладнокровия и доброты. Мог и прикрикнуть, и высказаться ядовито, заметив невнимательность, небрежность, или глупую ошибку. Но я всё равно восхищалась им. Разумеется на экзамене он молчал, и я всё-таки спасла своего профессора, потратив уйму нервов. Конечно я знала, что у него на всякий случай был заранее приготовлен антидот.

Сейчас профессора рядом не было, и подстраховать меня никто не спешил. Но зато никто и не подгонял, всё зависело только от моих навыков, знаний и сообразительности. И это очень вдохновляло.

Догадаться о носителе яда не составило труда, как только я поняла, что его воздействие направлено одновременно и на кровь, и на нервную систему. Такое сочетание свойственно представителям змеиного народца, именно змеи, как правило, комбинируют оба воздействия. И это уже был большой прорыв в моей работе. Значит змея! Хорошо, очень хорошо! То есть хорошо для меня, и плохо для бедолаги, находящемся в Мунго.

И ведь всё это комбинированное воздействие сочеталось с неприятным фоном явно магического происхождения. Значит змея была волшебной, и я только взмолилась, чтобы это не был василиск – слёз Феникса мне взять просто неоткуда. Разве что навестить Дамблдора, да потрясти как следует его птичку. Замнем на минутку, как я попаду в его кабинет. А вдруг в шестьдесят четвертом у него Феникса ещё не было? А я как последняя идиотка буду объясняться с добрым дедушкой, теряя время. Я решительно отбросила мысли о василиске – рано паниковать.

Я отвлеклась на заглянувшего в лабораторию Данко. Он поставил на стойку фиал с кровью, положил лист бумаги и, быстро пояснив, что это от Сметвика, и удалился.

Я разделила кровь пациента на четыре порции. Одна понадобится для определения количества яда, попавшего в организм, вторая – для изготовления индивидуального противоядия. Третья – для расчета дозы противоядия, потому как передозировка может быть смертельна. Ну а четвёртая – для проверки готового зелья. Сметвик, умница, прислал кровь, уже подготовленную к работе, так что я могла спокойно отставить её на специальном штативе до тех пор, пока она не понадобится.

Ура! Ещё полчаса, и версию о василиске можно было отбросить. Хотя могла бы отбросить и сразу, сомнительно, что Сметвик не определил бы такой яд. Но скрупулёзная проверка – наше всё, главный целитель мог и ошибаться, что свойственно всем смертным. К слову о смертных. Бедолаге в Мунго конкретно не повезло. Я насчитала уже третий фактор воздействия, а значит, кроме отеков, тромбоза, кровотечений и инсульта, несчастного ожидало разрушение эритроцитов и атрофия глазного нерва – а это уже швах. Впрочем, картина просто уникальная. И создать антидот такой сложности – это вообще мечта поэта.

А спустя ещё час, я восхитилась не на шутку. Мордред и Моргана, какой маньяк создал этот дивный напиток смерти? Да-да, четвёртый фактор тоже был тут представлен, а значит к бедам пациента добавлялся паралич межреберной мускулатуры. И всё бы ничего, если это было единственной угрозой - тут даже времени было бы намного больше для маневра. А судя по симптомам у пациента, скупо описанным Морганом, затруднённое дыхание уже имелось. Но это только начало. В сочетании с кровотечением, которое может начаться в ближайшие часы, атрофией глазного нерва и всем остальным – картина вырисовывалась самая мрачная. Показать бы это чудо профессору на Авалоне! Обязательно солью воспоминания в думосбор и попрошу целителя Тики туда передать.

Я так увлеклась, что Данко пришлось несколько раз ко мне обратиться, чтобы привлечь внимание. Время близилось к полуночи, и я не удивилась, что Сметвик прислал новые симптомы. Он сообщал, что состояние пациента ухудшилось, помимо затруднённого дыхания начался кашель, слюнотечение и дважды была рвота. Я удовлетворённо покивала, так как картина вполне соответствовала моим выводам. Разве что ожидала этих симптомов чуть позже. И еще предстояло выяснить, что могло их ускорить. И была искренне благодарна Моргану, что он не пытался меня торопить. Приятно иметь дело с понимающим человеком! И правильно – пациенты будут всегда, и если моё зелье не поможет этому, то может спасти жизнь другим, что поступят с таким же отравлением.

Оглянувшись, увидела на своём столе стакан сока и три сэндвича с ветчиной и сыром. Поняв, что проголодалась, а в работе как раз появилась возможность прерваться, не поленилась снять защитный костюм и умыться. Но даже во время перекуса мой мозг продолжал работать, просчитывая следующие этапы изготовления антидота.

Я вздрогнула, услышав чьи-то шаги. А ведь сказала же не беспокоить. К счастью, это был Джей Ли, а не Тоби. И то счастье.

Брат был несколько бледен, но нянчится с ним, расспрашивая, в чём дело, я не собиралась. И думала, как бы необидно намекнуть, что он совсем не вовремя. Впрочем, у меня еще оставался один бутерброд.

- Ты как, Эль? – спросил Джей, присаживаясь на табурет. – Жива тут?

- Вполне, - жизнерадостно ответила я. И всё-таки спросила: - Что-то случилось?

- Да… То есть нет. Просто волнуюсь за тебя.

Так я и поверила. Опять ведь заведёт песню про то, какой Тоби хороший. Не дав ему возможности это осуществить, решила поделиться своим восторгом:

- Не поверишь, Джей, какую интересную работу мне подбросил старина Морган. Уникальный яд, у которого нет аналогов, а к утру нужно сделать противоядие.

- А это сложно? – заинтересовался он.

- Сложно изготовить антидот к известному яду, - наставительно сказала я. – А тут неизвестный, да ещё уникальный до крайности. Чуешь разницу?

- И в чём уникальность?

Кажется, мне удалось его всерьёз заинтересовать. И я поспешила поделиться:

- Это яд неизвестной магической змеи, Джей, а уникален он тем, что вместо одного фактора воздействия, или двух, что тоже не редкость для змей, в этом образце присутствуют все четыре. И такого я ещё не встречала.

Братец ещё больше побледнел и спросил:

- Это очень плохо?

- Это прекрасно, глупый. – Я с аппетитом прожевала кусок сэндвича и глотнула сока. – Над простым составом работать не так интересно. Уж ты-то, как артефактор должен это понимать.

- А-а, ну да, - неуверенно согласился он. – И чем грозят эти четыре фактора… э-э… пациенту?

- Ты удивишься, но случай беспрецедентный, - с удовольствием сообщила я, - это тромбоз сосудов и отёки, кровотечения, угроза инсульта, разрушение эритроцитов и паралич межреберной мускулатуры.

Джей расширил глаза и закашлялся.

- Паралич чего? – переспросил сдавленным голосом.

- Межреберной мускулатуры, - улыбнулась я. – Ну это знаешь, когда человек медленно задыхается, потому что мышцы не могут поднять диафрагму. Кстати, симптомы у данного пациента именно об этом и говорят.

- Откуда ты…

- Сметвик присылает описание симптомов. Но это ещё не всё.

- Не всё? – Джей и без того был уже каким-то зелёным, не знала, что он такой впечатлительный.

- Да ничего особенного, - попыталась я смягчить, - просто атрофия зрительного нерва добавляется, а это совсем круто.

- Зрительного нерва?

- Слепота, Джей, необратимая. Всё, с тебя хватит, мой перерыв закончился. Спасибо, что навестил.

- Погоди, Эль. То есть… Блин, ты так расписала! Надежды нет?

Я округлила глаза:

- Тебе не помешала бы, братец, больше в меня верить. Конечно, я намерена сварить этот антидот.

- И спасёшь его?

- Кого?

- Ну, пациента.

- Вполне возможно, - хмыкнула я, - хотя и не факт. Ты чего? Только не смей тут блевать. Я тоже могу впечатлиться, а мне ещё работать!

Джей выглядел очень несчастным, зря я так с ним.

- Да брось, я всё понимаю, но в конце концов, жизнь она такая. Вот, выпей, - я протянула ему успокоительное, а то вид брата мне уже совсем не нравился.

Успокоительное он выпил залпом и посмотрел на меня очень внимательно:

- Он умрёт?

- Джей, ну откуда я знаю? В конце концов, постоянно кто-то умирает. Жаль конечно, но я делаю все возможное.

- Я понял, Эль. А если он…

- Братец, заканчивай уже спрашивать, вовсе не обязательно меня слушать, если ты от этого готов упасть в обморок. Поверь, я в порядке, занята любимым делом и всё отлично. Лучше скажи, как там у вас. Северус уже лёг спать? Тобиас вернулся? Ты сам здоров?

- Да всё в порядке, племяшка спит. Тоби… - он сглотнул, - ты до сих пор на него злишься?

Я вздохнула и твёрдо ответила:

- Нет, Джей! Уже нет. Но видеть пока не хочу.

- Понятно.

- Можешь передать ему, чтоб не спускался сюда. В данный момент, мне совершенно не до него, уж прости. Сам понимаешь, мне совсем не хочется сейчас выяснять отношения.

- Уверен, что он это поймет, - кивнул Джей. – Если что будет нужно, я спать не буду, только позови.

- Да ну глупости, обойдусь. Лучше выспись, а то ты какой-то замученный.

- Ты только скажи, если антидот… Если все получится… Ну, если ты сможешь…

- Джей, да что с тобой? Что если? Говори толком.

Я с удовольствием допила остатки сока.

- Если всё сможешь сделать, и пациент выпьет твой антидот, последствия всё равно какие-то будут?

- Это простое любопытство или научный интерес? – я встала и стала быстро натягивать свой защитный костюм.

- Научный.

Джей смотрел как-то жалобно, и я решила ответить честно:

- Смотря, когда выпьет. Если симптомы будут прогрессировать так быстро и дальше, то могу не успеть. Тем более, если буду отвечать на твои бесконечные вопросы. Понимаешь?

- Да, Эль!

- Тогда марш отсюда немедленно, мне тут некогда, правда, Джей.

- Да, - он вскочил и почти выбежал из лаборатории. Смешной и очень заботливый у меня брат.

А я вернулась к своим склянкам.

Через час, Сметвик передал с Данко ещё порцию крови пациента с описанием ухудшихся симптомов – пошла горлом кровь, сильный озноб и крайне затрудненное дыхание. Чего и следовало ожидать. Самой противно от своей правоты. Сообщил ещё новые параметры больного и что никаких зелий он ему не давал. Это он молодец. И в конце всё же спросил, сколько на мой взгляд осталось времени до необратимых последствий. Себе уже не доверяет? Ладно, если это проверка – так и быть, осчастливлю. Пришлось всё бросать и сравнивать образцы крови и симптомы. Вычисления заняли не так много времени, и я вручила записку притихшему Данко с чёткой фразой: «Два часа, сорок минут».

Данко обернулся оперативно, и сообщил, что Сметвик всё понял и будет ждать.

Я только кивнула, помешивая будущий антидот в большом котле. Даже о пациенте поразмышляла – наверняка какой-то аврор, забывший аптечку дома. Универсальный антидот может быть и не спас бы, но времени на изготовление противоядия было бы больше.

Наконец всё было готово. И я в который раз приступила к расчётам, пока зелье остывало. Накладывать охлаждающие чары было никак нельзя. По параметрам больного предстояло определить необходимую дозу. Хорошо, Сметвик уточнил в последнем письме точную потерю веса и крови.

Всё было готово, и я наколдовала «Темпус». Ну что ж, этот парень, кто бы он ни был – настоящий везунчик. Может даже зрения не лишится. Оставалось сделать пробу и доставить посылку.

Затаив дыхание, я капнула в последнюю в пробирку с кровью из последнего образца строго отмеренную дозу противоядия и уселась ждать. По прошествии пяти минут, необходимых для полного очищения, я с трепетом провела анализ. И готова была плясать от счастья – у меня получилось! Авалонский профессор мог бы мной гордиться.

Четыре флакона с антидотом были подготовлены, и можно было отправляться радовать Сметвика. Ему-то каждый пациент дорог. Это я бесчувственный зельевар.

Я вызвала Данко, остервенело сдирая с себя костюм. Ну а что – доставлю сама. Посмотрю на красавчика.

- Перенесёшь меня к Сметвику, Данко. В доме всё нормально?

- Да, хозяйка, всё хорошо, - кивнул домовёнок, протягивая мне лапку.

В этот момент в лабораторию ворвался взлохмаченный Джей Ли, почти скатившийся с лестницы, судя по грохоту.

- Всё? – спросил он с порога. – Ты сделала?

- Да, Джей, только мне некогда. Мне надо отдать противоядие Моргану. Так что извини. Данко…

- Я с вами, - рванул Джей ко мне.

Спорить не стала, времени до точки невозврата оставалось всего минут семь. И было бы обидно не успеть теперь, когда всё было готово. Всучила только брату два флакона в руки, приказав не разбить. Хотя они у меня не бьющиеся, но мало ли.

Через мгновение мы уже стояли в кабинете Сметвика.

Тот вскочил с кресла при виде нас, и я чуть не хихикнула от его встрёпанного вида. И тоже бледный, почти как Джей. Ну понятно, спать по ночам нужно!

- Так, Морган, покажи мне пациента, антидот готов.

- Я сам ему дам, - решительно ответил целитель, мягко отбирая флаконы.

- Ладно, - не стала я настаивать. – Только осталось минут пять, может даже меньше, сам понимаешь. А он должен выпить все четыре флакона до капли. Заставь его как угодно это сделать, хоть сам влей в глотку. И быстро, иначе слепота обеспечена.

- Где? – рявкнул Сметвик.

От испуга я села на кушетку.

- Что где?

- Где ещё два?

- У меня, - спохватился Джей. И бросился в коридор вперёд Сметвика, словно знал, где находится палата пострадавшего.

- Жди здесь! – приказал целитель и бросился за братом.

Я глубоко вздохнула и заняла кресло Сметвика за большим столом. Оно еще хранило его тепло. Судя по виду и спешке целителя, не иначе кто-то важный загремел в Мунго. Аристократов среди пациентов у них хватает. Впрочем, он мог так относиться к любому, врач же. И случай редкий.

После такого длительного напряжения мне очень хотелось спать. Но была твёрдо намерена дождаться результатов и похвал. Я была уверена, что всё сделала правильно. Поэтому отчаянно зевала, терла кулаками глаза, кусала губы и заставляла себя сидеть ровно, а не растекаться по удобному креслу сонной лужицей.

Было уже три часа ночи, когда в кабинет вернулся Сметвик.

Я прервала зевок, поспешно прикрыв рот ладошкой, и вопросительно поглядела на целителя. Он было замер на пороге, странно на меня глядя, а потом быстро обогнул стол, выдернул меня из кресла, изрядно испугав, схватил на руки и закружил по кабинету:

- Ты умница, Эль! Красавица! Я люблю тебя больше, чем свою сову! Клянусь, чем хочешь!

- У меня муж есть! – я так развеселилась, что даже взбодрилась. – Как там твой пострадавший? И лучше меня уже поставь.

Сметвик всё-таки здоровенный мужчина и силы у него немерено, так что я ощущала себя пушинкой в его руках. Приятно было, что меня оценили.

Он аккуратно посадил меня обратно в своё кресло и серьёзно сказал, присев перед креслом на корточки:

- Во-первых, я рад, что у тебя есть муж. Во-вторых, да, Эль, ты умница. Антидот сработал как надо. И всё благодаря тебе, девочка!

- Очень рада, - я не удержалась и снова зевнула. – Пациент в сознании?

- Он его и не терял, сильный малый.

- Но дурак, - покачала я головой, - мог бы аптечку с собой носить, если к таким тварям суется. Аврор что ли безголовый?

Сметвик хохотнул:

- Ты права, Эль, но могла бы и пожалеть беднягу. Настрадался, никому не пожелаешь.

- Да я жалею!

- А то я не вижу.

- Ты только никаких зелий не давай в течении шести часов, ладно?

- Поучи меня, малявка! – он поднялся во весь свой рост и щёлкнул меня по носу.

- А эти двое, они что? – спохватилась я.

- Какие двое? – насторожился целитель, ставя передо мной на стол два бокала и наполняя его вином из покрытой паутиной бутылки.

- Морган! Ты же писал, что послал яд ещё двум зельеварам. А ещё штатному – значит трое.

- Мне кажется, или я слышу в твоём голосе ревность? - усмехнулся он.

- Представь себе, - буркнула я. – Так что они?

Сметвик вручил мне один бокал, наполненный на одну треть, придвинул себе посетительское кресло и уселся напротив:

- Выпьем, Эль, за твой первый удачный заказ от Мунго. Не бойся, именно столько тебе можно. Должны же мы отпраздновать этот знаменательный день.

- Так это была проверка на профпригодность? – усмехнулась я. И отпила немножко вина. – Вкусно!

- Можно и так сказать, - ответил вредный целитель. – Главное, что ты справилась.

- Ну, а другие зельевары? Говори уже.

- Ладно, слушай. Один сразу вернул флакон с ядом, заявив, что не берёт на себя ответственность, потому что за такое короткое время изучить новый яд невозможно. А хроновороты запрещены и вредны для здоровья.

- Вот дурак, - не удержалась я. – Извини, а второй?

- Обещал всё сделать к полудню. Запросил гонорар неприличных размеров. Пришлось отказаться от его услуг. Ну а штатный полчаса назад принёс беозар и сказал, что ничем больше помочь не может.

Он скроил такую кислую физиономию, что я не удержалась и принялась хохотать. В этот момент вернулся Джей Ли. Он улыбался, глядя на меня, но выглядел теперь смертельно усталым. Я кашлянула, справляясь с охватившей эйфорией.

- По какому поводу веселье? – спросил брат, присаживаясь на край стола.

- Выпей с нами, вино обалденное, - сказала я ему. – Мы празднуем мой первый заказ от Мунго.

- С удовольствием, - он принял бокал от Сметвика. – За тебя, Эль!

- За Эль! Лучшего зельевара Британии, - подхватил Морган.

Они оба вскочили и стоя выпили. Я вдруг вспомнила, что так пили за женщин парни из той моей жизни, собираясь у нас во дворе. Друзья мужа сестры. Но не смогла расстроиться. В конце концов, и в этой жизни у меня отличные друзья и множество хороших моментов. Например, сейчас.

Я почти допила своё вино.

- Да, кстати, - сказала весело, - мне же, наверное, тоже полагается гонорар?

- Какая вы меркантильная, миссис Снейп, - усмехнулся целитель, а Джей посмотрел очень странно.

- Ну а что? - решила я оправдаться. - Должна же я похвастаться перед мужем, сколько заработала.

И тут же опомнилась. Совсем забыла, что мы в ссоре. И нет чтоб отодвинуть эти мысли, когда так весело и тебя все хвалят. Но рот у меня скривился, на глаза навернулись слёзы, и я ничего не могла с собой поделать. Видимо, сказалось нервное напряжение последних дней и усталость.

- Эль, - растерялся Джей. – Ну что ты, маленькая?!

А Сметвик рванул к шкафчику в углу, доставая с полки флакон с зельем.

- Пусть порыдает, не мешай ей, Джей Ли, - велел он, подходя ко мне. – Ну, чем нас обидел мистер Снейп?

От его слов плакать сразу расхотелось, и я усмехнулась, шмыгая носом.

- Не буду я пить зелье, дайте лучше платок.

Кто-то вручил мне белоснежный платок, и я совершенно некультурно в него высморкалась. Даже вспомнилась сцена из фильма «Красотка», который столько раз смотрела в прошлой жизни.

- А можно мне ещё этого вина, а, Морган? Глоточек!

- Эль, это вино двухсотлетней выдержки было припасено мной для особого случая. Оно в десять раз дороже твоего гонорара.

- Тем более я хочу ещё глоток, - восхитилась я и приняла из его рук бокал. Там было больше чем глоток, но раз Морган сам даёт, я не думала, что детишкам оно навредит. – Вместо гонорара!

Джей смотрел на меня с такой нежной улыбкой, словно я была малым шаловливым ребёнком.

- Нет, Эль, гонорар ты всё же получишь, - заявил целитель, - тысяча галеонов тебя устроит? Мунго, конечно, не сможет себе такого позволить, но пациент у нас не бедный.

- Так много? – поразилась я. Хотя в душе была уверена, что антидот, созданный мной в рекордное время, стоил этих денег. Ну может чуточку меньше, но половины названной суммы – точно.

- Не бойся, ты его не разоришь, - усмехнулся Джей.

- Эй, а может скажете, кто это?

- Врачебная тайна, - покачал головой Сметвик с сожалением, а Джей пожал плечами, явно с ним соглашаясь.

- Ну вот, - надулась я, хотя не так уж мне хотелось знать, если быть совсем честной. – Джей-то не целитель, а знает.

- Жизнь вообще несправедлива, - закивал Сметвик сочувственно.

Я засмеялась. Что-то у меня вообще странная ночь получилась. То смех, то слёзы.

- Ладно, умники, надо бы мне домой, спать очень хочется. А где Данко?

- Я его сразу отправил назад, - сказал Джей. – Не бойся, я не так много выпил и смогу аппарировать нас обоих.

И в самом деле, крепко меня обнял и доставил прямо внутрь дома на второй этаж.

- Спасибо, - сказала я с чувством. – Пойду, глаза слипаются.

Джей чуть нагнулся и быстро поцеловал меня в обе щеки:

- Я горжусь, что у меня такая славная сестра, Эль, - серьёзно сказал он. – Отсыпайся. И не смей вставать раньше завтрашнего вечера.

- Скажешь тоже, - пробормотала я, крайне смущенная. Слова Джея меня очень тронули. – Спокойной ночи, братишка.

В супружескую спальню я входила на цыпочках, твёрдо решив, что даже если там Тоби, всё равно буду спать на нашей кровати. Но мужа в комнате не оказалось, и я даже немножко расстроилась. Видимо опять решил ночевать в гостевой комнате.

Уже засыпая, я твёрдо решила помириться с ним, когда проснусь, чего бы мне это ни стоило. Вон, как по-глупому можно человека потерять. Ведь случись что-то подобное с Тоби, я просто не захочу больше жить.



 
КауриДата: Среда, 19.08.2015, 23:04 | Сообщение # 542
Высший друид
Сообщений: 777
« 668 »
Глава 29 (часть 2)

Хоть мне и казалось, когда засыпала, что я способна проспать двое суток подряд, но уже в три часа дня открыла глаза и поняла, что сна нет ни в одном глазу.

Потянувшись всем телом, я вдруг вспомнила, что так и бросила всё в лаборатории, когда доделала антидот. Удивилась, что на мне пижама, потому что совершенно не помнила, как раздевалась. Последнее, что помнила, как я падаю на подушку и обнимаю её руками. А что было до этого – полный пробел. Ну разве что очень милый Джей помнился, который расцеловал меня на втором этаже.

Надев джинсы и рубашку мужа - вот просто захотелось, когда открыла наш шкаф – я тихонько, стараясь никого не тревожить, спустилась в лабораторию. К счастью, никто ничего здесь без меня не трогал, и я быстро навела порядок. А оставшихся восемь флаконов антидота спрятала на полку вместе с остатками яда – отошлю Сметвику для его коллекции. Яд подписала, как «quatuor mortes», а противоядие так же, но добавила слово» antidotum». А что – очень символично. Кстати на грифельной дощечке при написании латинского названия нужная полочка сразу высветилась. И появилась надпись: «яд – 1 порция, антидот к нему – 8 флаконов». Потом попробовала написать по-английски: «Четыре смерти». И полочка опять засветилась, а дощечка выдала те же данные. Полезная штука!

Оставалось порадоваться и подняться в кухню – выпить чашечку кофе показалось жизненно необходимым.

Мне показалось, что в доме никого нет, и я сразу прошла на кухню, но так и застыла, словно налетела на стену. Во всяком случае, сердце как от удара, вообще замерло, а потом, к счастью, забилось снова. И слишком сильно.

За небольшим кухонным столом, лицом ко входу сидел Тоби. Он замер с газетой в руке, тоже уставившись на меня своими невозможными синими глазами. Так и смотрели друг на друга, не шевелясь, пока я не поняла, что стала плохо видеть и сморгнула. Нашла ведь время реветь!

Тоби тут же вскочил, в два шага преодолел расстояние и опустился на колени, с силой обняв за талию и уткнувшись в мой живот лицом. Сначала я не знала, куда деть руки, и что вообще теперь делать, но все же не удержалась, и запустила пальцы в его густую шевелюру. Так ведь и не постригся после Авалона. Разве что резинку не всегда носит. Время вокруг словно замерло.

Опомнилась я, ощутив, как неромантично забурлило у меня внутри. Даже обидно стало.

Тоби фыркнул, отчего стало щекотно животу, и я в отместку потянула его за волосы, заставляя встать.

Не смогла. Сильный, гад. И терпеть умеет.

- Немедленно встань, - возмутилась я. – Я есть хочу!

Он поднялся как-то сразу. Я вот, тоже так могла, Лиара меня здорово научила плавным движениям. Только всё как-то применить свои умения некуда было. Надо что ли танец эротический для Тоби станцевать?

- Садись, - он отодвинул мне стул, - я сейчас всё тебе дам. Потерпишь пару минут?

Я только кивнула. А потом с удовольствием наблюдала, как он суетится возле плиты. И мне было всё равно, что гренки чуть подгорели, зато омлет получился очень вкусным, и тонкие кусочки ветчины, и сыр, и крепкий кофе со сливками, и маленькие пирожные с заварным кремом – мне понравилось всё. Жаль даже было, что смогла осилить лишь половину под внимательным взглядом мужа.

- Эль…

- Тоби…

Мы сказали это одновременно и впервые открыто улыбнулись друг другу после начала ссоры.

- Ты первый, - быстро сказала я и отхлебнула кофе.

- Эль, чем бы ты хотела сегодня заняться?

- Э-э, - я озадаченно поерзала на стуле. Ничего не приходило в голову. – Мне, наверное, надо посмотреть заказы на зелья…

- Да забудь хоть один день про зелья, - досадливо поморщился он, - словно это такая важность.

- Не скажи, - горячо возразила я сразу, вспомнив, как кружил меня по кабинету Сметвик. – Вот вчера я человеку жизнь спасла. Именно с помощью зелья.

- Да? – кажется мне удалось его удивить, но голос звучал скептически. – Он что, находился в твоей лаборатории и начал задыхаться?

Я фыркнула в чашку, расплескав кофе. Быстро вытерлась салфеткой и посмотрела на него с превосходством:

- Рассказать?

- Да, хотелось бы услышать, - кивнул он.

И мне так захотелось его удивить.

- Тогда не перебивай. Ладно?

- Договорились. Но сначала скажи, что за человек.

- Да я не знаю, - сразу расстроилась я, - мне просто не сказали. Врачебная тайна, видишь ли.

- Отмазка так себе, - усмехнулся Тоби,- но, допустим, я верю. Давай. Буду молчать.

- Тогда налей ещё кофе. Я видела, там оставалось.

Он поспешно вскочил, налил мне кофе и даже сам подлил сливок и положил два кусочка сахара. И на полном серьёзе спросил:

- Размешать?

- Не надо. Это ты тянешь время, чтобы не слушать.

Он тут же сел на своё место, положив локти на стол. И молча уставился на меня.

- Ну вот, - я отпила один глоточек, - как только перебьёшь, дальше не услышишь, как ни проси. Понял?

Он смешливо кивнул. И я вдруг поняла, что он очень легкомысленно относится к моим зельям. И мне просто жизненно необходимо рассказать эту историю.

- Вчера я получила письмо, - начала я рассказ, - очень и очень необычное. Там было написано, что это вопрос жизни и смерти. Прекрати улыбаться!

Он честно попытался, но только улыбнулся ещё шире, и я покачала головой. Пусть.

- Надо было придумать и сварить зелье за очень короткое время. Точнее, суть в том, что это невероятно сложное зелье, время, конечно, важно. Но важнее было создать. Я непонятно объясняю?

Тоби помотал головой. Смешливый какой!

- Хорошо. Дальше слушай. О! А хочешь, я тебе скажу, сколько мне заплатят за работу?

- И сколько? Прости, Эль. Но ты сама задала провокационный вопрос. Согласись!

Я хихикнула.

- Хорошо, это не считается. Мне заплатят тысячу галеонов. Круто?

Кажется, мне удалось его пронять, и хоть он улыбнулся, но явно был впечатлён:

- Очень круто. Теперь я точно хочу это услышать.

- То есть сначала ты не хотел? – уточнила я.

Тоби рассмеялся, но очень так по-доброму.

- Эль, милая, ты просто рассказывай. Я весь – внимание.

- Это письмо написал небезызвестный тебе Морган Сметвик, ну ладно, пусть будет Гиппократ Сметвик.

Тоби кивнул.

- Человек отравился, и нужно было сварить антидот.

Тоби снова кивнул. И улыбнулся, как мальчишка. Невозможно было на него сердиться.

- Но, когда я исследовала яд, который мне прислали… А Сметвик послал его на всякий случай ещё двум зельеварам, не очень надеясь на мои умения… Ладно, я не о том. Ты меня сбиваешь. Так вот, я, когда стала исследовать яд, то поняла, что он просто уникальный и сразу догадалась откуда он взялся. На самом деле, этого парня… Ну это я предполагаю, что это был какой-то парень, судя по весу и объёму крови.

Тоби начал раскачиваться на стуле, изображая полное внимание и не отрывая от меня взгляда. Я сама усмехнулась, понимая, что рассказчица из меня бестолковая.

- Ну так что с парнем-то? - не выдержал муж. – На самом интересном остановилась.

Я хихикнула. Это было классное ощущение, когда тебя так слушают.

- Не буду тебя мучать. Я не знаю, где этот парень нашёл приключений на свою, извини, задницу, но мало ли сколько в этом магическом мире есть всякой гадости.

- Э-э-эль, - простонал муж, зависнув на двух задних ножках стула, и держась за стол кончиками пальцев.

- Я рассказываю! Этого парня укусила страшно ядовитая змея, причём совершенно неизвестная даже Сметвику.

Ножки стула с грохотом опустились на пол, и я подпрыгнула от неожиданности.

- Тоби!

Он смотрел на меня так, словно впервые увидел. Даже улыбаться перестал. И я сразу же поняла, что мне наконец удалось его впечатлить.

- Да, Тоби, бывает и такое. Не знаю, кто такой молодец, что собрал яд этой зверюги, я, честно, готова была расцеловать его за это, но думаю, именно это спасло ему жизнь. Не будь у меня яда, я бы физически не могла успеть, понимаешь? А знаешь, чтобы с парнем было, если бы я не успела? Джей даже проникся, между прочим.

- Что? – выдохнул муж. Может, он просто боялся змей, и потому так побледнел? Даже на стуле качаться перестал, сцепив руки в замок так, что побелели костяшки.

- Ничего хорошего, - проворчала я, решив всё же опустить подробности и медицинские термины. – Без антидота просто не смог бы дышать через какое-то время, и умер. Опоздай мы с Морганом на пять минут, жив бы остался, но зрение спасти бы не удалось. А если задержалась бы минут на сорок – пятьдесят, процесс был бы необратим, и парень бы умер в страшных мучениях. Причём, агония длилась бы еще сутки, судя по свойствам этого поганого яда. Там просто ещё магическая составляющая была очень неприятная. И чем сильнее парень, тем дольше бы длилась агония. Но не переживай так, я уверена, что у целителей магов есть возможность прекратить мучения. И вообще слышала, что Авада Кедавра именно с этой целью применялась изначально. Так называемый «зелёный луч милосердия».

Тоби закрыл лицо руками.

- Эй. Рассказывать дальше? Я честно не обижусь. В общем-то итак ведь ясно.

Тоби сразу убрал руки от лица и сел прямо.

- Прости, Эль. Я слушаю.

Он был таким серьезным, что я тоже собралась, и даже начала говорить уверенней и более складно. И как поняла, что такого яда действительно не встречается ни в земных аналогах, ни на Авалоне. И что мне практически пришлось с нуля исследовать. Экспериментировать, узнавать свойства, вспоминать всё, что я знала о ядах и противоядиях вообще. Рассказала, как заходил Джей и что спрашивал, надеясь хоть чуть-чуть развеселить мужа, но он почему-то даже не улыбнулся. Как Сметвик присылал мне сведения о состоянии пациента чуть ли не каждый час, как поняла, что у меня всё получилось. Как Джей напросился со мной в больницу, и как мне не дали взглянуть на пациента. И как потом мы пили со Сметвиком вино, и как он кружил меня на руках.

- Ты понимаешь теперь, как Сметвик оценил, - закончила я. – А я не думаю, что он притворялся. Вот!

- Да, - сказал Тоби и сглотнул. – Ты потрясающая, Эль!

Я широко улыбнулась и покачала головой.

- Да нет, просто я хорошо учила яды на Авалоне. Помнишь профессора Мордина? Он научил меня всему.

- Помню, - Тоби слабо улыбнулся, - когда ты еще болела, я учился у него ровно три дня, после чего он выгнал меня из лаборатории и пригрозил отравить, если я только ещё раз ступлю на порог.

Я ахнула от такой несправедливости.

- Ты очень расстроился? – я не представляла, чем моего любимого профессора можно было вывести до такой степени. И еле сдержала смех.

- Я был счастлив, Эль, - улыбнулся Тоби. – Слушай. Ты сильно расстроишься, если я сейчас выпью одну рюмку коньяка?

Я молча вскочила, достала коньяк и коньячный бокал, и сама ему налила. Решила впредь осторожней быть с рассказами о ядах. Это для меня это что-то понятное и интересное, а мужчины видимо по-другому это воспринимают. Особенно, если не сильны в зельеваренье.

Тоби выпил коньяк как воду, закашлялся и замотал головой, когда я хотела налить ещё.

- Хватит!

- Я тебя понимаю, - решила я его подбодрить, - знаешь, в чем проблема этого парня была на самом деле?

Он посмотрел с удивлением.

- В чём?

- В том, что лез в опасные места, не имея под рукой хотя бы противоядие общего действия. Так что я тебя прошу, Тоби, если куда-то не дай Мерлин, намылишься, бери с собой аптечку. Сама тебе могу собрать.

Он очень серьёзно закивал.

- Ну вот, - пояснила я. – А то я подумала, вдруг бы Джей отравился, кстати тоже надо ему аптечку сделать. Понимаешь, как это важно?

- Да, - сказал он севшим голосом. – А если бы я отравился? Спасла бы?

Я даже опешила. Смотрела на него в шоке, а потом наклонилась и сама поцеловала в губы. Он тут же посадил меня на колени, отвечая очень активно.

- Ты что, - я с трудом переводила дыхание, - конечно спасла бы, но сначала я бы просто умерла. Не говори так!

И теперь Тоби поднялся вместе со мной и закружил на руках по кухне, благо, она у нас большая.

Я смеялась и обнимала его рукой за крепкую шею.
- Тоби, хватит, что на тебя нашло?

- Не только же Сметвику тебя на руках носить. – И Тоби понёс меня наверх. А я сразу заволновалась, понимая, что очень соскучилась по нему за эти два долгих дня, или даже больше. И совсем не против, если он пристанет ко мне в середине дня.

Но муж удивил. Поставив меня в комнате на пол, сказал серьёзно:

- Я помню, что ты сказала, что сексом проблемы не решают. Так что одевайся, поедем тратить твои деньги.

- Куда? – растерялась я. – Да мне ещё чек не прислали.

- Деньги – не проблема. А поедем во Францию, например, в Париж, - портключ не проблема – возьму у Джефа. Хочешь?

Кажется, моя недавняя фантазия начала сбываться.

- Мне нечего одеть, - испугалась я. – И Северус…

- Там и купим, не проблема. Ты и так хорошо выглядишь в моей рубахе. А Сева оставим с Джеем. Да и Данко поможет. Мы же не навсегда, дня на три.

Я стояла, открыв рот, а Тоби смотрел так серьёзно, что мне захотелось самой затащить его в постель, и никакая Франция не казалась сейчас лучшей альтернативой.

- Ладно, ты собирайся, а я к отправлю к Джефу эльфа за ключом. У Дарси там есть квартирка на Монмартре, так что будем там очень быстро.

Он ушёл, и я бросилась собирать вещи. Чемодан не закрывался. Я вывалила всё обратно, и отобрала только бельё, да пару легких платьев. Я в самом деле могла себе позволить купить что-то новое в Париже. Даже там тысяча галеонов должны быть неплохими деньгами. Сова Сметвика как раз принесла мне чек в конверте. И на этот раз я сбегала за угощением на кухню, а в лабораторию за ядом и антидотом. В мешочек поместились все флаконы, как я и ожидала. Чары расширения и облегчения веса – великая вещь.

А потом вернулся Тоби с портключом.

Это были чудесные два дня, на третий я не согласилась остаться. Первый день мы много гуляли по магазинам, поменяв деньги в местном гоблинском банке. Я накупила себе кучу нарядов, а Тоби терпеливо оценивал, отсеивая половину примеряемых мной вещей.

Одних туфелек, ботинок и сапог было куплено не меньше двадцати пар. Белья тоже накупила много, а когда отошёл Тоби, я быстро попросила у продавщицы обалденную и очень откровенную ночную сорочку.

А потом я увидела маленький бутик для будущих мам. Тоби туда не пошёл, оставшись в кафе напротив, а я была только рада. Безумно приятно, когда муж безропотно помогает с покупками, но видеть его кислую физиономию было уже не так весело. И дело не в том, что он тратил свои деньги, наотрез отказавшись трогать мой чек – платил он напротив, сияя, как медный грош. А вот сам процесс явно угнетал супруга. Он косился на выход, зевал, рискуя вывихнуть челюсть, хмуро провожал глазами продавщиц, критически осматривал выбранные мной товары, и оживлялся лишь, когда я кивала ему на кассу.

В бутике было совсем мало народу, в основном уже девушки в положении с разной степени выдающимися животами. Мне бы взгрустнуть, что скоро я буду похожа на них, но обилие кофточек для кормления, брючек и юбок с увеличенной талией, очень функционального белья и прочей прелести - просто завораживало. Набрав себе целый ворох подобной продукции, я уже направлялась к кассе, когда заметила его. Что он делал в этом бутике было совсем непонятно. Великолепный костюм как раз для моего танца, состоящий из верха со шнуровкой и низко сидящих на бёдрах почти прозрачных шароваров, которые можно было и за юбку принять. Яркая расцветка притягивала взгляд, очень понравились и дополнительные детали в виде пояса, увешенного цепочками и монетками, связки браслетов на запястья и предплечья, и изящных туфлей.

- Сколько? – спросила я сразу, не в силах оторвать взгляд.

Продавщица озвучила вполне скромную сумму и оглядела меня с любопытством:

- Умеете танцевать танец живота?

- Что? А, да, что-то вроде того. Рассчитайте меня, пожалуйста, и этот костюм – я его забираю. И вон те два веера тоже.

Покинув бутик в превосходном настроении, я попробовала уговорить мужа купить хоть что-нибудь для него. Тоби отказался. Сказал резко, что сыт по горло магазинами и покупками и тут же жалобно посмотрел мне в глаза:

- Куда теперь?

- Никуда, - не смогла я сдержать улыбки. - Пойдём поищем укромный уголок, уменьшим покупки и просто погуляем.

Муж предложил вариант получше. В магическом квартале мы зашли в почтовое отделение и отправили всё домой.

А потом гуляли весь вечер по улочкам Парижа, держась за руки и подолгу замирая на мостиках, перед дворцами или уличными музыкантами. Перекусывали в открытых кафе, болтали о пустяках. Тоби рассказал, что где-то во Франции проживают его дальние родичи, но он совсем ничего о них не знает.

Ночью я без сил опустилась на широкую кровать в квартирке Дарси, надеясь тем не менее на романтическое окончание вечера, но Тоби, просто прижал меня к себе и пожелал спокойной ночи.

Я слишком устала, и даже не было сил настоять на сексе.

Следующий день мы опять гуляли, посетили Сен-Тропе, искупались в море, целовались и ели мороженое под зонтиком на пляже. На Тоби заглядывались местные девицы в крошечных бикини, и я довольно быстро уговорила его сходить в театр, хотя он и смотрел только на меня.

Вечером я представила ещё одну ночь в чужой квартире без секса, и решительно настояла на возвращении. Впрочем, Тоби согласился сразу. Подозреваю, что его добил театр, потому что, в отличие от меня он плохо понимал по-французски.

Только вот надежды мои опять не оправдались.

- Эль, я думаю, тебе нужно немножко отдохнуть от меня… - начал он на пороге нашей спальни.

- Вовсе нет, - попыталась я возразить.

- Думаю, я некоторое время посплю в гостевой спальне, - закончил он.

- Тогда и я тоже, - возмутилась я. А сказать прямо, чего хочу, просто не могла.

- Ладно, - вздохнул он и остался со мной.

Но только, чтобы опять всю ночь спать рядом, теперь даже не обнимая.

А вот утром приносил в постель кофе и какие-нибудь вкусности, и я не могла понять, что вообще происходит.

И днём ведь был очень внимательным. Даже покатал на мотоцикле, мы снова всей семьёй устраивали пикники на озере, лакомились малиной, и один раз даже ночевали все втроём в домике на дереве, опять сдвинув кровати.

В итоге я решилась, соорудила прическу, натёрла тело специальным зельем, сваренным собственноручно - оно давало эффект золотистого загара и влажно поблескивающей кожи, что должно было дать Тоби дополнительный стимул перестать валять дурака. Затем надела костюмчик восточной танцовщицы, не забыв пояс и туфли. Повертелась перед зеркалом, не узнавая себя – выглядело обалденно. Пожалуй, шаровары, как и пояс сидели слишком низко на бёдрах, но чувствовала я себя в них превосходно. Монетки, цепочки и браслеты тихонько позвякивали при каждом движении. И я надеялась, что это не испортит танец. Наложница султана, не иначе, но мне это и нужно было. Довольная эффектом, я накинула халат, чтобы раньше времени не показывать своих намерений, и прямо днём позвала Тобиаса в нашу спальню. Завлекательный танец, сразивший на Авалоне Кассиана, я тренировала всё утро, вспоминая уроки Лиары, но без костюма.

Муж, ничего не понимая, в спальню пришёл, и даже не слишком сопротивлялся, когда я усадила его в кресло, задвинутое в самый угол. Свободного места в нашей комнате не хватало для моих целей, и я уменьшила и убрала на тумбочку нашу кровать.

- Что ты задумала? – спросил Тоби с интересом. – Просто я обещал Севу поправить качели…

- Это недолго, - улыбнулась я. Северуса я тайком отправила с Джеем к Анжелике Дарси, где гостил и Дерек. Они должны были остаться там на ночь. И наглый братец так улыбался мерзко, прощаясь, словно в точности знал, что я задумала. – Понимаешь, Тоби, меня Лиара одному танцу научила ещё на Авалоне. Я хотела показать его нашим друзьям. Ну, Поппи, Сметвику и всем Дарси. Мы же хотели к ним погостить поехать завтра. И у Поппи будет последний выходной как раз, а потом в Хогвартс ученики приедут.

- А, ну давай, - хмыкнул Тоби, развалясь в кресле, - я не большой ценитель, конечно…

- И ладно, просто скажешь, понравилось или нет.

- Хорошо-хорошо, мне даже интересно. Не знал, что ты… ну, я не видел, чтоб ты… Помнишь, ты отказалась танцевать в ресторане…

Ага, я помнила, там как раз вышла танцевать потрясающая брюнетка в красном платье, и все мужчины толпой ринулись из-за столиков, дергая своих дам. Конечно я отказалась.

- Просто смотри, ладно? - прервала я его мучительные объяснения, стараясь не слишком смотреть на его расстегнутую рубаху.

Ту самую мелодию я вызвала легко, это заклинание я научилась делать невербально. Тоби даже головой завертел, пытаясь понять, откуда идёт звук. А я сбросила халат, после чего полностью завладела вниманием мужа. Он кажется сильно прибалдел, увидев меня в таком виде, а я щёлкнула пальцами, заставив трещать браслеты и взяла в руки два веера – они вполне могли заменить кинжалы, с которыми следовало танцевать. Кассиана они, помнится, не слишком напугали, но на мужа у меня были другие планы. Не хватало ещё напугать.

Я начала медленные движения, постепенно ускоряясь, ощущая музыку кожей, все движения получались даже лучше, чем всегда, а удивлённый взгляд супруга действовал опьяняюще. От этого я ещё быстрее вошла в образ, крутясь и извиваясь, ловя ритм и не отрывая взгляд от потемневших глаз Тоби. Я не улыбалась. Как учила Лиара, «говорить и улыбаться должны только глаза и тело». Наверное, в этом танце было что-то восточное. Или костюм так на меня повлиял.

Я радовалась, что беременность пока незаметна. Но знала, что вряд ли ещё раз смогу повторить этот день до рождения близнецов. Потому отдавалась танцу без остатка, надеясь не только сломить сопротивление крепости по имени Тоби, но и доставить ему удовольствие красивым зрелищем.

И это случилось. Тоби одним движением поднялся с кресла. Ноздри у него раздувались, а глаза с расширенными зрачками блестели. Маленькими шагами он медленно приближался, а я ускользала, ведя танец к финальной сцене.

Но только я совсем не учла характер супруга. Когда я замерла в дюйме от его груди, он тяжело дышал, сжимая кулаки, напряженный как струна и, кажется очень злой.

- Ты думаешь, я железный? – спросил он сквозь зубы.

Я так не думала, я даже прекрасно ощущала животом его полную готовность к подвигам.

Но именно танец дал мне решимость нежно прощебетать:

- А что ты хочешь, Тоби?

- Эль…

- Я вот безумно хочу тебя!

Шнуровка на верхней части костюма была разорвана в следующую секунду, хотя мне она казалась очень крепкой. А всё остальное произошло просто на полу. И хорошо, что там был ковёр.

Тоби почти повторил своё становление магом, но к счастью ограничился пределами комнаты и на седьмой примерно раз он смог успокоиться. А я так и вовсе был сыта и счастлива.

Кровать мы расколдовали, и отдыхали на ней абсолютно без сил.

- Знаешь, Эль, - мягко сказал Тоби, - если ты хоть кому-то покажешь этот танец, мне придётся убить этого человека.

- Ну, Тоби, - поддразнила я его, делая вид, что не понимаю. – Я же хотела завтра…

- А потом убью тебя и себя, - добавил он задумчиво. – И я не шучу. Так это Лиара тебя научила?

- Ладно, я тебя поняла. Да, научила Лиара.

- На Авалоне?

- Ну а где же ещё…

- И Кассиан это видел?

- Откуда ты…, - я слишком поздно спохватилась.

А Тоби закрыл лицо руками и несколько минут лежал неподвижно.

Я даже испугалась.

- Не бойся, - наконец сказал он. – Я уже успокоился. Но я жалею, что не убил его тогда.

- А мог? – спросила я осторожно.

- Да, - пожал он плечом. – Всё, хватит лежать. Я отнесу тебя в ванну и умою сам. Прости, я как идиот даже забыл про детей.

Он погладил мой живот. И решительно поднялся.

- И как нас ещё не ищут? Ты ведьма, Эль!

- Да, ведьма, что поделаешь, - усмехнулась я, - и не надо меня таскать, возьми палочку и отлеветируй. И да, я отправила Северуса с Джеем Ли к Анжелике. Все равно завтра туда едем.

- Правда? – удивился Тоби, и подхватил меня на руки. – Нет уж, сам отнесу.

В итоге в спальне мы провели весь день. Во всяком случае – я. А Тоби иногда устраивал набеги на кухню и нас кормил. А ночью мы даже смогли поспать, снова в обнимку.



 
КауриДата: Четверг, 20.08.2015, 20:20 | Сообщение # 543
Высший друид
Сообщений: 777
« 668 »
Еще раз похвастуюсь. Новый подарок от пользователя slonikmos с сайта фанфикс ми))



Северус, пару лет спустя наверное)))



 
КауриДата: Четверг, 20.08.2015, 20:40 | Сообщение # 544
Высший друид
Сообщений: 777
« 668 »
Глава 30. Интерлюдия 3.

Глава рода, Себастиан Сальваторе Салини, похоронивший недавно горячо любимую супругу, пребывал в задумчивости, сидя в просторном кабинете своего загородного особняка. Кабинет он любил, как и всё в этом доме, его обставляла жена, несравненная Несси, обладавшая безупречным вкусом и самым жизнерадостным характером. Видит Мерлин, как ему её не хватает теперь. Мудрого совета, сказанного с лукавой улыбкой, тёплой ладошки на плече, когда он бывал чем-то расстроен, тихого смеха, или полных слёз глаз, когда он вслух читал ей какой-нибудь старинный магловский роман.

Сам бы он обставил кабинет проще и вычурнее одновременно, как в столице – антикварная мебель, тяжелые портьеры, расшитые серебром. Портреты предков взирали бы с тёмных стен, изредка комментируя решения главы рода, или сдержанно отвечая на вопросы. А вот с Ванессой Салини они, как ни странно, могли шутить и болтать о пустяках. Ей и только ей, они охотно рассказывали семейные предания и легенды. Но и это понятно – не было в его окружении более внимательной слушательницы, которой в самом деле было интересно всё.

Да, она была старше его почти на сорок лет, но никогда он не чувствовал этой разницы, Ванесса была восхитительна даже на пороге смерти. Себастиан Салини ни разу не пожалел, что исполнил в свои неполные двадцать лет волю отца, женившись на бесприданнице из старинного рода, да ещё и задержавшейся в девках непозволительно долго. Да – не красавица, да – уродливое существо в глазах многих, да – не оставила ему наследников, но сколько счастливых дней и ночей провели они вместе.

Маленькая карлица стала для него центром вселенной. Но и сделала затворником, что тоже не могло его расстроить. Себастиан не любил шумных сборищ, ему хватало общества трёх друзей, преданных ему чуть меньше века, внучатого племянника, которого звал кузеном, с выводком из пяти дочек, и конечно – его маленькой сеньоры, любимой жены. Друзья были искренне привязаны к остроумной сеньоре Салини, племянник благоговел перед её умом и добротой. Жена кузена, Жози, постоянно переписывалась с Ванессой, приглашая в гости под любым предлогом, например, чтобы помочь выбрать платье очередной дочурке, впервые выходящей в свет. Все пять девочек души не чаяли в своей Несси, присылая из многочисленных поездок милые сувениры, забрасывая письмами и делясь секретами.

Как-то они теперь? Все они. Без этого маленького ангела?

Грусть была светлой, Салини не обольщался, супруга и без того протянула гораздо дольше, чем пророчили целители. Шутка ли – сто тридцать лет даже для волшебницы. И ушла она также легко, как жила. Упросила вынести в сад, в её любимый уголок, засаженный исключительно белоснежными цветами. Сидя в белом плетеном кресле, укутанная в белую шаль, Ванесса походила на ребёнка. Она светло ему улыбнулась, велела оставить одну буквально на полчаса. Он послушался, он никогда не мог ей ни в чём отказать. И выждав полчаса, вернулся, чтобы забрать в дом – собиралась гроза. Она так и лежала с легкой улыбкой на сморщенном лице, глаза были закрыты, казалось, что она заснула. Себастьян понял сразу, упал на колени, застонал, как раненный зверь, принялся целовать и судорожно сжимать крошечные ручки, еще не потерявшие свое тепло…

Её похоронили в семейной усыпальнице, такой же светлой, как всё, что она любила при жизни. Собралась вся семья, а кроме них, все, кто её любил. Такую странную, некрасивую и безумно прекрасную. Себастьян ничего не видел вокруг, стоя на коленях у маленького гроба, и только позже узнал от кузена, что по его прикидкам, попрощаться с маленькой сеньорой собралось половина Парижских магов и чуть не треть магического общества Венеции. Что ж, ему легко было в это поверить, действуя часто за его спиной, Ванесса помогала и опекала многих, и он легко сносил это её самовольство, и не считал недостатком, тайком переводя на её счет в банке кругленькие суммы.

Сейчас в загородном доме собралось изысканное общество, в свет выходила младшая дочь внучатого племянника, семнадцатилетняя Софи. Собралась вся родня, ближняя и дальняя, надеялись видать, что глава рода наконец объявит имя наследника. Ему улыбались все - кто приветливо, кто испуганно, кто подобострастно. И Несс легко бы ему рассказала, что прячется за каждой улыбкой. Она никогда не говорила о людях плохо, даже недостатки указывая мягко, иносказательно, предостерегая его от ошибок. Сейчас ему не помешало бы её мнение, потому что её смерть прежде всего напомнила ему о собственно смертности, а значит, наследника придётся выбирать очень скоро. Но не сегодня, не сейчас, надо хорошо подумать. Кандидатов было несколько, и ни один ему не нравился. Сколько надежд было возложено на сына Рейнарда Салини, Грэма, но смерть рано настигла одарённого мальчишку, свернувшему шею в каких-то итальянских горах. Сам Рейнард, внук его покойного брата, был сквибом, и наследовать, увы, не мог. И не потому, что женат на маггле, а потому, что магия рода его не примет.

Завещание Несс вскрыли вчера, и он не мог никак избавиться от размышлений о странной просьбе, что она оставила ему в постскриптуме такого важного документа. А ведь составлен он был много лет назад, и адвокат заверил, что синьора Салини больше тридцати лет не прикасалась к завещанию. «Басти, - обращалась она к нему из-за грани, - подумай о сестре, мой родной».

И что, ради Мерлина, можно думать о давно почившей сестре, более полувека века назад сбежавшей в Туманный Альбион?

Тихо скрипнула дверь, негромко кашлянул дворецкий.

- Войди, Соччо. Что-то срочное?

- Не столько срочное, сколько странное, мой сеньор!

Старый слуга, прихрамывая подошёл к столу, протягивая серебряный поднос Себастьяну.

На гладкой поверхности с выгравированным семейным знаком сдвоенной «S» лежало одинокое письмо. Буква «М» на конверте, украшенная вензелями, и окутанная язычками пламени. Знакомый герб удивил и озадачил. Никаких дел в последнее десятилетие семья Салини не вела с английскими Малфоями.

Вскрыв конверт, Себастьян удивился ещё больше. Красивый старинный медальон сверкнул вправленным в центр изумрудом. Дрогнули руки, когда пришло узнавание. Этот медальон был изображен в дневнике предка, жившего пару веков назад.

В записке же значилась только подпись: Абраксас Драконис Малфой.

Себастьян поднял взгляд на дворецкого:

- Вызови ближний круг на вечер. Завтра мы отправляемся в Англию, инкогнито. Подготовь всё.

Конец интерлюдии.





Сообщение отредактировал Каури - Четверг, 20.08.2015, 21:10
 
КауриДата: Понедельник, 24.08.2015, 20:24 | Сообщение # 545
Высший друид
Сообщений: 777
« 668 »
Глава 31 (часть 1)

Проснулись мы оба рано. Ну как проснулись, я так не совсем, только приоткрыла один глаз и на ласковый вопрос мужа разрешила делать со мной, что угодно, только не требовать активного участия. Чем он, видимо и воспользовался, а я так просто посмотрела очень романтический сон, где неизвестный мужчина – лица разглядеть не удалось - вёз меня на карете, потом на лошади, потом вообще на ковре-самолете. И все было так чудесно, что я получила просто физическое удовольствие.

- Судя по твоим стонам, Эль, ты просто притворялась, что спишь, - несправедливо обвинил меня муж, укладываясь рядом.

- Вовсе нет, - буркнула я и с удовольствием потянулась. – Кстати, милый. Я тебе хотела про Пифию рассказать.

- Что? Где ты с ней встретилась?

Пришлось проснуться окончательно и обстоятельно передать ему разговор с прорицательницей. Заодно пришлось упомянуть Поттера, надо же было рассказать, зачем сигаретами Тома Харди воспользовалась. Ну тут и остальное у меня вытрясли. Тоби слушал всю эпопею с дедушкой Гарри Поттера как-то рассеяно, а в конце вообще впал в опасную задумчивость, разглядывая меня прищуренными глазами.

- Аврор, значит, - мягко проговорил он. И тут же сменил тему: - так Пифия хотела со мной поговорить?

- Да.

- И как ее найти?

- Очень просто – она просила прислать Данко за ней.

- Данко! – громко крикнул Тоби, и я быстро нырнула под одеяло, возмущенно взглянув на мужа.

Тот только хмыкнул и вскочил с кровати, как говорится, в чём мать родила. А тут и Данко возник.

- Я тут, хозяин, - сказал эльф, ничуть не смутившись видом Тобиаса.

- Друг мой Данко, - Тоби набросил на плечи халат, - тебе знакома Пифия?

- Да, хозяин.

- Навести её, будь добр, и скажи, что я готов с ней поговорить прямо сейчас. То есть, минут через пятнадцать.

Данко кивнул и испарился.

- Тоби, - ахнула я, наколдовав «Темпус», - сейчас только пять утра!

- Знаю! Я в душ, а ты спи.

Может быть у мужа такая сила магическая в приказах была, но я сразу опять заснула. А когда проснулась за окном уже было совсем светло.

Вспомнив про Пифию, я очень быстро приняла душ, оделась и спустилась вниз – никого, только Данко у плиты колдует, а Северус, сидя за столом, с ладошки кормит нашего жуткого ворона кусочками сырого мяса. Причем Птиц, благосклонно блестя черным глазом, осторожно подхватывал каждый кусочек, позволяя малышу гладить пальчиками другой руки свои пёрышки.

- Доброе утро, ребятки, - сказала я, - а вы когда вернулись? Мы же с папой собирались к вам ехать.

- А я проснулся, а там все спят, - пожаловался Сев, - а Дерека нет, он не приехал, а Лиззи обзывается. И я Данко позвал – и сюда, завтракать. Тут мои друзья.

– Данко, а леди Анжелика, или хоть кто-нибудь, в курсе, что Северус дома?

- Ваш брат знает, - кивнул эльф.

- Привет, Ворон! – сказала я Птицу.

Ворон покосился на меня презрительно, как мне показалось, а Сев сразу воскликнул:

- Мам, ну ты чего? Он не любит, когда его вороном обзывают. Он же Сварог!

- О! – только и могла сказать я, потому что до нынешнего утра и не подозревала о наличии имени у нашего сурового Птица. – Привет, Сварог.

Ворон качнул головой и каркнул:

- Рррад встрррече!

- Он рад, - перевёл сын, пока я обалдело хлопала глазами.

- Я тоже рада, - я приняла у Данко чашку кофе и благодарно ему улыбнулась. – А папа где, Север?

- Папа с тётей у себя в кабинете, - сразу выдал сыночек.

- С какой тётей? – поразилась я. – Ты хотел сказать – со старушкой?

Север заливисто рассмеялся, ворон тоже как-то подозрительно щелкнул клювом, качнув головой.

- Ма-ам! Ну старушки же старенькие, а тётя очень красивая.

- Вот как! – я отставила чашку и поднялась, - пойду взгляну тогда.

На второй этаж я взбежала, а до кабинета мужа шла медленно. Как-то мне не очень понравилось известие про красивую тётю. Тем более вспомнились слова Пифии, что она носит личину, а на самом деле вполне себе роковая красотка.

Коротко постучавшись, я распахнула дверь и увидела первым делом красавицу, словно сошедшую с полотна Адольфа Вильяма Бугро «Задумчивая девушка», мрачноватая репродукция которого висела в моей комнате на стене в родительском доме. Я помнила её до мелочей, потому сразу показалось, что это она и есть. И одежда похожа, и даже красный обруч имелся в пышных каштановых волосах, разделённых на прямой пробор.

Тоби смотрел на неё с добродушной улыбкой, стоя у камина, а девушка сидела на высоком кресле и улыбалась в ответ. Это всё я успела подумать и рассмотреть за пару секунд, пока оба не обернулись в мою сторону. Муж посмотрел на меня так, словно хотел сказать: «Это не то, что ты подумала», а девушка просто поднялась мне навстречу:

- Здравствуй, Эль. Пойдём, проводишь меня вниз. Надеюсь, Данко не откажется доставить меня обратно.

- Пифия? – спросила я на всякий случай, и получила в ответ довольный кивок.

- Умница, догадалась. Всего доброго, Тобиас.

Она вышла из комнаты и я, глянув ещё раз на виноватое лицо мужа, поспешила за ней.

Северус уже успел убежать на улицу, и Данко тоже не было в кухне. Пифия одним мановением руки из красивой девушки снова превратилась в старушку.

- Зачем вы показали это Тоби?

- Ну какая ты глупышка, - хмыкнула довольная ведьма, - показала твоему благоверному, что не всё то золото, что блестит. Правда он уверен, что именно эта личина – моё истинное лицо, особенно, когда я возраст озвучила. И заметь, ни словом не соврала, так что ты уж его не разочаровывай.

- И не собираюсь, - буркнула я, ставя перед ведьмой чай. – Будете?

И вазочку с печеньем домашним подвинула. Старуха отказываться не стала, устроилась за столом. Я тоже села с новой чашкой кофе.

- О чем вы разговаривали?

- А это пусть сам тебе говорит, коли захочет. Не дело мне за его спиной секреты разные между вами плодить. И ты, девка, подумай хорошенько, прежде, чем парня допекать. Он и то старается для тебя, а ведь не просто ему сейчас, только магом стал, работу свою магловскую потерял, легко ли это? Себя вспомни на первых порах.

- Ну почему только? – возразила я, увидев в окно, как Тоби направляется к домику на дереве. – И его магии учили, не как меня.

- Ну и? Много он понял в магическом мире, куда его как щенка забросили, не спросясь? А он мужчина, и отец семейства, вот и ищет себя в новом мире, и поверь – это так, за пять минут, не найдёшь. Можно и навсегда чужаком остаться. По сути-то он никто, звать никак, рода своего нет, знакомств – ну, тут получше. Но одна семья – это мало. Ни рода за спиной нет, ни своего не создал. И то опасно, создаст род, дело невиданное - прознают сразу всякие, а оно вам надо? Хуже маглокровок ему сейчас, те хоть после школы уже определяются, что как. Кто побогаче, так дальше учиться идёт, победнее – прибьются куда, да будут на побегушках всю жизнь, хоть в том же аврорате, или Мунго. Коли есть склонность, и постараются, да повезёт ещё - то идут в подмастерья, или в чей-то род вольются. А то и обратно в магловский мир сбегут, но это редко, образования магловского нет, связи утрачены, магию не попользуешь. А у твоего альтернативы нет, в магловский мир идти ему не с чем, да и зачем, когда и жена, и сын – маги не из последних. В магическом страшно, тут и его Темнейшество, и Паук Хогвартский воду мутят, и страсти всяческие, не чета магловским. Ты про аврора-то ему правильно рассказала, он хоть знать будет. Только спокойствия ему это не прибавило. Так что будь помягче. Коли хочешь, чтобы защитник львом был, так и не жди, что дома он в хомячка превратиться. Поняла ли?

Я вздохнула:

- Поняла вроде.

- Во-от! А то жалеешь, что дом без тебя обставлял. А что упыря отсюда, да нечисть всякую выкидывать пришлось, о том и не знаешь. Дом-то ваш не простой, магия подпитывает, источник до сих пор жив. Чувствуется рука сильной ведьмы. А пустовал, поди, лет десять без малого. Защита – защитой, а охотников на дармовщинку сыскалось немало. И пугать тебя не хотел. Ну всё, детка, зови Данко, недосуг мне тут с вами. И то, гости к вам идут, не надо мне светиться.

Я позвала домовика, и он исчез вместе с Пифией.

Слова её заставили меня задуматься, складно у неё всё выходит. А вот про гостей не поняла. Пока не услышала мелодичный звон за забором. Это пришёл Том Харди. Только он у самых ворот передал мужу корзинку, сказал что-то и сразу попрощался, а я даже из дома выйти не успела.

Тоби внёс в дом корзину, полную спелой малины, да такой крупной, какой в жизни не видела. Некоторые ягоды с абрикос размером.

- Пифия ушла? – муж подхватил одну ягоду и закинул в рот. – Суровая дама.

- Угу, - кивнула я, пробуя жёлтую малинку. И сразу забыв про наказы старушки язвительно добавила: – То-то ты на неё так глазел!

Тоби даже вторую ягоду до рта недонёс:

- Ну и что это значит? – и так смотрит, словно провоцирует – мол, давай, говори уж, раз начала. А потом я скажу.

- Пойду, переоденусь, - сказала я, - мы ведь к Дарси собирались. Вот и подарок им будет, так что хватит малину есть. И Северуса позови.

- Эль, я не понял…

Я быстро взбежала по лестнице, не дослушав мужа. И надо было мне его злить? Сама не знаю, зачем.

Пока собирались, Тоби посматривал на меня искоса, но при Данко и Северусе не стал больше ничего спрашивать.

При перемещении я хотела просто взять его за руку, но была притиснута к нему и сыну.

Жёлудь, высланный для этого случая с совиной почтой, перенёс нас в центр беседки, которая находилась в настоящем парке.

- Прибыли, - объявил Тоби, но поставить на землю нетерпеливого ребёнка не спешил.

Малыш сидел у него на шее и причитал:

- Ну пап, я быстро сбегаю, посмотрю. Дерек, наверное, уже приехал.

- И что? – отец был неумолим. – Кто тебя заставлял самовольно возвращаться с Данко домой?

- Ну я думал… Ну пап!

- Нет, Северус, ты не думал! А потому сиди и помалкивай, пока мы не увидим хозяев.

Я была тут впервые и крутила головой, рассматривая тенистые аллеи, разномастные цветочные клумбы, забавную детскую площадку с кучей лесенок, горок, разных качалок и с большой песочницей.

- Я хочу с ними! Мам, скажи папе.

- А это ты зря, - сказал Тобиас и перевернул ребёнка кверху ногами, визгу и писку было достаточно. Я думала, что Тоби его отпустит уже. Но жестокий отец снова водрузил Северуса на шею.

- С кем ты хочешь? – спросила я нахохлившегося сыночка.

Ребёнок с обиженной мордашкой ткнул пальцем в сторону. И я увидела за деревьями в низине небольшой стадион, покрытый толстым слоем белого песка. Оказалось – для квиддича, были и трибуны, стояли кольца высоко вверху, и там же как раз летали на мётлах Лиззи и ещё одна девочка.

- Сев, у них же взрослые мётлы, твоя так высоко летать не может.

- Пусть папа мне купит взрослую, - буркнул он. – Или дай мне свою.

- Папа тебе всыплет ремня, Северус Снейп, - благодушно ответил Тоби, - если только прикоснёшься к маминой метле. Хорошо понял, или продемонстрировать?

- Понял, - покладисто ответил ребёнок, скрестив руки на груди и глядя в сторону. Обиделся.

Мы уже дошли до каменного дома, увитого плющом или другим ползучим растением, с низким крыльцом из полукруглых каменных ступенек. В обе стороны от главного входа, загибались внутрь два крыла здания, создавая неполное полукольцо. Этажей было всего два, но в центральной части имелась высокая башенка. А крыша крыльев тоже использовалась и была ограждена невысоким заборчиком. С одной стороны на крыше располагались столики с разного рода креслами и деревянными лежанками прямо под открытым небом. Крыша другого крыла использовалась как крытая оранжерея.

Нас вышли встречать Береника с Элен, и выскочил Дерек с радостным воплем:

- Север! Я тут!

Я обменялась весёлыми взглядами с подругами.

- Привет, дамы! - Тоби спустил сына на крыльцо, и поцеловал обеим ручки. – Рад видеть, а куда вы дели своих мужчин?

- Мужчины скоро будут, - хихикнула Элен. – Вы пока посмотрите комнату, которую вам мама выделила, Тришка проводит.

Маленькая лопоухая домовёнка преданно посмотрела на Тоби:

- Тришка покажет комнату дорогим гостям хозяев!

- Пап, - раздался возглас Северуса, когда мы уже хотели зайти в дом.

Север стоял рядом с жалостливо смотрящим на него Дереком, который нетерпеливо подпрыгивал на месте. Сынок с мрачным вызовом смотрел на отца:

- Можно мне погулять с Дереком?

- Можно, - после паузы кивнул Тоби, - если мама не против.

- Конечно, бегите, мальчики, играйте, - поспешно сказала я. А то ребёнок уже с обидой смотрел на нас обоих. Детишек как ветром сдуло. – Ты чего, Тоби?

- Ничего ты не понимаешь, Эль, - ответила мне Береника. – Тоби всё правильно говорит. Джеф такой же. Зато Дерек при отце как шёлковый. Ладно, вы идите в комнату, оставьте там вещи, и приходите на террасу. Поппи будет с минуты на минуту. И остальные тоже.

Тоби отобрал у меня совершенно нетяжёлую сумку, прихватил за руку, и молча последовал за домовушкой на второй этаж.

Видимо не стоило мне его критиковать при девчонках. Куда ни плюнь, везде грабли раскиданы, а я с энтузиазмом, достойным лучшего применения, норовлю наступить на каждые. Какое-то попадалово просто, не иначе.

Комнатка нам досталась шикарная. Огромная зала с кроватью под балдахином в углу. И кровать немаленькая. Окна во всю стену, паркетный пол. В углу старинный трельяж с кучей баночек и коробочек для ухода за лицом и не только. Слева у камина три кресла и низкий столик, стена справа задрапирована гобеленом, под которым расположилась старинного вида кушетка с изогнутыми позолоченными ножками. Перед ней на круглом столике стояла широкая ваза с яблоками, персиками и виноградом.

Позади ряд дверец – возможно, встроенные платяные шкафы и уборная.

- Красотища, - восхитилась я, - шикарный дом, правда, Тоби? Давай тут подольше поживём?

- Ну-у, если тебе нравится жить в музее… - Тоби небрежно бросил сумку на пол, и пошёл проверять удобства.

Я переместила сумку на кушетку, оторвала кисточку винограда и подошла к окну. Отсюда было хорошо видно детскую площадку. Северус и Дерек копошились в песочнице, усердно копая неглубокий туннель, и тихо переговаривались, сблизив головы. Краешек стадиона тоже виднелся отсюда, и летающие девушки иногда мелькали в воздухе.

А насчёт музея Тоби, пожалуй, был прав. Жить тут наверное не так весело, даже боишься косточку от винограда уронить.

И Поппи завтра вечером уедет, и Дерека родители увезут, а Лиззи поедет учиться в Хогвартс, так что задерживаться на первое сентября не будем. Переночуем, пообщаемся немного и домой.

- Эль, пойди-ка сюда, - позвал муж из ванной.

И я сразу же поспешила к нему, а то встревоженный голос мне совсем не понравился.

Вбежала в большую ванную комнату, готовая к чему угодно. Но Тоби выглядел абсолютно здоровым и нормальным, хоть и серьёзным. Разве что рубаху снял, и стоял в одних джинсах. И волосы влажно поблёскивали.

- Что случилось? Ты душ принимал?

- Да не, нормально всё, ты в неё загляни.

Только теперь обратила внимание на саму ванну – большая, хотя у нас и побольше будет, пусть и не из мрамора. И ничего такого особенного не заметила. Ну красиво очень.

- И что там?

- Да ты нормально дно рассмотри, - посоветовал Тоби.

На дне беломраморной ванны были какие-то мелкие дырочки, усеивали всё дно. Сразу и не заметишь. Так что, ничего не поняв, я свесилась с бортика, чтобы рассмотреть поближе. И взвизгнула от ужаса – сверху хлынула лавина воды, так ещё и снизу прямо в лицо ударила сотня высоких фонтанов. Я отпрыгнула, отфыркиваясь, умудрившись ещё полностью вымокнуть. Вода тут же утихомирилась, прекратив всемирный потоп. А этот гад хохотал как мальчишка. Чуть не убила, да только Тоби поймал меня прежде в огромное пуховое полотенце, спеленал практически и чмокнул в лоб.

- Ну согласись, что весело, - широко улыбался он. – А знаешь, как я испугался? Это я ещё мощность убавил.

- Дурачок! – я не выдержала, и сама засмеялась. – Тебе сколько лет, а?

- Погоди, я тебя высушу, не зря же учился. Только не дерись!

Осторожно раскутав, он пару раз махнул на меня палочкой, и я ощутила, что одежда уже не липнет к телу и абсолютно сухая. А волосы распушились.

- Эль, ну согласись – прикольно же, - уговаривал муж. – Вечером обязательно опробуем.

Подумав, что найду, как отмстить, решила согласиться, тем более, что такого я, действительно, никогда не встречала:

- Да уж, очень весело. Обязательно опробуем, милый.

Он подмигнул мне, развернул к выходу и подтолкнул обратно в наши хоромы:

- Если тебе не нужно сюда, то, подожди, я переоденусь и пойдём. Ты брала мои футболки?

- Тоби, мы тут практически в особняке крутых аристократов. Может, рубашку оденешь? Там целых четыре разных и все под чарами «идеально вида».

Супруг с сомнением оглядел нашу спальню и, вздохнув, принялся рыться в сумке:

- Думаю, ты права, Эль. А это что?

Он извлёк прозрачную упаковку с тем самым моим костюмчиком. Знал бы, сколько я разучивала чары починки одежды на Авалоне, только они сложные ужасно, заразы, и я чуть не уничтожила этот костюмчик с утра пораньше. А так было жалко. Вот только не стоило его в прозрачный пакет класть.

- Тоби, положи на место, пожалуйста!

- Эль, - он так и держал злосчастный пакет в руке, а другой рукой тыкал в него волшебной палочкой. – Скажи мне, что ты не собираешься танцевать сегодня в этом? И я не стану его уничтожать!

- Да уничтожай на здоровье, - махнула я рукой, всё же решив посетить ванную ещё раз. – Так бы и сказал, что тебе не понравилось.

- Эль! Мне понравилось! Зачем ты его взяла? И когда успела починить?

Я выглянула из-за двери:

- Даже не догадываешься? Я вообще-то с подругами встречаюсь, похвастаться костюмчиком хотела. А чары починки выучила специально. На Северусе одежда просто горит, а некоторые вещи он настолько любит, что просто жалко. И нет, танцевать до родов я больше не буду, даже ради тебя. Доволен?

- Вообще-то да. То есть, нет. Ты что, им всё расскажешь?

Мне показалось, что Тоби покраснел.

Я быстренько подошла к нему, отобрала упаковку с костюмом и чмокнула в щёку.

- Ну что ты, милый. Я же не мужик, чтобы сплетничать! Одевайся уже.

И пока он возмущённо пытался подобрать слова, улизнула в ванную. Там я пакет уменьшила и сунула в карман. Причесалась заново, а то этот бешеный душ здорово растрепал мои волосы. Хихикнула, покосившись на ванну. В раковине дырочки, по крайней мере, были на задней стенке, подносишь руки - и вода льётся таким широким душиком.

- Ты ошибаешься насчёт мужчин, Эль, - встретил меня Тоби сразу за дверью.

- Да? – я подхватила его под руку. Синяя рубашка ему очень шла, прямо под цвет глаз. – Ты об этом подумай, когда вы с ребятами уединитесь, и будете болтать. А вечером мне скажешь, что я не права. Хорошо?

- Договорились, - хмыкнул он с видом превосходства.

***

Подруги костюмчик оценили, заставили надеть и пройтись. От греха подальше, не стала им вообще говорить про танцы. А зачем купила, объяснять дамам не потребовалось – понравилось, решила приобрести и просто мужа порадовать. Все закивали с понимающими улыбками. Только Поппи решила уточнить:

- Порадовала?

- М-м, - как-то я не продумала ответ на такой коварный вопрос. – Кажется, он ему сильно не понравился.

- Надо было станцевать в этом, - хихикнула Элен. - Странно, что не понравился. Ты такая аппетитная в нём. Вот, что значит беременность! Помните, девочки, какая она была худышка в купальскую ночь?

- А в чем выражалось? – гнула свою линию Поппи. – Как ты поняла, что костюм ему не понравился?

- Разорвал в клочки, - вздохнула я.

Захохотали все, даже леди Анжелика фыркала в платочек. Умница Поппи!

- Нескромный вопрос, - Береника пришла в себя раньше всех. – К кому обращалась за починкой? Или у тебя было два таких?

- Чары, - отмахнулась я. – Зверские по сложности, но очень хотела научиться. «Репаро» ведь на одежду плохо действует, и качество не то, и долговечность страдает, не знаю уж почему. А Север у меня ни в какую со своими джинсами ободранными расставаться не хотел, так они от моих «Репаро» уже расползаться стали во всех направлениях. А с этими чарами всё, как новенькое получается.

- Покажи, - у Береники загорелись глаза, а я запоздало вспомнила, что они с мужем мастера Чар.

Так неловко стало от своего хвастовства. Но показать пришлось, потому что научиться захотелось всем.

- Так просто! – ахнула Береника.

- Да я так никогда не смогу, - проворчала одновременно с ней Поппи.

- Мне проще зашить, - пробормотала упавшим голосом Элен. Я ее понимала. Брат решил наверстать за короткое время всю программу Хогвартса. И на пару с леди Анжеликой они уже могли достать бедняжку так, что палочку в руки взять не захочет.

- Неделю его учила, - призналась я, чтобы их подбодрить.

Береника решила тут же повторить и поколдовала довольно точно над рваными джинсами Элен. Крику было! А потом десятиминутная лекция о магловской моде. А отменяющих чар я не знала, не думала что понадобятся.

- Элен, - строго ответила на это Анжелика, - пора уже тебе осознать, что ты ведьма. Юбки и платья носить. И мантии красивые. И прими предложение Сметвика, если уж так хочешь продолжать работать. Ему в Мунго специалисты с твоими знаниями очень нужны. Магловский мир без тебя обойдётся.

- Ой, Эль, ты же дом не видела, - спохватилась её дочь. – Пойдём, покажу!

Анжелика добродушно усмехнулась и махнула мне рукой, отпуская. Берри побежала хвастаться мужу новыми знаниями, а Поппи присоединилась к экскурсии.

***



 
КауриДата: Понедельник, 24.08.2015, 20:24 | Сообщение # 546
Высший друид
Сообщений: 777
« 668 »
Глава 31 (часть 2)

У Анжелики в поместье было не только поле для квиддича, но и полный инвентарь, включавший в себя два сундука с наборами мячей и четырнадцать мётел. Скоростные «Кометы-220» наверняка уступали тем же «Чистомётам», не говоря уже о «Молнии» Гарри Поттера, или различных «Нимбусах». Но зато они выглядели абсолютно новыми, с отполированными рукоятками, аккуратным пучком прутьев и даже с подножками для ног. Нет, моя «Каталина» возможно и харизматичней будет, и утолщения у неё для более удобной езды имелось, с которым велосипедное седло не сравнится. Чары помогали, разумеется, но тем не менее. Но и эти метёлочки производили впечатление. И серебристая надпись на рукояти ещё ни у одной не стёрлась. Если вспомнить фильм Гарри Поттера, то ученические мётлы выглядели обычными палками. Правда, учитывать надо, что там инвентарь десятилетиями не менялся, а пользовались все ученики.

- Это ещё папа покупал, - с грустью сказала Элен. – Мы, бывало, собирались вместе, когда Джеф ещё учился. Брат приглашал друзей на каникулах, и играли на две команды. Поппи в нашей команде капитаном была. Тогда мне брат и изготовил первую специальную метлу. Самую страшную, но она меня послушалась. Правда увешана была накопителями, как рождественская ёлка. Помнишь, Поппи?

- А то, - усмехнулась медиковедьма, - я бы и сейчас сыграла, не будь мы глубоко беременны. И метла бы у тебя обычная летала, а не твой монстр. Но мужчины будут против.

- Это точно. Брат убьёт и меня и Беренику, если увидит такое.

- Но они новые совсем, - сказала я, проводя ладонью по гладкому дереву.

- Ха, - усмехнулась Элен, - брат их каждый раз после игры чарами подновлял, вроде твоих чар для одежды, только ещё хуже.

- Сложнее, ты хотела сказать? – поправила её Поппи.

- А я что говорю? – она откинула назад гриву своих волос. – Намного сложнее. В мётлах же своих плетений хватает, так что геморрой ещё тот.

- Хорошо, Северус не знает об этом богатстве, - покачала я головой, - он уже просил у Тоби взрослую метлу.

- Знает, - смутилась Элен, - они с Лиззи тут всё вчера облазили. И Джею пришлось катать твоего шустрика наперегонки с девочками. Летали над стадионом как сумасшедшие, визгу было. Так твой брат и сын победили. Извини. Ты не сердишься?

Я хохотнула. Конечно, мне стало не по себе. И как летает Джей я не в курсе.

- Ничего, я с Северусом уже летала, он храбрый и держаться умеет. И потом, костероста я наварила на тридцать три травмы вперёд.

- Ого! – сразу оживилась Поппи, рассматривающая в углу маленькую старую метлу. – Я как раз хотела попросить, Эль. А можно я обнаглею? У тебя ведь камины работают? Я знаю, что мужики нам сейчас всё запрещают, даже Анжелика все камины заблокировала, и Дарси тоже. Но если я Хогвартский больничный к твоему присоединю, это ведь безопасно будет? Хогвартс вообще самая защищённая школа, а допуск дашь только мне. Ты ведь не откажешь, если понадобится срочное зелье. А Сметвика на месте может не быть, и ему все обращения из школы, оказывается, фиксировать нужно. По требованию попечительского совета.

- Конечно! – обрадовалась я. – Кстати, костерост и бодроперцовое я сразу тебе могу дать некоторое количество. Я много наварила. Ну, так ещё наварю. И ты мне пришли список, чего нужно. А то муж меня любит дома запереть, я хоть делом буду занята. Сметвик правда, хочет запрячь зелья для Мунго варить, но я пока сопротивляюсь. У них там штатный есть, и ещё двое левых, обойдётся. Я лучше для детишек поработаю.

Я даже подумала, что может и зря отказалась от предложения Дамблдора? Уж наверняка могла бы настоять, что жить буду дома.

- Платить из своего кармана я не смогу, конечно, - сказала Поппи, - но там рядом лес, и теплицы у нас благодаря Помоне процветают, а я растения собирать умею и люблю, напишу тебе список, что могу достать, а ты оценишь, сколько и чего захочешь взамен.

- Не вопрос, - сразу закивала я. – И потом – для стандартных зелий и купить можно очень недорого, а ты, если что редкое найдёшь, так это наоборот продадим. Только тебе надо будет припрятать мои зелья, увидит кто излишек. Или директор тебе совсем зелий не дал?

- Купил, что ты. Да ещё с такой помпой. Мне домовики помогали разбирать. Я не знала, смеяться или плакать. Мало того, что отсутствовали некоторые дорогие зелья, без которых я не представляю работу, так и тех, что закупил – кот наплакал. Для кого я список писала – не знаю. Пошла к Слизнорту, ты его, наверное, помнишь. И знаешь, оказалось и с ним договориться можно. Хотя крови попортил! Мне легче у него было ингредиенты взять, чем готовые зелья выпросить сварить.

- Разберёмся, - кивнула я, - не волнуйся. И Сметвика трогать не будем. И на него работать тоже откажусь. Ну, или ещё подумаю. Годик.

- Как вы со Сметвиком? – вклинилась Элен, обращаясь к Поппи. – Когда свадьба?

- Да ну тебя, - отмахнулась та. – Правильно, Эль. Ты Моргану сразу скажи, что редкие, да сложные зелья варить согласна – задорого и редко. А всякие банальные пусть сами там варят. Он мне тебя хвалил, говорит, пациента спасла. Тысячу галеонов заплатили, если он не врёт. Богатенький пациент, наверное?

- Было дело, - я смутилась от удовольствия. – Правда, кто пострадавший – не сказали.

- Врачебная тайна, - кивнула Элен. – Эль, а ты меня научи варить зелья? А то мама так ругается, когда учит.

- Я могу. Если твои дадут добро, хотя бы раз в неделю могли бы устраивать урок. Чаще – не стоит, а то ты раньше быстро возненавидишь этот раздел магической науки. Ты хоть выходные получаешь от занятий?

- Да какое там, - кисло улыбнулась мисс Дарси. – В больнице работаю сутки через трое. Один день отсыпаюсь, а два других делят мама и брат. И я не знаю, кто из них хуже.

- Тебе, в самом деле, пора уволиться, - нахмурилась Поппи. – Ты же слышала, что Сметвик говорит. Подозрительные личности даже в Мунго уже искали некую девушку-сквиба. Другое дело, что ушли ни с чем.

- Я подумаю, правда, девочки. Но пока не готова. Только не говорите маме и брату, но я на работе реально отдыхаю от их уроков, а дома от работы. Если я буду в Мунго, то сколько там я знать ещё должна, значит, сперва учёба. Сметвик предлагает взять меня ученицей. Да я сдохну раньше! Простите. Вот наберусь смелости – скажу маме, что хватит, тогда и отвечу Сметвику. И жить буду отдельно, вот!

***

Человек предполагает, как говорится, а Бог располагает. Так что благие намерения мисс Дарси были пресечены на корню, когда мужчины осчастливили нас своим присутствием на ужине.

Северус рядом со мной клевал носом, как и его приятель Дерек. Набегались мальчишки. Тоби слушал Сметвика на другом конце стола. Джей Ли пристроился рядом с о мной и детьми.

- Элен, - сказал Джеф Дарси, возглавлявший стол, когда нам подали напитки. – Мы все очень тебя просим пересидеть какое-то время, и никуда не ходить. Наши дома, что здесь, что у Тоби, укрыты хорошо. А вот о нас в Девоншире знают слишком многие. Скажем всем, кому надо, что уехали во Францию отдыхать. На самом деле мы с Береникой и Дереком временно переедем к тебе, мама.

- Разумно, сынок, - серьёзно кивнула Анжелика. В отличие от дочери она слушала Джефа с одобрением и, кажется, скрывала довольную улыбку.

- Элен, - голос мистера Дарси стал жёстче. - Ты немедленно увольняешься с работы, и это не обсуждается. Пошлёшь им письмо, а лучше я напишу им сам, что аспирант травматологии, Элен Брани, умерла. Это ясно? И отсюда ни ногой.

Голос Элен звенел, когда она ответила брату:

- Тогда я отказываюсь изучать магию с тобой и с мамой. А целитель Сметвик не сможет меня учить здесь. Оставьте меня все в покое!

Она отшвырнула ложечку, которой мешала чай, встала и вышла из зала в полной тишине.

- Морган? – сразу спросила Поппи.

Сметвик усмехнулся:

- Если вы выдержите ещё одного жильца, то у меня есть отличная кандидатура на примете, которая только что выписалась из Мунго. Дама страдает от одиночества, да и в возрасте уже, но думаю, за обучение Элен она бы взялась с удовольствием. Если захотите, я ей предложу. Мы обменялись адресами. А вам, леди Анжелика, и тебе Джеф, лучше на время правда оставить девочку в покое. Она просто сильно устала, и помните, что нет пророка в своём отечестве.

- Я уже понял, - проворчал Джеф, расстроенный побегом сестры. – Что за дама?

- Гризельда Марчбэнкс. Совершенно очаровательная особа.

- Но она же входит в экзаменационную комиссию, - сразу высказалась Анжелика. – Я хорошо её помню ещё молодой хорошенькой женщиной. Правда, мы совсем не общались, но я читаю все её публикации в научных журналах.

- Ты серьёзно, Морган? – Джеф тоже был впечатлён. – Сколько бы это ни стоило, я согласен.

- Я пошлю ей сову после ужина. Насчёт оплаты договаривайтесь лично. Могу я предложить ей услуги вашего домовика для перемещения вещей и её самой? У неё есть свой эльфёнок, но это жутко пугливое создание.

- Разумеется, - Джеф задумчиво потёр виски. – Если получится, миссис Марчбэнкс – именно та, кто сможет вправить мозги моей сестре. Как скоро она сможет приступить?

- Я спрошу, - улыбнулся Сметвик. – И позволь мне, Джеф, сообщить на работу Элен об увольнении. Я немного знаком с магловскими законами и медицинскими учреждениями.

- Лучше о кончине, - не согласился Дарси. – Нечего ей делать у маглов.

И я ещё считала Тоби диктатором!

- Не ломай девочку, Джеф, - вдруг строго проговорила Анжелика, - увольнение, Морган! Будь так добр.

Мистер Дарси смотрел некоторое время на мать, потом вздохнул:

- Ты тоже считаешь, что я перегибаю палку, Берри?

- Да, дорогой, - улыбнулась Береника. – Элен уже прятаться от тебя начала.

Мы разошлись по комнатам только через час. Данко вместе с местным домовиком унесли мальчишек раньше, они спали в одной комнате.

А на следующий день мы все вместе встречали знаменитую Гризельду Марчбэнкс. Прибытие её чемоданов напомнило мне сцену из фильма «Титаник», где на корабль прибывает старая дама Роза Доусон. Разве что наша старая дама выглядела вполне живой и деятельной, и в кресле инвалидном не нуждалась. Однако несколько картин с собой прихватила.

Она осмотрела всех нас с неподражаемым видом, вскинув густую бровь, и сказала:

- Вольно, господа и дамы! Я не экзамен принимать приехала. Леди Анжелика Дарси, я полагаю? Сердечно рада познакомиться и увидеть вас вживую. Не окажете ли мне честь пояснить пару моментов из вашей последней статьи в Альманахе «Нумерология Сегодня»? Да? Чудно! Лаки, чемоданы отнесёшь, куда скажут эти джентльмены.

Надо сказать, апартаменты для высокой гостьи мы подбирали с утра все вместе. Сметвик осмотрел нашу комнату и ещё две похожих, и забраковал всё, сказав, что дама любит уют и комфорт, так что комнаты в башне её вполне устроят.

Пока все занимались гостьей, я махнула рукой Тоби, который понятливо мне покивал, и пошла поговорить с Элен. Она уже проснулась и выглядела спокойной и даже почти весёлой.

- Хотя бы высыпаться теперь буду, - зевнула она. – Как там брат с мамой - не сильно ругались?

- Решили тебя не учить больше, - улыбнулась я.

- О, Мерлин! Обиделись, да?

- Нет, просто нашли другого учителя, она уже приехала.

- Да уж, времени не теряют, - проворчала мисс Дарси, ожесточённо расчёсывая волосы. – Надеюсь, это не какой-нибудь извращенец?

- Ну что ты говоришь. Её зовут Гризельда Марчбэнкс, если это тебе что-то говорит.

- Врёшь! – ахнула Элен, замерев. – И она согласилась? Боже, Эль! Я читала про неё книгу на немецком. Ну не то чтобы книгу. У брата нашла.

- То есть ты рада?

- Не знаю, я ей не понравлюсь!

- Ну и с чего ты взяла? Ты же всем нравишься! – Я забралась на широкий подоконник и взяла яблоко из вазы с фруктами. – А у меня к тебе ещё разговор. Неприятный. Я могу только тебе рассказать, но ты должна дать непреложный обет.

- Насчёт него, да? – спокойно спросила Элен. – А он мне тут снился пару раз.

- В кошмарах?

- Ну почему сразу в кошмарах! В эротических снах. И хватит ржать!

Я постаралась стать серьёзной:

- Мы о Тёмном Лорде говорим?

- О нём, родимом. Ублюдок спрашивал моё имя.

- А ты?

- Не пугайся, не сказала. А во второй раз послала его, ну ты знаешь… Меня даже как отпустило после этого, а он больше не снился.

Элен принесла обет, и я рассказала о ритуале. Пифия с утра мне прислала короткую записку с Данко. «Расскажи ей сегодня, я не смогу!». Нетрудно было догадаться, о ком речь.

- Охренеть, - высказалась Элен, когда я закончила. – Всю жизнь о таком муже мечтала! А твой брат мне вчера предложение сделал, прикинь!

Мне и так нелегко было, а тут совсем стало тошно.

- А ты?

- А что я? Отказала, Эль, ты уж прости. Он хороший, и всё такое. Только мягкий слишком. И нечестно было бы.

- Я думала, он тебе нравится.

- Да нравится, конечно, - нахмурилась она. – Только я тут встретила одного, ты только никому не рассказывай. Пришёл в больницу нашу, а я как раз вышла на пост карту больного заполнить, медсестра куда-то свинтила, и больше в холле никого не было. Я его сразу узнала – это он на поляне был, такой, разговорчивый самый, чернявый и смуглый.

- Долохов что ли? – выдохнула я.

- Назвал только имя – Антонин.

- И что дальше было?

- Стал спрашивать, как ему, мол, Элен Брани найти. А это моё магловское имя. Я сказала, что если ему нужна Элен, то я вот тоже Элен, а конкретно мисс Брани ушла домой после ночного дежурства. «Допустим, - сказал этот тип, - хорошая защита разума, детка!» И прикинь, начал флиртовать, да расспрашивать, не соглашусь ли с ним пообедать. То есть сразу понял, что я ведьма. Но не узнал. На мне просто чёрный парик ещё был – говорила девкам, что покрасилась, они даже поверили. Боялась же, что найдут, вот и носила на работе.

- Молодец!

- Ага, меня потряхивает, а я слушаю его - такой голос! Наплёл, что у него бабушка из русских князей. И много ещё чего.

- А ты?

- А что я? – буркнула Элен, закрыв лицо руками, и глухо призналась: - влюбилась, блин! В такую же сволочь, как тот, хозяин его. Ненавижу обоих!

Я не знала, как реагировать, и тем более не знала, насколько Элен влюбчивая. Может, у неё каждую неделю новый объект воздыханий.

- Ты же это не серьёзно? – робко поинтересовалась я. – Может, от стресса показалось?

- Куда уж серьёзней. Эль, я до этого никогда не влюблялась. Вот так, чтобы сердце болело от невозможности увидеть. Чтобы при воспоминании о взгляде коленки подгибались. А он… цветок мне подарил, - она отняла руки от лица и потянулась за потрёпанным томиком, лежащим на столе. Открыла посередине и показала мне засохшую ромашку. – Потом сказал, что утром придёт и домой проводит после дежурства и аппарировал. А я отпросилась у девчонок пораньше на три часа и сразу сюда, к маме. Раз имя узнали, могли и квартиру обнаружить.

- Когда это было?

- Да позавчера.

- И ты после этого на работу собиралась? – поразилась я.

- Дура, да? Хотела хоть глазком увидеть. Вдруг бы опять пришёл.

- Точно дура, - вздохнула я. – Хотя не мне осуждать.

- Знаешь, Эль, такое чувство? Когда смотришь в глаза и тонешь в них. И наплевать на всё.

- Тебе замуж всё равно нельзя, пока жив Тёмный Лорд. И вдруг он теперь по цветку этому найдёт тебя?

- Не найдёт. Я брата попросила его проверить первым делом. Хотя и сама догадывалась, что это просто цветок.

- А Джеф не заинтересовался, откуда он?

- Не. Наверняка подумал, что от Джея Ли. Даже не спросил. Слушай, не говори никому, и так брат психует, - Элен осторожно закрыла томик и убрала его на полку. – Переживу. И ты права, замуж нельзя, на работу нельзя и с квартиркой тоже придётся распрощаться, и вообще он мерзавец и приспешник Тёмного Лорда. Пошли завтракать, а? И не бойся, я теперь сама боюсь, и с придурком этим встречаться не собираюсь.

Я очень надеялась, что Элен Дарси говорит правду, но уверенности не было. И что мне делать было? Сказать Джефу про Долохова – предательство по отношению к Элен. А не сказать?

***

Домой мы прибыли к ужину. Миссис Марчбэнкс нас всех очаровала. Она знала столько историй, с таким юмором рассказывала, что смеялся даже Джеф, которого я не считала смешливым человеком. Даже жалко было расставаться со всеми.

- Дом, милый дом, - сказала я, заходя в гостиную.

Данко сразу стал суетиться на кухне, Тоби ушёл в кабинет, что-то написать, а я спустилась в лабораторию, проверить свою зельеварскую почту.

От С.Д. Рокка было два письма. В одном он спрашивал, возьмусь ли я изготовить сложное противоядие. Во втором с сожалением сообщал, что заказ отозвали, так как я не ответила вовремя, а противоядие нужно было срочно. И я поняла две вещи. Первое - кто был одним из тех двоих, к кому обратился Сметвик. А второе – что эта почта очень ненадёжна. Я запросто могу упустить важный заказ. А проверять каждые пять минут точно не намерена.

Что-то меня потянуло в другую часть подвала. И я с удивлением увидела, что посох гоблинов, стоящий в пустом помещении, светится зелёным светом.

Пришлось звать Тоби. Сама подходить побоялась. Муж полюбовался издали, и подошёл, хотя я и предлагала вызвать Дарси. Но он отмахнулся:

- Не опасно, Эль.

Что он там делал, я не видела – Тоби всё загородил спиной. Но повернулся с улыбкой и помахал желтоватым свитком.

- Письмецо от гоблинов, - хмыкнул он, подходя.

- Кому?

- Нам обоим. Уложим Северуса спать и прочитаем.

В результате прочли его только перед сном. Закрутились как-то, забыли, а оно так и лежало в спальне на тумбочке.

- Письмо, Тоби!

- Ах да! Ложись, Эль, сейчас и прочитаем. Надеюсь, там не нужен ответ? Я жутко устал.

Я читала вслух.

«Уважаемые миссис и мистер Снейп, банк Гринготтс уведомляет вас о просьбе своего клиента Себастиана Сальваторе Салини встретиться с вами завтра в три часа пополудни, чтобы огласить вам завещание общей родственницы. В случае согласия в указанное время просто дотроньтесь до посоха одновременно. Вы перенесётесь в защищённое место банка. Конфиденциальность гарантируем.

Директор банка Гринготтс, Рагнорк Третий»

Я отложила письмо обратно на тумбочку и повернулась к мужу.

- Тоби, этот Салини – твой родственник?

- Не знаю, - поморщился муж. – Девичья фамилия моей бабки – Салини. Я однажды встречался со своим кузеном, он мелким гостил у бабушки одно лето, и вдруг написал мне спустя много лет. Приглашал провести выходные на природе в охотничьем домике. Но эта была единственная встреча, больше он не писал, а я просто не знал его адреса.

- И как его звали?

- Грэм, Грэм Салини. Чёрт! Точно, ты же там была… то есть не ты. Эйлин там была. Грэм влюбился, с ума сходил по своему куратору… химии что ли. А ведь он, наверное, был волшебником. И так назвал зельеваренье.

- Кузен был влюблён в куратора? – поразилась я. – А как ты понял, что он волшебник?

Тоби криво улыбнулся и притянул меня поближе:

- Палочку у него видел. Он ещё расхохотался и сказал, что она волшебная. А я дурак, думал, что он шутит. Вполне в его духе было.

- Расскажи, в кого он был влюблён. Ну, пожалуйста! И вообще, что там… Эйлин делала.

- Давай не будем, Эль. Это не те вещи, о которых можно рассказывать своим жёнам.

- Давай будем, Тоби, - ласково возразила я. – Давай, ты мне всё расскажешь о вашей поездке в охотничий домик. И я забуду, как ты смотрел на Пифию.

- Это шантаж? И как я на неё смотрел? – фыркнул Тоби. – Эй, ну не надо, Эль! Ляг обратно!

- Расскажешь, или нет? – стоять на холодном полу босиком было неприятно, но я собиралась удовлетворить своё любопытство во чтобы то ни стало. - Я, между прочим, имею право знать, потому что та Эйлин – это все равно, что я.

- Ну не скажи!

- Тоби!

- Вернись обратно в постель, и я всё расскажу, - вздохнул он. – Только предупреждаю – я очень плохо всё помню.

Я улыбнулась и поспешно нырнула под одеяло. Муж снова притянул меня поближе и досадливо потёр подбородок:

- Ну, слушай, рыбонька. Грэм Салини был таким парнем весёлым, про таких говорят – душа компании. Любил дурачиться, придумывал шутки постоянно. Но он был добрым, и меня это подкупало. Он встретил меня в аэропорту и весь был возбуждён. Я не мог понять этого, куратор была гораздо старше него, и вообще, выходила замуж за своего кузена буквально через неделю. Не знаю, почему она решила осчастливить парня прямо перед своей свадьбой, но он был уверен, что она приедет. А меня позвал потому, что с Вэл навязалась ещё одна девочка, его сокурсница Эйлин Принц. И он не смог её отшить, потому что слишком добрый. Иногда – это во вред, Эль, точно говорю. Вот моя роль состояла в том, чтобы отвлекать эту его однокурсницу.

- Вэл? – переспросила я, уверенная, что Тоби ошибся. Я прекрасно помнила письмо Эйлин брату. И там она писала, что подругу звали Маргарет. И о кураторе не было ни слова.

- Ну, так её звал Грэм, - Тоби смотрел куда-то вверх, словно не просто вспоминая, а переживая то время заново. – Он хвастался, что она точно испытывает к нему чувства, и что, наконец, ему удастся с ней… ну ты понимаешь.

- Угу. А её точно звали Вэл?

- Да нет же, у неё такое сложное было имя, вроде названия города. Вальсберг, что ли… Грэм говорил, но я… Я половины не помню, что там было. Я даже не был уверен, что спал с Эйлин, понимаешь? Но Север все равно мой сын, чтобы там ни было.

В голове у меня щёлкнуло, и я осторожно спросила:

- Вальбурга?

- О, точно, Эль. Именно так – Вальбурга. Странная женщина, красивая, властная и очень яркая, ну ты понимаешь? Она лет на пятнадцать была старше Эйлин, а казалась её ровесницей. Ах да, помню, она просила меня звать её запросто – Марго. А почему? Может, второе имя? Но скорее, она там была инкогнито. Жениху ведь изменяла.

- А как была фамилия жениха?

- Эль, ну откуда мне знать? О таких вещах мы точно не говорили. Хотя… один раз Грэм назвал её мисс Блэк. Но это была, как понимаю, её девичья фамилия. Я и запомнил, потому что обратил внимание на обращение. До этого он звал её синьорина.

- Сума сойти, - пробормотала я. – Так они переспали?

- А ты как думаешь? – вздохнул Тоби. – Я не присутствовал. Но спали они в одной комнате, и утром Грэм был счастлив до одури. А Вэл была холодна и прекрасна.

- Ну а ты?

- Был ли я счастлив? – проворчал муж. – Эль, меня просто использовали. Я же не совсем дурак. Я видел, как Эйлин смотрит на Грэма. Но ответственности я с себя не снимаю, и когда мисс Принц появилась у меня на пороге три месяца спустя, я сразу всё понял.

- И что дальше было?

- Да ничего, взял за руку и повёл в мэрию. И жили мы долго и счастливо.

- Правда?

- Нет! – вскипел Тоби. – Какая нафиг правда? Она ненавидела меня, и с трудом терпела сына. Целыми вечерами она лежала на диване и тупо смотрела в потолок. Или спускалась в подвал. Я не знаю, что она там делала, мне даже в голову не приходило посмотреть… И я, Эль, если честно, только радовался. Сил смотреть на неё не было. Но сын! Ради Севера я готов был терпеть. Мы даже не спали вместе, совсем. Я как-то попытался, Северу уже полгода было. Я тогда замучился страшно, все эти пелёнки, распашонки, бутылочки… И радовался, что малыш заснул, ну и того… подошёл к ней. Вспоминать не хочу, ничего хорошего. А потом и подходить не хотелось, но она шарахалась, как от чудовища. Спала на этом жутком диване. А однажды я пришёл навеселе, Северу уже три было. И Эйлин стала как-то поспокойней, даже иногда что-то по дому делала. Север спал, и я опять попробовал наладить отношения. И мне даже показалось, что она откликнулась. И вроде нормально прошло, но пару дней спустя я вдруг обнаружил, что мне и предложить ей нечего в этом плане. Списывал на стресс. Она снова стала спать на диване. И тут вдруг она говорит, что ей прописали лекарство важное, и что ей может стать плохо. Я вообще не вникал в её объяснения, мне они были параллельны, понимаешь?

Я только кивнула, боясь его перебить.

- Ну вот, выпила она ту дрянь, и упала на диван замертво. И трясти её стало так, как в лихорадке. Глаза закатились, изо рта пена. Я хотел бежать к соседям, чтоб позвонили в скорую помощь, но Сев вцепился в руку. А она затихла, и дышать перестала. А я помнил, что она просила её ударить сильно по лицу, но в какой момент – не уловил. И Сев стал плакать. Мне казалось даже, что ребёнок понимает во всем этом больше меня.

- Ударил?

- Ударил, - вздохнул он, - даже дважды. Чёрт, Сев любил мать. И когда она очнулась и задышала… Я просто ушёл. Только бы не видеть её больше. Я боялся возвращаться. Но толку-то, всё равно пришлось. Я вошёл – и не поверил своим глазам. Дом просто преобразился. Из кухни тянуло вкусными запахами, пол был намыт, Северус тоже вымыт и нормально одет. И самое главное, моя жена вышла встречать. И смотрела на меня во все глаза, словно увидела что-то интересное. А потом накормила – это она-то, которая готовить не умела! Я думал проснусь, и всё изменится обратно, но она пришла спать в нашу кровать. Я боялся вздохнуть лишний раз, спугнуть, не мог понять её блажь. Ну правда, с чего вдруг такие перемены? Следующие дни я жил как во сне, прекрасном сне, Эль. Но потом пришёл в себя и осознал, что я окончательно сошёл с ума, потому что без памяти влюбился в собственную жену. Всё, Эль! Сказке конец, а кто слушал – молодец. Так ты говоришь? Давай спать.

Я зевнула, укладываясь удобнее в коконе его рук. Рассказ Тоби поразил меня и лишил покоя.

- Слушай, - спохватилась я, почти засыпая. – А что ты ответишь этому Салини?

- Не знаю. Наверное, надо встретиться, а там будет видно.





Сообщение отредактировал Каури - Понедельник, 24.08.2015, 20:47
 
КауриДата: Вторник, 25.08.2015, 21:25 | Сообщение # 547
Высший друид
Сообщений: 777
« 668 »
Глава 32.

Интерлюдия 4

Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор, директор Школы чародейства и волшебства Хогвартс, кавалер ордена Мерлина первой степени, Верховный чародей Визенгамота, Президент Международной Конфедерации Магов и просто сильнейший волшебник современности пребывал в странном для себя состоянии неопределённости. Нет, не растерянности от внезапного удара, а именно неопределённости. Пока изменения в планах были несущественны, но опыт - столетний опыт интриг и схваток - подсказывал, что всё только начинается.

И начинается мощно – его партнёры по этой игре понесли потери. Боевое крыло – пять опытных магов под предводительством если не ферзя, то офицера, просто исчезли с доски. Пропали во время рутинной, как им казалось, операции. Такого удара не ждал никто. Все агенты директора находились в панике – не нужно быть гением, чтобы понимать - за этим последуют масштабные проверки всех, кого можно и кого нельзя. И возможны провалы. Да не отдельных агентов, а целых цепочек…

Возмущение разума лечат спокойным созерцанием, вот и сейчас один из самых могущественных светлых магов, да что там – самый могущественный – просто созерцал. Увы, но привычное занятие сегодня успокоению способствовало мало. Он недаром дал два выходных всем преподавателям перед новым учебным годом. Ему следовало спокойно подумать без настойчивых требований Минервы, хищно ухватившейся за новые должности профессора трансфигурации и декана Гриффиндора, без укоризненных взглядов молчаливой медиковедьмы, без нервных вопросов о новом инвентаре грубоватой Хуч, без причитаний Спраут, недополучившей новых образцов растений для своих теплиц, без кислой физиономии Слизнорта, жалующегося на продуваемые покои и тонко намекающего на увеличение ставки. В замке остались лишь домовики, занятые подготовкой школы к прибытию учеников, да буйволообразный завхоз, которого стоило бы заменить на кого-то более… более гибкого по отношению к директору. В идеале подошёл бы сквиб, и желательно одинокий, едва сводящий концы с концами. Нет, все они не стоят сейчас его внимания. Им не понять великой миссии света, невдомёк, что в большой игре они лишь крошечные винтики, если не песчинки.

Дамблдор резко отставил чашку и подошёл ближе к проекции нескольких сотен разноцветных змей, воспроизводимых артефактом, сотворённым гоблинами. На губы сама собой выползла грустная улыбка – очень многие в Альбионе, да и в остальном мире тоже, были бы готовы отдать глаз, а то и оба, чтобы только взглянуть на «План Дамблдора», или хотя бы понять, как ему удаётся держать сотни нитей чужих судеб, ничего не упуская, уже столько лет. Иногда его охватывало любопытство - много ли они смогли бы понять из увиденного?

Щелчок пальцами и «змеи» сменили вид – теперь в воздухе стройными рядами весели разноцветные ленты и соединяющие их нитки стрелок. Каждая лента – то, что должно быть сделано или делается уже сейчас, забавные хвостики – показывают, когда всё должно завершиться, стрелочки информируют, что надлежит делать после.

Сегодня к этой цветной паутине добавилось ещё несколько десятков ленточек, пока ещё сереньких – в Хогвартс скоро прибудут новые ученики, а события, в которых им предстоит участвовать, уже тут – ждут своего времени в «Плане Дамблдора».

Всего пара плавных движений - и на полотне будущего появляется несколько новых нитей. Да, это должно быть интересно и, главное, полезно.

Новый щелчок пальцев - и по лентам пробегает волна изменений. Ох и головастый был парень этот магл, как его там… Форд, кажется, придумавший такую хитрую штуку*. Хорошо всё же, что никто не видит, как Верховный чародей Визенгамота использует придумки маглов. Но – на войне как на войне - нужно использовать любое преимущество. А уж игнорировать величайшее изобретение военной мысли, возникшее в последней магловской заварушке, охватившей весь мир – это нужно быть узколобым глупцом. И между прочим, именно оно помогло одной из сторон выйти из кровопролитной сечи победителями. Всего-то позволило строить корабли быстрее, чем их топят. И прорыв в планировании дал им такую возможность. Как и потом выйти в космос*.

Но настала пора вернуться к собственным проблемам. Ещё один жест - и вместо лент посреди комнаты повисает паутина, в которой в качестве жирных мух запутались карточки задач. При таком режиме не видно, как всё должно проходить во времени, зато гораздо больше информации о том, что необходимо сделать**.

Но сейчас важны не давно продуманные ходы, а значки на пересечении паутины связей, что сменили свою форму и даже приобрели тревожную окраску. Сигнализируют, что изменения затронули не только сроки и пора вводить в бой цепочки событий, составленные ранее «на всякий случай».***

«Оч-чень интересно!» - интуиция, похоже, не подвела старого мага – большая часть нитей уходила в пустоту, отчётливо намекая, что все старые планы требуют пересмотра, если не выбрасывания на помойку. Довольно потирая руки - жизнь редко подкидывала старому шахматисту действительно неожиданные задачи - Дамблдор вернулся в кресло и всерьёз задумался.

Все говорило о том, что в планах появился не просто новый игрок, нет - в ситуацию вмешалась новая СИЛА. То есть нечто, действующее снаружи и никак ранее неучтённое. «Вот значит, как…», - и откуда на этом маленьком шарике вдруг взялась сила, ему неизвестная? От мысли о ТАКОМ по спине пробежал холодок, но тренированный окклюменцией разум быстро подавил панику.
«Так-с, посмотрим, если не новые силы, значит тут у нас давно забытое старое». Он просто не заметил это давно забытое среди всего остального, в виду незначительности. «Должна быть ниточка, должна…».

Через полтора часа оставалось только с вздохом облегчения откинутся на спинку кресла и скривиться – божественный напиток за это время остыл и превратился в натуральную отраву. Но все это было неважно, ибо хвостик ниточки оказался в руках. Ну, как хвостик – сотни донесений и косвенных признаков собрались в единую картину. Не радующую.

- Эйлин Принц, - задумчиво сказал Дамблдор вслух, разглядывая приближенную «карточку», с которой ему застенчиво улыбалась молодая женщина, – точнее - Эйлин Снейп, поскольку изгнана из семьи, выжжена с родового гобелена и замужем за маглом. Ребёнку неполных пять лет, а уже ощущается очень серьёзный потенциал. Чего не скажешь о беспутной мамаше, умудрившейся разрушить свою жизнь не из великой любви, а из банальной глупости и ревности.

Некоторое время Альбус размышлял, является ли любовь оправданием для такого поведения или она как раз и есть величайшая глупость, но потом отложил эти мысли, вернувшись к роли этой «песчинки» в механизме его Плана. Оказалось, что эта молодая ведьма умудрилась поучаствовать во всех значимых событиях последнего года – и кажется, даже не исключая очень рискованный ритуал, проводимый небезызвестным Реддлом на поле, где три с половиной века назад рухнули кое-чьи амбициозные планы. Похоже, это становится традицией для столь не простого места. Девочку видели за два дня до этого в Черняковке и, казалось бы, это ничего не значит, но своей интуиции Великий Волшебник доверял полностью.

А ведь начало было положено гораздо раньше – Дамблдор с грустью рассматривал тонкую пунктирную линию – если б тогда он обратил внимание на это «совпадение», как много удалось бы не упустить. Пять месяцев назад Эйлин оказалась в одной палате Мунго с небезызвестной Сумеречной Ведьмой. И ушли они оттуда вместе. Да, кое-кого ждала очень неприятная процедура беседы на тему ответственного подхода к порученному делу, это если проверка покажет, что тут имело место простая халатность. Ну вот как? КАК можно было прозевать появление в деле ТАКОЙ фигуры?

- Значит Ковен****… - Сомнение в собственном голосе показалось чрезмерным даже при отсутствии слушателей.

- Чем же ты им так досадил, Том, мальчик мой? - Спросил он у другой карточки, с которой на него взирал ещё смешной малыш с упрямо поджатой нижней губой и мрачным взглядом исподлобья.

Сомнения имели под собой основания – ведьмы редко лезли на свет, а тем более в политику, предпочитая заниматься своими непонятными целями. Анализ говорил о том, что они заняты евгеникой - их планы по улучшению породы магов интервалами времени меньше чем столетие не оперировали. На всё бурление страстей старушки взирали как на возню в песочнице. Неудивительно, что его План их почти не учитывал.

Да и силовое столкновение - это отнюдь не их стиль. Обычно это были почти неощутимые касания чужих нитей – тут слово, там совет, или пущенная сплетня - и вот уже весь мир не спеша поворачивается в нужную им сторону. С чего это вдруг столь жёсткая реакция? Или и за Ковеном на этот раз кто-то стоит?

Ну а пока настало время потянуть за имеющуюся ниточку. Осторожненько.

День спустя, перед самым возвращением преподавательского состава в Хогвартс, один из бывших авроров, а ныне «простой» обыватель, подрабатывающий частными заказами, в ответ на «просьбу» старого соратника доложил, что на месте дома Эйлин – пепелище от пожара, в котором и остались все хозяева дома. Дата пожара совпадала с пропажей боевиков Реддла.

Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор даже не расстроился из-за оборвавшейся ниточки. Только предвкушающее потёр ладони.

Ведьмы всегда умели прятать концы, но самое главное он уже уяснил. Теперь оставалось только много думать и планировать. И встраивать старые заготовки в новые цепочки.

Тот урок, что планы, порой, оказываются бесполезными и даже вредными, если события меняются быстрее, чем в них вносят коррективы – ему ещё предстояло получить. Несмотря на свой приближающийся к сотне лет возраст, учился кавалер ордена Мерлина первой степени охотно и с удовольствием. А к новому учебному году уже всё было готово.

Конец Интерлюдии.

________________

* - Дамблдор смотрит на график Ганта, один из вариантов представления календарного плана. "Алгоритм Форда" позволяет рассчитывать новые строки в случае произошедших изменений.

** - Дамблдор сменил представление с диаграммы Ганта на сеть Пэтри.

*** - Альтернативные сети, то есть планы, содержащие в себе несколько вариантов развития и условия переключения, даже в наше время являются экзотикой и высшим пилотажем планирования, хотя технические сложности расчёта таких планов большей частью решены уже давно. Дамблдор крут))

**** - Дамблдор имеет ввиду Конклав ведьм.





Сообщение отредактировал Каури - Вторник, 25.08.2015, 21:26
 
КауриДата: Понедельник, 31.08.2015, 20:43 | Сообщение # 548
Высший друид
Сообщений: 777
« 668 »

Эйлин Принц (подарок от slonikmos с сайта фанфикс ми)



 
kraaДата: Вторник, 01.09.2015, 00:03 | Сообщение # 549
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2733
« 1606 »
Каури, скажу только две вещи.
Первая из них - что твои герои живее и убедительнее любого героя канона. Это меня не удивляет, ты все-таки человек образованный, от науки недалекий, что видно из текста. Было очень интересно читать и про зелья, про магии и про отношениях наших героев. Даже Дамблдор не разочаровал.
Второе - slonikmos сделала прекрасные эскизы Снейпов, у эйлин глаза Рикмана, кстати. За что ей большое спасибо, а
тебе - огромное!



Без паника!!!
 
КауриДата: Среда, 02.09.2015, 17:30 | Сообщение # 550
Высший друид
Сообщений: 777
« 668 »
Цитата kraa ()
Каури, скажу только две вещи.
Первая из них - что твои герои живее и убедительнее любого героя канона. Это меня не удивляет, ты все-таки человек образованный, от науки недалекий, что видно из текста. Было очень интересно читать и про зелья, про магии и про отношениях наших героев. Даже Дамблдор не разочаровал.

kraa, меня так еще никто не хвалил! Я поражена вашей похвалой)) Настроение подняли на все вчерашние сутки, когда с телефона могла только читать, а коменты не получалось отсылать со слабеньким интернетом.
Ужасно благодарна, так рада, что именно Вы читаете, просто слов нет, как приятно это знать!

Цитата kraa ()
Второе - slonikmos сделала прекрасные эскизы Снейпов, у эйлин глаза Рикмана, кстати. За что ей большое спасибо

Да, я ему очень благодарна - это очень хороший художник, мы сним даже немножко подружились. И о еще пишет замечательный фанфик "Клинок с двумя лезвиями" Весьма интересное макси в процессе. Не уверена только, что он есть здесь, на АЗЛ.
Цитата kraa ()
а
тебе - огромное!

kraa, Вы чудо! Умеете подбодрить и вдохновить!



 
kraaДата: Четверг, 03.09.2015, 00:31 | Сообщение # 551
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2733
« 1606 »
Каури, какая неожиданность, вы тоже Ольга. И Лев. Я со Львами умею хорошо ладить.
И нет, я ничего такого не говорю, вы действительно классно пишете. К сожалению, у меня не так много времени, чтобы читать все. Мои извинения за ошибку пола художника. Парень, да. Пойду, посмотрю его историю.

Прости, читать я этого фика не буду. Как вижу слово "Слэш", словно вижу рядом с собой больного бубонной чумой.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Четверг, 03.09.2015, 00:34
 
Frau_IreneДата: Пятница, 04.09.2015, 13:37 | Сообщение # 552
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 353 »
Цитата kraa ()
Как вижу слово "Слэш", словно вижу рядом с собой больного бубонной чумой.

Ох...
Я тоже не принимаю слэшевых отношений. Но и в подобных произведениях встречаются иногда подлинные жемчужины - и в сюжетах, и в описаниях, и в некоторых героях... Так что да - "ёжики плакали, но продолжали кушать кактус")))



- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н
 
КауриДата: Вторник, 29.09.2015, 23:52 | Сообщение # 553
Высший друид
Сообщений: 777
« 668 »
Глава 33

На встречу с Салини мы так и не попали. И во всём был виноват Джей Ли, братец мой ненаглядный. Он прибыл с самого утра печальный и усталый. На вопросы отговорился, что плохо спал, за завтраком почти ничего не съел, и вообще витал в облаках и был мрачен. Я сильно подозревала тут любовные страдания по Элен Дарси, но чем утешить – не представляла. Познакомить разве что с какой-нибудь хорошей ведьмой, да и тех на примете нет. Все мои знакомые ведьмы были уже разобраны. Да и не хотелось становиться свахой, но тем не менее. Клин клином ведь вышибают. Надо что-то придумать.

Тоби не стал скрывать от него нашу встречу с главой рода Салини. Так прямо и сказал:

- Джей, дружище, если планов у тебя на сегодня нет, может, побудешь с Северусом? Нам с Элен надо в банк на встречу с моим родичем, бабушкиным братом, неким Себастианом Салини.

Братец кивал уныло, но согласно, но на последних словах вытаращил глаза и в шоке уставился на Тобиаса.

- Как ты сказал? Я правильно понял? Глава рода Салини прибыл из Франции, чтобы с тобой встретиться?

- Джей, - усмехнулся Тоби, - я понимаю, что ты встал сегодня не с той ноги. И даже не спрашиваю, какой драккл тебя покусал. Но что тебя удивляет? И откуда ты знаешь род Салини?

Я тоже была не прочь услышать ответ на этот вопрос. Хотя догадывалась, что дело в письме Эйлин Принц, которое, по всей видимости, крепко цепляет Джея Ли до сих пор. Но всё ли я знаю об этом? Смутившийся брат виновато взглянул на меня и спросил безнадёжно:

- Эль, можно я пообщаюсь с твоим мужем наедине?

Тоби сразу напрягся, перестав улыбаться, и выглядел теперь едва ли менее виноватым, чем Джей. И это решило дело, хотя я и хотела сначала возмутиться.

- Да секретничайте на здоровье, мальчики! У меня, как ни странно, найдутся занятия поинтересней. И не вставайте, вы ещё кофе не допили. Я сама уйду.

Поспешить стоило. А все дело было в том, что я путём проб и ошибок прямо с раннего утра обнаружила новую полезную функцию планшетика у себя в лаборатории. Ну а что – захотелось под хорошее настроение похулиганить, пока мои мужчины ещё дрыхнут, а зелье из нового заказа от С.Д. Рокка мирно булькает на слабом огне.

Написала для начала: «Хлеб».

И кто бы мог подумать, планшет завис всего на пять секунд и выдал запись: «Три целых буханки, пять кусков по два дюйма. Место хранения – кухня».

Я не поленилась, сбегала на кухню и увидела шкафчик, лишь очень слабо подсвеченный зелёным сиянием. Внутри обнаружилось именно три буханки пшеничного хлеба от семьи Харди, и пять нарезанных кусков. Всё чётко. В следующие полчаса, пока зелье не требовало внимания, я развлекалась возле планшета, проверяя наши запасы. Правда, увы, кроме кухни и гостиной, содержимое других комнат планшет выдавать отказался. И не потому, что не мог, просто я ещё плохо представляла, что у нас где – а запросы планшет требовал конкретные. Если шампунь – то какой марки, если книга - то с каким названием. Привереда, короче.

Ну мне и того с лихвой было. Я даже стала ломать голову, как это можно использовать, чтобы вовремя заметить, что на кухне кто-то появился. Проверять каждые пять минут наличие хлеба как-то не радовало. И не факт, что родным захочется с утра есть хлеб. Попробовала написать: «Люди. Кухня» И ву-а-ля! «В кухне ноль людей», - выдал планшет. Я вдохновилась и даже засмеялась от такого открытия. Ну и приписала в шутку: «не верю, покажи!».

А потом таращилась с открытым ртом, как планшет затягивается серебристой плёнкой, превращаясь в зеркало, а потом зеркало сменилось изображением кухни. Трёхмерным! Я даже видела, как колышутся занавески от слабого сквозняка из приоткрытого окна. Замерев, я в восхищении наблюдала, как в окно залетел наш вредный ворон. Вот он подлетел на стол, каркнул обиженно, не найдя ничего съестного. И только когда возле него Данко материализовался, и ласково спросил, не проголодался ли Птиц, до меня дошло, что мой чудо планшет ещё и звуком оснащён. Помахала Данко – надо же проверить обратную связь, но меня не увидели и не услышали.

Другие комнаты планшет тоже показывал, правда, с оговорками - в спальне и кабинете Тоби были жуткие помехи и рябь, как у испорченного старого телевизора. А мой кабинет, напротив – был виден без всяких помех.

Поглядев в планшете еще пару помещений, я переключила его обратно на кухню, где могло быть хоть что-то интересное в такое время. Завтрак шушпанчиков заставил улыбнуться – пушистики подсовывали друг другу лакомые кусочки острого перца. Да и ворон забавно подкармливал летучего мыша, видимо, ощущая себя покровителем мелкого зверька.

Так что дальше я варила зелье, наблюдая за кухней. И смогла сразу заметить Тоби, спустившегося на завтрак. Наложив стазис на зелье, я тогда просто провела губкой по изображению, и оно пропало, оставив планшет прежней чистой доской.

Моральный аспект моей задумки, когда я оставила на кухне брата и мужа, волновал меня в последнюю очередь. Ну вот честно, их секреты меня беспокоили не на шутку. И дело тут не в доверии, просто интуиция который день вопила, что от меня скрывают нечто важное.

И сейчас, почти скатившись по ступенькам в свою лабораторию, я бросилась к планшету и быстро написала: «Кухня – показать!».

Данко появился, когда на экране уже отобразились мои мужчины, сидевшие пока молча. Я успела загородить собой планшет совершенно непринуждённо.

- Хозяин спрашивает, чем вы занимаетесь, хозяйка Эль.

- Шпионить заставляют? – усмехнулась я.

Данко расширил глаза и испуганно открыл рот. Пришлось заверить его, что я пошутила, и что Тоби надо передать, что я варю новое зелье.

- И ещё, Данко, милый, скажи, чтобы в ближайший час меня не беспокоили. И сам не прыгай сюда. У меня сложное зелье.

Данко закивал и исчез. И сразу появился на трёхмерном экране. Мужчины встрепенулись, а эльф чётко доложил:

- Хозяйка Эль варит сложное зелье и просила не беспокоить её в течение часа. И не шпионить за ней.

Джей заржал, а Тоби посмотрел на него укоризненно. Домовёнок же был невозмутим.

- Что значит не шпионить, Данко? – спросил муж.

- Я привязан к хозяйке Эль, хозяин Тоби. Я не должен шпионить за хозяйкой. Даже если попросите вы, или мастер Джей.

- Что значит «привязан»? – Тоби взирал на домовика с таким же любопытством, как и я. – Ты её так любишь?

Эльф явно растерялся, и Джей ответил вместо него с заметным удовольствием:

- Это значит, Тоб, что Данко плевать будет на твои приказы, если Эль даст другие. Она приняла его по всем правилам, и он будет ей предан до конца жизни. А тебя, Севера и даже меня он слушается лишь потому, что мы семья, но главное – что Эль не против. Так, ушастик?

- Так, мастер Джей, - Данко грустно прижал уши к голове.

Тоби восхищённо присвистнул:

- Охренеть! Ладно, Данко, ты ответь на вопрос – наш разговор ты тоже передашь Эль?

- Хозяйка Эль этого не приказывала.

- А если прикажет?

- Если я не услышу, то не смогу рассказать о вашем разговоре, - эльф наивно захлопал ресницами, и я ему даже поаплодировала. Мой умница! – Вы хотите, чтобы я слушал ваш разговор, хозяин Тоби?

- Не хочу. За Севером присмотри.

- Хорошо, хозяин Тоби, - Данко с облегчением кивнул и испарился.

- Дракклова печень, - с чувством фыркнул муж, - охренеть, как мне это нравится!

- Да ладно тебе, - усмехнулся братец. - Эль наверняка тоже не знает об этой тонкости, так что расслабься.

«Теперь знаю!» - показала я им язык. Потом придвинула кресло поближе к планшету и уселась смотреть кино. Только попкорна не хватало. Вот так, шпионила за собственным мужем - мало меня в детстве пороли! Точнее – ни разу.

- Колись, Джей, - Тоби встал и достал из шкафчика бутылку вина и два бокала, - что означал этот взгляд, словно ты увидел василиска?

- Я кое-что тебе не рассказал, Тоби, - братец подозрительно оглядел кухню и поёжился. – Малфой во время обета увидел у меня кольцо с гербом Салини. Эльфийское вино?

- Откуда у тебя кольцо Салини, придурок? И с какого драккла ты решил, что Малфой мог об этом кому-то сообщить?

- Уверен, что эта блондинистая семейка знает прорву способов обойти любые обеты, мой Тезоро. Он и мою оборотку на раз разгадал, но это не удивительно. А Салини – это очень могущественный клан. Не у нас – во Франции. Смекаешь, к чему я? Как-то очень подозрительно, что они вдруг зашевелились прямо после нашего рейда к Малфоям. Может, пойдём к тебе в кабинет? Не зря же ты столько заглушек там понатыкал.

- Я хренею, - Тоби поднялся, - Ты мне ещё кое-что забыл рассказать, умник. Какого дементора я узнаю от Эль, кто варил для меня противоядие?

- Она что – знает? – ужаснулся Джей, выходя из кухни.

Хорошо, что я сидела! Первым желанием было рвануть за Тоби в кабинет с кучей заглушек и влепить мужу хорошенькую затрещину. Вторым – убить Джея. Третьим – расплакаться и упасть в обморок. Сжав зубы, я вскочила и немного подышала, стараясь успокоиться. Что происходит, хотелось бы знать. Почему Джей называет Тоби странным прозвищем Трезоро, что за страшный змеиный рейд совершали эти идиоты, и когда они успели познакомиться с Малфоем? Который, на минуточку, правая рука Тёмного Лорда.

И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, где дракклов кладоискатель мог найти приключений на свою задницу. Когда в глазах перестало темнеть от бешенства – кто-то мне, помнится, обещал предупреждать, когда снова пойдёт за кладом – я стёрла изображение опустевшей кухни и написала на очищенной доске: «Кабинет хозяина – показать». Доска помутнела, заблестела – и вот они голубчики – сидят в креслах у камина. Пусть изображение рябит и идёт полосками, но различить можно. Только вот не слышно ничего, видать заглушки мужа действуют и на планшет. Подписала внизу на полоске, оставшейся белой – «включить звук». Ничего. «Выключить заглушки!» Планшет мигнул и выдал «Нельзя!». Ну и ладно.

Стерев их довольные рожи вместе с контурами кабинета, я пошла варить зелье, чтобы успокоиться. Мысленно представляла, как ласково поговорю со Сметвиком и с братцем. Сговорились, ироды!

Как всегда, варка зелий подействовала умиротворяюще. Помогло обязательное очищение эмоционального фона перед приготовлением. Так что моим мужчинам крупно повезло, что я зельевар.

Готовое зелье я разлила во флаконы и отправила С.Д. Рокку. Получив извещение о гонораре, перечисленном на счёт в банке, я вспомнила и про тысячу галеонов, что пришлось заплатить мужу собственной жене. Ну и поделом. Хотя меня подмывало пойти и швырнуть этот чек, до сих пор не потраченный, прямо ему в лицо. А я ещё удивлялась его воздержанию от плотских утех! После отравления Сметвик вполне мог посадить его на специфическую диету.

Чтобы окончательно не слететь с катушек, взялась варить первые три зелья из списка присланного Поппи. Камин она пока открыть не смогла, и прислала список с совой. За что её уважаю, всё чётко расписано по пунктам, каких именно зелий не хватает, сколько, и для чего.

Заготовив основы в нескольких котлах для первых двух типов костероста, оставила их и в странном умиротворении направилась в наш заброшенный сад. Решила, хотя бы наметить фронт садовых работ, пока мои заговорщики обсуждают неимоверно важные и тайные вопросы.

Пройдя по заросшей тропинке не больше пары метров, сразу пожалела, что не взяла перчатки – отгибать ветки колючих кустов голыми руками - то ещё удовольствие. А вообще лучше бы облететь всё это на метле для начала. Но раз уж вышла… Я потянулась к ближайшему препятствию в виде длинной вьющейся плети колючек и ласково попросила:

- Будь умницей, милая, не надо меня колоть.

И вдруг под моим изумлённым взглядом плеть шевельнулась, втянула все колючки в себя и ласково потёрлась о мои ноги. Волшебный куст? На всякий случай наклонилась и погладила эту льнущую ко мне «лиану». И сразу весь кустик встрепенулся, зашевелился, распускаясь и одновременно втягивая внутрь свои отростки – и вот уже вместо зарослей передо мной аккуратная шапка диковинного куста с крупными желтовато-оранжевыми бутонами. Я восхищённо вздохнула, перешла к соседнему кусту, уже тянущему ко мне свои ветви. Вот что делает ласковое слово и добрые прикосновения с растениями - второй кустик не менее быстро оформился.

Буйная трава, росшая на тропинке и под кустами, тоже оказалась волшебной. Стоило мне присесть и обратиться к ней с просьбой - освободить мне тропинку, как трава заколыхалась, отползая в стороны, даже все сорняки за собой утянула. И движение это волной стало передаваться дальше. Раздвигались сомкнувшие ветви кусты, втягивались под землю корни фруктовых деревьев. Открыв рот, я наблюдала за творящимся чудом. Опомнившись, пошла по широкой расчищенной тропинке вглубь сада, оглядываясь на цепную реакцию, продолжающую облагораживать сад. Кустики, трава, даже деревья словно понимали мои похвалы, шелестели ветвями, вытягивались, раздаваясь вширь, или наоборот компактно собирались в кучки.

- Мам! Как здорово! – за мной прибежал Северус, оглядывая буйство, продолжавшееся в саду с таким же восторгом, как и я. – А я смотрю - дерево шагает.

- Сама не знаю, что это с ними, - призналась я, наклоняясь к увядшим цветочкам с жёлтыми шляпками, которые открылись, когда сорняки ушли в сторону. Прикоснулась к цветочку, а он вдруг поднял головку, стал распускаться.

- Я тоже! – Северус бросился на колени и стал осторожно гладить остальные цветы. И весело смеялся, когда они тоже начали распускаться. – Они разговаривают! Они живые, да, мам?

- Конечно, живые, - выдохнула я. Про разговоры Северус, конечно, загнул, но растения и правда к нам прислушивались.

Права была Пифия, не только дом тут волшебницей построен, но и сад ею тоже посажен необычный. Да и логично, что тут были какие-то чары. Мы так увлеклись разговорами с нашим садом, что опомнились только от появления Данко.

Эльфёнок огляделся в немом восторге вокруг и растерянно мне сообщил:

- Обед готов, хозяйка Эль. Хозяин зовёт.

- Идём уже. А лучше – перенеси нас в ванную, Данко. Нам с сыном надо умыться и переодеться.

- Мам, я не хочу есть, - начал Северус, вцепившийся в какие-то крошечные стручки на маленьком кусте, но был ухвачен за шкирку и водворён нами прямо в ванную.

- Мы сами справимся, - сказал мне Данко.

- Да, мам, иди, - буркнул Сев, бережно кладя на полочку один стручок, оставшийся у него в кулаке.

Я потрепала его за чумазую щёчку, и поспешила к себе в комнату.

Джей и Тоби при виде нас отошли от картины, висевшей на стене, и Тоби галантно отодвинул мне стул. Так и хотелось ему сказать: «Спасибо, Трезоро!». Но удержалась.

Уже приступая ко второму блюду, Тоби сказал:

- Эль, мне кажется, что с решением о встрече мы поспешили. Кто его знает, этого Салини, что ему от нас нужно.

- Как скажешь, милый, - кивнула я.

- Просто у гоблинов светиться, когда вы почти официально мертвы, - сказал Джей Ди. – Это все равно, что в «Пророке» сообщить…

- …или с аврором Поттером повстречаться, - ядовито вставил муж.

- Именно, - кивнул Джей серьёзно. Я поперхнулась, но быстро глотнув сока, махнула рукой – мол, всё в порядке. – Так что лучше отправить в банк письмо и предложить встречу на своих условиях.

- Джей рассказал о нейтральных территориях, - пояснил мне Тоби, - А Гринготтс таким местом не является. Гоблины блюдут только свои интересы и отношения магов их не касаются ни в какой мере. То есть, вздумай кто-то осуществить месть на их территории – препятствовать они не станут, разве что неустойку спросят с победителя, компенсацию за порчу имущества, так сказать. Может ведь, что и с вендеттой явился глава рода. Мало ли какими путями до него дошли вести о причинах гибели моего брата Грэма и его наследника? Так что встреча на нейтральной территории - лучший вариант. Одним из таких мест является Хогвартс. Второе есть где-то в центре Запретного Леса.

- Найти только его сложновато, - Джей Ли подлил себе вина, - ещё одно место есть неподалёку от Черняковки, но туда приглашать главу рода из Франции - не лучшая идея. Там ведьмы заправляют из конклава. С ними договариваться…

Братец махнул рукой.

- А что с Хогвартсом? – спросила я.

Джей Ли поморщился.

- С тех пор, как пост директора занимает Дамблдор, мало кто пользуется замком, как нейтральной территорией для подобных встреч.

- Так. А в Запретном Лесу? Кто там охраняет это место?

- Хозяйка леса, - хором ответили мужчины.

- Кто? – опешила я.

Они переглянулись:

- Да это миф почти – про хозяйку, - сказал Джей, - она хранительница леса. Если и жива ещё, то должна быть старой, как Фламель. И почти никто ее не видел уже более полувека, может и…

- Миф или не миф, - перебил его Тоби, - главное, что место нейтральное и воевать там не принято.

- А я хозяин сада! – заявил Северус. – Меня слушаются растения.

- Конечно ты хозяин, - подбодрил племянника Джей. – Кто же ещё?

- Ещё мама…

- Подожди, Сев, потом покажешь, - перебил его Тоби. – Как бы то ни было, Эль, мы с Джеем думаем, что надо именно туда пригласить Салини – в Запретный Лес.

- И как мы найдём то место?

Мужчины в очередной раз переглянулись. Стало вдруг ясно, что там они уже были.

- Понятно. Найти сможете?

- Да, - кивнули оба.

- Решено? – спросил муж. – Мы отсылаем в банк письмо с приглашением?

- Пусть дату назначит Салини, - добавил брат, когда я согласно кивнула.

Оставив мужчин обговаривать детали послания, я спустилась в лабораторию, чтобы продолжить варку зелий для Поппи. Проходя мимо планшета, увидела там надпись и замедлилась.

«Одно послание в почтовом ящике», - было выведено аккуратным почерком.

- Чудеса просто, настоящий компьютер, - усмехнулась я. – Спасибо, солнышко.

- Не за что, - проскрипел планшет, заставив меня подпрыгнуть.

- Ты что – разговаривать умеешь? – поразилась я. – А чего не предупредил? Писать заставлял?

- Не спрашивала, - заметила вредная дощечка.

- Ты разумный? А мальчик или девочка?- продолжала я допытываться.

- Женить хочешь? – поинтересовалась доска. – Называй меня просто – Умник. А разумный или нет – оставим этот вопрос для дураков.

- Как скажешь, - хмыкнула я, подошла к столу, и выдвинула ящичек приёма почты от С.Д.Рокка. И действительно, мешочек с посланием там был. Простой, холщёвый, со сложенным листком и коричневой склянкой с притёртой пробкой внутри.

«Для Эйлин Принц.

Срочный заказ зелья для поиска по крови. Оплата двойная, если уложитесь в три дня.

Зелье налить в прилагающийся флакон. Ответьте – берётесь или нет.

С уважением, Сидней Доминик Рокк»

Я хохотнула – вот тебе и конспирация. Даже не написал, кому понадобилось. Да и почерк в этот раз больно неразборчивый. Действительно что-то спешное? Так торопился, что забыл про конспирацию? Я порылась в памяти и в своём пухлом дневнике, чтобы выяснить, что это зелье готовится четверо суток. И уже просчитывала, как можно убыстрить некоторые этапы, прежде чем написать вопросительное послание своему агенту – в курсе ли он о сроках изготовления.

Но в итоге решила не мучить его, явно человек на нервах. Придётся готовить. Жалко мне что ли? Тем более что рецепт достаточно прост, и все ингредиенты у меня есть, кроме одной хитрой травки. И именно её я видела у нас в саду. Так что этому Сиднею Доминику – кто бы мог подумать, что мне ничего не скажет его имя - просто повезло. Кстати и про ингредиенты не спросил, ну да ладно.

На том же листке чиркнула только пару слов: «Хорошо, берусь». Обойдётся без позывных, раз уж торопится. А мне пора приступать, если хочу уложиться в срок.

Я спешно вызвала Данко, объяснив, что за травка мне нужна – повезло ещё, что там способ сбора не так и важен был. А сама собрала на столе все остальные ингредиенты. Костерост для Поппи и вечером доварится, как раз, когда будет настаиваться зелье поиска.

Данко принёс травку и сообщение от мужчин, что письмо в Гринготтс отправлено, а когда будет ответ, меня известят.

- Вот и славно, - кивнула я, принимаясь отмерять очищенную воду в оловянный котёл, - Данко, будь другом, сообщи им, что у меня срочный заказ. Пусть беспокоят только в крайнем случае.

- Да, хозяйка Эль, - эльфёнок смешно тряхнул рыжим чубчиком и исчез.

А я углубилась в варку зелья, уже с удовольствием предвкушая, как смогу улучшить это зелья, если исправлю пару процессов в начале и конце.

Ровно через два часа я отставила оловянный котёл охлаждаться, вполне довольная результатом, и принялась за костерост. Так что три десятка флаконов для Поппи были готовы уже к вечеру. Нужно было решить, как их передать. Посылать с совами – довольно опасно. Не донесут ведь. Самой отправляться – тоже. Тоби меня не поймёт. Сметвику передавать – так мы его в известность о своей афере не ставили. Послать Данко – так ведь местные эльфы почувствуют вторжение чужака и доложат директору, а оно нам точно не надо. Попросить Поппи за ними явиться?

Я призвала эльфёнка, чтобы с ним посоветоваться.

- Сварог донесёт, - категорически заявил Данко, прикинув ящичек с флаконами, упакованный в мешок, на вес. – Это магическая птица. И он аккуратнее любой совы.

- О, ну хорошо. Отдашь ему?

- Да, хозяйка. Там… ужин готов. Вас ждут.

Я с тоской посмотрела на оловянный котёл, наложила на него стазис, решив, что ещё пару часов зелье подождёт, и отправилась наверх.

Ответ от Салини мне озвучили сразу. Глава клана согласился на встречу на нейтральной территории через три дня, в полдень. А я сообщила, что ночевать сегодня не буду, так как до утра нужно варить зелье.

Тоби безрадостно скривился, но возражать не стал. Северус пытался набиться в напарники, но глаза у него уже были сонными. Данко сказал, что он опять в саду порядок наводил. Джей Ли распрощался, заявив, что и без того загостился. Хотя никто его не гнал.

- Эль, - преградил мне путь Тоби, - когда я уже совсем собралась спуститься в лабораторию. – Тебе не кажется, что у нас достаточно денег, чтобы ты не работала?

Он красноречиво приложил руку к моему животу.

- Тоби…

- Я не настаиваю, - поспешно сказал он, - просто по ночам – это уже перебор. Ты вполне могла ограничиться только интересными тебе зельями.

- Это и есть - интересное.

Он вздохнул, посмотрел в сторону, закусив губу, и отступил, освобождая мне путь.

Пришлось чмокнуть его в щёку и пообещать, что я постараюсь подумать над его словами.

Мне не терпелось продолжить запланированный эксперимент – недаром же я углублённо изучала сложные зелья на Авалоне. Возможно, я смогу закончить зелье даже раньше, если все получится, как я задумала. И вовсе не ради С.Д.Рокка. Просто самой любопытно.

Ночь пролетела незаметно, я дождалась очередного этапа в процессе, наложила чары стазиса на пять часов и отправилась спать.

Тоби недовольно заворочался, когда я ложилась, но тут же подгрёб меня поближе и засопел в шею. Я устроилась поудобнее и отрубилась.

Разбудил меня Данко:

- Прошло пять часов, хозяйка, - сообщил он, держа в лапках поднос с чашечкой ароматного кофе.

Я протёрла глаза, поняла, что Тоби рядом нет и, подтянувшись повыше, взяла у эльфа кофе.

- М-м, спасибо, солнышко. Очень вкусно. А где все?

- Хозяин Тоби учит маленького хозяина ловить рыбу, - доложил Данко. - Ваш брат читает книжку в домике на дереве. Ворон принёс письмо от доброй медиковедьмы. Она прислала много ингредиентов для зелий и письмо.

- Джей опять здесь? – удивилась я. – Спасибо тебе, Данко.

Приняв наспех душ, я спустилась в лабораторию, чтобы продолжить варить зелье поиска. К обеду смогла выкроить очередной перерыв, и даже разложила по полочкам ингредиенты от Поппи. Было похоже, что она здорово ограбила школьные теплицы. Да и Слагхорна ощипала знатно. Во всяком случае, список необходимых зелий требовал гораздо меньше расходных материалов.

За обедом я едва следила за общим разговорам – после предстоял важный этап в варке зелья. Пару раз приходилось переспрашивать, что от меня хотят, и в итоге домочадцы оставили меня в покое.

Весь вечер и весь следующий день я варила это зелье, показавшееся мне поначалу таким простым. Хитростей там оказалось немало. Но зато к вечеру второго дня я добилась успеха. Отправлять готовое зелье можно было уже утром – за ночь как раз успеет настояться. Это и к лучшему – как раз предстоит встреча с Салини, и хорошо, если с заказом я распрощаюсь до этого события.

Прибрав за собой и тщательно протерев все поверхности, я поставила готовое зелье настаиваться в специальную зону с пониженной температурой. Потом перемыла инструменты, разделочные доски и прочие мешалки, сняла фартук, шапочку, защищающую волосы от испарений и лёгкую рабочую мантию, и вызвала Данко – предстояло отправить Поппи ещё пару десятков флаконов – умудрилась сварить на автомате самое простое из списка в перерывах. Решив не ужинать, постояла немножко под душем и пошла спать.

Тоби, к счастью, не приставал, так что я даже умудрилась хорошо выспаться.

Утром бегом отправилась вниз, едва проснувшись. Сверившись с записями, убедилась, что консистенция и цвет зелья – идеальны, и мне есть, чем похвастаться. Когда я наполнила коричневый флакон, оставалось примерно ещё две таких дозы, и я решила отписать заказчику – нужно ли ему ещё. Флакончик закупорила специальной пробкой, непривычной такой, с шершавой поверхностью. Уже убрав зелье в мешочек и отправив, заметила на пальце маленькую ранку. Испугалась, не испачкала ли крышку кровью, но было поздно – ящичек оказался пуст.

Записку написала вдогонку:

«С.Д. Рокку

Осталась ещё порция зелья. Интересует?

Кречет»

Отправила. Перелила две порции во флаконы и убрала к готовым зельям. Если попросит – отправлю одну ему, но и себе оставлю, мало ли пригодится. Хранится оно прекрасно.

Ответа, пока делала записи в своём журнале, я так и не дождалась. Хотя обычно С.Д.Рокк мне сразу сообщал о переводе денег. Но грустить не стала. Не до того. И встреча с главой родственного клана в полдень уже. А на часах почти десять – только и успею одеться.

Я тщательно умылась, сняла с себя рабочий костюм и бегом поднялась наверх. Чувствовала себя замечательно, здорово ведь, когда задуманное удаётся.

Забежала на кухню, откуда слышались голоса. Данко только поставил перед Северусом тарелку с омлетом, и обрадованно обернулся ко мне:

- Хозяйка Эль, завтрак готов.

- Я не буду, - ответила поспешно, поцеловала Севера в макушку, отчего он захихикал, и схватила с блюда на столе горячую гренку. – Где Тоби?

- Они просили передать, что планы меняются, и на встречу вам лучше не ходить. Они сами справятся, - радостно сообщил Данко, отчего я резко затормозила уже на выходе.

- Они – это кто? – уточнила как можно спокойнее.

- Хозяин Тоби и мастер Джей, - что-то почувствовав, эльф тревожно вжал голову в плечи и прижал уши к голове. Последние слова сказал и вовсе убито: - Они ушли час назад.

- И меня не взяли, - буркнул Северус, - а я очень просил папу.

Я смогла только кивнуть. Идти наверх передумала – какой смысл переодевать удобные джинсы, свитер и ботинки, если меня никуда не берут? Ощущая, как невольно сжимаются кулаки, поспешила во двор – а то дома показалось душновато.

В голове крутилось только одно: «Да как они могли?!», и я никак не могла успокоиться. Ведь договорились же!

Внутри опять поднималась нехорошая волна – и ведь ничего не поделать. Не догонять же их, в самом деле. Мне никто не сообщал, где это нейтральное место в Запретном лесу.

Из-за туч выглянуло солнце, но одолеть поднимающуюся в душе чёрную волну его лучи не смогли. И на это настроение неожиданно пришел отклик - прямо на глазах из ветвей кустов, окаймляющих дорожку, полезли шипы, масляно поблескивая явно не амброзией. На заднем дворе грозно зашелестели ветвями плодовые деревья, покрываясь толстой корой в фиолетовых пятнах - это при полном штиле-то. Ох, не посоветовала бы я теперь никому пробовать эти яблочки.

Из под земли на свободных от кустов пространстве бодро лезла безобидная на вид трава, соревнуясь с выбрасывающей в ударном темпе усики земляникой. От темпов роста этого "мирного" ковра меня начинали терзать смутные сомнения. Живая изгородь вокруг дома тоже стремительно выбрасывала побеги - как ни странно без шипов и выглядевшие вполне мирно. Но откуда-то со стороны пришла уверенность, что через этот хлипкий барьер не проехать и на танке. Огнеметном, да.

В живом ковре зашевелилась и затрещала какая-то живность, и даже страшновато было смотреть, во что превращаются жучки-паучки-муравьишки. Скоро сад напоминал непролазную чащу, не чета той, что была до нашего с Северусом занятия садиком. Теперь он выглядел как дикий участок Запретного леса, куда добровольно я ни за что бы не полезла. Да еще и ночь Ивана Купалы вспомнилась, когда папоротник искала.

Хотя, если честно, опасности от этой чащобы я не ощущала совсем. Более того, казалось, будто рядом проснулся кто-то живой и дружелюбный. Словно крупная кошка, скажем - рысь, греющаяся на солнышке, резко вскочила, выпуская когти, и встала к ноге, недоуменно поглядывая на хозяйку - "что случилось то?" Даже представила, как эта рысь, насторожив уши и на всякий случай оскалившись, выискивает и вынюхивает врагов. Стоять рядом с такой силой было как-то не по себе. Правда радовало одно - ее внимание направлено не на меня. Вот только чувствуется в воздухе разлитое вокруг недоумение. Я поежилась, не совсем понимая, чем вызвано такое сюрреалистическое преображение нашего двора.

- Эх, кто бы сказал, что происходит, - слова сорвались сами, и я уже жалела, что сказала это вслух.

- Уровень безопасности повышен с "эльфийская поляна" до "ведьмина чаща", - проскрипел где-то над головой голос Умника, разрушая всю волшебность ситуации. - Пассивная защита активирована на семьдесят процентов, активная защита на тридцать. Время завершения первого этапа активации десять секунд. Введен протокол безопасности "би-2", приоритеты защиты заданы и приняты. Пассивная и активная системы наблюдения приоритетных целей не обнаружили. Прошу дать целеуказания.

Вот это да! Чертовы гормоны! Своей яростью я, похоже, невольно врубила на полную мощность систему обороны, заставив дом вставать на защиту своей несдержанной хозяйки. А сад и вообще - весь двор - ведь, в самом деле, готовы защищать и разить! Мамочки! Где тут кнопка отмены ложной тревоги?

- Умник, мы что - всерьез собираемся воевать со всем миром? – пробормотала я едва слышно.

- Режим не "прима", а "би-два", - педантично поправил Умник и настоятельно потребовал: - Уровень пассивной защиты – восемьдесят процентов, активной - сорок, прошу дать целеуказания и требую немедленно покинуть открытое пространство.

Вот блин, теперь что – из-за вспышки собственной агрессии действительно бежать и прятаться? Как водится, все решилось само собой. Негромкий хлопок аппарации заставил нервно развернуться к воротам.

Однако же – прямо посреди дорожки к дому стоит какой-то незнакомец. Чёрная мантия выглядит элегантно, чёрная шевелюра в художественном беспорядке придаёт сексуально-привлекательный вид молодому магу, а что это волшебник – сомневаться не приходится. И палочку в руке держит наготове. Синие глаза встретились с моими, и мужчина обаятельно улыбнулся:

- Я прибыл поблагодарить лично, Эйлин.

Он раскрыл ладонь левой руки, и я увидела очень знакомый коричневый флакон. Агент?

- Цель опознана, - где-то на границе сознания проскрипел Умник, - класс опасности - "S", персональный идентификатор "Лорд Волдеморт", вероятность успешной атаки - три процента, вероятность успешной обороны - двадцать. Вероятные потери объектов защиты..."

А я уже и сама узнавала этот высокий рост, наклон головы, породистое лицо с решительным подбородком.

- Тактический маневр - спешная ретирада! – возмутился Умник моему бездействию. - Драпаем!!!

Вот и поиграли в конспирацию.



 
Frau_IreneДата: Среда, 30.09.2015, 06:53 | Сообщение # 554
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 353 »
Вот ведь - и зелье для поиска сварила, и сама кровью для этого поиска снабдила(((
Мастерица...
Нет, чтобы упереться рогом и запросить подробности...



- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н
 
КауриДата: Четверг, 01.10.2015, 16:49 | Сообщение # 555
Высший друид
Сообщений: 777
« 668 »
Цитата Frau_Irene ()
Мастерица...
Нет, чтобы упереться рогом и запросить подробности...

Frau_Irene, тут еще срочность повлияла.
Типа за три дня, то что варится четыре. Некий вызов её способностям.
Ладно, на самом деле по жизни и похлеще проколы случаются))



 
КауриДата: Суббота, 03.10.2015, 19:57 | Сообщение # 556
Высший друид
Сообщений: 777
« 668 »
Глава 34. Интерлюдия 5.

На поляну, похожую на не очень ровный круг метров ста в окружности, они добрались без проблем. Аппарировали до Хогсмита, оттуда уже пешком. Лишь добравшись до места, Джей достал зачарованный пергамент, присланный утром Себастианом Салини, и быстро скинул координаты аппарации. Ответ не замедлил появиться: «merci».

Поляну окружали вековые деревья, буйная трава и кусты росли по окружности, а вся внутренняя часть круга была ровной и чёрной, словно выжженной неведомым огнём. Солнечные лучи словно не достигали земли, или поглощались этим странным покрытием. И это угнетало.

- Я беспокоюсь за Эль, - нарушил молчание Джей. – Нехорошо как-то получилось. Почему ты не сказал ей лично, что её не возьмём?

Тоби был непривычно мрачен и лишь пожал плечом. От самого дома он не произнёс и трёх слов, с тех пор как мелкий чёрный шушпанчик что-то ему нашептал, влетев в окно прямо во время завтрака. И заставив их рвануть в дорогу на целых два часа раньше.

- Мне не нравится это место, - вздохнул Джей Ли и поёжился. – Тебе не кажется, что для нейтральной территории тут слишком мрачно? Когда мы были здесь в прошлый раз…

Тройной хлопок прервал его на полуслове, заставив собраться и застыть рядом с Тобиасом в такой же уверенной позе. Палочка в руке опущена вниз, другая лежит на кинжале, заткнутом за пояс.

Французов, или скорее – итальянцев, оказалось пятеро, две пары и одиночка чуть впереди – и Джей обречено убрал руку с кинжала. Не хватало ещё спровоцировать превосходящие силы. Пусть здесь и не положено ждать нападения, но даже на нейтральных территориях всякое случается. Взять тот же Хогвартс.

Люди были в плащах с широкими капюшонами, и Джей пожалел, что Тоби настоял на простой одежде, пусть и из драконьей кожи, отказавшись брать плащи.

- Приветствую вас, господа, - на хорошем английском произнёс мужчина впереди группы, отбросил капюшон и коротко поклонился. – Себастиан Сальваторе Салини.

Джей Ли с интересом уставился на знаменитого француза. И ему сразу бросилось в глаза заметное сходство с другом. Разве что совершенно седая шевелюра и суровые складки возле носа и глаз отличали его от внучатого племянника. И даже волосы также собраны в низкий хвост.

- Тобиас Алан Снейп, - поклонился Тоби и чуть заметно толкнул локтём напарника.

- Джей Ли Эдриан Принц.

Четверо сопровождающих Салини не проронили ни звука. Они даже не двигались и были похожи этим на невыразимцев. Разве что плащи не серые, а черные.

- Значит, вот какой ты, внук моей сестры, - медленно произнёс Салини, пристально разглядывая Тоби без улыбки. – Я не чувствую твоей магии. Ты сквиб, мой юный друг?

Тоби усмехнулся и передёрнул плечами, отпуская свою магию. Джею показалось, что его обдало теплом. На губах Салини промелькнула улыбка, но края губ тут же опустились:

- Хвастунишка, - тем не менее, тепло прокомментировал он такую наглядную демонстрацию. – Хотелось бы знать, к чему такая секретность.

Он обвёл выразительным взглядом поляну.

Есть причины, - пожал плечом Тоби. – Но это только мои проблемы, месье Салини. Не думаю, что вас они заинтересуют.

- Отчего же, мой друг, одно твоё слово – и твои проблемы станут моими. – Салини распрямил плечи ещё больше, что при его росте внушало трепет. Джей Ли с трудом подавил желание поёжиться.

- Какое слово? – Тоби, казалось, правда, не понимал, о чем речь. Он напротив заметно расслабился, обаятельно улыбнувшись родичу.

- Что ж, буду краток. Я ничего о тебе не знаю, но то, что я вижу, мне пока нравится. Место моего наследника до сих пор не занято. И я готов принять тебя в род по всем правилам. Быть ли тебе полноправным наследником – решит время. Год или два. Однако, даже просто войдя в семью, ты получишь защиту и поддержку рода. Этот мальчик тебе кто? – резко сменил он тему.

Тоби оглянулся на Джея, словно забыл о его присутствии, и подмигнул ему. И спокойно ответил:

- Друг и брат.

- Побратим? Я не слышал о других внуках сестры.

- Брат жены, - уточнил Тобиас.

- Жена – урождённая Принц. Эйлин Принц, если не ошибаюсь. Мастер зельеваренья, обучавшаяся в Италии после окончания Хогвартса. Она не закончила обучение в университете, покинув Италию после второго курса. Мастерство получила позже. Вышла замуж за магла и была отсечена от рода Принц. С тех пор известно о ней крайне мало, - Салини замолчал, испытующе глядя на англичан и ожидая ответа.

- Вы и без меня всё знаете, - пожал плечом Тоби. – Что мне добавить?

- Вам что-нибудь говорит имя Грэма Салини? – Взгляд главы рода стал жёстким.

Джей Ли вздрогнул. Он ждал и боялся этого вопроса, и слова вырвались непроизвольно:

- Это был несчастный случай!

Он готов был провалиться сквозь землю, сразу осознав свою ошибку. Но Тоби даже не посмотрел на него и никак не показал недовольства.

- Грэм был моим кузеном, - спокойно ответил он, - до недавнего времени я не знал о его гибели. Мы встречались в Италии лишь однажды. И я мало помню о том уикенде, подозреваю, что мне частично стёрли память.

По виду Салини нельзя было сказать ничего. И Джея начала бить противная дрожь. И почему они не позвали с собой Джефа? А ещё лучше было прихватить с собой Ичи - Ичигар мастер боевых искусств дроу, хоть и скрывает это под маской обычного продавца книг.

- Если был простой «Обливэйт», - наконец медленно заговорил Салини, - события можно восстановить.

- В этом нет нужды, - холодно ответил Тоби, - Джей и я уже примерно восстановили эти события по косвенным данным. Это был несчастный случай. Грэм мне нравился. Мне очень жаль.

- Не сомневаюсь, - кивнул Себастиан, и чуть повернул голову: - Мэддокс…

Что он хотел сказать выдвинувшемуся вперёд массивному типу в плаще, осталось неизвестным. Так как их встречу грубо прервали несколько теней, вынырнувших из леса. Джей быстро насчитал семерых, но уверенности, что за деревьями не скрываются ещё несколько – не было ни малейшей.

Парни оказались молодыми и нахальными. Все в мантиях, но капюшоны не накинуты. Белобрысый паренёк, едва ли старше Джея, произнёс с надменной уверенностью отпрыска древнего рода:

- Господа, мы вам не помешали? Извольте представиться, для вашего же блага.

Четыре сопровождающих синхронно шагнули вперёд, становясь рядом с Салини. Тоби рванул Джея за локоть, разворачиваясь лицом к прибывшим.

- Это нейтральная территория, господа, - лениво произнёс он, - и да, вы нам мешаете. Извольте удалиться.

Лицо молодого блондина как-то странно дёрнулось и словно закаменело, и Джей вдруг понял, что знает его – Магнус Нотт, учившийся двумя годами старше на Слизерине. Потомственный боевик.

Джей закусил губу и еле сдержал очередной стон и желание побиться головой о ближайшее дерево. Надежда на мирный исход истаяла без следа.

- Мне плевать, как вы называете эту поляну, - Нотт ещё сдерживался, кося глазами на французов. Парни за ним одобрительно загудели. – И покинуть это место я вам даже предлагать не буду.

- Это и есть твои проблемы, mon petit-neveu*? – бесстрастно осведомился Салини.

- Теперь да, - хмыкнул Тоби.

- Ещё и французы, - сплюнул Роули, однокурсник Джея, - грязнокровки и чужестранцы. С кем ты связался, Принц? Ах, да. Я и забыл, что ты сквиб, и тебя выкинули из рода.

- Да что вы с ними возитесь? - выкрикнул чернявый парень с горящими глазами.

Флинт – осознал Джей, а рядом Ричард Гойл и его младший брат. Остальных он не помнил.

Что сделали французы, Джей так и не понял, но группу молодых чистокровных забияк вдруг волной отбросило к самым деревьям. Младшего Гойла приложило о дерево, и он так и остался лежать, остальные тут же вскочили, сразу атакуя, но не приближаясь. Полетели разноцветные проклятья, Джей с трудом увернулся от двойного «Секо», сам посылая пару «Ступерфаев». Жаль не попал ни в кого.

Тоби выставил щит, одновременно вырубив самого крайнего из нападавших чем-то непонятным. А французов и вовсе окружил какой-то сияющий кокон, не мешающий им посылать заклинания в ответ.

Вот упал Роули, схватившись за ногу и катаясь по земле, ещё двое дружно отлетели к деревьям, от небольшого локального взрыва, а Флинт лишился палочки и, падая на землю, заорал Нотту, державшему мощный щит:

- Вызывай подмогу!

_______________
* mon petit-neveu – мой внучатый племянник (франц.)





Сообщение отредактировал Каури - Суббота, 03.10.2015, 21:02
 
КауриДата: Суббота, 03.10.2015, 20:02 | Сообщение # 557
Высший друид
Сообщений: 777
« 668 »
Глава малюсенькая, потому что интерлюдия. Нормальная главка будет скорее всего в понедельник или вторник(( работа мешает вплотную заняться продой.


 
mech13Дата: Воскресенье, 04.10.2015, 12:37 | Сообщение # 558
Ночной стрелок
Сообщений: 73
« 33 »
Цитата Каури ()
работа мешает вплотную заняться продой.


брось ее нафиг!!!!!!!))))))))



 
КауриДата: Понедельник, 05.10.2015, 21:48 | Сообщение # 559
Высший друид
Сообщений: 777
« 668 »
Цитата mech13 ()
брось ее нафиг!!!!!!!))))))))

mech13, голод - не тетка)) работа облагораживает человека и т.д. Так что не, не стану бросать))



 
КауриДата: Среда, 18.11.2015, 00:48 | Сообщение # 560
Высший друид
Сообщений: 777
« 668 »
Глава 35

Легко сказать - «драпаем», когда ты стоишь перед сильным и весьма опытным противником, а твоя палочка где-то в спальне, или в лаборатории. Я только и успела вздохнуть, как оказалась обездвижена, благо, что на ногах устояла.

Но и Волдеморту не повезло со мной на этот раз. Данко я скорее ощутила, чем увидела, а в следующий миг вместо медленно приближающегося Тома Реддла, я увидела Северуса, прилипшего к окну.

- Я дома! – выдохнула я, хватаясь за стул, чтобы не упасть. И заклинание неподвижности Данко снял?

- Мама! – Сев скатился с табуретки и бросился ко мне, утыкаясь в живот и обнимая из всех силёнок. – Я так испугался!

Данко уже протягивал мне какой-то пузырёк. Не прекращая гладить испуганного ребёнка по голове, я залпом выпила успокоительное, узнав запах.

А в следующий момент входная дверь содрогнулась от сокрушительного удара. Мы все подпрыгнули, и то, что дверь устояла – утешило мало. А вот появившаяся из воздуха Лиара, была встречена общим вздохом облегчения. Мне тут же пришло в голову, что ей не привыкать сражаться – это ведь она убила тех бандитов, спаливших наш дом.

- Лиара…

- Быстро, Эль, бери своих, и валите к Дарси. Где портключи? К Анжелике Дарси. Ну?

- Портключи? – я растеряно оглянулась, и вспомнила, что не знаю, где муж. Мне бы найти его немедленно. Тут всякие Темные Лорды по моему же зелью в дом проникают, а он не в курсе. - Данко отнесёт Сева и остальных.

Лиара тяжело на меня посмотрела, но почему-то возражать не стала. Кивнула Данко:

- Быстро, ушастик, хватай всю эту мелочь и к Анжелике.

Ещё один мощный удар был ответом на её слова.

Лиара хищно улыбнулась и выхватила два кинжала, поворачиваясь ко всё ещё державшейся двери.

Данко с хлопком исчез вместе с малышом и животными. А в моей голове всё ещё слышалось всхлипывание сына.

- Решила погибнуть смертью храбрых? – быстро спросила Лиара, не сводя взгляда с двери.

- Если ты справишься, то я к мужу, - дрожащим голосом ответила я, пятясь к лестнице, ведущей в лабораторию.

- Справлюсь, но к мужу не советую. Мне сильно кажется, что там тоже слишком жарко для тебя.

Я пропустила её предупреждение мимо ушей и рванула вниз. Зелье поиска! Кровь Тоби! Не знаю, на кой хрен я оставила немножко крови отравленного пациента, но сейчас она мне пригодилась. Капля в один из флаконов в зелье поиска. Встряхнуть. Подождать пять секунд. Вылить на ладонь, сжать кулак, зажмуриться. Ну и что, что не знаю, как пользоваться. Неужели интуиция подведёт?

- Я должна представить это место! – прорычала сквозь зубы. И едва в зажмуренных глазах мелькнула поляна с какими-то людьми в прозрачной сфере, а рядом удалось разглядеть бледное лицо Тоби, освещённое зелёной вспышкой, я взмахнула подхваченной со стола палочкой и аппарировала. Звук сорванной с петель двери где-то наверху, я идентифицировала, уже приземляясь на краю поляны. Не той поляны, что увидела. Здесь не было никого, а я точно успела разглядеть в видении Тоби и Джея, за дрожащим прозрачным щитом. Там бой шёл – озарило мой тупой мозг. Ещё бы знать, куда теперь бежать. Зелье поиска я, как самая умная, так и оставила в лаборатории на столе.

Как вообще я смогла так криво аппарировать?

Увидев просвет в огромных, темных и далеко не дружественных деревьях, я рванула туда со своей маленькой полянки, выставив палочку перед собой. Бежать так, скажу честно, неудобно от слова «совсем», и смысл в выставленной палочке тоже прослеживался слабый, потому что я знать не знала, смогу ли я запулить чем-то убийственным в живого человека – по моральным аспектам, или в зверя – по причинам прозаичного ужаса, способного вогнать в ступор. Хорошо ещё, что никого живого на следующей маленькой полянке не было. Или плохо?

Зато я увидела тропинку, ведущую дальше. Узкую и сильно заросшую кустами с обеих сторон. Вломилась было с разбегу, да так и затрепыхалась, пойманная колючими ветками, как муха паутиной. Глупее себя я ещё никогда не чувствовала. Где-то неподалёку сражается мой муж, дом стал ареной битвы Тёмного Лорда и девушки-Дроу, сын в истерике где-то у мадам Анжелики, и только доблестная я болтаюсь где-то в кустах тёмного жуткого Запретного леса и даже ногами до земли не могу достать. Ну не дура ли, с большой буквы «Д»? Злые слёзы ощущались на щеках горячими дорожками, но и стереть их было не под силу, колючие ветки знатно опутали руки и ноги и кололись через одежду.

- Так, быстро взяла себя в руки! – в непонятной тишине леса мой голос прозвучал пугающе громко. Замерев, я попыталась дышать ровно, несмотря на стягивающие грудь упругие ветки. Поговорить с ними, что ли, как дома в саду? – Послушайте…

Я едва не остановила себя от острого осознания бредовости происходящего. Но только всё равно делать больше ничего не могла.

- Пожалуйста, отпустите меня, добрые кустики, меня ждут…

Ласковое слово, и кошке, то есть – кусту, приятно, как оказалось. Я смогла высвободить левую руку и осторожно погладить длинную плеть, втянувшую в себя колючки.

- Вы хорошие, красивые, славные… - слова находились легко, кусты, в самом деле, были нарядными и интересными. Бутоны, вон, повылезали – изумрудно-зелёные. Потому и не заметила их сразу, что прятались на фоне прочей зелени. Чем-то они кусты из домашнего сада напоминали.

Ещё несколько ласковых увещеваний, и я встала на ноги, а одна из плетей необычного куста, рванула ко мне, изрядно напугав, и повесила перед глазами запутавшуюся в тонких усиках волшебную палочку.

- Спасибо! – я бережно взяла палочку и осторожно сделала несколько шагов по дорожке, косясь на следующие кусты, но и эти не проявили теперь желания меня хватать. Более того, при моем приближении, следующие кусты и тоненькие деревца отползали с тропки, втягивали ветки или просто отводили их, словно приглашая следовать дальше.

Пришлось идти по этому пути - никаких ответвлений не встречалось - свернуть с тропинки в сторону было безумием – чаща казалась непролазной, загромождённой камнями, стволами упавших деревьев, или глубокими ямами, зачастую скрытыми ветками какого-то куста. Лишь однажды обернувшись назад, я увидела, что кусты смыкаются за моей спиной, деревца наклоняются над тропкой, и сама она теряется в густой, непонятно откуда повылезшей траве.

Оставалось топать прямо вперёд и ласково благодарить буйную флору Запретного Леса за любезность и доброту. Все же один путь был мне оставлен. Тропка неоднократно петляла, взбиралась на пригорки, с которых из-за плотной растительности всё равно ничего не было видно, несколько раз спускалась в овраги разной глубины. Пару раз пришлось перепрыгивать небольшие ручьи, а через один узкий, но бурный поток переходить по тонкому стволу сухого дерева.

И ведь никакой живности не встретилось, за что я была искренне благодарна этому лесу. Представлять огромных акромантулов, преграждавших дорогу, или даже странных кентавров отчаянно не хотелось. Даже птиц не было видно.

Когда мне стало казаться, что иду я вечность, и никогда никуда уже не приду, тропинка внезапно оборвалась на краю огромной поляны. По кругу она была выложена высокими белыми валунами, оставлявшими свободные проходы с четырёх сторон. Явно что-то, созданное человеком, а не естественный лесной ландшафт.

Я выбралась на поляну, ступая по нежно зелёной, густой как щётка, траве. Она пружинила под кроссовками, словно ковёр, и следов позади не оставалось. Поляна была огромной, после блуждания по тонкой тропке, здесь и дышалось легче. Насколько я могла судить, тут было не меньше ста метров в диаметре. Или даже больше. А шла я к центру, где видела небольшую кочку метра полтора высотой, в которой явно виднелась дверь с моей стороны. Обычная такая дверь, деревянная, потемневшая от времени, с большим железным кольцом посерёдке.

До неё оставалось шагов пять, когда дверь легко распахнулась, и на пороге появилась высокая женщина в сером балахоне неопределённого возраста за пятьдесят с абсолютно седыми волосами, заплетёнными в толстую косу, переброшенную вперёд через плечо. Её бледно-голубые глаза глядели словно сквозь меня, вызывая холодок в позвоночнике. Лицо, покрытое густой сетью морщин, крючковатый нос, тонкая полоска бледных губ, красивый овал лица, очень прямая спина, и приподнятый подбородок – несмотря на далёкую от красоты внешность, она выглядела величественно и благородно. Меня охватила робость, как будто я нарушила покой как минимум королевской особы.

- Пришла, - прошелестел голос женщины над поляной. – Как долго я ждала. Подойди.

Она протянула руку в мою сторону, и я вдруг поняла, почему она смотрит так неподвижно – женщина явно была слепой. Подходить я боялась, но не решилась возражать или остаться на месте.

- Ближе!

Я сделала ещё шаг, встав почти вплотную, и седая женщина ощупала моё лицо длинными пальцами рук. Касания были лёгкими и мягкими. Тонкие пальцы пробежались по шее, плечам, спине… Я боялась шевельнуться, или что-то сказать.

- Мода какая пошла, - проворчала слепая, - как мужчины, в брюках ходят… Ну да ладно, не моё это дело.

- Кто вы? – наконец смогла спросить я.

Женщина улыбнулась:

- Я была Хозяйкой Леса без малого пятьсот лет.

- Была?

- Хм, соображаешь, - она повернулась к открытой двери, махнув мне рукой. – Пойдём-ка.

Я замешкалась в дверях, входить внутрь как-то не входило в мои планы.

- Постойте! Хозяйка! Я очень спешу, понимаете?

- Отчего же не понять, - спокойно отозвалась она. – Проходи-проходи, как говорил один знакомый - спешить нужно медленно.

Пришлось заходить, пригибаясь под притолокой на входе. Вниз вели ступеньки, не меньше тридцати. Казалось, мы уже глубоко под землёй. Дверь высоко наверху захлопнулась, заставив меня вздрогнуть и оглянуться. Но отставать от Хозяйки Леса я не решилась.

Сразу от лестницы начинался широкий коридор с высоким потолком, освещали его лампы на стенах с белыми свечами. Мы свернули в первую же дверь и оказались в кухне, судя по камину, старинной плите, и квадратному обеденному столу с самоваром.

- Присаживайся!

Я послушно села напротив Хозяйки, принимая из её рук чашку с прозрачным напитком, от которого поднимался дымок. Запаха не было.

- Пей!

Выпила, куда же деваться. Поудивлялась точным движениям слепой женщины. Впрочем, если ослепла она давно, то должна выучить, где что лежит. Вроде я о таком слышала раньше.

Она достала с полки книгу, не вставая, и положила передо мной в раскрытом виде.

- Читай.

Я уставилась на пустой лист, хотела уже сказать, что ничего нет, но буквы стали появляться.

«Двадцать седьмой Хранительнице Леса Запретного посвящается»

- Вслух читай, - велела женщина.

Я прочла.

- Двадцать седьмая – это вы?

Она рассмеялась, весело, по-доброму.

- Нет, деточка, я – двадцать шестая. Так же, помнится, зашла на огонёк почти пятьсот лет назад. Да так здесь и осталась.

Я попыталась вскочить. Оставаться здесь на следующие пятьсот лет реально не хотелось. А к тому явно всё шло.

- Да сиди, уж. Эка быстрая. Никто силком не заставит. Дальше читай.

- «Храни лес, заботься о его обитателях, живи полной жизнью, расти деток и внуков. Ибо ждёт тебя жизнь долгая и интересная», - прочла я ровным голосом. – Как-то это звучит, словно я уже Хранительница.

- Не бурчи. Читай дальше.

- Ладно… «Но прежде следует тебе принять на себя силу добровольно, и исполнить три пожелания Старшей - вернуть ей мир, призвать недруга, победить врага…» И что это значит?

- Испытания, - хмыкнула Хозяйка номер двадцать шесть. – Пройдёшь их – всё у тебя будет. Не пройдёшь - всё забудешь, да окажешься на поляне среди магов воюющих. А там уж – кто знает, какая судьба тебе выпадет.

- А можно сразу… того? К воюющим.

- Э нет, девонька. Сразу перенести к ним не могу. Но посмотреть можешь. Сама попробуешь окно открыть, или на первый раз помочь?

- Окно? – Я нервно огляделась – какие под землёй могут быть окна? И нет времени искать их! Сердце рвалось туда, где муж подвергается смертельной опасности. И без того много времени потеряла.

- Ну, дверь, это как назовёшь. Я вот окном звала.

- И где оно?

Женщина весело усмехнулась:

- Ведьма ты, или нет? Всему учить надо. Зажмурься, если так легче, представь всё как можно подробней, пожелай, чтобы так и было. Неужели впервой?

Я сразу вспомнила Пифию в больнице, попросившую таким же образом наколдовать нам одежду. Тут, конечно, не Пифия, но колдунья-хранительница явно из того же теста.

Размышлять было просто некогда. Зажмурилась, представила.

- Ну вот, справилась же, - услышала я голос старухи и распахнула глаза. Слева от стола висело в воздухе настоящее окно, словно выдранное из стены дома вместе с рамой и занавеской. Ну что делать, если я собственное окно представила – почему-то из дома родителей в прошлой жизни.

- Занавеску открой, только дай разрешение и мне посмотреть – любопытно ведь.

«Любопытно ей!» – подумалось с горечью. Только не до неё сейчас.

- Смотрите! – разрешила я и раздвинула занавески.

Мы обе ахнули, отшатнувшись – казалось, море разноцветных всполохов бьёт прямо в наши лица.

Нет, не все так страшно оказалось – в нас заклинания точно не попадали, летели вбок, в сторону близкого строя деревьев. А вот на поляне я теперь, когда первый испуг прошёл, смогла разглядеть Тоби и Джея Ли, а рядом ещё пять каких-то магов, и у них щит смотрится гораздо более прочным. Сердце у меня готово было из груди выскочить, когда разноцветные лучи разбивались о хлипкий щит мужа и брата, каждый раз покрываясь сетью трещинок.

- Вызывай подмогу! – услышала я крик со стороны их противников. И обратила на них внимание. Боже – это ведь дети какие-то! Нет, не дети, показалось. Но почти все лежат, то ли убитые, то ли раненные. Только двое стоят за коренастым парнем, держащим мощный красновато-золотистый прозрачный щит.

Вот он поднял вторую палочку и что-то крикнул на латыни, ударив вверх фиолетовым лучом. И на белой коже обнажившейся левой руки парня я отчетливо увидела татуировку – череп и вылезающая из него змея. Метка пульсировала и шевелилась, если только мне это не почудилось с перепугу. И тут на краю поляны появилась фигура в чёрном плаще. Взрослый маг моментально наколдовал себе щит-кокон и рванул к лежащим мальчишкам.

- Ну, хватит, - Хозяйка леса номер двадцать шесть отдёрнула меня от окна, хлопнула в ладоши, и окно растаяло без следа.

- Да как вы? – я хватала ртом воздух, пытаясь прийти в себя. – Там же Тоби! Мой муж.

- Не боись, там сильные маги на его стороне. А у противников шансов пока нет, ждут подкрепления. Слышала же.

- Мне надо к ним, - я вскочила.

- И для чего? – Голубые глаза смотрели насмешливо, но по-доброму. – Чтобы муж потерял преимущество, и за тобой ещё приглядывать начал? Мало ему забот?

- Но…, - глубоко вздохнув, я села, сжимая кулаки. – Надо что-то делать. Это люди Тёмного Лорда, я метку его увидела. Они ведь его позовут, да и ближний круг – это страшные маги. Куда до них Тоби?!

- Ну думай тогда, вспоминай. Что за недруг у тебя такой есть, который может конкуренцию Тёмному Лорду составить?

- Нет таких, - я чуть не плакала, но под суровым взглядом Хозяйки всхлипнула и взяла себя в руки. – Погодите… Ой! Вы видите! Но…

- Вижу, спасибо тебе. Как-как? Ты же позволила смотреть.

- Ох ты… - я удивлённо потёрла лоб. Но тут же вспомнила, о чем хотела сказать. – Есть один недруг. Вроде бы. Он в дракона умеет превращаться.

- Разумный дракон? Самое то! – одобрительно кивнула Хозяйка. – Зови!

- Не могу. Портал был в Мунго, пока я туда доберусь... Он ведь в другом мире.

- Да в жизни не поверю, что в Мунго Мерлин завёлся – порталы в другие миры открывать. Наверняка без тебя не обошлось, непутёвая. Зови, говорю.

- Как? – я в отчаянии снова вскочила.

- Откуда мне знать? Это тебе виднее. Хоть портал открывай. Хотя погоди, тесно тут для дракона. Пойдём на поляну.

Она поднялась и схватила меня за руку. И мы тут же оказались на поляне наверху перед её землянкой.

Только теперь тут не было спокойно и тихо. Ветер, завывая, закручивался спиралью прямо над нами.

- Ну! – крикнула Хозяйка Леса. – Давай уже!

Ругаясь про себя на непонятных старых ведьм, думающих, что мне всё по силам, я зажмурилась и сильнее сжала кулаки. Портал представить? Да пожалуйста. Пусть будет портал. Подумаешь! Раз плюнуть. Так, только никакого сена! В фильмах помниться порталы как арки были. Вот и представим. Вой усилился, ветер продирал до костей и пытался сбить меня с ног.

- Получилось! – услышала я старуху. – Зови его, пока все силы туда не вбухала.

Приоткрыла глаза – и вот она арка. Высокая такая, в два человеческих роста, и широкая – танк проедет, ну или дракон протиснуться может. Наверное. Сама арка из дерева, увитого плющом и цветочками. А за ней – скалистый обрыв Авалона. Я восхищённо ахнула.

- Зови! – подтолкнула меня старуха к этой арке.

Я ухватилась за неё, чтобы на ногах удержаться. Сунула голову внутрь и изо всех сил крикнула:

- Кассиан!

И ничего. Казалось, сделай внутрь пару шагов, и окажешься на краю обрыва, а там покой, никакого ветра. И море спокойное, волны вдали едва плещутся, подсвеченные ярким солнцем. Еле удержалась от шага, а ведь так и тянуло.

Позади ахнула уже Хозяйка, и столько восторга было в этом звуке. Я вскинула глаза и увидела, как в небе над морем делает крутой вираж ярко-красный дракон.

Помахала ему рукой и даже, кажется, крикнула, сюда, мол. Но он и без того летел в нашу сторону. Отшатнулась было – а ну как влетит прямо в арку. Но страшная рептилия приземлилась на обрыв перед порталом и сразу обернулась в человека.

Я и забыла, каким симпатичным парнем был Кассиан. Он ещё чуть старше казался, усы отрастил. И когда успел?

- Привет, Эль, - усмехнулся знакомо и нахально. – Двух лет не прошло. Надоел муженек?

Я еле удержалась от грубости. О его наглости я тоже успешно забыла, как оказалось.

- Доброго дня, Кассиан. И нет, я тебя для другого звала. Надо помочь с одним Тёмным Лордом.

- Да неужели? - хмыкнул он и медленно прошёлся взглядом по моей фигуре: - А что мне за это будет?

Меня за руку тронула Хранительница и я встрепенулась:

- Проходи, или улетай, - сказала сквозь зубы. – Даю три секунды и закрываю портал. Раз, два…
Одним прыжком Кассиан преодолел расстояние, оказавшись на нашей стороне. Глаза его недобро блеснули. Не нравилось мне это, но поспешила представить, как исчезает портал, решив думать о проблемах по мере наступления.

На этот раз я глаза не закрывала – перед гостем не хотелось выглядеть глупее, чем есть. Сжала кулаки, представляя действие, и арка дрогнула, теряя цветочки, а потом и схлопнулась. И ветер тут же стих. Словно и не было.

- Кассиан, - вспомнила я о вежливости, - это Хозяйка Запретного леса. Она…

- Бывшая Хозяйка, - перебила меня старуха, приседая в старомодном реверансе. – Энис Гард к вашим услугам.

- Кассиан Мор, - холодно поклонился авалонец. Разве что каблуками не щёлкнул. Весь обтянут чёрной кожей, разве что плащ красный - красавец. – Зачем звали?

- Дело есть, - я предупреждающе глянула на Энис Гард, которая мне представляться и не подумала. Та понятливо прикрыла глаза. – Тут неподалёку драка, ну или бой. Прогуляешься с нами?

А что Тоби, – не нравилась мне его улыбка, и то, как хищно блеснули глаза. – Против не будет?

- Ты с нами? Или нет? – вот так. Лучше всего игнорировать его намёки.

- Так и быть…

- Энис? - я оглянулась на старуху.

Та хмыкнула:

- Возьмитесь за руки, я вас перенесу на Проклятую поляна. И как только твой муж спутал её с этой? Ведь ничего же общего… при свете дня.

Она по-девчоночьи хихикнула, и я заподозрила, что эта путаница – дело рук старушки. Вот ведь хитрая карга!

Кассиан сжал мою руку своей широкой лапой, другой держа наготове палочку. Мне же такой возможности не дали – за вторую ладонь ухватилась Энис.

Миг – и мы на поляне. Кассиан мгновенно сбил меня с ног, так что наблюдать за боем я могла из положения лёжа. Энис вообще куда-то исчезла.

Авалонец стоял прямо передо мной, широко расставив ноги и мешая обзору. Пахло гарью, или просто чем-то горелым, ну и шум стоял от выкриков заклинаний, стонов, проклятий.

Я перекатилась, чтобы увидеть мужа, и поняла, что мы оказались в стороне от боя. Тоби с французами и братом были справа, судя по всему, если и раненые, то легко. Двигались они вполне себе шустро. У меня чуть отлегло от сердца, прозрачные щиты мужчин успешно ловили все атаки. Их противников я увидела слева. Четверо магов в серебряных масках перемещались вдоль лесной кромки, как бешеные, сверкая щитами и заклятьями. Из молодёжи дрался только один, тот крепыш с щитом. Остальные лежали и сидели у кромки леса, как и я наблюдая за дракой широко раскрытыми глазами.

Вот маги заметили Кассиана и чуть сбились. Сразу четыре заклятья полетело с обеих сторон. Авалонец качнулся в сторону, и молча шевельнул палочкой. Ни одно заклятье не задело паршивца. Силён. Ведь даже щита такого нет, как у остальных.

Мне не было страшно за себя. По глупости конечно. Меня пока никто не приметил, как мне казалось. Я уже собиралась ползти в сторону мужа, когда Тоби расширил глаза, видимо узнав Кассиана. И сразу какое-то заклинание пробило его щит. Его закрутило, я вскрикнула, попытавшись вскочить. Но руки и ноги ослабли, так что барахталась в какой-то чёрной гари, покрывавшей землю, как муха в паутине.

Взгляд метнулся к пожирателям от громкого хлопка. И я замерла от ужаса. Перед нападавшими появился Волдеморт – лицо в крови, глаза безумные, плащ висит клочьями. Только он вполне был в форме – яростный крик и одно движение палочкой, и «наших» просто смело гигантской волной воздуха к кромке леса.

- Кассиан! - вскрикнула я. Но тот уже и сам действовал. Хохотнув, как ненормальный, он прыгнул вперёд, встав напротив Лорда и посылая в него толстый синий луч.

А я поползла по краю поляны к мужу и брату, хотя видела, что они уже поднимаются. И вроде бы целые. Остановившись, оглянулась на дуэлянтов и вовремя. Кассиан внезапно упал на одно колено, а Волдеморт жутко засмеялся. Только вот трое из его четверых соратников уже лежали на чёрной земле, и тот молоденький крепыш уже стоял на коленях, всё ещё удерживая щит. Но тут рядом с ним появился ещё маг, и по длинным белым волосам я признала Малфоя.

На лице Абраксаса появился ужас при виде поля боя, я оглянулась, чтобы узнать, в чем дело, и восхищённо вздохнула – Кассиан уже превратился в Дракона.

Вот он дохнул пламенем, и Волдеморт согнулся, но удержал свой щит, отливавший синевой. В дракона полетела мощная струя воды. Но тот лишь фыркнул, обращая её в пар. Когтистая лапа дёрнулась вперёд, хватая Тёмного Лорда поперёк туловища. Палочка Лорда выпала, и я поняла, что Кассиан вот-вот взлетит.

- Портал! – крикнула мне на ухо неизвестно откуда взявшаяся Энис.

Я вздрогнула и, всплеснув руками, сумела открыть портал прямо над драконом. Кассиан не заметил, наверное, взвился прямо в Авалонские небеса. И портал исчез, оставив о двух сильных волшебниках лишь воспоминание. Ну я и стерва!

И тишина такая наступила, что мне было слышно как бешено стучит в груди сердце. Нервы были натянуты в ожидании продолжения боя.

Но Малфой вскинул палочку, посылая вверх красный луч, чем остановил своих.

Тоби в ответ тоже нападать не стал. Замер рядом с Джеем в ожидании. Французы тоже застыли.

- Предлагаю на этом остановиться, - громко сказал Абраксас. – Синьр Салини, боюсь, тут возникло недоразумение.

- Месье Малфой?! - откликнулся седой француз.

- Нам пора, - тихо проговорила Энис. И перенесла меня обратно к своей хижине.

Я сердито вскочила на ноги:

- Зачем? Я хотела увидеть, что дальше!

- Помирятся, - отмахнулась та. – Ты все сделала правильно. Ну пойдём – принимай хозяйство.

- Что? – я даже застыла на месте, вспомнив нелепое предложение, о котором успела забыть.

- Ты выдержала испытание, - Энис стояла у распахнутой двери в свою землянку. – Вернула мне зрение, призвала недруга, победила врага. Осталось принять силу добровольно. Пойдём.

Я охнула, понимая, что она права. Ведь действительно всё выполнила. Но остаться здесь?

- Я не хочу жить в этой землянке! Я хочу жить в своём доме, - попыталась я её образумить. – С мужем и детьми, понимаете?

Лицо Энис разгладилось, суровые морщинки исчезли.

- Ах вот оно что. Так перенеси его сюда.

- Чего? Дом? – обалдела я.

- Зачем дом, - пожала она плечом. - Крыльца достаточно. С дверью. Авось муж тебе там другое построить сможет. Только погоди. Сначала вниз спустимся. Там у меня есть зал подходящий. Не торчать твоему крыльцу же здесь - посреди поляны.

Как во сне я спустилась следом за Энис. Всё происходящее казалось нереальным. Зал действительно был, и крылечко моё любимое вполне могло поместиться.

- Вставай сюда, - Энис остановила меня у самого порога. – И представляй, что дверь вон в той дальней стене. Глазки-то закрой, и я помогу тебе на этот раз. Уж больно ты потратилась на порталы. Готова?

Я послушно закрыла глаза, ощущая мягкие ладони Хранительницы на своих висках, и принялась представлять наше крыльцо в этом «зале» с каменными стенами.

Получалось слабо. Никак было полностью не представить крыльцо в этом подземелье. Не вписывалось. Только дверь и ступеньки представлялись чётко. А перильца с крышей, со всеми столбиками и прочими украшениями – никак от дома отделяться не хотели, даже в мыслях. Вся взмокнув, я бессильно разжала кулаки, и распахнула глаза:

- Не могу.

- Ох, - странно взглянула на меня Энис, и по голове погладила. – Ты умница. И смотри – дверь со ступенями есть. Сломана слегка, но муж-то у тебя сможет поправить? Пригласишь меня внутрь?

Открыв рот, я смотрела на дверь, качающуюся на одной петле. А ведь я представляла её целой, забыла, что Волдеморт её снёс. Словно услышав меня, дверь заскрипела, повернулась и верхняя петля встала на место. Внутри двери что-то хрустнуло, и наступила тишина. Свет из дома падал через щель на ступеньки.

- Пойдёмте, конечно, - опомнилась я, бросаясь к родной двери. – У меня там должны быть пирожные в холодильнике. И жаркое ещё в печке оставалось.

Взбежала внутрь, с ужасом представляя, во что превратил моё жилище Тёмный Лорд, И сразу увидела на полу, среди обломков мебели и остатков еды со стола и полок, истекающую кровью Лиару. А может, уже мёртвую. Слишком неподвижно она лежала в неестественной позе.

- Стоять, - приказала мне Энис, отодвигая в сторону. – Я посмотрю. Разбираюсь немного.

Я тупо смотрела, как возиться с безжизненым телом Хозяйка Леса, не в силах пошевелиться. Какой-то ступор напал. Было безумно жалко Лиару. Одну ведь бросила её здесь против этого монстра.

- Хватит реветь, проявитесь! – гаркнула вдруг Энис.

Рядом с головой Лиары тут же появились наши феи.

Лица и впрямь были заплаканные.

- Молчать, непутёвые! Эль, у тебя камин есть. Я что могла – сделала. Её бы в Мунго.

- У меня есть портал, - ожила я, осторожно пробралась среди обломков, и побежала к сундуку в углу комнаты.

Вернулась с жёлудем.

- Отлично, - сказала Энис, - отправляйся с ней. Вы двое, порядок навести способны? Или все силы потратили?

- Можем, - тут же ответил Банди, рукавом вытирая лицо.

- Ну и славно, наводите. А я в землянку вернусь, прилягу. Всё с вашей дроу хорошо будет, не хнычьте. Эль, давай уже, активируй свой портал.

Я кивнула и, обняв Лиару за талию, оторвала у жёлудя шляпку.

Через мгновение дроу уже лежала на ковре в кабинете Сметвика, а сам Морган вскочил со своего кресла при виде нас.

- Мы тут… - я попыталась улыбнуться, видя ужас в его глазах, но в глазах потемнело. И слабость накатила такая, что захотелось срочно прилечь рядом с Лиарой. – Сейчас я…

Ничего больше сказать не смогла, ощутила только, что падаю в черноту.

Очнулась я на мягкой кровати с белоснежным бельём. Вспомнила сразу всё, только понять не могла, где нахожусь. И сколько времени так пролежала.

Только хотела подняться, как в дверь вошёл Янус Тики в своей лимонной мантии. И я догадалась, что всё ещё нахожусь в Мунго.

- Как себя чувствуешь, Эль? – улыбаясь, он подошёл совсем близко и положил прохладную ладонь мне на лоб. Потом помахал своей палочкой. – Ты молодец, у тебя просто был упадок сил. Попробуешь встать?

- Как дети? – прошептала я.

- Чудно. В полном порядке.

И я сразу почувствовала, как мне становится легко и спокойно:

- Давно я здесь? – голос вернулся сразу.

- Чуть больше трёх часов.

- А Лиара?

- С ней похуже, пока она в коме. Но опасности для жизни нет. Не волнуйся.

Целитель помог мне встать, показал, где лежит моя одежда и открыл дверь в душевую.

- Кабинет Сметвика рядом. Выйдешь в коридор и сразу налево. Там увидишь.

Он ушёл, а я бросилась в душевую, чтобы быстрее привести себя в порядок. Не давала покоя мысль, что домашние меня потеряли.

Глянув в зеркало, я вдруг застыла перед ним, не веря своим глазам. Волосы сильно растрепались, но не это привлекло моё внимание. А то, что они стали абсолютно белыми. Ни одной чёрной пряди не осталось. Я хихикнула – совсем как у Малфоев. Но когда это случилось, сказать бы не могла. Придётся краситься теперь, чтобы людей не пугать. Или так оставить? Вздохнув, я сбросила больничную рубашку и полезла в душ.



 
КауриДата: Четверг, 26.11.2015, 21:23 | Сообщение # 561
Высший друид
Сообщений: 777
« 668 »
Глава 36. Интерлюдия 6.

Авроров, спешно поднятых на поиск потерявшегося в запретном лесу ребенка, не менее спешно отозвали. Вот и пойми этих начальников - даже не сказали нашелся ребёнок, или нет. И вообще "а был ли мальчик?".

Уж очень странная полянка попалась Поттеру и его практиканту Моуди - с выжженой до стеклянной крошки землёй.

Многочисленные следы в пепле, остаточная магия, обгорелые по краям поляны кусты и поломанные стволы двух исполинских дубов – всё говорило о том, что совсем недавно тут творилось что-то интересное. Интуиция аврора и вполне сильного мага просто вопила о нарушении закона. И явно не одного.

Про ребёнка они и думать забыли, без них найдут. Аластор практически носом рыл пепел, пытаясь найти хоть какие-то улики. Сам Поттер высматривал всё вдоль выжженных кустов – ну не могло не остаться хоть что-то. И ведь повезло – какая-то тряпка зацепилась за кусты как раз на противоположной стороне поляны. И тут объявили общий сбор. А начальство ждать не любит.

Карлос скрипнул зубами и отправил разочарованного Моуди на доклад.

- А вы, сэр?

- Скажи, в Мунго завернул, ногу сломал. Да придумай что-нибудь.

Парень поспешно закивал и аппарировал, а Карлос предвкушающе усмехнулся и направился к улике. Но дойти не успел. Прямо рядом с кустом аппарировал какой-то маг, затянутый в подпаленную в нескольких местах драконью кожу. Незнакомый маг, черноволосый, смуглый и очень подозрительный.

Он преспокойно сдёрнул с куста тряпку, оказавшуюся коротким плащом, и только тогда удостоил Карлоса мимолетным взглядом. Но, видимо передумав, довольно учтиво произнёс:

- Добрый вечер, я могу чем-то помочь?

- Вы знаете, что тут произошло? – холодно осведомился Карлос, замирая в пяти шагах от непрошенного гостя и стараясь не пялиться на этот дракклов плащь, небрежно переброшенный через руку.

- В общих чертах, - хмыкнул незнакомец. – Видите ли, мистер....

- Карлос Поттер к вашим услугам, - нетерпеливо представился аврор. – И что именно вы знаете?

Незнакомец вдруг нехорошо прищурился и от его расслабленной позы не осталось и следа.

- Правда? Сам Карлос Поттер?

- Документы показать? – Карлоса вовсе не удивляла эта известность, и он даже порадовался, что его знают, пусть и заочно. Вот так – сначала ты работаешь на репутацию, потом она на тебя. Прав был дед.

- Зачем же? – незнакомец вновь расслабленно улыбнулся и пояснил: - Видите ли, мистер Поттер, происшедшая здесь встреча никоим образом не касается нашего доблестного аврората. Более того, я не имею возможности говорить об этом с аврором. Или вы интересуетесь частным образом?

Поттер быстро прикинул, что добиться ответа будет непросто, а если там замешан обет неразглашения – то и вовсе невозможно. И вообще, кто этот маг, явно неслабого десятка - узнать тоже хотелось. Полезные знакомства ещё никто не отменял.

Не отрывая взгляда от незнакомца, он снял с себя красный аврорский плащ и привычно свернув его, засунул в карман с расширенным пространством. Туда же отправился значок аврората.

- Вы очень проницательны, мистер… – с достоинством ответил он. – Можете быть уверены, что перед вами сейчас частное лицо.

- Замечательно, - улыбнулся незнакомец и шагнул ближе к аврору. – У меня как раз к вам приватное дело. Вы можете поклясться, что наш последущий разговор останется между нами?

- Клятву дать? – осклабился Карлос, быстро прикидывая, что вполне может это сделать. В конце концов, кто владеет информацией – владеет миром. А узнать о происшедшем хотелось сильно. – Пожалуйста!

Он выставил вперёд руку ладонью вверх, предварительно стянув с неё перчатку.

- Будьте добры текст клятвы, который вас устроит?

- Никто не должен узнать о нашей встрече и разговоре, - коротко ответил незнакомец.

- Хорошо. Клянусь магией, что от меня никто не узнает об этой встрече!

На его ладони вспыхнул синеватый огонёк.

Незнакомец сверкнул тёмными глазами и широко улыбнулся.

- Спасибо, мистер Поттер. Позвольте представиться – Тобиас Снейп, муж Эйлин Снейп, урожденной Принц.

Карлос идиотом не был и палочку выхватил мгновенно. Точнее - это он считал, что мгновенно, а мордредов Снейп просто шагнул вперед и дёрнул плечом - как показалось. А в следующий момент Поттер уже с некоторм удивлением наблюдал носки собственных сапог... на фоне неба и верхушек деревьев. Земля совсем не ласково ударила по загривку, но опыт аврора сам направил тело в перекат. Когда, не вставая с колен Карлос протянул руку, расчитывая притянуть улетевшую в сторону палочку беспалочковой левиоссой, его за нее тут же ухватили, а в левый глаз уперся очень твердый кулак. Аж искры посыпались.

Потом, кажется, в тесное знакомсто с подбородком вошло чужое колено, а к спине "нежно" прислонился ствол дерева. Дальнейшие события связность утратили, но впечатлений они оставили много. К сосбственному удивлению Карлос даже не потерял сознание - просто в определеннный момент обнаружил, что полусидит, опираясь спиной на какой-то колючий куст, а дракклов любитель магловского мордобоя убирает свою палочку в ножны после произнесения какого-то лечебного заклинания.

- Я надеюсь, что вы меня правильно поняли мистер Поттер? – очень низким голосом поинтересовался Тобиас век-бы-его-не-видеть Снейп.

- Да... - губы походили на оладьи, язык ощутимо оцарапали острые осколки во рту – придётся снова объяснять целителю, как дошёл до такой жизни. Да и все остальное тело больше напоминало отбивную - убрав внутренние повреждения, этот драклов Снейп оставил в неприкостовенности все полученные синяки и шишки.

- А не могли бы Вы неного развернуть ответ? Просто ради исключения досадного недопонимания, - драклов ревнивец даже не издевался, спрашивал спокойно на полном серьёзе.

- Забыть о существовании миссис Снейп... - слова из глотки приходилось выталкивать. - И вообще… о всей её семье и роственниках. Не приблжаться... При встрече... переходить на другую сторону улицы. И... примите мои извинения, сэр. Я понимаю, вам на них плевать, но мне правда жаль… Больше не повторится.

- Я рад, что мы пришли к консенсусу. Кстати, разговор вы передать не сможете, но о причинах его можете рассказать правду, без имен и подробностей, разумеется. Ах, да чуть не забыл. Касаемо произошедшего на этой поляне утром: здесь была дуэль двух благородных господ. Вопросы чести урегулированны, все участники покинули это место живыми и многие даже собственными ногами. Прощайте!

И вот где теперь искать палочку? Конечно, у Поттера ещё оставался портал в министерство, но появиться на рабочем месте в таком виде перед коллегами... Проще сразу удавиться, чем давать такой повод осторословам из отдела. Но как иначе выбраться без палочки из Запретного леса? Только глупцы могут считать его безопасным.

Карлос со стоном поднялся с земли и принялся методично обшаривать ближайшие кусты. Что было отнюдь не просто в сгущающихся сумерках.



 
КауриДата: Четверг, 26.11.2015, 21:24 | Сообщение # 562
Высший друид
Сообщений: 777
« 668 »
Глава 37

- Эль, - Сметвик вскочил и пошёл ко мне на встречу, в глазах у него была тревога.

Я невольно улыбнулась:

- Со мной всё в порядке, Морган.

- Присядь, - он усадил меня на диван, и от его виноватого вида, у меня по спине пробежал холодок.

- Что случилось? – быстро спросила я. – Лиара? Она умерла?

Он присел передо мной на корточки и взял за руки:

- Ты только не волнуйся, Эль. С Лиарой всё в порядке. То есть, она в коме пока, но… Просто Северус, Эль, - Сметвик силой удержал от попытки вскочить. – Его ищут уже. Анжелика хотела посоветоваться с тобой, но… Она вызвала авроров. Они уже прочёсывают лес.

- Что случилось?

- Он сбежал. Притворился, что хочет спать, а сам сбежал. Понимаешь, малыш Дарси – Дерек, кажется. Так вот – сговорились мелкие, он Северусу портал принёс до Хогсмида. Жёлудь нашли у кровати, когда мелкого раскололи. Только в Хогсмиде его никто не видел. Предполагают, что Сев убежал в Запретный Лес.

Почему-то именно слова про Запретный Лес привели меня в чувство. Спокойствие накатило. Стала судорожно соображать, как помочь поискам, отодвинув на некоторое время рвущую грудь тревогу за сына в дальние уголки сознания. Потом наплачусь. Всё потом.

- Где Тоби?

- Мы не можем с ним связаться, - Сметвик тяжело вздохнул.

Черт подери, где его носит? У новых родственников? Прибью, когда вернется, сама! Стоп! Приоритеты! Северус!

- Пифия! – мысль осенила меня, когда я бездумно посмотрела в окно на соседний корпус больницы. – Она уже один раз нашла моего сына! Мне нужно срочно в Лютный. У тебя есть портал?

- Пифия? – Сметвик откашлялся. - Эль, ты уверена, что это хорошее для тебя знакомство? Она же…

- Скажи, - перебила я его, - а Хозяйка Леса – это хорошее знакомство?

- Ты пугаешь меня, - Сметвик действительно отступил, шаря по столу и пряча от меня взгляд. – Даже дети знают, как опасна Хозяйка леса, но ты же это не всерьёз?

Ох, мамочки, приплыли, что называется. Я удержалась от того, чтобы немедленно ему представиться, но истеричный смех сдержать не смогла. Ага, «переходите на тёмную сторону, господин целитель – у нас есть плюшки». Правда оборвала смех сразу же, как только Сметвик схватился за палочку.

- Так есть портал, или нет?

- Есть, - с неохотой проворчал он, протягивая мне медальон с больничным гербом. – Надо сжать в ладони и стукнуть кулаком хотя бы по другой ладони. Только ради Мерлина, Эль… Я пойду с тобой.

- Нет уж, не буду тебя отрывать от дел. Поставь лучше Лиару на ноги.

Я быстро активировала портал, мгновенно потеряв из виду Сметвика. Меня крутануло, а спустя пару секунд, я уже пыталась устоять на ногах в узком мрачном переулке. Что я совсем потеряла из виду, так это наступление вечера. Может на просторе и было ещё светло, а в этих катакомбах уже сгустились зловещие тени.

И как я не подумала, что не знаю толком адреса не только Пифии, но и квартирки Дарси, которая располагалась недалеко от жилища старухи. Ведь только изнутри её наблюдала.

Впрочем, стоять в ожидании опасности я точно не собиралась. Жаль не могла укутаться в мантию. На мне по-прежнему был свитер, джинсы и кроссовки. Первые двое встречных лишь покосились на меня подозрительно и прошли мимо. А вот с третьим не так повезло. И откуда он взялся? Только вот спускалась по ступеням ещё глубже в эти трущобы, а спустя миг уже была прижата спиной к холодной и шершавой стене и ощущаю у горла длинные грязные когти, а носом – смрадное дыхание какого-то оборванца. Силищей этот псевдо-нищий обладал такой, что мне не то что вырваться не удалось бы, но даже пошевелиться.

- Сдурел? – спросила жёстко, погасив отчаяние. Мрачная энергия просто бурлила внутри, не давая испугаться. - Знаешь, где Пифия?

Мужик с лихорадочно блестящими глазами вдруг втянул носом воздух, отшатнулся, отлипая от меня, и опустился на колени, не отрывая от моего лица непонятно-восторженного взгляда.

- Простите, госпожа, не признал, - просипел он. – Госпожу Пифию вы не застанете. Нет её здесь нынче.

- А где есть? – я одёрнула свитер.

- Откуда мне знать, - проскулил он виновато. – Она нам не докладывает.

- Оборотень? - осенило меня вдруг, уж слишком поза его напоминала хищного зверя.

- Ваша правда, госпожа, - кивнул тот осторожно. – Прикажете обернуться?

- Зачем же. Мне нужно в Хогсмид, быстро. Подскажешь, как добраться?

- Аппарировать, - пожал он плечом. И дрогнул, оглядываясь. Вдали послышались хлопки той самой аппарации. – Авроры!

- Сможешь меня перенести? – быстро спросила я. Уверенности, что сама смогу в такую даль перенестись правильно, не было совершенно. Вспомнить хоть утреннюю попытку. А раз данный оборотень испытывает ко мне такой пиетет, почему бы и не воспользоваться.

Он быстро кивнул, вскочил на ноги и притянул к себе, обхватив за талию. И сразу же отпустил, едва мы оказались на задворках волшебного посёлка.

- Как звать-то? - спохватилась я, разглядев при вечернем свете, что парень довольно молод, высок и вполне хорош собой, несмотря на очень затрапезный вид.

- Фернир, - откликнулся он, отступая от меня ещё на шаг.

- Сивый? – не удержалась я от возгласа.

- Он самый, - коротко поклонился парень, удивлённо сверкнув глазами. – Поспешать бы, госпожа. Тут тоже авроры рыщут. Да и те, что в Лютном, не задержатся. Они уж точно за вами шли. И нашу аппарацию прощёлкать не могли.

- Сынишка у меня в Лес убежал, - решилась я. – Найти бы надо.

Ну а что, раз Пифии нет, то самое оно к оборотням обратиться. Они, небось, каждую ветку в лесу знают.

- Так ваш же Лес, - удивился Фернир.

- Я только три часа, как Хозяйка, - нахмурилась я. – Ещё не со всем разобралась.

- Держитесь, - парень, судя по виду, решился на что-то важное и протянул руку. Я за неё ухватилась. Снова кружение аппарации, и вот мы где-то в глуби векового леса. Да не где-нибудь, а среди высоких домов, спрятанных меж густых зарослей – не сразу и разглядишь. Домики одноэтажные, а высокие за счёт свай. Или что-то вроде. Наводнения тут что ли бывают?

Я отогнала дурацкие мысли, потому что мой сопровождающий издал нечеловеческий рык, и на поляну со всех сторон стали выскакивать оборотни. Ну, если по логике. Потому что все они были вполне людьми. Вокруг нас быстро собралась толпа человек из двадцати.

- А остальные где? – рявкнул Фернир на гомонящих сородичей.

- Так охота же, - сипло ответил ему кто-то из толпы.

- Чего встали? – рявкнул Сивый ещё раз. – Хозяйку Леса не признали? На колени, ироды!

Вся толпа, блестя любопытными глазами, повалилась на колени. Мне от их внимания было даже приятно, но поспешила их поднять.

- Вставайте уже. Довольно.

Переглядываясь неуверенно, парни стали подниматься. Все молодые, некоторые очень молодые – лет пятнадцати. И женщин среди них не было.

Фернир вопросительно взглянул на меня, мол можно, я поговорю. Я поспешно кивнула. Всё же, это его стая, а я, хоть опасности не ощущаю, но сознаю. Это же звери, по сути, пусть и разумные. Разорвать могут, и всякое такое. Сметвик бы не порадовался моему новому неправильному знакомству, это точно.

- Значит так, - стал распоряжаться Сивый. – У Хозяйки в лесу малыш заплутал. Она сейчас вам его опишет, даст понюхать кровь, и сразу искать. Кто найдёт, того наградят. По-нашему. Всё ясно?

Фернир мне кивнул, и я быстро стала описывать Северуса, упомянула про то, что малыш из Хогсмида начал путь, не забыла упомянуть авроров, отправленных на поиски. Потом мне пришлось сделать порез на ладони – да, воспользовалась сомнительной чистоты когтем Фернира – и оборотни по очереди подходили к моей руке, шумно втягивая воздух. Кто-то пытался лизать ладонь, но бдительный Фернир это пресекал. Не прошло и трёх минут, как поляна опустела.

Я еле успела ухватить Фернира за рукав.

- Погоди! А что мне, тут ждать? И что за награда – по-вашему?

- К себе хотите вернуться? – расстроено спросил оборотень, кивнув куда-то в сторону. – А я хотел вас пригласить в дом. Жена моя вам рада будет, госпожа. И обед поди готов уже. Да и чего там ждать, быстро обернуться. Не в первой нам детишек отлавливать, что своих, что чужих.

- Э-э, чужих?

- Больно надо, - выплюнул Фернир зло, - мы насильно никого не обращаем, враки это всё. А детёныши – это святое. Выловим и к матери на крыльцо доставим. И награды, заметьте, ни один уважающий себя оборотень за это не возьмёт.

- А сейчас что же? – примиряюще спросила я. – Вы же пообещали им награду.

- Ну да, разрешу жениться раньше срока и дом справим молодым.

- А! так они что – все не женатые?

- Ну почему же все? Во-первых, большинство матёрых сейчас на охоте, это они верно сказали. Но и тут некоторые уже окольцованные были. Только молодёжь за такую награду больше стараться будет. И старики им уступят – все ведь с пониманием.

Я и не заметила, как за разговором мы подошли к одному из домов. Небольшой такой домишко на курьих ножках. Лестница из ниоткуда появилась, от двери до самой земли.

- Уважьте, - поклонился Фернир, делая приглашающий жест. В этот миг дверь распахнулась и на пороге показалась молоденькая девчонка с плутовской улыбкой. Сивый вскинул голову в её сторону, явно любуясь, но тут же спохватился: – Встречай Хозяйку Леса, Малена. Отобедать согласились.

Обед получился хоть и вкусный, но слегка бестолковый. Не успела я распробовать вкуснейший суп из какой-то дичи и множества травок, как в дом стали ломиться вернувшиеся парни. Но впустили только одного, тот краснея, пихнул мне в руки чумазого, оборванного и несчастного Северуса, уткнувшегося мне в колени. И посмотрел вопросительно на Сивого сквозь длиннющие ресницы.

Я подхватила ребёнка, прижав к груди сильно-сильно, а он уткнулся мне в шею и разревелся.

- Что встал, Лис? - буркнул Сивый, - веди свою избранницу. Отобедаем вместе, да решим, где вам дом ставить.

Но Лис не спешил уходить, топтался на пороге.

- Что ещё?

- Да это, - смущённый взгляд в мою сторону.

- Говори! Это Хозяйка Леса, при ней можно. Она и без тебя обо всём знает.

Я сморгнула слёзы, улыбнувшись в волосы Северуса. Но прислушалась, продолжая его гладить по вздрагивающей спине. Я всё знаю, скажут тоже!

- Так это, - Лис переступил с ноги на ногу. В нём и правда, было что-то лисье. То ли рыжие волосы, то ли взгляд хитрый, но прозвище очень подходило к его подвижной худой фигуре. – Мы ещё одного детёныша нашли. Не оборотня.

- И что? – грозно насупился хозяин дома. – Забыли, как поступать надо?

- Так это тот самый щеночек, - замявшись, выдавил Лис. Всё же он меня стеснялся. Даже неловко было, я тут гостья, а не он. – Гада того, Люпина.

Сивый стремительно побагровел, даже уши запылали, и смущённо посмотрел на меня:

- Простите, госпожа, я отлучусь…

- Нет! – Сев у меня на руках даже плакать перестал. – Ведите сюда этого мальчика! Ну, живо!

Парни уставились на меня потрясённо, и я сразу струхнула. Ага, раскомандовалась тут.

Но Фернир, раздув ноздри, тут же успокоился и кивнул Лису, садясь обратно за стол:

- Приведи. И невесту свою не забудь. Или нет её?

- Есть, - прохрипел рыжий, тоже покрывшийся ярким румянцем, и шмыгнул за дверь.

А я медленно выдохнула. Ну надо же! Неужели сейчас вживую увижу маленького Ремуса Люпина? И как мне заставить оборотней его не кусать? Или уже?

- Мам, - позвал меня Сев, - ты не сердишься?

- Ну конечно нет, маленький, - поцеловала я его в лоб. – Я так рада, что ты нашёлся!

- Мам, я столько интересного видел! И единорожку даже.

- Единорога? – удивилась я.

- Ага, он прокатить меня хотел, а тут волки. Они его спугнули.

- А чего ж ты сбежал в лес, милый?

Сев нахмурился и выпрямился у меня на коленях. Отвёл взгляд.

- Я не сбежал, я тебя искать пошёл. И папу. Мне Данко сказал, что вы в лес пошли.

- А что же Данко? Отпустил тебя одного?

- Не, он заснул.

- Заснул?

- Ага. Я сказал ему: «Спи!». И он заснул.

Тут Малена поставила перед Севом тарелку с кусочками жареного мяса и положила толстый кусок хлеба. Малыш сглотнул, глядя на еду. Я устроила его поудобнее и позволила есть руками, как хозяева. Всё равно вилок не наблюдалось. Не ложкой же жаркое подцеплять. Ребёнок тут же вцепился в мясо зубами, вызвав умиление на лицах хозяев.

Дверь распахнулась и в хижину зашёл Лис и ещё одна миниатюрная девчонка. То ли у них в принципе тут девушки маленькие, а мужики здоровенные, то ли у Лиса и Сивого вкусы совпадают. Девчонка держала за руку мальчика лет пяти, пугливо жавшегося к ней, и сама пыталась спрятаться за женихом.

- О! – прогудел Фернир, - Проходи, Ребекка. А я-то думал, другого выберешь. Ну-ну, садитесь за стол. Не покусаю. Щенка сюда давай.

- Лучше пусть он рядом с нами сядет, - попросила я. Северус, утолив первый голод, уже с любопытством поглядывал на сверстника.

Сивый покряхтел недовольно, но разрешил. Маленький Люпин боялся его страшно. Смешной он оказывается был в детстве. Мордашка симпатичная, светлая чёлка на глаза падает, ручки ножки худенькие, а улыбка очаровательная, всё лицо освещает. Просто мальчик-солнышко. Это он на приветствие сына так улыбнулся. Обрадовался, видать, что он тут не один из мелких.

Малена тихонько подошла ко мне и быстро зашептала наухо. Оказывается, Люпин-старший, глава отдела по магическим существам, собирался пробить закон о «сокращении популяции оборотней» и организации резерваций для оставшихся «адекватных особей». Закон не прошёл, но пока шли слушанья отряд авроров провел рейд, по результам которого в стае Фернира недосчитались многоих, включая его племянницу пятнадцати лет, и двух кузенов Малены, которым не было ещё и пяти.

Под конец Малена намекнула, что последнее слово всё равно за мной, было б по-другому – никто б про мальца и не вспомнил. Так что от моего твердого "нет" Сивый как-то сразу успокоился и повеселел, словно груз с него сняли. Развалился вальяжно, стал молодых поздравлять, да выспрашивать, какой они дом хотят, да где будут строиться, да когда свадьбу сыграют - в это полнолуние, или в следующее.

Ремуса тоже покормили. А затем нас всех перенесли на поляну Энис Гард.

Хозяйку прежнюю я искать не стала, а сразу повела детишек в подземный зал, да по лестнице в дом.

Порядок феи уже навели, более того, с кухни неслись очень вкусные запахи. И хоть мы только что отобедали у оборотней, есть все равно захотелось. Но только феи встречали меня с встревоженными лицами.

- Что ещё? – я сразу внутренне напряглась, не спеша выпускать детей из рук.

- Хозяин пришёл, - пояснил Банди, - войти в дом не может. Двери-то нет.

Я охнула, и поспешила к окну вместе с Севом.

- Давно он пришёл?

- Минут десять как, - грустно ответил фей.

- Давайте мне мальчишек, - попросила Эриока, - я их умою. Хотите плюшек, ребята? С вкусным соком? А? Ну пойдёмте умываться тогда.

Северус оторвался от меня с неохотой, но пошёл мыться без возражений. Ремус Люпин и вовсе охотно побежал за ним.

На дворе я еле разглядела в темноте наших героев. Тоби и Джей Ли что-то обсуждали, не глядя на окна.

Распахнула створки:

- Эй, привет, не войти?

-Эль, - сразу развернулся ко мне Тоби, - что за… Ты что – покрасила волосы? Ладно, куда дверь делась? И где ты была?

- Долгая история, - вздохнула я, - лезьте в окно, если сможете.

- В окно? – возмутился Тоби.

- Да запросто, - усмехнулся Джей Ли. – Посторонись, сестрёнка.

Такс, а это что за походка моряка - тут у нас вроде не штормит, да и вообще - суша.

- Вы что, пьяны? – подозрительно спросила я, прикидывая не стоит ли заменить отсутсвующую скалку одним древним гоблинским посохом.

Случай вроде как подходящий.



 
КауриДата: Четверг, 26.11.2015, 21:25 | Сообщение # 563
Высший друид
Сообщений: 777
« 668 »
Эпилог

Общеизвестно что в Англии многое решается в клубах. Где-то между второй сигарой и четвертым дринком, не отрываясь от карт принимаются решения, которые определяют лицо мира на десятилетия если не столетия вперёд. Сейчас.

Но были времена, когда всё важное решалось в трактирах, а содержатель придорожного пристанища путников был одним из самых уважаемых людей – наравне с военным вождём и жрецом. Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор, директор Школы чародейства и волшебства Хогвартс, кавалер ордена Мерлина первой степени, Верховный чародей Визенгамота, Президент Международной Конфедерации Магов и просто сильнейший волшебник современности знал об этом, что называется, «из книг», а вот глаза его собеседницы, окружённые сеткой морщин, казалось лично видели мерный шаг легионов Рима, выбивающих пыль из дорог Бретани. И дурь из её обитателей.

Это конечно не могло быть правдой (или все же могло?), но именно от такой параллели он никак не мог избавится – будто он, как какой-то варварский вождь, во всём блеске славы, силы и золота пришёл в трактир выслушать условия позорного мира. Не от легата или трибуна, а от простого примипила* – ведь именно победитель определяет какое уважение оказать побеждённому. Да и его судьбу.

Победитель может позволить себе многое – включая вот так, запросто, явиться в самое сердце «чужой» территории, в трактир «Кабанья голова», и здесь спокойно наслаждается жизнью – то есть пинтовой кружкой отнюдь не «сливочного» пива и громадной сковородой шипящих острых колбасок. В то время как самый могущественный чародей не знал, чем занять руки, то и дело принимавшиеся теребить бороду, и не мог впихнуть в себя ни куска. Горек хлеб побеждённых.

А он именно проиграл, причём проиграл именно по высшему разряду, как там говорил этот древний китаец: «Самая лучшая война – разбить замыслы противника»? Всё верно – и это удар был страшен, будто ураган, разметавший карточный домик - столь тщательно и с любовью выстраиваемый карточный замок. Стыдно сказать, но он просто… растерялся. Как растерялся бы играющий белыми (конечно же – только белыми!), гроссмейстер, продумавший партию на два десятка шагов вперёд, готовый сделать первый ход неминуемо приводящий его к победе и вдруг обнаруживший, что с доски пропал чёрный король. Вот так - взял и просто пропал, а оставшиеся фигуры, включая и его собственные, перекрасились в пяток разных цветов и занялись непонятными эволюциями, напрочь забыв о своём подчинённом положении.

Да уж, раз – и набирающий силу и могущество (разумеется перед тем как рухнуть, освобождая дорогу для нового витка развития), тёмный лорд просто исчезает с доски как какая-то пешка, а чёрный ферзь (проведя быструю чистку рядов от совсем уж отмороженных) сличает ряды, обзаводится могущественными союзниками и, что самое неприятное, выдвигает практически революционную программу реформ. Вроде бы и под старым лозунгом «чистоты крови», но содержащую вполне себе действенные предложения по очистке той самой крови. Настоль продуманные, что сразу становилось понятно чьи уши тут торчат. А уж их предложения по правам волшебных существ… не принять их было, во-первых, неудобно - чёртовы последыши Малфоя не постеснялись просто содрать его собственные предложения (выдвинутые в расчёте на то, что их никто, естественно, не примет), и довести до абсурда; а во-вторых, это грозило вызвать пожар такого размера, что предыдущие гоблинские восстания покажутся выездом бойскаутов на воскресный пикник. И это всё было не больше чем верхушкой айсберга, по-настоящему грозные события проходили, что называется, «под толстым слоем», подавая на верх только слабые, но от того не менее тревожные сигналы – вроде вдруг расширившегося чуть не вдвое Запретного леса, почти окружившего Хогвартс и Хогсмид, так ещё в этом расширении явно чувствовалась чья-то воля. По крайней мере перерезать железнодорожную ветку и дороги Лес даже не пытался, оставив широкие зоны отчуждения. Как бы намекая. Это, не говоря уже о совете попечителей Хогвартса, вдруг заинтересовавшихся содержимым программ и падением уровня преподавания. За этим всем явно чувствовалась ласковая, но твёрдая рука, заботливо поправляющая на шее намыленную верёвку.

М-да, неприятно ощутить себя вместо игрока фигурой, но он ещё не утратил мужества и сможет прямо посмотреть в глаза своего противника. Дамблдор решительно оставил в покое порядком растрёпанную бороду и взглянул через стол на Пифию. Да уж, лучше бы не смотрел, как ни стыдно – но пришлось срочно прятать взгляд. Древнее тёмное зло совсем не торжествовало по поводу своей победы, отнюдь. Взгляд даже не был равнодушным. Хуже всего – он был усталым и сочувствующим, и даже немного разочарованным – так могла бы смотреть бабушка на «внучка», который сначала устроил пару безобразных сцен, доказывая родителям, что «он уже взрослый», а теперь прибежавший за деньгами для лечения подхваченной дурной болезни и советами, как всё это по надёжнее скрыть.

«Чёртовы ведьмы! Это тебе не доморощенный тёмный лордик – вот где настоящая тьма. Совсем не противящаяся свету, о чем многие не знают, просто чем ярче сияет свет, тем темнее в тени…», - с отчаяньем подумал Дамблдор. - «Но сидели ж вы в тени тысячелетьями, вязали там узлы линий судеб, преследуя свои непонятные цели – чего ж сейчас повылазили? Да ещё так не вовремя!»

- А того и вылезли, - заставила заледенеть его спину Пифия – «Она что, мысли читает, или я это вслух сказал?!», - что кое-кто в свои игрушки заигрался. Такую линию чуть не загубил, ирод! Не для того её пять сотен лет пестовали, чтоб ты себе противника выращивал! А теперь такой труд чуть не сгинул – хорошо хоть и сила, и семя тут остались, глядишь чего путного и вырастет. Но тебе-то не стыдно, вот борода седая уже, а всё ему хочется, чтоб именно рыцарем, да на белом коне – ослу старому. Нет для рыцаря дракона? Так мы его выведем – из соски выкормим, воспитаем, нужные книжицы подсунем, да на крыло поставим. А то, что сил справиться может и не хватить в голову не приходило? Да и про тех, кто твою победу судьбой своей оплачивать будет, тоже не думал?

Под это старческое брюзжание, где-то даже добро-снисходительное, директор Школы чародейства и волшебства Хогвартс неожиданно почувствовал себя… нет даже не маленьким мальчиком с деревянным мечом, которому воспитательница выговаривает, что это не дракон и даже не виверна и вообще, что «кошке тоже больно» и мучать её нехорошо.

Нет, он почувствовал себя тем самым рыцарем на белом коне, вышедшем на дракона. Ага, упакованный в продвинутый вариант консервной банки с мечом и копьём против семи тонн животной ярости, упакованной в превосходящую по твёрдости корунд чешую и способную плюнуть струёй огня на пару сотен метров. Живот скрутило запоздалым страхом, а все планы и возможности показались ненамного более надёжными, чем те же латы против струи магического пламени, в которой испаряется даже вольфрам.

- И что же теперь? – только и смог выдавить он из себя.

- А что дальше… - Пифия забросила в рот последнюю колбаску и упёршись ладонями в поясницу со вздохом распрямилась. Видавшая виды шляпа заняла своё место на голове сильнейшей из ведьм, а вот сухонькая, покрытая пергаментной кожей кисть неожиданно ободряюще легла на плечо далеко не последнего по силе волшебника. – Детишек учи, старым маразматикам, да молодым идиотам в этом вашем Визенгамоте мозги вправляй, а там, глядишь, для себя чего найдёшь. Начинать жизнь с нуля, хе, не поздно и на краю могилы. А мы с тобой ещё поскрипим, попортим друг другу кровушки.

Уже давно на плече не чувствовалось неожиданно поддерживающего касания, а Альбус Персиваль Дамблдор всё сидел за столом, будто стараясь разглядеть судьбу в застывшем на сковородке жире. Ему слишком много нужно было переосмыслить, но главное и самое воодушевляющее он уже понял – у него появилось то, чего не было ранее. Настоящий Враг. Тот, который порой бывает ближе и вернее друга.

Просто потому, что не предаст.
________________________
*- Примипил (лат. primus pilus или primipilus — «первый пилуса») — самый высокий по рангу центурион легиона, стоявший во главе первой центурии первой когорты. В I—II веках мог дослужиться до всаднической должности, при доминате превратился в должность при продовольственном ведомстве.

Конец



 
AyvenДата: Понедельник, 30.11.2015, 05:18 | Сообщение # 564
Снайпер
Сообщений: 110
« 23 »
Спасибо, интересный фик!!
 
КауриДата: Понедельник, 30.11.2015, 19:03 | Сообщение # 565
Высший друид
Сообщений: 777
« 668 »
Ayven, рада что вам понравилось smile


 
КауриДата: Вторник, 01.12.2015, 18:42 | Сообщение # 566
Высший друид
Сообщений: 777
« 668 »
PS От Эль Снейп с любовью

Новую дверь сделали только к концу ноября. Почему-то пользоваться тем самым окном понравилось всем, а кому не нравилось, те применяли портключи и перемещались сразу в прихожую. Окно потихоньку расширяли, чтобы было удобнее влетать на метле. А потом из него же и сделали дверь, когда леди Анжелика возмутилась, что ей не спуститься в наш облагороженный сад, и наотрез отказалась воспользоваться моей метлой, как, впрочем, и ковром-самолётом, зачарованным для меня её сыном, мистером Дарси.

Крыльцо для новой двери перенесли со старого места. Первой по нему спустилась леди Анжелика, а вслед за ней – мы, четыре беременных подруги. Мужчины получили свою порцию восхищений и благодарности.

А вот дверь, ведущую в хижину Хозяйки Леса никто, кроме меня, Тоби и Северуса не видел, словно она исчезла совсем. Да и о том, что именно я стала Хозяйкой Леса, мы с Тоби решили пока никому не сообщать – прежняя Хозяйка номер двадцать шесть недвумысленно дала понять, когда объясняла мои обязанности, что круг посвящённых должен быть очень ограниченным. Правда очень скоро в него вошёл ещё Джей Ли, и куда же без него, когда он так сдружился с моим мужем.

Сначала я боялась, что не справлюсь со своей новой ролью, когда Энис закончила меня инструктировать и, подготовив себе настоящую ступу, улетела в неизвестном направлении – пожить на старости лет в своё удовольствие. Потом оказалось, что та книга, в которой я читала про испытания для новой Хозяйки, всегда давала ответы, иногда чёткие, иногда иносказательные. Главное было правильно сформулировать вопрос.

Постепенно я научилась чувствовать лес, могла услышать при желании каждого обитателя. Могла их позвать к себе. Мне даже казалось, что мой Лес оживает, больные деревья покрываются новой корой, цветы становятся более яркими, трава гуще, ягоды на кустах слаще. Обходы я совершала на метле не так уж и часто – обычно в первый день после полнолуния, начиная с рассвета до самого заката. Иногда меня сопровождал Северус, и тогда я брала ковёр-самолёт.

Во время первого представления новой Хозяйки меня неожиданно навестила Пифия, пожелала успехов и намекнула, что мои дежурства в конклаве начнуться лет через пять, когда освоюсь. Долго не могла сообразить - о чём она, но потом вспомнила про медальон, бывший когда-то книгой. Но так как обязанностей и проблем на тот момент и без того хватало, решила пока об этом не думать. Придёт время, как-нибудь разберусь.

А первое представление обитателям леса прошло вполне успешно. Жители леса собрались у меня на поляне в первое полнолуние. Подарков надарили так много, что пришлось их разбирать нашим феям. Кое-кто детенышей принёс, нужно было их приласкать – это считалось хорошим знаком. Поступили так же и жалобы, которые я обязалась рассмотреть и решить их к следующему обходу. Посидели очень мирно, я всех и каждого поприветствовала, они в ответ желали мне всяческого благополучия и обещали помощь во всём – только позови.

Всяких страшных созданий в лесу оказалось не просто много, а очень много. Перечислить - и то затруднительно. Но и они прислали по одному представителю, заверив, что знают о моём существовании и рады ему. Как я их поняла - это отдельная история. Долго рассказывать. Один василиск чего стоил, который, как оказалось, вполне любил выползти из Хогвартса по подземному ходу, да прогуляться по лесу в поисках пропитания. Правда это происходило очень редко - раза два в год, но ради меня он-таки притащился, нарушив свой сон.

Акромантулы были единственными, кто меня признавать отказались наотрез. А ведь Энис предупреждала. Сама она с ними сладить уже не могла, стара стала, да и устала за пятьсот-то лет. Ну я к Лесу обратилась с просьбой, так он их такой чащобой обнёс, что даже самый мелкий паучок не выберется из залитой смолой живой стены. Месяц спустя попросила я у леса сделать проход и повторно провести с ними переговоры. Арагог стал сговорчивее, признал мою власть, упросил взамен этот проход оставить. Тут уж я обсудила это с мужем и Джеем, которые обмозговывали вдвоём дня три, и в результате вынесли решение, которое понравилось всем. Один единственный проход решили оставить, дичь и всякая мелочь могли проникать внутрь логова пауков, а вот сами пауки наружу - нет. Причём проход мало того, что сделали плавающим - каждый день он менял место положения - так ещё Тоби с Джеем навесили на него какие-то хитрые чары, так что любой паук, попытавшийся выбраться наружу, нарушая договор, сгорал заживо.

Никого уже много лет соседство с опасными ядовитыми пауками не радовало. Особенно обрадовались переменам кентавры, оборотни, и единороги, у которых эти твари детёнышей поедали. Все три расы принесли мне за это богатые подарки.

Алиса и Алан родились у нас двенадцатого января, на радость Северуса, который искренне считал, что это чуть запоздалый подарок на его День рождения. Тобиас тоже был счастлив и горд. Эриока не помнила себя от счастья, дождавшись своих подопечных, так что малыши были окружены постоянной заботой.

Дети у Элен, которая после пропажи Волдеморта избавилась от связи с ним, родились двадцать пятого января. Мальчишек назвали Грей и Каспер, и по мне так они оба были сильно похожи на своего отца. Мне сильно кажется, что Элен уже забыла о бежавшем в Европу Долохове и снова благосклонно поглядывает на моего братца Джея. Во всяком случае, он проводит с близнецами больше времени, чем сама молодая мать.

Седьмого апреля родила Береника, назвав дочку Скарлет, а две недели спустя родилась маленькая Марго у Сметвика и Поппи.

Теперь наши встречи проходили в разговорах, свойственных молодым мамашам, отчего наши мужчины сбегали сразу, исключая разве что Джея. Вот, кто знал о потребностях мелких чуть ли не больше нас всех вместе взятых. Он, кстати, устроился работать вместе с Тоби в Отдел Тайн. Подозреваю, не обошлось без связей Себастиана Салини, который пару раз навестил нас после рождения малышей, и настойчиво приглашал в гости на юг Франции.

Тоби уверен, что «старикан» мечтает сделать Алана наследником рода Салини. И муж вобщем-то не против. Потому что наследник новообразованного рода Снейпов у нас уже есть – Северус, и обучение у него соответственное. Оказалось, что у Вальбурги и Ориона Блэк тоже растёт отпрыск рода Салини – маленький Сириус. Знаю только, что Салини с ними встречался, но, по-моему, договориться они ни о чём не смогли. И вообще – это тайна, что Сириус бастард. Хотя какая тайна, всё равно Блэки наследником видят Регулуса, и когда тому исполнится семнадцать, об этом непременно все узнают.

И да, любопытство меня погубит. Я решилась ещё раз открыть портал на Авалон. Другое дело, что меня уговорили те, кто во время этой миссии находились у меня за спиной: Тоби и Джей с целым отрядом невыразимцев. Рядом со мной стояли наши разведчики - двое дроу в своём истином обличьи - Ичиган и Лиара. Портал открылся всё на тот же обрыв у моря, и на этот раз на Авалоне царила ночь. Не дожидаясь приказа, темнокожие дроу бесшумно растворились в ночи.

Портал поддерживали все вместе, вливая в меня прорву сил. Подозреваю, что у невыразимцев были ещё хитроумные артефакты, накаченные магией. Ожидание длилось, казалось, бесконечно. Уже начало светать, но никто из моей «свиты» нетерпения не выказывал. Наконец две тени выросли перед нами, но войти в наш мир не спешили.

- Оставьте нас здесь, - попросила Лиара, пристально и просяще глядя в мои глаза. - Вместе с Ичиганом я решилась пробраться к своему народу. Нас теперь примут. Отдала ли я вам свой долг?

- Да, конечно, - поспешно ответила я.

Девушка поглядела на Тоби и тот неторопливо кивнул:

- Полностью!

- Вот всё, что нам удалось узнать, - Лиара протянула нам флакон с воспоминаниями и взяла Ичигана за руку. Тёмнокожий дроу бросил на неё обожающий взгляд и поклонился мне. - Закрывайте портал. И будьте счастливы, леди Эль!

Портал я закрыла, а флакон у меня тут же отобрали невыразимцы. Я даже спорить не стала, понимая всю бесполезность. И правильно сделала. Смотреть на это мне точно не стоило, а основное Тобиасу позволили мне пересказать словами.

Лорд Волдеморт выжил, но находился в плачевном состоянии, слишком разъярен был обманутый мной Кассиан в момент возвращения на Авалон. Все связи с нашим миром у него оборвались, так что восстановить здоровье души и тела было непросто. Однако леди Мор Волдеморта вылечила, но оставила его в подвале замка в зачарованных цепях. Условия проживания там далеки от идеала. Из развлечений у него есть только книга, нашедшаяся в библиотеке леди Мор - «Обмануть смерть», где много интересного написано о многовековых попытках разных хитрожо… умников это проделать. И даже крестражам отведено несколько объёмных глав. Вот её он и изучает, хотя в первые месяцы наотрез отказывался даже прикоснуться. В последний год он много раз просил леди Мор об аудиенции, но до сих пор она неизменно отвечала отказом. Что будет дальше - Бог весть. Однако старая леди уже обожглась на молоке, разбудив своего своенравного мужа, Тёмного Лорда Авалона. Упокоить его снова и уже навсегда было им ох как непросто. Так что можно надеяться, что Волдеморта ждёт долгое, очень долгое заключение. Зато со смертью Лорда Мора рухнули наложенные им оковы на проход в мир Дроу. Потому и смогли вернуться домой Лиара и Ичиган. Обсудив с Тоби и Джеем судьбу нашего темного Лорда, мы решили о нём забыть на время, и больше не упоминали в разговорах. Хотя нам всем было бы спокойней, если бы он умер там окончательно, но не всё сбывается так, как нам хочется.

Взять хоть тот же Хогвартс. Увы, директором там по-прежнему Дамблдор, но меня искать он больше не пытался. Да и я не стремлюсь пока навещать школу. Хотя повод есть – с сентября там будет новый профессор по ЗОТИ, мистер Дарси. Он конечно, мастер по чарам, но и в Тёмных искусствах разбирается прекрасно. Хотя не исключено, что предмет будет переименован - говорят в министерстве начались брожения по этому поводу, видимо, будет пересмотрен взгляд на образование в целом. А школьную медиковедьму Поппи временно замещает одна из протеже Сметвика, старушка Элоиза, очень толковая и добрая ведьма. После декретного отпуска моя подруга твёрдо намерена вернуться на работу в школу, хотя и подумывает оставить себе Элоизу в помощницы.



 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Не плачь, девчонка! (Попаданка в Эйлин Снейп. Завершен + Послесловие и миник)
Страница 19 из 19«12171819
Поиск: