Армия Запретного леса

Понедельник, 26.06.2017, 13:35
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 8 из 8«12678
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Тайны семьи Вэйн (попаданка в тело Ромильды Вэйн)
Тайны семьи Вэйн
Frau_IreneДата: Суббота, 28.11.2015, 15:48 | Сообщение # 211
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 353 »
Глава 58.
Старомодные татуировки


Продолжение POV Северуса Снейпа

Мы ещё немного посидели в молчании, потом я предложил перейти в библиотеку. К тем фолиантам, которыми меня сюда завлекли.
Хотя я и так бы пришёл. Всё же Люциус Малфой… Его семья.. .
Драко, Нарцисса – не заслуживают жалкой участи, которая могла бы ждать их. Я припомнил пару сцен, которые мне показывал в Омуте Памяти Наставник Вэйн, и зябко повёл плечами.
От воспоминаний? Нет. В библиотеке стало вдруг холодно по другой причине.
- Что ты знаешь о хоркруксах, Люциус? – Спросил я блондина, уютно расположившегося в кресле, чтобы приятно проводить время, пока я буду просматривать гримуар. Тот чуть не поперхнулся, ибо, как раз в этот момент сделал глоток.
Отдышавшись, посмотрел на меня с непонятным мне сожалением.
- И ты тоже «заболел» этим увлечением, Северус? Хочешь жить вечно?
- Конечно, - ответил я, недолго думая.
И усмехнулся, заметив, что он стремительно бледнеет. Приподнял бокал на уровень глаз, полюбовался игрой вина в свете камина, у которого мы и сидели, положив гримуар на специальную подставку между нами. Чтоб не прикасаться к нему лишний раз. Даже страницы переворачивались при помощи палочки.
Повторил:
- Конечно, хочу. В памяти моих детей, их потомков. Как же иначе?
После моих слов Люциус залпом выпил всё, что было в бокале, налил ещё и снова выпил.
- Вот ты в каком смысле, - протянул он, рассматривая меня, точно я был одним из его драгоценных белых павлинов.
- А разве может быть иначе? Волшебник, создавая хоркрукс, рвёт свою душу на части. Помещает один из кусков в неодушевлённый предмет, надеясь на бессмертие. А результат? Чем больше сделано хоркруксов, тем больше психика такого волшебника подвергается изменениям, меняется его характер и внешний облик. Результат – неадекватные поступки, полное безумие. Это уже не великий волшебник, которому прочили пост Министра Магии к тридцати годам.
Пока я говорил то, о чём мне рассказывал Наставник, Люциус трезвел на глазах. Я закончил, а он посмотрел на оставшееся вино, даже отодвинул бутылку подальше. Сцепил в замок кисти, судорожно ломая пальцы.
- Это ты сейчас о …, - замолчал.
- Да, о нём, - кивнул я. – Том Марволо Риддл. Талантливый полукровка. Последний из Гонтов. – Понимание отразилось на лице Люциуса. – Он претендовал на должность профессора ЗОТИ сразу после окончания Хогвартса. Но директор Диппет не согласился. Говорили, что ему отсоветовал заместитель – профессор Дамблдор.
Люциус шумно выдохнул. Он слушал меня с величайшим вниманием.
- Информация истинна?
- Разумеется, - я кивнул, доставая свиток, приготовленный специально для мистера Малфоя. - Всё подтверждено документами. Ну, кроме слухов, конечно. Говорят, что свой первый хоркрукс он сделал ещё, учась в Хогвартсе. Ему тогда было лет шестнадцать. И он очень испугался смерти – ведь каждое лето ему приходилось возвращаться в приют, где он жил до Школы, а там в это время шла магловская война. Падали бомбы. – И добивая Люциуса. – Подумать только – маленькая чёрная тетрадь для записей, подписанная Том Марволо Риддл… И хоркрукс. Он был гением, несомненно.
Малфой был окончательно сломлен.
- Тетрадь? Чёрная?
- Да, - я с удовольствием добавил. – Первый хоркрукс будущего Тёмного Лорда. Если в нём что-то написать, чернила впитаются, а Том станет беседовать с написавшим. Постепенно высасывая все силы из неосторожного волшебника. Пока не обретёт своего тела. Правда, возраст у него будет детский – шестнадцать лет только. Но он быстро учится.
- Так это - хоркрукс?!! – Люциус вскочил и пулей вылетел из библиотеки. – Добби!!! – донёсся его истошный вопль из коридора.
А я еле успел отдёрнуть руку от исследуемого гримуара. Мне бы не хотелось проверять на себе, на что способна магия крови, зачаровавшая книгу. Даже отодвинул столик, чтобы не испытывать судьбу.
Люциус отсутствовал не больше пяти минут. Когда он снова влетел в библиотеку, я еле сдержал смешок, замаскировав его под кашель. Он услышал моё предупреждение о волшебных свойствах дневника. И решил подстраховаться. Он не стал брать его в руки – переместил на металлический поднос гоблинской работы. Так и левитировал перед собой поднос, а не дневник.
Он заметил, что я еле сдерживаюсь, подвёл поднос ко мне, опустил.
- Это? – хмуро спросил он.
На подносе я увидел небольшую, тонкую книжку. Она была в потрепанной черной обложке. Судя по выцветшей дате на переплете - полувековой давности.
Я тоже не рискнул прикоснуться к ней, хоть меня и уверяли, что она работает только после того, как в ней что-то написали. Не собираюсь искушать Судьбу.
- А ведь как Наставник Вэйн угадал! – мысленно восхитился я. – Он ведь просто настоял на том, чтобы я взял с собой гоблинский контейнер для опасных артефактов. Как знал, что дневник у Малфоя. Да что там говорить! Знал, конечно, знал.
Малфой сумрачным взглядом окинул меня, перевёл взгляд на поднос, вздохнул.
- Лорд В… - Осёкся, снова посмотрел на книжку, - Тёмный Лорд как-то оставил меня после собрания Ближнего Круга и отдал эту книгу на хранение. Я положил её в самый надёжный тайник в этом доме и не доставал. Последние десять лет – точно. Даже не открывал тайник.
Я откинулся на спинку кресла.
- Тебе повезло. Ты сам не знаешь как. В Гриннготтсе подобная вещица здорово напакостила – там было много артефактов, вот они её и подпитали.
- В Гриннготтсе? – Переспросил Люциус, тщательно что-то обдумывая. – В то же время Тёмный Лорд и Белле вручил что-то на хранение. Я видел, как она гордилась оказанной ей честью. И злилась, что и я был не меньше отмечен Повелителем.
- Беллатрикс Лестрейндж? – Переспросил я. - А, ей доверили Чашу Хельги Хаффлпафф. С хокруксом внутри.
- Такой раритет?! – Взвился он. – Ему место в Хогвартсе в гостиной факультета. Или в Зале Славы – среди наград за квиддич и кубков школы.
- Возможно, что так и будет, - успокоил его я. – Сейчас разыскивается любая информация о хоркруксах. И о фамилиаре Лорда. Как её там…- Я пощёлкал пальцами, как бы вспоминая.
Но неожиданно для меня появился домовик – маленькое существо, своими ушами напомнившее мне летучую мышь. Одет этот домовик был в старую наволочку с дырками для ручек и ножек. Странно, ведь домовики семьи Малфой всегда были наряжены в некоторое подобие формы. С гербами семей Блэк и Малфой вышитыми спереди и на спине. Нарцисса очень гордилась этой своей придумкой.
- Добби! – Сердито вскрикнул Люциус. – Что ты себе позволяешь?!
Но домовик вытаращил на него выпученные зеленые глаза величиной с теннисный мяч,
низко поклонился, коснувшись ковра кончиком тонкого, длинного носа. Выпрямился, повернулся ко мне, сказал странно скрипучим голосом.
- Нагайна, сэр.
- Что? – переспросил я.
- Змею зовут Нагайна, сэр. – И снова поклонился. – Вы спрашивали о фамилиаре Господина.
- Откуда ты это знаешь? – И припомнив его имя, обратился по имени. – Добби, откуда это тебе известно?
- Эта змея очень тосковала по своему хозяину, охотилась у стены Малфой-мэнора. Убила всех крыс и начала уже поглядывать на птиц.
- Что? – Вспыхнул вдруг Люциус.- Мои павлины?!
- Да, - Добби вновь очень вежливо поклонился, - тогда мы решили обезопасить наш дом. – Он схватил себя за длинные уши. Сделал было попытку выкрутить их словно мокрое бельё. Но тут же отпустил уши и снова стал выглядеть адекватно.
Я обратил внимание на удивление Малфоя. Тот одними губами прошептал мне:
- Домовики так себя не ведут.
- Ваша правда, сэр, - снова поклонился домовик. – Не ведут. – И он совсем по-человечески вздохнул. – Десять лет я присматривал за этой змеёй, чтобы она не натворила бед. Иногда мы даже вместе беседовали долгими тёмными вечерами. Всё равно у вас в подвале крыс больше не осталось. А стазис на неё не действовал.
- И как же ты с ней общался? На серпентарго? – вздумал я подловить его.
- Да, сэр. Меня готовили в библиотекари, сэр, поэтому в моей голове имеется знание многих языков – в устных и письменных вариантах. Даже уже давно забытых. Кроме меня в тот момент никто в поместье не смог бы с ней договориться. Поэтому меня освободили от всех обязанностей по дому и саду. И только на зов Хозяина я никак не мог не отозваться. Но мой внешний вид Вам не нравился, сэр, поэтому Вы стали звать меня всё реже и реже.
И он снова поклонился.
Бросив взгляд на Люциуса , я не смог удержаться от хохота. Такой ошарашенный у него был вид. Как же – в его доме, его домовики – и вдруг показывают себя такими умелыми организаторами.
- А почему мне не сказали? – И такая детская обида вдруг прозвучала в его голосе, что я расхохотался ещё сильнее. – Я же Хозяин, сам только что сказал.
- Да, сэр, Вы - Хозяин. Но раньше Вы не спрашивали ничего о змее. Вот Вам и не докладывали.
- Смейся-смейся. – Буркнул недовольно Малфой, отворачиваясь в сторону. – Постой! И много у меня таких библиотекарей?
- Я воспитал трёх учеников, сэр. Они работают в трёх Ваших поместьях – здесь, на вилле во Франции и в том доме, что находится на побережье…
- Достаточно, - поспешил перебить его Люциус. – Я всё понял.
- А я теперь только с Нагайной занимаюсь, сэр. И на Ваши приказы отзываюсь.
- И все твои ученики знают серпентарго? – заинтересовался я.
Добби только молча наклонил голову.
У меня разгорелись глаза – это же просто клад, а не домовик.
- Не знаешь ли, Добби, согласится ли Нагайна покинуть Малфой-мэнор? – начал я, но не успел закончить фразу.
- Куда Вы хотите её отправить, сэр?! – Его глаза вдруг вспыхнули зелёным огнём. Он скрестил на груди маленькие ручки и даже стал выше ростом. – Она и так уже страдает без своего Хозяина, а Вы…
- А мы как раз и хотим переправить её поближе к нему, - поспешил я успокоить его.
- Правда?
- Чистая правда, - кивнул я.
Малфой переводил взгляд с меня на Добби, снова на меня. А я вспомнил призрак Лорда, которого нещадно погоняли по подземным коридорам банка призраки гоблинов. И снова не смог удержаться от улыбки.
Надо сказать, что у меня уже давно не было никаких поводов для радости. А вот в последние месяцы снова появилось желание жить!
Особенно – после того, как один прелестный ребёнок убрал у меня с левого предплечья эту «старомодную татуировку», как назвала она её в сердцах.



- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н
 
СплюшкаДата: Суббота, 28.11.2015, 18:10 | Сообщение # 212
Химера
Сообщений: 668
« 303 »
Замечательно.
Очень славно.
Спасибо, Автор.



Чем умнее черти, тем тише омут
 
dbrekjdДата: Суббота, 28.11.2015, 22:27 | Сообщение # 213
Ночной стрелок
Сообщений: 80
« 21 »
Все прекрасно. Еще бы проды чуть почаще... Автор пиши...
Муза своего почаще тряси, чтоб не спал.
 
сондраДата: Понедельник, 30.11.2015, 08:39 | Сообщение # 214
Подросток
Сообщений: 29
« 4 »
Cпасибо, с огромным удовольствием читаю Ваши произведения!
 
Frau_IreneДата: Суббота, 02.01.2016, 20:18 | Сообщение # 215
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 353 »
Глава 59.
И снова я веду рассказ


Прапрапрадедушка был доволен. И не скрывал этого. Он практически не выходил от гоблинов, разговаривая с Добби и Нагайной на серпентарго. Конечно, я ведь только смогла разделить с ним это знание, сама позаимствовав его у Гарри Поттера. А практику где брать? Зато теперь он практиковался. И был счастлив.
И Добби радовался. Люциус Малфой позволил своему домовику посвятить некоторое время занятиям по серпентарго. Нет, Добби не получил одежду. Но он с радостью сменил свою потрёпанную грязную наволочку на приличное одеяние семьи Малфой-Блэк. Как у всех других домовиков этого Рода. Он даже помолодел – по его собственным ощущениям. Теперь ему уже не приходилось украдкой пробираться в тёмный уголок подвала, где нашла свой приют Нагайна. Десять лет Добби был её единственным собеседником, удерживая тоскующую по хозяину змею от необдуманных поступков.
Да, теперь и Нагайна была счастлива. Пусть её Хозяин пока присутствовал в ритуальном зале и только в виде полупрозрачной тени, не смея удалиться от магического круга, в котором лежали предметы, в которых всё ещё были заключены его хоркруксы. Она ласково ощупывала языком предметы, стоявшие в углах сложного рисунка, шипела что-то успокаивающее, разговаривала со своим Хозяином. И даже понимала то, что он ей отвечал. Магия привязки фамилиара сработала и тут.
Да, Нагайна не от рождения была настолько крупной и такой ядовитой. Да, это потребовалось её Хозяину. И он сделал её по своему вкусу. И да – без приказа Хозяина, она не могла никому навредить.
В активе были дневник молодого Тома Риддла, диадема Ровены Рэйвенкло и Чаша Хельги Хаффлпафф. Кроме того, лежал короткий клинок из гоблинской стали с большим рубином в рукоятке, в который удалось перекинуть и закрепить тот фрагмент Тёмного Лорда, что был извлечён из шрама Гарри Поттера сразу после праздника в Малфой-мэноре.
Оставалось найти кольцо рода Гонт – с Воскрешающим камнем. И медальон Салазара Слизерина – наследство всё тех же Гонтов. Но с этим пока надо было подождать – Сириус Блэк ещё не принял своё наследство. И не мог попасть в дом номер двенадцать на Гриммолд-плейс. Время пока было.
Да, к кольцу было не так просто подобраться – само местоположение хижины последних Гонтов отыскать не трудно, а наоборот – проще простого. Особенно, если вспомнить протоколы того времени, когда в Азкабан упекли сначала обоих – Марволо и Морфина. Да, прапрапрадедушка много ругался на тех, кто это сделал. Совершенно несоразмеримо: Марволо – за нападение на сотрудника Министерства получил всего полгода Азкабана. Впрочем - ему и этого хватило. Он долго не протянул, вернувшись потом домой к пустому очагу.
А вот Морфина – за «шуточки» над маглами – приговорили сразу к трём годам Азкабана. И результат? Невозможность продолжить Род, жалкое существование – иначе и не скажешь – пьянство, помрачение сознания. Он даже не понял, что к нему пришёл тот, кто мог бы вывести их Род из той ямы, куда эта семейка благополучно сама себя спихнула. Если Морфин отнёсся к юному Тому Риддлу более благосклонно, провёл некоторые Ритуалы для него – пусть не сам, но с подачи Тома. Всё же к тому времени Риддл хорошо усвоил знания из книг. Мог и поспособствовать. Но нет, всё пошло по нарастающей.
А теперь Том Марволо Риддл висел в подземелье гоблинов и ожидал, когда же удастся добыть два последних хоркрукса.
И ведь никто пока не знал, что произойдёт, когда все хоркруксы будут собраны все вместе. Потому что пока не было доступа к библиотеке Рода Блэк. На неё возлагались определённые надежды – всё же собиралась она ещё с тех пор, когда и Хогвартса не было в проекте.
Так с гордостью говорил сам Сириус Блэк моему дяде Роберту, ещё находясь в отделении больницы Святого Мунго. А сейчас его переправили на реабилитацию в Швейцарию. Но обещали, что на рождественские каникулы его отпустят домой. Соответственно и Гарри сможет приехать к крёстному.
Ну, и представители третьей стороны надеялись не остаться в стороне от этой встречи.
Прапрапрадедушка очень хотел встретиться с портретом своего друга – тем самым Финеасом Найджелусом Блэком, который считался одним из самых странных директоров Хогвартса. Правда, предок всегда обрывал рассказ, считая себя не вправе осуждать деятельность своего друга, не зная подробностей его работы в школе. Или причин, по которым он мог так себя вести.
А поскольку его супруга – сестра Финеаса и моя прапрапрабабушка умерла (довольно давно) – посетить дом семьи Блэк и встретиться там с портретом своего друга предок не мог.
А пока что готовились к тридцать первому октября. В этот день Гарри должен был посетить редакцию «Ежедневного Пророка, чтобы встретиться с читателями, выигравшими на конкурсе писем о его родителях. Ему торжественно должны были подарить альбом с колдографиями его семьи, собранными опять же в виде копий с оригиналов, которые присылали добросердечные маги и волшебницы. Те, кто пожалел мальчика-сироту. Списки этих добрых людей постоянно печатали на последней страничке Пророка, мелким шрифтом, но кому-то и этого хватало.
Там же ожидалось совместное интервью с ним и Министром Магии Корнелиусом Фаджем, хоть тот и стал министром совсем недавно – в прошлом году. Но и экс-министра – Миллисенту Багнольд – пригласили тоже. Ведь это именно она сказала в тот день десять лет назад: «Я отстаиваю наши неотъемлемые права на праздник», которые были встречены громкими аплодисментами всех присутствующих. Ей тогда пришлось отвечать перед Международной конфедерацией магов за несчётное количество нарушений Международного Статута о Секретности в день и ночь после чудесного спасения маленького Гарри Поттера от нападения Тёмного Лорда.
Прапрапрадедушка высоко оценивал её работу, говорил: «Очень способный министр».
Ведь она заняла этот ответственный пост в разгар противостояния двух сторон. А потом не жалела сил, чтобы восстановить связи, которые были разрушены или утеряны за годы Первой Магической войны.
Гарри кривился, «предвкушая» свой визит на кладбище в шумной компании обоих министров и целой кучи сопровождающих. Но Реджи смог уговорить его не слишком выказывать своё отношение к происходящему, напомнив, что первое посещение могилы родителей Гарри произошло – как он и хотел – без лишних свидетелей.
Да, на следующий день после той памятной премьеры в Школе запретного Леса, когда Гарри только познакомился со всеми обитателями леса, именно в этот день Наставник Люпин и мой дядя Роберт подхватили нас троих и переправили в Годрикову Лощину. Вначале мы переместились к нам домой, а потом спокойно вышли из дома и направились по узкой улочке в центр. Мы были скрыты дезиллюминационными Чарами, а когда они были сняты, Наставник набросил на нас Чары невнимания. Люди могли видеть нас, но их взгляды скользили по нашим фигурам, не задерживаясь на нас долго. Хоть и были мы одеты весьма обычно, но подстраховаться – не лишне. Да и меня могли узнать дети, которые учились со мной в школе, привлечь внимание родителей. А нам сейчас это было не к чему.
Я осматривалась, стараясь скрыть своё любопытство – ведь я всего один раз проделывала этот путь, когда мы шли в паб, чтобы попасть в «Дырявый Котёл». Как давно это было. И как недавно!
Наставник Люпин уверенно вёл нас к центру посёлка, где рядом с небольшой площадью высился шпиль церкви, возле которой и находилось местное кладбище. Пересекая площадь, мы увидели, что обелиск, находившийся в центре площади, преобразился. Вместо стелы с множеством имен перед нами возникла скульптура. Три человека - взлохмаченный мужчина в очках, женщина с длинными волосами и младенец у нее на руках.
Гарри подошёл вплотную, вглядываясь в лица родителей. Я вздохнула, останавливаясь в стороне. Да, он и представить себе не мог, что им всем поставлен памятник. Вероятно, ему странно было видеть самого себя в виде каменного изваяния. Счастливый, веселый малыш без шрама на лбу…
Когда мы уже подходили к церкви, остановились и оглянулись. Сделали мы это одновременно и не сговариваясь – да, статуи опять превратились в обелиск.
- Это для маглов – обелиск с именами, высеченными на стенках четырёхугольной гранитной иглы. И только для магов он становится памятной скульптурой, - тихо прокомментировал Ремус. Гарри только кивнул.
На кладбище вела узенькая калитка, но она легко открылась перед нами. Ремус точно знал правильное направление, но Гарри отвлёкся на старый раскрошившийся камень, на котором уже с трудом можно было видеть имя. «Игнотус». А под именем странное изображение, выбитое прямо в камне, треугольник в который вписан круг, который в свою очередь пресекает палочка. Я хлопнула бы себя по лбу, если бы с нами не было Гарри, но сжала руку дяди Роберта, лишь подбородком указав на этот могильный камень. Дядя Роберт отнёсся с пониманием и отстал немного от нашей компании.
Мы прошли мимо ещё одного старого тёмного надгробного камня. На тёмном граните - надпись «Кендра Дамблдор», даты рождения и смерти, а чуть пониже «и ее дочь Ариана». Еще на камне было выбито изречение из Библии: «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше».
Моё сердце опять пропустило пару ударов. Одно дело – читать об этом в книгах или многочисленных фанфиках, но вот так увидеть непосредственное свидетельство того, с чего всё начиналось. Я зябко повела плечами, хоть в тот момент и ярко светило солнце, но в тот момент мне показалось, что на нас надвинулась какая-то мрачная тень.
Нужная нам могила оказалась всего через два ряда от Кендры и Арианы. Надгробие было из белоснежного мрамора, оно словно светилось изнутри, отражая свет солнца. Так что сильно слепило глаза, вызывая слёзы. Мы трое остановились, давая возможность Гарри одному подойти к могиле родителей. Гарри не пришлось опускаться на колени, ни даже наклоняться, чтобы прочесть выбитые в камне слова.
Джеймс Поттер. 27 марта I960 года — 31 октября 1981 года
Лили Поттер. 30 января I960 года — 31 октября 1981 года
Последний же враг истребится — смерть.

Ремус вытащил из кармана и увеличил строгий траурный венок с белыми лилиями, розами и гвоздиками, осторожно передал его Гарри. Тот подхватил его и положил на могилу, спотыкаясь, отошёл от надгробия. Вдруг из его глаз градом полились слезы, он не успел их удержать; горячие, обжигающие, они мгновенно проложили солёные дорожки на щеках. И не было смысла вытирать их. Пусть текут, что толку притворяться?
Гарри в первый раз отдал память своим родителям. Теперь от них остались только кости или вовсе прах. Они не знают и не волнуются о том, что их живой сын - их маленький мальчик, стоит здесь, так близко. А его сердце все еще бьётся только благодаря их самопожертвованию, хотя он уже был готов пожалеть, что не спит вместе с ними под этой землей.
Я взяла его за руку и крепко сжала, показывая, что он не один. Ремус положил горячую ладонь ему на плечо. А дядя Роберт протянул мальчику платок, спешно трансфигурированный из листочка с ближайшего куста.
Гарри поблагодарил нас всех за поддержку. Голос его всё ещё был сдавлен, а в глазах стояли слёзы. Но он постарался быстро привести себя в порядок.
Мы подождали, пока Гарри совсем успокоится, и быстро вышли за ограду. Наставник Люпин повёл нас совсем в другую сторону от того места, где стоял наш дом. На другой конец поселения.
Туда, где в конце узкой улочки стоял тёмный дом. Маглам он виделся пустым участком. Табличка «Частная собственность» защищала его от внимания простых людей, а от магов было не скрыться. Очевидно, заклятие Фиделиуса умерло вместе с Джеймсом и Лили По. Живая изгородь успела здорово разрастись за десять, прошедших с того дня, когда Хагрид забрал маленького Гарри из развалин, что теперь лежали среди высокой, по пояс, травы. Большая часть коттеджа устояла, хоть и была сплошь оплетена плющом, но правую часть верхнего этажа снесло начисто.
Гарри осторожно прикоснулся к калитке. Должно быть, это прикосновение и привело в действие чары. Над калиткой возникла вывеска, поднявшись из зарослей крапивы и сорной травы, словно странный быстрорастущий цветок. Золотые буквы на деревянной доске гласили:
Здесь в ночь на 31 октября 1981 года
были убиты Лили и Джеймс Поттер.
Их сын Гарри стал единственным волшебником в мире,
который пережил Убивающее заклятие.
Этот дом, невидимый для маглов, был оставлен
в неприкосновенности как памятник Поттерам
и в напоминание о злой силе, разбившей их семью.

Вокруг аккуратно выведенных строчек доска была сплошь исписана. Здесь приложили руку множество волшебников и волшебниц, приходивших почтить место, где избежал смерти Мальчик-Который-Выжил. Кто-то просто расписался вечными чернилами, кто-то вырезал в деревянной доске свои инициалы, многие оставили целые послания. Более свежие выделялись на фоне наслоений магических граффити, скопившихся за десять лет, а содержание было у всех примерно одно и тоже.
«Удачи тебе, Гарри, где бы ты ни был!», «Если ты читаешь это, Гарри, мы с тобой!», «Да здравствует Гарри Поттер!».
- Вот ведь – испортили вывеску, - буркнула я, подпихивая Гарри поближе к калитке.
Но Гарри так и просиял.
- Это же здорово! Мне нравится, что они так написали. Я…- он судорожно сглотнул, но закончил: - Я никогда не забуду этот день – грустный и радостный. Спасибо вам, друзья!



- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н
 
dbrekjdДата: Суббота, 02.01.2016, 20:54 | Сообщение # 216
Ночной стрелок
Сообщений: 80
« 21 »
Спасибо! Давно не было продолжения. Хочется чаще... clover
 
Frau_IreneДата: Суббота, 02.01.2016, 20:59 | Сообщение # 217
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 353 »
Цитата dbrekjd ()
Спасибо! Давно не было продолжения. Хочется чаще...

Мне приятно, что ждёте.
Но этот фанфик вышел на финишную прямую - скоро уже и конец...



- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н
 
Frau_IreneДата: Четверг, 14.01.2016, 06:17 | Сообщение # 218
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 353 »
Глава 60.
Хэллоуин и Рождество. Или Самайн и Йоль?
(Материал найден на просторах Интернета)


Канун Хэллоуина пришёлся в этом году на четверг. С утра за Гарри Поттером прибыла целая делегация из лиц, облечённых властью. О да, в сопровождении журналистов, разумеется.
Нет, Министра Магии тут не было. Зачем? Ведь после недолгих прочувственных речей в Большом зале перед учениками и преподавателями вся делегация переместилась вместе с Гарри в Министерство Магии, где грустному мальчику были вручены награды его родителей – два Ордена Мерлина Первой степени на зелёной ленте.
Орден Мерлина (иногда сокращается до О.М.) обычно вручается Визенгамотом – Верховным Советом, заседающим в Министерстве Магии, а оно сейчас совмещает функции парламента и суда. Орден представляет собой золотую медаль на зеленой ленте (первый класс), фиолетовой (второй) и белой (третий класс).
Да, этот орден назван в честь самого знаменитого волшебника своего времени и вручается с пятнадцатого века. По легенде, зеленая лента символизирует его принадлежность к одному из факультетов Хогвартса. Но это верно только в том случае, если Мерлин был одним из учеников Основателей. В ином случае цвет ленточки первой степени можно объяснить пристрастием первого орденоносца именно к этому цвету.
Орден первого класса вручают за «деяния невероятной храбрости и другие отличия». Второй — за «достижения и стремления, выходящие за рамки обычных», и третьим награждаются те, кто «внес вклад в общую копилку знаний или развлечений».
Как это часто бывает с наградами такого уровня, любимцы Министерства Магии получали Орден (самого высокого класса) куда чаще, чем они сами ожидали. Разумеется, никто не протестовал, когда Альбус Дамблдор получил свой Орден Мерлина (первого класса) за победу над темным волшебником Гриндевальдом. А вот, когда министр магии Корнелиус Фадж сам себе вручил орден - его не поняли. Так и Арктурус Блэк (дед Сириуса Блэка), который, как считается, получил эту награду за активное спонсирование Министерства.
Одной из первых этот орден получила волшебница Орабелла Наттли, жившая ещё в восемнадцатом веке. Она тогда работала в Министерстве магии, а в свободное время, экспериментировала с заклинаниями. Она сложно находила общий язык с коллегами, не ходила на встречи и праздники, посвящая свободное время любимому делу - заклинаниям.
В 1754 году Наттли работала в Отделе по борьбе с неправомерным использованием магии, из-за её крайней застенчивости не получала серьёзной работы и занималась чисткой офиса, уборкой за министерскими совами, курьерскими обязанностями. После работы дома она с наслаждением экспериментировала с заклинаниями, пытаясь улучшить свои магические способности.
Тем временем непримиримые соперники в европейских гонках на мётлах, Торквил МакТавиш и Сильвио Астольфи, решили состязаться в гонке от Абердина до Рима. Британские и итальянские делегаты условились встречать гонщиков на финише. Орабелла Наттли была в составе британской делегации и организовывала порталы и доставку багажа.
Гонки проходили ночью, чтобы не привлекать внимания маглов. На рассвете МакТавиш и Астольфи приблизились к финишу, и болельщики спортсменов начали волноваться. Между ними завязалась драка, и по невыясненным обстоятельствам произошел взрыв, вследствие чего Колизей обратился в руины. Победитель гонки так и остался невыясненным: болельщики дрались, Астольфи был превращен в курицу, а колени МакТавиша были вывернуты задом наперед, министерские делегаты гадали, как восстановить Колизей или объяснить маглам его обрушение.
Шум от взрыва прогремел на весь Рим. Робкая Орабелла вышла вперед и восстановила пару колонн древнего амфитеатра с помощью своего нового заклинания «Репаро». Пораженные волшебники попросили Наттли научить их чарам. В итоге, когда к Колизею прибыли любопытные маглы, они увидели лишь толпу странных людей, окруживших кудахчущую курицу. Древний Колизей же стоял целый и невредимый.
Наттли была награждена Орденом Мерлина первой степени, а изобретённые ею Восстанавливающие чары используются повсеместно уже долгие годы.
Да, были многие волшебники и волшебницы, чьё право получить этот Орден - неоспоримо. Например - Норвел Твонк, спасший магловского ребёнка от мантикоры. Сам погиб при этом и был награждён посмертно. И ведь это случилось не так давно – всего в пятьдесят седьмом году.
А Тилли Ток? Она стала известна тем, что спасла маглов в тридцать втором году. Тогда на пляж в Илфракомбе напал дракон. И молодая женщина вместе со своей семьей оградила людей от зелёного валлийца. А потом стёрла им память об этом событии. И тоже получила Орден на зелёной ленте.
Но уж родители Гарри были однозначно достойны своих наград. За победу над Тёмным Лордом, за мужество, с которым они противостояли Лорду Волдеморту (хоть его и не назвали ни разу по имени).
Такую мелочь, что героям к Ордену полагалась бы и нехилая денежная премия. Разовая, да. Эту деталь хотели было упустить, но невинный вопрос кого-то из журналистов – спорим, что вы быстро угадаете имя? Так вот этот «невинный» вопрос привёл в некоторое замешательство действующего министра Магии. И в тихую панику – бывшего. Милисента Багнольд и так недавно ушла со своего поста по причине пошатнувшегося здоровья, так теперь и ещё потрясения.
Впрочем, Гарри ничуть не показал, насколько его взволновала эта шумиха вокруг денег, полагающихся его родителям.
Он только попросил поскорее отвести его в Годрикову Лощину к дому, где жили Поттеры до того самого дня.
Эти его слова, сказанные тихим голосом, заметно отрезвили взрослых волшебников. И те пристыжено отводили глаза в сторону.
Разумеется, Гарри особо поблагодарил тех людей, благодаря которым у него теперь так много воспоминаний о родителях. Были сделаны колдофото с некоторыми из них.
Ну а главное – поскольку целый день в Хогвартсе находились авроры, охранявшие некоторых высокопоставленных гостей, эпопея с вырвавшимся троллем так и не случилась.
Наверно, ещё и потому, что и профессора Квиррелла не было в Хогвартсе. Сразу после месячного курса лечения в больнице Святого Мунго он с удовольствием принял место помощника иллюзиониста в одном из цирков, находящихся в ведении дяди Роберта. И просто уехал с артистами на гастроли за пределы Великобритании. Контракт был подписан с размахом – на пять лет. Теперь-то уж он точно сможет преподавать магловедение в любом магическом университете – с такой-то практикой!
Сама я не наблюдала за всеми этими передвижениями – только в Омуте памяти потом всё несколько раз пересмотрела. Мне выпала тяжёлая работа в этот день.
На Хеллоуин – или Самайн? – не столь важно как назвать. Гораздо важнее то, что эта ночь - промежуток времени, который не принадлежал ни будущему, ни прошедшему. В дни Самайна, а у кельтов это был ещё и первый день нового года, истончалась граница между мирами, открывались Переходы, раскрывались холмы, и все сверхъестественное устремлялось наружу, готовое поглотить людской мир. Так считали древние. А ещё - в ночь Самайна могли вырываться на свободу силы хаоса.
А вот мне пришлось в этот день провести два Ритуала по удалению Метки Тёмного Лорда с руки Люциуса Малфоя и Аугустуса Руквуда – невыразимца, которого привёл мой дядя. Разумеется, вначале были взяты все Обеты и Клятвы. И принимали их в ритуальном зале гоблинов. Уже то, что участвовали и эти представители племени, издавна сражавшиеся с магами, но здесь выступавшие гарантами Магии, весьма впечатлило и Люциуса, и Аугустуса.
Да и сам зал, где был проведён Ритуал, оказался им неизвестен. Впрочем, сам Ритуал им рассматривать не пришлось. Одним из условий снятия Метки была плотная магическая повязка на глаза, не давшая обоим магам ничего увидеть. Так что моё участие для них осталось за кадром.
В нужный момент я лишь потянула сначала одну Метку – от мистера Малфоя, потом – после того, как меня снова напоили укрепляющими зельями, я смогла справиться и со второй Меткой.
С удивлением заметила, что справилась с этими двумя не в пример быстрее и легче, чем с самой первой, которую я снимала у Северуса Снейпа, Наследника Принц.
Прапрапрадедушка только весело рассмеялся, когда я задала ему вопрос на эту тему. Он просто напомнил мне первые мои шаги в освоении магии, когда после некоторого магического истощения у меня начинали получаться даже более затратные Чары.
- Так и тут, - уже серьёзно добавил он. – Ты постоянно практикуешься. И с каждым разом любое магическое действие начинает обходиться для тебя всё легче. Но это не повод задирать нос, - охладил он мой восторг. И слегка щёлкнул меня по этому носу.
Вообще, если не считать коротких встреч по утрам в госпитале, я почти не видела в эти два месяца предка. Да и сама крутилась как белка в колесе – надо было столько узнать нового.
Вскоре после тридцать первого октября окончательно стало известно, что школу Запретного Леса пригласили выступить с новым спектаклем на сцене под патронажем Министерства Магии. Планировались провести три представления – в Хогвартсе перед зимними каникулами, в Министерстве – уже во время каникул, и на площадке в парке развлечений, где мы были летом. Там был специально возведён большой шатёр с обогревом, разумеется. Уж волшебники никогда не откажут себе в комфорте, если им только представится такая возможность.
Так что следующие недели были посвящены репетициям новой сказки. Зимняя интерпретация сюжета про братьев-месяцев, и про их противостояние с Королевой Зимы. Эта история сплеталась с грустной историей бедной девочки, которую мачеха послала в лес за подснежниками для королевского бала. И обязательно со счастливым волшебным концом!
Да, к зимним каникулам должен был вернуться из Швейцарии Сириус Блэк. Во всяком случае, Леди Малфой так уморительно закатывала глаза, когда вспоминала счета за его лечение. Действенное, не скрою, но дорогое. Ещё полгода она вряд ли выдержала бы.
Впрочем, денег на оплату лечения пока хватало.
Близились праздники. И опять - не суть, что именно праздновалось - Рождество или Йоль. Одно оставалось неизменным - это, конечно же, солнцестояние, самая длинная ночь в году, во время которой настоящими властителями в этом мире становились духи. Многие верили, что не следует быть одному в эту ночь - ведь тогда человек остается наедине с мертвыми и духами Иного Мира, в эту же ночь давались самые искренние клятвы и обещания.
И совершенно не случайно именно к этому времени была приурочена попытка вернуть разум родителям Невилла.
Потому-то я активно готовилась и к участию в Ритуале, который поможет в лечении Фрэнка и Алисы Лонгботтом.



- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н
 
luchik__cvetaДата: Четверг, 14.01.2016, 10:16 | Сообщение # 219
Демон теней
Сообщений: 210
« 400 »
Frau_Irene, спасибо за новую главу!
Мне вот тоже интересно было, почему Петтигрю дали орден Мерлина посмертно (хотя непонятно, за что - за сам факт смерти? так тогда всем умершим от руки ПСов его надо посмертно давать), а родителям Гарри, погибшим от рук главы этих ПСов, Темного Лорда, - ничего. И Гарри, который этого Лорда развоплотил в полтора года, тоже получил шиш с маслом. Т.е. Петтигрю, получается, герой покруче всех трех Поттеров.
С праздником Вас!
Плюсики смогу только вечером поставить)))



Семейное положение - есть кот, и не один.


Сообщение отредактировал luchik__cveta - Четверг, 14.01.2016, 10:18
 
hludensДата: Вторник, 12.04.2016, 22:29 | Сообщение # 220
Ночной стрелок
Сообщений: 72
« 37 »
Цитата
Мне вот тоже интересно было, почему Петтигрю дали орден Мерлина посмертно (хотя непонятно, за что - за сам факт смерти?

Вроде по канону официальная версия событий такова:
Блек предал и пытался скрыться, а Педегрю бросился в погоню и отыскал но погиб в ходе задержания этого опасного преступника.
Родителям Поттера, по официальной весиии, давать медали не за что, к ним пришел Волди и убил их. Никакого подвига вроде нет. Победителем Воли является ГП. Получается что памятник (где Джеймс и Лили держат на руках ГП) это памятник Гарри, а не Поттерам.
 
Frau_IreneДата: Воскресенье, 19.06.2016, 16:59 | Сообщение # 221
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 353 »
Глава 61.
Долгожданные праздники


Вот подошли и рождественские каникулы. Для меня в обычной школе была трудная пора – я сдавала экзамены сразу за весь учебный год, чтобы перейти в следующий класс после зимних каникул. А там немного напрягусь – и к концу учебного года у меня будет ещё один класс закончен. Всё равно я на домашнем обучении. Как раз начинают входить в моду новые веяния в педагогике. В том числе и дистанционное обучение. И я попала в новую волну. Мне пошли навстречу. В итоге - неплохо получилось.
Незадолго до каникул в Хогвартсе вернулся из Швейцарии Сириус Блэк. Да – тамошние врачи постарались на славу. Поддержали марку швейцарской надёжности. Конечно, и в Мунго были достигнуты определённые успехи, не могу отрицать. Но несколько месяцев вдали от Британии, от любимого крестника – всё это должно было сыграть свою роль.
И да – никаких необратимых последствий пребывание в Азкабане не оставило. Да, были проблемы. Разные. Предок не стал вдаваться в подробности, а я и не спрашивала. Зачем?
Да, прапрапрадедушка был приглашён в дом Блэков сразу по приезду Сириуса. Ещё не начались каникулы в Хогвартсе, поэтому он решил заранее подготовить базу для своего плана.
Разумеется, взял и меня с собой. Ни у кого моё присутствие в свите предка уже давно не вызывало никаких вопросов. Ещё с госпиталя Святого Мунго. Примелькалась.
Так и Блэк ничего не спросил, просто вежливо приветствовал нас в комнате с камином для прибытия гостей. Никаких открытых каминов в кухне или ещё где. Только в специальной защищённой комнате без окон. С сигнальными чарами. Если что – стены комнаты могут и сдвинуться, потолок опустится, захватывая незваных гостей в ловушку.
Умно, очень умно. Только те, кто приглашён, пройдут. Всех остальных задержит магия старого дома, давая возможность хозяевам подготовиться. Или хотя бы активировать экстренные порт-ключи. Для спешной эвакуации в более защищённое или более скрытое место.
Да, Сириус Блэк – вернул себе не только внешний вид и здоровье. Я с удовлетворением отметила и перстень Наследника на его руке, и общий вид. Красив, ничего не скажешь. Тонкие черты лица, чёрные как смоль волнистые волосы, красиво обрамляющие породистое лицо, крепкая фигура, тщательно отточенные движения. Не без изящества. Его умные синие-синие глаза – один из отличительных признаков семьи Блэк - быстро осмотрели и предка, и меня, он повёл рукой, радушно приглашая нас пройти в гостиную.
По дороге прапрапрадедушка остановился у портрета статной седовласой дамы в тёмно-зелёной мантии, что уютно устроилась в кресле с высокой спинкой. На этой спинке сидел чёрный ворон, левая рука почтенной леди лежала на голове огромного чёрного пса, ласково перебирая прядки. А пёс напряжённо всматривался в нас, подходящих к портрету.
Я изящно присела – сказывались занятия танцами и уроки этикета. Но благоразумно молчала, пусть старшие пока поговорят.
- Леди Блэк, - церемонно проговорил предок, приветствуя даму.
- О, мистер Вэйн, - махнула та рукой, - какие церемонии! Вальпурга – для Вас только Вальпурга. Когда-то Вы и отшлёпать меня могли за неподобающее поведение.
Лёгкая улыбка промелькнула на лице прапрапрадедушки. И впрямь, если он – ровесник Финеаса Найджелуса Блэка, прадеда Вальпурги, почему бы ему и не встречаться с ней? Гдё-нибудь в нейтральных местах. И соответственно и отреагировать на что-то в её поведении – тоже. Он же ещё и родственником был, женившись на сестре того же Финеаса.
- Я давно хотела поблагодарить Вас за то, что вы сделали для Сириуса. – Дама вытащила платок и приложила его к сухим глазам. – После того, как пропал Регулус, а мой муж буквально за считанные дни сгорел от «драконьей оспы», я уже потеряла всякую надежду на продолжение нашего славного Рода. Увы, мой старший сын был слишком своенравен и свободолюбив.
- То есть проявил самые «правильные» черты Рода Блэк, - тихонько буркнула я.
Но дама услышала. Покосилась на меня. Ни слова не сказала, вздохнула.
- Для меня большим ударом стало то, что мой строптивый сын вопреки нашим ожиданиям после домашнего обучения, проводимого лучшими частными преподавателями магической Англии, попал не на Слизерин, а на Гриффиндор.
- Он выбрал дружбу, а не семью, - снова тихонько прокомментировала я. – Учителей было много, а друг – один. Дальний родственник. Джеймс Поттер.
- Я желала для своих сыновей только самого лучшего, переживая за них всей душой. За обоих сыновей. – Вальпурга сделал вид, что не услышала моих последних слов. Но сомневаться в её остром слухе уже не приходилось. - Именно поэтому мне было так тяжело от его непроизвольного отдаления и неприятия семейных законов. Ведь его с детства учили только правильным вещам - только чистокровные маги могут быть истинными, настоящими. Никаких полукровок или гр… - Она замялась, вспомнив происхождение моего предка. – Или маглорождённых.
- Вот только маленький Сириус Орион Блэк никак не мог смириться с навязчивой идеей своей семьи. – Шепнула я.
- Да, Сириусу всегда было наплевать на вечные споры, о чистокровности, царящие в магическом мире. – Твёрдо заметил предок. - Может, оно и к лучшему было. Другое дело, что он не смог уберечься сам и уберечь своих друзей. Вседозволенность развращает. Особенно – после полного контроля, который был дома.
- Теперь всё в прошлом, - добавил Сириус, остановившись в дверях. – Матушка, вы же знаете, что я всё отдал бы, чтобы вернуть прошлое. Но это невозможно. Мы уже не раз говорили об этом.
- Кричер, - негромко позвала леди Блэк. – Подай сюда всё для чаепития. – И обратилась к предку: - Вы же не откажете мне в такой малости, Мастер Вэйн? Я понимаю, кто смог помочь моему мальчику.- И снова поднесла кружевной платочек к глазам.
С тихим хлопком перед нами появился домовик. Да, изменения в Наследнике затронули и его внешний вид. Разумеется, мне не пришлось видеть его сразу по возвращении Сириуса в дом, но дядя Роберт рассмотрел всё в подробностях. И был слишком потрясён и недоволен тем, что увидел. Теперь он считает, что старые семьи могли бы и лучше позаботиться о своём имуществе на такой случай. Не секрет, что часто дома таких семей могут быть закрыты годами, пока не подрастёт Наследник. А то и вообще – пока он не появится. И что тогда делать домовикам? Сходить с ума без внешней подпитки? А всего-то и надо, что пара специальных амулетов, скрытых где-то в укромном месте дома на такой случай. И дом будет надёжней укрыт от маглов, и его содержимое сможет дождаться потомков в целости. Ну, или относительной сохранности. Кричер выглядел сейчас весьма внушительно – не какая-то банальная наволочка, пусть и с гербом рода, нет – он был полностью одет. И одежда была специально подогнана по его размеру. Да, одежда эта выглядела немного старомодной, но она подходила общему облику дома.
Дядя Роберт, который сопровождал Сириуса при первом посещении дома на Гриммолд Плейс двенадцать, только качал головой, вспоминая те лохмотья, что были на последнем домовике семьи Блэк в тот день. Душераздирающее зрелище!
Да и душевное состояние Кричера тогда оставляло желать лучшего. Невразумительная речь, полная брани, сумасшедший блеск в его выпуклых глазах. Абсолютное неприятие Сириуса как Наследника, да даже просто как члена семьи.
И только после того, как Сириус провёл несколько часов у портрета матушки, доказывая ей, что изменился, осознал. Готов всё исправить. Только после того, как Вальпурга приказала Кричеру открыть дверь в Ритуальный зал своему непутёвому отпрыску, а тот, сильно побледнев – так рассказывал дядя – вошёл туда один. И оставался там сутки. И не вышел оттуда, а буквально выполз. Истощённый донельзя теми силами, что бушевали внутри. Но признанный своими предками и самой Магией достойным титула Наследника. Увы, но Лордом Блэк теперь станет только его старший сын. Так что леди Блэк теперь развила бурную деятельность, связываясь со знакомыми портретами, в поисках подходящей невесты для сына.
А прапрапрадедушка, устроившись в кресле напротив портрета, начал издалека. Вначале только сообщил, что вместе с Гарри Поттером на тот же факультет, что и он, поступила одна весьма талантливая девочка.
- Уже сейчас её нахваливают и профессор Флитвик, и профессор МакГонагалл, буквально навязывая ей дополнительные занятия по своему предмету, - неспешно повествовал он, прихлёбывая чай из специальной мусташ-чашки.
Сириус беспечно развалился на стуле, раскачиваясь на двух задних ножках. Услышав про своего крестника, насторожился, но потом речь зашла про какую-то ученицу. И он снова расслабился. Да, он выглядел великолепно - тёмные волосы ниспадали на глаза с небрежной элегантностью, тонкие сильные пальцы небрежно крутили какую-то безделушку.
Пока старшие беседовали, я бросала на него взгляды исподтишка – предок поставил мне задачу провести незаметно диагностику по Нитям и сравнить с тем состоянием, которое было у Сириуса в сентябре.
При этом я тщательно отыгрывала примерную девочку – наслаждалась маленькими нежнейшими пирожными, аккуратно пила чай, поухаживав при этом за предком и Сириусом – уж пользоваться артефактами я научилась! Для этого и палочки не нужно. Ненароком обнажила руку с ажурным плетением золотого браслета, который свидетельствовал о моей помолвке. Успела заметить, что миссис Блэк отметила этот факт с удовлетворением. Боюсь, что вначале она подумала, что прапрапрадедушка решил сватать меня за Сириуса.
- И что, - полюбопытствовала она, - эта девочка теперь ценный приз для потенциальных женихов?
- Не скажите, Вальпурга, - предок тщательно выдержал паузу, изображая, что никак не может выбрать между бисквитным печеньем и котлокексом с порцией крепчайшего огденского виски внутри. Мне было запрещено даже глядеть в сторону подобных сладостей. Я и не смотрела.
- Все считают, - прапрапрадедушка не случайно выделил голосом эти слова, - что она – маглорождённая.
На лице Вальпургии Блэк сразу же отразилась целая гамма чувств. Первой реакцией было презрение по отношению к какой-то грязнокровке, но потом она прислушалась получше, на её лице отразилось понимание.
- Считают, - протянула она задумчиво, - а Вы знаете точно? – усмехнулась она, немного наклонившись вперёд в своём кресле.
- Да, знаю точно, - чуть подобравшись, ответил ей предок. – Когда-то в семье моего первого Наставника в мире магии Гектора Дагворта-Грейнджера родился мальчик. Увы, младший сын бывшего декана Рейвенкло, да и просто – моего друга, был сквибом. Именно его судьба заставила меня заняться проблемой сквибов в магическом мире – хотел помочь своему любимому учителю. Но того мальчика убрали из мира магии, дав ему усечённую фамилию – Грейнджер.
Тут и Сириус перестал раскачиваться на стуле. Он внимательно слушал двух старых интриганов – ведь они обсуждали его будущее. Хоть и говорили пока о прошлом.
- Гектор Дагворт-Грейнджер, - нараспев произнесла Вальпурга. – Уж не тот ли профессор зельеварения в Хогвартсе и основатель Сугубо Экстраординарного Общества Зельеваров?
- Он самый, - кивнул предок. – Я и моя покойная супруга, - он покосился на леди Блэк, ведь та была родственницей моей прапрапрабабушки. – Мы воспитывали его вместе со своими детьми.
- Да уж, - не удержалась от едкого комментария леди Блэк, - Вас всегда называли маглолюбцем.
- Что поделать? - картинно развёл руками предок. – Я никогда не забывал своих корней. И тем больше у меня повода гордиться тем, кем я стал. Так вот, юный Герхард вырос, потом выбрал свою дорогу. Стал военным медиком, отдалился от нашей семьи. Но я продолжал наблюдать за ним. Не вмешиваясь. Да, его потомки стали стопроцентными маглами, даже не видели потоки магии, что ещё было у Герхарда. И вот теперь – девочка. Волшебница. Первая за три поколения, прошедшие после ухода Герхарда из мира магии.
- И очень сильная, - задумчиво произнесла Вальпурга. – И кровь очистилась.
- И с Гарри дружит, - вмешался Сириус, - неплохая ему невеста будет!
- Нет, друг мой, - неторопливо помешав сахар, прапрапрадедушка отпил чай и даже зажмурился, наслаждаясь. Потом резко поставил чашку на столик и сказал: - У Гарри – матушка была маглорождённая, кровь – обновилась. Ему теперь нужен брак с чистокровной девушкой. Разумеется, - он снова расслабился, - если бы их дружба со временем переросла бы в любовь, я первым бы порадовался за Гарри. Но вот девочка – немного старше Гарри – всего на год, но она больше любит книги, чем приключения, которыми обычно бредят мальчишки его возраста.
- Книги? – хмыкнул Сириус. – Ей бы понравилось в нашей библиотеке.



- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н
 
dbrekjdДата: Вторник, 21.06.2016, 20:08 | Сообщение # 222
Ночной стрелок
Сообщений: 80
« 21 »
Спасибо, что не бросили фанф и продолжаете!
 
Frau_IreneДата: Воскресенье, 27.11.2016, 23:11 | Сообщение # 223
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 353 »
Глава 62.
Долгожданные праздники
продолжение)


А Сириус Блэк сам заговорил о библиотеке!
Я тихонько хихикнула, пряча легкую улыбку за чашечкой чая, смущённо опуская глаза. Но успела заметить, что и леди Блэк прикрыла улыбку веером, который внезапно возник в её правой руке. Ой, я тоже так хочу научиться!
А прапрапрадедушка даже не стал ничего прятать. Он широко улыбнулся:
- Да уж. Насколько мне известно, библиотека Дома Блэк богата разнообразными редкостями. Недаром сам Тёмный Лорд так стремился попасть сюда.
- Да, Том... - взгляд леди Блэк затуманился. - Он всегда умел произвести впечатление. Ещё в Хогвартсе. Помню, как он пришёл на первый курс - уже тогда он привлекал внимание девочек. Рослый для своих лет, красивый мальчик. Потом – привлекательный молодой человек. Даже скромные мантии он носил с достоинством.
- Откуда бы это у него? - задумчиво произнёс предок.
- Да, - хмыкнула леди Блэк,- много ему пришлось работать над собой на первом курсе. Выговор подкачал. Он же рос в приюте - и образцы для подражания у него были не самые лучшие. Но он быстро сообразил, что можно применить магию. Для запоминания, для тренировки. И пусть это не входило в курс школьной программы, но он добился своего. Уже через месяц ничего в нём не напоминало рабочего паренька из тех, кто родился в пределах слышимости звона колоколов церкви Сент-Мэри-ле-Боу.
- Упорный, - прокомментировал Сириус. - Жаль, что применял своё упорство не в нужном направлении.
- Отчего же? - обиделась его матушка. - Том жадно поглощал все знания, до которых мог дотянуться. Не делая разницы между Тёмным и Светлым. Да и не было тогда такого сильного разделения в магии. Считалось, что имеет значение не магия, а тот, кто её применяет. Он ведь даже хотел стать преподавателем ЗОТИ в Хогвартсе. Сразу по окончании им седьмого курса. Да директор Диппет отказал ему. Вроде профессор Дамблдор отсоветовал. Том был очень расстроен. Никто из нас не ожидал, что такой одарённый выпускник устроится на работу в лавку "Горбина и Бёркса". - Она грустно наклонила голову. - Тогда он ещё был вхож в наш дом - как и в другие дома многих наших однокурсников.
Предок заинтересованно выгнул бровь. Как будто это всё ему было неизвестно.
- Но потом всё изменилось. - Леди Блэк становилась всё печальнее. - Я не узнавала прежнего Тома. Особенно - когда он решил отправиться в это кругосветное путешествие за знаниями. Тут он уже говорил только о Тёмных Искусствах.
Некоторое время она молчала. Тишину в гостиной нарушало лишь позвякивание чайной ложечки о тонкостенный фарфор.
- Сириус, - она резко сменила тему разговора, - я надеюсь увидеть в нашем доме на зимних каникулах не только Гарри, но и эту девочку с её родителями. Надо посмотреть на неё и на них. Составить своё мнение.
- Да и просто дать возможность девочке похвастаться своими успехами перед семьёй. Так-то она долго ещё не сможет их чем-нибудь удивить. А уж у вас в доме - никто и не заметит колдовства несовершеннолетнего волшебника, - фыркнул прапрапрадедушка.
- И это тоже, - царственно кивнула головой леди Блэк. - Не забудь упомянуть об этом, когда будешь приглашать к нам семью Грейнджер, сын. И Вашу… м-м-м, - она замялась, подсчитывая степень родства, - правнучку - тоже, мистер Вэйн.
- Тогда уж и Реджинальда с Нимфадорой пригласить, - тихонько буркнула я, - они тоже могут нам кое-что показать. Посильное. Им-то можно уже.
Да, Андромеда Тонкс со своим супругом благополучно прошла через все проверки. Они смогли образовать свой собственный Род, оставшись при этом Младшей Ветвью семьи Блэк. Так решила Магия. И никто в обеих семьях не решился с ней поспорить. Мудрое решение, усмехнулась я, вспоминая те события. Иначе бы они не отделались некими Обязательствами.
И в начале лета у Нимфадоры ожидался братик или сестричка. С образованием нового Рода Тонкс-Блэк с их семьи было снято старое проклятие "от бастардов". Вот и хорошо. Подружатся с моими братиками. Или сестричками? Пока не знаю. Мне не позволили участвовать в осмотре мамы после того первого раза, когда я определила зачатие. Прапрапрадедушка сказал, что ещё успею.
Но у нашей семьи и была фора в пару месяцев. Тех, что потребовались юному Роду Тонкс-Блэк на создание Кодекса Рода, привязки Родового камня, проведение многочисленных – не всегда простых – ритуалов. Но они с честью выдержали все испытания.
Юная Нимфадора по-прежнему занималась в Академии аврората, но теперь её целью уже не была служба простым аврором, постепенно дорастая до возможных высот. Нет, её целью было изучение архивов аврората, возможность сделать копии дел, заведённых в те смутные времена. И немного раньше – ещё до Второй Мировой Войны – у маглов.
Прапрапрадедушка хотел проверить некоторые мои утверждения. Потому и попросил юную девушку об этих изысканиях. А уж она с должным энтузиазмом и блеском в глазах принялась за дело. И уже принесла большую пользу. Но прапрапрадедушка не слишком распространялся об итогах её работы.
А ещё – юная леди Тонкс-Блэк с явным удовольствием принимала те знаки внимания, которыми её одаривал наставник Люпин. Впрочем – рядом с ней ему всё труднее становилось удерживать маску сурового наставника. От сознания, что он может кому-то понравиться, что его могут полюбить таким, каким он есть - его холодная замкнутость растаяла и уступила место открытому восхищению. Увлеченный страстью к юной девушке, он приоткрыл душу, обнажив благородные и хорошие черты своего немного дикого характера. Но в этой дикости были прямота и сила, которые так прельщают женщин, внушая им тайное желание обуздать и покорить себе эти бунтарские натуры. Поэтому я думаю, что Доре не придётся долго осаждать эту крепость. Не как в каноне. И к лучшему.
А пока – Рождество! Представление, которое Школа Запретного Леса давала в Хогвартсе, на этот раз было для меня недоступным. Зато на министерском событии у меня был особый пригласительный билет, Хотя в этот раз моё участие в подготовке спектакля было минимальным. Всего-навсего рассказала две сказки, да показала пару иллюзий. Так я и не подряжалась работать сценаристом и режиссёром. Только на мысль навела, а там уже свои талантливые люди… э-э-э… маги и оборотни нашлись.
Феерия получилась поистине сказочной!
Ледяные фонтаны, переливающиеся всеми гранями хрусталя, и буйство красок лета, пёстрый ковёр осенней листвы и нежная зелень первых весенних цветов! Закрутили поистине невероятную историю, смешав сразу несколько волшебных сказок. А уж спецэффекты.. Куда там киношным!!!
Вот юная девочка-сирота встречает двенадцать братьев-месяцев и рассказывает им о том, что её послали в зимний лес за цветами к празднику во дворце местного правителя. Это как в известной сказке. Те помогают трудолюбивой девочке и дарят ей двенадцать тонких браслетов, чтобы она могла при случае позвать кого-то из них на помощь. Браслеты были зачарованы так, что снять и сломать один из них могла только сама девочка.
А вот цветы понадобились не для капризной девочки-Королевы, но для такого же юного Принца, которому на его крестинах было предсказано, что его ждёт долгая и счастливая жизнь. При условии правильного выбора невесты. И тут же предъявлен портрет возможной невесты – Ледяной королевы. Поскольку невеста была явно весьма в возрасте по сравнению с будущим королём, она не понравилась мальчику, когда он стал немного старше. Тот отверг такую невесту. И та затаила глубокую обиду, но предпочла до поры до времени не показывать своей злости.
И вот на этом празднике, куда девочка принесла чудесные небывалые цветы, найдя их посреди зимы, она привлекла внимание Принца. Он объявил, что выбрал себе невесту и не женится ни на ком, кроме этой сироты. А что – покровительство братьев-месяцев – неплохое приданое!
Но тут среди раскатов грома и молний, в окружении ледяных великанов-стражников появилась Ледяная королева. Нет, она ничего не требовала от своего бывшего жениха. Наоборот, она принесла ему чудесный подарок к свадьбе – волшебное зеркало, которое показывает всё, что человек желает иметь. То самое зеркало Еиналеж. Да вот было оно с подвохом. Ледяная королева вложила туда ещё одно заклинание. И юный Принц, заглянув в него, оказался в зеркальном зале дворца Ледяной королевы. И сама она исчезла из замка Принца, оставив всех окружающих в тоске и печали.
И девочка отправилась на поиски своего жениха, томившегося в холодных застенках. Было любопытно видеть, как она проходит по сцене, оказываясь в разных временах года, превращаясь из девочки в девушку, взрослея с каждой сменой декораций. Ей помогали в поисках и люди, и звери, и птицы.
Да, она оказывалась во дворце старого короля и спасалась оттуда с помощью молодых Наследников, когда старый король решил выдать её слугам Ледяной королевы. Да, она попадала в руки лесных разбойников и спаслась оттуда только благодаря доброму сердцу Маленькой Разбойницы. Когда та крушила всё вокруг, выпуская на свободу зверей из своего зверинца, те недалеко отбежали от неё, вернулись к ней – уже в облике детей. Так и у этой девочки появились друзья.
И всё время, пока она шла, рядом проецировалось изображение юного Принца в чертогах Ледяной королевы. Он тоже не сидел без дела всё это время – тренировался и с мечом, и с копьём. Вырос в красивого юношу, как и девочка преобразилась в молодую красивую девушку.
И вот – последний этап. Уже на подступах к ледяному замку. Изумительной работы дворец с подсветкой в виде полярного сияния. Дорогу девушке преградили не только слуги Королевы, но и сам Принц, который за это время забыл всё и всех.
Завязалась битва, на которую девушка вызвала братьев-месяцев. Ледяная королева была побеждена, но, убегая от солнечных мечей, которыми с ней сражались летние месяцы, она последним заклинанием превратила юношу в ледяную статую. А потом эта статуя рухнула на землю и разбилась на множество осколков.
И вот девушка рыдает над своим женихом, а звери и птицы, что помогали ей в пути, снова помогают ей, собирая ледяные кусочки в единое целое. И вот уже на земле лежит ледяная статуя целиком, но девушка пока этого не видит. Она всё плачет, а горячие слёзы капают на ледяное лицо. И с него сбегает мертвенная бледность, появляется румянец. Возвращаются краски, вот уже и грудь поднимается в мерном дыхании. Юноша вздыхает, с него спадает ледяная корка, разлетаясь на мелкие кусочки. Он берёт свою невесту за руки и…
Они сыграли пышную свадьбу – приглашены были все. Кто помогал девушке в поисках. Отдельный стол был для зверей и птиц, и ещё один – для почётных гостей. Братьев-месяцев.
Поистине – конец венчает дело!
Было очень приятно наблюдать за спецэффектами и ловкими иллюзиями. Я всё больше убеждалась, что мне надо больше тренироваться в тех умениях, что я смогла перенести себе на запястье.
Прошли зимние праздники. Я продолжала тренироваться и выполнять задания для магловской школы.
Гермиона Грейнджер с родителями благополучно посетили особняк семьи Блэк в Лондоне.
А на Бельтайн прапрапрадедушка наметил Ритуал по соединению всех частей Тёмного Лорда в единое целое.



- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н
 
alexz105Дата: Четверг, 08.12.2016, 19:46 | Сообщение # 224
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1462
« 506 »
Чисто


Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Тайны семьи Вэйн (попаданка в тело Ромильды Вэйн)
Страница 8 из 8«12678
Поиск: