Армия Запретного леса

Понедельник, 25.09.2017, 12:57
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Сумасшедший дом (Джен, юмор, ОМП, попаданец в семью тёмных магов.)
Сумасшедший дом
Silver_Lis_MBAДата: Среда, 20.05.2015, 22:21 | Сообщение # 1
Подросток
Сообщений: 6
« 6 »
Название: Сумасшедший дом
Персонажи: Все каноничные и много не каноничных smile
Рейтинг: PG-13
Жанры: Джен, Юмор, Учебные заведения, Мифические существа
Предупреждения: ОМП
Размер: Макси
Статус: В процессе
Описание:
Попаданец в мир Гарри Поттера в семью древнего рода тёмных магов.
Что делать, если твоей фамилией пугают непослушных детей? Если в родственниках затесались зомби, вампиры, дементоры и прочие асоциальные личности? Если в зеркале отражается чудо со светящимися красным глазами и улыбкой, полной треугольных зубов? Если эта жизнь - уже вторая по счёту, и мир, в котором она началась, очень сильно напоминает мир из книжки, прочитанной в детстве? Конечно причинять добро и наносить справедливость!
Примечание:
Есть страница на фикбуке и самиздате, но недавно забрёл на этот форум и решил выложить ещё и здесь. Моё первое произведение. Буду рад поддержке и комментам. Больше! Больше комментов!!! МВА-ХА-ХА!!!



И тут зельевар понял, что белена в зелье была явно лишняя...
 
Silver_Lis_MBAДата: Среда, 20.05.2015, 22:22 | Сообщение # 2
Подросток
Сообщений: 6
« 6 »
Глава 1. Семейка Аддамс.
Раздался грохот и строительные леса рухнули, не выдержав такого издевательства. Я флегматично приплюсовал в блокноте их примерную стоимость. С тех пор как в семейном гнезде поселился страшный зверь "Ррремонт", меня назначили ответственным за финансы. Ну а кого ещё назначать? Конечно ребёнка десяти лет отроду! Хотя это я зря жалуюсь. Пусть выгляжу я и правда как хулиганистый малолетка вечно растрёпанной наружности, но на самом деле мне уже тридцать.
Я попаданец. Да именно такой, как те толпы, что наводнили фантастику в общем и фанфикшен в частности. Со всеми подобающими атрибутами как то громадные белые рояли в розовых кустах. В смысле нечто большое и светлое есть, но чтобы это достать надо продраться через плотную завесу шипов. Причём особые краски обретает эта метафора, если знать о моей роялефобии...
- Всё в порядке Алекс! Я цел! - Из-под завала, образовавшегося вместо лесов, вылез дядя Джон. Я вздохнул и взмахом палочки выправил дяде поворот головы из состояния "свёрнуто насмерть" в "обычное, общечеловеческое".
- Осторожней Джон, если материалы для лесов найти и купить несложно, то новый позвоночник обойдётся нам намного дороже.
- О, брось братишка! Что со мной может случиться? А вот леса жалко... Их как... восстановить никак нельзя?
- Уже пятый раз будет. Нет, лучше не рисковать. И так уже предел на два заклятия превысили. Лучше уж на новые деньги потратить. Но в следующий раз лучше уж тебе под стройкой землю не рыть. Есть же уютный склеп на заднем дворе? И что тебе в нём не спится?
- А то ты сам не знаешь, - Джон устало махнул рукой. Ну да, сейчас по инициативе тёти Арты и молчаливом не сопротивлении дяди Айрона в склепе тоже поселился "Ррремонт". Сами родственники-молодожёны оккупировали подвальные помещения летнего домика, а вот дяде Джону идти стало некуда. Вот он и зарывается на день, куда только можно зарыться. А так как места скалистые выбора у него не много... Мда.
- Давай так сделаем. За материалами для стройки всё равно сегодня в город переться. Так давай закажем отцу ещё и лишнюю тонну земли выкопать.
- А где сыпать будем? - Скептически спросил дядя - Кто нам позволит на территории особняка песочницу устраивать?
- Ну Джон, зачем же на территории особняка? Или ты боишься мародёров и чёрных археологов? Высыпать будем за оградой. Тогда мадам Валькира и слова нам не скажет.
- О! Тогда просто отлично! А насчёт копателей, - Джон кровожадно ухмыльнулся - Ну зачем мне боятся бегающих котлет? Другое дело если я на охоту за ними Айрона и Ластера не приглашу... Вот это уже опасно!
- Дедушку не забудь. А то влетит как в прошлый раз - будете неделю как зомби по особняку шататься.
- Эт да, - Джон скривился - Отчим тогда здорово на нас отыгрался. Ну ладно, потопал я. А то солнце жжёт. Попрошусь на чердак к Кобри. Чердак — это конечно не подвал... но там по крайней мере темно.
Дядя Джон скорбно вздохнул и поплёлся к летнему дому. Приволакивая за собой вывернутую под неестественным углом ногу.
Думаю, мне стоит поподробнее описать мою семью. Да именно МОЮ семью. Пусть я двадцать лет и прожил совсем в другом мире, но там я был совсем один, и, по сути, некому не был нужен. А здесь... В общем о всём по порядку.
Если уж говорить по порядку, то стоит начать с самых старших (и страшных) представителей, а именно с бабушки и дедушки. Бабушка, или мадам Валькира, как называют её все без исключения, чистокровная волшебница из древнего тёмного рода Дэф. Давным-давно имя нашего рода заставляло вздрагивать и испуганно оглядываться не только магов, но и невозмутимых гоблинов. Да что там говорить, если даже драконы, из тех, у кого есть хоть какие-то мозги, старались обходить моих предков по широкой дуге. В общем, репутация у Дэф была приличная. Но, как и у любого влиятельного рода, у нашего был вагон и маленькая тележка врагов. Не знаю уж каким образом, но этим... мммм... нехорошим людям... да, удалось наслать на наш род стррррашное проклятие, которое не только перебило весь род кроме мадам Валькиры, но и легло на будущие поколения. Мадам Валькира уже в то время была боевой женщиной, способной без всякой магии на скаку останавливать фестралов и входить в горящие меноры. Пусть проклятие и продолжало действовать, но ведьма за счёт бурлящей жизненной силы избавилась от его губительных эффектов. Вот только на потомках рода проклятие работало с прежней силой. Бабушка вышла замуж за Дориана Ду, не родовитого, но весьма сильного мага с материка, приняла его в наш дом, и родила от него мальчика, названого Джоном. Да, именно его, дядю Джона, любителя закапываться под лесами. Правда, тогда он был ещё совсем нормальным ребёнком. Вот только проклятие не дремало. Оно перекинулось на новых членов рода, и начало медленно их убивать. Джон дожил только до четырнадцати, когда проклятье его доконало. Он умер. Но мадам Валькира не была готова терять своего наследника из-за таких мелочей, как смерть. Они с Дорианом решили провести древний тёмный ритуал, который бы вернул сына из-за грани бытия. Ритуал прошёл удачно... почти. Дело в том, что действо это было древнее, плохо описанное. Многие нюансы просто не указывались, как и точный результат. В конце концов Джон воскрес, точнее душа вернулась в тело, но тело не ожило. Получился некий зомби, несколько неуклюжий, боящийся солнца, но с ясным, вполне человеческим мышлением. А Дориан умер, во время ритуала. Да и бабушка только чудом осталась в живых.
Прошли годы. Мадам Валькира прекрасно понимала, что единственный сын не сможет стать главой рода. Назначить наследником его, то же самое, что назначить наследником призрака или портрет. И потому она упорно искала способ снять с потомков смертельное проклятие. И нашла. Оказалось, чтобы скинуть с крови проклятье, нужно смешать её с более сильной. Так как род наш тёмный, то и смешивать её нужно с ещё более тёмной кровью. Но чернее Дэф рода и во всём мире не сыщешь, а значит, в мужья брать нужно не мага, а тёмное существо.
Тёмных существ до... ммм... в общем много. Светлых всегда было мало, да и маги добрую часть извели на ингредиенты, так, что остались только те из них, что сами могут кого захочешь в могилу оформить. Единороги там, за которых вступается сама магия, наказывая их обидчиков, или фениксы, что сожгут кого хочешь сами. Все милые и безобидные светлые либо стали домашними любимцами магов, либо и вовсе вымерли. Нейтралов много. Драконы, великаны, кентавры, русалки... Все они обладают весьма посредственной магией, но у них нет противостороны. То есть они не боятся света, как тёмные, и не сторонятся мрака, как светлые. А тёмные... Тёмные неприхотливы и очень живучи. Мрак наградил своих подопечных вместо доброты и терпения острыми клыками и когтями. И если светлый всегда уступит своё место в жизни другому, то тёмный будет цепляться всеми щупальцами и ложноножками за даже самое невзрачное существование. Поэтому, несмотря на не прекращающиеся попытки магов извести тёмных, скорее уж сами люди перебьют друг друга в очередной войне, чем это им удастся.
К чему это я? Аааа... Так вот, любая другая девушка из тёмного рода, на месте бабушки, осуществила бы стандартную схему, и вышла бы за оборотня или вампира. В прошлом люди, они даже после обращения в тёмных остаются людьми. Но мадам Валькира решила по-другому.
Наш дедушка дементор. Да, да, вы не ослышались, самый настоящий дементор, чьи сородичи доводят до безумия узников Азкабана. Правда, насколько мне известно, дед в этой печально известной тюрьме никогда не был... Ну право слово, неужели вы и вправду думали, что все дементоры обитают только в Азкабане?
Не спрашивайте меня, как они смогли полюбить друг друга. Ведь брак, как не странно, заключался именно по любви, а не по расчёту. И уж точно не спрашивайте, как у такой пары появились дети. Не то, чтобы мне самому не интересно... Но в семейной библиотеке я книг на эту тему не нашёл, а спрашивать у мадам Валькиры... Мне нравится моя комната, и я ещё не хочу переселяться в фамильный склеп к дяде Джону и дяде Айрану с тётей Артой.
В общем вскоре род Дэф пополнился ещё тремя представителями... а точней представительницами. Сначала родилась моя мама Агата. А потом и е младшие сестрёнки близняшки: тёти Арта и Алекса.
С одной стороны, большое счастье. В роду, что, казалось, совсем увял, появились дети. Но с другой - всё-таки продолжателями Дэф были девушки, а вряд ли какой-либо сильный и влиятельный род решит отдать своего наследника в чужой менор. Обычно девушки уходили в чужую семью, но Дэф не могли позволить себе так разбрасываться возможными потомками.
Ещё одной палкой в колёсах замужества моих тётей и мамы, было их тёмное происхождение. Как раз в годы их совершеннолетия, Волан-де-Морт творил беспредел и нарушал беспорядки в Британии. И в виду невмешательства в эту историю Дэф, у которых и своих проблем было в достатке, у обоих сторон конфликта к нам были претензии. Тёмные на стороне Володи требовали "Упасть ниц перед самым великим тёмным магом столетия", а светлые шептали за спиной что-то вроде "Это ж род Дэф, не может быть, чтобы они не были на стороне Того-самого-которого-в-приличном-обществе-называть-нельзя. Тем более у них отец - дементор. Поцелуешь такую, и прощай душа!".
Наш род уважали и боялись. Причём боялись даже несколько больше, чем того бы хотелось. Мадам Валькира разбила голову в попытках найти подходящих мужей своим дочкам, и в конце концов решила понадеяться на их собственное благоразумие и удачу и отпустила сестриц в свободное плаванье, взяв клятву что свадьбу с избранником каждая из них будет проводить в меноре и с её, Валькиры, соизволения.
Как показала практика, она не учла двух важных вещей: во-первых, любовь зла, а во-вторых хитропопостью и неординарностью дочки пошли все в неё.
Первой отправилась на поиски мужа старшая дочка, по совместительству моя мама. Начало как в сказке, да? Не было её в родном доме два с половиной года, но вернулась она вовсе не с пустыми руками, а волоча за собой крайне смущённого мага. Ну, по крайней мере, так сначала все подумали... Маг оказался образованным, вежливым и хорошо знающим этикет и историю, что для не родовитых было явлением довольно редким. Увлекался рунами и нумерологией, обожал историю, и серьёзно занимался зельеварением. В общем партия выгодная, как не крути, решила Валькира, и одобрила свадьбу. Правда раскрылась только через два года, когда у моего старшего брата, на тот момент ещё пачкающего пелёнки, случился магический выброс, и детская в считаные секунды была превращена в филиал свалки. Мама тогда гуляла по магазинам косого переулка, пугая окружающих ярко красной радужкой глаз и улыбкой во все сорок два белых акульих зуба. Домовых у нас не было со времён проклятья, и к ядру менора, повреждённого им, удалось привязать только тёмного эльфа Кобри. А использовать тёмных эльфов для уборки помещений то же, что пустить полтергейста в лабораторию зельевара.
Так как превращать филиал свалки в филиал ада мадам Валькире не очень хотелось, убрать комнату она поручила любимому зятю, а сама вышла с ребёнком, чтобы сменить ему одежду, в клочья изорванную сырой магией. Какого же было её удивление, когда вернувшись назад, она застала папу кропотливо склеивающим осколки разбитой вазы суперклеем. На вопросы "И что это значит?" папе пришлось сознаться, что он самый настоящий, чистокровный... магл. В общем, как говорит отец, ему ещё никогда не удавалось так быстро бегать.
Несмотря на то, что ещё два месяца папе пришлось отсиживаться у дяди Джона, мадам Валькира смирилась с выбором дочери, но с двух других, отпуская из менора, взяла слово, что в доме кроме Ричарда не будет не одного магла. Близняшки обещание дали, но видимо, для себя решили, что и за обычного волшебника выходить как-то слишком обыкновенно для женщин из нашего рода.
Дядя Ластер вулвер. Кто такие вулверы? Нууууу... Это нечто среднее между волками и людьми, но при этом не оборотни... ммм... объяснил называется! Вулвер - человек с головой волка. Он не умеет перекидываться из одного обличия в другое, но зато всегда себя контролирует, в отличии от оборотня. Существо это нейтральное, и с людьми обычно не связывается. Очень любит рыбачить. А так как тётя Алекса обожает купаться, то история их встречи больше похожа на анекдот. По сути дядя Ластер поймал Алексу на крючок... В буквальном смысле. Убежать ему не удалось, а в качестве расплаты пришлось жениться на свежепойманной магичке.
Узнав о выборе сестры, Арта решила, что теперь ей надо выпендриться ещё больше. Честно говоря, у меня даже иногда возникал вопрос, а не хотели ли непоседливые дочки таким нехитрым способом довести мадам Валькиру до инфаркта? Факт в том, что в избранники последняя дочь выбрала бескуда.
Вообще бескуды, это маги, наславшие на себя проклятие, но при этом где-то допустившие ошибку и ставшие чем-то вроде вампиров. Лет этак двести назад Айрон принадлежал к одному сильному и влиятельному роду, которому принадлежал менор и земли где-то в районе Карпат. Но враги рода решили его изничтожить. В то время как-то не было правозащитников и авроров, а значит кто сильней - тот и победил. И так получилось, что объединённые силы врагов семьи Айрона были сильнее его рода. Некогда могущественный дом перестал существовать. И последний из выживших в отчаянье проклял самого себя.
Проснулся Айрон только тридцать лет тому назад, и уже серокожей нечестью с треугольными зубами и кошачьими глазами. Таким его и нашла тётя Арта, и, по её словам, влюбилась с первого взгляда. Быстренько отомстив всем родовым врагам Айрона, они вернулись в менор Дэф и попросили благословления.
Как ни странно, мадам Валькира дала согласие на оба брака. Возможно, уже немолодую женщину испугала возможность того, что взбалмошные дочери, если им отказать, найдут и кого похуже. А эти хоть ходят на двух ногах, и на том спасибо. Хотя моего папу она всё-таки любит больше всех. Как говорится - всё познаётся в сравнении!
У пары Ластера и Алексы родилась дочь, а чуть позже появился я. И как говорит бабушка: "Второго просто на четверть дементора в этой семье появиться не могло - это слишком банально".
Первой странностью, связанной со мной стало то, что вместо придуманного родителями имени на родовом гобелене нашей семьи проявилось моё настоящее, принадлежащее мне ещё до смерти. Все удивились, но спорить с родовой магией никто не стал, разве что сокращали моё имя не Саша, а на европейский манер Алекс.
Потом Валькира заметила, что для ребёнка я веду себя слишком осмысленно, что понятно, так как пусть я и старался ничем себя не выдавать, но прожитые годы никуда не денешь.
Сказать, что взрослые испугались - ничего не сказать. Первой мыслью стало, что в ребёнка вселился дух из-за грани. А так как такие духи, что могут без зазрения совести выпихнуть ребёнка из его собственного тела, добрыми не бывают, от него, то есть меня, надо избавиться поскорее. Возможно дух просто подавил душу ребёнка и сам управляет телом, и тогда если его выгнать, то тело вновь будет принадлежать своему законному хозяину. Но когда меня посадили в пентаграмму заклятия, и провели ритуал изгнания, оказалось, что никого постороннего в моём теле нет, и я ему истинный хозяин. Тогда вспомнился гобелен, и моё имя на нём, да и в библиотеке родственники порылись. Оказалось, что взрослая душа может возродиться в детском теле, если на то будет веление магии. А так как магия ничего зря делать не будет, решили, что это знак покровительства от неё нашему роду, и вообще, всё к лучшему.
Конечно сначала всем было жутко не удобно. Взрослые просто не знали, как теперь ко мне относиться. Но я не вёл себя как последний... бука, всегда принимал помощь, если она была мне нужна, и относился к Дэфовцам как к собственной семье, о которой всегда мечтал. И пусть я уже не притворялся ребёнком, но любил своих новых родных, и они любили меня.
Когда я более-менее выучил английский (что было не так уж просто, так как с иностранными языками у меня ещё в прошлой жизни были проблемы, а ребёнку, до того, как говорить, нужно ещё разработать речевой аппарат), я рассказал семье о своей прошлой жизни, смерти и новой жизни, а также о небезызвестной серии книг, так схожей по содержанию с прошлым, а возможно и будущим, этого мира. К этому времени уже уставшие от удивлений родственники уже ничему не удивились, но ради интереса поинтересовались, что же я собираюсь делать с этими знаниями.
- Причинять добро и наносить справедливость! - ответил я, и широко зевнул.
Мама схватила меня на руки, и причитая о том, что "совсем замучили ребёнка своими вопросами", унесла в комнату. Всё-таки организм у меня ещё детский, и с этим ничего не поделаешь.
Спросите, зачем мне вообще понадобилось лезть в эту историю? Всё бы и без меня нормально разрешилось. Так зачем рисковать жизнью и нервами, учась вместе с одиннадцатилетками в Хогвартсе? Мой брат получает домашнее образование, которое у нас даже лучше любого школьного, и ни о чём не жалеет. Отец фанатеет от всего магического, и пусть сам колдовать не умеет, но там, где палочка не нужна, он превосходный специалист. Ритуалам меня научит дядя Айрон, общению с магическими существами и травоведенью - дядя Ластер, дед может научить эмпатии и дементорианскому языку. А кто лучше знает, как защититься от тёмной магии, как не сам тёмный маг? С этим мне мадам Валькира поможет. Заклятия и трансфигурация - общие предметы, по которым мне любой родственник даст исчерпывающее объяснение.
Так куда я лезу? Всё просто. Я с самого детства бредил приключениями. Забывался в книгах, засматривался фильмами. Но жизнь моя была серой. А сейчас, после смерти, мне дан удивительный шанс на новую, яркую жизнь. И кто я такой, чтобы от него отказываться?
С другой стороны, как говорят мои родственники, зря магия ничего не делает. И если она возродила меня в этом теле со всеми воспоминаниями прошлой жизни, значит, для чего-то это было нужно.
В общем, как не крути, но в Хогвартс я поступить обязан. К счастью, родители с этим моим желанием спорить не стали. Но пообещали, что если уж мне придётся встретиться с одним из самых сильных тёмных волшебников современности в одиннадцать, то к этому времени моя подготовка не будет уступать взрослому боевому магу. Чтоб, значит, род не позорил.
Так начались мои тренировки. Конечно, родители лукавили - догнать боевого волшебника ребёнку, пусть и с взрослым разумом, физически невозможно: магические каналы разрабатываются всю жизнь, и чем старше маг, тем сильнее он становится. Также скорость увеличения силы зависит от изначальной их ширины и степени регулярных нагрузок. Если проще, то чем выше талант к магии и чем больше и более сложными заклятиями тренируешься, тем быстрее растёт твоя мощь. Но всё же нагрузки нужно увеличивать постепенно и до одиннадцати я взрослого мага не догоню. Но и на уровне других первокурсников не буду.
Другой стороной моей подготовки был сбор информации. У меня появились некоторые вопросы насчёт главных действующих лиц этой истории. Поэтому род Дэф начал собирать информацию о них по всем своим каналам связи.
Самого выжившего мальчика мы нашли. Ну как нашли... относительно. Удалось узнать его точный адрес, приехать на нужную улицу... и всё. Дом Дурслей, как мы с отцом не старались, но найти не смогли. Найдя место, где он по идее должен стоять, мы решили подождать, пока кто-нибудь из него не выйдет, но просидев в машине два дня, так и не дождались. Зато приехав домой и порывшись в библиотеке, нам удалось найти описание одного интересного ритуала. Заключался он в том, что маг, жертвующий собой ради своего родственника, при поддержке магии мог наложить на своих близких по крови сильное защитное заклятие. Мать Гарри отдала свою жизнь за ребёнка, и магия поддержала её жертву, таким образом все родственники со стороны Лили Эванс стали носителями этих защитных чар. Так как заклятие было ориентированно на Володю и его сторонников, а в понимании Лили и всех тёмных магов скопом вместе с соучастниками, то теперь заклятие не пропускает не только желающих зла Поттеру, но и даже дружелюбно настроенных тёмных магов. А вот светлый найдёт мальчишку без особого труда, так как магия не считает его врагом.
Ещё одной особенностью заклятья является то, что при близости других носителей крови, его сила увеличивается. То есть в доме Дурслей оно действует в три раза мощнее. Сейчас плотный купол скрывает весь дом, а поле, заставляющее тёмных магов не замечать самих носителей крови, и вовсе весь городок. Потом, конечно, заклятие начнёт ослабевать, и однажды тёмные маги смогут добраться до Поттера и в его доме, но пока что для Гарри дом Дурслей действительно самое безопасное место.
О лучших друзьях главного героя серии можно без сомнений сказать - обычные дети. С детскими проблемами, комплексами и прочими тараканами в голове. Гермиона на момент моего сбора информации ещё не знала о том, что она ведьма. С отличием училась в школе с головой зарываясь в учебники и энциклопедии. Уизли жил обычной жизнью юного мага в большой семье - летал на старой метле, фанател от квиддича, любил сладости и иногда хулиганил. Кстати звание "предателей рода", которым наградили его семью Малфои, совершенно не имеет под собой оснований. Как говорит бабушка, Уизли всегда тяготели к магловской культуре, но при этом оставались превосходными боевыми магами. А уж любовь старших рода к детям порицать вообще грех.
И напоследок, Дамблдор. Довольно сильный маг, но как не удивительно, посредственный политик и боевик. Альбус Дамблдор скорее учёный, из таких несколько неадекватных личностей, что могут знать всё по интересующей их теме, но не замечать и не знать что-нибудь абсолютно обычное для других людей. От природы ему был дан большой талант и пытливый ум, и поэтому люди шли за ним, не замечая, что самого мага это сильно тяготит. Из-за общего доверия ему и пришлось возглавить Орден Феникса и стать верховным чародеем Визенгамота. Но несмотря на это он не смог доказать невиновность в пособничестве Воландеморту одного из членов Ордена Феникса. Честно говоря, даже я, прекрасно знающий эту историю, чуть не усомнился в невиновности Сириуса, просматривая запись суда в думосборе. Дядю гари опрашивали, и опрашивали не просто так, а под сывороткой правды, но единственное, что он произносил, когда дело касалось Поттеров: "Я виновен". Его проверяли на заклятия и зелья подчинения, но получали лишь отрицательный результат. Против Блэка говорили все улики, и Дамблдору пришлось смериться. К счастью, когда об этой истории узнал дедушка, то пообещал поговорить с Азкабанскими дементорами, чтобы те не трогали Сириуса. Не по доброте душевной, конечно, но ему явно не хотелось, чтобы, когда Сириус сбежит, его внуку пришлось иметь дело с неадекватом.
У Дамблдора, как и у любого более-менее известного человека, было много врагов и завистников. Поэтому в прессу часто попадали изобличительные и обвинительные статьи о нём. Но, как сказала мне однажды мадам Валькира: "Если бы в жизни всё было как в газетах, то весь наш менор провалился бы под землю: не может она носить на себе таких порочных и злобных монстров, как род Дэф". Так и о Дамблдоре ходило множество нелепых и грязных слухов, не имеющих под собой никаких оснований.
Так я и жил. Тренировался, учился, искал информацию, ну и разгребал косяки старших брата и сестры. Две непоседливые личности, со свойственной Дэф фантазией, устраивали весёлые дни нашей и без того весёлой семейке. Единственные, кто не пострадал от их проделок, это я и мадам Валькира. Бабушку они побаиваются, а меня, после моей жизни в детдоме, уже трудно на чём-либо подловить.
Спальню Айрона и Арты эти двое изрисовали под дневное небо краской фирмы "Магик" с лозунгом "Не отличишь от настоящего". Ластер вытащил из озера на очередной рыбалке акулу, точнее её иллюзию, но когда на тебя из воды вместо озёрной рыбки вылетает зубастая пасть большой белой - не до разборок, что это было. Моему отцу в лаборатории попортили половину ингредиентов. Весёлая парочка пробралась ночью к котлу и высыпала и вылила в него всё, до чего дотянулась. Результат до сих пор живёт в подвале и, как мне кажется, даже обладает зачатками интеллекта. Дедушка и то пострадал - пока ужас узников Азкабана спал, его выкрасили в белый цвет. И это самые значительные из их розыгрышей. Всяких мелких пакостей они натворили вообще без счёта.
Правда, в некоторых из этих шалостей я и сам участвовал... ну так это естественно - "Не можешь остановить - возглавь"! Да и весело было, всё-таки, в каждом взрослом живёт ребёнок.
Шли годы, и вот мне уже почти одиннадцать. Сову можно не ждать - к Дэф они принципиально не летают. Среди умных птиц самоубийц мало и стать обедом Кобри они не хотят. Предприимчивый домовик отстреливает пернатую дичь, не трогая только фамильных нетопырей. То ли вкус не нравится, то ли сильно борзеть стесняется. В общем, письмо придётся посылать самому, совсем без предупреждения приезжать не дело - должен же Хогвартс подготовится к такому подарку, как Дэф-первокурсник? Тем более, что сдерживать как-то свои творческие порывы я не собираюсь - а чем ещё заняться, если любимые родственники в приступе педагогического рвения загрузили меня информацией на три курса вперёд? Думаю, с близнецами Уизли я быстро найду общий язык.
- Братишка, ты опять впал в коматозное состояние?
- Хи-хи, когда ты уходишь в себя, то достучаться до тебя невозможно.
- Может стоит подкараулить его в такой момент и сделать что-нибудь смешное? А то во сне он более внимателен.
- Согласна! Надо только поймать этот момент...
От неожиданности я вздрогнул. Мда... мне действительно нужно быть внимательнее. В нашем доме погружаться в свои мысли можно только в собственной комнате, закрыв дверь и окно на все замки, повесив сигнальные заклятия и обвесив комнату ловушками чисто механического действия. И то, делать это нужно очень внимательно - а вдруг всё-таки пролезут?
Позади меня стояли мои брат и двоюродная сестра и улыбались во все сорок два остроконечных зуба.
- И вам не стыдно? Над младшим братом издеваться? - сокрушённо покачал головой я.
- Неееа! - Улыбаясь ещё шире, ответили они.
- Тем более не такой уж ты и младший, - усмехнулся брат. - Можешь даже не пытаться давить на жалость. Рано или поздно мы тебя всё равно достанем!
- Надеюсь всё-таки поздно. А там, может, вырастите, наконец...
- Не дождёшься! - хором вскрикнули эти приверженцы хаоса.
- Хорошо - хорошо! Только не надо так переживать! - В притворном страхе я замахал руками перед собой. - Не хотите - не растите, никто вас не заставляет!
Сестрёнка сердито топнула ножкой и надулась. Брат видимо тоже хотел обидится на такую интерпретацию своих слов, но увидев реакцию сестрёнки, не удержался и захохотал. Я поддержал его смех, а сестричка удивлённо крутила головой то в мою сторону, то в сторону Деля, видимо, решая, то ли расплакаться, убежать и пожаловаться маме как злые мальчишки её обижают, то ли посмеяться со всеми вместе. Острые пушистые ушки раскачивались в такт движения головы, что вызвало у нас новый взрыв смеха. Сестрёнка остановилась, прикинула, что не такие уж мы и злые, а вот после нагоняя от мамы можем и отомстить, великодушно всех простила и рассмеялась вместе с нами.
- Кстати, Дель, - отсмеявшись, я протянул брату вырванный лист от блокнота. - Можешь отнести отцу? Это список нужных материалов для ремонта и примерная стоимость по ним.
- Легко! А что сам не сходишь? - Брат уже взял листок и спрашивал из чистого интереса. Обычно с бумагами я предпочитал возиться сам. Делю я доверял, он трепетно относился ко всему бумажному и с такими вещами не шутил. Но загружать детей работой, которую легко могу сделать сам... Зачем?
- Мне письмо нужно в Хогвартс писать. В библиотеке должен быть образец официального письма, как раз для таких случаев, надо найти и скопировать. Ну и нетопыря поймать, а то ты знаешь, как они относятся к длинным перелётам...
- Оооо, это да. Но почему письмо ты должен писать? Разве этим занимаются не родители?
- Пока они за это возьмутся, мне уже на пятый курс поступать нужно будет. Не любят они бумажную работу.
- Понятно. Ладно, удачи тебе в поимке кровососов!
- Она мне понадобится.



И тут зельевар понял, что белена в зелье была явно лишняя...
 
Silver_Lis_MBAДата: Среда, 20.05.2015, 22:25 | Сообщение # 3
Подросток
Сообщений: 6
« 6 »
Глава 2. Люди в чёрном.

***

Взгляд со стороны.
На перроне как всегда стоял шум и гам. Дети искали в толпе друзей, разбредаясь в разные стороны, родители пытались собрать своих, вернуть чужих и вспомнить, что же они забыли положить ребёнку в дорогу, чтобы их крошка не терпела ни каких лишений. Маги ничем не отличались от маглов, разве что беспорядка, благодаря магии, было в разы больше.
Но и в этом оплоте хаоса был островок тишины и спокойствия. Группа людей, одетая во всё чёрное, уверенно двигалась к поезду, оставляя за собой шлейф из испуганных и перешептывающихся магов. Те из них, кто знал, что означает крылатая змейка, встречающаяся в качестве украшений на элементах одежды мрачных незнакомцев, в первый раз задумывались, а правильно ли они делают, отправляя детей в Хогвартс в этом году. А те, кто не знали, пропитывались царившей вокруг атмосферой, спрашивали у более осведомлённых соседей в чём дело и, получив ответ, тоже погружались в свои мысли.
По перрону, рассекая толпу, шествовали маги рода Дэф.

***

Алекс.
Поезд тронулся. Ещё некоторое время помахав руками родным, оставшимся за стеклом, пока они были в поле зрения, я откинулся на спинку сиденья. Как же я буду по ним скучать! За одиннадцать лет жизни в этой семье я привык к моим немного безумным и не в меру энергичным родственникам. Пусть для большей части магического мира они будут воплощённой детской страшилкой, пусть, пока мы шли по перрону, волшебники и ведьмы шарахались от нас, как от прокажённых. Для меня нет существ любимей и роднее.
- Тем более, сам я от них в плане кошмарности не далеко ушёл – усмехнулся я.
Ну да, ведь своё купе я занял одним из первых, но за всё время ожидания отбытия поезда, ко мне заглянул только один человек. И тот, сверкнув круглыми очками, что-то пробормотал, извиняющемся тоном, и направил тележку с объёмистым сундуком и клеткой с белой совой дальше, закрыв за собой дверь.
Кстати об этом индивидууме. Чёрные растрёпанные волосы, пронзительно зелёные глаза, старая потрёпанная одежда явно не по размеру, круглые сломанные очки и клетка с демаскирующей белой, но, что нельзя не признать, красивой совой. Мне даже не надо было видеть его шрам, чтобы узнать. Внешность, кажется, чуть отличалась, от той, что была в фильме (по прошествии такого количества времени мне довольно трудно вспомнить такие подробности), но всё равно очень похожа. В отличии от других магов, от него пахло не страхом, а смущением, когда он по ошибке зашёл ко мне. Да и откуда ему знать, что я страшный и ужасный Дэф, от которого нужно бежать быстрее собственного крика? Сирота, необразованный!
А значит, надо навестить и просветить! – сделал вывод я, выходя из купе.
Что я отчётливо помнил из творчества великого пророка Роулинг, так это то, что Гарри считал именно Хогвартс своим настоящим домом. Школа – дом! Бе… Даже звучит противоестественно. Пусть это и школа магии и волшебства, но ребёнок должен иметь место, где он бы мог отдохнуть от школьных правил, строгих учителей и постоянного оценивания, как со стороны преподов, так и со стороны сверстников. Поэтому я не я буду, если мне не удастся вытащить Поттера на каникулы в наш фамильный менор. Главное сейчас, найти общий язык, ведь вряд ли он куда-то поедет с тем, кого считает врагом.

***

Взгляд со стороны.
В купе ехало четыре человека. Они были уже хорошо знакомы друг с другом, и поэтому миновав этап знакомства, как это обычно бывает, если едешь с совсем посторонними людьми, уже вовсю развлекались, шутя, хвастаясь взятыми с собой в школу магическими безделушками и рассказывая друг другу истории.
- Кстати, а кто ни будь знает, что это за люди в чёрных мантиях были сегодня на перроне? – поинтересовался один из весёлой компании, увлечённо очищая апельсин.
- Ты не знаешь?!!! – сделала круглые глаза девчонка со светло-русыми, почти блондинистыми волосами. - Это же были чёрные маги из рода Дэф!
- Да ну, - парень даже отвлёкся от потрошения фрукта. - Разве тёмная магия не запрещена?
- Да кто же им запретит? Это же Дэф, их все боятся, – пожал плечами сосед апельсинового палача.
- Так уж прям все? – не поверил мальчишка. – Есть ведь авроры, они кого хочешь скрутят и в Азкабан посадят.
- Ага, посадят, - фыркнула девочка. – А у Дэф там родственники!
- Какие родственники?
- А такие! Азкабан ведь дементоры охраняют. А Дэф сами – частично дементоры. У них даже зубы треугольные и глаза красные. Я слышала, - почти блондинка перешла на шёпот. – Что по ночам они надевают чёрные мантии с капюшоном, скрывающем лица, и выходят на охоту. И если кто-то окажется возле их менора – они хватают его, и высасывают из него душу.
- А что они здесь забыли?
Испуганные дети затихли, обдумывая свалившуюся на них новость. Конечно, не все из них впервые слышали эту историю. Но одно дело слушать рассказ о чём-то далёком, а другое – когда монстр из сказки совсем недавно прошёл мимо тебя. Не съел, конечно, никого, но всё равно – что-то же ему понадобилось на вокзале в день начала учебных занятий, когда он просто переполнен детьми всех возрастов?
- Я видел, - неуверенно начал до сих пор молчавший ребёнок, - как в наш вагон входил мальчик, тоже в чёрной мантии, и он кажется махал тем другим… - скомкано закончил он.
- А ты его рассмотрел? – с не скрываемым любопытством спросил апельсиновый кожедёр тихоню. – У него правда красные глаза и острые зубы?
- Я не приглядывался, - пожал плечами молчун.
- Ой, мама! – испуганно пискнула недоблондинка. – Значит он может в соседнем купе едет, а мы здесь сидим и…
Повисла напряжённая тишина. Которую практически сразу разорвал стук. Дети с ужасом уставились на медленно отъезжающую дверь.
В проходе стоял монстр. Тело и голову адской твари скрывал клочок сгустившегося мрака, и на его фоне особо выделялась морда, перемазанная в крови. Огненно-красные глаза светились злобой и голодом, жуткий оскал из острых, словно кинжалы, зубов вгонял в первобытный ужас.
Дети, парализованные страхом, не могли ни то, чтобы убежать или вскрикнуть, им с трудом удавалось даже дышать. Они круглыми от ужаса глазами следили, как чудовище медленно подняло правую лапу и скрипяще-шипящим голосом сказало:
- Привет!
Все дети, абсолютно синхронно, провалились в спасительный обморок.

***

Алекс.
- Чёрт! – тихо выругался я, смывая томатный сок с лица. – Чёрт! Я понимаю, что я Дэф, что нас все боятся, но это уже перебор.
Обычный поиск героя всего магического мира обернулся для меня кошмаром. Каждый раз успокаивать испуганных моим появлением детей, убеждать, что ничьи души я есть не собираюсь, объяснять кого я ищу, зачем я его ищу, как он выглядит, успокаивать, возбуждённых наличием такой знаменитости в одном с ними поезде, мелких мозгоедов, убеждать, что его я есть тоже не буду, услышать, что ни фига они не знают и быстрей свалить от очередной весёлой компашки. После первых девяти купе я окончательно охрип. После шести особо впечатлительных личностей, умудрившихся упасть в обморок при моём появлении, научился стучаться, медленно открывать двери и не делать резких движений. Но не смотря на все предосторожности, в четырнадцатом купе меня окатили томатным соком. Из фляжки с чарами расширения. Чёрт! Зачем кому-то вообще понадобилось столько томатного сока?!!!
Весь мокрый и до нельзя раздражённый, я направился в конец вагона к раковине, чтоб хоть как-то привести себя в порядок. По пути оставалось всего одно не проверенное мной купе. Плюнув на свой жалкий внешний вид, я решил зайти в него. Во-первых, может хоть так меня никто не испугается. Во-вторых, если меня снова чем-то обольют, не нужно будет повторно отмываться.
Результат… был не такой, какого я ожидал. Мягко говоря.
После первого, совершенно безобидного, “Привет” и улыбки во все сорок два, все, как один, рухнули в обморок. Не понял… Аааа, пофиг!
Оставив этих припадочных и прикрыв за собой дверь, я продолжил свой путь к вожделенной раковине.
Умывшись и простирнув мантию (чёрный цвет, конечно, всё стерпит, но всё равно не приятно в грязном ходить), я вышел из уборной и неожиданно понял, как ущербно моё домашнее образование. Зациклившись на боевой подготовке, я совершенно не знал ни одного бытового заклятья. Чёрт! Теперь придётся мокрым ходить.
Можно, конечно, сходить переодеться, но такими темпами я с Поттером только на распределении встречусь. Эээх.
Тяжело вздохнув, я вновь отправился на поиски.

***

Это был ангел. Она шла на встречу мне, заглядывая в каждое купе, одаривая сидящих там детей тёплой улыбкой и ласково спрашивая: “Хотите что-нибудь купить, дорогие?”. Чуть ли не крадучись, я подошёл к ней, боясь спугнуть столь чудное виденье, и задал лишь один волнующий меня вопрос. Ангел взглянула на меня, улыбнулась, и выдала мне бесценную информацию. В благодарность купив у неё пару пакетиков Драже Любого Вкуса Берти Ботта (никогда не любил сладкое, но эта лотерея меня интригует), я кинулся вперёд, окрылённый предчувствием конца моих бессмысленных блужданий и трёпки неказённых нервов.

***

Взгляд со стороны.
Черноволосый пацан в очках увлечённо рассматривал карточки из серии Знаменитые Ведьмы и Волшебники, а рыжий, сидящий напротив, снабжал его материалом, поедая шоколадных лягушек. Вдруг дверь отъехала, и в купе вломился мальчишка.
Хозяева купе и их гость растерянно уставились друг на друга. Дети не знали, как реагировать на столь неожиданный визит, а их гость…
- Ээээ… - неуверенно начал он. – Надеюсь вы в обморок падать не собираетесь?
- Нет, с чего бы? – удивился Гарри, но тут же заметил одну странную деталь. У их гостя были красные глаза.
Вспомнились слова близнецов, братьев Рона, сказанные перед уходом: “Только берегитесь, говорят, в поезде едет настоящий Дэф”. Гарри тогда спросил у попутчика, кто такой этот Дэф, и почему его надо беречься. На что Рон рассказал ему страшную историю о тёмных магах с красными глазами и акульими зубами. Мальчик-который-жил-жив-и-будет-жить испугался, но рыжий уверил его, что шутники-братья просто решили разыграть первокурсников, вот и разносят такой слух. Кто бы пустил в поезд, полный детей, такого монстра?
И вот сейчас этот монстр стоял перед ними. Рон уже начал маскироваться лицом под заснеженные полярные пустоши, а Гарри… Когда приятель рассказывал ему о страшных чёрных магах, он представлял себе неких чудовищ, лишь отдалённо смахивающих на людей. И сейчас, видя перед собой сверстника, мокрого, растрёпанного и запыхавшегося, он просто не мог его бояться. Пусть даже он был в чёрном и его глаза были красного цвета.
- Ты Дэф, верно? Ты совсем не страшный.
- Оооо, если бы ты знал, как я рад тому, что ты так думаешь! – чудовище облегчённо выдохнуло и рухнуло на сиденье рядом с Гарри. – Веришь, нет, но меня порядком достали все эти крики ужаса и шепотки за спиной! Пока искал, с кем можно спокойно пообщаться – охрип, всех успокаивая!
- А мокрый почему? – спросил, чуть успокоившийся Рон. Монстр нападать явно не собирался, и детское любопытство дало о себе знать.
- Кое-кто посчитал, что чёрные маги боятся влаги, - усмехнулся собеседник. – И чёрному магу пришлось уносить ноги от преследователей, намеренных его утопить в бездонной фляге. Кстати, меня Алекс зовут, а вас?
- Я - Гарри, а это Рон, - представил друга мальчик. – А…
- Нет, души я не ем, детей в жертву наш род не приносит, по ночам на людей не охотится, демонов мы не призываем и трупы с ближайшего кладбища не подымаем. Мой дедушка - дементор, поэтому так странно и выгляжу. Да, парочку родовых тёмных заклятий знаю. Но чары показывать не буду, даже не просите. Запрещено это. – скопом на все возможные вопросы ответил гость.
- А… Понятно…
- Ты не удивляйся, просто у всех одинаковые вопросы возникают, - мальчик равнодушно дёрнул плечами. – Можно, я с вами останусь? Как-то одному ехать в пустом купе… одиноко.
Гарри уверил сверстника, что они с Роном будут только рады его компании. Рыжий, неуверенно кивнул, подтверждая слова приятеля. Страх перед старым детским кошмаром всё ещё не давал ему до конца прийти в себя, но мысль, что он сможет рассказать всем о том, что ехал в одном купе с ужасным тёмным магом и ни капли не испугался, добавляла Рону храбрости.
Поттер предложил гостю угощаться сладостями, на что тот только отрицательно покачал головой, уверив хозяев купе, что сладкое он недолюбливает. А вот от драже Берти Ботта не отказался и даже добавил к купленным Гарри свои две упаковки.
- А они разве не сладкие? - удивился новичок магического мира.
- Попадаются и сладкие, - согласился чёрный маг. – Но можно наткнуться и на жареную курицу или болгарский перец. Когда маги пишут на упаковке – “любого вкуса”, это значит, что они имеют в виду действительно любого вкуса. Даже самого экзотичного.
- Да, - подтвердил Рон. – Джордж говорил, что ему как-то попалась со вкусом соплей.
Марафон издевательства над собственными вкусовыми рецепторами прервал стук в дверь. В проёме стоял круглолицый мальчишка, находящийся в тихой панике.
- Простите, - вы случайно не видали тут жабы?
Ребята отрицательно покачали головами, но, когда их посетитель уже собирался взвыть от отчаяния, Алекс пробормотал:
- Жаба, жаба… Знаю я этих зверушек. Если хочешь её найти – ищи в тёмных и влажных местах. Вряд ли она полезет в шумные купе… а вот по уборным стоит пройтись. Посмотри где-нибудь в углах, под раковиной…
Закончить тёмный не успел – мальчишка на первой космической полетел проверять значительно сузившуюся зону поиска.
- И что он так переживает? – удивился Рон. – Если бы мне вручили жабу, я бы постарался как можно скорее её потерять. Хотяяя… Кто бы говорил. У меня вообще Короста.
Алекс с интересом посмотрел на спящую на коленях крысу, и хмыкнул.
- А Дэф гигантских нетопырей держат. Некоторые даже размеров почтовых сов достигают. Они конечно полезные… Но очень уж не любят дневные перелёты. Вот, - мальчик продемонстрировал руки, покрытые частой сетью длинных царапин. – Когда последний раз письмо отправлял, мне с ними чуть ли не драться пришлось. Взрослых они слушаются беспрекословно, а меня…
- Зато смотрятся, наверное, круто, - отметил рыжий.
- Это сложно отрицать, - хохотнул чёрный маг.
Рон предложил показать соседям заклятие, меняющее цвет. Ребята не стали отказываться, приготовившись к представлению. Рыжий занёс палочку над крысой.
- Солнце, лютики…
Дверь купе открылась, заставив заклинателя отвлечься. На пороге стоял уже знакомый мальчишка, потерявший земноводное, но уже в сопровождении спутницы с каштановыми волосами и в форме Хогвартса.
- Спасибо, что помогли найти Невиллу жабу, - поблагодарила собравшихся девушка, с интересом окинув их взглядом и зацепившись за палочку в руке Рона.
- Спасибо, - еле успел вставить счастливый жабовладелец, прежде чем она продолжила.
- О, ты колдуешь? Посмотрим.
Несколько бесцеремонно усевшись рядом с рыжим, она кивнула головой с видом “Продолжай. Я разрешаю”.
- Ээээ, ладно, - Рон прочистил горло – Солнце, лютики, шалфей, глупый жирный крыс, желтей!
Ничего не произошло.
- Ты уверен… я Гермиона Грэйнджер, а вы кто?
Алекс удивлённо встряхнул головой. Нет, ну надо же так быстро говорить?! Достаточно чётко он успел осознать только начало и конец тирады.
- Рон Уизли.
- Гарри Поттер.
- Ой, правда? – удивилась девочка – Я про тебя всё знаю, я брала несколько книжек для дополнительного чтения, и про тебя есть в Современной Истории Магии, в Расцвете и Падении Темных Искусств, и в Главных Магических Событиях Двадцатого Века.
- Про меня? – знать, что ты знаменит и о тебе наверняка пишут в книгах, это одно, но окончательно осознать и принять это, живя в условиях домашнего террора, довольно сложно.
- Господи, неужели… надеюсь, что я попаду в Гриффиндор… Вы бы лучше переоделись, я полагаю, мы скоро приедем. – выцепил из монолога тараторки самое важное Алекс. Оставалось надеется, что со временем он либо привыкнет к этому стрёкоту, либо Гермиона научится говорить чуть медленнее.
Девчонка выскочила из купе, уволочив за собой Невилла.
Мальчишки переглянулись.
- Знаешь, Гарри, думаю, тебе стоило представляться последним. Тогда, возможно, она бы узнала, как меня зовут. – меланхолично заметил чёрный маг.
Поттер и Уизли рассмеялись.
- Интересно, а в этой её дополнительной литературе, есть что-нибудь о Дэф?
- Ну, разве только она читала что-то вроде “Страшилок на ночь” для волшебников, - усмехнулся Алекс. – Кстати, Гарри, а ты ведь не сказал, что ты “тот самый”.
Гарри смущённо пожал плечами. Всеобщее внимание не доставляло ему удовольствия.
- Ладно, не важно, - отмахнулся тёмный. – А вы на какой факультет собираетесь?
- Хотелось бы на Гриффиндор, у меня вся семья там училась. – пожал плечами Рон. – Но и на Когтевране было бы не плохо. Главное на Слизерин не попасть.
- Чем тебе Слизерин не угодил, - удивился Алекс. – Факультет как факультет, ничем не хуже других.
- Ага, как же! А то, что на нём одни чёрные маги учатся? И даже Сами-знаете-кто – с этого факультета! Или, - Рон подозрительно прищурился. – Ты сам туда собрался? Ну конечно! Ты же сам злой маг!
- Во-первых, тёмный – не значит злой. Во-вторых, злые волшебники не только на Слизерине водятся, и в самом Слизерине не только одни лишь злые волшебники. В-третьих, бояться произносить имя дано умершего мага – глупо. Ну и в-четвёртых, раньше программа на факультетах различалась, поэтому выбирали зависимо от того, кем хотят стать в будущем. Сейчас везде готовят одинаково, и поэтому всё равно, на какой факультет поступать.
Рон озадачено притих, обрабатывая информацию. Зато Гарри заинтересовался. Ему было интересно, какие профессии существуют в магическом мире.
- А куда устраивались работать после разных факультетов?
- Нууу… Например, в Гриффиндоре учились светлые боевые маги. Их учили сражаться на мечах и благородным дуэлям. Становились они магами-рыцарями. Сейчас такой профессии уже нет, поэтому из Гриффиндора чаще всего идут в мракоборцы. Это что-то вроде магов-полицейских. А вот в Слизерине всегда обучали тёмных боевых магов. Им обязательно было на высшем уровне знать зельеварение и проклятия. Потому что тёмные маги очень редко нападают открыто. Им легче отравить врага, неважно, пищей, стрелой или кинжалом. Либо из далека наслать что-нибудь нехорошее.
- Трусы! – презрительно бросил Рон.
- Профессия такая, - пожал плечами Алекс. – Не всего можно добиться, атакуя в лоб. Глупо в одиночку переть на дракона, чтоб спасти принцессу, если можно тихо пробраться и выкрасть её из башни, даже не разбудив этого дракона. Но кое в чём ты прав. Из-за того, что тёмным было не зазорно ударить в спину врага, ради достижения цели, светлые, предпочитающие только честные сражения, слизеринцев никогда не любили, считая откровенными подлецами. Слизеринцы же, в свою очередь, называли гриффиндорцев упрямыми глупцами, из-за их привычки действовать в лоб. Вот и вся причина взаимной неприязни, что сохранилась даже сейчас, несмотря на то, что не рыцарей, не убийц уже давно не осталось. Сейчас слизеринцы идут управляющими. Ну и зельеварами.
- А ещё два факультета?
- Теоретические. Выходцы из них всегда становились учёными и исследователями. Когтевран изучал тёмную, а Пуффендуй – светлую магию.
- Подожди-подожди, - замахал руками Рон. – Значит, Когтевран – факультет тёмной магии? Но я слышал, что на нём учатся умники, а на Пуффендуе – трудолюбивые. Но никто не говорил, что на Пуффендуе тоже умники сидят!
- Одно слово – пиар!
- Чего? – Синхронно удивились Гарри и Рон.
- Пиар, или реклама. Просто когтевранцам было важно, чтобы их считали умными, и они всячески подчёркивали это своё достоинство. А пуффиндуйцем было всё равно – им важней был сам процесс изучения, чем блага, которые он приносил. День и ночь проводя за исследованиями, они получили характеристику “трудолюбивые”.
- Никогда об этом не слышал, - поразился рыжий. – Ты это точно правду говоришь? Или шутишь, как мои братья?
- Точно. Просто некоторые вещи быстро забываются за ненадобностью. После того, как многие магические профессии исчезли, программа в Хогвартсе изменилась, став единой для всех. Учеников стали распределять по их характеру. Могли и вовсе отменить факультеты, но видимо решили оставить в качестве памяти об основателях и старых порядках.
Мальчишки притихли, обдумывая рассказ тёмного мага. Но тут дверь купе опять отъехала. На пороге стояли трое мальчишек. Бледный и светловолосый, с надменным выражением лица, и два жлоба, стоящие позади первого, словно телохранители.
- Это правда? – процедил белобрысик. – Все в поезде говорят, что в этом купе едет Гарри Поттер. Так это ты?
- Здесь и кроме него кое-кто едет, - раздражённо заметил Алекс, которому уже надоело, что его постоянно игнорируют. – Потрудись представится, раз уж вломился сюда даже без стука.
Сидя сбоку от прохода, чёрный маг действительно не бросался в глаза. Ни рассеянный Невилл, ни торопыга Гермиона, просто не заметили цвет глаз странного попутчика Гарри Поттера. Но сейчас Алекс нарочно привлёк к себе внимание. Блондин обернулся.
- Да ты кто… - И заткнулся, напоровшись на колючий взгляд алых глаз.
- Я – Алекс Дэф, а вот кто ты? И что тебе здесь надо?
- М-м-малфой, кх-кхм, - мальчишка взял себя в руки, и продолжил спокойным тоном. – Драко Малфой. А это – Гребб и Гойл. Моё почтение высокородному собрату. Я пришёл предложить дружбу Гарри Поттеру. Ему нужна помощь, в выборе, - белобрысый смерил Рона неприязненным взглядом. – В выборе правильных знакомств.
- Думаю, в этом он справится и без тебя. Если что, я и сам смогу ему подсказать. – усмехнулся Дэф.
Малфой побледнел (а ведь казалось – дальше некуда) и, видимо забыв про страх, прошипел:
- А я думаю, что вам самому необходима помощь. Отец говорил, что если я вижу рыжего мальчишку, усыпанного веснушками, то это Уизли – семья, детей в которой больше, чем они могут себе позволить.
Рон налился краской, и медленно поднялся. За ним подтянулся Гарри, желая поддержать нового друга, но… но Алекс их опередил. Даже не вставая, он просто улыбнулся, широко и открыто, во все сорок два остроконечных белых зуба. Убер оружие сработало на все сто – Малфоя и его подручных как ветром сдуло.
- Ладно, - обернулся к ошарашенным таким решением проблемы ребятам Алекс. – Мне нужно вернуться в своё купе и переодеться. Встретимся на перроне.
Гарри и Рон кивнули, и чёрный маг вышел в коридор. Только что доносившиеся оттуда крики бесившихся школьников мгновенно стихли.
- И всё-таки иногда он становится ужасно жутким, - вздохнул Рон, и принялся искать в сумке школьную форму.



И тут зельевар понял, что белена в зелье была явно лишняя...
 
Silver_Lis_MBAДата: Среда, 20.05.2015, 22:29 | Сообщение # 4
Подросток
Сообщений: 6
« 6 »
Глава 3. Свой среди чужих, чужой среди своих.

***
Алекс.
- БВА-ХА-ХА-ХА!!!
Я шёл к своему купе и ликовал. Всё прошло как нельзя лучше. Поттер оказался адекватным мальчуганом, и мы легко нашли общий язык. Не скажу, что безумно люблю детей, но при необходимости я ещё в прошлой жизни легко завоёвывал их доверие. Рон тоже быстро отошёл, хотя явно и не до конца. Что понятно, так как детские страхи искоренить довольно тяжело. Но это ничего, это мы поправим! Труднее с Гермионой и Невиллом. Как одних из значимых персонажей роулинговского пророчества, выпускать их из поля зрения было бы весьма беспечно. При первой встрече они не поняли, кем я являюсь, а если им вдруг объяснит какой-нибудь доброхот, выставив меня, по старой традиции, жутким монстром, то они могут начать меня избегать, и тогда наладить с ними контакт будет в разы сложнее. С другой стороны – Гермиона выросла в семье маглов, ей не промывали мозги ужастиками о моей семье. А Невилл… что-нибудь придумаем! Импровизация – наше всё.
По поезду разнеслось объявление о скором прибытии поезда. Пока я переодевался, он замедлил ход и остановился. За дверьми раздались возбуждённые крики детей и топот ног.
- Мда… если выйду сейчас – меня попросту затопчут, - решил я. – Даже не посмотрят, что я жуткий и ужасный чёрный маг.
Дождавшись, когда поток утихнет, я не спеша вышел на платформу.
- Давайте, давайте, за мной. Ещё первоклашки есть? Смотрите под ноги! Первоклашки, за мной!
Над толпой малолеток возвышалась громадная фигура. Лицо человека было таким густо заросшим, что у меня появились подозрения насчёт его генеалогии. Возникало впечатление, что там не только великаны, но и вулверы потоптались.
Гарри с Роном по близости не наблюдалось. Скорее всего, они подошли ближе к Хагриду, и из-за толпы мне к ним не подобраться.
Первоклашки двинулись по узкой, отвесной тропинке. Дети замолкли, сосредоточившись на том, чтобы не поскользнуться и не упасть. Темнота стала настолько плотной, что даже моё зрение (спасибо дедушке за хорошую генетику) не справлялось, выхватывая только шага четыре в стороны от тропинки. Путеводной звездой для первоклашек стал фонарь, несомый и без того высоким лесничим в вытянутой вверх руке.
- Скоро первый раз увидим Хогвартс, тут, за поворотом, - объявил Хагрид.
- Оооооооо! – раздались возгласы восхищения. Толпа застопорилась, и ребята, стоящие, как и я, в её конце, принялись вставать на цыпочки, и вытягивать шеи.
- Не больше четырёх в лодку! – раздался голос лесничего, и затор стал стремительно рассасываться. Я наконец увидел замок. Огромный чёрный силуэт, на фоне звёздного неба, сиял многочисленными окнами. В густой темноте, он выглядел словно светящийся ночник. По крайней мере, после тропинки в лесу, где из-за деревьев даже неба было не видно, на берегу озера, куда мы пришли, было намного светлее.
Гарри, Рон, Гермиона и Невилл, пока я возился, уже заняли одну лодку, а потому я пошёл искать, к кому можно подсесть.
- Ба! Какие люди!
Малфой с телохранителями явно хотели зажилить одну лодку на троих. Всех, кто пытались к ним подсесть они встречали таким красноречивым взглядом, что малолетки быстро меняли своё решение. Не дело это, братцы! Не дело…
- О! Вижу у вас здесь свободно. Ну-ка, двинься, Малфой, не такой уж ты и жирный, чтоб два места занимать.
Драко скрипнул зубами, в бессильной злобе, но место уступил. Телохранители весьма благоразумно сделали вид, что всё в порядке.
- Все сели? Отлично, ВПЕРЁД!
Лодчонки бодро заскользили по тёмной глади воды, пронесли нас через озеро и заплыли в тоннель, пристав к подземному причалу. Дети выбрались из лодок и вновь последовали за Хагридом, пока, наконец, не вышли ко входу в замок.
- Все здесь? – оглядел уставшую и непривычно тихую малышню лесничий, удовлетворённо кивнул и постучал в ворота замка. Встретила нас высокая, темноволосая ведьма с лицом профессионального учителя со стажем в шестьдесят лет. Мда… открыто чудить явно не получится. Будем прокачивать режим стелс, хе-хе!
- Первоклашки, профессор Макгонагалл, - представил декана Гриффиндора наш проводник.
- Спасибо, Хагрид. Я отведу их.
Мы прошли за преподавателем по холлу замка, своими размерами наводившим на размышления о расширяющих чарах. За дверьми справа слышалось множество детских голосов. Вот и Большой Зал. Но туда нас не пустили, пройдя мимо и заведя в маленькую пустую комнатку. Дети столпились и начали растерянно озираться. Я чертыхнулся, всё-таки стоило раньше догнать моих невольных попутчиков, начал потихоньку пробираться, просачиваясь сквозь толпу, и благополучно пропустил весь инструктаж Макгонагалл. До Гарри и ко, я добрался, когда она уже вышла. Дети выглядели взволнованно.
- А как распределяют по факультетам? – прошептал Гарри Рону.
- Проводят какую-нибудь проверку…
- Не совсем уверен, Дэф давно не учились в Хогвартсе, но раньше учеников просто проверяли неким артефактом, - перебил я рыжего.
- Артефактом? – хором переспросили Поттер и Уизли.
- А мне Фред сказал, что распределение – это ужасно больно, - пробормотал Рон.
- И у нас даже не одного заклинания не спросят? – Гермиона явно огорчилась.
- Да, артефактом. По крайней мере так делали раньше, а времена тогда по жёстче были. Если уж процедура изменилась – то скорее в сторону упрощения, чем усложнения. Дадут вам в руки какую-нибудь штуковину, и по результату в нужный факультет отправят. Так что не волнуйтесь, – я ободряюще улыбнулся и обратился к Гермионе. – Заклятия не только знать надо, но и практиковать. А детям из магловских семей это делать дома запрещается. Поэтому и проверять такие навыки никто не будет.
- А я могу! Я тренировалась! – воскликнула каштановолосая.
- И где, если не секрет? – удивился я.
Гермиона смутилась, пробормотала что-то неразборчиво, и отступила.
***

Отступление. Взгляд со стороны. Месяцем ранее.
Олливандер заканчивал очередную волшебную палочку, когда раздался звон. В преддверии начала учебного года в его лавку зачастили будущие первоклассники. Пусть идеально подобрать ребёнку палочку было довольно сложно, но у мастера в этом был явный талант. Он буквально видел людей на сквозь, по паре слов и жестов определяя характер будущего волшебника. За такую способность любой мракоборец отдал бы руку… но Олливандеру больше нравилась его тихая и мирная профессия изготовителя палочек. В молодости он и так достаточно времени посвятил своей первой работе в контрразведке.
Выждав некоторое время, чтобы увидеть реакцию клиента, он встал и тихо скользнул к прилавку. По магазину из стороны в сторону расхаживала одиннадцатилетняя девочка с каштановыми волосами. В руках она держала учебник по заклинаниям.
Нетерпелива, но не до такой степени, чтобы полезть в глубь магазина на его поиски. Семьи с ней нет, да и внешность Олливандеру была не знакома – скорее всего маглорождённая. Судя по одежде – так оно и есть. Книга в руках. Вряд ли она купила только одну, скорее, всё остальное у сопровождающего, но с этой девчушка расстаться не смогла. Любит книги? Или просто очарована магическим миром? Осанка ровная, движения решительные – упрямая, целеустремлённая. Определённо дракон, но чешуя, жила или коготь?
- Добрый день, мисс, - девочка резко обернулась. Перед ней стоял пожилой человек, с большими, светящимися внутренним светом, глазами. Странно, но она совсем не услышала, как он подошёл. На несколько секунд в помещении повисла тишина, но девочка быстро справилась с собой.
- Добрый день, сэр! Вы ведь Олливандер? Вы здесь работаете? Меня зовут Гермиона Грэйнджер. Мне пришло письмо из Хогвартса и скоро я поеду учится магии. Но мне нужна волшебная палочка. Профессор сказала, что её можно будет купить у вас. Подскажите, а колдовать можно только с помощью палочки? А как её нужно выбирать? Есть какие-нибудь определённые принципы? Мне бы хотелось самую лучшую! Мои родители – не маги, они не могли научить меня колдовать. Но я обязательна должна всех догнать, а потом стать лучшей! Поэтому палочка должна быть хорошей. Вы мне поможете выбрать?
Девочка замолкла, а Олливандер пару раз удивлённо моргнул. Торопыга и тараторка, определённо не чешуя. Тут скорей пошёл бы язык, к сожалению, таких палочек ему ещё делать не доводилось.
- Да, меня зовут Олливандер. Я очень рад знакомству с вами, юная мисс. Моя работа – подобрать вам подходящую палочку, можете не сомневаться, - Олливандер прекрасно знал, как общаться с подобными людьми. Минимум слов, максимально краткие и чёткие ответы. Иначе он рисковал провозиться с покупательницей до завтрашнего утра, отвечая на все пришедшие ей в голову вопросы.
Вторую проверку, с делающим абсолютно не нужные замеры портновским метром, тоже пришлось отменить. Результат предсказуем – клиентка засыпет несчастного мастера вопросами. Так, палочка, палочка…
Первой в ход пошла жила дракона и железное дерево. От когтя, подумав, Олливандер отказался совсем, так как в девочке он не заметил вспыльчивости, свойственной владельцам палочек с такой сердцевиной. Гермиона взмахнула ей, но ничего не произошло.
- Это плохо? – обеспокоенно спросила она.
- Нет-нет. Просто палочка вам не подходит. Возьмите эту…
Через пол часа палочку подобрать всё-таки удалось. К удивлению Олливандера, это оказалась драконья жила и древко винограда. Девочка показалась ему самостоятельной и твёрдой, и то, что ей подошла эта мягкая и эластичная порода дерева…
- Спасибо большое!!! Сколько с меня? – мастер на автомате назвал сумму, всё ещё раздумывая, где он мог ошибиться. Уже собираясь пойти в подсобку магазина, он понял, что клиентка не ушла, и судя по лежащей на прилавке открытой книге, уходить не собирается.
- Ээээ… Юная мисс? Вы хотели что-нибудь ещё?
- О, нет, сэр! Просто понимаете, - девочка невозмутимо подвинула единственный стул к прилавку. – Профессор сказала, что дома тренироваться в заклятиях нельзя. Несовершеннолетним магам колдовать можно только в школе.
- Истинно так, юная мисс. Но почему вы…
- Но пока мы выбирали палочку, из неё вылетали волшебные искры. Значит в вашем магазине колдовать можно! Я потренируюсь тут у вас, можно? Спасибо! – и мисс “Наглость – второе счастье” вновь склонилась над книгой.
- Надоедливая прилипала. Так вот почему лоза! – поражённо пробормотал Олливандер.

***

Алекс.
Гермиона отступила, явно не собираясь раскрывать свой секрет. Ну и ладно, если её мракоборцы ещё не навестили – место надёжное.
Дети, после моих слов, немного успокоились, но напряжение всё равно витало в воздухе. И когда из стен вынырнули полупрозрачные фигуры, оно обратилось криком ужаса.
- Вот чего так кричать? – проворчал я, прочищая заложившие от визга уши. – Будто призраков раньше никогда не видели! Я тут один что ли не маглораждённый?
Рон и Невилл смущённо потупились.
Тем временем привидения обратили внимание на собравшихся первоклассников. Один, подлетев к испуганной ребятне, даже успел прорекламировать свой собственный факультет, прежде, чем пришла Макгонагалл.
- Построились! Церемония распределения начинается!
Привидения вылетели из комнаты, не желая мешать профессору строить малолеток. Я встал за Невиллом, и толпа, вытянувшись по коридору ниточкой, потопала в Большой Зал.
Я присвистнул, не сумев сдержать восхищения. Потолок зала был закрыт иллюзией ночного неба, выполненного настолько достоверно, что возникали подозрения – может, просто, он стеклянный? Дэф, конечно, было не чуждо прекрасное, но наша семейка отличалась здоровым прагматизмом, и вбухивать такое количество магии в обыкновенную иллюзию, для нас было довольно странно. Но видимо кто-то посчитал эту бессмысленную красивость достойной тратой сил. Не мне судить. Тем более, что оно действительно, поражает. В зале стояли четыре факультетских стола, сервированные магическим золотом (читай псевдозолотом). Над ними парили тысячи свечей, что также не указывало на экономию магической энергии. В дальнем конце зала стоял преподавательский стол. Макгонагалл подвела нас к нему, построив спиной к профессорам и лицом к факультетским столам. Я оглянулся на своих знакомых. Гарри, весь бледный от волнения, упёр взгляд в потолок. Рон и Невилл, не сильно отличавшиеся от него оттенком кожи, уткнулись носом в пол. Даже Гермиона чуть-чуть смутилась, но продолжала живо оглядываться, успев даже нашептать что-то вряд ли слушающему её Поттеру.
Тем временем Макгонагалл установила перед первоклассниками табуретку, положив на неё ведьмовскую островерхую шляпу. Мальчишки облегчённо вздохнули, видимо вспомнив мои слова об штуковине, которую нужно просто подержать в руках.
Шляпа дёрнулась, раскрыла дыру, напоминающую рот, и запела.
- Вот и инструкция по применению, - тихо усмехнулся я, так, чтобы меня слышали только стоящие рядом ребята, когда шляпа закончила. – Надел, и тебе сказали, в какой факультет идти. Просто.
- Я убью Фреда! Он врал про поединок с троллем! – прошипел не хуже змееуста Рон.
- Я буду называть имена, а вы должны надеть шляпу и сесть на табурет для распределения, - сообщила Профессор, взяв в руки свиток. – Аббот, Ханна!
Весёлую компанию ожидаемо распределили на Гриффиндор. А вот своей очереди мне пришлось дожидаться долго. Что не удивительно. Списки поступающих формируются чуть ли не за год, а своё письмо я отправил всего за месяц. Наверняка меня приписали где-то в самом конце списка. Я предвкушающе ухмыльнулся.
- Уизли, Рон.
- Гриффиндор!
- Забини, Блейз.
- Слизерин!
- Дэф, Алекс.
- КТО?!!!
Если, в случае Гарри, зал наполнился шёпотом и возгласами, то моё имя вызвало гробовую тишину. Даже маглорождённые, не понимающие, что произошло, не решались её нарушить. Из-за столов на меня смотрели абсолютно круглые глаза всех четырёх факультетов, а в спину упирались точно такие же, но уже преподавателей. Из запаха ужаса, недоверия, удивления и полного офигевания, выбивалось лишь несколько совсем не сочетающихся с ними ароматов. От Макгонагалл веяло непоколебимым спокойствием, а от Дамблдора – тихим весельем. Ушлый старик, видимо, не посчитал нужным делиться с кем-то информацией о приезде моей персоны, кроме своего заместителя. И теперь тихо угорал, судя по эмоциям, над реакцией магов. Ну что ж, развлечём дедушку?
Я сделал пару шагов и улыбнулся самой обворожительной улыбкой, на которую был способен. Послышался грохот – кто-то в дальней части зала упал в обморок. По залу прошла волна, и столы, вместе с сидящими за ними магами, как-то плавно отдалились. Мммм… Не понял, это массовый стихийный выброс, или школьники, на почве внезапного энтузиазма, так синхронно смогли перенести столы, не разу даже не скрипнув?
За моей спиной кое-кто покатывался от восторга так, что мне стало любопытно, почему я до сих пор не слышу смеха. Оглянувшись на мгновение, увидел совершенно спокойного директора, сверкающего очками-полумесяцами и улыбающегося кроткой улыбкой. Ну ты даёшь, старик! Какая выдержка!
Я сел на стул, нахлобучив на голову шляпу.
- Доброго вам вечера, мистер, - раздался тихий голос в голове. – Вам не кажется, что вы слишком стары для этой школы?
- В прошлой жизни я магии не обучался. А в этой – мне всего одиннадцать, – хмыкнул я. – А мадам Валькира оказалась права – вы чрезвычайно мощный артефакт, раз смогли пробить все ментальные щиты, поставленные родственниками.
- Спасибо. Но это дело не силы, а опыта. Ваши щиты я обошла, а не пробила, но, если бы я не знала вашего родного языка, всё было бы напрасно.
- Мне сказали, думать на другом языке – лучшая защита от любителей считывать поверхностные мысли.
- Главное, чтобы они этот язык не знали, - подтвердила шляпа. – И так, куда же вас распределить? У вас взрослое сознание, и пусть в прошлой жизни магии вы не обучались, среди первокурсников вам не будет равных.
- Только среди первокурсников? – обиженно хмыкнул я.
- Не знаю, не знаю… Ну, может, даже третьекурсники за вами не поспеют… - усмехнулась эта половая тряпка. – Вы хитры и для вас нет ничего зазорного в использовании тёмной магии. Вы дорожите семьёй… Хотя нет, вы дорожите своей семьёй, и факультет никогда не станет вам родным. Пуффендуй можно отбросить. А вот Гриффиндор... Кто может быть смелей того, кто точно знает, что ждёт его за гранью? Люди боятся неизвестности, но для вас в смерти её нет. Хотя эта ваша фобия… Довольно забавно…
- Э-э-э! Не лезь, это личное!
- Хорошо-хорошо. Возможно у вас будут какие-либо предпочтения? Обычно, первоклассники приходят ко мне, уже определившись с факультетом.
- Ну, не Когтевран, это точно. Не теоретик, – принялся мысленно рассуждать я. – Либо Слизерин, либо Гриффиндор. В Гриффиндоре у меня друзья, за которыми нужно присматривать…
- Тёмный маг в обители светлых! Мне кажется, что это весьма забавно.
- И мне, что тоже говорит в пользу этого выбора, - согласился я. – Но с другой стороны – свой человек во вражьем стане ребятам тоже пригодится. Ммм… Даже не знаю. Пусть будет Гриффиндор!
- Вы уверенны? Ну ладно, думаю, вы ещё скажете мне спасибо. Тогда ваш факультет…

***

Взгляд со стороны.
Макгонагалл завела первоклассников в зал и выстроила перед учительским столом. Дамблдор пробежал взглядом по макушкам пополнения. Новые ученики, новые приключения и истории. Здесь, в школе, они найдут друзей, научаться жить и общаться. Познакомятся с магией. И, возможно, поймут, что не всегда можно судить кого-то по чужим словам. Нужно иметь собственное мнение.
Он даже знал того, кто сможет им в этом помочь. Дэф. Тёмные маги, злые и безжалостные. Их фамилией пугают непослушных детей. О них в кабаках шепчутся мракоборцы.
Вот только директор Хогвартса точно знал – за всё время своего существования, Дэф никого не обидели безвинно. Потрясающей толерантности род, всегда судил всех по делам, а не по происхождению. И мальчик, в чьих жилах течёт как кровь жуткого монстра, так и кровь безобидного магла*, есть этому бесспорное подтверждение. Куда бы он не попал при распределении, Дамблдор надеялся, ученики смогут оценить свойственное Дэф поведение и по-другому посмотрят на ребят за соседними столами. И, возможно, эта глупая межфакультетная вражда исчезнет, как дурной сон.
Распределение началось.
- Поттер, Гарри.
Мальчик, чьи родители стали героями. Посмертно. Если бы можно было что-то изменить, как-то спасти их, он бы не задумываясь отдал собственную жизнь. Но случилось то, что случилось. Эх, Сириус, как же так?
Была одна надежда – родственники Гарри смогли заменить ему его родных родителей. Ведь та женщина была сестрой Лили, у неё был свой сын, а значит малыш попал в руки к опытной матери. Немного настораживало, что при жизни Лили не общалась с сестрой. Но, даже если они были в соре – разве можно злиться на мёртвого?
- Гриффиндор!
Факультет смелых и решительных. Рыцари Хогвартса. Такими были его отец и мать. Таковым будет их сын.
Учеников, ждущих своего распределения, становилось всё меньше и меньше. Вот, уже остался совсем один. И словно гром среди ясного неба, грянуло:
- Дэф, Алекс.
И началось представление.
Дамблдор пожалел, что у него нет с собой колдографа. Эти снимки стоили того, чтобы повесить их в рамочку. С другой стороны, у него же есть думосбор!
Ученики сидели с абсолютно круглыми глазами и упавшими челюстями. Преподаватели от них мало чем отличались. Единственным, кто хоть как-то смог сдержать свои эмоции, был Северус, но с его опытом работы шпионом… мда. Зато все остальные явно никогда не пытались научиться скрывать свои чувства. Вот бы увидеть такое искреннее и сильное удивление на лице Минервы! Тогда можно было бы сказать, что жизнь прожита не зря. Но заместитель давно знала своего начальника. Она весьма быстро поняла, что что-то не так и выведала причину, по которой старый маг с таким предвкушением говорит о новом учебном годе. Единственное, что смог сделать директор, это уговорить Минерву никому не рассказывать о новом ученике. И теперь Дамблдор наслаждался представлением.
Дэф сделал два шага вперёд. Столы факультетов сделали два шага назад. И всё это в полной тишине.
Дамблдор из-за всех сил держал грозящую сорваться маску спокойствия. Дэф на миг обернулся, сверкнув озорными красными глазами.
- Тоже ведь развлекается, негодник! – мысленно рассмеялся Дамблдор. - В этом году в Хогвартсе будет необычно весело. Кто же тот несчастный, кто станет его деканом?
Этот вопрос занимал не только его. На севшим на табуретку и натянувшем шляпу по самый кончик носа ночном кошмаре скрестились взгляды всего Большого Зала. Волшебный артефакт, словно испытывая терпение зрителей, не торопился. Тишина затягивалась.
- …ещё скажешь мне спасибо. Тогда твой факультет…
СЛИЗЕРИН!!!

Примечание:
*К сожалению, Дамблдор не знаком с отцом главного героя. Иначе бы, его мнение о безобидности маглов резко изменилось.



И тут зельевар понял, что белена в зелье была явно лишняя...
 
Silver_Lis_MBAДата: Среда, 20.05.2015, 22:32 | Сообщение # 5
Подросток
Сообщений: 6
« 6 »
Глава 4. Анаконда.

***

Алекс.
- И что это было? – озадаченно пробормотал я, идя к столу уже своего факультета. – Если моё мнение значения не имело, то зачем спрашивать?
Когда я приземлился на свободное место, раздались запоздалые и какие-то вялые хлопки со стороны змей, которые довольно быстро стихли. И то хлеб, на других факультетах меня бы так радушно не встретили.
С места поднялся, улыбаясь самой доброй и тёплой улыбкой (Развлёкся за мой счёт, тролль престарелый), директор.
- Добро пожаловать! Добро пожаловать в Хогвартс! Прежде чем мы начнем наш банкет, я хотел бы сказать несколько слов. Вот эти слова: Олух! Пузырь! Остаток! Уловка! Все, всем спасибо!
Ммммм… а я и забыл про эту высокоинформативную речь. Интересно, эти четыре слова что-то значат? Зашифрованная команда для домовиков или пароль к особо тайному потайному проходу? Или дедуля просто опять всех троллит? Судя по затопившим зал овациям, кто-то что-то из его речи понял… Хотя, нет. Просто пока я отвлёкся на размышления, столы стали ломиться от халявной еды. Моё детдомовское и студенческое прошлое из предыдущей жизни вгрызлись в меня, аки львы рыкающие. Силы воли хватило только на то, чтобы обжираться согласно всем законам аристократической муштры, запиханной в меня путём ежедневных тренировок в виде семейных обедов за одним столом с мадам Валькирой. Хочешь жить – умей обедать. Как-то так.
Пока я увлечённо спасал жизнь своего факультета (Голодный четверть дементор это почти тоже самое, что и голодный дементор*), мои соседи наконец немного отошли, и теперь с любопытством меня рассматривали. Мне это совершенно не мешало, благо школьников я воспринимал с высоты всех своих тридцати одного года. Дети они и есть дети.
- Странно. Согласно многочисленным историям о Дэфах, есть ты должен исключительно младенцев, а запивать – кровью девственниц. – Усмехнулся черноволосый мальчишка напротив.
- Я не китаец**. И вообще – жизнь сплошной обман. А ты собственно…
- Блейз. Блейз Забини.
- Алекс Дэф. Приятно познакомится.
Собственно, этот микродиалог и стал спущенным курком для залпа вопросов.
- А правда, что Дэф породнились с дементорами? – не выдержала девочка справа.
- Правда. А ты думаешь в кого я такой зубастый?
- Бред! Я видел дементора – у них нет зубов. И глаз нет. – прилетело от старшекурсника.
- Так это у старых. Молодые имеют и клыки, и глаза, просто со временем по ненадобности они атрофируются.
- Ой! А у тебя они тоже а-то-ро-фру-юца?
- Нет, конечно! Я ими активно пользуюсь.
- А правда, что по ночам Дэф охотятся на путников, слишком близко подходящих к вашему менору?
- Ложь! Только на тех, кто приходит на семейное кладбище с лопатой.
- Я слышал, что у Дэф вместо почтовых сов и воронов – гигантские нетопыри…
Дети – они и в Хогвартсе дети. Только недавно боявшиеся меня до состояния не стояния, теперь тянули шеи и привставали со стульев, чтобы услышать очередное “откровение” из жизни страшных монстров Дэф. Со всей этой свистопляской я пропустил момент, когда еда с тарелок исчезла. Вечно голодный студент во мне разочарованно вякнул, но был грубо запихан в дальний угол здравым смыслом. Кормить здесь будут регулярно, и абсолютно бесплатно. И я уже одиннадцать лет себе в еде не отказываю, а сейчас – будто из Азкабана сбежал. Стыдно товарисчи, стыдно.
Из-за стола опять встал Дамблдор. Поднявшийся гвалт моментально стих.
- Теперь, когда все мы сыты, я хотел бы сказать еще несколько слов. Прежде чем начнется семестр, вы должны кое-что усвоить…
Ага, понятно. Запретный лес – запретный. Колдовство на переменах – так чтоб завхоз не увидел. Квиддич – к Трюк, но мне пока рано. Правая часть коридора на третьем этаже – смерть. Только не ясно – моя или цербера. Надо будет проверить.
После последней фразы директора в зале послышались редкие не уверенные смешки, которые, тем не менее, быстро стихли. Это школа волшебников, детка! Глупый маг – как обезьяна с пулемётом. Поэтому отсев начинается на уровне школы. Шучу. За такое отношение директора бы затаскали по судам. Сами подумайте – за последние пятьдесят лет здесь умерла только одна Миртл. И то, напороться на василиска, почти тоже самое, что получить метеоритом по башке. Надо быть невероятно невезучим. Как объясняла мама, в Хогвартсе просто такая традиция – пугать своих учеников. Не смотря на кажущуюся небрежность в отношении безопасности, школа хорошо защищена невидимыми глазу заклятиями. На лес, например, наложено до кучи щитов и сигналок, не позволяющих всяким тварям выбраться к школе из леса, и предупреждающим о решивших погулять по нему учениках. Как охраняется запретный коридор я не знаю, но не сомневаюсь, что не чуть не хуже. Правда, как тогда золотое трио смогло с первой же алохоморы открыть дверь к церберу в каноне, я не представляю. Для этого нужно увидеть защиту собственными глазами. Тогда, может быть, удастся понять, что в ней сбойнуло.
- А теперь, прежде чем пойти спать, давайте споем школьный гимн! – Дамблдор взмахнул палочкой и над столами поплыли слова.
Улыбки учителей превратились из искренних в натянутые, а ученики постарше вобрали в лёгкие побольше воздуха.
- Каждый поет на свой любимый мотив. Итак, начали!
И грянуло. Вы когда-нибудь слышали пение гурьбы малолеток? Нет, я говорю не о слаженном хоре, который специально подбирали и учили, чтоб у слушателей, во время исполнения, кровь из ушей не полилась. А о толпе неорганизованной мелкоты, с тонкими детскими голосами, искренне считающих, что чтобы петь красиво надо петь громко? И получивших полный карт-бланш от директора в этом разрушительном действии?
Первый акустический удар я выдержал достойно, лишь на пару секунд впав в ступор. Этого хватило, чтобы обдумать план дальнейших действий и прийти к выводу – надо защищаться. А лучшая защита это…
- ХОГВАРТС! ХОГВАРТС! НАШ ЛЮБИМЫЙ ХОГВАРТС! НАУЧИ НАС СКРЫТНО УБИВАТЬ!!!
МОЛОДЫХ И СТАРЫХ! ЛЫСЫХ И КОСМАТЫХ! ЭТО ВЕДЬ НЕ ВАЖНО, ВАЖНО ИХ ЛУТАТЬ***!!!
Импровизация принесла плоды: окружающие меня дети ошеломлённо затихли. Уж не знаю, что дало больший результат – тот скрежет циркулярки, которым я “пел”, или слова этой песни, которую я на ходу клепал из безобидного школьного гимна. Во всяком случае, останавливаться и щадить детскую психику я был не намерен. Вдруг оправятся и снова заголосят?
- В НАШИХ ПЫТОЧНЫХ СЕЙЧАС ГУЛЯЕТ ВЕТЕР. В НИХ ПУСТО И НА ДЫБЕ ВСЕГО ОДИН СКЕЛЕТ.
НО ДЛЯ ГОСТЯ МЕСТО В НИХ ВСЕГДА НАЙДЁТСЯ. ТАК ЧТО РАСКАЖИ НАМ КАК ПЫТАТЬ СЕКРЕТ!
ЕСЛИ ЧТО ЗАБУДЕМ, ТЫ УЖ НАМ НАПОМНИ!
А ЕСЛИ ЧТО НЕ ЗНАЕМ, ТЫ НАМ ОБЪЯСНИ!
СДЕЛАЙ ВСЁ, ЧТО СМОЖЕШЬ, НАШ ЛЮБИМЫЙ ХОГВАРТС,
ЧТОБЫ НАМ НЕ ДОВЕЛОСЬ ОТ КОПОВ ОГРЕСТИ!!!
Окончил я одним из первых, так как в отличии от остальных петь даже не пытался. Но выдумывать что-то ещё или начинать заново мне не пришлось: гвалт пошёл на спад, а дети рядом были, мягко говоря, в крайней степени офигевания. Вот она, сила музыки!
Несмотря на мои попытки докричаться до собственного менора, из-за поднятого шума услышало меня только ближайшее окружение. Так что новая версия гимна стала известна только новеньким первокурсникам. Но, судя по что-то вдохновлённо шепчущему в магический диктофон Блейзу, это ненадолго.
Последними закончили близнецы Уизли, и нас отправили спать. Вовремя. Набродившиеся в темноте, переволновавшиеся при распределении, наевшиеся от пуза и накричавшиеся от души дети еле переставляли ноги. Даже я был не прочь, чтобы меня как в детстве понесли на руках, что уж говорить о других первокурсниках, плетущихся шаткой походкой за бодро шагающей впереди старостой.
Гостиная Слизерина находилась в подземельях за ничем не примечательной стеной. Староста произнесла пароль “дыхание василиска” и мы прошли в низкое, длинное помещение, освещённое мягким зелёным светом. В камине у стены тихо потрескивал огонь, навивая ещё большую дремоту, а даже на вид мягкие диваны и кресла делали соблазн уснуть прямо здесь просто непреодолимым.
- Вижу вы устали, так что не буду вас мучать, - улыбнулся ангел, называемый старостой Слезирина. – У девушек спальня находиться в левом крыле, первая слева дверь. У парней - в правом крыле, первая дверь справа. Завтра вас разбудят на час раньше, чтобы вы наконец смогли нормально познакомиться и узнать гласные и негласные правила Хогвартса и Слизерина. Спокойной ночи.
Мы, отчаянно зевая, побрели вправо, а староста увела девчонок в левый проход. Наша комната оказалась несколько мрачноватой и вытянутой. Шесть кроватей умещались спинками у одной стены и отделялись друг от друга тумбочками в изголовье. Над ними были протянуты зелёные складчатые ткани, накрывающие проходы между кроватями и свисающие так, что их можно было использовать в качестве занавесок от соседей. Всё вместе это создавало мрачный вид змеиной норы, и он был… неожиданно уютный. Жить постоянно в этом стиле, конечно, не захочешь, а вот спать – милое дело. Темно, тепло, тихо. Не знаю, кто это придумал, но ему удалось создать в общей спальне ощущение уединённости, а это дорогого стоит.
Наши сумки уже стояли у кроватей. Мне досталась крайняя справа. Хех, люблю быть во всём правым. Не заморачиваясь с разбором вещей, я вытащил пижаму, закинул остальное под кровать, и отрубился до утра.

***

Утром в гостиной нас ждала староста.
- Доброе утро! Вчера мы так и не представились, - поприветствовала она нас. – Меня зовут Джемма Фарли, и я рада видеть вас на нашем факультете. Теперь назовите свои имена по порядку, чтобы ваши однокурсники могли вас запомнить.
- Драко Малфой, - начал белобрысый.
- Теодор Нотт.
- Пэнси Паркинсон…
Всего нас поступило на Слизерин десять человек: четыре девчонки и шестеро пацанов. Среди мальчишек были уже известные мне Малфой с прихлебателями, Блейз и незнакомый Теодор Нотт. Однокурсницами были сидевшая вчера после распределения справа от меня Дафна Гринграсс, смотрящая влюблёнными глазами на Драко Пенси Паркинсон, тихая Трейси Девис и полноватая Милисента Булстроуд.
- Замечательно! А теперь я проведу вам небольшую экскурсию и расскажу о негласных правилах нашего факультета, - Джемма подвела нас к плотной шторе, перекрывающей противоположную стену от входа. – А теперь закройте глаза. Я скажу, когда можно будет открывать… Всё готово!
Пока мы стояли зажмурившись, староста закрепила шторы вдоль стен и нам открылся потрясающий вид. Всю стену занимали окна, ведущие в глубинную синеву замкового озера. Снаружи искрились косяки мелких рыбёшек, чёрными тенями проносились хищные силуэты щук, словно подводный дирижабль медленно и величественно проплыл мимо огромный белый сом…
- Красиво, да? – Джемма удовлетворённо обвела шокированных детей взглядом. – Иногда здесь можно увидеть гигантского кальмара, а иногда даже охотящихся русалок. Они не очень любят показываться людям, но с той стороны на окна наложена иллюзия каменной стены, и им не известно о нашем присутствии. Кстати, окна сделаны не из стекла и непроницаемы они только снаружи. Но не советую пытаться нырять из гостиной – мы находимся глубоко под водой, и переход давлений может оказаться для вас весьма неприятным. Да и вернуться назад уже не получится. А теперь о правилах!
Староста села в кресло напротив камина, а мы расположились на диванчиках и притащенных со смотровой площадки стульях.
- Итак, думаю начать стоит с опровержения некоторых слухов, что ходят о нашем факультете. Многие думают, что в Слизерине учатся исключительно маги из древних тёмных семей. Но могу вас заверить, что в настоящее время у нас есть довольно много полукровок и маглорождённых учеников. Это не должно вас беспокоить, так как все, кто вступили в наш факультет являются одной большой семьёй, и её члены обязаны заботиться друг о друге. Это негласное правило, которые соблюдают все слизеринцы, и именно этим мы отличаемся от остальных факультетов. Когтевранцы готовы идти по головам друг у друга ради хороших оценок, пуффендуйцы слишком мягки и пугливы, чтобы защитить хотя бы себя, а гриффиндорец отвернётся от друга, если справедливость будет не на его стороне. И лишь для слизеринца самым главным является семья, которой станет вам наш факультет на ближайшие семь лет. Помните об этом.
Джемма обвела нас строгим взглядом и продолжила.
- Второе, и не менее глупое заблуждение в том, что любой тёмный маг является злым. Бессмысленная жестокость – удел безумцев и фанатиков, а вовсе не расчётливого тёмного мага. Да, сейчас чёрная магия не в почёте, так как требует огромного риска и жертв от работающего с ней чародея, да и применяется для специфичных целей. Но тёмный маг отличается от светлого тем, что ничем не ограничивает себя в средствах. Если у него будет возможность эффективно достичь результата с помощью белой или нейтральной магии, он не будет зацикливаться на незаконных способах и сделает всё по правилам. Но если этого недостаточно… тогда колдун рискнёт своей жизнью. Ведь тёмная магия вовсе не мягкая и послушная, как светлая, и не равнодушная и прозрачная, как нейтральная. Она дикая и колючая, тёмная и непроглядная, непокорная и непредсказуемая. Стоит дать слабину – и вот она уже играет против тебя. Чтобы связаться с ней без необходимости, нужно обладать безрассудностью гриффиндорца! Поэтому прошу на время учёбы здесь забыть о тех тёмных чарах, которым вас обучали дома. Оставшаяся без контроля магия может превратить даже самое безобидное заклятие в смертельное проклятие, и рядом не будет никого, кто мог бы вас вовремя остановить. Именно из-за таких случаев чёрная магия попала под запрет.
Девушка сощурилась, наклонилась ближе к нам и доверительным шёпотом продолжила.
- Но это вовсе не значит, что вы не можете кого-то напугать своими знаниями. За частую достаточно просто намекнуть обидчику, что ты имеешь доступ к целой библиотеке проклятий, и он тут же сбежит, поджав хвост. Также вы должны знать, что привидением нашего факультета является Кровавый Барон. Он тоже может вам помочь, если вы поладите. Только не спрашивайте его о кровавых пятнах. Он этого не любит.
Староста откинулась в кресле и указала на стену за своей спиной.
- Там находится доска объявлений. На ней висит ваше расписание, часы консультаций и прочая необходимая информация, вроде нового пароля. Он меняется каждые две недели во вторник, не пропустите. И последнее. Никогда не приводите сюда никого с другого факультета и не сообщайте никому пароль. Посторонние не заходили к нам уже более семи веков, - Джемма поднялась и хлопнула в ладоши. – А теперь бегите собираться! Я отведу вас на завтрак.

***

Это был воплотившийся кошмар. Колени позорно дрожали, а в душу пробивался панический иррациональный страх. Хотелось бежать, бежать как можно дальше отсюда. Они висели у меня над головой, огромные, тяжёлые. Сколько в них веса? А вдруг, заклятие, поддерживающее их, сбойнёт?
Я честно пытался взять себя в руки и успокоиться. Чёрт, я Дэф, или где? У меня память тридцатилетнего мужика! Я умирал! Я жил вместе с вампирами, зомби, дементорами и старшими братом и сестрой! Я крут, могуч и непобедим! Я не боюсь этих чёртовых лестниц! Этих каменных многотонных лестниц… Этих тяжёлых, держащихся на магии, лестниц… На невидимой магии, чьё существование невозможно с точки зрения физики… МАМА!!!
- Хватит позорится, Александр. Что бы сказала мадам Валькира, видя, как ты дрожишь при виде каких-то летучих ступенек? Хорошо, что никто не видит, а то от насмешек тебе потом не отделаться. В конце концов, это ведь не рояли? Даже не пианино. Всего лишь лестницы. Так чего же бояться? Здесь толпами ходят тучи школьников, и ни одного несчастного случая. И это вовсе не значит, что им везло, а на тебя обязательно что-нибудь свалится! Ну да, в прошлый раз этот аргумент не сработал, но два раза в одно место авада не попадает… - успокаивающе бормотал я, короткими перебежками от стены к стене продвигаясь вверх по лестницам.
Фобия – странная чтука. Вроде бы умом ты понимаешь, что ничего плохого случиться не может, но всё равно страшно до жути. И ничего с этим не сделаешь. Зачастую такие страхи родом из детства. Напугали, например, ребёнка страшным рассказом о насекомых, заползающих в уши и едящих мозги, а он, даже повзрослев, от любой букашки шарахается. Я же свою фобию заполучил посмертно.
Взгляд вверх, на падающую на меня тень, и отчётливое понимание, что уйти не успеваю. Хруст ломаемого дерева и костей, прощальный удар клавиш. Я даже не понял, услышал я его ещё будучи живым, или, когда моя душа уже летела на перерождение. После такой ненавязчивой демонстрации слов Воланда о внезапной человеческой смертности, страх перед любыми висящими над моей головой предметами и роялями, даже вполне спокойно стоящими на полу, крепко угнездился в моей душе. И моим новым родственникам оставалось только удивляться, почему я начинал так отчаянно завывать, как только они пытались подвесить над моей кроваткой разноцветные детские погремушки. Уже потом, намного позже, мне удалось хоть как-то заглушить свой страх и перестать обходить по широкой дуге люстры и вздрагивать при звуках клавишных инструментов. Но парящие лестницы – это чересчур. Разве в каноне такое было?
Мне очень сильно повезло, что первым уроком у нас была история магии, известная своим равнодушным ко всему окружающему учителем. Увидев ИХ я просто отстал от основной группы, дождался, пока коридоры опустеют, вздохнул по глубже и…
Ух… Нужный этаж. Вот теперь я понимаю слова шляпы. Если бы я попал на Гриффиндор, мне каждый день пришлось бы спускаться в Большой зал из факультетской башни... бррр! Нафиг, нафиг.
На уроке я лишь в пол уха слушал преподавателя, прикидывая, у кого можно выпытать пароли к секретным ходам замка, чтобы больше никогда эти чёртовы парящие лестницы не видеть. Первой кандидатурой были близнецы Уизли, но я как-то сомневался насчёт их способности пожертвовать незнакомому слизеринцу так необходимую ему карту мародёров. А пытаться их выловить с недружелюбными намереньями, пока у них есть карта, явно бесполезно. Такой замкнутый круг.
Другим вариантом были старшекурсники с моего собственного факультета. Чтобы змеи и не разузнали о том, что давало бы им преимущество над остальными… пффф! Но расскажут ли об этом мне? Вроде староста нам что-то втолковывала о взаимопомощи на факультете. Надо попробовать. Надеюсь я найду кого-нибудь из старшекурсников на этом этаже. А то ЗОТИ на этаж ниже…
Первый учебный день был загублен. Урока было всего три, но на каждый из них я умудрился опоздать. И если на истории этого просто не заметили, на травологии слегка пожурили, но в общем, поняли и простили, то на ЗОТИ сняли пять баллов. Володя – сволочь! Ну ничего, ты у меня дождёшься! Дай только, обживусь немного и можно будет начинать полномасштабную войну. К счастью профессор Стебль мне эти балы вернула. Темой урока была техника безопасности при уходе за магическими растениями, и мне удалось вставить несколько дельных предложений в её лекцию. Идеи, конечно, были не мои, а моего отца. Он брался за всё магическое, что не требовало магических способностей, и травология была одной из таких областей. Пусть наша оранжерея была одна и не такая большая, как в Хогвартсе, но растения там были собраны намного более разнообразные. И чтобы ухаживать за этим разнообразием и остаться в живых требовалось на уровне рефлексов знать технику безопасности. Особенно маглу, которому недоступна магия.
К счастью мои однокурсники не обратили внимание на мои странности. Новое окружение слишком сильно их увлекло. Они крутили головами, тыкали пальцами, ахали и восхищались, будто бы забыли, что являются детьми важных и чопорных аристократов. Что сказать? Дети и в магической Великобритании дети. А школа была густо натыкана таким количеством чар, что удивлялись даже потомственные маги. В общем, вечером у малышни было полно тем для разговоров.

- Мерлин! Кто додумался поставить преподавателем истории призрака? Особенно такого нудного? Да у нас в летнем особняке мёртвый дворецкий живёт – он и то намного веселее Биннса.
- Ага! Мне мама рассказывала как-то о гоблинских восстаниях. У неё это так интересно было! Как гоблины подло натравили на крепость Драгонс-Ласт-Брэф семнадцать венгерских хвосторогов! И как всего десять магов их смогли победить! Тогда ещё крепость по-другому называлась. Не помню, как. Но это было круто!

- Ты видела то дерево с цветочками? Беленькими такими. Заметила, какой у него ствол? Он такой формы странной… Похоже, будто на нём огромная ящерица сидит!
- Это же гаокерена. Её цветы в дорогую косметику добавляют, мне бабушка говорила. Это кожу омолаживает. Вот бы хотя бы один цветочек достать! Знаешь сколько они стоят?!!!
- Даж не думайте, малышня! Там всё подотчётно. Вас поймают – до седьмого курса будете на отработки ходить.
- Нууу…

- Этот Квиррелл хуже Биннса! Историк говорит нудно, но хоть понятно что! А этот ЗОТИк на каждом слове спотыкается!
- И чесноком от него воняет невыносимо. Понятно, почему Дэф на урок не торопился. Если бы я знал заранее, тоже бы опоздал. Лишнее время в этой вони и духоте проводить – нафиг нужно!
- Ага, и было бы у нас в первый день минус пять баллов, идиот. Дэф свои баллы на травологии вернул, а ты бы смог что-нибудь ввернуть вроде его этой, не магической системы искусственного орошения для растений, жрущих магию?
- Системы чего?
- Вот и заткнись.

- Здравствуйте, мисс Фарли…
- Оооо, прошу, только без этого официоза! Где угодно, но только не в нашей гостиной. Зови меня просто Джемма.
- Тогда меня - Алекс. Джемма, вы не могли бы мне помочь? ...
Джемма могла. Выслушав мою просьбу, она задумчиво кивнула и вывела меня в коридор из гостиной.
- Знаешь, на моей памяти ещё ни один из первокурсников не спрашивал об этом в первый же день. Если не секрет, зачем тебе? – она смерила меня заинтересованным взглядом.
- Надо знать местность, где живёшь. Мало ли что может случиться, – выдал я ещё одну причину, не такую постыдную, как моя фобия.
- Хм… Похвально. Хотя это и не все причины, - хитро прищурилась староста. – Но это твоё личное дело. Не буду лезть. А теперь смотри.
Джемма подошла к участку стены, ничем не отличающемуся от остальных, огляделась и, не обнаружив посторонних, торжественным шёпотом произнесла:
- Иду сетями плетущего!
Стена дрогнула, всколыхнулась, будто перед нами была не каменная кладка, а стена жидкости, и замерла.
- Всё, теперь можно проходить, - девушка просунула руку по локоть в стену и вытащила обратно. – Чтобы закрыть проход просто скажи “благодарю плетущего”. Только не забудь! Этот проход служит только слизеринцам, и будет очень обидно, если кто-то из других факультетов на него нечаянно наткнётся. По этой же причине никому о нём не рассказывай, кроме наших. Вот если найдёшь какой-нибудь новый проход… Этим знанием можешь располагать как хочешь. Хоть по громкоговорителю объявляй.
- Хех, жирно будет всем слишком, по громкоговорителю то, - усмехнулся я. – Но старост я предупрежу. Некоторых. Особо красивых.
Джемма улыбнулась и кивнула. Всё просто. Информация за информацию. Я тебе, ты мне. Спасибо можно не говорить.
- Кстати, а какая у этих ходов протяжённость? И как там быстро сориентироваться?
Оказалось, что проходы сетей плетущего, или просто Сеть, как её называли слизеринцы, пронизывала всю школу. При этом, ходы были облагорожены: каждый вход-выход и перекрёсток были снабжены подробными указателями, а в правилах хорошего тона у пользователей тайных коридоров было очищать запылившиеся проходы, по мере их загрязнения.
- Эльфы в тайных ходах почему-то не убирают, - пожала плечами девушка. – А лазать по тёмному, увешанному паутиной и заполненному пылью проходу как-то не очень… по слизерински. Если можно сделать свою жизнь комфортней, почему бы не воспользоваться шансом?
Попрощавшись со старостой и уверив её, что вернусь до начала комендантского часа, я отправился исследовать Сеть. Коридоры действительно были вычищены до блеска и просто утыканы указателями. Так что долго поплутать у меня не получилось – всего за час я досконально исследовал все нужные мне проходы, а за два – оббежал всю Сеть, исключая длинные коридоры, ведущие куда-то из замка. Таких было аж шесть штук, и я обещал себе заняться ими в выходные. Выходы из Сети был сделаны по одному образцу и весьма удобно. Они располагались в неприметных закутках и “жидкая” стена была прозрачна со стороны тайного коридора. Достаточно было дождаться, когда никто не будет маячить перед входом и выскользнуть из прохода, не привлекая к себе внимания. Похожая система используется на вокзале “Кинг Кросс”, только там она потопорней и послабей будет.
На следующий день слизеринцам оставалось только удивляться, каким образом я, не попадаясь на глаза остальной группе, успеваю приходить на уроки первым. Я строил загадочное выражение лица, а однокурсники качали головами и завистливо бурчали: “родовая магия”.


*Родственники дементоров получают несколько интересных способностей, среди которых и возможность питаться чужими негативными эмоциями. Согласно справочнику БВА****, охотясь, дементор отравляет свою жертву, воздействуя на её ауру. Эффект воздействия – иррациональный ужас, упадок сил и стресс. Таким образом, можно сказать, что яд дементора выполняет те же функции, что и яд паука – приготавливает жертву к трапезе.
** Газетная утка, согласно которой в дорогих ресторанах Китая можно заказать весьма экзотическое блюдо “Суп из младенца”. Из чего оно готовится, думаю, объяснять не нужно.
*** Лут (от англ. Loot – добыча) – слово из игрового жаргона, означающее “обобрать”.
**** Справочник БВА – Большое Воображение Автора или Больное Воображение Афтора. В зависимости от контекста.



И тут зельевар понял, что белена в зелье была явно лишняя...
 
Silver_Lis_MBAДата: Среда, 20.05.2015, 22:34 | Сообщение # 6
Подросток
Сообщений: 6
« 6 »
Глава 5. Змеиный полёт.

- О, да, - усмехнулся Снегг. – Гарри Поттер. Наша новая знаменитость.
Мда. Вот и он. Тот самый урок зельеварения из канона. Затемнённый холодный кабинет, банки с заспиртованными животными на полках, запах трав и детского страха в воздухе и мрачный профессор, угнетаемый противоречивостью собственных эмоций. Никогда не понимал этого типа. Понятна его ненависть к отцу Гарри. Травить одного группой только за то, что он учится на враждебном факультете и у него не хватает связей, чтобы защититься – подло и низко. Мало того – Поттер ещё и любимую девушку увёл. Для тёмного этих причин достаточно, чтобы прибить. Но чем провинился перед ним Гарри? Тем что когда-то у принца-полукровки не хватило смелости набить старшему как-там-его-зовут Поттеру морду? Нет, ну не можешь набить (один против четверых мародёров – проблематично) – прокляни в тихую. На крайняк найми киллера. Профессионал стоит дорого, но выполнит свою работу так, что комар носа не подточит. Но не выдавать же местоположение любимой психу с манией величия, мечтающему убить её сына, на которого у тебя нет совершенно никаких рычагов давления? Глупо и непрофессионально, вот что значит недостаток тёмного воспитания!
А теперь он злится на Гарри… Хотя, по всем негласным законам чистокровных, это Гарри должен мстить Снеггу за пособничество убийце родных. И у последнего Поттера есть все причины ненавидеть Снегга, хоть он о них и не знает.
Но меня больше интересует другое. Что с этим делать мне? Можно оставить всё как есть и каждый урок зельеварения слушать придирки и нотации к Поттеру. Будь он каким-то левым персонажем, меня бы это совершенно не заботило. Жизнь не справедлива и с подобными гадами-преподами встречаются 99% школьников. Встречаются и как-то переживают эти встречи. Но я-то Гарри уже заочно записал в свои друзья… и мне и так, из-за моего поступления на Слизерин будет трудно втереться к нему в доверие. А значит свою лояльность нужно показать уже сейчас. Но как? Есть одна мысль…

***
Взгляд со стороны.
- О, да, Гарри Поттер. Наша новая знаменитость.
Названный ученик озадаченно посмотрел на профессора, не понимая, чем заслужил эту издёвку. То, что Снегг невзлюбил его с самого начала, он понял ещё по тяжёлому взгляду преподавателя в день распределения. Но за что? Может профессор хотел, чтобы Гарри распределился на Слизерин? Других причин для такого отношения Поттер просто не видел.
Со стороны слизеринцев послышалось издевательское хихиканье. Повернувшись на звук Гарри встретился со злорадными взглядами Драко и его приспешников. И одним сочувствующим. От Дэфа.
Когда Алекса распределили на Слизерин, Гарри расстроился. Тёмный маг показался ему совсем не злым и очень интересным. Пусть даже Рон и называл его жутким. Поттеру казалось, что они могли стать хорошими друзьями.
- Алекс Дэф.
- Здесь, сэр! Ваша вторая знаменитость!
Снегг недовольно смерил взглядом жизнерадостно улыбающегося во все сорок два зуба мальчишку и начал вступительную лекцию. Гарри ошарашенно посмотрел на тёмного и тот ободряюще ему подмигнул. А может не всё ещё потерянно? Надо обязательно поговорить с Алексом после урока.
То, что происходило дальше, стало для Гарри кошмаром. Профессор задавал ему вопросы, на которые ученик не мог ответить и с презрительным выражением лица комментировал это незнание. Мальчишка стоял перед классом, красный как рак, но из последних сил не отводил взгляд от чёрных глаз Снегга.
Закончилось всё штрафным очком на счёт Гриффиндора. А ведь Гарри всего лишь сказал, что Гермиона, в отличии от него, точно сможет ответить на очередной вопрос. Но профессор почему-то назвал это наглостью.
После того, как Гарри сел на место, и ученики записали правильные ответы на заданные Снеггом вопросы, преподаватель разбил их на пары и дал задание приготовить простое зелье для исцеления фурункулов. Гарри поставили вместе с Роном, и они старательно выполняли каждый пункт рецепта, надеясь не привлекать к себе внимание мрачного профессора. Но Снегг чёрной тенью кружил по классу, критикуя всех и вся, и чаще всего, почему-то, оказывался возле котла Рона и Гарри. Причём в самые неудобные для этого моменты.
- Поттер! Сколько можно пялится на рецепт? Поверьте, ничего нового там не появится. Здесь чётко написано: десять клыков змеи растереть до состояния порошка. Так в чём проблема? Или вы разучились считать?
- Уизли! Прежде чем взвешивать листья крапивы, вы должны были уравновесить весы. Разве невидно, что эта чаша чуть ниже? Видимо вам, Поттер, придётся поделится очками со своим новым другом.
Гарри с Роном так погрузились в рецепт, что не услышали тихую перепалку между Малфоем и Дэфом, поставленными Снеггом в пару.
- Не ссы Драко, я точно знаю, что делаю!
- Но такого нет в рецепте! Смотри, цвет не должен быть таким.
- Пффф! Всё точно по рецепту! И цвет такой, какой нужно! Просто рецепт не тот…
- А какой рецепт? Что это значит, Дэф? Малфой? – Снегг буквально материализовался перед котлом экспериментаторов.
- Профессор, - поморщился Алекс. – Можно по тише? На данном этапе зелье живого кошмара очень нестабильно…
- ЧТ… что? – перешёл на шёпот побледневший профессор. – Это невозможно! Набор реагентов похож, но для живого кошмара нужен один очень редкий ингредиент – кровь дементо… О, Мерлин!
Преподаватель испуганно отшатнулся, но быстро взял себя в руки и повернулся к классу.
- Так, все, быстро и тихо выходите из кабинета и расходитесь по своим гостиным. Без паники, без шума. Вещи заберёте потом… если будет что и откуда забирать… Вы ещё здесь? Быстро!
- Ээээ… а как же зелье? – обиженно протянул Дэф.
- Я сам закончу. А с вами я ещё поговорю! Быстро на выход!
Не задавая больше лишних вопросов класс высыпался из кабинета и молча потопал вверх по лестнице. Вскоре он разделился – слизеринцы отправились на свой факультет, а гриффиндорцы продолжили подниматься.
- И что это было? – шёпотом задал вопрос Рон, впрочем, не надеясь на ответ.
- Зелье “живой кошмар”. Крайне нестабильно на определённом этапе создания. От громкого звука рванёт так, что не помогут никакие защитные чары. Но, к сожалению, не заменимо если нужно отпугнуть от себя крупных хищников, вроде драконов. Или при допросах, когда требуется создать определённую атмосферу… – ответили сзади.
Позади них приветливо лыбился тёмный маг. Странно, но Гарри мог поклясться, что видел, как он ушёл в сторону гостиной Слизерина вместе со своим факультетом.
- И ты готовил такое опасное зелье без разрешения преподавателя?!! Да… да… Да это же против правил! – как рядом с отбившимися от группы мальчишками оказалась Гермиона, они тоже не заметили.
- Круто! А заучек, между прочем, никто не спрашивал, - возмутился вездесущностью Грэйнджер Рон.
Гермиона фыркнула и удалилась в сторону гостиной Гриффиндора. Дэф покачал головой.
- Зря ты так. Она, как-никак, леди. А зелье бы не рвануло. Знаю я один секрет…
- Спасибо.
- За что?
- Ну… - Гарри почесал макушку. – Много за что. За то, что выгнал Малфоя из нашего купе, за то, что рассказал про факультеты и распределение, за то, что не смеялся надомной на зельеварении. Ты и зелье неправильное сварил, чтобы от нас Снегга отвлечь, да?
- Скажем так, - усмехнулся Алекс. – Мне просто стало завидно, что он уделяет вам столько внимания. Но думаю теперь профессор побоится надолго отходить от моего котла.
- Влетит же тебе… - протянул Рон. На что Алекс просто отмахнулся.
- Меня ему не испугать. Мда… - Дэф неуверенно замялся. - Я вообще-то спросить хотел… Будете моими друзьями?
- Нуууу… ээээ… - Гарри и сам хотел задать этот вопрос, но потом вспомнил, что Алекс учится на Слизерине, а там вряд ли к подобной дружбе проявят понимание.
- Если не хотите – я пойму, - грустно усмехнулся Дэф. –Вас наверно всем факультетом за дружбу со слизнем затравят.
- Нет, нет! Я не против быть твоим другом! – поспешил объяснится Гарри. - Но… разве тебя самого не затравят?
- Меня?!! Да кто посмеет! – Алекс сделал зверское лицо, но не выдержав хрюкнул и рассмеялся. – За меня можешь не бояться. Так, значит, друзья?
- Друзья, - Гарри пожал протянутую руку. Рон замешкался, но вздохнув, с какой-то обречённой решимостью повторил действие Поттера.
- Мы сегодня к Хагриду собирались сходить. Это Хогвартский лесничий… Ты с нами?
- Прости, сегодня без меня. Думаю, когда Снегг закончит с зельем, то найдёт, чем меня занять, - поморщился Дэф. – И вам лучше вместе со мной ему в поле зрения не попадаться. Так что как-нибудь в другой раз.
Договорившись встретится на завтраке в субботу, ребята разошлись по своим гостиным.

***
Алекс.
Интересно, на сколько его ещё хватит? Снегг ругается уже минут сорок. При этом я узнал о себе столько нового… Ведь за всё это время профессор не разу не повторился. И при этом не единого мата! Но всё так тонко, образно, живо… Куда там его вступительной лекции о сваренном триумфе, разлитой по флаконам известности и заткнутой пробкой смерти. Хотелось взять блокнот и записать. Но боюсь в данном контексте просьба “помедленней, профессор, я записываю” прозвучит как издёвка. И Снегг не выдержит и перейдёт к рукоприкладству. Так что слушаем и запоминаем.
- …В Слизерине не принято выводить внутренние проблемы на общественный суд. Так что к директору я вас не поведу. Но подробно опишу этот инцидент в письме вашим родителям…
Огорчить его или нет? Если даже сова и долетит до нашего менора (что маловероятно – Кобри не дремлет), то реакция моих родных будет, мягко говоря, отличаться от реакции обычных людей на письмо из школы…
- …Назначаю вам месяц отработок. Будете приходить каждый день в пять часов вечера. Надеюсь, это слегка остудит ваш пыл и жажду к экспериментаторству. Можете идти.
И это всё? Чёрт, ведь так хорошо шёл… а концовку скомкал. Где экшен, взрывы, пафос и превозмогание? Скучно и предсказуемо получилось. Я огорчён.
Видимо в моих глазах что-то такое читалось, что профессор скривился ещё больше.
- Дэээффф… - угрожающе прошипел он.
- До свидания, профессор! – вылетая из кабинета протараторил я. Драться со Снеггом не входило в мои планы.
В гостиной меня уже ждали. Стоило мне войти, как меня окружили однокурсники и начали выпытывать подробности. И не смотря на все мои попытки шипеть, рычать, скалить зубы и даже отпускать ауру страха – малолетки вцепились в меня, словно клещи. Ещё неделя не прошла, а меня уже никто не боится! Куда катится этот мир?

***

Утро субботы принесло мне кучу ненужной информации от мальчишек, сгорающих желанием поделится с кем-нибудь впечатлениями о вчерашнем вечере в гостях у полувеликана. На завтрак пришло довольно мало народу, так как остальные, видимо, решили отоспаться. Поэтому я, проигнорировав красноречивые взгляды со стороны гриффиндорцев, подсел к увлечённо переговаривающимся Гарри и Рону.
- О чём болтаете? – легкомысленно спросил я, после чего утонул в мало связном повествовании от возбуждённой малышни.
Если пересказать кратко, весь смысл сводился к нескольким фактам: у Хагрида классный пёс, кексами его готовки можно забивать гвозди, Филч – старый мерзавец, Хагрид знает, почему Снегг ненавидит Гарри, но скрывает это, какой-то нехороший тёмный маг (не как ты, Алекс, а реально злой!) что-то хотел спереть из Гринготтса, но обломался, так как это “что-то” Гарри и Хагрид забрали из сейфа буквально за несколько часов до ограбления, но что это было Хагрид тоже не хочет рассказывать.
Ну да, конечно, тёмный маг! Пффф! У прессы всегда так – если преступление, то обязательно виноват тёмный. Что-то я сомневаюсь, что гоблины разрешили магам провести полноценную экспертизу оставленных грабителем следов магического воздействия. Или, что поделились результатами своей экспертизы. Гоблины народ довольно скрытный, и не любит, когда в их дела лезут. Почти также, как не любят, когда вторгаются на их территорию. Так что нашего любимого профессора ЗОТИ они будут днём с огнём искать. А когда найдут – снимут образец магии, выпытают, как обошёл защиту, откроют счёт на его имя, переведут пару сотен галлеонов и предложат постоянное сотрудничество. В Гринготтсе вполне официально существует профессия, где маги постоянно выискивают бреши в банковской защите. Опасная, конечно, работёнка, но оплачивается не хуже, чем у разоружителей охранных проклятий.
Потом речь зашла о уроках полётов, начинающихся со вторника, и я, вспомнив кое-что из канона, повёл мальчишек в зал наград.
- И что мы здесь ищем? А, вот, смотри! Это мой брат, Чарли. Он был ловцом в команде факультета, - пока я искал, Рон подвёл Гарри к одной из колдографий с командами по квиддичу, и увлечённо тыкал в стекло пальцем.
- А близнецы сейчас загонщиками играют. Жаль, на первом курсе в команду не попасть. Вот на втором я обязательно попробую! Если места будут, конечно. У меня полёты в крови!
- И не у тебя одного, - усмехнулся я, наконец найдя то, что искал. – Смотри Гарри!
Последний Поттер непонимающе уставился на показанную ему колдографию, потом его глаза пробежали по подписи с именами состава команды Гриффиндора, и взгляд лихорадочно забегал по лицам игроков.
- Думаю, это тот, с чёрными волосами. Он довольно сильно на тебя похож.
Гарри кивнул, не отрывая взгляда от показанного мной человека. Судя по его решительному взгляду, он либо решил пойти по стопам отца и стать ловцом Гриффиндора, либо сегодня ночью спереть эту фотку с единственным известным ему изображением хотя бы одного из родителей.
- Хочешь, я попрошу прислать мне из дома специальную бумагу, и мы скопируем эту колдографию? – я решил на всякий случай предупредить второй вариант.
- Да? Так можно сделать? Спасибо!

После зала наград мы сходили в библиотеку, где ни я, ни малышня ещё не были. Количество книг действительно впечатляло. Как и размеры помещения – оно было явно больше, чем должно было быть по плану замка. В общем, здесь явно хорошо поработали с расширяющими чарами. Даже страшно представить, сколько энергии поглощают здешние магические плетения. Видимо, работали они по типу энергетического вампира – брали часть энергии из посетителей библиотеки. Гарри и Рона же больше удивили перелетающие с полки на полку и переговаривающиеся между собой шелестом страниц книги.
Затем меня чёрт дёрнул сказать о том, что замок переполнен всевозможными тайными помещениями и проходами. Дети сразу загорелись идеей найти хотя-бы один. Мерлин! Я был близок к тому, чтобы сдать малышне Сеть, ибо сил таскаться с ними по пыльным углам и прощупывать все подозрительные стены у меня уже не было. Как и сбежать от них – меня, как единственного знакомого тёмного мага, что в сознании мелюзги было равносильно специалисту по всему таинственному, наотрез отказались отпускать, удерживая под угрозой “а мы тебе тоже тогда ничего рассказывать не будем!”. Нет, конечно, угроза маловероятная, но вдруг? Я довольно плохо помнил канон, а постоянно таскаться за малышнёй, чтобы не упустить ничего важного у меня не было никакого желания.
Спасли меня, как это не печально (не для меня печально, для Снегга), отработки по зельеварению. Беднягу профессора аж всего перекосило, когда я влетел в кабинет с широкой улыбкой на лице. Выдав мне котёл, жутко изгвазданный в чём-то плохо оттираемом, и крепко наказав вычистить его к своему приходу до зеркального блеска, при этом не используя магию, он, не увидев на моём лице ни тени разочарования, скривился ещё больше и свалил из кабинета.
Я усмехнулся. Любого другого исчезновение преподавателя из кабинета спровоцировало бы на использование очищающей магии на злосчастном котле. Так как чистить его вручную – занятие нудное и неприятное. Но я чётко различал запах “сладкого сна”, снотворного, известного своей стойкостью и отсутствием побочных эффектов, что делало его незаменимым для медиков. Но при готовке, после себя он оставляет вот такой налёт, впитывающий, как губка, магию. Причём, чем больше магии он впитает, тем труднее его становится оттирать. Другие зелья его тоже не растворяют, либо растворяют вместе с котлом. Так что, в данном случае, даже лучшие зельевары берутся за щётки и работают руками. Ну, либо скидывают эту малоприятную работёнку на плечи подмастерьев. Мне тоже приходилось с этим сталкиваться, когда я помогал отцу в лаборатории, так что дело было привычным.
Вернувшийся через час Снегг чуть ли не под чарами увеличения рассмотрел безукоризненно чистый котёл и, прорычав что-то невнятное, выставил меня из кабинета. Я, пожав плечами, отправился в сторону гостиной факультета.

***

Взгляд со стороны. Больничное крыло.

Этот вторник не заладился ещё с самого утра. По крайней мере так думала мадам Помфри, провожая взглядом удаляющегося профессора зельеварения.
Началось всё с профессора Квиррелла. Кто-то навесил на беднягу заклятие-спотыкач. Всё бы ничего, заклятие примитивнейшее, действует всего один раз после чего очень легко снимется, но, когда профессор споткнулся, вместо того, чтобы выставить руки вперёд и смягчить падение, он зачем-то схватился за свой странный головной убор. Так что падение смягчил нос уважаемого профессора. И это всё на глазах учеников, пришедших на завтрак, и всего преподавательского состава. Хорошо, что директор одним движением остановил кровь и направил беднягу к ней в больничное крыло. Правда сам пациент оказался отнюдь не простым и Помфри так и не удалось уговорить его снять эти тряпки с головы, чтобы проверить её на наличие повреждений.
Потом, почти полным составом, заявился третий курс Гриффиндора. У негодников должна была быть проверочная работа по трансфигурации, но вместо того, чтобы повторить пройденный материал и честно написать контрольную, ученики закупились простудными леденцами у широко известных рыжих близнецов. Которые, видимо, находились только на стадии разработки, а потому заболеть, прогульщики, заболели, как только взяли конфету в рот, а вот выздороветь, выплюнув её, не смогли.
Но, если подобные выходки близнецов были обычным делом, то заявившаяся в больничное крыло профессор трансфигурации с абсолютно теми же симптомами, что и у её учеников, довольно сильно удивила бывалого школьного медика.
К трём часам у Помфри закончились все противопростудные средства, а в больничном крыле побывал весь преподавательский состав, исключая Дамблдора и Снегга. К счастью, на этом кашляющее и шмыгающее носом паломничество закончилось. Зато пришли Трюк с первокурсником. Мальчик упал с метлы, и если бы не вовремя произнесённое заклинание, смягчившее землю под местом падения, то простым испугом гриффиндорец бы не отделался. А так всего лишь пришлось дать Невиллу успокоительное и отпустить отлёживаться в спальне факультета. Трюк ушла, но почти сразу пришла обратно с ещё одним больным. На этот раз это был первокурсник из Слизерина. И это явно было не падение с метлы. Пальцы мальчика были больше похожи на вытянутую лапшу. Они были неестественно удлинены и абсолютно лишены костей. С некоторым трудом Помфри узнала старое охранное заклинание, бывшее популярным ещё среди ровесников её деда. И где его только откопали? Наложивший заклинание маг легко мог его снять, надо было всего лишь знать ключевое слово. Но, так как виновника происшествия как раз и не наблюдалось, пришлось действовать косметическими средствами – уменьшить пальцы заклятием и влить в ученика стакан с костеростом.
Вечером, когда уставшая медсестра думала уже, что все проблемы закончились, в кабинет заявился взлохмаченный и мелко дрожащий профессор зельеварения. Оглядываясь по сторонам полными ужаса глазами он дрожащим голосом попросил успокоительного. Получив от находящийся в полном ступоре медсестры вожделенный пузырёк, ужас подземелий выпорхнул из больничного крыла и исчез во тьме коридоров, словно страшный сон. Помфри ещё некоторое время всматривалась вслед ушедшему профессору, но потом вздохнула и достав ещё один пузырёк с «сладким умиротворением» заперла за собой двери медпункта. На сегодня приём окончен!



И тут зельевар понял, что белена в зелье была явно лишняя...

Сообщение отредактировал Silver_Lis_MBA - Среда, 20.05.2015, 22:46
 
BL_BerkutДата: Среда, 20.05.2015, 23:09 | Сообщение # 7
Снайпер
Сообщений: 140
« 128 »
Браво...заряд позитива получил. Жаль что это единичная выкладка такая и дальше только по главам =(
 
Mara4870Дата: Пятница, 22.05.2015, 20:57 | Сообщение # 8
Подросток
Сообщений: 11
« 7 »
Предупреждение о первом фике можно, на мой взгляд, убрать smile Мне все нравится: сюжет, герои, юмор, рояли smile Подписываюсь.
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Сумасшедший дом (Джен, юмор, ОМП, попаданец в семью тёмных магов.)
Страница 1 из 11
Поиск: