Сломанный мир - Хранилище свитков - Гет и Джен - Форум

Армия Запретного леса

Четверг, 23.02.2017, 16:48
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Сломанный мир (Гарри Поттер и другие, дарк, закончен)
Сломанный мир
lumos_maxДата: Суббота, 10.10.2015, 21:00 | Сообщение # 1
Подросток
Сообщений: 20
« 23 »
Название фанфика: Сломанный мир
Автор: lumos_max (то бишь я)
Бета : вроде бы не требуется (тест грамотности на КФ 90%)
Рейтинг: R
Персонажи: Гарри Поттер и другие (часть из канона, часть мимо пробегала)
Тип: джен
Жанр: даркфик, драма, АУ (канон до 31 июля 1991)
Размер: миди
Статус: закончен
Саммари: Когда Магия станет лишь сказкой в устах тех, кто ей не владеет, и инструментом в руках тех, кто забыл самую ее суть, в Мир придет Дитя. Пройдя трудный путь потерь и предательств, его душа не потемнеет и не озлобится. Светом своим поведет он за собой народы и не будет более справедливого Главы, чем он. Но если отринет он свою судьбу, потеряет желание Жизни, берегитесь. Ибо вслед за своим Дитя уйдет из Мира и Мать его - Магия.
Предупреждения: смерть главного героя, смерть других героев, гибель волшебного мира и т.д.



Сообщение отредактировал lumos_max - Пятница, 22.01.2016, 17:58
 
lumos_maxДата: Суббота, 10.10.2015, 21:01 | Сообщение # 2
Подросток
Сообщений: 20
« 23 »
Глава 1

В доме № 4 по Тисовой улице, что в городке Литтл Уингинг графства Суррей было тихо и спокойно. Все обитатели дома в данный момент отсутствовали. Все, кроме маленького мальчика, которого звали Гарри Поттер. Сегодня ему исполнилось одиннадцать лет, и этот день рождения был по-настоящему волшебный.

Все началось несколько дней назад, когда в утренней почте кроме обычных каталогов, счетов и прочих писем обнаружилось одно крайне необычное письмо. На конверте утверждалось, что это послание направлено из волшебной школы Хогвартс на имя Гарри Поттера, проживающего в чулане под лестницей. Гарри не успел распечатать письмо, так как его отобрал дядя. Взрослые после этого долго ругались, а мальчику было интересно, откуда отправитель знает его адрес вплоть до того самого чулана, и что это за школа такая – Хогвартс? Письмо ему так и не отдали, зато переселили в комнатку на втором этаже. Она была очень маленькой, выходила дверью прямо на лестницу, зато в ней было окно и хватало места не только на кровать, но и на шкаф, тумбочку и пару книжных полок. О таком подарке судьбы мальчик не мог и мечтать.

На следующий день история с письмом повторилась, а вместо чулана под лестницей была указана та самая маленькая комната на втором этаже. Это письмо Гарри тоже не дали прочитать. А потом… потом писем стало так много, что дядя вроде как сошел с ума, и им пришлось уезжать из дома. Пару раз они останавливались в гостиницах, а на утро горничные или администратор вручали им стопку писем с именем Гарри Поттера в качестве адресата. В конце концов, семья оказалась посреди маленького островка с маяком и какой-то древней хижиной. Дядя довольно жмурил свои маленькие глазки, заявляя, что тут-то эти «ненормальные» их не достанут. Кто такие эти ненормальные, Гарри не понял, но скорее всего это были те, кто посылали ему все эти письма. Мальчик поразился их настойчивости, вряд ли их нынешнее местоположение станет преградой для новой партии восхитительных конвертов.

Ровно в 12 ночи раздался оглушительный стук в дверь… Так Гарри познакомился с великаном Хагридом и узнал, что он не «Гарри, просто Гарри», а самый настоящий волшебник, к тому же довольно знаменитый. Где-то на краю сознания промелькнула мысль: «Где были эти волшебники, раз я такой знаменитый, все эти 11 лет?», но тут же пропала, погребенная кучей эмоций от посещения Лондона, Косой аллеи, банка Гринготтс со страшными, но довольно интересными гоблинами. От посещения сейфа в голове вновь возникла мысль: «Если я такой богатый, то почему все это время родственники попрекали меня каждым куском хлеба, заставляли носить обноски братца Дадли и жить в чулане?» А потом были магазины, в которых ему купили новые(‼!) мантии, кучу учебников и ВОЛШЕБНУЮ (на самом-самом деле, волшебную) палочку! Получив от Хагрида в подарок огромную полярную сову (вот Дурсли удивятся), порцию вкуснейшего мороженого и билет на поезд, который отвезет его в удивительный мир магии, Гарри отправился домой.

К его удивлению, родственников там не было, по-быстрому слепив себе несколько бутербродов, мальчик отправился в свою новую комнату разбирать покупки. Теперь у него было что разложить в шкафу и книжных полках, а палочку он положит в тумбочку рядом с кроватью, чтобы можно было любоваться ей перед сном. Эх, жалко, что он не знает пока ни одного заклинания, а так наложил бы на Дадли или дядю что-нибудь посильнее, чем поросячий хвостик. А сову он прямо сейчас выпустит полетать, пусть соседи гадают, откуда в их полосе взялась полярная сова, да еще такая крупная и очень красивая.

***

Вернон Дурсль возвращался домой в плохом настроении. От всей этой сумасшедшей истории с непонятно откуда берущимися письмами он уже несколько дней не высыпался, не доедал и не смотрел свой любимый телевизор, что было даже неприятнее, чем недоедание и недосыпание вместе взятые. А сегодня ночью чаша его терпения переполнилась. Какой-то великан (или как еще можно назвать этого переростка?) ворвался в хижину, в которой они прятались, выбив дверь, наорал на них, сломал ружье, а напоследок на-кол-до-вал (при упоминании этого слова Дурсль передернулся, по его мнению, магия – это самое ненормальное, что только можно было представить на Земле) его любимому сыночку хвост! Маленький, кругленький поросячий хвостик. А когда утром они собирались вернуться домой, то выяснилось, что то лохматое чудовище, прихватив с собой ублюдка-племянника, пропало вместе с лодкой. Ему пришлось несколько часов бегать вдоль берега с криками, чтобы жители деревеньки на побережье обратили на него внимание и прислали спасателей, в то время как Петуния утешала голодного и жутко расстроенного по причине наличия хвоста Дадлика.

Сразу возвращаться домой семья не стала, вместо этого решили сначала обратиться в клинику по поводу операции удаления этого… этого… не важно чего. В первой клинике нужного врача не оказалось, во второй над ними так громко смеялись, что Петуния буквально силой потащила мужа с сыном в машину, клятвенно пообещав нажаловаться на гадких хамов и непрофессионалов в этот, как его там, профсоюз, и пусть их потом уволят или хотя бы лишат премии. В итоге до третьей клиники они добрались, когда солнце уже садилось за горизонт. К счастью, врач оказался на месте и даже согласился провести операцию прямо сейчас, но отпускать пациента сразу после этого отказался наотрез. Скрепя сердце, Вернон согласился оставить Петунию вместе с сыном до завтра, а сам отправился домой.

С этими мыслями Дурсль подъехал к дому и обнаружил, что в комнате, которую они выделили племяннику, горит свет. В душе Вернона всколыхнулась ненависть к маленькому паршивцу: они растили, кормили, заботились о нем долгие одиннадцать лет, а он при первой же возможности бросил их, исчезнув в непонятном направлении. Придется показать ему, кто в доме хозяин, и преподать очередной урок послушания.

***

Новые книги были такими интересными, что Гарри совершенно потерял счет времени. Поэтому, когда на лестнице раздался скрип ступеней, мальчик с ужасом соскочил с кровати и кинулся прибирать обновки, но было слишком поздно. Дверь в комнату распахнулась от резкого удара, и в нее ворвался дядя.

Увидев в комнате племянника кучу новых вещей и книг, Вернон пришел в бешенство. События всех прошедших дней скрутились в одно целое, заставив голову выдавать совершенно бредовые мысли, взгляд с вороха одежды перешел на стопку книг, с них на большой сундук в центре комнаты, а следом – на мальчика, стоящего в углу напротив входа. Ненависти нужна была цель, и она была найдена.

– Ты! Уродец! Неблагодарная тварь! Так ты относишься к нам, да?! Или мы для тебя не слишком хороши? Откуда все это? Украл?!

– Дядя, это не то, что вы подумали, - Гарри еще не осознал, что спорить с родственником в данный момент бесполезно, да и просто опасно. – Эти вещи мы купили с Хагридом, ну, тем самым великаном, на Косой аллее. А деньги взяли в банке, которым управляют гоблины. И вообще, я скоро от вас уеду учиться магии в школу для таких же волшебников как я, так что вы больше меня не увидите, раз…

Во время речи мальчика Вернон Дурсль краснел, пыхтел, лицо его искажалось от ярости, а на последних словах глаза заволокло кровавой пеленой.

– Великан? Вот тебе великан! – от мощного удара Гарри отлетел в сторону, – Косая аллея? – треск разрываемых мантий было, наверное, слышно и у соседей, – Гоблины? – аккуратная стопка учебников разлетается по комнате, а первый попавшийся разрывается на несколько частей. – Будет тебе магия, все будет, урод! – Под руки попалась тонкая деревянная палочка, мгновение и с громким треском она ломается на две половинки, соединяемые каким-то пером.

- Неееет‼!

Удара дяди Гарри не ожидал, его никогда так не наказывали, обычно прилетало дядиным ремнем, когда он делал что-то необычное или приносил оценки лучше, чем у Дадли. Иногда получал тумаки от тети Петунии, если подгорала еда или не все сорняки были выполоты. Но чаще всего в качестве наказания его просто лишали еды и запирали в чулане. Поэтому вспышка гнева родственника оказалась для мальчика неожиданностью. Со слезами на глазах Гарри смотрел, как уничтожается его имущество: вот превратились в рванье замечательные новые мантии, в которых он должен был ехать в школу, вот разорваны на клочки интересные учебники, которые он практически даже не открывал. Как же так, почему дядя это делает? Ведь это же не его вещи? А как же он поедет в школу?

В тот миг, когда дядя схватил в руки палочку, в голове Гарри вспыхнуло понимание, что сейчас его мечта о новой жизни в волшебном мире будет уничтожена, растоптана. Ничего лучше этого в его жизни не было и не будет.

- Неееет‼! – с отчаянным криком мальчик бросился на взрослого в надежде спасти то единственное, что осталось от его связи с волшебным миром, но не успел. Его палочка, та самая замечательная, потрясающая волшебная палочка, что умеет выпускать снопы разноцветных искр, та самая палочка, что была сестрой другой волшебной палочки, оставившей ему шрам на лбу, палочка, которой можно было наколдовывать невероятные вещи, была уничтожена. Мир мальчика рухнул в единое мгновение.

С криком «Паршивец!», похожим на шипение, Вернон схватил мальчишку и отшвырнул в сторону. Тренькнула нить в паутине мойр, один из узелков неожиданно для богинь судьбы оказался слишком слабым и не выдержал нагрузки. Маленький изъян привел к непоправимым последствиям, которых никто не мог ожидать. На пути Гарри оказалась распахнутая дверь, ведущая прямо на лестницу, и мальчик, пролетев по ней, несколько раз перевернувшись в падении, перекрученным куском плоти рухнул у ее подножия.

Тучный мужчина, спустившись по лестнице, убедился, что ребенок еще дышит, подхватил легкое тельце на руки и, открыв дверцу чулана под лестницей, закинул его туда. Заперев дверь на замок, Вернон Дурсль направился на кухню, выкинув мальчишку из головы. После сытного ужина мужчина поднялся в свою комнату, по пути захлопнув дверь напротив лестницы, и завалился спать.

В чулане под лестницей от ужасающей боли умирал маленький Гарри Поттер. Слишком сильны были повреждения, полученные ребенком: сломанные ребра в нескольких местах проткнули легкие, и кровь толчками вытекала из приоткрытого рта при каждом выдохе, из переломанных рук и ног торчали ужасающие осколки костей, внутренние органы от сильных ударов в нескольких местах превратились в кашу. Удивительно, что мальчик был в сознании, возможно, причиной тому была магия, пытавшаяся спасти своего носителя, но даже ей было это не под силу.

- Почему? Почему он так со мной? А волшебники, где вы? Пожалуйста, спасите меня, пожа… вы ведь не придете? Никто не придет. Я никому не нужен. Один, совсем один. Тогда… вы тоже мне не нужны. Никто не нужен! И магия ваша мне не нужна. Пропадите вы все…

Сделав очередной судорожный вдох, мальчик закрыл глаза. Его тело дернулось несколько раз, чтобы навеки замереть. Зеленые глаза под закрытыми веками потеряли свой блеск и помутнели. Прожив недолгую жизнь, полную обид и непонимания, потеряв свою семью и не обретя новой, не встретив друзей, не открыв для себя мир магии и чудес, Гарри Джеймс Поттер умер 31 июля 1991 в 23:57.

С тихим хлопком исчез защитный купол над домом № 4. Где-то в Шотландии, в кабинете директора Хогвартса остановился один из приборов, стоящий среди кучи подобных. В глубине Отдела Тайн, что в здании Министерства Магии, в Зале Пророчеств потухли все шары, кроме одного, вспыхнувшего тревожным красным цветом. Лопнувший узелок в паутине судьбы потянул за собой один, второй, третий… и вот уже вместо красивого узора одни неопрятные перепутанные нити. Мойры больше не властны над судьбами этого мира, да и самому миру оставалось совсем немного.
 
lumos_maxДата: Суббота, 10.10.2015, 21:02 | Сообщение # 3
Подросток
Сообщений: 20
« 23 »
Глава 2

Северус Снейп, преподаватель зельеварения и, по совместительству, декан факультета Слизерин в Хогвартсе, сидя на ужине в Большом зале, размышлял, в какой момент его жизнь покатилась под откос. Когда он согласился работать в школе, девять месяцев в году переполненной малолетними идиотами? Когда согласился служить Темному Лорду или донес до него пророчество, подслушанное в «Кабаньей голове»? Когда назвал свою лучшую подругу, а в перспективе любимую девушку и будущую жену, «грязнокровкой» в ответ на попытку помочь? Когда поступил в Слизерин, хотя шляпа настойчиво предлагала Равенкло? Или когда в возрасте десяти лет познакомился с двумя соседскими девчонками, одна из которых стала ему самым нужным человеком на Земле?

В любом случае, в список всех этих перипетий судьбы нелюдимого зельевара смело можно было добавлять тридцать первое июля – день рождения Мальчика-Который-Выжил (как его пафосно звали окружающие) или Чертова Поттера (как звал его сам профессор). Хоть он и в глаза не видел мальчишку, но уже заочно ненавидел и внес в список личных врагов, наравне с Дамблдором, пусть ему пусто будет, который каждый год в этот день затягивает шарманку о том, как здорово, что скоро в школу поступит замечательный добрый мальчик, так похожий на своих родителей.

От воспоминания о подруге детства мужчину передернуло. Сегодняшний вечер вечно раздраженный Снейп был готов посвятить убийству одного полувеликана, жалко что яды того не берут, как раз-таки из-за этого самого «полу». Оказывается, Дамблдор окончательно сошел с ума и не нашел ничего лучше, как отправить к мальчишке не преподавателя, а лесничего, да еще и такого недалекого. «Впрочем, им явно понравилось совместное времяпрепровождение», - мелькнула шальная мысль.

Вздрогнув при упоминании зеленых глаз мальчишки, Снейп бросил вилку с ножом на тарелку, промокнул губы салфеткой и поднялся из-за стола.

– Простите, но мне некогда выслушивать дифирамбы вашему Поттеру, меня ждут зелья для больничного крыла.

– Да-да, конечно, Северус, – Альбус Дамблдор, не оборачиваясь к зельевару, продолжил беседу с Хагридом. – Так ты говоришь, крайне милый мальчик и очень скромный? Чудесно, чудесно. И что ты ему подарил?

Снейп фыркнул, эффектно взмахнул гривой черных как смола волос и направился в подземелье. На самом деле, зелья были уже сварены и давно переданы в надежные руки школьной медведьмы, ему просто нужен был повод уйти из-за стола пораньше. Какое-то непонятное предчувствие терзало душу, и как бы мужчина не силился, никак не мог от него избавиться. Немного посидев над учебными планами, а затем почитав у камина, Снейп плюнул на всякие предчувствия, директора с его мальчишкой, и отправился спать. Стоило голове коснуться подушки, мужчина отключился, чтобы среди ночи вынырнуть из лавины невнятных образов и жутких кошмаров, преследующих его с десяток лет, от тихого «Северус».

– Кто здесь? Профессор Дамблдор? – в спальне было пусто, впрочем, в других комнатах тоже. – Наверное, показалось. – С этими словами Снейп вернулся в спальню, чтобы продолжить свой сон, но, неожиданно о чем-то задумавшись, зацепил плечом косяк, оступился и рухнул на пол, чудом увернувшись от удара об угол прикроватной тумбочки.

– Северус, - прошептал кто-то практически под самое ухо, - Се-ве-руссс…

Мужчина выругался: «Пивз, скотина, если это ты, то лучше бы тебе свалить отсюда, пока я не поднялся и не вспомнил парочку заклинаний от беспокойных призраков!» Ответа не последовало. С трудом поднявшись на ноги, Снейп чуть не рухнул обратно от резкой боли, вспыхнувшей в висках. «Да что с тобой, старая развалина», - обругал он себя, - «соберись уже и вали досматривать свои кошмары, времени до утра полно». Часы на полке показывали начало первого…

Сон оборвался резко, будто его и не было, боль в висках стала еще сильнее, к ней добавилось давящее чувство в груди. Через силу поднявшись с кровати и выпив пару успокоительных и обезболивающих зелий с прикроватной тумбочки, Снейп натянул на себя потертые джинсы и рубашку, в которых он чувствовал себя комфортнее, чем во всяких строгих мантиях, черт бы побрал этот устав, запрещающий одеваться так во время занятий.

– Северус, ты обещал мне… Помнишь, Северус?

Утихнувшая боль вернулась вновь с утроенной силой, мужчину затошнило, что-то буквально дернуло на себя в районе пупка и с легким хлопком выкинуло в каком-то незнакомом месте. Поборов приступ тошноты, Снейп осмотрелся. Вокруг, насколько хватало взгляда, влево и вправо по обе стороны улицы явно магловского городка тянулись однотипные дома. Надпись на почтовом ящике указывала, что перед ним дом № 4 Тисовой улицы. Размышляя, как он здесь оказался, Снейп подошел к дому и взялся за дверную ручку.

– Северус, обещай мне, – молодая рыжеволосая девушка стояла на пороге дома напротив черноволосого мужчины, застывшего на крыльце.
– Все, что угодно, ты же знаешь, Лили. Ради тебя – все, что угодно.
– А ради моего сына? – мужчина скривился, и девушка фыркнула. – Он не только сын Джеймса, Гарри и мой сын, ты помнишь?
– Как я могу забыть, когда мне никто не дает это сделать?
– Хотелось бы мне верить тебе, Северус, но ты же однажды предал меня, - невысказанное вслух «грязнокровка» полоснуло мужчину не хуже ножа.
– Я поклянусь, хочешь? Ради тебя, Лили, чем угодно поклянусь. Только прости меня, я не знал, я, правда, не знал…
– Клянись, поклянись мне своей жизнью, Северус Тобиас Снейп, что будешь заботиться о моем сыне и защищать его, если меня не станет.
– Клянусь! – мужчина опускается на колени. – Клянусь своей жизнью…


Как же он мог это забыть? В голове стучали барабаны. Дверь открылась от простой Алохоморы, и мужчина оказался внутри. Обычный дом со стандартной планировкой, видно, что хозяева заботятся о чистоте и уюте, причем даже чересчур. На фоне этой чуть ли не медицинской чистоты иррациональной картиной выделялись бурые пятна на светлых ступеньках лестницы, ведущей на второй этаж. И огромная лужа в самом ее основании. От увиденного мужчину мучительно стошнило прямо на ковер. Увидеть столько крови, а это была именно она, ее одуряюще железный привкус ощущался каждым вдохом, в доме, в который привела клятва, было страшно. Еще более страшным было обнаружить тонкую кровавую дорожку, ведущую к двери чулана под лестницей и внушительный замок на самой двери.

Замирая от жуткого предчувствия, Снейп с силой дернул замок на себя, и тот неожиданно легко вылетел из петель. Дверь открылась сама, явно приглашая заглянуть внутрь. А там… Снейпа снова стошнило… на некоем подобии кровати, весь переломанный, в крови, лежал мальчик. Судя по всему, ребенка просто зашвырнули внутрь и оставили умирать.

- Гарри, Гарри. Малыш, как же так. Да что же это… - забыв о том, что совсем недавно готов был ненавидеть этого ребенка, мужчина рухнул перед кроваткой на колени и прижал к себе худенькое тельце. – Прости меня, ребенок, прости, прости, прости…

Дальнейшее происходило перед Снейпом как в тумане. Вот он вызывает полицию по телефону, стоящему в прихожей. Вот на шум сирены подъехавшей скорой и патрульной машины выползает из своего комнаты Вернон Дурсль, а он рвется вверх по лестнице с единственной мыслью: «Разорвать, задушить эту тварь». Вот полицейские надевают на него наручники и усаживают на диван, кто-то из них ступает ногой в лужу крови, а затем по кровавому следу направляется к чулану. И вот напарник уже удерживает его от попытки сделать то, что не сумел Снейп. Кажется, врачи вкололи ему какое-то успокоительное, наручники сменили владельца, толстая туша хозяина дома смотрится удивительно гармонично, вбитая тяжелыми ботинками в пол. Приезжают еще патрульные машины, из-за дверей выглядывают любопытные соседи, пронюхавшие сенсацию в доме спесивых Дурслей, вечно смотрящих на окружающих свысока. Медики аккуратно достают тело ребенка из чулана, помещают на носилки и выносят из дома. Падающая в обморок Петуния Дурсль, вернувшаяся из клиники пораньше, чтобы любимый Вернон не остался голодным перед уходом на работу. Серые лица присутствующих, молоденький практикант-медик, которого выворачивает от увиденного в чулане. Мир вокруг стремительно темнел, звуки становились глуше.

– Сэр, вам нехорошо? Прилягте, сейчас вам сделают еще укол, и станет легче. Кто вам этот мальчик? – обращается к нему офицер полиции.

– Сын… - говорить становится трудно, - сын моей лучшей подруги. Я обещал присмотреть. Не уберег.

– Отдохните, сэр. Мы еще поговорим с вами. Сэр? Медики, мать вашу, мужчине плохо, где вы там прохлаждаетесь? – последних слов Северус Снейп уже не слышал.

***
У Марка Гринграсса как раз заканчивалось дежурство, когда на пульт диспетчерской поступил тревожный вызов: жестокое убийство ребенка, Литтл Уингинг, Тисовая, дом 4. По словам диспетчера, звонивший мужчина, судя по всему, находился в состоянии аффекта, так как бормотал что-то непонятное. Прихватив напарника, полисмен направился по адресу, указанному в ориентировке. К дому № 4 они подъехали вместе с машиной скорой помощи как раз в тот момент, когда высокий худой мужчина с длинными черными волосами бросился на светловолосого толстяка, судя по всему, хозяина дома – Вернона Дурсля. С трудом оторвав мужчин друг от друга, Марк застегнул на черноволосом наручники и усадил на диван, а напарник в это время поднимал с пола хозяина. Машинально бросив взгляд на ковер, Марк вздрогнул, обнаружив на нем кровавые следы, тянущиеся от подножия лестницы. Вернувшись к ней, он обнаружил тонкую дорожку, тянувшуюся в сторону дверки чулана, сейчас приглашающе распахнутой.

В будущем, каждый раз обсуждая с коллегами произошедшее тогда в Литтл Уингинге, Марк удивлялся, как он сам не убил этого моржа-хозяина. Распластанное тело мальчика, брошенное в чулане, как ненужная вещь, заставило железного полицейского, которого знакомые в шутку называли «непробиваемым», буквально взвыть от ужаса. С трудом поднявший Дурсля напарник отлетел в сторону, когда тяжелый ботинок Гринграсса впечатался толстяку в живот.

- Эй, приятель, Марк, ты чего? – мужчина лишь махнул головой в сторону чулана. Он узнал этого мальчика, даже не видя его ни разу в своей жизни. Марк Гринграсс был сквибом, поэтому жил в обычном мире. С детства мечтавший стать аврором, он исполнил свою мечту, став полицейским. А еще у Марка был брат и две замечательных племянницы: Дафна и Астория. Девочки с детства зачитывались книжками про мальчика, спасшего волшебный мир от злого волшебника. Гарри Поттер был ровесником Дафны. И уж конечно, любимого дядю, малышки не могли не просветить, что обязательно рассмотрят в школе знаменитый шрам в виде молнии, оставшийся от заклинания, убивавшего всякого, кроме малыша Поттеров. И вот теперь этот малыш мертв. Какая ирония, выжить после смертельного проклятия великого темного мага и умереть от руки простого магла.

Когда парамедики аккуратно уложили тело ребенка на носилки и понесли к выходу, в дом влетела женщина, судя по фотографиям, жена хозяина. С фразой «Что здесь происходит?» она повернулась в сторону выходивших из дома парамедиков, побледнела и рухнула в обморок. В этот же миг плохо стало мужчине, сидевшему на диване. Наручники с него уже сняли, врачи вкололи какую-то успокоительную гадость, видимо не подействовавшую или подействовавшую, но не так.

– Сэр, вам нехорошо? Прилягте, сейчас вам сделают еще укол, и станет легче. Кто вам этот мальчик?

– Сын… - мужчина закашлял, - сын моей лучшей подруги. Я обещал присмотреть. Не уберег.

– Отдохните, сэр. Мы еще поговорим с вами. Сэр? Медики, мать вашу, мужчине плохо, где вы там прохлаждаетесь? – Марк бросился к машине скорой помощи, еще не зная, что уже слишком поздно.

***

На суде, который состоялся буквально через неделю после ареста Вернона Дурсля и его жены Петунии, присутствовали десятки журналистов и общественных деятелей. Возмущенная произошедшим в тихом провинциальном городке жестоким убийством общественность была шокирована еще больше, когда обвинитель зачитывал протоколы допроса обвиняемых. Мальчика буквально с момента появления на пороге дома семейства Дурсль считали чуть ли не рабом. Его часто закрывали в темном и маленьком чулане за любые проступки, могли не кормить несколько дней или кормить совсем понемногу, «лишь бы не сдох». А результаты вскрытия показали, что избитый, спущенный с лестницы ребенок был еще жив, когда его зашвыривали в чулан. С кучей переломов и разрывов внутренних органов, но жив, а его родной дядя спокойно и хладнокровно закрыл дверь на замок и отправился спать.

Вернона Дурсля приговорили к высшей мере наказания – пожизненному заключению в колонии категории «А». В первую же ночь его труп обнаружили охранники. По официальной причине, мужчина не вынес мук совести и повесился. Про вырезанное неизвестным острым предметом слово «ублюдок» на груди трупа начальство тюрьмы умолчало. Равно как умолчало и про то, что обычно делают в тюрьме с убийцами детей. Людям, не знакомым с методами тюремных "судий" об это лучше не знать. Петунию Дурсль приговорили к пяти годам в колонии категории «С» [А – самый строгий режим, B – строгий режим, С – общий режим, D – колония-поселение]. Их несовершеннолетнего сына передали под опеку тетке – Марджори Дурсль, она также была допрошена в ходе следствия, но признана невиновной.

Марк Гринграсс сразу же по окончании дежурной смены связался со своим братом. Лорд и леди Гринграсс были в ужасе от того, как рос, воспитывался и умер самый известный ребенок волшебной Британии. Их девочки так никогда и не встретят своего героя, не будут учиться с ним в одной школе, не полюбуются на знаменитый шрам. Так много «не». Семья Гринграсс еще не подозревала, что впереди не будет вообще ничего. Через пару дней, когда вся семья соберется на праздновании десятилетия маленькой Астории, дом рухнет, погребая под своими руинами тела своих обитателей.


Сообщение отредактировал lumos_max - Суббота, 10.10.2015, 21:35
 
lumos_maxДата: Суббота, 10.10.2015, 21:03 | Сообщение # 4
Подросток
Сообщений: 20
« 23 »
Глава 3

С точки зрения Министерства Магии Британии, в этой главе не пострадал ни один волшебник. Мнение автора может не совпадать с мнением официальных властей.

Утро первого августа началось для Альбуса Дамблдора с оглушительного звона сигнальных чар замка. В панике со сна запутавшись в ночной рубашке, маг свалился с кровати и, поминая Мордреда, постанывая и держась за спину, доковылял до управляющего защитой камня, расположенного в кабинете этажом ниже. Отключив сигнал о нарушении, Дамблдор начал просматривать записи в журнале рядом с камнем. Выходило что-то странное. Судя по ним, несколько минут назад была грубо нарушена работа антиаппарационного купола, причем не снаружи, как это было бы, решись кто-то напасть на школу, а изнутри. Местом взлома и проникновения были указаны покои главы факультета Слизерин.

– Северус? Но как?! – удивился Дамблдор. Возможность аппарировать по территории замка, он же школа чародейства и волшебства Хогвартс, была только у директора, и то только в случае чрезвычайной ситуации. В остальное же время для перемещения внутри замка можно было пользоваться только лестницами, некоторыми каминами и тайными переходами, во множестве понатыканными предыдущими хозяевами в разных местах. И вот прецедент: нарушив все мыслимые и немыслимые запреты, территорию школы покинул прямо из своих покоев Северус Снейп.

Мысленно попеняв на некоторых несознательных личностей, директор направился выяснять, что произошло, однако, спустившись в подземелья, обнаружил, что отследить путь аппарации было невозможно, так как это была вовсе не она. Что именно заставило зельевара Хогвартса покинуть свои покои в такое раннее время, не оставив никаких сообщений, не удалось. Способ перемещения также оставался загадкой: это точно была не аппарация и не портключ, у них были примерно одинаковые рисунки заклинаний. Камин был заблокирован и, судя по виду, не использовался уже несколько дней. Решив, что побеседует со Снейпом по возвращении, Альбус наложил на все двери в покоях декана сигнальные чары и направился в свою башню. Лестница, которая обычно позволяла сократить путь чуть ли не вдвое, в этот раз почему-то свернула совершенно на другой маршрут да там и застряла. В очередной раз упомянув Мордреда, строителей замка и своевольные лестницы, Дамблдор вынужден был добираться до своих покоев обычным путем, которым пользовались ученики и некоторые преподаватели школы.

За размышлениями о произошедшем прошло время до обеда. Вкушая вкуснейший супчик, изготовленный умелыми руками домовых эльфов, Альбус вспомнил про своего будущего ученика – Гарри Поттера – и довольно зажмурился. Мальчик вырос именно таким, как и ожидалось. Решение отправить Хагрида оказалось верным на все сто процентов, первого сентября в школу прибудет истинный сын своих родителей, настоящий гриффиндорец, нашедший свое место в мире магии. А уж необходимые испытания для закалки характера Альбус ему подготовит. Мальчик должен вырасти и исполнить свою миссию, а затем умереть. Увы, в планах Дамблдора предполагался только один герой, которого будет чествовать весь волшебный мир, и это вовсе не Гарри. Тогда, почти 10 лет назад, в злосчастный Хэллоуин все должно было пойти немного не так: Том Риддл должен был уничтожить Поттеров вместе с малышом, а затем «на сцене» появлялся Дамблдор и побеждал второго в своей жизни Темного Лорда. Но, увы, мальчик почему-то выжил, а Риддл – нет. Дамблдор точно знал, что Том не умер окончательно, ведь в шраме, оставленном на лбу мальчика, оказался осколок души Темного Лорда – крестраж – творение самой черной магии.

Отправив ребенка к родственникам-маглам, где у него не будет доступа к магии, Дамблдор в письме приказал тем быть с приемышем пожестче, предупредив, что в случае неповиновения могут пострадать сами маглы, в особенности их ребенок. Перепуганные Дурсли распоряжения мага выполняли со всей строгостью: мальчик все свое детство провел в чулане под лестницей, питался плохо и крайне периодически и все свободное время проводил в трудах по дому или садовому участку. Выращенный таким образом герой будет безмерно благодарен тем, кто забрал его от родственников и ввел в чудесный мир магии. Задумавшись о будущем героя, Дамблдор чуть не подавился супом. Он еще не знал, что Гарри Поттер мертв, а все его планы вот-вот полетят в тартарары.

После вкусного обеда и размышлений о будущем, Дамблдор уделил время дневному сну, из которого его вырвал громкий стук со стороны двери. Кто-то решил нарушить покой директора, нагло ломясь в его привычный сон. В другой раз Дамблдор просто проигнорировал бы наглеца или выпроводил, отговорившись важными делами, но сегодня был даже рад: сон, который начинался весьма радужно (в прямом и переносном смысле) закончился тем, что его должны были казнить путем отсечения головы, причем в роли исполнителя наказания выступал юный Гарри Поттер. В момент стука он как раз, ослепительно улыбаясь и кивая кому-то из зрителей, опускал на шею Альбуса огромный, сверкающий в лучах закатного солнца топор. Брр… Приснится же такое.

Нарушителем или точнее нарушительницей оказалась Минерва Макгонагалл, его вечный заместитель, а, по сути, управляющая всеми делами школы, так как самому Дамблдору из-за кучи обязанностей и должностей (и еще немного лени, самую малость) возиться со всеми этими отчетами, приказами и прочей ерундой было совершенно некогда.

- Альбус! Альбус, у нас ЧП!

- Что у нас? Минерва, ты же знаешь, я после обеда занят, нельзя было прийти немного попозже?

- Да знаю я, чем ты тут занят, не дура. У нас чрезвычайное происшествие. Все лестницы остановились. Это же настоящий кошмар. Только представь себе, как ученики будут перемещаться по замку, обходные пути такие длинные, нам придется…

- Минерва, милочка, успокойся. Как лестницы могут остановиться? Ведь их зачаровывали еще Основатели, а их заклинания самые надежные. Тысячу лет проработали и еще столько же продержатся. Может быть тебе показалось?

- Альбус, - Макгонагалл бросила на собеседника свой коронный осуждающий взгляд, - мне определенно ничего не показалось, а если ты мне не веришь, то можешь сам оторвать свою… хм… можешь сам спуститься и проверить, в конце концов, кто из нас двоих директор этой школы?!

- Ну хорошо, хорошо, - не желая выслушивать нотации, так любимые собеседницей, Дамблдор поднялся со своего любимого кресла и направился к выходу из кабинета. – Ну, так ты идешь или здесь подождешь?

- Конечно иду. Должна же я увидеть твое лицо, когда ты убедишься в моей правоте. Лестницы стоят, Дамблдор, нам надо что-то делать…

- Идем, Минерва, - «Мерлин, дай мне терпения».

Минерва Макгонагалл оказалась права, кто бы сомневался, лестницы действительно стояли неподвижно, застыв в совершенно разных местах: одни на своих местах, другие поменялись маршрутами, третьи и вовсе застряли на полпути.

- Вот видишь, Альбус, я же говорила! Сделай что-нибудь, скоро прибудут ученики, и я не представляю, как вся эта толпа будет носиться по школе обходными…

Дамблдор глубоко вдохнул и мысленно сосчитал до десяти. Не помогло. Начал репетировать речь на суде в качестве обвиняемого, но вспомнил, что является Верховным Судьей, и задумался, что же делать с непокорными лестницами. Перебрав несколько заклинаний и тут же сходу опробовав их на соседней к проходу лестнице, но так ничего и не добившись, решил воспользоваться правом директора к принудительной активации чар замка, но и это не помогло. Макгонагалл продолжала нудить, мордредовы лестницы отказывались подчиняться, картинка с улыбающимся Поттером с топором в руках из сна вновь вспыхнула в голове, а в дополнение появился рыдающий лесничий Хагрид, поднимающийся на директорский этаж по правой боковой лестнице.

- Профессор Дамблдор! Горе, такое горе у нас, ыыы…. – Хагрид громко высморкался в свой носовой платок размером с маленькую скатерть. – Всамделишнее горе, профессор. Вы даже представить себе не можете!

- Хагрид, а у тебя-то что случилось? – Минерва нашла себе нового собеседника, отвлекаясь от стенаний по поводу лестниц и грядущего нашествия учеников. Хагрид в ответ лишь что-то пробормотал и снова затянул свое «ыыы». – Альбус, у тебя есть успокоительное? Ты же видишь, Хагрид не в себе.

Заведя рыдающего полувеликана в кабинет и споив тому три порции успокоительного зелья, директор и его заместитель приготовились выслушать историю, случившуюся с лесничим.

- Ну, Хагрид, поведай нам, что же случилось такого, что ты залил все вокруг своими слезами?

- Дык я это, - все еще вздрагивающий лесничий и в нормальном своем состоянии не отличался красноречием, а в нынешнем состоянии и подавно, - в лес я ходил, а там, ну, я же хожу, зверушек подкармливаю, травки собираю, чего бы и не собирать, я ж так, для удовольствия…

- Хагрид!

- Ну, я и говорю, пошел в лес, а там… там единороги… лошади.

- Э, - выражения лиц Макгонагалл и Дамблдора явственно показывали оценку умственных способностей школьного лесничего. – Но ведь они и так в какой-то мере лошади, только волшебные и с рогами.

- Нету у них больше рогов, - совершенно спокойно произнес Хагрид, - обычные белые лошади. И фестралы – лошади, только черные. И кентавры – лошадииии… - спокойствия лесничему хватило ненадолго.

- Как лошади? – такого удивленного выражения на лице Минервы еще никто и никогда не видел. – Обычные лошади?

- Ну да, ходят по лесу, значица, траву жрут, ту самую, что я для чаю обычно собираю, про звезды свои любимые даже не вспоминают.

Дамблдор нахмурился. Застывшие лестницы, единороги, фестралы, ставшие обычными животными. Представить себе кентавров, жующих траву он никак не мог, Хагрид явно перепутал их с табуном обычных лошадей, случайно забредших в Запретный лес. Наверняка ведь у маглов есть дикие лошади? Тут взгляд мага упал на клетку феникса. Он в очередной раз сгорел вчера вечером, совсем старый стал, а сегодня уже должен был чирикать и просить корма, как любой птенец, однако за весь день не проронил даже писка. Игнорируя что-то бормотавших Макгонагалл и Хагрида, Дамблдор рванул к клетке. Пустая. Пустая? Пустая! Как же так?! Где же Фоукс? Он ведь всегда возрождается, это сама суть фениксов: умирать в своем пламени и возрождаться из пепла. Пепел в клетке был, а птенца в нем не обнаружилось. Действия мага не остались незамеченными присутствующими.

- Альбус, что-то случилось с Фоуксом? Он куда-то улетел? Или что?

- Его нет, Минерва. Его совсем нет. Фоукс сгорел вчера вечером и уже должен был возродиться, но пепел совсем холодный и пустой. Не мог же он…

- Умереть? – Хагрид вновь разрыдался, а Дамблдор сел на пол прямо на том месте, где стоял. Его фамильяр не мог умереть. Эта новость стала бы для волшебника последней каплей, если бы не замечание все еще ревущего лесничего:

- Профессор Дамблдор, - хлюп, - а чего эта штука у вас не крутится. Сломалась что ли? – очередной хлюп. - Она мне так нравилась.

Все еще сидящий на полу Дамблдор перевел взгляд в направлении руки Хагрида и просипел: «Гарри Поттер». С трудом поднявшись на ослабевшие разом ноги, он попросил Минерву проводить рыдающего Хагрида до больничного крыла, а сам рухнул в кресло и уткнулся головой в ладони. Неподвижный прибор означал только одно – Гарри Поттер мертв. Все его планы рушились с вполне слышимым грохотом, который раздавался почему-то из-за дверей.

***

Минерва Макгонагалл выходила из кабинета директора с тяжелым сердцем и не менее тяжелыми мыслями. Непонятное происшествие с единорогами, фестралами и кентаврами (честно говоря, в превращение этих полулюдей-полуконей в животных она не слишком поверила), пропажа феникса, а затем странная реакция Дамблдора на остановившийся прибор и «Гарри Поттер», уловленное чутким слухом, были как-то связаны между собой. Как-то нехорошо, очень нехорошо. Тут мысли пришлось отложить на потом, так как Хагрид в очередной раз разрыдался, и Минерве пришлось его утешать. Так за утешениями, она и ступила вслед за лесничим на лестницу, ведущую с директорского этажа. Лестницу, которой не было на своем месте с самого утра.

Путь вниз оказался невероятно быстрым, и только способность к анимагии спасла Минерву от смерти. На пол она приземлилась на все четыре лапы в своем кошачьем облике. Увы, ее спутник аналогичными способностями не обладал. Раздался оглушительный грохот от удара крупного тела о землю, на который кошка Минни не обратила никакого внимания. Учуяв своим тонким кошачьим нюхом мышиный запах, доносящийся от ближайшей стены, а следом ощутив желание перекусить, она повела хвостом, и отправилась на охоту, оставляя позади мертвое тело лесничего и выскочивших на шум директора школы и школьного завхоза. Скребущиеся за стеной мыши были явно интереснее глупых двуногих.

Примечание:

События, происходящие в истории, являются глобальными, однако упомянуты только с точки зрения жителей Британии, в частности, канонных персонажей мира Роулинг. Если какие-то чары или заклинания перестают работать у героев, значит они перестают работать во всем мире. Просто маленькое замечание, чтобы избежать возможных недоразумений.
 
lumos_maxДата: Суббота, 10.10.2015, 21:04 | Сообщение # 5
Подросток
Сообщений: 20
« 23 »
Глава 4

- Нет! Нет, пожалуйста! Не надо… не забирайте. Неееет! – сон мистера и миссис Грейнджер был прерван громкими криками, раздающимися в комнате их дочери, Гермионы. Тихую и спокойную, ее никогда не мучили кошмары, поэтому супруги немедленно выскочили из кровати и бросились на помощь к дочери, кто бы что не пытался отобрать у их любимой дочки, ему сильно не поздоровится. Однако в комнате никого не было, лишь билась на своей кровати во власти страшного сна маленькая девочка лет двенадцати. Недоуменно переглянувшись между собой, Грейнджеры решили выяснить, что произошло. Отец направился на кухню за теплым молоком и печеньем, а мать принялась будить дочку.

- Герми, милая, проснись. Ну же, давай, это всего лишь сон, просто кошмар, ничего страшного, со всеми случается. – Присев на край кровати, миссис Джейн Грейнджер, приобняла все еще погруженную в пучину сна дочь и принялась укачивать ее, поглаживая копну непослушных каштановых волос. – Ну, же, девочка моя, все хорошо.

- Это был не сон, мама. Они забрали ее, совсем забрали. - Девочка открыла глаза и разрыдалась.
- Что забрали? О чем ты, дочка?
- Магию, они забрали мою магию! Они забрали всю магию. Ее больше не будет, никогда.
- Что ты такое говоришь, милая? Как можно забрать магию, это же не вещь какая-то? – Джейн старалась говорить спокойно, но в душе как будто все переворачивалось. Это не может быть правдой, это просто сон. Просто сон.

С самого раннего детства их девочка отличалась от остальных: уроненная на пол разбитая чашка становилась целой, нужная книга с самой высокой полки сама летела в руки ребенка. Таких невероятных случаев было слишком много, чтобы считать их случайностью, поэтому вместе с мужем они посвятили много времени поиску информации о случаях, похожих на их. К сожалению, ничего толкового найти не удалось, поэтому оставалось лишь свести к минимуму такие ситуации, когда их дочь может совершить что-то невообразимое.

Годы шли, Гермиона росла умной, тихой и очень спокойной девочкой, но стоило лишь возникнуть ситуации, в которой дочь видела несправедливость или неправильность, как ее становилось не узнать. Как смеялся папа Роберт, дочка пошла характером в своего деда, «Бомбардировщика Харриса», как его звали окружающие. Маршал авиации, Артур Харрис [реально существующий человек] отслужил в армии тридцать один год, отдав своей стране лучшие годы жизни, поэтому всегда говорил четко и прямо, не давая противнику поставить себя в неудобную ситуацию, а любую несправедливость воспринимал как личное оскорбление. Узнав об уникальных способностях внучки, старый военный запретил дочери и зятю наказывать ребенка за их проявление и всегда по-детски радовался за свою «малышку Герми», когда та в очередной раз вытворяла нечто неописуемое.
К сожалению, когда ребенку было пять, любимый дедушка умер, а вместе с ним как будто умерла и ее магия, точнее было сказать «уснула», так как в моменты сильного волнения она весьма значимо себя проявляла. Например, однажды родители слишком задержались на работе, поэтому не смогли вовремя забрать дочку из школы, каково же было их удивление, когда девочка обнаружилась спящей в комнате отдыха в обнимку с маминым пальто. Паникующую учительницу «Я отошла за кофе всего на пять минут, как она могла пропасть?» долго пришлось успокаивать, что за ребенком заехала миссис Мак-Дугал, их помощница.

Этим летом семья Грейнджеров получила доказательства, что мир магии существует, а волшебников достаточно много, чтобы организовать свои государства в государствах, мало того, их дочь как волшебница автоматически ставится подданной Магической Британии и будет обучаться магии в одной из лучших европейских школ – Хогвартс. Эти новости им принесла женщина, представившаяся заместителем директора школы и преподавателем предмета под названием «трансфигурация» Минерва Макгонагалл. Вместе с ней они посетили магический квартал Лондона, скрывающийся за стенами невидимого обычным людям бара «Дырявый котел».

На главной торговой улице квартала – Косой аллее – было столько разнообразных магазинов, лавочек и кафе, что глаза разбегались, а гоблины… эти маленькие финансисты магического мира поразили Грейнджеров сильнее всего. Теперь они точно были уверены, что магия существует, так как в обычном мире такой расы просто не могло существовать. Закончилась невероятная экскурсия, совмещенная с разнообразными покупками, приобретением палочки, главного инструмента волшебника.

Странный старый волшебник с серыми, почти серебристыми, глазами представился Гарриком и долго измерял их дочь всяческими волшебными инструментами, а затем начался выбор палочки. Гермионе подошла пятая по счету, из виноградной лозы, очень красивая по мнению даже нелюбящего излишние украшения Роберта. В руках дочери палочка завибрировала и выдала целый фейерверк. По мнению дочери, это было невероятно: будто весь мир в тот момент оказался у ее ног, а в дальнейшем палочка на каждое прикосновение реагировала теплом. В руках же Джейн или Роберта палочка оставалась холодной и нагревалась разве что от тепла руки.

Гермиона была так рада, что является волшебницей и будет учиться в волшебной школе, что прочитала все учебники буквально в первый же день (особенно ее заинтересовала история маленького волшебника Гарри Поттера, в возрасте одного года победившего опасного темного волшебника и в этом году поступающего в ту же школу, что и она), а с волшебной палочкой расставалась только перед сном или когда выходила из дома. Джейн лишь тихо радовалась за дочь. Слишком умная для своих лет, слишком самостоятельная, иногда чересчур прямолинейная, она так и не смогла найти себе друзей среди сверстников. Может хоть в новой школе среди волшебников найдутся те, кто увидит в ее дочери не ходячую энциклопедию, а достойную подругу.

И вот сейчас дочка бьется в ее руках в истерике, заявляя, что кто-то забрал ее магию. Как такое возможно?

- Герми, тебе просто приснился кошмар, твоя магия с тобой, вот, - женщина аккуратно выпустила дочь из объятий, поднялась с кровати и, достав из шкафа ту самую волшебную палочку, протянула ее ребенку, - твоя палочка. Давай же, проверь, магия всегда с тобой, ее невозможно лишиться.

Девочка, все еще шмыгая носом, взяла в руки протянутую палочку, недоуменно посмотрела на нее, сжала в руках крепче, что-то прошептала и… ничего не произошло. Девочка повторила громче, а затем еще громче и еще. Ничего. Такая теплая и дарующая ощущение защищенности всякий раз оказываясь ранее в девичьих руках, сейчас палочка оставалась холодной.

- Ну, же! Люмос! Люмос‼ Люмос‼! Ну, пожалуйста, пожалуйста, люмос… - палочка выпала из ослабевших рук и закатилась под кровать. – Она мертвая, мама. Магия ушла, ее больше нет. Они были правы. – Вскочив с кровати, Гермиона Грейнджер, рыдая, прижалась к матери.

Джейн была потрясена и морально уничтожена. Ее умная, взрослая девочка в данный момент казалась такой маленькой и беззащитной, что женщина расплакалась и крепче сжала свою малышку в объятиях. Вошедший в комнату Роберт Грейнджер застал рыдающих в объятьях своих любимых девочек и, забыв про поднос с печеньем и молоком, бросился их успокаивать.

Робкий рассветный лучик застал семью Грейнджер в спальне единственной дочери. Мужчина, женщина и маленькая двенадцатилетняя девочка крепко обнимали друг друга, казалось ничто на свете не сможет разорвать их объятия. Даже уходящая из мира магия.

Из разбитого стакана, валяющегося вместе с забытым печеньем на полу, растекалось остывающее молоко…
 
lumos_maxДата: Суббота, 10.10.2015, 21:05 | Сообщение # 6
Подросток
Сообщений: 20
« 23 »
Глава 5

Очередное ночное дежурство подходило к концу, и невыразимец Доу-Старший неодобрительно покосился на своего похрапывающего напарника, по совместительству брата-близнеца Доу-Младшего. Тот неодобрительного взгляда старшего брата не оценил и всхрапнул особенно громко.

- Подъем, лежебока, пересменку проспишь!

- А? Что? – Младший неудачно дернулся на стуле, от чего тот, жалобно всхлипнув, развалился на части, устроив внеплановую встречу своего неудачливого седока с полом.

- Ну, вот, еще и казенное имущество портим, - захохотал Старший, - смотри, нажалуюсь шефу, лишит тебя премии.

- Да ну тебя, ябеда, в обход что ли пора? Не мог сам сходить?

- Еще чего, как же я любимого братца тут одного оставлю. Проснешься без меня, испугаешься, начнешь налево и направо заклинаниями на каждый шорох разбрасываться.

- Всего-то раз и было… - возмутился Младший. – Было и прошло. Теперь всю жизнь вспоминать будешь, да? Пошли уже.

Так, незлобно переругиваясь, братья Доу отправились в свой последний на сегодняшнем дежурстве обход Отдела Тайн, расположенного на самом нижнем ярусе Министерства Магии Британии. К их пикировкам все окружающие давно уже привыкли и не обращали никакого внимания, а сами братья переругивались скорее по привычке, чем по какой-либо другой причине.

Первым делом близнецы осмотрели помещение с каменной аркой. Она стояла посредине большого круглого зала, огромная, древняя. Занавеси на арке колыхались под несуществующим ветром, скрывая за собой непроглядную тьму.

- Слушай, каждый раз вздрагиваю от шепотков, раздающихся из этой штуковины, вроде бы пора привыкнуть за столько лет работы, но вот поди ты. Еще и голоса эти, кажется, знакомые такие, и говорят тебе что-то важное и интересное, но так тихо и невнятно, что поневоле хочется подойти поближе.

- А ты не слушай, нечего тут стоять долго. Мне шеф как-то рассказывал, что ему эта арка по первости снилась ночами, когда он тут работать начал, манила к себе. Тоже долго стоял, прислушивался, а потом напарник его чуть ли не из самой арки выдернул, говорит, сам не помнит, как оказался так близко к штуке этой жуткой.

- Брр… И чего она тут стоит тогда?

- Так использовали ее еще до появления дементоров для казни. Подводили заключенного, и он чуть ли не сам в эту арку прыгал. А потом, когда какой-то демонолог дементоров в наш мир вытянул, хотели арку разломать, да ничего не вышло. Магов, что демонтажем заниматься должны были, так и не нашли, говорят, там они, в арке и остались, среди других. Шепчут сейчас что-то, может на помощь зовут, а может к себе собеседников или жертв заманивают, кто знает. Пойдем отсюда, не нравится мне этот шлейф вокруг арки. Не было его, когда мы заходили, надо бы шефа оповестить, но это как вернемся в дежурку.

Следом братья заглянули в комнату с моделью солнечной системы, полюбовались вращением планет и желтоватым светом звезды в центре системы, подразнили плавающие в аквариуме мозги в комнате разума, на полчаса зависли в комнате времени, рассматривая песочные часы, песок в которых сыпался то вниз, то вверх и, наконец, добрались до последнего зала на своем пути – комнаты пророчеств. Если честно, назвать это бесконечное во все стороны помещение комнатой можно было с большой натяжкой. Размеры помещения просто поражали воображение, но ничего интересного в нем не было, всего лишь бесконечные стеллажи с шарами, хранящими все существующие на сегодняшний день пророчества. Благодаря магии древних, зал мог привести ищущего к нужному пророчеству за доли секунды, поэтому никто особенно и не интересовался, есть ли у него пределы. Кто-то из невыразимцев высказался, что все помещение находится одновременно здесь и нигде, большинство понимающе покивали, соглашаясь с коллегой, а Доу тогда решили: «Работает и ладно».

- Ну, что, зайдем, посмотрим на пророчества? – предложил Младший.

- Ни разу до этого не заходили, что это на тебя нашло?

- Не знаю, предчувствие какое-то нехорошее.

- Ха, может тоже какое пророчество выдашь? Оставишь о себе память потомкам, - Старший как всегда был сама любезность. – Ладно, раз предчувствие, давай зайдем.

Дверь открылась и…

- Ложись! – крикнул старший брат, увидев перед собой яркую красную вспышку.

- Ты чего? – удивился Младший, выбираясь из-под свалившегося на него брата, - так ведь и инвалидом остаться недолго.

- Да вспышка эта, показалось, что кто-то на нас напал. – В этот момент помещение вновь залило красным светом. – Видел? Видел?! Что это?

- Не знаю, но это где-то справа и совсем рядом.

С опаской озираясь по сторонам, вздрагивая от очередной красной вспышки, братья направились в сторону предполагаемого источника и через несколько мгновений оказались перед очередным стеллажом. Среди множества погасших шаров выделялся один. В его глубине вспыхивал красный огонек, разрастался на глазах и, вырываясь из шара, освещал все окружающее пространство.

- Почему они все потухли, - пришибленно произнес Младший, показывая на окружающие темные шары. – Смотри, ни одного светящегося шара, но ведь так не бывает. Шар гаснет, когда пророчество исполняется. А этот красный, почему он красный-то вообще? Не бывает таких шаров пророчеств, есть только синие, ну, голубые в крайнем случае. Ведь правда? И пульсировать так они не должны. Старший, что молчишь? Ты в этом что-то понимаешь?

- Знаешь, братец, походу мы крупно влипли. Надо срочно звать шефа, пусть разбирается с этой штуковиной сам.

***

Вызванный по амулету экстренной связи, злой невыспавшийся глава невыразимцев, мистер Смит, увидев периодически вспыхивающий красным шар, долго и витиевато ругался. Повторять слова начальника братья не стали бы даже под действием сыворотки правды.

- Вы его трогали? – наконец перешел Смит на нормальную речь, махнув головой в сторону шара.

- Никак нет, сэр. Мы сразу, как это дело увидали, вас вызвали, - откликнулся Доу-Старший, Младший согласно закивал. – А чего это, сэр, все плохо, да?

- Если это именно то, что я думаю, то все не плохо, - все ужасно. А что датчики в дежурном помещении, неужели молчат?

- Так мы это, сэр, их выключили перед сменой, - братья поникли, - Младший вон нервничает от них, слишком уж противно попискивают в самый неожиданный момент.

- Та-а-ак, - в голосе начальника прорезался металл, - опять спите на работе, бездельники? Молитесь Мерлину, чтобы все было в порядке, иначе пинком под зад с отдела вылетите.

В дежурном помещении было тихо. Так тихо бывает во время грозы, когда природа делает небольшой перерыв, чтобы следом обрушить на своих жертв всю мощь стихии. И правда, стоило магам активировать систему наблюдений, как зал наполнился жутким воем сирены, датчики заморгали таким же красным цветом, как и шар, прихваченный с собой Смитом, огромная карта, отображающая земные континенты в реальном времени засияла разноцветными яркими всполохами.

- Что происходит? – одинаково испуганное выражение лиц подчиненных, вызвало у начальника желание рассмеяться, но показания приборов не располагали к шуткам и веселью.

- Конец света происходит. Вот что, - хмуро произнес Смит.

- Вы шутите, шеф, да? – однако выражение лица начальства на фоне творящегося безобразия системы оповещения о непредвиденных ситуациях давало однозначный ответ, что нет.

- Сейчас прослушаем это пророчество и узнаем, шучу я, или пора заказывать себе склеп на кладбище.

Установив все еще вспыхивающий красным шар на специальную подставку, Смит дотронулся до него палочкой и пробормотал заклинание. Красная дымка вырвалась из шара, зависла над ним и сформировалась в фигуру старого мужчины с длинной бородой, глаза его были закрыты, волосы на голове топорщились во все стороны. Некоторое время старик молчал, а затем заговорил.

- Когда Магия станет лишь сказкой в устах тех, кто ей не владеет, и инструментом в руках тех, кто забыл самую ее суть, в Мир придет Дитя. Пройдя трудный путь потерь и предательств, его душа не потемнеет и не озлобится. Светом своим поведет он за собой народы и не будет более справедливого Главы, чем он. Но если отринет он свою судьбу, потеряет желание Жизни, берегитесь. Ибо вслед за своим Дитя уйдет из Мира и Мать его - Магия.

Странный потусторонний голос старца стих, изображение снова стало дымкой, втянувшейся в шар, а маги стояли, как громом пораженные, последние слова древнего пророка рисовали безрадостные перспективы для их привычного мира.

- Мордред вас побери, идиоты! Во сколько это пророчество активизировалось? – громкий голос начальника вывел братьев из ступора. – Во сколько вы делали предыдущий обход?

- Ну… мы… это… шеф…

- Понятно, странно что вы хоть в этот обход в зал пророчеств заглянули.

- Так это у мелкого предчувствие разыгралось, вот мы и зашли.

- Значит так, экстренный сбор всего отдела через полчаса! Что хотите делайте, но чтобы все были здесь минута в минуту. Всех аналитиков направляйте сразу ко мне, остальных соберете в комнате отдыха и введете в курс дела. Выполнять!

Братья Доу сорвались с места и вылетели из дежурного помещения как два торнадо, а глава невыразимцев, легким движением палочки превратив разломанный стул в удобное кресло, рухнул в него и устало потер лицо. Красный цвет шара с пророчеством говорил о том, что оно сбылось в самом худшем своем варианте. А показания системы безопасности, мельком просмотренные, это только подтверждали. Спаси их Мерлин, Моргана и прочие древние, где бы они ни были. Мир катится в пропасть, а он не знает, из-за чего все началось, кто в этом виноват и что делать. Последний вопрос был особенно актуален.


Сообщение отредактировал lumos_max - Суббота, 10.10.2015, 21:36
 
Igor_RДата: Воскресенье, 11.10.2015, 01:50 | Сообщение # 7
Химера
Сообщений: 351
« 52 »
как я понимаю дальше будем смаковать, или пафосно превозмогать.


-- Засада, -- сказала Сова,-- это вроде сюрприза.
-- Малина иногда тоже,-- сказал Пух.


Сообщение отредактировал Igor_R - Воскресенье, 11.10.2015, 01:50
 
lumos_maxДата: Воскресенье, 11.10.2015, 13:28 | Сообщение # 8
Подросток
Сообщений: 20
« 23 »
Глава 6

Прибывающие друг за другом невыразимцы, входя в дежурное помещение, сначала недоуменно хмурились по поводу столь раннего и резкого вызова, затем бросали взгляд на все еще работающие приборы, и выражение недоумения сменялось на их лицах на испуганное. Такого в их памяти еще не было, ведь все датчики как один показывали максимальный уровень угрозы. Несколько человек сразу же бросились к карте мира, остальные собрались вокруг своего непосредственного начальника.

- Вызывали, шеф? – поинтересовался один из них чисто риторически.

- Да уж, как видите, - Смит устало махнул рукой в сторону системы оповещения, - ситуация располагает.

- Что произошло? Ведь это максимальная угроза. Нападение? Маглы все-таки решили нас уничтожить? А как же договор?

- Уж лучше бы маглы, тогда у нас был бы шанс, - шеф поднялся с трансфигурированного кресла и, подойдя к столу, активировал шар с пророчеством. В мертвой тишине многие выслушивали приговор древнего пророка, забывая даже дышать. «… уйдет из Мира и Мать его – Магия», - фраза еще звучала в воздухе, когда все хором загомонили.

- Последнее пророчество?! Мерлин и Моргана, спасите нас! Что за Дитя?! Это ребенок или взрослый? Когда пророчество активизировалось? Магия уходит? Мы что, все умрем?! – вопросов было слишком много, а ответов на данный момент ни одного.

- Тихо! – Смиту не пришлось даже использовать сонорус, чтобы его все услышали. – Вы аналитики или кто? Текст пророчества известен, показания приборов перед вами, доступ к Книге мертвых [артефакт в виде книги с автоматически пополняющимся списком погибших магов на территории страны, требует несколько лет жизни у мага, активирующего его, по этой причине практически не используется, изначально связан с Аркой смерти] я дам. Подробный отчет по ситуации через, - маг вызвал темпус, и в воздухе возникло текущее время: 6:02, - пятнадцать минут. Ну, что стоим, кого ждем? – в помещении воцарилась рабочая обстановка.

Спустя пятнадцать минут Смит принимал первый отчет. Показания приборов и карты показывали, что магия стремительно исчезает, быстрее всего это происходит на территории Британии, Африки и Магических Штатов Америки. Славянский Союз, Азия и Европа пока держатся, но отток тоже имеется. Самыми безопасными на территории страны на данный момент пока еще остаются Стоунхендж, Хогвартс в Шотландии, магическая часть Лондона и несколько других крупных поселений магов. Обитатели удаленных районов страны, в особенности магических поместий, испытают на себе потерю магии уже в самое ближайшее время. Самым неприятным сюрпризом стала потеря магии Запретным лесом, на поддержание этой огромной структуры в стабильном состоянии раньше было достаточно собственной магии, но при ее исчезновении лес начнет вытягивать магию из ближайших мест – Хогсмида и Хогвартса. Школа выдержит, ее щиты созданы Основателями, а вот Хогсмид может пострадать.

Далее, пророчество, оно истинное – это факт. И последнее, все остальные шары в Зале пророчеств погасли полностью. Дитя Магии… судя по всему, этот человек мертв, двух мнений быть не может. И не по естественной причине. Его пытали? «Отринет свою судьбу…» Как можно отказаться от того, что составляет самую твою суть? Ни один взрослый этого не сделает, значит мы ищем ребенка. Ребенка, с которым жестоко обращались, возможно пытали перед смертью. От осознания этого факта стало дурно.

Книга мертвых оказалась особенно сегодня особенно жадной до платы, трое невыразимцев оторвались от нее заметно побледневшими, с увеличившимся числом морщин на лицах. Зато результат того стоил. Артефакт показал, что за прошедший день на территории Британии умерло двадцать пять магов, среди которых трое – дети. Имя одного из них было известно всем присутствующим, это был единственный человек, выживший после смертельного проклятия, ребенок, победивший могущественного Темного Лорда, - Гарри Поттер.

Историю маленького волшебника знали не только в Британии, но и во многих других странах мира. Его родители погибли в ночь 31 октября 1981 года, когда в их дом предатель Сириус Блэк провел своего господина – Волдеморта. Оказалось, что Гарри и Невилл, ребенок Лонгботтомов, дети пророчества, согласно которому они могут победить самого опасного темного мага Британии. Волдеморт выбрал Поттеров, но убить мальчика не смог, заклинание «Авада Кедавра», от которого нет защиты, каким-то образом отразилось от полуторагодовалого младенца, оставив лишь шрам, и уничтожило мага, оставив лишь горстку пепла. Пока вся страна праздновала победу, мальчик бесследно исчез. Глава Визенгамота Альбус Дамблдор заявил, что тот находится в безопасном месте и воспитывается надежными людьми. Авторитет старого мага был так велик, что ему сразу же поверили. Выходит, что место было не так уж надежно и безопасно для маленького героя.

- Неужели это Гарри Поттер – герой пророчества? Хотя, где одно – там и второе, – рассуждали присутствующие в Отделе маги. – «Трудный путь потерь и предательств», Дамблдор, что, растил из него жертвенного агнца? Что же произошло такого, что заставило ребенка отказаться от своей сущности. Кто же эти «надежные люди», а, Альбус? – вопрос повис в воздухе.

- Хм, никто не видел Андерсона и Мэйсона? – подал голос один из невыразимцев.

- Так, у нас новые задачи, - произнес Смит. – Харрисон, хватай братьев Доу и проверь этих двоих, вдруг что случилось, - говоривший до этого невыразимец кивнул и покинул помещение. – Двое, нет, трое, выясните все, что можно про Поттера: где жил, с кем жил, как жил, прививки, болезни, друзья-знакомые и так далее. Остальным привести отчеты в форму, понятную даже нашему дорогому министру Фаджу, боюсь, от слишком сложных предложений ему станет плохо, а нам нужен вменяемый министр, по крайней мере на момент моего доклада. – В помещении вновь воцарилась рабочая обстановка. В этот момент Книга мертвых пополнилась новой записью «Северус Снейп», но этого никто из окружающих не видел.

Вернувшиеся Доу и Харрисон принесли тяжелую весть: Андерсон и Мэйсон, единственные маглорожденные маги в Отделе, лишились своей магии. Полностью. Харрисону пришлось наложить на них заклятие забвения, так как сведения об их деятельности были секретными и не должны были достаться посторонним, а палочки уничтожить. Посещенные по наводке братьев Доу несколько других маглорожденных также демонстрировали полное отсутствие магических способностей.

- Началось, - произнес глава невыразимцев, глядя на хмурые испуганные лица подчиненных. – Скажу прямо, нам не выжить в мире без магии, если мы не примем меры. Первое, что всем необходимо сделать, - защитить от грядущего апокалипсиса свои семьи. Семья прежде всего. Нужны деньги, жилье и транспорт, естественно, магловские. Надеюсь, Гринготтс еще существует. Сейчас каждый из вас отправится туда, затем в магловские банки, обменники, ломбарды, куда угодно, где ваше золото обменяют на фунты. Закупайтесь продуктами на длительный срок, приобретайте одежду, вещи. Уходите к маглам. Мир магии становится слишком опасным. Ни в коем случае не пользуйтесь каминами или портключами, в крайнем случае только собственной аппарацией. А лучше не пользуйтесь и ей, магловский транспорт в этом плане безопаснее: автобусы, такси, поезда, самолеты. Пока действуют амулеты, используйте их для связи. И главное: не старайтесь спасти всех. Для этого у нас есть Министерство и Пророк. Пусть они в кой-то веки поработают на благо своей страны. Копии ваших отчетов я разошлю во все дружественные нам министерства, затем предоставлю доклад Фаджу. Жалко Андерсона и Мэйсона. Кто-нибудь, позаботьтесь, чтобы они получили это золото, - Смит достал из нижнего отделения стола два тяжелых мешочка, Харрисон кивнул и убрал их в карман мантии. – Мне все еще нужна информация по Поттеру для доклада. Приказывать не буду, так что это на вашей совести. И еще… простите, если что делал не так, ребята, мне будет вас не хватать. Ну, храни вас древние. Давайте, проваливайте!

Не ожидавшие такой речи от начальника невыразимцы сначала впали в ступор, затем разом загомонили, кинулись обниматься на прощание, пожимать руки, по лицам некоторых текли слезы, которые они и не думали скрывать, кто-то кинулся забирать свои личные вещи, наконец, в помещении остался лишь один человек.

Мистер Смит, бессменный глава отдела вот уже триста с лишним лет, оглянулся вокруг, бросая последний взгляд на свое детище, подхватил папки с отчетами, закинув часть из них в телепорт для международной корреспонденции, отключил все работающие приборы и с легким хлопком исчез из погрузившегося во мрак помещения. Отдел тайн прекратил свою работу 1 августа 1991 года.

***

В Гринготтсе царила напряженная рабочая атмосфера, что было весьма удивительно для раннего утра, ведь обычно в это время там не было ни души, разве что редкий волшебник забегал пополнить свой кошелек. Часть гоблинов обслуживала хмурых невыспавшихся клиентов, среди которых Смит встретил их своих подчиненных. «Бывших подчиненных», - поправился он мысленно. Часть собирала оборудование в различные по размеру коробки.

- Доброе утро, Гриндорх, - произнес он спешащему навстречу гоблину, - что происходит?

- И вам, утро, мистер Фламель, - усмехнулся гоблин, однако глаза его оставались серьезными. – К сожалению, не могу назвать его добрым. Мы уходим из этого мира, вот что происходит.

- Как уходите? – поразился Смит, он же Николас Фламель. – Хотя это стоило ожидать. Вы ведь знаете, магия уходит из нашего мира, - гоблин кивнул.

- Как вы знаете, мы не вмешиваемся в дела волшебников. Но сегодняшней ночью произошло событие, после которого мы больше не можем здесь оставаться.

- Смерть Гарри Поттера? – гоблин снова кивнул.

- Не только у вас есть пророки, у нас они тоже изредка рождаются. Мы возлагали на ребенка большие надежды. Он должен был вырасти не просто волшебником, но величайшим магом современности. Его имя звучало бы в устах будущих поколений мирно сосуществующих волшебных рас наравне с именами древних. Мы не вмешиваемся в дела волшебников, обычно, да. Но в этот раз должны были вмешаться, вот только кто станет слушать нелюдей? Нас не послушали, нас обсмеяли, нас поставили на место. «Выполняйте свою работу, остальное вас не касается».

- Вы могли бы обратиться ко мне лично, или в мой отдел.

- Не могли, - Гриндорх вздохнул. – Глава Визенгамота наложил Вето на наше обращение. Мы просто не могли ни с кем это обсуждать.

- Но обсуждаете теперь?

- Нам больше нечего здесь терять. Магия уходит, и мы уйдем вслед за ней. Всю сегодняшнюю ночь мы не смыкали глаз, рассылая сов своим клиентам. Все отделения Гринготтс во всем мире. Кто-то поверил нам сразу, кто-то послал в ответ гневный вопиллер, что мы отрываем его от сна, кто-то и вовсе проигнорировал наше послание. Мы ждали до последнего, но этот день уже не наш.

- И куда вы уходите? Неужели нельзя уйти с вами?

- Нет, людям этот путь закрыт. Впрочем и другим расам тоже. Простите, мистер Фламель, наше время выходит, вы будете забирать свое золото?

- Да, да, Гриндорх, конечно. Прости старика, что занял твое время.

- Тогда пройдем к тележкам.

Набрав столько золотых, сколько смог унести, волшебник попрощался со своим поверенным, Гриндорхом. Гоблин долго тряс его руку, помянул криворуких мойр и закрыл за последним клиентом дверь. Спустившийся с крыльца банка Фламель увидел, как взметнулась в небо серая дымка, окружившая здание Гринготтса. Когда дымка рассеялась, внутри банка не осталось ни одного живого существа. Международный волшебный банк Гринготтс прекратил свою работу и существование 1 августа 1991 года.

Бывшего главу самого секретного отдела Министерства Магии ожидал тяжелый день. Скоро он узнает, как погиб маленький Гарри, обратится с докладом к министру, трусливо прячущему голову в песок, станет с его слов предателем родины, выступит на стихийно образованном в Косой аллее митинге, сразится с аврорами, присланными для разгона собравшихся магов, публично обвинит Министерство и Главу Визенгамота в геноциде нации... Все это будет позже.

Август вступал в свои права, радуя жителей Британии неожиданно теплыми солнечными днями, на фоне которых разыгрывалась трагедия целого мира. Мира, который скоро прекратит свое существование.


Сообщение отредактировал lumos_max - Воскресенье, 11.10.2015, 14:06
 
Ойган8953Дата: Воскресенье, 11.10.2015, 13:49 | Сообщение # 9
Посвященный
Сообщений: 49
« 0 »
мощно
а дальше попа
 
lumos_maxДата: Воскресенье, 11.10.2015, 14:05 | Сообщение # 10
Подросток
Сообщений: 20
« 23 »
Igor_R, первый вариант предпочтительнее.
Ойган8953, она самая, ага.
 
Igor_RДата: Воскресенье, 11.10.2015, 17:31 | Сообщение # 11
Химера
Сообщений: 351
« 52 »
lumos_max, да в принципе на Ваше усмотрение, по мне шо так шо так одинаково. Только ПАФОС оно скучнее, т.к. рояльс


-- Засада, -- сказала Сова,-- это вроде сюрприза.
-- Малина иногда тоже,-- сказал Пух.
 
Iron_LungДата: Понедельник, 12.10.2015, 14:00 | Сообщение # 12
Ночной стрелок
Сообщений: 74
« 16 »
Тот редкий случай, когда уже дальше аннотации не хочешь продираться.)
 
Frau_IreneДата: Вторник, 13.10.2015, 00:01 | Сообщение # 13
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 353 »
Такая грустная картина((


- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н
 
BormanДата: Вторник, 13.10.2015, 08:50 | Сообщение # 14
Ночной стрелок
Сообщений: 77
« 28 »
В общем безрадостный апокалиптец: все умерли, и дальше осталось только писать кто и как отбросил коньки и щелкнул ластами.


Наношу добро, причиняю пользу, подвергаю ласке.
 
EloizaFenrirДата: Пятница, 16.10.2015, 01:29 | Сообщение # 15
Подросток
Сообщений: 22
« 40 »
Мне очень нравится, жду проду!
Апокалипсис сегодня.
 
ЭНЦДата: Пятница, 16.10.2015, 08:17 | Сообщение # 16
Демон теней
Сообщений: 219
« 131 »
Хорошие Даркфики редкость, особенно без сексуальных извращений. Такие читаются обычно под соответствующее настроение.
Автор, не забрасывайте работу.



 
pythonДата: Пятница, 16.10.2015, 08:37 | Сообщение # 17
Посвященный
Сообщений: 45
« 14 »
В каком месте тут даркфик? Насколько я понимаю, дарк это когда пытки, предательства, все умирают, для страшных колдунств приносят в жертву положительных персонажей, герои едят детей и все такое прочее.
А тут у нас унылый локальный апокалипсис. Ой-вей, Гарричку не уберегли, мы все умрем, ааааа. В общем опять весь мир крутится вокруг ГП, даром что он ласты склеил. Вот ниппонцам грустно наверно, они то про ГП и не знали, а тут на тебе - счастья привалило. Как-то нелогичненько. Читал фик с таким же сюжетом, но там - большой пиздец случился локально в Британии и остальной мир не затронул, и остальные страны закрыли границы для британских колдунов дабы заразу не разнесли.
 
БоюсьпандыДата: Пятница, 16.10.2015, 16:19 | Сообщение # 18
Друид жизни
Сообщений: 196
« 34 »
А что за фик можете ссылку кинуть


Список попаданцев в Гарри Поттера
 
lumos_maxДата: Пятница, 16.10.2015, 18:21 | Сообщение # 19
Подросток
Сообщений: 20
« 23 »
python, даркфик - это фанфик с "мрачным" содержанием. Хотите сказать, у меня тут единороги радугой какают и все счастливы, веселы и довольны жизнью? Впервые узнал, что апокалипсис - это уныло) Это для меня новая практика.
Iron_Lung, ну, аннотация как аннотация, бывают и хуже)
Frau_Irene, уж какая вышла(
EloizaFenrir, ЭНЦ, не имею привычки забрасывать. Продолжение на этих выходных, каркас главы готов, осталось добавить "мяса", так сказать. Остальные главы пойдут быстрее.
 
Frau_IreneДата: Пятница, 16.10.2015, 19:02 | Сообщение # 20
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 353 »
Цитата Боюсьпанды ()
А что за фик можете ссылку кинуть

"вроде - "Дитя Магии"
Там дементоры сохранили души Гарри и ТЛ . и заставили создать двух малышей-големов, куда и подсадили эти души. И в 5 лет они всё вспомнили)))



- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н
 
pythonДата: Пятница, 16.10.2015, 19:20 | Сообщение # 21
Посвященный
Сообщений: 45
« 14 »
Ну апокалипсис он разный бывает. Бывает веселый, со всякими катаклизмами типа пробуждения вулкана в канализации, когда единороги мутируют в какую-то непонятную хрень и жрут население Хогвардса, Хогсмидта и еще чего-нибудь на Х:) Кровь, кишки на улицах, все бегают и весело убивают друг друга. И тут-то герои и понимают - а ведь это все неспроста.
А унылый апокалипсис - это когда за кружкой чая сидят и - эх, а у нас тут пиздец случился... пойти что ли депозит из банка забрать, а то вдруг лопнет.
Будем посмотреть на дальнейший полет вашей фантазии, но пока, имхо, ничего мрачного не произошло(не считая того что ГП отправился туда откуда еще никто не вернулся).
PS посмотрите вот если не читали - Кровью. Плотью. Магией.
 
elvimaДата: Пятница, 16.10.2015, 21:07 | Сообщение # 22
Посвященный
Сообщений: 31
« 4 »
Цитата lumos_max ()
не имею привычки забрасывать. Продолжение на этих выходных, каркас главы готов, осталось добавить "мяса", так сказать. Остальные главы пойдут быстрее.

Жду с нетерпением :). Хотя продолжение более-менее предсказуемое, но всё равно хотелось бы прочитать про конец Магического Мира. Под моё кровожадное настроение - самое то. )))



В ночь с пятницы на понедельник...
 
lumos_maxДата: Воскресенье, 18.10.2015, 20:53 | Сообщение # 23
Подросток
Сообщений: 20
« 23 »
Глава 7

Экстренный вызов застал Альбуса за выяснением обстоятельств смерти лесничего. Тершийся поблизости завхоз Филч рассказал, что услышал грохот и выскочил на звук. Нет, Минервы он не видел, только Хагрида, да и сложно его не увидеть, такую-то гору на полу.

Именно в этот момент рядом с директором возник серебристый зверь – выхухоль – патронус министра Фаджа.

- Альбус, срочно нуж… - патронус мерцал и дергался, речь министра искажалась, слова оканчивались на середине, - Смит сош… пророч… толпа… - Патронус еще раз дернулся и исчез.

- Господин директор, так куда труп-то девать?

- Труп? А, труп, - Альбус, задумавшийся о смерти Поттера, не сразу понял, о каком трупе идет речь, - ну, мистер Филч, вызывайте авроров, пусть разбираются, хотя думаю, тут не в чем разбираться, наш лесничий просто не заметил отсутствующей лестницы. Какая жалость. А пока авроров нет, поищите-ка моего заместителя, Минерву. Видимо, они с Хагридом разминулись на выходе. – Филч кивнул.

- Хорошо, господин директор. А вы куда?

- Да вот, министр вызывает, видимо, что-то срочное, раз вместо совы патронуса посылает.

В само здание министерства аппарировать было нельзя, поэтому Дамблдор переместился в переулок рядом с ним. Обычно тихое, сейчас это место напоминало растревоженный пчелиный улей. Огромная толпа народа что-то громогласно скандировала, размахивала руками, местами возникали разнообразные стычки, которые пытались утихомирить обнаружившиеся в толпе авроры, но это им не очень удавалось, так как толпа всячески препятствовала наведению порядка. Альбус успел увидеть, как какая-то ведьма выхватила из рук одного аврора палочку и сломала ее, бросив остатки в лицо ошалевшего волшебника.

В центре толпы, на каком-то помосте стояли министр Корнелиус Фадж с заместителем Долорес Амбридж, а также глава аврората Руфус Скримджер, направляющий палочку на пожилого мужчину в серой мантии невыразимцев. По периметру помоста расположилось несколько авроров.

- Дайте пройти! Расступитесь! – расталкивая окружающих с помощью палочки, Дамблдор направился в сторону министра.

- Альбус! Вот и вы! - С облегчением выкрикнул тот, заметив приближающегося волшебника. – Хвала Мерлину!

- Господин министр, госпожа заместитель, - Дамблдор кивнул присутствующим. - А тут у нас главный аврор и?..

- Мистер Смит, - мужчина, стоящий рядом со Скримджером, усмехнулся, - бывший глава бывшего Отдела Тайн.

- Бывший? Разве Министерство может увольнять невыразимцев? – Дамблдор был искренне удивлен. – А где все ваши сотрудники?

- Я их уволил. Обстоятельства таковы…

- Обстоятельства?! Да он рехнулся, - закричал министр, Амбридж закивала. – Смит заявил, что магия уходит из мира, якобы во всем виновато какое-то пророчество.

- Я что-то пропустил? – Дамблдор сделал стойку на слово «пророчество».

- О, всего лишь исчезновение магии, волшебных существ, уход гоблинов и… смерть вашего подопечного – Гарри Поттера. - Смит усмехнулся. – Ну, же, Альбус, расскажите присутствующим, что их герой «в безопасном месте и воспитывается надежными людьми». – Толпа охнула, кто-то вскрикнул: «Как же это?», несколько женщин заплакали. – Молчите? Сейчас мы это исправим.

Никто из присутствующих не понял, как Смит в считаные секунды оказался рядом с Дамблдором и влил в его рот какую-то жидкость из возникшего в его руках пузырька.

- Убийца! – Завизжала Амбридж. – Господин… - легкий толчок в грудь, и женщина падает в руки едва успевшего среагировать министра.

- Всего лишь сыворотка правды, верно, мистер Дамблдор? – застывший столбом маг механически кивнул.

- Использование сыворотки правды допускается лишь на суде и с разрешения Главы Визенгамота. - Подал голос пришедший в себя главный аврор. – Мистер Смит, я вынужден вас арестовать.

- Вы ведь уже пытались, Скримджер. Не напомните, чем это закончилось? Может, все-таки выслушаем Дамблдора, пока действие сыворотки не кончилось?

Откровения Дамблдора поражали. Оказалось, что заклинание Фиделиус на дом Поттеров накладывал сам Альбус и, конечно же, он знал, что предателем оказался не Сириус Блэк, а Питер Петтигрю. Причем маг знал, что тот является пожирателем, но все равно сделал хранителем именно его. Никто из участников событий той роковой ночи не должен был остаться в живых, но что-то пошло не так. Маленький Гарри выжил после смертельного заклинания, обратив его против своего убийцы. И Дамблдор не смог присвоить победу над Темным Лордом себе. Обнаружив в шраме ребенка крестраж (на этих словах Смит презрительно скривился), он был вынужден отправить его прочь из волшебного мира, передав единственным родственникам со стороны матери. Те были маглами и магоненавистниками, поэтому должны были вырастить племянника ровно так, как это было необходимо старому магу, то есть забитым и готовым ради доброго слова на все. Когда описание дошло до предстоящих на долю ребенка испытаний, Смит не выдержал и влил в Дамблдора антидот.

- Дамблдор, вы вообще соображаете, о чем говорите?

- Мальчик должен был вырасти героем, чтобы…

- Чтобы что?

- Чтобы встретиться с Волдемортом и умереть.

- Тот-Кого-Нельзя-Называть мертв! – Фадж выглядел как никогда жалким. – Альбус, вы сошли с ума следом за Смитом?

- Он не мертв. Волдеморт создал крестражи, которые не дали ему умереть. Одним из этих отвратительных порождений черной магии стал малыш Гарри. – Смит захохотал. – Что такого смешного вы услышали, мистер Смит?

- Крестражи – выдумка магов, чтобы пугать детей, рассказывая им страшные сказки на ночь. Нельзя разделить свою душу, это невозможно. То, что вы называете крестражами – всего лишь ментальный отпечаток, примерно как магический портрет. В нем нет души, всего лишь воспоминание.

- Но я ведь сам видел, сам диагностировал в шраме, - директор выглядел потерянным.

- Природа магических шрамов такова, что некоторое время хранит в себе отпечаток магии волшебника, нанесшего этот шрам. Вы ведь проводили обследование ребенка у колдомедиков? Или сами имеете лицензию?

- Альбус, это действительно так?

- Я был абсолютно уверен в том, что делал. И я все еще считаю, что поступал правильно.

- Ну, а вы, господин министр? Интересовались ли вы судьбой этого ребенка?

- Этим должна была заниматься Миллисента Багнолд, бывшая госпожа министр. Равно как и делом Сириуса Блэка. Не сваливайте на меня чужие ошибки. Вам не в чем меня обвинить.

- Неужели? А как насчет волшебных существ и полукровок?

- Эти мерзкие твари не являются разумными! – Амбридж пришла в себя. – Мы должны ограничить их и места их пребывания, чтобы защитить нормальных лю… - речь госпожи замминистра прервал камень, ударивший ее по щеке. – Кто? Кто это сделал? Покажитесь! - Очередной камень, брошенный из толпы, заставил ее замолчать, а летящие следом камни заставили попотеть и авроров, защищающих министра от разошедшейся не на шутку толпы.

- Вот, господин министр, вы и увидели отношение магического сообщества. – В сторону Смита не было брошено ни одного камня, в то время как вокруг остальных присутствующих на помосте скопилось уже достаточно большое их количество. – Довольны? Вы своим бездействием и безграмотным управлением практически развалили все магическое сообщество Британии. Это самый натуральный геноцид! – В толпе замелькали вспышки заклинаний, началась паника и давка. – Счастливо оставаться, господа.

Красный луч заклинания из палочки главного аврора ударил в то место, где еще секунду назад находился Смит, однако его уже не было. Толпа взревела. Стоящие на помосте авроры вскинули палочки, направляя их на людей внизу. Кто именно из них выпустил из своей палочки Бомбарду, никто из присутствующих в дальнейшем не мог вспомнить, но все видели, что осталось от людей, оказавшихся на ее пути. Это стало последней каплей.

С криками: «Смерть им! Подонки! Сволочи! Убийцы!» народ бросился на помост. Замелькали вспышки проклятий, красные, зеленые и синие лучи летели во все стороны, но авроров было слишком мало, а людей на площади гораздо больше. Спустя несколько минут первые из них уже взбирались на помост.

- Авада Кедавра! – зеленый луч из палочки Амбридж пролетел мимо чудом увернувшегося мужчины.

- Долорес, что ты творишь? – вскрикнул побледневший Фадж. – Это же непростительное заклинание! Мы не имеем права…

- Эти твари не являются людьми, Фадж! Я могу применять против них все, что угодно.

В этот момент увернувшийся от заклинания Амбридж мужчина направил палочку в ее сторону и прошептал: «Диффиндо». Женщина вскрикнула и прижала руки к животу. Пол под ней моментально стал красным от крови, вытекающей из-под пальцев.

- Что же это? Корнелиус?! – так, с недоумением на лице, Долорес Амбридж рухнула на помост. Не удерживаемые более руками внутренности вывалились из рассеченного заклинанием живота. Фаджа стошнило. Позеленевший от увиденного Скримджер, не глядя, кинул в сторону мужчины «Конфринго», от чего тот вспыхнул, как спичка, и свалился на других взбирающихся на помост.

Альбус смотрел на творящееся вокруг него и не мог понять, что происходит. Неужели Смит прав, и наступает конец света? Нет, он еще не готов умирать, только не это. «Я не виноват. Это все Поттер. Мордредов мальчишка! Это он во всем виноват», - мысль прервал камень, ударивший в спину. «Бежать отсюда. Прочь! Пусть сами во всем разбираются!» - с этими мыслями Альбус Дамблдор крутанулся вокруг своей оси и, взмахнув палочкой, аппарировал прочь.

Вихрь аппарации вместо Хогвартса вынес его на улицу какого-то магловского городка. «Проклятый Поттер! Все из-за него!»

- Мистер? Эй, мистер, с вами все в порядке? – Голос принадлежал мальчишке, стоящему прямо напротив. – Откуда вы взялись? Вы что, волшебник? Это какой-то фокус, да? Круто! Ух ты! А это что, волшебная палочка? О-бал-деть! Расскажу ребятам – не поверят. А можно ее подержать?

Дамблдор, еще не пришедший в себя после подозрительно тяжелой аппарации, уставился на посмевшего его побеспокоить. Мальчишка. Маленький, лет десяти-одиннадцати, волосы светлые, нет, черные. Глаза голубые, нет, зеленые. Или все-таки голубые? Да нет же, точно зеленые. Вот и шрам на лбу.

- Поттер? Ты же мертв?! Все никак не сдохнешь, мальчишка? – зло зашипел маг.

- Эй, мистер, вы меня пугаете. Уб… Уберите от меня свою палочку. Мама! Тут какой-то ненормальный! Вызывай полицию!

Выскочившая на крыльцо дома женщина подбежала к ребенку.

- Марти, что случилось?

- Вот! Этот мужчина появился тут из ниоткуда и начал мне угрожать.

- Лили? Ты же мертва! – Дамблдор ничего не понимал, напротив него стояли Лили и Гарри Поттеры, но они же мертвы?! – Что ж вы такие неубиваемые? Сколько можно меня мучить? Умри же! Умрите оба! Авада Кедавра! – вырвавшийся из палочки зеленый луч рассыпался в воздухе, не долетев до женщины несколько шагов. – Авада Кедавра! Бомбарда! – с каждым новым заклинанием вылетающие из палочки лучи становились все короче и короче, ни один из них не достиг цели.

Схватив ребенка за руку, женщина убежала в дом. Вызванный отряд полиции с трудом утихомирил сумасшедшего старика, размахивающего палочкой и выкрикивавшего непонятные слова. Собравшаяся толпа любопытных зевак могла наблюдать странную картину, как доблестные полицейские гонялись по всей улице за длиннобородым стариком, наряженным в пурпурную хламиду, пока он не запнулся об свою длинную бороду и не свалился под ноги полицейским. Это событие еще долго обсуждалось местными, а голубоглазый блондинистый мальчишка Смитов в красках рассказывал всем желающим, как этот чудик появился прямо из воздуха, называл его каким-то Поттером и насылал самые настоящие проклятия.

***
Сестра Кармайкл, проработавшая в регистратуре психиатрической клиники «Ретрит», более известной как «Йоркский Ретрит», всю свою жизнь, была заинтригована. Несколько лет назад в их клинику поступил весьма оригинальный пациент, выглядевший как типичный волшебник. Мужчина все время пытался вырваться из рук санитаров, орал что-то про маглов, каких-то Поттеров, при этом отказываясь идти на контакт. Поиски полиции ничего не дали, этого человека просто не существовало в реальности. Впрочем, ничего удивительного в этом не было, мужчина мог оказаться нелегальным мигрантом, членом религиозной общины или вовсе бомжем.

И вот, сегодня, в дверях клиники она столкнулась с высоким седым мужчиной, представившимся то ли Гарольдом, то ли Геральтом. Импозантный пожилой человек, с немецким акцентом, сообщил, что ищет своего старого друга, а их клиника - последний шанс его встретить. Сестра Кармайкл вызвала санитара, и тот, после короткого поверхностного досмотра, проводил посетителя к «магу», так прозвали обитатели клиники буйного пациента. Мужчина некоторое время постоял возле двери палаты, глядя на «мага», пробормотал что-то вроде «Albus, Albus. Hochmut kommt vor dem Fall [Высокомерие приходит перед падением]» и, извинившись за отнятое время, покинул клинику. Больше его сестра Кармайкл никогда не видела. «Какой мужчина», - подумалось ей тогда. – «Повезло же кому-то».
 
thedron1982Дата: Воскресенье, 18.10.2015, 23:32 | Сообщение # 24
Подросток
Сообщений: 9
« 0 »
А мне нравится. Хоть что-то отличное от всякой красивой дребедени с MC.
 
elvimaДата: Четверг, 22.10.2015, 23:07 | Сообщение # 25
Посвященный
Сообщений: 31
« 4 »
Спасибки! То что произошло с Альбусом Дамблдором - это как бальзам на мои раны. smile Ненавижу этот персонаж!
Про всяких там работников Министерства Магии пока непонятно, но надеюсь, что в итоге толпа на них отыграется. "Глас народа", чтоб его. ))))
lumos_max, жду продолжения!



В ночь с пятницы на понедельник...
 
EylinДата: Пятница, 23.10.2015, 15:18 | Сообщение # 26
Leka-splushka
Сообщений: 1198
« 1196 »
Интересная история.
Падение магического мира )) Всё осыпается и разлетается пеплом. Мне нравится.
Жаль только, что Гел уцелел и освоился. Смерть собаке! Что Вам стоит? Пусть на него Стоунхендж рухнет angel



— Ты убивал магов? — помолчав, спросила девушка.
— Да.
— И как?
— Чуть сложнее, чем обычных людей. Но проще, чем черных морян.(с)

Я на «Книге фанфиков»
 
lumos_maxДата: Воскресенье, 25.10.2015, 21:48 | Сообщение # 27
Подросток
Сообщений: 20
« 23 »
elvima, толпа отыгралась нехило. Прода уже тут как тут.
Eylin, вот такой он живучий, этот Гриндевальд. Правда, за столько лет сидения в Азкабане дедушка все осознал и встал на путь исправления. Так что пусть живет, ему пришлось увидеть гибель волшебного мира, а ведь он так старался сделать волшебников чуть ли не единственными хозяевами планеты.
 
lumos_maxДата: Воскресенье, 25.10.2015, 21:48 | Сообщение # 28
Подросток
Сообщений: 20
« 23 »
Глава 8

Для кого-то утро первого августа наступило посреди ночи, когда в окно постучалась сова из Гринготтса, кто-то с утра пораньше уже успел провести серьезное расследование, потерять друзей, некоторые даже жизнь… Для Люциуса Малфоя утро же наступило ближе к вечеру.

Тридцать первого июля, сопроводив сына с женой на Косую аллею за покупками лично, все-таки не каждый год наследник рода впервые идет в школу магии, Люциус после этого отправил семью во Францию до конца лета. Сам же он решил провести вечер в приятной компании старых друзей.

Компания собралась довольно быстро, так как многие в тот день занимались тем же, что и Люциус, - провожали своих детей за покупками. Нотт, Гойл, Крэбб и Паркинсон – старые соратники и верные сторонники Темного Лорда, сумевшие впоследствии «выйти из воды сухими», ну или почти сухими, не считая нескольких тысяч (может даже сотен тысяч) галлеонов. Приятели быстро добрались до «состояния нестояния», устроив бурное обсуждение былой славы, прошлой жизни при Великом Темном Господине, его нелепой смерти от ребенка Поттеров, вспомнили и то, что сам этот ребенок одногодок их детей, а значит, в этом году появится в Хогвартсе. Даже набросали что-то вроде плана мести.

Кроме всего прочего припомнили странное поведение метки этим летом: после исчезновения Лорда она стала бледной, почти невидимой; в середине июля метка резко вспыхнула ярко-ярко, заставляя обладателей сей своеобразной татуировки скорчиться от боли, затем вновь побледнела. Что означало это странное поведение метки, собеседники не знали, но предположили вероятное возрождение их Господина. Это предположение заставило всех нахмуриться.

С одной стороны, возвращение Лорда означало возврат всех первоначальных планов по передаче власти чистокровным магам от полукровок и маглорожденных, оккупировавших Министерство, которых давно пора было поставить на место, а уж регулярные рейды против маглов, мм… это была словно вишенка на торте. Кто бы что ни говорил, а маглы – те же животные, лишь по какой-то прихоти природы похожие внешне на магов, поэтому на них вполне можно было поохотиться. А то, что это было незаконно, только добавляло адреналина. Вот когда Лорд придет к власти, все будет чин чином, наверное, можно будет получать лицензии на убийство в специальном отделе… Маги даже представили себя начальниками этого отдела. С другой стороны, десять лет спокойной жизни, подросшие наследники и наследницы, уже заработанный авторитет, личное богатство, которым явно придется делиться с Лордом. Опять же десять лет, которые маги и думать не думали о поисках своего господина, вряд ли он, вернувшись, будет рад видеть их в рядах предателей.

К сожалению приятелей, приятный вечер, продлившийся далеко за полночь, пришлось закончить, а все этот хозяин заведения, его (заведение, а не хозяина), видите ли, уже пора закрывать. Расплатившись за потраченную выпивку, презрительно хмыкнув в лицо официанта, заикнувшегося было о чаевых, собутыльники разошлись по домам. Никто из них так и не заметил, как метка подернулась серым и начала расползаться, превращаясь в простое темное пятно, будто старая расплывшаяся татуировка.

С трудом оторвав голову от подушки, Малфой попытался наколдовать темпус, чтобы узнать текущее время. Получилось почему-то лишь с пятой попытки. Узнав, что время стремительно мчится к вечеру, Малфой вызвал своего домашнего эльфа, дабы тот приготовил хозяину ванну, смену белья и распорядился насчет ужина. Однако эльф отзываться на зов хозяина не торопился.

- Тинки! Тинки, скотина, где ты там шляешься? Вот погоди, дрянной эльф, только попадись мне на глаза, выпорю и выкину из дома. Посмотрим, как быстро ты сдохнешь без подпитки магией!

- Долли! Добби! Мордред вас побери! Где все эти эльфы, когда они так нужны?

Покряхтывая, как старик, Люциус поднялся с кровати, выбрал из шкафа с одеждой более-менее приличный наряд, хотел было принять ванну, но передумал и обошелся очистительными чарами, которые, как и темпус, получились лишь с пятой попытки. В больную от похмелья голову прокралась мысль о связи эльфов и барахлящей магии, но, не найдя там других светлых мыслей, покинула это негостеприимное место.

Проделав путь из спальни до гостиной, Малфой периодически вызывал то одного, то другого эльфа, но ничего не происходило. Плюнув на нерасторопных слуг, он решил поужинать в каком-нибудь ресторанчике, может даже в компании симпатичной блондинистой ведьмочки. Приятные мечты прервало что-то посыпавшееся на голову. Недоуменно отряхнувшись, маг оглянулся по сторонам в поисках источника мусора, затем медленно (голова продолжала болеть) поднял взгляд к потолку, чтобы шокировано рухнуть на пол в следующий момент. По потолку, словно молния, вилась широкая трещина, из которой и сыпалась пыль. Недоуменно моргнув раз, другой, Малфой крепко зажмурился, досчитал до десяти и медленно открыл глаза. Трещина даже не думала исчезать, наоборот, она захватила на потолке еще больше места, медленно распространяясь во все стороны. Бросив взгляд на стены, хозяин поместья обнаружил трещины и на них.

- Мерлин и Моргана! Что ж такое творится? – совершенно неаристократично выругался Малфой, поднимаясь на ноги. – Ритуальный зал! Надо срочно проверить, что с ним.

Забыв о больной голове, маг помчался в сторону подвала, вспоминая, когда в последний раз в ритуальном зале, самом сердце поместья, проводились какие-либо ритуалы. Вспоминалось плохо. Вроде бы последний раз ритуал проводился на… его семнадцатый день рождения. Отец иногда проводил ритуалы и в другие дни, но Люциус считал это глупостью, пережитком прошлого, поэтому сам в них больше не участвовал и после смерти родителей в зале не был ни разу.

Большая тяжелая железная дверь от старости покрылась ржавчиной, замок заело, поэтому пришлось прибегнуть к помощи магии, откликнувшейся не сразу и как-то нехотя. Темная пустая зала заросла паутиной и покрылась толстым слоем пыли, от которой захотелось чихнуть. В центре зала располагался алтарный камень. Должен был располагаться. Тяжелая каменная плита с вмурованным в центр крупным изумрудом, отбрасывающим причудливые блики в свете факелов и свечей во время ритуалов, рассыпалась, превратившись в кучу пыли. Рухнув на колени перед кучей, Малфой начал рыться в ней в поисках камня, но под руками оказывалась лишь пыль. В очередной раз помянув древних магов, мужчина, наконец, наткнулся на искомое. С трудом очистив себя и находку от пыли, пару раз при этом оглушительно чихнув, Люциус уставился на то, что лежало в его руках. Темный, мутный, словно оплавившийся, это камень был совсем не похож на тот, что остался в его памяти. И лишь зеленый цвет говорил о том, что это именно он.

Отбросив находку в сторону, Малфой направился в сторону камина, расположенного в злосчастной гостиной с трещинами. Происходящее нравилось ему все меньше и меньше и требовалось с кем-то обсудить случившееся. Исчезновение домовых эльфов, трудности с заклинаниями, струящиеся по стенам поместья трещины, особенно многочисленные в гостиной, разрушенный ритуальный камень, все это слаживалось в безрадостную картину. Что-то происходит, и это явно что-то плохое. Может быть Нотт или Паркинсон что-нибудь могут рассказать? Наколдовав в камин Инсендио, дождавшись, пока тот разгорится, Люциус достал из красивой вазы над камином большую горсть летучего пороха, кинул его в огонь и с фразой «Поместье Ноттов» шагнул во взметнувшееся красное пламя. Красное. Этот факт Малфой заметил в самый последний момент, когда остановиться было уже невозможно.

Вылетевшее из камина, полыхающее как факел, тело забилось в немом крике на шикарных коврах гостиной, превращая их в тлеющую рухлядь, дернулось в последний раз и застыло. Спустя несколько часов пламя охватило все поместье, превратив его в факел, погасший с первыми лучами солнца.

***

Пострадавших в тот день от отключившейся в какой-то момент каминной связи было очень много. Кто-то застрял в трубе в момент перемещения, кого-то распылило на атомы в процессе перемещения, другие скончались или получили тяжелые травмы от ожогов. Всех пострадавших для оказания помощи в Святом Мунго собирали на Ночном Рыцаре. Ведь использовать аппарацию при тяжелых травмах было нельзя, а врачей было слишком мало, чтобы аппарировать к каждому больному на дом.

Мчащийся по Лондону фиолетовый трехэтажный автобус летел на полной скорости, уворачиваясь от возникающих на пути людей, машин, домов. Пострадавшие от травм хватались за поручни, других пассажиров, использовали клеящие чары, пытаясь удержаться на ногах. Переполненная машина была всего в паре кварталов от больницы, когда чары, наложенные на автобус, перестали действовать. На глазах изумленных прохожих и автомобилистов прямо из воздуха возникший транспорт на огромной скорости влетел в своего двухэтажного собрата, в этот момент проезжающего перекресток.

Эта авария стала темой номера всех вышедших на следующий день местных печатных изданий. Одни газеты обсуждали оригинальный вид трехэтажного автобуса, от которого остался местами обгоревший остов и странный двигатель. Другие подсчитывали рекордное число жертв и их неопознанное происхождение. Третьи СМИ муссировали идею глобального заговора, что-то про волшебников, живущих среди простых людей и прочую, по мнению простых обывателей, непонятную чушь. В одном все газеты сходились: это была настоящая трагедия.
 
pythonДата: Воскресенье, 25.10.2015, 22:26 | Сообщение # 29
Посвященный
Сообщений: 45
« 14 »
Цитата
Вылетевшее из камина, полыхающее как факел, тело

У вас там в качестве топлива напалм, что ли? Или тело было настолько проспиртовано что достаточно только искры?
 
lumos_maxДата: Воскресенье, 25.10.2015, 23:06 | Сообщение # 30
Подросток
Сообщений: 20
« 23 »
Цитата python ()
настолько проспиртовано
Угу. Пить надо было меньше biggrin
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Сломанный мир (Гарри Поттер и другие, дарк, закончен)
Страница 1 из 212»
Поиск: