Армия Запретного леса

Вторник, 19.09.2017, 14:50
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Жертва классики (AU, кроссовер, NC-17, миди, закончен)
Жертва классики
alexz105Дата: Среда, 14.10.2015, 23:24 | Сообщение # 1
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1468
« 506 »
Название фанфика: Жертва классики

Автор: alexz105

Бета : сампосебета

Рейтинг: NC-17

Пейринг: ЛП/ВДМ, ЛП/СС, ЛП/АД

Жанр: AU, кроссовер

Размер: миди

Статус: закончен

Саммари:Страшная тайна Пророчества о рождении Избранного взбудоражила главных игроков Первой магической войны.
Каждый из них, опасаясь, что соперник опередит его, пришел к одному и тому же решению, но совсем разными путями-дорожками.
На свою беду Лили Поттер (в девичестве Эванс) оказалась на пересечении этих дорожек и ее чуть не затоптали. К счастью все обошлось, и наш главный герой поттерианы - Гарри Поттер - благополучно родился.
Такая вот обыкновенная история, навеянная гениальным классиком российской словесности.

Предупреждения: Ахтунг! Сексуальная фантасмагория с элементами насилия и анимагической зоофилии!
Очень своеобразный кроссовер с поэмой А.С. Пушкина, которую почему-то не упоминают ни в одном школьном учебнике литературы.)
Причем собственно кросс заключается в использовании сюжета поэмы и фрагментов стихов, предлагаемых в качестве неких смысловых подсказок.
К любителям мэри-марти-сью, а также азартного экшена и солидных обоснуев - просьба не беспокоиться!

Диклеймер: всем владеет Ро



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Среда, 14.10.2015, 23:28 | Сообщение # 2
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1468
« 506 »
Глава 1



В глуши полей, вдали Ерусалима,

Вдали забав и юных волокит

(Которых бес для гибели хранит),

Красавица, никем еще не зрима,

Без прихотей вела спокойный век…



Лили Поттер (урожденная Эванс) уже который день находилась в полном недоумении.

Веселая и шумная свадьба с Джеймсом отгремела почти месяц назад, а молодой супруг совершенно не стремился к интимной близости с ней.

Разве так бывает?

И главное, ей не с кем посоветоваться. С подругами? Так ведь неудобно — засмеют! Или начнут притворно сочувствовать, что еще хуже. А на закуску дадут кучу стыдных и снисходительных советов. И побегут сплетничать. Нет, не побегут — помчатся! И на следующий день вся магическая Британия и ее окрестности в радиусе двукратной аппарации будут осведомлены, что Джеймс совсем не трахает Эванс, потому что он… гомик, например. Или импотент. Или у него другая женщина. Или виновата сама Эванс, потому что дура, к тому же страшная, как смертный грех!

Девушку даже передернуло, так живо она себе представила восторженный щебет сплетниц всех мастей.

Вот и сидит она в доме Джеймса в Годриковой впадине, и никуда носа не высовывает, потому что на первый же вопрос подружек:

«Ну как у тебя с ним?» — она понятия не имеет, что ответить.

Девушка вздохнула и потянулась к краснобокому яблочку, сиротливо лежащему в вазе для фруктов…



* * *



Но, с праведных небес во время оно

Всевышний бог склонил приветный взор

На стройный стан, на девственное лоно

Рабы своей — и, чувствуя задор,

Он положил в премудрости глубокой

Благословить достойный вертоград,

Сей вертоград, забытый, одинокий,

Щедротою таинственных наград…




Директор Хогвартса Альбус Дамблдор получил срочную депешу от главного целителя клиники им. Святого Мунго и читал ее с напряженным вниманием. Дочитав до конца, он заклинанием стер пергамент в порошок и распылил его в воздухе.

— Ну, надо же, — покачал он головой, — в день свадьбы угодить под Кастрирующее заклинание! Не везет Джеймсу. А через неделю, когда ему уже почти все поставили на место, он попал под заклятие Малокровия! Такое неудачное совпадение! Это просто неслыханно, но результат плачевный. Полная импотенция! Кровь ему восполнили, но туда, куда надо для мужской силы она уже не поступает…

Распределяющая Шляпа, по совместительству выполняющая обязанности секретаря-референта, хрипло гаркнула со шкафа:

— Альбус! Хватит бормотать себе под нос! Ты опаздываешь на встречу с Сибиллой Трелони!

— А-а-а-а… совсем забыл. Придется сходить из вежливости и в память о ее матушке. Учебный год уже начался, и нет никакого смысла вводить новый предмет. Тем более что Прорицания это и не предмет собственно, а так… набор дешевых приемов… Тут обучение не решает ничего, нужен особый дар, а если его нет, то нет…

Ворча себе под нос, директор живо собрался, надел дорожную мантию и шагнул в камин:

— Хогсмит, кабак Розмерты!



Спустя час, весь засыпанный серым пеплом он возвратился через этот же камин.

— Как все оказалось не просто — проворчал он себе под нос. — Сибиллу придется взять в штат. Иначе ее возьмет в свой штат Том Реддл, фигурально выражаясь. Этот мерзкий юный мистер Снейп с высокой степенью вероятности шпионит на него. И как это я забыл поставить на дверь Заглушающие чары? Старею, Моргана, все побери! Правда, пророчество стало сюрпризом, который я не мог предугадать. Разговор казался совершенно пустым и не имеющим никакого значения. Впредь мне наука — пустых разговоров не бывает…

— Это точно! — отозвалась со шкафа Распределяющая Шляпа. — И сам с собой прекрати разговаривать — это признак маразма.

Дамблдор с неудовольствием покосился на нее, сел за стол, придвинул к себе календарь и начал его внимательно изучать, что-то отсчитывая про себя и шевеля губами.

— Если конец июля, то зачатие Избранного еще не состоялось или состоится со дня на день, — отбросил он календарь и погрузился в раздумья, время от времени поглядывая на Фоукса.

Потом, придя к какому-то решению, он повернулся к Распределяющей Шляпе и приказал:

— Срочно вызови ко мне Джеймса Поттера!

— Какие мы грозные, — пренебрежительно пробормотала та в ответ и наморщила все свои складки, настраиваясь на передачу мысленного послания директора…



Поттер примчался буквально через десять минут.

Этого времени Дамблдору хватило, чтобы вытащить из шкафа несколько странных серебристых приборов и расставить их в разных местах кабинета. Шляпа со шкафа заинтересованно морщилась, наблюдая за его манипуляциями.

— Здравствуй, мальчик мой, — тепло приветствовал Альбус своего самого энергичного бойца из Ордена Феникса.

— Вызывали, директор? — парень был бодр и свеж, но небольшие темные круги залегли у него под глазами, выдавая бессонные ночи.

— Сядь, Джеймс, — сразу взял быка за рога Дамблдор, — я позвал тебя для очень серьезного разговора. Дело в том, что я осведомлен о твоих проблемах… э-э-э… личного характера…

— У меня нет никаких проблем, — стремительно покраснел юный маг.

— Я знаю все, — мягко остановил его директор.

— Дожил, — Поттер запустил пальцы в шевелюру и подергал себя за волосы, — мое здоровье обсуждают без меня. Вам целители Мунго рассказали? Какое они имели право?

— Не кипятись, Джеймс. Я должен знать, что происходит с людьми, которым доверено так много.

Поттер остыл. С одной стороны неприятно, что его деликатную проблему обсуждают у него спиной, но директор довольно тонко польстил ему, еще раз признав его заслуги и значение для Ордена. Это приятно щекотало самолюбие. Он всегда стремился быть лучшим из лучших и первым из первых.

— Я хочу помочь тебе, Джеймс, — мягко и осторожно начал Дамблдор. — К сожалению, не в моих силах вернуть тебе утраченное здоровье. Наши целители со временем могут найти пути для твоего выздоровления, но это может занять не один год. Однако есть вопросы, которые в наше неспокойное время нельзя откладывать в долгий ящик. Это вопросы продолжения рода.

— Не понимаю, к чему вы клоните…

— Не перебивай меня, мальчик мой. Твоя ситуация неприятна, но она не уникальна. Такое случалось и раньше. Есть магические способы помочь твоей беде.

Поттер опять покраснел.

— Нет, нет, — поспешно продолжил директор, — я не собираюсь вторгаться в физиологию твоего тела. Или как-то воздействовать на его части. Речь идет о магических способах зачатия наследника при подобных обстоятельствах, когда мужчина не может исполнить свой супружеский долг.

— Магическое зачатие? Значит, оно все-таки существует? — глаза Поттера заблестели. — И вы меня научите, сэр? Конечно, я согласен.

Дамблдор с довольной улыбкой откинулся в кресле и взмахнул палочкой.

Тут же ожили все серебристые штуки, расставленные по кабинету. Они засвистели, задребезжали, окутались разноцветным дымом. Сквозь этот шум директор предупредил юного мага:

— Сиди спокойно, Джеймс. Магическая процедура создания посредника уже начата.

Стук, свист и дребезжание продолжались несколько минут. Поттера, то окутывало разноцветным дымом, то осыпало искрами. Потом все стихло.

Дамблдор встал, направился к самому большому прибору в виде усеченной пирамиды и палочкой откинул его крышку.

— Кажется, все в порядке, — радостно воскликнул он, извлекая на свет большой зеленый кристалл, — первая часть ритуала прошла успешно, Джеймс!

— И что с ним нужно делать дальше? — с опаской поинтересовался тот.

— Слушай внимательно! Этот кристалл надо подвесить в изголовье вашей постели. И никуда не убирать, пока он не начнет светиться в темноте.

— А когда начнет?

— Это будет означать, что зачатие состоялось, и у вас с Лили будет малыш, как две капли воды похожий на тебя.

— Здорово!

— Подожди, это еще не все.

Директор прошел к другой серебристой конструкции напоминающей ювелирное яйцо на подставке и извлек из нее небольшой матерчатый сверток.

— Это второй и обязательный артефакт. Ты должен расстелить его на вашей постели под простыней.

— Но Лили спросит меня, зачем это.

— Выбери момент, чтобы она не видела. И вообще, она до поры до времени ничего не должна знать, Джеймс. Иначе ритуал сорвется.

— Хорошенькое дело, — почесал в затылке тот. — Не очень-то хорошо с моей стороны обманывать ее.

Директор молчал, держа в руках сверток.

Джеймс вздохнул и протянул за ним руку.

— Правильное решение, мой мальчик. То о чем Лили не узнает, то ей не повредит. Сделай все точно, как я сказал.

— А сколько ждать пока закончится ритуал?

— Зачатие возможно лишь несколько дней в месяц. Значит и срок ритуала не может превысить этот срок. Наберись терпения и жди.

Дамблдор упаковал кристалл в футляр и Джеймс тут же отбыл через каминную сеть в Годриковую впадину.

Дамблдор прошелся по кабинету в задумчивости.

— А ты нехорошо поступил, Альбус, — проскрипела Шляпа со своего шкафа.

— Замолчи! — устало отозвался тот. — После того пророчества, что прозвучало сегодня, у меня просто нет другого выхода. Внешне младенец будет безукоризнен. И у Джеймса не возникнет никаких сомнений.

— А чья суть будет под этой внешностью? — сварливо поинтересовалась Шляпа.

— Я еще подумаю. Тут возможны варианты, но видит великий Мерлин! Я, кажется, решусь!



* * *



Но, старый враг, не дремлет сатана!

Услышал он, шатаясь в белом свете…




Воландеморт уставился на календарь, висящий перед ним в воздухе.

Коленопреклоненный Снейп с восторгом смотрел на властителя. На лице его было написано чувство исполненного долга.

— Конец июля. Это ровно через девять месяцев. Интересно, пророчество появилось из-за факта уже совершившегося зачатия или из-за совпадения других магических причин?

— Ваше Темнейшество, ответ на этот вопрос мне неизвестен.

— А я тебя и не спрашиваю. Это мысли вслух.

Снейп внутренне возликовал. Не с каждым Пожирателем великий Темный Лорд делится своими мыслями.

— Я склоняюсь ко второму варианту. Магический потенциал закладывается до и во время зачатия, но никак не позже. Итак, плода еще нет! А кто у нас в магическом мире может зачать младенца в это время?

— Э-э-э-э… — замялся Снейп. — Многие могут. Мало ли семей…

— Вот именно! Но сложа руки ждать зачатия этого младенца было бы глупо. Что из этого следует?

— Не знаю, милорд.

— Из этого следует, что если маг не может что-либо предотвратить, то остается возможность взять это нежелательное событие под свой контроль. Принять, так сказать, непосредственное участие и таким образом обезопасить себя.

— Не понимаю, сэр.

— И не надо! Рано тебе еще понимать Лорда Судеб! Найди Мальсибера, и пусть он срочно подготовит мне список всех пар, вступивших в брак за последнее время, а также тех, кто собирается жениться в ближайшие дни. Я сам выберу, того, кто мне нужен…

Снейп вскочил и почти бегом выскочил из зала.

Спустя полчаса Воландеморт читал составленный свиток.

— Лонгботтомы… бред, ерунда. Эти не подходят… Поттеры. Хм-м. Они всего месяц, как поженились. Это уже больше похоже на приемлемый вариант, хотя…

— Джеймс Поттер до Лили и не дотрагивался, — поспешил вставить Снейп, опасаясь, что Лорд хочет просто перебить всех кандидатов в родители своего будущего врага по Пророчеству.

— Вот как? Почему?

— Я его заклял прямо на свадьбе, — самодовольно скривился Снейп, — а потом подловил в Лютном переулке и еще добавил. Так что теперь этот самодовольный дебил на зачатие не способен.

— А ты опасный противник, Северус, — усмехнулся Воландеморт, — какая изощренная месть! Он твой враг?

— Он враг Вашего Темнейшества, — поклонился торжествующий Снейп.

— Я не сомневаюсь в твоей верности и преданности, Снейп. Это очень интересная информация.

И он подчеркнул имя Лили.

Снейп подумал, что Темный Лорд вычеркнул Поттеров из списка и совсем успокоился.



* * *



Ее супруг, почтенный человек,



В селенье был единственный работник…




Джеймс вбежал в дом.

— Лили, ты где?

Девушка выскочила к нему навстречу и кинулась на грудь. Их губы слились в поцелуе. Юный супруг положил свои теплые ладони на плечи девушке и слегка прижал ее к себе. Ее мгновенно окатило острое желание. Уже несколько дней и ночей ее мучили сладострастные позывы, от которых все нутро превращалось в сплошной обнаженный и сладко пульсирующий нерв. Ее мгновенно затвердевшие соски уткнулись в твердую тренированную грудь мужа, блаженно сминаясь в томлении и ожидании…

— Я только на пять минут! — почти испуганно уточнил Джеймс. — Собери мне вещи с собой в дорогу.

Блин! Опять облом! Ну что за наказание? Грудь у него твердая, как скамейка. И все? Еще где-нибудь и что-нибудь твердое есть? Или она и впрямь такая дура беспросветная, что ему ничего с ней не хочется? А может быть, надо было невзначай коснуться его там внизу рукой, потом сконфузиться для вида и лукаво улыбнуться ему? Так ведь описано в том дурацком романе, как его…

— Я очень тороплюсь, Лили. Дамблдор попросил помочь ему в одном деле. Это дня на три-четыре не больше.

Час от часу не легче. Он еще и уезжает. Ну, вообще все плохо.

Она сердито набила его сумку запасными носками и едой. На три дня провизии может быть и не хватит, но на два точно будет. И ничего. Проголодается — быстрее домой приедет.

— Ты помнишь, что я тебя просил спать только в нашей постели, даже если меня рядом нет? — заговорщицки подмигнул Джеймс. — Не забудь. Это очень важно.

И чего он про эту постель заладил, если на ней все равно ничего не происходит? Повесил над ней на шнурке какую-то стекляшку и чуть ли не молится на нее по вечерам и по утрам. Прямо глазами ест. К ней уже смело можно ревновать начинать. Может быть, это какой-то ритуал? Поттеры — древний род. А Джеймс хоть и порвал с ортодоксальными чистокровными, но от рода своего не отрекся. Может быть, он и до нее почти не дотрагивается, потому что это ритуалом запрещено?

— А ты потом расскажешь мне, в чем дело с этой кроватью? — лукаво улыбаясь, она придвинулась к нему, призывно покачивая бедрами. — Ты мне обещал.

— Обязательно! — поспешно ответил Джеймс, хватая с пола сумку.

— И у нас все будет хорошо?

Простой вопрос жены явно содержал двойное дно. Джеймс остановился в дверях и повернулся к ней.

— Все будет очень хорошо! — сказал он проникновенно, прижимая ладонь к сердцу. — Все будет просто замечательно, Лили!

Он выскочил за дверь и перевел дух.

Ритуал идет. В этом он уверен уже твердо. Лили в томлении, которое, видимо, наведено ритуалом, начала просто кидаться на него. Ее тело жаждет близости, потому что оно не знает и не понимает магической составляющей ритуала. Но время зачатия еще не наступило и магия, сжавшись в пружину, ждет заветного часа. Скорее бы уж! А то прямо изводится девчонка. Когда в ее теле зародится жизнь, ее организм быстро перестроится и это безумное влечение плоти прекратится так же быстро, как и началось. У нее будут совсем другие заботы. Потом роды, потом хлопоты с малышом. В общем, у него будет год-полтора, чтобы с помощью целителей восстановить свое мужское достоинство. В прямом и переносном смысле этого слова…

А сейчас в путь! Дамблдор очень торопил…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Среда, 14.10.2015, 23:30 | Сообщение # 3
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1468
« 506 »
Глава 2



Лукавому великая досада —

Хлопочет он. Всевышний между тем

На небесах сидел в унынье сладком,

Весь мир забыв, не правил он ничем —

И без него все шло своим порядком.






— Снейп, ты будешь меня сопровождать.

— Слушаюсь, милорд!

Воландеморт запахнул плотнее широкий темный плащ и шагнул к выходу.

— Вы забыли маску, сэр, — почтительно заметил Снейп, открывая перед властителем дверь.

— Сегодня она не нужна. Я иду на встречу с человеком, который должен быть уверен, что имеет дело именно со мной.

Юный Пожиратель склонился в почтительном поклоне, а потом бросился вперед, чтобы распахнуть перед господином следующую дверь.

Громоздкая карета, запряженная парой фестралов, легко взмыла в воздух и, описав широкий полукруг, устремилась в сторону Лондона.

Лорд сидел молча. Задавать ему праздные вопросы сейчас было небезопасно. Снейп на сиденье напротив него весь закоченел, боясь вызвать неудовольствие великого мага. Впрочем, глаза Лорда были закрыты.

Самая быстрая пара фестралов домчала их до Лондона за три четверти часа. В городе была глубокая ночь, и фонари на улицах горели через один. Но Воландеморту этого сумрака показалось недостаточно. Он взмахнул палочкой, и пол улицы погрузилось в кромешную темноту. На конце палочки Лорда вспыхнул зеленый огонек удивительно насыщенного оттенка. Все близлежащее пространство окрасилось в благородные слизеринские тона.

Снейп крутил головой во все стороны.

Если на Лорда нападут, а он, Снейп, оплошает, то его свои же убьют на месте. Тем более что он полукровка и к родовой аристократии не относится. Тут и дружба с Малфоем не поможет. К тому же Люциус в последнее время явно ревнует его к повелителю. А уж кузина его полоумная бешеная Беллатрисса и вовсе смотрит зверем. Того гляди в глаза вцепится ногтями.

Из ближайшей подворотни выступила темная фигура, Снейп немедленно закрыл собой Лорда и наставил палочку на незнакомца.

— Мы с вами так не договаривались э-э-э-э… милорд, — негромко заметил незнакомец.

— Спокойно, Снейп. Это человек, которого я жду.

Незнакомец показал пустые ладони.

— Подойдите ближе. Если не ошибаюсь, вас зовут Эйвери?

— Да… милорд.

— Вы принесли то, что я просил?

— Да… милорд.

— А вы немногословны, — усмехнулся Воландеморт, — хотя сейчас самое время говорить, если вы что-нибудь хотите попросить у Лорда Судеб.

— Только вашей благосклонности, милорд.

— Благосклонности к людям вашей профессии? Впрочем, людей определяют поступки, а не сумма имеющихся знаний. Хорошо. Когда я возьму власть, вы получите должность главы Невыразимцев.

Эйвери склонился и поцеловал властителю руку.

— Передайте то, что вы принесли моему сопровождающему. Снейп, проверьте пергаменты на постороннюю магию.

Северус принял из рук, надо понимать министерского работника отдела Тайн, небольшую тощую папку и тщательно проверил ее на все, что только можно.

— Чисто, милорд.

— Вы выполнили первую службу Лорду Судеб, Эйвери. Неплохое начало.

Тот в ответ глубоко поклонился.

Темный Лорд круто развернулся и направился к карете. Погасшие уличные светильники начали слабо моргать, словно пытаясь включиться. Эйвери, пятясь задом, быстро уполз в ту подворотню, из которой он и выполз.

Снейп в два прыжка подскочил и распахнул дверку перед повелителем. Лорд занес ногу и в этот момент раздался приближающийся звук полицейской сирены.

— Избавься от них. Я подожду в карете.

— Слушаюсь, милорд!

Черт принес сюда этих остолопов. Случайность или кто-то из жителей заподозрил неладное, когда на улице свет погас?

Свет фар полицейской машины вырвал из неверного дрожания мигающих светильников огромную черную карету и Снейпа в черной мантии у распахнутой дверцы. Лошадей в упряжи не было, хотя оглобли были вздернуты в воздух.

— Это что за чертовщина? — полицейский лениво вылез из водительской двери.

Его напарник уже стоял со своей стороны и разглядывал этот непонятный балаган.

— У вас тут что, траурная процессия заблудилась? Покойника потеряли?

Из распахнутой дверцы раздался холодный голос Лорда:

— Ты сам покойник. Авада Кедавра!

Зеленый луч ударил в напарника, и тот ничком рухнул на асфальт.

Второй схватился за кобуру. Снейп обреченно вздохнул. Выхода у него не было, хоть он и не любил убивать маглов.

— Авада Кедавра!

Второй полицейский свалился, негромко брякнув по камням своим уже бесполезным пистолетом.

— Погаси у машины свет и поехали, — приказал Лорд.

Снейп бегом подбежал к машине и заглянул в салон. Черт. Куча кнопок и рычажков. Разберись тут. Впрочем, видимо, вот эта с рисунком в виде солнышка. Взгляд Северуса упал на папку, которую он все еще держал в руке. Опустив ее пониже, чтобы не было видно из кареты, он быстро открыл ее и прочитал заглавие на верхнем пергаменте:

«Лили Эванс Поттер.

Выписка из учетной карты клиники им. Св. Мунго».

Поспешно захлопнув папку, Снейп погасил фары и свет в салоне, и бегом вернулся в карету.

— Долго возился, — с неудовольствием заметил Лорд.

— Прошу извинить. Вот ваша папка, милорд.

— Трогай!

Фестралы коротко разбежались и взмыли над местом двойного убийства. Лорд Судеб Воландеморт возвращался в свою резиденцию. Похолодевший от страха за Лили Снейп сидел, сжавшись в комок. В голове он прокручивал все возможные варианты действий Лорда и все больше и больше приходил в ужас. Интерес Темного Лорда нес маглам, грязнокровкам и сквиббам только один исход: неминуемую и часто мучительную смерть!

«Больной ублюдок, я же подставил Лили! Проклятое пророчество! Темный Лорд собирает о ней приватную информацию. Это плохой знак, это страшный знак, что бы тот не замышлял. Надо срочно спасать ее. Украсть! Спрятать! И уехать самому, но… Метка расскажет Лорду о местонахождении беглеца… Что же делать? Если только… это страшно опасно, но… если не он, то кто?!»

* * *

— Эй, старый пень! Проснись же! Тут один молодой человек просит у тебя аудиенцию.

Дамблдор вздрогнул, открыл глаза и с недовольным вздохом заметил:

— Ты ведешь себя все более нагло. В химчистку захотела?

Распределяющая Шляпа презрительно хмыкнула:

— Только и умеешь грозить: «химчистка, химчистка», а что делать, если тебе орешь, а ты не слышишь? Пень и есть. Глухой.

— Все? — кротко уточнил Дамблдор.

— Пока все, — обиженно отвернулась шляпа. Угроза химчисткой её явно расстроила.

— Кто просит о встрече?

— Северус Снейп.

— Что-о-о?

Меньше всего директор ожидал услышать это имя. Что это, хитрость Воландеморта? Попытка всучить дезинформацию? Слишком грубо. После того, как Снейпа застали при подслушивании разговора Дамблдора с Трелони? Сомнительно. Видимо, придется ответить согласием.

— Когда он хочет встретиться?

— Представь себе, прямо сейчас, Альбус. Поэтому я тебе и орала, как резаная.

— Хорошо. Пусть войдет. Но только один и палочку пусть оставит у горгульи.

— Слушаюсь и повинуюсь! — голосом аравийского джинна грохотнула Шляпа…

* * *

— Я так понимаю, Северус, что тебя сюда привела не совесть, а только страх за девушку?

— Понимайте, как хотите.

— Для просителя ты не очень-то вежлив.

— Это же ваши люди, директор! Или вы думаете, что Темному Лорду не известно обо всей этой вашей возне с Орденом Феникса? Его приближенные слуги уже откровенно смеются над вами и называют вашу затею Орденом Жареных Окорочков!

— Ну-ну, так уж и жареных, — глаза Дамблдора недобро блеснули. — Сборище чистокровных ублюдков, которое составляет свиту твоего господина, уже имело возможность убедиться, что имеют дело с реальной силой. Но ты прав: Джеймс и Лили действительно участвуют в этой работе. И ты хочешь, чтобы я их защитил от твоего господина.

— Мне плевать на Джеймса! Я прошу спасти Лили!

— Да-да, я понял тебя, мой мальчик. Но я продолжу с твоего разрешения. Таким образом, ты совершаешь измену своему господину. Не так ли? Ты пытаешься пресечь или помешать его действиям. Так это называется?

— Что из этого? Это мои проблемы!

— Разумеется, разумеется. Я помню, что ты сильный окклюмент и возможно тебе удастся скрыть свою измену от Воландеморта. Но остаюсь еще я, Северус.

Снейп понял, что попал в ловушку. Проявить благородство, спасти жизнь любимой девушке и красиво уйти ему не дадут. Директор уже намекнул ему, что за благородные просьбы тоже следует платить.

— Что вы от меня хотите? — устало спросил он.

— Развивайте свои навыки окклюменции, мальчик мой. В ближайшее время, особенно до победы над Воландемортом это будет единственная ваша надежда на выживание.

Ловушка захлопнулась. Он будет вынужден информировать Дамблдора. Ему придется стать агентом Ордена Феникса. И каждый день он будет ходить по лезвию бритвы среди Пожирателей и около Лорда Судеб. И все это ради Лили…

— Вы обещаете мне защитить ее?

— Обещаю, Северус. Но ты будешь мне помогать. Я должен своевременно узнавать обо всех шагах Воландеморта в сторону семьи Поттеров. В какой-то момент тебе даже потребуется следить за их домом. Я дам знать, когда придет время…



Снейп ушел.

Дамблдор прошелся по кабинету.

— Сила пророчества уже сказывается. Воландеморт тоже выбрал семью Поттеров.

Распределяющая Шляпа язвительно отозвалась со шкафа.

— Только намерения у вас совершенно разные!

— Я тоже было так подумал, но есть момент, который меня смущает. Зачем Тому потребовалась медицинская карта Лили? Он, что у всех своих будущих жертв проверяет состояние здоровья перед тем, как их убить?

— А может быть, не убить? Или убить, но не сразу? Может быть у него мужской интерес?

— Том Реддл и женщины? — самодовольно усмехнулся Дамблдор. — По-моему он их боится больше, чем они его.

Шляпа покривилась складками и грубовато ответила:

— Ну, тогда думай сам. У меня от всех этих последних событий уже нитки расползаются и вся подкладка чешется!



* * *



Я научил послушливую руку

Обманывать печальную разлуку

И услаждать безмолвные часы…



Воландеморт ступил на плиту надгробия и уставился на выкрошенную надпись.

— Том Реддл! — с горечью бросил он. — Какая насмешка! Сын магла и волшебницы! Полукровка! Сколько лет и трупов мне потребовалось для того, чтобы это было забыто!

Он взмахнул палочкой.

Каменная плита треснула. Сквозь щель вылетела горстка праха и костей. Он выбрал взглядом косточку поцелей и направил на нее палочку. Кость взлетела выше, а остальной прах упал обратно в трещину, края которой тут же сошлись не оставив на камне и следа.

— Тогда меня вел гнев и боль. Я слишком поторопился убить, но сейчас передо мной другая задача. Я буду спрашивать, и прах моего презренного отца должен мне отвечать!

Кость засветилась изнутри зеленым свечением.

— Где это произошло?

Кость неторопливо полетела над тропинкой, словно приноравливаясь к шагу идущего за ней волшебника. Они миновали кладбище, потом свернули на боковую сильно заросшую дорогу и в полумиле от деревушки приблизились к заброшенной лачуге Гонтов.

Воландеморт скривился от отвращения. Кость проплыла над полуразрушенным забором. Заклинание заставило распахнуться остатки калитки. Покосившаяся дверь впустила его в мрачную сырость жилища.

Он прекрасно видел в темноте, поэтому даже не стал зажигать свет, а просто следил взглядом за парящей костью. Она зависла над убогой лежанкой, закрытой полуистлевшим тряпьем.

— Понятно, — свистящим шепотом выдохнул он. — К себе в родительский дом не пригласил. Здесь в убогой лачуге развлекался с деревенской простушкой. Но как магия допустила зачатие? Неужели она хотела этого сама?

Воландеморт кусал свои тонкие губы, словно не мог решиться, а потом резко и отрывисто приказал:

— Покажи, как это было!

Кость помедлила и вдруг рассыпалась в воздухе на сотни и тысячи зеленоватых нитей. Они взвихрились, как воспоминание в Омуте Памяти и вдруг вспыхнули ярким объемным изображением.

Воландеморт замер, вцепившись в косяк двери левой рукой, перед ним возникла картина: угол комнаты с целой еще кроватью, на ней сидит его отец — Том Реддл с кружкой в руках, какой-то зеленоватый напиток туманно струится в ней.

Позади него, стоя на коленях, обнаженная девушка, прижавшись к спине Реддла, расстегивает пуговицы на его рубашке. Ее лицо светится от счастья, что отчасти скрадывает тяжелые и некрасивые черты. Она нежно прижимается щекой к его плечу, украдкой прихватывая губами то мочку уха, то нежную кожу над ключицей.

— Великий Салазар! — выдохнул Воландеморт, чувствуя, что голова у него начинает кружиться от гнева, — и я стою и смотрю на это!

Ему очень хотелось взмахнуть палочкой и избавить себя от мерзкой картины совращения его матери ничтожным маглом, и он не мог этого сделать. Если бы на лице его матери было выражение стыда или страха или боли, то он одним жестом уничтожил бы этот магический морок. Но на ее лице было выражение счастья! Счастья!

Не в силах прервать разворачивающееся любовное действие, Воландеморт решил смотреть все до конца. Может быть, он еще увидит нечто, что разрушит эту картину любви и гармонии?

Меж тем Меропа ласково сняла с юноши остатки одежды и уложила его на спину поперек кровати. Реддл-старший выглядел совсем неопытным и робким любовником, ожидающим первого шага от женщины, и при отсутствии этого шага, замирающем в ее объятиях с неуверенной улыбкой на лице. Мальчик-мужчина, вот каким был его отец, а не тем холеным и лощеным красавчиком, разбивающим женские сердца, каким рисовало его воображение Воландеморта.

Меропа скользнула губами вниз по телу юноши и уверенно взяла в руки его заинтересованно дернувшийся член. Реддл-старший тут же глубоко-глубоко задышал. Девушка старательно облизнула губы и аккуратно взяла в рот начавший набухать орган.

Воландеморт стиснул зубы. Это совсем не похоже на первую романтическую встречу. Это не похоже даже на десятую встречу! Его мать ведет себя, как женщина с изрядным сексуальным опытом и практикой. Это как понимать? При ее стопроцентно замкнутом образе жизни под контролем отца? Этого просто не может быть!

Или может?

Пока Меропа старательно ласкала ртом прелести Реддла-старшего, Воландеморт мысленно представил себе такую версию событий: отца и брата сажают в Азкабан, и его мать остается одна. Если она была влюблена в этого самого Реддла, то вполне могла воспользоваться магией, чтобы заполучить желаемое.

Далее. Получив то, что хотела, она стала искать способы для все новых и новых наслаждений, пользуясь скудными знаниями и некоторыми природными наблюдениями, плюс, видимо, богатой фантазией… Тогда понятно, почему она довольно быстро интуитивно нашла то, что нравилось больше всего ему. И то, что нравилось больше всего ей самой…

Пока он размышлял, роли на кровати поменялись. Теперь Меропа, согнув ноги в коленях, лежала на спине, а Реддл-старший, старательно приникнув ртом к ее промежности, руками ласкал темные набухшие соски девушки.

Воландеморт оторвал руку от косяка и обнаружил у себя между ног нечто не менее твердое, чем дерево. Великий Салазар! Он возбудился от картины совокупления своей матери с маглом!

Он попытался расслабиться и ему это почти удалось, но пара на постели в очередной раз поменяла позу, обрушив все его надежды на спад возбуждения.

Меропа с довольным видом устроилась на кровати лицом вниз, высоко задрав вверх круглую аппетитную задницу. Реддл-старший немедленно пристроился к ней, осторожными толчками вошел в распахнутые ворота и, вцепившись в бедра девушки, погнал в бешеном темпе.

Воландеморт напрягся было, не признаки ли насилия это, но Меропа повернула голову к Реддлу-старшему и губы ее беззвучно шевельнулись.

«Еще!» — прочитал по губам потрясенный Воландеморт.

Она говорит: «Еще!»

Темный Лорд почувствовал, что вместо напряжения злости он опять чувствует напряжение в своем члене, причем на этот раз такое, что оставлять его без внимания в надежде, что все пройдет, нет никакой возможности!

Сунув в карман плаща волшебную палочку, он просунул руку к пылающему органу и сжал в кулаке ноющую от вожделения головку. Несколько энергичных движений для начала и вот он уже ритмично стимулирует свой член, все ускоряя и ускоряя темп в такт с извивающимися телами на кровати! Глаза его налились кровью и багряно вспыхнули в темноте. Но обращать внимания на такие мелочи было уже невозможно. Он просто зажмурился. Его уже начало разбирать перед оргазмом, и все ощущения сжались до размеров головки члена, накатывающей на все тело сладострастную волну.

Оргазм потряс его тремя судорогами, зеленые круги поплыли перед глазами, в руку плеснуло горячим и липким.

— Фу-у-у-у, — перевел дух Воландеморт, — давно уже так…

Он оборвал сам себя.

Пара на кровати тоже достигла пароксизма страсти. Реддл-старший вцепился руками в бедра Меропы, вдавливаясь в них изо всех сил и запрокинув лицо вверх. А девушка, извивалась грудью по одеялу и дергала из стороны в сторону бедрами, словно они жадно пили то, что извергало в них мужское тело.

— Эванеско! — опомнился Воландеморт и липкая сырость в кулаке исчезла.

Он продолжал наблюдать за любовниками. Через несколько минут они улеглись на кровати. Меропа положила голову на плечо Реддлу-старшему и блаженно закрыла глаза…

Изображение задрожало, потом дернулось и сжалось к центру, превращаясь обратно в кость, сияющую зеленоватым светом.

— Надо понимать, что зачатие состоялось, — покачал головой Воландеморт, медленно приходя в себя, — я хотел сжечь эту лачугу, но разбрасываться местами с такой магией было бы неразумно.

Он снял с руки перстень с черным камнем.

— Ты будешь храниться здесь, — обратился к нему Темный Лорд, как к живому. — А ты будешь его защищать, — повернулся он к кости отца, — и если чья-то рука потянется за ним, то даже если это будет рука могущественного мага — ты убьешь наглеца магической силой, извлеченной из двух смертей и одного зачатия…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Среда, 14.10.2015, 23:33 | Сообщение # 4
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1468
« 506 »
Глава 3



Поговорим о странностях любви

(Другого я не смыслю разговора).



Понравиться поведай тайну мне,

В ее душе зажги любви желанье…



Досель я был еретиком в любви…



На следующий день Воландеморт заметил, что Снейп весь день трется неподалеку от его покоев, хотя он его не вызывал. Сложив два плюс два, Лорд сообразил, что Снейп сунул нос в бумаги Эйвери и теперь крайне озабочен его интересом к Лили Поттер.

Неужели этот влюбленный дурачок надеется помешать планам Лорда Судеб? Наивный простак! Конечно, можно было бы от него избавиться любым немудреным способом или просто уничтожить за дерзость, но… но торопиться не надо. Мальчишка варит изумительные яды. Он может еще пригодиться, несмотря на то, что не признает за своим господином права первой брачной ночи… ха-ха…

Хотя, стоп. А с чего это он решил, что Снейп боится за честь Лили Поттер? Он должен бояться за ее жизнь! Он же не знает, что его господин решил повернуть пророчество в свою пользу. А для этого нужно, чтобы девушка зачала этого своего будущего победителя Воландеморта именно от самого Воландеморта! Так и только так он сможет со временем защититься магией крови, а если поместить в ребенка еще и хоркрукс, то вместо смертельной угрозы будущий Избранный превратится в часть плана по обретению подлинного бессмертия! При этом нынешняя телесная оболочка Лорда, изрядно потасканная при изучении темной магии, действительно исчезнет! Все условия пророчества и его суть будут исполнены.

Вот этого Снейп не знает, и знать не может. А значит, его необязательно убивать. Пусть себе зельеварит на здоровье врагам Лорда. То есть, не на здоровье, конечно. На погибель.

Снейпа надо просто оставить в неведении. Правда, когда Лили понесет… м-м-м… там видно будет. В любом случае, за мальчишкой придется присмотреть.

— Эй, кто там дежурит? — Лорду было лень делать вызов через метку. — Позовите ко мне Снейпа!

Не прошло и пары минут, как этот «юноша бледный со взором горящим» стоял перед ним на коленях.

— Поднимись, — милостиво разрешил Воландеморт, — я уезжаю на континент на несколько дней. За время моего отсутствия я желаю, чтобы ты сварил «Слезы Акромантула». Его действие в последний раз не совсем отвечало тому, что я ожидал, поэтому работай тщательно и аккуратно.

— Но, милорд…

— Не перебивай меня. Проглотивший этот яд должен умереть ровно через полчаса, но при этом сохранить возможность отвечать на мои вопросы. А в последнем случае он только корчился от боли и не мог сказать ни слова. Это твой недочет, Снейп.

Молодой зельевар покорно склонил голову, хотя зелье было сварено им точно по рецепту. Да и какие разговоры могут быть у жертв, когда их внутренности превращаются в кровавый студень? Но спорить с Лордом Судеб нельзя.

— Будет исполнено, милорд.

— Иди, работай, Снейп. Твое мастерство нужно твоему господину.

Последняя фраза Лорда являлась высокой похвалой. Дежурный Пожиратель смотрел на Снейпа с завистью и ненавистью. Какой шустрый молокосос! Того гляди, что скоро начнет команды от имени повелителя раздавать. Ну ладно, пойдем в ночной рейд, я тя суку подкараулю!

Зельевар поклонился Лорду и молча вышел из зала.

— Вот и все. Зелье сложное и варится трое суток без перерывов. А благоприятное для зачатия время наступит у Лили Поттер не позднее, чем через сутки. Срок более чем достаточный. Работай, Снейп, работай. Солнце еще высоко.

Темный Лорд улыбнулся, хотя на душе у него было не совсем спокойно. Дело в том, что он, как бы это деликатно выразиться, не очень жаловал женское общество. И уж ни разу не был дамским угодником. Свою мужскую силу он чувствовал только в моменты насилия. Но то, что давало разрядку в повседневной жизни — решительно не годилось для зачатия ребенка. Если он в обычной манере изнасилует Лили Поттер, закрыв свое лицо маской и не снимая штанов, то возможны всякие нежелательные последствия с ее стороны. Начиная с магического прерывания беременности, заканчивая всякими суицидальными штучками. Такие случаи не редкость и тут оплошать нельзя.

Конечно, можно взять ее силой, а потом стереть память, но это тоже чревато. Останутся следы, царапины и собственно прямые следы сексуального контакта. Их с помощью «Эванеско» не спрячешь. Особенно если она девственница, как утверждает Снейп.

Вариант усыпления тоже не подходит, так как он ничем, в общем-то, не отличается от варианта стирания памяти.

Воландеморту предстояло СОБЛАЗНИТЬ девушку! Добиться добровольности в этом весьма щекотливом вопросе. Она же замужем и любит этого своего Поттера. Ох, уж эта любовь — выдумка слабаков и неудачников! Сколько проблем с ней, однако.

Темный Лорд с неудовольствием махнул рукой дежурному, все еще переминавшемуся с ноги на ногу у двери. Тот вышел.

Лорд вернулся к своим мыслям. Итак, ему предстоит соблазнить девушку. Допустим чистую и непорочную. Как это сделать? А Мордред его знает! Он не хотел сам себе в этом сознаться, но ведь его поход в прошлое своей матери фактически имел целью узнать, а как соблазнил ее Том Реддл? Ни черта он не узнал. Похоже, что это его мать соблазнила этого магла, а не наоборот.

Впрочем, на свете все уже было и что-то новое придумать трудно. Соблазнение… где-то в истории это уже описано. Или в Библии, которую ему пичкали в приюте гомерическими порциями. Что-то там было такое. А-а-а, ну как же! Первое грехопадение! Адам и эта баба его, Ева, кажется. И этот, как его… змей-искуситель… хм… змей-искуситель… змей…

А это мысль!



* * *



Снейп стоял у окна в своем доме в Паучьем тупике. Бывший кабинет отца, переоборудованный им в лабораторию, выходил на солнечную сторону.

Молодой зельевар крутил в руках здоровый фиал с прозрачной жидкостью. Жидкости было пинты четыре.

— Ну, сварю я новое зелье и что? — бормотал он себе под нос. — Чем оно будет лучше этого? Я сюда самые отменные жвала израсходовал. Таких теперь не знаешь, где и купить. Наземникус, пройдоха, приволок откуда-то, жулик чертов. Пятнадцать галеонов ему заплатил. Нотт меня чуть живьем не сожрал, когда я ему счет за ингредиенты представил.

Он поставил фиал на стол и заходил вдоль него. Что-то беспокоило его в этом неожиданном поручении Темного Лорда. Уж очень оно походило на попытку занять его, чтобы не мешался под ногами. Тут что-то не так.

Снейп с раздражением посмотрел на фиал. Это же придется на трое суток похоронить себя у этого котла! А если придет сигнал от Дамблдора? А если Лили убьют, пока он помешивает зелье?

Нет. Связываться с варкой зелья нельзя. Надо доработать имеющееся зелье, придать ему требуемые свойства и отчитаться перед Лордом, как за новое.

Решено.

Снейп сел за стол, поставил перед собой фиал и открыл справочник Тофаны.

Та-а-ак, основа у этого зелья кислая, значит, никаких опиатов в нее добавлять нельзя — свернется. А чем же обезболить последние минуты умирающих? Ну хоть до приемлемого уровня?

Снейп задумался, потом встал, нашарил в столе ключи и пошел на кухню. Вернулся он оттуда с двумя бутылками, на которых красовалась надпись «Ethyl alcohol». Он отлил немного зелья из фиала, добавил туда спирта из бутылки, тщательно перемешал и немного подождал, не выпадет ли осадок. Вроде все в порядке.

Подождав для гарантии полчаса, Снейп вылил зелье в котел и, медленно помешивая по обороту в каждую сторону, чтобы не нарушилась магическая составляющая яда, влил в него обе бутылки спирта. Дождался окончания реакции и аккуратно слил смесь в фиал емкостью побольше.

— Крепость получилась, как у неразбавленного джина. Будем надеяться, что этот вариант удовлетворит его Темнейшество, — с сарказмом прокомментировал он свои действия и прикусил язык.

Он докатился до того, что обманывает своего повелителя? Да еще смеет насмехаться над ним? Снейпу стало горько и противно. После того как его предала Лили, идеи Темного Лорда и его светлый, тьфу, темный образ — это единственное, что осталось в жизни молодого зельевара!

Он сидел, мучительно переживая свою неверность великому человеку, чувствуя себя совершившим грехопадение…



* * *



И царь небес, не говоря ни слова,

С престола встал и манием бровей

Всех удалил, как древле бог Гомера,

Когда смирял бесчисленных детей;

Но Греции навек угасла вера,

Зевеса нет, мы сделались умней!



Серебряная пирамидка в шкафу пронзительно заверещала.

— Началось! — поднялся из-за стола Альбус Дамблдор.

Распределяющая Шляпа на шкафу проснулась и громко чихнула, подняв в воздух столбик пыли.

— Ну, зачем так орать? — проворчала она. — Что там случилось такое уж важное?

— Пока ничего, но скоро случится.

Он вытащил из стола Сквозное зеркало и негромко произнес в него, как в микрофон:

— Северус Снейп! Ответь! Северус Снейп!

Зеркало неприятно скрипнуло железом по стеклу и отозвалось голосом юного зельевара:

— Снейп слушает!

— Наступил момент, о котором я тебя предупреждал. Ты должен заняться охраной дома Поттеров в Годриковой впадине.

— Вы хотите, чтобы мы с Поттером поубивали друг друга?

— Джеймса нет дома, и не будет еще трое суток. Лили там одна. Защита у дома слабенькая, потому что они никак не удосужатся поставить и настроить Фиделиус.

— И долго мне там торчать?

— Когда я поставлю дополнительную защиту, то дам тебе знать, — туманно пообещал Дамблдор и дал отбой.

Шляпа мрачно поинтересовалась:

— Это тебе та тряпочка сообщила, которую ты Джеймсу Поттеру подсунул в качестве простынки для супруги?

— Это не тряпочка, — сухо отозвался директор, — это подстилка Эвтерпы.

— Та самая подстилка? Богини сладострастия? — растерянно уточнила Шляпа.

— Именно! Она подала магический сигнал, что Лили Эванс готова к зачатию.

— Ну, Альбус, ты даешь! Подложил под девчонку ТАКОЙ артефакт руками ее же собственного мужа? Боже, голубчик, как цинично!

— Зато гарантирована самая точная информация, — еще более сухо отозвался директор, — а во благовремении будет обеспечено и требуемое эмоциональное воздействие.

— Да уж! — Шляпа все никак не могла придти в себя и успокоиться. — Теперь понятно, каким способом ты собираешься решить проблему ее покладистости и покорности.

— Да заткнись, ты! Ничего я еще не решил, в том-то и дело!

Директор в волнении заметался по кабинету. Шляпа с ехидством наблюдала за ним.

— Ну, прям жених! Костыли откинул и заскакал петухом по птичьему двору!

Дамблдор круто повернулся к Шляпе и уставился на нее в упор.

Все.

Шутки кончились!

Шляпа поняла, что перегнула палку. Такой взгляд директора предвещал даже не химчистку, а вариант быть распущенной на нитки и смотанной в клубок! В следующем году распределять первокурсников вместо нее будет какой-нибудь средневековый чепчик!

— Да молчу я, молчу. Что вы все нервные такие? Меня вообще здесь нет. Не злись, Альбус… — последние слова Шляпа уже еле слышно шептала, зажмуривая складки и притворяясь спящей.

Больше директор ни единого гневного слова так и не произнес, но именно это и нагнало страху на нахальный артефакт. Таким зловеще-сексуальным и неотразимым Дамблдор был на ее памяти всего пару раз за все полсотни последних лет. И один из них — перед дуэлью с Гриндевальдом. Глаза горят, седые волосы вьются, лицо мужественное! Ну прямо секс-символ, жаль Минерва не видит…

Молчание длилось несколько тягостных минут. Наконец Дамблдор устало вздохнул.

— Даже подготовив все, что требуется для того, чтобы Лили Поттер понесла ребенка от меня, я не могу заставить себя появиться перед ней в качестве любовника! Понимаешь ты это, дрянь дерюжная? Не могу! Но я этого хочу! Что мне делать?

Распределяющая Шляпа осторожно приоткрыла одну складку, изображающую глаз, и шепотом отозвалась:

— Говоря честно, я бы на твоем месте не церемонилась, Альбус. Кто знает, будет ли у тебя еще такой случай, когда желание и необходимость будут затянуты в такой тугой узел? Кто знает?

— Вот именно, кто знает? — негромко отозвался Дамблдор, поглаживая Фоукса.

Кажется, он уже принял решение…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Среда, 14.10.2015, 23:34 | Сообщение # 5
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1468
« 506 »
Глава 4



Но им открыл я тайну сладострастья

И младости веселые права,




Продавцу лондонского магазинчика интимных товаров было безумно скучно. Ну, какой дебил придумал, что секс-шоп должен работать и по ночам? Посетителей-то нет.

Да и кому нужны секс-игрушки глубокой ночью? Разве что у какой-нибудь повелительницы в черной коже сломается кнут? Или надувная баба лопнет под озабоченным недоноском.

Бли-и-и-ин! И телевизор сломался еще на прошлой неделе. Шеф все обещает, но с починкой не спешит. Закрыть бы входную дверь и покемарить пару часов, но если хозяин приедет с проверкой, то можно вылететь с работы, а с ней сейчас в Лондоне очень тяжело. К тому же сидеть за чистеньким прилавком и почти ничего не делать — это лучше, чем в компании с узкоглазыми и цветными мыть тарелки в кабаке.

Продавец зевнул с риском вывихнуть челюсть, голова его против воли поникла на грудь, глаза сладко смежились.

«Если что, колокольчик на двери звякнет, — мелькнула последняя мысль, и он с удовольствием погрузился в мутноватые волны сна…

— Ай!

Словно электрический разряд впился ему в макушку.

— Кто здесь?

Таращась испуганными со сна глазами на темную фигуру напротив себя, продавец с трудом унял невольную дрожь и сообразил, где он находится.

«Тьфу, ты черт! Накаркал. Приперся озабоченный. Ишь вырядился, не иначе прямо из психушки и сразу к нам».

Он с неудовольствием, но без удивления обозрел длинный темный плащ покупателя, его низко надвинутый на голову капюшон и антикварные сапоги с загнутыми острыми носами. Эксбиционист, наверное, под плащом, поди, ничего и нет, кроме сапог. Видел он таких. Постоянные клиенты их магазина. Купят фалоимитатор и бегут домой со своим отростком сравнивать…

— Что угодно, сэр? — подскочил он на месте, вспомнив обязанности продавца.

Посетитель ничего не ответил. Он пристально рассматривал товары на застекленном прилавке, потом двинулся вдоль него к стеллажам и полкам.

Все как всегда. Продавец деликатно зевнул ему в спину. Такой уж контингент сюда ходит. Либо молчат, стыдливо указывая пальцем на нужный товар, либо многословно и громогласно обсуждают всевозможные причиндалы, непременно намекая на свою незаурядную мужскую силу (женскую привлекательность) и прочее такое же. Этот, судя по всему, молчун. Будет бродить по магазину добрую четверть часа, а потом купит себе дешёвенький анальный стимулятор и свалит по-тихому.

Покупатель тем временем двигался от стеллажа к стеллажу и разглядывал все подряд.

«Вот урод, прости господи, — с раздражением подумал продавец, — да говори же, ты, зачем пришел?».

— Осмелюсь предложить вам свою помощь, сэр. Если вы намекнете мне, что именно вас интересует, то это сбережет вам некоторое время, которое вы можете провести с большим удовольствием, чем на ночных улицах Лондона.

Покупатель вновь не отозвался.

Продавец пожал плечами и сел на свое место. Все что положено он сделал. Остается ждать, пока клиент преодолеет свою паталогическую застенчивость.

Покупатель закончил свой неторопливый обход и остановился напротив продавца. Тот опять вскочил.

— Что-то выбрали, сэр?

Из-под капюшона раздался холодный голос.

— Мне нужны магловские зелья для соблазнения женщин.

— Магловские? Не совсем понял, сэр. Это страна или фирма производитель? К сожалению, у нас нет товаров с таким названием, но я могу предложить вам первоклассный афродизиак для женщин. Новейшая разработка, сэр!

— Что это такое?

— Это капли без цвета и запаха. Совершенно незаметно растворяются в любом напитке от воды до шампанского! Вызывают гарантированное возбуждение уже через десять минут после приема. Совершенно натуральное и безопасное средство, сэр, если не превышать рекомендуемую дозировку…

— Покажи!

Продавец выложил на прилавок небольшую серебристую коробочку. Покупатель слегка шевельнул пальцами, и коробочка резво прыгнула ему в раскрытую ладонь. Глаза у продавца округлились.

— Как это у вас получается? Да вы прямо волшебник, сэр. Ничего подобного не видел.

Он во все глаза смотрел на коробочку и, когда поднял взгляд к лицу покупателя, увидел направленный на него предмет, чем-то напоминающий указку учителя.

— Упаковать? — не чувствуя угрозы, предложил он. — Десять фунтов, сэр.

Покупатель поводил палочкой над коробочкой, помедлил, раздумывая, и потребовал:

— Дай еще одну такую же.

Продавец наклонился, извлек еще одну упаковку, выложил ее на прилавок, зацепив внизу целую стопку каких-то коробок. Стопка накренилась и с шумом ссыпалась на пол. Продавец в отчаянии попытался спасти себя от этой небольшой катастрофы, но при этом избежал худшего, потому что одновременно с его нырком вниз раздалось:

— Авада Кедавра!

И зеленый луч врезался в стеклянный шкаф за спиной продавца!

Шкаф взорвался и осыпал весь зал блестящими осколками. Продавец в ужасе вскочил и отшатнулся в дальний угол. Указка посетителя уже вновь была направлена на него. Мгновенно сообразив, что его пытаются убить каким-то диковинным оружием, он шарахнулся еще дальше, и второй зеленый луч, просвистев рядом с его боком, в щепки разбил деревянную полку с книгами и журналами.

Единственную аналогию, которую смог осилить мозг потрясенного продавца — это же Звездные войны!

— Великий Палпатин — владыка ситхов! — завопил обезумевший от ужаса парень, прыгая за прилавком из стороны в сторону, как кенгуру. — Пощади меня! Не убивай меня своим световым мечом!

Покупатель не ожидал встретить такого увертливого противника, поэтому сгреб с прилавка упаковки афродизиака, сунул их в карман плаща и отступил на пару шагов, чтобы увеличить сектор обстрела.

Воспользовавшись этим, продавец схватил табуретку и, прикрываясь ей, как щитом, бросился на прорыв. В магазинчике была задняя дверь, выходившая во двор. Двор был проходной, и если удастся до него добраться, то он спасен.

Покупатель был другого мнения. Он не был расположен оставлять ненужного свидетеля, пусть даже такого жалкого и никчемного.

— Авада Кедавра! Авада Кедавра!

Зеленые лучи свистели мимо продавца и его табуретки. Он чудом сумел проскочить между ними и вывалился в заветную дверь!

— Бомбарда Максима! — злобно выкрикнул Темный Лорд.

Капюшон свалился с его головы, и стала видна искаженная гневом гримаса и горящие багровыми углями глаза!

Взрывная волна вышвырнула продавца на улицу со скоростью лондонского экспресса! Весь в синяках и ссадинах он резво вскочил и с табуреткой в руках припустил по двору к ближайшему проезду.

В магазине царил ад кромешный. Взрывная волна превратила чистенькое помещение в разгромленный хаос полный пыли и дыма. И посреди этого безобразия возвышалась невредимая фигура Воландеморта.

— Дементор с тобой! Живи, везучий ублюдок! Темный Лорд сегодня оставил тебе твою жизнь взаймы. Думаю, что ненадолго. Придут мои слуги и истребуют долг!

Ярость медленно отпускала его. Пора было уходить. Слишком много шума получилось. Сейчас сюда заявятся жалкие магловкие власти. До поры до времени простецы не должны знать, кто их убивает.

Темный Лорд в сердцах стукнул по стене резиновой дубинкой, которая неизвестным образом оказалась в его руке. Наверное во время взрыва залетела, а он инстинктивно схватил ее… Но что это? Дубинка была какая-то странная и, присмотревшись, Темный Лодр понял, что сжимает в руке здоровенный искусственный мужской орган, дюймов двенадцать длиной! Черного цвета и с яйцами!

— Тьфу, пакость магловкая!

Лорд Судеб хотел уже кинуть гигантский имитатор в кучу мусора, но вдруг передумал.

— Хм. А может и пригодится. Славная будет шутка…

Он сунул гуттаперчевый член в карман мантии и аппарировал из разгромленного сексшопа под вой полицейской сирены…



* * *



Бровь темная, двух девственных холмов

Под полотном упругое движенье,

Нога любви, жемчужный ряд зубов...




Серая летучая мышь висит вниз головой, вцепившись когтями в ветку огромного корявого дуба рядом с домом, в котором живет Лили.

Именно так: рядом с домом, в котором живет Лили. У Снейпа язык не повернется назвать его домом Поттеров. Вся эта их свадьба — просто ошибка. Пройдет время и Лили осознает это. Она вернется к нему от этого пустозвона Джеймса. А если даже не вернется к нему, то точно уйдет от Поттера.

С такой надеждой уже можно жить.

И дышать.

В отличие от настоящих летучих мышей Снейп в своем анимагическом виде мог не только слышать и ощущать пространство, но и видеть, как человек. Освещенное окно было закрыто занавеской, но между верхним краем ткани и рамой оставалась узкая полоска в два-три дюйма шириной, в которую было видно, что происходит внутри.

Дуб стоял от дома ярдах в пятнадцати, но даже сюда из окна доносились какие-то странные и волнующие флюиды магии. Снейп чувствовал невнятное томление духа и сладкую ломоту во всем своем летучемышином теле. Такие состояния у него бывали нечасто, и всегда проходили, если немедленно порукоблудить, но для этого надо обращаться в человеческий облик, что категорически отпадает, потому что тогда сработают защитные чары дома. Приходится терпеть. Единственно, что он начал ритмично раскачиваться на ветке, так вроде было полегче.

Подглядывание в окно ситуацию не улучшило, потому что Лили ходила по комнате в легком полупрозрачном пеньюаре, который не столько скрывал, сколько подчеркивал прелести ее фигуры. Возбужденная фантазия Снейпа столь подробно достраивала подробности экстерьера ее тела, что порой ему казалось, что она ходит совсем голая.

Да еще эти странные флюиды от окна. Она там что, Амортенцию пролила? Но тогда был бы вполне реальный аромат, а тут лишь поток магии, который носом не почувствовать, который чувствует его магическое ядро и впадает в сладкую истому, дементор ее побери!

Снейп так сильно раскачался на ветке, что кора не выдержала и отломилась. Летучий анимаг полетел на землю, но успел расправить крылья и спланировать на ограду дома. Потом взлетел выше и вцепился когтями в скат кровли над окном. Вот теперь обзор комнаты стал просто отличным. И флюиды тоже усилились. Что же это тут у нее? Снейп внимательно осмотрел комнату.

Широкая кровать в углу, стол, стулья, два кресла, небольшой камин. Вот, пожалуй, и все. Никаких артефактов не видно.

Лили сидит за столом и листает книгу. Не читает, а именно листает. Нехотя. Словно пытается отвлечься от каких-то назойливых мыслей. Выражение лица у нее отсутствующее. Она не прислушивается, а значит, никого и не ждет.

Вот и хорошо. Значит, придурка Джеймса сегодня ночью не будет. Дамблдор не соврал. Лили одна и ее надо охранять. Что он и будет делать до самого утра. Скоро она ляжет спать, он успокоится и все будет хорошо. Только не понятно с этими чертовыми флюидами. Откуда они там и зачем?

Вдруг девушка раздраженно отбросила книжку в сторону, поднялась со своего стула и, подойдя к кровати, буквально упала на нее. Снейпу даже показалось, что он услышал слабый стон. Уткнувшись лицом в подушку, она некоторое время зарывалась в нее лицом, а потом перевернулась на спину. Ее руки скользнули по телу, словно разглаживая невидимые складки на боках, животе и груди. Сквозь тонкую ткань проступили восставшие соски, полы пеньюара на животе слегка распахнулись, открывая краешек курчавого треугольника волос. Ее рука скользнула к нему словно в поисках заветного места, которое может принести успокоение взволнованной плоти. Пальцы коснулись нежного бугорка и… и Снейп, сорвавшись с крыши, рухнул на землю, чуть не сломав себе крылья!

«Долбанный дементор!» — мысленно возопил зельевар.

Как известно, летучие мыши не умеют взлетать с земли. Для этого у них слишком длинные крылья и короткие лапки. Возбужденный Снейп долго и безуспешно скакал по двору в поисках подходящей возвышенности. Потом с большим трудом влез на забор и оттуда быстро перелетел на то самое место, с которого свалился.

Поздно.

Лили сидела на кровати, уткнувшись лицом в ладони. Плечи ее содрогались. Был ли это плач стыда или судороги облегчения, этого Снейп так и не узнал. Девушка поднялась и с усталым видом пошла к дальней двери.

Это она не к выходу, сообразил зельевар.

И действительно, за дверью мелькнул фаянс раковины или ванны. Она пошла умываться.

Дверь закрылась. Снейп понял, что просто обязан попасть вовнутрь и понять природу чувственных флюидов, сквозивших из дома. Взгляд его упал на камин. Потом вверх по изразцам на вьюшку.

Открыта!

Снейп отцепился от ската кровли и в несколько неуловимых зигзагов подлетел к трубе. Из нее шел чуть теплый воздух. Камин сегодня не топили. Это шанс!

Снейп осторожно нырнул в трубу, стараясь не касаться крыльями стенок, покрытых толстым слоем сажи. Он вывалился из каминного зева и ухитрился сразу взлететь к потолку, не коснувшись колосника и каминной решетки.

Ну и что здесь?

Из-за двери ванной комнаты раздавался плеск воды. Несколько минут у него есть. Снейп начал кружить по комнате в поисках источника магического воздействия, который обнаружился почти мгновенно.

Эти флюиды излучала сама постель Лили! Это было что-то мощное, дурманящее ему голову даже в анимагическом виде. Снейп почувствовал, что кровь просто закипает в его летучемышином теле. Исходящая от постели магия полового влечения действовала просто одуряюще. Снейп был готов обратиться в человеческий облик прямо здесь и броситься в ванную к Лили, чтобы припасть к ее коленям!

Последним усилием воли он погасил в себе этот порыв. Ведь сработают чары магической защиты! И через несколько минут здесь будет половина дамблдоровского ордена с прыщавым Джеймсом во главе! О боже, какая мука! Только сама хозяйка может пустить незнакомца в дом. Об этом надо будет обязательно подумать, но не сейчас.

Не сейчас!

В голове у него мощно пульсировала кровь. И не только в голове. Казалось, еще несколько мгновений и давление крови разорвет его на части!

Снейп метнулся обратно в камин. Отчаянно махая крыльями и поднимая вокруг себя целое облако сажи, он вырвался из трубы и налитыми кровью глазами осмотрел окрестности дома. Великий Салазар! Надо любой ценой сбросить напряжение, иначе собственное желание, помноженное на магические флюиды, сведет его с ума или заставит совершить какое-нибудь идиотство. И пост покидать нельзя!

Снейп почувствовал присутствие неподалеку от дома своих натуральных летучих соплеменников и ринулся к ним. Весь черный от сажи, словно вырвавшийся из ада для летучих тварей, он загнал одну из испуганных мышек в крону дуба, застращал ее ультразвуковыми воплями и с обреченностью приговоренного к смерти оттрахал несколько раз...



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Среда, 14.10.2015, 23:36 | Сообщение # 6
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1468
« 506 »
Глава 5



"Кто ты, змия? По льстивому напеву,

По красоте, по блеску, по глазам —

Я узнаю того, кто нашу Еву

Привлечь успел к таинственному древу

И там склонил несчастную к грехам.





Воландеморт, не особо скрываясь, шел к дому Поттеров.

Он аппарировал на край кладбища деревушки Годрикова Впадина. Кромешная тьма глухой ночи гарантировала ему полную приватность и незаметность. Правда, ему предстояло еще преодолеть защиту дома Поттера, но Темный Лорд был уверен в своем успехе. Он все тщательно спланировал и подготовил, как для одной из своих самых ответственных и важных акций. Преодолеть и поставить себе на службу смертельно опасное Пророчество — это не шутка. Своей жизнью и бессмертием Лорд не шутит никогда.

Неширокая дорожка вывела его прямо на центральную улицу деревушки. Какая-то собака лениво тявкнула на него, и поплатилась за это несколькими часами полной неподвижности. Ибо заклятие Петрификус Тоталус единственное не сопровождается вспышкой и искрами из палочки. Искрить лучами заклинаний в магическом поселении, где вперемешку живут маги и простецы, было бы верхом неосторожности.

Наконец на окраине деревушки показался тот самый дуб, который служил ориентиром для дома Поттера, скрытого защитными чарами. Слава Салазару, что у них не хватило ума или волшебного умения, чтобы скрыть свой дом заклинанием Фиделиуса. В том случае все многократно усложнилось бы. А обычные чары средней руки для отвода глаз маглов и магов были для Лорда Судеб не такой уж сложной задачей.

Другое дело, что их уничтожение неминуемо приведет к срабатыванию Тревожных чар, которые заставят всполошиться простачка Джеймса и его белобородого покровителя. Вот этого допустить нельзя. Чтобы «поладить» с Лили ему потребуется некоторое время. И никто не должен побеспокоить Темного Лорда, пока он занимается своими деликатными проблемами.

Впрочем, для обмана Тревожных чар у него тоже все готово. Легкое шуршание в траве подтверждало, что его верная Нагайна ни на шаг не отстает от своего господина.

Он целую неделю готовил змею и тренировался в глубоком ментально-материальном проникновении в ее разум и в ее тело. Осечки быть не должно. Осечка недопустима!

Наконец, Воландеморт ощутил магическую границу Охранных и Тревожных чар вокруг дома.

Все. Он дальше не двинется. Дальше поползет Нагайна под его полным ментальным контролем. Именно ее телесная оболочка, приспособленная для выполнения задуманного сложными и изощренными заклинаниями, станет пропуском Лорду к телу его невольной невесты.

«Невесты», — Воландеморт невольно усмехнулся, наклонился, положил руку на голову змее и прошептал заклинание на парселтанге. Зеленоватое сияние прокатилось по извивам ее тела и погасло.

Вот теперь она превратилась в продолжение его разума, его воли, его языка, его рук, и да, великий Салазар, его члена тоже! Привлеченные магические силы связали их тела в неразрывном единстве, для которого ни расстояния, ни форма тела не являются препятствиями!

— Вперед, Нагайна! — негромко скомандовал Темный Лорд.

В руках его неожиданно появилась массивная трость с набалдашником в форме головы змеи. Воландеморт воткнул ее в землю перед собой и тяжело оперся на нее, закрывая глаза, чтобы впустить в свой мозг зрение и ощущения змеи…

* * *

Снейп, придерживая трепыхающуюся мышку острыми выступами крыльев, на краю сознания почувствовал, что под дубом проползла змея, но проблема состояла в том, что основная часть его сознания была полностью захвачена волнами удовольствия от возвратно-поступательных движений нижней части тела, углубившейся в местную летучую аборигенку на всю возможную глубину. Поэтому он не обратил на это событие особого внимания. Ползает, ну пусть и ползает. У нас тут клуб по интересам: кто-то ползает, кто-то трахает. Главное, чтобы все были довольны.

Тут Снейпа накрыл оргазм, уже третий с этой несчастной попаданкой, и он думать забыл о неизвестном пресмыкающемся, зачем-то ползающем под дубом…

* * *

Дверь, как следовало ожидать, оказалась закрыта. Но это не смутило Воландеморта. Положившись на инстинкты змеи, он задал ей общую задачу по проникновению в комнату Лили и отстранился от управления. Нагайна довольно быстро нашла трещину в фундаменте дома и, скользнув в нее, отыскала такую же в основании камина. Не прошло и минуты, как огромная змея уже развивала и свивала свои кольца посреди комнаты. Темный Лорд внимательно изучал внутренне строение дома и все его входы и выходы. Удовлетворенный осмотром, он уверенно подполз к одной из дверей, из-за которой был слышен стук горячего человеческого сердца…

...

Лили снился вязкий душный кошмар.

Горячая простыня обжигала её кожу. Вокруг неё безостановочно извивались обнаженные тела, слившиеся в самых странных и противоестественных позах. Все тело ломила ненасытная истома. Она чувствовала, что задыхается. Она и впрямь задыхалась. Разъятые рты мороков, окружившие ее со всех сторон, казалось, выпили весь воздух. Горячий жар, заливаемый потом, не отступал ни на мгновение, доставляя постоянные мучения. Ей казалось, что она сейчас или задохнется, или сойдет с ума от отчаяния!

И вдруг благословенная прохлада обволокла ее ноги. Не понимая, во сне это или наяву, она с наслаждением ощущала нежные успокаивающие прикосновения. Они поднялись выше и окутали ее целиком, словно тело завернули в мокрую простыню или погрузили в легчайшую прохладную воду.

«Как хорошо!» — подумала она в полудреме.

Губы ее непроизвольно шевельнулись, словно в ожидании благословенной влаги. И она почти не удивилась, ощутив у своих губ край кубка. Не задумываясь и находясь в полной уверенности, что все это происходит во сне, который из вязкого кошмара, превратился в спокойную фантазию, она сделала несколько глотков… и проснулась!

— Кто здесь? — она непроизвольно схватилась за свои губы, по подбородку ее еще катились капли того самого напитка из сна.

Или не из сна?

— Не бойся, красавица, — прошептал ей бестелесный, но очень приятный и спокойный голос.

— Кто ты? — чувствуя, что у нее начала кружится голова, спросила Лили, пытаясь нашарить на столике у постели свою волшебную палочку. Она уже рассмотрела слабо светящиеся вертикальные зрачки, парящие в двух-трех футах над ней.

— Я тот, кто приходит к страждущим девам, которых мучает зов плоти, и дарит им успокоение. Я тот, кто подарил людям любовь, милая Лили.

Палочку она не нашла. Сознание девушки поплыло куда-то в сторону. Она уже была не способна критически оценивать происходящее. Ощущение, что все это происходит во сне, вновь вернулось к ней. Какой-то чувственный и сказочный подтекст происходящего подтолкнул ее мысли к обрывкам религиозных легенд и сказаний, усвоенных с детства.

— Ты змей-искуситель? — запинаясь, произнесла она. Какая-то часть ее сознания еще ужасалась тому спокойствию, с которым она ведет себя в такой ситуации, и тому бреду, который произносят ее собственные губы.

— Какая ложь! Лишь тот, кто ослеплен вечным сиянием своей славы и неспособен познать радость простой земной любви, мог измыслить на меня такой навет! Я не змей-искуситель, милая дева. Я змей-избавитель!

— И кого же ты избавляешь? — тихо спросила его Лили, сердце которой вдруг забилось учащенно. — И от чего?

— От тоски. От скуки пустого времяпровождения. От ночных кошмаров. От глупых предрассудков, наконец. Ни почестями, ни славой блаженство не добыть. Я открываю девам, что тело их должно любить!

Эта почти рифмованная строчка окончательно смешала остатки отчетливых мыслей в голове у девушки.

— Но как любить телом и не любить душой? Я не умею, — пробормотала она растерянно.

— Я помогу тебе, Лили. Доверься мне.

Она почувствовала, как незнакомец приблизился. Стало слышно его мерное и спокойное дыхание. Никакой угрозы, никакой опасности не ощущалось от его близости. Его ладони легли на ее плечи, ненавязчиво отодвигая постельные покровы. Ночная рубашка ее вдруг слабо вспыхнула зеленоватым светом и рассыпалась, тающими в воздухе лоскутками. Прохладные ладони змея-избавителя спокойно и уверенно опустились на ее пылающие от сухого жара груди и слегка сжали их, даря ощущение желанной ласки и покоя.

— Не надо, — ей показалось, что она сказала это в голос, но на самом деле ее губы лишь беззвучно шевельнулись. Она была уже не в силах оттолкнуть от себя это обещание нежности и ласки.

Губы змея-избавителя запечатали ее уста нежным поцелуем, а одна из ладоней оставила в покое благодарно трепещущий сосок и медленно направилась в путешествие по животу, опускаясь к самому укромному и нежному уголку ее тела.

Лили с ужасом почувствовала, что ее тело стало жить своей самостоятельной жизнью и не желает больше спрашивать у своей хозяйки разрешения даже на самые интимные движения. В то время, когда ощущение стыда от этой незнакомой руки, хозяйничающей на ее животе, пыталось заставить тело сжать колени, само тело спокойно и с наслаждением раздвинуло их, пропуская ласкового захватчика в своё святая святых…

Рука без спешки и неторопливо воспользовалась этой благосклонностью девы и начала ласково поглаживать и теребить лепестки девственного бутончика.

Лили все же смогла на мгновение, чисто конвульсивно сжать колени, но тут же расслабила их, окончательно сдаваясь на милость победителя.

Змей-избавитель и не торопился, но и не терял времени даром. Лили почувствовала, как его тяжесть все плотнее вдавливает ее в ложе. Движения его становились все сильнее и настойчивее. Все что могло отозваться в ее теле на его прикосновения, находилось под самым пристальным вниманием и ласками, словно у него было не две руки, а целых десять!

Постель, казалось, тоже включилась в эту страстную игру. Под ее спиной вдруг раздался легкий шорох, словно ожила сама простынь, на которой она лежала. Ложе уплотнилось под ее бедрами и приподняло их повыше, между ногами возник валик, который быстро развел их в разные стороны и согнул в коленях. Ее ложе помогало ей занять правильное положение для первого проникновения мужчины!

Но в тот момент Лили этого не поняла. Все, что происходило в ее сознании, было катастрофически сублимировано магией подстилки Эвтерпы и напитком Воландеморта, составленным на основе магловского афродизиака. Она словно висела в некоем сказочном пространстве, которое дарило ей наслаждение прикосновениями змея-избавителя и изменениями формы ложа, и ее собственными интимными частями тела, которые, казалось, сейчас расплавятся от неги и желания…

И они расплавились. Одно из них. Самое интимное и самое чувствительное. Чувствуя прикосновения руки змея-избавителя, Лили почувствовала, что там стало мокро.

Великий Мерлин! Ее тело подало сигнал, который понятен любому мужчине. Она готова принять его в свое лоно!

Змей-избавитель ослабил свой натиск на ее грудь и бутончик промежности.

Дело почти сделано. Лили отдается ему сама и без принуждения. Можно переходить к самой приятной части процедуры. Для него. Но не для нее. Поэтому надо быть осторожным, чтобы ничего не испортить излишней поспешностью или небрежностью.

Лили почувствовала, что его тело становится все тяжелее. Его бедра приникли к ее промежности, и что-то продолговатое раздвинуло губки ее бутончика, вторгаясь в ее тело все глубже. Было в этом ощущении и приятное и неприятное одновременно. Ее тело желало соединения с мужчиной, но это соединение доставляло тупую, растягивающую боль, которая не хотела проходить или униматься. Сначала она вся сжалась, словно пытаясь увернуться от пронзающего ее члена, но поняв, что это только продлит ее муки, она раскрылась и сама сделала толчок навстречу.

Ч-чёрт! Это оказалось плохой идеей. Потому что тупая растягивающая боль сменилась острой и пронзительной. Что-то там мучительно прорвалось, и девушка поняла, что только что потеряла невинность. Сжав зубы, она застонала. Змей-избавитель замер на мгновение. И за это мгновение Лили поняла, что ей становится легче. Что резкая боль оказалась недолгой. Что она уже затихает, но зато на ее фоне совершенно потерялась и стала совсем незаметной та первая растягивающая боль. Положив руки на бедра мужчины, она поощряющее потянула его на себя.

Змей-избавитель вздохнул, словно с облегчением и в несколько сильных толчков вошел в нее на всю длину своего надменного члена...



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
vpopovДата: Четверг, 15.10.2015, 00:25 | Сообщение # 7
Ночной стрелок
Сообщений: 69
« 44 »
Они так у нее все поочередно отметятятся. Конструктор собери Гарри? biggrin


Я здесь.
 
alexz105Дата: Четверг, 15.10.2015, 00:29 | Сообщение # 8
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1468
« 506 »
vpopov, а как бы вам хохотелось?)
Читайте дальше)



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
Frau_IreneДата: Четверг, 15.10.2015, 06:51 | Сообщение # 9
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 354 »
Да как у Пушкина - досталась в одну ночь Архангелу, Лукавом и Богу)))
Только вот кто из них кто?
Слишком уж они не тянут...
И да - потому и не упоминается в школьных учебниках...



- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н


Сообщение отредактировал Frau_Irene - Четверг, 15.10.2015, 06:53
 
alexz105Дата: Четверг, 15.10.2015, 10:17 | Сообщение # 10
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1468
« 506 »
Frau_Irene, читайте дальше, сегодня выложу финальные главы. Все ответы на ваши вопросы уже есть.
Спасибо!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Четверг, 15.10.2015, 10:23 | Сообщение # 11
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1468
« 506 »
Глава 6



Ее груди дерзнул коснуться он...

"Оставь меня!"…

И в тот же миг лобзаньем заглушен

Невинности последний крик и стон...




Снейп отпустил летучую мышь, ошалевшую от насильного и несвоевременного секса, и перевел дух.

И что это на него нашло, скажите на милость?

Никогда он не был любителем сексуальных утех в анимагическом виде. Это Джеймс Поттер мог с легкостью свалить из школы в Запретный лес в самый разгар весеннего гона, обратиться там и всю ночь трахаться на лужайках с молодыми оленихами и газелями. Зоофил чертов!

А потом еще хвастать об этом своим друзьям-гопникам! И упиваться их завистливым ржанием!

Снейп был не таким. Он всю юность сознательно сторонился этих забав, считая их грязными и недостойными. Так что же на него сегодня нашло?

Перебор вариантов был неутешительным. Причиной его гиперсексуальности могли быть только те самые магические флюиды, которые с огромной интенсивностью испускала постель Лили. Откуда они там? Что за артефакт может излучать подобное?

Великий Мерлин! Бедная Лили просто сойдет с ума, если ее не увести оттуда.

Да-да, увести… забрать… похитить… спасти, Мордред все побери!

Снейп решительно спланировал вниз, готовясь повторить свое рискованное проникновение в дом через дымоход.

Слава Мерлину, что вьюшку не закрыли, и через несколько мгновений он вывалился из камина на пол гостиной, встряхнул испачканными и изрядно ободранными крыльями и прислушался…

Из спальни Лили доносились ритмичные всхлипы и стоны. Видимо, несчастная девушка опять пыталась самостоятельно удовлетворить свое тело, пылающее в лучах магической похоти. Снейп до отказа завинтил все гайки в своем мозгу, пытаясь не поддаться флюидам вожделения. Первым делом он должен был определить защитные чары, наложенные на дом, и попытаться хоть на время заморозить их. Иначе он не сможет обратиться и ничем не поможет Лили.

Но что это?

Снейп с удивлением и тревогой обнаружил, что дверь и окна слабо серебрятся, словно покрытые инеем. Замораживающее заклинание? Защитная магия дома уже кем-то выведена из строя?

Кем?

Когда?

Почему он не заметил?

Ах, да. Он же развлекался с этой крылатой сучкой!

Снейп быстро применил антианимагическую формулу. Воздух вокруг него взвихрился, помутнел, и вся комната стремительно уменьшилась в размерах.

Да что это он несет! Конечно, это он сам обратился в человеческий облик, который многократно больше облика летучей мыши.

Быстро выхватив волшебную палочку, он подкрался к двери спальни и прислушался.

Кроме сладострастных всхлипов и стонов, стало слышно тяжелое поскрипывание деревянного каркаса кровати, которое как-то не укладывалось в его мозгу, как атрибут девичьего самоуслаждения… ну никак не укладывалось!

Чувствуя, что поток магического сладострастия уже почти размыл его собранность и контроль над сознанием, Снейп в отчаянии потянул дверь на себя.

В спальне царил полный мрак. В человеческом облике зельевар не обладал ночным зрением и стал двигаться на ощупь. Ну не мог он заставить себя зажечь свет и увидеть Лили обнаженной на постели.

Он сделал два осторожных шага вперед, занес ногу для третьего и зацепился за какой-то длинный предмет, лежащий на полу. Пытаясь сохранить равновесие, он попытался наступить на этот предмет, чтобы использовать его как опору для ноги, но тот вдруг сильно дернулся, и Снейп, выставив вперед палочку, повалился прямо туда, откуда раздавался все ускоряющийся скрип и все более громкие сладострастные стоны.

Он упал на какой-то, как ему показалось, клубок дергающихся тел. Раздалось разъяренное шипение, тела под ним перестали извиваться и задрожали, словно в конвульсии. Снейп уже отчаялся разобраться в происходящем и решил применить Люмос, как вдруг какое-то влажное гибкое тело, похожее на щупальце, обвило его грудь и отшвырнуло в сторону двери.

— Люмос! — в панике выкрикнул Снейп.

Неверный огонек на мгновение осветил спальню. Но оно было настолько кратким, что рассмотреть что-либо он просто не успел.

Хлесь! То же самое щупальце наотмашь хлестнуло его по лицу, попутно выбив из руки палочку.

К счастью палочка отскочила в стену рядом с ним, и он ее сразу нащупал.

Хлесь! Еще один тяжелый охлест вдавил его в стену, но палочка уже была направлена в сторону неизвестного врага.

«Диффиндо!»

В ответ раздалось уже не шипение, а разъяренный мужской рев. И новая оплеуха отшвырнула Снейпа от двери. Затем раздался тяжелый удар, дверь приоткрылась, и оглушенный Снейп увидел лишь кончик огромного змеиного хвоста, исчезающий в узкой полоске света из спальни Лили в гостиную…

* * *

Темный Лорд сидел на корточках на границе внешних охранных чар дома Поттеров. Его трость с набалдашником в виде головы змеи валялась рядом. Руки великого и ужасного Лорда Судеб были прижаты к промежности, а глаза пытались вылезти из орбит.

— Хр-р-р-р-р… кривой дементор, больно-то как! У-у-у-у-у-у, сволочь… Клянусь Морганой, я отомщу!

Нагайна скользнула в мокрой от росы траве и свернулась кольцами близ повелителя.

Добрых четверть часа Воландеморт раскачивался и пытался попрыгать на пяточках, потом подобрал трость, выпрямился и наложил на пострадавшее место несколько заклинаний.

— Кто это был, Нагайна? — вопрос был риторическим, да и задал его Лорд не на парселтанге. — Не знаешь? Вот и я не знаю. Но клянусь плащом дементора, что я это узнаю и казню наглеца! Сволочь, такой яркий оргазм мне чуть не испортил, а потом еще и это заклинание… найду и убью!

Нагайна, разделяя негодование своего повелителя, громко зашипела…

* * *

Совершенно сбитый с толку Снейп взмахнул палочкой, и на стене спальни вспыхнул магический светильник. Первым взглядом зельевар окинул Лили.

Девушка сидела на кровати, подогнув под себя ноги и кое-как прикрывшись одеялом. Взор ее был неподвижен, глаза блестели.

— Что с тобой, Лили? — бросился к ней Снейп. — Что здесь случилось? Она укусила тебя?

Девушка медленно перевела взгляд на незваного гостя. Лицо ее оставалось неподвижным, но она чуть заметно отрицательно помотала головой.

— Нет? Что, нет? Она душила тебя? Не молчи, Лили!

Она, молча, смотрела, то ли на него, то ли чуть мимо, расфокусированным взором, словно прислушивалась к себе и переживала какое-то сильное чувство. Но вот в глазах девушки появилась искра понимания.

— Это ты, Северус? Ты пришел ко мне?

Тон ее был странен, словно не от мира сего, поэтому Снейп не обратил внимания на странность самого вопроса.

— С тобой все в порядке? — засуетился он, пододвигаясь ближе к девушке. — Можно, я тебя осмотрю?

— Смотри… — просто ответила та и опустила руку, которая держала прикрывающее ее одеяло.

Единственная преграда для взора Северуса упала на кровать, и он чуть не зажмурился от ослепительной белизны ее грудей, увенчанных набухшими рубиновыми сосками.

Ошеломленный Снейп неловко сел на край постели и схватился за край одеяла.

— Что ты, что ты?! Я насчет ран или ушибов хотел посмотреть… прикройся…

Лили с улыбкой отвела его руку.

— Смотри, — просто повторила она и ногой отодвинула от себя одеяло.

Теперь она была перед ним вся как на ладони. Округлые формы ее груди плавно перетекали в нежный изгиб бедер и плоский живот, заканчивающийся курчавым манящим треугольничком…

Северус почти физически почувствовал, как головной мозг его спешно уступил место спинному, для которого уже не существовало ни рассудка, ни морали, ни инстинкта самосохранения. Для которого была только суровая суть зова плоти, и ей невозможно не подчиниться!

— А ты красивый, Северус, — все тем же отрешенным голосом произнесла девушка и, протянув к юному магу руки, начала расстегивать его мантию.

Это стало последней каплей. Остатки мыслей в голове Снейпа сдуло жарким приливом крови. Постель под девушкой вдруг вспыхнула зеленоватым светом и извергла из себя новый заряд магического вожделения, затопившего их с головой…

Что произошло потом Снейп, помнил лишь отрывочно. Помнил сладость мягких и податливых губ, упругую нежность грудей и вызывающую твердость рубиновых бусин сосков. Помнил терпкую влагу девичьей промежности на своих губах и ощущение своего горящего от нетерпения члена, достигшего каменного состояния. Помнил недолгий, но мучительный поиск желанного входа, а затем одуряющую качку наслаждения и власти над этим восхитительным и покорным телом! И эта качка забрасывала его все выше и выше на волнах страсти, и в самый пиковый момент, когда сердце его замерло, а тело выплеснуло из себя сгусток наслаждения, показалось, что смерть стала бы высшей наградой именно сейчас, потому что обычная жизнь после такого счастья покажется пустой и серой…

* * *

Снейп очнулся и обнаружил себя лежащим полностью обнаженным на полу рядом с постелью Лили.

Он осторожно перевернулся, встал на четвереньки и заглянул на постель.

Лили спала.

Лицо ее было спокойным и умиротворенным, а дыхание ровным и глубоким.

«Мне привиделось это все, что ли? — растерянно подумал зельевар. — Получил удар по голове, вырубился, насмотрелся сексуальных фантасмагорий и даже принял в них самое живое участие? Так, что ли?»

Снейп в растерянности осмотрелся. Светильник горел приглушенно, видимо магия его была уже на исходе. В спальне царил полный кавардак. По полу разбросана одежда, дверь приоткрыта…

Стоп! Это же его собственная одежда! А вот и палочка. Под кровать закатилась.

В этот момент из гостиной донесся непонятный шелест. Северус в панике начал поспешно одеваться. Что бы это ни было, но застать голым у постели Лили его не должны!

Кое-как застегнув мантию, он поспешно выскочил из спальни и прикрыл за собой дверь.

Так и есть! Паутина Замораживающего заклинания на двери и окнах стремительно исчезала с тем самым шипением, которое он услышал из спальни. Еще несколько мгновений и сработают Тревожные чары. Пока есть шанс, надо срочно покинуть дом Поттеров!

Анимагическое превращение взвихрило воздух вокруг Снейпа и опало. Черная летучая мышь с резким писком взмыла с края стола и исчезла в зеве камина.

Спустя пару минут, он оседлал ветку дуба и, переводя дыхание, посмотрел на дом.

С домом происходило что-то неладное. Странные магические аберрации искажали его контуры, вокруг ходили странные полупрозрачные вихри. Что происходит?

Кто-то снимает с дома защиту? Кто? Зачем?

Неужели Темный Лорд пожаловал?

Сначала послал на разведку свою змею, чтобы убедиться, что Лили одна, а теперь заявился сам?

Снейп понял, что близится его смертный час. Он не оставит девушку на расправу своему господину. Он попробует ее спасти, но это можно сделать, только напав на Лорда. А значит, тот его убьет.

Северус приготовился спикировать с дуба и принять свой человеческий облик. Ни сомнения, ни страха не было в его душе. Лили надо спасти!

Раздался негромкий хлопок, и темная фигура появилась рядом с домом.

Ну, пора.

— Северус, мальчик мой, ты здесь?

Потная волна облегчения окатила зельевара. Первый раз в жизни Снейп был счастлив услышать голос Альбуса Дамблдора!



* * *



Подумала: "Вот шалости какие!

Один, два, три! — как это им не лень?

Могу сказать, перенесла тревогу:

Досталась я в один и тот же день

Лукавому, архангелу и богу!".




Оставив Снейпа нести охрану в анимагическом виде, Дамблдор не спеша вошел в дом.

Он прошелся по гостиной, тщательно занавесил окна, наложил заклинание Недоступности на весь дом и сел в кресло перед погасшим камином.

Удалив сажу и пепел с пола перед камином, он взмахом палочки растопил камин.

Снейп, который уже сидел на краю трубы, еле успел отшатнуться и, разочарованно попискивая, вернулся на свой дуб. При этом из кроны с деланно испуганным писком вылетело несколько летучих мышек. Полет их был небыстр и весьма кокетлив.

«Ага, размечтались! — мрачно подумал Северус, сразу разгадав надежды своих природных сородичей женского пола по анимагии. — Стоит одну как следует оттрахать, и сразу вся округа в курсе. Недаром та мышка сразу показалась мне изрядной шлюхой! Нет бы, промолчать, а она уже распищала на всю округу!»

Мрачный и загадочный, как летучемышиный Зорро, он вызывающе встопорщил крылья и замер, осматривая окрестности.

Тем временем Дамблдор, с удобством устроившись у камина, наклонил голову и закрыл глаза. Со стороны могло показаться, что старый маг отдыхает, но это были лишь внешние проявления передачи важных функций своему вечному и бессмертному фамилиару…



* * *



Над нею он порхает и кружит,

И пробует веселые напевы,

И вдруг летит в колени милой девы,

Над розою садится и дрожит,

Клюет ее, колышется, вертится,

И носиком и ножками трудится.




Лили во сне почувствовала, как постель под ней всколыхнулась и обдала ее тело знакомым жаром. Девушка заворочалась и негромко застонала.

— Сколько уже можно? Ну, оставьте меня в покое…

Она села на постели и спустила ноги на пол. Если она уйдет отсюда прямо сейчас, может быть удастся избежать томления плоти, которое преследует ее уже столько ночей?

Произошедшее с ней этой ночью, казалось сейчас лишь отзвуком тяжелого сна. Хотя тело ее еще помнило восторг удовлетворенного желания и, казалось, в тайне обещало ей продолжение наслаждения.

Она в нерешительности замерла. Уйти или остаться?

Если она уйдет, то покоя все равно не обретет. Просто тоска тела будет не столь острой. А если она останется? Может быть, ночь подарит ей еще одно сновидение с наслаждением?

Девушка чисто машинально сунула руку себе в промежность и замерла. Пальцы ее ощутили на коже липкие пятна, а местами странные подсохшие корочки. А сама промежность отозвалась тупой болью растянутой плоти.

Так это был не сон?!

Так это были не сны?!

Она в растерянности разглядела свои измазанные пальцы и схватившись за низ живота поспешила в ванную.

Магия Дамблдора скрыла его от ее взгляда, а взволнованные чувства провели мимо того странного факта, что камин растоплен.

Вернувшись в спальню, она в растерянности походила из угла в угол. Мимоходом отметила, что со стены исчез ее гриффиндорский галстук, сшитый специально для выпускного бала. Тем временем фантасмагорические подробности этой ночи все отчетливее всплывали в ее памяти.

Змей-искуситель или избавитель, который лишил ее девственности и подарил первый яркий оргазм… потом… а потом Северус, бог знает, как оказавшийся в ее спальне… и он был на ней, нежный, ласковый, заботливый… Великий Мерлин! Как такое могло произойти? Это немыслимо! Как она будет смотреть в глаза Джеймсу?

Она присела на постель. И опять тягучая волна желания окатила ее с головы, растаяв где-то между бедер. Да что за наваждение? Надо, наконец, проверить спальню на постороннюю магию, хоть муж и просил этого не делать. Она наклонилась за палочкой.

В этот момент яркая вспышка сверкнула в спальне, и мягкая сила опрокинула ее навзничь в постель.

— Что? Кто? Фоукс? Ты как здесь появился? Тебя Дамблдор прислал?

Лили попыталась приподняться, но какая-то сила словно приклеила ее к постели. Она лежала в ней немного наискосок, и одна нога ее свешивалась, немного не доставая до пола.

Фоукс, махая крыльями, опустился на постель рядом с девушкой и, смешно наклонив голову, начал рассматривать ее тело.

— Фоукс, что ты делаешь?

Тот в ответ что-то ласково заклекотал, уделяя основное внимание ее трусикам.

Лили смутилась и попыталась сжать колени, но не смогла даже шевельнуться. Ее отодвинутая в сторону и свисающая с постели нога предоставляла магической птице прекрасный обзор промежности. В голове у девушки мелькнула шальная мысль, не прислал ли птицу Дамблдор, чтобы удостовериться, что она девственница. И дальнейшие действия Фоукса неожиданно подтвердили эту бредовую догадку.

Голова феникса нырнула вниз и в два удара клювом разорвала тонкие полоски ткани на бедрах.

— Что ты делаешь? — вновь в отчаянии вскричала девушка.

Ласково клекоча, феникс откинул в сторону бесполезный клочок ткани, полностью обнажив самую укромную часть тела девушки.

— Прекрати! Не надо!

Фоукс переступил между ног девушки и, слегка поласкав интимный бутончик своими перьями, плотно налег на него, распахнув и захватив радужными крыльями бедра девушки.

И тут Лили все поняла.

Феникс не собирается проверять ее девственность. Он пришел сюда за тем же, за чем приходили змей-искуситель и Снейп! Он собирается взять ее как мужчина!

Девушка в ужасе зарыдала, чувствуя, как ее лоно пронзает настоящий мужской орган, явно не принадлежащий этой небольшой птице.

— Нет! Не надо! Оставь меня! Прекрати! — закричала она, но мощный выброс магии запечатал ей уста накатывающейся волной сладострастия!

Фоукс в пылу страсти ворковал, дергался и все сильнее вжимался в ее тело, от избытка чувств даже слегка поклевывая ее пупок. Скрытый под его перьями мужской орган работал мощно как поршень, все увеличивая скорость и силу своих толчков.

Неуклонно подчиняясь магии подстилки Эвтерпы, он довел измученную девушку до яркого оргазма и сам извергся в ее покорное лоно…



* * *



Всевышний бог, как водится, потом

Признал своим еврейской девы сына…




Светильники в спальне горели в полную силу.

Лили Поттер, погруженная в крепкий восстанавливающий сон, уже давно лишилась всех воспоминаний этой ночи. Завтра она проснется в хорошем настроении.

Дамблдор, с умиротворенной отеческой улыбкой врачевал ее тело, убирая физические следы проникновения и восстанавливая поврежденные ткани. Ему пришлось изрядно поработать, чтобы приобрести необходимые познания в этих деликатных вопросах. Но он, как всегда справился. По-другому и быть не могло. Ему все и всегда удается.

После того, как Джеймса вылечат, и тот возьмет мужским штурмом все восстановленные преграды ее тела, ничто не омрачит их семейного счастья. У Лили тоже не будет и тени сомнения в том, что ее муж — это одновременно и ее первый мужчина.

А магическое зачатие?

Дамблдор с тихой радостью посмотрел на магический кристалл над головой Лили, сияющий чистым ровным светом.

Зачатие состоялось. Правда, не магическое, а самое настоящее физическое. И чудо, как быстро! Но для Поттеров это тоже не беда. Если родится мальчик — будет похож на Джеймса, а если девочка — на Лили. Магия кристалла уже позаботилась об этом.

Дамблдор даже прослезился от избытка чувств, не удержался и поцеловал девушку туда, «где юный бог покоится меж розой и лилеей»…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Четверг, 15.10.2015, 10:28 | Сообщение # 12
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1468
« 506 »
Эпилог

Как многие, Иосиф был утешен,

Перед женой по-прежнему безгрешен,

Христа любил как сына своего,

За то господь и наградил его!


Джеймс Поттер излечился лишь весной, когда Лили уже была на весьма солидном сроке беременности. Поэтому интимные радости пришлось отложить до рождения малыша. Джеймс вида не подавал, но с сожалением признавался сам себе, что Лили лишит девственности не он, а его ребенок, когда будет выбираться из лона матери. Совсем как у девы Марии с младенцем ее Иисусом…

Впрочем, он был оптимистом и планировал в дальнейшем наверстать упущенное.

— Больше никаких магических зачатий, — бормотал он, разглядывая по утрам свой звенящий орган. — Сам справлюсь!

И вот наступил долгожданный день!

Тридцать первого июля тысяча девятьсот восьмидесятого года во время Олимпийских игр в Москве родился Гарри Поттер — три с половиной килограмма улыбки и зеленоглазого обаяния.

Дамблдор развил вокруг этого рождения небывалую деятельность. Он лично прибыл в Годриковую Впадину, чтобы полюбоваться младенцем и поздравить его родителей. Надавал им кучу советов и притащил с собой целую бригаду колдомедиков. Научил Джеймса устанавливать защиту высшей степени — Фиделиус, и наедине посоветовал, кого им взять в качестве Хранителя. Одновременно счастливый отец узнал, что Дамблдор рад видеть его своим помощником и заместителем по ордену Феникса. То есть в иерархии Ордена его поставят выше легендарного Хмури! Это просто праздник какой-то!

Счастливая суета рождения сменилась повседневными заботами и хлопотами. Однако Дамблдор не забывал молодую чету и бывал у них по нескольку раз в неделю. Едва малыш научился сидеть, как Хагрид по его поручению приволок Поттерам целый комплект детской мебели. А знаменательное событие, когда Гарри начал ползать, было ознаменовано подаренной игрушечной метлой с встроенной системой безопасности.

Северус Снейп, исправно исполняя свои шпионские обязанности, при тайных встречах каждый раз внимательно выслушивал рассказы Дамблдора об отпрыске Поттеров и даже исподволь сам наводил разговор на эту тему. Счастливый директор до поры до времени ничего не замечал. А говорить о Гарри он мог часами…

* * *

Аминь, аминь! Чем кончу я рассказы?

Идиллия продолжалась до той самой страшной ночи, во время которой разразилась катастрофа.

Никто так и не узнал, что именно произошло в Годриковой Впадине той ночью. Пытался ли Темный Лорд лично избавиться от своих, в общем-то, второстепенных врагов, или у него была иная цель. Или его целью вообще был Гарри, а не его родители. В точности установить это не удалось ни Дамблдору, ни министерскому следствию.

Но ребенок был жив, и для Альбуса это было главным. Порывшись в своей обширной памяти, он быстро состряпал легенду об Избранном мальчике, отразившем Заклятие Смертью в Воландеморта, и скормил её министру магии. Тот уцепился за версию хитроумного директора Хогвартса, как утопающий за соломинку. Рейтинги перед выборами безобразные, спасти министра могло только чудо, и вот оно произошло!

Экстренные выпуски газет и журналов вышли под кричащими заголовками, превратив годовалого карапуза в героя и живую легенду магического мира Британии!

А он и не подозревал об этом, весело хохоча и болтая ногами на своей метле, зависнув над Распределяющей Шляпой в кабинете директора Дамблдора.

Сам директор сидел за столом и отдавал указания потрясенной Минерве Макгонагал.

— Придется освободить несколько помещений в вашей башне. Буквально двести-триста квадратных футов, Минерва. Вы слушаете меня?

— Конечно, Альбус, — отвечала та, горестно вздыхая, — я все сделаю, как вы сказали.

— Малышу там будет комфортно. А во время лекций за ним присмотрят домовики.

— А может быть, лучше отдать его в одну из магических семей? Семейное воспитание, это для психики ребенка…

— Минерва! Вы забываете об опасности, ему грозящей!

— Да-да, Альбус, вы, конечно, правы.

Безутешная миссис Макгонагал ушла готовить покои для юного героя.

Дамблдор вызвал к себе Снейпа.

— Срочно садись и пиши заявление на мое имя с просьбой принять тебя в штат педагогов на должность профессора зельеварения. Будем надеяться, что мне удастся спасти тебя от Азкабана, мой мальчик

Северус был убит горем и не оценил подарка директора. После исчезновения Темного Лорда у него был выбор лишь между тюрьмой и сумой. И он собирался покинуть Британию сразу после похорон Лили, хотя не имел ни гроша за душой.

Тем не менее, Снейп без возражений сел писать заявление. Ему было все равно.

В этот момент в окно кабинета кто-то постучал. Удивленный директор открыл раму, и на подоконник тут же приземлилась сова черного окраса.

Снейп вздрогнул. Это была сова Воландеморта. Она тащила на себе изрядный груз виде толстого свитка пергамента шириной фута полтора.

Дамблдор тоже насторожился и помрачнел. Он тщательно проверил сову и сам свиток на наличие темной магии и проклятий. Но ничего опасного не обнаружил.

Снейп видел, как Дамблдор развернул свиток, внутри которого оказался длинный пенал. Быстро пробежав послание глазами, директор схватился за горло, а лицо его стремительно побагровело, а потом и посинело.

Испугавшись, что директор получил-таки проклятие или заклятие, Снейп подскочил к нему, но старик властным движением остановил его. Северус успел рассмотреть лишь несколько строчек в пергаменте, выведенных стремительным почерком Темного Лорда:

«…если я исчезну, не спеши радоваться. Я обязательно вернусь. А тебе от меня небольшой сувенир. Можешь им пользоваться, пока я набираюсь сил…»

Больше он ничего не успел рассмотреть, потому что старец резким движением смял пергамент и уничтожил его взмахом палочки.

Подчиняясь следующему взмаху палочки, лопнул пенал с подарком Воландеморта.

Совершенно обалдев, Снейп увидел в руках директора огромный черный пенис с повязанным на нем галстуком гриффиндорской расцветки. Шагнув ближе, он прочитал вышитую на нем надпись:

«Выпускница Лили Эванс».

Словно шутиха лопнула у него в голове. Ночь, змея, стоны Лили и мужское проклятие в ответ на его заклинание в спальне Лили. Там был Воландеморт! И дураку понятно, что он там делал!

Схватившись за голову, Снейп вышел из кабинета директора. В мозгу его звенела лишь одна отчетливая мысль:

«Не дай Мерлин, если этот старый идиот когда-нибудь упрекнет меня, что я забыл о том, что Гарри Поттер — это сын Лили!»

Директор Дамблдор сорвал галстук студентки Эванс с "надменного члена" и швырнул секс-игрушку в угол кабинета.

— Эхе-хе, — почти беззвучно проскрипела со шкафа Распределяющая шляпа.

Мелкий Поттер спустился на стол директора, угодив ногой в вазочку с Лимонными дольками, и уставился на Дамблдора своими огромными зелеными глазищами. Казалось, директор теперь боялся смотреть на малыша. Старательно отводя взгляд, старик, сгорбив спину и повесив бороду, некоторое время ходил по кабинету, а потом вытащил из кармана Сквозное зеркало.

— Господин министр? Да, это я. Вскрылись новые обстоятельства трагедии в Годриковой Впадине. Да… очень серьезные. Ребенок не может остаться в Хогвартсе… да, не может… это абсолютно исключено! Только магия родственной крови сможет защитить его. Что? Да, есть родственники по линии матери. Да, они маглы, но в данном случае это не играет никакой роли. Потребуется полная секретность. Да, я все устрою. Да, сегодня же… можете дать пресс-релиз завтра утром… Доброй ночи, господин министр.

Дамблдор убрал Сквозное зеркало в карман мантии. Он по-прежнему избегал смотреть на малыша.

— Ох-хо-хо… — неловко пробормотала Шляпа, — Альбус, ты же не знаешь точно, кто является…

— Замолчи! Любая ошибка погубит нас! Пройдет слишком много времени, прежде чем мы узнаем правду.

— Сколько, по-твоему?

— Десять лет! — твердо выговорил директор.

— И ты отправишь его на десять лет в ссылку к маглам?

Дамблдор закрыл глаза, возмущенно помотал бородой и сердито крикнул:

— У меня нет выбора! Через десять лет в Большом зале Хогвартса ты заглянешь в его мозг, и только тогда мы узнаем, чья наследственность досталась этому… этому мальчику. Если я раньше не отправлю тебя в химчистку, рвань средневековая! И вызови ко мне Хагрида, пусть приготовит мотоцикл Блэка…

* * *

Ни Воландеморт, отправившийся в виде духа в многолетнее изгнание в результате неудачного создания хоркрукса, ни раздосадованный Дамблдор, отославший Гарри Поттера в тюрьму к Дурслям, ни убитый горем и страшно разочарованный Снейп, получивший душевную рану на всю жизнь, ни сама Распределяющая Шляпа: никто из них тогда не знал, что когда через десять лет взволнованный Гарри Поттер сядет на табурет в Большом зале Хогвартса, то в его мозгу не обнаружится ни следов родства с Самым Страшным Волшебником столетия — Воландемортом, ни с Самым Светлым Волшебником современности — Альбусом Дамблдором.

Эх, Северус, Северус…

Конец.

14.10.2015г.



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
Принц-консулДата: Четверг, 15.10.2015, 17:41 | Сообщение # 13
Подросток
Сообщений: 20
« 11 »
Это что-то новенькое? Иду читать:)


Я еду-еду не свищу...
 
Frau_IreneДата: Четверг, 15.10.2015, 18:11 | Сообщение # 14
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 354 »
Цитата alexz105 ()
о в его мозгу не обнаружится ни следов родства с Самым Страшным Волшебником столетия — Воландемортом, ни с Самым Светлым Волшебником современности — Альбусом Дамблдором.

Эх, Северус, Северус…

И всё равно он попал на Гриффиндор?



- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н
 
alexz105Дата: Пятница, 16.10.2015, 19:30 | Сообщение # 15
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1468
« 506 »
Frau_Irene, Ну Гарри же сам попросился, а Шляпа была жестко проинструктирована Дамблдором. Может быть она уже была запугана химчисткой?)

Откуда мы знаем? Может быть, пассажи Шляпы о Слизерине и силе, которая там ожидает Поттера, были провокацией Дамблдора?
Этот старикан - хитрожопый таракан)
Просчитал ситуацию и сделал заброс, который заставил парня сделать неправильный выбор))) И Северусу он не стал ничего говорить, чтобы бы тот оставался на поводке и не слишком дорожил Поттером.
Что не так?)))



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
kraaДата: Воскресенье, 18.10.2015, 14:48 | Сообщение # 16
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2733
« 1606 »
Заставил улыбнуться, alexz105, за что тебе огромное спасибо!


Без паника!!!
 
alexz105Дата: Воскресенье, 18.10.2015, 21:57 | Сообщение # 17
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1468
« 506 »
kraa, Спасибо Пушкину!
Кто за вас улыбаться будет? Пушкин. что ли?)))
Спасибо!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Жертва классики (AU, кроссовер, NC-17, миди, закончен)
Страница 1 из 11
Поиск: