Армия Запретного леса

Пятница, 23.06.2017, 14:55
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Ирония судьбы (Гет)
Ирония судьбы
KatrinaДата: Понедельник, 25.07.2016, 17:15 | Сообщение # 1
Подросток
Сообщений: 23
« 0 »
Название: Ирония судьбы
Автор: Katrina
Пейринг: ГП/НЖП, ЛЛ, АГ, АПВБД, ТР(ЛВ)
Жанр:AU
Категория: Гет
Размер:миди
Отказ: персонажи принадлежат мадам Роулинг, мне же — фантазия
Саммари: А что, если ещё до Хогвардса у Гарри был подруга, но всё сложилось не в пользу их дружбы, и они вынужденны были расстаться. Что, если они снова встретятся. Что, если она не так проста, как кажется. Что скрывают от Гарри окружающие и причём здесь лимонные дольки?



Отдайся тьме,
Доверься мне.
И я возьму тебя с собой
В тот мир, где только счастье, зной,
Ценой лишь разум твой.
Но что безумие, когда
Вокруг творится ерунда
И разум лишь мешает...
Оставь ты этот мир,
И мы устроим пир.
Безумный пир, где кровь врага
Вместо вина
А главное блюдо
Его голова...
Доверься мне,
Отдайся тьме...
 
KatrinaДата: Понедельник, 25.07.2016, 17:17 | Сообщение # 2
Подросток
Сообщений: 23
« 0 »
Глава 1. Где всё только начинается.
...Хогвартс-экспресс нёсся по рельсам. Мимо пролетали поля и луга, реки и озёра. А в седьмом купе третьего вагона сидели три подростка. Один из двух мальчишек, рыженький, спорил о чём-то с девочкой. А второй мальчик, не обращая внимания на своих соседей, задумавшись, смотрел на пролетающий в окнах пейзаж. Предчувствие чего-то неожиданного не покидало Гарри Поттера, а именно так звали того мальчика.

Вот Хогвартс-экспресс остановился. Всё было, как в прошлом году. Толпа первокурсников. Зовущий их лесничий. Только они сами уже не первокурсники.

— Ух ты, кто это? — прервал свои размышления Гарри. Перед ним стояла чёрная крылатая лошадь. Выглядела она довольно пугающе, но и в то же время восхищающее. Кости, выпирающие по бокам, большие, величественные крылья...

— О ком ты говоришь?— недоуменно спросила Гермиона.

— Да вот же — тёмные лошади, которые тянут карету.

— Никто её не тянет, она едет сама по себе, — сказала Гермиона.

— Гарри, с тобой всё в порядке? — поинтерисовался Рон.

Друзья выглядели очень взволнованными, и Гарри решил не пугать их.

— Да, всё в порядке. Показалось, — ответил он.
* * *
Весь зал гудел, когда ввели первокурсников. Среди них была Джинни, сестра Рона. Макгонагалл достала свёрток пергамента и стала называть имена. Вот она дошла и до рыжеволосой девочки. Та взволнованно подошла к стулу и плюхнулась на него. Братья ободряюще ей улыбнулись.

— Гриффиндор! — крикнула шляпа, и радостная Джинни побежала к братьям. Усевшись рядом с Гарри, она засмущалась. Мальчик улыбнулся ей, и она покраснела ещё больше.

Все первокурсники были распределены, однако профессор не складывала пергамент. Макгонагалл попросила тишины.

— Начиная от этого года, любой маг в Англии, обладающий магией и достигший одиннадцатилетнего возраста, будет зачислен в школу Чародейства и Волшебства Хогвартс, — продекламировала она.

— А раньше разве было не так? — шепнул Гарри.

— Да вроде бы так, — сказал Рон.

— Может раньше на каких-то семьях были санкции?— предположила Гермиона.

Вдруг, двери зала распахнулись, и внутрь вошли три аврора. Они вели человека в чёрной мантии, с накинутым капюшоном. Мужчины сняли кандалы с человека и надели красный браслет.

— Что это?

— Это Шокирующий Инструмент для Пыток, более известный, как Ш.И.П. Но служит он не только для допроса, но и для контроля. Видимо этот браслет служит как раз для этого, — объяснила Гермиона.

Профессор Макгонагалл вновь обратила свой взор на пергамент и объявила имя следующего первокурсника:

— Катрина де Морт.

Зал погрузился в оглушающую тишину. Все воззрились на чёрную фигуру, подошедшую к стулу. Девушка обернулась и скинула капюшон.

Кровь застыла в жилах Гарри Поттера, в то время как сердце бешено заколотилось.

— Не может быть, — прошептал он, — Кэтти... Кэтти! — крикнул мальчик и резко вскочил на ноги.

Девочка обернулась. В глазах у неё застыло узнавание.

— Гарри... Гарри... Гарри! — закричала она всё громче и побежала к нему, а он ей навстречу. Не было для них преград. Они перепрыгивали через столы и скамейки, тарелки и чашки.

— Гарри!

— Кэтти!

Они обнялись с разбегу, и начали плакать в объятии друг друга.

— Я думал, что потерял тебя навсегда, — всхлипнул Гарри.

— Я здесь, Гарри. Мой Анри.

Они долго так ещё стояли, и не было для них никого кроме друг друга. А в зале тишина достигла своего апогея.



Отдайся тьме,
Доверься мне.
И я возьму тебя с собой
В тот мир, где только счастье, зной,
Ценой лишь разум твой.
Но что безумие, когда
Вокруг творится ерунда
И разум лишь мешает...
Оставь ты этот мир,
И мы устроим пир.
Безумный пир, где кровь врага
Вместо вина
А главное блюдо
Его голова...
Доверься мне,
Отдайся тьме...
 
KatrinaДата: Понедельник, 25.07.2016, 17:20 | Сообщение # 3
Подросток
Сообщений: 23
« 0 »
Глава 2. Где погружаются в воспоминания.
Это произошло за 7 лет до событий описанных ранее...

Гарри Поттер, маленький мальчик лет пяти, в очередной раз бежал от "свиты" Дадли (Мальчики очень любили поиздеваться над Гарри), когда завернул в незнакомый переулок и врезался в кого-то. Это была девочка, на год младше его, хотя на вид это он был младше.

— Ой... Привет, извини. Я...— замялась девочка.

— Да нет, ничего. Ты в порядке? — спросил Гарри.

Только сейчас он заметил, что у девочки синяки были даже больше. чем у него. Судя по всему её часто избивали.

— Да. я в порядке.

— Он здесь!!! — крикнул Пирс, один из друзей Дадли.

Гарри схватил девочку за руку, и они побежали прочь.

Добежав до леса, они огляделись. Дадли и его компания отстали.

— Фух, оторвались... — вздохнул мальчик.

— Да, — согласилась девочка, а потом спросила, — А кто они?

— Толстый — это Дадли, мой кузен, а остальные - его друзья, — последнее он сказал с какой-то печалью в голосе и испугался, вдруг она примет его за нытика. Но она правильно всё поняла и с улыбкой протянула ему руку:

— Катрина, — представилась девочка.

— Гарри, — пожал руку он.

— А почему кузен пристаёт к тебе?

— Дядя с тётей считают меня ненормальным из-за нескольких случаев, ну, там, например то книга взлетит, то ваза сама разобьется, — Гарри снова испугался, что его засмеют. Однако Катрина успокоила его:

— Я тебя понимаю, правда. Ко мне самой пристают из-за этого.

— Значит ты такая же, как и я? — с надеждой в голосе спросил он.

— Да.

Они взялись за руки.

"Здорово быть не одной!"— про себя произнесла Катрина.

" Здорово быть не одному!" — подумал Гарри.

* * *
С тех пор прошёл ещё один год. Они узнали друг друга получше. Катрина познакомилась с его родственниками. Во время знакомства она была очень вежливой, однако позже, когда они с Гарри остались одни, призналась, что будь её воля, и они никогда не смогли бы увидеть белый свет.

Как оказалось, оба были сиротами. И если у Гарри остались хоть какие-то родственники, то Катрине приходилось жить в приюте по правилу: "Выживает сильнейший". Девочке было очень трудно. Практически каждый день она прибегала вся в слезах к его дому, где они прятались в его "комнате", и где он её успокаивал, а она порой рассказывала ему разные интересные истории, подкармливая лимонными дольками и ласково называя его "Анри". Так они стали лучшими друзьями.

Дни летели, и вот однажды заигравшись, они не заметили, как завернули за угол, оказавшись на тёмной улице. Дорога была сырая, стены облезлые. На стене висел старый фонарь, жутко подмигивая. Но дети не испугались и, с известной всем детской тяге к приключениям, начали исследовать аллею. Но вдруг, послышались голоса. Дети не успели спрятаться, как из-за дома появились мужчины. Те, заметив их, гадко усмехнулись.

— Так-так-так... Ну и что это вы здесь делаете, — сказал высокий худой мужчина с дьявольской улыбкой на лице, — Как вы удачно нам подвернулись, а мы как раз хотели немного поразвлекаться. Да, ребята? — те с хищной грацией наступали, а дети только сейчас заметили, что забрели в тупик.

Тот мужчина, что говорил, подошёл поближе к девочке. Та вжалась в стену.

— Оставьте её! — крикнул Гарри и собирался вклинится между ними, как его схватили двое громил.

Мужчина близко наклонился к девочке и провёл рукой ей по щеке.

— Такая маленькая и такая невинная... Как раз в моём вкусе, — прошептал ей на ухо он. Мужчина наклонился ещё ближе и вдохнул её запах.

— Не трогайте её! — кричал Гарри пытаясь выбраться, но все его попытки были безуспешны.

Другой мужчина сказал:

— Да ладно, Ред, наиграешься ещё.

Но Ред не отходил.

— Оставьте нас, ребята.

Все, кроме громил, Реда и детей ушли.

— Ну что ж, продолжим, — прошептал он в самое ухо Катрины. Мужчина склонился над ней и начал поглаживать её шею. А она стала сопротивляться, и один раз ей даже удалось его укусить. Разозлившись, тот резко схватил её за волосы и отбросил в сторону. Девочка, ударившись о стену упала на каменную поверхность. Она не могла двигаться, однако сознание не потеряла. Видимо этого и добивался Ред, так как он довольно усмехнулся.

Всё это время Гарри пытался выбраться, и один раз ему даже это удалось, однако ненадолго высвободился он. А громилы, решив доказать свою грозность, по очереди начали ломать ему пальцы.

— Вечно надо всё усложнять, — сказал Ред. Мужчина снова подошёл к Катрине и начал медленно стягивать с девочки платьице. Маленькая не могла пошевелиться, единственное, что она могла сделать это плакать, так это плакать. От боли и от... Всего этого. Завершив начатое мужчина довольно улыбнулся и стал проводить своими холодными пальцами по белоснежной коже. Девочка плакала и всхлипывала, а мужчина довольно улыбался. Потом он стянул с неё и колготки с трусиками. Бедная девочка кричала и звала на помощь, и Гарри тоже, но никто их не слышал.

Гарри был в отчаянии и от своей боли и от мучений Катрины. А взглянув на её маленькое, невинное тело, он начал ощущать бурную волну ярости, которая вдруг внезапно смела мужчин. Гарри подбежал к Катрине и одел её. Потом он взял её на руки и побежал прочь. Однако Ред и громилы не отставали. Гарри сам был очень слабого телосложения, поэтому вскоре очень сильно устал.

— Оставь меня, — внезапно сказала Катрина.

— Ни за что, — ответил он. И пристально посмотрел на неё.

— Прости, — прошептала девочка, и он почувствовал, что перемещается.

С ним такое уже было, однако тогда перемещался он сам, а сейчас он почувствовал, что это Катрина переместила его.

Однако ни рядом, ни на руках её не оказалось. Она осталась там. Он оставил её там.



Отдайся тьме,
Доверься мне.
И я возьму тебя с собой
В тот мир, где только счастье, зной,
Ценой лишь разум твой.
Но что безумие, когда
Вокруг творится ерунда
И разум лишь мешает...
Оставь ты этот мир,
И мы устроим пир.
Безумный пир, где кровь врага
Вместо вина
А главное блюдо
Его голова...
Доверься мне,
Отдайся тьме...
 
KatrinaДата: Понедельник, 25.07.2016, 17:26 | Сообщение # 4
Подросток
Сообщений: 23
« 0 »
Глава 3. Где происходят знакомства
— Мистер Поттер! Мисс де Морт ещё не распределилась. Подождите немного! Надо же знать правила приличия, — наконец очнулась Макгонагалл.

После её слов проснулись и другие. Гарри остался стоять посреди зала, а Катрина подошла к табурету и развернулась. Мальчик, подбадривая её, кивнул. Девочка кивнула в ответ, села на табурет и надела шляпу.

"Хммм, ты подходишь ко всем факультетам, однако, кажется я знаю на каком тебе будет лучше всего" — проговорила шляпа.

"Я тоже считаю этот факультет самым подходящим", — в ответ подумала Катрина, и шляпа вынесла свой вердикт:

— Когтевран!

Зал всё ещё был в полной прострации, однако через несколько минут всё же послышались жиденькие аплодисменты.

— Поздравляю, — сказал Гарри, когда Катрина подошла к своему столу, и сел рядом с ней. Было немного непривычно сидеть за чужим столом, однако Гарри отбросил все мысли об этом. Главное, что Катрина была здесь.

Директор встал из-за стола и, как обычно, произнёс свою речь о запретах школы. Далее последовал гимн школы, где каждый пел на свой мотив. Катрина всю песню смеялась, поэтому не присоединилась к общему шуму. Однако, когда петь продолжили лишь одни близнецы, она прислушалась. В том году, как помнил Гарри, близнецы пели гимн торжественно, как какой-нибудь марш. На этот раз, же, они попытались спеть таинственно, однако у них пока это не очень получалось. Катрина хихикнула и поднялась. Сначала соседи непонимающе на неё уставились, но потом она начала петь. Своей песней она помогала песне братьев Уизли, и они, приняв её помощь продолжили петь. Трио пело по очереди, то солирующим становился тенор или бас близнецов, то сопрано или альт Катрины. Они пели трёхголосьем, и их голоса переплетались друг с другом. Казалось бы, гимн Хогвардса очень прост, и не несёт за собой никаких тайн. Однако когда его исполняло это трио, гимн всё больше походил на какую-то песнь о прекрасном чуде, об ожидании чего-то неизведанного. Когда трио закончило петь, им аплодировал весь большой зал. Близнецы подошли к Катрине и поздоровались с ней:

— Привет, я Дред, — поздоровался один.

— А я Фордж, — представился другой.

— Я Кэтти, — пожала им руки девочка.

— Восхитительно поёшь, — сказал "Дред".

— Где научилась? — поддержал "Фордж".

— Да я всегда любила петь... Давайте потом поговорим, а то нас уже старосты собирают.

— Пока! — было ей в ответ.

* * *
— Гарри! Какого чёрта это было! — возмутился Рон, когда они вошли в гостиную.

— О чём это ты? — возмутился Гарри.

Гермиона прошептала какое-то заклинание и вокруг Гарри вспыхнула магия.

— Эй!

— Прости, надо было проверить, — извинилась Гермиона. Гарри угрюмо кивнул, — Пойми, мы беспокоимся за тебя. Поверь, что выглядит подозрительным, когда Мальчик-Который-Выжил обнимает дочь своего врага.

— Мы познакомились задолго до того, как узнали кто мы есть, — обидчивым тоном сказал тот.

— Гарри ты пойми, — Рон, успокоившись после проверки Гермионы, положил ему руку на плечо, — Мы тебя во всём поддержим, правда. Главное, что ты ей веришь, а если веришь и ты, то мы тоже постараемся поверить.

— Тогда я вас представлю завтра в Большом зале, — радостно сообщил мальчик и побежал в спальню, подпрыгивая на ходу.

Когда он скрылся, Рон спросил:

— Что это с ним?

— Кажется он влюбился, — вздохнув, с улыбкой ответила Гермиона.

* * *
— Здравствуйте, мы старосты факультета Когтевран. Наш факультет редко выходит победителем из различных соревнований, однако это не значит, что не надо стараться набрать как можно больше баллов на занятиях. Наш факультет отличается своей мудростью и умением выйти из любой ситуации. На факультете Когтевран вы всегда найдёте себе собеседника. Также наши ученики никогда не получают оценок ниже Удовлетворительно, так что мы надеемся на то, что вы не станете исключением. Если же у вас возникнут проблемы с каким-либо предметом, не стыдитесь обращаться к нам и к старшим ученикам за помощью, — вот уже несколько минут старосты факультета Когтевран — Рика и Рико Стоун (сестра и брат-двойняшки) вели первокурсников по запутанным коридорам Хогвардса к гостиной. Вот они подошли к золотому барельефу, изображающему великолепный пейзаж. На переднем плане стояло дерево, а на одном из его сучьев сидел ворон. Он вдруг ожил, будто бы сбрасывая с себя золотую пыль, и спросил:

— Один французский писатель ужасно не любил Эйфелеву башню, но постоянно там обедал (на первом уровне башни). Как он это объяснял?

— Вход в гостиную Когтевран охраняет золотистый ворон. Чтобы войти в гостиную надо ответить на его вопрос. Вопросы он задаёт исключительно на логику, — сказала Рика, а потом, повернувшись к ворону ответила, — Это было единственное место в Париже, откуда её не было видно.

Ворон взмахнул крыльями, и проход открылся, а дети вошли внутрь.

Гостиная Когтеврана была выполнена в тонах от тёмно синего до нежно голубого. Стены были цвета небесной лазури. Ковёр на полу так же этого цвета, а вот кресла на этом ковру были настолько светлого оттенка, что казалось будто бы они светятся. В целом гостиная выглядела как небесный город из кусочков облаков и самого неба.

— Спальни мальчиков справа, девочек — слева. На дверях таблички с именами. Все расселены по двое. У каждой спальни своя душевая. Занятия начинаются в 8:30. Просим вас не опаздывать. Спасибо за внимание, расписания получите на завтраке.

Рико и Рика ушли по своим делам, а первокурсники разбрелись по спальням.

Войдя в спальню Катрин столкнулась с белокурой девочкой.

— Ой, извини, — сказали одновременно соседки, а потом так же одновременно затараторили, — Я всё время такая неуклюжая, — замолчали и рассмеялись.

Успокоившись, де Морт протянула руку:

— Катрина де Морт, но лучше просто Кэти.

— Полумна Лавгуд или Луна.

— Очень приятно! — закончили они снова вместе.
***
Только-только начал заниматься рассвет, как с одной из кроватей в спальне Когтеврана встала девочка лет одиннадцати с тёмными волосами и глазами огненного оттенка. Катрина гордилась своими глазами. Когда нужно, они были пугающими, приводящими в ужас, а в "мирное время" они были нежными, даже немного незаметными, не особо выделяющимися на фоне остальных. Эта особенность проявилась у неё в Азкабане, впрочем, не только она...Но пока рано об этом...

Катрина помотала головой, выходя из мыслей, и ушла в душевую. Когда она вернулась, на соседней кровати уже сидела Луна.

— Доброе утро, — сказала она.

— Доброе, — де Морт была удивленна, что однокурсница встала так рано. На колдочасах было только 4 часа утра, — Не спится?

Луна кивнула:

— А ты, как я погляжу, решила прогуляться в поисках новых впечатлений и чувств.

Катрина нахмурилась. Потом в глазах появилось понимание, и она сказала:

— Хогвартс хранит много тайн...

— Так чем мы хуже? — продолжила за де Морт Луна, — Но надеюсь, что на сцене приоткроют завесу.

— И вам желаю того же.

Всё это девочки говорили по-взрослому, аристократически, подчёркнуто таинственным тоном. А через секунду после конца разговора, они вновь стали весёленькими девчушками.

— Ну ладно, я пойду.

— Приятной охоты, — помахала Луна вслед.

* * *
Не смотря на то, что Гарри не выспался, он всё равно был счастлив, как стадо гипогриффов, опоенных литрами любовного зелья.

— Скорей, Рон! На завтрак опоздаешь!

— Откуда в тебе столько энергии? — проворчал тот, но встал. Голодать не хотелось.

Когда они спустились, в гостиной их уже ждала Гермиона.

В большой зал они вошли одними из первых. Рон уже хотел начать есть, как установилась абсолютная тишина. Друзья повернулись ко входу и поражённо замерли. В дверях стояла Катрина де Морт. Несмотря на то, что одежда была чистой, лицо было испачкано, а в волосах остались листья. Но не это всех поразило. На руках она держала жеребёнка-единорога.

— Простите за беспокойство, профессор Дамболдор, но этот единорожек сломал себе ногу и повредил рог, и я решила принести его сюда, — истинное беспокойство в глазах девочки не растрогало бы только бессердечного.

— Вы всё сделали правильно, мисс де Морт, — директор улыбнулся Катрине, — Без рога единорог мог не выжить. Пойдёмте отнесём его в больничное крыло.

Профессор и девочка ушли, оставив после себя тишину.

Через несколько минут они вернулись. Девочка была довольна и умыта. Подойдя к своему столу, она плюхнулась рядом с Луной.

— Ну, что у нас на завтрак?

— У меня — тыквенный сок с тостами, у тебя — тоже тосты, но ядом скорпиона, — всё это было сказано будничным тоном.

— А они времени зря не теряют, — усмехнулась Катрина и очистила свой стакан взмахом руки.

— Он же вроде как должен блокировать любые сильные магические выбросы, — сказала Луна, указав на браслет, — Да ещё и жутко болеть.

— Службы по делам несовершеннолетних были против обычного Ш.И.П.а. Это более простая версия. Действует только на непростительные.

— Понятно.

— Привет, Кэтти! — к Когтевранскому столу подошли Гарри и Рон с Гермионой, — Как дела? Как гостиная?..— Гарри хотел задать ещё несколько вопросов, но Кэтти обняла его, и он вынужден был остановится.

— Я скучала, — сказала Кэтти.

— Я тоже, — ответил Гарри. Когда девочка отстранилась и покраснела, Гарри решил, что время представить друг другу его друзей, — Кэтти, это мои друзья Рон Уизли и Гермиона Грейнджер.

— Очень приятно, — улыбнулась первокурсница, и друзья неуверенно улыбнулись в ответ, — Гарри, Рон, Гермиона, это моя подруга и соседка Луна Лавгуд.

Когда с приветствиями было закончено Гермиона заметила:

— У вас обоих поистине редкая тяга к приключениям и неприятностям, раз ты, Кэтти, решила прогуляется утром у опушки леса.

— Неприятности сами нас ищут, — оправдались в один голос Гарри и Кэтти, после чего ребята рассмеялись.

Наболтавшись, Гарри, Рон и Гермиона поспешили на Трансфигурацию, в то время, как Луна и Кэтти направились к кабинету Зельеварения. Первый урок проходил со слизеринцами.

Класс зельеварения представлял собой мрачную комнату, сплошь заставленную различными ингредиентами для зелий. В кабинете были трехместные столы, расставленные в два ряда.

Катрина и Луна еле успели ко звонку. Единственным свободным был первый стол первого ряда, за которым сидела светловолосая слизеринка.

— Ты не против? — спросила де Морт.

— Да нет, — девочка приветливо улыбнулась.

Как только соседки уселись, Луна протянула руку для знакомства:

— Луна Лавгуд.

— Астория Гринграсс.

— Катрина де Морт, — как только она это сказала, Астория удивлённо распахнула глаза, но, спохватившись, пожала руку, а Катрина добавила, — Извини, у тебя наверное из-за этого будут неприятности.

— О чём это ты? — удивилась Лавгуд.

— Гринграссы занимали нейтралитет в прошлой войне и наверняка, как и другие нейтральные семьи, дали распоряжение своим детям держаться от меня подальше, — с грустью объяснила дочь Тёмного лорда.

— Я не... — хотела было что-то сказать слизеринка, как дверь в класс открылась, и в неё вошёл профессор Снейп.



Отдайся тьме,
Доверься мне.
И я возьму тебя с собой
В тот мир, где только счастье, зной,
Ценой лишь разум твой.
Но что безумие, когда
Вокруг творится ерунда
И разум лишь мешает...
Оставь ты этот мир,
И мы устроим пир.
Безумный пир, где кровь врага
Вместо вина
А главное блюдо
Его голова...
Доверься мне,
Отдайся тьме...
 
KatrinaДата: Понедельник, 25.07.2016, 17:27 | Сообщение # 5
Подросток
Сообщений: 23
« 0 »
Глава 4. Или первые уроки
Профессор Снейп повернулся к классу.

— Вы здесь для того, чтобы изучить приготовления волшебных зелий и снадобий. Очень точную и тонкую науку, — начал он. Снейп говорил почти шепотом, но ученики отчетливо слышали каждое слово, — Глупое махание волшебной палочкой к этой науке не имеет никакого отношения, и потому многие из вас с трудом поверят, что мой предмет является важной составляющей магической науки. Я не думаю, что вы в состоянии оценить красоту медленно кипящего котла, источающего тончайшие запахи, или мягкую силу жидкостей, которые пробираются по венам человека, околдовывая его разум, порабощая его чувства… могу научить вас, как разлить по флаконам известность, как сварить триумф, как заткнуть пробкой смерть. Но все это только при условии, что вы хоть чем-то отличаетесь от того стада болванов, которое обычно приходит на мои уроки. Сегодня вы готовите зелье от фурункулов. Рецепт на доске. Приступайте!

Катрина, Луна и Астория решили, что первое зелье лучше готовить вместе, поэтому разделили обязанности. Лавгуд отмеряла точные порции ингредиентов, Гринграсс делала из змеиных зубов порошок, а де Морт, разогревая котёл, добавляла ингредиенты.

Всё было хорошо, пока какой-то темноволосый слизеринец не перепутал ингредиенты и не добавил в котёл какой-то цветок. Его варево вспенилось и задымилось. Профессор Снейп одним движением палочки убрал и зелье, и дым. Однако Катрина вдруг поняла, что это был за цветок, и оглушительно чихнула, попутно уронив в котёл какой-то ингредиент. Теперь вспенилось уже их зелье, обливая Лавгуд, Гринграсс и Катрину своей ярко-зелёной сущностью. Когда дым от их варева рассеялся, послышался смех трёх девочек. Видимо у них случайно вышло зелье неполной анимагической трансформации, и теперь Катрина сидела с волчьими ушами и хвостиком, Луна — рысьими, а Астория — лисьими.

— Когтевран — минус двадцать балов! Все трое оставайтесь в таком виде до конца дня, — прошипел зельевар.

Когда первокурсники выходили из кабинета, де Морт извинилась перед соседками:

— Да ничего! Мне даже нравится, — хихикнула Гринграсс поглаживая свой хвост. Лавгуд поступила так же.

Когда они подходили к кабинету трансфигурации, там уже столпились гриффиндорцы. Астория помахала рукой на прощание и ушла на чары.

— Привет, Джинни! — поздоровалась Катрина.

— Чего тебе надо?! — крикнула девочка, не отходя от массы шепчущихся грифов.

— Да ничего. Просто поздоровалась.

— Что это за ты концерт устроила на завтраке?! Думаешь раз тебе доверился единорог, то все сразу будут с тобой дружить?! Думаешь все такие доверчивые?! Уже успела чем-то опоить Гарри, да?! Ну так мы его вылечим, чтобы он не связывался с таким тёмным отродьем, как ты!

Когтевранка опешила ото всех этих обвинений, а потом рассердилась.

— Думаешь, раз у тебя в роду все светлые, то и ты такая беленькая?! — чуть ли не на змеином прошипела она, а у всех присутствующих по спине пробежал холодок, — Думаешь, Гарри за себя не постоит?! — тёмная аура окружила когтевранку, — Думаешь, он не может ни с кем подружиться, не спросив у тебя разрешения?! — Уизли медленно начала задыхаться страшными воспоминаниями из своего прошлого. В её глазах стоял неподдельный ужас. Глаза же дочери Тёмного лорда полыхали адским огнём.

Вдруг, всё прекратилось. Джинни очнулась от кошмара, а Катрина от наваждения. У де Морт на плече лежала рука Лавгуд. Та улыбнулась:

— Успокоилась?

— Да, — кивнула Катрина и, обернувшись к гриффиндорцам, с искренней улыбкой сказала, — Извините, не выспалась.

Прозвенел звонок.

* * *
Первым уроком у второкурсников Гриффиндора стояла Защита. Со звонком ученики вошли в кабинет, расселись и нетерпеливо стали ждать нового преподавателя ЗОТИ. Тот долго себя ждать не заставил.

Несмотря на ранний подъём, Гарри умудрился опоздать, так как лестница свернула не туда прямо за спинами Рона и Гермионы. ДВАЖДЫ!!! Поправил себя гриффиндорец. А так как задерживать друзей он не хотел, то сказал им идти без него.

Войдя в кабинет ЗОТИ Гарри вздохнул. «Ну и шутки у судьбы». Единственным свободным местом оказалось место рядом с одним небезызвестным белобрысым слизеринцем.

Сев рядом с Малфоем, за что получил два сочувствующих взгляда от друзей и один презрительный взгляд от первого, Гарри достал «учебники».

На уроке Гилдерой Локхарт умудрился так достать учеников, что даже девочки через каждое слово закатывали глаза. При этом он ещё успел разозлить Гарри своим «Спасти мир единожды, это тебе не приз за самую очаровательную улыбку» и Малфоя своей тупостью. А потом им пришлось собственноручно отгонять пикси. «Учитель», как «истинный герой» сбежал. Это стало последней каплей.

Выйдя из кабинета, «предводители» второго курса Гриффиндора и Слизерина, а точнее Поттер и Малфой, как истинные генералы, пожали друг другу руки. Гермиона мысленно пожалела Локхарта, а остальные ученики оторопели. Союз слизеринцев и гриффиндорцев против нового учителя ЗОТИ был образован.



Отдайся тьме,
Доверься мне.
И я возьму тебя с собой
В тот мир, где только счастье, зной,
Ценой лишь разум твой.
Но что безумие, когда
Вокруг творится ерунда
И разум лишь мешает...
Оставь ты этот мир,
И мы устроим пир.
Безумный пир, где кровь врага
Вместо вина
А главное блюдо
Его голова...
Доверься мне,
Отдайся тьме...
 
BanzayyyyДата: Понедельник, 25.07.2016, 17:51 | Сообщение # 6
Подросток
Сообщений: 9
« 0 »

Может стоит указать "Любовный роман". Такой "накал страстей" больше подходит именно такому стилю ...



 
KatrinaДата: Понедельник, 25.07.2016, 20:22 | Сообщение # 7
Подросток
Сообщений: 23
« 0 »
Я пока не знаю будет ли такой "накал страстей" дальше, но спасибо за совет, изменю.


Отдайся тьме,
Доверься мне.
И я возьму тебя с собой
В тот мир, где только счастье, зной,
Ценой лишь разум твой.
Но что безумие, когда
Вокруг творится ерунда
И разум лишь мешает...
Оставь ты этот мир,
И мы устроим пир.
Безумный пир, где кровь врага
Вместо вина
А главное блюдо
Его голова...
Доверься мне,
Отдайся тьме...
 
KatrinaДата: Воскресенье, 07.08.2016, 23:29 | Сообщение # 8
Подросток
Сообщений: 23
« 0 »
Катрина и Луна зашли в Большой зал и сели за стол Когтеврана. (Было время обеда) Как только девочки это сделали, вокруг них образовалось пространство в два места с обоих сторон. Студенты начали перешёптываться.
— Что это они? — спросила де Морт Лавгуд.
— Ну если не считать твою фамилию… Зелье трансформации показывает в какого животного ты должна превращаться или должна была. Не знаю почему, но анимагическая форма волк очень редка, поэтому чаще всего в него трансформируются оборотни, — коротко объяснила Луна.
— Прекрасно, — фыркнула Катрина, — Грифы и пуфы боятся меня из-за фамилии, а слизни и воронята — из-за того что я «оборотень». Чудесно.
— Привет! Как жизнь? Чудесные ушки! — подсели к ним Фред и Джордж. «Воронята» посмотрели на них, как на умалишённых, а потом, словно вспомнив, кто перед ними, закатили глаза.
— Спасибо. Лучше не бывает, — полным сарказма голосом ответила де Морт. А потом её лицо вдруг посветлело, и она деловым тоном поинтересовалась, — Вы, кажется, самые лучшие шутники в Хогвартсе.
— Может быть, смотря за чем спрашивают, — тоном аля «нам совсем не интересно» ответил один из близнецов.
— Да так. Просто мне кажется, что это ненадолго, — невинно сказала Катрина, попивая тыквенный сок.
— Это принимать, как вызов?
— Может быть, — Катрина улыбнулась и, поднявшись, пошла навстречу Гарри. Поцеловав того в щёку, она спросила:
— Как прошёл день?
— Нормально.
— У вас, кажется, первым ЗОТИ было. Как учитель? — Гермиона закатила глаза, — Неужели на столько плохо?
— Ну по крайней мере на столько, что Гарри и Малфой решили устроить перемирие, — ответил Рон. Катрина лишь хмыкнула.
— У нас сегодня ещё уроки у профессора Стебль, — решил поменять тему Гарри.
— А у нас сегодня уже нет уроков, — сказала де Морт, — Кстати, завтра меня не будет.
— Что-то случилось? — забеспокоился Мальчик-Который-Выжил.
— Да нет. Просто мы с профессором Флитвиком пойдём в Косой переулок покупать мне волшебную палочку.
— А что случилось с твоей? — поинтересовалась Гермиона.
— Её просто не было. Узникам Азкабана не пристало иметь волшебные палочки.
— Извини.
— Ничего. Я в принципе могу обойтись и без неё, но Макгонагалл требует колдовать только волшебной палочкой.
— А.? Ай!.. Откуда ушки? — спросила Гермиона, получив в бок тык от Гарри, мол «у всех есть свои тайны».
— А, неудачное зелье вышло, а Снейп за «разгромленную» лабораторию сказал оставить ушки на целый день.
— Летучая мышь, — поморщился Рон.
— Да я в принципе не против.
— Всё равно гад.
— За что вы его так не любите?
— А его никто не любит, — ответил Рон.
<center>***</center>
Следующий день был субботой, так что Гарри спокойно, не боясь опоздать, шёл в Большой зал. Старшекурсники ушли в Хогсмид, так что в зале сидели в основном ученики первого и второго курсов.
Посреди дня к Золотому трио подошёл Малфой со своими «телохранителями».
— Появились ли планы относительно «позолоченной мухи»*? — спросил Малфой таким тоном, будто бы они старые знакомые.
У Гарри не было никаких идей, о чём он хотел сообщить Малфою, как вдруг в голову ему пришла мысль.
— Начнём с разговора с Луной.
<center>***</center>
Светило солнце, был чудесный день. В Косом переулке было много народу. Профессор Флитвик и Катрина вошли на шумную улицу.
— Ну что ж, мисс де Морт. Мне надо по делам к родственникам. Так что, к сожалению, я не смогу сопровождать вас. Встретимся в Дырявом котле, — подмигнул девочке профессор чар.
Она, улыбнувшись, кивнула.
Когда спина полу гоблина скрылась в потоке людей, Катрина, надев капюшон своей мантии, побрела в ту же сторону.
Никто не заметил в толпе, что одежда девочки трансфигурировалась в более тёмную. Фигура в чёрной мантии зашла в Гринготс.
— Я хочу получить своё наследие, — сказала она гоблину за стойкой.
— Ваша фамилия, — сухо спросил тот.
Вместо ответа девочка показала ему что-то на своей левой руке. Гоблин мгновенно побледнел, а потом, со словами: «прошу» нервно повёл посетительницу к сейфу.
Забрав из своего (ну или не совсем своего) сейфа, наполненного кучей сокровищ, нужное количество золотых монет, Катрина отправилась в Лютный переулок.
<center>***</center>
Джо мрачно шёл по дороге. Он был жителем Лютного и знал всех «постояльцев» этого места. Поэтому, когда в переулке появилась незнакомая фигура в плаще, он удивился. Человек был маленького роста, скорее всего ребёнок. Потом, обрадовавшись лёгкой добыче, Джо медленно приблизился к нему.
— Так-так-так… Кто это у нас здесь?
Если бы Джо видел довольную улыбку «своей добычи» то, наверное не приставал бы, а, как благоразумный человек, убежал бы отсюда. Но он не видел улыбки. Хотя нет. Оскала. Довольного оскала хищника. Хищницы. «Впрочем, — подумала де Морт, — ему же хуже».
Позволив подойти человеку поближе, она обернулась.
Последним, что увидел Джо, были ярко-красные глаза.
<center>***</center>
Катрина задумчиво шла по тёмному переулку, оставив за спиной полутруп. Она нисколько не волновалась. Её не мучили угрызения совести. Она давно уже приняла свою вторую сущность. (Она пока не знала всей правды, не знала, что её ждёт).
Зайдя в магазин незарегистрированных волшебных палочек, девочка увидела мрачного старика — продавца. Тот с презрением посмотрел на посетительницу.
Де Морт, усмехнувшись, подошла к прилавку.
— Ну и что здесь делает столь юная особа? — бросил старик.
— Не ваше дело, — тем же тоном ответила она.
— Как раз-таки моё. Среди детей здесь только жалкие отбросы недолюдей, а им иметь палочек не разрешено.
Катрина, снова усмехнувшись, начала медленно говорить:
— Не советую спорить со мной. Если я не получу палочку, то у вас будут большие проблемы, — глаза у неё при этом светились, волосы с мантией развивались, а продавец наконец понял кто перед ним.
— Миледи, я не хотел Вас обидеть, — бухнувшись на колени проговорил он.
Де Морт, довольно улыбнувшись сказала:
— То-то же, — и успокоила свою магию.
Получив палочку из кости фестрала с сердцевиной из крови дементора и сердечной жилы дракона, усиленную рунами, складывающимися в природный рисунок, Катрина небрежно бросила мешок монет и вышла из магазина.
Девочка снова задумалась и шла не глядя по сторонам. Вдруг, она услышала тихий детский плач и надрывный кашель. Побежав на звук, она остановилась у поворота, так, что бы её не было видно.
— Папочка, ты ведь не оставишь меня, — сказала плачущая девочка лет шести.
Она стояла рядом с бледным мужчиной, безотрывно кашляющим. По глазам и еле заметным клыкам, Катрина определила их, как вампиров.
Во время одного из промежутков, когда мужчина переставал кашлять, он стал успокаивать девочку, и говорить ей, что всё будет хорошо. Он говорил ей уходить, чтобы она не заразилась, но маленькая девочка продолжала стоять.
— Папочка! — крикнула вдруг девочка, когда вампир потерял сознание.
Отругав себя за медлительность, Катрина вышла из-за поворота. Ей было наплевать, на разделение различных существ, на то, сколько людей возможно погубил этот вампир, сейчас для неё было важно лишь то, что ему и его дочери требовалась помощь, которой никто им не окажет из-за принадлежности к кровавой расе.
Девочка-вампир, неправильно поняв появление Катрины, загородила своего отца.
— Не трогайте его, — сказала она грозно, несмотря на слёзы на глазах.
Де Морт, улыбнувшись девочке, сняла с себя мантию.
— Держи, замёрзнешь ещё, — сказала она, протягивая вампирше одежду.
Та была очень удивлена, поэтому Катрина с лёгкостью отодвинула её.
Проведя магическую проверку, Катрина со вздохом увидела признаки тотальной двусторонней вторичной пневмонии на фоне хронического бронхита**. «В магловском мире были бы огромные проблемы с лечением, однако у нас мир магический» — де Морт сделала несколько пассов руками. Далее она вылила вампиру в рот необходимое зелье. Тому заметно полегчало. Через несколько минут он был уже полностью здоров, но всё ещё не очнулся.
— Дай на всякий случай это папе завтра утром, — сказала Катрина, протягивая девочке другое зелье. Та серьёзно кивнула.
Что-то сверкнуло на руке де Морт.
— Миледи? — неуверенно спросила девочка.
Катрина, улыбнувшись, развернулась и исчезла во тьме.



Отдайся тьме,
Доверься мне.
И я возьму тебя с собой
В тот мир, где только счастье, зной,
Ценой лишь разум твой.
Но что безумие, когда
Вокруг творится ерунда
И разум лишь мешает...
Оставь ты этот мир,
И мы устроим пир.
Безумный пир, где кровь врага
Вместо вина
А главное блюдо
Его голова...
Доверься мне,
Отдайся тьме...
 
KatrinaДата: Воскресенье, 07.08.2016, 23:34 | Сообщение # 9
Подросток
Сообщений: 23
« 0 »
*Gild — позолоченный. Roy — рой.
Муха, т.к. Ничего ни делает, только вертится вокруг и раздражает своим жужжанием.
**тотальная — если распространяется на всё лёгкое.
двусторонняя — если больны оба лёгких.
вторичная — если она развилась на фоне другой болезни, например, вторичная пневмония на фоне хронического бронхита.
Оставляем, пожалуйста, комментарии!



Отдайся тьме,
Доверься мне.
И я возьму тебя с собой
В тот мир, где только счастье, зной,
Ценой лишь разум твой.
Но что безумие, когда
Вокруг творится ерунда
И разум лишь мешает...
Оставь ты этот мир,
И мы устроим пир.
Безумный пир, где кровь врага
Вместо вина
А главное блюдо
Его голова...
Доверься мне,
Отдайся тьме...
 
bu-spokДата: Понедельник, 08.08.2016, 10:07 | Сообщение # 10
Посвященный
Сообщений: 40
« 10 »
smile Очень интересно.Значит Катрин засадили в Азбакан за сопротивление насильникам?Чтож она про это Гарри не расскажет? cool
 
ShtAlДата: Понедельник, 08.08.2016, 14:52 | Сообщение # 11
Химера
Сообщений: 552
« 123 »
А что рассказывать? Куча трупов при попытке или еще хуже в процессе? Ломать детскую психику?
Отца ДДД засадили когда тот защищая дочь прибил парочку хулиганов Авадой.
Особо опасное существо или стихийный "темный" выплеск. Ну или накрутили по максимуму из страха перед фамилией.
 
KatrinaДата: Среда, 10.08.2016, 19:59 | Сообщение # 12
Подросток
Сообщений: 23
« 0 »
Глава 6. Лимонные дольки и немного веселья
Стояла тёплая погода. Осенняя листва кружилась в вихре, уносясь куда-то вдаль. Но один листочек, отделившись от основной группы листьев, полетел над травой.
Вдали послышался какой-то шум, и любопытный листик сменил направление в его сторону, приближаясь к квиддичному полю. Залетев, он заметил небольшую группу детей, которые о чём-то рьяно спорили. Подлетев поближе, он опустился на траву.
На стадионе спорили команды Слизерина и Гриффиндора. Дело было в том, что Малфой спешил покрасоваться, по крайней мере так считал Гарри, на месте ловца в команде Слизерина, и теперь Флинт и Вуд ожесточённо спорили, чья команда будет тренироваться. В очередной раз вздохнув, Гарри позвал Малфоя, и отошёл в сторону.
— У нас же, вроде как, перемирие! — воскликнул гриффиндорец, когда ловец Слизерина подошёл.
— Вот именно — у нас. То есть — у второго курса. К остальным это не относится, — насмешливо сказал Малфой, а потом тише добавил, — Зелье почти готово. Но я не понимаю, как ты собираешься его подмешать.
— Отлично! А насчёт выполнения задачи… — Гарри задумался.
Прошло несколько дней, с тех пор, как они создали временное перемирие. Они уже сходили к Лавгуд. Идея Гарри состояла в том, чтобы Локхарт, на глазах у всего Большого зала… (А, в прочем, не важно, позже узнаете. От авт.) В любом случае, им нужно было как-то подлить зелье, которое они подготавливали персонально для «учителя» ЗОТИ.
— Лимонную дольку? — громко поинтересовался кто-то за спиной злоумышленников.
Мальчики подпрыгнули от неожиданности. Увидев «нарушителя спокойствия» Гарри возмутился:
— Напугала!
— Я же не специально, — сделав невинные глазки сказала Катрина и продолжила хрумкать сладости.
— Серьёзно, Катрина! Я подумал, что это Дамблдор, — хором сказали мальчики и удивлённо посмотрели на друг друга.
— С каких это пор вы по именам друг друга называете, а Малфой? — с подозрением спросил Гарри.
— По фамилии как-то…страшно, — тихо вздрогнул слизеринец и возмутился, — И вообще, почему это я перед тобой оправдываться должен?
Начался увлекательнейший спор, который, каким-то образом, перетёк в дискуссию на тему служения пожирателей, в том числе отца Драко, Волдеморту. Потом опять начались пререкания и взаимные оскорбления.
— Девочки, не ссорьтесь, помада у меня, — перебила начавшего что-то говорить Гарри Катрина, — Давайте перейдём к более серьёзным проблемам, — сказала она уже не таким радостным голосом.
— Что-то случилось? — мгновенно насторожился Гарри. Малфой так же посерьёзнел.
Гарри заметил необыкновенную скорбь на лице Катрины. Она стояла опустив взгляд в землю и, казалось, еле сдерживала слёзы. Гарри приготовился к самому худшему. Подойдя ближе к мальчикам на еле сгибающихся ногах она объявила:
— Лимонные дольки закончились! — и показала мальчикам пустую коробку.
Те впали в ступор, а потом расхохотались.
— Что смешного? — когтевранка, как маленький ребёнок, обиженно надула губки, что ещё больше рассмешило мальчишек.
— Что тут происходит? — к ребятам подошла команда Гриффиндора. Вуд, задавший этот вопрос, подозрительно посмотрел на успокоившегося Малфоя и Катрину. Та, всё ещё «обиженная», спросила у вратаря команды:
— Почему, стоит мне подойти и предложить кому-то лимонных долек, те сразу вспоминают директора?
— Потому что, это его любимое лакомство, — ответил Вуд, поморщившись на слове «лакомство».
«О, нет!» — вспыхнуло в голове у Гарри, и он собрался опровергнуть утверждение, чтобы спасти всех от ужасной участи.
— Правда?! — с блеском в глазах переспросила Катрина, незаметно накладывая на Гарри чары тишины.
«Нет-нет-нет!!!»
— Об этом вся школа знает, — подтвердила Анжелина
«Нееееет!!!»
В глазах у Катрины блеск стал ещё более задорным и когтевранка куда-то убежала.
«Нет-нет-нет-нет!!!»
Гарри обернулся к Малфою, собираясь донести весь ужас положения, в котором оказались школьники, но по вмиг побледневшему слизеринцу понял, что тот обо всём догадался сам.
О любви директора школы Чародейства и Волшебства Хогвартс к кислым лимонным долькам слагались легенды. Каждая из которых была страшнее другой. Кто-то утверждал, что каждую ночь воскресенья, директор ходит по коридорам замка и ищет жертву. Поймав нарушителя, он отводит его в свой кабинет, где откармливает своими страшными, кислыми и абсолютно несъедобными лимонными дольками. И ни разу никто не возвращался утром в понедельник из его кабинета прежним. Кто-то считал, что сладости директора настолько ядовиты, что сам Волдеморт избегал встречи с Дамблдором из-за них.
Любовь к лимонным долькам Катрины была нисколько не слабее. Она предлагала их каждому встречному с первого понедельника учебного года будь то, хоть ученик, хоть учитель, хоть призрак, хоть портрет. И сейчас Гарри и Малфой с содроганием представляли всю «лимонную» опасность, что вот-вот могла обрушится на них.
<center>***</center>
К счастью всего Хогвартса и облегчению Поттера и Малфоя, Катрина отложила поход к директору на потом. У неё были дела поважнее. Например: домашнее задание по Трансфигурации. Не смотря на утверждение Катрины, заклинания этого урока у неё не просто выходили очень слабыми, но ещё и затрачивали много сил, причём с палочкой. Без палочки трансфигурация не выходила вовсе.
Девочка вздохнула. Она знала, почему так происходило, но не думала, что всё будет настолько плохо. Ещё в Азкабане она поняла, как важна Трансфигурация. Ведь по сути, если, например, трансфигурировать перед собой предмет на пути заклятья, то уже и авада не пройдёт. Поэтому Катрина не собиралась отступать. Уверенно взяв учебник, она приступила к заданию.
<center>***</center>
Через день, а точнее прямо на завтраке, начало происходить что-то странное…
Гарри, Рон и Гермиона вошли в Большой зал и направились к
Гриффиндорскому столу. Первого за руки тянули от стола Когтеврана вторые. Ребята смогли убедить Гарри сидеть за факультетским столом, но мальчик всё равно всё время пытался усесться к Катрине. Злобно сверкнув глазами, он, всё же, сел с гриффиндорцами. Кинув взгляд на преподавательский стол, он с удивлением отметил, что пресудствуют все преподаватели без исключения. Выпив тыквенный сок, Гарри уже собирался начать есть, как началось ЭТО.
Первыми пострадали преподаватели, а потом по-очереди ученики. Ну, как пострадали. Сначала у МакГонагалл выросли неко-ушки и усики, шляпа её превратилась в висящую в воздухе табличку: «Да здравствует валерьянка!», а столовые приборы превратились во флаконы с вышеобазначенным веществом. Позже у флаконов появились ножки и ручки, и валерьянка заметалась по столу, отдавая честь Макгонагалл. Далее, мантия Снейпа окрасилась в розовый цвет, так же как и волосы, а ботинки превратились в тапочки того же цвета в форме зайчиков. Сам он, ни с того, ни с сего начал петь: «С днём рождения тебя! С днём рождения тебя!..», при этом кидая гром и молнии взглядом на всех учеников разом. (Как только у него это получается?) Профессор Флитвик скрылся под столом от смеха, при этом, сам стол, точнее его часть, превратилась в ворота с табличкой «Гринготс». У Локхарта появились прозрачные крылышки мухи, а его нос стал похож на клюв индюка (на этом моменте Малфой и Гарри нахмурились), а сам «профессор» начал во весь голос говорить по-индюшачьи и, пролетев над столом, врезался в табличку МакГонагалл. Табличка упала, а обиженная данным обстоятельством валерьянка, с воинственным кличем, полетела на Локхарта. «Профессор» пытался отбиться, но на помощь «армии» МакГонагалл поспешили лимонные дольки Альбуса, над головой которого висела табличка: «Да здравствуют лимонные дольки!»
За созерцанием «розового» Снейпа и битвы «Локхарт vs Лимонные дольки & Валерьянка» ученики не сразу обратили внимание на свои изменения. Ну, а когда обратили то:
а) развеселились ещё больше;
б) мысленно (вслух) пообещали отомстить тому, кто это всё затеял;
в) думали, как Катрина всё это провернула одна (и одна ли?).
К последней группе относились: Гарри Поттер (одна штука), Драко Малфой (одна штука), близнец Уизли (две штуки). Почему они решили, что это де Морт? Первые двое, потому, что идея с Локхартом (как и зелье для её реализации) была их, и о нём знали только Гарри, Малфой, Катрина и Полумна, а вторые, потому что Катрина говорила о чём-то подобном.
Тем временем у вышеобозначенной особы выросли дьявольские рожки и хвостик, а мантия стала ярко-кровавого оттенка. Луна Лавгуд, сидящая рядом стала светится, как её небесная тёска, и сидящие рядом невольно зажмуривались. Наблюдавшие это близнецы не сразу заметили, как их волосы окрасились во все цвета радуги, а носы стали круглыми и красными. Собиравшийся было сказать что-то Фред, внезапно обнаружил, что его голос стал писклявым и смешным. Джордж рассмеялся необычайно низким басом. Дин Томас, который стал серым, у которого выросли слоновьи уши и почему-то сидящий рядом с ними, хмыкнул. Близнецы проследили за его взглядом и у видели Золотую троицу, которая действительно стала таковой. С ног до головы покрытые позолотой Рон и Гарри смеялись над видом окружающих, а Гермиона неодобрительно качала головой, скрывая улыбку. На голове у Гарри была корона — лидер; у Гермионы — венок из лимонной ветви — разум*; у Рона — из гелиотропа — верность**.
— О! Смотрите! — теперь и Гермиона заливалась смехом.
За слизеринским столом, на месте Малфоя восседал…нет, восседало нечто. Что-то между слизняком и человеком. При этом у него на лбу красовалась надпись: «Я всё папе расскажу» и грустный смайл со слезой.
Послышались вспышки колдокамеры. Это Колин смог отцепить газету с фотографиями, что красовалась у него на лице раньше, и теперь всех фотографировал.
Изменения произошли со всеми, и никто не мог ничего с этим поделать. Даже Дамблдору не удалось расколдовать учителей и учеников, впрочем, он и не особо расстроился.
Вдруг, посреди всего этого бедлама появилась чёрная сова. Ученики мгновенно стихли, и уставились на письмо, которое протянула птица директору. Как только тот вскрыл его, последовала вспышка, и в воздухе появились четыре гигантские игральные карты, обвитые языками пламени. Пиковый туз, бубновая шестёрка, трефовая дама и червовая семёрка. Когда карты испарились, на их месте появилась надпись: «С днём рождения, Альбус! Действие зелье прекратится в полночь» и исчезла.
Занятий, к сожалению, никто не отменил (кроме Полётов), однако ограничились лишь теорией.



Отдайся тьме,
Доверься мне.
И я возьму тебя с собой
В тот мир, где только счастье, зной,
Ценой лишь разум твой.
Но что безумие, когда
Вокруг творится ерунда
И разум лишь мешает...
Оставь ты этот мир,
И мы устроим пир.
Безумный пир, где кровь врага
Вместо вина
А главное блюдо
Его голова...
Доверься мне,
Отдайся тьме...
 
KatrinaДата: Среда, 10.08.2016, 20:00 | Сообщение # 13
Подросток
Сообщений: 23
« 0 »
*Лимон (цветок) – значение: благоразумие/свобода. В данном случае — благоразумие.
**Гелиотроп — Верность



Отдайся тьме,
Доверься мне.
И я возьму тебя с собой
В тот мир, где только счастье, зной,
Ценой лишь разум твой.
Но что безумие, когда
Вокруг творится ерунда
И разум лишь мешает...
Оставь ты этот мир,
И мы устроим пир.
Безумный пир, где кровь врага
Вместо вина
А главное блюдо
Его голова...
Доверься мне,
Отдайся тьме...
 
KatrinaДата: Воскресенье, 28.08.2016, 00:21 | Сообщение # 14
Подросток
Сообщений: 23
« 0 »
На следующий день…
«Мордредов дождь! Мордредовы уроки! Мордредов Дамблдор!..» — Драко шёл со стопкой книг по библиотеке рано утром, проклиная всё, начиная от Дамблдора и заканчивая плохой погодой. С детства наследник Малфоев был очень восприимчив к смене погоды. В такие дни, как этот, у него постоянно болела голова. А тут ещё учителя, со своими заданиями! И главное ни одного не отменили, не смотря на вчерашнее «представление». Теперь придётся писать работы утром! Мордредов любитель Лимонных долек!.. И любительница тоже мордредова! Вчера целый день избегала его, Поттера и близнецов. Посвящённых, так сказать. И главное, кроме них никто не догадался, что это де Морт. А потом его «розовый» крёстный снял с Гриффиндора четыреста баллов. И всё бы ничего, так вот только Мак-кошка в отместку сняла со Слизерина столько же. А на стол Когтеврана никто даже не взглянул. Ну конечно же, первыми «жертвами» ведь были когтевранцы на уроке зельеварения. Прикол в том, что на близнецов также никто не думал. Почему? Всё сказано в одном словосочетании Снейпа: «Мозгов не хватит». На вопрос Макгонагалл: Почему он снял с Гриффиндора баллы? , тот ответил: «Все беды от Гриффиндорцев!»
Из размышлений Драко вывело сонное бормотание, раздавшееся из-за стеллажа справа.
Заглянув туда, мальчик увидел спящую на груде книг Катрину.
«Какая удача!» — губы Малфоя расплылись в самодовольной ухмылке. Слизеринец положил свои фолианты на соседний столик и достал палочку.
— Риктусемпра*, — тихо сказал Малфой. Серебристое заклинание щекотки полетело в сторону девочки.
Драко был очень доволен тем, что изучил некоторые заклинания, включая это, заранее. Причём они получались довольно мощными. Какого же было удивление слизеринца, когда заклятие, не долетев до спящей девочки, врезалось в слегка голубоватый щит.
Катрина проснулась и, взглянув на Драко замутнённым взглядом и, видимо, решив, что опасность невелика, снова заснула.
Оскорблённый пренебрежением со стороны когтевранки Малфой рассержено зарычал и подошёл поближе, но от необдуманных действий его спасло вовремя пришедшее Золотое трио. Согласившись вместе разбудить де Морт, они стали пробовать всё, начиная от заклинаний, заканчивая холодной водой. Но всё врезалось в защиту.
Гермионе это надоело, и она ушла. Сонный Рон, последовав примеру Катрины, расположился за столом на книгах Малфоя и уснул.
На выручку продолжавшим попытки разбудить когтевранку Драко и Гарри пришли близнецы.
— Что делаете?
— Пытаемся разбудить эту соню, — ответил Гарри.
Фред (или Джордж?), задавший этот вопрос, ненадолго задумался. Наконец он подмигнул второму близнецу и достал откуда-то пакет Лимонных долек. Джордж (или Фред?) вскрыл его и аккуратно поднёс его к Катрине.
Та мгновенно проснулась и с радостным возгласом отобрала сладости.
— Ну, а теперь рассказывай, какого Мордреда вчера было? — мгновенно задал вопрос оказавшийся рядом с де Морт Драко.
Та непонимающе на него уставилась:
— Драко, с тобой всё в порядке? — обеспокоенно спросила она, — Мордред умер тысячу лет назад, он никак не мог быть вчера.
Драко покраснел от раздражения. Заметившая это Катрина поднесла ладонь к его лбу, как бы проверяя температуру.
— С Малфоем всё…
—…В порядке, Катрина, — вмешались близнецы.
— Мы хотели… — начал Фред.
—…бы спросить… — продолжил Джордж.
— Как тебе это удалось?! — воскликнули они вместе.
Мадам Пинс шикнула на них из-за стеллажа.
— Я училась у лучших, — тихо ответила она.
— Но о ком…
—…ты говоришь?
— У Бродяги… — близнецы удивлённо воскликнули, а мадам Пинс снова шикнула на них, — и Теней.
— Ты знаешь…
—…одного из…
—…Мародёров?
— О ком вы говорите? — спросил Малфой. Он и Гарри не понимали кто такие Бродяга и Тени, и причём здесь грабители. О чём сообщили ребятам. Девочка и близнецы переглянулись и кивнули друг другу, а затем хором сказали:
— Не здесь.
— Давайте встретимся сегодня после уроков в заброшенном классе рядом с гостиной Слизерина, — добавила Катрина.
— Откуда ты знаешь, где она? — нахмурился Малфой.
— Вечером. — твёрдо сказала та и, открыв книгу с названием: «Как развеять туман над будущим», погрузилась в чтение.
Драко, взяв свои книги из-под недовольного младшего Уизли, ушёл в другой конец библиотеки писать эссе по Чарам. И только приступив к работе, подумал: «У них же (как и у нас) нет ещё Прорицаний».
***
Недовольная Катрина брела вечером по коридору подземелий после первого урока по Истории магии.
Это ж надо! Назначить преподавателем призрака! Да не кого-нибудь, а этого зануду! Эх, с таким преподавателем ничто не получиться. «Впрочем, — де Морт довольно оскалилась, — это можно обернуть в свою сторону».
***
«А она хороший легилимент, верно Джордж?»
«Может быть»
Братья Уизли уже ждали в назначенном месте и мысленно переговаривались. Кроме них никто не знал, что они являются близнецами не только по крови и рождению, но ещё и по самой магии. Благодаря этому они могли мысленно разговаривать друг с другом, или передавать друг другу одной мыслью то, что они сейчас видят. Однако в этом есть и минус. Они не могут долго быть далеко друг от друга.
«Думаешь, зачем ей надо, что бы Малфой знал о карте?»
«Да.» «Ты заметил книги?»
«Ага! Как не заметить. У неё все книги, кроме может быть одной, были по Прорицаниям! Думаешь у неё есть Дар?» — Фред мысленно изобразил завывание призрака.
«Нет. Я бы скорее сказал, что она что-то ищет»

«И всё же, зачем ей посвящать Малфоя в тайну Карты?»
«Не знаю. Мне больше интересно, кто остальные трое»
«Да, многовато вопросов»
Их размышления прервал скрип двери.
Близнецы выхватили палочки.
— Кто?
— Это я, — отозвался Гарри, вылезая из-под мантии-невидимки.
— Классная вещь…
—…Откуда?
— Отец оставил.
Дверь закрылась, чтобы через несколько секунд открыться снова.
— Малфой, — кивнул Гарри.
— Поттер, — кивнул в ответ Драко.
— Белобрысик, — притворно-радостно сказали близнецы.
— Уизли, — полным отвращения голосом выплюнул слизеринец.
Всё время до прихода Катрин провели в молчании. Даже братья подозрительно затихли.
Раздался стук.
— Тук, тук, — за дверью.
— Кто там? — близнецы.
— Сами-знаете-кто!
— Не смешно, — Драко, скучающим тоном.
Внутрь вошла Катрина и озабоченно спросила того:
— Что ж ты такая, принцесса Несмеяна?
Близнецы захихикали.
— Кто? — захлопали глазами Гарри и Драко.
— Сказки русские читать надо, — поучительно сказал Фред, — Ну что?
— Что-что, рассказывайте, — Малфой, повелительным тоном.
— Желание принцессы — закон, — шутливо поклонился Джордж.
Малфой покраснел.
— Я вам не принцесса!
— Начните вы, — не обращая внимания на блондина сказала Катрина.
Близнецы переглянулись.
«Мы не уверенны, стоит ли знать Малфою».
«Точнее мы уверенны, что не стоит», — мысленный сигнал Катрине.
«Он может пригодится нам для «шалостей» — ответ.
«Ты хочешь объединится с нами?» — приподнятая бровь.
«Если вы докажете, что достойны»
«А с чего ты взяла, что мы согласимся?»
«По тому, что я дружу с Бродягой»
Близнецы задумались.
«Но зачем нам он?» — кивок на Драко.
Катрина, услышав в этом соглашение, ответила.
«У него есть связи и авторитет в Слизерине. А ещё Снейп его крестный»
У близнецов заблестели глаза. Они давно мечтали пробраться в личную кладовую профессора зельеварения, и теперь им может представится шанс.
Ещё раз переглянувшись, близнецы достали Карту Мародёров.
— Торжественно клянусь, что замышляю только шалость, — произнес Джордж касаясь палочкой пергамента.
Близнецы стали рассказывать о Карте. Малфой и Поттер восхищёнными глазами глядели на неё.
Катрина откровенно скучала.
— Ну так, что ты знаешь о Мародёрах?..
—…И как познакомилась с Бродягой?
— Первое: мародёры учились в одно со Снейпом время; Хвост — Питер Петтегрю, Лунатик — Ремус Люпин, Сохатый — Джеймс Поттер… — близнецы восхищённо посмотрели на Гарри, —…и Бродяга — Сириус Блек; они были лучшими друзьями, вместе придумывали шутки; чаще всего они обижали Снейпа… — Гарри нахмурился, —… Они были друг другу, как братья, но…
— Но Блек предал их! — презрительно и хором бросили близнецы.
— Это никому не известно, — не согласилась когтевранка, — Давайте я всё объясню. Тем более, что Гарри вообще не в курсе этой истории.
Мальчики кивнули.
— Итак. Одиннадцать лет назад профессору Дамблдору стало известно, что Волдеморт, — Драко и близнецы вздрогнули, — планирует нападение на семью Поттеров. Что бы защитится от Волдеморта и его ПСов, — Малфой скривил губы, — семья Поттеров оградила свой дом Фиделиусом. Чарами, через которые пройти может только Хранитель тайны и те, кого он пригласит. Хранителем Поттеры, по официальной версии, назначили Блека. И, опять же по официальной версии, он их сдал.
— Почему же ты считаешь, что он этого не делал, — приподнял бровь Малфой.
— Потому что над ним не провели нормального суда. Его даже сывороткой правды не опоили.
— Но ведь посадили-то его не за это, а за то, что он убил тринадцать маглов, — настаивал слизеринец, — были очевидцы.
— Это не отменяет того, что должен был быть проведён суд, — покачала головой Катрина.
Все задумались.
Гарри никак не мог поверить в то, что его родителей предал лучший друг. Но все факты на лицо.
Близнецы переваривали информацию о том, кто такие Мародёры на самом деле.
Малфой не понимал, что он здесь делает.
Катрина, решив дать время Гриффиндорцам для раздумья, подошла к слизеринцу.
— Отойдём в сторонку, — объяснила она, взяв его за локоть и потащив к окну.
Лес шелестел ветвями. На небе уже дано серебрилась луна. Звёзды мерцали в ночи, озеро им отвечало тем же.
От разглядывания пейзажа Малфоя отвлекло хрумкавшие слева.
— Лимонную дольку? — Катрина протянула ему выше обозначенный предмет. Слизеринец скривился, — Как хочешь. Красиво, не правда ли?
— Ты хотела поговорить, — раздражённо напомнил Драко.
— Если Волдеморт возродится, ты выступишь на его стороне? Не волнуйся, нас никто не услышит, а я никому не скажу.
Слизеринец опешил и подозрительно сощурился.
— Зачем тебе это?
— Не хочу, что бы ты ошибся.
— Ошибся? Я тебе не какой-нибудь там грязнокровка. Я полностью разделяю идеологию Тёмного Лорда.
— То есть, ты бы принял метку.
Малфой задумался.
— Не волнуйся, я никому не скажу. Клянусь своими Лимонными дольками, — заверила его Катрина.
Слизеринец, решив, что клятва весомая ответил:
— Да.
— Не задумываясь?
— Я уже сказал, что полностью разделяю его идеологию. К тому же — это выгодно.
Когтевранка хмыкнула и, снова хрумкнув Лимонной долькой, произнесла.
— Отлично! , — и уже громче, — Ребята! Я хочу предложить нашему многоуважаемому слизеринцу спор, и вы будете свидетелями. Гарри, ты встань рядом со мной, а близнецы — рядом с принцессой.
«Принцесса» в ярости сжала кулаки и спросила:
— Что за спор?
— И почему мы свидетели белобрысика?! — воскликнули близнецы.
— Потому что, Дред и Фордж, свидетели должны во время закрепления спора положить правую руку на голову спорщика, а Гарри, как я думаю, просто сломает Несмеяне шею.
— И кто придумал сей ритуал? — поинтересовался Малфой.
— Я, при поддержке Долохова, — простой ответ де Морт, — А насчёт спора… Близнецы, Гарри, приготовьтесь, — Уизли как можно сильнее надавили на голову Малфою, — Фред, Джордж, осторожней! С кем я буду спорить, если у Несмеяны отшибнет мозги?
— А с Долоховым ты как спорила? Он же вроде…того.
— Не говори так про Ниночку, — Катрина обиженно поджала губки, — А то я всё маме расскажу!
— Спасибо хоть не отцу! И почему Ниночка?
— Нет, я специально для этого его воскрешу, — притворно заявила она, — А Ниночка, потому что АнтоНИН.
— Давай уже свой спор, — сказал Малфой, для которого такое пренебрежительное отношение к Лорду было в новинку.
Катрина ненадолго задумалась, сказала:
— Спорим, на три желания, что после просмотра воспоминаний, которые я тебе покажу, у тебя изменится мнение, — и протянула руку Малфою. Тот задумался ненадолго. Но, решив, что его мнение о Лорде и Пожирателях не изменить никакими воспоминаниями, пожал руку.
— Спорим!
Золотая нить обвила руки слиреринца и когтевранки, а от рук гриффиндорцев пошло сияние, прошедшее по телам спорщиков тёплой волной, и закрепившее нить, браслетами чистой магии.
— Всё, — сказала Катрина, расцепляя руки.
Малфой рассматривал руку, с еле заметным очертанием браслета.
— Перерыв закончен, — заявила когтевранка и взглянула на Карту, — Внимание! Приближается Снейп! Всем залезть под Гарину мантию и затаить дыхание, на всякий случай!
Спрашивать, откуда Катрина узнала о мантии невидимке было некогда. За дверью послышались шаги. Ученики затаили дыхание. Спрятаться они не успели.
Снейп прошествовал мимо, и они выдохнули.
— Мне вот интересно, а зачем нам нужно было залезать под мантию Потти? — спросил Малфой.
Мальчики взглянули на Катрину.
— Я поставила специальные чары, так что никто из нас, в том числе Драко, не проболтается.
Мальчики рассказали о мантии-невидимке. Драко присвистнул.
— Ну что ж…
— Раз у нас здесь…
-…вечер откровений…
-…то твоя очередь, — уверенно сказали близнецы Малфою.
— А без этого никак?
— Нет.
— Ну хорошо, — Драко задумался, — А вы не повернёте это мне во вред?
— Если ты не повернёшь нам, то нет, — ответил за всех Гарри.
— У меня аллергия на шоколад, — признался Малфой, — Я люблю шоколад, по крайней мере тот, который я попробовал первый и последний раз. У меня тогда после него были огромные прыщи, которые не убирались никакими заклятиями и зельями две недели.
Гриффиндорцы фыркнули.
— Это не смешно, — заявила Катрина. Гарри виновато покраснел, — У меня, например, тоже аллергия. Правда она гораздо сильнее проявляется. Помнишь, Гарри, как меня не было целый месяц в Литтл-Уингинге? Я как раз шла к тебе, когда увидела в траве маленькие красивые сине-фиолетовые цветочки. Я наклонилась, что бы их понюхать, как сзади меня кто-то толкнул. Обернувшись, я увидела моих соседок по приюту, — у Катрины в глазах стояли слёзы. Она смахнула их и продолжила, — Они стали бить меня, но не это самое страшное. Всё время, пока они меня били, я лежала среди тех цветов и вдыхала их пыльцу. Вскоре я потеряла сознание. Как объяснили мне позже в больнице, девочки заметили это, а проверив дыхание и обнаружив, что оно очень слабенькое, запаниковали и позвали ближайшего взрослого. Врач тогда ещё сказал, что ещё буквально пару минут, и я бы умерла.
Она замолчала, и ребята решили, что пора расходится. Фред и Джордж, кстати, отдали Карту Гарри, как законному наследнику.
***
Гарри шёл по коридору и думал о том, зачем Катрине понадобилось обсуждать всё это при Малфое.
Близнецы думали о том, что так и не спросили зачем когтевранка читает книги по Прорицаниям и кто такие Тени.
Малфой шёл по подземельям и размышлял, зачем де Морт этот спор, и почему все беспрекословно раскрывали свои тайны, когда этого хотела Катрина.
***
Катрина де Морт подошла к ворону и тот спросил:
— Перед каким простым смертным и Мерлин снимет шляпу? **
Ненадолго задумавшись девочка ответила:
— Перед парикмахером, наверное.
Птица каркнула и открыла проход.
— Ну, какие новости? — в гостиной сидела одна Полумна.
— Двое на подходе, один пока далеко, последний пока не в теме, — ответила Катрина, усаживаясь в кресло.
— Когда? — спросила Лавгуд.
— Завтра после обеда будет окно.
— С ними?
Де Морт кивнула.
— Семёрка будет?
— Все будут.



Отдайся тьме,
Доверься мне.
И я возьму тебя с собой
В тот мир, где только счастье, зной,
Ценой лишь разум твой.
Но что безумие, когда
Вокруг творится ерунда
И разум лишь мешает...
Оставь ты этот мир,
И мы устроим пир.
Безумный пир, где кровь врага
Вместо вина
А главное блюдо
Его голова...
Доверься мне,
Отдайся тьме...
 
KatrinaДата: Воскресенье, 28.08.2016, 00:22 | Сообщение # 15
Подросток
Сообщений: 23
« 0 »
*Проклятие щекотки
**Взято с просторов и-нета

Отзывы! Отзывы! Оотзывы!



Отдайся тьме,
Доверься мне.
И я возьму тебя с собой
В тот мир, где только счастье, зной,
Ценой лишь разум твой.
Но что безумие, когда
Вокруг творится ерунда
И разум лишь мешает...
Оставь ты этот мир,
И мы устроим пир.
Безумный пир, где кровь врага
Вместо вина
А главное блюдо
Его голова...
Доверься мне,
Отдайся тьме...
 
KatrinaДата: Понедельник, 21.11.2016, 16:46 | Сообщение # 16
Подросток
Сообщений: 23
« 0 »
Глава 9. Где Гарри не спится
Гарри зашёл в гриффиндорскую гостиную, всё ещё погружённый в раздумья. Он не обернулся, когда его кликнули. Не отозвался, когда к нему обратились. Он просто приготовился ко сну и, задёрнув полог, лёг на кровать.
Мысли, словно рой пчёл, копошились в голове, не давая заснуть.
«Кто этот Блек? Виновен ли он?.. А откуда Катрина знает его? Точно, она же…в Азкабане была. Я так и не спросил ни у кого, что это за место… Катрина… Катрина мне так ничего и не рассказала»
«Но ты ведь её и не спрашивал», — затараторил внутренний голос.
«А вдруг, если я спрошу, то она не ответит. Вдруг, мой вопрос причинит ей боль… Нет, нельзя спрашивать»
«Но тогда, она тебе не расскажет, и ты ничего не узнаешь», — всё тот же голосок.
«Если захочет — расскажет»
«А если нет?»
«Это её право… Она не обязана мне всё рассказывать, даже если мы…друзья»
Глаза Гарри предательски защипало. Он смахнул рукавом появившиеся слезинки и попытался успокоится.
«Надо будет найти побольше информации об Азкабане», — подумал гриффиндорец, собираясь заснуть.
— Ты хочешь узнать об Азкабане?! — послышался удивлённый голос из-за полога.
Оказалось, что последнюю фразу Гарри сказал вслух. Вздохнув, он откинул полог. Единственным, кто ещё не заснул, был Невилл.
— Да, Нев, — ответил Гарри.
— Но, за… Не уж то, из-за де Морт? — спросил Лонгботтом голосом, полным презрения.
Гарри не узнал своего однокурсника. Невилл был таким милым, а стоило упомянуть Катрину, как тот становился похож на Малфоя. Такой же мерзкий, такой же высокомерный.
— Нев, что с тобой происходит? — покачал головой Гарри.
— Нет! ЧТО С ТОБОЙ ПРОИСХОДИТ?! Как ты мог предать нас, связавшись с этой…этой…с Пожирательским отродьем?!!!
— НЕ НАЗЫВАЙ ЕЁ ТАК!!! — заорал Гарри.
Рон недовольно всхрапнул и проснулся.
— Что тут у вас происходит? — спросил он, потирая глаза.
Но Гарри уже не слушал. Он занёс удар и расквасил Невиллу нос. Тот отлетел к стене, продолжая говорить:
— Сейчас снюхался с Воландемортовской дочкой, а завтра что? Встанешь на его место?!
Гарри разозлился не на шутку. Он хотел начать бить Невилла ногами, но проснувшийся, наконец, Рон остановил его.
— Успокойтесь! — сказал он обоим.
— Только если он извинится! — сказал Гарри.
— Только через мой труп! — заявил Невилл.
— Могу тебе это устроить! — угрожающе зашипел Поттер и накинулся на Невилла.
Рон, вместе с проснувшимися Симусом и Дином, растащили мальчишек.
Вдруг, из-за двери послышались шаги.
— Это Перси! — прошептал Рон.
Мальчишки разом кинулись в кровати.
Вошедший староста, пронаблюдав с минуту картину: «Пять гриффиндорцев в царстве морфея» и , убедившись в наличии храпа Рона, ушёл по своим делам.
***
Утром Гарри был в ужасном настроении, как и Невилл. Они ни с кем не разговаривали. Утром, то есть: Гарри до завтрака, где снова уселся за Когтевранский стол и поболтал с Катрин (умолчав о событиях вчерашней ночи), а Невилл до Травологии, где встретил свою ненаглядную профессор Стебль.
Впрочем, Гарри не забывал о своих намерениях узнать об Азкабане побольше.



Отдайся тьме,
Доверься мне.
И я возьму тебя с собой
В тот мир, где только счастье, зной,
Ценой лишь разум твой.
Но что безумие, когда
Вокруг творится ерунда
И разум лишь мешает...
Оставь ты этот мир,
И мы устроим пир.
Безумный пир, где кровь врага
Вместо вина
А главное блюдо
Его голова...
Доверься мне,
Отдайся тьме...
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Ирония судьбы (Гет)
Страница 1 из 11
Поиск: