Зеркальный лабиринт - Хранилище свитков - Гет и Джен - Форум

Армия Запретного леса

Пятница, 24.03.2017, 13:03
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Зеркальный лабиринт (СС, НЖП, РЛ, Мальсибер, гет, миди, закончен)
Зеркальный лабиринт
АсперДата: Пятница, 19.08.2016, 21:17 | Сообщение # 1
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Название фанфика: Зеркальный лабиринт
Автор: Аспер
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Северус/Фиона
Персонажи: Северус Снейп, Северина Снейп, Фиона Лайош, Рейнард Мальсибер, Ремус Люпин
Тип: гет
Жанр: AU,
Размер: миди
Статус: закончен
Саммари: У Северуса и его сестры начинается взрослая жизнь, с её проблемами и заботами. Семья и отношения, друзья и враги - лабиринт под названием "жизнь" ведёт их своими коридорами.
Предупреждения: ООС героев, смерть второстепенного персонажа
Диклеймер: Как обычно, мне моё, а Роулинг роулингово

Начало - "Гляжусь в тебя, как в зеркало" http://army-magicians.org/forum/14-2508-1





Сообщение отредактировал Аспер - Среда, 09.11.2016, 00:31
 
АсперДата: Пятница, 19.08.2016, 21:17 | Сообщение # 2
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 1

Зима семьдесят девятого выдалась неожиданно холодной. Лондонцы редко имеют возможность наблюдать снег. Перебегая улицы, они смешно перебирались через сугробы, в которые превратились обочины, зачерпывая его обувью, совсем не предназначенной для такой погоды.

На Диагон-Аллее снег лежал белый и пушистый и, несмотря на участившиеся рейды Пожирателей и общее нервозное настроение, волшебная улица готовилась к праздникам. Выручку никто не собирался терять.

Северина Снейп, накинув на голову капюшон добротного, но не вызывающего лишнего внимания плаща, спешила до сумерек, уже идущих за ней по пятам, выбраться из Лютного, куда ей пришлось отправиться за ингредиентом, неожиданно закончившимся перед самыми праздниками.

Кляня себя за невнимательность, она отправилась к своему поставщику и с удивлением узнала, что и у него он закончился, но свежая партия на подходе. Оставив заказ и получив уверение в том, что соцветия адоксы омейской будут ей доставлены сразу же, как появятся, Рина приняла решение наведаться в Лютный.

Насколько она знала, в лавке Брукса, которую она не раз посещала с братом, можно было найти намного более редкие ингредиенты, так что нужными ей соцветиями она разживётся без труда.

Ходить одной в Лютный ей, конечно, ещё не приходилось. Она бывала там только в сопровождении Северуса, но брат сейчас был занят в лаборатории, увлечённо экспериментируя с кровью гиппокампуса, которую он недавно раздобыл через Люциуса Малфоя.

Тот, в благодарность за редкое зелье, сваренное Севом для беременной Нарциссы, свёл брата с нужным человеком, и вот сейчас зельевар был с головой погружён в эксперимент, а соцветия ей нужны срочно.

В конце концов Рина рискнула отправиться сама. Нужный ей ингредиент, как и следовало ожидать, у мистера Брукса был, так что теперь девушка спешила покинуть улицу, которая в тёмное время суток была достаточно опасна.

Затылком Рина уже давно чувствовала взгляд, направленный на неё, но списывала это на собственную нервозность. Когда до выхода на Диагон-Аллею остались считанные шаги, мисс Снейп краем глаза уловила тень, мелькнувшую сбоку.

Испуганная, но не подавшая виду девушка, крепко зажав в руке палочку, заторопилась и, выскочив на оживлённую улицу, впечаталась в мага, явно направляющегося туда, откуда она только что вылетела пулей.

Волшебник, что удивительно, без труда устоял на ногах, что очень порадовало мисс Снейп, которая тут же начала извиняться, даже не рассмотрев «пострадавшего».

— Снейп, это ты? — возглас мага заставил её поднять голову, встретившись с жёлто-карими глазами, которые несколько поблекли с того момента, когда она видела их так близко.

— Люпин? — удивилась Северина, тут же обратив внимание, что бывший сокурсник уже выглядит потрёпанным жизнью, и это не относилось только к одежде, которая явно знавала лучшие времена.

Весь его вид, несколько поникший и какой-то болезненный, говорил о том, что оборотень проигрывает в борьбе за достойную жизнь.

— Ты плохо выглядишь, — констатировала очевидное Рина.

— Зато ты, как обычно, прямолинейна, даже не верится, что училась на Слизерине.

— Я притворяюсь гриффиндоркой — говорю, что думаю, — парировала Снейп, и тут же поспешила развеять сомнения в своей принадлежности к змеиному факультету, укусив побольнее: — Как поживают твои друзья? Как дела, на работу устроился?

Взгляд Люпина сделался совсем больным, и девушка поймала себя на мысли, что жалеет этого не особо приятного ей человека, но всё же добила оборотня:

— Кажется, у тебя на данный момент нет ни друзей, ни работы…

— Я помню, что ты убеждала меня, что именно так и будет, — покачал головой Ремус. — Что ж, приходится признать, что ты оказалась права. Друзья дали мне понять, что в нынешние времена очень опасно водить знакомство с такими, как я.

— Думаю, ты ждёшь, что я скажу — «а я говорила!»

— Именно это ты сейчас говоришь, — улыбнулся оборотень, виновато посмотрев на девушку. — Ты оказалась права. Знаешь, я долго думал над твоими словами, пытался оправдать друзей и себя. Мечтал объяснить тебе когда-нибудь, что мы вели себя отвратительно только потому, что были детьми. Но я всё же решил быть честным сам с собой — наша компания состояла из двух избалованных богатеньких детишек, подпевалы и труса. Последний как раз и стоит сейчас перед тобой.

— Ты ждёшь, что я начну отрицать? — улыбнулась Северина, посмотрев на Люпина.

Хотелось верить, что он изменился, что эти слова сказаны не просто для того, чтобы завоевать её расположение, но Северина не была наивной девочкой — она прекрасно знала, как может извернуться человек, чтобы добиться желаемого.

— Нет, просто захотелось тебе это сказать, — пожал плечами Ремус.

— А что с работой? — поинтересовалась мисс Снейп, хотя при взгляде на оборотня ответ был очевиден.

— Сама видишь, — подтвердил он её выводы.

— К нам на работу пойдёшь?

Вместо благодарного согласия, вопрос вызвал у обычно тихого Люпина гнев, очень уж он был похож на издевательство.

— Кем? — оскалился оборотень. — Ингредиентом или подопытным кроликом для твоего брата?!

— А хоть бы и так, — спокойствию Рины в этот момент можно было позавидовать. — С тебя не убудет, если поделишься шерстью, хотя я предложила бы несколько иное. Северус вечно занят, а времена сейчас сложные, да и салон место привлекательное… Охранником пойдёшь? Правда, сомневаюсь я, что он из тебя получится, но попробовать-то можно…

Северина уже корила себя за непонятную слабость по отношению к этому гриффиндорцу. Возможно, ей было мало брата и его жены, и она искала ещё один объект приложения своей заботы.

«Правильно говорила мама, мне место в Хаффлпаффе. Вот где моё странное желание охватить заботой пришлось бы ко двору. Много друзей — больше возможностей… Ну вот зачем мне оборотень?! У меня племянник скоро родится, вот его бы и нянчить…»

— У тебя есть, где жить? — спросила Рина у Люпина, будто его согласие уже было получено. — Я не смогу предоставить тебе жильё, у нас в доме скоро будет малыш.

— То есть, ты уже всё решила? — поинтересовался оборотень, приняв к сведению информацию, что Нюниус скоро станет отцом.

— Тебе не нужны деньги? — неискренне удивилась Северина, приподнимая бровь одинаково присущим им с братом движением, и поставила в разговоре точку: — Приходи завтра к восьми. Смотри не опаздывай.

Больше не интересуясь Ремусом, она резко развернулась и поспешила уйти, оставив оборотня стоять на тротуаре, глядя вслед нечаянной надежде.





Сообщение отредактировал Аспер - Пятница, 19.08.2016, 21:22
 
АсперДата: Пятница, 19.08.2016, 21:18 | Сообщение # 3
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 2

Полтора года, прошедшие после окончания школы, оказались очень богаты на события. Свадьба Северуса и Фионы, раскрутка совместного бизнеса, защита братом мастерства и появившиеся серьёзные заказы — время пролетело незаметно.

Салон «Афродита» уверенно набирал популярность в среде чистокровных и полукровок. Возможно, кто-то и был удивлён, что дело получилось прибыльным, при том, что любая уважающая себя ведьма могла озаботиться своим внешним видом самолично, благо косметических чар было предостаточно. А вот поди ж ты…

Северина с Фионой сменяли друг друга в лаборатории и у «прилавка» — в маленькой уютной комнате, где можно было поговорить с каждой клиенткой, прорекламировать новую продукцию, опробовать образец. Так было до недавнего времени, пока Фиона не сообщила подруге, что скоро подарит мужу сына.

Событие было радостным, но означало, что теперь Северине придётся посвящать всё своё время клиенткам, переложив изготовление продукции на брата, который, хоть и помогал беспрекословно, всё же больше тяготел к чистой науке, и Северина не могла его за это упрекать.

Пришлось пойти по странному, но проторенному многими успешными фирмами пути — улучшить качество и поднять цены, отсекая определённые категории покупателей.

Ведьмы, известные своими деньгами или древностью фамилий, зачастили в салон, оценив адаптированные к магическому миру магловские процедуры и убедившись, что те, кто работает в нём, не навредят клиентам ни словом, ни делом.

Такая тактика давала возможность зарабатывать те же деньги, при этом работая меньше.

***

В процессе привлечения богатых ведьм Северина обнаружила, что одна из её клиенток незаметно перешла в разряд приятельниц — с Нарциссой Малфой оказалось очень интересно общаться. Выглядевшая холодно и неприступно миссис Малфой оказалась особой импульсивной, но милой.

Правда, сначала та больше общалась с Фионой, хотя и не выходя из приличествующих рамок, но всё резко изменилось после того, как Люциус обратился к Северусу за помощью. Его жене, тяжело переносившей первые месяцы беременности, требовалась помощь зельевара и Малфой обратился к Снейпу, вполне доверяя молодому специалисту и желая получше к нему присмотреться. Повелителю также требовались мастера такого уровня.

Обе миссис, обнаружившие, что их дети должны родиться примерно в одно время, быстро сблизились на этой почве, тем более Фиона была чистокровной, так что Нарцисса могла общаться с ней, хоть и делала это несколько снисходительно.

Северина присоединилась к ним несколько позже, но тоже находила в общении приятные стороны. К тому же, бывшая мисс Блэк приходилась ей роднёй, хоть и не знала об этом, а с родственниками следовало поддерживать хорошие отношения, раз уж они шли на контакт. Это могло пригодиться в будущем.

***

— Я дома! — сообщила Северина, поднявшись в квартиру, после того, как заглянула в кладовую, разместив там купленные ингредиенты.

— Ну, наконец-то! — в прихожей появилась Фиона, взволнованно глядя на Рину. — Я уже начала переживать, ты ушла так давно!

— Всё нормально, просто у Мердока соцветий не оказалось и мне пришлось отправиться к Бруксу, — Северина постаралась успокоить невестку, правда, явно добившись противоположного результата.

Фиона, естественно, выразила своё негодование безответственным поступком золовки.

— Ты ходила в Лютный? Без меня? — вопрос, произнесённый голосом, который замораживал почище холодильника, заставил девушку схватиться за сердце.

Братик, резко повзрослевший, явно благодаря женитьбе, и теперь будто поменявшийся с ней местами, взялся опекать свою незамужнюю сестру, внимательно следя за её жизнью. Попытки Северины доказать, что она, вообще-то, уже взрослая ведьма и вполне может постоять за себя, ни к чему не приводили.

Северус вбил себе в голову, что он обязан присматривать за сестрой и выдать её замуж. Муж, по мнению Снейпа, должен был быть человеком обеспеченным, а для этого и у сестры должно быть не только неплохое приданое, но и безупречная репутация. Поэтому Сев не только помогал с изготовлением продукции для салона и брался за сложные заказы, чтобы обеспечить свою семью всем необходимым, но и старался контролировать Северину, никуда не отпуская одну.

— Братик, не злись, — произнесла Рина, стремительно обнимая брата, и зная, что тот теряется при проявлении чувств. — Я была очень аккуратна, так что всё обошлось.

— Тебе повезло, — скривил тонкие губы Северус, пытаясь оторвать от себя цепкие руки сестры. — Но больше не вздумай так делать.

— Зная, как ты печёшься о нашей безопасности, я наняла охрану, — «порадовала» родственников Северина.

— Зачем? Я вполне смогу вас защитить, если ты не будешь искать приключения на свою… голову, — зельевар был явно недоволен.

— Теперь ты сможешь не беспокоиться обо мне. К тому же, времена сейчас сложные, газеты только и пишут о нападениях. Я не знаю, действительно ли всё дело в Пожирателях или кто-то под шумок проворачивает свои делишки, но мне не хотелось бы, чтобы ведьмы, посещающие наш салон, подвергались нападению на нашем пороге, вот и подумала, что охрана не повредит, — Северина постаралась сделать акцент на бизнесе, чтобы отвлечь брата от претензий по поводу её прогулок.

— Толку с одного охранника, — фыркнул Северус, в глубине души признавая, что задумка сестры стоящая. — Он же тоже должен отдыхать, значит, нужно минимум два, а то и три человека.

— Этот согласится работать каждый день, правда, насчёт выходных ты всё равно прав — ему понадобится три выходных каждый месяц…

— Только не говори, что ты наняла какого-то оборотня! — Северус содрогнулся, вспоминая собственный опыт общения с этими существами.

— Не какого-то, а Люпина, и он жаждет загладить свою вину. Так что, я уверена, согласится дополнительно участвовать в твоих экспериментах.

— Я не потерплю оборотня в нашем доме! — заорал брат, и Северина поспешила его снова обнять, тут же поддержанная Фионой.

Северус, в прямом смысле зажатый в угол двумя девушками, тут же прекратил попытки вырваться и устало вздохнул: — Уж не хочешь ли ты сказать, что влюбилась в одного из Мародёров? — он больными глазами посмотрел на сестру, ища в её взгляде ответ на свой вопрос. — Это будет для меня ужасной новостью.

— Ну, Люпин не самый худший в их четвёрке, — улыбнулась Рина. — Представь, я влюбилась бы в братца Сири? Или в этого… Петтигрю…

Северуса явно передёрнуло, а Фиона рассмеялась:

— Слава Мерлину, Поттер уже занят! — тут же её улыбка увяла и она прошептала, глядя на мужа: — Извини…

Северус посмотрел на неё и она потерялась в его чёрных глазах.

— Я выбрал тебя, а значит, тебе не о чем беспокоиться.

— Спешу обрадовать, что мне, в плане замужества, глубоко безразличны все Мародёры, да и кого-либо другого на примете у меня нет, — вмешалась Рина, опасаясь проблем в семье брата. — Просто эти придурки дали понять Люпину, что дружба закончилась вместе со школой. Мне просто стало его жаль…

— Кстати, по поводу школы, — Северус обрадовался смене темы. — Дамблдор прислал мне письмо…

Снейпу не нравилась идея сестры, но он решил, что не будет возражать, чтобы ещё больше не обидеть Фиону — её замечание о Поттере явно говорило, что жена ревнует, и Северус не мог утверждать, что ревность появилась на пустом месте. Всё же воспоминание о ссоре с подругой, ставшей теперь женой этого идиота, как обычно отозвалось болью в сердце.

— Что пишет директор? — удивившись, поинтересовалась Северина.

— Старик предложил мне место зельевара и приглашал завтра в «Кабанью голову», на собеседование. Я отказался…





Сообщение отредактировал Аспер - Пятница, 19.08.2016, 21:22
 
АсперДата: Пятница, 19.08.2016, 21:18 | Сообщение # 4
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 3

Рина с нетерпением смотрела на брата, ожидая разъяснений по поводу приглашения директора. Брат молчал, видимо, мстя любопытной сестре за непослушание, и Северина не выдержала:

— Зельеваром?

— Именно, — кивнул головой Сев, снисходя до объяснений. — Уверен, что старик в курсе моего мастерства, но зачем-то решил предложить должность, на которую обычно претендуют ученики или, в крайнем случае, подмастерья. Как я уже сказал, я отправил ему сову с отказом, правда, сообщив, что с удовольствием сварю сложное зелье, если таковое понадобится ученику. И раз уж я буду делать это для любимой школы, то так и быть — предоставлю скидку в десять процентов.

— А что директор? — Рина представила лицо Дамблдора, прочитавшего то послание. — Ты ведь понимаешь, что это только предлог?

— Сестричка, я не дурней тебя, — обиделся Снейп и устремился в гостиную, где развалился в любимом кресле. Рина поспешила следом, сгорая от любопытства. Последней в комнату вплыла Фиона, и со вздохом облегчения устроилась на диванчике. Северина заняла место рядом с братом.

— Конечно, я догадался, что ему зачем-то нужно моё присутствие на собеседовании, — продолжил прерванный разговор Северус. — Понять бы, зачем?

Сев задумчиво провел по губам пальцем и тотчас же получил по рукам от заботливой сестры, которая пыталась отучить его от этой вредной для любого зельевара привычки.

— Он попытался ещё раз, — продолжил Снейп, недовольно зыркнув на сестру.

Фиона тихонько прыснула в ладошку — уж очень смешно выглядел сейчас муж.

Вопросов на этот раз не последовало и Северусу пришлось рассказывать без уговоров. Он и сам горел желанием пообщаться на эту тему с сестрой.

— В следующем письме он извинился за свою оплошность и заговорил о должности профессора зелий, полагая, что это место поможет мне набраться опыта, а также даст возможность заниматься наукой в свободное от уроков время. Также Дамблдор намекнул, что Слагхорн в скором времени собирается оставить преподавание, и я мог бы претендовать на должность декана…

— Я совсем перестала понимать директора, — вздохнула Рина, почему-то сильно разволновавшись. — Не могу понять, на что он рассчитывает, но опасаюсь, что нам это грозит неприятностями…

— Ничего не знаю и знать не хочу, — отрезал Северус. — Я отказался ещё раз и, надеюсь, что он не будет настойчив. Пусть его любимые грифы варят ему зелья и учат таких же остолопов, а мне достаточно моей лаборатории!

Сев, явно раздражённый ещё больше, чем в начале разговора, стремительно поднялся и покинул гостиную, судя по всему, отправившись к своим любимым зельям. Рина малодушно порадовалась, что благодаря директору брат, кажется, забыл о её выходке.

— Пошли, что ли, поедим? — улыбнулась она Фионе. — Думаю, и ты, и мой племянник не откажетесь поужинать. Уверена, вы проголодались больше, чем я.

***

Люпин, давший обет о не причинении вреда, как-то легко влился в их коллектив. Сначала он явно чувствовал себя не в своей тарелке, но постепенно освоился, перестав смотреть на Снейпа виноватыми глазами, и уже через некоторое время оборотень отъедался на домашних разносолах, которые готовила Фиона.

Во время обеда, на котором обычно присутствовали все — и владельцы салона, и их подчинённые, каждая женщина, оказавшаяся сидящей возле Ремуса, старалась подложить на тарелку оборотня кусочек повкуснее. Особенно старалась мадемуазель Франсуаза, которая, как надеялась Северина, относилась к Люпину, как к сыну.

Северус только хмыкал, глядя на это, а потом шипел и плевался, когда подходило время готовить оборотню антиликантропное. Тот, в виде ответной услуги и в благодарность, снабжал зельевара то вырванным клоком шерсти, то слюной или слезами.

Ремус обычно сопровождал Рину или Фиону, отправляющихся по делам, если же они оставались дома, то он ошивался у входа в салон, зорко посматривая по сторонам, готовый в любой момент поднять тревогу, если вдруг Пожиратели решат наведаться на Диагон-Аллею или, что ещё хуже, в «Афродиту».

Но те, хвала Мерлину, не появлялись, и Северина прекрасно понимала почему — «Афродита» пользовалась популярностью именно у чистокровных ведьм, чьи мужья, как подозревала Рина, скрывались под белыми масками, наводя ужас и сея панику.

Вряд ли бы они решились пугать собственных жён. Рина даже боялась представить, что ожидало бы их дома в этом случае.

***

Время от времени появлялся Люциус Малфой, обхаживая Северуса, как богатую невесту на выданье. Рина опасалась, что ему, в конце концов, надоест распускать хвост перед её братом, расхваливая перспективы, которые появятся, если он примет покровительство и согласится познакомиться с очень заинтересованном в нём заказчике.

Северус пока делал вид, что не понимает намёков, но заказы, приносимые приятелем, принимал, не желая отказывать сильнейшему тёмному магу. Снейп догадывался, о ком толкует ему Люциус, но обзаведясь семьёй, зельевар учился обдумывать свои решения и не желал подставляться, хотя маневрировать становилось всё труднее.

В тот момент, когда Малфой предложил Северусу стать крёстным отцом маленького Драко, рождение которого ожидали со дня на день, Рина поняла, что брата прижали к стенке.

Снейпу пришлось согласиться. Отказ был бы воспринят как смертельное оскорбление, но брат и сестра понимали, что после рождения наследника Малфоев и проведения магического обряда Северус окажется связан с этим семейством неразрывными узами.

Эти белобрысые интриганы всегда и во всём искали свою выгоду, но именно сейчас это радовало, потому что предложение говорило о том, что Люциус старается не только для Того-Кого-Нельзя-Называть, но и, в первую очередь, для себя и своей семьи.

***

Племянник Северины родился в середине июня и был назван Александром в честь отца Фионы. Северус не стал противиться этой просьбе жены, тем более, что называть его именем своего отца, хоть настоящего, хоть официального, он не собирался.

Мальчик родился здоровым и радовал своих родителей и тётку хорошим аппетитом, в отличии от Драко, который, несмотря на галлоны зелий, влитых в его мамочку Северусом лично, был слабым и капризным ребёнком. Снейпу снова пришлось варить кучу зелий, чтобы поддержать здоровье этих двоих.

Пропадая в лаборатории и в поместье Малфоев, зельевар уже стал волноваться, что жена обидится на такое к ней пренебрежение, но Фиона оказалась особой разумной и, хоть и мучилась от перепадов настроения, как и любая только родившая женщина, всеми своими проблемами предпочла делиться с Риной, которая неизменно её выслушивала и утешала, с удовольствием помогая заботиться о ребёнке.

Так что лёжа в супружеской постели и обнимая жену, Северус даже не подозревал, какие страсти кипят в его отсутствие, и очень радовался, что ему досталась такая понимающая и любящая его жена.

***

Второго августа тысяча девятьсот восьмидесятого года Рина, сидя за завтраком, читала утренний «Пророк» — внимательно, как она и любила, от корки до корки. Добравшись до колонки, в которой печатались объявления о свадьбах, рождениях и похоронах, мисс Снейп поняла, почему брат, отправившийся вчера за обещанной ему редкой книгой, вернувшись, допоздна пропадал в своей лаборатории, не пожелав выйти к ужину.

Небольшая заметка, обратившая на себя внимание девушки, сообщала, что тридцать первого июля сего года у четы Поттеров родился сын, названный Гарри Джеймсом.

Неожиданное напоминание о прошлом грозило разрушить хрупкое семейное счастье брата.

Убрав газету с глаз долой, Северина порадовалась, что Фиона, держащая на руках маленького Санди, совсем не интересовалась свежей прессой. Северус же, уткнувшись носом в книгу, хранил молчание, не спрашивая у сестры, куда подевалась утренняя газета.

«Что ж, я тоже не буду обращать на это внимание», — решила Рина, отдавая должное завтраку.





Сообщение отредактировал Аспер - Пятница, 19.08.2016, 21:22
 
АсперДата: Пятница, 19.08.2016, 21:23 | Сообщение # 5
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 4

— Послушай, Северус, я хочу, чтобы ты, как зельевар и крёстный отец моего сына, сопровождал Нарциссу с Драко. Конечно же, Фиона с Санди тоже отправятся с вами, я заказал порт-ключ на троих взрослых и двоих детей. Особняк на Корфу прекрасен, а Драко вреден английский климат, он постоянно болеет, и я рассчитываю, что проведя в Греции год, он укрепит своё здоровье, не без твоей помощи, конечно же.

Люциус Малфой, сидя в гостиной Снейпов, недовольно постукивал тростью по голенищу элегантного сапога из драконьей кожи. Он злился на недогадливого зельевара, который упёрся в своём нежелании сопровождать в поездке крестника и Нарциссу.

В конце осени Люциусу с трудом удалось добиться разрешения на эту поездку у отца, не хотевшего отпускать внука из вида. Пришлось долго доказывать, что ребёнок слаб, и требуется смена климата, чтобы укрепить его здоровье.

В конце концов глава их семьи признал доводы Люциуса убедительными. Так нет же, теперь упёрся Северус!

Повелитель с каждым днём становился всё более неадекватным, а появившееся пророчество совсем затуманило ему разум. Как смог догадаться Люц, прислушиваясь к разговорам в ставке, и сопоставляя распоряжения Лорда, речь в нём шла о младенцах, рождённых в конце июля.

Чего испугался Лорд, Малфою узнать не удалось, но он порадовался, что его сын родился раньше.

Поразмыслив, Люциус решил перестраховаться и отправить малыша Драко подальше из страны. Кто его знает, что взбредёт в голову повелителю… Сам Малфой уехать не мог, поэтому решил, что Северус идеально подходит на роль сопровождающего, и будет только рад, если с ним отправятся его жена и ребёнок. Так и Нарциссе не будет скучно, и Северус в итоге будет благодарен, а значит, более сговорчив.

А теперь этот осёл упёрся, не желая покидать свою лабораторию.

— Люциус, мы очень благодарны тебе за заботу и, конечно же, принимаем твоё предложение, — Малфой расслабился, услышав голос Рины. — И Северус, и Фиона будут рады сопровождать Нарциссу в этой поездке, а мальчики, я надеюсь, подружатся, когда подрастут.

«Ну наконец-то, хоть один здравомыслящий человек в этой семейке!» — обрадовался Люциус, обретя поддержку.

— Я рад, мисс Снейп, что вы по достоинству оценили моё предложение, — произнёс он, снова становясь вальяжной сволочью и снисходительно улыбаясь сестре приятеля.

— Северус, вам с Фионой и Санди пойдёт на пользу эта поездка, а за меня не волнуйтесь, я справлюсь с салоном сама. В лаборатории мне поможет Люпин, у него, как вы помните, неплохо получалось, так что всё будет хорошо, — оценив поступок Малфоя, решительно произнесла Северина, взглядом умоляя Фиону её поддержать.

— Милый, я с удовольствием пожила бы в Греции, и нашему сыну тоже не повредит побольше солнышка, — согласилась с золовкой Фиона. — К тому же, я не сомневаюсь, что мистер Малфой позаботился о том, чтобы там, где мы будем жить, была лаборатория. Ты сможешь продолжить свои эксперименты.

— Зовите меня Люциусом, мы почти родня, — любезно улыбнулся Фионе Малфой, не подозревая, насколько он прав.

— Хорошо, Люциус, раз моя жена не имеет ничего против этой поездки, то я согласен, — Северус решил не спорить с таким количеством оппонентов.

К тому же, он и сам понимал, что в Англии становится опасно, и поддерживал желание Малфоя отправить отсюда жену и ребёнка, но согласиться сразу не мог, не желая показывать Люциусу заинтересованности.

Снейп не возражал, если бы Малфой предложил поездку только женщинам, его сестра тоже была отличным зельеваром. А теперь Северусу казалось, что он сбегает от войны, бросая сестру, ещё и вдвоём с оборотнем.

— Рина, я не могу оставить тебя одну с Люпиным, — возмутился зельевар, скрывая беспокойство. — Это опасно!

— Братик, не переживай, я заведу себе компаньонку, — Северина улыбнулась, не желая, чтобы Люциус догадался о сущности Ремуса, сводя всё к шутке и радуясь тому, как складываются обстоятельства. Они хотели остаться в нейтралитете и Малфой давал им возможность подумать над решением этой проблемы. — Всё будет хорошо, я сумею за себя постоять…

***

— Так, Люпин, можешь радоваться, — Рина поприветствовала оборотня, появившегося в салоне на следующий день после того, как она, наконец, отправила брата с семьёй в Грецию. — Тебе грозит повышение до помощника зельевара, надеюсь, ты справишься. Я наняла ещё одного человека, так что нам с тобой и миссис Поджер скучно в лаборатории не будет.

— А как же твой брат? — удивился Люпин.

— Северус уехал в Европу и увёз с собой семью. Ему предложили интересную работу, так что я теперь за главную и решила тебя повысить. Надеюсь, ты оправдаешь доверие.

— Конечно, я сделаю всё, чтобы ты была довольна, только попроси, — в глазах Люпина загорелся огонь, давно не наблюдаемый Риной.

— Всё мне не надо, а вот непреложный обет о том, что не выдашь никому наши секреты и рецепты, я попрошу обязательно.

Порадовавшись скисшей физиономии Ремуса, мисс Снейп отправилась на склад. Надо было решить, что требуется доварить и какие запасы пополнить.



 
АсперДата: Понедельник, 22.08.2016, 21:28 | Сообщение # 6
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 5

Ремус оказался неплохим помощником и они с миссис Поджер были допущены к самостоятельному изготовлению шампуней и некоторых кремов. Рина не могла всё своё время проводить у котла, ей надо было и общаться с клиентками, и следить за работой салона, и вникать в отчёты бухгалтера, которого они наняли, когда дело пошло на лад.

Непонятный порыв Северины взять на работу Люпина оказался вполне оправдан, хотя должность охранника была в большей степени видимостью, в лаборатории он оказался нужнее. К тому же Рина пересчитала ему зарплату и теперь оборотень не чувствовал себя ни нахлебником, получающим деньги ни за что, ни обиженным работником, эксплуатируемым на двух должностях.

В скором времени после отъезда Северуса с семьёй работа салона снова наладилась и Рина порадовалась тому, что теперь брат, даже когда вернётся, сможет уделять больше времени научной деятельности и семье, которая у него, как надеялась Северина, ещё немного увеличится.

***

От Фионы и Северуса совы прилетали достаточно часто, чтобы Рина была в курсе их жизни на Корфу. Подруга делилась успехами сына и Драко, которого уже приняла как родного, и описывала красоты острова, прекрасного в любое время года. Северус советовался по поводу ингредиентов, которые он смог раздобыть и делился мыслями о своих разработках.

Время от времени в письмах и брата, и подруги упоминались Нарцисса с Люциусом, который изредка навещал их. Сев с удовольствием описывал тренировочные дуэли с Малфоем, проводимые в эти посещения и упоминал, что продолжает разрабатывать новые боевые заклинания, проверяемые им на друге, который тоже не оставался в долгу.

Фиона же делилась с Риной «открытием» Нарциссы. Высокомерная мисс Блэк, которую с школе называли то льдинкой, то чем похлеще, оказалась не только неплохой собеседницей, как миссис Снейп уже успела узнать раньше, но и заботливой матерью, души не чаявшей в своём Дракончике.

Первое время женщины более внимательно присматривались друг к другу, но постепенно научились доверять. Этому способствовало и то, что дети были почти одного возраста, родившись с разницей всего в несколько месяцев, которая станет совсем незаметной, когда они подрастут.

Общие интересы — первые улыбки, лезущие зубы, проблемы кормления и обсуждение узоров на милых кофточках, связанных для любимых сыночков — всё это привело к тому, что они смогли стать хорошими подругами.

***

Год пролетел незаметно. Северина очень скучала по брату и племяннику, но пыталась отговорить брата возвращаться сейчас. Нарцисса и Драко вернулись в Англию летом, уступив настойчивым требованиям Абраксаса, но Снейпы, поддавшись давлению Рины, отправились в путешествие по Европе.

Фиона мечтала побывать в Будапеште, Вене, и других европейских столицах, хотя Северус стремился на родину. Совместные разработки с Дамоклом Белби требовали его личного присутствия, к тому же он был уверен, что не должен бесконечно сидеть в Европе, свалив на сестру весь бизнес.

Так что в один из промозглых дней октября они появились на пороге своего дома. Рина, встречавшая их, тут же расцеловала брата и Фиону, порадовавших её лёгким загаром, и схватила в объятия сильно подросшего племянника, который тут же залился слезами, оказавшись на руках давно позабытой им тётки.

Мальчик, темноволосый и темноглазый, тоже мог похвастаться слегка золотистой кожей, и Северина убедилась, что эти полтора года отсутствия явно пошли всем троим на пользу. Северус оставался таким же худым, как и раньше, но уже не напоминал фестрала. Видно было, что теперь под его мантией имеется не только скелет. Он явно нарастил мышцы, что говорило о том, что он не проводил всё своё время только в лаборатории.

Рубашка и мантия, подобранные в общей серой гамме, радовали глаз безупречным покроем. Рина почувствовала, что на глаза наворачиваются слёзы — её братик превратился в уверенного в себе джентльмена и она была благодарна всем, кто помог ему стать таким.

***

О событиях, произошедших на Хэллоуин, они, как и все волшебники, узнали на следующий день. Северина, обрадованная тем, что проблема выбора стороны теперь не будет мешать им жить, всё же внимательно следила за братом. Но гибель миссис Поттер, как ей показалось, не подействовала на брата так остро, как можно было бы ожидать, помня о его болезненной в неё влюблённости.

Северус, конечно же, был явно расстроен, но старался не подавать виду, хотя и уединился всё же после обеда, во время которого он трогательно ухаживал за Фионой. То, что брат отправился не в лабораторию, а в комнату сына, тоже очень порадовало Северину. Зная характер брата, Рина пришла к выводу, что Сев либо излечился от любви к Лили, либо научился хорошо скрывать свои эмоции.

***

Люпин ходил подавленный, но молчал, и Северина предпочла не трогать его, хотя оборотня следовало бы загрузить работой, но сейчас салон не нуждался в новых партиях шампуней. Их богатые клиентки сидели по домам, неуверенные в собственном будущем.

Через несколько дней после того, как на улицах перестали обсуждать трагедию Поттеров и победу над Тем-Кого-Нельзя-Называть, Пожиратели напали на Лонгботтомов. Те попали в Мунго, а в газетах началась истерия… Тут же активизировались авроры, хватая всех, кто подозревался в поддержке идей Волдеморта.

Оборотень снова переквалифицировался в охранника и занял свой пост при входе. Рина не возражала, опасаясь провокаций.

***

Поздним ноябрьским вечером в гостиной Снейпов зазвонил колокольчик, сообщая, что кто-то стоит у дверей салона. Присутствующие в комнате маги и ведьмы переглянулись. В это время к ним могли прийти только авроры, хотя с их стороны было несколько странно звонить в дверь.

Появление представителей закона ожидалось со дня на день. Салон обслуживал жён тех, кто сейчас сидел в аврорате, будучи арестованными по обвинению в сотрудничестве с Волдемортом. Естественно, что владельцы салона тоже были под подозрением, и сейчас он был закрыт.

Да и не мудрено — все работники, за исключением мадемуазель Франсуазы и Ремуса, уволились, побоявшись действий властей. Двое же оставшихся не сомневались в правильности своего решения и с разрешения Рины переселились в гостевые комнаты, собираясь поддержать Снейпов и ожидая, когда волнения улягутся и всё станет, как прежде. Теперь они все вместе коротали длинные осенние вечера.

Колокольчик зазвенел вновь и Фиона побледнела, прижав к себе сына и посмотрев на мужа, чья невозмутимость действовала на неё успокаивающее. Северус встал, намереваясь пойти и открыть дверь. Он был хозяином дома и если пришли авроры, значит, они пришли за ним.

Тут же из кресла напротив поднялся Люпин, намереваясь сопровождать зельевара. Переглянувшаяся с Франсуазой Рина тоже решительно поднялась с места. Если брата пришли арестовать, то она отправится с ним и докажет, что он невиновен.

Зазвеневший в третий раз колокольчик ясно дал понять, что они ошибаются по поводу визитёров. Авроры давно бы уже ворвались в дом. Северус поспешил вниз, сопровождаемый сестрой и оборотнем, и распахнув дверь, сначала не увидел никого за стеной дождя. Потом откуда-то сбоку появился человек, закутанный в мантию, и хриплый, но знакомый голос произнёс:

— Я уж решил, что зря пришёл. Северус, могу ли я надеяться, по старой дружбе, что ты пустишь меня в свой дом?





Сообщение отредактировал Аспер - Суббота, 12.11.2016, 21:57
 
АсперДата: Понедельник, 22.08.2016, 21:29 | Сообщение # 7
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 6

Узнав пришедшего, Северус быстро сориентировался в обстановке и не хуже змеи прошипел:

— Совсем сдурел, да? Колотишься в дверь как ненормальный. Входи быстрее, Мальсибер, ты и так уже, наверное, привлёк внимание соседей.

Маг, стоящий на улице, не заставляя себя долго ждать, мгновенно просочился в дверь, принеся с собой потоки дождя, льющегося теперь не с неба, а с его мантии. Северус небрежно высушил вошедшего и уставился на него нечитаемым взглядом.

— Спасибо, что пустил, — заговорил Рейнард, откидывая капюшон, — я уж думал, что и у тебя не найду приюта.

— О каком приюте ты говоришь? Готов спорить на что угодно, уже с утра здесь будут авроры, науськанные законопослушными соседями. — Ты о чём думал, когда звонил в нашу дверь?

— Мне некуда больше идти. Отец арестован, дома авроры, а я скрываюсь…

Северус схватился за голову, чувствуя огромное желание вырвать у себя на голове волосы.

«Надо же быть таким придурком — пустить в свой дом Пожирателя Смерти! О чём я думал, у меня семья! Но ведь Мальсибер друг, не могу же я оставить друга в беде…»

— Так, заканчиваем страдать, мальчики! — трое магов с удивлением уставились на Северину, которая явно не собиралась паниковать. — Северус, ты помнишь координаты того места, куда мы недавно отправляли письмо?

Брат удивлённо кивнул, догадавшись, что надумала Рина.

— Значит, ты аппарируешь Рея, а я Люпина. Сейчас его нахождение в нашем доме может сыграть на руку аврорам.

Ремус обиженно вскинулся:

— Я не собираюсь предавать вас!

— Конечно, нет, да и обет тебе не позволит, но я почему-то уверена, что авроры будут знать о твоей пушистой проблеме. А сейчас это, знаешь ли, чревато.

Оборотень опустил глаза, в очередной раз кляня свою сущность, которая мешала ему жить спокойно. Он не собирался подводить людей, которые поверили ему, когда от него отвернулись друзья, и которые помогли в трудную минуту, несмотря на неприятности, что он им причинял.

И, надо признать, Северина была права — если в доме обнаружат тёмную тварь… Аврорам будет плевать, что он не был последователем Того-Кого-Нельзя-Называть. Бесчинства Сивого и его стаи добавили нелюбви к давно ненавидимым всеми оборотням.

— Я пойду, соберу вещи, — Ремус сгорбился, признавая, что понимает желание Снейпов избавиться от него.

— Нет времени, — отрезала Рина, не желая выпускать оборотня из вида и решив, что возьмёт с него ещё одну клятву в дополнение к уже имеющимся — не сообщать никому, где он находится. — Давай, Северус, идём на задний двор, оттуда нам будет удобно аппарировать.

Через несколько минут прозвучали два тихих хлопка. Хозяева и гости аппарировали в неизвестном направлении.

***

— Не могли бы вы вести себя потише, а то сейчас перебудите всю округу! — Рина недовольно оглянулась на трёх магов, стоящих за её спиной. — Ну вот, кажется, нам сейчас откроют.

Словно в подтверждение её слов в доме, перед которым они стояли, раздались шаги и через некоторое время, скорее всего потраченное на изучение посетителей, щёлкнул замок и дверь распахнулась.

— Добрый вечер, Тобиас, мы можем войти? — Рина улыбнулась хозяину дома, мимоходом отметив, что сегодняшний день можно считать днём открытых дверей. Сначала напросились к ним, теперь напрашиваются они…

— Скорее ночь, и я не могу сказать, что добрая, — буркнул отчим, совсем нерадостный от того, что на его пороге обнаружились те, кого он надеялся больше никогда не видеть. Хотя не стоило обманывать самого себя — он много лет считал Северуса сыном и увидеть его оказалось неожиданно приятно, но что-то подсказывало ему, что за порогом стоят проблемы. Тобиас вздохнул и решился: — Входите, чего уж там. Хотя чувствую, что я ещё пожалею.

***

— Оставить этих двоих у себя?! — возмущённый Тобиас несколько повысил голос. — Вы понимаете, о чём просите? Два мага в моём доме! Я думал, что теперь, когда вы выросли, я смогу жить спокойно. А Абигайль? Как она отреагирует на волшебство?

— Они не будут колдовать, — Рина скорчила зверскую рожу в ответ на протест Рейнарда и произнесла. — Они уберут палочки подальше и будут изображать маглов. Пусть все думают, что ты сдал комнаты двум студентам.

— Я заплачу, — произнёс Мальсибер.

— Дело не в деньгах, хотя и они не помешают, — махнул рукой Тобиас. — Я просто догадываюсь, что обычно маги не прячутся у обычных людей без веской причины. Что они натворили и как во всё это замешаны вы?

— Тобиас, что случилось, и почему ты ругаешься с детьми? — в гостиную вошла Абигайль Снейп и Северина обнаружила, что та беременна. — Что происходит? Где вы пропадали все эти годы?

— А вы не сообщали, что ждёте ребёнка, — почему-то обиделась Северина.

— Тоби, ты не написал детям, что у них скоро будет ещё один братик или сестрёнка? Как ты мог? И что это за разговоры про волшебство?

Мистер Снейп обречённо застонал, закрывая лицо руками. Он так надеялся, что его новая семья никогда не узнает о существовании волшебников. Он даже специально обговорил это с Северусом и его сестрой.

Они должны были вести себя обычно, решив навестить его. Но нет, им надо было притащить с собой друзей-волшебников, которых надо спрятать. И хуже всего то, что Абигайль слышала разговор! Тобиас даже боялся представить, как отреагирует его жена.

— Хорошо, пусть остаются, — принял он решение, — только пусть всё же спрячут палочки и не вздумают ими пользоваться.

— Мы понимаем, мистер Снейп, к тому же это самое верное решение в нашей ситуации, — согласился Мальсибер, поблагодарив хозяина дома за оказанное гостеприимство.

— Как я поняла, Тоби, нам надо приготовить комнату. Но вам придется жить вместе, молодые люди, комната для гостей у нас одна, — улыбнулась Абигайль, поддерживая мужа в его решении. — И мне очень хотелось бы услышать, о чём шла речь, если вы не против.

— Только не сейчас, — ответила Северина. — Нам нужно домой, но мы вернёмся, как только сможем. А теперь не могли бы вы показать нашим друзьям комнату?

— Часть этой истории смогу рассказать и я, — пообещал заинтригованной жене Тобиас, выходя из комнаты и предложив магам следовать за ним.

Поднявшись на второй этаж, он распахнул одну из дверей, демонстрируя спальню.

— Это ваша комната, ванная находится за соседней дверью, — произнёс он.

Рина, ни разу не бывавшая в новом доме отчима, с интересом заглянула в спальню. Шедший следом Рейнард тут же втолкнул её вовнутрь, заставив зашипеть рассерженной кошкой.

— Кровать, как видите, одна, — Рине показалось, что Снейп-старший скрывает усмешку, радуясь, что может хоть так насолить незваным гостям, — но она достаточно широкая. Так что располагайтесь, а я вас покину. Завтрак в восемь.

Мальсибер и Люпин вошли в комнату, с некоторым возмущением рассматривая интерьер.

— Так, претензии выскажете потом, — сообщила им Рина, — а теперь давайте по делу.

***

— Значит, так, — ещё раз решила уточнить мисс Снейп, устало посмотрев на оборотня и Пожирателя, — палочками не пользоваться, нашего отца и его жену не обижать, на улицу не высовываться. Мы появимся, как только сможем.

Взяв с Люпина клятву о том, что тот не сообщит никому, где скрывается он и Мальсибер, а также о том, что оборотень не тронет маглов, Рина успокоилась. Но палочки заставила спрятать в комнате, чтобы у волшебников не было желания доставать их по любому поводу. С Рейнарда Северус взял такие же клятвы.

— Очень бы хотелось узнать, как ты жил эти годы, Рейнард, — заговорил предпочитающий отмалчиваться Северус. — Но думаю, что Рина права, это может подождать до новой встречи.

Сев развернулся и не попрощавшись, стремительно вышел из комнаты, тут же застучав башмаками по лестнице.

— Я хотел сказать спасибо, но Сев, как всегда, стремителен, — устало улыбнулся Рей, глядя на Северину. — Я благодарен, что вы не отвернулись от меня.

— Ты наш друг, — отрезала Рина, прерывая разговор. — Поговорим позже. И надеюсь, что вы не поубиваете друг друга. В этом случае я буду очень недовольна.



 
АсперДата: Понедельник, 22.08.2016, 21:29 | Сообщение # 8
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 7

Домой матёрые укрыватели преступников успели вернуться вовремя, чтобы замести следы. Было уже три часа ночи, когда в их дверь снова заколотили, а потом и просто снесли её бомбардой. Рина порадовалась, что они успели переодеться, и теперь выскочили из комнат в ночных рубашках и пижамах.

В детской заливался плачем Санди и Фиона кинулась к нему, а Рина и Сев плечом к плечу встали в дверях, ведущих из гостиной в спальни, хотя и понимали, что это всё бесполезно, что и подтверждал топот ног поднимающихся по лестнице авроров.

Судя по всему, стражей порядка насчитывалось не меньше пяти и, как подозревала Рина, ещё примерно столько же рассредоточились вокруг дома.

— Северус Снейп? — обратился к зельевару один из авроров. — Вы подозреваетесь в укрывательстве преступников, вот ордер на обыск вашего дома.

— Мой брат ни в чём не виноват! — заговорила Северина, ощущая, как сквознячок холодит ноги, забираясь под ночнушку. — У нас в доме нет посторонних.

— Именно в этом мы и собираемся убедиться, — ухмыльнулся аврор, с интересом оглядывая Рину, которая уже пожалела, что не успела накинуть халат. В нём бы она чувствовала себя увереннее.

Оставив брата и сестру под присмотром двух магов, авроры разбрелись по дому. Вскоре Фиона, держащая на руках Санди, и Франсуаза тоже оказались в гостиной. Обыск не длился долго — в доме не было никого постороннего, а опасные книги, ингредиенты, и свои деньги Снейпы уже давно держали в Гринготтсе.

— Надеюсь, что убедившись в отсутствии у нас нежелательных персон, вы покинете наш дом? — едко поинтересовался Северус, глядя на явно раздосадованных магов.

— Не так быстро, — рявкнул старший. — По имеющимся у нас сведениям, сегодня к вам приходил гость…

— Извините, аврор, но к нам сегодня никто не приходил. Наоборот… Как раз вечером мы проводили друга. Он жил у нас почти год, а теперь решил вернуться в родной дом. Вечером он уехал, — твёрдо произнесла Рина. — Возможно, тот, кто сообщил вам о визите, просто перепутал выходящего с входящим, ведь дверь хлопает всегда одинаково, а темнеет рано.

Аврор, прекрасно понявший, что ему намекают на идиотизм доносчика, недовольно посмотрел на семейку.

— Как зовут вашего друга? Нам нужно проверить, действительно ли всё так, как вы говорите.

— Мы не обязаны делиться с вами именами друзей. Ваши подозрения не подтвердились, а если вы нас в чём-то обвиняете, то будьте добры, предъявите ордер на арест, чтобы мы могли вызвать адвоката, — возмутилась Рина, уверенная, что просто так их не арестуют.

Судя по всему, аврорам действительно был нужен повод, потому что следующее их действие удивило Северину. Старший подошёл к Севу и молча задрав левый рукав его пижамы, ткнул палочкой в предплечье и что-то проговорил.

Северус, видимо, догадавшийся, что именно ищут авроры, побледнел почти до синевы. Его рука никак не изменилась и это, кажется, произвело впечатление на авроров, явно почувствовавших неуверенность. И этим тут же воспользовалась Рина, заголив до локтя собственную.

— Не знаю, что вы там хотите найти, господа, но думаю, что не откажетесь убедиться и в моей непричастности, — произнесла она.

Тут же к ней присоединилась и Франсуаза, выставив на обозрение свою руку, крепости которой мог позавидовать любой мужчина. Когда же и Фиона изящным движением тоже откинула кружево пеньюара, перед этим демонстративно закатав рукав пижамки сына, авроры впали в ступор.

— Вы удовлетворены проверкой или надо ещё пошептать? — произнесла мадемуазель Дюбуа, с удовольствием глядя на растерянных магов. — Если же вы всё выяснили, могу я пойти спать?

— Это ещё ни о чём не говорит, — запальчиво выкрикнул молоденький маг, смутно знакомый Северине по Хогвартсу. — Вы, слизеринцы, все служили Волд…

Стоящий рядом сослуживец резко ткнул парнишку в бок палочкой, не дав произнести страшное имя.

— Магией клянусь, что никогда не состоял в организации, называемой Пожирателями Смерти, и никогда не давал приюта в своём доме входящим в неё магам, — произнёс Северус яростно, глядя на представителей власти. — Люмос!

Палочка в его руке выдала яркий огонёк и Северина облегчённо выдохнула, хоть и знала о непричастности брата.

— Вас устраивает такая клятва? — поинтересовался Снейп у авроров. — Теперь мы сможем, наконец, избавиться от вашего присутствия?

Главный, видимо что-то для себя решив, молча махнул рукой и авроры покинули дом, демонстративно громко разговаривая и грохоча сапогами по лестнице. Санди снова расплакался и Фиона принялась его укачивать.

— В этот раз вы вывернулись, но не думайте, что сможете делать это постоянно, — зло произнёс волшебник, удивив Рину ненавистью, звучащей в его голосе.

Они никогда не пересекались ни с ним лично, ни с аврорами в целом, и было непонятно, почему он питает к ним такие чувства.

Аврор неприязненно сплюнул на пол, развернулся и вышел, громко хлопнув дверью, оставив их недоумевать над его поведением. Всё это было очень странно.



 
АсперДата: Понедельник, 22.08.2016, 21:30 | Сообщение # 9
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 8

Когда на улице прозвучали хлопки аппарации, говорящие о том, что авроры покинули Диагон-Аллею, Северина озвучила вопрос, который волновал всех:

— Мерлин! Что это такое сейчас было?

— Авроры в вашей стране врываются, разнося двери, в дома граждан, даже если те только подозреваются в чём-то? — удивилась Франсуаза, закутываясь в спешно трансфигурированный пеньюар.

— Я о таком не слышала, — ответила Фиона, наконец, укачав сына, — но, может быть, об этом просто не говорят?

— Я пойду, починю дверь, хотя не уверен, что получится хорошо. Жаль, на ней были заклинания от взлома, но подействует ли «репаро»… — Снейп поспешил уйти, оставив женщин одних в комнате.

— Фиона, не знаешь, как зовут того аврора, что был за главного? — поинтересовалась Рина, не признаваясь сама себе, что испугана. — Думаю, нам надо подать жалобу в аврорат.

— Сомневаюсь, что это получится, — скептически хмыкнула Франсуаза. — Если учесть то, что творится сейчас в стране, я не удивлюсь, что авроры ведут себя так с разрешения министерства, гласного или негласного. Гражданские войны тем и отличаются, что во время них можно прекрасно ловить рыбу в мутной воде.

Женская половина семейства Снейп внимательно слушала мадемуазель, удивляясь её спокойствию, действительному или напускному.

— У нас было нечто подобное в те времена, когда маглы свергли короля, и наши маглорождённые, вместе с отщепенцами из числа чистокровных захотели смены власти. Пока всё пришло в норму, пострадало много семей, не имеющих отношения ни к одной из сторон, их просто ограбили или свели старые счёты.

— Но мы ни с кем не враждуем, да и не забрали у нас ничего, — засомневалась Фиона.

— Значит, их целью был не грабёж, хотя мы ещё не знаем, что они делали в наших комнатах, пока мы сидели тут.

— Надо срочно проверить, не пропало ли чего, — заволновалась миссис Снейп.

— Намного важнее убедиться, что не появилось ничего лишнего, — произнесла задумчивая Северина, — хотя вряд ли, ведь они явно шли, полагая, что смогут предъявить нам обвинения в укрывательстве…

— Кстати, вы так и не сказали, куда так неожиданно исчез мистер Люпин, — поинтересовалась Франсуаза.

— Мы посчитали, что будет лучше, если он некоторое время поживёт отдельно, и были правы, как видите, — ответила Рина, не вдаваясь в подробности переселения оборотня.

— Дверь безнадёжно испорчена, я попытался её восстановить, но увы. Трансфигурации она тоже поддалась с трудом, учитывая мои познания в этой дисциплине. Утром надо будет вызвать плотника, — произнёс Сев, входя в гостиную. — Мне кажется, кто-то следит за нами и хотел подставить. Уж больно удачно всё совпало.

— Возможно, — согласилась с братом Северина. — Мы говорили сейчас о том же. Либо кто-то хочет нас шантажировать, либо просто мстит, хотя мы и не догадываемся, за что.

Все тут же попытались припомнить своих врагов, отчего на некоторое время в комнате повисла тишина.

— Франсуаза, может, вам тоже стоит поискать другое жильё и место работы? — поинтересовалась Рина, прервав молчание. — Как видите, с нами стало опасно находиться в одном месте. Если понадобится, мы дадим вам хорошие рекомендации.

— Если вы не возражаете, то я бы хотела остаться, — улыбнулась мадемуазель Дюбуа. — Вы уже давно для меня не просто работодатели. Я очень ценю то, что вы взяли меня на работу без рекомендаций, да и сейчас приютили меня. Смею надеяться, что мы не просто так собрались под одной крышей. Мне хочется верить, что вы считаете меня в какой-то мере членом вашей семьи. Своей-то у меня уже никогда не будет.

В словах француженки было столько горечи, что Рине захотелось её утешить, что она и сделала, обняв поникшую Франсуазу.

— Так, давайте попытаемся хоть немного отдохнуть, — скомандовал Сев, — а утром я отправлюсь в министерство, подам жалобу на авроров, превысивших полномочия. Хотелось бы ещё подать жалобу на клевету, но не знаю, кого «благодарить» за это.

— Я пойду с тобой, — тут же сообщила ему Рина, уверенная, что отпускать брата одного не самая хорошая идея. — И не спорь, вдвоём нам будет проще и безопаснее.

Сев только хмыкнул на это, давая понять сестрице, что он сомневается в её словах, хотя ему будет очень приятна её поддержка.

***

Утро после бурно проведённой ночи началось у них ближе к полудню. Завтрак проходил в гнетущем молчании. Северус обдумывал, как сформулировать жалобу, а Рина уткнулась в газету, доставленную утром, успев перехватить её у брата. Фиона кормила сына, забывая есть сама, Франсуаза размазывала по тарелке овсянку, удивляясь англичанам, испытывающим странную любовь к этой каше.

— О, Мерлин! — возглас Рины заставил остальных вздрогнуть. — Мне кажется или это имеет какое-то отношение к нам?..

Трое заинтересованных её словами магов уставились на неё, ожидая продолжения, и она поспешила его озвучить.

— Здесь опубликован некролог — Эжени Нотт, в девичестве Принс, скоропостижно скончалась в возрасте пятидесяти лет, оставив безутешными сына и мужа.

— Тётушка умерла? — удивился Северус. — А ведь её муж арестован вместе с Малфоем и остальными… Кстати, недавно я был у Нарциссы — Драко приболел. Она передавала вам привет.

— Надеюсь, малыш поправится. Мне так жаль Нарциссу… Неужели и правда, Люциус виноват? — огорчилась Фиона.

— Странно всё это, — покачала головой Северина. — К тому же, что-то мне подсказывает, что и в министерстве сейчас к нашей жалобе отнесутся более чем прохладно.

На неё посмотрели непонимающе и она продолжила:

— Не успела вам сказать. Тут в газете сенсация — сын Бартемиуса Крауча оказался Пожирателем, это открылось вчера на суде, так что сейчас, думаю, министерство лихорадит, ведь насколько мне известно, Крауч-старший считался фаворитом на предстоящих выборах.

— Нам всё равно стоит сходить. Жалобу мы подать сможем, к тому же надо как-то узнать о ребёнке Ноттов. Тётушка отказалась от нас, но возможно, что у нашего кузена больше нет никого, кто позаботится о нём. А насколько я помню, он единственный ребёнок и ровесник нашего Санди, хотя я могу и ошибаться.

— Ты думаешь забрать ребёнка себе? — удивленно спросила Фиона мужа. — Сейчас, когда его отца обвиняют в преступлении и после того, как они отнеслись к вам?

— Он наш с Севериной брат, — твёрдо произнёс Сев, глядя на жену.

— Северус, я так горжусь тобой! — Фиона с любовью посмотрела на мужа. — Ты такой благородный и ответственный. Я так счастлива, что именно меня ты взял в жёны. Наш сын, я уверена, заполучил себе великолепного отца!

Снейп, явно смутившийся от слов жены, промолчал, но Фиона увидела в его глазах благодарность…



 
АсперДата: Вторник, 23.08.2016, 21:24 | Сообщение # 10
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 9

Про маленького Нотта решили узнать через Нарциссу, уже после завтрака вспомнив о старшем брате сестёр Принс и потенциальных детях, которые у него имелись, как смутно помнила Северина. Перелопатив школьный сундук, который стоял почти и не разобранный все годы, прошедшие после школы, она откопала свиток, который на седьмом курсе выменяла у Мальсибера на антипохмельное.

Генеалогическое древо порадовало листочками с именами дяди и его сыновей, так что Рина успокоилась — ребёнка тёти было кому приютить — и Нотты, и Принсы не откажутся от чистокровного родственника и, тем более, не отдадут им, непризнанным бастардам.

Свиток опять навёл на мысли о Блэках, хотя сейчас доказывать с ними родство было нежелательно. Сторонники Волдеморта… Нужны ли ей с братом сейчас такие проблемы? Задумавшись, Рина дорисовала листочки с Фионой и Санди на ветке Северуса, и решила пообщаться с оставшейся Блэк. Всё же род был древним, а значит, имел свои тайные знания, и Северина была уверена, что брат, также как и она, не откажется их узнать, появись вдруг такая возможность.

***

Заявление в аврорате приняли, сильно удивившись. Северус так и не понял, было ли это наиграно, зато взгляд, который бросил на них чиновник, был нехороший. Относился ли он к ним лично, или к ситуации в целом, выяснить так и не удалось.

Министерство полнилось слухами и чиновникам было явно не до разбирательств, многие боялись потерять свои прикормленные места. Побродив по кабинетам, Рина с радостью обнаружила старого знакомого — Ричарда Фолка, с которым когда-то целовалась на вечеринке Слагхорна. Тот Северину тоже узнал и был рад поболтать.

От него Рина узнала, что он женился, и его жена ждёт в скором времени ребёнка. К тому же Дик надеется, что вскоре сможет получить повышение — в министерстве явно назревают перестановки.

Мисс Снейп аккуратно перевела разговор на интересующую её тему и узнала, что Фолк, хотя и не имеет отношения к аврорату, всё же кое-что знает и может поделиться сведениями.

Пообещав чиновнику, что его жена сможет посещать их салон со скидкой, Рина стала обладательницей вороха фактов, снова убедившись, что Распределяющая Шляпа Хогвартса занимается сущей ерундой и, к тому же, страдает от маразма.

Иначе как объяснить, что выпускник Рэйвенкло с удовольствием участвует в интригах, а её братец-слизеринец носа не кажет из своей лаборатории, согласный полностью посвятить себя науке.

***

Сплетни, которыми поделился с ними Фолк, оказались очень информативны. Рина узнала, что аврорские рейды сейчас участились. Маги в алых мантиях придираются к любой мелочи, пытаясь выловить соратников Того-Кого-Нельзя-Называть, а также тех, кто им сочувствует.

Узнав, по какому поводу здесь находятся Снейпы, Ричард покачал головой и выразил сомнение, что их жалоба будет рассмотрена. Слишком много авроров погибло в стычках с Пожирателями, и слишком стражи правопорядка сейчас озлоблены.

— Так что вам повезло, что никто не пострадал, — шёпотом произнёс он, делая загадочное лицо. — Судьи сейчас, увы, сквозь пальцы смотрят на то, как авроры проводят задержания…

— Фолк, а ты не мог бы узнать что-нибудь о том, кто возглавлял тех, кто явился к нам? — поинтересовалась Северина, понимая, что от официальных властей ничего не узнает.

— Ничего не могу обещать, но попробую, — не стал отказываться тот, посмотрев на Рину и пошевелив пальцами в извечном жесте, знакомом всему человечеству. — Правда, маг, к которому я обращусь…

— Мы отблагодарим, — пообещала Северина.

— Твой брат ведь, как я слышал, Мастер зелий? — задал вопрос Фолк, пристально глядя на Сева, молча стоявшего рядом, не вмешиваясь в разговор.

— Только без криминала, — предостерегла Рина, и получив заверение, что Дик даже не думал о подобном, распрощалась с приятелем.

***

Сова от Фолка прилетела через три дня. В записке, принесённой ею, было только имя — Фелим Хоган — которое ничего не говорило никому из них, и название зелья. Северус почти сразу смылся в лабораторию, а Рина всё ломала голову, раздумывая, где и когда они могли перейти дорогу аврору.

Толку в думах не было, так как ей не хватало фактов, и решив отложить поиск ответа на интересующий её вопрос, Северина села писать письмо Вальбурге Блэк.

Её сына Сириуса сейчас не упоминал только ленивый и благодаря ему вся подноготная семьи Блэк стала известна обывателям. Ну или, во всяком случае, именно так считали записные сплетники.

То, что Вальбурга осталась одна, конечно же, было плохо для тётушки, но хорошо для Снейпов. Если Рина проявит участие, то можно надёяться, что тётка их признает, ведь у Блэков больше не осталось детей мужского пола, а Северус, хоть и бастард, был чистокровным и Блэком по рождению.

Северина отлично знала, как в этой семье ценится чистота крови, и могла надеяться на удачу. А для всего волшебного мира они с братом так и останутся Снейпами. Совсем не нужно, чтобы кто-то заимел на них планы, у них и так полно проблем.

А Принсы и Нотты пусть кусают локти. Они ещё захотят общаться с Северусом и с ней, но уже только Блэки будут решать, нужны ли им родственники, отвернувшиеся от Эйлин в трудную минуту, или нет.

Ведь Принсам ничего ни стоило не доводить мать Сева до побега и просто принять ребёнка в семью, признать своим, но они предпочли избавиться от них по быстрому, сбагрив её какому-то магу. И не вина матери, что она не захотела идти за того, кто был ей противен.

А Тобиас?.. Он тоже был ошибкой, но уже сделанной той лично. Тут уже не Северине её судить, Эйлин наказала себя сама…

***

Отправив сову тётушке, Рина занялась салоном. Время безделья закончилось, надо выбираться из ямы, в которую пытаются столкнуть их обстоятельства. Салон должен работать, и Рина сделает невозможное, чтобы их с Фионой детище снова стало местом, в которое стремится попасть любая уважающая себя ведьма.



 
АсперДата: Вторник, 23.08.2016, 21:24 | Сообщение # 11
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 10

— Как думаешь, Люпин, долго нам сидеть у маглов?

Прошла неделя с тех пор, как Рина притащила его в этот дом, и Мальсибер уже чувствовал, что скоро начнёт сходить с ума. Нет, у маглов было интересно. Все эти приспособления… Один телевизор чего стоил!

Рейнард уже притерпелся к сериалам, которые смотрела Абигайль, с удовольствием обсуждая каждую новую серию с невольными узниками, хотя и начинал завидовать её мужу. Тобиас каждый день ходил на работу, появляясь только к вечеру, и тогда уже он занимал диван.

Сериалы сменяли новости и футбол, а трое мужчин с удовольствием до хрипоты спорили о политике, находя много общего между двумя, казалось бы, разными мирами.

Но всё же то, что они оказались заперты в четырёх стенах, угнетало, а уж сон в одной постели с врагом совсем не способствовал умиротворению. Люпин напрягал.

— Думаю, что они что-нибудь придумают, — пожал плечами Ремус, и Мальсиберу даже не надо было озвучивать, какие они имеются в виду.

— Я больше всего переживаю о том, что приближается полнолуние, — передёрнул плечами Рей. — Ты же нас всех тут порешишь…

Люпин отвёл глаза, сразу сникнув, и Мальсибер пожалел, что завёл этот разговор.

— Думаю, Северус помнит об этой проблеме, — постарался приободрить он Ремуса. — К тому же я узнавал — у маглов есть подвал, так что нам повезло… Хотя дверь там хлипкая…

— Надо как-то напомнить о нас, да и узнать, что творится в магическом мире, не помешает, — проговорил Люпин, нервно выкручивая пуговицу на своей рубашке. Та не выдержала издевательств и с треском оторвалась.

— Люпин, что ты делаешь?! Снова придётся просить Абигайль починить твою одежду! Бедные маглы, как только они справляются без палочек?..

***

Прошла уже неделя с того дня, как Рина отправила сову мадам Блэк. Ответа пока не было и мисс Снейп уже начала подумывать, что и та не желает иметь с ними ничего общего.

Странная ситуация с аврорами не имела никаких последствий, так и закончившись ничем. Больше к ним никто не врывался, и это было хорошо, но министерство так и не ответило на их жалобу, подтверждая слова Фолка, а это, наверное, было плохо.

Непонятная ненависть напрягала и всё это время Рина боялась шагу ступить, опасаясь новой провокации, но надо было что-то решать с друзьями и мисс Снейп рискнула.

Ничего не сообщая брату, она отправилась на Диагон-Аллею в контору, куда обращались владельцы магазинов, нуждающиеся в работниках. Оставив заявку, она, стараясь выглядеть непринуждённо, направилась к выходу в магловский мир. В «Дырявом котле», как всегда, было полно бездельников, протирающих своими мантиями лавки, не знающие другой уборки, кроме этой.

Снейп прошмыгнула к выходу, и убедившись, что не привлекла ничьего внимания, открыла дверь, ведущую в Лондон, который сразу же оглушил её своими звуками.

Стоя на крыльце с маглоотталкивающими чарами, Рина быстро трансфигурировала свою тёплую мантию в пальто, и поспешила на почту. Надо было проверить, не пришло ли на её имя письмо.

Интуиция не подвела — ожидавшее её письмо было от друзей. Прочитав послание, она порадовалась, что Рем и Рей всё ещё не убили друг друга, и отправила ответную весточку, в которой, шифруясь, сообщила, что ежемесячный взнос будет внесён в срок. Опасаясь писать напрямую, Рине оставалось только надеяться, что маги поймут, что она имела в виду.

Почувствовав себя шпионом на вражеской территории, Северина прошлась по магазинам, купив в одном из них заинтересовавший её шёлковый шейный платок, который должен был отлично подойти к одному из костюмов брата, и вернулась домой, уговаривая себя, что всё её ухищрения были просто перестраховкой и ничего плохого с ними больше не произойдёт.

***

Вальбурга всё же ответила, когда Северина почти перестала ждать. Мадам Блэк приглашала их с братом навестить её, и Рина задалась вопросом, как это сделать, не привлекая внимания. Потом укорила себя за глупые страхи и написала письмо, в котором выражала благодарность за приглашение и обещала непременно посетить её в назначенное время.

Так как Вальбурга не упоминала ничего о миссис Снейп, то было решено отправиться к ней без Фионы. Возможно, тётушка просто желала присмотреться, на что Северус ожидаемо обиделся, сообщив, что раз уж мадам Блэк не интересует его семья, то и его семью не должна интересовать какая-то вздорная старуха. Судя по Сириусу и Беллатрикс, семейка Блэков была не из лучших.

Рине совершенно не понравился такой настрой и она напомнила брату, что и её с Фионой подруга Нарцисса тоже по рождению Блэк, и такое отношение Сева выглядит очень некрасиво. Брат был усмирён и пристыжен, а Рина задумалась о выборе мантий, желая предстать перед родственницей в самом выгодном свете. Время визита приближалось.

***

Запас времени до посещения тётушки ещё имелся, а вот навестить Тобиаса требовалось срочно — порция зелья для Люпина была уже готова, но не могло быть и речи о том, чтобы отправлять его совой. Значит, нужно было добираться самой, к тому же магловским способом, чтобы не привести за собой чужих.

Северус, естественно, рвался отправиться с ней, но Рина воспротивилась, убедив его, что одна она будет не так заметна.

Снова выбравшись в Лондон через паб, Северина доехала до хорошо ей известного торгового центра и благополучно затерялась в нём, постаравшись замаскироваться без применения магии — просто распустив волосы, обычно убранные в аккуратный мягкий пучок, и замотавшись в жуткий пестрый шарф.

Глянув на себя в зеркало, она убедилась, что даже сама сразу не признала себя в даме неопределенного возраста, с космами чёрных волос, выбившихся из-под шарфа, натянутого на голову.

Понадеявшись, что и наблюдатели, если они имелись, тоже не признают в ней ту ведьму, за которой следят, Рина вышла из туалета, в котором и происходили все эти метаморфозы, и заглянув ещё в пару магазинчиков, выбралась на улицу, сразу же поймав кэб. Уже через час она ехала в поезде, направляясь в Бирмингем, где и проживал теперь Тобиас Снейп с женой.



 
АсперДата: Вторник, 23.08.2016, 21:25 | Сообщение # 12
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 11

Дверь Рине ожидаемо открыла Абигайль, выглядевшая очень мило в голубом фартучке поверх цветастого домашнего платья для беременных. Но у Северины сразу возникла мысль, что надо начать подыскивать другое убежище для друзей, у Снейпов скоро будет слишком оживлённо.

Правда, оставалась надежда, что в магическом мире всё наладится в ближайшее время и хотя бы Ремус сможет вернуться к ним в дом и приступить к работе. С Рейнардом было сложнее.

— Здравствуй, Абигайль, — улыбнулась мисс Снейп. — Извини, что без предупреждения, но…

— Давай, входи, — перебила хозяйка, — нечего стоять на пороге.

Рина поспешила воспользоваться предложением и дверь за ней тут же захлопнулась.

— Мальчики в общих чертах рассказали мне, почему они скрываются, так что ты правильно сделала, явившись спонтанно. Ты прилетела на метле или аппат… аппор… — в глазах миссис Снейп зажёгся огонёк любопытства и Рина подумала, что та сейчас напоминает ребёнка, услышавшего сказку, и желающего непременно убедиться в её реальности.

— Аппарировала? — улыбнулась Северина. — Нет, Абигайль, я приехала поездом. Так лучше, ведь большинство волшебников не сможет проследить за мной, если я пользуюсь обычным транспортом. Как у тебя дела? Где ребята?

— Ну, мне уже довольно скоро рожать, — ответила Абигайль на первый вопрос, подтвердив догадку Рины. — А ребята наверху, они всегда уходят в свою комнату, когда кто-то приходит в гости.

— И правильно делают, — согласилась Северина. — Нечего им тут маячить, мало ли.

— О принцесса! Ты не забыла о своих верных паладинах! — Рейнард спускался по лестнице, улыбаясь Северине. Следом шёл Люпин и Рина подозревала, что радость в его глазах вызвана скорее тем, что она принесла зелья, чем самим фактом её прихода.

— Рейнард, тебе должно быть стыдно, — улыбнулась мисс Снейп, отцепляя от себя друга, слишком для слизеринца бурно выражающего свою радость. — Твоя невеста будет недовольна, если я отправлю ей свои воспоминания о нашей встрече. Так что берегись, у меня есть, чем тебя шантажировать.

Мальсибер с хитрой улыбкой отпрянул от неё, изобразив ужас, и Абигайль рассмеялась, тут же поддержанная Севериной.

— Ну, а меня ты давно держишь на крючке, — произнеся эту двусмысленную фразу, Люпин мягко улыбнулся и продолжил: — Ты принесла?

— Конечно, не сомневайся, — Северина вытащила из сумочки три средних размеров стеклянные бутылочки тёмно-зеленого цвета, в которых густо колыхалось зелье. — На три дня, как обычно.

— Что это? — заинтересовалась Абигайль, и Рина мысленно взвыла, сообразив, что ни Тобиас, ни Абигайль не знают ничего о проблеме Люпина. А узнав, захотят ли они терпеть рядом оборотня?

— Ремус болен, — осторожно подбирая слова, проговорила Рина, — это лекарство, его надо принимать три дня в месяц…

— Я проведу эти дни в родительском доме. Правда, дома там почти нет, зато специально оборудованная комната в неплохом состоянии.

— Но тебя там могут ждать, — возразила Рина. — Если те, кто к нам приходил, заинтересовались твоим исчезновением…

— К вам приходили? Кто, авроры?! — Рейнард растерял всю свою весёлость. — У вас всё хорошо? С Севом ничего не случилось?

— Судя по их действиям, по всем нам плачет Азкабан, — Северина попыталась перевести всё в шутку, но затея не удалась.

Заинтересованная Абигайль приказала ей немного помолчать и отправилась на кухню, забрав с собой постояльцев. Рина могла только удивляться, как ловко эта дама командует двумя магами. Через некоторое время все устроились в гостиной с чаем и Аби, тяжело, но удовлетворенно вздохнув, милостиво разрешила Рине начать рассказ.

События, произошедшие в ночь их бегства в магловский мир, произвели на Люпина и Мальсибера тяжёлое впечатление.

— Знаешь, Рина, — осторожно начал Рей, узнав подробности, — мне кажется, что это не соседи. Слишком уж быстро появились авроры. Возможно, на вас уже имели виды, а тут я заставил их поторопиться. Но они просто не ожидали, что вы так быстро уберёте меня из дома.

— Сколько проблем от вашего сгинувшего предводителя! — возмутилась Северина. — Взбаламутил всех. И что ему не жилось спокойно?!

— Вот этого я не знаю, — покачал головой Мальсибер, — к тому же я не вхожу в его организацию, а отец с некоторых пор совсем не делился со мной информацией.

Волшебники, услышав слова друга, потеряли дар речи, а Абигайль, почувствовав интригу, замерла с чашкой остывающего чая в руках. Реальная жизнь волшебников оказалась намного интересней её сериалов.

— Помнишь, вы вытащили меня в кино? — спросил Рей, убедившись, что Рина не спешит задавать вопросы сама.

— Мы вытащили?! Да ты сам захотел! — отмерла та, всё ещё таращась на друга.

— Ладно, ладно, сам, — не стал спорить Мальсибер. — Так вот, я оценил перспективы борьбы с ними, а то, что рассказывала ты, оказалось правдой. Я потом специально ещё узнавал. Доставал магловские книги, а на каникулах вообще удрал из дома в Лондон.

Папаша меня, правда, быстро выловил, и никто из его окружения даже не узнал. Но после порки он захотел выяснить, зачем я так поступил. Вот тут я и вывалил на него все вопросы, которые роились у меня в голове.

Как бы мой отец не был предан Лорду, он всё же мой отец. С окклюменцией у меня дело обстоит плоховато, так что папаня сразу понял, что если представит меня соратникам, то запросто может лишиться сына, а я у него единственный наследник.

Рей горько усмехнулся, видимо, задумавшись об отце, сидящем теперь в Азкабане.

— Уж как он объяснял, что я недостоин ещё носить звание УпСа, я не знаю, но метку я не получил…

— Метку? — перебила Абигайль.

— У каждого сторонника Лорда на левом предплечье имеется его метка — змея, выползающая из черепа, — любезно просветил её Рей.

— Я что-то слышала, но не знала в подробностях, — задумчиво кивнула Рина. — И именно поэтому Северуса заставили закатить рукав…

— Думаю, авроры были шокированы, когда Фиона показала ручку сына, — засмеялся Рей и все тут же подхватили смех, сбрасывая напряжение.

— Так почему ты тогда скрываешься, если невиновен? — отсмеявшись, уточнила Рина, совсем перестав понимать, что произошло.

— А кого это сейчас волнует? Мой отец в Азкабане, метка у него имеется, если там же окажусь и я, наши деньги перейдут дальней родне или министерству.

— Но ведь гоблинам плевать на свары волшебников? — возразила Рина.

— Да, им плевать, но дом в Гринготтс не спрячешь, как и мастерские, и земли. Вот я и предпочёл исчезнуть…

— А как же твоя невеста? — удивилась Рина. — Разве её семья не должна помогать тебе?

— Невеста? Нет у меня невесты! — рявкнул Мальсибер, но спохватившись, улыбнулся Северине: — Бросила она меня, когда узнала, что отца посадили в Азкабан. Не нужны ей в родне убийцы…

Люпин посмотрел на Мальсибера, который неожиданно оказался соперником, и уныло вздохнул, сразу сообразив, чем ему это грозит. Хотя он уже давно ни на что не рассчитывал…

— А что за лекарство ты принесла? — чисто интуитивно Абигайль, почувствовав напряжение, решила сменить тему, только выбрала она совсем не подходящий повод…



 
АсперДата: Вторник, 23.08.2016, 21:26 | Сообщение # 13
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 12

Рина, вернувшись домой, посчитала, что всё у них складывается очень хорошо, как будто каждый хлебнул зелья удачи, да не по одному глоточку. И Рей оказался не Пожирателем, и Ремусу разрешили остаться в доме, поверив в её утверждение, что зелье, которое она принесла Люпину, позволит ему находиться в твёрдой памяти и не мечтать о том, чтобы растерзать ближнего своего.

Правда, Ремус сам настоял на подвале, и Абигайль разрешила навести там порядок. Тобиас, узнав об особенности постояльца, был не очень доволен, но жена быстро сумела его убедить, что ничего страшного не случится.

Он поверил, но дверь подвала решил укрепить. Люпин, глядя на Абигайль глазами побитого щенка, для полной надёжности предложил посадить его на цепь.

Та возмутилась, но Тобиас проникся идеей, а Рина сбежала, не оставшись на ужин, упирая на то, что уже поздно, и как бы её столь долгое пребывание в гостях не вышло боком. Ей, правда, предлагали остаться переночевать, но она не согласилась, так как Сев сейчас, скорее всего, уже сильно волновался.

Брат, вероятно, догадался, куда она делась, но всё же рисковать, что он посреди ночи перебудит всех окрестных маглов, заявившись сюда, разыскивая её, не хотелось. Зная его импульсивность, она опасалась, что Сев может нарушить всю конспирацию.

Так что, распрощавшись с Абигайль и Реем, который поцеловал ей руку, загадочно мерцая глазами в полутёмном коридоре, она выскочила за дверь, не дожидаясь, когда обсуждающие меры безопасности Тобиас и Ремус обнаружат, что она уходит.

Пройдя пару улиц, почти пустых в это время, учитывая мерзкую погоду, Рина забралась в первый подвернувшийся ей автобус и доехала до конца маршрута, желая оказаться как можно дальше от Снейпов.

Отойдя от остановки в тень, она аппарировала, сразу же появившись на заднем дворе своего дома. Войдя в него, она тут же попала в объятия брата и Фионы, на два голоса принявшихся упрекать её в безответственности. Её слова о том, что ничего не случилось, а предупреждать она не стала, опасаясь, что Северус её просто не отпустит, решив идти сам, и провалит всю конспирацию, не были приняты в оправдание.

Но и Сев, и Фиона жаждали узнать, как обстоят дела у Рея с Ремом, так что нотация не длилась долго. Северус опасался, что тем двоим сложно будет найти общий язык и с друг другом, и с Тобиасом, который не любил магию. Рина поспешила успокоить брата.

Маги всё ещё не поубивали друг друга, а Тобиас за прошедшие годы превратился в другого человека, хотя Севу, может быть, и будет трудно принять эти изменения. Ведь брат ещё помнил его скандалы с матерью по поводу колдовства.

Как бы не было Северине больно, но ей пришлось сказать брату, что в браке многое зависит от женщины. И то, что Тобиас не хотел даже слышать ничего о магии, живя с Эйлин, возможно, говорило лишь о том, что он не любил её настолько, чтобы терпеть её инаковость.

Но был возможен и другой вариант — он действительно любил, поэтому ревновал, боясь, что Эйлин его бросит и уйдёт в свой мир.

В браке же с Абигайль между ними не стояла магия, поэтому её восторги по открывшейся тайне его детей не давали такого негативного результата. Он знал, что жена не бросит его потому, что он магл, а она ведьма, а значит, мог спокойно относиться к тем, кто от него отличался.

А может, он просто изменил свои взгляды на жизнь после того давнего случая, когда по вине Рины попал в больницу. Гадать можно было долго, но итог был один — Тобиас нашёл общий язык и с чистокровным волшебником, и с оборотнем, и мисс Снейп очень радовал этот факт.

***

Рассказ Рины о том, что Мальсибер не пошёл по стопам отца, очень порадовал Снейпа, который, стоило признать, очень переживал за друга, хоть старался и не показывать этого.

Эйвери тоже оказался в аврорате, но так же, как и Люциус, заявил о том, что находился под империусом. В том, что те двое выкрутятся, Северус был уверен, а вот в отношении Рейнарда у него были самые мрачные мысли.

Почему-то Снейп был уверен, что Мальсибер поддерживал идеи, выдвигаемые Лордом, и новость о том, что друг оказался умнее, чем он о нём думал, была просто отличной.

К тому же, ему тоже было о чём рассказать сестре.

— Мне написала Нарцисса, — сообщил он с таким видом, как будто это великая тайна. — Люциус уже дома. Его признали невиновным, так как он был под заклятием. Она просила сварить для него несколько лечебных зелий.

— Дамблдор призвал волшебников дать оступившимся второй шанс, — Фиона тоже делилась новостями. — Вместе с Люциусом отпустили ещё нескольких, среди них Эйвери и Нотт…

— Так что наш родственничек уже на свободе, — не сдержал ехидную улыбку Северус.

— Это ты про Малфоя или Нотта? — уточнила Рина.

— Про обоих, — согласился Сев. — Оба хороши, но сумели вывернуться. Настоящие змеи.

— Да и деньги водятся, а это имеет немаловажное значение, — поддержала Фиона. — Кстати, призыв Дамблдора о втором шансе напечатали в сегодняшнем «Пророке». Там победитель Гриндевальда явно намекает на свои прошлые заслуги и даёт понять, что в нынешней победе сыграл не последнюю роль.

— Почему Лорд вообще поперся туда один? И откуда Дамблдор знает, что ребёнок Поттеров остановил аваду?— Северус в недоумении пожал плечами.

Этот ребёнок ему не нравился. Лили погибла, пытаясь спасти его. Но Северус понимал, что если бы они с Фионой оказались на месте Поттеров, то тоже бы закрывали Санди собой. Хотя Снейп, в отличии от Поттера, не встретил бы Лорда с пустыми руками и дорого продал бы свою жизнь, так что за это время Фиона могла бы и сбежать, прихватив сына.

— Вообще, у меня создалось такое впечатление, что директор видел всё своими глазами, — Фиона тоже была в недоумении по поводу этой статьи, в которой уже не в первый раз рассказывалось, каким образом маленький мальчик победил Неназываемого. — Иначе откуда ему знать такие подробности? Но в этом случае возникает вопрос, почему он не спас своих учеников, которые, как утверждает Дамблдор, вместе с ним боролись против Пожирателей?

— Всё это написано в «Ежедневном Пророке»? — удивилась Рина. — Вот что значит, решила сегодня обойтись без газет! Столько интересного пропустила! А за Люциуса я рада. Уверена, что если он и совершал что-либо плохое, то он раскаивается.

Снейп покачал головой. Он прекрасно понимал, что всем, что сейчас имеет, он обязан своей сестре. Не появись она и, возможно, Северус сидел бы сейчас в Азкабане рядом с Лестрейнджами и остальными. И в большинстве случаев Рина была очень хитрой и умной, но иногда удивляла его своей наивностью. Но ведь изредка она могла её себе позволить?..



 
АсперДата: Среда, 24.08.2016, 22:29 | Сообщение # 14
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 13

К приглашению Вальбурги Блэк Снейпы отнеслись очень серьёзно. Мантии из «Твилфитт и Таттинг», обувь из драконьей кожи, ухоженные волосы, уложенные у Рины в элегантную причёску, а у Сева просто собранные в хвост.

Мадам Блэк прислала порт-ключ и Снейпы, в указанное в письме время, переместились в гости, оказавшись где-то на тихой магловской площади. Дом Блэков стоял в окружении обычных магловских домов, ничем не выделяясь среди старинных зданий.

Сразу же, как порт-ключ перенёс их на порог дома, тяжёлая дубовая дверь, заскрипев, отворилась. Появившийся в проёме старый домовой эльф произнёс:

— Госпожа Вальбурга ждёт. Прошу мистера и мисс Снейп пройти за мной.

Северус подал руку Рине, переступая порог, и они двинулись вслед за домовиком вглубь коридора, освещаемого так скудно, что Северина порадовалась, что брат поддерживает её, иначе существовала реальная опасность запнуться и упасть.

Домовик распахнул очередную дверь и они вступили в гостиную, в которой присутствовала та же мрачная атмосфера, что и в коридоре. Окна оказались прикрыты тяжёлыми портьерами и тусклое зимнее солнце с трудом проникало через них.

Массивная мебель, диваны с дорогой обивкой... и женская фигурка, почти полностью слившаяся с одним из кресел, с трудом угадывающаяся в сумерках.

— Вы пришли, — голос говорившей срывался в хрип, будто женщина давно отвыкла говорить. — Кричер, свет!

Под потолком засияла люстра, десятком свечей осветив комнату и заставив темноту отступить к стенам, где и замереть в ожидании своего часа.

Рина смогла разглядеть хозяйку дома, убедившись, что и та внимательно разглядывает Северуса, явно выискивая знакомые черты.

Дама, сидящая в кресле, была почти седой, а морщины и потухшие глаза делали её похожей на глубокую старуху, хотя Северина знала, что волшебнице нет ещё и шестидесяти.

— Похож, — констатировала мадам Блэк, видимо, полностью удовлетворившись осмотром. — Хотя черты Принсев преобладают. Садитесь, не стойте. Кричер, подавай чай!

Тут же снова появился тот самый домовик, что встречал их в дверях. На этот раз он держал в своих ручках поднос, на котором расположился чайник и три чашки, а также сахарница, молочник и тарелка с пирожными.

Сев и Рина аккуратно опустились в предложенные им кресла, не дотрагиваясь до угощения. Домовик, шустро сервировавший столик, исчез, повинуясь приказу своей хозяйки.

— Осторожничаете? — проскрипела Вальбурга, подтвердив догадку Рины о том, что та редко пользуется голосом. В этом доме было совсем не с кем поговорить. Ведь не считать же домовика хорошим собеседником. — Можете не бояться, я не травлю тех, кого пригласила сама. Тем более вас… Древнейший и Благороднейший Дом Блэков теперь зависит от бастарда! Неслыханное дело!

Вальбурга с недовольством посмотрела на гостей, возмущённая тем, что ей приходится принимать незаконнорожденных детей брата.

— Не думаю, что вам удалось бы нас отравить. Я — Мастер зелий и, думается мне, смогу определить отраву в еде или напитке. Моя сестра в этом смысле тоже не беспомощна, — говоря это, Северус злился.

Попытка сестры получить признание родственницы теперь уже не казалась ему правильной. Её прежняя инициатива окончилась ничем. Нотты их оттолкнули. Даже родная сестра матери не пожелала иметь ничего общего с племянниками, так что его совсем не удивит, что Блэки поступят также.

Правда, приглашение в гости выглядело многообещающе, но возможно, было ещё одним способом указать им на их место. Эдакой насмешкой и указанием на то, что бастардам Альфарда Блэка от взбунтовавшейся Эйлин не стоит рассчитывать на признание.

— Мастер зелий? Действительно? В таком раннем возрасте? — заинтересовалась мадам Блэк и захихикала, напомнив гиену. — Кажется, Принсы поспешили, изгоняя дочь. Хотя они всегда казались мне слишком недальновидными.

У Рины чесался язык сообщить Вальбурге, что и она не выглядит очень продуманной особой, но мисс Снейп сдерживалась, не желая сразу же поссориться с тёткой, которая, как показалось, была готова признать их, чтобы насолить Принсам.

Кажется, у Блэков и Принсев было противостояние, начавшееся совсем не с Северуса и Сириуса. Похоже, что всё было намного сложнее.

— Значит, вы всё же узнали, что вашим отцом является Альфард Блэк, — произнесла Вальбурга, перестав смеяться. — Что ж, давайте говорить начистоту. Блэкам нужен наследник, чтобы наша фамилия продолжала существовать в магическом мире. То, что случилось с нами — трагедия, и я не могу позволить угаснуть нашему роду.

Мой любимый сын Регулус пропал без вести и у Блэков не осталось надежды. Мужчины с нашей кровью либо стары, либо малы и уже не принадлежат нашей фамилии. И, как ни горько это осознавать, именно поэтому ваше письмо пришло как нельзя более кстати.

Остаётся только порадоваться, что вы, хоть и незаконнорожденные, но чистокровные маги. У моего братца хватило ума переспать не с какой-нибудь грязнокровкой…

Северус вспыхнул и явно собрался выхватить палочку, но Рина смогла удержать брата, обездвижив. Гневно посмотрев на Вальбургу, она воскликнула:

— Мы рождены в браке!

— Брак с маглом! — презрительно фыркнула мадам Блэк. — Хотя, надо признать, ваша мать поступила верно, оставив себе шанс, которым, увы, не смогла воспользоваться. Думаю, она рассчитывала на то, что Альфард всё же согласится принять её или же родители могли вернуть её домой, признав детей.

В случае же брака с магом вы стали бы носить его фамилию, потеряв право претендовать на родство с Блэками. Либо от вас бы избавились, не пожелай её муж воспитывать как своих детей чужих ублюдков. Да, стоит признать, что Эйлин сделала роду Блэк большое одолжение…

Вальбурга, явно позабыв про гостей, что-то забормотала себе под нос, видимо, за время, проведённое в одиночестве, привыкнув размышлять вслух.

— Да, это может быть интересно… Признать и женить на девушке из хорошей семьи… Внуки… чистокровные и послушные… Можно породниться с Шаффиками… Кажется, их девочка… а у Гампов есть сын…

— Мадам, я женат, — громко и ехидно, явно смакуя, произнёс Северус, уже освобождённый сестрой от чар и успокоившийся. — Думаю, вы будете рады узнать, что моя жена чистокровная, хоть и не входит в священные двадцать восемь. Её девичья фамилия Лайош… Мы счастливы в браке и у меня растёт сын…

— Чистокровный ребёнок… Мальчик! Наследник Блэков! — Северина даже испугалась преображению Вальбурги, произошедшему на их глазах. Мадам Блэк, которая походила на древнюю старуху, вдруг встрепенулась и ожила, заискрившись энергией. Её глаза загорелись азартом и Рина с Севом сразу почувствовали это изменение.

Мадам Блэк больше не хотела умереть…



 
АсперДата: Среда, 24.08.2016, 22:30 | Сообщение # 15
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 14

Тётушка Вальбурга, как она потребовала себя называть, оказалась дамой властной и деятельной. Не желая откладывать дела в долгий ящик, она тут же провела ритуал принятия, призвав в свидетели магию и вписав Северуса и Рину, а вместе с ними и Фиону с Санди, в родословную книгу Блэков.

Со своим братом Сигнусом, который на данный момент являлся старшим мужчиной в семье, она советоваться не стала. Снейп знал, что отец Нарциссы болен и даже несколько раз варил ему зелья по просьбе Малфоев.

Поэтому Северус не удивился, что мадам Блэк сама приняла решение. К тому же она была точно уверена в том, кто является отцом Сева и Рины. Чтобы это уточнить, Снейп предложил Вальбурге проверить их родство специальным зельем, чем явно заслужил её одобрение.

И даже то, что у него имелся при себе готовый состав, который он достал из кармана, было признано не желанием примазаться к известной фамилии, а предусмотрительностью, редко присущей молодым людям.

Чтобы и впоследствии не возникало никаких сомнений, Северус объяснил тётушке, что зелье делал Дамокл Белби, о чём и свидетельствовала его личная печать, которой был запечатан сосуд, для того, чтобы исключить возможность обмана.

Тётушка оценила и этот жест, не колеблясь согласившись проверить родство. Так что уже через несколько минут она диктовала их новые имена самопишущему перу, легко скользящему по пергаментным страницам старой книги, в которой были записаны многие поколения семьи Блэк.

***

Вечером, сидя у камина в своём любимом кресле, с уснувшим у него на коленях сыном, Снейп размышлял об иронии судьбы, сделавшей его, нищего мальчишку, наследником и надеждой Блэков, а его недруга лишив всего.

Северусу было приятно представлять, как бесновался бы ненавистный Сири, узнав, что Нюниус, тот самый, который самим своим существованием, как когда-то выразился Поттер, мешавший им наслаждаться жизнью, отобрал у Блэка всё — и дом, и деньги, и мать…

Но при этом оставалась некая горечь. Конечно, Снейп не раз мечтал, что и Сириус, и Джеймс когда-нибудь получат по заслугам, но смерть для одного и тюрьма для другого никогда не появлялись в его мечтах. И у него с трудом укладывалось в голове, что Блэк предал друга.

Сам Северус никогда бы не поступил так и наказание за предательство было признано адекватным. Значит, не было между Мародёрами дружбы, если они сначала так легко выбросили на обочину жизни оборотня, а потом один предал другого и убил третьего. Что ж, от них следовало этого ожидать.

***

Сидя в своей спальне и расчёсывая волосы, чтобы заплести косы, готовясь ко сну, Рина вспоминала морщинистые руки тётушки Вальбурги, водившей пальцем по строчкам, минуту назад написанным пером под её диктовку. Руки подрагивали, хотя тётушка и казалась относительно спокойной.

Их с Севом имена — её прежнее Северина Аделаида, и брата — Северус Альтаир, смотрелись очень непривычно, также как фамилия Блэк. Рина подумала, что они поступили правильно, решив пока скрыть такие изменения, оставив фамилию Снейп своим псевдонимом. К тому же, и Северуса в среде зельеваров знали именно под этой фамилией, так что решение остаться для всех Снейпами было признано единственно верным.

Зато имя племянника — Александр Эридан, как казалось Рине, очень ему шло и, возможно, именно Эридан Блэк поедет в своё время в Хогвартс, а не Санди Снейп, хотя до этого времени ещё далеко и кто знает, может, брат даже решит отправить сына на учёбу в Европу.

Хогвартс с его противостоянием факультетов и добрым директором, потворствующим избранным, не являлся для Рины именно тем местом, куда бы она хотела отправлять на учёбу своих детей или племянников. Вот если бы Хогвартс был таким, как в её мире… Тогда бы она не раздумывала при выборе школы.

Помечтав о будущих детях, Рина фыркнула, вспомнив тётушку Вальбургу, которая тут же по обретении родственников задалась целью выдать её замуж, раз уж женить Северуса уже не представлялось возможным.

Мадам Блэк даже отпускать её не хотела, упирая на то, что молодой девушке не стоит жить в доме брата, якобы мешая ему. А вот с тётушкой ей было бы удобно и комфортно.

Северина глубоко в зародыше подавила мысль о том, что все эти годы, зная об их существовании, Вальбурга даже не попыталась найти их и как-то помочь, а теперь, когда от Блэков остались одни старики и отверженный сын, та спохватилась и воспылала родственными чувствами, хотя мисс Снейп даже не сомневалась, что мадам Блэк не рада настолько, насколько хочет это показать.

Понять Рина такое могла и тоже воспользовалась подвернувшейся возможностью, но простить… Обида была запрятана глубоко, но она была, так что ни о какой любви и доверии с их стороны речи даже не шло. Поэтому ей удалось отбиться от предложенной чести, объяснив свой отказ заботой о бизнесе, который был для них очень важен.

Сразу же по возвращении домой Вальбурге была отправлена корзинка не только с укрепляющими и витаминными зельями, сваренными Северусом, но и с продукцией салона «Афродита».

Понимая, что Вальбурга, возможно, будет недовольна тем, что её родственницы стоят не только у котлов, но и за прилавком, она пригласила тётушку в гости, познакомиться с женой племянника и внуком, и посетить салон, чтобы понять, чем именно занимаются Рина с Фионой.

Впрочем, Северина вполне могла пойти на уступки властной тётушке. Если уж та будет резко против их деятельности, то они вполне могли себе позволить принять на работу ещё парочку ведьм, которые бы и занимались продажей.

Рина курировала бы зельеварню, где и так уже царила миссис Поджер, вернувшаяся на работу после того, как убедилась в полнейшей безопасности не только салона, но и всей Диагон-Аллеи. После памятного Хэллоуина многие магазины закрылись, но теперь они возобновили работу, готовясь к празднованию Рождества и Нового Года.

***

— Кричер! — тоном, говорящим о том, что она не может ждать ни минуты, Вальбурга вызвала эльфа.

Тот появился моментально, как и положено хорошо обученному слуге.

— Кричер, принеси мне бумагу и перо. Я должна написать Сигнусу и Касси. Они должны знать, что Блэкам больше не грозит забвение.

Домовик поклонился, подметя ушами пол, и исчез, отправившись за письменными принадлежностями.

Кричер был рад. Его госпожа Вальбурга снова была счастлива и деятельна. Кричер уже предвкушал, как в старом доме Блэков вновь зазвучат детские голоса, затопают по паркету маленькие ножки и маленькие ручки наследников Древнейшего и Благороднейшего Дома снова будут выкручивать Кричеру уши.

А ту злую вещь, отданную ему младшим хозяином, возможно, сможет уничтожить пришедший сегодня в дом новый Блэк, с такой привычной и родной магией…

Вальбурга, получив всё для письма, расположилась у элегантного бюро, задумавшись над будущим содержанием писем. Сегодняшний визит возродил её надежды о величии рода, угасшие было с исчезновением её любимого сына Регулуса.

О старшем же сыне мадам Блэк не желала ничего слышать и даже имя его не произносилось больше в её доме. Она выжгла его имя с гобелена после того, как он окончательно ушёл из дома, не появившись в нём даже тогда, когда умер Орион.

Она жалела только о том, что этот её поступок был ничем иным, как жестом бессилия. Изгнать отступника из семьи она не могла, а Сигнус не захотел. Теперь тот, кого она больше не называла сыном, сидел в тюрьме, оговорив себя.

И хоть она знала, что сын не убивал Поттеров, она не собиралась его спасать. Может быть, позже… Когда он прочувствует на себе соседство с дементорами и будет благодарен родной семье, которая его вытащит.

Но наследником ему не быть. Она выбрала другого, того, кто чтит традиции и не разбазарит то, что Блэки собирали столетиями. Не потратит деньги на магловские глупости и не уничтожит знания, записанные в старых книгах.

Как загорелись глаза её нового родственника, когда она упомянула несколько редких книг по зельям, хранящихся в её библиотеке! И мальчику всё равно, что они считаются тёмными, он стремится к знаниям, а значит, приведёт род к величию.

И маленький наследник!.. Этот ребёнок — их будущее, и хотя мадам Блэк понимала, что мать не доверит ей полностью воспитание дитя, но Вальбурга постарается, чтобы мальчик полюбил бабушку и вырос таким же милым и умным мальчиком, как её Регулус, для которого величие Блэков не было пустым звуком...



 
АсперДата: Среда, 24.08.2016, 22:30 | Сообщение # 16
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 15

Рождество и Новый Год встретили тихо, по-семейному. Побывав, теперь уже вместе с Фионой и Санди, у мадам Вальбурги, новоявленные Блэки поздравили тётушку и от неё тоже получили подарки и благословение.

Навестили Малфоев, которые были вдвойне рады их появлению. Этот визит говорил о том, что друзья не отвернулись от Люциуса, потерявшего всё своё влияние в Министерстве, и только с помощью больших денег сумевшего откупиться от Азкабана.

Нарцисса, узнавшая от отца, что брат и сестра Снейп оказались Блэками, очень обрадовалась этой новости. Так что, когда приглашённые ею друзья ступили под своды Малфой-мэнора, она встретила их, как и подобает родственнице, хотя и не забыв попенять на то, что они так долго молчали.

— Неужели вы думали, что мы будем недовольны этим родством? — спросила она у Северины, рядом с которой расположилась на диване, наблюдая, как Драко и Санди играют, устроившись на ковре.

Будуар Нарциссы очень часто служил для её сына игровой комнатой, так что и сейчас юным волшебникам было чем заняться, пока их матери и тётка были заняты болтовнёй.

— Мы не были уверены в вашей реакции, — Рина, улыбнувшись Нарциссе, вздохнула. — Одно дело, принимать в своём доме полукровок, ведь всегда можно отговориться общими делами, а другое дело — бастарды…

— Что ты такое говоришь?! Мы с Люциусом, действительно, заинтересованы в вас как зельеварах, но ведь это не объясняет того, почему мы предложили Северусу стать крёстным Драко. В этом не может быть только выгоды, здесь важны и личные симпатии. Кого попало не захочешь видеть рядом с собственным ребёнком.

Фиона с жаром поддержала высказывание родственницы, и Рина порадовалась, что им с Севом повезло в своё время познакомиться с такими хорошими людьми, как Фиона и Люциус с Нарциссой.

И то, что Малфоя обвиняли в том, что он был Упивающимся, совсем не беспокоило Рину. Она не знала, добровольно ли он вступил в ту организацию, да и по отношению к ним, хоть и считающимся полукровками, он всегда вёл себя корректно, так что ей не в чем было его упрекнуть.

Малфои на пару с Блэками оказались намного проще в отношении бастардов, чем Нотты или Принсы, отвернувшиеся от родни, что было очень неожиданно, ведь те же Нотты не признали их, даже зная о том, что и Сев, и Рина чистокровные, а Малфои общались с ними ещё тогда, когда они считались полукровками.

***

— Думаю, надо написать друзьям, — как-то в начале февраля проговорил Северус, завтракая в кругу семьи. — Я почти уверен, и Люциус меня поддерживает, что им уже можно возвращаться. Министерство поутихло и авроры больше не хватают всех подряд, подозревая в пособничестве. Люпин вполне мог бы приступить к работе…

— Ремус возвращается в Англию? — поинтересовалась Франсуаза, будучи уверена, что Люпин путешествует.

Северина, которая недавно в очередной раз навестила друзей, улыбнулась, вспоминая двух магов.

***

Долгое сидение в обычном доме без магии привело к тому, что уставший обходиться без волшебной палочки Мальсибер придрался к Люпину. Слово за слово и волшебники, уже давно чувствовавшие друг в друге соперников, сцепились совершенно по-магловски.

Люпин, сдержавший сильнейшее желание вонзить Рейнарду зубы в глотку, пустил в ход кулаки, и маги азартно принялись мутузить друг друга, яростно наставляя синяки и мечтая переломать кости.

Северина появилась в тот момент, когда Абигайль, вернувшаяся из магазина, стояла на крыльце, испуганно прижимая руки к животу, лезущему ей уже, кажется, на нос.

Убедившись, что мачеха не пострадала физически, Северина, взывая к Мерлину и всем богам, чтобы эти идиоты не схватились за палочки, ринулась в дом на помощь Тобиасу, который разнимал двух идиотов, матеря их и поливая ледяной водой. Никому из присутствующих не нужны были проблемы.

Но конфликт к её появлению уже был исчерпан и мокрые маги, отскочив в разные стороны, с удовлетворением рассматривали расквашенные носы и наливающиеся фингалы друг друга.

Скандал в лучших традициях жены-мегеры, который устроила им Рина, впечатлил даже Тобиаса с Абигайль, и те согласились оставить двух обормотов у себя ещё ненадолго.

Северина понимала, что друзей стоит переселить куда-нибудь в другое место как можно быстрее, и даже подумывала попросить тётушку, но если Мальсибера она ещё могла бы приютить, то Люпина вряд ли.

Мало того, что Вальбурга была фанатичкой в вопросах крови, так к тому же Ремус был не только полукровкой, но и дружил с Сириусом в школе, и мадам Блэк могла считать его одним из виновников того, что её сын ушёл из семьи.

***

— Ты думаешь, что Рею ничего не угрожает? — поинтересовалась у брата Рина.

— Ему ведь нечего предъявить, он просто пережидал неспокойное время, так что даже если оборотень может вернуться, то уж Мальсиберу точно ничего не грозит. Им пора вылезать из норы.

— Ты прав, нужно сказать ребятам, да и Тобиас перестанет злиться.

— Надо отправить им письмо, предупредить, чтобы были готовы, — подвёл итог беседы Северус. — И снова навестить твоего друга Фолка, вдруг он расскажет что-нибудь новое.

Преисполненные надежд на спокойную жизнь, все разбрелись по своим делам — Франсуаза в салон, Фиона с Санди в детскую, где мальчика ждала увлекательная игра, Северус в лабораторию — из Гильдии зельеваров прислали приглашение выступить на конференции, так что надо было не ударить в грязь лицом. А Северина поспешила написать письмо, не желая больше мучить друзей, держа их взаперти в обычном мире.

***

Она давно знала, что оба мага к ней неровно дышат, иначе как объяснить их соперничество, дошедшее уже до рукоприкладства.

То, что они оба ещё со школы оказывали ей знаки внимания, несомненно ей льстило. И если раньше она опасалась оборотня, то теперь страх ушёл. А вот представить Рема своим женихом… или даже мужем… Нет, Рина никогда не думала о нём в таком ключе. Вот Рей…

Самой себе она могла признаться, что Мальсибер ей очень нравился, но вот требования его отца по поводу чистокровности задевали, хотя она и понимала, что он в своём праве. Каждый живёт так, как ему удобно.

До недавнего времени Рейнард оставался только школьным другом, но теперь, когда его бросила невеста, а отец Рея сидел в Азкабане, Рина могла на что-то рассчитывать. Особенно, если Мальсибер узнает о её происхождении…

Северина несколько замечталась, сидя над письмом, так что поспешила дописать послание друзьям, и запечатала его в обычный магловский конверт, надписав адрес. Накинув на домашнее платье тёплую мантию, она вышла из дома и поспешила в «Дырявый котёл».

«Ребята должны узнать, что опасность миновала», — думала Рина, направляясь на почту и не замечая, что пристально следя за ней, в том же направлении движется человек, в котором она, будь чуточку внимательней, узнала бы того аврора, что возглавлял отряд, приходивший в их дом.



 
АсперДата: Среда, 24.08.2016, 22:31 | Сообщение # 17
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 16

— Так, так, — услышала Северина, выйдя из здания почты, — не думал, что ты поддерживаешь отношения с магловской роднёй.

Рина обернулась, с ужасом понимая, что тот, кто её выследил, делал это не из праздного любопытства. Улыбающийся аврор Хоган, обнаруженный в непосредственной близости, явно указывал на проблемы.

— Вы за мной следите? — деланно спокойно поинтересовалась она, хотя сердце не перестало заполошно колотиться. — В чём-то подозреваете? Или вы просто маньяк, нападающий на девушек?

Последний вопрос Рина постаралась задать как можно громче, надеясь привлечь внимание спешащих по своим делам маглов, но тщетно — те не обращали на них никакого внимания.

— Хорошая попытка, но чары отвлечения внимания тебе не обойти, — усмехнулся аврор.

— Что вам от меня надо? — Рина запаниковала, понимая, что выхватив палочку, даст Хогану повод арестовать её за колдовство при маглах и нарушение Статута Секретности.

— А что, если просто поговорить? — улыбнулся аврор и его улыбка совсем не понравилась Северине. — О том, что твоя матушка-шлюха задолжала мне, а ты, как мне кажется, неплохая замена.

Ухмылка Хогана была настолько мерзкой, что Рина почувствовала, как к её горлу подкатывает тошнота. Что бы не имел в виду аврор, она понимала, что это для неё плохо кончится.

Причём тут здешняя Эйлин, она вообще не понимала, но её «собеседник» не стал долго скрывать информацию, спеша поделиться с Риной своим негодованием.

— Я готов был сделать её добропорядочной женой, закрыв глаза на то, что она кувыркалась с Блэком, — схватив Рину за руку, заговорил Хоган, от злости и нетерпения давясь словами и слюной. — Я даже собирался признать вас, ублюдков. Но тут, наверное, я всё же должен сказать твоей мамаше спасибо за её побег — ты получилась симпатичнее, чем она или твой братец, так что хорошо, что не надо считать тебя дочерью.

Застывшая в ужасе Северина молча смотрела на аврора, в глазах которого была ярость и похоть, и пыталась решить, как ей удрать от него.

Она уже поняла, кто этот человек. В письме, оставленном Эйлин сыну, упоминался жених мисс Принс, найденный для неё родителями. То, что та утверждала, что он старый, можно было списать на молодость Эйлин, когда и мужчина лет тридцати кажется стариком.

В данный момент Рина тоже с полным правом могла утверждать, что Хоган годится ей в отцы, и в самых ужасных красках представляла жизнь, грозившую Эйлин и Северусу.

— Я женюсь на тебе, ты не думай, — меж тем продолжал Фелим Хоган. — Да и иметь в родне Мастера зелий — очень большая удача. К тому же, я собираюсь забрать у твоей родни то, что они обещали за Эйлин. Денежки не помешают, да, малышка? Вот только родственники-маглы нам не нужны. Но мне интересно, зачем они нужны вам, если вы уже знаете, что этот магл не ваш отец?

— Откуда вам это известно? — рискнула спросить Рина, удивившись, что её голос звучит почти спокойно.

— Вы очень наивные молодые люди, — улыбнулся Хоган, — а я, если ты не забыла — аврор и, смею заметить, неплохой. Ваши посещения мадам Блэк не остались незамеченными, да и переписка с ней и Малфоями о чём-то, да говорит.

— Аврорат следил за нами? — воскликнула Северина, ужасаясь тому, что и её посещения домика Снейпов могли быть отслежены.

— Не аврорат, а я, — тут же поделился с ней информацией Фелим и добавил: — Вот только до маглов пока не добрался. Что ты скрываешь там, кошечка?

Последний вопрос, заданный интимным шёпотом ей в ухо, заставил Рину передёрнуться от отвращения.

«Замуж за этого? Ни за что!»

Несмотря на собственные проблемы, Рина не переставала волноваться за друзей и семью отчима. Страшно представить, какие неприятности им грозят, если этот ненормальный доберётся до них.

Её отвращение было сразу замечено Хоганом:

— Что, не нравлюсь? Ничего, я научу тебя уважать мужа, ты, маленькая шлюшка! Небось, пошла в маменьку, тоже в школе крутила хвостом направо и налево. Что ж тебе не удалось захомутать никого из богатеньких мальчиков? Или любовник, которого ты потом пристроила в салон, не позволил?

Оскорбление её и матери из уст человека, которого она уже и так начала ненавидеть, вызвало в ней яростный протест и желание вырваться из его рук, чтобы никогда больше не видеть, а ещё лучше — уничтожить негодяя, угрожающего ей и спокойствию её родных.

Она сразу поняла по его словам и поведению, что он почему-то решил избавиться от маглов, номинально являющихся её отцом и мачехой. К тому же опасность для брата, исходящая от Хогана, придавала Северине больше решительности, чем перспектива оказаться женой аврора.

«Никто не посмеет шантажировать Северуса!» — ярость клокотала, поднимаясь огненной волной, опаляя разум и заставляя спокойную и рассудительную девушку мечтать о смерти для обидчика.

То, что слова Хогана пока лишь слова, Северину не волновало — он покусился на её семью, он угрожал спокойствию её брата и безопасности племянника, и Рина не была намерена это терпеть.

Мисс Снейп прекрасно понимала, что она будет обречена, и была готова пожертвовать собой, отводя опасность от брата и его семьи. Она пожертвовала спокойной жизнью в собственном мире не для того, чтобы оказаться тем рычагом, который обрушит на её братика беды, погребая под ними его с таким трудом обустроенную ею жизнь.

Попытки вырваться, которые она не прекращала всё это время, явно возбуждали Фелима, не мешающего ей биться в его руках. Рина поняла это давно, и поэтому, решившись, она вдруг резко прижалась к Хогану, не ожидавшему от неё такого, и крутанулась вместе с ним в парной аппарации, утаскивая за собой навстречу судьбе.

***

Трасса из Лондона в Ковентри всегда была очень оживлённой, так что, когда грузовик, движущийся в северо-западном направлении, резко попытался затормозить, одновременно уходя в сторону, и раскорячился поперёк дороги, собирая за собой машины, с визгом и скрежетом тормозов вбивающиеся друг в друга, создавшейся пробке никто из её избежавших даже не удивился.

На месте аварии тут же появилась полиция. Прибывшие почти одновременно с ними скорые, завывая сиренами, сразу же помчались обратно, спеша доставить в больницы пострадавших. Устроивший затор водитель, относительно целый и основательно накачанный успокоительным, тут же на месте принялся давать показания.

В них фигурировала неизвестно откуда взявшаяся парочка сумасшедших, появившихся прямо перед его фурой. Столкновения с ними, как ни пытался, он предотвратить не сумел…



 
АсперДата: Среда, 24.08.2016, 22:31 | Сообщение # 18
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 17

Несущийся грузовик Рина увидела краем глаза, и почти перед столкновением ушла в аппарацию, жёстко и неудачно, откинутая от машины Хоганом. Его глаза, выражавшие не злобу, как она бы могла подумать, а ужас и понимание, были последним, что она увидела.

Выход из аппарационного вихря был ужасен. Северина упала, стоило ей только коснуться земли. Сильная боль в правой половине тела тут же дала понять, что аппарация прошла далеко не идеально, в чём она и смогла убедиться, попытавшись себя рассмотреть.

Частичное отсутствие одежды, будто срезанной ножом, и залитые кровью правая рука, нога и бок, с содранным с них мясом, кое-где вплоть до кости, явно указывало на расщепление.

Хотя боли она почти не чувствовала, Рину замутило от открывшейся картины, и она испугалась, что сейчас потеряет сознание и умрёт, теперь уже окончательно. Так Рина не хотела умирать. Ведь одно дело решиться на это самой и осуществить намерение, спасая близких и себя, другое — глупо умереть от потери крови после того, как проблема перестала существовать.

Сцепив зубы и пересиливая дурноту, она кое-как нащупала палочку, глупо радуясь тому, что левая рука, на которой она и была закреплена, осталась невредимой. Ведь если бы расщеп пришёлся на левый бок, палочку она могла бы потерять, а так есть надежда, что удастся попросить помощи.

Жаль только, что она где-то потеряла сумочку, обычно висевшую у неё на плече. Там были зелья, необходимые при разных экстренных ситуациях, в том числе и те, которые сейчас ей бы очень пригодились.

Но сумочки не было, и она, постаравшись отключить боль, применив окклюменцию, стиснула палочку левой рукой. Это было, конечно, не то же самое, что колдовать правой, но, вспомнив первую встречу с братом и прошептав «эспекто патронум», она всё же умудрилась вызвать пеликана, бывшего её патронусом, и отправила Севу мольбу о помощи, очень сомневаясь, что помощь подоспеет вовремя.

Потратив на это последние силы, Рина уронила палочку и потеряла сознание…

***

Северус Снейп в кои то веки был занят совсем не тем, чего можно было ожидать от зельевара в разгар рабочего дня. Он не стоял над котлом, склонившись над ним в клубах пара, исходящего от очередного зелья. Не резал флоббер-червей и не потрошил лягушек. Он даже не сидел, уткнувшись в свой лабораторный журнал, занося туда очередной результат эксперимента.

Нет, Северус наслаждался хорошим вином, сидя в компании своего родственника, и происходило это в Малфой-мэноре, куда он отправился навестить крестника.

Сестра сбежала на почту, а жена, подхватив сына, камином отправилась к мадам Блэк, мечтавшей пообщаться с матерью наследника, наставляя её и делясь опытом. Всё же она вырастила двух сыновей, хотя один и был признан неудачным.

— Это эльфийское урожая шестьдесят восьмого года, — произнёс Люциус, поднимая бокал и давая лучу света пройти сквозь него, даря вину солнечный блик и заставляя его играть всеми оттенками бордового: — Чувствуешь, какой вкус?

Северус только собирался ответить, как перед ним появился полупрозрачный пеликан-патронус, который слабым голосом сестры произнёс:

— Северус, я не знаю, где нахожусь, и я расщепилась. Помоги, если сможешь… — голос затих и патронус растаял, напоследок взмахнув крыльями.

***

Рина проснулась в своей кровати. В этом она убедилась сразу, как только открыла глаза — весёленькие бежевые розочки обоев были первыми, что она увидела, очнувшись.

Порадовавшись, что выжила, Рина попыталась встать с постели, чтобы найти брата, вытащившего её из передряги, и не смогла. Сильная слабость тут же дала о себе знать — попытавшись опереться на руки, она снова упала на подушку, ощущая головокружение и тошноту.

— Это же сколько крови я потеряла? И ещё сотрясение? — задалась вопросом Рина и понадеялась, что сейчас получит на него ответ — в комнату стремительно ворвался Северус, держа наготове палочку, и тут же наложил на неё простенькое диагностическое заклинание.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовался он у сестры, хотя и составил уже собственное мнение о её самочувствии.

— Хорошо, — прошептала Рина, чувствуя, как холодный пот пропитывает ночную рубашку.

— Рина, я так волновалась! — Фиона вихрем влетела в комнату, на мгновение опередив Рея и Рема, которых Северина совсем не ожидала здесь увидеть.

— Что вы сюда припёрлись? — недовольным тоном поинтересовался Северус, глядя на друга и оборотня. — Это спальня моей сестры, в ней нечего делать посторонним мужчинам.

— Северус! — укоризненно воскликнула Фиона. — Они тоже волновались!

Обеспокоенные лица двух волшебников свидетельствовали именно об этом, но Северус был неумолим.

— Она чувствует себя сносно, если вас это интересует. Возможно, уже завтра утром она сможет присутствовать за столом. А сейчас убирайтесь!

Мальсибер с Люпином, не рискнув спорить с хозяином дома, поспешили выполнить его распоряжение, предварительно пожелав Рине скорейшего выздоровления.

— Как ты меня нашёл? — поинтересовалась Рина. — И как здесь оказались ребята?

— Все вопросы завтра, сейчас уже поздно, — Северус вытащил из кармана несколько пузырьков, не снизойдя до ответа. — Завтра, когда тебе станет лучше, мы поговорим, а сейчас выпей лекарство и спи.

Сев осторожно приподнял Рину и с помощью Фионы напоил сестру зельями, которые Северина определила на вкус — заживляющее, кроветворное и, немного подождав, зелье легкого сна, которое, как и следовало из его названия, погружало в сон, действуя намного мягче зелья сна-без-сновидений.

Сейчас Рина точно не отказалась бы от него, опасаясь снов с участием Хогана, но не стала переубеждать брата. Северус ещё ничего не знал о том, что натворила сестра, поэтому считал, что ей просто нужно восстановиться после расщепления и выспаться, для чего подходило именно зелье лёгкого сна.

Эта разработка была запатентована Северусом, который ещё несколько лет назад озаботился этим вопросом. Сон-без-сновидений был хорош, когда мага нужно было избавить от кошмаров, но он быстро вызывал привыкание и был вообще противопоказан тем, кто мучился бессонницей.

Разработанное же Северусом зелье мягко погружало в сон и дарило необходимый отдых, не вызывая привыкания, если принимающий его строго следовал инструкции. Дополнительным плюсом было то, что оно навевало приятные сны.

Благодаря этому всё больше аптекарей обращалось к Снейпу за разрешением варить его на продажу, и Северус гордился тем, что одна из его разработок уже приносила существенный доход.

***

Убедившись, что Рина уснула, Северус притянул к себе Фиону, всё ещё продолжавшую беспокоиться за подругу, и поцеловал, заключив в объятия. Та расслабилась в его руках, убедившись по его поведению, что с Риной всё в порядке. Северус не был напряжён и это говорило само за себя.

— Продолжим ужин? — шёпотом поинтересовалась Фиона. — Мальчики волнуются, да и Франсуаза…

Хмыкнув на определение двух великовозрастных магов как мальчиков, Северус кивнул, соглашаясь с ней, и обняв Фиону за талию, увёл из комнаты. Она действительно была права, следовало закончить с ужином, который прервался, когда сработали установленные на кровать Северины оповещающие чары, и рассказать остальным о состоянии здоровья сестры.



 
АсперДата: Воскресенье, 28.08.2016, 17:16 | Сообщение # 19
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 18

Альбус Дамблдор сегодня несколько изменил устоявшимся привычкам. Обычно он не читал газету за завтраком, как делало это большинство волшебников, предпочитая в это время наблюдать за учениками. «Ежедневный пророк» он получал с опережением и успевал посмотреть заранее, так что к завтраку, в отличии от коллег-профессоров, выходил, уже зная все новости.

Сегодня же ему это не удалось. Он неожиданно для себя проспал, чего не случалось с ним уже много лет, так что прессу пришлось изучать, сидя среди переговаривающихся магов, пытаясь одновременно прислушиваться к гомонящим ученикам.

Знакомое имя, мелькнувшее в статье, привлекло к себе внимание. Нелепая смерть аврора Хогана, с которым он некогда поддерживал взаимовыгодные отношения, заинтересовала директора.

«Погибнуть, аппарировав прямо под колёса автомобиля?! Странно для опытного волшебника… Интересно, куда делся тот второй, о котором написали со слов водителя-магла?»

Дамблдор отложил газету, повернувшись к обратившейся к нему Минерве, и сделав себе в памяти пометку выяснить подробности — интуиция подсказывала, что история странная, а Альбус привык интуиции доверять…

***

— Что ты от нас скрываешь? — обратился к Рине брат, зайдя к ней в комнату после завтрака, на котором ему пришлось сознаться, что ещё после посещения их дома аврорами он наложил на всех членов семьи следящие чары, которые и помогли им с Люциусом быстро прийти к ней на помощь после появления патронуса.

— Я тоже могу иметь секреты, — буркнула обиженно отвернувшаяся Рина, на самом деле очень благодарная брату за своё спасение. — Ты ведь тоже не всё мне рассказываешь.

— Я был уверен, что ты будешь недовольна, но, как видишь, эти меры предосторожности спасли тебе жизнь. Так что делись, сестричка, я же чувствую, что здесь что-то нечисто. Ведь ты просто пошла отправить письмо, и получившие его Люпин с Мальсибером примчались уже на следующий же день, когда ты валялась без сознания… Я так испугался… — Рина посмотрела на брата, услышав вдруг, как изменился его голос, и столкнулась с ним взглядом.

В тёмных глазах Сева стояли непролитые слёзы, напомнив ей о увиденном когда-то в зеркале Еиналеж маленьком мальчике, рыдавшем в заброшенном классе. Северина прижалась к нему, утешая, и неожиданно разрыдалась сама, почувствовав себя маленькой девочкой в объятиях старшего брата.

— Я убила его, — прошептала она, желая поделиться тем, что натворила. Вина за содеянное сжигала её душу, и ей хотелось сознаться и понести наказание.

— Т-ш-ш, — Северус успокаивающе прижал Рину к себе покрепче. — Кого убила? Что ты говоришь?

— Хогана… Ну, помнишь, того аврора? — Рина снова всхлипнула. — Он угрожал мне, собирался против моей воли жениться на мне, обещал разобраться с Тобиасом и Абигайль, собирался шантажировать тебя и рассчитывал на деньги Блэков. Я испугалась, что он может захотеть избавиться от Санди, чтобы заполучить их.

— Подожди, Рина, что ты несёшь?! — воскликнул Северус, подозревая, что у сестры временно помутился разум после неудачной аппарации. — С чего бы ему такое творить?

— Он ненавидел нас! Он тот жених, что Принсы нашли для Эйлин. Он знал, что она беременна от Блэка, и собирался получить хорошие деньги за признание чужого бастарда. Но она убежала и вышла за Снейпа, а Хоган потерял деньги, которые были почти в его руках. Он решил отомстить Принсам и взять обещанное ими когда-то, а для этого ему нужна была я. Я… Я так боялась… Я решила, что лучше погибну, чем выйду за него замуж и подставлю под удар всех, кого люблю — и тебя, и Фиону, и Санди…

— Что ты сделала? — Северус прикоснулся к лицу сестры, поднимая её опущенную голову и с волнением глядя ей в глаза.

— Он прижимал меня к себе и не ожидал, что я утяну его в аппарацию. Помнишь шоссе, которое ведёт в Ковентри? Там всегда много машин… Авроры просто бы решили, что мы промахнулись…

Теперь мысль о самоубийстве пускала по коже толпы холодных мурашек и заставляла дрожать руки. Северину сотрясала крупная дрожь, воспоминания о том кошмарном дне были ещё слишком свежи и сердце сжималось от ужаса.

— Он оттолкнул меня, понимаешь?! Он оттолкнул меня от грузовика! Я видела машину как тебя сейчас! Он понял, что я затеяла, и всё равно оттолкнул, а сам…

Северина зарыдала, уткнувшись в сюртук побледневшего брата, который молча гладил её по спине, пытаясь успокоить, и глядя в глаза такому же бледному Мальсиберу, застывшему в дверях, привалившись к косяку. Северус не заметил, когда тот появился, и корил себя за то, что забыл закрыть дверь.

— Всё хорошо, успокойся, — успокоившись сам, проговорил Снейп. — Ему повезло, что он погиб, иначе он не дожил бы до собственной свадьбы. Я бы не дал тебя в обиду. Он сам виноват — ты защищалась.

— Я хотела его убить!

— Ты хотела от него сбежать, поэтому аппарировала, не рассчитав, — жёстко проговорил Северус. — И хватит об этом. Всё обошлось.

— Я не знаю, где потеряла сумочку, — уже успокоившись, в последний раз всхлипнула Рина. — Моя сумочка с зельями — её не было, когда я попыталась справиться с расщепом. Ты её не находил?

— Нет, но мы поищем. Я не рассматривал окрестности, как ты понимаешь, — Северус постарался не показать волнения. Вполне может быть, что она действительно потеряла её уже после аппарации или на улице Лондона…

— Рина, ты защищалась, — подойдя к ним, тоже произнёс Мальсибер, отчего Рина, не ожидавшая, что кто-то стоит за спиной, крутанулась в руках брата, выхватывая палочку. От резкого движения потемнело в глазах и она бы упала, если бы её не подхватил Рей, опередив Снейпа.

***

— Ну и развели вы тайны Мадридского двора, — покачал головой Мальсибер, бережно поддерживая Северину за талию под недовольное бурчание друга.

Северина, пытаясь спрятать в ладонях покрасневшее от слёз лицо, судорожно вспоминала, что успела порассказать брату.

— Ну извини, не хотел подслушивать, но вы сами виноваты, — отмахнулся Рейнард от упреков. — И не смотри на меня так, Сев, я тебя не боюсь, ты друга не отравишь, тем более я Рину не обижаю, а наоборот даже, восхищаюсь ей и благоговею.

Усадив пунцовую подругу в кресло, Рей, не желая злить домашнего дракона, охраняющего сокровище-сестру, произнёс:

— А если серьёзно, то я на вашей стороне. Рина была права, пытаясь спастись любым способом, а уж что из этого вышло… А вот то, что вы Блэки — это неожиданно для меня, и кажется, я опоздал с разговором. Теперь, боюсь, вы меня неправильно поймёте…

Выговорившаяся, выплакавшаяся и успокоившаяся Рина, наконец-то вспомнив о своей слизеринской сущности, улыбнулась Рею, тут же прикинув, что он пришёл очень даже вовремя — не могла же она рассказать ему специально о своём чистокровном происхождении. Ещё подумал бы, что она набивается в невесты…

— А что ты хотел? — поинтересовалась она, призывая зеркальце и быстрым движением палочки убирая следы слёз на лице.

— Я хотел поговорить с тобой… — нерешительно начал Рей.

— Северус, ты можешь нас оставить? — поинтересовалась Рина, но Мальсибер остановил направившегося было к двери друга:

— Я буду говорить при нём, он твой брат, значит, его это тоже касается.

Снейп остановился и, наколдовав себе ещё одно кресло, уселся с преувеличенно заинтересованным видом.

— Когда я вернулся и узнал, что ты чуть не погибла при аппарации, я понял, что слишком долго не решался поговорить, и что в любой момент я могу тебя потерять, так и не успев сказать, как ты мне дорога, — Рей опустился на колено перед креслом, в котором, боясь вздохнуть, застыла Рина, и опираясь на подлокотник, подался к ней, заглянув в глаза. — Я хочу знать, есть ли у меня надежда завоевать твоё сердце и назвать тебя невестой, а после — женой?

— Что ты там говорил о том, что мы теперь можем неправильно тебя понять? — сумрачно глядя на друга, поинтересовался Северус, нарушив очарование момента.

— Ну, вы могли бы подумать, что я решился потому, что узнал о Блэках, но это не так, — Мальсибер на мгновение отвлёкся на Сева и снова посмотрел на Рину, лаская её влюблённым взглядом. — Мне и раньше было плевать на твой статус, останавливали только обязательства перед другой девушкой, теперь это препятствие перестало существовать…

— Я верю тебе, Рей, — наконец-то отмерла Северина, улыбнувшись Мальсиберу и потом брату: — Северус, я давно знала, что нравлюсь Рею, так что он не врёт, и я понимаю его нежелание разрывать помолвку — всё же мы слизеринцы и ставим благополучие семьи во главе угла.

Северус хмыкнул неопределённо и покачал головой, то ли протестуя, то ли соглашаясь, а Рина прикоснулась к руке Рея, ощутив, как от волнения подрагивают его пальцы, и произнесла:

— Ты тоже нравишься мне, Рейнард Мальсибер, так что я согласна стать твоей невестой, если ты именно это имел в виду, и если мой брат, конечно же, не против.

Рей, несколько ошалев от счастья, диким взглядом посмотрел на Северуса, молчаливо умоляя дать согласие, и тот махнул рукой, соглашаясь. Что тут возразишь, если видно, как сестра смотрит на его друга.

Трясущимися руками Мальсибер достал из кармана кольцо, и, чуть не выронив из рук, поспешил надеть его на тоненький пальчик своей невесты, трепетно поцеловав её в ладошку, удивляясь, что у заядлой зельеварки руки такие нежные и ухоженные.

Рина осмелилась протянуть руку и погладить своего жениха по голове, растрепав причёску, и поняла, что, несмотря на нерешённые проблемы, она счастлива…



 
АсперДата: Суббота, 03.09.2016, 22:51 | Сообщение # 20
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 19

Весть о помолвке, озвученная во время обеда, несколько расстроила Ремуса. Он, конечно, понимал и раньше, что из-за «пушистой проблемы» его мечта назвать когда-нибудь Рину миссис Люпин почти нереальна, но всё же огорчился, что его соперник оказался более удачлив.

Несмотря на это, он следом за Фионой и Франсуазой поздравил жениха с невестой, пожелав им поскорее связать себя узами брака.

— Ремус, но ведь мы останемся друзьями? — поинтересовалась Рина, когда он собирался сбежать в лабораторию помогать Северусу.

Сейчас Рем был в своей лучшей форме — на небе отсутствовала луна — и он стремился быть как можно полезнее, чтобы потом с чистой совестью забиться в своё убежище, когда ночное светило позовёт его к себе, даже несмотря на антиликантропное, вытягивая все силы.

— Конечно, Рина, — сказал Люпин и понял, что совершенно не грешит против истины. Ему было достаточно и того, что девушка, которую он любит, считает его другом, ведь на что-то большее он не решился бы никогда.

Существовала опасность, что согласись она стать его женой, он всё время боялся бы её заразить, да и детей Ремус завести бы никогда не рискнул, а любая женщина, по его представлениям, мечтала о том, чтобы обзавестись ребёнком.

— Я надеюсь, что ты говоришь это не просто для того, чтобы я отстала. Мне не хотелось бы, чтобы ты бросил работу и ушёл и из нашего дома, и из нашей жизни. Мы с тобой раньше не ладили, но после школы, взяв тебя на работу, я и Сев, мы оба посмотрели на тебя по другому, и сейчас, без сомнения, можем назвать тебя своим другом.

— Не беспокойся, Рина, — мягко прикоснувшись к руке подруги, ответил Ремус, — у меня были друзья, которые от меня отвернулись, и враги, которые приняли, дали работу и впустили в собственный дом. Я ценю ваше ко мне отношение и никуда не уйду, пока вы меня не выгоните. Я стайное животное и моя новая стая мне дорога.

Северина нахмурилась, услышав слова Рема, и попыталась возмутиться тому, что он низводит себя до животного, но Люпин улыбнулся и сообщил подошедшему в этот момент Рею:

— Твоя невеста волнуется за меня. Она, кажется, опасается, что я с горя пойду и сдохну где-нибудь в Запретном лесу…

— Ты, волчара? Да ты живучий, как… как… — Рей замялся, подыскивая объект для сравнения: — Как оборотень, — наконец определился он и оба парня расхохотались, радуясь шутке, которая была понятна только им двоим.

— Не волнуйся, Рина, — легонько, словно ещё не веря в реальность произошедшего, Рейнард приобнял невесту, — он никуда не уйдёт. Правда, друг?

Люпин вскинулся, глядя в глаза Мальсиберу и, видимо, разглядев там что-то для себя важное и понятное, уверенно кивнул, протянув Рейнарду руку, которую тот пожал, не сомневаясь ни минуты.

***

— Не вовремя мадам Вальбурга прислала сову. Мне сейчас не до гостей, да и Санди пугается её домовика, — пожаловалась Фиона мужу, собираясь навестить дом Блэков. — Хорошо, хоть Нарцисса согласилась составить компанию.

— Боюсь, наш сын на пару с Драко оторвёт домовику уши, — ухмыльнулся Северус, глядя как Санди пытается вывернуться из рук матери.

— И хорошо! — воскликнула Фиона, выдавая сыну индульгенцию на его шалости. — У нас тут Рина чуть не погибла, у нас проблемы, а мадам хочет видеть внука!..

— Но она ведь не знает, — Северус попытался было заступиться за мадам Блэк, примерив на себя совершенно не свойственную ему роль миротворца. — Как раз и поделишься радостью — Северина отхватила себе чистокровного жениха, к тому же из тех самых двадцати восьми. Мадам будет в восторге.

Фиона решила, что обижаться на мужа не будет. Она понимала, что упомянув список, он совсем не желал напомнить, что его жена в него не входит.

— Главное, что они любят друг друга, — ответила Фиона. — Это так редко бывает в тех семьях, которые ты упомянул. Могу с уверенностью сказать только о Нарциссе с Люциусом, да о Артуре Уизли с Молли, теперь вот ещё Рина с Реем — не так уж и много.

Северус притянул к себе жену, как раз заканчивающую одевать сына, и поцеловал, таким способом прося прощения за резкость. И Фиона его простила, прижавшись к нему посильнее и увлечённо отвечая тем же.

Санди, подёргав увлёкшихся родителей за одежду, и не дождавшись реакции, принялся сосредоточенно стягивать с себя симпатичную мантию, которая ему, увы, совсем не нравилась.

***

— Здесь тоже ничего нет, — Мальсибер пнул ногой ни в чём не повинный кустик, которому не повезло вырасти на пути у мага.

— Мы проверили все три места, — согласился с ним Люциус, который тоже решился присоединиться к поискам.

— Если она потеряла её в момент первой аппарации, то можно не волноваться. Поиски там были бессмысленны — в таком оживлённом месте бесхозная вещь недолго остаётся таковой, — Северус посмотрел на друзей, больше пытаясь убедить в этом себя, чем их. — Правда, толку маглам от сумочки никакого, но это уже другой вопрос.

— Если её просто не развеяло над Англией в процессе аппарации, — задумчиво проговорил Люпин, осматривая то место, где Снейп с Малфоем нашли Рину, и поинтересовался:

— В сумочке было что-нибудь, что несомненно указывало бы на Северину?

Трава вокруг обильно пропиталась кровью и даже через несколько дней, уже высохнув, её запах въедливо проникал Люпину в нос, перебивая другие запахи и заставляя его волка волноваться.

— Если только платок с монограммой, — ответил Северус. — Инициалы, конечно, привлекают внимание, но вряд ли кто рискнёт утверждать, что моя сестра единственная обладательница такого сочетания. Какая-нибудь Саманта Смит вполне может считаться в этом её конкуренткой.

— А флаконы с зельями? — заинтересовался Люциус, зная, что Снейпам всегда нравились необычные формы.

— Стандартные, — ответил Сев, махнув рукой. — Это же экстренный набор зелий, тут важна не красота флакона, а качество содержимого и, конечно же, просто его наличие.

— Значит, заканчиваем поиски, — распорядился Люциус, одобрительно наблюдая, как Мальсибер старательно удаляет траву и землю, на которые попала кровь его невесты. — Если что, они не смогут ей ничего предъявить — по крови вычислять не имеют права, ибо сами признали кровную магию тёмной, а явных улик у них нет. Так что подозревать и догадываться они смогут сколько угодно, а вот предъявлять им будет нечего. Кстати, у меня есть превосходный адвокат…

— Обойдёмся пока без него, — пробурчал Рейнард. — Возможно, никто в аврорате не докопается до реальных фактов и всё обойдётся.

— Это было бы наилучшим вариантом, — согласился с ним Снейп.

Через несколько минут о том, что здесь кто-то был, говорила только старательно вспаханная земля без единой травинки, площадью в несколько ярдов.





Сообщение отредактировал Аспер - Пятница, 23.09.2016, 22:05
 
АсперДата: Понедельник, 12.09.2016, 20:45 | Сообщение # 21
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 20

— Иди ко мне, — позвала мадам Вальбурга Санди, который пытался отобрать у Драко игрушечного дракона. Дракон, раздираемый на части в четыре руки, шипел и плевался разноцветными пузырями, но ни хозяин игрушки, ни его соперник не собирались так легко отступать. Просьба же мадам Блэк была и вовсе проигнорирована.

— Ты плохо воспитываешь Эридана, — посетовала Вальбурга, с укором глядя на Фиону.

Называть внука Александром она не собиралась, и каждый раз, обращаясь к ребёнку по имени, подчёркивала его принадлежность к Блэкам.

— Он должен слушать старших… Да разнимите же детей! — не выдержала она, убедившись, что два сорванца уже собрались драться.

— Ничего страшного, тётушка, — успокоила Нарцисса, невозмутимо превращая разодранную надвое игрушку в две идентичные, и мальчишки тут же отвлеклись друг от друга, снова вцепившись в драконов. — Они почти с самого рождения играют вместе, ну и дерутся, бывает…

Вальбурга снова посмотрела на сидящих рядышком детей — контраст был поразительным. Светловолосый Драко, с серыми глазами Малфоев, и тёмноволосый, глядящий на мир чёрными глазами Принсев Эридан — более разных детей нельзя было и придумать, но тем не менее в каждом из них бурлила взрывная кровь Блэков, в каждом прослеживались их черты.

«Драко морщит нос совсем как Регулус, когда его заставляли пить тёплое молоко на ночь, которого он терпеть не мог. А Эридан щурится как Орион, и волосы у него, хоть и чёрные, но совершенно не такие, как у его отца, а мягкие, ложащиеся волной, как у Си… Нет, я не знаю, в кого он пошёл такой шевелюрой, возможно, она досталась ему от родственников матери…»

— Тётушка, нам пора, — вернула её в реальность Нарцисса.

— Да, да, конечно, — согласилась Вальбурга и неожиданно решилась: — Я… Я пыталась узнать что-нибудь о том неблагодарном, чьей матерью мне не повезло стать…

Нарцисса с Фионой замерли — услышать от мадам Блэк, что она интересовалась Сириусом?.. Немыслимо!

— Да, интересовалась! — словно угадав их мысли, разозлилась на них Вальбурга, но злилась она в большей степени на себя, также испытывая стыд, и от этого негодуя ещё больше. — Хотя он предал меня, предал Блэков, связавшись ещё в школе с неподобающей компанией…

— Но тётушка, Поттеры наши родственники, — рискнула вмешаться Нарцисса.

— Они разбаловали собственного сына и потворствовали тому, что и Сириус повёл себя так же недостойно. Один женился на грязнокровке, а второй общался с разным отребьем и сел в Азкабан, оговорив себя!..

Миссис Малфой удивлённо посмотрела на мадам Блэк.

— И не смотри на меня так! Уж ты-то, я уверена, знаешь, что Сириуса не было среди тех, кто пошёл за Лордом. Твой муж, думаю, поделился с тобой этими сведениями.

Фиона тихо стояла, прижав сына к себе и стараясь не пропустить не одного слова. Уж если мадам Блэк решила заговорить о сыне, значит, это очень важно, потому что эта чистокровная ведьма знать не желала своего сына-гриффиндорца.

— У меня никого не осталось, кроме вас, — Вальбурга, выпрямив спину и подняв голову, всё же не выглядела несгибаемой леди. В ней чувствовалась внутренняя опустошённость. — Мы больше не сильная чистокровная семья, и твой сын, Нарцисса, уже Малфой. Я могу надеяться только на Альтаира и Эридана…

Женщины непонимающе переглянулись, услышав про Альтаира, потом до Фионы дошло, что мадам Блэк так называет её мужа, и она шепнула подруге: — Северус…

Нарцисса, поняв, о ком толкует тётушка, поинтересовалась:

— Но ведь вы сказали, что Сириус оговорил себя? Значит, его можно вытащить из Азкабана, он женится… Ну, когда-нибудь… И будут у вас ещё внуки, тётушка. Большая семья…

— Сириуса?.. Ты забыла, Нарси, что я выгнала его из дома? Меня не интересует его возможная женитьба. Будь уверена, если бы он мог, то тоже женился бы на грязнокровке или вообще на магле, только чтобы ещё больше досадить мне! Но даже этого не будет!

Вспышка гнева ослабила Вальбургу и она покачнулась, тут же придержанная появившимся Кричером, который поспешил усадить госпожу в кресло.

— Мой идиот-сын сам признал свою вину не только в предательстве Поттеров, но и в убийстве маглов. Я пыталась поднять старые связи, чтобы вернуть его дело на доследование, но ничего не вышло. Я только смогла узнать, что кто-то в Визенгамоте настроен не дать этому хода.

Мне намекнули, что я выбрала правильную позицию, когда изгнала Сириуса, и будет лучше, если именно её я и буду придерживаться. Если бы Сириус был единственным, кто может продолжить род, я бы рискнула поспорить с этим решением и будь что будет.

Я бы предпочла ненавидеть сына, болтающегося на свободе. Сидящего же в тюрьме ненавидеть тяжело… Но я отступлюсь, так как опасаюсь, что моё вмешательство не только не поможет Сириусу, но и погубит тех, кто у меня ещё остался…

Вальбурга склонила голову, пряча глаза, в которых плескались боль и тоска. Мальчишки, несколько напуганные гневным голосом бабули Блэк, как будто специально дожидавшиеся окончания её речи, синхронно заревели, просясь на руки матерей.

— Уходите! — произнесла мадам Блэк, не пытаясь перекричать внуков и желая заткнуть их силенцио. — Уходите! Я хочу остаться одна!

— Но тётушка, — рискнула возразить Нарцисса, подхватив Драко и прижав к себе. Фиона тоже последовала её примеру и, уже держа Санди на руках, обратилась к Вальбурге:

— Вы совсем выгоняете нас?

— Как тебе такое могло прийти в голову?! — возмутилась та словам Фионы, снова становясь невозмутимой, будто и не она открывала сейчас перед ними душу. — Я просто хочу побыть одна, дети меня утомили. Но вы можете навестить меня через недельку… нет, через пару недель.

Удивившись таким резким переменам настроения тётушки, ведьмы поспешили распрощаться, решив отправиться в Малфой-мэнор, посидеть в беседке в саду, полюбоваться на просыпающуюся природу и спокойно попить чайку, не отвлекаясь ежеминутно на шустрых деток, возложив заботу о них на домовиков.

Вальбурга Блэк была временно забыта, но и Нарси, и Фиона собирались обязательно поделиться сегодняшним разговором с мужьями, ведь всё это было очень странно и наводило на определённые мысли, к тому же, как ни крути, касалось их сыновей.

А это уже было серьёзно…





Сообщение отредактировал Аспер - Пятница, 23.09.2016, 22:06
 
АсперДата: Пятница, 23.09.2016, 22:11 | Сообщение # 22
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 21

— Я забыла рассказать мадам Блэк о помолвке Рины и Мальсибера! — в ужасе воззрилась на Нарциссу Фиона, когда они уже сидели в беседке. — Она мне не простит, если прочитает об этом в «Ежедневном Пророке». Честное слово, я не специально, просто когда я прихожу к ней в гости, на меня будто столбняк нападает. Я её боюсь, — печально созналась Фиона тихим голосом.

— Мальсибер наконец-то решился?! — обрадовалась Нарцисса. — Это отличная новость! А тётушка точно может нагнать страху. Помню, в детстве я её очень боялась и всегда удивлялась кузену Сириусу, что он смеет ей противоречить. Мне казалось, что он очень рискует.

— Ненавижу Блэка, — фыркнула миссис Снейп, — ты меня извини, Нарси, но твой братец засранец, который только и делал, что вместе с Поттером портил жизнь окружающим.

— Это ты говоришь так потому, что они издевались над твоим мужем, — убеждённо ответила Нарцисса. — Хотя не могу не признать, что ты права. И я совсем не обижаюсь, скорее удивлена, слыша такие слова от пай-девочки, которой ты всегда была. Или не всегда…

Фиона удивлённо посмотрела на подругу, которая, явно что-то вспомнив, заливисто рассмеялась.

— Что смешного? — поинтересовалась она. — И ты не права, когда утверждаешь, что я злюсь только из-за Северуса, вот и мадам Вальбурга может подтвердить мои слова.

— Тётушка слишком давила на сына, — покачала головой Нарси. — А тому было намного интересней в школе…

— Где царила безнаказанность, если ты, конечно, носил цвета Гриффиндора, — снова перебила Фиона. — Так над чем ты смеялась?

— Вспомнила твою выходку в Хогсмиде, когда ты нахамила Сириусу и Джеймсу, одновременно дав понять, что Северус тебе не только друг, — объяснила Нарцисса и хихикнула, увидев, как пунцовеют сначала уши, а потом и щёки подруги. — Тогда ты не была такой застенчивой. А девчонки тебе завидовали… Я сама слышала, как Кэрроу заявляла Баркли, что не прочь бы пообщаться с Северусом, чтобы поближе рассмотреть то, что так неожиданно для себя прорекламировали Мародёры.

Фиона, несмотря на то, что сгорала от стыда, всё же рассмеялась, пытаясь спрятать пылающее лицо в ладонях, и радуясь тому, что появление домовика с корзинкой восхитительно пахнущей выпечки наконец-то отвлекло подругу от щекотливого разговора.

В конце-концов булочки были съедены и чай выпит.

— Всё же напиши тётушке письмо с извинениями и поделись новостью, — напутствовала Фиону Нарцисса, когда та собралась отправиться домой. — А то и впрямь проклянёт, с тётушки Вал станется.

Миссис Снейп наклонила голову в знак согласия и кинула горсть летучего порох в камин, назвав адрес. Сидящий на её руках Санди весело помахал Драко, прощаясь с другом.

***

Альбус Дамблдор был вынужден признать, что не всегда у него получается разузнать то, что ему интересно. Заинтересовавшая его история с погибшим под колёсами магловского грузовика аврором так и осталась неразгаданной. Благодаря Аластору удалось только выяснить, что маглы действительно видели двух человек, неизвестно как оказавшихся прямо перед автомобилем.

Некоторые из них утверждали, что второй была девушка, но как она выглядела, понять не удалось — было точно известно только о тёмных волосах — именно они закрывали лицо неизвестной. И только один магл, оказавшийся спокойнее и наблюдательнее остальных, в такой ситуации смог рассмотреть, что эти двое появились перед машиной прямо из воздуха и мужчина оттолкнул женщину, погибая сам.

Куда та подевалась потом, магл уже не увидел. Память ему, конечно же, подправили, а Аластор поделился слухами, что Хоган как-то обмолвился, что собирается сменить семейный статус. Но кто была его избранница, Моуди не знал.

Личность ведьмы, бывшей в момент гибели аврора вместе с ним, так и не была установлена. Была это невеста Хогана или нет, оставалось только гадать, но что её точно не было среди пострадавших — это авроры могли утверждать однозначно. Ведьма, судя по всему, всё же сумела аппарировать, не оставив после себя следов.

То, что она не обратилась в аврорат, наводило Альбуса на мысль, что авроры могут и ошибаться. Дамблдор, чувствовавший, что всё не так просто, не постеснялся бы и поискать девушку по крови, подозревая, что экстренное перемещение не обошлось без расщепа, но на месте аварии всю кровь смыли специальные службы маглов, а искать точку выхода ведьмы из аппарации было поздно уже тогда, когда на место происшествия прибыли авроры.

Так что ему пришлось отказаться от дальнейшего выяснения обстоятельств смерти Хогана, несмотря на вопившую интуицию. Он чувствовал, что эта история обернулась бы для него удачей, хотя друг Аластор и смотрел на него как на идиота, когда Альбус поделился с ним своими доводами.

«Ну что ж, — решил Дамблдор, намазывая на тост малиновый джем и улыбаясь Филиусу, который говорил что-то про уроки, — не повезло. Впрочем, я уже давно привык к мысли, что фортуна не всегда бывает ко мне благосклонна».

***

Ступив на коврик возле камина собственной гостиной, Фиона испугалась, прижав Санди к гулко застучавшему сердцу. В их дом снова пришла беда и рыдающая мадемуазель Дюбуа была тому подтверждением. Франсуазу пыталась утешить Северина, подсовывая ей стакан, и запах налитого в него зелья говорил сам за себя — золовка не пожалела Умиротворяющего бальзама.

Маявшийся рядом с невестой Мальсибер, не имея представления, чем он может помочь, замер, готовый сорваться в любой момент по приказу Рины и сделать что угодно, лишь бы та не назначила его жилеткой для женских слёз.

— Что случилось? — спросила его Фиона, ещё сильнее разволновавшись, не увидев в гостиной ни мужа, ни Ремуса.

— Франсуаза получила письмо, — ответила вместо Рейнарда Северина, а мадемуазель Дюбуа разревелась ещё сильнее.

— Моя Эжени, — всхлипывала она, отталкивая стакан с успокоительным и пытаясь утереть слёзы насквозь мокрым платком. — Моя бедная девочка…



 
АсперДата: Четверг, 29.09.2016, 22:07 | Сообщение # 23
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 22

С трудом успокоив мадемуазель Дюбуа, Снейпы и Мальсибер узнали, что у неё имеется дочь Эжени, живущая во Франции. Краснея и запинаясь, Франсуаза призналась, что вела не очень строгий образ жизни.

Маглорождённая девушка, выпустившаяся из Бобатона в то время, когда маглы вовсю проповедовали свободу любви, раздавая цветы на улицах, она не задумывалась о будущем, да и остановить её было некому — родители-маглы давно отказались от дочери-колдуньи. Единственной удачей можно считать то, что любовь Франсуаза закрутила с магом — Этьен тоже был маглорождённым и тоже радовался возможности вырваться на свободу из стен школы. Итогом этой свободы стала Эжени…

Этьен как-то очень быстро исчез из их жизни и ребёнка пришлось воспитывать одной. Франсуаза старалась ни в чём не отказывать дочери, упорно работая и пытаясь забыть о прежних весёлых деньках, когда она жила, не оглядываясь на условности.

Эжени, на радость матери, родилась ведьмой и Франсуаза в положенное время проводила её в Бобатон. А дочь, будто пытаясь повторить материнские ошибки, на последнем курсе влюбилась…

Её избранником был чистокровный маг Венсан Моро, который смог убедить родителей, что семье, родословная которой насчитывает уже многие поколения магов, совсем не повредит вливание свежей крови. Любовью ли руководствовался он или им двигали другие соображения, Франсуаза не знала, но за дочь порадовалась.

Его родители, правда, согласились с условием, что Эжени рвёт все контакты, в том числе и с матерью, довольно известной в некоторых кругах. Девушка возражала, но Франсуаза, узнав об этом, убедила её, упирая на то, что будет счастлива, зная, что у дочери всё хорошо.

Франсуазе сделали новые документы. Маглорождённая мадам Перьен перестала существовать, став мадемуазель Дюбуа — чистокровной старой девой и старшей сестрой прелестной Эжени. Дабы легенда не полетела к дракклам при столкновении с действительностью в виде магов и ведьм, знавших Франсуазу ещё по школе, её настойчиво попросили покинуть Францию, дополнив просьбу порт-ключом за пролив и небольшим мешочком с деньгами, которых должно было хватить на первое время.

Осев в Англии, мадемуазель Дюбуа иногда получала весточки от дочери, которая изредка умудрялась их отправить. Всё было хорошо вплоть до сегодняшнего дня, когда пришедшее письмо заставило Франсуазу впасть в истерику, пугая окружающих и нарушая обещания, данные семье Моро. Из него она узнала, что Эжени попала в жуткую ситуацию и могла надеяться только на мать.

— Моя девочка! — снова разрыдалась Франсуаза, пытаясь поделиться горем и теряя во всхлипах слова: — Она была беременна… Как же так произошло?! Как он мог?!

Северина, решительно забрав залитое слезами письмо из рук безутешной матери, быстро пробежала его взглядом и посмотрела на жениха, ища в нём помощи и поддержки. Мальсибер тут же шагнул к ней, беря за руку и больше всего на свете желая обнять, защищая.

— Она пишет, что на неё напал оборотень. Эжени выжила, но заразилась и потеряла ребёнка, а муж отказался от неё и уже сообщил всем, что его жена погибла… — внесла ясность мисс Снейп.

— Но как же так? — воскликнула Фиона, снова бросаясь утешать рыдающую Франсуазу. — Как он мог так поступить?!

— Ему, как я понимаю, не нужна жена-оборотень, и он нашёл такой выход, хотя, может быть, это требование его родителей, — спокойно проговорил Северус, уже ничему не удивляясь. — Им нужен нормальный наследник, вам ли этого не понять.

— Северус, то, что ты говоришь — жестоко! Соврать, что она погибла! — Фиона негодовала, желая неизвестным магам разнообразные беды.

— Волшебники, с лёгкостью изменившие документы один раз, с такой же лёгкостью изменят их снова. Эжени просто станет собой, у неё снова появится мать, и это следует считать плюсом в сложившейся ситуации, — Северина повертела в руках письмо, желая успокоиться. — Девочка пишет, что муж, теперь уже бывший, отправил её в Прованс, купив там небольшой домик в деревушке, принадлежащей общине оборотней. Она просит мать приехать к ней.

— Сунуться к оборотням в пасть? — неожиданно для всех рявкнул Северус. — Она думает, что предлагает?!

— Я её мать, и я должна ехать, — проговорила Франсуаза, сразу успокоившаяся после слов Снейпа. — Как вы можете так говорить, Северус, ведь ваш друг Люпин тоже, как я понимаю…

— Он имеет полное право отзываться о нас плохо, — произнёс Ремус, как в плохой пьесе именно в этот момент входя в комнату. — Не надо бы остальным знать, что здесь происходит, Сев. Твои вопли слышны ещё на лестнице.

Северус гневно посмотрел на Ремуса, в запале явно желая наговорить гадостей, но Люпин не дал ему этого сделать, снова обратившись к мадемуазель Дюбуа:

— Он говорил, исходя из собственного опыта… Однажды, когда я ещё был одним из тех, кого он называл своими врагами, Северус оказался один на один со мной во время полнолуния… И только своевременное вмешательство ещё одного мага спасло меня от смерти, а Северуса от заражения.

— Я бы справился с тобой и без Поттера! — взвился Снейп, снова вспоминая тот ужас, который почувствовал, когда понял, почему Блэк отправил его в Визжащую Хижину.

— Об этом я и говорю, — легко согласился Люпин, не желая снова вступать в конфронтацию. — Ты бы убил меня, но пострадал бы и сам. Сириус сыграл с нами очень плохую шутку. Что до теперешней ситуации… Франсуаза, вы хорошо относились ко мне и я хочу помочь… Я поеду с вами…



 
АсперДата: Воскресенье, 16.10.2016, 18:10 | Сообщение # 24
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 23

Отъезд Франсуазы и Люпина очень болезненно сказался на бизнесе. Всё-таки, мадемуазель Дюбуа была отличной массажисткой и многие клиентки салона предпочитали записываться именно к ней, хотя она и успела подготовить ученицу, которая и заменила её сейчас.

Северина надеялась, что со временем клиентки или пересмотрят свои предпочтения, или Франсуаза вёрнётся, решив все вопросы, тем более мисс Снейп намекнула, что и Эжени, возможно, удастся пристроить на работу в их салон.

Люпин неожиданно тоже оказался ценным членом общества, как шутил на эту тему Рейнард. Миссис Поджер одна не справлялась с варкой зелий, всё же Ремус ей в этом очень сильно помогал.

Фиона, рискнув оставить Санди с домовиком Рея, которого тот смог вызвать из разорённого дома, снова начала работать с клиентками в салоне, дав возможность Северине основательно заняться изготовлением масок, крема и шампуня, продажа которых приносила стабильный доход.

***

Сова от Ремуса прилетела через пару недель, когда Северина подумывала писать ему сама. Северус утверждал, что ничего с этим облезлым оборотнем не случится, но Рина волновалась и за него, и за Франсуазу.

Сняв с лапы взъерошенной почтальонши послание и скормив ей ломтик бекона, она поспешила распечатать письмо. Люпин сообщал, что добрались они до Франции без проблем, восторгался магическим «Восточным экспрессом», домчавшим их до Франции быстро и с комфортом.

Также он интересовался, знала ли она, отправляясь в школу с платформы девять и три четверти, что совсем рядом, на платформе семь с половиной разводит пары поезд, который может увезти тебя далеко-далеко, через всю Европу на Восток? Далее следовало описание Парижа, в котором Ремус никогда не был, в отличии от Рины, и восторги по поводу Прованса, вызвавшие у неё улыбку.

— Ты читаешь любовное послание от моего соперника? — неожиданно появившийся Рей притянул её к себе, обнимая за талию и шепча свой вопрос на ушко.

Северина вздрогнула от неожиданности и на автомате попыталась ударить подловившего её Рейнарда, пока до неё не дошло, кто именно её обнял. Тогда она развернулась в кольце рук своего жениха, всё ещё крепко державшего её, и ещё крепче прижалась к нему, прошептав:

— И зачем ты пугаешь меня? А если бы я упала в обморок?

— Я бы стал приводить тебя в чувство поцелуями, — улыбнулся Мальсибер. — Но как я только что убедился, в обморок от неожиданности ты не падаешь, а наоборот, норовишь подраться. Что за нравы? — скорчив недовольную рожу, Рей зацокал языком.

— Ведьма я или нет? — рассмеялась Северина, чмокнув жениха в щёку. — Скажи спасибо, что какой-нибудь сглаз не наслала, не разобравшись.

— Спасибо, — прошептал Рейнард, впиваясь в её губы поцелуем.

На некоторое время письмо Ремуса было забыто, упущенное Риной из ослабевшей руки и сиротливо лежащее на полу, куда оно спланировало маленьким ковром-самолётом.

***

— Устроились они там нормально, — рассказывала Рина новости Фионе и Севу. — Дом большой, места хватает всем. Община отнеслась к Франсуазе спокойно, там у многих незаражённые родственники. Хватает и магов, и маглов. В полнолуние они прячутся в специально построенном убежище. Франсуаза нашла работу в соседнем городке. Ремус пишет, что её дочь очень плохо адаптируется к новой для неё жизни, да и потеря ребёнка тоже сказывается, так что они стараются как могут поддержать её. Люпин попытался сварить антиликантропное, но у него получилось не очень хорошо…

— Если бы это было так просто, то его бы варили все, кому не лень, — желчно прокомментировал Северус, у которого не ладился очередной эксперимент. — Поэтому Белби и процветает — в зелье хватает кучи нюансов, с которыми может справиться только высококвалифицированный зельевар, и даже мои, разрешённые автором улучшения рецептуры, не делают его лёгким.

— А ты им его сваришь? — поинтересовалась Фиона, почему-то до слёз расстроенная судьбой неведомой ей Эжени.

— Не уверен, что оно без проблем перенесёт путешествие во Францию. Им было бы проще найти зельевара там, — ответил Северус, удивляясь слезам обычно выдержанной жены.

— Но ведь ты же отправлял зелье Люпину, когда он жил у Тобиаса? — удивилась миссис Снейп. — Почему же сейчас?..

— Это было всего пару раз и на небольшое расстояние, в остальные месяцы его доставляла Рина, если ты помнишь.

Фиона, возмущённая тоном мужа, показавшемся ей более язвительным, чем обычно, уже открыла рот, чтобы ответить ему так, как он заслуживает, но её перебил Мальсибер, который заявил, невозмутимо поигрывая вилкой:

— Мы с Риной решили, что наша свадьба состоится уже через месяц, в начале лета. Думаю, нам хватит времени всё подготовить, тем более гостей у нас много не будет — Северус, Фиона, мадам Вальбурга, Люциус с Нарциссой, Ремус, да Франсуаза и Эжени, если, конечно, они согласятся приехать. Вот, пожалуй, и всё. Остальные друзья и родственники либо сидят в Азкабане, либо погибли… во всяком случае, так обстоят дела у меня…

— Ну, а с нашей, — продолжила Рина, — я бы ещё рискнула пригласить Тобиаса Снейпа с Абигайль, но не знаю, согласятся ли они, да и реакция тётушки, боюсь, будет далека от благожелательной. Ну, а больше нам никого и не надо — маленькое мероприятие для своих.

Фиона, позабыв о претензиях к мужу и собственных слезах, тут же принялась обсуждать с Риной наряды и украшения, а так же примерное меню свадебного стола, и Северус с Рейнардом вздохнули свободно — цунами под названием «женская истерика» в этот раз их миновала…



 
АсперДата: Четверг, 27.10.2016, 00:08 | Сообщение # 25
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 24

— Детка, сдаётся мне, что ты опять в тягости, — заявила Вальбурга Фионе, когда та, не сдержав брезгливой гримаски, отодвинула от себя чашку с ароматным «Эрл Греем», специально для неё всегда завариваемым Кричером.

Фиона попыталась протестовать, но резко накатившая дурнота не позволила ей это сделать. Придя в себя после того, как тётушка, не прибегая к помощи «эннервейта», сунула ей под нос нюхательную соль, Фиона вынуждена была признать правоту родственницы. Она уже замечала у себя некоторые признаки, подтверждающие слова Вальбурги, но ещё не успела проверить свои догадки специальным зельем.

— Альтаир знает? — поинтересовалась мадам Блэк, и Фиона хихикнула, снова не сдержавшись — уж очень смешно звучало имя, данное Северусу тётушкой. Оно, как считала Фиона, совершенно не шло её мужу, и он был с ней в этом вопросе согласен.

Вальбурга строго посмотрела на неё, требуя отнестись серьёзно к вопросу, и Фиона, придав лицу подходящее случаю выражение, произнесла:

— Нет, тётушка Вальбурга, мой муж — Северус Альтаир Блэк — понятия не имеет, что скоро станет отцом, но я непременно сообщу ему в ближайшее время эту радостную новость. Просто не успела ему сказать — он днюет и ночует в лаборатории, так что я даже несколько удивлена собственным состоянием.

Вальбурга удовлетворённо кивнула, не отреагировав на подтекст, вложенный Фионой в слова, и заметила:

— Согласись, что свадьба мистера Мальсибера и Северины назначена на очень удачное время — твоё интересное положение, к счастью, не будет видно, иначе пришлось бы накладывать скрывающие чары или пропускать данное мероприятие. И то, и другое совершенно неприемлемо.

Фиона промолчала, поднося к губам фарфоровую чашечку с чаем, запах которого теперь полностью удовлетворял её вкусам — всё же у мадам Вальбурги был очень расторопный домовик — и постаралась сдержать рвущиеся с языка слова. В эту беременность миссис Снейп заметила за собой несвойственное ей ехидство и язвительность, и очень огорчалась, что ребёнок действует на неё таким необычным образом.

«Надо навестить Абигайль, — подумалось ей, — она должна была уже родить. Как раз и приглашение на свадьбу отдам. И поинтересуюсь у неё, да и у Нарциссы, нормально ли такое поведение? Ведь когда я носила Санди, ничего подобного за собой не замечала».

Фиона полностью углубилась в свои мысли, уже обдумывая, что же подарить Абигайль и её малышу, и совсем забыла о Вальбурге, которая с интересом её разглядывала, пытаясь понять, кого та носит. Мадам Блэк предпочла бы заиметь ещё одного внука…

***

Свадьба Рейнарда и Северины состоялась первого июня в греческом поместье Малфоев, которое Люциус выкупил совсем недавно, благодаря настойчивости Нарциссы, которой оно понравилось в прошлый приезд на Корфу. В тот раз она оценила и близость моря, и оливковую рощу рядом с домом, и уютные комнаты, совсем не похожие на холодное великолепие Малфой-мэнора.

Поэтому, когда Люциус мимоходом, за завтраком, сообщил, что ему поступило предложение выкупить арендованное им некогда поместье, она ухватилась за эту идею, несмотря на то, что свёкор был против, утверждая, что это бессмысленная трата денег.

Как уж Люциус убедил отца, Нарцисса не знала, но в начале весны муж обрадовал её сообщением, что при желании они хоть завтра могут отправиться отдыхать на Корфу.

А уж когда миссис Малфой узнала о том, что Северина наконец-то выходит замуж, она, прекрасно зная о состоянии дома Рейнарда, сильно повреждённого при задержании старшего Мальсибера, предложила устроить свадьбу там, на тёплом острове, омываемом водами Ионического моря.

Гостей оказалось неожиданно больше, чем первоначально рассчитывали Рей с Севериной, несмотря на то, что старшие Снейпы отказались — Тобиас объяснил их нежелание заботой о ребёнке. Северина сожалела об отказе и была уверена, что Абигайль с удовольствием побывала бы на свадьбе магов, но, судя по всему, была вынуждена прислушаться к мужу, упорно не желавшему пересекаться с волшебным миром.

Зато, кроме Вальбурги, были приглашены Кассиопея и Сигнус с Друэллой. Малфои тоже присутствовали полным составом — Абраксас пожелал почтить своим вниманием свадьбу сына одного из своих друзей.

Франсуаза с Эжени и Люпин тоже смогли приехать, ведь Северина специально выбрала начало месяца, чтобы друзьям не помешало полнолуние. Ожидался и Дамокл Белби, который всё также поддерживал отношения с Северусом, давно уже перешедшие из рабочих в дружеские.

Заметка о будущей свадьбе была размещена в греческом аналоге «Ежедневного Пророка», преследуя две цели — сделать всё как принято и при этом не привлечь ненужное внимание к известным в МагБритании фамилиям.

***

— Дайте я вас расцелую, вы такая прекрасная пара, — Франсуаза всхлипнула, промокнув глаза платочком, и аккуратно изобразила поцелуй в щёчку Северины. — Это моя дочь Эжени, — представила она эфирное создание в нежно-сиреневой мантии, в которой и так худющая девушка, казалось, светилась насквозь.

— Очень приятно познакомиться, — улыбнулась Эжени и оглянулась на стоящего рядом Люпина, — Ремус много рассказывал о вас.

— Обо мне? — уточнила Северина, гадая, как и что именно говорил о ней оборотень.

— И о вас, и о вашем женихе, то есть, уже муже, — улыбнулась Эжени. — Вы были Ремусу врагами, но смогли стать друзьями. Как жаль, что я не встретила в своё время таких же врагов.

— Зато, смею надеяться, теперь вы встретили хорошего друга, — ласково произнесла Северина, осторожно, как к хрустальной вазе, прикасаясь к девушке. — Ремус очень хороший человек, он никогда не бросит друга, если тот не предаст его.

Эжени понимающе кивнула, отходя от Рины, и поспешила к матери, которая уже нашла себе интересного собеседника — перекрыв все пути к бегству, она болтала с мистером Белби. Известный зельевар, имевший крупные формы под стать Франсуазе, теперь выглядел этаким застенчивым увальнем, хотя и вставлял в монолог собеседницы подходящие по смыслу фразы.

— Во Франции оборотни, кроме деревеньки в Провансе, живут ещё в нескольких небольших поселениях, а самое крупное, как я узнал, находится в лесу Броселианд, — услышала Северина обрывок разговора Рея с Люпином.

Заинтересовавшись, Рина сделала вид, что внимательно слушает Друэллу Блэк, подошедшую к ней вместе с Вальбургой, и прошептала заклинание, позволяющее слышать интересующий её разговор.

— Оборотни во Франции живут свободнее, чем в остальной Европе, не говоря уже о нашей родине, поэтому многие и перебираются именно в эту страну, — услышала Рина, отвлекаясь от матери Нарциссы, которая давала советы по воспитанию будущих детей.

— Но тебя интересует лес, — понятливо заключил Мальсибер.

— Он похож на Запретный и не каждый волшебник рискнёт туда сунуться, чтобы найти поселение, скрытое в его чаще. Кстати, вошедший туда не отслеживается поисковыми чарами…

— Очень удобный лес, во всех отношениях, — согласился Рейнард, салютуя Ремусу бокалом с шампанским. — Если что, можешь на меня рассчитывать, я поддержу любую твою авантюру.

— Думаю, я справлюсь сам, не хочу никого подставить, — ответил Ремус, и Северина перестала слышать их разговор. Видимо, собеседники отошли дальше радиуса действия заклинания.

«Что же задумал Люпин?» — именно этот вопрос не давал Рине покоя всё то время, пока длилось празднование, только ближе к концу сменившись волнением, когда Рейнард взял её за руку и утянул в аппарацию, попрощавшись с гостями…





Сообщение отредактировал Аспер - Четверг, 27.10.2016, 14:45
 
АсперДата: Среда, 09.11.2016, 00:30 | Сообщение # 26
Химера
Сообщений: 435
« 266 »
Глава 25

Из аппарации Рей с Риной вышли в небольшой спальне с тускло мерцающими свечами. Большая двуспальная кровать притягивала взор новобрачной своим белоснежным бельём, будто сияющем в полутёмной комнате. Чтобы скрыть смущение, Рина попыталась отстраниться от мужа, крепко держащего её в объятьях, но сделать ей это не удалось.

— Куда это вы собрались, миссис Мальсибер? — прошептал Рейнард, почти касаясь губами её маленького ушка, отчего по коже у Рины побежали мурашки.

— Ты должен был меня предупредить, а не утаскивать так неожиданно, — за возмущением новобрачной скрывалось стеснение. — Я еле успела кинуть букет. Ты не видел, кто его поймал?

— Букет? Нет, не уверен, но кажется, это была твоя тётушка Вальбурга, — ответил Мальсибер, дрожащими руками пытаясь расстегнуть крючочки свадебного платья, в изобилии имеющиеся на его тыльной части. Те с трудом, но поддавались его напору.

— Тётушка Вальбурга?! — воскликнула Северина, удивлённая донельзя. — Не может быть! Что ты там творишь, Рей? — ощущение мужской ладони на обнажённой спине заставило её почти задохнуться от эмоций, и поцелуй, последовавший следом, совсем не добавил ей спокойствия.

— Мне нужно в ванну, — прошептала она мужу, даже через несколько слоёв ткани чувствуя его возбуждение.

Рейнард кивнул и медленно отпустил её, в последний момент легко прикоснувшись губами к декольте, ставшему непозволительно низким из-за его манипуляций с платьем.

Закрывшись в ванной комнате, Северина прислонилась спиной к двери, чувствуя, как горят её щёки и от волнения подгибаются ноги. Постаравшись привести себя в порядок максимально быстро, она убедилась, что сброшенное ею свадебное платье уже исчезло, а вместо него обнаружился пеньюар, из-за своей полупрозрачности мало что скрывающий.

Набросив его, Северина распахнула дверь, сразу зажмурившись, так как Рей, тоже воспользовавшийся душем, обнаружился возле двери почти в костюме Адама, заменив, правда, фиговый листок на обёрнутое вокруг бёдер небольшое полотенце.

Восхищённый вздох, услышанный Севериной, побудил её открыть глаза и посмотреть на мужа. В его глазах она увидела восторг и любовь, надеясь, что и в её он видит сейчас тоже самое.

— Я люблю тебя, — прошептал Рейнард, прижимая к себе и покрывая поцелуями её лицо и шею.

— Я тебя тоже, — ответила Рина, подхваченная сильными руками мужа, поспешившего к брачному ложу. — Люблю…

***

Несколько дней молодожёны не казали носа в коттедж Малфоев, довольствуясь своим маленьким домиком в тихой бухте неподалёку. Наконец они решили, что пора прерывать своё уединение хотя бы для того, чтобы проводить тех из гостей, кто приехал ненадолго.

Как оказалось, они всё равно опоздали — Белби откланялся уже на утро после торжества, объяснив поспешный отъезд работой. Затворница Кассиопея и Сигнус с Друэллой тоже не задержались на Корфу, в отличии от Вальбурги, которая сообщила удивлённым родственникам, что ей надоел климат родины и она собирается некоторое время пожить на Корфу, если милые Нарцисса и Люциус не возражают. Те, понятное дело, возражать не стали, собираясь в ближайшие дни отправиться в Италию.

Неожиданно и Абраксас заявил, что поживёт здесь — управление семейными делами он мог доверить Люциусу, а отдохнуть ему уже давно пора. Молодёжь только понятливо переглянулась — если уж старшее поколение решило расслабиться, то кто они такие, чтобы им мешать.

Через день после отказа Мальсиберов от затворничества в дорогу собрались и оборотни — Люпин спешил, не желая, чтобы полнолуние застало их в неподходящем месте.

Проведя пару недель на Корфу, молодожёны вернулись домой, в Англию, в сопровождении Снейпов — дела не стояли на месте.

***

Январь восемьдесят третьего начался со счастливого события — Фиона родила мальчика, которого назвали Вилмар Орион. Мадам Вальбурга, по этому случаю вернувшаяся ненадолго в Англию, с гордостью держа на руках второго внука, произнесла:

— Твой отец, Орион — истинный Блэк, и теперь я в этом уверена точно.

Удивлённые взгляды присутствующих при этой сцене родителей новорожденного, его тётки с мужем, а также Люциуса и Нарциссы, обратились к мадам Блэк, требуя объяснений, не замедливших последовать.

— Мальчик точная копия Регулуса, — Вальбурга улыбнулась, глядя на спящего внука. — Уж я то помню, как выглядел мой ребёнок. Так что я уверена в том, что говорю.

Аккуратно проведя пальцем по личику младенца, который зачмокал, потревоженный этой лаской, Вальбурга передала младенца няньке-эльфийке, подаренной Фионе Друэллой Блэк, и отправилась к столу, накрытому в гостиной дома на Диагон-Аллее, ставшему ещё одним домом, где живут Блэки.

***

Весной этого же года Фиона, оставив на попечение Дримси Санди и Ори, полной горстью сыпанула в камин летучего порошка, спеша в дом Мальсиберов. Ей хотелось поболтать с Риной, которую сейчас она видела редко. Та почти не появлялась в салоне — последние месяцы беременности давались Северине тяжело и Рейнард, при поддержке Северуса, запретил ей даже близко подходить не только к лаборатории, но и к клиенткам, чья магия могла ей повредить.

— Рина, ты где?! — позвала Фиона подругу, выходя из камина «Волшебной акации» — дома, уже несколько веков принадлежащего Мальсиберам и, наконец-то, отремонтированного Рейнардом через несколько месяцев после свадьбы.

— Поднимайся, я в детской! — отозвалась Северина откуда-то сверху, и Фиона поспешила на голос, снедаемая любопытством — эту комнату она ещё не видела.

Второй этаж встретил её тишиной и единственной распахнутой дверью в глубине коридора.

— Привет, — улыбнулась Фиона, входя в неё и восторженно ахнув.

— Тебе нравится? — поинтересовалась миссис Мальсибер.

— Рина, это прекрасно… Две кроватки?! И вы молчали?!

— Да, двойня, — отчего-то покраснела Северина. — Королевская парочка.

Только сейчас Фиона поняла, почему в кроватках бельё разного цвета, да и вся комната будто бы поделена надвое, тем не менее, выглядя при этом цельной — мягкие переходы цвета, яркие пятна и общее ощущение уюта и счастья.

— Как я за вас рада! — обняв подругу, Фиона поцеловала её в щёку, вложив в поцелуй все эмоции, которые не смогла выразить словами.

— Как дела? Как там мой братик и мои племянники? — поинтересовалась Северина, когда Фиона прекратила, наконец, восторгаться комнатой.

— Всё хорошо. Северус, как обычно, пропадает в лаборатории, у него очередное экспериментальное зелье. В конце июня он едет на конференцию в Неаполь, где и представит его коллегам. Санди недавно прочитал своё первое слово и это было слово собака. Он прожужжал мне все уши, я уже подумываю сдаться и всё же приобрести щенка.

Северина рассмеялась — уже примерно месяц племянник изводил всех своим желанием иметь собаку. Увидев в магловском парке, в который Фиона однажды выбралась с детьми на прогулку, джентльмена, выгуливающего бассета, Санди загорелся идеей обзавестись таким же и с упрямством, достойным истинного Блэка, добивался своей цели.

— А Вилмар?

— Спит, ест и пачкает пелёнки, — улыбнулась Фиона. — Как и положено обычному младенцу.

— Хорошо, что ты ко мне выбралась, — дамы, спустившись в гостиную и потребовав у домовика чай, уселись в кресла, радуясь возможности посидеть спокойно и в тишине.

— А где Рей? — поинтересовалась Фиона, когда домовик, разлив по чашкам чай, исчез из комнаты.

— Он уехал по делам, — ответила Рина. — Ты же знаешь, что дела в последнее время шли неважно. Теперь, после того, как к нему перешли все полномочия, он пытается восстановить бизнес.

Фиона тут же порадовала подругу сообщением, что их совместный бизнес процветает, и персонал, подобранный ими, превосходно справляется со своими обязанностями.

— Кстати, что ты думаешь о статье в «Ежедневном Пророке»? — любопытная миссис Снейп очень хотела услышать мысли Северины о статье, наделавшей шуму. — Тебе не кажется, что Дамблдор выжил из ума, отправив Поттера к маглам? И что, всё-таки, случилось с бедным ребёнком?

— Директору сейчас не позавидуешь, — улыбнулась Рина, подозревая, что знает местонахождение малыша, выброшенного светлым волшебником из магического мира. — Его уверения, что он хотел как лучше, отправляя Мальчика-Который-Выжил к его родственникам, сейчас выглядят бледно на фоне статей этой журналистки — Скитер — которая подняла бучу, обнаружив, что герой Магической Британии исчез.

— Интересно, кто сообщил ей эту информацию? — задумалась Фиона. — Вряд ли это был сам Дамблдор.

— У него, я уверена, полно «доброжелателей», которые не упустят такой возможности, — Рина ехидно подняла бровь излюбленным у них с братом движением. — Надеюсь, мальчик всё-таки жив и чувствует себя лучше, чем у этих ужасных маглов, своих родственников.

— Насчёт родственников… Тебе не кажется, что Вальбурга несколько загостилась у Малфоев? — перескочила на другую животрепещущую тему Фиона. — Они с Абраксасом явно решили тряхнуть стариной.

— Пусть их, — махнула рукой Северина, — главное, чтобы они были счастливы и поменьше лезли в наши семьи и дела.

Фиона, рассмеявшись, не могла не согласиться с подругой…

***

История Магической Британии, незаметно вильнув в сторону несколько лет назад, когда маленькая одинокая девочка решила найти брата, в конце-концов окончательно сменила путь, по которому двигалась раньше, и теперь оставалось только гадать, как сложатся судьбы тех, кто оказался в этом замешан. Пока же у них всё было хорошо…





Сообщение отредактировал Аспер - Среда, 09.11.2016, 00:30
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Зеркальный лабиринт (СС, НЖП, РЛ, Мальсибер, гет, миди, закончен)
Страница 1 из 11
Поиск: