Армия Запретного леса

Суббота, 18.11.2017, 20:39
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 3 из 3«123
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Гангстеры магического мира (ЗАВЕРШЕНО) (ГП+НТ+ФД+..., AU, OOC, гет, 5 курс)
Гангстеры магического мира (ЗАВЕРШЕНО)
Bobruin_UZДата: Четверг, 11.05.2017, 08:14 | Сообщение # 61
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Хеор, а никак. Его ещё первого сентября обширный инсульт хватил, от известий о смерти Снейпа. Вот с тех пор ДДД и лежал. В таком возрасте сие запросто может оказаться фатальным, что и произошло... Даже ручной попугай по имени Фоукс не помог.


Бобруйск таки существует!
 
ХеорДата: Четверг, 11.05.2017, 10:00 | Сообщение # 62
Химера
Сообщений: 493
« 68 »
Пчль, обломилось эпичное противостояние.


 
Bobruin_UZДата: Четверг, 11.05.2017, 13:31 | Сообщение # 63
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Как говаривал китайский мудрец Сунь Цзы, лучшая битва - это та, которой не произошло. Так что Гарик от столь безвременной смерти ДДД только выиграл.


Бобруйск таки существует!
 
ХеорДата: Четверг, 11.05.2017, 13:35 | Сообщение # 64
Химера
Сообщений: 493
« 68 »
Так то Гаррик, а то мы, читатели.


 
ShtormДата: Четверг, 11.05.2017, 14:32 | Сообщение # 65
Черный дракон
Сообщений: 3246
« 196 »
Спасибо за продолжение. Хотя хотелось, чтобы Дамба тоже отработали. А то помер как-то без спецэфектов


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
ShtAlДата: Четверг, 11.05.2017, 18:47 | Сообщение # 66
Химера
Сообщений: 554
« 123 »
Как без спецэффектов? Его же как раз "силой любви" (Гарри + Флер) и приложило.
В точном соответствии с пророчеством "ибо первый не может жить счастливо, пока жив другой..."
И не говорите что это просто совпадение.


Сообщение отредактировал ShtAl - Четверг, 11.05.2017, 19:00
 
Bobruin_UZДата: Воскресенье, 14.05.2017, 22:02 | Сообщение # 67
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Пока идёт работа над девятой главой, пришла идея составить символический "список фрагов", т.е. нехороших персонажей канона, уже устранённых. Итак...

1. 24.08.95 Билл Уизли. Отдых в Египте может быть вреден для здоровья. Лучше отдыхайте в Сочи. Или в Крыму.
2. 29.08.95 Северус Снейп. Отлов русалок прошёл неудачно - динамита взял слишком много.
3. 18.10.95 Амикус Кэрроу. Слишком хорошо зажёг на вечеринке.
4. 18.10.95 Алекто Кэрроу. Сгорела от любви к собственному брату.
5. 25.10.95 Драко Малфой. Хотел достичь больших высот, но был сбит на взлёте.
6. 25.10.95 Люциус Малфой. Единственный раз в жизни правильно раскинул мозгами.
7. 28.10.95 Чарли Уизли. Шашлык драконий, с хрустящей корочкой.
8. 02.11.95 Рональд Уизли. Технику безопасности при варке зелий изучить не захоте...
9. 15.11.95 Джагсон-младший. Был большим шкафом и громко упал.
10. 16.11.95 Джагсон-старший. Острое свинцовое отравление от трёх инъекций сразу.
11. 26.11.95 Винсент Крэбб (мл.) Умереть при попытке изнасилования - лучше, чем сидеть за него.
12. 26.11.95 Грегори Гойл (мл.) Тоже своевременно подох, чтобы не садиться под нары.
13. 26.11.95 Теодор Нотт. Покусившись на честь однокурсницы, не учёл, что за неё могут вступиться.
14. 01.12.95 Крэбб-старший. Разнимать дерущихся матросов - не лучшая идея.
15. 01.12.95 Гойл-старший. И отбирать у пьяного матроса недопитый пузырь - тоже.
16. 03.12.95 Нотт-старший. Пошёл в бордель за приключениями и, что характерно, нашёл их.
17. 07.12.95 Антонин Долохов. Кровь убиенных им в 41-м жаждала отмщения.
18. 15.12.95 Трэверс-младший. Пошёл в сортир, узрел боггарта. Заодно и обделался.
19. 16.12.95 Трэверс-старший. Непроклоцанный тикет - это стрёмно, пипл.
20. 19.12.95 Альбус Дамблдор. Пытался руководить страной, не приходя в сознание. Получилось плохо.

-(список будет дополняться и обновляться)-

-ДОПОЛНЕНО-
Всё-таки сегодня я закончил написание девятой главы. События понемногу начинают нестись вскачь...



Бобруйск таки существует!

Сообщение отредактировал Bobruin_UZ - Понедельник, 15.05.2017, 21:51
 
Bobruin_UZДата: Понедельник, 15.05.2017, 21:57 | Сообщение # 68
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Глава девятая. Радость и горе

Только скрипнет рассвет,
Он войдёт в эту дверь.
И очистится свет,
И отступится зверь
От всего, что всем нам
Прокричала звезда:
«Он начнётся с утра»…

ДДТ «Рождественская»


- Чего ржёшь, крестник? – спросил меня Сириус, когда я прочитал газету.

- Да так, учитывая, сколько благородных господ мы успели отправить на тот свет, это выглядело бы так: «Уважаемые граждАне, вы, конечно, таки будете сильно смеяться, но наш народ ОПЯТЬ постигла тяжёлая утрата…»

- Что-то в этом есть, - сам засмеялся Бродяга. – В прошлый раз «тяжёлой утратой» был Малфой. А с тех пор мы ещё нескольких упокоили.

- Ох, и завоет сейчас весь этот «магический мир»… Они ж успели отвыкнуть жить БЕЗ Дамблдора.

- Придётся привыкать. Это наши семьи ему не верили, а так называемые «светлые» ведь только что не молились на него…

- Особенно Уизли. Какой шок был у них, когда Дамблдора хватил удар – тогда ещё, первого сентября, когда он письмо от нас получил.

- Вот-вот. Мы ведь все планы старику расстроили, все те, что он с таким тщанием сочинял и выстраивал. Что про нас, что про тебя. А Снейп был там ключевой фигурой.

- Невелика потеря. К тому же… он из шкуры вон вылез бы, чтобы разлучить нас с Дафной, например.

- Не удивлюсь, крестник, если она в самом скором времени решит последовать примеру твоей вейлочки, - ухмыльнулся Бродяга.

- Да ну тебя!

- Это мы ещё посмотрим! – хитро подмигнул старый Мародёр.

Целый день я провёл, читая прессу немагического мира. Новостей за время моего отсутствия накопилось изрядно.

В сентябре Израиль основательно обкорнал Египет, отобрав в свою пользу Синайский полуостров и зону в пятьдесят километров к западу от Суэцкого канала. Таким образом, канал перешёл в совместное владение СССР и Израиля, с правом первоочередного прохода кораблей стран СЭВ. Кажется, вместо египетских курортов в этом мире будут израильские.

В октябре КГБ и Моссад каким-то чудом предотвратили крупный теракт в Иерусалиме. Арабские фанатики вознамерились взорвать Храм Гроба Господня, и ниточка тянулась в Саудовскую Аравию и Катар. Добились, впрочем, арабские ваххабиты только того, что СССР, Израиль, Сирия, Иран и Ирак объявили войну саудитам и катарцам. Советская тяжелобомбардировочная авиация качественно отработала по Дохе и Эр-Рияду, превратив оба города в груду битого камня. Вслед за этим на Аравийский полуостров двинулись танки, с запада – израильские, с севера – сирийские, иранские и иракские. Прикрывала их при этом советская и израильская авиация. Естественным союзником северной коалиции выступил шиитский Йемен, изъявивший желание откусить от Саудовской Аравии что-то с юга, против чего ни одна из воюющих стран возражений не имела. Кроме саудитов, естественно, но их никто не спрашивал. В месте расположения Мекки и Медины, по просочившимся в печать слухам, воюющие стороны были намерены создать «зону мира» под коллективным управлением всех арабских государств, входящих в социалистический блок.

В ноябре Клинтон, скрепя сердце, признал провал объявленной им АТО, поскольку конфедераты вышли уже к Сан-Франциско. Но Гражданская война в Америке продолжалась, и поток помощи южанам с Кубы был довольно широким.

Ну и наконец, в декабре последовало заявление товарища Жириновского о том, что Советский Союз будет бороться и уничтожать международных террористов вне зависимости от их происхождения и гражданства. Напоминанием служило то, что по статье «Терроризм» уголовного кодекса СССР мера социальной защиты была только одна – отправка в ад и организатора, и всех его подельников, а также спонсоров и вдохновителей, если таковых удалось установить. Чем, отчасти, и оказалась обусловлена бомбардировка Эр-Рияда – в попытке взрыва в Иерусалиме была по уши замазана саудовская королевская династия.

Последующие несколько дней магический мир трясло не хуже мира большого. Британские маги действительно отвыкли жить без отеческих наставлений Дамблдора, и его внезапная смерть подействовала на так называемую «светлую» сторону таким же образом, как на дом действует одномоментное исчезновение всего фундамента сразу. Что же теперь будет происходить в Хогвартсе, никто не был в силах себе представить. Просачивались слухи о назначении МакКошки официальным директором, но вот кого на её место нашего декана?

В следующую ночь после моего приезда ко мне пришли уже обе девушки. Как Флёр и Тонкс договорились между собой – я так никогда и не узнал. Но проснувшись на следующее утро и обнимая их обеих, я понял, что счастье всё-таки есть.

Праздновать Рождество мы перебрались на памятное место в Севен-Оукс, там, пускай дом был и одноэтажный, но, во-первых, места хватало всем, а во-вторых, праздновать «на природе», где во дворе можно было поставить и нарядить большую ёлку и устроить фейерверк, не опасаясь, что заметит полиция из внешнего мира, было всё же удобнее, чем среди города. Не говоря уже за ту музыку, что я частенько ставил своим девчонкам – найдётся ведь, обязательно найдётся случайный прохожий, который распознает русский язык, что при тотальной шпиономании англичан и очередном ухудшении отношений Великобритании и СССР ещё неизвестно, чем может кончиться. Впрочем, даст Бог, лето будем встречать уже под протекторатом красного флага, а там сойдём за своих.

Но вот настал сочельник, двадцать четвёртое декабря.

Утро обрадовало пролётом на очень дальнем расстоянии двух советских Ту-95, мы только и углядели, что два параллельных следа высоко в небе. Летают, значит, смотрят, а при наличии в здешней ГДР «окна» в Северное море простор для полётов открывается очень впечатляющий…

А уже к обеду начали прибывать гости. Бродяга созвал всех, поэтому лично я ожидал прихода праздника не меньше – ведь должны были прибыть и все остальные девчонки…

И они прибыли. Первыми оказались Гринграссы, все вчетвером. Дафна и Астория сразу кинулись ко мне в объятия, наградив каждая достаточно глубоким поцелуем (Сириус только присвистнул). По пятам Гринграссов появились Боунсы, старшая – к Бродяге, младшая – ко мне. Теперь поцелуя был удостоен и крёстный. Следом появились Дэвисы и Брауны, а потом и остальные гости.

Сюда же прибыла и дама средних лет, представленная Бродягой как Нарцисса Блэк, в недавнем прошлом – супруга Малфоя-старшего, разведённая Бродягой с мужем за несколько дней до гибели такового.

- Значит, это ты, Гарри, убил Драко? – спросила она после приветствий и представлений. – Сириус мне уже рассказал, как это произошло.

- Да, мадам Блэк.

- Зови меня тётей Цисси, всё же мы родственники, - вполне приветливо отозвалась она. – И заранее отвечая на твой вопрос, я давно уже утратила надежду, что Драко мог бы вырасти человеком. В нём было слишком много от Люциуса. И это его внезапное желание… Альфред никогда не отдал бы за Драко ни одной дочери. Но Люциус мог зайти слишком далеко. Вплоть до убийства родителей Дафны и Астории. Как бы там ни было, я счастлива, что они выбрали тебя, а не его…

Праздник к нам приходит, праздник к нам приходит… Пока ещё не пили и не гуляли, Бродяга собрал всех на совещание.

- Поскольку здесь все посвящены в наши дела, можно говорить открыто, - взял он слово. – Сперва подведу итоги года. Нашими стараниями «тёмной» стороне нанесён хороший урон, по моим сведениям, в гербовой палате перевёрнуто семь гербов. Полностью уничтожены семейства: Малфой, Крэбб, Гойл, Нотт, Джагсон, Кэрроу, Трэверс. Также уничтожены Долохов и Снейп, гибель последнего косвенно повлияла на смерть Дамблдора.

- Это как? – удивился Браун-старший.

- В день, когда Дамблдор получил наше известие о гибели Снейпа, у него случилось обширное кровоизлияние в мозг, в сознание он так и не пришёл.

- А не подменил ли он сам себя? – спросил старший Дэвис. – Старик был очень хитрым.

- В столь преклонном возрасте? Это вряд ли, - скептически заметила Амелия. – Мои люди присутствовали при вскрытии и провели анализ тела. Оно действительно принадлежало Дамблдору. Мозг старика полностью разрушен. Обширное кровоизлияние, наложившееся на возрастные изменения в организме, и было причиной того, что с первого сентября он больше не приходил в сознание.

- Его хитрость его же и погубила, - хмыкнул Грюм. – Видимо, Снейп был ему для чего-то настолько нужен, что известия о гибели любимой ручной гадюки вызвали такой эффект.

- Я знаю, для чего ему был нужен Снейп, - объявил Бродяга. – Мы с Эми его допрашивали. Сопливус хотел в этом году изнасиловать мозг моему крестнику под видом уроков окклюменции, и под видом установки защиты на разум внушить то, что не нужно ни Гарри, ни нам.

- В каком смысле? – удивилась Флёр.

- Вот в таком. Ты ведь моего крестника знаешь, и как он к тебе относится, тоже. И все девчонки наши тоже знают. Так вот, Сопливус хотел убить в крестнике любые намерения и стремления к прекрасному. То есть – к вам. А дальше вступил бы в игру уже и сам старик, чтобы внушить Гарри идею стать смертником, убить Змеерылого, умерев при этом самому.

- ЧТО? – взвилась Флёр. – Пока я жива, этого не произойдёт!

- Флёр, Флёр, родная моя, тише, успокойся, - поспешил я обнять свою подругу. – Этого уже не будет. Оба, кто планировал это сделать, уже мертвы. А со Змеерылым мы разберёмся и сами.

- Гарри прав, - снова взял слово Сириус. – После праздников мы будем продолжать уничтожение пожирательских семейств. Змеерылый останется без сторонников, а одного его будет проще прикончить. Задание получите потом, каждые по отдельности.

- Буквально вчера в Министерстве был инцидент, - объявила Амелия. – Неизвестная змея напала на Артура Уизли. Змею мы с Роджерсом успешно убили, но ущерб был уже нанесён, и мистер Уизли находится сейчас в больнице. Вот, смотрите, шкура от змеи, - Амелия достала и развернула длинный свёрток пёстро-чешуйчатой раскраски.

- Знаешь что, Эми, ты сейчас держишь в руках шкуру ручной змеи Змеерылого! – захохотали Сириус и Грюм. – А шкурка-то длинная, качественная.

- На самом деле качественная. От лишней магии мы её уже очистили, закажу из неё сапоги на весну. Сносу им не будет.

- Эми, «чистокровные» от одного твоего вида будут себе в штаны делать! – продолжал ржать Бродяга. – Глава Аврората в обуви, сделанной из шкуры ручной змеюки их кумира! Большего унижения им будет трудно себе представить! А как мы перед этим, до весны, ещё пару-тройку достопочтенных семейств упокоим, так и вовсе убегут быстрее зайцев!

- Вот так вот, Сириус, бойся меня! – картинно пригрозила жениху Амелия, и вся собравшаяся за столом компания ещё долго хохотала.

Перед самым боем часов мы вышли на улицу. Против ожидания, обычная британская слякоть отступила, на чистом небе ярко горели звёзды. Ёлка, которую мы поставили и нарядили накануне, сверкала огнями.

- Как красиво… - заворожено прошептала Лаванда.

- Да… - вторила ей Трейси.

- Гарри, ты нам сегодня что-нибудь сыграешь? – спросила Сьюзен.

- А пойдёмте, девчонки, сейчас и споём. Холодно, однако, на улице, не май месяц.

- Это точно, - согласилась Дафна. – Летом мы бы с улицы и не уходили, особенно в такую погоду, как была в вечер нашего знакомства.

- Даст Бог, девчонки, переедем мы со временем туда, где такая погода почти что круглый год. Бродяга что-то говорил мне, что собирается так сделать. Грохнем Змеерылого – и можно будет ехать на море, загорать и купаться.

- Скорее бы… - сказала Астория. – Хочу на море!

- Скоро поедем, Тори, немного уже осталось. Закончим зачистку в школе, и можно будет уезжать. Самых наглых мы уже, оставшихся будем прибирать по одному.

- Это точно что самых наглых, - хмыкнула Дафна. – После того, как ты сбил Хорька, а потом пристрелил его слуг, даже у нас стало можно ходить, не опасаясь за свою честь. Седьмой курс только что-то выражает, но до того уровня наглости, как была, им ещё расти и расти.

- И этими тоже займёмся. Седьмой, говоришь, курс? Приедем – дам знать Фреду с Джорджем, они там быстро разберутся. Да и сам охотно поучаствую.

- Только себя береги, - попросила Дафна. – Мы без тебя уже никуда.

- А я-то куда без вас? Ну что, пойдём в дом, холодает, потанцуем, заодно и согреемся!

И мы ещё долго танцевали, пели и веселились. Девчонки меня не отпускали до тех пор, пока я не пообнимаюсь как следует с каждой по отдельности, и не оценю должным образом достоинства их фигурок, против чего не возражала ни одна из моих подруг. Впрочем, дальше крепких объятий и глубоких поцелуев мы не заходили по-прежнему – девчонки хотели дождаться лета и своих дней рождения. Так что в рождественскую ночь я опять оказался всецело в объятиях Флёр и Тонкс. Той ночью нам снова снились хорошие сны, дом на берегу моря и жаркий солнечный день…

Собственно Рождество, двадцать пятое декабря, тоже прошло в очень и очень спокойной и весёлой обстановке. Сама природа решила дать нам передышку на эти каникулы. Мы и отрывались по полной программе, благо у нас было, где погулять.

А вот под самый Новый год, незадолго уже до возвращения в Хогвартс, к нам неожиданно прибыл Римус Люпин. Вид у него был настолько избитый, что все, кто был в доме (то есть Бродяга и мы втроём с Флёр и Тонкс) переполошились не на шутку.

- Что такое, Лунатик? Что не так?

- Бродяга… - проговорил-простонал Люпин. – Фенрир Сивый… Он… в общем, больше не будет нас беспокоить.

- Ты убил Сивого?

- Да… От похода на Кэрроу остались «Шмели»… Я отправился в стаю оборотней и выстрелил одним в Сивого и ближних, другим в остальных… Горели они хорошо, все, кого Сивый успел собрать… но даже так они были опасны… Еле ушёл… Грх… - тяжело кашлянул Римус, и мы все увидели, что кашляет он кровью.

- Что такое, Лунатик?

- Он… Он меня всё-таки достал окончательно… Бродяга…

- Мы приведём тебе врача!

- Он мне н…не поможет… Мне н…надо от…отлежаться где-н…нибудь.

- Так лежи здесь, Лунатик!

- Нет… Живите, друзья… Бродяга… Позаботься о крестнике и его подругах… А вы, девчонки, берегите Гарри… Он за вас отдаст ж…жизнь…

- Римус, ты чего? – удивился Сириус. – Помирать собрался?

- Н…не знаю… - снова протяжный всхлип. – Может, и выкарабкаюсь… Бродяга, п…перевяжи, да я пойду…

Перевязав раны Римусу, Бродяга отправился со старым другом в больницу Святого Мунго. Вернулся он один.

- Лунатику дали зелье Сна без сновидений. Перевязали ещё раз, врачи говорят – должен выжить. Полнолуние прошло, он теперь не опасен. Но каков, каков мой старый друг! В одиночку с двумя «Шмелями» пойти и зажарить Сивого и всю его стаю!

Но врачи подвели Сириуса. Лунатик не выжил. Поняли мы это утром второго января, когда собирались на поезд в школу, и получили письмо из больницы. Прочитав его, Сириус горестно завыл, словно волк на луну, и мы всё поняли.

- Он был храбрым человеком, Бродяга, - тихо сказал ему я. – Он отдал свою жизнь за нас за всех, чтобы жили мы.

- М…может, ты и прав, крестник, - ответил Сириус спустя какое-то время. – Иди, девчонки тебя проведут. П…пойду нажрусь. Негоже видеть дона пьяным…

Всю дорогу мы не сказали ни слова. Лишь уже на посадке Флёр и Тонкс поцеловали меня.

- Береги себя, Гарри, - прошептала Флёр. – Если с тобой что-то случится, мы не сможем прожить без тебя. Ни я, ни Тонкс, ни остальные. Я чувствую это. И мы всегда будем любить тебя, ты только возвращайся.

- Я вернусь, Флёр. Вернусь, чтобы быть с вами уже насовсем. Потому что я люблю вас всех.

- Мы знаем это, любимый, - снова шепчет Флёр. – Ты искал свою любовь, и нашёл её в нас. И мы все, все семь твоих девушек, тоже любим тебя. Возвращайся. Мы будем ждать.

- Я вернусь, обязательно вернусь! – снова целую обеих и поднимаюсь в вагон, искать своё купе. Нахожу девчонок, и сажусь на свободное место – между Сьюзен и Лавандой.

- Что такое? – переполошились они. – На тебе лица нет!

- Римус… Утром узнали, что его больше нет с нами.

- Профессор Люпин умер?

- Да, сегодня утром в больнице. Он убил Фенрира Сивого и сжёг его стаю оборотней, но заплатил за это жизнью.

- Как? В одиночку?

- Да. Выпустил на них «Адское пламя» из бутылки, сжёг всех, но и сам еле ушёл.

- Он был хорошим человеком. И хорошим учителем, - произнесла Дафна.

- Он пожертвовал своей жизнью, чтобы жили мы, - говорю им всем. - Наверное, откуда-то оттуда… - я посмотрел на небо. – Откуда-то оттуда он теперь будет присматривать за нами и следить, как мы тут живём. Земля ему пухом…

Всю дорогу мы ехали молча. Горько было всем. Единственным облегчением было зрелище, открывшееся мне в конце пути. Девчонки, осмелевшие после предрождественской вечеринки, даже не просили меня выйти, чтобы переодеться, наоборот, показывали мне сами себя в самом выгодном свете. Дверь мы запечатывали, так что ненужных гостей не было.

Ужин в Большом Зале начался с объявления МакГонагалл.

- Дорогие друзья, студенты и преподаватели! В связи с тем, что директор Альбус Дамблдор скончался девятнадцатого декабря минувшего года, обязанности директора школы возложены на меня. До начала следующего учебного года преподавание Трансфигурации будет осуществляться мной же, но обязанности декана факультета Гриффиндор будут временно возложены на профессора Праудфута, преподавателя Защиты от Тёмных сил. Надеюсь, что в начале следующего года нам удастся найти кандидатуру на моё место и за преподавательской кафедрой, и на роль декана Гриффиндора. Похороны директора Дамблдора состоятся четвёртого января. Попрошу всех студентов и преподавателей присутствовать на церемонии прощания.

И вот, четвёртое число. Гроб с телом бывшего директора был выставлен в Большом Зале, и все, проходя мимо, отдавали последние почести. Пришлось делать это и мне, и моим подругам, даже несмотря на то, что никакого уважения к покойному мы не испытывали. А вот Гермиона, вся в чёрном и сама чернее собственного балахона, разрыдалась взахлёб, и её пришлось уводить из Зала силой.

В тот же день народу стало известно о гибели клеймёного Пожирателя смерти Малсибера, последнего в своей фамилии. По сообщениям из Аврората, гражданин был найден в Лютном переулке с ножом в спине и без копейки денег. Списали на ограбление.

А вот двенадцатого пришли известия о побеге из Азкабана троицы Лестрейнджей. Подкреплялось это письмом от Бродяги.

«Крестник и наследник,
Белла, её муж и его брат сбежали. Они очень опасны, не пытайтесь задержать сами. Стреляйте на поражение, если увидите. Вам поручаю ликвидацию младших Як., Мон. и Уор. Старших выследили мы. Сообщи о выполнении.
Дон Блэк, крёстный отец
».

- Ну что, вот и первая серьёзная работа, - объявил я собравшимся в Выручай-Комнате посвящённым. – Нам поручена ликвидация студентов по фамилиям Яксли, Монтегю и Уоррингтон. Первый на шестом курсе, остальные на седьмом. Кроме того, учитывая свершившийся побег Лестрейнджей из Азкабана, объявляю по бригаде с сего дня боевую готовность– ПОВЫШЕННУЮ, стволы всем держать при себе. Пунктом сбора является сия комната, отлучки только с уведомлением. В спальнях бывать по минимуму, всюду держаться вместе, поодиночке и в окружении чужих нас могут перехватить. За стволами и консультациями завтра же идём к Праудфуту. Фред, Джордж, бойцы готовы?

- Так точно!

- Значит, пусть привыкают. Для начала разберёмся с шестикурсником.

О бойцах мы действительно не шутили, ибо курсы углубленного изучения предмета сделали своё дело. Симус Финниган, Дин Томас, Майкл Корнер, Энтони Гольдштейн, Парвати и Падма Патил, Эрни МакМиллан и некоторые другие, кто получал допуск от старших курсов, были призваны в бригаду, приняли присягу в качестве рядовых бойцов и оказались поручены заботе Фреда и Джорджа. Вот и пришла пора им принимать боевое крещение.

Симус и Дин не подвели, и шестикурсник Яксли был обнаружен спустя пару дней в туалете на третьем этаже утонувшим в унитазе. Вскрытие показало отсутствие внешних причин смерти – покойник попросту заработал сильное пищевое отравление, да вот немного недорассчитал и благополучно захлебнулся.

Уоррингтона отработали двое семикурсников-хаффлпаффцев, Билл О’Хара и Гордон Мюррей, оба по совместительству работавшие загонщиками в квиддичной команде. Как раз во время матча Хаффлпафф-Слизерин сие и произошло, от метких ударов «наших» загонщиков оба бладжера синхронно врезались в Уоррингтона, так что тот свалился с метлы, ударился о землю головой и свернул себе шею. Врачи оказались бессильны. Там же, на том же матче, прилетело битой по зубам и Монтегю, так что слизеринский капитан с переломом челюсти и травматическим удалением половины из имевшихся зубов прямо после матча отправился в Больничное крыло. Подлить ему там коктейль из мочегонного, слабительного и снотворного было делом техники. В советских мединститутах это распространённая шутка, а вот Монтегю этой шутки не оценил, и там же, на койке, благополучно отбросил ласты. Видимо, здешние зелья, в отличие от передовых достижений советской медицины, не смешиваются друг с другом.

В самом скором времени пришлось снова подниматься в воздух и мне, ибо настало двадцать восьмое число, дата матча с Равенкло. На моём самолёте, помимо нарисованных ранее синей, зелёной и жёлтой лент, теперь красовалась красная (по просьбе Лаванды), а также чёрная (а на этом уже настояла Тонкс). Пулемёты я в этот раз не заряжал, поскольку к равенкловцам у нас отношение нейтральное. Да, подруги оттуда нет, но зачем отношения-то портить?

А вот Чоу Чанг, ещё, видимо, на что-то рассчитывавшей насчёт меня, не повезло. Крылатый воробей под названием «снитч» снова ударился мне в винт и забился в мотор, и я сразу же отвернул назад, заходя на посадку. Все уже знали, что это означает. Чанг же, далеко не сразу заметившая, что осталась без сопровождения, продолжала полёт навстречу неизвестно чему, и вернулась только через полтора часа после окончания матча, замёрзшая и злая, когда все со стадиона уже давно разошлись, и даже самолёт с зачехлённым мотором уже покоился в закрытом на замок ангаре.

Джинни Уизли пару раз недовольно зыркала с противоположного конца стола, но не говорила ничего. Видимо, прошлого раза с отлупом и угрозой протащить остатки семейства Уизли через суд вполне хватило. От всего некогда большого и многочисленного семейства теперь оставались только Молли, Перси и Джинни – глава семейства, Артур Уизли, как оказалось, умер в больнице после укуса змеи, той самой, из которой Амелия собралась пошить себе сапоги. Ну, а Фред и Джордж не в счёт, они вообще нынче под другой фамилией проходят.

Старшее поколение повреждённых нами семейств отправилось в преисподнюю вслед за наследниками. Лорд Яксли, вот позор-то для «чистокровного», попался с полкило героина в кармане самой обыкновенной немагической полиции, оказал сопротивление при задержании и был застрелен.

Старшего Монтегю «неизвестные» заманили в пустой контейнер, обложенный изнутри заглушающими чарами, отобрали палочку и закрыли снаружи дверь. Контейнер сразу же после этого был зацеплен краном и погружен в штабель точно таких же железных коробок на грузовой пароход, направляющийся в порт Сантьяго, Чили. Как передавал мне дон, капитан корабля за хорошую сумму заверил его, что в пути сухогруз пробудет где-то месяц…

У Уоррингтона отец обнаружен не был, ибо скончался за пару лет до появления нашей бригады, зато был в наличии влиятельный дядя-завещатель Августус Руквуд. Этого пришлось работать Амелии, с санкции Фаджа устроившей под видом профосмотра в подопечном заведении операцию «Чистые руки». Попались двое, одним был уже упомянутый Руквуд, а вторым – палач Уолден МакНейр. Оба в момент оказались выперты со службы и препровождены в гости к дементорам, коими и были зацелованы насмерть.

Как выяснилось позже, Фадж долго сопротивлялся, но, припёртый Амелией к стенке в виде предъявления неопровержимых доказательств, как-то списка клеймёных Пожирателей с фотографиями Чёрных Меток, сдался и дал добро на зачистку Аврората. В самом деле, кому не хочется прослыть очистителем от скверны родного министерства.

Не всем это понравилось, и в конце февраля Кингсли Шеклболт был убит во время рейда в Лютном переулке, что вызвало у дона Блэка необходимость вводить повышенную готовность и у себя.

Четвёртого марта был день рождения у Дафны Гринграсс, самой старшей из моих подруг, что ещё учились в школе. По настойчивому совету дона я подарил ей колье с изумрудом на серебряной цепочке.

- Спасибо тебе, Гарри, - прошептала именинница, развернувшая подарок. – Это мой любимый цвет. Как ты угадал?

- Ну, так на моём самолёте зелёная лента нарисована, в твою честь!

- Глупый ты! – притворно нахмурилась девушка, после чего жарко поцеловала. На следующее утро мы проснулись вместе, и по какому-то странному совпадению именно этот день снова оказался отмечен крупным разбирательством.

- Что, Гринграсс, каково это будет оскверниться подарочками от грязнокрового? – после урока зелий завопила Панси Паркинсон, явно завидующая, что Поттер, больше некому, презентовал Ледяной Королеве нечто красивое и дорогое. – Теперь тебя не возьмёт ни один правильный маг!

- Мне не нужен правильный, - ответила улыбнувшаяся Дафна. – У меня есть свой.

- Ах, так ты сознательно предала интересы крови, шлю…

Что Панси хотела сказать дальше, осталось неизвестным, ибо я применил свой «приём имени Вейдера».

- Никогда, никогда, никогда не смейте оскорблять ни одну из моих подруг, мисс Паркинсон, - приговаривал я, пока Панси держалась за горло, корчась в судорогах.

- Мистер Поттер, в чём дело? – к нам подошёл Слагхорн.

- Увы, профессор Слагхорн, мне приходится преподавать урок данной конкретной ревнительнице «чистой крови», отвергающей саму возможность быть с кем-то по любви вместо очередных, тупых и насквозь высосанных из пальца династических интересов. Каковая ревнительница, наткнувшись на то, что не в состоянии воспринять нормально, принялась оскорблять мою подругу Дафну Гринграсс, обвиняя в предательстве каких-то абсурдных «ценностей», непонятных ни мне, ни ей.

- Вот как?

- Да будет Вам известно, профессор Слагхорн, что во всех странах на континенте, и тому будут примером такие, как Россия или Германия, договорные браки давно объявлены вне закона. По тамошнему уголовному законодательству это серьёзное преступление, за которое родителям, вздумавшим устроить жизнь своих детей без согласия таковых на это, полагается от семи лет тюрьмы и выше, - начав отвечать профессору, я отпустил Паркинсон, и она рухнула на пол, хрипя и задыхаясь.

- Ты п…пожалеешь, П…поттер…

- Увы, мисс Паркинсон, боюсь, что пожалеть о содеянном придётся Вам, - ответил Слагхорн. – Ваш поступок будет стоить Слизерину пятидесяти баллов, отработки у меня в течение недели, и я буду вынужден в случае повторного подобного проступка поднять вопрос о Вашем соответствии нормам обучения в школе. А вот Вы, мистер Поттер, за защиту Вашей подруги примите двадцать баллов Гриффиндору. Я помню Ваших родителей, они точно так же, как и Вы, предпочитали игнорировать эти аристократические пережитки прошедших веков. Вы являете собой достойную им смену, мистер Поттер!

Насчёт договорных браков я был совершенно серьёзен. Как-то зашёл о чём-то подобном диспут с Бродягой и Амелией. Так вот, именно мадам Боунс, как самая сведущая из всей коалиции в вопросах права и его применения, как раз нас и просветила в этих вопросах. И практически всем, Гринграссы не исключение, было очень интересно узнать, что такой архаизм, как договорной брак, практикуется до сих пор только в королевстве Британском. Практически все остальные развитые страны, СССР и ГДР были тому примером, давным-давно присвоили подобной инициативе статус серьёзного уголовного преступления. Советский Союз – ещё в двадцатые годы, когда новые власти боролись с пережитками старого режима, корни которых произрастали ещё из дремучего феодализма, а ГДР – вскоре после провозглашения, когда после падения нацистов влияние старых аристократических родов тоже оказалось сведено к нулю. Следом подтянулись и остальные европейские государства.

- Надо сказать, Вы подаёте большие надежды, мистер Поттер, - улыбнулся в усы Слагхорн. – Льщу себе надеждой, что мне удастся однажды поговорить с Вашим опекуном, лордом Блэком.

- В этом нет ничего невозможного, профессор Слагхорн, - отвечаю я вежливостью на вежливость. – Мой опекун охотно примет всякого, кто приходит с миром и ценит дружбу.

- Отлично! Тогда попрошу передать ему, что его старый профессор мечтает договориться о встрече старых друзей. Искренне надеюсь, что он мне не откажет.

Забегая вперёд, скажу, что Бродяга во встрече таки не отказал. И, как оказалось, правильно сделал. Мудрый старый зельевар сразу понял, откуда у собрания семей растут ноги, и согласился участвовать и помогать по мере возможности.

А вот Паркинсон не повезло дважды. После того, как мы с Дафной её отбрили, слизеринка при каждой встрече с нами только что не рычала подобно цепной собаке. Да вот только все её попытки показать свою «чистокровность» неизменно заканчивались неудачей – почти все «достойные», по её мнению, женихи, начиная с Малфоя, были уже выбиты. Из пятикурсников на Слизерине остался только Блейз Забини, но он не обращал на Паркинсон никакого внимания, ухаживая за какой-то четверокурсницей из Равенкло. И этот падёж «чистокровных» успел распространиться уже и на шестой и седьмой курсы.

Ненависть и презрение Паркинсон ко всем и ко всему, сама не зная того, в полной мере разделяла и Гермиона Грейнджер. С самого начала сентября из-за её совершенной неспособности выстраивать отношения с людьми от неё отвернулись все прежние знакомые и друзья, и остался только Рон Уизли. Гибель последнего и вовсе повергла Заучку в уныние.

Собственно, тем самым Гермиона и предопределила свой конец. По дороге на очередной урок Защиты всезнайка по-крупному поцапалась с Паркинсон, и прежде чем успел вмешаться Праудфут, обе выпалили друг в дружку такой объём проклятий, какого с лихвой хватило бы на упокоение нескольких Пожирательских семейств. Преподавателю осталось только закрыть обеим глаза и отнести в кабинет МакКошки очередные похоронные извещения.

Так что в весну 1996 года, означавшую для меня, моих подруг и наших однокурсников сдачу экзаменов на уровень СОВ, а для Фреда, Джорджа и примкнувших к бригаде семикурсников – и вовсе экзаменов выпускных, наш пятый курс вступал в сильно уменьшившемся составе. Но никто из нас, даже имея самое смелое воображение, не мог представить, что же принесёт и чем именно обернётся для нас для всех эта новая весна…



Бобруйск таки существует!

Сообщение отредактировал Bobruin_UZ - Понедельник, 15.05.2017, 22:11
 
Bobruin_UZДата: Четверг, 18.05.2017, 21:22 | Сообщение # 69
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Итак, история плавно подходит к завершению. Новая глава, десятая по счёту, должна была быть проходной, но сюжет в процессе написания загнулся так, что именно этой главой повествование о похождениях Гарика в роли мафиози с магическим уклоном завершается. Читателей просят не беспокоиться - завершается всё хорошо.


Бобруйск таки существует!
 
ShtAlДата: Четверг, 18.05.2017, 21:29 | Сообщение # 70
Химера
Сообщений: 554
« 123 »
Астероид и все умерли?
 
Bobruin_UZДата: Четверг, 18.05.2017, 21:33 | Сообщение # 71
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Глава десятая. А не спеши ты нас хоронить

Мы прошли свою дорогу
По фашистам, по попсе,
Мы тащили души к Богу,
Жалко, выжили не все,
И духовно, как на вздохе,
Режет небо красота,
Мы зубами твои крохи
Рвём до чистого холста…

ДДТ «Ларёк»


Наступающая весна, помимо всё большей слякоти, такой, что для вылазки в Хогсмид было впору надевать резиновые сапоги, принесла всё увеличивающиеся объёмы домашнего задания. Кажется, все преподаватели, начиная с МакКошки, ныне являющейся директрисой, и до прорицательницы Трелони поставили себе задачу максимально вынести пятикурсникам мозг. Главный призыв практически у каждого был – «Работайте за троих!» Хорошо, что мы вшестером…

Если бы не помощь девчонок, точно бы рехнулся. А так, пускай кое-как, пускай где-то с горем пополам, но справлялись все. Благо упокоившуюся Гермиону перестали постоянно ставить нам в пример, ибо пример в связи с последними событиями стал неудачным. Вся школа поняла, что если вот так вот зазубривать всё подряд, не вдаваясь в осмысление заученного, а также не усвоив необходимость периодически «отвечать за базар», добром не кончишь.

Ручной кот Гермионы, непонятно почему имевший прозвище Живоглот, явочным порядком поселился у нас ещё с января, когда обнаружил, что его хозяйка совершенно перестала обращать на него внимание. Просто вот так вот взял однажды и возник сам по себе, так и остался. Зато в нашей компании мохнатый зверь точно нашёл, к кому чаще всего проситься на колени помурлыкать, и кто будет главный насчёт почесать его за ухом. Сьюзен Боунс была в восторге.

По поводу гибели дочери девятого марта в школу заявился сановный лорд Паркинсон, ещё один вероятный пациент дона Блэка и его бригады, и пытался катить бочку на Праудфута, обвиняя того в необеспечении безопасности учебного процесса. Правда, аврор был мужик тёртый, и научно-популярно объяснил перепуганному лорду, что гибель его дочери – это инициатива исключительно её самой и её однокурсницы Гермионы Грейнджер, которые что-то не поделили ещё до начала его урока и вне учебного класса, а потому он, как преподаватель, за случившееся ответственности не несёт. Ну, подрались две дурных девки из-за чего-то, ну угрохали друг дружку в процессе, с кем не бывает…

Двадцать шестого марта, выполняя очередное задание Бродяги, грохнули слизеринца-выпускника Блетчли. Покойник был обнаружен Филчем в чулане для мётел на пятом этаже, связанным по рукам и ногам, а на голову ему кто-то натянул сильно увеличенное в размерах «изделие резиновое одноразовое», размеров которого хватило покойному до пояса и, собственно, от натягивания которого он и задохнулся. Это когда я объяснял Фреду и Джорджу, что это такое, братаны загорелись идеей опробовать сие на практике. Вот и опробовали.

В первых числах апреля всех пятикурсников начали вызывать к деканам по поводу того, что подопытные думают насчёт своих карьерных соображений. Ну-ну, карьерные, они самые… а мясокомбинат на сегодня нарядов не прислал. Хорошо, что нашим и.о. декана нынче является Праудфут, а у Дафны и Трейси – Слагхорн, оба в теме, а потому лишних вопросов не зададут. От МакКошки я бы так не отвертелся, ей не объяснишь, что лично мне карьеризм чужд как понятие, и что работать ни в Аврорате, ни где бы то ни было в пределах магического сообщества Британии, как и вообще появляться на клятых островах после завершения своей учёбы, когда бы оно ни произошло, я не собираюсь, и подруг своих в этом же убедил. На Британии свет клином не сошёлся, найду я себе крышу и занятие и в другом месте.

Праудфут мои надежды оправдал.

- Итак, мистер Поттер, по учебному плану я должен был спросить Вас насчёт Ваших карьерных интересов, с чем бы Вы собирались связать своё будущее после выпуска из школы. Но я так понимаю, что круг Ваших интересов лежит не то что вне школы, но и вообще вне Британии?

- Вы совершенно правы, профессор. Дон когда-то говорил, что собирается приобрести достаточное количество жилплощади где-нибудь подальше отсюда, в тёплых краях, и перебраться туда жить. А там мы уже найдём, чем заниматься. Быть может, мы и на шестой год оставаться не будем, всё зависит от решения дона.

- И Вы тоже правы, потому что я с нетерпением ожидаю этого же самого, чтобы уйти в отставку с этого поста, а заодно и из Аврората, и последовать примеру Вашего крёстного. Мадам Боунс уже успела меня заверить, что заявление о моей отставке, как и о её собственном уходе, она положит на стол, как только дон Блэк примет решение о сворачивании дел в Британии.

- До этого момента нам нужно будет поскорее разобраться с оставшимися «чистокровными», чтобы они перестали представлять опасность для нас.

- Увы, но это так. Я сравниваю ту обстановку, в которой начался этот учебный год, с той, что получилась теперь, нашими стараниями, так день сегодняшний и день вчерашний – небо и земля. Вы уничтожили больше половины слизеринцев трёх старших курсов, и прежде самый наглый факультет сейчас ведёт себя тише мышей и боится лишний раз перейти кому-либо дорогу. Так что теперь Змеерылому будет неоткуда вербовать сторонников за естественной убылью таковых. Едва ли не единственные, кто сейчас может нам угрожать, это он сам и троица Лестрейнджей.

- С этими придётся разбираться всем. Дон говорил, чтобы мы даже не пытались задержать их сами, и в случае чего стреляли на поражение.

- Он прав. Против Беллатрикс в одиночку не рискнул бы выступить никто из нас. Поэтому не жалейте патронов на учебных стрельбах, это поможет вам справиться.

На этой ноте собеседование о карьере завершилось. У остальных оно прошло примерно таким же образом, Дафну и Трейси Слагхорн ни о чём не спрашивал, Лаванда тоже училась на Гриффиндоре, и об её отношениях со мной Праудфут знал, единственная, кто удостоился вопросов, была Сьюзен.

- Спраут интересовалась, какие предметы я собираюсь брать на шестой и седьмой курсы, - рассказывала она потом. – Наговорила, что собираюсь пойти по стопам тёти. Не знаю уже, что она там подумала, но расцвела, словно растения у неё в теплицах, и надавала мне кучу советов о том, как и что нужно будет изучать для Аврората. Ну, убеждать её в том, что Аврората там, как ты говоришь, и рядом не стояло, я не стала. Незачем раньше срока рушить впечатление.

- В какой-то мере у нас получилось её подколоть, - говорю я улыбающейся девушке. – Откуда мадам Спраут знает, что Амелия Боунс в скором времени станет Амелией Блэк и уедет отсюда вместе со своим супругом?

- В том-то и дело. И она уж точно не знает, что я уеду вместе с тобой и со всеми, - на этом мы снова посмеялись.

Апрель пролетел быстро и в чём-то даже суматошно, ибо близились экзамены. Школа притихла, даже слизеринцы сидели у себя в подземелье, словно мыши по норам. Фред, Джордж и старшие бойцы еле выцарапали шестикурсников Пьюси и Уркхарта, которым в тыквенный сок за обедом украдкой брызнули несколько капель яда бледной поганки. Это впоследствии послужило толчком к полному исключению тыкв и всех связанных с ними блюд, в том числе тыквенного сока, из пищевого рациона всей школы, к вящей радости почти всех учеников. Ну, за исключением остающихся ещё немногочисленных «чистокровных», с упорством, достойным ишака, продолжавших держаться за отжившие своё традиции.

В такой обстановке всеобщей напряжённости даже квиддичный матч Гриффиндора и Хаффлпаффа, состоявшийся третьего мая, прошёл вполне буднично и без происшествий. Половина команды «противника» входила в нашу бригаду, потому никто и никого битами по башке не бил, а летающие мячи Фред и Джордж отшвырнули так далеко, что те прилетели назад, когда матч уже закончился. Парадокс, но именно хаффлпаффский загонщик Мюррей так удачно взмахнул битой, что попал точно по пролетавшему мимо золотому воробью, который от удара отлетел в руку Кэти Белл. Так что финальная игра сезона закончилась, едва успев начаться, спустя рекордные шесть минут после стартового свистка мадам Хуч. Только зря бензин жёг, всего-то один круг вокруг стадиона и сделал…

Хаффлпаффцы были счастливы – их команда от «падежа чистокровных» не пострадала, как и равенкловская, а поэтому даже после выпуска старших было, кому передать опыт. И все фанаты квиддича с трёх факультетов злорадствовали над Слизерином, где от старого состава, начинавшего тренировки в сентябре, не осталось в живых никого. Запасные же игроки, которых в пожарном порядке набирали из младшекурсников и учили с нуля, не показывали и десятой доли умений прежних игроков, что привело к эпическому поражению Слизерина от Равенкло со счётом 0:350. Впрочем, Кубок достался нам, ибо рекордно короткого матча вполне хватило Гриффиндору для перевеса. И надо было видеть лицо Анжелины, которой МакКошка под громкие аплодисменты вручила этот кубок. Прощальный аккорд нашего капитана получился весьма успешным.

Последним, кого в этом учебном году упокоила наша бригада, был наследник рода Эйвери. Он готовился к выпускным и прятался очень долго, но от вездесущих Фреда и Джорджа, которым помогали мы с Дафной, Асторией и Трейси, он скрыться не смог. Мощный взрыв, разнёсший канализацию в мужском туалете в подземельях Слизерина, привёл к тому, что места для размышлений затопило быстрее, чем Эйвери-младший успел оттуда выбраться.

Из газет мы потом узнали, что старший Эйвери попросту пропал безвестно, не нашли ни тела, ни следов от него. При похожих обстоятельствах ещё тем летом «исчезнули» Снейпа, а потом прислали Дамблдору рыбу, спровоцировав досрочную смерть получателя, как же разобрались на этот раз?

Ответное письмо от Бродяги не радовало. Крёстный писал, что в процессе последних ликвидаций был убит аврор Роджерс и ранен Грюм. Да и самому дону Блэку прилетело в процессе. А ведь ещё оставались самые опасные Пожиратели, вершина списка – троица Лестрейнджей и собственно Змеерылый…

И вот июнь, момент истины. Ещё в конце мая, на последнем уроке Защиты, Праудфут раздал нам расписания экзаменов. И первый, теория по Чарам, оказался поставлен на третье число, на понедельник.

- Экзамены уровня СОВ будут расписаны на две недели, - заявил Праудфут, пока мы переписывали даты и предметы с доски. – Утром вы будете сдавать теорию, в обед практику. Экзамен по астрономии назначен на ночь, по истории магии практикум отсутствует. Профессор МакГонагалл просила передать, что во время экзамена будут применены противообманные чары, то есть каким-либо образом обмануть экзаменаторов будет невозможно. Попавшиеся понесут наказание, а экзамен для них засчитан не будет. Так что рекомендую экзаменаторов не обманывать, а если уж решились, то не попадайтесь!

В тот же день он принял у нас зачёт по стрельбе из пистолетов и автоматов. Фред и Джордж, как пулемётчики, мастерски расстреляли все мишени из отрядного MG42. Зачёт, пускай некоторые и со скрипом, но сдали все, и даже девчонки потом не жаловались, что от приклада «Томпсона» болят плечи – за последний год многие практиковались очень и очень много.

Никто из учителей больше ничего нам не задавал, целиком и полностью переключившись на повторение того из пройденных пяти курсов, что, по их мнению, должно пригодиться на экзаменах. Ну, кто повторял, а кто и заново учил, хотя стараниями моими и всех, кто мне помогал, уровень знаний кое-как подтянули.

Были и жертвы подготовки. Нашу бригаду такая участь миновала, но вот Кармайкл с Хаффлпаффа так учился, что заучился, и теперь не был способен говорить ни о чём, кроме как выспрашивать у каждого встречного, сколько времени тот проводит, уткнувшись носом в книжки. Доспрашивался до предложения сходить по всем известному маршруту, когда пристал и ко мне.

Фактически всей бригаде пришлось временно «залечь на дно», поскольку седьмой курс был поглощён выпускными экзаменами, а мы и весь пятый – СОВами. Счастливчики с шестого оказывали посильную помощь как старшим, так и младшим.

Накануне экзамена, во время воскресного ужина, мы все видели, как МакКошка привела в зал кучу каких-то древних стариков и старух, помнящих, видимо, времена Царя-батюшки Александра Третьего, Миротворцем прозванного. По залу сразу пошли перешёптывания, вот, мол, экзаменаторы явились.

- А где Дамблдор? – прошамкала одна из этих бабуль, самая на вид древняя.

- Увы, мадам Марчбэнкс, скоро полгода, как его нет с нами, - скорбно ответила МакКошка.

- Ах, да, да, проклятый склероз, я что-то такое слышала. Я ведь была у него экзаменатором, и как только он посмел уйти раньше меня?

Вот тебе и пирожки с котятами, думаю. Если гражданка заявляет, что ещё у Дамблдора экзамен принимала, а Дамблдору не меньше ста лет было на момент получения рыбы, значит, не то, что Александра Миротворца, а вообще Николая Павловича, того самого, что майдан на Сенатской площади разогнал, должна помнить. Эти-то, чую, напринимают, у меня в особенности. Что, интересно, будет у меня вместо Патронуса? У прежнего Гарика олень был, а сейчас? Т-34? Ленин на броневике? Воин-освободитель из берлинского Трептов-парка? Теряюсь в догадках.

Третьего июня мы все собрались на первый экзамен по теории Чар. Практика по Чарам должна была быть в обед того же дня.

Началось сразу после завтрака, едва мы окончили приём пищи, нас всех из Большого Зала бесцеремонно выгнали. Все, кроме пятого и седьмого курсов, отправились на занятия, и Астория, которой до СОВ оставался ещё год, поцеловала меня на прощание, пожелав удачи. Мы же остались ждать. И в скором времени двери Зала снова открылись, только теперь это был уже не ресторан, а экзаменационная аудитория. Вместо четырёх больших обеденных столов теперь стояло не меньше сотни маленьких столиков, за каждым из которых мог поместиться только один студиозус. Развёрнуты они были так, что сидеть приходилось под пристальным взором МакКошки.

Когда все расселись, она объявила:

- Вы можете начинать, - и показала на большие часы, висевшие за её спиной. Ну что ж, начинаем… Украдкой смотрю по сторонам, девчонки сидят поблизости и чего-то думают, гляжу и в свои вопросы. «1. Назовите заклинание и опишите движение палочки, нужные для того, чтобы поднять объект в воздух». Если учесть, что палочки у меня нету, да и не было, в общем-то, движения таковой пришлось зубрить сугубо для теории. Ладно, хрен с вами, отыграемся на практике…

Два часа спустя экзамен завершился, и мы все вышли из Зала обратно.

- Ну как? – спрашиваю девчонок.

- Вроде обо всём написала, правда, чуть не забыла про чары смеха, - говорит Дафна.

- А я едва вспомнила о противодействии щекотке, - говорит Лаванда.

- Всё нормально, девчонки, впереди практика. Соберитесь с силами и ничего не бойтесь, я с вами!

- А мы с тобой, Гарри, - улыбается Сьюзен. – С тобой рядом нам ничего не страшно.

После обеда весь пятый курс вывели в комнатушку размером где-то с троллейбус, а может, и меньше.

И вот Флитвик объявил:

- Аббот, Ханна, Боунс, Сьюзен, Браун, Лаванда, Буллстроуд, Миллисент!

Сьюзен и Лаванда вышли сдавать практикум. В следующей четвёрке, в компании Майкла Корнера, Эдди Кармайкла и Фэй Дунбар нас покинула Трейси. Третья нас миновала, а вот потом первой вызвали Дафну, а следом за ней – Су Ли, Невилла Лонгботтома и Мораг МакДугал. Целую свою девушку, желаю ей удачи и жду сам, похоже, следующим позовут и меня. Еле успел удивиться, как же качественно мы пропололи ряды пятого курса, нет ни Малфоя, ни Нотта, даже Грейнджер и Паркинсон и те прибили друг дружку… а тут Флитвик объявляет снова:

- Патил, Падма, Патил, Парвати, Поттер, Гарри, Смит, Захария, Забини, Блейз.

Проходим. Машинально перекрестился перед входом в Зал. Ну, с Богом!

- Гарри, профессор Тофти свободен, - пищит мне Флитвик.

Прохожу к лысому старичку, сидящему за столиком, гляжу, как Трейси и Дафна заканчивают сдачу.

- Поттер, не так ли? – смотрит на меня сквозь пенсне профессор Тофти. – Тот самый Поттер?

- Да, это я, профессор Тофти, - изображаю поклон, сажусь.

- Не надо нервничать, - ободряющим тоном говорит мне экзаменатор. – Могу ли я попросить Вас взять вот эту чашку и заставить её несколько раз перевернуться?

Ну, такое мы практиковали, и не раз… движение рукой, и чашка взмывает в воздух, кувырок, другой, третий…

- И у Вас всё это получается без палочки? – удивляется профессор Тофти, глаза которого стали шире его собственного пенсне. – Как Вам это удалось?

- Летом из-за несчастного случая я лишился палочки, профессор Тофти, а в магазине Олливандера не смогли подобрать ничего подходящего. Пришлось остаток лета и весь этот год тренироваться голыми руками.

- Освоить беспалочковое колдовство в таком возрасте… нечто неслыханное, - задумался старенький профессор. – Ну, хорошо, а вот теперь попробуйте взять из банки жабу и перекрасить её в синий цвет.

Спустя какую-то минуту дважды изобразившая хамелеона жаба вернулась обратно в банку.

- Впечатляющий результат для Ваших лет, мистер Поттер… Хорошо, Вы можете быть свободны.

- Уф-ф-ф-ф! – выдохнул на выходе.

- Как? – у остальных девчонок был только один вопрос.

- Не знаю, вроде получилось. Два приёма он спросил и отпустил сразу.

- Мы с Трейси успели увидеть, как ты кувыркал в воздухе чашку, - говорит Дафна. – И не только у твоего экзаменатора глаза были размером с тарелку, остальные, кто увидел, тоже удивились очень.

- Хм, странно.

- Что тут странного? – говорит Сьюзен. – Это мы тебя знаем, и что ты можешь, тоже видели не раз. А другие-то не видели! Так что ты сдал, и даже не сомневайся в этом!

На следующий день мы все сдавали Трансфигурацию. Письменная часть экзамена, конечно же, была большой головной болью, и пару заклинаний я, скорее всего, забыл, но вот на практике отыгрался. Во всяком случае, у меня получилось превратить крысу в камень, а майский жук исправно исчез. У многих не получалось, так, к примеру, Симус Финниган своего кузнечика попросту взорвал, а у Невилла Лонгботтома чайник, получившийся из жабы, имел четыре лапы и громко квакнул, открыв крышку наподобие пасти. Промахнулась разок и Лаванда, у которой из бабочки неведомо как получился карточный туз червовой масти. Но, как бы там ни было, отбились все. Правда, лично мне пришлось утешать Лаванду, переживавшую из-за того, что червового туза ей могут и не засчитать. Там, куда мы, даст Бог, уедем этим летом, ни экзамены, ни их результаты никому будут не нужны.

В среду мы собрались в теплицах на экзамене по Травологии. Здесь вроде бы как всё прошло гладко, ни одного растения не изничтожил, если, конечно, не считать попытки Дьявольских Силков ухватить меня за ногу. А вот четверг принёс экзамен по Защите от Тёмных сил. За него мы беспокоились меньше, ибо под руководством Праудфута мы заново прошли всю программу за все пять лет, а на углубленных уроках он давал и задания из выпускных курсов, и даже то, что в школьную программу не входило, так что…

Но экзамен удался, пускай мне и снова пришлось навести на принимающую сторону некоторого шухера. Ладно, теория, зубрить – не практиковаться, пример зубрилки у всех ещё стоял перед глазами. А вот практика… Профессор Тофти, снова бывший моим экзаменатором, только ахал и охал, глядя на то, как я «ловким движением руки» превращаю учебные чучела в ворох соломы.

- Браво! – подытожил он. – Великолепно! Думаю, это всё, мистер Поттер. Вы можете быть свободны, только вот… - он склонился ко мне. – Я слышал от своего старинного друга Тибериуса Огдена, что Вы можете воспроизвести телесного Патронуса. Не откажете ли старику в желании это увидеть? Это принесло бы Вам дополнительные очки.

Ну, предположим, мы в этом не откажем, так-так-так, что там было… Отчётливо подумать о чём-нибудь счастливом… например, о нашей с Флёр первой ночи …

- ЭКСПЕКТО ПАТРОНУМ!!!

В потолок ударил ослепительный белый луч, похожий на прожектор ПВО времён войны, потом он развернулся в белый вихрь, и из этого вихря проявилась человеческая фигура в виде женщины с мечом, проскользившая по залу и рассыпавшаяся, сделав круг. Эту даму я узнал. В моём мире она стояла на Мамаевом кургане в городе Волгограде, здесь же, как довелось однажды прочитать, для неё насыпали курган в центре Киева, ибо здесь немцы не смогли пройти дальше Днепра.

- Потрясающе! – промолвил разинувший рот профессор Тофти. – Невероятно! Поттер, Вы можете идти! Браво, браво!

Вряд ли старички-экзаменаторы знают о монументе «Родина-Мать», подумал я, выходя из зала. Может, это и к лучшему, что не знают. По крайней мере, не будет у них повода занижать оценку из-за неправильной национальности.

Пятница оказалась свободным днём лично для меня, но вот у Сьюзен, Дафны и Трейси это был экзамен по Древним Рунам. Учитывая то, что они и повторяли весь год всю эту хрень сами, и вдобавок обучали ей же и меня, то за всех трёх подруг я был спокоен.

Выходные не задались, ибо на понедельник был назначен экзамен по Зельям. Так что все вечеринки и посиделки с жаркой шашлыков и пением под гитару всевозможных песен пришлось отложить до окончания сессии.

Впрочем, за Зелья никто из нас тоже особо не беспокоился. По Зельям мы шли в числе лидеров нашего года. И в качестве письменного экзамена мне попалось то самое зелье купирования запоев, на котором сам себя подорвал Рон. Уж что-что, а побочные эффекты неправильной варки этого зелья мы наблюдали во всей красе, так что всё это записать и порядок. А в качестве практики попалось зелье лёгкой поступи, материал четвёртого курса, повторенный на факультативе у Слагхорна, поэтому варил я малость модифицированный вариант с улучшенным эффектом, в программу не входивший, но должный, по словам зельевара, принести в случае правильного приготовления лишние очки на экзамене. Ну-ну, посмотрим, как оно получится… Остальные, и все мои подруги, и рядовые бойцы бригады, тоже отстрелялись, во всяком случае, ничей котёл не взорвался и ничьего стола не спалил.

Вторник означал для тех, кто брал курс, Уход за магическими существами. За завтраком принесли газету с чрезвычайным происшествием, так-так-так… Амелия Боунс, возглавляя патруль Аврората, арестовала Наземникуса Флетчера и Долорес Амбридж на месте преступления, конкретно за перепродажей некоего артефакта, числящегося в списке запрещённых и особо опасных. Видимо, поскольку мадам Жаба – лицо официальное, а с властями дон Блэк вроде бы как дружит, во всяком случае, на людях, то ликвидировать на месте не стали, а препроводили в изолятор в Аврорате, не преминув сообщить о сём факте Фаджу, разумеется, с предъявлением доказательств. Из последнего, что стало известно прессе, Фадж освободил Амбридж от должности заместителя, назначив и.о. Руфуса Скримджера, директора Департамента Магического Правопорядка. Короче, каша заварилась, ждём суда.

Уход за существами дался, скажем так, средне. Хотя как снимать палочников с дерева, я всё же показал (эх, где бы фумигатор с химикатами взять!), и как с помощью нюхлера выкапывать спрятанный в земле клад – тоже. Впрочем, на особо высокую оценку по этому предмету я и не рассчитывал. И никто из нас, похоже.

В среду предстояло сдавать два экзамена сразу. С утра – теорию по астрономии, в обед – Прорицания (девчонки, кроме Лаванды, в это же время сдавали Нумерологию), и ночью – практику по Астрономии. И останется только один, История Магии, по которой провал был гарантирован – никто из нас после Рождества на этом уроке попросту не появлялся за полной ненадобностью.

Астрономия, она самая… Наплёл лаптей про спутники Марса, кольца Сатурна и первый полёт Гагарина, случившийся здесь, как и у нас, с Байконура 12 апреля 1961 года. Собственно Первый Космонавт здесь был до сих пор жив, летал на орбиту аж трижды, а нынче работал в правительстве у Жириновского министром по космосу СССР. Так что про него и сочинял.

А вот на прорицаниях провалился откровенно. Раскинув колоду карт, кое-как натолковал мадам Марчбэнкс, той самой старушке, принимавшей экзамены ещё у Дамблдора, что дом казённый ждёт её, да тюрьма центральная, ни копейки за душой, да дорога дальняя… В хрустальном шаре, как ни бился, ничего, кроме движущегося зрелища с рейтингом «18+», появляться упорно не желало. Мадам от увиденного чуть было прямо там коньки не отбросила. Ну, а на кофейной гуще раз за разом проявлялось изображение дедушки Ленина, показывающего фигуру из трёх пальцев, именуемую в народе «дуля». Объяснений, что же именно означает сей портрет Вождя мирового пролетариата, не нашлось ни у меня, ни у самой мадам Марчбэнкс, ни у срочно вызванной для консультации Трелони.

Вываливаюсь из экзаменационной аудитории, аки мешок с… картошкой. Иду на наше место сбора, все девчонки уже там, обсуждают сдачу.

- Как результат, Гарри? – спросила Трейси.

- Ох, абы-как, не выше. Если и засчитают, это будет означать, что в лесу сдохло что-то большое и редкое.

- Это как? Что ты там напредсказывал? – удивились Сьюзен и Лаванда.

- Да так, дорогу дальнюю ей посулил, а в конце дороги той – казённый дом. Скорее всего, Астрономию та же участь ожидает.

- А там-то что?

- А там про полёт в космос человека. Ну а что, так и был ведь вопрос: «Расскажите, мол, о возможности человеку оказаться среди звёзд». Ну, я и написал, что были там люди, аж с шестьдесят первого года уже бывают. А первый спутник ещё раньше полетел.

- Кого-то неизбежно хватит удар, - хихикнула Дафна. – Эти старики, скорее всего, ещё во времена наших дедушек уже пожилыми были, их ещё учили, что полететь в космос невозможно.

- Ага, ага, и что Земля – это плоский диск, который покоится на шести слонах, а те стоят на огромной черепахе, - говорю я, и все девчонки захохотали в голос.

- Гарри, ты не поверишь, но когда-то мне попался старинный учебник по Астрономии, наверное, ещё дедушка по нему учился, - сквозь смех сказала Сьюзен. – И там всё написано почти точно так же, как ты говоришь.

Практический экзамен по астрономии вполне ожидаемо был близок к провалу. Какие-то планеты нашёл, за Марс, к примеру, поначалу принял, как оказалось, пролетавшую по орбите станцию «Мир-2», мигавшую огоньками. В телескоп, конечно, деталей было не различить, но очертания станции на фоне Луны виднелись отчётливо.

Но да ладно, экзамен закончился, идём отдыхать. Следующий и последний – История Магии, он же самый ненужный. В особенности в исполнении помешанного на гоблинах и их майданах Биннса. Кстати, о птЫчках. Бродяга в одном из писем упоминал, что вовсю проводит вывод из «Гринготтса» сбережений Поттеров и Блэков, все союзные семьи делают то же самое, так что за сохранность имущества можно теперь не беспокоиться. А то соберётся, к примеру, пан Ющенко своих укров на майдан выводить, то бишь, Змеерылый склонит банкиров на свою сторону, и кто тогда, как и чем воевать будет?

И этот последний экзамен вполне очевидно закончился тем, чем и ожидали. Едва ли что я, что остальные, вспомнили хотя бы одну дату и хотя бы одно имя из бесконечного перечня колдунов, шаманов, прорицателей, гоблинских восстаний, бунтов троллей и мятежей огров. Едва ли не единственным событием, которое я смог примерно описать, из-за чего оно произошло, стало полное изгнание вампирских кланов из Венгрии и Трансильвании в начале пятидесятых годов. А ларчик просто открывался. В здешнем мире после 1945 года вся Трансильвания окончательно отошла к Венгрии. А ещё четыре года спустя, в 1949 году, на всенародных выборах победила Венгерская партия труда, и довоенный диктатор Хорти вполне законно сдал власть Яношу Кадару. Ну, а новое правительство взяло коня за рога и депортировало из страны всех кровососущих, кто не успел удрать сам или не был упокоен заранее либо в процессе. Так что родичи графа Дракулы, каковой, кстати, в здешнем мире нарвался в 1920 году под Яссами на красный трибунал и был в соответствии со своей расой посажен на осиновый кол, нынче лишились всех родовых замков и были вынуждены пристраиваться по местам диким и неисследованным, то бишь куда подальше от континентальной Европы и коммунистических стран. Ну, тёмный народ большевики, не понимают они высоких страданий, гоняют кровопивцев в хвост и в гриву, осиновым колом размахивают… примерно так и изобразил. Как это оценит высокая комиссия, можно было даже не сомневаться.

- Как гора с плеч, - сказал я девчонкам, когда мы шли от аудитории к месту отдыха.

- Отбились, - поддержала меня Дафна. – Ещё пару дней, и скоро на поезд.

- Я бы в не был в этом столь уверен, мисс Гринграсс, - раздался за нашими спинами скрипучий голос. – А Вы выросли, Лорду понравится молодое мясцо. ИНКАРЦЕРО!

Пригибаюсь, сбиваю Дафну на пол, переворачиваюсь. За нашими спинами стоит низенький человечек с крысиными чертами лица, серебряной левой рукой и четырёхпалой правой. Хвост, в миру Питер Петтигрю, предатель.

- Сколько тебе заплатил Волдеморт за то, чтобы ты предал нас, Питер? – говорю ему. – Неужто тридцать сиклей, как полагается?

- Я перешёл к нему сам. Потому что надо мной смеялись все на вашей «светлой» стороне, Поттер! Но я их перехитрил! Перехитрил их всех! И последний раз – сегодня! Последний из Поттеров умрёт от руки Тёмного Лорда! И он сам, и все его девки, которые преступили древние законы «чистоты крови»! О, Лорд сегодня будет доволен!

- Перехитрилка у тебя не выросла, Хвост. Как был ты крысой, так и остался.

- О, нет! Сейчас я заберу вас туда, где свершится правосудие! Лорд покончит с вами!

- Ша, граждАне, уже никто и никуда не идёт, - вытягиваю руку, и Хвост, намеревающийся поднять палочку, хватается за горло обеими руками сразу.

- Жил ты как крыса, Хвост, и подохнешь не по-человечески, - подытоживаю я. В отличие от предыдущих применений «приёма имени Вейдера», когда я всё же отпускал удушаемых, в этот раз я попросту сжал сильнее. Давать предателю третий шанс я не собирался. Шея Петтигрю хрустнула, язык выкатился на сторону, глаза выпучились, послышался нехороший запах, и Пожиратель рухнул на землю, точно и очевидно мёртвый. Для верности я достал «Кольт» и вогнал в башку контрольный выстрел. Так не встанет с гарантией.

- Это кто такой? – удивлённо спросила Дафна.

- Любуйся, Дафна. Это Питер Петтигрю, бывший Мародёр, бывший гриффиндорец, бывший предатель, бывший верный слуга Змеерылого и виновник гибели Поттеров.

- Но ведь он же погиб ещё тогда? – широко распахнула глаза Трейси.

- Как видишь, Трейс, слухи о его тогдашней смерти были сильно преувеличены. Он подстроил свою смерть, подставил Сириуса и жил, как крыса, все эти годы. Это он воплощал Змеерылого обратно в жизнь. И это он, видимо, намеревался похитить нас всех с доставкой к своему хозяину. Что ж, операция провалилась. Надо доставить его дону, пускай полюбуется на бывшего дружка.

Создаём портоключ, настраиваем. Тушка предателя исчезает.

Два дня спустя мы уже сидели в купе поезда, шедшего на юг. Учебный год завершился, победителем в кубке факультетов был признан Гриффиндор, на втором месте Хаффлпафф, третье поделили Слизерин и Равенкло. Ну, точнее, то, что осталось от Слизерина – почти все потомки видных некогда «чистокровных» семей, прислуживавших Змеерылому, были мертвы, а их отцы, сановные лорды, последовали вслед за ними. Мы выбили многих, но едва ли кто сожалел об их смерти.

На платформе нас встречали. После объятий, поцелуев и обещаний обязательно собраться вместе как можно скорее (и каковое разрешение родители дочерям тут же пообещали дать) меня подхватили Тонкс и Флёр и отвезли на площадь Гриммо.

Но там нас уже ждали, причём не совсем те, кого мы были бы рады видеть.

- А, клоска Гайи пйиехал! – послышался чей-то хныкающий голосок из коридора. – Мы захватили твоего кйёстного!

Мне в бок утыкается палочка, чья-то рука выхватывает с плеч сумку, Флёр хватает второй незнакомец, Тонкс нарывается на оглушающее заклятие в спину и падает на пол.

- Ну же, клоска Гаййи, познакомься с тётей Беллой! – говорит мне сидящая в гостиной женщина, прижимающая палочку к шее Сириуса.
Беллатрикс Лестрейндж. Самая опасная прислужница Змеерылого после него самого. Вот так попали…

- Как же Вы смогли проникнуть сюда, мадам Лестрейндж? – говорю. – Здесь Вас явно не ждали.

- Сириус – глупец! Сириус – большой глупец! Он подумал, что можно закрыть доступ в родовой дом Блэков леди с кровью рода Блэк! Рэбби, разберись с вейлочкой, а ты, Роди, займись Поттером!

Меня выводят из гостиной, слышу откуда-то крик Флёр.

- Сдай палочку, Поттер! – орёт мне на ухо держащий меня незнакомец.

- У меня её нет.

- Как нет? – опешил тот. – У всех есть, а у тебя нет?

- А мне она не нужна.

Душить его я не стал. Незачем повторяться. Был и другой приём, который я тренировал за этот год. Сконцентрировать свою магию, внимательно подумать…

- Ты сейчас меня отпустишь.

- Я сейчас тебя отпущу, - безвольным тоном произнёс Пожиратель. Руки его опустились, и я смог отойти.

- Вот и славненько. А сейчас ты возьмёшь свою палочку и сам на себя наложишь «Аваду».

- Сейчас я возьму свою палочку… Авада Кедавра! – произнёс Пожиратель, направив палочку сам на себя. Этого хватило, чтобы Родольфус Лестрейндж (теперь я догадался, кто это) безжизненно повалился на пол.

- Роди! Нет! – заорал мужской голос из соседней комнаты. Вбегаю туда. Флёр в разодранном платье, к её шее прижимает палочку второй из захватчиков, Рабастан Лестрейндж, брат только что самоупокоившегося Родольфуса. Ростом моя вейлочка ниже его, так что пожирательская башка являет собой замечательную мишень…

- Положи палочку, Поттер, или она умрёт.

- А у меня нет палочки, - я поднимаю ствол.

- Всё равно положи то, что в руках! И пни ко мне!

- А не пойти бы тебе на хер? – с этими словами вбиваю в лоб Рабастана пулю. Всего одну, но этого хватило. Палочка вывалилась из рук, Пожиратель рухнул на пол, а освободившаяся Флёр кинулась ко мне в объятия.

- Гарри, любимый, я так…

- Всё хорошо, Флёр. Ты в порядке. Надо звать наших и выручать Бродягу.

- Как ты это сделаешь, если здесь Лестрейндж?

- Двое больше не опасны. А она сама занята доном. Блин, сейчас и не докричаться ни до кого, камин в гостиной, а там сидит она. И из дому не выйти. Так… есть идея…

Пишем на бумаге обращение в адрес Грюма, Амелии, Праудфута, старших Гринграсса и Дэвиса, а также Фреда с Джорджем. Бумажные самолётики, снабжённые чарами невидимости для не-магов, улетают в раскрытое окно. Мы же берём автоматы и выходим.

Какой-то хмырь затаскивает всё ещё лежащую в отключке Тонкс в одну из комнат. Ага, вот ты какой, Маркус Флинт, бывший капитан Слизерина по квиддичу… а нынешний мертвец. Десять штук сорок пятого калибра в спину не лечатся. Хорошо, на автомате лежат заглушающие чары, Белла раньше времени не всполошится. Достаю из рюкзака невидимый плащ.

- Ты куда? – спрашивает Флёр.

- Прикрой Тонкс, родная моя. А я на дело.

Мародёрским паролем вскрываю оружейный ящик, достаю оттуда новенький «Штурмгевер». Ого, а примочек-то к нему сколько, даже лазерный прицел цейсовской работы. Ну что ж, будет тебе, тётя Бэлла, неприятный сюрприз. Пули заряжаю бронебойные, чтобы вынесло с гарантией.

Ползком добираюсь до места, откуда была бы видна гостиная. Ага, там ещё несколько непонятных. Так-так-так, один из них – Флинт-старший, морда лица выдаёт тебя с башкой. А другие… Семейство Уизли в полном оставшемся составе! Причём по их виду они явно пришли сюда сами и по доброй воле!

- Сириус, тебе всего лишь нужно подписать контракт на Гарри, - говорит миссис Уизли. – Тогда он бросит своих шалав и женится на моей бедной Джинни!

- Ты добьёшься этого только через мой труп, Молли, - отвечает Сириус. – Гарри вправе сам решать, кого ему брать в жёны.

- А мы вот так не считаем! Мы хотим славы! А твой крестник и так забрал у нас слишком много. Артур! Билл! Чарли! Фред! Джордж! Рон! Я думаю, что вы все должны расплатиться с нами.

- Ничего я тебе не должен, старая ты карга! – снова говорит Бродяга. – И после моей смерти всё имущество Блэков перейдёт к Гарри, а ему ваши дрязги до фонаря.

- Они перейдут нам! Потому что я обязательно добьюсь, чтобы Гарри стал моим! – верещит Джинни.

Ну же, ну же, где Белла, мать твою? Ага, вот ты где… Красная точка прицела ложится ей на лоб…

Камин в гостиной тем временем полыхает зелёным.



Бобруйск таки существует!

Сообщение отредактировал Bobruin_UZ - Четверг, 18.05.2017, 21:35
 
Bobruin_UZДата: Четверг, 18.05.2017, 21:35 | Сообщение # 72
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
- Аврорат! Сдавайте палочки! – скрипит хорошо знакомый голос Грюма.

- Ага, старина Аластор, - оскаливается Молли. – Ты опоздал. Белла сейчас покончит с Сириусом.

Жму на курок. Беллу отбрасывает в стену, и я ясно вижу, как пуля калибра 7,92 миллиметра открыла ей посреди лба хороший «третий глаз». Перевожу прицел на Молли и Джинни.

- НЕТ! – верещит младшая из Уизли.

- ДА! – очередью я срубаю Перси, следом от оглушающих заклятий Грюма, Праудфута и Амелии падает Флинт-старший.

- Иди ко мне, Гарри! – орёт Джинни. – Ты ведь меня любишь!

- С какого бы то перепугу, Уизли? – я поднимаю ствол.

- Тогда не доставайся никому! Авада Кедав… - подняла палочку Джинни, но я оказался быстрее, высадив в «Уизли №7» весь остаток магазина. Вставляю новый.

- Джинни! НЕТ! МОЯ ДЕВОЧКА МЕРТВА!!! – орёт на всю комнату Молли.

- Всё кончено, Молли, - объявляет пошатывающийся Сириус. Праудфут тут же оглушает последнюю из Уизли. Зелёный луч откуда-то со стороны, Амелия чуть успела уклониться.

- Нет, ещщщё ничего не кончшшшено, - шипит выползающий из дальнего угла Змеерылый. – Вы убили всссех моих людей, но дажшшше так я сссильнее вассс всссех!

- Кто бы говорил, Змеиная Жопа!

- Шшшто? Мальчишшшка Поттер осссмелел? Он сссмеет теперь предъявлять претензсссии? Выйди сссюда, и умри как мужшшшчшшшина!

- Моим родителям ты не дал умереть в честном бою, - говорю. – А теперь подохнешь и сам.

Выстрел из моего «Штурмгевера» перебивает правую руку Волдеморта, следом «Томпсон» Грюма перешибает левую, затем все остальные выпускают сразу шесть оглушающих заклятий.

- Вот и всё, - произнёс Сириус, глядя на лежащего без движения Змеерылого.

- Нет, это ещё не всё, - говорю. – Мы ведь его только оглушили, но не убили. Впрочем, есть способ разобраться с ним окончательно.

- Как?

- Здесь найдётся ли стеклянная колба галлонов так на сто?

- Зачем тебе?

- Поместим это туда, нальём чистого спирта и запечатаем.

- Заспиртовать Тёмного Лорда хочешь, Поттер? – хмыкнул Грюм.

- А что, змей же заспиртовывают…

- Оригинальный конец для него! – подкрутил ус Бродяга. – Моя школа, Мародёрская!

Все дружно захохотали.

- А заспиртуем его – и можно отдыхать, - говорю. – Лето у нас или где?



Бобруйск таки существует!
 
Bobruin_UZДата: Четверг, 18.05.2017, 21:37 | Сообщение # 73
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Эпилог. Ради чего стоит жить

Пусть наша жизнь – не течение плавное,
Только бы в ней было самое главное –
Сердцем хранимые,
Сердцем хранимые
Наши любимые!
Сердцем хранимые,
Сердцем хранимые
Наши любимые!

Песняры «Наши любимые»


- Гарри! Гарри! – голос Флёр позвал меня в спальню нашего дома.

- Да, милая? – я с порога вбежал в комнату, где лежала она.

С момента той памятной разборки на площади Гриммо прошло два года.

Волдеморта мы действительно заспиртовали, и Сириус, когда очухался, сдал гигантскую банку с плававшим в чистом спирту Змеерылым на хранение в «Гринготтс», попросив, чтобы гоблины сотворили вокруг колбы непроницаемый для магии серебряный футляр – для того, чтобы никто и никогда не смог вытащить Змеерылого оттуда и воплотить обратно в жизнь. Запечатанная колба лежит где-то на нижних уровнях «Гринготтса», охраняемая драконом. Лезть туда нет охоты ни у кого, впрочем, нам оно уже и не нужно.

В школу ни я, ни кто-либо из моих подруг больше не вернулись, поскольку в мой шестнадцатый день рождения, тридцать первого июля, дон Блэк объявил о прекращении всех дел семьи в Британии и отбытии из страны. Здесь нам больше было делать нечего.

Летом, как только завершился суд над оставшимися Пожирателями, которых смогли взять живыми, они оба были приговорены к зашвыриванию в Арку Смерти. Все остальные были давно мертвы. Как я уже потом узнал от крёстного, старшие Пьюси и Уркхарт были взяты и уничтожены в весьма компрометирующей их позиции (приемлемой, впрочем, для большинства британских лордов). Старший Паркинсон ненадолго пережил собственную дочь, и однажды был найден на задворках товарной станции в Эдинбурге попавшим под поезд. Ну, а старший Эйвери, вот беда, спьяну перепутал бочку с пивом с такой же бочкой, в которой был жидкий цемент. А цемент возьми да и застынь по дороге. И эти были последними, кого уничтожила старшая бригада.

Для магического мира было очень неприятным удивлением, что все оставшиеся члены семейства Уизли, все трое, пойдут на службу к Змеерылому и опустятся до того, что примут Чёрную Метку, каковая и была обнаружена у них у всех. И было сие инициативой Молли Уизли, действовавшей из самых низменных побуждений. Ради этого, вот ведь парадокс, миссис Уизли сдружилась с самой Беллатрикс Лестрейндж! И имела намерение под нажимом Беллы убедить Сириуса подписать брачный договор, привязывавший меня к Джинни. Если же Сириус будет упорствовать, а Бродяга с самого начала был непримиримым противником договорных браков, то предполагалось убить его, а меня опоить приворотным зельем, чтобы я подписал всё, не думая о последствиях, и обрёк себя на гибель. Форма для контракта нашлась там же, и по ней Джинни, в отличие от меня, имела бы в этом браке полную половую свободу. Так что как только девчонки узнали, что малолетняя шалава упокоилась именно от моей руки, они были готовы на руках меня носить. На что я ответил им, что за всё то, что они сделали для меня, это я должен их всех носить на руках. И стало по сему.

Ни одна из семи подруг меня не покинула. Так сейчас ввосьмером и живём. И живём при этом совсем не в Англии, а на прежде необитаемом острове недалеко от кубинских берегов, так что частенько теперь наблюдаем, как мимо проходят корабли советского флота. На одном месте, впрочем, не сидим, за два года успели побывать и в Москве, и в Ленинграде, и в Крыму, и в иных местах, памятных мне ещё по прошлой жизни. Благо гражданство у нас у всех теперь кубинское, а для кубинцев весь красный блок открыт для поездок, от Меца на западе до Анадыря на востоке и от Мурманска на севере до Эйлата на юге. Точно так же нет ограничений и на поступление на учёбу, понадобится – поступим и выучимся.

Да-да, Сириус приобрёл-таки жилплощадь на тихих островах в Карибском море близ кубинских берегов, и даже договорился с людьми пламенного команданте Фиделя о кубинском протекторате над островами. Так что с того самого лета мы теперь тут и проживаем.
Сам Сириус уже совершенно отошёл от дел. Он интенсивно навёрстывает упущенное со своей супругой Амелией, бывшей Боунс. Старшее поколение остальных семей, отбывших с нами в тот августовский день из Британии, точно так же наслаждается жизнью. Ну, а младшим не даю скучать уже я, и ни одна из девчонок, я надеюсь, не чувствует себя обделённой.

Младшая бригада прекратила своё существование. Некоторые, как Фред и Джордж, оба с подружками, уехали вместе с нами. К нашему превеликому удивлению, компанию братьям Пруэтт составили сёстры Патил. Как у обеих индианок получалось скрывать свои романы с рыжими заводилами, никто так и не понял. Но ведь получилось же!

Братаны часто мотаются по делам в Гавану, где поставили на поток производство своих магических приколов, расходящихся с Острова Свободы по всему блоку социалистических стран. Не так давно к ним в лавочку заглядывал сам команданте Фидель, и ушёл оттуда, весьма впечатлённый талантом близнецов. Так что можно предположить, что поставка волшебных приколов станет хорошей доходной статьёй кубинского бюджета. Братаны против такого не возражают, мы тоже. Я им постоянно помогаю в изобретательстве, став полноправным партнёром по части испортить жизнь ближнему своему. А Бродяга у нас за внештатного консультанта, хотя, как он с улыбкой отмечал, во многих вопросах ученики далеко превзошли своего учителя.

Симус Финниган убыл из Хогвартса в Белфаст, где пройденные уроки здорово помогли ему год спустя, когда Ольстер вошёл в состав Ирландии и оттуда под барабанный бой выгоняли последних англичан. Присылал недавно письмо, говорит, не бедствует и направлен от ирландской армии учиться военному делу в ГДР.

Дина Томаса и Ли Джордана занесло даже дальше, чем нас. Оба теперь живут на Ямайке, курят ганджубас и танцуют рэгги. Вместе с Ли Джорданом уехала и Анжелина Джонсон. Покинули Британию Майк Корнер и Тони Гольдштейн, оказавшиеся не где-нибудь, а в земле обетованной. Тоже, говорят, хорошо там устроились. Бывший хаффлпаффский загонщик Билл О’Хара вместе со своей подругой Алисией тоже оказались в Ирландии. Писали братанам, что выиграли первый чемпионат возвращённого Ольстера по выпивке. А вот Гордон Мюррей и Кэти Белл, а также Эрни МакМиллан остались в Шотландии, где отличились во время восстановления шотландской независимости. Приезжали недавно позагорать.

Ну, а мы… А у нас тоже всё отлично. Душа в душу живём. Пляж у нас большой, на всех места хватает. Кубинская жарища дала нам возможность обходиться без одежды вовсе, чем все семь девчонок и пользуются с превеликим удовольствием. Да и я, собственно, тоже, и любимым развлечением у нас стало плескаться в тёплом море. Ну, а что мы там ещё вытворяем, пока никто не видит – никого не касается.

И вот теперь Флёр чего-то нездоровится. Только вот отчего?

- Что такое, Флёр? – спрашиваю я её. Видимо, я оказался слишком сильно напуган, а потому она поспешила меня успокоить.

- Гарри, любимый, всё хорошо, всё в порядке. Просто… - она поднялась ко мне. – Просто… ты скоро станешь отцом, Гарри. У нас будет ребёнок.

- Флёр, ты просто не представляешь себе, как я люблю тебя! – обнял я вейлочку, глаза которой лучились счастьем, и она сама сияла от любви и нежности.

- Я знаю это, Гарри, счастье моё…

- Флёр? Ты нас напугала! – в комнату вбежали остальные девчонки. – Что такое? Тебе плохо?

- Нет, девочки, всё, наоборот, очень хорошо… Просто кое-кто, - она лукаво показала на меня. – Просто кое-кто скоро получит пополнение в семействе.

- И-и-и-и! Флёр, поздравляем! Ты самая первая среди нас! – завизжали девчонки. – Теперь и мы тоже хотим!

- Ну, это уже от Гарри зависит.

А я стоял и улыбался до ушей. Вот что такое счастье. Счастье – это когда ты нужен, когда тебя любят и всегда ждут дома. Счастье – это когда рядом с тобой та, для кого ты означаешь целый мир, и которая означает целый мир для тебя. И пускай их у меня сейчас не одна, но это значит, что любовь у нас умножается семикратно. Да, я люблю их всех, и любим ими всеми. И теперь мне есть для кого жить, у меня есть они, мои солнечные красавицы, любимые, родные, ненаглядные, чьи глаза всегда сияют от счастья, которое мы дарим друг другу. А сейчас Флёр только что преподнесла мне самый дорогой подарок, какой она может преподнести. Скоро я стану отцом. Скоро продлится мой род. Только ради этого стоит жить на белом свете…



Бобруйск таки существует!
 
ЭНЦДата: Четверг, 18.05.2017, 22:03 | Сообщение # 74
Демон теней
Сообщений: 222
« 131 »
Маловато дохлых Упсов, на финальную разборку в ГП7 волди человек 100-200 точно пригонял, значит ещё сотня мяса должна где-то быть. Или их уконтропупели по тихому?




Сообщение отредактировал ЭНЦ - Четверг, 18.05.2017, 22:04
 
Bobruin_UZДата: Четверг, 18.05.2017, 22:29 | Сообщение # 75
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Так это ж в седьмой книге, когда ему по сути дали два года на собрать силы. Он, конечно же, и насобирал и жука и жабу в свои ряды, а Пожиратели ему в этом активно помогали. Здесь же вместо спокойной передышки всех Пожирателей угробили в течение года, как их самих, так и их наследников. Так что набрать пополнение в свои ряды Волдеморд попросту не успел.


Бобруйск таки существует!
 
ShtormДата: Понедельник, 22.05.2017, 14:56 | Сообщение # 76
Черный дракон
Сообщений: 3246
« 196 »
Сколько еще благородных родов продолжит Поттер:-)? Спасибо за занимательный фик biggrin


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Гангстеры магического мира (ЗАВЕРШЕНО) (ГП+НТ+ФД+..., AU, OOC, гет, 5 курс)
Страница 3 из 3«123
Поиск: