Армия Запретного леса

Вторник, 19.09.2017, 14:50
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 1 из 3123»
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Гангстеры магического мира (ЗАВЕРШЕНО) (ГП+НТ+ФД+..., AU, OOC, гет, 5 курс)
Гангстеры магического мира (ЗАВЕРШЕНО)
Bobruin_UZДата: Четверг, 20.04.2017, 22:00 | Сообщение # 1
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Название фанфика: Гангстеры магического мира
Автор: Bobruin_UZ
Рейтинг: NC-17
Пейринг: СБ+АмБ, ГП+НТ+ФД+ДГ+АГ,СьюБ+ТД+ЛаБ
Жанр: гет, юмор с переходом в жесткий стёб и трэш, злобная сатира с элементами альтернативной истории
События: Попаданцы, Дамбигад, Неканонический сюжет, Неканонический пейринг.
Размер: макси
Статус: завершено

Аннотация: Столкновение с дементорами летом перед пятым курсом? Несчастная любовь, закончившаяся крахом в преддверии свадьбы? Старый Гарри Поттер умер – да здравствует новый, в грош не ставящий весь магический мир вместе с его традициями и твёрдо знающий, что добрым словом и пистолетом можно добиться намного большего, нежели просто добрым словом. Так что магическому миру очень не повезло, ведь живые ещё будут завидовать мёртвым…

Дисклеймер: Все права на коммерческое использование имен и понятий, позаимствованных из мира Гарри Поттера и всех-всех-всех, по прежнему принадлежат мадам Роулинг. Автор данного фанфика не собирается извлекать из написанного никакой коммерческой выгоды и имеет сочинять исключительно ради собственного удовольствия. Все без исключения упомянутые в тексте имена и фамилии персонажей, названия магазинов, географические понятия и исторические события являются вымышленными, любые совпадения просьба считать случайностью.

Предупреждения: AU, OOС. POV Гарри. Несовместимо с каноном, начиная с пятой книги.



"Список фрагов", т.е. нехороших персонажей канона, уже устранённых.

1. 24.08.95 Билл Уизли. Отдых в Египте может быть вреден для здоровья. Лучше отдыхайте в Сочи. Или в Крыму.
2. 29.08.95 Северус Снейп. Отлов русалок прошёл неудачно - динамита взял слишком много.
3. 18.10.95 Амикус Кэрроу. Слишком хорошо зажёг на вечеринке.
4. 18.10.95 Алекто Кэрроу. Сгорела от любви к собственному брату.
5. 25.10.95 Драко Малфой. Хотел достичь больших высот, но был сбит на взлёте.
6. 25.10.95 Люциус Малфой. Единственный раз в жизни правильно раскинул мозгами.
7. 28.10.95 Чарли Уизли. Шашлык драконий, с хрустящей корочкой.
8. 02.11.95 Рональд Уизли. Технику безопасности при варке зелий изучить не захоте...
9. 15.11.95 Джагсон-младший. Был большим шкафом и громко упал.
10. 16.11.95 Джагсон-старший. Острое свинцовое отравление от трёх инъекций сразу.
11. 26.11.95 Винсент Крэбб (мл.) Умереть при попытке изнасилования - лучше, чем сидеть за него.
12. 26.11.95 Грегори Гойл (мл.) Тоже своевременно подох, чтобы не садиться под нары.
13. 26.11.95 Теодор Нотт. Покусившись на честь однокурсницы, не учёл, что за неё могут вступиться.
14. 01.12.95 Крэбб-старший. Разнимать дерущихся матросов - не лучшая идея.
15. 01.12.95 Гойл-старший. И отбирать у пьяного матроса недопитый пузырь - тоже.
16. 03.12.95 Нотт-старший. Пошёл в бордель за приключениями и, что характерно, нашёл их.
17. 07.12.95 Антонин Долохов. Кровь убиенных им в 41-м жаждала отмщения.
18. 15.12.95 Трэверс-младший. Пошёл в сортир, узрел боггарта. Заодно и обделался.
19. 16.12.95 Трэверс-старший. Непроклоцанный тикет - это стрёмно, пипл.
20. 19.12.95 Альбус Дамблдор. Пытался руководить страной, не приходя в сознание. Получилось плохо.
21. 23.12.95 Ручная змеюка Змеерылого. Кусая всех подряд, можно лишиться шкуры.
22. 28.12.95 Фенрир Сивый и его стая. Скачки вокруг костра до добра не доводят.
23. 04.01.96 Малсибер. Бродить по тёмным улицам без сопровождения опасно даже для матёрых волчар.
24. 14.01.96 Яксли-младший. Маленький мальчик играл в водолаза, смело спускался он в глубь унитаза...
25. 20.01.96 Уоррингтон-младший. Работая на высоте, забыл страховочный пояс.
26. 21.01.96 Монтегю-младший. Жертва злой шутки советских медиков.
27. 24.01.96 Яксли-старший. Наркотики - это плохо. Очень плохо. Даже для того, кто их носит с собой.
28. 06.02.96 Монтегю-старший. Прошёл дорогой пламенного команданте Че Бурашки в обратном направлении.
29. 15.02.96 Августус Руквуд. Чистые ручки, они ничего не крали... но вот змею там рисовать было всё-таки не надо.
30. 15.02.96 Уолден МакНейр. Ещё один любитель готических татуировок в ненужных местах.
31. 06.03.96 Панси Паркинсон. Её погубила приверженность традициям.
32. 06.03.96 Гермиона Грейнджер. Напоролась, за что боролась.
33. 26.03.96 Майлз Блетчли. Резиновое изделие по жизни, как внешне, так и внутренне.
34. 14.04.96 Пьюси. Не все грибочки одинаково полезны.
35. 14.04.96 Уркхарт. Грибы можно есть все, правда, некоторые только один раз.
36. 05.05.96 Пьюси-старший. Большой любитель мужской дружбы.
37. 05.05.96 Уркхарт-старший. Не меньший любитель мужской дружбы.
38. 16.05.96 Эйвери-младший. Чем был по жизни, в том и утонул.
39. 18.05.16 Паркинсон-старший. Ходить по путям опасно для здоровья.
40. 24.05.96 Эйвери-старший. Перепутал бочку с пивом и бочку с цементом.
41. 14.06.96 Питер Петтигрю. И жил как крыса, и подох не как человек.
42. 20.06.96 Родольфус Лестрейндж. Заавадил сам себя.
43. 20.06.96 Рабастан Лестрейндж. С палочкой против пистолета выходить не стоило.
44. 20.06.96 Маркус Флинт. И пытаться изнасиловать авроршу – тоже.
45. 20.06.96 Беллатрикс Лестрейндж. Третий глаз не всегда бывает полезен.
46. 20.06.96 Персиваль Уизли. Ещё один крыс, на этот раз канцелярский.
47. 20.06.96 Джиневра Уизли. Мечтала женить Гарри Поттера на себе. А дождалась пули от него.
48. 21.06.96 Том Риддл, именующий себя Волдеморт. Умер, как мечтает любой алкоголик.
49. 29.06.96 Флинт-старший. Билет в один конец в дорогу без возврата.
50. 29.06.96 Молли Уизли. Мечтала стать богатой, но растеряла всё, что имела.
51. (дата смерти неизвестна) Наземникус Флетчер. Воровать – нехорошо.
52. (дата смерти неизвестна) Долорес Амбридж. И покупать краденое – тоже.



Бобруйск таки существует!

Сообщение отредактировал Bobruin_UZ - Четверг, 18.05.2017, 21:52
 
Bobruin_UZДата: Четверг, 20.04.2017, 22:01 | Сообщение # 2
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Пролог

…С ночью что-то случилось. Усыпанное звёздами тёмно-синее небо внезапно стало чёрным, как смоль, а весь свет — звездный, лунный, свет уличных фонарей — исчез. Исчез также далёкий гул автомобилей и шорох деревьев. Душистый вечер внезапно стал пронизывающе холодным. Они были окружены со всех сторон непроницаемой тихой темнотой, словно какая-то гигантская рука укутала дорожку толстым ледяным покровом, ослепляя их.

На долю секунды Гарри показалось, что он неосознанно что-то наколдовал, несмотря на то, что сопротивлялся этому изо всех сил — потом его в его эмоции вмешался рассудок: у него не хватило бы сил выключить звёзды.

Гарри завертел головой во все стороны, пытаясь рассмотреть хоть что-нибудь, но темнота покрывала глаза, как невесомый занавес.
Испуганный голос Дадли достиг ушей Гарри:

- Ч…что ты д…делаешь? П…перестань!

- Я ничего не делаю! Заткнись и не двигайся!

- Я н…не вижу! Я ос…слеп! Я…

- Я сказал — заткнись!

Гарри продолжал стоять неподвижно, поглядывая влево и вправо невидящими глазами. Холод был таким сильным, что он дрожал всем телом; руки тряслись, а на затылке волосы встали дыбом. Он открыл глаза как можно шире, озираясь вокруг, но бесполезно.

Это невозможно… они не могут быть здесь… только не в Литл-Уингинге… он напрягал слух… он должен услышать их прежде, чем увидит…

- Я ра…расскажу папе! — хныкал Дадли, — Г…где ты? Ч…что ты д…делаешь…?

— Ты заткнешься? — прошипел Гарри, — Я пытаюсь слу…

И тут он замолчал. Он услышал то, чего боялся.

На дорожке, кроме них, было нечто, издающее длинные, хриплые, шумные вздохи.

Стоя в ледяном воздухе, дрожащий Гарри ощутил жуткий страх.

- Ос…станови это! Прекрати! Я теб…бя ударю, клянусь, ударю!

- Дадли, заткнись…

БУМ!

Сбоку прилетел кулак, попав в голову и сбив с ног. Перед глазами замелькали маленькие звездочки. Второй раз за час Гарри показалось, что голова его раскололась на две половинки; он свалился на земле, а палочка выпала из руки.

- Ты идиот, Дадли! – завопил Гарри.

- Нет, это ты идиот! Вот, смотри! – Дадли поднял палочку Гарри с земли, взявшись за неё обеими руками.

- НЕТ!!! – закричал Гарри, ибо он прекрасно знал, что сейчас произойдёт.

- ДА!!! – ответил торжествующий Дадли, сломав палочку пополам. Потом он громко и противно засмеялся.

- Гарри-хлюпик, Гарри-слабак! Без палочки ты ничего не сможешь, ничего не сможешь, ничего не сможешь!

Из глаз брызнули слезы, Гарри вскочил на четвереньки, отчаянно шаря руками в темноте. И тут услышал, как Дадли убегает, спотыкаясь, натыкаясь на забор.

- ДАДЛИ, ВЕРНИСЬ! ТЫ БЕЖИШЬ ПРЯМО НА НЕГО!

Раздался ужасный громкий визг и шаги Дадли замерли. Одновременно с этим Гарри почувствовал сзади приближение холода, которое могло означать только одно. Их было больше, чем один.

- ДАДЛИ, НЕ ОТКРЫВАЙ РОТ! ЧТО БЫ ТЫ НИ ДЕЛАЛ, НЕ ОТКРЫВАЙ РОТ!

Палочка… палочка была сломана и теперь совершенно бесполезна. Гарри вскочил на ноги и обернулся.

И чуть не упал в обморок.

Ужасная фигура в капюшоне плавно скользила к нему, парила над землей: не было видно ни ног, ни лица – и всасывала ночной воздух.
Дементор подступал все ближе, а он терял голову от страха…

«Сконцентрируйся»…

Из-под одежд дементора появилась пара серых, скользких, покрытых струпьями рук и потянулась к нему. У Гарри в ушах раздалось шипение, затем зазвучал смех, пронзительный высокий смех… он уже мог чувствовать смрадное, смертельно-холодное дыхание дементора, наполняющее его собственные легкие, он захлебывался… «Думай… о чем-нибудь счастливом…»

Но счастливых мыслей не подворачивалось… дементор сжимал его горло ледяными пальцами, смех становился все громче и громче, а голос нашептывал: «Покорись смерти, Гарри… это будет даже не больно… откуда мне знать… я никогда не умирал…»

Он никогда больше не увидит Рона и Гермиону…



Бобруйск таки существует!

Сообщение отредактировал Bobruin_UZ - Четверг, 20.04.2017, 22:03
 
Bobruin_UZДата: Четверг, 20.04.2017, 22:11 | Сообщение # 3
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Глава первая. Тут помню, тут не помню...

Я еду к тебе, это странное место,
Туман на болоте без цвета и дна,
Я твой вечный жених, золотая невеста,
Лижут мысли, как мухи, стёкла окна,
Зима на спине, я не стар и не молод,
Жизнь похожа на лифт, в котором умер поэт,
Я по уши сыт, да разбудил меня голод,
Руки чувствуют пульс да зевают на свет...

ДДТ «Свобода»


Всегда неприятно терять близких и родных тебе людей. Но стократ неприятнее, когда человек, ещё совсем недавно бывший тебе ближе, чем кто-либо ещё, вдруг неизвестно отчего становится чужим, холодным и безразличным.

Увы, но и меня не миновала чаша сия. Началось всё прошлой зимой. Вначале была Она... Девушка, которая однажды пришла в мою серую и беспросветную жизнь, пришла и раскрасила её самыми яркими цветами, какие только смогли найтись. Она научила меня любить и быть любимым, став первой, кто признался мне в любви, и первой, с которой мы однажды проснулись вместе.

А потом были весна и лето, наполненные любовью и нежностью. Однажды жарким весенним днём я сделал Ей предложение, и получил согласие, будучи зацелован до изнеможения. И не было у меня никого ближе, дороже и роднее, чем Она, Та, с которой мы уже считали дни до свадьбы... «а потому оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей... [1]» - когда написано, а верно ведь, верно...

Только вот потом был тот проклятый, чёрный день, когда в одночасье рухнуло всё, что мы с Ней успели построить. Внезапно Она объявила, что расстаётся со мной, потому что, мол, «ей комфортно одной», а она-де «не создана для отношений». И это та, которая заплакала от радости, когда я протянул Ей кольцо, Та, которая, где бы мы ни были вместе, шептала мне на ухо, что любит больше жизни... И я ведь любил Её, на руках носил и ничего не жалел ради Неё, ради Нас...

Чем же всё кончилось? Дождался благодарности, как же... Даже не в лицо высказала – по телефону написала сообщением, находясь вдали от меня, там, где я точно не смог бы Её переубедить, утешить, отговорить от непоправимого. Сколько потом ни звонил – без толку, не брала трубку, или же наотрез отказывалась реагировать на мои слова. Уходит – и точка. И даже наше последнее, увы, свидание не принесло успехов – Она, любимая и желанная, не говоря ни слова, просто вернула мне кольцо и сказала, чтобы я искал другую. Как же лицемерно, фарисейски звучали эти слова, в особенности от Той, кроме которой мне не была нужна никакая иная...

Лишь один раз Она пожелала встретиться со мной с тех пор – пришла, чтобы забрать те Её вещи, что ещё оставались у меня дома с тех самых пор, когда мы были счастливы. И финальным аккордом, меня добившим, стал звонок на Её телефон, когда мы говорили с Ней. На экране высвечивался какой-то надушенный мажор по имени «Артур» с достаточно скользкой рожей, встретил бы лично – сломал бы нос на хрен. И Она с ним говорила так, как когда-то со мной. А потом ушла прочь, растворившись в зимней темноте, и снежный вихрь скрыл от меня моё ушедшее счастье.

Не видя и не слыша ничего вокруг себя, я поволокся в никуда, не зная, куда мне идти. Во всём огромном городе вокруг меня я вдруг оказался никому не нужен, когда раньше был любим, и это било по душе сильнее всего.

Белое и чёрное, белый снег и чёрная ночь вокруг. Бреду по заснеженной дороге, и следы заметает снег. Холод, скребущий по лицу снаружи, и пустота внутри. Как будто бы умерло что-то в душе моей, с хрустом сломалось. Нестерпимо хотелось лишь одного – вернуть своё счастье, снова быть любимым... таким, каким однажды был...

Уже не помню, как я дотащился до своего дома. Пустой, безжизненной квартиры, где когда-то мы с Ней любили друг друга… а теперь в этом доме больше не было любви.. И я долго сидел за столом, глядя в беспросветную ночную темноту и вспоминая наше счастье, которое оказалось таким недолгим. И даже сон, пришедший уже ближе к рассвету, скорее напоминал забытье. Всё вдруг просто пропало и покрылось непроницаемой чернотой и снежной вьюгой, метущей из ниоткуда в никуда, среди которой вдруг стали проявляться человеческие фигуры.

«Найди себе другую», произнесла Она.

- Легко тебе сказать, дорогая моя, - говорю. – А мне-то каково, кроме тебя ведь мне никто не нужен...

Когда-то любимое и родное лицо меняется, теперь вместо Неё напротив меня стоит давешний мажор из телефона, нагло лыбящийся.

«Видишь? Я забрал твою женщину, потому что я работаю в банке и имею больше денег, я больше достоин владеть ею, чем ты», произнёс он, сразу же самодовольно и противно заржав. Вот никогда такого ржания не переносил...

- Да ты твою же мать трисучьепадлый пидар! Твои бы бабки да тебе бы в сраку запихать да поджечь, выкормыш плешивого ереванского ишака, чтоб сгорел ты вместе с ними синим пламенем, трисучий потрох! Ну погоди, ипать тебя конём в три загиба да впереворот через тридцать семь гробов, доберусь я до тебя, мудозвон залупоголовый, свои же яйца сам же у себя отрежешь, зажаришь да сожрёшь, чтоб знал, как хер свой паскудный на чужих баб подымать!!! - заорал я, а потом грязно выругался. Ржание стихло, а потом растворился в темноте и мажор.

И ничего кругом. Только темнота, и снег, который всё шёл и шёл.

«Под утро земля засыпает, и снегом себя засыпает, чтоб стало кому-то тепло. А я, от тоски убегая, молю, чтоб меня занесло... И каналы тянут руки серые ко мне. И в ладонях их уже не тает белый снег... [2]», отчего-то пришло на ум стихотворение Розенбаума, когда-то услышанное. Вот ведь, лежу, наверное, уже, снегом припорошенный. И в ладонях их уже не тает белый снег... А зачем жить, если нет любви?

Внезапно снег стих, и из темноты навстречу вышел какой-то невзрачный паренёк в круглых очках. Казалось, что он аж светится насквозь.

«Ты кто такой?»

«Серёгой звали при жизни. А ты?»

«Гарри Джеймс Поттер... тоже при жизни».

«Во дела... Я ж про тебя книжку читал когда-то, Бог весть когда...»

«Обо мне написали книгу?»

«Да, и не одну, а аж семь. И вокруг них во времена оны та ещё читательская истерия была».

«Какие ещё времена? Откуда ты взялся такой, что говоришь обо всём, как о давнем прошлом?»

«Из две тыщи шестнадцатого от Рождества Христова, ноября месяца, тридцатого числа».

«А здесь тысяча девятьсот девяносто пятый, июль, было накануне двадцать восьмое. Канун моего дня рождения... впрочем, это уже неважно.

«В каком смысле неважно? Ничего не понимаю».

«Потому что я, Гарри Джеймс Поттер, не пережил столкновения с дементорами у себя дома в Литл-Уингинге».

«Так, а прогнать их ты что, не смог?»

«Не смог, потому что кузен Дадли сломал мою палочку, а без неё я ничего не могу. Вот дементоры и подошли. Того, что осталось от моей души в этом теле, уже едва ли хватает для поддержания жизни... потому я скоро уйду насовсем. А ты как здесь оказался?»

«Не выдержала душа расставания с той, которую любил. Какой-то сраный мажор с полным кошельком и пустым сердцем отбил Её у меня. Вот и всё, собственно. Ещё недавно клялась в любви, пожениться ведь собирались, дни до свадьбы считали... а сейчас стала холодной и чёрствой, как снег. Снегом меня и завалило».

«Любовь? Что это такое? Я не знал её».

«Жаль, ты бы меня понял. Когда появляется девушка, которая становится для тебя самым близким на свете человеком, жить без Неё не можешь, а рядом с Нею безмерно счастлив... вот, что это такое.

«Жаль, мне уже никогда это не узнать. Меня ведь уже почти нет... а того, что осталось от моей души, едва хватит, чтобы передать тебе мою старую память. Раз уж в моё тело забросило тебя, кто бы ты ни был».

«Стоять, что значит - «в твоё тело»?

«Ты сейчас находишься в моём теле, точнее, оно теперь твоё. Надеюсь, что тебе повезёт больше, чем мне».

«Ничего не понимаю. По-прежнему».

«Дементоры... после них в теле не остаётся души. От меня так же...», Гарик судорожно всхлипнул. «Тебя притащило на опустевшее место, а как это произошло - я и сам не понимаю. Проснёшься, спроси у знающих людей».

«Уговорил, спрошу».

«Хорошо. От меня остались воспоминания, вся моя память... разберись в ней. Теперь ты умеешь колдовать... и сможешь разобраться со своими обидчиками. И с моими тоже».

«Ох, и разберусь, кровью умоются. Собственные яйцы жрать заставлю».

«Если повезёт, я смогу на это посмотреть. Оттуда. А теперь прощай, преемник, кто бы ты ни был, теперь я - это ты, и я надеюсь, что тебе повезёт больше, чем мне. Удачи!»

«Так, стоять, а ты куда?»

«Я ведь уже сказал тебе. Я не пережил столкновения с дементором, высосавшим почти всё. Ты пришёл на моё место, и я теперь ухожу. Надеюсь, что мои родители меня Там встретят. А теперь прощай. Моё время вышло».

Внутренний голос исчез, оставив меня самого наедине со своими проблемами. Выходит, что аз есмь, грешный, неизвестно каким образом загремел в тушку Гарика, мать его, Потцера, незадолго до этого лишившегося души в столкновении с очень добрыми и ласковыми тварями, которые этими самыми душами закусывают. И от прежнего остались только обрывки воспоминаний, как остаются в компьютере старые файлы после полной перестановки системы.

Что ж мы имеем с этого гуся, окромя звиздюлей от дедушки? А имеем мы вот что: объект «Гарик», бишь с сегодняшнего дня аз есмь, грешный, обитает на клятых Оловянных островах, они же Велико-мать-ее-за-ногу-Британия, к настоящему времени успел окончить четыре курса обучения в школе чародейства и волшебства под названием «Хогвартс», находящейся где-то в Шотландии. Где именно - прежний хозяин воспоминаний в географии силён не был, потому сказать не мог. Зато оставил мне развёрнутый список всего того, что изучил и из изученного запомнил. Сваренные зелья, разученные заклинания, особенности колдовских жЫвотных, далее по тексту. С этим ещё разбираться…

И политическая обстановочка в этом мире аховая. Совсем недавно при непосредственном участии Гарика в виде подопытного кролика произошло воплощение обратно в жизнь местного бесноватого фюрера, известного под кличкой «Волдеморт». И эта самая волчья морда очень сильно желает Гарика ухайдакать. Положение усугубляется наличием у этой самой морды большого количества жополизов в виде достопочтенных и не очень членов британского магического общества, список прилагается, короче, мочить - не перемочить. И у этих самых аристократических шишек имеются сыновья, с коими Гарик имеет несчастье учиться в школе, и неоднократно нарываться на разборки, заводилой у них - Малфой-младший, сыночек весь в папашу. Такой же любитель приставать ко всем и задирать нос выше головы, вопя на всю округу про «чистоту крови».

Далее. Список друзей... Н-да. Таких бы друзей за нос да в музей, в раздел «ужасы и ночные кошмары средневековья». Номер раз. Объект «Рыжий», в миру Рональд Уизли, ленивец патологический шахматно-квиддичный. В прошлом году, во время печально известного Турнира, когда Гарика как мешком по лбу огорошили необходимостью в оном турнире участвовать, предал и неоднократно клеветал, чтобы потом приползти на брюхе и просить прощения. Ну-ну, может, Гарик и прощал, я же не уверен.

Номер два. Объект «Заучка», она же Гермиона Грейнджер, столь же патологически властолюбива и доверчива ко всему, что сказано власть имущими. По-видимому, гражданка всерьёз полагает, что сможет этим самым меня привлечь. Ну-ну, я ещё в прошлой жизни наслушался таких, кто лучше всего прочего народа знает, как этому самому народу жить. Так что на фиг, на фиг.

Эти двое, несмотря на то, что прежний Гарик считал их своими лучшими друзьями, сами дружбу эту воспринимали достаточно своеобразно. Вот, как пример, за всё последнее лето от возвращения из школы и до недавних событий не написали Гарику ни единого письма. В то время как он сам писал им чуть ли не каждый день, но ответа не получил ни разу. Эти же всё время сидели вдвоём... и не удивлюсь, если они там УЖЕ стали парой, вот только я сам об этом типа ещё не в теме, потому что им, дескать, «Дамблдор не разрешил писать письма». Как угодно сие можно назвать, только не дружбой.

Дальше. Номер три и номер четыре. Объекты «Двое из ларца - одинаковы с лица». Фред и Джордж Уизли, старшие братаны-близнецы Рона и, по-видимому, единственные толковые ребята из этой семейки. Великие специалисты по части устройства мелких и крупных пакостей ближним своим, что в создавшихся условиях более чем ценно.

Номер пять. Объект «Бродяга», он же Сириус Орион Блэк, моральный наставник и учитель двоих предыдущих (хотя они об этом и не знают), по совместительству - крёстный отец самого Гарика, кент сиделый, одна ходка, двенадцать лет, побег. Причём сиделый, как выяснилось, незаслуженно, но никто из имеющих здесь силу и власть даже не почесался, чтобы помочь оправдаться. Сию карту можно попробовать и разыграть...

Номер шесть. Объект «Бомж», в миру Римус Люпин, лепший кореш Бродяги и учитель Гарика. С одной большой проблемой - оборотень по национальности, то бишь в полнолуния становится смертельно опасен.

Номер семь. Объект «Блудница», она же Джинни Уизли, младшая сестра Рона, Фреда и Джорджа. Одержима идеей, что вырастет и выйдет за меня замуж. Сама при этом ничего особого из себя не представляет, и, судя по оставшимся воспоминаниям, весьма похожа на модных фотомоделей. На тех, то бишь, какие от малейшего дуновения ветра улетают на фиг, а фигурой напоминают доску, дубовую и сучковатую. И не только в том тут проблема, что я съедаю, сколько такая мадмуазель весит, а ещё и в том, что для привлечения моего, бишь Гарикова, внимания, гражданка к концу четвёртого курса (у неё это был третий) начала стрелять глазами в сторону всех остальных пацанов школы. А к исходу следующего года начнёт менять ухажёров, как перчатки. Такая ветреная особа мне в качестве подруги и подавно не нужна, в особенности с такими невыразительными внешними данными. Мужик не собака, на кости не бросается...

Номера восемь, девять и последующие довольно немногочисленны и представлены в основном одноклассниками Гарика и его же товарищами по квиддичной команде.

Точно! Бли-и-и-ин! Я ж ведь здесь ещё и местный Ли Си Цин, бишь летатель на метле в команде по квиддичу. Ну, то есть, опять, прежний Гарик был лётчиком, а мне опять выкручиваться. Причём выкручиваться как угодно, вплоть до выбивания из местных лепил [3] справок о противопоказании к полётам на основании (нужное подчеркнуть). Шансы, мягко скажем, мелковаты, но… чем чёрт не шутит? Однако, если вдруг отбрехаться не удастся, и летать мне таки придётся, то вряд ли на той метле, на какой летают здесь, я смогу усидеть – нужно что-то посущественнее. Пора уже вносить прогресс в магический мир…

И вот тут товарищи по команде могут помочь – хотя бы в постройке. Только их всего шесть человек, точнее, пять… Маловато будет! Маловато, потому что врагов у моей нынешней тушки больше, чем достаточно. Из одногодков - почти весь факультет Слизерин, кузница кадров в ряды к бесноватому фюреру, а по совместительству – логово почти всех местных мажоров и надушенных хлыщей, также россыпью граждАне с других факультетов. Кого навскидку вспомню, надо будет в школе посчитаться за все хорошие дела.

Но всё это мелочи, ибо среди врагов – недобрый дедушка Дамблдор, предыдущие четыре года с каким-то маниакальным упорством державший Гарика под колпаком, и с полнейшего попустительства коего оный Гарик четыре раза подряд находился на волоске от безвременной кончины - это в самом-то, мать его, «защищённом месте во всей магической Британии», как любят нынче говорить. Кроме того, с не менее маниакальным упорством сей древний и бородатый пердун отправлял Гарика под опеку «любящих» родственничков в лице семейства Дурслей, что, в конце концов, добром не кончилось и привело к утрате Гариком души. Во что сие ещё выльется – любопытно будет послушать...

Ну и как вишенка на торте - папаши хогвартских мажоров, Малфой-старший и прочие жополизы фюрера во главе с ним самим. Без комментариев. Мафиозные кланы и межплеменные войны. Первобытнообщинный строй какой-то, а не аристократия.

Что делать будем? Делать ноги надо бы. Но не получится. Борода многогрешная вряд ли отпустит. Придётся действовать. Сразу начинать тоже не получится - увидят, что мыслить и действовать стал по-другому. Тупик.

Так, вариант... Для начала просимулировать временную потерю памяти в стиле Доцента из известного фильма, типа узнать всё заново, и под этот шумок разговорить крёстного. Дон Блэк мог бы очень помочь. Хотят они войны – получат... а за неумением колдовать так, как они, попробовать разобраться в стиле всё того же «Крёстного отца» - совпадение, однако! Бродяга - крёстный отец, вот и быть ему доном Блэком! Эврика!

Ну и главная задача... в процессе постараться найти себе хотя бы одну дивчину по сердцу... а то в прошлой жизни до тридцати годов прокуковал, и только с одной и был близок по-настоящему... с той самой, из-за которой я сюда и провалился. Здесь же у Гарика было, если верить книжкам, поле непаханное, а он неизвестно почему всех и упустил, оказавшись в итоге в цепких лапах «Блудницы», бишь самого худшего варианта из всех возможных. Та-ак, пока ещё есть возможность сие исправить, надо будет именно этим и заниматься, сейчас ведь как раз девчата в самый расцвет входят, и видно будет, какая за лето расцветёт и обзаведётся двойным, так сказать, весомым аргументом, а какая так и останется до седин мелкой, тощей и вредной. Не прозевать бы возможности...

Ход моих размышлений был нарушен тем, что какой-то худой и косматый мужик с седыми усами (ага, вот ты какой, Бродяга!) начал трясти меня за плечи и заорал что есть сил:

- Гарри! Крестник! Очнись же! Ну!

Закашлялся, открыв глаза. Крёстный просиял:

- Гарри! Ау! Ты меня слышишь?

- Слы...шу... - пробормотал я.

- Ну наконец-то! - явно обрадовался Сириус. – Три дня пролежал без сознания.

- Где я?

- В моём доме на площади Гриммо, двенадцать.

- Что... со мной... было?

- Тебя принесла Тонкс. Говорит, что обнаружила тебя на улице Литл-Уингинга в полной отключке, рядом палочка твоя валялась, пополам сломанная. Принесла сюда, ты три дня валялся без сознания, потом вдруг ни с того ни с сего задвинул такой поток матерной ругани, как не всякий пьяный боцман сможет, а затем вытянулся и снова затих. Я прибежал на ругань, вот и пытаюсь разбудить. Видишь, получилось!

- К...какое сегодня ч...число?

- Тридцать первое, крестник! Твой день рождения! Так что позволь тебя поздравить от всей души! - с этими словами Сириус обнял меня.

- С...спасибо, Бродяга! Т...только я сам что-то хреново что-то помню. Видать, крепко меня б...башкой приложило.

- Не то слово, синячище тот ещё был, я аж охренел, когда мы с Тонкс тебя осматривали. Кстати, а вот и она!

На шум в дверь вбежала молодая и весьма симпатичная девушка с волосами сиреневого цвета, тут же благополучно споткнувшаяся и свалившаяся прямо на ту же кровать, где лежал я. Прямо мне носом к носу, да ещё машинально руки вытянула, обняла.

- Уа-ха-ха-ха!!! - захохотал лающим смехом Сириус. – Говорил же я, всем говорил, что девчонки к крестнику сами будут в постель прыгать! Поцелуй его, Нимфадо-о-ора!

- Ещё раз назовёшь меня Нимфадорой, дядя Сириус, я тебя так заколдую, что ты пожалеешь, что родился на свет! – тут же ответила Тонкс, густо покрасневшая одновременно со мной, но с кровати так и не вставшая и меня из объятий не выпустившая.

- Знал бы ты, как ты напугал всех нас! - сказала она теперь уже мне. - Когда я бросила всё и примчалась к тебе в ту деревню, нашла тебя лежащим на траве - ты ведь не подавал признаков жизни! Чуть тебя дотащила! Да и сейчас... я ведь и половины тех слов не знала, каких наслушалась от тебя чуть больше часа назад! - пока она говорила, её волосы раз за разом меняли цвет, с сиреневого на зелёный, потом на жёлтый, чёрный, красный и так далее. - Что на тебя нашло?

- Если бы я ещё помнил... - шёпотом проговорил я. - Говорю же, хорошо, видать, меня башкой приложило.

- Там, когда я тебя нашла, рядом какой-то свинорыл валялся, тоже в отключке полной. Ну, насчёт него мне ничего не говорили...

- А, это, наверное, мой кузен Дадли, сыночек тех самых типов, у которых я мариновался пол-лета, - отвечаю ей. - Жиртрест он и впрямь тот ещё, а вдобавок, ещё и х...хулиган, каких поискать. Он мне, видать, палочку и сломал, с него станется.

- Пока ты был в отключке, наслушались мы тут. Вчера сюда заходил Дамблдор, - вставил слово Сириус. - Говорит, у этого самого твоего кузена дементоры высосали душу.

- Чего? Там были дементоры?

- Я бы очень хотел услышать, что там их не было. Но мне ещё и Грюм говорил о том же самом, когда приходил чуть попозже на рюмку чая. Были там дементоры, всё вокруг в их следах.

- Вот не было печали.

- Что ж получается, если ТАМ были дементоры, то КАК Гарри сохранил душу? - удивилась Тонкс, сделав большие глаза, как на японских комиксах. От меня она всё-таки оторвалась, но густой румянец с её щёк по-прежнему не сходил. Видно было, как же ей НЕ хотелось этого делать…

- Сам ничего не понимаю, - почесал затылок Бродяга. - Загадки магии, не иначе. Слава Мерлину, что только потерей памяти отделались. Ничего не попишешь, придётся тебя всему заново учить за август.

- А получится ли? На какой курс нужно отправляться? – удивилась Тонкс.

- На пятый, если не изменяет память, - говорю ей.

- Много учить придётся.

- Ага, да ещё за палочкой надо будет сходить. Ту-то свинорыл сломал на фиг…

- Это верно, - хмуро отозвался Сириус. - А я, как назло, на улицу выйти не могу, иначе прибьют на месте. Вот что, моя дорогая племянница, ты этим и займёшься. Сходишь с крестником на Косой переулок, закупишь чего нужно.

- Хорошо, дядя Си. Постараюсь.

- Так, кто там в дверь стучит? - удивился Бродяга, подскочив и выйдя из комнаты. Парой минут спустя из коридора послышались приглушённые приветствия.

- А вот и гости! - снова зашёл Сириус. - Проходите, проходите...

В комнату вслед за ним вошли люди, опознать которых помогли оставшиеся от прежнего Гарика воспоминания.

Чуть ли не первыми влетели в комнату Фред и Джордж.

- Гарри, дружище...

- С днём рождения!

- Мы, как узнали...

- Что тебя нашли без сознания...

- Сразу примчались сюда...

- И были тут, пока...

- Нас не выгнал Сириус Блэк... - наперебой тараторили они.

- Вот наши подарки...

- Разберёшься сам...

- Наша новейшая продукция!

- Спасибо, братаны, - отвечаю им. - Рад, что Бродяга вам поверил.

- Бродяга?

- Ты сказал «Бродяга»? - удивились близнецы.

- Он самый, к вашим услугам, - обернулся на звук своего погоняла Сириус. - А чё такое? Не знали?

- Прости нас, учитель!

- Мы недостойны!

- Стоп-стоп-стоп, - протянул руку Сириус. - В чём дело?

- В том, Бродяга, что эти двое считают себя учениками Мародёров. Только вот они и знать не знали, что находятся под одной крышей со своим вождём и учителем. И столько времени потеряли, - усмехнулся я. - Столько пакостей в адрес Снейпа можно было бы напридумывать...

- А в чём проблема? - обрадовался Сириус. - У нас ещё целый месяц! В четыре головы будем придумывать! Вы как, ученики мои? Готовы постигать науку старого Мародёра?

- Конечно, готовы...

- Мы ведь ещё собираемся...

- Продавать свои изобретения...

- И хотим открыть магазин...

- Гарри помог нам деньгами!

- Ну, крестник, - обрадовался Бродяга. - Я ещё сделаю из тебя полноценного Мародёра. Где-то были наши старые записи, как подколоть ближнего своего... Короче, я их поищу, потом начнём занятия.

Засиявшие близнецы выскочили из комнаты, и в их глазах явственно читалось желание подкалывать всех ещё круче. Что ж, в эпоху наступающего беспредела это можно только одобрять, и всерьёз надеяться на то, что наша бригада пополнится двумя отличными бойцами... а уж дон Блэк плохому не научит...

Следующей в дверь просунулась Гермиона, а за ней - Рон, как обычно, с испачканным недавней жрачкой ртом.

- Гарри? Ты здесь? Мы только сегодня узнали о том, что с тобой произошло! С тобой всё в порядке? Ты злился на нас? Уверена, что злился, я знаю, что мы тебе не писали, но и писать нам было незач… ой-й-й, мы не могли ничего тебе сказать. Дамблдор заставил нас поклясться хранить тайну. О, мы должны тебе столько всего рассказать, и у тебя есть, что рассказать нам.

- Мы хотели ответить тебе, дружище, - поддержал её Рон. - Гермиона беспокоилась за тебя, она все говорила, что ты сделаешь что-то глупое, если будешь сидеть там один, без новостей, но Дамблдор заставил нас…

- Пообещать, что ничего мне не напишете. Всё понятно с вами, - с притворной горечью заметил я. - Ну что ж, дело-то житейское...

- Он думал, что так будет лучше, - сказала Гермиона. - Дамблдор, я имею в виду.

- И вы купились на это, да, конечно...

- Ты пойми, он думал, что с магглами ты будешь в полной безопасности.

- И, как оказалось, это ни фига не помогло. Если бы не помощь Тонкс, то валялся бы я там на улице ещё хрен знает сколько.

- Дамблдор был очень зол, мы видели его. Он был в ярости, когда узнал, что Наземникус ушёл с поста...

- Ага, ясно, значит, за мной все следили, обо мне все и всё прекрасно знают, только я сам ни хрена не в теме. Не подскажете, как такое могло получиться, а? - с ехидцей в голосе ответил я.

Молчание было мне ответом.

- Так я спрашиваю, уважаемые, почему ваш разлюбезный Дамблдор стремится держать всё в тайне от меня, а меня самого - в полном неведении? Э?

Рон и Гермиона переглянулись.

- Мы говорили Дамблдору, что хотим рассказать тебе обо всем происходящем, - сказал Рон. - Мы правда говорили. Но он сейчас очень занят, мы видели его только дважды с тех пор, как он приехал сюда, и у него было мало времени, он только заставил нас поклясться не писать тебе ничего важного, потому что сов могут перехватить.

- А вы, конечно же, так стремились свою клятву выполнить, что не написали мне ВООБЩЕ ничего. Вот только не говорите мне, что вы не знаете, как написать мне БЕЗ участия сов. В особенности сие тебя касается, Гермиона. Ты ж до Хогвартса о магии и понятия-то не имела никакого, зато о работе самой обыкновенной почты тебе таки могли рассказать. И сама, поди, сто раз те письма на почту носила. Адрес мой тебе известен, я его тебе говорил тыщу раз.

- Дамблдор не хотел, чтобы ты что-нибудь знал.

- Дамблдор то, Дамблдор сё... - устало повторил я. - Я с вас хренею, уважаемые! Чьим умом вы живёте - своим или Дамблдора?

- Но он хотел, как лучше...

- Ну да, конечно, мать его, перемать, разъедрить его башкой в сортир с размаху! Он за вас за всех всё знает, он же за вас за всех всё и решает, якорь ему в задницу, да кувалдой забить, да как зонтик раскрыть, чтоб он мог понимать, как ети его мать! Вы сидите вдвоём Бог знает сколько времени, обо всём в курсе, но от того, кто считает вас своими лучшими друзьями, всё держите в секрете! Сидишь, Гарри, в своей летней тюрьме, так и сиди. И понадоблюсь я вам, когда опять будет нужен доброволец прикрыть ваши задницы, когда вы все опять обосрётесь где-нибудь и сами же из дерьмища, вами отложенного, выбраться не сможете, на помощь позовёте, опять вас вытаскивать. Сколько раз, мать-размать, я за всё время обучения в школе чуть было в верхнюю тундру не отправился? Э?

- Нет, Гарри, ты не понимаешь... - попыталась возражать Гермиона.

- Э, не-е-е-е, это вы тут вдвоём, похоже, ни хрена не понимаете! Ну-ка, Гермиона, вспомни-ка эпизод на первом курсе? Кто тебя от взбесившегося тролля закрывал? Аз есмь. Раз, - я начал загибать пальцы. – Кто попёрся на втором курсе в одиночку василиска забороть? Аз есмь. Два. Кто туеву кучу дементоров на третьем курсе разогнал? Аз есмь. Три. Кто Турнир тот, чтоб он так жил, в одну калитку выиграл, не желая не то что выигрывать, а и вообще участвовать? Снова аз есмь! Четыре! И, наконец, недавний эпизод, когда я чуть было не лишился души из-за набега дементоров возле того самого места, которое ваш разлюбезный директор хер знает зачем объявил моим «домом»! Пять! Вы же узнали о том, что я ЗДЕСЬ, только СЕГОДНЯ, когда, по словам Сириуса, я уже пролежал тут ТРИ ДНЯ! Три грёбаных дня! И никто из вас, никто, чёрт возьми, за всё это грёбаное лето не удосужился написать мне хотя бы один клочок бумаги! Дамблдор запретил! Универсальная отмазка от всего, შენი დედა მოგითჱანი [4]…! А своим умом вы думать пытались? Или вам сладкие речи этого бородатого пердуна напрочь отбили вашу собственную способность мыслить?

- Гарри! Мы ведь тоже желаем тебе только лучшего!

- Странно как-то желаете, мать вашу за ногу... - ответил я покрасневшей Гермионе. - Не думайте, что я забыл прошлый год и то, как ты, Рон, стоило мне влипнуть в Турнир, сразу же с порога обвинил меня во лжи и начал вопить на весь Гриффиндор о том, какой я плохой и наглый. А потом оказалось, что больше там ты волну развёл, чем моей вины было. Скажешь, не было? Было, было, свидетелей тому - вон, твои же братаны. А за тобой, Гермиона, ещё с третьего курса ба-а-альшой косяк, когда ты заложила МакКошке тот факт, что Бродяга подарил мне новую метлу. Был бы я на самом деле твоим другом - ты бы во всех разборках принимала МОЮ сторону, а не начальственную. Так что... думайте сами. Причём оба. Когда надумаете - приходите, я вас выслушаю. Может быть.

Гермиона покраснела и вылетела из комнаты. Следом за ней выскочил не менее пунцовый Рон.

- Поттер сошёл с ума! Поттер сбрендил! – донеслись затихающие вопли Рона в коридоре.

_____________________________________________________________
[1] Бытие, 1, 24
[2] Александр Розенбаум «По снегу, летящему с неба…» (сл.и муз. А.Я.Розенбаум)
[3] Врач (жарг.)
[4] Грузинское ругательство



Бобруйск таки существует!

Сообщение отредактировал Bobruin_UZ - Четверг, 20.04.2017, 22:37
 
Bobruin_UZДата: Четверг, 20.04.2017, 22:40 | Сообщение # 4
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Вниманию читателей! Пока, главы так до пятой, потом как карта ляжет, собираю предложения, на какой девушке (или девушкАХ, можно несколько!) женить Гарика. Говорю сразу, ГГ, ДУ, ЧЧ, ЛЛ не предлагать сразу, их в моей истории не будет однозначно, т.к. аз есмь, как автор фанфика, на дух не переношу канонические пейринги.


Бобруйск таки существует!
 
Victor_DukoffДата: Четверг, 20.04.2017, 23:01 | Сообщение # 5
Снайпер
Сообщений: 143
« 55 »
По пейрингу для бывалого попаданца, программа минимум это Тонкс и Флер. Та же Флер неспроста на стажировку отправилась в Лондон вместо Парижа, поближе к спасителю сетрёнки, неподверженному вейловским чарам. Но канонный Горшок походу был полным горшком с амортенцией от рыжих.


Я на «Книге фанфиков»
 
viik999Дата: Пятница, 21.04.2017, 09:34 | Сообщение # 6
Подросток
Сообщений: 9
« 0 »
Тонкс и Флер
 
Endy_DufresneДата: Пятница, 21.04.2017, 09:42 | Сообщение # 7
Посвященный
Сообщений: 32
« 1 »
О, долго вас не было видно и слышно.
По поводу пейринга. Ну, учитывая возраст самого попаданца, то тут и в самом деле либо Тонкс, либо Флер. Все ровесницы самого Гарри для него будут маленькими. Больше так никто и не вспоминается.
 
svarogueДата: Пятница, 21.04.2017, 13:03 | Сообщение # 8
Друид жизни
Сообщений: 155
« 40 »
Тонкс и Флер^_^
 
all0zavrДата: Суббота, 22.04.2017, 12:46 | Сообщение # 9
Посвященный
Сообщений: 36
« 6 »
По поводу пейринга соглашусь со всеми, Тонкс и Флер больше всего нравятся cool Да и задумка фика мне нравится. Так что буду ждать продолжения, надеюсь оно будет и фик на этом не заглохнет
 
Bobruin_UZДата: Суббота, 22.04.2017, 13:28 | Сообщение # 10
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Итак, пока что после первой главы все голоса поданы за Тонкс и Флёр. Опрос пока продолжается, может быть, вторая глава, которую я сегодня всё-таки дописал и отшлифовал, введёт дополнительные поводы к размышлению...


Бобруйск таки существует!
 
Bobruin_UZДата: Суббота, 22.04.2017, 13:38 | Сообщение # 11
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Глава вторая. Судью – на мыло!

Я не спросил
Разрешенья у светлой воды,
У ветлы, у берёз, у оврага.
За что же ты
Выручаешь меня из беды,
Хмельная, дурная брага?
Я так давно
Не ходил по земле босиком,
Не шатался по розам рано!
В твоих глазах,
Я, конечно, хожу чудаком,
Наверно, другим не стану…

Любэ «На воле»


- Ну, мля, это просто полный пипец какой-то... - перевёл я дух. Дверь открылась снова, и зашёл Бродяга.

- Чё стряслось, крестник? - удивлённо спросил он. - Эти твои друзья только что вылетели в коридор, и Рон вопил на всю округу, что Гарри сошёл с ума.

- За дело и получил. Ты, наверное, всего не знаешь, но за тот месяц, что я мариновался у Дурслей, эти двое не прислали мне ни единого письма, хотя я сам писал им, наверное, раз десять. Как оказалось, их разлюбезный Дамблдор ЗАПРЕТИЛ им связываться со мной, мотивируя это тем, что-де «сов могут перехватить». Они и поверили. Как в той песне: «А перед нами всё цветёт, за нами всё горит! Не надо думать - с нами тот, кто всё за нас решит... [5]»

- Хм, а ведь что-то в этом есть... - почесал голову Сириус. - Они ведь тут всё это время и ошивались. И я точно могу тебе сказать, что за это время они шесть раз поссорились, пять раз помирились, и один раз даже поцеловались, пока никто не видел. Ну, в смысле, пока они ДУМАЛИ, что их никто не видел. Мародёра надурить захотели...

- Что и требовалось доказать. Они тут наслаждались жизнью, а я сиди себе там, нары полируй. Сдаётся мне, что если б не эти события трёхдневной давности, сидел бы я там и дальше, ни хрена не зная.

- Может, и так. Кстати, я к Дамблдору как-то подходил насчёт твоего перевода сюда, так старик был твёрд и настойчив насчёт того, чтобы ты сидел там всё лето.

- Это «ж-ж-ж» неспроста. Попал бы я первого сентября на готовенькое, и поставили бы меня, так сказать, перед фактом. Вот, мол, Гарри, мы тут типа вместе, так что иди в лес. Только мы будем по-прежнему вокруг тебя висеть и отваживать от тебя всех мало-мальски симпатичных девчонок, чтобы ты не отвлекался от учёбы и всего остального.

- Ого! Уже о девчонках заговорил! С чего бы вдруг?

- А чё, Бродяга? Сейчас самое время, как раз ведь они сейчас расцветать будут. И пока их ещё не поразбирали замуж, есть смысл приложить усилия. А то потом останусь, не приведи Господи, с кем-нибудь наподобие мелкой сестрицы того самого Рона, которая ни рожи, ни кожи, ухватиться не за что, и из всех физических достоинств одни веснушки и повышенная мерзопакостность характера.

- Наша кровь, Мародёрская! - ухмыльнулся Сириус. - Вот именно! Многие чистокровные семьи очень любят на последних курсах школы заключать брачные контракты. Зачастую не спрашивая согласия ни у жениха, ни у невесты. Точнее, чаще выходит по-другому. Жених согласен, родители невесты - тоже, а саму невесту никто и не спрашивает. Так с моей кузиной Цисси было, и с Беллой тоже.

- Кто все эти люди?

- Цисси – это Нарцисса, моя средняя кузина, в браке Малфой. Ну, а Беллу ты знаешь как Беллатрикс Лестрейндж, одну из слуг Тёмного Лорда, сейчас в Азкабане парится. Хотя... мы с ней когда-то в одной камере кантовались, так она мне много о чём говорила. В том числе и об этом.

- А вот это уже хреново. По вновь открывшимся обстоятельствам...

- Я тебе ещё кое о чём скажу, раз уж пошла такая пьянка. Я тут тайком ото всех переписываюсь со своим старинным приятелем Альфредом Гринграссом, у него в Хогвартсе две дочки, старшая в один год с тобой ходит, и младшая на год моложе. И видел я их фото, вполне так ничего себе... тебе должны понравиться. Он мне рассказывал, что к нему уже подкатывали с предложением брачного контракта, на одну или даже на обеих. Пока держится.

- Это какие ещё дочки? Не то чтобы я их сильно помнил...

- Меньше надо было Рона слушать. Они ведь на Слизерине, а для него все, кто там, априори тёмные и отвратительные создания. Надо будет, кстати, вас с ними свести, хе-хе-хе, посидим, как в старые добрые времена... Кстати, тебе повод к размышлению. Альфред предупреждал, что пока он отмахивается от претендентов на руку девчонок, но опасается, что сильно надолго его может не хватить.

- Чего бы вдруг?

- А вот представь, что припрётся к нему Малфой, да затребует продать ему одну из дочек...

Малфой!

Воображение сразу же нарисовало портрет моего извечного недруга из унаследованных воспоминаний. Мля! Ещё один гламурный мажор! Ну, сука напомаженная, песец тебе, урою лично, глаз на жопу натяну, никакой патологоанатом обратно не сложит! Ни тебя, ни всех таких же, как ты!!! Решено, кто бы я ни был, здесь или где угодно, мать-размать, объявляю ВОЙНУ чистокровным мажорам и всем до единого, приравненным к таковым! Войну на истребление – до смерти их всех!

- Хрен ему по всей роже, а не девчонок, дебилу залупоголовому, хренамат его расталдычь раком да сто ржавых болтов ему во все дыры закрутить поперёк резьбы! – на одном выдохе и чистом инстинкте вырвалось у меня.

- Вот так его! – удивлённо раскрыл рот Сириус. – Ничё себе, таких выражений даже я ещё не слышал.

- А что, видал я его, мажор тот ещё, сам из себя ничего не представляет, одни понты гнилые и аппетиты повышенные. Мочить козла – и точка, блин!

- Что папаша был таким в школе, то и сынок в папашу пошёл. Прав я был, крестник, что не желаю отдавать им ни кната из своих капиталов. Но вернёмся к нашему вопросу. На тебя, кстати, тоже уже скоро охота начнётся. Любая из девчонок за честь сочтёт затащить тебя куда-нибудь в чулан для мётел, чтобы потом предъявить народу, х-хм, веские доказательства и женить на себе.

- Так уж и сочтёт.

- А чё? Ты ж тоже у нас не просто так погулять вышел, а прямой наследник рода Поттеров и единственный законный претендент на титул лорда, кроме того, я тебе до кучи и свои капиталы оставлю. Своих-то детей, как ты знаешь, у меня нет, да, похоже, и не будет.

- С чего бы вдруг?

- Из-за Азкабана и дементоров, чтоб их. Двенадцать лет в зоне даром не проходят. И чует моё сердце, что долго я тут не протяну. Прямая линия рода Блэк на мне пресекается «по мечу», значит, надо искать наследника по побочным линиям. А таких двое, ты через бабушку твою, и Малфой через Цисси. Отдавать же ему хоть что-то, зная сволочной характер его папаши, ужасно не хочется. Таким образом, остаёшься только ты, и тебе же носить титул лорда Блэка после меня. И моя задача будет - тебя к этому подготовить. Но мы ещё к этому разговору с тобой вернёмся.

Так и зажили кое-как.

К новой тушке четыре дня привыкал.

За это время успел уже порядком освоиться, и перестал неожиданно сваливаться, запутавшись в ногах на радость Тонкс. Хотя краснеть при встрече что я, что она ничуть не перестали.

Ни Рона, ни Гермионы я с тех пор в доме Блэков не видел. Как оказалось, в тот же день, глубоко возмущённая моим выпадом против её младшего сыночка, миссис Уизли, не говоря ни слова, собрала всё своё семейство и отбыла домой. Остались только Фред и Джордж, напрямую пославшие собственную мамашу со всеми её воплями и наставлениями по всем известному маршруту. Их можно было понять – уроки низведения ближних своих под прямым руководством Бродяги прекращать явно не хотелось.

В тот самый день рождения вставать с постели мне ещё было нельзя, да я и не пытался – нужно было привыкнуть к нахождению в новой тушке, пока получалось неважно. Потому особых торжеств и не устраивали, да и не с кем особо было. После того, как я вставил сладкой парочке столь мощную и обоснованную предъяву, а они вполне закономерно заподозрили меня в помешательстве, в доме остались только Сириус, Тонкс, Фред, Джордж и Римус Люпин, но и он вскоре отбыл в лес, так как близилось полнолуние. Так что операцию по восстановлению моей памяти, типа пострадавшей, взяли на себя крёстный и его очаровательная племянница.

В процессе «обретения разума», как окрестил сие действо Сириус, я зачитал все нашедшиеся в доме газеты, от «Ежедневного Пророка», каковой хозяином дома использовался исключительно в качестве растопки для камина, до «Таймса» и «Дейли Мейл» из мира немагического. Вот немагическая пресса меня и привлекала больше всего, и неважно, что взгляд на события там будет сугубо английский...

Впрочем, почитать нашлось о чём. Как оказалось, в здешнем 1995 году кризис мировой финансовой системы начал выходить из-под контроля, всё больше фирм и банков рушится, курсы фунта и доллара ползут вниз. Испанское королевство в очередной раз предъявило Британии претензии на Гибралтар. Но больше всего понравилась статья в «Таймс» под названием «Сепаратисты в США заручились поддержкой красных». Как оказалось, недавно объявленная Клинтоном «антитеррористическая операция» забуксовала к северу от Ричмонда в штате Виргиния, «мятежники» же под флагом Конфедерации тем временем под шумок прибрали к рукам слабо защищённый штат Аризона. Советский же диктатор Жириновский, как его называли в британской прессе, признал референдумы о самоопределении в штатах Конфедерации законными, увеличив поставки снабжения на Кубу. Ну, а пламенный команданте Фидель уже как бы от себя лично договорился об оказании помощи конфедератам.

Объективнее всего по этому вопросу высказался гэдээровский «Фёлькишер Беобахтер», номер коего за позапрошлую неделю неведомо как оказался в стопке газет. Из прочтения стало понятно, как и почему Конфедерация вдруг решила отложиться от США. Там же давалось объяснение и недавнему (относительно даты номера) митингу против референдума в Шотландии, прошедшему на Трафальгарской площади. Ну, а сами же немцы выражали полную поддержку инициативы СССР по признанию конфедератов законной державой, так, что там... «Министр-президент Народного правительства Герхард Шрёдер вслед за Советским Союзом объявил о признании результатов плебисцита в Виргинии, Тенесси, Кентукки и Канзасе законными...» Во как! Советский Союз живее всех живых, причём здесь его возглавляет известный своей непредсказуемостью Жириновский, ГДР тоже никуда не делась, а вот в США откуда-то объявилась Конфедерация, причём так хорошо объявилась, что Клинтону срочно пришлось объявлять АТО против восставших южан! Где бы ещё «Правду» или что-то наподобие почитать, так где ж найти в Британии советские газеты?

Ещё порадовала статья в «Дейли Телеграф» от третьего августа под названием «Червяк сожрал «Яблоко». Как оказалось, после того, как Стив Джобс парой месяцев назад внезапно убил себя об стену на своём автомобиле, цены акций компании «Эппл» рухнули ниже плинтуса, и их за бесценок перекупил какой-то М.Цукерман, в момент распродав оборудование по каким-то мелким фирмам и фирмочкам, в момент оборвав, как с сожалением и горечью отмечали газетчики, «восхитительную историю многообещающей корпорации». Прочитав сей текст, я ещё долго потом ехидно хихикал и злорадно потирал руки. Стало быть, «Эппл» здесь принудительно грохнули, да и Джобсу, наверное, помогли досрочно отправиться в мир иной... так и не изобретёт он здесь, болезный, свой пресловутый «айфон», да так и не вбросит в массы «культовый товар» за тыщу баксов штука... ой-вэй, вокруг чего же здесь будут прыгать с бубном здешние стиляги-хипстеры?

Спустя три дня после вселения мне таки разрешили встать с кровати, с тем, чтобы начать перечитывание учебников за четыре пройденных курса и практиковать то, что можно было сделать голыми руками. Получалось, скажем так, средне, и пускай память от прежнего Гарика была в моём распоряжении, разобраться во многом так и не получалось. Не говоря уже о том, что для того, чтобы практиковать написанные в учебниках заклинания, нужна была ВП, а именно её в наличии и не было.

Впрочем, вечером того же дня неожиданно узнал, что, по крайней мере, один товарищ по интересам у меня здесь есть. Точнее, не один, а одна…

В который раз проходя по коридорам, я услышал из-за неплотно закрытой двери мелодию очень хорошо знакомой мне песни…

…И Андрей закричал: «Я покину причал,
Если Ты мне откроешь секрет!»
А Спаситель ответил: «Спокойно, Андрей,
Никакого секрета здесь нет!»
Видишь, там, на горе
Возвышается крест,
Под ним десяток солдат,
Повиси-ка на нём!
А когда надоест,
Возвращайся назад,
Гулять по воде, гулять по воде,
Гулять по воде со мной! [6]

Вот так заявка… Захожу, постаравшись, чтобы потише, уселся рядом и стал тихонечко подпевать второй куплет. Поначалу Тонкс даже не поняла, что она в комнате не одна, потому припев мы уже орали на два голоса. И только потом она спохватилась.

- Что, понравилась музыка? Ох, забыла дверь закрыть!

- Ну да, понравилась, - улыбнулся я, оглядываясь по сторонам.

- Мне такое тоже нравится. Давно слушаю, чуть ли не с первого курса. Папа когда-то из Армении привёз, он ездил туда после землетрясения. Как-то называлось место, уже точно не помню... Сипак или Сапак…

- Ты имеешь в виду Спитак? Это ведь там было землетрясение в восемьдесят восьмом.

- Точно! Так вот, он ездил туда, и попросил русских коллег записать пару кассет для меня. Вот и слушаю их с тех пор. Даже гитару у родителей выпросила, чтобы самой научиться играть. Вон она лежит, иногда играю под настроение.

- Можно, возьму?

- Бери, только зачем она тебе? Ты ж играть не умеешь!

- Ну-ну, это ты так думаешь, - усмехнулся я, взял гитару, провёл по струнам, да и запел песню, которую Тонкс однозначно должна была знать…

Дождь,
Звонкой пеленой
Наполнил небо майский дождь.
Гром
Прогремел по крышам,
Распугал всех кошек гром.
Я открыл окно, и весёлый ветер
Разметал всё на столе,
Глупые стихи, что писал я в душной
И унылой пустоте… [7]

Тонкс слушала меня, широко распахнув глаза и рот.

- Ничего себе… - только и смогла она сказать, когда песня закончилась. – Ты-то её откуда знаешь?

- Оттуда, - снова ехидно усмехнулся я. – Когда-нибудь расскажу по секрету.

Ещё бы не знать, хе-хе, слышал сколько раз, причём в том числе и в живом исполнении автора. Но до поры об этом знать никому не обязательно.

- Ловлю на слове! – улыбнулась Тонкс. – А ещё можешь?

- Ещё? Конечно, могу, - и вслед за этим я спел «Я хочу быть с тобой» всё того же старого доброго «Наутилуса». И мне показалось, что в глазах Тонкс блестят… слёзы? Но виду она не подала, и пообещала никому про наш секрет не рассказывать. Так что Бродяга ничего не узнал… или всё же сделал вид, что не узнал?

Разговор с ним таки состоялся четвёртого числа.

- Вот что, крестник, - сказал с порога Сириус, едва мы собрались вечером в гостиной. – Поскольку здесь, кроме нас с тобой, никого сейчас нет, можем поговорить откровенно. Я уже говорил тебе, что хочу объявить тебя наследником рода Блэк. Вся проблема в том, что я сейчас не могу просто так выйти в Косой переулок и сходить в «Гринготтс», чтобы заверить это официально у тамошнего нотариуса. С точки зрения нашего министерства, я до сих пор – разыскиваемый преступник, коего сказано убить на месте при поимке.

- Давно можно было подать прошение на суд.

- Я и подавал, даже дважды. Пока зону топтал, вертухаи моё прошение прямо при мне в парашу выкинули. А когда бежал, так давал Дамблдору, и с тех пор ни бумаги этой не видел, ни слова о суде Дамблдор не говорил.

- Меня терзают смутные сомнения… Что-то мне подсказывает, что Дамблдор есть та персона, которая поболее иных заинтересована в твоём НЫНЕШНЕМ статусе, то есть бесправного беглеца, которым можно вертеть как угодно.

- Объясни.

- Как-то в разговорах проскакивало, что ты был официально объявлен моим крёстным отцом.

- Да, и присягу приносил, и у нотариуса в «Гринготтсе» это зарегистрировали. И заявлял я, что ни при каких условиях не буду сам или через третьих лиц совершать вред крестнику или его родителям. Залогом этого выступили моя жизнь и магическая сила.

- Ну, учитывая то, что ты до сих пор живой и при магии, клятва до сих пор действует.

- Да, только тогда это в рассмотрение не приняли.

- А тут уж как с полицией в большом мире. Пока сам доказательную базу не соберёшь, твоим прошением легко сможет подтереться любой рядовой необученный. И никто ему даже замечания за это не объявит. Мы не с конкретным лицом судиться собираемся, а с системой. А чтобы вырваться из её цепких лап, надобно бить врага его же оружием. То есть – собирать любые, подчёркиваю – ЛЮБЫЕ, бумажки, могущие выступить в твою защиту. Если нотариус ещё жив и не сбежал, прихватив с собой всё, что нажито непосильным трудом, то бумаги должны остаться.

- Дело говоришь! – обрадовался Сириус, тут же схватив кусок пергамента и начав что-то писать.

- Вот что, - сказал он мне спустя минут пятнадцать. – Написал я в «Гринготтс» поверенному рода. Он должен прислать в ответе все бумаги по моему делу, в том числе и текст той клятвы, которую я давал Сохатому и Лили. Вот только потом что делать?

- А потом нужно будет явиться с повинной в полицию. Причём, если это возможно, тайком, чтобы на улице никто не видел. И быть готовым расстаться с некоторой суммой из хранилища в банке, потребной на подмазывание юридического механизма. Судьи и адвокаты во все времена такие, не подмажешь – не поедешь. Почему, думаешь, Малфой выкрутился на суде? Да вот потому именно! Давал на лапу всем, они его и обелили, хотя там дел и делишек на три виселицы хватит.

- Взятку давать?

- Тебе сейчас главное самому с себя судимость снять. Говорю ещё раз, не подмажешь – не поедешь. Потом, когда оклемаешься да силы поправишь, мы с них вдесятеро больше стрясём, чем ты сейчас заплатишь. Хотят они войны – будет им война.

- Ты предлагаешь мне вот так вот нагло заявиться в Аврорат средь бела дня? Так ведь мне Эми… ну, то есть, Амелия Боунс, что там сейчас начальствует, и башку оторвёт, и всё остальное, что болтается, стоит мне только попасться ей на глаза!

- Это, собственно, с какого бы то перепугу?

- Видишь ли, крестник, когда-то я ухлёстывал за ней в школе, и успел перед самой посадкой вручить ей кольцо. Но свадьба так и не состоялась.

- Ага, вон оно что. А ты попробуй для начала написать ей письмо и объяснить ситуацию. Может, и поймёт, если за четырнадцать лет у неё остались хоть какие-то чувства к тебе.

- Думаешь?

- Наглость – второе счастье. Если она тебя допросит, как следует, то у нас появятся шансы.

- Тоже верно. Но, кстати, а почему ты не доверяешь Дамблдору?

- Потому что если бы он ХОТЕЛ твоего освобождения, он бы добивался этого ещё тогда же.

- А ведь и впрямь… - задумался Сириус. – И точно! С учётом того, что ты мне когда-то говорил… и я ведь помню завещание Сохатого! Первым в очереди на опеку над тобой был я! Второй была Эми, следом - моя кузина Энди, мать Нимфадоры, потом приятели Сохатого, Лонгботтомы, а потом – мой кореш Альфред Гринграсс. Уж кто-то из них точно смог бы взять тебя.

- Что же мы имеем в результате? Никто из поименованных в списке о моём местонахождении и знать не знал! А я в это самое время по злой воле Дамблдора попал к Дурслям, где и мариновался десять лет, но и потом он каждое лето хрен знает зачем отправлял меня туда. В конце концов добром это и не кончилось.

- Не кончилось, в этом ты прав. Если бы не моя дорогая племянница, да не её склонность к нарушению правил, ещё неизвестно, во что бы вылилась вся эта история с дементорами. Так что ты прав, Сохатый-младший. Убедил. Напишу я Эми, и будем надеяться, что она сможет простить меня…

Сириус, однако, всё же ошибся. Ответа от Амелии Боунс мы не дождались. Вместо этого она решила заявиться к нам в гости собственной персоной, выйдя из камина в гостиной на следующее же утро, даже чаю попить не успели. Заявилась и с размаху влепила Бродяге пощёчину.

- Блэк! Какой же ты придурок! Непроходимый, дремучий, безответственный придурок! – закричала она. – Четырнадцать лет, четырнадцать грёбаных лет я ждала от тебя хотя бы извинений за то, что ты натворил! Я ведь по-прежнему ношу то кольцо, что ты мне подарил, и из-за этого четырнадцать лет вынуждена обманывать весь Аврорат, говоря всем, что мой жених погиб на той войне!

- Прости, Эми… - виноватый Сириус – зрелище своеобразное. Даже не пытался прикрыться или отвернуться, понуро выслушивая все те слова и выражения, которые отпускала в его адрес мадам Боунс. А она тем временем явно вошла во вкус и метала громы и молнии, совершенно не стесняясь.

- Хорошо, хоть сейчас ты решил взяться за ум, - уже немного остыв, констатировала она где-то полчаса спустя после своего столь эффектного появления в доме. – Интересно, сам догадался или подсказал кто?

- Э… Ну… в общем, крестник надоумил.

- Какой ещё крестник? Ах, да, Гарри Поттер, которого по завещанию его родителей должна была воспитывать я, если ты оказывался неспособным это сделать…

- Ага, и он уже полчаса смотрит на нас с тобой выпученными глазами и не может подобрать с пола свою челюсть. Эй, Сохатый-младший! Это тебя вообще-то касается! – повернулся ко мне Сириус. – Видишь, как оно всё обернулось! Эми меня простила!

- Благодари своего крестника, - сказала Амелия. - А также то, что даже несмотря на четырнадцать лет, проведённых нами в разлуке, я по-прежнему намерена выполнить то обещание, что давала тебе когда-то. Но учти, в следующий раз что-нибудь такое выкинешь – я тебя придушу сама, собственными руками. А потом оживлю и придушу ещё раз.

- Имеешь право, Эми, имеешь право. Ну так что, будешь меня сегодня ещё допрашивать?

- Ещё как буду, Сириус. Тебе по-хорошему надо бы дать лошадиную дозу зелья правды, и хорошенько смешать его со слабительным, чтоб был тебе урок на всю твою оставшуюся жизнь.

- И кто из нас Мародёр? – ухмыльнулся Сириус. – До такого, помню, мы ещё не додумывались.

- За время своей отсидки ты совсем отстал от жизни, старый ты шелудивый пёс. И ты, похоже, забыл, что я ещё в школе от тебя понабиралась твоих взглядов на жизнь. Так что собирайся, пойдём со мной, буду у тебя, бестолочи эдакой, явку с повинной принимать по всем правилам.

- Пойдём, кто спорить будет. Вот только сову из «Гринготтса» дождусь, я ещё вчера бумаги заказал по своему делу. Да, кстати, а вот и она!

В гостиную действительно влетела сова из банка с привязанным к лапе толстым конвертом. Отпустив птицу и вскрыв конверт, Сириус достал оттуда кипу официально выглядящих бумаг.

- Их тоже дай сюда, возьму с собой, - сказала Амелия. – А теперь пойдём.

- Куда крестника деть?

- Гарри? – мадам Боунс повернулась ко мне. – Гарри, ты пока побудь здесь, думаю, много времени допрос твоего крёстного не займёт. Если он на самом деле не совершал ничего из того, в чём его обвиняли. Очень на это надеюсь. А мы с тобой ещё потом поговорим. Если всё пойдёт так, как я рассчитываю, то время у нас ещё будет.

Сириус отправился к камину и исчез в зелёном пламени Летучего пороха. Следом за ним исчезла и мадам Боунс, махнув мне на прощание.

И просидел я где-то около часа, потом камин снова разгорелся, но вместо Сириуса оттуда выскочила сияющая Тонкс.

- Гарри, приветик! Пойдём со мной! Боунс тебя вызывает для присутствия на суде!

- Чего так? Для чего я ей занадобился?

- Не знаю уже, о чём они там с дядей Сириусом договорились, но разбирательство по его делу пройдёт прямо сейчас! Мама с папой уже там, а за тобой отправили меня. Говорят, всех родственников нужно собрать.

- Ну, дела… Ткнули, называется, палкой в муравейник.

- Точно! Ну же, давай, время не ждёт! – торопила меня Тонкс.

Ну что ж, голому собраться – подпоясаться, и через пять минут мы уже бежали по коридорам местного магического министерства. Тонкс меня куда-то вела… а точнее, я её частенько поддерживал, ибо моя провожатая умудрялась спотыкаться на ровном месте. Но добрались всё же и к началу заседания успели.

Зал заседаний, каковым оказалась та комната, куда вела меня Тонкс, был уже полон народу. Моё место оказалось рядом с дамой чуть постарше Сириуса и похожей на саму Тонкс, только имевшей каштановые волосы вместо сиреневых.

- Встать! Суд идёт! – объявил, видимо, председательствующий, важного вида толстяк в шитом золотом балахоне из дорогой ткани. – Слушается дело Сириуса Ориона Блэка, по поводу обжалования подсудимым приговора о заключении в Азкабан. Истец – Сириус Орион Блэк…

Сириус встал и поклонился.

- Представитель защиты – Давид Хейфиц…

Встал неопознанный мужичок характерной внешности, в ермолке, с большим носом и длинными пейсами.

- Представитель обвинения – Долорес Амбридж…

Встала и поклонилась мадам в розовом, напоминающая всем видом свежевытащенную из банки с краской большую жабу.

- Прежде чем мы приступим к слушанию, задаю вопрос подсудимому. Сириус Орион Блэк, согласны ли Вы, что к Вам будет применено зелье правды?

- Согласен, - ответил Сириус.

- Очень хорошо. Мадам Боунс, будьте добры, дайте подсудимому веритасерум.

Амелия, уже в боевой раскраске и красном балахоне местных полицаев, влила в раскрытый рот Бродяги полстакана какой-то прозрачной жидкости.

- Итак, начнём допрос. Подсудимый, Ваше имя?

- Сириус Орион Блэк из рода Блэк, десятый граф Блэкмур.

- Являетесь ли Вы крёстным отцом Гарри Джеймсу Поттеру?

- Являюсь.

- Приносили ли Вы присягу об этом?

- Да, и я поклялся собственной жизнью и магией ни прямо, ни косвенно не искать вреда ни крестнику, ни его родителям.

- Это зафиксировано?

- Да, акт об этом находится у моего адвоката.

- Господин Хейфиц, это так?

- Да, это так, - поклонился адвокат. – Такой акт действительно существует.

- Прошу передать его на рассмотрение суда. Далее. Подсудимый. Раскрывали ли Вы Тому-Кого-Нельзя-Называть секрет чар Фиделиус, наложенных на дом Поттеров?

- Нет. Иначе я бы умер в тот самый миг. Кроме того, я не был хранителем тайны, эта роль была возложена на Питера Петтигрю, который и был настоящим предателем.

- Расскажите суду обстоятельства Вашего задержания.

- Тридцать первого октября одна тысяча девятьсот восемьдесят первого года я находился в патруле в Косом переулке. Внезапно я получаю сообщение от своего друга Джеймса Поттера, о том, что защита его дома взломана. Я бросил всё, известил командира отряда Аластора Грюма о необходимости спешить на помощь своему другу, после чего аппарировал к дому в Годриковой Лощине. Но я опоздал буквально на несколько минут, и всё, что мне удалось увидеть, это безжизненные тела Джеймса Поттера и его супруги Лили, а также живого и практически невредимого малыша Гарри со шрамом на лбу. Я взял малыша на руки, намереваясь забрать с собой и воспитать, как собственного сына, поскольку это было напрямую указано в завещании Джеймса…

- Обращаюсь к представителю защиты. Имеется ли среди Ваших материалов копия завещания?

- Да, имеется, - снова поклонился адвокат. – Как мне сообщили, оригинал запечатан по приказу господина Альбуса Дамблдора, но заверенная копия завещания была найдена в личном сейфе моего подзащитного.

- Прошу передать на рассмотрение суда. Продолжайте, подсудимый.

- Исполнить волю моего друга мне не дал подручный Дамблдора, по имени Рубеус Хагрид, который служит хранителем ключей в Хогвартсе, - продолжил Сириус. – Когда я уже собирался отбывать домой, Хагрид стал требовать, чтобы я отдал малыша ему, ссылаясь на поручение Дамблдора. Когда я отказал ему, Хагрид ударил меня по голове, и пока я пытался встать, он забрал моего крестника и угнал мой мотоцикл. Пешком я не смог бы его догнать. В порыве отчаяния я погнался за Питером Петтигрю, которого когда-то считал другом. Мне удалось нагнать крысёныша, но он был к этому готов и сразу же парализовал меня, после чего сам отрезал себе палец, взорвал газовую трубу, обернулся в крысу и исчез в канализации. Когда наложенное на меня заклинание рассеялось и я обрёл способность двигаться, я уже был схвачен аврорами из отряда Руквуда, который был тогда правой рукой тогдашего начальника Аврората Бартемиуса Крауча-старшего. Крауч же даже не стал толком проводить допрос, сразу же на месте приговорив к пожизненному заключению в Азкабане.

- Если Вы говорите, что господин Крауч не проводил полноценный допрос, о чём же он успел Вас спросить?

- Только лишь о том, чувствую ли я себя виновным в смерти Джеймса и Лили. Большего ему не понадобилось.

- Вы упоминали, что Питер Петтигрю жив. Это так?

- Да, и после моего побега из тюрьмы я видел его живым, недалеко от Хогвартса. Как выяснилось, всё это время мой бывший друг скрывался в крысином обличье у семьи Уизли.

- Хорошо, подсудимый, думаю, этого будет достаточно. Суд обращается к представителю обвинения. У Вас есть, что сказать по существу дела?

- Ваша честь, посоветую проверить представленные подсудимым документы на подлинность. Полагаю, что Блэк пошёл на подделку материалов, лишь бы обелить себя.

- Протестую! – вскочил адвокат. – Все представленные мной в суд материалы дела прошли экспертизу нотариального отдела банка «Гринготтс» и заверены их печатью как подлинные!

- Протест принимается, - объявил председатель. – Суд удаляется на совещание. Прошу тишины в зале.

Совещались они недолго, и спустя какое-то время толстяк в золотом балахоне снова встал и взял слово.

- Рассмотрев материалы дела и показания подсудимого, суд принял решение. Сириуса Ориона Блэка из рода Блэков, десятого графа Блэкмур, признать невиновным в предательстве Джеймса и Лили Поттеров и сотрудничестве с Тем-Кого-Нельзя-Называть, за отсутствием состава преступления. Сириус Орион Блэк подлежит освобождению из зала суда немедленно, с выдачей компенсации за незаконное осуждение в размере двадцати четырёх тысяч галлеонов. Факт побега Сириуса Ориона Блэка из Азкабана в рассмотрение не принимать, учитывая то, что в тюрьму он был заключён неправомерно…

Речь председательствующего утонула в аплодисментах. Сириус встал, светясь от счастья. Но это, как оказалось, был ещё не конец.

- Поскольку покойный господин Крауч допустил вопиющую ошибку в ведении допросов и вердикт о помещении Сириуса Ориона Блэка в Азкабан был вынесен в нарушение законности, а также учитывая пресечение рода Крауч «по мечу», имевшее место двадцать четвёртого июня одна тысяча девятьсот девяносто пятого года, суд постановляет передать всё имущество вымершего рода Крауч в распоряжение Сириуса Ориона Блэка в качестве компенсации последнему за неправомерное заключение в Азкабан. Учитывая то, что с пресечением рода Крауч «по мечу» живых носителей фамилии Крауч, могущих предъявить прямые права на наследство не осталось, ибо «по прялке» данный род пресёкся ранее, со смертью сестры последнего лорда Крауч, Барбары Фелтон, в девичестве Крауч, умершей бездетной, суд постановляет объявить титул лорда Крауч отныне несуществующим, а сам род вымершим. Герб рода в гербовой палате после завершения передачи имущества должен быть публично перевёрнут. Дело закрыто.

С последним ударом молотка в зале разразились, как говорят в таких случаях, «бурные аплодисменты, переходящие в овацию». Сириус обнялся со мной, следом – со своей двоюродной сестрой Андромедой, а финальным аккордом стал публичный и глубокий поцелуй Бродяги и Амелии, которым теперь-то уже точно нечего было скрывать.

- Сколько дал? – украдкой спросил я Сириуса.

- Тридцать кусков, как видишь, хватило.

- Ну да, мы всё равно в выигрыше.

- Ага. Двадцать четыре куска компенсации с министерства, ещё хрен знает сколько с покойника Барти. С этим добром ещё разбираться…

- Купишь Амелии свадебный подарок.

- Да уж, Эми сегодня превзошла сама себя. Как только она уломала Фаджа? Это ведь он сегодня вёл суд.

- Сириус! Старина! – к нам прорвался какой-то мужик в синем, облапивший Бродягу. – Ты сделал это!

- Альфред, дружище! – обрадовался крёстный. – Гарри, позволь представить тебе моего друга Альфреда Гринграсса. Альфред, это мой крестник Гарри Поттер.

- Рад знакомству с тобой, Гарри, - протянул мне руку Альфред. – Мои дочери высоко о тебе отзываются, но жалеют, что так и не смогли поговорить с тобой из-за твоих так называемых друзей.

- Именно что «так называемых», - ответил я, пожимая руку. – Я с ними не так давно разобрался и сам, убедившись, что они окрасили себя в те цвета, в которые они окрасили себя. Так что прошу передать Вашим дочерям мои извинения и надежду на скорое личное знакомство.

- Обязательно передам. А тебя, Гарри, мы непременно ждём в гости! – засиял Альфред. – Да что там, все приходите! И ты, Сириус, и ты, Эми, всех ждём!

- Так и вы к нам приходите! – ответил Бродяга. – Я скоро сам поляну раскину в честь своего оправдания. Всех позову!

Но и это оказалось ещё не всё. Под шумок и пользуясь тем, что адвокат и прочие судейские ещё не успели покинуть зал суда, Бродяга успел договориться о выдвижении встречного иска против Дамблдора и Хагрида по обвинению в нарушении прав опеки и попечительства. Чтобы, как он выразился, «никто не ушёл безнаказанным». Вот только интересно было бы видеть выражение на морде лица некоторого бородатого старикана, когда он получит известие об оправдании Сириуса. На суде Дамблдора не было, ибо величайший защитник Великого Вселенского Бобра, как оказалось, куда-то отлучился и дозвониться до него не смогли. Впрочем, полномочий Фаджа для вынесения приговора оказалось достаточно, как и кворума в виде почтеннейшей и не очень публики. Причём, как я понял со слов Тонкс, старика даже и не собирались приглашать как лицо, заинтересованное в негативном исходе дела. Директор неуважаемый, конечно, обязательно попытается сей приговор опротестовать, но тут уже против суда и законной бумаги с печатью, которую сразу же после вынесения приговора отправили по всем нужным адресам от «Гринготтса» до гербовой палаты, ничего и ни у кого не получится сделать.

_____________________________
[5] Владимир Высоцкий «Солдаты группы «Центр» (сл.и муз. В.С.Высоцкий)
[6] Наутилус Помпилиус «Прогулки по воде» (сл.и муз. И.В.Кормильцев, В.Г.Бутусов)
[7] ДДТ «Дождь» (сл.и муз. Ю.Ю.Шевчук)



Бобруйск таки существует!

Сообщение отредактировал Bobruin_UZ - Суббота, 22.04.2017, 14:12
 
Endy_DufresneДата: Суббота, 22.04.2017, 17:41 | Сообщение # 12
Посвященный
Сообщений: 32
« 1 »
А это тоже идея - сестры Гринграсс. А то с Флер и Тонкс вы уже писали.
 
Bobruin_UZДата: Суббота, 22.04.2017, 17:50 | Сообщение # 13
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
О том, кто же в итоге станет подружками Гарика, ещё говорить рано. Ещё не все введены в сюжет. И потом, чем всё это безобразие закончится, пока не знаю даже я сам :))) Сочиняю пока, как карта ляжет.

ДОПОЛНЕНО: Тем временем дописана до удобоваримой величины и третья глава. Итак...



Бобруйск таки существует!

Сообщение отредактировал Bobruin_UZ - Вторник, 25.04.2017, 02:26
 
Bobruin_UZДата: Вторник, 25.04.2017, 02:32 | Сообщение # 14
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Глава третья. С голой пяткой против шашки

Тыщу двести сорок дырок
Просверлил за смену я!
Задохнётся Общий Рынок
В дырке нашего нуля!
Я спросил у дяди Пети:
«Кто ж придумал танец сей?
Всю судьбу мне искалечил
Этот чёртовый конвей-р-р-р-р-р!»
Брэйк-дэнс, брэйк-брэйк-дэнс!
Ха-ха! Ха-ха! Ха!!!

ДДТ «Конвейер»


Пусть и ценой солидной суммы, но крёстный вышел из зала суда честным человеком. Впрочем, не в деньгах было дело. Случись пойти всё именно так, как мы задумывали, «чистокровное» сообщество лишится не только денег, но и шкур.

Из здания министерства мы сразу же направились на площадь Гриммо – обдумывать, как говорил Бродяга, «поляну в честь освобождения». С нами прибыли и родители Тонкс – Тед и Андромеда, она же старшая двоюродная сестра Сириуса. Андромеда больше всех ратовала, чтобы торжественный банкет проходил где-нибудь в одном из ресторанов Лондона.

- В самом деле, Сириус, где ты ещё сможешь поесть нормально?

- Энди, - отвечал ей крёстный. – Неужели ты думаешь, что я тут не найду, где чего похавать?

- Поддерживаю Бродягу, - говорю. – Поляну можно и на природе раскинуть. Мясо зажарить, да под что-нибудь крепкое его и приговорить.

- На природе, говоришь? А чё, это идея! – поддержал меня Сириус. – Эх, вспоминаю свою юность…

- И где ты теперь найдёшь такую природу? – удивилась Андромеда. – Неужели ты не помнишь, что Блэки ещё при наших родителях растеряли почти все свои земли?

- К Эми напросимся, - ухмыльнулся Бродяга. – Помню я, что у неё хороший особняк как раз на природе. За мной ведь перед ней должок солидный, вон, крестник знает. А потом, мне надо будет ещё в «Гринготтс» сходить к своему нотариусу, разобраться, что мне там по суду от покойника Барти присудили. Он-то, пускай богатством не блистал, но что-то да было. А до кучи – закрепить за крестником право на наследие, чтобы никакая бледнолицая сволочь – да, да, Энди, это я про муженька и сыночка Цисси говорю! – не смела запускать грабли в то, что у нас ещё осталось.

- Едва ли получится. Обязательно попытаются опротестовать.

- Пускай протестуют, мне-то что… я даже скажу им, куда они могут свои претензии засунуть, в трубочку свернув, - отмахнулся Сириус. – В конце концов, глава рода Блэк – это я, моя воля тут главнее будет.

На следующий день сразу после завтрака так и собрались двинуть в «Гринготтс». Сириус отбыл из дома прямо туда, а мной занялась Тонкс, вознамерившаяся сначала забрать мои вещи из прежнего места жительства.

- Это если они там ещё лежат, - говорю ей. – Любящие родственнички вполне могли истребить всё в порыве любви и нежности.

- Не, мне Грюм говорил, что в доме с тех пор ни души, - ответила мне Тонкс. – То ли съехали, то ли в дурку загремели. Видел, говорит, как кого-то из них машина с красным крестом забирала.

Грюм оказался прав. В доме №4 на самом деле не оказалось ни души. Внутри в помещениях мы, конечно же, обнаружили полный бардак, но моё (ну, то есть, прежнего Гарика) имущество в спальне наверху было нетронутым.

- Слушай, Тонкс… - окликнул я девушку. – А давай-ка по остальным комнатам посмотрим? Покажу тебе, так сказать, в каких условиях до самого недавнего времени жили эти самые «любящие» родственнички.

- Если ты о них так отзываешься, рискну предположить, что жили они лучше, чем ты. Потому что твоя бывшая комната и впрямь напоминает по размерам то ли укрупнённый шкаф, то ли вагонное купе.

- Вот, смотри… - я открыл дверь главной хозяйской спальни.

- Ничего себе, в футбол играть можно, - удивилась Тонкс.

- Вот именно. А мне они вводили норму на пользование туалетом, чтобы я, не дай Бог, не смыл в унитаз больше воды, чем им хотелось. Хотя из того, что сказал мне Бродяга, да и я сам в своём сейфе видел, моих капиталов с лихвой хватило бы на то, чтобы скупить на корню и этот дом, и всю эту деревню, и ещё останется на беззаботную жизнь до старости.

- Немудрено, что ты не стремился сюда.

- Это ещё мягко сказано, - отвечаю я, одновременно замечая валяющееся на полу хозяйское ружьё.

- Ого! Ничего себе, - удивилась Тонкс, заметившая ружьё одновременно со мной. – Они были настолько не уверены в своей безопасности?

- Хрен их, если честно, знает, в чём они там были не уверены, - стал я проверять ружьё на чистоту. – Но вот вижу я, что предмет, составляющий оружие, лежит в бесхозном состоянии.

- И что ты предлагаешь?

- Предлагаю ружьё и все патроны к нему, какие найдутся, экспроприировать в качестве компенсации с «любящего» семейства. Применять трофей мы будем, думаю, ты знаешь, для чего.

- Догадываюсь, - хмыкнула Тонкс. – Но как оно поможет тебе в магическом мире?

- Точно так же, как и в обычном, - отвечаю ей. – Там хватает криминальных элементов и просто нехороших людей, которые на заряд картечи в брюхо прямо-таки напрашиваются. И весь прикол ситуации в том, Тонкс, что именно такого отношения к ним они нисколечко не ожидают!

- В общем-то да, - кивнула девушка. – Немногие даже в нашем департаменте догадываются, для чего нужно огнестрельное оружие.

- Ну вот. К слову, читал я как-то такую притчу. Однажды заезжий мастер боевых искусств подрался с деревенским кузнецом. И победил кузнец, потому что кун-фу, оно, конечно, кун-фу, но молоток – это всё-таки молоток…

Несколько секунд Тонкс молчала, переваривая услышанное, потом согнулась пополам от смеха, и мне пришлось её придерживать, чтобы не свалилась на пол.

- Ну, Гарри, умеешь ты насмешить! Такого прикола я ещё не слышала! – а мне-то что, я всего лишь перевёл известный мне по прошлой жизни анекдот про драку физрука и трудовика на понятные в Англии слова. А ружьё и в самом деле хорошее, два ствола двенадцатого калибра и горизонтального расположения, обрез из него сделать, и получится отличнейшее средство для вышибания из чистокровных голов излишнего высокомерия…

- Я догадываюсь, к чему ты эту притчу мне рассказал, - просмеявшись, сказала Тонкс.

- Вот именно. Стволы и будут тем самым молотком, который погасит стремление наших с тобой недоброжелателей помахать палочками и поорать всякие нехорошие слова. Только одного вот этого ружья мало, нужно убедить Бродягу добыть ещё. В конце концов, назвался он доном Блэком – пускай соответствует.

- Это вот что ты сейчас имеешь в виду?

- Есть одна книжка хорошая, где очень подробно и качественно описано то, что я предлагаю сделать Бродяге, а заодно и всем нам, по отношению к нашим недругам. Найду – дам почитать. Да, кстати, а вот она на полке и лежит, точнее, уже лежала… было ваше – стало наше, хе-хе-хе… - ехидно захихикал я, снимая с полки нужную книжку и показывая её Тонкс.

- Марио Пьюзо, «Крёстный отец», - задумчиво сказала девушка. – А что, название как раз в тему, если учесть, кем тебе Бродяга приходится, - мы вдвоём ещё раз посмеялись.

- Ой! Что-то мы с тобой заболтались! Сириус через пять минут ждёт нас в «Гринготтсе»! – вдруг воскликнула Тонкс, после чего мы быстренько собрали всё представлявшее интерес, включая ружьё, патроны и книжку, и аппарировали к дверям «Гринготтса», каким-то чудом успев вовремя.

- Ну наконец-то! – ухмыльнулся Сириус. – Всё собрали?

- Всё, Бродяга. Плюс я ещё кой-чего там реквизировал в качестве компенсации за дерьмовое отношение. Потом дома расскажу.

- Верно сделал. Ну чё, крестник, готов стать наследником рода Блэк?

- Усехда хотоў! – спародировал Папанова я. Бродяге этого оказалось достаточно, и он повернулся к своему собеседнику, гоблину по национальности.

- Что и требовалось доказать. Пишите бумагу.

Минут через пять мне протянули солидно выглядящий кусок пергамента, из прочтения которого мне стало понятно, что некто Гарри Джеймс Поттер, бишь аз есмь, грешный, официально провозглашён полноправным наследником рода Блэк, каковой обязан буду возглавить после смерти своего крёстного, случись тому умереть бездетным. Сунуть нос в предъявленную тут же опись имущества… н-да, поточила шубу моль, хорошо поточила, ну да ничего, крылышки-то моли и пообрывать можно…

Тем временем я чуть было не пропустил появление ещё одного гоблина.

- Мистер Поттер? – вопросил он.

- Он самый, сударь. С кем имею честь?

- Старший кассир Грышнак. Мистер Поттер, мы были обеспокоены, что Вы до сих пор не появились в банке, чтобы заявить свои права на наследство Поттеров.

- Прошу меня простить, господин Грышнак, но о самом факте существования упомянутого Вами наследства я узнал только несколько дней тому назад от моего крёстного Сириуса Блэка.

- Это меняет дело, мистер Поттер, но как Вы сможете объяснить то, что мы каждый квартал высылали Вам извещения о состоянии Вашего счёта, но так и не дождались Вашего ответа?

Роюсь в воспоминаниях, доставшихся от прежнего Гарика. Пусто. Озадаченно чешу затылок.

- И снова приношу Вам свои извинения, но я не могу вспомнить ни единого факта получения мной таких извещений.

- Господин Грышнак, я могу объяснить, - перехватил мяч Сириус. – Дело в том, что, как оказалось, пока я сидел в Азкабане, на роль опекуна над моим крестником сам себя назначил Дамблдор. Совершенно случайно узнал сегодня, разбирая дела собственного рода. Должно быть, все бумаги направлялись ему.

- Безобразие! – завопил Грышнак. – Полное безобразие! Мы должны немедленно пресечь этот произвол! Мистер Поттер, от лица банка «Гринготтс» приношу Вам свои извинения. Вы будете уведомлены о состоянии Вашего счёта немедленно, а по поводу самоуправства Дамблдора мы сейчас же начнём расследование!

Полчаса спустя мне предъявили ещё одну официальную бумагу. На сей раз уже о состоянии сейфа той фамилии, что досталась мне от прежнего Гарика вместе с физическим обличьем. И тоже с приписками, кто, когда и в каких количествах бабки со счёта снимал. И везде одна и та же фамилия одной седобородой скотины.

- Ты был прав, крестник, - сказал мне Сириус, вместе со мной просмотрев бумаги. – Ты был прав, а я ошибался. И все мы ошибались, что поверили ему. Сохатому и Лили это стоило жизни, мне – свободы, а тебе – детства. Значит, правильно я вчера сделал, сказав Давиду, что буду выдвигать встречный иск против Дамблдора. Вот что, - Бродяга обратился к кассирам. – Хотел бы попросить вас изготовить копии всех этих бумаг для передачи в суд. Я собираюсь подавать иск против Альбуса Дамблдора по целой куче статей, и мой адвокат уже собирает материалы.

- Это можно устроить, лорд Блэк. Позвольте, я сейчас приглашу нашего сотрудника, который этим займётся.

Кассир позвал кого-то на своём языке. Вошедшего (точнее, вошедшую) я прекрасно узнал. Да и сложно было не узнать, сохранившийся в воспоминаниях бедолаги Гарика образ был более чем чётким. В самом деле, длинные светлые волосы и огромные синие глазищи невиданной глубины перепутать с чьими-то другими было практически невозможно.

- Флёр? Ты?

- Арри? Ты здесь? – разинула рот француженка.

- Флёр, привет! Ты, как всегда, очаровательна! Как ты здесь оказалась?

- П'ивет, Арри! Вот, пытаюсь на ‘аботу уст’оиться. Всего deux jours… два дня как п’иехала. Взяли с испытательным с’оком, потом будут учить на взломщика п’оклятий.

- Ого, ничего себе. Как вообще дела твои? Как родные, как Габриэль?

- О, от неё только и слов, что о тебе. Когда я напишу им, что случайно тебя вст’етила, ‘адости будет до потолка!

- Напиши, конечно, напиши.

- У неё в школе все уже знают об её благо’одном шевалье. И я ведь тоже очень ‘ада тебя видеть, - застенчиво улыбнулась Флёр. – Как ты здесь оказался?

- Пришёл кой-какие вопросы решить. Вот, кстати, Флёр, позволь тебе представить моего крёстного отца, Сириуса Блэка. Бродяга, это Флёр Делакур, ты должен её помнить из сообщений про прошлогодний Турнир, чтоб он так жил…

- Рад знакомству с Вами, мадмуазель! – Сириус поцеловал руку Флёр. – Крестник здесь из-за меня. Видите ли, я недавно получил полное оправдание на суде, поэтому решаю те вопросы, что накопились за эти годы. Вот, в частности, сделал Гарри своим наследником, прошу любить и жаловать…

- Я подумаю, - лукаво посмотрела на меня Флёр. Ну что ж, в эту игру могут играть двое… подмигнул ей в ответ. Вейлочка покраснела и смутилась.

- Ну-ну, крестник, говорил же я… - прошептал мне на ухо ухмыльнувшийся Бродяга.

- Да ну тебя… - таким же шёпотом ответил я, повернувшись к Флёр.

- Кстати, Флёр, Бродяга тут устраивает вечеринку в честь своего оправдания. Еле уговорил его организовать пикник на природе.

- О, это выглядит инте’есным… - задумалась Флёр.

- Так я о чём. Хотела бы прийти? Немногих я здесь знаю, и ты одна из них. Поговорим за жизнь, повспоминаем, так сказать…

- О, мсье Поттер, Ви п’иглашаете меня? Но зачем Вам я? – снова смутилась Флёр, притворно отнекиваясь.

- Потому что ты хороший человек. Таких глаз у плохих людей не бывает.

- О, Ви меня смущаете… - потупила взор вейлочка. – Très bien… хо’ошо, я согласна, если там будет достаточно музыки и песен. Я так давно не танцевала…

- За это ты можешь быть спокойна. И музыки, и танцев есть у нас в больших количествах.

- Тогда жду твоего п’иглашения!

- Я напишу тебе!

- Вот видишь, крестник, ведь и я бываю прав? – ехидно заметил Сириус, когда мы уже ушли из банка. – Насчёт того, что девчонки будут сами к тебе липнуть.

- Ну тебя, Бродяга, Флёр всего лишь моя хорошая знакомая.

- Посмотрим, что ты скажешь, когда я увижу, как эта самая «хорошая знакомая» однажды высунется из-под одеяла в твоей постели. И хорошо бы у тебя тогда хватило мужества не разбивать ей сердце.

- Да ты чё, Бродяга, век воли не видать! – забожился я.

- Серьёзно пообещал, а ведь я тебя такому вроде бы и не учил… Ладно, но слова мои всё же попомни. И напиши этой своей цыпочке, что двенадцатого числа будем собираться. Или я с Эми договорюсь, или вот от покойника Барти мне симпатичный кусок земли достался. Кстати, а чё с музыкой делать будем? Я, конечно, в курсе, что моя дорогая племянница обожает слушать иностранный рок на непонятном мне языке, но ведь у неё только несколько кассет?

- Рекомендовала она мне тут где-то неподалёку подходящий магазин, можно туда нос засунуть.

- Погоди, ещё до того магазина надо здесь все дела решить. Насколько я помню, палочки у тебя нету.

- Нету, чё тут. Старую-то сломали.

- Значит, надо к Олливандеру зайти.

Лавка палочных дел мастера была неподалёку, с неё и начали.

- О, мистер Поттер, я Вас не ждал! – удивился сам мастер. – Вы пришли приобрести у меня набор по уходу за палочкой?

- Увы, сэр, и саму палочку тоже.

- Что-то произошло?

- Мой кузен из большого мира был так нежен в обращении с нею, что сломал её пополам. Поэтому ищем замену.

- О, с этим будет проблема, мистер Поттер, Вы и в прошлый-то раз перевернули вверх дном всю мою лавку, в этот раз как бы не вышло нечто подобное… - мастер закопался в стеллажи, чтобы минут через десять выложить на прилавок ворох коробков с палочками.

- Вот, пробуйте, мистер Поттер. Какая-нибудь да подойдёт.

- Увы, я ошибался, - сказал мастер спустя ещё десять минут. – Ни одна из моих палочек Вам не подходит. Вы снова перебрали всю лавку, но ни одно из моих изделий не вызвало даже шевеления Вашей магии. Что же делать? Что же мне с Вами делать?

- Хм, ну-ка… - я представил, что хочу зажечь огонь прямо на ладони, закрыл глаза, подумал увереннее…

- Мистер Поттер! Что Вы творите? – воскликнул палочных дел мастер.

- Крестник! Сохатый-младший, ты чё, пожар устроить хочешь? – уронил челюсть на пол Бродяга.

На моей ладони на самом деле горел наколдованный огонь.

- Похоже, мистер Поттер, Вам совершенно не нужна палочка, чтобы колдовать, Вы прекрасно справляетесь и так! Попробуйте наколдовать фонтан воды! – попросил Олливандер.

Что ж, представляем себе садовый шланг, из какого я во времена оны не раз поливал огород на даче… и стопка коробков с палочками оказалась сметена на пол потоком воды.

- Великолепно! Просто великолепно! – воскликнул светящийся от радости Олливандер. – Ваши педагоги будут весьма удивлены, ибо Вам палочка действительно не нужна! Такой дар проявляется очень у немногих!

- Странно, Бродяга, чё-то странно мне. Раньше вроде бы нужна была мне та палочка, а сейчас обхожусь и так… - поведал я Бродяге, когда мы вышли из магазина.

- Хрен его знает, если честно. Видимо, те дементоры как-то повлияли на твою магию… или это были какие-то неправильные дементоры…

- Ага, неправильные пчёлы делают неправильный мёд, а неправильные дементоры меняют структуру магии подопытного. Дам больше вероятности, что сие может быть связано скорее с кулаками свинорыла Дадли и тем, что он приложил меня башкой об землю. Вот и сдвинулось там что-то.

- Может быть, и так, - согласился Сириус. – Синяк-то у тебя долго не сходил. А мы-то по башке кулаками не получали, у магов это вообще как-то не принято.

- Оно и видно. И, судя по тому, какие понты кидает везде и всюду печально известный род Малфоев – совершенно зря. За предыдущие четыре года убедился. Придётся в этом году вразумлять.

- Каким образом?

- Угрозу в его адрес, матом выраженную, помнишь? Как-то так... А вот это делать не положено… - я заметил, как в карман Бродяги запустил руку какой-то невзрачный субъект. Машу рукой, карманник схватился за горло и захрипел.

- Нельзя, нельзя, нельзя воровать у дона Блэка! Это очень плохо, понял? Чревато утратой чего-нибудь важного, например, способности дышать, понял?

- Х…хр…по…понял… - задушено прохрипел тот.

- Убирайся вон, в следующий раз увижу – задушу на хер. Понял?

Вместо ответа вор судорожно закивал.

- Вон отсюда! – того аж ветром сдуло.

- Где ты так научился? – почесал затылок Сириус. – Вишь как от тебя стрекача задал, собственное дерьмо по углам роняя.

- А чё, пусть знает. Он ещё дружкам своим, подельникам, расскажет, что к нам подступаться – опасное дело.

- Ну-ну…

Тем временем мы прошлись по всем представлявшим интерес лавкам Косого переулка, закупившись тем, что нужно, и тем, что, на первый взгляд, было совсем не нужным.

- Где там, ты говоришь, музыкальный магазин был? – спросил меня Бродяга, когда мы вышли из магической зоны, чтобы поворачивать домой.

- Тонкс подсказывала, что недалеко.

Магазин под названием «FOREIGN MUSIC», бишь «Заграничная музыка», и впрямь находился неподалёку от «Дырявого Котла», в паре кварталов всего. Нос туда я на самом деле засунул, и понял сразу, что уйду оттуда не пустым. Кассет и пластинок с музыкой иностранных относительно Британии исполнителей там было очень и очень много, с разбивкой по странам. При взгляде, например, на стенд с надписью «Германия» и чёрно-красно-жёлтым флагом с молотком и циркулем в центре, то бишь флагом ГДР, сразу бросился в глаза плакат с изображением начинающей, как было написано, немецкой группы «Раммштайн». Стенд же «Россия» с флагом СССР был обыскан мной более внимательно. Набрав ворох кассет и не меньшую стопку пластинок, я выложил на кассе не один десяток фунтов, и кассиры только непонимающе удивились, но чек выписали.

- Ого! Это всё мне? – удивилась Тонкс, когда я, уже на площади Гриммо, протянул ей добытое.

- Держи, тут много чего. Бродяга, кстати, до кучи сказал, что двенадцатого поляну раскидывает, будет нам музыка и танцы.

- Ну-ну, только если ты захочешь посмотреть на разинутые от удивления рты.

- Ничего, привыкнут. Хочешь выиграть – мысли нестандартно. Вот даже и здесь… магический мир, насколько я понимаю, особым музыкальным богатством похвастаться ведь не может, верно?

- Так и есть. Двоих певцов навскидку вспомню, да, похоже, в Британии только двое и есть. Даже на моих старых кассетах и то их больше в разы, не говоря уже о том, что ты сегодня купил. Так что будет им диковинка. Я ведь так понимаю, что одними лишь нами список приглашённых не ограничится?

- Конечно же, нет! Как минимум Амелия, бишь мадам Боунс, придёт на правах невесты Бродяги, ещё ожидаем семейство Гринграссов в полном составе. Ещё я сегодня в банке случайно Флёр Делакур встретил, ну, ты её должна помнить по Турниру, мы с ней и весной хорошо общались, и сейчас она аж просияла, когда меня увидела.

- Погоди, это кто такая Флёр? Не та ли самая француженка, чью сестру ты вытащил из озера?

- Она самая. Так вот, мы с ней разговорились, и я её позвал с нами. Она пообещала подумать.

- Так она тебе и согласится, - хмыкнула Тонкс. – Я ведь с ней тоже знакома, пару раз в коридорах пересекались как раз во время Турнира.

- Посмотрим, как говорится, «вскрытие покажет», - мы снова посмеялись.

- Гарри! Крестник! – позвал Сириус. – Ты говорил, что что-то из твоего бывшего дома забрал. Покажи, чё там такое?

- Вот, Бродяга, глянь, - показываю свёрток с ружьём.

- Ага, пушку изъял, значит? – озадаченно повертел трофей в руках Сириус. – Чё с ней делать будешь?

- Себе заберу, обрез сделаю, чтобы в коридорах было сподручнее работать. Патроны, какие изъял, переснаряжу, чтоб убойнее были.

- Чё, прямо в Хогвартс решил с пушкой поехать?

- Почему бы и нет? Учитывая, что количество врагов там явно большее, чем количество друзей, столь вопиющую разницу можно и подсократить. Тебе, кстати, тоже рекомендую этим заняться.

- Как именно?

- Я ж там не только ружьё реквизировал. Книжку нашёл вот, почитай на досуге, про тебя написано.

- Про меня? Ишь ты его! – заинтересовался Сириус. – Так и написано – «Бродяга»?

- Ну, не совсем так, но похоже, - я протянул ему «Крёстного отца». – Подробно написано, что и как я предложил бы тебе сделать с Малфоями и им подобными.

- Ну, учитывая, что предыдущий твой совет принёс мне свободу, поверю на слово. Ишь ты, «Крёстный отец», и впрямь, и впрямь… - усмехнулся Бродяга, открывая книжку и зарываясь в чтение.

За книжкой Бродяга просидел весь вечер, всю ночь и половину следующего дня – так не оторвать было.

- Это… это какое-то откровение, - прохрипел он где-то в обед. Потом выхватил из бара бутылку виски и выпил её из горлышка залпом.

- Сохатый-младший, ты как знал, что мне подсовывать, - совершенно трезвым голосом произнёс он ещё минут пять спустя. – Готовое руководство к действию. Поддерживать тех, кто с нами дружит, и давить и истреблять врагов.

- Вот именно. С той лишь разницей, что известную черту, затрагивающую интересы собственно наших семей, они перешли ещё в восемьдесят первом, и сие деяние осталось неотмщённым. Ну-ка, вспомни-ка, Бродяга, сколько тогда хороших людей погибло и на чью помощь мы теперь можем рассчитывать?

- А то, думаешь, я не помню. От всей семьи Поттеров остался только ты. От Блэков – только я и мои кузины, брат мой на ту сторону пошёл, за что и сгинул. От Лонгботтомов остались только Августа и её внук. Эми потеряла брата и его жену, и поэтому она теперь растит племянницу одна. Мой бывший командир Грюм потерял вообще всех, и остался в сорок шесть лет один. Даже Альфред, и то, как ни оставался нейтральным, а в октябре восемьдесят первого лишился обеих сестёр, что были замужем за нашими.

- А они, готов поспорить, отделались лёгким испугом.

- На что поспорить?

- Да хоть на ящик пива. Ты Амелию расспроси, кого в конце концов осудили, а кто отбрехался, заявив, что его, мол, заколдовали.

- Я даже спорить с тобой не буду. И так знаю. Помимо меня, чалиться отправили только Беллу, её муженька и его братца, и то только за то, что с поличным взяли, да ещё нескольких, точно не помню, далеко от меня сидели. Остальные выкрутились, и, насколько я помню, ни одного герба с той стороны потом так и не перевернули.

- Короче, начальство твоей наречённой в своём репертуаре. Пока была возможность повыпалывать всю эту чистокровную шваль малой кровью – они сидели, в шапку спали. Сейчас опомнятся, да поздно будет. Фюрер-то бесноватый, он-то того, уже воплотился обратно в жизнь, своими глазами видел. И тех, кто слетелся ему в зад его змеиный поцеловать, тоже. Так что нам тут придётся выбирать между плохим вариантом и несколькими очень плохими.

- И какой же плохой?

- Добыть как угодно, лучше всего через Амелию твою, розыскные списки Аврората ещё с тех времён. По возможности с адресами, паролями и явками. А до кучи список тех, кто отбрехался на суде, тоже с координатами. В это же время собираем стволы и боезапас, после чего приступаем к прополке.

- Именно стволы?

- Именно стволы. Чем больше – тем лучше. Это наш единственный козырь, о наличии которого они не знают. На палочки надежды никакой, нас элементарно задавят числом. Как там было в книжке? Пять семейств против одного дона Корлеоне? Тут будет ещё хуже, дон Блэк против практически всей британской аристократии. Так что надо действовать именно так, причём истребляя по возможности насмерть, чтобы на семена никого не оставалось и гербы в палате посыпались. Они-то нам пощады давать не будут, знаю я их. В июне, вон, еле ушёл, и то с разодранной рукой.

- Не только у тебя к ним счёты. Так что твой ход мыслей я понял. Вот двенадцатого, когда соберёмся всей компанией, это дело и надо будет обговорить. Эми, само собой, позовём, Грюма того же. Альфред тоже нужен, в этот раз у него отвертеться не получится, сам мне писал. Может быть, Эми ещё кого из проверенных ребят приведёт. Эх, жидковаты наши ряды, жидковаты…

- Вон, ещё у нас ведь под крышей двое молодых бойцов практику проходят.

- И их тоже учитываем. Не, вон какие наглецы, саму Молли Уизли на хрен послали, как ни орала на весь дом. Что её, что её нравоучения в их адрес. Ожидают теперь изгнания из семьи, ко мне подходили, что делать в случае чего. Я, пока тебя ждал вчера, надавал им советов. Они-то, Фред с Джорджем, чтоб ты знал, характерами практически один-в-один Гидеон и Фабиан Пруэтты, дядья их покойные, знавал я их, мировые ребята были! И у молодёжи-то тоже ведь кровь Пруэттов есть, чем чёрт не шутит? Так что ещё два бойца на нашей стороне, то бишь трое в твоей бригаде в Хогвартсе. Тебе как дон Блэк поручаю вербовку сторонников в школе. Постарайся не попасться, но и Малфою с присными спуску не давать! А то они сейчас силу за собой почувствуют, обнаглеют окончательно.

- Им наглости и так не занимать. В особенности из-за того, что Сопливус им фактически разрешает делать всё, что им вздумается, а дражайший директор на весь этот беспредел закрывает глаза. А мне, когда я ему на сие указывал, только разглагольствовал о всепрощении и милосердии. Очень это помогло… в этот раз надо будет не к директору идти, а с двух стволов картечью лупить на поражение. Нарываются они на раздачу, ну да нарывающийся и да огребёт. Второго раза не понадобится.

- Кстати, Эми как-то говорила, что им всё так же, как и в прежние времена, запрещают использовать при задержаниях что-либо сильнее оглушающих заклятий.

- Вот тебе и ещё один аргумент в пользу силового варианта. Вопрос на засыпку. Что являлось излюбленным приёмом нынешних чистокровных в тот раз?

- Все три Непростительных в различных сочетаниях.

- Что и требовалось доказать. Наш способ полезнее ещё и тем, что магическое министерство его употребление не учитывает. За наложение на кого-то «Круциатуса», помню, помню я уроки за четвёртый курс, сразу отправляют в гости к дементорам. А вот если тот же сиятельный Малфой напорется на пулю и пораскинет на пол-особняка тем, что у него вместо мозгов, никто ничего и не узнает. Колдовали? Нет. Значит, и не найдут.



Бобруйск таки существует!

Сообщение отредактировал Bobruin_UZ - Вторник, 25.04.2017, 02:34
 
kalistaДата: Четверг, 27.04.2017, 01:47 | Сообщение # 15
Друид жизни
Сообщений: 171
« 8 »
Интересно. А с кем будет Гарри? Да и не сильно он изменился?


Наушники в уши, музыка глушит, и никто не нужен, потому что так лучше...
 
Bobruin_UZДата: Четверг, 27.04.2017, 13:26 | Сообщение # 16
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
С кем он в итоге окажется и в каких количествах эти "с кем" у него будут, этого даже я сам ещё не знаю. Могу пообещать только то, что канонических пейрингов не будет ни одного. Что же до "изменился"... Рона и Гермиону обновлённый Гарик послал на хрен, а с остальными он в каноне не очень часто общался, чтобы те успели составить какое-то устойчивое мнение.

До кучи: дописана четвёртая глава, в которой Гарик обзаводится новыми подругами, а кое-кто получает первое предупреждение.



Бобруйск таки существует!

Сообщение отредактировал Bobruin_UZ - Пятница, 28.04.2017, 01:34
 
Bobruin_UZДата: Пятница, 28.04.2017, 01:46 | Сообщение # 17
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Глава четвёртая. Судьбоносный вечер

В мокром саду осень забыла
Рваный платок жёлтой листвы.
Лучше бы нам встретиться было
За полчаса до весны…
Опозданием мы наказаны,
Что слова любви прежде сказаны,
Что совсем другим доверяли сны
За полчаса до весны,
Что совсем другим доверяли сны
За полчаса до весны…

Песняры «За полчаса до весны»


Письмо Флёр с приглашением прибыть двенадцатого числа на вечер и таки отправил, и в ответ прилетела просьба встретить её у выхода из банка, говорит, «объяснит потом». Хм, странно как-то…

Впрочем, к указанной дате я был вполне готов. Стволы у ружья укоротил, патроны перезарядил, так что забирать Флёр пошёл уже во всеоружии, с обрезом под курткой. В кармане лежал портоключ, заряженный Сириусом и нацеленный на место встречи. Ну, а в руках был букет белых лилий, купленных специально для вейлочки – Бродяга, явно о чём-то догадываясь, просветил, что на такую встречу надо приходить с цветами.

Интуиция меня не подвела, на полпути к банку дорогу перегородили какие-то трое гопников.

- Чё надо? – вопрошаю их.

- Это ты меня чуть не задушил! Ты за это ответишь!

- Ах, вот вы кто такие… Ну что ж, раз урок не пошёл впрок, повторим ещё раз… - и центровой снова хватается за горло, натужно хрипя. Послышался мерзкий запах.

- Так, короче, предупреждение второе, оно же последнее. Убрали засранца и здесь чтобы больше не появлялись. Увижу – урою всех троих. Усекли?

Двое оставшихся закивали.

- Всё, быстранах отсюда! – я прекратил душить центрового, двое его подельников подхватили ещё дёргающегося вора под руки и поволокли.

- Тфу, мать их, только настроение портят… - сплюнул я, пожал плечами и направился дальше.

К служебному входу в банк я подоспел как раз вовремя. Флёр появилась минут через пять, но… не одна. За ней хвостом волокся какой-то рыжий верзила, унаследованные воспоминания показали, что это Билл Уизли, старший из братьев Рона, Фреда и Джорджа. Так, ну-ка, ну-ка…

- Мсье Уизли, я в кото’ий ‘аз Вам говорю: между нами ничего не может быть! – видимо, уже далеко не в первый раз повторяла вейлочка. – Ви слишком много о себе мните!

- Флёр, ну что же ты, неужели я предложил что-то плохое?

- Мсье Уизли, я что, гово’ю непонятно? О, Арри! – теперь Флёр меня заметила и только что не засветилась изнутри. – П’ивет! Ты всё-таки п’ишёл!

- Конечно же, Флёр! Как же я мог забыть! – я протянул француженке букет из лилий, и та зарделась от смущения, когда взяла его в руки.

- ПОТТЕР? – глаза Билла полезли из орбит. – Ты встречаешься с Поттером?

- Он меня п’игласил сегодня в гости. И я согласилась. Вам-то какое дело, мсье Уизли?

- А такое! Если ты хочешь обучаться на взломщика проклятий, то тебя должен буду обучать я! А с тобой, шрамолицый, будет отдельный разговор! Чтобы ты запомнил, как переходить дорогу МНЕ, Биллиусу Уизли, работнику банка!

- Нет, не будет! – под подбородок Биллу упёрлись два дула обреза. – Если ты, дубина рыжая, хочешь пораскинуть мозгами на весь переулок, продолжай в том же духе. Я бы не советовал. И то, что ты кичишься на всю округу тем, что ты работник банка, никакой особой чести тебе не делает. Скорее наоборот.

- Но Флёр – моя девушка!

- Флёр ещё ничья. Она сама по себе, своя собственная. Она ещё никому ничего не обещала, насколько я понял. И ни на что согласия ещё не давала. Так что советую сбавить обороты и исчезнуть, пока я не решил проблему радикально. Усёк, долболоб египетский?

- Оказывается, и Рон, и мама были правы. Ты, Поттер, и в самом деле выжил из ума.

- Мне насрать, что они считают. Если ты считаешь так же, соболезнования приношу заранее. Ну что, Флёр, пойдём? – я повернулся к француженке, предложив ей руку.

- Пойдём, Арри! – она прильнула ко мне. Билла это только ещё больше разозлило.

- Ну, тварь лягушачья, шлюха белобрысая! – заорал он. - Мы ещё посмотрим, кто в итоге посмеётся! Ты ещё пожалеешь!

Флёр ахнула и закрыла лицо руками. Я развернулся, перенацелив обрез на пах Билла.

- Чё, кто-то непонятливый? Кому-то что-то мешает? Могу помочь!

- Э, э, полегче, Поттер, ты меня не так понял.

- Как прикажешь тебя понимать, Уизли? Ты, распротак тебя в блудницу вавилонскую, только что в лицо и при свидетелях грубо оскорбил ту самую, о которой совсем недавно заявлял как о своей девушке. По-моему, понятнее некуда. После таких слов она тебя уж точно никогда не простит.

- А…

- Хер на! Канай отсюда, редиска, Навахудоносор, петух гамбургский! Обратно в Египет свой канай, пирамиды копать да дохлых фараонов допрашивать, с ними ты, походу, легче общий язык находишь, чем с девушками. И упаси тебя Бог сделать Флёр что-то плохое. Хоть пальцем её тронешь, узнаю – пристрелю. Лично. Hast du mich verstanden, du bescheißenes Mistvieh [8]?

Билл судорожно закивал.

- Проверим. Вон отсюда!

Старший из Уизли развернулся и, поникнув плечами, поплёлся внутрь здания.

- Вот непонятливый, честное слово… - выдохнул я, убирая обрез и начиная утешать поникшую француженку.

- Арри… Merci… Спасибо, что вступился за меня… - сказала Флёр.

- Не за что, Флёр, - улыбнулся я ей. – Таких, как этот тип, периодически надо ставить на место. По-людски, видимо, не понимают.

- Этот cochon [9] меня замучил за эти дни, - вздохнула вейлочка. – Не даёт даже выйти из кабинета. Вбил себе в голову, что я ему чем-то обязана. Потому я тебя и поп’осила п’оводить меня.

- С огромным моим удовольствием, - мы с Флёр улыбнулись друг дружке. – И ты смотри, если он вдруг опять начнёт так вот руки распускать, мне говори – приеду.

- Конечно, Арри, но я надеюсь, что больше не будет нужно.

- Это не только его касается. Будет кто тебе такие же непристойности говорить – сообщай мне, приду и вразумлю. Хорошо?

- Да, Арри, - снова улыбнулась Флёр. – Я знала, что ты мне поможешь.

- Само собой. Ну что, кажется, оторвались от них, никто не видит? – я достал портоключ из кармана. – Схватись за меня и держись крепче.

Флёр обняла меня, то же самое сделал и я.

- Осторожно, двери закрываются, следующая остановка – Севен Оукс! – я сжал ключ в руке, изображение мигнуло, и, открыв глаза, я увидел небольшой одноэтажный домик на берегу озера в тени семи толстых дубов.

- Всё, кажется, приехали, и дубы, и озеро – всё совпадает… - переведя дух, сказал я. – А вон и комитет по встрече.

- Крестник! Сохатый Младший! – нас уже увидел Сириус. – Давайте сюда!

Терраса возле домика была уже полна народу. Сразу распознал уже знакомых мне Амелию, Тонкс и её родителей, а также Альфреда Гринграсса.

- Чё так поздно?

- Да вот разбираться пришлось по пути. К Флёр приставал Билл Уизли, пришлось послать его куда подальше.

- Правильно сделал, мне братцы-близнецы много чего про свою семью рассказали. Кстати, они уже не Уизли, а Пруэтты, если вдруг кто спросит.

- Всё-таки решились?

- Да, Молли их изгнала, на счастье, в банке об этом уже знали, и род Пруэттов объявлен возрождённым. Скоро подгребут, решают сейчас последние вопросы. Пока же… представляю тебе тех, кого ещё не знаешь.

Рядом с Альфредом стояла женщина средних лет и две девушки в летних платьях, под которыми просматривались неплохие фигурки. И мне пришлось прятать куда подальше своего, как окрестил сие Бродяга, «внутреннего Мародёра», ибо ухватиться у девушек явно было за что.

- Это семья Гринграсс, Альфреда ты знаешь, а это его супруга Джулия и дочери Дафна и Астория. Дамы, это мой крестник и наследник Гарри Поттер.

Жму руку Альфреду, целую руки дамам.

- А мы знакомы, - говорит Дафна. – Пускай и заочно.

- Ещё раз приношу свои извинения за то, что не удалось познакомиться раньше. И представляю Флёр Делакур, выпускницу Шармбатона этого года, памятную вам по Турниру Трёх Волшебников.

- Очень приятно…

Из моих однокурсников по Хогвартсу здесь ещё оказалась только Сьюзен Боунс, жизнерадостная рыжеволосая девушка с милым личиком и большими и выразительными… глазами (даже, хе-хе, больше, чем у Дафны!), которую привела с собой Амелия. Старшее поколение оказалось представлено также Аластором Грюмом, образ точь-в-точь по воспоминаниям, раньше времени постаревший мужик с деревянной ногой и волшебным глазом, вставленным взамен выбитого. Амелия, помимо того что появилась сама, привела с собой также нескольких своих подчинённых, в преданности которых, по её словам, у неё не было сомнений. Назвались новоприбывшие Кингсли Шеклболтом, Стивеном Праудфутом, Дэвидом Роджерсом и Эммелиной Вэнс.

Чуть позже прибыли и Фред с Джорджем, известившие всех о перемене своей фамилии с Уизли на Пруэтт.

- Ну что, похоже, собрались все, - сказал Сириус, едва близнецы заняли своё место за большим столом. – Ещё мы приглашали Августу Лонгботтом, но ей нездоровится, поэтому прибыть не смогла. Так что можно начинать. Как вы все знаете, совсем недавно, стараниями моего крестника Гарри Поттера и моей невесты Эми Боунс, я получил полное прощение на суде. Но когда я стал разбираться в делах своего рода, а заодно и рода крестника, коль скоро до совершеннолетия Гарри опекаю я, то вскрылись весьма нелицеприятные обстоятельства.

- Это какие? – удивился Шеклболт.

- Вы все подписку давали, поэтому не разболтаете. Как оказалось, наш уважаемый директор, на словах разглагольствуя о законности, порядке и доброте, на самом деле ничем не лучше своих извечных оппонентов. И это он стоит за тем, что пересмотр моего дела затянулся настолько надолго. Более того, пользуясь моим беспомощным положением, он присвоил себе право на опеку моего крестника, и на этих правах практически безнаказанно воровал из его родовых хранилищ. А его самого держал в темноте и неведении, и условия этого содержания были примерно такими же, как и у меня. Если бы не счастливая случайность, так бы продолжалось ещё неизвестно сколько.

- Не только вас он держал в неведении, - встала Амелия. – Следующей в очереди на опеку над Гарри по завещанию Джеймса и Лили была я, но я понятия не имела, куда же делся мой подопечный. Мои запросы натыкались на какую-то стену, выставленную всё тем же Дамблдором – «он в безопасности».

- Ага, безопасности, её самой, - пробурчал я. – Что в школе, что дома покоя не давали.

- Объясни, Гарри, что ты имеешь в виду? – спросила Джулия Гринграсс

- Охотно объясню. Дамблдор из низменных побуждений определил меня на постой к, как он заявлял, моим «ближайшим родственникам» в лице сестры моей покойной матери, её супруга и сына.

- Что за чушь! – вспыхнули одновременно Джулия и Эммелина Вэнс. – Он отправил тебя к Петунии? Лили никогда не отзывалась хорошо о сестре!

- Ну вот, а эти, по его словам, «любящие родственники», ни её, ни меня не то что не любили – ненавидели открыто и вопиюще. И они очень многое сделали, чтобы превратить мою жизнь в ад. Подробности, если кто пожелает, расскажу отдельно, не здесь о них упоминать. Добавлю лишь, что жизнь школьная не очень отличалась по комфорту от внешкольной. Того же Малфоя хватит с лихвой. Ну и в качестве вишенки на торте будет воплощение обратно в жизнь кумира «чистокровных» по прозвищу Волчья Морда или как его там… Список приглашённых на церемонию воплощения могу хоть сейчас представить, сплошь и рядом, как сейчас принято говорить, «достойные члены магического общества».

- Я видела этот список, - поддержала Амелия. – И он поразительно совпадает с розыскными списками Аврората за ту войну. Специально сравнивала. Министерство же и Фадж первый среди них продолжает успокаивать людей, что ничего страшного не произошло.

- Ну-ну, - проскрипел Грюм. – В прошлый раз тоже поначалу «ничего не происходило». Вот только когда они вышли наружу, то очень многие из нас заплатили своими жизнями, чтобы остановить эту змеерылую тварь.

- Мы предлагаем действовать на опережение, - взял слово Бродяга. – Пока наше доблестное министерство спит и ни о чём предпочитает не думать, «чистокровные» медленно начинают наглеть и кивать на свою большую силу, а Дамблдор продолжает строить какие-то хитрые планы, непонятные никому, кроме него самого, предлагаем выступить против них всех. Фаджа в расчёт можно не принимать, это пешка в кармане у Малфоя. А вот Змеерылый и Седобородый суть наши враги явные, с ними и будем бороться.

- Каким образом? – недоумевая, встал Шеклболт. – Их намного больше!

- У нас есть хорошая идея – обратиться за помощью к опыту большого мира. Там, за неимением магии, преуспели в создании и совершенствовании огнестрельного оружия. Ты вспомни, Эми, сколько раз оно и нас выручало.

- Ты прав, Сириус. Только ведь мы применяли его только как крайнее средство самообороны.

- А теперь будем применять как средство наступления. И истреблять последователей Змеерылого одного за другим. С дальних расстояний, о которых они сами не подозревают.

- Это как? – не понял Праудфут.

- Есть способы, - говорю. – Существуют тяжёлые снайперские винтовки пятидесятого и даже большего калибра, бьющие на милю и дальше. Существуют гранаты, которые летят в цель сами и способны при попадании в дом превратить в фарш всё его содержимое. Существуют пулемёты, выпускающие до семисот пуль в минуту и способные нафаршировать наших недругов свинцом раньше, чем те успеют вытащить палочку. Если переложить на понятные магам термины, то это всё усовершенствованные разновидности Убивающего заклятия, доработанные под конкретную необходимость. И это всё только ручное оружие, о технике я ещё даже и не говорил.

- А там что, ещё что-то?

- Ну вот, как Вам понравится, например, способ одной бомбой стереть с лица земли весь Лондон и всю прилегающую к нему территорию?

- Такое существует в природе?

- Существует, и стоит на вооружении у нескольких крупных государств, таких, как Россия или США.

- Невероятно! Невозможно! – послышались голоса.

- Увы, друзья мои, это очень даже возможно, - сказал Сириус. – Последнее время я изучаю этот вопрос, и хотел бы продемонстрировать вам кое-что…

На стене дома висел большой экран. Мы с Бродягой включили в сеть видеомагнитофон с проектором. Я зарядил заранее заготовленную кассету, и вниманию собравшихся предстал фильм о возможностях оружия из немагического мира. Впрочем, смотрели его не все, девушкам это было неинтересно.

- Ладно, крестник, иди. Дамы скучают, - подмигнул мне Сириус, показывая на девушек, отошедших поближе к воде. – Развлекай девчонок, а старших я уж постараюсь убедить и сам. Присматривай там себе, ну ты понял.

- Всё-таки не остался? – удивилась Флёр.

- Мы с Сириусом сие кино и выбирали, так что я уже всё это смотрел. С вами интереснее будет.

- Ой ли? – скептически усмехнулась Дафна.

- Именно что. Сейчас разведём костёр да будем песни петь. Гитару я прихватил, и магнитофон тоже.

- Гарри Поттер – и вдруг умеет играть на гитаре? – удивилась Сьюзен.

- А что такое, Сью? На мне, как ты видишь, узоров нет, и цветы не растут, и такое занятие мне вроде как тоже не противопоказано.

- Кто бы мог подумать, - снова хмыкнула Дафна. – В книжках, которые читают детям, из тебя что только ни рисуют.

- Вот если честно, понятия не имею, что и кто там обо мне рисует. Ни одной не читал.

- И правильно делал, такое впечатление, что их Локхарт писал.

- Может быть, и писал, у него уже не спросишь.

- В самом деле, - улыбнулись все четыре девушки сразу. – Кажется, нам сегодня явился совершенно новый Гарри Поттер. Каким мы его ещё не знали, - подытожила Дафна.

- А ведь мы и впрямь хотели к тебе подойти поближе, - поддержала Сьюзен. – В смысле, в школе. Но, как ни пыталась я, всё время натыкалась на Грейнджер.

- А мы с Тори – на Уизли. На четвёртом курсе он умудрился оскорбить нас целых двенадцать раз на двоих.

- Ну, девчата, в этот раз, думаю, никаких препятствий не будет. Потому что этим моим бывшим друзьям я не так давно устроил грандиозный разнос и послал их обоих туда, куда при дамах не говорят. Судя по последствиям, вон, Флёр помнит сегодняшнюю беседу, возвращаться оттуда, куда я их послал, равно как извиняться за своё отвратительное поведение они не намерены. Ну что, им же хуже.

- Это каким последствиям? – удивились одновременно Флёр и Сьюзен.

- А вспомни, Флёр, когда я тебя сегодня забирал, старший Уизли упоминал слова Рона про то, что я-де сошёл с ума. И мамаша их горластая выгнала из семьи Фреда с Джорджем за то, что не порвали с нами.

- Ну, с их точки зрения ты, может быть, и сошёл с ума, - усмехнулась Сьюзен. – Но с нашей, - она переглянулась с Дафной и Флёр. – С нашей, кажется, всё наоборот.

- Вот именно, - поддержала Дафна. – Иначе мы бы тут попросту не собрались. Уизли, прошу простить мой французский, на дерьмо бы изошёл от вида нашей компании. Гриффиндорец, хаффлпаффка, две слизеринки, а одна вообще выпускница Шармбатона. В Хогвартсе такое невозможно в принципе.

- Никогда не говори «никогда», Дафна, - отвечаю ей. – Потому что и там лично я намерен продолжать в том же духе. Кому не понравится, могут хоть заупокойную сами по себе заказывать.

- Многих отпевать придётся, - покачала головой Дафна. – У нас на факультете где-то три четверти таких, если не больше.

- Всему своё время. Найдём мы и на них управу. Ну да хрен с ними со всеми, у нас каникулы или где? – я потянулся за гитарой.

- Ну, наконец-то! – просияли девчонки. – Мы уже сомневаться начали.

- Сомневаться во мне? Этого делать не нужно! – широко улыбнулся я им всем, ударил по струнам и запел песню, наверняка неведомую здесь, но хорошо памятную мне по прежней жизни:

О, прекрасная даль, поглотившая небо,
Облака, как к любимой, прижались к земле,
Где ты и я под простой, да нескошенной крышей
Ищем друг в друге тепло…
Что нам ветер,
Да на это ответит,
Несущийся мимо,
Да сломавший крыло,
И, упав между нами,
Так недолго любимых,
Разбил он объятия,
Как простое стекло… [10]

Девчонки слушали, широко распахнув глаза. В самом деле, подумал я, наверняка ведь для них Гарри Поттер с гитарой – всё равно, что внезапно залаявший кот.

- Странная песня какая-то, - задумчиво сказала Дафна. – Хотя я немного поняла, о чём ты.

- Тонкс что-то похожее часто напевает, - добавила Сьюзен. – Доводилось слышать у тёти на работе.

- А ещё что-нибудь есть? – спросила Флёр. – Такое, чтобы потанцевать.

- Насчёт потанцевать – это сейчас магнитофон включим.

Вытащил первую попавшуюся кассету, вставил, включил… и над озером разнеслась разухабистая мелодия. После проигрыша хорошо известный всему Советскому Союзу голос запел:

Чырвоная ружа, не стой на дарозе,
Не стой на шырокай, хто йдзе – той ламае,
Не стой на дарозе, чырвоная ружа,
Хто йдзе – той ламае, хто йдзе – той сшыбае…
За што, за што ядкое дзiва?
За тое, за тое, як ты красiва!
За што, за што ядкое дзiва?
За тое, за тое, як ты красiва… [11]

Первой, кто уловил мотив песни, оказалась, конечно же, Флёр – у вейлочки это чувство, наверное, было врождённым. Впрочем, на следующей песне, каковой оказалась «Моя любовь на пятом этаже» группы «Секрет», плясали уже все четыре девушки, да и я не отставал. И так мы беседовали, пели и танцевали вокруг костра достаточно долго, девушки вошли во вкус, да и кто бы я был, чтобы им отказывать? Так что Сириус, а вместе с ним и все остальные, когда пару часов спустя закончили беседы и совещания и вышли на улицу, были немало удивлены открывшемуся зрелищу. На берегу озера ярко горел костёр, вокруг него танцевали парень и четыре девушки, и достаточно громко разносилась музыка:

…Зайди в телефонную будку,
Скажи, чтоб закрыли дверь
В квартире твоей,
Сними свою обувь, мы будем ходить босиком!
Есть сигареты, спички, бутылка вина и она
Поможет нам ждать,
Поможет поверить, что все спят, и мы здесь вдвоём!
Видели ночь, гуляли всю ночь до утра!
Видели ночь, гуляли всю ночь до утра! [12]

Но костёр прогорел, музыка стихла, а девушки натанцевались. И только сейчас мы заметили, что на поляне, кроме нас, ещё много народа – все старшие уже завершили свои беседы. Увы, этот тёплый вечер подходил к концу, и гости отбывали по домам.

- Дафна! Астория! – позвал Альфред. – Собирайтесь! Мы отправляемся домой.

- Спасибо за замечательный вечер, - сказала мне Дафна. – Увидимся в школе, и… жду не дождусь продолжения знакомства, - она лукаво мне подмигнула, чтобы потом достаточно крепко меня обнять. Астория последовала примеру старшей сестры, после чего они ушли к Альфреду с Джулией, чтобы парой секунд позже исчезнуть во вспышке портоключа. Таким же образом отбыли и многие остальные.

Сьюзен, которую забирала домой Амелия, тоже оказалась очень довольна вечером.

- У тебя получилось затмить даже Рождественский Бал в Хогвартсе. Там всё было намного скучнее, - улыбнулась она. – Жду не дождусь встречи с тобой в школе. Напиши мне как-нибудь, хорошо?

- Конечно, Сью, напишу обязательно.

В ответ рыжеволосая девушка, покраснев от смущения сильнее собственных волос, несмело чмокнула меня в щёку. Мы обнялись, после чего Сьюзен отбыла домой. На поляне остались только мы с Флёр, Тонкс и Сириус. Девушки, извинившись, удалились в дом поговорить о чём-то своём, а мною занялся Бродяга.

- Ну чё, вижу, девчонки остались довольны.

- Вроде как да.

- То-то же! Бродяга плохого насчёт девчонок не подскажет! – обрадовался крёстный. – Будет не стыдно тебя отправлять в школу в этот раз.

- А у тебя как оно всё прошло?

- Тоже хорошо. Не так зрелищно, как у тебя, но мы обо всём договорились. Фактически дом Блэков создаёт новую коалицию из семей Блэк, Поттер, Пруэтт, Боунс и Гринграсс. Доном избрали меня, Грюма – командиром бойцов, тебе же повторяю поручение командовать младшей бригадой в школе. Братцы Пруэтты тебе в помощь, прикрывай девчонок Эми и Альфреда. Тебе их ещё не раз танцевать придётся.

- Ну-ка, ну-ка подробнее?

- Всему своё время, крестник, всему своё время. Когда-нибудь сам поймёшь, если до сих пор не понял. Между прочим, ты кое в чём нас обскакал, ни один из Мародёров даже помыслить не мог о романтических отношениях с вейлой, а у тебя я их нюхом своим собачьим чую.

- Ты серьёзно, Бродяга?

- Таким родился. Не знаю, о чём они там с Нимфадорой сейчас беседуют, и до чего договорятся, но могу сказать одно – вейлочка от тебя не отстанет, пока своего не добьётся. Как, впрочем, и остальные.

- Я настолько был им интересен?

- Иначе они бы так не завелись. Поверь мне, крестник, я знаю, что говорю! Меня вся школа знала, пока я за Эми не стал ухаживать. Так что, Сохатый-младший, дерзай, и жду сов из школы с описанием твоих похождений! Теперь, кстати, до школы надо будет вас вооружить. Твоего обреза будет мало. Грюм пообещал вывести на нужного человека, который стволами торгует, поедем к нему вместе. До сентября должны успеть.

- Съездим, конечно. А то хер его знает, какой хитрый план попытается провернуть в этом году премудрый директор. Чтобы нам там вшестером для начала, плюс сколько ещё запишется в ряды, не голым задом на этого ежа садиться.

- Ты прав, Сохатый-младший. Кстати, я подумываю о том, чтобы сделать этот уголок нашей летней резиденцией, пока мы не нашли чего-нибудь более тёплого. А то согласись, что дом на площади Гриммо при всём удобстве достаточно мрачен.

- Вот именно. Кстати, если подумаешь приобретать недвижимость в более тёплых краях, могу посоветовать где-нибудь или возле Кубы, или поближе к красному блоку. Этим мы убьём нескольких зайцев сразу. Во-первых, получим удобное убежище там, где власть чистокровных равна нулю и они нас там достать не смогут при всём желании. Во-вторых, будет удобное место для арсеналов нашей Семьи. Красные чистокровных не любят и сами, и с радостью поделятся с нами продукцией своих оружейных заводов, как только мы им скажем, для чего она нам понадобится. Ну и, в-третьих, надо же нам где-то получать полноценный летний отдых? Ты понял, что я имею в виду.

- Сложно не понять, крестник, начинаешь мыслить как настоящий Мародёр. И добыть такое местечко достаточно, кстати, просто. Когда я в прошлом году отъедался после побега с зоны, так отсиживался недалеко от Кубы, мимо моего острова часто проходили корабли красных. Там земля дешёвая, если меня ещё не забыли, то буду говорить по поводу покупки места.

- Вот и поговори. Туда же, кстати, надо будет постепенно вытащить наши капиталы из банка. А то подозрительно мне это, когда фамильные золото-брульянты лежат под присмотром совершенно чужих личностей, явно враждебно нам настроенных. Да и вообще, лучший банк – это консервный. Перетянет гоблинов на свою сторону Волчья Морда, и что? Опять с голым задом на ежа попрём?

- На моей памяти об этом никто из волшебников даже не задумывался. Ты первый, крестник, кто об этом вспомнил. Хотя мысль здравая, пока ты будешь в школе, я этим и займусь.

- Если что, пиши мне, приеду помогать.

- Даже от Дамблдора удерёшь?

- А хрен на него. Я перед ним отчитываться не обязан, что бы он там себе не возомнил. В конце концов, сам он такие правила придумал – пусть сам их и соблюдает. Для меня проблемы семьи важнее, чем школьные, если бы не девчонки, так меня бы там ничего и не держало.

- Быстро учишься, - усмехнулся Бродяга. – Ну чё, крестник, наверное, пора спать. Пойду я комнаты осмотрю, вроде Кричер должен был там постелить, потом позову.

Сириус ушёл в дом, откуда вышла Тонкс.

- Флёр мне рассказала, как ты отшил Билла, - сказала Тонкс. – Не могу не одобрить, эта семейка мне и самой-то в школе не нравилась. Помню, ко мне Чарли клеился, это второй их братец, так с ним вообще было невозможно общаться, кроме драконов, ни о чём другом был неспособен говорить.

- Ну да, не очень хороший способ развлечь девушек.

- Ты прав, у тебя это сегодня получилось лучше. Хоть меня сегодня Амелия и заставила сидеть на этой беседе, а я всё же украдкой смотрела, как вы там отплясываете. В следующий раз не отвертишься, пока мне что-нибудь не споёшь. Очень мне новые кассеты понравились.

- Спою, конечно, хочешь песен – их есть у меня, - мы с Тонкс улыбнулись друг дружке.

- Ловлю на слове! Но это уже в другой раз, сегодня я на Гриммо поеду ночевать.

- С чего бы вдруг?

- Мне завтра на дежурство с утра пораньше, увы, до отпуска мне ещё далеко.

- Жаль, а то можно было бы устроить продолжение банкета.

- Ещё успеем до сентября.

- Так и не только до сентября, в любой выходной можем договориться, я и со школы сбегу, что там делать. И остальных с собой прицепом притащу, кто там из наших будет.

- Подумаем. Так что на следующих выходных мы с тобой повторим, чем ты сегодня занимался. В дом зайдёшь, ходи тише, Флёр спит в одной из комнат, я дяде Си уже сказала. А мне пора, - Тонкс широко зевнула, поцеловала меня в щёку, обняла и отбыла на площадь Гриммо. А я прошёл в дом. Заглянув в одну из спален, увидел мирно дремлющую на кровати вейлочку. Укрыл её одеялом, постоял рядом, любуясь её красотой, после чего вышел, бесшумно закрыв дверь и отправился спать и сам.

На следующее утро встал, как ни странно, на рассвете, Вышел, пытаясь никого не разбудить, и долго сидел на берегу.

Кто-то подошёл сзади и коснулся моей руки. Оборачиваюсь – Флёр.

- Доброе утро, Флёр! Как выспалась?

- Доб’ое ут’о, Арри! Спасибо, выспалась очень хо’ошо. Спасибо за вче’ашний вече’, я давно так не танцевала.

- Не за что, Флёр. Если захочешь ещё – тебе только попросить.

- Буду иметь в виду, - широко улыбнулась француженка. – П’оводишь меня? А то мне ско’о на ‘аботу.

- Само собой, не хочу я тебя одну оставлять.

- А я уже не одна, Арри. Я с тобой, и я это чувствую.

Я вопросительно посмотрел на вейлочку.

- Мы, вейлы, можем заглянуть в душу тем людям, с кото’ими общаемся. Вче’а я гово’ила с тобой, и видела, что тебе очень не хватает любимого человека.

- Что есть, то есть, Флёр, ты права. Было дело, было, раскрыла ты меня.

- Ну вот, - загадочно улыбнулась она. – Я поста’аюсь стать нужной тебе, Арри. Ты только пе’естань бо’оться сам с собой, - подытожила Флёр, поднимаясь на ноги. – Пойдём?

И мы пошли, я проводил её до её квартиры и снова попросил сообщать мне, если ещё какой-нибудь хмырь наподобие Билла вздумает к ней приставать.

- Обязательно напишу тебе, - ответила Флёр. – И жду п’иглашения на следующий ‘аз, - она подмигнула мне. – Было очень весело. Спасибо тебе.

- Тебе спасибо, Флёр. За замечательную компанию.

Вместо ответа она потянулась ко мне, и мы впервые поцеловались. Когда же стало не хватать воздуха, вейлочка разомкнула объятия, снова прошептала мне: «Merci» и исчезла за дверями своей квартиры. А я отправился обратно. Сириус, увидев меня, только понимающе хмыкнул. А я весь остаток дня сидел и размышлял, что же это всё было. В чём причина такой реакции Флёр? И что она хотела мне сказать?

______________________________________
[8] Ты меня понял, сраная скотина? (нем.)
[9] Свинья (франц.)
[10] ДДТ «Ветер» (сл.и муз. Ю.Ю.Шевчук)
[11] Песняры «Чырвоная ружа» (сл. народные, муз. В.Г.Мулявин)
[12] Кино «Видели ночь» (сл.и муз. В.Р.Цой) Часто исполняется также ансамблем «Здоб ши здуб»



Бобруйск таки существует!

Сообщение отредактировал Bobruin_UZ - Пятница, 28.04.2017, 01:55
 
ХеорДата: Пятница, 28.04.2017, 11:50 | Сообщение # 18
Химера
Сообщений: 493
« 68 »
Ну, покаместь вродь забавно.
Нужно больше разнообразия колдунства гг.

Вот что непонятно, а откуда гг немецкий знает? В прошлой жизни учил? И на каком языке он поёт?



 
Bobruin_UZДата: Пятница, 28.04.2017, 13:24 | Сообщение # 19
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Немецкий язык Гарик учил в прошлой жизни, плюс немецкие ругательства хорошо представлены в "Похождениях бравого солдата Швейка".

Все песни поются на том же самом языке, на каком написаны. Слушаем же мы тех же "битлов", никому и в голову не приходит переводить. Так что пускай англичане и наших Шевчука или Мулявина в оригинале послушают, для них это - примерно то же самое, что для нас англоязычное.



Бобруйск таки существует!
 
ХеорДата: Пятница, 28.04.2017, 13:28 | Сообщение # 20
Химера
Сообщений: 493
« 68 »
Цитата
никому и в голову не приходит переводить

Ещё как приходит, хе. Вон сколько в антернетах переводов разныех песен, некоторые их ещё и исполняют.

Цитата
Гарик учил в прошлой жизни

Стоит это как-то обозначить, наверно.



 
Bobruin_UZДата: Суббота, 29.04.2017, 18:54 | Сообщение # 21
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Итак, пейринг начинает понемногу определяться. Однозначно в списке будут присутствовать Тонкс, Флёр, максимальная вероятность - Сьюзен, Дафна, Астория. Вероятность появления каких-то других подруг пока мала, но и не исключена совершенно.

Тем временем закончена пятая глава, где вновь созданная Семья вооружается, а Дамблдор получает неприятный сюрприз.



Бобруйск таки существует!
 
Bobruin_UZДата: Суббота, 29.04.2017, 19:04 | Сообщение # 22
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Глава пятая. Человек с ружьём

Под рукой тёплый руль,
А педали и ствол под ногами,
И под боком страна,
Мне плюющая пулей в лицо,
Затопить бы её,
Эту землю сухую слезами
Тех, кто здесь потерял
Своих братьев, мужей и отцов…

Александр Розенбаум «Дорога длиною в жизнь»


Бродяга своего обещания не забыл, и вскоре после того самого вечера, на котором решались чьи-то судьбы (а, может, и моя тоже?), мы выехали на контакт с оружейником, на которого вывел Грюм.

- Моё имя Патрик О’Рурк, - представился тот после обмена условленными фразами.

- Сириус Блэк, а это мой наследник Гарри Поттер, - ответил Бродяга.

- Мой старый приятель передавал мне, что вы собираетесь навести в вашем мире большой шухер.

- Так и есть. Прогнившая аристократия нуждается в серьёзной зачистке.

- Неужели и до англичан это, наконец-то, дошло?

- Как видите, мистер О’Рурк.

- Как вы относитесь к воссоединению Эрина и Ольстера?

- Более чем положительно, - ответил я. – Ирландский народ должен жить в одной стране. Если британские аристократы этого не видят, им же хуже.

- Значит, у нас с вами, господа, общие интересы. Хорошо, я помогу вам. Прямо сейчас у меня ничего нет, но вот через неделю буду ждать вас вот здесь… - он отметил на карте место, куда нам следовало подъехать. – Пароль – «Единый Эйре», не забудьте.

Через неделю он на самом деле ждал нас.

- Вот, смотрите, что есть, - предъявил он товар. – О ценах, если что заинтересовало, договоримся.

Выбор был вполне себе приличный. К сожалению, советского оружия по понятным причинам ирландцу добыть не удалось, но вот германское оказалось представлено достаточно широко.

Мне уже доводилось читать оружейные справочники этого мира, которые поражали наличием оружейных систем, в мире прежнем не существовавших. Так, к примеру, раздел СССР, помимо автомата Калашникова, здесь был представлен рядом иных уникальных систем, да и сам АК в модернизированной версии образца 1977 года, оказывается, делался не под калибр 5,45 мм, как это было у нас, а под немецкий винтовочный патрон на 7,92 мм. У немцев обнаружилась ещё более модифицированная версия, под названием «Штурмгевер-89», только что принятая на вооружение ННА. Плюс к тому в этом мире немцы не стали заморачиваться с копированием советского оружия, а попросту оставили на вооружение с войны свой пулемёт MG42, каковой со временем, периодически модифицируясь, наравне с советским ПКМ (калибры-то единые!) стал штатным вооружением всего блока коммунистических стран. Вот эти-то пулемёты, под названием MG42/79, и лежали в кузове грузовика с оружием, представленным нам на выбор.

Снайперская винтовка Драгунова здесь вместо старого русского патрона делалась под другой, более мощный патрон калибра 9 мм. А следующим уровнем были уже тяжёлые винтовки, под калибр 12,7, а то и 14,5 мм. Ими Бродяга заинтересовался отдельно.

- Насколько далеко бьёт?

- На полторы мили достанет. Вам хватит, мистер Блэк. Патрон мощный, человеку одного попадания хватит.

- А есть реактивное оружие? – спросил я.

- Что Вы имеете в виду?

- Гранатомёты, к примеру.

- Это есть, но не здесь, увы. Я не подумал, что Вам может понадобиться.

- Нам как раз понадобится. Выжигать дома наших недругов вместе с обитателями будет очень кстати. Поверьте нам, мистер О’Рурк, нам придётся иметь дело примерно с тем же человеческим дерьмом, которое ваши ребята уничтожают всеми доступными способами. Просто всего лишь разницы, что эти умеют лучше маскироваться.

- Здесь Вы правы, мистер Поттер. Мистер Грюм говорил мне похожие вещи. Через две недели я ожидаю посылку из Германии, там должно быть что-то похожее. Сейчас же вы планируете что-то покупать?

- Конечно, планируем, - ответил Сириус. – Для начала десяток штурмовых винтовок, две обычных и две тяжёлых снайперских, три ящика гранат и по ящику патронов на ствол.

- Ещё не забывай, Бродяга, нам через полмесяца нужно будет оружие для работы в коридорах. Типа американского пистолета-пулемёта Томпсона, германского MP-40 или их аналогов, - пояснил я для ирландского агента.

- И такое оружие у нас тоже имеется. Томпсонов у нас хватает ещё с войны, кое-что даже ни разу не стреляло. Попадало к нам за счёт американской помощи, хотя Ирландию напрямую они и не снабжали.

- Это как попадало?

- Обыкновенно, мистер Поттер. Американцы снабжали оружием англичан. На английских пароходах хватало ирландцев, да и среди докеров их было не меньше. Как отличить ирландца из Дублина от такого же ирландца, только из Ольстера? Никак. Поэтому мы находили массу способов воровать ящики с оружием не то что со складов, а и прямо с пароходов. Кто установит, что пароход с командой из одних ирландцев, пусть даже под английским флагом, как бы невзначай зайдёт на разгрузку в ирландский порт? Никто. Из лайми [13] на таких кораблях, как правило, был только капитан, но он не отказывался от солидной суммы в британских фунтах и молчал как рыба. Немецкие субмарины такие корабли не трогали – у кого-то из наших были связи в Берлине. И даже потом, когда кончилась война, и красные прибрали к рукам Германию, они попросту оставили в силе все прежние договорённости с нашим сопротивлением. Так что, господа, нам грех жаловаться! – оскалился ирландец.

В итоге мы уезжали оттуда, нагруженные ящиками с оружием и патронами к нему, договорившись до начала сентября закупить ещё партию оружия и снаряжения. Судя по маркировкам на ящиках, «штурмгеверы» попадали на Зелёный остров почти что прямиком с заводов в ГДР. Вот молодцы, это я понимаю – система. Похоже, здесь ирландцы всерьёз готовятся выгнать англичан со своего острова и ждут, как говорится, только сигнала «три зелёных свистка» или чего-то наподобие.

Известия из большого мира, впрочем, радовали не меньше. Не успел недавно избранный президент Франции Жак Ширак заявить о готовности Франции следовать евроатлантическим идеалам, главный его оппонент Жан-Мари ле Пен в ответ заявил, что Франция за годы следования этим идеалам оказалась у разбитого корыта, не ведая такого позора со времён немецкого нашествия. Пятая Республика в очередной раз запуталась в парламентских и не только бурных дискуссиях, выплёскивающихся на улицы и площади, и оказалась на грани краха. В южных департаментах от Женевы и Лиона до самой Каталонии полиция не успевает разгонять выступления так называемой «Республики Окситания». Испанцы, ещё в Гражданскую войну лишившиеся Каталонии, теперь имеют кучу проблем с басками. Итальянцы же, которым очень повезло попасть в красный блок, додавливают на Сицилии и Сардинии последних мафиози, в открытую облизываясь на Корсику.

Другие части света радовали не меньше. Корейский председатель Пак Ён Сам (видимо, никакой династии Кимов здесь нет и в помине, как и Южной Кореи) в очередной раз напомнил японцам о недопустимости пролётов японской авиации вблизи корейских вод. Китайцы всех мастей режут и убивают друг друга на огромном пространстве от Великой Стены и до границы с Вьетнамом. Похоже, что там не случилось ни Председателя Мао, ни «культурной революции», ни «большого скачка», если на территории Китая, включая Тайвань, находятся на данный момент целых тридцать шесть республик, диктатур и империй различной степени самостоятельности. При том, что Манчжурия, Монголия и Синцзян, бишь советский Восточный Туркестан, от этого беспредела избавлены благодаря нахождению в составе СССР.

На Ближнем Востоке поддерживаемый Советским Союзом Израиль в очередной раз сцепился с Египтом, и израильские «Меркавы» и Т-72, не встречая сопротивления, форсировали Суэцкий канал и идут на Каир. Египет же бессилен что-либо предпринимать, ибо никакие подкрепления не могут проскочить мимо советских ракет, поставленных в Греции и простреливающих насквозь всё Средиземное море. Попытки же англичан отправить в Александрию один из трёх оставшихся у них авианосцев напоролись на пролетевший мимо одиночный Су-24 с красными звёздами, после чего корабль Ея Величества «Инвинсибл» драпал полным ходом без остановки от меридиана Эль-Аламейна до Гибралтара, на ходу стирая измаранные подштанники доброй половины команды. И хорошо ещё, что самолёт был одиночный и встретил англичан заранее – пройди они дальше, самолёты, конечно, остались бы теми же самыми Су-24, но их было бы намного больше и звёзды на крыльях у них были бы синими и шестиконечными. Вместо израильских «сушек» могли также появиться действующие из Греции и Сирии советские Ту-22, и исход был бы ещё более печальным для Королевского флота.

В Америке же передовые отряды Конфедерации влезли на юг штата Калифорния, где вот уже который месяц подряд ярким факелом полыхает Лос-Анджелес. Белое население северных штатов массово бежит на Юг, ибо белым янки, как ни крути, всё же надоело постоянное ущемление их прав в пользу небелых. Негры, в свою очередь, столь же массово бегут с Юга на Север, ибо новый конгресс конфедератов в их отношении руководствуется идеями товарища Дэвиса и других его сподвижников. В Аляске и на Гавайских островах и того хуже, там вовсю бурлят страсти по поводу того, куда пойти и к какой стране присоединиться. Тихоокеанский флот США не в силах на это повлиять, ибо матросы и офицеры массово дезертируют в зависимости от предпочтений – Юг или Север.

Советский Союз, к великому возмущению английской прессы, вместо того чтобы поддаться соблазну учинить то же самое, что и остальной мир, нещадно истребляет у себя в стране националистов и экстремистов всех мастей. И, как с горечью отмечали английские газеты, многие «либеральные экономисты рыночного толка» с очень памятными по прошлой жизни фамилиями вместо особняков на Рублёвке получили место на нарах в зонах на Колыме, где – о ужас! – русские комиссары заставляют заключённых заниматься физическим трудом. Именно последний пункт возмущал британских журналистов больше всего. И ничего, что результатом этого физического труда явилась недавно законченная здесь железная дорога до станции Магадан…

Весь оставшийся август я не терял из виду ни Сьюзен, ни обеих сестричек Гринграсс, переписка с которыми, начавшись вскоре после того самого вечера на озере, вовсю продолжалась. Все три моих новых подруги с нетерпением, прямо-таки чувствовавшимся даже сквозь тексты писем, ожидали встречи в школе. Ну что ж, сентябрь уже скоро, а там буду их ловить…

Тонкс таки сдержала свою угрозу насчёт музыки и песен, и на следующие выходные мы организовали такой же музыкальный вечер на берегу озера, на который позвали и Флёр. Правда, вечер пришлось сократить из-за капризов погоды, потому что внезапно полил проливной дождь, мелкий, осенний, мы втроём практически моментально промокли до нитки. Пришлось убегать в дом, сушиться, отогреваться и продолжать уже там. И там же Тонкс впервые поцеловала меня по-настоящему.

Не отрывалась от меня и Флёр, которая достаточно часто просила встречать её с работы. Видимо, сии встречи возымели эффект, ибо замеченная мной поначалу рыжая башка Билла Уизли при виде меня с обрезом ружья очень быстро исчезала в коридорах банка, а числа так двадцатого вейлочка сообщила, что её рыжий мучитель перевёлся работать обратно в Египет. Впрочем, ухажёров-прилипал в «Гринготтсе» с исчезновением одного из них отнюдь не убавилось, так что наши встречи продолжались, и поцелуи раз за разом становились всё глубже. Никаких слов мы не говорили – всё было ясно и так.

Перевод Билла в Египет повлёк за собой прилетевший рано утром двадцать шестого конверт-крикун от миссис Уизли. Мы с Бродягой и Тонкс чуть чаем не подавились. Плевавшаяся ядом крикливая мадам, не стесняясь в выражениях, расписывала мне, какие кары небесные она обрушит на мою голову, а заодно на головы Сириуса Блэка и всех, кто ещё может быть к этому причастен, поскольку исчезновение Билла, оказывается, на нашей совести. Вслед за этим прилетели газеты большого мира, прочитав их, я сложил два и два, и всё стало понятно. Как выяснилось, Билл прибыл в Каир за день до входа в город частей ЦАХАЛ. Израильтяне же, по-видимому, с населением взятого города не церемонились. Как и с обнаруженными там британско-подданными. Как мы узнали значительно позднее, в ночь того же дня перед падением Каира израильские бомбардировщики вместе с центром города разнесли по камешку весь тамошний магический квартал, поэтому погибших и пропавших без вести попросту никто не учитывал.

За оружием мы ездили ещё раз, в этот раз с нами была и Тонкс, заинтересовавшаяся пистолетами для самообороны. Ей, помимо пистолетов, достался ещё и «Томпсон». Я же забирал с собой в школу свой обрез, а в багаже, уменьшенном стараниями Бродяги, лежало по нескольку «Томпсонов» и пистолетов «Кольт», всё это с солидным запасом патронов, а также ещё парочка зелёных ящиков, содержимое которых должно было стать сюрпризом для всей школы. Фред и Джордж также ехали в школу, нагруженные по максимуму аналогичным грузом. У них до кучи также лежал в багаже разобранный пулемёт MG42, должный стать основным оружием поддержки в нашей бригаде. В нормальных условиях для перевозки всего этого был бы нужен отдельный грузовик, но, увы, добыть что-либо подходящее у Сириуса пока не получалось, а багажного вагона в «Хогвартс-Экспрессе» не было.

Перед отбытием в школу очень порадовали свежие новости из немагической прессы. Как оказалось, двадцать девятого августа очередной «гениальный менеджер» и руководитель ещё одной «многообещающей корпорации» и «примера для подражания в ведении бизнеса» под названием «Майкрософт» Билл Гей(тс-с-с-с-с!) был обнаружен мёртвым у себя на вилле в Калифорнии. Вскрытие показало, что «менеджер» и «гений» словил в спину достаточно длинную очередь из пулемёта, из трупа полиция достала три десятка пуль, по калибру которых в 7,92 миллиметра определили гэдээровский MG42, штатное оружие Национальной Народной Армии. Какое жестокое самоубийство, не находите?

Всё это время Бродяга периодически куда-то пропадал, отговариваясь, что «по делам», предоставив особняк в Севен-Оукс, новую летнюю резиденцию Блэков, в моё распоряжение. А вот двадцать восьмого он обрадовал меня неожиданными новостями.

- Слушай, крестник, как ты относишься к тому, что мы Сопливуса поймали?

- Вы поймали Снейпа?

- Да, Грюм и Роджерс неделю назад подловили его выходящим из Лютного переулка. Мы с Эми его допросили, накачав зельем правды. Такое рассказал, даже у меня уши в трубочку свернулись. Потому-то мы тебя и не звали на допрос. Показания все записаны, и даже проведено заседание суда. Чтобы не звать старика, пришлось ещё раз заплатить Фаджу, поэтому материалы дела до поры наружу не выплывут.

- Так о чём он рассказал?

- Его руки в крови твоих родителей не меньше, чем у Хвоста. Это он был инициатором мести Джеймсу, подговорив Змеерылого напасть на ваш дом. Это он убил брата Эми, выпустив «Аваду» ему в спину. И это он планировал в наступающем году разделаться уже с тобой. Он, к твоему сведению, великий мастер по части изнасиловать чей-нибудь разум, причём это в его случае вовсе не фигура речи. От Пожирателя сложно было ожидать чего-то другого.

- Ну, этот ублюдок никогда не будет хорошо к нам относиться.

- О нём уже позаботились, крестник. Проблемой для тебя он больше не будет. А вот Дамблдору мы устроим небольшой сюрприз. Обо всём ты узнаешь наравне со всеми первого числа.

И вот настало первое сентября. Бродяга в компании с Тонкс отвезли меня на вокзал.

- Давай, Сохатый-младший, до встречи! Ждём тебя на Рождество!

- Пока, Гарри! – обняла меня Тонкс, прошептав на ухо: «И я тоже очень буду ждать тебя».

«Я тоже», шепчу ей. И ведь не только по ней скучать буду, не далее как вчера меня точно так же провожала Флёр, со слезами на глазах обещавшая ждать.

Поднимаюсь в вагон, машу рукой Сириусу и Тонкс, они исчезают, чтобы не создавать лишней шумихи. Иду искать купе, наконец, удача мне улыбается, и я натыкаюсь на Сьюзен Боунс.

- Сьюзен, привет! – говорю ей. – Здесь свободно?

- Гарри! Конечно, свободно! Заходи! – девушка улыбается до ушей. Захожу и запихиваю чемодан на полку.

- Что везёшь, что чемодан такой здоровый?

- Учебные пособия, - подмигиваю Сьюзен. Она всё поняла – всё-таки в одних кругах нынче вертимся.

- Мне там найдётся что-нибудь?

- Там для всех наших есть. Приедем – раздам.

- Тётя Эми просила передать, что учитель по Защите в этом году будет наш. Успели в последний момент подать заявку в Совет попечителей. С рекомендациями Боунс и Грюма одобрили без разговоров.

- Повезло. Можно будет наши тренировки пропихнуть как углубленный курс.

- Вот именно, я тоже об этом подумала.

- Начали без нас? – на входе в купе возникли ехидно ухмыляющиеся Дафна и Астория. – Есть тут, где сесть?

- Для вас – само собой, - улыбаюсь им. – Привет, Дафна! Привет, Астория!

- Привет, Гарри! Ну, как отдохнул?

- Отдыхать – не учиться, девчата, и всё равно скучал без вас.

- Мы тоже, - сказала Дафна. – Говорили же мы тебе, что будем ждать продолжения знакомства. Гитару взял?

- Взял, конечно, и магнитофон взял, все кассеты перезаписал. И топор для рубки дров взял, чтобы костёр развести.

Насчёт гитары я не врал. Купил всё-таки сам для себя в один из выходов в Косой переулок, когда ходил встречать Флёр. А то Тонкс наотрез отказалась отдавать свой инструмент, говоря, что самой нужен бывает.

- А что во втором чемодане? Раньше один был и меньше.

- Учебные пособия. Сью уже знает.

- Ах, ЭТИ пособия. Папа что-то про них нам с Тори говорил.

- Вот-вот. Понадобятся в школе. Ещё Фред с Джорджем такой же груз везут. Бродяга их мне в подчинение определил. И поручил вербовку новых сторонников.

- Нас трёх в список пиши сразу. Ещё кого сможем, того уговорим.

- На вас и рассчитывал, девчата.

- Вот-вот, Гарри, мы тебе плохого не посоветуем.

Тем временем откуда-то впереди послышался свист, и поезд тронулся.

- Ну, всё, поехали.

- Поттер! Это всё твоя вина! – в купе нарисовался чумазый Рон, а следом за ним – и Гермиона.

- Чего тебе надо, Уизли? – удивилась Дафна.

- Поттер! Это всё твоя вина! Ты предался Тьме! Из-за тебя мой брат пропал без вести в Каире! А ты тут сидишь, якшаешься с грязными слиз…

Что Рон хотел сказать дальше, истории осталось неизвестным. Потому что я в момент вскочил и упёр обрез ему под нос.

- Слушай сюда, выродок, и потом не говори, что не слышал. Мне глубоко до задницы, что думаешь по этому поводу ты, твои братья или твоя горластая мамаша. Но оскорбления в адрес моих друзей я прощать не собираюсь никому. Так что предупреждение первое, оно же последнее. В следующий раз твои мозги будут на полу. Усёк?

- Ы… - только и смог вымолвить Рон, отчаянно закивав.

- Вот что, убирайся с глаз моих, и прихвати с собой свою подстилку. Я вам ещё месяц назад сказал, куда вам обоим следует пойти и чем там заняться. Вы, судя по всему, извиняться за своё поведение не собираетесь. Так что вон отсюда, пока я не прибегнул к крайним мерам.

Дважды упрашивать Рона было не нужно. Подхватив под руку Гермиону, рыжий клоун вылетел из купе, вереща на весь вагон о том, что-де я выжил из ума, не желая знаться со своими друзьями.

- А о чём он там орал? – переспросила Дафна. – Про брата своего…

- А, это вот о чём. Помните, когда мы впервые собрались вместе, к нашей общей подруге Флёр приставал Билл Уизли, самый старший братец Рона. Мне пришлось его грубо посылать. Так вот, после этого вечера Флёр стала часто просить меня встречать её с работы, чтобы отбить у Билла охоту приставать к ней. Ну и вот, он в итоге перевёлся обратно в Египет, где работал раньше, да вот на этот раз ему не повезло – он приехал туда за день до взятия Каира израильскими войсками и наверняка не успел сбежать оттуда. А у евреев к англичанам давние счёты, ещё с двадцатых годов. Так вот, вслушайтесь в абсурд. Рон обвиняет меня в том, что израильские солдаты разрушили Каир.

- Ах, вот оно что, - подытожила Дафна. – Ну, что бы он ни верещал, в этом твоей вины нет. Не мог же ты отдавать приказы израильской армии.

- В самом деле, - говорю. - Моя фамилия ведь не Ариэль Шарон, - все три девчонки при этих словах расхохотались.

- Ну что, Гарри Шарон, будешь ты нам сегодня песни петь? – сквозь смех спросила Сьюзен.

- Вам – буду, - сам посмеиваясь, ответил я. – Только двери надо запечатать, чтобы незваных гостей больше не было.

- Сейчас сделаем, - ответила Дафна, заколдовавшая дверь. А я тем временем достал с полки гитару, настроил и запел:

Я хотел бы подарить тебе песню,
Но сегодня это вряд ли возможно,
Нот и слов таких не знаю чудесных,
Всё в сравнении с тобою ничтожно.
Нот и слов таких не знаю чудесных,
Всё в сравнении с тобою ничтожно.
И я хотел бы подарить тебе танец
Самый главный на твоём дне рожденья,
Если музыка играть перестанет,
Я умру, наверно, в то же мгновенье…
Ау, днём и ночью счастье зову,
Ау, заблудился в тёмном лесу я,
Ау, и ничего другого на ум,
Ау, ау, ау… [14]

- Всё так же шутишь? – ухмыльнулась Дафна. – Всё те же иностранные песни?

- Уж какие есть, - отвечаю ей. – Какие разучил.

- Не, ничего, хорошая музыка, мы тогда аж заслушались, - редкое зрелище – покрасневшая Дафна Гринграсс. – А мы с Тори потом по всему Лондону искали такие же кассеты. Еле нашли.

- Ну вот, разучите – будем вместе петь на голоса и на «бис». Чем плохо?

- Как мы выяснили, для этого нужно учить русский язык.

- Тоже осуществимо. И полезно, кстати, через море от нас – красный блок, а там русский язык – основной в общении между странами, его там учат все. Не собираетесь же вы всю жизнь просидеть в Англии?

- Конечно, нет! – ответила Дафна. – Хотим посмотреть мир. Да и жить всё же хотелось бы там, где потеплее.

- Ну вот. Так что нет ничего невозможного, девчата. Чему-то я вас научу, чему-то мы все учиться будем, договорились?

- Конечно, - улыбнулись все три моих подруги. – Только ты-то откуда русский знаешь?

- Учебники украл в школьной библиотеке, ещё до Хогвартса. Потом любящие родственнички нашли и спалили, но что-то я усвоить успел, - хоть версия и сильно приукрашенная, а кто и как проверит? Никто и никак…

- Тогда понятно.

- А ещё что-нибудь повеселее есть? – спросила Астория.

- Повеселее? Есть и такое… - снова ударил я по струнам:

Что такое осень? Это небо,
Плачущее небо под ногами,
В лужах разлетаются птицы с облаками,
Осень, я давно с тобою не был,
В лужах разлетаются птицы с облаками,
Осень, я давно с тобою не был…
Осень, в небе жгут корабли,
Осень, мне бы прочь от земли,
Там, где в море тонет печаль,
Осень – тёмная даль!...[15]

Но осенний день течёт быстро, вскоре стемнело, и мы прибыли к Хогвартсу. Не особо скрываясь и украдкой похихикивая, девушки выгнали меня из купе, чтобы переодеться. Минут пять стоял, охранял, обрез наперевес, патроны с картечью в стволах. На наше счастье, никого из доброжелателей мимо не проносило – очень не хотелось начинать учебный год с побоища и мозгов на полу. Время на то, чтобы основательно прополоть слизеринские и не только ряды от «чистокровных» сорняков и пустоцветов, ещё будет.

Выходим, оглядываемся, укрываемся невидимым плащом и украдкой занимаем места в безлошадной карете – как ехали, все вчетвером. Добираемся до замка, а там и до Большого Зала. Перед входом, увы, нам нужно было прощаться. Целую в щёки всех трёх подружек, большего, увы, даже под невидимым плащом себе не позволить, провожаю их взглядом за хаффлпаффский (Сьюзен) и слизеринский (Дафну и Асторию) столы, и со вздохом сам занимаю место за столом Гриффиндора – подальше от Рона и Гермионы, и поближе к Фреду, Джорджу и их подружкам, назвавшимся Анжелиной Джонсон, Алисией Спиннет и Кэти Белл, бишь трио охотниц в квиддичной команде Гриффиндора.

За столом преподавателей не видно Снейпа, и его стул объяснимо пустует, зато вот сидит тут старый знакомый Праудфут, присутствовавший двенадцатого числа на встрече с доном Блэком. Это на него, значит, намекала Сьюзен?

Но вот привели новичков, и сухопарая мадам в остроконечной шляпе – наш декан, Минерва МакГонагалл – провела распределение. Вопли Шляпы я не слышал, погрузившись с братанами в дискуссию насчёт того, как, когда и каким образом устраивать зачистку в «чистокровном» стане. Все списки у нас были – Амелия снабдила. Фамилии тех, кто числился в розыске за события восьмидесятых годов, и кто был оправдан на суде, списывая всё на «Империус» от Волчьей Морды, были на виду, Фред и Джордж знали в школе всё и всех, а поиски конкретного куста сорняков благодаря Карте Мародёров обещали быть лёгкими.

Новички один за другим заняли свои места за факультетскими столами. Появилась и исчезла еда. И снова встал со своего места Дамблдор, чтобы объявить::

- Ну, пока мы все перевариваем еще один чудесный банкет, я прошу несколько минут внимания для традиционных заметок начала года. Первокурсники, запомните: Лес является Запретным для студентов, да и некоторым студентам старших курсов тоже не мешает об этом помнить.

Ню-ню, думаю. Тебя спросить забыли, козлина бородатая. До сих пор, поди, гадаешь да думаешь, каким образом оправдали Сириуса, куда исчез из Литл-Уингинга я и почему так резко послал на хрен своих прежних друзей. За то, что ты сможешь попробовать влезть в мои мозги, я не беспокоюсь, у меня ж на лбу написано, что «а я всегда о бабах думаю». Амелия на пару с Грюмом мне защиту поставили, и увидишь ты там, борода многогрешная, кирпичную стену, на которой синей краской написано матерное слово из трёх букв каждая в метр высотой. Ну, а насчёт того, что из твоих рук ничего брать нельзя, это я и сам догадался. Именно поэтому, когда сейчас ужинали, вместо тыквенного сока обошёлся прихваченной из дому бутылкой минералки. С собой пару упаковок везу, как будет заканчиваться – закажу ещё.

Тем временем директор продолжал и дошёл до представления преподавателей.

- Я счастлив представить Вам профессора Граббли-Дёрг, которая будет вести в этом году Уход за магическими существами. Также я рад сообщить, что должность преподавателя Защиты от Тёмных Сил в этом году согласился занять мистер Праудфут, хорошо известный сотрудник Аврората, заручившийся рекомендацией моего старого приятеля Аластора Грюма.

Все зааплодировали, и мы втроём в том числе. Вот он, значит, наш контакт в школе, заместитель самого Грюма в старшей бригаде дона Блэка. А значит – после первого же урока иду к нему говорить об организации стрелкового клуба под видом «курсов углубленного изучения предмета». Перехватили инициативу у Розовой Жабы – очень хорошо.

- Набор в команды по квиддичу состоится в первые недели сентября. Кто желает играть за свой факультет – прошу обратиться к мадам Хуч. А теперь давайте споём школьный гимн!

Дамблдор поднял палочку, чтобы вызвать слова школьного гимна, но сложившаяся идиллия была грубо оборвана. В Большой Зал влетели два чёрных ворона, несущие какой-то большой свёрток. Они уронили свою ношу прямо на стол директора, громко каркнули и улетели прочь.

Опешивший директор развернул свёрток, оказавшийся засаленным чёрным балахоном, в который была завёрнута большая дохлая рыба.

- Это же одежда Северуса! – воскликнул Дамблдор. – Но что означает эта рыба?

- Это письмо, профессор Дамблдор, - подсказал из-за «зелёного» стола какой-то пацан, по виду итальянец.

- В каком смысле «письмо», мистер Забини?

- Такие письма иногда оставляют друг другу итальянские семьи. На Сицилии такое в своё время было в ходу.

- И что означает это письмо, позвольте спросить?

- Это элементарно, синьор директор. Оно означает, что профессор Снейп уснул вечным сном на дне моря.

_________________________________________
[13] Лайми (Limey), он же лимонник – пренебрежительное прозвище англичан, употребляемое в Шотландии, Ирландии, Германии и других регионах и странах, где Англию и англичан не любят
[14] Александр Розенбаум «Ау» (сл.и муз. А.Я.Розенбаум)
[15] ДДТ «Что такое осень» (сл.и муз. Ю.Ю.Шевчук)



Бобруйск таки существует!

Сообщение отредактировал Bobruin_UZ - Суббота, 29.04.2017, 19:13
 
Beowulf9000Дата: Понедельник, 01.05.2017, 19:03 | Сообщение # 23
Ночной стрелок
Сообщений: 69
« 8 »
оччень понравилось произведение))) жду продолжения)
 
ArianaДата: Вторник, 02.05.2017, 14:23 | Сообщение # 24
Подросток
Сообщений: 2
« 0 »
Я в восторге!С нетерпением и надеждой жду продолжение.
 
ShtormДата: Вторник, 02.05.2017, 16:50 | Сообщение # 25
Черный дракон
Сообщений: 3246
« 196 »
Очень заманчиво и забавно. Остается ждать продолжения


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
ЭНЦДата: Среда, 03.05.2017, 22:30 | Сообщение # 26
Демон теней
Сообщений: 222
« 131 »
СССР прям по миру Морского волка серии книг Влада Савина.


 
ЭНЦДата: Четверг, 04.05.2017, 00:10 | Сообщение # 27
Демон теней
Сообщений: 222
« 131 »
Иллюстрация к фику (не моя)
http://fanfics.me/images/fanart/2016/02/28/1945521456683116.jpg



 
Bobruin_UZДата: Четверг, 04.05.2017, 20:59 | Сообщение # 28
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
ЭНЦ
В тему, очень даже :))) Я бы ещё предложил немножко другую: Гарик с обрезом наперевес вместо палочки (как в "Брате"), поставил ногу на забитую змею, а из-за плеча Гарика высовывается испуганная Флёр в белом платье.

Итак, следующая глава, шестая по очереди, далась довольно тяжело. Изначально я собирался описать в ней целиком первые учебные дни у Гарика. Но, когда глава была уже почти готова, случайно выяснил, что 2 и 3 сентября 95-го года были выходные, а значит, никаких уроков в "Хогвартсе" быть не могло. Пришлось переделывать и добавлять эпизоды, в результате глава разрослась до неприличных размеров и часть её пришлось перенести в следующую, седьмую, которая сейчас пишется...



Бобруйск таки существует!
 
Bobruin_UZДата: Четверг, 04.05.2017, 21:07 | Сообщение # 29
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Глава шестая. Основы низведения

…А он всё бьёт – здоровый чёрт!
Я вижу – быть беде.
Ведь бокс – не драка, это – спорт
Отважных и т.д.
Вот он ударил – раз, два, три –
И сам лишился сил.
Мне руку поднял рефери,
Которой я не бил.
Лежал он и думал, что жизнь хороша:
Кому хороша, а кому – ни шиша…

Владимир Высоцкий «Песня сентиментального боксёра»


Когда до Дамблдора дошло, что именно сотворили неизвестные дарители с его любимым сотрудником, сказать, что он был ошарашен, значит, не сказать ничего. И лично я впервые видел воочию, как выглядит человек, получивший из-за угла удар по голове чем-то тяжёлым. У всех на глазах всесильный и всезнающий директор школы «Хогвартс», известный как величайший маг современности и имеющий перечень заслуг и репутаций длиннее его собственной бороды, изображал сейчас ту самую рыбу, что лежала у него на столе, завёрнутая в балахон упокоенного Северуса Снейпа.

Реакция зала разделилась. Большинство гриффиндорцев, привыкших слепо верить и безоглядно полагаться на гений директора, сами пребывали в ступоре не хуже него. Как ни странно, но похожие эмоции испытывали сейчас и слизеринцы, лишившиеся могучей «крыши» в лице собственного декана, всегда и всё им прощавшего, но сейчас неожиданно для всех пошедшего на корм рыбам.

Какую-то правду насчёт исчезновения Снейпа в Большом Зале знали только семь человек – один преподаватель, трое гриффиндорцев, одна хаффлпаффка и две слизеринки – но они предпочитали хранить молчание.

По мере того, как текло время, а тишину в зале можно было резать ножом, я вглядывался в онемевшее лицо Дамблдора и кое-что понимал. Видимо, столь резкий выход на сцену дона Блэка спутал кое-кому всю игру. В извечном противостоянии Дамблдора и Волчьей Морды, «Света» и «Тьмы», вмешалась третья сторона, выступившая против обеих двух. И такое выступление привело к исчезновению с доски весьма важной для Дамблдора фигуры. Вспоминаю слова Бродяги о том, что покойник при жизни был большим умельцем по части изнасиловать чей-нибудь мозг – уж не с дозволения ли Дамблдора он бы это делал? Ясно ведь, что с дозволения и при молчаливом одобрении всей остальной школы. Прощал же Дамблдор Снейпу и птенцам его гнезда все предыдущие четыре года всё, что можно и что нельзя…

Лично мне пропавшего было не жалко. Вообще. Старый Гарик его и вовсе откровенно ненавидел, в оставшихся от него воспоминаниях Снейп был выкрашен исключительно чёрной краской. То, что уже я услышал от Бродяги, от Амелии и от Грюма, только добавило мазута на сей и без того не слишком светлый образ. Снейп подговорил Волчью Морду напасть на дом родителей Гарика. Снейп убил отца Сьюзен. И Снейп после всего содеянного избежал суда и отсидки, выйдя под честное слово Дамблдора. С «вышки» амнистию получить – где это видано?

Может быть, сам Дамблдор и верил в искреннее раскаяние Снейпа, но едва ли кто ещё разделял его взгляды. Раскаявшийся Пожиратель Смерти – это что-то наподобие утонувшего Буратино, научившихся воевать итальянцев или не берущих взятки депутатов. Тот же Грюм, которому слишком близкое знакомство с собратьями Снейпа по вере обошлось слишком дорого, авторитетно заявлял, что Чёрную Метку Волчья Морда ставит ДОБРОВОЛЬНО, и вступительным взносом для получения таковой должно служить как минимум одно особо жестокое убийство…

Ступор, поразивший студенческое сообщество, стал ещё глубже, когда застывшее лицо директора сначала побелело, затем посерело, он схватился за сердце и, закатив глаза, рухнул на пол.

Прибежавшая на вопли о помощи медсестра никого не утешила.

- Увы, у директора обширный апоплексический удар. Кто бы ни отправлял ему такие посылки, он сыграл с Дамблдором слишком злую шутку.
Тишина взорвалась какофонией.

- Мадам Помфри… он выживет? – спрашивали из разных углов Зала.

- Не буду давать опрометчивых прогнозов, ему сейчас нужен полный покой, - объявила медсестра. – Помогите мне отнести профессора Дамблдора в Больничное крыло. Увы, транспортировки в больницу Святого Мунго он в таком состоянии просто не выдержит. Получать удар в таком возрасте… я удивляюсь, как он вообще ещё жив.

О каком-либо продолжении банкета не могло уже быть и речи. Полуживого Дамблдора подняли на руки и куда-то унесли. Пение гимна накрылось само собой, и взявшая на себя командование МакГонагалл распорядилась:

- Попрошу старост факультетов отвести студентов в их спальни. Завтра занятия начнутся в девять часов утра, как обычно. Прошу не опаздывать.

Старосты, каковыми на нашем факультете вполне предсказуемо оказались Рон и Гермиона, выстроили малышню и повели в общежития. Иду, пристроившись к Фреду и Джорджу, по коридорам и переходам. А вот и портрет какой-то упитанной мадам, закрывающий дорогу.

- Пароль? – спрашивает портрет.

- Мимбулус Мимблетония, - ответил семикурсник.

- Правильно, проходите, - сказал портрет, отвернувшись и открыв проход.

Мы оказываемся в гостиной. Младшее поколение учеников, довольно, кстати, немногочисленное, быстро отправилось по комнатам спать. А вот в меня вцепилась аки лесной клещ Гермиона Грейнджер.

- Гарри Джеймс Поттер! Как это безрассудно с твоей стороны сначала нагрубить нам, а потом ничего не писать! Я жду извинений за твоё поведение!

- Вообще-то, это я от вас ждал извинений за ваше поведение. И каков спрос, таков и ответ, как вы мне не написали ни клочка бумаги, так и я отплатил вам той же самой монетой. Стесняюсь спросить, а с какого бы то перепугу я был должен с вами общаться?

- А с такого! Мы весь месяц не находили себе покоя! И ты бы знал, как переживал Дамблдор!

- Уже увидел сегодня, спасибо. Ваш разлюбезный директор на какое-то время выбыл из игры. Посмотрю я теперь, как вы сможете жить без его отеческих наставлений.

- Вообще-то и тебе бы тоже было полезно к ним прислушиваться! Я в ужасе от твоего поведения, Гарри Джеймс Поттер! Ни с того ни с сего нам нагрубил, отказался извиняться, а теперь взялся общаться со слизеринками! Скажи мне, ведь это они обратили тебя к тьме? Или, может быть, это сделала французская вейла? Рональд до сих пор не может простить тебе исчезновения Билла и обвиняет в этом тебя…

- Вот что, Грейнджер! Попросил бы ярлыки не наклеивать и от грубости в адрес моих друзей воздержаться. К исчезновению старшего из братьев твоего ухажёра я не имею никакого отношения, ибо не имею полномочий отдавать приказы израильской армии. Ну, а в том, что он уехал в Египет за день до падения Каира, пусть винит сам себя, если, конечно, ещё может.

- Он сказал Рону, что это ты отбил у него Флёр!

- Она сама попросила меня встречать её с работы, поскольку Билл весьма, надо сказать, наглым образом к ней приставал. Всё это я видел своими глазами. И я уверен, что Билл не говорил Рону, как он сам обозвал Флёр теми словами, которые при дамах произносить не следует. Чем, собственно, и вызвал моё к нему предложение уехать в Египет, ибо с фараонами и их мумиями он находил общий язык намного лучше.

- А как ты объяснишь своё общение с Гринграсс?

- Эта семья дружественная нам, её глава – старый друг Сириуса. После того, как мой крёстный был полностью оправдан на суде, он закатил по этому поводу весёлый вечер, и позвал всех старых друзей. Само собой, на этом вечере присутствовали также и сёстры Гринграсс. Там мы с ними и познакомились, там и сдружились.

- Значит, ты время даром не терял. В общении у тебя недостатка не было.

- Те, с кем я общаюсь теперь, проявили большее желание это делать, и больший интерес ко мне как к человеку. В отличие от вас.

- Но как же я? Как же Рон? Мы же твои друзья?

- В этом я не уверен. Друзья не предают друзей по одному лишь слову власть имущих. Хотели бы вы быть моими друзьями – не повелись бы на сладкие посулы старика, и нашли бы тысячу способов со мной связаться. А так лично я насчёт вас всё понял. Рональд уже получил своё предупреждение там, в поезде, повторять его не буду. И, если последует ещё одно оскорбление в мой адрес, или же в адрес тех, кого я считаю своими друзьями, одним лишь предупреждением не отделаетесь. Счастливого вам учебного года!

Гермиона вспыхнула.

- Ну, знаешь ли, Поттер, позволь тебе напомнить, что я ещё и староста факультета! И о каком-либо твоём промахе я сразу же сообщу профессору МакГонагалл.

- Ну что ж, Грейнджер, ты ещё раз показала мне и людям своё истинное лицо. Как на третьем курсе, так и сейчас. Ради повелений начальства ты готова забыть обо всём и обо всех. Сначала о друзьях, потом о близких людях… а если тебе та же МакГонагалл или тот же Дамблдор прикажут забыть о своих родителях, ты и это сделаешь?

Выражению Гермионы могла позавидовать в этот момент любая жаба. Новоявленная староста факультета надулась вдвое против прежнего, и, не говоря ни слова, исчезла на лестнице, ведущей в спальни девушек.

- Жёстко ты её, - ответил подошедший пятикурсник, распознанный по старой памяти как Симус Финниган.

- Ибо не хрен было продавать меня по одному лишь слову Дамблдора. Кажется, мы только сейчас поняли, в какие цвета она себя окрасила.

- Так это правда? Блэк на самом деле был невиновен?

- Всё то, что он говорил на суде, это чистейшая правда. Его подставили, а наш дражайший директор и не почесался, чтобы помочь невиновному. Для него жизнь и честь что Сириуса Блэка, что моя, что твоя, что всех нас остальных – ничто по сравнению с его «общим благом». Как я уже имел сомнительное удовольствие убедиться.

- Видел. Именно поэтому ты сегодня сидел подальше от Уизли и Грейнджер?

- Да. Этим летом очень многое поменялось, и, похоже, ещё очень многое поменяется.

- Вижу. Но как же эффектно кто-то продемонстрировал Дамблдору, как они убрали Снейпа!

- О, да, такое забудешь… - мы с Симусом посмеялись, после чего он ушёл спать.

- Гарри, извини, что я не смог прийти в августе на вечер в честь твоего крёстного, - ко мне подошёл Невилл Лонгботтом. – Бабуля тогда заболела, и попросила меня, чтобы я был рядом с ней.

- Всё нормально. Обид не держу. Передай бабушке, если она пожелает переговорить с Сириусом, пусть напишет ему.

- Хорошо, Гарри. Я видел, как ты давал отповедь Грейнджер. Всё в самом деле было так плохо?

- Именно что. У неё уже какая-то одержимость пошла, Дамблдором и его идеями.

- Ты прав. Моя бабушка тоже не доверяет ему, считает, что он далеко не такой добряк, каким кажется.

- Это мы и сами увидели сегодня за ужином. Видимо, исчезновение Снейпа повлияло на что-то, очень для него важное.

Рон Уизли, не говоря ни слова, просто проскакал в спальню мимо меня. Следует проверить, какую подляну он мне мог приготовить, ищу в кармане карманную «памятку партизана» за авторством Бродяги, переработанную в августе уже нашим коллективом, поднимаюсь наверх и сам.

Все уже легли и изображают, что спят. Проверяю свою кровать… ну да. На одеяло наложены чары чесотки. Заклинание несложное, снимается на раз, но неприятное. На саму же кровать наложены чары скрипа. Лежит один – скрипит за двоих, что повлечёт на следующий день вполне объяснимый поток сплетен. Снимаю и это. Ну что ж, такое, конечно, картечного заряда не заслуживает, а вот расстройство желудка я тебе сейчас обеспечу, и недержание мочи тоже. Н-да, а храпит-то гражданин, словно мотоцикл без глушителя. О, колдунство-то работает, храп прекратился, и «кто-то» – шлёп, шлёп, шлёп – пробежал в сторону туалета. И будешь ты, Рональд Уизли, так бегать всю ночь.

Сам перед тем, как лечь, не забыл о том, чтобы наложить заглушающие чары. А то, если честно, не очень удобно спать, когда вокруг храпят ещё четверо. Хрен его знает, чего от них во сне можно ожидать… Засыпая же, снова подумал, как же внезапно ворвались в мою жизнь те, кто претендует сейчас на то, чтобы остаться в ней навсегда. Тонкс… Флёр… Сьюзен… Дафна и Астория… А вот что я чувствую к ним всем и к каждой из них? Ближе всех, конечно, стала Флёр, которая первая и пока, наверное, единственная догадалась о том, что именно творилось и пока ещё творится в моей душе. «Я постараюсь стать нужной тебе, Арри»… Эх, получится ли в этот раз? И смогу ли я стать нужным ей?

На следующее утро мы все наслаждались зрелищем хмурого и невыспавшегося Рона Уизли, который дулся на всё вокруг, но не говорил ни слова. Видимо, беготня по маршруту «сортир-кровать-сортир» даром не прошла. А вот не хрен жрать всё подряд, как свинья!

Профессор МакГонагалл, конечно же, сие заприметила сразу.

- Мистер Уизли, в чём причина Вашего внешнего вида на этот раз?

- Я н…не выспался.

- Стесняюсь спросить, почему?

- Ж…живот заболел.

- Объяснимое последствие Ваших столовых манер, мистер Уизли. Если Вы и далее будете пожирать со стола всё, что лежит на тарелках, и делать это со скоростью и грацией недокормленного кабана, добром это для Вас однажды не кончится. Если подобное будет продолжаться и дальше, я поставлю вопрос о лишении Вас звания старосты, ибо Вы подаёте неподобающий пример младшим студентам. А сейчас потрудитесь принять расписание Ваших уроков на наступивший учебный год. Прошу учесть, что расписания временные, ибо в связи со скоропостижной кончиной профессора Снейпа уроки Зельеварения временно отменены до тех пор, пока мы не найдём подходящего преподавателя. Также обращаю ваше внимание, что по итогам этого учебного года студенты пятого курса должны будут сдавать экзамены уровня СОВ – Стандартной Оценки Волшебства. Поэтому ожидаю от вас должного прилежания.

МакКошка раздала всем расписания, мне в том числе. Так, смотрим… Слава Богу, что сегодня и завтра – дни выходные, а вот с понедельника начинается. Уход за существами и Защита, во вторник Травология, Трансфигурация и Чары. На Защите нужно будет как-то выйти на Праудфута, он из всех преподавателей здесь один, кто в теме.

Завтрак, кстати, не порадовал. Лошадиный корм, бишь овсянку с тыквенным соком, я отодвинул от себя сразу же. Пришлось доставать из сумки бутерброд с колбасой, положенный под чары долговременного хранения, а заодно и термос с чаем. С едой надо что-то делать, на английской еде долго не протянешь.

Кстати, раз суббота, и вроде бы хорошая погода, можно и поляну организовать за встречу. Беру два клочка бумаги, пишу на них приглашение, подписываю «Сьюзен Боунс» и «Дафна и Астория Гринграсс», складываю в бумажные самолётики, заколдовываю так, как показывали авроры из бригады дона Блэка, и отправляю.

Лезу в висящий на плече безразмерный мешок, проверяю наличие там еды. Да, всё, что надо, подготовлено. Инструменты в уменьшенном виде тоже лежат в коробке на поясе.

Попив чаю, выхожу из Большого Зала. И почти сразу же натыкаюсь на Сьюзен.

- О, Сью! Привет! Как выспалась?

- О, Гарри! Привет! – улыбнулась девушка. – Спасибо, всё хорошо. А у тебя?

- Тоже нормально. Чары чесотки и скрипа на кровати, автор – Уизли, а так всё хорошо.

- Ого! Он пошёл на такое?

- Типа того. Но думаю, что больше не пойдёт, после того, как здорово побегал сегодня ночью до очень нужного места…

- Достойная месть, - прыснула Сьюзен. – Учитывая то, что он не меняется и по-прежнему пожирает всё, до чего дотягивается. Надо же – чары скрипа.

- Кому-то не терпится снова соорудить вокруг моего имени кучу сплетен, слухов и лживых домыслов. Знаешь ведь, для чего такие чары делаются?

- Ну да, мелкая порча, кровать скрипит за двоих… - Сьюзен снова захихикала в кулак. – Вот что они хотят… А где ты думаешь наше мероприятие провести?

- Вроде по карте виден тут был укромный уголок. Даже беседка есть. Там предлагаю и собраться.

- Только нам с тобой? Или ещё кого ждём?

- Ещё Дафну с Асторией я позвал. То есть, всех наших, кто здесь есть. У близнецов своих дел хватает.

- Разумно. Так хоть сможем поговорить без лишних ушей.

- Вот-вот. Только о чарах против подслушивания забывать не стоит – не наша земля, тут доброхотов хватает. А работать ещё рано, мы зелёного свистка пока не получали.

- Согласна. О, Гарри, а вот и Дафна! Только вот с ними, похоже, Трейси напросилась.

- Какая ещё?

- Трейси Дэвис, раньше они всё время вместе сидели.

Три слизеринки тем временем подошли к нам. Мы с Дафной и Асторией обменялись дежурными поцелуями в щёчки, а вот третья нахмурилась.

- Я не знаю, чем ты так приворожил мою подругу, Поттер, на меня твои чары не подействуют! – сказала она.

- Гарри, знакомься, это Трейси Дэвис, моя лучшая подруга в Слизерине, - объявила давящаяся со смеха Дафна. – Трейси, перестань играть в заботливую мамашу, его ты так не отпугнёшь. Мы с Гарри летом очень хорошо поладили.

- Это когда ещё, что я об этом ничего не знаю?

- Не только у тебя есть тайны.

- А ну-ка, расскажи?

- Расскажу, но когда вокруг не будет лишних ушей.

- Хорошо, ловлю на слове. А ты, Пот… Гарри, тогда же расскажешь мне, как и чем ты приворожил Дафну, что она вдруг ни с того ни с сего стала с тобой общаться. Равно как и объяснишь, по какой причине ты теперь стал держаться подальше от Уизли и Грейнджер.

- Расскажу, что тут. Вот только до места нам дойти надо, приметил я тут укромный уголок на отшибе, там поляну и раскинем.

- Всё взял? – спросила Сьюзен. – Будет хоть немного похоже на то, как нам понравилось?

- Конечно, будет. Придём, увидите.

- Ты стал другим, Гарри, даже мне это заметно, - скептически отметила Трейси. – Совсем другим.

- Удар кулаком по башке от «любящего» кузена даром не прошёл.

- Только в твоём отношении это подействовало в лучшую сторону.

- Не знаю, как ты, Трейси, а лично я очень на это надеюсь, - сказала Дафна.

- Постараюсь вас не разочаровать, - отвечаю обеим.

- Проверим, - хмыкнула Трейси.

Тем временем мы добрались до той самой присмотренной мною по карте беседки. Располагаемся, достаю из бездонного мешка упаковки с едой. Сьюзен и Астория тут же принимаются помогать. Сдав им овощи и фрукты, приступаю к главному угощению – высыпаю мешок углей и развожу костёр, достаю контейнер с замаринованным мясом и шампуры.

- Это что такое будет? – удивляется Дафна.

- Вкусное угощение для походных посиделок, называется «шашлык». Делается лучше всего из свинины.

- А не объедимся ли?

- Потом песни петь и танцы танцевать будем, я магнитофон тоже взял, так что растрясём, что наели.

- Ну что же, По… Гарри, теперь рассказывай, какие же ты чары на Дафне испробовал, - потребовала от меня всё ещё не верящая Трейси.

- Самое смешное, что никакого колдовства не было от слова «совсем».

- Так что же тогда было? И когда?

- А вспомни-ка, что летом Сириус Блэк, по совместительству мой крёстный, получил на суде полное прощение. На радостях он в середине августа организовал вечер, на который позвал всех друзей и близких.

- Дафна-то какое имеет к этому отношение?

- Самое непосредственное, - отозвалась она сама. – Мой папа с Блэком в давней дружбе, потому мы с Тори там были обе. И там же с Гарри познакомились.

- Как, интересно, это смогли допустить Уизли и Грейнджер?

- А их там и не было, - отвечаю. – Для них приказы Дамблдора оказались дороже нашей дружбы, и, как только я это узнал, тут же послал их обоих очень и очень далеко. Так что зудеть над ухом было некому, и я, наконец-то, смог присмотреться к вам сам.

- Печально для них и похвально для тебя, хотя я до конца ещё тебе и не верю, - сказала Трейси. – До тех пор, по крайней мере, пока не послушаю ту самую музыку, о которой мне весь вчерашний вечер рассказывала Дафна.

- Будет тебе музыка, - улыбаюсь ей. – Кстати, шашлыки уже готовы, - снимаю шампуры с поджарившимся мясом с огня. – Прошу к столу, девчата, кушать подано.

- М-м, выглядит аппетитно, - взяла кусочек мяса Дафна. – Где ты так научился?

…Вообще-то на даче у себя научился, так кто ж это поймёт?

- Как-то подсмотрел в телепередаче в большом мире. Книжки умные читал, вот и научился. И потом, могу же я порадовать тех, к кому хорошо отношусь и кого всегда рад видеть?

- Только рад? – подозрительно посмотрела Дафна.

- Когда потанцуем, буду счастлив.

- Годится, - засмеялись девушки.

- Кстати, пока мы здесь. Предлагаю объединить наши усилия в учёбе.

- В каком смысле?

- В смысле, на уроках, где мы пересекаемся, сидеть и работать вместе. То бишь если Гриффиндор с Хаффлпаффом, то мы с тобой, Сью, ежели Гриффиндор со Слизерином, то мы с вами, Дафна, Трейси, и так далее.

- Идея, конечно, заманчивая, - говорит Дафна. – Только вот у нас на факультете, как ты знаешь, достаточно такого народа, который встретит эту идею в штыки.

- Зато у нас найдётся средство по успокоению слишком громких ревнителей старого порядка. Ты, Дафна, уже видела, каким образом я в поезде Уизли успокаивал. По Малфою такое тоже применимо, тем паче они с Уизли одного поля ягоды, только разного знака.

- Ну что ж, такое принимается. А что такое «разного знака»?

- Уизли – это тот же Малфой, только с гриффиндорским акцентом. Точно так же относится весьма предвзято ко всем, кто не из его круга.

- О да, если такое рассказать им обоим, воплей будет на весь замок, - мечтательно произнесла Дафна. – Знаешь, Гарри, я даже рада, что ты перестал с ним общаться. Иначе я бы так тебя и не узнала.

- Ещё предлагаю помогать друг другу с уроками, на которых кто-то из нас не справляется, - говорит Сьюзен. – А то у меня в прошлом году было не очень хорошо с трансфигурацией.

- Поможем, конечно. А ты мне по Рунам помоги, а то повёлся я на третьем курсе на поводу у Уизли, взял за каким-то лешим Прорицания, а оно мне надо, как…

- Поняла! Только много учить придётся.

- Ничего, прорвёмся.

- К Рунам в комплекте Нумерологию надо учить, - заметила Дафна. – Если что, говори мне, мы с Трейси поднатаскаем тебя.

- Буду очень вам признателен, девчата.

- И ты Астории помогай, она на четвёртом курсе, ей помощь будет впору.

- Само собой. Ну что, раз договорились, предлагаю немного потанцевать! – достаю магнитофон.

- Давай! Какую музыку приготовил?

- Почти такую же, только подборка другая, - включаю магнитофон, и над местом нашего отдыха разнеслась песенка Юрия Антонова про белый теплоход. А следом прозвучали и другие песни – и про Вологду, где резной палисад, и про синий туман, и про ягоду-малину, и ещё много всяких прочих. Девчонки остались крайне довольны, судя по широким улыбкам на их лицах.

- Ты, Гарри, точно знаешь, как устроить вечер. Спасибо тебе, я так не танцевала даже на Рождественском Балу, - сказала мне раскрасневшаяся Трейси.

- Не за что, всегда рад сделать вас счастливыми. Если вам будет приятно, то и мне тоже будет приятно…

- А уж нам-то как, - хихикнула Сьюзен. – Не ошибусь, если скажу за всех нас: ждём повторения!

Остальные согласно кивнули.

- Договорились! – отвечаю. – Улучим момент с хорошей погодой, так и соберёмся!

В общем, субботний день, плавно перешедший в вечер, удался на славу. Мы вернулись в замок, когда уже темнело. Распрощавшись у входа с подругами и отмахнувшись от наседающей с очередной дозой нравоучений Гермионы, словно от назойливой мухи, отправился к себе. Оставшееся до отбоя время прошло без каких-либо происшествий. Ну, за исключением того, что урок, преподанный Рону, впрок не пошёл, и на моей кровати опять оказались ненужные заклинания, на этот раз чары бессонницы и порчи воздуха. Ну что ж, держи, Уизли, понос и ватные ноги в придачу… посмотрим, как быстро ты теперь бегать будешь, хе-хе, и в нашей методичке ещё много таких мелких пакостей имеется.

На следующий день выбиравшиеся из спален гриффиндорцы воротили носы от ужасной вони. Как оказалось, до места облегчения Уизли №6 добежал не с первой попытки. О ночных приключениях рыжего клоуна, конечно же, узнала МакКошка, которая сразу же с порога сняла с него десять баллов за отвратительное поведение. Попытки Рона и Гермионы возражать наткнулись на стену непонимания, ибо застольные манеры шестого из Уизли были общеизвестны и вызывали у всех как минимум неприятие. Похоже, раньше его терпели только из-за дружбы со мной. Теперь же, когда этой дружбы не стало, Шестой начал стремительно скатываться на самое дно. Рикошетом попадало и Грейнджер.

В день воскресный снова встречаюсь со Сьюзен.

- Привет, Гарри! – улыбается она. – Как дела? Что на этот раз?

- Привет, Сью! Да, опять то же самое. Вон, слышишь, как Уизли орёт. Попытался меня без сна оставить. Побегал ещё раз, только по более весомой причине. И не всегда успешно.

- Умеешь же ты подшутить, - прыснула в кулак Сьюзен. – Пакость мелкая, но неприятная. Научишь меня, а?

- Конечно, научу. Подозреваю, что и у тебя доброжелатели там есть.

- Есть, конечно. Но меня они трогать опасаются – тёти моей боятся.

- Когда они узнают, что твоя тётя станет законной супругой самого Сириуса Блэка, они от тебя вообще шарахаться начнут.

- Как и от того, что я теперь встречаюсь с тобой, - отвечает Сьюзен. – Это будет шутка века.

День воскресный также прошёл тихо, мирно и спокойно. Написал письма Флёр и Тонкс, рассказал, как житие мое проходит, и их о здравии поспрошал. Отправил, и, возвращаясь с Совиной башни, наткнулся на то, как Фред и Джордж начали усиленную рекламу своей продукции, и начали с так называемых «Завтраков Прогульщика», то есть шоколадных батончиков наподобие «Сникерсов», но должных вызывать сильный насморк и покраснение глаз. Реклама наткнулась на мощнейшее противодействие в лице Гермионы Грейнджер, но братаны благополучно послали её по известному адресу, а чтобы шла быстрее, наградили свиным пятачком вместо носа.

Гермиона не осталась в долгу, сговорившись с Роном и попытавшись наложить на мою кровать чары посильнее, на сей раз это чары забывчивости и Душащее Одеяло. Хм, хм, и где только вычитала? Рон в ответ получил заклятие непереносимости к тыквенному соку, а насчёт мести Гермионе ещё подумаем…

Заклятие, наложенное на Рона, проявилось в понедельник утром, когда он выплеснул на стол всё содержимое собственного бездонного желудка, едва прикоснувшись к соку.

- Пятьдесят баллов с Гриффиндора за отвратительное поведение за столом, мистер Уизли! – заорала тут же заметившая это МакКошка. – Вы – позор факультета! Своей властью я лишаю Вас полномочий старосты и назначаю отработку на три месяца у мистера Филча! Никогда я ещё не видела такого отвратительного воспитания! Я буду вынуждена написать Вашим родителям!

- Я не виноват! Меня подставили! – закричал Рон.

- Я бы поверила Вашим словам, мистер Уизли, если бы Вы ранее вели себя прилично. Вы же демонстрируете такие застольные манеры уже пятый год подряд, и я не вижу причин Вам верить. Наказание остаётся в силе, и стоит Вам ещё раз допустить нечто подобное, пеняйте на себя.

Метнуть харч на глазах у всей школы – такого унижения Уизли не знал, наверное, с рождения. Посмеиваясь для виду над незадачливым бывшим приятелем, иду на уроки. Первым по расписанию сегодня Уход за существами, он у нас со Слизерином. К этому уроку я готовился заранее – надел на ремень ещё и патронташ с патронами, а под одеждой спрятал свой обрез. Чисто на случай, если кто-то наподобие Малфоя будет распускать руки.

Нас встречала профессор Граббли-Дёрг, и перед входом я успел заметить, как Рона перекосило в очередной раз. Ах, да, на этом месте должен был быть бородатый великан Хагрид, заслуженный мастер спирта и многолетний чемпион всея Хогвартса по литрболу в сверхтяжёлом весе. Но его, похоже, старик услал куда-то незадолго до своего падения на глазах у всей школы.

Перекосило и Малфоя, но по другой причине – он узрел, как я на достаточно близкое расстояние подошёл к Дафне Гринграсс, с коей был намерен сидеть в этот раз. Но Дафна не подвела – так зыркнула на бледнолицего, что у того сразу пропало желание спорить. Крэбб, Гойл и остальные прислужники Малфоя долго собирали с пола свои челюсти. Дафна Гринграсс, известная всему Слизерину как Ледяная Королева, не только подпустила Поттера близко к себе, но и вполне по-дружески с ним общается! Небо рухнуло, рак свистнул!

Малфой прошипел что-то, оставшееся за гранью понимания.

- Кажется, надо будет беречь спины. Он известный мастер ударить исподтишка, - шепчу Дафне.

- Знаю, - отвечает она. – Мы с тобой его разозлили.

- На это и был расчёт. Кинется – уроем. Дамблдор в ауте, Снейп спит с рыбами, прикрыть хорька теперь некому. А на Защите его сегодня с огромной вероятностью вздрючат. Не профессор, так я лично.

- С нетерпением жду этого момента, не только тебя он достал, - улыбается Дафна.

- Все собрались? – спросила нас мадам преподаватель, указывая на стол, полный каких-то нарезанных сучьев, похожих на еловые. – Что ж, начнём. Кто сможет подсказать мне, как называются эти существа?

Гермиона вытянула руку вверх, Малфой спародировал её, его подстилка Панси Паркинсон пронзительно засмеялась, смех её был похожим на визг, лежавшие на столе сучья подпрыгнули, и оказалось, что это не сучья, а напоминающие их существа с двупалыми лапками и глазами, смотревшими как бы из ровной коры. Лаванда и Парвати на два голоса взвизгнули, будто бы от радости.

- Приглушите голоса, девочки, - сказала профессорша, бросив на стол горсть каких-то белых хлопьев. – Мисс Грейнджер, так Вы ответите, как называются эти существа?

- Это палочники, охранники деревьев, они живут на магических деревьях.

- Совершенно правильно, мисс Грейнджер, пять баллов Гриффиндору. Эти существа живут на деревьях, из которых изготавливают волшебные палочки. Кто-нибудь знает, что они едят?

- Они едят лесных вшей, - снова тянет руку Гермиона.

- Совершенно правильно, и ещё раз пять баллов Гриффиндору. Итак, всякий раз, когда вам понадобятся листья или ветки с дерева, на котором живут палочники, вам нужно будет иметь при себе лесных вшей, чтобы умиротворить или отвлечь их. Возможно, они не выглядят опасными, но, когда они рассержены, могут попытаться выколоть Вам глаза своими длинными острыми когтями. Так что если вы подойдете поближе, дайте палочникам немного лесных вшей, и вы сможете их изучить. Задание на сегодняшний урок – зарисовать и обозначить части тела палочника.

Ну что ж, у меня есть и своё мнение на этот счёт, для умиротворения палочников нужна будет не горсть вшей, а хороший фумигатор, каким деревья опрыскивают. Вот только разобраться бы, какой из известных ядохимикатов способен их обезвредить…

- Ай-и-и-и-и!!! – дикий визг разнёсся по округе. Источником оказалась Гермиона Грейнджер, которая то ли слишком сильно сжала палочника, то ли вошки оказались некошерными, и насекомое благополучно цапнуло всезнайку за руку. Хорошо так цапнуло, до крови. Мадам Граббли-Дёрг была вынуждена отправить пострадавшую на лечение.

- Это не с твоей ли подачи Уизли сегодня опозорился на всю школу? – шепнула мне Трейси, когда мы выходили с урока.

- В общем-то, с моей, ибо нечего было пытаться удушить меня одеялом. И это уже не первый раз.

- Знаю, слышала уже от Сьюзен. Но это ж надо, издеваться над Уизли так, что это выглядит последствием его же собственных отвратительных застольных манер! Не хуже, чем у Фреда с Джорджем!

- Вспомни, Трейси, меня обучал уму-разуму Сириус Блэк. А он в былые времена руководил деятельностью хорошо известных здесь Гриффиндорских Мародёров.

- Уизли пытался удушить тебя одеялом? – спросила Дафна.

- Да. А Грейнджер наложила чары забывчивости. И как выставить на посмешище уже её, будем думать…

Тем временем мы дошли до кабинета Защиты.

- Заходите, господа, заходите, - пропускает нас всех Праудфут. – Урок вот-вот начнётся.

Едва мы расселись за парты, причём я каким-то образом оказался между двумя девушками со Слизерина, и преподаватель, заметив сие, только многозначительно хмыкнул, прозвенел звонок на урок.

- Итак, позвольте поприветствовать вас на пятом курсе Защиты от Тёмных Сил, - объявил Праудфут, проведя перекличку. – От своих предшественников я уже слышал, чему и как вас обучали. Теперь пришла пора продолжить работу с заклинаниями, могущими принести вред, и противодействию от них, а также учиться применять заклинания без произнесения слов или даже использования палочек.

- Это как? – удивилась Гермиона. – Во всех заклинаниях нужны палочки.

- Это не так, мисс Грейнджер. Как вам объясняли с первого курса Трансфигурации и Чар по четвёртый включительно, колдовство есть намерение. То есть, совсем не обязательно выкрикивать заклинание так, словно Вы хотите разбудить всё живое на полмили вокруг. Этим Вы добьётесь лишь того, что с гарантией сорвёте себе голос и заранее предупредите всех, кто Вас услышит, что именно Вы сейчас собираетесь делать. Те же, кто желает нам навредить, чаще всего произносят заклинания шёпотом или же вообще обходятся без слов. Особо опытным и умеющим волшебникам даже не нужна палочка.

- Это как?

- Как раз сейчас я и намеревался это объяснить Вам, мисс Грейнджер, и всему остальному классу. Всё дело в том, что палочки – это лишь дополнительный канал для направления магической силы на объект воздействия. Владению палочками обучают магов с детства, потому что неразвитую детскую магию направить куда-либо с помощью палочек значительно проще, чем без них. Повзрослев, маги попросту привыкают к палочкам и обойтись без них уже не могут, хотя во многих случаях вполне могли бы создать магический канал и сами. В Департаменте Магического Правопорядка по поступлению новобранцев на действительную службу проводится обучение применению магии без палочек, но случаев, когда бы аврорам удалось эти курсы успешно окончить, можно пересчитать по пальцам. Но довольно лирики. Начиная с сегодняшнего урока, я буду требовать от Вас усвоения как минимум стандартного набора невербальных заклятий, могущего помочь в большинстве ситуаций. И начнём мы с простейшего, заклятия Щита, блокирующего слабое магическое воздействие…

Лекция, а затем и практикум, прошли уже знакомым образом. Попытки блокировать чужие заклинания у большинства студентов не заканчивались ничем, и гору домашнего задания, хорошо хоть не сочинений, а практического колдовства, получили все, даже мы с Дафной, но окончание урока было вполне ожидаемо подпорчено Малфоем.

- Поттер! Моё терпение иссякло! – заорал он, едва мы потянулись на выход. – Тебе мало твоей грязнокровки, ты теперь обращаешь в свою веру и наших! Запомни, мы здесь – сила, и тебе придётся покориться нам!

- Ой, как страшно, Малфой, у папаши своего спросил, прежде чем хайло разевать, э?

- Как ты смеешь, Поттер! Когда мой отец об этом узнает…

- Тогда ты огребёшь по полной программе. Как стукач.

- Запомни! Гринграсс и Дэвис – наши! И мы на них претендуем первые!

- Во, придурок… - тихо сказал я присутствовавшим рядом Дафне и Трейси. Обе согласно кивнули.

- Претендовалку сначала отрасти, хорёныш. Рано тебе ещё, из детских штанишек, поди, не вырос.

- СЕКО! – выхватил палочку Малфой. Легко, только что заученным движением, отбиваю луч заклятия, после чего протягиваю руку, и бледнолицый хорёныш хватается за горло.

- А вот теперь слушай меня внимательно, ибо одна из наших следующих бесед кое для кого вполне может оказаться последней. Своими воплями пугай кого-нибудь ещё, пуганые уже. Будешь нарываться – однажды нарвёшься. Будешь вонять – вынесут на лопате. Понял?
Малфой быстро-быстро закивал.

- То же самое будет, если заложишь папаше, мамаше или кому бы то ни было ещё. А теперь вон отсюда!

Снимаю заклинание, и хрипящий Малфой, всё ещё держась за горло, пускается прочь.

- Не забудьте также передать, что это будет десять баллов со Слизерина за провокацию и вызов на конфликт в отношении другого студента! Я всё видел! – говорит вдогонку Праудфут. – А Вам, мистер Поттер, десять баллов Гриффиндору за успешное усвоение моей лекции и ещё десять за успешную демонстрацию невербального удушающего, произведённую без палочки. Вы знаете, я начинаю думать об открытии у себя дополнительных курсов углублённого изучения предмета, и был бы рад видеть Вас на них.

- Благодарю Вас, профессор Праудфут, и, если Вы позволите, хотел бы обсудить это с Вами.

- Не вижу проблем, мистер Поттер, мисс Гринграсс, пройдёмте со мной.

Проходим в кабинет, Праудфут закрывает дверь и накладывает заглушающие чары.

- Все прибыли?



Бобруйск таки существует!

Сообщение отредактировал Bobruin_UZ - Четверг, 04.05.2017, 21:07
 
Bobruin_UZДата: Четверг, 04.05.2017, 21:08 | Сообщение # 30
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
- Так точно, все. Груз довезён без происшествий.

- Завтра сдадите мне. В моём кабинете меньше риск, что попадётесь, а я замаскирую как учебные пособия. И попрошу передать всем, кто дружит с доном Блэком, что после следующего моего урока в Гриффиндоре можно будет собирать наш клуб. За разрешением на организацию такового я завтра же отправляюсь к МакГонагалл. Буду вас учить тому, чего нет в программе. По Вашему противостоянию с младшим Малфоем вижу, что надо. Имейте в виду, его отец скоро начнёт, если уже не начал, учить чёрному колдовству.

- Я это и сам вижу, профессор Праудфут. Их надо делать быстро, пока чего не натворили.

- Передам дону и Грюму. Но ладно, идите к своим, если будет спрашивать кто из чужих, говорите, что обсуждали со мной вопросы записи на углубленное изучение предмета. И что Вам двоим лично я разрешил, а остальных буду оценивать персонально каждого по деяниям их.



Бобруйск таки существует!
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Гангстеры магического мира (ЗАВЕРШЕНО) (ГП+НТ+ФД+..., AU, OOC, гет, 5 курс)
Страница 1 из 3123»
Поиск: