Армия Запретного леса

Вторник, 19.10.2021, 18:47
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг продлен на 2021 год! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг продлен на 2021 год!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Кристальный браслет. (Джен.)
Кристальный браслет.
kraaДата: Четверг, 10.06.2021, 18:07 | Сообщение # 31
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2906
« 1673 »
Часть 21

Рональду Уизли снился сногсшибательный сон, в котором основную роль играла красивейшая девушка Хогвартса. С распущенными платиновыми кудрями, она танцевала перед ним в одной полупрозрачной ночнушке и улыбалась ему завораживающей, полной сладостных обещаний улыбкой. Вокруг неё летал рой разноцветных бабочек и пахло цветами, конфетами, мёдом и свежевыглаженными простынями.
В танце девочка кружилась всё ближе и ближе Рона, лаская его нагое тело кудрями, кружевами ночнушки, лёгкими прикосновениями нежных, цвета розы кончиками пальцев.
От всего этого кровь мальчика странно бурлила, магия медленно наполняла его ощущениями сладости и одновременно силой и слабости. Во сне он изогнулся дугой и, постанывая, выпустил эту, бьющую ключом, волну.
Пока не наступил внезапный и неожиданный взрыв облегчения, после которого сон слетел с глаз, как не было. Оставив его опустошённым, местами мокрым и стыдящимся.
Это случалось уже не в первый раз.
Днём он старательно прятал взгляд от платиново-русой однокурсницы Гермионы, которая всюду таскалась с этим поганым счастливчиком Поттером. Мерзкий Мальчик-который-выжил мог бы выбрать себе в невесты любую другую девочку из учащихся в Хогвартсе ведьмочек. Мог бы и не спешить с выбором, а подождать до следующего года, когда на первый курс поступит его сестрёнка Джинни. Почему бы Поттеру не выбрать её, единственную неинтересную для Рона девочку, вместо той, которая ему самому с первого взгляда понравилась, а? Скажите, почему такая несправедливость существует в мире? Одним — всё и много, а другим — ничего. В частности — ему, ЧЕТВЁРТОМУ по счёту мальчику Уизли?
А Перси, словно аврорская ищейка… нет-нет, как адская гончая, всё время следит за младшим братом, не позволяя тому никак подкатить к Платиновой парочке. Хотя бы, подружиться.

Рональд проследил взглядом, как эти двое, закончив с обедом, отправились куда-то вслед за хогвартским домовиком. Он давно придумал план, но надо было выбрать правильный момент, чтобы у Перси занятия начались сразу после обеда, а у первокурсников Гриффиндора было окно.
Поедая третий эклер, боковым зрением Рон следил за передвижениями старшего брата. Вот он встаёт с места, останавливается у него за спиной и Рональд представляет себе, как Перси с подозрением смотрит в его затылок, хмыкает беззвучно, пожимает плечами и медленно, несколько раз оборачиваясь назад, бежит за группой пятикурсниц из Рейвенкло, среди которых затесалась его зазноба. Пенелопа Клэр, … нет-нет, Кристофер? А-а-а-а, Мордред с ней, с этой выскочкой!
Наконец, Большой зал опустел. Все ученики отправились каждый по своим делам и наступил час мести. Месть! Какое благородное слово. Пробежавшись по лестнице, как сумасшедший, на каждом втором шагу Рон повторял про себя: «Месть, сладкая месть…»
Дверь к комнатам Платиновой парочки была заперта, но Рону удалось подслушать их пароль два дня назад.
Трисмегист! — сказал он и замок двери щёлкнул, открывая дорогу в помещения.
О! О-о-о-о-о! Здесь было великолепно! Огромный, обставленный мягкой мебелью зал, библиотека, камин, столик с коробками шоколадных конфет, литровые бутылки с какой-то коричнево-бордовой жидкостью. Рон, тихо захлопнув за собой дверь, весь истекая слюной, на цыпочках приблизился к этому столику и взял одну из этих бутылок.
— Ко-ка ко-ла, — прочитал он по слогам.
Что за маггловская херня? Но ему так хотелось попробовать вкус этой самой кока-колы, только, как открыть её, он не знал. Металлическая крышка с висящим кольцом плотно закрывала горлышко бутылки. Но кольцо выглядело очень вызывающе и он дёрнул за него. Сразу прозвучал хлопок, крышка отскочила и из горлышка вытек белый дымок. Запахло вкусно, тёмная жидкость внутри пошла пузырьками и Рон отпил. Ого-го! Вот это он очень удачно зашёл сюда! До чего же допридумывались магглы, создавая такие вот вкусности.
Рыжик оставил бутылку и открыл самую верхнюю коробку, ту, которую не покрывала эта прозрачная, неразрываемая плёнка.
Коробка была почти полна, так что Рон взял её и бутылку, сел на мягкое бордовое кресло, скрестив ноги на низком столике, и начал пробовать одну за другой шоколадные конфеты. Хор-рош-ши-и-и…
Съев последнюю, он стал оглядываться вокруг, только сейчас заметив, что здесь кроватей нет. Зато были ещё две двери и он решил заглянуть — посмотреть, что за ними есть.
За правой дверью была несомненно комната Гермионы, потому что она вся была обставлена в бледно-жёлтом цвете. Только на обоях розочки были красненькими.
Рон понюхал воздух и впал в экстаз — здесь пахло девицей, цветами и экзотическими духами. Запах этих духов плыл шлейфом за платиновой красавицей, куда бы она ни шла.
Он приблизился к её кровати и отдёрнул полотнища балдахина. На покрывале постели лежала длинная хлопчатобумажная ночнушка в цветочках. Не в такой он себе Гермиону представлял недавно, когда вместе с солнцем встало у него кое-что ещё.
Он смял эту тряпку, бросил её на пол и обеими ногами потоптался по ней. А затем направился к высокому белому шкафу с правой стороны кровати. Парные дверцы скрывали целый ряд платьев на плечиках. Испачканными шоколадом руками Рон разделил висящую ткань и нырнул с головой в ряды пахучей одежды девочки. Шёлк акромантула, ткань из единорожьей шерсти, плотные маггловские ткани — всё было не просто первого сорта, всё было высшего разряда! В такие платья одевалась одна только миссис Малфой, мать слизняка Драко.
О таких платьях грезила его младшая сестрёнка Джинни. Надо забрать несколько и школьной совой отправить ей в подарок к Рождеству. Вот она-то обрадуется! А мама всё заколдует до такой степени, что Гермиона сама не узнает свою одежду.
Рон представил себе Гермиону в платье из этой воздушной шёлковой материи у себя в руках — смеющуюся, подмигивающую ему… И ему стало жарко.
Сместив разбушевавшегося дружка поудобней, он открыл новую дверцу шкафа.
О! Надо было с этого начинать. Тут, на полках и в ящиках, в идеальном порядке его ждало нижнее, нательное бельё девочки. И всё было не только шелковое, оно было кружевное. Даже некоторые её трусики.
Трусики были обалденные. Любого цвета, странного покроя — не как у сестрёнки Джинни, белые, из обычного хлопка. Эти были штанишки с кружавчиками, почти невесомыми, словно из воздуха… Лифчики, маечки, носочки… Ночнушки из шёлка!
Рон собрал в охапку, сколько смог унести с собой, и бросился на кровать Гермионы, зарывшись в кучу мелких элементов её одежды. Дружок хотел сам ко всему этому прикоснутся и кто такой Рональд Уизли, чтобы перечить хотелкам своего единственного, самого близкого и любимого друга…

***

— Отпустите меня, я уже не раз всё повторил! — прокричал охрипшим голосом поднятый во второй раз из мёртвых Дамблдор. — Я хотел получить славу, богатство и почёт. А для этого Он взамен захотел от меня предательства единственного мною любимого человека. Моего Геллерта. Но я выторговал себе Старшую палочку и Он согласился.
Змеиная улыбка проскользнула по губам платиновой девочки.
— Не эту ли палочку, Альбус? — с издёвкой говорит она и вынимает из рукава мерзкого Поттерёныша длинную Бузиновую указку.
Дамблдор, хрипя, протягивает с трудом поднимающуюся руку и делает попытку взмахнуть ею, чтобы отобрать свой, так нелегко завоёванный трофей. Спотыкается о мантию и падает вперёд, ударившись виском о выступ камина.
— Думаю, уже хватит! — говорит зарёванная Поппи Помфри после того, как убеждается в отсутствии пульса у бывшего директора. — Он уже всё о своих мерзких, далеко идущих планах рассказал. И я не вижу больше от него пользы. Или уважаемые Хранители думают иначе?
Обе они с Минервой не знали как с этими людьми — и люди ли они вообще? — разговаривать. Они были устрашающие. Справедливые, но страшные. И все они были разные — белые, темнокожие, краснокожие, жёлтые. Разного возраста, характера, умений. Вот, например, мальчик-индеец с перьями на голове — тот, как только скрестился взглядом с Гарри Поттером, сразу бросился к нему здороваться, прокричав:
— Гермес Трисмегист! Ты, старый пройдоха! Давно не появлялся в нашем кружке!
Девочка Грейнджер впервые за всё время знакомства, опешила и целую минуту, не моргнув глазами, смотрела на своего жениха. А потом, как засмеялась — целую вечность не смолкала. Наконец всплакнула и бросилась обнимать обоих мальчиков.
— Перо́, как смог ты, а не я, узнать в моём Гарри самого Вестника Богов?! Я настолько удивлена. Столько перевоплощений ищу его, нахожу, живу с ним до самой смерти. Потом снова ищу… А вот так и не узнала. Прости меня, Гарри, миленький. Я такая дура.
Перо́ переминается с ноги на ногу, прячет глаза от девочки. Красные пятна смущения на его щеках видны даже из-под медного цвета кожи. Гарри хлопает зелёными глазищами, не знает что сказать.
— Знаешь, Гермиона, после того, как вы оба с Гермесом напортачили с Атлантидой, Творец-Создатель немножко с вашей памятью поигрался… — тихо, глядя на взрослую, такую же меднокожую женщину из их компании, сказал он. — Наказать хотел. Понимаешь?
Девочка Гермиона падает назад в мгновенно появившееся за ней, наколдованное кем-то кресло, бледная как снег. Её побелевшие губы беззвучно шевелятся в немой просьбе к Создателю о прощении.
— А я ничего не помню, — тихо проговаривает Гарри, медленно переводя взгляд с одного на другого из Хранителей. — И никого из вас не узнаю.
Светловолосый молодой мужчина хлопает мальчика по плечу:
— Как только закончите здесь с битвой Тысячелетия успешно, можно надеяться, что вам вернут всю память, Г-г… хм, Гарри. — А потом, уже к почти обморочной девочке: — Соберись, Гермиона! У тебя Битва, а ты тут нюни распускаешь.
Его светлые глаза останавливаются на Минерве и Поппи и его взгляд теплеет:
— Девчата, — говорит он им и обе смущенно рдеют. — Этого бородача забираем с собой. Вашу память стирать не будем, но вы никому ни словечка не скажете. Не сможете. Было очень приятно познакомиться с вами, работать одной командой было одно удовольствие. Вы славно линию фронта держали, не возмущались, не протестовали. Браво! Получайте свой подарок!
И он странно крутнул руками. Из его ладони вылетел вихрь светящейся мглы, которая окутала обеих взрослых женщин и они вдохнули её. Закрыв глаза, обмякнув от наведённого сна, они обе стекли вниз, но перед падением на пол, их тела подняло в воздух и аккуратно опустило на кресла.
— Ну, что ж, закончили на сегодня с делами, — подвел итоги Су Шин, довольно потирая руки. — Мы уходим, но готовы вернуться по первому зову, чтобы посмотреть на устроенную тобой Битву. И смотри, Гермиона, не снеси все Британские острова к какой-то матери.
— Будете удивлены! — ответил вместо девочки Гарри. — Битва будет совсем крошечной, незаметной, но неоспоримой. И всё будет в рамках закона.
— Что-что? Битва Тысячелетия, но в рамках закона? Я уже боюсь, Гермес. Ты всегда был тем ещё затейником.

***

Они нашли его, спящего среди испачканного собственной спермой белья Гермионы. Впервые у Гарри получилось могущественное беспалочковое, из мгновенного выброса магии, волшебство, превратившее рыжего вонючку в небольшую пучеглазую зелёного цвета жабу, всю в оранжевых пупырышках.
А потом они позвали старосту мальчиков ало-знаменного факультета Персиваля Уизли и декана профессора Батшеду Баблинг. Позволив обоим гостям самостоятельно ознакомиться и осознать улики, которые выдавали с потрохами Рональда Уизли, Гарри и Гермиона спросили у его старшего брата:
— Претензий к принятым нами мерам наказания нет?
Персиваль, весь в красных пятнах на фоне сильно побледневшего лица, только кивнул в знак согласия. Его потемневшие от стыда глаза метнулись к лицу деканши, чтобы увидеть её реакцию на его непричастность к судьбе младшего брата. Не увидев укор или обвинение, он спросил:
— Какая будет у него судьба, Грейнджер?
— Лучше не спрашивай, Перси. — Хмыкнула она. — Мы всё организуем так, что на твоё будущее не окажет влияния вот такое поведение Рональда. Интересно мне вот что: почему на всех, увиденных мной Уизли, есть Печать предательства, присутствует демон-вселенец, а ты чист? Разве вся твоя родня и ты в том числе, не преданы всей душой Дамблдору?
— Дамблдор? Не понимаю, как он с проклятием моей семьи связан. Но я с детства терпеть не могу этого словоблуда. Приходит, весь такой благостный, мерцает глазками и зачаровывает своими сладкими речами, обещаниями, кошельками с золотом. Ребёнком, я даже не появлялся, когда он приходил к нам в гости. Сейчас уже иначе — как только мама радостно возвещает, что вечером у нас в гостях будет «сам профессор Дамблдор», я сразу ретируюсь к друзьям.
— Ах, вот как! А не звал ли он тебя в свой кабинет попить чайку, поговорить?
— Никогда не звал. А я всё время старался быть незаметным, тихим, не высовываться. Старостой меня профессор Макгонагалл выбрала, а он не возразил. Потом заболел…
— А сегодня скончался. Так, что ты вне игры. Только не забудь напомнить мне подчистить твою ауру от родовых проклятий и всё у тебя будет хорошо. Да, Перси?
— Согласен. Профессор, могу удалиться в свою комнату?
— Да-да. Идите, мистер Уизли. А я ещё поговорю с будущими Поттерами. Спокойной ночи.



Без паника!!!
 
kraaДата: Четверг, 10.06.2021, 18:11 | Сообщение # 32
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2906
« 1673 »
Часть 22

— Завтра не смей появляться на дуэльном турнире, устроенном нашим Тёмным чемпионом Квиреллом, Гарри! — вещала вечером своему жениху Гермиона, сидя со скрещёнными ногами напротив него на покрывале его же кровати. Её сине-зелёная пижама с красными клубничками выглядела миленько, по девчачьи, но глаза девочки были сужены и излучали непоколебимую уверенность в правильности собственных рассуждений. — Против него выступлю я. Только я смогу победить его, даже освободив тело Гермионы Грейнджер, чтобы она выступила в качестве Чемпиона Света. Мы оба с тобой хорошо её натренировали, так что всё будет пучком. Ты не беспокойся.
Но темноволосый мальчик смотрел на белокурую невесту с огромной долей скепсиса пополам со страхом за её судьбу.
— Не знаю, Герми, не знаю. Меня не оставляет чувство обречённости. На первый взгляд кажется, что мы всё обдумали, все версии битвы проиграли и обязательно выйдем победителями. Но ТЫ против Квирелла — это по меньшей степени ненормально. Даже, если разыграем сценарий «учитель показывает первокурснице новое заклятие».
— Но, …хм, … только такой вариант беспроигрышный, — задумчиво проговаривает после незначительной паузы она. — Я знаю тебя, Гарри, ты что-то новое задумал. Давай, не тяни, а рассказывай.
— Я предлагаю проиграть изначальный сценарий, с Пророчеством…
— Нет! — выкрикивает Гермиона.
Жаба Рон, спящая до этого момента в своём стеклянном аквариуме, звонко квакнула. Оба заговорщика одновременно глянули на бывшего сокурсника и некоторое время задумчиво смотрели на него.
— А если сделаем так… — со сверкающими зелёным светом глазами выдал темноволосый мальчик и начал рассказывать только что появившийся в его уме совершенно новый вариант.
По мере рассказа лицо девочки озарялось всё возрастающим интересом. В конце, она вскочила с места и начала бурную деятельность.
— Прекрасно! Чмок, — поцеловала она в нос жениха. — Давай наденем твою мантию-невидимку и отправимся к нашему профессору ЗОТИ.

Дверь в апартаменты Квиринуса Квирелла двое лазутчиков преодолели универсальным способом. Через проход, созданный Кристальным браслетом. В профессоре сейчас обитал дух Лорда Судеб и процветал в нём, но рядом обретался очень мерзкий демонёнок, который пожирал немеряное количество магической мощи.
Квирелл спал в своей кровати в позе морской звезды, разметав руки и ноги в стороны. Одеяло закрывало его до пояса, оставив голый торс на обозрение обоим не совсем обычным первачкам.
Гермиона, бросив на спящего мужчину дополнительные усыпляющие чары, пальцем указала Поттеру на пульсирующий в горле Квирелла комок демонической сущности. Место прикрепления выглядело воспалённым и покрасневшим. Девочка, оголив руку с браслетом, ухватила больное место на горле Квирелла и резко потянула к себе. Лента черноты, схваченной ею, потянулась за её ладошкой и со шлепком вылезла из своего удобного, тёплого и вкусного гнёздышка.
Червь демона, живший ранее в шраме Гарри Поттера, окреп и подрос и сопротивлялся похищению более энергично, чем сопротивлялся, когда его вытаскивали из слабенького десятилетнего мальчика. Но Гермиона держала его уже обеими руками и в таком виде они с Поттером побежали к всё ещё открытому проходу.
В свои комнаты они попали на автомате прокричав пароль, специально придуманный как ловушка для Рона. Хорошо, что ещё не успели возвести свою старую замысловатую параноидальную защиту. Слишком усилившимся оказался демонёнок в руках Гермионы. Войдя в комнату Гарри, они быстро добежали до аквариума и мальчик немедленно вытащил пучеглазого жаба оттуда.
Гарри сдавил земноводное за шею так, что его широкий рот распахнулся и туда был запихнут извивающийся чёрный червяк. Жаба с аппетитом его сглотнула. Мгновением позже бледное ранее горло земноводного засветилось красным светом.
— Интересно, как уживутся в одном теле две демонические сущности, — пробормотал, глядя на квакающую живность в аквариуме, Поттер.
— Та, что посильней, сожрёт ту, что послабей, — ответила Гермиона, воздвигая вокруг стеклянного сосуда специальную, доступную только Хранителям защиту. — Этой ночью будешь спать в моей кровати.
— В твоей… Гермиона? Мы ещё, …хм, маленькие, — удивился, весь зардевшийся Гарри.
Девочка уставилась на своего жениха, не понимая в первый момент суть его смущения. Потом вдруг поняла, как прозвучало в ушах мальчика её предложение, улыбнулась ему и стиснула его в объятиях.
— Ох, Герм, я всё забываю, что ты ничего не помнишь. Не беспокойся, приставать не буду, хоть и хочется. Подожду, ничего зазорного в том, что будем спать в одной кровати нет. Мы, действительно, ещё маленькие. Но целовать меня позволяю.
— Можно сразу начинать?
— Давай не будем смущать и доставлять удовольствие моему рыжему воздыхателю. И увлекаться этим делом не дам, потому что утром должны рано вставать и устраивать засаду нашему чемпиону Света.
— Он будет весьма удивлен, — ухмыльнулся Гарри, следуя за девочкой в её комнату.
— Об этом знать ему не обязательно.
— О, как же это вероломно!

Сразу после завтрака Большой зал был переоборудован в дуэльный зал. Длинный, воздвигнутый на уровне глаз первачков помост был по обеим сторонам защищён непроницаемым для заклятий, но прозрачным для просмотра поединков экраном.
Идею дуэльного клуба предложил профессор Квирелл, как необходимое для обучения его дисциплине мероприятие. Директор Минерва Макгонагалл некоторое время противилась нововведению для поднятия своего авторитета, но, понимая, что ЗОТИ без дуэлинга действительно скатился в почти что УЗМС, согласилась.
Студентам, персоналу школы и гостям из Попечительского совета соорудили ряды скамей амфитеатром, которые быстро, при помощи деканов, заполнились по старшинству. В первом ряду уселись первачки, на последнем — выпускники. Персонал и гости расположились в специальных башенках-ложах по краям рядов.
Прозвучал гонг и на помост вышел одетый в свою обычную лиловую мантию и с тюрбаном на голове профессор ЗОТИ и толкнул речь, что отныне школьникам будет преподаваться практика в виде дуэльных поединков. Поединки будут проводится отдельно по курсам до выявления победителя для первого, второго и остальных курсов. Победителю из выпускного курса сразу предоставляется бесплатный курс обучения на подготовительных курсах Аврората и, после их окончания, работа в этом Отделе Министерства. А победителям младших курсов предоставляются льготы на следующий учебный год в виде отдельной спальни, как у старост, допуска в Запретную секцию библиотеки и личного домовика на время пребывания в Хогвартсе.
Студенты, выслушав речь профессора Квирелла, сразу зашумели, обсуждая между собой открывающиеся перспективы улучшения своего досуга. Каждый из них захотел победить и получить себе все поблажки.
— Профессор Квирелл, сэр, можно задать вопрос? — выкрикнула третьекурсница факультета Гриффиндор и, получив утвердительный кивок, продолжила. — Поединки пройдут в смешанном составе или девочки и парни отдельно будут соревноваться?
— Спасибо, мисс Дейвис, что напомнили мне эту подробность, — ответил странно подобревший Квирелл. — Конечно, победителей будет на каждом курсе двое: девушка и парень. Старею, старею… — хлопнул он себя по лбу и студенты начали смеяться.
В своём двадцатипятилетнем возрасте Квиринус Квирелл был кем угодно, только не стареющим, дряхлым дедушкой. Некоторые из старшекурсниц недавно начали строить ему глазки и это не ускользнуло от внимания обитающего в теле профессора Лорда Волдеморта. Почему-то такое внимание молодых и красивых девушек его совсем не злило, а очень даже льстило.
— Раз уже уточнили все подробности, я приглашаю на помост своего коллегу, профессора Северуса Снейпа, для проведения с ним наглядной, специально замедленной, учебной дуэли. Прошу, коллега!
С другой стороны помоста стал плавно подниматься, словно левитировал сам себя в воздухе, а не шагал по ступенькам лестницы одетый, как всегда, во всё чёрное, профессор Зельеварения Северус Снейп. Худосочный, сутуловатый, с носом, выступающим между обрамляющими его лицо чёрными засаленными прядями неровно подрезанных волос — профессор Снейп выглядел полной противоположностью Квирелла в его лиловой мантии. В отстранённости и безразличии Снейпа к предстоящему поединку читалось его пренебрежение к боевым способностям своего коллеги, профессора ЗОТИ. Ходили слухи, что сам Снейп не раз предлагал себя в кандидаты на этой желанную должность, но бывший директор Хогвартса Альбус Дамблдор всегда отводил его заявления и совал ему палки в колеса.
Вдруг на помосте случилось невиданное и неслыханное для всех учеников событие. Впервые за весь первый семестр Квирелл снял свой тюрбан. Они думали, что молодой преподаватель ЗОТИ скрывал что-то мерзкое на голове, но увидели, что под ним нет ничего дурного. Коротко стриженные русые волосы плотно облегали его череп — без язв, без незаживающих ран, без бородавок или лысин. После тюрбана Квирелл снял с себя и свою лиловую мантию, оставшись в чёрных, хорошо отглаженных брюках и белой приталенной рубашке. Он был молодым, стройным и очень хорошо сложенным мужчиной и глаза старшекурсниц засверкали неподдельным интересом при взгляде на него.
Он выхватил свою палочку из ножен и занял позицию готовности к дуэли. Что-то в его стойке внезапно насторожило его противника и тот отступил на пару шагов назад. Глаза Снейпа округлились от удивления, став похожими на два чёрных колодца.
En guarde! * — прокричал Филиус Флитвик, занявший место судья. — Êtes-vous prêt? ** Allez! ***
Оба дуэлянта взмахнули палочками в сторону, кланяясь друг другу. Потом выпрямились и руки, державшие волшебные палочки, начали действовать.
Из кончика палочки Снейпа взметнулся ослепительно яркий луч и полетел… точь-в-точь в зеркальную полусферу невиданного никем из студентов раньше щита. Со стороны попечителей послышался судорожный вздох и аристократ с платиновыми волосами, сын которого был Поттеру и Грейнджер одногодкой, но учился на Слизерине, отшатнулся назад и чуть не упал с башенки.
Щит отразил заклятие и оно полетело обратно в профессора Зельеварения. Тот в последний момент изогнулся и яркий луч заклятия ударил в защитный экран, рассыпаясь в мириады искорок. К Снейпу вслед за отражённым лучом уже летел выпущенный Квиреллом лиловый луч и зельевару пришлось укрыться за собственным щитом Протего Максима, который он излишне громко озвучил.
— Напоминаю, что ваша дуэль, коллеги, демонстрационная и невербальные заклинания не принимаются в расчёт! — крикнул со своего высокого, на уровне лож Попечительского совета, стульчика Флитвик. — En guarde! Allez!
Полетели разноцветные лучи между двумя преподавателями — между тем, который БЫЛ профессором ЗОТИ и тем, который ХОТЕЛ СТАТЬ профессором ЗОТИ. Оба они старательно выговаривали наименования использованных ими заклинаний и щитов, студенты слушали, запоминали и старательно следили за дуэлью, восхищённо сверкая глазами.
На первом ряду, бледный как мел, Гарри Поттер дёрнул за руку Гермиону, прошептав ей на ушко:
— Видишь Квирелла? — Та кивнула головкой, не отрывая взгляд от сражающихся мужчин. — Как себя представляла поединок с ним, а? Он размазал бы тебя в лепёшку в первые же секунды боя.
— Я круче в сто раз!
— Да, ТЫ круче, но маленькая первокурсница — нет. Мне спокойней от нашего нового плана.
— Гарри, не переживай, — шепнула белокурая девочка.
Сидевший рядом с ними расколдованный утром рыжий Рональд Уизли смотрел в одну точку и ни на что не реагировал. С пятого ряда, немигающими глазами, на эту троицу первоклашек с испугом и недоумением поглядывал староста Гриффиндора Персиваль Уизли. Но то, что у него в голове творилось, никак не отражалось на его каменной физиономии. Он чуял неладное, но никак предотвратить надвигающийся вал событий не мог. Всё равно, Перси не должен вмешиваться, он клятву дал.
Тем временем на помосте Квирелл удерживал безоговорочную победу, потому что Снейпа он вытеснил до самой лесенки.
— Я сдаюсь, мммо… КОЛЛЕГА! — подчеркнул обращение к Квиреллу Северус Снейп и бросил свою волшебную палочку тому под ноги.
— Хм-хм, это просто дуэль, коллега, — усмехнулся Квирелл. — Забери свою палочку, не смущай меня. Но я доволен своей заслуженной победой. Студенты, где ваши аплодисменты?
Тонущий в молчании во время поединка профессоров зал взорвался громкими рукоплесканиями и восторженными криками учеников всех факультетов. Даже маленький профессор Чар и декан Рейвенкло, судья сегодняшнего мероприятия Филиус Флитвик, встал на ноги, громко прокричав:
— Победитель поединка профессоров — наш выдающийся коллега Квиринус Квирелл, закончивший Рейвенкло восемь лет назад с девятью Тритонами! Браво! На этом показательная часть окончена, начинаем первый поединок первокурсников. Пусть профессора Квирелл и Снейп выберут из чаши жеребьёвки первых двух соперников.
Первым начал Снейп — сунул руку в заполненный кусочками пергаментов полу-сферический металлический сосуд. Прочитав написанное имя, скользнул глазами по первому ряду своего факультета и громко сказал:
— Мистер Драко Малфой!
Названный белобрысый первачок Слизерина сначала неуверенно посмотрел на своего отца, сиятельного Лорда Люциуса Малфоя, дождавшись его лёгкого кивка. Лишь после этого знака одобрения и поддержки, Драко, высокомерно улыбнувшись, встал с места и поднялся по лестнице на помост, остановившись рядом со своим деканом. Тот шепнул что-то у него на ушко и мальчик весь засиял в предвкушении победы.
К чаше приблизился Квирелл и, не глядя, вынул первый попавшийся ему под руку кусочек пергамента. Прочитав написанное там имя, он в недоумении вытаращился на сидящих первокурсников, медленно скользя по ним взглядом. Увидев хозяина имени, он неуверенно выдал:
— Рональд Уизли!
Тот никак не среагировал, продолжая с отсутствующим видом смотреть в одну, только ему известную точку. Его толкнул острый локоть сидящего рядом Поттера:
— Рон, иди на помост! Тебя выбрали в Чемпионы, — указал своему однокурснику куда двигаться темноволосый, ненавистный Рональду Мальчик-который-выжил. Вечный везунчик.
— Чемпионом чего, Поттер? — выплюнул Рональд.
— Тьмы, мистер Уизли, Тьмы, — ответила белокурая красотка и улыбнулась ему, Рону. У него закружилась голова и он захотел показать ей насколько он, ЧЕТВЁРТЫЙ сын Уизли, лучше чернявого задохлика Поттера.
Подбежав, он быстро занял место напротив Малфоя.
— Когда ты уже успела поставить на лбу Драко знак Света, Герми? — одними губами спросил Гарри.
— В этой толчее я могла бы знак чего хочу кому не лень поставить, — ухмыльнулась девочка. — Коловрат видишь?
— Вижу, конечно.
— А они, — она легко махнула рукой в сторону, — ничего не видят. И не подозревают, что здесь происходит.
— Обменяйтесь приветствиями! — скомандовал Квиринус Квирел, останавливаясь на первой ступеньке лестницы за рыжиком.
Рон замялся, не понимая, чего от него ожидают, но Малфой быстро занял стойку смирно, поднял руку с палочкой так, что она заняла вертикальное положение по центру лица и его противник быстро последовал его примеру.
Со стороны судейского стульчика прозвучал голос профессора Флитвика:
En guarde! — Малфой приготовил палочку остриём вперёд. Рон за ним. — Allez! Предупреждаю, никакого насилия! Только заклинания первого курса.
Прежде, чем Рон Уизли смог среагировать на дуэльную команду, к нему полетело первое заклинание Драко.
Риктусемпра! — прокричал он.
Серебряная молния полетела и ударила рыжего гриффиндорца в живот, он икнул и скрючился пополам.
— Я сказал, никакого насилия, мистер Малфой! — прозвучало с судейского места.
Выпрямившись, Рон взмахнул палочкой и тоже наслал на ненавистного противника щекотку и тот покатился по помосту, воя от неукротимого смеха. Рон решил добить лежачего и приблизился к хихикающему Драко, но тот воспользовался этим, чтобы наслать на ноги младшего Уизли Таранталегру. Рон пустился в пляс.
— Прекратить безобразие! — выкрикнул Филиус Флитвик и Квирелл применил соответствующее заклинание:
Фините инкантатем! — приказал он, взмахнув палочкой в сторону обоих противников.
Малфой перестал истерично хихикать, а ноги Рона перестали выписывать замысловатые кренделя. Противники встали опятьм лицом друг к другу и презрительно обменялись взглядами.
— Струсил, Малфой! — процедил сквозь зубы Рон.
— Ещё чего! Готовься, Уизли!
— Всегда готов вытереть твоей мордой пол, слизень!
— Ага-ага! Ну, держи тогда. Сепренсортиа!
Раздался звук, похожий на выстрел, и на глазах изумлённой публики из палочки Драко вылетела длинная чёрная змея толщиной с мужскую руку. Первачки с первого ряда скамеек встали и отпрянули к выходу. Только Гарри с Гермионой остались на своих местах. С задних рядов кто-то истошно кричал.
На помосте с Рональдом Уизли что-то происходило. Увидев скользящую к нему змею Рон застыл, как загипнотизированный. Потом стал корчиться и меняться, уменьшаясь в размерах. Через несколько секунд на помосте, кроме поднявшей голову змеи, была готовая к побегу квакающая большая зелёная в оранжевых пупырышках жаба с выпученными от ужаса глазами. На шее жабы алело круглое, выпуклое пятно, а на голове змеи белел Коловрат.
Съешь его! — на парселтанге зашипел Гарри Поттер и змея бросилась.
Застывший от изумления Квирелл, вытаращился округлившимися глазами на Платиновую парочку. Мальчик-который-выжил, Избранный герой волшебного мира и парселтанг — это никак не связывалось в его голове.
А в Большом зале замка Хогвартс наступила неестественная тишина. Все застыли как статуи. Входная дверь распахнулась и влетел ало-золотой феникс Фоукс.

––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––
Как правило, судья отдаёт команды во время соревнования на французском языке. Различаются следующие команды:
* En guarde! (Ан гард! — К бою!) Сигнал о подготовке к соревнованию. Участники поединка должны занять позиции каждый за своей линией начала боя.
** Êtes-vous prêt? (Эт ву прэ? — Вы готовы?) Судья задаёт вопрос перед началом боя обоим участникам. Участник, не готовый к бою, должен подать сигнал судье, топнув ногой и подняв оружие вверх.
*** Allez! (Алле! — Начинайте!) Сигнал о начале боя. Участники вправе начать движение.



Без паника!!!
 
kraaДата: Четверг, 10.06.2021, 18:13 | Сообщение # 33
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2906
« 1673 »
Часть 23

Распахнув свои тёмно-серые крылья, с когтем на верхнем суставе, медленным шагом в зал прошествовал сам Асмодей в своей «человеческой» ипостаси.
Он был красив. Вся его суть лучилась силой, жестокостью и ненавистью. Издревле его считали одним из главных повелителей Зла, но все знали его противоречивый характер. Он был покровителем мести и ревности, но своё слово он держал с той же ревностью, с которой стремился к разрушению всего под небесами: семей, дружбы, верности.
Гермиона ждала от Асмодея всего самого изворотливо мерзкого. Всегда, когда он вступал в битву Тысячелетия, случались самые что ни на есть ужасные катаклизмы на Земле. Из-за него погибли не одна и не две древние цивилизации.
На этот раз она подловила его заранее и победила очень малой кровью, лишив Демона Братства его излюбленных козней — натравить друг на друга могущественные державы, вооружив и тех, и других оружием настолько разрушительной силы, что это грозило разрушением самой планеты.
Ха-ха, интересно, что скажет на этот раз её противник.
Он остановился в нескольких метрах напротив неё и посмотрел на тоненькую белокурую кудрявую девчушку. Потом взгляд его стальных серых глаз переместился направо и чуть позади неё и она сдвинулась тоже правее, прикрыв собой одиннадцатилетнего темноволосого мальчика — Гарри Поттера, своего молоденького и неопытного женишка.
Тряхнув своими длинными до плеч тёмными волосами, сверкнув кончиками острых, как иглы, рогов на голове, Асмодей странно улыбнулся.
— Ого-ого, кого я вижу — Гермеса и Гермиону! Неожиданно. Я думал, я надеялся, что вам не суждено было снова, после того промаха с Атлантидой, сойтись вместе, — прозвучал ехидный голос Архидемона. — Было забавно следить, век за веком, как вы ищете, находите, но не узнаёте друг друга. Что ж, я признаю свой проигрыш на этот раз, Вестники Бога!
Он бросил свой, вынутый как из воздуха, чёрный, сотканный из истинной тьмы меч им к ногам и склонил свою увенчанную рогами голову. Чёрные пряди прямых волос ниспадали по обе стороны его бледно-голубого лица, делая его чем-то похожим на окаменевшего из-за застывшего времени Снейпа.
Гермиона, толкнув назад Поттера, нагнулась и, взяв обеими руками меч Победы, с торжествующим кличем подняла его над головой. В её руках меч изменился, с него стекла тьма и он засиял ярким золотым светом, который осветил весь Большой зал, раздвинув его стены до самого горизонта. Рядом с парой первокурсников начали возникать остальные Хранители. Последним появился Янус в своей истинной двуликой ипостаси, став в точности между Асмодеем и ликующей Гермионой.
— Боитесь, да? — загоготал громоподобно Архидемон. — Бойтесь! Потому что есть, за что.
— Мы победили в Битве, Асмодей! — выкрикнул Янус двуликий. — Гермиона перехитрила тебя, подловила во время подготовки, ты признал себя побеждённым. Меч Силы передал нам, Светлым Хранителям. Забирай своё Братство и всех мелких сошек и уходи с этого плана. Земля наша на следующее тысячелетие.
— Так-то оно так, Янус, враг мой, — ухмыльнулся Асмодей и клыки в его рту сверкнули белизной. — Но «ваше» тысячелетие начинается через почти что девять лет! Ты понимаешь это или нет? Я всё сделаю так, как предписано. Всё, как ты и повелел — заберу моё воинство. Но не вы ли показали нам всем своё ДВУЛИЧИЕ, враг мой, когда проигрывали? Уходили на небеса, оставив на Земле сыновей и дочерей своих. Нефилимов этих, Христов и прочих. Каждый раз оставляли, хотя божились, что никого, кроме Хранителей-наблюдателей, на Земле нет, а?
Гермиона бросила взгляд в сторону своих напарников и заметила их смущение. Разве Асмодей прав? А, если он — Демон зла, прав, где разница между Светом и Тьмой? И что уготовил им её противник в Битве?
— Признаю твои претензии! — прозвучал голос Януса и Гермиона вспылила.
— Замолчи, Янус! — закричала она. — Битву выиграла я. Я решаю все вопросы Договора следующего тысячелетия. Отойди и дай мне договориться с моим уважаемым противником.
Вдруг лицо Януса, обращенное до этого к ней своей доброй, человеческой стороной, поплыло и превратилось в свою очень рассерженную версию.
— Смотри, Гермиона, не наделай глупостей! — зарычал он.
— Просто отойди, а? Я знаю, что делать, не путай меня с одиннадцатилетней девочкой, которую видишь перед собой.
Взяв Гарри за руку, она прошла вперёд, обойдя рассерженного Януса, и остановилась напротив озадаченного Асмодея.
— Я даю тебе эти восемь с чем-то лет, Асмодей. Ты можешь зачать нескольких сыновей и дочерей, но все они будут смертные. Обычные смертные. Своих Наблюдателей предупреди, что границ дозволенного пересекать они не должны. Всё-таки, Землю со всем живущим на ней создал Творец и он хочет сохранности своего детища. Я чётко вижу направление твоей изощрённой деятельности на будущее, но твои технологические новинки, которые ты уготовил оставить после себя, уничтожат человека, как такового. Ты этого хочешь?
Внезапно аура архидемона резко изменила свой окрас из спокойного серо-голубого на ярко-красный цвет.
— Я их ненавижу, обезьянок этих. Творец создал их, играя с эфиром, наделив каждого крупицей своей сущностью и возлюбил свои игрушки больше нас с вами, своих детей.
— Ты не имеешь право критиковать Создателя, Асмодей! — крикнула темнокожая девушка, Хранительница Африки. — Умерь свою непокорность, а то возгоришься сам, как возгорается твой фамильяр Фоукс.
— Я людей, всё равно, ненавижу. Думаю, только с нами, живущими на ней, Земле будет лучше…
— А зачем, тогда, задумал перенаселение планеты человеками, говори! — спросил Гарри-Гермес. — Вижу огромные проблемы людей в первых десятилетиях «нашего» тысячелетия.
Асмодей сфокусировал взгляд на тощем, поджаром парнишке, стоящим со своей Гермионой и держащим её за руку. Как жаль, что эти двое нашли, наконец, друг друга в качестве Хранителей. Без этого Поттера, Гермионе не было бы так легко переиграть Демона Братства.
— Когда в прошлых битвах выигрывали вы, сторона Света, человечество чуть ли не исчезало из лица планеты. Забыл уже про Гиперборею, континенты Му, Гондвану. Посмотри на Антарктиду, на Сахару — это всё дело ваших рук. Так, что не бросай лишних обвинений, Гермес Трисмегист, или назвать тебя Меркурием? Я больше вашего стараюсь сохранить детище Создателя, сколь бы не обижался на него за неодинаковое к нам и к людям отношение.
— От технологий не откажешься, да?
— Нет. Не откажусь. Дайте мне пятьдесят-сто лет времени на эксперимент. Если всё начнёт срываться к… хе-хе, чёртовой матери, я согласен на компромисс в следующей Битве Тысячелетия, если вы проиграете.
— Ты не имеешь права говорить от имени… — начал было Янус, но его прервали.
— Имею полное право говорить, заключать договоры и пакты от имени самого Люцифера! — прогремел голос Асмодея. — Так, что, Гермиона, договариваемся?
— Залог твоего слово дай!
— Что хочешь в залог?
— Отдай мне Фоукса, — ухмыльнулась белокурая девочка и маленький клык сверкнул в её рту. Гарри Поттер округлил глаза и тоже ухмыльнулся. — Мы, Хранители, одной крови. Фоукс мне подчинится.
Асмодей как-то вдруг потерял мощь давления своей силы. Его аура вернула первоначальный окрас «голубиного крыла» и он, погладив рукой перышки на головке огненно-золотой птички, шепнул ей что-то и та, резко вскрикнув, перелетела на плечо темноволосого мальчика.
Парень поднял правую руку, позволив фениксу клюнуть палец до крови, скривился от боли, но стерпел.
— Будешь в следующем тысячелетии птицей Света и Добра, Фоукс, — сказал он.
Феникс курлыкнул и прислонил голову к щеке Поттера.

Внезапно, всё в Большом зале вернулось в свой изначальный обычный вид. Исчезли все высшие сущности, стены вернулись на свои места, потолок опять сжался, хотя продолжал показывать туманное небо Оловянных Островов.
На дуэльном подиуме чёрная, выпрыгнувшая из палочки Драко Малфоя змея растворилась в воздухе, оставив на своём месте напружившуюся жабу. Дрыгнув ногой, жаба эта постепенно пришла в себя, квакнула, обернувшись животиком вниз, подскочила и превратилась в испуганного, покрытого странной слизью Рональда Уизли.
Он некоторое время судорожно вдыхал воздух и оглядывался вокруг с удивлением.
А потом закричал со всей силы.

К О Н Е Ц



Без паника!!!
 
kraaДата: Четверг, 10.06.2021, 18:17 | Сообщение # 34
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2906
« 1673 »
По поводу этой моей истории могу сказать две вещи:
Первая - мне досталась гениальная бета! Образованная, высоко интелегентная, понимающая меня с первых слов. Умница и красавица. Парни, завидуйте ее мужу!
Вторая - вот такой у нас ХЭ получился. Вроде, все хорошо, победила Светлая сторона, но все настолько неоднозначно, что пугает.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Четверг, 10.06.2021, 18:17
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Кристальный браслет. (Джен.)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск: