Армия Запретного леса

Среда, 01.04.2020, 05:57
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Вира за демона. (макси|| R || ГП\НжП\ГГ)
Вира за демона.
WitchmasterДата: Среда, 14.10.2009, 19:09 | Сообщение # 1
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Название: Вира за демона.
Автор: Witchmaster
Бета: Да, она нужна.
Рейтинг: R
Размер: Макси
Персонажи: ГП/НжП/ГГ
Жанр: Darkfic
Статус: в работе
Саммари: Теперь пребывание в тени жизненно необходимо для меня. Никогда бы не подумал, что, открыв входную дверь своего дома, можно получить столько неприятностей. Но я просочусь за спины врагов и сделаю так, чтобы они пожалели о том, что решили пересечься со мной. Хотя не так легко исчезнуть с глаз, если ты – Гарри Поттер.
Дисклаймер: Всё написанное принадлежит мне и никому больше. Позаимствованные громкие имена и вселенная - лишь прикрытие.
Обсуждение: Здесь





Black Guards
 
WitchmasterДата: Среда, 14.10.2009, 19:10 | Сообщение # 2
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Пролог.

Черный ворон опустился на сухую ветвь старого дерева. Над его головой нависало беспроглядное ночное небо, на котором не было ни звёзд, ни луны. Мрачные тучи, поглотившие собой звёзды, скрыли от глаз птицы очертания всего окружающего, но ворон слишком хорошо знал это место, чтобы ошибиться.
Неожиданно из-за стены, оплетенной терновником, полилось слабое сияние. Оно ровно сочилось сквозь стыки камней, вырисовывая во мгле очертания прямоугольной двери. Послышался тихий шипящий голос, и заслонявшая вход стена осыпалась каменной крошкой. Свет стал ярче, а испуганный ворон, каркнув, попытался скрыться в ночи. Но как только он взмахнул крыльями, прозвучал второй голос, и мертвая птица бесформенной грудой перьев рухнула куда-то в темноту.
— Что ты делаешь, Кэролайн? Нас в любую минуту могут обнаружить! — произнёс голос. После чего, ломая заросли, из туннеля показалась фигура, облачённая во что-то смутно напоминающее плащ с капюшоном. Освещая себе путь палочкой, она неслышной походкой приблизилась к дереву, пытаясь найти убитого ворона.
— Алэйн, у нас большие проблемы! Я уверена, что это не просто птичка — это один из авроров, которые преследовали нас. — Позади возникла вторая фигура, одетая так же, как первая. В отличие от сестры, девушка держала палочку в руке и даже не пыталась зажечь свет. — Я узнала его, у него такой же гадкий нос, как и клюв этой птицы.
— Но как они догадались, что туннель ведёт в этот заброшенный парк? — Голос Алэйн был спокоен и не выражал никакого волнения, лишь лёгкий интерес.
— Не забывай, мы находимся в чужом мире, где правят маги, а у них свои законы, — вынув из кармана кроваво-красный пузырёк, Кэролайн бросила его сестре.
— Ты уверена? Это ведь последний «Энергетик».
Легко поймав ёмкость, девушка немедленно открыла ее — из горлышка поднялся густой пар, обладающий невероятно приятным запахом. Кэролайн только улыбнулась, глядя, как спутница послушно выпила половину содержимого.
— Скажи, ты уже почувствовала их? — наблюдая, как Алэйн слегка задрожала, спросила Кэролайн.
— Да, они совсем рядом. Держу пари, уже засекли нас, — отдав сестре пузырёк, она повернулась куда-то в сторону. — Покончим с ними, и все дела?
— Нет, даже наличие силы не делает этот мир доступным, здесь мы смертны.
— Тогда бежим! — вскрикнула спутница, хватая сестру за руку.
Откуда-то из глубины леса вылетела раскаленная огненная сфера и попала туда, где секундой ранее стояла одна из девушек. Теперь обе сестры мчались через рощу, наступая на сухие опавшие листья и пытаясь отыскать тропинку.
Заметив, что спугнули жертв, авроры начали действовать в открытую, аппарируя и пытаясь сразить беглецов магией. Но, увы, зелье в несколько раз ускорило реакцию девушек, и одолеть их было практически невозможно.
Преследуемые лучами заклинаний они огибали поставленные на ходу ловушки и продолжали мчаться по ночному парку, даже не пытаясь сопротивляться давлению авроров.
Выбежав к озеру, они всё же отыскали заросшую змеящуюся тропу, уводящую куда-то в сторону. Путаясь в траве, девушки побежали быстрее.
Но теперь, когда на пути встречалось меньше зарослей, аврорам не составило труда окружить их, и поэтому вскоре сестрам пришлось остановиться и занять оборонную позицию. Сколько они ни старались перейти в контратаку, им ничего не удавалось — маги были слишком хорошо обучены и отражали все их слабые попытки образовать брешь в оцеплении.
— Прекратить, — послышался грубый мужской голос, и все авроры, как один, выставили перед собой защиту, окружив девушек плотными кольцом, последние заклинания которых просто срикошетили в небо.
Человек, приказавший прервать наступление, выделялся среди людей в тёмных одеждах, но не красным камзолом. Нет. Дело было в другом: от него веяло властью, силой и еще чем-то сверхъестественным. Когда он вошел в круг, его лицо осветило тусклым сиянием, темная бородка и горящие глаза выдавали в нём хищника, а небольшой ровный шрам, рассекающий бровь над правым глазом, только подтверждал немые догадки.
— Ну что, девочки? Побегали и довольно. А теперь отдайте то, что забрали, — спокойно проговорил он.
— И что тогда? — усмехнулась Алэйн.
— Интересный вопрос, — глядя в их лица скрытые капюшонами, он поднёс палец к нижней губе. — Ведь мы, светлые маги, наверное, должны будем отпустить вас?
— Наверное, — выпалила Кэролайн.
— Я предлагаю альтернативу — мы просто убьем вас, и не будет никаких иголок под ногтями и других надругательств.
— С чего такая щедрость? — съехидничала Кэролайн.
— Мы должны согласиться? — удивилась Алэйн.
Девушки стояли рядом, прижавшись друг к другу спиной, и напряженно размышляли, как найти выход из сложившейся ситуации.
— Если вы будете сопротивляться, быстрой смерти не получится, — насмешливо заявил незнакомец.
— У вас не хватит сил, чтобы справиться с нами, — уверенно ответила Алэйн.
— Учитывая, что перед нами два высших демона, в рукавах которых полно козырей, я думаю, у нас получится. Ведь это была всего лишь преамбула.
Девушки были в некотором замешательстве: оказывается, эта раса не так уж и беспомощна, как казалось на первый взгляд.
— О, — увидев их замешательство, мужчина засмеялся. — Вы, наверное, удивлены, что мне известно, кто вы такие, и что находитесь в запрещенной параллели? Простите, но работа у меня такая — знать.
Теперь девушки поняли, что эта неприятность может стать последней. Решив, что придется импровизировать, они подали друг дружке условный знак. Взмахнув палочкой, Кэролайн бросилась на незнакомца, пока Алэйн, пытаясь отвлечь авроров, разбила шарик, поглотивший окружающий их свет.
Кэролайн прекрасно видела во тьме, а потому надеялась на эффект неожиданности, но к ее удивлению, не она одна обладала такими способностями. Еще до того, как из палочки вылетел луч, сильная рука схватила за кисть и изменила направление заклинания, после чего аврор дернул девушку к себе и обхватил рукой шею. В секунду Кэролайн осталась без оружия и начала задыхаться. Наблюдая за тем, как второму демону удалось проломить кольцо оцепления, он проговорил простенькое заклинание, призывая украденную побрякушку, а когда почувствовал в ладони тяжесть холодного металла - отправил пропажу в карман. Следующим жестом он направил палочку в спину своей пленницы и почти ласково прошептал ей на ухо: «Прощай, демон». Потом последовала вспышка, и тело Кэролайн упало в мягкую листву.
Не успел незнакомец настигнуть Алэйн, как тьма рассеялась. Увидев, что сестра неподвижно лежит на земле, девушке не оставалось ничего кроме как на время исчезнуть в междумирье. Применив очередной шарик, она ускользнула прямо из рук мужчины.
— Черт бы побрал этих демонов с их спецификой! Проглядишь что-то одно, и это может стоить тебе жизни, — выругался незнакомец, запуская руку в карман. — Сэтан, иди сюда, Кирк, проверь тело, остальные, будьте начеку, — раздавал команды он.
Секундой позже рядом оказался высокий худощавый аврор с обветренным лицом.
— Да? — осведомился он.
— Похоже на то, что нам нужно, — сказал мужчина, бросив подчиненному бляшку, которая слабо блеснула в тусклом свете палочек.
Ловко поймав вещицу, новоприбывший скрупулёзно осмотрел её, после чего испытал несколькими непонятными заклинаниями.
— Очень хорошая подделка, — холодно ответил Сэтан.
— Что с девушкой? — словно не слыша ответа, спросил главный аврор.
— Мертва, — ответил второй подчинённый.
— А жаль, я надеялся, что выживет.
— Заберём и обследуем? — спросил Кирк.
— Без надобности, мы поймаем вторую у выхода, всё равно она никуда не денется отсюда. А когда придёт к порталу, тогда и получим то, что нужно, — возразил Сэтан.
— Верно, — согласился бородач. — Тогда ставьте ловушку, и возвращаемся в Министерство.
Две минуты спустя авроры аппарировали. В парке снова наступила мёртвая тишина, которую нарушал лишь слабый шелест листьев, подбрасываемых слабым летним ветром. Мгновением позже засветился слабый огонёк на конце палочки Кэролайн. Нарисовав сложную фигуру, девушка сняла ловушку, оставленную противниками.
Тяжело дыша, она тихо позвала сестру, и из воздуха возникла Алэйн.
— Как ты? — спросила она, глядя на сидящую на земле Кэролайн.
— Изгнание, — вяло ответила она.
— Проклятие, — ругнулась Алэйн. — Я рассчитывала, он не додумается, — сказав это, она попыталась поднять сестру с земли.
— Талисман у тебя? — спросила Кэролайн, подымаясь на ноги. Ответа не последовало, но девушка знала, что на лице сестры, скрытом под капюшоном, просияла улыбка. — Тогда еще не всё потеряно.
— Что у тебя на уме?
— Несмотря на то, что эти мерзавцы многое знают о нас это еще не всё. Они ведь не поняли, что я не мертва, кроме того, они надеются поймать тебя у портала с той частицей талисмана, которую мы у них забрали, и я просто уверена, что они поставят маяк, чтобы засечь «Омегу».
— К чему ты клонишь?
— Учитывая, что мне всё равно придётся найти носителя, я заберу «Омегу», а ты найдёшь «Альфу» и спокойно вернёшься в наш мир.
— Верно, они ведь не знают о второй части амулета, но я всё равно не понимаю — как тебе удастся скрыть ту частицу, которую нам удалось достать?
Наклонившись ближе, Кэролайн что-то тихо прошептала на ухо сестре, после чего отстранилась, уже сжимая «Омегу» в руке.
— Всё верно… тогда остается лишь пожелать тебе удачи, — ответила Алэйн.
— Тебе она тоже не помешает, — ответила сестра, после чего её окутало облако зеленоватого дыма, из которого, взмахнув огромными крыльями, взмыла в воздух большая чёрная птица с воротником с острыми длинными перьями, торчащими в разные стороны. Слившись с темнотой, она практически сразу исчезла из поля зрения, оставив Алэйн одну. Секундой позже девушку накрыло таким же тёмным облаком.




Black Guards

 
WitchmasterДата: Среда, 14.10.2009, 19:10 | Сообщение # 3
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Часть первая: Невеста Душегуба.

Глава 1. Неприятности начинаются.

Апатия. Вот что поселилось в сердце Гарри Поттера спустя два месяца, проведённых в заточении на Тисовой улице. Боль, поначалу полыхавшая внутри подобно языкам пламени, притупилась, а кошмары, возвращавшиеся каждую ночь, стали привычными. Теперь, просыпаясь рано утром, он в который раз отмечал, что холодной испарины нет, а постель остается ровной. Родственники перестали обращать на племянника внимание, понимая, что это не сулит им ничего хорошего. И, тем не менее, глава семейства постановил, что им незачем держать в доме нахлебника, а потому Поттер должен отрабатывать своё содержание, по словам дяди, совсем не хлопотной работой по дому.
Дамблдор — вот причина всех бедствий. Старик снова оградил Гарри от магического мира, аргументируя это лишь тем, что так пока нужно. А когда настанет время, он возьмёт его в ученики, но прежде нужно было провести еще одно лето у Литтл Уингинге. Скорее всего, он надеялся, что Поттер проведёт это время в благоговении предстоящим занятиям. Отнюдь, оставшись один, парень снова стал переосмысливать свою жизнь и небезрезультатно. Понимание, что всё вокруг него построено на лжи, что он лишь слепец, марионетка, ничего больше, стало доминантой к решению бежать с Тисовой улицы. Подоплекой послужило еще и то, что одним прекрасным утром он понял, что Министерство больше не имеет власти над дементорами. Забавно, но информацию он получил не от друзей и не от Ордена, источником стал телевизор в гостиной, на который Гарри даже не взглянул, если бы не крик дяди Вернона: «Ненавижу рокеров». Отстранённо хихикнув, подросток повернулся, чтобы посмотреть на причину такой бурной реакции, и остолбенел, уронив чайник на пол. Из экрана прямо на него смотрело бледное лицо с острыми чертами, обрамлённое бесцветными длинными волосами, а холодные серые глаза, казалось, видят его насквозь. Изображение Люциуса Малфоя сменилось другим Пожирателем, и внутри у Гарри всё похолодело. Как вещал динамик, сегодня из тюрьмы где-то на юге Шотландии бежали десять рокеров. Всех граждан призывали быть бдительными, и сообщать любую информацию о беглых преступниках в полицию.
— Что ты наделал, недоумок? Этот предмет искусства был подарен мне… — дальнейшее брюзжание дядюшки Гарри просто не слушал, понимая, что пока тот в шоке, лучшего момента ускользнуть не предвидится.
Пнув большой осколок, попавший под ноги, Гарри бросился в свою комнату, намериваясь забрать необходимые вещи и как можно скорее покинуть этот ненавистный дом, в котором он находился как муха под увеличительным стеклом.
Сборы не заняли много времени: свалив все разбросанные по комнате вещи в чемодан, Гарри направился к выходу. Верно рассудив, что Хедвиг отыщет хозяина во что бы то ни стало, тяжело пыхтя, Гарри потащил чемодан к выходу, но, как только его рука легла на ручку двери, внизу раздался звонок. Подумав, что сейчас не время для почты, Гарри в два прыжка оказался у окна и выглянул наружу. На пороге стояла худощавая фигура, плотно запахнутая в тёмный плащ. По спине пробежали мурашки, а сердце застучало чаще, когда он понял, что это далеко не гости из Ордена. Хотя и Пожиратели не являлись в одиночку, Гарри, однако, был уверен, что незнакомец пришел именно к нему. Открылась входная дверь, и послышалось недовольное ворчание дяди Вернона, но еще секунда, и оно было прервано вспышкой заклинания. Сердце Гарри заколотилось в груди, когда он увидел, что фигура перешагнула порог.
Достав палочку из внутреннего кармана брюк, парень принялся в панике размышлять. У него оставалось несколько секунд, чтобы подготовиться к нежданной встрече, а в голову, как назло, не приходило ничего дельного.
Послышался скрип лестничных ступеней, и Гарри не нашел ничего лучше, чем скрыться за дверью и затаить дыхание. Он буквально чувствовал, что тёмная фигура стоит возле его комнаты, но ничего не происходило. Едва дыша, парень уловил тонкий аромат парфюма, что стало последней стадией удивления, перемешанного со страхом. В следующий миг дверь резко распахнулась и, ударившись о стену, едва не сошла с петель. В комнату влетел небольшой шарик и, стукнувшись об пол, взорвался, ослепив Гарри вспышкой света. Спустя миг из его рук выхватили палочку, а самого сбили с ног. Больно ударившись о тумбочку, он увидел, как белоснежный ослепляющий свет разбавляется черными кругами. Глаза слезились, и, казалось, что голова треснет.
Спустя несколько минут, когда зрение вернулось, Гарри заметил, что оконные шторы плотно задернуты и едва пропускают в комнату дневной свет, но этого было достаточно, чтобы увидеть незнакомку, безмятежно сидящую на краешке кровати.
— Добрый день, мистер Поттер, — мягко обратилась она, глядя куда-то вдаль.
— Не сказал бы, что он добрый, — бесцветно ответил Гарри, потирая ушибленный затылок.
— Уж поверьте, для вас он пока добрый, — все так же добродушно ответила незнакомка, от чего сложилось впечатление, что она что-то выжидает.
— Что с моими родственниками? — холодно спросил парень.
— Спят, — коротко ответила она, едва повернув голову и, казалось, усмехнулась.
— И надолго?
— Пока мы не решим с вами одно маленькое дельце.
— А известно ли вам, что этот дом охраняется и, что вскоре сюда прибудет отряд авроров? — Похоже, блеф не удался, потому что в этот раз её улыбка стала шире.
— Действительно, ваша охрана очень обрадовалась, когда ей предложили легкую наживу.
— Что вы имеете в виду?
— Скажу лишь то, что так называемый охранник будет задержан подразделением авроров, а остальное вам знать не обязательно.
— Значит, мне нет смысла бежать? — полюбопытствовал он, поднимаясь на ноги, так как лежать на полу было, по крайней мере, не совсем удобно.
— Значит, нет, — ответила незнакомка.
— И мы не расстанемся с вами, пока я не выполню то, что вы хотите?
— Получается, что так, но, увы, расстанемся мы с вами нескоро.
— Вы посветите меня в причины вашего визита? И кто вы такая, в конце концов?! — не выдержал Гарри.
— Этого вам знать тоже не обязательно.
— Тогда я намерен дать отрицательный ответ, — ухмыльнулся Гарри, понимая, что если бы его хотели убить, то сделали бы это раньше, а теперь стоит пролить свет на то, во что его пытаются втянуть. Нет, на то, во что он уже вляпался.
— Думаю, вы пока не осознаёте, чем чреваты ссоры со мной, — безмятежно сказала она, будто ничего другого и не ожидала. Гарри напрягся, ощутив, что находится во власти своей гостьи. И если бы не воля случая… В следующую секунду в окно ударило что-то тяжелое, и, пока девушка обернулась на шум, он рванул к распахнутой двери. В один прыжок оказавшись у лестничной площадки, парень уже собрался было сбежать вниз, но увиденное заставило его похолодеть.
Отшатнувшись и тяжело дыша, Гарри оценил всю тонкость сложившейся ситуации. Внизу стоял человек в черном дорожном плаще, капюшон которого надёжно скрывал его лицо, но даже он не скрывал блеска ярко-красных глаз с вертикальными зрачками. Пришедший вряд ли был настроен на долгие разговоры, так как одним резким движением вынул из заплечных ножен длинный одноручный клинок с какими-то странными символами. Однако, отчаянно пятясь назад, Гарри не стал вникать в их значение.
Когда незнакомец сделал шаг и стал на первую ступеньку, ситуация стала критической: на лестничную площадку стремительно выбежала девушка. Похоже, человек внизу был сейчас последним, кого она хотела видеть, но, так или иначе, она схватила Гарри и приставила к его шее палочку:
— Стой, или я убью его!
За то время, которое было отведено Гарри на размышление, он не успел понять ровным счетом ничего. Вопросы, калейдоскопом сменяющие друг друга, скорее всего, так и останутся без ответов, ведь оба гостя почему-то норовили убить его, а кто именно это сделает, не имело значения.
Возможности покинуть этот дом невредимым пока не представилось.
— Это ведь просто человек и, скорее всего, он нужен тебе. А мне он зачем? Одним больше, одним меньше, — прозвучал в ответ безразличный голос.
— Верно, но, тем не менее, он стоит между мной и тобой, так что пока ты насадишь его на свой шампур, я успею отправить тебя восвояси, — спокойно ответила незнакомка, глядя, как противник бесшумно делает еще шаг наверх.
— Маленькая глупышка, — захохотал он. — Я — Хранитель этого мира, и ты не сможешь противостоять мне, каким бы сильным демоном ты не была.
Разговор принимал опасный оборот. Гарри стоял, не зная, что и думать.
«Демон, Хранитель мира, причем тут я?» — подумал он.
— Возможно, — отозвалась девушка. — Но чего мне стоит сбежать от тебя? — с этими словами она быстро затянула Поттера обратно в комнату и, толкнув его на кровать, разбила на пороге еще один шарик, только в этот раз вспышки не последовало, а если быть точнее, не произошло ровным счетом ничего.
Через несколько секунд в дверном проеме показался человек, и Гарри уже приготовился отдать богам душу, потому что их разделяла всего пара футов. Но полной неожиданностью для парня стало то, что так называемый «Хранитель» застыл за порогом и даже не шелохнулся.
— Хороший фокус, но жаль, что недолгий, — сконцентрировавшись, убийца начал бормотать какие-то слова, от которых, казалось, задрожали стены, волны магии пронизывали комнату.
— Слушай сюда… — девушка наклонилась к Гарри почти вплотную, и ее дыхание горячей волной обдало лицо.
«Неужели она действительно демон?» — совсем не к месту пронеслось в голове.
…— Сейчас ты возьмёшь это… — с ее кожаной перчатки на его руку скользнул холодный медальон-полумесяц на длинной цепочке, — и, выпрыгнув в окно, отправишься туда, где будешь в безопасности. Ему нужна я, так что ты сможешь спокойно убежать. Понял?
— Понял, — оторопело ответил парень.
— Тогда на счет три. Три! — Заклинание ударило в оконную раму и выбило её вместе со стеклом, после чего в образовавшемся проёме скрылся и Гарри. До земли было всего ничего, разве что можно было порезаться об осколки изувеченной рамы.
Мягко приземлившись на траву, щедро усеянную щепками дерева и кусками битого стекла, Гарри припустил вниз по улице. Он долго мчался, не оглядываясь, надеясь подальше убежать от этого ужаса, оставшегося за спиной. Достигнув парка, он облокотился на старое дерево и немного отдышался, размышляя над тем, что за кошмар ворвался в его жизнь и, надеясь забыть о нём, как о страшном сне. Отдохнув, парень побежал дальше; до трассы было рукой подать.
Спустя пятнадцать минут, он, как заправский попутчик, остановил машину, которая направлялась к Лондону, единственному месту, где можно было найти сравнительно безопасное убежище…




Black Guards

 
WitchmasterДата: Среда, 14.10.2009, 20:20 | Сообщение # 4
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 2. Девятая спица.

Вопреки убаюкивающему рокоту мотора и мягкости сидений, Гарри так и не удалось уснуть. Всю дорогу он провел как на иголках, опасаясь, что сейчас стал слишком уязвимой целью, ведь при нем не было даже палочки, не говоря уже о деньгах, чтобы заплатить за дорогу. На вопрос водителя, чем он собирается рассчитываться, Гарри ответил, что за него заплатят на месте доставки, а точнее, на площади Гриммо. Так что выбросить незадачливого попутчика водителю помешала лишь алчность и то, что они уже проехали большую часть дороги.
Однажды ему даже показалось, что за ними кто-то гонится: небо вокруг потускнело, а потом что-то ударилось о крышу автомобиля. Выслушав ругань водителя, Гарри стал пристальней смотреть по сторонам, но вскоре оставил свою затею, решив, что это была какая-то сумасшедшая птица, а его опасения связаны с недавними событиями.
Солнце уже начало клониться к горизонту, когда они достигли окраин Лондона. Еще одним положительным моментом стало то, что водитель проезжал как раз через нужную площадь, так что Гарри доехал до места назначения без лишних расспросов.
— Ну и где те, кто должен был тебя встретить? — грозно спросил мужчина, останавливая машину и еще раз неодобрительно окидывая взглядом мешковатую, не по размеру большую одежду парня.
— Сейчас выйдут, они живут в двенадцатом доме… — и только ляпнув это, Гарри понял, какую совершил глупость: с места их парковки прекрасно было видно номера домов.
— За дурака меня держишь, маленький поганец? — сказав это, водитель схватил «безбилетника» за шиворот. — На этой площади никогда не было дома с таким номером.
Сделав вывод, что он снова серьезно вляпался, Гарри промычал что-то невразумительное в свою защиту, но тучный мужчина вряд ли принял это за достойное объяснение и продолжил:
— Сейчас отвезу тебя в ближайший участок и узнаю, из какого приюта ты сбежал. Господи, о чем я только думал, когда останавливал машину? — обратился он к небу, после чего, повернув ключ зажигания, приготовился развернуться. Гарри беспомощно откинулся на спинку сидения, понимая всю безвыходность сложившейся ситуации. Но за секунду до того, как водитель нажал на педаль газа, в окно постучали. За стеклом стоял высокий мужчина в черной мантии, из-под капюшона которой выбилась прядь длинных черных волос.
— Забавные нынче дворники пошли, — прокомментировал водитель, опуская стекло. И только теперь Гарри заметил, что незнакомец, стоявший на тротуаре, сжимает в перчатке метлу не самой последней модели. — Чем могу служить, сэр? — поинтересовался шофер.
— Я забираю мальчишку, сколько я вам должен? — спросил холодный голос, принадлежавший человеку, которого Гарри надеялся увидеть меньше всего и был крайне удивлён, что все-таки рад этой неожиданной встрече.
— Нет, — невозмутимо ответил водитель. — Он поедет со мной, а полиция разберется, кто должен забрать его.
— Всегда удивлялся маггловскому упрямству или, правильней будет, дурости, — всё так же холодно проговорил Снэйп.
— Как вы меня назв…
Предложения водитель не закончил, потому что алхимик резко выхватил палочку и, направив её на мужчину, использовал несколько невербальных заклинаний. В результате глаза маггла затуманились, а сам он застыл как громом пораженный.
— Выходите, Поттер, — бесцветно сказал Снэйп, ударив палочкой по метле, которая тут же исчезла.
Открыв дверцу, Гарри встал отекшими от долгого сидения ногами на тротуар и хотел было поблагодарить профессора, но тот не дал ему даже рта раскрыть, оборвав не начатое предложение своим недовольством:
— Вы — жалкое ничтожество, я был неправ, когда сказал, что вы похожи на своего отца. Вам далеко до него, вы ведь даже от маггла не способны защититься, а еще Избранный, — с этими словами он развернулся и пошел туда, где должен был появиться дом Сириуса.
Слова Снэйпа глубоко задели Гарри, но по сути своей алхимик оказался прав, и не было смысла возражать, особенно после того, как этот ублюдок спас его. Лучше было бы остаться с магглом. Опустив голову, Гарри последовал за профессором, размышляя о своем.
Когда появился знакомый старый дом с тёмными окнами и облупившимися от времени стенами, под сердцем неприятно кольнуло. Они поднялись по покрывшимся вековой грязью ступенькам, и рука Северуса легла на дверное кольцо, выполненное в форме змеи, поедающей собственный хвост. Молоточек несколько раз ритмично опустился на поверхность черных поцарапанных дверей. Странно, но до сих пор парень так и не понял, какое отношение змея имеет к родовому имению. Сомнительно, что этот знак олицетворял лишь зло и порок, свойственный семейству Блэк. Внутри послышался скрежет многочисленных замков и цепей, после чего двери бесшумно отворились, скорее всего, кто-то щедро смазал им петли, потому что на памяти Гарри каждое их скрипящее отворение ассоциировалось с непонятным страхом и паникой. Теперь же все было иначе — дом казался склепом, и было трудно поверить, что здесь кто-то по-прежнему живет.
— Что вы копаетесь, Поттер, или вам особое приглашение нужно? — поторопил Снэйп, пропуская его вперёд.
Как только Гарри шагнул внутрь, в нос тут же ударил скверный запах гнили и древесной трухи, от которого во рту появился неприятный горьковатый привкус. Несмотря на все старания Ордена, дом, как и прежде, оставался запустелым: звуки шагов тонули в пыльном ковре на полу, а старые лампы бросали на выцветшие обои тусклый свет, от чего те казались еще более потрепанными. Большую часть картин сняли, и теперь на их месте виднелись светлые пятна, повторявшие контуры рам. Похоже, сам дом умирал от потери последнего хозяина.
Пройдя вглубь коридора, словно в пасть какой-то неистовой твари, Гарри был остановлен окликом Снэйпа:
— Стойте! — Гарри обернулся и виновато посмотрел на профессора. — Что вы как размазня, Поттер? Надеюсь, вы не собираетесь поразить меня еще одним своим умением — плакаться над своей убогой судьбой?
— Не надейтесь, — тихо ответил Гарри.
— Не знаю, где Тёмный Лорд увидел в вас соперника, но он явно прогадал. А теперь марш наверх: последний этаж, первая дверь слева, может, увидите там знакомого оборотня, а я пока должен известить директора, что наш неповторимый мальчик нашелся. И еще, — зельевар почти вплотную наклонился к его лицу. — Не знаю, какие гормоны спровоцировали вас на эту бездумную выходку, но если это повторится снова, я сильно помогу Темному Лорду, убив вас самолично. А теперь ступайте, — ядовито добавил он.
Поднимаясь наверх по скрипящим ступенькам, Гарри размышлял о случившемся. Отчего-то он сомневался, что кто-то поверит в его историю с демонами и хранителями миров, так что нужно было искать альтернативу. Но как объяснить то, что он безрассудно убежал с Тисовой улицы, не прихватив с собой ничего, кроме неизвестного медальона, который стоило бы выбросить в первый попавшийся на пути мусорный бак. Но нет, он нацепил его на шею чтобы, как минимум, знать, что не рехнулся. Оставалось лишь убедить в этом остальных…
Гарри, поглощенный своими невесёлыми мыслями, как-то не подумал о том, что надо стучаться в двери чужих комнат. Поэтому, размышляя о своём, он невозмутимо повернул ручку и вошел туда, куда его направил Снэйп. На кровати сидели двое, слившись в горячем поцелуе. Услышав, что в комнату кто-то вошел, они резко отстранились, и в раскрасневшихся лицах Гарри узнал Люпина и Тонкс.
— Извините, я, наверное, не вовремя… — пробормотал он, делая шаг назад.
— Гарри! — радостно воскликнула молодая волшебница. — Когда ты прибыл, и почему мы об этом ничего не знаем? — как ни в чем ни бывало продолжила она.
Нарушитель спокойствия посмотрел на немного смущенного Люпина и ответил:
— Только что, со Снэйпом.
— А, ну тогда понятно, — ответила Тонкс. — Дамблдор ведь очень доверяет ему, да и он много сделал для Ордена.
— Гарри… — начал оборотень, — мы еще никому не говорили, но мы с Тонкс… в общем, мы решили быть вместе.
— Что ж, гм… поздравляю, — Гарри хотел сказать это как можно более мягко, но в голосе скользнули холодные нотки — еще слишком свежи были воспоминания о смерти Сириуса.
— Спасибо, — всё так же весело ответила Тонкс, но было видно, что укор в голосе Гарри не сильно обрадовал ее.
— Так что нового вы мне еще расскажете? — натянуто улыбнулся Поттер, пытаясь сменить тему. — Я имею в виду Орден.
Аврор и оборотень переглянулись, после чего повисла напряженная пауза, во время которой Гарри внимательно осматривал комнату: ободранные обои некогда нежного кремового цвета, рассохшиеся половые доски с темными щелями, покрытый плесенью потолок и ветхая мебель с облупившейся краской, а еще паутина — везде, куда только могли добраться пауки. Дом действительно умирал, он нуждался в крепкой руке, хорошем хозяине. Но Гарри не был таковым, он едва мог позаботиться о себе, а сейчас даже не имел возможности колдовать. Понимая, что дом очень похож на состояние его души, он первым нарушил тишину:
— Оказывается, Дамблдор может заставить молчать не только подростков, но и взрослых людей? Скажите, он взял с вас обещание, или вы сами согласились? — сквозь зубы процедил он.
— Гарри… — в один голос возразили они.
И парень вспомнил прошлогоднюю ситуацию — всё повторялось, но ставки выросли. Понимая, что еще одна реплика, и его снова захлестнёт ярость, он тихо проронил:
— Простите, но мне лучше побыть одному, — с этими словами он покинул комнату и вернулся на лестничную площадку, решив спуститься вниз, в надежде увидеться с главным затейщиком всей игры. Этажом ниже Гарри застыл и, затаив дыхание, прислушался к тихим знакомым голосам. Похоже, Снэйп уже известил директора, и сейчас именно они находились в коридоре.
— …двое, совсем зелёные, я думаю, их послали, не надеясь на успех, тем не менее, мальчишка мог умереть. И знайте, он опять использовал магию, в этот раз Министерство этого не упустит, в этот раз вы заигрались… — дальнейшая реплика Снэйпа была прервана тихим смешком директора — и больше ничего, ни единого звука. Гарри догадался, что Дамблдор шепнул Снэйпу что-то важное, так как тот не сказал больше ни слова, а спустя несколько секунд снова послышался скрежет дверных замков.
Мало что было понятно из услышанного.
«Неужели демонов было двое, и зельевар знает об этом? И когда это я использовал магию, если у меня нет палочки вообще? Но если то, что он говорит — правда, значит, меня подставили снова».
Спустившись вниз, Гарри сделал вид, что не заметил директора, стоящего у выхода, и просто пошел на кухню в надежде чем-нибудь перекусить, ведь у него с самого утра не было во рту ни крошки, а неприятный разговор мог подождать, тем более что избежать его всё равно не получится.
— Гарри, — окликнул его негромкий, но, тем не менее, хорошо слышный в абсолютной тишине голос. Чертыхнувшись про себя, парень обернулся на него и попытался сделать недоумевающее лицо.
— Здравствуйте, директор, — сам себе удивляясь, мягко поздоровался он.
— Приветствую, мой мальчик, не могли бы мы поговорить? — вопрос был риторическим, так как профессор подошел к Гарри вплотную, и отказать ему было невозможно.
— Конечно, — коротко ответил он, спускаясь вниз по ступенькам.
Очутившись в просторной кухне, парень подтянул стульчик ближе к камину и по-хозяйски уселся на него, раздумывая над тем, что спросят у него, и на что он сможет получить ответ.
Увидев настрой Гарри, старик лишь хмыкнул в свою длинную бороду и опустился на лавочку напротив.
— Гарри, должен признать, то, что ты сделал, было совершенно безрассудно, особенно после того, как я написал тебе в начале лета. Ты уже не ребёнок, и я не буду скрывать, что тебе не нужно забивать голову разными глупостями относительно Ордена. У тебя другая цель, другие приоритеты, и, если я говорю, что так было нужно, значит, я знаю, что говорю. Понимаешь ли, находясь рядом с родственниками, ты пополняешь запас своей внутренней энергии благодаря защите дома, и, я, кажется, уже упоминал об этом, вскользь. Несмотря на то, что там тебе плохо, что они не лучшие опекуны, это важно в первую очередь для тебя. А теперь скажи, как мне учить человека, который не понимает, что ему нужно? Как я смогу дать тебе знания, если ты не понимаешь их и не хочешь принять? Зачем, Гарри, почему ты ослушался меня?
— Я устал быть марионеткой в ваших руках, — холодно ответил парень.
— Все мы марионетки в руках рока, — философски заметил старик. — Я не стараюсь играть с тобой, я просто хочу донести до твоего ума, понимание, что является по-настоящему важным, а от чего лучше отречься. Ты не такой как все: у тебя нет права на ошибку, ты должен усвоить это.
— Я уже заметил, чем чреваты мои ошибки, но я играю вслепую, а вы не хотите помочь мне, — угрюмо заметил подросток.
— Гарри, наверное, я прошу у тебя слишком многого. Сегодня ты снова был в опасной близости от смерти, и если бы не профессор Снэйп…
— Что бы тогда? — дерзко прервал его парень.
— … ты не доехал бы до Лондона, — как ни в чем не бывало, продолжил Дамблдор. — Ты, наверное, даже не догадываешься, что, когда использовал чары, чтобы выбить окно…
«Так вот оно что, оказывается, демонесса разнесла окно моей палочкой».
— … вместе с письмом из Министерства к тебе направилась и пара Пожирателей, и, слава Мерлину, что им на пути попался профессор Снэйп, который как раз намеревался возвращаться ко мне. Он предложил им непосильную помощь, от которой они не смогли отказаться. Твои потенциальные убийцы появились рядом с домом как раз вовремя, чтобы успеть увидеть, как ты убегаешь по направлению к парку. Следуя за тобой на мётлах, они не решились маневрировать между деревьев и пришли к выводу, что дождутся, когда ты покинешь парк. И, по словам профессора Снэйпа, ты не заставил их ждать. Пока они, приободренные твоим учителем, спорили, убить тебя или доставить Тому, ты сбежал на маггловской машине, и тогда у них не осталось выбора, кроме как уничтожить тебя, — закончил директор.
— И что же дальше? — поинтересовался Гарри.
— А дальше профессор, поставив на машину маяк, нейтрализовал твоих недоброжелателей, после чего настиг тебя.
«Все сходится, вот почему зельевар был с метлой, когда я встретил его на площади, вот что ударило машину на пути в Лондон», — подумал Гарри.
— И что с ним теперь будет? — имея в виду службу у Волдеморта, спросил он.
— Ты явно плохо узнал своего преподавателя за эти годы, — Дамблдор улыбнулся. — Ему было достаточно того, что Лорду неизвестно о его поисковой деятельности, а это отводит всякие подозрения. Остальное можешь домыслить сам.
Наступило секундное молчание, но внезапно Гарри что-то вспомнил:
— А о чем говорилось в письме, ну, в том, которое из Министерства?
Директор снова улыбнулся, вытянув из внутреннего кармана мантии конверт из плотного пергамента, и левитировал его к Гарри.
Глаза подростка расширились, назрел один вполне мотивированный вопрос:
— А что с моими родственниками?
— А что с ними? — удивился директор. — Если ты о том, что разбил им окно, то я его починил, у них вряд ли останутся к тебе какие-то претензии. И еще, поскольку ты теперь будешь жить здесь, то я счел правильным переместить сюда твои вещи, они находятся у тебя в комнате, которая, между прочим, не поменяла своего места нахождения с прошлого года.
Из слов директора выходило, что всё произошедшее с утра действительно было сном, «но как?». Чтобы не выдать своего чрезмерного удивления, парень развернул конверт и начал читать письмо. Дамблдор явно подумал, что глаза Гарри расширились из-за прочитанного, потому поспешил хмыкнуть:
— Да, Гарри, тебя опять норовят исключить из Хогвартса и сломать твою палочку, несмотря на понимание Фаджа, что ты обременён миссией. Но не волнуйся, мы что-нибудь придумаем, — весело закончил директор. — Кроме того, чтобы ты здесь не скучал, я подумал, тебе не помешает компания хорошего друга, мисс Грейнджер, к примеру. Потому можешь ждать ее завтра с утра, — сказав это, директор хитро подмигнул.
В ответ Гарри лишь рассеянно кивнул.
После этого Дамблдор поднялся и направился из кухни, что-то весело бубня себе под нос.
— Но всё же какой бесшабашной была выходка, я такого не ожидал, честно. Значит, ты не так уж и безнадёжен, — сказал старик, обернувшись у двери. — Удачи, — и директор бесшумно аппарировал, оставив полностью растерянного Гарри наедине со своими мыслями.
До Министерского слушания оставалось десять дней.




Black Guards

 
WitchmasterДата: Среда, 14.10.2009, 20:52 | Сообщение # 5
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 3. Сжигая свои мосты.

Где-то на лестнице зазвучали тихие шаги. Гарри поспешно скрылся в каком-то старом чулане, где царил невыносимый, непонятно откуда взявшийся смрад протухшей рыбы и заплесневелых остатков еды, разбросанных, скорее всего, эльфом. Кричера, эту опухоль на теле дома нужно было немедленно вырезать, или она полностью разрушит тело хозяина, лишив его последних жизненных соков. Эта тварь единственная сопротивлялась, когда дом возвращали к жизни, это животное посодействовало уходу Сириуса из мира живых, чтобы снова остаться наедине со своей крикливой «госпожой», лишить здание последней капли тепла, которая вновь было поселилась здесь. Вдыхая клубы поднявшейся пыли и стараясь не насыпать себе за шиворот пауков, Гарри решил покончить с эльфом при первой же удобной возможности, после чего снова прислушался к первопричине своего появления здесь. Глядя в тонкую щель между ветхой дверью и косяком, он наблюдал, как две знакомые фигуры прошли на кухню.
«А забавно, знаний никогда не бывает достаточно… Едва ли они захотели бы извиниться, наверняка начался бы допрос о нашем с директором разговоре и о моём прибытии… Да идите вы к чёрту! Лучший друг крестного, который обжимается с его кузиной в его же доме, когда после смерти человека не прошло и пары месяцев? И после этого он будет говорить, что я в чем-то не прав, что мне есть кому доверять? Да находиться с такими предателями в одном доме невыносимо», — думал Гарри, слушая, как утихают шаги скрывшихся на кухне изменников.
Вылезая из чулана, он тихо ругнулся, рассматривая покрытые серым слоем пыли участки своей одежды, которыми он имел неосторожность соприкоснуться с хламом, валявшимся внутри этой помойки. Отряхнувшись, парень решил вернуться в «свою» комнату, чтобы наконец-то снова побыть в одиночестве, но светлые надежды испарились, едва лишь он открыл дверь своей комнаты.
— Здравствуйте еще раз, мистер Поттер, — поприветствовал тихий голос. — Наверное, уже и не ожидали увидеть меня снова.
В углу тёмной комнаты, которую не проветривали по меньшей мере несколько месяцев, на спинке старенькой кровати, свесив ноги, преспокойно сидела уже знакомая фигура в тёмном плаще. Казалось, ни недавние события, ни гнетущая обстановка комнаты не могли испортить ее настроения.
— Если я скажу «нет», вы мне всё равно не поверите, — невесело ответил Поттер.
Понимая, что бежать от судьбы бессмысленно, он бесшумно вошел и прикрыл за собой дверь. Желание заорать было перебито вторым, еще более сильным: покончить с играми.
— А вам, как я посмотрю, больше по душе интимная обстановка. Что ж, это хорошо, — в полумраке комнаты отчётливо блеснули остренькие клыки.
— Ближе к делу, леди, — прервал её Гарри.
— А вы не отличаетесь вежливостью. Тем не менее, как я уже говорила, мне от вас кое-что нужно. И я уверена, что вы будете возражать, если я захочу отнять это, а потому спешу сразу предупредить, что своего я добьюсь любой ценой, и вам лучше не портить то, из чего можно извлечь выгоду и… удовольствие.
— Любому существу свойственно бояться неизвестного, — сказал он неожиданно всплывшую в памяти цитату, услышанную ранее на одном из уроков Истории Магии. — Так что я должен знать, во что меня втягивают — иначе я не соглашусь, несмотря ни на что.
— Верно. Что ж, я готова удовлетворить ваше любопытство и не только его, спрашивайте.
Неожиданно для самого себя, Гарри растерялся: он не ожидал, что ему позволят такое, и теперь вопросы опережали друг друга, помутив сознание.
— Насколько я понимаю, вы — демон? — наконец спросил он.
— Именно.
— И за вами гонится Хранитель?
— Тоже верно, но лишь отчасти, — сказав это, она тихо хихикнула. — Я, кажется, уже говорила, что возможности расстаться со мной в ближайшее время для вас не предвидится.
— Значит, Хранитель становится нашей общей проблемой? — спросил Гарри, чувствуя, как между лопаток скользнула капля холодного пота.
— Получается, что так, но не стоит огорчаться: он не сможет обнаружить нас в местах, подобных этому. В противном случае у нас будет в запасе примерно двенадцать часов, чтобы подыскать подходящее убежище, где можно провести определённое время, пока Хранитель не потеряет след; иначе нам будет очень сложно сбросить его с хвоста.
Бесстрастный тон, которым всё это было сказано, заставил Гарри невольно изумиться. Складывалось стойкое впечатление, что разные там Хранители волнуют ее не больше, чем мусор, брошенный на тротуар каким-то озорным мальчуганом.
— И что же такой демон как вы забыл в нашем мире? — немного не в тему спросил он.
— Интересный вопрос, ответ на который висит у вас на шее.
Гарри расстегнул цепочку и снял с себя маленький невзрачный медальон в форме полумесяца.
— Что это?
— То, что мне нужно, но я не могу просто взять его и вернуться к себе домой, существуют гм… обстоятельства, из-за которых я и нашла вас. Вы — мой носитель, человек, который может спасти меня от физической смерти здесь. Меня прокляли, и, когда заклинание придёт в действие, я просто исчезну. Надеюсь, вы не откажете даме в небольшой помощи? — всё это было сказано таким же спокойным тоном, тем не менее, Гарри не мог не уловить нотку печали в её голосе.
— Сколько у тебя времени? — отбросив всю учтивость, спросил он.
— Немного, но этого более чем достаточно, чтобы предотвратить все проклятия.
— Что нужно от меня? — решительно произнес Гарри.
Казалось, во время недолгой паузы, повисшей в воздухе, на её лице расцвела улыбка, но она так и осталась незамеченной юношей.
— Для начала... — она взмахнула рукой, и в комнате зажегся яркий свет, заставивший Гарри ненадолго зажмуриться, — … я должна представиться: леди Кэролайн де Велиар.
— Эм… Гарри Поттер, — ответил парень, наблюдая за тем, как ее руки, одетые в тонкие замшевые перчатки, снимают с лица капюшон.
Длинные угольно-черные волосы, аккуратно обрамляющие симпатичное лицо тут же рассыпались по хрупким плечам, давая Гарри понять, что если это и демон, то чертовски привлекательный. Темные глаза с пышными ресницами внимательно следили за его реакцией, а слегка бледные губы растянулись в милой улыбке, выставляя напоказ белые зубы с немного удлиненными клыками.
— У меня галлюцинации? — наконец спросил он.
— Глядя на выражение твоего лица, можно предположить, что ты увидел смерть, — девушка тихо хихикнула.
— Я не об этом, — серьезно прервал Гарри. — Ты пытаешься навести на меня морок?
— Чего же ты боишься, Гарри? — поддела Кэролайн. — И да, это действительно мой настоящий человеческий облик.
Не поверив ни единому её слову, парень решил проверить свои догадки и тут кое-что вспомнил.
— Где моя палочка? — вернув своему голосу безразличие, вновь спросил он.
Лицо Кэролайн немедленно посерьезнело.
— По всей видимости, я должна была с этого начать, — удручённо сказала она. — Зная, как вы, волшебники, заботитесь о своих «средствах вершения магии»… — засунув руку в карман мантии, она достала такой знакомый кусочек дерева, переломанный надвое и державшийся вместе только благодаря сердцевине. Показав её, девушка виновато опустила глаза.
И тут Гарри не сдержался, и комнату наполнил безудержный смех.
— Я, наверное, должен был наорать на тебя? На демона, который отбился от того, кто был готов пронзить меня, как букашку. Ха-ха… Кэролайн, я так и не понял, зачем тебе я и этот медальон, но я знаю одно — ты умрёшь, если я не выполню того, что ты хочешь.
Где-то в лёгких запылал дьявольский огонь, готовый выжечь всё изнутри. Возможно то, что он делает, не совсем правильно, и браться за когтистую руку, протянутую из тьмы, не следует, но, Мерлин побери, еще утром он был готов убить себя от беспомощности, а когда, преодолев страх, решился сбежать, началось всё это. Как раз ради тех контрастных моментов, когда ты осознаёшь, что снова вырвался из чьих-то лап, и следовало жить, иначе рутина просто превратится в бессмысленное существование. И сейчас он был готов совершить что-то безумное, хотя бы назло тем, кто рассчитал всё за него. И пускай они думают о случившемся, ведь это их прерогатива и их игра, но ведь так полагают только они…
— Ты действительно согласен помочь мне? — по лицу девушки скользнула хищная улыбка, и она облизала бледные губы.
— Я помогу тебе, а ты — мне, ты ведь позаботишься о человеке, в теле которого будешь находиться? — спросил он, улыбаясь в ответ.
— О да… А ты не дурак, Поттер. Когда я увидела тебя впервые, то решила, что ты обыкновенный слабак, но нет, сейчас я вижу личность, — смерив его заинтересованным взглядом, она встала.
— Тогда покончим с болтовнёй, но прежде скажи мне, что мы должны будем сделать? — скрестив руки на груди, спросил он.
— Ничего особенного: провести ритуал, который вселит меня в твоё сознание, — сказала она, аккуратно стягивая каждый пальчик своих тонких перчаток, пока не сняла и не отбросила их в сторону, давая парню рассмотреть ее бархатные ручки с довольно длинными хищными ноготками. — И второе, более приятное, — сношение.
— Сно… — парень не договорил, так как, потянув за шелковую тесёмку, удерживающую запахнутый на плечах плащ, девушка нерешительно ступила вперёд и тяжелая ткань, медленно соскользнув, упала на пол. Демонесса оказалась едва одета, и от этого зрелища Гарри почувствовал приятную дрожь, пробежавшую по всему телу. Когда девушка подошла еще на шаг, запах ее ухоженного тела возбудил в нём животную похоть, и он, шагнув навстречу, неумело впился в её губы. Исходивший от неё жар убивал в нем робость, заставлял забыть обо всём, не раздумывая о последствиях. Руки бесстыдно зашарили по голому телу, ощупывая его изгибы. Она выгнула спину и застонала от наслаждения, чем еще больше распалила его страсть. Видя, как он самозабвенно впился ей в шею, Кэролайн лишь хищно и снисходительно улыбнулась.
Она помогла ему раздеться, и, ощущая трепет предвкушения, Гарри повалил её на сырую постель тёмной комнаты. Сейчас, поглощенный похотью, он не мог думать ни о чем… даже о том, что дверь осталась открытой.




Black Guards

 
WitchmasterДата: Среда, 14.10.2009, 21:30 | Сообщение # 6
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 4. Ритуал.

Яркие солнечные лучи настойчиво пытались заглянуть внутрь, проникая сквозь побитые молью тяжелые оконные шторы темно-синего цвета. Несмотря на свою изношенность, они неплохо защищали наполнявший комнату полумрак, скрывавший в своих объятьях едва укрытую одеялом пару. Лежа на спине с широко открытыми глазами, Гарри безразлично смотрел в потолок, пытаясь понять древний, частично искрошившийся узор искусной лепнины, которого не замечал раньше. Рука Кэролайн спокойно расположилась на его груди, а сама девушка, лежа на боку и прижавшись к нему телом, тихо сопела, обдавая горячим дыханием его шею.
Теперь, утолив свою похоть, подросток начал понимать, какую совершил глупость:
«Да она просто соблазнила меня, прекрасно понимая, что если получит плоть, я не смогу отказать ей практически ни в чем. Жалкий мальчик, которого можно использовать, как вздумается, который не станет перечить чужой воле. Медальон — вот причина всей игры, но какое отношение имею к нему я? Никакого. «Когда я увидела тебя впервые, то решила, что ты обыкновенный слабак» — вспомнил он. — Обыкновенный. Простая жертва большой игры, которую, несомненно, используют, когда придет время. Смешно до жути. Во что же я ввязался? Девушка, которая защищает меня, ублажает, но, тем не менее, считает ничтожеством. Это что получается: я — та же кукла в руках нового кукловода? Всё же надо было рассказать обо всём Дамблдору, когда была такая возможность. А нет, я ведь Гарри Поттер, который вправе решить за себя сам. Что ж, уже решил. Но пока она будет внутри, я смогу использовать её так, как это угодно мне, так что у меня еще появится время, чтобы понять всё».
Поглощенный собственными мыслями, он не заметил, что девушка проснулась и пристально смотрит на него.
— Что-то не так, Гарри? — тихо спросила она.
Повернув голову, парень долго всматривался в её зелёные глаза, такие же, как его собственные, и, не найдя в них и тени недомолвок, прошептал в ответ:
— Всё так, просто многое изменилось за последний день, и мне тяжело принять то, что моя жизнь уже не вернётся на круги своя.
— Извини, это я во всём виновата, но поверь, я постараюсь сделать всё, что в моих силах, чтобы защитить тебя… — накрыв его губы своими, девушка оттянула очередной вопрос, который тут же услужливо всплыл в сознании парня.
— От кого, Кэролайн? — заинтересованно спросил он, отстранившись спустя несколько секунд.
— В первую очередь от себя самой. Как ты заметил, дружба со мной не усеяна розами, — мягко улыбнувшись, ответила она, снова потянувшись к его губам.
— Постой, зачем терзать мои чувства, если то, что случилось между нами, было лишь необходимостью? Поверь, не стоит делать то, что может вызвать у меня привязанность: это плохо отразится на твоей работе.
— Работе? — хихикнула она. — Малыш, разве тебе не понравилось то, что произошло между нами этой ночью? — кокетливо спросила она.
— Дело не в этом, — холодно ответил Гарри и со скрипом сел на кровати, поставив голые ступни на холодный пол. — Ты демон, а я — человек, не стоит играть со мной.
— А ты особенный, — тихо ответила она, нежно ведя пальцем по гладкой коже его спины.
— Особенный, — Гарри хмыкнул, — а кого ты собиралась встретить? Мальчишку, который бросится в твои объятья, а потом станет выполнять всё, что ему внушат посредством сладких грёз, греющих сознание? О, прости, говорю речами не свойственными ребёнку, а ведь когда ты остаешься сам, немым собеседником становится книга.
— Чернота букв очень часто темнит души, — всё так же сладко говорила она, приподнимаясь и обнимая его. — Ты нравишься мне, и всё происходит не так, как должно. Поверь, с тобой я не стану играть, ты заслуживаешь большего.
По телу подростка пробежали мурашки, когда нежные пальцы коснулись длинных царапин, оставленных в память о прошедшей ночи.
— Тогда позволь мне проверить самому, — сказал он, вставая с кровати и ища взглядом свою одежду. — У нас немного времени, если то, что ты мне сказала — действительно правда.
— Хорошо, — согласилась девушка.
В тот момент, когда Кэролайн закончила фразу, на лестнице послышались быстрые шаги: кто-то явно куда-то спешил. Ответом на не прозвучавший вопрос стал скрип поворачивающейся дверной ручки — их явно решили почтить нежданным визитом.
Подскочив к двери, парень нажал на неё своим весом, надеясь остановить гостя.
— Быстро собирайся, — шепнул он, чувствуя давление с противоположной стороны двери. Сейчас на него накатила волна неожиданного страха. Раньше он как-то не задумывался, что будет, если его, шестнадцатилетнего, застукают в штаб-квартире Ордена с любвеобильным демоном.
Когда Кэролайн набросила на себя плащ, усилия нежданного гостя стало почти невозможно сдерживать, ему явно хотели сделать «сюрприз».
Достав из его чемодана в углу первую попавшуюся на глаза мантию, демонесса бросила ее нагому Гарри, после чего шепнула «мы уходим».
Парень плохо понимал, как можно уйти из запертой комнаты, но тут он дошло, что сейчас раскроется секрет её появления здесь. Вопреки его ожиданиям, девушка просто прижалась к нему и аппарировала из дома на площади Гриммо, давая настойчивому гостю возможность удивиться беспорядку, царившему в комнате подростка.
Они стояли на вершине непонятной пирамиды со срезанным верхом, по четыре стороны которой лежали ступеньки, ведущие вниз, к основанию. Грозовые тучи, нависшие над головой, давили своей серостью, а нечастые раскаты грома предупреждали, что скоро пойдет дождь. Стаи черного клекочущего воронья кружили над вершиной, словно ожидая чего-то необычного.
— Где мы? — спросил Гарри, плотнее запахиваясь в тёплую мантию, чтобы защититься от резких порывов сухого ветра, властвовавшего в этих краях.
— Там, где мы закончим начатое, — улыбнулась Кэролайн, осматривая старые полуразрушенные колонны.
— А не боишься, что нас могли поджидать здесь? — поинтересовался парень, наблюдая за тем, как девушка открывает тайник, расположившийся под каменной плитой пола.
— Возможно… — уклончиво ответила она, доставая из пыльной шкатулки пакет с черными свечами.
В голове сновала разная ерунда, стало понятно, что она готовит ритуал и спрашивать об этом нелепо, кроме того, не стоило её отвлекать. Вздохнув, парень вернулся к каменному отвесу и, опершись на сломанную колонну, посмотрел вниз. Вопреки го ожиданиям, оказалось, что странная пирамида находится посреди растянувшегося на многие километры болота, окутанного прозрачным туманом, что само по себе было странно, ведь здесь, на вершине, дул такой сильный ветер. Сквозь зеленоватую дымку были видны мелкие кривые деревья, напоминавшие усохшие нечеловеческие конечности, тянувшиеся к небу.
Ветер перебивал дыхание, а одна далекая изогнутая ветвь наглухо приковала внимание парня, оживляя в сознании мутные воспоминания. Гарри, сам того не заметив, оказался на несколько ступенек ниже вершины, страх липкими сяжками начал заполнять легкие, осознание совершаемого ушло, он просто спускался вниз, словно сомнамбула, делая неспешные шаги. Очередной порыв ветра принёс с собой трупную вонь болота, запах растительной гнили и еще чего-то такого, от чего и без того пустой желудок решило вывернуть наружу. В глазах потемнело, а в голове зашептали тихие голоса, зовущие к себе. Еще секунда, и он прыгнет к ним. Но тут неожиданно кто-то крепко схватил его за шиворот и попытался вытащить обратно на вершину, кто-то не настолько сильный, чтобы справиться с юношей. «Кэролайн» — мелькнуло в сознании. Он угодил в какую-то ловушку, о которой его не предупредили, и, если бы не девушка, он наверняка был бы уже мёртв.
Наконец-то его вытянули наверх, и парень ощутил под собой твёрдый камень ровной вершины. В висках по-прежнему бешено стучало, а глаза не видели окружающего, он словно попал в кошмарный сон, от которого невозможно очнуться; но вот неожиданно на него нахлынули звуки, словно кто-то нажал неосязаемую кнопку.
— Гарри, Гарри, — демонесса звала его, вокруг всё так же выл ветер. — Очнись, — кто-то с силой приложил его по щекам, но боль казалась такой же далёкой, как и тучи над головой. Постепенно в глазах прояснилось, и его снова ударили. В этот раз жар разлился по всему лицу, и парень неожиданно для самого себя резко сел, едва не сбив при этом нависшую над ним Кэролайн.
— Дьявол тебя побери, — выругалась она, — какого лешего ты вообще туда полез?
— Что это было? — будто не слыша её слов, спросил Гарри.
— Смерть твоя, идиот. Беру свои слова назад, ты — обыкновенный придурок. — Эпитеты, которыми она теперь сыпала, как-то не совсем отвечали тому образу, что он видел раньше.
— Испугалась? — засмеялся подросток, вытирая холодный пот со лба.
— Что? — переспросила она, явно застигнутая его вопросом врасплох.
— Ты забыла предупредить меня и испугалась, — спокойно повторил Гарри, будто бы и не его только что спасали.
— Да пошел ты, — вскочив на ноги, девушка быстро вернулась к центру вершины.
«Черт, очередная её недомолвка едва не стоила мне жизни, всё, я устал ходить по натянутой стропе с завязанными глазами. Но и сам хорош, какая нелёгкая меня туда вообще потянула?» — размышляя о своём, парень, тяжело дыша, поднялся на ноги, после чего направился к стоящей к нему спиной Кэролайн.
Подойдя ближе, он заметил, что в центре вершины демонесса нарисовала черный пентакль, пересекаемый множеством рун и непонятных рисунков, внутри которого тлели какие-то листья, от которых шел сладковатый красный дым.
Внимательно рассматривая свечки, расставленные на вершинах звезды, Гарри тихо спросил:
— Так что это всё-таки было?
— Если ты не понимаешь, Гарри, то мы находимся посреди «Желчного болота», оно проклято вашими магами уже многие столетия, большего я не знаю, ведь это твой мир, а не мой. Я думала, ты учил школьную историю.
Прокашлявшись, Гарри выдавил : «Извини», и, подойдя к девушке, нерешительно обнял её за плечи.
— Давай не будем тратить твоё время, скажи, что я должен сделать? И еще, как мне потом вернуться в Лондон, ведь я не умею аппарировать?
— Ладно, забудем об этом, но больше не делай так.
— Хорошо, — тихо прошептал он.
Высвободившись из его объятий, девушка обошла звезду, небрежными движениями зажигая свечи.
— Всё, что нужно — это пролить немного своей крови на листья, а позже, когда я исчезну в звезде, тебе просто надо будет войти внутрь.
— В смысле исчезнешь? — не понял Гарри.
— Ты полностью расслышал предложение? — хищно улыбнувшись, спросила она.
— Да, но…
— Вот и хорошо, — прервала девушка. — А с перемещениями у тебя не должно возникнуть проблем, просто зажми в руке медальон, сосредоточившись на месте назначения. Всё понял?
Когда он кивнул, девушка подала ему маленький кривой нож, которым он, чуть поколебавшись, разрезал кожу на ребре ладони, после чего капнул пару капель на едва дымящие листья. В секунду вспыхнуло огромное, в несколько метров пламя, но его языки не обожгли, а скорее обласкали кожу стоявшего вне звезды Гарри. Поводив у стены огня рукой, он заметил, как демонесса, подмигнув ему, легко растворилась внутри пектакля. Пламя взметнулось еще выше, осыпав всю площадку синеватыми искрами. И как только парень решил шагнуть в пламя сам, за спиной послышался спокойный усталый голос:
— Не стоит этого делать.




Black Guards

 
WitchmasterДата: Среда, 14.10.2009, 22:30 | Сообщение # 7
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 5. Другая игра.

При завывании ветра и шипении огненной стены голос казался практически неслышимым, но этого и не нужно было, подросток сразу же ощутил чье-то присутствие. Вздрогнув от неожиданности и резко обернувшись, Гарри увидел, как с противоположной от него стороны по ступенькам медленно поднимается фигура в черном, из-за спины которой виднелся уже знакомый эфес. Всё внутри похолодело, у него ведь не было ни палочки, чтобы защититься, ни демонессы, которая могла бы помочь. Если он шагнёт в огонь, его просто разрубят на мелкие кусочки еще до того, как закончится ритуал. Негде спрятаться и некуда бежать, от неожиданного приступа безысходности в голове закружилось, а ноги налились свинцом, Гарри не мог бежать, не мог говорить, скованный цепями страха он просто стоял и смотрел, как незнакомец преодолевает последнюю ступеньку.
Окинув безразличным взглядом, трясущиеся пальцы парня и его испуганное лицо, на котором выступили капли пота, Хранитель хмыкнул, после чего снова заговорил своим привычным утробным голосом, от которого у Гарри уже дрожь била по телу:
— Чего же ты так боишься, мальчик? У тебя такой вид, словно ты призрака увидел, — засмеявшись, он остался стоять напротив. — Или, может быть, я не вовремя? — не обращая внимания на застывшего, как изваяние Гарри, он спокойно продолжил. — Скорее всего, так и есть, ведь твоя подруга решила использовать тебя как временное прибежище. А знаешь ли ты, что случается с оболочкой, когда она становиться ненужной?.. Не отвечай... По твоим глазам вижу, что общество красивого демона для тебя более приятно, чем моё, — человек хрипло засмеялся. — А ведь ты ровным счетом ничего не знаешь о ней, не знаешь, зачем демоны приходят в этот мир. Ты ведь не позаботился спросить у неё об этом? Ну и ладно, что там какие-то вопросы, когда она предложила тебе себя?
Гарри нервно сглотнул, то, что ему говорили, было чистой правдой, но откуда этому человеку известно обо всём, Гарри не знал.
— О да, я знаю, как проводятся ритуалы слияния, — мягко ответил он, глядя в глаза подростка. — Что ж, у тебя не было выбора, как и сейчас его нет. Ты уже завяз в этом по уши, и убивать тебя сейчас будет бессмысленно: демон исчезнет из нашего мира, но останутся другие, кроме того, я не знаю, зачем она пришла сюда. Я предоставлю тебе огромный подарок: я отпущу тебя сейчас, даже дам закончить этот чёртов ритуал, иначе ты всё равно умрёшь. Но, я потребую от тебя кое-что взамен: ты будешь служить мне и выяснишь, зачем она здесь, а когда узнаешь, просто выйди на незащищенную территорию и подумай обо мне. Я дам тебе на это ровно месяц и ни днём больше, и если не получу того, что нужно — найду и убью тебя за неимением другого выхода, ты меня понимаешь?
Гарри кивнул.
— Хорошо, не буду вникать во всю глубину ваших с демоном отношений, не иначе как она припугнула тебя? Скажи, ты боишься её?
— Нет, — поняв, что его не собираются убивать, парень немного успокоился и теперь его голос звучал довольно уверенно. — И я сам согласился помочь ей, — с нотками дерзости добавил он.
— Помочь демону разрушить собственный мир? А ты молодец… или глупец будет правильнее. «Помочь». Да что ты можешь, жалкий человечишка? Твоя жизнь уже несколько дней болтается на волоске, а ты не можешь ничего сделать. Не знаю, что она нашла в тебе, но ты еще хуже других. Слабак, неспособный ни на что. Поверь, мне очень жаль, что придется отпустить тебя сейчас, но я не останусь в долгу. В скором времени ты сильно пожалеешь, что я не убил тебя сейчас, а теперь должен откланяться, — развернувшись спиной, мужчина шагнул вниз на ступеньки, давая Гарри перевести дыхание. Но секундой позже он остановился и, не оборачиваясь, добавил:
— Прости, чуть не забыл, не стоит, чтобы у вас был постоянный контакт, иначе она может узнать кое-что лишнее, — Гарри не знал, что означают эти слова, но был уверен, что под капюшоном Хранителя появился радостный оскал.
Секундой позже тот резко вынул руку из кармана, и, развернувшись, кинул в парня каким-то предметом, от которого юноша едва успел увернуться, упав на пыльный каменный пол. За спиной зашипел огонь, а когда Гарри поднялся, на вершине он был уже сам. Вернувшись к огненной звезде, он обнаружил, что пламя изменилось, по его глади пошла рябь, а шипение стало громче.
Вытерев с лица холодный пот, парень поправил на себе мантию, и решительно перешагнул за границы звезды, понимая, что ничем хорошим для него это не кончиться. В следующую секунду Гарри показалось, что тело разорвали на кусочки: каждый нерв, каждая мышца работали на пределе, отдавая миру свою энергию и получая взамен непонятную серость помутнившую сознание, он пытался кричать но ничего не получалось, он не слышал себя — в ушах настойчиво били барабаны предзнаменования, заставляя забыть обо всём.

* * *

В этот самый момент Кингсли Шеклбот как раз дочитывал очередную несуразную статью «Пророка» о том, как воины Министерства доблестно пресекают все малейшие проявления действий со стороны приспешников Тёмного Лорда. Учитывая непонятное затишье, которое наступило в последнее время, репортёры действительно могли позволить себе написать столь наглую ложь, но весь их карточный домик полетит к чертям собачим, как только Лорд начнёт действовать открыто. По словам Дамблдора, тот уже давно собрал отличную армию, с которой не сравнится даже аврорат с Орденом вместе взятые. И это затишье стало давить на волшебника непосильным грузом, рассматривая то, как Пожиратели с лёгкостью вскрыли, до недавнего времени, неприступный Азкабан, то об их реальной мощи можно только догадываться.
В штаб-квартире аврората, как всегда было шумно, поэтому никто не услышал тяжелого вздоха, после которого тёмнокожий маг небрежно отбросил газетёнку подальше и как только он это сделал, словно по волшебству, за спиной раздался знакомый голос:
— Вставай Шеклбот, некогда скучать, у нас вызов, похоже, что Пожиратели Смерти вновь возобновили свою деятельность.
— Что-то серьезное? — сосредоточено спросил маг, оборачиваясь и приветствуя напарника жестом.
— Не здесь, — коротко бросил тот, после чего развернулся и направился между кабинками куда-то прочь, Кингсли ничего не оставалось, как последовать за ним.
Спустя несколько минут, оба стояли в кабинете главы управления аврората.
— Итак, — обратился к подчиненным мужчина с длинной гривой рыжевато-каштановых волос, пристально глядя на них из-под густых длинных бровей, — всего полчаса назад у меня на столе появилось это письмо, — как доказательство он вытянул из кипы бумаг желтоватый конверт и показал его аврорам. — И в нём говориться, что если мы хотим узнать кое-что о Пожирателях, нам стоит проверить «Ритуальную башню» посреди «Желчного болота».
— Мерлин всемогущий, да это ловушка, — вырвалось у Кингсли.
— Мистер Шеклбот, не нужно фривольностей, излагайте по существу, если нет, тогда лучше послушаем вашего коллегу мистера Робардса, — холодно сронил Скримджер.
Напустив непроницаемое выражение, Кингсли сделал вид, что ничего не услышал. Руфус ценил его, но всегда недолюбливал из-за чрезмерной вольготности.
— Беря в расчет всю серьезность положения, — начал другой аврор, — должен согласиться с коллегой, вполне вероятно, что нам подготовили ловушку, ведь, как я подозреваю, письмо прислано анонимно. Но, насколько я помню, так называемая «башня» — единственное место посреди болота, где человек может находиться, не опасаясь за собственное здоровье. Так что могу сделать вывод, что устроить западню в таком месте было бы крайне сложно. К тому же болото находится далеко за приделами Англии, так что я не думаю, что вы увидите что-то зазорное в том, если мы с Шеклботом и вашей спецгруппой изучим сложившуюся ситуацию, так сказать, собственными глазами, — монотонно закончил Гавейн.
Приложив указательные пальцы к вискам, Руфус прикрыл глаза. Несколько секунд прошло в практически абсолютной тишине, не считая скрипа самописного пера, которое спокойно носилось над поверхностью практически полностью исписанного свитка.
— Должен признать вашу правоту мистер Робардс, потому вы и не пойдёте туда одни, но, за жизнь каждого из отряда отвечаете головой. Идите и принесите мне хорошие новости, иначе у нас будут большие неприятности. Мне нужен результат, потому что я уже устал от хныканья министра, — сказав это, глава отдела дал понять, что разговор окончен.

* * *

— Похоже, мы опоздали, — сказал Гавейн, рассматривая покрывшуюся черной золой обгоревшую каменную площадку.
Группа авторов появилась на вершине большой пирамиды спустя десять минут после того, как Шеклбот и Робардс покинули кабинет главы своего отдела.
— Может быть да, а может, и нет, — ответил Кингли, держа палочку наизготовку и отдавая людям приказ осмотреть вершину.
— Но обгорелые колонны напоминают мне ловушку меньше всего, — заявил напарник.
— Тогда нам остается всего лишь узнать, что тут произошло, — сделал вывод Кингсли, пиная ногой чёрный камушек.
— Сэр… — позвал молодой аврор склонившийся над чем-то, скрытым колонной, стоявшей прямо перед ними, — идите сюда.
То, что поначалу казалось кучей черного тряпья, ритмично набухая и сжимаясь, словно дыша, а когда молодой аврор перевернул человека лицом к небу, Кингсли выкрикнул что-то уж совсем из ряда вон выходящее:
— Чёрт меня побери, да это же Гарри! Он живой?! Нужно немедленно отправить его в Мунго, известите Дамблдора, — глядя на разбитые очки парня и ссадину на щеке, волшебник бросился вперёд, но тут рука напарника крепко схватила его за плечо.
— Постой, — проговорил он. — Это и может быть ловушка. Когда ты в последний раз видел Поттера?
— Вообще-то сейчас он должен быть под присмотром Дамблдора, — ответил Кингсли, немного остепенившись.
— Именно, — согласился Робардс. — Проверьте его! — бросил он, двоим стоявшим рядом.
— Состояние стабильное, возможно что-то с сознанием и сэр… это его истинное лицо, — вскоре прокомментировал один из авроров, делая сложные пассы над лицом парня.
Робардс приподнял бровь.
— Интересно, тогда приведите мистера Поттера в сознание, и он сам нам всё расскажет, — слушаясь приказа, аврор взмахнул палочкой, и на мгновение тело Гарри засветилось слабым красным сиянием, которое тут же погасло. Веки подростка дрогнули и он, щурясь от солнечного света, медленно открыл глаза.
Взгляд был осмысленным, но, похоже, он не узнавал компанию тех, с кем находился, его взгляд остановился лишь на палочках, которые были направлены на него по приказу Гавейна, который по-прежнему остерегался подвоха.
— Поднимите его, — велел Робардс, после чего подошел к висевшему в руках авторов парню. — Мистер, Поттер, главу службы аврората очень интересует то, что вы здесь делаете, скажите, вас похитили Пожиратели? Что они с вами делали?
— Воды… — прохрипел парень.
Наколдовав чашу с водой, Гавейн собственноручно влил её в рот Гарри.
— Всё понятно, — сдержано сказал он. — Сейчас нам от него ничего не добиться, придется отправить мальчишку в Мунго, конечно же, под присмотром, всё равно он никуда не денется, но сперва, придётся заглянуть в Министерство и получить разрешение, аппарируем! — после этих слов группа авроров исчезла.

* * *

Стук каблуков о каменный пол тёмного коридора сопровождал группу, которая вела под руки темноволосого мальчишку, едва находившегося в сознании. Двое впереди тихо о чем-то перешептывались, когда из-за угла навстречу им вынырнуло несколько фигур одетых в черные мантии на груди которых красовались значки аврората, тем не менее, ни Кингсли ни Гавейн раньше ни одного из них не видели. Мужчины шли прямо на них, потому сразу стало ясно, что у них какая-то цель.
— Здравствуйте, господа, смотрю, вы кого-то нашли? — обратился высокий рыжеватый мужчина средних лет. Остановившись, он щелкнул пальцами и его люди безмятежно направились к аврорам.
В ответ Кингсли дал знак рукой и авроры ощетинившись, приготовились защищаться.
— Ну, зачем же так? — улыбнулся мужчина. — Меня зовут Кирк Вестерсон и у меня поручение забрать у мистера Робардса и Шеклбота то, что они принесут из «Желчного болота». Как я понимаю, вы нашли там мальчишку, — еще шире оскалился тот, протягивая красный свиток.
Сломав печать, Кингсли быстро просмотрел документ, под которым виднелись подписи Фаджа, Скимджера и еще некого Метью Берна напротив строки «глава отдела Пилигримов». Кингсли показал это Гавейну, на что тот только и пожал плечами.
— Вы не возражаете, если я сделаю себе копию? — спросил Шеклбот.
— Конечно, нет, — просто ответил Кирк, протягивая руку, чтобы забрать оригинал. — А теперь, с вашего позволения, мы заберём мальчонку.
— Но ему нужно в больницу, — возразил Кингсли.
— Будьте уверены, о нём позаботятся, — непоколебимо отрезал Кирк, после того как его люди забрали у авроров Гарри и понесли в том же направлении, откуда и появились. Но Вестерсон, так и остался преграждать аврорам дорогу, словно опасаясь, что за его людьми последуют.
— А теперь, — сказал он вскоре после того, как подчинённые исчезли за поворотом. — Разрешите откланяться, — сказав это, он беззвучно исчез, оставив недоумевающих авторов не у дел.
— Разузнай у Скимджера, я должен ненадолго отлучиться, — бросил Кингсли, намереваясь немедленно рассказать обо всём Дамблдору. Неизвестные раньше люди, появляются ниоткуда и отбирают Поттера, что странным образом очутился посреди мёртвого болота, о котором неизвестно практически никому и главное как? Никогда раньше Кингсли не приходилось сталкиваться ни с чем подобным, кроме того, сложилось стойкое впечатление, что Пожиратели тут не причем.




Black Guards

 
WitchmasterДата: Среда, 14.10.2009, 22:44 | Сообщение # 8
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 6. Резолюция одного.

Решив, что Дамблдор, скорее всего, должен находиться в школе, Кингсли воспользовался каминной сетью и уже через пять минут вывалился из очага в кабинете директора. Первым, что привлекло внимание волшебника, стало то, что Альбус оказался не один: в кресле в углу вполоборота к нему сидел древний старик в длинном сером балахоне. Крючковатый нос и кустики густых бровей, нависающие над глазами, чем-то напоминали внешность директора. Но еще больше незнакомец походил на обыкновенного грязного бродягу: всклокоченные патлы седеющих волос, драная одежда, нездорового оттенка желтая кожа и запах – каких-то зловонных трав и пота, неприятно резанувший обоняние аврора.
Дамблдор спокойно сидел за столом, скрестив пальцы рук и немного склонив голову. Он внимательно слушал своего гостя, остановившего свой рассказ, как только послышалось шипение зелёного огня, выплюнувшего на ковёр темнокожего волшебника.
Едва повернув голову, незнакомец смерил Кингсли равнодушным взглядом бесцветных глаз, от которого волшебнику показалось, что в его мыслях довольно деликатно покопались. Но, в отличие от Дамблдора, тот не высказал ни капли удивления, хрипло обронив:
- Извини, Альбус, поскольку наш разговор прервали, нам придётся отложить его на потом, но мы, Лорды, никуда не спешим, не так ли? К тому же, мне кажется, этот молодой человек хочет сказать тебе что-то важное, - закашлявшись, незнакомец поднялся с кресла и неспешно поковылял к камину, заставив аврора на несколько мгновений затаить дыхание, когда старик проходил рядом.
Удивившись его словами не меньше, чем ему самому, Шеклбот даже забыл об изначальной цели своего визита, и, когда «Лорд», наконец, исчез, вопрос, зародившийся в сознании аврора, тут же сорвался с губ:
- Кто это был, Альбус, и о каких Лордах он говорил? – удивлённо спросил волшебник.
- Для начала мне хотелось бы знать, кто дал тебе право без приглашения врываться в мой кабинет? – с нотками гнева в голосе осадил директор: по всей видимости, Шеклбот был не единственным, кому близость безымянного старика приносила неудобства. Правда, до этого Дамблдору удавалось сдерживать себя, но, надо полагать, вопрос аврора стал последней каплей. Тяжело вздохнув, старик откинулся на спинку кресла и мягко продолжил. – Извини, Кингсли, просто в последнее время столько всего навалилось. Прошу, присаживайся. Так что, говоришь, привело тебя ко мне?
- Альбус, - выдохнул волшебник. – Гарри, он в опасности, я даже не знаю, с чего начать.
- Я знаю, Кингсли, - улыбнулся директор. – Но, уверяю тебя, теперь всё в порядке, еще вчера он был доставлен в штаб Ордена.
- Вчера? – не понял аврор. – А что произошло вчера?
- Гарри сбежал от своих родственников, ты ведь это хотел мне рассказать? – улыбка на лице Дамблдора увяла, как только он увидел напряженное лицо Шеклбота.
- Нет, директор, сегодня утром… - аврор начал напряженно пересказывать всё случившееся с ним за последние несколько часов, - … а потом он дал мне бумагу. – Кингсли бросил на стол директора сделанную им копию свитка.
- Этого не может быть, - пораженно выдавил Альбус, сосредоточенно вглядываясь в клочок пергамента. Быстро встав с кресла, он в несколько шагов оказался у камина, после чего бросил на едва тлеющие черные угли щепотку порошка и, придерживая бороду, всунул голову в изумрудное пламя.
Спустя минуту он вернулся на место и снова заговорил:
- Мне тяжело поверить в то, что ты говоришь, но если это действительно был НАШ Гарри, то ему грозит огромная опасность. Поэтому сейчас нам предстоит удостовериться в твоих словах и решить, что делать дальше.
Снова вспыхнуло пламя, и из камина, отряхиваясь, появился усталый Люпин, на лице которого играла слабая улыбка.
- Вы хотели меня видеть, Альбус, что-то случилось?
- К сожалению, - выдавил Дамблдор. – Скажи, ты сегодня видел Гарри?
- Нет, еще с прошлого вечера, и Гермиона говорит, что он исчез, но я предполагаю, парень просто избегает нас, - взглянув на сосредоточенные лица магов, оборотень добавил, – но что-то подсказывает мне, что мои догадки неправильны.
- Подожди, - прервал Альбус, - с чего мисс Грейнджер взяла, что он исчез?
- После того, как вы отправили её к нам, девушка сразу захотела увидеть Гарри и, невзирая на мои предостережения, отправилась прямиком к нему в комнату. Она утверждает, что точно слышала внутри голоса, его и… женский, но мои инстинкты не уловили ничего.
- А может, этот кто-то не хотел, чтобы его нашли? – раздался холодный голос из-за спины. Вздрогнув от неожиданности и обернувшись, оборотень увидел прислонившегося к двери алхимика. Странно, но никто даже не услышал, как тот вошёл. – Директор, - Снэйп слегка кивнул в знак приветствия, не обращая на остальных ни малейшего внимания.
- Северус, - в глазах старика появилось знакомое мерцание. – Я хотел бы, чтобы ты взглянул на это, - Дамблдор показал свиток, который держал в руке.
- Профессор, не хотите ли вы сказать, что Поттер снова во что-то вляпался? – сузив глаза, осведомился Снэйп, призывая свиток.
- Даже не знаю, что ответить. Не думаю, что мальчик имеет отношение к тому, что с ним происходит, - со знанием дела уверил старик.
- Вы всегда так говорите, - отстранённо ответил Снэйп, не отрывая глаз от свитка. Кингсли посмотрел на Люпина, но тот лишь недоумённо пожал плечами.
- Чёрт, Пилигримы! Шеклбот, не говорите, что вы нашли Поттера? – взгляд холодных глаз устремился на Кингсли, и тот лишь кивнул.
- Да объясните же, наконец, - не выдержал Люпин.
Снэйп вопросительно приподнял бровь, глядя исключительно на Дамблдора.
Секунду помедлив, директор вздохнул и едва заметно кивнул.
- Пилигримы – это прообраз аврората, но он работает не на Министерство и неподвластен ему. Это нижнее звено отдела тайн, существующее с ним в симбиозе. Туда не проводят набор и не разглашают о его существовании. Директор знает о них исключительно потому, что некоторые имена, записанные на скрижалях магии, вычеркиваются. Малышей считают умершими, а на самом деле, если человек обладает огромным магическим потенциалом, его обучают Пилигримы. И если Поттер попал к ним – считайте его покойником, конечно, если он не понадобился им в качестве источника информации.
- Дела, - только и выдавил Люпин.
- Это что тогда получается: мы сделали за них грязную работу, а они просто отобрали парня! Уверен, что именно они подбросили Руфусу бумагу о нападении Пожирателей, - зло прошипел Кингсли.
- Как бы мне не хотелось этого говорить, - начал директор. – Но вы оба правы, что не может не радовать. Скорее всего, Гарри нужен им лишь для получения ответов, и, надо полагать, мальчик знает больше, чем говорит. Остается уяснить только одно: отпустят ли его, когда он будет не нужен? – окинув всех проницательным взглядом, директор продолжил. – Северус, возвращайся вместе с Ремусом на площадь Гриммо, я хочу, чтобы ты выяснил, насколько правдивы слова мисс Грейнджер. Ну, а я с Кингсли отправлюсь в Министерство и переговорю с Фаджем.
***
- Господин Министр занят, - спустя пятнадцать минут молодая секретарша, писавшая что-то за столом фойе, попыталась остановить Дамблдора.
Не обращая на неё никакого внимания, Альбус быстро влетел в кабинет с надписью «Министр Магии», позаботившись, чтобы его не остановили защитные чары.
- А говорили ли вам, что входить в чужой кабинет без стука, по меньшей мере, неприлично? – не поднимая глаз, Фадж продолжал подписывать документы, весело напевая себе под нос какую-то мелодию.
- Добрый день, Министр, - ледяным тоном поприветствовал Дамблдор.
- Альбус… Мерлин тебя задери, - возопил Фадж, опрокидывая на мантию чернильницу. Глаза директора пылали, а выражение лица не предвещало ничего хорошего. – Что-то случилось? – спросил Корнелиус и, сглотнув, вцепился в подлокотники своего кресла.
- Ты! – выпалил старик. Сейчас от него исходил настолько мощный поток магии, что Фаджу стало не по себе. – Твоих рук дело? – Дамблдор, швырнул копию свитка прямо в лицо вжавшегося в кресло человека.
- Д… да что т… ты себе позволяешь? – попытался вскрикнуть он, но получился лишь какой-то жалкий скулёж.
- Твоих? – повторил вопрос Дамблдор.
- М… м… моих, - проблеял в ответ Министр, опасливо косясь на Альбуса из-за помятого свитка.
- А ты знаешь, кого они нашли? – серьезно спросил старик.
В ответ Корнелиус лишь покачал головой.
- Так вот, я тебе скажу – они нашли Гарри Поттера, - почти гаркнул Дамблдор, от чего половина предметов на столе Корнелиуса подпрыгнула.
- П… Поттера? Н… ну кто же знал, что авроры найдут его, т… ты же с него глаз не спускал, - заикаясь, ответил Фадж.
- А ты в курсе, что будет, если твои Пилигримы невзначай прикончат мальчишку? Кто тогда будет защищать тебя от Волдеморта? Сомневаюсь, что твой отдел тайн поможет тебе удержать пост Министра. Скажи, ты хоть понимаешь, чем это чревато для всех нас?
- Я… я не знаю… - промямлил тот.
- Зато я знаю, - зло ответил Дамблдор. – Или ты решишь эту проблему, или твоя корона слетит вместе с головой спустя пару месяцев, помяни моё слово, - закончил Дамблдор.
- Ты угрожаешь м… мне?
- Думай, что говоришь, я тебе не фокусник с базара. Ты уже однажды ослушался меня: помнишь, чем это кончилось? Ага. Тогда у тебя есть два дня, чтобы я увидел мальчишку у себя в кабинете. Будь здоров. – Щелкнув пальцами, Альбус исчез, давая испуганному Корнелиусу вздохнуть полной грудью.
- Чертов маразматик, - буркнул Министр, вытирая платком пот, выступивший на лице.




Black Guards

 
WitchmasterДата: Среда, 14.10.2009, 23:10 | Сообщение # 9
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 7. Чужие игры.

Секундное спокойствие и лишь шипение огня в ушах. Ничего не происходило. По телу пробежала лёгкая дрожь необъяснимого страха, не связанного с мыслями: боялся не он. В следующий миг вихрь раскалённого искрящегося мрака бешено ворвался в сознание, неся собою ни с чем не сравнимую боль тысяч ядовитых иголок, впивавшихся в плоть и отравляющих тело и разум изнутри. Тьма попыталась заполнить его полностью, забить, затмить сознание, но сдерживаемая чем-то неведомым, инородным, вызывающим отторжение этого вихря и, в то же время, смирявшим его. Желудок сковало спазмом рвотного позыва, а от невыносимой пытки хотелось кричать до хрипа, но Гарри не мог позволить себе даже этой слабости. Несмотря на то, что юноша чувствовал боль, он по-прежнему находился в трансе, неспособный контролировать себя, полностью сосредоточенный на силе, которая пыталась убить его. Перед глазами стоял непроницаемый туман, вызывающий немыслимую апатию ко всему, даже к боли. В какой-то момент подросток понял, что ничего не чувствует, а тьма перестала быть вихрем и превратилась в ласковое облако, поглотить которое не составит труда. Впитывая черную дымку, он разбавлял ею сознание, наполняя его чем-то неведомым, новым и неосязаемым, неподвластным контролю. Что-то менялось в нём, но что – парень не мог понять и сам, проваливаясь в тёмную бездну небытия.
Порыв холодного ветра нежно обласкал бледное тело, истязаемое немного ослабшей за время болью. Во рту царил желчный привкус, а перед глазами по-прежнему все расплывалось: потому парень даже не сразу понял, что над ним кто-то склонился. Вскоре его подняли на ноги, и подросток, не отдавая себе отчёта, в чьих хищных лапах он оказался на этот раз, едва ворочая языком, тихо промычал свою просьбу, которую лелеял уже несколько долгих мгновений. Как оказалось, боги смиловались над ним, и кто-то с силой влил ему в рот жизненно необходимую влагу. Выпив воду, Гарри снова провалился в свой транс, едва различая голоса, обращенные, по всей видимости, к нему.
Немного погодя тело с силой сжало, и подростку показалось, что его пропустили сквозь тоненькую трубочку, после чего юноша окончательно потерял сознание.
В следующий раз он вынырнул из бездны совсем неожиданно, - к его большому удивлению, боли не было, а рассудок оказался совершенно ясным. Тем не менее, движения по-прежнему были скованны: Гарри сидел на жестком стуле с прямой спинкой, руки оказались связаны за спиной, а ноги словно вросли в холодный каменный пол. Где-то рядом капала вода с интервалом в несколько секунд и в тишине, словно кувалда по сознанию, шлепалась на пол.
Парень приоткрыл тяжелые веки: темницу наполнял мягкий полумрак, не раздражающий глаза. Поэтому он смог разглядеть окно напротив, закрытое огромными частично истлевшими тёмными шторами, таившими на своём фоне черные очертания высокого мужчины, повёрнутого к нему спиной.
Почему-то этот силуэт не вызывал у Гарри никаких приятных ассоциаций, и он решил не показывать, что пришел в себя. Да и стоило ли вообще начинать разговор с предполагаемыми палачами, ведь неспроста его приковали к стулу.
Дыша еще тише, чем прежде, подросток попытался осмотреться, не поворачивая головы, но его старания не принесли ожидаемого успеха, к тому же он понял, что на нём нет очков.
Спокойный голос заставил дёрнуться от неожиданности.
- Ну что же вы, мистер Поттер, очнулись и молчите, а я ведь так ожидал услышать, когда вы заговорите. Не стесняйтесь, порадуйте меня.
- Кто вы, что вам нужно? – быстро спросил Гарри, скорее ощутив, чем услышав шепот за спиной.
- Что ж, я удовлетворю ваше любопытство, и, надеюсь, вы ответите мне взаимностью. Меня зовут Кирк Вестерсон, хотя вряд ли это имя скажет вам о чем-то. А нужен мне вразумительный ответ. – Он щелкнул пальцами, и зал из чёрного камня залил яркий свет, заставивший Гарри надолго зажмуриться. – Откуда у вас этот медальон?
Несмотря на то, что подросток всё еще ничего не видел, он уже понял, о каком именно медальоне идёт речь.
Жмурясь, он понемногу привык к свету и различил еще один стул, на котором сидел человек в чёрных лохмотьях, уронивший голову на грудь. Теперь Вестерсон стоял прямо перед Гарри, впившись в него холодным взглядом чёрных глаз.
- Итак, я весь во внимании… - напомнил о себе рыжеватый мужчина.
Помолчав еще мгновение, юноша оценил свои шансы на ложь, которые стремились к нулю, но попробовать все же стоило. К тому же, он понятия не имел, почему так много людей знает об этом медальоне, и почему каждый знающий о нём норовит убить его?
- Наследство от крёстного, - парень попытался придать своему голосу максимальной убедительности, на которую только был способен и, тем не менее, вызвал у мужчины приступ безудержного хохота.
- А вы шутник, и очень жаль, что мы не можем лишить магическую Британию их дорогого защитника, но вы же, наверное, догадываетесь, что есть и другие пути? Знаете ли, порадовала оперативность вашего защитника, мистера Дамблдора, который явился в Министерство, не пройдя и часа, как вы попали к нам в руки, и господин Министр очень разнервничался из-за этого, а мы не вправе огорчать его. Итак, мне повторить вопрос?
- Не стоит, он действительно попал ко мне по нелепой случайности, и я не знаю, какое имею к этому отношение, - в следующую секунду парень закричал от приступа нахлынувшей боли.
- Да что ж такое, - деланно обеспокоился Вестерсон, пока парень слизывал капли крови с закушенной губы. – Наверное, вы плохо видите мою решительность, Анастазио. Так лучше? – серьезно спросил он, пока зрение Гарри прояснялось.
Кирк подошел к безвольно сидящему в кресле человеку и поднял его голову.
- Узнаете?
Гарри едва сдержал стон, увидев избитое, покрывшееся засохшей кровью и синяками лицо, в котором едва угадывались черты Наземникуса. Кажись, бедняга едва держался в сознании, неуверенно осматривая комнату единственным глазом.
- Уже вижу, что узнаете, - напомнил о себе Вестерсон, надевая на перчатку серебряный кастет. – Не находите, что волшебникам есть чему поучиться у магглов в плане жестокости? – Как бы между прочим спросил он. - Итак, сейчас я буду задавать вопросы и, если жизнь этого человека дорога для вас – вы ответите, если же нет, всё закончится очень плачевно. Вы меня понимаете? – безразлично спросил он, поправляя кусок тускло поблескивающего металла на своей руке.
Гарри едва заметно кивнул.
- Очень хорошо. Тогда начнём. Так откуда, вы говорите, у вас этот медальон?
- Я не знаю, мне… Черт… - взвыл парень, когда точный удар опустился на лицо Наземникуса, брызнула тёмная, почти чёрная кровь. Голос парня задрожал. – Я действительно не знаю… о боже. – От второго удара голова Флетчера, словно резиновая, приняла на себя удар, и лишь звук, будто битой по камню говорил, что перед ним сидит человек. - Я правду, правду говорю! – заорал Гарри. – Пришла какая-то девушка, говорила что-то о том, что я должен служить ей, а потом появился еще кто-то, и я сбежал…
- Постойте, - как ни в чем не бывало, отвлёкся Вестерсон, - А как же медальон попал к вам?
- Она сказала, что я должен хранить его, - тяжело дыша, отозвался Гарри.
- И почему же вы не выбросили его при первой же возможности?
- Она пообещала убить меня.
- Ха-ха, маленький трусишка… и то верно. Говори, говори.
- Вскоре после этого она нашла меня и затащила на то болото, но снова кто-то помешал ей…
- Кто? – перебил Вестерсон.
- Я не знаю, я не видел его лица.
- Ну а потом?
- Потом меня чем-то прокляли, и я потерял сознание, и вот, - закончил Гарри.
- Придётся поверить вам на слово, ведь у нас нет другого выбора. А как вы прокомментируете то, что на вас не действует ни сыворотка правды, ни ментальное проникновение?
- Что? – выпучил глаза парень.
- Ну, конечно же, ведь вас прокляли, - Кирк засмеялся. – Оглушите его.
В следующую секунду что-то больно ударило по затылку и сознание начало ускользать, словно вода сквозь пальцы - последним, что он запомнил, был вполне удовлетворённый оскал на лице Вестерсона, который снова замахнулся для очередного удара.
***
- Наземникус! – вскричал Гарри, резко садясь на влажной от собственного пота постели. Путаясь в простынях, он попытался встать, но чья-то нежная рука постаралась его удержать. Тело била дрожь, и парень не сразу понял, что слышит такой знакомый заботливый голос.
- Тише, Гарри, теперь всё в порядке. – Парень перевёл взгляд на сидевшую рядом Гермиону и на секунду успокоился, а потом с удвоенной силой попытался вскочить с кровати, взгляд стал неосмысленным, а руки пытались оттолкнуть девушку. Хотелось бежать, вернуться в то дьявольское подземелье и помочь человеку, который стал ненужной фигурой в чьей-то жестокой игре.
- Профессор Снэйп… Гарри… у него жар… - закричала девушка, напрасно пытаясь утихомирить вышедшего из себя подростка.
Уже спустя несколько секунд дверь комнаты резко открылась, и на пороге показалась высокая темноволосая фигура, державшая в руках палочку. Оценив всю сложность сложившейся ситуации, Снэйп без раздумий запустил в Гарри оглушающим заклинанием, решив, что в данном положении оно окажется наиболее действенным. Но, к его изумлению заклинание срикошетило в девушку, и ту, словно тряпичную куклу, отбросило к противоположной стене.
Ревя, как бизон, Гарри бросился на заграждавшего путь профессора, рассчитывая сбить его с ног. Но алхимик не растерялся и, отпрыгнув в сторону, сделал едва уловимое движение ногой. Колени парня подогнулись, после чего что-то ударило его в грудь, и он тут же растянулся на полу. Придерживая потрясённого Гарри рукой, Снэйп тут же влил ему в рот какое-то зелье.
Тело налилось свинцом, а веки стали тяжелыми. На сознание снова нахлынула волна небытия.




Black Guards

 
WitchmasterДата: Среда, 14.10.2009, 23:37 | Сообщение # 10
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 8. Безумие.

Сидя на ветхом и мягком стуле, профессор зельеделья внимательно читал статью утреннего «Пророка», постукивая пальцами свободной руки по столу, изборозжденному морщинами порезов и царапин, оставленными прежними владельцами. Рядом с рукой на блюдечке стояла небольшая чашка с питьем, испускающим приятный бодрящий аромат. Тяжело вздохнув, Снэйп перевернул страницу. В следующую секунду с тихим хлопком на кухне дома появился Альбус.
- Добрый день, Северус, - поздоровался Дамблдор, садясь за стол и наколдовывая себе такой же, как у алхимика, кофе.
- Не сказал бы, что он добрый, - не отрывая от газеты глаз, ответил зельедел.
- Что-то с Гарри? – встревожено спросил Альбус. – И где Люпин?
- С вашим любимцем всё хорошо, а то, что здесь нет этого ручного оборотня - еще лучше…
- Северус, - укоризненно попытался прервать директор, но Снэйп не обратил на это ни малейшего внимания и монотонно продолжил:
- … ведь я хотел поговорить с вами именно о Поттере. Но, для начала, взгляните на это. – Положив газету на стол, он толкнул ее к Дамблдору.
Альбус посмотрел на разворот и тяжело вздохнул, а глаза наполнились печалью.
- Но как? - только и выдавил он. – Наземникус не полез бы в Министерство.
- Я полностью согласен с вами, и официальная версия о том, что работник министерства убил случайно оказавшегося в кабинете Министра человека, совершенно нелепа, но хотелось бы упомянуть, директор, что несколько дней назад именно Наземникус был на дежурстве у дома Поттера, когда тот бежал.
- Не понимаю, к чему ты клонишь, Северус? - посерьёзнел Дамблдор.
- Ничего конкретного, директор. Но Флетчер должен был препятствовать мальчишке бежать, и, что бы там не произошло, оказавшись у дома Поттера, я не заметил никаких признаков пребывания там еще одного волшебника. Его не было.
- Ты хочешь сказать, кто-то или что-то заставило его покинуть пост?
- Верно, и я предполагаю, это была не сделка с котлами.
- Тогда что? – задал риторический вопрос Альбус.
- Не знаю, но странно следующее: авроров заставили привести Поттера в Министерство, и я не сомневаюсь, что за этим стоят Пилигримы, а они ни за что не отпустили бы Поттера, не будь тот нужен им позже. Что сказал Министр? Что мальчишку просто переправили в Мунго, а вы, Альбус, подняли много шума из ничего, чтобы подорвать его авторитет, и бумага, предоставленная вами, - лишь фикция. Кстати, в газетах ничего не говорят о том, что это была за бумага. Фадж никогда не заикнётся о своём тайном обществе, потому что на следующее утро его найдут мёртвым с собственной палочкой в ухе. Ваш избранный любимец ввязался в какую-то игру, которая ему не по зубам. Помните, что я говорил вам четыре дня назад, когда доставил его сюда?
- Что мальчишка опустошен и будет очень сложно вернуть ему радость жизни, - задумчиво ответил директор, внимательно вслушиваясь в речи своего подчинённого и уже понимая, к чему тот клонит.
- На следующий день вы уведомили меня, что мальчишка пропал и отправили вместе с Люпином сюда подтвердить теорию мисс Грейнджер. С тех пор вы были так заняты поисками парня, что мы виделись только раз, и то мельком, когда вы попросили меня снова вернуться сюда и вылечить Поттера, которого вы нашли в одной из палат Святого Мунго. Я так и не рассказал вам, что провёл кучу разных тестов, и только благодаря одному из них мне удалось узнать, что девчонка действительно говорила правду. К слову, эта маленькая грязнокровка…
- Северус, - снова прервал Дамблдор, но Снэйп лишь ухмыльнулся.
- … овладела блокологией, и настолько хорошо, что я не могу проникнуть в её мысли, а смотреть мне в глаза она категорически отказывается. Более того, она дважды определила сыворотку правды, которую я ей подливал – это значит лишь одно: маленькой старосте есть что скрывать. Но речь не о ней – в комнате Поттера действительно кто-то был и именно этот кто-то забросил мальчишку на ту чёртову пирамиду, откуда его и забрали авроры. Но зачем это сделали, я не знаю. Запутать следы? Возможно, но маловероятно.
- Ты предполагаешь, что его выкрали отсюда, чтобы допросить? Но как? В дом нельзя проникнуть, он защищен ото всех, кто о нём не знает; или ты хочешь сказать, что это был кто-то из Ордена? А главное зачем? Разве в Гарри есть что-то, что могло бы заинтересовать Пилигримов?
- Вы недослушали, директор, - лениво ответил алхимик, делая глоток из своей чашки. – Вчера этот опустошенный мальчишка набросился на меня. Я понимаю, что сказалось пребывание у Пилигримов. К тому же, Грейнджер говорила, что он очнулся с криком «Наземникус», из чего можете сделать соответствующие выводы. Так вот, увидев, что Поттер явно не в себе, я, конечно же, решил оглушить его - и как вы думаете, что произошло? Заклинание срикошетило. Такое случается лишь с детьми, которые не в состоянии контролировать всплески собственной магии, и вы сами говорили, что это заканчивается с наступлением переходного возраста: значит, в свои, будем считать уже шестнадцать, Поттер никак не мог сделать подобное. Поэтому у меня сложилось одно очень интересное мнение, подоплекой которому послужило и то, что в те мгновения безумия, когда парень бежал на меня, его глаза не были похожими на те, которые я так хорошо знал – им овладевает Волдеморт, и в этом нет сомнений. Вот почему Пилигримы заинтересовались им – он перерождается заново с другой половинкой души.
- О, Мерлин, - задохнулся Дамблдор. – Ты хочешь сказать, что Гарри уже не Гарри? Боги. Что мы можем сделать?
- Нет, Альбус, Поттер – это все еще Поттер. И сейчас, благодаря некоторым амулетам, никто не сможет проникнуть в его сознание, но это лишь пока. Вскоре он снова начнёт меняться, так что нужно обучить его ментальной защите, иначе ваш любимец живо превратится в нового Тёмного Лорда.
- Тогда у меня нет выбора, - вздохнул директор. – Я хочу, чтобы ты обучил его всему.
- Только я не понимаю, зачем цепляться за последний волосок, если он всё равно не выдержит возложенную на него ношу? Поттер не герой, и вам это известно. Он обыкновенный мальчишка, нуждающийся в покое, чтобы забыться и не помнить о том, что с ним случилось, - равнодушно закончил Снэйп.
- Ты прав во многом, но не во всём: когда не за что схватиться, подойдёт и надломленная соломинка…
- Утопающий человек может пустить ко дну лучшего друга, лишь бы выбраться самому, - парировал зельевар.
- Если тот самый друг окажется нужной соломинкой – то да.
- То есть, вас не волнует, кто погибнет в будущем, главное, чтобы парень послужил эм… «благому делу», - хмыкнул Снэйп.
- Несмотря на то, что ты утрируешь – это так: ради победы я готов пожертвовать всем.
- Даже рассудком мальчишки? – тут же уколол алхимик.
- Даже им, - тяжело вздыхая, согласился Дамблдор.
- Хорошо, я обучу его. Сейчас его характер будет более гибким, так что мне не составит труда изменить его, но, предупреждаю сразу, непокорность - доминирующая черта Поттера, а это как сталь, из которой предстоит выковать клинок: его потом не смогут ни сломать, ни переубедить. Он станет практически неуправляем.
- Метод заставить человека сделать то, что нужно, найдётся всегда, - рассудительно сказал Альбус. – Он будет в твоей полной власти, но закали его до октября.
- Октября? – Снэйп удивленно приподнял бровь. – Этому обучаются годами, я не смогу подготовить его за два месяца.
- А ты постарайся, - с нажимом заявил Дамблдор.
- Ты требуешь от меня невозможного, зачем такие темпы? И что случится в октябре? – нахмурился алхимик.
- Мало ли, мы должны быть готовы ко всему, - уклончиво ответил директор. – Я очень на тебя надеюсь, Северус, а теперь извини, мне нужно идти. Я буду ждать результата.
В черных холодных глазах плясал томный огонёк отражающегося пламени, полыхавшего в старом камине. Зельедел даже не заметил, как исчез Дамблдор, полностью поглощенный собственными размышлениями. Вздохнув, Снэйп поднёс опустевшую чашку к губам, всё еще надеясь получить необходимый глоток, который прояснит мысли, но вместо этого хлебнул лишь горького осадка, остававшегося на дне. Поморщившись, Северус сплюнул в чашку, на секунду представив, что случится, если он неправильно просчитал ситуацию.
***
Словно душа вернулась в тело, и Гарри снова раскрыл веки. По всей видимости, он лежал на кровати, так как перед глазами маячил паук, ткавший паутину вверху под потолком. Парень попытался встать, но, к своему большому удивлению, обнаружил, что совсем не чувствует конечностей. Приподняв голову, подросток понял, что его не лишили ни рук, ни ног. Вздохнув, он откинулся на подушку, и в сознание тут же шквальным ветром ворвались события прошлого, полностью заполонив голову, от чего Гарри едва удержался, чтобы не завыть.
«Черт, во что же я ввязался, а главное - зачем? – с «радостью утопленника» задал он немой вопрос. – Демон во мне блокирован Хранителем, Кэролайн не сможет помочь мне. – Юноша понял это еще в том зале, где его держали эти ублюдки. Тогда беззвучные молитвы парня не были услышаны, и пришлось испытать всю гамму ощущений от чужих пыток на собственной шкуре. – Кто я теперь? Обречённое ничтожество, которому следует ожидать смерти в любое мгновение? Да пошло оно всё… я найду выход во что бы то ни стало».
Придя к такому умозаключению, парень вспомнил еще об одной детали, которую упустил из вида несколькими мгновениями раньше: на стуле рядом с кроватью, ровно дыша, дремала Гермиона. Где-то внутри неприятно кольнула совесть за произошедшее перед тем, как его усмирили. Бедная ни в чём не повинная девушка, которой грозит опасность уже потому, что она хочет помочь и желает находиться рядом.
«Ей никогда не понять меня, но она с привязанностью щенка желает помочь. Почему? Кто я ей? Слепое бескорыстие, с которым Гермиона поддерживает меня, будет возвращаться к ней только болью. Уж лучше бы она предрасполагала к рыжему».
Парень снова вздохнул, не осмеливаясь прервать сон подруги, которая и так слишком много вытерпела из-за него.
Тишина горьким пеплом отравляла мысли, заставляя воображение снова и снова рисовать глупые картины того, что может произойти, если он не выполнит ожидаемого. Бездействие уже начало туго сдавливать прутьями невидимой клетки. Хотелось бежать, действовать, делать хоть что-то ради спасения собственной шкуры. Но что он мог? Беспомощный полумаггл, который даже не осознаёт, с чем ему пришлось столкнуться на самом деле. Гнев снова начал разгораться внутри, изливаясь в вены и перетекая к мозгу. Парень до боли закусил губу и прикрыл глаза, пытаясь вернуться к мягкому мраку, в котором не нужно было думать, где не было забот.
- Гарри, что с тобой? – прозвучал напряженный голос проснувшейся, по всей видимости, девушки.
- Все нормально, - спокойно ответил он, ощущая солёный привкус на кончике языка.
- Гарри, у тебя кровь. О господи, что ты с собой сделал? – обеспокоено спросила она, тут же заживив рану заклинанием.
- Освободи меня, - тихо попросил подросток.
- Я не могу, Гарри, ты… не в себе, - тихо закончила она.
- Гермиона, - мягко сказал юноша, пытаясь смотреть девушке прямо в глаза, - у меня ведь нет палочки, что я смогу сделать?
- Нет, Гарри, профессор Снэйп…
- Так значит, мнение этого чёрного глиста стало для тебя важнее, чем моё? – зло прошипел он. – Гермиона, я ведь твой друг, - грустно добавил парень, отводя взгляд.
- Гарри… - казалось, она сейчас зарыдает. – Что с тобой случилось? Ты другой. Где тот парень, которого я знала прежде?
- Это и есть я, Герм. Возможно, я изменился, но ты по-прежнему дорога мне. Разве ты думаешь, что я смогу причинить тебе вред?
Девушка кивнула, направляя палочку на его постель. Секунда - и Гарри снова почувствовал себя свободным. В глазах вспыхнул сумасшедший огонёк, нужно было убираться отсюда, пока не поздно. Подросток не имел ни малейшего представления, как его вернули в штаб Ордена, но оставаться тут казалось небезопасным.
Привстав, он попытался обнять девушку, не сводя глаз с палочки: мозг уже давно услужливо подсунул ему идею, которая могла помочь беспрепятственно покинуть дом.
Она сразу же откликнулась: прижавшись к груди, девушка сильно обняла его. На губах подростка появилась бледная улыбка, когда рука приблизилась к её палочке.
- Извини меня, - прошептал он Гермионе на ухо.
Сейчас он выхватит её из тонких пальцев и приставит к шее - подруга поможет ему бежать и когда-нибудь потом, возможно, поймёт и простит…
- Поттер! – Ненавистный голос заставил отдёрнуть руку и посмотреть на вход. Там, опершись плечом на дверную раму, стоял Снэйп, лениво крутя палочку.
«И как только можно было появиться в такой ответственный момент?»
- Я вижу, вам уже лучше. – Губы растянулись в ехидной улыбке. – Мисс Грейджер, оставьте нас. О вашем безрассудстве мы поговорим позже, - ядовито процедил алхимик.
- Но сэр… - попыталась возразить девушка.
- Быстро, - рявкнул он.
- Итак, - продолжил Снэйп, когда девушка выбежала из спальной, - я рад, что вы пришли в себя, но не приложу ума, зачем вам понадобилась палочка мисс Грейджер? – Не отступив от двери ни на шаг, алхимик продолжал сверлить подростка пристальным взглядом.
- И ради этого вопроса вы явились сюда, профессор? – ответил вопросом Гарри, вскакивая с кровати и начиная мерить комнату шагами.
Снэйп приподнял бровь. Этот заносчивый сопляк дерзил ему, дерзил без малейшего намёка на испуг, словно зельедел являлся для него не более, чем назойливой мухой. Раньше он не был таким и, складывалось впечатление, что его действительно угнетает что-то очень важное, но что?
- Скажите мне, Поттер, у вас в последнее время не было видений, связанных с Тёмным Лордом?
- Это имеет значение?
- Естественно, - с нажимом ответил Северус, наблюдая за мечущимся по комнате мальчишкой.
- Когда и как я попал сюда? – резко бросил он.
- Два дня назад вас забрали из больницы Святого Мунго, - решил удовлетворить его любопытство Снэйп.
- Значит, я был больше не нужен тем тварям, - тихо предположил Гарри.
- Вы имеете в виду Пилигримов?
- Пилигримов? – удивился парень.
- Людей, которые забрали вас из пирамиды, - уточнил Снэйп.
- Так вы и об этом знаете?
- В этой истории мне известно многое, - ухмыльнулся алхимик.
- Сомневаюсь, - холодно отрезал подросток, заставляя профессора скривить губы. – И какие выводы сделал Дамблдор? Признал меня сумасшедшим? – Снэйп только покачал головой, поражаясь его проницательности. – Ну, тогда, наверное, что мной овладел Волдеморт, раз уж вы об этом спросили, я прав?
- Вообще-то, это была моя версия, - признался Северус.
- Тогда считайте её верной, ведь вы не смогли залезть мне в мозг, как и те чёртовы ублюдки.
- Почему, Поттер, что произошло?
- Скажите, профессор, что делать человеку, который лежит на гильотине?
- Что вы имеете в виду?
- Ничего, забудьте. Что вам поручил сделать со мной Дамблдор?
- Дьявол, Поттер, кто учил тебя вести такие разговоры, я чувствую себя шутом, - оскалился Снэйп.
- Да вы и есть шут, профессор, пытаетесь поучать покойника, при этом не понимая его.
- О чем вы, Поттер?
- Вы не ответили.
- Химера тебя задери. Хорошо. Я скажу, но при одном условии.
- Каком?
- Ты ответишь на мой вопрос. – Чертов мальчишка, на него нельзя было надавить и оттого у алхимика сложилось впечатление, что его выставляют дураком.
- Ладно, - сразу же откликнулся парень.
- Директор поручил обучить тебя высшей магии.
- Не ново. Что ж, задавайте свой вопрос.
- Кто отправил тебя на ту пирамиду посреди болота? – в предвкушении спросил Северус, ожидая получить последний кусочек своей головоломки.
- Демоны…




Black Guards

 
WitchmasterДата: Воскресенье, 08.11.2009, 01:53 | Сообщение # 11
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 9. Чёртов Поттер.

Старая церковь на холме давно забыла, когда под её своды ступала нога человека. Чаще всего сюда захаживали всё же нечеловеческие ноги, как, собственно, и сейчас. Алэйн выглядела непринуждённо. Повернувшись спиной к распятию, она сидела на алтаре и, по всей видимости, кого-то ждала. Из-под капюшона выбивались белые пряди волос, а глаза искрили красным, и от этого в вечернем сумраке демонесса выглядела немного жутковато. Запрокинув голову, она внимательно рассматривала облезший рисунок фрески на потолке.
Вокруг было тихо, настолько, что она сразу же услышала хлопок аппарации. У входа появилась тёмная фигура и немедленно направилась к ней, быстро минуя поломанные когда-то лавочки. За спиной Тёмного Лорда развевалась мантия, и он, в отличие от девушки, буквально излучал злость.
- Как ты смеешь вмешиваться в мои дела? Я не твой слуга и не собираюсь выполнять чужие прихоти. - Немая ярость читалась в каждом движении Волдеморта, когда он всё ближе и ближе подходил к Алэйн. Казалось, сейчас мужчина попросту разорвёт её на куски.
Но девушка не обратила на это никакого внимания, а когда Том остановился, со скучающим видом спрыгнула с алтаря и подошла к нему вплотную. Подняв голову, она посмотрела прямо в его сверкающие гневом глаза и, поджав губы, попыталась залепить пощёчину.
Волдеморт перехватил её запястье в нескольких сантиметрах от своего лица и, с негодованием скривившись, тут же ударил в ответ тыльной стороной ладони.
- Как ты смела поднять руку на меня?! - разгневанно прорычал он, когда девушка, зашипев, оскалила клыки. - Не вздумай, - последовало предупреждение, и демонесса увидела, как рядом с горлом блеснула его палочка.
- Или что?
Тёмный Лорд не ответил, вместо этого на его лице появилось хищное подобие улыбки.
- Я не боюсь тебя, Том, - презрительно ответила Алэйн.
- Никогда. Больше. Не называй. Это имя, - ледяным голосом прошипел он.
- И тем не менее, ты не посмеешь причинить мне вред. Ведь всей своей империей, всем, что ты имеешь, ты обязан отцу. И я знаю, что с тех пор, как два года назад он вернул тебя к жизни, ты висишь у него на крючке. Подумать только, как он разозлится, если узнает, что ты убил его любимую дочурку, - хохотнула Алэйн.
- Это будет печальная утрата, - скривив безгубый рот, ответил Том. - Только как он узнает, что это сделал именно я - тот, кто должен был помочь тебе?
- Вот именно, что помочь!
- Не забывайся, девочка, - сверкнул глазами Волдеморт. - Я выполнил свою часть сделки и впустил вас с сестрой в этот мир, всё остальное - не моя забота.
- Нет, мой дорогой Том, ты обещал, что за два года жизни весь мир падёт к твоим ногам, и нам не составит труда добыть то, что нужно, а на самом деле нас отслеживает первая же служба безопасности, - равнодушно парировала Алэйн. - С такими темпами тебе придется долго ползать у ног папы и молить его освободить тебя от проклятия.
Лицо Тёмного Лорда исказила невыразимая ярость. Маленькая паршивка позволяла себе слишком многое. И напоминание о сделке с лордом де Велиаром, который помог вернуть его искорёженную душу к жизни, переходило все границы. Да, она знала, что даровав знания, её отец связал его проклятием, и пользовалась этим. В тот миг Волдеморт сильно пожалел, что не смог разрушить наложенные на него путы, и размазать самодовольную улыбку демонессы по стенке не получится, ведь последствия будут необратимыми.
- Ты обвиняешь меня в своей бездарности? - угрожающе прошипел он. - Или, потеряв сестру, хочешь добиться от меня помощи? Забудь. Твоя власть надо мной иллюзорна. Я не стану помогать тебе! - с этими словами он развернулся и направился к выходу.
- Даже если это касается Гарри Поттера? - довольно тихо, но внятно спросила Алэйн.
- Поттер? - останавливаясь, прорычал Волдеморт. - Он-то тут причем?
- Тебе ведь он нужен, не так ли? - растягивая слова, словно наслаждаясь ими, спросила Алэйн. - Я помогу тебе, если ты поможешь мне. Только представь, что он стоит перед тобой на коленях и молит о пощаде.
С видом жестокого удовольствия Темный Лорд обернулся.
- Предположим, ты заинтересовала меня, но причем тут мальчишка? - почти ласково спросил он.
- Подумай, Том. Сложи два и два. Аврорат охотится за нами. Моя сестра нашла себе оболочку и нам нужен амулет, - вновь уколола Алэйн, злорадно наблюдая за тем, как это раздражает Волдеморта и, что он никак не может это прекратить.
- Продолжай! - приказал собеседник.
- Если ты поможешь мне найти его: неважно, где и как, то Кэролайн преподнесёт тебе Поттера на блюдечке.
- Что за амулет? - лениво спросил Волдеморт.
- В вашем мире его называют Омегой.
Новая улыбка ещё больше исказила черты его змеиного лица, и теперь, казалось, в Тёмном Лорде исчезли последние капли человеческого: он знал, что нужно демонам и знал, где это найти.
В следующий миг голос незнакомца разорвал наступившую тишину:
- Браво! Право же, браво! Меня так увлекла ваша драма, что поначалу я даже не решился вмешиваться, - из дальнего угла раздалась сухая бесстрастная реплика. Там на лавочке, закинув ногу на ногу, сидел уже знакомый Алэйн высокий рыжеватый мужчина.
Волдеморт среагировал молниеносно и запустил в колдуна смертельным проклятием, но тот исчез, появившись несколькими метрами правее и, покачав головой, осуждающе посмотрел на разлетевшуюся в щепки лавку.
Тёмный Лорд приподнял почти несуществующую бровь и заметил ещё двух незнакомцев? прятавшихся в тени.
- Но все эти Омеги, демонические вселения и прочее очень заинтересовали мою неискушенную душонку, и я всё же решился вставить своё слово, - как ни в чем не бывало? продолжил Вестерсон. - Во-первых, я очень рад, что несколько дней поиска не прошли напрасно. Во-вторых, я наконец-то имею счастье познакомиться с самим Лордом Волдемортом. Знаете, моя мелкая работёнка включает в себя лишь истребление таких, как она. - Мужчина указал тонким пальцем на демонессу. - А за всем этим не хватает времени на остальное. Но, думаю, вас не интересуют скучные подробности моей профессиональной жизни? - оскалившись, спросил он. - А теперь по существу: на церковь наложены специальные чары, так что на этот раз ты, маленькая мразь, - обратился он к Алэйн, - не сбежишь. Что касается вас, - он смерил Волдеморта презрительным взглядом, - можете идти на все четыре стороны, меня не интересует такой вымирающий вид.
- Скажи мне, кто ты - и, возможно, твоя смерть будет лёгкой, - самоуверенно потребовал Волдеморт.
- Вам повезло, что ввиду сложившихся обстоятельств мне некуда спешить и нечего терять, в конце концов, я уже услышал то, что меня интересовало, и теперь могу уделить вам несколько минут своего драгоценного времени, - равнодушно ответил Вестерсон.
Демонесса про себя отметила, что он прав, и её лицо исказила гримаса злости. Алэйн надеялась, что её не смогут отследить, - но в очередной раз люди смогли удивить её. Слова отца теперь не имели значения. Оказалось, что простенькое задание может стоить ей головы. Черт бы побрал этого, мать его так, аврора.
- Итак, не знаю, что вам известно обо мне, но более чем уверен, что абсолютно ничего. И всей вашей власти будет недостаточно, чтобы узнать о моей скромной персоне хоть немного. Но этого и не нужно. Ведь сейчас всех нас волнует лишь драгоценный избранный. Полагаете, эта малышка поможет добраться до него? - кивнув в сторону демонессы, спросил Вестерсон. - Увы… но вы глубоко заблуждаетесь, - улыбнувшись, он без тени страха посмотрел прямо в глаза Волдеморту. - И, скажу вам по секрету, Поттер уже мертвец: вопрос лишь в том, сколько он протянет. Если директор Хогвартса продолжит опекать его в том же духе, то, может быть, мальчишка даже встретит свой следующий день рождения, но если же будет вести себя, как последние несколько дней, то кончина великого избранного наступит очень скоро. На вашем месте я лишь немного подождал бы. Это будет лучшим выходом, - пилигрим немного помолчал, словно давая Тёмному Лорду обдумать открывшиеся ему горизонты. - А сейчас просто уйдите и дайте нам сделать нашу работу, и, мой вам совет: лучше не связываться со мной и не знать, кто я.
Волдеморт выглядел нерешительно. Этот человек, кем бы он ни был, знал если не полное положение вещей, то очень многое, к тому же, то, как он ушел от смертельного заклятия, заставляло задуматься о его магической подготовке. Давно, очень давно Тёмного Лорда не ставили перед настолько сложным выбором. На одной чаше весов - просто уйти и продолжить путь к вершине этого мира, закрыв глаза на тёмные пятна за спиной. На другой - вступить в сражение, но ради чего? Это не его дело, и де Велиар не сможет предъявить ему претензий. Так что всё решено.
- Девчонка умрёт? - бесцветным голосом поинтересовался Волдеморт, сузив глаза.
- Не думаю, что вы хотите знать, что мы с ней сделаем, - ответил Вестерсон.
- Тогда ладно, - он неожиданно обернулся и, схватив пораженную Алэйн за шиворот, проговорил: - Что ж, дорогая, прости, но моя интуиция подсказывает мне, что сейчас лучше сделать вид, будто меня здесь не было. Ведь никто об этом не узнает, - Лорд громко засмеялся.
- Чертов подонок, - зашипела демонесса, оголяя иголки клыков. - Я знала, что тебе нельзя доверять. Предатель! - Сейчас на её лице появился страх, от беспечности не осталось и следа.
Лорд чуть склонил голову набок и надменно посмотрел на неё.
- Говори, что хочешь, теперь это не имеет значения.
Еще несколько мгновений он всматривался пустым взглядом в глаза Алэйн, после чего, отпустив девушку, направился к выходу из церкви. Свободно, но настороженно шагая прочь.
Вестерсон, так и не спустивший с Волдеморта глаз, щелкнул пальцами, велев двоим подчинённым заняться демонессой. Девушка в замешательстве достала палочку, которая, как она знала, ничем ей не поможет. Шипя, она обошла вокруг алтаря, чтобы при возможности спрятаться от заклинаний за каменной плитой. Приближающиеся фигуры в капюшонах заставляли её бояться. Она знала, что это конец, но сдаваться не собиралась. Страх скользкой тварью начал медленно вползать в душу и заполнять её. И вскоре Алэйн заметила, что её тело покрыла испарина.
Волдеморт ушёл, и теперь Вестерсон молча наблюдал, как дрожит напуганная демонесса. О да, она боялась.
К её удивлению, противники даже не пытались пользоваться магией, они просто шли вперёд, словно собиравшиеся наказать непослушную зверушку хозяева. Не помня себя, девушка, направив палочку на одного из пилигримов, выкрикнула заклинание и одновременно бросилась на другого. Несмотря на то, что мужчина сумел поймать её когтистые руки, она всё равно запрыгнула на него и едва не свалила на землю, а затем её острые клыки впились в шею противника. Послышался сдавленный стон, и Алэйн почувствовала, что его хватка ослабла. Высвободив руку, она собралась нанести удар, но тут её сбросило на землю. Проехав по полу добрых несколько футов, демонесса вскочила на четвереньки и осмотрелась. Один из противников стоял и наблюдал за её звериными повадками, вполне довольный эффектом, который произвело его заклинание. Второй зажимал рваную рану на шее. Он беззвучно хлестнул палочкой, и девушку с силой бросило о стену. Издав стон боли, она сползла вниз.
Ерзая пальцами по пыльному полу, девушка попыталась подняться, прекрасно понимая, что с ней играли, проверяли силу, но теперь игра окончена - она умрёт.
Секундой позже чья-то сильная рука схватила её за шею и, подняв в воздух, прижала к стене. Алэйн инстинктивно задрыгала ногами, пытаясь пнуть мужчину, но это не принесло ожидаемого результата, лишь пальцы на шее сомкнулись сильнее. Демонесса начала задыхаться, а на глаза наворачивались слёзы. Ей было нечем защититься от этих безликих и беспринципных фигур, которые были готовы сделать всё, что им прикажут. В тот миг девушка сильнее всего ощутила жажду жизни, ведь для этих убийц она ничего не значила.
Алэйн просто смотрела вниз, в темноту под капюшоном державшего её человека, не замечая, что по-прежнему шипит, а лицо утратило всё человеческое.
В следующий миг послышался приказ Вестерсона, который теперь решил принять непосредственное участие в этом спектакле:
- Ну, разве так я вас учил обращаться с леди? - шутя пожурил он. - Отпусти её!
Приказ моментально исполнили, и Алэйн упала на колени, тяжело хватая ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба.
- Ну что, леди? - послышался над ухом вопрос Вестерсона - он без стеснений понял её голову за волосы и заставил посмотреть себе в глаза. - Ты готова умереть?
Девушка не ответила, уже ощущая у себя на шее холод стали. Это был конец.
Закрыв глаза, она приготовилась к худшему…

* * *

Волдеморт неспешно шагал прочь от церкви поросшей сорняками тропинкой, всё ещё не решаясь аппарировать: его душу по-прежнему разрывало смятение. Незнакомец довольно легко избежал смертельного проклятия, а это о многом говорило. Но проку ему с мёртвой демонессы, ведь он мог подчинить её себе; и неважно, что он вступится за неё. Ничего не важно. Лишь результат. Всё или ничего.
- Дьявол, - ругнулся Тёмный Лорд, аппарируя обратно.
Он появился как раз вовремя. Девчонка действительно была всего лишь девчонкой, и сколько бы в ней не было надменности, она не могла противостоять троим хорошо натренированным магам. Сейчас к её горлу было приставлено жало серебряного ножа, готового проткнуть её глотку в любую секунду. Времени на размышления не было, и, не ожидая, пока его заметят, Волдеморт взмахнул палочкой и направил в них заклинание. Воздух у алтаря взорвался, и всех четверых разбросало в разные стороны.
Как Волдеморт и предполагал, бой предстоял не из лёгких. Эти неизвестные воины, хоть и с запозданием, но успели среагировать на его появление. Те двое, что были в капюшонах, сделав в воздухе немыслимые пируэты, свободно приземлились на ноги. Исключением стал лишь Вестерсон: он был слишком занят демонессой. Не дожидаясь, пока они оправятся, Тёмный Лорд тут же сосредоточился на одном из них и попытался прикончить. Но маг искусно отразил луч и, несмотря на то, что капюшон его сбился, тут же отправил заклинание в ответ.
Перед тем как исчезнуть, из-под алой полоски света, Волдеморт увидел радостное лицо противника, готового к схватке. Он был похож на голодную собаку, которая давно жаждала вкусить плоти. Появившись у него за спиной, Тёмный Лорд снова решил нанести удар, но оказался вынужден отражать заклинание другого незнакомца, который среагировал на его появление. В его глазах, как и у товарища, не было ни капли страха. На шее рваная рана, которая, похоже, досталась ему от клыков демонессы, но он, казалось, её не замечал, медленно, словно хищник, направляясь к своей добыче.
- Ты умрёшь, - уверенно сказал он.
- Возможно… - согласился Волдеморт и снова растаял в воздухе, избегая очередной тёмной вспышки.
Он появился как раз у алтаря, сбоку от заговорившего с ним мага и резко взмахнул палочкой от левого плеча.
- …только не сегодня. - Когда его рука выровнялась, воздух рассёк магический полукруг тьмы, заключённый в красное свечение, и волной понёсся на противников.
Стоявший рядом пилигрим никак не ожидал такого поворота событий, потому среагировать не успел. Во все стороны брызнула кровь, оросив алтарь и самого Тёмного Лорда. А потом на пол повалилось расчлененное тело, продолжая забрызгивать всё вокруг кровью из артерий, и Волдеморт увидел своего второго врага, успешно защитившегося от его заклинания. И теперь уже он сам направился к нему, в надежде прикончить. Но не стоило забывать о Вестерсоне, который, хоть на секунды и выпал из схватки, но по-прежнему оставался опасным противником. От его-то заклинания Волдеморт и не успел как следует защититься. Плечо больно обожгло, и по бледной руке потекло что-то горячее и липкое. Зашипев от боли, Тёмный Лорд снова исчез, оставив по себе лишь облако непроглядной пыли.
Его появление сопровождалось очередным хлёстким движением, но пилигримы отлично ориентировались на звук, потому уверенно отражали его заклинания, не забывая контратаковать. Схватка продолжалась, и никто не собирался уступать, никого не волновала смерть одного из незнакомцев и летевшая фонтанами каменная крошка со щепками, что, вместе с постоянными вспышками заклинаний и хлопками аппараций превратились в сплошную неразбериху цветов и звуков.
Вскоре Волдеморт понял, что нанесённая Вестерсоном рана даёт о себе знать и силы начинают покидать его. У него сбилось дыхание, а заклинания давались труднее. Так что ему пришлось ненадолго затаиться в тени колонны, чтобы разорвать темп схватки и перевести дух.
- Немедленно убей демона! - ледяной голос Вестерсона рассек наступившую на миг тишину.
Услышав это, Тёмный Лорд уже был готов покинуть своё секундное прибежище, чтобы защитить Алэйн, но тут послышался ответ:
- Я не вижу её.
- Ищи, она никуда не могла деться, - прозвенел новый приказ. - Разве что…
- А… черт, - вскрикнул другой маг.
Волдеморт тут же среагировал и аппарировал за спину Вестерсона. Ориентируясь на голос, это было довольно легко. Новое заклинание не заставило ждать палочку Лорда, но маг поставил щит. Правда, было уже поздно. Он хоть и спас волшебника, но того отбросило на уцелевшую лавочку, которую он и разнёс. Тёмный Лорд перевёл взгляд на последнего противника, в спину которого уже вцепилась пришедшая в себя демонесса.
Дезориентированный волшебник как раз сбросил девчонку, когда Авада Кедавра Лорда Волдеморта лишила его жизни. Мёртвое тело глухо повалилось в пыль битой каменной плитки.
Тяжело дыша, победитель поправил разодранную местами мантию и, подойдя к лежащей на полу демонессе, смерил её бесстрастным взглядом.
- Ты всё-таки спас меня, Том, - довольно отметила она, вытирая кровь с разбитой губы.
- Я сделал это не ради тебя, - ледяным голосом отрезал Волдеморт.
- Но всё-таки ты сделал это, - парировала она.
- Заткнись и вставай, нам пора убираться отсюда, - тем же тоном ответил он.
Алэйн хмыкнула и тяжело поднялась на ноги, после чего Тёмный Лорд, взяв девчонку за руку, аппарировал вместе с ней к себе в мэнор.




Black Guards

 
WitchmasterДата: Воскресенье, 06.06.2010, 17:22 | Сообщение # 12
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Название: Вира за демона.
Автор: Witchmaster
Бета: Да, она нужна.
Рейтинг: R
Размер: Макси
Персонажи: ГП/НжП/ГГ
Жанр: Darkfic
Статус: в работе
Саммари: Теперь пребывание в тени жизненно необходимо для меня. Никогда бы не подумал, что, открыв входную дверь своего дома, можно получить столько неприятностей. Но я просочусь за спины врагов и сделаю так, чтобы они пожалели о том, что решили пересечься со мной. Хотя не так легко исчезнуть с глаз, если ты – Гарри Поттер.
Дисклаймер: Всё написанное принадлежит мне и никому больше. Позаимствованные громкие имена и вселенная - лишь прикрытие.





Black Guards
 
SchmetterlingДата: Воскресенье, 06.06.2010, 17:22 | Сообщение # 13
Химера
Сообщений: 600
« 31 »
1 глава – переименовать в пролог. Потому что эти странные люди напрягают в самом начале.

Стиль. Парни, девушки, перегруз прилагательными(Не везде, но есть. Особенно в начале).

Тяжело дыша и пятясь назад, парень оценил всю тонкость сложившейся ситуации.

Тонкость – не слишком удачное слово, и это всего лишь один пример. Надо, чтобы с этим поработала бета по стилю.

Спустя пятнадцать минут он, как заправский попутчик, остановил машину…

Вопреки убаюкивающему рокоту мотора и мягкости сидений, Гарри так и не удалось уснуть.

- Вы - жалкое ничтожество, я был неправ, когда сказал, что вы похожи на своего отца, Вам далеко до него, Вы ведь даже от маггла не способны защититься, а еще Избранный, - с этими словами он развернулся и пошел туда, где должен был появиться дом Сириуса.

- Я устал быть марионеткой в Ваших руках, - холодно ответил парень.

ВЫ с большой буквы пишется только в официальных письмах.

Повернув голову, парень долго всматривался в её зелёные глаза, такие же, как его собственные, и, не найдя в них и тени недомолвок, прошептал в ответ:
- Всё так, просто многое изменилось за последний день, и мне тяжело принять то, что моя жизнь не вернётся на круги своя.

Это Гарри сказал?

Вспомнила фанфик, прочитав конец 4 главы.
Сплошные перлы. Там.

И в нём говориться, что если мы хотим узнать кое-что о Пожирателях, нам стоит проверить «Ритуальную башню» посреди «Желчного болота».
Черное море ты тоже в кавычках пишешьь?

Ну и главы бы побольше.


LJ

 
BellaДата: Воскресенье, 06.06.2010, 17:22 | Сообщение # 14
DARK ANGEL
Сообщений: 301
« 20 »
Классный фанфик! biggrin smile happy Я надеюсь, что он будет закончен. Обидно будет, если такой хороший фанфик забросят.


Чтоб выжить и прожить на этом свете,
Пока земля не свихнута с оси,
Держи себя на тройственном запрете:
Не бойся. Не надейся. Не проси.
http://ficbook.net/authors/ШоК
 
WitchmasterДата: Воскресенье, 06.06.2010, 17:23 | Сообщение # 15
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Schmetterling, спасибо.




Black Guards
 
ShtormДата: Воскресенье, 06.06.2010, 17:23 | Сообщение # 16
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Ну и скоты же эти пилигриммы. Хотя они тоже участники этой войны, только теневые. Но все же пытать детей - это низость. Я не понял, если эти Пилигориммы такие мощные и натренированные маги, что могли бы и с Волдей порешить, почему они этого не делали ранее? Не совсем понятен замут с демонами и Волдей. А та, которая вселилась в Гарри, она его только просто использует как игрушку и оболочку, либо от этого будет и польза для самого Поттера в виде знаний и силы?
Блин, опять куча вопросов, а где же ответы? (не двусмысленный намек на отсутствие продолженья) :)



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
WitchmasterДата: Воскресенье, 06.06.2010, 17:23 | Сообщение # 17
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Shtorm, возможно, я слишком сложно пишу, но на всё ответы были в тексте. Пилигримы - это секретный отдел департамента тайн, о котором не знает никто. Демоны пришли в этот мир открыть портал и получить власть. Пилигримы - охотники на демонов и им запрещено убивать людей. Как и написано, Волд заключил контракт с отцом демонесс, что поможет им, когда тот помог ему вернуться к жизни. И да, пользы поттеру никакой не будет.




Black Guards
 
ShtormДата: Воскресенье, 06.06.2010, 17:23 | Сообщение # 18
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Witchmaster, нет, это то я понял. ПРосто я не предполагал, что демоны так часты в мире, пусть даже магов, что даже есть целый отдел, который не подчиняется Министру.
Ну да ладно, в любом случае жду продолжения



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
WitchmasterДата: Воскресенье, 06.06.2010, 17:40 | Сообщение # 19
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 10. Новая цель.

Метью Берн, скрестив пальцы, исподлобья следил за своими подчинёнными, расположившимися в сделанных со вкусом креслах напротив его чёрного письменного стола. Благодаря тусклому свету, тени очень рельефно подчеркивали черты лица главы отряда пилигримов, отчего мужчина казался еще более властным, чем был на самом деле. Как давний шрам, так и каждая морщинка прибавляли лицу жесткости, ясно давая понять - с этим человеком лучше не шутить.
На мгновение комнату осветил яркий свет огненной вспышки, и на заваленном разными мелочами столе появился аккуратный запечатанный свиток. В следующую секунду на лице Берна появилась тень улыбки, которая тут же исчезла. В следующий миг он, наконец-то, заговорил, поглядывая то на невозмутимого Сэтена, то на Вестерсона, что приложил к щеке платок.
- Итак, кажется, удалось узнать, зачем демоны явились в наш мир, - увидев на лицах подчинённых самодовольные улыбки, он добавил: - и, похоже, не мне одному. Тогда, полагаю, стоит послушать вас и уж тогда делать выводы. – Берн расслабленно откинулся на спинку кресла и продолжил: – Кирк, пожалуй, начнём с тебя. Порадуй меня объяснением: как под твоим началом погибло двое наших ребят?
Вестерсон скривился, словно проглотил лимон. Несмотря на то, что он всю свою жизнь знал Метью, всё же было досадно осознавать, что слухи доходят до начальника быстрее собственных ног. Казалось, не было еще такой вещи, что могла скрыться от взора Берна.
- Должен признать, это было моей ошибкой. Огромной ошибкой. - Внезапно Кирка очень заинтересовал шкафчик в дальнем углу кабинета, но он всё же заставил себя посмотреть начальнику в глаза. – Демонесса… - прорычал он, - завела себе нового знакомого в лице Тома Реддла. Оказывается, своим возвращением наш великий Тёмный Лорд обязан её отцу. Это была целая драма - смотреть, как он сопротивляется её доводам.
Как вы оба хорошо знаете, Томми очень не любит, когда им пытаются манипулировать. Но я не предполагал, что он опустится до пресмыкания перед юным демоном, - на секунду мужчина умолк, ожидая реакции со стороны присутствующих.
- Это неожиданно и может всё усложнить, - заметил Берн. - Но, полагаю, этому должна быть веская причина, - поинтересовался он.
- Разумеется. Мы… я допустил еще одну ошибку. Тогда, в парке, второй сестре удалось как-то выжить, твоё заклинание не убило её, - ответил Кирк, откидывая тяжёлую голову на спинку кресла.
- Этого не может быть, - недоверчиво отрезал главный пилигрим.
- Дальше еще интересней, - коротко хохотнул Вестерсон. – Помнишь мой недавний доклад о желчном болоте? – Не дождавшись ответа, он продолжил: – Теперь я знаю, что там делал Поттер: оказывается, его таинственная подруга не Алэйн, нет, - это Кэролайн. И знаешь, почему я не смог влезть ему в мозг, и как объяснить его так называемое «проклятие»?
- Слияние, - равнодушно отозвался до сих пор молчавший Сэтан.
- Что? – Берн еще более удивлённо поднял бровь.
- Именно, - подтвердил Вестерсон. – Поттер во власти демона.
- Пускай так, но какое это имеет отношение к смерти наших ребят и… - Метью наклонился вперёд и упёрся ладонями в стол, - твоим побоям? За тридцать лет, что я тебя знаю, никто не смог надрать тебе задницу: так что же изменилось теперь? Пусть маленькая дрянь заставила Реддла заступиться за себя, но ведь и ты не вчера на свет родился и мог всё просчитать. Как она смогла улизнуть от тебя, как?! – раздосадованный Берн почти кричал на друга, виновато опустившего взгляд.
- Да, я сплоховал, - признался Вестерсон, - но ты ведь знаешь, как Волдеморт одержим своей идеей с избранным. Но я не думал, что настолько. Когда демонесса предложила ему Поттера на блюдечке, я не придал этому большого значения, потому что мальчишке всё равно не жить. Я думал, что мои доводы убедят его, и это подействовало. Сначала он отдал нам демона и ушел прочь. Но когда я уже был готов убить её, этот выродок вернулся и всё испортил, а когда я очнулся, нас осталось уже двое. К тому же, ты знаешь кодекс, я не мог его прикончить, как-никак, но он человек.
- А как же тот оборванец? Я думал, тебе удалось переступить кодекс, но, видимо, я ошибался. – Голос Сэтена был предельно ровным, в отличие от коллег, которые перешли на крик. Раньше Кери никогда не видел ни одного из них такими взвинченными. Ведь они – пилигримы - чтили хладнокровие выше всего, но не в этот раз. Здесь было замешано что-то личное. Берн вряд ли ожидал, что друг так подведёт его.
- Да, тот мелкий воришка действительно мёртв, но убил его не я. Знаете, голодные крысы пожирают сами себя. Мне стоило лишь бросить его в нужные руки. Ведь мистер Флетчер сильно облажался в глазах людей преступного мира, так что они убили его с большим удовольствием. Причем, вряд ли кто-то узнает об этом, - он улыбнулся, но лишь губами. Глаза по-прежнему оставались пусты.
- Ладно, - сказал Берн, вновь вернув своему лицу бесстрастное выражение. Это ничего не меняет. Так или иначе, я всё равно доволен твоей работой, Кирк. Мы узнали очень многое, а знания – это уже полпобеды. И пусть даже девчонке удастся воскресить Мерлина – это не поможет, медальон остаётся у нас, - лицо Метью искривила гримаса превосходства.
- Это только его часть, - вмешался Кирк.
- Что не позволит им вернуться, - снова встрял Сэтен. – Но есть и другая половина, которая впустит демонов в наш мир, и, несмотря на то, что это будет путёвка в один конец, их количество будет неограниченно и, в конце концов, мы вряд ли сможем с ними справиться. А когда наша опора сломается, они смогут заполучить вторую часть, чтобы вернуться.
- Ничего у них не выйдет, - парировал Кирк. – Демонам нет хода в наш штаб.
- Есть и другие пути, - заметил Берн, внимательно посмотрев на Сэтена.
- Они смогут отправить сюда Реддла и его компанию, - высказал тот предположение начальника.
- И что, за каждого убитого придётся заплатить своей жизнью? – Расслабившись, Вестерсон позволил себе засмеяться.
- Перспектива не из приятных, - согласился Берн, наморщив лоб, - но до того, что они называют Омегой, им всё равно не добраться.
- Да, если только мы не доберёмся до неё первыми, - самодовольно заметил Кери.
- Что-то мне подсказывает, что пришло время выслушать твою историю, - в предвкушении заметил главный пилигрим.
- Кажется, я догадываюсь, где Омега, - обрадовал Сэтан.
- Она в Хогвардсе? – спросил Вестерсон.
- Именно, - согласился он. – Должен признать, не думал, что Альбус Дамблдор так боится своего прошлого. Старик очень сентиментален, а я напомнил ему о былом, так что он был готов мне рассказать обо всём, хоть и без особой охоты. Всё, что мне нужно было, так это просто дать ему понять, что я не заинтересован в его делах и что обладаю некой информацией. А с тем, что мы знаем, мне хватило малой толики, чтобы он полностью поверил мне.
- Расскажи подробней, Кери? – попоросил Берн.
- Пришлось потратить два дня, чтобы найти могилу Гринденвальда. – Собеседники приняли эту информацию молча, но у обеих загорелись глаза. – И его останки пришлись очень кстати в создании оборотного зелья. Никогда не забуду привкус тлена у себя во рту, - Кери поморщился. – Но это того стоило: думал, у старика сердце станет, когда он меня увидел, - губы пилигрима озарила бесцветная улыбка. – В конце концов, мы пришли к выводу, что я просто осколок души, вернувшийся в этот мир ненадолго. Посудачив о том, об этом, я узнал, что они с Реддлом дали друг другу непреложный обет, и что вскоре в школе случится нечто интересное. И угадайте, что станет наградой победителю?
- Интересно, как медальон оказался в Хогвардсе? – спросил Кирк.
- Это вовсе не медальон, это кубок Состязателя.
- Но как?
- Если я не ошибаюсь, то наша бляшка прикреплена к нему неизвестным колдовством.
- Полагаю, ты уже придумал, как нам заполучить кубок? – спросил Берн.
Он согласно кивнул.
- Хотя я и не знаю, где он и как выглядит, но профессор Защиты от Тёмных Сил Кери Сэтен попытается это выяснить.
- Это просто невероятно, что он согласился, - заметил Вестерсон.
- Главное, что мне удалось убедить его.
- Как? – спросил Берн
- Он посетовал, что сейчас очень сложно найти опытного преподавателя, а я, под действием оборотного зелья, упомянул, что у меня есть «знакомый малый», годящийся для этого дела. Несколько ключевых вопросов, и теперь моя скромная персона окажется в центре событий рядом с нужной нам вещицей; а когда мы её получим, то кончина демонов не заставит себя ждать, - уверенно заметил Кери.
- Не думаю… - протянул Берн, - не думаю, что стоит ждать так долго.
- Кажется, у меня появится шанс исправить ситуацию, - осклабился Кирк.
- Возможно, - задумчиво протянул Метью, после чего вкрадчиво продолжил: – итак, как я понял из вашего рассказа – Реддл получит Поттера вместе с неубитым мной демоном, что теперь не может существовать без оболочки. Так что всё намного проще, чем кажется. Убив мальчишку, мы поразим сразу две мишени: лишим Реддла трофея и прикончим демона.
Оба подчинённых молчали, прекрасно понимая, к чему клонит их наставник. То, что они были заклеймены и не могли убивать людей собственноручно, еще не значило, что за них это не могли сделать другие. Всё было довольно просто. Появится заказчик без лица и имени, заплатит хорошие деньги - и никто и никогда не сможет выяснить, что именно они имели непосредственное отношение к убийству.
- Кирк, ты упоминал о друзьях мистера Флэтчера: свяжись с ними и предложи хорошие деньги. Скоро начало учебного года, а это значит, что все отправятся в Косой переулок и нашим наёмникам даже ходить далеко не придётся. Я не хочу много шума. Один умный человек, который устранит охрану и прикончит Поттера…
- А вместе с ним и демона, - добавил Вестерсон.
- Будем на это надеться. Но, так или иначе, это не больше чем очередное дело. Скоро мы покончим с ним и снова уйдём на покой. А пока работайте, господа, - Берн улыбнулся, от чего по спине у Кери пробежали мурашки, - настолько хищным был оскал. Этот человек еще никогда не отступался от начатого. Никогда.




Black Guards

 
WitchmasterДата: Воскресенье, 06.06.2010, 17:41 | Сообщение # 20
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 11. Плохое предчувствие.

- Демоны… - ровно ответил Гарри.
На секунду Северусу показалось, что он ослышался, но Поттер действительно сказал «демоны». Это походило на посттравматический синдром и, тем не менее, эти слова никак не укладывались в голове алхимика.
- Что вы имели в виду, произнеся «демоны»? – ядовито процедил Снэйп, ожидая каких-либо объяснений, но их не последовало.
- Вопрос в том, правильно ли вы меня поняли, профессор? – скривился Гарри, тем самым разрушив искорку понимания, которая появилась между ними секунду назад.
- Поттер, вы заносчивый…
- И высокомерный, как и мой отец, - равнодушно добавил Гарри.
- Именно, - с презрением подтвердил Снэйп. – А теперь, попрошу вас идти одеваться и не тратить моего драгоценного времени, если хотите приступить к занятиям еще к вечеру.
- Да, сэр, - согласился Гарри. – Только… - начал он, вспомнив об одной удручающей детали.
- Что на этот раз? – приподняв бровь, спросил алхимик.
- У меня нет палочки, - невесело ответил Гарри.
- Значит, вы хотите сказать, что по глупости своей потеряли палочку? – ехидно переспросил Снэйп.
- Да, профессор, - последнее слово парень выдавил с особой ненавистью.
- Тогда вам придётся отправиться к мистеру Оливандеру и купить себе новую, - холодно сказал мужчина. – Но, к сожалению, я не получу удовольствия сопровождать вас лично: Ордену не с руки, если нас увидят на людях вместе. - Заметив нелепую усмешку на лице мальчишки, профессор поспешил осадить его: - Не знаю, о чём вы подумали, Поттер, но слуги Тёмного Лорда только и ждут, когда я приведу вас к ним. И, если вы не согласны с моими суждениями, тогда ладно, так и быть, отправлю вас на званый обед к Пожирателям. Нет? – переспросил он. - Тогда через полчаса будьте готовы к отправлению, Нимфадора будет ждать вас внизу. И да, не забудьте взять драгоценный подарок вашего отца, он может вам понадобиться, - презрительно скривившись, Снэйп крутанулся на каблуках и покинул комнату.
Парень понял, на что намекает профессор, и потому надёжно спрятав мантию-невидимку во внутреннем кармане мантии, он поспешно спустился вниз, где его уже дожидалась Тонкс.
- Привет, Гарри, - довольно жизнерадостно начала волшебница.
- Привет, Тонкс, - сдержанно ответил подросток, но, казалось, метаморф даже не обратила на это внимания.
- Снэйп сказал, что сегодня я буду твоей нянькой, - подмигнув, она улыбнулась. – Хотя не единственной: на всякий случай в Косом переулке дежурят еще десяток авроров, но не стоит волноваться, мы ведь всего-навсего за новой палочкой идём, - весело прощебетала она.
- А… - рассеяно буркнул Поттер, - ты тоже знаешь.
- Ещё бы. Аврор должен знать, что за задание его ожидает, - хмыкнула Тонкс.
- Ну, тогда не будем терять времени, - сказал Гарри, сворачивая разговор. В глубине души он по-прежнему держал обиду на молодую волшебницу за то, что она так быстро нашла утешение после смерти Сириуса.
- Ладно, - согласилась Тонкс и повела его в сторону кухни.
Гарри сразу же догадался, что они, скорее всего, воспользуются каминной сетью. Войдя в пустую комнату, парень мгновенно уловил запах еды и почувствовал, как на неё тут же отозвался голодный желудок. Но, если он не хотел внимать очередным тирадам Снэйпа о своей непутёвости, то нужно было поскорее покончить с первостепенным делом. Поэтому подросток без промедления дошел до камина и обернулся, чтобы выслушать наставления Тонкс.
- Я лечу первой, чтобы разведать обстановку, - предупредила девушка. - И ровно через тридцать секунд ты следуешь за мной, понял?.. Тьфу ты, становлюсь похожей на Грюма, - осадила она себя и вошла в камин, задев кладку головой. Ойкнув, Тонкс слегка поморщилась и, бросив горсть летучего пороха, сказала: “Дырявый Котёл”.
Гарри внимательно проследил за тем, как волшебница исчезла во вспышке изумрудного пламени, и, сосчитав до тридцати, вошел следом. Он не любил этот способ перемещения, но что поделать, если возможности выбора не представилось. Аккуратно взяв горсть серого порошка, он довольно чётко произнёс место назначения, всё еще побаиваясь, что его занесёт не туда? куда надо, и даже на всякий случай закрыл глаза. Некоторое время в ушах стояло шипение огня, а потом всё прекратилось, и Гарри несмело открыл веки. Он стоял посреди практически пустующего заведения, если не брать в расчет нескольких магов, которые спешно прошли через помещение, пока Тонкс очищала его мантию от сажи.
- Извини, - пробормотал он, - я совсем беспомощен.
- Ничего, - приободрила волшебница, - уже через каких-то пять минут у тебя в руках будет новая палочка, - сказав это, она отправилась к уже знакомому Гарри переходу в Косой переулок.
Буркнув в ответ что-то несуразное, парень поплелся следом за ней и вышел в маленький замусоренный дворик.
- Скажи, Тонкс, почему нельзя было сразу переместиться в один из магазинов переулка? – задумчиво спросил парень, наблюдая, как она подбирает правильную комбинацию, которая должна была открыть арку.
- Понимаешь, Гарри, - сосредоточено ответила волшебница. – Если саму улицу патрулирует некоторое количество авроров, обеспечивая сравнительную безопасность снаружи, то это не значит, что они защищают магазины внутри, и потому большинство продавцов заблокировали каминную сеть. Нашла, - довольно сказала она, отступая на шаг и глядя, как перед ней появляется довольно широкий проём. – Давай, Гарри, - пригласила она и подтолкнула парня вперёд.
Оказавшись в Косом переулке, Поттер сразу же заметил, насколько здесь изменилась атмосфера. Улица напоминала большой муравейник с хаотически перемещавшимися людскими потоками. Везде и повсеместно царила суета, никто ни с кем не здоровался, подолгу нигде не останавливался, словно боясь увидеть в другом скрытую угрозу. По словам Сириуса, то же происходило во время первого восхождения Волдеморта, и, похоже, даже авроры не могли повлиять на общий настрой.
- Куда пойдём? В банк или сразу к Оливандеру? – неожиданно спросила Тонкс.
- К Оливандеру, - коротко ответил Гарри и направился вперёд, ловко проскальзывая сквозь толпу и бросая беглые взгляды на ближайшие витрины. Он знал, что ему более чем достаточно денег на палочку, но перед учебным годом все же придётся вновь посетить Гринготс.
Парень довольно быстро добрался до неприметного магазинчика, где и продавались палочки. Из толпы позади вынырнула запыхавшаяся и взъерошенная Тонкс. Гарри мягко улыбнулся и направился внутрь магазина. В какой-то момент ему показалось, что он снова стал тем маленьким мальчиком, который, услышав звоночек в дальнем углу помещения, с трепетом ждёт, когда ему ответят на роившиеся в голове вопросы.
Двери за спиной вновь открылись, а потом грохот перекинутого стула заглушил вновь прозвучавший звоночек.
- Извините, - автоматически прошептала Тонкс.
- Ничего страшного, - ответил мягкий голос, и Гарри подпрыгнул от неожиданности: стоило только отвести взгляд, как мистер Оливандер появился словно из ниоткуда. У дверей вновь послышался грохот, из чего стоило сделать вывод, что Гарри не единственный, кто не ждал появления Оливандера.
- О, мистер Поттер, вы решили почтить меня визитом? – спросил он, но было видно, что он этому не удивлён. – Вместе с мисс Тонкс, - добавил он, улыбнувшись Нимфадоре. – Как ваша палочка? Если мне не изменяет память - это Граб. Десять с половиной дюймов. Негибкая.
- Отлично, - радостно ответила волшебница.
- Но не у мистера Поттера, не так ли? – спросил старик и подошел к Гарри вплотную.
Парень промолчал, ему никогда не давало покоя то, как мастеру удавалось устанавливать связь своих палочек с владельцами.
- Хорошее было изделие, но его время ушло. Как и ваше, мистер Поттер, - печально ответил Оливандер, не сводя с Гарри своего проницательного взгляда.
- Что это значит? – спросил парень.
- Палочки никогда не ломаются и не исчезают просто так, этому всегда должна быть причина, которая кроется во владельце, и когда палочка находит себя неподходящей своему обладателю – пфф… - Оливандер неожиданно хлопнул в ладоши и присутствующие испуганно вздрогнули.
- Но, сэр, почему палочка может найти себя неподходящей? – не унимался Гарри.
- Причины бывают разными, мистер Поттер, и не мне судить, почему ваша палочка перестала служить вам, - тихо закончил он, казалось, заглянув своими глазами парню прямо в душу, отчего тому снова стало не по себе. – Но вы ведь не за этим пришли, не так ли? – оживился Оливандер. – Вам нужна новая палочка, а, насколько я помню, вы очень непростой покупатель. Что ж, приступим, поднимите руки на уровень плеч, - попросил старик и щелкнул пальцами. В в тот же миг волшебная лента бросилась делать замеры.
Казалось, её исчисления говорили старику о многом, потому что он, улыбнувшись, сразу же исчез между пыльных стеллажей, пробормотав себе под нос: «А вы изменились, мистер Поттер».
Вернувшись со множеством коробочек, Оливандер бережно положил их на стол, после чего подозвал Гарри ближе.
- Ясень и перо феникса. Десять дюймов. Хороша для трансфигурации. Посмотрим, что из этого получится, - сказал старик и протянул парню палочку.
Как только пальцы Гарри коснулись лакированного дерева, старик тут же сказал «нет-нет» и выхватил её у парня из рук.
- А ну как эта? Чёрное дерево и перо феникса. Попробуйте.
К этой Гарри, кажется, и прикоснуться не успел, как Оливандер спрятал её обратно в коробку.
- Феникс не годится, - тихо сказал он.
- Почему не годится? – удивился Гарри. – Ведь моя прошлая палочка была с пером феникса, - возразил подросток.
- Вот именно поэтому вы и пришли сюда, - улыбнулся Оливандер. – Только вот почему? Ведь сестра палочки… и теперь нет, - едва слышно приговаривал старик.
Спустя полчаса выяснилось, что Гарри подходят лишь палочки с сердцевинами дракона, и всё казалось безнадёжным, пока старик не припомнил еще кое о чем. Его глаза странно засверкали, и он снова исчез между стеллажами. Некоторое время погодя продавец вернулся, держа в руках одну единственную потрёпанную коробочку. Она казалась столь же древней, как и едва вспомнивший о ней старик.
- Мистер Поттер. - Оливандер выглядел озадаченным. – Если я не подберу вам палочки, мой магазин может лишиться своей репутации, - мягко улыбнулся он, открывая коробку. - Вот, попробуйте.
Как только Гарри коснулся матовой поверхности лежавшей внутри палочки, по телу тут же пробежала дрожь. Он ощущал, что дерево исторгает тепло, умоляя вершить магию. Но парень не посмел, и всё неожиданно прекратилось. В в его руках был лишь кусок деревяшки.
- Неужели подошла? – довольно спросил Оливандер скорее себя, чем парня. – Но непонятно почему. В чем вы похожи? Нет-нет, даже Тот-Кого-Нельзя-Называть… Любопытно… - отстранённо бормотал он, глядя в пространство перед собой.
- Что любопытно? – спросил Гарри.
- Неприметная, но символическая оболочка и очень необычная субстанция, - туманно ответил старик.
- Вы о палочке?
- Возможно… - старик мигнул и, переведя свой взгляд на Гарри, улыбнулся. – Палочка всегда отождествляется с волшебником, мистер Поттер. Эта, например, содержит в себе сердечные струны очень необычного дракона.
- Чем необычного? – поинтересовался Гарри.
- А вот это мы скоро и узнаем, - загадочно ответил он, похлопав Гарри по плечу. – Тис. Ровно десять дюймов. Никакой эластичности. – Положив палочку обратно в коробку, Оливандер отдал её Гарри.
Расплатившись, недоумённый парень и аврор покинули магазин. Шагая по улице, Гарри бережно держал коробку в руках, даже боясь открыть её. Он чувствовал себя так, будто перед игрой сменил свою “Молнию” на что-то неизвестное и теперь не знал? чего ожидать. В голове всё еще эхом звучали слова Оливандера.
- Может, зайдём перекусить? – предложила Тонкс, когда они проходили мимо паба рядом с поворотом в Лютный переулок. – Ты с утра ничего не ел.
- А..? Да конечно, - согласился он.
Пара вошла внутрь, и Гарри отметил, что, по сравнению с Дырявым Котлом, здесь не так уж и пусто.
«Наверное, запах еды влечёт посетителей» - подумал парень, слушая очередную жалобу живота.
Когда они заняли места, пришла официантка, и аврор сделала заказ, не приняв от Гарри никаких возражений о том, что он столько не съест.
- Ну, так ты покажешь мне свою палочку в действии? – спросила Тонкс, когда они снова остались вдвоём.
Гарри ответил не сразу, еще какое-то время тарабаня пальцами по столешнице и рассматривая довольно уютное помещение.
- Я думал о словах Оливандера, - не в тему сказал он.
- Гарри, да брось ты, старик просто любит напустить тумана, - засмеялась Тонкс.
- Нет, - не согласился подросток. – Он сказал, что моё время ушло. И… у моего отца тоже была палочка с сердцевиной из драконьих струн, - сказал он.
- О, Мерлин! К чему ты клонишь, Гарри? – спросила девушка, видя, как его настроение испаряется на глазах.
- Тис – это дерево смерти, - тихо ответил он.
- Не бери в голову, - попыталась успокоить Тонкс. - У Тёмного Лорда тоже тисовая палочка. Это всего лишь предрассудки, - успокоила она.
Принесли еду, а Гарри, опустив голову, продолжал сидеть.
- Откуда ты знаешь? – удивился он.
- Как-то на собрании Дамблдор говорил о ваших палочках, - просто ответила волшебница.
Гарри поднял на неё взгляд и, встретив ободряющую улыбку, не смог удержаться, чтобы не улыбнуться в ответ и даже не сразу заметил, что кто-то дёргает его за рукав.
Повернувшись, Поттер увидел мальчика лет восьми, который изучал его прямо-таки вожделеющим взглядом.
- Дяденька… - позвал паренёк, и худенькая ручонка отпустила мантию, - вы ведь Гарри Поттер?
- Да, - согласился он.
- Очень приятно, сэр. А я Денни, - сказав это, малыш протянул Гарри пятерню.
- Мне тоже, Денни, - ответил парень, пожимая мальчику руку. – А где твои родители?
- В соседнем магазине, выбирают брату мантии для школы, - живо ответил паренёк. – Мы как раз шли к мадам Малкин, когда я увидел вас и решил посмотреть поближе.
- И они отпустили тебя? - недоверчиво спросил Гарри.
- Конечно, ведь здесь работает мой дядя, - мальчик махнул в сторону прилавка. – Но вам ведь это неинтересно, - мальчик смутился, а потом снова спросил: - Скажите, а это правда, что вы несколько раз видели Тёмного Лорда?
- Ну, в общем-то, да, - подтвердил Гарри.
- И вы дрались с ним?
- Да, - краснея, ответил он, почему-то бросив взгляд на Тонкс, которая не без интереса наблюдала за новым фанатом мальчика-который-выжил.
- Круто! – выкрикнул малыш. – А меня научите?
- Э… - сказал Гарри. – Разве тебе уже разрешено иметь палочку?
- Нет, но она у меня есть, - лукаво подмигнув, Дэнни выудил из кармана штанов палочку, больше всего напоминавшую одно из изделий близнецов Уизли.
- Ух ты, - Поттер делано изумился, посмотрев на довольного мальчика.
- Давай же, Гарри, покажи ему, - подбодрила Тонкс, с явным намёком на использование палочки.
Гарри слегка побледнел, но потом рука рефлекторно потянулась в мантию и вынула длинную коробочку. Через несколько мгновений палочка покинула свою колыбель и оказалась в слегка подрагивавших пальцах парня. На этот раз его тело наполнило не тепло, а сила, отчего показалось, что ему по силам свернуть горы, - но, увы, это было не так.
Сейчас две пары глаз с ожиданием смотрели на него, а подросток всё не решался произнести заклинание.
- Экспелиармус! – неожиданно выкрикнул он, и палочка мальчика мигом оказалась в его руке. Казалось, его новая защитница знала, что он хочет сделать, и действовала уже с половины произнесённого заклинания.
- Вот это реакция, - восхитился мальчик.
- Теперь ты, - предложил Гарри и отдал ему палочку.
Денни сосредоточенно наморщил лоб и повторил заклинание, его палочка издала писк и повисла в руках резиновой мышью.
- Ой! – расстроился он.
Гарри улыбнулся.
- Ничего, у тебя еще будет шанс научиться, - уверил он.
- Но ведь всегда можно сделать так. – Вырвав палочку из расслабленных пальцев Гарри, мальчик быстро побежал к выходу.
Тонкс среагировала практически мгновенно, но ни одно её заклинание не достигло цели, воришка оказался слишком проворным. В то же время, опрокинув стул, следом за ним бросился и Гарри. Сбив с ног какого-то мужчину, он перепрыгнул через стол, чтобы срезать путь, но Денни был уже у двери.
С палочкой наизготовку аврор кинулась следом, но, зацепившись о разломанный заклинанием столик, едва не упала. А когда подняла голову, увлеченный погоней подросток уже выбегал наружу.
- Вернись, Гарри! Это ловушка! – отчаянно выкрикнула она, зная, что за Поттером ей не успеть.
Но Гарри уже не слышал. Он выскочил на улицу и, оглядевшись по сторонам, заметил удаляющуюся в Лютный переулок фигуру. Ни на секунду не задумавшись об опасности, парень бросился следом. Он хотел лишь одного: вернуть себе то, что принадлежало ему по праву - и плевать на последствия.
Поттер нёсся сквозь извилистый узкий проулок, иногда натыкаясь на стены и, реже, на мусорные бачки. Дыхание давно сбилось, и лишь мысль, что он вскоре настигнет воришку, заставляла его нестись вперёд.
В очередной раз завернув за угол, он увидел ухмыляющегося мальчишку, стоящего в конце тупика, на детском личике которого играло злорадство.
- Зря ты убежал от своей защитницы, Поттер, - неожиданно низким голосом обратился мальчик. – И теперь тебе придётся умереть.
- Ты ведь никакой не мальчик, - не обращая внимания на угрозу, заметил Гарри.
- Верно, - согласился Дэнни. – Но не время для болтовни. – Он достал из своих штанишек короткий кривой нож и улыбнулся хищной, не по-детски кровожадной улыбкой.
Гарри медленно пятился назад, не понимая, почему он не решится совладать с ребёнком и почему тот не пользуется палочкой.
Неожиданно чья-то крепкая рука легла на плечо и остановила движение. Парень дёрнулся в сторону и обернулся, но не успел он увидеть человека, как получил кулаком в челюсть. Чувствуя во рту солёный привкус, он потерял равновесие и тут же схлопотал ногой в грудь. Отлетев к стене, Гарри приземлился прямиком в лужу.
В глазах стоял туман, а тело ныло от боли, но Гарри всё же попытался подняться. Ёрзая руками по грязной каменной кладке, он сломал несколько ногтей, но это того стоило: ему, наконец-то, удалось подняться на четвереньки, а потом и на негнущиеся ноги.
Он споткнулся и едва опять не упал в лужу, но, прислонившись к стене и сплюнув кровь, Гарри снова вернул себе равновесие и сосредоточился на врагах.
Их было трое. Позади приближавшегося к нему мальчика стояло еще двое мужчин с непроницаемыми лицами и смотрело, как перевёртыш с ножом собирается нанести смертельный удар.
Поттер ринулся вперёд, рассчитывая обезоружить мальчишку, но тот уклонился, и в следующий миг лезвие вошло Гарри между ребер
Отступив на несколько шагов, воришка оценивающе посмотрел, как парень схватился за место, куда ударил нож. Гарри судорожно хватал ртом воздух, а кровь из раны стекала по пальцам и большими каплями падала на камни. Ноги подростка подкосились, и, прислонившись к стене, он начал медленно съезжать по ней. В глазах потемнело, и его враз потяжелевшие веки начали медленно закрываться.
- Бедный герой, что же мы будем без тебя делать? - прозвучал голос, но Гарри его не услышал.




Black Guards

 
WitchmasterДата: Воскресенье, 06.06.2010, 17:42 | Сообщение # 21
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 12. Невеста Душегуба.

Гарри сидел в грязной луже, разбавляя её собственной кровью. Он знал, что это конец, знал, что не на кого надеяться. Он подвёл Кэролайн, подвёл Дамблдора, не остановил Волдеморта, не отомстил за смерть близких. Под веки всё еще проникал свет, но уже начинал меркнуть. Боль утихала, а тело немело.
Неожиданно Гарри кое о чем вспомнил, и его губы беззвучно зашевелились.
- Что это он бормочет? – удивлённо спросил один из наёмников.
Со стороны выглядело очень странно, когда бледное тело, лежавшее в алой луже у стены, вдруг начало шевелить губами.
- Предсмертные судороги, - предположил превращённый в мальчика.
- Прикончи его, а то у меня от этого зрелища прям мурашки по коже, - сказал второй наёмник.
- Ладно, - улыбнулся Денни и направился в сторону Гарри. Подойдя вплотную, он наклонился и прислушался к тому, что бормочет подросток, а повторял он одно и то же слово «Хранитель». Это было последнее, что перевёртыш услышал в своей жизни, - в следующий миг его отрубленная голова покатилась по мостовой.
Перед наёмниками стоял высокий мужчина в чёрном. Из-под глубокого капюшона на них глядели красные глаза, от вида которых наёмникам стало не по себе. Да, они привыкли к разного рода неожиданностям, но не до такой же степени. Незнакомец грациозно взмахнул клинком, стряхивая с него капли крови, и обратился к застывшим от ужаса убийцам:
- Что, девочки, не ждали? – пророкотал он.
Опомнившись, наёмники потянулись за палочками, но Хранитель тут же остановил так и не начавшуюся схватку: одно движение меча, и острое лезвие оставило смертельные раны на груди близстоящих. Из разрезанных артерий щедро брызнула кровь, и мертвецы кулями повалились на холодную землю.
Довольно улыбнувшись, пришедший спрятал клинок в заплечные ножны и обернулся к сидевшему у стены Поттеру. Подойдя ближе, он оттолкнул ногой обезглавленное тело ребёнка, которое мешало ему добраться до пульса мальчишки. Как ни странно, он был еще жив.
Прикоснувшись к кровавой ране, мужчина прошептал заклинание и ощутил, что она начала затягиваться. Подождав несколько секунд, он ударил Поттера по щекам - и их залил румянец.
Веки парня дрогнули и медленно раскрылись.
- Ты всё-таки пришел, - слабо сказал Гарри.
- Да, - ответил Хранитель и, поднявшись, оценивающе посмотрел на валявшиеся неподалёку трупы. – Только, надеюсь, ты позвал меня не для того, чтобы я помог тебе?
Парень промолчал, понимая, что нет смысла лгать своему спасителю, он и так обо всём знает или, по крайней мере, догадывается.
- Конечно же, нет, - послышался лающий смех, - ну, так что ты хотел мне рассказать?
- Я знаю, почему… но у неё не было выбора… - тихо ответил Гарри.
- Меня не волнует твоя демонесса, так же как и не волнует почему, - отрезал Хранитель. – Давай, Поттер, подымайся, нам предстоит долгий разговор, а я не собираюсь вести беседу с человеком, валяющимся у моих ног. Живо!
Повинуясь вселяющему ужас голосу, парень начал медленно вставать на ноги, ощущая, как кружится голова и ломит тело. Хоть Гарри и был обязан этому человеку жизнью, но по-прежнему боялся его.
- Палочку не забудь, - пророкотал спаситель и пошел прочь из переулка.
Подросток с отвращением и ужасом поглядел на обезглавленное тело, но потом, набравшись смелости и затаив дыхание, склонился над мертвецом и достал из кармана свою защитницу. После чего быстро вскочил и побежал следом за удаляющейся фигурой.
Поравнявшись с мужчиной, он спросил:
- Куда мы идём, и какой разговор нам предстоит?
- Терпение, - коротко бросил Хранитель, поворачивая в очередной закоулок, еще более жуткий, чем прежний.
Спустя некоторое время глаза Гарри привыкли к темноте, и он перестал спотыкаться, всё еще с опаской следуя за поводырём. Неожиданно мужчина остановился, и парень едва не натолкнулся на него. Кажется, Хранитель осклабился, но, не успел Гарри этого осознать, как он исчез в невесть откуда взявшемся проёме. Поёжившись, подросток вошел следом.
Он очутился в просторном помещении с беспорядочно расставленной пыльной мебелью, отчего казалось, что нога человека не ступала сюда, по меньшей мере, целое столетие. Гарри недоумевал, но его спутник, похоже, знал, что делает, потому что, не сбавляя шага, направился к широкой винтовой лестнице, ведущей на второй этаж.
Заскрипели ступени, и парень почувствовал, как неприятно засосало под ложечкой. На миг ему даже почудилось, что он находится внутри какой-то древней твари, страдавшей расстройством желудка. Но когда они оказались в следующем помещении, Гарри пришлось отказаться от собственных мыслей. Там было идеально чисто и довольно уютно: мягкая мебель, дорогие ковры, красивые картины на стенах. Словно эта комната принадлежала какой-то старой перечнице, помешанной на безупречности.
- Присаживайся, - велел Хранитель и незамедлительно опустился в кресло в углу.
Гарри последовал приказу и робко сел на стульчик рядом.
Глядя за поведением парнишки, мужчина усмехнулся:
- Боишься, Поттер? Правильно боишься. И прежде чем ты начнёшь свой лепет о том, что тебе не удалось ничего узнать, должен сказать, что мне уже даже не хочется убивать такого жалкого сопляка, как ты, - безразлично сказал он. – Но у тебя есть то, чего недостаёт другим, и я это уже давно заметил. Демонесса не прогадала, выбрав тебя. Ведь ты чертовски везуч. За всю свою жизнь не встречал человека, который, попав в такой водоворот событий, смог бы протянуть и день. Но ты держишься уже неделю - что ж, это очень похвально, - он издевательски похлопал в ладоши.
Гарри дёрнулся, всё внутри вскипело, и ненависть начала выжигать страх.
- За тобой гонялись все: демоны, Пожиратели, наёмники, пилигримы, авроры и даже я - но никому так и не удалось убить тебя. И я вновь и вновь задаю себе вопрос «почему?». Почему ты до сих пор жив?
- Я… - попытался ответить Гарри, но собеседник прервал его жестом.
- Ответь, Поттер, ты собираешься вечно бегать от судьбы или, наконец, найдешь силы противостоять ей? Скажи, разве тебе никогда не хотелось наказать тех, кто причинял тебе боль? – мягко спросил он.
Гарри промолчал, вспоминая прошлогоднюю погоню за убийцей крёстного.
- Да! Вижу, что хотел. И я могу тебе помочь, - искушающе предложил он.
- Но как и зачем? – растерянно спросил ничего не понимающий парень.
- Интересный вопрос, - любезно ответил он. – И довольно долгий рассказ. Ты, конечно же, ничего не знаешь ни о том, кто я, ни о том, зачем в этот мир пришла твоя дорогая Кэролайн. Она ведь вряд ли просветила тебя, что прибыла разрушить его, а я всего лишь хранитель, который, препятствуя таким, как она, страждет равновесия. Ты и не подумал о том, почему она должна умереть и просит у тебя помощи. Ну да ладно, не буду винить тебя, ведь девственнику очень сложно устоять перед соблазнением демона, не так ли?
Гарри густо покраснел, с трудом понимая, о чем говорит Хранитель, но догадываясь, что его снова обвели вокруг пальца.
- Но твой геройский поступок был бы хоть немного оправдан, если бы она не была обручена с наместником своего папочки. Какая ирония, малыш Поттер влюбился в невесту Душегуба, - хмыкнул собеседник.
Гнев парня становился всё сильнее. Неужели ему говорят правду?
- Я… - промямлил парень, - мы связаны, - уцепился за последнюю соломинку он.
- И это, несомненно, станет веским доводом, когда придёт время избавиться от тебя.
- Этого не может быть… - яростно пробормотал Поттер, но, казалось, собеседник и не собирался останавливаться.
- Ты вряд ли догадываешься, что её приход к тебе домой был хорошо спланирован, уверен, у тебя не было выбора.
Увидев, как полыхают глаза мальчишки, Хранитель продолжил:
- Тобой играли словно куклой. И, если бы в своё время я не испортил вам ритуал, тебя бы держали как голодную собаку, иногда бросая кости, чтобы ты довольствовался и был благодарен. А когда бы ты стал не нужен… - Хранитель сделал паузу.
- Ты можешь помочь мне? – прямо спросил Гарри, понимая, что не в состоянии больше слушать о своём идиотизме. Он никогда не простит себе своей доверчивости. В этот миг в нём что-то надломилось, что-то, что изменило его навсегда.
- Да, - выдохнул мужчина, - я могу. Но вряд ли тебе это понравится, по крайней мере, сначала.
- Послушай, - довольно серьезно начал юноша, отбросив все условности. – Я понимаю, что я архитектор своего собственного уничтожения, и проще, чтобы я умер. Но, если ты обучишь меня, я могу выполнять твои приказы, лишь бы у меня была сила, чтобы… убивать. Я готов пожертвовать всем: годами, волей, всем…
- К сожалению, у меня нет ни времени, ни желания искать себе нового ученика, к тому же всё предложенное тобой меня не интересует, - безразлично заметил мужчина.
- Но ты говорил…
- Есть другой путь, - оборвал он. – Намного проще, но немного болезненней. Мы используем демона, который сидит в тебе. Ты же так уповал на вашу с ней связь. Я наделю тебя её магией, и, если захочешь, даже смогу привязать её к тебе. Она использовала тебя, а теперь ты используешь её. Кроме того, в этом я вижу свою выгоду: обессиленный демон в твоём мире не опаснее… маггла, кажется, так вы их называете? Но должен предупредить – возможно это немного поменяет твои моральные качества. Ты можешь стать безразличным ко всему, превратиться в циника, но однозначно уже не будешь таким хлюпиком, как теперь.
- Тогда не будем терять времени. Я хочу поскорее покончить с этим, - заявил Поттер.




Black Guards

 
WitchmasterДата: Воскресенье, 06.06.2010, 17:43 | Сообщение # 22
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 13. Клин клином вышибают.

Гарри казалось, что его вывернули наружу и теперь жарят на медленном огне. Боль была настолько нестерпимой, что хотелось одного – просто умереть, но, как и говорил новообретённый наставник - всё было не столь просто. Пришлось терпеть те нечеловеческие муки, которые были недоступны ни одному живому существу. Страдали все пять или, возможно, даже шесть чувств. Но парень знал, что такова цена его дурости, или, надо полагать скорее, её малая толика. Казалось, прошли годы, прежде чем кончилось истязание, и его накрыл холодный мрак.
Вынырнув из беспамятства, парень обнаружил себя лежащим на жестком полу, но теперь всё стало иначе. Словно он пробудился после векового сна. В голове было как никогда ясно. Гарри отчетливо понимал, что теперь может и хочет нести ту же боль, что причиняли ему, так как уже расплатился за всё наперёд. И если впредь нужно будет выбирать между ролью жертвы или охотника, то он выберет второе. Он хотел мести за всё, и знал, что добьётся своего. Больше никаких заблуждений и надежд насчёт добродетели других. Каждый думает только о себе. Он усвоил урок. Теперь пришло время усвоить его и всем остальным, даже если будет слишком поздно изменить что-либо. Гарри ощутил, что теперь лишился чего-то человеческого, того, что делало его похожим на других, но, в то же время, и отличало от них. Слова Хранителя насчет чужих игр глубоко врезались в сознание и побуждали к действию. И потому, будь он проклят, если не обернёт всё случившееся во благо себе.
В который раз он неспешно поднялся на ноги, но теперь как никогда легко, словно смакуя новые ощущения. Внутри всё пылало, и парень был готов покорить химеру, а главное, знал, что у него получится. Сладостное ощущение силы пьянило, и потому он даже не сразу заметил, что к нему обращаются:
- Ну как, Поттер, что ты чувствуешь? – спросил Хранитель.
- Холод, - голосом, отождествляющим это слово, ответил он.
- Это уже что-то, - улыбнулись ему в ответ. – Еще?
- Силу.
- Продолжай…
- Пустоту.
- Отлично, - заметил собеседник, - это последствие «лишения» твоей подруги.
Лицо Гарри окрасил ехидный оскал.
- Я, наверное, должен сказать спасибо?
- Полегче, - хмыкнул мужчина. – Ощущение силы – лишь иллюзия, у тебя её нет… пока. Но твоё поведение мне уже нравится.
- Что я должен сделать, чтобы получить её?
- Немногое.
- Боль? – безразлично поинтересовался Гарри.
- Это уж как посмотреть, - загадочно ответил Хранитель. – Как и обещал, я разъединил вас с демоном. И еще, должен обрадовать, она не умрёт…
- Какая досада, - бросил парень.
- …если ты этого не захочешь.
- Где она? – злобно спросил Гарри.
- Там. – Ему указали в сторону, и Поттер устремил свой новый хищный взгляд на чёрную дверь в углу комнаты. – Но прежде чем ты ринешься мстить своей девушке, я хочу расставить все точки над “ё” – Хранитель заставил подростка посмотреть на себя, после чего продолжил: - Как я сказал минутой ранее, ты еще не получил силу, и пока будь с демоном поласковей, иначе… - Он несколько раз цокнул языком, словно подбирая нужные слова. – Надеюсь, ты не забыл, как она добилась своего?
- Нет, - растягивая слово, раздраженно ответил Гарри.
- Отлично, тогда ты понимаешь, что тебе нужно сделать? И если будешь себя правильно вести, тебя ждёт довольно интересный сюрприз, - ехидно ответил Хранитель. - К слову, если хочешь прожить еще немного, советую не светить своими новыми способностями, ты и так привлекаешь к себе слишком много внимания. Я доступно объясняю?
- Да, папочка, - расплылся Гарри.
Пока человек, подаривший ему новую жизнь, разразился тирадой, Поттер уже принялся планировать свои будущие действия, и Кэролайн казалась настолько лёгкой добычей, что это даже начинало смешить.
- Потому что я больше не намерен спасать твою высокомерную шкуру, у меня есть дела поважнее. С этим позволь пожелать тебе удачи и откланяться. Но что-то мне подсказывает, что мы еще встретимся, Гарри Джеймс Поттер.
- Несомненно, - ответил парень, смерив стоящего перед ним человека пытливым взглядом.
- Иди! – приказал Хранитель, - дела не ждут.
Подросток кивнул и направился к, ведущей в соседнюю комнату двери, но, прежде чем войти, обернулся. Хранителя уже не было. Парень в который раз удивился способности этого мужчины появляться и исчезать в самый неожиданный момент и только теперь осознал, что даже не видел его лица. Что ж, это будет еще одним чёрным пятном в его жизни. Гарри осклабился и, со скрипом повернув золотистую ручку, вошел в другое помещение.
Кэролайн металась по небольшой уютной комнате, словно страдающая клаустрофобией крыса. Её мантия и иссиня-чёрные волосы беспорядочно разлетались, когда она делала всё новые и новые шаги, опять-таки пересекая комнату, и парень понял, что здесь применены какие-то неизвестные ему чары, удерживающие демона. Воздав благодарность неизвестному союзнику, Гарри хлопнул за собой дверью, что привлекло внимание испуганной девушки. Кажется, до этого она даже не заметила, что он вошел.
- Гарри?.. Что происходит?.. Где мы?.. Почему?.. – тут же посыпались вопросы взволнованной предательницы.
Парень не ответил. Отведя глаза от прикроватного столика, на котором лежала опрокинутая ваза, он смерил её безразличным взглядом.
- Забавно, не так ли? – тихо спросил он. – Надеюсь, теперь ты понимаешь, каково это: не знать ничего о происходящем вокруг?
- Что с тобой творит…
- Молчать! – оборвал Гарри и увидел на её миловидном лице недоумение, сменившееся злостью.
- Ты просто не понимаешь… - яростно зашипела демонесса, но её снова перебили.
- Что ты пришла разрушить мой мир? – мягко спросил парень, и его лицо исказила гримаса. – О, уж поверь, в этом я немного просветился. – Он дёрнул головой. – Доверчивый мальчик, который без лишних вопросов согласился помочь молоденькой привлекательной девушке избежать смертельной участи. И как только она заголила бедро, он уверился, что в этом мире нет никого невинней неё. Интересно, а что бы с ним стало, если бы он стал не нужен?
- Гарри, всё не так, - попыталась оправдаться она.
- Что не так, Кэролайн? Где я ошибся?! – вышел из себя парень. На секунду повисло напряжённое молчание, но потом девушка тихо ответила:
- У меня не было выбора.
- И поэтому я должен был умереть?
- Нет. Этого не случилось бы.
- Интересно. Почему же? – фыркнул он.
Девушка несколько раз смигнула, и с её длинных ресниц на пол упало несколько солёных капель. Теперь она казалась совершенно подавленной. Прислонившись к стене, демонесса беспомощно сползла по ней и, обхватив себя руками, опустила голову, даже не замечая, что по её щекам продолжают скользить слёзы.
- Потому что, Гарри, - сдавленно выговорила она. – Я люблю тебя.
Парень засмеялся совершенно не человеческим, бесчувственным смехом. Он не верил ни единому её слову. Ведь доверие неединожды чуть не сгубило его. Довольно. Откровенно говоря, он испытывал полнейшее отвращение к её естеству и собирался прикончить сразу же после получения демонической силы, ведь отпускать нового врага было опасно.
- Не лги мне! Я знаю, чего ты добиваешься. Размягчить меня, чтобы вытянуть правду о том, как выбраться из этой коробки. Прости, что сломаю твой коварный умысел, но я не верю, что такая, как ты, может любить. Или все же может? Тогда чем тебе не угодил тот демон, с которым ты обручена?
Гарри видел, что теперь она рыдает в открытую. Ей нечем было крыть, и это доставляло ему неописуемое наслаждение. Быть жалким человечишкой и наблюдать за тем, как у его ног, сидит сломленный демон, загнанный в угол и напуганный. Сейчас она казалась ему обыкновенным человеком, у которого нет выбора. Только разница была в том, что эта девушка не была человеком - и таким, как она, выбора не оставляют.
- Почему же ты плачешь, моя дорогая Кэролайн? – приторным голосом спросил парень, наблюдая за её вздрагивающим телом. – Разве не твой любимый стоит перед тобой? – издевательски спросил он. – Разве не он спас тебя от страшной участи? Так где же твоя благодарность? Вставай! – приказал он.
Голос врезался демону в уши не хуже стали и заставил подняться на ноги. Она запуталась, не знала, что делать, а перед ней стоял тот глупый мальчишка, которого она, казалось, всего секунду назад спасла на том проклятом болоте. Она жалела, что послушалась отца и что вообще сунулась в этот мир. Из-за, казалось бы, простого задания она…
- Подойди, - велел совершенно бесстрастный голос, оборвавший цепочку размышлений. И вновь она послушно выполнила приказ, даже не задумавшись о том, чтобы напасть на этого человека. Кэролайн сама не знала почему, то ли из-за связи с этим юношей, то ли его слова пугали, то ли из-за чего-то еще, о чём она могла только догадываться.
Кэролайн даже боялась посмотреть ему в глаза, возможно ли они изменились? Её взгляд всё так же был прикован к запятнанной кровью и еще какой-то гадостью мантии. Что же случилось за то время, пока она была лишена тела, и почему ей не удалось связаться с сознанием этого мальчишки?
Его неожиданно тихий голос над ухом заставил её вздрогнуть.
- Я часто вспоминал ту ночь перед ритуалом, и, знаешь, мне понравилось.
Демонесса вздрогнула. Она никак не ожидала такого открытого предложения и это пугало. Что ему нужно, этому бесчувственному, разъярённому человеку? Она медленно и неуверенно подняла голову и посмотрела в его глаза. Нет. В них не было ни похоти, ни любви, но лишь пустота, дополняющаяся застывшей на лице ненавистью. Ему не нужно было её тело, он хотел лишь унизить, показать, чего она стоит, сделать из неё девку. И снова, сколько она не старалась бы, у неё не получилось бы сопротивляться. С ужасом для себя она обнаружила, что не сможет причинить вред этому парню…
- Что? – холодно спросил Гарри, переводя свой пристальный взгляд с её лица ниже, и ей показалось, что этот взгляд пронзает насквозь.
- Не надо, - взмолилась девушка. – Пожалуйста.
Секунду парень безразлично смотрел на неё, а потом его губы растянулись в хищной улыбке.
- Прости, - нагло сказал он и бросился на девушку. Дернув за воротник чёрной мантии, парень практически сорвал ткань с её плеч, оголив бледную кожу. Кэролайн попыталась вырваться, но тщётно, хватка была слишком крепкой.
Вскрикнув, она попыталась оттолкнуть Гарри, ощущая, как его губы впились в шею. Тело наполнило странное ощущение, заставлявшее оставить попытки сопротивления. Несмотря на свою грубость, Гарри вложил в поцелуй какую-то изощрённую нежность, от которой не хотелось отказываться. Демонесса чувствовала его горячее дыхание, и как трещит срываемая одежда. Как его пальцы сжимают тело, и как он тащит её к кровати. Это были совершенно новые ощущения противостояния чему-то непостижимому. Тому, что всё равно не удастся остановить. Его ярость убила в нём всю робость, и он позволял себе слишком многое. Кэролайн трясло мелкой дрожью, и она снова попыталась вырваться, но его руки умело остановили её, заставив почувствовать что-то совсем непохожее на страх. Сама того не желая, девушка издала сдавленный стон, и, казалось, это только подстегнуло Гарри. Сознание говорило, что она больше не может сопротивляться и пора уступить. Прошло ещё несколько мгновений, пока в теле не появилось желания ответить этому напору. Прижав сверху, её повалили на кровать, не прекращая тискать и ласкать. Она снова застонала, и защита рухнула. Да, теперь она знала, что хочет этой страсти, что новое поведение парня больше не пугает её, и Кэролайн начала отвечать на его пылкие поцелуи. За этим она даже не заметила, когда Гарри успел сбросить с себя штаны. Девушка ощутила, что его руки нажали ей на бёдра, слегка раздвинув ноги, а потом пришла сладость, и она снова зажмурилась от удовольствия. Этот человек был совсем не похож на себя прежнего, он не отпускал её слишком долго, заставляя стенать и извиваться, пока она не выгнулась и не застыла, полностью поглощенная чувством, неспособная даже вдохнуть.
Когда всё кончилось, она, мокрая от пота, открыла глаза и, тяжело дыша, посмотрела на юношу. Его вид заставил её вздрогнуть, и на Кэролайн снова накатил ужас. Парень смотрел на неё с отвращением, словно бы осуждая себя за то, что сделал. Будто прикасался к чему-то гнилому и сделал это лишь потому, что так было нужно.
Он поднялся и осмотрел себя полным восторга взглядом. Девушка еще не знала, что у неё отняли силу и она больше не нужна. Подойдя к своим вещам, лежавшим рядом с кроватью, он достал из кармана штанов палочку и ядовито произнёс:
- Нам пора проститься…




Black Guards

 
WitchmasterДата: Воскресенье, 06.06.2010, 17:44 | Сообщение # 23
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Часть вторая: Разодранная душа.

Глава 1. То, чего ты так боялся, Дамблдор.

Остывал черный как ночь чай, а Дамблдор всё молчал. С тех пор, как пропал Гарри Поттер, прошло почти две недели - и за всё это время специальная группа Ордена не добилась никаких результатов в поисках мальчишки. Очередные сборы не вызвали ничего, кроме ссоры и едких замечаний Северуса по поводу подружки Люпина, которая не смогла уследить за парнем. Откровенно говоря, старик совершенно не представлял, что ему делать дальше. Без Гарри все надежды победы над Волдемортом таяли, словно снег на солнце, а ещё эта шумиха…
Откинувшись на спинку стула, он переложил несколько газет, первые полосы которых пестрили заголовками о парне: «Пропажа мальчика-который-выжил. Правда или ложь?», «Три мертвеца в Лютном переулке. Замешан ли в этом Дамблдор?», «Молодой аврор отстранена от должности. Загадочные действия Министерства», «Гарри Поттер перешёл на сторону того-кого-нельзя-называть. Возможно ли?». Каждый день «Пророк» выдавал новые сенсации, которые несказанно подрывали авторитет Дамблдора и открывали карты Ордена - и как только этим чёртовым репортёрам удалось пронюхать обо всём этом. Если в ближайшее время они не найдут Гарри, то Волдеморт наверняка перейдёт к открытым действиям. И это пугало больше всего.
Альбус совсем забыл о том, что ему задали вопрос, и все его верные союзники с нетерпением ждут его мнения. Уже в который раз за последнее время он ощущал что-то сродни страху. Огонёк в его глазах померк, и он просто смотрел на свои покрытые морщинами руки, не желая открывать рот.
- Так что же нам делать? – наконец спросил Люпин, осмелившись прервать тишину.
Сегодня на кухне площади Гриммо двенадцать собрался практический полный состав Ордена. Не хватало разве что Грюма, который отсутствовал ввиду очередного секретного задания, о котором не знал никто, кроме него самого и директора. Хотя, возможно, об их деле пронюхал ещё и Снэйп.
Все сидели с хмурыми лицами, размышляя о том, что если сам Дамблдор поставлен в тупик, то стоит ли говорить об остальных.
Вздохнув, Альбус обвёл присутствующих невесёлым взглядом и вполне спокойно начал:
- Не думаю, что стоит прибегать к каким-то решительным действиям, так как суета с нашей стороны может развязать руки нашим врагам. Здесь ничего не поделаешь, придётся выждать еще немного, прежде чем всё прояснится.
Его ответ вызвал бурю эмоций: никто не понимал, почему директор выбрал именно такую тактику. По правде говоря, всех их порядком насторожили последние статьи в газетах, и многие опасались за правдивость большинства из них.
- Выжидать? – возмутился Кингсли. – А что, если Гарри и в самом деле переметнулся? И вы предлагаете продолжать бездействовать? Если честно, несмотря на то, что в этой войне кровавые расправы случались намного реже, чем в прошлой, у всех нас сложилось стойкое впечатление, что враг обыгрывает нас во всём. И недалёк тот час, когда сами-знаете-кто захватит Министерство, а там глядишь и сам Хогвардс.
Эти слова спровоцировали одобрительный гул со стороны других присутствующих, а Дамблдор снова молчал. Но тут ему на выручку пришёл Снэйп.
- Не стану отрицать твоих заблуждений, Шеклбот, - скривился он. - Однако должен согласиться с директором: несмотря на пропажу Поттера, причин для волнений мало. Уж не знаю, чему вас там в аврорате учат, но, был бы ты хоть немного смышлёней, понял бы, - переметнись мальчишка на другую сторону и ты в тот же день ощутил бы, на что способен Тёмный Лорд. Вон даже Люпин скажет тебе то же самое, он ведь у нас бывалый волк, - ехидно улыбнувшись, добавил Северус.
И снова шум. Кингли выглядел униженным, но при Дамблдоре поставить заносчивого алхимика на место не осмелился, поэтому пришлось молча проглотить обиду. Люпин же лишь молча жёг Снэйпа взглядом так, словно желал вцепиться ему в глотку, и кто знает что бы произошло, если бы не голос Альбуса:
- Тише, - попросил он, глядя на взбудораженных присутствующих. – Давайте не будем ссориться хотя бы между собой.
Хотя Дамблдор и защищал Снэйпа, но он не мог не заметить, что в последнее время алхимик не упускал ни единой возможности, чтобы хоть мимолётом не уколоть Люпина или Тонкс, что, несомненно, приводило оборотня в бешенство. Старику казалось, что эти двое никогда не повзрослеют. Тяжело вздохнув, он снова открыл рот, чтобы сказать что-то примирительное, но тут послышался звонок.
- Это, наверное, Грюм. Ремус, пойди, посмотри, - попросил старик.
Люпин молча поднялся и отправился к входной двери, в который раз радуясь, что теперь в коридоре нет назойливого портрета матери Сириуса. Приблизившись к выходу, он на автомате начал снимать с него защитные чары, не забыв спросить «Кто?». Ответа не последовало, и это насторожило оборотня, хотя он знал, что их штаб всё равно не найти никому, кто не был сюда приглашён. Да и смысл нападать на дом, когда в нём собрался практически весь Орден? Но всё же он с опаской приоткрыл дверь и выглянул наружу. Его глаза округлились. На пороге стоял Поттер. Слегка изнурённый и исхудавший, но это точно был он.
- Гарри? – удивлённо спросил оборотень.
- Мне нужен Дамблдор, - холодно заявил парень. – Я хочу видеть его. Где он? Я знаю, он в штабе.
От неожиданности Люпин вздрогнул. Это был не тот мальчик, которого он знал, в нём исчезли все черты родителей. Где-то внутри Ремуса заскулил волк, ощущая, что от него веет смертью. Несмотря на то, что парень не подавал никаких враждебных признаков, что-то подсказывало оборотню: с ним лучше не спорить. В противном случае он даже не вспомнит о том, что Люпин был давним другом его отца и просто перешагнёт через него.
- Директор на кухне, с другими членами Ордена, - спешно ответил Ремус, даже забыв задать наводящие вопросы. Почему-то он не сомневался в истинной сущности Гарри, хоть и сильно изменившегося.
- Тогда веди, - приказал подросток, указав рукой на коридор, и бывший профессор, не смея ослушаться, поспешил вглубь помещения.
По пути к кухне Люпин не мог не заметить всю странность поведения Гарри: мало того, что при встрече на его лице не отразилось ни одной эмоции, так еще и, кажется, он несколько раз заговорил сам с собой. Странно, что же с ним всё-таки произошло за последние две недели?
По мере приближения к комнате внизу, оборотень расслышал обрывки рассказа Снэйпа о новом ученике Тёмного Лорда. И то, что даже алхимик не знал, кто он, делало незнакомца ещё более опасным.
Ремус нерешительно открыл дверь и вошел на кухню. Выглядел он совершенно растерянным, и, видимо, не знал, что сказать, и это, несомненно, вызвало предсказуемую усмешку на лице Снэйпа.
- А где Аластор? – с любопытством спросил Дамблдор, на что Люпин не нашёл ничего лучше, чем ответить:
- Это был не совсем он, директор.
- Это был я, - заявил знакомый голос, и в проёме показалась фигура Гарри Поттера. Он был облачён в непривычную коричневую мантию, а за плечами висел тяжёлый ранец.
«Скорее всего, с книгами» - предположил Дамблдор.
Все разговоры в комнате мигом прекратились и все взгляды устремились подростка, словно тот только что вернулся с того свет. Повисла неловкая пауза, которую не осмелился нарушить никто, пока директор не сказал:
- Думаю, на этом наше собрание подошло к концу. Прошу всех возвращаться к своим делам. Вскоре вы получите уведомление о следующем собрании. А пока я должен поговорить с Гарри.
Суетясь, члены Ордена начали спешно направляться к выходу то и дело окидывая Гарри ошарашенными взглядами, что заставило его улыбнуться. Он бесшумно подошёл к ближайшему стульчику и сбросил с себя облегчённый магией рюкзак, после чего, заложив ногу на ногу, стал дожидаться допроса со стороны ненавистного ему старика.
Дамблдор заговорил, лишь когда в комнате остались только Снэйп да Люпин с Тонкс, которые стали новыми постоянными обитателями дома на площади Гриммо.
- Гарри, мой мальчик, как я рад тебя видеть. Смотрю, ты сильно возмужал, потому, думаю, будет уместным спросить, что же всё-таки произошло после того, как ты сбежал от Тонкс, и почему тебя так долго не было? – спросил весьма повеселевший старик. Все его опасения за мальчика оказались безосновательными, ведь теперь он снова вернулся.
- Я тоже рад вас видеть, - тоном, опровергающим это высказывание, ответил Гарри. – Но перед тем, как начать свой рассказ, должен заметить, что вы не сильно хотели найти меня, ведь за последнее время я нередко появлялся на Косой аллее, и меня даже успели заметить журналисты. Кажется, об этом писали в «Пророке».
Снэйп с лёгкостью уловил укор в словах парня, но не подал вида и лишь слегка поджал губы.
- Прости старика, - пробормотал Дамблдор, - но мы никак не надеялись, что виновники твоего похищения разрешат тебе свободно разгуливать по людным переулкам. И в этом моя ошибка.
- Несомненно, - холодно ответил Гарри, - только с чего вы взяли, что меня похитили?
- Тот сорванец, который украл у тебя палочку - вмешалась Тонкс, - он заманил тебя в ловушку.
- Возможно, только не о его ли теле писали в газетах? И да, Нимфадора, мне действительно жаль, что тебя уволили, - холодно резанул парень.
- Значит, это ты убил их? – тут же осуждающе спросил Люпин.
- Мне не оставили выбора, - с деланным раскаянием ответил Гарри.
- Но почему тогда ты сразу не вернулся в штаб? – снова поинтересовался оборотень.
- Позволь заметить, Люпин, что Поттер всегда жаждал свободы, и по своей безрассудности не побрезгал воспользоваться шансом. Это вообще чудо, что он с его-то способностями остался жив, - ехидно заметил алхимик.
- Браво, профессор, - улыбнулся Гарри, - вы как всегда проницательны.
- Не разделяю твоей иронии, мальчик, - строго сказал директор. – Как и не одобряю того, что ты сделал. Но, право, должен восхититься твоим мастерством: как тебе удалось лишить жизни троих людей, не оказавшись при этом в Азкабане? Ведь твоя новая палочка, несомненно, отслеживается Министерством, - предположил Альбус, за наигранным спокойствием которого скрывалась неподдельная злость и тревога.
- Я больше не нуждаюсь в вашем одобрении, директор, - самоуверенно ответил Гарри. – Как и в вашей защите не нуждаюсь. Думаю, я сумел доказать, чего действительно стою. Что же касается палочки, вы правы, но дело в том, что я убил их не воспользовавшись ею. Да… - протянул парень, - и не нужно так на меня смотреть, те подонки заслужили это. Или вы предпочли бы их трупам мой? – дерзко спросил он.
- Ладно, - согласился Дамблдор, - допустим, тебе пришлось сделать это, допустим, ты расправился с тремя магами с помощью рук, но чем же ты занимался всё время своего отсутствия? Поисковый отряд обнаружил на месте схватки немало твоей крови. Как тебе удалось выжить? Как тебе удалось скрываться всё это время? Я знаю, на что ты способен, Гарри, и мне кажется, что сейчас предо мной другой человек или же ты что-то недоговариваешь?! – В тот миг всем присутствующим стало заметно, что старик начинает выходить из себя.
- Рад, что у меня получилось удивить вас, профессор, - спокойно ответил Гарри. – Но вам стоило предполагать такое развитие событий. Ведь после всего случившегося я не мог оставаться прежним. Знаете, я очень доволен тем, что некоторое время мне удалось побыть одному, - я познал себя, заглянул за границы обычной магии. Я научился тому, чего даже авроры не знают. Да, немногому, но научился. И будь моя воля, я и впредь не показался вам на глаза. Меня вынудил случай.
Однажды Дамблдор уже слышал подобные слова, и они принадлежали Тому Реддлу. Альбус и в страшном сне не смел не мог предположить, что Гарри пойдёт по его стопам. Тревога за слова Снэйпа становилась всё сильнее, но он старался не подать вида.
- Тогда, смею предположить, что ты пришёл сюда именно из-за меня? – спокойно спросил старик.
- Да, - улыбнулся подросток. – Надеюсь, вы не забыли о моём предназначении в этой войне?
- Допустим, - насторожился директор. – Что дальше?
- Мои новые познания и ощущения говорят мне, что я должен избрать свой собственный путь для сражения с Томом. Я не забыл о нашем с вами разговоре в конце лета, как не забыл и о том, что на меня спустили всех собак. Потому, думаю, вы должны понимать, что ваше крыло впредь не станет для меня надёжной защитой, это наглядно показали недавние события. Поэтому я должен просить вас открыть мне некоторые знания, о которых не книги молчат и о которых не знает практически никто, но, тем не менее, они не становятся от этого для меня менее важными, - мягко проговорил Гарри.
- Это как-то связанно с тёмной магией? – попытался угадать старик.
- Я не знаю, директор, - солгал парень, - поэтому и обратился к вам.
Старик вздохнул. Разговор становился всё напряжённей, к тому же он боялся, чтобы кое-что не долетело до посторонних ушей, потому сначала…
- Тонкс, отправляйся в аврорат и найди Артура, скажи, что я хочу его видеть. Люпин, мне нужна мисс Грейнджер, поэтому немедленно забери девочку из дома Уизли, - отдал указания Дамблдор.
Оба согласно кивнули и покинули кухню, так что внутри остался только Снэйп, от которого у Альбуса не было секретов.
- Спрашивай, - сказал Дамблдор, готовясь к худшему.
Некоторое время Гарри молчал, а потом медленно и чётко начал:
- Мне очень хорошо запомнился наш разговор с Томом, когда мы встретились с ним в тайной комнате. Он сказал, что достиг бессмертия: как у него это получилось?
На самом деле воспоминание из дневника заявило о том, что ему удалось запечатлеть на тех страницах себя самого, но Гарри опасался, что если спросить напрямую, то он уж наверняка не добьётся ответа. Хотя он сомневался, что и так его получит, в противном случае придётся заставить Дамблдора выполнить то, что ему нужно.
Шло время, а старик всё молчал, но, наконец, он открыл рот и подавленно произнёс:
- Прости, Гарри, но это не твоя стезя. Я не могу позволить, чтобы ты стал таким, как Том.
- Да кто дал вам право решать за меня? – разозлился Поттер и встав на ноги. – Ответьте мне на мой вопрос или я заставлю вас! – прокричал он.
- И что же ты сделаешь? – мягко спросил Альбус.
Гарри медленно достал из мантии палочку, как отметил Снэйп, полностью покрытую странным завитушками, которых не должно было быть.
- Не вынуждайте меня, - предупредил Гарри.
- Я уже дал ответ, ма…
- Круц…
- Лендарджио! – Дамблдор оказался быстрее, и парня с ужасной силой бросило о стену. Он упал на колени и выронил палочку. Снэйп вскочил со стула.
- Я очень разочарован, мальчик мой, – бесстрастно ответил старик. – Не думал, что ты посмеешь использовать против меня непростительное заклинание. И это после того, как я вырастил тебя и дал всё, что ты имеешь.
Гарри поднял свои нечеловеческие глаза на директора и сплюнул на пол кровавую слюну.
- С сегодняшнего дня ты будешь делать только то, что я тебе прикажу! Ты не выйдешь из этого дома до начала учёбы и в качестве наказания лишишься магии. Феритес! – С этими словами на руках у парня появились чёрные, не отражающие света браслеты. – Северус будет приглядывать за тобой, юноша. Поговорим, когда наберёшься ума и поймёшь, кому ты плюнул в лицо. – Договорив это, Дамблдор растаял в воздухе, оставив Гарри наедине с алхимиком, который впервые смотрел на Поттера с толикой любопытства.




Black Guards

 
WitchmasterДата: Воскресенье, 06.06.2010, 17:45 | Сообщение # 24
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 2. Паутина.

С момента ссоры Гарри и Дамблдора прошло десять дней. Старик не намеривался приближаться к парню ближе, чем на пушечный выстрел, тем не менее, жаждал знать обо всём, что происходило с парнишкой, вплоть до того, чем он завтракает и во сколько ложится спать. Но всё оказалось не столь просто. Поттер никого не пускал к себе в комнату и практически не выходил из неё. Так что в первые же дни забастовки Альбус поручил наблюдать за подростком не только Снэйпу и Люпину с Тонкс, но и уверил Гермиону, что в штабе ей будет многим безопасней. Но даже это казалось директору недостаточным, и потому он попросил Аластора заглянуть в штаб и понаблюдать за мальчишкой своим волшебным глазом. Так что сейчас, спустя какое-то время, директор собрался, наконец, разобраться, чем же занимается лишенный магии Гарри.
Всех вышеперечисленных волшебников он пригласил к себе в кабинет, надеясь получить хорошие новости, но оказалось, «бедному мальчику» было что скрывать, и делал он это искусно.
Дамблдор молча сидел за столом, ожидая пока все займут места, и внимательно наблюдал за переплетением собственных пальцев. Когда наступила абсолютная тишина, он поднял голову и намерился определиться с картинкой, которая должна была выглядеть так, словно Гарри готовится к покаянию, но директор даже и подумать не мог, насколько заблуждался. Старик решил начать с Гермионы, и потому по-отечески ласковым голосом начал:
- Мисс Грейджер, надеюсь, вы не сердитесь на старика за его паранойю и простите за то, что ему вздумалось прервать ваши чудесные каникулы и укрыть вас в штабе Ордена?
Гермиона редко разговаривала с директором и из-за его тона почувствовала себя неловко и хорошо в то же время.
- Вовсе нет, сэр, - ответила девушка, даже не подозревая, о чём пойдёт разговор. По правде говоря, она даже не знала, правдивы ли распускаемые «Пророком» слухи об исчезновении Гарри. У неё было полно причин не доверять этой газете, более того, когда они разговаривали с Дамблдором в последний раз, директор уверил, что все статьи лишь фикция, и всё это время Гарри находился в штабе. Но не была бы Гермиона собой, если бы тут же не провела параллель между недавней хмуростью мистера и миссис Уизли и увольнением Тонкс. Что-то здесь однозначно было не так.
- Надеюсь, тебе там не очень скучно? – поинтересовался старик и, не дожидаясь ответа, сделал предположение. – Ты ведь общаешься с Гарри?
- Нечасто, профессор, - возразила Гермиона. - Вы ведь знаете, что он изменился. Я боюсь за него. Неужели им снова овладевает Вол… Волдеморт? - заикаясь, спросила она.
Дамблдор помрачнел.
- Не исключено, дитя. Я ведь боюсь за него не меньше твоего и хочу для него только лучшего. Скажи, что такого необычного ты заметила в его поведении, почему ты так решила? – спросил Альбус, искусно пряча довольство. Кажется, сейчас ему откроют первый кусочек мозаики.
- Когда я видела его в последний раз, он практически выгнал меня из комнаты, - смущенно ответила Гермиона. – Нарекая за то, что я мешаю ему учиться. Теперь он постоянно читает эти свои книги.
Дамблдор встревожился, но не подал вида.
- Какие книги? – уточнил он.
- Пустые. У них нет ни названий, ни содержания, - ответила девушка, догадываясь, что их смысл скрыт каким-то колдовством. О том же подумал и Дамблдор.
- Не беспокойся, Гермиона. Он просто не понимает, насколько для него важна твоя поддержка, и я уверен, что вскоре вы помиритесь, не так ли? – блеснув стёклами очков, поинтересовался Дамблдор.
Девушка покраснела, но когда отвечала, голос её был ровным:
- Я надеюсь на это.
- Вот и славно, - улыбнулся старик. – Но перед тем, как вы с Тонкс вернётесь обратно на площадь Гриммо, должен спросить: не хочешь ли ты рассказать мне что-нибудь ещё?
Вспомнив расспросы Гарри о хроноворотах и странные голоса в его комнате перед исчезновением, девушка помотала головой и ответила:
- Нет, сэр, ничего.
- Тогда ладно. Нимфадора, - обратился старик к Тонкс, – отправляйтесь вместе с мисс Грейджер в штаб Ордена.
Бывший аврор кивнула и, улыбнувшись Гермионе, поднялась с места. Секунду спустя обе девушки исчезли в изумрудном пламени директорского камина.
Дамблдор вздохнул и небрежно спросил:
- Ремус, надеюсь, тебе повезло больше. Скажи, тебе удалось пообщаться с Гарри?
- Мне жаль разочаровывать вас, Альбус, но все мои попытки заговорить с ним за завтраком или ужином были жёстко пресечены. Полагаю, он никому не расскажет, что действительно случилось за время его отсутствия.
- Северус? – с надеждой позвал старик.
- Извините, директор, но моя работа не включает в себя обязанности следопыта. Однако должен заметить, где бы ни пропадал Поттер, он научился уважению, а еще приобрёл способность надёжно защищать свои мозги от внешних проникновений.
- Уважению? – немного резко переспросил Альбус.
- Именно ему, директор. На наших занятиях он стал немного собранней и больше не не показывает своих чувств. Что бы вы против него ни имели, но он сильно вырос. В академическом смысле этого слова, конечно же, - как всегда холодно констатировал Снэйп.
- До того уровня, что смел напасть на меня? – хмыкнул старик, приведя в шок Люпина и Грюма.
- Надо полагать, вам стоило удовлетворить его интерес? Возможно, не помешало бы дать ему то, чего он желал, и тогда бы он проявил свою благодарность? - заметил алхимик.
- Ты рехнулся, Северус. Ты хочешь, чтобы он стал чёрным магом? Не хватало нам только, чтобы он пошёл по стопам Тома.
- Но он не Тёмный Лорд, директор, я уверен, он обыкновенный парень.
- Который сознался в убийстве трёх волшебников, - веско сказал Дамблдор. Он уже начал серьёзно подумывать об адекватности своего алхимика.
Тем временем Люпин с Грюмом, открыв рты, недоверчиво вслушивались в эту перепалку.
- Вы не слушаете меня, Дамблдор, - заявил Снэйп. – Если бы вы попытались помочь подростку лично, ничего бы этого не было.
- У меня полно причин не обучать его лично, Северус, - возразил он, - и ты знаешь об этом. А теперь, если ты не против, давай послушаем Аластора. Возможно, его новости действительно заставят меня поверить в твои слова.
Когда назвали имя старого автора, он встрепенулся и хмуро начал:
- Не люблю приходить к тебе с пустыми руками, Альбус. Но за то короткое время, что я находился в доме, я не смог осмотреть его комнату, как ты просил, ведь мой глаз запал, а как только я промыл его, меня тут же вызвали в Министерство, так что прости, - виновато прорычал Грюм.
- Сдерживающие чары, - хмыкнул Снэйп, - Я знал, что кто-то наложил их на входную дверь, но не подозревал, кто. Они остановили глаз Грюма, чтобы тот не смотрел вверх. Кроме того, Поттер знал о том, что волшебный глаз его бывшего преподавателя Защиты от Тёмных Сил застревает, потому это выглядело вполне естественно. Интересно, как у него это получилось?
- Что? Ты думаешь, он не только снял мои сдерживающие браслеты, но и предвидел визит Аластора? – удивился директор.
- Не совсем, я видел его браслеты сегодня с утра, и должен уверить, они работали. А приход Грюма был вполне прогнозированным, ведь он состоит в Ордене. Всё это говорит о другом…
- Нашему Гарри есть что скрывать, - закончил мысль Дамблдор. – Но что?
- Я не знаю, директор. Но это ещё и говорит о том, что ему кто-то помогает.
- Полагаешь, мисс Грейнджер?
- Ну, если это не Люпин, - скривился алхимик. – То больше некому.
- Видимо, наш мальчик всё же доверился своей подруге, хоть она нам этого и не сказала.
- Отлично, тогда мне не составит труда опоить её сывороткой правды, - согласился Северус. – Но что, если маленькая староста непричастна к этому, что тогда?
- Тогда пускай мисс Грейджер, сама не ведая того, поработает на нас, а пока попытайся напоить сывороткой самого Гарри. Люпин, - позвал директор. – Я хочу, чтобы ты помог Северусу. Вдвоём у вас будет больше шансов. Я хочу знать, что скрывает парень.
- Возможно, он уже получил ответ на свой вопрос и просто не хочет, чтобы вы знали об этом? – поинтересовался Снэйп.
- Нет, этого не может быть, - возразил старик, - за эти две недели у него не было никакой связи с внешним миром. Или же всё-таки была? – прищурился директор.
- Кажется, он несколько раз пользовался камином, - сказал Люпин. – И разговаривал…
- Что? С кем? – не поверил собственным ушам Дамблдор.
- Я не знаю, профессор, я просто слышал голоса из камина, но когда подоспевал на место, Гарри лишь сидел за столом и, кажется, улыбался мне в спину, - это тоже очень встревожило меня.
- Мерлинова борода, - прорычал Грюм, - что же он задумал?
- Это нам и предстоит узнать. Северус, попытайся снять сдерживающие чары, которые он использует. Аластор, появляйся в штабе почаще, и постарайся заглянуть к нему в комнату. Люпин, не спускай с него глаз и, да, приглядывай за мисс Грейнджер. – Когда все кивнули, старик продолжил: - Мы должны узнать, что он от нас скрывает, иначе мы не сможем помочь ему, если ещё не слишком поздно.
Но озадаченным волшебникам было невдомёк, что они уже опоздали.




Black Guards

 
WitchmasterДата: Воскресенье, 06.06.2010, 17:46 | Сообщение # 25
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 3. Маховик времени.

Гарри просматривал очередную книгу о чёрной магии, с нетерпеньем ожидая, когда избавится от своих браслетов, чтобы показать, насколько не беспомощен. Спустя некоторое время парень начал корить себя за то, что выступил против старика раньше срока, ведь, по сути, это было бессмысленно. Он ничего не добился, разве что заставил Дамблдора почувствовать, с кем ему предстоит иметь дело. Знания о бессмертии Тома по-прежнему оставались загадкой, хотя и не такой уж далёкой, как казалось на первый взгляд. Сегодня он был как никогда близок к её разгадке, и это будоражило рассудок. Заставляло отвлечься. Он спешно перевернул страницу, с трудом усваивая её содержимое, когда в неожиданно раздался стук в комнату. Чертыхнувшись, Гарри поднялся и подошел к двери, понимая, что разочарован: это было совсем не то, что он ожидал.
Приоткрыв дверь, он увидел на пороге Гермиону. Девушка выглядела обеспокоенной, право же, почему?
- Я не настроен на разговоры, - безразлично ответил парень, пресекая все попытки вторжения.
- Гарри, - взволновано начала она, - не знаю, что ты скрываешь, но тебе лучше выслушать меня.
Секунду он оценивающе разглядывал девушку сквозь приоткрытую дверь, после чего, неожиданно повеселев, открыл её настежь и приказал:
- Входи.
Замявшись, Гермиона нерешительно вошла внутрь. С тех пор, как она была здесь в последний раз, комната полностью преобразилась. Теперь она походила на кабинет неряшливого алхимика: повсюду стояли колбы и реторты, из которых поднимались разноцветные клубы пара, от чего комнату словно бы застелил туман. На полу валялись всё те же книги без названий и содержания, а постель была безбожно смята, словно на ней порезвился табун кентавров.
Проследив за пытливым взглядом девушки, Гарри поспешил опередить расспросы:
- Уж не обессудь, такова жизнь мага без магии. Хочу, чтобы всё выглядело естественно.
Его ответ породил в девушке лишь новые вопросы. Откуда у узника взялись все эти алхимические принадлежности, и что значила его фраза? Неужели он действительно может пользоваться магией? Правда, спросить всё это вслух она не решилась. Пройдя вглубь комнаты, Гермиона неуверенно опустилась на один из стульев.
- Гарри, я даже не знаю, как сказать тебе то, что меня беспокоит, ведь я боюсь, что ты снова прогонишь меня.
Блеснув глазами, он лишь хищно улыбнулся и, подойдя к столу, внимательно посмотрел на одно из кипящих зелий.
- Уж не знаю, Гермиона, но, только попытайся не раздражать меня, - уже не глядя на неё, безразлично выдавил подросток. – Кроме того, я не думаю, что ты пришла ко мне с очередной нотацией.
- Да, - быстро ответила Грейнджер. – То есть, нет… Гарри, я была у Дамблдора, и он хочет, чтобы я следила за тобой. Я не должна была говорить этого, но не сказать я тоже не могу.
- Превосходно, - тихо ответил он, - именно этого я и ожидал. А теперь, если ты не против, у меня полно дел, - даже не поворачиваясь к ней, задумчиво продолжил Гарри.
- Зачем ты так? – обиженно спросила Гермиона. – Ты же знаешь, чего мне стоило прийти сюда, чем это грозит мне. Неужели я тебе столь безразлична, что ты готов пренебречь мной - после того, через что мы прошли?
Поттер дёрнулся, в его голове появилась очень забавная мысль. «А что, если…». Он неспешно повернулся к ней и посмотрел на подругу совсем по-новому, так, как никогда не смотрел прежде, от чего ей стало не по себе. И вдруг парень заговорил настолько ласково и бережно, что Гермионе показалось, будто это сон.
- Прости меня, - неожиданно сказал Гарри, подойдя ближе и присев на корточки у её колен. – Ты мне очень нравишься, и я ценю то, что ты делаешь для меня, но поверь: сейчас я не могу объяснить тебе того, что происходит. Сейчас в моей жизни происходят некоторые перемены. Я знаю, что ты поймёшь меня, поэтому прошу позволить мне разобраться в себе. Пройдёт несколько недель и всё образуется, мы снова станем друзьями, и всё будет как прежде. Но пока моими единственным другом останется эта тёмная комната. Потому больше не приходи ко мне и не тревожь меня. Когда придёт время, я сам тебе обо всём расскажу, но не сейчас… - он умоляюще посмотрел на девушку и взял руками её ладонь.
Она молча кивнула и быстро заморгала, пытаясь скрыть слёзы. Это действительно был он, Гарри, спрятавшийся за непроницаемой стеной безразличия. Подняв глаза, Гермиона успела заметить, как за его спиной сама собой медленно закрылась дверь, и от этого девушка снова почувствовала себя неуютно, словно бы оказалась посреди обители демона, где всё выходило за рамки реальности.
- Да, Гарри, хотя, боюсь, меня не утешит то, что ты расскажешь, - немного испуганным голосом ответила девушка.
- Возможно, - мягко сказал он. – Но всё же, не верь тому, что обо мне говорят. Наверняка Дамблдор делает из меня жестокого монстра. Что он сказал? Превратил меня в беспринципного убийцу, который растерял все свои нравственные ориентиры?
- О Мерлин, Гарри, нет! - задохнулась девушка, глядя на него сверху вниз. – Он просто сказал, что ты изменился. Но неужели ты действительно убивал?
- Я не хочу говорить об этом, Гермиона! – Он встал и выпрямился, а его голос стал жёстким и холодным. – Или я непонятно выразился?
Девушка открыла рот, чтобы возразить.
- Уходи, - отворачиваясь, тихо и обиженно сказал он.
Его голос обжёг и заставил почувствовать стыд. Он предупреждал, давал понять, что эта тема причиняет ему боль, но Гермиона не обратила на это внимания.
Она живо встала и покинула комнату, пробормотав едва слышное «прости».
Когда на лестничной площадке стихли шаги, на бледном лице Гарри вдруг появился сладостный оскал. Парень предвидел такой расклад и сыграл свою роль идеально. Возможно, было жестоко играть чувствами девушки, но всё же…
Он подошёл к двери и запер её, после чего задал в пустоту довольно отчётливый вопрос:
- Ты принесла?..
- Прежде чем я отвечу, позволь спросить. Эта комедия стоила того? – послышался ответ, и, сбросив с себя мантию-невидимку, в комнате появилась ухмыляющаяся Кэролайн.
Гарри перевёл взгляд на свою помощницу и любовницу, которая была его глазами и руками на протяжении всего этого времени, и мягко ответил:
- Несомненно, ведь у меня на неё виды.
- Какие, интересно? – сладко спросила она, но от Гарри не ускользнули нотки ревности, промелькнувшие в её голосе.
- Успокойся, - ответил парень, - сама знаешь, что никто не сможет заменить мне тебя. Просто Гермиона очень умна и любопытна, так что водить её за нос для меня – высшее удовольствие. Кроме того, мне совсем небезразлична её привязанность ко мне, и я должен позаботиться о том, чтобы она выбрала правильную сторону.
- То есть тебе просто нужна ещё одна приспешница во вражеском стане? – захохотала демонесса.
Гарри помолчал.
- Скорее нет, чем да. Она – моя страховка и моя опора в будущем. Когда я начну набирать силу, она послужит мне надёжным прикрытием. А теперь дай мне маховик! – приказал юноша.
Девушка достала из кармана мантии маленькие песочные часы, посаженные на ось, и бросила их парню.
- Было довольно сложно, но твоя мантия оказала мне неоценимую помощь, - сказала девушка. – Но всё же, никак не пойму, что ты задумал.
- Моя недавняя ссора с директором заставила меня снова заглянуть в своё прошлое, и мне вспомнилось много интересных моментов. Например, я понял, что никто не знает о бессмертии больше моего врага, но, с другой стороны, у меня нет ни желании, ни возможности переговорить с ним лично. А вот воспоминание из дневника, с которым имел дело несколько лет назад… Оно оказалось более чем материальным, и мне пришлось изрядно потрудиться, чтобы убить его. Но тогда я был глупым маленьким мальчиком и не задавал себе вопросов, как дневник мог попасть в руки именно моей юной поклонницы. И откуда Том прознал, что позже его найду именно я. Откуда ему было известно о моих целях. Да, он овладел Джинни, но она не смогла бы прознать об этом. И тогда меня посетила странная мысльс маховиками времени, которые не давали мне покоя уже довольно долго. Сложив два и два, я понял, что смогу получить знания о бессмертии, вернувшись во времени, а взамен расскажу врагу о самом себе то, чего не знает практически никто. Это ничего в итоге не изменит, я всё равно уничтожу его, - парень скорее говорил сам с собой, нежели объяснял, и потому Кэролайн, удивлённо сдвинув брови, спросила:
- Гарри, я с трудом понимаю, о чем ты говоришь, но это опасно!
- Ты не первая кто говорит мне об этом, но в моём безумии есть система. И спустя несколько минут ты увидишь меня уже обременённым знаниями о бессмертии, которого я вскоре и достигну.
Кэролайн не стала возражать, ведь это всё равно было бессмысленно, и только молча смотрела на хроноворот, на котором Гарри выставлял время в которое собирался вернуться. Лишь он один знал, что делает. Он стал похож на сумасшедшего, или, скорее, одержимого, единственной целью которого были знания. Как осторожный зверь в чужом лесу, он доверял лишь своему чутью, отовсюду ожидая подвоха. Например, от того пророчества, о котором недавно рассказывал. Теперь он считал своей силой отнюдь не любовь, нет, теперь у него на уме было другое.
Выставив дату, парень запустил маховик времени и растаял у демонессы прямо на глазах.




Black Guards

 
WitchmasterДата: Воскресенье, 06.06.2010, 17:47 | Сообщение # 26
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 4. Дом Грима.

Тремя днями раньше.

«Я знаю, что ты задумал, Поттер!» - раздался знакомый голос из пустоты, который, казалось, звучал в самой голове.
Гарри стоял посреди залитой багровым комнаты, которая полнилась человеческими костями и требухой. Здешняя мебель была варварски изуродована, а с потолка медленно скапывала тягучая красная жидкость. Поморщившись от трупной вони, парень осмотрелся в поисках голоса, но вокруг никого не было.
- Где ты?! – крикнул он в пустоту.
«Я здесь, - раздался голос в правом ухе, - или, может быть, здесь, - послышалось в левом, - но, возможно, я у тебя за спиной» - грозно прорычал он.
Подросток дёрнулся и быстро обернулся, на что голос лишь весело засмеялся.
- Зачем ты прячешься?! – снова выкрикнул Гарри.
«А вдруг ты испугаешься моего лица больше, чем голоса?» - послышался встречный вопрос.
- Довольно, Хранитель! Зачем я здесь? – спросил парень, беспечно прогуливаясь по комнате и наступая на гадко хрустящие под ногами кости.
Странно, как же он изменился. Раньше увиденное, несомненно, повергло бы его в неописуемый ужас, но не сейчас. Он лишь морщился от мерзостного запаха гниющей крови и разлагающейся плоти, равнодушно осматривая окружавшую его кровавую баню. Теперь его интересовали лишь причины по которым он оказался здесь.

«На самом деле ты не здесь - это всего лишь сон. Но, так или иначе, ты не должен делать то, что задумал».
- И кто же меня остановит? – дерзко спросил Гарри, бросив попытки найти источник голоса.
В ответ гадко засмеялись.
«Маленький глупыш, а ты знаешь, чем чреваты путешествия во времени? Да что ты вообще о них знаешь?»
- Достаточно, чтобы свершить задуманное, - холодно ответил парень и присел на корточки: кое-что на полу привлекло его внимание.
«У тебя не получится, - заявил голос, - прошлого не воротишь».
- Тебе-то какое дело? – спросил Гарри, разглядывая запятнанную тёмными каплями рубашку игральной карты.
«Твоя смерть станет не лучшей платой за потраченное на тебя время» - раздражённо ответил Хранитель.
- Тогда тебе придётся поверить в меня, - хмыкнул Гарри, безмятежно поднимая и переворачивая карту к себе лицом.
«Никто не может изменить свою судьбу. Мёртвых не воскресишь, а события не изменишь» - стоял на своём голос.
- А я и не собираюсь его менять - я просто знаю, что я это уже делал и у меня получится. К слову, мне не впервой, - странным голосом ответил парень, его внимание было намертво приковано к картинке, на которой был изображён он сам.
«А ты подумал, каковы будут последствия, если ты ошибаешься?» - неожиданно прорычал Хранитель, и Гарри почувствовал, как у него по спине пробежали мурашки.
- Тогда ты действительно потратил своё время зря, - через силу ответил парень, продолжая разглядывать карту. На одной её половине была точная копия внешности подростка, внизу же - безволосое лицо с красными щелочками-глазами, столь похожее на Волдеморта. Но это был не он…
«Ты забываешь, кому обязан, Поттер» - надменно произнёс голос.
Гарри хотел было ответить, но почему-то отчётливо понимал, что это была прощальная фраза собеседника. Хранитель покинул его…
***
Гарри стоял у кровати собственной комнаты, пряча под мантию маховик, на котором поблескивали маленькие песчаные цифры, говорившие, что сейчас тридцать первое июля тысяча девятьсот девяностого года. Всё вокруг было покрыто толстым слоем пыли, а в воздухе витал запах затхлости и магии, которыми полнился дом. Под ногами суетились крысы, явно не ожидавшие появления такого гостя. Поморщившись от негодования, парень с силой наступил каблуком ботинка на голову ближайшей из них. Послышался сдавленный писк и хруст, а из-под ноги брызнула кровь. Крысы тут же бросились врассыпную, а Гарри, направился к двери, оставляя за собой кровавый след. Рассчитав, что найти Люциуса Малфоя будет легче всего в Министерстве Магии, юноша решил, что стоит спуститься к камину на кухне.
Гарри догадывался, что крысы – не самое опасное, что могло встретиться ему на пути вниз, поэтому осторожно открыл дверь и выглянул на лестничную площадку. Здесь было темно и тихо как в склепе, да и обстановка была соответствующая.
Парень начал медленно и не без опаски спускаться по лестнице, стараясь не скрипеть старыми ступеньками, и нервно застывал на месте каждый раз, когда в глубине дома раздавались странные звуки. Вглядываясь во мрак, подростку не раз казалось, будто сморщенные головы домовиков провожают его презрительным взглядом пустых глазниц, от чего Гарри почувствовал себя здесь чужим и незваным. Дойдя до первого этажа, он увидел знакомые шторы, за которыми, как он знал, был спрятан портрет матери Сириуса, а рядом с ними висела ещё одна довольно большая картина, которой Гарри не видел прежде. Когда он проходил рядом с ней, неожиданно послышался злобный рык и подросток от неожиданности отшатнулся к противоположной стене, перевернув подставку для зонтиков в виде ноги тролля. В следующий миг портьеры раздвинулись, и Гарри увидел искривлённое от неожиданности лицо старой хозяйки, которая тут же начала кричать:
- Пакостный мальчишка, какого чёрта ты делаешь в моём доме? Проклятый вор! Да тебя же разорвут на куски… - орала она.
На другой картине безудержно залаяла большая чёрная собака, ни капельки не напоминавшая Сириуса. Это было разъярённая адская тварь с бездонными чёрными глазами. Челюсти, полные острых зубов, которой то и дело злобно смыкались с громким клацаньем. От чего и без того напуганный Гарри поблагодарил богов, что это была всего лишь картина.
Перевёдя дух, он продолжил путь к кухне, до которой было рукой подать, но в следующий миг он в ужасе застыл.
Неожиданно в нос ударил резкий запах псины, а спину обдало загробным холодом. Среди громких криков Вальпурги Блэк парень вдруг различил злобный рык, который был достаточно громким и отчётливым, словно бы раздавался над самым ухом.
Гарри медленно обернулся и встретился взглядом с чёрными глазами Грима. Собачья шерсть ощетинилась, он готовился броситься на свою добычу.
Где-то на задворках сознания парень поймал себя на том, что ему нечем защититься.
В тот миг, когда подросток понёсся по ступенькам вниз, пёс прыгнул следом, но промазал. Рыча и брызжа слюной, он бросился следом, оставляя на полу глубокие следы от когтей.
Пропуская по пять ступенек, парень в несколько прыжков оказался у кухонной двери. Влетев внутрь, он едва успел закрыть за собой дверь, когда в неё с грохотом врезалось тело собаки, от чего хлипкая преграда едва не слетела с петель.
Под рык вновь и вновь бросающейся на жалобно скрипящую дверь собаки, Гарри в панике осмотрел комнату в поисках нужного горшка.
Наконец, увидев его, парень быстро побежал к камину и набрал из него горсть летучего пороха, когда в его руку впились острые зубы маленького фиолетового существа. Гарри резко стряхнул его с руки, но вместе с этим рассыпался и порох. В следующий миг дверь сошла с петель, а внутрь влетел остервенелый пёс и тут же бросился на парня.
Гарри автоматически схватил стоявшую у камина кочергу и бросился в сторону. Грим снова промазал и от этого, казалось, стал еще бешеней. Тем временем, Гарри перепрыгнул через стол, оказавшись в другой части комнаты. Дьявольский пёс, гневно рыча и клацая челюстями, направился прямиком к парню и запрыгнул на лавку.
Глаза подростка расширились, когда Грим взобрался на стол. Парень отшагнул к стенке и выставил перед собой кочергу. Псина неспешно спрыгнула со стола, словно проверяя нервы своей добычи, и, пуская на пол голодные слюни, направилась к Гарри. Выбрав удачный момент, она набросилась на Поттера, который как раз отмахнулся кочергой. Челюсти сомкнулись на руке парня, и Грим ощутил вкус крови мальчика-который-выжил.
Гарри со всей силы сжал зубы, чтобы не закричать, ощущая, как собака разрывает его плоть. Инстинктивно он попытался отбиться от собаки, но это не помогло. Тогда он перехватил кочергу целой рукой и засадил Гриму острием прямо в глаз. Когда тварь, взвизгнув, отпустила его, парень сбросил её с себя.
Эффект был довольно неожиданным, казалось, Грим испытывает невыносимую боль. Ведь некоторое время он, не помня себя, метался по комнате, переворачивая и ломая всё на своём пути. А когда пришел в себя, агонически бросился на парня. Но в этот раз Гарри был готов и выставил кочергу прямо перед собой.
Острый конец вошел псу прямо в глотку, на миг послышался сдавленный скулеж и Грим растаял серым дымом. Кто мог знать, что убить его можно только чистым железом.
Зажимая рану, из которой хлестала кровь, Гарри тяжело поднялся на ноги и, пошатываясь, направился к камину. Теперь нужно было немедленно найти медика. Парень оторвал кусок мантии и замотал им рану. После чего положил больную руку в карман, чтобы позже не пугать прохожих. Его пальцы почувствовали что-то текучее, мягче шелка, - это была мантия-невидимка.
Взяв на заметку поблагодарить Кэролайн за столь ценный сюрприз, о котором она забыла предупредить, Гарри вместе с изумрудным пламенем исчез из камина, оставив дом Блэков таким, каким его потом застанет Орден.




Black Guards

 
WitchmasterДата: Воскресенье, 06.06.2010, 17:48 | Сообщение # 27
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 5. Страх

Утомлённый рабочим днём в Министерсве, Люциус Малфой неспешно вошел к себе в кабинет и, тяжело вздохнув, направился к бару. Как же он устал от этого вездесущего осквернителя крови Уизли, который совал свой нос во все дела древнейших чистокровных семей, потрясая министерскими пактами о защите магглов. Какой позор думать о них, когда не можешь обеспечить собственную семью! Но главное ведь не это: Люциуса волновал и другой закон, принятый с помощью старого маразматика Дамблдора. Он мог легко очернить доброе имя Малфоев, сохранившееся еще со времён падения Тёмного Лорда.
— Дьявольские рейды! — ругнувшись, блондин немного отпил из своего стакана.
Немного погодя, он посмотрел на письменный стол, на котором его ожидало еще несколько неподписанных документов, как вдруг неожиданно вздрогнул. Спину обдало ледяным дыханием, пробравшим до костей. Быстро обернувшись, Люциус обнаружил, что это всего лишь распахнулось окно, рядом с которым безумно трепетала занавеска. Закрыв его, он беззаботно вернулся за оставленным у бара стаканом, но помертвел, заметив, что исчезла оставленная рядом трость, а затем бездушный голос разрезал застывшую в комнате тишину:
— Искусная работа, — послышался тихий голос, больше походивший на загробный хрип. — Трость или же всё-таки палочка?
Дёрнувшись, бывший Пожиратель быстро повернулся к источнику звука и уставился на незнакомца, который расположился в кресле в углу и медленно крутил в руках его трость. Лицо человека было скрыто капюшоном аспидной мантии, а сам он казался настолько эфемерным, что в его присутствие было трудно поверить. Но он не был мороком, как и страх, появившийся вместе с ним — Люциус понимал это. Неосознанно в голову пришли мысли о слухах прошлогоднего возвращения Тёмного Лорда.
"А что, если… нет, этого не может быть. Оттуда не возвращаются, твой господин мёртв! — вопило смятённое сознание. — Но тогда кто же это?"
Фигура оторвалась от созерцания трости и, подняв голову, посмотрела на Люциуса, от чего его невольно передёрнуло. Он стал белее мела, а в ногах появилась слабость.
— Нечистая совесть, — послышался смешок, который напомнил Малфою скрежет металла по стеклу. — Такое ощущение, что я твой страх во плоти.
Не отрывая взгляда от незнакомца, Малфой нервно облизал пересохшие губы.
— Вовсе нет… я… — забормотал Люциус, пытаясь взять себя в руки.
— Звучит как оправдание, — безразлично заметил гость. — Не думал всё же, что удастся напугать известного лорда, великого Пожирателя смерти. Бу! — каркнул он, направив на блондина руки, в одной из которых была трость.
Инстинктивно Малфой отшатнулся и врезался спиной в бар, вызвав у гостя приступ смеха, от которого у мужчины по коже побежали мурашки. Люциус осознавал, насколько нелепо выглядит, но ничего не мог с собой поделать. Этот страх был выше него.
— Кто ты? — наконец выдавил из себя насмерть перепуганный Малфой.
— Я, — сказал незнакомец, ткнув пальцем свободной руки себе в грудь, — твоя смерть, которая позволит тебе сегодня уйти. Ты ведь хочешь уйти? — подымаясь, спросил он.
Даже не дыша, Люциус покивал головой. Что-то подсказывало ему, что самоуверенность этого типа построена не на пустом месте. Ведь нельзя быть настолько сумасшедшим, чтобы проникнуть к нему в дом и диктовать свои правила.
"Кто же он, чёрт побери, такой?" — промелькнуло в голове.
— Тогда тебе лучше удовлетворить мою просьбу, — продолжил гость, повернувшись к стеллажу с книгами и что-то внимательно там рассматривая. — И в благодарность я дам тебе несколько бесценных советов, которые помогут твоим шкурным интересам. И помни, никаких глупостей. Я за тобой слежу! — развернувшись, выкрикнул он и снова безудержно захохотал, наблюдая, как Малфой едва не запрыгнул на бар.
— Что тебе нужно? — спросил Люциус, вытирая со лба холодный пот. Он знал, что даже если у него и появится шанс, то он не станет играть с этим человеком. С такими, как он, лучше вовсе не связываться и просто выполнить уговор — иначе смерть будет первым, чего ты захочешь, когда он примется за тебя.
— Ничего не нужно, — последовал безразличный ответ, — а вот тебе, мой друг, нужно позволить мне изучить дневник твоего господина. Уверяю, я не стану тебе мешать и посмотрю его прямо здесь. Торжественно клянусь, что верну сей опус в целости и сохранности, ведь он тебе еще понадобится для унижения Уизли, и я одобряю это. А теперь за дело. Живо! — его крик привёл блондина в движение, и тот мигом выбежал из зала, даже не задумавшись ни над тем, что ему велено хранить дневник как собственную голову, ни над тем, откуда незнакомец узнал о нём. Люциус просто хотел поскорее покончить с этим.
Когда дверь за Малфоем захлопнулась, Гарри вздохнул и тяжело опустился в кресло. Схватка с гримом далась в знаки, и он чувствовал, как насквозь пропиталась кровью повязка под новой мантией. Гарри лишь молил Мерлина, чтобы зубы твари не оказались отравлены какой-нибудь дрянью. Но сейчас некогда было раскисать, у него осталось совсем немного времени до обратного перемещения. Он ощупал больную руку и слегка пошевелил ею. Поморщившись, он признал, что всё нормально. А в следующий миг уже улыбался самому себе. Как всё же оказалось легко манипулировать мистером Главой Попечительского Совета. Стоило лишь слегка показать человеку, что ты знаешь, что у него на уме, и он начинает бояться тебя. Да, Гарри всё продумал: продумал, как раздобыть новую мантию, как сделать эффектный выход, и как, следуя за Малфоем по Министерству вплоть до каминной сети, остаться незамеченным. Всё было ужасно примитивно, а выглядело словно мистика. Знал бы Люциус, кто пришел к нему в дом, и что этот кто-то даже не способен пользоваться магией — Гарри пришлось бы туго. И, тем не менее, поймать его было бы сложно, разве что убить. Он был почти у цели, оставалось только открыть дневник и убедить Волдеморта рассказать ему тайну бессмертия, и это было столь легко и сложно одновременно, что в предвкушении сердце парня даже забилось чаще. Он знал, что эти выбросы адреналина скоро прекратятся, будет всё что угодно, но только не страх.
Спустя минуту вернулся Малфой, бледнее прежнего, с маленькой тетрадкой в руках. Одна его рука была в кармане и сжимала взятую им у Нарциссы палочку. Но, к его удивлению, в комнате никого не было. Люциус уже было решил, что всё это ему привиделось, как за спиной вновь послышался ужасающий голос.
— Полагаешь, палочка поможет тебе?
Люциус вздрогнул и обернулся, уткнувшись лицом прямо в капюшон незнакомца, от которого явственно несло кровью.
— Вряд ли, — безразлично заметил парень и обошел подрагивающего, как осиновый лист, Малфоя со стороны. — А домовика с собой не привёл? А жаль, — издевательски сказал гость.
— Я не… — пробормотал Люциус.
— Ну, тогда жезл свой возьми, с ним, наверное, привычней, — засмеялись в ответ и блондину протянули трость.
Когда он нерешительно и беспомощно взял её, незнакомец развернулся и направился к облюбованному им креслу.
— Так что ты знаешь об этом дневнике, Люциус? — спросил он, не оборачиваясь, указав на тетрадку.
— То, что это вещь Тёмного Лорда, — шепотом ответил аристократ.
— Значит, ты ничего о нём не знаешь, — парировал незнакомец. — Это артефакт, от которого так и несёт чёрной магией, и если мистер Уизли в процессе своего очередного рейда наткнётся на него, тебе придётся сменить свой диетический рацион на ту бурду, которую подают в Азкабане. И, тем не менее, твой повелитель велел беречь его как зеницу ока. Но как по мне, — не умолкал незнакомец, — мёртвый хозяин потом или дементоры сейчас — вещи довольно разные, не так ли?
— К чему ты клонишь? — непонимающе спросил Люциус, ужаснувшись осведомленности этого человека.
— Хочу сделать тебе маленькое напутствие. Это ведь в твоём стиле — перекладывать вину на других и плести паутины, из которых можешь выбраться только ты сам. Я могу подсказать тебе, как сместить нынешнего директора Хогвардса? Или, к примеру, сделать так, чтобы кто-нибудь из семейства магглолюбов убил парочку таковых.
— Но причём тут дневник? — недоумевал Люциус.
— Признаюсь, всё это довольно сложно. Но я попытаюсь объяснить. Ты ведь, несомненно, слышал о Тайной комнате, но, поверь мне, слухи ничто по сравнению с тем, что знаю я. Ключ к ней сейчас находится у меня. Ключ, который в чьих-то невинных руках может натворить немало бед. Ты ведь понимаешь, о чём я?
Люциус быстро сопоставил в голове всё, что знал, и всё, что ему наговорили, — в самом деле, получалась очень занятная картинка. Если дневник действительно был ключом, то, подбросив его дочурке Уизли, можно было превратить его в хорошее подспорье и в то же время остаться совершенно незапятнанным. Незнакомец, которому, впрочем, не стоило доверять, открывал безоблачные горизонты перед устранением препятствий на его пути.
— Понимаю, — согласился Малфой, — но тебе это зачем?
— Личный интерес, — сухо ответил тёмный гость. — Ты можешь не верить мне, но то, что я рассказал тебе — всего лишь плата за просмотр дневника. Ты можешь не доверять мне, но я не стану причинять тебе вреда, если ты меня не вынудишь. А теперь, — незнакомец посмотрел на странного вида часы, — попрошу оставить меня на полчаса. Когда ты вернёшься, меня уже не будет, а дневник останется на твоём столе. И, прошу заметить: у меня нет причин врать.
Явно расслабившийся Малфой кивнул и снова пошел прочь из комнаты. Кажется, его действительно не собирались обманывать, хотя возможностей было предостаточно. Более того, в глубине души Люциус даже оказался рад этой неожиданной встрече, ведь теперь ему открылись новые перспективы.
Гарри откинул с головы капюшон и развернул дневник. Столь малую вещь, которая хранила в себе саму сущность Тёмного Лорда. Столько неизведанных тайн, которые, в конце концов, обратятся тленом. Окунув перо в чернила, он начал неспешно выводить маленькие острые буквы, которые постепенно превратились в слова: "Я долго ждал этой встречи, Волдеморт".
Как и в прошлый раз, предложение медленно растаяло на бумаге, словно его никогда и не было. А секундой позже появился ответ, написанный теми же чернилами:
"Немногие знают меня под этим именем, незнакомец. Представься же и ты, только сначала скажи, как мой дневник оказался у тебя".
Гарри написал ответ не сразу, подбирая правильные слова, вплоть пока страница вновь не стала чистой.
"За дневник можешь не волноваться, он в надёжных руках. Я всего лишь хочу предложить услугу за услугу. К слову, у меня нет имени, но ты можешь называть меня Денни, ведь это имя больше не понадобиться его владельцу" — неспешно вывел парень.
"Ты нравишься мне, Денни, но я никак не пойму, о какой услуге идёт речь?"
"Я хочу обменяться знаниями, так как полагаю, что тебе не очень нравится сидеть взаперти дневника. Я могу помочь тебе ожить, если ты покажешь мне путь к бессмертию".
"Хорошая сделка, но с чего ты взял, что мне пришло время вернуться?" — появился вопрос.
"Потому что часть тебя умерла уже одиннадцать лет назад".
"Я догадывался, что случится именно так, — появился ответ. — Потому и создал этот дневник. Я согласен, Денни, но раньше скажи, кто убил меня?".
"Что ты знаешь о Гарри Поттере?" — спросил Гарри.
"Ничего, а это значит, что он появился после того, как часть меня застыла на этих страницах".
"Верно, говорят, что он еще младенцем убил тебя, но я в это не верю. Это было слепое везение и ошибка, которую ты допустил из-за страха. Ты боялся мальчишки с самого его рождения".
"Почему боялся? Как мог одолеть меня годовалый ребёнок?"
"Во всём виновны слухи. Кто-то сделал ложное пророчество, что придёт тот, кому будет суждено убить Тёмного Лорда и у него будет сила, недоступная тебе, мой Лорд".
"Продолжай, Денни, если бы я мог смеяться, ты, несомненно, услышал бы мой смех, ведь нет такой силы, которая недоступна мне".
"Не стоит недооценивать судьбу, он действительно обладал той силой, которой у тебя не было, ведь ты презираешь её. Что и сыграло с тобой злую шутку, когда ты решил убить его ещё младенцем. Юная Лили Поттер пожертвовала собой и наделила ребёнка безупречной защитой, о которой ты забыл".
"Любовь…" — появилось на бумаге.
"Верно, — согласился Гарри. — Но это не делало ребёнка сильнее. Эта была всего лишь уловка, о которой ты и не догадывался. Но вскоре у тебя будет возможность лично убедиться в том, что это лишь слепое везение, и ничего особенного в мальчишке нет. Он жалок. И ты увидишь это. Скоро ты попадёшь в руки маленькой девочки, которая бредит Гарри Поттером, и я не думаю, что мои дальнейшие рассказы смогут открыть тебе что-то новое. Вправе ли я указывать самому великому магу современности, что ему делать?" — дописав, парень отложил перо, ожидая реакции.
"Ты открыл мне глаза на многое, Денни, кажется, теперь моя очередь отвечать, но я не могу понять, зачем тебе это?"
"Я не готов умирать, хотя и придётся".
Дневник долго молчал, но вскоре на странице вновь появились буквы:
"Хорошо, я расскажу тебе…"




Black Guards

 
WitchmasterДата: Воскресенье, 06.06.2010, 17:49 | Сообщение # 28
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 6. Форс-мажор.

Гарри как раз удовлетворённо закрывал дневник, когда почувствовал уже знакомое покалывание во всём теле. Он возвращался. Правда, маховик сыграл с ним непредвиденную шутку. Парень сидел в том же кабинете, что и несколькими секундами ранее, хотя должен был вернуться на площадь Гриммо.
Всё здесь было как и в прошлом. Обстановка комнаты почти не изменилась, но вот дневник исчез. А еще у бара стоял Малфой, на аристократическом лице которого появилось немного больше морщин, видать, последствия Азкабана.
Он повернулся к парню и от удивления уронил стакан с жидкостью, которая безжалостно залила рукотканый ковёр какого-то там столетия. Спугнуть Пожирателя явно не получится, ведь у него закончился порошок страха, которым он заранее запасся в Лютном переулке специально для путешествия в прошлое.
- Поттер? – не поверил собственным глазам Малфой. – Какого чёрта? – выкрикнул он, выхватив палочку.
Гарри выглядел не менее изумлённо. Кто же знал, что он так и останется в этом чёртовом мэноре. Однако подросток не растерялся. Со словами «Упс, форс-мажор» он набросил на себя мантию и бросился к выходу из кабинета, надеясь, что камин, с помощью которого он оказался здесь, еще не заблокировали.
В его направлении просвистело несколько заклинаний, но Гарри ловко от них увернулся и на секунду затаился, чтобы потом обойти Люциуса со спины.
- Я знаю, что ты здесь, маленький ублюдок, - растягивая слова, заговорил Люциус в пустоту. – Твой плащ не поможет тебе, я всё равно найду тебя. – Люциус приставным шагом отошел вправо и запустил ещё несколько заклинаний по направлению к двери, но Гарри там не оказалось. Ведь он уже медленно обходил негостеприимного хозяина со спины.
- Покажись! – взревел Люциус, и еще несколько лучей полетели по комнате наугад.
А тем временем за его спиной со стола сами собой в воздух поднялись тяжёлые часы и зависли в воздухе в нескольких сантиметрах от головы аристократа. И как когда тот начал осторожно оборачиваться, они с глухим звоном опустились ему на висок. Послышался стон боли и еще один удар. В глазах у Малфоя-старшего потемнело, и он упал на колени. В следующий миг что-то невидимое въехало ему в челюсть. Брызнула кровь, и он растянулся на полу, потеряв палочку. После этого, как ни в чём не бывало, из под мантии-невидимки возник Поттер, державший под мышкой те самые часы. Он отбросил ногой палочку Люциуса подальше и обратил на ошеломлённого блондина полный безумной радости взгляд.
- Ну, привет, - бодро поприветствовал Гарри, после чего подошел к поднявшему голову, но всё еще не пришедшему в себя аристократу и несколько раз с силой опустил каблук своего ботинка на его лицо. Что-то противно захрустело и из-под ноги парня брызнуло еще больше крови. Послышался остервенелый вой мужчины, после чего еще более повеселевший Поттер отступил на шаг и оценивающе посмотрел на свою работу. Малфой лежал на полу, захлёбываясь собственной кровью из сломанного носа и разбитых губ, которая растекалась по полу и загаживала его прекрасные белоснежные волосы. Один глаз больше не открывался, а кусок щеки был содран, Пожиратель издавал невнятные хрипы и конвульсивно дергал руками, что показалось Гарри невероятно забавным.
- Ой, прости, - невинно сказал он. – Просто захотелось испортить что-то прекрасное, - парень, наконец, не выдержал и залился безудержным смехом, в то же время со всей силы обрушивая тяжёлые часы на голову Малфоя.
Раздался звон, и перемазанные кровью пружинки с шестерёнками брызнули во все стороны. Кажется, несколько из них даже впились в мягкую плоть искажённого до неузнаваемости лица аристократа, но Гарри это уже не волновало: он стремительно развернулся и, накинув мантию-невидимку, направился по направлению к залу.
Спустя несколько минут парень уже стоял у камина. Предварительно обследовав комнату на присутствие посторонних, он сбросил с себя мантию, и, набрав горсть летучего пороха, вошел в камин.
- Площадь Гриммо двенадцать, - чётко проговорил он и исчез в изумрудном пламени, но что-то явно пошло не так. Ведь всё было не столь просто. Нельзя было попасть из дома Пожирателя в штаб Ордена. Так что Гарри вылетел из камина посреди какой-то непонятной лавки. Врезавшись в стол, он перелетел через него, а потом что-то тяжёлое ударило в плечо. Улыбка, застывшая на лице еще с Малфой-мэнора мигом сошла с лица, и он застонал от боли.
Безуспешно пытаясь отряхнуться от пыли, парень тяжело поднялся на ноги. Место было для него незнакомое. В нос бил запах гари и затхлости, побуждая рвотные позывы. Вокруг стояли поломанные груды чего-то смутно напоминавшего мебель. Тяжело вздохнув, он решил, что придётся добираться до штаба Ордена на метро и неровным шагом пошел прочь.
Все его надежды подтвердились, он неизменно угодил в один из домов Лютного переулка. Это было как нельзя кстати, ведь здесь его искала каждая собака. Кто-то назначил хорошие деньги за его голову. Знать бы кто. Гарри как раз накидывал капюшон, когда парень из стоявшей впереди компании подростков выкрикнул:
- Эй, глядите, да это же Поттер!
Гарри застыл на месте. Их было пятеро. Все зеленее зелёного. Едва окончившие школу неудачники из Слизерина, которые пошли по наклонной. Парень уже научился чувствовать магию других и с этими бы легко справился, будь у него палочка, но палочки не было. Был только плащ-невидимка, который он вряд ли успеет вытянуть.
Несколько секунд они смотрели друг на друга, а потом все шестеро одновременно сорвались с места и бросились вниз по улице.
Поттера не покидало острое ощущение дежа-вю: он хорошо помнил, как однажды уже нёсся во всю скорость по этим переулкам, натыкаясь на стены и мусорные баки, только вот тогда в спину не летели заклинания, одно из которых просвистело в нескольких сантиметрах от его левого уха. Чертыхнувшись, Гарри свернул в один из проулков, загоняя себя всё глубже и глубже в этот мерзкий лабиринт.
Он бежал, что было сил, но внезапно всё прекратилось. Земля ушла из-под ног, и парень на всей скорости полетел вперёд, даже не зная, то ли он споткнулся, то ли его, наконец, настигло одно их заклинаний преследователей. Столкновение с мостовой было каким-то отдалённым, словно вместо него упал мешок картошки, и тогда до Поттера всё же дошло, что это «Петрификус тоталус». Он упал ровно, прямо лицом в аккуратно выложенную из камней дорожку и даже не мог почувствовать собственной боли, хотя догадывался, что ушибами не обошлось.
Топот позади всё усиливался, и вскоре Гарри услышал, как рядом с ним остановились запыхавшиеся преследователи. Несколько секунд было слышно лишь их тяжёлое дыхание, а потом кто-то скомандовал, чтобы его подняли. Подросток был рад уже тому, что его не стали убивать на месте. А зря, это могло им выйти боком.
Его несли лицом вниз, так что Гарри мог видеть лишь темную поверхность дороги под собой. Но по ходу путешествия он понял, что его тащат в какой-то дом, который служит этим ворам укрытием. Там они и намеривались решить, что с ним делать дальше.
По дороге парень напряжённо размышлял, как же ему выпутаться из сложившейся ситуации. Магией пользоваться он не способен, мантию-невидимку у него отобрали при обыске, на помощь он позвать не мог. Оставалось только бранить себя за тупость и усталость, сделавшие его настолько невнимательным. Хотя умирать Гарри однозначно не собирался. И тут ему в голову пришла одна интересная мысль. Всем правит страх, но сможет ли он заставить пятерых взрослых парней почувствовать его?
Спустя пять минут его перевернули и усадили на стул, предварительно наложив контрзаклятие. Пленник отметил, что теперь их стало меньше, видать, одного отправили за старшим. Гарри немного повертел головой и осмотрел комнату. Она была маленькая, тусклая и грязная, на полу валялось несколько матрасов и кучки провонявшего постельного белья, от чего у парня сложилось стойкое впечатление, что здесь обитают домовые эльфы или, хуже того, гоблины.
Его стражники стояли прямо перед ним, все до одного направив в его сторону палочки. Но что-то было не так с друзьями из Слизерина. Они молчали, не подкалывали, не пинали и не угрожали. А это показалось Гарри странным. Значит, они догадывались о чём-то. Но почему они изменили своё мнение? Что выдало Поттера? Возможно, хищный взгляд или ещё что-нибудь?
Гарри решил, что больше медлить нельзя, ведь когда придёт подмога, его фокусы будут бесполезны.
- Зря вы это затеяли, ребята, очень зря, - размеренным бесстрастным голосом начал Гарри, словно бы ему ничего и не угрожало. – Разве вы не задумались, почему мальчик-который-выжил шатается в Лютном переулке?
- Заткнись! – выкрикнул кто-то и ударил ногой по стулу, на котором сидел Поттер, но это его не остановило.
- Без палочки. Возможно, я просто подстроил вам ловушку? – спросил Гарри и хищно осклабился.
Он видел, как в сердцах его стражей зарождается страх, видел, как они нервно переглядываются и как начинают дрожать палочки в их руках. И от этого парень ощутил себя матёрым волком среди овечек. Да, у него не было палочки, но не зря последние две недели он изучал только ментальную магию. Он уже видел своих жертв. Глядя им в глаза, он мог понемногу напитывать их ужасом перед собой, а когда они сломаются, даже мог произвести ментальный удар.
- Вы просто не понимаете, с кем столкнулись! – повысил голос Поттер, когда ему, наконец, удалось полностью завладеть одним из них. Прорвавшись в мозг парня, Гарри поглотил его сознание. Это было сродни Империо, только за это не сажали в Азкабан.
Слизеринец медленно поднёс палочку к своему подбородку, а другие в это время ошеломлённо уставились на него.
Поттер засмеялся, когда он, сказав себе «Авада Кедавра», заставил всех закрыть глаза. Хотя ничего и не произошло: парень был слишком слаб для такой магии, отчего Гарри лишь досадливо поморщился.
- Ну ладно, - сказал он, - тогда можно сделать так.
- «Бомбарда» - послышалось оглушительное слово, и его голова взорвалась. Во все стороны брызнули ошмётки мозга и черепа, забрызгав Гарри, стены и скукожившихся от ужаса похитителей.
Поттёр тут же вырвал из обломков в углу ножку стула и вогнал её в грудь одному из Слизеринцев, прежде чем понял, что они, даже не думая сопротивляться, стоят с ошеломлёнными взглядами. А тот, которого он насадил на деревяшку, лишь захрипел и безвольной грудой повалился на пол.
- Жалкие трусы, - прорычал парень. – Мантию! Где моя мантия!?
Один из двоих оставшихся в живых, скуля, достал мантию-невидимку из кармана и протянул её Поттеру. Гарри выдернул её у него из рук и въехал тому ногой под дых. Парень захрипел и рухнул у его ног, глотая воздух. И тут на лестнице послышались шаги.
Гарри посмотрел на вжавшегося в стенку последнего стоявшего на ногах похитителя, приложил указательный палец к губам и, сказав: «Тсс…», исчез под мантией-невидимкой.
День обещал быть долгим.




Black Guards

 
WitchmasterДата: Воскресенье, 06.06.2010, 17:50 | Сообщение # 29
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 7. Исчезнувший демон.

Скрывшемуся под мантией-невидимкой Гарри пришлось еще несколько часов провести в ожидании, прежде чем кто-то из Ордена проложит ему путь в дом. За это время он сильно пожалел, что хроноворот был рассчитан лишь на одноразовое использование: магический песок в нем угас, и теперь вещица стала бесполезной ношей, покоившейся в кармане. Но невесёлые мысли выветрились из его головы, как только появилась Минерва МакГонагалл, которая сразу постучала в дверь дома номер двенадцать. Улыбнувшись, парень, изнеможенный и уставший, тут же покинул временное прибежище и поспешил к ней.
- Добрый день, профессор, - раздалось приветствие возникшего в проёме Люпина.
- Я уже давно не твой профессор, Ремус. - Слегка улыбнувшись, Минерва вошла внутрь.
В тот же миг за ней скользнул и Гарри, при этом слегка зацепив оборотня. Люпин мгновенно обернулся и шумно втянул воздух.
- Что-то не так? – поинтересовалась МакГонагалл, пристально глядя на изменения в поведении Ремуса.
- Нет, ничего, - вежливо ответил Люпин, и видимо расслабился. – Пойдёмте, я провожу вас на кухню.
Затаив дыхание и вжавшись в стену, Гарри подождал, пока профессора скроются за поворотом, а потом неспешно направился к себе в комнату. Но всё же парня не покидало странное ощущение, что Ремус учуял запах его крови, и об этом, несомненно, узнает Дамблдор. Но сейчас такие мысли волновали меньше всего, он хотел лишь увидеть Кэролайн и хорошенько выспаться.
Сняв капюшон мантии, Гарри, со словами «Это я», тихо постучал в дверь своей комнаты. Ответа не последовало, поэтому парень повторил попытку, но теперь уже более настойчиво. И вновь ответом была лишь тишина. Разозлившись, он отступил на несколько шагов, а потом с разбега въехал в дверь плечом. Магия не стала сдерживать его, и Поттер, выломав замок, резко влетел внутрь. То, что он увидел, заставило его ужаснуться.
Полуразрушенное жилище, в котором царила пустота и пелена дыма. На полу, смешавшись, растеклись настойки. Алхимический столик был перевёрнут, а его ножки отвалились, везде валялись осколки стекла и выдранные книжные страницы. Здесь не было и следа Кэролайн. Неужели демонесса нашла способ предать его?
- Нет! – взревел Гарри и упал в лужу на полу. – Нет! – снова повторил он. – Этого не может быть! Она не могла!
Стоя на коленях, подросток чувствовал, как снова открылась оставленная Гримом рана, как болит разодранная при падении в Лютном переулке щека и как щемит сердце. Не впервые в жизни он потерял то, что ему дорого. За то недолгое время, которое Гарри провёл с девушкой, он немыслимо привязался к ней и теперь не представлял своей жизни без неё. Кэролайн была для него всем, и он действительно любил её. Любил того черноволосого дьявола, которым она была.
Парень не замечал, как по руке струится и капает на пол кровь, как кто-то бежит к нему, услышав его крик. Он снова стал жалким, никчёмным, ни к чему не годным полумагглом. Он снова потерял всё.
Веки налились свинцом и начали медленно закрываться, он начинал терять сознание от усталости и потери крови, но ему было всё равно, даже если бы он умирал.
***
Дул сильный ветер, нещадно трепля волосы и бросая их в глаза. Гарри стоял на коленях посреди пылающей пустыни, где высушенная земля потрескалась от температуры, а воздух был настолько жарким, что изжигал лёгкие. Над головой пылало затянутое кровавыми облаками небо, и где-то вдали догорали останки всего живого.
Неожиданно парень заметил на горизонте неясный силуэт, искажаемый жгучими парами. Он медленно приближался к нему, словно сама неизбежность. Хрупкая фигура в чёрной мантии, невзирая на сильные порывы, непоколебимо шла навстречу. И тогда Гарри узнал её. Кэролайн была такой же, какой он увидел её впервые. Безмятежная, смотревшая на него свысока. Душа дрогнула, когда она подошла совсем близко: словно отражение своего прошлого. Она смотрела на него как на ничтожество, как на грязь, которую нужно немедленно стереть.
- Кэролайн, - тихо позвал он. – Что случилось?
- Ты еще спрашиваешь? – насмешливо спросила она.
- Я не понимаю, - ответил парень, в недоумении глядя на неё вверх. – Что изменилось за время моего отсутствия?
- Мой милый, Гарри, - нежно, с придыханием сказала девушка. – Как же ты жалок! Я не любила тебя ни секунды, все мои слова были ложью. Всё это время я использовала тебя!
- Нет, я не верю!
- Твоё право. Но ты зашел слишком далеко, когда попытался управлять мною, - жестко отрезала она. – И за это ты умрёшь!
Неизвестно откуда в руках девушки появился нож. Она опустилась на колени рядом с Гарри и тихо зашептала ему на ухо:
- Ты забрал мою силу, Гарри, а я заберу твоё сердце.
В тот же миг парень почувствовал жгучую боль в груди, боль, сбивающую дыхание и забиравшую его жизнь.
Секундой позже Кэролайн отстранилась, держа в руке его еще бьющееся сердце. Она снисходительно улыбнулась, глядя на кровавый комок в своей ладони и на гримасу ужаса, застывшую на лице у парня, а потом резко сжала пальцы, и сердце лопнуло, точно порховка. Брызнула зола и в ту же секунду на чёрную землю повалилось безжизненное тело.
***
Услышав крики подростка наверху, Люпин тут же бросился ему на помощь. Он догадывался, что Гарри сильно ранен, так как учуял его вместе с появлением МакГонагалл. Но, что могло вызвать у него такой крик, оборотень не знал.
Взбежав по лестнице, Ремус заметил, что постоянно закрытая дверь в его комнату теперь настежь распахнута, а внутри царит хаос. Сам же Гарри, скорчившись на полу, неестественно выгнулся. Белки глаз безжизненно смотрели в потолок, а перекошенный рот был открыт словно в беззвучном крике. Руки, похожие на бледных пауков, царапали пол.
Люпин присел рядом на корточки и постарался успокоить его дрожащее тело, но парень попытался вырваться, и, бешено задёргавшись, вцепился в оборотня руками.
- Минерва! – окликнул он стоявшую у него за спиной МакГонагалл. – Приведите Снэйпа или Дамблдора. Немедленно!
- Да, да, конечно, - запинаясь, ответила охваченная страхом женщина, глядя, как Люпин пытается сорвать с себя липкие от пота и крови пальцы Гарри.
Когда профессор, наконец, поспешила вниз к камину, Люпину всё же удалось отодрать от себя занемевшие руки парня. Он исцарапал оборотня в кровь, но сейчас это беспокоило его меньше всего, силой прижав парня к полу, он начал бормотать заклинание, пытаясь привести подростка в сознание, но тщетно. Не помня себя, Гарри продолжал извиваться, словно одержимый, чем еще больше напугал и без того растерянного Ремуса.
Шло время, а подросток всё не успокаивался. С его предплечья безостановочно сочилась кровь и вокруг уже образовалась алая лужа. Постепенно Гарри становился всё бледней и бледней, а его движения слабее, пока всё неожиданно не прекратилось. Его тело обмякло, а лицо приобрело умиротворённое выражение. Грудь больше не вздымалась, и не слышалось судорожных вдохов. Люпин попытался нащупать пульс, но с ужасом осознал, что его нет. Этого не могло быть, он не мог умереть.
Ремус в ужасе обхватил голову, когда в комнату, наконец, ворвался Снэйп, а следом за ним и Дамблдор.
Алхимик тут же определил, что всё это - последствия каких-то очень мощных разрушенных чар и в следующий миг уже был рядом с Поттером, бормоча разные заклинания. Дамблдор же, схватившись за сердце, оперся на дверной косяк и пристально следил за тем, как работает Северус.
Спустя минуту алхимик выпрямился и, надменно глядя на оборотня, произнёс:
- Что ты как размазня, Люпин? Не умер твой дорогой Поттер, с ним всё будет нормально, правда, пара шрамов останется, - и, не говоря больше ни слова, он обменялся многозначительным взглядом с Дамблдором, после чего вышел прочь.
Ремус отвернулся от тела Гарри и пристально посмотрел на директора.
- Что всё это значит, Альбус?
- Лишь то, что мы искали виновного не там, - загадочно ответил старик. – А теперь помоги мне донести мальчика до камина. Полагаю, мадам Помфри быстро поставит его на ноги.
Ремус согласно кивнул и, подняв безвольное тело Гарри, направился следом за Дамблдором.




Black Guards

 
WitchmasterДата: Воскресенье, 06.06.2010, 17:51 | Сообщение # 30
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 8. Исповедь.

Склеившиеся веки раскрылись с трудом, как рвётся мясо. Свет обжег глаза, и парень снова надолго зажмурился. Всё тело сильно болело, словно его долго и тщательно подвергали пыткам. Постепенно в памяти всплывал сюжет кошмарного видения о демоне. Был ли он правдой, Гарри не знал, но всё равно невольно вздрогнул - столь свежи и ярки были воспоминания. Всё это казалось настолько безумным, что хотелось завыть. Сколько раз после смерти Сириуса он обещал себе ни к кому не привязываться - и вновь совершил ту же ошибку. Стоило ли говорить, что за то короткое время, что Гарри провёл рядом с демонессой, он привык к ней. Привык к её улыбке, заботе и пониманию. Привык к тому, чем она была, и даже себе боялся признаться, что влюбляется в неё. А она лишь играла с ним, врала и ждала своего часа. Но почему? Разве можно было столь искусно скрывать свои чувства, подыгрывать ему? Ради чего? Просто сбежать? Нет, здесь было что-то большее. Кто-то или что-то заставило её. Был ли в этом замешан Дамблдор? Сомнительная перспектива. Тогда кто? Волдеморт, пробравшийся в штаб Ордена, или таинственные силы, о которых Поттер даже не догадывался? Но, кто бы это ни были, они заплатят. И заплатят кровью.
Он лежал на койке посреди больничного крыла Хогвартса, а вокруг никого. Директор, как всегда, видел в человеке лучшее, и поэтому у него даже предположения не было, что Гарри может сбежать. Действительно, а куда? У него по-прежнему недостаточно сил, чтобы осуществить всё задуманное, и как только он улизнёт от старика, его, надо полагать, ожидает скоропостижная гибель. Как резонно заметил Хранитель: за ним охотятся почти все. Да и браслеты на запястьях мог снять только Дамблдор. Дьявол. Гарри зашел в тупик. Кэролайн нужна была ему как воздух. Потерять её значило потерять всё. Без демонессы существование как-то сразу потеряло смысл. Незачем было бороться, ежедневно отбиваясь от липких рук смерти, которая с каждым разом становилась всё настойчивей и настойчивей. И тут же он поклялся, что выяснит, что с ней произошло, и вернёт любой ценой, даже если придётся сложить голову в её поисках. А пока нужно кое-чем пожертвовать ради достижения цели. У Гарри появился план.
Парень приподнялся на локтях и понял, что на нём нет верхней одежды. Он осмотрел своё начинавшее формироваться бледное юношеское тело, на котором не было ни царапинки, и перевёл взгляд на повреждённую гримом руку. Плотная повязка была насквозь пропитана уже засохшей кровью и надежды не придавала. Почему-то очень болела спина. Гарри медленно встал с кровати и неровным шагом направился к висящему на стене зеркалу. Спустя секунду он обнаружил, что у него полностью перебинтовано лицо и на нём нет очков. Тем не менее, видел он превосходно. С немой яростью маньяка он начал быстро срывать с головы повязки, которых даже не чувствовал. Спустя несколько мгновений подросток выпрямился и высокомерно посмотрел на своё отражение. Он был таким же, каким помнил себя раньше, только во взгляде появилось что-то порочное. Звериное. Он отвернулся и решил вернуться в постель, но, сделав первый шаг, резко повернул голову к отражению и выкрикнул «Бу!». Магическое зеркало со скрежетом раскололось, изуродовав его улыбающееся лицо паутиной трещин. Но не это привлекло внимание Гарри, а его искаженная стеклом спина. На ней виднелись чёрные рыски и потёки, сливавшиеся в большой рисунок – зловещая семёрка проходила через всю спину: от лопаток до поясницы. А точнее это была коса, лезвие и ручка которой сходились как раз на правом плече. Откуда она взялась? И что бы это значило?
Послышался скрежет замков, и, скрипнув дверью, в помещение вошел Дамблдор в сопровождении Снэйпа и Грюма. Нежданные посетители удивились стоявшему у разбитого зеркала Гарри, словно бы перед ними возник сам Лорд Судеб. Никак не отреагировав на их появление, парень вздохнул и неспешно пошел к своей койке. Повисла напряжённая тишина, а потом все трое направились к Поттеру.
Первым заговорил Грюм:
- Ты здорово нас напугал, парень, - прокряхтел он. – Я рад, что ты очнулся.
Гарри поднял на него печальный взгляд и выдавил из себя невесёлую улыбку, которая больше походила на гримасу.
Это весьма удивило Дамблдора, решившего пока понаблюдать за всем этим со стороны. Сейчас парень был совсем не похож на то, с чем ему пришлось встретиться несколько недель до этого, он казался спокойным и разбитым, и совсем не думал перечить.
- Не хотите объясниться, мистер Поттер? – подал голос Снэйп.
Гарри перевёл на него безразличный взгляд и покачал головой.
- Зачем? Разве слова смогут оправдать всё то, что я наделал или мне приписали? – слабо спросил подросток. – Вы не доверяете мне, боитесь меня и, будь ваша воля, я бы уже давно сидел в Азкабане - но вам нужен избранный.
- Это не совсем так, мальчик мой, - наконец заговорил Дамблдор, - но за последнее время ты принёс нам немало проблем. И всё же я готов выслушать тебя, ведь я поклялся заботиться о тебе. Мы с тобой заигрались и, перегрызшись между собой, забыли о главном враге. Но, я думаю, всё еще можно исправить.
- Вы думаете о том, что не понимаете происходящего. И не можете проверить меня ни сывороткой правды, ни легилименцией. Вам остается поверить мне на слово, а там уж решить, что со мной делать, - сказал парень, будто наперед знал, что его ожидает.
Директору не было чего добавить, и он лишь развёл руками.
- Хорошо, я расскажу всё, но прежде должен задать несколько вопросов, чтобы у вас впредь не возникало сомнений. Итак, профессор Снэйп говорил мне о пилигримах. Вы ясно понимаете, чем они занимаются?
Дамблдор перевёл свой взгляд на зельедела и не смог сдержать удивления.
- Нет, директор, он не причем.
Старик повернулся к мальчику и удивлённо приподнял бровь.
- Думаете, я не знаю о ваших происках и попытках уличить меня? Вы ошибочно полагали, что мне помогает кто-то из Ордена, на самом же деле помогал я, - объяснил парень.
- Кому ты помогал, Поттер? – прорычал Грюм.
Гарри перевёл взгляд на Снэйпа, который уже обо всём догадался.
- Скажите им, профессор, - попросил парень.
Северус помнил свой не сложившийся с Гарри разговор, когда того забрали из Мунго. Подросток пытался рассказать о своей одержимости демоном – это полностью объясняло появление пилигримов. Ходили легенды о том, что они как-то связаны с экзорцизмом.
- Он одержим, Дамблдор, - каким-то не своим голосом выкрикнул Снэйп и, выхватив палочку, наставил на парня. Словно бы тот специально подвёл его к такому выводу и должен был тут же броситься на них со своей постели.
- А нервишки-то у вас шалят, профессор, - хмыкнул Гарри.
Всё это принимало забавный оборот, и он, несомненно, должен был извлечь из этого выгоду.
- Ты же говорил, что это невозможно. – Дамблдор встревожился, но палочки не достал.
- Да, но он одержим не Волдемортом, - тут же ответил алхимик.
- Но тогда кем? – прорычал Грюм.
- Демоном, - выдохнул Снэйп.
Изогнув бровь, Альбус посмотрел на Гарри.
- Знай вы, с чем на самом деле связаны пилигримы, всё стало бы намного проще, – сказал он, пожав плечами. – Будучи одержимым, я не мог не убивать, ведь был подчинён. В моём сознании кипела битва, которая показалась мне вечностью. Жажда смерти и жажда знаний постоянно терзали меня, потому я не мог сидеть на месте. Это было особое чувство, с которым невозможно бороться. Но однажды всё это кончилось. Я не знаю, победил ли я или демон решил найти новую оболочку, но всё закончилось. Я думал, что умру, когда эта сила покидала меня, но я выстоял и очнулся уже здесь. Это может показаться вам невероятным или фантастичным, но это так. Верить мне или нет – ваше право.
- Ты хочешь сказать, что всё это время тобой руководила некая сила, а мы лишь заблуждались? – прищурившись единственным глазом, грозно спросил Грюм. – Красивая история, ведь демон стал идеальным оправданием твоих действий. Но я не верю ни единому твоему слову, хотя раньше и полагал, что Альбус заблуждается на твой счет, но я увидел всё собственными глазами. Ты маленький злобный лгунишка!
- Тише, Аластор, - попросил Дамблдор.
- Нет, друг мой, этого мальчишку стоит немедленно отправить в Азкабан, - протестовал Грюм.
- Возможно, но сначала я должен определиться наверняка. И, что бы ты ни говорил, я не думаю, что мальчик ни с того ни с сего начал бы рассказывать нам обо всём этом, - сказал Дамблдор.
«Насколько же ты прав, старик, - приняв невинный вид, подумал Гарри. – Я всегда поражался твоему желанию видеть в людях лучшее. Ты как шизофреник – логика непоколебима, построения изящны, только предпосылку я дал тебе неверную. Думай, Альбус. Думай».
- К тому же он вполне успешно мог бы водить нас за нос и дальше, это у него получалось превосходно. Даже с браслетами на руках демону в нём удавалось делать немыслимые вещи. Расскажи мне обо всём, Гарри. С чего всё началось? – ласково спросил старик.
- С того, что я сбежал с Тисовой улицы, когда демон нашел меня, - начал Гарри. - Я думал, что, добравшись сюда, я смогу спрятаться, но он отыскал меня уже на следующее утро. Я знаю, что в тот день Гермиона приходила ко мне, и по правде говоря, я рад, что ей не пришло в голову заглянуть чуть раньше, в противном случае она была бы уже мертва. – Гарри перевёл дыхание и посмотрел Альбусу в глаза. Кажется, это было именно то, что он хотел слышать. – Позже меня переместили на то чёртово болото и провели вселение. Очнувшись, я уже не владел собой, - это было, словно смотреть за действиями другого человека из его же головы. Но я знал, о чём думает демон, и я знаю, зачем был нужен ему. Я выяснил это уже в руках у пилигримов, когда они сказали, что не вправе убивать меня, потому что я избранный. Очень выгодная партия со стороны демона. Потом меня и нового владельца моего тела вернули сюда, и он тут же попытался сбежать, в конце концов, ему это удалось. Я видел, как он гонится за вором, как убивает его и двух других. А потом мне пришлось наблюдать, как моё тело скитается по недрам Лютного Переулка в поисках знаний о неком медальоне. Я ненавидел себя за то, что делал. Мои руки убивали, а рот пожирал сырую плоть. Демон во мне никогда не спал, и потому мне хотелось убить себя. Вы представляете себе жизнь, когда тело живёт отдельно от разума и делает всё то, от чего вас воротит, но вы не можете сделать даже этого, потому что оно вам неподвластно. Я засыпал в одном месте, а просыпался в другом, ему было плевать на всё то, что мы маги зовём моралью. Я прекрасно помню зловоние, которое исходило от меня, а во рту привкус тлена. Жизнь в собственном дерьме с клочками гниющей плоти, застрявшей в зубах. Перед глазами только книги и очередные разорванные жертвы. Дни потеряли для меня счет, и я думал, что утратил рассудок, но потом, однажды ночью я проснулся. Демон во мне ликовал, он нашел то, что приведёт его к цели. И это было совсем рядом – в Хогвартсе. А легче всего было узнать об этом от вас, директор…
- Как я помню, ты, или тот, кто тобой овладел, сказал, что в дом крёстного тебя вынудил вернуться лишь случай, - заметил Дамблдор. Он очень хорошо запомнил тот разговор, но всё опасался подвоха, потому и позволил Гарри продолжить эту мысль.
- Да, я тоже помню, как мои губы сказали это. Вы подумали, что я решил создать крестраж, а на самом же деле демон знал, что крестражем является нужный ему медальон. Слепое сходство, которое вызвало у вас предосторогу. Вы подумали, что я пойду по стопам Тома, чем и разозлили демона. Ему же всего было нужно узнать название книги «Morte Aetas». Исходя из противного, он смог бы вычислить, где находится частичка души Тома, и тем самым заполучить медальон.
- «Morte Aetas»? Ты знаешь о ней? – охнул Дамблдор. – Но тогда…
«Тогда все твои рассуждения насчёт моей истинной цели теряют всякое основание, » - подумал Гарри.
- Постой, Альбус, - прервал Грюм. – Если то, что говорит Гарри - правда, то демон в нём действительно прочёл книгу.
Парень утверждающе кивнул.
- А это значит, что наш мир в опасности.
- Скорее всего, именно поэтому он и покинул тело Поттера, - предположил Снэйп.
«Очень хорошо, вы уже почти забыли обо мне и переключились на другую тему. Демон станет для вас хорошей головоломкой».
- Значит, нам придётся иметь дело с пилигримами, - сделал вывод директор.
- Я могу попытаться выйти на них, - согласился Аластор.
- Значит, вы верите мне? – с надеждой спросил Гарри.
Все трое молча посмотрели на него. Было видно, что парень преподнёс им новую, более интересную задачу, на решение которой у них уйдёт немало времени. А когда они очнутся, будет слишком поздно.
- Я не знаю, Гарри, - ответил Дамблдор, когда все трое направились к выходу. – Но если ты сказал правду, я снова начну тебе доверять.




Black Guards

 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Вира за демона. (макси|| R || ГП\НжП\ГГ)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск: