Армия Запретного леса

Понедельник, 17.02.2020, 06:29
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 5 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Реквием по любви Часть 2. Бесчувственный (гет, ужасы, R, макси, в работе)
Реквием по любви Часть 2. Бесчувственный
Desler713Дата: Понедельник, 01.02.2010, 15:36 | Сообщение # 1
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
Название фанфика: Реквием по любви Часть 2. Бесчувственный
Автор: Desler_713
Бета : Главы 1-6 myself_in_Neverland
Рейтинг: R
Пейринг: ГП\ГГ
Жанр: ужасы, драма, экшен
Размер: макси
Время действия: Седьмой курс
Статус: закончен
Саммари: «Там где нет Бога, разрешено всё». Достоевский.
На Мир магии надвигается Тьма. С её появлением жизнь людей полностью меняется и каждое живое существо с ужасом понимает, что смерть неизбежна.
Вы побываете там, куда не ступала ни одна нога человека. Вы узнаете истину, которую вам еще предстоит понять. Вы примете то, что вам подарят и будете благодарить за бесценный дар, а потом никогда не сможете от него избавиться. Ведь когда Тьма окружает вас со всех сторон и вам некуда бежать, вы поймете, что смерть не избавит вас от страданий. Они настигнут вас а аду. Именно с этим придется столкнуться Бену Крейвену и Гарри Поттеру.
Добро пожаловать в самую темную вторую часть истории.
Предупреждения: возможна ненормативная лексика (в разумном пределе)

Содержание

Глава первая. Голос Тьмы Стр. 1
Глава вторая. Поездка в Хогвартс Стр. 1
Глава третья. Кошмар. Стр. 2
Глава четвёртая. Реальность. Стр. 3
Глава пятая. Гриффиндор - Слизерин. Стр. 4
Глава шестая. Порождение Тьмы. Стр. 4
Глава седьмая. Слабый. Стр. 4
Глава восьмая. Новый Страж Стр. 4
Глава девятая. Отчаяние. Стр. 5
Глава десятая. Надежда. Стр. 5
Глава одиннадцатая. Изгнание Тьмы. Стр. 5
Глава двенадцатая. Воскрешение. Стр. 5
Глава тринадцатая. Когда мир поглотит Тьма. Часть 1 Стр. 5
Глава тринадцатая. Когда мир поглотит Тьма. Часть 2. Cтр. 5
Интерлюдия: реквием по любви. Часть вторая. Стр. 5



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"

Сообщение отредактировал Desler713 - Пятница, 07.02.2014, 03:18
 
Desler713Дата: Вторник, 08.01.2013, 18:53 | Сообщение # 121
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
Глава девятая. Отчаяние.
1
Увидев гибель Стража, волшебники не могли поверить своим глазам. Они не понимали, как такое могло произойти, чтобы единственный защитник, единственная надежда в лице одного человека (или не совсем человека) мог просто взять и погибнуть! Сначала это вызвало недоумение. Следом последовало неверие. Никто не мог себе представить жизнь без Стража миров. Как теперь они будут сражаться и выживать? Все задавались этим вопросом. В их сознании никак не укладывалась мысль, что Акселя Крейвена больше нет.
Зато появился Воландеморт.
«А если это он все подстроил? Что если он…»
Гадать можно до бесконечности, но так ни к чему не прийти.
- Смотрите, - сказал Снейп.
- Что там? – спросил его Воландеморт. Он подошел к профессору и стал всматриваться туда, куда показывал Снейп.
- Там в воздухе…
Все волшебники посмотрели на небо в сторону озера. Что-то летело к Хогвартсу. Когда неизвестный объект приблизился достаточно близко, волшебники увидели небольшую летающую карету. Её тащили две лошади. Третья издохла и болталась между двумя живыми.
Карета приземлилась, а точнее грохнулась на землю недалеко от волшебников, взрыхлив землю и оставив после себя черную пропаханную широкую полосу земли и грязи.
- Оставайтесь здесь, - приказал студентам Дамблдор и направился к карете. – Присмотри за ними, - не оборачиваясь, приказал директор Воландеморту.
Темный лорд не посмел возразить директору Хогвартса. Отчасти он был поражен тем, что Дамблдор доверил ему защиту своих учеников. Но не это его заставило промолчать. На Воландеморта главным образом подействовал тон, которым к нему обратился Дамблдор. Он почувствовал себя уязвленным.
Обычно старый волшебник даже с врагами говорил почти дружелюбным голосом. На этот раз Дамблдор приказал. Причем приказал с большой буквы. Это был даже тон, требующий возражений. Директор заставил его подчиниться.
«Он все такой же доверчивый», - подумал Воландеморт, чтобы хоть как-то отвлечь себя от ненужных мыслей.
Совсем недавно Воландеморт никому не позволял так с собой говорить и за неповиновение всегда наказывал человека. Но в этот раз ему пришлось подчиниться.
МакГонагалл и Снейп последовали за Дамблдором.
Трое волшебников приблизились к рухнувшей карете. Снейп открыл дверцу и ловко отскочил в сторону, опасаясь попасть под заклятья. Но ничего не произошло. Никто не применял магию.
Дамблдор и МакГонагалл использовали заклинания «Люмус», чтобы увидеть то, что находилось внутри кареты. Секундами позже к ним присоединился Снейп. Он краем глаза заменил, что за ними наблюдали выжившие студенты.
Свет трех палочек сначала попал на обшарпанные окровавленные стены. Шелковая обивка была порвана и свисала вниз. Все переломанное убранство кареты валялось где попало.
- Но кто же её вел? – тихо, саму себя спросила МакГонагалл.
Трое волшебников осматривали все углы, наиболее загроможденные места, пытаясь увидеть хоть кого-нибудь. И, наконец, нашли. Ведь так не должно быть, чтобы все погибали, правда?
Снейп залез в карету и откинул чайный столик с переломанными ножками. Он быстро осмотрел девушку на наличие травм и убедившись, что ничего не сломано, взял её на руки и вынес на улицу.
- Она без сознания, - сообщил волшебник.
Её светлые длинные волосы были испачканы и истрепаны. Худое тело казалось наполнено ватой, от чего руки и ноги свисали как у тряпичной куклы. Некогда милое личико покрывали множественные кровоподтеки. Она казалась мертвой и от того пугала ещё больше.
Дамблдор и МакГонагалл расступились перед ним, давая дорогу. Они узнали девушку. Это была Флер Делакур.
- Она еще жива, - сказал Снейп.
Он положил её на траву, подложив под голову скомканную мантию, и привел в чувство. Дамблдор подсел рядом и спросил:
- Что случилось? Где все?
Флер держалась за голову. Она мучилась от боли.
- Мисс Делакур.
Молодая волшебница вопросительно и растерянно взглянула на директора Хогвартса, словно не до конца понимая, где находится. Она выглядела измучавшейся и безумно уставшей.
- Они, - начала говорить Флер, но застонала, ухватившись за ногу.
Снейп молча осмотрел её ногу.
- Перелома нет. Это ушиб, - успокоил он её, - лежите. Вам нужен покой.
Флер кивнула и подчинилась. Но как только её голова коснулась мантии Снейпа, девушка заревела.
- Они все… Мадам Максим, моя сестра и остальные…
- Что с ними? – снова спросил Дамблдор.
- Они… Они… Их больше… Нет, - сквозь плачь говорила Флер. - Боже, я одна вела карету к вам, что бы… Что бы попросить о помощи. Помогите мне, прошу вас.
Дамблдор по-отчески погладил её по голове, стараясь успокоить. Через прикосновения он вливал в девушку магию, чтобы та смогла уснуть.
Флер почти не сопротивлялась. Она была так напугана, настолько измучена и огорчена гибелью её сестры, что уснула практически мгновенно.
Когда это произошло, Дамблдор посмотрел на МакГонагалл, Снейпа, бросил взгляд на оставшихся в живых волшебников и сказал:
- Отнесем её в замок.



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"
 
Desler713Дата: Вторник, 08.01.2013, 18:53 | Сообщение # 122
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
1
Флер Делакур положили на кровать в медицинском крыле Хогвартса и дали успокоительного. Она уснула быстро более-менее спокойным сном.
В тот момент никому не хотелось говорить. Все видели гибель Акселя Крейвена, единственного человека в этом мире, способного спасти кого угодно. Волшебников одолело отчаяние. Они сидели с мрачными лицами и ощущали всю безнадежность своего положения. Никому не хотелось умирать, тем более так, в страшных муках и с мыслями о том, что ничего нельзя уже сделать.
- Нам надо отдохнуть, - сказал всем Дамблдор. – Сейчас мы уже ничего не можем сделать.
- Может сначала убедиться, - предложила Гермиона. – Может, он еще жив!
Все посмотрели на неё с таким видом, будто она сошла с ума. Никому не хотелось возвращаться туда и погибать.
- Ты сама видела, как его расплющила та тварь, - привел её в чувство Люциус. – Как после такого можно вообще выжить! Если хочешь снова возвратиться туда, то я не против.
- Зато против я, - выступил Драко.
Гермиона развернулась к парню.
- Но ведь он же…
- Послушай, - Драко взял её за руку и нежно прижал к себе. Волшебник заговорил настолько тихо, что услышать его могла только одна она, - если Аксел выжил, значит, он непременно найдет нас. Я не могу отправить тебя одну в тот кошмар. Может моему отцу плевать на тебя, но мне нет. Ты мне очень дорога и я не могу отпустить тебя туда. Ты самая прекрасная девушка, которую я когда-либо встречал.
Гермиона опустила голову и закрыла глаза. Она давно ждала этих слов от него и вот, наконец, дождалась. Пускай на пороги смерти, но они все-таки прозвучали.
- Я никуда не пойду без тебя, - сказала Гермиона.
- Значит, мы останемся здесь.
Остальные волшебники почувствовали себя лишними. Этим надо было уединиться и рассказать друг другу о своих чувствах.
Уже отойдя подальше, закрывшись шторкой, Драко и Гермиона сказали о своих чувствах друг другу.
- Даже подумать страшно, что с людьми делает массовое вымирание и неминуемая гибель, - в конце разговора заметила Гермиона. – Общая беда объединила врагов и они…
- Влюбились, - закончил за неё Драко.
- Да, - согласилась девушка. – Поцелуй меня.
Драко подсел к ней еще ближе, прижал её хрупкое тело к себе и коснулся её губ своими. Этот поцелуй длился для них вечность.



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"
 
Desler713Дата: Вторник, 08.01.2013, 18:53 | Сообщение # 123
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
2
Гарри Поттер проснулся среди ночи. Или дня, что было уже не так важно. Он не знал точного времени и даты. Последние события смешались в голове, и разобрать что-либо стало уже сложно.
Гарри осмотрел помещение. Его заполняла Тьма. Тусклый свет маленьких наколдованных фонариков почти не освещал, но в его свете еще можно было разобрать очертания фигур и даже некоторые лица спящих волшебников.
Дамблдор и МакГонагалл легли не далеко от него. Эти двое стариков казались Гарри обессилившими людьми, доживающими свой век. Но все-таки Волшебниками, которые совсем скоро увидят конец света.
Снейп разместился напротив двери в десятке метров. Причем уснул он на голом полу. Зная профессора зелеварения, Гарри был за него спокоен. Этот волшебник мог за себя постоять и знал некоторые хитрости, которые могли спасти жизнь. Например, если дверь внезапно откроется, от создавшегося сквозняка он проснется первым и у него появится шанс поднять тревогу.
Гарри стал искать Драко и Гермиону, но не мог их найти. Он знал, что они где-то в комнате, но все-таки был за них рад. Эти двое нашли друг друга. Ему даже не верилось, что такое могло произойти. Но все-таки, это случилось. Гарри был уверен в Драко. Малфой мог за себя постоять и защитить Гермиону. По крайней мере, хотя бы попытаться.
Воландеморт занял место в противоположном конце медицинского зала. Гарри не увидел его, а почувствовал. Легкое покалывание в шраме не вызывало сомнений в этом. Значит и Люциус был где-то недалеко от своего хозяина.
Остальные студенты спали на койках. Благо мест на всех хватило. Даже остались свободные.
Гарри сел на кровати и потянул затекшие после сна руки. Затем поправил очки. Он прошел мимо Картера, Крэбба и Гойла. На миг остановился. Парни спали плохо. Им снились кошмары, как и всем остальным.
«Тяжелое сейчас время, - подумал он. – Из всех слизеренцев остались только они. И еще Малфой».
Ему было их жалко, несмотря на личную неприязнь. Общая беда всегда сближает, и невольно враги оказываются на твоей стороне. Зато теперь Гарри был уверен в том, что Картер, Крэбб и Гойл теперь никогда не сделают ему какую-нибудь гадость. Теперь они все заодно. Теперь им можно довериться. И этот факт навсегда останется неоговоренным и до ужаса понятным всем.
Дальше следовали Сьюзен Боунс, Захария Смит, Эрни Макмилан, Джастин Финч-Флетчли и еще пара человек. Пуффенедуйцы. Тоже мало. И их помощь как всегда окажется неоценимой.
Падма Патил, Пенелопа Кристал и Майкл Корнер. Всего трое. Гарри остановился возле них. Он всегда считал когтегранцев сильнее всех, но, как видимо, ошибался. «А может им просто не повезло». Эта мысль какое-то время могла приносить ему облегчение.
- Как же нас осталось мало, - тихо произнес он.
«Всего горстка. И всему виной один единственный человек виноват в том, что происходит вокруг! Воландеморт».
Гарри почувствовал резь в шраме и, схватившись за голову, опустился на одно колено. Он плотно сжал зубы, чтобы не застонать и не разбудить кого-нибудь. Всем и так требовался отдых.
Когда боль прошла, Гарри посмотрел в другой конец зала. Воландеморт пристально смотрел на него. Он видел его светящиеся глаза и идиотскую ухмылку.
«Еще не время», - подумал Гарри.
[Ты прав, мальчик. Разберемся потом, если будем живы.]
Гарри поднялся и побрел обратно к своей кровати. И тут он увидел Флер Делакур. Блондинка лежала с открытыми глазами и смотрела в потолок. Девушка тихо плакала. Гарри подошел к ней, положил руку на плечо.
- Ты в порядке? – спросил он.
- Нет, - честно призналась волшебница.
Гарри практически с ней не общался. Он избегал её из-за излишней говорливости и высокомерия. Флер всегда смотрела на всех «свысока», но сейчас ему захотелось поговорить с ней. Просто посидеть рядом, хоть как-то поднять настроение.
Флер Делакур осталась единственной представительницей Шарбатона. Она могла за себя постоять, но для начала девушке необходимо прийти в себя. Если она не настроиться на предстоящий бой, то погибнет.
Гарри поймал себя на мысли, что начинает думать как Бен Крейвен. Это могло бы ему польстить, но Страж умер. Погиб ровно день назад. А казалось, что прошла целая вечность. Так много произошло за целые сутки!
- Я присяду? – спросил он.
- Конечно. Я одна себя плохо чувствую.
Гарри опустился на край её кровати. Внезапно он понял, что не знает, о чем говорить с ней. Их разделяла целая пропасть, но в этот момент слова не требовались для общения. Любые разговоры казались лишними. Говорить об ужасах войны, когда все и так понятно, слишком тяжело и бессмысленно.
А между тем молчание начало затягиваться.
[Ну, скажи ты ей хоть что-нибудь!]
Гарри посмотрел в сторону Воландеморта. Волшебник наблюдал за ним. Поттер сделал вид, что не заметил его мысленного обращения.
- Я всех потеряла, Гарри, - внезапно заговорила Флер. – Всех. Сначала на моих глазах начали погибать друзья. Затем я узнала, что моих родителей больше нет. А потом, когда мы с мадам Максим и Габриэль убегали из Франции… Они погибли на моих глазах.
- Мне очень жаль.
Флер приподнялась, огляделась и пододвинулась ближе к Гарри.
- Ты ведь тоже потерял родителей.
Гарри кивнул.
- Я их не помню, но мне много о них рассказывали.
Поттер невольно бросил взгляд на спящего Снейпа. Он постоянно напоминал Гарри о том, каким ужасным был его отец. А вот о матери никогда не упоминал. Гарри никогда не предавал этому значения, но сейчас это показалось ему странным.
- Тебе легче.
- Немного. Но… я тоже терял друзей.
- Рона? Блата Билла?
Гарри кивнул.
Флер сжала ему руку своей. Это было ничего не значащее касание, которое должно было принести успокоение. Но нет, оно не приходило.
Смотря на Флер, Гарри поймал себя на мысли, что это она его успокаивает, а не он её. Ему стало неудобно. Флер почувствовала это и отпустила руку.
- Извини.
- Ничего.
- Я, наверно заставляю чувствовать тебя не очень удобно.
Гарри нехотя кивнул. Ему и вправду стало не очень-то удобно. Все-таки Бил встречался с Флер.
Его щеки запылали. Нет, так дальше продолжаться не может. Гарри встал с кровати.
- Ты куда?
- Пойду…
- Посиди еще немного. Я не хочу оставаться одна.
Гарри на секунду завис. Ему тоже требовалось общение. Ему тоже было тяжело и мысль, оставаться в одиночестве, казалась невыносимой и тяжелой. Но Флер только подтолкнула его решиться:
- Обещаю, что больше не буду касаться тебя.
- Тогда…
Гарри снова присел на кровать. Теперь он просто обязан поговорить с ней. На его счастье тема для разговора нашлась сама собой.
- Я слышала, как твои друзья, - Флер показала на слизеренцев, - говорили о квиддиче.
- Что ты хочешь узнать?
- Что там произошло? Я почти ничего не поняла из их разговора.
- Ты действительно хочешь это знать?
Флер кивнула.
В этот момент Гарри почувствовал, что девушка начала отходить от своего подавленного состояния. Разговоры действительно помогали ей.
- Тогда мы все думали, что Бен, наш защитник, погиб, - стал рассказывать Гарри. - Игра началась как обычно. Ничего примечательного. Крейвен все время летал над полем и следил, что бы всё шло без осложнений. Он не обращал внимания на нарушение правил. Бен следил за безопасностью. Мы выигрывали у Слизерена со счётом пятьдесят – сто тридцать. И все бы шло хорошо и дальше, но вскоре со снитчем стало происходить что-то непонятное. Мы с Малфоем гонялись за ним по полю. Я никогда еще не помню такой отчаянной гонки. Снитч летал необычно быстро и слишком опасно для того, что бы мы его поймали. Мне казалось, что он специально дразнил нас. Подкалывал. И вот когда я почти его поймал, Бен буквально вырвал его с руки и улетел с ним в сторону озера, где и произошёл тот взрыв. Мы все думали, что он погиб. Но Крейвен появился снова, живой и здоровый. Он вошел в большой зал без единой царапины, как будто и не было того взрыва.
- Страшно было это видеть?
- Грохот стоял как от атомного взрыва. Мы оглохли. Звуковая волна накатила невидимой волной, но я ощутил все мгновеньем позже. Внезапно началась глухота. Затем звон в ушах и боль. И вот только с болью я услышал сам грохот. Признаться, я ощущал с самого начала, что игра идёт не так, как всегда. Всё шло хорошо, можно сказать, даже отлично. А против Слизерена так никто ещё не играл! Что ты смотришь, Картер?
- Ничего, просто это ваше воркутание добром не кончится, - заметил он.
- А ты что, завидуешь? Радуйся, что ещё жив!
С этими словами Гарри отошёл от Флер, не сказав ни слова. Девушка не могла пойти за ним – она была ещё слишком слаба.
- Ты… Ну вот, - обратилась она к слизеренцу, - зачем ты вообще заговорил?
- Спать мешаешь.
- И тебе хочется смотреть свои кошмары?
- Помяни мое слово, блондиночка, уж лучше кошмары в голове, чем наяву.
Флер не нашла, что ответить.



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"
 
Desler713Дата: Вторник, 08.01.2013, 18:54 | Сообщение # 124
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
3
Пару часов спустя Гарри Поттер сидел в углу, как когда-то Бен Крейвен и смотрел на Малфоя с Гермионой. Он держал две палочки – его и Джинни Уизли.
Гарри понял, что он остался один. Он осознал это как никогда. Раньше всегда где-то рядом крутилась рыжеволосая девушка, с которой он мог в любой момент поговорить. Сейчас её не было рядом. А ведь он уже успел отвыкнуть от одиночества.
Гарри теперь знал, что одиночество это самая обычная «сука», которая никогда не отпускает душу на волю. Это огромный капкан, поймавший его навсегда. Эти своеобразные тиски, сдавившие со всех сторон. Гарри знал, что избавится от них, будет практически невозможно.
«Зато уже недолго осталось».
Невольно он представил себе жизнь без Джинни Уизли, без Рона и Гермионы.
- Тяжело же мне придется, - тихо сказал он самому себе.
Гермиона и Драко сидели в это время у стенки в обнимку и о чём-то разговаривали.
Теперь Гарри мог точно сказать, что если люди по-настоящему любят друг друга, то их даже Тьма не сможет разлучить. Только смерть.
От нахлынувших воспоминаний о Гермионе ему сделалось ещё хуже. Гарри попытался вспомнить лицо Джинни Уизли. Он зажмурился и повторял про себя её имя.
В эти мгновения ему вспомнились моменты из жизни с ней. Но перед его взором вставала одна и та же картина. Он изо всех сил гнал её прочь, но она возвращалась. Гарри снова и снова проигрывал тот страшный эпизод у себя в голове.
Тогда на Новый год он чуть было не ударил самого дорого человека на свете – Джинни Уизли. Он чуть было не убил её, как Бен Крейвен Кейт Кристел. Это вполне могло доказывать его схожесть со Стражем миров. Но все-таки что-то не сходилось. Что-то было не так. Все-таки они чем-то отличались. А это означало, что еще не все потеряно. Ведь если Стражей больше нет, значит, только он способен избавить мир от Тьмы.
Но Джинни Уизли снова вернулась в его мысли. Ему почему-то пришло на ум, что Бену Крейвену Кейт Кристел являлась точно так же. Как призрак прошлого.
Гарри открыл глаза, и его пробрала дрожь оттого, что он так и не вспомнил лица Джинни.
Гарри с большим трудом смог себя успокоить.
Иногда, человек, допустивший ошибку, будет расплачиваться за неё до конца дней своих. И даже Страж миров не был исключением.



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"
 
ShtormДата: Воскресенье, 13.01.2013, 10:54 | Сообщение # 125
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Даже у приговоренного к смерти имеется шанс остаться живым. Поэтому, нечего раскисать, думать там о концах света, а собрать волю в кулак и через не хочу, боль и страдания, сражаться, чтобы выжить


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Desler713Дата: Воскресенье, 13.01.2013, 19:16 | Сообщение # 126
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
Это точно. Окончание истории уже совсем скоро. Ну а там... Там тоже будет продолжение. Это только замес, будут показаны еще последствия.


"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"
 
Desler713Дата: Воскресенье, 12.05.2013, 23:08 | Сообщение # 127
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
4
Люциус Малфой долгое время не мог подойти к сыну. Он смотрел на то, как Драко открыто нарушает установленные правила семьи, и уже не мешал ему это делать. Когда же Гермиона отошла к Поттеру, Люциус, наконец, решился поговорить с сыном.
- Драко! – позвал он сына.
- Чего тебе, отец? И даже не проси, мне она нравиться и я не брошу её! – предупредил его сын.
- Успокойся! Я не по этому поводу.
- Тогда по какому? – смягчился Драко.
- Я просто хочу дать совет.
- Говори.
- Будь осторожней.
- В каком смысле? Что она снова вернётся к Поттеру? Не волнуйся. Я с ним поговорил, и Гарри меня заверил, что у них дружеские отношения.
- Смотри сам.
- Я же сказал, что всё в порядке. Между ними ничего быть не может!
- Ладно. Просто твоя мать была бы против этого союза.
- Гермиона хороший человек. Я доверяю ей и Поттеру. Я живу своей жизнью и теперь больше не хочу слышать твои наставления!
Люциус молча отошёл в сторону. Драко почувствовал небольшую вину за свою резкость. Он хотел подойти к отцу и извиниться, но внутри его какое-то непонятное чувство запрещало это делать, и Драко подчинился ему.



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"
 
Desler713Дата: Воскресенье, 12.05.2013, 23:08 | Сообщение # 128
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
5
Дамблдор никому не разрешил выходить из больничного крыла. Все терпеливо ждали, но вот чего? Решения? Взрослые волшебники пытались придумать, что делать дальше. Ни у кого не возникало подходящих мыслей. Все планы отвергались еще до того, как кто-либо пытался излагать их до конца.
Гибель последнего Стража миров Акселя Крейвена ощютилась только в этот момент. Все стали осознавать предстоящую неизбежную гибель только сейчас и никто не мог с этим смириться до конца. Никому не хотелось умирать. Никто не хотел погибать в щупальцах, зубах и лапах ужасных тварей.
Отчаяние расползалось среди волшебников как вирус.
- Я не знаю, как долго мы здесь продержимся, - сказал Дамблдор, собрав всех возле себя. – Скорей всего мы последние выжившие во всем мире. Нас охраняет магия Хогвартса, но это будет продолжаться не долго.
- Вы правы, профессор, - согласилась Гермиона. – Я сама не знаю, как долго мы сможем сдерживать напор Тьмы.
- Сейчас стоит вспомнить слова Бена, - заговорил Гарри.
- Какие? – спросил Воландеморт.
- Он говорил, пока жив хотя бы один человек, эту войну еще можно выиграть.
- Но как?
Темному лорду никто не ответил.
На некоторое время воцарилась тишина.
- Что нам делать? – спросила Флер.
Волшебница была еще слаба и седела на больничной кровати, свесив ноги. Её светлые волосы были собраны в тугой узел на затылке. На бледном лице уже начал появляться легкий румянец.
- Я считаю, что нам необходимо добраться до выручай-комнаты. Там безопасно и у нас будет шанс протянуть еще несколько дней. За это время у нас появиться возможность придумать что-нибудь стоящее, - сказал Дамблдор.
Все с ним согласились.
- Путь до выручай-комнаты не близкий, - заговорил Снейп. – Некоторые могут не дойти.
- Надо подготовиться, - заметила МакГонагалл.
- А что мы можем сделать против тварей? – спросил Драко.
- Защищаться, - ответил Гарри. – Надо использовать наши сильные стороны. Выясним, кто может использовать серьезные заклятья и с их помощью пробьемся к выручай-комнате.
- Там будет темно, - напомнила ему Гермиона.
- Тогда осветим наш путь. Твари не любят свет.
- Он приводит их в ярость. Ты хочешь, чтобы мы сражались с разъяренным противником? – спросил его Люциус.
- А у нас нет выбора. Он их злит, но и отпугивает тоже. А чем крупнее тварь, тем её легче увидеть. Мы, по крайней мере, сможем подготовиться! У нас появиться несколько секунд на возможность что-нибудь предпринять.
- И кто нас обучит? – спросил Драко. – Ты?
- Ты что, смеёшься?
- Но ты уже преподавал, - заявила ему Гермиона. – На пятом курсе у тебя обучалась добрая половина Хогвартса.
Дамблдор и МакГонагалл переглянулись. Они знали об этом. Снейп внимательно посмотрел на Поттера, но выражение его лица не выдало никаких эмоций.
Все прочие выглядели удивленно.
- Ты преподавал? – спросила Гарри Флер.
- Мне пришлось. Слушайте, - обратился он ко всем остальным, - нужен тот, кто разбирается в темных искусствах. Тот, кто искушен в них и сможет рассказать гораздо больше меня.
- И кого ты предлагаешь выбрать? – спросил его Картер.
Гарри посмотрел на Воландеморта, но промолчал.
- Том, нам надо поговорить, - обратился к Темному лорду Дамблдор.
Когда они отошли в сторону, директор заговорил тихо, чтобы его слов не мог услышать никто, кроме его собеседника:
- Ты должен обучить моих учеников.
- Я знал, что ты предложишь нечто подобное.
- Ты хотел преподавать в Хогвартсе защиту от темных искусств. Это твой шанс.
- И ты мне доверишь жизнь Гарри Поттера и всех твоих студентов?
- У меня нет выбора. Ты согласен или нет?
- А что мне остается? Я знаю Тьму как самого себя. Она непредсказуема.
- Вот и объясни все им, чтобы большинство смогло дойти до конца.
- Там будет жарко как в аду. Это не последний бой. Мы стараемся выжить, только и всего.
- Да, - вздохнул Дамблдор, - к последнему бою мы еще не готовы. Но в этом сможешь помочь только ты и больше никто.
- А ты будешь стоять в стороне и смотреть?
- Я никогда не вмешиваюсь в ход занятия своих профессоров. Я доверяю каждому, кто работает в этих стенах. И теперь доверюсь тебе, Том. Не подведи меня.
Воландеморт глубоко вдохнул и шумно выдохнул. Он понимал, насколько нелегко дается такое решение Дамблдору.
С наступлением Тьмы все изменилось. Опасность над всем миром нависла по вине Воландеморта, и сейчас ему предстояло объяснить, как свести её к минимуму.
- Хорошо, - наконец, согласился он.
После того, как Дамблдор представил выжившим нового профессора по защите от темных искусств, студенты не удивились, что им стал Воландеморт. Никто не думал, что сам Темный лорд станет преподавать в Хогвартсе. И кроме того, об этом, его попросил Дамблдор.



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"
 
Desler713Дата: Воскресенье, 12.05.2013, 23:09 | Сообщение # 129
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
6
Воландеморт попросил немного времени, чтобы собраться с мыслями. Он простоял некоторое время в одиночестве, припоминая самые важные мелочи и некоторые нюансы, чтобы как можно грамотнее рассказать об этом всем, кто остался жив.
Воландеморт вертел в руке волшебную палочку и осознавал, насколько серьезную задачу поставил перед ним Дамблдор. Он должен сделать так, чтобы выжило как можно больше человек. Воландеморт понял, что Дамблдор дал ему шанс исправиться. Очистить свою душу перед молодыми волшебниками. Все, собравшиеся в Больничном зале считали его убийцей, магическим террористом и злым человеком. А теперь он может стать хорошим. У него появился шанс стать Томом Ридлом.
И в то же самое время его преподавание, которого он так хотел добиться именно по защите от темных искусств, являлось наказанием за все, что он совершил.
И Воландеморт принял решение.

***
Студенты, а в особенности слизеренцы не могли оставить такое решение без внимания. Один лишь Малфой остался стоять в стороне и поглядывать на Картера, Кребба и Гойла. Невольно он бросил взгляд на гриффиндорцев.
Гермиона что-то оживленно в полголоса задумчивому Гарри. Поттер только хмурился от её слов, и все время молчал, глядя перед собой.
- И как, собственно к этому относиться? – услышал Драко вопрос Сьюзен Боунс.
Он повернулся в её сторону, прислушиваясь к разговору когтевранцев.
- А возможно Дамблдор прав, - отчетливо прозвучал совсем рядом голос Гермионы.
Мгновением позже, девушка уже стояла рядом с ним. Гарри с ней не было. Драко увидел его возле кровати Флер.
- Что ты сказала? – обратился Малфой к Гермионе.
- Я говорю, что Дамблдор прав, - повторила она свое мнение.
«Вот оно, нет слова «возможно»», - заметил про себя Драко. Значит, она больше не сомневается.
- Почему ты так думаешь?
- Во-первых, как сказал Дамблдор, только Воландеморт разбирается в темной магии как никто другой.
- Что именно?
- Дать нашему новому профессору закончить свою карьеру.
- В смысле отслужить на благо родине?
- Не совсем.
Гермиона замолчала на мгновенье и улыбнулась. Драко пытался пошутить, чтобы поднять ей настроение. Увидеть её улыбку. И у него получилось. Ведь во всем мире уже никто не улыбается. А в тот момент, улыбалась одна только Гермиона.
Пускай она этого не заметила и думала совершенно о другом. Драко было наплевать, кто будет вести уроки по защите от темных искусств. Пускай даже сам Гарри Поттер. Главное, это увидеть улыбку Гермионы, запомнить её. Ведь совсем скоро даже она перестанет дышать и улыбаться. Отвлечь её хоть на мгновенье от мрачных мыслей.
И Драко это удалось.
- Дать шанс исправиться, - продолжила свою мысль Гермиона. – Мы все скоро умрем, так почему немного не побезумствовать?
- Ты это про Дамблдора?
- Смелая идея, да?
Драко кивнул.
- Пожалуй, даже очень. Чтобы сам Темный лорд преподавал защиту на краю гибели всего мира от его собственных же рук? Что я могу сказать. Тьма точно такого не ожидает.
- Неожиданный ход всегда хорош, когда он верен, - сказал проходящий мимо Воландеморт. Он записал что-то в блокнот и мельком взглянул на Гермиону и Драко. – Запомните мои слова.
- А что у Гарри с Флер? Мне кажется, что они практически не общались, - спросил Драко.
Воландеморта они решили ненадолго забыть.
- Ему надо отвлечься. Только и всего. Здесь нет ничего такого…
- …страшного, - закончил за неё Малфой. – Я знаю.
- Есть хочу, - сменила тему Гермиона.
- Сколько мы уже не ели?
- Почти сутки, - немного задумавшись, ответил Драко.
- Беда!
- Не то слово!



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"
 
Desler713Дата: Воскресенье, 12.05.2013, 23:09 | Сообщение # 130
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
7
- И так господа!
Воландеморт прошелся возле собравшихся студентов, окинув их полным энтузиазма взглядом. На короткое время он забыл о смертельной опасности. Он ощущал в себе уверенность и желание помочь студентам. А еще Темный лорд почувствовал в себе прилив сил и восторг. Ведь никто иной, как сам Дамблдор исполнил его мечту – преподавать в Хогвартсе.
Воландеморт не спеша вернулся обратно на свое место преподавателя.
«В моих руках находятся их жизни», - от внезапной мысли Воландеморту сделалось не хорошо, но очень быстро волшебник овладел собой. Позволив себе еще несколько секунд помолчать, предавая значимость момента как такового, он заговорил:
- Темные искусства требуют более глубокого изучения сути вещей и в какой-то мере даже необходимо присутствие философского аспекта. Это настолько тонкая наука, что познать все её нюансы практически невозможно. Я же попытаюсь вам объяснить некоторые основные принципы деятельности «жизни» или существования, её течения внутри вас, использования в практических целях. Так же расскажу об её истории, приведу некоторые даты и все-таки, если хватит времени, попытаюсь довести до вас тайный смысл всего изложенного на примере вашего верного слуги.
Гарри и Гермиона недоуменно переглянулись. Кто-то впал в некий ступор от неожиданной перемены в Воландеморте.
- Чего это с ним? – неожиданно громко спросила Флер стоящего рядом пуфендуйца. Тот только пожал плечами.
Дамблдор чуть заметно улыбнулся. Он убедился, что его решение, связанное с назначением Темного лорда на хогвартскую должность «профессор» оказалось верным. В Томе Ридле вспыхнул азарт и он затмевал все негативное, что оказывалось рядом.
Большинство студентов, оказалось сбито с толку от такого потока информации, преподнесенного Воландемортом умными словами, а ведь это всего лишь начало.
- Для того чтобы полностью вникнуть в суть моих мыслей и запомнить все то, что я говорю, прежде всего, необходимо иметь предрасположенность и готовность получить и принять информацию. Вы должны иметь определенный склад ума, гибкое мышление, преимущественно обладающее энциклопедическими характерами и креативностью в купе с нестандартностью воображения, а так же обладать определенными склонностями вроде легкой фанатичности и непреодолимой одержимости темными силами. Интерес, который вы обязаны поддерживать к выше упомянутой магии, должен бить из вас фонтаном. Рвение узнать что-то новое и разобраться в интересующей вас информации до самых мелочей - пожалуй, вот, что вам необходимо уяснить из вступительных моментов. Это и многое другое окончательно определит, сможете ли вы стать темными магами или нет.
Последние слова Воландеморта повергли всех в легкий шок. И дело не в том, что он не настаивал становиться темными волшебниками. Он пробуждал интерес на подсознательном уровне, углубляясь все дальше в мысли, прокладывая удобный путь, чтобы поместить необходимые сведения для выживания.
Со стороны могло показаться, будто бы Воландеморт слегка увлекся. Но все оказалось куда сложнее, чем можно себе представить. На самом деле он не забывал о главной своей задаче – научить выживать.
Дамблдор дал ему просторы для маневров, но Воландеморт тоже был обязан придерживаться установленных рамок, чтобы студенты не подумали невесть что.
- Будем считать, что на этом введение в искусство темных сил закончено.
Воландеморт прошелся взад-вперед, делая паузу. Он сделал это для того, чтобы дать своим новым ученикам немного отдохнуть. Переварить полученную информацию. Чтобы у них появились вопросы, начало складываться свое мнение по предъявленной теме. Это значительно упростит дальнейшую работу. Они все должны сами дойти до необходимого осознания того, что дальнейшее обучение им необходимо. И что не менее важно, они все должны сами захотеть учиться. Ведь только так волшебники смогут выжить. А какими способами, это уже другой вопрос.
- Для начала я бы хотел затронуть моральные принципы темной стороны магии, - продолжил Воландеморт читать свою лекцию, расхаживая возле студентов и предавая важность каждому следующему вопросу. – Почти все волшебники делят магию на две категории – темную и светлую. Вам всем хорошо известны их общие принципы, поэтому я не стану на них акцентировать свое внимание. Но все-таки напомню, светлая сторона направлена на помощь людям. Это своего рода магия созидания, которая стремиться к тому, чтобы восстановить что-либо, излечить, построить и т.д. и т.п. Она направлена, как я уже говорил на создание комфорта и защиты. Вторая сторона магии – темная. Она стремиться уничтожить, завоевать, разрушить и подчинить. Но обо всем по порядку. Хотя… Здесь мне стоит остановиться и рассказать немного подробней. Объяснить, так сказать, для начала, философский аспект.
Темнота в своем классическом понимании, если мы затронем вышеупомянутое понимание в ключе науки, призвана нагнетать зло, скрывать его среди простого непосвященного люда и преподносить неожиданно и стремительно, причем в самой своеобразной и изощренной форме. Вот для чего требуется хитрость, острый ум и нестандартное мышление. Ну, и смелость, конечно. Но к этой черте личности мы еще вернемся.
Воландеморт поставил в уме еще одну галочку, касающегося вопроса и продолжил:
- Полное или частичное уничтожение противника не всегда является конечной целью использования черной магии. Хотя этой части всегда отводится основная, скорее даже особенная роль. Вы должны уяснить, что смерть человека от ваших рук, или иного живого существа, является, прежде всего, последствием ваших действий, приведенных путем манипуляцией опасных заклинаний и использования личных магических сил и способностей. Вы сами несете ответственность за ваши действия, приведшие к преждевременной кончине живого существа, либо подчинение его определенных побуждений, благодаря которым он совершил насильственные действия в отношении другого лица или иного живого существа, непосредственно вашей воли.
Воландеморт хлопнул в ладоши, чем отвлек студентов от «зависания и перезагрузки мозга».
- А вы-то все думали, что это он совершил убийство? А вот нет! – повысил он голос почти до крика, а дальше заговорил тихим заговорщицким тоном, - Это все моих, и только моих рук дело. Видите? Самая банальная подстава оказалась промыслом моих действий, а не его. Вот она, - его голос вновь стал нормальным, - истинная сущность темной стороны магии. Смертельный обман, неведение, некоторая подлость и печальный конец. И чем изобретательнее вы подойдете к использованию кого-то в своих целях, тем сложнее кому-то другому, например Гарри Поттеру, - все повернули головы в сторону упомянутого волшебника, - без обид, Гарри, это всего лишь пример из моей скромной жизни, будет разгадать этот сложный клубок событий, состоящий из множества нитей, переплетенных между собой, представляющих мой личный интерес в каком-либо определенном вопросе.
Гермиона, как и все остальные студенты, слушала Темного лорда затаив дыхание. «Ему бы учебники по магическим искусствам писать и преподавать в Хогвартсе», - подумала она.
Воландеморт в красках рассказал им о трех всем известных запрещенных заклятиях. Он уделил особое внимание технике использования – интонации, мыслях, желании уничтожить противника. Все, что им необходимо знать о том, как легче, быстрее и проще лишить жизни противника, в частности тварей Тьмы.
Когда теоретическая часть подошла к концу, Темный лорд наколдовал мишени в виде уродливых тварей и заставил каждого студента отработать «Круциатус», «Аваду Кудавру» и «Империо». Удовлетворившись результатами своих трудов, он пообщался с каждым учащимся и кратко объяснял их недостатки в технике применения темной магии.
По окончании занятия Воландеморт красноречиво настроил их на предстоящий бой с тварями Тьмы, не забыв напомнить о жестокости грядущей схватки. Получив заряд вдохновения и бодрости, повеселевшие студенты от переполнявших их чувств, поблагодарили нового профессора по защите от темных искусств.
Вся лекция заняла около шести часов, причем шла без перерывов. Усталые, голодные, но довольные собой волшебники разбрелись по больничному крылу, делясь впечатлениями и обсуждая свои успехи.
- Ты заметила, - обратился Гарри к Гермионе, - что никто из нас больше не собирается умирать.
Гермиона огляделась и согласно кивнула ему.
Отчаяние исчезло, несмотря на гибель Стража миров.



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"

Сообщение отредактировал Desler713 - Воскресенье, 12.05.2013, 23:26
 
Desler713Дата: Четверг, 29.08.2013, 10:18 | Сообщение # 131
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
Глава десятая. Надежда.
Аксель
0
Они все видели мою смерть, мою гибель, но я не умер. Иногда так бывает.
Когда меня протаранила тварь Тьмы, я ощутил жуткую боль и обреченность вперемешку со страхом и неотвратимостью чего-то по-настоящему страшного. Впереди маячила гибель моего мира и всех созданий, магии и меня самого. И все это приближалось так же быстро, как земля, когда я падал вниз. Но я не почувствовал удара. Впереди меня ждала одна лишь Тьма и больше ничего.
Дальнейшее я могу расценивать как случай или удачу. Но скорей всего это была очередная шутка Природы. Понять бы её мотивы, все оказалось бы намного проще.
Я не видел кошмаров, видений и прочей ерунды. Я даже не знаю, как восстановилось мое тело после сильного удара о дерево и столкновения с тварью Тьмы. И даже не хочу об этом думать. Единственное, что мне было ведомо, так это время. Время, которое я провел во Тьме и беспамятстве. Время, во время которого я был мертв.
Очнувшись, я знал и понимал гораздо больше. Знание некоторых секретов Природы и хитростей, диким штормом обрушились в мое сознание. Где-то на периферии своих мыслей я знал, как спасти свой мир. Я знал, как изгнать Тьму. Надо только извлечь из себя это знание. Надо только домыслить и понять все правильно.
Но сначала мне понадобится кровь единственного живого существа в этом мире, которая сможет спасти всех, как я надеялся тогда. И молил Природу, чтобы моя догадка оказалась верной.



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"
 
Desler713Дата: Четверг, 29.08.2013, 10:18 | Сообщение # 132
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
1
- Этого не может быть! – заорал Гарри и проснулся.
То, что ему приснилось, было ещё одним кошмаром. Бредом сумасшедшего студента.
«Этого не может быть!» – повторял он снова и снова.
Студенты ёрзали на кроватях, кто-то умудрялся даже упасть на пол, а это почти невозможно из-за перил. Они кричали, стонали и бормотали всякий бред. Невообразимые, страшные слова и фразы, несущие в себе какой-то тайный смысл, заставляли прислушиваться и вникать в них. Верить им.
Наиболее любопытным из вас захотелось бы узнать, что они говорили, что им снилось. Но поверьте мне, это не стоит того. Представьте себе свои страхи, ожившие наяву. Вот о чем я говорю. Они гипнотизируют, поражают, а тем временем в вашем сознании просыпается нечто такое, что заставляет их принимать все на веру. И что самое страшное, даже немыслимое будет казаться вам правдой. Обманчивой правдой, благодаря которой вы будите идти до конца в неверном направлении. А там никто не знает, чего вы добьетесь и чего достигните.
Ответьте на мой вопрос. Вы готовы к такому? Готовы к тому, чтобы уйти неведомо куда и сгинуть во Тьме?

***
Никто пока еще не знал, что я был жив. Что ж, пускай пока продержаться в неведении. Так будет проще.
Проснувшись, никто больше не слышал голоса, я знал это, приближаясь к больничному крылу. Мысли, касающиеся одной догадки, обрушились на меня.
«Неужели отец… Да нет, такого просто не может быть!»
Мне хотелось верить в надежду, ярко блеснувшей тонким лучиком во Тьме. Ведь если у меня получится, то все придет в норму.
Я добыл необходимый ингредиент слишком легко. Необходимое существо, а именно крохотный золотистый лесной эльф попался мне почти сразу в лесной чаще. Сначала я обрадовался, а затем меня это насторожило. Ведь что бы я ни делал, за чтобы ни брался, всегда находились трудности. Так почему же сейчас их не возникло? Неужели мне кто-то помогает?
Я посмотрел на крохотный сосуд, зажатый в моей руке. Крови должно хватить, но что если меня ввели в заблуждение? Что если со мной просто играли? В любом случае, у меня больше не оставалось другого выбора, кроме как довериться своему решению, благодаря которому я решился идти до конца.
Ну, теперь-то вы понимаете, что я имел в виду?
Признаться честно, меня волновал только Гарри Поттер. По каким-то загадочным причинам только он мог изгнать Тьму из этого мира.
Меня всегда волновал этот вопрос. Но зачем так напрягаться, когда не знаешь ответа?
Я открою вам небольшую тайну по вышеуказанному случаю. Как доказывал многолетний опыт многих волшебников, ведьм и обычных людей, ответы на некоторые вопросы приходят сами собой.
Правда, в большинстве своем уже тогда, когда ответы становятся не такими важными.
Я спешил в больничное крыло и хотел только одного - успеть вовремя.
Поднявшись по ступенькам, запыхаясь, и не переводя дыхания, я толкнул двери и ворвался внутрь медицинского помещения. То, что я увидел, посеяло во мне ужас. Повсюду царил хаос. Большинство кроватей было перевернуто, ширмы разбиты, медицинские принадлежности разбросаны по полу. Везде валялся мусор. А в центре зала лежало изувеченное тело Гермионы Грейнджер.
В следующее мгновенье я услышал удаляющиеся крики. Знакомые голоса голосили заклятья. Тьма наносила последние удары, стремительные и сильные. Уже не раздумывая, она уничтожала любого, кто встанет у неё на пути. Мертвая Гермиона только доказывала это.
Я не был похож на отца, бесчувственного интровертированного одиночку, у которого не было ничего, кроме своего Мира магии. Но его помощь мне бы не помешала. Жаль, что я поторопился со своей вендеттой.
Но былого не воротишь, как и Кейт, мою маму.
Теперь все зависело только от меня.
Смотря на Гермиону Грейнджер, я испытал жалость. Она погибла, несмотря на помощь со стороны Гарри. Вспоминая, сколько нас осталось, я надеялся, что после того, как они спрячутся в безопасном месте, волшебников останется хотя бы половина. Но вы бы знали, как я ошибался.
Гермиона. Я всегда надеялся на её ум. Такой уж она была. Гермиона умела думать и могла трезво мыслить в самой критической ситуации. Да имей бы она силу Стража, я бы ушел на второй план в этой войне!
Гермиона. Я мысленно попрощался с ней, сказал то, что думал и, не оглядываясь, помчался на помощь волшебникам. Спаренные мечи оказались в моих руках. Я сжимал твердые рукояти и был готов вступить в бой.

Повсюду царило запустение. Тьма поглотила весь мир, и только неравный бой мог показать стороннему наблюдателю, если он конечно бы был, что в Мире магии еще теплится жизнь. Неуверенная, слабая и угасающая с каждой потерей, смертью, если так понятней, все больше и сильнее. Ведь пока бьется сердце Стража и последнего человека, Мир продолжает жить. И даже Тьма неспособна полностью уничтожить его, пока кто-то жив. Крики, даже предсмертные, последний еле слышимый вздох умирающего человека оповещал всех - здесь есть живые люди.
Таков закон Природы. Таков закон всего мироздания. Ведь мертвый мир никому уже не нужен. Даже Тьме.
Обстановка накалялась. Я бежал на звук боя и опасался увидеть мертвецов. Я боялся увидеть волшебников мертвыми, особенно Гарри Поттера. Ведь только он мог изгнать Тьму.
Сначала мне попались густые брызги черной слизи на серых стенах и каменном полу. Затем - изжеванное тело. Узнать, кто погиб первым было сложно. Но я не стал думать об этом. Теперь меня беспокоили только живые.
Следом попалась чья-то морщинистая рука. Причем женская. Догадаться было не трудно – профессор МакГонагалл. Но где же все остальное тело?
Свернув за следующий поворот, я обнаружил его, растерзанным до такой степени, что от одного только взгляда становилось дурно.
Дальше их было еще больше. Вперемешку с разорванными от смертельных заклятий тварями, все в слизи и крови тела волшебников постоянно попадались мне под ногами. Я не мог думать об их гибели. И не потому, что мне их было не жалко. Как раз наоборот. Погоревать и посочувствовать выжившим волшебникам можно после боя. Осознать потери, вспомнить что-нибудь важное и поговорить. Эмоции в схватке только мешали. Необходима светлая голова, чтобы думать и действовать.
Пробегая мимо тел я старался думать о другом. Несмотря на их гибель, волшебники бились как в последний раз, выкладываясь на полную. Они продали свои жизни по дороже.
Звуки боя начинали стихать. Видимо схватка заканчивалась. Зато я знал, куда они направлялись. Выручай-комната, в данный момент являлась единственным наиболее безопасным местом в замке. Магия все еще присутствовала в мире, а значит, там волшебники могли защититься. Тварям Тьмы туда не проникнуть, если никто не захочет с ними встречаться.
Оказавшись в коридоре, который напрямую вел к убежищу, я побежал быстрее. Пробегая мимо мертвого Джастина, я чуть было не налетел на разлогающуюся на глазах Тварь, которую прикончила умирающая Пенелопа Кристал. Сьюзен Боунс протянула мне руку. Девушка была вся обрызгана липкой тягучей темной слизью. Я убрал мечи, схватил её и побежал дальше.
- Стой! – заорал волшебникам.
Гарри, Снейп и Драко Малфой отбивались от нескольких Тварей возле дверей выручай-комнаты. Разноцветные лучи и искры от заклятий разлетались по сторонам, попадая и разрывая на части врагов. Слизь брызгала во все стороны. В коридоре стоял дикий визг и ор голосов волшебников.
Приближаясь к ним, я не увидел в их лицах отчаяния, страха или обреченности. В них горела ярость, безудержно изливаясь наружу. В этот момент они чем-то напоминали моего отца. Он всегда сражался с подобным выражением на лице, поэтому и выигрывал бои.
Хотя войну все-таки проиграл.
Сьюзен закричала:
- Сзади, Бен!
Признаюсь, сначала я подумал, что она увидела моего отца. На миг я даже испугался того, что он вернулся за мной с того света. Чтобы убить. На самом же деле все оказалось намного проще. Сьюзен Боунс увидела огромное количество Тварей, готовящихся нанести последний бросок. Они собирались прикончить всех разом. А девушка еще не привыкла видеть меня, в смысле Акселя, его сына, поэтому прокричала имя моего отца.
Бен всегда будет преследовать меня.
- Держись за меня! – проорал ей и прыгнул.
Сьюзен обхватила меня за шею, прижавшись всем телом к моему. Я развернулся, доставая пистолеты и пока мы летели мимо волшебников в выручай-комнату, смог уничтожить нескольких тварей. Выстрелы в замкнутом помещении казались оглушительными. Эхо отскакивало от стен, уносясь куда-то вдаль. Выстрелы били по нервам, а я не прекращал стрелять, пока двери не были заперты. Гарри и выбежавший откуда-то из темноты Воландеморт запечатали их заклятьем.
Мы заперли сами себя в безопасном месте, оказавшись в ловушке, подстроенной Тьмой.



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"
 
Desler713Дата: Четверг, 29.08.2013, 10:18 | Сообщение # 133
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
2
Я не обратил внимания на удивленные лица волшебников, когда они, наконец, поняли, что я все еще жив. В этом не было ничего удивительного, просто мне повезло.
Сьюзен, наконец, слезла с меня и легла на пол. Только в этот момент я увидел кровь. Лужа растекалась быстро. Девушка бледнела на глазах. Она умирала. Сьюзен была еще одним человеком, которого мне не удалось спасти. И, к сожалению, не последним.
- Как тебе удалось выжить? – спросил меня Гарри несколько минут спустя.
- Лучше тебе не знать.
Я посчитал выживших волшебников. Гарри Поттер, Драко Малфой, Воландеморт, Снейп и Флер Делякур. Пять человек, плюс я. Таким количеством уже можно попытаться что-то предпринять. К тому же подавляющее большинство почему-то оказалось слизеренцами. Меня это несколько удивило.
- Знайте одно, - сказал им, - если вы всё ещё живы, значит, чего-то стоите.
Они кивнули мне. Никаких возражений не последовало. Теперь мне предстояло объяснить им свой план. Он уже созрел в голове. Оставалось только осуществить его. Пришло время действовать.
По моей просьбе Снейп сварил зелье моего отца. Нам всем было уже все равно, какое воздействие оно оказывает на организм. Нам всем нужно было успокоиться, прийти в себя и сосредоточится на последнем бое. А зелье-наркотик подходило для этого случая лучше всего.
Когда каждый выпил по горячей чашке противного на вкус варева, по телу сразу прошло приятное тепло. Через несколько минут исчезла усталость, пропал аппетит. Голова прояснилась, зрение улучшилось, к тому же появилось сильное чувство уверенности в себе и своих силах. Притупилась чувствительность к болевым ощущениям. Даже боль от многочисленных потерь близких друзей не так сильно ранила души.
Нам уже не требовались воодушевляющие слова и напутственные речи. Все без исключения были настроены на последний бой. Благодаря зелью мы стали подобиями Бена Крейвена.
Признаться, я всегда опасался стать таким, как он. И если честно, то Гарри и Флер опасались того же.
- Я знаю, как нам изгнать Тьму, - сообщил всем присутствующим и, расстегнув куртку, показал медальон. – Эта вещь каким-то образом управляет всей темной сущностью, но для того, чтобы управлять ей, понадобиться нечто помощнее магии крови и прочих магических штучек.
- И что же это? – поинтересовался Воландеморт.
Я показал всем флакон с кровью лесного эльфа, а затем объяснил свой план.
Откуда у меня появился этот медальон, не было времени объяснять. Волшебником достаточно было знать, что он когда-то принадлежал… А впрочем, это не так уж и важно. Вам достаточно знать, что в нем была заключена сила, подобной которой еще не было ни в одном из миров. И тот человек, отдавший его мне, сказал, что спасти целый мир способен только тот, кто владеет им. Жать, что мне не удалось с ним поговорить, хотя он пообещал мне о скорой встрече.
Уже объяснив свой план и вселив в волшебников уверенность в победе, я увидел в их глазах надежду. Я дал им надежду на будущее, если они помогут мне изгнать Тьму из этого мира. Тянуть больше не было смысла. Нас и так осталось слишком мало. А надежда могла сделать из запуганных бойцов самых настоящих бойцов. Таких, какие нужны для победы над самым серьезным противником – Тьмой.
- Вас не должна пугать смерть. Для вас её не существует. Вы бессмертны и не чувствуете боли. Вы – боевые единицы и готовы на все, чтобы одержать победу. Вы те, кто пойдет до конца и уничтожит любую опасность, вставшую у вас на пути. Вы мои герои и уже достигли того уровня, когда способны практически на все, даже пережить террор Тьмы и уничтожить любых тварей, включая самых уродливых. Вы – волшебники мира магии. Помните об этом, а ваши мертвые друзья помашут вам с того света. Вам же остается в свой час улыбнуться им.
Сказав это, я улыбнулся.



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"
 
Desler713Дата: Воскресенье, 01.09.2013, 11:55 | Сообщение # 134
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
Глава одиннадцатая. Изгнание Тьмы.
1
- Гарри, запомни, когда всё кончится, без промедления стрельни заклятьем Даркнус, - попросил его Аксел.
- Я понял.
- Помни, что второй попытки у нас нет.
Он кивнул.
- Отлично.
Аксел вынул мечи из ножен, и они побежали в башню астрономии - самую высокую в Хогвартсе. Гарри и Флер с трудом поспевали за ним.
Парень с девушкой освещали путь заклятьем Люмус максима, отгоняя от себя всех тварей, которые вылетали из непроглядной тьмы. Гарри в отличие от Флер делал это своей палочкой и палочкой Джинни. В их свете мелькало побледневшее и искажённое ужасом лицо подруги. Крейвен продолжал делать свою чёрную работу. Аксел уничтожал жителей Тьмы с такой быстротой, что они не успевали подлетать к ним на расстояние вытянутой руки.
Вскоре они добрались до башни астрономии, оказавшись в небольшой тёмной комнатке. Все телескопы, мебель и прочие предметы были разбросаны по всему помещению и пришли в негодность. Стёкла хрустели под ногами. Они то и дело на что-то натыкались в темноте. Волшебные палочки не могли осветить всю комнату и даже то, что было у них под ногами.
- Это то место, - заметил Аксел. – Гарри, давай.
Флер присела на колени, держась за друга. Она боялась того, что вот-вот могло произойти. Волшебник напрягся, навёл волшебную палочку в потолок и уже охрипшим голосом выкрикнул:
- Авада Экспренсион!
Потолок и стены башни разлетелись с силой ядерного взрыва, причём с таким грохотом, как будто бы взорвался склад с боеприпасами. Все вещи, которые находились в комнате, улетели во Тьму. Гарри, Флер и Аксел лежали на каменном полу, оглушённые и ослепшие от яркой вспышки света заклятья.
Гарри встал на колени, закрывая ладонями уши, из которых текла кровь. В его голове звенело и гудело. Он застонал, и ему показалось, что этот стон услышал только он. Стон прозвучал как-то глухо. У волшебника возникло ощущение, что он остался в его голове.
Флер испытывала подобные ощущения. Только девушка в отличие от Гарри лежала ничком и стонала, ощупывая своё искалеченное тело.
Они выпили наркотический напиток, но его силы не хватило, что бы избавить их от неприятных ощущений. Аксел не сказал друзьям о ещё одном свойстве этого отвара. Конечно, он сдерживал боль, помогая пережить битву, но он так же помогал и умереть.
Аксел не обращал на боль и страдающих волшебников внимания. Он встал посередине комнаты. Трясущимися руками открыл флягу с кровью эльфа и вылил её на свой медальон. После этого воткнул мечи в каменный пол, и крепко держась за них, выкрикнул:
- Дарк экспирио!
Медальон засветился, закрутился и, замерев, застыл в воздухе.
Акселу казалось, что он сидел на поводке. Цепочка натянулась на его шее и не давала пошевелить головой. Кисти рук словно приклеились к рукояткам мечей.
Чёрное небо над башней начало превращаться в воронку. Она крутилась и сгущалась всё больше и больше.
Гарри и Флер каждой клеточкой своего организма чувствовали, как накалялась атмосфера. Выпитый наркотик полностью не мог защитить их от того давящего и накаляющего психику чувства, которое они испытывали. Он всего лишь приглушал чувства и ощущения, позволяя отгородиться от всего лишнего и сосредоточиться на деле.
Гарри подполз на самый край башни без всякого смысла. Просто ему так захотелось. Одна его рука свисала вниз. Другой он держался за разрушенные блоки. Гарри смотрел то на воронку, то вниз на непроглядную Тьму. Если бы он упал, то не смог бы сказать, сколько ему осталось лететь до земли. Он не видел ничего, кроме Флер и Акселя, которые находились рядом с ним. Тьма настолько плотно обволокла Мир магии, что разглядеть что-то не удавалось.
Флер лежала на полу возле ног Стража. Она смотрела на то, что он делал. Следя за его действиями, девушка перестала испытывать дикую боль во всем теле. Она зачарованно ловила каждое его движение.
Жители Тьмы их больше не тревожили. Акселу стало казаться, что Тьма безжизненна. А Гарри и Флер могли поклясться, что все жители Тьмы были просто плод их воображения. Каждый человек видел их и представлял по-своему. Но люди зачастую мыслят и воображают одинаково, поэтому твари представали перед ними почти что одинаковыми. А теперь стали казаться настолько нереальными, что всё случившееся с ними и их друзьями Гарри мысленно назвал помрачнение рассудка. В сущности это так и было.
«Мы сами не понимали, что творили и что видели. Мы хотели видеть злых тварей и и видели их. А кто они? Что нас убивало? Мы сами! Мы убивали друг друга. Я убил многих, не понимая, что делаю! Это я убил Джинни, как Бен когда-то убил Кейт Кристел. Мы похожи. Он такой же как я.»
Тьма начинала давить всё сильнее и сильнее. Выносить это и физически и психологически становилось почти невыносимо.
«Я должен это пережить! Нет! Я обязан!» – говорил он сам себе, что бы хоть как-то отвлечь свой разум от невыносимой боли.
Когда Гарри посмотрел на Акселя, то сразу позабыл обо всём. Его сердце сжалось. То, что происходило с Бруствером, сводило его с ума. Флер словно зомби не отрываясь, смотрела на его лицо. У девушки было отсутствующее выражение, как будто её совсем не касалось то, что происходило в этом месте. Гарри понял, что она впала в шок от того, что видела.
И было от чего.
Зубы Акселя скрипели, тело напряглось до предела, кулаки, плотно сжимавшие рукоятки мечей дрожали от перенапряжения, глаза горели красным пламенем и, казалось, что вот-вот вылезут из орбит или просто лопнут. Его лицо излучало непередаваемую злобу и ненависть. Гарри казалось, что этих двух чувств вполне хватило бы для того, что бы всего один человек смог уничтожить мир. И им вполне мог стать Аксел Крейвен.
Осознав это, он испугался. А что, если Аксел в эти минуты уничтожает Мир магии? Он вспомнил слова Бена, что рано или поздно все пожалеют о том, что его нет рядом.
Этот момент настал.
Воронка стала расти и вскоре коснулась неподвижно висячего перед Акселем медальона. Стоило ей это сделать, как медальон стал излучать лунный свет. Воронка расширилась и выросла ещё больше. Она стала втягивать в медальон всю Тьму, что была в Мире магии. Давление Тьмы в одно мгновенье усилилось в стократ. Гарри чувствовал, как каждая клетка его тела испытывает жуткую боль. Гермиона продолжала неподвижно лежать перед Акселем.
Черная материя продолжала всасываться в медальон всё быстрее и быстрее. Гарри был рад, что не слышал криков Крейвена, когда это происходило.
Акселя трясло, как бумажку на сильном ветру. Из его рта хлестала белая пена. На лице стали появляться глубокие кровавые язвы, из которых текла чёрная жидкость вперемешку с кровью.
Тьма втягивалась ещё быстрее и с ещё большим напором. Воронка крутилась настолько быстро, что если бы она всасывала в себя не только тьму, то он и Флер точно оказались бы в ней. О том, что с ними бы произошло, Гарри не хотел даже думать и представлять. Он точно знал, что умереть в таком случае у них не получилось.
Неожиданно тело Акселя стало наливаться мускулами. Одежда расходилась по швам, не выдерживая их напора, и вскоре от неё остались одни лохмотья. Всё тело Стража покрывали сплошные язвы. Через мгновение вся его кровь вперемешку с чёрной жидкостью брызнула по сторонам и попадала на Флер. Аксел издал ещё один крик и рухнул на колени, всё ещё не отпуская мечей. Сила амулета не давала ему умереть.
Его язвы засветились чёрным цветом, глаза вылезли из орбит и лопнули. Аксел снова крикнул. Гарри показалось, что в крике он произнёс чьё-то женское имя. В почерневших глазницах горел красный огонь.
Мускулы Стража вновь окрепли. Его кожа стала бледнеть, язвы затянулись, вены налились чёрной жидкостью. Стали выпирать.
Воронка тем временем усилила своё действие и закрутилась с новой силой. Её напор продолжал возрастать. Тьма из Мира магии всё быстрее и быстрее всасывалась в медальон. Она текла по теменному небу ровными чёрными струйками. Выходила из земли, деревьев, домов, Хогвартса. Поднималась вверх, соединяясь с плывущими по небу струйками. Возле воронки Тьма скапливалась, превращаясь в необъятные чёрные комья. Воронка не успевала засасывать всю Тьму, поэтому постоянно увеличивала свою силу засчёт сил Акселя.
Гарри не знал, как долго это длилось. Он смотрел на мучения Акселя и лежавшую без движения Флер. Волшебник прижимал свою волшебную палочку к груди. Палочка Джинни была сжата так сильно, что он перестал её чувствовать. Это всё, что осталось у него от подруги.
Гарри снова посмотрел на Акселя и повторял про себя и меня друзей, как будто они сейчас были с ним и помогали ему пережить эти страдания. Внезапно он осознал, что не может пошевелиться. Его тело словно налилось свинцом. Стало невыносимо тяжелым.
Неожиданно давление Тьмы усилилось настолько, что он позабыл обо всём. Но имя Джинни продолжало пульсировать в его уме, и невольно он даже выкрикнул его. Флер издала слабый стон. Но даже, несмотря на дикие крики Акселя, Гарри услышал его и был этому рад. Она была жива, и это придало ему ещё сил.
Воронка завертелась ещё быстрее. Вся Тьма, которая была в Мире магии, собиралась сейчас в этом месте. В этой воронке.
Медальон стал светиться ещё ярче, даже цвет Тьмы не мог ослабить его. Аксел издал последний крик и повис на мечах, держась за рукоятки. Через мгновенье Тьма стала всасываться в медальон с такой быстротой, что совсем скоро стали видны стены Хогвартса, жухлая трава внизу, избушка Хагрида и Запретный лес.
Её давление Гарри почти уже не мог терпеть, и имя девушки по имени Джинни сливалась с криками ужасной боли, которую он испытывал. Гарри знал, что очень скоро всё это закончиться. Тьма навсегда покинет этот мир и все возвратиться назад.
«Джинни… Рон… Герми-иона… Мама… Папа…! – продолжал повторять он про себя имена друзей, стараясь как-то отвлечь себя от невыносимой боли.
Неожиданно Гарри услышал, как орёт Аксел Крейвен. Ему ещё не приходилось слышать таких ужасных криков боли. Страж метался из стороны в сторону, словно убегая от нестерпимых пыток. Но не мог убежать. Его движения сковывал застывший медальон на цепочке и мечи. Его руки как будто приклеились к рукояткам, и теперь он не мог отпустить их.
Стал розоветь горизонт. Кое-где ещё догорали звёзды. У Гарри возникло такое ощущение, что все последние события происходили в одну очень длинную тёмную и ужасную ночь. И теперь просыпаясь, помнил каждую его деталь.
Когда человек просыпается, в большинстве случаев он не помнит своих снов. А если помнит, то очень смутно. Даже если ему снился кошмар. Такова природа защитного механизма психики. Если человеку сниться что-то страшное, то обязательно после просыпания он не будет ничего помнить, скрывая свою животную сущность. Но сейчас всё по-другому.
Тьма показывала людям, что они собой представляют, заставляя проявлять их животную сущность. А уходя, она делала так, чтобы Гарри не забыл ничего, нанося тем самым самый страшный удар.
Волшебнику казалось, что заканчивалась безумная ночь, и наступал новый рассвет. Ещё один рассвет в его жизни. Всё возвращалось на круги своя.
«Джинни… Рон… Джинни… Малфой… Герми…»
Аксел перестал метаться и кричать. У него не осталось сил. Он сплюнул кровью и выругался.
В это мгновенье в его медальон ударил последний, самый мощный поток Тьмы. Остатки чёрной энергии, которая была в этом мире, исчезла в нём.
На небе появилась не совсем полная Луна. Уже почти рассвело.
Аксел посмотрел на Гарри своими пустыми глазницами. Это были глаза Тьмы. Поттер прочитал в них небывалую мощь. Медальон перестал светиться и болтался на его шее. Всё было закончено. Оставалось только одно дело.
Флер, все перепачканная в крови Стража вперемешку с чёрной жидкостью слабо застонала и пошевелила рукой. Гарри мысленно улыбнулся. Она тоже выжила.
Гарри, лёжа на каменном полу, навёл на медальон тяжёлой рукой волшебную палочку и прохрипел:
- Даркнус!
Белый столб огня ударил в медальон и тут же между ними возник чёрный крутящийся круг. Это был портал. Но куда?
Гарри еле успел схватиться за край башни, чтобы не влететь в него.
- Отец! - выкрикнул Крейвен и нырнул в него. Портал тут же исчез.
Гарри услышал крик Акселя у себя в голове:
- Выбор!
Он оборвался. О чём толковал Крейвен? Гарри понять не мог.
Гарри опустил волшебную палочку и только тут заметил, что воспользовался не своей, а Джинни Уизли.
- Тваю мать! – выругался он.
Что могло последовать за этим, ему оставалось только гадать. Он устал от загадок, предположений и возможных трактовок будущего, если что-то пойдет не так. Гарри не хотел сейчас думать об этом. Он только что пережил изгнание Тьмы, и все что его заботило, как это девушка лежащая неподалеку.
Флер.
Он подполз к ней. Девушка лежала на спине и не отрываясь смотрела на светлеющее на глазах небо. Её бледное лицо постепенно розовело. Кровь Акселя с чёрной жидкостью высохла на ней и покрылась тонкой коркой. Гарри провёл рукой по лицу. Кровавая корка потрескалась и отвалилась. Её кожа теплела.
Застонав от боли во всем теле и чудовищного переутомления, она повернула голову.
- Флер, мы справились, - негромко сказал он.
Она улыбнулась не сразу. Ей потребовалось осознать то, что сказал Гарри. Поттер и сам полностью не мог поверить в то, что Тьмы в Мире магии больше нет.
- Я знала, что у нас получится, - так же тихо ответила она.
Некоторое время они лежали и смеялись. Им требовалась разрядка после всего пережитого. Вся боль, все негативные эмоции выходили с их смехом.
Вытирая слёзы, друзья встали на ноги. Они долго не могли сдвинуться с места. Их обессиленные тела казались ватными и плохо слушались. Нужно было время, чтобы прийти в себя, отдохнуть.
Стоя на самой высокой башне Хогвартса, Гарри и Флер увидели свой прежний мир, наполненный яркими красками. Он выглядел так, каким его привыкли видеть – светлым и красивым. Чистым, без зла и опасности.
- Давай спустимся, - предложила девушка.
Придерживая друг друга, друзья стали спускаться вниз, оставляя в разрушенной башне только два спаренных меча Стража миров.



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"
 
Desler713Дата: Воскресенье, 01.09.2013, 11:56 | Сообщение # 135
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
2
Первым делом они прошлись по безлюдному Хогвартсу. Им было непривычно видеть его таким. Порванные картины валялись где попало вперемешку с помятыми доспехами. Призраки больше не летали сквозь стены, а Пивз не безобразничал в пустых кабинетах, пока его никто не видел и не строил козни. Мистер Филч не пытался всякий раз поймать полтергейста за какую-нибудь шалость, а миссис Норрис не следила за студентами. Жаба Невила больше не убегала от своего неповоротливого и непутёвого хозяина. Снейп не вычитал баллы подвернувшимся ему на пути студентам. Жизнь в Хогвартсе и всём Мире магии остановилась.
…Сидя у дуба на берегу озера, они вспоминал всех своих друзей и врагов. Гарри бросил в воду камушек и сказал:
- Я не понимаю, ради чего всё это.
- В каком смысле?
У них больше не было победных улыбок. Гарри задал правильный вопрос и Флер его поняла. Они одержали бессмысленную победу. Ради чего или кого она была одержана? Ради опустевшего мира?
- Поттер! – голос Воландеморта разлетелся по всему замку и его окрестностям.
Гарри встрепенулся. Флер с испугом посмотрела на друга.
- Вот, ради чего мы изгнали Тьму, - негромко и безэмоционально ответил на свой вопрос Гарри. - Что бы навсегда избавить этот мир от Воландеморта.
- Гарри, ты уверен, что…
- Я уверен, - со вздохом ответил волшебник.
- Ну, я жду тебя! – Воландеморт продолжал звать его.
Гарри на прощанье обнял девушку и, сжав в руке волшебную палочку, отправился на бой с Воландемортом. Он пережил всё пришествие Тьмы, что бы получить шанс разобраться с ним и вот Тёмный лорд сам нашёл его. Гарри был уверен, что теперь-то им уже никто не помешает.
Гарри убрал волшебную палочку Джинни в карман. Пускай Воландеморт думает, что у него только одна палочка.
Стоило волшебнику сделать несколько шагов, как Флер окликнула его и обняла. Гарри понимал, что она чувствует и настроил себя на победу.
«Если я его прикончу, этот кошмар закончится окончательно. Бен и Алекс помогли мне в этом ценой собственных жизней, а я должен победить, чего бы мне этого не стоило. Иначе они погибли зря. И все те, кто был рядом со мной».
- Всё хорошо, Гермиона. Я смогу это сделать.
Гарри не сразу сообразил, что назвал Флер другим именем, а волшебница не стала его поправлять. Она поняла, что в этот момент на её месте должна была оказаться Гермиона, а она, Флер, должна была погибнуть в том крыле несколькими часами ранее. Ведь их дружба при других обстоятельствах могла бы стать нечто большим. Это был бы идеальный союз в новом мире магии.
- Поттер! Я тебя заждался!
Девушка посмотрела на него покрасневшими глазами.
- Не надо плакать.
Гарри поцеловал её в лоб и зашагал к Воландеморту. Флер стояла на месте и не могла пошевелиться. Гарри покидал её, и ей казалось, навсегда.



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"
 
Desler713Дата: Вторник, 03.09.2013, 01:14 | Сообщение # 136
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
3
Гарри шёл вперёд и старался не оглядываться. Гермиона не выходила у него из головы. Он задавал себе один и тот же вопрос. Что они будут делать, когда всё закончится? Но спохватившись, опомнился. Гермиона была мертва, а он все еще надеялся на чудо.
Но его так и не произошло.
Потеря, связанная с Гермионой осозналась только в этот момент. Гарри не хотел в это верить, но ему пришлось. Её больше не было рядом и никогда уже он не услышит её голос, не поговорит с ней, как и со своими родителями. А всему виной один единственный человек – Воландеморт.
И теперь им уже никто не помещает окончательно решить, кто выживет, а кто погибнет. Бежать и копить силы для следующего удара, уже не было смысла.
Все решиться сегодня.
Сейчас.

Вдалеке у стен Хогватса стоял Темный лорд. Он ходил возле главных ворот и вертел в руке волшебную палочку, нетерпеливо ожидая появление Гарри Поттера. На нём была надета тёмная мантия. От Гарри не скрылся блеск зелёных глаз на змееподобном лице, когда они увидели друг друга.
Гарри старался собраться с силами. Им предстоит больше, чем выяснение отношений. Он понимал, что от этой схватки зависит его жизнь и существование всего мира. «Если отступить на этот раз, - напоминал он себе, - тогда я буду отступать вечно».
Он знал, что помощи на этот раз ждать не откуда, поэтому всё придётся сделать самому.
- Если ты думаешь, что всё то, что нам пришлось пережить вместе, как-то повлияло на меня, то ты ошибаешься! – сказал Воландеморт подошедшему волшебнику.
Гарри с каждым шагом приближался к нему. Его рука, сжимавшая волшебную палочку, вспотела. Волнение перед последней схваткой хлестали через край. Гарри старался как-то отвлечься, успокоиться. Но все что ему удавалось, так это только вспоминать лица погибших друзей. Они всплывали перед его взором, шепча что-то слишком тихо, чтобы их можно было услышать.
Секунды на миг превратились в вечность. Время словно застыло. Воландеморт на время отошел на второй план и наконец покинул мысли Гарри. Вокруг молодого волшебника стояли его друзья. Он посмотрел на лица родителей.
[Ничего не бойся]
Гарри обернулся на шепот и увидел Гермиону. Волшебница улыбалась. Она выглядела как живая, без синяков, ссадин и прочих травм.
[Мы все будем с тобой]
На этот раз эти слова сказала Лили.
- Мама.
Женщина улыбнулась.
[Все будет хорошо]
- Отец.
Волшебник в очках кивнул сыну.
Гарри взглянул в последний раз на их лица и понял, что его больше ничего не беспокоит. Воландеморт уже не так страшил его, как раньше. И даже мысль о возможной гибели больше его не волновала.
Все исчезло. Видение прекратилось.
- Ты готов, Гарри? – спросил Тёмный Лорд.
- Да.
И это было действительно так.
- Сегодня мы будем биться до смерти. Мне надоело вылавливать тебя по всяким школам и смотреть, как ты прячешься за своими друзьями. Сейчас их нет. Здесь только мы вдвоем. Ты и я!
- Прекрасно! Мне тоже надоело бегать.
Гарри сбросил с себя плащ. Воландеморт последовал его примеру. Лишняя одежда только мешалась.
- Это будут последние минуты твоей жизни.
Они не стали медлить. Гарри навёл волшебную палочку на Воландеморта и крикнул:
- Экспериамус!
Тёмный лорд уклонился и послал в парня смертельное заклятье. Гарри снова использовал Экспериамус, и вновь между их палочками образовалась связь. Приори Инкантатем. Красный и зелёные лучи врезались друг в друга. Только искры разлетались по сторонам. Заклятые враги напряжённо смотрели друг на друга. Их палочки стали вибрировать, а руки дрожать от напряжения. По телу катился пот. Из палочки Воландеморта снова стали вылетать бледные очертания убитых им волшебников.
- Тебе меня не убить, Поттер! – вскрикнул злой волшебник.
Гарри напрягся ещё больше и красный луч с его палочки стал оттеснять зелёный Воландеморта. Тёмный лорд прокричал что-то и из его палочки вылетел второй луч. Гарри мог вынуть волшебную палочку Джинни и использовать её, но не хотел сразу раскрывать всех своих карт.
Молодой волшебник пригнул голову, и зелёный луч пролетел совсем рядом с ним, опалив непослушные волосы. Он вернулся к своему хозяину. Воландеморт просто выставил руку и луч, коснувшись её, исчез.
- Как тебе такая магия, Поттер? – Воландеморт захохотал. – Как ты на это отреагируешь?
Бледные очертания волшебников в этот момент перестали освобождаться от своего заточения и кружили над волшебниками.
В этот момент Гарри понял, что пришло время показать ему всё, на что он способен.
- Авада Кедавра!
Гарри навёл вторую палочку на Воландеморта. Тот только и успел, что разорвать связь и уклониться от смертоносного зелёного луча.
- Сектусемпра! - крикнул Поттер ему вдогонку.
Воландеморт среагировал мгновенно. Он невербальным заклятьем наколдовал защитную оболочку, и заклятье Гарри отскочило от нее. Оно вернулась к Поттеру. Резкая боль прокатилась по его телу и в животе сильно закололо. Ноги подкосились, и Гарри рухнул на начинающую теплеть от магии траву.
- Давай, вставай Гарри! – велел ему Воландеморт. - Я не хочу, что бы ты ползал у меня на коленях! Не тот возраст…
- И на том спасибо, - процедил сквозь зубы парень. Он сплюнул кровь и встал. Из пробитого бока текла кровь. Волшебник зажимал рану рукой, в которой была волшебная палочка Джинни.
- Знаешь, а с двумя палочками будет даже веселее! – заметил Воландеморт. - Признаться честно, я ожидал от тебя нечто… иного…
Тёмный лорд злорадно улыбнулся ему и достал вторую волшебную палочку.
- Узнаешь её? – показал он её противнику.
- Нет.
- Она твоего крёстного, Поттер. Считай, что против тебя восстал сам Сириус Блек! Ты помнишь тот год, когда он сбежал из Азкабана и все думали, что он хочет убить тебя?
Гарри кивнул.
- Я бы убил его, ели бы он опередил меня.
Глаза тёмного волшебника блеснули зелёным блеском. Гарри сразу понял, что он замыслил ещё что-то.
- Хочешь, я тебя сейчас удивлю?
Воландеморт засмеялся, соединил концы палочек, зажурился и крикнул:
- Морсмодрэ Эксмартукус!
Из земли тут же выросла женская фигура. Через мгновенье она обернулась Лили Поттер. Мгновением позже рядом с ней точно так же появился Джеймс.
- Как? – изумлённо спросил гриффиндорец.
Гарри почувствовал, как начал слабеть. Увидев живых родителей, у его стали опускаться руки. Безусловно, Воландеморт перед своим последним ударом демонстрировал ему свою мощь. И она поражала Гарри.
Как он мог тягаться с таким великим волшебником, как Воландеморт? Как мог победить убийцу своих родителей, если он вот так просто воскресил их?



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"
 
Desler713Дата: Вторник, 03.09.2013, 01:15 | Сообщение # 137
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
4
Флер подобралась поближе, пока они были заняты схваткой и попросту не замечали её. Она спряталась за большим кустом и стала наблюдать за последней битвой Гарри и Воландеморта. В любой момент она была готова броситься помогать своему другу. Но когда Флер увидела живых родителей Гарри, она испытала удар.
«Как такой вообще возможно? Это против всех правил природы! Неужели он нашёл способ, как…»
Девушка поняла, что противостоять такому сопернику бесполезно. Он смог пережить нашествие Тьмы, лишившись всех своих подельников. И сейчас этот человек мог с легкостью подчинить себе любого, сломить волю и разум. Он казался непобедимым.
Признаться честно, Гермиона надеялась, что увидев Гарри, Воландеморт слепо броситься в бой, но не тут-то было. Тёмный лорд оказался намного подготовленнее, чем они ожидали.
***
Воландеморт рассмеялся:
- Неплохо, да? Я так долго трудился над этим заклятьем. Ты понимаешь, что это значит? Я могу воскрешать мёртвых и возвращать их обратно в мир живых! Прямо как бог, да? И если ты меня сейчас уничтожишь, то я унесу этот секрет с собой в могилу. Ну же, решайся Гарри Поттер!
Воландеморт снова пустил в него заклятье смерти. Гарри пригнулся. Зелёный луч пролетел над ним, едва не задев голову.
- Ну, что ты решил? – тёмный волшебник взмахнул руками и выкрикнул новое заклинание, - Ливекус Инсормос!
Джеймс и Лили Поттер пошевелились.
Воландеморт довольно улыбнулся и отступил, что бы Гарри смог хорошенько рассмотреть их.
- Я знаю, что в свое время лишил тебя их, - говорил Тёмный лорд. - Но сегодня всё может измениться. Я научился воскрешать.
- Гарри! – позвал сына Джеймс.
- Сынок! Иди сюда, - сказала Лили.
Гарри стоял как вкопанный. Он не мог поверить в то, что они ожили и теперь могут быть с ним. Шестнадцать лет их не было рядом, когда он рос у ненавистных Дурслей и лишь иногда мог избежать стычек с Дадли и его тупыми друзьями. Когда он так нуждался в них, его родителей не было рядом. Они были мертвы. Часто он мечтал о том, что бы они вернулись. И вот теперь они стояли перед ним живыми и здоровыми. То, что это были именно они, Гарри не сомневался.
Джеймс с вечно непослушными волосами в круглых очках смотрел на него, терпеливо ожидая, когда Гарри, наконец, подойдёт к нему. Лили, симпатичная женщина с тёмно-рыжими длинными волосами улыбалась ему тёплой материнской улыбкой.
«Это они», - говорила ему одна его часть, в то время, когда другая упорно отрицала это.
Воландеморт внимательно наблюдал за Гарри. Он специально дал ему время на то, что бы они смогли поговорить.
- Как такое возможно? – спросил Гарри.
- Туман в голове. Джеймс, где мы были?
- Не знаю, Лили. Гарри, что с тобой? Ты как-то странно выглядишь?
Он шагнул к ним.
- Вы были мертвы. Этот человек, Воландеморт, убил вас шестнадцать лет назад, - сказал Гарри.
Джеймс и Лили посмотрели на Тёмного лорда.
- Это правда? – спросил Джеймс.
- Да. Шестнадцать лет Гарри рос у ваших родственников, но я воскресил вас, что бы вы теперь были вместе.
- Почему ты это делаешь? – поинтересовалась Лили. – Искупаешь грехи?
Воландеморт растерялся. Гарри воспользовался этим. Он взмахнул волшебной палочкой и крикнул:
- Экспериамус!
Лили и Джеймс среагировали мгновенно. Два зелёных луча попали в Гарри. Парень захрипел и рухнул на землю. Он почувствовал только прикосновение прохладной травы к своему лицу. Больше ничего. Ни боли, ни чего-то ещё. Гарри попытался пошевелиться. Ничего не получилось. Всё тело онемело и не подчинялось ему.
Гарри видел, как родители не спеша приблизились к нему. Воландеморт не спешил подходить. О чём они разговаривали, парень понять не мог. Все ощущения притупились. Слух ухудшился. Зрение тоже постепенно стало сдавать. Гари никак не мог этому сопротивляться. Он пробовал использовать невербальные заклятья, что бы хоть как-то повлиять на это. Он пытался даже причинить себе боль, что бы постараться вернуть себе чувствительность, но всё оказалось напрасно.
Постепенно его сознание стало мутнеть.
«Ты умираешь», - говорил ему чей-то до боли знакомый голос. Это был его отец. Он почувствовал сильную мысленную связь с ним.
«Я умираю», - мысленно повторил он.
Гарри не мог сопротивляться. Он понимал, что для него всё заканчивается. Кем бы ни были эти люди, они не были его родителями. Ни один родной и любящий человек не причинит вреда другому без причины. Лили и Джеймс были мертвы. Это было правдой. И он поверил ей. Поверил настолько, что ему расхотелось сражаться дальше. Гарри хотел снова увидеть своих родителей. И он понимал, что сможет это сделать только умерев.
«Гермиона умерла. Весь мир вымер после нашествия Тьмы. За что мне сражаться? - спрашивал себя волшебник. – Остается только умереть. Вот это выход».
Гарри хотелось верить в свои мысли, и он почти поверил. Почти отказался биться с Темным лордом. Но неожиданно он услышал чьи-то крики и ругань. Рядом с ним кто-то пробежал, вскрикнул и упал.
Внезапно что-то изменилось. Все ощущения, которые так необходимы для нормального восприятия окружающего мира накатились на него с такой быстротой и мощью, что у Гарри разболелась голова.
Боль. Она был рад почувствовать её. Она привела его в чувство. Она означала, что он был все еще жив.
Гарри встал на четвереньки, держась за разболевшуюся голову. Всё тело при каждом движении отдавалось дикой жгучей болью. Он выпрямился. Сел. Воспалённый мозг пока ещё не давал ему осознать всё происходящее. Перед глазами всё плыло и кружилось. Какие-то непонятные сверкания, кровавые круги перед глазами, голоса, расплывчатые силуэты. Гарри не понимал, что с ним происходило. Он не понимал, что происходило вокруг.
Застонав, Гарри снова рухнул навзничь. Мгновением позже после последней вспышки боли, все вернулось в норму. Ослепляющий кровяные круги перед глазами быстро исчезали. Он уже различал голоса, а в следующее мгновение волшебник мог осознано воспринимать происходящее.
Внезапно рядом с ним кто-то упал. Гарри приподнялся и повернул в сторону этого человека голову. Вьющиеся светлые волосы, кофточка, изящные очертания тела. Рядом с ним лежала девушка.
- Гермиона, - позвал он её.
Но это была Флер.
Его подруга застонала. Из глаз катились слёзы. Её изрядно потрепали. Одежда местами изодрана. На открытых участках тела видны кровавые подтёки. Словом выглядела она ужасно.
- Как больно.
Гарри не мог смотреть на страдания подруги. Он вскочил на ноги и приготовился к бою. Зелёные и красные лучи со скоростью пули летели в Воландеморта и фальшивых родителей Гарри. Теперь он знал, что это были не они. Гарри шагал к ним. Он не разбирал, какие заклятья выкрикивал. Он был готов уничтожить их в отместку за Гермиону. За всех убитых друзей. За весь мир. Он двигался уверенным твердым шагом.
Вот теперь все напоминало последний бой. Лица врагов становились отчетливей, а фигуры превратились в мишени. В этот момент он был лишен страха и эмоций. Его больше не волновали левые мысли. Его действия переполняла уверенность и решительность. Остался один холодный расчет и главная цель Гарри являлась победа.
[Убей их всех] – шептал ему голос и Гарри подчинился. Он не слышал его. Он уже был им.
Воландеморт и Джеймс с Лили отбивались, как могли. Колдовали контрзаклятья, создавали невидимые щиты. Вход шло всё, чем они владели. Они не ожидали, что этот почти побеждённый парнишка сможет так быстро восстановиться после высшей тёмной магии и окажет такое сильное сопротивление.
Гарри отбивался палочкой Джинни, а нападал при помощи своей. Вот Лили стала выбиваться из сил. Гарри усилил на неё напор и отогнал от женщины Джеймса и Воландеморта.
Флер хромая следовала за другом. Она видела, как Гарри уничтожил женщину. Он применил огненное заклятье, а волшебный огонь затушить невозможно. Лили споткнулась. Её нога попала в ямку и женщина упала. Огненный луч настиг её в тот же миг. Лили вспыхнула, подобно смоленому факелу. Крича от ужасной боли, она вскочила на ноги и побежала. Её одежда сгорела почти мгновенно, а кожа почернела и стала плавиться. Несколько секунд спустя волшебница замолчала, остановилась, сделала несколько шагов и упала. Её тело продолжало гореть. Вонь от палёного человеческого мяса ударила в нос.
Гарри не обращал на неё никакого внимания. Теперь его заботили Джеймс и Воландеморт.
Его отец отвлёкся на умирающую жену только тогда, когда от неё остался тлеющий кусок мяса.
- Не-е-е-е-т! – заорал он и упал на колени, выпустив палочку.
Гарри не стал с ним возиться. Джеймс упал, сражённый заклятьем смерти. На его лице не было ужаса. На нем застыло горе.
- Проклятье! – выругался Воландеморт.
Он отбил несколько заклятий разбушевавшегося Гарри и взмахнул рукой, как бы нанося удар. Гарри охнул от резкой боли и упал на колено.
- Ты хоть понимаешь, кем она являлась? – выкрикнул Тёмный лорд.
- Кто? - выдохнул волшебник, сдерживая боль.
- Гермиона. Почему она погибла первой?
Флер остановилась за спиной Гарри. Её заинтересовали слова Темного лорда.
- Мой друг, - ответил он.
- На могла быть кровь Бена Крейвена!
- И что?
После убийства своих родителей Гарри пока ещё не пришёл в себя и не мог понять, чего от него добивается Воландеморт.
Пот скатывался по раскрасневшим пульсирующим от напряжения вискам и всему телу. Конечности дрожали. Гарри глубоко вдохнул и шумно выдохнул, что бы поскорее прийти в себя.
- Я тебя не понимаю, - сказал парень.
- Это так. Знай бы ты столько, сколько известно мне… А впрочем, тебе все равно не понять. На ней могла оказаться кровь проклятого Стража. Попробуй догадаться сам! А теперь, она на твоей новой подруге.
Гарри обернулся.
- Что? - Флер ничего не понимала, а вот до Гарри начал доходить смысл сказанного. - Что со мной не так? – испуганным голосом спросила девушка.
- Теперь ты проклятая! Ты… Гарри, убей её!
Воландеморт стоял метрах в тридцати от них. Он направлял волшебную палочку только на Флер.
- Почему я должен тебе верить? А если бы на меня попала кровь, то ты и меня бы убил?
- Я бы убил тебя всё равно! – прямо ответил Воландеморт.
- Что я такого сделала? - Флер спряталась за Гарри. – Пожалуйста, не дай ему меня убить!
Гарри снова посмотрел на подругу, затем на Воландеморта. Он напряженно думал, но мысль, которую пытался донести до него Темный лорд, все время ускользала. Гарри пытался уловить суть. Кровь проклятого Стража во время изгнания Тьмы попала на волшебницу.
- Кровь Стража осталась в этом мире, - чуть слышно прошептал он.
Флер в этот момент сделала шаг назад. Она испугалась внезапно пришедшей ей на ум мысли. Девушка не хотела умирать.
- Думай! – взревел Воландеморт. – Думай, Гарри!
Секунду спустя он все понял.
- Нет, я не буду этого делать! Флер должна жить. Она единственная, кто выжила из моих друзей! Её смерть ничего не изменит. Проклятая кровь все равно останется здесь.
- Послушай меня мальчишка, - не выдержал тёмный волшебник, - в данный момент я твой лучший друг. Она прокляла! Кровь Стража даёт великую силу. Ты ведь видел, на что был способен Аксел?
- Он и так был Стражем, - напомнил ему Гарри.
- Зато победил его Бен!
Гарри ничего не мог возразить ему. Аксел умел биться, но побеждал всегда его отец, Бен.
- Теперь ты понял? Она может уничтожить этот мир! Она его превратит в ни что, а не я! – убеждал Воландеморт Гарри.
На некоторое время Гарри растерялся. Воландеморт говорил чересчур убедительно, но с другой стороны он настраивал на убийстве лучшего друга.
Гарри окончательно запутался.
- Я не стану убивать её! Тебе ясно?
- Тогда это сделаю я.
Воландеморт снова взмахнул рукой, и Гарри повалился на землю, словно его подкосило нечто невидимое. А тем временем смертельное заклятье уже летело в сторону Флер.
Гарри ответил тем же.
Две зелёных луча встретились на полпути. Волшебники вскрикнули от нестерпимой боли. Приори Инкантатем, загадочная связь между их волшебными палочками прервалась сама.
Воландеморт опустился на колени. Гарри так и остался лежать на земле. Эта битва окончательно вымотала обоих волшебников.
- Ну как ты не понимаешь! – взревел Воландеморт, но мгновенье спустя его голос стал нормальным, - эта девчонка должна умереть. Она проклята. В ней притаилась такая сила, которая уничтожит весь этот мир.
- Я не могу тебе поверить, - ответил Гарри. – И убить её тоже не дам.
Флер тоже опустилась на траву. Она почувствовала себя плохо. Гарри обернулся. Он увидел, как потемнели её глазницы, побледнела кожа, заострились черты лица. Девушка легла на спину, стала задыхаться. С ней происходило то, чего так боялся Воландеморт.
«Неужели он оказался прав!» - подумал Гарри.
Он хотел подойти к ней, но не смог. Его силы куда-то делись. Гарри бросил взгляд на Воландеморта. Тот тоже лежал на спине, издавая хрипы и продолжая говорить про её смерть.
- Она разрушает этот мир. Она всему причина… Как же ты не понимаешь! Она всему виной…
- Гарри! – позвала его Флер.
Волшебник посмотрел на подругу.
- Что со мной?! - девушка боялась того, что с ней происходило. – Помоги мне!
- Она… должна…
Гарри терял сознание. Все силы куда-то делись. Он упускал свой шанс. Уже надо было что-то делать.
- Том, - позвал он Воландеморта, - почему именно я должен её убить, а не ты?
Этот вопрос привёл Флер в ужас.
Тёмный волшебник не отвечал.
«Неужели мёртв!»
Гарри испугался этого.
«А что если он прав? Что если в эти минуты Флер разрушает этот мир? Но почему она это делает? Врятли она вообще понимает, что с ней происходит».
- Том.
В ответ раздался хрип. Воландеморту тоже было плохо.
Флер приподнялась на ноги. В этот момент весь окружающий мир потускнел. Все краски снова утратили свою яркость. Небо налилось тяжёлыми облаками, подул сильный ветер, трава пожелтела и в один момент стала сухой. Хогвартс приобрёл устрашающий вид. Он казался зловещим замком, в котором живёт какое-нибудь страшное чудовище из чёрно-белых фильмов ужасов. Запретный лес угрожающе тускнел не далеко от волшебников. Избушка Хагрида была похожа на склеп.
Время уходило безвозвратно. Возможно, у него, Гарри осталось всего несколько минут до уничтожения. Но что заставляет Флер творить такое? Сама она делает это или ей что-то управляет. Гарри всеми силами пытался разобраться в происходящем. Но у него не было времени. Уже пора принимать решение. Он знал что, единственная причина, по которой должен был погибнуть Мир магии, так это Воландеморт. Но он сам лежит без сил и ничего не может сделать.
Флер сделала несколько шагов и побежала. Гарри услышал её плач. Теперь он видел, что всему виной она.
Делать было нечего. Гарри поднялся на ноги и крикнул:
- Стой!
Флер не собиралась ему подчиняться. Она побежала ещё быстрее.
- Остановись! Флер!
Гарри навёл на неё волшебную палочку. Его рука дрожала. Он не совсем понимал, что делает, но был уверен в том, что поступает правильно.
«Прости меня».
- Авада Кедавра!
Зелёный луч устремился вслед убегающей девушке. Предсмертный крик Флер ударил в голову Гарри. Он видел, как упала Флер. Она была мертва, и уже ничего не исправить.
Внезапно мир снова налился красками. Небо посветлело, Запретный лес, замок, и всё остальное приобрело свои оттенки и цвета. Мир магии вновь стал прежним.
Но Гарри этого не замечал. Он только что убил свою подругу и всему виной один единственный человек. Воландеморт.
- Ты ответишь за все их смерти!
Тёмный лорд уже стоял и улыбался.
- За что мне ещё придётся ответить? За твоих родителей, которых я убил? За пришествие Тьмы? За всех уничтоженных маглов? О нет! – воскликнул Воландеморт. – Одной моей смерти не хватит, что бы поквитаться за всех.
Гарри зашагал ему навстречу.
- Что бы ответить за их гибель тебе придётся не ограничиваться на моей смерти, а сделать с моим телом что-нибудь ужасное. Например, расчленить и сжечь в разных кострах. Или скормить гигантскому кальмару, - предложил Воландеморт.
- Лично для меня достаточно твоей обычной смерти! В этом мире нет никого, кроме нас. Мы остались вдвоем, и если для этого пришлось пожертвовать всем миром, так и быть.
Тёмный лорд не стал медлить. Он послал заклятье смерти, но Гарри увернулся.
- Чего ты медлишь, Поттер? – разозлился тёмный маг. – Давай, уничтожь меня!
Гарри сделал такую попытку. Ненависть к Тёмному лорду вырвалась наружу диким криком. Он пустил в своего врага множество заклятий. Гарри забыл, насколько силён и опытен его враг. Он не думал о том, что под воздействием своих эмоций может сделать роковую ошибку. А Воландеморт с лёгкостью отражал заклятья, нагло смеясь и подкалывая молодого волшебника.
- А хочешь, я тебя удивлю по-настоящему? – спросил он и аппатировал.
Гарри увидел его на разрушенной башне астрономии. Воландеморт вытянул из каменного пола воткнутые мечи и аппатировал обратно на поле. Он поиграл с ними, показывая Гарри, насколько хорошо владеет ими.
- Отобьешь их своей палочкой? – спросил тёмный маг.
- А ты сможешь меня убить?
Воландеморт вновь засмеялся.
- Да чтобы я не смог? Не смеши меня, Гарри. Я убил стольких людей. Подбил тебя уничтожить лучшего друга и вдруг не смогу убить какого-то мальчишку? Не смеши меня.
- Однажды не смог, - напомнил Гарри противнику. Волшебник понял, что совсем не готов к этому бою. Победить такого соперника практически невозможно. Но что же тогда делать?
- Тогда я не мог предвидеть магию твоей мамаши. В этом случае, - он снова взмахнул мечами, - она тебе не поможет. Лови!
Воландеморт бросил Гарри меч. Он не смог поймать его. Рукоятка больно ударила по кисти, и холодное оружие упало на землю. Гарри зажмурился от боли, но не издал ни единого звука.
- Терпишь? Это неплохо. Тогда как долго ты сможешь терпеть раны?
Воландеморт набросился на него, держа над собой меч. Гарри слегка присел и увернувшись, отпрыгнул в сторону. Прокатился по земле, схватил второй меч. Он резко вскочил на ноги. Воландеморт развернулся и сделал блок. Зря. Гарри нападать не стал.
- А ты не такой смелый, - оценил его действие Воландеморт. – Я ожидал от тебя большей прыти.
Злой волшебник атаковал снова. Гарри с трудом успевал ставить блоки. Любой удар вызывал у Гарри боль в руках и пояснице. Выдерживать наносимые удары взрослого мужчины молодому парню было не просто. Продержавшись некоторое время в обороне, Гарри начал отступать. Воландеморт на этот раз не собирался играть с ним. Он решил довести дело до конца.
Запыхавшийся парень некоторое время спустя уже с трудом начинал сдерживать удары. Постепенно он стал сдавать и становился неповоротливым. Воландеморт выбил с его руки меч и пнул Гарри в живот. Молодой волшебник повалился на землю.
- Я думал, что ты продержишься намного дольше, Поттер! – разочарованно сказал Воландеморт, прохаживаясь рядом с поверженным противником, - а ты… Мне даже убивать тебя расхотелось! – он развёл руками. – Выбирай, Гарри – умереть лёжа или стоя. Я дам тебе ещё одну попытку.
Гарри молчал. Он тяжело дышал. По покрасневшему лицу тёк пот. Все мысли путались и осознавать то, что говорил Воландеморт, вызывало ряд трудностей.
- Ничего, твои старания скоро прервутся. Меч бьёт точно так же, как и заклятье смерти – наверняка. Я где-то читал, что умирая от холодного оружия в бою, человек успевает испытать кроме боли и страха ещё и разочарование. Хочешь узнать почему?
Гарри не ответил.
- Тогда бери меч, Поттер! Я не хочу убивать лежачий камень! Я слишком много пережил, что бы убить тебя так. Вставай!
Волшебник собрал последние силы и поднялся. Гарри понял, что ему некуда бежать. Теперь он один и помощи ждать неоткуда. Некоторое время назад он ждал этого момента, что бы разобраться с Воландемортом раз и навсегда. Но сейчас всё было по-другому. Многие думали, что Гарри намного сильнее его. Но как оказалось, Тёмный лорд превосходит его силой. Не только физической, но и магической. И с этим ничего нельзя было поделать.
Гарри оставалось только биться, надеясь на удачу.
Он поднял меч.
- Так-то лучше, - заметил Воландеморт.
Они провели ещё одну серию атак. Гарри по ходу схватки вспоминал приёмы Бена и Алекса, но они были намного сильнее его и пользовались акробатикой. Волшебник овладеть такой же техникой без тренировки не мог. А бой с Воландемортом обещал не затягиваться. Слишком мало у Гарри оставалось сил, что бы противостоять Тёмному лорду.
Воландеморт, в конце концов, снова одержал над ним верх. Гарри упал перед ним на колени. Что бы биться дальше у него больше не было сил.
- Жаль, - сказал Воландеморт. – Есть последнее желание?
- Почему ты не используешь магию? – спросил запыхавшийся Гарри.
Тёмный лорд воткнул меч в землю и присев напротив поверженного противника, попытался объяснить:
- Да потому, что магия уравнивает наши шансы. Ты сам видел, на что способен я. Но я знаю, чего можешь добиться ты, Гарри. Но ты недооцениваешь своих способностей. Всё, хватит! Мы и так затянули.
Воландеморт взял свой меч.
- Теперь нам никто не помешает.
Гарри смотрел на мужчину снизу вверх. Всё, деваться было некуда. Бой закончен.
Воландеморт замахнулся.
Гарри сжал рукоятку меча и ударил сам. Первый. Он вложил в этот удар последние силы. Он копил их. Даже отвлёк Воландеморта бессмысленным разговором. Его меч полоснул Тёмного лорда по животу. Воландеморт упал на колени, издав крик, который сменился глухой хрипотой.
- Ты…, - просипел он.
Гарри смотрел на него несколько ошарашенным взглядом. Он сам не ожидал от себя такого. Страх перед смертью делает человека всемогущим.
- Ты такой же как Крейвен, - заметил Воландеморт. Его голос стал прежним.
Он опёрся о меч и поднялся. Рана, которую нанёс ему Гарри оказалась не смертельной. Воландеморт зажимал её рукой. Другой он нанёс удар.
Гарри почувствовал острую боль. Она разливалась по всему телу. Он не сразу понял, куда его ударил Воландеморт. Все силу сразу куда-то делись, как будто их и не было. Он ничего не чувствовал, не мог пошевелиться и даже захрипеть.
Над ним плыло ясное небо, а в области шеи его что-то грело. Какая-то тёплая жидкость.
«Кровь», - догадался он.
Последнее, что он видел, это падающего Воландеморта. Он направлялся к Хогвартсу шатающейся походкой. Перед тем, как упасть он выронил меч. Значит, рана оказалась не такой лёгкой, как ему показалось на первый взгляд.
Секундами позже его сознание стало мутиться. Холод подступал со всех сторон. Он шёл из под земли.
Какая магия способна остановить его и вернуть жизнь? Только Воландеморт знал этот секрет. И перед тем как закрыть глаза, Гарри почувствовал разочарование, что он не знал его. У Воландеморта был шанс выжить. Гарри оставалось только умереть. Уйти к своим убитым во второй раз родителям.
Или стать таким, каким был Воландеморт, когда потерял свою силу семнадцать лет назад.


PS Не забывайте про отзывы



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"
 
Desler713Дата: Среда, 29.01.2014, 12:24 | Сообщение # 138
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
Глава двенадцатая. Воскрешение.
Место действия: неизвестно.
1
В бесконечной темноте раздавались шаги. Путники не знали, куда они попали после того, как погибли. Место, в котором они оказались, вселяло тревогу и страх. Тревогу, потому что опасность подстерегала их на каждом шагу. Им казалось, что любое их движение могло спровоцировать здешних обитателей на агрессивные действия. Что кто-то (или что-то) выпрыгнет или выползет им навстречу. Страх вселяла пустота и неопределённость. Это место казалось бесконечным. Но пока ничего не происходило.
Оно к тому же было ещё и холодным.
Путников было двое. Одна из них семнадцатилетняя девушка с длинными густыми каштановыми волосами. Она шагала сложив руки на груди и вздрагивая от холода. Её сопровождал рослый парнишка, её ровесник с рыжей копной волос. Он сутулился и был выше её на целую голову.
Они встретились в этом месте совершенно случайно. Рыжий паренёк, если судить по его словам, бродил здесь очень долго и за всё это время не встретил ни одной живой души. Девушка же наоборот появилась в этом месте совсем недавно, и успела повстречать своего друга.
Их звали Рон и Гермиона. Они шагали вперёд. Под их ногами часто что-то хрустело или ломалось.
- Кто же здесь может жить? – поёжившись от холода, спросила она.
- Не знаю. Но встречаться с ними мне не хочется, - признался парень.
Словно повинуясь их короткому разговору, из темноты прямо перед ними вышел человек. Путники остановились. В его облике, хотя пришельца скрывала темнота, было что-то нечеловеческое. Они пока еще не могли понять что именно. Им было страшно представить его лицо. Но Рон и Гермиона увидели его раньше, чем в голове стали возникать ужасные образы.
- Бен? Бен Крейвен? – неуверенно спросила его Гермиона. – Аксел?
Он был похож на Стража. Та же причёска, тот же взгляд. Но всё-таки что-то в нём было другое. То, что отличало его от Бена или Акселя. Человек положил руки на эфесы спаренных мечей. Такие же были у Бена и Акселя.
- У меня нет имени, - его голос по произношению отличался мягкостью. На первый взгляд он выглядел так же, как и Бен, только этот держался не так уверенно.
- Где мы? – поинтересовался Рон.
- Теперь это не важно. Я сам знаю не больше вашего, но кое-что расскажу.
Пришелец смерил собеседников взглядом.
Гермиона и Рон переглянулись.
- Вам ещё рано умирать, как и Гарри Поттеру.
- Что? – спросили хором волшебники.
- Он умер? – у Гермионы на глазах выступили слёзы.
Пришелец невесело улыбнулся.
- Я бы так не сказал.
- Тогда объясни нам. Человек либо жив, либо мёртв. Так, он жив? – потребовала волшебница.
- Скажем так, его время ещё не пришло, но, ни здесь, ни в Мире магии его нет. В смысле в том облике, в котором вы привыкли его видеть, - ответил пришелец.
- А наше что, пришло?
- Что это за место?
- И как нам отсюда выбраться, что бы помочь ему? – закидали его вопросами волшебники.
Человек без имени поднял вверх руку, как бы говоря, что бы они помолчали.
- Расскажу всё по порядку. Это место я называю Забытым миром. Глубоко под землёй, если вам так легче представлять эту реальность, находятся мёртвые люди. Именно сюда попадает человек после своей смерти. А моя работа проста. Кое-кто думал, что я буду охранять Мир людей, но это оказалось не так. За свои заслуги я был сослан сюда. Теперь я охраняю мёртвых. Считайте меня Стражем смерти.
Да, вы правильно все поняли. Так они встретили меня.
- В тебе и правда есть что-то нечеловеческое, - заметила Гермиона.
Он улыбнулся.
- Вам это только кажется. Но кое-кому удаётся вернуться. Для этого нужно пойти на очень отважный шаг.
- Какой?
Страж смерил Рона оценивающим взглядом.
- Об этом меня обычно бояться спрашивать, - заметил незнакомец. – Нужно вызвать смерть и сыграть с ней в шахматы. Те, кому удаётся выиграть, возвращаются к жизни или перерождаются заново.
Гермиона ужаснулась:
- Значит и нам тоже придётся играть с ней в шахматы?
- Вам - нет, - успокоил её Страж. Рон тоже перестал волноваться.
Он прошёлся вокруг них.
- Я отпущу вас так. Видите ли, я уничтожаю тех, кто решил возвратиться к жизни. Такова моя работа. Я не трогаю только тех, кто вызвал смерть и выиграл у неё партию в шахматы. Она, кстати, отвечает не на каждый зов мёртвого. Те, кто бродит по этой земле вроде вас пока ещё считаются Неопределёнными. Призраками. Это определение более понятно вашему разуму.
Гермиона и Рон не знали, что ответить и как реагировать. Получалось так, что это место служило что-то вроде картотеки смерти. Все умершие люди копились в этом месте. Ждали своей очереди. Вот только они попадали не на небеса к Богу, а в Забытый мир. Им было сложно принять такую реальность. Это совершенно не то, к чему готовит Библия.
Все происходящее оказалось намного хуже, чем можно только себе вообразить. Все их представление о строении мира перевернулось, и они отказались принимать то, с чем столкнулись.
- Обычно я жду, когда их судьбу решит смерть, а потом если они не подчиняются правилам, уничтожаю, - пояснил Страж.
- Что происходит с теми, кто проигрывает Смерти в шахматы?
Страж снова улыбнулся. Ответ оказался очевидным.
- Ты снова не побоялась спросить, Гермиона, - отметил он. - Что ж, отвечу. Смерть набирает подобных мне людей в свою личную армию. Я называю её Армией невольников. Представляете, что произойдёт с миром, если Смерть решит вторгнуться туда?
- Почему ты всё время придумываешь названия? – Гермиона спросила это только потому, что бы скрыть страх. То, что рассказывал Страж, было ужасно. Знать такие вещи о мирах означало бояться всего. Ей и Рону теперь казалось, что любая гибель человека была подстроена смертью.
- Да потому, что в этом Богом забытом месте я единственный живой человек! – воскликнул Страж.
По сути, он не был человеком. Человек не мог стоять на страже целого мира. Но он был живым в человеческой оболочке.
- Этот мир забыт Творцом, и все законы здесь вершит Смерть. В этом месте разрешено всё. Она устанавливает свои порядки, и я вынужден ей подчиняться. Меня поставили сюда. Не я выбирал себе место.
- Кто?
- Поверь Гермиона, тебе лучше не знать. Всё, - отрезал Страж, - я рассказал вам что мог, а теперь к делу. Я выбрал вас, что бы вернуть обратно в Мир магии. В этой картотеке смерти пока вам не место. В Мире магии кроме Воландеморта выжили ещё люди. Несколько профессоров Оскара сумело спастись от Тьмы и не потерять рассудок. Вам предстоит их разыскать, что бы уничтожить Воландеморта. К сожалению, убийство Бена Крейвена и смерть Кейт Кристел затрудняет дело, но я могу устроить так, что бы они вернулись. Сначала я отправлю вас к Бену Крейвену. Он погиб, но его сила храниться в медальоне. К сожалению, его сын Аксел забрал медальон себе, что бы творить зло. Пока он у него, вам не одолеть Стража Тьмы. Так получилось, что не все Стражи хотят защищать миры. Алекс хочет их завоёвывать. Вам придётся вернуть Бена Крейвена. Он воскресит Кейт Кристел. Бен тогда сдался. Я думал, что он окажется сильнее меня, но это оказалось не так. Теперь я подстегну его, и он будет делать всё, что бы вернуть свою любовницу к жизни.
- Как? – спросила Гермиона. - Это ведь невозможно.
Рон кивнул, соглашаясь с ней.
- Возможно, - возразил Страж мёртвых. – Я знаю о смерти то, что вам смертным знать не обязательно. Достаточно будет сказать, что мне известен ответ на вопрос, терзающий человечество, а именно - в чём смысл жизни. Ну, всё, вы вернёте к жизни Бена. Именно для этого я отправляю вас с такими знаниями о структуре смерти обратно в мир живых.
Друзья переглянулись.
- Конечно, без моей помощи вам не удасться воскреснуть. Пройдя через это, вы будите знать, как оживить Стража. На обычных людей этот приём не действует.
- А людей вообще возможно оживлять?
- Возможно. Надо только знать как. Обычно это делает Бог. Но не будем отвлекаться. Итак, я возвращаю вас, вы воскрешаете Бена Крейвена и идёте искать выживших волшебников. Они находятся в школе магии Оскар. И запомните, Мир магии не разделился. Все ваши старания ни к чему не приведут.
- Тогда ради чего мы возвращаемся?
- Хороший вопрос, Гермиона, - вздохнул Забытый. – Вы идёте туда ради жизни. Ради того, что бы получить ещё один шанс. А я о вас позабочусь. Помните, Природа штука загадочная. Идите, пока не поздно. Этот мир тоже погибает.
- Тоже?
Вопрос Рона остался без ответа.
Человек без имени скрылся в темноте, а двоих друзей продолжала окружать холодная Мгла.

Сделав несколько шагов, они внезапно очутились в безжизненной мёртвой пустыне. По песку стелился туман. Кое-где мелькали непонятные тени, от которых друзьям становилось не по себе.
- Не волнуйся Рон, они нас не тронут.
- Надеюсь.
У Рона возникло такое чувство, будто Гермиона скорее успокаивала себя, чем его.
Они зашагали вперёд, надеясь на то, что идут правильно. Страж не сказал им, в какую сторону нужно идти. Значит теоретически, любой их путь считался правильным.
- Тебе не кажется, что это какое-то отклонение от сна Гарри, - спросила Гермиона.
- Объясни, - попросил её Рон.
- В его сне мы погибаем, а он остаётся один. Ты вспомни, сначала погиб ты, а уже потом я. Что если это вещий сон? Мы ведь оба пока что считаемся мертвецами. А теперь мы возрождаемся из мёртвых, что бы помочь нашему другу, - Гермиона слабо улыбнулась от таких изречений, хотя на самом деле всё выглядело совсем не смешно.
- Я вот что подумал, Гермиона. Раз это место погибает, значит, мёртвые вернутся в Мир магии. Мы будем первые. Это ведь только начало. Мы делаем первый шаг к уничтожению нашего мира. Следом за нами последуют остальные.
- Не сразу. У нас еще будет шанс остановить этот кошмар.
Они шли по совершенно безжизненной местности. Им попадались могилы, разрушенные памятники и вырытые ямы для покойников. Бывало, что они наступали на высушенные высунутые из земли руки. В тумане их разглядеть не получалось. Кости ломались с треском, рассыпаясь в пыль.
Мрак постепенно становился всё гуще и гуще. Однако видимость от этого не ухудшалась. Однообразный мрачный пейзаж казался бесконечным и не спешил меняться.
– Жаль, что магия здесь не действует, - сказал Рон. – Не помешало бы подсветить дорогу.
- Чем? Волшебных палочек у нас больше нет. Стой!
Гермиона остановила Рона, схватив за руку. Он сделал вид, что не заметил этого. Всё-таки отношения между ними оставались выяснены не до конца. Девушка не отвечала на попытки ухаживания Рона, но и ничего ему не говорила.
«Пусть ещё немного продлиться её касание», - думал Рон.
- Ты это слышишь? – спросила его девушка. Она отпустила его руку, но держалась рядом.
- Что именно?
- Мне кажется, что к нам кто-то идёт.
Рон тут же забыл про касание Гермионы и стал вслушиваться. Тишина. Ни одного звука. Стоя в пустыне бесконечных могил, крестов, полуразрушенных надгробных плит, глубоких ям, ожидающих нового мертвеца, торчащих с земли высушенных рук, ног и черепов, им казалось, будто они находятся на кладбище в тихую безлунную и безветренную ночь. И всё равно ночью на кладбище раздавались хоть какие-нибудь звуки, а в этом месте стояла полная тишина.
- Может тебе показалось?
- Нет, я точно слышала.
По тону Гермионы Рон понял, что она говорила серьёзно.
- Ладно, пошли дальше.
Минуту спустя Рон крикнул «Там», и повалил Гермиону на землю. Над ними пролетел житель Тьмы.
- Он прав. Этот мир тоже умирает, - смотря ему в след, сказала Гермиона.
- Нужно убираться с этого мира, - заметил Рон.
- Бежим! Вон там ещё.
- Проклятье!
Страж появился из неоткуда. Он оттолкнул Рона, схватил Гермиону за талию и прыгнул. Они пролетели между двумя жителями Тьмы. Прокатились по песку, усеянному человеческими костями.
Страж быстро вскочил на ноги и обнажил мечи. Спустя каких-то пару мгновений возле него и Гермионы валялись разрубленные на куски твари Тьмы.
- Бегите! – крикнул он, - я из задержу. С его мечей стекала чёрная вязкая слизь. Кровь тварей.
Гермиона смотрела на него как на спасителя, но Забытый не обратил на это никакого внимания.
Друзья приободрились, ведь сбегать из Забытого мира им помогал сам Страж мёртвых.
Когда Гермиона и Рон побежали, мужчина кинул мечи им в след. Еще до того, как парень и девушка успели осознать, что в их сторону летят два куска смертоносной стали, холодные оружия описав дугу полоснули острыми лезвиями по приближавшимся тварям и вернулись к своему хозяину.
- Не останавливайтесь! – проорал им в след Страж.
На бегу Рон схватил чью-то кость и, взмахнув ей, ударил по голове подбежавшему зомби. Она улетела в темноту, а тело так и продолжало бежать, только уже в другом направлении.
Гермиона тем временем увидела ещё нескольких ковылявших к ним мертвецов. На них остались остатки какой-то одежды, хотя она практически ничего не закрывали. В местах, где сгнила потемневшая кожа, виднелись куски гнилого человеческого мяса и внутренностей. Кости сильно выпирали, отчего рёбра становились похожи на старую стиральную доску. При этом они издавали сиплые рыки. А ещё от них жутко воняло мертвечиной.
Морщась от омерзения, Гермиона направилась к пещере. Она поняла, что это то самое место, откуда они попадут в Мир магии, когда Страж воскресит их. Рон последовал за ней.
Добежав до нужного места, они увидели, как Неизвестный перепрыгнул зомби, и в полёте снёс ему мечом пол головы. Прокатился по земле, вскочил на ноги, и уничтожил двух жителей тьмы. Развернулся, раскромсал ещё двух мертвяков. После этого уклонился от летающего монстра и разрубил его пополам. Прокрутился на месте, разрезая всех, кто попадался ему под руку. Затем сделал выпад, и вонзил оба меча в шею неупокоенному. Его голова упала Стражу под ноги. Забытый пнул её. Череп с наполовину сгнившей кожей и торчащим гнилым мясом попал по твари. Житель Тьмы жалобно взвыл и рухнул в вырытую могилу.
- Прячьтесь в пещере! – крикнул он друзьям. Страж подбежал ко входу в пещеру и стал прикрывать отход.
Рон и Гермиона бежали по тёмной пещере, стараясь не задевать головами низкий потолок и не налететь на что-нибудь в полутьме. Ход освещался тусклым светом кристаллов, которые начинали светиться, стоило беглецам оказаться радом и тут же гасли, когда они удалялись на приличное расстояние. Кристаллы были рассеяны по всему ходу. Одни располагались на потолке, другие в стенах и даже на полу.
Пещера постепенно опускалась вниз. Вскоре Рон и Гермиона очутились в большом подземном зале. Он был освещён факелами, которые висели на стенах. В середине помещения стоял стол.
Страж вбежал в зал несколькими минутами позже.
- У нас мало времени. Это стол жертвоприношений. Не волнуйтесь, - успокоил их Страж, когда увидел в их перепуганных лицах ужас, - он для других случаев. Итак, запоминайте. Напоминаю, что вы должны сделать все в точности, как я скажу.



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"
 
Desler713Дата: Среда, 29.01.2014, 12:29 | Сообщение # 139
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
2
Место действия: Мир магии.
Рон и Гермиона оказались на горной тропе. Их окружали голые скалы. Никакой растительности не было. По этому месту гулял холодный ветер. Он забирался друзьям под одежду, заставляя дрожать от холода. Пот после напряжённой работы в Забытом мире быстро высох, сменившись неприятным ощущением «гусиной кожи».
- Почему он сказал воскресить его именно тебе? – спросил Рон Гермиону.
- Мне интересно другое. Где мы находимся?
- Пока это не важно. Иди, я буду ждать тебя здесь.
Гермиона пошла по горной тропе. Она поднималась к вершине. Вскоре девушка вышла на небольшую площадку, огороженную со всех сторон каменной стеной. Только над головой плыло голубое небо. После тех ужасных событий видеть чистое и ясное небо казалось одним удовольствием.
В середине площадке стоял каменный гроб. Гермиона оглядела его со всех сторон. На нем не было ни одной щелки. Камни были плотно прижаты друг другу. Сдвинуть крышку без магии или подходящего инструмента и банальной грубой силы было невозможно. Но Гермиона знала способ. Надо найти скрытую плитку. Страж сказал, где она находится. Гермиона присела на корточки и сунула руку под гроб у изголовья. В то самое место, где камни образовали маленькую щелку. В неё как раз пролезла маленькая ручка Гермионы. Она нащупала небольшое вздутие на камне и нажала не него. Тут же раздался жалобный стон. Но он был только у неё в голове. Кто его мог издавать, было не ясно. Крышка гроба завибрировала.
Девушка отошла в сторону. От таких вещей можно ждать всего, чего угодно. Но её опасения оказались напрасными. Крышка каменного гроба поднялась высоко вверх и исчезла где-то в небе.
Гермиона посмотрела в гроб. В нём лежал Бен Крейвен. Его кожа приобрела землистый оттенок, глазные впадины потемнели, заострился нос. Страж покоился со скрещёнными руками на груди. В ногах лежали два спаренных меча.
Она вспомнила, что нужно делать, увидев его в таком виде. Гермиона провела рукой по его лбу, глазам и груди, шепча про себя заклинание. В этом мире оно не говорилось. Волшебные слова существовали только в голове девушки.
«Главное шептать, - напомнила Гермиона основное указание Стража, - иначе могут проснуться другие». Кто были эти «другие», Забытый не уточнил.
Вскоре его кожа начала розоветь, глазницы посветлели, и Бен открыл глаза. Он вдохнул полной грудью. Затем ещё раз, и ещё…
- Бен, - позвала его девушка.
Он посмотрел на неё. Сел, схватил её за плечи и спросил:
- Зачем ты это сделала? Я должен быть мёртв!
- Страж смерти…
- Какой к чёрту Страж смерти?
- Твой предшественник! Он сказал, что ты должен воскресить Кейт Кристел! Что ты единственный, кто может это сделать! От неё ведь теперь зависит всё, - затараторила Гермиона. Она не ожидала, что Бен разозлиться.
- Так значит, Аксель все-таки показал свою злую сущность?
Гермиона не ответила. Она не совсем понимала, о чем говорил Бен, и о чем до неё тоже самое упоминал Страж. Девушка не хотела верить их словам, как впрочем, и все остальные, пока еще были живы. Предупреждения появлялись постоянно в любых формах. Но такова природа большинства людей, что они не поверят, полка не увидят своими глазами. Ведь если чего-то еще не произошло, значит еще не известно, произойдет оно или нет.
В этом и заключается сущность пророков. Они знают все наперед, но ничего не могут сделать. Только предупреждать. И как это обычно оказывается, окружающие не слышат их. А когда поверят, будет уже слишком поздно.
Бен вышел из гроба. Он убрал мечи в ножны и заговорил:
- У тебя много своих дел. Поторопись.
- А ты?
- Я сдался, Гермиона. По моей вине погибло столько народу и, в конце концов, я убил себя. Теперь мне придётся ответить за это.
- Как?
Они стояли друг напротив друга. Гермиона была искренне рада, что воскресила Стража. Ведь когда на тебя вешают такие ответственные дела, когда от их исхода зависит судьба целого мира, поневоле хочется передать свои полномочия кому-нибудь другому. И ещё хорошо, когда рядом оказывается человек, который может реально поддержать, защитить и уберечь. Именно таким человеком являлся для Гермионы Бен Крейвен. Вся беда состояла в том, что он должен был умереть.
- Тебе лучше не знать. Иди Гермиона, я должен побыть один.
- Подожди, а как же Гарри?
- Гарри? – переспросил Страж. – А что?
- Ему ведь нужно как-то помочь? Вроде… - Гермиона осеклась. Брошенный на неё взгляд Бена заставил девушку замолчать.
- Ему уже ничем не поможешь. Считай, что он мёртв.
- Что? Но ведь…
- Именно сейчас, в эту самую минуту по большому счёту не важно, что с ним произошло, - перебил её Бэн. - Воландеморта можно убить и без него. Ищи Оскар, Гермиона. Там все ещё остались выжившие. Они помогут, а мне нужно заняться Кейт Кристел.
Страж отвернулся от неё.
- Подожди, - она остановила его, взяв за руку.
Бен аккуратно освободился от неё, и снова повернулся к девушке.
- Какая холодная, - заметила Гермиона.
- Что? – раздражённо спросил он.
- Что с тобой происходит?
- Ничего. Это мои проблемы! – грубо ответил он.
- Я знаю, что ты будешь делать, - заметила Гермиона. – Возвращение Кейт Кристел убьет тебя.
- Ну и что. А ты разве этого не хочешь?
Гермиона отступила от него. Отвечать на такой вопрос ей совсем не хотелось. Она почувствовала, как начинала краснеть.
Бен мрачно улыбнулся.
- Вижу, что нет, - ответил он за неё. – Ничего, у тебя есть Рон. Он тоже сможет защитить тебя.
Гермиона хотела сказать, что он стал ей дорог. Что после всего она боится его смерти, что без его поддержки она не сможет дойти до конца. Именно в этот момент на девушку накатили чувства.
Но Бен сказал совсем не то, что она собиралась услышать:
- Послушай, то, о чём ты сейчас думаешь, это неправильно. Как я могу тебе помочь, когда я сдался и отступил. Бросил вас на попечение Акселю.
- Пускай он спас мир, но ты спасал меня, - Гермиона нашлась, что ответить.
- Он спас и тебя тоже. Помни это. Иди, пока у тебя ещё есть время.
- Бен, я ведь тоже скоро умру, - сказала Гермиона дрожащим голосом.
На Стража эти слова не произвели должного впечатления. Гермиона отвернулась от него.
- Что ты от меня-то хочешь? Я не могу спасти тебя от смерти. Я уже смирился. Смирись и ты.
- Как? – Гермиона резко повернулась к нему.
Страж даже не дёрнулся.
- Смерть это неизбежность. Прими её как должное. Забытый понадеялся на тебя, а ты раскисла.
Гермиона опустила голову. Таких слов от Бена она не ожидала. Страж в это время подошёл к гробу. Гермиона наблюдала за ним. Бен присел на корточки и провёл по нему рукой. Со стенок гроба посыпалась грязь. Она скрывала какие-то строчки. Девушка подошла поближе.
- Что это? – написанные слова оказались на незнакомом ей языке. Какие-то переплетения причудливых букв и непонятные точки.
- Моё проклятье, - ответил Страж.
Гермиона заметила, что Бен невольно улыбнулся.
- В чём дело?
- Интересные строки, - отметил Бен, поглаживая буквы.
- Можешь прочесть?
- Нет.
Гермиона хорошенько подумала перед тем, как произнести следующие слова. Она надеялась, что он всё поймёт и оценит её выбор.
- Бен, что мне делать дальше? Я боюсь, что останусь одна, - сказала девушка.
Страж встал и развернулся.
- Ты понимаешь, что говоришь? Гермиона, я не могу пойти с тобой! У тебя теперь есть Рон. Я убил Кейт, а сейчас должен вернуть её в этот мир. То, что ты говоришь… - Бен замолчал, подбирая слова. Он прошёлся возле своего гроба, смотря на слова предсказания. – Почему я?
- Ты единственный, кому я могу доверить свою жизнь, - Гермиона говорила на одном дыхании. – Я не знаю, что представляют те люди в Оскаре! Вдруг они окажутся не такими, какими нужно?
Страж подошёл к Гермионе. Он провёл рукой по её волосам, убрал выпавшую прядь. Девушка замерла.
- Мне жаль Гермиона, но тебе придётся идти без меня, - мягко сказал он.
Она посмотрела на Бена.
- Здесь я бессилен. Если они выжили, значит, оказались сильнее, чем мы. Они помогут тебе и Рону найти и убить Воландеморта.
- Но я думала, что ты тоже поможешь нам.
- Нет. Этого не будут делать ни я, ни Кейт.
- Да как вы можете отступать?! – возмутилась Гермиона.
Она оттолкнула от себя Стража.
- Что, прости? Отступаем? – возмущённо переспросил Бен. - Нет, Гермиона, мы не отступаем и не сдаёмся. Мы даём вам новый шанс. Кейт уничтожит засевшее в этом мире Зло, пока вы будите пытаться уничтожить Воландеморта. Только с его смертью можно будет изгнать остатки Тьмы с этого мира.
- А как же Гарри?
- Это война, а на войне всегда есть жертвы. Гарри Поттер мёртв. Смирись с этим.
Гермиона замотала головой. Она не хотела принимать слова Стража. И чем больше невольно она верила им, тем ужасней они ей казались. До этого момента разговоры о смерти Гарри казались ей только предположением, что совсем скоро появится шанс на его спасение. Но теперь это было уже в прошлом. На самом деле никакого шанса не было. Гарри Поттер мёртв, и этим всё сказано.
- Я… Я не могу.
- Боль от утраты близких - временна. Я знаю это.
Гермиона взглянула на Бена. В этот раз она не заплакала от ужасной потери, только глаза покраснели. Терять родных и близких стало чересчур привычно.
- Значит, все не так уж и плохо? – спросила она.
- Тебя ждёт Рон, - напомнил ей Страж. – У вас много дел.
- Но как мы попадём в Оскар? Я ведь даже не знаю, где он находится!
- Тебе нужно всего лишь спуститься с горы. Иди.
- Бен!
- Что?
- Совсем скоро всё это закончится. Тебе не будет больно, только помни, что я не забуду того, что ты меня спас.
Страж улыбнулся.
- Ты забудешь, и очень быстро. После смерти я стану очередным Забытым. К сожалению, судьба стражей не может меняться в отличие от судьбы мира. Больше мы никогда не увидимся. Сейчас ты боишься будущего и ответственности. Недавно ответственность ваших жизней лежала на моих плечах, к сожалению не самых надёжных. Но ты другая. Ты выстоишь. Я должен тебе признаться кое в чём. Тьма подсылала ко мне мою сестру. Вы её видели с Гарри. Она приходила ко мне в лесу. К сожалению Кэрри вернулась ко мне во второй раз. Это произошло в ванной старост. Я сделал с ней…
Бен рассказал всё в подробностях, как поступил с сестрой, что бы она больше не приходила к нему.
- …у меня не было выхода. Я поддался своим чувствам и сделал это с ней во второй раз в своей жизни.
- Как ты мог?! – воскликнула девушка.
- Я сделал то, что считал нужным.
- Зачем ты мне всё это рассказал?
- Что бы ты поняла, что я за человек. Что я не тот, кто может тебя защитить. Ведь если я снова поступил так, значит не исключено, что я позволю себе лишнего, и по моей вине погибнет гораздо больше народу.
Гермиона набралась смелости, перед тем как сказать ему в лицо то, что она думает про него:
- Ты самый ничтожный воин, которого я встречала! Поверить не могу, что мы с Роном решились на этот шаг, а ты оказался таким ничтожеством. Ты упал и не можешь подняться! Как ты будешь защищать этот мир дальше, когда придёт второй шанс? Снова позволишь Тьме уничтожить его? Подставишь вторую щёку под удар?
Бен взмахнул руками, как бы говоря ей «хватит» и крикнул:
- Достаточно! Вы сами взяли на себя эту ответственность! Вы оба могли отказаться, но согласились! А это значит, что вы готовы остаток своей жизни провести в страданиях!
- Но ведь ты тоже страдаешь!
- Это мой удел! Смотреть, мечтать, но никогда не видеть, и не трогать. Ты не знаешь, что значит видеть красивую женщину и не дотронуться до неё. В твоём случае парня. Мне достаётся только её взгляд, который меня убивает изнутри, вырываясь наружу диким воплем в новой битве и кровавой рекой. Её взгляд вспоминается мне всякий раз, стоит мне хоть на секунду закрыть глаза, и представить её в своих объятьях. Ты знаешь, что это такое?
Гермиона мотнула головой, но не могла отвернуться от Бена. Зато отвернулся Страж. Гермиона повернула его в свою сторону.
- Что тебе надо? – спросил он.
Его враждебный тон не напугал Гермиону. После того, когда он открыл ей свою самую страшную тайну, она перестала его бояться.
- Почему ты согласился на такую жизнь, если ненавидишь её? Я видела тебя во время битв. На твои эмоции действительно страшно смотреть.
- Я не выбирал. Выбрали меня!
- Кто?
Гермионе показалось, что в этот момент Бен вырос в несколько раз. Он внезапно напугал её ещё сильнее, чем когда бы то ни было.
- Знала бы ты, как я ненавижу свою жизнь! Бесконечные страдания и ничего больше. Я устал от крови, бесконечной боли и жестокости. Я хочу всё это бросить, сдастся, попасть под вражеский удар и погибнуть. Но идя на нового противника, я понимаю, что ещё не готов к смерти. И всё повторяется раз за разом. Желанье умереть, вечный взгляд красивой женщины, мечты, боль, ненависть! – Бен кричал. Гнев, переполнявший его, вырвался наружу. Вся боль, которую он терпел и копил в себе после смерти Кейт Кристел, наконец, нашла выход. - Пошло всё нахер! Нахер! – матерился он. - Ты поняла сука! Нахер! – Взревел Страж с такой силой, что Гермиона боязливо попятилась, споткнулась, и упала.
Бен успел подхватить её у самой земли.
- Я мучаюсь всю свою жизнь, - не успокаивался он. Гермиона уже пожалела о том, что дала ему повод высказаться. Таких откровений от сильного и непобедимого война она не ожидала. Оказалось, что за этой непобедимостью, силой и жестокостью стоял самый обычный человек с точно такими же душевными переживаниями, которые сломали бы любого. – Страданья делают человека сильнее или ломают. Они меня сломали, но я вернулся и теперь готов начать сначала, вот только заплачу за это всем, что имею.
- Миром? – голос девушки нервно вздрагивал.
- Каким миром? Он принадлежит всем вам! Я заплачу своей жизнью! Мир магии теперь будет защищать Кейт Кристел.



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"
 
Desler713Дата: Среда, 29.01.2014, 12:31 | Сообщение # 140
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
3
Гермиона спускалась вниз. Бен Крейвен на прощанье прочитал ей слова своего пророчества, которые были написаны на гробу. Девушка делала все возможное, что бы их забыть, но они приводили её в ужас.
Гермиона запомнила их сразу:
Я умру за право быть любимым
Я умру за счастье своё
Я был сильным, жестоким, всесильным
Но уничтожил я всё
Умерев, я хочу быть уверен
Что не окажется сном моя новая смерть
На моих губах имя твоё
Разнесёшь ты по миру как проклятье своё
Эту злую прощальную весть*
Гермиона не могла отделаться от мыслей насчёт Бена.
«Что он должен сейчас чувствовать, когда его ждёт такое будущее. Хотя за его дела это вполне резонная плата. Да, плата за то, что бы все жили хорошо. Может это кара за жестокость?» - гадала Гермиона.
Девушка снова и снова вспоминала эти строки, не веря тому, что в них написано.
«Вдруг и это ложь! Вдруг и эта часть пророчества ошибочна, как и та? Ведь появился у них сын, значит, оно было не точным. Может и это такое же? Как же я хочу, что бы это пророчество тоже оказалось ложным!»
То признание, которое сказал ей Бен, не давало ей покоя. Гермиона снова и снова вспоминала эти фразы: «Мечты тоже причиняют боль… Видеть, но не брать… Желать, но не получить… Помечтать и забыть… Представить и только…»
«Это настоящие страданья. Одиночество – его удел. Тогда почему он хочет жить? Я же вижу его обречённые глаза, и понимаю, что будущее его совсем не радует. Кому охота за счастье других получать по голове от судьбы и вдобавок ещё постоянно отступаться, а в конце погибнуть? Ещё и таким вот образом. Как же он тогда сдерживает себя? Почему не бежит, а просто ждёт, когда всё это произойдёт? Почему не пытается себя спасти? Почему?»
Внезапно она увидела Рона. Волшебник сидел на камне. Он смотрел на мрачные и однообразные красоты окружающих его гор. В них не было ничего примечательного. Но если вглядываться даже в самые примитивные вещи вскоре можно обнаружить что-то необычное и красивое.
- Рон, - позвала друга Гермиона. – Спускаемся вниз.

*Стихи автора



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"
 
Desler713Дата: Среда, 29.01.2014, 12:32 | Сообщение # 141
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
4
Бен.
Я остался один. Чувства Гермионы были мне вполне понятны. Я столько раз спасал её, а она всё время относилась ко мне критично. И вот теперь попав в такую ситуацию, девушка увидела во мне надёжную опору. Она надеялась, что я пойду с ней и помогу, но у меня были другие планы. Без Кейт Кристел я не мог изгнать остатки Тьмы с этого мира. Только Кейт теперь могла сделать это. У меня теперь не было таких сил. Я сдался и убил сам себя. Мои мечи остались у меня, но владел ими я уже не так хорошо, как раньше.
Теперь мне осталось воскресить Кейт Кристел. И я сделал это. Женщина появилась из неоткуда. Она просто возникла в воздухе. Кейт стояла в моём гробу. Её голые ножки касались холодного камня.
Кейт была обнажена. Я смотрел на её прекрасное тело. Когда-то давно я дотрагивался до него и целовал её губы, шею, плечи. Её всю. Я все еще помнил, что её кожа на ощупь была похожа на бархат.
Женщина открыла глаза. Я назвал её по имени и встал на колени. Моя жизнь теперь была в её власти.
Кейт вышла из гроба, шагая по холодным камням.
- Прости меня, Кейт, - сказал ей, не поднимая головы. – Прости за то, что причинил тебе боль.
- Найди мне одежду, - попросила она. Её голос не предвещал ничего хорошего.
Я отдал ей жилетку и плащ. Кейт надела всё это, использовав плащ как юбку.
- Ты бесподобна, - сделал ей комплимент.
- На первое время сойдёт.
Кейт обошла вокруг меня, оглядывая с ног до головы. Я не знал, зачем она это делала. Могу только предположить, что Кейт придумывала, как уничтожить меня. В её красивой головке созревал опасный план моего убийства. Мне лишь оставалось ждать её кары. Эта женщина сразу после моей смерти встанет на моё место. Она возьмет на себя мою ответственность за судьбу целого мира. Я считал, что это было не правильно, но выбора уже не было. Я не смог уберечь Дженни Смит от Карла Айзека, не смог защитить целый мир от Тьмы. Но это могла сделать Кейт Кристел.
- Что мы будем делать? – спросил я.
- А ты меня не боишься, - отметила женщина.
- Зачем мне тебя бояться? Ты можешь всего лишь уничтожить меня и только. Я готов к этому. Зачем тянуть? Ты ведь знаешь, что один мир не могут защищать два Стража.
Кейт остановилась. Она смотрела на меня свысока, а я никогда не думал, что окажусь перед ней на коленях.
- Ложись в гроб, - севшим голосом сказала она. Её это давалось тяжело, но выбора то не было.
Жизнь за жизнь, - такие правила установила Природа.
Я встал. Женщина в этот момент отвернулась от меня. Ей было трудно вынести мой обречённый взгляд. Ей было тяжело решиться на это, и я её понимал. Даже после смерти наши чувства друг к другу всё ещё жили в нас. Она была бы рада отступиться и оставить меня в живых, но существовали правила. И если кто-нибудь их нарушал, кара оказывалась намного страшнее, чем мы могли себе вообразить.
Секунду спустя я смотрел на все это не как обречённый человек, а как сильный и уверенный в себе мужчина, способный перенести всё и не сломаться.
- Помни меня, - попросил я её.
Через минуту я уже лежал в каменном гробу. Да уж, глупо получилось. Я вылез из него, что бы совсем скоро уснуть в нём навсегда.
Кейт подошла ко мне. Она пыталась казаться решительной и бесчувственной. Как я. Но у неё это плохо получалось.
- Поверь, что это лучше, чем погибнуть от моей руки. Так ты убьешь себя сам, - сказала она.
- Уже во второй раз.
- Я рада, что ты не забывал меня. Я хочу, что бы ты знал, я не сержусь на тебя. Он обманул нас всех.
- Отойди, я не хочу, что бы ты пострадала. Я буду читать своё пророчество. Так мне будет легче.
- Спасибо тебе.
- Гермиона хотела знать, почему я согласился на обречённость. Скажи ей, что я пошёл на это только ради того, что бы увидеть тебя.
Это была правда. Я все еще любил эту женщину и был готов отдать жизнь даже за минуту, проведенную с ней рядом.
Она послушалась меня. На прощанье Кейт погладила меня по лицу. Её касание вызвало в моём теле трепет. Она снова дотронулась до меня.
В слух я стал читать пророчество, пока надо мной плыло безмятежное светлое небо.

Кейт.
Я держала в руках мечи Бена. Он отдал их мне, перед тем как лечь в гроб и теперь они принадлежали мне. Вскоре оружия привыкнуть ко мне и станут, как полагается слушать новую хозяйку. Вы будите смеяться, но оружие тоже может подвести человека. А мечи Стража это нечто большее, чем куски бездушной стали. У них своя судьба. Бен никогда мне этого не говорил, но временами ему казалось, будто бы и у них есть душа.
Я отошла подальше, слушая голос Бена. Когда он прекратит читать, всё закончится. Я была готова ко всему, но не к этому. Всё произошло гораздо быстрее. Всё произошло на моих глазах.
Каменная крышка гроба рухнула с неба. С оглушительным грохотом обломки разлетелись по всей площадке. Но, ни один не задел меня. Вместо каменного гроба на самой вершине горы в центре площадки образовалась небольшое углубление. Тело Бена Крейвена навсегда исчезло с этого мира. Теперь его помнила только я.
Почему Природа поступала так? Зачем она стирала память с жителей миров касающихся его защитников? Я не знала ответа, потому и не видела оправдания этому поступку. Это самое жестокое, на что могла пойти Природа.
Бен Крейвен был предан забвению. Ответственность за судьбу этого мира теперь лежала на мне.
Я не стала отчаиваться и плакать. Теперь я обязана быть сильной. Намного сильнее, чем Бен Крейвен.



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"
 
Desler713Дата: Среда, 29.01.2014, 12:35 | Сообщение # 142
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
5
Человек в чёрном плаще с капюшоном шел ночью по опустевшей дороге к школе Хогвартс. Недалеко он увидел чьё-то тело. У этого человека было отличное зрение, поэтому он узнал мертвеца. Его звали Гарри Поттер. Его очки были сломаны. В руке парень держал меч.
Одно оружие было найдено. Человек подобрал его. Теперь ему осталось найти второе. Но его нигде не было.
«Значит Воландеморт забрал его с собой», - подумал человек.
Он решил осмотреть замок. Школа чародейства и волшебства Хогвартс в свете полной луны казалась мёртвой. По сути это было так. В ней не было ни одной живой души.
Человек подошёл к парадной двери. Рядом с ним возникли несколько высоких теней. Он обнажил меч. Кто бы это ни были, они хотели его смерти. Так и есть. Тени направились к нему. Они издавали низкое рычание и чмокающие звуки.
«Зомби, - понял он. – Ну что ж, значит пора».
Человек ухмыльнулся. «Наконец-то хоть целая толпа, а не каких-то два жалких человека!»
Зомби ударили первыми. Они были вооружены палками, вилами и лопатами. Человек отбил первый удар, отразил второй со спины, и прокрутился на месте, разрезав на куски несколько противников. Отрубленные конечности с брызгами гниющей дурно пахнущей крови с каждым ударом падали на землю.
Человек не остановился на этом. Он подбежал к стенке, отпрыгнул от неё, сделал кувырок и на лету убил ещё двоих врагов. Один упал с распоротым животом, крича и держа свои вываливающиеся кишки. Другой рухнул на спину с глубокой раной на груди. Из неё фонтаном брызгала кровь.
Человек засмеялся над тем, что у него получилось. Он был рад своей первой битве в новой жизни. Он знал, что теперь всё будет по-другому.
Он обыскал все тайные места в Хогвартсе, но так и не нашёл то, что искал.
«Ничего, - успокаивал он себя, - ещё не конец света, что бы считать это поражением».
Он вышел из замка, накинул капюшон на тёмные короткие волосы и зашагал прочь от замка. Вскоре его поглотила Тьма, и он молча растворился в ней.

Гермиона и Рон спустились с горы. Постепенно мрачные голые скалы сменились растительностью. Сначала им попадались редкие высокие цветы и травы. Они пробивались между камнями. Постепенно их становилось всё больше и больше. Когда друзья, наконец, спустились, их окружало огромное поле и редколесье. Небо с серными тучами постепенно светлело, и теперь по нему неспешно плыли молочные облака.
На горизонте виднелся небольшой замок Оскар. Гермиона и Рон зашагали к нему. Вскоре они могли рассмотреть его серые башни с полукруглыми окнами. Остроконечные крыши заканчивались высокими шпилями. Если встать у стены и посмотреть вверх, то обязательно будет казаться, что шпили уходят в небо и касаются неба.
Они подошли к главным воротам. Пережившие изгнание Тьмы волшебники уже встречали их возле дверей замка. Среди них присутствовали две эльфийки Айрин и Эврейт, два профессора Питер Райан и Джон Сирс, и единственный выживший студент Эд Уильямс.
Светловолосая Эврейт и тёмненькая Айвин изменились за шесть лет. Раньше они выглядели мило и всегда заставляли мужчин оглядываться им в след. После пережитого кошмара эльфийки как будто постарели. Некогда вечно свежая кожа на шее и лице еле заметно одряхлела, под глазами появились тёмные круги. Они словно постарели.
Питер Райан пополнел, и все время нервно оглядывался по сторонам. Когда-то давно он был крепким и уверенным волшебником. На тёмных волосах появилась лёгкая седина, на лице теперь всегда росла щетина.
Джон Сирс за шесть лет практически не изменился. Но Тьма потрепала этого волшебника. Его вечно рассредоточенный взгляд бегал по сторонам, до сих пор выискивая опасность за каждым углом. Раньше он часто улыбался и любил пошутить. Теперь его тяжелый взгляд привлекал больше внимания, чем бывалая красота эльфиек.
Эд Уильямс из смазливого юноши мог стать вполне нормальным, но слегка неуклюжим мужчиной, если бы не Тьма. Его неуверенность в себе была видна издалека, но в то же время за ней скрывалась решительность. Её то и недоставало всем остальным из Оскара.
- Мы рады, что кто-то ещё выжил, - отметила Айрин.
Они познакомились и вошли в замок Оскар.
Профессора проводили Рона и Гермиону в кабинет директора. Когда-то в нём Карл Айзек вместе с Воландемортом творили свои ужасные дела. Потемневшие от времени стеллажи с книгами напоминали каменную стену. У единственного стола оказались сломаны ножки. Картины отсутствовали, а возле двери виднелось тёмное пятно. Друзья предположили, что это могла бы быть чья-то высохшая кровь. Кабинет директора был наполнен мраком в отличие от всех остальных помещений в Оскаре. Гриффиндорцам казалось, что в нём всё ещё сохранилась частичка изгнанной Тьмы.
- Почему сюда? – спросила Гермиона.
- Мы впятером пережили здесь самые страшные времена, - ответил Эд. - После всего оно нам кажется самым безопасным местом в замке.
За весь этот разговор Эд Уильямс заговорил дважды. Во второй раз только в конце беседы.
- Тогда может, зажжем свет? – предложил Рон.
- Темнота привычней, - ответил Джон.
Гермиона и Рон рассказали им про Стражей, Гарри Поттера и сущность Тьмы. Джон Сирс, Питер Райан, эльфийки Айрин и Эврейт, и Эд выслушали молча, ловя каждое слово. Когда рассказ коснулся Тьмы, и Гермиона рассказала самую суть с примерами, они кивали и переглядывались, вспоминая что-то своё.
- Что у вас тут произошло? – в конце рассказа спросила девушка.
И Айрин рассказала им, как они пережили Тьму. Вскоре после начала тех загадочных исчезновений и ужасных убийств по всему миру они получили сообщение Дамблдора. Новый директор решил отправиться в Хогвартс, но школа чародейства и волшебства оказалась чересчур далеко. Сначала хотели привлечь Министерство магии, но там все стояли на ушах и никто не замечал профессоров Оскара и их просьбах о помощи.
- Как можно достучаться до людей в такие дни, когда они думают только о себе?! – в сердцах воскликнул Питер.
К нему подсела Эврейт и стала что-то шептать. Волшебник только мрачно оглядывал помещение, не обращая на неё внимания.
Питер Райан вместе с Джоном Сирсом ходили в министерство. Когда они поняли, что ничего не добьются, им пришлось возвратиться обратно в Оскар.
- Была мысль дойти до вас пешком, но на такой переход у нас не было шансов. Куда девать кучу неумех, когда среди них так мало настоящих волшебников? Оставаться в Оскаре тоже было равносильно самоубийству. Тупо засесть где-нибудь и ждать, когда всё закончится. Наступило такое время, когда конец всех мучений приравнивался к смерти, - философски заметила Айрин. – Мы могли аппатировать, но испугались. До нас дошли слухи, что это убило некоторых волшебников.
- Весело получается, когда твоя голова остаётся здесь, а задница оказывается там! – перебил эльфийку Джон Сирс, показывая себе за спину.
Гермиона и Рон переглянулись. Этому волшебнику не помешало бы поучиться хорошим манерам. Хотя после всего пережитого кошмара он довольно неплохо держался.
Айрин смерила его гневным взглядом и продолжила:
- Мы решили встретить свою смерть в Оскаре. Понимаю, что звучит это так, как будто мы сдались, но это не так. Мы помогали и поддерживали друг друга. Вот так и выживали.
По ходу рассказа Гермиона и Рон понимали, что в Оскаре царила более дружественная атмосфера, чем в Хогвартсе. Здесь студенты были ограничены в использовании магии, поэтому их охраняли профессора. Возможно, из-за этого их смерти казались им не такими ужасными. Всё-таки умирать рядом с друзьями намного лучше, чем среди врагов.
Получилось так, что магия развратила хогвартцев, и они использовали свою силу друг против друга. В Оскаре студенты из-за своих ограничений оказались более сближены друг с другом. Применять волшебство в разрушительных и даже оборонных целях им практически не удавалось.
- В итоге удалось выжить только нам. Питер, Джон, Эд, Эврейт и я спрятались здесь и следили друг за другом. Так нам удалось выжить.
Айрин замолчала, было только слышно, как Эд скрипел зубами. Рон и Гермиона какое-то время ждали продолжение. Может эльфийка захочет добавить еще что-нибудь. Но когда стало понятно, что она закончила, Рон спросил Эда:
- Что-то не так?
- Этот ваш Бен Крейвен увёл у меня Дженни, а потом она погибла. Этот гад убил её. Хорошо, что он мёртв, - не скрывая презрения к Стражу, сказал Эд.
Гермиона промолчала. Она всё ещё помнила хорошего Бена, ну, или старалась помнить его таким, но ссориться с этими людьми ей не хотелось. Они единственные, кто могли им помочь.



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"

Сообщение отредактировал Desler713 - Среда, 29.01.2014, 12:45
 
Desler713Дата: Среда, 29.01.2014, 12:37 | Сообщение # 143
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
6
Кейт
Год назад меня убил Бен Крейвен, но он, же отдал свою жизнь за то, что бы я воскресла. Получив шанс начать всё заново, я поняла горькую правду. Вторая попытка всегда кажется тяжелее первой. Зная итог, и только догадываясь об ошибках прошлого исправить положение намного труднее. Любая упущенная мелочь может послужить либо возвратом к предыдущему результату, либо ухудшить положение. Необходимо сделать все правильно. И неважно, каких сил это будет стоить.
Я получила второй шанс. Шанс исправить то, что натворил Бен. Я боялась принимать решения и отвечать за них. Ведь если оставшимся в живых жителям этого мира нужно убить всего лишь одного человека, то я должна уничтожить нечто большее. Я должна была убить таких врагов, о которых не догадывался ни один человек в Мире магии. Я знала, где они находились. Но для начала необходимо ввести в курс дела Фобоса и Деймоса, братьев близнецов, сыновей Карла Айзека - пожирателя смерти. А заодно выяснить, почему они не примкнули к Воландеморту.
Впереди меня ждала последняя битва. Когда-то давно я была Стражем Мира вампиров, теперь я защитница Мира магии.
Но кто я для обычных людей?
Всего лишь пустое место. Прямо как Бен.

Фобос и Деймос следили за замком своего отца. После смерти Карла Айзека, его сыновья отстроили замок, но спустя некоторое время им пришлось покинуть его.
Теперь они сотрудничали с профессорами из Оскара. Фобос и Деймос бежали из замка отца, когда их спасли Питер Райан и Джон Сирс.
Я подошла к палатке. Близнецы замаскировали её возле густых кустов в миле от замка. Ткань палатки приобрела цвет окружающей среды. Я сразу поняла, что здесь задействовано заклинание хамелеона. Издали проходящий мимо путник ничего бы не заметил. Даже оказавшись рядом с палаткой, обнаружить нынешнее место проживания Фобоса и Деймоса оказалось бы весьма проблематично. Её мог найти только тот человек, кому известно её точное расположение. Я смогла обнаружить её только благодаря стоящим возле входа в палатку двум мужчинам.
Фобос оказался высоким светловолосым волшебником. Он носил серую мантию. Его брат Деймос был немного пониже и покрепче. Слишком уверенный взгляд и хмурое лицо. В руках он держал два длинных кинжала. Волшебник по очереди подбрасывал их в воздух, и ловил за лезвия. Фобос вертел в руке волшебную палочку.
Когда я приблизилась к ним, они перестали разговаривать. Фобос откинул плащ, показывая небольшой клинок. Деймос покрепче сжал спаренные кинжалы.
- Вы Кейт? Кейт Кристел? – с явной осторожностью спросил меня Деймос.
Я кивнула, остановившись в трех метрах от них. В этот момент на моём бедре появился кожаный пинал с чёрной рукояткой. Её украшала серебряная вязь, образуя диковинный рисунок. В руках я сжимала мечи Бена.
- Это я.
Меня удивило то, что они знали моё имя.
- С вами хочет говорить Гарри Поттер, - сказал Фобос.

Гарри Поттеру казалось, что он видит страшный сон. Он увидел своё истекающее кровью тело, лежащее на земле возле Хогвартса.
«Что со мной случилось? Я… Я умер?»
Не далеко кто-то пошевелился. Какой-то человек. Гарри направился в его сторону. Чем ближе он оказывался к этому человеку, тем больше был уверен в том, что это его убийца. Момент смерти почему-то стёрся с его памяти, и он не мог вспомнить каких-либо подробностей.
«Воландеморт!»
Да, это был он. Этот маг убил его после тяжёлой битвы. Гарри захотел ответить ему за всё. Волшебной палочки, но как назло волшебной палочки не оказалось под рукой. Гарри пошарил по карманам, но они оказались пусты. Не особо задумываясь, что делает, волшебник побежал, замахнулся, нанес удар, но у него ничего не получилось. Нога пролетела сквозь тело Воландеморта. Тёмный волшебник ничего не почувствовал. Гарри пытался ударить его снова, снова и снова. Но каждый раз повторялось одно и тоже. Все удары приходились «в молоко». Руки и ноги проходили сквозь тело. Воландеморт попросту не замечал их.
Темный волшебник поднялся, держась за рану на животе. Кровь сочилась сквозь его пальцы, но рана оказалась не такой уж и опасной. Гарри понял, что несмотря на все ранения, он выживет. Воландеморт аппатировал. Гарри мысленно ухватился за врага и перенёсся вместе с ним в его укрытие.
В следующий момент они оказались в каком-то очень тёмном помещении. Гарри не видел ничего вокруг. Всё поглотила темнота и мрак.
Рядом что-то пошевелилось. Это был Воландеморт. Гарри не видел, что делал тёмный маг, но точно был уверен, что скоро узнает. Мертвец почувствовал тепло и слабые толчки силы. Воландеморт колдовал, но не при помощи волшебной палочки. Он колдовал при помощи мыслей.
Вскоре в помещении вспыхнули факелы на стенах и осветили всё вокруг. Гарри открыл рот от удивления. Воландеморт привёл его в тюрьму Азкабан. В том, что это была именно она, Гарри не сомневался. Когда-то давно на четвёртом курсе в Омуте памяти в кабинете Дамблдора он видел Краучей. Тогда отец и сын обманули дементоров при помощи оборотного зелья.
Азкабан в целом представлял собой отшлифованный обломок высокой скалы посреди моря прямоугольной формы. Сырые и мрачные помещения нагнетали на преступников поистине ужасные мысли. А дементоры следили за ними, и питались их эмоциями. Эти эмоциональные вампиры высасывали из заключенных все светлые воспоминания и мысли, оставляя взамен ужасные терзания и огромное количество времени на бесконечные мучения. Дементоры лишали их надежды, превращая в пищу. Впоследствии заключенные становились похожими на зомби. Начисто лишённые ума и здравомыслия невольники доживали свои жалкие жизни в маленьких тёмных камерах метр на метр.
Невысокие маленькие камеры практически не освещались висевшими на стенах факелами в узких проходах. В некоторых Гарри видел высохшие тёмные пятна, а исцарапанные стены являлись привычным атрибутом и свидетельством того, что здесь сидел преступник. Он не хотел себе представлять, что творилось здесь с заключенными во время нашествия Тьмы.
Воландеморт жадно вдыхал здешний воздух. Гарри не чувствовал, чем пахло. Он присутствовал здесь как дух, бесплотное и невидимое существо. Волшебник даже не дышал.
Воландеморт улыбался, смотря на опустевшие камеры, шагая вперед. Иногда Тёмный лорд останавливался, чтобы осмотреть последнее жилище какого-нибудь бедолаги, до смерти замученного дементорами и направлялся дальше. При этом Гарри видел на его лице довольную ухмылку. Воландеморту несомненно нравилось это место.
Вскоре они оказались в небольшом слабо освещённом помещении. Воландеморт сел на стул и открыл книгу в чёрном кожаном переплёте. Читая её, тёмный волшебник содрогался всем телом. Гарри смог прочитать название - «Теория смерти». А вот имя автора из-за ветхой обложки уже не разобрать.
Воландеморт заговорил:
- Я так давно ждал этого момента. Я много раз представлял, как он будет выглядеть. И вот теперь я знаю. Но почему-то ничего не меняется. Почему сценарий остаётся прежним? Что-то здесь не то. Видимо Бен оказался прав. Да, Гарри?
При упоминании своего имени Гарри вздрогнул.
«Он знает, что я здесь?»
- Представь себе, знаю! В наших жилах течёт одна кровь! Благодаря мне ты всё ещё жив.
Гарри стоял на месте. Воландеморт ходил возле стола, оглядываясь по сторонам.
- Только не пытайся себе что-то там придумать! Я вовсе не твой родственник. Ты знаешь, что я имею в виду. Мы волшебники.
Но не это замечание волновало Гарри.
«Ты не видишь меня!» - догадался Гарри по его действиям.
- Да, это так, - согласился Тёмный Лорд. – Зато я тебя чувствую. Ты помнишь нашу первую встречу? Ту самую, когда убили твоего приятеля Диггори?
«Да».
Воландеморт засмеялся. Его смех встревожил Гарри. Таким смехом Воландеморт обычно показывал своё превосходство над молодым волшебником.
- Хвост провёл ритуал. Твоя мамаша при помощи древней магии сделала так, что бы я не мог до тебя дотронуться. Я не знал этого, был слишком самоуверен. Мои силы и мечты поработить весь мир застелили мне глаза. Я заплатил за это тринадцатью годами ужасной жизни.
Пока что Гарри не совсем понимал, к чему клонит Темный лорд.
- Теперь ты знаешь, что я испытал. Но тебе повезло Гарри. Ты не превратился в такого урода, каким был я. Я пил кровь единорога, что бы поддерживать в себе жизнь. Признаться, я совершал ещё более ужасные вещи. Я проклят, и моё проклятье теперь настигло тебя. Теперь ты знаешь, что такое смерть.
«Я знал и так. На пятом курсе я видел Ферналов»
- И всего-то? Это семечки. Так, для малолетних волшебников. На самом деле они видели всего-навсего тень смерти. Порой всякие неучи, я имею в виду тех, кто пишут учебники и книги про подобных существ несколько преувеличивают для большего эффекта. Люди видят то, что хотят видеть. Это всего лишь предрассудки возомнивших невесть что слепцов. Тень смерти ничто по сравнению с тем, что испытали мы с тобой. Мы были на самом краю, мы почувствовали ее дыхание.
«Что с нами произошло?»
- Значит, теперь ты хочешь знать? Хорошо, я отвечу тебе. Мы оба испытали её касание. Конечно, ты не помнишь этого. Почему-то этот момент забывается. Возможно, он уходит глубоко в наше подсознание, подобно моменту рождения и будет сниться нам в кошмарах, но всё это пустые разговоры. Значит, ты хочешь знать, что с нами произошло?
«Хочу».
Воландеморт улыбнулся. На мгновение Гарри показалось, что в этот момент он увидел его.
- Я скажу. Мы испытали касание смерти. Вероятно Деслер, Страж мёртвых видит планы Природы. Возможно, поэтому он позволяет некоторым сыграть в шахматы с самой Смертью. Я обыграл её, вот и вернулся в этот мир уродливым и мерзким существом. На мгновенье я увидел в её взгляде Кровавый камень, имя на нём и книгу, облачённую в человеческую кожу. Благодаря одному мгновению я заглянул в планы Природы и увидел, как открыть её и что она собой представляет. Благодаря ей я знаю, как убить тебя, Гарри Поттер.
«Значит, я ещё жив?»
- Ну, конечно. Мертва только твоя физическая оболочка. Духовно ты живее меня!
«И что бы воскреснуть, мне нужно отправиться в Забытый мир и выиграть в шахматы саму Смерть?»
- Именно так.
«Почему ты мне рассказываешь все это? Ведь теперь я знаю, как избавиться и от тебя».
Воландеморт посмотрел на книгу под названием «Теория смерти». Возле стола он увидел склонившуюся над ней тень Гарри Поттера. В этот момент они посмотрели друг на друга.
Воландеморт разразился диким хохотом. Победная улыбка с лица Гарри быстро исчезла.
- Я же сказал, - успокоившись, обратился к нему Тёмный лорд, - что я видел планы Природы. Всё сходится. Совсем скоро ты оступишься и тогда…



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"

Сообщение отредактировал Desler713 - Среда, 29.01.2014, 12:45
 
Desler713Дата: Среда, 29.01.2014, 12:39 | Сообщение # 144
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
7
Кейт.
- Так он жив? – удивилась я.
- Ну конечно, - ответил Фобос.
Я сделала несколько шагов к палатке и остановилась. Меня привлекли внимания их оружия. Они пользовались сталью, а не магией. Деймос вертел в руках спаренные кинжалы с длинными узкими лезвиями, заточенными с обеих сторон. Само острие имело продолговатую форму в виде стрелы, что увеличивало проникающую силу. Это были ножи профессионального бойца. Тихие и смертоносные. Фобос же использовал клинок с коротким лезвием. Такое оружие предназначалось для ближнего боя.
- А вы разве не волшебники? – поинтересовалась я у братьев.
Фобос и Деймос переглянулись. На их лицах появилась такое выражение, будто бы им было неприятно говорить на эту тему.
- Видите ли, мы с Деймосом выпускники Мракса. Магия давалась нам не очень хорошо, поэтому мы нашли эти железки и зачаровали их. К счастью нашлись умельцы среди пожирателей смерти, которые знали, как это сделать и обладали соответствующими способностями. Нам же с братом оставалась только научиться обращаться с ними, - ответил Фобос.
Он достал клинок и мысленно произнёс заклятье. Сиреневое свечение потекло от кончика лезвия, и остановилась на грубых перчатках волшебника. Фобос открыл глаза и взмахнул им.
- Эта магия защищает меч от изнашивания, позволяет отражать заклятья и усиливает мои навыки по фехтованию. Поскольку Нот наложил на него три заклятья, меч питается моей физической силой. Из-за этого я могу применять каждую способность по отдельности, но ограниченное время. Деймос со своими кинжалами может точно так же.
Второй брат-близнец играючи продолжал подбрасывать кинжалы и ловить их за лезвия, причем, не обращая на них внимания. Его мастерство поразило меня. Что бы научиться таким приемам требуется достаточно много времени. Смотреть на его движения можно было бесконечно долго. Я чувствовала, что Деймос не использует магию. Он делал это сам!
- Долго учился? – спросила я.
- Где-то с полгода.
- Где Гарри?
Этот вопрос интересовал меня больше всего.
Фобос кивнул брату и Деймос приподнял полог палатки. Я пригнулась и вошла. Братья-близнецы остались сторожить вход. Они обсуждали меня. По их тихим разговорам я поняла, что больше всего их интересовало какого размера у меня грудь и какова я в бою. Я уже привыкла к тому, что непосвящённые люди вроде этих братьев сомневаются в моих силах и пытаются вообразить себе, что лучше всего я смотрелась в их пастели, чем на поле боя. Я давно перестала обращать на это внимания.
Место, в котором я находилась, пробудило во мне массу воспоминаний. Палатка внутри оказалась увеличена в несколько сотен раз и была превращена в башню Мракс. Все внутреннее убранство в точности повторяло оригинал. Те же кресла, камин, ковры и картины. Вверх вели три лестницы. Две я точно знала куда. Одна в спальню мальчиков, а другая в спальню девочек. Куда вела третья, я не имела понятия.
Гарри Поттер спустился с той, которая вела в спальню мальчиков.
- Кейт!?
- Привет, Гарри, - поздоровалась я.
Мы поднялись в спальню для мальчиков. Она была переоборудована в кабинет директора Оскара. Те же стеллажи с книгами, картины и стол. Я сразу узнал её. В ней ничего не изменилось.
Гарри сел за стол директора. На ней лежала одна книга в чёрном кожаном переплёте. Он покосился на неё и, содрогаясь всем телом, убрал в стол. С другой стороны на обложке чем-то красным была нарисована пентаграмма.
Я стразу поняла, что это «Теория смерти». Видимо он украл её у Воландеморта и не мог открыть. Значит, для этого ещё не пришло время.
- Теперь ты Страж этого мира? – немного помолчав, спросил Гарри.
- Я. Как ты смог воскреснуть? Ты ведь вроде бы был мёртв.
- Был, - согласился молодой волшебник. – Мне пришлось умереть, что бы воскреснуть вновь.
И Гарри рассказал, как ему удалось вернуться в мир живых.

Гарри отправился в Забытый мир. Там его встретил Забытый. После того, когда Гарри назвал Его имя, Деслер или Страж мёртвых устроил ему встречу со Смертью.
Бесконечная черная пустыня сменилась тёмным мрачным старинным замком в готическом стиле. Его возраст угадать было невозможно. Серые стены и широкая каменная лестница разваливались на глазах, но в то же время Гарри казалось, что всё это просуществует ещё столько же, сколько простояло до этого времени. Старинные огромные люстры с огарками пожелтевших свечей висели под самым потолком, обвитые чудовищным слоем паутин. На стенах зияли пустые рамки картин. На некоторых ещё остались обрывки выцветшего холста. На полу в середине огромного зала постелен ковёр, на котором с большим трудом угадывался какой-то рисунок. На нём располагался стол с пустой шахматной доской и двумя старинными кожаными креслами с высокими спинками. В том месте, где находился Гарри, имелась всего лишь одна дверь, выходившая наружу. Высотой в два, а то и три роста волшебника, тяжёлая, чугунная с монолитными рисунками, изображавшими какой-то страшный ритуал. В других местах стояли высокие стрельчатые арки. Гарри не хотел думать, куда ведёт эта дверь точно так же, как и широкая лестница.
Вскоре из арки вышла неясная тень. Гарри сделал несколько шагов назад. Его колени дрожали от волнения и страха. Волшебник знал, кто перед ним. Сама смерть.
По мере приближения к Гарри тень постепенно превратилась в двухметровое существо в чёрном балахоне. Волшебник пытался рассмотреть лицо, но оно оказалось скрыто темнотой под капюшоном.
«А может, у него совсем нет лица?» - спросил он самого себя.
Смерть, казалось, медленно плыла по залу. Во всяком случае, звук шагов по каменному полу Гарри не слышал.
Они сели на кресла друг напротив друга. Гарри чувствовал себя неуютно в них. Смерть молчала. Это существо избегало встречаться с ним взглядом. Оно долго всматривалось на стол с пустой шахматной доской. Первым молчание решил нарушить Гарри:
- Что со мной будет, если я проиграю?
«Я заберу тебя к себе».
Гарри услышал мужской голос у себя в голове. Он был похож на низкий храп, лишенный всяких эмоций. От такого голоса стыла в жилах кровь. На мгновенье Гарри показалось, что именно его он слышал во время нашествия Тьмы. Что это он разговаривал со всеми людьми и навязывал вовсе не свою, а чужую волю. И теперь он играл с ним в шахматы, надеясь выиграть свою жизнь.
- В смысле в ад? - спросил Гарри.
«Ты не понял. «К себе» означает в мою личную армию. Хочешь знать, чем она занимается?»
- Конечно, - Гарри не терпелось начать играть, но решил, что лучше для начала поговорить.
«Они помогают мне забирать души, когда мне одному не справиться. Тебя устраивает такой исход?»
Гарри вспотел. Его руки и ноги начинали мелко дрожать. Это происходило не из-за страха. Волнение всему виной.
- Вполне. Всё же лучше, чем пытаться убить того, кого убить не получается.
- Чушь! – сказала Смерть вслух, и Гарри вздрогнул. – Ни одного человека не устраивает это!
- Я не хотел вас обидеть!
- Тогда давай договоримся, - его голос, так похожий на храп теперь звучал по-настоящему и это пугало намного сильнее. – Будь со мной откровенен.
- А если не буду?
- Тогда я отменю нашу игру. Вместо неё я отправлю тебя забрать души твоих друзей и поверь мне, ослушаться меня у тебя не получится. Твоя воля будет принадлежать всецело только мне, а душа по прежнему будет метаться и страдать от агонии, неизбежности и беспомощности. Ведь ты ничего не сможешь сделать. Я одарю тебя вечностью, ибо она окажется проклятьем.
- Ну конечно! – вспылил Гарри. Он никак не мог отделаться от мысли, что эта игра подставлена. – Я сижу и собираюсь сыграть в шахматы с тем, кто толкал меня на погибель на протяжении почти всей жизни. Умно играть с отчаявшимися людьми в такие игры! Я почти уверен, что тех, кого ты выиграл, узнали это, но они не могут восстать против тебя. Уж слишком сильна твоя власть! – Гарри всплеснул руками. – Я хочу, чтобы ты…
Смерть внезапно рассмеялась. Гарри слушал её, сжав кулаки. Он понял, насколько глупо выглядит. Указывать такому существу он не в силах, а тем более ставить свои условия.
- Природа накажет тебя, Бог свидетель!
Если бы у сидящего напротив существа не было капюшона, Гарри увидел, как меняется выражение на лице Смерти. Она (или оно) вскочило с места, и ударила кулаком по шахматной доске. Волшебник, не отрываясь, смотрел на сжатый кулак. Вся его смелость куда-то делась. Он осознал, кто перед ним.
- Будь внимательней со словами Гарри Поттер! - предупредило его существо. – Перед тобой не друзья, которые тебя всегда простят за такие слова. Перед тобой и не враги, которые пропустят мимо ушей то, что ты сейчас сказал. Перед тобой не шлюха, которая промолчит из-за того, что привыкла к таким агрессивным выпадам от мужчин. Перед тобой сама смерть, Гарри Поттер.
Он смотрел на сжатый кулак, покрытый гниющей плотью и шелушащейся кожей, отчаянно борясь с подкатившей тошнотой.
- Перед тобой твоя смерть, Гарри. И сейчас ты почувствуешь её прикосновение.
С этими словами существо дотронулось до Гарри. Волшебник почувствовал холод на своей руке. Он ощущал противную шелушащую кожу и гниющие мягкие остатки человеческого мяса.
Гарри закрыл глаза и стал про себя читать молитву. Первую, которая пришла ему в голову.
«Отче наш, ежеси на небеси. Да славиться имя твое, да прибудет…»
- Ну как, помогает? Что-нибудь ощущаешь? – поинтересовалось существо.
В этот момент Гарри перестал бояться. Он открыл глаза и, смотря в чёрную тень капюшона, сказал Смерти:
- Если в этом месте нет Бога, то это не значит, что я не могу принести его с собой.
Существо село в кресло. Оно сложило руки на груди. Задумалось.
- А я вижу, вы схожи. И даже очень.
- С кем? – спросил Гарри.
Смерть наклонилось к нему. Гарри сделал тоже.
- Глупый мальчишка! Ты думаешь, что можешь заявляться сюда ко мне домой и ставить условия? Читать молитвы? Знаешь, почему ты перестал меня бояться? Благодаря Воландеморту. Он тоже говорил мне разные вещи. Теперь я вижу, что между вами есть что-то схожее, но и что-то отличает вас друг от друга.
- Что?
- Если бы не Тьма, то ты в своём выборе ограничился только намереньями.
Смерть уселась на место.
- Я хочу, что бы ты знал. Независимо от финала я покажу тебе свой секрет. А сейчас начнём игру.
На шахматном столе появились фигуры. Гарри с замиранием сердца смотрел на белые фигуры, которыми ему предстояло играть.
- Надеюсь, ты не против, - сказала Смерть, – что первый ход я отдаю тебе.
- Можно узнать почему? Обычно черные ходят белыми.
- Ты ведь захотел сыграть, а не я.
После нескольких ходов Смерть заговорила:
- Можно узнать, почему ты пошёл на это?
- Я хочу выбраться отсюда и достать убийцу своих родителей, - ответил Гарри.
- Насколько мне известно, - Смерть сделала ход конём и съела пешку Гарри, - ты тоже приложил к этому руку.
- Ты думаешь, что я забыл это? Воландеморт воскресил их и направил против меня. Что мне оставалось делать? Погибать? Тогда мне бы всё равно пришлось бы встретиться с ними позже.
- Всё ещё надеешься выиграть?
Гарри поёрзал в кресле и потёр лоб. Ему вспомнился Рон. Они часто вместе играли с ним в волшебные шахматы. И если тогда игра шла на интерес, то сейчас от неё завесила жизнь Гарри.
- А знаешь, однажды я тоже играл в шахматы с похожими ставками, - вспомнил он.
- Ну и как ощущения?
- На первом курсе мы с друзьями пытались найти философский камень. Вот мне и Гермионе с Роном пришлось выбирать – отступить, либо выиграть и пройти дальше.
- И кто же сделал тот роковой ход?
- Рон.
Смерть скопировала позу Гарри. Теперь она сидела, наклонившись над столом с шахматной доской и фигурками.
- Если хочешь, то я могу позвать его сюда, и вы поговорите, - предложило существо.
- С чего это такая доброта? – недоверчиво спросил Гарри.
- Ну, Воландеморт тоже захотел увидеться кое с кем, - ответила Смерть.
- Что мне будет это стоить?
- Ничего.
Гарри на некоторое время замолчал. С одной стороны Смерть не лукавила и не врала. Её тон и отношение к волшебнику говорили об этом. Но с другой стороны, за такие услуги обычно взымалась плата.
- Знаешь, но я лучше откажусь.
- Твоё дело.
Они снова сделали несколько ходов. Гарри оценил ситуацию. У него было преимущество – больше фигур и стратегические позиции. Он потёр руками и сделал ещё один ход.

В это время Гермиона, Рон, две эльфийки Айрин и Эврейт, а так же Питер Райан, Джон Сирс и Эд Уильямс всё ещё сидели в школе Оскар. И если бы Гарри попросил смерть позвать к себе Рона, Гермиона лишилась надежного товарища.
- Слушайте, уже нужно что-то делать, - сказала волшебница. – Времени у нас совсем не осталось.
- Что случиться-то? – спросил её Эд. – Воландеморт где-то спрятался и мы даже не знаем где. А что он вообще сможет сделать? Он один, Тьма покинула этот мир и врятли когда-нибудь снова вернётся. Медальона нигде нет!
Никто не знал, куда после изгнания Тьмы пропал медальон.
- Ты так ничего и не понял, Эдди! – воскликнула Айрин. – Тебе разве не ясно, что он может снова наслать Тьму и уже тогда нам не избавиться от неё. Тёмный лорд теперь способен на многое. Он убил Гарри Поттера, и мы до сих пор не знаем всех его козырей.
- Айрин права, - согласился с эльфийкой Рон. – Что бы закончить этот кошмар нам нужно убить Воландеморта. Мы расквитаемся за Гарри и всех остальных.
Все присутствующие сразу притихли. Им вспомнились друзья и родные.
Рон вспоминал свою семью и лучшего друга.
«Надеюсь вам всем там хорошо. Если у меня ничего не получиться, то совсем скоро я присоединюсь к вам. Только подождите ещё немного», - мысленно попросил мертвых друзей Рон.
Гермиона вспомнила своих родных и Гарри.
«Если у меня ничего не получиться, значит, я зря согласилась на это дело. У нас с тобой было столько несказанных друг другу слов. У нас было много времени для счастливой жизни, но судьба решила иначе. Я буду стараться, но если я погибну, значит, совсем скоро мы будем вместе».
Эд зажмурился. Воспоминания о Дженни Смит нахлынули на него подобно огромной волне.
«В последнее время, пока ты была ещё жива, мы много чего наговорили друг другу. Всему виной был треклятый Бэн Крейвен. Он забрал тебя у меня, а потом ты погибла. После твоей смерти я поклялся, что найду его и отомщу. Но кто-то его уничтожил вместо меня. Жаль, но я бы расправился с ним иначе. Если ты слушаешь меня сейчас, знай, что я тебя до сих пор не забыл».
Эльфийки Айрин и Эврейт вспоминали своих родных и всех тех, кто погиб рядом с ними в стенах Оскара.
Питер Райан и Джордж Борн вспоминали своих друзей – Майкла Кипа, Мэри Бейкер, Оскара Уотса и других.
- Мы все потеряли близких людей, - заговорил Питер, - если нужно что-то делать, то давайте отправляться к замку Карла Айзека. Там происходят интересные вещи. Братья близнецы Фобос и Деймос следят за ним и расскажут то, что им удалось выяснить.
- А там что? – спросила Гермиона.
- В замке Карла Айзека кто-то живёт. Я не знаю, как это описать, но вокруг него ходят какие-то странные существа.
- Сколько нам до него добираться?
- Отсюда около трёх дней пути, - ответила Айрин. – К сожалению ни Эд, ни Джордж и даже ни Питер не умеют аппатировать. Поэтому у нас остаётся только один выход – перелёт на метле.
- Подождите, - Рон поднялся с места, - мы тут с Гермионой вроде как полноценные волшебники. Ты Айрин и Эврейт эльфийки, поэтому по идее в вас должно быть больше магии. Остальные тоже не лишены магической силы.
- Что ты предлагаешь? – спросила Гермиона.
- Объединить наши силы. Если мы это сделаем, то легко перенесёмся туда, куда нам нужно.
Несколько минут спустя волшебники и эльфийки вышли на улицу. Сделать что-то подобное лучше всего на солнечном свете, а не в тёмном и мрачном кабинете.
- Все готовы? – Гермиона оглядела вставших в круг магов.
Взявшиеся за руки волшебники кивнули.
- Итак, на счёт три. Раз, два, три…



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"

Сообщение отредактировал Desler713 - Среда, 29.01.2014, 12:45
 
Desler713Дата: Среда, 29.01.2014, 12:49 | Сообщение # 145
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
8
Гарри написал письмо, сделал из него самолётик, наложил заклятье и позвал Фобоса.
- Письмо в школу Оскар, - объяснил ему Гарри и продолжил рассказывать Стражу, что произошло в Забытом мире после того, как Фобос вышел за дверь. - Я узнал такое, о чем не хотел бы вспоминать, - признался Гарри.
Гарри потёр лоб рукой. Кейт сразу поняла, что воспоминания причиняют ему боль. Когда знаешь то, что скрыто среди обычных вещей, дел и самой человеческой жизнью, поневоле начинаешь себя чувствовать обманутым. Обманутым кем? Жизнью? Природой? А может Богом?
Но в то же время зная (а, не имея представление) немного больше обычных людей, чувствуешь себя выше. И это пугает.
Дело не в том, что вам доверили эту информацию. Всё упирается в то, что совсем скоро с вас потребуют плату за эти знания. И вот, наконец, осознавая эти вещи, вы начинаете понимать, насколько всё вокруг вас обманчиво.
Кейт понимала его чувства. Она сама постоянно испытывала подобные ощущения.
Гарри на мгновение запнулся, но быстро придя в себя, продолжил свой рассказ.

- Пока мы играем, - существо сделало рокировку. – Я хочу рассказать тебе несколько историй.
Гарри посмотрел на шахматную доску и улыбнулся. Он выигрывал.
- Я слушаю.
- Первую историю я бы назвал «Неверие». В ней пойдёт речь об одном человеке. Эти события произошли за некоторое время до наступления Тьмы.

***
Мир людей.
В Мире людей текла самая обычная жизнь. Люди занимались своими делами и пока ещё не представляли, какая опасность ждала их в скором будущем.
Но как это обычно бывает, среди тупого сборища людей нашёлся человек, который почувствовал это. Его звали Стенли Финч. Сначала этот человек увидел конец света во сне. Он проснулся в холодном поту и долго не мог прийти в себя. Его начали часто мучить кошмары. Родные и друзья никак не могли понять, как их друг, отец, сын и брат мог превратиться в раздражительного, агрессивного и депрессивного человека.
Некоторое время спустя его попросили обратиться к психиатру. Сэм конечно наотрез отказался. Но его родственники, в последнее время пекущиеся о его здоровье, сами позвонили куда следует и Финч оказался в сумасшедшем доме с диагнозом параноидальная шизофрения.
Он сидел в кабинете психиатра, когда врач стал расспрашивать его о видениях и снах.
- Представьте себе мир, - рассказывал Стенли, - когда на него накатывается Тьма. Люди меняются на глазах, забывают дружбу и сами уничтожают друг друга в бесконечных страданиях, извращённых переживаниях и в бесконечной борьбе друг с другом. Их направляет на это какое-то очень могущественное существо. Я бы сказал некое подобие высшего разума, если вам так будет понятно. В нашем мире накопилось столько зла и совсем скоро оно вырвется наружу. Вот тогда вы вспомните мои слова и поймёте, что всё, о чём я сейчас вам рассказал - правда. Но тогда уже будет поздно.
Психиатр внимательно смотрел на Стэнли. Он сделал пометку у себя в блокноте и задал следующий вопрос:
- Вы говорили, что видите это в своих снах. Вы можете описать их?
Финч вздохнул. На нём была надета смирительная рубашка. Прочная белая ткань стягивала все тело. Стэнли почувствовал духоту. Ему стало тяжело дышать из-за напряжения. На лице выступил пот.
Врач заметил это и попросил успокоиться. Глубоко вздохнуть и продолжить. Стэнли послушно выполнил его просьбу.
- Сначала на меня накатывается темнота. Я каждый раз чувствую, что в ней кто-то прячется и не хочет показываться на глаза. Мне становиться страшно. Я успокаиваю себя. Иногда мне это удаётся, а иногда нет. Всё зависит от моего состояния. После этого темнота начинает сгущаться. В этот момент обычно появляются образы того, что должно произойти.
- Опишите их.
- Я не могу, - слезливо выдавил Стэнли. – Они не дают мне это сделать.
- Кто?
Психиатр сел напротив него.
- Кто тебе не даёт сделать это? – переспросил он.
- Они.
- Кто они?
- Они, - ответил Финч.
Внезапно его лицо побелело, зрачки расширились, рот растянулся во всю ширь. Он испытывал самый настоящий ужас. Врач испугался, встал и вызвал по телефону бригаду санитаров. Пока они не пришли, психиатр повторил свой вопрос.
- Кто они? Стенли!
Услышав своё имя, мужчина часто заморгал. Ужас на его лице сменился на растерянность.
- Что с тобой произошло? Чего ты так испугался?
- Их. Они приходили сюда.
В этот момент в кабинет вбежали санитары. Увидев мирно сидящего пациента привязанного к креслу, они успокоились.
- Что случилось? – спросил врача самый здоровый из всех.
- Оставьте мне шприц с успокоительным и можете идти. Сейчас всё в порядке. Я вас позову, когда мне понадобится помощь.
Санитары кивнули и вышли. Здоровяк отдал ему шприц с ампулой и вышел следом за всеми.
- Что значит, они приходили сюда? – спросил психиатр, стоило им остаться наедине.
- Они были здесь, предупреждали меня. Если я вам скажу, то они уничтожат и вас. Я хочу вас защитить, вы понимаете? Они стояли за вами и говорили со мной.
- Тогда почему я их не слышал?
Финч встрепенулся, хотел броситься на врача, но остался сидеть на месте. Смирительная рубашка надёжно была привязана к креслу крепкими шнурами.
- Ну, как же вы не понимаете! – закричал Стенли. – Они не дают мне это сделать! – его голос стал спокойным. - Когда произойдёт всё то, что я вижу… словом, вы обо всем узнаете в своё время. Нехорошо знать что-то наперёд. Именно поэтому я сижу здесь привязанным к стулу одетый в смирительную рубашку.
Врач прошёлся вокруг него, на всякий случай, оглядывая Финча со всех сторон. Он понимал, где находиться и это наводило специалиста на некоторые мысли. Обычно больные, а тем более с таким синдромом как у Стенли не понимают, где находятся. Им кажется, что окружение наполнено опасностью, и они стараются сбежать от неё. Но со Стэнли всё было наоборот. Он никуда не бежал. Он пытался достучаться до людей, и от этого казался безумцем. Ведь если начинаешь говорить правду, которую не могут принять окружающие люди, обычно оказываешься в подобном месте. Это следовало допускать, но только не врачу. Психиатр обязан следить за состоянием пациента, лечить и давать советы.
«Тогда почему я хочу ему верить?», - подумал врач.
Да, психиатр на мгновенье поверил ему, когда Финч сказал, что они стояли за его спиной. Но кто это «они»? Что эти существа из себя представляют? Ему так и не удалось это выяснить.
- Значит, вы не хотите рассказывать мне свои видения, - уточнил врач.
- Вы правы.
Стенли выглядел уже намного лучше. Страх исчез. Он немного волновался, но это было нормально.
- Послушайте, пока вы не поделитесь со мной своими видениями, я не смогу вам помочь.
- Вы не сможете мне помочь, даже если бы я вам рассказал то, что мне приснилось. Скажите, как вы спасёте меня от апокалипсиса? Тьма надвигается. Люди доживают последние спокойные дни. Наслаждайтесь ими, съездите куда-нибудь с семьёй, поужинайте с женой. Я не хочу лишать вас покоя.
- Ничего плохого не случиться, если вы…
- Нет! – оборвал врача Финч. – Если бы я даже рассказал вам, вы обязательно превратитесь в такого же, как я. Посмотрите на меня! – потребовал Стенли. – Вам нравиться то, что вы сейчас видите?
- Не нравиться, - признался врач.
- Тогда не просите меня сделать то, что навсегда испортит вашу жизнь.
- Откуда ты вообще можешь это знать? – возмутился психиатр.
- За правду всегда надо расплачиваться.
- Чушь!
Врач подошёл к окну. Он упёрся руками в подоконник и стал думать. «Финч проводит психологические разговоры намного лучше меня. И это с параноидальной шизофренией? Нет, тут что-то другое. Но ведь все симптомы на лицо! Бредовые идеи, кажущиеся люди или существа, что впрочем, не так уж и важно. А что если он прав? Говорить такие вещи, умение убеждать в его состоянии по всем законам психики невозможно!»
- Я вас убедил? – спросил Финч.
- Нет, - психиатр решил не сдаваться. – Допустим, я понял, что меня ждёт, и полностью осознаю это. На таких основаниях вы расскажите мне о своих видениях?
- Они не разрешают мне, но я не против, - наконец сдался Финч. – Но я вас должен предупредить. Если вы услышите мой рассказ, то начнёте их видеть. Вы согласны?
- Да.
И Стенли Финч рассказал.
В конце рассказа психиатр долго молчал. То, что пару минут назад рассказал ему мистер Финч, казалось безумным. Врач задавал себе один и тот же вопрос: «Если он прав, то, как мы могли до такого докатиться?». Он мысленно строил картины апокалипсиса со слов больного и всё равно не понимал этого.
- Я вижу, что вы поверили мне, - заговорил Стенли.
- Поверил. И где же эти «они»?
- Эти существа приходят, когда захотят. Послушайте, теперь вы ведь знаете, что это правда. Тогда почему я ещё здесь?
Психиатр соскочил с кресла и схватил Финча за грудки. Он не хотел верить ему и стал отрицать рассказ пациента.
- Вы здесь, потому что ваш рассказ самый настоящий бред.
- Но ведь я это видел! Это правда!
- Дело в том, что ты потерял связь с реальностью. Тебе всё кажется реальным, даже твои бредовые видения.
Финч бросил на врача обидчивый взгляд. Как он мог довериться психиатру? Такие люди всегда найдут разумное объяснение и выскажут все, даже если их слова никому не понравятся.
- Но я им верю! – воскликнул Финч.
- Ты сам доказал мою правоту. Разум нормального (врач сделал акцент на этом слове) человека устроен так, что бы вся поступающая информация критиковалась. Таким образом, вся ненужная информация отсеивается. Человек понимает, где бред, а где реальность. В твоём случае Стенли, этого не происходит.
Позже Стенли Финча накачали лекарствами и положили на кровать в отдельной комнате. А через несколько дней врач стал замечать изменения в окружающем мире. Когда он ощутил меняющуюся атмосферу, осознал и сопоставил с рассказом мистера Финча, к нему пришли Они.

Смерть сделала ещё один ход и съела гарриного слона.
- Ты понимаешь мораль этой истории? – спросило существо у волшебника.
- Неверие может привести к чему угодно, - ответил Гарри.
- Не только. В мире живых когда-то существовало множество сумасшедших людей. Все они в той или иной мере оказались правы. Сознание современного человека изменилось в корне. Никто из вас уже не верит в духов, призраков, водяных и других существ. И зачастую отрицают даже существование бога. А теперь попытайся представить, сколько всего происходит в головах душевнобольных. Вы отказываетесь им верить только потому, что боитесь признать правду. Они увидели её в бытовой пустоте и попытались рассказать её вам. Вам, не замечающим ничего и никого кроме самих себя. Понимаешь, к чему я веду?
Гарри кивнул.
- Ты наверно знаешь Моцарта.
- Ну, да.
- В данной обстановке тебе будет интересно узнать, как он закончил свою жизнь, - констатировала Смерть.

***
В 1791 году Моцарт страдал от безденежья. Его жена Констанция часто болела, ожидая ребёнка. Доктора отправили её на минеральные воды для лечения.
Спустя пару дней, в дом композитора постучал незнакомец, одетый во всё черное. Моцарт открыл ему и впустил в дом. Пришелец, не показав своего лица и даже не представившись, сделал заказ. По его словам один из его знакомых потерял близкого и дорогого человека. В память о нём он хотел бы, что бы Моцарт написал «Реквием». Композитор согласился, но не мог сказать, когда будет готов этот заказ.
- Вложив в это произведение весь свой талант и себя, у вас получится именно то, что нужно вашему заказчику, - сказал незнакомец и удалился.
В этой встрече не были оговорены сроки выполнения, и по идее Моцарт мог бы не торопиться, но он целиком посвятил себя написанию этого произведения. Великий композитор по мере возможности отказывался от прибыльных контрактов. Идея создания «Реквиема» захватила его с головой. Он вложил в это произведение часть себя, и попытался выразить всю боль потери любимого человека. Во время работы над новой оперой Моцарту становилось всё хуже и хуже. Он болел больше обычного.
- У меня такое ощущение, что этот Реквием я пишу для себя, - не раз говорил он Констанции и друзьям.
Вскоре во время сильного жара, когда Моцарт был один дома и лежал в пастели, к нему пришёл тот же незнакомец. Он поинтересовался, как идёт работа над произведением. Композитор рассказал ему, чего он достиг. Он объяснил незнакомцу, как всё будет выглядеть. Суровые громоподобные по мощи хоры, рисующие с потрясающей драматической силой картины смерти и разрушения, гибель людей и всего мира, показывающие апокалипсис так, как его видит бог. Убедившись, что работа скоро будет закончена, незнакомец удалился.
Спустя месяц Моцарт скончался. Ему оставалось только закончить «Реквием». Перед смертью он объяснил своему ученику, какой должна быть концовка.
Констанция говорила, что у неё создавалось впечатление, словно последняя опера её мужа как будто выпивала из него последние остатки жизни. Она часто вспоминала однажды сказанные Моцартом слова: «У меня такое ощущение, что этот Реквием я пишу для себя».
Поскольку у семьи Моцарта не было денег, его похоронили вместе с бедняками в большой вырытой яме. Только в двадцатом веке, когда нашли то захоронение, попытались отыскать череп великого композитора. По некоторым данным его нашли и доказывали, что это именно он. Но когда техника достигла определённых высот, спектральный анализ показал, что найденный череп не принадлежит Моцарту. Он до сих пор не найден.

- Ты понимаешь Гарри, - говорило Существо, - Моцарт ушёл, оставив после себя только музыку.
Волшебник сидел, мрачно смотря на шахматную доску. Он проигрывал. Гарри напряжённо думал, как можно исправить ситуацию, но не находил решения.
- К чему ты мне всё это рассказываешь? – спросил он.
- Люди думают, что в этом деле замешаны тёмные силы. Как будто к нему пришёл сам Дьявол и сделал тот роковой заказ. Порой подобными произведениями создатели убивают себя сами, даже не осознавая это. Хочешь знать почему? Да потому, что они видели и чувствовали намного больше, чем обычные люди. В своих работах они отчаянно пытаются показать это. Когда умирает гениальный человек слишком рано, поневоле задаёшься вопросом почему. Следующая история будет про человека по имени Пол Симс.

***
Молодой мужчина со светлыми волосами и девушка появились из неоткуда во время нашествия бораков в Мире людей. Пол не знал их имён и никогда не видел этих людей раньше.
Стражи сразу вступили в бой. Их мастерство поразили мужчину. Они уничтожали бораков без особого труда. А потом появился Он. Человек в чёрном плаще с капюшоном, закрывающим лицо.
Из укрытия в разваленном доме Пол наблюдал за тем, что происходило между ними.
Человек откинул капюшон и снял плащ. Достал спаренные мечи.
- Ты! – воскликнул третий страж-мужчина.
- Я, - улыбнулся Страж Тьмы.
Третье поколение Стражей столкнулось с непреодолимым препятствием. Страж Тьмы собирался поработить выжившие миры и уничтожить всех защитников Природы.
Пол Симс понимал, что в ход окружающих событий вмешались какие-то высшие силы. Он сразу отличил, кто собирался уничтожать, а кто защищать и спасать. Мужчина мысленно желал удачи третьему поколению в борьбе с Тьмой. После продолжительной схватки между силами добра и зла он стал ощущать слабость. Все его силы стали куда-то деваться. Словно их кто-то выкачивал. Пол видел, что они проигрывают. Страж Тьмы оказался сильнее их. Мужчина и девушка испробовали все возможные тактики. Они атаковали его по одному, помогая друг другу, вдвоём, вынуждая уйти в оборону. Но тёмный Страж успевал отбиваться и не допускал ошибок. Он казался непобедимым.
В это время где-то недалеко шёл бой. Военные пригнали технику и пытались уничтожить бораков при помощи тяжёлой артиллерии. Взрывы, крики и ужасный рёв доносились со всех сторон.
Сидя в укрытии, Пол боялся, что его либо обнаружат ужасные твари, либо в него случайно попадёт снаряд. Он вздрагивал от каждого близкого взрыва или рёва борака где-то рядом. Несколько раз он видел, как погибала ужасная тварь. Борака либо разносило на куски взрывом, либо его расстреливали с вертолёта. Выглядело это ужасно. От них оставалась кровавая каша вперемешку с оторванными частями тел.
Когда Пол посмотрел на бьющихся Стражей снова, девушка лежала в луже собственной крови, а двое мужчин яростно сражались друг с другом. Они бились насмерть. Каждый нанёсённый и отбитый удар сопровождался яростным криком.
В конце концов, тёмный Страж провёл серию атак и задел противника. Страж-мужчина издал стон и рухнул на колени, зажимая рану на груди. Страж Тьмы что-то сказал ему и ударил снова. Отрубленная голова покатилась по асфальту, оставляя за собой красные следы. Тело рухнуло как мешок. Из шеи полилась кровь.
Страж Тьмы захохотал и исчез.
Пол вышел из укрытия не сразу. Оглядываясь по сторонам, мужчина подошёл к ним. Он увидел, как девушка приподнялась и издала стон, вперемешку с хрипом. Из её рта брызнула кровь. Пол подумал, что сможет ей помочь, но рана оказалась смертельной. У девушки был распорот живот от груди до промежности. Она зажимала рану дрожащими руками, делая последние вздохи в своей недолгой жизни.
Пол присел рядом с ней. Он положил ей под голову куртку и накрыл её руку своей. Молодая женщина взглянула ему в глаза. Она не могла сказать ни слова, но Пол прочитал в её взгляде, что она хотела спросить.
- Ваш друг мёртв, - тихо ответил он ей.
Из глаз женщины покатились слёзы. Они смешивались с кровью и стекали по лицу.
- Мне жаль.
Стража-женщину свила судорога. Её тело выгнулось дугой. Пол держал ее, как мог и ещё не знал, что обнимал мёртвое тело. Воительница так и замерла в её объятьях.

- Зачем мне знать это? – спросил Гарри у Смерти.
- Наша игра закончена, - констатировало существо. – Ты проиграл.
Гарри в упор смотрел на расположение фигур на большой шахматной доске. Смерть поставила ему мат. Игра была закончена.
Существо поднялось с кресла. Гарри поднял на него тяжёлый взгляд и спросил:
- И что теперь?
- Что теперь? – усмехнулось существо. – Я обещал тебе рассказать о своём секрете, что бы у тебя больше не возникало предрассудков. Да, ты будешь помнить эту игру до самой смерти. А сейчас вот мой секрет.
Существо повернулось к Гарри и сбросило балахон.
- Какого!?... – воскликнул волшебник.
- Не кричи так, - сказал ему Деслер. – А ты думал, что с тобой играет сама смерть?
- Но как же…
- Ты первый человек, который узнал мой секрет.
- Поверить не могу! – Гарри ударил кулаком по шахматной доске. Все фигуры подпрыгнули. Некоторые с грохотом упали на пол.
Он подошёл к Стражу.
- Я думал, что…
- Я понимаю твою злость, волшебник, но она тебя ни к чему не приведёт. Послушай, у меня к тебе предложение.
- Какое? – без интереса спросил Гарри. Теперь он чувствовал себя обманутым. Ведь если его заставили поверить в то, что он играл в шахматы с самой Смертью, то что скрывают эти существа, натягивая на наши глаза маску жизни?
Гарри вспомнил второй рассказ Деслера про Моцарта. Великий человек. Может и правда, что подобные ему люди видят нечто необычное, правду и всячески пытаются показать её в своих произведениях? Каждый по-своему, видя её так, как не видят все остальные. Мы читаем их произведения, слушаем музыку, смотрим на картины и всё равно не понимаем. Такие люди всегда умирают слишком рано. Словно смерть (или кто-нибудь там ещё) забирает их к себе, что бы они не открыли Правды.
- Гарри, - заговорил Деслер, - ты увидел мою ложь только потому, что я решил пожертвовать своим положением. Отвечать мне придётся перед такими силами, о которых тебе лучше не слышать.
- Ты говорил о какой-то сделке, - напомнил ему Гарри. Ему не хотелось слушать глупые объяснения Стража.
- Я могу вернуть к жизни твоих родителей взамен на убийство Воландеморта. Твоя дальнейшая жизнь будет зависеть от тебя самого.
- Как это? – не понял волшебник.
- Ты сам поймёшь. Я возвращу тебя в мир живых, что бы ты сделал это.
- Зачем он тебе?
Деслер вздохнул. Ему не хотелось говорить об этом.
- Мне он нужен в моей армии мёртвых, - ответил Страж. - Когда-нибудь я использую его в войне против зла. На этом наш с тобой разговор закончен. Ты готов?
- Подожди. Ответь, с кем ты устроил встречу Воландеморту?
Деслер улыбнулся. Он ждал этого вопроса.
- С его отцом.

Гермиона, Рон, две эльфийки Айрин и Эврейт, Питер Райан, Джон Сирс и Эд Уильямс не успели аппатировать. За секунду до этого к ним прилетел самолётик. Питер поймал его на лету и развернул.
- Гарри пишет, что нам нужно спрятать вас, - обратился он после прочтения письма к эльфийкам. – Здесь прилагаются все инструкции.
Гермиона и Рон переглянулись.
- Гарри? Гарри Поттер? – не веря спросила его девушка.
- Да, - ответил Питер.
- Он жив! – воскликнул Рон.
- А вы разве не знали?

***
Кейт
- Вот так я и оказался здесь, - закончил свой рассказ Гарри.
Я ощущала силу этого человека, уже отнюдь не юноши, а молодого мужчины, каким когда-то был Бен. И сил ему было не занимать. Теперь я испытывала к Бену ненависть. Пускай он пожертвовал собой ради меня, но это никак не отразилось на моих отношениях к нему.
- Кейт, скоро Гермиона, Рон и все остальные будут здесь. Мы должны уничтожить всех тварей, кто находится в замке Карла Айзека. Воландеморт сейчас прячется в Азкабане. Я предлагаю разделиться и одновременно нанести по ним удар.
- В замок Айзека я отправлюсь одна, - поставила я своё условие. - Когда я появилась там в прошлый раз, погибли все мои друзья.
- Ну, хорошо, - согласился Гарри. – Что вам известно насчёт вашего сына?
- А что случилось? – не совсем поняла я.
- Дело в том, что Алекс стал Тёмным Стражем.
- Он всегда был таким, - со вздохом заметила я. – Я всегда считала, что его появление это расплата за нашу с Бэном любовь. Я знаю, что он собирает оставшиеся силы Тьмы и готовиться захватить этот мир. Мир тьмы погибает, а в медальоне слишком тесно.
- Знаете Кейт, - Гарри встал с кресла и прошёлся по кабинету, - вам не справиться одной. Я почти уверен, что Воландеморт предусмотрел это. В нашу последнюю встречу он сказал, что видел планы Природы. Мир магии будет уничтожен.
- Если это произойдёт, винить надо нас.
Гарри кивнул.
«Слишком много зла здесь на одного», - вспомнилась мне строчка из песни. Как-то раз Бен мне сказал: «сила действия равна силе противодействия. Ты такая же сильная, как и Тьма».
И это действительно оказалось так. Страж отчасти подчиняется законам Природы. Слишком умно она поступала – давала силу тем, кто пытался защитить её. Нам, Стражам нужно было применить немного упорства и хладнокровия, что бы победить.
- Тьма ищет новый мир, что бы поселиться в нём. Поэтому она не будет причинять никому вреда. Её цель не разрушение, а переселение. Если она что-либо уничтожит, то у неё появятся проблемы, которые могут стоить ей нового мира, - объяснила я ситуацию.
- Мне известно, что Воландеморт охотится на эльфиек Айрин и Эврейт. Ваш сын, Кейт при помощи эльфийской крови впитал в медальон всю Тьму из этого мира. Теперь он хочет освободить её для поддержки переселения. Ему нужна кровь высшего эльфа, и чем её больше, тем лучше. Не трудно догадаться, зачем ему понадобились эльфийки. Воландеморт ищет их. А ваш сын ищет вас.
- Я сама с ним разберусь. Где сейчас эльфийки?
- Айрин спрятана в Друмштранге, а Эврейт в Вербатонс.
- Болгария и Франция. Умно! – похвалила я Гарри.
- Спосибо Фобосу и Дэймосу. Это их идея.
- Их? – переспросила я.
- Что-то не так?
Мы переглянулись и одновременно выбежали из кабинета. Бегом спустились вниз, зовя братьев-близнецов.
- Я на улицу! – крикнула Гарри и побежала к выходу.
Гарри бросился наверх в спальни.
Выход оказался закрыт со стороны улицы. Мы обошли все помещения и никого не нашли.
- Как отсюда можно выбраться? – спросила я.
- Никак, - ответил Гарри. – Эту палатку сконструировали Фобос и Деймос. Боюсь, что открыть нас смогут только снаружи.
- Как эти двое смогли тебя обмануть? – злилась я.
- Я поверил им, как это делал Дамблдор.
Нам ничего не оставалось, кроме как ждать появления Гермионы, Рона и остальных.



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"
 
Desler713Дата: Среда, 29.01.2014, 13:39 | Сообщение # 146
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
Глава тринадцатая. Когда мир поглотит Тьма. Часть 1
1
Кейт.
Я вошла в бывшую комнату Бена. Она располагалась там же, где и была. Фобос и Деймос оставили её без изменения. Я долго стояла на одном месте. На меня накатилась масса воспоминаний. Пускай не очень счастливых, но всё-таки они были моими.
Пока выйти из палатки у нас с Гарри не получалось, я нашла время, что бы принять ванну и расслабиться. Взяла полотенце и отправилась в ванную комнату. Сняла с себя плащ с капюшоном. Повесила его на вешалку. Готовую к бою палку с уже выдвинутыми лезвиями прислонила к стене. Направила воду. Встала перед большим зеркалом и, слушая, как набирается в ванную вода, сняла с себя туфли и кофточку. Мне снова вспомнился Бен. Я одёрнула себя, сжала кулаки и, стараясь забыть его ласки, продолжила раздеваться.
«Его теперь нет! Чего же ты так боишься, Кейт? Его возвращения? Но ведь это же невозможно. Он не может вернуться, и убить тебя снова», - говорила я самой себе.
Отбросив в сторону джинсы и трусики, я снова повернулась к зеркалу. Осмотрела своё тело, гладя по разным местам. Я поворачивалась спинкой, поглаживала упругую попку кончиками пальцев, потрогала груди, коснулась торчащих сосков и перешла к пушистой киске. Провела пальчиком уже по мокренькой щёлке, погрузила его в себя и немного помассажировав тёплую влажную негу, вынула пальчик, издав стон наслаждения. Облизала его.
Все эти чувства казались мне полузабытыми. Теперь в мире не существовало человека, кому бы я смогла довериться не только в бою. Все воспоминания о Бене Крейвене я отбросила подальше. Но перед моими глазами проскакивали воспоминания с ним. Особенно на том поле. Я встряхнула головой и мысленно приказа себе больше его не вспоминать.
«Ты его не любишь, поняла? Ты сильная женщина и должна сдерживать свои чувства. Он никто для тебя! Он просто жалкий и ничтожный человечишка. Забудь его, забудь!»
Я зажмурилась.
«Бен слабое существо, которое не выдержало удара Тьмы. Если бы он смог, то убил своего сына и сейчас стоял бы вместе с тобой в этой комнате и ласкал твоё тело! Он ничтожество. Забудь его!»
Я открыла глаза и была готова поклясться на что угодно, что больше мне не жалко того, что Бена Крейвена нет рядом. Но какая-то часть внутри меня говорила снова и снова: «Ты его любишь! Ты всё ещё мысленно занимаешься с ним душевным сексом. Ты каждый раз прокручиваешь в своей голове тот эпизод на поле возле речки. Ты одна, но в тебе всё ещё живёт Бен Крейвен, который отдал свою жизнь ради тебя. Он тоже тебя любит! Помни это, помни!»
Несмотря на такие мысли, я отбросила все воспоминания о нём подальше. Не надо расслабляться. Не надо. Сейчас не те времена.
Вода уже успела набраться. Я легла в большую ванну. Вода оказалась горячей. Это как раз то, что мне необходимо для того, чтобы расслабиться. Я смотрела, как на высоком потолке отражаются яркие блики от прозрачной воды.
Я пыталась расслабиться. Невольно продолжала вспоминать Бена Крейвена. Странно, но иногда мне хотелось, что бы он оказался рядом, но каждый раз мне становилось не по себе от мыслей, что он может вернуться. Хотя это было невозможно. Забытый мир не отпустит его. Меня пугало его появление, но почему?
Когда я лежала в ванной, мне казалось, что он был где-то рядом. Смотрел на меня. Но на самом деле его не было. Мне не хватало нашего влюблённого молчания. Его взглядов, которые полностью понимала только я, его тяжёлой музыки. Его самого. Хотя в моих представлениях и мыслях он тоже молчал. Не мог сказать ни одного слова.
Бен был одиночкой. И вспоминая его, я понимала, что тоже осталась одна и стала точно такой же, как он. Я готовила себя к потере. Если Бен делал тоже, находясь рядом со мной, значит, его старания не пропали даром. В моём положении всегда нужно быть готовым понести потерю. Даже Страж от этого не застрахован.
Вот теперь мне стало по-настоящему плохо. Я сжалась в комочек. Через секунду поняла, что не могу вспомнить его лица. Я думала, как буду дальше жить без Бена, ведь теперь я осталась одна на поле боя против Тьмы. Гарри Поттер и остальные всего-навсего люди и они мало на что способны, пусть даже и готовы пойти на всё, даже пожертвовать собой ради сохранения мира. Но не в этом смысл победы над злом. Главное это сила духа. Всё может рухнуть, но если стремление к победе сильно, значит не всё потеряно. Уже погибло много хороших людей. И даже, несмотря на это можно одержать победу над Тьмой. Если сейчас мы дрогнем и испугаемся, то эту войну мы проиграем.
Одиночество. Я ненавидела свою жизнь, но и не хотела умирать. Моя жизнь это ад. А живу ли я, если больше не нужна Смерти?
Мой пальчик, лежащий внизу живота невольно скользнул по щёлке. Я лежала и поглаживала себя. Вскоре я разогрелась до предела. Ещё чуть-чуть и наступил бы оргазм, но… Я оторвалась от неудачной попытки самоудовлетворения, встала на колени, зажала ладони руками и завизжала. В моей голове стали раздаваться голоса. Голоса мёртвых. Их не волновало, что я делала. Они уже не знали, что такое секс. Они говорили о новом противостоянии жизни и смерти. Я не сразу поняла, почему они выбрали именно меня.
[Началось, началось! Он идёт! Смерть сядет на трон. Она поглотит всё живое! Её не остановить. Она…]
- Смерть не может существовать без Жизни, как Добро без Зла!
[Ты права, Кейт. Но после смерти будет новая жизнь. Этого мира больше не будет, но ты останешься. Ты сама нам поможешь. В Новом мире магии ты станешь Стражем и будешь его защищать, как и этот. Ты будешь той, кто увидит, как создаётся мир. Этого не изменить!]
- Я изменю! Я убью своего сына! Я убью его, вы слышите? Не будет Нового мира! Я не позволю, что бы это произошло!
[Как ты остановишь Тьму? Убийство Стража Тьмы ничего не изменит. Кровь эльфов, путь даже и высших, не поможет. С таким злом дважды один и тот же трюк не пройдёт. Ты играешь в игру, которая уже давно проиграна. После того, как ты убьёшь своего сына, он встретиться со своим отцом в Забытом мире. А двум Стражам в одном мире не место. Их битва будет длиться вечно!]
Когда голоса исчезли, на меня накатилась давящая тишина. Я никогда ещё ничего подобного не испытывала. Буд-то после громкого звука отключается весь мир. Вокруг меня стало темно. И только Тьма окружала меня. Неожиданно откуда ни возьмись, вместо обычных тварей повалили мертвецы с остатками одежды и гнилой кожей. Они были вооружены булавами, топорами и другим холодным оружием.
Я протянула руку и мысленно позвала своё оружие. Рукоятка прилетела на мой зов, кроша и уничтожая всех попавшихся на пути зомби.
[Ты слабая женщина! Ты никто! Ты одна!]
Не обращая внимания на Голос Тьмы, я схватила оружие и взмахнув им, пошла на окруживших меня врагов.
- Одиночки не выживают, но я обязана!
Выпрыгнула из ванны, кружась и разбрызгивая пену с обнажённого тела. Оказалась в самом центре схватки. Зомби навалились на меня толпой. Мне казалось, что им нет конца. Останки их тел не исчезали полностью. Они гнили на глазах и сильно воняли, а оружие оставалось валяться на полу.
Когда все мертвецы были уничтожены, я посмотрела в перемазанное грязью и гнилой кровью зеркало. Всё моё тело было покрыто какой-то гадостью, которая неприятно жглась. Волосы растрепались и испачкались. На лице и на теле виднелись порезы, которые заживали на глазах без всяких шрамов. Всё-таки бессмертие, пусть и временное, дает неоценимые плюсы. А в глазах играл тот самый огонёк ярости, который всегда так любил Бен.
«Может, он был влюблён именно в него, а не в меня?» - подумала я.
[Третьего поколения Стражей не будет! Кое-кто позаботился об этом. Третий страж-мужчина уже умер. И женщина совсем скоро отправиться к нам. Она уже у нас в руках. Ты вскоре останешься одна. Все остальные канут в прошлое, и их забудут, как Бена].
- Я их ещё чувствую.
[Не обманывай себя! Ты уже потеряла своего любовника. Ты проиграешь эту войну. Ты её уже проиграла!]
- Но я выживу! Тебе не отнять у меня моего бессмертия!
[Верно. Зато ты будешь охранять мой мир].
На меня дыхнуло могильным холодом. По коже побежали мурашки. Да, не очень то приятно стоять голой и говорить с этим Голосом, кем бы он не был.
Неожиданно стали ломиться в дверь. Из-за нее послышался голос Гарри.
В этот момент из всех углов повалили зомби. На этот раз на них уже были доспехи, прикрывающие гнилое мясо на их телах. Я снова вступила в бой, и всё так же неутомимо и с дикими криками рвала их на части. Двусторонний меч не знал усталости. Он работал безотказно. Всё, что попадалось ему на пути, уничтожалось. Расчленённые костяки пытались собраться сами, но только мешали друг другу. Те, кто проявлял впечатлительное упорство для зомби, я разрубала на куски, отбиваясь от новых полчищ неупокоенных.
Когда дверь в ванную разлетелась в щепки, Гарри увидел меня во всей красе. Представьте, красивая голая женщина с мечом в руке бьётся подобно кошке с криками и рёвом, который должен быть в пастели во время оргазма. Части тел зомби и куски мяса с гнилой почерневшей кровью разлетались по сторонам. У моих ног валялись изрубленные зомби. Шевелящаяся масса из частей разрубленных тел всё ещё хрипела, булькала и ползала друг по другу.
Увидев меня, он понял, почему Бен называл меня королевой крови.
Гарри несколько секунд смотрел на меня. Я бы могла ему крикнуть, что бы он не делал этого, но уж слишком давно я не видела ТАКИХ взглядов.
Гарри метнул в толпу зомби какое-то заклятье, и они разлетелись по сторонам, сбивая друг друга с ног. Этот бой длился не долго.
Когда бойня окончательно прекратилась, я прошла мимо Гарри, смотря ему в глаза и улыбаясь, словно говоря, смотри, пока можешь. Надела шёлковый халат, висевший на вешалке. Повернулась, завязала кушак, и поправила волосы.
- Мне нужно привести себя в порядок, - сказала парню.
Он кивнул мне и молча вышел из ванной.

Гермиона, Рон, Питер Райан, Джон Сирс и Эд Уильямс появились возле палатки. Далеко на горизонте виднелся замок Карла Айзека. Гермиона и Рон смотрели на него молча. Давно они читали, что в нём шесть лет назад произошел бой между Беном Крейвеном и Карлом Айзеком. Волшебники никогда не думали, что окажутся так близко к нему.
- Смотрите, - Питер кивнул на палатку.
Все посмотрели туда, куда показывал мужчина. Часть, которая служила своеобразной дверью, отсутствовала. На месте входа висела тёмная ткань.
Гермиона и Рон подошли поближе. Питер Райан, Джон Сирс и Эд Уильямс наоборот отошли подальше, что бы не мешать гриффиндорцам.
- Кто-то использовал самое обычное заклятье закрытие дверей, только в неизвестной модификации, - стала объяснять Гермиона, осматривая ткань. - Весь смысл заклятья заключается в том, что оно закрывает не замок, а маскирует дверь.
- Тебе известно контрзаклятье? – спросил Рон.
- Нет, конечно. Его знает только тот, кто накладывал заклятье на дверь.
Рон мрачно посмотрел на оскарцев. Вся троица еле слышно выругалась.
- Неужели такое простое заклятье нельзя обойти?
- Всё не так просто, Питер, - ответила Гермиона. – Все заклятья подчиняются единому закону магии. Если его попытаться нарушить… Проще говоря, если мы уничтожим эту ткань не магическим способом, все те, кто находятся там в палатке погибнут.
- Беда, - покачал головой Джон.
- Что будем делать?
- Думать, - ответила Эдду Гермиона. – Для начала вспомним единый закон магии.
Они провозились возле палатки довольно долго. На улице уже начало темнеть, когда Гермиона и Рон использовали элементы латинского языка и, применив закон сохранения магии, составили контрзаклятье. Сначала они описали действия, затем вывели общие закономерности и выделили ведущие слова для произношения заклятья. Пользуясь общим законом магии, Гермиона составила формулу, а потом перевела ведущие слова на латинский язык. Рон помог ей выстроить движения по магической формуле. Контр заклятье заняло втрое меньше времени. Гриффиндорцы применили закон сохранения магии, и при помощи сложных математических расчётов выстроили новую формулу.
- Ну, как, готово? – спросил Питер Райан.
- Почти, - ответила Гермиона, проверяя рассчитанную матрицу.
Оскарцы первое время наблюдали за работой гриффиндорцев, но вскоре скушные обсуждения общей теории магии утомили их. Питер Райан, Джон Сирс и Эдд Уильямс имели общее представления о той работе, которую проводили Гермиона и Рон, но в силу своей ограниченности использования магии не мешали им.
Гермиона взмахнула волшебной палочкой и произнесла заклятье. С палаткой ничего не произошло.
Питер, Джон и Эд подошли поближе. С минуту никто не говорил.
Рон взял расчёты и снова всё проверил. Гермиона и все остальные склонились над ним.
- Мне кажется, вот здесь неправильно высчитан интеграл. Пересчитай Гермиона, я в этом не очень силён.
Девушка выхватила лист и быстро исправила расчёты.
- Ну да. Так и есть, - согласилась она. – Следовательно, вот эти два слова надо поменять местами. Давай Рон, твоя очередь.
Волшебник направил палочку на палатку и произнёс заклятье. Чёрная ткань тут же исчезла, открыв вход.
- Есть! – воскликнул Джон.
- Получилось, - прокомментировал свою удачу Рон, смотря на волшебную палочку.

Гарри сидел в общей гостиной Мракса, когда увидел открывающуюся дверь в палатку. Через минуту в неё вошли Питер Райан, Эдд Уильямс и Джон Сирс.
- Привет! – поздоровался он, подходя к соратникам.
- Ты как? – спросил его Питер.
- Нормально.
- А она у тебя умница.
- Кто? – не понял Гарри. Он не знал, что они живы.
В этот момент в палатку вошли Гермиона и Рон. Друзья сначала встретились взглядами и потом обнялись после долгой разлуки. Гермиона от вида живого Гарри Поттера расплакалась. Рон забыл все обиды на друга, которые произошли в последний год обучения в Хогвартсе.
Питер Райан, Джон Сирс и Эдд Уильямс смотрели на воссоединение лучших друзей. Немного позже они сидели в кабинете директора. Гермиона рассказала Гарри, что произошло с ней и Роном.
- Забавно получилось, - заметил Гарри. – Я тоже встретился с Деслером, только он предстал передо мной в образе моей смерти. Мы стали играть с ним в шахматы…
Гарри закончил рассказ побегом Фобоса и Деймоса.
- Тогда нам нужно отправляться в Друмштранг и Вербатонс, - высказал своё мнение Рон.
- Вы это слышали? – спросил всех Эдд.
- Что именно? – обратилась к нему Гермиона.



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"
 
Desler713Дата: Среда, 29.01.2014, 13:42 | Сообщение # 147
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
2
Кейт
Комната Бена Крейвена встретила меня тишиной и покоем. Пустота заполняла её. В темноте она казалась бесконечной.
Немного постояв на пороге, я зажгла свет. Несколько свечей осветили её тусклым светом. Поскольку в палатке не было окон, осветить находящиеся в ней помещения можно было только при помощи искусственных источников.
Я думала о словах, сказанных мне мертвецами. Почему я проиграю? Я попыталась составить всю картину целиком. Мой сын Аксел бродит по этому миру и ищет меня. На шее у него висит медальон с заточенной Тьмой. Ему необходимо выпустить её от туда при помощи крови высших эльфов.
Кровь эльфов обладала сильной природной силой, которая даёт этим существам бессмертие. Воландеморт пытался добыть кровь высшего эльфа для создания эликсира бессмертия. Что ему помешало, мне оставалось только гадать.
Когда Аксел перенёсся из Мира Тьмы в этот, он выпустил некоторое количество Тьмы, что бы питаться силами и быть менее зависимым. Умный ход. Принесённая им Тьма рассеялась по всему Миру магии. Теперь он мог наносить свои удары где угодно.
Но куда девались жители Тьмы? Почему зомби?
Я легла на кровать. Если бы в комнате было окно, я бы обязательно открыла его. Вместо этого представила, как прохладный ветерок врывается в мою комнату, как я ощущаю его прикосновенье каждой частью моего тела.
Представила красивый закат. Как тёмные облака небольшими тучками проплывали по кроваво-красному зареву. Как постепенно темнело небо, готовясь погрузить землю в ночную тьму. А на фоне заходящего солнца стоял замок Карла Айзека, наполненный Тьмой.
Я подошла к шкафу, стала искать одежду. Нашла старые джинсы, туфли и золотистый топик на тонких тесёмочках и кружевами в области груди. Просто захотелось поносить что-нибудь другое. Сверху надела чёрную кожаную приталенную куртку. К поясу прицепила чехол с рукояткой. Посмотрелась в зеркало.
«Вроде ничего, - подумала я. – Не хватает только Бена».
Ожидание предстоящей битвы в замке Карла Айзека мне казалось хуже самой смерти.
Я сняла туфли, повесила куртку на спинку стула и легла на кровать. Рукоятка привычно ощущалась на бедре. Пока моё оружие было при мне, я чувствовала себя спокойней. Кроме того, оба меча Бена Крейвена стояли прислоненными к стене возле кровати. Я использовала их как резервное оружие.
Я расстегнула ширинку и слегка стянула джинсы с талии. Так было легче. Свеча на тумбочке горела каким-то призрачным сиянием и с трудом освещала комнату.
Когда мне захотелось спать, я поняла, что не могу вспомнить лица Бена. Меня почему-то это не тревожило. Не могла, ну и ладно! Наверно потому, что меня заботило совсем другое. Мне вспоминалось проведённое вместе время в Оскаре. Но вскоре воспоминания сменили какие-то неясные образы. Вскоре они отошли на второй план, и я стала засыпать. Уже в полудрёме я вскочила с кровати. Перед моим взором возникло перекошенное от злости лицо Бена Крейвена. А в ушах звучал его дикий крик: «Сдохни, тварь!»
Через пару секунд мне показалось, что он стоит у меня в комнате за моей спиной. Теперь я стала бояться его. Бояться настолько, что была готова его убить.
- Кейт! – грубый мужской голос разнёсся по всем помещениям палатки. Он чем-то напоминал голос Бена Крейвена.
Я вздрогнула от неожиданности. Оделась и спустилась вниз. Из кабинета директора до меня доносились голоса и смех лучших друзей. Гарри, Гермиона и Рон наконец-то снова вместе. В борьбе со злом в последней битве в Мире магии они станут плечом к плечу, не помня ссор. Меня это радовало. Бен пытался спасти мир и одновременно защитить их. У него получилось только второе. К сожалению, спас мир наш сын Аксел.
- Кейт!

Гарри, Гермиона, Рон, Питер, Джон и Эдд замолчали и услышали, как кто-то зовёт Стража миров.
- Она же выйдет к нему! - в испуге сказала Гермиона.
- Он что, убьёт её? – уточнил Эдд.
Они побежали вниз по ступенькам, пытаясь остановить Кейт пока не поздно. Но опоздали. Как только друзья оказались в общей гостиной, дверь наглухо закрыли с той стороны, а это означало, что открыть её сможет только тот, кто убьёт своего противника.
- Всё повторяется, - прокомментировал ситуацию Гарри.

Не далеко от палатки стоял человек в чёрном плаще. Он стянул капюшон, и я увидела его лицо. Он был как две капли воды похож на Бена. Его щеки и лоб покрывали морщины и болезненные язвы. Кожа местами начинала подгнивать. Из-за этого от пришельца исходил запах прокисшей плесени. Мерзкий и противный. Один зрачок чернел на глазах. В нём плавала мутная жидкость.
Он сбросил плащ и весь мир помрачнел. Его словно окутала тёмная дымка. Страж выпустил на волю часть Тьмы из медальона.
- Аксел, - произнесла его имя.
- Мама, - поздоровался он.
- Видишь, в кого я превратился? – воскликнул он.
- Ты сам виноват!
- Это всё из-за Бена. Знала бы ты, как я его ненавижу, мама!
- Не называй меня так! – предупредила я его. Следующая фраза далась мне нелегко, - У меня нет сына!
- Ты же знаешь, на что я способен! Спрашиваю последний раз, ты согласна отдать мне свой мир?
- И не мечтай!
- Тогда у меня не остаётся другого выбора!
Страж Тьмы обнажил мечи и двинулся на меня. Он прыгнул вперёд. Я смогла отбить его удар. Специально пустила в ход мечи Бена. Они как нельзя кстати подходили к этой схватке. Четыре одинаковых холодных меча были готовы резать чужую плоть. И не было никакой разницы, кто их использовал и как. Чья прольется кровь и кто погибнет от смертоносной стали.
Мной двигал страх. Мне казалось, что я дерусь не с Акселем, а с Беном Крейвеном. На этот раз я была готова биться насмерть.
- Что бы убить меня, тебе придётся пересилить себя! – крикнул Аксел. – Крейвен не смог этого сделать!
Я пошла в атаку. Провела серию нападений и отступила. Аксел попытался задеть меня снова, но не смог.
- Видишь, какой ты слабый, – сказала я, пристально глядя на сына.
- Забавно получается, Кейт, сын против отца, мать против сына! До чего докатился этот мир!
С яростными криками Аксел атаковал меня снова. Я опять с лёгкостью справилась с его выпадами, продемонстрировав чудеса обороны. Уклонилась от последнего выпада, я развернулась и проткнула Акселю грудь. Он захрипел.
- Что, не ожидал? – прокричала ему в лицо.
Я замахнулась и отрубила голову.
- Конец, - сказала обезглавленному телу. Смахнула предательскую слезу и мрачно улыбнулась самой себе.
В момент смерти сына я увидела Бена Крейвена. Он бился на мечах, разрезал на куски своих противников, занимался со мной сексом. Причём последнее выглядело как изнасилование. А на последок, я увидела, как он бьется со мной и отрубает голову с диким криком: «Сдохни, тварь!».
Я упала на колени перед обезглавленным телом Стража Тьмы, на какой-то миг, потеряв сознание.
Он оказался слаб, как и его отец. Аксел не смог пересилить себя. Мой сын практически не сопротивлялся. Немного позже у меня возникло ощущение, что он специально поддавался мне. И это напрягало.
Аксел явно что-то задумал. Просто так он бы не пришёл сюда, зная, что идёт на верную смерть. А ведь я была обязана его убить. Ведь именно для этого Бен Крейвен воскресил меня.
Стоило мне коснуться медальона, мне показалось, что душа Акселя растворилась в окружающей Тьме. С этого момента мне все время казалось, что он где-то рядом.
Я открыла палатку, и пока никто из неё не вышел, побежала в замок Карла Айзека. Медальон Тьмы теперь был у меня.

Гарри, Гермиона, Рон, Питер Райан, Джон Сирс и Эдд Уильямс выбежали из палатки. Первое, что они увидели, это обезглавленное тело.
- Кто это? – побледнев, спросила Гермиона.
Питер и Джон подошли поближе. Все остальные остались стоять в стороне.
- Ищи его голову, - сказал Питер.
- Вот она, - показал Рон на кусты и отвернулся. От обилия крови и неприятного запаха ему сделалось дурно.
Джон подошёл к голове, повернул её носком ботинка, брезгливо всматриваясь в искажённое от боли лицо.
- Аксел, - ответил Гарри. – Значит, Кейт сделала то, чего не смог сделать Бен.

Не забывайте про отзывы



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"

Сообщение отредактировал Desler713 - Среда, 29.01.2014, 13:43
 
Desler713Дата: Пятница, 07.02.2014, 03:04 | Сообщение # 148
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
3
Кейт
Замок Карла Айзека был окутан ночным туманом. Я почувствовала, что в нём жило что-то до боли знакомое мне, словно я с этим существом (или существами) уже сталкивалась.
Подойдя к замку поближе, я увидела нескольких зомби. Они заметили меня и зарычали. Мгновением позже земля похолодела. Трава почернела. Ночной туман стал похож на пелену, которая застилала от меня нечто такое, чего я не должна была видеть.
Я вынула из набедренного чехла рукоятку. Появившаяся из-за туч полная луна отразилась на лезвиях рукоятки. Спаренные мечи Бена висели на поясе в ножнах. Они мне еще понадобятся, но не сейчас.
Из-под земли стали подниматься бледные тени. Они окружили меня, постепенно приобретая коричневатый оттенок, становясь всё больше похожими на людей. У них появлялись головы и конечности. Вскоре передо мной стояла армия мертвецов. Они ничем не отличались от тех, которые попадались мне прежде. На меня наступали зомби, а не жители Тьмы. Но почему? По идее именно Тьма должна наносить удар, а не Забытый мир.
Что же задумал Деслер? Он обязан охранять миры живых от мёртвых людей и уж тем более не допускать, что бы зомби проникали в них.
Я взмахнула оружием и побежала на войско противника. Благодаря Бену я получила дополнительные силы и способности. Теперь эти твари были мне неровня.
Медальон Тьмы висел на моей шее. От него исходил неприятный холод. В принципе, ничего удивительного. Так и должно быть. В этом медальоне была заключена такая сила, из-за которой меня пытались убить уже не одну сотню раз за последние пять минут. Я не собиралась его никому отдавать, и уж точно погибать. Но меня все время не покидало неприятное ощущение, касающееся моего сына. Что если он специально дал себя убить? Что если все что я делаю, окажется самой банальной подставой, и спасти этот мир не получится?
После боя, окружив себя расчленёнными костяками, я зашагала к главному входу замка. Двери открылись сами собой, и из него на меня нахлынула новая волна зомби. А я не собиралась отступать. Во время боя гнилая кровь и куски плоти с разломанными костями разлетались по сторонам. Каждый сильный удар, разбрасывающий по сторонам живых мертвецов или стирая их пыль, сопровождался моими криками. Я чувствовала, как сквозь моё тело текла неизвестная мне доселе энергия. Она подпитывала меня, не давала ослабнуть. Мне лишь оставалось направлять её в нужную сторону на толпы мертвяков.
Так я победила снова. Прыгая, ударяя, отбегая и крутясь, я уничтожала мертвецов одного за другим. Разбросав их гнилые ошмётки по сторонам одним сокрушительным ударом, я побежала к дверям, размахивая своим оружием. Смертельная пробежка удалась на славу. Строй противника превратился в одну сплошную давку. Сами по себе костяки тупые. Они орали и шипели, шли напролом, желая уничтожить меня, топча расчленённых товарищей. В них начисто отсутствовали какие-нибудь психические процессы. Зомби подчинялись чистым инстинктам, причём доминировал среди них только один. Они всегда хотели есть. Таким образом, они чем-то напоминали животных.
Мне было страшно видеть их. Смотреть, во что превращается человеческое тело, лишаясь души. Оно становиться послушным, готовым выполнить любой приказ. И если животные обладали зачатками разума, то зомби были начисто его лишены.
Под их ногами шевелились останки зомби. Половина тела одного мертвеца ползла по раскромсанным частям другого, раздвигая перед собой препятствия в виде себе подобных тел. Но в какой-то момент давки и возни чья-то нога раздавила его череп. Увидев это, другой оставшейся в подвижном состоянии зомби потащил за собой шевелящиеся ноги товарища, перепутав их со своими. Он размахивал рукой, стараясь ухватиться за боеспособного товарища.
Я оставила позади себя просеку, в которой травой служили острые пики костей, а водой гнилая кровь мертвецов. В эти мгновенья я была благодарна Бену за всё, что произошло между нами. Я открыла в себе новые силы. Новые возможности. Моя акробатика и сила удара возросли многократно. Благодаря этому я понимала, что там, в замке меня ждало что-то совершенно неожиданное. Ведь не зря же вся эта сила дана именно мне. Просто так ничего не бывает. Я всегда это знала.
Вскоре я уничтожила всех, кто пытался меня убить. Всё было усеяно отрубленными руками, ногами и рассечёнными черепами. Куски мяса и гнилой плоти застилали место побоища. Я прошлась по ним как по ковру. Вот что значит перешагнуть через мёртвого врага в моём смысле!
Когда я вошла в замок, двери захлопнулись за моей спиной. Я пробежала по небольшому коридору и оказалась во внутреннем дворе и сначала не поверила своим глазам. Передо мной стояла целая толпа бораков. Они молча расступились. Никто не собирался на меня нападать. Они уступали мне дорогу. Я молчала, послушно шагая по открывшемуся проходу. Я не знала, что меня ждало впереди – ловушка или тот, кто хотел со мной поговорить. По крайней мере, они пока не нападали, а это уже радовало.
Вскоре я очутилась в большом зале. В том самом, где произошла финальная битва между мной, Беном, Дженни Смит и Карлом Айзеком.
В центре на резном кресле сидел ОН. На нём был надет чёрный плащ. Его лица мне не удалось рассмотреть. Он сидел с опущенной головой, которая была прикрыта капюшоном.
Теперь в большом зале был только один стул. Больше ничего. Ни одного борака. Сильная энергия пропитала всё вокруг. И я узнала её. Это она поддерживала мои силы возле входа в замок. Я ошиблась. Это сила была не Бена, а существа, сидящего на резном кресле передо мной.
- Вы хотели меня видеть? - обратилась я к человеку на стуле.
[Да, хотел. И у меня есть к вам деловое предложение, Кейт].
Его Голос прозвучал у меня в голове. В нём не было никаких эмоций. Самый обычный голос без чувств. Но он притягивал к себе, и его хотелось слушать снова и снова. Без устали.
Он поднял голову и посмотрел на меня. Меня сразу пробрал ледяной холод. Под капюшоном не было лица. Только чернота. Я сразу почувствовала в нём сосредоточение Великого Зла.
- Говорите.
У меня пересохло в горле. Я старалась держать свой голос в норме, чтобы он не дрожал.
[Нас осталось очень мало. Мы на грани вымирания].
- Мне казалось, что вы захватываете миры и селитесь в них. Что одного мира вам мало?! – я не могла сдержать в себе внезапно возникшую злость.
[Если б это было так! Никто не заметил, как остатки бораков укрылись здесь. Когда тьма уничтожила Мир людей, почти все бораки погибли. Сюда нам помог переселиться ваш сын Аксел. Я подпитывался силой при помощи телекинеза. Это мой Голос звучал в головах миллионов людей. Это я сводил их в могилу. Но я не мог добраться до вас, Стражей, пока вы не попадали под влияние этого мира].
- А как же предсказание?
[Ах, книга! В них вечно врут, либо подгоняют всю историю].
- В таких случаях у людей могут создаться ложные представления.
[Это промах автора. Не я писал это предсказание! В тот самый момент, когда бораки оказались в этом мире, судьба мира изменилась. Всё изменилось. Так появилось это предсказание].
- И чего же вы хотите?
[Помочь вам победить Тьму. Но взамен за помощь Хогвартс станет моим домом. Магия Дамблдора защитит нас от посторонних глаз. Только так я смогу спасти себя и своих слуг].
- Что же вы имеете против Тьмы? Вы ведь кажется, действовали под её прикрытием! Разве не так?
[Так, – согласился ОН. - Но ведь именно по её вине нам пришлось уничтожить Мир людей, где пробудились Стражи нового поколения. На этот раз в одном мире. Можно сказать, что мы спасли его от Тьмы. Он должен был стать нашим домом, а вовсе не этот!]
- А Параллельный мир?
[Он в порядке и я даже не знаю почему. Мы хотели уничтожить вас, Стражей и послали для этого много бораков в Мир людей. Но Тьма погналась за победой. Она не рассчитала силы].
- Почему вы влезли в мой мозг прошлой ночью?
[Это не я, Страж! Тьма всемогуща и тоже может воздействовать на разум человека намного сильнее, чем я. Моя работа заключалась в подготовке. Это был наш договор – я начинаю воздействовать на разум, а она доделывает работу].
- Чем же она вам насолила?
[Предала нас! – с неожиданной злостью сказал Его Голос. Я вздрогнула он неожиданности. Но он успокоился, и дальше говорил своим чарующим каменным голосом, - Мы остались одни!]
- Что будет, если я откажусь?
- Мы убьем вас! – сказал ОН и встал со стула.
Они все убиты горем, поняла я и готовы на всё. Даже на смерть. Когда противнику не остаётся ничего, он может достичь многого, используя все свои силы. Я видела перед собой решительно настроенное Существо, кем бы оно не являлось. Но оно было уже сломлено на психологическом уровне, а это значит, что убить его не составит никакого труда. Тьма сделала за меня почти всю работу.
Но стоит ли мне это делать?

- Она сказала, - заговорил Гарри, когда все вошли в палатку и расселись кто где, - что нам нужно отправляться в Азкабан.
- А как же Кейт? – спросила Гермиона.
- Она справиться, и разберётся со всеми, кто укрылся в том замке. Мы нужны ей в другом месте.
- Тогда решено? Отправляемся? – уточнил Рон.
- Да, попытаемся освободить наших эльфиек, - решил Гарри. С ним никто не стал спорить. Все понимали, что Айрин и Эврейт две самые важные фигуры в решающей схватке. Именно от них зависит судьба мира.

Кейт
- Ты… Сука, - тихо сказало Существо, и замолчал навсегда.
Оно лежало на полу передо мной в луже крови. Главный соратник Тьмы убит. Я не простила ему того зла, которое он причинил людям.
Я не стала снимать капюшон, чтобы узнать, кто скрывался под маской Великого Зла. Мне и так это было известно. Мой сын был всего лишь пешкой. Он послушно исполнял все его приказы. Именно по его приказу Аксел подставился под мой удар и погиб. Именно это Существо заставило его возненавидеть Бена. Когда я разобралась в своих чувствах и приняла это непростое решение, во мне уже не было жалости. Не было и других чувств. Остался план дальнейших действий и бесчувственность. Иногда для того, чтобы совершить нечто стоящее и серьезное, требуется холоднокровие.
Бен стал таким, а я пошла по его стопам. Он тоже сталкивался с нечто подобным и оттачивал свое мастерство, тренировал свой дух, приобретая твердый, решительный и совершенно непоколебимый характер. И погиб за свою идею.
Теперь я встала на его месте. Но в отличие от Крейвена, погибать не собиралась. Моя цель – остаться целой и по возможность невредимой. Кто же знает, что меня ждет после Исхода этой войны?
Ответ напрашивался сам собой. Смерть или новая война. Еще опасней. Еще непредсказуемей и разрушительней. Но Природа хитрая тварь. Она может преподнести сюрприз и ударить в самое больное место – сердце.
Я шагала по окровавленным коридорам замка. Повсюду валялись расчленённые тела бораков. Что с ними произошло, я так и не узнала. Видимо после смерти своего господина (именно господина, или Хозяина, у Зла нет других понятий) с ними произошло что-то непонятное. Эти звери стали набрасываться друг на друга и рвать на части. Мне лишь оставалось добивать их.
[Можете думать, что я сошла с ума, но я спасла вас. Ибо Тьма тоже очищает].
Когда я шла по окровавленным коридорам, переступая через трупы, начала понимать Бена. Я по-прежнему боялась и ненавидела его, зато стала уважать как война. Теперь я знала, что он чувствовал, когда оставался один среди многочисленных трупов врагов - непобедимость. Именно это чувство помогало ему выживать. И еще гора уверенности в себе.
Я посмотрелась в зеркало. Уж действительно самая настоящая Королева крови. Бен называл меня именно так. И это вторая вещь, которую я поняла после его смерти. Я увидела себя именно такой, какой видел меня Бен Крейвен. Мне оставалось только поступить так, как поступил бы Бен – уничтожить противника любым способом.
«Сдохни тварь!»
- Замолчи! – заорала я, держась за голову, пробегая по окровавленным коридорам. Меня уже не волновали недобитые бораки, которых становилось всё меньше и меньше.
«Сдохни тварь!» - проорал голос Бена Крейвена у меня в голове.
«Он убийца, Кейт! Ты думаешь, он зря называл тебя королевой крови? Он хотел, что бы ты…»
- Я не желаю это слышать! – проорала своему сыну.
«Как же я люблю твой крик!»
- Заткнись Аксел! Я тебя ненавижу!
«Я теперь Страж Тьмы, мама. И меня невозможно убить!»
- Нет ничего невозможного, - неуверенно ответила ему.
«Я знаю. Зачем опытному войну, который хочет стать богом, бросать в бой своих солдат, если они обречены на поражение? Пока существует этот мир, ты будешь отвечать за него и за всё живое в нём. Медальон сам идёт ко мне в руки. И очень скоро я стану правителем целых двух миров. Этот Мир магии соединиться с моим Миром Тьмы. А потом я захвачу Параллельный мир».
- Ты думаешь, Стражи сдадутся? – я остановилась перед выходом.
«Их нет. Ты понимаешь, что это значит? Я смог их убить! Смог!»
- Ты глупец! Природа вернёт их!
Он засмеялся.
«Нет, не вернёт. Ту Природу я изучил и подчинил себе».
- Это ты так думаешь! Тебе может, и удалось понять Природу тех двух миров, но она гораздо умнее тебя и найдёт выход.
«Интересно какой?»
Теперь в его голосе звучала неуверенность.
- Она может уничтожить эти миры!
Недолгое молчание. Я успела пройти пару шагов, как его голос снова зазвучал у меня в голове.
«Она не сделает этого!»
- Почему ты так решил?
Аксел предпочёл не отвечать.
- А как же другие миры?
«Их уже нет! Ты не смогла почувствовать их уничтожение, потому что не можешь перемещаться из мира в мир. Ты даже не представляешь, что сделала!»
- Что?
«Породила Существо, способное уничтожить целый мир!»
- Тебя что ли? – усмехнувшись, спросила его.
«Да. А я доделал твою работу, сделав себя Богом!»
- Кем? Повтори, я что-то не расслышала.
«Хватит усмехаться! Я говорю о серьёзных вещах!»
- Я тебя уничтожу, что бы ты не сделал! Кем бы не прикинулся!
Я сжала кулаки.
«Прикинулся! Ты что, меня за дурачка тут держишь? Если ты уничтожишь меня… Если у тебя это получится, погибнет вся жизнь в этом мире! Ты же убьёшь саму себя и всё, что защищала!»
- И тебя в том числе. Я с радостью это сделаю, лишь бы тебя не было рядом, - призналась ему, убегая как можно дальше от замка.
«Посмотри, во что ты превратилась! Раньше в тебе была чистота, которую так любил Крейвен».
- Отец! – поправила его.
«У меня нет отца!» - с яростью крикнул он.
- А мать?
Я укорила себя за то, что в моём голосе пробежала надежда. Но я не должна была ему её давать. Для отступника, коим являлся мой сын, пути назад не было.
«Ты?»
- Я. Разве не ты прикрывался мной, что бы убить отца?
«Ты права. Я хотел это сделать, но у меня не получилось. Главное, что его больше нет!»
- По-моему ты забыл о своей семье, говоря о великих делах. Хотя лично я их великими не считаю. Ты обречён на то, что бы проиграть. Ты хоть сам-то веришь в то, что ты бог? Я что-то сомневаюсь. Ты никто! И семьи у тебя больше нет! – проорала я.
«За всю мою не долгую жизнь я понял, что твой Бен Крейвен был никем. Спаситель миров я».
- Ты думай, что говоришь! Какой из тебя спаситель, если ты стремишься всё уничтожить!?
«Я создаю Новый мир. Этот уже не тот. В нём накопилось слишком много зла. Я создам свой, и там не будет места Злу!»
- Как можно жить в Мире Тьмы, если она терроризирует душу? Как может существовать Добро без Зла? Это две составляющие всего мироздания и одно без другого существовать не может!
«Я смогу уничтожить всю Тьму! У меня достаточно сил для этого».
- Как?
«Уничтожу медальон. После того, когда Мир Тьмы вселится в этот, она будет зависеть от этой ничтожной медальки!»
- Сначала попробуй его взять у меня, бестелесный урод!
Аксел проигнорировал мой выпад.
«Когда всё осуществится, я буду править, а ты – защищать!»
- Я никогда не буду делать это!
«Это твоя суть, смысл жизни, если тебе так будет проще понять, Страж».
- Ошибаешься! – меня пробрал нервный смех от его слов. Подумать только, это ничтожество идёт на всё, ради власти. Даже на то, что бы по своей воле не убивать меня.
«Время покажет всё!»
Тут мне стало не до смеха.

Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Питер Райан, Джон Сирс и Эдд Уильямс аппатировали в Болгарию к школе Друмштранг. Они пытались найти там Айрин, но её нигде не было. Во Франции случилось тоже. Эльфиек похитили, а это означало, что Воландеморт с Фобосом и Деймосом готовили последний удар.
- Аппатируем в Азкабан, - скомандовал Гарри. – Надеюсь ещё не поздно, - а это уже самому себе.



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"
 
Desler713Дата: Пятница, 07.02.2014, 03:09 | Сообщение # 149
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
Глава тринадцатая. Когда мир поглотит Тьма. Часть 2.

I
Кейт
Впереди нас ждала смерть.
Теперь я несла не добро и даже не зло. Во мне была чистая сила, которая не знала ни того, ни другого. И вместе с ней я несла разрушения и смерть. Таков удел защитника мира. За спасённый мир расплачивались все в нём живущие, включая Стража, который его охраняет. Бен знал и верил в это.
Я аппатировала в тюрьму Азкабан. Она встретила меня непроглядной Тьмой, холодом и сыростью. Чем дальше я уходила вглубь её, тем тяжелее становился воздух. Я ощущала в нём мучения умирающих людей, слышала их последние мысли.
Я с лёгкостью нашла Воландеморта. Из глубины тюрьмы раздавался его голос. Язык, на котором он что-то читал в открытой книге в чёрном кожаном переплёте, мне был не знаком.
В большом зале с высоким потолком и тёмными стенами к стене тяжёлыми цепями были прикованы две эльфийки Айрин и Эврейт, Питер Райан, Джон Сирс, Эдд Уильямс, Рон Уизли и Гермиона Грейнджер. Гарри Поттер лежал на столе, раскинув руки. Он не двигался, смотрел вверх. На его лице застыло безмятежное выражение, почти как у покойника.
- А вот и она! – негромко сказал Фобос, посмотрел на меня. Деймос усмехнулся и взмахнул мечом. Воландеморт не обращал внимания на меня. Он впал в транс и не замечал ничего, что происходило вокруг.
Я улыбнулась братьям и пошла в атаку. Они быстро окружили на меня, ударили первыми, целясь в сердце и спину. Я отпрыгнула в сторону.
- Я ожидала большего, - призналась им.
Братья-близнецы атаковали снова. Они использовали магию, подпитывая себя энергией, и с остервенением нападали снова и снова. Я с лёгкостью блокировала их удары, но свои пока что наносить не торопилась. Мне хотелось посмотреть, на что они были способны кроме глупых криков и слабых попыток убийства. Со стороны могло показаться, что я просто играю с ними, и это было так. Вскоре мне надоело возиться с ними.
У Фобоса и Деймоса небольшой опыт в войне, а они уже нацелились на весь мир!
Все видели, как их тела развалились на части после нескольких ударов, невидимых глазу. Настолько быстрыми они были. По залу стал распространяться тошнотворный запах. Дурнота ударила пленникам в голову. Они с рудом сдерживали рвотные порывы, в ужасе смотря на расчленённых братьев-близнецов. Внутренние органы были похожи на ярко-красные игрушки. Кишки напоминали скрученные шланги. Потемневшие части тел лежали рядом. Из конечностей и разрубленных тел торчали кости. Две отрубленных головы с открытыми глазами, ртами и вываленными языками уставились на закованных в цепи пленников. Поскольку в зале было прохладно, от этой кучи шёл пар.
- В кого ты превратилась? – заорала Гермиона, с ужасом смотря на изрубленных братьев.
- Я стала той, какой меня всегда хоте видеть Бен! – с вызовом ответила ей.
- Шлюхой?! – не удержалась волшебница.
Я засмеялась. Давно я часто слышала это слово. Именно такой я казалась многим людям, и меня это злило. Но теперь всё было по-другому.
- Посмотри на себя! Ты вся в крови! – взревел Джон Сирс.
Я оглядела себя. Несколько пятнышек на одежде. Ну и что?
- Бен когда-то называл меня королевой крови, Джон. Вот я и стала ей.
- Ты собираешься нас освобождать? – спросил Эдд. Пленники всё ещё были прикованы к стене.
Гарри Поттер пошевелился, повернул голову в мою сторону. В этот момент Воландеморт перестал читать. Он встрепенулся, от чего полы его мантии на секунду стали похожи на огромные крылья. Он взмахнул рукой. Скобы, держащие эльфийку Айрин открылись. Она замерла. Её лицо побледнело, глаза стали напоминать стёкла. Лицо ничего не выражало. Айрин была под гипнозом. Она послушно скинула платье, оставшись в нижнем белье, и пошла к Воландеморту.
Тёмный лорд взял её за руку и повёл к столу, на котором лежал Гарри.
- Господи! – прошептала Гермиона, - он же собирается принести их в жертву.
В это время Айрин легла рядом с Гарри. Медальон Тёмного стража на моей груди потеплел.
- Да сделай ты хоть что-нибудь! – закричал Рон.
Я ждала. Пока ещё было рано. Уничтожить медальон надо было в нужный момент.
Воландеморт достал большой кинжал. В этот момент эльфийка очнулась и испуганно огляделась по сторонам. Увидев занесённый над собой ритуальный нож, она закричала. Тёмный лорд закрыл глаза и захрипел, затрясся. Он словно испытывал наслаждение слушая её крики. И вот лезвие вошло в грудь Айрин. Её тело дёрнулось, словно по нему прошёлся огромный заряд электрического тока. Крик эльфийки сменился на храп. Изо рта потекла кровь.
Заложники отвернулись и закрыли глаза, чтобы не видеть её мучений. Гарри увидел повёрнутое в его сторону безмятежное лицо Айрин с вытекающей изо рта кровью и встрепенулся, попытался встать, но не смог.
- Ты могла её спасти! – заорал он. Вид красивой полуобнаженной мёртвой Айвин вывел его из транса. Теперь он видел и осознавал всё, что происходило вокруг него.
- Чего ты ждала!? – прорыдала Эврейт. – Она теперь мертва! Айрин, а-а-а-а-а-а! Ты, - эльфийка с ненавистью посмотрела на меня, - бездушная сука!
Её плачь, только накалял обстановку. Гермиона, Рон, Джон Сирс, Эдд Уильямс и Питер Райан поняли, что от меня помощи им не дождаться. Выбраться из крепких заговорённых оков им не удавалось, поэтому друзья обменялись обречёнными взглядами. Им оставалось лишь дожидаться своей очереди.
- Кейт! – позвал меня Гарри.
Я сделала вид, что не услышала его. Меня больше волновал Воландеморт. Он скинул капюшон. Его змееподобное лицо уставилось на пленников. Тёмный лорд всё ещё был в трансе. Казалось, что его действиями управлял кто-то другой. Этим «кем-то» являлся Аксел. Вот почему ему понадобилось стать тенью в этом мире. Он подчинил себе все зло.
Воландеморт вынул ритуальный кинжал из тела мертвой эльфийки и отбросил его в сторону. Нож со звоном покатился по каменному полу. Тёмный волшебник дотронулся до окровавленной руки Айрин, а затем провёл ими по своему лицу. Затем достал из кармана кисточку, сделанную из хвоста единорога.
Гермиона, Рон и все остальные, увидев этот предмет, невольно вскрикнули. Если Воландеморт доведёт до конца ритуал, весь мир погрузиться во Тьму навсегда. После этого спасти Мир магии уже будет невозможно.
«Что может погубить всю жизнь, то может её и спасти», - подумала я.
«Что ты имеешь в виду, мама?»
Я ничего не ответила Акселю.
Воландеморт обмакнул кисть в медленно выливающуюся из мёртвого тела эльфийскую кровь и взмахнул ей. Красные брызги, напоминающие кровавый дождь попали на Гарри. Волшебник глубоко задышал.
«Desobes leks yrban thaos exomines»
Медальон Тьмы ответил на зов Акселя. Я ощутила, как он завибрировал и заметно потяжелел.
Воландеморт снова обмакнул кисточку в эльфийскую кровь и подошёл к Эврейт. Он обрызгал её кровью и прочитал наизусть короткий отрывок на неизвестном языке из книги в чёрном переплёте.
- Останови это! – закричала Гермиона.
- Ты нас слышишь? Эй! – позвал её Джон.
Воландеморт сделал тоже с Гермионой.
Я сняла медальон. Теперь мне оставалось всего-навсего уничтожить его, пока Воландеморт не закончил ритуал. Я специально выжидала этого момента.
В Мире магии действуют не только законы, по которым живут и умирают маги. Существуют так же законы построения магических ритуалов. Не важно, на что они направлены – на уничтожение, либо на создание чего-то прекрасного. Каждый ритуал можно изменить, тем самым, исказив его суть и предназначение. Главное знать нужный момент. И я дождалась его.
«Что ты делаешь, мама? Не надо!»
Воландеморт макал кисть в кровь, а Гарри, Гермиона, Рон, Джон Сирс, Питер Райан и Эдд Уильямс смотрели на меня.
- Я тебя породила, я тебя и уничтожу! – сказала сыну.
«Не надо! СТОЙ!!!»
Я ударила по медальону, разрубив его на две части, тем самым выпустив Тьму раньше, чем следовало.
Яркая вспышка света ослепила всех находящихся в мире магии. Мгновение позже она потускнела и рассеялась в непроглядной самой обычной темноте.
Тьма умерла в этом мире вместе с ним.
Я уничтожила и тот умирающий Мир Тьмы, который охранял мой сын. Теперь главного сосредоточения Тьмы больше не существует. Хотя создать его не так уж и сложно. Ведь так? Кто-нибудь обязательно совершит такую глупость.
Может, этим человеком станешь ты? Всего лишь одним лишним движением или неосознанным поступком ты сотворишь новое зло, и оно даст всходы. Станет точкой отсчета, корнем. А позже превратиться в целый мир.
Мы проиграли эту войну.
Когда я убила Акселя там, у палатки, то не учла одной мелочи. Он был хозяином Зла, Стражем тьмы. Она возродила его в себе. Когда же он потерял последние два мира благодаря мне, то из Четвёртого измерения попал в Забытый мир, к своему отцу, своему светлому зеркалу, противоположности, второй половине.
Никто и Аксел, в том числе не смог захватить Забытый мир. Мёртвецы вскоре отступят, уйдут под землю. Бен Крейвен вместо Деслера в один момент стал Стражем Забытого мира, как я когда-то взялась защищать Мир магии.
Мир магии. Он превратился в Мертвый мир. Ведь там больше не было жизни. Осталась одна лишь магия. Неудержимая и безумная.
Я повторила судьбу первой Стража-женщины. Бен ощутил мою гибель. Это дало ему силы на битву с Акселем. Совсем скоро они оба столкнуться в вечной битве добра и зла. Но когда-нибудь они объединяться, станут единой силой, что бы противостоять новой угрозе. И тогда Бен станет единственным живым человеком в мире мёртвых.

II
Бен
Я помню в своей жизни только войну. Она была моим смыслом существования.
Вечная война породила нас, Стражей. Мы бессмертны только потому, что противостояние между добром и злом вечно. Это наверно одна из трёх бессмертных вещей. Первая это любовь, вторая мы – Стражи.
В моей жизни, как уже когда-то давно было сказано, существовало две полосы. Чёрная и ещё чернее. Словно одно говно сменялось другим. Но ведь что-то должно было быть хуже? И это как ни странно добро. За всю свою недолгую жизнь, которую почему-то не помню, я убедился в этом.
Добро и есть добро. Оно полная противоположность злу. Только в одном эти две вещи совпадают. Жестокость. Убейте меня ещё раз, если я не прав!
Добро тяжелее вынести. Если от зла можно умереть, то добро приносит моральную боль, и от этого нет спасения. Может всё это ерунда? Может я псих? Но я постоянно думаю об этом. Воображаю, как режу людей, как сворачиваю голову какому-нибудь зверю. Ради чего? Опять же добра. Может всё это бред больного человека?
Но я знаю, что это такое, как никто в мире. Я воевал и причинял боль, я убивал. Может, моя психика повредилась из-за всего, что я пережил? Что лучше – добро или зло? За что я сражался, когда защищал одно, уничтожая другое? Чего я добился своей жестокостью?
Разве обо мне, Бене Крейвене сказали хоть раз что-либо хорошее? Меня просто забыли и я рад этому. Я тот, кого сторонятся и бояться. Я самый обычный одиночка и неудачник. Я не принадлежу ни одному Миру.
Я сам по себе.
Что в моей жизни было хорошего?
Кейт Кристел.
Моя Кровавая королева. Моя любовь.
Моя боль.
Но любил ли я её? Пожалуй, раньше я бы сказал да, но не сейчас.
А любил ли я её вообще?
Теперь я не знаю, как ответить на этот вопрос. Я стал сомневаться в том, что между нами могло быть что-то. Я не отрицаю, что мне она безумно нравилась. Моё сердце теплеет, когда я вспоминаю её образ, голос, слова…
И это единственное, что я помню из прошлой жизни. И это великая сила любви? Как смешно!
Пустые оправдания перед самим собой в попытке за то, что я смогу облегчить свои душевные муки. На самом деле мои оправдания никому не нужны.
У меня остались только воспоминания о Кейт.
Вот та злость, которую несёт в себе добро и любовь! И я оказался не прав? Скажите себе это, когда будете вспоминать свои роковые ошибки.
Великая сила любви. Совсем не смешно!
Добро – это самая жестокая вещь на свете.
Тогда что такое зло? Это всего-навсего защита от добра. Это бессмысленное спасение. Это временное облегчение, которое только усиливает страдания.
И вы меня называете психом?

Когда я смотрю на кровь на моих руках, то всегда вспоминаю убитых мною людей. Кровь напоминала мне об их смертях. Я всегда жил с мыслью, что никогда больше не позволю погибнуть людям, но обстоятельства меня вынуждали на противоположное. Если передо мной вставал вопрос выбора – они или я, то я всегда выбирал себя. Их смерти продолжались. Это длилось так долго, что я привык к этому. Бывало, что я даже строил предположения, кто из них погибнет первым. Иногда мне начинало казаться, что я несу не защиту, а разрушение и смерть. И всегда ненавидел себя за это.
Я посмотрел на свои руки. Они почернели. Из язв текла тёмная кровь. Моя кровь.
В Забытом мире продолжалось восстание зомби. Армия мертвецов собиралась вторгнуться в миры живых. Мир магии и Мир людей оказались под угрозой тотального уничтожения.
А у меня снова появилась работа. Я не знал, куда делся Деслер, Забытый Страж мёртвых.
Я вспомнил, как Кейт Кристел намекнула мне, будто Природа всегда найдёт выход, как уберечь нужных людей от поражения. Мы побеждали их силой и мастерством, а это значит, что Тьма снова ответит. Это словно бы подтверждает ту мою догадку. Всё должно быть в равновесии, но его почти нет. Всегда оказывается кто-то сильнее, а кто-то слабее.
А то, что сотворило всё это всегда должно быть умнее и хитрее, чем живые существа и вещи, участвующие в этом. Всё, что живёт и дышит, и что не дышит и не живёт. Задействованы вся и всё. Таковы правила. У Природы всегда несколько козырей в рукаве и её реакцию предугадать невозможно. Даже мне.
Я всего лишь обычный воин, знающий всю ПРАВДУ о мирах. Но так и не узнавший к концу жизни, кто же их сотворил? Может тот Бог, в которого верят многие люди? Мне всё равно. Я был там, где не сможет побывать ни одна живая душа (кроме Стражей), видел многое в своей так называемой жизни. Но никогда не встречал и следа его существования. Поэтому всё, что касается Творца, мне не интересно и не ведомо. Меня интересует только судьба Мира магии и всех живых существ. Не важно, светлых или тёмных.
О чём бы вы не думали, что бы ни говорили, как бы не верили в Бога, как бы не доказывали его существования (или отрицали Его), единственными реальными вещами остаются жизнь и смерть.
Сначала погибали слабые и лучшие, а чуть позже уходили все остальные. Выживали сильнейшие, а возвращались все, кроме дорогих вам людей. Это происходит потому, чтобы не дать кому-нибудь, даже маленькой и никчёмной пешке сделать какую-нибудь глупость и не испортить этот самый План. Я не могу вам показать целой картины всего происходящего, смысла этого Плана. Всё слишком запутанно и непонятно. Возможно, вы поймете его из моего рассказа. Возможно, догадаетесь о нем сами. Кто знает?
Может быть, немного позднее его поймёт Кейт Кристел. Если вообще поймёт, иногда лучше, если все остается тайной. Иногда все пережитое понимается намного лучше спустя некоторое время, когда все мысли приведены в порядок, события выстроены в одну логическую цепочку, а мозг полностью переработал и осознал все произошедшее. Все картинки выстраиваются в одно целое, и получается та самая картина, тот самый План, который составила Природа, по которому живут и умирают все смертные. Учитывается всё. Любые мелочи, пешки, ферзи и короли. Выбросить она ничего не может. Таковы правила.
Но меня тревожит совсем другое. Если Кейт (или вы) спустя некоторое время увидит(е) великий План Природы и полностью осознает(е) его суть, окажется всего лишь ничтожной частью Всеобщего плана, такая, как для нас людей например Жизнь, Смерть или Бог. То что тогда? Вы почувствуете себя избранным? Новым Стражем?
В этой игре всё продумано до мелочей. Только мало, кто задумывается об этом. Я задумывался, когда оставался в одиночестве. Мысли о светлом будущем и любви, всегда порождают светлые надежды. А они ослабляют человека. Война таких людей не любит. Зачем войну, такому как мне, мечтать о том, что никогда не сбудется?
Психологи говорят, главное задать себе установку, неотступно следовать ей и всё должно получиться. Я всегда давал себе понимать, что мои установки, какими бы они не были - светлыми, тёмными или полными надежд, никогда не приведут меня к желаемому результату. Я был уверен в том, что в моём положении никогда не будет любви. Никогда не будет тепла и внимания, которого хочет получить каждый мужчина от любимой женщины. Мне всегда его не хватало.
Когда мы переспали с Кейт, то оба совершили ошибку, которую исправила Природа. Я убил женщину своей мечты. Природа всё рассчитала. И именно из-за этого мне пришлось погибнуть, что бы она встала на моё место. Мы оба заплатили за неё. Теперь нам оставалось расплачиваться за последствия.
Мы оба проиграли эту войну.

Я нашел своего сына в Забытом мире. Точнее, он сам пришёл ко мне.
Аксел. Он само олицетворение тёмной сути Светлой магии. Когда добро побеждает зло, оно использует свою тёмную сторону – жестокость. Именно она побеждает зло. В итоге получается так, что выиграет тот, кто сильнее.
Мы без лишних слов вступили в новую вечную битву добра и зла. Словно две стороны, тёмная и светлая снова начали противостояние, которое никогда не закончится. Раньше я побеждал Тьму внутри себя. Теперь же я не мог этого сделать.
Если побороть зло один раз, то во второй подобным образом это сделать не удастся. Ну, или почти не удастся. Оно будет намного умнее и сильнее, чем раньше.
Мы бились, как две разные сущности. Добро нашло зло, и они вступили в битву, в которой все равны.
Тогда я умер, что бы выжить. Теперь же я не могу это сделать. Кейт убила мою тёмную половину вместо меня. Давно я избавился от тёмной стороны внутри себя, нашёл ей оболочку - своего сына. Но обрёл новую сторону. Ещё темнее – самого себя.
Теперь же я сражался с двумя своими частичками: внутренней – безумием (согласитесь, что вы считаете меня, Бена Крейвена психом) и внешним – своим сыном. И как мне победить двух противников одновременно, которые намного сильнее и умнее меня? Они не смогут победить меня. Я бессмертен, как и они.
Я – Страж миров, как палач убивал с особой жестокостью своих врагов. Делал им ещё большее зло. А зло, как известно, рождает зло. И оно восстало против меня.
Кейт Кристел возродилась в мире живых. Эта женщина спасла меня от вечной жизни. Она стала Стражем Мира магии вместо меня. Она бессмертна. Но мы навсегда потеряли друг друга. Кейт пожертвовала собой ради меня. Это доказывает, что она всё ещё любит меня. Пусть ещё этого не понимает, но всё-таки любит.
Кто победит в вечной войне добра и зла, если я как разносчик одного сею другое? Кто победит в битве между отцом и сыном? Добром и злом?
Вечность.

III
Деслер
Параллельный мир.
Не выдержав восстания зомби, я перенёсся, пожертвовав своим миром, за которым мне поручила следить Природа, охранять мёртвых и тайну смерти. Я бросил Забытый мир на произвол судьбы и теперь ни у кого больше не хватит сил сдержать мёртвых людей. Они будут пробираться в мир живых чего бы это им не стоило. Они не бояться ни смерти, ни боли.
Моя напарница, первая Страж-женщина лежала глубоко в пещере, охраняемая двумя большими чёрными птицами с золотыми хохолками. Больше Чёрных птиц не осталось. Я подошёл к ней. Она ничуть не изменилась. С трудом видимые шрамы на лице и руках украшали её бледную кожу.
- Настало время пробудиться, - прошептал ей.
Второе поколение Стражей миров было уничтожено. Кейт Кристел пропала в первородной Тьме, а Бен сражался со своим сыном Акселем и не мог победить его. Это равносильно его гибели. Третье поколение Стражей настигла та же участь. Остались только мы вдвоём. Я и Кристина Кейтер. Теперь от нас зависела судьба Мира магии.



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"

Сообщение отредактировал Desler713 - Пятница, 07.02.2014, 04:11
 
Desler713Дата: Пятница, 07.02.2014, 03:16 | Сообщение # 150
Демон теней
Сообщений: 206
« 5 »
Интерлюдия: реквием по любви. Часть вторая.

На следующий день его уволили. Мужчина пришёл домой и всё рассказал жене. Они сидели в маленькой кухне.
- Скажи мне прямо, за что?
- За то, что я не спас этого мальчика. Это происходит не так часто, но за такие вещи не увольняют. Но этот не тот случай.
- Ты о чём?
- Родственники убитых подали на меня в суд. Они уверенны, что это я виноват в их смерти.
- Но ты же их не убивал! – попыталась убедить она мужа.
- А ты пойди и скажи это их адвокату. Короче, они хотят меня судить за то, что я настроил этого человека на убийство.
- Но подожди… Там же велось наблюдение. Всё подслушивалось!
Мужчина покачал головой:
- Нет. Когда я вошёл, он потребовал, что бы я отдал ему рацию и микрофон. Он предупредил, если я этого не сделаю или что-то не отдам, то он обыщет меня, и если найдёт хоть один жучок, то он всех убьёт. Сначала заложников, потом меня, а после себя. Я понял, что он способен на такое. Он бы это сделал, я точно знаю.
- И ты отдал?
- Мне ничего другого не оставалось. Я должен был сделать так, что бы он доверял мне. Наш разговор не подслушивался. И доказать что либо невозможно.
- Ну… Я же говорила тебе, что это не для тебя! – стала выговаривать она мужу всё, что думала по этому поводу. - Ты ведь мог и дальше консультировать людей! Зачем ты пошёл туда?
- Нам нужны деньги. Моя зарплата не обеспечивала нас. Вспомни, что я даже себе не мог мобильник купить!
- И что теперь будет?
- Суд через две недели. Сэл обещал помочь.
- Твой друг?
- У него есть знакомый адвокат.
- Ещё можно что-то сделать?
- Сомневаюсь. Но сегодня должен позвонить Сэл. Может что-то нам и удастся придумать.
На этом их разговор был закончен. Теперь они редко разговаривали.

Несколько лет спустя.
Она стоит перед большим окном. На улице льёт дождь. Капли с грохотом ударяются о стекло и стекают вниз. Уже несколько дней без конца льёт дождь, словно оплакивая её мужа. Женщина уже не может плакать - не хватает сил.
Её сын бегал внизу по лужам с друзьями. Она наблюдала за ним. Теперь она часто смотрит в окно, и не важно, видно из него что-нибудь или нет.
Она всегда знала, что так и не дождётся мужа. Его осудили. Доказательств на опровержение обвинения не было. Его убили в тюрьме. Какой-то зек часто приставал к нему. Он стал с ним разговаривать, что ж, драться её муж не любил и не умел. Очевидцы говорили, будто он стал что-то объяснять ему, втолковывать и уговаривать. Было ясно, что он применял какой-то психологический подход, и это его погубило. Его жена всегда знала, что психолог из него никакой. Случай с тем ребёнком это доказал.
Дождь всё ещё продолжал лить. Она слушала стук капель, а в соседней комнате играла одна из его любимых песен.
Она знала, что сегодня снова ляжет одна в холодную пастель. Что уже никто и никогда не согреет её так, как это делал Бэн, что уже никто не поцелует её так, как это делал Бэн, что уже никто не признается ей в любви так, как это делал Бэн. Она знала многое… Кейт Кристел понимала, что уже никогда не полюбит кого-то другого так, как его. Понимала, что уже никогда не увидит его, не обнимет и не ляжет с ним в постель. Понимала, что их любовь теперь живёт только в её сердце, а чуть позже «переедет» в воспоминания.
Она пыталась с этим мириться.
А песня всё ещё продолжала играть и напоминать о покойном муже. Дождь только усиливал её горе.
Кейт Кристел сложила руки на груди. Это движение напомнило ей о ласках покойного мужа. И сразу в голове пролетели самые любимые эпизоды из их интимной жизни.
По её щекам прокатилась новые слезинки, через секунду не оставив и следа. На покрасневшем лице и горящих щеках они высохли очень быстро.
«Что же теперь с нами будет? Что будет с Акселем? Кем он станет? Бэн, почему ты? Разве твоя вина, что Природа выбрала именно тебя? Разве мало ей спасения? Что плохого, если ты проживёшь счастливую жизнь? Где ты?»
Музыка стала жёстче, а голос певца усилился.
«Боже! За что нам это наказание? За что я должна страдать? За что должен страдать Бэн? За что нам дана эта сила? Почему именно мы, а не кто-то другой? Может быть, кто-нибудь справился бы намного лучше нас?»
Ответом ей было хмурое небо, мрак в комнате и звук капель на стекле.
Когда музыка стихла, комнату заполнял только звук капель. Но в нём она услышала тихий голосок, который мог идти только из её подсознания. Он сказал ей ответ.
Я всегда знал, что этим всё должно закончиться. Нашей любви больше нет, Кейт. Мы больше никогда с тобой не увидимся. А фотографии на стене и в альбоме уже ничего не значат. Кэрри уже сожгла их. Прощай.
Это прозвучало, как прощальное письмо. Кейт Кристел (ой, простите, Крейвен) очень скоро забудет его. Война миров канет в лету и от неё не останется воспоминаний. Все забудут, что произошло и чем всё закончилось. Стражи скоро исчезнут. Но рано или поздно должен будет настать день, когда Природе снова потребуется их помощь. И вот тогда она найдёт нужных кандидатов на защиту. Природа никогда не ошибается. А итог войны и последствия всегда останутся прежними. Остаётся только гадать, какая награда ждёт победителя.
Новая жизнь и искупление грехов это разные вещи.

Конец второй части.
Продолжение следует.



"Когда танцуешь с Дьяволом, не забывай слушать музыку"

Сообщение отредактировал Desler713 - Пятница, 07.02.2014, 04:11
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Реквием по любви Часть 2. Бесчувственный (гет, ужасы, R, макси, в работе)
  • Страница 5 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Поиск: