Армия Запретного леса

Понедельник, 26.06.2017, 13:38
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 5 из 5«12345
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Одинаковые судьбы (ЧАСТЬ. I - продолжение, ЧАСТЬ. II)" (ГП/ТР, NC-17, AU и ООС, в работе; !!ПРОДА!! от 06.10.2015)
"Одинаковые судьбы (ЧАСТЬ. I - продолжение, ЧАСТЬ. II)"
Принц_наполовинуДата: Четверг, 03.03.2011, 19:02 | Сообщение # 1
Асфо - кровавый эльф
Сообщений: 645
« 57 »
Название: Одинаковые судьбы (ЧАСТЬ. I - продолжение, ЧАСТЬ. II)
Автор: Принц_наполовину
Бета: Олюся
Рейтинг: R, NC-17
Тип: слеш, но чуть позже.
Пейринг: гп/тр.
Жанр: AU и ООС
Саммари: Оставив Гарри Поттера на пороге дома на Тисовой улице, Дамблдор и не предполагал, что история Тома Риддла может повторится.
Статус: в работе.

Одинаковые судьбы. ЧАСТЬ. I - начало (с 1-ой по 13-ю ч.1 главы)






Предупреждение: написан на основу заброшенного фика:
Цитата
Название: Путь Тьмы
Автор: Vbit
Бета: Soul of Freedom
Рейтинг: PG-13
Жанр: AU
Саммари: Оставив Гарри Поттера на пороге дома на Тисовой улице, Дамблдор и не предполагал, что история Тома Риддла может повторится.


мой дневник



ушёл из фанфикшена, кому надо, можете забирать работы, дописывать и тд.

Сообщение отредактировал Принц_наполовину - Суббота, 09.04.2011, 23:50
 
@nnushkaДата: Вторник, 17.04.2012, 20:03 | Сообщение # 121
Посвященный
Сообщений: 35
« 0 »
Здорово!!! Примите и меня в вашу армию поклонников. beer
 
luarДата: Четверг, 19.04.2012, 14:32 | Сообщение # 122
Подросток
Сообщений: 6
« 0 »
да дааа! о боже, чудесно, не смотря на мелкие ошибки, буду ждать продолжения)))) УРА вам автор!!!


Nitinur in vetitum semper, cupimusque negata - Мы всегда стремимся к запретному и желаем недозволенного
 
zaqwertyДата: Вторник, 24.04.2012, 20:31 | Сообщение # 123
Посвященный
Сообщений: 33
« 0 »
Да буду ждать проду с нетерпением. Очень интересно что будет дальше. Надеюсь все таки Том на Гарри не будет охоться все таки он помог ему возродиться. Может они вместе решат Дамби со свету сжить. А и еще ты так и не написала Снейп рассказал правду или нет. Все таки надеюсь что да.
 
Принц_наполовинуДата: Вторник, 24.04.2012, 23:59 | Сообщение # 124
Асфо - кровавый эльф
Сообщений: 645
« 57 »
Quote (zaqwerty)
Да буду ждать проду с нетерпением. Очень интересно что будет дальше.

рад что понравилось

Quote (zaqwerty)
А и еще ты так и не написала

написаЛ я парень... хоть и гей... но от этого пока у меня ни чего не отвалилось и нового не вырасло.



ушёл из фанфикшена, кому надо, можете забирать работы, дописывать и тд.
 
ShamelДата: Суббота, 05.05.2012, 21:54 | Сообщение # 125
Ночной стрелок
Сообщений: 88
« 20 »
Спасибо! И здесь тоже подпишусь с огромным удовольствием!


Наивная женщина верит мужским клятвам, а опытная - комплиментам! ©
Дьявол большой оптимист, если верит, что может сделать людей еще хуже. ©
Ненастоящие друзья вытащат тебя из тюрьмы, и будут вспоминать твою ошибку всю оставшуюся жизнь. Настоящие будут сидеть рядом на нарах и говорить: «Да, мы вляпались, но, с*ка, весело было». ©
 
DevilSmertiДата: Вторник, 08.05.2012, 00:57 | Сообщение # 126
Born to be bad
Сообщений: 131
« 14 »
Фик супер, только не бросайте cry cry cry

Очень извиняюсь. но когда прода??? sad

Отредактировано. Даблпостинг запрещён!



♠Ваше право на собственное мнение еще не обязывает мне слушать ваш бред.
♠Главное, быть счастливым, и не важно, какое заключение напишет психиатр.
♠Жизнь уходит из рук, надвигается мгла, Смерть терзает сердца и кромсает тела, Возвратившихся нет из загробного мира, У кого бы мне справиться: как там дела?

Я на Дайри


Сообщение отредактировал Олюся - Четверг, 14.06.2012, 19:33
 
StirvellaДата: Воскресенье, 23.09.2012, 17:17 | Сообщение # 127
Подросток
Сообщений: 11
« 0 »
вааааа!!!!!Клааааааассссс!!!!...жду не дождусь проды надеюсь что она скора будет......автор молодец.
 
Mr_VacilixДата: Четверг, 10.01.2013, 22:42 | Сообщение # 128
Подросток
Сообщений: 4
« 0 »
великолепно, но хотелось бы продолжения biggrin
 
DevilSmertiДата: Среда, 15.05.2013, 19:04 | Сообщение # 129
Born to be bad
Сообщений: 131
« 14 »
Автор, скпжиье, пожалуйста, когда будет прода? Будет ли?


♠Ваше право на собственное мнение еще не обязывает мне слушать ваш бред.
♠Главное, быть счастливым, и не важно, какое заключение напишет психиатр.
♠Жизнь уходит из рук, надвигается мгла, Смерть терзает сердца и кромсает тела, Возвратившихся нет из загробного мира, У кого бы мне справиться: как там дела?

Я на Дайри
 
DimetriusДата: Пятница, 24.05.2013, 19:57 | Сообщение # 130
Кощей Английский
Сообщений: 148
« 15 »
Проды не будет автор написал что ушел из фанфикшена


Все дороги ведут к нам! Душистые гробы из свежего кедра.
 
MariaДата: Понедельник, 08.07.2013, 23:01 | Сообщение # 131
Подросток
Сообщений: 13
« 0 »
Как жаль! cry Фанфик замечательный!
 
GalДата: Понедельник, 08.07.2013, 23:05 | Сообщение # 132
Демон теней
Сообщений: 322
« 66 »
Цитата
Проды не будет автор написал что ушел из фанфикшена


Он вернулся!
Видимо это был просто приступ депрессии. На СФ видела продолжение "Закона". Наверняка, здесь тоже скоро продублируют. А Автор (будем надеяться) продолжит Творить.



Женщины и кошки делают то, что хотят, а мужчинам и собакам лучше научиться с ними дружить.

У собак есть хозяева, у кошек - обслуживающий персонал
 
ВиолеттаДата: Среда, 02.10.2013, 19:34 | Сообщение # 133
Подросток
Сообщений: 4
« 0 »
С нетерпением жду продолжения.
 
ВиолеттаДата: Среда, 02.10.2013, 19:35 | Сообщение # 134
Подросток
Сообщений: 4
« 0 »
С нетерпением жду продолжения.
 
lishafДата: Понедельник, 30.03.2015, 09:06 | Сообщение # 135
Подросток
Сообщений: 14
« 4 »
Ну как же так cry Мы так ждали,а проды нет.Автор,мы вас любим не бросайте фанф book

Отредактировано. Капслук запрещён!


Сообщение отредактировал Олюся - Понедельник, 30.03.2015, 19:15
 
ОлюсяДата: Понедельник, 30.03.2015, 19:33 | Сообщение # 136
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Часть II
Глава 1. Проблемы с магглами


Гарольд прошёл через арку в магловский мир, чуть поморщился от запаха выхлопных газов, и мельтешения перед глазами. Пригладив рукой непослушные волосы, мальчик направился через скопление маглов на улицу. У входа на вокзал его уже поджидала ненавистная воспитательница. Мадам Галнинг поджала губы при виде него, но ничего не сказала, хотя Гарри различил едва уловимый блеск страха в её глазах, и нагло улыбнулся в ответ. Женщина что-то прошептала себе под нос, но среди гвалта голосов, слова было не различить, да и Гарри это было не нужно, он и так приблизительно знал значение сказанного. Воспитательница схватила его за запястье, когда он подошёл к ней, и повела за собой. Тележка с багажом мешала идти, и мадам Галнинг приходилось часто останавливаться. У метро воспитательнице пришлось попросить помощи, чтобы спустить тележку вниз, к тому же затем они ели втиснулись в вагон. Гарольд с лёгкой усмешкой смотрел за мучениями ненавистной воспитательницы. По приезду в приют, мадам Галнинг была настолько уставшей, как будто вспахала три поля. Она недобро глянула на исчадье ада, подозревая его в том, что это его происки. Женщина поставила чемодан на пороге приюта, свои обязанности она выполнила. Юный Поттер ухмыльнулся, но медленно его ухмылка побледнела. Чемодан стоял на пороге… а до его комнаты два лестничных пролета. Поднимать тяжёлый чемодан на второй этаж было как-то совсем не привлекательно. Подросток прикусил нижнюю губу, обдумывая как этого избежать. Рука нащупала в кармане шоколадную лягушку, но мальчик тут же отмёл эту задумку, самому ещё пригодится. Тем более старшие шоколадом уже не особо интересовались. Взгляд юного мага зацепился за фигуру, сидящего на качелях, на лице юноши остался шрам от ожога. Гарольд секунду взвешивал плюсы и минусы плана, прежде чем направится к качелям.

***


Рваный кусок серого неба, смазанное желто-грязное здание, иссушенная солнцем трава. Толчок и снова та же картина, но в обратном порядке. Вверх-вниз. Бездумно. Взгляд зацепился за идущего к нему человека, и юноша стал останавливаться. Шрам, изуродовавший пол его тела, зачесался при приближении этого человека. Джони встал с качелей, когда этот человек приблизился. Ри возвышался над мальчиком словно скала, но не чувствовал себя сильным. Сейчас вновь видя эти дьявольские глаза Ри почувствовал, как холодеет все внутри. Ему казалось, что он мышь перед кошкой. Стоящий перед ним мальчик улыбнулся. Незнающий Поттера мог бы подумать, что он очень милый ребенок, но Ри знал, что эта улыбка из разряда маски, подобными прикрываются самые ужасные, самые отвратительные существа этого мира… и Поттер был одним из них… Ри втянул воздух, даже не заметив, как задержал дыхание.

- Ты вернулся… - Проговорил Ри, чувствуя себя, как будто его вдруг заперли в клетке с тигром.
- Ты не рад Джоннниииии? – Протянул приторно-сладко, и от того ещё неприятней Гарольд.
- А ты как думаешь? – Ри бы не церемонился, будь это кто угодно. Но Гарольд… это уже другое, здесь не сила кулаков решит исход… здесь силы тьмы. Так говорила мисс Галнинг и Ри ей верил.
- Не рад… - Холодно, без единой эмоции проговорил Поттер, его голос звенел металлом. Он перестал играть. – Мне нужно что бы ты донес мой чемодан до моей комнаты…
- С какой стати? – Ри фыркнул, хотя и не очень уверено. Тут же его шрамы начали гореть, Джони испугано отступил.
- Ну, я подумал, что ты захочешь мне помочь. – Пожал плечами Гарольд, будто то, что произошло миг назад не его рук дело. Ри кивнул и направился к порогу приюта, Гарольд шел за ним с самодовольной улыбкой на губах. Но выигранный бой не значит выигранную войну. Женщина отошла от окна, и сжал крест на груди, зашептала очередную молитву.

***


Черноволосой мальчик сидел на подоконнике в маленькой, бедно обставленной комнатке. Света проходящего через грязное стекло едва хватало для чтения. Он перелистнул очередную страницу учебника по зельеварению, повторяя ранее изученный материал. Приют огласил звон колокола, созывавший сирот на обед. Поттер нехотя отложил учебник, и вышел из своей комнатки, направляясь в столовую. По коридору мимо пронеслись трое детей детсадовского возраста, Поттер лишь раздражено посмотрел им в след и спустился вниз по лестнице. Если опоздаешь, то твою еду может съесть кто-то другой. Но Гарольда боялись, и никто никогда не брал, ни чего из его порции, так что он не особо спешил. Его терзало, какое-то смутное предчувствие беды. Когда мальчик скрылся на лестнице, к его комнате подошла женщина с седыми волосами, завязанными в пучок, таких старушек была масса каждое воскресенье в церкви. Мадам Галнинг прикрыла за собой дверь и осмотрела комнату исчадья зла. Её взгляд привлекла странная книга. Женщина подошла к окну и взяла её в руки, после чего тут же выронила. Учебник по зельеварению, как гласила надпись, ударился об пол и раскрылся на следующей странице. Женщина опустилась перед ним, но не касаясь его, её глаза пристально следили за движущейся картинкой. Очнувшись мадам Галнинг отшатнулась. Колдовство! Она не ошиблась, это дитя дьявола и блудливой женщины. Воспитательница поднялась с пола и отступила к двери, а потом выбежала из комнаты.

***


Странно было видеть ребенка на кладбище, тем более в столь ранний час. Гарри брел между могил, надгробий и крестов, плачущих ангелов. Под его ногами наверняка были кости кого-то, о ком уже давно не помнят. У мальчика было мечтательное выражение лица, будто это было не кладбище в три часа утра, а парк, пронизанный солнечными лучами. Наконец Поттер дошел до нужного ему места и приостановился перед красивым склепом в готическом стиле. На него с двух колод смотрели две каменные статуи львов. Парень ухмыльнулся и постучал. Дверь медленно со скрипом отварилась, и юноша проскользнул внутрь. В помещении склепа было тепло и сухо, оно освещалось несколькими свечами. За столиком сидела Элизабет и пила кровь из пакета через трубочку. Мария стояла у зеркала и накладывала макияж. Выглядело это странно, учитывая, что сама она не отражалась в зеркале.

- Привет - с усмешкой заметил Поттер, он знал, что Аресс заметили его, просто делают вид, что его не существует или, что его персона недостойна их внимания.
- Ооо… - первой отреагировала Эльзабет. – смертный.
- Давно не виделись, - Гарольд прошел в комнату и сел на стул напротив Элизабет, решив подождать пока сестры «освободятся» от своих дел. Мария отвлеклась от зеркала, помада у нее была размазана почти на пол лица. Увидев это, Элизабет чуть не упала от смеха со стула, кровь потекла у неё через нос. Гарольд отвернулся, сдерживая смех. Мария расстроено выдохнула и стерла косметику полотенцем.
- Это не смешно Элизабет, отец просил нас вернуться, как я покажусь ему в таком виде, ты же сама сказала, что я неприметная мышь...

Элизабет еле сдержала ехидный смешок, но тут перевела взгляда на замершего Гарольда. Поттер смотрел на неё.

- Вы возвращаетесь в клан? Но почему? – мальчик казалось, был в недоумении, искренни переживая, но Элизабет знала, что Гарольд прекрасный актер. Он мог промолчать, стерпеть, если это было для общего дела, мог же быть язвительной сволочью. Он мог пойти по головам тех, кого ещё вчера называл друзьями, и как не странно Элизабет уважала его именно за это. Гарольд часто напоминал ей их отца.

Элизабет встала и отряхнулась.

- Догадайся смертный, это ведь твоих рук дело – не смотря на все эмоции, что она испытывала в отношении Поттера, она была зла, что он оказался настолько важен в мире, что мимоходом перевернул их жизнь с ноги на ногу и даже не заметил этого.
- Волондеморт, это вы, поэтому объявили мне бойкот? – мальчик сложил руки на груди, и чуть нахмурился. Ох, как искренни это выглядело.
- Да – обижено проговорила Мария и села на место Элизабет – мы уже привыкли к самостоятельности, а теперь отец возьмет нас под свое крылышко…
- А ты чего жалуешься папина дочурка. – Элизабет оперлась на стол – но вообще это верно. Как ты вообще умудрился воскресить Лорда?

Гарольд пожал плечами, не желая раскрывать всей правды. Элизабет махнула на него рукой и отвернулась, Мария кусала нижнюю губу.

- Ну что вы хотите? – чуть разозлившись, спросил Гарольд, он знал, что вампирши не обманываются его маской милого котенка, и поэтому игра раздражала его.
- Твоей искренности – смотря в стену, будто разговаривая с ней, проговорила Элизабет. В её голосе чувствовалась искусно скрытая досада…
Это почему-то вывело Гарольда из себя, он ничего не должен был этим двум кровососам, а теперь они вели себя так будто он плюнул на прах их матери и станцевал на нем какн-кан.
- С какой стати?- голос его был холоден словно лед. Это вдруг заставило Элизабет обернуться и поджать губы. Мария, о которой все, похоже, забыли, пробормотала…
- Мы ведь друзья…

Гарольд резко выдохнул, и повернулся к Марии, зеркально его действия проделала Элизабет.

- Я имела в виду.. что мне казалось… что мы друзья… - девушка выглядела глубоко расстроенной, и Поттер вдруг почувствовал угрызение совести. Хотя и не было понятно с какого… ведь они… они были с ним честны, так же как и Лагвуд… они не требовали от него служения свету, их не пугала истинная его личина. Его суть, где-то в приюте валялся клочок бумаги с пятью фамилиями… он был и Ричардсон, и Хиггинс … и Бёртон, его усыновляли довольно часто… А через неделю или две возвращали, когда сталкивались с его истинным обличием. Поттер скрипнул зубами. Элизабет посмотрела на него.
- Прос…тите…- извинение далось ему чрезвычайно трудно, наверно по тому что оно было искренним.

Мария улыбнулась и, бросившись к нему, повисла бы на нем, будь он выше неё по росту.

Элизабет чуть смущено улыбнулась.

- Значит друзья? – проговорила Мария.
- Друзья – неуверенно пробормотали Элизабет и Гарольд.

***


Мадам Галнинг перебирала книги на полке и наконец, нашла интересующую её. Повернувшись, она натолкнулась на взгляд юноши облаченного в черное. Его глаза были обведены, чем-то черным и казалось, горели из-за бледности его лица. Галнинг перекрестилась и поспешила на кассу. Купив книгу, она поспешно вышла из магазина. Остановившись у светофора, она заглянула в пакет, что бы удостоверится... проверить. Странное чувство терзало её. Она успокоилась пока Поттера не было, но сейчас один его вид нагонял на неё ужас… но он не виновен, он лишь одержим дьяволом. Ему надо помочь…

***


Выстрел…

Выстрел…

Мальчик опустил пистолет, мишень подъехала к нему, и он оглядел повреждения.

За спиной раздался гром аплодисментов.

- Ух, молодец малец.
- Так держать…
- Наш парень.

Гарри смущено улыбнулся, сняв наушники, позади него стояли три полицейских. Уил МакДер хлопнул его по плечу и сжал его, полицейский явно им гордился.

- Растешь мне на замену, а сынок?

Гарольд кивнул, Дэвид забрал у него оружие, и вернул себе в кобуру, улыбнувшись мальчику. Гарри был любимчиком всего полицейского участка. Впервые он пришел в полицейский участок к Уилу, но вскоре стал приходить к ним всем. Мальчик был сиротой, и все понимали как ему тяжело, но при этом парень, ни разу, ни чего не украл, был хорошим и добрым ребенком. В участке его часто подкармливали, кто-то приносил одежду. Уилу, который всегда мечтал о сыне и того горше, покупал одежду, конечно на зарплату полицейского не купишь много. Но самое необходимое Уил покупал каждый месяц и отсылал мальчику в школу. Все надеялись, что в будущем Гарри станет полицейским, поэтому учили его стрелять и часто рассказывали ему уловки той или иной стороны.

Поттер вернулся из тира в участок вместе с Уилом и его лучшими друзьями. Там они выпили чаю, Томсон рассказал забавную историю, которая недавно приключилась с ним на работе. Дэвид похвастался недавним арестом целой банды. Уил сделал всем чай ещё раз. Уже вечером Поттер засобирался в детский дом. Уил предлагал проводить, но мальчик отказался, сказав, что ребята в приюте воспримут это не очень хорошо. Мальчик вышел из участка, прижимая к себе пакет с новой одеждой и блинчиками. Он чуть улыбался, но чем дальше он отходил, тем напряженнее становился. Ему нравился Уил, хотя такой сорт людей часто раздражал его своей наивностью, Уил зацепил его чем-то, возможно тем, что знал его маленьким малышом… Гарри, задумался, как бы сложилась его жизнь, усынови его Уил. Перед мальчиком пронеслись кадрами предполагаемая жизнь. Маленькая, но чистая квартирка, усталый, но довольны Уил, немного игрушек, но его личных… а вот он пошел в школу, всего по минимуму, но хорошего и качественного. Уил держит его за плечо, и гордо улыбается… через год он женится на его учительнице английского языка… квартира у них побольше, учительница… допустим, её зовут Марта занимается с ним, он лучший в классе. Вот он уезжает в колледж, конечно на стипендии, иначе его родители не потянули бы. Марта плачет не хотя отпускать его. Уил сдержано улыбается, но его глаза предательски блестят… колледж. Он один из лучших, хороший парень. После колледжа милицейская академия и вот Уил показывает ему его рабочее место… через несколько лет он женится на официантке и у него появляется милый вопящий поросёнок… Марта уже постаревшая и ушедшая на пенсию нянчит малыша… а вот и рождество… Поттера передернуло… нет это не для него. Это уже не для него… возможно усынови его Уил давным-давно он бы и правда был такой… мальчик остановился и посмотрел на ворота приюта Святой Марии…. А сейчас… тот милый ребенок лишь его маска…

***


Поттер смотрел через грязное окно на улицу, что-то беспокоило его, сильно… но он не мог понять что именно. Здесь он не чувствовал себя в безопасности. Но почему? Взгляд скользнул по лужайке, где малышня играла в догонялки. Поттер нахмурился. Возможно, стоит покинуть приют? Но тогда куда ему идти… не к Малфою же.

Поттер фыркнул, и переплел пальцы, положил на них подбородок. Что же ему делать…. Он обернулся и подошел к кровати и сев на неё достал из-под подушки тонкий черный дневник. Открыв его на середине, он макнул в чернильницу на тумбочке перо.

- Здравствуй Том…

***


Женщина склонилась над книгой, поправив очки, она вгляделась в мелкий шрифт. Что за книгу читает Мадам Галнинг, было нельзя понять из-за того, что её обложка была заклеена газетой. Почувствовав на себе взгляд, она оторвалась от чтения и обернулась к приюту. Она без ошибки нашла окно Поттера. Там мелькнуло лицо и исчезло. Женщина сжала книгу крепче.

***


Поттер нехотя встал, подчиняясь громкому стуку в дверь. Одевшись и закрепив палочку на ноге, мальчик прикрыл её носком и вышел в коридор. Галнинг как и каждое утро ждала его у противоположной стены, как только он вышел она схватила его за руку и потащила за собой. Он еле поспевал за ней. На лестнице он несколько раз споткнулся, затем с легкой подачи ударился плечом о косяк входной двери. Воспитательница тащила его за собой, они прошли несколько улочек и наконец, пришли к церкви. За это время Гарольд выдохся. Наверное, Аресс были правы, ему и правда стоит больше заниматься, а то было ощущение что девчонки и то выносливее его.

Отец Вирти улыбнулся ему на входе, хотелось застонать, Гарольда до ужаса замучили эти утренние походы в церковь. Следующие три часа он стоял на коленях вместе с Мадам Галнинг и повторял за ней молитву… раздражение все сильнее поднималось в нем… раздался треск, и между ними рухнул крест с алтаря, из подсобки выбежал отец Вирти. Мадам Галнинг с ужасом смотрела на Гарольда. Ведь крест рухнул после его “Аминь”… воспитательница отшатнулась от ребенка, на миг ей привиделись рога и хвост. *

***


За окном было темно, недавно часы пробили двенадцать, кто-то приоткрыл дверь в маленькую комнатку, коих в приюте великое множество. Женщина заглянула внутрь, удостоверяясь, что исчадье ада на месте. Подойдя окну, она насыпала дорожку соли, точно такая же была с другой стороны двери. Закончив с этим, женщина внесла в комнату несколько бутылок, определить их содержимое в такой темноте было невозможно. Но разлившийся по комнате запах бензина говорил сам за себя. Женщина начала расплескивать горючую жидкость, она щедро полила ею стол, шкаф, пол и кровать со спящим на ней ребенком. Тот поморщился, и женщина замерла, дожидаясь пока тот снова уснёт крепким сном, а затем продолжила полевать комнату бензином. Когда казалось не осталось ни одного сухого места, женщина провела дорожку из бензина к двери. Закрыв дверь в комнату со стороны коридора, она пододвинула под ручку стул, чтобы мальчишка не смог её открыть. И перекрестившись, подожгла дорожку свечкой. После чего бросилась вниз, где весел колокол… пожарные не успеют вовремя.

***


Ужасный жар разбудил его. Поттер сел в постели, и открыл глаза… очки не понадобились, чтобы понять, что все в огне… он вскочил с кровати и одеяло, упавшее на пол тут же вспыхнуло, как и штанина его пижамы… мальчик стащил пижаму и бросился к двери, ручка раскалилась докрасна. Он отдернул руку, но раздавшийся сзади треск заставил его схватить её вновь, несмотря на боль, он попытался открыть дверь, ноги лизали языки пламени. Дверь не поддавалась. Поттер огляделся, ища выход, он бросился к центру комнаты, огонь обжег ему лицо, но, слава Богу, волосы не вспыхнули и он, не смотря на пламя, отодрал одну из половиц. Под ней была железная коробка, Гарольд вынул её, не обращая внимания на волдыри на руках, кажется, сейчас его организм отключил всю боль. Он лишь чувствовал неприятное жжение, хотя видел, как лопается кожа, он вскрыл коробку и вытащил палочку…

- Алахомора!

Воскликнул Поттер в этом огненном аду, направляя свою верную помощницу на дверь, но ничего не произошло.

- Нет… нет… Алахомора…

Гарь попала в рот и Поттер закашлялся… угарный газ… он вспомнил, что чаще в пожарах умирают, отравившись газом, а не сгорев. Мальчик закрыл нос и рот рукавом пижамной куртки. Вся комната уже была в огне. Он направил палочку на один из очагов возгорания, туда, где пламя полыхало яростнее всего.

- Агуаменти.

И снова ничего, голова начинала кружиться.

- Агуаменти, Агуаменти, Агуаменти…

Ничего… Гарольд сделал шаг назад и упал. Дышать было так трудно, он лег лицом вниз, зажав рот рукой… он так умрет… он почувствовал отвратительный запах горящих волос, но не чувствовал боли… палочка в руке начала обугливаться...

Нет… Только не она… Его магия… Его отличие… Нужна вода… Хоть немного воды… Если сгорит основа то все… Остролист не так важен, как перо… Вода… Поттер уже был на гране… Он переломил палочку и вытащил перо... зажал и сломал его, еще раз... еще, что бы оно поместилось полностью в руку. Сердце казалось, что-то протыкало с каждым хрустом. Наконец перо напоминало лишь клубочек пуха, и он крепко сжал его в руке. В глазах потемнело.

***


Пожарный вышел из горящего приюта, на его руках был едва живой мальчик.

- Это последний!

Мальчика положили на носилки.

- Ожог больше 70% он не выкарабкается…

Заметил кто-то… но в этой толпе разве поймешь кто?

Ребенка погрузили в машину скорой помощи.

***


- Быстрее, быстрее…

Каждая минута на счету…

Работники скорой неслись с носилками по больнице, двое держали их, третий удерживал на лице ребенка кислородную маску…

***


Операционная… **

Хирург пытается спасти ребенка, хотя понимает что шансов у того нет.

Жуткие ожоги от второй стадии, до четвертой, лишь чудом кисть одной из рук как будто и не была в огне. А в остальном, не понятно как еще бьется сердце.

***


Спустя восемь часов ребенка переправили в реанимацию, ничего больше сделать было нельзя, теперь все зависело от Бога. Не было понятно, переживёт ли ребенок ночь.

Двое бледных как призраки молодых медсестер нервно вздрагивали. То, что они видели, стало для них шоком, и они не могли заставить себя зайти к ребенку, но к тому и так пришли. У койки в реанимации сидел полицейский. Его пустили лишь потому, что было непонятно, останется ли жив ребенок… так пусть хоть проведет последние часы со знакомым.

***


Уил Спенсер сидел, сжав чашку, и смотрел на койку. Там как мумия лежал ребенок. Слишком много бинтов. Мужчина судорожно вздохнул, вслушиваясь в пиканье аппарата. Почему все так вышло… ведь больше ни кто в пожаре не пострадал... пара ушибов и все… ведь не мог Гарри не проснутся… Уил поднялся и подошел к мальчику и замер. А теперь что? Он вспомнил улыбающиеся лицо… мишень… и тысячи моментов из их посиделок. Его отвлек шелест. Он обернулся. Почему-то была открыта дверь. Он подошел к ней, и не видел, как за его спиной из теней соткались две фигуры. Мужчина обернулся и наткнулся на красные глаза…

- Спи смертный…

Потемнело…

Мужчина свалился на пол и Элизабет, оказалась со своей сестрой около койки с Гарольдом.

- Он ведь умрет? – тихо прошептала Мария.
- Магия его ещё держит, но при таких повреждениях…- так, же тихо ответила Элизабет.

Мария всхлипнула, и Элизабет приобняла её.

- Мы должны помочь ему… - прошептала в волосы сестры Мария.
- И как? Мы не можем позвать магов… - Элизабет старалась не поддаваться тому каскаду эмоций, что вызывал в ней запах горелой плоти и виднеющиеся косточки фаланг пальцев на одной руке… мясо и кости… на нем почти не было кожи. Волос… он был неузнаваем… если б не табличка на кровати…
- Наша кровь… она поможет…
- Твоей крови не хватит…
- А ты… твоя…

Со стороны этот, казалось, странный диалог, непонятный для обычных людей, он бы потряс их, наверное, вызвал бы страх из-за брезгливости… но вот вампиры… они бы пришли в ужас от подобной перспективы, это было нарушение правил, законов.

- Нас казнят Мария… - ещё пыталась сопротивляться этой идее Элизабет.
- Нет… если мы назовем его братом…
- Отец…
- Он обещал нам выполнить по желанию, за то, что мы спрячемся в том склепе, забыла? – с отчаяньем проговорила Мария… ей не хотелось терять единственного друга. Того кто принял их.
- Хорошо…- прошептала Элизабет. Она подошла к Гарольду и сняла с его лица маску. Он начал открывать рот, словно рыба. Элизабет прокусила запястье и поднесла его к лицу мальчика. Кровь начала капать тому в рот.
- Глотай – проговорила она, голос её был завораживающим, магическим.

Гарри сделал глоток, затем еще один и еще… через пятнадцать минут место Элизабет заняла Мария. Но улучшение было видно уже сейчас… биение сердца выровнялось, а под бинтами началось заживление, обугленные ткани восстанавливались, и Элизабет видела, как косточки фаланг пальцев начали покрываться мышцами.

- Это наверно жутко больно…- вдруг тихо сказала Мария. Заворожено наблюдая за капающей кровью.
- Нужно его забрать… скоро сюда сбегутся, посмотреть, что происходит, а я потеряла слишком много крови, что бы загипнотизировать целую толпу.

Мария кивнула, и, наклонившись, взяла мальчика на руки. Тот сейчас весил намного меньше, чем обычно. Элизабет подошла к сестре, и они обе вместе с недавним клиентом смерти растворились тенью. Через три минуту в реанимацию вбежал персонал больницы. Но ребенка не было…

***


Он пока не мог вставать с пастели, даже с кровью вампиров он восстанавливался долго. Сейчас он, в очередной раз, проснувшись, тупо смотрел на балдахин постели. Когда он очнулся в первый раз, то узнал о пожаре, он не помнил о нем. От них он узнал и о том, что случилось дальше, и о том, что сейчас он в клане вампиров. И что как только он сможет встать на ноги ему придется предстать перед главой клан, перед отцом сестер Аресс. У испивших кровь вампиров было два пути, стать охотником на кровососов и умереть в сраженьях, или стать полу-вампиром. Смерть его не прельщала. Тем более перспектива стать полу-вампиров открывала перед ним огромные возможности. Он еще не видел себя в зеркале, в основном из-за того, что боялся увидеть изуродование лицо. Он не впал в отчаянье лишь потому, что смог спасти перо из палочки. Никто не стал разжимать его руку и то так и осталось зажато в кулаке. Сейчас оно лежало под колпаком на тумбочке. Он не знал насколько испортил его, оно было изломано и испачкано его кровью смешанной с вампирской. Иногда по нему бежали искры. Гарольд вздохнул и прикрыл глаза, вновь проваливаясь в тяжелый сон.

***


Мария помогла ему надеть камзол…

- Вы действительно ходите в одеждах 17-18 веков? – спросил он чуть насмешливо. Элизабет сидела в кресле и лишь фыркнула на его вопрос.
- Большинство вампиров очень архаично, ещё век назад все одевались как в 15 веке – с улыбкой пробормотала Мария и взглянула на лицо «брата», их кровь восстановила его тело довольно быстро, только левая рука до сих пор полностью восстановилась. Внешне он даже как-то изменился из-за их крови, чуть там, чуть здесь, волосы стали более мягкими, они отросли довольно быстро и сейчас были до плеч, спускаясь крупными волнами, глаза стали ещё выразительнее, а кожа приобрела аристократическую бледность. Его худоба перешла в хрупкость и теперь он напоминал фарфоровую статуэтку.
- Не понимаю, почему ты жалуешься, волшебники тоже отнюдь не прогрессивный народец – заметила Элизабет. Гарольд лишь поджал губы, зная, что сейчас не время спорить.
- Ты понравишься отцу… – пробормотала скорее для себя Мария, видимо она сильно беспокоилась.

***


Они прошли по коридору в огромную залу. Элизабет незаметно поддерживала Гарольда, пусть тело и почти восстановилось, но ресурсы его еще далеки от нормы. Залу освещали, наверное, тысяча свечей, но та все равно скрывалась в легком полумраке. Вампиры, наполняющие её, казались тенями или призраками. Красивая лепнина из-за полумрака казалась притаившимися монстрами. Тёмное торжество. В конце залы на самом настоящем троне восседал темноволосый мужчина. У Гарольда ни на минуту не возникло сомнения в том кто это. Когда они подошли, Элизабет опустилась на одно колено, Гарольд рухнул за ней. (п.б - а почему не грациозно опустился?) (п. а - по тому что его ноги еле держат) Мария была ровно за ними и встала на колено последней.

- Дочери мои, вы вернулись в клан, но с гостем, в котором я чую вашу кровь, что это значит? – голос мужчины был бархатистым завораживающим. И у Поттера впервые в жизни поползли мурашки по спине.
- Отец, этот смертный наш друг, он стал нам братом, и мы не желали видеть как угаснет его свеча…
- Вы нарушили закон – сурово произнес мужчина, и повеяло холодом. Элизабет сжала зубы. Гарольд удивлено осознал, что всегда самодовольная вампирша боится. Боится как заяц змеи. За спиной раздалось шуршание тканей, то встала Мария.
- Нет, отец! Мы не нарушали законов, мы лишь задержали его в этом мире, что бы ты мог дать ему своей крови, и он был назван нам братом.

Холодный смех огласил залу.

- И с чего же я сделаю это, глупышка?
- Ты обещал нам… каждой за то, что она спрячется в склепе, ты обещал выполнить желание.
- Да… - глава клана кивнул.
- Я желаю, чтобы он стал нам братом… - проговорила Мария, а за ней Элизабет.
- Я желаю, что б ты принял его как нашего брата, как твое дитя.

Глава клана встал и спустился вниз и подцепил мальчика за подбородок…

- Не вижу ничего особенного в этом смертном – пробормотал вампир, склоняясь к Поттеру, и тот вдруг улыбнулся, той самой улыбкой что так напугала Ри. Её вторила улыбка на губах главы клана.
- Ты напоминаешь мне одного мага… он был мне другом… Я исполню желанье моих детей, сын мой.

Вампир вспорол себе ногтем внутреннюю сторону ладони и Поттер припал к ранке, слизывая кровь.

***


Он стоял у зеркала, если бы он не знал, что это его отражение, то никогда бы не поверил в это. Его волосы достигали середины спины и были стянуты зеленой лентой в хвост. Бледная кожа напоминала перламутр. Он провел по лицу рукой. Ни единого шрама, хотя его лицо обгорело в пожаре. Губы стали чуть полнее, а глаза больше, или ему так казалось из-за отсутствия очков. Сейчас он действительно напоминал дитя сатаны. Из вампирских особенностей у него пока проявился лишь природный вампирский магнетизм. Но возможно остальное прейдет позже, а может и нет. Главное его магия была в порядке. Он не знал, что произошло в приюте, почему его заклинания не сработали, здесь он мог колдовать, и проверил свои силы с чужой палочкой. За его спиной с шелестом появился вампир и протянул ему шкатулку. Гарольд, обернулся и забрал её, вампир отошел к стене и слился с тенями, но Поттер знал, что тот не ушел. Подросток открыл шкатулку, внутри в расширенном магией пространстве лежали самые дорогие ему вещи. Он вытащил серьгу и вдел в ухо. А затем достал дневник. Его пальцы бережно огладили обложку.
- Вот мы и снова вместе Том…

Руки Гарольда испачкались землей, в которой была шкатулка, но главное что ничего не пострадало. Пожалуй, следовало закопать еще и палочку.



* При маниакальной одержимости какой-то идеей случаются галлюцинации, на самом деле никакого хвоста и рожек у Поттера нет… к сожалению.
** Автор, конечно, получал ожоги, но до больницы дело не доходило, так что пишу из представления общего и смутного, ожоги второй степени – это пузыри, третий – омертвление кожи, четвертой – обугливание тканей.
*** так вторая часть посвящается Луне, но не той, а моей. Поздравляю всех с новым годом.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Понедельник, 30.03.2015, 19:48 | Сообщение # 137
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 2. Германия


***


(12.07.1992, утро)

Посадка прошла успешно…(*)

За бортом 23 градуса Цельсия…

Солнечно…

Мальчик перевел взгляд с круглого окна самолета на письмо в его руках, золотистые локоны крупными волнами рассыпались по его плечам. Мужчина, в черном плаще сидящий рядом открыл кейс и достал крем. Стянул одну перчатку с руки, увенчанной ногтями напоминающими когти хищного зверя, и выдавил на руку крем, повернулся к мальчику.

- Господин…

***


Подросток вышел на трап, используя ладонь как козырек, он поглядел в голубое, такое сказочное небо, грудь на миг сжала тоска, но над мальчиком появился черный зонт, закрывая небо от него, и та растерянность, что была секунду назад в его глазах, исчезла.

- Пойдемте господин, нам надо еще пройти через терминал…

***


- Добро пожаловать в Германию мистер Фейслес (2*) - с улыбкой произнес мужчина и поставил печати в паспорта.

***


…несколькими днями ранее…

(17.06.1992)
(3*)

Девочка, застыв меж руин, обломков лепнин и колон, смотрела ввысь на палящее солнце…

- Луна… - позвал её мужчина, поднявшись на один из обломков и наконец, заметив её.

Полумна оторвалась от созерцания небес и обернулась к отцу, и, улыбнувшись, указала пальцем в направлении северо-запада.

- Тени переплелись в дорожку, что ведет туда…

Ксенофилиус соскользнул к своей дочери по обломку колоны.

- И нет туманности?

Девочка серьёзно кивнула, Лавгуд посмотрел ввысь на солнце, и, вздохнув, направился за дочерью.

Вслед за девочкой, мужчина вскоре подошел к черному провалу, где уже исчезла Полумна. Достав палочку, Ксенофилиус согнулся и нырнул во тьму, его тут же окутала прохлада, он продвигался осторожно, чтобы не попасть в ловушку. Где-то впереди блеснул Люмос, и замер. Мужчина чуть уверенней направился в сторону света по туннелю. Наконец он вышел в коридор. У арки стояла Луна, он подошел к ней и посмотрел во тьму, куда был устремлен ее слепой взгляд. Наконец девочка отмерла.

- Нас ждет извилистый путь, он тысячью стрел украшен, и огнем пропитан камень, в пропасть ведет неверный шаг… - проговорила чуть рассеяно девочка, а затем подняла свою палочку и направилась в арочный проход, Ксенофилиус последовал за ней. Они шли по темному коридору, вдруг Луна упала на пол, мужчина повторил за ней движение, над ними просвистели стрелы, девочка поползла вперед, а затем откатилась в сторону, рядом с ней ввысь взвился поток пламени. После чего Полумна встала на ноги и чуть отошла, ожидая своего отца. Лавгуд поднялся рядом, и принял протянутую ему руку.
-Там-там… там-там-там… там…там… - начала напивать девочка и закружилась с отцом по коридору, тут и там проваливались камни, но ни один из двух волшебников ни разу не оступился. Полумна замолчала, и посмотрела на развилку, а затем повернула налево. Её шаги глушились вековыми слоями пыли, что укрыла полы древнегреческого лабиринта… шелест ветра заставил волшебницу застыть на месте и уставиться во тьму. Отец подошел к дочери, замершей на месте.
- Что говорит тебе ветер? – тихо спросил мужчина.
- Дальше нас ждёт ужас… - не выходя из транса, прошептала Луна, голос её был глух, словно голос мёртвеца. В нем был скрежет, от которого по спине шли мурашки. Девочка улыбнулась, как-то жутко и ступила вперед – Пойдём папа…
- Да… - мужчина сжал палочку и направился за тонкой фигуркой, от волос которой как будто исходило призрачное свечение.

Шаг за шагом мужчина двигался вперед, чувствуя как все труднее идти, постепенно в нем нарастал страх, он липкой грязью мешал идти, лип к подошвам ботинок. Споткнувшись, мужчина упал, а когда открыл глаза, он был один. Один во тьме, к нему тянулись темные щупальца, он начал отползать и тут из тьмы вынырнуло лицо, лицо его жены. Оно было лицом этого монстра. Лавгуд закричал.

Хлопок по щеке, затем второй…

Ксенофилиус открыл глаза, его грудь тяжело вздымалась, на миг ему показалось, что перед ним все ещё тот монстр, но вглядевшись, он понял, что это его дочь.

- Твоя душа в смятении, пап, не поддавайся безумию, пойдем, – проговорила девочка и помогла ему подняться. Он, опираясь на дочь, пошел дальше, на периферии что-то жужжало.
- Мы уже почти в центре страха, – заметила Полумна. Они прошли ещё немного и, завернув за угол, вышли в круглое помещение. На камне в центре лежал кинжал, девочка с отцом подошли к алтарю. Мужчина достал часы на цепочке и сжал руку дочери, та протянула другую руку к стилету, она дотронулась пальцами до его ручки, а затем быстро схватила. Мужчина нажал на кнопку и почувствовал рывок. В следующий миг они оказались в светлом номере, его дочь весело рассмеялась, и отпустила его руку.
- Довольно интересное переплетение чар… - прошептал Ксенофилиус с безумным блеском в глазах, похоже, он ещё не отошел от пережитого в лабиринте.
- Изучай пап, а я в ванну… - девочка отдала мужчине кинжал, инкрустированный лунными камнями, и направилась к двери с соответствующей табличкой.

***


(19.06.1992)

Над письменным столом, склонился мальчик с платиновыми волосами, он старательно выводил пером на дорогой бумаге слова:


"Здравствуй Гарри,

Приехав домой, я был удивлен тем, каким все кажется незнакомым, видимо полгода это и, правда, много. Моя матушка была рада видеть меня, как помнишь, её не было на вокзале, она очень соскучилась, пожалуй, будь её воля, она никуда бы меня не отпускала. Отец после моего возвращения дал мне три дня на адаптацию, а затем нанял учителей, он хочет, что бы я был лучшим в следующем году, но не думаю, что смогу обойти тебя даже с этим количеством репетиторов. Но это не меняет того что дни мои наполнены книжной пылью и зубрежкой, тем более что помимо репетиторов по хогвортским предметам, я к тому же занимаюсь с преподавателями по магическому праву, финансам и дипломатии. Это чрезвычайно утомительно. Большую часть свободного времени я провожу с матушкой, отца я вижу редко. Он говорит, что новый министр оказался симпатизирующим чистокровным магом, хотя во время выборов вел совсем иную политику. Новый министр, Фадж, медленно продвигает законы о выведении некоторых сфер магии из-под запрета, причем делает это так, что даже вездесущий директор не может найти к чему бы придраться. Отец говорит, что министр его впечатлил, он оказался совсем не тем идиотом, каким притворялся на выборах. Ещё отец говорит что в министерстве сейчас неразбериха, из-за того что министр устроил всем проверки, а главное всячески старается подтянуть наверх аристократов, так что отцу хочешь не хочешь , но нужно пока быть в министерстве. Но отец обещал выкроить на меня время попозже…

А у тебя как дела, все ли с тобой в порядке? Ведь ходят слухи о Сам-Знаешь-Ком… кстати возможно министр решил выслужиться, а ты как думаешь? Как у тебя проходят дни?

Я буду рад твоему ответу.

Драко".


Мальчик выпрямился и подул на письмо, чтобы оно скорее подсохло, он немного волновался, ведь на предыдущие письмо Гарольд так и не ответил. Чего Драко боялся больше, что с Гарри что-то случилось или того что он возможно надоел Поттеру, и тот просто игнорирует его послания. Малфой точно сказать не мог.

***


(23.06.1992)

Комнату освещал только камин, его свет бросал странные блики на тела двух вампиров, переплетенных в объятьях. Более молодой на вид, приподнял голову с живота старшего.

- Мой князь, почему вы хотите, что бы я присматривал за этим мальчиком? Вы не доверяете ему? – замолчав, вампир провел рукой по груди старшего, и чуть приподнялся.
- Не совсем Клаус, он действительно достоин недоверия, так как в нем есть искра непредсказуемости, отблеск зла, разве ты не увидел в нем схожесть с Тёмным лордом? Но дело совсем не в этом, а в том, что он как и Грин, и Волон де Морт, имеет тот тип сознания, который позволит ему получить власть, а если у него будет власть, то и клан может получить от неё что-то.
- Но разве Грин де Вальд и Волон де Морт не разбились в своих стремлениях? Если он такой же, как и они, то в результате его ждет крах, – Клаус дотронулся губами до запястья князя.
- Его отличие от них, что у него будут учителя, он не начнет свое становление, не имея опыта, а, следовательно, не совершит их ошибок…
- Вы хотите вырастить собственного Темного Лорда?
- Всегда мечтал о сыне… - рассмеялся князь.(4*)

***


(29.06.1992)

Гарольд рассматривал себя в зеркало со стариной широкой резной рамой, выкрашенной в золотой. Он до сих пор не мог привыкнуть к своей новой внешности, или просто подправленной старой? Он отодвинул прядь волос и посмотрел на то место где когда-то был шрам в форме молнии… даже он стерся… Смотря на себя, Поттер наклонил голову, он был похож на ангела, на тех красивых детей, что так любят показывать в рекламе, но к этой невинности примешивалось что-то демоническое, он напоминал живой портрет эпохи возрождения. Почему-то на ум пришел Дориан Грей и мальчик усмехнулся. О нет, он не бессмертен… пока что. Тут позади его отражения появилось другое, и Гарольд обернулся.

- Господин, – проговорил, чуть поклонившись, незваный гость. Подросток чуть нахмурился, сосредотачиваясь, ему предстоял первый завтрак с «семьей». Из-за вампирской крови, смешанной с его собственной, он считался сыном Ареса. Но так как он не являлся вампиром, не был силен, и пока не представлял для клана, ни какой пользы и ценности, то был ниже по положению любого члена клана. Он не имел ни каких прав, но в тоже время мог пользоваться привилегиями и получить поддержку князя. Такое странное, двойственное положение. Но в любом случае это явно лучше чем, то, что было в приюте. Тактичное покашливание вырвало его из раздумий, и он сфокусировал взгляд на вампире.
- Да?
- Я принес вам одежду Господин, внутри клана все ходят в одеждах 17-18 веков, таково правило, – вампир протянул сверток и Гарольд, забрав его, стал ожидать пока мужчина покинет комнату, но тот стоял с непроницаемым лицом, видно не собираясь, ни куда уходить.
- Что-то ещё? – Гарольда начала напрягать эта ситуация, почему этот вампир не уходит? Глава клана просил что-то ещё, или есть другая причина?
- Разве вам не нужна помощь, чтобы одеться? – мужчина приподнял одну бровь, но это жест напоминал по своей выверенности и точности, немецкие часы.
- Мне не нужна в подобном помощь! – щеки мальчика против воли окрасились легким румянцем, вампир ни чего не сказав, вышел за дверь.

Гарольд, чуть постояв на месте, что бы убедиться, что мужчина сейчас не войдет обратно, прошел к своей кровати и там развернул пакет. Нахмурившись, мальчик оглядел странную на вид одежду. Сначала все было не так уж плохо, он вытащил вполне простую рубашку - сорочку, отличающуюся от современных лишь высоким воротом. Но затем последовало странное синие «платье», (5*) у Поттера язык не поворачивался по другому назвать, рубашку с удлиненным низом, с сотнею пуговиц и золотой вышивкой. Далее оказалось, что на это нечто надо надевать сверху черный с синим отливом камзол или что-то подобное. Гарольд отложил вытащенное в сторону, решив найти сначала штаны, но в итоге вытащил толи короткие брюки, толи длинные шорты, и все это зауженное и в цвет «платья». Затем сознание Гарольда окончательно сдалось, когда он извлек из свертка тёмно-синие чулки. Подросток сел рядом с развороченным свертком и спрятал лицо в ладонях. Это шутка, или он действительно должен это одеть? Нет, одежда явно была превосходного качества, но её вид… он вызывал у Гарольда нервный тик. Раздался стук, и Поттер повернул голову в сторону двери.

- Господин может все же мне помочь вам?

Мальчик перевел взгляд обратно на вещи, и решил, что надо плыть по течению.

- Да…

***


Следуя за летучей мышью, Гарольд дошел до двери, состоящей из двух створок. Он приостановился, что бы перевести дыхание. Досчитал до десяти, в надежде немного успокоиться, но все равно ему казалось, что на его нервах можно играть, словно на струнах, так они были натянуты. Обстановка, положение – все, абсолютно все ему было ново и непривычно, поначалу он не ощутил этого привкуса растерянности. К приюту, каким бы он отвратительным местом не был, юный Поттер давно привык, он знал, когда и кому можно нагрубить, где достать то, что надо, и на кого можно надавить… но здесь, здесь все иначе, и против воли Гарольд чувствовал себя маленьким ребенком, потерявшимся в супермаркете, вроде и не умрешь, а что делать непонятно. Толкнув двери, подросток вошел в комнату, за столом уже расположились остальные члены «семьи». Подойдя к столику, Гарольд замер, но тут Элизабет дернула его вниз за руку, и он упал на стул рядом с ней. Поттер встретился взглядом с князем, тот чуть улыбнулся.

- Доброе утро Гарольд.
- Доброе утро Князь, – кивнул Поттер и замолчал.

«И что дальше? До этого он разговаривал лишь с Элизабет и Марией. Все его просьбы и неприятности решали сестры Арес, и вот он сейчас сидит перед Князем. Как он себя должен вести?»

- Можешь называть меня Ирудо, (6*) – мужчина взял бокал, наполненный казалось красками закатного цвета.

Подростку стало не по себе от того с чем он сравнил кровь, ведь до этого он никогда не видел в крови столько красок, и её аромат не казался ему столь волшебен. Мужчина тихо рассмеялся, наблюдая за реакцией мальчика.

- Твой взгляд схож с сиянием глаз новорожденных вампиров, – мужчина взял графин и налил гранатовой жидкости в чашку Гарольда – Попробуй.

Немного насторожено юный волшебник взял чашку, так странно, он совсем не чувствовал отвращения. Сделав один глоток, он следом осушил всю чашку одним махом.

- Похоже, хотя ты и остался магом, в тебе проявилось больше вампирского, чем я предполагал, – мужчина отпил из своего кубка.
- Это плохо, отец? – напряжено спросила Элизабет, Мария нахмурившись, смотрела на мальчика.
- Нет, совсем нет, просто довольно занимательно, – Ирудо отставил кубок в сторону – Но в любом случае Гарольд остается тем, кто он есть, и нужно решить несколько проблем связанных с этим.
- Каких проблем? – удивлено спросила Элизабет и Мария.
- Проблемы? – приподнял бровь Гарольд.
- Твоя палочка, Гарольд, - князь отставил пустой бокал – Насколько я знаю, она сгорела во время пожара.
- Да, – отрывисто ответил Поттер, спрашивать, откуда это стало известно князю, не имело смысла, и так понятно, что ему все доложили.
- В Англии восстановить её не представляется возможным, если ты, конечно, не хочешь придавать гласности то, что произошло… - вампир приостановился, но юный маг кивнул и мужчина продолжил – Второй по мастерству изготовитель палочек – это Грегорович, тебе повезло, можно сказать что мы с ним приятели. Тем более в отличие от Олливандера, он работает и с незаконными субстанциями.
- Он может сделать мне новую палочку? – взволновано спросил Поттер, чуть привстав со своего места.
- Да, - князь хмыкнул, наблюдая за детьми и их реакцией - Но для начала ему надо написать.
- И что ему написать? – Гарольд нахмурился.
- Ни чего особенного, просто попроси о встречи и напиши, что его тебе порекомендовал ваш общий знакомый.
- И это обеспечит мне 10% скидку? – с иронией спросил маг.
- Не исключено….
- А что ещё за проблемы? – напомнила Мария.
- Внешность, ведь Гарри Поттер довольно известная личность, а нам не нужна огласка, – заключил князь и подлил всем ещё крови.

***


(03.07.1992)

Полумна запечатала письмо и положила его в коробку, где лежал продолговатый предмет, завернутый в ткань. Закрыв коробку, Крейзи перевязала её веревкой, подошла к клетке и достала сову. Прикрепив коробку к её лапам, коктевранка выпустила сову в окно.

- Отнеси это предвестнику грома…

Закрыв окно за совой, Лавгуд, напевая странную песенку под нос, спустилась из своей комнаты вниз в кухню, и достала молоко, муку и яйца. Она начала месить тесто, а затем отставила его подходить на подоконник, сверху спустился Ксенофилиус.

- Полумна ты не видела стилет Зевса…
- Неа… может мозгошмыги?

Мужчина посмотрел на дочь и, вздохнув, пожал плечами.

- Что на обед?
- Тесто…

***


(10.07.1992)

Гарольд разглядывал «цветочки», которые ему вчера вручила Элизабет, поздравляя с выздоровлением. Одна из ловушек венеры-мухоловки захлопнулась, и начала пережевывать муху. (7*)

- Надо бы познакомить Элизабет с Хагридом, но боюсь, Князь такого союза не одобрит и это будет несчастная любовь, – маг усмехнулся и погладил пальцем ловушку по верхней части листа.

За спиной скрипнула дверь, и мальчик обернулся, как он и ожидал, в дверях стоял тот вампир, который как, оказалось, был приставлен к нему в услужение.

- Господин вам письмо… - вампир вручил юному магу конверт.
- Спасибо, Клаус.

Подросток вскрыл конверт ножом для бумаг, и развернул письмо:

"Мистер Х,

Я был крайне заинтригован вашим письмом, хотя ко мне часто обращаются с подобными просьбами, я не часто слышу о своих старых друзьях. Я с радостью помогу вам.

С нетерпением ожидаю нашей встречи.

Грегорович."


***


(12.07.1992, день)

Над дверью звякнул колокольчик и в лавку вошли двое необычных посетителей. От них веяло временем, хотя скорее эту странную ауру распространял бледный мужчина без единой эмоции на лице. Чуть впереди него стоял белокурый мальчик, его можно было бы спутать с ангелом, если бы в его глазах не было столько тьмы. Старик, что стоял у прилавка с интересом поднял на посетителей взгляд. Наверное, странно проигнорировать взрослого и заговорить с ребенком, но благодаря опыту мастер волшебных палочек видел, что мужчина лишь сопровождающий.

- Желаете приобрести волшебную палочку, молодой человек?
- Не совсем, я бы хотел, что бы вы сделали мне её на заказ, я писал вам, – подросток не смотрел в глаза Грегоровичу, вместо этого он разглядывал полки с палочками, образцами дерева и начинок.
- Мистер Х? – с каплей удивления в голосе спросил изготовитель волшебных палочек.
- Да, - кивнул странный мальчик и повернулся к старику – Мне посоветовали вас и я написал вам, надеюсь, вы не разочаруете меня.
- Тогда пройдемте… - проговорил мастер, конечно вид клиента смущал его, но знакомых князя не стоит судить по оболочке. За внешностью милого ребенка мог скрываться кровожадный вампир, или могущественный маг, принявший оборотное зелье.

Грегорович провел своих клиентов в помещение за прилавком, это оказалась мастерская-гостиная. Комната как будто была разделена на две, со стороны входа располагался на вид старый диванчик с деревянным каркасом, обитым выцветшей оранжевой с золотым узором тканью, и низенький резной столик из темного дерева, а за столиком второй диван, близнец первого. Освещение в этой части комнаты было приглушенными, напротив же, в части обустроенной как мастерская свечей было намного больше и горели они казалось ярче. Там у стены располагался длинный стол с множеством ящичков под ним. На самом столе стояли разнообразные ступки, ёмкости и лежали разные столярные принадлежности. Подросток скользнул на диванчик, его сопровождающий же просто встал у стены. Мастер волшебных палочек сел напротив.
- Что бы создать для вас новую палочку мне нужно описание вашей предыдущей…(*8)- проговорил мастер, и, встретившись взглядом с ребенком, почувствовал, как все холодеет внутри.

- Боюсь это невозможно, каждая палочка индивидуальна и в этом случае моё инкогнито будет раскрыто, – ухмылка перечертила лицо подростка, и мастер смог лишь кивнуть. Что ж это издержки его работы, зато платят подобные клиенты намного больше, чем обычные – Но у меня осталась сердцевина.

Мальчик извлёк из-за отворота сюртука футляр и, бережно положив его на стол, открыл, затем пододвинув изготовителю волшебных палочек.

Грегорович осторожно вынул лежащее в футляре перо, оно было чуть опалено. Старик изучил его и осторожно вернул обратно.

- Это можно использовать как сердцевину, но из-за повреждения оперения нужно, что-нибудь для завершения, что восстановит магический фон.
- Возможно, кровь Князя вампиров подойдёт? – проговорил подросток, а его сопровождающий поставил на столик колбочку с почти черной кровью.
- Да, это один из лучших стабилизаторов… - кивнул мастер, понимая, что ввязался в действительно крупное дельце, кто же его клиент, если князь дал ему своей крови для палочки? - Вы, похоже, подготовились…
- Я почитал кое- что, пока ожидал вашего ответа, – мальчик положил палец на пробку колбочки – Конечно если вы возьмете кровь Князя для моей палочки, вы должны согласиться на непреложный обед о том, что не будете использовать её не для чего другого, а остатки вернете нам.
- Разумеется, – кивнул старик, и подросток убрал свой палец с пробки.
- К вопросу о непреложном обеде, – сопровождающий мальчика положил на стол кейс и открыл, там, в специальном углублении, лежал огромный клык и стальной кинжал с волнистым лезвием инкрустированный лунными камнями ручкой – Я провел опыт, определяющий компоненты волшебной палочки дома, что бы избежать раскрытия своей личности, и эти предметы оказались заменой дереву. Их использовать можно только для изготовления палочки.

Грегорович кивнул, рассматривая предметы, коснутся, их он не решался.

- Что это… - мастер чувствовал мощь, исходящую от кинжала.
- Клык василиска и стилет Зевса, (9*) – подросток облокотился на спинку диванчика – Вам нужно объединить эти компоненты.
- Это займет минимум две недели, Мистер Х, – рассматривая артефакт, проговорил старый мастер.
- Я надеялся, что возможно сделать это быстрее, отправьте мне письмо, когда будет готова палочка, – мальчик встал с дивана, и, бросив взгляд на кинжал, проступил к завершению встречи.

***


(12.07.1992, вечер)

Гарольд рухнул на кровать, раскинув руки и устало посмотрел в потолок своего номера. Повернув голову набок, маг поглядел на чемодан. Встав, он подошел к нему, и присев открыл, выложив на пол несколько книг, он достал тонкий черный дневник. Уже привычно Гарольд погладил кожаную обложку, отойдя назад, мальчик сел на кровать и открыл дневник. Между страниц начал гореть свет и через миг мальчик оказался в дневнике. Уже знакомая гостиная слизерина, Том повернулся к нему, за его спиной полыхал камин.

- Гарри… - на лице слизеринца проступило удивление.
- Не узнал? – с усмешкой спросил Поттер и скользнул на диванчик. Реддл подошел к нему и присел рядом, с интересом изучая подростка.
- Ты изменился, но не скажу, что это тебя испортило, ты стал красивее, – кончиками пальцев Том провел по щеке сидящего перед ним мальчика.
- Прости, что когда мы были в клане, лишь переписывался с тобой, последние бинты сняли совсем недавно… - проговорил Гарольд, опираясь на бок парня, и положил ему голову на плечо.
- Если бы я мог… - прошипел, напоминая василиска Том. Поттер насторожено поглядел на своего друга.
- Это не твоя вина…
- Ты мог погибнуть! А я бы даже не знал… - горечь просочилась в голос Реддла, и Гарри мягко улыбнулся, обнимая руку друга.
- Но не погиб, забудь, я освобожу тебя, обещаю…
- Да… - проговорил Том, заворожено смотря на тонкие черты лица Поттера, и чувствуя смутную тягу – Ты уже в Германии?
- Да, – мальчик нахмурился – И, похоже, застрял здесь.
- Ну, это не плохо, ты можешь посмотреть разные достопримечательности… например Нуменград, я всегда мечтал встретиться с Грин де Вальдом.
- Не думаю, что водят экскурсии прямо к нему, – фыркнул младший из магов.
- У тебя вампир и смекалка, разве тебе этого недостаточно, что бы просто увидеть узника Нуменграда.
- Не знаю…
- Не притворяйся, я тебя прекрасно знаю, – Том приобнял своего гостя за талию и притянул к себе ещё ближе и зашипел на ухо – я знаю, что ты словно я, мы одинаковы.
- Тебе просто скучно, признайся, ты пытаешься подбить меня на авантюру, что бы послушать интересную историю, это очень эгоистичный поступок друг мой, ради пары минут удовольствия, ты готов рискнуть моей жизнью, похоже я не так уж тебе дорог…

Поттер не смог договорить, его вдруг резко дернули и сжали в объятьях, причиняя боль.

- Не ссссмей, Гарри, игратьсссся мной, ты зззнаешшшь, что я, никогда не подверг бы тебя опасссноссти, – голос Риддла был устрашающий, и Поттер почувствовал, как внутри все сковало от слов слизеринца.
- Я не пытался… - слабо ответил мальчик, с трудом втягивая в себя воздух.

Том пришел в себя и отпустил Гарольда, понимая, что перегнул палку, и наверняка навредил ему. Они сидели в тишине, смотря на пламя. Слизеринец через какое то время сжал руку коктевранца, и тот дернулся, но затем прижался к старшему магу спиной.

- Мне тоже иногда хочется сделать тебе больно, хотя ты мне очень дорог, это неправильно да? Мы с тобой… мы не такие... – Поттер не договорил, смотря на пламя, на его лице была грусть.
- Это не плохо, быть другими, ведь у нас есть мы, и мы уже не одиноки, – Том вновь прижал к себе мальчика, но на этот раз не так сильно.
- Да, у меня есть ты, а у тебя я…

***


- Не толпимся, не толпимся, пару шагов назад, господа! – громко проговорил экскурсовод, Гарольд поморщился от толкотни, ему кто-то наступил на ногу, и мальчик пожелал этому кому-то мучительной смерти, – Не толкаемся господа, сейчас все смогут войти.

Минут через 13 Гарольд смог пролезть внутрь легендарной тюрьмы, Клаус тенью следовал за ним. Какое-то время они шли вместе с остальными туристами, но на очередной развилке шагнули в тень. Клаус прикрыл подопечного своим плащом, и они будто под мантией невидимкой направились в другой коридор. Поворот, поворот, и закрытая дверь. Клаус выступил из тени и его очертания поплыли, а затем он обратился в туман, Гарольд стоял у стены, ожидая пока его телохранитель закончит с дверью. Наконец, щелкнул замок и дверь отворилась, за ней уже стоял Клаус и Гарольд скользнул к нему, прикрыв за собой дверь. Они поднялись по лестнице, и приостановились в самом конце. Клаус скользнул вверх, подождав с минуту, Гарольд преодолел последние ступени, бросив взгляд на вампира который укладывал на пол второго, вслед за первым, крепко спящего аврора. Поттер подошел к двери с маленьким окошком, сейчас закрытым, отворив его, он заглянул внутрь и наткнулся на пронзительный взгляд чужих глаз.

- Здравствуйте Лорд Грин де Вальд, – проговорил мальчик, старик с другой стороны оконца рассмеялся.
- Какой вежливый молодой человек, чем обязан? Праздное любопытство, или возможно какое-то дело?
- Пока лишь праздное любопытство… - Поттер смотрел в чуть слеповатые глаза бывшего Темного Лорда.
- И только из-за него вы проникли в запрещенную часть Нуменграда… - задумчиво проговорил Грин де Вальд, – Интересно способны вы на большее ради большего?
- Разумеется.
- То, что я разговариваю с ребенком, диктуется отчаяньем, ваша же наглость основана либо на безумии, либо на гениальности, чего больше? – тихо спросил узник.
- У вас есть шанс узнать, вам нечего терять, не так ли? – спросил Гарольд, почувствовав азарт.
- Нечего… верно, уже нечего… но зачем мне свобода, я стар… - тихо проговорил Геллер.
- Отомстить? – предложил Поттер, ему вдруг пришла на ум чудесная мысль, если все получиться, то у него будут все козыри в рукавах.
- Месть, это может быть интересно… - в глазах напротив отразилось веселье…
- Если я освобожу вас, обещаете ли вы мне сделать меня наследником, стать моим учителем… - спросил Гарольд, он чувствовал себя как пес, увидевший сочный кусок мяса.
- Ну, если освободишь, так и быть… - с усмешкой проговорил Грин де Вальд и, отойдя, протянул к окошку узловатые пальцы. Гарольд протянул ему руку и просунул внутрь всего три пальца, их тут же крепко обхватили пальцы узника и вокруг рук вспыхнул свет. Старик отпустил пальцы ребенка и отошел.
- Нам пора, скоро мои чары развеются… - услышали Гарольд и Грин де Вальд голос вампира.
- Клаус?- с удивлением спросил узник, а затем рассмеялся – ах, понимаю… понимаю…
- Господин нам пора… - повторил Клаус, и мальчик, кивнув, отошел от двери в камеру. Когда они спускались, Гарольд ещё слышал полубезумный смех бывшего Темного Лорда…
- Вы знакомы? – тихо спросил он у вампира, мужчина нахмурился.
- Геллер Грин де Вальд и Князь были друзьями когда-то…
- Ясно…

***


Мальчик сидел над документами, что прислал ему князь в ответ на просьбу помочь, когда рядом на свободное место Клаус поставил поднос.

- Ваш чай, господин.
- Благодарю, Клаус, – мальчик, нахмурившись, отложил очередной лист.
- Вам не справиться в одиночку… - заметил вампир, чуть отойдя в сторону.
- Я догадываюсь, Клаус, но я уже воспользовался поддержкой клана, а больше у меня ничего нет, – Поттер отпил немного из чашки.
- У вас нет, но вот у Грин де Вальда есть, его сторонники, за это время они восстановили свою репутацию, набили кошельки деньгами, восстановили связи, и добились высоких положений в обществе, и пусть они стары, зато у них есть знания. Вы можете воспользоваться их помощью, это можно считать проверкой. Если вам удастся заручиться их поддержкой, то в будущем вы добьётесь многого.

Гарольд кивнул, а затем сделал ещё один глоток чая, обдумывая, как ему добиться помощи от немецкой аристократии, учитывая, что он ребенок.

***


Шесть достопочтенных лордов расположилось за столом в комнате для личных встреч, в ожидании того кто позвал их. Дверь отворилась, и внутрь вошел юноша лет двадцати в черном плаще, он был худ и бледен, аристократичное лицо обрамляли красивые золотистые локоны.



(1) Аффтор никогда не летал, автор боится летать, автор боится высоты, на него даже его Луна за это обижается… т___т
(2) Безликий.
(3) Каникулы Луны, они с отцом разыскивают артефакты, странностям Крейзи есть объяснения, но я раскрою карты чуть позже.
(4) Да, Клаус любовник князя, но кроме этого он еще и его телохранитель, поэтому так возмущен подобным приказом.
(5) Наряд описан опираясь на эту статью -
(6) HIRUDO- Кровопийца, решил выбрать это как имя для князя Ареса.
(7) А вот и она, автору как-то подарил подобные один парень… ах…. (они прожили целый месяц пока князь Авель их не съел (кот автора))
(8) То, что происходит дальше, объясняется тем, что Гарольду невыгодно, что бы его личность раскрыли, и князь подсказал ему заранее провести тест, что за компоненты нужны для создания палочки.
(9) Хм… долго думал, долго мучился, вот , прочтите символику… ммм… Ио, по одному из истолкований — рогатая богиня луны, блуждающая по небу, покрытому бесчисленными звездами (глаза Аргуса).


Поздравляю себя с днём рождения!!! В честь этого главка.

Буду благодарен за комментарии, критику (не по части орфографии) и просто восхищённые отзывы, мой муз совсем тощий.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Понедельник, 30.03.2015, 19:58 | Сообщение # 138
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 3. Улыбка парадокса


Юноша поприветствовал лордов кивком головы, сидящие за столом мужчины, смотрели на него с лёгким налётом превосходства, смешенного с недоверием.

- Так вы и есть внук лорда Грин де Вальда? – нарушил тишину один из мужчин. Он не был самым старшим из присутствующих, но видимо имел большую власть и в связи с этим уважение своих «коллег». Его уже не молодое лицо было скупо на эмоции, хотя впрочем, это было свойственно всем чистокровным. Седина у него на висках была не сильно заметна из-за светлого цвета волос, те были цвета спелой пшеницы. Этот тёплый оттенок казался неправильным, так как был полной противоположности глазам этого человека. Взгляд тёмно серых, словно лёд на грязной реке, глаз вгонял в дрожь, и отбивал всякую охоту строить козни этому мужчине. Но пришедший юноша, ни как не отреагировал на этот взгляд, он вёл себя чрезвычайно спокойно. Будто сейчас они не нарушали закон, будто это не было собрание тех, кто в прошлом убивал сотни, или даже тысячи людей по приказу Грин де Вальда и по собственной воле, а так встреча близких друзей. Юноша с лёгкой улыбкой прошел к свободному креслу и сел туда, и это его спокойствие внушало опасение присутствующим. Все они очень рисковали, придя сюда, это можно было сказать признание в том, что они были приспешниками Грин де Вальда и до сих пор верны ему, а этот мальчишка мог оказаться кем угодно, хотя стоило отметить что он и, правда, был невероятно похож на Тёмного Лорда в молодости.
- Понимаю, вам не с чего мне верить, и тем более мой возраст несколько смущаешь, так как по сравнению с вами я юнец. И поэтому я очень польщён тем, что вы всё-таки откликнулись на моё сомнительное приглашение, и я не обману ваших надежд, – проговорил юноша, между тем взяв одну из чашек на столе.
- Вы не ответили на вопрос, – заметил блондин, все остальные мужчины молчали, предоставляя право вести разговор уже начавшему лорду.
- Да, лорд Айц, я внук Грин де Вальда, – ответил парень, прямо смотря в глаза мужчине, и тот не смог понять ложь это или, правда.
- Знач… - но Мэталлену Айцу не дал договорить юноша.
- Позвольте, лорд Айц, я не собираюсь попрошайничать, отнюдь, я хотел сделать одолжение вам, вам всем, – на лице юноши расплылась ухмылка.
- И какое же одолжение, юнец, вроде тебя может оказать нам? – с раздражёнием надменно спросил блондин, его явно задело то, что его прервали, ему казалось, что было что-то странное в поведении юноши.
- Освободить лорда Грин де Вальда из Нуменграда, разумеется, – уверено заявил молодой человек и отпил из чашки.
- Ха, невозможно! – наконец ввязался в разговор один из до этого молчавших лордов. – Мы пытались сделать это годами, но появляетесь вы и говорите, что вам будет достаточно щёлкнуть пальцами.
- Я внук Грин де Вальда, и мне досталась, так сказать, в наследство то чего не было у вас, а именно нестандартность мышления, а это что- то да значит. Не спрашивайте меня о причинах побудивших освободить моего предка, факт в том, что я могу это сделать, а вы же ни чего не теряете при этом. В случае моей неудачи, а значит и смерти, никто не узнает об этой встречи, а ваше самолюбие не пострадает. Если же мне удастся воплотить в жизнь мой план, то на воле окажется величайший из Тёмных Лордов, – что-то странное было в голосе юноши, он внушал доверие, ему хотелось подчиняться, следовать за обладателем этого голоса.

Лорд Мэтален Айц первым сбросил это наваждение.

- Но вы позвали нас, а значит, вам в этом плане нужна наша помощь, не так ли? – во взгляде лорда была настороженность, теперь он был уверен, что с этим магом что-то не так.
- Да, увы, для моего плана требуются некоторые вещи, которые я достать не в силах, но для вас это не составит труда, - юноша вытащил какой-то конверт и протянул его Мэталену.

Лорд Айц развернул бумагу и пробежал по написанному взглядом, а затем прочитал вслух.

- Портал в безопасное место, хроноворот, оборотное зелье, взрывающееся зелье-экстра. Действительно, это достать не представляет для нас никакого труда, – Айц пробежал по письму взглядом снова, но всё равно не смог представить, как это может помочь освободить Темного Лорда. – Хорошо, мы подготовим все и передадим вам через два дня это здесь же. Если вы сможете освободить Грин де Вальда с помощью этого, то это будет чудом, – проговорил Мэтален.

Юноша лишь сдержано кивнул, допивая чай.

***


(Англия, министерство магии. )

Симпатична ведьмачка постучала в дверь кабинета, а затем заглянула внутрь.

- Министр, к вам посетитель, – с профессиональной улыбкой сообщила секретарша. Немного лысеющий мужчина в котелке оторвался от бумаг.
- Кто?
- Лорд Малфой, сэр, – девушка постаралась наклониться так, чтобы министр увидел её грудь в глубоком разрезе блузки.
- Пригласите, – министр лишь скользнув взглядом по подобному богатству, и вернул внимание бумагам. Девушка расстроено поджала губы, но поспешила исполнить приказ. Выскользнув обратно за дверь кабинета министра, она обернулась к высокому холёному блондину, но тот тоже едва ли смотрел на неё. Джулия печально подумала, что такими темпами она никогда не подцепит себе преуспевающего или богатого любовника, и проведет свою юность как обычные дурнушки, а затем выйдет замуж за какого-нибудь клерка, а так хотелось сказки.
- Министр Фадж готов принять вас, – сообщила она Люциусу Малфою, тот лишь кивнул на её слова, и, пройдя мимо, скрылся за дверью.

Джулия, сев за свой стол в приёмной, печально уставилась в заколдованное окно.

- Может вырез побольше надо? – пробормотала она.

***


(кабинет министра)

Люциус Малфой присел напротив министра в одном из кресел для посетителей.

- Добрый день министр, – Малфой прислонил свою трость к креслу, Фадж оторвался от бумаг и, теперь, его внимание было полностью сосредоточено на госте.
- Здравствуйте лорд Малфой, что побудило вас навестить меня? – Люциус уловил в словах министра насмешку, будто тот забавлялся, разговаривая с ним, играл в какую-то непонятную игру.
- Я подумал, что вам будет интересно услышать кое-какие сведенья… - пытаясь игнорировать неприятные ощущения, заметил Люциус, предплечье чуть жгло, и это немного нервировало, тем более что это повторялось в последнее время уж слишком часто.
- Я вас слушаю, – серьёзно проговорил министр, откладывая бумаги.
- Дамблдор и его сторонники подготавливаю проект, по которому под запретом окажутся ещё несколько темных заклятий, артефактов и зелий, а за использование уже запрещенных ужесточат меры, конечно, все это они хотят провернуть в тайне, но и у стен как вы понимаете, есть уши.
- И почему же вы сообщаете это мне? – Корнелиус неотрывно смотрел на Люциуса, его изучающий взгляд совсем не сходился с внешним видом жалкого чиновника.
- Мне, показалось, вы симпатизируете чистокровным, – ответил прямо Люциус, интуиция говорила ему, что лучше общаться с министром без всяких уловок.
- Вполне возможно, но как вы понимаете, услуга за услугу, – с лёгкой улыбкой заметил Фадж. – Мне нужна денежная поддержка для одного моего проекта, я думаю, он придется по вкусу многим чистокровным, но, к сожалению, чистокровные сейчас в меньшинстве и мне нужно его разрекламировать, что бы его поддержало нужное мне количество магического населения Великобритании.
- Разумеется, – кивнул Люциус.
- Хорошо, тогда я не дам ход этому Дамблдоровскому проекту, а вы пока ознакомитесь с моим предложением и, возможно, у вас появятся предложения по его продвижению, – министр протянул лорду Малфою папку с документами, и тот принял её.
- И о чем же он, если вкратце?
- Реформа образования, дети это будущее, в конце концов… - с ухмылкой проговорил чиновник.
- Образование это стезя Дамблдора, – заметил Малфой.
- Вот мы и подрежем прутья его метлы, – тихо усмехнулся Фадж.

***


(Хогвартс, кабинет директора)

Альбус склонился над книгой, почти утыкаясь в неё крючковатым носом, зрение после инсульта резко ухудшилось и теперь что бы разглядеть, что написано, ему действительно нужны были очки. В окно постучали, и директор поглядел в его сторону, на подоконнике сидела школьная сова с утреней почтой, вид у нее был взъерошенный, будто она вырывала эту почту с боем. Директор махнул рукой, и окно открылось, сова тут же спланировала на его стол и передала директору газету и пару писем. Альбус хотел уже, было отложить прессу на потом, как случайно прочитал заголовок «Грин де Вальд мёртв». Дамблдор быстро развернул газету, статья была прямо на первой странице, под фотографией рухнувшего Нуменграда. Директор вчитался в написанное:

"Двадцать четвертого июля обрушилась тюрьма «Нуменград». Вместе со своим последним из оставшихся творений погиб и единственный заключённый этой тюрьмы, лорд Грин де Вальд. Его тело было обнаружено под завалами. После проведение экспертизы по идентификации личности, и подтверждения того что тело принадлежит лорду Грин де Вальда, власти Магической Германии распорядились сжечь тело погибшего заключенного в крематории, что бы исключить любую возможность использования тела тёмного мага. После чего приказ был приведен в исполнение. Прах был скинут в северное море в металлическом зачарованном контейнере. Что до выяснения причин обрушения тюрьмы, то расследование ещё ведется, но уже выдвинуто предположение, что Нуменград рухнул в результате разрушения фундамента, о коррозии которого уже не раз заявляли охраняющие Нуменград авроры, но почему-то ни чего по этому поводу не предпринималось. Процесс расследования причин послуживших обрушению, казалось бы, нерушимого здания, затрудняется тем, что все свидетели обрушения так же погибли под завалами. А магические приборы зашкаливают и не дают результатов из-за магического фона тюрьмы. Но власти Германии заявляют, что нет никаких признаков того, что обрушение Нуменграда было неслучайным.

И это происшествие служит примеров того как великое склоняет голову перед временем, как сменяются эпохи, когда-то могущественный Тёмный Лорд наводящий страх на всю Европу, сейчас лишь горсть пепла. Сменились эпохи, ушли злодеи и герои, наступило будущее, что оно нам даст?

Статью о жизни Лорда Грин де Вальда можно прочитать на стр 5.

Статью о второй мировой можно прочитать на стр 7."


Дамблдор отложил газету и потер переносицу. Его наполненный усталостью, печалью, тоской и виной взгляд наткнулся на пустую клетку, и в старческих глазах блеснули слёзы.

- Время… перед ним падает даже величайшая любовь, но след её останется пылать… - Альбус уставился в окно и ещё долго смотрел вдаль, размышляя о чём-то, а может, вспоминая прекрасное и горькое прошлое? Кто знает? Наверное никто...

***


Старик отложил газету и пригубил чаю.

- Красиво завернули, – он сухо усмехнулся и поглядел на голубое ничем не скрытое небо. Лёгкий ветер колыхал зеленые листья. – Ты умудрился разрушить одно из моих величайших творений, внук…
- Простите дедушка, – с иронией ответил мальчишеский голос.

***


(немногим ранее, или не немногим?)

У почти спонтанно возведенной трибуны собралось множество журналистов, щёлкали фотокамеры, стоял невообразимый гул из голосов корреспондентов. На трибуну взошел представитель от Аврората.

- Тише, тише, мы ответим на каждый ваш вопрос, но по очереди, – маг поднял руки, что бы успокоить толпу журналистов, стоящих на развалинах Нуменграда. В этой толпе ни кто не обратил внимание на высокого молодого журналиста в чёрной дорогой мантии и на коротышку фотографа рядом с ним. Они чуть отдалились от общей толпы. И журналист ковырял ботинком руины.
- Судя по всему, именно здесь нашли тело, – проговорил он и наконец, видимо нашел то, что искал. Наклонившись, он поднял оборванный кусок кандалов с привязанным к нему лентой из грубого сукна. – Возьми это.

Приказал он фотографу и тот как-то странно заторможено выполнил его указания, молодой человек схватился за рукав фотографа. Достав длинную цепочку, с чем-то зажатым у него в руке, он накинул её себе и фотографу на шею.

- Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать…

Отсчитал журналист, а затем всё понеслось у него перед глазами. Люди расходились, идя назад, будто перематываешь кино в обратном порядке, появились группы авроров, они посуетились рядом с ними и положили тело старика, затем завалили его кусками обломков стен, затем Нуменград начал восстанавливаться, и вот они оказались в камере Грин де Вальда. Молодой маг отпустил фотографа и поглядел на теперь уже целую цепь, вбитую в стену, достав из кармана ленту из грубого сукна, он привязал её к тому месту, где она была, когда они нашли цепь, и обернулся назад.

- Здравствуйте лорд Грин де Вальда, а мы за вами, – проговорил юноша с ухмылкой, наклонившись к старику, сидящему на полу.
- Интересно, интересно… - хмыкнул старик, и, взяв протянутую руку, поднялся.
- У нас мало времени, – проговорил тихо юноша, и дернул к себе того кто до этого играл фотографа. – Я объясню вам всё позже, а пока переодевайтесь.

Грин де Вальда кивнул, и начал снимать с себя тюремные одежды, фотограф снял с себя мантию, фотоаппарат, и ботинки, больше на нём ничего и не было, передав свою одежду Грин де Вальду, он сам переоделся в его тюремную робу. Пока он совершал эту процедуру, Грин де Вальд заметил следы укуса у него на шее.

- Жутко интересно, – пробормотал старик, юноша обернулся к нему, с усмешкой, но Грин де Вальда по опыту разглядел за наигранной самоуверенностью и весельем, терзающий молодого человека страх и неуверенность. – Тебе ещё надо повзрослеть не только внешне.

Юноша криво улыбнулся.

- Мне нужен ваш волос, – проговорил он, в другой руке он уже держал колбу с зельем.

Геллерт без вопросов протянул юноше требуемое, маг добавил волос в колбу, и болотная на вид жижа приняла оттенок тёмного граната, затем молодой человек подошел к переодетому в тюремную робу мужчине и влил в его рот зелье. Тот начал меняться и вот перед ними стоял второй Грин де Вальд. Юноша поглядел на часы.

- Ещё две минуты, лорд Грин де Вальд как вы относитесь к порталам? – псевдо-журналист достал из кармана кусок ленты и протянул один из её концов старику, тот взялся за неё обеими руками и уставился в лицо юноши. Тот напряжено чего-то ждал. Грин де Вальд ничего не говорил, он мог помешать, да и к тому глупо думать, что юноша не знает о том, что порталы в Нуменграде не действуют. Вдруг тюрьму ощутимо тряхнуло и она начала заваливаться набок.
- Время!- воскликнул парень, и их рвануло порталом прочь, они вывалились где-то в лесу мигом позже.

Грин де Вальд развалился на траве, и захохотал, рядом с ним упал юноша и его смех столь же безумный вторил смеху бывшего Тёмного Лорда. Спустя какое-то время они оба немного успокоились.

- Это было очень рискованно, парадоксально, что у тебя всё получилось, – проговорил, наконец, Грин де Вальд глядя в голубое небо через спокойно шелестящую зеленую листву.
- Я ваш наследник, – тихо ответил юноша, видимо он сильно устал и теперь не был настроен на разговоры.
- Да, действительно, и это есть различие между обычным тёмным магом и Тёмным Лордом, нестандартность мышления, готовность идти на риск, ты сыграл ва-банк, и сорвал куш, мальчик, но пока всё же тебе не хватает опыта, это я исправлю.
- Разумеется, знаете, я бы хотел провести кровный ритуал сейчас, пока ваши приспешники не объявились, – проговорил молодой человек, он сел и повернул голову к старику, лежащему в зеленой траве с блаженной улыбкой.
- Это не высокая плата за небо, мальчик, я так полагаю, ты уже всё подготовил?
- Да, – юноша кивнул, и, оттолкнувшись от земли, подошел к старику и протянул ему руку. Лорд Грин де Вальд, схватившись за нее, поднялся на колени.
- Ну что ж приступим, – Грин де Вальд закатал рукава, вспоминая какого это колдовать, ощущать, что твоя магия более не скована тюрьмой.

Молодой маг опустился на колени рядом с Геллертом Грин де Вальдом, смотря ему прямо в глаза, он вытащил серебряный ритуальный кинжал из-за пазухи и передал старшему магу.

- Кровь моя, есть кровь твоя, – проговорил Грин де Вальд и порезал себе запястье, а затем передал кинжал юноше.
- Кровь моя, вами дана, и есть кровь ваша, – сказал ритуальную фразу юноша и надрезал своё запястье и передал кинжал Грин де Вальду.
- И смешается моя кровь с твоей, и станешь мне внуком, – Грин де Вальд надрезал второе запястье.
- И вольётся ваша кровь в мою, и смешается с моей и стану я вам внуком, – проговорил юноша. Получив кинжал, надрезал себе второе запястье, положив кинжал на траву, он соединил свои руки с руками старика в местах порезов.
- И имя твоё отныне Рэхен Юбе Грин де Вальд*, - закончил обряд этими словами старик.

Вокруг юноши и старика закружилась магия, а когда она улеглась, двое магов стали с земли, на местах порезов остались еле-еле приметные шрамы.

- Ну что Рэхен, когда за нами придут? – спросил Грин де Вальд, смотря на юношу который теперь был его наследником, тот взглянул на часы.
- Через полчаса.
- Брал время с запасом?
- Разумеется.

Старик вновь рассмеялся.

***


Спустя полчаса на поляне появилось несколько пожилых мужчин, они не смогли скрыть своего удивления тому, что юноша как и обещал, смог вытащить лорда Грин де Вальда из Нуменграда. Но это удивление быстро сменилось решительностью на лицах мужчин и они став по стойке смирно ударили правой рукой сжатой в кулак по левой половине груди.

- Ради общего блага! – проговорили мужчины хором.

Грин де Вальд вышел чуть вперёд и, усмехнувшись, осмотрел шестерых своих бывших последователей. Заметив блондина с глазами цвета закаленной стали, он повернулся к нему.

- Мэтален, рад видеть тебя, – голос Геллерта был глух, тюрьма явно выпила из него все силы.
- Мой лорд, – голос был наполнен уважением и восхищением.
- Это прошлое Мэтален, сейчас я слишком стар, но я передаю наше дело в достойные руки. Мой внук, освободив меня, доказал что достоин этой чести. Позвольте вам представить Рэхен Юбе Грин де Вальд, – проговорил старик, выдвигая юношу вперед. Рэхен усмехнулся, смотря на Лорда Айца.
- Я согласен с вашим решением лорд Грин де Вальд, ваш внук действительно доказал что он могущественный маг, достойный нашей поддержки.

Лорд Айц встал по стойке смирно и пять оставшихся аристократов повторили за ним, ударив себя кулаком правой руки по левой части груди, они воскликнули в синюю высь.

- Ради общего блага.

***


Рэхен вертел в руках вазу, они прибыли в этот дом всего несколько минут назад, и теперь он с интересом изучал территорию.

- Не веди себя как ребенок, – заметил позади него уже приведший себя в надлежащий вид Геллерт. – Кстати, что ты использовал, чтобы выглядеть старше, не похоже, на оборотное.
- Вы правы, дедушка, я использовал старешее зелье, – юноша поставил вазу обратно на постамент, украшающий коридор. – Так этот дом ваше убежище?
- Можно и так сказать, но честнее будет признаться, что это раньше было моей крепостью спокойствия, сюда я сбегал отдохнуть и подумать, ты поймёшь это позже…
- Отнюдь, я понимаю вас, – молодой человек обернулся к старику. – Значит, здесь мы теперь будем жить?
- Да, пока ты не закончишь обучение и подготовку, тебе не стоит соваться на политический плац, ты не спорю, гениален, но ты ребенок, я не уверен, понимаешь ли ты свои действия, и осознано ли ты пил старещее зелье, и если да, то знаешь ли ты о последствиях его использования?
- Да, я знаю, и я принесу плату, – голос юноши чуть дрогнул. – Я не собираюсь прямо сейчас объявлять миру войну, но я хочу уже сейчас начать подготавливать лестницу к своему восхождению.
- У тебя неплохо получается Рэхен, в мои одиннадцать лет у меня не было подобной поддержки, что у тебя уже есть, да у меня и в двадцать один её не было. Ты далеко пойдешь, только ты должен быть мудр, одной гениальности, увы, недостаточно, и я научу тебя этой мудрости, конечно если ты готов учиться внук.

Юноша сухо кивнул.

- Сколько у тебя осталось? – мягко спросил Геллерт.
- Около двенадцати часов, – молодой маг скользнул взглядом по портретам.
- Тогда я советую тебе пойти отдохнуть, тебе незачем перенапрягаться, это может привести к тому, что расплата будет более тяжелой.
- Да, конечно, – юноша развернулся и покинул коридор, зайдя в комнату неподалёку. Грин де Вальд проводил внука внимательным взглядом, он не знал, как относиться к этому мальчику, но точно знал, что в любом случае тот вызывает у него уважение, да и что тут думать, это ведь его внук, а значит родная кровь. – Рэхен Юбе, ты заставишь этот мир плакать кровавыми слезами.

***


Дневник как обычно потеплел в его руках, Гарольд улыбнулся, хотя теперь его звали скорее Рэхен. Открыв артефакт, юноша макнул перо в чернильницу, и вывел на белой бумаге.

- Здравствуй Том, пустишь?
- Конечно… - появился ответ через миг.

Меж страниц как обычно появилась брешь, она начала расти, и наконец, поглотила юношу. Рэхен проморгался и увидел пораженное лицо Тома.

- Что-то не так? – спросил Юбе, улыбнувшись.
- Нет, - слизеринец сглотнул, разглядывая посетителя, это точно был Гарольд, но этот юноша, он был… Том впервые чувствовал желание подчиниться. От молодого человека исходила тёмная восхитительная энергия, его облик был величественен и столь соблазнителен. У Марлово перехватило дыхание от внешнего вида друга, неужели Гарольд станет таким в будущем, у него будут высокие скулы, пухлые губы, и эти пожирающие твою душу глаза. Нет, Гарри и сейчас был довольно очарователен, но если он станет таким в будущем, то, пожалуй, он захватит мир, лишь улыбнувшись ему. Почувствовав дрожь, Том понял, что Гарольд слишком близко. Поттер поднял руку и дотронулся до его щеки, и Том потонул в его глазах, непонятный трепет превратился в тысячу искр.
- Том ты совсем бледный, тебе непривычен мой вид? Я надеялся, что тебе понравиться.
- Мне нравится, Гарри…

Юноша улыбнулся ему, и у Тома появилось желание, чтобы его сейчас грубо прижали к стене… чёрт, что у него за мысли, пусть внешне Гарольд и выглядит старше, но внутри это тот, же одиннадцатилетний мальчик, который бегает к нему за советом и прижимается к нему, когда пьёт какао.

- Я рад, – Гарри всё-таки отошел чуть дальше, заметив, что дыхание Риддла участилось. – Я смог освободить Грин де Вальда кстати.
- О, поздравляю, как всё прошло? И ты расскажешь, как у тебя это получилось?
- Мне помог временный парадокс, но в основу легло кое что другое, дело в том, что Нуменград был построен Грин де Вальдом так что каждый его камень был артефактом, и все вместе они не позволяли колдовать внутри. Но если разрушить их построение, то чары рухнут. После я нашел способ, у Нуменграда со стороны моря было наиболее уязвимое место, фундамент поплыл за столько лет. Так что небольшая порция взрывающегося зелья, намазанная на его фундамент, и затем подожженная, решила дело. Нужно было лишь успеть перенестись с помощью портала в тот краткий миг, когда чары уже рухнули, но вас ещё не завалило камнями.
- Довольно рискованно, – проговорил Том, скользя взглядом по спине и плечам, пока Гарри изучал пламя, играющее в камине.
- Зато, теперь я наследник Грин де Вальда и его внук, Рэхен Юбе Грин де Вальд, – тихо проговорил молодой маг.

А Том почувствовал желание подчиниться этому голосу, этот голос казался лаской, обещающей большее. Риддл сглотнул, видимо почувствовав его неудобство, Поттер решил уйти.

- Я зайду попозже, я устал…

Том почувствовал себя глупо, когда кивнул и наблюдал, как исчезает взрослый Гарольд. О Салазар Слизерин, почему он хотел броситься в ноги этому юноше и молить, что бы тот остался с ним, не покидал его?

***


Оказавшись снова в полупустой комнате, Рэхен печально улыбнулся и лёг на кровать, закрыв глаза, стоило выспаться, ближайшие три дня ему это не грозит. Утром следующего дня юноша проснулся от сводящей тело боли, похоже, расплата за игры со временем настигла его. По телу прокатилась ужасающая боль, и Рэхен сорвался на крик, вцепившись руками в простыни. Он кричал, пока не охрип, а затем просто метался по кровати, в какой-то момент, перестав соображать, что происходит, и сколько прошло времени, лишь всепоглощающая боль. Лишь боль, молодому Грин де Вальду в какой-то момент показалось, что так было всегда, только он и боль, и эта мысль настолько напугала его, что он заплакал. Он плакал и скулил, но боль не уходила, она была словно заботливая мать, она была рядом с ним, и не уходила не на миг. Пару раз Рэхану казалось, что кто-то гладил его по голове, и поил водой. Когда боль медленно начала спадать, Юбе показалось, что он всё-таки сошел с ума и перестал просто чувствовать боль. Когда та исчезла окончательно, он был измучен ею словно месячной лихорадкой, и, почувствовав облегчение, провалился в сон.

***


Геллерт Грин де Вальд завтракал, когда услышал крик боли, он задрал голову к потолку, откуда было слышно, как кто-то кричит, будто его мучают раскалённым металлом. Грин де Вальд встал со стула и направился наверх, вслушиваясь в крик, по винтовой лестнице он поднялся на второй этаж, подошел к комнате внука и открыл дверь. На кровати крича, метался юноша, простыни были испачканы кровью от содранных о них ногтей. Геллерт подошёл к юноше и дотронулся до его лба, тот весь пылал и явно был на грани.

- Сколько же ты использовал зелье, что всё так ужасно? – спросил он в пустоту, и затем развернулся, вылетел из комнаты и спустился вниз, подойдя к камину, он бросил туда щепотку пороха, и пламя стало зелёным. – Личные комнаты лорда Айца.

Опустившись на колени, Грин де Вальд просунул лицо в пламя.

- Мэтален, мне срочно нужна твоя помощь, – сидящий за столом мужчина, резко выпрямился.
- Захвати с собой зелья, жду тебя в моём убежище, – сказал Грин де Вальд и исчез.

Лорд Айц быстро собрал все, что могло пригодиться и, бросив горсть пороха в камин, прошел в него и называл адрес. Выйдя в гостиной другого дома, он огляделся и заметил бывшего Тёмного Лорда.

- Следуй за мной, – приказал Грин де Вальд.

Они поднялись на второй этаж и вошли в комнату, Мэтален сразу же заметил Рэхена на постели, тот раскрывал рот в беззвучном крике, и пытался разодрать себе шею.

- Что с ним? – Мэтален махнул палочкой и юношу опутали веревки, не девая ему навредить себе.
- Он воспользовался зельем старения… - спокойно ответил Грин де Вальд.
- И такой результат… сколько ему на самом деле, семнадцать? – Мэтален побледнел, у него не укладывалось в голове, что подобное смог провернуть ребенок.
- Ему одиннадцать, и сейчас он на пределе, ему срочно нужна помощь, иначе он умрет, – проговорил Геллерт серьёзно, и Мэтален на автомате кивнув, достал все противоядия и обезболивающие что у него были с собой. Пока он выполнял отточеные годами действия, его сознание пыталось как то переварить мысль что маленький мальчик смог одурачить опытных аристократов и воплотить придуманый им самим план в жизнь. Когда ему было одинадцать он едва-ли думал о политике и умел колдовать, что отличает подобных рэхану, откуда появляются эти яркие личность, гениальные стратеги и лидеры. Тёмные и светлые лорды?

***


Клаус вошел в чрезвычайно тихий дом, оглядевшись он поднялся по лестнице, следуя за «запахом» молодого господина, который и привёл его в этот дом, в руках вампир нёс ларчик с волшебной палочкой, которую забрал у Грегоровича так как молодой господин попросил его сделать это после того как он подорвёт Нуменград. Клаус не был уверен в оценке этого странного ребенка, но его действия производили впечатление. Войдя в комнату на втором этаже, вампир увидел связанного молодого господина, тот явно дергался, вампир оскалился, готовый напасть на мага стоящего над кроватью, но сначала, незамеченный им, сидящий в кресле Грин де Вальд вскинул руку.

- Всё в порядке, он помогает Рэхену пережить откат из-за использования старещего зелья.

Клаус не почувствовал в словах лжи и кивнув поставил ларец на прикроватную тумбочку.

- Тогда я сообщу Князю о вашем освобождении, лорд Грин де Вальд.
- Ирудо, думаю, будет рад, – усмехнулся старик, и Клаус, кивнув, вышел за дверь.

***


Гостиная в тёмных тонах, освещалась лишь пламенем камина, около низкого столика расселись четверо мужчины, они глядели на пламя, о чём-то задумавшись, или просто в ожидании. Наконец в комнату вошел пятый мужчина, по его длинным платиновым волосам пробежали блики от пламени камина.

- Господа, - проговорил лорд Малфой, подходя к оставшемуся свободным креслу. – Я собрал вас, чтобы предложить объединить усилия в борьбе с грязнокровками и маглолюбцами, как вам всем известно, новый министр симпатизирует чистокровным…
- Но он полное ничтожество, разве нет? – фыркнул лорд Паркинсон.
- Вовсе нет, это лишь маска для широкой общественности, я недавно встречался с ним, и он предложил мне поддержать реформу образования, что он затевает…
- И в чём суть этой реформы? – немного заинтересовавшись, спросил Нотт.
- В том, что в школьном образовании вернутся многие выкинутые ранее министерством дисциплины, а так же теория по тёмной магии. Министр хочет поменять мнение общества о разделении магии на светлую и тёмную, и делать это надо загодя, прежде чем он предложит внести этот предмет в перечень изучаемых в магических школах Англии дисциплин. Стоит поднять сводки по разным великим магам, и так же исторические данные по поводу «оттенков» тех или иных заклятий. Так же требуется ослабить Дамблдора, сейчас, когда Грин де Вальд мёртв и у директора не осталось напоминаний о его былом могуществе, это должно быть легче, – замолчав, Люциус наполнил бокал вином. – Но конечно мне нужна ваша поддержка господа, Нотт, Гойл, Макнеер, Кребб.

Произнося имя, Люциус наполнял его бокал.

- Похоже, ты хочешь выжать максимум из сложившейся ситуации, – с усмешкой заметил Макнеер и осушил бокал. – Я с тобой, ты всегда обладал удивительным чутьём Малфой, так что нужно пользоваться пока дают.
- Я, разумеется, на твоей стороне, – проговорил Кребб.
- И я, – подтвердил Гойл.
- Идея неплоха, – кивнул Нотт, и потянулся за бокалом, ему показалось, что он увидел кого-то в щель двери, но мужчина решил, что это всего лишь игра теней.



Это в дословном переводе значит «месть зла».
Автор хотел заметить, что он никоим образом не поддерживает идеи фашизма, и считает их отвратительными. Гарольд не будет строить свою власть на этой основе, но Грин де Вальд строил, и поэтому я не могу избежать их некоторого упоминания.


P.S. Кстати в прошлой главе несколько читателей заметили недоработки, хочу заметить что я исправлю рояль в кустах на выходных и поблагодарить за то что вы все так внимательно читаете, иногда переписывая главу в 10 раз, я теряю куски.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Понедельник, 30.03.2015, 20:13 | Сообщение # 139
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 4. Ангрекум


Рэхан провёл в объятьях боли и забвения три дня, хотя это был не такой уж большой срок, самому мальчику он показался вечностью, и, когда он очнулся, у него было ощущение нереальности происходящего. Мэтален убедившись, что с подростком все действительно в порядке, отбыл домой, ему нужно было заниматься делами рода, и к тому же он был не последним человеком в министерстве, а это тоже налагало обязательства. Какое-то время вокруг Юбе суетился Клаус, но и он затем тоже ушел. В звенящей тишине комнаты Юбе приподнялся и сел, облокотившись на подушки. Все тело болело, каждую мышцу и кость то и дело простреливало болью. Мальчик потянулся к тумбочке, на которой стояла шкатулка, чуть поморщился, видимо движения были для него особо болезненны. Юбе открыл шкатулку и осторожно достал оттуда палочку, по её словно перламутровой поверхности змеился метал рукоятки.

Рэхан провел по палочке пальцами, словно в мимолетной ласке, он осмотрел металлическую рукоятку, инкрустированную лунными камнями, затем его взгляд скользнул дальше к кончику палочки, за взглядом неотрывно следовали пальцы, изучая гладкую поверхность без единого изъяна. Палочка в его руках потеплела, напомнив подростку дневник, вроде Оливандер говорил, что у палочек есть подобие души?

- Я дам тебе имя, ты Ангрекум.*

Юбе увидел, как на идеальной поверхности рукояти с обратной стороны проступил какой-то символ. Юный маг тут же перевернул палочку и вгляделся в символ, это оказалось вовсе не символ из письменности давно исчезнувших народов, а просто миниатюрное изображение цветка. Рехан огладил каждый завиток рукояти и, наконец, сжал её, направляя палочку на кресло у камина. - Левиоса…
Кресло вместо того что бы чуть приподняться над полом, взмыло резко в верх и пробило потолок. На пол комнаты посыпалась штукатурка, обломки потолка, а воздух наполнился каменой пылью. Юбе не рискуя вновь использовать палочку, зажал рот и нос ладонью, чтобы не надышатся этой гадости. Он ничего не слышал, видимо из-за недавнего грохота он временно оглох. Он едва видел, как отворилась дверь на другом конце комнаты, а через минуту вся пыль вынеслась из комнаты сильным потоком ветра. Рэхан заметил чуть встревоженное лицо Грин де Вальда, но выражение на его лице сменилось так быстро, что уверено заявить о том, что видел беспокойство на лице старика, Рэхан не мог. Геллерт оглядел комнату, и затем уставился на проломленный потолок, приподняв старческую бровь, он перевел внимательный взгляд на внука. Юбе немного растерялся, понимая, что, то что произошло до ужаса комично. - Я решил опробовать новую палочку, – попытался объяснить подросток, не вдаваясь в подробности, в ушах ещё стоял шум, но он уже слышал окружающий его мир.

- И что это было, бомбарда? – бывший Темный Лорд вошел в комнату и отметил, что его любимое кресло куда-то делось.
- Левиоса… - это действительно звучит нелепо, Юбе хотелось как-то отгородиться от этого сошедшего с ума мира, он вдруг почувствовал такую усталость.
- Заклинание левитации, что ты сделал, что оно дало такой результат, Рэхан? – в голосе Геллерта не было ни издёвки или иронии, ни повелительных родительских ноток которые присущи любому взрослому, когда он ругает своё чадо, лишь интерес, и это немного польстило, Юбе.
- Ничего, я просто решил чуть приподнять над полом кресло, а оно улетело, куда-то пробив потолок, –
пробормотал подросток и сполз по подушкам в кровать, отложив палочку на тумбу, словно это было что-то чрезвычайно опасное. Неприятные, болезненные мысли посетили его, вдруг он сделал что-то не так, когда определял ингредиенты, или он повредил перо слишком сильно, или ещё что-нибудь, почему теперь его новая палочка лишь кусок кости совершено не подходящий ему.

Грин де Вальд посмотрел на прореху в потолке и перевел взгляд на тумбу, где лежала палочка, после чего подошел к ней. Маг протянул к Ангрекуму руку, но по рукояти палочки тут же промелькнули маленькие молнии, словно предупреждая, о том, что любой кроме хозяина будет наказан, если решит прикоснуться к ней. Гелерт задумался, подобное говорило, что палочка была довольно могущественная и к тому же признала Рэхана, а значит, дело было вовсе не в ней. Грин де Вальд поглядел на внука, сейчас его лицо было одного цвета с подушкой, он явно ещё не до конца восстановился.

- Раньше такое случалось? – спросил Геллерт и ведомый каким-то странным чувством сел на кровать и убрал волосы с лица Юбе, отметив, что лоб ребенка покрыт испариной.
- Не совсем, в приюте, во время пожара моя магия… её как будто не было, но потом в клане вампиров я проверял, все было нормально, заклятья выходили также как и в школе.
- Но ты колдовал чужой палочкой, не так ли? – начиная понимать подоплеку происходящего, решил уточнить старик.
- Разумеется, моя сгорела при пожаре в приюте, – голос был странно слаб, Юбе казалось, что на него давит плита в несколько тон, и воздух что он вдыхал, казалось, раздирал горло.
- Ты сильно пострадал тогда? – Грин де Вальд заметил что мальчику плохо, того лихорадило, черты лица чуть заострились, бывший Темный Лорд не раз видел такое, и теперь догадывался куда удалился Клаус.

Значит, в мальчике была вампирская кровь, и сейчас она требовала чужой силы, жизни, души.

- Да, я был на грани смерти, но… - Рэхан замолчал, неуверенный, стоит ли сообщать Грин де Вальду о пути своего спасения. Он был не уверен во многом, путь, что до этого казался, кристально ясным вдруг показался таким тернистым и трудным, казалось, даже встать с кровати было бы подвигом, с ним точно что-то не так.
- Но вампирская кровь вытащила тебя, верно? – заметил бывший Темный Лорд, он смотрел на бледное, словно мертвое лицо, и пересохшие губы. Напоминающие ветхий пергамент, как быстро наполненное жизнью и красотой тело, вдруг будто высохло, и стало подобно мумии.
- Да, наверное… - голос стал скрипучим, и жуткая жажда скрутила тело, что с ним происходит? В теле поднялся жар, столь сильный, что казалось, сейчас он вспыхнет будто спичка. Глаза зацепились за прохладную жидкость в стакане на тумбе, но дотянутся до неё, казалось, нереальным. – Воды…

Его губ коснулся прохладный край стакана и он приоткрыл рот, жадно глотая жидкость, но она казалось, исчезала ещё не достигнув горла, будто он просто глотал холодный воздух, паника охватила Рэхана. И он попытался сесть, но его сил хватило лишь на то что бы чуть приподняться и рухнуть обратно. Геллерт обернулся к двери, услышав быстрые шаги по лестнице, хотя Клаус мог перемещаться по теням, в доме он всегда ходил как человек, видимо так показывая своё уважение к Геллерту и Рэхану. Дверь открылась, и в комнату вошел вампир, он нахмурился, увидев состояние Юбе. Не теряя время на разговоры, вампир скользнул к кровати и извлек из отворота пальто флягу. Он приставил её к потрескавшимся губам, и живительная влага потекла в рот мальчика. Но её явно было мало, она была словно стакан, вылитый на целое поле в период засухи. Юбе открыл глаза, по белой, словно снег щеке соскользнула капля крови из фляги.

- Кха-кха, – мальчик закашлял, и вампир убрал флягу, которую Юбе проводил жадным взглядом. Клаус понимающе смотрел на полувампира. Выпрямившись, он чуть отошел от кровати.
- Я сейчас принесу еще, - заметил вампир, и убрал опустошенный сосуд. – Подождите господин.
Кивнув Рэхану, Клаус выскользнул за дверь, его шагов вниз слышно не было, но спустя какое то время раздались тяжелые, неуклюжие шаги вверх по лестнице и, открыв дверь, Клаус завел внутрь какого-то мужчину магла.
- Лорд Грин де Вальд, я думаю, вам следует подождать внизу, – заметил Клаус, в его голосе обманчиво уважительном сквозила сталь, первостепенным для него была забота и защита приёмного сына князя.

Геллерт не стал возражать, сейчас это касалось лишь вампирской стороны. Когда старик покинул комнату, Клаус заставил магла встать на колени около кровати, на шее того были видны отметены от клыков. Рэхан едва смог перевернутся на живот, и приблизится к мужчине. Клаус тут же поддержал его и Юбе словно марионетка впился в шею магла, там где она уже была прокушена раньше. Спустя полчаса Рэхан в белой рубашке и чёрных брюках спустился вниз. Не осталось даже следа недавнего «недомогания». Подросток спокойно сел за маленький обеденный стол напротив Лорда Грин де Вальда и налил себе чаю.

- Полагаю тебе уже лучше? – спросил Геллерт, изучая спокойное лицо внука.
- Да, - проговорил Рэхан пригубив чай, Геллерт отметил, что как бы мальчик не пытался показать себя несгибаемым, взрослым, уверенным, но рука его едва заметно дрожала.
- И часто тебе нужна будет кровь? – с некоторой долей интереса спросил Грин де Вальд.
- Нет, только в случае если моё тело будет так или иначе повреждено, – проговорил Юбе, и старик заметил складку между бровей на лице мальчика, он явно был взволнован этим открытием. – Я полукровка, наверняка знать, что достанется от вампиров невозможно, с каждым по-разному.
- Полагаю, эта черта не так плоха, как тебе кажется. Несколько часов назад ты едва мог приподниматься на кровати, а сейчас спокойно ходишь, этот неожиданный дар таит в себе возможность быстрого восстановления. Вполне возможно ты сможешь регенерировать даже части тела, как Ирудо. Правда, тебе понадобиться для этого, по видимому, много свежей крови.
- Наверное, – отрывисто ответил мальчик, похоже, его это не особо радовало, Геллерт догадывался, что там наверху произошло что-то, что сильно напугало Рэхана и врят ли это было отнятие жизни у какого-то магла, так что тему вампиров Юбе обсуждать явно не хотел.
- Впрочем, вернемся к теме о палочке, – предложил Геллерт, и уловил как некоторое напряжение покинуло внука. – В клане ты проверял свою способность колдовать с помощью чужой палочки, и все было в порядке, та же сила заклинаний, та же легкость их выполнения?
- Разумеется, разве может быть иначе? – проговорил Рэхан, отпивая из чашки.
- Не может, а должно, – заметил старик, наблюдая за внуком, все же он ещё такой ребенок и в тоже время он совсем не походит на ребенка, это какой-то новый вид, кто воспитал его таким, или он сам? Гелерт чувствовал странное замешательство, когда сравнивал себя и Юбе, они были совершенно не похожи и в тоже время почти идентичны, вот только… Геллерт был таким лет в 25, а не в 11, что будет из себя представлять Рэхан, когда станет юношей, чего добьётся, чем будет ведом? Будет ли кто-то равный ему или этот ребенок, превратившись окончательно во взрослого, окажется заложником самого себя, поглотит ли его одиночество, сойдет ли он с ума? Грин де Вальд помнил, что сходил с ума от невозможности быть с равным себе, но это прошлое, это ушедшее, и сейчас он ненавидел того человека, есть ли что-нибудь подобное у Рэхана, или он ещё более несчастен чем все одиночки мира. Может ли его приёмный внук снять все свои маски перед кем-то, быть самим собой или нет, и не найдется такого человека. Впрочем, покажет время, а сейчас ему стоит лишь заботиться о наследнике, его душевные муки это далекое будущее, одна из его вариаций. – Когда ты пользуешься чужой палочкой, то заклятья выходят в несколько раз слабей, а то и совсем не выходят. - Но у меня все получалось как в школе, выходит, что сила моих заклятий увеличилась в эти несколько раз?
– Геллерт увидел на лице внука нечем не скрытую жадную заинтересованность. – Но как такое могло произойти?
- Когда маг оказывается на грани, ступив за которую ты никогда больше не откроешь своих глаз, то иногда вернувшись, они получают какой-то дар, или наоборот лишаются чего то, это как повернется колесо фортуны. Хотя мне кажется, что это зависит от самого мага, правда я не так уж хорошо в этом разбираюсь, это удел некромантов, – Гелерт заметил, как нахмурился Рэхан, для него не разбираться в чем-то было преступно, и старик вдруг осознал, что несколько упал в глазах внука. – На всё не хватит жизни…
- Я не собираюсь умирать, – вдруг твердо заметил Юбе и встал из-за стола. – Я пойду в сад, мне надо подумать…

Геллерт проводил взглядом внука, который только что упрекнул его в нежелании лезть в дебри некромантов, Грин де Вальд фыркнул, такой ребенок! Все в мире не выучишь, тем более зачем если можно заручится поддержкой некроманта и использовать его вместо того чтобы тратить время в пустую, но… но Рэхан хотел быть совершенным, возможно этот мальчик еще не осознал это, но уже сейчас он ревностно следил за тем что бы одежда была чистой и выглаженной, чтобы он был причесан, чтобы лицо его не проявляло эмоций больше, чем это требуется. В будущем Грин был уверен, что это дитя будет стремиться стать богом, и при мысли об этом к темному предвкушению примешивался липкий страх.

***


Гелерт сидел за столиком на веранде и пил чай с лимонным пирогом. Бывший узник наслаждался свободой, вдыхал ее свежий воздух, грелся в ее солнечных объятьях, смотрел на мирно шелестящие деревья… идиллия… пожалуй так он бы не отказался просидеть до самой смерти… кого он обманывает?

Ему было тошно от этого спокойствия, хватит, он его сполна хлебнул в Нуменграде, хотелось битв, действия! Хоть чего-нибудь… Грин де Вальд заметил принесённую Клаусом газету… это будет забавно, пожалуй, поиграть немного в дыханье бездны, в её призрачные проявления. Да и полезно…

- Не понимаю, дедушка в твою молодость лимоны были каким-то изощрённым наркотиком или что? Ты, Дамблодор, оба поедаете, сладости только с лимонным вкусом… - на стул напротив сел взявшийся из ниоткуда Юбе. Иногда Геллерту казалось, что его внук тоже может ходить по теням, ну или еще каким-то неведомым способом возникать из пустоты.
- Нет, просто когда-то мы были с Альбусом друзьями и жили недолго в магловском мире, он всегда был ужасным сладкоежкой, но денег нам хватало только на лимонные дольки, так что это, – Геллерт показал рукой на пирог, – дань прошлому, ностальгия…
- Вы жили вместе? – несколько шокировано спросил Рэхан. – Кроме того что я с трудом могу представить тебя и Дамблодора молодыми, это звучало несколько…
- Мы были любовниками, – фыркнул Геллерт, лицо внука пересекла гримаса крайнего отвращения… - Однополая любовь не так ужасна Рэхан…
- Нет… я не поэтому… просто у меня бурное воображение… очень бурное… мерзость то какая, – наконец заметил Юбе и посмотрел на деда столь обвиняющим взглядом что Геллерту стало даже стыдно немного. –Мог бы найти кого-нибудь получше…
- То есть из всей этой ситуации тебя не устраивает лишь кандидатура Дамблодора?- улыбнулся старик.
- Да, именно, – Юбе взял чашку Геллерта и покрутил в руке.
- В свое время Дамблодор был очень красив, – заметил бывший Темный Лорд.
- Но он же светлый, – как последний аргумент привел Рэхан, его возмущение было таким искренним, что Геллерт даже был готов поверить в это, но он заметил легкое напряжение в теле Юбе.
- Собираешь компромат на меня и Дамблодора? – заметил с интересом старик и увидел, как маска на лице внука слетела на секунду. – Тебе еще надо тренироваться в мастерстве лицедейства Юбе, но ты почти обвёл меня вокруг пальца, как дела с палочкой?
Недовольное лицо внука было довольно забавным, но признавать своего поражения Рэхан не любил, поэтому переключился на тему с палочкой.
- Ничего не выходит. Как бы я не старался заклятья получаются слишком сильными, хотел зажечь Люмос, получил ожог, пробовал что-то поднять в воздух, оно улетает в непонятном направлении, пытаюсь что-то трансфигурировать, не успеваю договорить заклятье, а уже трансфигурирую не только это что-то, но и все в метре вокруг… - голос Рэхана наполнился усталостью. – Уже неделя тренировок и не чего, если так продолжиться я не смогу вернутся в Хогвартс.
- Возможно, проблема несколько глубже, чем я предполагал, в клане у тебя все получалось, но потом ты же ещё и когда был здесь, пережил несколько дней ада, это могло сильно повлиять на течение твоей магии, – Грин де Вальд забрал чашку из маленьких, гладких рук внука, и залюбовался золотистой волной его волос.

Рэхан внимательно смотрел на него, ожидая пояснений.

- Кроме магического резерва, ядра, вместилища, называй, как хочешь, в теле мага с младенчества устанавливаются линии, протоки, направления по которым течет магия. Загвоздка мне кажется именно в них, похоже, у тебя эти самые каналы просто… исчезли. Твоё колдовство получается неравномерным, неточным, слишком бурным, как у маленьких ребятишек стихийные выбросы.
- Они восстановиться? – голос Юбе чуть дрожал и был сильно напряжен.
- Разумеется, уже сейчас они восстанавливаются, иначе бы твои заклятья приводили бы к совсем уж плачевным последствиям.
- И сколько это займет? Месяц?
- От пяти до десяти лет, – Геллерт отпил из чашки, наблюдая за шокированным и обезображенным яростью и отчаяньем лицом Юбе.
- У меня нет столько времени!!! – возмущение, и страх наполняли голос Рэхана, страх за то что он не сможет колдовать нормально так долго, а затем мальчик откинулся на спинку стула и уставился в потолок.
- Можно сократить этот срок в несколько раз Юбе, но нужны будут многочасовые тренировки, – заметил Геллерт. Пока он ещё особо ни чему не учил Рэхана, из-за того что тому нужно было разобраться с палочкой, да и им обоим восстановиться, единственное что хоть как то походило на учебу было ежевечерней игрой в шахматы и обсуждение всевозможных стратегий.
- Что за тренировки? – тихо спросил Рэхан, отчаянье на его лице чуть сгладилось, и он скорее стал безразличен, чем опечален, левая рука чуть нервно подрагивала, и, заметив это, Геллерт сжал её. Внук тут же дернулся и уставился на бывшего Темного Лорда.
- Тебе надо лучше сдерживать себя, Юбе. И ещё подлечить нервы, у тебя часто трясутся руки, – заметил Геллерт, смотря Рэхану в лицо. Юный маг чуть кивнул. – Мы можем начать занятия завтра, когда маг учиться колдовать без палочки, то у него появляются новые потоки. Это временный выход, пока не восстановиться те, что у тебя уже есть, но колдовать ты смоешь, просто без палочки и сила заклятий будет ниже, а сосредотачиваться, придётся больше.
- Это даже хорошо… смогу «использовать» другую палочку, моя слишком приметна, да и в школе будет странно, если мои заклятья станут намного более мощными, – Юбе слабо улыбнулся.
- Это довольно трудно, и я не думаю, что ты успеешь ей овладеть к первому сентября, Юбе.
- Я усердный…

***


Мэтален иногда заглядывал в убежище Грин де Вальдов, сообщал новости, получал указания, следил за здоровьем лорда и его наследника. А с недавнего времени присутствовал на тренировках на всякий случай. Сейчас лорд Айц стоял, облокотившись на перила второго этажа, и смотрел вниз, на то, что происходила в маленькой бальной зале. Уворачиваясь от заклинаний, что посылал в него лорд Грин де Вальд, Рэхан пытался создать щит. Это был уже конец тренировки. Семичасовой тренировки. Мэтален не представлял себе кем надо быть, чтобы в одиннадцать лет выдерживать подобное. Аристократ помнил, что когда был в возрасте Юбе, он едва мог усидеть на месте больше пятнадцати минут, Юбе же высиживал по два часа каждый день, медитируя. Мэтален помнил, что когда у него что-то не выходило больше четырех часов, он начинал капризничать, расстраиваться и впадать в уныние, Рэхан каждый день на протяжении трёх часов сидел и сосредоточено старался выполнить какое-то заклинание без палочки.

Лорд помнил, что в одиннадцать лет он бы умер от страха, если бы в него кидались темными заклятьями, пусть даже на тренировке, внук Грин де Вальда скакал как антилопа, и старался отразить и, иногда, даже ради этого оставался стоять, пока заклятье не попадала в него. И всё это Рэхан Юбе Грин де Вальд делал по своей воле, этот ребенок был ненормальным, непонятным и вселяющим странное восхищение и разочарование в себе. Иногда Мэталену казалось, что Юбе обычный ребенок, иногда ему казалось, что он понимает этого мальчика, но потом Рэхан делал что-то напрочь неподдающееся пониманию, что-то вроде этого…

На площадке внизу засиял щит…

Мэтален прикрыл глаза, в стрессовой ситуации, не имея времени сосредоточиться, Рэхан Юбе Грин де Вальд смог использовать беспалочковую магию…

Иногда лорд Айц задумывался о том, что возможно Юбе вовсе и не человек, может он дитя чего-нибудь, что так же не поддаётся пониманию, и это что-то заключило с Темным Лордом контракт, а за освобождение он должен заботиться о… об этом странном мальчике.

Иногда Мэталену казалось, что он слишком стар…

Иногда он просто не понимал этот сумасшедший мир…

Краем глаза лорд заметил Клауса появившегося с подносом, на котором стоял чайничек и чашка…

Вот и очередная загадка, почему мальчишке-волшебнику подчиняется древний вампир, не просто подчиняется, а ведет себя как преданный слуга, в это с трудом верилось, учитывая гордость вампиров.

Иногда хотелось просто подойти и спросить, но лорд Айц понимал, что ему не ответят, максимум рассмеются в лицо.

***


Был уже поздний вечер, и чувствовалась прохлада приближающейся ночи, они сидели на веранде, Геллерт читал какую-то маленькую книжечку, Юбе рассматривал что-то в звездном небе. Тишина была приятной, она обволакивала их обоих, но ей не суждено было продлится долго, как только Клаус принесёт новую порцию чая их импровизированная перемена закончится и они примутся обсуждать историю, политические режимы, заклятья, Юбе забудет о том, что у него урок и они погрузятся в горячие баталии на тему лучшего варианта развитий событий… а потом чай опять закончиться и Юбе предложит подождать, пока Клаус принесет ещё. Геллерт поражался тому, как много чая может пить Рэхан, хотя возможно все англичане такие. Но старику казалось, что это особенность именно этого «англичанина». Почти неслышные шаги, Клаус ведет себя как прислуга высшего света, тихо и незаметно, хотя Грин де Вальд прекрасно знает, что Клаус никогда не был слугой. Две чашки наполнены чаем, и Клаус удаляется, ну вот и настало время возобновления дискуссий.

- То есть, есть некая система, как заставить общество подчиниться тебе? Как сделать, так чтобы они боготворили тебя и считали чуть ли не богом? – вернулся к прерванной теме Рэхан, как только в его руках оказалась чашка с обжигающим напитком.
- Есть несколько главных правил установления автократии. Первое это то что все должны обращается к тебе уважительно, заранее надо сделать так что бы ты был чуть выше других, пусть они будут несогласны, но если что-то часто повторять сам в это поверишь, во-вторых надо добиться сплочённости где ты есть указатель, рулевой, а они вся остальная машина, пусть властвует взаимопомощь, пусть властвует единство, одинаковая одежда, одинаковые условия, у каждого должно быть своё место, нет лишних, ненужных людей, каждому по заслугам, пусть стремятся порадовать лидера, получить его похвалу, ты должен быть словно строгий родитель, который может за полезность погладить по голове, а за оплошность жестоко наказать.
- И в конечном итоге я получу общество, которое будет считать меня богом? – с лёгким налетом интереса спросил мальчик.
- Маленький ребенок считает родителей богами, то же и здесь, люди какими бы они не были по одиночке слабы, вместе они дополняют друг друга. И так же как они добровольно не пойдут сначала на потерю своей индивидуальности, затем они так же, или с даже больше будут противиться тому, что бы их разъединили. Ведь так хорошо когда ты выполняешь только то, что у тебя хорошо получается, а все твои проблемы, все эти сложные вопросы выбора решает кто-то другой, и все это им дал ты, ты центр! И когда они погрузятся в эту идиллию с головой, ради её защиты они перегрызут горло даже собственным детям, что там говорить о каких то несогласных. К тому же слабых большинство, и они сдадутся первыми, а в конце неподвластными останутся лишь единицы, с единиц начнется, единицами закончится. А уж подавить их ты сможешь, а дальше, тотальный контроль, пропаганда, и уже не появятся эти свободомыслящие существа.
- Звучит жутковато, – заметил спокойно Юбе, в его глазах полыхало потустороннее пламя, и сейчас он как никогда напоминал демона из преисподней.
- Но совершено правдиво, не так уж сложно как кажется, главное навязать свои правила, а дальше следуя за ними, люди уже примут от тебя все что угодно, конечно ещё должен быть общий враг, должна быть общая цель, тебе надо будет создать девиз, эмблему, цель… людям нужна высшая цель…
- Ради общего блага? – усмехнулся мальчик.
- За чистоту крови, за высшую расу, за свет, за мир… их тысячи этих высших недостижимых целей, взятых лидерами лишь, что бы зажечь в последователях огонь. Ведь если задуматься, что есть чистота крови, предки даже самых чистокровных семей были когда-то грязнокровками, червями рыскающими в земле, да и потом кто будет выращивать на плантациях ингредиенты для зелий, а рис, а пшеницу? Кто будет пасти коров и убирать в конюшне, столько домовых эльфов не существует, кто это будет делать, может сами чистокровные? – Геллерт фыркнул. – И то же самое с высшей расой, с чего она высшая? Нос самый красивый? Так это вы так считаете, а вот, например, у африканцев другие нормы красоты. Вы потомки Атлантиды? А Африка вообще колыбель человечества если верить магловским учёным, и в том же духе, всем хочется быть избранными, причастными к чему-то большему… к миру или свету, к тьме или оккультному божеству… в этом непостоянном, сумасшедшем мире, каждому нужна палка, на которую они могут опереться и так будет ещё очень долго, может даже до конца веков. И будут такие как ты, как я, как Волон де Морт, как Гитлер, как Сталин, ох их будет множество поверь мне, кто-то лучше, кто-то хуже. И какими бы благими целями они не прикрывались, какую бы добродетель они не проповедовали, но будут кровавые походы на неверных, будет убийства и будит тишина. В те краткие мгновения когда, либо им все подчинилось на миг, либо после гибели очередного лидера, когда мир ненадолго придёт в себя, – к концу речи голос Геллерта стих и веранда вновь погрузилась в тишину, но на этот раз она была какой-то неспокойной, жутковатой…

Юбе о чем-то думал, смотря на небо, в тишине было слышно, как в фонаре над столом трескает пропитанный керосином фитиль, и вокруг фонаря вьются мотыльки. Рэхан поёжился и перевел взгляд на старика перед ним. Сейчас в этой тишине не верилось, что существует остальной мир, что когда-то этот худой, почти стертый временем мужчина властвовал над тем миром… а сейчас… почти ничего не имел.

Юбе категорически не хотел стать когда-нибудь похожим на этого старика, он не хотел умирать. Нужно было найти выход, сделать как-то так, что бы никогда не узнать вкуса собственной немощности… Рэхан помнил ощущение беспомощности и совершено не хотел вновь его ощутить.

- Дедушка, что ты знаешь о бессмертии? – задал он вдруг вопрос, терзавший его уже почти год, с тех пор как посетил впервые на кладбище, хотя нет, он закрадывался и раньше, но до этого не имел решения.

***


Это был третий праздник устроенный министерством в этом месяце, огромная территория была скрыта маглооталкивающими чарами и наполнена волшебниками почти под завязку, никто не хотел остаться в стороне и прозябать дома, как можно! Если здесь салюты, окрашивающие черное бархатное небо, лавочки со сладостями и приколами из Зонко, разные аттракционы, а на огороженных площадках показывают чары из высшей магии. Как можно пропустить этот праздник, если здесь сливочное пиво и огневиски текут рекой?

Или как можно не прийти и не посмотреть на всяких чудных животных, тут даже единороги были! Все вокруг крутилось, там и тут сияли праздничные огни, над головами летали феечки и стайки мелких птичек. И только старые авроры смотрели на все это хмуро, вздрагивали от очередных вспышек салютов, весь этот беспорядок напоминал им сражения с пожирателями, и от тяжелых мыслей лица у них были угрюмые и кислые. В середине всего этого беспорядка была возведена сцена, на которую поднялся минуту назад министр. По левую руку от него стояли несколько аристократов, по правую несколько человек из Министерства, а где-то в уголке, как-то сиротливо примостился Дамблодор. Министр направил на своё горло палочку и произнёс: «Сонорус». Тут же его голос стал очень громким.

- Волшебники и волшебницы, леди и господа, сегодня мы празднуем рождение ребенка, который спас нас всех с вами от того-кого-нельзя – называть! Рождение Гарри Поттера!!! И хотя сейчас, к сожалению, он по некоторым причинам, на которых настаивает директор Хогвартса Альбус Дамблодор, не может присутствовать среди нас, мы все равно должны поздравить его с днем рождения. И вдруг он не так далеко и сможет увидеть наше поздравление? – проговорив свою коротенькую речь, Фадж вскинул палочку и запустил в небо салют, за ним последовали и все остальные волшебники. А Дамблодор же почувствовал на себе недовольные взгляды многих волшебников. Как легко, оказывается, потерять любовь толпы, впрочем, Альбус и так это знал. Дамблодор с некоторой напряжённостью посмотрел в сторону Фаджа, который что-то тихо говорил Люциусу Малфою. Новый министр вместо того что бы поверить в возвращение Волан де Морта объявил своим врагом его, Дамблодора. Конечно, негласно, но он не терял возможности указать всем на ошибки «светлейшего». На то, что Хогвартс в последнее время съехал в рейтинге школ, что Альбус Дамблодор скрывал от всех где мальчик-который-выжил, что Дамблодор старик, что Дамблодор не смог победить когда-то Темного Лорда… и многое-многое другое. Холодная война, и самое страшное в ней было то, что Альбус и сам начинал верить министру, настолько у него все складно звучало. Возможно, он действительно уже стар и ему пора на покой… нет… он ещё не со всем разобрался, а где-то в Англии рыскает Риддл, Альбус окинул толпу внимательным взглядом, конечно глупо думать, что Том решится появиться здесь, да и тем более в своём настоящем облике. Старый маг тяжело вздохнул, он был бы совсем не против получить пару капель эликсира молодости для себя.

Люциус отошел с Фаджем к краю сцены и спустился по лестнице вниз, отойдя в тень, где они были незаметны, они вернулись к разговору:

- Довольно милый праздник, Корнелиус, но мне кажется одним огневиски людей не переубедить…- заметил чуть нахмурено лорд Малфой.
- А я и не переубеждаю… пусть веселятся, пока в головах гуляет ветер там очень легко поселить нужные тебе мысли, а в праздничной суете события серого невзрачного мира не так заметны, – Фадж поглядел на бокал с шампанским в руке.
- События? – удивлено спросил Люциус.
- Разумеется, неужели лорд Малфой, вы думали, что я занимаюсь одними праздниками? Я реабилитировал несколько заклятий и зелий, а еще медленно начинаю пропаганду «пушистости» темной магии в средствах массовой информации. Несколько доверенных лиц готовят новые правила для образовательных учреждений, а еще я немного разобрался с экономической ситуацией в стране. Я думаю не только о праздниках, мой милый скользкий друг… - договорив, Фадж пригубил бокал с шампанским, и даже не вздрогнул, когда лорд Малфой выронил свой, и шампанское вылилось на их туфли. – Я хотел поговорить с вашими друзьями, которые так милостиво проспонсировали мои начинания… я думаю в субботу… как вам предложение?
- Замечательно… министр, – надо отдать Люциусу должное, его голос не дрожал… почти.
- Ну, зачем же так официально, мой милый друг, кажется, еще пару минут назад вы называли меня по имени.
- Да, разумеется, Корнелиус, – проговорил аристократ, окончательно взяв себя в руки.
- Прекрасный праздник, вам не кажется? – спросил Фадж, выходя из тени.
- У вас прекрасно, получается, устраивать праздники… - проговорил лорд Малфой.
- О нет, вы мне льстите…



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Понедельник, 30.03.2015, 20:13 | Сообщение # 140
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
***


Аластер склонился над бумагами. Посещение заповедника сначала породило много вопросов, но сейчас он вырисовывал удивительную по своей четкости картину. О чем вам может сказать пропавшее яйцо одного из самых злобных драконов? Ни о чем? А если в этот момент, аккурат перед похищением яйца находились близнецы Уизли, которые попали в заповедник в результате совершено несуразной цепи событий, и были известны своими умениями быть незаметными и проскальзывать в любую щель, когда надо, которые мелькали то там то тут. Но зачем двум известным шутникам дракон? Для кого двое гриффиндорцев могли рисковать своим здоровьем и свободой. И для чего этому кому-то подобная зверушку?

Солвед не сомневался, что именно этот кто-то и похитил камень. Камень, о котором знало слишком мало человек, самых доверенных, самых лучших... и только один из них до безумия любил страшных жутких зверей. Подачка, Аластер даже не сомневался, что Хагрид проговорился не специально, его любовь к выпивке, и к опасным тварям была равноценна. И вот тут вставал вопрос, а куда делся дракон потом, ведь о нем так никто и не узнал... ясно было, что мистеру Х было совсем невыгодно, что бы о его манипуляциях кто-то узнал. И он явно помог простаку лесничему, но куда деть огромного дракона что бы это не вызвало подозрений. И Солвед написал во все приюты для драконов окружающие Хогвартс, в другое место свою крошку Хагрид бы не отдал. И конечно совершено случайно оказалось, что у соседнего с Хогвартсом заповедника вдруг появился новый питомец. Новый питомец, подаренный Люциусом Малфоем... тем самым, чем сыном был Драко Малфой, крестник Северуса Снейпа, тем самым которому был открыт доступ в лабораторию, тому самому который мог сварить зелья даже за пятый курс. Такие разные, на первый взгляд ничем не связанные люди. Если забыть о светловолосой ведьме с затуманенным взором, маленькой, с виду немного невменяемой когтевранке, и можно было бы принять её за помощницу лорда, благо умом девочка была не обделена, но в ней не было той самой гениальности позволяющей плести подобные интриги, сети событий. Зато был кое-кто, кто мог, кое-кто кому когтевранка предано намазывала бутерброды маслом, за кем носила ранец.

Неприметный, милый, послушный мальчик, тот на кого можно было бы подумать в самом конце. Тот кто уж точно не вызвал бы подозрения. Гарри Поттер. Юный герой, о котором на самом деле ничего неизвестно. Который был талантлив, умен и спокоен. Который вел дружбу с профессором зельеварения, который умело очаровывал людей, и который явно не привык подчиняться. Гроссмейстер. Как только стрелки на листке устремились к его имени, Солвед понял, кто и как вернул ему пробирку приманку. Маленькая незаметная пуффендуйка, что постоянно таскалась за Поттером, и глядела на него глазами побитой собаки. Как все просто и легко, как все складно, и изумительно искусно. Аластер оторвал от пергамента, на котором писал кусок. Он обмакнул перо в чернильницу и вывел это известное каждому имя. Гарри Поттер. Взяв этот клочок, он направился к окну. За его спиной скользнула тень и Аластер, заметив дрожание свечи у окна, обернулся. Его глаза расширились в ужасе, он попытался что-то вскрикнуть, но острые, словно лезвие ножа, клыки впились в его шею. Детектив ещё дернулся пару раз, нехотя смириться со своей судьбой, а затем безвольно повис на руках вампира, тот отпустил быстро холодеющее тело мага, и вытащил из его руки клочок пергамента. Ха, едва успел. Вампир подошел к столу, собрал раскиданные по нему бумаги и бросил их в камин, присев он поджег их. И зачаровано уставился на пламя, пожирающее длинные строчки с беспорядочным почерком. Выпрямившись, вампир бросил в огонь и этот клочок пергамента, и подошел к окну. Открыв его, вампир выпорхнул в ночь, оставляя за собой лишь мертвое тело, и уничтоженный компромат. Князь будет доволен.

***


В окошко самолета было видно розовые облака и лазурное небо, безмятежное в своем спокойствии, так ярко контрастирующем с чувствами смотрящего на него мальчика. Подросток был единственным пассажиром железной птицы, даже преданный Клаус куда-то делся. Оставив его одного. Юбе потихоньку посасывал через трубочку кровь из пакетика томатного сока. Частный самолет - это определено намного удобнее, чем общественные рейсы. Никто не волновал его, ни перед кем не надо было держать маску. Его собственный самолет, кто бы мог подумать, что дед так расщедриться, и согласиться что данный вид транспорта по своей неприметности для магов намного лучше, чем портал. Стюардессы и пилоты, были выбраны Клаусом, и в их преданности и молчаливости не стоило сомневаться, особенно если учесть красный отблеск в их глазах. Рехан задумчиво посмотрел в потолок самолета. Он летел в Германию за палочкой, а в результат обрел учителя и будущих сторонников, он задержался там намного дольше, чем рассчитывал, а теперь возвращался из солнечной Германии обратно в родную и такую дождливую Англию. В страну, где он был слаб, в страну которая с радостным лицом сделает его агнцем света, боже как он призирал Британию. И в тоже время любил, там он родился, там сделал первый вздох, там он краткий миг был любим, там он нашел Тома, там он впервые взмахнул палочкой. Эта двойственность путала его, впрочем, и позволяла мастерски играть, менять маски и применять на себя другие личности. Вся жизнь игра... сколь заезжена эта фраза, но наверно именно из-за своей правдивости. Юбе посмотрел на шахматную доску перед собой и дотронулся до белого короля, окружённого черными фигурами, чуть покачивая фигурку. Жесткая улыбка прочертила губы подростка. Но он не актер, он режиссёр, режиссёр трагедий. Юбе уронил фигуру, возможно белый гроссмейстер и не подозревает ещё, но его король мертв. Рехан с усмешкой смотрел на развалившуюся фигурку, пока его не отвлек мелодичный голос.

- Молодой господин самолет подлетает к аэропорту и скоро пойдет на снижение, позвольте посоветовать Вам, пристегнуться, - проговорила красивая стройная девушка. Юбе кивнул стюардессе, и застегнул ремень безопасности

***


Его встречали отец-крови и сестры-крови. Они стояли рядом с шофёром, держащем табличку с выдуманным именем. Сестры впрочем, увидели его намного быстрее, чем он эту самую табличку. Мария и Элизабет повисли на нем с двух сторон. Это было довольно странно, так как он был ниже их, но сил ему на удивление хватило, чтобы не рухнуть под весом тел двух вампирш, то-ли дело было в том, что он был полу вампиром, то-ли в его постоянных тренировках. Князь стоял под черным зонтом, чуть поодаль, вокруг него была некоторая пустая зона. А древний кривил нос, видимо его раздражало мельтешением смертных. Рехан подошел к отцу-крови и кивнул ему, впрочем, смирения в этом кивке было столько же, сколько грации в танце горного тролля. Князь хмыкнул с некоторым удовлетворением, окинув взглядом стройную фигуру приёмного сына и развернулся, удивительно, но мальчик поравнялся с ним незаметно, сестры уже отпустили свою добычу, видимо его сын как-то смог с ними договориться, и отсрочить неминуемое.

- Слышал, недавно в Германии повысился спрос на лимонные пироги и чай, - заметил Ирудо, лишь на миг, скосив взгляд на героя всея Британии.
- О, - заметил Юбе, и Ирудо казалось, что тот сейчас начнет отнекиваться, - неужто и вы туда-же, папа.
Ирудо даже чуть сбился с шага, и на миг потерял образ величественности. Это мягко-осудительное «папа» поразило его, и только потом до него дошел смысл сказанного.
- Возможно, - ни подтвердил, ни опроверг Ирудо, наблюдая за мальчишкой, боковым зрением, тот был показательно безмятежен, и ничего не выдавало его чувств.
- Наверное, дедушка был довольно красив, - заметил мимоходом Рехан, его манера так мягко называть сильных мира сего поражала князя, и почему-то порождала трепет. Так может говорить лишь разбалованный ребенок или знающий себе цену актер, и Юбе явно не был избалован, и уж тем более нельзя было назвать его ребенком.
- Ты очень на него похож, - ответил без сарказма князь, вспоминая очаровательного целеустремлённого юношу, что когда-то стал ему даже ближе чем друг.

Они вышли из аэропорта и тут же сели в длинный лимузин. Юбе откинул голову назад, и тут же Мария и Элизабет уселись по обе стороны от него.

- Ну, рассказывай ...
- Да, во всех подробностях.
- Здесь так скучно...

Так вот что обещал им Рехан, рассказать о своих приключениях, князь хмыкнул и отвернулся к окну. Он совсем не был разочарован в сыне-крови, в том, что спас подобранного его дорогими дочерями с улицы мальчишку. Вырастить своего собственного Темного Лорда, наконец, выглянуть из-за тени, вернуть былое могущество, встряхнуть этот мир и что главное, разнообразить свою скучную запылённую веками жизнь.

***


(к. бетты - в черном-черном городе, на черной-черной улице, в черном-черном доме)
В темной комнате, с завешенными тяжелыми шторами окнами, и более сотни свечей, что все равно не могли полностью разогнать полумрак, было расставлено несколько кресел. В каждом, кроме одного, сидел обманчиво расслабленный мужчина. Все они ждали. Часы за дверью пробили одиннадцать. Аристократы подобрались, словно гончие, почувствовав добычу. В густой тишине они услышали звон шагов. Уверенных, будто дающих призрачный шанс переменить своё решение, и избежать встречи с их обладателем.
Ручка двери повернулась, даже не скрипнув. Проводя какую-то черту, дверь отварилась, и внутрь комнаты вошел полноватый, лысеющий средних лет маг в министерской мантии и прикрывающем голову котелке. Как-то совсем не соответствовал его облик атмосфере происходящей тайной встречи.

- Добрый вечер, господа, - произнес этот человек, он нечем не выделялся, он был обычным представителем белых воротничков.
- Здравствуйте министр, - на удивление благосклонно - подобострастно произнес негласный лидер их маленькой компании, Люциус Малфой. Остальные аристократы сидели с немного растерянными лицами. После рассказов старшего Малфоя они ожидали чего-то более... более, хм, величественного что ли? (к. бетты -по круцио соскучились) (к. автора - да, кто их знает, может они мазохисты)

Министр прошел к свободному креслу и сел в него, приняв какую-то странно-знакомую позу. Первый дернулся лорд Паркинсон, узнавая, его глаза округлились, и он невольно поддался вперед, с его губ сорвалось тихое «Милорд». (к. бетты - и закапала слюна)(к. автора - у тебя?)

Тут же и другие осознали, где видели эту позу. Человек же в кресле, хищно улыбнулся, как мог только один маг в мире, и, сняв с запястья золотой браслет, положил на столик перед собой. Чужой образ шелухой опал с него, и вот уже в кресле гордо восседал, высокий, темноволосый мужчина, с алыми словно адское пламя глазами, эти глаза заставили поёжится даже Люциуса. Нотт сориентировался быстрее всех, он упал с кресла на колени перед магом.

- Милорд вы вернулись, какая радость... - проговорил аристократ, Волон де Морт лишь усмехнулся на это раболепное поведение.
- Да счастье, да не вашими руками, впрочем, это уже не важно, - отмахнулся лорд, и поглядел на остальных занявших такую же позицию. - Важнее то, что никто кроме вас этого не знает, и мы можем немного поиграть в тени.

Мужчины, склонившие головы перед ним, лишь предано кивнули, ещё бы ни одному из них не хотелось умереть. Лорд глядел на это с долей презрения.

- Встаньте, - велел он им, и те, подчинившись, заняли свои прежние места.- Вначале я думал, что получиться просто, протащить законы надобные мне, занимая пост министра, но столкнулся с множеством трудностей, которые совсем меня не устраивают. Но, увы, я не могу преодолеть эти препятствия, и тут я вспомнил о золотом правиле: отчаянные времена требуют отчаянных решений. Когда в мире любовь, добро и счастье, богатство и спокойствие, любые перемены будут восприниматься людьми негативно, не будут находить поддержки. Кому хочется терять теплое место? Но что случается, когда вдруг все трещит, рушится? Все ищут решение, поддерживают самые безумные идеи. А что может стать катастрофой для нашего мира? Что вы посчитаете настоящим ужасом?
- Исчезновение магии, милорд, - проговорил, даже побледнев, Паркинсон, Люциус молчал, он знал заранее, о чем пойдет речь, слышал монолог лорда ещё у себя в кабинете в исполнении Фаджа.
- Я предлагаю, устроить апокалипсис, магический упадок, экономический кризис, резко повысить уровень преступности. А вы знаете, как это сделать? Разумеется, вы никогда об этом не задумывались, но если на миг подумать, по крайней мере, если вы на это способны, - он кинул взгляд на Креба и Гойла, - то, что приходит на ум.
- Экономический кризис, устроить, по моему мнению, легче всего, - спокойно начал Люциус.
- Большую часть денег, что существует в нашем мире принадлежит чистокровным. Если в один миг изъять его, то Гринготс разориться, а газетная шумиха лишь повысит панику. Многим чистокровным принадлежит большинство предприятий магического мира, если договориться и вмиг поднять цены на 50 процентов, то это просто спровоцирует несколько восстаний. Англия падет. Но есть риск, что не все согласятся, а во-вторых, как же товары и вливания извне?
- Тут-то мне и поможет недавно проведенная экономическая реформа. - Заметил лорд. - Я «в защиту» отечественных производителей поднял очень высоко пошлины за провоз товара. Другим странам совсем не выгодно торговать с нами. А насчет поднятия процентных ставок, а на что вам мой образ? Наемники устранят парочку особо говорливых, и никто не возмутиться, да и выросшие цены на сырье, на вещи первой необходимости заставят поднять цены остальных. Что насчет повышения преступности, из-за кризиса я распущу половину Аврората, ну зачем он стране, если все благополучно, цены же заставят преступников взвыть и резко повысить свою активность, отвлекаясь на них авроры «случайно» проглядят полный побег из Азкабана. Но в самом начале, все это спровоцирует падение магического фона.

Я недавно выяснил, что в отделе тайн храниться амулет, который лишает силы магию. Но у них есть артефакт, который имеет намного больший радиус, если увеличить радиус ещё больше, сила артефакта уменьшится, но накроет он всю Англию, маглы нас не обнаружат, а вот маги начнут нервничать. Тем более что его можно «включать» постепенно. Это рискованно, но это позволит нам вернуть полную власть над миром, магический фон ослаб – дело в том, что вы нарушили равновесие, ушла магия крови, темная магия, некромантия. Вот вам и аукнулось. Экономический кризис? У магов такого никогда не было, все это влияние извне, влияние грязнокровок. Уровень преступности, а что если у них мораль низкая? Если чистокровные выведут Англию из кризиса, то их будут боготворить. А пока все тихо, пока все спокойно, нам ничего не достичь...

- Но не кажется ли вам мой лорд, - осторожно заметил Нотт, - что вы открываете шкатулку Пандоры?
- Ты столь не уверен во мне Нотт? - в тихом спокойном голосе, лорда таилась смертоносная угроза, и Нотт замотал головой, словно ребенок, позабыв о всей своей стати. - Следовательно, нет никаких проблем, так ведь?
- Да... - прозвучал нестройный хор голосов.
- Тогда пора разжечь огонь, под котлом с зельем власти господа. Стоит подогреть общество вестью, что замечена убыль магических животных. Чуть позже о том, что все чаше рождаются сквибы. Ну а затем о том, что резко повысился уровень посещений колдомедиков с магическим истощением. Через какое то время статья о подозрительном уменьшении сил заклятий. За это время мы успеем достать артефакт, не стоит кидаться в омут с головой, варить следует на медленном огне. И ещё нужно подготавливать почву для экономического кризиса в стране.
- Ваши указания будут исполнены господин. - Кивнул Люциус, и его кивок повторили остальные.

***


Он не был здесь всего год, а казалось что несколько лет. Он помнил, как расступались люди, видя его бедную магловскую одежду, встрепанные волосы, болезненную худобу. Помнил презрение и жалость, какую ярость вызывало это у него. Помнил мешочек наполненный монетками, которых должно было едва хватить на покупки. Сейчас все было по-другому, дорогая, но скромная мантия, аккуратно уложенные волосы, лишь легкая бледность, а тяжелый мешочек с галеонами нес его личный телохранитель и слуга, Клаус. Взгляд Рехана привлекло незаметное ответвление от Косой аллеи. Он бросил взгляд на Клауса, который выбирал ему книги в школу. И чувствуя себя в некоторой мере ребенком, собирающимся сделать шалость, выскользнул на улицу, быстро затерялся в толпе и незаметно, чуть ли не по стене пролизнул в тот закоулок. Чуть дальше пройдя по арке, он очутился на грязной улочке, рядом какая-то старуха продавала человеческие ногти. Юбе сморщил нос, и пошел дальше, некоторый интерес овладел им. Он едва ли догадывался, что именно благодаря спокойствию, внешнему облику, и какому-то шлейфу опасности никто не покусился на ребенка. Тем более вскоре за мальчиком потянулось пара вампиров, почувствовавших кровь древнего и поддавшихся инстинкту, повелевающему защищать. Юный маг остановился перед лавкой артефактов, и, открыв дверь, вошел внутрь. Оба вампира остались снаружи, правда, следя через витрины, чтобы с мальчиком ничего не произошло. Но вскоре почувствовав более сильного вампира, эти бродяжки расступились, пропуская внутрь, бледного шатена.

Вампир прошел внутрь и встал позади чуть вздрогнувшего мальчика. И если Юбе ожидал некоторого выговора или недовольства, то его ожидания не оправдались, Клаус, как всегда был безразличен. Впрочем, внимание Юбе скоро переключилось на, наконец появившегося продавца. Тот замер, удивлено смотря на ребенка, нет, бывало, заходили дети со своими родителями, но и те небыли так юны, что уж говорить о ребенке в сопровождении явно не родственника.

- У вас есть что-нибудь особенное? - спокойно спросил мальчик. Продавец уже думал воспользоваться тем, что его посетил явно богатый ребенок, но поймал опасный взгляд от мужчины позади юного волшебника, и понял, что будет честен, потому что в глазах телохранителя он заметил красный отблеск, предвещающий ему за лживость дорогую расплату.
- Позвольте вас пригласить пройти со мной в более уединённое место, подальше от взоров зевак, - предложил тут же торговец и получил кивок.

Они прошли в комнату с золото - коричневыми обоями, и юный маг присел на удобный диванчик, его сопровождающий так и остался стоять. Продавец встал с другой стороны столика.

- Что бы вы желали, молодой господин? - спросил мистер Беркс.
- Есть ли что-то у вас скрывающее магию, и ещё палочки-пустышки? Обманки? И может быть что-то ещё, невероятное, редкое, древнее? - с интересом вопросил мальчик.
- Думаю, начать стоит с палочек, у меня сейчас в запасе несколько экземпляров, не могли бы вы сказать, как должна выглядеть обманка, или же это не имеет значение?

Поколебавшись, мальчик все-таки ответил.

- Остролист, 11 дюймов.

Кивнув, продавец исчез и вернулся через несколько минут. Он положил на стол коробочку.

- Падуб парагвайский (**), 11 дюймов, к сожалению чуть отличается от заказанной вами.

Мальчик кивнул, подтверждая, что это подходит, и торговец удалился за артефактами, что ещё могли заинтересовать юного волшебника. Артефакт, скрывающий магию, выглядел как обычный кафф-полукольцо, сделан он был из магического серебра. Ну а третий артефакт заставил в трепете забиться сердце подростка. Торговец открыл перед ним коробочку с короной, она была блеклой, немного грубой на вид работы.

- Это артефакт собранного действия, его ценность, скорее в том, что он побывал на головах всех великих властителей.

Глаза мальчика зажглись демоническим огнем, и продавец даже сглотнул вдруг ставшую вязкой слюну.

- В чем сила артефакта? - прошептал мальчик, явственно тяня к коробке руки.
- К сожалению точно никто не знает, данные утеряны, какие-то свитки свидетельствуют о том, что он увеличивал силу владельца, какие-то о том, что он давал ясность ума, не подпуская к разуму чувства, а иные и о том, что он заставлял остальных повиноваться носящему.
- Сколько?
- Двести тысяч галеонов, - не дрогнувшим голосом сообщил продавец. Клаус приподнял бровь, но торговец на это уступил лишь пятьдесят тысяч. Вампир уже думал, что его маленький господин придёт в себя от таких цен. Но тот уже вцепился в корону, незаметно вытащив её из коробки.
- Сто пятьдесят за все и точка, - сообщил он владельцу и встал. - Клаус выдай ему чек. Бросил Юбе через плечо, прижимая к груди артефакт. Вампир все ещё неуверенный в правильности поступка, все же подчинился и, отдав владельцу чек, взял в руки остальные покупки.

***


Лето неминуемо подошло к концу, подросток которого всю последнюю неделю что-то тревожило, но он никак не мог вспомнить что, переодевшись в обычную магловскую одежду, спешно шел к барьеру, разделяющему два мира. Рядом на шаг отставал Клаус, переодетый в магловского учителя и вёз чемодан. Юбе уже было подошел к барьеру, как прямо перед ним возникла светловолосая девочка с сережками в виде клубничек.

- Привет предшественник грома, - радостно поприветствовала она его, - гроза такая яркая (игра значений bright - значит яркий, но так же значит и светлый), но мне она всегда казалась раньше тусклой?

Рехан замер, пытаясь понять, о чем толкует как всегда несколько сумасбродная Лавгуд, ветер встрепал его волосы, и он увидел их оттенок. Дрожь прошла по его спине, как он мог забыть о том, что его внешность в результате пожара и спасения после него претерпела значительные перемены. Он едва не появился в таком виде на платформе, и только вездесущая Крейзи спасла его от провала. Он хотел было уже поблагодарить Луну, но той уже не было. Натренированный ум, ту же выдал ответ, что делать с внешностью.

- Планы поменялись Клаус, едем в косую аллею, я не могу появиться в Хогвартсе в своём новом обличии, слишком подозрительно.
Вампир как обычно безропотно подчинился, и они, развернувшись, направились обратно к скромненькой машинке, что выдали Клаусу для прикрытия.

***


Ещё в поезде заметили отсутствие одного тихого, но довольно известного всем коктевранца... К тому времени как поезд прибыл в Хогсмид, поднялась уже нешуточная суматоха, даже паника, особенно у старост коктеврана. В самом замке же известие о том, что Гарри Поттер не сел в поезд, даже не появился на платформе, взбудоражило всех профессоров. Кто-то просто беспокойно начал бормотать или обращаться к коллегам, Флитвик, Маккгонагал и Дамблдор удалились с пира, отложив распределение, а Северус незаметно для сидящих за столами студентов, медленно ломал ногти об край учительского стола. Неужели Волон де Морт всё-таки нашел Гарри, неужели они проиграли, неужели Гарри погиб... бедный, солнечный, умный мальчик. В зале была гнетущая тишина, и хотя мало кто верил в то, что Волон де Морт вернулся, хотя директор упоминал об этом, сейчас же они были готовы поверить в это. И от того ещё неожиданней, предстала всем фигурка, худого, невысокого мальчика, в прямоугольных очках и шрамом на лбу, который неуверенно проскользнул внутрь зала, удивлённый гнетущей атмосфере. Первым его заметила Хуч, толи дело было в её соколином зрении, толи в том, что она единственная не поддалась панике из оставшихся.

- МИСТЕР ПОТТЕР! - произнесла она громко и грозно, вставая с места.

Зал замер, замерло, кажется даже время, и юный волшебник поднял голову, виновато воззрившись на всех.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
КитцунеДата: Воскресенье, 04.10.2015, 14:04 | Сообщение # 141
Подросток
Сообщений: 8
« 0 »
Рассказ замечательный! Жду продолжение сие восхитительного фанфика! blow book hands


КеТ СоРи
 
ОлюсяДата: Вторник, 06.10.2015, 23:40 | Сообщение # 142
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Внимание! Глава 4 отредактирована и изменена!


Глава 5. Клятва


Рехан сидел на стуле перед столом директора, гипнотизируя взглядом столешницу. Спиной подросток чувствовал взгляды, кажется всего преподавательского состава собравшегося в кабинете Дамблдора. В комнате висело молчание, все громко дышали, покашливали, похрипывали, привыкшего за лето к тишине Юбе это немерено раздражало. Он был голоден, голоден не так как обычный человек, видимо сказывалась усталость, и это раздражало его ещё сильнее, чем шум создаваемый взрослыми магами и эта своеобразная игра в молчанку, они все ждали, что начнет кто-нибудь другой. Хотя если допустить что это делалось не случайно. Он мог поаплодировать преподавательскому составу, откуда-то знавшему тактику допроса, впрочем, они всегда могли отгородиться нужностью этого качества для выявления жульничества в учёбе у студентов. Что бы действительно не поддаться гнетущему ощущению и не допустить появления желания сказать что-то лишнее Рехан начал размышлять о завтрашних уроках, точнее гадать какие именно уроки ему завтра предстоят.

- И так, Гарри… - начал Дамблдор, и Рехан едва дернулся от ощущения непривычности его старого имени, хотя возможно он просто вынырнул из своих мыслей. – Почему ты не сел на поезд?

Легенда была продумана Реханом еще на платформе, так что здесь у него не было проблем.

- Понимаете директор. Этим летом в моём детском доме случился пожар… - сзади охнула мадам Помфри и Юбе поспешил успокоить преподавательский состав. – Никто не пострадал. Просто проводка была старой и возгорелась. В любом случае детский дом сгорел, его даже решили не ремонтировать, а нас, детей, распределить по другим домам. Мой новый детский дом находиться дальше от платформы, чем предыдущий, и во вчерашней суматохе я забыл об этом и поставил будильник с расчетом, что мне до вокзала добираться всего двадцать минут, вместо двух с половиной часов. Так что я просто опоздал на поезд и искренне извиняюсь за это. Я растерялся, поняв, что поезд ушел, я просидел несколько часов на вокзале, думая как мне быть, а затем вспомнил про камины. Так как я знал уже, где дырявый котел, то я просто добрался до него, и там по камину перенёсся в «Три метлы», о них мне рассказали в прошлом году старшекурсники. Дальше я договорился с мадам Розмертой, что пока оставлю вещи у неё. И отправился в Хогвартс. Простите, пожалуйста, за то, что заставил волноваться.
- Очень хорошо, что вы сообразили как выйти из положения мистер Поттер, – кивнул Дамблдор, - и так как мы со всем разобрались, то наверное не стоит заставлять вас дальше сидеть в моём кабинете, вы верно устали и вам стоит лечь спать что бы выспаться перед завтрашним днём.
Юбе, как и подобает тихому вежливому мальчику, кивнул и, поблагодарив директора, вышел из кабинета, оставляя преподавателей одних. Они либо собирались обсуждать то, что произошло с ним, либо школьные дела. Поскрежетав зубами, Рехан направился, уже выученной дорогой до башни своего факультета. Голод становился сильнее с каждой минутой.

***


Когда он вошел в гостиную, там уже никого не было, помимо прикорнувшей на подлокотнике кресла, словно птичка, Лавгуд. Рехан медленно приблизился, будто хищник бесшумно, в горле у него пересохло, единственным звуком который он слышал, было биение сердце Крейзи. Вдруг она распахнула глаза, и уставилась на него, ничуть не дёрнувшись при виде хищного выражения лица своего друга. Это длилось несколько секунд, а затем Юбе приосанился, и ничего более не указывало на его звериную сущность.

- Как прошло лето? – будничным тоном задал он вопрос.
- В пыли и ветре, в бездумном танце стрекозы, – ответила Крейзи, чуть улыбнувшись, взгляд её снова затуманился, словно она была под Империо, впрочем, Рехан знал, что на Лавгуд не лежат ни какие заклятья, она просто странная, вот и всё.
- Сияние звезды мне осветило путь, – поблагодарил своеобразно за подарок Рехан и опустился в кресло.
- А ты теперь подобен защитнику змеят, но суть иная у тебя, – заметила Крейзи, ласковым, но отстранённым голосом, Рехан нахмурился на это, рука его дрогнула.
- Я словно камень, я промолчу, и о твоём желании сердец, их песни, танца не прознают от меня, ведь я Луна, не мне тебя боятся, не мне тебя предать.

Добавила Лавгуд, которая, даже не смотря на него, кажется, знала о каждом его движении, Юбе просто расслабился в кресле, он верил ей, хотя это было ему не присуще, ей он верил.

- Будь осторожен с той стороной себя, что нова для тебя, – заметила Лавгуд, и внезапно соскользнула ему на колени и обняла, положив голову ему на грудь. – Твоё сердце трепещет, в смятенье разум, когда охотник по стопам идёт, опасен танец чувств в огне желаний и инстинктов. Будь осторожен мой поднебесный бог.

Юбе в некотором порыве, опустил руку на спину Крейзи и погладил её, он знал, что Солвед мёртв, Карл ему сказал это совсем недавно, но это не значило что его жизнь теперь в безопасности. Он по сути своей всегда будет крутиться в центре внимания толпы, а средь неё, средь безликих лиц под маской может прятаться охотник, тот, кто поймает его, тот, кто несёт ему погибель.

Они просидели так ещё некоторое время, потом Лавгуд выудила из кармана завернутый в салфетку сэндвич и протянула ему.

- Голод притупляется сытостью, одно течет из другого.

Рехан взял сэндвич и откусил кусочек, а Лавгуд, поёрзав, снова удобно устроилась на его коленях. От неё исходило тепло и какой-то уют. Его немного разморило, действительно было слишком поздно. Глаза сами по себе закрылись, и его в свои объятья притянул Морфей.

***


…Он лежал на постели, в распахнутой рубашке обнажающей торс, раскинув руки в стороны, над ним навис, держась на руках, Томас и смотрел ему в глаза, будто вглядывался, видел там что-то, и запоминал каждую чёрточку его лица. Потом Риддл немного склонился к нему, и коснулся губами его щеки, уголка губ, подбородка, скулы, мочки уха, уголка глаза, губ.

Он раскрыл рот, подчиняясь, приглашая и Том углубил поцелуй, опустился на него, придавливая своим телом. Провел нежно рукой по его бедру. Нежность, любовь, забота была в его движениях. Он разорвал поцелуй, и коснулся губами подбородка, шеи, плеч, ключиц. Том изучал его губами, что-то шептал, но он не вслушивался, он наслаждался неспешными ласками и даримой ему любовью. Одну из рук Риддл просунул под него и стал нежно водить ей по спине, снимая какое-то напряжения, заставляя забыть, отложить на потом все планы, все проблемы и просто отдохнуть. Его губы спускались всё ниже, Риддл провёл кончиком языка по впадинке пупка, заставив его выдохнуть. Риддл коснулся пальцами мышц пресса, те сократились под ласковыми и немного щекочущими прикосновениями, и вновь взглянул на него, в глазах мага плескалось обожание, любовь, готовность на всё ради возлюбленного. Он принадлежал ему, его губы, руки, сердце, душа, все они были в его власти, и Том этому не противился. Он просто любил и это читалось в его взгляде. Он сел и подхватив любовника под подбородок поцеловал, выражая свои чувства в этом касании тел, в этом единении…

***


Шея и тело затекли, настроение было просто ужасное, так что отмена урока ЗОТИ была как раз кстати. Прохладный душ, забирал усталость и сгонял последние остатки столь странного сна. Капли воды скользили по телу, и Рехан просто закрыв глаза, наслаждался шумом воды и её ощущениями на коже. Иногда в такие моменты он понимал насколько устал, задумывался о своём будущем и ему хотелось никогда не выходить из под душа. Голова была тяжёлой и пустой, без идей, без планов, столь несвойственно ему и столь прекрасно, но он понимал, что уже через пару часов снова будет бороться за место в этом мире, борьба, борьба, борьба… и глаза, наполненные любовью, странный нереальный сон.

***


Яичница из его тарелки исчезла в мгновенье ока, обычно он не спешил за едой, но сейчас он не просто хотел есть, он был чертовски голоден. Маленькая, хрупкая рука, будто светящаяся изнутри подцепила вилкой несколько кусочков бекона и положила ему в тарелку.

- Спасибо Луна.
- Пожалуйста, Земля.

Он невзначай глянул в сторону преподавательского стола, за которым все седели в некоторой напряжённости, место преподавателя ЗОТИ пустовало. Рехан едва смог подавить усмешку, снова уткнулся в свою тарелку. Провел языком по клыкам и подумал каков Солвед был на вкус или Карл просто свернул ему шею?

Вдруг Юбе задумался о несчастном вампире, которому теперь приходилось в образе летучей мыши, гнездоваться вместе с почтовыми совами, избегая их неуёмного гастрономического интереса по отношению к новому соседу. Эта мысль снова вернула его к той, с которой всё началось.

- Без звёзд земле одиноко в ночи, и не хватит одной Луны, что бы осветить путь земли. – Проговорил Юбе, вновь возвращаясь к еде.
- Звёзды видны лишь после заката. – Отвлекшись от «Придиры» заметила Лавгуд.
- Да. – Кивнул Рехан, заканчивая этим разговор.

***


В центре комнаты стоял круглый стол, с гладкой чёрной поверхностью на которой белым светился герб*. Стол окружали шесть кожаных глубоких кресел. В каждом из кресел расположился один из членов ордена.

- Положите правую руку на стол и поклянитесь в верности ордену. – Прозвучал холодный, властный голос Рехена, ещё детский, но от этого не менее повелевающий, сидящие выполнили указ. Нестройный хор голосов произнёс «клянусь», на запястье каждого, будто ножом вырезался шестиугольник, свидетельствующий о клятве. Принёсшие клятву зашипели, близнецы потёрли кровоточащий порез, наследник рода Малфой посмотрел на тыльную сторону запястья.
- И так, теперь разглашение информации, и предательство ордена будет стоить вам жизни. – Предостерёг Юбе, довольствуясь свежезаваренным белым чаем. – Вы верно заметили, что я не присутствовал со всеми вчера на праздничном ужине?
- Это правда что…
- Ты опоздал на поезд?

Тут же задали интересующий вопрос близнецы, откуда-то уже знавшие предоставленную преподавателям версию.

- Не совсем. – Рехан сделал глоток чая. – Я прибыл вовремя, но забыл об одной детали, которую мне надо было разрешить до приезда в Хогвартс.
- Какую? – заинтересовано и несколько обеспокоенно спросил наследник рода Малфой, он довольно сильно заволновался вчера, не увидев когтевранца за его столом.
- Так как не все знакомы с версией, что я предоставил преподавателям, я оглашу её суть. Я живу в детском доме, и он сгорел эти летом. Преподавателям я сказал что никто не пострадал, а опоздал я в силу того что мой новый «дом», - произнёс Юбе с сарказмом, – дальше чем предыдущий, а я об этом позабыл.
- А что было на самом деле, это ты устроил пожар, или кто-то пострадал? – задал сразу несколько вопросов Фред, а за ним продолжил Джордж, представители семьи Уизли были крайне не терпеливы.
- Это была атака? Где ты провёл лето, если дом сгорел?
- Пожар устроила одна из воспитательниц, в результате кроме меня никто не пострадал, я не мог выйти из комнаты. И обгорев, попал в больницу в очень тяжёлом состоянии, но меня выручили кое-какие мои знакомые, а точнее дочери князя вампиров.

Фриз выдохнула в своём кресле и уставилась на Рехана глазами размером с блюдца. Всё время до этого она сидела и смотрела на него в каком-то оцепенении, но видимо упоминания героев ужастиков для юных волшебников, подействовало на неё пробуждающе, да и остальные члены братства, помимо Лавгуд, выглядели немного обеспокоенными, непонимающими и кажется, находились в полном смятении.

- Они помогли мне, и лето я провёл у них, и только на платформе я вспомнил об изменении своего внешнего вида в результате инцидента. Мне понадобился маскирующий артефакт, который я и приобретал на Косой аллеи пока вы ехали в поезде сюда, а затем, воспользовавшись камином, перенёсся в «Три метлы», из Хогсмида я уже добрался почти к концу ужина.
- Откуда… как ты познакомился с вампирами? – недоумённо поинтересовался Драко, он не мог представить способа, при котором не знавший что он волшебник Гарри знакомиться с тёмными существами направо и налево.
- Это было ещё до первого курса. – Отмахнулся Рехан, и прикрыл глаза, наслаждаясь глотком чая.

Установилась тишина, присутствующие обдумывали сказанную им информацию. Она длилась довольно долго, пока её не прервал Драко.

- Произошедшее в детском доме и последовавшие за этим события могут быть как-то узнаны, может ли случиться, что обо всём этом узнает Солвед? Ведь он следит за тобой.
- Нет, он уже не следит за мной, он мёртв. – С лёгкой полуулыбкой ответил Юбе.
- Как? – наконец смок разомкнуть в раз пересохшие губы Джордж.
- Мёртв? – повторил вопрос брата Фред, вспоминая, что место профессора пустовало во время праздничного ужина.
- Он погиб в Румынии, я это узнал от Князя вампиров, подробностей я не интересовался и не представляю, что могло случиться, ведь у Солведа не было врагов, – улыбка на лице Рехана теперь казалась жуткой, а не расслабленной. По спинам присутствующих пробежали мурашки. Пожалуй, только сейчас они в полной мере осознали, во что ввязались. Фред нашёл под столом руку близнеца и сжал её. Малфой приосанился и принялся рассматривать маникюр, стараясь скрыть нервную дрожь, у Фобии же заблестели глаза, в них блеснул некоторый отголосок торжества. Лавгуд продолжала смотреть куда-то и шептала себе что-то под нос. Рехан сделал ещё глоток.
- Расскажи, во что мы ввязались Гарри, – вдруг заметил слизеринец. – Сначала это всё было очень забавно, интересно, предвещало какие-то связи в будущем, являлось союзом, и до поездки домой летом, я был очарован кукольной дружбой. Сейчас это представляется мне в другом свете. Поэтому, пожалуйста, расскажи свои цели, расскажи правду, Гарольд.

Юбе отставил чашку и всмотрелся в говорившего. Малфой младший, ответил ему тем же, не дрогнув, он встретил взгляд Поттера. Это длилось несколько секунд, а затем Драко всё-таки сдался, и снова принялся рассматривать маникюр. Ему вдруг захотелось отмотать время назад, промолчать. В комнате будто похолодало, появилось гнетущие чувство, которое снедало изнутри. Гарри продолжал молчать, разглядывая их всех, будто решая что-то, взвешивая их на весах.

- Я скажу это всего раз. Вы сами согласились стать членами Ордена, у вас есть то, что вас сюда привело, вы чего-то хотите, но неужели вы думаете, что ваши желания исполняться по щелчку пальцев, что никто не пострадает ради исполнения ваших желаний. Вы действительно думаете, что это всё будет так, что вам не придётся потрудиться, запачкать руки. Лёгких путей не бывает, нет добра, нет зла, на самом деле есть только вы, и то, что вам важно. Вот и всё. Если бы Аластер остался жив, то рано или поздно он всё же подловил бы меня, и все вы, включая меня, в лучшем случае, вылетели бы из школы, потеряли семью или ещё что-то важное для вас. А Аластер сидел бы и пересчитывал полученные за работу деньги. Всё просто. На самом деле всё очень просто, и только сами люди всё усложняют, чтобы уйти от реальности, сделать её более безопасной для себя. Я хочу власти, я ни хочу быть никем, или быть символом света. Драко – ты хочешь доказать своему отцу что ты способен на большее чем он думает. Фред, Джордж разве нищета вам не приелась, разве вы хотите горбатиться как ваш отец за копейки? Фриз, – Рехан повернулся к девочке, – разве для тебя неважно отомстить всем кто насмехается над тобой, перестать бояться всех и каждого? И ты Луна, ведь хочешь найти друзей, или хотя бы товарищей, которые защитят тебя и поддержат, когда над тобой снова начнут издеваться? Разве вы все не хотите того, что я перечислил?

Юбе осмотрел их всех, близнецы поджимали губы, Малфой уставился на руки, Лавгуд заваривала новый чай, а Фриз с интересом смотрела на него.

- Впрочем, вы можете рассказать, Фред, Джордж, Драко. Вы можете рассказать про Орден, про смерть Солведа, и вместе со мной отправиться в Азкабан. - Мягко, обманчиво нежно предложил Рехан. – Ты можешь отказаться от моей дружбы Драко, можешь отказаться от своего шанса, и вернуться под родительское крылышко, ты ведь жил совсем не плохо верно? Сиятельный и блистательный, благодаря достопочтенным предкам, прогибающийся под своего отца несравненный Драко Малфой. – Это уже было сказано издевательски, но Рехан ещё, когда затевал встречу, решил провести под всем черту, иначе двигаться дальше становилось слишком сложно, они и так уже были связаны с ним сильнейшими из уз. Страхом и эгоистичным порывом быть счастливыми. Малфой вскочил со своего места, на его щеках вспыхивали некрасивые красные пятна румянца, крылья носа дрожали от едва сдерживаемого гнева. Малфой стоял так несколько секунд, а затем сорвался к выходу и покинул зал, хлопнув дверью.

***


После собрания прошло несколько дней, Малфой всё ещё избегал его, впрочем, Рехана не сильно волновали метания души наследника древнего рода, да и остальных членов Ордена. Они все всё равно были в его сетях. Больше юного мага волновала жажда и раздражающее преследование. Это было даже забавно, в прошлом учебном году за ним по пятам ходила маленькая серенькая мышка Фриз, а теперь ей на смену пришла младшая сестричка близнецов. Джини Уизли была на редкость изобретательной особой, она сталкивалась с ним по пять - шесть раз на дню, и каждый раз находилась с причиной. Лишь её родственные связи с Бу-ндами и её возможная полезность в будущем, удерживали заскучавший разум Рехана от какого-нибудь маленького плана. Точнее от исполнения тысячи маленьких планов по отношению к огнено - волосой девчушке. Он был уверен, что если бы завёл простушку в лес и Сильвер укусил её, отравляя ядом её кровь, никто бы и не подумал на бесподобного героя. Он бы, наверное, даже попытался её «спасти». Возможно, стоило, просто заведя её в какой-нибудь закуток, вцепиться ей в горло, и решить сразу две проблемы. Или может ему стоило прилюдно унизить её, извернув всё так будто он и ни при чём. К несчастью Рехана, нового учителя ЗоТИ пока не нашли, и в результате у юного мага было слишком много времени на размышления, и слишком мало того, что на самом деле могло его занять. Даже в долгих переписках с Томом, омрачённых послевкусием странного сна, он выдумывал несуществующие вещи. Он просил Тома рассказать о какой-нибудь дивной загадке древних магов, а затем сидел и продумывал её воплощение с помощью заклятий знакомых ему и Тому. Это было занимательно и отвлекало от чувства голода. Луна не избегала его, но он сам начал её избегать, сейчас она для него была слишком доверчива. На фоне всего этого он просто не заметил, как одним утром, столь-же серым, как и все предыдущие, словно каменные глыбы стены разрушенной давным-давно крепости, пустующее место за преподавательским столом занял болезненного вида человек. С бледной, чуть желтоватой, словно пергамент кожей. С выступающими скулами и впавшими глазами, выделяющимися на фоне тёмных кругов. Его звали профессор Люпин. Но его появление прошло как-то скомкано, незаметно. Этот человек, кажется, был лишь декорацией для Хогвартса, временной заменой недостойной внимания. И каково же было удивление Рехана на уроке, когда этот полутруп, вдруг обрёл жизнь, само преподавание, кажется, вдохнуло в него жизнь. Голос оказался глубоким, с лёгкой ноткой усталости, что делало его только мягче и приятнее. Рехан с интересом слушал преподавателя, такое происходило с ним редко, эйфория от осознания, что он маг прошла ещё на первом курсе, разумеется, согревающая его до сих пор, но намного меньше, чем в первые минуты после этого известия. Ремус Люпин, же распалил в нём этот восторг вновь. Интересные идеи и готовность преподавать захватили Рехана. Испуг и азарт накрыли его, когда преподаватель сдёрнул простынь со старого платяного шкафа. Что покажет богарт? Рехан не был уверен точно, что было его страхом. Смерть? Бессилие? Пламя? Но как смеяться над таким? Это у других детей страхи были глупыми, пауки, монстры из под кровати, строгая бабушка… они были детьми, не испытавшими того что испытал он. Но Ремус Люпин так и не вызвал его, единственный со всего курса, он не вставал перед богартом. Прозвенел звонок и ученики покинули кабинет, оставляя их наедине.

- Профессор почему вы не вызвали меня? – прозвучал неуверенно заданный вопрос. Люпин обернулся, замечая, что в некотором роде оказался в западне, он так и не смог решить, как ему общаться с Мальчиком-Который-Выжил, с сыном своего погибшего друга.
- Эм… Гарри, – нерешительность снова вернулась к мужчине. – Я подумал, что возможно… твой богарт… обернётся Тем-Кого-Нельзя-Называть…
- Волан-де-Мортом? – «непонимающе» вопросил Рехан, пытаясь понять, что за человек перед ним и как он к нему относиться. Предсказуемо взрослый вздрогнул при упоминании тёмного мага, но никак не высказал своего недовольства, скорее несколько с большей задумчивостью стал смотреть на него, с какой-то скрытой болью.
- Да, Гарри. – Наконец прервал наступившую тишину Преподаватель.
- Я его не боюсь профессор! – ответил Юбе и заметил проблеск гордости в глазах преподавателя, манера поведения тут же была выбрана и проработана.
- Вот как. – Люпин чуть улыбнулся и несколько засмущавшись, добавил. – Я был знаком с твоим отцом.
- Каким он был? – словно воробушек, заглядывая в рот, спросил Рехан, надевая маску наивного и храброго ребенка.
- Если ты зайдёшь ко мне в пятницу на чай, я расскажу тебе. – Пообещал учитель, черты лица его приобрели какую-то родительскую мягкость. В коридоре уже звенел звонок, и Рехану пришлось уйти, уже в дверях он пообещал прийти.

***


Альбус Дамблдор нахмурено смотрел на отчёт о смерти Аластера Солведа, полученный через старых знакомых из Аврората Румынии. В нём значилось, что смерть наступила в результате несчастного случая, волшебник просто выпал из окна. Никаких больше версий у румынских авроров не было, и они не расследуя дело больше, закрыли его. Описание было скудным, свидетелей не было, кроме хозяйки харчевни, но та утверждала, что слышала лишь звон разбитого оконного стекла. Если бы Солвед не был замешан в расследовании связанном с возвращением лорда Волан-де-Морта, Альбус мог бы поверить в этот хоть и не особо вероятный, но всё же правдоподобный отчет. Но бывший аврор, перешедший к частной практике и погибший в результате несчастного случая, именно в тот момент, когда он был близок к тому чтобы выяснить личность помощника лорда… Нет, этого быть не могло. Солведа убили. Убили по приказу лорда Волан-де-Морта. А значит он уже начал наступление, возобновил связи в других странах и собирается вновь завязать войну, вернуться к тирании. Передышка в одиннадцать почти безмятежных лет закончилась.

***


Он поднимался по стёртым ногами учеников ступеням наверх. Из-за преследования девчонки и привычки терпеть, он дотерпелся. Сердце бухало в груди устало и с каждым ударом его как будто пронзало снова и снова. Ноги подогнулись, и он опустился на холодный камень ступеней, с придушенным стоном. Глаза наполнились слезами от боли, каждый глоток воздуха разрезал горло и заставлял желать смерти. Он со скулежом уже было вцепился в собственное запястье, собираясь разодрать его, но тут его обняли заботливые руки. Шёпот достиг его уха, гипнотизируя изнывающие сознание.

- Потерпи…

Мешанина перед глазами и холодный ветер, вырывающий последние остатки тепла, а затем темнота. Его опустили на лесной настил. Сучковатые ветки впились в спину, и он охваченный лишь одним желанием перевернулся, силясь встать. Его поддержали, у ног колыхнулся подол чёрного плаща. Слух усилился, теперь он различал лесные шорохи, хрустнувшую ветку, писк, клёкот птиц и мёртвую тишину разрываемую щёлканьем жвал. Лес, наполненный жизнью, лес, наполненный добычей. Заботливые руки отпустили его, и его спутник понёсся рядом с ним, лишь оберегая во время охоты. Инстинкты сами вели его, и наконец, он достиг цели, спрыгнув в овраг, он перехватил жертву за торс, и вонзил клыки в шею кентавра. Тот попытался его сбросить, но это было бесполезно, с нечеловеческой силой его сжимали цепкие руки вампира, увенчанные когтями. В следующий миг перед кентавром в ворохе тени появился второй хищник. Он остановился на отдалении и огляделся, будто сторожа место трапезы своего сородича. Ноги кентавра подвернулись, и он рухнул на землю, напавший на него вампир едва избежал удара о землю, и, пытаясь остаться стоять, чуть отошел, покачиваясь и наконец, выпрямился. Красный отблеск голода покинул глаза Рехана и тот воззрился на раненого молодого кентавра. Карл отвлёкся от созерцания чего-то через нескончаемые ветви скрюченных деревьев, и подошел к кентавру, тот со злобой, с горящей во взгляде стойкостью попытался что-то сказать, но едва не захлебнулся в собственной крови. Карл склонился к нему, закрывая от Рехана происходящее своей фигурой в чёрном плаще, Юбе отвернулся, чувствуя металлический привкус во рту. Карл выпрямился и подошел к сыну Князя, за его спиной лежал кентавр с разорванной шеей.

- Пойдём. – Вампир протянул руку юному полукровке и тот вложил свою ладонь в неё. Запретный лес был опасен и для них, лишь то, что они были вместе, защищало их. Карл повел его к опушке, Рехан и не заметил, но ночь близилась к концу, её время было на исходе, в погоне за кровью, сын Князя не отдавал себе отчёта. Вампир подхватил его на руки и вспорхнул, он словно тень лёгкой поступью, между ветвей быстро добрался до кромки леса. Вдалеке занимался рассвет. Но, не смотря на бессонную ночь, в юном маге бурлила энергия. Карл вытащил белоснежный платок из кармана и вытер кровь с его губ.
- Не мучай себя, приходи в следующий раз сразу как почувствуешь голод, иначе ты можешь, когда ни будь сорваться и отведать крови кого-то из проживающих в замке. – Тихо заметил Карл, Рехан ненавидел этот поучающий тон. Вампир обернулся летучей мышью и Рехан остался один у кромки леса. Он опустился и провел рукой по траве усыпанной росой. Внутри он чувствовал умиротворение.

***


Рехан подошел к двери класса ЗоТИ и тихо постучал.

- Входи Гарри… - раздался из-за двери тёплый голос преподавателя, и отворив дверь Рехан прошёл внутрь.
- Здравствуйте, – кивнул коктевранец.
- Здравствуй Гарри, пойдём. – Ремус провел его из класса в преподавательскую комнату. Там уже на столике дымились две чашки чая. Гарри присел на диванчик, а профессор Люпин примостился на самом краешке напротив.
- Вы сказали, что знали моих родителей профессор?
- Да, - Люпин улыбнулся, чуть прикрыв глаз, вспоминания согрели его. – Я дружил с твоим отцом, он был прекрасным человеком. Мы были неразлучны, он, я, Хвостик и…
люпин осёкся.
- И кто? – с неподдельным интересом спросил коктевранец.
- И Мягколап… - Ремус Люпин будто постарел, всё желание разговора ушло, а в его глазах поселилась боль и грусть.
- Почему вы говорите это прозвище с такой грустью? – понизив голос, до мягкого полушёпота полюбопытствовал Рехан.
- Мягколап, вернее Сириус Блэк, – имя Ремус произнёс уже со стойкостью, будто отгоняя от себя крамольные мысли, – предал твоих родителей…
- Предал?
- Он был хранителем тайны, твои родители доверились ему, только он мог сказать где они прячутся от Того-Кого-Нельзя-Называть, но они доверились не тому, Сириус Блэк оказался Пожирателем. Он рассказал Тому-Кого-Нельзя-Называть, где найти Джеймса и Лили.

Имена родителей Рехана Люпин произнёс с такой болью, будто ему под рёбра засунули зазубренный кинжал и провернули его там пару раз.

- Значит, мама с папой ему очень доверяли?
- Мы дружили, все мы! Я… я до сих пор иногда не могу поверить… не суди меня за это Гарри. Но иногда мне кажется, что это всё огромная ошибка, но ведь мягк… Сириуса Блэка поймали на месте преступления.
- Преступления?
- Да… Гарри, пожалуйста, давай поговорим о чём-нибудь другом, я совсем не так представлял себе нашу первую встречу…
- Да конечно. Профессор…
- Наедине можешь называть меня Ремус, ну или Лунатик, это прозвище мне дал твой отец ещё на втором курсе…

Мягкая, усталая улыбка вернулась на лицо взрослого мага.

***


Он провёл рукой по пергаментным страницам дневника, размышляя о том немногом, что он узнал, новая загадка захватила его. Пожалуй, не будь ему так скучно, он никогда бы не взялся за расследование того, что случилось в холодную октябрьскую ночь. А точнее, что случилось немного до этого, и привело к последующим событиям. Сириус Блэк, друг его родителей, предавший их, оказавшийся на самом деле верным слугой Лорда, Пожирателем смерти. И помимо предательства, виновным как минимум в убийстве двенадцати маглов и одного мага, своего на тот момент видимо бывшего друга, Питера Педигрю.

Рехан обмакнул кончик пера в чернильницу и вывел аккуратным почерком на чуть желтоватой бумаге.

- Не хочешь поговорить?

Ответа не было несколько минут, как будто собеседник раздумывал отвечать ли.

- Возможно… - наконец появился ответ, Том в последнее время всё чаще впадал в меланхоличное настроение. Видимо пока они были в магловском мире заточение не так гложило его, а лето и встреча с Грин-де-Вальдом были достаточно интересны, так что Том не успевал осознать насколько ему скучно. Но учебный день не был наполнен событиями, а осознание что снаружи дневника магический мир, порой вызывало невыносимую тоску и раздражение у Тома.
- Я кое-что узнал и теперь бьюсь над разгадкой парадокса.
- Рассказывай…
- Были у моих родителей друзья: Люпин, Блэк, Педигрю. Тёмный Лорд принялся выслеживать моих родителей. И как любые, хоть немного нормальные люди, они спрятались. Поселились в доме и сокрыли его с помощью хранителя тайны. Всем известно, что хранителем стал Сириус Блэк, тот это чуть ли не каждому встречному рассказывал. Затем по официальной версии событий, Блэк выдал тайну Лорду, которому, оказывается, служил, будучи аврором, закадычным другом моего отца, и сбежавшим из тёмного семейства волшебником. Далее, когда Лорд пал, то Блэк вместо того что бы пытаться сбежать, или придумать себе оправдание, бросается искать своего второго друга Питера Педигрю и настигнув, этого ничем не примечательного волшебника, взрывает пол улицы, что бы убить его. Помимо Педигрю, погибают также двенадцать маглов, а Сириуса Блэка берут с поличным и отправляют в тюрьму. На слушанье Блэк лишь истерично смеялся, допроса не проводили, палочку не проверяли и тому подобное. Сейчас Блэк в тюрьме.
- Странно… действительно, если бы он был в своём уме то, он бы всё отрицал, был бы сумасшедшим последователем, вел бы себя немного по-другому, а это больше похоже на истерию. Да и данных крайне мало, чтобы делать выводы. Для заклинания хранителя тайны, нужен хранитель, те кто доверяют тайну, и тот кто проводит ритуал. Узнай, кто его проводил, уж слишком странно такое красноречие Блэка, когда-то я знал Вальпургу Блэк она была крайне молчалива, что-то не верится, что она вырастила такого глупого и болтливого отпрыска. Потом узнай, какие именно доказательства были представлены против Блэка. Узнай, где он был до того как убить Педигрю, что делал. Узнаешь, можно будет думать дальше.
- Хорошо… Том?
- Да?
- Ты когда-нибудь думал обо мне?
- В смысле?
- Не важно… - Рехан захлопнул дневник, и с удивлением отметил, что у его отражения на стеклянной глади окна играет румянец. Почему его потянуло задать этот глупый вопрос? Он не знал, вздохнув, он откинулся на спинку стула и уставился в потолок. Одни вопросы и вопросы, но, по крайней мере, понятно, что делать дальше…

***


Он специально излишне медленно собирал учебники, заметив, что профессор Снейп периодически поглядывал на него во время урока. Профессора явно что-то тревожило, и он хотел поговорить. За марионетками надо приглядывать, тем более если не подкреплять привязанность Снейпа к нему, то она может исчезнуть, пересохнуть как маленький ручеёк. Когда в классе не осталось ни одного ученика помимо него, Северус подошел к двери и мягко закрыл её.

- Гарри мне нужно кое-что спросить у тебя… - Рехан достаточно хорошо выучил мимику профессора, что бы понимать, что сейчас тот нервничает.
- Да? – подтолкнул к вопросу преподавателя коктевранец.
- То, что ты сказал в кабинете директора, это правда? – Снейп встретился с ним взглядом, его пронзительные, ярко-чёрные глаза чуть пугали.
- Да.
- О каком зелье я рассказал тебе, хотя не должен был?
- О зелье огнекрови, профессор, вы меня проверяете, думаете, я не я? – Гарольд чуть улыбнулся и вскинул бровь, ответив и задав встречный вопрос.
- Не совсем Гарри, но мне надо было удостовериться.

Юный герой кивнул.

- Я понимаю… это из-за того что Тёмный лорд вернулся, верно?
- Да, я боюсь, ты не осознаёшь опасности.
- Думаю, я просто не хочу попасть в клетку профессор, в безопасную, удобную, но клетку. Так у меня есть хоть немного самостоятельности. Тем более то, что мои родители прятались, им совершенно не помогло. – Гарри чуть грустно улыбнулся. – А ведь им наверняка тоже помогал Дамблдор, ведь так профессор?
- Да. – Декан Слизерина, присел на скамью. – Он помогал проводить обряд хранителя тайны.
- Я так и предполагал, ведь директор один из самых могущественных магов, но если честно вам я доверяю намного больше, чем директору профессор. – Гарри говорил это доверительно тихо, Снейп заторможено кивнул и поднял с пола сумку ученика, протянул ему.
- Спасибо профессор, надеюсь, я вас не разочаровал своим выбором.
- Нет. – Снейп фыркнул, уже осмыслив ответ, он заметил, что Гарри стал вести себя с ним более раскованно, а иногда и подшучивать… в его манере, это почему-то делало зельевара счастливым.
- Не забудьте сделать задание Поттер.
- Разумеется профессор.

Дверь хлопнула, оставляя Северуса одного в кабинете, это был последний урок, так что можно было расслабиться и позволить себе улыбнуться.

***


Рехан усмехнулся, значит, его догадка была верной, профессор Дамблдор, проводил ритуал, но на суде в Визингамоте его от чего-то не было. А ведь он являлся наиважнейшим свидетелем, всё это было крайне странно. Впрочем, если надо узнать что-то о делах Дамблдора, можно спросить добряка Хагрида, тот сам, не отдавая себе в этом отчёта, расскажет всё без сокрытия фактов, тем более кажется, как-то он говорил ему, что именно он забирал его с места трагедии. Вот и стоит его расспросить по подробнее.

Юный маг намечал, когда пойдёт к лесничему, он вёл рукой по грубой кладке стены подземелья, от стен гулко раздавалось эхо его шагов. Вокруг не было никого, Лавгуд убежала на кружок садоводства, её новое увлечение, хотя Гарольд подозревал, что она просто собирает там ингредиенты для травяного чая. На самом деле не будь у него таких подозрений, он бы врятли так легко отнёсся к её отсутствию. Завернув за угол, как раз выйдя к единственной лестнице из подземелий, Юбе наткнулся на Малфоя.

- Нам надо поговорить. – Нетерпящим возражений голосом заметил Слизеринский принц. В последнее время Рехана стало сильно раздражать, эта непонятно откуда взявшаяся у слизеринца уверенность.
- Хорошо, Дрейч, у тебя тридцать секунд, – «благосклонно» ответил Юбе.
- Не здесь, – заметил змеёныш и юркнул в неприметную дверь, Рехан недовольно поджал губы, и направился за Малфоем.

Они оказались в пыльной комнате, видимо раньше это была спальня кого-то из преподавателей. Драко прошел и по-хозяйски плюхнулся на пыльное покрывало.

- Поттер, вампиры умеют лечить только одним способом, делая тебя одним из них…
- Неужто Драко ты залез в Запретную секцию?
- Я хочу понять, почему у тебя так изменился характер, и это, потому что я хочу быть тебе другом, а не марионеткой. Летом я понял, в чём моя извечная ошибка – я пресмыкаюсь, я пресмыкался перед отцом, бежал выполнять каждое его желание, ещё лишь даже выраженное полу взмахом руки. А потом, встретив тебя, я снова пошел на поводу у привычки, а мне не следовало этого делать. Я хочу быть равным, хочу быть другом, соратником, а не пешкой или марионеткой. Хочу, что бы ты мог рассказать мне всё, доверится, что бы ты знал, что я не придам и не ужаснусь. Я пошел з



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Вторник, 06.10.2015, 23:53 | Сообщение # 143
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 6. Дневник


Он изучал взглядом узор балдахина кровати, который был виден благодаря предрассветным лучам солнца. Сознание было до звона пустым, он был не способен думать, лишь изучать слепым взглядом неведомый сюжет, записанный в узорах ткани. Он моргнул и потёр глаза. Уже утро, а он так и не смог сомкнуть глаз. Это выводило его из себя, заставляло почти шипеть от бешенства. Он не понимал, не мог понять, в этом всем не было логики. А мир пусть и хаотичен, но подвержен некоторой системе. Иначе всё, что он знает - прах!

Сириус Блэк, был лучшим другом его отца, был шурином на свадьбе и стал его крёстным отцом. Джемс Поттер безоговорочно доверял ему, мог ли он ошибиться? Ошибиться настолько, чтобы не замечать оскала за улыбкой лучшего друга с первых курсов Хогвартса? Ведь он знал о том, что Блэк был выходцем из тёмной семьи. Но даже если допустить что его отец был глупцом и совершенно не разбирался в людях, а Сириус Блэк обладал бесконечным актёрским талантом, то как объяснить глупое поведение крёстного? Кто будет направо и налево кричать о том, что хранит тайну местонахождения своих друзей, которых разыскивает самый могущественный тёмный маг. Никто! Если Блэк был на стороне лорда то, ему не было смысла этого говорить, что бы потом когда он выдаст своих «друзей» его не поймали, это ясно как день. Но в сухом остатке ничего не ясно.

Рехан надеялся, что поход к лесничему что-то прояснит, но Хагрид лишь больше всё запутал. У коктевранца создавалось стойкое ощущение, что он забыл, как пролез в кроличью нору. Потому, что всё это было бредом! Бредом! Какой хоть сколько бы немного нормальный человек, убедившись, что его лорд пал, имея при себе палочку и летающий мотоцикл, не рванул бы за границу? Но допустим Блэку претило бегство, тогда почему он не настоял на том что бы забрать у Хагрида ребенка, который сокрушил лорда. Великан доверял ему, отпустил бы его с ребенком, и Блэк смог бы отомстить, но, нет, Блэк даёт Хагриду свой мотоцикл, чтобы тому было легче отвезти ребенка в безопасное место, а сам аппарирует в неизвестном направлении, что бы, потом, прикончив взрывом с десяток маглов, убить своего другого друга. Когда всё что ты знаешь, не укладывается в одну систему, то значит кубики из другой. Что если предположить, что Блэк невиновен - всё же не стоит забывать о презумпции невиновности. И так Блэк невиновен. Он не сообщал местонахождение своих друзей лорду, тот узнал его как то сам. Блэк услышав, что лорд напал на его друзей, рванул им на помощь, но когда прибыл, те уже были мертвы, а на месте их дома лишь дымящиеся развалины и полу-великан с крестником на руках. Он просит отдать ему ребенка, но великан отказывает, объясняя это тем, что Дамблодор велел привезти мальчика кое-куда. Блэк принимает объяснение Хагрида, и чтобы помочь обезопасить крестника, о котором уже взял на себя заботу сам Альбус Дамблодор, Блэк отдаёт мотоцикл, и аппарирует на поиски Питера Педигрю. К кому мы идём после потери дорогих и близких людей? Либо к тому, кто может нас утешить – либо к виноватому. Блэк гонится за Питером, а затем взрывает пол улицы лишь бы убить его. Не похоже что бы он отправился к Питеру за утешением, а значит считал его виноватым. Виноватым в чём? В предательстве! Но как Питер Педигрю мог придать его родителей? Как-то передал информацию о том, где находиться дом лорду? Но это мог сделать только хранитель тайны, которым по уверению многих был Блэк. А если нет? Если Блэк был отвлекающим манёвром, а его родители выбрали тихого и неприметного друга для столь важной миссии. Тогда, действия Блэка приобретают смысл. Но всё равно, даже если так, в этой версии так же многое не сходиться. Возможно, что информация с судебного заседания могла бы хоть немного ему помочь, подтвердить одну или другую версию, добавить разъяснение в этот сумбур. Но как её достать? Даже если протоколы уже никому не нужны, их всё равно хранят в аврорате, а привлекать к себе внимание Рехан не желал. Хотя, Малфой, Малфой мог бы их достать, по крайней мере его изворотливости ему должно быть достаточно, что бы достать копию допроса и судебного процесса.

***


Он свернул за угол, и нырнул в нишу прикрытую гобеленом, утаскивая за собой рассеянную Лавгуд. Буквально через минуту, мимо их укрытия прошла тихой поступью рыжеволосая Джиневра. Когда она скрылась на лестнице, Рехан отпустил Лавгуд.

- Она и Колин Криви, следуют за мной словно тени, будто использовали тёмное заклятье, что бы знать где я. – Пробормотал чуть раздражённо юный маг.
- Тени по природе всё одно… *- Тихо проговорила Лавгуд, хотя его изречение не было попыткой завести диалог.
- Двухголовый монстр. – Выругался коктевранец, уже было хотевший вылезти из ниши где укрылся, когда его ослепила вспышка фотоаппарата.

Едва его глаза снова привыкли к темноте, как он различил улыбающиеся лицо первокурсника, оно бледнело на фоне полутёмного коридора.

- Подпишите мне фотографию, пожалуйста, - Затараторил грифиндорец, Рехан бросил едва заметный взгляд на Лавгуд, и та махнула палочкой.
- Остолбеней.

Первокурсник упал на пол, и рехан переступил через него, луна спрятав палочку, направилась вслед за Юбе.

- Тебе быть куницуей. – Заметила она, когда они почти подошли быстрым шагом к лестнице.
- Заче… - Начал было Рехан, но заметил внизу лестнице седьмую Уизли, к его неудовольствию она тоже его заметила. Девочка тут же покраснела и юркнула куда-то в тень. – Пойдём другим путём.
- Огонь догонит нас под звон колоколов.
- Успеем. – Резко оборвал её когтевранец, чувствуя себя загнанным зверем, и почти бегом направился к обходному пути в класс трансфигурации.

***


Его рука выводила пером вязь букв на чуть пожелтевших страницах дневника. Он делился всем узнанным, всеми догадками, и мыслями, это было его привычкой, нередко помогающей в решении важных проблем. Том терпеливо выслушивал его, не перебивая, пока он не поставил точку в конце последнего предложения. Последняя чёрточка впиталась в дневник, не оставив и следа. Страницы стали девственно пустыми и оставались таковыми довольно продолжительное время. Наконец по листу дневника поползла чёрная линия чернил.

- Идея дать Малфою задание, достать отчёт из аврората, неплоха, но если отчёт всё же не поможет, то тебе стоит встретиться с самим Блэком. Ты можешь потребовать этого на основании того, что он твой крёстный, возможно, он прольёт свет на произошедшее, одиннадцать лет назад. Всё действительно странно, как ты выразился чудесатей и чудесатей. Но многое выглядит крайне сомнительно. Хотя бы то, что от этого Питтера Педигрю остался лишь палец, не обгорелый и нормальный палец, по крайней мере, достаточно опознаваемый. Впрочем, это ведь не единственная твоя проблема, как у тебя с магией?
- Если не пользуюсь палочкой то заклятья по силе почти того же уровня как раньше, но палочка увеличивает их силу в десятки раз. На уроках я пользуюсь простым куском дерева, в то время как колдую рукой под столом. Но не представляю, что я буду делать, если это выяснят.
- Сделаешь вид что кто-то украл твою палочку, а ты этого не заметил, в конце концов, ты же Гарри Поттер, почему бы тебе не иметь «особых» талантов.
- Мне кажется или ты по ту сторону листа усмехаешься.
- Немного, самую малость. В любом случае этого им не хватит, что бы догадаться обо всей твоей лжи клыкастик.
- Неужто, а если они решат осмотреть мою палочку?
- Остролист и перо феникса? Пусть осматривают если найдут, а о том, что тебе принадлежит Агрекум никто не знает. Ты достаточно запутал следы даже для Дамблодора. Просто постарайся не слишком выделяться, и тогда всё будет в порядке и не снимать свою побрякушку.
- Мне кажется или тебя всё это забавляет том?
- Чему ещё мне радоваться? Я до конца жизни могу лишь советовать тебе как поступить, и не смогу никаким более путём тебе помочь.
- Но даже твои советы порядком облегчают мою жизнь, и тем более я ведь могу навещать тебя внутри дневника.
- Илюзия…
- том…
- Просто осень…
- Ты не чувствуешь время года, и не можешь на это ссылаться…
- Возможно благодаря тебе я наконец нагнал календарные месяцы и вовремя впал в хандру, ну или я просто устал.
- Ты сам говорил, что не можешь устать, и что ничто не может на тебя повлиять.
- Возможно я врал, ты не допускаешь мысль что я просто могу тебе врать? И всё что я тебе говорю – ложь?
- Перестань Том, а то я решу, что тебе стоит остыть и вылью на дневник воду из стакана.
- Она мне ничего не сделает, я её даже не почувствую, но если хочешь можем поговорить о другом, например почему ты не заходишь внутрь дневника уже почти две недели. Ведь ты не иллюзия, тебя бы я мог почувствовать, но даже этой блажи я лишён, ты на меня за что-то злишься?
- Нет…
- Тогда почему?
- Осень…
- Разумеется.

Дневник сам по себе захлопнулся, показывая, что Том не обирается общаться дальше, Рехан не стал открывать его, это всё равно было бесполезно, тем более он действительно не знал как объяснить, что его смущает присутствие Тома, того наверняка это «малость» развеселит, но Рехан не собирался быть шутом, даже для Тома.

***


Лавгуд собрала вещи с парты, и бережно убрала их в портфель, принадлежащий её спутнику. Рехан чуть в отдалении беседовал с Флитвиком, о теме для доклада. Наконец он закончил и направился к выходу, в дверях они поравнялись и Луна пропустив его вперед, пошла за ним, передав ему его портфель. Они дошли до пустого класса и сели между запылённых стульев и парт, сваленных здесь старых и ненужных никому вещей. Луна принялась вырисовывать непонятные узоры на полу.

- Надо устроить встречу. – Вдруг прервал тишину Рехан, он проговорил это не отнимая от своего лица от книги.
- В час предрассветный, мы молимся отцу об отдаление судьбоносной встречи и милости его, А наш отец небесный спешит сорвать незрелый плод и отравиться им. – Заметила чуть нахмурившись девочка, рассматривая своего товарища, если можно было таковым его назвать.
- В садах плоды скорее перезрели, и вскоре гнить начнут, и черви их пожрут. – Голос звучал лениво, Рехан уже привык к советам Лавгуд в столь изощрённой форме и иногда даже прислушивался к ним.
- Сады корнями обнимают землю, а не луну. Луна от них довольно далека, и видит их ночами только. – Пожав плечами ответила коктевранка.
- Тогда пусть озарит их ночью ясно, покажет круглый лик. – Проговорив это, Рехан захлопнул книгу и уставился на собеседницу, его пронзительный взгляд, будто наколол её как мотылька на булавку в кабинете энтомолога.
- Луна лишь путница земли, и ей подвластна. **- Ни голос, ни выражение лица девочки не изменилось, она продолжила быть столь же расслабленной и рассредоточенной как обычно.

***


Улыбнувшись профессору Снейпу, скрытой, почти незаметной улыбкой, Юбе вышел из класса вместе с остальными учениками. Ему нужно было переговорить с профессором, но из-за постоянно следящих за ним первокурсников, у него не было времени. Вся перемена уходила на то, чтобы петлять по коридорам и избегать широко распахнутых глаз безумного фанклуба. А меж тем, поговорить с профессором было надо о многом. О дополнительных занятиях, о возросшей силе его зелий, о лорде и Дамблодоре. Тем более он, кажется стал замечать что профессор на него за что-то обижен. Выйдя из кабинета, Рехан тут же отделился от общей массы студентов, юркнув в неприметный узенький коридорчик. Тот змеился прямиком до потайной лестницы на третий этаж. Иногда Юбе не понимал, что бы он делал, не отдай ему когда-то близнецы волшебную карту Хогвартса. Разумеется, он пользовался ей не постоянно, но изучил всё строение Хогвартса, и облазил едва ли не лучше самих создателей этой карты. По коридору он направился один, Лавгуд должна была пока пересечься с остальными членами ордена и передать им время новой встречи. От того гулкие шаги вдруг нарушившие одиночество его шагов, напрягли Рехана, он не питал иллюзий, он знал эту поступь, поступь неопытной хищницы. Как назло ниш в этом коридорчике не было, впрочем, здесь не было и свидетелей и если сейчас он развернётся и раздерет шею наглой Уизли, или её укусит Сильвер, высунувшись из рукава его мантии, её тело найдут очень нескоро. И уж точно никто не подумает на него… кроме её братьев. Иногда Рехан хотел заманить девчонку в лес и скормить её кому ни будь там, да хоть паукам Хагрида или Клаусу. А можно было найти тварь и пострашнее, которая бы разодрала глупую грифиндорку на мелкие куски, или проглотила бы не разжёвывая. А можно было бы увести её в женский туалет, открыть тайный вход и толкнуть её вниз, заодно василиск наконец полакомился бы человечиной. Хотя лакомится седьмой Уизли удовольствие сомнительное. Шаги за его спиной перешли в бег, он не зажигал люмуса, и Уизли не видящая его в темноте верно решила что потеряла его. Срываться на бег Рехан был не намерен, тем более что возможно на выходе его поджидал Колин, а школа и так пестрела от его фотографий в разных ракурсах, не хватало ещё, что бы к ним присоединилась фотография с его запыхавшимся видом. Уизли бежала всё быстрее, и это привело к вполне понятному истечению событий, она нагнала его, но не заметив этого столкнулась с ним и они оба упали. Их сумки разлетелись по полу, сумка Рехана к тому же порвалась. Он обернулся к Уизли, и его глаза злобно сверкнули. Он был готов разорвать её на мелкие кусочки. Над их головами вспыхнули запылённые факелы.

- Маленькая грифиндорка, позволь заметить, что ты почти уже переполнила мою чашу терпения. Моя дружба с твоими братьями совсем не обозначает, что я хочу дружить с тобой. – С языка Рехана сорвались слова, и хотя форма их не была оскорбляющей, но количество яда и злости наполняющей их, превращала кажется их в ножи протыкающие девочку. Та всхлипнула, и схватив свою сумку с вывалившиеся из неё книги, бросилась бежать туда откуда шла. Рехан удовлетворённо усмехнулся, и сглотнул кровавую слюну из-за прикушенного языка. Иногда контролировать себя и не нарушить образ героя, было чертовски трудно, возможно ему стоило взять пару уроков у Малфоя по поводу его манер. Рехан был готов признать, что из-за его детства в приюте, он был обделён хорошим воспитанием, хотя Том считал, что Рехан обделён вообще каким либо воспитанием, и это благостно на него влияет, по тому что у него нет глупых моральных принципов, которые так часто мешают на пути достижения могущества. Поднявшись с пыльного пола, Юбе отряхнулся, а лёгким взмахом руки привёл свою одежду в идеальное состояние. Обычное репаро починило портфель, и спешно подобрав книги, Рехан направился на урок, из-за столкновения он потерял слишком много времени, но он не часто опаздывал, так что он, скорее всего, избежит штрафа. Тем более Флитвик, как и другие деканы, немного подсуживал своему факультету.

***


Комнату освещал неровный свет масляных светильников, создавая пугающий и таинственный сумрак по углам и удлиняя тени. Вокруг круглого стола, были расставлены шесть кресел, уже занятых молодыми магами. Рехан закинул ногу на ногу, чуть приподнял голову, блеснув стёклами очков, блик от масляных светильников, теперь не давали увидеть выражение глаз предшественника грома.

- И так, полагаю все вы уже наладили дела с учёбой, и мы можем вернутся к шагам на пути к нашей общей цели. – Наконец произнёс Юбе, Бу-нды кивнули, Малфой чуть улыбнулся, Фриз поддалась вперед, а Лавгуд поставила перед ним чашку с вишнёвым пу-эром. – Что бы двигаться дальше, нужно разобраться с прошлым. И так, Фриз твоя цель на ближайшие три месяца, используя те книги, что я тебе дал, забрать сон у пуфендуйцев. Бу-нды, у вас задача чуть посложнее. Вам нужно развить информационную сеть по Хогвартсу, а так же выдумать наилучший способ шифрования своих сообщений, в этом можете объединиться с Лавгуд. К тому же я доверяю вам переписку с одним человеком из германии, он будет тренировать ваше нестандартное мышление, предлагать вам задачи, а вы же должны будете решать их за счёт уникальных способов и созданных вами же артефактов. Драко, от тебя мне нужны связи твоего отца, а точнее его знания о том, чей карман всегда открыт в министерстве. Мне нужно достать некоторые документы из аврората, ещё узнай что нужно для не задокументированной встречи с узником Азкабана. Пока что это всё что от вас требуется, надеюсь не нужно напоминать что всё это не должно привлекать ни чьего внимания?
- Не нужно… - Ответил за всех Драко, будто высказывая, свою готовность, координировать действия остальных, и одновременно с этим нести за это ответственность, это вызвало мягкую улыбку на губах Рехана. Постепенно в ордене выстраивалась иерархия, сама по себе, без приложений усилий со стороны. Контролировать всё и каждого крайне сложно, буквально невозможно, а орден должен был стать в будущем больше. Намного больше, ведь орден должен был стать основой его власти в германии, а то и во всём мире.

На встрече Рехан не заметил, чтобы кто-то нервничал, как он и надеялся, эгоистичность и страх его соратников вместе со временем привели их к ПРАВИЛЬНОМУ решению. Теперь когда все они примерились со своим положением, надо было придумать что ни будь дабы показать что орден это лучшее что могло с ними случиться.

***


Когда все покинули комнату, Рехан откинулся назад в кресле, он был расслаблен, мысли текли медленно, заметив, что Малфой младший остался в комнате, хотя даже Лавгуд оставила его, он чуть нахмурился.

- Ты хотел что-то спросить Драко?

Малфой чуть опустил голову, пытаясь скрыть некоторую нервозность.

- Я хотел спросить, не проголодался ли ты… просто… я уже восстановился. – Обычно уверенный голос слизеринца, сейчас звучал неуверенно и капельку смущённо, это было забавно.
- Ты хочешь поделиться со мной своей кровью? – С неподдельным интересом спросил Юбе, он не считал что Дрейч решиться на подобное ещё раз.
- Да, - голос Малфоя приобрёл твёрдость. – Да, я уже говорил, что хочу быть к тебе ближе, хочу быть твоим другом, что-то значить. Друзья помогают друг другу, но я знаю что ты считаешь что не нуждаешься в дружбе, не нуждаешься вообще в ком либо, но ты ошибаешься, и я хочу… хочу быть твоим другом. Я знаю что заслужить твою дружбу будет очень сложно, ты отгородился от мира сотнею стен, ты даже говоря правду лжёшь. Так или иначе, но я знаю что там за этой сотней стен ты безмерно одинок, я не столь глуп что бы думать что когда либо смогу преодолеть их все, нет, ты не дашь прикоснуться к своему миру, но я ведь смогу докричаться если стен будет меньше. Ты хочешь выглядеть всемогущим, да и являться таким, но это не так, пока не так. Я чувствую, что в тебе горит тот огонь, который сжигает своего обладателя в считаные дни, но этот человек горит ярко, настолько ярко, что невозможно оторвать взгляда. Но я хочу защитить тебя от этого огня, пусть он горит, я знаю, что он будет гореть ярче, чем у прочих, но я хочу защитить тебя от его жара. Мне кажется что если не оставлять тебя с ним наедине он не пожрёт тебя.

Рехан замер и в некоторой прострации смотрел на Малфоя, он не знал как Малфою удалось так чётко выразить его эмоции обычными словами.

- Хорошо. – наконец сказал Юбе и протянул руку к Малфою. Тот оттолкнулся от стены и, подойдя, присел на подлокотник кресла. Сейчас отринутый во время монолога страх снова обволакивал его, сердце заходилось, и было ощущение, что ещё немного, и оно остановиться. Рука вампира обвила его талию. Он не видел лица Рехана, но догадывался, что сейчас глаза полукровки словно гранат, а лицо обезображено голодным вожделением крови. Его потянули назад, и он позволил себя увлечь. Нежные пальцы погладили его шею, убирая волосы в сторону. Драко сглотнул, но слюна застряла в горле. Он почувствовал, как Рехан втянул в себя воздух, а затем острая боль пронзила шею. Он чуть дёрнулся скорее рефлекторно, чем осознано, но его удержала стальная хватка хищника. Он слышал его сопение и первый глоток, он насчитал пять, прежде чем хватка перешла в поглаживание и его осторожно отпустили. Драко встал, и, пошатнувшись чуть не упал. Его придержали, и он обернулся, Рехан стоял, протягивая ему платок. Его черты лица были мягкими, он выглядел на удивление умиротворённо, и Малфой вдруг подумал, что впервые видит его таким, что возможно он наконец преодолел первую из сотни стен.

Они стояли в тишине, мерно горели факелы. Атмосфера комнаты создавала впечатление, что за её стенами нет ничего, совершенно ничего и они, двое, единственные кто существует. И это ощущение невероятным образом успокаивало.

***


Это был обычный вечер после уроков, Рехан вошел в спальню мальчиков, сев на кровать он принялся разбирать портфель, с чуть усталым, но удовлетворённым лицом, от того что наконец оказался в спальне. Выражение лица сменилось на паническое за считанные секунды, а затем подросток вскочил, и перевернул портфель в верх тормашками высыпая всё его содержимое на кровать. Куча мелких записок, сломанных перьев, стёклышек, валялись между свитками и учебниками. Рехан панически стал перебирать книги. Осмотрев учебник, он кидал его на пол, впервые он был в таком беспокойстве, чтобы не задумываться о целостности своих книг. Его не было, не было! Юбе сполз на пол и запустил руки в волосы, начал раскачиваться. Его не было, не было. Вдруг вскочив, напугав этим и так смотрящих на него настороженно соседей, он сдёрнул покрывало с кровати, затем одеяло, простынь, бросил на пол подушку, перевернул матрас. Затем бросился к своему сундуку, истерично начал выбрасывать из него вещи, опустошив, бросился к тумбе, опрокинул её, и стал рыться в вывалившихся из неё вещах. Но нет, он не мог найти то - что искал. Поняв, что нужной ему вещи нигде нет, Юбе рухнул на пол как подкошенный и уставился в потолок не мигающим взглядом, к нему медленно подкрадывалась паника. Дверь распахнулась и в комнату быстрыми, но короткими шагами вошла Лавгуд. Она опустилась рядом с Реханом и дала ему пощёчину стараясь привести в себя. Ещё не хватало, чтобы позвали преподавателей.

- Его нет, луна… мой дневник… его нет.. нигде нет! – прошептал он чуть придя в себя.

***


Он сидел в глубоком кресле завернувшись в плед принесенный Лавгуд, и пытался успокоиться, но чашка в руках всё равно тряслась, не давая сделать глоток чая. Луна сидела рядом, следя за его состоянием, нервно дергающимися лицевыми мускулами.

- Я всё проверил... может я что-то упустил?
- Я всё перепроверила, его действительно нет, и я не считаю, что ты мог его куда-то положить и забыть.
- Тогда что?
- Его скорее всего украли или взяли случайно, но это уже случилось, сейчас тебе надо сосредоточиться и вспомнить можно ли найти как то дневник? Ты ставил на него следящие?
- Нет… нет способа, я никогда не думал, что он может пропасть, я не прятал его лет с восьми. Я был уверен…
- Я понимаю… - Лавгуд убрала чёлку с лица Рехана. – Земля успокойся, доверься мне, я ЗНАЮ, он вернётся к тебе, так или иначе. А пока постарайся отвлечься, я найду того кто украл дневник.
- Каким образом?
- И у меня есть свои кости со шкафом.

Рехан усмехнулся, это была болезненная усмешка, но усмешка. Лавгуд про себя успокоилась, она понимала причину такого страха, дневник многое для него значил, а если тот попадёт не в те руки, и вскроется вся правда хотя бы о лете, то останется лишь посыпать голову пеплом.

***


Бывают фантомные боли, и сейчас он испытывал что-то очень похожее на эту боль, когда рука натыкалась на пустоту в портфели, когда задумавшись, он доставал перо или шарил под подушкой. Фантом его тени, фантом того - кто был ему дорог и кого он потерял, и знай он хотя бы, что случилось с дневником, кто его забрал? Простой ученик? Дамблодор? Прислужник лорда? Кто? Он мучился этим вопросом, пытался хоть как-то отвлечься, но это не получалось. Никак. Он пытался думать о Сириусе Блэке и о его загадке. Но на данном этапе он и так выяснил всё что мог, и всё что было выяснено было лишь малой долей мозаики. Уроки были скучны, и он даже не мог отвлекаться на мысли о голоде, так как был сыт. Он ощущал зияющую дыру в груди, он и не думал, что настолько привык и привязался к Тому, точнее он просто не задумывался об этом. Видимо его гнетущее состояние было заметно со стороны, так как спустя неделю Люпин настоял на том, чтобы он остался после уроков. Он усадил его на диванчик в своей комнате и поставил чайник с чёрным чаем на столик между ними.

- Гарри, я вижу тебя что-то очень сильно беспокоит, я знаю что наверное я для тебя совсем незнакомый человек, но ты для меня всегда был… был не просто ребенком лучшего друга, я и… часто нянчился с тобой, так что я хотел бы помочь тебе чем могу.

Рехан замер, он летая в своих мыслях и терзая себя вариантами произошедшего с дневником, совсем как то выпал из реальности и в результате не знал что ответить, и сказал то - что первое пришло в голову.

- Я беспокоюсь из-за Волан-де-Морта. – Это даже было отчасти правдой, можно было лишь грустно посмеяться. Люпин ожидаемо вздрогнул на имени мага, но не стал ругать его за произнесение этого имени.
- Что именно тебя беспокоит, Гарри?
- Это не что-то конкретное, просто… Я же мальчик-который-выжил, все ждут что я смогу его победить, но никто меня не учит. То есть если я рыцарь в сияющих доспехах, разве меня не должны учить, как им быть или же я агнец света? Некоторый символ, и если так, то всё равно, разве я не должен уметь защитить себя? Волан-де-Морт возродился, и скрываясь где-то наверняка набирает мощь, а я же получаю образование наравне со всеми. Нет, я не хочу к себе особого отношения, поблажек из-за связанных со мной слухов и случившимся в прошлом событий. Но я хотел, чтобы меня учили, учили как распознать пожирателя, и как выжить если он нападёт. И я не считаю, что я слишком мал для этого, все говорят мне о детстве, но его и так уже не будет, разница лишь в том останусь ли я в живых. Я хочу жить! Я готов сражаться, но я бы хотел это уметь, а не быть пушечным мясом. Понимаете? – К концу речи глаза у Рехана блестели, его импровизация оказалась неожиданно удачной, она дала шанс продолжать тренировки, и поближе познакомиться с Люпином, чтобы привязать его к себе.
- Да… понимаю Гарри. – Люпин как-то грустно улыбнулся. – Извини, просто я не могу не грустить от того, что ты произносишь такие умные и взрослые речи в столь раннем возрасте. Это заставляет меня и гордиться и печалиться, из-за того что ты прав. Прав в том, что детство, наверное, непозволительная роскошь для нас сейчас. Но я помню, с каким рвением твои родители хотели огородить тебя от всего этого, от войны и прочего. Они тебя очень сильно любили, и я с … мы все очень хотели защитить тебя, не допустить такой для тебя судьбы… - Люпин осёкся, увидев как в лице его собеседника что-то изменилось.
- Вы сказали это так, как будто мои родители знали о том, что именно мне предстоит победить Волан-де-Морта. – Заметил Рехан, придвигаясь к Люпину поближе. – И правда, ведь у многих были дети, но не всем же сам профессор Дамблодор помогал ставить защиту, почему было предпринято столько мер безопасности для защиты моей семьи, и почему Волан-де-Морт так отчаянно нас искал? Профессор, что вы знаете такого, что не знаю я, что от меня скрывают? Сейчас, не лучшее время, чтобы что-то скрывать, чтобы таиться. Прошу расскажите, я хочу знать, чего мне ожидать. Почему Тёмный лорд искал меня, ведь он пришёл убить меня, верно? Зачем великому тёмному магу смерть младенца? Маленького мальчика? Я представлял для него опасность, ещё до того происшествия?
- Гарри… - Люпин немного растерялся от столь точных вопросов и не знал что ответить. Рассказать правду или сказать что-то иное. Профессор Дамблодор просил Поттеров когда-то давно никому не рассказывать то, что он рассказал им. Но те поделились своими знаниями с Сириусом, а Сириус с ним. Ремус до сих пор не знал почему, но Сириус пришёл к нему пьяный и рассказал о незавидной участи племянника. Это до сих пор ставило Люпина в тупик: почему Сириус так убивался, если желал победы лорду, если был их врагом, или может он вступил в ряды Того-Кого-Нельзя-Называть, чтобы защитить их. Ремус не знал, но сейчас смотря в глаза сына погибшего друга, вдруг понял что не давал обещаний Дамблодору молчать о пророчестве, и что Гарри абсолютно прав - он имеет право знать.
- Гарри… ты прав, они знали что ОН придёт за тобой. – Понизив голос ответил Ремус, будто не был уверен в том что их не подслушивают.
- Откуда? Почему они так решили?
- Это вся из-за пророчества, я не знаю подробностей и текста пророчества, но суть состояла в том, что ЕГО можно было победить, что ЕГО победит ребенок, рождённый на исходе 7 месяца, у тех - кто трижды бросал ему вызов. Под пророчество подходил ты и ещё один мальчик, но ты…
- Но склонялись ко мне, поэтому меня и родителей спрятали, и поэтому Волан-де-Морт искал их несмотря ни на что? Так ведь?
- Да, именно так, ОН не остановился не перед чем, чтобы найти тебя. Времена были страшные, твои родители боялись даже общаться с кем ни будь, И общались только с Питером и … Сириусом.
- А с тобой?
- Ну… Мы тогда поссорились…
- Почему?
- Ну, это давняя история…
- Ремус, пожалуйста..
- Они подозревали меня в пособничестве Тому-Кого-Нельзя-Называть.
- Но почему?
- Были поводы меня подозревать…
- Ты на них был обижен?
- На твоих родителей, нет, никогда. Я понимал, хотя мне и было очень грустно. Но знаешь Сириус приходил ко мне тогда, и я думал, что это из-за того, что он не верит, что я мог присоединиться к тёмным, а сейчас я думаю, что он как раз, так и думал.

Лицо Люпина переполнила горечь и сожаление. Рехан задумчиво уставился в чашку, установилась тишина, для каждого она была наполнена своими мыслями. Юбе пытался переварить факт, о том, что о нём было произнесено пророчество, в том варианте, в котором его поведал Люпин, оно выглядело не так уж страшно, но Люпин не знал его текста. Рехану конечно импонировало то, что его назвали более могущественным чем Лорда, но сейчас ничего кроме лишней головной боли это принести не могло. Пока лорд ещё благодарен ему за философский камень, и отвлечен от него, занят чем то, но что будет потом, когда лорд укрепит своё положение, не будет ли Юбе первым в его чёрном списке. Нет, конечно Рехан обладал несколькими козырями в этой игре, но сейчас их было явно меньше чем нужно для победы… и один из козырей он потерял. Не тревожный ли это звоночек?

***


После разговора с Люпином он стряхнул с себя оцепенение, но впал в некоторое нервное состояние, которое его постоянно преследовало. Он оглядывался, будто ждал удара со стороны, и даже успокаивающий чай Луны не мог справиться с его всё прогрызающей паранойей. Пожалуй услышанный им от старшекурсников грифиндорцев анекдот лучше всего описывал его состояние: «Если вы видите утку – это пожиратель, даже если утка крякает - это всё равно пожиратель». Он подозревал в каждом врага, и это лишь усугублялось потерей дневника, так что ничего удивительного не было, в том что профессор Снейп оставив его после уроков в «наказание», заставил выпить его две унции успокаивающего настоя, после чего усадил за парту и очень долго на него смотрел.

- Что случилось Гарри? – Наконец спросил он.

Рехан ощутив невероятное умиротворение благодаря настою, блаженно прикрыл глаза, и к его восторгу его паранойя не завопила о том, что рядом пожиратель, и он может только и ждёт как бы его прикончить.

- Я боюсь… - признался в своей постыдной слабости коктевранец.
- Это вполне разумно, когда вы в начале года приехали будто ничего не случилось, я даже несколько забеспокоился, что с вами что-то не так, Гарри. – Заметил на признание профессор, убирая склянку из под настоя обратно в шкафчик.
- Почему вы считаете, что бояться нормально?
- По тому, что это одно из основных чувств, и вовсе не стоит его стыдиться, именно благодаря ему, мы понимаем, что что-то опасно, например грифиндорцы, напрочь лишены этого благостного чувства, периодически ходят по краюшку лезвия и поверьте, далеко не всем везет с него не упасть. А человек испытывающий страх, если и полезет на лезвие, то хотя бы озаботиться страховкой. Но разговор не об этом, а о том, что именно вдруг возбудило в вас голос разума и заставило ожить в вас инстинкт самосохранения. – Ответил повернувшись Снейп, голос его был вкрадчивый, спокойный и нейтральный, видно было что он о чем то серьёзно раздумывает.
- Это так заметно? – Рехана действительно интересовало, мог ли это ещё кто-то заметить. Последнее что ему надо, так это чтобы его орден решил что всё идёт крахом и решил спасаться.
- Да, так что пожалуй я дам вам пару настоев, раз вы по какой-то причине не спешите обращаться за помощью к мадам Помфри. – Выражение лица у преподавателя при этом было такое, будто он и осуждает ученика, и абсолютно ясно понимает причину подобного поведения. - А теперь Гарри, пожалуйста, расскажи, чего ты боишься?
- Его… - тихо, но по особенному выразительно, произнёс Юбе. Чтобы было понятно КОГО он имеет в виду.
- И почему вдруг вы наконец поняли что он опасен? – Снейп даже вскинул бровь, если бы отвлечься от серьёзности разговора, то Рехану бы это показалось забавным.
- Я никогда и не думал, что он не опасен. - Заметил Юбе.- Просто…
- Просто что?
- Просто не думал, что всё так серьёзно. Я считал, что профессор Дамблодор преувеличивает - кто в здравом уме будет искать подростка чтобы убить его, вместо того, чтобы разворачивать свою сеть и ловить рыбу покрупнее.
- Что произошло? Вам кто-то угрожает? – голос зельевара, выдал его обеспокоенность.
- Нет… я кое что узнал…
- Узнали? – Снейп изменился в лице, будто какая-то догадка посетила его.
- Да…
- И что именно?
- Я не могу…
- Если это связано с тем, почему вы первым номером в списке лорда, то я знаю причину, и не считаю верным укрывать её от вас. – Снейп скривился на последних словах, он вообще очень любил лицедействовать, как заметил Рехан, но позволял себе это крайне редко.
- Вы знаете о пророчестве? – Юбе не сильно проигрывал, открывая эту карту, ну а если Снейп действительно что- то знает то, это только на пользу, он мог что-то рассказать.
- Да. – Снейп перевел на него немигающий глубокий взгляд своих бездонных чёрных глаз. – Я именно о нём.
- Вы что-то о нём знаете?
- Можно сказать почти всё, и я расхожусь в мнении с Дамблодором, и готов вам рассказать, если вы, Гарри поклянётесь мне, что никому не расскажете об этом разговоре.

Рехан кивнул, он никак не ожидал, что Снейп может знать больше Люпина.

- 13 с чем то лет назад, Сибила Трелони произнесла пророчество про Тёмного лорда и того кто сможет его победить. Она произнесла его в, совсем, ненадлежащем месте - в Кабанье голове, в одной из комнат данного заведения. Так вышло, что первую часть пророчества подслушал один молодой пожиратель, после чего его заметили и прогнали. Часть, которую он услышал и потом поведал лорду, чтобы выслужиться перед ним звучала так «Грядёт тот, у кого хватит могущества победить Тёмного Лорда... рождённый теми, кто трижды бросал ему вызов, рождённый на исходе седьмого месяца...». Лорд так и не смог выяснить, что говориться в пророчестве дальше, но и того что он узнал было достаточно чтобы взволноваться и начать искать того кто сможет победить его, дабы убить пока тот ещё мал. К несчастью пожирателя, его подруга забеременела, и её ребенок оказался подходящим под пророчество, Лорд выбрал её и ещё одну молодую женщину, как предполагаемых матерей того самого ребенка. Чтобы спасти свою… подругу, юный пожиратель пришёл к Альбусу Дамблодору и признался ему во всем, тот пообещал спасти девушку, в обмен на то что пожиратель станет шпионом в стане врага. Пожиратель выполнял всё, что ему приказывал Дамблодор, но, не будучи уверенным в его возможностях, воспользовался подаренной лордом милостью чтобы попросить не убивать свою подругу. Но к сожалению ни то ни другое не спасло девушку, не искупило глупости. Не искупило моего греха… Я оставил по своей глупости тебя Гарри сиротой, стал причиной смерти своей подруги, и стал предателем для тех с кем сходился во мнении. Я удивлён что лорд пока не призвал меня, что бы расправиться со мной



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Одинаковые судьбы (ЧАСТЬ. I - продолжение, ЧАСТЬ. II)" (ГП/ТР, NC-17, AU и ООС, в работе; !!ПРОДА!! от 06.10.2015)
Страница 5 из 5«12345
Поиск: