Армия Запретного леса

Понедельник, 26.06.2017, 17:01
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 5 из 5«12345
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » Дитя Афродиты !прода от 13.10.2015 (главы 5 и 6) (Макси, ГП\НМП, ГП\ТР, NC-17, AU, ОСС, Роман,в работе)
Дитя Афродиты !прода от 13.10.2015 (главы 5 и 6)
Принц_наполовинуДата: Понедельник, 25.07.2011, 17:18 | Сообщение # 1
Асфо - кровавый эльф
Сообщений: 645
« 57 »
Название – Дитя Афродиты
Автор - Принц_наполовину
Фендом - Гарри Поттер
Бета - моя любимая и великолепнейшая Олюся
Пейринг – ГП\НМП(единожды), ГП\ТР
Размер - макси
Рейтинг - NC-17
Жанр - AU, ОСС, Роман
Статус - в процессе
Отказ - Не видел, не знаю, ни на что не претендую
Аннотация – Кто может, откликнутся на отчаянное желание умирающего ребёнка, и что может произойти, если желание ребёнка состоит в том, чтобы его хоть кто-то полюбил.
Предупреждение - сексуальное влечение к несовершеннолетним (педофилия), смерти не главных персонажей, несколько новых персонажей, новый вид магии (если это можно так назвать).
Размещение - ТОЛЬКО С МОЕГО РАЗРЕШЕНИЯ (запрос в ЛС или на почту)
Фанфик пишется в подарок - Panic_Switch

Обложка:





ушёл из фанфикшена, кому надо, можете забирать работы, дописывать и тд.

Сообщение отредактировал Принц_наполовину - Суббота, 26.11.2011, 15:06
 
Lady_of_the_flameДата: Суббота, 23.06.2012, 02:23 | Сообщение # 121
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
Принц_наполовину,
сейчас, перечитав, ашла несколько пунктуационных ошибок.
Например:
Quote (Принц_наполовину)
- Да, я хотел бы попросить о небольшом одолжении с вашей стороны, – озвучил причину звонка хирург.

пропущена запятая перед тире

Quote (Принц_наполовину)
- Конечно, я помогу, вам мистер Спенсер, но вам следует кое-что организовать.

обращение выделяется запятыми с 2х сторон

и у вас такие ошибки довольно часто повторяются.
Если нужно, могу отредактировать данную главу



Carpe diem
 
ОлюсяДата: Суббота, 23.06.2012, 09:23 | Сообщение # 122
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Lady_of_the_flame, я на выходных пришлю отбеченный вариант, потерпите пожалуйста ah


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
Lady_of_the_flameДата: Суббота, 23.06.2012, 09:32 | Сообщение # 123
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
Олюся, упс...простите меня, сударыня... я не хотела вас обидеть

П.С: и давайте не будем флудить))



Carpe diem
 
АркадияДата: Суббота, 23.06.2012, 11:32 | Сообщение # 124
Друид жизни
Сообщений: 165
« 5 »
4 раза перечитывала конец. пока не поняла что больше нету... на таком месте.... я пошла за валерьянкой wacko
 
Fish_kaДата: Суббота, 23.06.2012, 14:21 | Сообщение # 125
Подросток
Сообщений: 21
« 0 »
Интересный фик. Ждем-с проду. Кучу муз вам, автор!


— Ты думаешь «это» смешно?
— Ну уж ни хрена не грустно!

"Одиннадцать друзей Оушена"
 
RenaДата: Суббота, 23.06.2012, 17:50 | Сообщение # 126
Подросток
Сообщений: 26
« 0 »
Quote (Принц_наполовину)
неужели вы считаете что молодая девушка сможет задержать взрослого мужчину, особенно одержимого?

но всё закончится относительно хорошо

А на помощь позвать? Но если вы говорите, что все закончится хорошо, то я могу быть спокойна.:) О, как я хочу, чтобы этих мерзких Дурслей посадили.

Quote (Принц_наполовину)
Написал, когда был очень расстроен, хотя сейчас моя дипресия лишь усилилась.. меня бросил мой бойфренд... с которым я был уже два года. Но вас пожалуй ывсё таки не брошу, не люблю когда забрасывают произведения

Вы бы знали как я не люблю, когда бросают произведения, тем более такие изумительные как ваши.
Я надеюсь, у вас все наладится в личной жизни и удачи вам с поисками вдохновения.
 
Lian_De_GelvДата: Воскресенье, 24.06.2012, 09:53 | Сообщение # 127
Подросток
Сообщений: 17
« 0 »
Наткнулась на этот фик. Очень понравилось. Автор я теперь ваш постоянный читатель


Я хочу быть ветром, чтоб летать во мраке,
И при свете дня плыть над гладью водной.
Я хочу быть ветром и лежать на травке,
И добиться власти, чтобы стать свободным!!!
 
ХайкоДата: Среда, 11.07.2012, 17:42 | Сообщение # 128
Илфирин Валар
Сообщений: 61
« 10 »
Фик няшный) Хочется очень узнать что дальше..


Сегодня не кончится никогда...(с)
 
daroДата: Понедельник, 30.07.2012, 16:43 | Сообщение # 129
Подросток
Сообщений: 6
« 0 »
Автор вы мой кумир! Обажаю этот фик! С нетерпением жду проду.

Сообщение отредактировал daro - Понедельник, 30.07.2012, 16:45
 
ОтражениеДата: Понедельник, 30.07.2012, 17:28 | Сообщение # 130
Подросток
Сообщений: 2
« 0 »
Очень понравился Ваш фанфик! Спасибо за Ваш труд. Буду с нетерпением ждать выхода новых глав)
 
DevilSmertiДата: Пятница, 03.08.2012, 20:41 | Сообщение # 131
Born to be bad
Сообщений: 131
« 14 »
Принц_наполовину, огромное спасибо за продочку!!!

Очень трогательно было когда Тим Афродиту мамой назвал



♠Ваше право на собственное мнение еще не обязывает мне слушать ваш бред.
♠Главное, быть счастливым, и не важно, какое заключение напишет психиатр.
♠Жизнь уходит из рук, надвигается мгла, Смерть терзает сердца и кромсает тела, Возвратившихся нет из загробного мира, У кого бы мне справиться: как там дела?

Я на Дайри


Сообщение отредактировал AngelOK - Вторник, 21.08.2012, 16:12
 
гроттиДата: Пятница, 24.08.2012, 15:02 | Сообщение # 132
Подросток
Сообщений: 4
« 0 »
автор, а когда прода?
 
StirvellaДата: Суббота, 15.09.2012, 13:01 | Сообщение # 133
Подросток
Сообщений: 11
« 0 »
Класс specool фанфик просто супер....автор ты молодец можно вопрос а когда прода будет?
 
RenaДата: Воскресенье, 31.03.2013, 10:29 | Сообщение # 134
Подросток
Сообщений: 26
« 0 »
А что случилось с фанфиком? Неужели он заброшен?
 
BloodyNightДата: Понедельник, 08.07.2013, 03:00 | Сообщение # 135
Подросток
Сообщений: 16
« 0 »
Фанфик- классный! hands
Жалко только что всего три главы sad



Невыносимых людей нет, дверные проемы можно расширить.
 
КосмосДата: Понедельник, 08.07.2013, 19:55 | Сообщение # 136
Подросток
Сообщений: 17
« 0 »
А почему не долго будет романтика в отношениях Гарри и Тома?


МУ
 
MariaДата: Понедельник, 08.07.2013, 20:44 | Сообщение # 137
Подросток
Сообщений: 13
« 0 »
Замечательный фанфик! С нетерпением буду ждать продолжение!)
 
OnickaДата: Суббота, 27.07.2013, 21:14 | Сообщение # 138
Посвященный
Сообщений: 30
« 0 »
Жаль, что очень давно не было продолжения...
 
РомашкаДата: Среда, 18.02.2015, 13:06 | Сообщение # 139
Подросток
Сообщений: 17
« 0 »
Проду народу!!!


 
ОлюсяДата: Четверг, 19.02.2015, 19:55 | Сообщение # 140
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Ромашка, ловите wink


Глава 4

Элмер достал собачий корм с верхней полки шкафа, у его ног, радостно виляя хвостом, крутился Хэппи.

- Сейчас, мальчик, сейчас, – с усмешкой проговорил Тед.

Зазвонил телефон, и мужчина, поставив корм на стол, направился в коридор к телефону, собака потрусила за ним. Подняв трубку, он немного удивился взволнованности голоса друга, но когда узнал причину, не задумываясь, схватил с вешалки пальто и, надевая на ходу, выбежал из квартиры, захлопнув дверь. Пёс наклонил голову на бок и гавкнул, а затем, повернувшись, поглядел на упаковку собачьего корма и потрусил на кухню.

***


Элмер, выбежав на улицу, поднял руку, ловя такси, желтая машина с шишечками тут же остановилась около хирурга, и тот залез внутрь салона. Назвав адрес больницы, Спенсер попросил водителя поскорее доставить его в больницу, пообещав доплатить. Когда такси остановилось, Элмер заплатил водителю и, выбежав из такси, чуть не прищемил подол плаща. Пробежав мимо пункта информации, он вбежал в лифт и нажал на четвёртый этаж. После того как лифт остановился, Элмер не дожидаясь окончательного открытия дверей, выскочив в пространство между ними и пробежал до кабинета, на двери которого блеснула табличка «доктор Айзек Джошуа Спенсер».

Внутри за столом сидел Айзек, рядом на стульчике сидела плачущая медсестра, её глаза покраснели, а плечи тряслись, тут же были и два охранника больницы, Карл и полиция. Элмер сглотнул вязкую слюну и вошел, прикрыв за собой дверь.

- Дарвин сообщил мне, что Тим пропал, что произошло?
- Его… похитили, – всхлипывая, проговорила Анжела.

Её плечо сжал Де-Вуст, чуть успокаивая девушку, Элмер заметил синяк у неё на лице, но он был слишком взволнован похищением мальчика, что бы жалеть девушку.

- Как это произошло? – спросил он серьёзно, подойдя к медсестре.
- Я… я решила показать Тиму… его рисунки в детском отделении, и он их, увидев, заплакал, сказал что никто никогда не делал для него такого… Я его успокоила… - девушка вновь перешла на рыдания, и Карлу пришлось её успокаивать, что бы она смогла продолжить, - я отвела его к туалету что бы он умылся, а затем…. А затем…. я услышала его крик, я подбежала к двери, оттуда вышел мужчина с Тимом на руках, а потом… удар и все… Мистер Спенсер мне очень жаль, я так виновата… так виновата…
- Мисс Роузен вы не виноваты, - успокаивающе проговорил начальник больницы, – вы запомнили лицо мужчины?

Девушка энергично закивала, и к ней подошел один из полицейских.

- Тогда вы можете помочь составить фотопортрет похитителя, и очень поможете этим в поисках ребенка.

У Элмера тряслись руки, и Де-Вуст подойдя к другу, чуть сжал его плечо.

- Тэд, все будет хорошо, слышишь? – тихим успокаивающим голосом проговорил психиатр, Элмер кивнул, хотя конечно едва ли слышал, что сказал ему Дарвин. Тэд слепо оглядывал все перед собой, когда натолкнулся на взгляд деда, и тут же собрался. У него нет времени раскисать, надо найти Тимери.

***


Мальчик очнулся от резкого запаха, но не открывал глаза, он боялся того что увидит. Дядя был сном или реальностью? А не был ли Мистер Спенсер сном… тем самым, как о родителях забирающих его, сладкой выдумкой? А может и нет никаких дяди и тети. Тим лежал, цепляясь за фантазии, рождаемые его сознанием. Он так боялся открыть глаза, ведь тогда для фантазий не останется места, и они развеются как утренний туман, где то там внутри он знал, что из этого не получиться ничего хорошего.

- Просыпайся негодный мальчишка!

Услышал он голос тёти…

Значит, Афродита была лишь сном? И Мистер Спенсер? Карл и Анжела? И альбом для рисования?

У мальчика на глазах выступили слезы и он, сморгнув их, открыл глаза. Над ним с ваткой в руке склонилась его тетя. Её губы были сжаты в тонкую линию, что говорило о том, что она злиться, что он успел натворить?
Тетя, удостоверившись, что он очнулся, выпрямилась, и обернулась назад.

- Вернон! А теперь я жду твоих объяснений, почему ты бросил нас с Дадликом в больнице, и даже не предупредил, что нашел сына моей сестрицы?

Голос тёти звучал раздраженно, мальчик сел и посмотрел туда, где по его ощущениям должен был стоять дядя Вернон. Он ожидал увидеть как обычно багровое лицо дяди, но мужчина улыбался и кажется даже игнорировал тётю, он смотрел прямо на него, и его взгляд, странный, липкий, наводящий ужас на него, заставлял съёжится в кресле.

- Я же уже говорил тебе Петти, ты и Дадли не так важны, как он, он самое важное! – голос дяди был хриплым, и лишь сильней пугал, Тим вспомнил, что подобный голос он слышал у мужчины, который вещал о конце света.
- Да что с тобой происходит Вернон? Я вызову доктора, по-моему, ты заболел! – тётя направилась к телефону, но она, наверное, прошла всего пару метров, как дядя схватив вазу ударил её по голове. Женщина упала, а Тим закричал от ужаса…

Под тётей начала растекаться лужа крови…

- Вот, так! Как она посмела сомневаться в том, что ты моё сокровище самое прекрасное на свете? – спросил мальчика Вернон, обернувшись к нему, на его губах играла жуткая улыбка.

Тимери зажмурился от страха, липкого, поглощающего его всего, по телу прокатилась обжигающая волна, а перед глазами мигнули какие-то светящиеся силуэты. Один лежал на полу, а другой был больше и стоял, прям перед самым его носом, волна розового света окатила эти светящиеся силуэты…

Силуэт перед ним рухнул на колени и Тим почувствовал прикосновение к своим ногам. Распахнув глаза, мальчик увидел, как дядя прикасается губами к его ногам, что-то шепча, а затем боковым зрением Амори заметил, как поднялась тётя, она взяла кочергу…

- Дядя… - попытался сказать мальчик, но горло сдавило спазмом, и он лишь мог сипеть и с ужасом наблюдать, как тётя подходит сзади к своему мужу. Её глаза безумно блестели, она замахнулась кочергой и ударила мужчину. Вернон повалился рядом с креслом, где сидел Тим. Мальчик тут же подтянул к себе ноги и, дрожа, как трава от северного ветра, наблюдал, как тетя ожесточёно бьёт дядю по голове кочергой. Она остановилась только когда размозжила его голову. Мальчик уже не особо осознавал что происходит. Он лишь знал ему нельзя закрывать глаза, иначе та странная волна снова вырвется из него. Тётя выпрямилась и чуть безумно посмотрела на него.
- Мой хороший…

Всё её лицо и руки были в крови, и мальчик попытался отодвинуться, когда она обняла его, но женщина не обратила на это внимания, она обняла Амори и подняла на руки.

- Мой, теперь только мой… - весело пропела она, и закружилась с ним по комнате, она остановилась, внезапно услышав шаги на лестнице.
- Ма, чё этот придурочный кричит?

Женщина замерла, и Тим увидел, что на секунду её взгляд прояснился, но затем на её лице вспыхнула ненависть.

- Как ты смеешь обзывать моего ангелочка?– прошептала женщина и опустила Тима на пол. Тот чуть не свалился, ноги его совершено не держали, взгляд ребенка казалось, был пустой, стеклянный словно лёд. Петунья подобрала кочергу, испачканную в крови супруга, и пошла в направлении лестницы, кочергу она тащила по полу за собой, оставляя кровавый след. Амори не двинулся с места ни когда услышал крик кузена, он не дернулся от шума наверху, он слышал, как кузен пытался бороться, а затем чмокающие звуки. Спустя полчаса тётя вернулась, вся перемазанная в крови.
- Вот смотри, что эти негодяи наделали! Я вся перепачкалась, и ты мой хороший грязный, пойдем, тётя тебя помоет, – женщина подняла Тима на руки и понесла наверх, где была ванная комната. Сидя на руках тети Тимери увидел изуродованное тело кузена через открытую дверь. Женщина отнесла его в ванную и, раздела, и, сняв запачканные вещи с себя, залезла с ним в ванную. Она ласково водила губкой по его телу смывая кровь, которой его испачкала. Вымыв, она наполнила ванну снова и, высыпав туда морской соли и пены, завела кораблик.
- Ты пока покупайся мой хороший, а я приберусь, – тётя улыбнулась и вышла. Тимери сидел в ванной, медленно приходя в себя, начиная осознавать реальность. Он слышал шуршание, потом звук скатившегося тела. Подняв к глазам свои руки, мальчик глядел на них. Это он виноват? Или нет? Что произошло?

Он не знал, сколько он просидел в остывающей постепенно воде. Только вот тётя пришла уже, когда вода была давно холодной и пены уже не осталась. Она вытащила его из воды и замотала в большое пушистое полотенце. На тёте было красивое желтое платье, ранку от вазы она заклеила пластырем и завила кудри. Она вынесла его из ванной, Тим извернулся и заглянул в комнату кузена, но там всё было чисто и не следа тела мёртвого Дадли. Внизу тоже ничего не было, а из кухни очень вкусно пахло.

- Я приготовила твоё любимое, – улыбнулась тётя.

Она внесла его в кухню и посадила на место, где обычно сидел Дадли. После чего поставила перед ним тарелку и начала накладывать туда запеченного картофеля с куриными ножками. Тим не чувствовал голода, от страха его скорее подташнивало, а от осознания что вот этими руками, которыми был приготовлен обед, его тётя убила собственного сына становилось дурно.

Тим не мог себя заставить съесть хоть кусочек.

- Тебе не нравиться дорогой? Возможно, ты хочешь пирог, я испекла пирог с почками и пирог с яблоками, какой хочешь? Или может мороженого, или если хочешь, я могу приготовить, что-нибудь специально?

Тим перевел взгляд на тётю, её глаза лихорадочно блестели, сама она тоже не съела ни куска. Тим сглотнул, не зная, что сказать. Он лишь смотрел на неё, она ведь любила Дадли… и сейчас… ничего… эта та сила, что дала ему Афродита? Как он мог такое сотворить?

В окно кто-то побил клювом и Тим повернул голову, он увидел расхаживающего на подоконнике голубя. Белая птица не сводила с него глаз.

- Я не хочу… - прошептал мальчик, а затем всплыл образ доктора Спенсера, но ведь тогда Мистер Спенсер не усыновит его, если перестанет любить… эта сила нужна, он не может от неё отказаться, не сможет…
- А что хочешь?- не поняв начала расспрашивать тётя.
- Спать… - прошептал Амори, посмотрев на стол. Тётя подошла к нему и, поцеловав в лоб, понесла наверх, она принесла его в комнату Дадли и положила на мягкий матрас. А затем сев рядом взяла книжку, и начала читать сказку. Тимери не мог заснуть, пока тетя была рядом, и он прикрыл глаза, притворяясь, что заснул. Женщина поцеловала его в лоб и ушла. После чего Тимери все таки уснул.

***


(полицейский участок)

Уставшие полицейские просматривали документы из архива, стараясь найти того кто бы соответствовал фотороботу. Раздался звонок, один из уставших мужчин поднял трубку.

- Здравствуйте, участок номер 7,- проговорил полицейский, было уже пять с половиной часов, а они работали, не переставая со вчерашнего утра.
- Алло, вот я сейчас новости увидела, я знаю того мужчину, это мой сосед, Вернон Дурсль, а что он такого натворил что его полиция разыскивает? - раздался неприятный женский голос из трубки. Непонятно почему он так задел мужчину, возможно, тем, что эта женщина явна была сплетницей, и позвонила, потому что хотела быть первой, кто принесет сплетню про соседей.
- Подождите, пожалуйста, – проговорил полицейский, устало потерев переносицу, – и так о каком мужчине идет речь?
- Как о каком? Ну, о том, фоторобот которого в новостях показывали, и сказали, что он разыскивается и, возможно, вооружен. Так вот я вчера видела, как он домой приехал, так что он там должен быть.
- Хорошо, давайте по порядку, продиктуйте адрес, пожалуйста.
- Да, конечно, Литтл Уингинг, тисовая улица, дом 4, – продиктовала женщина.
- Благодарю за информацию, – проговорил полицейский, – вы очень помогли, до свидания.

Мужчина положил трубку.

- Есть предположительный адрес!

***


Тимери сидел за столом, заставленным всяческой выпечкой, перед ним стояла кружка дымящегося какао.

- Хочешь, что нибудь мой ангелочек? – прощебетала тётя Петунья, сегодня она была в голубом ситцевом платье.

Амори повертел головой, смотря на чашку, он старался избегать взгляда женщины. Тут тишину улицы нарушил шум подъезжающих машин. А затем над тисовой улицей разнеся мужской голос.

- Жители дома 4, вы окружены, выходите с высоко поднятыми руками! Повторяю, вы окружены.

Петунья нахмурилась и подошла к окну, поглядев за шторку, она задернула её обратно, и начала открывать ящики, что-то ища.

- Они хотят забрать моего ангелочка, никому не позволю забрать моего ангелочка… - начала шептать женщина, она вытащила длинный нож для резки мяса, – я им покажу… я не отдам моего ангелочка, никому не отдам.

Она повернулась и начала подходить к мальчику.

- Никому не отдам, никто не получит моего ангелочка.

Амори замерев, наблюдал за женщиной, сердечко трепыхалось в его груди, и он зажмурился. Он увидел перед внутренним взором силуэт и почувствовал жар, розавая волна поглотила силуэт. Тим открыл глаза. Тётя рухнула на колени и жутко захохотала, а затем начала колоть сама себя ножом, Амори наблюдал за женщиной боясь пошевелиться.

- Я недостойна, я недостойна, я не могу быть с ангелочком рядом…

Безумно хохоча, повторяла женщина, только после шестнадцатого удара ножом она остановилась, её мёртвые глаза смотрели на Тима. А мальчик не мог оторвать взгляда от ножевых ран. В уме проскользнуло, что он чудовище, ведь не зря его так называли. Он соскользнул со стула и подошел к тёте. Он смотрел на нож, когда дверь в кухню снесли несколько полицейских. Вбежав в кухню, они окружили мальчика, удостоверившись, что кроме мертвой женщины никого нет, один из полицейских взял дрожащего ребенка на руки и вынес из дома. У машин стоял Элмер, увидев приёмного сына, он бросился навстречу полицейскому и забрал у него ребенка, прижал к себе.

- Тим, Тим… как я беспокоился, переживал… Тим… - мальчик дрожащей ручкой сжал отворот плаща хирурга, ничего не говоря, он уткнулся в его грудь и слушал как бьётся сердце.

К Элмеру подошел Карл, он оглядел фигуру мальчика.

- Тэд, у него стресс, ему нужно успокоительное, что бы он мог немного хоть отдохнуть.
- Да конечно… - ответил Элмер чуть рассеяно. Он повернулся к дому спиной, и уже когда они были у машин, оглянулся, что-то там было странное, но он, ни как не мог понять что. А затем он увидел их. Целую стаю белых голубей, они рассредоточились вокруг дома и смотрели на него.
- Откуда их столько? – прошептал Спенсер.

Карл посмотрел туда, куда был направлен взгляд друга.

- Странно, птицы достаточно пугливые, а эти и с места не шелохнулись, - проговорил он, и удивлено отметил, что мальчик тоже выглянул и смотрит на дом, но что-то странное было в лице ребенка, горечь? Или будто он прощался с чем-то.

В этот момент один из полицейских задел мусорный бак и тот, упав, открылся, из него потекла кровь. Несколько полицейских направились к нему.

- Чёрт, тут два тела… - проговорил кто-то.

Карл перевел взгляд на мальчика, который, посмотрев на него, спрятал лицо на груди Элмера, и нахмурился. Что пришлось пережить ребенку? Что вообще происходит?

***


Красивая женщина отвернулась от зеркал, в которых, словно в окнах было видно дом и окружающее его пространство. На её губах играла жестокая улыбка.

- Никто не смеет обижать моё дитя, и каждый искупается в своей крови, и напитает меня силой. Я вернусь и забывшие меня, поплатятся, изуродовавшие мой образ и принявшие нового бога. Все они…

Афродита рассмеялась.

- Открылась шкатулка, и теперь вы не захлопните её, презренные людишки, забывшие меня и презревшие любовь. Ох, моё прекрасное дитя, ты ключик для меня, и ты станешь моим отражением… ведь ты признал меня матерью, и поэтому я позабочусь о тебе, и сделаю тебя счастливым, но не отдам этим людишкам, ты более не человек… мой милый сын…

***


Тим снова оказался в больнице, от пережитого шока, он был слишком апатичен, и боялся почти всего. Процедуру усыновления чуть приостановили, пока мальчик хотя бы немного не придет в себя. Тиму приносили много бумаги и мелков, и он постоянно рисовал. Карл видя его рисунки, почему-то хмурился, а Элмер не мог выспросить у друга причину. Дарвин лишь сказал, что теперь реабилитация ребенка займёт намного больше времени, чем могла бы. Тимери не разговаривал, если он что-то хотел он не говорил. Тед винил во всем себя, за то, что оставил мальчика одного в больнице. От него как-то ускользало, что в больнице было полно народу, и мужчина, чей труп потом нашли в мусорном контейнере смог как-то пройти мимо охраны. Дарвин пытался разобраться в рисунках ребенка, никак по-другому тот не общался. Но рисунки лишь сильнее настораживали. Мальчик постоянно рисовал какие-то развалины и женщину, её силуэт был размыт. А ещё он рисовал кровь, и мёртвых людей, видимо это были фрагменты из его памяти. Тима никто не удерживал в комнате насильно, боясь напугать, таким образом, ребенка. И однажды пока Карл с ним разговаривал мальчик встал. Он слез с кровати и направился к выходу, оставив рисунок не дорисованным. Он вышел за дверь. Карл поспешил вслед за Тимом. Тот побежал за только что прошедшей мимо двери супружеской парой. Он подбежал к женщине и той, невольно пришлось остановиться. Она улыбнулась мальчику, а тот вдруг прошептал.

- Если вы помолитесь Афродите и принесете ей дары, то у вас будет ребенок.

Глаза женщины расширились, и она беспомощно поглядел на мальчика.

- Откуда, то есть как…

Но она не успела задать вопрос, к ним подбежал Карл.

- Извините, пожалуйста, мисс…
- Дезерт, – женщина смотрел на мальчика, в её глазах была грусть.
- Этот ребенок пережил стресс… - договорил Дарвин, он уже взял Тимери на руки.

Мистер Дезерт кивнул, и помог супруге выпрямиться.

- Ничего, он очень милый ребенок, – проговорила женщина, и, обняв мужа, направилась дальше по коридору.
- Тим, почему ты это сказал? – спросил Карл, смотря на мальчика.
- Потому что она не может иметь детей, а Афродита может выполнить её просьбу, – проговорил мальчик.
- Афродита, эта та женщина на рисунках?
- Да, она моя мама…

Карл печально посмотрел на ребенка, который похоже окончательно заперся в придуманном им мире, но Дарвин надеялся, что постепенно ребенок вернется в реальный мир, нужна лишь забота и любовь. Улучшения есть, значит, мальчик может отправиться к Элмеру.

***


- Вот это моя квартира, – с улыбкой проговорил светловолосый мужчина, присев перед мальчиком и помогая ему снять верхнюю одежду.
- А где я буду жить па… Мистер Спенсер? – тихо спросил ребенок.
- Тим, ты можешь называть меня папой, я буду очень этому рад, - проговорил Элмер, и погладил мальчика по голове, – я сейчас тебе покажу комнату.
- Комнату? У меня будет своя комната? – с лёгким налетом удивления спросил мальчик.
- Разумеется, – Спенсер взял мальчика за руку и повел за собой, они прошли по коридору, затем пройдя через гостиную, по второму коридору и подошли к деревянной двери, Элмер толкнул её рукой. И зашел внутрь с мальчиком, за ними хвостом вбежал золотистый лабрадор. Мальчик, застыв, стал оглядывать комнату.
- Она вся моя?
- Твоя собственная, можешь творить в ней что хочешь.
- И вы не будете ругаться?
- Ну, может только немножко, если ты пострадаешь, – светловолосый мужчина приобнял мальчика и тот неуверенно улыбнулся, разглядывая комнату. Раздалось обиженное гавканье, и Амори поглядел вбок на собаку, и протянул к ней руку, лабрадор поднырнул под неё. Вскоре все внимание мальчика было обращено на собаку. Тед направился на кухню, надо было что-нибудь приготовить на обед, а точнее заказать. Может, стоит нанять домработницу?

***


Он услышал плач, и, отложив книгу в сторону, слез с кровати и выйдя из своей комнаты, направился в комнату напротив. Мальчик, свернувшись клубочком, плакал во сне. Элмер наклонился и погладил ребенка по голове. Тот чуть притих, а затем, открыв глаза, взял мужчину за руку.

- Папа, полежи со мной, мне снится плохое… - прошептал ребенок, будто боясь что «плохое» его услышит.
- Конечно Тим, – Элмер снял тапки и лег в кровать к сыну, тот примостившись у него под боком, вскоре заснул.

***


Миссис Дезек удостоверившись, что муж спит, вышла из спальни и, закутавшись в халат, спустилась в кухню. Вытащив из холодильника вино, она вышла через заднюю дверь в их садик за домом, и, откупорив бутылку начала лить её на землю.

- Молю, прекраснейшая из богинь, даруй мне возможность выносить своё дитя, прошу прекраснейшая из богинь, даруй мне счастье материнства. Я приношу тебе это вино в дар, и молю…



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
РомашкаДата: Среда, 04.03.2015, 13:11 | Сообщение # 141
Подросток
Сообщений: 17
« 0 »
Вау...как бы у Гарри нервного срыва не было sad
Жестокая Афродита...ммм happy
А вот и первая...верующая biggrin
Спасибо!!! heart hands

Отредактировано. Капслук запрещён!





Сообщение отредактировал Олюся - Четверг, 05.03.2015, 00:03
 
Lady_of_the_flameДата: Воскресенье, 11.10.2015, 22:20 | Сообщение # 142
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
Глава 5


Это было странно, непривычно… быть родителем. Это не было тяжело, хотя возможно станет тяжело позже. Было странное ощущение, будто ты спишь…
Элмер выключил огонь под сковородкой с яичницей.
- Тим, иди завтракать… - Позвал он ребенка, стараясь, что бы голос звучал мягко и приветливо.
Мальчик появился тут же, дважды его звать было не нужно.
- Доброе утро папа… - тихий, и какой-то неуверенный голос.
Это было совсем не то, что он ожидал, в фильмах дети были громкими и непослушными, безответственными и неуправляемыми… Тим был совсем другой. Тихий, ласковый, послушный, он не капризничал, он принимал все с благодарностью. Они жили вместе три дня и Тим ни разу, не сказал «нет», наоборот он старался как можно больше помогать, будто боялся, что от него откажутся. А ещё Тим сдружился с Хэппи, это особенно радовало Тэда, тот сильно волновался, что пёс и его сын будут ревновать друг - друга. Иногда конечно Элмер немного волновался за Тима, из-за его замкнутости, и некоторой не контактности. Мальчик часто был словно тень, а ещё вздрагивал от громких звуков. Он боялся оставаться один. Поэтому даже когда Тэд шёл гулять с собакой, Тим одевался и брал его за руку, и не отпускал её, пока они не возвращались домой. Сегодня они впервые должны были пойти гулять без Хэппи, карл говорил, что надо было приучать Тима к городу и людям, а внутри квартиры это было проблематично.
Элмер посмотрел на мальчика, который аккуратно ел яичницу, видимо боясь запачкать стол, но при этом старался съесть все побыстрее, будто кто-то мог отнять у него еду.
- Тим, слушай, не хочешь погулять сегодня? – начал чуть издалека Элмер, ему ещё было трудно называть Тима сыном, с мыслью, что ты теперь отец свыкнуться было довольно сложно.
- Погулять? – Амори тут же насторожено уставился на него, иногда его вот такой вот немигающий, кажется, заглядывающий прям в душу взгляд, пугал Спенсера.
- Мы можем сходить в зоопарк, если хочешь или в торго…
- В зоопарк. – Прервал мужчину мальчик, и тут же сжался, видимо ожидая удара, Спенсера это всегда задевало, ведь он ни когда и мысли не допускал что бы обидеть мальчика, но тот боялся его и то и дело не доверял ему. Конечно, Элмер понимал, что обижаться на это глупо, ведь Тим делал это не нарочно, он был маленьким, замученным предыдущими родителями ребенком и поэтому, так относился к взрослым.
- Отлично, тогда давай доедай, и отправляйся собираться, бери что хочешь, например альбом, сможешь там зарисовать новых животных, а я пока найду пленку для камеры.
Тим быстро доел завтрак и исчез из кухни, вернулся впрочем, он тоже очень скоро, сжимая в руках маленький портфельчик. Спенсер окинул ребенка взглядом, тот предпочитал одевать как можно более простые вещи, хотя Элмер купил ему много красивых модных маек, рубашек и штанишек, Тим исправно надевал одни и те же джинсы и серую футболку. Тед не удержался и нахмурился, мальчик мгновенно отреагировал и стал себя оглядывать, видимо ища несуществующие пятна.
- Тим ты не хочешь надеть ничего другого? Ты в этом ходишь уже три дня…
Амори тут же затравлено посмотрел в пол, и Спенсер тяжело вздохнул, возможно, будь Тим как обычные дети, ему было бы легче?
- Пойдем, посмотрим, что у тебя ещё есть? – предложил Спенсер и подхватил мальчика на руки, Амори уткнулся ему в грудь и его плечики начали вздрагивать. Тед чуть отстранил сына и посмотрел на него, тот всхлипывал.
- Ну, Тим, ты чего? Ну хочешь, можешь пойти в этом, Тим… ну ладно, не плачь… хочешь я могу тебе купить кучу серых футболок и джинсов? Ну… - Элмер растерялся, Тим до этого плакал, только просыпаясь от ночных кошмаров. Мальчик прижался к нему, сжав своими ручками его рубашку, и покрутил головой.
- А чего хочешь? – ласково спросил Тед, поглаживая Тима по голове.
- Ничего… - пробормотал ребенок.
- Тогда почему ты плачешь, болит что-нибудь? – врач присел на стул усаживая сына поудобнее и прижимая к себе.
- Нет, не болит… я боюсь… - тихо, едва различимо прошептал мальчик.
- Чего ты боишься, Тим? – Элмер вдруг подумал о монстре в шкафу, пожалуй, он был бы рад, если бы это было так.
- Что ты меня отдашь… - тихо ответил Тим.
- Я тебя не отдам, ты мой сын, Тими…- заметил Элмер, прижимая мальчика к себе сильнее.
- Я плохой… это я убил тех людей… - пробормотал ему в грудь Амори и Спенсер, немного отстранившись, недоуменно уставился на мальчика.
- О чём ты, Тим?
- Я сын Афродиты, и когда я пугаюсь, происходят плохие вещи… - доверительно проговорил Ферт.
- Афродиты? Богини любви? Тим…
- Любовь может свести с ума, - тихо ответил мальчик.
- Глупости… Тим, выкинь это из головы, и ещё, я никому тебя не отдам, ты мой сын, договорились? – Спенсер посмотрел на мальчика и дождался его кивка. – Пойдем, наденешь что-нибудь яркое, и мы пойдем в зоопарк, ты пробовал, когда-нибудь сладкую вату?
как и ожидал Элмор, он получил отрицательный ответ.

***
Тимери замер у клетки с тиграми, заворожено наблюдая, как тигрица вылизывает своего тигрёнка, Элмер обнял сына за плечи. Он заметил тоску во взгляде своего ребенка и прижал к себе.
- Тим хочешь покататься? – спросил он, что бы отвлечь мальчика от грустных мыслей.
- Покататься? – Амори запрокинул голову и теперь смотрел на него.
- Да, я посажу тебя на плечи, будешь видеть весь-весь зоопарк. – Мужчина подхватил мальчика под подмышки. – Ну?
- Давай… - кивнул Тим, и заверещал, когда папа поднял его в воздух. Оказавшись на плечах Теда Тим огляделся, он ощутил вдруг себя таким счастливым, и немного особенным.
- А теперь за сладкой ватой! – провозгласил Элмер, и Тим вцепился в его плечи, испугавшись, тот тут же поднял руки и, придерживая мальчика, ускорил шаг, так что Тиму казалось, что он летит.
Они подошли к тележке и Тед купил двойную сладкую вату, и вручил её счастливо улыбающемуся Тиму.
- Пойдем, посмотрим, кто выше жираф или ты? – предложил мужчина и пошел в направлении соответствующего отдела зоопарка. Тим ел вату, она была сладкая и липла к лицу, это было так забавно, пару раз у него «отщипнул» немного ваты папа, и Тим дурачась, притворялся что обиделся. Жираф Амори очень понравился, а его папа купил пару морковок, и Тим смог покормить жирафа. Потом они смотрели на мартышек, и мальчик весело смеялся. К концу дня глаза у ребенка слипались и Тед взял его на руки, мальчик прижался к груди родителя и провалился в сон.
***
Тед пытался варить кашу, следуя инструкции, но получалось явно что-то не то, сдавшись, мужчина выключил плиту, и сел на стул, задумавшись, что делать. Его кулинарного искусства хватало лишь на яичницу и бутерброды… есть это четвертый день подряд было явно не лучшей идеей. От печальных мыслей молодого отца оторвал Тим, он прошлепал на кухню босыми ногами, и теперь смотрел на него.
- Утро, папочка…- неуверенно пробормотал мальчик.
- Доброе, пойдем завтракать в кофейню? - предложил Тед, спасительная мысль пришла внезапно. – А потом в кино, ты был, когда-нибудь в кино?
- Нет…
- Отлично, тогда чистить зубы и одеваться!
***
Тим сидел на диванчике и болтал ногами в воздухе, его папа покупал билеты на мультик Чёрный котёл, который они выбрали. Амори смотрел в пол и не понимал, почему ему так грустно, всё, о чём он только мог мечтать исполнилось. Собственная комната, гора игрушек и одежды, любящий отец. Но когда он оставался один он чувствовал себя несчастным.
На самом деле он знал...
Знал, почему так происходит...
Он заставил себя любить, он ворвался в жизнь Элмера, и если бы не его "сила", то хирург, наверное, и не обратил бы на него внимания.
Тим замотал головой, выкидывая от туда плохие мысли. Так нельзя, его папа самый добрый, сильный и ласковый человек во всем мире.
- Эй, чего загрустил мой маленький Принц? - с усмешкой спросил незаметно подошедший к нему Тед и подхватил его на руки. Тим обнял папу и прижался к нему.
- Ты меня любишь, пап? - тихо спросил мальчик.
- Конечно, я люблю тебя больше всех на свете, Тими, - сказав это, хирург пощекотал бока сына и тот рассмеялся. - Вот так-то лучше.
Тед поставил сына на пол.
- Пойдём, купим попкорна и чего-нибудь попить, у нас ещё есть время.
Мальчик кивнул и взял родителя за руку.

***
Тим счастливо улыбался, выходя из кинозала, радуясь за героев мультика которые, преодолев все трудности, смогли найти своё место и стать счастливыми. Правда, почему-то себя он ассоциировал далеко не с Тараном, а с Айлонви, это было странно, но мальчик решил, что ничего в этом постыдного нет. А ещё Тиму тоже очень хотелось, чтобы кто-нибудь написал для него историю со счастливым концом, и красиво вывел "THE END" размашистым почерком с завитушками, чтобы больше с ним никогда не происходило ничего плохого.
-Понравилось? - весело спросил Элмер и получил утвердительный кивок маленькой головки. - Хочешь поиграть в автоматы?
- Да. - Задрав голову, ответил мальчик и отец повел его к кассе кинотеатра, чтобы купить жетонов.
***
Элмер поправил кресло, чтобы Тим доставал до педалей и сел в кресло соседней "Машины".
- Ну что посмотрим кто лучший гонщик? - Элмер опустил жетоны в соответствующие прорези и на экранах автоматов начался отсчёт.
Тим подготовился, но в глазах потемнело, и мальчик пропустил старт. Отпустив руль, он прижал руки к глазам. Элмер заметив это, вылез из кресла "гоночной машины" и подошел к ребенку.
- Тими, что случилось? - Он убрал руки сына от его лица.
- Глаза болят... - Тихо, чуть плача ответил мальчик и хирург тут же стал вглядываться в его глаза, но ничего такого не было.
- Наверное, от непривычки, - Элмер стащил сына с кресла и взял на руки. - Ты их перенапряг, отдохнешь, и всё будет в порядке.
- Мг. - Доверчиво согласился Тим и, устроившись на руках у отца, закрыл глаза.
***
Тимери огляделся, вокруг было чуть менее запущенно, чем в прошлый раз или ему казалось? Закончив осмотр, мальчик направился по уже привычной дороге к алтарю. Как он и ожидал, мама была там.
- Вернулся? - С улыбкой спросила Афродита. Она подошла к ребёнку не отрывая от него взгляда, Тимери лишь кивнул на это .
- Всё ещё дуешься на меня? Я сделала это для твоей же защиты, они столько обижали тебя... - Прошептав последние слова, богиня как будто растворилась во тьме, и тут же возникла за его спиной.- Моё драгоценное дитя.
Она прижала Тимери к себе, Амори всхлипнул, и Афродита стала гладить его по голове.
- Ну, тише, чего ты хочешь?
- Не делай так больше. - Тихо ответил Тим, и богиня тут же отпустила его.
- Ладно. - С каким-то странным веселием ответила она.
- Обещаешь? - Чуть неуверенно спросил ребенок.
- О, да! - Заверило его бездушное существо, иногда Тим подумывал, что это лишь морок его сознания. Он взглянул на маму, которая увлеченно разглядывала своё отражение в луже на полу древнего храма.

***
Сегодня был последний день отпуска, который ему дали в больнице, чтобы он разобрался с усыновлением. Тим ещё спал, что для него было необычно, на плите стояла сковорода со сгоревшей яичницей, и, Спенсер чувствовал некоторое отчаянье. Он совсем не хотел разлучаться с мальчиком, но его ждала работа. К тому же хотя он и пытался быть образцовым родителем, у него получалось далеко не всё. Элмер кинул взгляд на злосчастный завтрак. Ему была необходима помощь, но он не мог предсказать, как Тими отреагирует на то, что у него появится гувернантку. Тед снова посмотрел в газету, ещё вчера он нашёл несколько подходящих объявлений. Решившись, мужчина встал и направился к сыну. Постучав, он открыл дверь в детскую, Тим ещё спал, завернувшись в одеяло по самый нос. Тед сел и погладил мальчика по голове.
-Мой маленький принц, вставай. - Для верности хирург потрепал ребёнка за плечо. Тим перевернулся, раскрыл заспанные глаза.
- Папочка... - сонно прошептал малыш.
- Доброе утро, Тими. - Спенсер не смог сдержать теплой улыбки смотря на сына. - Я хотел с тобой поговорить...
Ещё не закончив говорить, Тед заметил панику в глазах ребёнка.
- Не отдавай меня, я исправлюсь, я буду самым лучшим, папочка... - На глазах сына выступили слёзы.
- Тим, тише, я не собираюсь тебя отдавать. - В подтверждение своих слов хирург прижал к себе сына. И затем, чуть отстранив, серьёзно поглядел на детское личико. - Я хотел поговорить о том, что мне нужно ходить на работу, и поэтому я подумал, что стоит нанять тебе гувернантку.
- Гувернантку?
- Да, лично твою, ты сам её выберешь...
- Сам?
-Да! - Тед склонился к Тиму, будто собираясь поделиться тайной и зашептал заговорщицким шёпотом. - Мы сегодня сходим в несколько агентств, но сначала позавтракаем в кофейне на углу, помнишь, тебе понравилось у них.
Тим кивнул, рассматривая газету, протянутую ему отцом.
- Это не, потому что я тебе надоел? - Вдруг тихо спросил мальчик, чуть недоверчиво глядя на объявления.
- Нет. Совсем нет, мне просто нужно ходить на работу, а один ты будешь скучать. А гувернантка будет готовить тебе, играть с тобой и учить читать, пока меня нет. А потом уже я, вернувшись с работы, буду играть с тобой.
- Тогда ладно, - кивнул Тими. - Я не хочу мешать тебе работать, я люблю тебя пап...

***
Тед присел на корточки перед сыном и поправил его рубашечку, пригладил непослушные волосы и ободряюще ему улыбнулся. Это было уже третье агентство: в первом просто не было свободных сотрудников, во втором Элмору никто не понравился, но во всём этом винил себя Тим. Было видно, что ещё немного, и он расплачется из-за того, "какой он никудышный", по мнению Теда неуверенность Амори была его единственным минусом, хотя из-за неё мальчик выглядел ещё более милым и беззащитным.
Выпрямившись Тед взял сына за руку и постучав вошел в кабинет менеджера агентства "heureux l'enfant". За столом сидел строгого вида худой мужчина и Амори спрятался за ногу отца.
- Добрый день, я звонил вам по поводу найма гувернантки на постоянной основе для моего сына, - проговорил Элмер, сжав чуть сильнее руку сына, стараясь показать ему, что он рядом и все хорошо.
- А, мистер Спенсер, верно? - кивнул менеджер и достал несколько папок. - Вы просили, чтобы гувернантка имела опыт общения с маленькими детьми, могла преподавать рисование и так же могла заменить преподавателя младших классов и умела готовить, всё верно?
- Да. - Кивнул хирург, ощутив как Тими, нервно вцепился своими пальчиками в его руку, на удивление сильно и цепко.
- Под выдвинутые вами критерии подошли всего две кандидатуры - Мадам
Экстакс так же владеет немецким и французским языками и Мисс Мэри Вертью владеет французским языком и так же может преподавать игру на фортепьяно.
Спенсер кивнул.
- Я вызвал их для собеседования с вами, леди ждут в соседней комнате. У вас есть ещё какие-то пожелания?
- Нет, благодарю. - Ответил Тед.
Амори всё это время тихо стоявший позади, чуть выглянул из-за отца.
- Спасибо, сэр. - Тихо сказал мальчик.
Мужчина благосклонно кивнул ребёнку и подошел к двери в соседнюю комнату, постучал и открыл, пропуская посетителей внутрь.
в комнате на диванчике сидели две женщины, они казались двумя противоположностями, как день и ночь.
- Добрый день, леди, позвольте представить вам мистера Элмера Спенсера и его сына Тимери Ферта.
Мисс Мери улыбнулась Тиму, а вторая гувернантка лишь сдержано кивнула.
Мадам Экстакс была пожилой сухопарой женщиной со строгим цепким взглядом, в чертах её лица не было мягкости, их можно было даже назвать замёрзшими. Почувствовав на себе её взгляд, ты тот же час ощущаешь себя нашкодившим ребёнком.
Элмер тут же забраковал эту даму. Тим был послушным, а строгости он хлебнул сполна, ему нужна была поддержка и защита.
Мисс Мери Вертью была симпатичной молодой женщиной, едва видимо закончившей обучение. Она обладала тёмно-коричневыми волосами, стянутыми в пучок и здоровым румянцем. Теду она напомнила тайную первую любовь - его учительницу младших классов. Сердце тут же наполнилось теплом от воспоминаний о светлом и безоблачном детстве, и он почувствовал некоторую симпатию к мисс Вертью. Он понимал, что не стоит выбирать гувернантку по внешности, ведь речь шла о его маленьком сыне, чрезвычайно чувствительному к любому проявлению не то что раздражения, но даже безразличия, а внешность бывает обманчива. Он пригласил мисс Мери для собеседования в маленькую комнатку, соседствующую с комнатой ожидания.
Мэри держалась вполне уверено, встав, она твёрдой походкой прошла в комнату, Элмер присел за стол и посадил сына на колени.
- И так, хочу сразу предупредить вас, что мой сын особенный, Тим очень тихий и чувствительный мальчик. В его отношении не допустимы не только наказания, но даже просто жёсткий разговор, если вы привыкли к детям другого типа, и не сможете соблюдать границы мною обозначенные - то вы нам не подходите.
Мери в некотором волнении сжала рукой край стола.
- Я должна уверить вас, что ни в коем случае не нарушу ваши указания, я считаю, что наказания детей это жестокость, они такие же люди, и всё можно решить спокойным разговором, объяснив, почему это делать нельзя или наоборот нужно.
Мисс Вертью не отрывала взгляда от мальчика, она увидела в его взгляде такое неподдельное удивление, будто она была с другой планеты. Тут мальчик подтянулся и что-то зашептал отцу, тот улыбнулся.
- Мой сын говорит, что вы ему нравитесь. - Сообщил Элмер, не озвучивая вторую часть сказанного сыном, иногда его волновали фантазии Тимери о матери. Карл сказал, что это психологическая травма, уходящая далеко вглубь, и что, скорее всего мама Тима умерла на его глазах. Живя в жестоких условиях, он оживил её образ, дабы защититься от реальности, хоть как то смягчить её.
Мэри улыбнулась, и хотя пыталась сдержать свои чувства в рамках приличия, всё же немного ей это не удалось, и она сжала руку Теда.
- Благодарю, мистер Спенсер... - хирург немного опешил, не понимая такой радости, и вздрогнул, услышав тихий голос сына.
- Я ведь первый...
Мэри замерла, а Спенсер непонимающе уставился на сына, и тот пояснил для отца.
- Она ещё не работала гувернанткой, и я буду её первым ребенком.
Мисс Вертью поражённо смотрела на мальчика, а Элмер чуть нахмурился: он не читал досье, и Тим ничего не мог знать об этой женщине.
- Мама так сказала, я просто удивился вашей радости, и мама всё объяснила... - проговорил тихо мальчик.
- Мама? - непонимающе спросила Мари.
- Тим, я видел в приёмной автомат с газировкой, купишь нам? - разрядил обстановку спенсер. Мальчик кивнул и, получив несколько центов, вышел.
- Я хотел чуть позже объяснить вам это, но, видимо, не получиться. Мой сын пережил довольно болезненные для него события, и иногда фантазирует, у него есть "мама" вместо воображаемого друга.
- Мне очень жаль вашу жену...
- Нет-нет, вы не так поняли, Тими приёмный, его родители, похоже, умерли, и он иногда разговаривает с ними, точнее со своей матерью. Иногда мне даже кажется, что она существует, он говорит вещи, которые не мог знать.
- Это несколько странно... - тихо заметила Мари - и печально...
добавила она.
- Я теперь понимаю ваше беспокойство, бедный ребёнок.
- Он очень милый мальчик, тихий, послушный, очень боится, что я отдам его в детский дом, не уверен в себе и принимает всё очень близко к сердцу.
Женщина кивнула, она явно задумалась о чём то, а взгляд её приобрел некоторую печальность.
- Я хочу работать на вас, я хочу помочь ему, есть в нём нечто... я не знаю, как объяснить, но хочется его защищать, заботиться о нём...
Элмер кивнул, всё это было ему знакомо, он вообще не понимал, как можно было обижать Тима.
Дверь скрипнула, и в комнатку вернулся Амори. Он поставил перед отцом баночку кока-колы, а мисс Вертью протянул вишнёвый сок, та с удивлением приняла любимый напиток.
- Спасибо Тими.
Мальчик робко улыбнулся и отдал сдачу папе.
- Ну что ж, тогда мисс Вертью я рад сообщить вам, что вы приняты, и я хотел бы сейчас подписать договор. Есть ещё одна просьба, она не обязательна, но я бы предпочел, что бы вы жили с нами, я могу слишком задержаться на работе и тому подобное, есть свободная комната рядом с детской.
- С удовольствием, - улыбнулась гувернантка.

***

В сковородке скворчали оладья, на столе рядом с графином апельсинового сока стояла чашка ароматного горячего кофе, в ванной чистил зубы Тими, а Элмер по ходу наносил крем на гладко выбритые щёки, Мари раскладывала на столе столовые приборы.
Когда Спенсер вошел на кухню всё уже было готово, мисс Вертью поздоровавшись с ним, направилась к Тиму помочь ему одеться и причесаться.
Тед отпил из чашки кофе и понял что проснулся, это было просто замечательное утро. В кухню вбежал уже одетый сын, обняв его Тим сел рядом за стол. Пришедшая Мари разложила оладья по тарелкам и сама села за стол. Она уже было сложила руки в молитве, когда Спенсер остановил её.
- Мы не молимся, я атеист, а Тими отдаёт дань только своей маме.
Мари нахмурилась на миг, а затем кивнула.
- Ладно, со своим уставом в чужой монастырь не лезут, - она улыбнулась Тими, который ответил ей тем же.
Они тихо позавтракали, Мари принялась закладывать посуду в посудомойку, а Элмер ушёл в коридор одеваться, Тими стоял около него.
- Возвращайся поскорее пап...
- Разумеется, как только так сразу Тими, слушайся мисс Вертью...
- Мг, - кивнул мальчик и обнял отца вновь, с той беззащитностью, что свойственна лишь только маленьким детям и молодым девушкам.
Элмер погладил сына по голове, в этот момент к ним подошла мари.
- Ваш второй завтрак, сэр. - Она протянула Элмеру термос, о существовании которого в этом доме до этого момента хирург даже не догадывался, и завёрнутые в фольгу сэндвичи.
Удивлённый и тронутый этим Элмер кивнул Мари, забрав завтрак, он поцеловал сына в лоб и ещё в некоторой прострации вышел за дверь.
- По-моему ему не понравилось... - тихо заметил Тим.
- Он просто был удивлён, не переживай Тими, это отличная идея, готовить папе завтрак. - Мари приобняла ребенка за плечи.
- Ну что пойдем, погуляем с Хеппи?
***
Миссис фиг почти весь день крутилась перед зеркалом перебирая наряды, выщипывая и рисуя брови, подкрашивая свои не очень выразительные глаза и мечтательно жмурясь. Она ни как не могла поверить в сказку что приключилась с ней. Наконец она встретила мужчину полностью разделяющего её увлечения, галантного, статного, а главное того кому она нравилась такая какая есть! Она помнила, как в молодости её называли дурнушка Фиг, как маги презрительно смотрели на неё, обделённую магическим даром... И ладно были бы у нее другие достоинства, но как то так распорядился случай, что она не была особо умна, не являлась наследницей древнего или богатого рода, по сути, она была серой невзрачностью, ну самой себе Фиг признаться могла. И потому ещё невероятнее ей казалось то, что Майкл обратил на неё своё внимание. Арабелла улыбнулась своему отражению, вспомнив поездку к Маккензи за коктедранкой для Ромео. Номер был просто шикарный, нечета её, но это лишь приятные мелочи, главное Майкл любил кошек, столь же страстно, как и она сама. Арабелла была влюблена, полностью и без остатка. Ещё раз, окинув себя придирчивым взглядом и все таки чуть удовлетворившись результатом Арабелла, поспешила вниз к уже час как стоявшему там таксисту. Водитель недовольно, что то пробурчал и, вырулив с автостоянки, направился к театру. Миссис Фиг чувствовала себя маленькой девочкой, столь ярким всё ей казалась, незнакомым и удивительным... Она широко распахнув глаза рассматривала улицы проносящиеся за окном, дома, людей, оградки и магазинчики. Её сердце было переполнено прекрасным чувством, меняющим окружающий мир до неузнаваемости, превращая его в какое-то волшебное место, всё казалось изящным, забавным и вызывало глупую улыбку у счастливой женщины, в уголках её тонких губ затаились маленькие морщинки. Но сейчас они были даже не заметны... весь облик Арабеллы преобразился и наполнился светом, и она даже пару раз могла бы заметить заинтересованный взгляд таксиста, если бы хоть на миг вырвалась из своих грёз. Такси остановилось и Арабелла расплатившись, направилась к подножью театра. Там её уже ждал Майкл, он, не особо стараясь, прятал букет из желтых, словно солнце, цветков львиного зева. Они встретились взглядами, когда Арабелла была в трёх ступеньках от площадки, где стоял Майкл, и Маккензи подал ей руку, не разрывая зрительного контакта. Она преодолела последние две ступени театра и замерла перед ним, а затем, презрев все общественные нормы, поддалась ему и позволила увлечь себя в объятья, окончившиеся тягучим, словно мёд с толикой горчинки поцелуем. Он стояли некоторое время, наслаждаясь обществом друг друга, а затем направились внутрь величественного здания. Майкл достал билеты в пятый ряд и Арабелла могла всё прекрасно видеть, но это сыграло с ней дурную шутку. Как и прочие дамы, в момент переживания чудных мгновений влюбленности, Арабелла была чувствительна к чужим трагедиям, она расплакалась в конце спектакля, и даже про себя упрекнула актеров в слишком реалистичной игре. Разве могла она не плакать, смотря как Арман клянётся своей умирающей возлюбленной в вечной верности, и с каким сожалением, с каким горем расстаётся с ним замученная болезнью Маргарита. Ах, зачем Майкла повел её на «Даму с камелиями», она не смогла сдержать чувств, и позволила себе расплакаться. Маккензи подал ей платок, и сжал руку, его немая поддержка наполнила сердце Арабеллы теплом. Театр уже давно остался позади. И они сидели за столом, наслаждаясь изысканным вином, а она всё не могла сбросить странное оцепенение. И только когда вдруг перед ней возникла маленькая красная коробочка, Арабелла вынырнула, из какого то небытия. Она, замерев, смотрела на маленький бархатный предмет, столь часто виденный ею в мыльных операх по телевизору... но как неожиданно волнительно, оказалось, держать его в руках. Арабелла медленно открыла коробочку и увидела золотой ободок обручального кольца.
- Аби, - услышала она голос Майкла, но не могла оторвать взгляда от столь простой и в тоже время напоенной таким глубоким смыслом формы. - Я, возможно, непозволительно спешу, но Аби...- Майкл взял её за руку и она, наконец, смогла перевести взгляд на него... почему эта обычная вещь обладала таким странным притяжением и что с ней твориться миссис Фиг и сама понять не могла. - Я влюбился в тебя с первого взгляда, и я знаю, что другой такой же женщины я никогда не найду. Ты та кого я искал всю свою жизнь, и я не хочу упустить своего шанса, и так Аби позволь спросить тебя, выйдешь ли ты за меня?
Она замерла и сама удивилась, услышав своё тихое «да», разве она шевелила губами? Как странно, как волнительно и чудесно. Арабелла была счастлива.

***
-Аби, дорогая. Почему бы тебе не переехать ко мне. - Спросил Майкл, он стоял на пороге и ласково гладил Ромео. Тот предано мурчал. Миссис Фиг, а точнее без пяти минут как миссис Маккензи бегала по комнате, собираясь на выставку.
- Ох... я даже не думала как то об этом, всё так быстро... – растерявшись, сказала женщина, замерев посередине гостиной. В одной руке она держала переноску, а в другой расчёску для котов.
- Ничего милая, всё в порядке. - Сообщил с мягкой улыбкой Майкл, и Арабелла подошла к нему, забирая кота.
- Наверное, ты прав, так будет лучше, - улыбнулась миссис Фиг.
***
Она спокойно подписала бланк, полностью доверяя Майклу, ни секунды сомнений, да и откуда им взяться, у влюблённой женщины?

***
(месяц спустя)
Арабелла потянулась в постели немного удивлено, уже был день, а Майкл её не разбудил. Встав женщина, не спеша сходила в душ, расчесала волосы, ожидая что муж вскоре появиться, может он вышел за булочками для неё? Но мужчины не было, и что-то ещё беспокоило её на краю сознания. И только отложив расчёску и потянувшись погладить кота, Арабелла поняла, что не так... не Джульетты, не Ромео не было. Арабелла не особо обеспокоилась, уверенная, что Майкл оставил ей всё объясняющую записку. Женщина подошла к прикроватной тумбе. Но ни там, ни где бы ещё записки не было, как и вещей Майкла, её украшений и их совместных денег. С замирающим сердцем Арабелла побежала вниз, волосы её растрепались. А взгляд был растерянный. Замерев у регистратуры, миссис Маккензи пыталась привести дыхание в норму. Наконец чуть успокоившись, но всё равно срывающимся голосом задала волнующий её вопрос Арабелла.
- Извините мистер Маккензи не оставлял для меня какого-нибудь сообщения? - женщина была растеряна, паника и горечь, предчувствие душевной муки всё ближе подкрадывалось к ней.
- Нет, мистер Маккензи не оставлял ни каких сообщений, он кажется очень спешил когда съезжал.
- Съезжал?- голос женщины дрогнул. - Нет, вы, что-то путаете, мой муж не мог уехать...
- Нет ни какой ошибки миссис Маккензи, мистер Маккензи оставил лестный отзыв в книги предложений и замечаний, и предупредил нас, что вы расплатитесь за номер.
- Но... но... - Арабелла замерла, медленно осознавая всё произошедшие, как она сможет расплатиться, если сейчас у нее ни гроша в кармане, ведь Майкл забрал деньги... женщина закрыла руками лицо и начала плакать.- Мисс вам плохо? - насторожено спросил молодой управляющий.
- Да... у меня нет денег... - всхлипывая начала Арабелла. - Ни гроша, он обокрал меня...
- У вас нет денег? - переспросил работник отеля, меняясь в лице, а затем набрал какой-то номер на телефоне.- Алло, полиция?
Миссис Маккензи вздрогнула, славу богу ей помог найти Майкла, наверняка это какое-то недоразумение!
- У нас тут женщина, которая отказывается платить... - проговорил распределяющий и земля ушла из под ног сквибы...
- н... нн... не...

***
Арабелла прижав колени к груди, сидела на тюремной койке в камере предварительного заключения. Её встрёпанные волосы прикрывали заплаканное лицо и покрасневшие глаза. Бедняжка не могла понять как... как это произошло? Кто решил, что она игрушка, что будет забавно превратить сказку в кошмар. Как-то так оказалось, что Майкл был совсем не тем за кого себя выдавал, да и не Майкл он был на самом деле. Но влюблённая женщина в миг потерявшая всё, оказавшаяся вдруг вместо жены разводчика редких пород кошек, сообщницей жулика и авантюриста, не хотела признавать даже себе в том, как обстоят дела. Этого она бы не выдержала. И миссис Фиг чуть раскачиваясь, придумывала себе свой собственный мир, совсем другой. Тот где Майкл разбудил её тем утром. Тот, в котором и Ромео и Джульетта заняли первые места на выставке. Тот в котором они с Майклом стали жить в большом доме учредив кошачий приют. Тот, в котором у них родился малыш... Тот, в котором не было этих всех ужасающих событий, тот, в котором она была счастлива. Миссис Фиг ушла в выдуманную реальность и потеряла интерес к внешнему миру. За неделю до начала слушанья, миссис Фиг попала в сумасшедший дом.

***

Спенсер оторвался от бумаг, заметив едва выглядывающую макушку своего сына из-за стола. Он глянул на часы, всё верно обед, неужели он так заработался, оформляя эти бесполезные бумажки, что забыл о том, что Мари должна привести сына в обед. Тиму почему-то очень нравилась больница, он был не проблемным ребенком, да и знал его в больнице каждый. Так что когда Тим приходил, он мог гулять по всему зданию свободно. И хотя в памяти был ещё свеж тот инцидент с похищением, но спенсер удерживал себя от чрезвычайной опеки, она могла навредить. Сын улыбнулся ему и протянул контейнер.
- Мы с Мари испекли пирог с почками, надеюсь тебе понравиться , папочка...
Элмер взъерошил волосы ребенка.
- Разумеется, ведь его готовил ты и Мари.
Амори широко улыбнулся, но затем поглядел на груду бумаг.
- Тебе ещё много работать, да папа?- в голосе скользило и какое-то сожаление. И странная надежда... будто Тим одновременно и хотел провести время с отцом. Но и имел более важные дела.
- Ещё часик и я освобожусь, и мы сможем пойти в цирк как я и обещал. - Отчитался Спенсер, чувствуя в груди странное тепло, его кто-то ждал, для кого-то он был не просто отличным хирургом, но и почти всем миром. Наклонившись, Элмер поцеловал сына в лоб.
- Ты пока можешь погулять...
Амори кивнул и убежал, видимо дела действительно были очень важные, может, влюбился? Подумал с лёгкой улыбкой Тед, в какую-нибудь пятилетнюю девочку, недавно попавшую в больницу?

***



Carpe diem

Сообщение отредактировал Lady_of_the_flame - Воскресенье, 11.10.2015, 22:21
 
Lady_of_the_flameДата: Воскресенье, 11.10.2015, 22:21 | Сообщение # 143
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
Карл замер с чашкой кофе, увидев как мимо двери, целенаправленным быстрым шагом прошел Тимери, психолог тут же припомнил, что мальчик так проходит мимо уже две недели, и в мужчине взыграло любопытство. Выйдя из своего кабинета, Дарвин направился вслед за ребенком. Маленькая фигурка, которого привели его в отдел планирования семьи. Психолог нахмурился, что могло быть нужно мальчику в этом месте? Карл заглянул за угол, Тим стоял в окружении женщин, которые хотели стать матерями. Тими что-то им говорил, а те внимательно слушали...
Сегодня же день осмотра женщин с бесплодием вспомнил Карл, и, похоже, Тим это знал. Он вёл себя странно для ребенка, и не всему Дарвин мог найти объяснение... и это немного его пугало. Элмеру он не сказал, но у него были подозрения, что ребенок болен безумием. В этом возрасте его легко было пропустить. Все дети любят многое выдумывать. Но Тим говорил всегда с уверенностью. И единственное что останавливало Карла, от серьёзного разговора с Элмером, понимание, что тот не примет, этот ребенок в краткие сроки стал для хирурга всем, и иногда Карлу казалось, что Спенсер просто помешался на сыне.
Дарвин подобрался ближе, что бы услышать, о чем говорит мальчик. Но до него долетали лишь обрывки разговоров.
- Я сделала, как ты сказал, и доктор сегодня сказал, что оплодотворение пришло успешно....
- А у меня скоро ребеночек родиться, как его назвать, что бы сделать приятное богини?
- Джонас наконец обратил на меня внимание, а что лучше приносить в дар?
Ответов Тимери Карл не слышал, ребенок всегда говорил тихо. Но и из вопросов собравшихся вокруг Амори женщин Карл понял, что речь идет о мистической матери Тимери, неужели он убедил в её существовании этих бедных, отчаявшихся пациенток? Хотя когда человек отчаялся, он хватается даже за соломинку.
А потом...
Судя по вопросам и теме обсуждения, "просьбы к матери" Тима, помогали... Нет, такого быть не может, должно быть, логическое объяснение, в любом случае он должен поговорить с Элмером, тот имел на мальчика большее влияние.
Карл обернулся и наткнулся взглядом на миссис Дезерт. Та несколько насторожено, будто собака готовящаяся броситься на врага, смотрела на него. Дарвин хотел уже было поздороваться с ней, но женщина не стала утруждать себя подобным излишеством. Она, приперев его к стене, что для женщины с уже округлившимся животиком было удивительно.
- Не мешайте ему, он указывает путь, дарит нам счастье, не вам судить дитя богини!
Карл, несколько сбитый с толку таким яростным нападением, больше похожим на защиту своего пророка какой-то секты, лишь стоял, смотря на миссис Дезерт.
Секта беременных мамаш, подумал он, и рассмеялся бы, если бы не умел читать эмоции. Миссис Дезерт говорила полностью серьёзно, и было ощущение, что она порвет его, если он хоть помыслит как-то помешать рассказывать Тиму о его матери.
- Миссис Дезерт, - услышал Карл тихий, неуверенный голос, сейчас он казался маской, и казалось бы, детский голосок должен был бы разрядить обстановку, но почему-то Карлу стало жутко. Этот голос внушал страх, что не так с этим ребёнком?
Он посмотрел вниз на Тима и встретился с ним взглядом, тот смотрел на него с сожалением, странным для маленького ребенка.
- Уйдите. - Это было больше похоже на приказ, нежели на просьбу.
Женщина отпустила Карла и чуть утиной походкой удалилась, оставляя их в светлом коридоре одних. Но ни простор, ни свет, ни окна, почему-то не успокаивали Карла. Тому казалось, что сейчас как в фильмах ужасов Тимери превратиться в огромного монстра, свет мгновенно потухнет, а по недавно покрашенным стенам пойдет коррозия.
- Простите мистер де-Вуст, - тихо проговорил мальчик, и приблизился к нему. Карл даже подумал оттолкнуть ребенка и сорваться на бег, но тело не двигалось, его, словно парализовало. - Мне действительно очень жаль... но вы слишком много знаете, вы можете помешать, а я не могу вам этого позволить, тогда папа может перестать любить меня... мне очень жаль...
- О чём ты, Тими?- почему в горле пересохло? Тимери был всего лишь ребёнком, маленьким мальчиком... но почему душа внутри стонет, и трепещет, будто перед ней демон из преисподни? Тим протянул руку к его ладони и сжал её, его ручка была маленькая, сухая и теплая, но Карлу показалось, что его опутал гигантский спрут, он попытался дернуться, вдруг всё как-то на миг изменилось. И он сжал маленькую ладошку в руке, не понимая, почему секунду назад испытывал ужас перед этим ангелом, в детском теле.
- Ты ведь не расскажешь папе что услышал? - спросил Тим. И Карл кивнул, конечно, как он мог предать Амори?
- А ты будешь мне помогать? - снова задал вопрос мальчик, и Дарвин опустился на одно колено.
- Я исполню все, что ты пожелаешь, Тимери, - а как он мог не исполнить, как можно не слушаться это совершенное существо? Как можно не поклоняться ему?
-Мне надо место, где я смог бы проводить встречи... мне нужно место, которое может стать храмом моей матери, - чуть печальный голос, и ангельское лицо с отпечатком тоски.
- Как пожелаешь Тимери, - опустил голову Карл, и не видел, как мальчик едва сдержал слёзы, он не хотел использовать силу так. - Мой дом - твой дом.
Ребенок кивнул, и голубь взлетел с парапета рядом с окном.
***
Красивая женщина, с гармоничными чертами лица отвернулась от зеркала, в котором было теперь видно лишь небо.
- Вот и начался обратный отсчёт единобог, - черты лица исказились жуткой улыбкой, и лицо стало напоминать маску голодного дикого зверя, алчного до плоти и крови...



Carpe diem
 
Lady_of_the_flameДата: Воскресенье, 11.10.2015, 22:22 | Сообщение # 144
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
6 глава

Было очень свежо, а уже весенние солнце делало день столь ярким, что немного резало в глазах. Молодая листва, пробивающаяся из земли трава, и мелкие лужи в парке только добавляли образу конца зимы некоторую прелесть. Тим держал за руку папу, его рука была тёплой и сухой, и такой большой, что детская ладошка в ней просто терялась. С другой стороны Тима за руку держала мисс Вертью, её рука напротив была маленькой, конечно, она была больше руки Тими, но при этом он мог дотянутся до её пальцев, и сам себе казался старше. А ещё он был счастлив, он чувствовал себя защищённым и был уверен, чтобы не случалось папа и Мари его защитят. Это детское ощущение свободы и безмятежности доселе не было ему знакомо, до этого он ощущал только страх и тревожность. Но сейчас он был абсолютно счастлив. Отпустив руки взрослых, Тим побежал вперед к фонтану, и, взобравшись на каменный борт, опустил руку в чистую воду. На дне фонтана сверкали монетки, и Тим пытался достать какую ни будь. Вода казалась ледяной, и пальцы немели. Сзади подошла мисс Вертью и сняла его с бордюра, штанины на коленках у него были мокрыми и грязными. Мари вытерла ему руки от воды.
- Ещё холодно лазить в фонтан Тими, подожди пару месяцев и можно будет даже брызгаться водой. – Пообещала девушка, а затем присев на корточки принялась платком оттирать ткань от грязи. Элмер остановился рядом, дожидаясь пока Мари закончит. Гувернантка выпрямилась и взяла Тими за руку, вторую мальчик протянул Элмеру.
- Папа, а в следующие выходные мы же возьмём Хеппи с собой? Он говорит, что ему скучно дома одному.
- Если ты хочешь – улыбнулся Спенсер детской фантазии.
– Неделя с момента прививок уже почти прошла. - Добавил он.
- А зачем Хеппи делали прививки, он чем то болен? – Немного обеспокоенно спросил мальчик.
- Нет, это упреждающая мера, это делают как раз, что бы Хеппи не заболел.
- Здорово, то есть он теперь никогда-никогда не заболеет и не умрёт?
- Не совсем, он не заболеет теми болезнями, от которых сделали прививки, а вот на счёт умрёт, Хеппи очень молодой пёс, так что тебе не стоит беспокоиться, о том, что он умрет.
- Но собаки ведь живут меньше людей, да? – Тим задрал голову и теперь смотрел на отца.
- Да, но Хеппи состарится только к моменту, когда ты будешь совершеннолетним.
- А… это ещё очень не скоро, это целых… целых… - Тим вынул руку из руки папы и стал считать на пальцах. – Семнадцать лет.
- Правильно. – Кивнула Мари.
Элмер потянул их в сторону киоска с булочками, горячим чаем и жареным миндалём.

***
Они дошли до детской площадки в парке, и теперь Тим лазил в детском городке. Он уже успел подружиться с девочкой, чуть старше него и теперь играл с ней в полёвок. Девочка что-то периодически ему рассказывала, но они были далеко, и ни Спенсер, ни мисс Вертью их не слышали.
- Он чудный ребенок. – Вдруг тихо заметила Мари, и Элмер отпив почти остывший чай из стаканчика прикрыл глаза.
- Да, Карл, беспокоился что он плохо адаптируется после одного случая, но Тим на редкость светлый, не избалованный и добрый мальчик. Иногда я не понимаю почему его предыдущая семья к нему плохо относилась.
- Плохо?
- Да, я нашёл Тима в этом парке, чуть больше двух месяцев назад. Был канун рождества, а мальчик лежал на снегу в тонкой куртке. У него была рана на голове. Так что я вызвал скорую, а затем провел операцию, а позже… позже я его усыновил. – Спенсер допил чай, и чуть улыбнулся, когда Тим скатился с горки и побежал от девочки, скатившейся за ним.
- Поймаю-поймаю! – крикнула та. – Мяу-мяу….
- Вы очень хороший человек мистер Спенсер.
- Приятно слышать это от такой милой девушки, Мари я всё хотел у вас спросить, почему вы решили стать гувернанткой?
- Я выросла в многодетной семье, и привыкла нянчиться с детьми, так что… я просто решила делать то, что у меня неплохо получалось. А вы, почему стали хирургом?
- Мари, давайте перейдём на ты, если вас это конечно не затруднит.
- Нет- девушка немного смущено издала лёгкий смешок. – Нет, вовсе нет, так почему ты стал хирургом?
- Мой дедушка глава лондонской больницы, отец был хирургом, я просто решил продолжать семейное дело. Так я чувствую связь с семьёй, и к тому же помогаю людям. Когда мои родители погибли, я понял что это самое ужасное, что может случится с человеком. Потерять тех, кого ты любишь, никто не заслуживает такого.
Мари улыбнулась, и посмотрела на подопечного. Тим сидел на краю песочницы, а девочка ходила вокруг, довольно громко приговаривая: «мышка, мышка вылезай, ты из норки вылезай».
Тим в ответ мотал головой и смеялся, тут девочку позвала её мама, и Тим пользуясь этим, перебежал к одному из столбиков детского городка.

***
Мари отложила книгу со сказками и легендами на тумбу, и, встав со стула, поправила одеяло.
- Добрых снов, Тим. – Заметила мягким шёпотом она и, уходя, погасила свет, теперь мрак детской комнаты развевал лишь тусклый ночник, бросая на стены звёздочки из света. Мальчик в постели уже отправился гулять по царству Морфея, среди волшебных ярких образов детских снов, ещё более волшебных и реальных чем мир окружающий юных путников днём. Во снах можно быть кем угодно, можно научится, летать или дышать под водой, а можно отправится в будущее. Но мальчик, спящий в этой комнате, уже давно исчез с дороги, ведущей к богу снов, он сворачивал с дороги в древний, полуразрушенный храм. Храм, однако, с каждым днём выглядел всё менее разрушенным, и Тим, оказывающийся здесь каждой ночью, был уверен, что те колонны, что он видит, когда открывает глаза в этом месте, раньше лежали обломками под ногами, а не белели, исчезая во тьме потолка. Шажки его гулко отдавались в тишине этого места, он уже выучил дорогу к единственному обитателю этих стен, впрочем, стен здесь не было, только колонны, за которыми таилась непроглядная тьма. Тимери спустился по мраморным ступеням вниз и улыбнулся, заметив сидящую на камне в центре женщину. Та чуть откинувшись назад, будто подставляла лицо лучам солнца, только вот лучей здесь не было. Мальчик подошел к ней, и когда был совсем близко, богиня повернулась к нему. Как обычно её облик зачаровывал, она опустила руку, подавая ему и взявшись за неё Тим, вскарабкался на камень, он уселся рядом с мамой. Так они сидели некоторое время в тишине, Тим наслаждался присутствием мамы, а Афродита, кажется, забыла о нём, и снова прикрыв глаза, наслаждалась теплом несуществующего солнца.
- Здесь стало красивее…
- Да, в мой храм снова приходят, и пусть их немного, но это восстанавливает всё вокруг. Ты нашёл место, где сделаешь алтарь для меня?
- Да, друг папы, дядя Карл… обещал дом, я его «очаровал», я побоялся, что он расскажет всё папе, папа не верит, что ты есть… - Тим проговорил это как то грустно и извиняющимся голосом.
- Я знаю, - кажется, Афродиту не заботило, верит или нет в неё какой-то единственный смертный, она продолжала довольно смотреть вдаль. – Кстати, что это за женщина, что стала мелькать рядом с тобой и твоим папой?
- Женщина? – Тим задумался на секунду, а затем понял, о ком мама говорит. – Это мисс Вертью, она гувернантка, она очень добрая…
- А она красивее меня? – вдруг вновь повернувшись к Тимери, спросила Афродита, улыбка её исчезла, и что-то тёмное было в её глазах.
- Нет, ты же мама, ты самая красивая! – уверено проговорил Тим, совсем не понимая, как мама могла это спрашивать.
Афродита снова улыбнулась.
- И как она? Она не обижает тебя?
- Нет – Тим замотал головой. – Она гуляет со мной, рассказывает много интересного, и читает мне книжки. Она сказала, что когда мне исполнится пять, то она начнёт учить меня читать, что бы в шесть, когда я пойду в школу я был умнее всех остальных детей.
- Хочешь, я расскажу тебе сказку? – голос у богини был немного странный, будто она сдерживала в себе какие то чувства.
- Да… - Тим закивал, и Афродита пересадила его к себе на колени.
- Когда-то давно, когда стены этого храма были ещё целы, когда фрески на них поражали своей красотой, а всё вокруг украшали прекрасные цветы, жил на свете один скульптор, звали его Пигмалион, жил он уединённо, избегая любви словно огня, и как бы не искали его мои вестники, не находили. Но вот однажды, из мрамора и слоновой кости создал Пигмалион деву, столь прекрасную, что та полюбилась ему с первого взгляда. Без вестников и без моего вмешательства полюбил Пигмалион больше жизни, больше всего, что знал - деву что сам и сотворил. Столь она была ему мила, что он осыпал её дарами и был счастлив хотя бы лицезреть её. Но сердце его наполнялось горечью от того, что дева не могла ему ответить, что любовь его не находила отклика. И вот как-то тот, кто избегал меня так долго, сам пришел в мой храм, он принёс мне дорогой дар, и взмолился, чтобы я подарила ему жену столь же прекрасную что и статуя которую он полюбил. Я ответила ему согласием, ведь он пришел мне служить. Ибо полюбивший становится моим рабом. Когда он вернулся в свой дом и прикоснулся губами к столь любимой ему статуи, то она ожила, и не было предела его радости. Я всегда награждаю тех, кто приходит ко мне, с даром или без, но если кто отвергает мою любовь, принимая мои подарки отказывается служить в ответ, того ждёт кара, ждёт участь Нарцисса, – голос богини сначала навевавший очарования древнего мифа, на последних словах приобрел зловещность, и что-то в этом голосе напугало Тимери.
Он сидел на коленях матери, и та обнимала его, но от чего-то ему было тревожно.
- Но тебе нечего боятся меня, мой Амори, ты мой сын, и любовью наполняется моё сердце, когда ты приходишь ко мне, и я знаю что ты, никогда не покинешь меня, я этому случится, не позволю.
Ласково богиня погладила мальчика на её коленях по голове и поцеловала в висок. Тим обнял руку мамы, не понимая, что за тревожное чувство поселилось в нем, словно чёрная птица, пока запертая в клетке.

***
Машина проехала по одной из улиц Южного Кенсингтона, и остановилась напротив дома в викторианском стиле. Этот маленький особняк принадлежал Карлу Де-Вусту, перешёл он мужчине по наследству от деда, который унаследовал его в свою очередь от отца, а тот выиграл особняк у пожилого офицера в карты. Психиатр бывал здесь редко, слишком далеко от работы, слишком пусто, слишком одиноко, слишком… Дом казался Карлу довеском, даже когда была жива его жена, они жили в квартире неподалёку от больницы. Дом же этот пустовал, до этого момента…
Дверь машины открылась и на тротуар опустилась маленькая ножка, почти в этот же момент к приоткрытой двери машины подошёл Карл и открыл её, протянул руку, помогая мальчику, сидящему в салоне вылезти. Захлопнув дверь, Де-Вуст поставил машину на сигнализацию и достал ключи от входной двери особняка.
- Этот дом ты можешь переделать в храм. – Проговорил Карл, лицо его было одухотворённым, как у человека испытывающего эйфорию от осознания смысла жизни. Сегодня он забрал Амори с разрешения его отца и привёз сюда, чтобы показать ему дом, в котором Тим может встречаться с последователями. Мальчик подошёл к двери и дотронулся до чуть облупившейся краски, особняк без надлежащего ухода чуть обветшал.
- Его надо привести в порядок, вы сможете дядя Карл? – Тим повернулся к мужчине. Личико у мальчика было сосредоточенным, и он чуть хмурился, будто обдумывал что-то.
- Да.
- Хорошо. – Амори солнечно улыбнулся, и нажал на дверную ручку, открывая дверь…

***
Спенсер прислонился к косяку и залюбовался картиной. В гостиной на диване расположились двое, Мария держала раскрытую книгу, а пролезший под её руку Тим внимательно водил по ней пальцем и разглядывал картинки.
- Сочетание си и ш, читается как ч, что бы это запомнить прочитай вот эти слова, – чуть улыбаясь, смотря за тем с каким любопытством Тим её слушал, и каким упорством старался читать всё правильно.
- С-тул, ша-хма-ты, ре-бе-но-к, под-бо-ро-док, речь…
Тим читал по слогам, немного коряво, но его усердие делало этот процесс очаровательным. Элмер чуть улыбнулся, сидящих на диване Тими и Марию грело летнее солнце. Незаметно для самого Спенсера, Мисс Вертью прижилась в их доме, и стала тем самым необходимым мостиком для молодого хирурга и его сына. Мария начала учить Амори чтению, чуть раньше, чем обещала, когда Спенсер признался, что не знает когда у ребенка день рожденье. Спенсер знал, что мисс Вертью Тиму нравилась, он часто говорил, что она добрая и милая, и всегда приходит ему на помощь, если папы нет рядом. Ещё мисс Вертью нравилась Хеппи, и к тому же очень хорошо готовила. Она вносила в их дом некий уют, до этого, в несколько безликой квартире, Спенсер ощущал себя одиноко, и даже то, что он завел собаку, не убирало ощущение, будто он в гостях. Сейчас же это место он в полной мере мог назвать домом. Здесь его всегда ждал радостный сын, вкусный ужин, чистота и мягкий диван, тишина и отдых, газета которую приносил Хеппи и женщина, которая незаметно для самого хирурга стала очень важной частью его мира. Женщина, в которую он влюбился.

***
Тим сидел с книжкой в руках, это была простая сказка про трёх поросят, но он никак не мог прочесть ни слова уже несколько минут, глаза болели, а текст превращался в отдельные кирпичики из слов, которые сливались в единое целое. От того что он пытался сосредоточиться, глаза начинали болеть только больше, а Тиму очень хотелось дочитать сказку и похвастаться папе вечером, что он, он САМ, прочитал целую сказку. Но ничего не выходило, и от этого хотелось плакать, в горле подкатывал ком. Он пытался тереть глаза, но это не помогало, и наконец, на страницу с веселыми поросятами упала первая соленая капля, а затем вторая. Мари отвлеклась от готовки ужина и обернулась к всхлипнувшему ребенку. Заметив, что мальчик плачет, девушка выключила плиту и подошла к своему подопечному.
- Что случилось? Я скоро доготовлю и мы сможем поиграть, или ты грустишь, что папа сегодня будет поздно? – девушка присев перед мальчиком, достала платок и вытерла солёные дорожки.
- Не-т… я хот-ел проч-ита-ть сказ-ку – всхлипывая, проговорил Амори.
- Сложное слово попалось? Хочешь, я прочту его?
- Нет, не знаю, у меня слова как кирпичики…
- Как кирпичики?
- Да стенкой, и я их не вижу, и глаза болят… но я честно сказку хочу прочитать, – у мальчика опять выступили слёзы.
- Ну, тише, Тим, отдохнёшь, и всё снова будет в порядке. Ты, наверное, просто очень много читал, полежи, пока прикрыв глазки, я укрою тебя пледом. А когда доготовлю расскажу тебе что-нибудь.
- А сказка?
- Завтра дочитаешь, после прогулки в парк, твой папа купил тебе мольберт, но только тшшш, это сюрприз. Хорошо?
- Да…

***
- Ну что-ж не вижу повода к беспокойству, с глазами всё в порядке, мистер Спенсер, – офтальмолог выпрямился, выключая фонарик которым до этого светил мальчику в глаза. Тим поморгал, но цветные пятна не исчезли, и он потер глаза, надавливая на них до боли. От этого пятна поменяли цвет, но не уменьшились.
- Вы уверены, Тим говорит, что ему часто становится больно, если он их перетруждает.
- Здесь главное слово мистер Спенсер – переутомление, в его возрасте такое бывает, мальчику нужно попить пару витаминов я выпишу вам рецепт, а так же есть побольше морковки, – с улыбкой закончил врач, пока юный пациент слезал с кресла. – Разумеется, если это продолжится, то я проведу более глубокий осмотр, но он несколько болезненный, так что хотя Тими смелый мальчик, думаю пока это лишние.
- Хорошо – кивнул Спенсер, мальчик тем временем подбежал к вазочке с конфетами и офтальмолог усмехнулся.
- А вы на зрение жалуетесь.



Carpe diem
 
Lady_of_the_flameДата: Воскресенье, 11.10.2015, 22:23 | Сообщение # 145
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
***
Мария вышла из детской, тихо прикрыв дверь и вздрогнула, увидев стоящего в коридоре работодателя.
- Ох, мистер Спенсер вы меня напугали, вы так тихо ходите, – чуть шутливо произнесла девушка, оборачиваясь к мужчине. Тот улыбнулся, мягко, была в его позе некоторая неуверенность.
- Мари, я хотел спросить, не согласитесь ли вы завтра сходить со мной… в кино, например?
- Я не…
- О Тими не беспокойтесь, сегодня ко мне заходил Карл, и сказал что завтра хочет погулять с мальчиком, у них там какие-то свои тайны, наверное, Карл рассказал Тиму что у меня скоро День Рожденье.
- У вас скоро День Рожденье? – удивлённо переспросила Мисс Вертью, её щёки залил румянец.
- Да, через четыре дня.
- Ой…
- Ничего, вы ведь не знали.
- Но я и не спрашивала…
- Может быть, вы сходите со мной в кино? – снова задал волнующий его вопрос Элмер, за спиной он по-детски скрестил пальцы наудачу.
- Я… я не знаю…
- Я знаю, что Тими ваш главный ухажёр, но выделите и мне денек, пожалуйста, и я уверен, что ко мне он ревновать не будет, – с шутливо серьёзным видом, который создавал ощущение тайны, проговорил Спенсер. Сейчас ночью, в полуосвещённом коридоре они походили на каких-то шпионов или на двух детей готовящих заговор, как украсть у матери печенье.
- Хорошо, – сдалась мисс Вертью, чуть улыбнувшись.
- Есть… - вырвалось у Спенсера, а затем, покраснев, вспомнив, что он уже взрослый мужчина, Спенсер поправил галстук. – То есть спокойной ночи, Мария.
Проговорив, Спенсер скрылся в своей спальне, не выдержав Мария издала смешок, и улыбнулась мягкой мечтательной улыбкой, направилась чуть прибрать в гостиной, погасить в доме свет и выбрать книгу на ночь.
***
Она искренни рассмеялась, когда Элмер взял ей детский попкорн, добавив к нему игрушку, и заговорчески обернувшись к ней заметил.
- Притворитесь 12 летней девочкой, а то боюсь, мне не отдадут игрушку.
- Надеюсь вы берете её для Тими?
- Разумеется…
- Хорошо.
Отходя от кассы, Элмер и Мари весело рассмеялись, они оба не могли обычно дурачиться, не подобает хирургу вести себя как ребенок, не подобает гувернантке плести косички и играть с куклами. Не подобает взрослым быть детьми, но иногда ведь так хочется. У кассы они взяли два билета на романтическую комедию, и присели за столик неподалёку от двери в зал, в котором будет идти фильм. Попкорн они съели задолго до начала.
- Мари, а о чём вы мечтали когда были 12 летней девочкой?
- Я не оригинальна, о великой любви, мы как раз в школе ставили Ромео и Джульетту, и мне выпала роль играть Джульетту. Я очень часто мечтала, что всё взаправду, даже с тем, что Ромео играл Френки, он был очень пухленьким, но довольно миленьким…
- Оказывается вы актриса? Да я встречаюсь со звездой.
Мари рассмеялась и склонила голову чтобы скрыть румянец.
- Перестань, ты меня смущаешь!
- Но тебе очень идёт румянец!
- Правда?
- Да, ты очень красивая Мари, и я удивлен тем что ты это не знаешь.
- Я вам и правда нравлюсь?
- Да, и я очень рад что ты согласилась пойти со мной на свидание, хотя я и являюсь в каком то смысле твоим работодателем, но знаешь, ты уже часть нашей семьи, и если честно я так привык что ты рядом… ты создаёшь уют, и меня прям тянет домой.
- Мне нравится ваш дом и Тим, возможно когда-нибудь и у меня будет такой сын…
- Я уверен что будет. – с улыбкой заметил Тед, - может, купим ещё попкорна, я лелею фантазию о том что соберу все машинки из их коллекции .
Мари мягко рассмеялась.
- Ну, ещё один, пожалуй, я съесть смогу, а ещё можно будет послезавтра сходить сюда вместе с Тимом.
- Это отличная идея, мы мало времени проводим втроём.

***
Мари смеясь, смотрела на «осенний лист» получившийся у Элмера, Тим же не обращая внимания на дурачества папы, с улыбкой разрисовывал кленовый лист, который вырезал из красной бумаги.
- Знаешь Мари, мне кажется, что чтобы украсить в преддверии осени дом, я не должен вам помогать иначе переведу всю бумагу! – положив клятвенно на грудь руку, заметил Элмер.
- Не отлынивайте мистер Спенсер! – заметила строго, через смех Мари.
- Ах, нашел на свою голову гувернантку, что путает меня с ребенком.
- О нет, мистер Спенсер не путаю, вы ещё тот ребенок.
- Неужели?
- Да! Хотите, докажу?
- Докажите!
- Тим в атаку!
Мальчик тут же отложил карандаш и ухватил отца за руку, а Мари принялась вместе с мальчиком щекотать мужчину, сквозь смех и слёзы Элмер через пять минут признал своё поражение. Почти тут же звякнул таймер, девушка поднялась с пола, поспешив на кухню.
- Я чуть не забыла про пирог!
- А с чем пирог? – тут же деловито поинтересовался Тед. – Хотя какая разница, я уверен он всё равно безмерно вкусный, я кстати говорил тебе что скоро растолстею.
- С яблоками, Тими, кстати, сам его украшал, и не говорите глупостей…
Тим довольно сидел у отца на груди и уже вырезал следующий листик. Когда Мари скрылась в кухне, Элмер осторожно сел посадив сына к себе на ноги.
- Тим, я хотел кое-что у тебя спросить…
- Что?
- Мисс Вертью тебе ведь нравиться?
- Очень, - серьёзно кивнул мальчик.
- А если она станет твоей мамой ты не будешь против?
- Мамой? – Тим нахмурился. – Но у меня есть мама!
- Да, я знаю Тим, но тебе ведь хочется настоящую маму?
- Она настоящая, и она меня любит!
- Но ведь Мари тебе нравиться?
- Да, но мама мне тоже нравится… зачем мне вторя мама, разве Мари не может быть дальше моей воспитательницей…
- Может, разумеется может, но…
- Мальчики, идите быстрее, а то пирог остынет! – послышался с кухни голос мисс Вертью. - Кто первый тому самый большой кусок!
Тим резко встал и побежал на кухню, оставляя разговор не законченным.

***
Богиня отвернулась от зеркала, и чуть рыкнула, глаз её светились злостью, в ней играла ревность, бич любви. Афродита сорвала с рук украшающие её браслеты кинув их на пол, а рядом стоящая колона треснула.
- Ненавижу, ненавижу, ненавижу… смертная девчонка, грязнушка! На моё место? Затмить меня, ненавижу, ненавижу, ненавижу!!!
Богиня яростно прошла до центра храма, и остановилась около алтаря.
- Не читают мифов дети, не считают нужным уважать, тех богов, что были раньше, зря, зря, зря… - чуть ли не шипела богиня, её прекрасные золотые волосы почернели, а голубые глаза, теперь были словно угли, они светились красным в полумраке храма. Миниатюрные ступни, обезобразились, превратившись в птичьи лапы.
- Мой гнев, пусть насытится обманом, мой гнев пусть насытится обратной стороной любви, мой гнев пусть обернётся горем.
Громко, отскакивая от невидимых стен и порождая эхо, звучали слова обиженной богини, обиженной сущности воплощающей любовь, самое коварное из всех чувств.

***
Тим рисовал сидя на скамейке в парке, когда глаз снова заболели, и всё стало мутным, словно он смотрел через слой воды, и всё темнее и темнее… А потом совсем темнота. Тим испугано поднялся, и задел что-то с грохотом это упало на пол.
-А…
- Тим, что случилось? – тут же услышал он голос где-то сбоку…
- Глаза болят и темно! – напугано, почти панически произнёс мальчик.
-Тише, посмотри на меня…
Мари вгляделась в расфокусированные глаза.
- Давай я позвоню папе, и мы поедем к нему?
- Хорошо…

***
Он смотрел на свет фонарика.
- Так, а теперь посмотри влево… хм… мистер Спенсер, мне нужно провести одну процедуру, она болезненна.
Тим сморгнул, после того как он поспал, он смог снова всё видеть, но страх который он испытал, остался с ним.
- Что за процедура?
- Анализ жидкости хрусталика глаза. И так же осмотр дна глазницы.
- А без этого?
- А без этого я ничего сказать не смогу, так же я советую сделать томографию, это может быть побочный эффект сотрясения.
- Хорошо. – Элмер нахмурено посмотрел на стену, Тим сидел тихо в кресле, он всегда был тихим, когда Элмер водил его к врачам.
Когда они вышли из кабинета, Тим неуверенно взял его руку, и Элмер тут же сжал её.
- Прости папочка… - тихо пробормотал Тим.
- Всё хорошо, Тим, доктор проведет пару процедур, найдет, что сломалось и починит и больше глаза болеть не будут…
- Правда?
- Да… -Тихо пообещал Элмер, внутрь надеясь что говорит правду.



Carpe diem
 
ОлюсяДата: Среда, 14.10.2015, 00:50 | Сообщение # 146
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Lady_of_the_flame, спасибо за помощь с обновлением!!!


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
Lady_of_the_flameДата: Суббота, 06.02.2016, 17:46 | Сообщение # 147
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
ВНИМАНИЕ ГЛАВА РЕДАКТИРОВАЛАСЬ ТОЛЬКО АВТОРОМ, ТО ЕСТЬ ПОЧТИ НИКАК, ЕСЛИ ОШИБКИ РЕЖУТ ВАМ ГЛАЗА ПОДОЖДИТЕ НЕДЕЛЬКУ, И БЕТА ОТРЕДАКТИРУЕТ.
С уважением автор.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Мари тихо вышла из детской, когда удостоверилась, что её подопечный крепко спит, а не мучается от рези в глазах и притворяется, что спит, что бы никого не беспокоить. Пройдя по коридору, она вышла в гостиную, где был выключен свет, в полумраке она заметила сидящего на диване Теда, он к её удивлению ещё не ушёл спать, хотя сегодня объездил и обошел семь окулистов вместе с Тимом. Сгорбившись, мужчина спрятал лицо в ладони и застыл каменным изваянием. От него веяло усталостью и безнадёжным отчаяньем, Мари тихо подошла к Спенсеру и присела рядом.
- Тед? - Тихо, стараясь говорить, как можно более нежно позвала мисс Вертью.
- Я ничего не могу, я неудачник Мари... - горько, с обреченностью в голосе проговорил Спенсер. - ему больно и страшно, а всё что я могу дать ему обезболивающие. Что я за отец? Я не могу даже найти врача, который мог бы сказать, что не так с моим сыном, почему его зрение так резко ухудшается, почему он всё хуже видит. Это... он такой юный, он не видел так много... а его талант? Мари ведь у него действительно получаются превосходные рисунки. И что, что будет с ним? Он потеряет это всё? И я буду виноват, это я оперировал его, наверняка я сделал что-то не так...
Спенсер, начав говорить, не мог остановиться, и всё говорил и говорил, за окном прозвучал гром и полил дождь, а Мари почувствовала как мужчина, который всегда был твёрже камня, казался её несгибаемым титаном, затрясся в плаче. Он не кричал, не бил руками грудь, он тихо скулил, где то внутри надломившись от чувства вины и неожиданно тяжёлой для него ноши.
Мари обняла мужчину и тихо зашептала, в надежде утешить и поддержать.
-Всё будет хорошо, мы всё решим, ты не один, я с тобой, я тоже очень люблю Тима, и сделаю для него всё. Прошу Тед не отчаивайся, ты внук главы больницы, лучший нейрохирург и отец, ты сможешь всё, главное в это верить.
Спенсер опустил голову на колени девушки и глубоко вздохнул, успокаиваясь, Мари была права он справиться, он не может не справиться, у него просто нет на это права.
- Знаешь лишь ты удерживаешь меня от глухого отчаянья, я на самом деле ещё тот трус. - Тихо проговорил Тед. - Но ты согреваешь меня, Мария, даёшь мне надежду. И я совсем не удивлён что полюбил тебя. - Тихо закончил Тед и почувствовал, как девушка посмотрела на него, явно не ожидая от него подобных слов. Хотя они и ходили на несколько свиданий, и пару раз пили вино вечером на кухни вдвоём. Она не ожидала что это что-то более лёгкого интереса.
- Тед?
- Я сказал именно то что хотел, и уже давно решил для себя кое что, ещё до первого приступа Тима, я решил что хочу что бы он был счастлив, а с тобой и он и я счастливы, ты для нас стала уютом и теплом. И я хочу что бы ты была с нами, была со мной... - Спенсер запустил руку в карман и вытащил из него неприметную коробочку и открыв её вытащил кольцо. - Мария ты станешь моей женой? Мамой для Тима? Станешь частью нашей семьи?
Девушка перед ним словно окаменела.
- Я... мистер Спенсер вы сейчас...
- Я уверен в том что спрашиваю, это не из-за моего отчаянья, а скорее от того что я чувствую рядом с тобой, то что оно отступает от меня, оставляет меня и приходит уверенность. И это показало, как ты важна для меня, я уже давно купил кольцо, просто не решался.
Девушка взяла кольцо, немного дрожащей рукой.
- Да... - Тихо сказала она, будто пытаясь сказать это, так что бы никто кроме них не слышал её тоненького голоска.
За окном полыхнула молния, и раздался оглушительный гром, внизу, у тротуаров взвились тревогой автомобили, их гул доходил до закрытых окон квартиры с выключенным светом. И мужчина в этой квартире, в темноте, одел на палец женщины перед ним символ вечной любви и священных уз.
***
Врач присел рядом со Спенсером, и уставился на экран, показывающий электро-магнитную активность мозга. Они сидели некоторое время в тишине, а потом доктор нахмурился.
- Всё чисто, вы уже ходили на рентген сетчатки глаза?
- Завтра. - Ответил Спенсер, и сам видящий что всё в порядке, он не знал радоваться или грустить, с одной стороны это значило что здесь всё в порядке, а с другой стороны он до сих пор не знал что происходит. - мы записаны на завтра, вне очереди.
Врач лишь кивнул и направился помогать, юному пациенту выбраться из энцелотомогрофа.
***
Доктор Фортс позвал Элмера в кабинет, на столе лежали снимки, выражение лица доктора не предвещало ничего хорошего, но при этом мистер Фортс попытался улыбнуться, вышло криво, и лицо его преобразилось в какое-то гипсовое изваяние.
- Мистер Спенсер, присядьте. Я ознакомился со всеми анализами, что вы принесли или прошли по моему назначению. - Начал разговор Фортс, голос его звучал сухо, возможно мужчина и пытался не быть столь циничным, ведь речь шла о ребенке, но у него ничего не выходило, издержки профессии. – Я смог найти причину частых недомоганий вашего сына.
Спенсер кивнул, присаживаясь в кресло напротив стола, руки его подрагивали, хотя остальной облик не давал и намёка на переживания врача.
- Всё дело в доброкачественных новообразованиях, но хотя они и доброкачественные, они всё равно наносят вред. Из-за их роста увеличивается внутриглазное давление, при большой нагрузки на глаза это состояние нагнетается, что приводит к боли и чёрным пятнам перед глазами, в некоторых случаях даже к слепоте.
Элмер кивнул, обдумывая сказанное Доктором Фортсом, конечно то, что опухоли были доброкачественными, очень радовало, но они всё равно наносили вред. Их количество и расположение скорее всего делали их хирургическое удаление настолько сложным что мало бы к то за него взялся. К тому же был риск развития злокачественной опухоли на месте удалённой доброкачественной. Но если новообразования не удалить зрение его сына будет ухудшаться, и в конце концов, тот ослепнет, при этом испытывая постоянно ужасающие боли. Спенсер не мог найти выхода, точнее выход он видел, но он его ужасал.
- И что вы можете предложить? – Немного севшим голосом спросил Тед, он уже знал что, но маленькая надежда ещё теплилась в его сердце.
- Есть два варианта, мистер Спенсер. Первый, провести операцию по удалению новообразований, это приведёт давление внутри глазных яблок в норму, и боли прекратятся. Но на месте удалённых новообразований могут развиться новые, и уже не доброкачественные опухоли. Это не говоря уже о сложности операции, за которую наврятле кто-то возьмётся, и о том что в восьмидесяти процентах ваш сын в результате операции всё равно потеряет зрение, и это ещё по самым оптимистичным прогнозам. – Чем больше говорил Доктор Форст, тем больше мрачнел Элмер, понимая, что он попал в безвыходную ситуацию. – Второй вариант оставить всё как есть, в надежде, что опухоли прекратит рост под действием препаратов. В этом случае организм вашего сына сам выровняет давление, а с возрастом это немного сгладится. Более того есть возможность что новообразования со временем исчезнут. Но тут тоже есть несколько неприятных последствий. Первое это боль, она, к сожалению, только будет усиливаться, ребенка невозможно держать постоянно на обезболивающих, это слишком может навредить организму, а препараты от роста новообразований и так отравят организм вашего сына достаточно. Второе это то что новообразования могут не прекратит рост и более того стать злокачественными. Третье это возможность выпадения хрусталика и другие повреждения зрительного аппарата в результате резкого скачка давления, что может привести к необратимой неоперабельной слепоте. К сожалению это тот случай мистер Спенсер когда абсолютно верного и правильного решения нет.
Закончив излагать способы лечения, Доктор Фортс даже с некоторым сочувствием посмотрел на молодого отца. На самом деле Мистеру Сан Фортсу было жаль молодого хирурга, даже больше чем его сына, дети всё переживают, это проносится потоком ниже, тем более пока реальной угрозы жизни мальчика не было. А вот отец, ему надо будет принять решение, негативные последствия которого, довольно вероятные надо заметить, тяжким грузом лягут на его плечи до конца жизни.
- мистер Спенсер вам не обязательно, и я бы даже посоветовал, принимать решение по лечению сейчас. Обдумайте всё хорошенько пару дней, возможно посоветуйтесь с коллегами, подумайте…
- а вы? Что бы посоветовали вы? Вы ведь лечащий врач, вам луше всего известны нюансы организма пациента. – Прервал речь Доктора Фортса Спенсер.
- Я не возьмусь что-то советовать, мистер Спенсер, в этом случае вы должны принять решение сами. Но всё же я могу высказать вам свою позицию, как лечащий врач вашего сына. Если бы Тим был взрослым, я бы посоветовал полное удаление глазных яблок, это простая операция, такое решение полностью исключило бы возможное развитие онкологии, убрало бы боли и имело намного меньше негативных последствий для организма, нежели продолжительное лечение с надеждой на что-то. Тем более Тим мог бы претендовать на пересадку глаз от донора и подождать пару тройку лет. Но Тим не взрослый, он ребенок, сейчас он просто болеет, болеющих детей довольно много, способы лечения есть, да лекарства могут нанести вред, но он почти равен вреду от общего наркоза, особенно для ребенка. Тим будет испытывать боли, будет пить лекарства, но при этом у мальчика не будет ощущения неполноценности по отношению к другим детям, какая появится, в случае, если Тиму проведут операцию. Детей без глаз намного меньше, чем слепых или больных, это может очень сильно навредить психике вашего сына, сделать его навеки замкнутым и несчастным. Так что в отношении Тима я скорее бы предложил лечение препаратами, нежели операцию. Но вы знаете сына намного лучше меня, так, что я повторю, мистер Спенсер – подумайте, взвести всё, и примите решение, только вы знаете вашего сына лучше всех остальных, и можете предположить, что для него будет лучше. – Закончив мистер Сан Фортс встал подводя черту под их беседой. Сейчас его лицо вовсе не казалось Элмеру гипсовым изваянием, скорее просто скрывающим свои эмоции в попытке отстранится от тяжёлой, но нужной работы.
Спенсер лишь кивнул доктору Фортсу прежде чем покинуть его кабинет, и погрузится в то состояние тяжёлой усталости и совсем не радостных и тяжёлых дум, столь знакомое в последнее время.
Дома горел свет, пахло выпечкой, и из гостиной слышался голос Мари читающей Тиму энциклопедию о китах. Всё это встретило Элмера когда он открыл дверь своей квартиры. Тепло уют, и любовь, наполнили его душу, вымывая все холодные серые и печальные мысли, состояние безысходности и слабости. Уют что наполнял его дом, тепло, что наполнило его самого, защищало от всего плохого, от всего ужасного и дарило надежду.
***
Тед принял решение через три дня, оно было тяжёлым для него, но обдумав всё, он решил, что стоит отдать предпочтение лечению препаратами, направленными на остановку роста новообразований. Как хирург Элмер знал, что результаты хирургического вмешательства уже не исправить, и пока была возможность обойтись без этого, стоило попробовать, тем более что хирургическое вмешательство не могло дать стопроцентной уверенности в выздоровлении. Он рассказал всё лишь Мари, она побледнела, потом заплакала, и ему пришлось обнять её, что бы молодая женщина успокоилась. Они так и стояли дальше, обнявшись, ночью, на кухне, с закрытой дверью, и тихо переговаривались. Обсуждали. Мисс Вертью согласилась с доводами лечащего врача Тима, и поддержала Теда. Она не могла и представить, что испытает малыш Тим, если попадёт на операционный стол, какой стресс и ужас переживёт этот маленький ласковый и послушный мальчик. Он уже стал ей очень родным, а после неловкого предложения Теда, о котором она всё ещё думала, хотя и дала согласие, она про себя уже называла Тимери сыном. Всё что происходило очень пугало её, и сердце её почти разрывалось от сострадания к мальчику, но при нём Мисс Вертью лишь улыбалась, была сильной, может лишь смягчилась, и немного побаивалась, побаивалась сказать что-то резкое, ведь всё же Тим был ребенком и хотя и был очень тихим и послушным, проказы и казусы имели место быть. Но ни выкрашенный в цвета радуги Хеппи, не перепачканная красками ванная, не заставили Мари, хоть на миг разозлится на мальчика, тем более что после разговора он н раскаивался и едва ли не плакал, и не повторял проказ. Она любила Тима, любила Теда, и любила Хеппи. Она искренни любила эту семью. И от того ей было жутко что она счастлива, хотя Тим болел, и ему было так плохо. Она не могла испытать всего ужаса происходящего, по тому что думала о том что скоро станет частью этой семьи. Она была готова танцевать, вспоминая неловкое предложение Элмера. Разве могла она мечтать, что он тоже полюбит её, что она станет частью этой замечательной семьи, а не останется навсегда, лишь гувернанткой мисс Вертью?
Она была счастлива, и чувствовала себя предателем, но не могла прекратить радоваться той любви, что наполняла её.
***
Громко и резко прозвучал отказ Теда по телефону, он не мог понять, что творится с его другом Карлом, но тот словно съехал с катушек. Три дня назад он позвонил в первый раз, днём во время перерыва Теда, и всё было нормально. Карл предложил погулять с Тимом, как обычно поговорить с тем, что бы узнать, что волнует мальчика, развеять его страхи. Карл был негласным крёстным Тима. И Элмер с удовольствием был отпустил сына с Де Вустом, если бы тот не был занят, на этот день и время которое назвал Карл, был назначен визит к Доктору Фортсу, что бы тот провёл последний осмотр, перед тем как назначить лечение. На отказ Карл резко, как-то раздражённо, воскликнул, а затем стал спрашивать причины, выяснив их он предложил забрать Тимери после сеанса, но Элмер отказался, ведь сеанс мог затянуться до позднего вечера, и в таком случае Тим будет слишком уставший. На следующий день Карл позвонил в шесть утра, не смотря на столь ранний звонок Тед был рад слышать Де Вуста, тот полюбопытствовал как прошёл сеанс, а потом спросил может ли он заехать за Тимом через пару часов. Элмер удивился, но был бы готов согласится, если бы ещё ранее не запланировал в этот день поход в парк развлечений вместе с сыном и Мари. Он сообщил это Калу, извинившись, на что психолог предложил пойти с ними, он не отозвал своего предложения, даже когда Спенсер объяснил ему, что собирается сделать этот день «семейным». Это смутило хирурга, но тот решил, что друг просто соскучился, тем более что в последней череде походов по врачам, они виделись очень редко. Но Де Вуст позвонил и на следующий день в шесть утра с тем же предложением, и звонил до сих пор, никакие заявления того что у Тима сегодня процедура на Карла не действовали, он с каким то помешательством звонил Элмеру, будто измором мог заставить того отменить важную процедуру и освободить Тима на это день что бы тот мог побыть с Карлом. Карл по началу говорил, как ему хочется увидеть малыша Тима, потом перешёл на убеждение что Тиму это НУЖНО, а затем даже начал угрожать. Ругань по телефону уже длилась пять добрых часов, и Элмер порядком под устал, тем более что его кофе вместе с завтраком остывал, и через десять минут ему уже нужно было везти сына на процедуры. Выслушав очередную тираду психиатра, он посоветовал тому заткнуться, и со звоном опустил трубку на телефонный аппарат и выдернул его провод из розетки. Звонки прекратились ещё не начавшись и раздражённый, даже можно сказать злившийся, к сожалению не знающий на кого злится Элмер сел за стол. Кофе был практически ледяным, и его было невозможно пить, так что Элмер вылил его в раковину, ещё больше расстроившись. Тед присел на диван, за окном моросил мелкий мерзкий дождик, а всё небо было затянуто серой пеленой, делая мир тусклее чем он был на самом деле. Уже измотанный многими неприятными событиями Спенсер едва ли мог придумать, чему ему радоваться или улыбаться. Но вся его тоска, плохое настроение исчезли, когда к нему подбежал сын, Тим залез на диван рядом и обнял его руку.
- Пап, что то случилось? Ты хмурый… - Тихо, но заинтересованно полюбопытствовал мальчик.
Почему то хоть и от тихого, но звонкого, детского голосочка сына стало как то легче, проще, и Тед улыбнулся, а затем повалив сына защекотал его.
- да, ты не улыбаешься! – Проговорил Спенсер, легонько щекоча извивающегося сына, но он остановился до того как Тим мог бы почувствовать дискомфорт от щекотки. Мальчик сел и насуплено посмотрел на отца, он был похож на совёнка, весь взъерошенный в перекошенной одежде. Элмер не удержался и засмеялся, его тут же легонько ударили в плечо, и он, протянув руки, обнял сына, тот вскоре перестал дуться и уже сам улыбнулся.
***
Он крался на кухню к холодильнику, стараясь ступать тихо, аккуратно переступив пса, он остановился у дверцы холодильника, ещё одно движение и кухню осветил яркий свет из недр холодильника. Он резал глаза и развеивал ночную тьму кухни, Тед протянул руку вперед и вытащил одну из бутылок вина. Ему не спалось несмотря на то что на часах было уже около трех и вскоре должно было начать светать. Спенсер чуть улыбнулся, тому как меняется жизнь, совсем недавно он мог бы врубить свет по всей квартире, не опасаясь кого-то разбудить, мог бы пить сколько пожелает, что бы забыть об очередном ужасе что он увидел на работе, неудачные самоубийства посредством выстрела в голову, избитые до полусмерти жёны бутылкой пьяного мужа, упавшие в результате опасного трюка подростки и дети, их было множество и он мог лишь радоваться что не работает на цокольном этаже, и находить утешение того что он видел в алкоголе, конечно о его маленькой редкой слабости никто не знал. Но раньше дома он просто садился на диван с бокалом бренди или рома, или ещё чего то что, а сейчас крался словно вор. Тед открыл ящик в поисках штопора, но его не было на обычном месте.
- Не это ищешь? – раздался голос от двери на кухню, Спенсер обернулся к источнику, и затем говоривший включил свет. Элмер почувствовал себя пойманным, у двери стояла мари в довольно милом халате в руке она держала штопор. Тед смутился, и поставил бутылку.
- Хотелось выпить… - Как то извиняющиеся проговорил Тед, чувствуя себя до невозможности глупо, и в тоже время ему было стыдно, что он поддаётся этой слабости, что пробрался на кухню словно нашкодивший ребенок.
- Может тогда не в одиночестве? – Проговорила Мари, это было совсем не то что ожидал Элмер, но он несмело улыбнулся, и масс Вертью подойдя протянула ему штопор. – не стоит пить в одиночестве, если захочется, просто позови.
- Ты же спишь и это…
- Мистер Спенсер я вас не понимаю. Сначала вы делаете мне предложение, я отвечаю да, а затем вы стесняетесь ночью зайти ко мне в спальню, что бы позвать поболтать от того что вам не спится?
- Да… мы ведь ещё не целовались, а уже в спальню… - Тед попытался перевести всё в шутку, разливая вино по бокалам. Марри обернулась к нему и поддавшись вперед соприкоснулась своими губами с губами Теда, поцелуй перерос в что-то большее, более глубокое. Они не могли разорвать поцелуй, чуть покусывая губы друг друга и сплетаясь языками. Спенсер отставил бутылку вина и подсадил молодую женщину в своих объятьях на столешницу кухонной тумбы, и принялся целовать её шею. Его руки развязали завязки халата, и он сбросил его с плеч Марии, и всё с тем же жаром, возможно даже большем, продолжил целовать её шею, плечи, а затем грудь. Вскоре последняя разделяющая их тела одежда валялась на холодной плитке пола, а кухню наполнили тихие сдерживаемые стоны, ведь в своей кровати спал Тим, и то отчасти только добавляло процессу какую-то искру.
Зазимающийся рассвет час спустя застал двоих взрослых опёршихся на кухонную тумбу и попивающих вино из бокалов. Они были уставшие, но совершено не сонные, и этот рассвет наполнял их сердца верой в что-то прекрасное. Верой и надеждой на счастье, ведь до него была лишь пара шагов, хотя может оно у них уже было.
***
Белеющие колонны, и их развалины на полу, знакомая тропинка через просторы храма к алтарю, на котором уже воседала ожидая его Афродита, хотя возможно его мама никуда и не уходила. У алтаря Афродиты стояло несколько бутылок вина, а сама она наслаждалась виноградом из большого, кажется золотого блюда. Все эти предметы Тим видел чуть раньше в «храме», туда приходили те женщины из больницы и приносили Афродите дары, а ещё туда иногда приходил кто-то новый. Тим подошел к Афродите и та ласково улыбнулась ему, но что-то в её улыбке было такое…
Она протянула к нему руки и подняв, посадила к себе на колени. Она убрала прядь с его лица, и поцеловала его в лоб.
- Я скучала, ты давно не заходил ко мне, целых два дня, ты занимался храмом, мой дорогой? – Ласково вопросила богиня, приобнимая его.
- Нет… Папа возит меня к врачу, мои глаза стали болеть…
- Вот как… А я думала мы договорились… Тебя любят, а ты делаешь так что бы люди вспомнили обо мне. – Заметила вдруг резко изменившимся тоном богиня, а Тим почувствовал её гнев, будто выжигающий его кожу, там где их тела соприкасались.
- Но… но ведь люди вспомнили, Карл сделал дом куда ходят… Мама тебе же приносят дары…
Афродита ссадила его со своих колен на пол, и затем грозно воззрилась на него.
- Дом? Дары? Раньше мне посвящали храмы! Мне поклонялись тысячи, миллионы! В дар мне приносили не одно позолоченное блюдо! – Афродита схватила дар и со всей силы швырнула его об пол, так что мальчик сжался всем телом и задрожал.
на миг ему показалось лицо матери уродливой мордой зверя, но уже через миг Афродита опустилась перед ним на колени.
- Прости меня малыш, я злюсь по тому что не могу быть снаружи. А твой отец оказывает знаки внимания этой патаскухе! Как он может! Ей! – Афродита выпрямилась. – Но впрочем дело не в нем, а в ней! Она смеет считать себя достойной быть твоей матерью, ты же понимаешь что я не допущу этого, Амори? Ты мой сын и только мой, я дала тебе силы, и ты будешь любим.
Не всё понимающий Тимери лишь кивнул, даже чуть поспешно, он совсем не хотел расстраивать маму, ведь она была первая кто с тал о нем заботиться. Афродита увидев его кивок лишь улыбнулась, лицо её разгладилось и снова стало самым прекрасным что когда либо видел Тим.
- Тогда подойди, мой милый…
Амори без опаски подошел к матери, и та положила руку на его голову.
- Мы всё ускорим, этот отец не подходит тебе, он тормозит тебя, он хочет играть в любовь с служанкой, отвергнув свою цель жизни, даже не заметив её. Его интересует мирское знаешь ли…
Тим почувствовал тепло от руки богини. Но слова о том что папа ему не подходит, взволновали Тима и он поднял глаза на Афродиту.
- Но папа мне нравится, он заботится обо мне… -Тихо и как-то неуверенно пробормотал Тим.
- Забота это так мало, он должен жить тобой, выполнять любой твой приказ… - Уверенно заявила богиня, присаживаясь перед сыном, отчего-то сейчас Тим видел маму плохо, глаза начинали отчего то болеть.
- Но тогда это будет не папа… - Пробормотал Тим, лицо матери будто тускнело.
- Возможно, но у тебя всегда буду я… - Прошептала та и коснулась поцелуем лба сына, на миг её лицо вновь показалось ей мордой но это был последний проблеск света, а затем всё потухло.
Тим очнулся в своей кровати с безмерной болью в голове.
***
Октябрь подходил к концу, и уже кое где можно было заметить предвестие хеллуина. Хеппи лаял где то впереди на забежавшего от него на дерево кота. Элмер вдохнул морозный воздух, чувствуя, как будто рождается заново, но почти сразу это ощущение оставило его. Он беспокоился о том что предстоит сегодня. Они с мари решили поженится, просто расписавшись, без церемоний и церквей, отпраздновать можно было потом, а пока… Пока был Тим, его лечение не давало результатов. Как и обезболивающие, и доктор Фортс уже начал предлагать операцию. Главной проблемой было то что сейчас единственным вариантом было удаление части глазных яблок, что приведет к полной слепоте и уродству, Элмер боялся что последует за Тим. Тим был и так очень забитым мальчиком, а этот недуг. Спенсер не мог даже думать что будет с его сыном в этом случае, он всё ещё надеялся что препаратное лечение поможет. Хеппи где-то впереди взвизгнул, видимо коту надоело сидеть на дереве. Пёс поспешил пожаловаться хозяину, притрусив к Спенсеру, тот лег перед ним и заскулил, где то впереди дорогу перебежал чёрный кот.
***
Многие девочки мечтают о пышной свадьбе мари не была исключением, но сейчас ей казалось что она не стала бы счастливее, даже сыграй она тысячу свадьб, чем в тот момент когда она стала Мисис Спенсер. Напевая себе под нос незамысловатый мотивчик Марри Спенсер месила тесто для тыквенного пирога. Брак почти не изменил её жизнь, впрочем она была тому только рада, она бы не хотела что бы всё поменялось, только одно заставляло её грустить, Тим отказывался называть её мамой. Марри слепила тесто в комок, и переложив его в подготовленную ёмкость накрыла полотенцем что бы оно подошло. Мисс спенсер надеялась, что Тим вскоре начнёт называть её мамой. Она выпрямилась когда вдруг из гостиной раздался треск, и Марри кинулась туда, перепачканная в муке и с кусочками теста между пальцев. Тим лежал на полу на мольберте, и Марри быстро помогла ему подняться.
- Ну как ты малыш, не ушибся? – Улыбаясь спросила мисс Спенсер.
- Я ничего не вижу… Совсем ни капельки… Даже огонька нет… - Тихо, но с ужасом в голосе заговорил Тимери, и Марри обеспокоенно взяла трубку с тумбы и набрала номер мужа, но трубку никто не взял.
- Ладно, хорошо Тим. – Марри посадила сына мужа и своего бывшего подопечного на диванчик. – Подожди, я сейчас соберусь и мы поедем к доктору Фортсу.
Тим лишь кивнул.
***
- И ничего….
- Ничего миссис Спенсер…
разговор прервался распахнутой дверью, на пороге стоял запыхавшийся, в халате хирурга, так и не успевший переодеться, мистер Спенсер.
- Что произошло? - С порога, едва не падая от сорванного дыхания, спросил Элмер Спенсер.
- Тим…
- У вашего сына произошёл разрыв аневризмы которую мы не заметили из-за опухолей, она находилась в левом глазу, сейчас он на операции, ваша жена дала согласие. К сожалению разрыв аневризмы был следствием скачка давления, которое привело к тому что правый глаз тоже потерял способность к зрению, но пока я не могу сказать почему, по тому что сначала надо прооперировать левый глаз.- Доктор Фортс говорил спокойно, на его столике стоял чай, от которого сильно пахло валерьянкой, видимо этот коктейль из трав был приготовлен для мисс Спенсер.
- Операция… - Потухшим голосом проговорил Тед, он прошел внутрь, дверь за ним захлопнулась. – Но аневризма… Откуда?
- Возможно врождённая, мистер Спенсер, или последствие операции. – Доктор Фортс заботливо пододвинул чай мисс Спенсер к мистеру, и хирург не замедлил этим воспользоваться, выпив его без остатка.
- Ясно… - Отставив чашку, проговорил Тед, и уткнулся в собственные руки,рядом с ним в другом кресле сидела его жена, которая мяла собственные пальцы.
Это было то что никто не ожидает…
То что случается без чьей либо вины…
Ведь только богам ведомы наши судьбы…
Пожалуйста, кто ещё читает этот фанф (не смотря на очень нечастые проды, ответе на маленький опросик, это важно для самого автора.
1. Как вам решение насчёт болезни глаз Тимери, выглядит ли это безвыходным, возможным, и тд.
2. Не являются ли герои картонными, а так же очень важно верится ли в любовь Марри и Элмера.
3. Не переигрываю или не доигрывая я с Афродитой?
Большое спасибо, так же буду рад просто комментариям.



Carpe diem

Сообщение отредактировал Lady_of_the_flame - Суббота, 06.02.2016, 17:46
 
ОлюсяДата: Понедельник, 29.02.2016, 01:54 | Сообщение # 148
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Lady_of_the_flame, спасибо!!


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » Дитя Афродиты !прода от 13.10.2015 (главы 5 и 6) (Макси, ГП\НМП, ГП\ТР, NC-17, AU, ОСС, Роман,в работе)
Страница 5 из 5«12345
Поиск: