Армия Запретного леса

Пятница, 21.02.2020, 19:31
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Статика" ПРОДА 04.02.2015!!! (гет/слеш/фемлеш, NC-17, макси, AU, в работе)
"Статика" ПРОДА 04.02.2015!!!
MinaktriksДата: Понедельник, 11.11.2013, 21:05 | Сообщение # 1
рыжее чудовище
Сообщений: 87
« 6 »
Название фанфика: Статика
Автор: Minaktriks (aka викисловарь)
Бета : Ebiscus (фикбук)
Гамма -
Рейтинг: NC-17
Пейринг: будут появляться по ходу написания
Персонажи: канон презентед, а так же несколько своих по ходу пьессы
Тип: гет, слэш, фемслеш
Жанр: Ангст, Повседневность, AU
Размер: макси
Статус: в работе
Саммари: Две главные аксиомы статики:
- не нарушая механического состояния тела, к нему можно приложить или отбросить уравновешенную систему сил;
- действию всегда есть равное и противоположное противодействие, иначе, взаимодействия двух тел друг на друга равны и направлены в противоположные стороны.
История о мире политических интриг, в который окунаешься с головой при одном неосторожном шаге. История о девочке, которая так и не стала избранной. История о революции, которая пожирает своих детей.
Предупреждения: Темная сторона, Дамбигад, все курсы Хогвартса, события в Великобритании и за ее пределами
Диклеймер: мухи отдельно, так же как и котлеты
От автора: Фанфик по заявке. Поттеры родили девочку, умудрились выжить, поделились своим везением с Лонгботтомами. Следственно, Темный Лорд развоплотился и ждет своего дебюта в конце первого курса, хоть кто-то у нас довольно каноничен и делает все по сценарию.
Я не планирую делать МС из главной героини, да и постараюсь ее подать как обычную девочку, без выдающихся заслуг от рождения. Она никого особо не интересует, просто дочь Поттеров.
***
Это сообщение будет дополняться по ходу работы. Новости о пояснениях и ссылки так же будут тут. Обновления планируются раз в неделю-полторы из-за отсутствия времени, но работу бросать я точно не буду и обязательно ее закончу.
***
Список персонажей и пейринги будут изменяться про ходу дела.
Приятного прочтения.
***
Заявка: http://ficbook.net/requests/61589




Я не твой воздух, не дыши мной.(с)

Сообщение отредактировал Minaktriks - Понедельник, 11.11.2013, 21:10
 
MinaktriksДата: Понедельник, 11.11.2013, 21:09 | Сообщение # 2
рыжее чудовище
Сообщений: 87
« 6 »
ПРОЛОГ

Был уже довольно поздний вечер: влажный воздух обдавал холодом, внезапные порывы ветра били прямо в лицо моросящими каплями. Однако, не смотря на это, на улице все еще можно было встретить небольшие группы мальчишек и девчонок, переодетых в костюмы различной нежити. Они оживленно обсуждали размеры сегодняшнего улова, заглядывали в мешки друг друга и обменивались конфетами, по-детски беспечные и веселые.
Далекий рев мотора и свет от фар в конце улицы привлекли их внимание. Несколько пар заинтересованных глаз следили за тем, как к одному из домов подъехал мотоцикл, а после остановился прямо у ворот гаража. С транспорта спрыгнул высокий мужчина, поправляя рукава кожаной куртки с металлическими заклепками. Куртка, к слову, была довольно странного цвета: одного из неуловимых оттенков зеленого, а сама кожа казалась бугристой. Мужчина стянул с головы шлем, темные волосы упали тяжелыми прядями на его плечи, а после он обернулся и помахал наблюдающим за ним ребятам.
- Эй, малышня! – засунув руку за пазуху, он извлек оттуда довольно объемный мешок и поманил к себе детей. – Конфеты для храбрецов, которым нипочем сегодняшняя мерзкая погода, налетайте!
Хотя родители и предупреждали их о том, что у незнакомых людей брать сладости нельзя, особенно если они очень подозрительные, толпа из представителей потустороннего мира двинулась в сторону улыбающегося незнакомца.
- Мистер, а что это? – немного сдвинув со рта бинты, спросил щуплый парнишка, заглядывая в мешок. Остальные последовали его примеру и во все глаза стали разглядывать содержимое мешка. Как же он, почти до краев заполненный всевозможными сладостями, – которых, к слову, они даже никогда не видели – мог поместиться у этого странного человека в куртке?
- Как это «что»? Конфеты, конечно! – смех человека был больше похож на хриплый лай, но это вовсе не пугало, а лишь добавляло странности в эту, и без того необычную, встречу. – Вот это пестрые пчелки, а вот это лакричные волшебные палочки, - стал объяснять детям незнакомец. – Лично я, как знаток, советую вам взять шоколадные котелки, они ну о-очень вкусные. Вот это друбблс – отменные пузыри из него выходят! Только сразу говорю, родителям эти пузыри лучше не показывайте, да и от стен с потолком подальше держите, а то устроят вам трепку за непонятно откуда взявшиеся пятна. А это шоколадные лягушки…
Дети смотрели на него округлившимися от удивления глазами, а сам владелец этой чудной снеди самозабвенно продолжал расписывать лежавшие в мешке сласти. Мальчик, задавший вопрос перед этим, сглотнул – он мог поклясться, что запакованная в пятиугольной коробке лягушка дернула лапкой, пока ее демонстрировали компании охотников за сладостями.
- Ну, чего ждете, налетайте, - темноволосый хмыкнул, глядя на воодушевившихся ребят. Те быстро загребли по большой горсти мелких конфет себе в пакеты, а после прибрали к рукам и такие расхваленные незнакомцем сласти как котелки и шоколадные лягушки. – Удачи, мальцы.
Мешок пропал так же, как и появился, тихо звякнули заклепки на куртке. Человек подмигнул детям и, развернувшись, направился ко входу в дом, осторожно переступая через цветы на клумбе. Хлопнула дверь, дети остались одни. Все молчали, тишину нарушало лишь шуршание конфетной обёртки.
- Ой! – охнула маленькая девочка, хватая за лапку, попытавшуюся сбежать лягушку. По всей видимости, будь амфибия шоколадной или же нет – на месте сидеть она вовсе не собиралась. – Она хотела убежать! Вы видели?!
Ее приятели кивнули, украдкой издавая облегченные вздохи. На то это и Ночь всех Святых, чтобы случалось что-то подобное. Им же на сегодня точно хватит приключений, а потому всем следовало расходиться по домам, что они и намеревались делать. Через несколько минут у дома остался только мотоцикл, по которому барабанили капли внезапно усилившегося дождя, да крупная тыква у входа. Она мигала пустыми глазницами, а хищный оскал ее зубов навевал нехорошие мысли запоздавшим домой прохожим.

***

В камине, облизывая своды, весело плясали языки пламени. Мужчина в домашнем халате из бардового бархата, отделанного вышивкой из яркой нити с золотым отблеском, подбросил в огонь небольшое полено. Послышался тихий треск и вверх на пару с пеплом поднялись мерцающие искры. Гаснущие всполохи и танец огня, пожирающий новую пищу, отражались в стеклах его очков. Где-то позади него скрипнула половица. В тот же миг по спине мужчины пробежал лёгкий холодок, и он обернулся. В дверном проеме, опираясь спиной о косяк, стоял ухмыляющийся человек в куртке из драконьей кожи.
- Ну, ты даешь, Сохатый – все навыки растерял, пока прятался, - весело фыркнув, гость прошел в гостиную и упал на диван, удовлетворенно потягиваясь. У Сохатого же внутри медленно раскручивалась пружина страха.
Разные «птицы» доносили странные слухи, но поверить хоть во что-либо было как-то боязно. Равносильно необдуманному повороту спиной к врагу, чем это, по сути, и являлось. Последние месяцы были проведены в ожидании чего-то страшного, но, казалось бы, все обошлось – опасности больше нет. Той самой, которая зарождала мелкую дрожь где-то под коленными чашечками и покрывала лоб липкой испариной.
- Всего моего красноречия не хватит на то, чтобы, милый мой Бродяга, высказать тебе степень… - договорить ему не удалось, так как та самая, чудная куртка из бугристой кожи, тёплая и шероховатая на ощупь пособничеством своего хозяина с головой накрыла Сохатого.
- Заткнись, Джеймс, просто заткнись. Сегодня у нас имеется много поводов отпраздновать и не строить из себя зануду-практиканта, которому выдалось работать с мадам Пинс. Скажи лучше, что рад видеть старого друга и закончим на этом приве… - куртка чудесным образом вернулась к своему владельцу, правда и на этот раз без предупреждения и на голову. – Ах ты!
Через мгновение эти двое уже заливисто смеялись, сцепившись и пытаясь пихнуть друг друга под ребро локтем. Занятые подобным проявлением ребячества, мужчины не услышали шума в комнате расположенной прямо над ними. Со второго этажа, где-то в метре над ступенями, пролетела маленькая метла с темноволосым ребенком верхом, который вцепился в нее и весело улюлюкал. Расплывающееся ярко-голубое пятно, которое представляло из себя ползунки, начало метаться из стороны в сторону. Торчащие в разные стороны прутья чиркнули по безобразной белой вазе, с росписью розовых цветочков и сердечек именно в тот момент, когда метла пролетела ровно над тумбочкой. Естественно, ваза пошатнулась, оказываясь в опасной близости краёв тумбы. И если б она могла думать, то сейчас, скорее всего ее мысли были бы полны благодарности Создателю за возможность продолжить свою безгрешную жизнь в этом самом месте, служа верой и правдой хозяевам дома. Однако в такие моменты всегда случается что-то непредвиденное, а потому, к большому разочарованию бедной утвари, нижний ящик тумбочки задела чья-то нога – этого вполне хватило, чтобы вибрация еще больше подвинула то, что сейчас разлетелось по полу крупными острыми осколками.
От резкого звука, что при этом пронесся по комнате, ребенок в воздухе взвизгнул. Казалось бы, время остановилось. Взрослые, наконец, увидели, как на них надвигается игрушечная модель метлы с наездником, предрекая болезненное столкновение, а палочки под рукой, как выяснилось после лихорадочного поиска, не оказалось.
- Вингардиум левиоса! – ребенок остался на месте, зависнув над диваном, а метла с разгоном ударилась об стену, после отскочила и упала на пол с глухим звуком. Малыш плавно опустился на подушки, весело смеясь. – Репаро! – осколки мгновенно сползлись в кучу, мозаикой выстраиваясь по кругу, повторяя форму разбитой посуды. И вот, на ковре стоит целехонькая ваза, взлетает и занимает свое законное место на тумбочке.
Мужчина в очках скривился, эта вещь всегда вызывала у него лишь раздражение, а во всем виновата история появления этого предмета в их доме. Петуния Дурсль, в девичестве Эванс, прислала ЭТО в подарок на их свадьбу. Отношения между сестрами были довольно холодными, подарок лишь подчеркивал это. Грубая работа, очень толстые кривоватые стенки, невозможный узор, создающий контраст с ослепительно-белым цветом. Давно пора выкинуть эту дрянь…
- Джеймс Чарльз Поттер! – в дверях стояла женщина, уперев руки в бока, из кармана же её фартука торчала рукоять волшебной палочки. – Как тебе не стыдно? Почему, уже, будучи отцом, ты ведешь себя так же, как наша годовалая дочь? – её зеленые глаза были сердито прищурены, брови сдвинуты на переносице, образуя ложбинку между ними. Прядь рыжих волос выбилась из-за её уха и теперь падала той на глаза, довершая и без этого ни с чем несравнимый образ разъярённой женщины. Она подула на неё снизу, освобождая угол обзора.
- Лили, просто мы с Сириусом… - на этих словах друг Джеймса поднял в примирительном жесте руки и сдернул отброшенную при драке куртку с мешка, что уже успел вывалиться из внутреннего кармана.
- Лил, ну не сердись ты, лучше посмотри, сколько я сладостей принес, - миссис Поттер лишь закатила глаза, спрашивая себя, зачем она связалась с этой компанией в школьные годы. – С Дореей все равно ничего не случилось, вон как смеется.
- А если в следующий раз меня рядом не будет? Вы двое – безалаберные идиоты, не способные даже о себе позаботиться, что уж говори… Не смей давать моей дочери сладости, ей еще рано их есть! – Блек со скоростью света спрятал за спину руку с кусочком шоколадной лягушки, которую он собирался скормить своей крестнице, успевшей сползти с дивана и уже добравшейся до «Сили».
- Лили, ну чего ты так злишься, это всего лишь капелька шоколада, с ней ничего не случится, - Джеймс взял дочь на руки, поправляя сползающие вязаные пинетки из голубой пряжи. Непоседливость и неподдельный интерес ко всему у этого ребенка был колоссальный, даже ему иногда казалось, что младшая Поттер получила в наследство всю неуемную энергию четверых Мародеров. А уж спрятать от этого ребенка вообще ничего невозможно – самые труднодоступные места опустошались за считанные минуты, ведь девочка была весьма сообразительной. С тех пор как она научилась худо-бедно ходить, ее родителям пришлось проявлять постоянную бдительность и не держать в поле досягаемости ребёнка-акселерата ничего травмоопасного или же ядовитого. А если что-то заинтересовавшее Дорею лежало на верхних полках – она просто двигала стул, забиралась по нему на нижние полки, а уж оттуда лезла вверх. Когда же Сириус подарил игрушечную метлу их дочери, Поттеры мысленно попрощались с покоем.
- Ты прав, - женщина опустила руки и, улыбнувшись, присоединилась к компании на ковре. – Просто мне было так страшно в последнее время, если бы Он пришел к нам, а не к Лонгботтомам, - ее губы дрогнули, а Джеймс приобнял жену за плечи, потупив взгляд. Ее руки теребили подол фартука, оставляя неровные сгибы на выглаженной ткани.
- Видимо, Он решил, что девочки бояться не стоит. Наверное, в том пророчестве говорилось о мальчике, пусть и не о ком-то определенном, – россыпь рыжих волос опустилась на плечо Джеймса. Лили всхлипнула, уткнувшись в шею мужа. Даже Сириус в этот момент выглядел серьезным.
- Не знаю, что было бы, да и не узнаю. Никто не узнает, ведь Его больше нет, сын Алисии и Френка каким-то образом отразил смертельное заклинание. Это чудо какое-то! Лонгботтомов не было дома, они выслеживали мою безумную кузину и ее мужа. Чего греха таить – нашли, но там было еще несколько Пожирателей. Если бы не отряд авроров и нескольких членов ордена – мальчик остался бы без родителей, - Бродяга задумчиво рассматривал узор на ковре, полностью игнорируя попытки крестницы привлечь внимание – та дергала его за волосы и кривлялась.
- Или родители остались без мальчика, - свистящий шепот сорвался с губ Лили, она потерла тыльной стороной ладони припухшие глаза.
- Августа должна была зайти и посидеть с Невиллом, чтобы Фрэнк и Алисия ушли на смену, но днем у их дома появились Пожиратели, их предали, - Блек нахмурился и замолчал, обнимая насупившуюся девочку и гладя ее по темным волосам. – Хранитель тайны, Питер.
- Какой Питер? – глупо уставившись на друга, спросил хозяин дома. Миссис Поттер охнула и закрыла лицо руками. До Джеймса постепенно начало доходить, сквозь плотную стену из неверия и непонимания, ведь такого просто не могло быть.
- Наш Питер, Джейми, наш малыш Питер, - Сириус скривился, отводя взгляд. Будто бы сам не верил в то, что сейчас сказал. А если и верил, то испытывал неимоверный стыд из-за того, что приходится быть распространением этой новости, весьма позорной для их бывшей дружбы и для них самих. – Я прибыл туда после Дамблдора, видимо он обездвижил Петтигрю, сразу за мной появился целый отряд авроров, вместе с самим главой аврората. Так что, наш… - голос дрогнул, - друг уже в Азкабане, развлекает Дементоров.
- Суда не будет? – Поттеры были удивлены, не смотря на то, что Питера задержали на месте преступления, так сказать, поймали на горячем. Видимо по той причине, что он хотел проверить, почему Темный Лорд не вернулся из дома Лонгботтомов и не успел сбежать по приходу директора Хогвартса.
- Нет, суда не будет, - неловкое молчание, что образовалось после короткой реплики гостя, начало давить на присутствующих в комнате почти физически. Только маленькая девочка залезла под куртку крестного и возилась там.
- О, новая куртка, ты, наконец, выбрался из своей холостяцкой берлоги и купил себе что-то, - запоздало заметила Лили, вытаскивая сопротивляющуюся дочь, которая почти залезла во внутренний карман, расширенный заклинаниями. Видимо, там были еще сладости. Или же что-то иное, не менее интересное для годовалого ребенка.
- Да, - фыркнул Сириус, - настолько новая, что сейчас начнет дышать огнем.
Смех его друзей был немного нервным, но это принесло некую эмоциональную разрядку собравшейся в гостиной компании. Пускай шутка и была не совсем удачна, но это тоже хлеб, ведь каждому сейчас было необходимо хоть как-то отвлечься.
- Совсем забыла сказать, Ремус обещал к нам сегодня заглянуть! – опираясь на диван, женщина поднялась и поправила свой фартук, пытаясь разгладить складки ладонями. – Пойду, накрою на стол.
- Я помогу, милая, - тепло улыбнулся ей Джеймс и, взяв за руку, увел из комнаты. Их тихие голоса были слышны на кухне, где уже вовсю звякали чашки и тарелки сквозь тонкий перезвон бокалов. Сириус не возражал, его с собой не позвали, но это не столь важно. Поттерам нужно было побыть наедине друг с другом, поговорить, пускай всего несколько минут, пустить слабину, но только друг перед другом.
Бродяга вздохнул и посмотрел на Дорею, та уже давно не сводила с него своих внимательных глаз. Глубокие, довольно темные, совсем не похожие на глаза Лили или Джеймса. Если у жены его друга цвет был сродни зеленых молодых листиков весной, а у Джеймса они были оттенка молочного шоколада, то у их дочери цвет был сине-зеленый. По правде говоря, девочка была вылитой матерью Джеймса, в честь которой ее и назвали, если бы не цвет волос миниатюрной копии. Не смотря на наследственность семейства Блек, урожденной которого и была покойная ныне тетушка Сириуса, она имела светлые волосы, как и Нарцисса, еще одна его родственница - кузина. Такое случалось, но не так уж часто. Так что крестница внешне была больше Блек, чем Поттер. И это вызывало у мужчины гордость, в которой он никогда не признается перед друзьями. Так же как и Джеймс Поттер не признается в том, что он был разочарован рождением дочери, всегда мечтая о сыне. Разочарован в том, что дочь, скорее всего, не будет героем пророчества и не уничтожит Темного Лорда. Ему оставалось лишь оправдывать свои чувства мыслями сродни «каждому бы хотелось быть отцом героя».
Ребенок улыбался, маленькие ямочки на ее округлых щеках с легким здоровым румянцем, который присущ всем детям, смотрелись всегда, до невозможного, мило. Курносый носик тихо сопел, навевая умиротворение. Стоило мужчине отвлечься, как его руку пронзила боль в области запястья. Не то чтобы она была сильной, но вполне ощутимой.
- Дорея! – шикнул на девочку Сириус, осторожно дергая ту за мягкое розовое ушко. – Немедленно отпусти мою руку. Если мама тебя не кормит – так и скажи, но кусать своего крестного не стоит, за тебя это прекрасно делают блохи.
То ли слова возымели воздействие, то ли малышке просто надоело, но руку она отпустила. На смуглой коже Блека красовались отметины, оставленные маленькими зубками, они уже наливались красным цветом и намекали на то, что вскоре на их месте останется синяк.
- Как думаешь, малышка, что там делал Альбус? – тихий вопрос, адресованный вовсе не ребенку, скорее себе самому.
Эта мысль весь день не давала ему покоя, преследуя не хуже ищейки со стажем. Регулярные посещения Лонгботтомов не входили в привычку директора, так почему же тот изменил своим принципам? Или это запоздалая проверка, после того как сработали сигнализационные чары на доме Френка и Алисы? Может быть, ему просто чудится везде подвох после этой утомляющей гонки с перерывами «свой-чужой», а может, это все профессиональная мнительность аврора? Но от этого кошки на душе скребли не меньше.
- Молчишь? Ну молчи, а лучше шоколадку возьми пока Лили не видит, - сладость осталась без внимания, а девочка лишь протянула к нему ручки:
- Сили! – маленькие пальчики хватали воздух. Мужчина вздохнул и, подняв ребенка на руки, обнял. Скоро придет Ремус, скоро они забудут на время о произошедшем с Питером. Они, как и многие другие в эту ночь, будут праздновать падение темного мага и жестокого тирана. А о Дамблдоре он еще успеет подумать и понять, что там произошло, пускай Дорея и зовет его дураком*.

***

Низкорослый мужчина сидел на полу одиночной тюремной камеры, его плечи вздрагивали при беззвучных рыданиях, что били его. Его маленькие руки с короткими толстыми пальцами были прижаты к щекам, а ногти впивались в кожу. Глаза бегали от точки к точке, а губы шевелились. Если прислушаться, то можно разобрать следующее:
- Мой Лорд, как же так? – узник едва ли не взвизгивал, начав раскачиваться из стороны в сторону. Грязный балахон на нем начал темнеть в некоторых местах из-за того, что его кожа покрылась испариной. - Что он с вами сделал?
От авроров Питер услышал, что его посадили сюда без суда и следствия, сразу признав виновным. Одиночная камера – еще одно лишение за этот день. Кто-то очень не хочет, чтобы остальные вассалы Господина знали о случившемся. Питер знает кто это, а потому приговорен к пожизненному одиночеству в этой каменной коробке. Но он ни о чем не жалел, пускай их всех и называли презрительно слугами сумасшедшего ублюдка – они таковыми не являлись. Лорд Волдеморт – их лидер, сюзерен и покровитель, который награждает за верность и наказывает за промахи, как и каждый предводитель у которого есть личная армия.
В километрах отсюда, быть может, безоблачное ночное небо и россыпь звезд, а ветер несет с собой запах приближающейся зимы, исполненный свежести и холода, а еще запах костров и опавшей преющей листвы. Пряность, что щекочет ноздри, горьковатый дым и легкие нотки тлена, исходящие от почерневших местами листьев – такой он запомнит эту осень. Из Азкабана никого не выпускали, лишь выносили вперед ногами, сбитыми и грязными, а потому хотелось вспоминать лишь тепло домашних мягких тапочек и потрескивание поленьев в камине. Азкабан кормится тобой, медленно выпивая и сводя с ума – он не знает жалости. Утром будет хорошая погода, несомненно, безоблачная и солнечная, но только не здесь, ведь вокруг острова с каменной треугольной башней всегда туманы, штормы и дожди.
Откуда-то из коридора послышался дикий, безумный хохот, принадлежащий женщине. Холод пробирал волнами до костей, в наступившей тишине слишком резко выделялось сиплое дыхание Дементоров. Хотя, дыханием это было назвать сложно, скорее всасывание воздуха. Питер сомневался, что он им нужен, наверное, эти твари пытаются сожрать всё счастье людей, что находились в этом проклятом месте.
- Я не виновен, выпустите меня отсюда, - шепот становился все тише и неразборчивее. – Я невиновен.

***

*Имеется в виду то, что Дорея пытается сказать Siri (Сири, сокращенно от Сириус), но у нее выходит лишь Sili (Silly) (Сили, что переводится с английского как «глупый»). Фанфик не является переводом, это просто причуда автора, так как он полагает, что такая созвучность была бы логична и забавна в данной ситуации.



Я не твой воздух, не дыши мной.(с)
 
ОлюсяДата: Среда, 13.11.2013, 21:25 | Сообщение # 3
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 181 »
Просто превосходно!!! Я с удовольствием подпишусь на продолжение истории


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 04.02.2015, 22:10 | Сообщение # 4
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 181 »
ГЛАВА 1. Главное разочарование

Автор поздравляет сам себя с возвращением и торжественно клянется сделать секир башка своей толстой вредной Лени. Что-то потерялось, что-то нашлось со временем, но самое главное - нашлось желание и вдохновение писать эту работу дальше. Так что я искренне прошу прощения. Не знаю, будет ли бета заинтересована в Статике в дальнейшем, так что пока просто выставляю главу на обозрение широкой публики.
В следующей главе ожидайте пояснений, флешбеков и более подробной истории некоторых персонажей, которых тут просто не получилось упомянуть даже для красного словца. В итоге, от писанины смысловой нагрузки по нулям, так что бейте меня мухобойками и кидайтесь котлетами. Автору тоже нужно чего-то кушать, потому что когда автор кушает - он пишет.




Семь лет спустя, 1988 год.

Лето – априори самое сухое и жаркое время года, но в этот раз оно выдалось, на удивление дождливым. Скупой на осадки июль, обычно безветренный и душный в любое время суток, сейчас был наполнен постоянными грозами. Последнее время тучи могли закрыть солнце несколько раз на дню, и лишь тонкие, редкие, бледно-желтые лучи пробивались через плотные комья. То же самое происходило ночами, озаряя серые тяжелые лоскуты с лиловыми отблесками извивающимися лентами молний, которые разделяли небосвод, будто бы это было разбитое на мелкие осколки зеркало. А потом начинали падать тяжелые дождевые капли: на потрескавшуюся землю у асфальтированной дороги, на густые и зеленые газоны, на пестрые клумбы цветов, – они были везде. Но грозы кратковременны и уже через несколько минут вновь светит солнце, озаряя разноцветную рябь радуги. Говорят, что если идти за радугой – можно найти на другом ее конце горшочек с золотом лепреконов. Быть может, это все враки, а если нет, то почему эти шустрые Фейри прячут сокровища именно во время дождя, оставляя после подсказку для любопытных и знающих людей? Но лепреконы слишком непредсказуемы, как и июль. Если сегодня дождь, то завтра может быть довольно засушливая погода, а в воздухе будет достаточно много пыли, чтобы вы почувствовали ее, когда сделаете вдох.
Юго-запад Англии стойко пытался перенести все капризы весьма своенравного времени года, чувствуя на себе последствия сполна. Близ живописного озерного края, окруженная лесом, расположилась деревня Годрикова Впадина. Она отличалась богатой многовековой историей и выглядела так, будто бы сошла со страниц какой-то сказки: довольно узкие улочки, мощеные дороги, цветочные горшки с вездесущей геранью, архитектура присущая периоду сразу нескольких веков – все это придавало поселению особый шарм, свою собственную атмосферу, что не поддается течению времени.
Преобладание викторианского стиля в здешней архитектуре создавало впечатление о консервативном отношении жителей к своей истории и ценностям, культурным и просто семейным. Светлые ухоженные стены домов, свежеокрашенные рамы и цветные двери, над некоторыми из которых висели крупные колокольчики и частично выцветшие вывески. Это был отличительный знак мест, где не считали зазорным продолжать свое семейное дело и, чаще всего, даже не из-за прибыли, а лишь из-за гордости о столетней и более истории лавки какой бы то ни было специализации. Можно быть уверенным, что где-то на чердаке, в сухом и недоступном для пронырливых домашних вредителей месте, хранится большая конторская книга в потрепанном переплете. Ее пожелтевшие от времени страницы пахнут книжной пылью, от которой слезятся глаза и слегка свербит ноздри, бумага все еще рассказывает о том, сколько сахара было закуплено в далеком 1893-ем году, а строчки, выведенные твердой рукой, почти выцвели, становясь похожими оттенком чернил на лепестки фиалки. Где-то там же, на чердаке, можно найти и один из бабушкиных сундуков, в котором стоит старенький кассовый аппарат с крутящейся ручкой. А рядом с ним будет лежать пара выпавших круглых кнопок со стертыми подчистую цифрами, на местах которых сейчас зияют провалы. Таких домов тут было множество, каждый со своим устоем и историей.

Если в Годрикову Впадину попадает кто-то посторонний, то искренне будет удивлен странностям, которые даже слегка гармоничны и, по сути, делают это место особенным. К примеру, с одного конца поселка, что так и не стал за несколько веков городом, находятся довольно старые здания в весьма плачевном состоянии. В плохую погоду ветер гуляет между домами, скрипит где-то открытыми рамами окон и свистит в щелях, придавая готическим строениям еще более жуткую ауру подобным звуковым сопровождением. Выбитые окна, заколоченные досками, и бесконечное множество объявлений об участках, что продаются, вовсе не спасают от первого впечатления. Почему-то аварийные здания не сносят, а завывания ветра, что оттуда доносятся, называют шалостями призраков. И это немудрено, ведь за странной пустующей улочкой находится кладбище.

Что более интересно, так это пробелы в нумерациях домов и угнетающее количество пустырей, от трех до десяти, по размерам участков и нумерации. Никто ничего не продает, а хозяев земли для перекупки обширной площади под супермаркет, к примеру, искать не хотят из-за неприятного соседства с мертвыми. Так жители окрестили между собой всю ту область, включая аварийные дома, - проклятой. Она, сколько старожилы помнят, стояла особняком, но людей там видели часто. Скорее всего, это какие-то дальние родственники усопших приезжали, чтобы навестить их могилы.

С другой же стороны постройки были вовсе новыми, не старше двадцати лет, простые коробки-дома с гаражами и газонами. Это напоминало картину сумасшедшего художника, который пытается совместить вещи друг другу неподходящие. Хуже выглядели лишь ящики кондиционеров в центре, которые висели на стенах домов, что были построены в начале прошлого века. Эдакие инородные тела, кляксами помечающие присутствие влияния извне.

Слава же у поселка ходила самая разная, начиная от места встречи неупокоенных душ и заканчивая тайной базой инопланетян, которые внедряются в общество людей. Суждения жителей всегда происходят при виде лицевой стороны, погружаясь в вязкое течение времени, что идет здесь довольно медленно. Даже в новой части, казалось бы, где кишит жизнь. Изнанку же всегда предпочитают не замечать, как нечто бесполезное и не оправдывающее лелеемые в тайне надежды о правильности сформировавшегося мнения.
Правда же, как оказалось, состояла в том, что в этом месте жило множество волшебников, которым приходилось делить Годрикову Впадину с магглами. И, к сожалению, тех со временем становилось все больше и больше, а улицы из новостроек разрастались в сторону озера. Само название поселения было истинно магическим, ведь когда-то тут родился Годрик Гриффиндор, один из основателей школы волшебства и чародейства Хогвартс, именем которого и была наименована впадина.

Если знать больше о быте волшебников, то они не слишком любят быть раскрытыми перед сторонним наблюдателем или же становиться объектом соседских сплетен. Но завесу тайны все равно стоит приоткрыть, продолжая изучение столь занятного, такого богатого на процент рождаемости Великих волшебников, места.

Разделив между собой этот маленький рай в отдаленных от оживленных городов местах, волшебники обезопасили свои семьи от излишнего внимания. Таким, обычно, занимались в мегаполисах, пытаясь спрятать целый дом от окружающего мира. Отсюда и разные суеверия, истории и предположения о странных нумерациях улиц. Та же самая ситуация разворачивалась в старой части Годриковой Впадины, где среди довольно крупного пустыря просто возвышались развалины и кучи прошлогодних листьев. На самом деле, будучи лишь маскировкой, старые доски и мусор защищали тех, кто не привык тесно общаться с магглами. Об этом еще в учебниках по Истории магии писала компетентный ученый Батильда Бегшот, которая, к слову, тоже жила здесь, в уединенном доме на окраине поселка, практически рядом с кладбищем.

Но не стоит считать, что все маги предпочитают тихое существование, скрываясь от соседей. К примеру, ближе к району с новыми домами, проживает семейство Поттеров. Поттеры – древнее чистокровное семейство, с которым не побрезговал породниться даже Древнейший и Благороднейший дом Блеков. Это произошло поколение назад, и нынешний глава рода, Джеймс Поттер, приходится кровной и магической родней Блекам, ветвь которых практически прервалась. Четверо ныне живущих потомков имеют неравноправные магические связи со своей фамилией. Беллатрикс Блек, ставшая мадам Лестрандж, а так же Нарцисса Блек, что теперь носит фамилию мужа – Малфой, не имеют прав на наследство, пока в живых есть хоть один мужчина из рода Блеков. А такой, кстати, имеется, но он был выжжен с родового древа, хотя не лишен права распоряжаться имуществом рода. Еще была Андромеда Блек, но после замужества с магглом женщина была лишена всего, а так же права на фамилию рода.

Такие вещи часто происходили, если вопреки традициям, что шли из глубин веков, дети шли против родителей или члены семьи нарушали свод законов рода. Каждое такое семейство – монастырь со своим уставом, туда опасно лезть с какими бы то ни было предложениями и поправками. Кто-то ненавидел магглов, кто-то находил их интересными, ну а кому-то было глубоко плевать на них и все их племя – это обычное дело в мире волшебников, создающее противостояние и сеющее семена раздора в обществе.
Что до Поттеров, то они приверженцы так называемого «светлого» течения в магии. Глава семейства борется с преступностью, пропадая днями в Аврорате и являясь лишь под вечер. Рано утром уходит на работу, но не как все обычные мужчины его возраста, получив на пороге дежурный поцелуй от супруги и пожелания хорошего дня, а через каминную сеть, воспользовавшись щепоткой летучего пороха. Таким образом, через несколько мгновений Джеймс Поттер появляется в Министерстве Магии, отряхивает слегка помявшуюся мантию и, надев дежурную улыбку, приветствует сослуживцев и случайные знакомые лица, что изредка встречаются в толпе и лифтах. Нынче время довольно спокойное, преступность сбавила обороты, и работа автора обрастает все большим количеством бумаг на разборку и подпись, отчетами и делами на подшивку. Время идет, близится вечер, и мистер Поттер возвращается домой, все так же через камин, что расположен в гостиной. Там он громко оповещает свое семейство о прибытии, обнимает жену, детей, и направляется к столу, где они уже все вместе садятся ужинать.

Миссис Поттер – обычная домохозяйка, как может показаться на первый взгляд. Ее улыбка всегда дружелюбна, а по отношению к соседям женщина весьма приветлива и отзывчива, если тем требуется помощь, ну или же они просто захотят поболтать. Вечное отсутствие мужа объясняется его работой, ведь он целую неделю проводит в Лондоне, служа на благо общества, и лишь в выходные у Джеймса появляется возможность побыть немного с ней и детьми. Ее выпечка всегда божественна: золотистые корочки пирогов, душистые булочки, присыпанные сахарной пудрой и корицей, даже простой хлеб – все было воздушным и могло покорить сердце любого привереды. Лили часто называли за это волшебницей, на что она лишь посмеивалась и в шутку отвечала, что муж зовет ее ведьмой из-за ночных полетов на метле. Естественно, что никто не верил этой миловидной женщине, отмечая про себя ее своеобразное чувство юмора.

Когда Лили не приходилось посвящать время соседям – она проводила его с детьми, весьма непоседливыми созданиями, а их было двое. А уж когда женщина отправляла детей заниматься чем-то своим, но «только дом не развалите», то уходила в подвал, где уже несколько лет как была оборудована лаборатория. Посреди помещения, на возвышении с выемкой для дров, стоял средних размеров котел, а все стены были заняты полками со множеством склянок. По всей видимости, там находились разнообразные ингредиенты, служащие основой для любого зелья. Когда-то, еще будучи Эванс, женщина мечтала о карьере зельевара или невыразимца, но этим мечтам не суждено было сбыться, так как Джеймс был категорически против. А потому, запирая двери, она занималась своим хобби, дабы не растерять последние навыки и пополнить запасы нужных в быту настоек и лекарств.

Дети в этой семье были такими же необычными, унаследовав магическую силу от своих родителей, они не ходили в местную школу при старой церквушке, не пели в хоре и по воскресениям не отправлялись туда с родителями молиться. Не сказать, чтобы это положительно влияло на их отношения с другой ребятней, но их это уже не слишком волновало. Помимо такого отшельничества у них было еще множество странностей, которые вечно окружали если не их, то всю семью.

Алан Поттер, мальчик шести лет, был копией своего отца: темные волосы, карие глаза и весьма шкодливый характер – он получил от Джеймса полный набор начинающего Мародера. Непоседливый, вечно в ссадинах и царапинах, которые покрывали его руки и ноги, он доставлял много головной боли своей матери. Нет, Лили всегда следила за состоянием сына, всегда обрабатывала новые «боевые раны» и они мгновенно исчезали, но через несколько минут гирлянды синяков появлялись на коже вновь после, к примеру, неудачного приземления на землю. Миссис Поттер лишь вздыхала, начиная читать отпрыску лекцию о технике безопасности при полете на метле.

А вот старшая дочь, Дорея, довольно сильно выделялась на фоне всего семейства. И дело было не только в нетипичной внешности, но и в характере – довольно спокойная и предпочитающая одиночество компании брата или же детей Уизли, которые часто посещали дом Поттеров. Уизли – еще одна магическая семья, с виду они довольно милые и приятные люди, но девочка считала заботу Молли назойливой, как и внимание ее младших детей: Рональда и Джинни. После общения с Дореей создавалось впечатление, что у нее переходный возраст, наступивший на лет пять раньше. Просто ребенок провел четкую грань между вещами, которые ей нравятся и не нравятся. Вот и сейчас она сидела в мягком кресле, подложив под себя ноги, и листала Ежедневный Пророк, пытаясь выискать определенную статью. Маленькая складка образовалась над переносицей, между темными бровями, глаза бегали по строчкам:

"… попытка проникновения в дом Николаса Фламеля была пресечена своевременным появлением отряда авроров, которые арестовали преступника, - девочка запнулась, потерев внезапно зачесавшийся нос и, закрыв глаза, тихо чихнула. – Ответственный за операцию, глава отряда быстрого реагирования Джеймс Поттер, отказался это комментировать. Как известно, Фламель первый и единственный человек за всю историю, которому удалось…"

Дальше можно было не читать, ведь остаток статьи практически дословно пересказывал книгу авторства Батильды Бегшот о знаменитых людях и величайших открытиях в истории магического мира. Согласитесь, довольно странно видеть восьмилетнего ребенка заинтересованным в сводке криминальных новостей, но на то была своя веская причина – один подслушанный разговор.
Позавчера вечером, уже довольно поздним, когда дети должны были лежать в своих постелях, Дорее приспичило пойти на кухню за имбирным печеньем. Для нее в тот момент главным было проскользнуть мимо спальни родителей, не наступив на предательски скрипящие половицы под красной ковровой дорожкой, ведь если девочка попадется в столь позднее время – получит неслабый выговор о здоровом сне и режиме дня. И вот, дойдя до лестницы, она увидела полоску света на полу прихожей, которая расползалась в ширине со стороны кухни.

- И вы считаете, что это был кто-то из приспешников Сами-Знаете-Кого? – удивленный голос отца заставил сердце девочки пропустить удар. Что-то ей подсказывало, что этот разговор она слышать вовсе не должна.
- Да, Джеймс, я почти в этом уверен. Я не верю в то, что Том умер в ту ночь, так что он мог связаться каким-то образом с одним из своих слуг и заставить того добыть камень для себя, - незнакомец говорил медленно, и что-то в его интонации заставляло чувствовать легкое умиротворение. Скорее всего, это был пожилой человек.
- Альбус, не значит ли это, что нам… - Поттер вздрогнула, она так увлеклась подслушиванием, что не заметила, как кто-то подошел к ней сзади. Теплая ладонь с тонкими длинными пальцами мягко зажала ей рот, вторая опустилась на плечо. По спине пробежал холодок испуга, а тело покрылось гусиной кожей. На лицо упала длинная рыжая прядь, девочку отпустили.
- Тс-с, - мать, будто любопытная школьница, присела рядом с Дореей и тоже начала прислушиваться. Длинный пеньюар поверх ночной рубашки мешал женщине из-за обилия слоев полупрозрачной ткани и при движении шуршал почти так же громко, как конфетная обертка.
- Я не знаю, но вашей семье следует вести себя более осторожно. Даже если героем пророчества является Невилл, то нельзя исключать возможности нападения на твою жену и дочь.
- Ну а если не является… - в голосе мужчины было все больше неуверенности.
- Тогда будьте еще более осторожны, - даже не видя этого человека, было ясно, что он улыбается.

Дорея посмотрела на мать, брови изогнулись в немом вопросе. Что-то ей подсказывало, что Лили Поттер сейчас была очень сердита на своего мужа, а потому девочка медленно развернулась и начала красться обратно к себе в спальню.
Пошла ли мать за ней тогда – она не знала, но снизу не донеслось никаких криков. Вариантов всего два: либо заклинание против подслушивания, либо Джеймс и этот Альбус ее так и не заметили. И теперь оставалось только копаться в газетных вырезках, это убийственно скучно, но конечная цель обязана окупить все старания.

***


Начало августа, 1991 года.

- Дорея Поттер! Немедленно спустись вниз! – властный голос Лили разнесся по дому, опережая ароматы из кухни. Кажется, завтрак уже начался, а девочка так увлеклась занятием, что упустила из виду общее расписание.
- Иду, мам! – крикнула Дорея в ответ, открывая дверцу навесного шкафчика. Там она хранила все материалы из Пророка и других изданий, которые каким либо образом касались ее семьи. Дверца с хлопком закрывается, а взгляд ловит на ней небольшое пятнышко, что наглым образом выдали лучи дневного света.
- Вечером этого не было, - девочка поморщилась, оглядываясь в поисках чего-то отдаленно напоминающего салфетку или носовой платок. Вздох, кончики пальца проводят по испачканной поверхности – она липкая, быть может, это был абрикосовый джем, который вчера вечером она намазала на стащенные со стола тосты. Но ведь точно мыла же руки, откуда взялось!?
- Дорея! – кажется, мать была в весьма плохом настроении. Девочка быстрым шагом последовала к двери, но споткнувшись о задравшийся коврик, едва не поцеловала его ворс.
- Ау, - поджав пальцы на правой ноге несколько раз, пытаясь отвлечься от раздражающего ощущения удара, она хлопнула дверью и, мысленно посчитав все ступени, спустилась в прихожую, а после, вздохнув, зашла на кухню.
- Ну, наконец-то, - фыркнул вихрастый мальчуган, потянувшись к чесночным гренкам. В его тарелке выделялась яркостью желтков яичница-глазунья, а рядом лежало несколько ломтиков бекона.
- Алан! – свернутая газета шлепнула мальчишку по руке, а сидящий рядом мужчина улыбался слишком широко. Пока Лили не видела – он сам стащил гренку под возмущенные взгляды сына. Дорея закатила глаза к потолку, внутри посмеиваясь над правилом «не есть, пока все не соберутся за столом», это было довольно старомодно, но весьма забавно. Джеймс добавил в свой кофе немного сливок и начал размешивать, подмигнув дочери.
- Милая, не дашь папе сахар? – плюхнувшись на стул стоящий рядом, она вздохнула и передала сахарницу на другую часть стола. – Чего так поздно, неужели моя правильная дочь наконец-то решила приготовить какую-то шалость и заставить отчаявшегося отца гордиться собой?
- Не смей ее подбивать! – мимолетом опуская пеструю вязаную прихватку для горячего мужу на голову, конечно же, как наказание за весьма сомнительные лавры для старшего чада, Лили поставила перед дочерью тарелку с завтраком, а потом с поджатыми губами села на свое место.
- Ну же, дорогая, я просто боюсь, что она станет похожей на мою мать, - ворчливо сказал мужчина, сделав глоток кофе. Его рука дернулась, видимо из-за слишком высокой температуры напитка. На светлой скатерти расползаются несколько некрупных пятен, изумрудные глаза неотрывно следят за этим безобразием. Короткий взмах палочки и невербальное заклинание останавливает диверсию темных цветов на белоснежной ткани.
- А я весьма этому рада, хоть кто-то поможет мне следить за такими оболтусами как вы, - невозмутимо ответила миссис Поттер, взяв в руки столовые приборы. Алан тут же последовал ее примеру, накладывая в тарелку побольше, и начиная уплетать это за обе щеки. Вот уж кто считал подобное ожидание совершеннейшей ересью и настоящей пыткой для юного подрастающего организма. Этот самый организм не так давно был наказан за взрыв в гараже. Пусть тот и пустовал в основном, но метлы… Метлы несколько пострадали от экспериментального зелья Лили, в которое макнули хлопушку.

Дорея хорошо помнила, как набор юного пиротехника был спрятан от греха подальше, а мягкое место брата еще долгое время напоминало о себе и по своему желанию садиться не хотело.

- Мам, а вы с папой возьмете нас сегодня с собой? Мы так давно не были в Косом Переулке! – братец выглядел паинькой, что на корню убивало едва успевшее зародиться доверие у стороннего наблюдателя, что хоть сколько-то был знаком с их семейством.

Родители иногда брали их с собой, редко отказывая отпрыскам в разнообразных капризах, начинающихся с «купи мне…». Но ведь одно дело ходить за покупками с родителями и пытаться выклянчить для себя побольше, а другое скупаться для учебного года в Хогвартс – толкотня более обычного, самый настоящий список необходимого лично для те… ну ладно, для Дореи, но ведь смысл практически не меняется, правда?

- Ал, ты серьезно думаешь, что тебя кто-то оставит здесь одного? Учти, мне еще возвращаться сюда на каждые каникулы, а быть бездомной, начиная с сегодняшнего дня не слишком уж хочется, - быстрый тычок под ребра дорогому братцу и невозмутимый вид – маленький компромисс перед двумя взрослыми семейства.

Дальнейшая трапеза прошла без конфликтов и каких-либо более-менее интересных происшествий, а после их встретил Косой Переулок своим вечным гомоном и нескончаемым потоком разношерстных личностей возле лавок.
Бывает так, что водоворот событий закручивает подобно пружине и приходится надолго выпасть из реальности. Школьные мантии, разнообразные мелочи, чемодан, котлы, ворох новой одежды…

- Мисс, возьмите вот эту, - вырывает из мыслей скрипучий голос господина Оливандера. Его седые волосы смешно торчат в стороны, а сосредоточенный взгляд буквально впивается в лицо девочки. Та моргает, а после аккуратно сжимает в ладони холодное дерево. На зеркале ползет сеть трещин. – Нет, точно не она, определенно…

Бормотание, под которое хозяин магазина скрывается от покупателей где-то между стеллажей, в то время как палочка падает на бархатную подкладку футляра и исчезает на полке. Какая она была по счету? Девятая? А может тридцать девятая? Кажется, Алан уже начинает ныть.

- …ни за что на свете больше не приду, - обиженный голос брата даже вызывает улыбку, ладонь все еще холодит и покалывает подушечки пальцев от предыдущей.
- Дорогая, держи деньги, мы пойдем и купим тебе сову, - мама вкладывает ей в карман несколько золотых монет, пока отец выводит Алана. Кажется, те двое давно переключились на обсуждения последнего чемпионата мира по квиддичу. И что может ребенок в этом понимать? А может все дело лишь в том, что она девочка? Тихий вздох, пока за матерью закрывается дверь.
- А теперь попробуйте эту! – очередная куча коробок едва ли не заставляет обреченно застонать. Это кажется бесконечным и как же хорошо, что выбор волшебной палочки они оставили под самый конец списка. – Ай! Нет-нет, возьмите другую.
Ценные указания Оливандера, пока тот увернулся от чернильной кляксы, вылетевшей с кончика золотистого дерева. Что он там говорил? Яблоня или груша?
- Наверное, стоит попытать счастья в другом? Попробуем что-то более нестандартное, – мужчина задумчив, когда собирает палочки и перешагивает через осколки от разбитой вазы у стойки. Дорея уже не может сдерживаться и громко чихает, прикрывая ладонями нос и рот.
- Будьте здоровы, мисс Поттер, возьмите. Бузина и перо гиппогрифа, двенадцать дюймов. Достаточно хлесткая, идеальна для боевой магии и трансфигурации, - на этот раз дерево было теплым, и появилась маленькая надежда на конец затянувшихся мучений. Взмах и… ничего особенного, несколько разноцветных искр.
- Ну, определенно лучше, но все еще не то. Но если идеальную палочку мы вам не подберем – довольствуйтесь бузинной. А теперь тис и сердечная жила дракона, тринадцать дюймов, гибкая. Хороша для всех видов магии, несколько своенравна, - по телу волнами разливается тепло и на мгновение дыхание перехватывает. Появляется ощущение, будто бы всю свою жизнь до этого она прожила без чего-то слишком важного, а теперь нашла.
- Кажется, это оно, - неуверенно смотрит на мастера палочек Дорея и переводит озадаченный взгляд, рассматривая витиеватую рукоять, цветом более темную, чем сама палочка.
- И всего-то следовало не искать вам что-то легкомысленное, - кажется, не только её утомили эти последние два часа, и получивший свои деньги Оливандер, буквально просиял, пускаясь в объяснения. – Эти комбинации более зрелые, я привык предлагать их взрослым, так сказать, цельным личностям. Преимущественно мужчинам, ведь и бузина, и тис славятся своим дурным характером и сложностью в подчинении. А уж сердечная жила дракона и подавно! Не расстраивайтесь, если ваши заклинания будут удаваться вам через раз несколько первых месяцев – покажите палочке свой характер. Всего вам доброго, мисс Поттер.

Признаться, девочка была несколько разбита известиями о «сложном характере» палочки, которая ей досталась. На успеваемости можно было сразу ставить жирный крест, буквально с порога школы. Легко, наверное, этому старику говорить.

- Покажите характер, не давайте над собой главенствовать, - передразнивает себе под нос темноволосая, убирая взмокшие пряди со лба. Изматывающее занятие выбора, наконец, закончилось, а вот пот на лбу все равно остался. – Тренируйтесь первые месяцы, бла-бла-бла…
- Дорея!, - рыжий ураган – мягко сказано, когда сразу несколько представителей семейства Уизли оказываются рядом и все пытаются тебя получше рассмотреть да побольше пощупать. Артур и Молли разговаривали с ее родителями у магазина домашних питомцев, а дети устроили небольшую потасовку. Близнецы кидали друг другу какой-то потрепанный учебник, а красный от стыда Рональд бросался от одного к другому в попытке отнять свое имущество.
- И не стыдно вам двоим? Это выглядит довольно мерзко, - нахмурив брови, девочка попыталась отвесить каждому подзатыльник, но явно проигрывала в росте, да и в проворности этим двоим. Видимо, многолетний опыт загонщиков делал их сложной добычей для будущего первокурсника.
- Ну что ты, это всего лишь… - ну конечно, начинают они попеременно, как и обычно. Иногда это дико раздражало, прямо как сейчас. А иногда было весело, но… лишь в редких случаях.
- … небольшая зарядка для Ронни!
- Ведь танцы с пауками…
- … у нас дома теперь под запретом.
- Да! Наложили табу! А мы ведь…
- … хотим воспитать из него мужчину!

Фыркнув, то ли от смеха, то ли от возмущения, Поттер покинула этих троих развлекаться на свой лад дальше.

- Привет, Перси. Извини, я еще не дочитала ту книгу, но обязательно отдам ее тебе в ближайшее время, - было действительно стыдно, ведь еще месяц назад девочке деликатно напомнили о небольшом долге.
- А, ничего страшного. Я получил этим летом значок старосты, - театральная пауза, дабы каждый зритель и слушатель мог восхититься важностью пятнадцатилетнего подростка. Поттер покачала головой, а рассказчик поправил очки и продолжил, - и никаких проблем с возвращением книги в библиотеку быть не должно. Просто постарайся не забыть ее дома перед отъездом в школу. Если попадешь на Гриффиндор, то отдашь первого числа, после банкета.
- О, это очень мило с твоей стороны, спасибо. На счет факультетов я еще не уверена. Если рассуждать непредвзято и искать себе такой же Дом – мне подойдет Равенкло, - умолчав о своенравной палочке, которая может сломать ее желание пойти наперекор отцу и отдалиться от шумного семейства рыжих и, несомненно, ее брата в будущем, Дорея развела руками. – Другие варианты я практически не рассматривала, уж извини.

Перси понимающе кивает, поправляя на этот раз уже отворот мантии с отполированным значком старосты факультета львов. Это выглядит довольно мило и забавно, его желание показать собственную значимость. В каком-то смысле девочке даже было жаль своего знакомого – слишком много детей: взрослые Билл и Чарли, слишком громкие близнецы и бестолковый Рон. А еще Джинни, хотя последняя была ей даже симпатична.

- Мой отец лишит меня наследства и выгонит из дому, если я попаду на Слизерин, - доверительно и тихо рассказывает она, вспоминая слова Джеймса Поттера. На одном семейном ужине тот сказал, что в Слизерине он не видит ничего плохого помимо самих слизеринцев.
- Там учатся довольно сложные, хм, дети, - Перси недоволен, видимо, слизеринцы действительно являются проблемой. Он открывает было рот для очередной фразы, но потом резко извиняется и скрывается дальше в толпе, пробираясь к какой-то девочке. Пожав плечами, непутевая дочь своего отца направляется к магазину магических чемоданов. Утром они уже были здесь семьей, но некоторые дамские сумочки, что по возрасту иметь ей было бы просто вульгарно, запали в память. Постояв, вздохнув и решив для себя обязательно купить что-то с рождественских карманных денег, Дорея начала выискивать своих на улице.

Со временем стало чувствоваться волнение. Уизли не было видно, без их рыжих макушек в виду ориентира отыскать папу с мамой здесь уже не так-то и легко. Вдруг все звуки перекрывает жуткий вой сирены, а со стороны Лютного Переулка бегут напуганные люди. За ними же… фигуры в черных мантиях, под капюшонами которых виднеются маски, отдаленно напоминающие черепа. Лучи заклинаний летят во все стороны, слишком громко, практически невыносимо, и Дорея зажимает уши руками. Ее кто-то хватает и следующее что девочка помнит – рывок в районе пупка и подступившая к горлу тошнота, когда колени и ладошки касаются пыльного ковра темной прихожей. Голова сильно кружится и приходится привалиться к стене, пока зеленые пятна пляшут перед глазами. Полы черной мантии стелятся в пол, а она смотрит наверх. Место смутно знакомое, хотя тут слишком темно, чтобы сказать наверняка.

- И что ты там делала одна? – голос режет без ножа, а когда маска падает в ноги темноволосому мужчине, что выглядит почти сердитым. Не оставаясь в долгу и все еще морщась от рвотных позывов, девочка распрямляет спину, и пусть с полу, но не менее сердито ему отвечает вопросом на вопрос.
- А что ты там делал, Сириус?



Примечания:

- Хотелось бы видеть какие-то пожелания по поводу любимых пейрингов или персонажей, потому что судьбу многих великий Рандом еще не решил.
- Флешбеки НЕ будут выведены в хронологическом порядке, так что не удивляйтесь ничему. Возможно, автор просто взял дурную привычку у голливудских сценаристов ;D
- У меня есть навязчивая идея сделать части студентов смену пола. Ну или не части, а только некоторым. К примеру, Драко х)(никто ведь и не заметит *О*)



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Статика" ПРОДА 04.02.2015!!! (гет/слеш/фемлеш, NC-17, макси, AU, в работе)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: