Армия Запретного леса

Понедельник, 28.09.2020, 08:42
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Я замышляю..." (ФУ/ГП/ДжУ~слэш~NC-17~Ангст, Юмор, Драма, Фэнтези~Макси~в раб)
"Я замышляю..."
cemka125Дата: Вторник, 27.05.2014, 12:02 | Сообщение # 1
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
название:Я замышляю...
Автор: MilaAwi

Беты (редакторы): Анри1
Пэйринг или персонажи: ФУ/ГП/ДжУ

Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Ангст, Юмор, Драма, Фэнтези, AU
Предупреждения: OOC, Твинцест, Групповой секс, Underage
Размер: планируется Макси
Статус: в процессе написания
Описание:
Случайно услышанный разговор. Друзья, не оставившие в беде и ставшие чем-то большим. Манипуляторы и предатели. А он... Ну, что он... Он замышляет очень хорошую шалость. Раньше вы шутили с ним? Теперь его очередь.
разрешение на выкладку есть.


Сообщение отредактировал cemka125 - Понедельник, 09.06.2014, 21:10
 
cemka125Дата: Вторник, 27.05.2014, 12:05 | Сообщение # 2
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Предисловие
Тихая ночь опустилась на Тисовую улицу. Тишина окутала все вокруг. Аккуратные однотипные домики погрузились в сон.
Гарри сидел на подоконнике и смотрел, как в домах гаснет свет. Он почти забыл, когда спал в последний раз. Теперь каждую ночь он сидел здесь, спасаясь от совести, которая никак не хотела отпускать его. Как только его глаза закрывались, перед ними снова и снова появлялась та злополучная арка из министерства. Сириус выглядел таким удивленным падая в нее… Не думать, не вспоминать! Юноша провел по лбу дрожащей ладонью. Он не понимал, что с ним происходит. Ему казалось, что часть его словно пытается взбунтоваться, тогда как вторая часть просто не позволяет этого. Что-то темное пыталось прорваться наружу, но останавливалось на полпути и замирало. Это словно давило на Гарри, что с весом совести становилось почти не выносимым. Юноша закрыл глаза на миг, но услышав шум мотора, снова посмотрел на улицу. Странно. Машина в такой час? Здесь? И где она? Шум становился все ближе. Гарри смотрел то в одну, то в другую сторону дороги, но ничего не видел. Внезапно по глазам полоснул свет фар. Юноша поднял взгляд и ахнул. Такое он уже видел. Только вот фордик давно канул в лету на просторах Запретного леса. Тем не менее, он знал только одну семью, что может прилететь к нему на машине. Сейчас, после месяца молчания с их стороны, он надеялся, что не ошибается.
«Снейп сказал бы, что я снова думаю тем местом, в котором обычно расположен мозг Гриффиндорцев» - думал юноша, пока тихонько крался к дверям. Ему везло – Дурсли спали довольно крепко. Придержав дверь так, чтобы она не скрипнула, Гарри выскользнул на улицу. Машина стояла чуть в стороне, как раз так, чтобы ее не увидели из окон. У пассажирской двери, облокотившись на нее боком, юношу ждал очень знакомый силуэт.
- Фред, что вы здесь делаете? – Гарри улыбнулся, и с удивлением заметил, что лицо одного из вечных шутников осталось серьезным, а глаза очень печальными.
- Гарри, нам нужно поговорить. Ты можешь сесть в машину? Это очень важно – Джордж перегнулся через пассажирское сиденье и кивнул юноше на заднюю дверь.
Гарри забрался в машину и подвинулся. Неожиданно Фред забрался назад вместе с ним. Джордж развернулся, чтобы ему было видно сидящих сзади парней.
- Ребята, что происходит? – спросил Гарри, заметив, что близнецы предельно серьезны.
- Гарри… мы сегодня узнали кое-что важное. Это… - Фред замолчал и отвернулся к окну.
- Гарри, все оказалось не таким, каким мы это видели, - Джордж протянул руку и сжал ладонь брата. – Я тоже не знаю, как сказать. У меня в голове не укладывается. Ладно, начну по порядку. Мы сегодня были в Норе. Приехали забрать кое-что. Там теперь усилены меры безопасности, поэтому пропускает только Уизли и членов Ордена. Машину мы оставили у деревни. Нас никто не видел, когда мы пришли.
- Мы уже собирались здороваться, когда услышали обсуждение их планов. У нас волосы дыбом встали, - Фред снова повернулся к Гарри.
- Что за планы? – спокойно спросил юноша, чувствуя, как то темное, что так пугало его, внезапно стало подталкивать, принуждать услышать то, что ему хотят сказать.
- Я начну сначала. Мы поняли, что встреча на вокзале с тобой была подстроена.
- А мы еще удивлялись, почему мать так долго поправляла кофту Джинни и шнурки Рона!
- Рон подошел к тебе уже по плану.
- Его склоки с Малфоем из той же серии.
- Грейнджер так же следует плану.
- Она начала действовать после того, как вы столкнулись с троллем.
- Ребята, тише! – Гарри понял, что ничего не понял. – Какой план?
- Директор считает, что выживший после битвы герой никому не нужен. Ты будешь слишком силен политически. А ему не нужен конкурент. Плюс – ты богат и Лорд. Денежки пригодятся и ему и верным сторонникам, а титул вполне может перейти жене.
- Вы уверены?
- Да уж лучше бы небыли! – Джордж ударил рукой об руль.
- Вы еще что-то хотели сказать?
- Стандарт при манипуляциях – зелья. Тебя ими пичкают с первого курса. Если хочешь – мы можем доказать. Вот, - Фред достал из кармана шприц. – Это новая разработка. Очищает организм от всех введенных зелий. Готовили против амортенции, но перемудрили.
Гарри, молча, указал на руку.
- И ты так просто дашь себя уколоть? – Джордж с удивлением смотрел на юношу.
- Джордж, вы когда-нибудь задавались вопросом, как я вас различаю? Нет. А, тем не менее, я ни разу не ошибся. Разберемся с этим, и я вам все объясню. Вперед Фред. Это не страшно.
Фред сделал Гарри укол и прижал к себе. Он крепко держал паренька, пока того скручивало от боли. Наконец все кончилось.
- Гарри, как ты? – с испугом в голосе спросил Джордж.
- О, великолепно. В голове так точно просветлело. Ясненько так, ни одного облачка, - горько усмехнулся парень, отстраняясь от Фреда. – Все, правда…
- Что будем делать? – близнецы напряглись, ожидая решения Поттера.
- Как что? Ставить всех на место. У меня к вам парочка идей. Так что не расслабляйтесь. Вы же со мной?
- А ты сомневался? – удивился Фред.
- Да не очень. Вам нужно перебраться в Хогсмит… а мне посетить банк. Нужно провернуть такую шутку, что бы они запомнили и больше не вылезали, - парень открыл дверь со своей стороны и вылез наружу. – Джордж, не патентуй это зелье. Опасно.
- Почему? – близнецы уставились на шприц в руках Фреда.
- Оно снимает последствия не только зелий, но и заклинаний. Я только что вернул кое-что Волдеморту и вспомнил парочку интересных встреч. Ребята, вы не сможете мне завтра подвезти книги за все курсы? Чары, трансфигурация, ЗОТи и зелья. И еще на ваш выбор. Мне многое надо наверстать.
- Я завтра как раз свободен, - Джордж кивнул.
- Отлично. Похоже, зелье еще работает. Так что все прояснится к утру. Давай встретимся часиков в девять. Ты сходишь со мной в банк? – Гарри скривил просительную моську, чего не позволял себе ранее и с удовольствием увидел, как близнецы синхронно кивнули.
Он уже отходил от машины, когда услышал шепот.
- Что это было?
- Понятия не имею, но он выглядел чертовски мило.
- Это да…
Гарри усмехнулся. Теперь все встало на свои места. Что ж, я замышляю…
 
cemka125Дата: Вторник, 27.05.2014, 12:06 | Сообщение # 3
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 1
Джордж подъехал ровно в девять. Гарри к тому времени сделал все, что требовала тетушка и, как впрочем, и всегда, поспешил исчезнуть из дома. Он подошел к машине и забрался на переднее сиденье.
- Как ты? – тихо спросил Джордж и медленно тронулся с места.
- Если честно, то не очень. Хочется одновременно поржать и поплакать. Пока не знаю, что выбрать.
- Если что, просто знай, что мы рядом. Фред закончит с экспериментом и отправится в Хогсмит, договариваться о покупке Зонко. Так что и в Хогвартсе ты будешь рядом.
- Я рад. Правда, рад, что тогда, на вокзале встретил вас. Пусть остальное и не радует, но это было хорошим событием.
- Наверное, ты прав. Только мы бы предпочли все же без такого откровения про нашу семью.
- Да… Мне жаль, что так получилось. Но теперь ничего не поделать. Мне проще. А вот вам…
- Гарри, мы не отказывались от семьи, но если они не одумаются, то нам с ними просто не по пути. Это зависит не от того, что мы с тобой. Просто мы не сможем принять это.
- Я понимаю.
Они, молча, доехали до Дырявого Котла. Джордж достал с заднего сидения две мантии с капюшонами и передал одну Гарри. Поттер накинул ее на себя и постарался как можно сильнее спрятать лицо. Пройдя через Котел, они вышли в Косой переулок. От того радостного настроения, что царило на этой улице, остались лишь воспоминания. Несколько лавочек, включая магазин Олливандера, были заколочены, кое-где не хватало стекол.
- Это так же причина перебраться в Хогсмит, - Уизли указал в сторону их магазина, сверкавшего, словно праздничный салют. – Мы здесь неуместны.
- Здесь многое теперь неуместно. Идем, - Гарри пошел к банку.
Гоблины казалось, совсем не замечают того, что вокруг идет война. Банк был точно таким, как и тогда, когда ему было одиннадцать. Поттер прошел к стойке.
- Уважаемый, здравствуйте. Извините, но мне очень нужна ваша помощь.
- Я вас слушаю.
- Я даже не знаю с чего начать…
- Начните с имени.
- Гарри Джеймс Поттер.
- О, это уже не мало. Сейчас я приглашу вашего управляющего. Подождите вот там, - гоблин указал на диванчик, стоящий напротив стойки.
Гарри и Джордж присели и осмотревшись расслабились.
- Как думаешь, что здесь будет? – поинтересовался Джордж.
- Я не знаю. Понимаешь, я же никогда не интересовался правилами и законами. Меня от этого грамотно отвлекали. Так же как и от зелий. А про ЗОТи я просто промолчу. Я не должен был знать то, что мне не положено. Я должен был просто и без затей сдохнуть. Хоть и героически. Причем это произошло бы раньше Волдеморта.
- Но даже если взять все, что мы узнали, то почему тебя хотели убрать раньше?
- О, просто вы знаете не все факты. Здравствуйте. Вы управляющий делами Поттеров? – Гарри обернулся к подошедшему гоблину.
- Вы совершенно правы. Пройдите, пожалуйста, со мной, - покосившись на Джорджа, взявшего Гарри за руку, он прошел к едва заметной двери.
Юноши последовали за ним и оказались в довольно просторном кабинете. Гоблин указал им на кресла, а сам забрался на высокий стул, стоящий у стола.
- Мистер Поттер. Несмотря на все разговоры о том, что мы не очень любим магов, я рад вас видеть. Дело в том, что мы прекрасно общались с вашей матерью. Да, не удивляйтесь. Лили Эванс была очень милым созданием и могла очаровать любого. С ней было приятно поговорить. И она просила помочь вам, когда у меня появится такая возможность. Раньше ее не было, поэтому я защищал вас здесь. Ваши сейфы в полном порядке и преумножаются. К сожалению, вы еще не имеете возможности пользоваться всеми пятью, но можете открыть еще один. Вот тут я советую вам почитать это и подумать. Что вам нужнее, - гоблин протянул Гарри свиток пергамента.
- Извините, как мне обращаться к вам? – Сказал юноша, просмотрев список.
- Мисс Лили всегда называла меня господин Мируш. Мое имя слишком сложное даже для гоблинов.
- Господин Мируш, поправьте меня, если я ошибусь. Два сейфа с деньгами отпадают сразу. Остаются артефакты, книги и родовой. Артефакты все же можно достать, как и книги. Пусть там и редкие экземпляры. А вот поддержка рода мне сейчас не помешает. Вижу я прав. И еще, почему вы не требуете доказательств, что я действительно Гарри Поттер?
- А вы довольно умный молодой человек, - усмехнулся гоблин. – Выделяете главное, хотя у вас катастрофически не хватает знаний. Я вижу вашу магию, молодой человек. Я видел ее в день вашего рождения и запомнил на всю жизнь. Идемте. Вам нужно познакомиться с вашим родом. Пусть ваш друг подождет здесь. Это не долго.
Гарри кивнул Джорджу и вышел вслед за гоблином в дверь расположенную за столом. Они почти сразу подошли к открытому со всех сторон лифту.
- Не пугайтесь. Здесь задействована довольно сильная магия. В отличии от министерских, эти лифты удобны. Это действительно оказалось так. Движение абсолютно не ощущалось.
- Мистер Поттер, вы доверяете тому молодому человеку, что пришел с вами?
- Да. Если бы не они, то я не попал бы сюда. Выяснилось, что меня опаивали зельями, чтобы я не задавал ненужных вопросов. Они дали мне то, что изобрели сами. Придумывали как шутку, но получилось далеко не так. Их изобретение сняло не только последствие зелий, но и чар, таких как те, что корректируют память.
- Так вот в чем дело…
- О чем вы?
- Ваша магия. Она слишком чиста. Словно вы только появились на свет. Думаю, я не ошибусь, если скажу, что вам стоит ждать и внешних изменений. Она будет улучшать ваше тело под себя. Думаю, очки вам осталось носить от силы пару дней.
- О, это радует.
- Действительно. Так же совет. Пусть они испробуют зелье на себе. Может быть, получат интересные и полезные результаты. Мы прибыли.
Они вышли в уже знакомый Гарри коридор. Школьный сейф был немного в стороне от того, который открыл мистер Мируш. Гарри вошел внутрь и, увидев только большой постамент в центре, вопросительно посмотрел на гоблина.
- Я закрою дверь. Как только услышите, что она щелкнула, подойдите к центру. Появится то, чего вам нужно коснуться руками и ждать. Удачи.
- Хорошо.
Как только гоблин закрыл дверь, на постаменте появился шар из гончарной глины, украшенный рунами. Юноша подошел к нему и приложил ладони к поверхности. Какое-то время ничего не происходило, а затем он почувствовал, словно что-то разглядывает его. Стало холодно.
- Так вот ты какой, новый Глава. Что привело тебя сюда? – раздался насмешливый голос, тональности которого переливались от мужского к женскому.
- Мне нужна помощь. Куда еще я могу обратиться, если не к предкам. Мне не справиться без вас.
- Ты позволишь нам посмотреть?
- Смотрите.
Теперь уже взгляд смотрел глубоко в душу. Перебирались воспоминания, страхи, надежды… Вместе с этим взглядом юноша снова узнавал себя.
- Да. Тебе нужна помощь, хотя у тебя есть помощники, но вы не справитесь втроем. Ты достоин того, чтобы поверить в твою честность. Иди, дитя. Скажи тому, кто за дверью, что тебе оказана величайшая честь. Пусть он говорит.
Голос пропал, как впрочем, и ощущение взгляда. Гарри отошел к двери и постучал. Гоблин тут же открыл ее.
- Что вам сказали?
- Сказали, что мне оказана величайшая честь, и вы должны мне что-то говорить.
- О, это великолепно. Идемте.
Они проделали путь обратно в кабинет, сохраняя молчание. Гарри подошел к Джорджу и присел рядом с ним. Тот словно почувствовал волнение Гарри и чуть-чуть подвинулся в кресле, разрешая парню устроиться удобнее.
- Итак, мистер Поттер, а точнее теперь – Лорд Поттер, я вас поздравляю. Сама прародительница рода дала вам право вступить в права наследования раньше времени. Теперь вам доступны все сейфы. А так же несколько важных документов. Однако я хотел бы сначала отдать вам это.
Гоблин протянул юноше обычное магловское письмо. Гарри распечатал его и с удивлением начал внимательно читать.
«Здравствуй, сынок.
Раз уж ты читаешь это, то меня нет рядом с тобой. Мне жаль если это случилось. Я бы хотела всегда быть рядом. Но видимо судьба сложилась иначе. Гарри, я могу только надеяться, что у тебя все в порядке. Однако если это не так, то ты можешь обратиться за помощью к одному человеку. Он очень хороший друг для меня. И поможет моему сыну. Хотя я не уверена, что он сам понимает, что ты МОЙ сын. Напомни ему об этом. Скажи, что он может забыть все, что захочет, но забывать об этом он просто не имеет права. Если он так сделает, то я очень разочаруюсь. Прямо так и скажи. Мистер Мируш расскажет тебе о нем. И еще. Этот человек твой крестный. Сири стал им по обычному семейному обряду, а он по магии крови. Скажи ему и это.
Я очень люблю тебя, мой сын. И знай, что чтобы не происходило в твоей жизни, я всегда буду с тобой.
Лили».
- Мистер Мируш, вы знаете, о чем здесь написано?
- Да. Мне оставлены указания по этому письму. Я вам все объясню, но чуть позже. Пока же вот это. Так, это кошелек, он связан с вашим сейфом. Подумаете о сумме, и она будет внутри. Это шкатулка для артефактов, а эта для книг. Принцип действия тот же. Все подчиняется только вам.
- Простите, а реликвии рода? – спросил Джордж.
- О, у Поттеров никогда не было этого. Мистер Уизли, вы знаете кто прародитель рода Поттеров? И мало кто знает. Но, так как мистер Поттер сказал, что доверяет вам, я намекну. Раньше, во времена почти всесильных магов ее называли Великой Госпожой.
- Смерть… Певерелл…
- Вы правы. Значит, вы должны знать, какие реликвии у рода Поттеров. Они всегда хранили только мантию. Остальное приходит к ним только в случае опасности. Причем Госпожа сама видит ее уровень и действительно ли что-то грозит ее потомку. Вам все понятно?
- Да, - Джордж кивнул, а Гарри решил, что просто спросит у него позже.
- Мистер Мируш, а кто все же друг мамы? Может он и правда сможет мне помочь?
- О, я не сомневаюсь, что в этих обстоятельствах он будет вам очень полезен. Они с Лили часто приходили вместе, пока она не вышла замуж. Я советую вам как можно быстрее переговорить с ним.
- Его имя, как мне его найти?
- О, нет ничего проще. Его зовут Северус Снейп. Он проживает в Тупике Прядильщиков. Но вам будет проще увидеться с ним в Хогвартсе.
- Да, вот это переплюнуло все ваши шутки, - вздохнул Гарри, повернувшись к Джорджу.
 
cemka125Дата: Вторник, 27.05.2014, 12:07 | Сообщение # 4
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 2
Фред зашел в магазин и сразу направился наверх. В небольшой комнатке второго этажа его уже ждали.
- Привет, - улыбнулся Гарри, поднимая голову от очень старой на вид книги.
- Привет. Как ты?
- О, все уже нормально. Даже лучше. Тебя ждали.
- Зачем? – в два голоса удивились близнецы.
- Ну а как бы я одному Джорджу рассказывал о том, что вы со мной сотворили? – Гарри с улыбкой разглядывал столь похожих друг на друга братьев.
Наблюдательность – это то, что у него так и не смогли отнять. Он еще с платформы девять и три четверти начал приглядываться к близнецам. Уже к середине первого курса ему не составляло труда различить их. Он прекрасно знал, что Фред более легкомысленный, чем Джордж. Знал, что когда они хмурятся, то у Фреда на одну полосочку меньше морщинок на лбу. Джордж, когда волнуется, потирает пальцы левой руки друг о друга. Из таких мелочей у него давно сложился образ братьев. Именно поэтому он сел в машину и позволил вколоть себе зелье. Он знал, что они не лгут. Видел это по каждому их движению, пусть и самому незаметному.
- Так, ребята. Надо проверить шкатулочку, - Гарри подошел к той, что была предназначена для артефактов и задумался.
Через мгновение близнецы заметили, как его лицо стало удивленным, а затем задумчивым.
- Что-то не так? – спросил Джордж, когда юноша, нахмурившись, открыл шкатулку.
- Да вот все думаю, почему мне все вокруг говорили, что моя семья чуть ли не святая… Забавные медальончики. Как раз то, что нужно. Интересный принцип работы у шкатулки. Интересно, та, что для книг работает примерно так же.
- И как? – в Джордже проснулся исследователь.
- Я задумываюсь о том, что мне нужно, а магия подбирает оптимальный вариант. Это с книгами. С артефактами еще лучше – и подбирает, и объясняет принцип действия. Причем, судя по этим медальонам, она еще и просматривает в голове все идеи. Эти вам, - юноша протянул близнецам два из трех артефактов. – А этот мне. Все три действуют как защита разума от внешнего воздействия. Но есть особенность – если заклятия забвения, внушения и прочее на вас не подействует, то… когда я активирую свой медальон, все три вступают в некую связь. Если кто-то захочет узнать про то, о чем мы говорили, то увидит, но лишь то, что мы захотим. Когда же меня нет, то вы просто сжимаете свои в ладони, и воспоминания просто исчезнут с поверхности.
- Словно мы и не говорили, - Фред смотрел на интересное устройство так, словно хотел покопаться внутри.
- И еще, если вы захотите, конечно, можно использовать их для ментальной связи.
- Хм… А это было бы полезно, когда ты будешь в школе, - Фред кивнул.
- Я тоже так подумал. Но это не к спеху, а вот защита от любителей покопаться в мозгах нам нужна.
- Извини, Гарри, но я думаю нам прямо сейчас лучше настроить их на связь. Мы далеко от Тисовой. Пусть лучше будет, - неуверенно заговорил задумчивый до этого Джордж.
- Спасибо, Джордж. Пожалуй ты прав. Одеваем?
- Да. Ты хотел нам что-то рассказать. Так что лучше одеть.
- Действительно. Ну, вот теперь он работает на полную… и мне нужно подумать с чего начать… Пожалуй с того, как я нашел зеркало на первом курсе… Вы знаете про него. Зеркало желаний. Только вот когда в него заглянул директор, то я увидел его сначала с мужчиной, ровесником, а потом с юношей. Причем картинки были с рейтингом восемнадцать плюс. Тогда я поймал свой первый обливиэйт. Дальше пробуждение в лазарете после «спасения камня». Тогда мадам Помфри обнаружила в моей голове забавный довесочек. Уж тут «птичку» поймали мы оба. Дальше лучше. Второй курс прошел под установкой – не сомневайся, мы что-то делаем. Меня сознательно направляли к милому ядовитому другу в Тайную комнату. Хотели одним ударом двух зайцев убить. Только вот не получилось, да еще и подарочек от василиска получил – невосприимчивость к зельям коррекции. Теперь на меня могли воздействовать только ментально. И понеслось. Рон прокалывался несколько раз на третьем курсе, заменили историями про кота Грейнджер. Сама она действовала очень осторожно, но добавили уверенность в том, что маховик времени у нее это нормально. И вот в чем фокус – я выжил. Да еще и Сири с собой вытащил. Опять неожиданность. Еще и вспомнил то, что случилось, когда в меня Волдеморт авадой запустил… почти в меня. Четвертый курс – вообще какой-то пьяный бред. Прокололась вся компания. Подчищали долго и упорно. Так и не смогли полностью стереть воспоминания о ссоре с Роном. То, что произошло на кладбище, чуть-чуть подправили и все. На пятом курсе мой разум уже сдался. Он очень послушно внимал всему, что ему преподносили. Если бы не вы, то в этом году я уже не смог бы сопротивляться. Вот как-то так.
- Забавно до дрожи… так, начнем по порядку, - Джордж уселся на кровать и указал Гарри на удобное на вид кресло. – Те, кто был в зеркале – ты узнал их?
- О, вопрос как раз в тему. Первого я видел на Гравюрах и старых фото. Это Гриндевальд. А вот второго я встретил в Тайной комнате. Это был Лорд, когда учился в Хогвартсе. Забавная картинка получается.
- Дальше – что за довесок?
- Часть души Волдеморта. По планам старика ее должен был уничтожить сам Лорд. Причем вместе со мной. А добрый светлый дедушка за меня отомстит. Это сейчас так. Пока Лорд не возродился, он старался убить меня так, что бы все казалось почти несчастным случаем. Ну, сунулся отважный гриффиндорец, куда не надо. А вот после кладбища игра пошла по-другому. Том на кладбище пытался убедить меня, что я ему не нужен, и убивать меня он не хочет. Только вот после того, как Хвост убил Седрика, я не очень в это верил. И в министерстве я был нужен только для того, что бы выманить директора. У нашего старичка забавная манера избавляться от любовников. С Томом не получилось.
- Так вся эта война месть бросившему его старику? – глаза Фреда стали походить размером и окружностью на галеоны.
- Именно! А самое интересное, это разборки в Годриковой лощине. Когда в меня полетела Авада, я был на руках у Дамблдора. Он просто прикрылся мной. Защита последнего из моего рода сработала на ура. Хотя дедушка в чем-то наивен и все же решил, что это мама постаралась. Увы, но нет. Вот такие пирожки.
- Ладно, а что с довеском?
- О, здесь вам спасибо. Сразу после принятия вашего зелья он ушел к хозяину. Кстати, пока не забыл, мистер Мируш посоветовал вам так же принять это зелье. Сказал, что вы будете приятно удивлены. Мне оно вообще магию очистило так, словно я только родился.
- Ясно. Попробуем вечером. Что будем делать с нашими героями дальше?
- Понятия не имею. Сначала нужно узнать, как изменилась ситуация, потом поговорить с крестным, а потом учиться. Я же и половины нужных знаний не имею!
- С крестным…. – удивленно посмотрел Фред.
- О, да! – захохотал Джордж. – Это наверное потруднее чем все остальное.
- Да уж.
- А как вообще это возможно? – Фред уже ничего не понимал.
- У него в крестных наш дорогой зельевар! Оцени, - Джордж продолжал смеяться.
- Да уж… пошутили.
- Мне и, правда, нужно с ним поговорить, - задумчиво пробормотал Гарри.
- Думаешь, он нам поможет?
- Думаю, что один такой союзник стоит сотни. Вы не в счет. Я сделал кое-что недостойное в прошлом году. Залез в его омут памяти. Его отношение ко мне стало полностью понятным и оправданным. На его месте я, возможно, повел бы себя так же.
- Расскажешь?
- Если он когда-нибудь разрешит мне это сделать.
- Гарри, это связано с твоим отцом? – Джордж перебирал в памяти все упреки зельевара в сторону Гарри.
- Да. Ладно, нужно подумать, как увидеться с ним.
- Ну, это как раз просто. Он зайдет к нам посмотреть разработки зелий, - Фред загадочно улыбался.
- Как? Фред, когда? – Гарри подскочил с кресла.
- Завтра. После полудня. Его заинтересовало зелье проявляющее сущность анимагов.
- Хм… Хорошее зелье. Меня бы оно тоже заинтересовало. Оно работает? – Гарри во все глаза смотрел на близнецов.
- Вполне. Я понимаю, почему оно интересует тебя, но ты только прошел через антидот. Давай мы посмотрим на твою способность к анимагии позже, - Джордж строго посмотрел на него и покачал головой.
- Хорошо. Завтра мне нужно увидеть профессора. О… запаситесь зельем от головной боли. Оно мне понадобится…

Северус Снейп, профессор зельеварения медленно шел к сверкающему до рези в глазах магазинчику в косом переулке. Желания заходить туда у него не то, что бы не было… скорее было желание сбежать. Он уже представил, что о нем подумают, увидев в таком месте. Внезапно его коснулась чья-то рука, и он увидел рядом с собой Люциуса.
- Ты на свободе? – скривившись, потянул Снейп, глядя на как всегда высокомерного блондина.
- Да, как ни странно, но не стараниями своих «друзей».
- Ты всегда хотел принимать желаемое за действительное, Люц. Я уже говорил тебе это. Что ты делаешь здесь?
- Я был в банке. Хочу исчезнуть пока не поздно.
- Метка. Он найдет тебя.
- Все намного хуже. Он поставил метку Драко, пока меня не было. Нарцисса и ее полоумная сестричка просто в восторге. Северус, ты же сможешь помочь моему сыну? Не торопись. Я знаю, что ты давно не предан Лорду. Мне и в голову не приходило выдать тебя. В дальнейшем я тоже это не планирую. Но сейчас мне просто нужна твоя помощь. Драко приказали убрать Дамблдора и провести пожирателей в замок. Нет, он не говорил. Но я могу заглянуть за его блоки. Это способность всех Малфоев. Читать детей. Сев, помоги. Я не знаю что делать.
Северус впервые видел Люциуса таким. Он поверить не мог, что лорд Малфой, который даже в постели оставался ледяной статуей, мог так переживать о ком то.
- Интересно у вас тут, - потянул из ниоткуда чей то голос.
- Кто здесь? – мужчины тут же выхватили палочки.
- О, уберите это. Сейчас вы пойдете со мной. Поверьте, это в ваших же интересах. Видите дверь справа от магазина Уизли. Идите к ней. Не волнуйтесь, вас не видят и не слышат. Черт, у меня сегодня явно удачный день. Идемте, джентльмены.
Мужчины переглянулись и, пожав плечами, двинулись в указанном направлении.
 
cemka125Дата: Вторник, 27.05.2014, 12:08 | Сообщение # 5
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 3
Мужчины подошли к двери, и зашли в небольшое, но довольно уютное помещение. Комната была без окон, но стены покрывали обои с изображенными на них деревьями. Из-за этого казалось, что камин стоит на поляне в лесу. Диван и два кресла словно грелись вокруг него, купаясь в отсветах пламени. На журнальном столике стояло блюдо с фруктами и два графина с соком.
- Здесь будет удобнее разговаривать. Лорд Малфой, простите, это ненадолго. Сомнус…
Северус рванулся было к Люциусу, но тело Малфоя мягко переместилось на диван. Зельевар слегка успокоился. Раз Малфоя просто усыпили, да еще и устроили поудобнее, то невидимка явно настроен если не дружелюбно, то мирно.
- Присядьте, профессор. Если честно, то я опасаюсь, от вас агрессивной реакции.
- И что вы предлагаете?
- Если вам не трудно, то положите вашу палочку на стол. Должен же у меня быть шанс сбежать…
- Вы собираетесь сказать мне что-то настолько неприятное? – Снейп спокойно положил палочку на указанное место и опустился в кресло.
- Зависит от точки зрения. Для начала я хотел извиниться, - напротив зельевара проявилась очень знакомая ему фигура.
Северус вскочил. Гарри Поттер спокойно посмотрел на это и указал ему на кресло.
- Профессор, я осознаю, что поступил недостойно. Я не имел права заглядывать в ваш омут памяти. У меня есть оправдание, но я не буду настаивать, чтобы вы выслушали его сейчас. Просто давайте поговорим. И еще, у меня есть для вас сообщение.
- От кого? – нехотя поинтересовался зельевар.
- Сами подумайте. Меня просили передать вам, что я сын не только Джеймса Поттера. И еще… что вы можете забыть о чем угодно, но если вы забудете об этом, то она будет очень разочарована.
- Лили… но, как?
- Я получил ее письмо в Гринготсе. Профессор, она упомянула кое-что еще, - Гарри увидел, как Снейп вопросительно приподнял брови, закрыл глаза и собрался с силами. – Она пишет, что Сириус был моим крестным по стандартному обычаю. А вы - по крови.
- Она все же провела ритуал…
- Так это правда? – Гарри сел во второе кресло.
- Ваша мама была прекрасным, милым, но ужасно упрямым человеком, - задумчиво ответил Северус.
- Профессор… не хочу сказать, что это плохо, но вы улыбаетесь, - засмеялся Гарри.
- Если об этом узнают, то вы труп, Поттер! – прошипел зельевар.
- О, как я могу! Нет, я никогда не посмею погубить такую репутацию! – юноша кивнул и тут же с его лица спала улыбка. – Черт, так не хочется портить настроение, но нужно разбираться с делами. Я, пожалуй, разбужу его.
Гарри указал на Малфоя. Северус с интересом наблюдал, как парень проводит над лицом блондина рукой. На среднем и безымянном пальце юноши было одето интересное кольцо. Оно занимало собой почти всю фалангу. Казалось, что пальцы обвиты тонким серебряным кружевом.
- Забавное украшение, - зельевар заметил, как Малфой моргнул.
- О, я был рад найти его. На моей палочке слишком много всего понавешано, чтобы я рискнул использовать ее. А это «украшение» полностью скрывает магический след.
- Все интереснее…
- То ли еще будет! Лорд Малфой, я знаю, что вы нас уже прекрасно слышите. Не стоит изображать то, чего нет. У меня к вам серьезный разговор.
- Мистер Поттер…
- Вообще-то лорд Поттер. Меня признала магия.
- О, поздравляю. Лорд Поттер, я еще могу понять, зачем вам Северус. Но я?
- Удивительно слышать такое от Слизеринца. После того, что я услышал, я думал, вы поймете. У нас с Драко может быть много разногласий, но одно общее у нас точно есть. Мы еще дети. Я прекрасно осознаю это. Но прежде чем вы будете рассуждать о том, кто прав в войне. Я вам кое- что расскажу.
Как выяснилось недавно, мне много раз меняли память. Это началось тогда, когда в присутствии директора зеркало мне показало его в объятиях двух мужчин. Одного я узнал сразу. Гриндевальд. Не перебивайте профессор. А вот опознавание второго заняло время. Вы знали, что ваш Лорд во время учебы в Хогвартсе был любовником Дамблдора?
- Откуда у вас такие сведения, мистер Поттер? Зеркало показывает только желания.
- Не совсем. Оно показывает желания, но перед этим мелькают самые эмоциональные моменты жизни. Их-то я и видел. А потом сам Том сказал мне. На втором курсе, в Тайной комнате. Когда я заявил ему, что Дамблдор самый великий волшебник. Он тогда здорово смеялся. Когда начались проблемы с Гриндевальдом, Тому было 15! Он уже был в связи с директором. Дамблдор к тому времени начал уставать от «старого друга». Они с Томом разработали план, как повернуть все так, чтобы выйти сухими из воды. Геллерт может и был «Темным Лордом», но не единственным. Директор так показательно отказался от него, что у бедолаги и, правда, слегка крышу сдуло. Я могу только предполагать, что именно там произошло. По словам Тома, Геллерт сделает все, если поверит, что Дамби решил вернуться к нему. Думаю, директор так и сделал. Я думаю, что Геллерт Гриндевальд был побежден вовсе не в «Великой дуэли», как это описано в книгах.
- Почему вы так уверено говорите об этом, Поттер? – Люциус во все глаза смотрел на юношу.
- Потому, что история имеет свойство повторяться. А предавший однажды предает снова. Как сказал Лорд, перед тем как запустить авадой в Дамблдора – «Теперь я понимаю Геллерта, но я не такой дурак!».
- Авадой в Дамблдора… Поттер, вы заговариваетесь! – Северус встал и начал взволнованно ходить по комнате.
- Нет. Я совсем не заговариваюсь. Профессор, вы знаете, от кого происходит мой род? Прародителем считается Игнотус Певерелл, но никто не задумывался о том, кем была его жена. Все просто читают сказку, ахают и считают это правдой. Женой Игнотуса была сама Великая Госпожа. И директор знал об этом. Авада летела не в меня. Я просто был в тот момент на руках у директора. Он думал, что Том не рискнет перейти к таким глобальным методам, пока может попасть в ребенка. Однако не срослось. Но и Том не ожидал, что директор просто прикроется мной. Причем мама действительно пыталась спасти меня. Том сам не ожидал, что она бросится наперерез первой Аваде. А вот вторая в директора летела уже и за нее тоже. Том просто озверел. А Дамби просто прикрылся младенцем. В тот момент Джеймс был уже мертв, и я стал последним Поттером. Госпожа не могла позволить прерваться своему роду. Дальше все было так, как все знают. Такой вот нюанс, а как меняется история…
- Гарри, мне жаль, - Северус подошел к юноше и присев у его ног сжал в ладонях холодные руки. – Я все помню иначе, но почему-то верю тебе.
- Таааак… Как иначе?
- Я услышал пророчество, что ты победишь Тома. Сначала я не знал, что он про тебя. И я передал его Лорду. А когда узнал, то просил спасти Лили… Из-за этого я вернулся на сторону директора. Но он не смог помочь. Когда он появился в Годриковой лощине, все уже произошло.
- Фред! Мне срочно нужно зелье. То, что вы мне вкололи. И ты! Быстрее! – сжав медальон, срывающимся голосом проговорил Гарри. – Профессор, вам сейчас сделают укол. Будете сопротивляться – обездвижим!
- Что за укол?
- Мне его сделали два дня назад. Фред с Джорджем услышали интересные разговоры о том, как меня опаивали зельями. Я рискнул использовать их разработку. Оказалось действенно. Смело не только последствия зелий, но и блоки и затертости в памяти. Магия словно переродилась и стала такой, как бывает только у младенцев. Сейчас я понял, что вам это так же не помешает. А то как-то у вас все слишком, не находите? Вы слишком сильно ненавидели меня, что забыли о том, самом важном для вас. А теперь еще и чувство вины, и как я понимаю оно тоже слишком.
- Гарри, я принес. Что ты задумал? – Фред тихо вошел через замаскированную в стене дверь.
- Профессор? – увидев, как Снейп неуверенно кивнул, Гарри указал на него Фреду. – Сделай ему тоже, что и мне. Похоже, не мне одному подправляли все, что только можно.
Фред кивнул и аккуратно сделал укол.
- Мистер Уизли, почему вы выбрали такой способ введения? – Вяло поинтересовался Северус.
- Стандартное повышение эффекта. Простите, профессор. Будет больно.
- Сносно, - поморщился Северус и сжал зубы.
Гарри обхватил себя руками за плечи и смотрел, как изгибается тело профессора. Неожиданно его кисть сжала рука Люциуса.
- Не переживай так. Мы прошли школу Лорда, а там быстро привыкаешь к боли.
- Я видел. Как вы, профессор? – юноша заметил, что Снейп пытается отдышаться.
- Бывало и лучше. Как все стало интересно! Гарри, у меня к вам пара вопросов! Вы знаете об осколках души?
- Тома? С двумя сталкивался. Один выжег клыком василиска, а второй отправился к Лорду после введения вот этого зелья.
- Ясно. Так, давайте по существу. Память мне хорошо подправили. А вот зелье вражды решили летом не подливать. Именно поэтому вы смогли сегодня достучаться до меня. Вы правы. Директор просто избавляется от очередного увлечения. Мы идиоты. Если кратко, то это все. Пророчество просто уловка. И я не предавал Лили.
- Это радует, - протянул Люциус в своей излюбленной манере. – Теперь я не пойму только одного – причем здесь Поттер?
- Директор понял сразу, что в меня угодил осколок души Тома. Избавиться сразу от меня он не смог. Ему помешал Сириус. Родилась легенда о Мальчике-который-выжил. Дамби решил переждать. А потом начал действовать Том, пытаясь вернуть тело. Нас просто стравливали. Но не вышло, я выжил снова. На втором курсе вы подкинули дневник, даже не зная, что это. И все завертелось снова. А я опять выжил.
- Мне сказали, что это просто темный артефакт. Я даже не знал, что этот дневник столь важен.
- А кто сказал? – небрежно поправляя воротник, поинтересовался Северус.
- Я не помню… А, Горбин. Я показывал ему тетрадку в тот день. А потом психанул. Ничего личного, просто разные взгляды, - Люциус кивнул Фреду.
- Вы чуть не убили нашу сестру, - в комнату вошел Джордж.
- А вот это не так. Директор знал обо всем. Она была просто жертвой. Если бы погибла, стала бы мученицей за правое дело.
- Лорд Малфой, простите, - Джордж поклонился.
- Хм… А вы точно Уизли? – прищурившись поддел его Люциус.
- Как не жаль, но да. Гарри, мы пойдем. Расскажешь потом. Мы решили рискнуть.
- Хорошо. Я зайду, - юноша с грустью наблюдал, как закрывается дверь за близнецами.
- Что происходит? – Люциус так же наблюдавший за тем, как ушли братья, повернулся к Гарри.
- Много всего. Уизли подливали мне зелья. Именно это услышали ребята и приехали ко мне.
- Так, давайте по порядку. Гарри, на третьем курсе что было? – Северус уселся удобнее.
- Еще одна попытка убрать меня. А за компанию и Сириуса, который мог помочь мне понять, что все не так, как кажется. Не вышло и ему подправили память, как и нам… На четвертом все чуть не раскрылось из-за Рона и меня просто задавили зельями и ментально. Жаль, что яд василиска не оказал влияния на все добавки… Когда Том вернулся он попытался объяснить мне все. Но я не слушал. А на пятом курсе я уже даже не сопротивлялся. И как ни странно, но Том постарался это исправить. Он знал о том, что внутри меня часть его души! Он разбудил ее. Понимаете, профессор, эта частичка оставалась со мной только потому, что пыталась помочь. Том два раза увеличивал ее с риском для себя. На кладбище и в министерстве. Но он недооценил того, что меня уже столько лет пичкают не пойми чем и переворачивают мозги. Именно поэтому он начал сходить с ума в столь глобальных масштабах. Два дня назад все изменилось. И, исходя из этого, я хочу встретиться с ним.
 
cemka125Дата: Вторник, 27.05.2014, 12:09 | Сообщение # 6
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 4
- Вы хотите увидеться с Темным Лордом? Я не ослышался? – Северус смотрел на Поттера как на сумасшедшего.
- Попытаться то можно? – Гарри пожал плечами, давая понять, что это не критично.
- Подождите… - Северус встал и начал вышагивать из угла в угол, периодически что-то шепча и делая странные жесты.
- Что с ним? – шепотом спросил Гарри у Люциуса.
- Задумался. Он всегда так выглядит, когда почти готов выдать гениальную идею. О, созрел.
- Я думаю, что нужно дождаться конца года. Лорд будет думать, что Драко готовится выполнить задание, а директор слабеть. Люц, я дам зелья, будешь давать их Тому. Гарри, не смотри так. Если дать ему ваш антидот сейчас, то он может и не выдержать. Зелья стабилизируют магию и тело. Директор же сам себя перескакал. Видимо хотел урвать часть силы Лорда. Да не вышло. Теперь он под действием отсроченного заклятия. Смертельного. Протянет максимум до июня. Так что может быть и не придется устраивать показательную войнушку.
- Потерпеть год я, пожалуй, смогу. Главное никого не прибить за это время, - задумчиво протянул Гарри.
-За этим я прослежу, Сэр Грозный Поттер, - саркастически протянул Северус.
- Вы меня пугаете. Хотя мне очень нужна ваша помощь.
- И в чем же?
- Я знаю, что вы один из лучших дуэлянтов, знаток ЗОТи и боевой магии. Я хотел бы узнать, можно мне иногда обращаться к вам за советом? Я просмотрел несколько книг из родового хранилища. Многое вспомнил из школьной программы, что не мог использовать, пока был под зельями. Но все равно, мне придется просмотреть все учебники за эти годы… пожалуй кроме второго курса. Я боюсь не успеть за это время, так как нужно подтянуть и остальные предметы. Может вы мне посоветуете, какие книги лучше использовать?
- Похвально, Поттер. Начните с «Основы силовой магии». Автора я вам не скажу, так как это по большей части сборник статей. Просмотрите ее – мы обсудим в замке.
- А если не в замке? – жалобно спросил Гарри.
- Сделать это раньше будет затруднительно. Нам лучше не рисковать, встречаясь до конца каникул.
- И не нужно. Возьмите, если вы не против, - Гарри протянул профессору запонки. – Это средство связи. Вам оно подойдет просто идеально. Я заметил, что такие аксессуары у вас присутствуют постоянно в одежде. Да и оформление… смотрите сами.
Северус взял украшение и усмехнулся. Действительно в его стиле. Шестиугольные, из червленого серебра, они поражали своим рисунком. По матовой поверхности вились переплетенные между собой лилии.
- Вы правильно подумали. Хорошо. Я так понимаю, что нужно коснуться левой для начала связи, завершать правой. Не ошибся?
- Нет. Все правильно. Мой медальон настроен на них. Я постараюсь не беспокоить вас по пустякам.
- Спасибо, мистер Поттер. Буду очень благодарен.
- Хорошо. Тогда не смею вас больше задерживать. Мне нужно проверить Близнецов. Немного беспокоюсь о том, какое воздействие на них оказало зелье. Вы можете использовать эту комнату для встреч. Она теперь моя. Сами понимаете, что с Тисовой я часто вырываться не могу. В крайнем случае – предупрежу. А теперь прошу меня простить. Всего вам доброго. Профессор, до связи. – Гарри спокойно вышел в ту же дверь, что и братья.
Северус снова опустился в кресло и задумался, сжав пальцами переносицу. Люциус какое-то время наблюдал за ним, но он никогда не отличался терпением.
- Северус, что происходит? Я не часто вижу тебя таким.
- Анализирую разговор.
- И что?
- Меня напрягает спокойствие Поттера. Он всегда был импульсивен, а здесь проявил не свойственную ему рассудительность и даже воспринял мой совет. Конечно, он сам записал нас в союзники, но это…
- И что ты думаешь по этому поводу?
- У меня такое ощущение, что он словно взведенная до предела пружина. Я опасаюсь того, что он будет делать в Хогвартсе. Если его подставляли все… почти все кого он знал, то становится понятным, что это его не просто выбило из колеи, а практически сломало. Однако он не сдается. Люц. Я начал уважать его. И мне даже хочется, чтобы он заставил их заплатить за все. Очень хочется.
- Это будет интересно… Пожалуй нужно привлечь еще одного союзника. Я позже расскажу тебе. Сначала нужно все проверить… Ладно, ты пойдешь со мной в Мэнор? Там сегодня только Драко. Нужно поговорить с ним.
- Идем. Кстати, у тебя есть нечто подобное для связи? – Северус поднялся и указал Малфою на запонки все еще зажатые в ладони.
- Ты почти член семьи, - явно с иронией пропел Люциус. – Для тебя найдется кое-что получше. Идем.
- Люц, ты сегодня сам на себя не похож.
- Северус… Мне надоело изображать то, чего нет. Из-за этого я могу потерять сына… Из-за этого я потерял тебя… Я все это время наблюдал за тобой, но не мог приблизится и объяснить из-за «кодекса чести Малфоев». Но с меня хватит! Род, который мог так жить, просто не заслуживает продолжения. Я решил обратиться к Прародителю. Поттер подал идею. Если он не поймет, то я выйду из рода. И заберу Драко. Север, я знаю, что уже давно поздно, но я…
- Идем, Люциус, сейчас важнее всего дети. Может быть, мы поговорим об этом, но не сейчас.
- Я понимаю. Идем.
Он снова надел на лицо маску, как, впрочем, и Северус. На улицу вышли двое из самых преданных слуг темного Лорда.

Гарри поднялся по лестнице и тихонько постучался в комнату братьев. Ему ответила тишина. Он подождал немного, но опасения взяли верх. Юноша заглянул в комнату и увидел спящих на кровати близнецов. Фред прижался спиной к груди брата, который перекинул через него руку и прижал ладонь к тому месту, где билось сердце. Гарри зашел в комнату и аккуратно укрыл друзей одеялом. Он несколько секунд понаблюдал за ними и вышел, не заметив, как два пристальных взгляда устремились ему в спину.
Фред вздохнул и с удивлением услышал, как его вздох эхом повторил Джордж. Он повернулся и внимательно посмотрел на брата.
- И ты тоже? – прошептал он, прикрывая глаза и пряча лицо на груди своего отражения.
- А как может быть иначе? – снова вздохнул Джордж и зарылся ладонями в волосы брата. – Мы же одно и то же. Разве нам могли понравиться разные люди? А это Гарри. Помнишь, как он посмотрел на нас на вокзале тогда?
- Когда чемодан затаскивали? А то! Глазищи в пол лица, такие наивные… Его всегда хотелось защитить. А…
- Потом он начал взрослеть и становиться…
- Все привлекательнее. Помнишь, когда он грустил…
- Оставаясь в замке без друзей. А помнишь, как испугались…
- Когда он улетал от дракона. А как удивились…
- Когда он вышел из озера… Он стал наваждением…
- Единственной тайной, что мы хранили друг от друга…
- Как думаешь, это безнадежно? – прошептал Джордж слегка потянув за рыжие прядки, заставляя Фреда посмотреть себе в глаза.
- Я не знаю. Но мы с ним, хотя бы так. А еще у меня есть ты, - Фред вскинул руки и, притянув к себе лицо Джорджа, коснулся губами его губ.

Северус вслед за Люцем вошел в гостиную Малфой мэнора и присев на диван наблюдал за хозяином, который резко выдвигал ящики стола и, покопавшись в них, задвигал на место.
- Отец, Северус… Что вы здесь делаете? МамА сказала, что все приглашены в поместье Креббов.
- Сын, присядь и помолчи! – Люциус закончил обыскивать стол и, пройдя к портрету красивой блондинки в годах, отодвинул его, открыв тайник.
Выбрав там что-то, он повернулся и бросил Северусу булавку. Мужчина кивнул и прикрепил ее к отвороту мантии. Люциус подошел к сыну и закрепил такую же булавку на его пиджаке. Кивнув, он поправил воротник своей рубашки и присел за стол.
- Драко… Я знаю, что за задание дал тебе Лорд, - пристально смотря на сына произнес блондин.
- Я не могу говорить об этом! – Драко попытался было вскочить с кресла, но не успел, застыв от следующей фразы отца.
- Если ты сейчас выйдешь отсюда. То я ничем не смогу тебе помочь. Лорд знает, что ты не выполнишь задание. Только такие фанатички как твоя мать и ее полоумная сестричка могут радоваться этому, не задумываясь о причинах и следствии.
- И что же за причины? – дрожащим голосом спросил Драко.
- Лорд наказывает меня. Он мастер бить по самым слабым местам. Со мной он так поступает не в первый раз.
- А раньше?
- Твоя мать. Свадьба с ней. Если бы не угроза для очень дорогого для меня человека, то я бы так не поступил.
- У тебя была любовница? До мамы? В смысле – возлюбленная?
- Возлюбленный. Лорду категорически не нравилась моя связь с полукровкой, и он напомнил мне, кто я есть. Поняв, что его метод может заставить меня оставить этого человека, но не жениться, он пригрозил уничтожить его. Теперь он решил наказать меня, дав тебе задание, которое не реально выполнить.
- А если я смогу? – Драко взял себя в руки.
- Тогда добро пожаловать в нашу команду. Так же как мы будешь корчиться от круцио и ждать смерти. Вдохновляет?
- Но что мне остается? Я не знаю что делать!
- Тянуть время. До конца учебного года он тебя не тронет. Тяни. Многое может измениться.
- Почему ты так говоришь мне? Ты же всегда поддерживал Лорда!
- Драко, раньше мне было плевать. А теперь, когда я могу потерять тебя… с меня хватит.
- И что нам делать? Идти к Дамблдору? Он же ничем не лучше! На Поттера посмотри…
- Драко. Сейчас на тебе артефакт. Он позволит многое увидеть по-другому. Запрещенный вариант конечно, но так нужно. Просмотри мысли своих однокурсников. Но не злоупотребляй. Узнаешь много и о себе и о других. Никогда не забывай одевать его. Он служит еще и защитой. Сам все поймешь. Северус и ты тоже. С этим артефактом лигиллимента не отследить. Так что посмотри за тем, что задумал дедушка.
- Хорошо, - Северус кивнул. – Год обещает быть не из легких. Хватило бы сил. Драко, если что, то ты знаешь, где меня искать. Люциус. Я пойду. Пока меня не хватились.
- Хорошо. Увидимся, - мужчина подождал пока Северус выйдет и потер руками лицо, вздохнув.
- Отец. Можно вопрос? – Драко с интересом смотрел на него.
- Задавай. Но сам понимаешь, твоя мать и тетка не должны ничего знать.
- Понимаю. Твой возлюбленный… он только что вышел отсюда? Я не ошибаюсь?
- Не ошибаешься. Здесь все слишком сложно. С одной стороны – я потерял его, но с другой – у меня появился ты. Хоть я и не мог вести тебя, как хотел, но ты есть. И я рад этому.
- Отец… Если уж все совсем откровенно, то можно еще вопрос?
- Задавай.
- Я могу теперь стать обычным? Не таким… как ты? Я всегда следовал твоему примеру, но это раздражает. Одни подхалимы кругом. Я… Мне не нравится так жить. Я завидую Поттеру. У него хоть друзья есть.
- Драко, я не так просто дал тебе булавку. Присмотрись ко всем. Может все совсем не так как кажется. И может так случиться, что кое-кому понадобится твоя помощь. Следуй своему пути. Только будь осторожен.
- Хорошо. Осталось дождаться сентября.
- Скоро сын. Скоро.
 
cemka125Дата: Вторник, 27.05.2014, 12:10 | Сообщение # 7
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 5
Гарри сидел на подоконнике и снова и снова перечитывал последнюю главу в учебнике по трансфигурации. Нахмурившись, он встал и просмотрел учебник по чарам и защите. Снова забравшись на подоконник, он задумался. Немного посомневавшись, юноша сжал рукой медальон: «Профессор Снейп, сэр, можно вас побеспокоить?»
Ответ пришел буквально минуту спустя: «Спрашивайте, Поттер. Что там у вас случилось?»

«Возможно вопрос идиотский, но я заметил кое-что, читая учебники. В чарах и трансфигурации движения палочкой и слова второстепенны. Главное - это представить то, чего хочешь добиться. А в защите есть ли такой же принцип?»
«Хм… Интересный вопрос. Я замечал, что многое зависит от воспитания и среды, в которой вырос волшебник. Чистокровные и полукровки, которые не были оторваны от волшебного мира и росли в его атмосфере, легче справляются с представлением. А те, кто рос как магл, больше цепляются за заклинания. Допустим, мой факультет. Студенты не показывают и половины того, на что способны. Они все росли в волшебной среде. Им легко верить в то, что возможно практически все. Однако есть и другой фактор. Ваша мама совершила то, что не удавалось никому. Она поверила в то, что сможет защитить вас от Авады. Вы же не думали, что никто не пытался? А она смогла. Потому что она, в отличии от тех, кто с младенчества слышит о непростительном, не довела эту уверенность до абсолюта. Думайте, размышляйте. Может, вы поймете намного больше, чем я. Есть еще вопросы?»

«Пока нет… Хотя… Сэр, в этом году у нас половина зелий не переносят постороннюю древесину. Вопрос – а если в них попадет щепка от доски для нарезки? Как часто меняют доски? Какая лучше?»
«Попробуйте из стекла, зачарованного на прочность… У меня такая…»
«Спасибо, сэр».
Гарри задумался, глядя на улицу. Высвечивалась интересная картинка. В чем-то были плюсы, в чем-то минусы… Следовало все разложить по полочкам и продумать. Очень серьезно продумать.

Утро началось с визита невзрачной почтовой совы, принесшей нелепые брошюры, вырезки из газет и письмо от директора. Сначала Гарри просмотрел Вырезки из газет. Заголовок одной из них кричал:
«ГАРРИ ПОТТЕР — ИЗБРАННЫЙ?»

Гарри просмотрел статью, и волосы на его затылке попытались встать дыбом.
«Не стихают слухи по поводу недавних беспорядков в Министерстве магии, во время которых снова был замечен Тот-Кого-Нельзя-Называть.
— Ни о чем не спрашивайте, нам запрещено говорить об этом, — сказал вчера вечером у выхода из Министерства сильно взволнованный Стиратель памяти, пожелавший остаться неизвестным.
Однако высокопоставленные источники в Министерстве подтверждают, что в центре беспорядков оказался легендарный Зал пророчеств.
Хотя официальные представители Министерства до сих пор отказываются даже подтвердить, что такое место существует, значительная часть волшебного сообщества убеждена, что Пожиратели смерти, отбывающие ныне срок в Азкабане за незаконное вторжение и попытку ограбления, хотели похитить некое пророчество. Никто не знает, в чем суть пророчества, но многие полагают, что оно касается Гарри Поттера — единственного человека, насколько мы знаем, сумевшего выжить после Смертоносного заклятия и, как нам стало известно, присутствовавшего в Министерстве в ночь, когда произошли беспорядки. Кое-кто даже именует Поттера «Избранным», полагая, что, согласно пророчеству, только он один способен избавить нас от Того-Кого-Нельзя-Называть.
Где сейчас находится пророчество, если оно на самом деле существует, неизвестно, однако
(продолжение на стр.2)»

Гарри скрипнул зубами. Раньше он может и не понял бы, откуда все это могло пойти, но теперь… Директор решил ускорить события. На лице юноши мелькнула усмешка. Он сжал медальон и улыбнулся, услышав голос недовольного Северуса и сонные мяуканья близнецов.
«Спим, значит? А директор не дремлет. Читаем дружно «Пророк» и передаем мне свои идеи. Профессор, пожалуйста, свяжитесь с Люциусом. И простите, но на год меня не хватит!»
Он взял следующую вырезку.

«СКРИМДЖЕР — ПРЕЕМНИК ФАДЖА»
Большую часть первой полосы занимала крупная черно-белая фотография человека с львиной гривой густых волос и лицом, говорившим о жизни, полной тяжелых испытаний. Человек на фотографии махал рукой, указывая на потолок.
«Руфус Скримджер, ранее возглавлявший Управление мракоборцев в Отделе обеспечения магического правопорядка, сменил Корнелиуса Фаджа на посту министра магии. Большинство волшебников горячо приветствовали это назначение, несмотря на то, что в первые же часы после вступления Скримджера в должность поползли слухи о разногласиях между новым министром и Альбусом Дамблдором, недавно восстановленным на посту Верховного чародея Визенгамота.
Представители Скримджера признают, что он встречался с Дамблдором немедленно по принятии высокой должности, но отказываются комментировать обсуждавшиеся при этом темы. Как известно, Альбус Дамблдор
(продолжение на стр.3, ст.2)»

Оставалась еще одна статья, озаглавленная:
«МИНИСТЕРСТВО ГАРАНТИРУЕТ БЕЗОПАСНОСТЬ УЧЕНИКОВ»
«Недавно назначенный министр магии Руфус Скримджер в своем сегодняшнем выступлении говорил об усиленных мерах безопасности, принятых Министерством для охраны учеников, возвращающихся этой осенью в Хогвартс, школу чародейства и волшебства.
— По вполне понятным причинам Министерство не может познакомить общественность с подробностями новых планов усиленной охраны, — сказал министр.
Однако источник в Министерстве сообщает, что эти планы включают защитные чары и заклинания, сложную систему контрзаклятий и небольшой отряд мракоборцев, специально выделенный для охраны школы Хогвартс.
Судя по всему, большинство волшебников удовлетворены энергичными мерами Министерства по обеспечению безопасности учеников. Вот что сказала нам миссис Августа Долгопупс:
— Мой внук Невилл — один из близких друзей Гарри Поттера, между прочим, вместе с ним сражался с Пожирателями смерти в Министерстве в июне этого года и надеюсь, что Министерство даст таким талантливым молодым людям возможность для реализации их способностей. Впервые, за то время, что мой внук находится в школе, власти реально намерены проследить за безопасностью этого учреждения. Теперь у меня гораздо меньше причин для волнения».

Однако больше всего изумления и почти истерический смех вызвала у Гарри роскошно оформленная фиолетовая брошюра:
«Издано по приказу Министерства магии
КАК ЗАЩИТИТЬ СВОЙ ДОМ И СЕМЬЮ ОТ ТЕМНЫХ ИСКУССТВ
В настоящее время волшебному сообществу угрожает организация, называющая себя Пожирателями смерти. Соблюдение несложных правил безопасности поможет вам защитить себя, свой дом и свою семью.
1. Старайтесь не выходить из дома в одиночку.
2. Будьте особенно осторожны в темное время суток. По возможности распределяйте свое время таким образом, чтобы завершить любые путешествия до наступления темноты.
3. Тщательно проверьте меры безопасности в своем доме, убедитесь, что все члены вашей семьи знакомы с экстренными приемами самообороны, такими, как Щитовые чары и Дезиллюминационное заклинание, а несовершеннолетние члены семьи владеют навыками парной трансгрессии.
4. Договоритесь об условных знаках с друзьями и родственниками, чтобы исключить возможность использования их облика Пожирателями смерти при помощи Оборотного зелья (см. стр.2).
5. Если у вас возникло впечатление, что кто-то из членов семьи, коллег, друзей или соседей ведет себя необычно, немедленно обратитесь в Группу обеспечения магического правопорядка. Возможно, вы столкнулись с человеком, находящимся под действием заклятия Империус (см. стр.4).
6. При появлении Черной Метки над жилым домом или любым другим строением НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ ВХОДИТЕ ВНУТРЬ и немедленно обратитесь в Управление мракоборцев.
7. По неподтвержденным сведениям, существует возможность, что Пожиратели смерти используют инферналов (см. стр.10). При встрече с инферналом НЕМЕДЛЕННО сообщите об этом в Министерство».

Насмеявшись, юноша покачал головой. Что ж, это же Министерство. Хотя даже такие меры лучше, чем ничего. Гарри, наконец, распечатал свиток, в который было свернуто письмо директора. От приторности послания у него свело зубы.
«Дорогой Гарри!
Если тебе удобно, я зайду за тобой в дом номер четыре по Тисовой улице в ближайшую пятницу в одиннадцать часов вечера, чтобы сопроводить в «Нору», куда тебя приглашают провести остаток школьных каникул.
Если ты не против, я также был бы рад твоей помощи в одном деле, которым рассчитываю заняться по пути в «Нору». Подробнее объясню при встрече.
Большая просьба прислать ответ с той же совой. Надеюсь увидеться с тобой в пятницу.
Искренне твой, Альбус Дамблдор».

«Ближайшая пятница», собственно, уже наступила. Гарри поморщился. Ему следовало подготовить все к визиту в Нору. Теперь он понимал, что так просто он там появиться не может. А оставались еще и родственники. Как бы они не относились к Гарри, он просто не мог позволить директору навредить им. Юноша быстро пошел к лестнице, на секунду задержавшись и прихватив кое-что из шкатулки.
- Тетя Петуния, дядя Вернон! Подъем! Есть разговор! – очень громко сказал он и пошел в гостиную.

Через пару минут дом содрогнулся от спускающейся по лестнице родни.
- Поттер, ты совсем…
- Дядя, присядьте и переведите дыхание. Сядьте! Вот. Так-то лучше. Тетушка, Дадли, вам тот же совет. У меня к вам предложение. Хотите никогда больше не видеть волшебников рядом с собой? – увидев заинтересованность на обращенных к нему лицах, Гарри усмехнулся. – Ясно. Значит, слушаем меня. Сегодня за мной придет директор. От вас требуется только вести себя как обычно. Только оденьте вот это.
Гарри протянул три браслета. Обычные плетеные из серебра они не привлекли бы излишнего внимания. Он кивнул, увидев, как Дадли быстро застегнул замочек своего и помог матери. Вернон справился сам.

- Замечательно. Эти браслеты сегодня сделают так, что директор не увидит в вашей памяти этого разговора и посторонних мыслей. Но как только я уйду, они изменят свойство. К вам больше не подойдет ни один волшебник. При этом он будет думать, что это вполне нормально и полностью решено им. Я знаю, что вы не любите магию, так что это мой подарок вам. Только одно условие – постарайтесь переехать отсюда. Это для вашей же безопасности. Хоть на соседнюю улицу, но чтобы не здесь. Просто про этот адрес знают слишком многие, а вам этого не надо.
- С чего такая забота? – проворчал Вернон.
- Какие бы ни были у нас отношения, но вы моя родня. Все просто. Не надо искать в этом другой смысл, - пожал плечами Гарри, но тут заметил внимательный взгляд кузена. – Что?
- Значит, вечером ты уедешь насовсем?
- Да. Не хочу больше надоедать вам.

- Ты не надоедал. Скорее уж это мы вели себя как мрази последние… А ты все равно спас меня и теперь еще это… Спасибо. Надеюсь, когда-нибудь ты простишь нам это, - Дадли смотрел в пол.
- Дадли, все нормально. По крайней мере, вы ненавидели меня открыто, не притворяясь святошами. Это было честно.
- Это была зависть… - прошептала тетя Петуния и виновато посмотрела на юношу. – Прости, но сейчас ты доказал, что намного лучше нас… Гарри, с тобой все будет хорошо?
- Тетя… не забывайте, я волшебник… а еще я один из самых известных в мире… и, похоже, гей… Не пугайте меня! Вы еще помните, что терпеть не можете магию?
- Просто когда все закончится, пришли письмо. Что бы мы знали, что у тебя все нормально. Что ты еще хотел сказать?
- Я сейчас уйду. А вы, если что, прикроете меня. Вот и все. Мне нужно собраться.
- Хорошо.
Гарри кивнул и вышел из гостиной.

Юноша снова сидел на подоконнике. На часах минутная стрелка все ближе приближалась к одиннадцати часам. Оставалось совсем чуть-чуть. Краем глаза он заметил движение внизу у дома. По садовой дорожке к дверям приближалась высокая фигура в длинном развевающемся плаще. Через мгновение раздался звонок. На первом этаже в гостиной дядя Верной заорал:
— Кой черт тут трезвонит на ночь глядя?
Гарри открыл дверь своей комнаты и как раз успел услышать глубокий звучный голос:
— Добрый вечер. Вы, вероятно, мистер Дурсль. Полагаю, Гарри предупредил вас, что я приду за ним? Судя по вашему потрясенному виду, Гарри не предупредил вас о моем приходе, — учтиво заметил Дамблдор. — Тем не менее, давайте будем считать, что вы гостеприимно пригласили меня войти в дом. В эти трудные времена неразумно слишком долго задерживаться на пороге.
Он стремительно шагнул вперед и закрыл за собой входную дверь.

Много вставок из канона, с небольшой переменой настроения известных ранее моментов. Они необходимы для того, чтобы обозначить то, как изменилось настроение внутри, не меняясь снаружи. Тапочками кидаться мягкими… а то пристукнете автора…
 
cemka125Дата: Вторник, 27.05.2014, 12:11 | Сообщение # 8
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 6
— Давненько я здесь не был, — сказал Дамблдор, глядя сверху вниз на дядю Вернона. — Смотрите-ка, ваши африканские лилии отлично цветут.
Вернон Дурсль упорно молчал. Гарри не сомневался, что дар речи вернется к нему, и очень скоро — пульсирующая жилка на виске дядюшки предупреждала об опасности. Однако дядя не подвел и продолжал молчать, только шевелил губами. Юноша спустился по лестнице и замер, не подходя к директору.
— А, добрый вечер, Гарри, — сказал Дамблдор, взглянув на него сквозь полукружья очков с самым довольным выражением. — Отлично, отлично.

От этих слов дядя Вернон как будто проснулся.
— Не хочу показаться невежливым… — начал он тоном, который прямо-таки дышал грубостью в каждом слоге.
— Однако, увы, отступления от вежливости случаются настолько часто, что это уже внушает тревогу, — серьезно закончил его фразу Дамблдор. — Лучше уж ничего не говорите, мой милый. Ага, это, должно быть, Петунья.
Дверь кухни отворилась, и за ней показалась тетушка Гарри в резиновых перчатках и халате, накинутом поверх ночной рубашки — нервничая, она, как всегда, протирала все горизонтальные поверхности в кухне. Ее лицо не выражало ничего, кроме сильнейшего потрясения.

— Альбус Дамблдор, — представился Дамблдор, поскольку дядя Вернон явно не собирался знакомить с ним жену. — Мы с вами, конечно, переписывались. — Гарри подумал, что это слишком сильно сказано, ведь Дамблдор всего лишь прислал однажды тете Петунье взрывающееся письмо, но тетя Петунья не стала спорить. — А это, должно быть, ваш сын Дадли?
Дадли только что выглянул из-за двери гостиной. Его большая белобрысая голова, торчащая из полосатого воротника пижамы, как будто висела в воздухе отдельно от тела, раскрыв рот от удивления и страха. Дамблдор выждал минуту или две — видимо, на случай, если кто-то из Дурслей пожелает что-нибудь сказать, но, поскольку все молчали, Дамблдор улыбнулся:
— Будем считать, что вы пригласили меня в гостиную?

Дадли шустро отскочил в сторону, когда Дамблдор проходил в дверь. Гарри одолел последние ступеньки, сжимая в руках телескоп и кроссовки, которые якобы не успел положить в чемодан, и тоже вошел в гостиную. Дамблдор расположился в кресле у огня и осматривал комнату с выражением благожелательного интереса. Он выглядел здесь удивительно неуместно.
— А мы… мы разве не уходим отсюда, сэр? — с тревогой в голосе спросил Гарри.
— Да, безусловно, уходим, но прежде нам необходимо обсудить кое-какие вопросы, — сказал Дамблдор. — А я предпочел бы не делать этого посреди улицы. Придется нам самую малость злоупотребить гостеприимством твоих дяди и тети.
— Задержаться здесь собрались, вот как?
Вернон Дурсль вошел в гостиную, Петунья выглядывала у него из-за плеча, а позади нее топтался Дадли.
— Да, — просто ответил Дамблдор, — немного задержусь.

Он так быстро взмахнул волшебной палочкой, что Гарри едва мог уловить ее движение. От этого взмаха диван рванулся вперед и подсек всех троих Дурслей под коленки, так что они кучей повалились на сиденье. Еще один взмах — и диван скакнул на свое обычное место. Гарри чуть было не поморщился. Поведение директора явно выражало превосходство над маглами. Не удивительно, что к волшебникам относятся так насторожено.
— Давайте уж устроимся с удобством, — преувеличено любезно промолвил Дамблдор.
Когда он убирал волшебную палочку в карман, Гарри заметил, что рука у него почернела и сморщилась, как будто обгорела. Вот и последствия «перескакивания», как выразился Северус. Однако нужно проявить заботу.
— Сэр… Что у вас с рукой?
— Потом, Гарри, — сказал Дамблдор. — Сядь, пожалуйста.

Гарри сел в единственное свободное кресло, стараясь не смотреть на Дурслей, будто снова лишившихся дара речи.
— Я мог бы ожидать, что вы предложите мне что-нибудь выпить, — сказал Дамблдор дяде Вернону, — но, судя по всему, такое предположение грешит излишним оптимизмом.
Еще одно легкое движение волшебной палочки — в воздухе появилась запыленная бутыль и пять бокалов. Бутыль наклонилась и щедро плеснула в каждый из бокалов жидкости медового цвета, после чего бокалы поплыли по воздуху к сидящим в комнате людям. — Лучшая медовуха мадам Розмерты, выдержанная в дубовой бочке, — сказал Дамблдор и поднял бокал, салютуя Гарри.

Тот поймал в воздухе свой бокал и чуть-чуть отпил. Дурсли, испуганно переглянувшись, попытались проигнорировать свои бокалы, хотя это оказалось нелегко, так как бокалы мягко постукивали их по голове. У Гарри появилось сильное подозрение, что Дамблдор от души наслаждается происходящим. Это выглядело даже странно. Неужели под действием всего, что в него вливали и чар он должен был воспринимать это как забаву?
— Итак, Гарри, — сказал ему Дамблдор, — возникла одна трудность, которую, я надеюсь, ты сможешь для нас разрешить. Говоря «для нас», я имею в виду Орден Феникса. Но прежде всего я должен сообщить, что неделю назад было обнаружено завещание Сириуса и что он все оставил тебе.
Дядя Вернон встрепенулся на диване, но Гарри на него не смотрел и ничего не придумал сказать, кроме:
— А, понятно.

— В целом, тут все очень просто, — продолжал Дамблдор. — К твоему банковскому счету в «Гринготтсе» прибавится еще некоторое, довольно значительное, количество золота, а кроме того, к тебе переходит вся личная собственность Сириуса. Но одна часть наследства вызывает небольшие проблемы…
Гарри усмехнулся. У него никакие части проблем не вызвали. Но он никак не собирался давать директору понять это.
— Его крестный помер? — громко спросил дядя Вернон со своего дивана, явно решив слегка помочь племяннику и подчеркнуть свое обычное поведение.
Дамблдор и Гарри дружно обернулись к нему. Бокал медовухи настойчиво толкался в висок дяди Вернона, тот попытался его отпихнуть. Гарри мысленно улыбнулся. Родственники выглядели в меру испуганными и недовольными. А у дяди алчно поблескивали глаза.
— Помер, значит? Крестный его?

— Да, — сказал Дамблдор, не спрашивая Гарри, почему он не рассказал об этом Дурслям. — Наша проблема, — продолжал он, обращаясь к Гарри, как будто их и не перебивали, — состоит в том, что Сириус оставил тебе, среди прочего, дом номер двенадцать на площади Гриммо.
— Он получил в наследство целый дом? — жадно спросил дядя Вернон, сощурив крохотные глазки, но никто ему не ответил.
— Можете и дальше держать там свою штаб-квартиру, — сказал Гарри. — Мне все равно. Забирайте его, он мне не нужен, пока я учусь.
— Ты очень щедр, — сказал Дамблдор. — Но нам пришлось временно освободить здание.
— Почему?

— Видишь ли, — сказал Дамблдор, как будто не замечая бормотания дяди Вернона, которого упорный бокал медовухи теперь уже довольно сильно постукивал по макушке, — согласно семейной традиции Блэков дом всегда переходил по прямой линии к очередному наследнику мужского пола, носящему фамилию Блэк. Сириус был последним в роду, поскольку его младший брат Регулус умер раньше него, и ни у того, ни у другого не было детей. В завещании четко указано, что он хочет передать дом тебе, но, тем не менее, дом может быть каким-то образом заколдован, чтобы им мог владеть только чистокровный волшебник.

Гарри живо вспомнился вопящий, брызжущий слюной портрет злобной матушки Сириуса в прихожей дома номер двенадцать на площади Гриммо. Вчера она очень быстро успокоилась, когда он пригрозил ей обратиться к прародительнице рода Поттеров. Однако директор сам подал ему идею, как обставить то, что он закрыл дом… Но это после.
— Ну еще бы! – ворчливо поддержал юноша недовольство маразматика.
— Вот именно, — согласился Дамблдор. — И если дом действительно заколдован, право владения им, скорее всего, должно перейти к старшему из ныне живущих родственников Сириуса, то есть к его двоюродной сестре Беллатрисе Лестрейндж.
Гарри вскочил на ноги; телескоп и кроссовки, лежавшие у него на коленях, покатились по полу.
— Ни за что! – с негодованием воскликнул он.

— Само собой, мы бы тоже предпочли, чтобы дом ей не достался, — спокойно сказал Дамблдор. — Ситуация складывается сложная. Мы не знаем, продолжают ли еще действовать наши заклинания, например, то, благодаря которому дом не может быть отмечен ни на каких картах и планах. В любой момент на порог может ступить Беллатриса и предъявить свои права. Естественно, мы не можем там собираться, пока положение не прояснилось.
— А как вы узнаете, перешел дом ко мне или нет?
— К счастью, — ответил Дамблдор, — существует простая проверка.
Он поставил пустой бокал на маленький столик рядом с креслом, но больше ничего не успел сделать, потому что дядя Вернон заорал:
— Да уберете вы от нас эти поганые штуковины?!

Гарри оглянулся: трое Дурслей, пригнувшись, закрывали головы руками, а бокалы подпрыгивали у них на макушках, расплескивая свое содержимое во все стороны. Это был уже явный перебор для доброго волшебника, коим выставлял себя Дамблдор. Гарри стиснул зубы и взглядом попросил родственников потерпеть.
— Ах, прошу прощения, — приторно вежливо сказал Дамблдор и снова поднял волшебную палочку. Все три бокала исчезли. — Но, знаете, воспитанные люди их бы все-таки выпили.
Похоже было, что у дяди Вернона просились на язык сразу несколько весьма нелюбезных ответов, но он сдержался и молча откинулся на спинку дивана рядом с Дадли и тетей Петуньей, не сводя своих поросячьих глазок с волшебной палочки в руке Дамблдора. Гарри тоже мог многое высказать. Но они понимали, что нужно вести себя так, как от них ожидают.
— Понимаешь, — Дамблдор снова обратился к Гарри, как будто дядя Вернон не вмешивался в их разговор, — если завещание вступило в силу, тебе в наследство, кроме дома, достался еще и…

Он в пятый раз взмахнул волшебной палочкой. Раздался громкий треск, и на пушистом ковре Дурслей появился скрюченный эльф-домовик с вытянутым носом-рыльцем, громадными ушами летучей мыши и большущими глазами в красных прожилках, одетый в какие-то засаленные тряпки. Тетя Петунья испустила леденящий душу вопль: на ее памяти в этом доме никогда не появлялось такой грязи. Дадли оторвал от пола большие розовые босые ноги, задрав их чуть ли не выше головы, как будто боялся, что непонятное существо может взбежать по пижамной штанине, а дядя Вернон заревел:
— Это еще что за чертовщина?
Гарри изо всех сил сдерживал смех. Он никак не думал, что директор решит проверить принадлежность дома таким способом. Так что родственники уже не играли.
— Кикимер, — закончил фразу Дамблдор.

— Кикимер не хочет, Кикимер не будет, Кикимер не будет! — прохрипел домовик так же громко, как и дядя Вернон, заткнув уши и топая длинными корявыми ступнями. — Кикимер принадлежит мисс Беллатрисе, о да, Кикимер принадлежит Блэкам, Кикимер хочет к новой хозяйке, Кикимер не будет служить этому щенку Поттеру, не будет, не будет, не будет!
Эльф был великолепен. Гарри заметил в его глазах задорный блеск и нахмурился. Эльф состроил еще более негодующую мордаху.
— Как видишь, Гарри, — громко сказал Дамблдор, заглушая хриплые крики Кикимера «не будет, не будет, не будет!», — как видишь, Кикимер не выражает особого желания перейти в твое владение.

— Да мне все равно, — снова сказал Гарри, с омерзением глядя на корчащегося, топающего ногами эльфа-домовика. — Нужен он мне!
— Не будет, не будет, не будет, не будет…
— Ты предпочитаешь передать его Беллатрисе Лестрейндж? Зная, что он целый год провел в штаб-квартире Ордена Феникса?
— Не будет, не будет, не будет, не будет…
Гарри уставился на Дамблдора. Мысли неслись галопом. Нужно было срочно провернуть ситуацию так, что бы Кикимер не пострадал и смог выполнять его поручения.
— Прикажи ему что-нибудь, — подсказал Дамблдор. — Если он перешел в твою собственность, он будет тебя слушаться. Если не будет — нам придется придумать какой-нибудь другой способ не пустить его к законной владелице.

Вот как раз другого способа Гарри и опасался.
— Не будет, не будет, не будет, НЕ БУДЕТ!
Голос Кикимера поднялся до визга. Гарри не мог придумать, что бы такое ему приказать, и ляпнул:
— Кикимер, замолчи!
На мгновение ему показалось, что Кикимер сейчас задохнется. Домовик схватился за горло, глаза у него выпучились, губы неистово шевелились. Несколько секунд он судорожно хватал ртом воздух, потом повалился ничком на ковер (тетя Петунья тихонько заскулила) и принялся колотить по полу руками и ногами в исступленной, но абсолютно беззвучной истерике.

— Что ж, это все упрощает, — жизнерадостно проговорил Дамблдор. — Похоже, Сириус знал, что делал. Ты — полноправный владелец дома номер двенадцать на площади Гриммо, а также Кикимера.
— А что, я должен все время держать его при себе? — спросил Гарри в ужасе, глядя, как Кикимер бьется в конвульсиях у его ног.
— Да нет, — ответил Дамблдор. — Если позволишь дать тебе совет, можно было бы отправить его в Хогвартс, пусть работает на кухне. Тогда другие домовые эльфы смогут за ним присматривать.
— Ага, — обрадовался Гарри, удивленный тем, что Дамблдор сам подкинул ему самое оптимальное решение, — ага, я так и сделаю. Э-э… Кикимер… отправляйся в Хогвартс, будешь работать там на кухне вместе с другими домовиками.
Кикимер, лежа на спине с задранными кверху руками и ногами, бросил на Гарри взгляд, полный глубочайшего отвращения, и исчез с громким треском, как и появился. Гарри выдохнул. Пока все шло как надо.

— Хорошо, — сказал Дамблдор. — Теперь еще вопрос с гиппогрифом Клювокрылом. После смерти Сириуса за ним ухаживал Хагрид, но теперь Клювокрыл твой, так что если ты хочешь распорядиться им как-нибудь иначе…
— Нет, — ответил Гарри, не раздумывая, — пусть остается у Хагрида. Я думаю, Клювокрыл и сам бы этого хотел.
— Хагрид будет в восторге, — сказал Дамблдор с улыбкой. — Он так обрадовался, когда снова увидел Клювокрыла. Кстати, мы решили на всякий случай дать Клювокрылу новое имя. Он временно зовется Махаон, хотя, на мой взгляд, едва ли кто-нибудь в Министерстве способен догадаться, что это тот самый гиппогриф, которого они когда-то приговорили к смерти. Так, Гарри, твой чемодан уже собран?
— М-м…
— Не верил, что я на самом деле приду? — проницательно заметил Дамблдор.
— Я сейчас пойду, э-э… закончу собираться, — заторопился Гарри, подхватив с пола телескоп и кроссовки.
Гарри поднялся в комнату и быстро написал тете записку. Он все еще негодовал по поводу поведения директора. Закончив писать, он прочитал текст. Тетя поймет, что он тоже был расстроен произошедшим. Волоча одной рукой чемодан, в другой держа клетку с Буклей, он снова спустился на первый этаж.

К его разочарованию, Дамблдора в прихожей не оказалось, а это значило, что придется еще раз вернуться в гостиную.
В гостиной никто не разговаривал. Дамблдор тихонько напевал себе под нос, чувствуя себя, по-видимому, вполне непринужденно, но в воздухе ощущалось напряжение, вязкое, словно остывший соус. Гарри сказал, не решаясь взглянуть на Дурслей:
— Профессор… я готов.
— Хорошо, — сказал Дамблдор. — Только еще одно, напоследок. — Он снова повернулся к Дурслям. — Как вы, без сомнения, знаете, через год Гарри станет совершеннолетним…
— Нет, — возразила тетя Петунья, раскрыв рот в первый раз со времени появления Дамблдора.
— Прошу прощения? — вежливо удивился Дамблдор.
— Нет, не станет. Он на месяц младше Дадли, а Дадли только через два года исполнится восемнадцать.

— Ах вот как, — любезно сказал Дамблдор, — но у волшебников совершеннолетие наступает в семнадцать лет.
— Нелепость, — пробормотал дядя Вернон, но Дамблдор не обратил на него внимания.
— Как вы уже знаете, чародей по имени Волан-де-Морт вернулся в нашу страну. Волшебное сообщество находится в состоянии войны. Лорд Волан-де-Морт уже несколько раз пытался убить Гарри, и сейчас вашему племяннику грозит еще большая опасность, чем в тот день, пятнадцать лет назад, когда я оставил его на пороге вашего дома с письмом, в котором рассказывал об убийстве его родителей и выражал надежду, что вы позаботитесь о нем, как о своем родном ребенке.
Дамблдор помолчал, и хотя он не проявлял никаких внешних признаков гнева, а голос его оставался спокойным и ровным, Гарри почувствовал идущий от него холодок и заметил, что Дурсли на диване теснее прижались друг к другу. Вот это было уже слишком. Директор не погнушался использовать ментальное воздействие на маглов…
— Вы не выполнили мою просьбу. Вы никогда не относились к Гарри как к сыну. От вас он не видел ничего, кроме пренебрежения, а часто и жестокости. Единственное, что радует — он, по крайней мере, был избавлен от того ужасного вреда, который вы нанесли несчастному мальчику, что сидит сейчас между вами.

Тетя Петунья и дядя Вернон инстинктивно оглянулись по сторонам, как будто рассчитывали увидеть еще какого-то мальчика, кроме Дадли, стиснутого между ними.
— Мы… причинили вред Дадлику? Да что вы тут… — свирепо начал дядя Вернон, но Дамблдор поднял палец, призывая к молчанию, и тут же наступила тишина, как будто дядя Вернон разом онемел.
— Магия, которую я призвал пятнадцать лет назад, дает Гарри могущественную защиту, пока он может назвать ваш дом своим домом. Хотя он был здесь глубоко несчастен, хотя ему здесь не были рады, хотя с ним плохо обращались — по крайней мере, пусть и с неохотой, но вы приютили его под своей крышей. Действие магии прекратится, как только Гарри исполнится семнадцать лет, другими словами, когда он станет взрослым. Я прошу вас только об одном: позвольте Гарри еще один раз вернуться сюда в будущем году. Тогда защита продлится до его семнадцатилетия.
Дурсли молчали. Дадли слегка хмурился, как будто пытался сообразить, какой такой вред был ему причинен. Дядя Вернон словно чем-то подавился, зато тетя Петунья раскраснелась и выглядела странно взволнованной. Гарри слегка подмигнул.

— Ну что же, Гарри… Нам пора, — сказал наконец Дамблдор, вставая и расправляя длинный черный плащ. — До новой встречи, — сказал он Дурслям, которые, судя по всему, отнюдь не стремились увидеться с ним вновь. Дамблдор надел шляпу и стремительно вышел из комнаты.
— Пока, — торопливо сказал Гарри своим родственникам, одобряюще кивнул и побежал за Дамблдором; тот ждал его, стоя рядом с чемоданом, на котором была пристроена клетка с Буклей.
— Нам сейчас будет недосуг возиться с поклажей, — сказал Дамблдор и снова достал из-под плаща волшебную палочку. — Я отправлю твои вещи вперед, в «Нору». Но я хотел бы, чтобы ты взял с собой мантию-невидимку. Так, на всякий случай.

Гарри с некоторым трудом вытащил из чемодана мантию, стараясь, чтобы Дамблдор не заметил, какой чудовищный там беспорядок. Он затолкал мантию-невидимку во внутренний карман куртки, Дамблдор взмахнул волшебной палочкой — чемодан и клетка с Буклей исчезли. Дамблдор еще раз взмахнул палочкой — и входная дверь распахнулась в холодную мглистую тьму.
— А теперь, Гарри, выйдем в ночь и пустимся в погоню за коварной обольстительницей, имя которой — приключение!
 
cemka125Дата: Вторник, 27.05.2014, 12:12 | Сообщение # 9
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 7
Дамблдор вел себя как ни в чем не бывало.
— Держи волшебную палочку наготове, Гарри, — бодро посоветовал он.
— А я думал, мне нельзя колдовать, когда я не в школе, сэр.
— Если на нас нападут, — сказал Дамблдор, — разрешаю тебе применить любое контрзаклятие, какое придет в голову. Впрочем, не стоит волноваться, не думаю, чтобы кто-нибудь стал нападать на тебя сегодня.
— Почему, сэр?
— Ты со мной, — просто ответил Дамблдор. Он неожиданно остановился на углу Тисовой улицы. — Ты, конечно, еще не сдавал на права по трансгрессии?

— Нет, — ответил Гарри. — Вроде для этого надо быть совершеннолетним?
— Верно, — сказал Дамблдор. — Значит, тебе нужно будет очень крепко держаться за мою руку. За левую, пожалуйста — как ты заметил, правая рука у меня сейчас не совсем здорова.
Гарри ухватился за протянутую руку Дамблдора.
— Очень хорошо, — сказал Дамблдор. — Ну, вперед.
Гарри почувствовал, что рука Дамблдора выскальзывает у него из пальцев, и вцепился в нее изо всех сил. В следующий миг в глазах у него потемнело, его сдавило со всех сторон сразу, он не мог вздохнуть — грудь как будто стиснули железные обручи, глаза словно вдавило внутрь черепа, барабанные перепонки прогибались, и вдруг...

Он жадно глотнул холодный ночной воздух и открыл слезящиеся глаза. У него было такое чувство, будто его пропихнули через очень тугой резиновый шланг. Только через несколько секунд Гарри заметил, что Тисовая улица исчезла. Они с Дамблдором оказались на безлюдной деревенской площади, в центре которой стоял старый военный памятник и несколько скамеек. Гарри запоздало сообразил, что только что трансгрессировал в первый раз в жизни.

— Как ты? — заботливо спросил Дамблдор. — К этому ощущению нужно привыкнуть.
— Нормально, — ответил Гарри, потирая уши, которые, судя по всему, с большой неохотой покинули Тисовую улицу. — Но на метле все-таки лучше.
Дамблдор покровительственно улыбнулся, плотнее стянул дорожный плащ у горла и сказал:
— Сюда.
Он быстрым шагом двинулся вперед, мимо пустого трактира и нескольких домов. Часы на деревенской церкви показывали около полуночи.
— Так скажи мне, Гарри, — проговорил Дамблдор. — Твой шрам... Он у тебя болел хоть раз?

Гарри машинально поднял руку ко лбу и потер отметину в виде молнии. Было бы странно если бы он болел, но директору не обязательно было знать об этом.
— Нет, — сказал он. — Я даже удивлялся, почему это. Думал, он теперь все время будет огнем гореть, раз Волан-де-Морт снова набрал такую силу.
Гарри посмотрел на Дамблдора снизу вверх и увидел, что лицо у него до странности довольное .
— А я, напротив, думал иначе, — сказал Дамблдор. — Лорд Волан-де-Морт наконец понял, что у тебя появилась опасная возможность проникать в его мысли и чувства. По-видимому, он закрылся от тебя при помощи окклюменции.

— Я-то не жалуюсь, — сказал Гарри. Ему стало намного легче жить без тревожных снов и внезапных соприкосновений с эмоциями Волан-де-Морта, хотя сейчас он очень хотел бы знать, насколько к Тому вернулась нормальность. Но сейчас явно было не до этого.
Они завернули за угол, миновали телефонную будку и автобусную остановку. Гарри снова искоса взглянул на Дамблдора.
— Профессор!
— Да, Гарри?
— Где мы сейчас?
— Мы с тобой, Гарри, находимся в очаровательной деревушке Бадли-Бэббертон.

— А что мы здесь делаем?
— Ах да, конечно, я же тебе не сказал, — проговорил Дамблдор. — Так вот, я уже потерял счет, сколько раз я произносил эту фразу за последние годы, но у нас опять не хватает одного преподавателя. Мы здесь для того, чтобы уговорить одного моего бывшего коллегу нарушить свое уединение и вернуться в Хогвартс.
— А я чем тут могу помочь, сэр?
— О, я думаю, ты как-нибудь пригодишься, — туманно ответил Дамблдор. — Сейчас налево, Гарри.

Они свернули в узкую крутую улочку. Окна во всех домах были темными. Здесь тоже чувствовался странный, пробирающий до костей холод, который уже две недели как поселился на Тисовой улице. Гарри подумал о дементорах, оглянулся через плечо и покрепче сжал в кармане волшебную палочку.
— Профессор, а почему мы не могли просто трансгрессировать прямо в дом к вашему коллеге?
— Потому что это было бы так же невежливо, как выломать парадную дверь, — сказал Дамблдор. — Правила этикета требуют, чтобы мы давали возможность другим волшебникам не впустить нас в дом. Кроме того, жилища волшебников, как правило, магически защищены от нежелательной трансгрессии. К примеру, в Хогвартсе...

— Невозможно трансгрессировать в пределах замка и прилегающей территории, — быстро продекламировал Гарри. — Мне говорила Гермиона Грейнджер.
— И она совершенно права. Еще раз налево.
Гарри послушно повернул. После того, что директор устроил у Дурслей, было странно слушать его рассуждения о вежливости.
Церковные часы у них за спиной пробили полночь. Гарри было непонятно, почему Дамблдор не считает невежливым являться к своему бывшему коллеге в столь поздний час, но, раз уж разговор наладился, ему хотелось задать более важные вопросы.

— Сэр, я читал в «Ежедневном пророке», что Фаджа уволили...
— Верно, — ответил Дамблдор, сворачивая в переулок, круто поднимающийся в гору.— Как ты, несомненно, прочел там же, ему на смену назначен Руфус Скримджер, который прежде руководил Управлением мракоборцев.
— А он... Как вы думаете, он хороший министр? — спросил Гарри.
— Интересный вопрос, — промолвил Дамблдор. — Он, конечно, человек способный. Более решительная и сильная личность, чем Корнелиус.

— Да, но я имел в виду... – юноша услышал явное сожаление в голосе директора.
— Я понимаю, что ты имел в виду. Руфус — человек действия, большую часть своей жизни он провел, сражаясь с темными волшебниками, и потому не станет недооценивать лорда Волан-де-Морта.
Гарри ждал продолжения, но Дамблдор ничего не сказал о своих разногласиях со Скримджером, упоминавшихся в «Ежедневном пророке», а у Гарри не хватило духу расспрашивать дальше, чтобы не вызвать подозрения, поэтому он заговорил о другом.
— И еще, сэр... я читал про мадам Боунс...

— Да, — тихо ответил Дамблдор. — Ужасная потеря. Она была замечательная волшебница. По-моему, нам сюда... Ох!
Забывшись, он указал направление раненой рукой.
— Профессор, а что случилось с вашей... – очень уж хотелось знать, как директор объяснит свое увечье.
— Некогда сейчас объяснять, — сказал Дамблдор. — Это такая захватывающая история, не хочется рассказывать ее наспех.
Он улыбнулся Гарри, и тот понял, что это был не выговор и что ему позволено спрашивать еще, но не на эту тему. Не страшно, подождем.

— Сэр, мне прислали с совой брошюру Министерства магии, насчет того, какие меры принимать на случай нападения Пожирателей смерти... – пробормотал он решив затронуть нейтральную тему.
— Я тоже получил такую брошюру, — сказал Дамблдор, продолжая улыбаться. — Ты нашел в ней что-нибудь полезное?
— Да не особенно.
— Я так и подумал. Ты, например, не спросил меня, какое мое любимое варенье, чтобы убедиться, что я в самом деле профессор Дамблдор, а не обманщик под его личиной.
— Я не... — Гарри запнулся, не зная, следует ли принимать всерьез упрек Дамблдора.

— На будущее имей в виду, Гарри, — малиновое... Хотя, конечно, будь я Пожирателем смерти, я бы заранее выяснил, какое варенье мне больше нравится.
— Понятно, — сказал Гарри. — Так вот, про эту брошюру. Там что-то говорилось о каких-то инферналах. Кто это такие? В брошюрке было не очень понятно.
— Это трупы, — спокойно ответил Дамблдор. — Мертвецы, которых заколдовал темный волшебник и заставил служить себе. Впрочем, инферналов давно уже никто не видел — с тех самых пор, как Волан-де-Морт в прошлый раз пришел к власти. Он-то, само собой, перебил достаточно народу, чтобы набрать целую армию инферналов. Вот, Гарри, мы пришли.

Они приближались к аккуратному каменному домику, окруженному садом. Кошмарные инферналы не шли у Гарри из головы, он ничего не замечал вокруг. Он читал в одной из книг, как можно сотворить такое. Его потом долго подташнивало…
Возле калитки Дамблдор резко остановился, и Гарри чуть не налетел на него.
— Вот те на! Боже мой, боже мой, боже мой...
Гарри посмотрел вдоль ухоженной садовой дорожки, и у него сжалось сердце. Входная дверь висела на одной петле.
Дамблдор оглянулся по сторонам: улица была совершенно пустынна.
— Волшебную палочку на изготовку и следуй за мной, Гарри, — сказал он тихо.

Толкнув калитку, Дамблдор быстро и бесшумно двинулся по дорожке к дому. Гарри не отставал от него ни на шаг. Дамблдор медленно приоткрыл дверь, держа перед собой волшебную палочку.
— Люмос!
На острие волшебной палочки зажегся огонек, осветив тесную прихожую. Слева виднелась еще одна полуоткрытая дверь. Подняв над головой светящуюся волшебную палочку, Дамблдор вошел в гостиную, Гарри — за ним.

Перед ними открылась картина полного разгрома: прямо у их ног лежали разбитые напольные часы с треснувшим циферблатом; маятник валялся чуть в стороне, словно меч, выпавший из руки воина; пианино рухнуло набок, рассыпав клавиши по всему полу; рядом поблескивали осколки оборвавшейся люстры; из распоротых диванных подушек высыпались перья. Все было, словно пылью, усыпано мелкими осколками стекла и фарфора. Дамблдор поднял волшебную палочку повыше, ее свет упал на стены, забрызганные чем-то липким, темно-красным. Гарри тихо охнул, и Дамблдор оглянулся.
— Малоприятное зрелище, — печально заметил он. — Да, здесь произошло нечто ужасное.

Дамблдор осторожно прошел на середину комнаты, осматривая обломки у себя под ногами. Гарри шел за ним, озираясь по сторонам, немного страшась того, что могло обнаружиться за разломанным пианино или перевернутым диваном, но мертвого тела нигде не было видно.
— Может быть, они сражались, и... и его утащили силой, профессор? — предположил Гарри, стараясь не задумываться о том, какими должны были быть раны, чтобы брызги долетали до половины стены.
— Едва ли, — тихо ответил Дамблдор, заглядывая за опрокинутое мягкое кресло.

— Вы думаете, он...
— Все еще где-то здесь? Да.
И вдруг без всякого предупреждения Дамблдор нагнулся и ткнул волшебной палочкой в пухлое сиденье кресла.
— Ой-ой! — взвизгнуло кресло.
— Добрый вечер, Гораций, — сказал Дамблдор, выпрямляясь.
У Гарри отвисла челюсть. Там, где всего секунду назад лежало кресло, скорчился невероятно толстый лысый старик. Он потирал себе живот и обиженно косился на Дамблдора слезящимися глазками.

— Совсем не обязательно было тыкать с такой силой, — проворчал человечек, тяжело поднимаясь на ноги. — Больно ведь!
Свет от волшебной палочки искрился на его блестящей лысине, выпученных глазах, пышных, как у моржа, серебристых усах и полированных пуговицах темно-бордовой бархатной домашней куртки, надетой поверх сиреневой шелковой пижамы. Его макушка едва доставала Дамблдору до подбородка.
— Как ты догадался? — буркнул толстяк, распрямившись и все еще потирая живот. Он держался удивительно хладнокровно для человека, которого только что разоблачили, когда он прикидывался креслом.

— Мой дорогой Гораций, — усмехнулся Дамблдор, — если бы тебя на самом деле навестили Пожиратели смерти, над домом была бы Черная Метка.
Толстый волшебник хлопнул себя пухлой рукой по обширному лбу.
— Черная Метка, — пробормотал он. — Чувствовал ведь: что-то я упустил... Ну что ж! Все равно времени бы не хватило. Я и так едва успел навести последний лоск на свою обивку, когда ты вошел в комнату.
Он так тяжело вздохнул, что кончики моржовых усов затрепетали.
— Помочь тебе с уборкой? — вежливо предложил Дамблдор.
— Да, пожалуйста.

Они встали спиной к спине — высокий и худой, низенький и круглый — и одновременно плавно взмахнули волшебными палочками.
Мебель разлетелась по местам, осколки безделушек мгновенно собрались вместе, перья вернулись в подушки, порванные книги починились и расставились по полкам, масляные светильники взмыли в воздух, приземлились на столики по углам и снова зажглись, фотографии в блестящих серебряных рамках стайкой пронеслись через всю комнату и утвердились на письменном столе, целенькие и чистенькие, все дырки, трещины и прорехи закрылись, и обои на стенах очистились. Гарри заинтересовался фото. Семья на явно магловских картинках была очень похожа на семейство Дурсль.

— Кстати, что это была за кровь? — громко поинтересовался Дамблдор, перекрывая звон восстановленных напольных часов.
— По стенам? Драконья! — прокричал волшебник по имени Гораций.
В ту же минуту люстра с оглушительным скрежетом и звяканьем снова привинтилась к потолку. Пианино со стуком встало на место, и наступила тишина.
— Да, драконья, — повторил волшебник тоном легкой светской беседы. — Последний флакончик, а цены в последнее время взлетели до небес. Впрочем, ее еще можно будет использовать.

Он вперевалочку подошел к серванту, взял стоявший на нем стеклянный пузырек с густой жидкостью и посмотрел на просвет.
— Хм-м... Запылилась немножко.
Он снова поставил флакон на сервант и вздохнул. Тут его взгляд упал на Гарри.
— Ого! — Большие круглые глаза мгновенно нацелились на лоб Гарри со шрамом в виде молнии. — Ого!
— Это, — представил Дамблдор, шагнув вперед, — Гарри Поттер. Гарри, это мой старинный друг и коллега, Гораций Слизнорт.

Еще немного повторения пройденного в каноне. Просто не вижу менять описание событий, которые так и остаются канонными. Только немного дополнений.
 
cemka125Дата: Вторник, 27.05.2014, 12:13 | Сообщение # 10
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 8
Слизнорт пронзительно взглянул на Дамблдора.
— Так вот как ты намеревался меня убедить, а? Ну так вот, Альбус, мой ответ: нет.
Он прошел мимо Гарри, отпихнув его с дороги с решительным лицом человека, пытающегося одолеть искушение.
— По крайней мере, выпить нам предложат? — спросил Дамблдор. — Ради старого знакомства?
Слизнорт заколебался.
— Ну хорошо, по глоточку, — сказал он неприветливо.

Дамблдор улыбнулся Гарри и подтолкнул его к креслу, очень похожему на то, которое только что так ловко изображал Слизнорт. Кресло стояло возле очага, где теперь снова пылал огонь, а рядом ярко горела масляная лампа. Гарри сел с отчетливым впечатлением, что Дамблдору для чего-то нужно, чтобы он был на виду. И конечно, когда Слизнорт, возившийся с графинами и бокалами, снова обернулся лицом к комнате, взгляд его немедленно упал на Гарри.
— Хмф, — произнес он и быстро отвел глаза, словно боялся, что они заболят. — Вот, прошу...

Он подал бокал Дамблдору, усевшемуся без приглашения, сунул поднос в руки Гарри, а сам погрузился в подушки починенного дивана и затих в неприязненном молчании. Ножки у него были такие коротенькие, что не доставали до полу.
— И как же ты поживаешь, Гораций? — спросил Дамблдор.
— Не очень хорошо, — сразу же ответил Слизнорт. — Легкие никуда не годятся. Хрипы. И к тому же ревматизм. Хожу с трудом. Что делать, возраст. Постарел я. Устал.
— Однако ты, должно быть, двигался довольно резво, чтобы подготовить нам такой любезный прием за столь короткое время, — заметил Дамблдор. — Вряд ли ты узнал о нашем приходе больше чем за три минуты.

В голосе Слизнорта прозвучали одновременно досада и гордость:
— Две. Я принимал ванну, не услышал, когда сработало заклинание от непрошеных гостей. Тем не менее, — прибавил он строго, будто спохватившись, — факт остается фактом: я старый человек, Альбус. Усталый старик, который заработал себе право на спокойную жизнь и некоторые элементарные удобства.
«Вот уж что у него точно есть», — подумал Гарри, оглядывая комнату. Она была душная и слишком тесно заставленная, но никто не мог бы назвать ее недостаточно удобной. Здесь были мягкие кресла, скамеечки для ног, напитки и книги, коробки шоколадных конфет и пухлые диванные подушки. Если бы Гарри не знал, кто здесь живет, представил бы, что это богатая и капризная старая леди.

— Ты моложе меня, Гораций, — заметил Дамблдор.
— Так, может, тебе и самому стоит подумать о заслуженном отдыхе, — напрямик высказался Слизнорт. Его светлые, выпуклые, как крыжовник, глаза обратились к поврежденной руке Дамблдора. — Я смотрю, реакция уже не та.
— Ты совершенно прав, — спокойно ответил Дамблдор и поддернул рукав, открывая кончики обгорелых, почерневших пальцев. — Я, безусловно, уже не так быстр, как раньше. Но, с другой стороны...

Он пожал плечами и развел руки в стороны, как бы говоря, что старость имеет свои преимущества, и Гарри вдруг заметил на его здоровой руке кольцо, какого никогда прежде не видел у Дамблдора: крупный, довольно грубо сделанный перстень из металла, по виду похожего на золото, с большим черным камнем, треснувшим посередине. Кольцо было неуловимо знакомо. Юноша задумался и случайно взглянул на Слизнорта. Взгляд того тоже на мгновение задержался на кольце, и Гарри увидел, как на его широком лбу появилась и тут же исчезла крохотная морщинка. Видимо, он так же пытался вспомнить, где видел это украшение.

— Так как же, Гораций, все эти предосторожности на случай незваных гостей... От кого ты все-таки прячешься — от Пожирателей смерти или от меня? — спросил Дамблдор.
— Да зачем нужен Пожирателям смерти такой жалкий, измученный жизнью старикашка, как я? — воскликнул Слизнорт.
— Полагаю, для того, чтобы обратить твои весьма немалые таланты на запугивание, пытки и убийства, — ответил Дамблдор. — Или ты хочешь сказать, что они еще не приходили вербовать тебя?

Слизнорт со злостью посмотрел на Дамблдора, потом пробормотал:
— Я не дал им такой возможности. Я уже целый год в бегах. Не задерживаюсь на одном месте дольше недели. Перебираюсь из одного магловского дома в другой... Владельцы этого жилья проводят отпуск на Канарах. Здесь очень приятно, жаль будет уезжать. Все до смешного просто, если знаешь как - одно простенькое Замораживающее заклинаньице на эту нелепую сигнализацию от воров, которой маглы пользуются вместо вредноскопов, да позаботиться, чтобы соседи не заметили, когда будешь перевозить пианино.

— Ловко придумано, — сказал Дамблдор. — Только, пожалуй, немного утомительно для измученного старикашки, который ищет тишины и покоя. А вот если бы ты вернулся в Хогвартс...
— Только не говори мне, что в этой треклятой школе у меня будет спокойная жизнь! Не сотрясай понапрасну воздух, Альбус! Может быть, я и скрываюсь, однако до меня доходили разные слухи после того, как от вас ушла Долорес Амбридж! Если так у вас теперь обращаются с учителями...
— Профессор Амбридж не поладила с табуном кентавров, — сказал Дамблдор. — Вряд ли у тебя, Гораций, хватило бы ума явиться в Запретный лес и обозвать толпу разъяренных кентавров «мерзкими полукровками».

— Так вот, значит, как было дело! — воскликнул Слизнорт. — Что за идиотка! Она мне никогда не нравилась.
Гарри не сдержал смешок. Дамблдор и Слизнорт разом поглядели на него.
— Извините, — быстро сказал Гарри. — Просто мне она тоже не понравилась.
Дамблдор внезапно встал.
— Уже уходите? — обрадовался Слизнорт.
— Нет, я хотел воспользоваться здешним туалетом, если можно, — сказал Дамблдор.
— А, — сказал Слизнорт, явно разочарованный. — Вторая дверь налево по коридору.

Дамблдор вышел из комнаты. Дверь за ним закрылась, и наступила тишина. Через пару минут Слизнорт поднялся на ноги, явно не зная, чем себя занять. Он исподтишка взглянул на Гарри, затем подошел к камину и повернулся спиной к огню, грея свою обширную заднюю часть.
— Не воображай, будто я не знаю, зачем он тебя сюда притащил, — сказал Слизнорт ни с того ни с сего.
Гарри молча смотрел на него. Водянистые глазки Слизнорта вновь скользнули по шраму Гарри, на этот раз не оставив без внимания и все лицо.
— Ты очень похож на отца.

— Да, мне говорили, — сказал Гарри.
— Только не глаза. Глаза у тебя...
— Мамины, ага. — Гарри так часто это слышал, что ему уже начало слегка надоедать.
— Хмф. Да, ну-ну. Безусловно, учителям не полагается заводить любимчиков, но она была одной из моих любимых учениц. Твоя мама, — пояснил Слизнорт в ответ на вопросительный взгляд Гарри, — Лили Эванс. Очень способная. И такая живая, веселая, знаешь ли. Прелестная девочка. Помню, я ей все говорил, что ей бы лучше было учиться на моем факультете. Она еще каждый раз так дерзко мне отвечала...

— А какой был ваш факультет?
— Я был деканом Слизерина, — сказал Слизнорт. — Ну, ну, ну, — поспешно прибавил он, заметив выражение лица Гарри, и погрозил ему пухлым пальцем, — только не надо ставить это мне в вину. Ты-то, надо думать, гриффиндорец, как и твоя мама? Да, такие особенности, как правило, передаются по наследству. Хоть и не всегда. Не слыхал про Сириуса Блэка? Должен был слышать, о нем уж года два постоянно пишут в газетах. Он недавно погиб...
Как будто невидимая рука скрутила внутренности Гарри. Ему вдруг показалось, что этот человек неспроста завел разговор о родителях.

— Так вот, они с твоим отцом были большие приятели, когда учились в школе. Все Блэки были на моем факультете, а Сириус оказался в Гриффиндоре! А жаль, он был талантливый мальчик. Позже у меня учился его брат, Регулус, но мне хотелось бы их всех собрать у себя.
Он говорил, словно азартный коллекционер, у которого на аукционе из-под носа увели редкий экспонат. Видимо, с головой уйдя в воспоминания, он отрешенно созерцал противоположную стену, рассеянно поворачиваясь то в одну, то в другую сторону, чтобы спина равномерно прогревалась.

— Твоя-то мама была магловского происхождения. Я ушам своим не поверил, когда узнал об этом. Она так блестяще училась, я был уверен, что она из чистокровных волшебников.
— Моя лучшая подруга — из семьи маглов, — сказал Гарри, почувствовав, что это необходимо, — и учится лучше всех на нашем курсе.
— Иногда это случается. Забавно, правда? — сказал Слизнорт.
— Не очень, — холодно ответил Гарри. Слизнорт удивленно посмотрел на него.

— Не думай, что я человек с предрассудками! — воскликнул он. — Нет, нет, нет! Я ведь только что сказал, что твоя мама была одной из моих самых любимых учениц за все эти годы! Был еще Дирк Крессвелл, на год младше нее, он теперь начальник Управления по связям с гоблинами, тоже из магловской семьи, необычайно одаренный юноша и до сих пор снабжает меня из первых рук весьма ценными сведениями о том, что делается в банке «Гринготтс»!
Он пару раз приподнялся на цыпочки с самодовольной улыбкой и указал на блестящие рамки с фотографиями на комоде; на каждой фотографии виднелись несколько крошечных движущихся фигурок.

— Все это мои бывшие ученики, и все фотографии с подписями. Обрати внимание, вот это Варнава Кафф, главный редактор «Ежедневного пророка», он всегда интересуется моим мнением о последних новостях. А это — Амброзиус Флюм, владелец «Сладкого королевства», непременно присылает целую корзину сладостей на день рождения, и все потому, что я ему устроил знакомство с Цицероном Харкиссом, который первым взял его на работу! А в заднем ряду, если вытянешь шею, ты сможешь увидеть Гвеног Джонс — она, как всем известно, капитан команды «Холихедские гарпии». Многие удивляются, что я в дружеских отношениях с «Гарпиями» и в любой момент могу получить бесплатные билеты на их матч!

Эта мысль, по-видимому, привела его в отличное настроение. Гарри думал. Он никак не мог ухватить нить, которая настойчиво тянулась по всему разговору. Слизнорт вызывал опасение. И такой своевременный уход Дамблдора… И присылаемые «беглецу» угощения.
— Все эти люди присылают вам разные вещи — значит, они знают, как вас можно найти? — спросил Гарри, удивившись, как это Пожиратели смерти до сих пор не выследили Слизнорта, если корзины конфет, билеты на квиддич и гости, жаждущие совета, так легко находят к нему дорогу.

Улыбка исчезла с лица Слизнорта так же быстро, как брызги крови со стен его комнаты.
— Разумеется, нет, — сказал он, глядя на Гарри сверху вниз. — Я уже год ни с кем не общаюсь.
На мгновение вид у Слизнорта стал довольно-таки расстроенный. Потом он пожал плечами:
— Что делать... В такие времена благоразумные волшебники стараются не высовываться. Дамблдору хорошо говорить, но для меня сейчас поступить преподавателем в Хогвартс — все равно что публично объявить о своем союзе с Орденом Феникса! В Ордене, безусловно, прекрасные люди, отважные, благородные и так далее, но меня лично не устраивает их уровень смертности...

— Совсем необязательно вступать в Орден, чтобы преподавать в Хогвартсе, — сказал Гарри. Ему не до конца удалось сдержать насмешливую нотку в голосе. — Большинство учителей не состоят в Ордене, и никого из них пока не убили — ну, если только не считать Квиррелла, но ему так и надо, ведь он сотрудничал с Волан-де-Мортом.
Гарри был совершенно уверен, что Слизнорт — один из тех волшебников, кто не в состоянии спокойно слышать имя Волан-де-Морта, и действительно, Слизнорт весь передернулся и протестующе пискнул, но Гарри не стал обращать на это внимания.

— По-моему, в Хогвартсе гораздо безопаснее, чем в других местах, пока директор там Дамблдор. Говорят, он единственный волшебник, которого боялся Волан-де-Морт, правда? — продолжал свое Гарри, стараясь показать, что он абсолютно на стороне директора.
Слизнорт выглядел отрешенным, словно обдумывая все сказанное. Гарри уже решил, что все его опасения напрасны, когда заметил разгорающийся в глазах «моржа» довольный блеск. Однако Слизнорт тут же взял себя в руки. Гарри понял, что ему нужно срочно связаться с профессором Снейпом.

— Что ж, это верно, Тот-Кого-Нельзя-Называть никогда не стремился сразиться с Дамблдором, — словно нехотя пробормотал Слизнорт. — И, пожалуй, вполне можно предположить, что, поскольку я не присоединился к Пожирателям смерти, Тот-Кого-Нельзя-Называть вряд ли числит меня среди своих друзей... А в этом случае, пожалуй, я и в самом деле был бы в большей безопасности поблизости от Альбуса... Не стану скрывать, смерть Амелии Боунс потрясла меня... Если уж она, при ее-то связях в Министерстве, при ее возможностях защиты...
 
cemka125Дата: Вторник, 27.05.2014, 12:14 | Сообщение # 11
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 9
Тут в комнату вернулся Дамблдор. Слизнорт вздрогнул, как будто совсем позабыл о его присутствии в доме. Но было поздно. Гарри понимал, что находись он в том же состоянии, как до визита близнецов, то не заметил бы, что весь разговор подстроен. Только цель этого оставалась загадкой.
— Ах, это ты, Альбус, — проговорил Слизнорт. — Долго же ты, однако. Расстройство желудка?

— Нет, просто я читал магловские журналы, — сказал Дамблдор. — Обожаю схемы для вязания. Ну что ж, Гарри, мы с тобой уже достаточно долго злоупотребляем гостеприимством Горация, пора и честь знать.
Гарри с готовностью вскочил на ноги. Слизнорт слегка растерялся:
— Уже уходите?
— Да, уходим. Я всегда умел вовремя признать свое поражение.
— Поражение?

Слизнорт страшно разволновался. Он сцепил руки, завертел толстыми большими пальцами, заерзал, глядя, как Дамблдор закутывается в свой дорожный плащ, а Гарри застегивает молнию на куртке.
— Итак, очень жаль, что ты не хочешь работать у нас, Гораций, — сказал Дамблдор и помахал на прощание здоровой рукой. — В Хогвартсе были бы рады твоему возвращению. Если захочешь как-нибудь нас навестить, всегда будешь дорогим гостем, несмотря на повышенные меры безопасности...

— Да, да... спасибо за приглашение... вот и я говорю...
— Стало быть, до свидания!
— Пока, — сказал Гарри.
Они были уже у выхода на улицу, когда сзади послышался крик.
— Ну хорошо, хорошо, я согласен! Дамблдор обернулся. Запыхавшийся Слизнорт стоял в дверях гостиной.
— Ты согласен вернуться на работу? – замешкался лишь на секунду Дамблдор.

— Да, да, — раздраженно ответил Слизнорт. — Я понял, что в замке действительно безопасней. Вы же еще не передумали?
Гарри уже совершенно не понимал происходящее. Складывалось ощущение, что «старички» в чем-то не сошлись. Однако лицо директора ни на миг не изменилось, все также оставаясь приторно-сладким.
— Чудесно! — просиял Дамблдор. — В таком случае, Гораций, до встречи первого сентября!
— Да уж, до встречи, — буркнул Слизнорт. Когда они шли по садовой дорожке, им вслед несся голос Горация:
— Но смотри, Дамблдор, я потребую прибавки!
Дамблдор тихонько хмыкнул. Садовая калитка захлопнулась за ними, и они пустились в обратный путь вниз по темным переулкам среди клубящегося тумана.

— Молодец, Гарри, — сказал Дамблдор.
— Да я ничего не сделал, — удивился Гарри.
— Да нет, сделал. Ты показал Горацию, насколько для него выгодно вернуться в Хогвартс. Он тебе понравился?
— Ну-у... Пожалуй, он довольно симпатичный, но какой-то уж очень самовлюбленный и еще, что бы он там ни говорил, слишком сильно удивляется, что девочка из семьи маглов может стать хорошей волшебницей.

— Гораций, — сказал он, — очень любит комфорт. А еще он любит собирать вокруг себя знаменитостей, преуспевающих и влиятельных людей. Ему нравится думать, что они прислушиваются к нему. Он сам никогда не стремился восседать на троне, предпочитает занять место за его спинкой — там, знаешь ли, легче развернуться. В свое время в Хогвартсе он отбирал для себя любимчиков среди учеников — кого за ум, кого за честолюбие, кого за обаяние или талант, причем удивительно ловко определял именно тех, кто потом добился известности в той или иной области. Гораций даже основал своеобразный клуб своих любимчиков с самим собой во главе. Он знакомил их с нужными людьми, налаживал полезные контакты между членами клуба и всегда что-то с этого имел, будь то коробочка его любимых засахаренных ананасов или возможность порекомендовать своего человека на освободившуюся должность в Управлении по связям с гоблинами.

Гарри вдруг представилась необыкновенно яркая картинка: громадный раздувшийся паук плетет свою паутину и время от времени дергает за ниточки, подтягивая к себе поближе сочных и жирных мух. Да это же второй Дамблдор! Однако в Слизнорте не было такого подавляющего ощущения власти и силы как в директоре. Дамблдор подавлял и руководил любыми методами… Слизнорт же, похоже, просто выбирал перспективных и заливал лестью.
— Я не для того все это тебе рассказываю, — продолжил Дамблдор, — чтобы восстановить тебя против Горация, или, как его теперь следует называть, профессора Слизнорта, а для того, чтобы ты был настороже. Несомненно, он постарается и тебя включить в свою коллекцию. Ты, Гарри, стал бы у него самым ценным экспонатом: Мальчик, Который Выжил... Избранный — так тебя теперь называют.

От этих слов Гарри пробрал холод, никак не связанный с окружающим туманом. Они напомнили ему то, что он услышал несколько недель назад — слова, которые для него имели особый, ужасный смысл: «Ни один из них не может жить спокойно, пока жив другой...» Ведь теперь от него ожидали именно победы. Северус прав. Нужно ждать. А пока время не пришло, нужно найти доказательства всему.
Дамблдор остановился, поравнявшись с церковью, мимо которой они проходили по дороге к Слизнорту.
— Дальше можно не идти. Держись за мою руку, Гарри.

На этот раз Гарри заранее приготовился к трансгрессии, но все же ощущение было не из приятных. Когда давление прекратилось и он снова смог вдохнуть, оказалось, что они с Дамблдором стоят на проселочной дороге, а впереди виднеется место, которое он раньше мог даже назвать домом. Сейчас же ему требуется вся сила воли, чтобы не сорваться и не высказать этим… что он о них думает.
— Если ты не возражаешь, Гарри, — сказал Дамблдор, входя в ворота, — я хотел бы еще кое о чем с тобой поговорить, прежде чем мы расстанемся. Зайдем сюда?

Дамблдор показал на полуразвалившийся каменный сарайчик, где Уизли хранили метлы. Слегка напрягшись, Гарри вошел за ним через скрипучую дверь в тесное помещение размером немного меньше обычного чулана. Юноша мысленно проверил все надетые на нем артефакты и старательно изображал лопушок. Дамблдор зажег огонек на конце волшебной палочки, так что получилось нечто вроде карманного фонарика, и улыбнулся Гарри, глядя на него сверху вниз.
— Надеюсь, ты простишь мне, что я упоминаю об этом, но я доволен и немного горжусь тем, как хорошо ты держишься после всего, что свалилось на тебя в Министерстве. С твоего позволения, я думаю, что Сириус гордился бы тобой.

Гарри сглотнул комок в горле, голос его куда-то подевался. Он ощущал силу воздействия директора. Она, казалось, придавливала к земле. Глубоко внутри на миг снова взметнулось чувство вины и стыда. Но едва они хотели обосноваться в юноше, как нагрелся медальон на шее и все успокоилось.
— Очень горько, — тихо сказал Дамблдор, — что вы с Сириусом так недолго были вместе. Жестокая случайность оборвала ваши отношения, а они могли стать долгими и счастливыми.

Гарри кивнул, пристально рассматривая паука, карабкавшегося по шляпе Дамблдора. Директор явно знал, какие ощущения должны появиться у юноши. Но он не мог и предположить, что Гарри защищен от этого, что не могло не радовать. Может быть, директор и рассчитывал на такой эффект, из-за которого Гарри почти все время лежал у себя на кровати, отказывался от еды и только смотрел в туманное окно, полное той холодной пустоты, которая у него теперь всегда ассоциировалась с дементорами. Чувство вины. Его культивировали и подпитывали. Интересно, кем еще собирались усилить его до такой степени, что Гарри сам бы бросился под Аваду? Юноша старательно держал себя в руках.
— Просто тяжело, — сказал наконец Гарри чуть слышно, — знать, что он никогда больше мне не напишет.

А вот это была чистая правда. Казалось глупостью признаться, но это было чуть ли не самое чудесное в его встрече с крестным — за пределами Хогвартса появился кто-то, кому небезразлично, что с ним происходит, кто ему почти как отец... А теперь уже никогда почтовая сова не принесет ему такого утешения...
— Сириус олицетворял для тебя многое из того, чего ты был прежде лишен, — мягко проговорил Дамблдор. — Естественно, что ты горюешь о нем...
— Но пока я торчал у Дурслей, — перебил Гарри более твердым голосом, — я понял, что нельзя отгородиться от всех... нельзя сломаться. Сириус бы этого не хотел, правда? И вообще жизнь слишком коротка... Вот, например, мадам Боунс или Эммелина Вэнс... Кто знает, может, следующим буду я, верно? Но если и так, — сказал он яростно и взглянул прямо в голубые глаза Дамблдора, блестевшие при свете волшебной палочки, — я уж постараюсь захватить с собой столько темных личностей, сколько смогу, и самого руководителя тоже, если получится.

— Сказано истинным сыном твоих мамы и папы и истинным крестником Сириуса! — сказал Дамблдор, одобрительно хлопнув Гарри по спине, явно не подозревая, о ком это было сказано. — Снимаю шляпу! Вернее, снял бы, если бы не боялся осыпать тебя пауками. А теперь, Гарри, на другую, но весьма близкую тему... Если я правильно понял, ты в последние две недели регулярно просматривал «Ежедневный пророк»?
— Да, — ответил Гарри. Сердце у него забилось чуть быстрее.
— В таком случае ты, вероятно, заметил, мягко говоря, утечку информации касательно твоих приключений в Зале пророчеств?
— Да, — повторил Гарри. — И теперь все знают, что именно я...

— Нет, не знают, — прервал его Дамблдор. — Только два человека во всем мире знают целиком содержание пророчества, касающегося тебя и лорда Волан-де-Морта, и оба они стоят сейчас в этом вонючем, полном пауков сарае. Но действительно многие догадываются, и совершенно правильно догадываются, что Волан-де-Морт посылал своих Пожирателей смерти похитить некое пророчество и что в этом пророчестве шла речь о тебе. Далее, полагаю, я не ошибусь, если предположу, что ты никому не рассказывал о том, что тебе известно содержание пророчества?

— Нет, — ответил Гарри, сдержав усмешку.
Может и не было известно о подробностях пророчества, но был сделан правильный вывод – Гарри должен справиться с Лордом. Странно, что директор так и не попытался рассказать Гарри о том, кто передал пророчество Волдеморту. Упускать такой шанс стравить самую непримиримую парочку Хогвартса еще сильнее… Видимо, это отложено на крайний случай.

— В целом, это мудрое решение, — сказал Дамблдор. — Впрочем, я думаю, ты мог бы сделать исключение для своих друзей - мистера Рональда Уизли и мисс Гермионы Грейнджер. Да, — подтвердил он, видя изумление Гарри, — я считаю, что им следует об этом знать. Ты оказываешь им плохую услугу, скрывая от них такую важную вещь.
— Я не хотел...
— Встревожить их и напугать? — спросил Дамблдор, глядя на Гарри поверх очков. — Или, может быть, не хотел признаться, что ты сам встревожен и напуган? Твои друзья нужны тебе, Гарри. Как ты сам очень верно заметил, Сириус не хотел бы, чтобы ты отгородился от всех.

Гарри молчал. Директору пока не следовало знать, что Рон и Гермиона будут в глубоком пролете, как только они увидятся. Причем никто не подкопается. Но Дамблдору как будто и не требовалось ответа. Он продолжал:
— И еще об одном, также близком предмете. Мне хотелось бы в этом году позаниматься с тобой индивидуально.
— Заниматься индивидуально — с вами? — повторил Гарри, от удивления позабыв свои мысли о почти бывших друзьях.
— Да. Думаю, настало время мне принять более активное участие в твоем обучении.

— А чему вы будете меня учить, сэр?
— О, всему понемножку, — беззаботно ответил Дамблдор.
Гарри ждал, затаив дыхание, но Дамблдор не стал вдаваться в подробности. Тогда Гарри задал другой вопрос, который его немного беспокоил:
— Если я буду заниматься с вами, значит, мне больше не нужно будет ходить на уроки окклюменции к Снейпу?
— К профессору Снейпу, Гарри... Нет, не нужно.

— Хорошо, — «обрадовался» Гарри. — Значит, я теперь почти не буду встречаться с профессором Снейпом, — сказал он, — потому что он не даст мне продолжить курс зельеварения, если я не получу за экзамен отметку «превосходно», а я знаю, что не получу.
— Не спеши, совят по осени считают, — очень серьезно проговорил Дамблдор, а Гарри твердо решил связаться с Северусом сразу, как только появится возможность. — В данном случае, я думаю, подсчет совят состоится завтра, точнее, уже сегодня. А теперь еще два слова, Гарри, и мы с тобой расстанемся. Во-первых, с этой минуты всегда держи при себе мантию-невидимку. Даже когда будешь в Хогвартсе. Просто на всякий случай, ты меня понял?

Гарри кивнул. Идея была уже осуществлена.
— И последнее. Пока ты находишься здесь, Министерство магии будет охранять «Нору» по первому разряду. Эти меры связаны со значительными неудобствами для Артура и Молли — например, их почту перед доставкой будут проверять в Министерстве. Они не возражают, потому что беспокоятся о твоей безопасности. Ты плохо их отблагодаришь, если станешь рисковать своей головой, пока гостишь в их доме.
— Я понимаю, — быстро сказал Гарри.
— Что ж, очень хорошо. — Дамблдор толкнул дверь сарая и вышел во двор. — Я вижу в кухне свет. Давай наконец дадим Молли возможность всласть поохать над тем, как ты исхудал.
 
cemka125Дата: Вторник, 27.05.2014, 12:16 | Сообщение # 12
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 10
Дамблдор подошел к дому и постучал. Через мгновение дверь открылась и перед ними появилась взволнованная Молли Уизли. Женщина радостно разулыбалась, увидев юношу, и поспешила обнять его. Гарри едва сдержал дрожь отвращения при виде такого лицемерия.

- Гарри, мальчик мой, как ты? Ты снова мало ел! Худенький! Ну, ничего, мы тебя за месяц приведем в норму!
Юноша поежился. Он сомневался, что в этом доме вообще можно было бы что-то есть, если бы не новые обстоятельства. Женщина прошла в дом, и Гарри последовал за ней.
- Молли, к сожалению, мне пора. Есть неотложные дела. Теперь Гарри здесь и я могу заняться ими.

Директор закрыл за собой дверь и Гарри следом за миссис Уизли прошел на кухню. Из-за стола навстречу ему поднялись те, при виде кого настроение юноши просто зашкалило!
- Фрэд, Джордж! Как я рад вас видеть! – Гарри с удовольствием обнял братьев.
- Мы недавно приехали. Все остальные спят. Как у тебя дела? – Джордж усадил Гарри за стол, продолжая обнимать за плечи.

- Все хорошо. Помог директору уговорить нового профессора работать в школе.
- О, видимо снова для ЗОТи никого не нашли, – Фред крутился у плиты, наливая чай.
Молли смотрела на это, слегка поджав губы. Одна ее рука сжимала что-то в кармане фартука. Гарри понял, что женщина недовольна тем, что не может сама «угостить» гостя. Юноша порадовался, что он не один. Конечно, опасаться за разум не приходилось, но несварение вещь не очень приятная.

- А как у вас дела? – поинтересовался он у близнецов.
- О, занимались открытием своего филиала в Зонко. Хорошая новость - мы будем там большую часть времени. В Косом работают двое продавцов, так что там особо делать нечего.
- Здорово! Будем видеться, когда будут отпускать в Хогсмит! – по тому, как переглянулись близнецы и усмехнулись, Гарри понял, что видеться они будут явно чаще.
- Мальчики, пейте чай и отправляйтесь спать, - Молли снова сверкала радушием. – Гарри, ты можешь спать в комнате Перси. Она…

- О, мы проводим. Она как раз за нашей комнатой, - Джордж улыбнулся матери, копируя ее выражение лица.
- Хорошо. Вот завтра Рон, Джинни и Гермиона обрадуются! – женщина отвернулась к плите и поставила разогреваться небольшую кастрюльку. – Скоро придет ваш отец. Он задерживается немного.
- Эмм… Ладно, спасибо за чай, - Гарри встал из-за стола следом за братьями. – Спокойной ночи. Немного устал, перемещаясь с директором. Не везет мне с каминами и аппарацией…
- Спокойной ночи, милый. Мальчики, с утра не шумите сильно.

Ребята поднялись наверх и прислушались. Молли что-то громко ворчала на кухне, но все остальное было тихо. Фред прошел к третьей по коридору двери и открыл ее.
- Твоя комната. А это наша, - он указал соседнюю дверь. – Дальше душ.
- Хорошо. Ладно, я пока спать. Есть мнение, что много спать не придется, - Гарри кивнул братьям и, войдя в свою комнату, закрыл дверь.
- Кикимер… - шепотом позвал он.
Перед ним тотчас появился старый домовик.
- Хозяин, чем Кикимер может служить вам?
- В нашем доме тихо?
- Да, хозяин.

- Думаю, что это ненадолго. Кикимер, нужно обставить все так, что в дом могут войти только чистокровные волшебники - вроде бы это заморочка от Блэков. Сделаешь? И передай привет Леди.
- О, хозяин хорошо придумал. Кикимер сделает.
- Иди. И не забудь про еду. Мне уже сегодня хотели что-то подмешать.
- Кикимер все помнит. Не переживайте, хозяин. Все будет сделано.

Кикимер исчез, не издав не звука. Гарри разделся и прилег на кровать. Он вспоминал, как, поговорив с Дурслями, отправился в Гринготс, и был удивлен, узнав, что вступило в силу завещание Сириуса. Как долго разговаривал с Вальбургой, которую теперь называл «Леди». Они сразу решили закрыть дом от Ордена, но не могли придумать причину. Дамблдор удавился бы, если бы узнал, что сам и подал ее. А самым интересным был разговор именно с Кикимером. Старый эльф перестал брюзжать и теперь общался с Гарри очень вежливо. Юноша надеялся, что он сможет наблюдать за тем, что подмешивают ему в пищу.

Гарри так сильно задумался, что едва расслышал скрип двери. Кто-то заглянул в его комнату, но выждав несколько секунд, закрыл дверь. Гарри мысленно пожал плечами, но вдруг кто-то прижался к нему и закрыл рот ладонью.
- Тише, ни звука. Это мы, – голос Джорджа звучал очень тихо. – Идем… Но как можно тише.
Гарри кивнул, и они вышли из комнаты. Подойдя к лестнице Джордж сделал знак остановиться, а Фрэд подал Гарри странное, похожее на наушник без провода приспособление.
- Что это? – практически беззвучно спросил Гарри.
- Удлинители ушей усовершенствовали. Теперь им заглушки не помеха и шнуров нет. Так что никто и не думает, что мы подслушиваем. О, Дамби пришел.

Директор ворвался на кухню в сопровождении Грюма. Увидев их, Молли ахнула, а Артур опустился на стул.
- Что произошло? – удивленно спросил он.
- Что произошло? Произошло то, что на доме Блэков сработала защита Рода! Эта груда камней не пускает нас внутрь. Войти могут только те, кого сам Род признал достойными.
- Альбус, не расстраивайся так. Пока будете проводить собрания здесь, а…
- Да причем тут собрания?! В библиотеке Блэков есть фолиант со способом избавления от этого.

- Попросите Гарри дать вам этот фолиант! – Артур слегка повысил голос.
- Мальчишка также не сможет войти в дом. Эльф слушался только его прямых приказов! Если бы Поттер был принят Родом, то эта старая калоша лебезила бы перед ним. Мальчишка все больше бесполезен! Аластор, что там по поводу Боунс?
- Ничего. Пожиратели, что тут сделаешь.
- Хоть это хорошо. Желательно еще до Скримджера добраться. Нет, не так! Что, у тебя подчиняющие зелья закончились? Вот то-то же!

- Альбус, - Молли, судя по всему, присела. – Надеюсь, в планах с мальчишкой ничего не поменялось?
- Поменялось. Джинни пора начинать давать Поттеру амортенцию. И пусть прекращает изображать из себя влюбленную мямлю. Ей нужно забеременеть. Не качай головой, Молли. Хочешь денежки – средства не выбираешь.
- Да. Но что ей потом с ублюдком делать?
- Почему сразу с ублюдком? Малыш родится в законном браке. Причем скрепленном магически. А после смерти отца… Домовики всегда любили возиться с детьми. Джинни будет абсолютно свободна. И скорее всего она сможет войти в этот чертов дом! Молли, скажи ей, что у нее три месяца! Максимум!

- Хорошо, Альбус. Утром скажу. Не будить же ее сейчас…
- Ладно. Аластор, подумай, как надавить на Скримджера, а то он слишком любопытен стал к нашему «герою». На крайний случай займи его чем-нибудь…
- Ясно.
- Альбус, ты здесь переночуешь или в Хоге?
- Там. Снейп сегодня был вызван к Лорду. Нужно получить отчет о деятельности этого психа. Молли, ты вольешь щенку обычную дозу. И приструни сына и Грейнджер, а то больно много выступать начали. Я им плачу достаточно! Ладно, пора.

- Альбус, я с тобой! – По полу застучал костыль Грюма.
Ребята переглянулись и зашли в комнату Гарри. Юноша потеряно опустился на кровать.
- Да уж… как же все хорошо… - прошептал он, чувствуя, как глаза становятся мокрыми.
Наверное, ему надо было увидеть все это самому, чтобы до конца поверить в предательство, казалось бы, самых близких друзей. Юноша почувствовал, как по лицу покатились слезы. Он отвернулся от близнецов и молча стал смотреть в стену.

- Гарри, не надо, - крепкие, надежные руки прижали его к твердой груди. – Они того не стоят. Вспомни, у тебя есть мы, Снейп… даже Малфой. Мы справимся с этим.
- Фрэд, но это так больно… - прошептал Гарри, пряча лицо в ладонях.
- Знаю. Мы чувствовали все это. Но сейчас нам просто хочется отомстить им. Чтобы они помучались, осознав, что ничего не выйдет.
- Гарри, у нас все еще будет. А то, что они выбрали… Им же хуже.
- Да. Ты прав, Джордж. Ты прав… - Гарри вскинул голову и улыбнулся слегка шальной улыбкой. – Я замышляю только… Вы же мне поможете?
- Всегда! – раздались два уверенных голоса.

***
Северус медленно шел по коридору Малфой-мэнора. Тело все еще сводило судорогами от перепавшего ему круцио. Зельевар остановился и оперся на стену. Внезапно перед ним появился флакон с зельем.
- Выпей. А то ты не скоро доберешься до Хогвартса, - Люциус выглядел не многим лучше профессора.
- Ты вовремя. С чего он так бушует? Я даже не понял, за что в меня прилетело.

- Узнаёт, кто избавился от Боунс.
- Хм…
«Профессор, я слегка не вовремя, не хотел вас беспокоить на собрании, но вот это как раз вопрос, на который я могу ответить. Боунс убрал Грюм. Она помешала директору».
- Поттер, - одними губами показал Люциусу зельевар.
Малфой кивнул и, подхватив профессора за руку, провел в малый кабинет. Мужчины расположились в креслах и выдохнули.

«Сочувствую. Не принимайте в штыки, профессор, я и, правда, в ужасе от всего этого. Так… про Боунс я сказал… Дамби ждет вас в замке. Я в Норе. Тут полный змеюшник. Профессор, а ваш факультет оказался не так уж плох. Теперь я понимаю, что такое «серпентарий», здесь же именно змеюшник. Кикимер следит за моей едой. Фрэд и Джордж тоже здесь. Дамби хочет надавить на Скримджера. И еще – вы знаете кто такой Слизнорт? Вечером Дамби водил меня к нему в гости. Тот согласился работать в Хогвартсе. Вроде все новости».

- Слизнорт возвращается в Хогвартс, Боунс убрали люди Дамби. Похоже, хотят надавить на Скримджера. А так все как и ожидали, - подвел итог Северус для заинтересованного Малфоя.
- Вывод – ты будешь вести защиту, а Слизнорт снова возьмет зелья… - Люциус замолчал, удивленно наблюдая, как морщится Северус, сжимая пальцами виски.
- Поттер, что за писк у меня в голове? – прошипел Снейп.
«Простите, профессор, просто рад, что у меня будет нормальный учитель по ЗОТи! При всем вашем злобстве, вы мастер своего дела!»

- В ход пошел подхалимаж. Поттер, предупреждаю официально, что я с вас еще семь шкур спущу, - Малфой поперхнулся, увидев на лице мастера зелий слегка саркастичную, но все же улыбку.
«О, профессор, я кое-что нашел в «Истории Хогвартса» старой редакции. И собираюсь этим воспользоваться. Я передумал тихо сидеть и ждать, пока меня грохнут по-тихому. Так что, как говаривал Дамблдор – Удачи вам, профессор!»
Поттер отключился, а Северус почувствовал, как его прошиб пот.

- Что там еще? – Люциус с интересом наблюдал за сменой эмоций зельевара.
- Люц… Мне нужно сварить как можно больше успокоительного. Поттер решил вывести из себя Дамблдора. Соплохвоста ему в штаны! Он никогда не может сидеть спокойно!
- Север, а может, это и к лучшему? Возможно, он сможет достать Дамблдора до такой степени, что тот допустит ошибку? Тем более есть новость, которая слегка тебя успокоит: Скримджер решил вместе с нами понаблюдать за этим. Так что должно все получиться даже лучше, чем ожидалось.
- Надеюсь, Люц, надеюсь...
 
cemka125Дата: Вторник, 27.05.2014, 12:17 | Сообщение # 13
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 11
- Гарри, мальчики, куда вы? – Молли Уизли появилась словно из ниоткуда и встала на пути, перекрывая выход из дома.
- В банк и за покупками, - сжато ответил Гарри и прошмыгнул мимо нее во двор.
- Но как же? Ведь там опасно! – запричитала женщина и, схватив юношу за руку, попыталась втащить в дом.

Гарри все это стояло уже поперек горла. Он все время пока был в Норе, прикрывался недоделанными уроками, но сегодня терпение лопнуло. Он подговорил близнецов смотаться и появиться только завтра на платформе. Однако его не оставляли ни на миг. И теперь юноша просто вырвал руку и, уставившись на Молли, рявкнул так, что его услышали все, кто находился в норе. Из окна на втором этаже появились недовольные физиономии Рона и Гермионы, а Джинни показалась за плечом Молли.

- Миссис Уизли, я и так никуда не выходил. Теперь же мне нужно подготовиться к учебному году. Я вообще не понимаю, что здесь происходит. Да, я рад гостить у вас, но я же не пленник? Или это не так?
- Конечно ты не пленник, Гарри. Просто тебе нужна охрана для выхода в Косой переулок. Я скажу Дамблдору, и он пришлет людей из ордена.
- И я пойду как удобная мишень – где орден, да еще в таком количестве, там и Поттер. Нет уж. Тем более меня проводят близнецы. А я сам буду под мантией. Или вы меня за идиота держите? Извините, но я думаю, что сам могу решить как и куда мне идти!

- Но Гарри…
- Простите, но я все сказал. Нам пора.
Джордж обнял Гарри и они исчезли. Фред сразу последовал за ними. Молли взвизгнула и резко развернувшись, бросилась к камину.
- Дамблдор! Вы меня слышите?! – полный надвигающейся истерики голос был слышен во всем доме.
- Молли, что случилось? – директор выполз в кабинет.
- А то, что пока вы себя неважно чувствовали, ваш щенок совсем от рук отбился! Может, вы мне объясните, что с ним произошло?

- Молли, о чем ты? Ну да, мне и правда не хорошо, но какое отношение это имеет к Поттеру? – внезапно директор принял очаровательную зеленоватую расцветку и пропал из видимости, однако звук рвоты дал понять о том, что случилось.
- Что вам сказал Северус? – скривившись, попыталась проявить беспокойство Молли.
- Реакция на зелье, которое сдерживает проклятие. Мне уже лучше, чем было. Расскажи, что происходит с Поттером!

- Он почти ни с кем не общался все эти дни. Постоянно читает учебники за прошлый год. На Джинни ноль эмоций, хотя моя девочка очень старалась. Рона и Гермиону он просто игнорирует. А сегодня сбежал в Косой переулок, заявив, что его здесь держат как пленника. С ним пошли Фред и Джордж.
- Это нехорошо. Спасибо, что сообщила. Иди. Я свяжусь с Грюмом. Он может видеть сквозь его мантию.

Гарри вошел в банк и, пройдя к стойке, вежливо поприветствовал гоблина.
- Извините, но мне нужно увидеть мистера Мируша. Я лорд Поттер-Блэк.
- Подождите. Он скоро подойдет к вам.
Гарри присел на диван и заинтересованно просмотрел брошюрку, взятую в магазине братьев. От перечня товаров его отвлек шум у дверей. В банк пытались проникнуть аж шесть авроров, во главе с Грюмом. Отставной мракоборец осмотрел зал сквозь стеклянные двери и, плюнув, пошел прочь.

Гарри усмехнулся - магия Рода достойно охраняла своего наследника. Мороки, что неуязвимо держались в других местах, здесь спали, и Грюм просто не узнал того, кого искал. Юноша провел рукой по длинным волнистым волосам. Да. Это был приятный сюрприз. Через два дня после того, как он приехал в Нору, его разбудила боль. Не критичная, но очень даже ощутимая. Гарри не понимал, что происходит, пока не дотронулся до волос. Вот тебе и «подстроит тело под магию».

Изменения были ощутимыми. Про очки он забыл, волосы отросли, глаза слегка изменили разрез и стали казаться еще больше. Но в основном он просто стал выглядеть здоровым. Не было больше теней под глазами, шрамов, включая и самый легендарный, и кожа стала более золотистого оттенка, а волосы блестели. Но все вместе смотрелось даже очень отличным от того, что было раньше. Так что было не удивительно, что его не узнали. Ведь ни одна живая или неживая душа не видели его в этом облике.

- Мистер Поттер-Блэк, вам лучше пройти в наш кабинет, - прошелестел рядом знакомый голос.
- Мистер Мируш, я буду только рад этому, - тепло улыбнулся юноша и прошел в знакомый кабинет.
- Как у вас дела? Вижу, магия хорошо поработала над вами.
- Да. Только вот теперь я нуждаюсь в вашей помощи. Мне нужна защита. Очень хорошая защита. Я собираюсь испытывать терпение директора. Нужно что-то, что защитит меня в случае того, если мне это удастся чересчур хорошо. Я спрашивал у родовой хранительницы артефактов, но она мне выдала такое количество, что, боюсь, я просто не смогу таскать их все на себе. Вы можете мне что-то посоветовать?

Мируш призадумался, но постепенно его лицо приняло весьма довольное выражение. Он кивнул самому себе и вышел. Гарри присел в кресло и стал спокойно ожидать прихода поверенного.
- Вот. Еле нашел нужный сейф. Смотрите. Это все, что осталось от рода вашего предка. И не только вашего. Но завещали ее с одним условием – для того, кто попросит защиты. И все. Так сложилось, что вы первый. Это сделал Кадмус Певерелл для своей погибшей невесты. Многие считают, что он обладал только одним сокровищем – воскрешающим камнем, но это не совсем так. Дело в том, что это кольцо не может вернуть жизнь, но хранит ее. Оно предназначено для защиты невиновных. То есть если вы будете разбираться с врагами умом, а они ответят вам силой, оно поможет. Примерьте его.

Гарри аккуратно взял кольцо и одел на мизинец левой руки. Колечко оказалось точно впору. Однако, когда юноша попробовал снять его, то просто не почувствовал его на пальце, хотя прекрасно видел.
- О, оно приняло вас. Теперь с вами все будет хорошо.
- Спасибо большое. Тогда мне осталось только взять немного денег и все.

Гарри осторожно подошел к запасной двери в магазин «ужастиков». С другой стороны улицы он заметил одного из авроров, что ломились в банк вместе с Грюмом. Но это не помешало ему войти в магазин незамеченным. Поднявшись по лестнице, юноша столкнулся с Фрэдом и чуть не слетел вниз. Он так испугался, что не сразу заметил, что находится в крепких объятиях.

Фрэд тяжело дышал, очевидно, тоже порядком испугавшись, но не разжимал рук. Гарри неожиданно для себя заметил, как на него действуют эти руки и понял, что краснеет. Он не знал, чего сейчас хочет больше – вырваться или сильнее прижаться к такому теплому и сильному телу. На глаза навернулись слезы, а дыхание сбилось.
- Гарри, ты в порядке? – прерывистым шепотом спросил подошедший к ним Джордж. – Черт, я испугался.
Гарри хотелось крикнуть, что с ним явно не все в порядке, но он просто кивнул и отступил от братьев.

- Ох… - Фрэд шумно выдохнул и склонился, уперев руки в колени. – Я как представил, что ты падаешь… Чуть дышать не перестал. Еле схватил. Никак не ожидал, что ты так быстро появишься.
- Все нормально, - улыбнулся юноша. – Поймал ведь. Извини, я не хотел пугать тебя.
- Да какое там. Кто еще кого испугал, - рассмеялся Джордж и прижал к себе Фрэда. – Все, успокойся.

Гарри смотрел, как они обнимают друг друга и чувствовал, что завидует. Он впервые отдал себе отчет, как на самом деле красивы близнецы. Не просто очаровательны или милы, а именно красивы. Поняв, куда уводят его мысли, он резко втянул в себя воздух и сжал за спиной руки.
- Ребята, а я по делу пришел раньше. За мной тут авроры наблюдают,… точнее, ищут пока. Вот я и не попал в магазины. Не знаю, как выкрутиться. Осталось-то только чернила с пергаментами купить и для зелий все. А, еще доску для нарезки ингредиентов. Стеклянную, с чарами прочности. Как быть?

- Это как раз не вопрос. У нас все это есть. Идем. Еще и каталог полистаешь. Вдруг что приглянется. У нас для тебя еще и подарок есть. Идем. Вот это теперь твоя комната, - Фрэд говорил очень быстро, словно его что-то подгоняло. – Уютно, правда. Ты пока устраивайся, а мы все принесем.
Братья вышли за дверь. Гарри расстегнул мантию и только тут заметил, что выронил брошюру с перечнем товаров. Он подумал и решил посмотреть на лестнице, но, выглянув из комнаты, замер.

Гарри сначала не поверил своим глазам, но легкий стон и шорох убедили его в том, что ему не мерещится.
В коридоре у лестницы Джордж целовал Фрэда, прижав его к стене и сцепив руки над головой. Фрэд застонал, словно в забытьи и выгнулся, все сильнее прижимаясь к брату. Джордж все более отчаянно впивался в приоткрытые влажные губы. Почувствовав, как к бедру прижалась напряженная до боли плоть, он потерся об нее и, сдавленно простонав что-то, дотронулся до нее рукой. Фрэд вскрикнул и запрокинул голову, сжимая зубы, чтобы не закричать.

- Сейчас. Сейчас тебе станет очень хорошо… Хороший мой… - шептал Джордж, сильно, но одновременно нежно двигая рукой и пощипывая губами шею Фрэда. – Сейчас…
- Не могу больше… - сдавленно прохрипел тот и выгнулся, зажимая себе рот ладонью.

Гарри резко, но бесшумно закрыл дверь и упал на колени. То, что началось в тот миг, когда Фред поймал его на лестнице, стало гораздо хуже. Перед глазами все еще стояло запрокинутое лицо Фреда с приоткрытыми влажными губами, а в ушах раздавался сдавленный стон. Гарри не сразу понял, что стон его собственный, а рука сжимает через брюки болезненно требующий разрядки член. Юноша прижался затылком к двери и, проклиная самого себя, дернул молнию. Когда рука коснулась необыкновенно чувствительной кожи, Гарри всхлипнул и прижал вторую руку к губам, заглушая стоны. Тут же перед глазами предстал тот же жест, в исполнении Фрэда. Гарри в отчаянии впился в руку зубами, гася крик, и почувствовал, как ладонь на члене наполняется вязкой жидкостью.

- Боже, за что мне это? Он же друг… и он любит его… и он друг… - простонал юноша, уже не сдерживая слез. – Как девчонка… Влюбился… Соберись, Поттер, соберись. Ну и что, что они вместе! У тебя все равно нет ни шанса ни времени. Пусть лучше будут так… Чееерт…
 
cemka125Дата: Вторник, 27.05.2014, 12:18 | Сообщение # 14
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 12
- Виктория, будь добра сделать кофе! – как всегда громко появился в своем кабинете Руфус Скримджер.
Он устроился в кресле и просмотрел лежащие на столе бумаги. Почти все из них представляли собой полный бред. Рассада ценных ингредиентов, разрешение на их допуск с материка… Да, сейчас это самое важное! Руфус уже не понимал, что происходит в стране. Когда он только шел к посту министра, все было понятно – идет война, разберемся. А теперь… что-то было не так. Вялые нападения пожирателей, после которых, опросив свидетелей, дознаватели аврората просились в Мунго поправить последствия стресса, ибо это все напоминало дурдом на прогулке.

А как еще назвать то, что все нападения за последний месяц пресекали сами Пожиратели? Правильно – бред пьяного единорога (встречается еще реже чем «бред сивой кобылы»). А кроме этого только вот такие документы на ввоз редких семян или расходные статьи. И где же война, которую так пророчит Дамблдор?

Виктория вошла в кабинет и, посмотрев на задумавшегося министра, махнула палочкой в сторону двери и уселась в кресло, вызывающе закинув ногу на ногу. Взгляд министра на миг зацепился за кромку чулок, выглядывающую из-под юбки, и стал более внимательным. Ножка была великолеп… хмпф… мускулиста и волосата… светлые волоски смотрелись, как шерстка у котенка… Руфус вздернулся и вскочил со своего места.

- Круцио тебя в соплохвоста да через хвосторогу! Твою ж аваду! – заорал он.
И был с чего. Перед ним, в расстегнутой мантии, приоткрывавшей полупрозрачную блузку и очень короткую юбку, закинув ногу на ногу, сверкая ажурным верхом чулочков и качая лодочку на неимоверно высокой шпильке на пальчиках характерно мощной для мужчины стопы, сидел сам лорд Малфой.

- Ну что вы так на меня смотрите, господин министр? Не я виноват, что ваша секретарша так одевается, а по-другому к вам просто не попасть, - почти скучающим тоном протянул Люциус.
- Мда… теперь можно обойтись и без кофе… и так уснуть наверное неделю не смогу после такого… И с какой целью вы устроили этот маскарад? Кстати, а где Виктория?
- Виктория спокойно дремлет в подсобке. А мне нужно было с вами поговорить. Я месяц пытался сделать это легально, но больше тянуть просто нет возможности.

- И? Говорите, пока я еще в шоковом состоянии.
- Мне так не идет наряд? – усмехнулся Люц, но тут же его лицо приняло самое серьезное выражение. – Есть информация о Лорде. Точнее, о причинах этой войны. Как я понял за этот месяц – вы точно не сторонник директора Дамблдора, так что вам можно рассказать все как есть. Тем более будет нужна ваша помощь.
- Я вас внимательно слушаю.

Северус спокойно сидел в кабинете Люциуса. Он получил послание от неугомонного блондина не более часа назад и теперь ждал его. Однако терпение было на исходе.
- Крестный… Можно с тобой поговорить? – в приоткрытую дверь протиснулась голова Драко.
- Проходи. Что-то случилось?
- Нет, просто подумал… крестный, если бы ты очень хотел стать другом одному человеку, и был бы уверен в его верности тебе и честности. Ты смог бы ему рассказать самое важное для тебя? – Драко присел на краешек кресла и сжал руками колени.

- Я не знаю. Единственные друзья, что у меня были, знали обо мне далеко не все. Я не советчик в этом. Единственное, что могу сказать – доверься интуиции.
- Пожалуй, я так и сделаю, - серьезно кивнул юноша и пошел к двери.
Северус задумчиво проводил его взглядом и покачал головой. Он слишком хорошо знал крестника и надеялся, что не ошибся и в этот раз. Если Драко поступит так, как задумал, то все может сложиться еще удачнее. Им обоим нужна будет помощь в том, чтобы остаться более человечными.

Хлопок за спиной заставил Северуса отпрыгнуть в сторону и достать палочку. Увидев, что именно напугало его, зельевар согнулся пополам от смеха.
У камина, стоя ногами в чулках на коврике, стоял Люциус. Мантия сползла с одного плеча, верхние пуговицы у блузки расстегнуты, а туфли болтаются за плечом, удерживаемые двумя пальцами. Но все внимание блондина было занято разошедшейся по боковому шву юбкой. Разрез получился просто шикарный – до талии. Северус посмеялся, посмотрел на Люца, и веселиться расхотелось.

Зельевар подошел к блондину и свистящим шепотом спросил:
- Ты из-за этого меня вызвал?
- Что? – Люциус вскинул голову и внимательно посмотрел на рассерженного зельевара. – Не будь идиотом. Я нам союзника нашел. Только вот пробираться пришлось под оборотным. Кто же виноват, что его секретарша выглядит как дамочка из борделя?
- И кто наш новый друг?
- Министр магии, конечно. Неужели ты думал, что я способен так вырядиться из-за кого-то менее значимого?

- Да я вообще не думал, что ты можешь так вырядиться! – рыкнул зельевар.
- Ревнуешь, милый? – сузив глаза, прошипел Люциус, подходя к Северусу, резко прижимаясь к его телу и, бросив туфли в угол, обвивая руками шею брюнета. – Если тебе так нравится, то, пожалуй, я буду делать это чаще…
Зельевар прошипел что-то и, сжав в ответ блондина, впился поцелуем в приоткрытые губы.
Люциус, не мешкая, ответил на поцелуй. Он всегда удивлялся, как один поцелуй этого невозможного мужчину лишал его воли. Единственный человек, чьи поцелуи приносили просто невероятное ощущение единения с партнером. Северус всегда целовал его, любил и ненавидел с полной самоотдачей.

- Север… Пожалуйста… Только один раз… мне это очень нужно… - касаясь губами светлой кожи на шее брюнета простонал блондин.
- Нет. Я не шлюха по заказу! Люц. Мы, по-моему, со всем давно покончили! – голос зельевара сорвался на крик и он, взметнув полы мантии, бросился к дверям…
- Я не могу без тебя… - тихий шепот заставил его замереть, так и не коснувшись ручки двери.
- Что? – он развернулся и увидел, как Люц нервно сжимает руки и смотрит в пол. – Это новая идея, как достать меня?

- Нет! Я никогда не мог без тебя. Всегда старался крутиться поблизости.
- Зачем? Что еще тебе было нужно от меня?
- Мне нужно было видеть, что ты жив… Северус, ты сказал, что позже мы поговорим об этом…
- Люц, что ты можешь мне еще сказать? Я все понимаю. Лорд вынудил тебя отказаться от меня, но это было очень давно. Слишком давно, - Северус развернулся и повернул резную ручку на двери.
- Я все еще люблю тебя, - прошептал Люциус.

Северус замер. Услышать такое от вечно ледяного Малфоя, даже видя нынешние перемены в нем, было настолько неожиданно, что он просто не знал, что ответить.
- Я не прошу тебя ни о чем. Да особо стараюсь и не надеяться. Просто хочу, чтобы ты знал, - блондин подошел к креслу и, опустившись в него, откинулся на спинку.
- Я не могу ответить тебе сейчас, Люц. Мне нужно время. Много времени. Тогда ты едва не разрушил меня, - Северус посмотрел на Малфоя и, увидев, как тот кивнул, вышел из кабинета.
- Столько времени, сколько захочешь, - прошептал Люциус и закрыл глаза.

Гарри проснулся и сел. Он обнаружил, что лежит на кровати, а рядом, на полу, сидит Кикимер. Юноша не понял, как ложился. Он еще помнил, как пришли близнецы с письменными принадлежностями и прочими предметами для школы. Как они поболтали ни о чем, и он выбрал несколько сюрпризов для «друзей». А дальше…
- Хозяин уснул в кресле. Кикимер уложил хозяина спать. Сейчас шесть часов утра. Друзья хозяина уже проснулись.

- Хорошо. Спасибо, Кикимер. Ты и, правда, оказался очень хорошим эльфом.
Домовик поклонился и исчез с легким хлопком. Гарри переоделся и, взяв с кресла небольшую поясную сумку, проверил ее содержимое. Он подумал, что лучше, если в Хогвартсе все его вещи будут с ним. На всякий случай. Сумка оказалась очень удобной. В ней было три отделения. Одно хранило в себе все, что можно было уменьшить без вреда. Второе с расширяющимися чарами вмещало все остальное… и еще пару слонов можно было запихнуть. А третье позволяло положить то, что было необходимо в ближайшее время.
Собрав все аккуратно, юноша приложил ее к себе и аккуратно активизировал чары. Теперь саму сумку вообще не было видно. На его рубашке просто появилась молния неучтенного кармана.
- Замечательно, - улыбнулся юноша и, отменив заклинание, положил сумку на столик.

Гарри переоделся в то, что приготовил для дороги на вокзал, снова пристегнул сумку и спустился вниз. Волосы были все еще влажными после душа, но морок действовал. Юноша вошел в комнату, где разговаривал с Малфоем и Снейпом и кивнул братьям, сидящим на диване. Он удивился, замечая то, чего не видел раньше. Впервые ему в глаза бросилось, насколько близки были эти двое. Это можно было заметить, только если знаешь правду.

- Гарри, как настрой? – Джордж подмигнул юноше и кивнул Фрэду.
- Мы придумали, как помочь тебе в школе. Ты помнишь, как отреагировал Пивз на наш уход из Хога? Мы вспомнили это и решили попросить тебя передать ему привет от нас. Отдай ему вот это. Ему точно понравится. И он поможет тебе, если что.
Фрэд передал Гарри небольшой сверток. Пожав плечами, юноша убрал его в сумку и кивнул.

- Спасибо, ребята. Знаете, я никогда не думал, что все сложится так. Я очень рад, что вы со мной, - Гарри присел в кресло и, задумавшись на пару секунд, все же решился. – Я вчера был в банке и написал завещание. Не хотелось бы, конечно, чтобы оно пригодилось, но всякое может случиться. Так вот, суть его в том, что все распределяется на троих. Вы и Снейп. Просто хотел, что бы вы знали.

Фрэд промолчал, но через пару секунд сорвался с места и исчез за дверью. Джордж смотрел ему вслед, но когда дверь захлопнулась, встал. Подойдя к Гарри, он схватил его за руку и, дернув на себя, сжал в объятиях.
- Джордж, что ты… - полузадушено пискнул Поттер.
- Этого никогда не случится. Я хочу, что бы ты знал это. Тебе не удастся оставить нам что-либо, потому, что мы просто всегда будем прикрывать тебя. Если ты погибнешь, то только потому, что нас уже не будет. Запомни это. И никогда не забывай!

Гарри замер, пораженный тем, что услышал. Мысли крутились в голове, сменяя друг друга с такой скоростью, что он просто не успевал уследить за ними. В себя его привело осторожное прикосновение чужих губ к губам. Джордж сильно, но нежно поцеловал его и, отпустив, снова сел на диван.
- Что это было? – дрожащим голосом спросил Гарри.
- Поцелуй.
- Но зачем?
- Мне давно хотелось сделать это, - голос Джорджа был словно пуст.

- Не надо так. Джордж… Не надо. Даже если бы что-то и могло быть, сейчас это просто невозможно. И мне кажется, у тебя уже есть тот, кто тебе дорог. Не играй так.
- Это не игра. Когда-нибудь я все тебе объясню. Мне, пожалуй, нужно открывать магазин. Фрэд проводит тебя.

Джордж вышел из комнаты, а Гарри все еще стоял, словно оглушенный. То, что произошло, просто выбило его из колеи. Теперь он точно понимал, что при всем везении у него просто нет права на то, чтобы лезть в отношения этих двоих. Джордж одумается. А Фрэд… Фрэд просто достоин спокойного счастья. Юноша понимал, что никогда не даст понять столь отличному от более жесткого брата Фрэду, что заинтересовался им. А Джордж… он одумается.
Собравшись с мыслями, Гарри уже абсолютно спокойно кивнул вошедшему парню. Он дал себе слово держаться от братьев как можно дальше.
 
cemka125Дата: Вторник, 27.05.2014, 12:20 | Сообщение # 15
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 13

Фрэд замер, смотря на двери вокзала, находящиеся на противоположной стороне дороги. Гарри встал рядом с ним и аккуратно похлопал по плечу.
- Все будет нормально. Теперь мне мало что может угрожать со стороны Дамблдора. В худшем случае постарается выставить меня неугодным новому режиму. Если так, то пойдем в гости к Тому.
- Знаешь, ты бОльший шутник, чем мы. У меня просто такое чувство, что мы разучились это делать.
- О чем ты?
- Не заметил? Дрэд и Фордж словно перегорели. Когда узнали, что творится за нашей и твоей спиной, то забыли, как нужно шутить.
- Фрэд… Я вам напомню. Только наблюдайте. Ради вас я весь Хогвартс на уши подниму так, что из Зонко будет прекрасно видно! – Гарри обнял Фреда и пошел к пешеходному переходу. – Фред, а какой цвет у тебя любимый?
- Сложно сказать. Несколько. А что?
- А самые?
- Ну, пурпурный и морской. А что?
- Да так. Давай, Джорджу привет передать не забудь. Увидимся в Зонко, – Гарри перешел улицу и, не оглядываясь, вошел в двери вокзала.

Странно, хотя и закономерно. Теперь проход на платформу девять и три четверти не вызывал у юноши чувства восторга, как в предыдущие годы. Он скорее ожидал очередной подлости. Пройдя сквозь колонну, прошел в дальнюю часть платформы. Поезда еще не было на месте. Дойдя до одной из последних скамеек, он заметил на ней знакомого блондина. Малфой-младший сидел, низко опустив голову. Гарри уже хотел пройти мимо, когда его заметили.
- Поттер… ты рано, – блондин выглядел так, словно был близок к панике.
- Лучше раньше. Меньше народу и спокойнее.
- Ясно… Можно поговорить с тобой?

- Можно попробовать. Тем более что ты сам на себя не похож, - Гарри аккуратно присел рядом с Драко.
- Не похож… Знаешь, я может и вел себя глупо все эти годы, но кое-что заметил за тобой. Ты не предаешь тех, кто просит твоей помощи. А я, и правда, не знаю, что мне делать.
- Так… Дай посмотрю, - Гарри схватил Драко за левую руку и задрал рукав мантии.
Уродливая черная змея, выползающая из не менее уродливого черепа, явно не шла блондину. Драко сжался, ожидая издевки.
- Все еще болит? – услышал он тихий шепот.
Глаза блондина распахнулись, и он в шоке уставился на Поттера. Брюнет сидел, склоняясь над его рукой, и аккуратно придерживал запястье.

- Почти нет. Просто унизительно и страшно.
- Ясно. Он дал тебе задание? И, как я понимаю, далеко не из легких. Не смотри так. Я не спрашиваю о том, кого тебе пришлось убить на посвящении, и не хочу этого знать. Я понимаю, какой у тебя был выбор. Осуждать за это я не могу. Тем более тогда, когда ты сам обратился ко мне. Значит, ты не так уж плох и есть смысл помочь тебе. Так что за задание?
- Убить директора и провести в Хогвартс пожирателей, - прошептал Драко.
- Мда уж… Не мелочится он. А я то думал… Хотя, постой! А когда это было?
- В мой день рождения.

- А, тогда все верно. Драко, слушай меня внимательно. Как я понимаю – ты не видел его с начала августа, так? – Гарри перевел дыхание, когда Драко кивнул. – О, значит все не так уж плохо. Задание - заданием, но не торопись его выполнять. Наделаешь глупостей – не отмажешься. Просто тяни время и пиши кому надо, что делаешь все, что в твоих силах.
- И сколько тянуть?
- Пока не скажу, что придумал выход из всего этого. Так, вот и первые ласточки! – Гарри расстегнул молнию и достал мантию-невидимку. – Забирайся. Нам нужно как более незаметно попасть в поезд.

- Что это?
- Малфой, ты же не думал, что я всегда брожу по школе чисто наудачу? Тихо, вот и поезд. Давай в последний вагон?
- Да. Там спокойнее.
- Вот и отлично. Там и поговорим. Тем более у тебя артефакт такой, что позволит нам это сделать.

Они спокойно подошли к поезду и, подождав, пока он остановится и откроет двери, забрались внутрь. Гарри скинул мантию и навел на двери чары тишины и несколько запирающих, на что Драко забавно нахмурился.
- Хм, Гарри, а ты уверен, что потом сможешь вытащить нас отсюда?
- Не совсем… - пробормотал Гарри, но, увидев, как вытянулось лицо Малфоя, расхохотался. – Вытащу, конечно! Если ты не заметил, то это чары третьего курса, просто если наложить их именно в этом порядке, то они усиливают друг друга.
- Все лето читал?

- Да уж. Пришлось постараться. Рассказывай, что хотел. А потом я расскажу то, что ты захочешь знать.
- С чего бы начать? Пожалуй, со знакомства. В магазине Малкин я еще не знал, кто ты. Просто захотелось поболтать, а потом и подружиться. Ты, в отличии от остальных, не смотрел на меня так, словно я что-то невиданное. Потом уже в поезде я решил узнать кто такой Поттер. Оказалось - ты. Я не хотел выпендриваться, как говорит Уизел, просто меня так воспитали. Когда же ты отказался со мной дружить, то я обиделся. Решил, что обязательно отомщу тебе за это. Я не прикидываюсь хорошим, Поттер, я такой, какой есть. То, что многое в моей жизни неправильно, я начал понимать только когда приехал домой в этом году. Мать с Беллой старались настроить меня на то, что нет ничего лучше, чем поклонятся «Господину», но мне это противно. Убивать, пытать – это не для меня. А потом я заметил… как изменился отец. Я видел, что он вовсе не рад возрождению Лорда. Ты знаешь, что я всегда хотел быть похож на отца и вел себя так, как он. А теперь я понял, что он все это время носил маску. И его настоящее лицо… Знаешь, только теперь я смог признаться себе, что не просто уважаю его, а очень люблю. И я хочу, чтобы он мог больше не надевать на себя эту личину мраморной статуи. Вот как-то так. Подумав и взвесив все, я решил все-таки поговорить с тобой. Думаю, ты не побежишь рассказывать обо всем директору… хотя даже если и так. То хуже уже не будет, - Драко откинулся на спинку сиденья и прикрыл глаза.

- Да уж. С чего теперь начать мне? Настоящего меня ты видел только в магазине Малкин. Когда ты пришел в наше купе в поезде… Рон перед посадкой в поезд полил себя зельем «confidis te ipsum». Ты должен был слышать о нем.
- Испарения вызывают полное доверие того, на кого направлено зелье. Но для него нужен…
- Волос взял Хагрид. Именно поэтому я так отреагировал. И все дальнейшее было спровоцировано этим. В прошлом году от меня почти ничего не осталось. Личность была изменена так, что я уже не мог увидеть правду. Но мне повезло - Фрэд и Джордж случайно услышали в Норе, как именно со мной поступают. Они классные ребята. Специально приехав на Тисовую, они рассказали мне правду. Прокол Дамблдора в том, что он не видел в них врагов. Им я доверял безо всяких зелий. В итоге они ввели мне одно из экспериментальных зелий. Оно подействовало даже слишком хорошо. Магия обновилась настолько, что стала словно едва рожденной.

- Но у новорожденных магия на порядок сильнее, чем у взрослых!
- Именно. Но в таком возрасте она уже не затухает, а развивается. Сами того не ожидая, близнецы изменили меня.
- И что дальше будет?
- Честно? Понятия не имею. Я зол. Очень зол. Но убивать я не хочу. Если Том и Дамби не успокоятся, то им же хуже. А пока я просто пошалю.
- В смысле?
- В прямом! – усмехнулся Гарри и щелкнул пальцами.
- И что ты сделал?
- Узнаешь, когда приедем. Ты знал, что поезд в Хогсмите всегда встречает корреспондент Пророка?
- Нет. Статей никогда не было.

- Просто не происходило ничего существенного. Ладно, я хочу есть. Будешь?
- Было бы неплохо. У меня с собой легкий обед.
- О, это потом. Пока можно устроить традиционный второй завтрак. Кикимер!
Драко с удивлением смотрел, как в купе появляется старый домовик в парадной ливрее.
- Гарри, он одет как…
- Как дворецкий, кем впрочем, и является. Кикимер, подай нам яичницу с беконом и грибами. Он просто мастер ее делать. Чай, тосты и джем. Драко, твои пожелания?
- Чай с лимоном. А так все замечательно.
- Вот и хорошо!

Поезд издал предупредительный гудок, и юноши быстро переоделись в мантии. Ход постепенно замедлялся. Драко все более неуверенно чувствовал себя, и поглядывал на Гарри, ожидая от него решения.
- Я не знаю. Может, пока тебе лучше пойти к своим и сказать, что тебе нужно было подумать в одиночестве. Только держи лицо, когда выйдешь из поезда… и потом тоже.
- А что потом?
- Я нашел пару правил в своде школы, которые сегодня решил применить. Надоело. Я не буду изображать лояльность и покорно пить всякую гадость. Хватит.
- Не думал, что когда-нибудь скажу это, но будь осторожен.
- Буду. Иди.

Гарри посмотрел в окно. Поезд медленно тянулся между маленьких, кукольных на вид домиков. Через пару минут показалась платформа. Наконец поезд остановился. Гарри проверил все артефакты и пошел к выходу. Ступив на платформу, он усмехнулся.
Ученики, покидающие поезд, останавливались и изумленно смотрели на то, на чем они приехали. Красный паровозик явно вырос и сменил свой безобидный вид на страшилище, по сравнению с которым фестралы казались просто душками редкой красоты и грации. Сам паровоз выглядел теперь как череп доисторического монстра с метровыми клыками и бивнями, из которых вырывался дым и пламя. Вагоны представляли собой скелет этой твари и так же производили неизгладимое впечатление. Особенно впечатлительные младшекурсники рванули в сторону от чудовища, наполняя воздух визгами и воплями. Гарри почувствовал гордость. Увы, но поезду предстояло жить в этом обличии очень долго. Слишком уж много сил было вложено в его изменение. Но ничего, так все правдивее. Ведь его этот чудо-паровозик доставил вовсе не в сказку. Теперь все соответствовало замыслу директора, хоть и с опозданием на шесть лет. Юноша спокойно прошел к каретам и забрался в свободную. Остальные уже тянулись к замку. Причем многие кареты явно были переполнены теми, кто хотел быстрее убраться с платформы.

Гарри вошел в Большой зал и присел за стол Гриффиндора. Он спокойно смотрел, как входят его «товарищи». Вот среди плотного скопления народа мелькнули знакомые лица и к юноше подсели «друзья».
- Гарри, где ты был? Мы места себе не находили. Мама сказала, что ты ушел с Фрэдом и Джорджем. Как ты мог? Там же могли быть Пожиратели! – Джинни обхватила его за руку и преданно смотрела в глаза.
- Да, друг. Там же опасно! Многие лавки закрыли! – вторил ей бас Рона.
Гермиона же просто кивала и хмурила брови. Гарри слегка затошнило от факта того, что в воздухе снова появился запах использованного на нем впервые зелья. Но в этот раз к нему примешивались еще и приторные духи Джинни. Кольцо защиты нагрелось, показывая, что и с этим «ароматом» что-то не так. Юноша попытался вспомнить, слышал ли он о зелье наподобие амортенции, но распространяемое по воздуху, однако память пасовала.

«Профессор, простите, но срочно. Есть ли приворотные зелья, которые распространяются с помощью запаха?»
«Поттер, что там… а, Уизли Джиневра… понимаю. Есть. Сладкий приторный запах, чувствуется виноград. Есть?»
«Абсолютно. Знаете что? Я тут не останусь. Они на себя столько зелья вылили, что я дышать не могу! Профессор, лицо только держите. Драко я так же предупредил».
«Поттер, о чем вы?»
«Сейчас узнаете!»

Распределение было почти закончено. Последний человек из двенадцати новичков подошел к табурету, когда Гарри откинул от себя руку Джинни.
- Гарри, что ты…
- Джинни, я от тебя такого не ожидал. Да и от тебя, Рон, так же. Интересно, раньше вы тоже этим промышляли? – громко произнес Гарри вставая.
- О чем ты, друг?
- Да, Гарри, что с тобой? – Джиневра попыталась встать, но Гарри удержал ее за плечи и, преувеличенно сильно втянув воздух, усмехнулся.
- Джинни, а ты думаешь, я совсем идиот? Или ты, Рон? Доверие и влюбленность. Как мило! Раньше вы так же ко мне подходили? Гермиона, а ты что молчишь? О, как интересно! А кто это на тебя силенцио наложил? – Гарри взмахнул палочкой, и девушка тут же вскочила со стула.

- Неужели наш Поттер поумнел? Собрал остатки мозгов? – прошипела она, в ужасе округляя глаза, но так и не могла замолчать. – Чертовы близнецы! Оставили в своей комнате порошок болтливости! Поттер, ты идиот! И всегда им был. Как же надоело таскаться с тобой! Вот если ты сдохнешь через пару месяцев, сделав Джинни ребенка, то это будет лучшим подарком от тебя. Ты здесь никому не нужен! Если бы не деньги, то тебя бы давно убрали, несмотря на то, что ты нужен…
Макгонагал увидела, как Дамблдор с озверевшим видом взмахнул палочкой, и девушка отключилась и рухнула на пол. Зал в шоке замер.
- Мы разберемся с этим позже. Информация может быть не для всех ушей, - строго сказал «дедушка».

- Красота. Так вот как… Это уже слишком! – Гарри отошел от своего стола и подошел к шляпе. – Сначала меня разглядывали и лебезили, но стоило мне потерять баллы, как начали ненавидеть. Потом меня хвалили, но когда узнали, что я говорю на языке змей, стали бояться. Узнав про дементоров – насмехались. Стал чемпионом не по своей воле – отвернулись. Начал выигрывать – подлизывались. Стали очернять меня в газетах – я псих. Увидели Волдеморта – я герой. А теперь еще и это… Львы… Шляпа, тебе не кажется, что факультет Гриффиндора не соответствует своему званию? Это позор для основателя.
- Есть такое мнение, - проскрипела шляпа и хихикнула, поняв, к чему ведет юноша.
- Знаешь, в этом году я хотел воспользоваться правом на отдельную комнату… но теперь я просто не могу оставить это так…
- Верно! – снова хихикнула шляпа.

- Мистер Поттер, о чем вы говорите? – недовольно насупилась Макгонагал.
- Да, Гарри, присядь, пожалуйста, мы разберемся со всем после пира, - постарался сделать доброе лицо явно не понимающий, что именно происходит, Дамблдор.
- Не вмешивайтесь, господин Директор. Я только пользуюсь своим правом. Спасибо моим «друзьям», что дали мне такую возможность, - с легкой издевкой поблагодарил Гарри. – Я взываю к суду Хогвартса! Да будет установлена вина и справедливость! Пусть проснется Хранитель!
- Принято! – неожиданно твердым голосом изрекла шляпа и все, кто находился в Большом зале, замерли, не в силах пошевелиться.
 
cemka125Дата: Вторник, 27.05.2014, 12:21 | Сообщение # 16
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 14
Большой зал наполнился ропотом. Гарри ждал. Проходили минуты. Все обеспокоенно озирались по сторонам.
- Гарри, что это такое? – заинтересованно смотрел на юношу Флитвик.
- О, старый свод законов. Основатели оставили замку Хранителя. Если хотя бы один из факультетов перестанет соответствовать вложенному в него характеру, то тот, кто пострадал от рук и слов коллег, может воззвать к Хранителю. Как вы видите – Гриффиндор оказался первым, кому оказана такая «честь».

- Похоже, Хранитель не хочет являться на ваш зов, мистер Поттер, - почти прошипела Макгонагал. – Прекратите этот балаган! Немедленно!
- Простите, профессор, но если бы ничего не получилось, то ваше место вас не держало бы, как и остальных. Даже я не могу пошевелиться. Если Хранитель решит, что моя жалоба не стоила его пробуждения, то меня здесь и… ну вы поняли, - Гарри горько усмехнулся.
- Поттер, что ты творишь? – Снейп смотрел на юношу и понимал, что боится за этого сумасбродного мальчишку.
- Профессор, не волнуйтесь так, а то вдруг чего…
Внезапно зал окутало сначала холодом, а затем теплом. Гарри почувствовал, что внутри, словно рентгеном, прошелся чей-то взгляд.

- Началось, - прошептал он. – Хранитель, прости, что разбудил. Взываю к справедливости.
Столы вместе с сидящими за ними учениками раздвинулись, и в центре Большого зала появился огромный бронзовый дракон. Казалось, что он только наполовину материален. Гарри засмотрелся на эту красоту. Чешуя дракона мягко мерцала в свете свечей. Юноша поднял взгляд и увидел, что дракон внимательно смотрит на него.
- Что же ты хочешь от меня, ребенок? – прогудел нечеловечески низкий голос.
- Я не думаю, что могу выбирать. Рассуди нас. Без тебя это не решить.
- Подождите, я все еще директор Хогвартса! – проскрипел со своего места Дамблдор.
- Ненадолго. Я не сужу мирское. Однако здесь я принимаю решение. Вассалы! Предстаньте передо мной!

По зову дракона в зал влетели все четверо призраков факультетов. Елена, монах и барон поклонились дракону, а Ник застыл прямо перед его пастью.
- Сэр Николас де Мимси-Дельфингтон… Вассал Годрика Гриффиндора! Почему ты не разбудил меня, увидев, как факультет, за которым тебе поручили наблюдать, начал лишаться чести? Отвечай!
- Хранитель… я не знал, как… мне давно закрыт вход в башни. Я обитаю только на нижних этажах.
- Хранитель, это правда. Он давно не может проникнуть в башни. А мы не имели права будить вас, - Елена пододвинулась ближе к Нику.

Гарри напряг память. Он действительно не помнил случая, чтобы Ник появился в гостиной Гриффиндора. Увидев, как дракон наблюдает за ним, он кивнул, подтверждая слова призраков.
- Интересно. Только действующий директор мог наложить подобный запрет. И только если знал, что именно творится на факультете, - почти промурлыкал дракон.
- Я не знал об этом, - прошептал Дамблдор.
- О, нет. Это произошло задолго до вас. Так… посмотрим… О, Виндиктус Виридиан, как интересно… И кто же додумался сделать директором школы человека, у которого даже имя говорит само за себя? Месть зеленых… Знатно отомстил. Надо же было ему открыть Тайную комнату!
- Я думал, ее не открывали до Тома Реддла, - удивился Гарри.
- Он бы не смог этого сделать, не сними этот «Мститель» чары, наложенные Хельгой и Ровеной после того, как они остались одни. Умен, ничего не скажешь, но и вместе с тем феноменально глуп!

Гарри расслышал в голосе Хранителя знакомые интонации и покосился на Снейпа. Впрочем, не он один. Даже сам Северус уловил схожесть и удивленно уставился на дракона.
- Так я сплю за стеной класса зельеварения, - картинно удивилась чешуйчатая язва и подмигнула зельевару. – Так, что мы имеем… Этот зеленый мститель снял защиту со входа в Тайную комнату, но дальше продвинуться не смог. Тогда он решился на другое. Хм.… И что молчишь, кепочка ты наша, звезда караоке?
- А я что? Я ничего! Мне петь нравится! – возмутилась шляпа.

- И с каких же времен? Не с зелененьких ли? – съехидничал дракон.
- А что ты от меня хочешь? Я тебя еще яйцом помню… перебор… - шляпа услышала, как в горле хранителя зародилось рычание, и сменила тон. – Ну что я могла сделать? Стара я… маразм уже у меня… да еще и моль… Нет, а почему сразу я виновата? Маразмом вон и директора не брезгуют!
Все дружно посмотрели на Дамблдора, задумчиво жевавшего кончик бороды.

- Ясно. Хороший конфундус. И как остальные-то не уследили. Хотя уследили. Только поделать ничего не могли. Амброуз Свотт постарался, но его мысли вообще загадка. Прорицатель, что с него взять. Ник, именно он перекрыл тебе ход в башни. Похоже, он предвидел, что ты захочешь обратиться за помощью. Узнать бы еще из-за чего «Мститель» так разошелся. Судя по всему, он пришел на пост директора уже с намерением подпортить жизнь Гриффиндорцам. Увы, я могу видеть только то, что происходило в замке. Может, Амброуз старался помешать чему-то более ужасному, чем происходит сейчас? Поговори с его портретом при случае. Так, закончим с экскурсом в историю. То, что происходит здесь и сейчас - только ее эхо. Кепочка! Именем Основателей разрешаю сбросить с себя все посторонние чары!
Шляпа вздрогнула и замерцала. Через несколько секунд она вздохнула и поклонилась дракону.

- Спасибо, Хранитель. Много я всего натворила… Подскажи, как быть?
- Как? Распределять всех по-новому! Факультет Гриффиндора… Наказание выбрано. Superbia Gryffindor становится Poena Gryffindor. Гордость обернулась наказанием. Да будет так, пока хоть один из учеников Гриффиндора не вернет его былую славу. Слизерин, Хаффлпафф, Равенкло – вы достойны своих имен, но не всех, кто учится под вашей сенью. Гарольд… Я даю тебе право основать свой факультет.
- Немыслимо! За какие заслуги? – ропот голосов раздался в зале.
- Подумай и приложи руки к Распределяющей шляпе. Если твое желание справедливо и его поддержат Основатели, то тебе будет дана одна из самых редчайших возможностей.

- Я не чувствую, что в праве решать… - прошептал подросток.
- Гарольд, подумай, какими качествами и особенностями должен обладать факультет, в котором ты хотел бы учиться.
- Ну, это не сложно, - юноша подошел к шляпе и аккуратно коснулся ее.
«Снова здравствуй. Заварил ты кашу. Но все так, как и должно быть. Скажи, чего ты хочешь?»
«Хочу, чтобы факультет, и правда, стал семьей для тех, кому не повезло в жизни. У кого трудности в семье, в понимании окружающими. Хочу, что бы они научились ценить верность друг другу. Чтобы это и стало основной силой выпускников этого факультета. Чтобы они не попадали в такие ситуации, как я».

- И все? – удивленно спросила шляпа.
- А разве этого мало? – удивился Гарри.
- Хм… Хранитель, а мальчик сильнее, чем Основатели. Мог ведь пожелать, и так пожелать… а он все о других думает.
- Я догадался об этом, - как оказалось, пока Гарри разговаривал с шляпой, Хранитель перебрался ближе к Дамблдору и раздражал его проникновенными взглядами.
- Хорошо. Да будет так. Мальчик, какие цвета ты дашь своему факультету?
- А можно… пурпурный и морской?

- Интересный выбор. И никакого золота и серебра? – снова удивилась шляпа.
- Для меня это цвета верности и дружбы, - задумчиво ответил юноша.
- Не только, малыш, не только, - мягко пророкотал Хранитель.
- Может быть и так, - согласился Гарри.
- Хорошо. Решение принято. Пятый факультет Хогвартса отныне Фортесинфейд (Тверд в вере). Хранитель, а тебе сюрприз. Сам посмотри, - сказала шляпа.
Среди флагов факультетов появился новый. Пурпурные оттенки фона, темные в самом центре, постепенно светлели, удаляясь от него, и постепенно переходили в волны бирюзы. А в центре флага красовался символ нового факультета.

- Хранитель… - прошептал Гарри.
- Да уж. Ну, если так, то ничего не остается, - дракон подошел к флагу и прикоснулся лапой к своему изображению.
- Что вы делаете? – заинтересованно спросил только пришедший в себя Флитвик.
- Все изображения в начале становления факультетов помогали своим подопечным. Те времена давно прошли, но, видимо, теперь моя очередь. Так, с этим закончили. Кепочка, распредели тех, кто нуждается в этом.
- Слушаю и повинуюсь, - съехидничала шляпа.- Начнем!

Гарри наблюдал, как шляпа звонко тасует учеников. Как и ожидалось, Хаффлпафф и Равенкло почти не подверглись изменениям. К барсучкам отправились Невилл, Лаванда, Кребб и Гойл, к воронам Парвати, Панси и Дин. Также небольшие перестановки прошли и на младших курсах. Некоторые малыши уже зевали, и старшие ребята просто брали их на руки. Никто не хотел уходить, не узнав, кто же попадет на новый факультет.
- Так, с самым простым мы закончили. Теперь самые проблемные: в Слизерин переводятся Криви, Макклаген, Боунс, Чжоу. Идите смелее. Слизерин изначально создавался, как факультет политиков и работников министерства и бизнеса. Идите. Гриффиндор… переводятся Забини, Нотт, Голдстейн, Смит, Корнер. Хранитель, вы вызвали их?
- Да, скоро они появятся. Министр и попечители уже на территории замка, - задумчиво потянул дракон и с интересом посмотрел на Снейпа. – Хм… А введу я, пожалуй, еще один предмет и факультатив. Директор, почему вы упразднили уроки этикета и традиций?

- Мир изменился, это стало не актуально! – пафосно произнес Дамблдор, но тут же попытался спрятаться под стол, увидев, как дракон втянул в себя воздух.
- Не актуально, говоришь! Законы магии неизменны! Ты что, решил породить поколения фокусников? Маг никто, если не знает законов! И зачастую наказание получают по незнанию! И ты знал это! Альбус Дамблдор, я снимаю с вас звание директора школы чародейства и волшебства Хогвартс! Вы будете изгнаны, как только закончится становление нового факультета.
- Вы не имеете права! – в два голоса воскликнули Макгонагал и Дамблдор.
- Я имею право! – дракон привстал на задние лапы и грозно зарычал.

Двери большого зала распахнулись и вошли те, кого, видимо, ожидали - Скримджер, Малфой и еще двое мужчин представительного вида. Они медленно приблизились к дракону и поклонились.
- Не думал, что увижу это. Мы получили ваше приглашение. Но зачем нас вызвали? – Руфус спокойно смотрел на Хранителя.
- Согласно своду правил при становлении нового факультета в замке обязаны присутствовать члены попечительского совета и первое лицо страны.
- Новый факультет? И кто принял решение о его создании? – Люциус заинтересованно огляделся.
- Основатели. Правила принятые ими незыблемы. Воззвание к справедливости было, решение о его своевременности было. Я дал возможность юноше создать свой факультет, если он окажется достойным. Я не ошибся в нем. После я вам объясню, что здесь происходит. Сами сопоставите это с событиями во внешнем мире. И еще – ученики нового факультета не могут покидать школу в течении учебного года. Таковы правила.

- Ясно, – кивнул министр. - И кто же оказался на новом факультете?
- Мы еще сами не знаем. Мистер Поттер показал Распределяющей шляпе критерии отбора. Посмотрим, кто будет им соответствовать. Вперед. Самое время выбрать учеников Фортесинфейда
- Хорошее название, - задумчиво прошептал министр.
- Хорошая задумка, - кивнула шляпа. – Ну что ж… ученики Фортесинфейда...

Гарри изо всех сил старался не закрывать глаза. Усталость буквально валила его с ног. Он благополучно прослушал начальные курсы и только при объявлении сокурсников смог сосредоточиться.
- Турпин Лайза, Финч-Флетчи Джастин, Малфой Драко, Гринграсс Дафна, Аббот Ханна, Лавгуд Полумна.
Гарри задумался. Всех этих ребят он знал. И, кажется, догадывался о причинах их распределения. Теперь его волновал немного другой вопрос – а где разместят новый факультет?
Распределение закончилось, и его новые товарищи уселись за образовавшийся в центре стол. Драко и Луна сразу заняли места рядом с Гарри. Юноша обратил все внимание на Хранителя.

- Ну что ж, все решилось, кроме того, кто будет руководить факультетом. Профессор Снейп, я передаю вам эту обязанность и честь. Думаю, вы сможете сделать правильные выводы. Профессор Слизнорт, вы снова занимаете место декана Слизерина. Преподаватели, проводите своих подопечных в их покои. Декан Снейп, домовики с радостью покажут вам дорогу. Студенты и декан Гриффиндора, директории и свободные от деканата преподаватели – задержитесь.

Гарри встал и окинул взглядом стол Гриффиндора. Его порадовало, что первый, второй и третий курсы полностью переселились за другие столы. Рон, Гермиона и Джинни смотрели на него со злостью. Юноша поморщился. Это все еще причиняло боль. Неожиданно его плечо крепко сжали, а ладонь обхватили холодные пальчики. Драко и Луна словно почувствовали его состояние и решили поддержать.
- Идем. Все будет хорошо. Идем.
Хранитель проводил взглядом выходящего из зала юношу и повернулся к сразу притихшим Гриффиндорцам.
- А теперь разберемся с вами.
 
cemka125Дата: Вторник, 27.05.2014, 12:22 | Сообщение # 17
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 15
Хранитель уже минут десять молча бродил вдоль стола, вглядываясь в лица гриффиндорцев. Скримджер и Малфой присели за стол Слизерина. Им казалось, что Хранитель сам заговорит с ними, как только придет время.
- Да уж… Хороших учеников вы вырастили, директор. Ни капли раскаянья. Страх, трусость и желание отомстить из-за угла. Какая прелесть! – дракон присел и, склонив голову на бок, задумался. – Есть решение. Суровое? Возможно, но иначе вы ничего не поймете. Reflexio Originalis. Забавная вещичка и учит если не на раз, то на второй. Хотя кому-то понадобится и больше попыток. Да будет так!

На шеях гриффиндорцев засветились руны. Сверкнув так, что по залу рассыпались солнечные зайчики, они исчезли. Дракон кивнул и повернулся к учителям.
- Прошу остаться директора, декана Гриффиндора, вас, министр, и вас, лорд Малфой. Преподаватели, проводите, пожалуйста, этих учеников в их комнаты.
Постепенно в зале осталось четыре человека и Хранитель. Дракон прилег прямо в центре зала, опустив голову на передние лапы, и на мгновение закрыл глаза.
- Так, не время. У нас еще примерно три часа до того, как я исчезну. Министр, вам следует подумать над новой кандидатурой на пост директора. Дамблдор этот пост потерял. И место декана Гриффиндора упразднено.

- Но кто будет наблюдать за этими детьми? – удивленно вскинулся Скримджер. – Я не думаю, что их можно оставить так…
- Их и не оставят. За ними присмотрят вассалы основателей. Да, призраки факультетов могут многое в такой ситуации. Они справятся. Теперь вопрос, что делать с этими двумя жертвами эксперимента.
- Как вы смеете! – презрительно завопила Макгонагал.
- Смею. Если бы шляпу в свое время не заколдовали, то вы никогда не попали бы на Гриффиндор. Факультет смелых и благородных! О, как взыграли ваши амбиции! Вы же прекрасно знали, на что можете рассчитывать! Хаффлпафф и никак иначе! Факультет, изначально предназначенный для того, чтобы смирить гордыню таких выскочек как вы. Магии кот наплакал, а высокомерия воз!

- Простите, но не могли бы Вы объяснить нам про это подробнее? – Люциус переглянулся со Скримджером. – Похоже, мы что-то упускаем с факультетами.
- О, это все проще, чем кажется. Равенкло выпускал ученых всех отраслей. Слизерин – политиков и бизнесменов. Гриффиндор – воинов. А Хаффлпафф был поддержкой для всех факультетов и нес еще одну немаловажную функцию – усмирение возможных Лордов тьмы. Вы заметили, что последние триста лет Лорды идут одни за одним? Раньше их было всего четверо за семьсот лет. Вот такая вот статистика. В магии важно равновесие. Но Лордов света и тьмы быть не может. Любой свет, получая перевес, становится тьмой. Амбиции людей не знают предела. Они забывают о том, что вело их. Основная проблема людей – гордыня. Как только они добиваются власти, то считают свою правду истинной. Исключений нет.

- А Дамблдор?
- О, директор у нас вообще интересный тип. Манипулирование столь высокого уровня и полная слепота в том, что изначально манипулировали им самим.
- Я сам принимал все решения. Я действовал только на благо! – пафосно изрек старик.
- Да уж. Не уточняли у совести, чье благо? Нет? Ну да, не до пустяков было. Сами уже поверили в свою ложь. А если бы вы попали на Хаффлпафф, то все сложилось бы иначе. Прожили бы счастливую жизнь, стали бы одним из лучших директоров… А после выверта «Мстителя» в вас появилась уверенность в благородстве, смелости и этой самой благости. Вы решили, что достойны решать за других. Снизили стандарты школы, ратуете за объединение с маглами. Прямое нарушение законов способное уничтожить магический мир не только Англии, но и всего мира. Инквизиция на этот раз не ограничится кострами. А ваши выверты с Геллертом и Томасом? Одного свели во тьму, второго решили скинуть туда же. Но я не имею права судить вас за мирское. Только за школу. А здесь я могу лишь пожалеть вас. Вы оказались идеальным кандидатом для того, что задумал «Мститель». Игрушка. Марионетка, которая даже не заметила, что ее дергали за веревочки, пока она дергала так других.

- Ты ничего не понимаешь! Тупой пережиток прошлого! Я стал великим магом света! Старые законы давно изжили себя! Мир должен меняться! И я дам ему эти изменения! Ты увидишь, что прав был я! – директор вдруг резко вскинул руки над головой и схватился за появившегося из ниоткуда феникса. – Я докажу!
- Позер! – пробормотал Хранитель, глядя на то место, где еще затухали язычки пламени от красочной аппарации феникса. – Не смотрите так, министр. Теперь вы, декан Гриффиндора. Если бы не было вашего попустительства, то сегодня за столом Годрика осталось бы гораздо меньше учеников. Что вы скажете?

- Ничего. Что я могу сказать? Что мне стыдно? Это не так… Я не знаю, что говорить. Взвалить вину на кого-то другого также глупо. Многое стало понятно после ваших слов. Скажу только одно – окажись я на месте директора и сейчас я говорила бы, что докажу что-то. Мы с ним слишком похожи.
- А вы смелы. И видите ошибки, хоть и сопротивляетесь в признании их таковыми. Вы отправляетесь в свои комнаты и ждете распоряжений. И еще – стандартное наказание.
- Нет… Как же…

- Да, Минерва, вы сквиб, - грустно покачал головой Хранитель и указал на дверь.
Женщина встала и направилась к выходу. Люциус с жалостью смотрел, как сгорбилась всегда такая гордая женщина.
- И что нам делать дальше? – спросил Скримджер.
- А дальше мы узнаем, из-за чего все началось. Введите его!
Двери большого зала распахнулись и два домовика ввели человека со связанными за спиной руками.
- Ну что, Виндиктус Виридиан, зеленый мститель, скажи, зачем ты все это затеял?

Гарри вслед за Снейпом вышел из зала. За ними уже подтянулись остальные. Юноша все еще находился под впечатлением от произошедшего.
- Господин декан и учащиеся, прошу вас следовать за мной, - перед ребятами с хлопком появился домовик и повел их по коридору.
Как ни странно, но комнаты оказались на первом этаже. Они только прошли к лестницам и повернули в небольшой коридорчик, заканчивающийся статуей стоящего на задних лапах дракона.
- Трудно не догадаться, - усмехнулся Драко.
- Это точно, - кивнул ему Гарри.
- Кто ищет справедливости? – глухим голосом произнесла статуя, и все вздрогнули.
- И что теперь? – Снейп покосился на домовика.
- Приложите каждый правую ладонь к его крыльям.

Все сделали так, как сказал домовик. Статуя кивала на каждое прикосновение, а затем задумчиво склонила голову на бок, и за постаментом появился спуск вниз.
- Похоже, жить мы будем в подземельях, - хихикнул довольный Малфой и все стали аккуратно спускаться.
Однако Драко еще никогда так не ошибался. Спустившись на два пролета вниз, они оказались в довольно большой, но невероятно уютной гостиной. По традиции помещение было оформлено в цветах факультета. Стены драпировали тканевые обои цвета светлой бирюзы, с более темным узором странных, словно подводных цветов. Пол и потолок были соответственно темнее и светлее обоев на тон. Мебель же и большой пушистый ковер играли различными оттенками пурпура. Оттеняли все это только деревянные столики и рамы картин на стенах. Сами же изображения были очень красивыми морскими пейзажами.

Только пройдя на середину комнаты, ребята заметили огромный камин. Даже Драко в шоке раскрыл рот, не веря глазам. Язык не поворачивался назвать это камином. Красивый грот, увитый лианами с пурпурными цветами и листьями цвета насыщенной бирюзы. Внутри него стояли два небольших диванчика для тех, кто любит полюбоваться язычками пламени. (П./а ПЕРЕЕЗЖАЮ!!!) Малыши довольно озирались. Гарри впервые заметил, как выглядит пополнение их факультета. Все дети либо были одеты в явно поношенные вещи, либо же блистали роскошью. Однако они все вместе бегали туда-сюда по гостиной, разглядывая ее.
- Драко, Гарри, посмотрите, что там дальше, а я пока поговорю с младшими, - спокойно попросил их декан.

Юноши кивнули и, подозвав Луну, Джастина, Ханну и Дафну, вышли в ажурную двустворчатую дверь и оказались на небольшой лестничной площадке. Широкая, можно сказать парадная лестница вела вверх. Внизу же находились две двери.
- Если я не ошибаюсь, то вверху спальни, - Драко указал на лестницу. – Предлагаю сначала осмотреть их, а потом то, что внизу. Встречаемся здесь. Ну что? Мальчики налево, девочки направо.
Все кивнули и поднялись по ступеням. Комната ребят оказалась первой по левую сторону от центральной площадки. Комната девушек была прямо напротив.

- Странно, а в Гриффиндоре были даже лестницы отдельные, - Гарри аккуратно постучал в комнату девушек.
- Может здесь, как и у нас в Равенкло – все зависит от намерения? – Луна пожала плечами.
- Наверное, так и есть, - Драко открыл комнату мальчиков и присвистнул. – Девочки, советую вам заглянуть к себе и сильно не визжать от восторга. Джастин, Гарри, идите сюда!

Юноши вошли в комнату и застыли. Спальня была великолепна. Абсолютно квадратная, словно поделенная пополам. В одной половине находились три кровати. В довольно темных оттенках тех же цветов, но с белоснежным постельным бельем, они смотрелись очень удобно… мягко… уютно. Ребята сразу же вспомнили, что сейчас уже глубокая ночь. Они переглянулись и рассмеялись, понимая, что подумали одно и то же.
- Комната просто супер! – Джастин прошел к двери, находящейся в «не спальной» половине комнаты, и, приоткрыв ее, заглянул внутрь. – Ого, это круче ванны старост!

Ребята поспешили к нему. В небольшой раздевалке их ждали еще три двери. Одна вела в туалет, а вторая в душ. Но больше всего ребят впечатлила третья. Она вела к большому круглому углублению, действительно чем-то напоминавшему ванну старост. (П./а Блин, нафантазировала. Теперь сама туда хочу!!! п/б: ну сколько можно так красиво описывать, я же всё в красках представляю... Слюнки капают на клаву, править мешают...))))

- И, правда, шикарно! – согласился Драко. – Ребята, а вы шкафы не видели?
- Они, думаю, встроены в стену, - Джастин прошел к противоположной от кроватей стене и кивнул, увидев замаскированные под узоры на стенах ручки.
Шкафы оказались очень вместительными и Драко остался доволен.
- Ну что, идем извлекать девчонок? – рассмеялся он, открывая дверь.
- Кто еще кого будет извлекать! – у лестницы их уже поджидали улыбающиеся девушки.
- Гарри, скажи нам, чем же мы заслужили такое великолепие? – Дафна указала рукой на комнату.

- Есть пара идей. Но я думаю, что о них мы поговорим, когда освободится профессор. Идем пока посмотрим, что есть внизу.
- Идем. Даже мне не терпится, - Луна схватила за руку Гарри, и они побежали вниз.
- Психи, не навернитесь! – закричал Драко, хотя последовал их примеру.
- Что здесь происходит? – из двери в гостиную высунулась голова декана.
- Полный восторг! – рассмеялся Драко. – Крестный, комнаты мальчиков и девочек, как и в Слизерине. И они подписаны. Так что смело отправляйте ребят, когда закончите. У нас сложилось ощущение, что они не потеряются.

- Ладно, идите. Надеюсь, хоть тут вы не попадете в неприятности, - Северус закрыл за собой дверь.
- Девочки, выбирайте, - Джастин раскинул руки, указывая на двери.
- Направо, естественно. Мы же девчонки.
Джастин распахнул широкие двери и все ахнули.
- Что это? – Луна прошла вперед и замерла, оглядываясь.
- Рай, - улыбнулась Ханна.

Все согласились. Они находились в прекрасном саду. Кроны деревьев переплетались так густо, что было непонятно, есть ли здесь потолок. Причем некоторые ветки опускались очень низко, и можно было сорвать спелые плоды. Яблоки. Груши. Апельсины, персики… перечислять можно было почти бесконечно. Между деревьями стояли удобные скамьи, а стволы растений были обвиты лозами винограда.
Ребята ходили между деревьев, пока их не привлек голос Гринграсс.
- Ребята, это комната. Не веранда, а комната во внешнем склоне холма, - Дафна стояла у большого проема, который можно было назвать окном, так как функцию стекла исполняло поле защиты замка.

- Слушайте. Это и, правда, нечто невероятное! – Драко выглянул наружу и потрогал радужную пленку. – Она как стекло. Живое стекло.
- Идемте. Посмотрим ту комнату, что осталась. Наверное, пора уже поговорить с деканом, - поманил всех к выходу Гарри.
Последнее помещение оказалось одновременно библиотекой и читальней. Все стены в комнате были заставлены стеллажами с книгами, остальное пространство занимали удобные для занятий столики и диванчики для комфортного чтения.
- Он учел все желания, - улыбнулся Гарри.

- Кто?
- Хогвартс. Когда я просил создать факультет, он спросил, чего я хочу.
- И что же вы хотели, мистер Поттер? – Гарри увидел стоящего у дверей в классную комнату Снейпа и неожиданно улыбнулся.
- Хочу, чтобы факультет по-настоящему стал семьей для тех, кому не повезло в жизни. У кого трудности в семье, в понимании окружающими. Хочу, чтобы они научились ценить верность друг другу. Чтобы это и стало основной силой выпускников этого факультета. Чтобы они не попадали в такие ситуации, как я. Именно это я сказал шляпе. А все эти помещения… Они не просто для факультета. Они для семьи.
Северус неожиданно тепло улыбнулся ребятам.
- Вы смогли поразить меня, мистер Поттер. Снова. Надеюсь…
Неожиданно замок ощутимо тряхнуло, и до всех долетел рев дракона.
 
ОлюсяДата: Воскресенье, 08.06.2014, 16:36 | Сообщение # 18
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 181 »
cemka125, Повторюсь, срочно отредактируйте шапку в соответствии с Правилами!!!


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Я замышляю..." (ФУ/ГП/ДжУ~слэш~NC-17~Ангст, Юмор, Драма, Фэнтези~Макси~в раб)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: