"Мой-не-мой" - Хранилище свитков - Слэш - Форум

Армия Запретного леса

Среда, 29.03.2017, 23:52
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Мой-не-мой" (СС/ГП~слэш~NC-17~Ангст, Флафф, Драма, Hurt/com~миди~закончен)
"Мой-не-мой"
ОлюсяДата: Среда, 02.09.2015, 21:00 | Сообщение # 1
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Название фанфика: Мой-не-мой
Автор: romaletta
Бета : -
Гамма: -
Рейтинг: NC-17
Пейринг: СС/ГП
Персонажи: Северус Снейп (Снегг, Принц-Полукровка), Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Альбус Северус Поттер
Событие: постхог
Тип: слэш
Жанр: Ангст, Флафф, Драма, Hurt/comfort
Размер: миди
Статус: закончен
Саммари: Снейп после укуса Нагини (Нагайны) остаётся живым, но немым. Он возвращается в Хогвартс в качестве директора. Гарри разочарован в женщинах, но думает, что все дело в нем самом. После болезненного развода с Джиневрой молодой человек оставляет высокий пост в Аврорате и тоже возвращается в Хогвартс: там как раз не хватает преподавателя по ЗОТИ. В школе он неожиданно замечает, что директор Снейп не полностью нем...
Предупреждения: AU
От автора: Работа написана по заявке "Немой Снейп, а Поттер непоколебимо уверен, что справится даже с этим"
Дисклаймер: все права на мир ГП принадлежит Джоан Роулинг
Разрешение на размещение: получено




«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 02.09.2015, 21:01 | Сообщение # 2
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 1. Новый преподаватель.


Директор школы чародейства и волшебства Хогвартс Северус Тобиас Снейп сидел за столом в своем кабинете со стрельчатыми окнами и слушал вот уже третьего претендента на должность профессора ЗОТИ. После того, как достоянием гласности стало проклятье, наложенное самим Темным Лордом на эту должность, какие только бездарности и выскочки не стремились на нее попасть. Адреналиновые наркоманы, да и только... без малейшего таланта к преподаванию. И несмотря на то, что проклятье с должности уже было снято, сам директор вот уже больше десяти лет каждый год пытался найти нового преподавателя, взамен уволенному.

Рассказы горе-претендентов были словно под копирку. Воевал на стороне Света, Вы меня не помните, но я помню Ваш Великий Подвиг, бла-бла-бла... Никогда Северусу так не мешала его немота, как при проведении этих нудных собеседований.

После укуса Нагини волшебник долгое время пролежал в магической коме. Когда же пришел в себя, к огромному удивлению колдомедиков, считавших его безнадежным, обнаружил, что не может говорить. Магия, к счастью, оставалась при нем, и, в принципе, от отсутствия возможности высказать каждому второму, какой он идиот, Снейп не сильно страдал, ограничиваясь красноречивым взглядом. Но на соискателей этот взгляд почему-то не действовал. Приходилось слушать.

Решив вернуться в замок, Снейп преследовал, в общем, одну цель: иметь как можно меньше контактов с внешним миром. Должность директора, помимо сравнительно свободного графика и не большой занятости, давала многие преференции. Северус мог заниматься наукой, варить зелья в свое удовольствие, писать научные статьи. Или ничего этого не делать, когда не было настроения, а выполнять лишь необходимый минимум обязанностей. А ответственность?.. А что ответственность? К ней он давно привык.

Одной из любимый преференций положения директора была волшебная во всех смыслах горгулья, которая не допускала в кабинет нежелательных личностей. Пароль знали единицы, а угадать его, просто перечисляя сладости, было невозможно: в отличие от Альбуса, Снейп придумывал пароли настолько заковыристые, что даже зная, было сложно его воспроизвести.

Мысленно вернувшись в кабинет, Снейп наколдовал темпус и выразительно посмотрел на претендента.

- Мое время вышло? - с радостно-дебильной улыбкой воскликнул конопатый волшебник, - Ну, я надеюсь, что произвел на Вас благоприятное впечатление! Благодарю Вас, сэр! Я буду ждать сову!

Снейп криво улыбнулся в ответ и покивал. Когда за мистером Паркером закрылась дверь, директор уронил голову на руки. Доверять обучение детей этим недоволшебникам, которые и себя-то защитить не смогут... Если выбирать между ними, он бы не задумываясь выгнал всех троих увиденных сегодня. Дверь отворилась снова и на пороге...

- Добрый день, профессор Снейп, сэр, - Герой Всея Британии собственной нахальной зеленоглазой персоной, - Я слышал, в школе не хватает преподавателя Защиты?.. Надеюсь, Вы сочтете мою квалификацию достаточной, чтобы я мог претендовать на эту должность?..

***


Гарри Джеймс Поттер, заместитель главы Аврората Магической Британии, герой и кавалер ордена Мерлина Первой степени, победитель Того-кого-уже-можно-называть-но-все-равно-как-то-страшно, и прочая, и прочая... Больше всего на свете хотел, чтобы его оставили в покое. Все. Молли Уизли, Джиневра, вездесущие журналисты и поклонники, а хуже того, поклонницы... Гарри устал. Как только закончился громкий бракоразводный процесс, он просто подал заявление на увольнение и скрылся в особняке на Гриммо, так и стоявшем пустым все эти годы. Выпив добрый ящик коллекционных бутылок огденского из подвала крестного, Избранный решил, что все-таки это не дело. Тем более, что Альбус должен был в этом году пойти в школу. В школу! Решение созрело само собой.

И вот, приведя себя в порядок, Поттер стоял на пороге кабинета директора, которым, как он знал, являлся Северус Тобиас Снейп, герой и кавалер ордена Мерлина Первой степени и прочая... И смотрел на своего бывшего преподавателя.

Снейп почти не изменился. Если не считать того, что теперь он совсем не говорил. Профессор пользовался магией, если ему нужно было что-то сказать, выводя буквы в воздухе, или же по-простому писал их в обычном маггловском блокноте, который вынужден был носить с собой. Гарри встречал его на обязательных министерских мероприятиях где-то пару раз в год, поэтому не ожидал чего-то особенного от этой встречи. Тем не менее, для Гарри было большой неожиданностью, когда Снейп просто взмахнул палочкой, и в воздухе появились буквы: "Вы приняты, Поттер. За подробностями - к Минерве."

- Спасибо, профессор, - озадаченно пробормотал Гарри и ретировался.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 02.09.2015, 21:02 | Сообщение # 3
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 2. Распределение


Приветственный пир в честь начала учебного года традиционно проходил в обстановке шумного веселья. Видя Гарри, студенты перешептывались, приятели Джеймса Сириуса толкали его локтями и о чем-то спрашивали. Мальчик хмуро поглядывал на отца: видно было, что Джиневра и бабушка Молли провели с ребенком разъяснительную работу на тему "Твой отец - самовлюбленный павлин", и мальчик был совершенно не рад узнать, что теперь будет видеться с родителем значительно чаще. Гарри лучезарно улыбался всем вокруг: что-что, а изображать улыбку а-ля звезда "Ведьмополитена" Герой научился отменно в любом настроении и состоянии. Статус обязывал.

Приветственную речь традиционно должна была взять на себя заместитель директора - профессор МакГонагалл. Гарри сидел рядом с директором, по другую руку от Минервы, и мог в деталях рассмотреть профиль зельевара, его наглухо застегнутую черную мантию, нитки седины в густых черных волосах, свисавших неопрятными сосульками, от чего возникало впечатление, будто они не мыты, минимум, месяц. (После обучения в школе авроров, где курсанты обязаны были варить сложносоставные зелья на занятиях, Гарри понял, что подобный вид волосам придает защитная маска, не будь которой, волосы бы выпали совсем от ядовитых испарений от котлов).

После известных событий во время Битвы, Гарри перестал относиться к Снейпу предвзято, и сейчас мужчине было интересно без предубеждения рассмотреть своего бывшего преподавателя. Внешность, которую Поттер считал однозначно отталкивающей, оказалась внезапно просто нейтральной. Красавцем Снейп не был, но и уродом, в общем, тоже. Обычный мужчина, с крупным носом, но неожиданно красиво очерченными бледными губами.

Снейп слегка повернул голову в сторону Гарри, и тот поспешно уткнулся взглядом в пустую тарелку, по которой немедленно побежали буквы: "Что Вы пялитесь на меня, Поттер?.. Студенты решат, что я Вас приворожил!" Гарри поднял изумленный взгляд на директора и понял, что губы его кривятся в усмешке, которая теперь не кажется Герою злобной. Скорее просто невеселой.

- Простите, директор, я просто задумался, - ответил Гарри вслух. Снейп дернул плечом, намекая, что ему, в сущности, не нужен был его ответ.

В этот момент двери в Большой зал снова отворились, и преемник Снейпа на посту декана Слизерина и преподавателя зельеварения - а это оказался знакомый Гарри со времен обучения в школе Кассиус Уоррингтон - с пафосным видом внес табурет с Распределяющей шляпой. Гарри затаил дыхание и даже подался вперед, чтобы разглядеть толпу первокурсников, семенивших за статным преподавателем. Снейп обратил внимание на напряженную позу Героя, но, разумеется, ничего не сказал. Наконец церемония Распределения началась, и разглядевший отца за преподавательским столом Ал радостно заулыбался. В отличие от старшего сына, Альбус Северус, будучи похожим на отца внешне и сильно привязанный к нему душой, очень тосковал из-за вынужденной разлуки, и Гарри был уверен, что никакие "обработки" от его бывшей не смогут повлиять на их взаимоотношения. Юный Альбус Северус Поттер был типичным слизеринцем: хитрым, изворотливым, но безоглядно преданным тем, кого любил. И Гарри с интересом ждал, куда же его отправит шляпа.

- Поттер, Альбус Северус, - произнес Кассиус, и тут произошло нечто, что совершенно перевернуло весь привычный порядок вещей в голове Гарри.

Судя по всему, Северус Снейп не знал, что Герой умудрился назвать своего сына в его честь. Да еще и в таком... соседстве. Потому что из горла его вдруг вырвался тихий вибрирующий стон. Гарри от этого звука будто током ударило: глубокий бархатный тембр, совершенно забытый им со времен учебы, вдруг совершенно по-новому прозвучал у самого его уха. Волшебник подскочил на стуле и резко повернулся к Снейпу:

- Директор?.. Я слышал... Вы МОЖЕТЕ говорить?..

Снейп зыркнул на него своим фирменным взглядом "поттер-вы-идиот" и отрицательно покачал головой. По салфетке возле руки Гарри побежали буквы: "Думаете, я так развлекаюсь?.. Нет, Поттер, я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не могу говорить. Потрудитесь объяснить, какого лысого Мерлина вы так назвали Вашего сына?!"

- СЛИЗЕРИН! - выкрикнула чертова Шляпа, и Гарри вынужденно отвлекся, ободряюще улыбаясь растерянному мальчику, до последнего, видать, питавшему надежду попасть на один факультет с братом. Впрочем, Гарри считал, что лучше им учиться на разных.

Когда молодой преподаватель снова повернулся в сторону директора, тот уже утратил к нему видимый интерес, внимательно слушая Минерву и делая какие-то пометки в тексте ее речи - пожилая колдунья предпочитала заготавливать приветствие заранее, поскольку справедливо полагала, что "олух, пузырь, уловка" в ее устах не произведут должного эффекта.

***


Весь оставшийся вечер Гарри гадал, впервые ли за эти годы связки профессора сомкнулись, чтобы издать звук?.. Судя по отсутствию видимой реакции на этот инцидент со стороны Минервы и самого Снейпа, не впервые. Но тогда почему, черт возьми, никто не пытается вернуть ему голос?.. Может быть, он сам не хочет? Деятельная натура гриффиндорца жаждала срочно начать спасать желчного профессора, но годы, прожитые Гарри, все-таки немного научили его осторожности, поэтому бывший аврор решил пока ограничиться сбором информации и наблюдением.

Распрощавшись с коллегами, волшебник отправился в свои апартаменты. Чертов Снейп никак не шел у него из головы, и Гарри безуспешно пытался понять, почему. Наконец, успокоив себя мыслью, что ему просто любопытно, новоиспеченный преподаватель уснул.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 02.09.2015, 21:03 | Сообщение # 4
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 3. В учительской

Школьные будни молодого преподавателя оказались не многим легче, чем заместителя главного аврора. Кроме проведения занятий Гарри должен был проверять работы, составлять планы, доставать различных монстров и магических существ, а еще дети... Что один, что второй постоянно нарушали правила. И Гарри не был бы на них в обиде - в конце концов, он и сам постоянно этим грешил в школьные годы - но их вели именно к нему! Разумеется, волшебнику приходилось выслушивать обвинения, затем оправдания, потом показательно журить сорванцов, и только после этого, заперевшись от всех "доброжелателей" в своих покоях вместе с провинившимся сыном, можно было спокойно выпить чаю с шоколадными лягушками и нормально поговорить с ребенком.

У Гарри возникало впечатление, что сыновья намеренно постоянно попадаются на шалостях, чтобы их отвели к отцу, и он объяснил им, что чтобы с ним пообщаться, совершенно не обязательно нарываться на снятие баллов и наказание - можно просто постучать в дверь. Наказаний сразу резко убавилось, но свободное время не появилось: мальчишки по очереди, а иногда и вместе, стучались в отцовские покои. И не то, чтобы Гарри это не нравилось - напротив, он был рад, что дети к нему тянутся, и с удовольствием проводил время с сыновьями, но... Существовать в таком режиме было затруднительно.

А еще Снейп... Каждый педсовет, планерка или собрание - и Гарри выпадал из реальности, следя за своим бывшим преподавателем. У него всегда была такая богатая мимика и Гарри этого не замечал? Или она стала более выраженной с немотой?.. В любом случае, улавливать по движению брови или выражению глаз, что профессор думает по поводу происходящего в ту или иную минуту, стало для Гарри любимым квестом.

Снейп, ловя на себе взгляд Поттера, неизменно морщился, словно говоря "опять уставился", и демонстративно отворачивался от волшебника. Гарри это забавляло. Похоже, пристальное наблюдение за профессором дало свои первые результаты: Снейп ненавидел, когда за ним наблюдают. Стесняется он, что ли?..

***


На часах уже давно наступили следующие сутки, а Гарри все не мог закончить проверку работ седьмого курса. И дернул же его дементор заставить их написать такую длинную домашнюю работу... Сегодня снова Ал заходил на чай, и Гарри долго помогал ему разобраться в хитросплетениях змеиного клубка его факультета. И, вроде бы, дело нужное... Но как же теперь успеть проверить всю эту кипу пергаментов?..

Неожиданно дверь учительской скрипнула, и из-за нее показался директор Снейп. Окинув всю мизансцену цепким взглядом, он поднял одну бровь: "Чего сидим?"

- Работы никак не допроверяю, - виновато развел руками Гарри, - Альбус Северус приходил, много времени отнял...

По двери учительской, от которой только что отошел директор, побежали белые буквы, хорошо видимые в полумраке: "Не стоит так говорить про сына, Поттер. Кстати, зачем Вы его так назвали?.."

- А что, лучше было назвать его Джеймс Северус? - хохотнул Гарри, но заметив, как изменилось настроение Снейпа по неуловимой тени, пробежавшей по его лицу, сразу добавил, - Извините, глупая шутка. Просто я... ну, благодарен Вам... за многое...

Снейп присел за стол с другой стороны от Поттера и внимательно посмотрел ему в глаза. Гарри выдержал взгляд абсолютно черных в этом свете глаз зельевара и даже нашел в себе силы чуть улыбнуться ему. Снейп указал глазами на столешницу, на которой красовались буквы: "Дайте сюда половину контрольных." Поттер с сомнением придвинул к профессору проверенные работы. Снейп вернул их и снова кивнул на надпись, изменившуюся на: "Непроверенных, идиот"

Зачаровав перо, чтобы оно писало почерком Поттера, Северус довольно быстро справился со своей половиной контрольных, в то время как молодой преподаватель осилил только третью часть. Ухмыльнувшись уголками губ, Снейп потянулся за новой партией работ. Гарри поднял на него глаза:

- Зачем Вы делаете это, сэр?..

"Потому что не хочу, чтобы мой преподаватель свалился с переутомлением" - гласила надпись на столешнице.

***


То ли на Гарри так повлияло чувство благодарности, которое он испытал к директору Снейпу с новой силой, то ли ночь была особенно лунной, но когда работы седьмого курса были проверены, он вдруг неожиданно для самого себя спросил:

- Выпьете со мной, профессор?

Снейп неопределенно повел бровью, что в равной степени могло означать как "да", так и "вы идиот?". Но что-то подсказало Гарри, что директор имел в виду первый вариант. Открыв ящик стола, Поттер извлек оттуда бутылку огденского и два бокала. Наколдовав лед, молодой волшебник налил янтарную жидкость по бокалам и протянул один директору. Наверное, он мог и отлевитировать бокал - подумалось позднее - но почему-то захотелось почувствовать тепло пальцев Северуса.

Несмотря на то, что Снейп не разговаривал в прямом смысле этого слова, вечер (точнее, ночь, переходящая в утро) получился довольно приятный. Профессор не задавал вопросов, но внимательно слушал Гарри, который под влиянием усталости и выпитого на голодный желудок огневиски почему-то взялся оправдываться, что он вообще забыл в Хогвартсе. Рассказал и о разводе, и о том, как устал от славы, как захотелось спрятаться... К огромному удивлению Поттера, едких комментариев или уничижительной мимики из серии "какой же из вас гриффиндорец" или "вы, Поттер, идиот и не лечитесь" не последовало. Снейп изучающе смотрел на Героя Магического мира и водил кончиком пальца по губам, что, как Гарри уже выучил, означало задумчивость.

- Уже поздно, профессор, наверное, я пойду... - нерешительно сказал Гарри, поднимаясь из-за стола. Снейп коротко кивнул и на двери засветились буквы: "Спокойной ночи, Поттер"



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 02.09.2015, 21:04 | Сообщение # 5
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 4. Лютный

Снейп очень не любил выходить из Хогвартса. Но некоторые ингредиенты нельзя было заказывать совиной почтой - кроме как в Лютном достать их было совершенно невозможно. Поэтому в одно из солнечных воскресений октября профессор собрался и трансгрессировал.

Поттер давно обещал Алу сводить его в Косой переулок, выбрать метлу. Мальчик интересовался квиддичем не меньше, чем его отец в школьные годы, и Гарри решил, что не будет ничего плохого, если он купит мальчику метлу. Конечно, первокурсникам запрещалось иметь свои метлы, но Гарри помнил, как для него директор подписал персональное разрешение, поэтому первым делом направился в кабинет к Снейпу. Не обнаружив директора, Поттер удивился. Найдя Минерву, он узнал, что Северус аппарировал в Лютный за какими-то редкими ингредиентами. Решив, что найдет профессора там, а потом вернется за сыном, Гарри бегом достиг антиаппарационного барьера и трансгрессировал: уж что-что, а места, где торгуют запрещнными ингредиентами, бывший аврор Поттер знал на зубок.

***


Зельевар шел по Лютному переулку, раздраженно похлопывая себя по бедру: настоящая кровь вампира была очень большой редкостью, и вот уже в двух местах ему предложили подделку. Качественную, но Снейпа было не провести. Оставалось третье, последнее проверенное место, и последняя надежда. Неожиданно идущая навстречу группа неопрятного вида подвыпивших волшебников остановилась, преграждая директору дорогу. Издевательски кланяясь, один из молодчиков пропел:

- Кого я вижу! Вы только посмотрите, братцы! Это же директор Снейп! Ужас Подземелий! - Северус узнал в задире своего бывшего ученика. Довольно бездарного, надо сказать, но их было много. Поэтому директор с непроницаемым лицом остановился, выжидая.

Тем временем компания, распаляя себя своими же выкриками и шуточками в его адрес, начала медленно обступать его со всех сторон. Пользуясь тем, что директор не может им ответить, они всячески глумились над ним, вымещая детские обиды за снятые баллы и едкие комментарии, пока кто-то особо нервный не попытался напасть. Мгновенная реакция бывшего двойного агента неприятно удивила нападавшего и разозлила остальных: вместо легкой жертвы перед ними был опасный хищник. Снейп отразил несколько полетевших в него заклятий, но молодые люди явно искали приключений, поэтому не остановились, напротив усилив нажим. Вспышки были уже почти непрерывными, по виску Снейпа скользнула капелька пота. Нужно было либо уходить, либо самому переходить в нападение. Но тут кто-то из хулиганов все-таки задел профессора парализующим проклятьем, и Северус рухнул на землю.

Несколько рук сразу же подхватили зельевара, возвращая в вертикальное положение. Главарь подошел к нему вплотную, и Снейпа обдало дивным букетом перегара пополам с гнилыми зубами:

- Что это ты какой дерзкий, а, Снейп?.. Может быть, ты хочешь, чтобы тебя как следует проучили?..

Дружки заржали, и Северус почувствовал, как чужие руки начали его ощупывать со всех сторон, в первую очередь избавив от палочки и кошелька с деньгами. Это профессор еще мог стерпеть, но когда его бывший студент начал неприкрыто лапать его за задницу, Снейп застонал от отвращения и беспомощности.

- Ты смотри, Джо, проф-то как шлюшка стонет. Видать, хочет продолжения банкета, а?.. - заметил кто-то за спиной Северуса. Окружающие заржали.

Но продолжения не последовало. Точнее, не последовало такого, на которое рассчитывали хулиганы. Не успев толком понять, что происходит, они вдруг оказались обездвижены и оплетены магическими веревками на манер мумий. Гарри подхватил под локоть пошатнувшегося профессора, снимая с него заклятье, и послал вверх сноп искр - условный сингал для дежурных авроров.

- Вы как, сэр? - спросил он с беспокойством.

Снейп передернул плечами, мол, "бывало хуже". Гарри подобрал с земли палочку и кошелек профессора и протянул ему. Зельевар коротко кивнул, выражая благодарность и поднял бровь.

- За ингредиентами? - спросил Поттер, лучезарно улыбаясь. Снейп беззвучно хмыкнул и пошел к своему проверенному поставщику. Гарри молча шел следом.

***


Идя за Снейпом в давно знакомую ему подпольную аптеку, Гарри все никак не мог выбросить из головы тот звук, который он услышал за минуту до того, как вмешался в происходящее. Низкий вибрирующий стон профессора почему-то словно тупой ржавой пилой прошелся по нервам Национального Героя, оставляя кровоточащие борозды. Гарри прислушивался к себе, и не мог понять, почему от воспоминания об этом звуке у него по телу бегут мурашки, а мысль о совершенно беспомощном зельеваре, распятом между грубыми руками каких-то отбросов магического общества, вызывает не только желание поубивать вышепоименованные отбросы, но и непонятное томление в груди. Должно быть, у него просто долго не было секса, подумал Гарри, и сам испугался: какое отношение это вообще может иметь к директору Снейпу?..

Тряхнув головой, Гарри дал себе обещание в следующие же выходные снять девочку: придется, конечно, под обороткой, но хоть так. Не дело это, здоровому мужику полгода без секса жить...

***


Однако никакую девочку Гарри себе так и не снял. И мальчика тоже. Выпив зелье, мужчина отправился, как и собирался, в Лютный, в самый дорогой бордель. Но войдя в переулок, Гарри отчетливо вспомнил происшествие недельной давности. Отмахнувшись сам от себя, волшебник зашел в неприметную дверь с красным фонарем у косяка, но ни один из предложенных ему "цветков" не вызвал в Герое и толики желания. Выпив пару коктейлей и расплатившись, Гарри решил вернуться.

"Устал что ли?" - думал Поттер, хотя внутренний голос назойливо хихикал: "Стонущий Снейп отлично лечит от такой усталости, а?" Да что ж за издевательство?! Гарри прислонился к неопрятной стене какой-то лавки и прикрыл глаза. Помимо воли перед закрытыми веками встала худощавая фигура, затянутая в наглухо застегнутый сюртук, и вопроситльно изогнула бровь: "Вы идиот, Поттер?" Гарри был как никогда склонен согласиться...



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 02.09.2015, 21:06 | Сообщение # 6
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 5. Рождество

Странная дружба между Поттером и его бывшим профессором зельеварения удивляла в равной степени обоих. Но еще больше она удивляла их коллег. В любом споре во время планерок и педсоветов профессор ЗОТИ Поттер принимал сторону директора Снейпа. Сам Снейп держался отчужденно, но в Большом зале или за бокалом огневиски в своем кабинете позволял себе изучать этот странный феномен под названием "позврослевший Поттер". Мужчина не был похож ни на Джеймса, ни на Лили, идя своим собственным путем. И самое удивительное было в том, что Поттер почему-то раз за разом приходил к директору по каким-нибудь вопросам, и всякий раз оставался дольше необходимого. Снейп все ждал, когда Поттеру надоест. Но ни едкие комментарии, ни цинизм директора, ни его молчание не вызывали у Гарри неприязни. Напротив, казалось, будто ради этого он и приходит.

По сути, так и было. Поттер чувствовал себя в обществе бывшего профессора на удивление спокойно: постоянно щебечущие поклонницы, глядящие в рот национальному герою и восторженно принимающие каждое его слово, бесили до невозможности. Услышать слово критики в свой адрес Гарри удавалось чрезвычайно редко: подчиненные, политики, просто обыватели встретившие Национального Героя, - все они только и делали, что вздыхали и ахали. А Снейп... его тонкий юмор и отсутствие пиетета по отношению к Поттеру были для Гарри как глоток свежего воздуха.

Количество выпитого совместно огневиски постепенно переросло в качество. На Рождественские каникулы обоих сыновей Поттера забирали бабушка с дедушкой, и Гарри, оставшийся в замке, неожиданно для самого себя, пригласил профессора отметить праздник. Как ни странно, Снейп согласился.

***


Гарри готовился к приходу профессора как к первому свиданию. Когда эта мысль посетила его буйную лохматую голову, Поттер покрутил сам себе пальцем у виска, но продолжил в том же духе: принял душ, избавился от лишней растительности на лице и прочих частях тела, тщательно подобрал одежду. Черные строгие брюки, темно-зеленая, почти черная, водолазка с высоким горлом и однотонная изумрудного цвета мантия, подчеркивающая цвет глаз, но без лишних украшений.

В Большом зале было очень мало студентов - все разъехались по домам, - столы, по обычаю, были сдвинуты, и в центре накрыт единый стол для преподавателей и оставшихся в замке учеников. Когда Гарри вошел в зал, Снейп уже сидел за столом, отвлеченно слушая Минерву, которая что-то с жаром ему рассказывала. Черные омуты глаз зельевара скользнули по фигуре вошедшего и, встретившись с зелеными глазами Поттера, привели последнего в замешательство. Такого взгляда Гарри не то, что не ожидал, он вообще был не уверен, что Снейп, холодный слизеринец, способен на подобное. Гарри словно обдало жаром из раскаленной печи, волоски на теле Героя встали дыбом, а во рту внезапно пересохло.

Прежде, чем кто-либо заметил его замешательство, Гарри весело поприветствовал собравшихся, пожелал счастливого Рождества и прошел к своему месту, отвечая на реплики учеников, которые, в большинстве своем, просто обожали своего профессора ЗОТИ. Молодой мужчина занял свободно место по левую руку от директора и прочитал на своей пока еще пустой тарелке: "Старшекурсники сегодня будут плохо спать из-за Вас, профессор Поттер"

- Я расцениваю это как комплимент, - тихо ответил Гарри.

Рождественский ужин, как обычно, удался домовикам на славу. Студенты, быстро разомлевшие от обилия вкусной еды, постепенно разошлись по своим гостиным. Непринужденная беседа между преподавателями тоже продлилась не долго, и наконец в Большом зале остались только Снейп и Поттер.

- Так вы зайдете пропустить стаканчик на ночь, профессор? - спросил Гарри, почему-то волнуясь.

"Вы настаиваете, Гарри?" - в черной глубине глаз появилось какое-то неведомое Гарри доселе выражение. Пытаясь понять, что оно означает, молодой волшебник слегка "подвис". Профессор продолжал смотреть на него в упор. Наконец, сообразив, что Снейп все еще ждет его ответа, Гарри выдавил:

- Можно и так сказать.

Снейп усмехнулся, слегка дернув уголком губ, и кивнул.

***


Как они дошли до комнат Гарри, Поттер не помнил. Сердце молодого волшебника колотилось где-то в горле, в голове было пусто и гулко, как в новом бронзовом котле. И почему-то немного страшно. Пропуская профессора перед собой в дверь, Гарри почувствовал мимолетное касание его мантии к своей руке, и вздрогнул. Обругав себя сопливым хаффлпаффцем, Поттер зашел вслед за профессором в свои комнаты и машинально зачаровал дверь. Снейп среагировал на всколыхнувшуюся магию и, развернувшись, удивленно приподнял бровь "Я в ловушке?"

Гарри призвал со стола украшенную маленьким серебряным бантиком совершенно черную коробочку и, сделав шаг к профессору, протянул ему:

- С Рождеством, директор, - руки молодого волшебника немного подрагивали. Когда Снейп взял подарок и его прохладные пальцы на мгновение коснулись Гарриных, волшебник снова едва заметно вздрогнул, поспешно убирая руки и отводя взгляд, - Что будете пить, профессор? - Гарри немного нервно пересек гостиную и подошел к бару, - Есть вино, красное, белое, розовое, сухое, полусладкое, есть шампанское, маггловский виски, огневиски, бренди...

Гарри умолк, привычно ожидая, что на стене перед ним появится надпись знакомым мелким почерком, но профессор молчал, во всех смыслах. Тогда молодой маг повернулся к нему, чтобы узнать в чем дело, и оторопел: Снейп так и стоял посреди его гостиной с открытым подарком в руках и... плакал?! Плохо осознавая что делает, Гарри метнулся к нему, уронив по дороге кофейный столик, и, взяв его руки, по-прежнему сжимавшие коробочку со злополучными золотыми часами, прижал их к губам. Снейп отшатнулся, разжимая руки и роняя подарок, с ужасом глядя на Поттера.

Гарри опустился на колени, невербальным репаро возвращая золотым часам, на крышке которых красовалась змея из алмазной крошки с вкраплениями мелких изумрудов, первоначальный вид. Поднявшись, Гарри протянул их директору Снейпу:

- Простите... Я долго выбирал их у знакомого ювелира в маггловском Лондоне, мне бы хотелось, чтобы Вы приняли мой подарок.

На какое-то мгновение Гарри показалось, что Снейп сейчас развернется и уйдет. Но зельевар осторожно принял у него из рук часы - коробочка так и осталась валяться где-то на полу - и поднял руку, повернув ее ладонью к Гарри. По руке побежали буквы: "Спасибо, Гарри, я не ожидал подарка. Они действительно прекрасны. Мне стыдно, что я не приготовил ничего для Вас." Прочитав это, Гарри поднял глаза на лицо профессора. Снейп смотрел на него в упор, и Гарри снова показалось, что воздух вокруг него раскалился, не желая проникать в легкие.

- Давайте выпьем, - предложил Гарри, чувствуя, как во рту у него пересохло, а брюках вдруг стало до неприличия тесно.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 02.09.2015, 21:07 | Сообщение # 7
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 6. Все-таки свидание.

Любимое Поттером красное полусладкое вино, превращенное им в глинтвейн прямо в бутылке, закончилось как-то на удивление быстро. Или так только показалось Герою?.. Снейп осушил бутылку огденского только наполовину и сидел в глубоком кресле перед камином, катая в ладонях очередной бокал. Потрескивание огня и позвякивание льда в его бокале были единственными звуками, раздававшимися в гостиной Поттера вот уже пару часов: Гарри упросил Снейпа рассказать, какими чарами он пользуется для общения. Оказалось, это очередное собственное изобретение профессора.

Освоив чары, Гарри стал вести со Снейпом молчаливый диалог. Было в этом что-то настолько интимное, что у Поттера то и дело пересыхало во рту. Северус, глядя на раскрасневшегося Гарри, испытывал смешанные чувства. С одной стороны, неожиданно повзрослевший и такой незнакомый-знакомый Поттер оказался намного ближе ему, чем хотел самому себе признаваться профессор. С другой стороны, молодой мужчина, сидевший напротив и так трогательно стремившийся сблизиться с ним, был до неприличия хорош собой, и его глаза... Было в них что-то магнетическое персонально для Северуса.

Свои чувства к Лили мужчина похоронил там, в Визжащей хижине, твердо решив, что если ему суждено выжить в этой войне, то жизнь свою он начнет с чистого листа. Но с женщинами у него не складывалось совершенно: они были слишком не такие, как она. А искать ее копию? Увольте. С чистого листа - так с чистого. Неожиданно для самого себя, Снейп понял, что молодые мальчики, в сущности, тоже могут быть чувственными. Пару раз посетив соответствующее заведение, зельевар даже получил определенное удовольствие. Но обзаводиться постоянным любовником как-то не хотелось: круг его общения был настолько узок, что искать в нем было попросту глупо, а унижаться до поисков осознанных не хотелось вдвойне. Тем более немота. Не сказать, чтобы она сильно мешала Снейпу в его повседневной жизни, но и героем-любовником, ловеласом или Казановой он себя уж точно не ощущал.

И тут вдруг Поттер. Как чертик из табакерки. Когда он вошел в Большой зал в этой своей невозможно-зеленой мантии, Северус почувствовал, как сердце ухнуло куда-то вниз, пропуская удар. Он был... черт, прекрасен. Но Северус был совершенно уверен, что Гарри - натурал. Трое детей, все эти многочисленные поклонницы, из-за которых, по слухам, и разразился скандал с Джиневрой... Впрочем, из-за чего они в итоге расстались, не знал никто.

"Гарри, а из-за чего ты развелся с женой?"

"О, это очень забавно, профессор..."

"Северус"

"Что?!"

"Осторожно, глаза в бокал не вырони"

Гарри поперхнулся вином и заржал, буквы вышли слегка кривые:

"Ваш юмор, проф..."

"Северус"

"Черт. Северус."

Молодой мужчина смотрел на зельевара со смесью восторга и удивления. Снейп указал глазами на зеркало над камином, на поверхности которого мужчины вели свой диалог.

"Так из-за чего?"

"Джиневра постоянно в разъездах с командой, дома почти не бывает. Жить с Молли я отказался сразу: хотелось своей семьи, своего очага... ну... вы понимаете... А Джин ревновала. Ей все казалось, что стоит ей уехать, как ко мне толпами поклонницы ходят... в очереди в койку."

"А они не ходили?"

"Да кто бы их пустил..."

"Но в итоге?.."

"В итоге она меня попросту достала своими истериками. Понимаете, я всегда хотел, чтобы рядом со мной был человек... который бы разделил со мной тепло, поддерживал бы меня, и которого мог бы поддерживать я. Который... В общем, рядом. Человек. Рядом. А не наездами - в прямом и переносном смысле. С Джиневрой выходило, что она постоянно либо не дома, либо дома, но закатывает скандалы. Я устал. А она сразу же придумала себе, что была права и у меня есть любовница. Или целый табун. Я уж не знаю..."

"Жеребец" - Снейп беззвучно фыркнул, и Гарри снова засмеялся. Почему-то вести разговор об этом со Сн... С Северусом было на удивление легко. Все переживания Гарри по поводу несправедливых обвинений, вся злость на поклонниц куда-то ушли. Было просто смешно из-за глупости ситуации.

Уютное молчание длилось несколько минут. Потом Гарри решился и написал:

"А Вы, Северус?.."

"Что - я?"

"Вы все еще любите мою мать?.."

"Нет."

Гарри продолжал молча смотреть на зельевара. Глаза его блестели в полумраке комнаты, отражая пламя камина, и завораживая своей бархатной глубиной. Гарри снова почудилось в них что-то, что напрочь выбивало воздух из легких Героя, покруче хорошего удара в живот. То ли вино, то ли праздничный вечер, то ли эти сумасшедше-черные глаза, но Гарри вдруг поднялся с пола - Герой любил сидеть на ковре возле рождественской елки, как в детстве, почему-то так ощущалась особая магия этого праздника, - и, стремительно приблизившись к зельевару, приник к его губам в поцелуе, нависая над мужчиной и упираясь руками в подлокотники его кресла.

Второй раз за вечер раздался звон бьюшегося стекла - на этот раз бокал профессора разлетелся от соприкосновения с каменным полом, - и теплые руки легли на плечи Гарри, мягко отстраняя молодого мужчину. Гарри оторвался от жестких губ, так не похожих на женские, но невероятно возбуждающе пахнущих огневиски и еще чем-то, елеуловимым, особенным, и посмотрел в глаза профессора, стараясь понять его реакцию на этот внезапный порыв. Зельевар указал глазами за спину Гарри, на зеркало.

"Зачем?.."

"Не знаю."

"Как по-гриффиндорски: броситься с головой в омут, не дав себе труда подумать не только о последствиях, но и о причинах."

"Как по-слизерински: хотеть кого-то весь вечер, но морализировать после первого поцелуя, делая вид, что ты не при чем"

"А при чем тут я?"

"Вот-вот!"

"Поттер..."

"Гарри."

"Гарри. Ты сам не понимаешь, куда лезешь."

"Плевать."

Молодой мужчина снова припал к губам Снейпа, сминая их, проникая языком в рот, исследуя, пробуя, дразня, играя с языком мужчины. Секунду-другую Северус сопротивлялся, но потом... Обнял несносного Поттера, притягивая к себе на колени, отвечая на его поцелуй, прижимая к себе упругое, горячее тело Героя, и застонал.

От этого звука у Гарри поджались пальцы на ногах, а по спине побежали мурашки. Молодой волшебник, не утруждая себя расстегиванием доброй сотни пуговиц глухого сюртука Снейпа, провел рукой вдоль их ряда, и полы сюртука разошлись, вместе с рубашкой, являя взору юноши бледную испещренную шрамами безволосую грудь профессора и впалый живот. Красавцем Снейпа нельзя было назвать даже с большой натяжкой, но Поттер почему-то еще сильнее возбудился, глядя на молочно-белую кожу и с благоговением коснулся ее кончиками пальцев. Северус очень внимательно следил за реакцией Поттера, подозревая, что увидев, на что позарился, Герой спешно передумает. Но такого незамутненного, почти детского восторга на лице молодого мужчины он никак не ожидал.

Гарри осторожно, не прибегая к магии, развязал черную косынку, которой Снейп прикрывал уродливые шрамы от зубов магической гадины, которые не могли свести зелья. Шея его выглядела просто ужасно: как будто разорванные мышцы и жилы, не заживляя, обтянули тонкой чуть розоватой кожей. Плоть под ней была бугристой и бесформенной. И это "великолепие", расположившееся от правого уха почти до ключицы, странным образом контрастировало с совершенно гладкой светлой кожей на левой стороне. Стоило Гарри снять косынку, как Северус резко отвернулся, пряча взгляд. Он был уверен, что этого зрелища Поттер не выдержит точно. Однако Гарри нежно припал губами к уродливому шраму (Снейп дернулся), постепенно поднимаясь к уху зельевара, чуть прикусил его мочку и прошептал:

- Все это чертовски странно, Северус...

От горячего шепота и тяжести молодого тела Героя у него на коленях у Снейпа стоял так, что было больно. Но он продолжал вести себя максимально безучастно, боясь, что будет выглядеть смешным, когда (не если!) Гарри одумается и... Но ход мыслей зельевара был прерван возмутительнейшим образом: Поттер обнаружил его стояк и, быстро расстегнув его брюки (не обошлось без магии и на этот раз), сполз с его колен на пол, любуясь на ровный длинный член, оказавшийся точно у него перед носом. Северус закрыл лицо руками, как никогда остро ощущая потребность в речи. Он уже почти собрался с силами, чтобы прекратить этот сюр, который теперь, непременно, будет ему сниться, как Гарри, видимо, придя к каким-то выводам в своей растрепанной голове, длинно лизнул его колом стоящий член. Северус задохнулся от ощущений, а молодой мужчина тем временем накрыл губами его головку, нежно потирая языком.

- Прости, я никогда раньше этого не делал, - виновато шепнул Герой, на секунду отрываясь от своего занятия, чтобы в следующий момент уже снова заскользить языком по обнажившейся головке, напряженному стволу, щекоча уздечку.

- А-арри, - выдохнул Северус хриплым полустоном.

Гарри будто током ударило. Он вскочил с пола и, дернув за руку зельевара, вынудил его подняться из кресла. Притащив мужчину в спальню, Поттер помог ему освободиться от одежды и сам сбросил мантию, стянул водолазку через голову, потянулся к ремню на брюках, но Северус его опередил, перехватывая за запястья. Прямо по голой словно светящейся в темноте спальни груди зельевара побежали буквы:

"Гарри, ты уверен?.. Еще не поздно сделать вид, что ничего не было"

Молодой волшебник припал губами к тому месту, где была мгновенно истаявшая от этого надпись, и обняв мужчину, прижался к нему пахом, давая почувствовать свое возбуждение:

- Это все чертовски странно, Северус, но я еще никого так не желал, как тебя... - тихо проговорил Поттер, - Пожалуйста, останься...

Вместо ответа Снейп склонил голову, припадая губами к шее Гарри, одновременно расстегивая его брюки. Поттер томно застонал, чувствуя, что долго не выдержит: все же у него очень давно не было секса, а тут еще ТАКОЙ Северус... Мужчина потянул его к постели, и тут Поттеру вдруг стало страшно. Сомнений в том, кто в их паре будет сверху, у него не было. И Гарри был совершенно не уверен, что готов к этому, хотя еще минуту назад дрожал от возбуждения. Северус, к счастью, понял все правильно. Нежно проведя чуткими пальцами по щеке Гарри, он указал глазами на буквы, проступившие на простыне:

"Ты раньше не был с мужчиной? Ты боишься?"

Гарри молча кивнул, молясь, чтобы Снейп не ушел сейчас же, высмеяв его недогриффиндорство. Но Северус снова удивил его, "сказав":

"Не бойся, я не собираюсь тебя насиловать. Ты в любой момент можешь все прекратить, я предлагал тебе остановиться и сделать вид, что ничего не было"

Вместо ответа Гарри потянул Северуса на себя, и они оба рухнули на прохладный шелк простыней. Целуя Гарри в мягкие податливые губы, старший волшебник обхватил рукой оба их члена, двигая в жестком ритме, так что Гарри довольно быстро выгнулся дугой, кончая ему в руку. Ощущение его горячего семени на собственном готовом взорваться члене было последней каплей и для Северуса. Он плотно прижал к себе мускулистое тело Гарри, впиваясь сильными пальцами в его упругие ягодицы, и, двинув бедрами, вжимаясь пульсирующим членом в живот Поттера, кончил с протяжным стоном:

- Га-арри-и...

***


Несмотря на полученное наслаждение, оба мужчины долго не могли уснуть. Гарри наложил на них очищающие и, прижавшись к Северусу всем телом, бездумно пялился на полог кровати, пока по нему не побежали светящиеся буквы:

"Не спишь, Герой?"

"Нет."

"Мне уйти?"

"Зачем?"

"Чтобы ты уснул"

"Нет, мне хорошо с тобой."

"Тогда спи"

"Не могу. Мне любопытно"

"Любопытство сгубило кошку, ты знаешь?"

"Знаю, потому и молчу"

"А я думал, из солидарности"

- О, ради Мерлина, Северус!

"Смотри-ка, голос прорезался..."

"Могу то же самое и о тебе сказать. Ты назвал меня по имени. Почему ты не говоришь?"

"Не могу. Иногда получается, спонтанно, но я не знаю, почему. Сегодня первый раз было слово, а не просто звук..."

"То есть мое имя."

"То есть у тебя мания величия, Поттер."

"Всего лишь хочу, чтобы ты раз в жизни признал мои заслуги!"

"Я уже один раз признал твои заслуги."

"Да?! Когда это?"

"Когда взял тебя на работу, неблагодарный"

Гарри снова рассмеялся. Спустя пару минут, молодой волшебник уже спал, пристроив голову на худой груди зельевара.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 02.09.2015, 21:08 | Сообщение # 8
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 7. Лжец


Гарри проснулся с ощущением какой-то необыкновенной легкости и правильности происходящего. Однако оно очень быстро улетучилось, оставив после себя только пустую досаду: Снейпа не было. Когда он ушел, Гарри не заметил, хотя обычно спал очень чутко. Но видимо, профессор применил к нему чары глубокого сна, чтобы избежать вопросов и неловкости утром... Хотя какая, к черту, неловкость?! Гарри прекрасно знал, на что шел, чего хотел...

С другой стороны, молодому мужчине и в голову не пришло поинтересоваться, а хотел ли этого Снейп. Поднявшись с постели, Гарри запахнулся в халат и прошлепал босиком в гостиную в надежде найти в баре антипохмельное зелье или хотя бы выпить еще вина. Взгляд его привлек одинокий сверток, оставленный на столе. Завернутый в красно-золотую оберточную бумагу.

Гарри проверил его на злонамеренные чары, ничего не обнаружил, взял в руки, развернул и чуть не выронил. Хмыкнул про себя, что лавры Снейпа ему покоя не дают, и извлек из коробочки элегантную золотую булавку для галстука в форме львиной головы. Миниатюрная открытка гласила: "С Рождеством, Гарри! С."

Наколдовав темпус, Гарри понял, что бессовестно продрых до обеда, и даже чуть больше, поэтому в Большой зал идти уже бесполезно. Призвав домовика, он попросил доставить ему "чего-нибудь пожрать" и, так и не найдя антипохмельного, приложился к одной из бутылок.

***


Ни на завтраке, ни на обеде Поттер не появился, а это означало только одно: вчера он крепко перебрал, и все это было лишь... досадным недоразумением, и теперь молодой нахал скрывается. По крайней мере так решил для себя Северус Снейп. Из глубины души поднималась настолько чистая и незамутненная злость на самого себя - что поверил, что, пусть ненадолго, но решил, будто кому-то может понравиться, - что Северус даже позволил себе опуститься до сожаления, что не поимел Поттера в его наглую задницу, которая так неосмотрительно напрашивалась на это весь вечер. По крайней мере мог бы утешить себя тем, что ему теперь сидеть больно.

Написав Люциусу короткую записку и отправив ее через камин, Северус привел себя в порядок, надел одну из немногих парадных мантий, и отправился в гости к старинному другу, сумевшему, как всегда, сохранить приличное положение в обществе и большую часть своего состояния, а главное, погреб с коллекционными винами.

***


Не достучавшись до директора, Гарри хмуро побрел обратно в свои комнаты. Видимо, Северус не хотел его видеть... а подарок?.. Всего лишь ответная любезность на его, Гарри, знак внимания... Черт!.. Ну почему у него вечно все не как у людей?..

Влюбиться в Северуса Снейпа - что может быть более абсурдным?.. Гарри лишь покачал головой.

На ужине директор тоже не появился. Настроение Героя упало еще ниже, если только это было возможно, да так и застопорилось на все каникулы на отметке "отвратительно".

***


Январь плавно перетек в февраль, февраль - в март, а Гарри и Северус так и не нашли возможности поговорить. Гарри больше не приходил к директору ни с какими вопросами, не задерживался в учительской дольше других преподавателей, и вообще вел себя безупречно: приветливо и отчужденно. Как... с работодателем.

Снейп был подчеркнуто-вежлив и даже не награждал Гарри своими фирменными уничижительными взглядами, словно молодого профессора вообще не существовало. Однако в марте произошло событие, которое не могло оставить их обоих равнодушными: Альбус Северус Поттер упал с метлы во время матча.

Опасности для жизни ребенка не было, но Гарри все равно винил себя - ведь это он выпросил для сына разрешение на участие в матчах... Младший Поттер лежал в Больничном крыле, при чем мадам Помфри напоила его зельем Сна без сновидений, но отец все равно отказывался уходить из палаты, наблюдая за действием других зелий, которыми лечили мальчика, и за его общим состоянием, то и дело накладывая диагностические чары. Около трех часов ночи в Больничное крыло пришел директор Снейп. Окинул взглядом всю живописную композицию и протянул Гарри принесенную с собой кружку крепкого ароматного кофе.

Поттер настолько испереживался и устал за этот длинный день, что просто молча взял кружку, поблагодарив профессора кивком головы. Снейп присел рядом с ним на соседнюю кровать. Почему-то молчать со Снейпом было очень уютно. И вовсе не потому, что он был нем. Просто Гарри все еще чувствовал к нему... А что, собственно?.. Этим вопросом молодой волшебник старался не задаваться. Потому что свое отношение к произошедшему между ними профессор выказал довольно однозначно, как казалось молодому и горячему мужчине. Поттер был не из тех, кто долго пытался выдать дохлую лошадь за спящую, поэтому старался сразу же слезть, как только понимал, что лошадь его сдохла. Со Снейпом, как казалось Поттеру, было все предельно очевидно.

Северус молчал. Он вообще не знал, зачем пришел сюда. Угрозы для жизни студента не было. То, что Поттер вознамерился просидеть тут всю ночь, было, в принципе, его личным решением, ни коим образом директора не касавшимся: пострадавший студент был его сыном, и ни о какой странности в поведении преподавателя чары Хогвартса не сигналили. Что сказать, Снейп тоже не знал, поэтому просто молчал. Каково же было его изумление, когда Поттер вдруг положил голову ему на плечо. Вот так просто взял - и молча, спокойно положил. Как будто имел на это право. Как будто между ними было что-то. Северус вздрогнул.

Гарри сразу же отстранился, пробормотав:

- Простите, сэр... я просто... я...

Он умолк и беспомощно посмотрел на мужчину. Северус смотрел на него с тем же выражением, какое было у него когда Гарри вдруг поцеловал его руки, держащие рождественский подарок. Выражение загнанного в угол зверя, который не знает, что сделает человек: погладит или пристрелит. У Гарри внутри все оборвалось. Он медленно протянул руку и коснулся гладко выбритой щеки профессора. Мужчина дернулся и перехватил его за запястье. По стене над кроватью Ала побежали буквы:

"Снова вздумали поиграть, Поттер?"

"Я не играл с Вами, профессор."

"Неужели?" - глаза Снейпа нехорошо сузились.

"Кажется, я люблю Вас, сэр..."

"Что?.."

"Вы видели."

- Лжец! - прошипел Снейп и, отбросив руки Поттера от себя, резко поднялся и стремительно вышел из палаты.

Секунду Гарри пребывал в ступоре, после чего сорвался следом.

***


Молчаливая погоня по пустым коридорам школы закончилась в двух шагах от директорского кабинета, когда Гарри отчаянным рывком наконец схватил Снейпа за руку и отработанным годами движением обездвижил, заломив его руку за спину в болевом захвате, а лицом прижав мужчину к холодной каменной кладке. Бывший аврор Поттер навалился всем телом на "преступника", раздвигая ему ноги коленом, - тоже отработанный до автоматизма прием при задержании, оказавшийся сейчас очень кстати. Потому что Снейп снова зашипел:

- Пусти! - и плевать, что в этом шипении было больше от парселтанга, чем от обычного бархатистого тембра Северуса, который приводил Гарри в ужас в школьные годы и мгновенно возбуждал теперь, но это была речь!..

Гарри не растерялся:

- Отпущу только в обмен на приглашение выпить с тобой у тебя в кабинете. Это событие определенно стоит отметить.

"Какое?" - привычные невербальные чары на стене перед носом у Поттера.

- Твой возвращающийся голос, Северус.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 02.09.2015, 21:09 | Сообщение # 9
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 8. Почему?..

Поднявшись по винтовой лестнице, волшебники вошли в кабинет директора. Снейп указал Гарри на кресло для посетителей, сам же обошел стол и достал из бара бутылку огневиски. Разлил по бокалам, отлевитировал один к молодому профессору и сел за стол.

- Итак, разговаривать ты не желаешь, Северус? - прищурился Гарри, оценивая дислокацию.

Поднятая бровь была ему ответом, мол, "слушаю же, чего тебе еще надо?" Гарри встал со своего места, обошел стол и уселся на него рядом с директором, помяв задницей какие-то, без сомнения, очень важные свитки. Снейп и бровью не повел, глядя на Гарри снизу-вверх, отчего его лицо необъяснимо приняло еще более хищное, чем обычно, выражение. Молчание длилось несколько минут, нарушаемое только потрескиванием огня в факелах, освещавших кабинет.

- С твоего позволения, я начну, - наконец нарушил тишину Поттер, глядя в окно за спиной директора, - Ты не можешь говорить не потому, что у тебя что-то со связками. Это скорее психо-соматическая проблема. Несмотря на то, что сам речевой аппарат в норме, нервные импульсы блокируются где-то на уровне психики. Думаю, что одна из наиболее очевидных причин для этого - твое собственное желание замкнуться в себе, возможно, даже суицидальные наклонности, вот так вот проявляющиеся... Одним словом, пробивается эта блокада при возникновении очень сильных эмоций. И, ты уж прости, но теперь бессмысленно отрицать, что я их у тебя вызываю. А значит, какой же из меня гриффиндорец, если я не постараюсь тебя вылечить?..

"Только и всего?.. Хороша мотивация. Но дело в том, что я - не хаффлпаффец. Я не принимаю подачек, Поттер. Выметайся из моего кабинета."

- Ну уж дудки, - хохотнул Гарри, - Так просто ты от меня теперь не отделаешься. Северус. Ведь я что подумал, когда ты сбежал... Я подумал, что не вызываю у тебя никаких чувств, что тебе попросту... ни на фиг не упали наши отношения, - Снейп хмыкнул, всем своим видом показывая, какого мнения он об умственных способностях Героя, вообразившего что-то иное, - Но сегодня я вдруг понял одну очень простую вещь. Ты, судя по всему, решил про меня то же самое. И в своей обычной манере... Решил резко сжечь все мосты, возвращаясь к привычной жизни человека-устрицы.

"Что?"

- Ну, в свою скорлупу опять забился, - пояснил Гарри, поводя рукой с бокалом в воздухе так, что несколько капель упали на ковер. Герой залпом осушил свой стакан и, пристроив его на столе между министерскими декретами и чернильницей, в упор уставился на Снейпа, продолжавшего сидеть, скрестив руки на груди и откинувшись на высокую спинку кресла, - И вот снова - защитный жест, - Гарри потянул руки профессора на себя, заставляя его расцепить их. - Северус, я... не лгал тебе. Ни тогда. Ни сегодня.

Гарри отпустил его руки и показал зельевару старые, но хорошо заметные на загорелой коже мужчины белесые шрамы: "Я не должен лгать".

"И что ты хочешь?"

- Позволь мне быть рядом.

***


Завоевать единожды потерянное доверие Снейпа оказалось очень непросто. Мужчина не спешил пускать настырного Героя в свою "раковину", как и вылезать оттуда. Но Гарри не был бы Гарри, если бы оставил эти попытки. Профессор Поттер с огромным нетерпением ждал наступления Пасхальных каникул, продолжая с маниакальным упорством проявлять внимание к директору. Сопровождать его в Хогсмид и в Лютный за запрещенными ингредиентами, подолгу сидеть рядом с ним и просто молчать, глядя как Северус варит какое-нибудь экспериментальное зелье. Откачивать его после особо неудачных экспериментов или защищать дополнительным щитом, когда эксперимент выходил из-под контроля.

Снейп отмахивался, шипел, писал гневные тирады, но чувствовал, как ледяная стена, которую он построил между ними, постепенно истончается. Вечерами они могли просто сидеть возле камина, читая каждый свое, могли подолгу переписываться на зеркале или любой другой поверхности, споря или просто обсуждая что-то... Иногда Гарри брал Снейпа за руку, но тот всякий раз осторожно высвобождал ее из горячих пальцев.

По-настоящему удивило Снейпа приглашение, полученное им от Поттера в день начала Пасхальных каникул. Волшебник приглашал его посетить маггловский театр. Честно говоря, профессор последний раз был в театре в глубоком детстве, еще до поступления в Хогвартс, и был заинтригован.

В назначенное время Поттер заявился в кабинет директора, и Снейп чуть воздухом не подавился: молодой волшебник выглядел сногсшибательно. Мантии, которые носили все преподаватели, как-то постепенно стерли из памяти Северуса вспоминания о стройной гибкой фигуре бывшего аврора, но выбранный молодым мужчиной маггловский костюм не только воскресил их, но и выгодно подчеркнул: и длину ровных ног, и упругость рельефных ягодиц, и узкую спину... Снейп сглотнул.

- Волнуешься? - улыбнулся Гарри, - Не переживай, в театре смотреть будут не на тебя, а на сцену. Но, кстати, я бы на месте зрителей... - мужчина прищурился, окидывая взглядом стройную фигуру зельевара, не скрытую мантией, но по-прежнему затянутую в глухой сюртук.

"Хорош паясничать, Поттер. Идем"

***


Выбранное Поттером шоу оказалось весьма неплохим. Приятный вечер не хотелось заканчивать, и Снейп позволил себя уговорить на посещение маггловского ресторана. Ресторан был дорогой, обслуживание идеальное, а выбранный Гарри столик у окна с видом на огни ночного Лондона - так и вовсе выше всяких похвал. Из-за действия Статута о Секретности приходилось пользоваться блокнотом вместо чар, и оттого разговаривать не хотелось. Северус изучающе смотрел на молодого волшебника в течение всего ужина, но перед тем, как принесли десерт (Гарри был сладкоежкой, в отличие от самого Снейпа, заказавшего черный кофе), мужчина не выдержал и написал:

"Почему, Гарри?.."

- Что почему? - не понял Поттер.

"Все."

- А... Ну... - молодой маг ощутимо занервничал, встал, подошел к окну, постоял, собираясь с мыслями. - Наверное, потому, что... что... - он развернулся к профессору и, в один прыжок преодолев разделявшее их расстояние, бухнулся перед ним с размаху на колени, схватил за руку, поднес ее к губам, и скороговоркой проговорил, - Потому что я люблю тебя, Северус, я думать ни о ком не могу, кроме тебя, а ты меня гонишь, не даешь даже дотрагиваться, я с ума схожу, ты понимашь?..

- Гарри, - выдохнул Снейп. Он хотел еще что-то сказать, но горло вновь перехватило, и он, махнув рукой, просто потянул его вверх, принуждая подняться с колен, встал со стула и припал к губам молодого волшебника.

Персонал в ресторане был выше всяческих похвал, потому что зашедший в этот момент за ширму в их закутке официант молча ретировался, постаравшись, чтобы господа не заметили его присутствия и вернулся только спустя несколько минут. Однако каково же было его удивление, когда он не обнаружил за ширмой гостей, хотя был совершенно уверен, что они оттуда не выходили: юноша следил за этим очень пристально, пытаясь понять, когда уже можно будет подавать десерт и кофе. На столике молодой человек нашел достаточную сумму денег для оплаты всего немаленького счета и щедрые чаевые.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 02.09.2015, 21:10 | Сообщение # 10
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 9. Позволь мне...

Тансгрессировав прямиком в Хогвартс, Северус и не подумал отпустить Гарри из крепких объятий. Нет уж, только не теперь. Молодой волшебник буквально плавился в его руках, постанывая и вздрагивая всем телом, когда губы Северуса касались его шеи в особенно чувствительных местах. Гарри потянулся к пуговицам сюртука директора. Снейп напрягся и перехватил запястья Героя: он все еще не был уверен, что молодой волшебник захочет его. В прошлый раз они оба были пьяны и... Додумать ему не дали. Гарри немного отстранился и, глядя прямо в глаза прошептал:

- Северус, пожалуйста, позволь мне...

- Что?.. - практически одними губами, но молодой волшебник понял.

- Дотронуться... позволь... - лихорадочный шепот.

Северус отпустил его руки, опираясь своими на массивный стол позади себя. Гарри дрожащими пальцами расстегнул несколько пуговиц на сюртуке профессора, ругнулся сквозь зубы, провел рукой вдоль всей застежки, шепча знакомое заклинание. Полы сюртука разошлись в стороны под своим весом, Гарри положил ладони на худой живот Снейпа прямо над ремнем брюк, глядя в черные омуты глаз зельевара. Тот неотрывно следил за его лицом из-под упавшей на глаза челки, но не двигался. Тогда Гарри осторожно проник шершавыми ладонями под тонкую ткань, разводя в стороны полы сорочки, и припал губами к обнажившейся полоске молочно-белой кожи. Северус прикрыл глаза, сосредотачиваясь на ощущениях и стараясь не думать о том, что Герой найдет под косынкой на его шее. Да-да, он помнил, что в прошлый раз Гарри это не смутило. Но то было в прошлый раз. Полгода назад. Он был пьян. И вообще...

Гарри пребывал в каком-то потустороннем состоянии полнейшей эйфории. Кожа Северуса так крышесносно пахла, была удивительно вкусной, вызывая у молодого мужчины бешеное слюноотделение. Гарри постоянно сглатывал набежавшую слюну и целовал, вылизывал, рисовал языком узоры на худой груди мужчины, обводил шрамы... Наконец, осмелев, он вытащил рубашку из брюк зельевара и полностью распахнул. Торчащие светло-розовые соски и уходящая под брюки дорожка редких черных волосков на бледной коже вызвали у него сдавленный стон. Гарри припал губами к одному из сосков, накрывая второй рукой, сдавливая в пальцах и между зубов напряженные горошины. Северус рвано выдохнул и наконец-то отмер, перестав изображать статую. Он бережно обнял Гарри, прижимая к себе и зарываясь своим внушительным носом в непослушные черные волосы на его макушке.

Оба они не помнили, как оказались в спальне. Сброшенная в беспорядке одежда вперемешку валялась на полу, мужчины же устроились на огромной директорской кровати. Гарри покрывал поцелуями тело Северуса, шепча какие-то нежные глупости, а Снейп все думал, почему Герой оставил нетронутой косынку на его шее. И хотя тело его реагировало на ласки молодого любовника, мужчина не мог полностью отдаться чувствам. Заметив его скованность, Гарри сел на постели, пристально глядя на мужчину. Он осторожно протянул руку к косынке и спросил хриплым от возбуждения голосом:

- Можно?..

Снейп кивнул, как и полгода назад отворачиваясь и глядя в сторону. Гарри так хорошо помнил этот момент, что оттягивал до последнего, боясь, что невольно причиняет ему боль, обнажая уродливый шрам.

- Ты не хочешь, чтобы я видел?..

Он пожал плечами, словно говоря: "Какая разница уже".

- Позволь мне... снять ее?..

Кивок. Гарри предельно осторожно развязал шелк платка и убрал его с шеи мужчины.

- Пожалуйста, посмотри на меня, - попросил он тихо. Северус медленно повернул голову в его сторону. В темноте спальни его глаза казались совершенно бездонными черными омутами. И в них плескалась неуверенность. Гарри впервые видел ее на лице этого мужчины. Он резко схватил его за руку и прижал ее к своему колом стоящему члену, - Хочу тебя, Северус. Ты для меня самый красивый, ты чувствуешь?..

- Гарри, - выходнул Снейп, притягивая мужчину в свои объятия и с упоением ощущая дрожь и тяжесть его тела.

Молодой маг вывернулся из объятий и, спустившись по телу мужчины вниз, оставляя дорожку влажных поцелуев на груди и животе Снейпа, обхватил губами его напряженный пенис, вырывая из груди зельевара протяжный вибрирующий стон. От этого звука волоски на теле Гарри мгновенно встали дыбом. Не позволяя себе отвлечься на собственное болезненное возбуждение, Поттер стал ласкать длинный член любовника, помогая себе рукой и стараясь не задеть его зубами. Почувствовав, что мужчина уже с трудом сдерживается, Гарри снова перебрался вверх и, проведя языком по бугристому шраму на шее - а волшебник еще в прошлый раз заметил, что Снейпа это чрезвычайно возбуждает, - прошептал, задевая губами его ухо:

- Скажи, что хочешь меня.

Северус распахнул глаза и недоверчиво посмотрел на любовника.

- Ты можешь. Просто поверь в это. И скажи. Скажи, что хочешь, - Гарри снова припал губами к его шее, одновременно потираясь ноющим членом о жесткое бедро мужчины, а рукой лаская торчащую пирамидку соска, - Се-е-ве-ру-с... Скажи... пожалуйста...

- Хочу... - выдохнул Снейп. Обеими руками он сжал ягодицы молодого волшебника, прижимая его к себе еще теснее, и одним слитным движением перевернул его на спину, нависая сверху, - Тебя, - ласковые губы двинулись вниз по телу молодого волшебника, заставляя его выгибаться и стонать, - Гарри...

Член Поттера попал в восхитительный горячий плен умелого рта профессора (и где только он этому научился?), и Гарри уже было подумал, что долго не продержится, но тут его ануса коснулись прохладные скользкие пальцы - Гарри понял, что мужчина применил заклинание смазки, - и ему опять стало страшно. Непроизвольно зажавшись, он слегка вздрогнул, когда Северус протолкнул внутрь него один палец. Почувствовав, как Гарри замер, буквально окаменев, зельевар без лишних просьб и понуканий заставил себя хотя бы прошептать:

- Потерпи... - Гарри снова вздрогнул, на этот раз от того, что не ожидал услышать, - Пожалуйста... - с трудом, но довольно отчетливо, - Расслабься...

И черт возьми, Поттер не был бы Поттером, если бы после этого не сделал все возможное, чтобы расслабиться. Вновь почувствовав губы Северуса на своем слегка опавшем члене, Гарри сконцентрировался на этих ощущениях, практически не заметив, когда любовник успел добавить второй палец. Третий ощутимо растянул его доселе девственный зад, но в этот момент Северус добрался-таки до заветной чувствительной точки внутри него, и Гарри от неожиданности снова вздрогнул:

- Мерлин, Северус, что это было?.. - неосознанно пробормотал он. Снейп только хмыкнул и повторил движение, - О-ох... Это восхитительно-о...

Наконец мужчина счел, что достаточно подготовил его, и, вынув пальцы из тела Гарри, перевернул его животом вниз. Волшебник понятливо принял коленно-локтевую позу и... снова зажался. Но тут Северус, опять-таки совершенно неожиданно для него, наклонился и, разведя ягодицы Героя в стороны, длинно лизнул его почти от самых яичек до копчика. Гарри подавился вдохом. Северус кружил языком вокруг растянутого отверстия, то и дело проникая в него жалящими движениями, от чего Гарри вздрагивал и неосознанно пытался насадиться дальше. Когда волшебник начал чувственно постанывать, Северус чуть потянул его на себя за бедра и приставил головку своего внушительного достоинства к розовому пульсирующему отверстию.

- Позволь... мне... - хрипло попросил он, и от этого у Гарри сорвало последние тормоза.

- Да, Северус, хочу тебя... - простонал молодой мужчина, дрожа от возбуждения.

Снейп осторожно надавил головкой члена на вход, и достаточно легко проскользнул внутрь, мучительно-медленно продвигаясь глубже и глубже, пока не вошел полностью, и замер, давая Гарри возможность привыкнуть. Осторожно сделал первый толчок, хотя руки его уже тоже подрагивали от напряжения и сдерживаемого возбуждения, затем медленно вышел и снова погрузился в тело любовника, находя нужный угол, чтобы пройтись по чувствительной точке внутри него и вырвать из горла Гарри сладострастный стон. Еще пара таких осторожных движений, и Гарри сам попросил:

- Сильнее, Северус... хочу... еще... да-а...

Услышав это, Северус отпустил себя, ускоряя ритм и увеличивая силу толчков, как хотелось, насаживая податливое упругое тело до самого основания, чувствуя, как мускулистые ягодицы стукаются о его пах, и слушая удивительно-музыкальные стоны Гарри. Его Гарри. Несмотря ни на что. Понимая, что уже на грани, Северус обхватил рукой член Поттера, весь влажный от естественной смазки, и тоже пульсирующий, и буквально в несколько движений доводя его до оглушительного оргазма. Толкнувшись в пульсирующую дырочку особенно глубоко, Северус тоже сорвался, излившись внутри Гарри.

Немного отдышавшись, Гарри применил к ним обоим очищающие чары и устроился, уткнувшись носом в шею Северуса. Прямо в шрам. Мужчина дернулся, как от удара. Гарри приоткрыл глаза и пробурчал:

- Мерлина ради, Северус... Можно я посплю?..

Вместо ответа Снейп теснее прижал его к себе и укрыл их обоих одеялом.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 02.09.2015, 21:11 | Сообщение # 11
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 10. Болен тобой

Утро, как ни странно, было вполне добрым. Поскольку на этот раз "все" случилось в постели Снейпа, сбегать ему оказалось решительно некуда. И это к лучшему: зельевар понял, почему Гарри не пришел в Большой зал в прошлый раз. Без дополнительных вопросов понял.

Отправляясь на обед, Снейп еще раз заглянул в спальню и удостоверился, что Поттер все так же сладко спит, обнимая подушку.

***


Разлепив веки, Гарри долго пытался сообразить, где он и почему так хорошо, если зверски болит задница?.. Вспомнив события прошедшей ночи, Герой ругнулся: теперь к саднящей заднице прибавился колом стоящий член. Со стоном перевернувшись на бок и медленно сползая с директорской кровати, Поттер отправился на поиски ванной. Нашел со второго раза, чуть не выскочив с членом наперевес в кабинет, полный портретов.

Однако великолепие директорской ванной, сравнимое разве что с ванной старост, но уж никак не со скромным санузлом покоев рядовых преподавателей, примирило его с неприятными поисками. С томным стоном Герой погрузил свое бренное тело в ароматную воду и замер, наслаждаясь ощущениями. Перед закрытыми глазами Гарри проносились картины, не дающие непрошенному стояку опадать. Неосознанно мужчина начал ласкать себя, водя руками вдоль торса, едва скрытого ароматной пеной, оглаживая шею, грудь, живот.

Замерший в дверях Снейп наблюдал за Поттером со смесью вожделения и страха. Смуглое рельефное тело в обрамлении белоснежной пены, раскинувшееся в его, Снейпа, ванной и так бесстыдно ласкающее себя, безусловно, вызывало вполне определенные эмоции. Но кого представлял Поттер?.. С такой мечтательной улыбкой и закрытыми глазами... Неуверенность ледяной хваткой сдавила горло мастера зелий.

Не в силах больше сдерживаться, Гарри обхватил рукой свой ноющий от невнимания член и выдохнул, едва приоткрыв губы:

- Се-ев-ер-у-у-ус-с...

Зельевара как током подбросило. Он бесшумно приблизился к Гарри и, присев, опустил руки ему на плечи. Прикосновение прохладных пальцев стало для Героя неожиданностью. Он вскинулся, обрызгав Снейпа душистой водой с хлопьями пены и, поняв, кто нарушил его уединение, а также поймав возмущенный взгляд любовника, счастливо заржал и, без лишних слов, утянул его за руку в бассейн прямо в мантии.

"Хорошо хоть ботинки я снял раньше," - успел подумать Снейп, прежде чем нахальный язык Поттера проник к нему в рот.

***


Несмотря на весь пыл юного любовника, зельевар категорически пресек все его попытки заставить его еще больше травмировать и без того пострадавшие части тела Героя. Избавившись от сырой одежды, которая липла к телу и сковывала движения, хотя и неимоверно возбуждала несносного Поттера (и когда только Ужас Подземелий стал его кинком?), Северус с удовольствием принял ванну, предварительно доведя Гарри неспешными ласками сначала до исступления, а потом до оргазма. Получив удовольствие не только от эротических ласк, но и от совершенно банального на взгляд обывателя, и феерически крышесносного на взгляд Поттера, процесса мытья длинных черных волос на собственной голове, Снейп наконец позволил себе расслабиться.

Поттер с маниакальной дрожью в пальцах перебирал свеже вымытые им же самим черные как смоль шелковистые волосы, а Северус просто лежал на собственной постели, устроив голову у него на коленях, и в кои веки позволял себе ни о чем не думать. Мысли лезли в голову настырно, как он ни пытался их отогнать. Гарри опередил его, спросив:

- И что дальше, Северус?..

Снейп открыл глаза и вопросительно посмотрел на склонившегося над ним Героя всея Британии, нервно покусывающего губы:

- Я имею в виду... ну... что ты думаешь о нас?..

Фирменный взгляд "вы идиот?" не возымел должного действия. Гарри продолжал смотреть на него с тревогой, словно застигнутый за какой-то шалостью ученик. Северус вздохнул и приподнялся на локте. По противоположной стене побежали буквы:

"Что ты хочешь от меня, Поттер?.. Пламенных речей и признаний?"

Гарри фыркнул, покачав головой.

"Правильно. Так к чему был твой вопрос?"

- Просто я уже не смогу без тебя...

Вот так просто. Чертов гриффиндорец. Это же надо было - с такой легкостью... И что теперь прикажете с ним делать?.. Но Гарри, не дожидаясь ответа, продолжил:

- У меня никогда раньше не было таких отношений. Я не про то, что с мужчиной, хотя таких не было тоже, - сбивчиво поправился он, - Я про все остальное... Понимаешь, с Джин... ну, как-то все всегда знали, что мы вместе, и все даже больше знали про это "вместе", чем мы сами... и... все от нас ждали, восторженно воспринимая каждый шаг. Ну, знаешь, там... Свадьбу... и детей... И мне тогда казалось, что так оно и должно быть, что это правильно... а...

- А теперь?.. - хриплый голос, мгновенно пославший толпу мурашек по позвоночнику Поттера.

- А теперь я уверен, что все это было... неправильно. Что я, как последний дурак, повелся на какую-то... грамотно спланированную рекламную кампанию. У меня даже возникает вопрос, а любил ли я когда-нибудь Джиневру? Или мне это талантливо внушили...

Вопросительный взгляд.

- С тобой все... совсем... иначе. Я чувствую по-другому... От твоего голоса у меня мурашки, Северус... От твоих прикосновений я голову теряю... Мне кажется, я с ума схожу... И, знаешь, что самое ужасное?..

Бровь.

- Я счастлив и не хочу лечиться.

***


Никакого вразумительного ответа от Снейпа Гарри так и не получил, конечно. И конечно же, никакого обнародования отношений ждать не приходилось. Снейп бесстыдно пользовался тем, что Золотому Мальчику нельзя портить свою Золотую репутацию, и изводил его на Министерских мероприятиях, которых в юбилейный пятнадцатый год после победы над Темным Лордом было какое-то невообразимое количество.

Постепенно возвращавшийся к мастеру зелий голос был пока что секретом, поэтому Гарри не оставался в долгу, подстраивая различные ситуации, в которых Снейп мог бы невольно выдать себя. Профессор держался, бросая на Героя испепеляющие взгляды. Гарри лучезарно улыбался, а публика недоумевала: как же они работают в одном Хогвартсе и до сих пор не разнесли его на куски?..

Этим вопросом задавался и сам Поттер, правда, несколько в ином контексте. Всякий раз трансгрессируя с приемов вместе из какого-нибудь укромного уголка, они оба уже еле сдерживались. Почему Избранный на каждый прием приходил в новой парадной мантии?.. Да очень просто! Предыдущая раздиралась на нем в клочья или уничтожалась с помощью магии... Или сначала одно, а потом второе. Злющий как мантикора Снейп и не думал церемониться с нахалом, доводившим его весь вечер своими дурацкими шуточками вроде пролитого на колени кофе ("Ох, директор, простите, я такой неловкий!") или нарочито-небрежным тоном поведанного "секрета" ("Директор Снейп спит в пижаме с розовыми слониками! Представляете, захожу как-то к нему в кабинет ночью по срочному вызову, он сам в халате, а штаны - со слониками!" "Ходят слухи, что он до сих пор ждет взаимности от Минервы МакГонагалл, потому и злой такой - столько лет!"). Снейп заваливал его на любой сколько-нибудь пригодной поверхности или даже просто у стены, жестко трахая ничуть не страдающего от этого Поттера. Пожалуй, если признаться, Гарри доводил его специально, чтобы почувствовать его злость в таких вот ее проявлениях и услышать (наконец-то!) звериный рык в исполнении любимого профессора.

Приходя в себя после "снятия стресса" и залечивая синяки, укусы и иногда даже разорванный анус любовника, Снейп спрашивал:

- Гарри, зачем?.. - он старался говорить меньше слов, максимально емко используя их минимум.

И всякий раз получал один и тот же ответ:

- Я ненормальный. Я болен тобой.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 02.09.2015, 21:12 | Сообщение # 12
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 11. Я буду ждать


Приближавшиеся летние каникулы заставляли Гарри буквально разрываться. С одной стороны, он обещал детям, что они поживут с ним в "страшном темном доме", то есть на Гриммо. С другой - Северус. Гарри даже боялся предлагать ему вариант провести каникулы вместе с ним, да еще с двумя его сорванцами. Не говоря уж о маленькой Лили. Несмотря на их безумный секс, Гарри совершенно не был уверен, что профессор не пошлет его куда подальше с такими предложениями... Тем более, что Снейп вообще не заговаривал о лете, словно его и не существовало.

Накануне Прощального пира Гарри все-таки осторожно поднял эту тему.

- Северус, а где ты планируешь проводить летний отпуск?.. - как бы между прочим спросил Гарри, нервно барабаня пальцами по подлокотнику кресла.

- Здесь, - Снейп пожал плечами.

- Как всегда немногословен... А... ты не хочешь... ну...

- Нет.

- Понятно, - Гарри сник, - Впрочем, на что я рассчитывал... Но если ты... в общем, я оставлю для тебя камин открытым. Можно?..

Снейп снова пожал плечами, давая понять, что камин в доме Поттера - его личное дело и директора Хогвартса не касается.

***


Выпускной очередного курса прошел для Гарри как в тумане. Он танцевал с какими-то барышнями, отчаянно строящими глазки Герою и бывшему преподавателю, лучезарно улыбался им и многочисленным фотографам от разных магических изданий. В общем, был неоспоримой звездой вечера. Как обычно. И особенно - в юбилейный год Великой Победы.

Снейп, как и полагалось директору, следил за порядком на вечере, внешне-отрешенно наблюдая за танцующими парами. Изумрудно-зеленая мантия Поттера, мелькавшая в толпе танцующих, притягивала взгляд. Северус думал. Конечно же, глупо было думать, что молодой Герой, у ног которого после развода лежала вся женская половина Магической Британии и половина мужской, захочет чего-то большего, чем просто... необременительное времяпрепровождение после трудовых будней... Отпуск в конце концов давал много возможностей, так что хорошо бы не пришлось на следующий год снова искать преподавателя...

И все же этот разговор накануне. Он не давал покоя. Хотелось поверить. Не только ему. Всем тем словам, которыми так лихо разбрасывался Герой. К сожалению, Северус, зная цену словам, как раз поэтому и считал их чрезвычайно сомнительными. Из-за той легкости, с которой чертов Поттер говорил "люблю". Подумать только, сказал ли Снейп это хоть раз кому-нибудь?.. Кажется, только матери в глубоком детстве...

Выпускной бал закончился, Гарри отправился прямиком в свои покои - завтра ему предстояло отбыть вместе с детьми прямиком на Гриммо через камин, нужно было собрать вещи. Северус проводил взглядом его фигуру и тоже отправился к себе.

***


Утром в назначенное время все трое Поттеров выстроились перед камином в кабинете директора Снейпа. Первым отправили Джеймса, следом Ала. Гарри задержался на секунду, пристально глядя в черные глаза зельевара. Грустно улыбнувшись, он сказал:

- Я буду ждать, что ты... придешь. Блэк-холл, площадь Гриммо, 12, Лондон, - и исчез в зеленом пламени.

Снейп остался стоять посреди кабинета. Смешанные чувства, которые испытывал зельевар, требовали немедленного обсуждения. Такое случалось с мастером зелий до крайности редко. В последний раз... как раз после Рождества. Он хмыкнул и, бросив в камин летучего пороха, произнес:

- Малфой-мэнор, гостиная.

***


Сиятельный лорд Малфой развалился в кресле и лениво потягивал коллекционное вино, снисходительно глядя на друга, мечущегося по его гостиной:

- Ты мне в ковре тропинку вытопчешь, Северус, успокойся уже, - проворчал Люциус, - Вот ты уже битый час тут распинаешься, а я так и не понял, почему ты думаешь, что твой Поттер с тобой просто играет?..

Снейп остановился и зло посмотрел на друга.

- Ну вот ты говоришь, что он тебя вылечил от немоты. Что он в тот ваш первый раз, оказывается, не прятался, а просто спал. Что он весь год подставлял тебе свою героическую задницу. И что он заводится от одного звука твоего голоса. Снейп, неужели ты настолько тупой?.. Вроде бы, раньше я за тобой не замечал...

- Ты думаешь, - хрипло с усилием, - Нужно принять его приглашение?..

- Я просто боюсь, что мой погреб за время ваших чертовых каникул опустеет больше чем наполовину, если ты останешься без своего ненаглядного Золотого Мальчика, - хмыкнул Малфой.

***


Прошла неделя. Неделя без Северуса. С каждым днем Гарри становилось все труднее изображать бурную радость и счастье от общения с отпрысками. Нет, он, разумеется, очень любил всех своих детей, таких разных и таких похожих... Но... Старательно отогнав эти мысли, Гарри отправился на кухню, оставив детей резвиться в гостиной под присмотром домовика.

Гарри любил готовить. Когда это из нудной повинности в доме Дурслей превратилось в хобби, да и посуду мыть потом было не надо, творчество у плиты стало радовать героя. И сегодня он собирался удивить своих мелких очередным кулинарным шедевром от папы. Колдуя над мясом по-французски, Гарри думал, что, наверное, Северус испытывает похожие чувства, создавая новый состав какого-нибудь зелья... Только гораздо сложнее... Черт! Он когда-нибудь избавится от мыслей о нем?.. Гарри вздохнул.

Приготовление ужина отняло довольно много времени. Больше всего Гарри был удивлен, что Лили, эта заноза в заднице у любого воспитателя, ни разу не зашла на кухню, чтобы сунуть свой любопытный носик в его дела. Предположив, что старый дом Блэков он уже не обнаружит в прежней целостности, Гарри уставил приготовленными блюдами несколько подносов и, левитируя их перед собой, отправился в красочно разгромленную в его воображении гостиную. И только вовремя подоспевший и перехвативший левитацию Кричер спас его кулинарные шедевры от бесславной смерти на пушистом ковре.

***


Джеймс и Альбус сидели на полу перед камином, прислонившись к дивану, и как завороженные слушали. На самом диване расположился Ужас Подземелий, на коленях которого, обхватив зельевара за шею прямо поверх косынки-шарфа ручками, спала Лили. Северус читал. Вслух. Маггловские сказки. Его детям.

Гарри подобрал с пола упавшую челюсть и подумал, что теперь, пожалуй, видел в этой жизни все.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
katyaДата: Четверг, 03.09.2015, 08:14 | Сообщение # 13
Друид жизни
Сообщений: 196
« 6 »
Работа просто супер! Великолепно написанная история! Я в полном восторге от прочитанного!
 
ОлюсяДата: Вторник, 06.10.2015, 22:48 | Сообщение # 14
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
katya, рада, что вам понравилось))) Не даром я уговорила автора на выкладку)))


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Мой-не-мой" (СС/ГП~слэш~NC-17~Ангст, Флафф, Драма, Hurt/com~миди~закончен)
Страница 1 из 11
Поиск: