Армия Запретного леса

Воскресенье, 21.10.2018, 10:08
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Возможно все? Все возможно!" ПРОДА главы 49-51!! 14.12.2016 (ГП/ДМ/НМП ,СБ/РЛ/СС/ЛМ~NC-17~общий~макси~в работе)
"Возможно все? Все возможно!" ПРОДА главы 49-51!! 14.12.2016
Lash-of-MirkДата: Четверг, 12.03.2009, 17:16 | Сообщение # 1
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Название: Возможно все? Все возможно!
Автор: Linnea
Бета: Margo555
Рейтинг: NC-17
Пейринг: ГП/ДМ/НМП/НМП; СБ/РЛ/СС/ЛМ; БЗ/ДТ/СФ
Персонажи:
Событие:
Тип: слэш
Жанр: Общий
Размер: макси
Статус: в работе
Саммари: Встреча гарри и Волдеморта на третьем испытании закончилась комой, в которой юноша находился год. История сделал крутой поворот, активизировав древнее пророчество. Гарри стал другим. Мир вокруг него стал меняться и теперь он стал силой, с которой следует считаться, так же как и с теми, кто находится рядом с ним.
Предупреждения: АУ 5-7 книг, ООС персонажей, огромное множество героев, и много новых персонажей
Диклеймер: герои принадлежат Роулинг, а фантазия - мне.
Разрешение на размещение: получено.














Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 03.04.2009, 21:52 | Сообщение # 31
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 30. Новый союз.

Сириус сидел на кровати, поглаживая по волосам спящего сына, чья голова лежала у него на коленях. На данный момент Гарри признавал только его, не подпуская к себе никого, ну, кроме Черема. По какой-то причине Гарри сразу признал в Сириусе отца. Все зелья он принимал только из его рук.
- Как он? – в спальню регентов вошел Драко.
- Иди сюда, - похлопал по кровати рядом с собой Сириус. Драко скинул обувь и расположился рядом, устроив голову на груди мужчины. Его руки сами потянулись к волосам Гарри и запутались в них. Сириус вздохнул. – Что-то случилось, Драко?
- Это так заметно? – юноша поднял голову и посмотрел в синие глаза.
- Можно было бы подумать, что ты тоскуешь и беспокоишься о Гарри, но это что-то другое, - сказал Сириус.
- Ага, другое, - вздохнул Драко. – Меня стало тянуть к Талиону, очень сильно. Мордред, мне даже сны с ним сняться.
- Хмм, - Сириус задумался, да и что можно было сказать на подобное заявление. – И что ты намерен делать?
- Я не знаю, - Драко снова вздохнул. – Я люблю Гарри, очень сильно. Я не хочу делать ему больно. Я знаю, что его тоже влечет к Талиону, по крайней мере, влекло. А сейчас... Я волнуюсь за него. Он уже четыре дня дома, но ни с кем не разговаривает, даже с тобой.
- Да, ему сейчас гораздо хуже, чем было когда-либо, - признался Сириус.
- Я подожду, пока он не придет в себя, - тихо сказал Драко, потом наклонился и легонько поцеловал своего супруга в макушку, даже не подозревая, что тот не спит. – Я пойду, меня Лориан ждет на тренировку.
- Ты не думал заняться уроками анимагии? – вдруг спросил Сириус.
- Хотелось бы, но где найти учителя? – улыбнулся Драко.
- А я на что? – усмехнулся Сириус.
- Ты, правда, готов? – юноша загорелся этой идеей.
- В любое время, - кивнул мужчина.
- Спасибо, - улыбнулся Драко, после чего вышел.
Некоторое время тишину спальню нарушало только размеренное дыхание мужчины и юноши, затем Гарри завозился и поднял на отца свои зеленые глаза.
- Я думал, ты спишь, - тихо произнес Сириус. Гарри отрицательно покачал головой. Мужчина вздохнул. – Ты слышал весь наш разговор? – Гарри кивнул и сел, прижавшись к мужчине, его рука вдруг опустилась на живот Сириуса и погладила его. На губах юноши появилась улыбка чистая и искренняя. Сириус замер, он боялся двинуться, спугнуть сына, который впервые пошел на такой контакт.
- Ты знаешь, что их здесь трое? – тихо произнес Гарри чуть хрипловатым от долгого молчания голосом.
- Трое? – удивился Сириус.
- Два мальчика и девочка, - Гарри поднял голову и с улыбкой посмотрел в лицо отцу. Только один мальчик на неделю младше двух других.
- Что? – ошеломленно прохрипел Сириус.
- Мальчик – от Северуса, мальчик – от Ремуса, он самый младший и девочка – от Люциуса, - с загадочной улыбкой сказал Гарри.
- Откуда ты знаешь? – Сириус никак не мог прийти в себя.
- Я их чувствую. Тот, что от Северуса очень шумный и хитрый, от Ремуса – более спокойный, но с ним будет больше всего проблем в будущем, настоящий бунтарь, а девочка будет настоящей красавицей, перед ней мужчины будут падать ниц, - Гарри говорил тихо, поглаживая живот отца.
- Гарри?! – Сириус с трудом верил в происходящее.
- Не бойся, у тебя все будет хорошо, и они легко появятся на свет, - улыбнулся Гарри, потом поцеловал отца в щеку. – Я рад, что у меня будут маленькие братья и сестренка.
- Но, как? – Сириус совсем перестал что-либо понимать.
- Как ты смог забеременеть от всех троих? Или как я все это узнал? – Гарри уселся по-турецки и, склонив голову на бок, посмотрел на отца.
- И то, и другое, - выдохнул Сириус. Ему как-то было не по себе, что подобные вещи он обсуждает с сыном, юношей, которому всего-то шестнадцать лет. Но в то же время этот юноша успел пройти через такое, что должно было давно поставить его на один уровень со многими зрелыми людьми.
- Я чувствую на тебе связь с твоими мужьями. Ты принадлежишь им безраздельно, полностью, но все же сильнее ты любишь Северуса. Кстати, ему ты потом подаришь еще и дочь, смешную черноволосую девчушку с иссиня-черными глазами, - улыбнулся юноша.
- Гарри? – Сириус остановил себя от желания потрясти головой.
- Дар Шарана, - просто ответил Гарри. – Он не должен был быть таким сильным, но я пробыл слишком долго в облике Дракона, слившись с этой сущностью. Меня принимали за настоящего Дракона, пусть и немного странного, - Гарри еще сильнее склонил голову на бок. – Ну, или совсем уж странного. Меня учили магии драконов, она усилила дар Шарана. Не думал, что он решиться его мне подарить.
- Ты – провидец? – решил уточнить Сириус.
- Нет, - с улыбкой на устах покачал головой Гарри. – Шаран не был провидцем или пророком, он был чуящим. Я могу чувствовать лишь самых близких, тебя, Северуса, Ремуса, Люциуса, Драко, Талиона и Керхана, Черема, может быть, еще кого-то.
- И..., - Сириус даже сам не знал, что хотел спросить.
- У меня и Драко будет двое детей – сын и дочь, - улыбнулся Гарри.
- А у меня четверо, - Сириус пытался осмыслить эту новость.
- Я этого не говорил, - тихо рассмеялся юноша. Мужчина пришел в ужас.
- Только не говори, что я буду рожать каждый год.
- Нет, что ты, просто в ближайшем будущем их будет четверо, - ответил юноша.
- Гарри скажи, что ты сейчас шутишь, - Сириус с надеждой посмотрел на сына.
- Папа, у нас будет очень долгая жизнь, невероятно долгая. В ней будет много опасностей и приключений, но все будет хорошо, это я знаю, мы со всем справимся, - Гарри снова прижался к Сириуса, который автоматически обнял его. Рука юноши вернулась на живот мужчины и стала нежно его поглаживать. В этом жесте не было ничего сексуального и возбуждающего. – На счет твоей беременности... Это все ритуал. Я не знаю, знают ли эльфы, что его действие длиться месяц. Вернее, инкуб, подвергшийся ему, должен забеременеть от всех своих мужей или хозяев, в зависимости от того, кем являются его любовники, а не вовремя самого ритуала, Гарри вдруг вывернулся из объятий Сириуса и лукаво посмотрел на отца. – Хочешь от всех скрыть, что их трое?
- В смысле? – не понял тот.
- Ну, я немного теперь владею магией Драконов, так что могу спрятать двух малышей. Все будут знать, что ребенок один, а родиться целых три, - рассмеялся Гарри. Сириус несколько секунд смотрел на такого живого юношу и, поддавшись духу авантюризма, согласился.
- А, давай, будет для всех большой сюрприз.
Гарри положил руки на живот отца и закрыл глаза. Сириус почувствовал, как кожа потеплела под руками юноши. На какое-то мгновение ему показалось, что перед глазами мелькнули три пары глаз – черные, карие и серые, как небо перед грозой. Он недоуменно посмотрел на сына, а тот тихонько, радостно засмеялся и кивнул.
- Теперь только время всем скажет, что ты носишь троих детей вместо одного. Отдыхай, а лучше..., - Гарри лукаво улыбнулся, наклонился вперед и прошептал свое пожелание отцу на ухо, вызвав у того румянец на лице.
- А ты стал настоящим бесстыдником, - покачал он в притворном разочаровании головой. – Драконы тебя развратили.
- Они не прячутся и свободны в своих желаниях, - произнес Гарри. – Мне пора.
- Ты к Драко? – спросил Сириус.
- Пока нет, - покачал головой Гарри. – Сначала я должен решить одну проблему, - в глазах юноши мелькнула сталь.
- Гарри?! – нахмурился мужчина.
- Я должен разобраться со своим страхом раньше, чем продолжу свой путь, иначе мы никогда не сможем быть счастливы, - твердо произнес юноша, потом обнял отца и соскользнул с кровати. У дверей он обернулся и улыбнулся, показывая, что все будет в порядке.
Сириус задумался. Он был почти уверен, что Драко также стал чуящим, но его дар закрыт и связано это все с браслетом Шарана, который раздвоился. "Надо бы это проверить", - решил он. Мужчина поднялся с кровати и вышел в гостиную апартаментов, подошел к окну и стал смотреть на полный разных существ двор. Замок Корфуса стал центром маленького государства, куда стремились различные магические виды. Кто бы мог подумать, что жизнь может так измениться.
Сириус вздрогнул, когда пока еще его тонкую талию обвили сильные руки.
- Я думал, ты с Гарри, - произнес такой любимый голос одного очень умелого зельевара. Сириус развернулся в объятиях мужа, у него вдруг появилось желание рассказать о разговоре с Гарри, но в то же время внутренний голос посоветовал повременить и сделать подарок всем троим мужьям, когда родятся малыши. Почему-то он не сомневался в словах сына и сейчас уже воспринимал их серьезно.
- Гарри ушел, - улыбнулся Сириус.
- Куда? – насторожился Северус.
- Разбираться со своим страхом, - ответил Сириус. – Я так думаю, в подземелья.
- Моргана и Мордред, - Северус уже хотел рвануть за подростком, но его шею обвили руки другого мужчины, а желанное тело приникло к нему вплотную.
- Не мешай ему, Северус. С этим он должен справиться сам, - прошептал Сириус, и потерся пахом о пах супруга. Глаза Снейпа сверкнули, и в следующую секунду он прижал мужа к стене и стал жадно целовать. Последние четыре дня они ночевали где угодно, но только не в своей постели, поскольку тут обитал Гарри, который не отходил от Сириуса ни на шаг.
- Ты будишь лихо, мой милый Сириус, - между поцелуями прохрипел Северус, затем просто дернул полы рубашки на муже, вырывая пуговицы с мясом. Ему хотелось побыстрее добраться до обнаженной кожи. Зельевар чуть отклонился и провел рукой по обнаженной груди. Хотя с момента зачатия прошло чуть больше месяца, изменения уже были видны. Он уже успел выискать всю возможную информацию об инкубах и теперь знал, что те сами кормят своих малышей. У них на время развивается грудь, небольшая, но все же заметная. И сейчас он ее видел, она приобрела ту форму, которая будет до конца беременности и еще полгода на время кормления. Северус улыбнулся, подумав, что груди идеально лягут в его ладони, и тут же проверил свое предположение. Он накрыл две небольшие выпуклости и чуть сжал их. Глаза Сириуса распахнулись. "Ого, а мы тут оказывается очень чувствительны", - улыбнулся про себя Северус. Он стал чуть активнее сжимать небольшие бугорки, затем сжал между пальцами заострившиеся пуговки сосков и потянул их, вызывая стон у мужа. Северус снова улыбнулся, затем наклонился и обхватил губами правый сосок. Пока его рот был занят этим приятным делом, руки спустились по бокам к талии, расстегнули брюки и спустили их вместе с бельем до колен. Сириус тихо постанывал, привалившись к стене. Северус отодвинулся и окинул взглядом мужа.
- Сними их до конца, - кивнул он на брюки и белье. Сириус просто перешагнул через упавшие до щиколоток брюки и трусы, затем скинул с плеч рубашку, оставшись обнаженным. Северус облизнулся, скользя жадным взглядом по поджарой фигуре, пока еще плоскому животу, стройным бедрам, красивому и возбужденному члену. Он видел, как его взгляд действует на мужа, как в том еще сильнее разгорается желание. Он усмехнулся. – Так бы и взял тебя прямо здесь, у этой стены.
Сириус вдруг улыбнулся как-то хитро, потянулся, подняв руки над головой, так что маленькая грудь выделилась вперед. Ее можно было принять за накаченные мышцы груди, если бы не характерная форма. Северус снова облизнул губы, ему жутко нравилось это новшество в теле мужа, которым он теперь может наслаждаться довольно долгое время. Сириус тем временем повернулся к нему спиной, оперся руками о стену, раздвинул ноги и выпятил ягодицы так, что они разошлись и открыли взору зельевара то место, в которое так стремился его член. Сириус оглянулся через плечо и призывно улыбнулся. У Северуса просто снесло крышу. Он сорвал с себя рубашку, расстегнул брюки и вытащил наружу член.
- Accio, смазка, - прохрипел он, даже не подумав воспользовался беспалочковой магией. – Ты сам напросился, Сири.
Окунув в вязкую субстанцию пальцы, Северус сразу же занялся тем самым местечком, в которое собирался погрузиться в ближайшее время. Немного помассировав сфинктер, зельевар ввел внутри один палец, вызвав чуть болезненный стон у Сириуса. Палец начал двигаться внутри, через некоторое время к нему присоединился второй, а через пару движений третий. Ни Северус, ни Сириус не слышали, как открылась дверь в их апартаменты. Люциус сразу почувствовал, как дернулся его член от представшей перед ним картинки: постанывающий обнаженный Сириус насаживался на пальцы Северуса, который резко вводил их в тело их общего прекрасного мужа. Люциус несколько секунд смотрел на двух мужчин, затем скинул с себя камзол и рубашку, снял обувь и носки. Они давно уже ввели негласное правило ходить в своих апартаментах босиком. Погладив себя через брюки в паху, он бесшумно скользнул к мужьям. Люциус провел рукой по спине Северуса, затем встал сбоку, обнял мужа за шею и впился горячим поцелуем тому в губы. Северус резче ввел пальцы и коснулся простаты, вырвав из груди Сириуса вскрик.
- Какой чувствительный, - усмехнулся Люциус, оторвавшись от губ Северуса.
- О, ты еще этого не видел, - зельевар вынул пальцы, Сириус протестующе застонал, но никто не собирался считаться с его мнением. Северус заставил его повернуться, затем прижал к своей груди спиной и поддел руками маленькие грудки. В глазах Люциуса загорелась настоящая похоть, Сириус даже забыл как дышать. Он не думал, что эти изменения, которые заставляли его нервничать так будут возбуждать его мужей, а уже второй отреагировал на появление маленькой груди желанием его поиметь тут же. Северус опустил одну руку на бедро Сириуса, а второй сжал грудь. Люциус накрыл вторую и стал жадно ее ласкать, в то время другой рукой также гладил мужа по бедру. Северус поцеловал Сириуса в плечо, и тот откинул голову назад. Зельевар не преминул воспользоваться появившейся возможностью и сразу занялся его шеей, вызывая гортанные стоны.
- Черт, нам скоро понадо..., - Ремус поперхнулся и замер. Дверь за ним с легким хлопком закрылась, стукнув его по пятой точке. Трое мужчин даже и не подумали отвлечься от своего занятия, лишь Люциус глянул на него быстрым взглядом и улыбнулся. Ремус скинул обувь и медленно приблизился к троице. Он их не касался, просто наблюдал. Его глаза были прикованы к рукам Люциуса и Северуса, которые играли с сосками. "Значит, тело уже изменилось", - понял Ремус. Сириус открыл глаза и посмотрел на своего третьего мужа. "Кажется, это надолго", - подумал он. Ремус, не отрывая взгляда от мужчин, медленно разделся, затем встал за спиной у Люциуса, беря его за бедра и оттягивая на себя, так чтобы пахом вдавиться в ягодицы. Блондин улыбнулся Сириусу и подвигал бедрами так, что член оборотня оказался точно в расщелине. Люциус застонал.
- Мерлин, мы так давно не были все вместе.
Ремус сделал шаг назад, потянув за собой и Люциуса, затем надавил тому на спину, заставляя его нагнуться. Перед лицом блондина оказался возбужденный член Сириуса. Люциус вобрал головку себе в рот и стал посасывать ее. Сириус выгнулся, но его удержали, не дав делать лишних движений. Ремус занялся Люциусом. Северус с улыбкой передал ему смазку, и уже через мгновение блондин застонал от вторжения в свое тело, но не от боли. Зельевар провел по ягодицам Сириуса и скользнул двум пальцами ему в анус, снова начиная его подготавливать для своего члена.
- Обопрись руками на Люца, - прошептал Северус. Сириус выполнил пожелание, чуть наклонился вперед, уперевшись ладонями в бедра светловолосого мужа. Ремус тут же поцеловал его в губы, поскольку не смог отказать себе в таком удовольствие. Одновременный стон двух мужчин возвестил о том, что двое других только что насадили их на свои члены. У Люциуса сил стонать просто не было, как и изменить положение, он глубоко принимал в себя Ремуса и одновременно с этим также глубоко заглатывал Сириуса. На долго их всех не хватило. Сириус разрядился первым, затем последовал Люциус, а вот Ремус и Северус кончили почти одновременно, глубоко внутри своих мужей.
- В спальню, - скомандовал Северус, потянув за собой Сириуса. Никто и не собирался сопротивляться. День длинный, да и ночь тоже, а они соскучились по играм все вместе.
***
Гарри, покинув отца, прямиком направился в подземелья. Керхан насторожился, когда заметил прошествовавшего мимо него парня с решительным выражением на лице. Еще он понял, что Гарри его не видел. Он лишь долю секунды сомневался, как поступить, а затем двинулся за юношей. Беспокойство только усилилось, когда парень стал спускаться к темницам. "Что он задумал?" – нахмурился Керхан. В первую секунду он подумал, что надо позвать Талиона, но все же решил повременить.
Гарри подошел к камере, где были заключены его похитители. Он взмахом руки отпер двери и вошел. Вдоль стен были прикованы эльфы-изгои, они злобно уставились на юношу, но почти тут же осознали, кто стоит перед ними. Гарри загнал свой страх перед ними глубоко в себя, вместо него на поверхность вышел гнев, сменившийся в ту же секунду жгучей ненавистью. Ему захотелось разорвать их, уничтожить, выжечь землю, по которой они ходили. Гарри с трудом сдержал трансформацию в Дракона. Керхана он не видел, но тот был очень напряжен, поскольку чувствовал, что сейчас мальчиком владеют две сущности одновременно. Пока он с этим справлялся, но надолго ли.
- Не думаешь ли ты, что мы тебе поклонимся? – выдал один из пленников. Резкий свист и крик говорившего стали ответом. Извиваясь словно змея у ног Гарри свернулся хлыст, взявшийся из ниоткуда. "Мальчик слишком зол, и даже не замечает, что пользуется магией без проводника, смешивая ее с магией драконов", - покачал головой Керхан.
- Мне не нужно ваше поклонение, - прошипел Гарри. – Я хочу, чтобы вы исчезли с лица земли. Я вырежу вас всех до одного: мужчин, женщин, детей... Я заставлю мир забыть о том, что вы вообще когда-то существовали.
- Ты не посмеешь, - послышались возгласы.
- А вы проверьте, - недобро усмехнулся Гарри. Хлыст снова взвизгнул, разрезая воздух. Керхан услышал, как лопнула кожа, и ощутил характерный запах крови. Снова свист и снова удар. Крики изгоев становились все сильнее. Дракон резко бросился вперед и перехватил руку с хлыстом, затем обнял парня за талию и вытянул из камеры, захлопнув дверь и наложив на нее драконий замок взмахом руки.
- Отпусти, - прорычал юноша, пытаясь вырваться. Керхан только сильнее его обхватил, затем толкнул дверь ближайшей камере, и впихнул в нее парня, входя сам. Он понимал, что ему сейчас придется бороться со злым парнем, который мог причинить ему довольно ощутимый вред. В нем сейчас сочетались магия людей, эльфов и драконов, было что-то еще, почти неуловимое. "Посредник", - промелькнуло в голове дракона за секунду до того, как Гарри напал, бросившись на него с кулаками. Керхан ушел в сторону, перехватил юношу и прижал его лицом к стене.
- Это не выход, мальчик, - произнес он.
- Ненавижу, - закричал Гарри.
- Неправда, - покачал головой дракон. – Ты сам в это не веришь.
Гарри каким-то образом удалось вырваться, он отскочил в сторону и замер там, готовый в любую секунду совершить попытку нападения. Керхан был настороже, чувствуя, как кипит кровь в юноше. "Талион", - послал он зов. Надо было срочно что-то делать. Дракон мальчика был в боевой готовности, сам юноша накрутил себя на ненависть, злость и ярость. Все это вместе было пороховой бочкой, которая в любую секунду могла взорваться и похоронить все надежды тех, кто собрался вокруг этого замка. Никому не нужен спятивший правитель. Все было бы хорошо, если бы Гарри не был посредником, тем, кто и объединил всех существ вместе, в одном месте. Кто бы и что бы не говорил, но это была заслуга Гарри. Без него будет только Истинный правитель эльфов. Все снова разойдутся, спрячутся в своих пещерах, чащобах или еще где-нибудь. "Выход только один", - Керхан решился, и плевать на последствия, с ними они как-нибудь разберутся потом. Он резко рванулся к парню. Гарри не успел отреагировать должным образом, и оказался прижат телом красноволосого мужчины к стене. Тот коленом развел юноше ноги, скользнув бедном между ними. Руки Гарри оказались в захвате и подняты над головой. Он попытался вырваться, но не смог.
"Талион!" – мысленно рыкнул Керхан.
"Да", - отозвался тот.
"Найди Драко, и спускайтесь в подземелья. Четвертая камера с правой стороны на третьем уровне. У нас проблема. БОЛЬШАЯ ПРОБЛЕМА!" – выдал на одном дыхании Керхан.
"Сейчас будем", - последовал ответ.
Керхану без труда удавалось удерживать юношу, но в том все сильнее прорывалась наружу ярость, хотя пока он молчал, лишь с ненавистью сверкая глазами.
Дверь резко распахнулась и на пороге появились Талион и Драко, которые в изумлении уставились на Керхана и Гарри.
- Что тут происходит? – нахмурился Драко.
- Дверь закройте и наложите чары, - приказал Керхан. – Драко, палочку спрячь так, чтобы Гарри до нее не добрался.
- Керхан, в чем дело? – выполнив указания супруга, спросил Талион.
- Гарри чуть не убил всех пленников. Надо перевести его ненависть, гнев, ярость, боль и страх в другую плоскость, или мы получим невменяемого правителя с манией убийства, - произнес красноволосый дракон. Драко недоуменно переводил взгляды с одного действующего лица на другое, поэтому для него стало полной неожиданностью, когда Талион обнял его за талию и развернул к себе лицом.
- Ты хочешь спасти Гарри? – спросил он.
- Да, - нахмурился Драко, не совсем понимая вопроса.
- Ты меня хочешь? – новый вопрос. Драко дернулся, но крепкие руки не позволили ему выскользнуть из объятий дракона.
- Зачем все это? – задал он вопрос.
- Надо пробудить в Гарри инкуба, перевести все просто в секс, в желание, освободить его разум, - произнес Керхан. – И, Драко, я знаю, что ты хочешь Талиона. Это чувствуется даже на расстоянии.
- Я..., - блондин засмущался.
- Просто иди по велению сердца. Ты никого не предаешь, - Керхан посмотрел на Драко. Юноша сглотнул, ситуация была просто абсурдной, но подумать ему не дали. Во-первых, Гарри начал вырываться с какой-то звериной силой, но Керхан держал крепко. Драко видел, что глаза у его юного любимого супруга какие-то бешеные. Во-вторых, его прижали к стройному телу, и накрыли губы жадным поцелуем. Он сначала замер, но поцелуй был таким... Драко сдался без боя, тело просто предало его, в ушах зашумело. Он приоткрыл рот, предлагая Талиону углубить поцелуй, и тут же потерялся в ощущениях. Драко и не заметил, как пропала вся его одежда. Скорее всего, мужчина воспользовался своей магией. Он только чувствовал жаркие ласки, которые плавили его тело. Неожиданно его развернули и прижали спиной к голой груди. Драко вздрогнул, когда в ягодицы уткнулся возбужденный член мужчины. Тот, оказывается, тоже уже был без одежды. Замутненным взглядом блондин встретился с зелеными глазами, из которых почти полностью исчезло безумие. В какой-то момент Драко осознал, что его супруг сейчас наблюдает за тем, как он, Драко, занимается любовью с другим, но ее сменила другая шокирующая мысль. Он хотел, чтобы Гарри также плавился в объятиях, а он наблюдал бы за этим, причем в качестве партнера своего супруга был Керхан.
- Ты действительно этого хочешь? – вопрос прозвучал сразу от двух мужчин. Драко сглотнул, и кивнул. Он чувствовал возбуждение оттого, что будет смотреть, как кто-то будет заниматься любовью с его супругом.
Керхан в отличие от своего мужа использовал свои руки, чтобы раздеть молодого человека, который, как только увидел слившихся в поцелуе Драко и Талиона, присмирел. Дракон словно воочию видел, как успокаивается кровь, глубоко зарываются гнев, ярость, притупляются боль и страх. Все внимание юноши было приковано к двум занятым друг другом мужчинам. Керхан потянул юношу на себя, затем поставил его в такую же позу, что и Талион Драко. После этого дракон чуть отступил и быстро скинул с себя одежду. В это время второй дракон продолжал лениво, чуть ощутимо ласкать блондина. Юноши же смотрели только друг на друга. Керхан подошел к Гарри сзади, обнял его за талию и притянул к своей груди. Его руки заскользили по груди юноши, затем неторопливо стали расстегивать пуговицы на рубашке. Через несколько секунд та соскользнула на пол. Еще через некоторое время за ней последовала остальная одежда. Холодный пол заставил Гарри поежиться. Он моргнул, наваждение пропало и юноша недоуменно уставился на Драко, который нежился в объятиях Талиона, потом оглядел себя, оглянулся и утонул в омутах красноволосого мужчины. Вопрос: «Что же тут происходит?» умер сам собой, так и не сорвавшись с губ юноши, поскольку эти самый губы были захвачены в плен. Гарри сначала растерялся, потом на секунду появилось желание оттолкнуть мужчину, сказать, что он верен Драко, но какая-то внутренняя жилка притягивала его к дракону. Юноша в последний момент только понял, что потянулся обнять Керхана за шею, но остановиться уже не смог. Драко расширенными глазами смотрел на своего обнаженного супруга, который целовался с другим, но никакой ревности не испытывал. Талион начал ласкать его более активно, но также не отрывал взгляда от пары напротив. Керхан прервал поцелуй, снова развернул Гарри лицом к Драко и Талиону. Мужчину улыбнулись друг другу. Их движения были абсолютно точными, повторяли друг друга так, словно каждый был зеркальным отражением другого. Они гладили, играли, целовали, вырывая из груди своих юных любовников стоны наслаждения. Они одновременно поднесли пальцы к губам парней и те втянули их в рот, глядя друг другу в глаза. Казалось, и Гарри, и Драко наслаждаются тем, что наблюдают друг за другом, хотя иногда ни у того, ни у другого просто не было времени и возможностей отследить каждое движение драконов.
А дальше было сплошное удовольствие, смешанное, насыщенное. Мужчины долго и нежно готовили своих любовников к вторжению, медленно погрузились в расслабленные и зовущие тела. Ни Драко, ни Гарри не сдерживались и откликались на действия драконов громкими криками. Но ни Керхан, ни Талион не хотели, чтобы это закончилось быстро. Тюремная койка оказалась передвинута быстрым движением на середину камеры. Гарри Керхан уложил на спину, запрокинув ноги юноши себе на плечи. Талион поставил Драко на колени, так что члены юношей оказались у лица каждого из них. Драко первым вобрал себе в рот пенис супруга. Гарри, почувствовав нежные и горячие губы Драко на своем возбужденном члене, решил доставить такое же удовольствие своему мужу, чуть приподнял голову и обхватил губами головку стоящего члена. Драко гортанно застонал. Юноши чуть не поперхнулись, когда мужчины одновременно ворвались в их тела. Они доставляли друг другу удовольствие ртами, при этом позволяя двум мужчинам брать себя так, как тем хочется. В какой-то момент Талион и Керхан подались вперед и слились в поцелуе над юношами, глубоко входя в них. Парни застонали и почти одновременно последовали друг за другом, ощущая, как в них выстреливают спермой старшие любовники. От всех четверых пошла такая волна магии, что остановить ее уже было невозможно.
Драконы на шпилях замка утробно рыкнули и поднялись в воздух, выражая свой восторг. Они сразу поняли, что случилось. Эту волну почувствовал каждый, кто находился в пределах защищенной зоны Корфуса. Четверо регентов нахмурились, но были слишком пресыщены своими играми, чтобы предпринимать какие-то действия прямо сейчас. Эстероэль подняла голову с обнаженного плеча своего нового любовника, черного дракона Черема и улыбнулась.
- Образовался новый союз, но разбираться со всем этим мы будем завтра.
Черем увлек эльфийку обратно в постель и та забыла на некоторое время о всех мирских заботах.
Изменится ли что-то оттого, что мальчики поддались своим желаниям и ввели в свой узкий круг двух истинных драконов, которые ими были со дня своего рождения? И есть ли какой-то смысл в том, что это связь между эльфийскими правителями и правителями драконов? Время все расставит на места, а пока в небольшой камере на третьем уровне подземелий в полузабытьи двое парней нежились в сильных объятиях мужчин. Они еще не знали, что, как всегда, сумели нарушить все мыслимые и немыслимые законы. Но, наверное, это была судьба Поттера и Малфоя - быть неординарными юношами.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 27.04.2009, 15:37 | Сообщение # 32
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 31. Изменения.

Сириус сидел под шелковым навесом на мягких подушках в саду, в окружении своих телохранителей – трех эльфов и двух драконов, естественно, в человеческом обличии. Также с ним находилась одна из эльфиек, которую специально вызвали, чтобы она контролировала беременность Сириуса. Так уж вышло, что среди инкубов это была первая за долгое время беременность, да еще и мужская. Но, надо признаться, не только среди инкубов. Все магические существа, за исключением оборотней, живут долго. Большинство ушло далеко от людей и жило до сих пор замкнутыми обществами. Появление детей у долгожителей было долгое время большой редкостью.
Сейчас Сириус периодически переводил взгляд с неба, где в окружении трех мощных боевых драконов резвился юный серебристо-черный детеныш, на тренировочную площадку, по которой с грацией дикой кошки двигался черноволосый юноша в окружении вооруженных эльфов.
Сириус вглядывался в небо. Он и не сомневался, что Драко окажется драконом, как и Гарри. Это, в какой-то мере и было причиной, по которой он занялся с ним анимагией. Что-то во всем этом было. Затем его взгляд скользнул снова на площадку метрах в тридцати от того места, где сидел он сам. Звенела сталь, оружие мелькало с удивительной быстротой. Здесь шла очередная тренировка Гарри. Эльфийский клинок в руках зеленоглазого брюнета был смертоносным оружием, но в отличие от Драко, Гарри совершенно спокойно управлялся и с другими видами оружия – мечи амазонок и кентавров, даже короткие мечи гоблинов в его руках казались совершенством. Главы эльфийских кланов все больше уверялись в том, что Гарри – посредник среди магических существ, и только благодаря ему здесь собрались все те, кто теперь прочно живет на землях Корфуса.
Когда-то небольшая, скрытая от всех деревушка выросла в своих размерах. Там шло строительство рекордно высокими темпами. Сейчас, когда время уже перевалило за середину лета, приток населения к Замку немного стих, да и укрепленная защита здорово помогала, отводя ненужное внимание от этого места. В конце концов, такое перемещение магических существ в одну сторону могло привлечь слишком много любопытных глаз, а им это было не нужно. Кентавры, оборотни и лесные эльфы были прекрасными хранителями кордона, границы территории земель Корфуса и остального мира. Сейчас те, кто попадал сюда, уже не могли покинуть территорию, по крайней мере, с той памятью, что была у них первоначально. Кто-то соглашался остаться, остальным меняли память и они приходили в себя в какой-нибудь таверне далеко от того места, куда забрели и где напоролись на «кордонников». У тех, кто жил на этих землях, уже не было никаких сомнений, что Замок Корфуса стал резиденцией правителей.
Сириус нахмурился. Клинок одного из эльфов слишком близко рассек воздух от лица Гарри. Но тот плавно и легко отклонился, и все же, он только что мог остаться со шрамом на лице. На его плечо легла рука одного из телохранителей.
- Милорд, вы слишком опекаете сына. Он уже взрослый и испытал на себе больше, чем кто-либо из нас, даже вместе взятых, - тихо произнес дракон.
- Поэтому и беспокоюсь, - ответил Сириус.
- Он должен учиться быть сильным и ловким, - эльф посмотрел на своего регента и чуть заметно улыбнулся. – Ему никто не нанесет вреда, но бой должен быть предельно реальным, иначе правитель ничему не научиться.
- А вам не стоит лишний раз беспокоиться, милорд, - тут же вклинилась его персональный «колдомедик» в разговор. Эльфийка с самого начала следила за поединком, и было видно, что болеет она как раз за Гарри.
- ПЕРЕРЫВ! – вдруг раздался усиленный сонорусом или его эльфийским аналогом голос Эстероэль. – ДРАКО, СПУСКАЙСЯ!
Серебристо-черный дракончик пулей рванул к земле, пугая всех. Но буквально за метр его обволокло дымкой, и на землю упал уже юноше, который перекувырнувшись, быстро вскочил на ноги.
- Мальчишка, - усмехнулся еще один дракон-телохранитель.
- А он такой и есть, - усмехнулась эльфийка-колдомедик.
Сириус все свое внимание обратил на Эстероэль и двух дорогих ему мальчиков, которые сейчас слушали, что она им говорит.
С момента, когда Керхан остановил Гарри от убийства эльфов-изгоев, юноша немного успокоился. Драко, Керхан, Талион и Гарри несколько дней провели только в обществе друг друга. Когда они появились на людях, то все заметили, что все четверо выглядели умиротворенными. Немного понадобилось времени, чтобы заметить, как они общаются между собой, как касаются, смотрят. Первый месяц они все-таки старались держать какую-то дистанцию, но их все сильнее тянуло друг другу, и, в конце конов, они сдались. В последнее время очень часто можно было увидеть Талиона и Керхана, выходящих из комнат юных правителей. Самое интересное, что никто прямо не стал возмущаться такой ситуацией, ведь было ясно, какие связывают отношения эту четверку. Можно было подумать многое, но все же ссориться с драконами никто не хотел, тем более те приветствовали этот союз.
Всегда считалось, что если есть истинные правители, которые прошли через брачный ритуал и ритуал принятия, то никто уже не может влиться в их пару. А тут случилось такое, что слились две истинные пары, да еще какие. «Поттер, с вами не соскучишься», - насмешливо произнес Северус, изобразив себя прежнего. Его уже нисколько не удивляло то, что если в чем-то замешан Гарри, то все законы магии и мира будут переиначены или доказана их несостоятельность. Единственное, что его беспокоило, это невозможность спрогнозировать, что будет дальше, поскольку все выверенные планы могли полететь в тартарары только из-за присутствия рядом зеленоглазого юноши.
- Милорд, - вывел Сириуса из задумчивости голос его персонального «колдомедика». – Хотя на улице и тепло, вам все же не стоит столько времени находиться здесь.
Сириус вздохнул, он был согласен с эльфийкой, поскольку уже чувствовал легкое головокружение от запахов сада.
- Да, стоит вернуться в Замок, - согласился он. Животик только-только намечался, в конце концов, прошло всего три с половиной месяца. Дарилиэль, его эльфийский медик, была несколько озадачена тем, что он вообще, имеется в виду живот, уже начал расти. Оказывается, даже она не смогла разобрать, что родиться не один ребенок. Гарри очень удачно скрыл это, правда, не от драконов, которые сразу же распознали скрывающие чары своей магии. Теперь они ходили по замку со странными улыбками, давая всем понять, что знают нечто такое, что другим неизвестно.
Сириус поднялся и в сопровождении своей свиты двинулся к неприметной, утопающей в плюще двери, которая вела из Замка прямо в сад. Он еще раз оглянулся: эльфийка и двое юношей уже уселись на небольшую скамейку под раскидистыми ветвями яблони и о чем-то увлеченно спорили. Вздохнув, Сириус побрел к себе. Только в своих апартаментах он мог насладиться тишиной и покоем, а также в одиночество. Комнаты были зачарованы так, что без согласия хозяев никто не мог пройти через порог, а в последнее время мало кто получал такое разрешение, причем разрешение требовалось каждый раз, а не давалось один единственный раз на все время. У дверей всегда стояли два охранника из числе драконов, так же как и на выступах чуть выше окон постоянно дежурили еще двое, но уже в своей истинной ипостаси.
Сириус вошел в комнаты и улыбнулся. Ремуса не было пару недель. Он встречался с одной из стай где-то на границе с Ирландией. Его не ждали так рано, но вот он тут, сидит в кресле и читает. Ремус поднял голову и улыбнулся в ответ, потом отложил книгу в сторону и поднялся навстречу мужу.
- Мы не ждали тебя раньше дня рождения Гарри, - произнес Сириус после легкого поцелуя.
- Все решилось быстрее, чем ожидалось. То, что стая Фенрира примкнула к нам, решило очень многое, - произнес Ремус. – Фенрир незаменим. Он прекрасно знает тайные тропы, а также, кто тут у нас обитает и как с ними стоит разговаривать.
- Что ж, я рад, что у тебя такая правая рука, - усмехнулся Сириус. – Только вот, что делать с судом, который так и не состоялся?
- По-моему, все решилось само собой, - пожал плечами Ремус. – И не хочу я говорить сейчас о делах, когда я столько времени тебя не видел, - Ремус наклонился вперед, положил руки на живот Сириуса. – И как там поживает наше маленькое сокровище?
- С ним…, - Сириус чуть не сказал во множественном числе, но вовремя проглотил окончание, - все в порядке, как и должно быть, тем более с тем количеством нянек, которыми меня окружили, вот тут в голосе проявилось раздражение. Ремус насмешливо посмотрел на него, но высказываться не стал. Он просто утянул Сириуса в спальню. Нет, не подумайте ничего такого, просто полежать, поговорить, может даже вздремнуть, ну… если получиться, то и кое-что другое.
Тем временем Эстероэль пыталась добиться от своих учеников достаточно определенных вещей. Она знала, что в королевской паре существует несколько особенностей, в том числе и заимствование магии друг у друга. Вот это они сейчас и тренировали. Правда, получалось не ахти как. Все-таки занятия начались около двух месяцев назад. И Гарри, и Драко с увлечением занялись учебой. Что-то получалось, что-то нет, но самого рвения было достаточно, чтобы продолжать. Сейчас день парней был забит по полной, с самого утра и до позднего вечера: эльфийская магия, человеческая магия, владение холодным оружием, этикет, история, анимагия для Драко – всего и не перечесть.
- Гарри, Драко, ну, сколько можно? – закатила глаза Эстероэль. Она никогда не могла и подумать, что кто-то может до такой степени тебя достать, что хочется рвать и метать.
- Что опять не так? – одновременно взвыли парни и, насупившись, уставились на свою наставницу.
- Все не так, - даже ее терпение подходило к концу. Карториэль сдался еще три недели назад, и теперь без зазрения совести орал на двух парней так, что стены учебной комнаты сотрясались. Правда, толку от этого не было никакого. Юноши умело пропускали все, что им было не интересно, в том числе и ругань своих наставников. Единственные, кто мог заставить этих двоих присмиреть и даже извиниться, были регенты, особенно, Северус. Стоило ему только посмотреть на этих двоих, как те принимали послушный вид и внимательно, тщательно все выполняли. Эстероэль часто казалось, что они проводят какую-то проверку на своих наставниках. Выдержка у всех страдала. Какими бы стойкими эльфы не считали себя, все разбивалось о характеры юных правителей. Наверное, справлялись только драконы, как считалось одно время, пока они не увидели, как один из тех, кто занимался с Драко, после занятий, когда его ученик уже отбыл с глаз долой, бился головой об стену, приговаривая, что же он такое сделал, что судьба повесила ему на шею ЭТО. А уж после того, как кое-кто увидел, что и как говорит на своих занятиях по зельям Северус, стало ясно, справиться с этими двумя невозможно, если они сами этого не захотят.
- Так объясни, - фыркнул Гарри. Эстероэль вздохнула и посмотрела на парней. «Ну, и как им еще объяснить?» - отчаяние стало пробиваться наружу.
- Думаю, проблема в том, что они не только эльфийской магией занимаются, - раздался голос справа. Все трое как по команде посмотрели туда. Там, прислонившись к стволу еще одной яблони, стоял Фенрир.
- Что ты хочешь этим сказать, оборотень? – нахмурилась Эстероэль.
- Каждый из вас учит их так, словно эта магия единственная, которой они будут пользоваться. Пожалуй, только Северус…, - Фенрир на секунду замер, а затем исправился. – Только милорд Северус на своих уроках совмещает все знания, не выделяя ни одного.
- Хмм, - Эстероэль задумалась. Она никогда не смотрела на проблему с этой стороны, поэтому пристально посмотрела на оборотня и сказала. – Я тебя внимательно слушаю.
- Вы не учите мальчиков тому, как соединить все те силы, которыми они обладают. Вы даете им знания, а они просто смешиваются, воцаряя в этих славных головках полный хаос. Они понятия не имеют как использовать все знания, которые вы им дали и еще дадите. Вы требуете от них чего-то, не говоря о том, как это сделать, - спокойно произнес Фенрир.
- Хмм, снова задумалась эльфийка. «В словах оборотня есть резон, да еще и очень даже большой», - думала она. Гарри и Драко терпеливо ждали. Когда надо, они могли быть очень спокойными и на радость всем взрослыми, а не мальчишками, которые каждую минуту, а то и секунду проверяли на прочность свое окружение. Эстероэль подняла голову и посмотрела на Фенрира. – Что ж, думаю, ты прав, и мы выбрали не совсем правильный метод обучения правителей.
- Такое обучение подходит нашему королю и его мужьям, - вдруг сказал Фенрир. – Они старше и способны сами отфильтровать информацию и использовать все так, как нужно. Но юные правители слишком молоды для этого.
- Что ж, спасибо, что открыл мне глаза, оборотень, - склонила голову Эстероэль. – Мне нужно подумать, как изменить расписание занятий на август месяц, чтобы результаты стали более прогрессивными. Чем это есть сейчас.
- Вы не против, если на несколько дней мы заберем юных правителей в стаю? – вдруг спросил Фенрир.
- Почему бы и нет, - кивнула Эстероэль. – Им это пойдет на пользу, заодно познакомятся с жизнью стаи.
- Благодарю, - склонил голову Фенрир. Эстероэль с подозрением посмотрела на двух подростков, которые вели себя на удивление тихо. Но те даже глазом не моргнули, чтобы дать понять, как они относятся ко всему происходящему.
Спустя час Фенрир увел мальчиков в стаю. Дополнительно охраны в данном случае не требовалось, оборотни могли кому угодно перегрызть горло, если понадобиться, да и драконы постоянно дежурили в небе, в том числе над стоянкой стаи.
***
Симус с отчаяньем посмотрел на запертые двери своей комнаты. Он никогда в жизни не мог подумать, что может оказаться в такой же ситуации как Гарри Поттер до школы и во время летних каникул. Но все произошло именно так. Дом для него превратился в тюрьму. Его семья оказалась слишком консервативной и совершенно не принимала многих веще, например, они не считали магических существ за людей, даже если те и выглядели как люди.
«И что теперь делать? Как связаться с Блейзом или с Дином?» - размышлял парень. С момента встречи на вокзале, когда они прибыли из школы, все пошло совсем не так, как он надеялся. Да, отец увидел, как он сначала поцеловался с Блейзом, а потом с Дином. Хорошо, хоть на вокзале не устроил сцену, а дождался, когда они останутся одни. Симус никогда не думал, что отец может поднять на него руку, но именно это и произошло. И вот он сидит взаперти, без возможности связаться с двумя своими партнерами. Семья только тем и занималась, что пыталась выбить из него дурь. Симус вспомнил, что однажды слышал, как Гарри нечто подобное произнес, говоря о воспитании Дурслей. Он не заметил, как дверь открылась и в комнату тихо проскользнула его мать.
- Симус, - как-то слишком осторожно позвала она сына. Юноша замер, настороженно глядя на нее. Женщина не решилась подойти ближе. – Сим, тебе надо уходить, иначе он тебя забьет, насмерть.
- Зачем? – боль и удивление в этом вопросе причудливо переплелись.
- Твой отец не верит, что тебя уже можно изменить. В этом году ты не поедешь в Хогвартс, если выживешь после его побоев, - мать устало посмотрела на сына. – Тебе нужно уходить, мальчик.
Симус просто почувствовал всеми фибрами души, что его семья от него отказалась, даже мать. Она никогда не говорила с ним настолько отчужденно.
- Мама, - посмотрел он на Кэтриону Финниган.
- Уходи, Симус, пока никого нет дома, - сказала женщина. Затем она бросила на кровать небольшой кошель и его палочку. – Уходи.
И что оставалось юноше делать, когда его вот таким образом даже не спасают, а просто выгоняют из дома. Кэтриона посторонилась, словно боялась, что Симус ее коснется. Это настолько сильно ударило болью по юноше, что он прикусил губу, чтобы не расплакаться. Он медленно вышел из комнаты, спустился на первый этаж, оглянулся. Мать стояла наверху лестницы, и смотрела на него. Симус вздохнул, повернулся и вышел. Он заставлял себя не оглядываться, совсем. Он уже знал, что оставляет этот дом навсегда и не вернётся сюда. Сейчас предстояло понять, куда направиться. Аппарировать он еще не мог, поскольку не сдал экзаменов, но слава Мерлину, мог хотя бы колдовать, будучи совершеннолетним.
«И что теперь? Куда податься? А, главное, как?» - Симус отошел уже на приличное расстояние от дома, но все же страх, что сейчас появится отец и его побег закончится, по словам матери его смертью, заставил его ускорить шаг и сойти с дороги, углубляясь в лес, считая, что на дороге он более уязвим. Симус торопился, понимая, что если не поспешить, то все может закончиться еще до того, как началось. В какой-то момент он понял, что заблудился. От отчаяния ему захотелось заплакать. Симус остановился, закрыл глаза и сделал несколько глубоких вздохов, чтобы немного успокоиться. Особо лучше не стало. Ему постоянно мерещилось, что за ним по пятам идет погоня. Когда где-то за спиной раздался хруст, Симус рванул с места, не разбирая дороги, еще больше углубляясь на незнакомую территорию.
Ночь наступила как-то быстро и неожиданно для Симуса. Юноша был испуган и дезориентирован. Он вышел к небольшой речке, было прохладно, но воспользоваться палочкой, чтобы развести костер, Симус опасался. Он провалился в тяжелый сон от эмоционального истощения и физической усталости. Он замерз и вымок, поскольку влажность была довольно высокой.
Его разбудил странный звук. Симус открыл глаза и повернул голову. На другой стороне речки восседал величественный дракон – желто-зеленый, с прекрасным мощным гребнем от головы до кончика хвоста. Симус в первую секунду испугался, а затем ему пришла в голову сумасбродная мысль. Юноша поднялся и вышел на открытую местность.
- Привет, - хрипло произнес Симус, сам, удивляясь тому, как звучит его голос. Дракон взглянул на него, но никаких действий не предпринял. Это немного приободрило Симуса. – Ты ведь подданный короля драконов Талиона? – немного неуверенно спросил юноша. Дракон чуть наклонил голову и стал рассматривать стоящего перед ним паренька со всем вниманием.
- Мерлин, а вдруг я ошибся? - уже разговаривая сам с собой, задал вопрос Симус. – Но вроде бы, все драконы должны подчиняться своему вожаку.
Пока Симус предавался своим мыслям, дракон внимательно за ним наблюдал. Он первым заметил приближающихся людей. Он заметил, как хруст заставил напрячься юношу, как тот обернулся. Дракон был удивлен испугом, который исходил от человеческого детеныша. Еще больше его поразило то, что юноша ринулся в воду в его сторону и подальше от людей.
- А, ну, стой, паршивец, - рыкнул отец Симуса, поднимая палочку. Его даже не испугало присутствие дракона, вот только того никак не прельщало наблюдать за тем, как издеваются над детенышем, а все говорило как раз о таком развитии ситуации. Дракон раскрыл крылья, легко поднялся в воздух, в следующее мгновение люди наблюдали, как дракон хватает в лапы тело мальчишки, поднимая его из воды, и резко набирает высоту. В воздух полетело несколько заклятий, но толку от них не было, когда против них выступил истинный дракон. Отец Симуса что-то кричал, грозил кулаком, но все взрослые мужчины понимали, что мальчишке не жить, раз его дракон забрал.
Дракон аккуратно опустил свою ношу на землю. Мальчик был почти без сознания и дрожал. Дракон вдруг подернулся рябью, и через секунду на земле рядом с Симусом стояла экзотической внешности женщина с ярко-рыжими волосами и янтарными глазами. Она присела перед Симусом и тронул его за плечо.
- Детеныш, - позвала она. Симус с трудом открыл глаза и посмотрел на нее. Его глаза шокировано распахнулись. – Тише, тише. Ты в безопасности. Кто были эти люди? Почему они хотели причинить тебе вред?
Такое участие со стороны незнакомки прорвало плотину, и Симус всхлипнул. Слова и слезы сами полились из него. Он перескакивал с одно на другое. Он даже не понял, когда оказался в объятиях дракона, и та стала его успокаивающе укачивать. «Люди», - мрачно думала дракон. – «Насколько же они бывают злыми. Это просто счастье, что я оказалась в нужном месте в нужное время. Иначе мальчик бы погиб или пострадал».
- Почему твои родители так отнеслись к твоему партнерству? Ведь это большое счастье, стать партнером одному из магических существ, - произнесла дракон.
- Но не для моих родителей, - вздохнул Симус.
- Ты знаешь юных правителей, не так ли? – дракон улыбнулась.
- Драко и Гарри? Конечно, я даже был свидетелем на их свадьбе, - улыбнулся в ответ Симус.
- Я как раз лечу на отчет к нашему королю, так что возьму тебя с собой. Там кто-нибудь свяжется с твоими партнерами, - произнесла дракон. – В замке правителей ты будешь в безопасности, в том числе и от своих родных. Регенты что-нибудь придумают, чтобы решить твою проблему.
- Спасибо, - прошептал Симус.
- Сейчас немного отдохнем и в путь, - решила дракон.
Они добирались до места десять дней и как раз прибыли в тот самый день, когда Фенриру удалось объяснить Эстероэль ошибку в обучении правителей и забрать их в стаю.
***
Волдеморт рассматривал себя в зеркале. На его губах была удовлетворенная, торжествующая улыбка. Да, он был красив, но красив для человека, а не эльфа. Темные волосы, прекрасная кожа, стройная фигура, возраст где-то между сорока и пятьюдесятью годами, но все такие же страшные красные глаза и все те же характер и идеалы – вот таким он был сейчас. Да, Волдеморт, воспользовался книгой и провел ряд экспериментов с полученными от эльфа «ингредиентами». Он много чего сварил, но многое и отложил для будущих времен.
Сказать, что его подданные были в шоке, значит, ничего не сказать. Никто не ожидал увидеть Темного лорда в человеческом обличии. Но появление нормальной вечности нисколько не изменило его сущности. Теперь это был Монстр в «красивой упаковке», и поэтому еще более страшный.
Волдеморт резко развернулся, подхватил черный плащ с алой подкладкой, накинул его на себя и двинулся к двери. По коридору своей резиденции он уже двигался в глубоко надвинутом на голову капюшоне. Он стремительно вошел в зал, там пока никого не было.
Опустившись на свой трон, который теперь отличался помпезностью, не свойственной змеелицему, тот дотронулся до головы своей самой верной спутницы, коей является уже много лет Нагайна. Волдеморт послал вызов своим слугам. В последнее время он наслаждался, ощущая боль, которую испытывают Пожиратели при этом. Казалось, он стал еще более ужасным, его маниакальные идеи и действия стали даже еще более яростными, чем было до этого. Его Круцио стали сильнее, он наслаждался причиняемой им болью. Его пленники, странным образом потерявшие метки, мучились в его застенках. Он не давал им умереть. Многим стало казаться, что их Темный лорд, обретя внешность, получил себе какие-то извращенные навыки дементоров. Казалось, он становился сильнее, подпитываясь страхом, болью, отчаянием.
Волдеморт обвел взглядом своих подданных и снова торжествующе усмехнулся.
- Пора нам начать действовать в полную силу, - произнес он своим завораживающим голосом. – Нас достаточно, чтобы заниматься несколькими важными делами сразу. Во-первых, я должен знать, где Поттер, что с ним и кто рядом с ним. Во-вторых, найдите младшего Малфоя. Нарцисса, - обратился он к блондинке. Та склонилась перед своим Господином. – Эту задачу я поручаю тебе. И выясни, что это за разговоры про выздоровление нашего дорогого Люциуса.
- Да, мой Лорд, - снова склонилась в поклоне Нарцисса. Кто бы мог подумать, что она окажется среди Пожирателей, но так оно и было.
- Белла, до 30-го августа должно произойти максимум нападений, как в маггловском, так и в магическом мире, - Волдеморт посмотрел на свою самую ярую приверженку.
- Да, мой Лорд, - распылалась в маниакальной улыбке та.
Волдеморт раздавал приказы, перемежая их с болевыми проклятиями, чтобы доходило быстрее. Пожиратели активизировались, и первое массовое нападение было назначено на день рождение Гарри Поттера.
Все изменилось.
***
Дамблдор просматривал файлы на студентов Хогвартса, выбирая для себя новую политику на следующий год. Особенно его интересовало то, как общаться с раданиэльцами. Было понятно, что новый факультет стал на один уровень с Гриффиндором и Слизерином, если не выше них. И сейчас надо было решить, как заставить факультет действовать согласно его планам. Он не мог позволить Минерве больше оставаться деканом и этого Дома, значит, нужно было найти надежного человека, да еще и провернуть некоторую реформу образования, введя некоторые предметы.
С момента окончания учебного года он занимался подготовкой Невилла, вдалбливая в его голову все, что ему может понадобиться. Но даже это не помешало ему заметить странности в поведении некоторых магических существ. Он был уверен, что что-то происходит, но попытки проследить, заслать шпионов и парламентеров, были безрезультатными.
Перед Орденом Феникса было поставлено несколько задач и одной из них стало возобновление поисков Снейпа, Блека и Люпина. Дамблдор почти в одно время с Волдемортом решил активизировать свою деятельность. Никто не знал, чем все это может закончиться и к чему привести.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 13.05.2009, 16:54 | Сообщение # 33
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 32. Совет.

Северус смотрел на сидящего перед ним юношу и пытался понять, как вообще могло произойти то, что произошло. Если семья живет в магическом мире, особенно, если это ирландская сем, то все традиции чтутся от первой до последней буквы. Как могли Финиганы так поступить с сыном, который принес бы семье только выгоду? В Ирландии не было тех предрассудков, что царили в Англии.
- Сэр? – Симус поежился под изучающим взглядом черных глаз своего бывшего профессора зельеварения.
- Думаю, самое безопасное – оставить тебя в замке, - произнес Северус. – Гарри и Драко, правда, тут нет, их забрали в стаю.
- А могу я?.. – начал Симус.
- К сожалению, нет. Тебя сначала надо подлечить, - покачала головой Эстероэль. – У тебя такие дыры в ауре, что жутко становится. У тебя их не было, когда ты прибыл на свадьбу.
- И что теперь? – Симус переводил взгляд с зельевара на эльфийку, и обратно.
- Все будет нормально, – улыбнулась Эстероэль. – Мы свяжемся с твоими партнерами. Думаю, Гарри будет приятно увидеть вас всех на своем дне рождения.
- Шалли тебя проводит в твою комнату, - произнес Северус. Когда домовик увел за собой юношу, зельевар в сердцах выругался.
- Полностью с тобой согласна, - кивнула эльфийка. – Это уже ни в какие ворота не идет.
- Такое положение вещей необходимо менять, и чем быстрее, тем лучше, - Северус мрачно посмотел на Эстероэль.
- Что ты предлагаешь сделать? – эльфийка со всем вниманием приготовилась слушать Северуса. Тот уже не раз показал себя прекрасным стратегом и тактиком, а также аналитиком, впрочем, как и Люциус.
- Для начала надо собрать Большой совет, или хотя бы тех, кто сможет присутствовать, - произнес Снейп.
- Я займусь этим, думаю, за час управимся, - сказала эльфийка.
- А я пока свяжусь с Забини-менор, думаю, Блейз там, - Северус поднялся со своего места и поспешил в апартаменты регентов.
Эстероэль улыбнулась: «Ну, вот и положено начало. Мы выходим в свет. Не думала, что это будет так, но это даже лучше, хотя мальчик, конечно, ужасно пострадал. Если большинство людей такие, как его родители, будет война, и довольно жестокая». Она направилась к Карториэлю, предупредить о созыве Совета, а также разослать срочные уведомления, после чего надо было подготовить зал.
Северус поднялся на нужный этаж. У дверей апартаментов, как уже завелось, стояли два охранники – дракона, словно изваяния, не шелохнувшись. Самое интересное, что Северус был доволен, что они тут есть, так он чувствовал себя намного спокойнее за Сириуса. Даже Люциус был удивлен такой его реакцией. Северус вошел в гостиную и улыбнулся: Сириус сидел в кресле и читал. При появлении зельевара мужчина поднял голову и посмотрел на него. Северус увидел, как зажглись радостью глаза любимого. Он не утерпел, преодолел разделяющее их расстояние, наклонился и поцеловал такие желанные губы.
- Я думал, ты сегодня занят, - с улыбкой произнес Сириус.
- Через час будет Большой Совет, - произнес Северус. – Ты хорошо себя чувствуешь?
- Сев, я не кисейная барышня, - Сириус покачал головой.
- Ох, Сири, Сири, - вздохнул Северус. – мы просто беспокоимся о тебе. Мужская беременность и так редкость, а уж в последнее столетие я о такой вообще не помню. А ты к тому же еще и инкуб.
- Странно, а о гари ты совсем не беспокоишься, - чуть поддразнил своего мужа Сириус.
- Почему же, беспокоюсь, - покачал головой Северус. – Просто у него есть, кому о нем позаботиться. Драко, Керхан и Талион не позволят, чтобы с ним снова что-то случилось. Ты бы видел, как они его охраняют, - хмыкнул он под конец.
- Они все-таки вместе… - покачал головой Сириус.
- Знаешь, я не удивлен, - серьезно произнес Северус. – Это все настолько явно происходило, что рано или поздно они должны были оказаться все вместе, правда, я не был уверен, что в эту связь окажется включен Керхан.
- Кстати, как они? Узнавал? – Сириус неопределенно мотнул головой.
- В порядке, говорят, оборотни взялись за их обучение. Решили научить их каким-то своим трюкам, а заодно и своим традициям. Мальчишкам это пойдет на пользу, - сказал Северус.
- Хмм, они потом об этом пожалеют, - хмыкнул Сириус.
- Я собственно пришел по другому поводу, - вдруг сменил тему Северус. – У нас гость.
- Кто? – удивился Сириус.
- Симус Финиганн, - произнес Северус. – Его родители узнали о его партнерстве и чуть его не уничтожили. Слава Мерлину, на его пути попался истинный дракон, который и доставил его сюда. Эстероэль говорит, у него дыра в ауре. Мальчишка в шоке до сих пор.
- Что за мир вокруг нас, - покачал головой Сириус.
- Вот поэтому его и надо менять, пока есть возможности. Я не хочу, чтобы наш ребенок рос в таком мире, - серьезно произнес Северус.
- Что ж, значит, мы начинаем действовать, - все сразу понял Сириус.
- Да, - кивнул Северус. – Я сейчас, - он подошел к камину и провел какие-то манипуляции. Почти в ту же секунду открылась дверь, один из охранников вошел в комнату и замер у двери, напряженно следя за камином. Ни Северус, ни Сириус ничего на это не сказали, у охранников была своя работа, и они выполняли ее более чем хорошо.
- Северус бросил в камин дымолетного порошка, сунул туда голову и произнес. – Забини-менор.
- Забини-менор, что вы хотели, сэр? – перед глазами Северуса появился домовик, что-то типа привратника. Это немного насмешило зельевара.
- Мистер Блейз дома? – поинтересовался Северус.
- Профессор? – откуда-то сбоку появился сам Блейз, а рядом с ним стоял озабоченный Дин
- Северус, как я рада тебя видеть, а то такие слухи ходят, - в поле его зрения появилась сама хозяйка поместья.
- Здравствуй, Катрина, - поздоровался Северус. – Мне нужен твой сын и его партнер, - кивнул он в сторону двух молодых людей.
- Ох, мы тут немного заняты, пытаемся связаться с еще одним партнером…, - начала Катрина.
- Именно поэтому я с вами и связался. Симус у нас, - произнес Северус. Он сразу увидел, как облегченно вздохнули Блейз и Дин. – Катрина, надеюсь, ты не против, чтобы твой сын провел конец каникул у нас?
- Нет, не против, - прищурилась та в ответ, затем посмотрела на сына. – Так, Блейз, кажется, ты мне что-то не рассказал, да?
- Мама, разреши представить тебе одного из регентов эльфийской королевской пары, - церемониально произнес Блейз. Катрина на некоторое время потеряла дар речи.
- Таааак, - протянула она. – Мне надо к нашей старейшине. Я надеюсь, что ты присмотришь за моими мальчиками, Северус.
- Не беспокойся, - усмехнулся тот в ответ. – У нас они в полной безопасности. Собирайте вещи, я жду вас, пройдете через камин.
Мальчикам понадобилось всего пятнадцать минут, чтобы собраться и похватать самое необходимое. Еще через пять минут они уже стояли в гостиной апартаментов регентов в замке Корфуса.
- С прибытием, - улыбнулся Сириус.
- Здравствуйте, лорд Блек, - чинно поздоровался Блейз. Дин последовал его примеру.
- Пойдемте, я провожу вас к Симусу, - Северус повел мальчиков к дверям. Сириус тоже встал и последовал за ними. Совсем чуть-чуть, но живот уже стал выдаваться вперед, и без мантии это было заметно.
- А вы уже знаете, кто родится? – немного неуверенно спросил Дин.
- Нет, мы решили не проводить такой диагностики, - улыбнулся Северус, но Дин в это время смотрел на Сириуса и заметил чуть странное выражение на лице мужчины. У него закралось подозрение, что Сириус-то как раз и знает, кто у него родится.
Они вошли в комнаты, выполненные в песочно-персиковой цветовой гамме с чуть более яркими пятнами цвета терракота. Симус стоял перед эльфийкой, которая суетилась вокруг него, безбожно ругалась на своем диалекте и спорила с водным эльфом, который с насмешливым выражением расположился на подоконнике.
- Блейз, Дин, - воскликнул юноша, увидев своих партнеров. На его лице появилась, наконец-то, улыбка. Молодые же люди, узрев, как выглядит их любимый, пришли в ужас: Симус похудел, вокруг глаз залегли тени, взгляд чуть затравленный. Эльфийка вдруг задорно хмыкнула.
- Думаю, на некоторое время я вас оставлю. Только не слишком уж его утомляйте, - оставив напоследок шпильку, она выпорхнула за дверь. Эльф подмигнул парням и тоже ретировался.
- Комнаты в вашем полном распоряжении, - сказал Северус. – Гарри и Драко сейчас в стае, но появятся в замке завтра, все-таки у Гарри день рождения.
- Ох, мы забыли про подарки, - охнул Дин.
- Можно будет сходит в деревню, наверняка, вы сможете там найти что-нибудь достойное, - улыбнулся Сириус.
- Спасибо, - улыбнулись в ответ юноши. Сириус и Северус еще раз поприветствовали их в замке, после чего оставили одних.
Блейз и Дин сразу же потянули Симуса в сторону спальни. Они, даже не зная расположения комнат, интуитивно двинулись в правильную сторону. Через минуту Симус уже лежал между своими партнерами, которые обнимали его с двух сторон.
- Рассказывай, - потребовал Блейз. Симус вздохнул. Происшедшее доставляло ему немало боли, все-таки от него отказалась семья, которая спокойно могла его просто убить, и даже не пожалела бы об этом. Это страшно. Он медленно и с неохотой рассказал обо всем, что случилось после их прощания на платформе вокзала.
- Уроды, - через минуту после того, как Симус замолчал, выдал Дин, затем привлек Симуса в свои объятия и стал покрывать его лицо, по которому текли безмолвные слезы, легкими поцелуями.
- У меня никого, кроме вас больше нет, - прошептал Симус.
- Мы никому тебя не отдадим, никому и никогда, - произнес Блейз.
Их неторопливые ласки заставляли боль уходить из сердца и мыслей Симуса. Он все еще был кому-то нужен, и этот кто-то его любил.
- Ммм, - застонал Симус, выгибаясь под двумя парами нежных рук. Одежды на нем уже давно не было.
- Ты только наш, - прошептали Дин и Блейз между поцелуями.
- Только ваш, - согласился Симус, отдаваясь полностью в их власть.
***
Зал уже был готов. Эльфы заняли свои места, прибыли и горгоны, маленькие феи расположились прямо на столе. Кентавры заняли свои места у дальнего конца стола. Северус и Сириус тихо переговаривались с Эстероэль и Карториэлем, когда в зал вошли Ремус и Люциус в сопровождении Керхана и Талиона.
- От оборотней кто-то будет присутствовать? – Эстероэль посмотрела на Ремуса.
- Да, сейчас придут, - кивнул тот в ответ. И, правда, тут же появились три оборотня. На данный момент это были все, кто отозвался и смог прибыть. Русалки сказали, что примут решение совета, каким бы оно не было, но присутствовать пока не могут, у них сейчас брачный сезон.
- Итак, мы собрались здесь, чтобы решить, как нам действовать дальше, - произнесла Эстероэль, которая еще на первом собрании была выбрана кем-то вроде секретаря.
- Я так понимаю, мы начинаем действовать? – спросил один из кентавров.
- Совершенно верно, и сейчас нам требуется разработать план и вписать в него всех, считаясь с мнением каждого, - кивнул Северус.
- Прекрасно, - последовало несколько голосов.
- Вы ведь понимаете, что лорд Блек не может участвовать в серьезных мероприятиях? – подал голос один из оборотней. – Мы не можем позволить, чтобы он и дитя пострадали.
- Сириус не будет участвовать ни в чем серьезном, - серьезно произнес Северус. – Это не в наших интересах, но и считать его безобидным и беспомощным я никому не советую. Сириус – сильный дуэлянт, который пережил поболее, чем мы все вместе взятые. Я, если честно, удивлен, что он вообще смог забеременеть после 12-ти лет Азкабана, - Северус обвел всех мрачным взглядом. Они давно уже решили не скрывать своего прошлого, тем более перед своими подданными.
- Это счастье, что провидение оказалось не таким суровым, - менторским тоном заявил кентавр. – Вы все четверо достойны того, кем стали. Вы знаете, что значит жить и можете принимать адекватные решения. Мы рады, что у королевской пары такие регенты.
- Благодарю, - склонил голову Северус.
- Но все же, пока мы не перешли к серьезным вопросам, есть одна проблема, и хотелось бы знать, как она решается, - произнес второй кентавр.
- Мы вас слушаем, - снова кивнул Северус. – Юный правитель – инкуб, он также как и его отец подвержен влиянию плоти. Кто-то может…
- Пусть попробует, - усмехнулся Керхан. – Гарри под нашей защитой. Любой, кто попытается хоть как-то повлиять на него, будет иметь дело с драконами.
- И не с какими-нибудь, а лично с нами двумя, - закончил за своего мужа Талион. Кентавр долго на них смотрел, затем чему-то кивнул, но все же сказал.
- Вы ведь тоже можете влиять.
- Зачем? У нас все есть, - пожал плечами Керхан. – Власть, деньги, сокровища и два невероятных прекрасных любовника.
Это было впервые, когда кто-то из четверки признал их связь. Все догадывались, даже знали, но об этом не говорили, И вот, слова прозвучали.
- Прекрасно, рад, что вы озвучили это, - кивнул кентавр.
- Теперь, мы можем перейти к делам? – насмешливо поинтересовался Северус. – Или у кого-то еще есть вопросы насчет сексуальной жизни регентов и правителей?
Никто даже не попытался изобразить раскаяние, да его никто от них и не ждал. Но никто не пытался сделать вид, что вопросов тоже вроде как не задавали. Все смотрели открыто. Вот чем и отличались магические существа от обычных магов и людей. Они не лицемерили.
- Итак, - Эстероэль обвела всех взглядом. – На данный момент мы имеем несколько довольно сложных проблем, а также несколько таких, которые требуют нашего внимания. Во-первых, завтра у Дирана… Простите, у Гарри – день рождения. Ему исполняется семнадцать лет. Мы праздновали день рождения Драко в более простой, можно сказать, домашней обстановке, но сейчас статус мальчиков обязывает устроить бал.
- Это так важно? – скривился Сириус. – Ведь с Драко все было спокойно.
- Дело в том, что в их паре Гарри занимает несколько другое значение. Если бы он был просто эльфом или партнером эльфа, то все было бы проще. Можно было бы ограничиться домашними посиделками. Но Гарри, как мы все уже выяснили, посредник, - пояснила Эстероэль.
- Устроить бал за один день? Вы с ума сошли, - оборотни с диковатой усмешкой уставились на эльфов.
- Не так уж это и трудно, - улыбнулся Карториэль. – Мы же представительский бал устраиваем.
- Хорошо, значит, завтра вечером в замке будет небольшой прием в честь дня рождения Гарри, - кивнул Северус.
- Да, но чествовать будут обоих правителей. Они – неотъемлемая часть друг друга, - сказала Эстероэль.
- Что ж, с этим вопросом все ясно, - кивнул Северус.
- Второй вопрос, который, в принципе, может и подождать, но его все равно нужно озвучить, это эльфы-изгои. Посланцы все еще находятся в подземельях замка, - эльфийка обвела всех взглядом своих выразительных глаз. – Что с ними делать?
- Мне кажется, это должен решать эльфийский совет. Все-таки это ваша внутренняя проблема. Многие эльфы, что не присутствуют здесь, могут посчитать наше вмешательство в этот вопрос оскорбительным, - произнес один из кентавров. Остальные представители магических рас одобрительно загудели. – Будет лучше, если вы постараетесь сами разрешить этот вопрос. Мы поможем, но в том случае, если наша помощь потребуется.
- Спасибо, - эльфы с уважением посмотрели на кентавров. Они как раз и боялись, что вопрос изгоев окажется той проблемой, которую все потребуют вынести на общее обозрение, поскольку пострадал правитель-посредник, но все согласились с тем, что это все-таки внутренняя проблема эльфов.
- Следующий вопрос: обучение правителей в школе Хогвартс, - Эстероэль посмотрела на Северуса.
- Мы уже тоже в стае обсуждали этот вопрос, - оборотень бросил взгляд на своего короля. Ремус чуть заметно кивнул. – Мы считаем, что отпускать юных правителей в Хогвартс одних нельзя.
- Проблема в том, что тех, кто окружает их сейчас, могут и не пустить в школу, - произнес Тароэль, чуть мрачно оглядев членов совета.
- У вас есть какое-то решение данного вопроса? – Эстероэль почувствовала, что оборотни до чего-то додумались.
- Мы считаем, что регент Северус должен выставить свою кандидатуру на место декана факультета Раданиэль, - заявил оборотень. Северус приподнял бровь, но промолчал. Он и сам думал о такой возможности. Это было бы самым лучшим решением проблемы. Судя по лицам всех сидящих, они поддерживали такое решение.
- Но все же нельзя, чтобы правители и регент оказались в стенах школы без охраны, - заявила представительница горгон.
- С детьми как раз все проще. То, что нам удалось узнать у Блейза, Дина и Симуса, говорит, что студенты данного факультета держатся вместе и там учатся в основном обладатели генов магических рас, - произнес Карториэль.
- Да, но политика Министерства…, - Ремус многозначительно замолчал.
- Хмм, возможно эльфам стоит себя проявить? – горгоны посмотрели на Эстероэль.
- Нам в любом случае придется обнародовать наше существование, но тогда очень ясно ставится вопрос с этим Темным лордом, - вздохнула эльфийка. – Мы понятия не имеем, насколько он преуспел в экспериментах с полученными…, - она замолчала, но все прекрасно ее поняли.
- Он прекрасный зельевар, - тихо произнес Северус. – Но в большей степени он экспериментатор и мимо такой возможности пройти не сможет.
- Какое счастье, что в его руках был не правитель, - обронил один из оборотней. – Мы, конечно, можем установить за ним слежку, по крайней мере, за его людьми.
- Это хорошая идея, - согласились кентавры. – Мы в этом поможем. Нам лучше держать врага поближе к себе.
- Согласны, - закивали эльфы.
- Опять мы в самое пекло лезем, - проворчал Люциус, но его услышали только мужья. Ремус легонько сжал его ладонь в своей, на что блондин чуть заметно благодарно улыбнулся.
Они еще довольно долго обсуждали, как все же поступить с Волдемортом. В основном тут говорили Северус, Люциус и оборотни, которые знали его лучше всех. Именно они могли дать всем понять, чего стоит ожидать от этого «существа». Эльфы специально попросили их поделиться своим опытом и своими предположениями. Никто не проронил ни слова, пока мужчины не замолчали.
- А Дамблдор, что он за человек? – спросила, наконец, Эстероэль.
- Дамблдор…, - задумчиво произнес Северус. – В какой-то момент своей жизни я понял, что он ничем не лучше Темного лорда, только действует не столь открыто.
- Хмм, - это было все, что выдала на эту фразу эльфийка. За столом совета наступила тишина. Все обдумывали услышанное. Никто и не сомневался, что они оказались между тремя силами, поскольку существовало еще и министерство, а судя по словам того же Северуса, это была клоака, которая тянула одеяло на себя, не заботясь более ни о ком.
- Вы говорили, что в неплохих отношениях с министром, - Эстероэль посмотрела на регентов.
- С Фаджем, да, - кивнул Северус. – Но, сейчас министром стал Скримджер.
- Фадж может на что-то повлиять? – последовал вопрос.
- Понятия не имею, но можно с ним связаться, - произнес Северус. – Пока ни ко мне, ни к Ремусу претензий не было. Зелье, что помогает ликантропам, но все же не излечивает их от болезни, продается, но оно очень дорогое. Насколько я знаю, Ремус уже поднимал этот вопрос в стае, но пока мы не занимались распространением зелья. К сожалению, если мы начнем это делать без ведома Министерства, у нас могут быть серьезные проблемы.
- Министерство не заинтересовано в решении проблемы оборотней? – удивленно произнесла горгона.
- Похоже, что нет, - усмехнулся Ремус. – Пока меня еще никто не вернул в разряд оборотней, но я не удивлюсь, ели такое случиться. Концентрация оборотней в одной местности должна была уже заинтересовать чиновников, и в то же время заставить их принимать решения. Пока никаких сведений не поступало, но…
- Так, нам необходимы оперативные сведения о том, что твориться за пределами нашей закрытой зоны, - произнес Карториэль.
В результате, спустя несколько часов было принято несколько решений. Во-первых, кентавры и оборотни отправляются на разведку, как за информацией о положении дел вообще, так и следить за обеими сторонами. Во-вторых, регенты связываются с Фаджем и проясняют ситуацию через него. В-третьих, эльфы приступают к решению проблемы с изгоями. В-четвертых, Северус подает свое заявление о деканстве на факультете Раданиэль, а также пять эльфов из свиты правителей отправляют прошения на зачисление на последний курс в Хогвартсе. Куда они попадут, никто и не сомневается.
***
Дамблдор всем своим нутром чувствовал перемены в воздухе. Он никак не мог определиться с тем, нравиться ему это или нет. Он всегда любил быть в курсе всех дел, а сейчас все было как раз так, когда он понятия не имел, что происходит. Ему уже сообщили о Симусе Финнигане. Исчезновение мальчика, а, скорее всего, его гибель, несколько озадачивали. Почему бывший гриффиндорец предпочел ринуться в пасть неизвестно откуда взявшемуся дракону, чем оказаться в руках собственного отца. Знал директор и о связи мальчика с Забини и Томасом, только вот сущности обоих он так и не смог определить.
- Что ж, придется подождать до начала учебного года, а затем приниматься за этот факультет уже в полной мере, - задумчиво произнес Дамблдор, поглаживая свою бороду. «Хорошо, что Невилл набирает силу. Вот только Грейнджер меня стала беспокоить. Уж очень у нее виноватый вид. Словно ее совесть гложет. Надо будет поговорить с девочкой, занять ее чем-нибудь. А вот Уизли молодцы, все на лету схватили. Джинни за эти месяцы вон как закрутила роман с нашим героем», - Дамблдор довольно крякнул. Верил ли он в то, что Невилл тот самый герой? А какая собственно разница. Миру нужен герой, мир его получил, а какой этот герой не особо и важно.
- Профессор? – раздался голос Рона Уизли в камине.
- Рон, мальчик мой, что случилось? – с добродушной улыбкой отозвался директор.
- Чарли прибыл, говорит, ему надо с вами переговорить. Это касается драконов, - сказал Рон.
- Сейчас буду, мой мальчик, - кивнул Дамблдор.
***
Гарри лежал в небольшом сооружении, напоминающем то ли палатку, то ли еще что, созданную из шкур. Он нежился в объятиях своего супруга-блондина. Как-то так случилось, что и Драко, и Гарри перестали стесняться окружающих, слышали те их стоны наслаждения или нет. Несколько дней проведенных среди оборотней лишили их остатков стеснительности. Нравы в стае были довольно своеобразными. Парни наблюдали за их жизнью, и как-то не заметили, как их втянуло в эту жизнь. Они охотились вместе с оборотнями, ходили на «кордон». Их учили драться так, как дерутся оборотни, но ни к чему не принуждали.
- Ты чего не спишь? – пробормотал Драко, прижимая своего любимого брюнета к себе.
- Я счастлив, - проговорил Гарри.
- Ну, наконец-то, - вздохнул Драко. Гарри даже засмеялся, представив, как блондин закатил глаза. Он не мог этого видеть, поскольку лежал, прижавшись спиной к груди своего мужа.
- Спи уже, чудо, - фыркнул Драко и зарылся ему носом в волосы.
«Хочу чтобы так было всегда», - с улыбкой подумал Гарри, закрывая глаза. Через минуту он уже спокойно спал, улыбаясь во сне.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
ЁLK@Дата: Вторник, 19.05.2009, 23:20 | Сообщение # 34
Ночной стрелок
Сообщений: 98
« 2 »
Супер-супер-супер-супер!!! clap :clap: clap и еще хочется shy


Жизнь - игра... Задумка плоховата, но графика охрененная! (с)

Сообщение отредактировал ЁLK@ - Вторник, 19.05.2009, 23:20
 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 30.06.2009, 20:58 | Сообщение # 35
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 33. Переполох в министерстве.

Их появление в Министерстве вызвало переполох. Еще бы, такая делегация! Ладно бы ее количество, так еще и сам состав этой делегации был впечатляющим. Люциуса Малфоя, естественно, все опознали без проблем – такие волосы были богатством только этого рода. Его сына тоже узнали, но уже с большим трудом. Северус Снейп, вышагивающий рядом с блондином, был просто неузнаваем. Те, кто помнил его преображение после переселения в дом Блека и под его опеку, сейчас поражались тому, что мужчина стал просто неузнаваем. Нет, и нос был на месте, и черный глаза тоже, но все остальное словно бы принадлежало другому человеку. В третьем мужчине с таким же трудом опознавался Люпин, и только потому, что других мыслей просто не было, чтобы понять, кто это. Ремус и так за время, что жил у Сириуса, которого, кстати, в этой делегации не наблюдалось, изменился и стал более уверенным в себе, но сейчас это был совсем другой человек. Люпин выглядел как король, которым и был. Но ладно бы эти трое, так еще и их свита – ожившая сказка! Никто бы не поверил, если бы не видел сам – в Министерство магии пришли ЭЛЬФЫ! И не просто эльфы, а высшие эльфы – надменные, красивые, стройные.
Однако, самый большой интерес вызвали молодые люди в этой делегации, особенно двое: одетый в бело-изумрудное одеяние брюнет и блондин – в черно-серебристое. Эти двое так дополняли друг друга, что казались единым целым, даже для тех, кто и предположить не мог, что они связаны брачными узами. За их спиной вышагивали их ровесники, среди которых легко узнавались студенты факультета Раданиэль: – Блейз Забини, Симус Финиганн, Дин Томас, Луна Лавгуд и еще несколько человек. По обе стороны от юношей шагали двое мощных мужчин с такими свирепыми выражениями на лице, что пропадало всякое желание даже подумать о том, чтобы попытаться подойти к молодым людям, которых они охраняли. А за раданиэльцами вышагивали эльфы – свита королевской пары.
Министерские чиновники шептались за спиной делегации, они пытались понять, как такое возможно, откуда все эти люди и нелюди взялись, зачем они сюда пришли, а делегация спокойно продвигалась по коридорам Министерства в нужном им направлении. Во-первых, их путь лежал в отдел образования, где Гарри должен был сдавать экзамен за пятый и шестой курс. Раданиэльцы же шли на пересдачу за компанию, чтобы не оставлять Гарри одного в комнате с незнакомыми людьми. Было и еще кое-что, несколько эльфов выглядели как раз лет на семнадцать, так что вполне могли поступить в школу, но для этого им надо было сдать СОВы и экзамены за шестой курс. За месяц их так всех натаскали на обычную магию, благо эльфы были приспособлены к человеческой магии и могли ей пользоваться, что они должны были без проблем справиться с этой ситуацией.
Возле дверей кабинета, где должны были состояться письменные экзамены, находилось десятка три подростков от 15 до 17 лет. Появление столь странной делегации вызвало у них живейший интерес. Их любопытство было ничем не прикрыто, но они не делали никаких шагов, чтобы подойти к вновь прибывшим, поскольку внешний вид охраны этого не допускал.
- Так, мы сейчас к министру, - Северус взглянул на Драко и Гарри. – Надеюсь, вы будете вести себя благоразумно.
- Крестный, мы уже не маленькие, - усмехнулся Драко.
- Неужели? – саркастично заметил тот в ответ, но сразу же перевел взгляд на Гарри. – На практической части по зельям - не экспериментируй, просто следуй инструкциям.
- Все будет в порядке, крестный, - вздохнул Драко. – Я же буду рядом.
- Надеюсь, - пробурчал Северус, но его с двух сторон уже взяли за руки Люциус и Ремус, настойчиво утягивая в сторону от ребят.
- Удачи, ребята, встретимся в восемь вечера в кафе в Атриуме. Не подведите, - напутствовал молодежь Ремус.
- В жизни бы не подумал, что Северус Снейп может быть таким, - усмехнулась Луна. – Но таким он мне нравиться больше.
- Да, его надо было просто узнать, - кивнул Драко.
- Экзамен начнется через пятнадцать минут, прошу всех пройти в зал и занять места, - прервал их разговор зычный женский голос. Драко повернулся к дверям, окинул взглядом нескольких представителей отдела образования и тех, кто участвовал в комиссии. Вид Долорес Амбридж заставил его скривиться. Он эту дамочку на дух не переваривал, хватило пятого курса за глаза и за уши.
Толпа подростков вошла в огромный зал, где были установлены одиночные столы на некотором расстоянии друг от друга, чтобы не позволить экзаменующимся списывать.
- Сдающие СОВы - на ряд у окна, - последовали указания. – Шестой курс – на средний, пересдача ТРИТОНов – у стены. Те, кто сдают Совы и материал за шестой курс – сядьте за средний ряд, но в конце.
Наконец, все расселись. Взмах палочкой и на столах появились экзаменационные листы сразу по всем предметам. На письменную часть выделялось пять часов, с небольшим двадцатиминутным перерывом на чай в середине, но без возможности покинуть помещение. Чай и бутерброды принесут прямо в кабинет. После письменной части будет сорокаминутный перерыв и начнется практическая часть экзамена, которая должна была закончиться где-то в районе восьми часов вечера.
Прозвучал сигнал для начала экзамена, и тут же заскрипели перья. Члены комиссии с некоторым недоумением поглядывали на богато одетых молодых людей, часть из которых вообще являлась эльфами. Как только подростки пересекли порог зала, их имена сразу же появились в списке экзаменующихся, а также за какой период они сдают экзамены. Эльфийские имена сразу же бросались в глаза, но вот понять, кто же из всех этой толпы является Гарри Поттером, как-то никто не мог. Но они видели его имя в списке, а, значит, тот был прямо тут, в этом зале, и сидел где-то в конце среднего ряда. Но там, в основном, сидели эльфы, несколько детей, бывших на домашнем обучении и юноша в бело-изумрудном одеянии. По логике, именно он должен был быть Поттером, вот только мозг не хотел признавать этого. У всех уже сложился определенный стереотип о том, как выглядит Мальчик-который-выжил. Ну, не мог он быть таким вот законченным аристократом, просто не мог. И не помогало даже то, что в списке имя значилось, как Поттер-Блек. Правда, недоумение у комиссии вызвало мерцание таких имен, как Поттер, Малфой, Забини, Финиганн и Томас. Но загадка осталась загадкой.
Экзамен обещал быть интересным.
Тем временем, пока молодое поколение занималось оцениванием своих знаний, у дверей осталась стоять охрана из шести эльфов, а с ними Талион и те двое мощных мрачных мужчин, что вышагивали по обе стороны от Гарри и Драко, на деле бывшие никем иным, как драконами. Эти двое слышали все, что происходило за закрытой дверью и были способны в любое время прийти на помощь королевской паре, если бы возникла такая необходимость.
Остальные тем временем направились к министру. Скримджер, ставший министром еще в прошлом году ожидал странных гостей в присутствии Фаджа, который сиял как начищенный галеон, но вот причина этого была не понятна. Министр нервничал, не зная, как реагировать на происходящее и чего ожидать он прибывших в эти стены людей и иже с ними.
- Руфус, успокойся, - усмехнулся Фадж. – Они тебя не съедят.
- Что ты мне не рассказал, когда сдавал дела? – накинулся тот на бывшего министра.
- Ничего такого, что тебе со временем не стало бы известно, - усмехнулся тот в ответ. Фадж был доволен тем, как сложилась его постминистерская судьба. Он в какой-то мере стал единственным посредником между Снейпом и Люпином, как владельцев и изготовителей зелья от ликонтропии, и остальным миром. Фадж держал в своих руках все нити, и мог запросто уничтожить любого зельевара, который хотел бы изготовлять это зелье, если бы захотел. И надо сказать, он уже не раз воспользовался таким правом. Но при этом он не особо и старался показывать свои силу и возможности, поскольку его сдерживали Северус и Ремус. Фадж приобрел больше, чем потерял, освободив кресло министра. И только сейчас многие стали понимать это.
- Что им нужно? – Скримджер боялся, и чем больше проходило времени, а «гости» не появлялись, тем сильнее его страх проявлялся.
- Господин Министр, там…, - секретарша немного испуганно кивнула на приемную.
- Пропусти, - рявкнул Скримджер, но тут же попытался взять себя в руки. Он сделал несколько вздохов, нацепил приветственную улыбку и уставился на дверь. Фадж тихо хмыкнул, увидев, насколько все это было искусственным и не способным кого-либо обмануть.
В кабинет вошли Люциус, Северус, Ремус, Эстероэль, Карториеэль и шесть человек охраны – три дракона и три эльфа, которые заняли места вдоль стен и словно слились с ними. Остальные остались в приемной, ограждая своих лидеров от внимания других и от внеплановых вторжений в кабинет министра.
- Добрый день, министр, - поздоровался Люциус.
- Лорд Малфой, - Скримджер не совсем понимал, как ему вести себя. О Люциусе Малфое ходило много слухов, которым и поверить-то было сложно, но сейчас этот человек стоял перед ним и спокойно улыбался. Люциус Малфой улыбался? Нонсенс, но это было именно так.
- Очень рад, наконец-то, вас увидеть, - взял разговор в свои руки Фадж. – Можно полюбопытствовать, где же лорд Блек? И как там наш дорогой мальчик?
- Сириус остался дома, поскольку в его положении нервные стрессы не рекомендуются, а мальчик сдает сейчас экзамены, - произнес Северус.
- Простите? – немного растерялся Фадж после такого ответа. – Какое положение? Как сдает?
- Сириус ожидает ребенка, а Гарри же как-то надо дальше учиться, - пожал плечами Ремус так, словно все это было самой обычной ситуацией.
- Лорд Блек ожидает ребенка? Вы имеете в виду, его супруга? – неуверенно произнес Скримджер.
- Нет, я имею в виду, что сам Сириус ждет ребенка, особенно если считать, что он вышел замуж за меня, - саркастично заметил Северус. Они еще в Корфусе договорились, что не будут уж так сильно шокировать магическую общественность и скажут, что Северус женился на Сириусе, а Люциус вышел замуж за Ремуса. Так было проще. Правда все равно рано или поздно выйдет наружу, но для начала надо было действовать осторожно.
- Ооо, - не нашелся, что еще сказать Скримджер, да и Фадж был оглушен такой новостью.
- Странно, не думала, что вас может так удивить довольно обычная новость, - усмехнулась Эстероэль.
- Но, но…, - министр потерял последние слова, и вообще перестал связно излагать свои мысли.
- Мы прибыли сюда по нескольким причинам, - Северус решил уже перейти к основной причине их прибытия. – Во-первых, я хотел бы, чтобы меня восстановили в должности профессора Хогвартса, а также назначили на должность декана факультета Раданиэль.
- Почему не Слизерина? – удивился Фадж. Скримджер в этот момент не был способен вообще что-либо сказать, и только хлопал ресницами.
- Может быть, потому что он является нашим ставленником?! – Эстероэль могла быть очень саркастичной, когда хотела, а уж после общения с драконами ее сарказм отточился еще сильнее.
- Но, но…, - снова попытался что-то сказать Скримджер.
- Да, и еще, пора бы уже снять с должности профессора магии призрака, - вступил в разговор Люциус. – Это просто какое-то издевательство над воспитанием будущих магов. Уже несколько десятилетий из Хогвартса выходят маги, не имеющие никакого понятия об истории. Это просто неслыханно.
- Да, но кто же может заменить…, - министр, наконец, обрел дар речи.
- Я, например, - скромненько так заметил Малфой-старший. Способность говорить снова отказала Скримджеру.
- Да и Хагрид лучше смотрится в роли лесничего, а не преподавателя, - теперь уже вступил в разговор Ремус.
- Ага, на роль профессора УЗМС вы прочите, конечно, себя? – Фадж все-таки понял, к чему весь этот разговор.
- Почему бы и нет, - мило так улыбнулся Ремус, но обоим министрам, что бывшему, что настоящему очень захотелось оказаться в этот момент подальше отсюда.
- И у вас там, в Хогвартсе, какой-то непорядок с прорицаниями, - заявила Эстероэль.
- Вы хотите занять эту должность? – прокаркал Скримджер.
- Почему бы и нет, - повторила слова Ремуса эльфийка. Фадж поблагодарил всех кого можно, что не он сейчас находится в министерском кресле и хлопает ресницами, пытаясь поймать собственную челюсть где-то в районе пола. Эти люди ошарашивали с каждой минутой все сильнее.
- НО ЭТО НЕВОЗМОЖНО! – возопил министр.
- Нет ничего невозможного, - заявил Северус, подарив улыбку удава Скримджеру.
- Но, но…, - опять начал министр.
- Господин министр, - Эстероэль грациозно поднялась из кресла. – ВЫ МИНИСТР, В КОНЦЕ КОНЦОВ, ИЛИ НЕ МИНИСТР!
Скримджер вжался в спинку своего кресла, когда эльфийка нависла над ним с грозным выражением на лице.
- Я не могу…, - начал он оправдываться.
- Министр, мне повторить? – Эстероэль окинула его пренебрежительным взглядом. – Вы, в конце концов, для чего тут сидите? Чтобы свои штаны протирать?
- Да, как вы…, - начал Скримджер.
- Не советую, - прервал его спокойным голосом Северус. – Вы же не хотите получить врагов в лице вернувшихся в мир эльфов, объединившихся эльфов.
- Вы угрожаете? – уточнил министр, недоуменно глядя на Снейпа.
- Нет, я просто констатирую факт, - снисходительно ответил тот. – И я бы на вашем месте пересмотрел закон о магических существах, как можно быстрее, во избежание проблем.
- Хотя это уже не имеет какого-либо значения, - между делом заметил Люциус.
- Почему? – разом воскликнули Фадж и Скримджер.
- Магические существа собираются в последние полгода вокруг королевской пары, - снизошла до ответа Эстероэль.
- Просто, для вашего же блага, признайте магических существ и их потомков, а главное тех, в ком эта магическая кровь сильна, - заметил Северус. – Я, в принципе, имею в виду студентов факультета Раданиэль.
- Министерство не изменит своего отношения к оборотням, - тут же вскинулся Скримджер, явно давая понять, что не пойдет на уступки.
- Зря, - кинул Люциус. – Все можно было бы решить очень мирно и спокойно, все-таки тут их король находится.
Фадж как-то непроизвольно посмотрел на Люпина. Ухмылка на лице того подтвердила его догадку. «Что-то изменилось, сильно изменилось», - подумал бывший министр, теперь уже сознавая, что эти люди могут качать тут свои права, поскольку явно обладают силой, которую могут спокойно применить.
Давление на Скримджера росло с каждой минутой. Посетители выдавали информацию по крупицам, но чем больше ее становилось, тем сильнее Министр понимал, что согласиться на все их условия, лишь бы не оказаться лицом к лицу с еще одним врагом, который может оказаться даже сильнее Того-кого-нельзя-называть. Его пугало то, что высшие эльфы, которых считали давно уже историей, вдруг появились в мире и их были не единицы. Эти пятеро, что сейчас сидели напротив него в креслах, мягко, но так недвусмысленно ему угрожали, если он не пойдет на уступки. В принципе, они не просили чего-то сверхъестественного, им даже не было нужно кресло министра, но он также понял, что в магическом мире появилось само собой еще одно государство: государство в государстве, со своими законами и правителями, и с ними придется считаться. Но никто пока его не просветил ни о политическом строе этого нового непонятного государства, ни о том, кто его возглавляет. Было известно лишь о мифической королевской паре, объединившей всех магических существ.
В конце концов, Скримджер сдался, но задал только один вопрос: почему ни один из них не претендует на роль профессора ЗОТИ. Снейп усмехнулся на это и ответил, что надо же что-то оставить в ведении Дамблдора, тем более это место действительно проклято. Скримджер был в ужасе - с одной стороны, а с другой - испытывал радость, поскольку получил возможность сделать гадость Дамблдору, но ужаса было больше – в мире появилась еще одна сила, с которой придется считаться, и портить с ней отношения, не имея понятия, что они собой представляют, не стоило. Чувство самосохранения на этот раз победило.
Тем временем письменный экзамен подошел к концу. Гарри, Драко, раданиэльцы и эльфы последние минут сорок вообще валяли дурака, в фигуральном смысле - плюя в потолок. Наконец, пергаменты вылетели из-под рук экзаменующихся и ровной стопкой легли на стол комиссии.
- У вас сорок минут перерыва, а затем мы продолжим, но уже практику, - возвестила одна из дам. – Сейчас вы свободны.
Сорок минут пролетели быстро. Никто, правда, так и не понял, куда исчезла на это время странная компания. Эльфы из охраны воспользовались своей магией и укрыли всех в одном коридоре, отведя от них глаза. Но в назначенное время они стояли у дверей зала и ожидали практической части. Появилась все та же дама, что делала все объявления.
- Вас будут вызывать по списку, - произнесла она. – Сразу вы будете сдавать ЗОТИ, Чары и трансфигурацию, как более менее связанные друг с другом предметы. Что ж, а теперь приступим, - она развернула список. – Мираэль Рада, - эльфийка спокойно двинулась к двери. Дама проводила ее взглядом, затем снова вернулась к списку. Она назвала еще пять имен, два из которых также были эльфийскими.
Гарри и Драко оказались во втором заходе. Малфой попал к Амбридж, которая как-то предвкушающе при его приближении улыбнулась, но она, конечно, предпочла бы экзаменовать Поттера. Она после того, как мальчишка так бездарно впал в кому, чуть ли не волосы на себе рвала, ведь придумала очень интересную комбинацию, а теперь вот перед ней стоял не растрепанный мальчишка, а аристократ до мозга костей, и ей до него, как луне до солнца.
- Итак, мистер Малфой, приступим, - осклабилась она, все время поглядывая на Гарри, и не замечая прищуренного взгляда Драко. – Вот, покажите мне, Драко,…, - повернулась она к блондину.
Гарри спокойно демонстрировал своему экзаменатору все заклинания и чары, которые тот с него требовал. Все-таки у него были замечательные учителя, которые смогли научить его многому, и речь шла не только о четырех «отцах».
- О, мистер Малфой, вы просто нас радуете, - приторно-сладко воскликнула Амбридж. – Можно подумать, вы еще и анимагии обучались, - Драко посмотрел на нее таким взглядом, что можно было понять по-разному: и как да, он анимагию знает не только теоретически, и как то, что считает эту даму верхом тупости.
- Вам продеморнстрировать? – спросил он надменно.
- Что? – пропела Амбридж с улыбкой.
- Мою анимагическую форму, - ядовито ответил Малфой.
- Драко, - предостерегающе произнес Гарри, бросив взгляд на мужа.
- Мистер Поттер, не мешайте другим сдавать экзамены, - тут же вскинулась Амбридж, довольная тем, что смогла таки хоть что-то сделать в отношении Гарри. – Продемонстрируйте, мистер Малфой.
- Драко, не смей! – Гарри говорил вроде бы тихо, но было в нем столько всего, что хотелось поежится. Юноша посмотрел на дамочку в розовом. – Миссис Амбридж, вам жить надоело?
- ЧТО?! – вскинулась Амбридж.
- Вы хоть представляете, что будет с Министерством, а, главное, с этим кабинетом, когда тут появится ДРАКОН? – саркастично произнес Гарри. – Похоже, нет.
- ДРАКОН?! – пискнул старец, один из экзаменаторов.
- Ну, должен же он соответствовать своему имени, - фыркнул Гарри, затем взмахнул палочкой, как-то очень небрежно и невербально превратил стоящий на столе невзрачный кувшин в маленького такого пушистого котенка с кокетливым бантиком на шее. Экзаменаторы зааплодировали такой небрежности. У кое-кого из экзаменаторов, более серьезных, чем большая часть из тут сидящих, возникло ощущение, что и Малфой, и Поттер не показывают своих истинных способностей, просто чуть больше, чем нужно. Эта последняя демонстрация только и делала, что подтверждала данную догадку.
В конце концов, их отпустили и направили в следующий зал для сдачи остальных предметов, кроме зелий, которые были последними в списке, и им отводилось два часа – с шести до восьми. Гарри и Драко сотоварищи сдали Древний руны, нумерологию, прорицания, и у них образовались полчаса свободного времени перед зельями. Никто из них не беспокоился насчет экзаменов, поскольку они точно знали, что все сдадут.
Последние два часа прошли в полном спокойствии и сосредоточенности. Драко находился за столом рядом с Гарри, поэтому имел возможность отслеживать его действия, но уроки Северуса не прошли даром, Поттер справился без особых проблем.
Ровно в десять минут девятого вечера молодежь в сопровождении охраны входила в кафе в Атриуме, где их уже ожидали остальные. Быстро перекусив под настороженные взгляды остальных, они отбыли в неизвестном направлении, оставляя министерство гудеть от новостей, тем более Скримджер уже надавал кучу приказов и распоряжений. Появившиеся люди и не люди произвели достойный переполох, довольно чувствительно взбудоражив это болото, причем сверху. Но в этот же день отдел образования получил уведомление Дамблдора, что им уже нанят преподаватель ЗОТИ, им стал некто Ромиус Левер, лицо незнакомое и неизвестное, но директор принял его на работу в ходе короткого собеседования.
До начала учебного года осталось всего пять дней.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 21.08.2009, 22:45 | Сообщение # 36
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 34. И снова Хогвартс.

Дамблдор рвал и метал. После получения уведомления из Министерства об изменениях, которые постигнут школу в начале этого года, он тут же рванул к министру, как говориться, разбираться на месте. Он не посмотрел даже на секретаршу, которую просто смел со своего пути, когда ворвался в приемную. Весь разговор со Скримджером велся на повышенных тонах, но тот был непреклонен в своих нововведениях и вмешательстве в жизнь Хогвартса. Скримджер решил, что в данной ситуации Дамблдор - всего лишь небольшая неприятность, в отличие от странной компании, побывавшей в его кабинете вчера утром.
Не добившись ничего конкретного в Министерстве, Дамблдор был вынужден вернуться в Хогвартс. Все же, кое-что хорошее в этой ситуации было. Во-первых, объявились Снейп, Люпин и Малфой-старший, а, значит, вместе с ним и младший. Во-вторых, можно было снова начинать свою игру, ведь почти все действующие лица снова окажутся на арене. Он не сомневался, что Блек тоже вернется и поселится на Гриммуальд-плейс, 12. Соответственно, они привезут туда и лежащего в коме Поттера. Информация о том, что Поттер сдавал экзамены до него не дошла. Уж, когда надо, Министерство могло многое держать в тайне. А эту информацию придержали до первого сентября, причем активную роль в сдерживании приняла Амбридж, которая просто всей своей сущностью ненавидела Дамблдора и была готова насолить ему при малейшем случае.
«Что ж, это мы переживем», - решил директор. – «Надо будет присмотреть за новым профессором ЗОТИ. Думаю, он Пожиратель. Нацелен на Лонгботтома? Неужели Том поверил в изменение Избранного? Это мне на руку. Да и эта новая прорицательница… Ладно, разберемся по ходу дела. Это все равно не помешает мне, лишь чуть подкорректирует планы».
Дамблдор вздохнул и уселся на свое место. Сейчас должны были прибыть профессора на последний перед первым сентября педсовет. Следующий состоится уже после праздничного приветственного пира.
- Альбус, - Минерва МакГонагалл бросила на своего патрона кривой взгляд. Они так и не смогли помириться после выяснения отношений, связанных с тем, что директор попытался очернить имя мальчика-который-выжил.
- Минерва, Синистра, Ромиус, - поприветствовал директор первых прибывших. Троица уселась в кресле. Женщины завели какой-то свой разговор. Молодой профессор ЗОТИ задумчиво смотрел куда-то мимо директора, думая о чем-то своем. Ожидая остальных, Дамблдор стал изучать своего нового сотрудника. Красивый, даже слишком, мужчина лет тридцати пяти. Что-то в его красоте было ненормальным, слишком уж искусственным, что ли. Но в то же время директор знал, что никаких чар на мистере Левере не было. Даже цвет глаз, переливающийся от аквамаринового до темно-фиолетового, был неестественным. Что-то с этим профессором было не то. Одет он был во все черное, но более дорогое, чем это наблюдалось у того же Снейпа.
- Как вы устроились, Ромиус? – поинтересовался Дамблдор у мужчины.
- Благодарю, замечательно, - кивнул тот. – Меня все устраивает.
- Вы уже разобрались с планом занятий? Нужна ли помощь? – спросил директор со своей неизменной добродушной улыбкой.
- Минерва меня уже просветила. Ее советы были очень кстати, как и конспекты, оставшиеся после профессора Люпина, - получил он вежливый ответ.
Наконец, в кабинет вошли все остальные. Теперь можно было начинать педсовет, который для некоторых будет не совсем приятным.
- Итак, у меня есть несколько новостей, - встал Дамблдор из-за стола. – Во-первых, Минерва, ты возвращаешься на место декана Гриффиндора и более не курируешь Раданиэль.
- Альбус, вы хотите предложить нашему молодому коллеге пост декана пятого факультета? – удивился Флитвик.
- Деканом Слизерина будет Северус Снейп, который также возвращается на пост профессора зельеварения, - произнес Дамблдор. – Он будет вести уроки у студентов с пятого по седьмой курс, а профессор Слагхорн возьмет на себя младшие курсы и помощь нашему больничному крылу. Дополнительные занятия по зельям будут ложиться на Северуса, а Профессор Слагхорн займется своим клубом.
- О, благодарю, Альбус, - улыбнулся старый зельевар, которого более чем устраивала такая расстановка сил. Минерва сидела с поджатыми губами, но молчала.
- Следующее изменение. Сибилла совсем отстраняется от преподавания прорицаний, но может оставаться в школе. Флоренц вернулся к себе в стадо, поэтому у нас будет новый профессор прорицаний. Даже два. Они прибудут первого сентября, - продолжил Дамблдор. – Историю магию вместо Биннса будет вести мистер Малфой.
- Люциус Малфой? – уточнила МакГонагалл, впервые подав голос на этом собрании.
- Совершенно верно, Минерва, - кивнул Дамблдор, взглянув на своего заместителя, затем повернулся к полувеликану. – К сожалению, Министерство против того, чтобы ты был учителем, Хагрид. Ты остаешься на должности смотрителя и лесничего, а Уход будет вести Ремус Люпин.
- Странно, они против полувеликана, но согласны на оборотня, - задумчиво произнес Левер.
- Официально, мистер Люпин больше не является оборотнем, - заметила Минерва, бросив быстрый и не очень добрый взгляд на нового профессора. Тот ее проигнорировал.
- А где они все? – подала голос профессор Вектор.
- Они прибудут все первого числа, - вздохнул Дамблдор. – Комнаты для них уже готовы, кстати, все они будут проживать в башне, которая отдана под факультет Раданиэль. Там же теперь будет располагаться и кабинет Северуса. Да, к нам прибудет много новых студентов, и не только первокурсников.
- О?! – раздались удивленные восклицания.
- Пожалуй, это все новости, - закончил свое выступление Дамблдор.
Еще в течение часа они обсуждали разные вопросы, расписание и тому подобное, а затем разошлись. Дамблдор же отправился на собрание Ордена, ему еще нужно было отдать несколько распоряжений, которые касались произошедших изменений в Хогвартсе. Во-первых, необходимо было установить слежку за Гриммуальд-плейс. Во-вторых, попытаться выяснить, кто же такой Ромиус Левер, и какова цель его появления в Хогвартсе, ну, а также обсудить странное поведение магических существ и затишье, которое установилось в деятельности Волдеморта.
Вернулся в Хогвартс он уже под самое утро. Через два дня наступало первое сентября. За эти два дня ничего не произошло, так же как и не обнаружилось никого на Гриммуальд-плейс. Это настораживало, но директор все же считал, что Блек вернется в свой дом.
***
Первое сентября 1997 года радовало всех солнцем и теплой погодой. Небо было ясным и чистым, не единого облачка на небосклоне не наблюдалось. Платформа девять и три четверти медленно, но верно заполнялась студентами и провожающими. То и дело слышались приветствия и смех. Многие не виделись все лето, и теперь радостно делились своими летними впечатлениями. В этой разношерстной толпе, как всегда выделялись первокурсники, на лицах которых горело предвкушение от их первого в жизни самостоятельного приключения. Выделились и слизеринцы – своим спокойствием, надменностью и брезгливыми выражениями на лице.
Особую группу на платформе составляли раданиэльцы. Они держались особняком, не общаясь более ни с кем, кроме своих однофакультетников.
Вот через барьер, слишком громко разговаривая, прошло рыжее семейство, Грейнджер, Лонгботтом и все, кто был связан с новым Избранным. Не только слизеринцы смерили их презрительными взглядами. Рон, столкнувшись с пятикурсником из Раданиэля, что-то прошипел, не очень приятное.
- Уизли, держи свой рот закрытым, - раданиэлька резко вскинула голову и окатила гриффиндорца презрительным взглядом.
- Слишком много выступаете, - по-хамски начал выступать Рон. Гермиона схватила его за руку, но того уже понесло. – Да, вы такие же слизни, как и эти, - рыжий мотнул в сторону стоящей не очень далеко Паркинсон, окруженной своими верными соратниками.
- Уизли, топай, пока мы тебе не накостыляли всем факультетом, - очень так по-доброму произнес шестикурсник-раданиэлец, покручивая в руках палочку. Гриффиндорцы поспешили отойти, как только увидели, что студенты пятого факультета явно не шутят. Рон собрался что-то еще сказать, как барьер засветился и через него стройными рядами стали проходит люди в богато отделанных плащах с глубокими капюшонами на голове. Достигая хвостового вагона, они также молча входили в поезд и занимали вагон. Вся платформа в недоумении смотрела за всей этой процессией. Не было произнесено ни слова. Еще большее удивление вызвали домовики, одетые в ливреи, причем очень богато расшитые, которые внесли в вагон не менее дорогие школьные сундуки, после чего покинули вагон и с хлопками исчезли. Ступор постепенно стал сходить на нет. Люди зашептались. Раданиэльцы переглянулись, затем посмотрели на последний вагон, который заняли «пришельцы», а затем вдруг все хором поспешили в поезд. Они вдруг стали переносить свои вещи в предпоследний вагон. Когда поезд, наконец, отошел от платформы, выяснилось, что три последних вагона заняты неизвестными и студентами факультета Раданиэль. Никто не знал, кто это. Ну, или почти никто.
Пробиться в три последних вагона не представлялось возможным. Их словно заблокировали. Хотя, надо сказать, и слизеринцы, и гриффиндорцы горели желанием побывать в них и «пообщаться» с раданиэльцами, да и взглянуть на странных пассажиров тоже было любопытно. Никто не знал, что происходит в трех последних вагонах.
***
За три часа до прибытия поезда на станцию в Хогсмид, в школе появились новые профессора, причем, к удивлению многих, вместе. МакГонагалл встречала их у парадного входа на ступеньках. Она наблюдала за приближающимися людьми, и была приятно удивлена внешним видом, как Снейпа, так и Люпина. Те были совершенно не похожи на тех мужчин, которых она помнила.
Северус Снейп щеголял в прекрасной мантии темно-зеленого цвета, расшитой серебряной нитью. Он выглядел просто замечательно, а главное, счастливым. На Люпине была мантия глубокого коричневого цвета. Все признаки старой жизни исчезли с его лица. Минерва могла поклясться, что видела перед собой мужчину, вполне имеющего право зваться королем. Знала бы она, насколько была права. Но больше всего ее поразил Люциус Малфой. На лице блондина светилась чистая, искренняя улыбка. МакГонагалл несколько раз сморгнула, чтобы удостовериться, что зрение ее не обманывает. В ответ на ее действия раздался приятный смех. Минерва чуть не села там же, где стояла. Смеялся Люциус Малфой. Вы не понимаете, смеялся ЛЮЦИУС МАЛФОЙ!
- Профессор, с вами все в порядке? – Люциус подхватил ее под руку.
- Да, но вы точно Люциус Малфой? – Минерва разглядывала приятного мужчину и не могла поверить собственным глазам.
- Поверьте, Минерва, это он, - усмехнулся Северус.
- Мерлин, отсутствие пошло вам всем на пользу, - воскликнула она. – Я боюсь подумать, как выглядит Сириус Блек. В ответ раздался дружный смех мужчин.
- Поверьте, профессор, этого вы точно представить не можете, - сквозь смех произнес Ремус.
- Минерва, Ремус, Минерва, - поправила его МакГонагалл. Затем она посмотрела на двух людей, который стояли чуть в стороне, но капюшонов так и не сняли. Она вопросительно посмотрела на них.
- Пусть это будет сюрпризом для всех, - улыбнулся Люциус. – Они покажут свои лица только при представлении их студентам.
- Почему бы и нет, - усмехнулась всегда строгая женщина. – Это будет даже интересно. Пойдемте, я покажу ваши апартаменты.
Минерва провела их в башню Раданиэля, где располагались их комнаты. Затем попрощалась и сказала, что будет рада увидеть их на пиру. «Что-то будет», - подумала женщина. Она была уверена, что сегодня произойдет что-то такое, что повлияет на все последующие события. И в то же время она чувствовала, что это будет что-то хорошее.
***
Поезд подошел к платформе. Конечный пункт этого путешествия. Студенты, уже одетые в мантии своих факультетов, покидали поезд. Лишь три последних вагона все еще были заполнены студентами. Те пока не спешили покидать поезд. Над платформой звучал громовой голос Хагрида, призывающего первокурсников собраться вокруг него. Им предстояло по традиции отправиться в школу на лодках. Остальные садились в кареты с невидимыми для большинства фестралами. Когда первые кареты двинулись в путь, двери трех последних вагонов открылись. Раданиэльцы спокойно стали рассаживаться в кареты. Но, опять же, внимание привлекли молчаливые «пришельцы» в капюшонах. На них не было мантий Раданиэля, следовательно, это были новенькие, которые поступят на старшие курсы. В каждом ученике легко угадывался заинтересованный взгляд в сторону «новичков», даже если это старались не афишировать.. О них шептались все, кому не лень. Только вот до распределения, похоже, выяснить, кто это, не представлялось возможным. Новички держались особняком, хотя не чурались раданиэльцев, что вызывало недоумение, а частично и зависть, перемешанную со злостью, особенно у слизеринцев.
Студенты направились сразу в Большой зал. Многие заметили, что раданиэльцы задержались, словно ждали от кого-то одобрения. И, казалось, получив его, пошли к своему столу. Новички замерли около профессора МакГонагалл. Та осмотрела группу будущих студентов, которые и не собирались открывать свои лица, но ее это нисколько не нервировало и не раздражало.
- Ваше распределение будет проходить сразу после того, как на факультеты будут распределены первокурсники, - произнесла она.
- Профессор, вы не беспокойтесь, - раздался очень знакомый голос, идентифицированный ею, как Драко Малфой. Юноша снял капюшон и улыбнулся. МакГонагалл оглядела его, подмечая, что бывший слизеринец похорошел, стал более открытым.
- Рада вас видеть, Драко, - улыбнулась уголками губ профессор.
- Я вас тоже, - задорно улыбнулся тот в ответ. – Профессор, все будет очень хорошо. Многих сегодня ждут сюрприз.
- Это вы верно подметили, мистер Малфой, - кивнула она. – Добро пожаловать обратно, Драко.
- Спасибо, - склонил тот голову, а затем снова надел на голову капюшон. МакГонагалл лишь усмехнулась про себя. Начало этого года действительно будет несколько необычным.
Студенты в это время с удивлением поглядывали на преподавательский стол, за которым наблюдалась поистине странная картина. Во-первых, с трудом, но был узнан Снейп. Появление Малфоя-старшего тоже было большим сюрпризом. Люпина узнала малая часть, да и только те, кто был с ним более-менее близко знаком, в данном случае две трети бывшего Золотого трио. Два человека в капюшонах вызвали наибольший интерес, как, впрочем, и очень красивый мужчина. Девушки уже начали томно вздыхать и строить ему глазки.
Наконец, в зал ввели первокурсников, шествие замыкали новички, так и не потрудившиеся снять с себя капюшоны. Дамблдор пристально смотрел именно на них. Шляпа потянулась, выпрямилась, затем вдруг склонила верхушку в сторону первокурсников, как всем показалось, и запела. Ее слова были странными: о древних временах и союзах, о магических существах и королях, о будущем, а затем она выдала информацию о пяти факультетах.
Минерва МакГонагалл развернула свиток с именами студентов:
- Абрейн Делена, - назвала она первое имя. Маленькая девочка со смешными косичками, постоянно оглядываясь назад, осторожно двинулась к табурету. В зале послышались смешки и подбадривающие выкрики.
- Хаффлпафф, - вердикт шляпы еще до того, как она успела опуститься на макушку девчушки.
Дамблдор, да и многие еще, наблюдали за теми, кто был старше и готовился чуть позже пройти такое же распределение. Те стояли так, словно были статуями. На них даже одежда не шевелись, словно они и не дышали.
Наконец, все первокурсники заняли места за столами тех факультетов, на которые их направили. Семь мальчишек и две девчушки оказались на Раданиэле.
- Друзья мои, - встал со своего места Дамблдор. – Сегодня мы будем распределять не только наших маленьких друзей, но и новых студентов, которые поступят на курсы с шестого по седьмой. Я надеюсь, что вы примите и поможете им адаптироваться в Хогвартсе, независимо от того факультета, на который они попадут.
МакГонагалл со странным выражением на лице смотрела в список, который появился у нее в руках. Она перевела взгляд на стоящих подростков, затем снова в список.
- Минерва, какие-то проблемы? – уточнил Дамблдор. Та лишь покачала головой.
- Мира, Дарониэль, - произнесла она первое имя из списка. Из группы отделился первый человек и двинулся в сторону табуретки. Он подошел, поднял руки и снял капюшон. В зале раздался то ли всхлип, то ли вздох. Длинные темные волосы были убраны за уши, за красивые острые ушки. А как же юноша был красив. Он протянул руку к шляпе.
- РАДАНИЭЛЬ, - выкрикнула та, все еще лежа на стуле. Дарониэль улыбнулся и двинулся к своему столу.
- Это что, эльф? – слышалось со всех сторон. Даже слизеринцы пребывали в ступоре.
- Мира, Гледариэль, - новое имя. Девушка опустила капюшон. Она сделала всего несколько шагов, как прозвучал вердикт шляпы.
- РАДАНИЭЛЬ.
Дамблдор был оглушен, хотя и старался не показать своего состояния. В его школу явились высшие эльфы, которые уже много тысячелетий считались лишь мифом. Но вот они, один за другим устраиваются за столом пятого факультета. Наконец, осталось всего два человека. МакГонагалл молчала, глядя в список. Она не верила в то, что видела. Одно имя. Она знала, что второй Драко Малфой. Но поверить… Все ждали. Пауза слишком затянулась.
- По…, - Минерва сглотнула.
- Ой, - воскликнул кто-то в зале. Мантия на Драко вдруг приняла цвета Раданиэля, капюшон исчез.
- Малфой, - зашипела на весь зал Паркинсон, вскакивая.
- И тебе здравствуй, Паркинсон, но не стоит задерживать распределение. Профессор МакГонагалл, - Драко посмотрел на Минерву. Та еще раз сглотнула.
- ПОТТЕР ГАРРИ, - в зале стало вдруг совсем тихо.
Гарри спокойно сделал шаг вперед, еще один, а затем стал снимать с головы капюшон.
- Мама, - вырвалось у кого-то.
- Это Поттер?! – еще один изумленный возглас.
- Ваше место за столом РАДАНИЭЛЯ, - почтительно произнесла шляпа, снова сделав что-то вроде поклона, который сейчас относился именно к Гарри.
- Мистер Поттер – студент Гриффиндора, - обрел дар речи Флитвик.
- Мистер Поттер – студент Раданиэля, - категорично заявила шляпа. – Это решение не подлежит обсуждению.
Гарри загадочно улыбнулся, затем повернулся и уже вместе с Драко двинулся к своему столу. По странному стечению обстоятельств, как могло показаться всем, они сели на стулья, выполненные в виде трона в центре стола.
- Прямо как правители, - фыркнула Паркинсон. Слизеринцы скривились.
Гарри не обратил на них внимание, его взгляд был прикован к Ромиусу Леверу. А тот в свою очередь смотрел на него. Дамблдор заметил этот обмен взглядами. Видел он, как становятся ледяными зеленые глаза, словно юноша точно знает, кто скрывается за этим именем. Гарри чуть склонил голову, улыбка чуть тронула его губы. Было в его глазах что-то такое, чего директор понять не смог. То ли обещание, то ли вызов.
- А теперь еще немного вашего внимания, - директор привлек всеобщее внимание к себе. – Несколько объявлений. Деканом факульетета Раданиэль назначен профессор зельеварения для пятых, шестых и седьмых курсов Северус Снейп, - объявление было встречено общим стоном старшекурсников, помнящих, каким был учителем мастер зелий. Снейп усмехнулся. – Историю магии будет вести профессор Люциус Малфой, - гриффиндорцы зафыркали, слизеринцы скривились. Хлопков было чуть больше, чем у Снейпа. – Уход за магическими существами будет вести профессор Ремус Люпин, - приветствий было чуть больше, но недоумение так и читалось на лицах. – ЗОТИ – профессор Ромиус Левер, - его поприветствовали более бурно, правда, Раданиэль проигнорировал его вообще. – Прорицания будут вести два новых преподавателя, Картер и Эстер Риэль, - оба поднялись на ноги и синхронно сняли капюшоны.
Хлопки оборвались просто потому, что на Большой зал напал ступор. Если Левер был красив, то эти двое были совершенством во плоти.
- ЭЛЬФЫ, - единый выдох. Дамблдор скрипнул зубами. Он не был готов к подобным сюрпризам. Но, все же, он был умудрен опытом, поэтому и повел себя так, словно ничего необычного не происходило. Он хлопнул в ладоши и объявил пир. «Следует все обдумать», - решил он, разглядывая вернувшегося в школу Поттера. Тот выглядел совсем по-другому. Настоящий лощеный аристократ. Попытка пробиться к нему в разум закончилась ничем. Более того, юноша посмотрел прямо ему в глаза, и Дамблдор был уверен, что увидел там предостережение от подобных попыток в будущем. У Поттера был железобетонный блок.
- Господа, дамы, жду всех в моем кабинете после пира, - произнес Дамблдор для преподавателей. Слушать ответы он не стал, сосредоточив свое внимание на Поттере, затем перевел взгляд на гриффиндорцев. Грейнджер сидела с таким видом, словно ее стукнули обухом по голове, а глаза виноватые-виноватые. Уизли тоже был в шоке. Было видно, что они не знают, как воспринимать возвращение Мальчика-который-снова-выжил.
Раданиэльцы вели себя странно. Складывалось впечатление, что им всем глубоко плевать на всех остальных. На самом деле так оно и было.
- Что ж, - Дамблдор снова поднялся со своего места. – А теперь все по своим гостиным. Завтра начинается учеба.
В Большом зале сразу стало на порядок более шумно. Дамблдор наблюдал за происходящим. И заметил стычку в дверях зала. Он прошептал заклинание, чтобы услышать, что же происходит.
Невилл перехватил Гарри за руку и дернул на себя. Тот, правда, устоял на месте, лишь чуть дернулся. Лонгботтом не обратил внимание, как тут же напряглись и подобрались эльфы. А вот от Гермионы это не укрылось.
- Если ты думаешь, что тебя тут все ждут с распростертыми объятиями…, - прошипел Невилл.
- Будь добр, во-первых, отпусти мою руку, - совершенно спокойно произнес Гарри. – Во-вторых, не мели чушь, а, в-третьих, меня не интересует ваши дрязги и проблемы. Разбирайтесь с ними сами, а я буду жить так, как мне нравится.
Паркинсон ловила свою челюсть, поскольку такого ответа никто от Мальчика-который-выжил не ожидал. Слизеринцы готовились услышать нечто интересное, но вот на такое не рассчитывали. Они даже специально задержались у дверей.
- Ты…, - начал снова Лонгботтом.
- Невилл, вот что тебе от меня надо? – Гарри окинул его взглядом, словно пытался отделаться от назойливой мухи. – Я что-то тебе уже успел сделать? Мне твоя слава Избранного далеко по барабану. Хочешь воевать с Волдемортом, воюй, а меня уволь. У меня прекрасная жизнь, полная радостей и счастья. А сейчас, извини, мне пора. Хочется все-таки отдохнуть, до утра осталось каких-то пять часов. Не хочется завтра утром клевать носом, ведь наверняка первыми будут зелья.
Гарри аккуратно вынул свою руку из захвата Невилла. Тот только сейчас заметил недружелюбные взгляды новичков. Гарри вместе с Драко покинули Большой зал. Лонгботтом уже собрался выйти следом, как перед ним встали два эльфа.
- Если ты еще раз прикоснешься к нему, будешь иметь дело с нами, - жестко произнес один из них. – Это касается всех. Любое нападение или оскорбление будут стоит вам больших проблем, - после чего, взметнув полами мантий, не хуже Снейпа, эльфы удалились.
«Что происходит?» - Дамблдор задумчиво смотрел на двери. – «Надо присмотреться».
***
Педсовет продлился аж до пяти утра. Как всегда, они занимались переливанием из пустого в порожнее. Сначала обсудили появление, или возвращение, Поттера в школу. Затем поспорили насчет расписания и сдвоенных совместных пар, потом еще о чем-то. В конце концов, Люпин выпал из разговора, прикрыв глаза. Люциус усмехнулся, он бы сейчас и сам очень даже был бы не прочь вздремнуть.
- Ремус, - укоризненно произнес Дамблдор, глядя на Люпина.
- Вы уж, простите, директор, - приоткрыл тот глаза. – Но у нас был длинный путь, и как сказал Гарри, не хочется утром клевать носом.
МакГонагалл с трудом скрыла улыбку: «Да, этот года будет очень веселым».
Дамблдору ничего не осталось, как отпустить всех.
Ромиус Левер был, пожалуй, в числе того самого меньшинства, которое не спало. Ему следовало подумать, как воспринимать изменившиеся неожиданно обстоятельства. Он ведь не рассчитывал на то, что Поттер вдруг снова воскреснет и вернется в Хогвартс, а, главное, что от этого изменившегося мальчишки теперь ждать.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Четверг, 15.10.2009, 17:03 | Сообщение # 37
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 35. Два разговора.

- Профессор, - рядом с Ромиусом Левером перед дверями Большого зала остановился ни кто иной, как Гарри Поттер. Юноша говорил вежливо и совершенно без намеков. – Доброе утро.
- Не думал, что вы сможете встать в такую рань, - насмешливо произнес Ромиус.
- Привычка, знаете ли, - пожал плечами юноша, словно говорил о какой-то само собой разумеющейся вещи.
- А не боитесь в одиночку передвигаться по школе? – вежливо так поинтересовался Левер, разглядывая это изменившееся чудо под названием мальчик-который-выжил.
- А кто сказал, что я один? – недоуменно отозвался Гарри, затем щелкнул пальцами. Ромиус краем глаза уловил быстрое движение. В холле перед дверями как по мановению палочки оказалось сразу с десяток эльфов с совершенно непроницаемыми выражениями на лице. Ему это показалось странным. Складывалось ощущение, что Поттер имеет над эльфами какую-то власть.
- Что ж, вижу, - кивнул Ромиус.
- Вы сюда пришли по мою душу, или все же мы пока побудем в нейтралитете? – Гарри посмотрел прямо в глаза нового профессора ЗОТИ. Левер некоторое время смотрел в глаза юноше. Он даже позволил своим глазам принять тот цвет, который даже эльфийский гламур не мог окончательно спрятать.
- Поттер, могу я узнать, что это означает? – прошипел он, выдавая голосом свою настоящую сущность.
- Я знаю, что ты сделал, чтобы стать таким, - спокойно произнес Гарри. – Я мог бы натравить на тебя всех эльфов, как высших, так и домовых, но не буду, поскольку ты не добился того, чего хотел. Кровь изгоев также плоха, как если бы ты использовал вместо чистого спирта разбавленный.
- Меня твои метафоры не интересуют, - заявил Левер, сдерживая свою ярость.
- А зря, - раздался за его спиной голос Драко Малфоя. Тот прошел вперед и встал рядом с Гарри. – На данный момент и мне, и Гарри выгодно, чтобы ты оттянул внимание Дамблдора на себя. Нам надо сделать свои дела. Скажем так, на этот учебный год мы можем объявить нейтралитет. Кстати, любое пророчество, при желании можно обойти, главное понять его так, как тебе хочется. Кроме Дамблдора его целиком никто не слышал. Трелони, эта сумасшедшая пророчица, его все равно не помнит. А кто сказал, что в нем именно то, на что намекают?
Левер уставился на двух юношей. Он чувствовал в них нечто странное. То зелье, сваренное не основе крови и кожи высшего эльфа, не просто вернуло ему человеческую внешность, но и дало некоторое эльфийское восприятие. Маленькое, конечно, но все же…
- Сомневаюсь, что нам есть, что обсуждать, - заявил Левер.
- Это твое право, но не думаю, что ты захочешь воевать со всеми эльфами сразу, - хмыкнул Драко. – Силенок не хватит.
- Я могу придушить вас обоих в любое время, - прошипел Ромиус.
- Для этого Вам придется пройти через всех нас, - отозвался один из эльфов, подав, наконец, признаки жизни. Левер обернулся и оглядел этих безмолвных стражей, или телохранителей. Он видел, что никто из здесь сейчас присутствующих не боится его, хотя и знает, кто он на самом деле. Они явно разговаривали с ним не как с профессором ЗОТИ Ромиусом Левером, а как с Темным Лордом. Было только непонятно, почему они предлагают нейтралитет.
- И чем же обусловлено ваше предложение? – он посмотрел на двух юношей, прекрасно понимая, что они тут главные.
- Дамблдор решил, что Героем магического мира является Невилл Лонгботтом, - спокойно произнес Драко. – Нас это устраивает, - блондин чуть отпустил эльфийский и драконий гламур, которым уже владел почти в совершенстве, благодаря Эстероэль. Левер прищурился. Ему только что дали понять, что Малфой и Поттер связаны, узами брака, но было что-то еще, что он чувствовал, но не мог опознать.
- Что вам нужно? – Ромиус решил получить ответ на свой вопрос. Он не собирался идти на поводу ни у кого. У него были свои планы, которым он и собирался следовать, независимо от того, какие могут возникнуть препятствия на его пути. Он никогда не мучился угрызениями совести, он просто шел к намеченной цели, уничтожая все и всех.
- Нас не интересуют твои планы и дела, но если ты сунешься на НАШУ территорию, мало тебе не покажется, - сказал Драко.
- Не много ли ты на себя берешь? – прошипел взбешенный Левер.
- Ровно столько, сколько способны унести, - последовал ответ от Гарри. – Поверь, у нас силы больше, и в отличие от тебя, нас уважают и пойдут за нами по доброй воле, а не под страхом смерти.
Юноши развернулись и вошли в Большой зал, где все еще никого не было. Они были первыми. За ними последовали эльфы. Так получилось, что шестой и седьмой курсы Раданиэля теперь были самыми многочисленными, и насчитывали под двадцать с лишним человек. Оба курса были разделены. Часть поставили на занятия со Слизерином, часть с Гриффиндором. Правда, сами студенты этого пока не знали. Левер проследил за тем, как эльфы тоже вошли в зал, и только после этого последовал за ними. Ему было о чем подумать.

«POV Ромиуса Левера»
Убить этих мальчишек, чтобы не мешались под ногами. Хотя, хотелось бы понять, что именно они имеют в виду. Откуда у них такие связи с высшими эльфами? Откуда все это? И когда они связались узами брака?
На данный момент меня интересует только Хогвартс и Дамблдор. Шпионов у меня здесь нет. Малфой и Снейп давно отбились от рук. И как первый выжил тоже не понятно. Но это не первостепенная задача. Слишком много слуг я потерял, чтобы транжирить свои силы налево и направо.
У Поттера появилась сила, о которой я не знаю. Не думаю, что он блефует. И узнал он меня сразу, в отличие от Дамблдора, который до сих пор пребывает в неведении, кого взял на должность профессора ЗОТИ.
Откуда в этом мальчишке столько силы? Почему раз за разом ему удается преодолевать смерть и все мои ловушки? Я уж думал, что отделался от него после того, как он впал в кому. Почему он пришел в себя? И что с ним стало? Это совсем не тот оборвыш, которого я знал.
Сейчас у меня нет времени на разборки с Поттером, а, значит, мне нужно заключить некое перемирие, присмотреться пока к этим двоим и эльфам. Лишний эльф в моей коллекции совсем не будет «лишним». Ингредиенты всегда нужны.
«Конец POV Ромиуса Левера»

Решив остановиться на этом, Ромиус уделил все свое внимание, довольно, обильному завтраку. Большой зал постепенно заполнялся студентами и профессорами. Причем в почти полном составе присутствовал только факультет Раданиэль. И это выглядело довольно странно. Если все остальные выглядели невыспавшимися, то эти были бодры и полны энергии, словно и не ложились спать уже далеко за полночь.
Ромиус продолжил наблюдать поверх своей чашки за Поттером. Именно поэтому он увидел, как тот вдруг поднял голову к зачарованному потолку. На губах юноши появилась улыбка. Вслед за ним то же самое сделал и Драко. Казалось, они услышали что-то такое, что было не доступно больше никому. И это действительно было так. На четырех шпилях Хогвартса появились новые жильцы, которых защита замка даже не заметила, поскольку всегда была настроена на них, как своих хранителей. В Хогвартс вернулись его стражи – Драконы. Правда, появились они тут совершенно по другой причине. Они пришли защищать королевскую пару.
- Драко, а кто из Вас теперь займет место ловца в команде? – обратился один из пятикурсников к блондину.
- К сожалению, ни тот, ни другой, - покачал головой Гарри. – Мы поможем создать хорошую команду, которая будет долгое время побеждать, но сами участвовать в матчах не будем.
- Почему? – на них уставились с любопытством.
- На то есть некоторые причины, - улыбнулся Гарри. Драко с недоумением посмотрел на своего мужа. Он, в принципе, не собирался особо играть, но если бы ему предложили место в команде, то не стал бы отказываться, а тут его муж, и вдруг с таким странным выступлением.
- Может быть, объяснишь? – наклонился он к самому уху Гарри. Тот в ответ только положил ему руку на живот. Драко сначала посмотрел в зеленые глаза, потом опустил взгляд на ладонь, покоившуюся у него на животе.
- Я не беременный, - тихо сказал Драко, чтобы его больше никто не услышал.
- Пока нет, - покачал головой Гарри.
- И что это значит? – блондин выжидательно уставился на мужа. Гарри вздохнул.
- Ты действительно хочешь говорить об этом здесь?
- Ладно, - Драко вроде и согласился, но был явно недоволен, что ему придется ждать ответа почти весь день.
- Расписание, - протянул им листки староста факультета.
Тем временем за преподавательским столом, где уже собрались все, назревал конфликт. Снейп увидел расписание шестого и седьмого курса своего факультета.
- Директор, могу я полюбопытствовать, чем именно Вы руководствовались, составляя расписание для двух старших курсов моего факультета? – полным сарказма голосом поинтересовался Северус. Люциус заглянул ему через плечо и фыркнул. Люпин сидел с другой стороны и тоже заглянул в общее расписание факультета Раданиэль. На его лице появилась смешная гримаска, которой он выразил все свое отношение к этом «убийственному» раскладу уроков.
- Вполне приемлемое расписание, - сказал Дамблдор, сверкая своими глазами из-за очков-половинок.
- Для кого? – скривился зельевар.
- Не вижу ничего такого, что может вызывать такую реакцию, - добродушно заметил директор.
- Правда? А когда кто-нибудь кого-нибудь убьет, это тоже не будет иметь значения? – фыркнул Снейп.
- Это не возможно в стенах школы, - безаппеляционно заявил Дамблдор.
- И высшие эльфы тоже легенда, которая никогда не сможет стать явью, - буркнула МакГонагалл. Эстероэль усмехнулась, она прекрасно поняла, что имела в виду эта довольно интересная женщина. Эльфийка уже для себя решила, что подружится с этой строгой дамой, которая к тому же является анимагом.
- Минерва, мы уже говорили на этот счет, - Дамблдор сверкнул глазами, давая понять, что его приказы не обсуждаются.
- Ну, как знаете, директор, только не говорите потом, что Вас не предупреждали, - произнес Ремус, как бы закрывая тему обсуждения. Он уже изучал свое расписание, где значились первым уроком шестой курс всех четырех факультетов. Оказалось, что всего девять человек выбрали в свое время УЗМС как дополнительный предмет.
- Северус? – Минерва посмотрел на своего бывшего ученика и ныне старого нового коллегу.
- Лучше бы это были Гриффиндор и Слизерин в паре, а затем весь курс Раданиэль вместе, - буркнул тот. – И кто вообще решил сделать высшие зелья обязательными для всех?
Ответ на этот вопрос знали все, но указывать пальцем не стали. Данное новшество было введено только ради одного человек еще в прошлом году – Невилла Лонгботтома.
Северус встал из-за стола и покинул зал, лишь кивнув всем остальным. Ромиус проводил его пристальным взглядом, задержав взгляд на браслете, который красовался на руке у зельевара.
В это же самое время раданиэльцы обсуждали свое расписание и список групп. Их разделили, причем Гарри и Драко попали в разные группы, также как Блейз и Дин были в одной с Малфоем, а Симус в другой с Поттером.
- Дамблдор совсем поехал головой, - вздохнул Драко.
- Он просто решил, что слабых, легче задавить, а меня и Сима он считает слабыми, - пожал плечами Гарри. – Что ж, его ждет сюрприз.
- Сволочь он, вот и все, - скривился Дин. – Он специально сталкивает Драко со слизеринцами, а тебя, Гарри, с гриффиндорцами.
- Да, что-то его игры стали уж больно непрозрачными, - скривился Блейз.
- Это мы стали проницательнее и умнее, - усмехнулся Гарри.
- Вы с Драко, да еще плюс эльфы, для него - новая неизвестная сила, которая не вписывается в его План, - сказала Луна. – Сейчас ему нужно понять, что именно в вас изменилось и с чем вас можно съесть.
- У тебя сейчас что? – Дин посмотрел на фею.
- Я к профессору Люпину, - ответила Луна.
- Держись подальше от Джинни Уизли, - посоветовал Дин. – Рыжие вообще зазнались. Они ведь отказались от Билла, уже после его смерти. Сволочи.
Драко напрягся. Такого он не ожидал. Блондин почувствовал, как его ладонь сжали пальцы Гарри, даря свое сочувствие, и принял это с благодарностью.

Гарри стоял перед кабинетом зелий в окружении своих эльфов и Симуса. Они старались держаться подальше от гриффиндорцев, правда, те еще и не подошли.
- Вспомни заразу, она и явится, - процедил сквозь зубы Симус, первым увидев красно-золотых.
- Что, Поттер, думаешь, теперь Снейп будет к тебе лучше относиться? – Рон пошел сразу в наступление.
- Я что-то тебе сделал? – Гарри спокойно посмотрел на своего бывшего друга. В этом он нисколько не сомневался. Он вообще уже думал о том, что Рон Уизли никогда не был его другом. Слишком много было всего того, что указывало именно на этот факт.
- Ты…, - начал рыжий.
- Мистер Блек, - в поле зрения студентов появился Снейп. Гриффиндорцы удивленно уставились на зельевара.
- Он Поттер, - вырвалось у Невилла.
- К вашему сведению, мистер Лонгботтом, я лучше знаю, как именно мне обращаться к своему пасынку, - отрезал Снейп. Гарри чуть приподнял бровь, безмолвно задавая вопрос Северусу. Тот лишь усмехнулся в ответ.
- Пасынку? – пропищала Лаванда удивленно.
- Все в класс, немедленно, - зельевар уже снова вошел в роль злобного учителя. – Раданиэль за столы слева, Гриффиндор – справа. Средний ряд должен остаться пустым.
Гермиона удивленно посмотрел на профессора. Это странная рассадка могла навести на много мыслей. И сейчас ей казалось, что Снейп намеренно хочет разделить студентов двух факультетов. Она вообще после появления в школе Гарри совершенно не понимала, как ей себя вести, а уже когда тот был перераспределен, все еще сильнее запуталось.
- Я понятию не имею, чему и как вас учили все то время, что я отсутствовал в школе, - выдал Снейп, презрительно глянув на гриффиндорцев. – Поэтому сейчас будет получасовая контрольная на ваши знания, - зельевар взмахнул рукой, и перед студентами появились пергаменты. Гриффиндорцы взвыли, увидев полсотни вопросов. Снейп же еще раз окинул всех взглядом, преимущественно красно-золотых. – Мне нужны краткие и точные ответы, а не рефераты с «водой». Приступайте!
Снейп уселся за свой стол и как коршун теперь наблюдал за студентами. Гермиона обратила внимание, что он очень редко бросает взгляды на раданиэльцев, а все больше уделяет внимания им, гриффиндорцам. Девушка бросила взгляд на факультет зельевара. Она думала, как и все остальные, что Снейп будет защищать своих, как раньше это делал со слизеринцами. Гермиона остановила свой взор на Симусе, который сел рядом с Гарри. Юноши споро, не глядя друг на друга, уже писали в пергаментах ответы. Девушку немного удивило, что они так быстро это делают, не задумываясь. Словно знали ответы на все вопросы.
- Мисс Грейнджер, вы уже все сделали и, у вас начался период витания в облаках? – язвительно поинтересовался Снейп. Гермиона тут же уткнулась в свой пергамент. Вопросы были довольно легкими для нее, а для остальных – средней сложности. Правда, для Рона и Невилла они могли оказаться отнюдь не такими простыми, поскольку оба не проявляли никакого рвения для изучения этого предмета, впрочем, как и остальных. Все было нормально только потому, что с ними начал заниматься сам Дамблдор. Сейчас у нее у самой была проблема, поскольку по странной причине она перестала успевать так, как это было раньше. Она пыталась понять, почему это происходит, но не видела причины. Единственное, что приходило ей в голову – чувство вины, вины перед Гарри за свое предательство и бездействие.
- Время вышло, - Снейп резко поднялся из-за стола. Гермиона бросила взгляд на раданиэльцев, вернее, на Гарри. Тот спокойно сидел за столом, листая учебник, Симус явно что-то рисовал. Их пергаменты с ответами лежали на краю стола.
- Мисс Вириэль, будьте любезны, соберите работы, у своих однофакультетников, - зельевар посмотрел на эльфийку за первой партой.
- Хорошо, профессор, - та чуть склонила голову, затем поднялась из-за стола и заскользила по проходу, собирая работы.
- Мисс Браун, работы вашего факультета, - бросил Снейп. Лаванда быстро подскочила со стула и бросилась выполнять приказ. Дождавшись, когда все пергаменты лягут ему на стол, он продолжил. – Рецепт на доске, приступайте.
Гермиона увидела, как Гарри что-то тихо сказал Симусу, а затем встал, отправляясь к стеллажам с ингредиентами. Финиганн в это время занялся огнем и котлом. Девушка тоже поспешила к стеллажам. Время-то шло.
- Что, Поттер, думаешь, раз стал пасынком Снейпа, то тебе все позволено? – услышала она шепот Рона, надо сказать, очень злой. Гарри повернулся, окинул рыжего спокойным, почти равнодушным взглядом, затем перевел взгляд на зельевара.
- Отец, ты не будешь против, если я его чем-нибудь шандарахну?
В кабинете послышались еле сдерживаемые смешки, и, явно, со стороны раданиэльцев. Уизли хватал ртом воздух от возмущения, а вот Гермиона взглянула на профессора. Снейп чуть склонил голову на бок и пристально смотрел в глаза Гарри.
- И чем же именно ты хочешь его ШАНДАРАХНУТЬ? – уточнил он.
- Не знаю, чем-нибудь, что мозги вправляет, а то они у него куда-то выправились, - пожал плечами брюнет.
- Ах, ты… - до Рона, наконец, дошло, что над ним просто издеваются. Он замахнулся. Удара не получилось. Рыжий смотрел прямо в холодные темно-фиолетовые глаза эльфа, который перехватил его руку. Гарри при этом даже не пошевелился.
- Мне, знаешь, что интересно? – брюнет смотрел на Рона. – Я лично тебе ничего не сделал. Я просто лежал в коме. Тебе не нравится то, что я выздоровел? Или то, что я теперь счастлив? Что не дает тебе покоя, Рон? Может быть, тебе мешает мое существование, как оно вообще есть?
- Ты…, ты…, - Уизли покрылся нездоровыми красными пятнами.
- Ты же не можешь ничего сказать, Рон, так не изображай из себя великого мыслителя, - Гарри смотрел на рыжего гриффиндорца. – Тебе это не идет.
- Лучше бы ты…, - начал Рон.
- Что? Сдох? Лучше бы я сдох? – в глазах Гарри появился странный огонек. Эльф отпустил Рона и теперь стоял чуть в стороне, готовый в любую минуту прийти на помощь своему повелителю. Гриффиндорцы, по крайней мере, некоторые из них чувствовали, что лучше бы остановиться. Эльфы ведь не просто так уже дважды выступили в защиту Поттера.
- Я этого не говорил, - тут же пошел на попятную Уизли.
- Но это именно то, что ты хотел сказать, - Гарри был на удивление спокоен.
Гермиона никак не могла понять, почему Снейп не вмешивается, а просто стоит, облокотившись на преподавательский стол и, молча наблюдает за разворачивающимися событиями. А Северус решил не вмешиваться. Он прекрасно знал Гарри, и знал, что тот давно уже не тот мальчик, которого все помнили. А уж последний месяц перед Хогвартсом был в полном смысле «школой на выживание» в мире, полном различных магических существ. Гарри должен был сам разобраться с ситуацией, которая сложилась вокруг него в его отсутствие.
- Я этого не говорил, - повторил Рон.
- Ты хоть себе-то не ври, - усмехнулся брюнет. – Знаешь, я не злюсь и даже не обижен на вас. Один человек мне сказал, что друзья познаются в беде. У меня случилась беда, и истинные друзья оказались рядом. К сожалению, а, может быть, и к счастью, это оказались не те люди, которых я всегда считал самыми близкими мне людьми. Не странно ли, Рон? Почему обо мне забыли те, кто всем и вся говорил, что они мои лучшие друзья? Почему мое имя стали защищать те, кого я считал своими врагами? Стой! – Гарри выставил вперед руку, когда Рон уже собрался заговорить. – Это были риторические вопросы. Мне не нужны на них ответы, поскольку мне не нужны ни твои обвинения, ни твои извинения. Прости, Рон, но и ты, и Гермиона, как и весь Гриффиндор, остались в том прошлом, в котором жил Гарри Поттер, наивный маленький мальчик, который думал, что нашел свою сказку и друзей.
- Ты и есть Поттер, - воинственно вздернул подбородок Невилл.
- Успокойся, мне не нужна слава Победителя Волдеморта, - спокойно произнес Гарри. – И я - Блек, уже довольно много времени. Вы слишком легко и быстро списали меня со счетов. Только вот мне теперь нет дела до ваших проблем. Сами их породили, сами с ними и разбирайтесь. Ты хотел знать, зачем я вернулся, Невилл? Я пришел доучиться, а затем займусь своими делами. Могу, для пущей твоей радости написать Волдеморту, и предложить ему перемирие. Мол, я ухожу в сторону, и теперь мое место занял ты.
- Ты совсем рехнулся, Поттер? – Лаванда было в шоке.
- Нет, просто у меня теперь другая жизнь, - пожал плечами Гарри. – А благодаря профессору Дамблдору, я могу жить спокойно. Буду надеяться, что Волдеморт тоже внял объяснениям великого мага и оставит меня в покое, - юноша повернулся к Снейпу. – Отец, а урок у нас будет?
- А его никто и не отменял, - усмехнулся тот в ответ. – Только, пожалуй, придется изменить рецепт, поскольку этот вы сварить не успеете. И, да, пятьдесят баллов с Гриффиндора за срыв урока.
Рон уже собрался что-то выдать, как Гермиона схватила его за руку и что-то быстро зашептала.
- Мистер Блек, - Снейп окликнул Гарри, который уже успел вернуться к себе за стол. Юноша поднял голову. – То, что вы мой пасынок, не дает вам право устраивать на моем уроке разборки. Сегодня в семь отработка.
- Да, сэр, - Гарри кивнул головой и тут же все свое внимание отдал приготовлению зелья. Гермиона лишь недоуменно посмотрела на Снейпа. Рон торжествующе усмехнулся, а вот девушка не была уверена, что отработка будет именно такой, какой ее понимает ее рыжий друг.
Остаток урока прошел в полной тишине. К удивлению Гермионы, все раданиэльцы сдали идеально приготовленное зелье, и это притом, что Снейп ни разу не встал со своего места, и даже не посмотрел на своих студентов. Невиллу удалось не взорвать зелье, да и то по чистой случайности, но «тролль» за урок ему был обеспечен, как, впрочем, и Рону. Их зелье даже близко ни по цвету, ни по запаху, ни по консистенции не были тем, что должно было получиться на деле.
Выходя из кабинета, Гермиона обернулась. Раданиэльцы не спешили покидать кабинет. Им явно не хотелось сталкиваться с гриффиндорцами. Первый урок в этом новом учебном году оказался сложным, и Гермиона понятия не имела, чего ждать дальше. Она потерялась в ощущениях, в чувстве вине и вообще непонятно в чем. Как жить дальше, когда все идеалы рушатся? Когда ты уже не можешь разобраться, где истина, а где ложь?
Девушка понуро отправилась на следующий урок. Она выглядела так, словно шла на эшафот.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 03.02.2010, 10:14 | Сообщение # 38
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 36. Срыв.

Если Дамблдор решил, что Сириус поселился на Гриммуальд-плейс, то глубоко ошибся. Это было последнее место, куда бы трое мужчин отправили своего беременного мужа, даже под усиленной охраной. На самом деле Сириус жил в одном из домов в Хогсмиде, но небольшое поместье, расположенное в той части магической деревушки, где проживало зажиточное и богатое население, было защищено всеми возможными чарами: эльфийскими, драконьими, даже феи приложили руку. В качестве охраны прибыли боевые драконы, естественно в человеческом обличии, несколько воинов-эльфов из темных и оборотни. Переселились вместе с Сириусом и феи, целая ватага прибыла. Как они сказали, чтобы Господину не было скучно.
Сириус воспринимал свое «заточение» не особо хорошо. Почему «заточение»? А ему довольно прямым текстом сказали, что выпускать его из дома никто не собирается, по крайней мере, в одиночестве. Не сказать, чтобы он не понимал этого. Сейчас из всей их компании он был самым уязвимым. Потерять своих детей не хотел. На данный момент только он сам и Гарри знали о том, что у него будет тройня. Но, даже осознавая, зачем все делается, он не мог окончательно примириться с таким положением вещей. Сириус Блек был очень свободолюбивым человеком, а тут вдруг оказался в зависимости сразу от трех мужчин, хотя все же больше всего он любил Северуса.
- Сириус, если ты что-нибудь учудишь… - с портрета на мужчину взирала сама леди Блек.
- Мама! - воскликнул тот.
- Сын, я очень хорошо тебя знаю, - заявила Вальпурга. – Не думай, что я не пыталась тебя изучить. Еще как пыталась, и мне это удалось. Ты – бунтарь. Но сейчас у тебя есть семья, ты носишь ребенка. Не смей даже помышлять о чем-нибудь неподобающем твоего статуса. Ты же не хочешь, чтобы Гарри еще и о тебе начал волноваться. Мальчику и без тебя хватает проблем. Если ты не возьмешь себя в руки, я сделаю все, чтобы даже спать ты ложился в присутствии своей охраны.
Сириус изумленно смотрел на портрет своей матери, которая распалялась все сильнее. Женщина явно была готова на то, о чем говорила. Такого контроля над своей жизнью он бы точно не перенес.
- Мама, я обещаю, что не буду делать ничего, способного навредить моим детям, - тихо произнес он, признавая правоту женщины. Гарри и так только пришел в себя от всех потрясений, свалившихся на его голову. А Хогвартс должен был отнять все его время. То, что будет противостояние, они все понимали. Сириус не хотел, чтобы его сын отвлекался на что-то еще, а, значит, придется смириться с участью, которую ему навесили. Сириус вздохнул и проворчал. – Как птица в клетке.
- Да уж лучше так, чем вытаскивать тебя из разного рода проблем, в которые ты обязательно влипнешь, - фыркнула Вальпурга, неодобрительно глядя на сына. На самом деле она сейчас срывала свое раздражение. С момента, как Гарри и Драко отправились в Хогвартс, она в буквальном смысле не находила себе места. Леди Блек уже успела промчаться по разным портретам, перессориться с половиной своих картинных знакомых, затем почти со всеми же помириться и снова поссориться. Ей казалось, что отправить мальчиков в лапы этого старого интригана было самой плохой идеей из всех возможных. Плохо было то, что сама она в Хогвартс пойти не могла. Многие из живущих там портретов сразу же доложили бы о ее приходе Дамблдору. К сожалению, Хогвартс был под полным контролем нынешнего директора. Даже Финеас Блек не мог чувствовать себя в безопасности, хоть и был портретом, да еще к тому же преданным своей семье. Так что, дорога в Хогвартс леди Блек была заказана. Оставалось надеяться, что мальчики справятся с тем давлением, которому их подвергнет Дамблдор. А в том, что он это будет делать, она не сомневалась ни секунды.
- Мама, - окликнул ее Сириус.
- Что? – Вальпурга посмотрела на сына. Кто же мог подумать, что она сможет нормально общаться со своим страшим сыном только тогда, когда станет портретом и когда ему придется пройти через ад, чтобы, наконец, стать самим собой.
- Знаешь, а у меня будет тройня, - да, она, конечно, могла ожидать от сына чего угодно, но явно не этого.
- Так, у тебя же один ребенок, - удивилась леди Блек.
- Гарри, когда пришел в себя после своего похищения, поделился со мной это новостью. У него проснулся какой-то дар от его друга-кентавра, ну, оттуда, - вздохнул Сириус.
- Не мучайся, я поняла, о чем ты говоришь, - кивнула Вальпурга. – Значит, у меня будет еще три внука?
- Да, - кивнул Сириус. – Но меня беспокоит то, что мы снова здесь, мама. Я понимаю, Гарри стал намного сильнее, его охраняют, но я боюсь, что все может плохо кончится.
- Успокойся, сын, - Вальпурга улыбнулась своему наследнику. – Гарри – сильный человек и маг. Такая воля, как у него, это просто чудо. Но меня интересует один вопрос.
- Какой? – Сириус немного удивился.
- Что все-таки происходит между мальчиками и двумя правителями-драконами? – Вальпурга нахмурилась.
- Они вместе, - пожал плечами ее сын.
- Не уверена, - немного растягивая слова, произнесла леди Блек. – Может быть, они и делят постель, иногда, но тут что-то другое.
Сириус озадаченно посмотрел на портрет. Он и, правда, считал, что Драко, Гарри и два дракона любовники. Каждое утро почти все в замке видели, как мужчины выходят из спальни юных правителей. Никто не задавал вопросов, не было никаких перешептываний. Раз так сложилось, путь так и будет. Никто не сомневался, что все четверо любовники. А теперь слова матери заставили его задуматься.
- Мама, почему ты считаешь, что это не банальная сексуальная связь? – спросил он.
- Потому что они очень редко занимаются сексом, я имею в виду вчетвером, или мальчики с драконами, - пояснила Вальпурга. – Гарри и Драко вместе, и постоянно, иногда даже днем…
- МАМА! – возмущенно воскликнул Сириус. – Ты что, следишь за ними?
- Не только за ними, - проворчала та в ответ. Ей казалось, что буркнула она достаточно тихо. Оказалось, нет.
- МАМА! – Сириус, наверное, впервые в жизни испытал такое смущение.
- А что, мама? Вы прекрасно смотритесь. Одно удовольствие посмотреть, - с вызовом заявила та. Но что-то такое появилось на лице сына, что она поспешила заявить. – Ах, прости, я тут пообещала кое к кому забежать на чашку чая, - и исчезла с портрета.
- Какая чашка чая? – воскликнул возмущенный Сириус, но леди Блек уже и след простыл. Мужчина постоял еще некоторое время перед пустой картиной, затем проворчал. – Я на нее Северуса натравлю. Уж ему точно не понравится, что в интимные моменты у нас есть свидетели. Ну, мама!
- Милорд, - в комнату вошел один из его телохранителей, дракон.
- Да? – Сириус повернулся к нему лицом и вопросительно приподнял бровь.
- У нас сообщение от озерного народца, - передал ему в руки пергамент дракон. Сириус медленно развернул лист. Русалки быстро связались с ними. По-видимому, ауру мальчиков полностью скрыть они так и не смогли, как бы ни старались. Быстро пробежав послание глазами, Блек усмехнулся. Никто и не сомневался в том, что вокруг двух юных правителей продолжать собираться магические существа. До этого момента водные народы не давали о себе знать, но присутствие Гарри и Драко в Хогвартсе сразу все поставило на свои места. Такая близость не могла не послужить причиной для начала переговоров и вливания русалок в коалицию. «Не удивлюсь, если в ближайшее время тут появится парочка акромантулов», - усмехнулся Сириус. Разумные существа, столько лет угнетаемые магами, наконец получили возможность не просто проявить себя, а заявить о себе во всеуслышание.

- Милорд? – дракон все еще стоял у дверей и ожидал приказаний одного из регентов, вернее, того, кто остался им более-менее доступен.

- Послание передали для правителей или регентов? – не отрываясь от пергамента, поинтересовался Сириус.

- Его просили передать лично Вам, - последовал ответ.

- Интересно, - задумчиво произнес Блек.

- Если позволите, милорд, - дракон посмотрел на мужчину перед собой. Сириус кивнул. – Я думаю, что русалки решили обратиться к Вам, поскольку вы не связаны с Хогвартсом. Что-то с этой школой не так.

Блек удивленно вздернул бровь и посмотрел на своего телохранителя. Как-то он совершенно не был готов к подобной фразе.

- Что ты имеешь в виду? – наконец, спросил он.

- Я настоятельно советую Вам не вступать на территорию этой школы, - поморщился дракон. – От наших собратьев мы получаем сообщения, которые нас не радуют. В этой школе огромное количество негативной энергии. За последние сто с небольшим лет её стало слишком много. Как драконы, мы можем от этого абстрагироваться. Эльфы тоже способны не утонуть в этом, но обычные маги…

- Надо предупредить остальных, - забеспокоился Сириус.

- Милорды сегодня все узнают, - кивнул дракон. – Но вам там лучше не появляться. Этот дом и принадлежащая к нему территория защищены и очищены. Здесь вы и ваши дети полностью в безопасности.

- Дети?! – переспросил Сириус.

- Юный правитель многое скрыл, но он использовал нашу магию, поэтому понять, что внутри Вас три новые жизни, нам ничего не стоило, - улыбнулся дракон. – Милордов ждет удивительный сюрприз, приятный.

Сириус только вздохнул на это. После сказанных телохранителем слов он прекрасно понял, что находится в какой-то степени, как в клетке. Пусть и в золотой. Еще год или два назад он бы устроил истерику по этому поводу, но не сейчас. Блек прекрасно понимал, что и зачем делается. Потерять своих еще не родившихся крошек он совсем не хотел.

- Передайте сообщение Северусу о русалках, и сообщите мне, когда вернется моя мать, у нас с ней будет длинный разговор, - слова не звучали приказам, скорее, просьбой, но воспринимались больше как первое, чем второе. На данный момент времени именно на Сириуса была возложена основная задача по поддержанию равновесия среди магического народа, а также принятие окончательных решений. Дракон кивнул и покинул комнату, оставляя регента со своими мыслями.

А тем временем в школе события как бы замерли на месте. Не совсем точно определение, но дело обстояло так, как оно и началось в первые дни учебного года. Гриффинндорцы пытались достать Симуса и Гарри, слизеринцы – Блейза, Дина и Драко. Дамблдор на все это смотрел с улыбкой на губах и ни во что не вмешивался. Люциус, Северус и Ремус пока молчали, но было видно, что терпение у них медленно, но верно иссякает.

Гарри и Драко ждали ответа от Тома.

Ежедневные перепалки со слизеринцами и гриффиндорцами начинали надоедать, причем очень сильно. Раданиэльцам удавалось оставаться спокойными в любых ситуациях, в то время как красно-золотые проявляли все стороны своего вздорного характера. В принципе, многие понимали, что рано или поздно кому-то надоест и случится что-то более неприятное, чем обычная стычка.

Первые уроки в этот солнечный осенний денек прошли под обычным девизом: достань своего врага, то есть Гарри и Драко, а те с таким же завидным упрямством не реагировали или отпускали довольно саркастичные замечания. Наконец, настало время обеда. Но, то ли день сегодня был особенный, то ли все-таки у кого-то закончилось терпение, но в дверях Большого зала столкнулись Поттер и Паркинсон.

- Не лезь, уродец, - прошипела слизеринка.

- Ты на себя давно в зеркало смотрела, гибрид человека и мопса? – совершенно не задумываясь, выдал Гарри.

-ТЫ… - девушка даже задохнулась от возмущения. Она как-то совершенно не ожидала, что кто-то посмеет сказать ей такое.

- Ну, я, - Гарри посмотрел прямо на нее. – Знаешь, мне давно, еще с первого курса хотелось сказать тебе несколько слов. Я довольно деликатный человек и стараюсь неприятные слова в глаза человеку не говорить, да и слухи не распускать тоже. Но тебе скажу. Паркинсон, займись своей внешностью: у тебя лицо как у мопса, страшнее только в детских книжках рисуют, ноги кривые, руки, как у грузчика, косметики на свое лицо наложила столько, что прямая дорога на панель. Хуже проститутки, честное слово. Вкуса у тебя нет вообще никакого. Паркинсон, лиловый цвет тебе не идет, он тебя старит. Найми себе хорошего репетитора, который научит тебя ходит на каблуках. На тебя же без слез не взглянешь.

Слизеринка стояла перед Гарри словно оглушенная. Ей никогда никто такого не говорил, а сейчас ее грубо, жестоко унизили перед довольно большой толпой студентов.

- Я тебе отомщу, - прошипела она, затем, развернувшись и разрыдавшись, кинулась в сторону подземелий.

- Жестоко и зло, - прошептала Гледариэль.

- А почему я должен быть тактичным, если ко мне такого такта не применяется, - пожал плечами Гарри. Внешне он казался совершенно спокойным и даже равнодушным, но эльфы прекрасно чувствовали, насколько ему противно от того, что он сейчас сделал. Он никогда не позволял себе опускаться настолько низко, даже тогда, когда враждовал с Драко.

- Что на тебя нашло? – Симус с удивлением смотрел на него.

- Устал, - вздохнул Гарри. – Я просто устал.

Они прошли в зал. Гарри сразу прошел к своему месту рядом с Драко и устало опустился на стул.

- Что это было? – мгновенно среагировал блондин, жестко глядя на своего мужа.

- Надоело прогибаться под всю эту шв…, - начал он, но Драко закрыл ему рот.

- Вымою с мылом, - пообещал он с угрозой в голосе.

- Неужели Дамблдор не понимает, что тут скоро война начнется? – Гарри явно был не в духе. – Посмотри на них. На гриффиндорцев. На слизеринцев. Они же все на таком дне, что противно. Прогнило все до основания.

- Гарри, - предостерегающе произнес Драко. Но Поттера уже понесло. Хорошо хоть говорил он тихо, и его слова были слышны только тем. Кто сидел за столом их факультета.

- Драко, ты не знаешь, как все это тошно. Кайрана сказала, что из-за ошибок, которые были в моем воспитании, из-за ошибок, которые допустил Дамблдор, не знаю намеренно или случайно, я стал не тем, кем был. Моя магия оказалась запертой. Да. Сейчас все намного лучше, многое исправлено, но я – все еще тот мальчик, на которого орали, что он урод, только потому, что был не такой, как хотелось моим родственникам. От этого я никуда не могу уйти, это уже часть меня. Да, я – Маг. Именно Маг с большой буквы. Ты хоть понимаешь, что выше волшебника большинство сидящих в этом зале не поднимутся никогда, ведь их неправильно учат. И не тому.

- Гарри, успокойся, - Драко сжал руку своего супруга.

- Я всегда считал, что только здесь, в Хогвартсе, у меня появились друзья. Рон, Гермиона, потом Джинни, - в голосе Гарри появилась горечь. – Я не понимаю, что с ними случилось. Тогда, проснувшись после комы, я сказал отцу, что наши дороги разошлись, что у них свой путь, у меня – свой. Да, это так. Но, Драко, это больно. Я ведь действительно считал их друзьями. Я до сих пор вспоминаю все наши приключения, какими бы они не были, и стараюсь убрать из своих воспоминаний то, что не замечал раньше. Но теперь не получается. Я все время замечаю взгляды Рона, которые тот бросает на меня. А там зависть, иногда граничащая с ненавистью. А Гермиона? Она же всегда считала нас всего лишь посредственностями, донимала своими занудными речами, но я никогда не замечал, что ей не нравится, когда я оказывался чуть лучше, чем она. Она по уши верит Дамблдору и всегда будет верна только ему. Я более чем уверен, что и ко мне они перестали ходить только потому, что так им сказал Дамблдор, решивший списать меня со счетов. Ему не нужен был мальчик в коме, хотя он за него и боролся, но только затем, чтобы удержать в узде нужных ему людей.

- Гарри, - Драко снова попытался остановить мужа, но тому нужно было высказаться. Столько всего накипело, а с возвращением в Хогвартс стало только хуже.

- Я не виню директора. Я в каком-то смысле его понимаю. Он старается сделать как лучше. Только он не понимает, что получается только хуже. Он взялся за дело не с того конца. Смерть Волдеморта, подстройка мира магии под магглорожденных – это не тот выход, и не тот конец, с которого надо было начинать. Мир магии давно уже прогнил до основания. Я даже понимаю это пророчество, на которое молятся все. О, да, Волдеморта может убить только один конкретный человек. Только почему этого человека ничему не учили? Ведь даже сейчас Невилл – всего лишь маг-недоучка. Кстати, я его не понимаю. Куда делся стеснительный мальчик, который при профессорах начинал заикаться? Неужели, так подействовала слава? Это просто смешно. Как можно кичиться тем, что ты должен стать убийцей. А Рон? О, он теперь занял несколько другое положение. Он теперь не просто друг мальчика-который-выжил, он теперь правая рука Избранного. Новая ступень на карьерной лестнице. Они не понимают, что всего лишь маленькие песчинки, которые могут легко затеряться на огромном кладбище. Посмотри на Гермиону? Ей ведь стыдно. Она не понимает, что ей делать. Она боится прямо посмотреть мне в лицо. И знаешь, что она делает? Она сейчас ищет оправдания своему поведению. И я даже больше скажу: она ищет то, что может меня очернить, показать, что я стал другим, хуже, испорченнее. Она уже нашла для себя такие оправдания. Я перестал быть тем Гарри Поттером, которого она знала. Только, дело в том, что она вообще его не знала.

- Так, все, - Драко решил действовать. – Прикройте нас! У него срыв, самый настоящий. И если его не привести в чувство, Хогвартс до вечера не доживет.

После этого он встал, потянул за собой Гарри и потащил на выход. Ни на кого не обращая внимания, он пролетел, таща на буксире своего не в меру эмоционального мужа по коридором, а затем на улицу. Никто не видел, как они перевоплотились, но вот двух драконов увидел Хагрид, челюсть которого поехала на встречу с землей. Подобрать ее он не успел, поскольку заметил, как со шпилей Хогвартса срывается две тени, которые мгновенно превращаются в двух взрослых драконов.

Керхан и Талион мгновенно отреагировали на появление юных правителей. А судя по действиям Гарри, тот явно не был в хорошем состоянии.

/Драко, что случилось?/ - поинтересовался Талион.

/Думаю, напряжение этих дней сделало свое дело, и он сорвался/ - вздохнул Драко.

/Полетели/ - приказал Керхан, повернув на восток. Три дракона устремились за ним.

Хагрид некоторое время смотрел на них, затем перевел взгляд на шпили. Клык взвизгнул, когда полувеликан чуть не сел на него. А тот все никак не мог прийти в себя. Еще бы, он прекрасно видел, как в сторону четырех драконов смотрят со шпилей замка еще пять. «Надо сказать Дамблдору», - мелькнула мысль в его голове.

«Забудь», - пронесся мелодичный голос в его голове. – «Ты ничего не видел. Еще слишком рано».

Глаза Хагрида остекленели, он бессмысленно смотрел вдаль. Затем вдруг встрепенулся.

«А чегой-то я тут сижу? Чегой-то это было?» - недоуменно подумал он. Никакой памяти о только что увиденном в его голове не осталось. Он так и не заметил, как за деревьями Запретного леса исчезла тонкая фигурка в черном плаще. Лишь на мгновение показалась белая рука, слишком бледная даже для аристократов, желающих показать, насколько они себя холят и лелеют.

А в нескольких десятках километрах от Ховартса, на берегу одного лесного озера сидели двое мужчин и светловолосый юноша, которые следили за изумрудным драконом, выделывающим пируэты в небе.

- Он всегда любил небо и полеты, – улыбнулся Драко.

- Хорошо хоть есть место, где он может спустить пар, - покачал головой Керхан.

- Что вы будете делать теперь, когда этот Ваш Волдеморт ходит по одной школе вместе с Вами? – талион пристально посмотрел на юношу.

- Не знаю, пока, - покачал головой тот в ответ. – Но одно мы понимаем оба, его слово ничего не стоит. Он все равно рано или поздно попытается нас убрать. Или мы будем быстрее, или от мира магии просто ничего не останется. Эльфы уничтожат всех и вся.

- Не только эльфы, – задумчиво произнес Керхан.

- Значит, надо собирать Большой совет и принимать решение о наших действиях, - вздохнул Драко. – Первый поход в Хогсмид будет на начало октября – это третье число. Вот на него и надо собрать Совет, в доме придется применить пространственную магию. Хорошо он стоит на окраине и можно пройти к нему незамеченным. А то такое количество магических существ взбудоражит всех.

- Тогда я сегодня же разошлю гонцов и предупрежу Сириуса, - кивнул Талион.

- Приходите сегодня ночью к нам, - Драко как-то жалобно посмотрел на драконов, те только улыбнулись ему. Керхан потрепал по волосам и чмокнул в макушку.

Они еще долго просидели на берегу, пока к ним не опустился вымотавшийся Гарри, рухнувший рядом с Драко и почти сразу же уснувший.

- Пора действовать, - задумчиво произнес Керхан. – Думаю, пришло время изменить этот мир.

- Согласен, - кивнул Талион, потянувшись через мальчиков, чтобы поцеловать мужа.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 11.06.2010, 15:47 | Сообщение # 39
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 37. Разговор с Дамблдором. Точки над «И»?

Дамблдор уже со всей определенностью чувствовал, что не успевает за развитием событий. Даже в Хогвартсе все стало происходить без его непосредственного одобрения. Первой ласточкой стал пятый факультет. В принципе, ничего страшного тогда не произошло, но он никак не мог отделаться от чувства, что его осторожно, медленно, но верно отодвигают от управления. Под самым носом плетутся какие-то интриги.
Возвращение в школу Снейпа, которого он всеми силами собирался «убрать». Ну, не нужны ему были люди, способные предать. Странно, для человека, который сам столь легко предавал доверие других людей. Получалось, что он считал себя выше остальных, и ему было позволено то, что другим ни в коем случае делать было нельзя. А Снейп, как впрочем и Люпин, и Блек, его предали. Естественно, убивать никого директор не собирался, не в его это было правилах, правда, никогда не препятствовал это делать другим. Хотя после самого действа мог пожурить за несдержанность. Удивительный человек он, если подумать. Не каждый может быть настолько многогранным и в то же время выглядеть столь безобидно и могущественно одновременно.
Мило улыбаясь, посверкивая глазами из-за своих очков-половинок, Дамблдор пристально следил за тем, что происходит на подведомственной ему территории. К его большому сожалению, он не мог уследить за студентами Раданиэля, поскольку это была единственная территория, на которой у него не было шпионов ни среди портретов, ни среди домовиков. Те категорически отказались сообщать ему хоть что-то об учениках пятого факультета. Не нравилось Дамблдору и то, что все дети, в чьих жилах текла кровь магических существ, собралась в одном месте. Это заставляло думать, что все неспроста.
Наладить отношения с тремя бывшими своими «соратниками» у него никак не получалось. Те не шли на контакт. Если Снейп и Малфой всегда могли нахамить так, что и не придраться, то Люпин этим качеством не обладал. До сих пор. Сейчас он вел себя так, что в пору было кланяться ему в пояс, признавая за ним статус высокородного принца, если не сразу короля.
В конце концов, Дамблдор решил поступить иначе, воздействуя, по его мнению, через самое слабое звено. В данной ситуации таковым он видел Гарри Поттера. Предварительно выяснив через своих лиц в Министерстве все, что тем удалось раскопать, директор приготовился к встрече с мальчиком. Гарри доверял ему когда-то, считал своим наставником. Дамблдор решил вернуть старые времена. Он все еще считал, что юноша легко подвергается внушению, и винил старших магов, на чьем попечении оказался ребенок, в том, что те его испортили, запудрили ему мозги. Надо было срочно исправить ситуацию и вернуть настоящего гриффиндорца, коим и был Поттер.
***
Гарри немного все же успокоился после той вылазки вчетвером. На Левера он забил. Хочется тому нянчиться со школьниками – его дело. Главное, чтобы не лез в дела эльфов и тех, кто оказался под покровительством правителей и регентов. Нет, конечно, совсем без внимания они Темного лорда не оставили. За ним следили эльфы и драконы, особенно Талион, который в силу своей необычной трансформации в маленького дракончика мог с успехом наблюдать за Волдемортом, не опасаясь проблем ни себе на голову, ни своим юным друзьям.
Двадцать девятое сентября началось нормально, без происшествий. Гарри был даже в духе, что радовало всех, поскольку в последнее время он начать язвить, да и хамил так, что доводил своих не в меру прытких оппонентов до слез. Паркинсон за прошедшую неделю уже раз пять теряла дар речи, три раза билась в истерике, и не счесть сколько раз просто глотала слезы. Раданиэльцы, а особенно Драко, Блейз, Симус, Дин и Луна всеми силами старались держать его подальше от тех, кто действовал Поттеру на нервы. Малфой уже готов был хвататься за голову и стучать ей об стену, не зная, как привести в норму своего супруга. Все понимали, что еще чуть-чуть, и Гарри начнет плеваться ядом, а там и до смертоубийства дойдет.
Сейчас вполне нормально выглядящий Гарри сидел за столом своего факультета и поглощал завтрак. Он даже не реагировал на подначки гриффиндорцев и слизеринцев. Правда, его однокурсники были напряжены, ожидая в любую минуту грозы, в лучшем случае. Она случилась, только вот пришла совсем не оттуда, откуда ее ждали.
Паркинсон, вот же неймется девушке, в очередной раз прохаживалась по поводу Гарри и Драко. Периодически ее дополняли комментарии со стороны гриффиндорского стола. Преподаватели молчали, мрачно глядя на происходящее. Поттер, прожевав мясо, поднял голову и посмотрел на слизеринку, затем перевел взгляд на Рона, который опять начал поддакивать Паркинсон.
- Какое единодушие, - закатил он глаза. – Кто бы мог подумать, что у Гриффиндора и Слизерина может быть столько общего. Оказывается, надо было просто лишить оба факультета мозгов, чтобы они спелись, как лягушки в болоте, - затем снова уткнулся в свою тарелку.
- Не смей сравнивать нас с этими, - взвизгнула Паркинсон.
- Панси, милая моя, нужна ты мне, как соплохвосту мозги, - фыркнул Гарри. Он с утра принял решение, что никто и ничто не сможет его лишить хорошего настроения. Только он не учел, что любимый супруг давно уже на грани.
- Я тебя…, - взвилась слизеринка.
- Да, заткни ты свою пасть, дура недобитая, - Драко грохнул кубком об стол с такой силы, что близстоящие тарелки подпрыгнули, некоторые кубки упали, проливая на скатерть содержимое, явно не тыквенный сок, как отметили некоторые преподаватели. Гриффиндорцы хихикнули.
– Вас это тоже касается, стадо баранов, - тут же прокатился на их счет потерявший контроль Малфой. – Если еще какая-нибудь сволочь хоть что-то скажет до конца завтрака, она об этом пожалеет…
- Слишком много на себя берр…беее, бееее, - договорить Джинни не смогла. На ее месте стояла драная коза, именно так, а не иначе.
- КТО МЕНЯ ЕЩЕ НЕ ПОНЯЛ? ЖРАТЬ НАДО МОЛЧА! – все, Драко вышел из себя окончательно, раз перестал выбирать слова.
- Родной мой, хороший, сядь, - тихо, словно с больным, начал с ним разговорить Гарри, осторожно теня за руку вниз. – Не обращай внимания. Дураков на свете много. А ты же знаешь, что горбатого даже могила исправить не может. А дурак… Ну, на них же не обижаются. Что с них возьмешь – мозгов нет, в голове одна извилина, и та прямая, да еще и с пунктиром.
- Мистер Малфой, минус пятьдесят баллов за ваше поведение, - отмер, наконец, Дамблдор. Оставлять такое безнаказанным было нельзя.
- Плюс пятьдесят баллов за прекрасную трансфигурацию человека, - мгновенно отреагировала МакГонагалл. Ремус фыркнул. За этот месяц он уже не раз стал свидетелем ситуации противостояния между директором и его замом.
- Минерва, - Дамблдор укоризненно посмотрел на нее.
- Ну, такую трансформацию нельзя не отметить. Она просто превосходна, - похлопала она глазками, давая понять, что в этом вопросе она останется при своем.
- Минус пятьдесят баллов за ругань в Большом зале, - Дамблдор отступать не собирался.
- Плюс пятьдесят баллов за своеобразную интерпретацию маггловской поговорки, - лениво произнес Люциус. В зале кто-то хрюкнул, явно подавляя смешок. Все студенты, в том числе и Гарри с Драко уставились на преподавательский стол. В школе замерли, понимая, что среди профессоров разлад, более того, противостояние некоторых преподавателей и директора.
- Минус пятьдесят баллов за некорректное поведение к девушке, - нашел очередной повод для снятия баллов Дамблдор.
- Плюс пятьдесят баллов, - произнес Ремус, хмыкнул и досказал, - на правду не обижаются.
Дамблдор так на него зыркнул, что многие поежились, а Люпин сидел с наглой ухмылкой на устах и прямо смотрел на директора, словно подначивая его продолжить. Гарри с интересом обернулся. За его спиной, чуть выше головы на стене располагались как раз весы с кристаллами.
- Минус пятьдесят баллов за неуважение к своим однокурсникам, - как говориться, контроль потерян.
- Плюс пятьдесят баллов за умение быстро прервать оскорбления в свой адрес, - это уже Снейп.
- Минус пятьдесят баллов за крик в Большом зале, - Дамблдор явно был рассержен.
- Плюс пятьдесят баллов, - скучающим тоном произнес Левер, удивив всех, в том числе и Поттера.
- За что? – спросила Минерва.
- За компанию, - отозвался тот. Этого уже Гарри выдержать не мог, расхохотавшись в полный голос. Он прекрасно понимал, что если Дамблдор сейчас отступит, то его авторитет пошатнется, а этого директор себе позволить не мог. В то же время Дамблдор понимал, что вмешаться нужно было в самом начале, как только Паркинсон открыла рот.
- Минус пятьдесят балов с Раданиэля, Гриффиндора и Слизерина за обострение конфликта, - мрачно произнес Дамблдор.
- Надо же, выкрутился, - восхитился Гарри, но так тихо, что его услышали только соседи по столу. На это ни один из преподавателей не стал реагировать. По крайней мере, это было относительно справедливо. Профессора могли бы вмешаться, но с недавних пор все ждали реакции директора, и только после этого начинали действовать.
Теперь уже всем, кто обладал хоть толикой ума, стало ясно, что в школе, даже среди преподавателей, идет «война», не столь развязанная, как между факультетами, но она есть.
Дамблдор что-то быстро написал на пергаменте, затем сложил его, щелкнул пальцами. Почти тут же рядом с тарелкой Гарри появилась записка. Юноша посмотрел на директора. Тот смотрел на него. Пожав плечами, Поттер развернул записку: «Гарри, жду тебя после завтрака в моем кабинете. Пароль – мармеладные змейки. Профессор Дамблдор». Настроение упало. Его клятва самому себе, что ничто не испортит ему день, приказала долго жить.
- Что? – Драко пристально посмотрел на мужа.
- Вот, думаю, мне его сразу убить, или пока не стоит, - пробормотал Гарри, кидая взгляд на преподавательский стол. Дамблдор уже успел уйти. – Сделал пакость – на сердце радость.
- Ты о чем? – Симус удивленно посмотрел на него.
- Это я так, про директора, - мученически вздохнул Гарри, затем встал. – Проследите, чтобы никто не приставал к Симу.
- Ты куда? – не понял Драко.
- К директору на ковер, - буркнул Гарри. – Он, наконец-то, что-то придумал на мой счет.
- Мы идем с вами, - встали два эльфа.
- Нет, я беру с собой Северуса, - недобро оскалился Поттер, затем направился решительным шагом к профессором.
- Мистер Поттер, вы что-то хотели? – Левер пристально смотрел на юношу.
- Профессор Снейп, не соблаговолите ли вы сопровождать меня в качестве моего декана и по совместительству моего приемного отца на встречу с господином директором, пожелавшим видеть меня в своем кабинете после завтрака, – Гарри уставился на Северуса. Некоторые преподаватели уставились на него с искренним изумлением, МакГонагалл с заинтересованностью, Ремус и Люциус держали лицо, чтобы не начать ржать прямо за столом. Один Левер смотрел оценивающе, начиная понимать, что кто-то явно ведет свою игру, причем так, что об этом мало кто знает. Он даже не подозревал, что Снейп вдруг когда-нибудь сможет стать приемным отцом Мальчика-который-выжил.
- Соблаговолю, - кивнул зельевар.
- Благодарю вас, сэр, - поклонился ему Гарри.
- Выпорю, - прошипел Снейп, когда уже подошел к юноше и встал рядом с ним.
- Неа, - улыбнулся тот в ответ. – Зато, какие лица были у всех. Даже Этого проняло.
Кого Этого, Северус понял сразу. Гарри в первый же день поделился с «папочками», кто скрывается под личиной Ромиуса Левера. Пока тот не принимал против них никаких действий, они тоже решили ничего не делать. В общем-то, все зависело только от Волдеморта.
Дамблдор уже ждал, восседая за своим столом. Появление Снейпа вслед за Поттером ему не понравилось.
- Северус, мальчик мой, ты что-то хотел? – дружелюбно, как умеет только он, спросил зельевара.
- Профессор здесь, чтобы присутствовать при нашем разговоре, - холодно произнес Гарри. Вся его игривость испарилось. Сейчас здесь был совсем другой человек.
- Зачем, мальчик мой? – натурально удивился директор. Подобного он совсем не ожидал. «Неужели, они смогли так сильно повлиять на него?» - рассуждал он, пока Гарри и Северус устраивались в креслах. То, что Поттер пришел для разговора, с одной стороны, радовало, но то, что он пришел с поддержкой, настораживало. Он не мог понять, как эти двое могли подружиться после всего, что между ними уже было.
- Вы хотели со мной поговорить, профессор? – холодно и вежливо поинтересовался Гарри.
- Да, - кивнул Дамблдор. – Как ты себя чувствуешь? Ведь ты совсем недавно пришел в себя.
- Кто вам такое сказал? – совсем не натурально удивился Гарри. – Я уже довольно давно вышел из комы.
- Вот как, - пристально глядя на юношу, протянул директор. Этого он не знал, а, значит, есть еще что-то, что может быть ему неизвестно. Складывалось впечатление, что его шпионов в министерстве вычислили и теперь кормили ложной информацией.
- Да, вот так, - кивнул Поттер.
- Гарри, я думаю, ты на меня обижен, так как я не уделял тебе времени и не…, - несмотря на присутствие Снейпа, Дамблдор все-таки решил провести запланированный с мальчиком разговор.
- Нет, - перебил его юноша.
- Был рядом…, - тем временем продолжал вещать директор, но запнулся. – Что, прости? – он недоуменно посмотрел на бесстрастного Поттера.
- Я сказал, что не обижен на вас, - произнес тот равнодушным голосом. – С какой стати вы должны были мне уделять свое драгоценное время, и уж тем более просиживать часы и дни рядом с моей кроватью, любуясь на подвижное тело, которое может никогда и не выйти из комы? – сарказм был едва слышен. Он не дал влезть в свой монолог Дамблдору, и продолжил. – Вы мне никто, всего лишь директор учебного заведения, в котором мне ПОСЧАСТЛИВИЛОСЬ оказаться в качестве студента. Почему вы должны были из-за несчастного случая уделять мне внимания больше, чем любому другому ученику? Насколько мне известно, этого от вас никто и не требует. Вопрос в другом, как вы могли допустить, что данный несчастный случай вообще мог произойти на территории школы. Подождите, господин директор, - остановил Дамблдора Гарри. – На этот раз говорить буду я, а вы меня слушать. Я молчал очень долго, столь же долго восхищался вами. Но все мы люди, всем нам свойственно ошибаться. Профессор, дайте мне сказать, - Гарри уже гневно смотрел на Дамблдора, который все же вознамерился влезть в речь юноши.
- Вам стоит его выслушать, - спокойно произнес Северус. – Хоть раз в жизни.
- Хорошо, - Дамблдор все же решил выслушать то, что пожелал ему высказать Поттер. Возможно, он сможет за что-то уцепиться и использовать против юноши в дальнейшем.
- Во-первых, я хочу сказать вам, директор, что я на вас не обижен, ни в чем вас не обвиняю, и нисколько не мечтаю вам отомстить, как бы в этом не были уверены гриффиндорцы, а особенно Рон, - спокойно начал говорить Гарри. – Во-вторых, я больше не считаю вас выдающимся магом, безгрешным и знающим все и про всех. Поверьте, вы далеко не такой славный и хороший, каким хотите себя показать. Вы такой же человек, как и мы все, и вам также свойственно ошибаться, как и нам, простым смертным, - Северус хмыкнул, но промолчал на это. Гарри же продолжил тем временем. – Я понимаю и принимаю то, что вы отдали меня Дурслям. В конце концов, они действительно мои единственные родственники. Правда, довольно сложно понять, почему вы оставили меня на пороге их дома, а не передали лично в руки. Не находите, странный метод передачи ребенка? Ну, да, ладно, пусть это будет на вашей совести. Я даже понимаю, что в силу свой занятости вы не удосужились ни разу проверить, как я там. Это пусть тоже будет на вашей совести. Я уже все это пережил, поэтому не вижу смысла испытывать по этому поводу какие-то еще чувства, или лелеять месть за свое испорченное детство. Ничего изменить все равно уже нельзя. Я мог бы долго перечислять все то, что вы могли бы сделать, как мой магический опекун, но я, опять же, ничего изменить не могу. Все уже свершилось и имеет те последствия, какие мы на данный момент и можем видеть. Я не могу ничего сказать по поводу Сириуса, Северуса, Ремуса и Люциуса. У них могут быть совершенно другие чувства по отношению к вам. Я же просто разочарован. Великий маг оказался всего лишь мелочным, считающим себя Богом человеком, который способен отдать на съедение волкам доверившихся ему людей, даже не моргнув глазом.
- Гарри, - это уже было слишком для Дамблдора.
- Я не закончил, - перебил его юноша. – Я просто хочу вам сказать, что мне плевать на вас, на ваши планы, на войну, на Волдеморта, и на всех тех, кто вам верит. У меня есть семья, у меня есть то, за что я буду драться, вцепившись в противника когтями, зубами и всем, чем только можно. Иметь меня в качестве врага сейчас я не пожелаю никому. Если с головы моих родных упадет хоть волос, я уничтожу всех, кто попадет под подозрение, и мне будет плевать, виноват этот человек на самом деле и нет.
- Ты не можешь так говорить, - Дамблдор чувствовал себя несколько не в своей тарелке. Но он уже понял, что того мальчика, который был еще во время турнира, больше нет. Этот молодой человек, уверенный в себе и в своих словах, ему был совсем незнаком, и пугал, если честно. Пугал тем, что слова говорились не для того, что попугать. Директор сразу понял, что этот Поттер действительно поступит так, как говорит. Это не пустая угроза с его стороны.
- Вы так думаете? – Дамблдор еле сдержался, чтобы не передернуть плечами, увидев на лице юноши усмешку, присущую Снейпу. – Поверьте, господин директор, я давно уже перестал шутить или говорит слова, за которые не готов отвечать. У меня было слишком много уроков жизни, а потом появились хорошие учителя. И, кстати, одним из них, как ни странно это звучит, стал Волдеморт. Я даже должен вас поблагодарить, что вы сняли с меня ответственность за этот мир. Я теперь могу жить спокойно, не беспокоясь о том, что Волдеморт будет искать моей смерти. Хотя, вот поверил ли он в это? Но, мне на самом деле уже не интересно. Я ни с ним, ни с вами воевать не собираюсь.
- Это война втянет всех, Гарри, - вздохнул Дамблдор. – И всем придется сделать выбор. Волдеморт не оставит тебя в покое, даже сейчас, когда для всего общества Избранным стал Невилл. Когда-то я ошибся, посчитав…
Его прервал веселый смех. Директор озадаченно посмотрел на юношу, веселящегося от души. Снейп тоже еле сдерживал смех.
- Я поверить не могу, - сквозь смех произнес Гарри. – Нет, я понимаю, что вы вешаете эту лапшу на уши всем, но неужели вы думаете, что в нее поверю я? Неужели, вы и правда считаете, что я настолько туп? Простите, профессор, но, думаю, мне надо сказать еще кое-что, чтобы закрыть эту тему.
- И что же это? – нахмурился Дамблдор.
- Я уже не принадлежу миру магов так, как вы считаете, - юноша мгновенно стал серьезным. – Думаю, вы все же не смогли не заметить того, что в мире что-то происходит. Вас хотя бы появление высших эльфов должно было насторожить. Думаю, вы не понимаете, что происходит. Это настолько не вписывается в те рамки, в которые вы пытаетесь подогнать мир, что вы просто либо пытаетесь от этого отмахнуться, либо в растерянности. Но меня совершенно не волнует, что вы чувствуете по этому поводу. Магические существа, о которых уже и забыть успели, вышли из тени, вернулись в мир. И с этим вам придется смириться. А теперь, самое главное. До конца этого года я хочу заключить с вами перемирие. Мы не трогаем друг друга. Делайте с вашими гриффиндорцами что хотите. Они герои, они ваша сила и оплот. Но забудьте о Гарри Поттере, мальчике-который-выжил. Он не выжил, он умер. Вам стоит воспринимать меня, как Гарри Блека, приемного сына лорда Сириуса Блека и Северуса Снейпа, лорда Принца, и законного супруга Драко Малфоя. Я не собираюсь ни во что вмешиваться, ни с кем драться. Вы сами вычеркнули меня из своих планов мироздания, за что вам огромное спасибо. Я свободен, на этом все.
- А как же твои родители? – Дамблдор серьезно смотрел на юношу. Да, этот мальчик был силен, умен и знал то, чего хочет.
- Это война, в ней гибнут люди, - произнес Гарри. – Войн без жертв не бывает. Но только почему-то я единственный, кто должен был совершить вендетту. А как же все остальные?
Гарри встал, и направился к выходу, не ожидая ответа директора. Все, что хотел, он сказал. Теперь все зависело только от директора. Снейп вышел тихо. Дамблдор даже не заметил их ухода, погрузившись в свои мысли. Не такой должен был состояться разговор, совсем не такой.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 15.06.2010, 20:23 | Сообщение # 40
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 38. Разработка политического курса.

Сириус оказался в некоторой изоляции от своей семьи. Так уж получилось, что его мужьям не удавалось покинуть Хогвартс, чтобы с ним повидаться. Вся связь держалась через драконов, а эти стражи в свою очередь делали все возможное, чтобы беременный регент не покидал территорию дома. Охрана здесь была такой, что Основатели могли бы позавидовать.
Как следствие, делами Совета пришлось заниматься Сириусу. У остальных не было для этого никакой возможности. Пока они не смогут беспрепятственно покидать Хогвартс, толку от них не будет. Сейчас многие уже пожалели, что решили настоять на учебе юных правителей в школе магии и волшебства. Хотя все понимали, что это вынужденная мера, если они хотели влиться в этот мир. Эльфы же, осознавая то, в каком положении находится регент, всеми силами старались ему помочь. Малый совет собирался чуть ли не ежедневно. В дом на окраине Хогсмида ежедневно поступало огромно количество донесений: от кентавров и оборотней, от драконов и гарпий, от надоедающих до чертиков фей. Постоянно передавалась информация от магических существ, еще не вошедших в союз, но поддерживающих его. Все понимали, что выжить и занять достойное место они смогут только вместе, и исключительно под эгидой эльфийской королевской пары.
После известия от озерного народа Сириус ждал реакции от своих мужей. Он посчитал, что заниматься этим вопросом будут они. Ошибся. На встречу пришлось идти ему самому. Как выяснилось, Дамблдор сделал все возможное, чтобы быть в курсе что и когда делают его подчиненные. Ремус, Люциус и Северус изворачивались, как могли, но даже друг с другом разговаривали на эзоповом языке. Выхода не было. Заставлять ждать русалок было бы верхом наглости. И дело было не в том, что собиралась могущественная армия или коалиция, просто Сириус считал, что все магические существа, вступившие с ними в контакт, имеют права ожидать хорошего к себе отношения. Если бы регенты или правители зарекомендовали себя не с лучшей стороны, то ни о каком нормальном мире в будущем можно было даже не мечтать.
На встречу отправились целой делегацией. Проблема была в том, что озеро находилось на территории Хогвартса, и единственное место, где можно было бы устроить встречу, находилось на кромке Запретного леса. Небольшой изгиб озера и берег с обильной растительностью позволяли скрыться от ненужных глаз. Но туда еще нужно было добраться. Слава Мерлину, что для Сириуса и его свиты запретный лес не представлял никакой существенной угрозы. Племя Бейна, кентавров, благосклонно отнеслось к появлению королевской пары и регентов, но пока не выразило желания присоединиться, как другие племена кентавров. Кентавры Запретного леса были довольно своеобразным народом, и всегда отличались от остальных своих собратьев. Сириус получил разрешение на свободное перемещение по Запретному лесу через территории Бейна и Арагога, благосклонно отнеслись к нему и единороги, хотя они были, скорее, магическими животными, а не существами. Но эльфы и драконы из сопровождения все же были настороже, на всякий случай. В свиту также вошли оборотни. На днях в дом прибыл Грейбек, чтобы быть поближе к своему королю, если тому вдруг понадобиться помощь. В Лесу же засела небольшая группа вервольфов, на всякий случай. Сириус оказался под очень сильной охраной. Если кому-нибудь взбрело бы в голову напасть на Блека, он навряд ли остался бы в живых.
Передвижение по лесу в состоянии беременности – не самое приятное занятие. Так что к моменту, когда Сириус и его свита достигли места назначения, он уже вымотался и мечтал оказаться в своей кровати и отдыхать. Но предстояло еще проделать такой же путь домой.
- Приветствуем тебя, регент, - из воды показались русалки.
- Приветствую, озерный народ, - Сириус строго следовал этикету, которому его достаточно долгое время учили эльфы. Они прекрасно помнили, как и с каким народом следует себя вести.
- Мы рады, что в мире появилась сила, которая стоит на нашей стороне, стороне древних народов, - произнес тритон, явно возглавляющий делегацию русалок.
- Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы защитить тех, кто доверился нам, - искренне произнес Сириус. Ему ужасно хотелось сесть, но этикет этого не позволял, даже если он был по положению выше всех, кто был сейчас рядом с ним.
- Мы считаем, что положение регента нужно уважать, и предлагаем отойти от древних традиции вести переговоры стоя, - тритон улыбнулся, недвусмысленно посмотрев на живот Сириуса. Тот был готов поблагодарить его, но только улыбнулся в ответ. Для него тут же создали трон. Лесные эльфы легко могли договориться с флорой, так что трон, созданный из лиан, был очень удобным и соответствовал нынешним запросам мужчины.
- Мы должны предупредить вас, - произнесла одна из русалок, подплывая ближе к берегу. – От Хогвартса исходит зло. Оно давно заняло здесь прочное место. Столько неправильного было здесь сделано. Столько невинных жертв. Не надо было сюда приходить юным правителям. Но мы понимаем ваше решение.
- Что вы подразумеваете под злом? – нахмурился Сириус. – Дамблдора?
- Нет, он всего лишь человек, всего лишь смертный, который слишком много на себя взял. Мы все видим, все чувствуем. Он не Злой, но и не Добрый. Он всего лишь смертный, жаждущий власти, хоть и отрицающий это. Зло – это Смерть, а ее в стенах Хогвартса было много. Это все злонамеренности, пусть иногда и случайные. Разжигание вражды, подталкивание к тому, чего не должно быть, - тритон посмотрел на виднеющиеся над деревьями шпили замка. – Хогвартсу уже никогда не стать тем, чем он был когда-то. Школа никогда уже не сможет подняться. Мой вам совет – найдите для школы другое место. Следующий учебный год уже должен начаться в новых стенах, с новыми традициями.
Сириус внимательно слушал, что говорили ему русалки. Он чувствовал, что к этому совету стоит прислушаться со всей серьезностью. Он и сам понимал, что Хогвартс давно уже уступает многим магическим школам. Просмотрев как-то на досуге учебники, по которым учатся сейчас школьники, он заметил насколько слабее стали изучать магию, даже по сравнению с его временем. Выпускники Хогвартса не были даже среднестатистическими магами. Министерство и Дамблдор готовили толпу, а не личностей. И это было плохо. Необходимо было все менять, и менять кардинально.
Встреча продлилась несколько часов, на которой были решены еще несколько вопросов, в том числе и присоединение озерного народа к коалиции магических существ под руководством эльфийской королевской пары. Представителем русалок на Совете был назначен Сириус, которому вручили особый кулон, с помощью него он мог на расстоянии общаться с озерным народом и передавать их пожелания при решении вопросов на собраниях.
Было ясно, что до дома Сириус не доберется. Бейн предложил всей компании провести ночь в поселении кентавров Запретного леса. Сириус, побеседовавший ночью и с ними, пришел к выводу, что больше ждать нельзя. Как бы они не хотели остаться в стороне, им придется влезть в самую гущу событий, если они имели желание защитить всех тех, кто им доверился. Стало ясно, что пора заняться обустройством своего будущего вплотную.

Конечно, никто не сидел без дела. В основном действовали эльфы и драконы. В первую очередь большая группа и тех, и других погрузилась с головой в изучении законов, а также истории магического мира с момента своего ухода в тень. Дебаты, которые то и дело возникали по поводу того или иного закона, были очень громкими и бурными. И вот, к концу сентября эти исследователи, наконец, добрались до закона Амбридж, касающегося магических существ, вообще всех, не относящихся к расе людей-магов. Наверное, никто и никогда не слышал, что сдержанные, гордые эльфы могут так ругаться: смачно, от души, и очень грязно. Ох, кому-то икалось в это время. Придя в себя, выплюнув все эмоции по поводу закона, группа отрядила к доступному регенту делегацию, чтобы получить разрешение на действия по возвращению магическим расам и существам надлежащего им положения в обществе. Прибыли они в Хогсмид как раз 29-го сентября. Прямо памятный какой-то день получился.
Сириус, обеспокоенный невозможностью нормально общаться с сыном и мужьями, старался занять себя делами, чтобы не думать и не пытаться влезть туда, куда не следует. Беспокойство с каждым днем росло, ведь Дамблдор был сильным противником, и нельзя было его недооценивать. Сейчас, спустя много времени и возможности разложить свою жизнь по полочкам, кстати, благодаря Северусу, Сириус понимал очень многое. Директор многое знал наперед, но он, к сожалению, слишком долго был самым сильным, слишком долго считал себя фигурой, способной вести за собой людей. Да, он действительно был сильным лидером, но за ним шли уже давно лишь слепцы и фанатики, к коим он причислял и себя. По-другому свою веру в директора он объяснить сейчас не мог. Желание не быть Блеком привело его в стан светлых сил, под крылышко Дамблдора. Всем нужно в кого-то верить. И он поверил в директора, приняв его за непогрешимую единицу. Удивительно, как все запросто говорят: «Альбус лучше знает! Так сказал Дамблдор!»
Вот и в это утро Сириус сидел в кабинете, размышляя о перипетиях своей жизни, заодно пытаясь просмотреть представленные за ночь доклады. В дверь постучали.
- Милорд, - в кабинет вошел телохранитель-дракон. – К вам тут целая делегация очень рассерженных и обеспокоенных эльфов и драконов.
- Хмм, - Сириус удивленно посмотрел на него. – Что ж, проси их.
В кабинет вошло три эльфа и три дракона. Они четко, но все же не без эмоций выдали все, что успели нарыть во время своих исследований. Естественно, они выработали и линию поведения, а также план действий. Им просто нужно было одобрение и разрешение регента. Сириус внимательно их выслушал, посетовав про себя, что до него самого не дошло заняться этим делом, ведь знал же об этом законе, и о том, что он не отменен. Он прекрасно понимал, что именно это может стать тем поводом, который позволит им выйти из тени окончательно и начать действовать во благо магического мира и его рас.
- Хорошо, - кивнул он, наконец. – Проблема в том, что я не смогу с вами пойти.
- Мы и не просим этого, - возразил один из эльфов. – Это и не нужно.
- В том-то и дело, что это может понадобиться, - нахмурился Блек. – Люди стали далеко не дальновидными.
- И что Вы, милорд, посоветуете нам в этой ситуации? – делегация уставилась на него.
- Я думаю, придется вести себя жестко, не скрывая наших намерений, - вздохнул Сириус. – Министерство не готово воевать на два фронта.
- Маги могут объединиться, - помрачнел эльф. – Нам тоже не нужна война.
- Мы можем и дальше прятаться, только к чему это приведет в конечном счете? – Сириус откинулся на спинку своего кресла и закрыл глаза. Его рука инстинктивно легла на живот. – Я не хочу, чтобы мои дети жили в тени, не имея возможности учиться с детьми из других рас.
- Понимаю Вас, мидорд, - кивнул один из драконов. – Мы все обладаем магией, многие могли научиться чему-то у других, в силу своих способностей и уровня. Но то, что есть сейчас… Это просто чудо, что эльфы юных правителей сейчас с ними, что удалось сделать это. Мне кажется, не все еще поняли, что произошло.
- Вот именно, - кивнул Сириус. – Министерство должно быть на нашей стороне, полностью. Или оно должно быть нашим, - последнюю фразу Блек сказал жестко.
- Мы поняли, - кивнули и эльфы, и драконы. – Мы подготовимся, и ничто нас на нашем пути не остановит.
- Это хорошо, - кивнул Сириус. – Во-первых, нам нужно либо сделать министерство нашим союзником, либо полностью нашим, что подразумевает его захват. Во-вторых, нам нужны сведения о Волдеморте и его планах. Нам известно, что он скрывается под именем Ромиуса Левера, нового профессора ЗОТИ, но его Пожиратели не в школе. И есть эльфы-изгои. Если Он с ними соединится, нам придется вступить в гражданскую войну. Не самая приятная ситуация, да и не особо хочется. Как бы Гарри не плевался на их счет, не думаю, что он хотел бы их уничтожить совсем.
- То есть, нам придется воспринимать изгоев, как некий отдельный клан, равных нам? – уточнил один из трех эльфов.
- Думаю, да, - серьезно кивнул Сириус.
- Это довольно странно, но имеет смысл, - получил он задумчивый ответ. – Изгои существуют давно. У них уже сложились свои традиции, своя иерархия. Это будет сложно, начать относиться к ним, как к другому клану, но вполне возможно.
- В-третьих, надо согласовать свои действия с членами большого совета, - продолжил Сириус. – В-четвертых, надо подготовить почву к тому, чтобы изменить систему английского магического образования. Хогвартс отживает свое. Эта школа может остаться существовать, но она не будет такой уж сильной. А нам нужна сильная школа, с сильной учебной программой и без вражды между студентами.
- Вторая школа в Англии, - протянул дракон. – Это будет интересно.
На том и решили. Уже через час к членам Большого совета отправили гонцов с готовым планом действий. Необходимо было только получить одобрение.
Из Хогвартса вестей не было, и это напрягало. Сириуса успокаивало только то, что 2-го октября должно было состояться первое посещение Хогсмида, а значит, Драко и Гарри точно появятся, а, может быть, и его мужья тоже. Если честно, он сильно соскучился по своей семье, да еще и матушка после своего своеобразного признания пока так и не объявилась. Какая-то уж очень долгая и большая чашка чая у нее получалась.
В семь часов вечера Сириуса поставили в известность, что Большой совет одобрил все четыре пункта плана, а завтра утром в Министерство отправлялась довольно внушительная компания, в состав которой входили эльфы из разных кланов, драконы, оборотни, гарпии, горгоны, феи и вейлы. Причем первые три категории было вооружены, и разоружаться даже в Министерстве не собирались. Действовать было решено жестко, не гнушаясь опускаться до банального шантажа, если придется. Как выразился Сириус, «на войне все средства хорошо, но все же надо знать меру».
В Хогвартсе тоже не все было спокойно. Если вооруженное противостояние студентов было обычным делом, и этому еще и потворствовал директор, то вот постоянные пререкания в среде преподавателей были внове. Настолько явно Дамблдору еще никогда не перечили, и уж тем более никто не позволял себе игнорировать его слова. До сих пор. Пока директор строил планы, касающиеся Гарри Поттера и приведения его в то же состояние, в котором он был до комы, против него в школе сложилась целая коалиция, в которую вошли Минерва, Люциус, Северус и Ремус. Эти четверо не просто не поддерживали директора и его начинания, но и всячески мешали ему претворять свои идеи в жизнь. Был еще Ромиус Левер, темная лошадка, от которой никто не знал, чего на самом деле ждать. Немногие знали, кто скрывается под маской этого человека, а те, кто знал, не распространялись. Люциус вообще старался не пересекаться с Лордом, а то неизвестно, чем бы это кончилось. Память о Билле все еще болью отзывалась в сердце. Ремус и Северус просто ждали его действий. Первыми начинать войну против Лорда они не собирались, тем более мальчики их попросили держать нейтралитет. То, что Гарри и Драко на пару что-то задумали, было ясно, но вот только они молчали, не раскрывая своих планов. И трем регентам приходилось действовать в рамках того, что они знали или предполагали.
«Прослушку» в своих апартаментах они обнаружили в первый же день. Убрать ее полностью было нельзя, иначе привлеки бы к себе излишнее внимание. Приходилось изъясняться так, чтобы свои поняли, а чужие считали, что ничего важного сказано не было. Из-за этого еще и не было возможности нормально переговариваться с драконами. Так можно было бы постоянно общаться с Талионом, но нельзя было давать понять Дамблдору, что маленький дракончик не так уж и прост. Эта слежка также мешала выбираться из Хогвартса. Именно это в первую очередь беспокоило мужчин, поскольку Сириус остался один, а, зная Блека, стоило тревожиться. Они очень надеялись, что тот все же не совершит под таким мощным присмотром ничего, что могло ему повредить. Но все равно, несмотря на знание, что рядом с Сириусом сильные существа, способные обеспечить ему безопасность, беспокойство оставалось.
- Как думаешь, Сириус там ничего не сотворит от скуки? – Ремус со вздохом посмотрел на Запретный лес. В этот день они втроем выбрались из замка на улицу, чтобы подышать свежим воздухом и застать последние теплые деньки. Захватив с собой плед, они устроились чуть в стороне от излюбленных мест студентов на берегу озера.
- Сириус не так глуп, чтобы пожертвовать ребенком, которого носит, - Люциус пристально посмотрел на своего мужа-шатена. – Уже шесть месяцев беременности почти, осталось не так много, чтобы на свет появился малыш.
- Да, я даже удивлен, что такой энергичный человек, как Сири, ведет себя спокойно, - произнес Ремус.
- И именно это тебя беспокоит? – уточнил Северус.
- Если честно, то да, - признался Люпин. – Мы здесь, как взаперти. Мы – свободные люди, но нам приходится все равно подстраиваться под Дамблдора.
- А мне не нравится, что наш уважаемый директор все еще не обратил своего пристального внимания на Гарри, - произнес Северус. – Прошло уже две недели с начала года, а он еще ни разу не вызвал его к себе. Не странно ли?
- Да, на Дамблдора не похоже, особенно после всех его попыток отобрать его еще лежащего в коме, - кивнул Люциус.
- Да, и меня беспокоит еще и состояние Гарри, - Северус снова вздохнул, улегся на пледе, положив голову на колени Ремуса. – Я все жду. Когда он сорвется. Сколько бы мы не учили его, он все еще тот же мальчик, такой же импульсивный. А некоторые личности в школе не только ему действуют на нервы.
- Да уж, гриффиндорцы – это нечто, - протянул Люциус. – Мне хватило этих двух недель за глаза и за уши. Иногда просто хочется поднять палочку и проклясть, причем навеки.
- Нам все равно не остается ничего, кроме как ждать, - Ремус погладил Северуса по волосам, пропуская пряди сквозь пальцы.
Они ждали, надеясь, что у них будет время и возможность скоординировать все действия. Увы, директор начал действовать раньше. Утро 29-го сентября выдалось бурным, а закончилось такой отповедью директору в лице Гарри Поттера, что даже Северус был в некотором ступоре. Нет, он давно уже понял, что мальчик умен, но все то, что он сказал, было очень сильно. Если после этого Дамблдор не начнет воспринимать Гарри, как личность, Северус признает, что сильно ошибался в директоре все эти годы.
После выступления для одного единственного человека Гарри явно не был способен присутствовать на уроках. Монолог его эмоционально выжал. Мужчина отправил его в гостиную факультета, а затем снял с уроков Драко, чтобы мальчики могли побыть вместе и успокоиться. Впервые появилась мысль, что стоит создать свою школу, где будут другие порядки. Он еще не знал, что такая идея пришла не только ему в голову.
Во время ужина в тот день прилетела сова, послание было адресовано всем троим. Сириус все-таки решил заранее поставить своих мужей в известность о том, что происходит за пределами Хогвартса. Прочитав послание, написанное, кстати, на эльфийском, которому их интенсивно учили, троица переглянулась. Складывалось ощущение, что они всей своей компанией думали одинаково.
Не сидели просто так и Гарри с Драко. В первую очередь, сразу же после приветственного пира они устроили малый совет, то есть они вдвоем, Блейз со своими партнерами, Луна и эльфы. Надо было решить, как вести себя с Волдемортом. То, что он второй раз влез в школу под носом у директора, было плохим знаком. Очень плохим. Решили, что лучше пока объявить перемирие. Начинать войну сейчас не имело никакого смысла. К ней никто не был готов. То же самое решили в отношении Дамблдора, а также пару месяцев приглядеться к ситуации в школе, чтобы уже потом принимать решение, что же делать. Только не было так все просто. Слизеринцы и гриффиндорцы словно с цепи сорвались, пытаясь всеми силами задавить их. Держаться с каждым днем становилось все сложнее, да и не было нормальной возможности общаться с Керханом и Талионом. В конце концов, оба не выдержали, в один день.
- Все, хватит, - заявил вечером в гостиной Гарри. – Надо заканчивать с этим цирком и брать все в свои руки.
- Что надо делать? – тут же подобрались все остальные.
- Пора всем узнать, что такое магические существа, и на что они способны, - произнес Драко.
- О, да, - расплылись в недобрых улыбках их сокурсники. Раданиэль выходил на тропу войны.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Li-sanДата: Четверг, 16.09.2010, 08:23 | Сообщение # 41
Химера
Сообщений: 472
« 22 »
ухты...просто нет слов...очень зажватывающи
ждем проды happy



Тугая маска - спасение моё,
И днём и ночью я вечный раб её,
А что под ней - никто не знает.
 
котяДата: Вторник, 28.09.2010, 12:00 | Сообщение # 42
Подросток
Сообщений: 29
« 2 »
ужасно нравиться как пишет Linnea, они все у нее такие живые получаются.
спасибо за это biggrin
 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 27.11.2010, 18:47 | Сообщение # 43
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Li-san, котя, спасибо)
Глава 39. Встреча в министерстве.

Народ в Атриуме Министерства с удивлением и замешательством разглядывал появившуюся там компанию. Кого тут только не было. Уже ходили слухи о появлении в мире высших эльфов, но мало кто их видел. И вот они тут. Маги безошибочно определяли представителей этой магической расы. Высокие, длинноволосые, остроухие, невероятно красивые – такими их и описывали в легендах и сказках. Рядом с ними находились еще одни великолепные существа, не уступающие им ни в красоте, не грации. Но вся эта компания еще и пугала. Никто из них не прятал своей сущности. Можно было увидеть глаза с вертикальным зрачком, ощутить звериную силу.
Конечно, их попытались остановить. Только, какой же маг сможет противостоять мастерам-стихийникам. А эльфы всегда могли управлять стихиями. Разные кланы обладали силой какой-то одной стихии. Например, водные управляли водой, лесные договаривались с растениями, горным подвластен был камень. В общем, авроров окатило водой из фонтана. Надо сказать, что сам фонтан, то есть скульптурная группа, им очень сильно не понравился. Раздражение на слишком много возомнивших о себе людях снова подняло голову.
- Мы будем вынуждены принять меры, - глава отряда авроров, направленных в Атриум для урегулирования ситуации, выступил вперед.
- А вы уверены, что у вас хватит сил выстоять против нас? – поинтересовался один из оборотней.
- Что здесь происходит? – в кои-то веки в Атриуме появился министр собственной персоной.
- Таким как эти… - начал один из авроров.
- Уберите его отсюда, - рассердился Скримджер. Он хорошо помнил прошлое появление в Министерстве подобной компании. Тогда она была не менее большой. Отличия состояли лишь в том, что тогда большее количество составляли подростки. Он уже долгое время ждал чего-нибудь такого. Выход из тени подразумевал еще и то, что магические расы потребуют к себе достойного отношения. Эльфы уж точно не рады, что их считают чем-то вроде низшего сорта, причем еще и приравнивают к животным. Это их, кто по легендам стоял выше людей, как по силе, так и по магии.
- Министр, - один из эльфов посмотрел на Скримджера и чуть склонил голову в легком приветственном поклоне.
- Мы хотели бы переговорить с вами от лица Лордов Малфоя, Блека и Принца, - произнес второй эльф.
- Что ж, следуйте за мной, - после минутного молчания произнес министр. «Ну, вот, мы, наконец, и дождались. Сейчас мы узнаем, что именно они хотят от нас, людей», - размышлял он. Вести такую толпу в свой кабинет не имело смысла. Скримджер решил, что самым удачным будет занять один из залов суда. По крайней мере, все смогут разместиться. Перси Уизли, его секретарь, был кратко проинструктирован и отослан созывать нужных людей.
POV Скримджера.
Чувствую, многим не понравится то, что будет сегодня происходить. Эти точно прибыли не переливать воду из пустого в порожнее. Вон как настроены. С ними поодиночке можно было справиться, а когда они вместе – навряд ли. Что же все-таки происходит? И ведь явно под носом и у Министерства, и у Того-кого-нельзя-называть, и у Дамблдора. Мне той эльфийки хватило. Вроде ничего не сделала, а я чуть в штаны от страха не наложил. Как же просто жилось, когда их считали исчезнувшими, давно уже ушедшими в небытие. И на тебе, явились. Что теперь прикажете делать?
Конец POV Скримджера.
Наконец, они оказались в зале. Перси уже успел распорядиться, так что в помещении уже стоял большой овальный стол. С одной стороны села прибывшая делегация магических рас, а вторая отводилась министерским работникам, а также тем, кого Скримджер хотел видеть на этой встрече. По-видимому, секретарь был очень настойчив, поскольку все прибыли в зал в течение 15 минут.
- Итак, - Руфус посмотрел на гостей.
- Нам необходимо решить несколько вопросов, которые определят наше существование, - сказал златовласый эльф.
- Магические существа… - влезла Амбридж.
- Мы прекрасно осведомлены о том, какого мнения вы о тех, кто отличается от Homo Sapiens, - прервал ее с высокомерным видом еще один эльф.
- Хомо кто? – переспросил кто-то из магов.
- Латынь стоило бы выучить, - фыркнула вейла. – Переводится как «человек обыкновенный». И не надо мне сейчас тут кричать о том, что вы все необычные, и сравнивать вам с магглами не стоит. Вы от них отличаетесь лишь тем, что можете пользоваться магией, да и то не слишком-то хорошо.
- Да, как вы смеете? - подскочила Амбридж.
- Смею, - припечатала ее голосом вейла. – Вы считаете, что можете сдержать нас своими чарами? Что здесь нельзя колдовать? Так вот, вынуждена сказать, что это чушь. Это вы в этом помещении не можете колдовать, а наша сила совсем иного рода.
- Вы угрожаете? - опять влезла Амбридж.
- А если даже так? – посмотрел на нее в упор эльф. – Когда-то вы считались существами второго сорта. Да и сейчас, по сравнению с нами, вы далеко не ушли. Кроме того, чтобы устраивать распри и уничтожать древние знания и традиции, вы ни на что больше не годитесь.
- Мы вас уничтожим, - похоже, Амбридж никак не могла остановиться. На нее уже «свои» зашикали, а Скримджер про себя подумал, а почему вообще эту женщину держит в министерстве.
- Вы в этом так уверены? – усмехнулась Горгона. – Вы сможете быстро собрать армию, которая сможет противостоять кентаврам, оборотням, вейлам, горгонам, эльфам всех мастей, водным народам, драконам, наконец? Я сильно сомневаюсь, что у вас наберется хотя бы дюжина тех, кто знает, как со всеми нами бороться. А нам стоит лишь дать сигнал.
- О чем вы говорите? – нахмурился старик, который уже долгие годы заседал в Визенгамоте и представлял его сейчас на этой встрече.
- Лишь то, что мы готовы выступить в любую минуту, - равнодушно произнес эльф. – Вопрос лишь в том, хотим ли мы этого.
- А вы не хотите? – уточнил Скримджер.
- Нам бы не хотелось войны, - признался эльф. – Но мы не собираемся жить по тем законам, которыми вы умудрились причислить разумные расы к животным. Уж, если говорить честно, то мы такие же люди, как и вы, пусть и отличаемся. А зачастую, по интеллекту и развитию, мы далеко ушли вперед.
- Это немыслимо! - закричала Амбридж.
- Долорес, рот закрой, - рявкнул на нее министр. Та даже захлебнулась слюной от такого. А Скримджер уже снова повернулся к делегации. Ему хватило ума сопоставить некоторые факты.
- Это все хоть как-нибудь связано с Поттером? – наконец, задал он свой вопрос.
- Гарольд является посредником между всеми расами, и он вместе со своим супругом составляет Королевскую пару эльфов, - последовал ответ. Для магов это ничего не значило. Для большинства магов. Но было заметно, что некоторые старцы поняли, о чем идет разговор. Возможно не все, но они уловили, насколько серьезные изменения произошли среди магических существ.
- Недавно было замечено, что оборотни дислоцируются в одном районе. Правда, отследить их не удалось, - лорд Верней, один из представителей аристократии при министерстве, пристально посмотрел на странных гостей. – Это как-то связано с тем, что вы здесь.
- Вервольфы собираются под предводительством своего короля, - произнес один их оборотней.
- И кто же это? Грейбек? – насмешливо спросил кто-то еще.
- Ремус Люпин, регент королевской пары, супруг трех других регентов. У них союз четырех, - эльф окинул людей взглядом, в котором вообще ничего не читалось.
- Насколько я помню, Люпина уже давно не считают оборотнем, - заметил начальник отдела регистрации магических существ.
- Но это не умоляет того факта, что он является наследником первого вервольфа, - усмехнулся оборотень в ответ. Ему, похоже, доставляло удовольствие шокировать людей.
- То, что вы все находитесь в одном месте, может расцениваться, как враждебность по отношению к правительству Англии, - заметил Лорд Верней.
- Вы действительно не понимаете? – вейла оглядела людей. – Мы уже не те разрозненные группки существ, какими были еще недавно. Зов Королевской пары слышат все. И все тянутся к ним, тем более, эта пара уникальная – полуэльф и посредник.
- Пророчество, - задумчиво протянул невыразимец, вспомнив некие события, произошедшие в Отделе тайн, в зале пророчеств. – А как же тогда пророчество об Избранном?
- Пророчество – не истина во плоти, - сказал эльф. – Гарольд – особенный ребенок. Вы его чуть не уничтожили. По вашей же вине чуть не погибли полуэльфы-правители. Мы еще ведем себя спокойно, хотя уже только по этим двум пунктам могли бы объявить вам войну до полного уничтожения.
- Мы вышли на свет не для того, чтобы такие, как вы, считали нас животными, - произнесла горгона. – В Хогвартсе уже существует пятый факультет, на котором учатся лишь дети, в чьих жилах течет не только, а чаще всего, и не столько, человеческая кровь. Это только начало.
- Давайте сейчас оставим взаимные претензии, которые тянутся испокон веков, - остановил дальнейшее развитие взаимных упреков Скримджер. – Насколько я понял, вы сюда прибыли с определенной целью.
- Совершенно верно, - кивнул эльф, взявший на себя роль лидера делегации. – От имени наших правителей, Королевской пары, и регентов, мы готовы заключить договор с Министерством Англии, а также обсудить вопросы нашего сосуществования на этих землях. Наши условия, - он протянул министру пачку пергаментов, которая мгновенно разошлась по рукам людей.
В течение получаса никто из прибывшей делегации не проронил ни слова. Они спокойно наблюдали за тем, как люди читают составленные ими требования. Было видно, что большинству они не нравятся. Уже привыкнув к тому, что магические существа всего лишь существа, они не были готовы признать их разумными расами.
- Это слишком, - наконец, выдал начальник одного из департаментов министерства.
- Почему же? – поинтересовался эльф.
- Признать всех? Дать им возможности, как у людей? Это невозможно, - выкрики становились все громче.
- Нет ничего невозможного, - пожала плечами вейла. – Вам надо-то просто вернуться к старым законам, аннулировав нововведения.
- Законы нельзя менять, - опять взвилась со своего места Амбридж.
- Но вы же их меняете, - усмехнулся эльф. – Хотя, если уж подумать, то все ваши законы и нововведения не затронули Пакт 103-го года от сотворения мира, в котором все разумные существа признаются равными в своих правах и обязанностях, а также в нем закреплены территории обитания. Кажется, в последний раз он обновлялся при Мерлине.
Люди непонимающе смотрели на него. Они вообще о таком Пакте не слышали.
- Кстати, люди, как раса, были в него внесены с момента своего появления, а маги - лишь десять тысяч лет назад. Когда стали хоть как-то что-то собой представлять, - продолжил эльф. – Вы забыли магическую историю. Вы хоть понимаете, насколько стали слабы магически?
- Что? – удивление и возмущение смешались воедино.
- В любом обществе ценятся полукровки, - вздохнула горгона. – Их ценность в том, что они сильнее, могущественнее, ярче. Их магия иная, более насыщенная. И полукровками мы считаем своих детей с магами или обычными людьми, в данном случае теми, кого вы называете магглами. Сквибы рождаются не из-за вашей связи с магглами, а из-за постоянного смешивания крови с одними и теми же семьями. Магия начала искать выход, чтобы не оказаться без носителей. Отсюда и стали появляться магглорожденные.
- Бред!
- Что вы несете?
- Это не возможно!
- Ересь!
- Вы не понимаете, - тихо произнес оборотень. – Вы привыкли, что она есть. Но она уходит от вас. Потому что вы сами ее от себя гоните. Однажды вы можете проснуться, а магии с вами не будет. Она выберет кого-то другого. Или уйдет с такими как мы. С теми, с кем она была всегда. Вы в свое время получили магию, потому ей нужны были носители, ей нужно было, чтобы ее выпускали в мир. Нас всех было уже мало. Но вы – самая молодая магическая раса и самая амбициозная.
- И самая жестокая, причем в первую очередь к самим себе, - произнес эльф. – Вы до сих пор убиваете друг друга. Среди наших рас уже тысячелетия нет никаких войн. А вы находите повод драться каждую минуту, каждую секунду. Вы уничтожаете друг друга, а заодно и лишаетесь магии.
- Это невозможно, - воскликнули сразу несколько магов.
- Вы, - эльф указал на миловидную ведьму в мантии отдела опеки. – Покажите нам какое-нибудь простое заклинание. Насколько я понимаю, простейшие тут действуют.
- Да, верно, - кивнул Скримджер.
- Люмос, - все же откликнулась женщина на просьбу. Обычный огонек вспыхнул и замер, освещая своим светом пространство вокруг, не сильно, надо сказать.
- Прекрасно, - улыбнулся эльф. – Это обычное заклинание. А сейчас я попрошу вас закрыть глаза. Просто закройте и слушайте мой голос, - и он заговорил на своем языке, который ласкал слух присутствующих здесь людей. – Призовите свет, - произнес он какое-то время спустя.
- Люмос, - она даже не двинула палочкой. Действие заклинания было как минимум в два раза сильнее, чем обычно.
- Как? – выдохнула ведьма.
- В вас есть немного крови нашего народа, - произнес эльф. – Я просто воззвал к ней. Вы видите разницу? Кровь перворожденных помогает вам быть сильнее, лучше работать с магией, управлять своей силой. В отличие от людей, у нас нет проблем с вырождением. И мы можем заключать близкородственные связи. Для вас – это гибель.
- Это… - для людей все это было слишком.
- Ищите старые фолианты, рукописи Мерлина и его предшественников. Найдите Пакт, - произнесла горгона.
- Я считаю, что мы должны заключить договор с магическими расами, - произнес Скримджер.
- НЕТ! - завопила Амбридж.
- Вы уволены, Долорес, - спокойно проинформировал ее министр.
- Мы можем получит возможность поработать с вашей кровью? – спросил невыразимец. – Наши аналитики прогнозируют сильный упадок в течение ста-двухсот лет. Уже сейчас каждый десятый ребенок рождается сквибом, а каждый пятый вполовину слабее своих родителей.
- ЧТО?! И ВЫ МОЛЧАЛИ?! – возмущенно забурлили маги.
- Почему мы об этом не знаем? – министр посмотрел на работника отдела тайн.
- А никто и не хотел слушать, - фыркнул тот в ответ. – Я могу сказать, что заведомо сильных магов в последние лет сто было всего человек 50. И части из них уже нет в живых.
- Замечательно, - протянул Скримджер. Причем сказано было так, что все поняли – «замечательного» тут нет ничего.
- Прежде чем вы что-то предпримите, удалите из министерства всех, кто хоть как-то причастен к конфликту, который уже давно существует в вашем обществе, - посоветовал эльф.
- Да уж, не следует кое-кому знать о наших планах, - кивнул министр.
- Хорошо, но вы поможете нам справиться с Пожирателями и Тем… - начала еще одна ведьма, уже просчитывающая возможные варианты сотрудничества.
- Вы хоть знаете, что это ваш Тот-кого-вы-так-упорно-не-зовете-по-имени сейчас спокойно находится в Хогвартсе, под самым носом своего врага.
- О чем вы говорите? – на него недоуменно уставились все маги. До них не доходило, что именно только что сказал эльф.
- Он в школе? – с трудом прокашлявшись, переспросил Скримджер.
- Да, в школе, - кивнула вейла. – Но вы не беспокойтесь, там все под контролем. Он пока не предпринимает никаких шагов.
- А если… - женщины-маги повскакивали со своих мест.
- Драконы все держат под контролем, - подал голос один из мужчин, которые до сих пор не издали ни звука. – Если он что-то решить предпринять, то и мы сразу же примем меры. Для нас главное – безопасность Королевской пары и регентов.
- Причем тут драконы и вы? – не понял лорд Верней.
- Мы и есть драконы, - последовал ответ. – Вы уже должны были заметить, что поведение большинства из нас сильно изменилось, как и появилось очень много видов, о которых вы лишь слышали или в книжках читали.
- Драконы – не люди, - закричала Амбридж.
- А на кого же я тогда похож? – усмехнулся мужчина. – Простите, но перекидываться не буду. Во-первых, помещение не то. Во-вторых, мало ли у кого какие проблемы с сердцем могут быть.
С каждым новым словом люди все больше впадали в ступор. Невыразимцы, которых тут было три человека, что-то строчили на пергаменте. И все же все уже понимали, что министр свое решение принял. Да и остальные понимали, что не могут потянуть противостояние с магическими су… расами. Да, придется им привыкать называть «нелюдей» не существами, а именно расами или народом. Это будет трудно, но если они хотят выжить и остаться у руля, то им придется пересмотреть свое отношение. Исходя из условий и предложений, которые они получили от делегации, получалось, что внутри страны будет отдельное государство – со своими правителями, своими законами и своей территорией, которую, кстати, они уже заняли.
Дальше обсуждение уже стало касаться только пунктов документа. Споры были не менее жаркими, хотя делегаты вели себя более сдержанно, чем маги. И именно это спокойствие позволяло им отвоевывать свои условия. Камнем преткновения стала новая школа. В конце концов, им все же удалось добиться того, что на нее было дано разрешение, но в первую очередь туда должны были отправиться те, в ком течет кровь магических рас, хотя они также могли учиться и в Хогвартсе. Если же администрации школы удастся заполучить в ученики кого-то еще, то никто не будет им препятствовать. Маги считали, что это начинание умрет очень быстро. Тяжело менять устои, которым уже целое тысячелетие. Наконец, все разошлись. Делегаты отбыли на доклад к Сириусу. Скримджер закрылся в своем кабинете вместе с невыразимцами, желая получить у них всю информацию, которой те владеют. Ему очень не понравилось то, что он сегодня узнал. Следовало срочно либо опровергнуть все это, либо получить неопровержимые доказательства. Он бы предпочел первое, чем второе. Меньше было бы проблем. Только вот интуиция подсказывала, что верно как раз последнее.
В то же время в одном направлении полетели совы с донесениями для лидеров двух противоборствующих сторон.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Li-sanДата: Суббота, 27.11.2010, 22:21 | Сообщение # 44
Химера
Сообщений: 472
« 22 »
Вау.... yahoo
но такая коротенькая....хочу больше больше хочу drool drool drool зрелище..жрачке...зрелища snack .... oops меня не туда понесло



Тугая маска - спасение моё,
И днём и ночью я вечный раб её,
А что под ней - никто не знает.


Сообщение отредактировал Li-san - Суббота, 27.11.2010, 22:23
 
ItasДата: Суббота, 27.11.2010, 22:53 | Сообщение # 45
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
Quote
- Я считаю, что мы должны заключить договор с магическими расами, - произнес Скримджер.
- НЕТ! - завопила Амбридж.
- Вы уволены, Долорес, - спокойно проинформировал ее министр.

Уррааа!! yahoo

Я так долго ждала этого (видела ток 2 фика где звучали эти мелодичные слова!) yes
Еще хачу!!! apple



ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас

 
tasminДата: Воскресенье, 28.11.2010, 13:20 | Сообщение # 46
Ночной стрелок
Сообщений: 68
« 4 »
Хочетсь сказать огромное спасибо автору и всем, кто помогает в написании, за такую прекрасную работу))) Получилось просто изумительно! flowers flowers flowers Отдельное спасибо Linnea за ее творчество, я с нетерпением жду выхода творений из-под ее гениального пера.


Да, я маленькая, но бью больно и метко

Сообщение отредактировал tasmin - Воскресенье, 28.11.2010, 13:20
 
неканонДата: Понедельник, 29.11.2010, 11:49 | Сообщение # 47
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
ой какая буря будет когда об этом все узнают wacko


когда придумаю что тут написать-напишу
 
LiraДата: Понедельник, 20.12.2010, 02:00 | Сообщение # 48
Подросток
Сообщений: 12
« 0 »
Присоединяюсь к коментам!! Это просто потрясающе.. specool Начала читать и никак оторватся не могла.
Такое ощущение, что сама переносишся к героям это расказа, простите, но фиком его у меня просто язик не поворачивается назвать biggrin
Вот что Амбридж уволили это блеск)) Спасибо)
С нетерпением буду ждать проду:clap:
 
AnteaДата: Воскресенье, 02.01.2011, 17:55 | Сообщение # 49
Подросток
Сообщений: 4
« 0 »
Потрясающий фик. Читала, пока глаза не стали закрываться. Хочу продолжения. clap
 
Dark-MessiahДата: Среда, 19.01.2011, 05:57 | Сообщение # 50
Nitinur in vetitum semper, cupimusque negata
Сообщений: 290
« 37 »
Супер.Целый день от компа отойти не мог, читал happy


[/url]

 
TanatyДата: Вторник, 16.08.2011, 17:14 | Сообщение # 51
Подросток
Сообщений: 1
« 0 »
Супер! жду проду!!!!!!!!!!!! biggrin
 
YuliaДата: Вторник, 06.12.2011, 02:17 | Сообщение # 52
Подросток
Сообщений: 6
« 0 »
Умоляю вас, проду мне проду!!! cry
 
неканонДата: Вторник, 06.12.2011, 04:51 | Сообщение # 53
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
думала продаа(((((
кто что знает, когда прода?



когда придумаю что тут написать-напишу
 
DaykiriДата: Вторник, 06.12.2011, 19:53 | Сообщение # 54
Друид жизни
Сообщений: 170
« 4 »
Начала читать и не остановилась пока не прочитала все. Безумно интересный фик! Было бы интересно прочитать продолжение. Там впереди столько намечается.
 
@nnushkaДата: Понедельник, 27.02.2012, 18:15 | Сообщение # 55
Посвященный
Сообщений: 35
« 0 »
пожалуйста, плизззз, еще! book brows читается просто на одном дыхании, спасибо за это чудо first
 
ОлюсяДата: Пятница, 04.05.2012, 22:59 | Сообщение # 56
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 180 »
Перемещаю в архив до появления проды!


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
РоадДата: Вторник, 18.12.2012, 21:01 | Сообщение # 57
Подросток
Сообщений: 6
« 0 »
smile класс. по несколько раз перечитываю замечательно. продочку плиз и по-скорей бы!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
 
РоадДата: Вторник, 18.12.2012, 21:03 | Сообщение # 58
Подросток
Сообщений: 6
« 0 »
замечательный фик . перечитываю по второму кругу. скорей бы продочку!!!!!!!!
 
SexsyangelДата: Понедельник, 28.01.2013, 23:05 | Сообщение # 59
Подросток
Сообщений: 12
« 0 »
замечательный фик автор спасибо надеюсь что скоро будет прода....
 
ОлюсяДата: Воскресенье, 24.11.2013, 17:42 | Сообщение # 60
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 180 »
Тема закрыта в связи с её заморозкой


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Возможно все? Все возможно!" ПРОДА главы 49-51!! 14.12.2016 (ГП/ДМ/НМП ,СБ/РЛ/СС/ЛМ~NC-17~общий~макси~в работе)
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск: