Армия Запретного леса

Среда, 26.02.2020, 20:47
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » The Noose (ГГ/СС)
The Noose
ГестияДата: Четверг, 24.02.2011, 23:43 | Сообщение # 1
Вредина
Сообщений: 241
« 12 »
Название: The Noose
Автор: Ravenheart
Рейтинг: R
Жанр: Драма
Размер: Макси
Саммари: Находясь в плену у Темного Лорда, Гермиона терпит пытки. Но однажды ей удается сбежать с помощью собственного заклинания. А вот куда?? Ведь заклинание недоработанное... Какими будут последствия? И кто сказал, что Темные Лорды не умеют любить?...
Размещение: Запрос посылала, но ответа нет

Глава 1

- Круцио!
Крик… Как больно…
- Круцио!!
Вопль… От боли нет сил даже кричать…
- Круцио!!
Спасительная темнота….

Так обычно начинался новый день Гермионы Грейнджер. В начале нового учебного года ее схватили Упивающиеся Смертью. Потом бросили в темнице замка Слизерина, и пытали, пытали, пытали… Каждое утро приносило пытки, боль, слёзы… Хотя слёз больше не осталось…

…Гермиона открыла глаза невероятным усилием воли – каждая клеточка еще жила ужасом Круциатуса. Попытка подняться провалилась – девушка не могла даже повернуть голову в сторону. Тишина… Они ушли… Есть немного времени, чтоб хоть чуточку прийти в себя…
По ее представлениям, она находилась в плену уже где-то неделю. Давясь сухими рыданиями, она повернулась на бок и вспышки воспоминаний пронзили молнией ее измученный мозг… Как она только не сошла с ума?? Каждый день пытки, дюжины Круциатусов… Еще не применяли легилименцию… Но это только пока, девушка была в этом уверена….
Гарри, Рон, Джинни, мама, папа… Боги, как она хотела умереть! Чтобы не чувствовать, не знать, не надеяться… Что они сделают?? Это ее судьба – сгнить в подземелье под собственные крики…
…Опять темнота…

Девушка проснулась от собственного крика – ее пытали. Опять. Когда заклятие сняли, она попыталась отдышатся.
- Поднимайся, грязнокровка!! Хозяин вернулся и велел тебя привести! Вставай, я сказал!
За словами последовал удар в живот. Гермиона закашлялась кровью, но поднялась. Ноги не держали исхудалое тело, мозги отказывались приветствовать хозяйку. На негнущихся ногах она пошла за провожатым.
Холодный воздух подземелья отрезвлял. Девушка снова почувствовала желание жить, к ней возвращалась сила воли, не порабощённый разум лихорадочно заработал. Бесчисленные повороты сбивали с толку, но отчаянье отступало под напором силы мысли. Девушка все думала, и не заметила, как они дошли до двери, за коей, предположительно, находились апартаменты Лорда. Ее провожатый втолкнул ее внутрь комнаты. Не сориентировавшись, Гермиона упала на пол. Сил встать не было. Мучитель схватил ее волосы в кулак, и рывком поднял голову от пола. Злость, безудержная ярость и какая-то неведомая ей доселе ненависть всколыхнули измученное сердце. Резко поднявшись, Гермиона со всей силы ударила мужчину в живот ногой. Тот согнулся. Ей только этого и было надо – носок высокого сапога заехал ему по лицу. Упивающийся зарычал, но не смог встать. Девушка продолжала наносить удары в живот, лицо, грудь… Вспоминая уроки рукопашного боя и карате, которые она посещала летом, все новые и более сильные удары сыпались на мучителя. Ярость отступала. Девушка отошла от стонущего мужчины, который захлебывался собственной кровью и упала коленями на ковер. Она снова почувствовала, что теряет сознание, как дверь в комнату рывком отворилась. Сознание моментально вернулось на место. В дверях стоял Лорд Вольдеморт.
Его взгляд выражал величайшее удивление, которое быстро сменилось злостью. Глаза полыхнули багрецом. Гермиона, вопреки страху и бессилию, рассмеялась, следя за взглядом Темного Лорда, который прошелся пот комнате, отметил лежащее тало своего слуги и остановился на девушке. Когда он осознал, что это – все ее работа, его брови непроизвольно поползли вверх. Смех Гермионы перешел в истерическое хихиканье, затем – в сатанинский хохот, напомнив ему о Беллатрикс. Волдеморт взмахнул палочкой – тело Мальсибера исчезло, дверь захлопнулась он сел в кресло напротив камина так, чтоб видеть девушку. Ее хохот походил теперь на смех сумасшедшего, она сидела на ковре, подобрав под себя ноги. Цепкий опытный взгляд Лорда отметил, что ноги девушки, обтянутые узкими джинсами, заправленными в высокие сапоги, очень даже ничего. Даже очень ничего. Глаза проследили все изгибы ее юного тела – черная кофточка из тонкого материала обтягивала плоский живот, высокую, среднего размера грудь, оставляя открытой длинную шею. Густые пышные волосы теперь спутались, в беспорядке лежа на плечах и спине, доставая ей до талии. Тонкие руки с длинными грязными пальцами обнимали подрагивающие плечи. Волдеморт отошел от созерцания девушки, когда понял, что ее смех утих, а она сама без страха смотрит прямо ему в глаза.
- Где ты научилась так драться?
Вопрос повис в воздухе, оставшись без ответа.
- Что ж, надо тебя научить, что на МОИ вопросы надо отвечать ВСЕГДА. Круцио!!
…Слепящая боль… Это Круцио сильнее заклятий его слуг раз эдак в шесть…
Молодое тело изогнулось дугой, ногти скребанули по полу, мозг визжал, каждая клеточка просила о смерти… Пытка прекратилась…
- Ну так как? Где ты научилась так драться?
- Дома…
- Прими мои поздравления - далеко не каждый может избить Мальсибера.
Гермиона хмыкнула.
- Итак… Что интересного ты мне расскажешь, грязнокровая подружка Поттера?
- Ты мразь. Полукровка. Выродок. Бастард. Мне продолжать?
Красные глаза полыхнули адским огнем, в следующую секунду Круцио опять поздоровалось с девушкой. Затем - удар в лицо. Придя в себя через несколько минут, она услышала разговор. Одним из говоривших был Лорд, другим – наверняка Мальсибер.
- ….как так?? – Вольдеморт шипел.
- Не могу знать, Хозяин.
- Неделю?? По десятку Круцио в день??
- Да, мессир.
- Это невозможно. Она – грязнокровка, откуда у нее столько сил? Откуда у нее столько воли?
- Хозяин, позвольте мне убить ее…
- Что, захотелось развлечений? Кстати, она нетронута?
- Простите?
- Я спрашиваю, она девственна?
- Мы ее не трогали.
- Иди. Я позову.
Шаги. Скрип двери. Тишина. Шипящий голос.
- Ну что, Гермиона, поиграем?..
Подняв голову с пола, приподнявшись на трясущихся руках, она взглянула в лицо Лорда. Тот присел на корточки прямо перед ней и смотрел ей в глаза. Она поставила на мысли самый сильный блок, на который была сейчас способна. Вольдеморт усмехнулся и наотмашь ударил ее по лицу. Потом поднялся и сел в кресло. Смотря, как девушка медленно садится на полу, он раздумывал. Как она умудрилась сохранить разум под столькими пытками? Как она выдерживает это все? Как она умудряется ставить мыслеблоки в таком состоянии? КАК, дьявол ее дери, она сохранила свою волю? Никто не осмеливался бунтовать в плену, но не она. Никто не осмеливался смотреть Ему в глаза, но не она. НИКТО молча не переживал его Круциатус, но не она… Проклятая гриффиндорка, выскочка, грязнокровая мразь… Пожалуй, последнее и было ее главным и единственным недостатком – иначе из нее получилась бы великолепная Темная Королева… Такая магическая мощь, блестящий ум и интеллект, внешняя красота…
Вольдеморт направил палочку на поднявшуюся девушку:
- Дай информацию об Ордене Феникса, и я тебя отпущу.
В мозгу девушки созрела мысль. Ментально бормоча заклинание, которое сама же и придумала, она ответила :
- Иди к дьяволу, полукровка!
Как в замедленной съемке она видела летящий в нее зеленый луч. Вот осталось пара сантиметров, и он ударится ей в грудь… Внезапный рывок, как от портала, темнота, и крик…
Вольдеморт немного обалдело уставился на то место, где раньше стояла пленница. Она просто исчезла! Зеленый луч ударился в стену, раскрошив штукатурку. Как она исчезла? Трансгрессировать из замка нельзя!!! Отсюда вообще нельзя уйти без его разрешения!!! Дьявол! Он найдет ее, найдет и убьет… Волдеморт поднялся и вышел в коридор.
Гермиону кружило сквозь тьму, пространство и время, звезды неслись перед нею… Почувствовав, что сейчас она потеряет сознание, девушка закрыла глаза. Тут ее ударило о что-то твердое. Открыв глаза, она увидела высокого черноволосого мужчину, за ним вырисовывался громадный замок. Хогвартс!! Она дома!! Это были ее последние мысли, перед тем как потерять сознание…

Глава 2

…Ужасная головная боль…
Сквозь тьму и мрак измученного сознания, которое грозилось в любой момент пойти гулять, до Гермионы долетали обрывки фраз говоривших людей. Она не узнавала их голосов, что ее изрядно удивило. Девушка начала вспоминать все события, которые могла вспомнить…
«Ага, так, значит, Авада Лорда до меня не долетела… Повезло… А повезло ли?? Чёрт, неужели то заклятье сработало? Как? Но где же я?..»
Слабо застонав, Гермиона попробовала открыть глаза и сразу же пожалела о содеянном - по ним больно ударил слепящее белый свет. Она зажмурилась, пару раз поморгала, и смогла нормально видеть. Констатация очевидных фактов заставила ее заулыбаться от радости: она была в больничном крыле Хогвартса!!! Все те же белые стены, кровати, чистота… Стоп! Какие кровати?! На ее памяти таких тут не было! Таких… старых, что ли… И потолок как-то не так оформлен… Гермиона подумала, что, возможно, из-за пережитых Круциатусов воспринимает всё не слишком адекватно, но тут двери отворились и в комнату вошла быстрым шагом женщина 50 лет, в белом фартуке, как и положено целителям, но что-то ней было не так… Это не мадам Помфри, ясно как белый день. Взгляд гриффиндорки еще раз скользнул по женщине, и тут пришедшая в голову мысль заставила ее немного напрячься: вошедшая была одета странновато как для нашего времени… Память подбросила рисунок из магловского учебника истории – так одевались в веке эдак десятом-одиннадцатом… Увиденные факты никак не складывались в картинку.
- О, мисс, Вы проснулись? Как Вы себя чувствуете?
- Как будто по мне проехался василиск, - попыталась пошутить Гермиона. Женщина юмора не поняла, но решила зайти с другой стороны.
- Мисс, Вы кто?
СТОП!!! Ее хорошо знали в лицо! Не могли же ее измучить до неузнаваемости... А вредная память еще раз нарисовала одежду Х века. Девушка тряхнула головой, не желая идти на поводу у паники, успокаивая себя, что эта женщина просто не знает ее в лицо.
-Эээ… Извините, мадам, но где я? – она решила все разузнать, а потом делать выводы.
- Вы в Хогвартсе, мисс.
- Как я здесь оказалась?
- Мисс, неужели вы не помните? Вы были очень слабы, Вас пытали. Но Вы трансгрессировали к замку, и Вас…
- Я? Трансгрессировала? Но ведь это невозможно на территории Хогвартса! – Гермиона перебила собеседницу.
- А как Вы объясните Ваше появление из ниоткуда? – тут женщина, глядя в широко распахнутые глаза девушки, начала соображать.
- Мисс, - продолжила она с некоторой опаской,- Вы – колдунья?
- Разумеется.
- Чистокровная?
Это слово эхом отразилось в голове Гермионы. Девушка поняла, что находится явно не в своем времени. Как себя вести она не знала, поэтому решила притвориться.
- Я… я не знаю…
- То есть как? Кто Ваши родители? Как вас зовут?
- Я не помню…
Состроив невинное личико, Гермиона наблюдала за реакцией целительницы. Та клюнула – добродушно улыбнувшись, она сказала:
- О, мисс, у Вас шок. Он скоро пройдет, не волнуйтесь, и Вы все вспомните. А теперь отдыхайте.
- Мадам, а какой сейчас год?
- 987 от Рождества Христова. Сегодня пятнадцатое мая, мисс. Вы были без сознания три дня. Отдыхайте.
Как только за женщиной закрылись входные двери, мозг Гермионы заработал на полную катушку.
«Дьявол!! Меня перебросило на десять столетий назад, а должно было переместить просто в Хогсмид!! Чёрт! Что же делать? Как вернуться? Господи, это все недоработанное заклятие! Какие еще меня ожидают последствия? Как представится? И вообще, как быть?» - подобные мысли не давали уснуть, голова разболелась снова. Гермиона встала с постели и принялась искать одежду, которой не оказалось. На вешалке висела какая-то мантия, которую она накинула поверх сорочки, потом огляделась – может где-то есть палочка, но нет, кто же оставит оружие без присмотра? Гермиона тихо проскользнула в приоткрытую дверь и пошла по коридору. По памяти она шла в библиотеку, и, хвала богам, та оказалась на прежнем месте.
В нос ударил такой знакомый запах пергамента, старых книг, пыли и чего-то еще. Гермионе всегда казалось, что так пахнут знания. Хотя как знания могут пахнуть? И почему в библиотеке такой запах уже сейчас, ведь судя по всему, замку совсем немного лет…
Книг было много. Очень. Все же меньше, чем в «том» Хогвартсе, но не менее интересных. Гермиона пошла вдоль стеллажей, нежно водя рукой по корешкам книг. Они всегда ее успокаивали, так случилось и сейчас – нервозное состояние, близкое к панике, сменялось расчетливостью и здравым смыслом.
Гермиона не заметила, как вошла в Запретную секцию. Но замок не проведешь – не успела она моргнуть, как ее выбросило из зала какой-то силой. В коридоре послышались быстрые шаги – кто-то узнал о ее проникновении в Запретную секцию. Чёрт! Точно ведь, это преподаватель! Что же делать? Гермиона юркнула между стеллажами и забилась в нишу, прижавшись спиной к холодному камню, и обратившись в слух.
Звук шагов становился все ближе. Потом затих вообще. Казалось, что кто-то стоит на месте, прислушиваясь. Потом раздались еще одни шаги, затем последовал разговор, из которого Гермиона поняла, что говорившие – мужчины.
- Что стряслось?
- Похоже, кто-то решил познать Запретные книги.
Голос первого был заинтересованным, а второго – каким-то угрожающим.
- Ты обыскал библиотеку? Кого-то нашел?
- Нет, не обыскивал.
- Врядли мы кого-то найдем.
- Ты чувствуешь?
- Что?
- Чье-то присутствие…
Говоривший направился вдоль полок с книгами. Его шаги эхом отдавались в пустой библиотеке, приближаясь к месту, где спряталась Гермиона. Та дрожала. Дрожала от бессилия, незнания, опасности и собственной глупости, а еще от холода, который исходил от каменной стены, к которой она прижималась в поисках защиты. О да, чего же еще можно было ожидать? Надо быть идиотом, чтоб забыть про запреты по поводу Особой секции. Гермиона корила себя за глупость и безрассудство, соображая, что ей делать дальше.
Шаги стихли – шедший остановился. В нескольких дюймах от того места, где еле держалась на ногах Гермиона. Потом тень заслонила свет, девушка почувствовала на своей шее кончик волшебной палочки и нервно сглотнула, прежде чем снова провалиться в беспамятство.

Гермиона очнулась в том же больничном крыле. Не открывая глаз, она слушала разговор двух мужчин, голоса которых узнала – то были те же люди из библиотеки.
- Говоришь, это та самая девушка?
- Да. Я уверен в этом.
- Что же она делала в библиотеке?
- Меня больше интересует, что она там искала.
- Ты пробовал легилименцию?
- Она еще слишком слаба для допроса.
- Ладно, я пойду. Будут новости – дай знать.
Один из говоривших ушел. Гермиона рискнула открыть глаза.
Возле ее кровати стоял высокий черноволосый мужчина 35 лет, лениво поигрывая палочкой из какого-то странного материала. Его серо-зелёные глаза неотрывно смотрели ей в лицо. Гермиона на всякий случай поставила мыслеблок.
Мужчина сел на соседнюю кровать и заговорил. Его голос был обволакивающий, спокойный, с хрипотцой.
- Могу я узнать, что Вы делали в библиотеке?
- Гуляла.
- Отличное место для прогулок, не находите? – иронии в голосе не занимать.
- Совершенно верно.
- Итак, мисс, кто Вы?
- Я не помню. – пожалуй, слишком быстрый и уверенный ответ.
- Эту байку я слышал. Постарайтесь вспомнить, - от человека повеяло холодом.
- Я – колдунья.
- Рад слышать. Имя?
- Эмма. Эммануэль. – брякнула первое, что пришло в голову, и казалось довольно «чистокровным».
- Фамилии, разумеется, не помните?
В памяти всплыло: «…древний род, прекратил существование в конце восьмого века…». Черт! Как же их фамилия?.. А..
- Бладрейн.
- Бладрейн?
- Верно. Может, назоветесь в свою очередь?
- Салазар Слизерин. Так что вы искали в Запретной секции библиотеки, госпожа Бладрейн?
- Я там оказалась случайно.
- Ясно. Что ж, поговорим потом. Отдыхайте. И имейте в виду: прогулки в Особых секциях библиотек никому еще не принесли ничего хорошего. Всего доброго.
«Ушел. Вот же угораздило меня! Вот это вляпалась! Слизерин! Сам Салазар Слизерин! Уму не постижимо!!» Примерно с такими мыслями девушка заснула.
Салазар шел по пустынному коридору. Он чувствовал, девушка что-то скрывает. И врядли она из рода Бладрейн. Хотя проверить стоит. Завтра. Он спустился по лестнице в подземелье, вошел в свои комнаты и пошел спать. В отличие от Гермионы, заснул он далеко не сразу.

Глава 3.

«- Вставай, грязнокровка! Вставай, я сказал!! Не хочешь?? КРУЦИО!!!
Крик… Странно, боли нет…»
Гермиона вздрогнула и проснулась. Господи, это всего лишь сон, а она уже поверила, что ее опять мучат… Девушка села на кровати и огляделась. На соседней койке лежала ее одежда. Она быстро оделась и хмыкнула: наверняка странно будут смотреться джинсы среди платьев и балахонов. но ничего другого из одежды, даже той вчерашней мантии, в комнате не обнаружилось. Девушка вышла в коридор и пошла по направлению к кабинету директора. Интересно, он там же?? И кто директор?
Солнечный свет проникал в высокие стрельчатые окна, заливая весенним теплом прохладные коридоры. По представлению Гермионы, сейчас было где-то около 8 часов утра. По идее, ученики сейчас только встают, так что ее никто не должен увидеть.
Кабинет директора, на удивление, находился там же, где и в «будущем». Вот только была сооооооовсем маленькая проблема: вход туда охраняла не каменная горгулья, а настоящий сфинкс.
Девушка подошла к существу и присела в реверансе, смеясь про себя – как глупо это выглядит в джинсах. Сфинкс, казалось, не обратил на эту деталь внимания. Гермиона решила заговорить:
- Я могу пройти?
Голос сфинкса был мягким, успокаивающим, даже интригующим.
- Разумеется, но для этого ответьте на мой вопрос.
Гермиона призадумалась – сфинксы – мастера загадок и обманов.
- Я согласна. Какой вопрос?
- Пока трое мудрецов спали под деревом, озорной ребенок покрасил их головы в красный цвет. Проснувшись, каждый мудрец обнаружил дело рук ребенка на головах своих друзей. Естественно, они начали смеяться. Внезапно один замолчал. Почему?
Девушка задумалась. А потом выдала:
- Мудрец перестал смеяться потому, что понял, что его голова тоже раскрашена.
- Верно. Проходи.
Сфинкс отошел в сторону, и Гермиона поднялась по лестнице. Тут ее осенило: а что она ответит, когда ее спросят, как она знала, куда идти?
Не успев придумать ничего более-менее правдоподобного, дверь перед ней отворилась и она вошла в круглый кабинет. Теперь было очевидно, что его используют Основатели для собраний, а директора, вероятно, нет вообще.
В комнате было четверо человек: две женщины и два мужчины.
Одного – Салазара Слизерина – Гермиона узнала сразу. Рядом с ним стоял, вероятно, Годрик Гриффиндор. Оба черноволосые, примерно одинакового крепкого телосложения, только Годрик был шире в плечах, а у Салазара были длиннее ноги. Глаза Гриффиндора напомнили ей о Дамблдоре – такие же ярко – голубые, что в сочетании с черными волосами делало его притягательно красивым. Возле окна стояла, по всей видимости, Хельга Хаффлпафф – ее русые волосы заплетены в косу, свето-серые глаза искрятся добротой и милосердием. Она была невысокого роста, не худая, но и не полная, одета в платье нежно-бежевого цвета. У стены, там, где находились полки с многочисленными книгами, стояла женщина с царственной осанкой. Ее черные волосы тяжелой волной лежали на спине, несколько прядей обрамляли красивое аристократическое лицо с сапфирово-синими глазами. Она была высокой, худощавой, но сколько ей было лет, сказать невозможно: юное лицо 23-девушки не сочеталось с холодными глазами, в которых застыла тень вековой мудрости. Ровена Рейвенкло. Она чем-то была схожа со Слизерином, вероятно, взглядом. Закончив «созерцание», Гермиона тихо поздоровалась, ей ответили и пригласили в кабинет.
Салазар оперся бедром о край столешницы, и, сложив руки на груди, уставился на девушку. Годрик единственный решил нарушить тишину:
- Итак, мисс, как Вы оказались в Хогвартсе?
Гермиона не ожидала такого прямого вопроса и так сразу. Опустив голову, она честно произнесла:
- Не знаю.
- Госпожа Бладрейн, - это Салазаров голос,- откуда Вы?
Гермиона не знала, что ответить. Сказать правду равносильно самоубийству, солгать – значить вызвать подозрение. Он промолчала. Тут заговорила Ровена:
- Эммануэль, Вы хоть что-то помните?
- Да. –скрывать очевидное не было смысла. – Я была в плену у одного волшебника, которого вы, скорее всего не знаете.
- Вас пытали? – Годрик. Полу-вопрос – полу-утверждение.
- Да.
Тихий вдох со стороны Хельги.
- Констанция сказала, что Вы практически поправились.
- Констанция?
- Наш целитель. Она вылечила вас.
- Я благодарна за это. – тут Гермиона решила действовать напролом. – Вы поможете мне вернутся?
- Вернутся куда? – опять Салазар.
- Домой…
- Мы сделаем все возможное, госпожа Бладрейн, - сказал Слизерин, особенно выделив ее фиктивную фамилию. – Но надо решить, что с Вами делать.
- Отправим ее на один из факультетов, - предложила Хельга.
- Да, мисс, а сколько Вам лет?
- Семнадцать.
- Хм… Ну, на последний курс… Правда, в конце года… Ну, ничего страшного.
- Сейчас должен начаться завтрак. Пойдемте, я Вас провожу. – Ровена вышла из кабинета, Гермиона последовала за ней.
Они спустились на два этажа вниз и пошли по коридору.
- Мадам, а куда мы идем? – спросила Гермиона.
- Разгуливание в замке в такой одежде неприпустимо.
- Но у меня ничего другого нет…
- Ничего страшного, - Ровена тепло улыбнулась, - что-то придумаем.
Они зашли, как поняла девушка, в покои Рейвенкло. Ровена принесла ей темно-коричневое платье и помогла переодется. Затем она причесала Гермиону и они спустились в Большой зал.
Пока Гермиона шла между рядами, на нее удивленно и с интересом поглядывали все без исключения ученики. В школе училось около двухсот студентов. Когда она подошла к учительскому столу, поднялся Годрик и молвил:
- Сегодня к нашей семье присоединится еще один человек. Сейчас он пройдет распределение. Прошу, Эммануэль Бладрейн.
По залу прошелся шепоток. Гермиона села на стул и одела шляпу. «Что ж, довольно интересно… Много знаний… смелость, хитрость в избытке… Да, все ясно…» Вердикт шляпы ввел ее в ступор.
- СЛИЗЕРИН!
Стол под зеленым знаменем зааплодировал. Гермиона встала и пошла к нему. С ней сразу же вступили в беседу.
- Бладрейн? Ты- та самая Бладрейн? Но их род прервался! Как такое возможно??
- Магия, - злобно буркнула Гермиона.
- А ты с характером, - заговорил ее сосед. – Ничего, скоро поймешь, кто здесь кто.
- Сам кто такой?
- Я Вэлкан, лорд Малфой.
Гермиона фыркнула и презрительно спросила:
- Ну и что? Думаешь, если ты – Малфой, так тут уже всё? И Что дальше?
Тот замолчал от такой наглости, лишь в глазах полыхала злость.
- Ты ответишь за это!
- Нда, как же, гляди, разогналась. Вон там не я, случаем, побежала?
Тот прошипел:
- Бладрейн…
Гермиона встала из-за стола и громко произнесла:
- Для ТЕБЯ, Малфой, миледи Бладрейн! Имей это в виду!
Она развернулась и направилась к выходу. В голове был полный хаос: «чертов кретин! Ублюдок! Чистокровная сволочь! Ненавижу! Убью!! Сердце вырву!»
Ее мысленный процесс прервала внезапная головная боль и вкрадчивый голос стоящего в трёх шагах от нее человека:
- Какие Вы кровожадные, мисс Грейнджер…
Гермиона подняла голову и отшатнулась – на нее неотрывно смотрели серо-зелёные глаза…


...Adversus necessitatem ne dii quidem
...Против необходимости не властны и сами боги



Сообщение отредактировал Гестия - Четверг, 24.02.2011, 23:51
 
ГестияДата: Четверг, 24.02.2011, 23:52 | Сообщение # 2
Вредина
Сообщений: 241
« 12 »
Глава 4.

- Какие Вы кровожадные, мисс Грейнджер…
Гермиона подняла голову и отшатнулась – на нее неотрывно смотрели серо-зелёные глаза…

Глаза Салазара Слизерина.
«Дьявол!» - ругнулась Гермиона про себя.
- Собственной персоной… - угрожающе тихо произнес мужчина и двинулся к стоявшей в оцепенении девушке. Гермиона пошла на попятный. В голове замелькали картинки: вот он достает палочку, Авада, от которой два раза не спасался точно никто….
- Мне нет смысла убивать Вас, Гермиона, - акцентируя на ее имени, произнес Слизерин.
«Чёртов легилимент! Застал-таки врасплох!»
- Лорд Слизерин, а Вы в курсе, что рыться в мозгах неэтично? – в минуты бессилия на нее нападала необычайная наглость. Шаг назад.
- Мисс Грейнджер, а Вы знаете, что врать – нехорошо?.. – Слизерин же подвинулся на шаг вперед.
- Подозреваю… - еще шаг.
- И как? Подозрения оправдываются? – опять он ближе. – Вас в детстве не учили, что ложь – хуже смерти?
- Не помню… - два шага назад…
- Амнезия? – приторно-сладкий голос с наигранным удивлением резанул по ушам. – Помочь вспомнить? Если мне не изменяет память, то раньше в моем присутствии Вы вспомнили свое…мм…имя.
- Точно! Примите поздравления: ваша память вам верна, как никогда. – еще шаг. Блин, окно!
Гермиона уперлась поясницей в подоконник. Между ней и Слизерином было шага три, не более. Отступать некуда, палочки нет. А, где наша не пропадала?!!
- Благодарю. А еще меня терзают смутные сомнения на счёт того, откуда Вы. Любите путешествия во времени, не так ли?..
Салазар наблюдал за ее лицом, на котором отразилась куча эмоций. «Я угадал. Девчонка совершенно не умеет сдерживать себя… Странно, что Шляпа отправила ее на мой факультет. На лицо она – вылитая гриффиндорка. Хотя аура у нее довольно сильная… Даже слишком сильная для ее семнадцати лет…»
Гермиона широко открытыми глазами смотрела на мужчину. Как она могла забыть – Слизерин же величайший легилимент! Вольдеморт по сравнению с ним – сквиб-алкоголик. Ну, и что теперь делать? Тут мелькнула мысль – Салазар ведь очень сильный маг! Он может ей помочь! Только станет ли?
- Так откуда ты? – Слизерин перешел на «ты», постепенно приближаясь.
- Из будущего.
Правая бровь мага поползла вверх. Гермиона решила продолжить:
- Меня перебросило на десять веков назад.
Мужчина не поверил. Гермиона не теряла надежды.
- Ладно. Ты – некромант. Проклятый Король. Змееуст. В замке, в Тайной комнате, которую ты создал, живет василиск. Твоя библиотека содержит единственные в своем экземпляре книги. Ты алхимик. Работаешь над зельем перемещения во времени. Легилимент и окклюменист. Продолжать?
Было ясно видно, что Слизерин удивлен – он и не пытался этого скрыть. Затем его лицо озарилось коварной улыбкой, и он заговорил, стоя в полуметре от Гермионы:
- Ты - Гермиона Грейнджер, гриффиндорка до мозга костей. Маглорожденная. Слаба в боевой магии. Стратег. Эмоциональна, горда. Не умеешь проигрывать. Обладательница сильной воли. Не склонна прощать. Использовала недоработанное заклинание, поэтому ты здесь. Не владеешь беспалочковой магией. Ищешь помощи. Я прав?
- Да. – ее тихий шепот едва различимо прозвучал в тишине коридора, который вел в подземелья.
- Идем.
Салазар пошел вглубь подземелий, девушка последовала за ним. После получаса блужданий по коридорам, расположение которых запомнить ох как тяжело, они подошли к двери. Салазар толкнул ее и пропустил девушку внутрь. Это были его личные покои.
Гермиона никогда не бывала в такой богато обставленной комнате. Мягкие кресла, громадные стеллажи с книгами, огромный камин, под ногами – пушистый ковер. Большая люстра давала достаточно света, чтоб осветить все углы комнаты. Это была своего рода гостиная. Салазар указал ей на стеллажи:
- Ищи во всех книгах первого стеллажа. Остальные для тебя представляют смертельную опасность. Пергамент и чернила – на столике у камина. Что понадобится – зови домовика. У тебя примерно семь часов до наступления темноты. Я вернусь за тобой на ужин.
Он развернулся и вышел, дверь тут же слилась со стеной – будто ее и никогда не было. Гермиона подошла к стеллажу, взяла первую книгу и углубилась в чтение.

…За неделю Гермиона просмотрела около шестисот книг. Некоторые были совершенно не по ее теме, в других не было ничего, что могло бы ей помочь. Каждый раз Слизерин приводил ее сюда после обеда, когда у нее заканчивались занятия, и заходил за ней перед ужином. Иногда по вечерам они разговаривали у озера, искали выход из ситуации, в которую она попала. Девушка убедилась, что Салазар не был злобным и угрюмым, у него, наоборот, было отличное чувство юмора, он был чрезвычайно умным человеком, несмотря на то, что был темным магом.
Был вечер воскресенья, когда девушка вывела формулу заклинания, которое вернуло бы ее назад. Довольно потянувшись в кресле, она поставила книгу и пергамент с заклинанием на столик и начала ждать Слизерина.
Кому врать, он ей нравился, ее к нему тянуло. Красивый, сильный мужчина, блестяще образован, с хорошим чувством юмора… Она не хотела возвращаться. За такими мыслями ее настиг сон.
Девушка проснулась от шума. Открыв глаза, она увидела такую картину, от которой ее бросило в дрожь: в районе спрятавшейся двери стоял, пошатываясь, Слизерин. Он был смертельно бледен, с одной руки на ковёр капала кровь. Скорее, не капала, а текла тонкой струйкой. Маг устало прислонился к стене и сполз по ней на пол, испустив стон. Палочка выпала из его руки с глухим стуком. Гермиона подбежала к нему, подняла голову за подбородок:
- Ч..что случилось?
- Великаны…напали…в лесу… я искал…а тут…
Опять громкий стон. Глаза мага начали мутнеть. Гермиона схватила его палочку и отлевитировала его тело поближе к камину. На удивление, палочка слушалась ее беспрекословно, будто понимая, что помогают ее хозяину. Гермиона положила тело на ковёр и взмахом палочки сняла со Слизерина одежду. Увиденное ее повергло в шок: огромная рваная рана на левом плече, громадная гематома на боку, сломаны два ребра, кровоточащая царапина на груди… Не теряя времени, она начала шептать исцеляющие заклинания. Гематома исчезла, ребра с хрустом срослись, рана начала затягиваться. Гермиона увидела на полке бадьян – видимо, он часто бывал в переделках, смазала им рану и царапину – те начали зарастать с поражающей быстротой даже как для волшебника. Видимо, у Салазара была быстрая регенерация тканей. Девушка метнулась в лабораторию, быстро слила несколько ингредиентов в чашу, и, получив нужный красный цвет Кровевосстанавливающего зелья, поспешила обратно. Влив зелье в его несопротивляющийся рот, она наколдовала несколько простыней и покрывал, почистила палочкой ковёр от крови, и укрыла Слизерина. Она не хотела перемещать его в спальню – в таком состоянии к нему лучше не применять магию. Укрыв его и услышав спокойное дыхание мужчины, она села в кресло у камина, не сводя глаз со спящего.
Просидев так где-то час, ее сморил сон.

Она проснулась от пристального взгляда. Открыв глаза, она встретила серо-зелёный взор Слизерина. Тот смотрел на нее изучающе.
- Как ты себя чувствуешь?
- Будто по мне проехался василиск…
Гермиона не смогла скрыть улыбку – эти же слова от нее услышала целительница. Слизерин ее улыбку понял по-своему.
- Спасибо, что помогла.
- Почему ты не отправился к целителю?
- Я должен был, но промазал пунктом назначения трансгрессии…
- Ты трансгрессируешь в Хогвартсе?
- И я, и Годрик, и Ровена с Хельгой…
- Тебе часто так перепадает?
Слизерин ухмыльнулся и сел на ковре. Отсветы пламени бросали блики на его волосы и обволакивали теплом накаченный торс. Он сел ровнее, но тут же поморщился. Гермиона в ту же секунду приземлилась рядом с ним и уложила его опять на спину.
- У тебя были сломаны ребра, боль скоро пройдет, это последствия заклинаний.
Салазар снова сел и взглянул Гермионе в глаза. В его взгляде была благодарность, какая-то нежность, тепло… и … желание? Да, оно самое!
Слизерин притянул девушку к себе за подбородок и поцеловал. Сначала изучающе, осторожно, нежно провел языком по ее губам. Когда Гермиона открыла рот, чтоб высказать возражение, мужчина углубил поцелуй. Ощутив, что девушка ему отвечает, он мысленно улыбнулся, одной рукой зарылся в ее волосы, другой обхватил за талию и притянул к себе, не оставляя между ними пространства. Гермиона на секунду оторвалась от него, чтобы набрать в легкие воздуха и тихо прошептала:
- Нет, Салазар… Это изменит будущее… я…мы…
Тот так же тихо ответил:
- Ты никуда не вернешься…не отпущу…
Сопротивляться его напору не было ни смысла, ни желания.
Салазар повалил ее на спину, устроившись между ее бедрами и опираясь на руки. Его поцелуи из дразняще-нежных, ласковых перерастали в страстные, глубокие, не скрывающие желания. Горячие губы прошлись по шее, оставляя цепочку поцелуев на нежной коже, и начали опускаться ниже. Слизерин завел руки ей за спину, расстегнул платье и начал медленно снимать с юного тела тяжелую ткань. Когда с платьем было покончено, Гермиона ощутила под спиной мягкий ворс пушистого ковра, тепло пламени камина подогревало и без того горящую страсть.
Слизерин резко поднялся и потянул ее за собой. Теперь она сидела на его бедрах, выгибаясь от сладких ласк. О да, лорд Слизерин, Вы знаете толк в удовольствии!!
Его горячие большие руки блуждали по ее спине, его чувственные губы целовали мягкую кожу шеи и груди. Когда Салазар прикусил ей жилку на шее, Гермиона застонала. Она кожей почувствовала его улыбку, ее тело просило удовольствия, а душа рвалась в небо за наслаждением. Как будто специально, он опять уложил ее на спину и легонько качнул бедрами. Гермиона запустила руку ему в волосы и зажала черные локоны в кулаке. Мужчина провел ладонью по талии, опустил руку на бедро и прижал ее к полу.
По комнате прокатился тихий резкий вдох, когда Салазар одним сильным движением глубоко вошел в нее. Он на миг остановился, снова целуя ее шею, затем начал медленные движения. Через пару мгновений, когда резкая боль внизу живота прошла, Гермиона задвигалась с ним в такт, прерывисто дыша, царапая ему руки и спину. Она выгибалась ему навстречу, оставляла следы от укусов на его плечах. Когда одновременно со стоном она повернула голову немного в сторону, Слизерин прикусил ей тонкую кожу ключицы, вызвав еще один протяжный стон. Его горячее дыхание опаляло ее шею, ухо, лицо… Несколько глубоких толчков – и мир Гермионы разлетелся на кусочки, заиграв всеми цветами радуги. Почувствовав, как ее тело судорожно сжимает его плоть, он со стоном излился в нее…
Гермиона быстро заснула на груди Слизерина, ему же, наоборот, сон никак не шел. Он осторожно уложил голову девушки на ковер и приподнялся на руках. Тело еще сладко ныло после пережитой страсти, огонь согревал, даруя покой. Опершись на руку, он наблюдал за спящей девушкой: грудь мерно поднимается при дыхании, губы слегка приоткрыты, в волосах играют блики огня. Он нежно провел рукой по ее щеке, опустил пальцы на шею. Гермиона открыла глаза и встретилась с ним взглядом. Тот ласково ее поцеловал и тихо сказал:
- Спи…
Девушка послушно закрыла глаза. Салазар еще несколько мгновений смотрел на нее, затем тоже заснул.

…Гермиона проснулась, когда светало – Салазар сделал в подземелье заколдованные окна, которые отображали погоду на улице. Она оделась и подошла к столу, взяла пергамент с заклинанием и начала читать его про себя. Вроде бы все верно, только вот… То заклинание, благодаря которому она оказалась здесь, было недоработанное, так что неизвестно, куда ее забросит в этот раз…
- Решила сбежать? – тихий голос Салазара разрезал утреннюю тишину.
- Я должна вернутся в свое время.
- Тебе плохо здесь?
- Нет. Но это неправильно. И потом, я боюсь, что мы изменили будущее.
- Так нечего туда возвращаться.
- Я здесь не смогу.
Салазар бесшумно поднялся, обернулся покрывалом и подошел к Гермионе.
- Это твой выбор, твоя жизнь и твое решение.
- Спасибо…
- За что?
- За все…
Она обняла его на прощание и отошла к камину. Затем начала читать заклинание вслух.
Девушку охватило голубоватое сияние. Она почувствовала знакомый рывок внизу живота, и поняла, что возвращается. Сердце больно сжалось, на глаза навернулись слезы.
- Прощай… - молвила она дрогнувшим голосом и исчезла в облаке дымки. Последнее, что она увидела – боль потери в глазах Салазара Слизерина, величайшего из Хогвартской Четверки.

Лорд Слизерин сел в кресло и пустым взглядом смотрел на огонь. Потом его внимание привлек обрывок пергамента. С одной стороны он весь был исписан формулами, а с другой было только три слова: «Мы еще увидимся»… Салазар хмыкнул и бросил пергамент в огонь. Затем быстро оделся и вышел из комнат. Ему надо было побыть одному.

…Гермиону кружило в вихре времени. Удар. Боль. Перед приоткрытыми глазами возник дом. Затем молодой мужской голос испуганно произнес:
- Девушка, кто Вы?
Последнее, что она увидела, было лицо парня 25 лет, обрамленное светлыми волосами. Затем – темнота…

Глава 5.

- Девушка, кто Вы?
Последнее, что она увидела, было лицо парня 25 лет, обрамленное светлыми волосами. Затем – темнота…

… «О Боги, похоже у меня потерять сознание – это уже традиция… Только… Блин, голова болит…»
Гермиона открыла глаза. Светло. Позднее утро. Судя по виду из окна, сейчас зима: стекло в морозных узорах, в камине ярко горел огонь, на тумбочке букетик из засушенных трав. Девушка потянулась и приподнялась. В ту же минуту дверь в комнату отворилась и туда вошла женщина сорока лет с королевской осанкой. У нее был немного резковатый, но все же сочувствующий взгляд.
- Мисс, как Вы?
- Благодарю, неплохо. А что произошло?
- Вы просто появились на территории поместья, как будто трансгрессировали, но мой муж, заметив вашу одежду, сказал, что Вы, вероятнее всего, из прошлого. Это так, мисс?
- Да, мадам.
Женщина заметно оживилась.
- А откуда Вы?
- Мадам, я помню одни обрывки, - Гермиона решила промолчать о своих приключениях,- но точно то, что я экспериментировала с одним заклятьем… Видимо, что-то пошло не так… - девушка устало прикрыла глаза.
- Ничего страшного, мисс. Кстати, как Вас зовут?
- Эммануэль.
- Что ж, Эммануэль, поспите, Вам нужен отдых.
- Мадам, а где я?
- О, Вы в родовом поместье семьи Гриндевальд, мой сын, Геллерт, Вас нашел в нашем саду. Сегодня шестнадцатое декабря, 1861 года. Отдыхайте, Эммануэль. – после этих слов женщина вышла.
«Дьявол!!! ГРИНДЕВАЛЬД???!!! КАК??!!
Чёрт, это все из-за того заклятья! Точно! Вот почему меня не вернуло в мое время!! Боги, а как же быть? Использовать заклятье Слизерина? А вдруг поможет? Но… Нееееет!!! Я оставила тот листок у него в спальне!! Тысяча чертей!!! Я же не помню формул!!!»
В отчаянии девушка поднялась с кровати и подошла к камину. Она мельком увидела свое отражение в зеркале не стене, и чуть не лишилась дара речи. Подойдя вплотную к зеркалу, она не могла поверить в увиденное: из зеркала на нее смотрела совсем другая Гермиона!!! Глаза стали на несколько тонов темнее, теперь они были практически черными, волосы стали длиннее и тоже потемнели, на лице ярко стали выражены скулы, хотя как таковых их раньше не было заметно вообще!! Что за чёрт?? Тут ее осенило. Она припомнила текст из книги Салазара: «..обладает побочным эффектом неизвестного происхождения – немного изменяются внешние данные использующего заклинание, скорее всего, необратимо…»
«Ну вот!!! И где та Гермиона Грейнджер?! И дернуло же меня назвать тогда именно это имя!! Так, успокойся, отдохни…» Гермиона пообещала себе заняться восстановлением того заклятья, глубоко вздохнула, и тут дверь в спальню отворилась снова, только теперь ее проведать пришел молодой Геллерт Гриндевальд, один из величайших Темных магов и некромантов в истории волшебного мира.
Парень был высокий и довольно красивый: светлые волосы до плеч зачесаны назад, несколько прядей спадают на лоб; красивые большие голубые глаза и пушистые ресницы придавали ему шарма, нос с маленькой горбинкой и красиво очерченные губы, легкая щетина на впавших щеках…
И да, типичная мода XIX века: темные цвета, полу-фрак, полу-плащ, белоснежная рубашка, высокие сапоги с заправленными в них брюками. Гермиона хмыкнула про себя: так ходят мужчины, а в ее времени – девушки. Мда, время – вещь великая…
Геллерт медленно окинул взором стоящую у зеркала девушку. Да, она была неплоха, но больше она его интересовала как незнакомка, это интриговало. К тому же, отец сказал, что она – явно путешественница во времени, а такие не каждый день встречаются…
- Мисс, Вы хорошо себя чувствуете?
- Да, вполне, - промямлила Гермона, смущенно улыбнувшись.
Геллерт прошел мимо нее и сел в кресло напротив кровати, уставившись на девушку.
- Как Вас зовут?
- Эммануэль.
- Красивое имя. Как раз под стать такой девушке, как Вы. Позвольте представится, Геллерт Гриндевальд
- Может, перейдем на «ты»?
- Не вопрос. Так как ты умудрилась появится в защищенном не одним поколением магов поместье? Ты и вправду, из прошлого?
- Ну… Можно и так сказать…
- Да, ты не хочешь прогуляться? Погода сегодня чудесная.
- Да, конечно!
Гермиона была рада выйти из комнаты на свежий воздух. И потом, она решила немного расположить к себе молодого волшебника – судя по ее знаниям, Гриндевальд в молодости тоже был весьма одарён, вдруг он ей поможет? Тут в памяти всплыл образ Салазара, в груди неприятно защемило… Будто она оторвала кусок своего сердца и оставила в Хогвартсе времен основателей…
- Я зайду за тобой через двадцать минут.
- Хорошо.
Когда Геллерт вышел, перед девушкой с хлопком предстал домовой эльф с чистой одеждой. Она взяла платье и пошла в ванную. Вернувшись через десять минут, она критично осмотрела себя в зеркале, и, оставшись довольной результатом, уселась в кресло у камина. Через несколько минут к ней в комнату постучали. Гермиона подошла к двери, и обнаружив там Гриндевальда, пошла вместе с ним по коридору.
Поместье было огромным. В разные стороны от них отходили другие коридоры, стены которых были увешаны многочисленными картинами. Под ногами был мягкий темно-красный ковёр, над потолке через равные промежутки висели люстры с заколдованными огоньками, которые освещали пространство. Примерно через две минуты молодые люди спустились в гостиную.
На диване сидели лорд и леди Гриндевальд. Оба были светловолосые и голубоглазые. У лорда были усы и борода, что абсолютно не портило его внешности, наоборот, придавало изюминку. Леди была истинной аристократкой, с четкими чертами лица и длинной шеей. Они были чем-то неуловимо схожи, настолько, что казались единым целым.
- Мисс, Вы решили прогуляться? Вы достаточно хорошо себя чувствуете?
- Благодарю, мадам Гриндевальд, со мной все в порядке.
- О, просто Лукреция. Что ж, я думаю, зимний воздух вас взбодрит.
Гермиона поразилась теплоте голоса женщины, но виду не подала, лишь слегка улыбнулась.
- Вэнди! – властный голос Гриндевальда-старшего прокатился по комнате. Перед ним предстал тот самый эльф. – Принеси молодой гостье зимний плащ, шарф и перчатки.
- Сию минуту, хозяин.
Через несколько секунд он появился с верхней одеждой на руках. Геллерт помог Гермионе одеться.
- Эммануэль, Вы что-нибудь помните? – отец парня вопросительно глянул на девушку. – Вашу фамилию, хоть что-нибудь?
Гермиона решила придерживаться старой лжи.
- Я из рода Бладрейн, милорд. Помню, как исследовала какое-то заклинание, потом вспышку света, а потом я оказалась здесь. Прошу прощения за представленные мной неудобства, если вам угодно, я могу уйти…
Гриндевальд-старший не дал ей договорить:
- Упаси Мерлин, мадемуазель, мы такого не допустим ни в коем случае! Чувствуйте себя как дома, считайте, что Вы – наша гостья! И кстати, с каким заклинанием Вы работали? - мужчина не смог скрыть интереса в голосе, поэтому заговорщически ей подмигнул.
- Маркус, где ты забыл свою совесть? – смеясь, спросила его жена. - Девушка лишь недавно пришла в себя, а ты уже устраиваешь ей допрос! Поговорим об этом за ужином!
Маркус улыбнулся уголками губ:
- Как скажешь, дорогая!
Геллерт ненавязчиво взял ее за локоть, приглашая выйти на улицу. На выходе из гостиной Гермиона случайно обернулась и удивилась поведению лорда и леди Гриндевальд, которое, мягко говоря, не было свойственно чистокровным аристократическим семьям – Маркус усадил жену себе на колени и нежно целовал ее, в то время как Лукреция пербирала волосы на его затылке.
Гермиона коротко взглянула на Геллерта: тот картинно закатил глаза, а когда они вышли на порог, сказал:
- Ты извини за их поведение, просто…
- А чего тут извиняться? Это же здорово!! У тебя любящая семья!
- Я подумал, что в твоем времени это неэтично, или что там…
- Да ладно, ты должен быть за них рад!
Парень улыбнулся и они пошли в сад.
Они гуляли до вечера. Гермиона поражалась знаниям Гриндевальда, кои были весьма и весьма обширны. Слушая его и отвечая, она попутно думала, как такой человек смог стать Темным волшебником? Ведь у него добрая душа!
Размышляя над этим, она не заметила, как наступила на замерзшую лужицу. Нога проехалась по гладкому льду, потянув за собой все тело. Проскользив где-то около метра, Гермиона потеряла равновесие и упала в сугроб. Но вместо того, чтоб встать, она продолжала сидеть в снегу, ощущая, как кожа начинает возмущаться по поводу холода. Девушка вспомнила, как они с Гарри и Роном дурачились зимой во дворе Хогвартса, играли в снежки… Она начала улыбаться, а затем и вовсе рассмеялась.
Геллерт не без изумления смотрел на девушку, но не поддаться чарам ее задористого смеха он не смог. Улыбнувшись, он присел перед ней и заговорил, когда та успокоилась:
- Сидеть в сугробе – плохая примета. Ты же не хочешь заболеть?
Он поднялся и протянул ей руку. Гермиона приняла его помощь. Парень, почувствовав ее ладошку в своей, потянул ее руку на себя, поднимая девушку. Гермиона не ожидала такого резкого подъема – у нее закружилась голова, ноги опять стояли на той же злополучной лужице. Она, не удержав равновесие, пошатнулась. Геллерт среагировал мгновенно: его руки прижали девичье тело к себе. Гермионе в этих объятьях было так хорошо и спокойно, что на несколько мгновений она забыла обо всем на свете. Разум начал подавать признаки жизни только тогда, когда лицо парня оказалось в нескольких сантиметрах от ее собственного, а его руки крепко прижимали ее за талию к себе. Два разных взгляда – ее непонимающий и его философски спокойный с шальным огоньком – скрестились. Пространство между их лицами еще сократилось, и вдруг...
- Геллерт, ты уже показал нашей гостье сад?
Мягкий голос Маркуса, стоящего недалеко и лениво облокотившегося на колонну, с ироничным оттенком и доброй каплей веселья, снял напряжение.
- Да, отец. Мы как раз возвращались в дом.
- Неужели? – хитро прищурившись, тот заговорщически стрельнул глазами в Гермиону.
- Именно, - вступила в разговор девушка.
- И как Вам? Я имею в виду сад…
- Он великолепен!
- Не сомневался в Вашей оценке, Эммануэль. Что ж , пойдемте.
Маркус развернулся и неспеша пошел к поместью. Гермиона заметила, что до сих пор находится в объятьях у Геллерта. Она смущенно улыбнулась и отстранилась. Парень нехотя отпустил ее.
- Ну что, пойдем?
- Да.
- Только давай договоримся: постарайся не шлепнутся снова!
Гермиона засмеялась. Геллерт одной рукой приобнял ее за плечи. Она в этом жесте не видела ничего антиморального, так как ее часто так обнимал Гарри или Рон, она посчитала это дружескими обьятьями. Геллерт же думал немного по-другому. Так в молчании они зашли в дом.


...Adversus necessitatem ne dii quidem
...Против необходимости не властны и сами боги

 
ГестияДата: Четверг, 24.02.2011, 23:53 | Сообщение # 3
Вредина
Сообщений: 241
« 12 »
Глава 6.

Проснувшись утром следующего дня, Гермиона первым делом начала вспоминать все прошедшие события. Повалявшись в постели еще с полчаса, она оделась и спустилась в гостиную. Там уже была Лукреция. Тепло улыбнувшись девушке, она пригласила ее за стол. Выпив чаю, Гермиона решила спросить:
- Лукреция, в вашем поместье наверняка имеется библиотека, мне бы хотелось немного позаниматься вопросом моего возвращения.
- Да, конечно. На третьем этаже, поворот направо.
- Спасибо. Я пойду.
- Да, конечно.
Поднявшись наверх и пройдя по коридору, девушка остановилась у деревянной резной двери. Толкнув ее, она оказалась в огромном зале. Везде, куда ни глянь – книги, старинные фолианты, карты, портреты и бюсты волшебников. Стеллажи были от пола до потолка и занимали практически все пространство комнаты. Она увидела на некоторых таблички: «Заклинания воздуха», «Заклинания воды», «Магия огня», «Сновидения»… Значит, книги были разложены по темам, что значительно упрощало задачу. Блуждая между стеллажей, она наткнулась на то, что искала: табличка на полке гласила «Тайны пространства и времени». Недолго думая, она схватила первую попавшуюся книгу и отправилась к креслу у окна.
По прошествии нескольких часов, когда Гермиона долистывала вторую книгу, в библиотеку кто-то вошел. Обернувшись на звук шагов, она увидела Геллерта. Тот сел напротив и изучающее уставился на нее. Гермионе стало неуютно под этим взглядом.
- Что ты ищешь?
- Что угодно, что поможет мне вернуться домой.
Куда именно домой, она не уточняла. С одной стороны, ее место – в ее мире, когда идет война с Волдемортом, с другой стороны – ей хотелось вновь оказаться в объятьях Слизерина… Чего она хотела больше, девушка еще не решила. Так или иначе, она поставила себя перед фактом, что та ночь действительно изменила ход истории – у Геллерта в этом возрасте не должно было быть родителей, это раз. Сам Гриндевальд должен был быть Темным, это два. Хуже всего было то, что за те три дня, которые она провела в поместье Геллерта, ее волосы отрасли до талии и приобрели насыщенный черный цвет. Какие еще «сюрпризы» ей готовили ее путешествия во времени, она боялась предполагать.
- Я забыл тебе сказать, когда ты появилась у нас, мама тебя осмотрела и нашла в твоем платье вот это.
С этими словами он поставил на столик перед ней маленький пузырек с какой-то жидкостью.
- Мама не стала его открывать. Ты помнишь, что это?
«Помню?! Да я даже не имею ни малейшего понятия о том, что это может быть! Я ведь прекрасно помню, что не забирала с собой нич...» Ее мыслительный процесс был прерван догадкой: это Салазар как-то умудрился спрятать бутылочку в складке платья, когда она его обнимала перед тем, как вернуться!! Точно! Но что это за зелье?!
- Не имею ни малейшего понятия. – чёрт, голос немного осип от такой мысли.
- С тобой все в порядке?
- В полном…
- Я могу помочь в твоих поисках?
- Конечно. Ищи все, что связано с путешествиями во времени.
- Знаешь, я припоминаю одну книгу… Кажется, она как раз по твоей теме… Дед говорил, что она когда-то принадлежала самому Слизерину. Пойдем.
Они пошли вдоль стеллажей к самому отдаленному углу зала. Там было немного темней, но читать все можно было. Когда Геллерт снял с полки старую книгу в черном кожаном переплете, Гермиона еле сумела подавить в себе крик: то была та самая книга, из которой она выписала заклинание перемещения, находясь у Салазара!!! Дрожащими руками открыв книгу на той же странице, где предположительно, была записана формула, девушка лишилась дара речи: той страницы не было!! Непонимающе уставившись на книгу, Гермиона не могла вымолвить и слова.
- А, я помню, этой страницы здесь никогда и не было…
- Ккк..как не было? – от удивления она начала заикаться.
- Ну, мой род берет начало со времен Слизерина, дед часто говорил, что мы его потомки, так эта книга передавалась из поколения в поколение как семейная святыня. Так дед говорил, что ему эту книгу дал его дед, и тоже говорил, что в ней не хватает страницы… По моему, если это книга Салазара Слизерина, то он сам вырвал эту страницу… Странно, правда?..
Гермиона не слушала. Шокированная память восстанавливала формулы и записи. Чтобы не забыть их снова, Гермиона схватила перо и пергамент и быстро начала воспроизводить на бумаге то, что крутилось в голове. Тихий голос Гриндевальда выдернул ее из воспоминаний:
- Что это?
- Я думаю, это стоит проверить…
Она не договорила, так как уставилась на стену за спиной Геллерта. Гермиона тряхнула головой, отгоняя видение, но это была реальность. С картины на нее смотрели серо-зелёные глаза лорда Слизерина…

- Кто это? – она постаралась придать голосу безразличие, но получилось плохо: вопрос вышел резким.
- Кто-то из предков. А что?
- Почему портрет не двигается?
- Не знаю. Он никогда не двигался.
Гермиона прислонилась к столу, нежно сжимая в руках книгу и не сводя глаз с портрета.
Геллерт взял ее под локоть и повел в сторону, противоположную портрету. Гермиона шла за ним, совершенно на автомате, пока не врезалась в резко остановившегося парня. Сделав шаг назад, чтоб удержать равновесие, она вопрошающе уставилась на Гриндевальда.
- Что там случилось, перед портретом?
- А с чего ты взял, что что-то произошло?
- Ты как-то странно на него смотрела… Ты знаешь кто тот человек, изображенный на картине?
- Нет.
- Тогда почему ты так изменилась в лице?
- Чего ты ко мне пристал? Нельзя задуматься?! – Гермиона взбесилась от допроса. – В чем ты меня подозреваешь?!
В следующую секунду она обнаружила себя вжатой в стену, холодные пальцы Гриндевальда сомкнулись на ее шее. Стало тяжело дышать.
- Какого дьявола ты на меня орёшь? Ты должна быть благодарна за то, что я спас тебя, иначе ты бы замерзла ко всем чертям!
- Я никому ничего не должна! – ее еле различимый сиплый шепот перекрыл яростный, полный злобы голос Геллерта.
Его пальцы сжались еще сильнее.
- Не хочешь меня поблагодарить?
Гермиона только дернула головой, выражая свое негодование и попытку одновременно избавить себя от его руки: пальцы перекрыли какой-бы то ни было доступ воздуха в легкие.
- Неправильный ответ.. – обманчиво спокойный голос сулил оооооой какие неприятности. Когда парень увидел, что Гермионины глаза немного затуманиваются, опустил руку. Та начала жадно глотать воздух.
- С ума спрыгнул? Какого чёрта ты творишь?
Девушка попыталась вырваться, но тот только сильнее вжал ее в стену.
- Не вырывайся, и, может быть, я тебя отпущу.
- Пошел ты! Отпусти сейчас же!
- Только когда получу свою награду…
Тут он опять схватил Гермиону за горло, но не сжимал.
Кусачий поцелуй настиг ее губы. Гермиона только плотнее сжала зубы, парень в ответ перешел к ее шее. Наверняка останутся следы.
Гермиона попробовала освободится, но Гриндевальд держал ее мертвой хваткой. Он тихо произнес ей на ухо:
- Почему-то мне кажется, что ты врешь. Ты не из прошлого.
- Когда кажется, крестится надо!
Парень ухмыльнулся и опять наклонился к ее губам.
- Я всегда беру то, что хочу. В данный момент я хочу тебя.
- Хотеть не вредно. Ай!!
Гриндевальд больно прикусил ей губу.
- Отпусти сейчас же!!
- Непременно. Только когда закончу.
Холодная рука приподняла подол платья и прошлась по коже бедра, в то время как его рот терзал ее губы. Больно сжав ногу, он схватил ее за бедро и немного приподнял, еще больше вдавливая в стену.
- Нет, пожалуйста, не надо.. Нет!!!
Сильная пощечина. Голова метнулась в сторону, из уголка губы потекла кровь.
- Знаешь, что меня возбуждает?
- Отпусти! Пожалуйста…
- То, что ты полностью в моей власти, Эмма…
Когда его язык проник ей в рот, она больно его прикусила. От еще одной пощечины кровь с губы потекла сильнее.
- Кем ты себя возомнила?!
Гриндевальд больно сжал ее грудь, вызвав стон боли.
- Скоро ты у меня запоешь по-другому, мразь!!
Собрав все свои силы, Гермиона оттолкнула его. Не ожидавший этого парень отлетел к стеллажу. Девушка бегом бросилась к столику, где лежал пергамент. На бегу читая его, она схватила пузырек Слизерина и помчалась к двери. Удар сшиб ее с ног. Она упала и повернулась. Гриндевальд. В глазах – пламя ярости, злости и похоти. Вспомнив о глазах Салазара, Гермиона проговорила последние слова заклинания.
Опять рывок внизу живота, последнее, что она заметила – как Гриндевальд бросил ей под ноги какое-то зелье. Девушку опять закружило в вихре времени…

На этот раз что-то было не так. Да, она перемещалась, сжимая в руке пузырек с зельем Слизерина, но она могла чувствовать. Перемещение было долгим – около двух минут. Начиналась паника. Тут перед Гермионой начали мелькать образы: вот маленькая девочка подбегает к черноволосой женщине, вот уже та самая девчушка впервые едет в Хогвартс, вот какие-то люди стоят рядом с молодой девушкой… Но Гермиона чувствовала то, что чувствовала та девушка!
В следующий миг ее больно стукнуло чем-то по голове. При последующем рассмотрении, этим «чем-то» оказался ковёр. Покрутив головой в разные стороны, она пришла к выводу, что находится в комнате. И по всей видимости, живет тут девушка. Поднявшись с пола и оглядевшись, Гермиона обнаружила, что комната-то была обставлена хоть куда! Тут в поле ее зрения попало зеркало. Девушка еле удержалась на ногах: ее волосы стали угольно-чёрными, глаза практически агатовыми. В остальном изменений не было. Пока. Только вот одежда… Наглость проснулась внезапно. Открыв шкаф, она поразилась его размерам. Натянув на себя джинсы и черную тунику, она опять-таки удивилась, что вещи пришлись ей в пору. Рассматривая себя в зеркало, она не заметила, как в комнату кто-то вошел. В реальность ее вернул женский голос:
- Сколько можно копаться? Собирайся быстрее, опоздаешь!
Гермиона резко повернулась и чуть не вскрикнула: перед ней стояла Беллатрикс Лестрейндж собственной персоной.

Глава 7.

- Сколько можно копаться? Собирайся быстрее, опоздаешь!
Гермиона резко повернулась и чуть не вскрикнула: перед ней стояла Беллатрикс Лестрейндж собственной персоной.

Девушка уставилась на нее, не в силах говорить. Белла была женщина не глупая и заподозрила что-то не ладное:
- Эммануэль, ты хорошо себя чувствуешь?
«Эммануэль?! Что за чушь она несет? И почему я до сих пор жива? Что за чертовщина?!»
- Эмма, ты меня слышишь?! Да что с тобой?! – Беллатрикс подошла к Гермионе и встряхнула ее. – Отвечай, когда тебя спрашивают!
- Я…я.. я в порядке… - проговорила она охрипшим голосом.
- Точно? Что с твоим голосом? Ты простудилась?
- Нет, все хорошо.
Беллатрикс смотрела на нее крайне недоверчиво.
- Что ж, тогда собирайся, мы отправляемся за покупками. Заодно надо купить тебе новую палочку.
- Новую? Но зачем?!
- Ты что, с луны свалилась?! – Белла разозлилась. – Ты прекрасно знаешь, что с приходом семнадцатилетия покупается еще одна палочка. Так было испокон веков в нашей семье.
- Да? – Гермиона мысленно ударила себя: тупее вопрос придумать сложно. Беллатрикс потрогала ее лоб, Гермиона еле удержалась, чтоб не вздрогнуть.
- Одевай мантию, через пять минут выходим.
Белла ушла, оставив девушку одну.
«ЧЁРТ!!!!!!!!!!!!!!!!!! Я что, имею какое-то отношение к ее семье?! Гриндевальд, будь ты проклят!! Вот это угораздило!!!». Тут она взглянула на единственную фотографию в комнате. На ней была красивая черноволосая молодая женщина – Беллатрикс в молодости. У нее на руках сидела маленькая девчушка лет пяти-шести с такими же черными волосами и глазами, как и у Беллы. Ее дочь. Гермиона медленно подошла к зеркалу. Теперь ясно, почему у нее стали выделяться скулы и немного изменился нос. Волосы и глаза не оставили сомнения, что в этой реальности она – дочь Беллатрикс Лестрейндж.
«Вот что может наделать одна ночь и заклятье… Ведь у Лестрейндж не должно быть детей, она должна сидеть с мужем в Азкабане. Странно, тело ведь мое, сознание мое… необычный результат».
Проклиная Гриндевальда и всех его потомков всеми известными ругательствами и проклятьями, Гермиона одела черную мантию – дочь Беллатрикс была мрачноватой личностью, но, заметив также несколько кожаных брюк, кучу джинсов, футболок, поясов с заклепками среди дорогой элегантной одежды, пришла к выводу, что она также была бунтаркой.
«Видимо, непокорная кровь Блеков дала о себе знать в весьма интересной интерпретации», подумалось девушке.
Выйдя из комнаты, до нее дошло, что она не знает, куда идти. Тут она услышала приглушенные голоса. Рискнув, она все-таки вышла к гостиной. Стараясь держать себя так, будто ей здесь все знакомо и нацепив на лицо маску холодного безразличия, она вошла в комнату.
«Таааак, тут уже поитересней... А это кто? МАЛФОЙ?!» Внутренний голос шепнул : «а ты кого ждала, Поттеров, что ли?!»
- Доброе утро, Эммануэль.
Еле подавив в себе желание ответить старшему Малфою что-то в духе «и вам того же, и вас туда же», она выдавила из себя кривую улыбку:
- Доброе утро, мистер Малфой.
- Дочь, ты хорошо себя чувствуешь?
Только теперь она заметила говорившего – он стоял, облокотившись на камин. Рудольфус Лестрейндж.
- Да, вполне.
Тот как-то подозрительно на нее посмотрел, но ничего не сказал.
- Ты опять в этих джинсах? Сколько говорить, что так ходить не подобает наследнице древнего рода? Белла, твой кузен плохо влияет на нашу дочь.
Белла только усмехнулась:
- Брось, Рудольфус! Мы же не на прием собрались!
- Рудольфус, твоя жена права. И потом, сейчас так одевается вся молодежь. – Малфой. Лестрейндж промолчал, только недовольно оглядел Гермиону.
- Я смотрю, ты готова. – мягкий голос Беллатрикс разрезал тишину. Девушка опять кивнула. – Бери портал.
Гермиона взяла из рук Беллы какой-то хрустальный шарик.
- Итак, через полминуты отправляемся.
Рывок. Приземление. Открыв глаза, она увидела улицу. От радости сердце забилось, как будто она пробежала не одну сотню метров в бешеном темпе: перед ее глазами предстал Косой переулок. Малфой ушел по делам, оставив Лестрейнджей одних.
Бегло оглядев улицу, и не заметив ни одного знакомого лица, она собралась идти, как вдруг воспоминания (только чьи??) пронзили ее мозг.
«Вот она впервые едет в Хогвартс. Профессор Макгонагалл называет ее имя – Эммануэль Беллатрикс Казерабет Лестрейндж. Шляпа на голове. Ее вердикт: «ты умна, сильна, храбра, непокорна, хитра… Слизерин!!»
«Ей 13. Мать говорит, что уже выбрала ей мужа. Она молчит.»
«Ей 15. Ее день рождения. Ей дарят дорогое колье. От кого подарок – неизвестно. Белла говорит, это от семьи ее будущего мужа.»
«Ей 16. Она гуляет во дворе Хогвартса. К ней подходит красивый брюнет и целует ее. Такое знакомое лицо…»
«17-й день рождения. Мать что-то говорит о новой палочке. Ее поздравляет отец…»
Еще много воспоминаний из ее школьной жизни промчались перед ней – книги, лица, учителя, развлечения…
Встряхнув головой и вспомнив правила хорошего тона, он встала слева от отца.
- Где покупаем палочку? – этот вопрос Рудольфуса был адресован Белле. - Пойдем к Олливандеру?
- Нет. Поищем что-нибудь у Кирхгоффа.
- Тогда я пойду за учебниками. Сегодня у меня еще много дел, так что не задерживайтесь. Дорогая, - с этими словами Лестрейндж поцеловал руку жены, задержав на ней губы немного дольше чем следовало и удалился, скрывшись в толпе.
Две волшебницы двинулись к мрачноватому магазинчику. Зайдя внутрь, они обнаружили там старика, что-то читающего.
- О, мадам Лестрейндж! Как я рад Вас видеть!
Губы Беллы исказила кривая усмешка.
- О, а это юная мадемуазель Лестрейндж? – обратился он к Гермионе. Та скопировала надменное выражение лица матери.
- Моей дочери нужна еще одна палочка.
- Ааа, традиции Блеков? Что ж, я думаю, нужно провести кое-какие измерения.
Измерив длину обеих рук от плеча до кончиков пальцев, их длину, рост девушки и что-то произнеся на латыни над ее головой, старик ушел в зал, где хранились палочки. Через пару минут он вернулся, неся четыре коробки.
- Почему так много? – недовольно и немного изумленно спросила Белла.
- Ваша дочь очень интересный маг, мадам Лестрейндж. Видите ли, она некромант.
Челюсть Гермионы с лязгом отвисла до пола. Старик, казалось, не обратил на это внимания, продолжая:
- Но как бы это выразится… Она мечена Проклятым Королем.
- Что?! – Белла не совсем понимала, что происходит.
- В вашем роду были некроманты?
- Блеки и Лестрейнджи очень древние семьи, наверняка не скажет никто, - величественно произнесла женщина.
- Как бы там ни было, мадам, Вашу дочь отметил сам Проклятый Король, Король Некромантов. Она будет вершить великие дела, Вы можете по праву гордится своей наследницей.
- Но она не проявляла никаких сверхъестественных способностей.
- Это придет потом.
- Мистер Кирхгофф, а кем был этот Проклятый Король? – Гермиона решила задать мучающий ее вопрос.
- О, дорогая, их было три: Мерлин, всем известный маг; Кессетус, сильнейший волшебник, из рода Странников Севера; и, пожалуй, сильнейший среди названых, истинный Лорд Проклятых, Салазар Слизерин. Все они мертвы, но видимо, их духи нисколько не утратили силы.
« Ну и кто из них? О нет, Слизерин… «мечена Проклятым Королем»… искуситель хренов… радуйся теперь, Гермиона, ты – некромант! Вот так подарочек…»
- Мисс, выбирайте палочку.
Гермиона протянула руку к первой – коробка с палочкой отодвинулась. Взяла в руки вторую – взорвалась ваза. Взяла третью – ничего не произошло. Открыв четвертую коробку, она увидела палочку из черного дерева с серебряной рунической надписью в том месте, где ее держали пальцы. Взяв ее в руки, девушка почувствовала тепло в пальцах.
- Что ж, я смотрю, мадемуазель нашла свою палочку. Двенадцать с четвертью дюймов, эбеновое дерево, внутри волос сфинкса, коготь мантикоры и порошок из чешуи василиска. С вас двадцать галеонов.
Белла расплатилась. Гермиона взяла пакет, в котором была коробка с палочкой, и она вышла вслед за Беллатрикс, услышав на последок от старика:
- Будьте благоразумны, мадемуазель. Палочка чрезвычайно сильна. Всего хорошего.
- До свидания, мистер Кирхгофф.

Встретив на улице Рудольфуса с пакетами, девушка поняла, что в магазин книг ей не попасть.
- Эммануэль, ты возвращаешься с нами или у тебя с кем-то здесь встреча?
- Нет, я прибуду позже, отец.
- Что ж, держи портал и деньги. – с этими словами он протянул ей тот же шарик и кожаный мешочек с монетами. После этого она забрала свою палочку из пакета. Рудольфус поцеловал дочь в лоб и они с Беллатрикс растворились в воздухе. Вздохнув, девушка направилась в кафе Флориана Фортескью.
До него было недалеко, но Гермиона шла, не спеша. Где-то на полпути она увидела Рона с близнецами, а затем и всю семейку Уизли. Она уже хотела было броситься к ним, как вспомнила, что она – не она. Вновь, как раньше, воспоминания пронеслись перед ней. Из увиденного она поняла, что друзьями они не являются. Вздохнув, она села за соседний стол. Вскоре к Рону присоединился Гарри. Девушка слушала их разговор и удивлялась – они не были такими друзьями, какими она их помнила, нет. Теперь это были просто однокурсники, не более. Не услышав ничего стоящего, она встала и вышла на улицу. Людей много не было, как тогда, на ее пятом курсе, все бегали как-то нервозно, напряжение скользило в воздухе.
«Наверно, Волдеморт здесь такой же. Интересно, а Белла – Упивающаяся? Я ведь изменила историю, но не столько!»
Тут ее глаза выделили в толпе высокого черноволосого красивого юношу, который направлялся к ней.

«Вот она кричит на него в классе… Они ссорятся, бросаясь колкостями друг в друга… Она резко дает ему пощечину… Тот припер ее спиной к стене:
- За это ты заплатишь…
- Иди к дьяволу!
- Только с тобой…
Страстный, глубокий поцелуй, пробуждающий желание… крепкие объятья… вновь поцелуй… ей это нравится…она этого хочет…»

- Эл, ты что, заснула?
Парень немного насмешливо смотрел ей в глаза.
«Эл… только он так называл ее… и еще кто-то…но кто? Не Эммануэль, не Эмма, просто Эл… только им она позволяла так себя называть…»
- Ну?? Серьезно, не сочти за грубость, но что-то ты сегодня не в форме…
- Да ну? – огрызнулась та.
- Ага.
«Дьявол, какие у него глаза.. Как у…»
К ним подошел еще один парень, тоже брюнет, но непохожий на ее собеседника.
- Я прервал важный разговор? – тот улыбнулся, как чеширский кот, объевшийся сметаны.
- Алекс, наша Эл немного не в настроении… - хитро блеснул глазами первый парень.
- Нда? С чего бы это?.. – поддержал его только что подошедший.
«Алекс? В смысле Александр? Я знаю только одного человека с такими глазами...»
Не успела она домыслить, как к ним подошел мужчина тридцати восьми лет. Его она узнала сразу. Сириус Блек.
- Всем привет! Эл, как лето?
Гермиона не смогла не улыбнутся. Блек улыбнулся в ответ:
- Ага, я так и знал. Надеюсь, моя дорогая кузина и по совместительству твоя маман не промыла тебе мозги?
Видя ее улыбку, Блек ухмыльнулся:
- Значит, все нормально. Так, народ, вы тут пообщайтесь..
Алекс его перебил:
- А ты куда? Пап, ты же обещал…
«Папа? Алекс – сын Сириуса Блека?!!! Вот почему они так похожи!!!»
- Иду на поиски своей неугомонной жены! – торжественно произнес Сириус.
- Ну-ну.. удачи! Зная мою маму, тебе она понадобится!
Сириус отвесил шутливый поклон и удалился. Гермиона подумала, что лучше побудет в поместье Лестрейнджей.
- Парни, я пойду, мне еще собираться..
- Ладно, увидимся в школе. Вон мои родители, так что я исчез! – Алекс пошел по направлению к Сириусу и женщине, с которой он шел за руку, переплетя пальцы. Гермиона улыбнулась, увидев, какие они счастливые. Затем ее внимание привлек брюнет, имени которого она так и не вспомнила.
- Слушай, Эл, с тобой точно все в порядке?
- Да, а что? Я просто немного устала.
Гермиона вытянула шарик-портал и приготовилась его активировать.
- Странная ты…
Агатовый взгляд девушки встретил глаза цвета морской волны. На миг ей показалось, что в глубине глаз мелькнула тень серо-зелёного взора Салазара, но она сослала это на игру света.
- Том! Том! Рейвенхарт! Ты оглох?! - к ним приближался Алекс. – Там твоя мама. Просила передать, чтоб через …эээ… уже четыре минуты ты был на выходе из Переулка. – Парень, прокричав это, ушел.
- Я должен идти. Наверняка, опять что-то связано с отцом. Завтра увидимся.
Он обнял ее и легко поцеловал в шею, затем пошел по направлению к выходу из Переулка.

Гермиона приземлилась на ковер в гостиной родового особняка Лестрейнджей.
- Погуляла? – отец.
«какой к черту отец, Рудольфус!!»
- Да. Я немного устала. Пойду прилягу.
Девушка поднялась в свою комнату, бросила на кресло мантию, поставила на столик палочку и упала на кровать. Уставившись невидящим взглядом в потолок, она переваривала события сегодняшнего дня.
«У Сириуса есть жена и сын. Гарри и Рон не дружат. Я в Слизерине.Я некромант. И… О, нет!!»
Она резко села на кровати, вспоминая того брюнета, который ее обнимал на прощанье, и вспоминая образы мыслей Гарри о Томе Риддле в думоотводе. Сомнений не было. Он просто взял другую фамилию. Том Рейвенхарт – его сын.
Сын Волдеморта.


...Adversus necessitatem ne dii quidem
...Против необходимости не властны и сами боги

 
ГестияДата: Четверг, 24.02.2011, 23:54 | Сообщение # 4
Вредина
Сообщений: 241
« 12 »
Глава 8.

…Сомнений не было. Он просто взял другую фамилию. Том Рейвенхарт – его сын.
Сын Волдеморта...

«Черт, что еще положить? Так, книги, мантии, одежда, вроде бы все…. Ладно, если вспомню – поставлю…»
Гермиона с момента возвращения не выходила из комнаты, собирая школьный чемодан. Ей было намного приятнее находится здесь, а не лицезреть лица фактических убийц. Бухнув чемодан на пол у окна, девушка плюхнулась на кровать и потянулась, ощущая, как приятно растягиваются мышцы. Ее никак не хотела покидать мысль о том, что она будет делать, когда приедет в Хогвартс. Перед ее глазами мелькали искусственные воспоминания из жизни дочери Беллы Лестрейндж: школа, знакомые, потасовки, увлечения, лица и действия. От воспоминаний ее отвлек ненавязчивый стук.
Сориентировавшись, она увидела причину шума: в окно стучалась сова с письмом. Впустив птицу и отвязав конверт, Гермиона уселась читать послание.
«Дьявол бы тебя побрал, дорогая кузина!!! Хотя какая ты мне дорогая? И какая ты мне кузина? Разве что во втором колене. И дьявол тебя будет брать когда ему заблагорассудится – зная твоего БУДУЩЕГО мужа (ох, век свободы не видать), я бы на твоем месте записался добровольно в какую-то секту, чтоб у него болела голова…. Нехорошо, разумеется, так говорить о друге, но таковы обстоятельства… К твоему сведению, он весьма сведущ в выборе спутниц, коих, как тебе известно, до твоего появления в его жизни, было великое множество (вот уж пристыдил наследника славного рода Блеков)…
Что-то меня занесло…
А, так вот. Не соизволишь ли ты в скором времени (читай в ближайшие пять минут) появится у меня дома? А то мои родители, чтоб им хорошо было (видимо, так оно и будет), решили пойти прогуляться, и, как я успел заметить по глазам моего папы, в скором времени мне предстоит геройство стать (в очередной раз) старшим братом какой-то ошибки природы типа уже известного тебе четырехлетнего ходячего торнадо по имени Кармен Элеонора Блек…
Слезно прошу, нет, умоляю, разбавь мое существование, иначе это что-то, носящее гордое звание моей сестры, будь оно не ладно, сведет меня с ума окончательно и бесповоротно!
Искренне твой,
Алекс Блек.

P.S. Ты еще там?!»

Гермиона рассмеялась.
Потом резко смолкла. Что за «будущий муж»? и что в нем такого дьявольского? Ненавязчиво в памяти всплыл образ сына Волдеморта. Девушка тяжело сглотнула, потом тряхнула головой, отгоняя наваждение. Так, что дальше? А, у Сириуса есть еще и дочь?! Хотя своего задора он так и не потерял… Гермиона хотела узнать ответы на некоторые вопросы, потому решила сейчас же отправляться.
Потом резко схватила пергамент и перо и быстро начеркала ответ:
«Матерь Божья! Царица небесная! Святые угодники!!
Александр, ты вообще в своем уме? Не можешь сам посидеть с малышкой?!
Ладно, так и быть, помогу тебе в этом нелегком деле.
Скоро буду.

Все еще здесь,
Твоя дорогая кузина во втором колене,
Эл Лестрейндж.»

Отправив письмо, Гермиона схватила палочку и сунула ее в специально сделанный карман на джинсах: на бедре, по шву, находилась тоненькая нашивка ткани, длиной до колена. В нее как раз помещалась палочка. Девушка успела заметить, что на всех джинсах были такие нашивки. Это было очень удобно: не мешало и надежно сохраняло палочку при хозяине.
Гермиона только собралась идти к камину, как в комнату вошла ее «мама».
- Куда-то собираешься?
- Да. Навещу Алекса.
Белла хмыкнула:
- Мой дорогой братец опять оставил его одного с моей крестницей?
«ЧЕГО??? Белла – крестная дочери Сириуса?! Это невозможно!! Вот так бред…»
- Видимо, да.
- Что ж , передавай привет всем Блекам. Завидное упорство в стремлении повысить уровень рождаемости в чистокровной Англии только приветствуется.
Гермиона взяла с полки у камина зеленый порошок и бросила его в камин. Огонь сразу стал изумрудного цвета.
- Сегодня мы устраиваем прием. Ты должна на нем присутствовать.
- Почему?
- Там будут люди, с которыми тебе надо иметь хорошие связи. В девять чтоб была дома.
- Но завтра…
- Завтра – это завтра, на поезд не опоздаешь. И потом, сегодня приедет твой брат с женой, неужели ты не захочешь его увидеть?
«Брат?! Что за… *она смеется… молодой парень ей что-то рассказывает… свадьба… он в костюме жениха…* Да, вспомнила! Доминик. Я всегда звала его Ником. А его жена? Голландка с испанскими корнями, по-моему, как же ее… Моримель Веласкес… А по поводу чего прием?! Вот влипла!»
- Так или иначе, - продолжала Белла, - сегодня состоится твоя официальная помолвка. И не вздумай нарядится в эти магловские тряпки, - сказала она, указывая на несколько вещей, выглядывающих из чемодана, среди которых были кожаные брюки. – Ты меня поняла?
Не дождавшись ответа, Беллатрикс вышла, оставив ее одну.
Гермиона шагнула в камин, громко сказав адрес особняка Блеков, и через пару секунд обнаружила себя в гостиной дома этого семейства.
Мрачный дом, каким его помнила Гермиона, оказался совсем не мрачным, даже наоборот, уютным и светлым. Множество картин, огромный диван и светлые портьеры создавали ощущение спокойствия. Через секунду она обнаружила летящее к ней нечто черноволосое, маленькое и жутко визжащее, что при ближайшем последующем рассмотрении оказалось девчушкой лет пяти. В серых глазах, которые передались по наследству видимо всем детям Сириуса, плясали черти. Девченка была Сириусом в юбке – такая же озорная и неусидчивая. Обняв Гермиону, девочка радостно чмокнула ее в щеку, заставив нагнутся, затем с таким же визгом вылетела прочь.
Обалдело смотря перед собой, Гермиона потребовалось несколько мгновений, чтоб прийти в себя.
Когда шок уступил здравомыслию, в гостиную вошел красивый брюнет и крепко обнял девушку.
- Ну что, Эл, решила все-таки спасти меня от безумия?
- А надо? Я думала, это у тебя хроническое.
Парень сделал вид, что обиделся, отчего Гермиона рассмеялась.
- Ладно, ну тебя, шуток не понимаешь? – притворно скорбно сказала девушка.
- Ндя, Эл.. Хрен с тобой!
- С тобой, ты хотел сказать!
- Мама, роди меня обратно! И за что мне наказание в виде Лестрейндж?
- За красивые глазки! – съязвила Гермиона.
«А глазки-то, и в правду, красивые!»
Алекс махнул на нее рукой и пригласил идти за ним. По дороге к лестнице им встретились улыбающиеся Сириус с женой.
- О, Эл, как я рад тебя видеть! Неужели моя неуемная кузина все-таки отпустила тебя к нам?
- Да, представь себе. Еще просила передать всем Блекам привет.
- Уже не говорила, что я плохо влияю на твою несформировавшуюся психику?
Гермиона фыркнула, заметив, как Сириус еле сдерживает улыбку.
- Ладно, детки, отдыхайте, но одним глазком приглядывайте за Кари. Этот бладжер с ног собьет и не спросит фамилию..
- Кто бы говорил, - вступила в разговор его жена,- сам-то забыл, каким был в детстве?
- Ну.. Это особый случай. И все же.. Так, вы все поняли? – громко спросил он у двоих молодых людей, которые обменялись понимающе-скептическими взглядами, затем кивнули.
- Вот и отлично. Ну все, нас нету!
Он обнял жену за талию и они вышли на улицу.
- Вот, когда они так ушли в прошлый раз, то к моему приезду из школы меня ждало чудо в виде младшей сестры, у которой совершенно отсутствуют тормоза!
…Гермиона еще никогда так долго не смеялась. Алекс действительно оправдал звание сына Мародёра. Иногда она задавалась вопросом, почему в этой реальности Сириус не беспокоится о Гарри? Неужели он бросил его на произвол судьбы? Задав этот вопрос Алексу, она поняла, что Гарри воспитывают родственники Джеймса Поттера, а живет он с ними где-то на севере Франции. Проведя полдня с веселым парнем и неугомонной Кармен, Гермиона со счастливой улыбкой на лице вернулась в поместье Лестрейнджей. Там ее ждал сюрприз в лице старшего брата.
Это был красивый молодой мужчина. На вид ему было где-то в районе 28 лет. Высокий, с такими же агатовыми глазами, но с темно-каштановыми волосами, он больше был похож на Беллатрикс лицом, а по характеру, как уже позже поняла девушка – на Рудольфуса.
- Эмма, сестренка, здравствуй! Как ты?
Парень подошел к ней и нежно обнял.
- Ник! Я так рада тебя видеть!
Гермиона широко улыбнулась. Потом ее взгляд перешел на спутницу Доминика, его жену. Это была девушка лет 20, не более. Нарядное платье кремового цвета не скрывало слегка округлившийся животик.
- Вы ждете ребенка?!
- Да, Эмма. Скоро ты станешь тетей.
- Ник, это же здорово! Класс!! Мэл, поздравляю!!
Моримель радостно улыбнулась.
- Ну что, сестренка, иди, собирайся, наводи красоту, хотя, между нами, ты и так краше всех!!
- Ник! Вогнал меня в краску, честное слово!
Гермиона засмеялась, порывисто обняла новоиспеченного брата и пошла к себе в комнату. Настроение упорно держалось на отметке «супер»: Доминик, видно было по лицу, был абсолютно нормальным человеком, к тому же, у них с Моримель настоящая любовь. Так чего же не радоваться?!

…Часы на стене показывали без пятнадцати девять. Гермиона стояла в комнате перед зеркалом в шёлковом темно-синем платье. Ее волосы были уложены назад, в ушах колыхались тяжелые серьги с бриллиантами. Платье облегало фигуру, но не слишком плотно. Оно держалось на двух лямках, которые шли на спине крест-накрест, а спереди просто поддерживали верх платья, расшитый черными нитями. Когда минутная стрелка добралась до цифры 12, Гермиона, глубоко вздохнув, вышла из комнаты. В зале, судя по всему, уже были почти все гости. Когда огромные двери отворились, дворецкий, стоящий у входа в зал, громко провозгласил:
- Мадемуазель Эммануэль Беллатрикс Казерабет Лестрейндж!
Все лица в зале в мгновение ока повернулись к ней, выказав свое почтение, разговоры на секунду стихли, чтобы возобновится вновь. Поискав глазами среди присутствующих «мать», и не найдя оной, Гермиона направилась к Доминику, который стоял у колонны с женой, нежно обнимая ее за талию. Гермиона ясно видела, что он так делал не потому, что так надо или того требовал этикет, а потому, что действительно любил Моримель. Не дойдя до пары несколько метров, дорогу ей преградила Беллатрикс с отблеском удовлетворения в глазах.
- Дочь, ты сегодня прекрасна.
- Благодарю.
- Скоро отец объявит о твоей помолвке.
Гермиона побледнела. Беллатрикс расценила это по-своему.
- Не волнуйся, дорогая, все пройдет, как надо.
С этими словами она ушла к гостям. Все-таки подойдя к брату и перекинувшись с ним парой фраз, Гермиона немного успокоила себя. Тут раздался громкий голос дворецкого:
- Лорд Сириус и леди Элеонора Блек!
Гермиона так стремительно обернулась, что услышала, как хрустнули от напряжения хрящики на шее.
«Сириус?! На приеме у Лестрейнджей?! Я что, сплю??!!!!»
Как будто в подтверждение своей теории, Сириус с женой подошли к чете Лестрейндж и поприветствовали их.
«О небеса!!!! Да, Гермиона, ты чудно изменила реальность… до такого не дошла бы даже самая больная фантазия и воспаленное воображение…»
Тут на середину зала вышел Рудольфус под руку с Беллатрикс. Подождав мгновение, пока все разговоры стихнут, он величественно произнес:
- Леди и джентльмены! Мы очень рады, что вы приняли наше приглашение и оказали нам высокую честь своим присутствием. Как вы вероятно знаете, наша дочь, Эммануэль, уже совершеннолетняя. Не изменяя нашим традициям, сегодня состоится ее помолвка. Дамы и господа, прошу поприветствовать: Томас Вильгельм Маркус Рейвенхарт и Эммануэль Беллатрикс Казерабет Лестрейндж!
Гермиона почувствовала легкий толчок в спину от Ника и пошла к середине зала. С другого конца к ней плавной походкой шел сын Волдеморта. Его губы тронула легкая улыбка, когда он приблизился к ней.
Молодой человек галантно поцеловал ей руку, Гермиона же, следуя правилам этикета, присела в реверансе. Том взял ее за руку, переплетя пальцы. Девушка не сопротивлялась. Пара повернулась лицом к присутствующим в зале, те встретили их аплодисментами, только Гермиона не слышала этого: глазами загнанного зверька она смотрела в один из углов зала: там, рядом с красивой женщиной стоял Лорд Волдеморт. Хуже всего было то, что он смотрел на Гермиону, не отрываясь. Она ясно прочла в его взгляде, что он узнал ее.
Узнал Гермиону Грейнджер.

Глава 9.

…Она ясно прочла в его взгляде, что он узнал ее.
Узнал Гермиону Грейнджер.

«Чёрт! Что же делать? Бежать? Куда?»
Мозг лихорадочно работал, быстро соображая, куда деть себя в этой ситуации. Сквозь тишину сознания постепенно прорвался гул аплодисментов и Гермиона вернулась в реальность. Еще раз взглянув в тот угол, девушка не увидела Лорда.
«Ну нет, померещится такое не могло!! Я же не схожу с ума, так ведь?»
Идеи появлялись в бешеном ритме, одна страшнее другой.
«Как он мог узнать меня? Неужели на него не подействовали общие изменения?»
Голова, казалось, разлетится на куски от внезапно возникшей резкой головной боли. Чей-то холодный вкрадчивый голос (и Гермиона ох как хорошо знала, чей) проговорил у нее в сознании:
- Ну здравствуй, грязнокровка! Давно не виделись. Где пропадала?
Поставить мыслеблок не удалось. Том почувствовал, как ее пальцы с силой сжали его ладонь. Он наклонился к ее уху и прошептал:
- Эл, с тобой все хорошо?
Мягкий тихий голос парня выдернул ее из объятий кошмара. Она попробовала улыбнутся, но это ей не удалось.
- Да, все в порядке. Честно, -добавила она, смотря в лицо Рейвенхарта, которое выражало крайнюю степень недоверия.
- Тогда что случилось?
От ответа ее спасла «мама»: Беллатрикс подошла к паре с гордостью во взгляде и молвила:
- Дочь, я горжусь тобой.
- Спасибо, мама.
Последнее слово она еле выдавила из себя. Тут Белла присела в реверансе и Гермиона поняла, что ее страхи оправдаются. Низкий бархатистый голос прозвучал около ее уха:
- Что ж, это величайшее событие года. Объединение двух древних родов… Мои поздравления, молодые люди.
С этими словами Темный Лорд вышел из тени.
«ОГО!!!! Чтоб я так изменила события?! Кошмар!!»
К паре подошел Волдеморт, каким Гермиона его не знала.
Это был красивый мужчина на вид сорока лет, высокий, черноволосый и синеглазый. Прямые брови, высокие скулы, ровный нос и мраморная бледность лица говорили о том, что он принадлежал старинному роду, только Гермиона знала, что всего лишь на половину. Он протянул руку за Гермиониной ладонью и поцеловал мягкую кожу девичьей руки. Незаметно для остальных, но не для девушки, он при поцелуе взглянул ей в глаза. Гермиона с ужасом обнаружила там кровавый отблеск багряного взгляда со змеиным зрачком. Но только на секунду. Потом его глаза снова превратились в синие.
К ним подошла женщина, и Белла опять склонила голову, но скорее, в знак приветствия. Это была высокая стройная брюнетка с глазами цвета морской волны. Темно-бордовое платье облегало стройную фигуру волшебницы. Длинная шея была немного прикрыта каскадом темных волос, одна изящная рука придерживала подол платья, другая покоилась в ладони Лорда Тьмы.
«Не может быть!!...»
На молочно-белой коже зоны декольте у нее покоился медальон Слизерина. Тот самый, в котором, как ей было известно, Была заключена часть души Волдеморта.
«Но он не выглядит, как рептилия! Может, он и не расщеплял душу?»
Девушка сразу откинула эту идею – она ясно видела его изменившиеся глаза. Гермиона была уверена, он это сделал специально, чтоб напугать ее. В реальность из раздумий ее вернул мелодичный голос жены Волдеморта (назвать ее Темной Леди не поворачивался язык):
- Том, вы отличная пара! Род Слизерина достойно встретит продолжение.
Том склонил голову в ответ на слова матери.
- Сын, не позволишь ли мне украсть твою невесту на один танец? – спросил Волдеморт (!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!) с улыбкой. Да, именно с улыбкой, а не оскалом тигра-людоеда. Том разжал пальцы и Гермионе ничего не оставалось делать, как подать руку ее потенциальному убийце. Лорд довольно ухмыльнулся, прижался губами к руке жены и повел Гермиону в зал.
Надо отдать ему должное, танцевал он безукоризненно. Кружась в вальсе, девушка молила небеса, чтобы он не услышал, как бьется ее сердце. Сделав поворот, она заметила Сириуса танцующего с Беллатрикс. Они о чем-то разговаривали, так как Белла чему-то слегка улыбалась, а Сириус еле заметно шевелил губами. Том танцевал с женой Сириуса. Еще поворот – и Гермиона увидела Малфоев, потом – Ника и Моримель, которые о чем-то оживленно болтали с женой человека, который теперь вел ее в вальсе. Рука Волдеморта теснее прижала ее за талию к себе и она услышала его тихий голос:
- Грейнджер, поведай о том, как ты умудрилась улизнуть от меня.
В горле пересохло, сердце грозило разбить грудную клетку, мозг отказывался работать. Стараясь не смотреть ему в глаза, она проговорила, к ее удовольствию, ровным голосом:
- Это длинная история.
- А я никуда не спешу…
Он опять закружил ее в танце, поворот, наклон, и опять его голос:
- Ну? Сама расскажешь или тебе помочь?
В голосе ясно слышался намёк на Круциатус.
- Ты не посмеешь.
- Интересно, что же меня остановит?
- Здесь слишком много людей… - ответила та неуверенно.
- Да, и все они мои слуги. Ну, ладно, почти все. Твой Блек соблюдает нейтралитет, - сказал он предугадывая ее вопрос. – Изменив реальность, ты изменила людей и их судьбы.
- Я заметила. У тебя появился сын.
- И законная жена.
- Беллатрикс не захотела тебя ублажать? – ехидно спросила Гермиона. В следующую секунду ее пальцы сжало с такой силой, что захрустели кости. На глаза навернулись слезы.
- Ну что ты, моя маленькая грязнокровка. Как думаешь, чья ты дочь?
- ЧТО?! Ты не можешь… Я не…
- Именно так, моя дорогая.
- Ты женишь меня на моем же брате?!
- Нет, тебя на моем сыне женит твоя мать в этой реальности.
- Рудольфус знает?
- Что дочь Беллы – не от него? Нет. А зачем ему знать? У него есть наследник, заметь его законный наследник, который продолжит род Лестрейндж.
- А твоя жена?
- Казерабет? Она дочь лича и некроманта, ей около трёхсот лет, поверь, она слишком умная женщина, дабы обращать на этот факт внимание.
- Казерабет?!
- Да, ты носишь одно из ее имен. Странно, правда?
Музыка стихла. Волдеморт, как и положено, легко коснулся губами тыльной стороны запястья девушки и сказал так тихо, что только она его расслышала:
- Мы еще увидимся…
Гермиона в шоке смотрела вслед удаляющейся фигуре Лорда.
Ей не хватало воздуха, она быстрым шагом направилась к выходу на балкон. Не застав там никого и с облегчением вздохнув, она оперлась о мраморные перила и смотрела в темноту.
- По-моему, раньше ты боялась высоты, - бархатный голос Тома прорезал тишину.
Гермиона резко обернулась. Парень стоял в двух шагах от нее, облокотившись на стену и сложив руки на груди.
- По-моему, раньше тебя это не беспокоило.
- О чем ты разговаривала с отцом?
- О, он мне поведал много чего интересного.
- Например?
- Например, одно из моих имен дано мне в честь твоей матери.
- Казерабет? Это все знают.
- Так же, как и то, кто она?
- Полу-некромант, полу-лич? Причем рождена такой. Что тут такого удивительного. Я рожден некромантом. И ты это прекрасно знаешь.
Том двинулся к ней. Гермиона отошла на пар шагов назад, упершись спиной в перила.
- Почему ты пятишься?
«Почему-почему… Брат ты мой, вот почему! Кошмар! Ну и дикость! Жениться на родных сестрах и братьях! Белла точно чокнутая!»
- Я просто…
- Что просто? С каких это пор ты начала бояться меня?
- Я тебя не боюсь…
- Да ну, серьезно? – искренне удивился Том.
- Рейвенхарт, я
- О, уже перешли на фамилии? После свадьбы может перейдем на «вы»? или прямо сейчас?
Молчание.
- Что с тобой происходит? – пока он говорил, то успел подойти к Гермионе вплотную. Девушка почувствовала, как ее вжимают поясницей в перила. Том поставил обе руки по бокам от девушки – та оказалась в ловушке. – Ты сама ответишь или помочь?
Гермиона от страха немного прогнулась назад.
«В смысле помочь? Круцио? Ну конечно, весь в папочку!»
Ее действия не оставили сомнений, что она его боится и избегает. «Странно, почему? Мы ведь уже год вместе».
- Эл, что ты от меня скрываешь?
- Ничего.
- Ложь.
Это прозвучало, как приговор. Таким тоном говорил Темный Лорд. Девушке стало действительно страшно.
- Ты с кем-то встречаешься?
- Нет.
Парень помедлил.
- У тебя кто-то был?
«Как сказать… В этой реальности – нет… А вообще…»
- Нет.
- Ложь. – тихо, еле слышно, но так больно. – Почему ты не сказала?
- Я не…
Тут Том ударил ее по лицу.
- Ты мне лгала.
В глазах – боль.
- Почему?
В голосе – отчаянье.
- Я не лгала.
Глаза заискрились злобой.
- Да ну? Сейчас проверим!
Прежде чем Гермиона сумела хоть что-то осознать, она оказалась вжатой в стену. Злой голос прошипел ей в ухо:
- Как ты могла меня предать?!
- Я не…
- Заткнись!
Из ее глаз полились слезы.
- Плачешь? Раньше надо было думать, Лестрейндж!
Парень наклонил голову и впился кусачим поцелуем ей в губы. От неожиданности Гермиона замерла. Сердце пропустило удар. Она непроизвольно ответила на грубую ласку. Том оторвался от нее и взглянул ей в глаза, потом перевел взгляд на укушенную губу. Затем медленно слизнул выступившую на губе каплю крови. Опять поцелуй. Когда до него дошло, что девушка ему отвечает, он перестал так сильно вдавливать ее в стену, просто прижал ее к себе. Теперь между холодным камнем и ее спиной были горячие руки Тома Риддла – младшего.
Нежный, но горячий и страстный поцелуй.
Сердце девушки на пару мгновений остановилось – так целовался только один человек во всем мире. Только один. Гермиона взглянула парню в глаза. Ей не показалось, это не игра света.
Несколько мгновений на нее смотрели глаза Салазара Слизерина.
Гермиона протянула руку и коснулась щеки юноши, тихо сказав:
- Салазар?...
- Что? – такой же тихий шепот парня еле различим. Глаза вновь стали цвета морской волны.
- Салазар, какой ты красивый… - выкрутилась та, обращаясь к основателю Хогвартса, оставшемуся в своем времени.
Том припал к ее губам, думая, что она так выразилась, как и многие до нее.
Все! Сказка прошла – ее целовал Том Рейвенхарт.
«Это не показалось!! Не могло!!»

… Когда парень оторвался от нее, губы гриффиндорки распухли, а глаза сияли. Он медленно отошел от нее.
- Прости… Я просто разозлился…
- Ничего, - она улыбнулась. – Я пойду, а то моя маман начнет беситься.
- Чего это вдруг? Теперь ты – моя невеста, все законно.
- Беллатрикс Лестрейндж – это тебе не хухры-мухры.
- Ну ладно, уговорила. Тогда до завтра.
Он опять поцеловал ее.
- До встречи… - с этими словами Гермиона вернулась в зал, затем пошла к себе в комнату.
Сняв с волос заколки и разувшись, она, не зажигая света, прошла к кровати. Потерев голову пальцами и почувствовав усталость, она протянула руку к застежке платья.
«Что-то не так. Я не оставляла открытым окно…»
Только эта мысль пронзила мозг, как зажглось несколько свечей.
Гермиона вскрикнула. В кресле напротив нее удобно устроился Лорд Волдеморт. Синие глаза в темноте казались черными. Опять на миг они заалели, затем вкрадчивый голос молвил:
- С возвращением, мисс Грейнджер.


...Adversus necessitatem ne dii quidem
...Против необходимости не властны и сами боги

 
ГестияДата: Четверг, 24.02.2011, 23:58 | Сообщение # 5
Вредина
Сообщений: 241
« 12 »
Глава 10

… В кресле напротив нее удобно устроился Лорд Волдеморт. Синие глаза в темноте казались черными. Опять на миг они заалели, затем вкрадчивый голос молвил:
- С возвращением, мисс Грейнджер.

«Вот дьявол!!! Угораздило же, а?!
Так, Гермиона, успокойся!»
Сознание почему-то отказывалось внимать голосу рассудка.
- Не пяться, я не причиню тебе вреда. По крайней мере, пока, - сказал Волдеморт таким тоном, от которого мурашки пробежали по спине.
Гермиона отступила на несколько шагов назад и села на краешек кровати. Волдеморт ухмыльнулся, забросил ногу на ногу и выжидающе уставился на девушку.
- Итак?
- Что «итак»?
- Поведай мне о своих путешествиях во времени. А то знаешь ли, интересно было через неделю после твоего исчезновения проснутся и обнаружить себя…несколько другим… Как и весь окружающий мир… А потом, через несколько дней оказалось, что у меня есть жена и сын.
- А еще дочь, которая за этого же сына выходит замуж, - ехидно сказала Гермиона.
Глаза Лорда вновь опасно блеснули.
- Заметь, ты не очень-то против…
- Извращенец.
Волдеморт хрипло рассеялся, и этот смех нес в себе угрозы больше, чем его злой взгляд. Гермиона нервно сглотнула, но решила во что бы то ни стало, продолжать беседу – узнать что-то новое и полезное было далеко не лишним.
- Какой есть. Ну, так куда ты попала, исчезнув из моего замка?
- Во-первых, не твоего замка, а замка Слизерина. Во-вторых, не исчезла, а переместилась…
- И в-третьих, попала так попала, верно? – опять кривая ухмылка.
- Зачем тебе рассказывать, если ты и так знаешь?
- Ну, знания ведь лишними не бывают, не так ли, Эммануэль Бладрейн?..
«ОТКУДА он знает?! Мое имя…пусть и придуманное…»
Волдеморт продолжил:
- Мне просто интересно, почему ты назвалась именно этим именем? Посчитала его самым приемлемым, или как?
- Откуда ты о нем знаешь?
- Интересно было узнать некоторые факты…
С этими словами он материализовал книгу, и, открыв ее где-то на пятой странице, отлевитировал ее в руки Гермионы.
- Почитай… Интересно.
Девушка опустила взгляд на пожелтевшие страницы. Там было изображено чье-то родовое дерево.
Сердце пропустило удар.
В голове стало пусто.
Глаза смотрели в одну точку.
Там, пониже надписи «Род Салазара Слизерина», было написано имя Великого Основателя. От него тянулась линия к другому имени. Женскому имени.
Эммануэль Бладрейн.
Голос Тома Риддла вывел ее из состояния глубочайшего шока.
- Интересно, верно? Кроме всего прочего, ты еще и оказалась… моей прародительницей. Позор на мою голову – мой предок – грязнокровка…
Гермиона зло сверкнула на него глазами, но тот не оценил ее стараний.
- Некромант, меченный Проклятым Королем…
Волдеморт поднялся и двинулся в сторону сидящей девушки.
- Сбежавшая от смерти… Ты изменила судьбы многих, включая свою собственную.
С каждым словом он приближался к Гермионе.
- Ты хоть понимаешь, ЧТО ты наделала, когда попала в прошлое?
Гермиона резко встала и попятилась к стене.
- Какое тебе дело, чем я там занималась?!
- Действительно, какое? – иронично-удивленно спросил Великий Маг голосом, похожим на шипение.
У Гермионы задрожали коленки. Такой тон не предвещал ничего хорошего. Почувствовав за своей спиной стену, она ощутила, как кольца страха обвивают ее сознание. Волдеморт шел к ней плавно, грациозно, как дикая кошка к добыче, которая никуда не сбежит, как удав ползет к притихшему кролику. Он, медленно приблизившись, провел длинным пальцем по губам девушки. Та шарахнулась, как от удара.
- Странно, а моего предка ты не боялась.
- И тебя не боюсь. Я тебя презираю.
Волдеморт ударил ее наотмашь по лицу. Поскольку девушка стояла у стены, она не упала, только прижала руку к пылающей щеке.
- Презирая меня, ты презираешь и его…
- Иди к черту!! – тут она бросила в Лорда книгу, которую до сих пор держала в руках. Тот ловко поймал летящий в него предмет – реакция у Волдеморта была отменная. Глаза его полыхнули багрецом.
Гермиона прижалась к стене всем телом, будто искала у нее защиты или спасения от гнева Темного Лорда. Леди Фортуна была на ее стороне: в дверь постучали. Волдеморт замер, держа книгу в руках, потом уселся в кресло и тихо молвил:
- Может, откроешь?
Гермиона на негнущихся ногах прошла к двери, стараясь идти как можно дальше от Волдеморта. Дернув ручку, она открыла дверь.
Беллатрикс.
- Почему ты закрылась?
Тут ее взгляд упал на Лорда. Она прошла мимо девушки и преклонила колени перед Волдемортом.
- Мой Лорд, позвольте узнать, зачем Вы здесь?
- Затем, Белла, что хочу поближе узнать свою будущую невестку. Знаешь ли, мы скоро станем семьей…
«Семьей станем… Ага, щас, разбежалась! Белла тоже хороша – не получилось самой выйти замуж за это чудовище, так хочет выдать меня за его сына! Стоп!! Выдать ЕГО дочь за ЕГО же сына!!! Точно чокнутая! Блин, почему не изменилась она?!» - мысленно стонала Гермиона.
Беллатрикс в ответ на слова Лорда только улыбнулась:
- Это великая честь для нас.
«Честь, а как же!!! Кошмар!! Первобытное общество!! Ты хоть о детях моих, пусть нереальных, но будущих, подумала?»
- Нет, Белла, это честь для меня, - прошелестел Волдеморт и поцеловал ей руку.
«А да, как же! Чего ему еще захотелось? Идеальных детей?! Ждет прямо генофонда нации?! А сам-то в курсе, что от кровосмешения хорошо еще никому не было? Мать его прямой тому пример: природа на ней экономила по полной программе!!! Извращенец!»
- Мой Лорд, Вас ждет ваша жена.
- Где она?
- В гостиной.
- Скажи, что сейчас спущусь.
Беллатрикс послушно поклонилась и вышла. Гермиона стояла у столика, опершись а него бедром и выжидательно уставившись на Лорда.
Тот не заставил себя долго ждать:
- Так на чем мы там закончили?
Гермиона сглотнула. Волдеморт в мгновение ока оказался вплотную к ней, схватил ее за шею, заставив поднять голову вверх. Багровый взгляд скрестился с агатово-черным.
- Так чем же ты так приглянулась Слизерину, грязнокровка? Он ведь презирал таких, как ты. Что он в тебе нашел?
Гермиона молчала. Дышать становилось все труднее.
- Ты думаешь, что я просто так позволю тебе жить? Нет. Ты ушла от смерти раз, второй не получится…
В тот момент, когда он коснулся ее губ прохладным поцелуем, она почувствовала рывок.
«Мы трансгрессируем??!!! Куда?!!!»
Ее ногти скребанули по столику, но было поздно – тело неслось сквозь пространство.
Через миг она смогла свободно вдохнуть. Вырвавшись из цепких рук Волдеморта, она отошла от него и бегло оглядела помещение.
Страшно.
Она находилась в той же комнате, из которой ее унесло заклинание, так и не дав умереть. То было тогда. В этот раз такой удачи не жди. Начиналась паника.
Волдеморт, стоя у двери, внимательно наблюдал за реакцией девушки на последующие события. «Боится, - думал он, - это видно по ее глазам. Ищет выход, но сама знает, что его нет. В этот раз ей не сбежать».
Гермиона, не смотря на панику, еще могла здраво рассуждать. Выхода не было. От злости девушка сжала кулаки, чтоб не заплакать.
«Что за?..»
В правой руке она обнаружила какую-то бутылочку.
«Зелье Слизерина!!!»
Она незаметно для Лорда спрятала ладонь с колбой в складках платья. Мозг отчаянно пытался найти брешь в броне, искал варианты спасения, но таковых не оказалось. Голос Волдеморта заставил ее вздрогнуть:
- Гриффиндор – это не призвание. Это диагноз. Что ты ищешь? Спасения здесь нет.
Тут он вытянул свою длинную палочку.
- Посмотрим, повезет ли тебе на этот раз…
Мозг пронзила молния воспоминания: она ставила палочку в сапожок! Кинувшись за диван, она села на пол, задрала подол платья и радостно вздохнула: в правом сапожке, действительно, была ее палочка! Вытянув тонкую работу Киргхоффа, на ее место она положила бутылочку с зельем. Что с ним делать, она не представляла.
- Грязнокровка, я думал, ты умнее. Прятаться от меня – крайняя степень глупости.
Гермиона поднялась с пола, сжимая в руке палочку.
- О, так оказывается, ты ждала чего-то подобного?
Девушка еле успела среагировать на его крик:
- Круцио!
Щит не дал проклятию достичь цели. Лорд ухмыльнулся.
- Ну что ж, поиграем… Импедимента!
- Протего!
- Круцио!
Гермиона уклонилась и бросила в противника Режущее заклятье.
Волдеморт ленивым взмахом руки отразил его и хрипло рассмеялся:
- Это все, что ты мне можешь предложить?
- Сектумсемпра!
Заклятие срикошетило, даже не долетев до цели. Поставив щит для защиты, Гермиона пропустила атаку Лорда. Круцио скрутило мышцы судорогой, из глаз полились слезы. Последующее за ним Секо, не встретив препятствий, резануло плечо. На пол хлынула алая кровь. Гермиона, быстро перекатившись за одно из кресел, направила исцеляющее заклинание на рану. Та перестала кровоточить. Наугад бросив через плечо Оглушающее заклинание, она под его прикрытием переползла за камин.
Тело ломило после Круциатуса. Гермиона оглянулась в поисках чего-то, что могло бы спасти ей жизнь. Оглянулась и замерла: на стене, противоположной ей, висел портрет Слизерина. Он не двигался, но его глаза будто блестели огнем жизни. Вдруг в голове стало пусто, тело будто воспарило над полом.
«Иди ко мне» - голос в ее голове.
Интересно, почему хочется ему подчинится?
«Иди ко мне»
Мне как-то и здесь не плохо…
«Выходи»
А, собственно, зачем?
«Иди ко мне»
- НЕТ!!! – крик Гермионы раскатился по комнате.
- А, научилась сопротивляться Империо? Умница…Но это тебе не поможет…
Лорд стоял напротив нее, в двух шагах от вздрогнувшей девушки. Боль вернулась, вместе с ней и чувство страха. Волдеморт направил на нее палочку.
- Будем прощаться, грязнокровка…
- Лишишь своего сына невесты и жены?
- Найдется другая…
Гермиона запустила руку в верх сапога и вытянула оттуда флакон с зельем. Дождавшись, пока Маг начнет произносить первые буквы Смертельного проклятия, она открыла его и поднесла к губам. Волдеморт внезапно смолк. Гермиона от неожиданности замерла.
- Решила отравится? Как не по-гриффиндорски!
Он взмахом палочки переместил флакон себе в ладонь.
«Нельзя ему знать, что это за зелье!»
Она направила палочку на колбу – та взорвалась, облив Лорда, пол и стену темно-зеленым зельем.
Волдеморт ухмыльнулся:
- Ладно, так и быть… Авада…
Он резко умолк. Его фигуру вдруг окутало белым туманом, зелье, разлитое по полу и стене, начала быстро испаряться. Не понимая ровным счетом ничего, Гермиона с трудом поднялась на ноги.
После примерно минуты шипения, зелье испарилось. Дым начал развеиваться, постепенно представляя ее взору умолкнувшего волшебника. Отойдя, на всякий случай, подальше, она подняла палочку. Дым развеялся окончательно, но что-то было не так. Маг стоял спиной к ней.
Она ступила на шаг влево, к двери, но поняла, что сделала роковую ошибку – наступила на осколки колбы. Те захрустели под ее обувью. В следующую секунду волшебник резко обернулся на звук.
Мир потемнел. В глазах померкло. Сердце на мгновение отказалось работать. Ее взору предстал лорд. Не Волдеморт.
На нее смотрели серо-зелёные глаза лорда Слизерина.


...Adversus necessitatem ne dii quidem
...Против необходимости не властны и сами боги



Сообщение отредактировал Гестия - Пятница, 25.02.2011, 02:11
 
ГестияДата: Пятница, 25.02.2011, 00:01 | Сообщение # 6
Вредина
Сообщений: 241
« 12 »
Глава 11.

Мир потемнел. В глазах померкло. Сердце на мгновение отказалось работать. Ее взору предстал лорд. Не Волдеморт.
На нее смотрели серо-зелёные глаза лорда Слизерина.

Гермиона отступила еще на шаг назад. Мозг отказывался воспринимать подающуюся ему информацию.
«Это невозможно! Не может быть!!»
Вся окружающая ее реальность, казалось, замерзла, загустела и в одночасье превратилась в вечность. Секунды текли годами, жизнь будто остановилась. В ушах еще стояло эхо отголоска хруста разбитого хрустального флакона.
Еще шаг назад.
В голове стало уже устрашающе пусто. Казалось, еще мгновение – и она падет в беспамятство. Серо-зелёный взор стоящего напротив мужчины прожигал насквозь. Взгляд был тяжелым, прямым, арктически холодным. Несоответствующий ему мягкий властный голос прокатился по комнате:
- Гермиона?..

…Салазар Слизерин читал у себя в комнатах. На столе перед ним возвышалась довольно большая стопка фолиантов, сам же волшебник быстро проглядывал очередную книгу, как раздался стук в дверь.
- Салазар, открой, надо поговорить.
Лорд Слизерин лениво взмахнул рукой – дверь отворилась. В комнату вошел Годрик Гриффиндор.
- Сал, я, конечно, понимаю, что ты очень любишь читать, но фанатизм до добра не доведет.
Салазар только угрюмо посмотрел исподлобья на говорившего. Тот, казалось, этого не заметил (вообще-то, за все эти годы он уже привык: такие взгляды ему были явно нипочем) и продолжил:
- Уже неделя скоро, как ты замуровался в этом подземелье. Хорошо, хоть окна заколдованные, а то забудешь, как выглядит земная твердь…
- Годрик, если ты пришел разглагольствовать о том, что я не хочу слушать, сразу уходи.
- Ты, как всегда, гостеприимен до чертиков…
Гриффиндор был оптимистом, но заметил, что Слизерин явно не в духе. Вернее, явно совсем не в духе.
- Ну почему же? Вот пришел послушать, что ТЫ мне интересного расскажешь.
Вопросительный взгляд серо-зелёных глаз. Годрик все правильно понял:
- Ясно, что дело темное…
Салазар притворно вздохнул и возвел глаза к потолку. Годрик ухмыльнулся: все-таки расшевелил!!! Наколдовав бутылку вина и кубки, он уселся в кресло напротив.
- Итак, друг мой, что тебя так гложет? Неужели не сумел пошастать в полнолуние по кладбищу? Или мертвецы попались с характером? Или не можешь придумать, где бы это раздобыть самку акромантула? Или самца сфинкса? Или опять твой некрономикон показал тебе свою пятую точку и улетел на отдых?
- Да нет, Годрик, все гораздо сложнее, - улыбаясь, сказал Слизерин.
- Аааа… А что может быть более сложного в жизни Великого Основателя, а? Что, - начал он неверящим тоном и как-то приглушенно, - ищешь самку гидры?
Салазар окинул его разноцветными искрами, взмахнув рукой в его сторону.
- Неужели? – заговорщический несерьезный тон Годрика не предвещал ничего хорошего. – Неужели лорд Слизерин ищет себе пассию?
Взглянув в зеленоватые глаза, Годрик рассмеялся:
- Ой, не могу! Сал, ты что, так страдаешь из-за какой-то девушки?
Слизерин хмыкнул.
- Ой, чую, мое чутье право, как никогда. И что же это за самочка?
- Сэр Гриффиндор, вас что, не учили культурно выражаться?
- Ого! Даже так? Все гораздо серьезней, чем я предполагал…
- Лучше помолчи и помоги мне, раз пришел.
- Помочь? – тут он окинул взглядом книги. – Ты что вообще-то ищешь?
- Заклинание.
- Это облегчает поиски...
- Не ерничай!
- Тогда, если можно, поконкретнее…
- Заклинание перемещения во времени…
Брови Гриффиндора поползли вверх.
- Позволь поинтересоваться, на кой оно тебе здалось?
- Надо.
- Ты, как всегда, лаконичен.
Салазар бросил на него злой взгляд.
- Ладно, не кипятись. Только не говори, что решил проследить за мисс Бладрейн, коя благополучно исчезла неделю назад.
- Что-то вроде того.
Годрик умел читать между строк. И все правильно понял.
- Решил ее вернуть?
- Понимаешь, вся проблема в том, что ее саму вернуть невозможно. А вот с кем-то…
- И кого ты решил с ней сюда притащить?
Взгляд мага объяснил все без слов.
- Нет, нет, нет, друг мой! Самому попасть в будущее ради того, чтоб стащить оттуда девченку? Ты в своем уме?
- Нда… Вот в этом и вся загогулина, как говорится…
Салазар опять погрузился в книги.
- Я поищу что-то *(ага, щас, в Интернете))))* в своих книгах, может найду что-нибудь полезное…
- Спасибо.
- Благодарить потом будешь…
Годрик ушел.
Салазар отложил книгу, пригубил вино и задумался.
А что если ее забросило в прошлое? Или она попала на место другого человека? Дьявол! Не надо было идти на поводу у страсти, ведь они действительно изменили будущее той ночью…
Лорд Слизерин устало прикрыл глаза и помассировал виски пальцами. Огонь в камине горел ярко, треск поленьев убаюкивал. «Боги, сколько я не спал?» Сознание медленно начало переходить во власть сна, как вдруг…
Неясное белое свечение начало собираться вокруг него. Салазар поднялся на ноги, но свечение лишь усилилось. В следующее мгновение он почувствовал какое-то знакомое ощущение, как при трансгрессии, но немного сильнее. Минуту его проносило сквозь пространство и время, потом он почувствовал твердую почву под своими ногами.
Он стоял на полу в какой-то комнате. Белый туман начал пропадать, и он начал осматривать помещение. Внезапно какой-то хруст оторвал его от созерцания.

Быстро обернувшись, лорд Слизерин увидел девушку. Платье было немного помято, черные волосы спутаны, в руке она держала палочку. Только настроена она была явно не воинственно.
Глаза, будто два огромных оникса, блестели в свете свечей. Во взгляде читалось замешательство, шок и страх.
Кого-то эта девушка ему напоминала. После того, как она отступила на шаг назад, он вспомнил это жест. Вспомнил эту девушку. Да, она несколько другая, но применив легилименцию, он удостоверился в том, кто стоит перед ним. Да, она мало чем была похожа на Гермиону Грейнджер. Теперь, черноволосая и темноглазая, с выступающими скулами, она скорее походила на Эммануэль Бладрейн. Не веря своим глазам, но веря знаниям и интуиции, он тихо спросил:
- Гермиона?..

…Тихий голос, казалось, отрезвил ее. Девушка неверяще уставилась на стоящего перед ней мужчину.
- Салазар?.. – так же тихо, еле уловимо, как шелест падшей листвы.
Волшебник сделал шаг навстречу ей. Та, казалось, не могла двигаться.
- Салазар, это действительно ты?
Тут ее новые способности некроманта дали о себе знать: она увидела мага в черно-белом цвете, но заметила его ауру. Она знала, что перед ней действительно Основатель, Проклятый Король, величайший некромант, словом, она убедилась, что перед ней сам Салазар Слизерин, а не кто-то в его подобе. Она пошатнулась от увиденного.
Салазар в мгновение ока оказался рядом с ней и обнял. Обнял так, как обнимал только он и только ее. Девушка от неожиданности только и смогла, что спрятать лицо у него на груди, прижавшись к нему всем телом, вдыхая такой родной и любимый, не позабытый едва ощутимый горьковатый запах каких-то трав. Слезы мук и облегчения полились из глаз против ее воли. Волшебник медленно гладил ее по голове, успокаивающе припав губами к ее виску. Страх и шок постепенно испарялись, оставляя место спокойствию и умиротворенности.
Простояв в его объятьях пару минут, она отстранилась. Салазар вздохнул и сел в кресло у камина, наблюдая за девушкой.
- Как ты оказался здесь? – ровный, безжизненный голос резанул ему по сознанию.
- Это ты мне ответь, - сказал он, рассматривая девушку. – Такое ощущение, что ты пробиралась через заросли терновника, а не ходила по комнате.
- Это, между прочим, дело рук твоего наследника.
- Да ну? И чем же ты так угодила моему наследнику? – выделяя последние два слова, сказал он.
- Не поверишь, но то же самое спросил и он о тебе…
Гермиона немного смущенно опустила глаза вниз. Салазар довольно ухмыльнулся. Потом встал с кресла и обнял притихшую девушку.
Гермиона немного боязливо подняла глаза вверх, два взгляда скрестились. Салазар тихо прошептал:
- Я пришел за тобой…
На самом дне ее глаз он прочитал отблеск радости, в которой она боялась признаться даже себе. Девушка улыбнулась. Она немного потянулась губами к лицу Слизерина, как тишину нарушил бархатный голос Тома Рейвенхарта:
- И как это понимать?..
Девушка оглянулась: на них смотрел сын Волдеморта.

Глава 12.

- И как это понимать?..
Девушка оглянулась: на них смотрел сын Волдеморта.

…Том Рейвенхарт, прибыв домой из замка Лестрейнджей, начал собирать чемодан к школе (даже детям Темных Лордов, да-да!!!, приходится такое делать - автор))), как вспомнил, что обещал Алексу Блеку несколько интересных вещиц. Спустившись вниз, он, по привычке, проходя мимо кабинета отца, даже не подумал вынырнуть из своих мыслей: все, Эммануэль теперь принадлежит только ему. Нет, Рейвенхарт не был собственником, но эта девушка, которая отказывалась, как остальные девчонки, тихо страдать по нему, прочно засела у него в голове, задев струну самолюбия. Он все ссылал на действие Алекса: Блек, как не крути…Тоже хорош собой. Видимо, у Лестрейндж иммунитет к смазливым парням. Они с Томом, будучи однокурсниками, но учась на разных факультетах, являлись главными сердцеедами школы – сложно было сказать, за кем бегает больше девченок.
Однажды они поспорили – кто быстрее влюбит в себя девушку. Но выбрать цель оказалось сложным делом: это должна была быть особь, недурна собой, но в то же время которая не млеет от одного его взгляда.
Том был не дурак, поэтому поставил Алексу за цель ту, которая на него демонстративно не обращала внимания. Совершенно. Обломав Алекса несколько раз и не поддаваясь его обаянию, дерзкая девчонка жила своей жизнью, пресекая на корню все попытки парня сблизится. Аннабелль Монмартр. Англичанка, в чьих жилах течет кровь французской аристократки с норвежскими корнями и шотландского барона.
Алекс, в свою очередь, не остался в долгу. Какого чёрта ему стрельнуло в голову «заказать» Тому именно Лестрейндж? О ангелы проклятых небес!! Эта девушка могла свести с ума кого угодно, но именно ее выбрал Блек. Спор есть спор, от своих слов отказываться никто не собирался.
Долгих полгода прошло, прежде чем парни почувствовали, что лед тронулся. Надо отдать должное Блеку – ему везло больше, чем Тому. Но время все изменило.
Однажды, после отработки в классе трансфигурации, на коей присутствовали Том и Эммануэль, разгорелась ссора. Они ссорились и раньше, но похоже, что эта была намного хуже предыдущих.

«- Иди к чёрту, Рейвенхарт! Чего ты ко мне прицепился?
- Я еще к тебе не цеплялся..
- Не дай Мерлин мне узнать, каково это!!
Девушка резко схватила сумку и направилась быстрым шагом к двери.
- И все же, Лестрейндж, была бы ты умней, не разговаривала б со мной в таком тоне!
- Не нравится – не слушай! Нашелся советчик! Дай пройти!
Том стал напротив нее, не давая пройти к двери.
- Ты не понимаешь родного языка?
- Лестрейндж, может, хотя бы послушаешь меня?
- С какой это радости? – спросила дерзко девушка, пытаясь оттолкнуть парня в сторону.
- Хотя бы с той, что мне есть, что тебе сказать.
- Рейвенхарт, честное слово, ты мне надоел, как лишай гиппогрифу! Уйди с дороги!
Парень только подошел ближе.
- Заметь, Лестрейндж, что сейчас орешь ты, и если по твоей вине нас накажут еще раз, получишь Круцио…
- Какая честь – Круцио от самого Тома Рейвенхарта!! Подал уже объявление в газету?
Глаза парня полыхнули гневом: тот явно начал терять терпение…
- Лестрейндж, ну ты и стерва! Надо будет сообщить сей факт факультету…
- Ты еще здесь? Флаг тебе в руки и три пера в задницу!
- Не дерзи…
- Или что?!
- Или кто-то узнает о чьих-то походах в Запретный Лес…
Девушка фыркнула.
- Интересно, какая реакция будет у мадам Лестрейндж, когда та узнает, что ее дочь встречается с магглорожденным?
Девушка преспокойно ответила:
- Не встречаюсь, а встречалась. Да и то на спор со слизеринками.
Брови Тома поползли вверх.
- Вы на это спорили? Как низко..
- Кто бы говорил! Сам-то с Алексом давно в пари, верно? На что вы поспорили? Надо будет сказать Аннабелль, чтоб повисла у него на шее, хоть раз с тебя спесь собьют…
- Лестрейндж, не играй с огнем и…
- Не будить в тебе зверя? Бурундук из тебя выйдет замечательный…
Парень ухватил ее за локоть железной хваткой.
- Знаешь, нехорошо как-то, вредно для здоровья злить некроманта…
- Отпусти сейчас же!
- Или что? – издевательски протянул парень. Девушка резко выдернула руку и залепила ему пощечину.
- Ты за это заплатишь, Лестрейндж…
- Иди к дьяволу!
- Только с тобой…
Он, в мгновение ока, оказавшись рядом с ней, припер ее спиной к стене. Девушка сдавленно выдохнула. Том коротко взглянул ей в глаза. Там плескался испуг. Парень наклонил голову и поцеловал ее. Сначала изучающее. Потом более напористо. Его удивил тот факт, что губы девушки с какой-то жадностью отвечали ему. Улыбнувшись про себя, он только сильнее вдавил ее в стену, прижимаясь к ней всем телом. Сумка девушки упала на пол, она одну руку запустила ему в волосы, острые ногти второй скользнули по его спине. Намотав прядь ее волос на кулак, он потянул руку немного назад, заставляя ее запрокинуть голову. Когда его губы прошлись по нежной коже шеи, девушка издала тихий стон. Том опять вернулся к ее губам…
…Оторвавшись от нее через пару минут, он увидел в ее взгляде какой-то огонек, которого раньше не было. Девушка облизнула припухшие губы и тихо сказала:
- Знаешь, а ты целуешься намного лучше, чем я представляла по рассказам своих однокурсниц.
- Хочешь повторить?
- Как-нибудь в другой раз…»

Все, Блек, ты проиграл!

Но кто мог знать, что этот спор окажется настолько судьбоносным?
Провстречавшись с Эммануэль около года, он узнал, что скоро состоится его помолвка. Каково же было его удивление, когда он узнал, что ему в жены прочат Эл Лестрейндж!! Подарок судьбы или ранняя договоренность? Какая теперь была разница?!
Удивлялся он позже, когда узнал, что Алекс попросил отца договорится о помолвке с родителями Аннабелль. Граф и графиня Монмартр были очень даже «за». Так что «Кто кому проспорил» стало риторическим вопросом…

…Том думал, что не надо было так разговаривать с Эл тогда, на балконе. Просто он разозлился. Или приревновал, кто его знает? Факт в том, что девушка обиделась за грубое поведение. «Интересно, почему она сравнила меня со Слизерином?»
Парень шел по коридору, как услышал какой-то шум в кабинете отца. Странно, он что, уже вернулся? А где мама?
Том приоткрыл дверь и тихо вошел вовнутрь.
То, что он увидел, заставило его вздрогнуть.
Эммануэль стояла в объятьях какого-то мужчины. Тот наклонился к ее уху и что-то прошептал, гладя ее по волосам. Девушка (его будущая жена!!!) подняла голову вверх и немного приподнялась на носочки, потянувшись к губам мужчины. Том молвил тихим, спокойным, но полным холодной ярости голосом:
- И как это понимать?...
Растерянный взгляд Эл говорил лучше всего…

…Том прикрыл за собой дверь.
Гермиона медленно отошла от Салазара, не зная, что сказать. Слизерин, вопросительно взглянув на нее, тоже повернулся к парню. В гнетущей тишине нарастало напряжение. Внезапный хлопок заставил девушку вздрогнуть. Она повернула голову, ища источник шума, и чуть было не обомлела: в центре комнаты находилась мать Тома, Казерабет.
Женщина тряхнула черноволосой головой, приходя в себя после трансгрессии. Бегло оглянувшись, она присела в низком реверансе, когда наткнулась взглядом на Салазара. По комнате пронесся ее тихий голос:
- Ваше величество…
Слизерин лишь коротко кивнул, улыбнувшись уголками губ. Женщина изящно поднялась.
- Ваше величество, что привело Вас сюда?
Том, казалось, впал в ступор: его взгляд выражал такое удивление, которое раньше Гермионе не приходилось видеть ни у кого вообще.
- Я пришел за ней, - просто ответил Салазар, кивком головы указывая на девушку.
- За Эммануэль?
- Да.
Тихий, но угрожающий голос прокатился по комнате:
- Она никуда не пойдет.
Том вышел немного вперед, буравя взглядом Салазара. Тот лишь ухмыльнулся и тихо ответил:
- Займись его воспитанием, Казерабет…
Некромант-магесса строго взглянула на сына, тот замолчал, так и не успев ничего сказать. Затем он резко побледнел. Гермиона поняла, почему: он тоже увидел ауру Проклятого Короля.
Том вспомнил, как мама рассказывала ему о Короле Некромантов, и по совместительству, Великом Основателе. Он всегда воспринимал это как сказку, не более. Но сегодняшний вечер изменил все.
Салазар опустился в кресло и устало прикрыл глаза.
- Мессир, что с Вами? – встревоженный голос жены Волдеморта.
- Ничего, Казерабет, я просто устаю в этой реальности. У меня мало времени, скоро я вернусь домой. И вернусь не один. – с этими словами он взглянул на Гермиону. – Так что я расскажу вам о нескольких вещах.
Перед вами не Эммануэль Лестрейндж. Никакой Эммануэль не существует и в помине. Настоящее имя этой девушки – Гермиона Грейнджер. Она из другой реальности, которая изменилась, предоставив на замену вашу.
В своей реальности она находилась в плену у одного злого мага, твоего, Том, отца. В той реальности все по-другому: у него не было ни жены, ни детей, как и у Беллатрикс Лестрейндж, которая была врагом Сириуса Блека и сидела в Азкабане вместе с мужем за убийства. Так вот. Гермиона попала к нему в плен. И когда он хотел убить ее, одно заклинание перенесло ее в мое время. Пробыв там около недели, она немного изменила будущее. Затем она отправилась назад. Но, как оказалось, ее опять забросило не туда, куда надо. Появившись здесь как Эл Лестрейндж, она была вынуждена жить жизнью дочери Беллатрикс и твоей, Том, невесты. Но на твоего отца не повлияли ее перемещения, он ее знает как мисс Грейнджер. И, если не ошибаюсь, недавно пытался исправить счастливую случайность, из-за которой она осталась жива. Но случилось так, что меня перенесло к вам. Но я скоро вернусь назад.
- Так почему Вы забираете ее с собой?
- Я заметил интересный факт. Ей суждено было появится в моем времени. И ее место там.
- Откуда Вы знаете?
- Такова ее судьба. И подтверждения этого ей известны.
Гермиона вспомнила родовое древо Слизеринов. Ей суждено стать Эммануэль Бладрейн.
- Но она – моя невеста.
- Ошибаешься, - молвил Слизерин, - ей уготована роль, судя по всему, моей жены.
- Но мессир, - заговорила Казерабет, - вашей женой была миледи Бладрейн.
- Гермиона Грейнджер и Эммануэль Бладрейн – это одно и то же лицо.
- Но если она пойдет с вами, как мы обьясним ее исчезновение?
- Если она пойдет со мной, все станет на свои места.
Гермиона отвернулась к окну, чтоб не видеть глаз Тома. Ей было жаль парня.
Но изменить что-то… Девушка оказалась в трудном положении.
Салазар поднялся с кресла, вслед за ним встала и Казерабет. Гермиона хмуро оглядела комнату.
- А как же Волдеморт?
- Вернется из Межпространства.
Слизерина начало окутывать белое свечение. Он протянул ей руку:
- Ты идешь?
Глазами она наткнулась на Казерабет – та лишь слабо улыбнулась. Том смотрел на нее с болью в глазах, отказываясь принимать происходящее. Она опустила глаза вниз и подала руку Салазару. Тот сжал ее ладонь. Метнув последний взгляд на Тома, она тихо шепнула «Прости» и растворилась в облаке белого дыма.

Несколько мгновений уже ставшего привычным кружения в пространстве. Ее ладонь все еще находилась в ладони Салазара, и этот факт ее успокаивал, придавал сил. Еще миг – и ее ноги уперлись в поверхность пола.

«Оппа…»
Знакомая комната. Тот же камин, ковер, те же стеллажи, тот же столик. Губы девушки тронула легкая улыбка, когда она вспомнила, как искала нужное заклинание в этих книгах, как нежилась у огня камина в том мягком кресле, как ощущала ковер под своей спиной, когда Салазар целовал ее шею… Последнее воспоминание было слишком ярким – девушка улыбнулась еще шире.
Мягко высвободив руку из ладони Слизерина, она подошла к камину и присела возле него на корточки, протягивая руки к огню. Красноватое пламя будто узнало ее, приветливо вспыхнув.
- Да, я, конечно, подозревал, что ты любительница приключений, но чтоб аж так… - тихий голос лорда Слизерина заставил ее повернутся к говорившему.
- Кто бы говорил! Сам-то небось, давно не встречался с великанами?..
- Это другое.
- Да ну? – Гермиона поудобнее села, опершись на руку.
- Ну да. По крайней мере, моя внешность не изменилась.
- Тебе не нравится то, как я выгляжу? – игриво спросила она, разглаживая складки на платье. – Зато внутренний мир не тронули изменения.
- Очень на то надеюсь, - тихо молвил Салазар, приседая возле нее. – Ты была с ним?
- С кем?
- С твоим женихом в той реальности.
- Что значит «была»? Я общалась с ним. Этого требовали обстоятельства. И все.
- Что все?
Гермиона зло взглянула в его глаза. Маг серо-зеленым взором изучающе глядел на девушку, будто искал какие-то шрамы, скрытые магией. Опять секундная головная боль.
- Может будешь это делать поосторожнее?
- Это? – Слизерин развеселился.
- Применять легилименцию! А не то, о чем ты подумал!
- Ты знаешь, о чем я подумал? – в глазах сидящего напротив мужчины загорелись искорки. Гермиона, перебросив волосы за спину и позволив взгляду великого волшебника скользнуть по ее шее, полушепотом ответила, немного наклонившись вперед:
- Вероятно, о том же, о чем и я…
С этими словами она легонько дотронулась губами губ Салазара. Затем посмотрела ему в глаза. Тот глядел на нее все так же изучающее, только в глубине глаз начало зарождаться желание. Второй, уже более долгий поцелуй. Теперь в глазах мужчины заплясали отблески огня.
- Так вот о чём вы думали, мисс Грейнджер… - задумчивым голосом знающего человека протянул Салазар, не скрывая улыбки. – Или все-таки миледи Бладрейн?
- Как вам угодно, лорд Слизерин…
Резко схватив ее за руки, он притянул ее к себе. Гермиона, не ожидавшая такого резкого движения, оказалась на коленях у Салазара. Прижав ее к себе, мужчина опустил одну бретельку платья, затем другую. Ткань с тихим шорохом сползла к ее бедрам. Маг потянулся губами к шее, припав к нежной коже в страстном поцелуе. Затем он немного поднял голову и прошептал ей на ухо:
- Я же сказал, что никуда тебя не отпущу…

…Что такое счастье? Каждый человек понимает его по-своему. Что было счастьем для Гермионы? Вновь лежать на ковре у камина, ощущая тяжесть тела лорда Слизерина на себе? Вновь слышать его голос и вдыхать его горьковатый запах? Или снова чувствовать его руки на своем теле, его губы на своей коже, видеть так близко его глаза?...

Да, это счастье. Судьба, создав огромную петлю, сплетенную из жизней, вновь вернула ее на место, где все началось. Это ее жизнь, это ее судьба, это ее счастье. Теперь она была уверена, что низачто не упустит его. Не отпустит и не отдаст…

…В глазах лорда Слизерина горел огонь. Серо-зелёный огонь ее души…


...Adversus necessitatem ne dii quidem
...Против необходимости не властны и сами боги

 
umnik778901Дата: Воскресенье, 27.11.2011, 21:22 | Сообщение # 7
Посвященный
Сообщений: 35
« 1 »
клаасссс..
 
Miona_ColdДата: Вторник, 29.11.2011, 18:16 | Сообщение # 8
Свет и Тьма для меня одно и то же
Сообщений: 62
« 5 »
Ну хоть один фанфик с пейрингом ГГ/CC (и самое главное, что СС - не Северус Снегг! или Снейп? dry ) Фанф сссупер.


Всё просто гениально! Всё гениальное - просто.



 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » The Noose (ГГ/СС)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: