Армия Запретного леса

Понедельник, 24.02.2020, 15:26
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » Враг моего врага... (PG-13~ГП,НЖП,НМП~AU/Стеб/Crossover~миди~в процессе выкладки)
Враг моего врага...
KatherinДата: Воскресенье, 06.11.2011, 15:22 | Сообщение # 1
Подросток
Сообщений: 21
« 0 »
Название: Враг моего врага...
Автор: Katherin
Бета: Ellfella
Фендом: Гарри Поттер, Bleach
Персонажи: ГП, АД, ТР, Готей 13, Арранкары, Куросаки Ичиго
Рейтинг: PG-13,
Жанр: кроссовер, AU, ОСС
Размер: миди
Статус: закончен
Дисклаймер: Герои не мои и я на них не претендую.
Аннотация: Невнимательность при прочтении коментариев автора, написаных после описания ритуала Воскрешения порой приводит к очень неприятным последствиям.
Предупреждение: Сильный ОСС персонажей, AU с конца 4 курса. Попытка стеба!



«Теория - это когда все всё знают, но ничего не работает
Практика - это когда все работает, но никто не знает, почему
Мы совмещаем теорию и практику - ничего не работает и никто не знает, почему...» (с)



Сообщение отредактировал Katherin - Воскресенье, 06.11.2011, 15:24
 
KatherinДата: Воскресенье, 06.11.2011, 15:23 | Сообщение # 2
Подросток
Сообщений: 21
« 0 »
Фик дописан и состоит из 12 глав.

Глава 1

Фик является кроссовером с аниме Блич. Вы предупреждены.

Зеленоглазый брюнет лет шестнадцати с волосами, явно плачущими по расческе, в очередной раз задремал над книгой и едва не стукнулся носом об стол. Потерев утомленные от чтения глаза, юноша устало отложил книгу в сторону – в ней тоже не было ничего, что могло бы помочь им в борьбе с новыми врагами, а ведь это была последняя книга из огромной стопки, что отобрала для него Гермиона. Две недели безвылазного сидения в библиотеке Блэков, прерываемое лишь на очередной завтрак-обед-ужин, состоящий из пары-тройки бутербродов с чаем, и короткий, наполненный бессвязными сновидениями сон. Две недели потрачено впустую…
Скажи ему кто-то ещё несколько лет назад, что он объединится с убийцей его родителей в борьбе с ещё большим злом, и что Орден Феникса будет сражаться плечом к плечу с Пожирателями Смерти, он бы, не задумываясь, отправил наглеца в Святого Мунго на соседнюю с Локхартом койку. Но это случилось, и отправляться в лечебницу пришлось бы ему, если б от неё что-то осталось.
Тихая и беззаботная жизнь обывателей магического мира подошла к концу, как только закончился третий тур Тремудрого турнира, когда Волдеморт решил возродиться.
Дело в том, что просто использовать стандартную схему: плоть слуги, прах отца, кровь врага и т.д. ему показалось не таким выпендрёжным, как старинный ритуал, описанный в свитках какого-то древнешумерского архимага, который этот ритуал придумал, но использовать не решился. (По причине того, что идиотом не был и жить ему ещё хотелось, и желательно хорошо, а не на руинах того, что осталось от мира). Ритуал прошел успешно, и вот уже Темный Лорд толкает приветственную речь своим последователям, не забывая восхвалять себя любимого и в очередной раз рассказывать о маразме Дамблдора, у которого под носом он все и провернул. В самый разгар его оды самому себе воздух потемнел, и открылась огромная черная воронка, из которой вылетело темное нечто. Пока Волдеморт и его Пожиратели приходили в себя от шока, Гарри Поттер схватил кубок, тело Седрика и смылся от этих психов подальше. И, как выяснилось позже, правильно сделал, потому что этот черный туман превратил всех естественных обитателей кладбища в очень симпатичных и очень голодных зомби, а также ходячих скелетов.
Оказалось, что этот ритуал истончал границу между нашим миром и его изнанкой, проще говоря, Адом. Именно там воплощались все существа из людских кошмаров, мифов и легенд, и именно там скрылись все языческие боги, выжившие после воцарения Всевышнего. Как ни странно, но Ад у всех религий и рас един, в отличие от Рая, Ирия, Вальхаллы, Саг-Аш-Саг-Ана, Светлых Чертогов и прочих мест, где некоторое время пребывают праведники перед отправкой в ничто и последующей за этим реинкарнацией.
Истончившаяся грань просуществовала недолго: древние и могущественные существа, что находились за ней, очень соскучились по бегущей реками людской крови, по человеческим жертвоприношениям и тем временам, когда они были хозяевами на планете. Тем более что в аду особо не разгуляешься, да и покомандовать там некем – большая часть контингента состоит из таких же, как они. Некоторым хотелось власти, некоторым мести за все хорошее – короче, причин для того, чтобы вырваться из своего мира, у них было достаточно. А уж что могут натворить вырвавшиеся порождения больной фантазии рода человеческого и иже с ними, наверное, нетрудно представить – хаос и разрушение.
Посреди лета даже Волдеморту и жалким остаткам его Пожирателей стало ясно, что древним нужны не союзники и слуги, а рабы, которых можно использовать в ритуалах и в качестве пищи. После ещё месяца переговоров, часто переходящих в банальное выяснение отношений, Темный Лорд объединился с Орденом Феникса. Конечно, не все прошло гладко, все-таки обе стороны сражались между собой не один год, поэтому претензий к друг к другу было много. Чего только стоят Том Реддл и Гарри Поттер, у них без того непростые отношения, в которые лезут все кому не лень.
Что касается Министерства Магии, то его глава Корнелиус Фадж в который раз доказал, что слаб на голову, закрывшись вместе с теми аврорами, кто не последовал примеру своих благоразумных коллег и присоединился к Дамблдору и Темному Лорду, и еще не сбежавшими в другие страны служащими в Отделе Тайн. Единственный раз, когда он показался в кабинете Дамблдора с яростными воплями об измене родине, был в первый день после того, как в «Ежедневном Пророке» сообщили о его союзе с Волдемортом против общих врагов. «Ради известной цели можно заключить союз даже с самим чертом — нужно только быть уверенным, что ты проведешь черта, а не черт тебя», - процитировал кого-то из классиков Снейп. Зельевар в нескольких не совсем цензурных выражениях объяснил Фаджу, что, пока Темному Лорду выгоден этот союз, он не сделает ничего, что могло бы привести к разрыву. А в том, что подобный союз ему выгоден, можно было бы и не сомневаться, достаточно было взглянуть на жалкую кучку выживших Пожирателей Смерти. Министр доводы не воспринял и, жутко разозлённый, вернулся в своё убежище.
Долго прятаться он не смог, здание было полностью разрушено вместе с его подземной частью кем-то из ополоумевших древних богов. Все находившиеся там люди погибли под обломками.
На пятом курсе школу было не узнать, Дамблдор собрал в замке всех союзников, что раскололо учеников на два лагеря. В один входили здравомыслящие ученики со всех факультетов, которые принимали союз с темными магами, а в другой те, кто был против. Гриффиндор, за исключением Гарри Поттера, Гермионы Грейнджер, Джинни Уизли и Невилла Долгопупса, был против, а ребят, сумевших принять мудрое решение, ученики краснознаменного факультета называли предателями. Окончательно они убедились в этом, когда четвёрка полным составом перешла в Слизерин, где их приняли отнюдь не с распростёртыми объятиями. Но шло время, совместные тренировки и общее противостояние с радикально настроенным крылом стерли межфакультетские предрассудки, они стали терпимее друг к другу, появилось взаимоуважение, а затем именно на нём и построилась дружба.
Сейчас шла вторая неделя рождественских каникул в доме Сириуса, а Гарри с его новыми друзьями-слизеринцами вместо того, чтобы предаваться счастливому ничегонеделанию, днями и ночами просиживали в библиотеке Блэков в поисках хоть чего-то, способного если не остановить, то хотя бы помочь в борьбе с новыми врагами. Библиотеку Хогвартса они проштудировали ещё прошлым летом. Стоит ли говорить о том, что ничего полезного в данной ситуации они не нашли?
- Гарри, я, кажется, что-то нашел! – выкрикнул Теодор Нотт, едва не свалившись со стремянки. В руках у него была небольшая ветхая книжонка, на переплете которой, очень напрягшись, можно было прочитать: «Ритуалы на все случаи жизни».
- Ну и чем это нам поможет? Наверняка это такая же фигня, как и прошлая твоя находка, Тео, – насмешливо отозвался откуда-то с верхних полок подозрительно свежий, как огурчик, Драко Малфой. Подошедший Гарри и присутствующие здесь же Гермиона, Панси, Блейз и Миллисента приготовились к очередной словесной перепалке минут на двадцать, в ходе которой обычно забывается сам предмет спора, но вспоминаются все прегрешения спорящих – обычно это помогало скинуть умственное напряжение и – хотя бы частично – усталость. Но вместо этого Теодор отмахнулся от замершего в предвкушении Малфоя и уткнулся в книжицу, минут на пять отключившись от внешнего мира, что не укрылось от внимательного взора его друзей, которые тут же устроили молчаливую потасовку за право увидеть, что же написано в ней и заглянуть ему через плечо. Тем, что так привлекло внимание Нотта, оказался черномагический ритуал, позволяющий вызвать бойцов из разных миров. И все бы хорошо, но для выполнения ритуала было нужно, чтобы кто-то пожертвовал не только своей жизнью, но и душой! Одна смерть – один воин, жизнь за жизнь, человек за человека, сила за силу. Описанный ритуал был настолько кровавым, что у привычных ко всему слизеринцев волосы по всему телу становились дыбом.
- Это безумие, – прошептала Гермиона, высказав тем самым всеобщее мнение.



«Теория - это когда все всё знают, но ничего не работает
Практика - это когда все работает, но никто не знает, почему
Мы совмещаем теорию и практику - ничего не работает и никто не знает, почему...» (с)

 
KatherinДата: Воскресенье, 06.11.2011, 15:24 | Сообщение # 3
Подросток
Сообщений: 21
« 0 »
Глава 2

- Это безумие, – прошептала Гермиона, высказав тем самым всеобщее мнение, не зная, что два месяца назад те же самые слова произнёс Дамблдор по поводу этого же самого ритуала. Волдеморт изъял эту книгу из хогвартской запретной секции ещё два месяца назад, втайне радуясь, что маленькие паршивцы проглядели её во время своих летних вылазок в библиотеку. Воплей же потом не оберешься.
Темный Лорд до сих пор спорил с директором по поводу этого ритуала. Первый был за, считая, что хуже уже в любом случае не будет, а второй – против, аргументируя это кровавостью ритуала и возможностью призвать в этот мир ещё большее зло, чем обезумевшие от жажды крови и убийств древние существа. Нередко эти споры перерастали в драки, и тогда члены Ордена Феникса и Пожиратели Смерти наблюдали потрясающую картину: Великий Темный Маг Том Марволо Реддл, схватив Великого Светлого Мага Альбуса Дамблдора за бороду, долбил его головой о стены. Или же Великий Светлый Маг Альбус Дамблдор, сидя верхом на Великом Темном Маге Томасе Реддле, запихивал ему в рот вазочку лимонных долек. И, если первый-второй разы их грызня прикалывала, то после тридцатого не вызывала ничего, кроме раздражения и ассоциаций с театром абсурда.
- Но это единственный выход, – ответил Волдеморт, по своему обыкновению незаметно появляясь из-за спины Гарри.
- Да ты хоть читал этот ритуал?! Большего кошмара я не видел! – возмутился Гарри, при мысленной поддержке своих друзей, которые вообще во время разговоров этих двоих предпочитали молчать.
- Хорошо, а что тогда предлагаешь ты? Ввязаться в сражение, а дальше по обстоятельствам, и в итоге коллективно погибнуть во славу родины и Дамблдора? Гарри, Англия и так находится в полной изоляции от других стран, без малейшего шанса снять те щиты, которые поставили специалисты из разных стран. Мы заперты в ловушке с ужасающими существами, противопоставить силе которых можем лишь наше количество. Каждый день мы отправляем людей на смерть, и заметь, этих людей с каждым разом становится все меньше и меньше. Этот ритуал предоставляет нам шанс. Было бы глупо не использовать его. Да и, в конце концов, никто не предлагает вам лично убивать кого-либо. Темные ритуалы изначально рассчитаны на самый худший вариант развития событий. Что поделаешь, если большинство адептов ритуальной магии гибли именно из-за неспособности рассчитать все «а если». Все ритуалы, даже самые кровавые, построены на том, что сильный и умный маг всегда найдет способ избежать того, что он либо не может сделать, либо не хочет.
- Эээээ, о чем ты? – Поттер озадаченно почесал макушку, ещё больше растрепав свой «художественный беспорядок».
- О, Мерлин, неужели вы не могли его просветить? – раздраженно закатил глаза Реддл, махнув рукой в сторону притихших после его бурной тирады слизеринцев. Но не менее офигевшие лица и огромные знаки вопросов, чуть ли не написанные у них на лбу, вызвали у него странные подозрения. Неужели…
- Вы что, тоже не в курсе? Моргана, куда ваши родители смотрели?!
- Томми, не переводи стрелки! – раздраженно фыркнул Поттер, которому уже надоело это всеобщее изумление и вопросы из категории «А разве вы не знали?» Это напоминало ему о тех временах, когда он был вынужден жить у Дурслей и терпеть подколки Большого Дэ и его дружков.
- Это кого ты сейчас назвал «Томми»? – доставая откуда-то из рукава мантии палочку, прошипел Волдеморт, которому в очередной раз наступили на любимую мозоль, издевательски обозвав ненавистным ему маггловским именем.
- Тебя-тебя, жертва пьяной акушерки, – радостно осклабился потерявший всякие тормоза Мальчик-который-выжил, доставая свою палочку.
- Ну вот, опять они за старое. Когда же им надоест? – вздохнула Гермиона спустя двадцать минут, три Круциатуса (Темный Лорд) и четыре Секо (Гарри Поттер), наблюдая за тем, как парочка магов разносит библиотеку благороднейшего и древнейшего рода Блэков. Некогда непримиримые враги в таких ссорах, когда начинали по воздуху летать шкафы и стулья, напоминали ссорящуюся семейную пару, женатую как минимум четверть века. Это начинало уже доставать.
Гарри Поттер, который под руководством разных спецов из Ордена Феникса и Пожирателей за эти два года магически поднялся до уровня Дамблдора и Волдеморта, к сожалению, мозгов от них не набрался (или наоборот?). Зато заразился любовью к выяснению отношений по поводу и без, доводя своими язвительными речами Темного Лорда до истерик и маниакального желания заавадить паршивца. Но, к великому огорчению наследника Слизерина, наследник Гриффиндора был на редкость живучей мелкой сволочью. Очень часто на вопросы друзей о том, зачем он доводит Величайшего темного волшебника до нервного срыва, Избранный ехидно отвечал им, что это месть за все хорошее, да и нравятся ему их с Реддлом перепалки.
Это что, болезнь такая среди Великих магов? Судя по всему, да – кретинизмом называется.
- Мой лорд, может быть, поясните, что вы имели ввиду? – вклинился в очередную разборку сильных мира сего любознательный Блейз. Забини прекрасно понимал, что если эта парочка продолжит выяснять свои запутанные отношения в библиотеке Блэков, от неё ничего не останется, а до сути никто так и не доберется. Каково же было его удивление, когда на его призыв Темный Лорд не откликнулся Круциатусом и рявком в стиле «пошелнахязанят», а вполне вменяемым кивком.
- Все очень просто, Забини, – проговорил он, взмахом палочки восстанавливая разрушенные в пылу ссоры полки и реставрируя бесценные старинные фолианты, сожженные заклятиями. – Для выполнения условий этого ритуала просто нужно найти несколько свежих трупов, начертить пентаграмму из смеси крови различных существ как маггловского, так и магического происхождения, проговорить пару-тройку заклинаний и, вуаля, у тебя готовы войска. Я доступно излагаю? – оторвавшись от такого увлекательнейшего занятия, как выяснение отношений с Гарри Поттером, вполне благодушно пояснил Темный Лорд.
- И все?! Так просто?! Тогда почему… почему этими ритуалами не пользуются все кому не лень? Нет, тут явно должен быть какой-то подвох!
- Потому, юная Булстроут, что, во-первых, не все так образованы, как я, во-вторых, книг с подобными ритуалами всего пять, и их считают чем-то вроде страшных сказок. Все-таки ритуальная магия относится к числу забытых искусств. В-третьих, для этого ритуала нужны колоссальные затраты магической энергии. Даже нашей с Альбусом силы не хватит не то что на межпространственные ворота, а даже на петли от них. Нужно найти где-нибудь источник силы и использовать его для наших целей. Если мне не изменяет память, то вполне можно будет обойтись сделанным собственноручно артефактом-накопителем. И, наконец, в-четвертых, чтобы это все провернуть, надо быть не только сильным магом, но и волшебником, очень-очень образованным в нескольких очень древних и забытых науках. А уж если учесть то, что образование подрастающего поколения с каждым годом все хуже и хуже… - дальше Великий Темный Маг не договорил. К чему клонит его темнейшество, «подрастающее поколение» и так поняло.
- А откуда возьмется энергия на создание врат? – задала самый разумный вопрос Гермиона, которая быстрее всех пришла к тому выводу, к которому ребят настойчиво подталкивал самый ужасный маг столетия. Судя по сначала посветлевшим, а потом посеревшим лицам её чистокровных друзей, они тоже пришли к этому вопросу и, похоже, успешно нашли ответ на него.
- А как вы думаете, мисс Грейнджер, для чего нужны смерти?
- Ээээ, ну… - замялась Гермиона.
- Ясно, - темный маг закатил глаза и принялся читать ещё одну лекцию. – В любом живом существе присутствует магическая энергия. Кто-то наделён ею сверх меры, а кто-то нет, и не спрашивайте, как происходит это наделение, я и сам не в курсе. Те, у кого побольше, называются магами и магическими существами, а те, у кого поменьше – сквибами. Я надеюсь, хоть это вам рассказывали?
В ответ девушка смогла лишь потрясенно кивнуть. Только что темный маг в нескольких предложениях пересказал ей научный труд одного из волшебников древности.
- Смерть любого существа высвобождает скрытую в нём магическую энергию. Таким образом, смерть многих существ влияет на окружающее пространство. Когда магглам нужно согреться, они берут дерево и сжигают его. Маги, произнося заклинания, влияют на окружающее пространство, заставляя его греть себя. А что делать, если у тебя не хватает сил, чтобы должным образом повлиять не только на окружающую среду, но и на сами законы мироздания? Ответ прост: тебе всего лишь нужно высвободить необходимое количество магической энергии. А также знать, как правильно воспользоваться этой энергией и направить её в нужное русло.
- Но ведь это чудовищно, использовать чью-то смерть… - возмутилась мисс Всезнайка, на которую тут же возмущенно зашикали остальные слизеринцы, не принимавшие участия в этой милой беседе.
- Чудовищно? Нет, скорее прагматично, – задумчиво отозвался Малфой. Его творческая личность, незамутненная особой щепетильностью не только к усопшим, но и щепетильностью в принципе, уже мысленно прикидывала, где они смогут набрать трупов.
- Полностью согласен с Драко. Уж лучше это, чем полноценный черномагический ритуал, – поддержал друга Поттер, оценив приведенные доводы и сравнив «рецепт» обряда с его толкованием.
- Я не был уверен, что ты поймешь и примешь это, – неожиданно серьёзно и как-то жестко произнёс Том Реддл, подходя к Гарри и глядя ему в глаза. За последние полтора года этот юноша, которому он когда-то искалечил судьбу, отметив как равного себе, стал очень дорог Волдеморту. И именно его мнение о том ритуале имело для него значение.
Юный уже не-гриффиндорец важность момента не оценил. Он окинул задумчивым взглядом внимательно разглядывающего его темного мага и ехидно спросил:
- Знаешь, это, конечно, хорошо, что ты такой умный, но… почему ты не был таким умным, когда проводил ритуал Воскрешения?
В ответ темный маг лишь сморщился как от зубной боли. Что Дамблдор, что Поттер – одного поля ягоды. Он им открывает душу, ну или то, что от неё осталось, а им вечно в самый ответственный момент нужно подковырнуть и испортить всю малину.
На самом деле объяснение было простым, как все гениальное, но в данном контексте это выражение не очень подходило. Барти Крауч-младший был потрясающим специалистом, когда дело касалось древних и мертвых языков. Но, к несчастью, он относился к тому типу людей, которых Северус Снейп называл восторженными идиотами. Скажите, а как ещё назвать человека, который, найдя описание ритуала Воскрешения, от радости, что сможет вернуть тело своему Лорду, не заметил пары строк в конце, написанных бисерным почерком создавшего этот ритуал архимага? Именно в этих строках было указано предупреждение не использовать его. Воскресить то этот ритуал воскресит, но только добавит к этому то, что возле места проведения обряда истончится грань реальности.
Верховный Маг Шумера Креол Урский (именно его авторства был ритуал) обладал мерзким и мстительным характером, а еще очень не любил, когда кто-то крал у него идеи. Но даже мстительный шумерец предположить не мог, что через пять тысяч лет грани в измученной магическими войнами Англии окажутся настолько тонки, что на свободу смогут вырваться игроки высшей лиги. Вообще-то, по его задумке, планировалось, что вылезшие из-за грани существа схрумкают нарушителя авторских прав. А там уж как повезет: справится вор с низшими тварями Ленга – хорошо, а нет, так вечному герою – вечная память. В случае чего с ними справятся опытные демонологии, которых пять тысяч лет назад было не так уж и сложно найти. Ведь и обвинить его не в чем будет – он честно предупредил любителей поиграть в богов на халяву. Но кто ж знал, чем все обернется?
Стоит ли говорить, что долго младший Крауч после этого не прожил?
- Так Дамблдор все же дал разрешение? – загорелся Теодор, уже потирая руки от открывающихся перспектив и стараясь не обращать внимания на Волдеморта, пытающегося взять себя в руки после ехидного вопроса Поттера.
- Да, и даже передал мне вас в мое полное распоряжение для подготовки ритуала, – мстительно улыбаясь и мысленно радуясь, в своих лучших традициях прошипел Том Марволо Реддл. – Именно это я и пришел вам рассказать.
Вообще-то, он сказал им не всю правду, на то и был слизеринцем. Одним из условий согласия хитрого Дамблдора на «эту авантюру», как он выразился, было то, что он сам пойдёт и расскажет подрастающему поколению об этом ритуале. Старому магу уже в голубых мечтах виделось, как взбешенный Гарри Поттер и его сотоварищи размазывают Великого Темного Мага по стене даже за намек на такое. Но – не судьба.



«Теория - это когда все всё знают, но ничего не работает
Практика - это когда все работает, но никто не знает, почему
Мы совмещаем теорию и практику - ничего не работает и никто не знает, почему...» (с)

 
KatherinДата: Воскресенье, 06.11.2011, 15:25 | Сообщение # 4
Подросток
Сообщений: 21
« 0 »
Глава 3

Обещанные Томом приготовления к ритуалу начались на следующий же день и продлились ещё неделю, но уже в Хогвартсе. За эти дни ребятам пришлось чуть ли не полностью изучить теорию ритуальной магии, изгнание духов, полтергейстов, демонов и прочей нечисти. Ведь ритуалы крайне ненадёжны, и случиться может что угодно. Да и на кого ещё надеяться, как не на младшее поколение?
Случись что, маги, участвующие в ритуале – а в нём будут участвовать как Пожиратели Смерти, так и Орден Феникса, – во главе со своими лидерами и идейными вдохновителями, будут абсолютно беспомощны как в физическом, так и магическом плане.
Сам же Темный Лорд в компании со Снейпом и Малфоем-старшим окопались в лаборатории и создавали нечто жутко секретное. Это что-то состояло из странной конструкции, по размеру напоминающей шар для гаданий размером с футбольный мяч и состоящей из разных, порой абсолютно непонятных частей, а также зелий, в которые опускали разные фрагменты этой конструкции. И если твёрдую часть мастерил Люциус, чья семья занималась созданием артефактов едва ли не с первого поколения, то жидкую делал Снейп, ориентируясь на собственную интуицию и знания. Северус не зря считался лучшим зельеваром в Европе. Про него говорили, что он может сварить что угодно из чего угодно. Конечно, это было преувеличением, но не слишком большим. Том же осуществлял всеобщее руководство и помогал старшему Малфою с артефактом.
Для героя магического мира Темный Лорд придумал особое задание, планируя отомстить ему за все издевательства над своей драгоценной персоной. Что может быть хуже, чем лазить по болотам и канавам, бегать по горам и носиться по джунглям, чтобы собрать и поймать ингредиенты, необходимые для зелья запершемуся в лаборатории трио в компании с престарелым фанатом сладостей, почти постоянно ведущим себя как маразматик? Дамблдор, Гарри в этом был точно уверен, получал от всего этого бездну удовольствия, наблюдая за тем, как Мальчик-Который-Выжил с каждым днем все больше и больше звереет.
В понедельник, ровно через неделю после окончания каникул, усталые, но очень довольные собой Реддл, Малфой и Снейп, шатаясь от магического истощения и пугая общественность синяками под глазами, вручили каждому члену Ордена Феникса и Пожирателю Смерти странные браслеты и потребовали ни в коем случае их не снимать. Как пояснил Том, эти браслеты были артефактами-уловителями, связанными с артефактом-накопителем. Если по-простому, то их функцией было улавливать остаточную магическую энергию и направлять в ту странную конструкцию, над которой неделю трудились Снейп с Малфоем под руководством Волдеморта. Когда накопитель заполнится нужным количеством энергии, можно будет начинать ритуал.
Хитрый Реддл всё правильно рассчитал – их маленькое войско чуть ли не каждый день ходит в очистительные походы, уменьшая поголовье тварей, безнаказанно разгуливающих по магическому миру. Маггловский их не интересовал. За все время нахождения порождений больной психики человечества в этом мире преднамеренно не был уничтожен ни один маггл. Если простецы и гибли, то только по собственной дурости, оказавшись не в то время и не в том месте.
Перед первым рейдом многие волновались, особенно создатели артефактов. А вдруг не получится? Одно дело испытание в, так сказать, домашних условиях, а другое в реальном бою, где госпожа удача может повернуться к тебе разными сторонами. Но после того как в накопитель стала исправно поступать энергия, волнения улеглись.
А через несколько десятков рейдов Малфой, Реддл и Снейп, по очереди дневавшие и ночевавшие в лаборатории рядом с артефактом, объявили о том, что собранной энергии достаточно для проведения ритуала. В то время была очередь Люциуса дежурить над накопителем, так что радостную новость пришлось сообщать ему.
Услышав это, Северус заперся в лаборатории и занялся приготовлением разных зелий, правда, перед этим в своей обычной манере настоятельно попросил ему не мешать. Впрочем, мешать ему никто и не собирался – желания общаться с разъяренным зельеваром ни у кого не возникало.
Люпин и Блэк отправились грабить маггловский и магический донорские центры, а также навестили Темную аллею. Все-таки в таких ритуалах, пусть даже и сильно упрощенных, было никак не обойтись без разнообразных видов крови.
Орден Феникса и Пожиратели Смерти вместе со своими лидерами и идейными вдохновителями готовили Хогвартс к предстоящей операции и ее последствиям. Ведь магия, которая будет твориться этим вечером, настолько сильна, что отдачей может снести все защитные барьеры вплоть до щитов, наложенных Основателями. Также неизвестно, как себя поведут вызванные существа, которых насильно вырвали из своих миров и затащили черт знает куда.
Апогеем всеобщего сумасшествия стали все те же Волдеморт с Дамблдором, ползающие на карачках по абсолютно пустому Большому залу и рисующие кровью огромную пентаграмму.
Ровно в полночь все участвующие в ритуале маги собрались в Большом зале вокруг огромной пентаграммы, размещенной в центре, при этом они старались не наступать на охранные символы, расположенные снаружи и внутри её.
По знаку Тома Пожиратели и Фениксовцы окружили своих лидеров, войдя внутрь пентаграммы. Сами же Великие стали в центр, где уже находился накопитель магической энергии. Том и Альбус вдвоем подняли шар с пола и, держа его в руках, начали медленно и торжественно читать заклинания открытия межпространственных врат, поиска воинов и их призыва. Заклятия читались на двух языках. Одну фразу – на древнем латинском – читал директор, а вторую – на не менее древнем японском – Темный Лорд, который ничего не понимал из того, что говорил.
Через некоторое время слова колдунов начали находить отклик – по граням пентаграммы затрепетали язычки голубого пламени, а вокруг читающих заклятие закружились пока еще не видимые обычному взгляду потоки магии. Следом за этим вспыхнули всеми цветами радуги охранные символы с наружи и внутри пентаграммы. Это выглядело настолько красиво, что находящиеся вне ее Гермиона, Панси и Миллисента, видящие всю картину, не смогли сдержать восхищенных возгласов, которые тут же сменились взволнованными. Несколько членов Ордена Феникса и Пожирателей Смерти от магического истощения потеряли сознание.
Постепенно в воздухе смутно стали проявляться призрачные контуры чего-то очень похожего на врата. Они то появлялись, то исчезали, изображение рябило и казалось таким зыбким…
С последним словом заклинания ворота стали вполне материальными и начали медленно-медленно распахиваться.
- Мы сделали все, что могли. Теперь нам остаётся только ждать, – проговорил едва не валящийся от усталости темный маг, садясь на каменный пол прямо в защитном круге.
- Согласен, мальчик мой, – простонал седовласый волшебник, сползая туда же. Выглядел он куда хуже своего партнера по ритуалу – сказывалась разница в возрасте и различия в типе силы и специализации.
Прошло пять минут, затем десять, но в межпространственных воротах никто так и не появился. Наиболее пессимистически настроенным членам обеих группировок начало казаться, что все усилия зря – столько сил и времени потрачено впустую. Одних это разозлило, а других – выбило из колеи и накрыло волной отчаяния.
Казалось бы, сейчас некоторые особо нервные накинутся на едва дышащих после ритуала Реддла и Дамблдора, но неожиданный порыв ледяного ветра, вырвавшийся из врат, заставил их замереть в той позе, в которой каждый из них находился.
А между тем ветер все усиливался и усиливался. Он валил с ног и без того едва на них держащихся волшебников, срывал со стен флаги факультетов, гасил магические свечи, которые, по идее, можно было погасить только чародейством, и заставлял дрожать стекла в рамах – все это наводило на размышления о магической природе этого явления. Следом за ветром из ворот вырвалось нестерпимо яркое сияние, заставившее зажмуриться всех находящихся в сознании людей. С каждым ударом сердца сияние становилось чуть-чуть меньше, а на сто двадцатом ударе и вовсе уменьшилось до размера горошины. Следуя логике, после сто двадцать первого удара свет должен был пропасть, но вместо этого он вспыхнул ослепляющим сиянием, которое, казалось, заполнило весь Большой зал Хогвартса. Когда же маги рискнули открыть глаза, то в защищенном заклятиями и рунами кругу стояли тринадцать странных людей. Полыхнула ещё одна вспышка, и в соседнем кругу появилось ещё пять человек. Первые пришельцы сначала в полном шоке уставились на вторых, а потом и на призвавших их в этот мир.

«Гарри Поттер»
Люди, которых мы призвали на помощь, выглядели очень необычно, и самое главное, их было слишком мало, чтобы оказать реальную поддержку. Неужели это все, на что мы способны даже после таких подготовок? Странные, на мой неискушенный взгляд, личности. Спросите, чего в них такого удивительного? Хм, с чего бы начать? Одеты они в какие-то допотопные тряпки черного цвета. Должно быть, это было писком моды где-то в Японии или Китае, лет эдак семьсот-восемьсот назад, но сегодня это смотрелось очень странно. В каждом из них была примесь азиатской крови, и каждый из прибывших был вооружен мечом. Но на этом вся схожесть заканчивалась. Как бы их описать? Наверное, я начну с тех, что ближе ко мне. Итак.
Первый – высокий брюнет с какими-то непонятными керамическими бигудями в волосах и абсолютно неподвижным бледным лицом, наполовину закрытым челкой. «Кейсекан», - глядя на эти бигуди, пораженно прошептала Гермиона, ни к кому конкретно не обращаясь. Поверх этой странной черной одежки на брюнета было напялено что-то вроде распахнутого белого халата, а на шею мужчины был намотан бледно-голубой шарф немыслимой длины. Наверное, на любом другом человеке это выглядело бы смехотворно, но гордая осанка и взгляды, которыми он окидывал Большой зал, буквально замораживали, заставляли забыть о смехе. Думаю, этот брюнет быстро найдет общий язык с Люциусом Малфоем и другими аристократами.
Чуть позади него стоял высокий и широкоплечий накачанный мужик со странными татуировками вместо бровей. На шее и в вырезе на груди мелькали рисунки того же типа. Ярко-красные волосы этого чуда были собраны в торчащий во все стороны пучок на затылке. Дополняла картину белая повязка на голове, завязанная кокетливым узелком. Странного халата на нём не было.
Рядом с тем мужчиной с бигудями или с «кейсеканом», как назвала его Гермиона, стояла не менее удивительная парочка. Все тот же белый халат. А поверх него одет ещё один – розовый, в милый цветочек, на голове – азиатская конусообразная соломенная шляпа, прикрывающая верхнюю часть лица, но не скрывающая легкую небритость. Из-под шляпы были видны длинные курчавые темно-каштановые волосы, собранные в хвост. Сам мужчина чем-то смахивал на героя бразильского сериала. В отличие от предыдущих персонажей, из-под его халатов выглядывали рукояти двух мечей.
Его спутник тоже был в белом халате и с длинными волосами под цвет, выглядел он очень бледным и весь как-то сливался с ними. Из-за этого мужчина выглядел как белая моль и казался очень болезненным. У него тоже было два меча.
Рядом с ними стоял мальчик лет двенадцати, со стоявшими дыбом короткими седыми волосами и большими бирюзовыми глазами. Этот пацан казался бы хрупким и беззащитным ангелочком, если бы не неожиданно хмурое и серьезное выражение лица. Одет он был во все в тот же белый халат поверх странной черной одежды. Форма у них, что ли, такая? Наверное, да.
Позади него стояла красивая золотоволосая женщина с такими формами, что виденные когда-то в «Плейбое» кузена пышногрудые девушки нервно курили в углу. В вырезе её одежды, практически не скрывающей грудь, тут же потерялись взгляды почти всего мужского населения Хогвартса. Судя по всему, они явно забыли о том, зачем сюда вызвали этих людей. Как и у того мужчины с татуировками, на женщине не было белого халата.
Дальше стояла хрупкая, невысокая, почти миниатюрная девушка. Черные волосы брюнетки были заплетены в две косы с вплетенными белыми лентами, которые заканчивались позолоченными кольцами. Взгляды, которые она бросала в сторону второй не менее странной компании, если б могли, убивали бы. Девушка тоже была обладательницей белого халата. Чуть поодаль от этой группы стоял высоченный здоровый мужик с повязкой на правом глазу и прической, которой мог позавидовать любой панк – пряди его черных волос были разделены, заплетены в косички и во всю длину намазаны гелем, заставляя их стоять как иглы ударенного током дикобраза. На кончиках прядей висели крошечные золотые колокольчики. Мужчина окидывал зал скучающим взглядом. Поверх черной одежки на гиганте был такой же халат, стильно изодранный снизу. Защитный барьер в том месте, где он стоял, опасно потрескивал и грозил вот-вот обрушиться. На плече у очень странно выглядевшего мужчины сидела маленькая милая девчушка лет шести с ярко-розовыми волосами.
За спиной здоровяка стояли двое. Первый – лысый, с головой, напоминающей бильярдный шар, и глазами, подведенными бордовыми тенями. Второй – брюнет, стриженный под горшок, со странным шерстяным воротником и рукавом, соединёнными между собой. В углу правого глаза и на брови у него были приклеены разноцветные перышки. Это странное создание любовалось на себя в карманное зеркало, изредка окидывая Большой зал взглядами из категории: «Как несовершенен этот мир. Даже я со своей неземной красотой не в силах спасти его». На этих двоих, как и на розоволосой девочке, белых халатов не наблюдалось.
Ещё чуть далее стоял хмурый высокий и темноволосый мужчина с растрепанной прической, придающей ему диковатый вид, полоской серого скотча, приклеенной на лицо, и татуировкой, изображавшей цифру «69». В отличие от тех, кто не являлся обладателем белых накидок, у него не было рукавов на форме. Вся эта компания с удивлением рассматривала нас, пока мы с не меньшим удивлением рассматривали их.
Во втором круге находились еще более странные, как я уже упоминал, личности.
Рядом с самым барьером стоял парень примерно моего возраста с волосами колера «взбесившийся апельсин». Среднего роста, плотного телосложения, одет в такую же непонятную черную одежку. За спиной у парня висел огромный тесак почти с него размером, а в руках он крепко держал черную кошку, тиская её с каким-то маниакальным удовольствием. На рыжем парне повисли две очень колоритные девушки. Та, что была от меня справа – темнокожая блондинка с большими буфе… кхм, большим бюстом. Его верхняя часть была прикрыта белой курточкой, воротник которой почти полностью закрывал лицо, оставляя видными только челку и глаза. Её белые брюки, на мой взгляд, могли бы быть немного поскромнее, но, боюсь, если я заявлю об этом вслух, меня побьет все остальное мужское население Хогвартса.
Девушка, что висла на апельсиновом парне слева от меня, была белокожей, с зелеными волосами, такими же впечатляющими параметрами и непонятным украшением на голове, стилизованным под череп то ли барана, то ли горного козла. Одежда на ней была черным аналогом белоснежного с черной окантовкой одеяния темнокожей блондинки. Видимо, до того, как их перенесло сюда, девушки весьма активно тискали бедного рыжика.
Сзади этой троицы стояли еще двое. Высокий мускулистый загорелый парень, весь вид которого – от растрепанных голубых волос, расстегнутой куртки, демонстрирующей хорошо накачанное тело, странной дырки на животе, сквозь которую просвечивала задняя стенка магического барьера, накрашенных бирюзовыми тенями век, странного нароста на левой щеке и до скалящейся улыбочки – прямо-таки гордо выкрикивал: «Я – раздолбай!»
Второй был хрупким и болезненно бледным черноволосым парнем невысокого роста, с большими изумрудными глазами, от которых, словно следы от слез, вниз сбегали две зеленые полоски. Одетый в белые брюки по типу тех, что носил его товарищ и белую куртку, он выглядел «застегнутым на все пуговицы». На голове он носил обломок костяного шлема с рогом.
Директор и Темный Лорд встали и, пошатываясь, побрели к первому кругу, чтобы выпустить пришельцев, которые уже отошли от шока и начали хвататься за мечи. В принципе, их можно было понять. Я бы тоже схватился за палочку, если б меня выдернули из привычной среды и закинули куда-то.



«Теория - это когда все всё знают, но ничего не работает
Практика - это когда все работает, но никто не знает, почему
Мы совмещаем теорию и практику - ничего не работает и никто не знает, почему...» (с)

 
KatherinДата: Воскресенье, 06.11.2011, 18:57 | Сообщение # 5
Подросток
Сообщений: 21
« 0 »
Глава 4

За день до переноса.
Мир людей

«Утро началось с привычного вопля папаши, влетевшего в окно моей комнаты на втором этаже, и попытки свернуть любимому сыночку шею. Ничего необычного. За последнюю пару лет это стало привычным ритуалом, и бороться с проявлениями отцовской любви я давно научился».
Парень с волосами цвета «взбесившийся апельсин», не открывая глаз, выполнил подсечку и выставил неугомонного родителя из комнаты, отправив его в полет из разбитого им же окна. Только после этого рыжик с довольным видом принял сидячее положение, потянулся и открыл глаза. Лучше бы он этого не делал – открывшееся ему зрелище напоминало самый жуткий кошмар. На его офисном кресле со всеми максимально возможными удобствами развалился ухмыляющийся Гриммджо Джаггерджак, а рядом с ним с абсолютно ничего не выражающим лицом стоял Улькиорра Шиффер. Секста и Кватра Эспада, мать их! Личные отморозки его темнейшества, императора и всея Уэко Мундо Айзена Соуске. Что могут натворить эти двое в мире людей, представить было не сложно, опыт общения с этими личностями у него имелся. Голубоволосый арранкар явно хотел реванша за проигранный бой в Уэко Мундо, тут и к Урахаре не ходи, все ясно. А вот со вторым, косящим под эмо, он не был уверен.
«Ксо! Может, свести Джаггерджака с Кенпачи? Эти явно найдут общие темы для... драк. Но зачем здесь Шиффер? Решил отомстить за обожаемого Айзена?»
- Что вы здесь делаете? Как сюда попали? – засыпал Ичиго их вопросами, отвлекая внимание и тем временем пытаясь нашарить печать временного шинигами под подушкой.
- Мы пришли служить вам, Куросаки-сама, – пафосно ответил Улькиорра, но на его слова никто не обратил внимания, потому что рыжий парень наконец-то нашел печать. С кровати он спрыгнул уже в виде бога смерти, нашаривая за спиной рукоять Зангетсу, приготовившись сражаться не на жизнь, а на смерть… и тут до его сознания дошли слова Кватры.
Временный шинигами Куросаки Ичиго идиотом не был, вернее, не всегда. Если кто-то из его многочисленных друзей или врагов начинал вести себя странно, то виноваты в этом могут быть только двое: Айзен Соуске и Урахара Киске. И если первый не без его участия отправился на перерождение, то от второго еще никто не избавился, к сожалению.
Нет! Ему точно не нужно было просить у Панамочника никаких эликсиров для улучшения памяти! Но как же без них? Ведь на носу экзамены, а он, вместо того, чтобы, как и положено примерному школьнику, грызть гранит науки, весь учебный год способствовал близкому знакомству предателей-капитанов с уже успевшим восстановиться Соукиоку. Урахара, конечно, предупреждал его о побочных эффектах, но кто о них думал, когда опальный капитан двенадцатого попросил отплатить услугой за обучение кидо? Да и кто думал, что побочными эффектами окажутся звуковые галлюцинации?
- Ээээ, ты не мог бы повторить, Улькиорра? – немного придя в себя и подобрав челюсть с пола, попросил Ичиго.
- Мы пришли служить вам, Куросаки-сама, – послушно повторил арранкар.
- Гриммджо, он это серьезно? – решил спросить у самого человечного из этого дуэта Ичиго, обеспокоено рассматривая Шиффера.
- Серьезнее некуда, Куросаки, – насмешливо фыркнул Секста, за что тут же удостоился убийственно холодного взгляда от своего вышестоящего по, так сказать, служебной лестнице товарища, на который Джаггерджак не обратил ни малейшего внимания.
Ичиго сел на кровать, пристроил рядом с собой свое тело, из которого он ранее так резво выпрыгнул, и Улькиорра тут же устроился на полу у его ног.
- И давно он так себя ведет? – кивнул на Четвертого Эспаду он.
- Я не следил за этим отморозком. Навязчивая идея припереться к тебе с утра пораньше появилась у него со вчерашнего вечера. И не он один. Я вот, например, тоже испытываю к тебе странное уважение и желание цивилизованно с тобой общаться. Просто не всем удалось вырваться из клеток того психованного капитана. Ахр***ть, Куросаки, я раньше думал, что Заэль один такой маньяк, но после близкого знакомства с вашим капитаном двенадцатого отряда… скажем так, моё мнение о Заэле изменилось в лучшую сторону.
- Подожди, ты с его бывшим шефом не знаком, тот ещё хуже, Куроцучи, хотя бы не прикидывается белым и полосатым… Что?! Не все? А кто еще? – ошеломленно спросил парень
- Халибел, Одершванк и Старк… - на автомате ответил Гриммджо, прежде чем до него дошел смысл сказанной Ичиго фразы. – Повтори, что ты сказал! Есть еще кто-то хуже?
- Да, и сейчас мы к нему отправимся. Плевать на школу, когда тут такое! Уж этот хитрозадый точно сможет сказать, что с вами случилось. Или я за себя не ручаюсь, – последнюю фразу парень проговорил скорее уж для себя. Мало ли что придет в голову излишне исполнительному Улькиорре.

По приходу в Магазинчик Ужасов, как его друзья между собой называли перевалочную станцию для шинигами между Обществом Душ и Миром живых, их постигло страшное разочарование – магазин был закрыт, и ни самого владельца, ни его домочадцев не наблюдалось. Зато на Ичиго свалилась еще одна проблема, вернее, две – на нем повисли девушки количеством две штуки, в которых он с удивлением узнал бывшую и действующую Третью Эспаду, едва не задушив бюстами.
- Куросаки-сама, – игриво прощебетала Нел, тиская апельсинового парня, – с этого дня я буду служить вам.
- Нет, это я буду служить вам, Куросаки-сама, – обиженно протянула Халибел, тиская его с удвоенным энтузиазмом.
Арранкарши выпустили уже начавшего задыхаться Ичиго и решили выяснить отношения, но их прервали самым наглым образом.
- Девочки, не ссорьтесь. Ичиго хватит на всех вас, – промурлыкала с крыши Йороуичи, как всегда, появляясь незаметно. – Мы с ним старые знакомые, если хотите, могу вам про него очень много интересного рассказать. Пойдем внутрь, Урахара оставил мне ключ.
Как ни странно, послушать захотели все арранкары, даже Гриммджо, которого временный шинигами считал на данный момент самым адекватным из этой компании.
Прислушавшись к тому, о чем вещала восторженно смотрящей на неё Эспаде принцесса клана Шихоуин, Куросаки сначала покраснел, потом побледнел, а затем дошел до ближайшего столба и с чувством начал об него биться.
- Ками, за что? – вопрошал он в пустоту между ударами.
«Я, конечно, не бог, но могу ответить. Это тебе кара за многочисленные грехи, – насмешливо протянул его внутренний Пустой. – То есть за пьянство, курение и отказ от совместной тренировки с Кенпачи на прошлой неделе».
«Ой, ну подумаешь, отметил я победу над Айзеном. Имею право, между прочим. А насчет последнего пункта обвинения скажу одно – поищи другого идиота, я еще жить хочу и желательно долго. И вообще, позови старика, у меня тут катастрофа, нужен его совет», – в ответ на это Пустой презрительно фыркнул, но просьбу исполнил.
«Ичиго», – в своей обычной манере поприветствовал его меч.
«Зангетсу, ты ведь все видел? – жалобно спросил Ичиго. – Знаешь, что с ними произошло?»
«Видел, и думаю, что твои подозрения насчет причастности ко всему этому Урахары верны. Но, думаю, и Богиня Скорости тоже как-то в этом замешана. Не забывай, что Киске изгнали из Общества Душ, и только Шихоуин, как глава клана Божественных оружейников и как бывший капитан второго отряда, знает тайные проходы сквозь врата и на территорию Сейретея, что позволяет ей каждый раз беспрепятственно проникать туда, не засветившись в списках прошедших или ушедших».
«Может быть, ты и прав. Но пока я буду это выяснять, что мне делать с арранкарами?» – еще жалобнее спросил Куросаки. Он слишком надолго оставил Йороуичи с благодарной аудиторией, мало ли чего она им там расскажет.
«Как что? Ичиго, у тебя есть Эспада, которая по вине Урахары и Куроцучи желает тебе служить. По-моему, тут может быть единственный ответ».
«Да? И какой же?» «
Расслабься и получай удовольствие, король», – мрачно захихикал его внутренний Пустой, вмешиваясь в разговор и прерывая его.
Расслабиться и получать удовольствие, значит? Им легко говорить! А то, что они все еще недавно были врагами, это ничего? А то, что Гриммджо и Улькиорра его едва не убили? И как ему теперь расслабиться и получать удовольствие? Рано или поздно действие того, чем Куроцучи опоил арранкаров по просьбе Урахары, прекратит своё действие, и он и Нел останутся один на один с жаждущими их смерти чудовищами. А это значит, что им как можно скорее нужно попасть в Общество Душ. Там целых десять капитанов, которым, поднатужившись, вполне по силам справиться с практически любой угрозой.
Расслабиться и получать удовольствие, значит? Что ж, он это умеет.
Пинком распахнув дверь в магазинчик, Ичиго еще сильнее, если это вообще возможно, нахмурился и бросил:
- Все за мной. Ты тоже, Йороуичи.
- Да? С какой это стати?
- Ты идешь со мной, – в голосе Ичиго появились металлические нотки, почти такие же, как когда он надевал маску Пустого.
- Тогда поймай меня, Клубничка-кун, – подмигнула ему женщина, обернувшись вокруг своей оси, превратилась в кошку и скрылась в шунпо. Только горка одежды напоминала о том, что здесь появлялась Богиня Скорости. Вздохнув, временный шинигами исчез тем же способом, отправившись вслед за ней. Переглянувшись, арранкары бросились догонять этих двоих.
История умалчивает о том, каким образом Ичиго все-таки сумел поймать принцессу Шихоуин, тем самым осуществив давнюю мечту Кучики Бьякуи. Также она умалчивает, как он заставил её открыть проход в Общество Душ, но факт остаётся фактом: в проход они вошли, а вот вышли совсем не там, где планировали.

За два дня до переноса. Вечер.
Общество Душ. Территория двенадцатого отряда. Главный офис.

Куроцучи Маюри с подозрением рассматривал посылку, переданную ему Урахарой через Шихоуин Йороуичи. Небольшая картонная коробка, в которой лежал флакончик с какой-то подозрительной жидкостью и коротенькая записка.
«Куроцучи-кун, не поможешь мне с одним довольно забавным экспериментом? Я слышал, что после твоих опытов выжила только часть Эспады, добавь каждому в еду по несколько капель из флакона и завтра утром позволь им сбежать. Гарантирую, смертей и разрушений не будет, зато повеселимся. Главное, не переборщи с дозировкой препарата», - гласила она. Подписи не было, но авторство записки не вызывало сомнений. Рисунок, изображавший забавную рожицу в полосатой панамке – её действительно написал Урахара.

- Хм, для чего же эта гадость? – задумчиво пробормотал главный маньяк-ученый двенадцатого отряда, просмотрев анализ списка ингредиентов, использованных бывшим командиром. Ни один из опытов не смог выявить для чего используют препарат, а это значило, что ему придется-таки подлить его арранкарам. Но вот в какой пропорции? Если добавить больше, эликсир начнет действовать раньше и сильнее, и тогда он сможет раньше Урахары вычислить и получить результат эксперимента. Обскакать бывшего шефа, с которым его всегда мысленно сравнивали, и который, чего уж скрывать, был гораздо гениальнее, - давнишняя мечта Маюри.
- Эй, Нему!
- Да, Куроцучи-сама? – в кабинет капитана двенадцатого отряда заглянула лейтенант.
- Прикажи добавить это в еду и питье Эспады, – в руки девушки незамедлительно полетел флакончик Урахары.
- Дозировка? – деловито спросила лейтенант, рассматривая препарат на свету.
- Весь в равных пропорциях. И поставь кого-то следить за малейшими изменениями их поведения, – приказал Маюри.
- Слушаюсь, Куроцучи-сама, – поклонилась Нему и вышла.

Наутро, придя покормить арранкаров, рядовой двенадцатого отряда обнаружил пустые клетки Эспады. Не было даже Старка, которому иногда и есть лень, не то что двигаться, и распадающегося на духовные частицы шинигами, которого по приказу Куроцучи Нему поставили наблюдать за поведением обитателей карцера.
Тут же были оповещены остальные отряды и на поиски отправлены заскучавшие на рутинной работе капитаны с лейтенантами. Только с Зараки отправились еще и его так же оригинально мыслящие офицеры.
Вот только до мира живых, куда, по показанию всех датчиков и артефактов, направилась Эспада, карательный отряд шинигами так и не добрался. В переходе между двумя мирами их что-то захватило и выкинуло в странный круг, огороженный защитным полем. Чуть позже в соседнем поле появился временный шинигами Куросаки Ичиго со сбежавшими арранкарами, женская половина которых повисла на нём и отпускать явно не собиралась. Отсутствовал только Старк.
На руках рыжий парень держал Шихоуин Йороуичи, почему-то находящуюся в виде кошки, и отчего-то с маниакальным удовольствием тискал её так, что у неё глаза на лоб вылезли.



«Теория - это когда все всё знают, но ничего не работает
Практика - это когда все работает, но никто не знает, почему
Мы совмещаем теорию и практику - ничего не работает и никто не знает, почему...» (с)

 
KatherinДата: Воскресенье, 06.11.2011, 18:59 | Сообщение # 6
Подросток
Сообщений: 21
« 0 »
Глава 5

Переговорив с этими странными людьми, прежде чем снимать щит, Дамблдор с Волдемортом решили представить их уже пришедшим в себя магам. Как оказалось, все прибывшие, кроме последней компании, занимали достаточно высокие посты в некой военной организации под названием Готей 13, воины которой были чем-то вроде божеств, и основной их профессией являлось истребление разной нечисти. Звание капитанов отрядов не давалось за красивые глаза, а это значило, что к ним попали лучшие из лучших.

Последняя компания состояла из рыжего парня (временный шинигами Куросаки Ичиго), который не состоял ни в одном из тринадцати отрядов, но по силе не уступал ни одному из капитанов. Окружавшие его странные существа были из противоборствующего лагеря, который недавно потерпел поражение.

Сняв барьер, директор и Темный Лорд объяснили все это своим людям. Не успели они и глазом моргнуть, как здоровяк со странной прической, которого всем представили как Зараки Кенпачи, капитана одиннадцатого отряда, пронесся мимо них и попытался своим мечом перерубить рыжего парня. От его натиска и давления духовной силы каменные плиты Большого зала раскрошились, во все стороны брызнула каменная крошка.
- Йо, Ичиго, – оскалился он, когда его вынужденный противник отразил выпад огромным, похожим на тесак мечем. Где-то на дальнем плане счастливо рассмеялась малышка-лейтенант под аккомпанемент увещеваний Матсумото (фигуристая блондинка из первого круга), Хисаги (парень с тутушкой «69» на лице) и Юмичики (стриженный под горшок шинигами) не нападать на арранкаров, ведь, похоже, те неопасны. Красноволосый парень, которого им представили как Абарая Ренджи, и лысый как коленка Мадараме Иккаку их увещеваниям не вняли и попытались напасть. В итоге благоразумным офицерам пришлось остановить товарищей.
Примерно тем же занимались и капитаны восьмого и тринадцатого отрядов, пытаясь успокоить хрупкую темноволосую девушку, которая рвалась настучать по шее апельсиновому парню за жестокое обращение с животным, которое она почему-то называло принцессой клана Шихоуин.
- И тебе не хворать, – напряженно ответил Куросаки, пытаясь одной рукой удержать вырывающуюся кошку, а другой отбить следующий удар.
- Не буду. Чего они с Панамочником на этот раз натворили? – понимающе хмыкнул он, глядя на вырывающуюся Йороуичи, останавливая возле самой своей шеи лезвие Зангетсу.
- Вот хотел узнать, правда, до Сейретея мы так и не добрались.
- Мы? – казалось, Зараки только сейчас заметил стоящих чуть позади него арранкаров, весьма напряженно его разглядывающих.
- Куросаки-сама, нам убить этого шинигами? – обеспокоено спросил Улькиорра, заметив, что их разглядывают.
- Ха, а ты попробуй, дырявый, – приглашающее осклабился Кенпачи, уж что-что, а к хорошей драке оригинально мыслящий капитан одиннадцатого отряда был всегда готов.
- Не советую. «Этот шинигами», особо не напрягаясь, положил вашего Пятого Эспаду, – проговорила из-под подмышки Ичиго кошка, в ответ на что тот сильнее сжал её, пытаясь заглушить вяканье из суфлерской будки в зародыше. Он ещё не разобрался, что случилось с арранкарами, и в отсутствие Урахары отвечать придется ей.

Поняв, что получить свободу законным путем не получится, Йороуичи резко начала увеличиваться в размерах, и вот уже вместо кошки Куросаки обнимал красивую смуглую женщину. Парень спокойно отпустил её и отошел, он уже имел удовольствие наблюдать этот цирк, правда, с собой в главной роли, теперь же Куросаки собирался развлечься за счет других.
Все взгляды присутствующих тут же устремились на бывшую кошку. Длинные фиолетовые волосы, медовые глаза, великолепная фигура… и полное отсутствие какой-либо одежды. Женщина томно потянулась и окинула Большой зал взглядом, который обещал все и одновременно ничего. Минерва Макгонагалл, глядя на такое бесстыдство, нахмурилась и ханжески поджала губы, в то время как мужчинам такая откровенность очень понравилась. Увидев это, хрупкая брюнетка с двумя косичками, которую им представили как капитана второго отряда и которую долгое время сдерживали её коллеги, Сой Фонг, с воплем «Йороуичи-сама» бросилась к фиолетововолосой женщине, снимая с себя белый халат и накидывая ей на плечи.
- О, спасибо, Сой Фонг,– улыбнулась ей Йороуичи, запахивая его на себе. В ответ на слова благодарности брюнетка сильно покраснела.
- Бывший командир,– обаятельно улыбнувшись, пояснил ошарашенным магам капитан восьмого отряда Кеораку Шинсуй, снимая с головы соломенную шляпу.
- К тому же она её кумир, – мягко улыбнулся мужчина с длинными белыми волосами – капитан тринадцатого отряда Укитаке Джоширо.

Кипа бумажной работы, ответственность за пятый отряд, который временно находился в его подчинении, побег Эспады из охраняемого карцера двенадцатого отряда и неожиданный перенос в другой мир. Появление в этом же мире рыжего риоки в компании с арранкарами, превращение кошки в Шихоуин Йороуичи – все это оказалось слишком сложным даже для железных нервов Кучики, и так подточенных совместным проживанием в одном поместье с младшей сестрой. Доблестный капитан шестого отряда неосознанно вцепился в рукоять меча как в спасательный круг. Всего мгновение – и зампакто у него в руках, с губ срывается спасительное «Цвети, Сенбонзакура», и он со счастливым лицом идиота наблюдает за тем, как тысяча лезвий начинает кружить по Большому залу. Часть из них, уловив желание своего хозяина, направилась в сторону Куросаки и стоящей рядом с ним Эспады. Но, видимо, Ичиго сегодня была не судьба показывать чудеса шунпо. Лезвия Сенбонзакуры на пути к цели наткнулись на препятствие в виде купола, накрывшего временного шинигами и арранкаров.
Челюсть двадцать восьмого главы благородного дома Кучики совсем не аристократично отвисла. Он таращился на временного шинигами как джейран на новые ворота в норке знакомого тушканчика – в его мозгу пытались сопоставиться две совершенно несовместимые вещи: рыжий риока и высокий уровень кидо, который тот показал. Бакудо, которое он использовал, было весьма сложным и без соответственного обучения освоить его невозможно. Хотя какое тут невозможно, когда речь идет об этом ходячем недоразумении?
Испустив жалобное «ох», когда Сенбонзакура не смогла пробиться сквозь купол, Бьякуя отменил активацию шикая и решил попытать счастья с хадо. Но вовремя опустившийся на его голову кулак Зараки Кенпачи, неожиданным образом переместившегося за спину капитану шестого отряда, свел на нет все его коварные планы по устранению Куросаки. Кучики удивленно обернулся, сделал большие глаза и кулем свалился под ноги капитану одиннадцатого отряда. Зараки удивленно крякнул и закинул бессознательную тушку Бьякуи себе на плечо. Остальные шинигами проводили его перемещения странными взглядами. Они только сейчас поняли, что сбылся старый анекдот, который вот уже сотню лет гулял по Сейретею – Кенпачи освоил шунпо.
Куросаки с благодарностью посмотрел на самый страшный кошмар четвертого отряда. Желание ударить брата Рукии кейсеканом обо что-нибудь монолитное возникало у него неоднократно, но все время что-то мешало это желание исполнить.
Все-таки классный человек этот Кенпачи, если б не хотел с ним все время драться, вообще б цены не было!

Только после того как две группы союзников разобрались между собой, их ввели в курс дела. Как выяснилось, среди них есть и вполне милые шинигами. Гарри, опознав в Ичиго родственную душу, тут же уволок его в уголок знакомиться со своими друзьями. За ними тут же потянулась и облаченная в белоснежные одежды охрана.
- Ичиго, а почему они постоянно за тобой ходят? – спросила рыжего парня Гермиона.
- Хотел бы я знать, – едва слышно пробормотал тот.
- Что-что? – переспросила Панси, которую уже доедало любопытство.
- Говорю, это слишком долго рассказывать, – махнул рукой он и постарался беззаботно улыбнуться. С его вечно нахмуренным лицом получилось не слишком убедительно. Новые знакомые сделали вид, что поверили, философски рассудив, что придет время – сам расскажет.
- Эй, Ичи, я вот тут подумал, а куда ты Старка подевал? Он ведь тоже сбежал, – к сгрудившимся в уголке магам, одному временному шинигами и стоящим вокруг них как рота почетного караула арранкарам подошел тот красноволосый парень-лейтенант, которого останавливали от поспешных действий его коллеги.
- Премьеро сбежал? Странно, но у меня он не появлялся, – ответил рыжик, напряженно наблюдая за тем, как его новые знакомые щупают Зангетсу и гадая, как на это отреагирует меч, ранее крайне отрицательно относившийся к тому, чтоб его лапали другие. – Улькиорра, ты что-то знаешь? – обратился он за информацией к самому уравновешенному из его эскорта.
- Нет, Куросаки-сама. Когда мы уходили из карцера двенадцатого отряда, он сказал, что ему лень и что он подождет, когда вы сами появитесь в Обществе Душ, – печально-пафосным тоном ответил Улькиорра.
Ренджи с Ичиго передернуло, для первого было культурным шоком слышать, как бесчувственный убийца Улькиорра Шиффер называет его друга «Куросаки-сама», а для второго это все ещё было в новинку.
Словно в ответ на его слова полыхнула уже знакомая магам вспышка.
- Ничего подобного! Я всего лишь сказал, что присоединюсь к вам позже! - в круге еще не стертой пентаграммы стоял возмущенный до невозможности Старк.



«Теория - это когда все всё знают, но ничего не работает
Практика - это когда все работает, но никто не знает, почему
Мы совмещаем теорию и практику - ничего не работает и никто не знает, почему...» (с)

 
KatherinДата: Среда, 09.11.2011, 23:53 | Сообщение # 7
Подросток
Сообщений: 21
« 0 »
Глава 6

Не все всерьез восприняли новых союзников. Их внешний вид и кажущаяся молодость никоим образом не вязалась с образом суровых вояк и охотников за чудовищами, как их расписали лидеры обоих ранее противоположных лагерей.
Братья Рабастан и Рудольфус Лестрейнджи первыми наступили на грабли своего недоверия, попытавшись в темном углу зажать пятого офицера одиннадцатого отряда, чтобы выяснить, кого же он все-таки предпочитает – мальчиков или девочек. В итоге вечером за ужином весь Большой зал имел сомнительное удовольствие наблюдать взбешенного до невозможности Аясегаву Юмичику, любезно притащившего на своём горбу этих полудурков, которых он же и наградил кучей порезов, синяков и парой-тройкой переломов.
На восхищенные вопросы членов Ордена Феникса, как же он весь такой хрупкий и женственный справился с двумя лучшими волдемортовскими отморозками, Юмичика раздраженно дернул плечом. «Я же все-таки из отряда Зараки», - ответил он так, как будто бы это было чем-то само собой разумеющимся. Или диагнозом. Как выяснилось позже из пояснений всезнающей будто Моссад лейтенантши десятого отряда Матсумото Рангику, офицер одиннадцатого отряда – это не просто должность, а ещё и самый точный диагноз. Отряд Зараки, как они сами себя называли, славился не только любовью к дракам и топографическим кретинизмом своего высшего командования, сиречь джуичибантай-тайчо, но и мастерами меча и мастерами единоборств, которые членам отряда приходилось осваивать под чутким руководством своего начальства.
Мадараме Иккаку и Аясегава Юмичика по силе, ибо она и только она ценилась и будет цениться в этом отряде, занимали второе и третье места. Первое же занимал сам капитан.

Вторыми жертвами своей невнимательности стали господа гриффиндорцы, которые не слушали ничего из того, что до этого за завтраком объявил им директор. Эти гении попытались напасть на Хитсугаю Тоширо, обманываясь его юным возрастом и кажущейся беззащитностью. На следующий день после происшествия с офицером одиннадцатого отряда несущий свою ночную вахту по коридорам Хогвартса Снейп нашел Рона Уизли, Дина Томаса и Симуса Финнигана внутри огромных глыб льда, живописно расположенных по периметру коридора. После этого у разных слишком умных все вопросы к юному гению отпали.

Предвидя новые проблемы, Дамблдор и Реддл сделали последнее китайское предупреждение своим людям и радикально настроенным ученикам. Как ни странно, подействовало.
Еще лидеры обоих лагерей при активной поддержке капитанов шестого, восьмого, одиннадцатого и тринадцатого отрядов решили устроить совместную вылазку магов и шинигами против общего противника для налаживания тесных партнерских отношений.
Для того, чтобы получить поддержку капитана Кеораку, его коллегам пришлось найти самое темное помещение в замке, вытащить оттуда сладко спящих едва ли не в обнимку Шинсуя и Старка, сдать все заначки с выпивкой первого Матсумото, а второго передать в руки прибывшей за ним Эспады.
Зараки Кенпачи же пришлось отлавливать где-то в пока оставшихся не разрушенными лабиринтах подземелий, куда его завела любовь к приключениям, поиск их на свою задницу и Ячиру.

И вот этот день настал, великий день, день, которого все ждали… (и далее по тексту речи Оливера Вуда) совместный рейд авроров, членов Ордена Феникса, Пожирателей Смерти и новых союзников, шинигами.

Прибывшее из другого мира подкрепление сразу превзошло самые лучшие ожидания. И это ещё мягко сказано! Нужно было видеть ошалевшие лица Пожирателей Смерти и членов Ордена Феникса, когда шинигами и арранкары в первый же рейд, особо не напрягаясь, выкосили всякую мелкую шушеру, справиться с которой могли только несколько хорошо обученных магов, действующие в команде. А как же иначе, если уничтожать их оказалось не сложнее, чем Пустых? С легкой руки гостей к низшей нечисти прочно прилипло это название.

Как-то так повелось, что в одном отряде с костяком Ордена Феникса (Блэк, Люпин, Тонкс, Кингсли и Грюм) отправлялись Мадараме Иккаку, Аясегава Юмичика, Абарай Ренджи и Матсумото Рангику. Иногда к ним присоединялся Куросаки Ичиго со своими телохранителями – Эспадой. Для рыжего парня это было самой настоящей пыткой, но для окружающих его магов и шинигами рейд превращался в самое настоящее шоу.
Каждый из таких рейдов проходил по одному сценарию. Сначала к компании с помощью шунпо присоединяется подозрительно довольный Ичиго, которому на этот раз уж точно удалось отделаться от своего сопровождения, нагрузив их заданиями так, как будто вместо Эспады ему в подчинение достался отряд золушек.
Раздается сигнал к атаке – Кингсли засек скопление низших тварей. Куросаки, предвкушая легкую разминку, с довольным видом нашаривает за плечом Зангетсу, с которого начинают сползать бинты… и тут приходит облом в лице его верного эскорта.
- Куросаки-сама, вы хотите уничтожить этот мусор? - прямо перед временным шинигами возникает Улькиорра. Сочтя нервно дергающийся глаз и паузу, во время которой новоиспеченный Владыка пытается подобрать цензурные слова, чтоб ответить согласием, арранкар приступает к делу. Небрежный взмах рукой – и луч серо распыляет нескольких неосторожно сунувшихся существ на молекулы.
Мурсьелаго покидает ножны, и дни большей части изнаночных тварей сочтены. Обычно Шиффер не показывает своей силы такому никчемному мусору, но в последнее время это особый случай – на него смотрит его Владыка.
Так уж получилось, что новый хозяин своей правой рукой избрал не его, а этого придурка Джаггерджака. Таскает его за собой, посвящает во все планы, а то, что бедный Кватра Эспада, которому по складу характера обязательно нужен тот, кто будет указывать, как жить и что делать, страдает, так до этого никому нет дела!
Воздух сгущается, и позади Ичиго появляются Тиа, Нел, Гриммджо и засыпающий на ходу Старк, которого Секста Эспада держит за шкирку, как провинившегося кота.
Пока Куросаки пытается прийти в себя и набрать в грудь воздуха, чтобы, наконец, высказаться, девушки откуда-то достают трон, чем-то напоминающий айзеновский, и силой усаживают на него своего отчаянно сопротивляющегося нового Владыку, а сами устраиваются на подлокотниках.
Старк же, с недовольным лицом распылив парочку неправильных Пустых, укладывается спать прямо на земле, настоятельно попросив ему не мешать. Но кто его слушает?
Первые пару раз Гриммджо и Улькиорра пытались весьма прозрачно намекнуть Халибел и Одершванк на то, что неплохо бы Тройкам оторваться от попыток задушить Куросаки-саму своими бюстами и помочь им в таком увлекательном деле, как избиение младенцев. На что арранкарши морщили носики и отвечали, что это мужская работа, а они лучше позаботятся о Владыке. Тем более, что и Четвертому, и Шестому эта мелочь всего лишь на пару минут работы. Обычно после этого Гриммджо, который возмущался только для вида, радостно скалился, вызывал релиз и разрушал все, что поддавалось и, по идее, не должно было поддаваться разрушению.
Вот и сейчас позади Улькиорры раздается уже привычное: «Разорви всех нах, Пантера!». Давление реацу голубоволосого арранкара на какой-то момент зашкаливает, заставляя Шиффера поморщиться.
«Какой никчемный расход духовной силы!» - думает он, вспоминая о собственном, не менее энергоемком релизе. И это притом, что он как минимум в два раза сильнее Джаггерджака.

Мимо него проносится нечто, напоминающее помесь леопарда и человека. Вот только в реальном мире ни один леопард не покрыт костяным панцирем и ни у одного человека нет дыры Пустого на животе и длинной развивающейся голубой гривы.

Шестой вихрем проноситься от одной изнаночной твари к другой, в считанные секунды уничтожая всех, что попадались ему под когти, вызывая восхищенные взгляды членов Ордена Феникса.
«Показушник», - презрительно фыркнул про себя Улькиорра, закончив с последним противником и возвращая Мурсьелаго в ножны.
Гриммджо был достаточно силен, чтобы, не используя релиз, одной левой уничтожить ещё пару сотен таких существ и при этом, умудряясь попивать саке, пинать под ребра Старка, которого по-другому просто не разбудишь. Объяснялось это очень просто – холоу-форме Сексты просто нравилось, когда Куросаки-сама чесал его за ушами и гладил по волосам. Все-таки кот останется котом, какого размера он бы не был.
- Куросаки, мы закончили. Желаешь, чтобы мы ещё чего-нибудь разрушили? – весело ухмыляется голубоволосый арранкар, наблюдая за бьющимся головой о каменную спинку трона Ичиго, которого иногда ходящая за ним по пятам Эспада доставала хуже горькой редьки.

В этот рейд с ними временный шинигами не пошел, решив, что на время с него хватит позора. По слухам, когда Ичиго не ходит в рейды с ними, он отправляется вместе с кем-то из высшей лиги, в которую входили капитаны шинигами, Дамблдор, Волдеморт и Северус Снейп с Люциусом Малфоем.

Сегодня магам и сопровождающим их офицерам отрядов все-таки придется потрудиться, ведь обычно излишне ретивая свита Ичиго делала за них всю работу.
В этот раз в роли разведчика выступила Матсумото. Лейтенант десятого отряда почувствовала присутствие большого количества Пустых и около пяти тварей рангом повыше. Боги смерти и чародеи построились в привычный боевой порядок – первые атакуют, вторые прикрывают их магией.

Офицеры одиннадцатого резко вырвались вперёд, навязывая выбранным ими изнаночным существам среднего ранга ближний бой.
- Расти, Хозукимаро! – в руках Иккаку появляется алебарда, а на лице сама собой расплывается зверская ухмылка. Ему досталась странная помесь человека, скорпиона и собаки. Само чудище было слегка туповатым, но оно так себя несло и обладало таким самомнением, что решило поделиться им со своим противником.
- Как твое имя? – прервал его на половине оды себе любимому мечник.
- Стану я еще называть своё имя всякому ничтожеству, – нечисть презрительно отмахнулась сразу четырьмя конечностями.
- Ну, не хочешь – как хочешь. Тогда представлюсь я – Готей 13, отряд Зараки, третий офицер Мадараме Иккаку, – покончив с последними формальностями, шинигами атаковал.
Из-за его спины ударило несколько лучей, отвлекая Пустых. Не то чтобы третьему офицеру нужна была помощь, просто от наличия опытных магов за спиной, которые своими заклятиями сильно упрощают жизнь, не отказываются.

- Расцвети, Фуджикуджаку! – сдержано произносит Юмичика, но предвкушение в фиалковых глазах и хищная улыбка выдают его, как Штирлица волочащийся за ним парашют.
Противником, вернее, противницей пятого офицера оказалась женщина, покрытая чешуей. Вместо ног у неё был змеиный хвост, а на голове спутанным клубком шевелились гадюки.
- Какая же ты уродина, – скривился самый красивый шинигами одиннадцатого отряда, гладя на сумеречную тварь.
- На себя бы посмотрел! Мужик, а от бабы не отличишь! - возмущенно рявкнула пародия на медузу-горгону, подписав себе этим смертный приговор. Аясегава крайне болезненно относился к комментариям по поводу своей внешности.

- Реви, Забимару! – так, чтоб слышно было на пару километров, орет Ренджи, отправляя в небытие своего похожего на медведя гризли противника. Быстро расправившись с ним, и заскучав Ренджи решил размяться на более слабой нечисти и помочь магам.

- Рычи, Хайнеко! – командует Рангику, и облако пепла накрывает человекоподобное чудище и ещё пару низших, порубив их на кусочки. Самый ленивый лейтенант в Готей 13 не стала вступать в пустые разговоры, чтоб заполнить эфир.

Увидев, что случилось с его товарищами, и мгновенно просчитав, что случится с ней, если она и дальше останется здесь, изнаночная тварь поспешила ретироваться, пользуясь тем, что маги и шинигами заняты её более слабыми товарищами.

*****

В сегодняшнюю программу-максимум Матсумото входило как можно скорейшее возвращение в Хогвартс, ведь вечером она устраивает вечеринку. А это значит, что нужно привести себя в порядок, подготовить помещение под гулянку, разжиться местной выпивкой, найти приличную закусь и позаботиться об утреннем похмелье.
И ведь помощи ждать неоткуда. Шихоуин с подготовки к вечеринке съехала, свалив на прогулку по человеческим достопримечательностям и захватив с собой Сой Фонг. В принципе, в случае отсутствия на вечеринке капитана второго отряда никто не расстроится, самоубийц нет. А вот Йороуичи жалко, с ней весело.
Иккаку и Юмичика вообще забили на сегодняшнюю вечеринку. Они вместе со своим нестандартно мыслящим капитаном сегодня весь вечер будут играть в прятки с Ичиго и Эспадой, снося лбами все препятствия, стоящие у них на пути.
Ренджи, как истинный руконгаец, помогать не будет и на пирушку придет с пустыми руками.
От Хисаги и Шинсуя помощи не дождешься. Первый занят непонятно чем, а второй слишком ленив для такого, но зато они придут с выпивкой, что тоже очень хорошо – меньше головной боли.
Маги Сириус, Римус и Тонкс обещали принести им на дегустацию местную выпивку и закуску, но мало ли – вдруг не пойдет?

Размышления лейтенанта десятого отряда прервали самым наглым образом. Сбежавшая изнаночная тварь вернулась и привела подкрепление. Судя по тому, как угодливо она указывала им на вошедших во вкус шинигами, подкрепление явно было непростым.
Их было по одному на каждого из богов смерти. И они понимали, что простым применением шикая из разряда «раз и врага нет», тут не обойдешься. Если низшие были примерно на уровне Пустых, то побежденные ранее твари приравнивались к Меносам. Силы же этих существ равнялись Эспаде с двузначными номерами. Каждое из них вполне могло бы быть во фракции любого из пришедших с Ичиго арранкаров.

Юмичика едва не выругался вслух, но вовремя вспомнил, что это некрасиво, поэтому выругался про себя. Последний раз подобная стычка закончилась для него благоприятно только потому, что он смог использовать полный шикай.
Использовать силу Руриирокуджаку сейчас значит подписать себе смертный приговор – Иккаку и капитан не простят его, если узнают, что у него кидотипный зампакто. Да ещё и эти маги с ними…

*****

Пятый офицер коршуном раз за разом бросался на своего врага. На шкуре монстра уже красовалось несколько серьезных отметин, оставленных мечом Аясегавы, трансформировавшимся в серп. Но и ему достаточно сильно досталось, бог смерти едва стоял на ногах.

Сириус со все возрастающим удивлением наблюдал за Юмичикой. И откуда только у него берутся силы на такие красивые и стремительные атаки?
Ренджи и Иккаку уже покончили со своими противниками и теперь ждали товарища, стоя в сторонке и комментируя его попытки расправиться с врагом. Маг удивленно посмотрел на шинигами – помогать своему коллеге явно никто не собирался.
- Рангику, а разве вы не будете ему помогать? – возмущенным шепотом спросил он у появившейся рядом с ним женщины. – Это чудище сильнее его, он может погибнуть!
Блондинка сперва посмотрела на него как на идиота, но, вовремя вспомнив, что Блэк не в курсе их готеевских заморочек, решила пояснить.
- Сириус, для него принять чью-то помощь – это опозорить не только себя, но и Мадараме, и Зараки. Даже если враг заведомо сильнее, даже если встанет реальная угроза умереть, ксо, даже если его будут убивать, Аясегава не попросит и не примет помощи, – тихо, так чтоб не слышали Иккаку и Ренджи, пояснила Матсумото.
- Но почему? - недоумевал Бродяга. В его понимании помощь другу, когда его противник слишком силен, была чем-то само собой разумеющимся. Это было так странно – если он может без колебаний рискнуть жизнью за человека, которого знает несколько лет, то шинигами не могли сделать того же для своего товарища, которого они знают гораздо дольше, чем он существует на этом свете.
- Ну, понимаешь, он из одиннадцатого отряда и… - попыталась, было объяснить Рангику, но её прервали самым наглым образом.
- Опять? Опять эта цифра! Ты все странности в поведении Иккаку и Юмичики списываешь на членство в этом отряде! Это что, секта какая-то? Сколько можно? – шепотом возмутился мужчина. Он ничего не понимал, а ничего не понимать Блэк не любил.
- Прости, Сириус, я все объясню тебе позже, если ты будешь на вечеринке, – едва слышно отозвалась Рангику, напряженно наблюдая за последней атакой Аясегавы, по счастливой случайности оказавшейся удачной. Монстр был повержен.



«Теория - это когда все всё знают, но ничего не работает
Практика - это когда все работает, но никто не знает, почему
Мы совмещаем теорию и практику - ничего не работает и никто не знает, почему...» (с)

 
KatherinДата: Воскресенье, 13.11.2011, 19:41 | Сообщение # 8
Подросток
Сообщений: 21
« 0 »
Неужели ЭТО так ужасно, что никто не читает?

Глава 7

Начало вечеринки и список присутствующих на ней были весьма ожидаемыми. Так как устраивала это собрание Матсумото, то и гудели по существующим не одно десятилетие готеевским традициям. Падкие на заграничную экзотику Сириус, Кингсли, Римус и Тонкс ничего не имели против. Напротив, они всеми конечностями были за, и даже напросились не только понаблюдать, но и поучаствовать.
Рангику вопросительно оглядела своих собутыльников – возражений не поступило, и она приглашающе кивнула.

По традиции, первую пиалу пили за павших в бою. Как пояснил магам Кеораку Шинсуй после минуты молчания, во время который каждый вспоминал, за чей упокой он хотел бы выпить, в Готей 13 очень скрупулезно относились к выполнению таких обычаев. В конце концов, это была воинская организация, и не вернуться с очередного задания мог каждый.
Вторую поднимали за ныне здравствующих и сражающихся. Из пояснений Рангику маги поняли – какого масштаба не была бы гулянка, будь то глушение алкоголя в одиночку, соображание на троих, лейтенантско-капитанские посиделки или же всеобщие праздники, эти два тоста поднимались в первую очередь. Далее уже каждый напивался по своей собственной программе.
- Народ, я очень уважаю ваши традиции, – заплетающимся голосом пролепетал Кингсли, пытаясь изобразить закос под пьяного и под шумок пощупать лейтенанта десятого отряда, надеясь на то, что женщина есть тварь хилая и ненадежная, и после двух немаленьких пиал саке она опьянеет.
Не получилось.
Наивный! Как прошептал ему на ухо хрюкающий от сдерживаемого хохота Хисаги Шухей, наблюдающий за этим зрелищем, для золотоволосой шинигами эти две пиалы – что слону комариный укус, и что, если она захочет, то сможет перепить здесь практически каждого.

В какой-то мере Сириус понимал аврора – Матсумото Рангику окружает аура зрелости и привлекательности, она самая чувственная и красивая женщина из всех, что он встречал. Она очень отзывчивая и непредвзятая, мужчин, которые могут перед ней устоять… просто не существует.
Из-за теплого, а иногда излишне развязного поведения со своими знакомыми, подавляющее большинство из которых мужчины, кажущейся доступности и открыто вызывающего вида, многие считали её кем-то вроде штатной девушки легкого поведения.
Только несколько отправленных в больничное крыло любителей зажать в темном коридоре девушку с выдающимися достоинствами, и потрясающие боевые способности, показанные в первом же рейде, поохладили пыл местных донжуанов.
По слухам, подобные проблемы были и у спутниц Куросаки Ичиго, но те тоже нашли выход из ситуации – на весьма настойчивые предложения скрасить чей-то досуг поступали просто: ребром ладони по шее и, пока неудачливые кавалеры лежат в отключке, раздевают их догола. И раскладывают пребывающие в беспамятстве тела в общедоступных местах на всеобщее обозрение. После таких унижений волочиться за девушками перестали.

- Так, что там с вашим одиннадцатым отрядом? Рангику, ты мне обещала объяснить, – несколько тостов и разнообразные напитки сделали своё дело – язык Бродяги изрядно заплетался, но о своей цели он помнил четко. Да и к тому же здесь присутствовали шинигами из других отрядов, и, возможно, они тоже что-нибудь прояснят. Тем более, вопросы были не только у него.
- Спрашивай, постараемся ответить, – великодушно разрешил Шинсуй, с отеческой улыбкой разглядывая молодежь, которая после его слов немного растерялась. Они ожидали, что и сейчас им ничего не расскажут.
Маги переглянулись, пытаясь решить, чей вопрос будет задан первым.
- Почему Юмичика, который мне кажется самым адекватным из представителей своего отряда, четко следует всей этой чуши, что мы видели и слышали? Почему считается, что одиннадцатый отряд самый сильный? И почему ты, Рангику, мне сказала, что пребывание в этом отряде диагноз? – с молчаливого согласия друзей спросил Сириус.
- Эй, про диагноз это ты сказал! – возмутилась Матсумото, бросив осторожный взгляд в сторону Ренджи.
- Будь осторожней в выражениях. Абарай у нас бывший офицер одиннадцатого отряда, и, надо сказать, до сих пор очень уважает Зараки Кенпачи, – тихо пояснил магу Хисаги, на этот вечер взявший на себя роль переводчика.

- Но все же? – не унимался Бродяга.
- Ты задал правильные вопросы, но не в том порядке, Сириус, – добродушно улыбнулся Кеораку, опрокидывая в себя очередную пиалу саке, как заправский пьяница. Впрочем, почему «как»? Даже обидно. – Я начну отвечать на них после небольшого экскурса в историю Готей 13.
Из рассказа капитана девятого отряда Блэк вынес, что около ста двадцати лет назад в город шинигами Сейретей из места, где живут умершие люди, попавшие в мир мертвых, пришел мужчина с розоволосой девочкой на плече.
Зараки Кенпачи – именно так представился тот шинигами, - сразу направился в сторону одиннадцатого отряда. Он вызвал на дуэль тогдашнего капитана и убил его. По правилам Готей 13 пришелец должен был занять пост капитана. Но Зараки был более похож на кровожадного монстра, которого интересовали только сражения, да и его духовная сила, количеством которой можно убить…
В общем, очень многие беспокоились о его адекватности и боялись оставить отряд - а это минимум около пятисот человек – на него.
- Чего уж там говорить, большинство капитанов не воспринимало его в серьез, считая, что, не смотря на свою ужасающую реацу, он все равно безродный руконгаец, кровожадный и недалекий, и что их коллегу он прихлопнул чисто по везенью.
«Это же надо такое придумать, шинигами, не владеющий шикаем и банкаем, да что там, не знающий имени своего меча, хочет стать капитаном!» - примерно так говорили некоторые, презрительно кривясь.
Знаю, что у тебя есть вопросы, но не мог бы ты подождать, пока я закончу? – Кеораку пресек на корню попытку Бродяги задать очередной вопрос. – Через пару дней, после того как Кенпачи убил капитана одиннадцатого отряда, его вызвали на ковер в первый. Оттуда он уже вернулся в капитанском хаори, а Ячиру с лейтенантским шевроном.
На следующий день главнокомандующий огласил всеобщее собрание отрядов, на котором сообщил, что Зараки стал капитаном. А еще через день в Сейретей пришли два шинигами и потребовали, чтобы их записали в одиннадцатый отряд. Звали их Мадараме Иккаку и Аясегава Юмичика. Конец экскурса в историю. Задавай свои вопросы, Сириус.
- А что такое шикай и банкай? И почему его все-таки сделали капитаном? – наконец-то смог задать свой вопрос анимаг.
- Существует две стадии высвобождения меча.
Начальная: шикай - зампакто меняет вид и приобретает дополнительные свойства, которые невозможны у обычных мечей. Чтобы овладеть шикаем, необходимо знать имя своего меча, потому что, когда призывается шикай, называется имя зампакто, дополненное некой словесной формулой.
Далеко не каждый может использовать его. Проще говоря, из ста шинигами только десять-пятнадцать смогут достигнуть первого уровня, – пояснил магам лейтенант девятого отряда.
- А у вас есть шикай? – восторженно спросила Тонкс, внимательно прислушивающаяся к рассказам и пояснениям.
- Это одно из обязательных требований, чтобы стать лейтенантом, – пояснила Рангику. Мой, а также Ренджи, Иккаку и Юмичики вы уже видели.
- Так значит, все те штуки, что вы проделывали с вашими мечами – это шикай? Круто! – восхищенно воскликнул Бродяга.
- Скажите, а что, ваши мечи живые? – осторожно спросил Римус.
- Ну, да. «Зампакто» с японского переводится как «духовный меч». Внешне он выглядит как обычный клинок, хотя форма может отличаться в зависимости от характера владельца и уровня его мастерства. Считается, что чем больше размер меча, тем выше духовная сила владельца. С помощью зампакто шинигами сражаются с Пустыми, отправляют души в Общество Душ.
Хотя чаще всего посредством зампакто мы выясняем отношения друг с другом, – с ухмылкой пояснил Ренджи.
Друзья удивленно на него посмотрели, видимо, забыв, что он учился в Академии Шинигами, причем очень неплохо учился, если закончил её едва ли не на отлично.
- Как же вы с ними связываетесь, чтобы узнать их имя? И что, этот мальчишка Куросаки так силен, что у него такой огромный меч? – решил вступить в разговор Кингсли. Видимо, аврор уже справился с разочарованием от того, что его затея не удалась.
- У каждого шинигами есть внутренний мир, в котором живет воплощенный дух зампакто. Именно попадая туда, мы общаемся с клинком. А у Ичиго все куда сложнее: его меч изначально пребывает в шикае. Видимо, у Зангетсу причуда такая.
- Зангетсу? Так зовут его зампакто? А как ваши мечи выглядят в вашем внутреннем мире? – вцепилась в заинтересовавшую её деталь Нимфадора.
- Разрушитель Небес – вот что значит его имя. Очень сильный зампакто. Ичиго по уровню силы и способностям не уступает ни одному из капитанов, – ответила Матсумото. – Сущности мечей могут быть самыми разными. Вон у Ренджи это здоровый бабуин со змеёй вместо хвоста. У меня – женщина-кошка, а у Куросаки – высокий стильно-небритый загадочный мужик в очках.
- Хисаги, ты говорил, что существует две стадии высвобождения меча. Какая вторая? – все больше и больше заражаясь любопытством от дяди, спросила метаморфиня.
- Вторая – это банкай, полное высвобождение зампакто. Шинигами получает огромную силу и полностью раскрывает потенциал своего оружия, его сила увеличивается в десять раз по сравнению с шикаем. Способность достигнуть двух уровней высвобождения меча есть одно из обязательных условий, чтобы стать капитаном. Все капитаны Готей 13 овладели этим уровнем, за исключением одного.
- За исключением одного? – прервал объяснение Шухея Сириус. - Зараки Кенпачи? Но как? Почему? И что он, даже и не пытается?
- А нафига козе баян?
- В смысле, Ренджи? – Бродяга ничего не понял из странного вопроса. Какая коза? Какой баян?
- Ладно, перефразирую. Нафига Кенпачи банкай? Он и так силен! Знаешь, какой был самый страшный кошмар ныне покойного Совета Сорока Шести? Зараки Кенпачи овладевает банкаем! – возмущенно воскликнул лейтенант шестого отряда.
- Ренджи, успокойся, ты же не хочешь, чтобы на нашу дружественную вечеринку принесло твоего бывшего учителя? – вкрадчиво спросила Матсумото, на что Абарай булькнул нечто нечленораздельное и заткнулся. Банкай банкаем, а получить Хозукимаро по новенькой бандане ему не хотелось. Иккаку крайне болезненно относится к тому, что его тайчо обсуждают, ведь это одно из нарушений негласных правил одиннадцатого отряда.
- За долгую историю Общества Душ он – единственный, кто стал капитаном, не достигнув ни шикая, ни банкая. Менос побери, он даже не знает имя своего духовного меча! Это показывает, насколько его сила и желание сражаться важны для тринадцати отрядов. Да и к тому же, свою роль сыграло пресловутое третье правило, – пояснил Кеораку.
- Третье правило? – в унисон спросили маги.
Шинигами, понимающие, о чем идет речь, улыбнулись.
- Существуют три способа стать капитаном:
Первый – соискатель должен пройти квалификационный экзамен, на котором продемонстрирует свое владение банкаем. Для того, чтобы экзамен был засчитан, на нем должны присутствовать три действующих капитана, в том числе и главнокомандующий Готэй 13. Большинство шинигами выбирает именно этот способ.
Второй – необходимо получить личные рекомендации, по крайней мере, шести капитанов и согласие еще трех из оставшихся семи.
Третий – победить действующего капитана в схватке один на один на глазах не менее чем у двухсот свидетелей. Зараки Кенпачи - единственный из нынешних капитанов, кто получил свою должность таким способом.
- Ого! А что было дальше с одиннадцатым отрядом, после того как он стал капитаном? – восхищенно спросил анимаг – похоже, Сириус Блэк нашел своего героя.
- О, с того дня началось нечто невообразимое. Таких перестановок и кадровой текучки не было ни в одном из отрядов. Зараки требовал от них одного – силу или желание её иметь. Он не делил отряд на какие-то классовые касты, у него не было любимчиков. Каждое утро весь отряд выгонялся на пробежку по всей территории Сейретея, затем душ, завтрак и тренировки до конца дня.
Кенпачи очень требователен к своим людям, и многие, не выдержав его нагрузок и бешеного темпа, переводились в другие отряды, а многие, наоборот, приходили.
Кое-кого переводили в добровольно-принудительном порядке. Вообще-то, в одиннадцатом отряде в большинстве своем находятся люди, не подходящие под критерии остальных двенадцати отрядов.
Несмотря на кажущееся полное отсутствие субординации офицеров, там слушают с полуслова и не задавая ненужных вопросов.
Одиннадцатый отряд в большинстве своём – сборище хулиганов, головорезов и бандитов, и единственный, кто может держать в узде бойцов – это Кенпачи. Возможно, именно поэтому они так боготворят его и преданы сперва именно ему и его идеям, а уже потом Обществу Душ.
- Идеям? Да какие там могут быть идеи? «В одиннадцатом отряде только смерть считается поражением», - манерным голосом протянул Сириус, вполне успешно подражая Юмичике. – Это же бред!
- О, нет, это совсем не бред, – протянул Ренджи, как-то странно усмехаясь. Матсумото, Шухей и Кеораку напряглись в предвкушении раскрытия тайны. После того, как их друга перевели из пятого отряда в одиннадцатый, они часто расспрашивали его, в чем прикол, но Абарай виртуозно прикидывался непонимающим. Спрашивать остальных доступных членов офицерского состава они и не пытались. Иккаку и Юмичика свято хранили тайны, нося свои маски. Первый – безмозглого вояки, помешанного на драках, а второй – помешанного на красоте эгоиста.
- Слушай его внимательно, он ведь у нас уникум. Единственный на весь Готей 13 лейтенант, владеющий банкаем, – насмешливо протянула Рангику, подливая масла в огонь.
- Вообще-то, все основные принципы одиннадцатого отряда общедоступны. И все их знают, но никто даже и не пытается рассмотреть их двояко. Поведение капитана Зараки не позволяет им думать иначе. «В конце концов, одиннадцатый отряд – это всего лишь сборище забияк, любящих подраться», - примерно так рассуждает каждый в Готей 13.
Джуичибантай-тайчо - демон битвы, живущий только ради того, чтобы погибнуть в бою. Это правда, но это не мешает ему быть очень умным, по-своему. «В одиннадцатом отряде только смерть считается поражением» – это можно понимать, как «дерись до тех пор, пока не погибнешь», но Кенпачи понимает это по-другому. По его мнению, единственное поражение – это смерть. Если ты проиграл врагу – выживи, чтобы стать сильнее, и убей того, кто причинил тебе вред – вот тот смысл, что он вкладывает в эту фразу. И я не единственный уникум в Готей 13.
- Но это так по-слизерински! – возмущению Сириуса не было предела. Еще бы! Он почти начал уважать Зараки. Пройти путь от простого нищего мечника до капитана одного из сильнейших отрядов шинигами, а тут такое выясняется.
- Хм, думаю в этом есть смысл. Простого маньяка, любящего подраться, пусть даже и настолько сильного, никогда бы не допустили до такого важного и ответственного поста. Да и будь он таким простым, как хочет казаться, он бы не был капитаном так долго, когда многие из его коллег не протянули и пары десятков лет. Это надо обдумать, - Кеораку задумчиво оглядел комнату, в которой они кутили и, отыскав самый темный угол, растянулся прямо на полу. - Но не сейчас. Я слишком устал, – зевая, проговорил он уже с пола и почти мгновенно заснул.
После этих слов маги решили откланяться, вместе с ними поспешил и Ренджи, оставив Матсумото и Хисаги обсуждать услышанное сегодня. Очень уж их зацепила фраза Абарая о том, что он не единственный уникум.

Гарри Поттер честно старался не смотреть на Ичиго и его группу сопровождения, устроившуюся на одном из диванов в их убежище. А посмотреть было на что: посредине диванчика сидел рыжий парень, рядом с ним по обе стороны Нелиел и Халибел, весьма активно пытающиеся накормить его виноградом из рук. Судя по тому, с каким обреченным видом Куросаки послушно глотал ягоды, он уже смирился с этим.
Гриммджо и Улькиорра устроились прямо на полу напротив дивана. Первый, глядя на рыжика, тихо посмеивался, его очень забавляла и сама ситуация, и поведение их нового Владыки, а второй завистливо смотрел на Третьих Эспад. Он бы тоже не отказался побыть на их месте.

Юные маги очень удивились, когда в библиотеке материализовался постоянно оглядывающийся и к чему-то прислушивающийся Ичиго. Создавалось впечатление, что он от кого-то прячется. Но от кого?
- Ребят, у вас есть место, где мы могли бы пересидеть до завтра и так, чтоб нас никто не нашел? – заговорщицки спросил у них временный шинигами, подтвердив этим их догадки.
- А зачем вам? – вопросом на вопрос ответил умирающий от любопытства, но не показывающий этого Драко.
- От Кенпачи и его офицеров прятаться будем. Им опять реацу в голову ударила, – вздохнул Куросаки.
- Они же все к тебе хорошо относятся. Зачем тебе от них прятаться? – откладывая в сторону так заинтересовавшую ее книгу, спросила Гермиона.
- Вот именно потому, что хорошо относятся. Ксо! И зачем я победил Мадараме и Зараки тогда? Хотя, глупый вопрос - у меня особого выбора не было, – скорее для себя, чем что-то объясняя, пробормотал временный шинигами. – Для них все эти попытки отправить меня на перерождение – всего лишь тренировки. Кенпачи считает, что, сражаясь с ним, я стану сильнее. Айзен его побери, чтоб ему рисунки Рукии каждую ночь снились! Не знаю, что хуже – его забота или его безразличие! Короче, Гарри, ты поможешь нам?
Никто, кроме, пожалуй, самого Ичиго, не понял, что он имел в виду. Но все же это было интересно, поэтому, прихватив из Запретной Секции пару книжек и попросив домовиков позаботиться об обеде и ужине, друзья решили пригласить Куросаки и Эспаду в своё тайное убежище.



«Теория - это когда все всё знают, но ничего не работает
Практика - это когда все работает, но никто не знает, почему
Мы совмещаем теорию и практику - ничего не работает и никто не знает, почему...» (с)



Сообщение отредактировал Katherin - Воскресенье, 13.11.2011, 19:47
 
KatherinДата: Суббота, 26.11.2011, 20:56 | Сообщение # 9
Подросток
Сообщений: 21
« 0 »
Глава 8

После того как Орден Феникса объединился с аврорами, Пожирателями Смерти и беженцами, сумевшими со своими семьями добраться до Хогвартса, школа настолько заполнилась, что находить достаточно защищенные укромные места стало очень сложно.
То тут, то там можно было встретить собирающихся кучками авроров, обсуждающих какие-то особые проклятия Пожирателей, бегающих детей дошкольного возраста, их мамаш и членов Ордена Феникса, проводящих тайные совещания о чем-то жутко секретном и недоступном простым смертным вроде шестнадцатилетних подростков.
О том, что эти подростки посещают собрания в кабинете его главы, на котором собираются сильнейшие маги Ордена, рядовые вспоминали только после того, как им демонстрировался знаменитый шрам Мальчика-Который-Выжил и неслабая магическая сила.

Выручай-комнату, которую они раньше использовали для собраний Отряда Дамблдора, занял под свой штаб Волдеморт. А в библиотеке, под неусыпным взором мадам Пинс, трясущейся над книгами как над собственными детьми, тоже особо не поговоришь и не потренируешься.

Именно тогда в голову Гарри закралась мысль сделать Тайную Комнату своим штабом. Он долго обдумывал её, просчитывал варианты развития событий и должен был признать, что его полубезумная идея весьма привлекательна.
Друзья сначала очень скептически отнеслись к этому и принялись отговаривать его от сумасшедшей мысли, но парень был неумолим. Ему долго пришлось убеждать их в целесообразности своего решения, описывать открывающиеся перед ними перспективы и, в конце концов, ребята сдались.

Пару месяцев они все своё свободное время тратили на приведение обиталища василиска в божеский вид и устранение тех разрушений, что устроили Гарри с Роном во время эпического сражения с Локхартом. В процессе ремонта были обнаружены несколько дополнительных ходов в Тайную комнату из самых разных частей замка и личные комнаты Слизерина.
Покои основателя змеиного факультета были огромны и состояли из спальни, кабинета, гостиной, личной библиотеки и лаборатории. Конечно, все это великолепие несколько обветшало за тысячелетие, но после восстанавливающих заклинаний и уборки помещений обрело прежний блеск и величие.

С молчаливого согласия друзей Гарри сделал покои Салазара своими. Из двух ныне существующих змееустов он единственный, кто проявил заботу о сохранности Тайной комнаты. К тому же, после разговора с Томом он понял, что Темный Лорд не претендует на неё.
Конечно, как истинный слизеринец, он провел этот разговор до обнаружения личных комнат Основателя, чтобы быть уверенным, что троюродному дядюшке Реддлу не захочется поменять расположение своего штаба после того, как они приведут обиталище первого Темного Лорда в порядок.
Но Поттер зря беспокоился, Волдеморт не стал претендовать на покои Салазара и даже подарил ему маленького василиска для охраны жилища. Перспектива быть превращенным в камень собственным домашним любимцем не особо прельщала Гарри, о чем он тут же сообщил темному магу. Отсмеявшись после такого заявления, родственничек пояснил ему, что знаменитый взгляд василиска не страшен для змееуста. Более того, эти животные были выведены специально для них. Свои слова Том подкрепил увесистым фолиантом на змеином языке, попросив Гарри ознакомиться с ним.
Это и умильная мордашка подарочка определило его решение. Стоит ли говорить, что оно было в пользу нового питомца? Велиал, как назвал змеёныша Мальчик-Который-Выжил, оказался очень смышленым.

Гермиона и Панси сначала очень нервничали в присутствии василиска, боясь, что он превратит их в камень, но потом привыкли, ведь змей был очень осторожен. Когда к Гарри приходили друзья, он просто обвивался вокруг его торса и прятал голову в одежде, выполняя одновременно роль охранника и достаточно умного, несмотря на свой юный возраст, советчика.

Поттер так и не решился проводить собрания ОД в Тайной Комнате, которую он все больше и больше считал своим домом. И поэтому, когда он предложил Ичиго перекантоваться там вместе с таскающимися за ним хвостиком арранкарами, друзья очень удивились, но удачно скрыли это.

- Ичиго, а правда, что ты сегодня ходил в рейд с кем-то из капитанов? – выждав момент, когда у Тиа и Нел закончится виноград, спросила Гермиона.
- Правда, – кивнул рыжик, с интересом разглядывая василиска. – Я очень часто с ними хожу.
- О, наверное, ты ходил с Кучики Бьякуей, – мечтательно проговорила Панси. – Тебе повезло. Он такой… такой красивый, загадочный и неприступный…
Бросив на девушку удивленный взгляд, Куросаки честно попытался понять, в каком месте занудная ледышка, то есть старший брат Рукии, красивый, загадочный и далее по тексту.
- Да не дай бог! – скривился временный шинигами. Бьякую он, конечно, уважал, особенно его Сенбонзакуру, но ходить с ним в рейды… Нет, спасибо. – Я ходил с Тоширо.
- Тот малыш? Хитсугая? Да что он может? – презрительно скривился Теодор.
- На твоём месте я бы пересмотрел своё к нему отношение или хотя бы не озвучивал его тем, кто сражался с ним бок о бок, пока тебя не нашли в глыбе льда в коридоре... если до его ушей дойдут твои слова. Тоширо очень силен и по праву занимает должность капитана Готей 13, – неожиданно жестко проговорил Ичиго, вперив в Нотта тяжелый взгляд карих глаз, под которым слизеринец поёжился и поспешил извиниться.
- А как проходят рейды с капитанами? И чем вы вообще занимаетесь? – попыталась заполнить неловкую паузу, образовавшуюся после жесткого ответа Куросаки, Миллисента.
- Да тем же, что и остальные, просто противники у нас посильнее и поопаснее. К примеру, в прошлый раз мы с греческими мифическими чудищами столкнулись. А за рейд до этого с египетскими богами. В этот раз нам еще повезло, мы столкнулись с какими-то индейскими божками, а вот Кучики вместе с Сой Фонг достался весь греческий пантеон.
- Бедные, – испугалась главным образом за Бьякую Панси.
- Да уж, действительно бедные. Кучики и Сой Фонг та еще компания, убьют и не заметят, – передернуло временного шинигами. У него был не самый приятный опыт общения с этими двоими. И на что они способны, он знал не понаслышке.

К ним что-то приближалось… что-то очень злое и жестокое… казалось, это существо, нет, эти существа полностью состоят из желания отнимать чью-то жизнь…
Холод… обжигающий холод… кажется, что дыхание замерзает внутри… И нет больше чувств… ни любви… ни ненависти… ни… ничего…

Ичиго сглотнул и посмотрел на Эспаду, ожидая либо пояснения, либо непонимающих взглядов, но, похоже, арранкары ничего не замечали. Тогда его взгляд упал на магов – те тоже не выказывали никакого беспокойства.
«Может, мне показалось?» - пронеслось в голове у апельсинового парня.

- Дементоры! – вдруг воскликнул Гарри, мгновенно выхватывая из потайного кармана палочку. Следом за ним последовали и его друзья.
- Демен что? – оглядываясь, переспросила Нелиел, уже почувствовавшая всю гамму ощущений, что до этого получил Ичиго.
- Да пофиг, что это, как это убивается? – вставил свои пять копеек Гриммджо, извлекая Пантеру из ножен. Видимо, это дошло и до него.
- Это – дементоры, и это не убивается, можно лишь прогнать. И то одним заклинанием, – ядовито ответил ему Забини.
- Экспекто Патронум! – выкрикивают два голоса, и к монстрам устремляются серебристые защитники – олень и выдра.
Дементоров было так много, а их желание добраться до добычи было так велико, что Патронусов Гарри и Гермионы надолго не хватило. Дела ребят были плохи, если уж самые сильные из их компании защитники не справились.

Луч серо, выпущенный Халибел, несмотря на всю свою мощь, уничтожил лишь одного дементора.
- Что это за существа? – с ужасом спрашивает у магов Ичиго. – Стой, Гриммджо! – кричит он Сексте, который решил подойти к решению проблемы радикально, то есть усекновением голов странных существ.
- Дементоры – стражи магической тюрьмы Азкабан, они питаются душами людей и человеческими страданиями. Их нельзя уничтожить, потому что они сами мертвы. Отгоняет их только заклинание Экспекто Патронум, оно вызывает защитника.
- Защитника, говоришь, – задумчиво пробормотал Куросаки, с удивлением рассматривая Зангетсу в своих руках. И когда он успел достать меч?
- Куросаки-сама, эти дементоры схватили Джаггерджака. Не то чтобы я был против, если он умрет, но я знаю, что вы расстроитесь, если с этим кретином что-то случится, – прервал его размышления Улькиорра.
Рыжий парень последовал взглядом туда, куда указывал Шиффер, и настроение временного шинигами быстро опустилось ниже нуля.
- Хм, попытка не пытка. Экспекто Патронум! – сложив руки как для хадо, прокричал временный шинигами и… ничего не случилось. Теперь термометр настроения опустился еще ниже. Он никак не мог помочь Гриммджо. И что делать не представлял. Как ему сражаться с этим?
- Ичиго, ты не маг. Поэтому у тебя ничего не получилось. Это нормально и… - договорить пытающаяся успокоить парня Гермиона не успела.
Из-за спины Куросаки выскользнула странная тень и метнулась к собирающимся зацеловать Гриммджо дементорам.

Сверкнула сталь, взмах огромным, кажущимся в руках тени нормальным, мечом – точной копией того, что был у Ичиго, - и существа, столетиями наводящие ужас на волшебников, просто сгорали заживо.
- Гетсуга Теншоу! – громом проносится по Тайной Комнате приказ тени, с кончика клинка срывается голубое сияние, уничтожившее всех тварей.
Тень остановилась и обернулась к ним. Все наконец-то смогли её разглядеть. Увидели они высокого стильно-небритого темноволосого мужчину в явно искусственно изодранном плаще, из-под которого выглядывала белая рубашка, и очках. Одежда и волосы незнакомца развевались так, как будто их трепал ветер.
- Секста Эспада Гриммджо Джаггерджак, – без интонаций произносит он, и его голос опять разносится по всему помещению. Арранкар заметно струхнул. – Если ты еще раз поставишь себя в такое положение, что Ичиго, рискуя жизнью, придется положиться на что-то неизвестное, чтобы спасти твою шкуру, я убью тебя. И это касается всех вас, арранкары, – буднично произносит мужчина и, как ни в чем ни бывало, подходит к временному шинигами.
- Старик, что это было? – недовольно хмурится он, имея ввиду ВСЕ случившееся, не только его последние слова.
- Старик? Куросаки, ты, что знаешь его? – ошеломленно спрашивает Шестой, пытаясь подняться и накостылять тому странному мужчине, но силы его подводили.
- Ребята, позвольте вам представить Зангетсу, – хитро улыбнулся временный шинигами, предвкушая развлечение.
На лицах Эспады сначала проявилось понимание, а затем и удивление. Они поняли, кто этот мужчина. Но как он материализовался? И почему не возвращается в свое нормальное состояние?
- Ичиго, это твой друг? Это в честь него ты так назвал свой меч? – восхищению Гермионы не было предела. Мало того, что мужчина выглядел так, как будто вышел из её девичьих грез, так он еще и спас ей жизнь!
Зангетсу бросил на неё ничего не выражающий взгляд и зашел за спину Куросаки. Этого взгляда было достаточно, чтобы сердце слизеринской старосты было покорено.
- Это и есть его меч, – пояснил девушке Улькиорра, снизойдя до разговора с ней.
- Но…
- Будь добра, молчи и слушай, – поморщился Шиффер. У него никогда не получалось общаться с мусором дольше чем тридцать секунд, и менять он ничего не собирался. «Есть две бесконечности - Вселенная и человеческая глупость...» - это были слова одного человеческого ученого, и, надо признать, он не ошибался.

- Старик, я все еще жду объяснений, – требует Куросаки, поворачиваясь лицом к мечу.
- Материализация – это то, чего шинигами пытаются добиться годами, чтобы достигнуть банкай. Шихоуин Йороуичи помогла тебе обойти это, и ты овладел банкаем за три дня. Однако именно отсутствие навыков в материализации не позволило тебе использовать всю мою силу. И тут дело не в способностях, ты очень способен, и не в силе, ты очень силён. Тебе не хватало опыта, ты тогда не доверял мне до конца, а у меня не было времени ни на что, кроме тренировок, максимально приближенных к боевым условиям.
Теперь я смогу самостоятельно материализовываться и помогать тебе, сражаться вместе с тобой.
- Ты сможешь появляться как Сенбонзакура во время битвы Бьякуи с Когой? – удивлению временного шинигами не было предела. Он и подумать не мог, что его зампакто способен на такое.
- Да, – коротко ответил мужчина, почему-то начиная напрягаться.
- Эээээ, Зангетсу, скажи, а ты надолго в нашем мире? – боясь оказаться невежливым, осторожно поинтересовался апельсиновый парень. В его внутреннем мире бродит как неприкаянный Пустой-психопат, и единственный, кто может его держать в рамках – это старик, который сейчас не находился в нем.
- Я уже несколько раз пытался вернуться, – обеспокоенно ответил ему зампакто, который как никто помнил о белобрысой проблеме, делящей с ним внутренний мир Куросаки. – И у меня ничего не получалось.
- Приехали, – обреченно вздохнул парень, плюхаясь на диван.
- Ичиго, хочешь ты этого или нет, но ты нам расскажешь. ВСЕ расскажешь, – железным голосом проговорил Гарри, с опаской разглядывая разрушения, оставленные Гетсугой, и кучки пепла, оставшиеся от дементоров.

*****

В кабинете Дамблдора яблоку негде было упасть.
Вернувшиеся со своих миссий капитаны, отловленный во время крушения лбом очередной стенки Кенпачи, а так же разбуженный и экстренно отрезвленный Кеораку. Вытащенный директором из лаборатории во время очередного архиважного опыта и поэтому злющий как не выспавшаяся мантикора Снейп, отвлеченный от выслушивания доклада Люциуса Волдеморт, снятый с этого же собрания Малфой – все они собрались на еженедельный чаёк у директора. На военный совет, если по-простому.
Как обычно, на этих посиделках обсуждались способности бойцов как своих, так и противника, работа магов и шинигами в команде, разбивка сил на эти самые команды и попытка подсчитать, сколько тварей было уничтожено и сколько ещё примерно осталось.
По подсчетам шинигами, осталось не так уж и много. Укитаке считал, что ещё пара десятков рейдов – и с изнаночными существами, вырвавшимися из-за грани, будет покончено раз и навсегда.
Тогда резко вставал вопрос о возвращении шинигами в Готей 13. Как это сделать? Или магия сама откроет врата, после того как последняя тварь будет уничтожена?



«Теория - это когда все всё знают, но ничего не работает
Практика - это когда все работает, но никто не знает, почему
Мы совмещаем теорию и практику - ничего не работает и никто не знает, почему...» (с)

 
АзрильДата: Четверг, 03.01.2013, 23:32 | Сообщение # 10
РетроПаладин

Сообщений: 547
« 67 »
Тема закрыта.


Вся жизнь игра...(с)
 
Alex_amv_2Дата: Понедельник, 11.11.2013, 14:14 | Сообщение # 11
Снайпер
Сообщений: 137
« 0 »
А чего всё не выложили?


Если у каждого человека есть ангел-хранитель, то мой либо где-то дрыхнет, либо жёстко забухал...
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » Враг моего врага... (PG-13~ГП,НЖП,НМП~AU/Стеб/Crossover~миди~в процессе выкладки)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: