Армия Запретного леса

Суббота, 28.03.2020, 12:20
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » За светлое будущее! (Рейтинг:PG-13, жанр:приключения/драма (обн. 18 сент.))
За светлое будущее!
Dochka-NochkiДата: Понедельник, 23.07.2012, 13:34 | Сообщение # 1
Любовь к хорошему
Сообщений: 259
« 34 »
Название: За светлое будущее!
Автор: Klodt_Pusse.
Соавтор: Dochka-Nochki

Бета/ Гамма: нет.
Персонажи : Патриция Лили Поттер (не МС), Шерхольд Чумазый (НМП), Нарцисса Малфой, Антонин Долохов,Сьюзан Боунс, Люциус Малфой.
Рейтинг: PG-13
Тип (категория): джен
Жанр: приключения/драма.
Размер: миди
Статус: в работе.
Дисклаймер: отказываемся от всего
Аннотация: Юная Патриция Лили Поттер была очень несчастна. Но в ней ещё жила надежда на светлое будущее.
Предупреждение: Гарри - девочка, АУ, крохотный ООС, orange rendez-vous (оранжевое рандеву) - в фике будет обилие Уизли (но почти все они третьестепенные герои).



I'm only a man with a chamber who's got me,
I'm taking a stand to escape what's inside me.
A monster, a monster,
I've turned into a monster,
A monster, a monster,
And it keeps getting stronger. (с)


Сообщение отредактировал Dochka-Nochki - Вторник, 18.09.2012, 11:18
 
ShtormДата: Понедельник, 23.07.2012, 13:41 | Сообщение # 2
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
И? wacko


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Dochka-NochkiДата: Понедельник, 23.07.2012, 13:42 | Сообщение # 3
Любовь к хорошему
Сообщений: 259
« 34 »
Глава 1. Первый день в Магическом мире.

Патриция Лили Поттер – девочка- которая-выжила осталась сиротой. Гип-гип ура, юной Патриции! Слава, победившей темного мага Волдеморта. Ну вот, она сделала свое дело, развоплотила Сами-знаете-кого, все отпраздновали это, выпили по бокалу Огневиски, отоспались, пошли на работу и благополучно о ней забыли. Никто не побеспокоился, что с маленькой волшебницей, счастлива ли она, ни в чем не нуждается?
Никто.
Пока все веселились и пускали фейерверки, Патрицию, как безродную, как котенка или щенка, Дамблдор подбросил на порог дома её тети. Ах, если бы старый волшебник знал, к чему приведет его поступок, то примчался бы на всех парах обратно и костьми бы лег, но забрал бы ребенка у этих магглов. Но он проявил непростительную беспечность, не свойственную ему. Он ни разу за многие годы не проверил жива ли мессия магического мира. Ему казалось, что все легко и просто, что его план идеален.



I'm only a man with a chamber who's got me,
I'm taking a stand to escape what's inside me.
A monster, a monster,
I've turned into a monster,
A monster, a monster,
And it keeps getting stronger. (с)


Сообщение отредактировал Dochka-Nochki - Среда, 25.07.2012, 15:11
 
Dochka-NochkiДата: Понедельник, 23.07.2012, 13:43 | Сообщение # 4
Любовь к хорошему
Сообщений: 259
« 34 »
Прошло одиннадцать лет и на Косую Аллею вошла девочка. У неё были яркие, как огонь, рыжие длинные волосы, свободно струившиеся по острым прямым плечам, красивые зеленые глаза, цвета молодой листвы, маленький рот. Девочка была на костылях, из под синего маггловского платья торчали болезненно тонкие ноги. Её руки были по локоть замотаны в бинты. Её звали Патриция Лили Поттер. Но почему легенда магического мира одна, без поклонников, друзей, телохранителей? Почему в её взгляде такая грусть и печаль? Почему её лицо бледно, словно никогда не видело солнечного света, почему она такая худая и платье болтается на ней, как на вешалке?
Патриция неуверенно шла вперед по Коссой Алее, с легким любопытством разглядывая разноцветные пестрые витрины, никто из прохожих не обращал на нее внимания, она ведь была чужой в этом мире. Пару раз ее толкнули, задели локтем, сумочкой. Все куда-то спешили, и, подчиняясь неистовому ритму движения, девочка ускорила шаг. Мимо неё проносились невиданные шляпы с двигающимися украшениями из перьев, бутафорских фруктов, клетки с животными, которых не было ни в одном справочнике по биологии. Наконец Патриция очутилась перед высоким белым зданием с колоннами и надписью над парадным входом: «Входи, незнакомец, но не забудь,
Что у жадности грешная суть,
Кто не любит работать, но любит брать,
Дорого платит — и это надо знать.
Если пришёл за чужим ты сюда,
Отсюда тебе не уйти никогда.»
Тут её взгляд наткнулся на странное существо в красной ливрее, стоящее возле двери, которое, судя по всему было довольно-таки разумным, раз здоровалось с посетителями. Поттер медленно, бочком подошла к нему и натянув вежливую улыбку завела разговор.
- Здравствуйте, а Вы кто? – спросила она чувствуя себя очень глупо.
- Приветствую. Я не понял Ваш вопрос.
- Ну, понимаете… к какой… народности вы принадлежите, - смутившись сказала девочка.
- Я гоблин, - с снисходительной улыбкой ответил ей швейцар, - почти все служащие этого банка – гоблины.
- Как интересно! Я читала про Гринготц, сколько же в нем сейфов? Отсюда он не выглядит особо огромным.
- Наши подземные хранилища тянутся глубоко под землей на двадцать километров вокруг, - гордо выпятив грудь провозгласил он, - сейфов ровно миллион. Но Гринготц расширяется, так что ни сегодня, так завтра добавится еще парочка.
- А сколько стоит прикупить один сейф?
- Смотря от его размера и уровня безопасности, мисс.
- Вы работаете швейцаром? – продолжила допрос Патриция.
- Вообще-то нет. Я оцениваю драгоценные камни и ювелирные изделия. Здесь я на дежурстве. Раз в десять лет каждый гоблин должен одеть эту дурацкую ливрею и приветствовать тупоголовых не в меру гордых волшебников! – служащий банка потрясал кулаками, видимо он имел очень редкую возможность высказать все, что накипело.
- Почему Вы назвали волшебников «гордыми»? – полюбопытствовала Поттер.
- Потому что они считают себя самыми лучшими! Они презирают мой народ!
- Это ужасно когда волшебники так относятся к другим людям, - Патриция расстроенно развела руками, - я не такая.
- Я не человек! Я гоблин! - воскликнул её собеседник, уперев руки в боки.
- Простите, я Вас обидела?
- Да нет, просто это… очень необычно. Меня еще никто не называл человеком. Это даже немного приятно, - гоблин кисло улыбнулся, - вы действительно отличаетесь от других людей, с которыми я имел несчастье общаться.
- Спасибо, - девочка вздохнула с облегчением и тоже улыбнулась.
- А как Вас зовут, если честно, то Вы мне кого-то напоминаете, - гоблин внимательно вглядывался в её лицо.
- Моё имя Патриция Лили Поттер, - она протянула руку для рукопожатия.
- Шерхольд Чумазый, я дружил с Вашим прадедом, - он посмотрел на неё как на привидение отца Гамлета, - Вы мне подаете руку? – гоблин коснулся забинтованной ладошки Патриции.
- Когда люди знакомятся, они пожимают друг другу руки. Ой, простите, я снова назвала Вас человеком! Простите! У Гоблинов это не принято? – ахнула Поттер.
- Мисс, все в порядке, просто волшебники не пожимают гоблинам руки из гордости, в знак презрения.
- Я все больше убеждаюсь, что маги – ослы, - растерянно пробормотала девочка, - никаких правил приличия, вежливости! В той брошюре, что я читала, Волшебный мир выглядел более привлекательным.
- Мисс, я только никак не пойму, вы же воспитывались в волшебном мире…
- Нет-нет, совсем нет! Я росла в приюте.
- Что?!? – вопль гоблина наверно был слышен в Австралии. Все стали оборачиваться и с изумлением разглядывать собеседником.
- Правнучка моего друга росла в приюте? Это… это… - Чумазый задыхался от возмущения, -Мисс, я думаю нам стоит поговорить в другом месте. Тут слишком много ушей, - Шерхольд указал скрюченным пальцем на любопытные лица прохожих, останавливающихся и глазевших на необычных собеседников.
- Но вы же на дежурстве, - вежливо напомнила ему Пэт.
- Плевать я хотел на это…идиотство. Догс, замени меня!
К Шерхольду подошел гоблин с очень недовольной физиономией и покорно встал возле двери, на его лице появилась страшноватая улыбка, больше напоминающая оскал.
- Мисс, идите за мной, - Чумазый схватил её за локоть, и помчался вперед, несчастная Патриция едва поспевала за ним, громко стуча костылями. Перед ней словно в тумане пролетели богатое убранство холла банка, пара темных коридоров и массивные дубовые двери.
- Мистер Чумазый, мистер Чумазый, можно помедленней? - простонала она, её ноги совсем ослабели.
- Мы уже пришли, - гоблин затолкнул её в темный кабинет и усадил на темно-бардовый, мягкий диван. Он особо сложил пальцы и щелкнул, с желтоватых ногтей слетели небольшие искорки, повисли в воздухе, разгорелись, увеличились и взмыли под потолок освещая ровные стены, оклеенные зелеными обоями с золотой вязью завитушек узора, погасший камин, с ажурной решеткой, большие напольные часы с непрерывно двигающимся маятником, стальную дверцу сейфа и резной стол покрытый гладким синим сукном. На столе лежали полные папки, листки выбеленного пергамента, переливались зловещим светом крупные, размером с куриные яйца, кристаллы. На полу был мягкий ковер, в котором ноги утопали чуть ли не по лодыжки.
- Правнучка моего друга воспитывалась в приюте? – повторил задумчиво гоблин и присел рядом с ничего не понимающей девочкой.
- Да, - Патриция пожала плечами и стала вглядываться в желтоватое морщинистое лицо Шерхольда.
- Вы что-нибудь знаете о своем роде?
- Что? Какой род? Я же не аристократка какая-нибудь. Я просто Пэт…
Глаза гоблина полезли на лоб, он без сил откинулся на мягкую спинку дивана.
- Просто Пэт? Не аристократка? – забормотал он, схватившись за голову, - Нонсенс! Кошмар! Катастрофа!
- Мистер Чумазый, вам плохо? – обеспокоенно спросила у него Поттер, - может вызвать парамедиков?
- Они мне не помогут… - застонал гоблин едва слышно, - Ваш прадед уже наверно раз пятьдесят в гробу перевернулся. Просто Пэт…
Поттер сидела ни жива ни мертва, вцепившись в подол платья, пытаясь обдумать всю полученную информацию. В голове у неё ничего не укладывалось, мысли скакали, словно сумасшедшие.
«Он хочет сказать, что я – аристократка. Нет, я в жизни в это не поверю. Это просто невозможно. Я сиротка Патриция, которую все ненавидят и презирают. Над которой так хорошо подшучивать и издеваться. У меня дурацкая фамилия, дурацкое имя… дурацкая внешность, - думала Поттер, нервно кусая губу, - это ошибка. Он меня с кем-то путает.»
- Вы знаете кто были Ваши родители, предки, прадед?
- Папа и мама были цыркачами, - ответила она медленно, - Они были ветреными пропоицами. Мамаша показывала фокусы. Папаша качался на трапеции и бегал по проволоке, словно по земле. Жалкие, не добившиеся ничего людишки, курящие дурь и разъезжающие на мопеде в пьяном виде, вместе с маленьким ребенком. Однажды они попали в аварию, что было очень предсказуемо, и отбросили коньки, а я чудесным образом осталась цела и невредима, - она покраснела словно свекла, - тетя так сказала. Слово в слово.
Кажется гоблину стало совсем дурно. Он прикрыл глаза и схватился за сердце.
- Цыркачи? Чушь! Вы ничего о них не знаете, - сказал глухо Шерхольд, - Я Вам расскажу правду, навряд ли кто-нибудь другой просветит Вас. Ваши родители были волшебниками и входили в состав неофициальной организации «Орден Феникса» у которой было кредо: «Ради общего блага – жертвуй всем и всеми…» А цель – захватить власть в стране и изменить все нравственные законы и традиции магического мира.
- Но ведь это же плохо, то, за что они боролись? – прошептала девочка, в её голосе послышалось разочарование.
- Да, конечно. В противовес «Ордену» существовала партия – «Аристократия» известная также как «Пожиратели Смерти»…
- Какое интересное название, - перебила его Пэт, облизав пересохшие губы, - правда не очень благозвучное.
- Согласен, - усмехнулся гоблин, - Если «Аристократия» вела вполне умеренную политику, пропагандировала технический и магический прогресс, и, одновременно, сохранение всех устоев и традиций, то «Орден» проводил террористические акции, его членами были домохозяйки и неудачники не нашедшие себе места на земле, под предводительством взбунтовавшихся отставных и действующих авроров … Но потом партии поменялись местами по политике. Предводитель «Аристократов», Лорд Волан-де-морт сошел с ума, а у ослабленных и подавленных его соратников не было силы воли сместить его. Им нужен был Лидер, хоть и плохой.
- Почему, почему Лорд стал таким?
- Это долго объяснять, - раздосадовано отмахнулся Чумазый, - я сам не очень-то хорошо знаю, что произошло... Так или иначе, партией правил безумный. Несчастные члены организации стали разбегаться, уходить в подполье, принимать нейтральную сторону. Потом Лорду донесли, что, дескать, у Поттеров, Ваших родителей, есть артефакт, с помощью которого можно выиграть войну и это их дочь, то есть - Вы.
- Я? – Патриция охнула и со страхом уставилась на Шерхольда. Лицо девочки посинело, внезапная догадка оглушила её. Гоблин тронул её за плечо.
- Я знаю, что Вам тяжело, но прошу, дослушайте до конца. Правды Вы больше нигде не услышите. На чем я остановился? – Чумазый запнулся и замолчал, - ах, да, на том, что сообщили Лорду о Вас. Это была дезинформация со стороны «Ордена», в доме Поттеров была засада…Ваше семейство было готово рисковать жизнью своего новорожденного ребенка, Патриция, оно рассчитывало, что на них нападут. Так и случилось, но Поттеры забыли, что Лорд Волан-де-морт – очень сильный волшебник и решили провести операцию в одиночку. Ему труда не составило одолеть двух самоуверенных молодых людей. А потом маг напал на ребенка. На Вас, Мисс. И исчез, наградив эти вот шрамом, - он провел пальцем по лбу Поттер, вычерчивая зигзаг молнии, - больше его никто не видел. Вы стали знамениты. Волан-де-морт послал в Вас смертельное проклятие, но Вы выжили! А он пропал!
Глаза Патриции округлялись и становились все больше и больше. К концу рассказа они занимали пол лица. Её губы дрожали, на длинных светлых ресницах блестели крупные капли. Поттер заплакала, прижимая ладони к груди и раскачиваясь из стороны в сторону.
- За что? Почему они погибли ради такой ничтожной цели? Это… это же… не правильно! – она всхлипнула, - Ради каких-то идиотских идеалов они лишили меня… родителей. Бросили одну! Им было наплевать на меня! Из-за них я попала сначала к тете, а потом в приют! Это они виноваты! Но я их все равно люблю.
- Увы. Благополучие своей дочери показалось им не настолько важным, как борьба за власть в стране, - Шерхольд придвинулся к ней поближе и стал вытирать её лицо носовым платком.
- Знаете, когда я была в приюте… я даже не надеялась на просвет. Там было так ужасно и темно, не было огня, на свет которого я могла бы идти. Я не мечтала о родителях. Это ведь было бы слишком глупо? Кому нужен покалеченный ребенок, который без костылей ни шагу ступить не может? Но потом я узнала о волшебном мире. Сначала мне показалось, что это сказка... Я до сих пор не могу осознать, что этот мир причина многих моих несчастий.
Шерхольд встал с дивана, медленно прошел по кабинету, теребя белоснежный манжет рубашки.
- Патриция. Вы не должны были попасть в приют. Это, наверняка, была ужасная ошибка! Позвольте мне посмотреть некоторые Ваши воспоминания, - попросил он.
- Разве это возможно? - Пэт хлюпнула носом и вопросительно на него посмотрела. Гоблин был серьезен, очевидно, что он не шутил.
- Конечно. Думай о том, что хочешь мне показать, - он уставился ей в глаза и перед в сознание Поттер понеслись разноцветные смазанные картинки…
~~~0~~~



I'm only a man with a chamber who's got me,
I'm taking a stand to escape what's inside me.
A monster, a monster,
I've turned into a monster,
A monster, a monster,
And it keeps getting stronger. (с)


Сообщение отредактировал Dochka-Nochki - Четверг, 02.08.2012, 19:32
 
Dochka-NochkiДата: Понедельник, 23.07.2012, 13:44 | Сообщение # 5
Любовь к хорошему
Сообщений: 259
« 34 »
* * *
В темном чулане на старом матрасе сидела маленькая девочка. У неё были короткие светлые волосы, чистое и милое личико. Этот ребенок напоминал бы ангела с Рождественской открытки, если бы не растянутая майка, служившая ей одеждой, едва прикрывающая бледное костлявое тело.
- Патриция! Немедленно иди сюда!
Девочка встала и отворив дверь пыльного грязного чулана вышла в сверкающий чистотой коридор.
- Патриция! Где большая красная машинка Дадли? Ты взяла её!?! – спросила женщина с лицом, очень напоминающем лошадиную морду.
- Нет, - Поттер низко опустила голову и уставилась в пол, мусоля пальцами край своей одежды, - не брала.
Петунья Дурсль, тетя девочки, прошла мимо неё и рывком отворила дверь чулана. Она включила свет и стала внимательно осматривать крохотное помещение. Женщина подняла матрас и посмотрела под ним, вытряхнула на пол содержимое небольшой коробки, в которой лежали все вещи Патриции. Зазвенев, упали на пол какие-то стекляшки, с глухим стуком выпал крохотный пластмассовый пупс, без одной руки, ленточка для волос и зубная щетка.
- Куда ты спрятала машинку, мерзавка! Это все твои фокусы! – Петунья отвесила подзатыльник и девочка захныкала от обиды, - вся в мамашу!
- Не брала, - повторила она, утирая слезки кулачком. Она никак не могла понять, почему её не любят и почему тетя сердится из-за какой-то машинки именно на неё, а не на Дадли, что потерял игрушку.
* * *
- Тетя Петунья, а… кем были мои родители? – спросила рыжеволосая Патриция у миссис Дурсль. Обе, и женщина и девочка, с невероятным усердием драили поды в гостиной, должен был приехать какой-то важный деловой партнер Вернона Дурсля.
Петунья вздрогнула и выронила из рук тряпку, она не ожидала такого вопроса от трехлетней племянницы.
- Твоя мама… она… Она была ужасной! Она выступала в бродячем цирке и показывала фокусы! – ответила миссис Дурсль первое, что пришло ей в голову, - твой папаша, тоже был циркачом. Она качался под куполом цирка на какой-то трапеции…
Далее последовала тирада о том какими плохими они были людьми и как надоедали нормальным людям.
- А... -хотела было что-то спросить еще Патриция, но ее прервали.
- Заткнись и продолжай мыть полы! Если они не будут сиять как полированные, то я заставлю тебя вылизать их языком!
Женщина грубо оттолкнула ребенка от себя.

* * *

Девочка поняла, что если бы у семьи Дурсль, где она росла было бы достаточно средств… «Достаточно средств» все всегда упиралось в эти «средства»! Когда Патриция спрашивала у тети почему она не может ходить в садик, как остальные и у неё нет ни новой одежды ни игрушек, у женщины становилось лицо каменным и голос ледяным. «У нас нет достаточно средств, чтобы обеспечивать двоих детей. Обойдешься без всего этого.»
Эти слова намертво впечатались в сознание Поттер. Она страшно завидовала своему кузену, чьи прихоти постоянно исполнялись. У него была всегда новая одежда, кучи и кучи игрушек, его каждый день отвозили на машине в престижный садик… Чем же она была хуже? Этим вопросом девочка задавалась каждый день, когда проходила мимо зеркала. Она застывала возле таинственной грани между настоящим миром и миром отражения. Патриция долго смотрела на себя. Низенькая, в растянутой футболке Дадли, вместо платья, босая, с короткими волосами, подвязанными бечевкой. Наверно, она хуже тем, что она просто не их ребенок.
А когда дядя Вернон потерял почти все состояние, обанкротился, она не знала, что означает это слово, но думала, что это что-то вроде катастрофы, его семья продала большой и уютный дом и переехала в скромненькую квартирку. Поттер было страшно. Лица у её дяди с тетей были странными, мертвыми.
- Вернон, как мы будем жить? У нас так мало денег! – захлебываясь плачем, кричала Петунья. В новой квартире была всего одна комната. На небольшом диване спали взрослые, в маленькой кроватке - Дадли. А Патриции пришлось располагаться на полу, на неё, как всегда, не хватило средств.
* * *
- Патриция, одень вот это платье. Мы с тобой идем в город, - сказала Петунья, лицо её побледнело и осунулось, а под глазами были огромные мешки, - это детское платье твоей матери. Она почти его не носила.
- Правда? – четырехлетняя Поттер прижала к груди вещь, которая в миг стала ей самой дорогой на свете.
«Какая тетя хорошая! Она подарила мне мамино платьице! Оно такое миленькое!» - подумала Пэт.
Она натянула его без труда, оно было ей велико. Платье было светло зеленым, с красивой белой кружевной каймой, висело на ней мешком, волочилось по земле, а рукава были очень длинными. Петунья недовольно осмотрела её с головы до пят. Женщина сморщилась, словно увидела что-то до крайности отвратительное и жалкое. Она заколола подол платья булавками и закатала рукава.
- Так сойдет, - она взяла небольшой сверток в одну руку, а другой схватила Патрицию за руку.
Они долго шли пешком, девочка постоянно спотыкалась и едва не падала под конец от усталости. Маленькая Поттер наконец тихо спросила: «Тетя, тетя! А куда мы идем?»
- Молчать! – завизжала та в ответ и так сжала запястье ребенка, что девочка пискнула и на худенькой кисти руки остались белесые отметины от ногтей, - если скажешь ещё одно слово, прибью.
Если бы сейчас на улице оказались знакомые этой женщины, то они бы глазам своим не поверили: Петунья Дурсль, совершенно нормальная женщина, обожающая детей, особенно своего сына, Дадли, тащила маленькую, четырехлетнюю племянницу к зданию неблагонадежного, имеющего очень дурную славу, приюта.
Серые стены, когда-то сверкали чистотой и были кремового цвета. Стекла, потускневшие и грязные прятались за массивными чугунными решетками. Здание было окружено высокой стеной с колючей проволокой.
«Совсем как тюрьма…» - думали, наверно, все прохожие, глядя на эту отвратительную старую постройку.
Так или иначе, женщину вид этого приюта нисколько не смущал, она отворила скрипучую тяжелую железную дверь и ввела малышку Поттер в мир беспросветного отчаяния, одиночества, в котором она останется очень надолго и пройдет ещё много лет, прежде, чем она сможет покинуть его.
Сухощавая дежурная, с равнодушным видом протянула Петунье какие-то документы, для заполнения. Голова у женщины шла кругом. Она ведь вот-вот избавится от этого ужасного груза, висящего на её шее! Миссис Дурсль бездумно подписывала все, что ей протягивали. Каково было облегчение, когда приютская работница с каменным лицом отчеканила: «Всё. Все процедуры закончены. Можете уходить.» Петунья сунула девочке в руки сверток и сорвалась с места, словно она была самолетом, с реактивным двигателем, и помчалась с огромной скоростью из давящего на психику, мрачного заведения.
- Почему тётя ушла? – недоумевающе спросила девочка.
- Она тебя бросила, - ответила ей работница.
- Почему?
- Это жизнь такая, детка.
- Тетя больше не вернется? – девочка испуганно сжалась в комочек и затравленно посмотрела на женщину.
- Нет. Никогда.
Женщина взяла девочку за руку и повела в корпус, где жили самые маленькие обитатели приюта. Детей такого же возраста, что и сиротка было немного, на много больше было младенцев и более старших ребят.
Дежурная ввела девочку в тесную комнатушку без окон, освещаемую тусклой лампочкой, раскачивающейся на проводе. Несколько маленьких кроваток стояли близко друг к другу, в одном углу, возле двери, располагался умывальник. По стенам шли полки, на которых лежали помятые детские книжки и поддержанные игрушки.
Десяток ребят вытянулись по струнке, когда Миссис Пулл и новая воспитанница приюта вошли.
- Добрый вечер, Миссис Пулл.
У всех были осунувшиеся и посеревшие лица, они явно недоедали.
- Смотри, когда в комнату входят старшие, все хорошие дети встают и здороваются. Это правило.
И Миссис Пул оставила её знакомиться ребятами.
Девочка робко смотрела детей, настороженно оглядывающих её с головы до ног.

* * *
Патриция стояла на крыше приюта, Её волосы развевались на ветру, красиво играли бликами на солнце. На её руках были рабочие перчатки, на талии повязан фартук, сшитый из старой мешковины. Девочка стояла возле самого края, в руках у неё была метла, она сметала опавшие листья и мусор с крыши. Высота была захватывающая, страшная, девочка дрожала и трепетала.
- Хей! Ведьма! – возле неё появилась девчонка в круглых очках с размытым неприятным лицом.
- Что тебе надо? – спросила Поттер с неприязнью, - я не ведьма! Перестань издеваться, Шоун!
“Как они мне все надоели, - пронеслось в голове у Пэт, - постоянно кружатся вокруг меня, достают.”
- Все знают! Все видели твои фокусы! – Шоун ткнула ей в грудь пальцем, - Все!
- Возможно, вы все безумны? У вас глюки, - ядовито ответила Пэт.
- Она назвала нас сумасшедшими! – заорал кто-то другой.
- Да! Бей её!
- Ведьма! У тебя в руках метла и ты очень самоуверенна! Полетай! – заорала Шоун и толкнула Патрицию. Поттер замахала руками, балансируя на краю крыши, туфли медленно заскользили вниз, к краю. Она сорвалась.Ужас был написан на лице Пэт, она закричала отчаянно, оглушительно, ужасно. Её крик прокатился по окрестностям, он был громче всех звуков в округе, от него у всех людей заметались, забились души, сжались сердца. Шоун и её друзья упали на колени, зажимая ладонями уши. А несчастная Патриция медленно, невозможно медленно падала вниз, она смотрела в небо, думая, что в последний раз его видит, высота была приличной, выжить было просто невозможно, она наслаждалась мягкой синевой, ласковым светом солнца, головокружительным полетом, стараясь не думать, что буквально через мгновение разобъется. Мимо неё уже проплыло окно с горшком герани на подоконнике.
“Третий этаж. Осталось совсем чуть-чуть…” – подумала девочка и закрыла глаза. Спустя целую вечность она почувствовала дикую боль, разрывающую на части, выкручивающую суставы, ломающую кости. Пэт потеряла сознание. Вокруг её покалеченного тела в луже крови стала собираться толпа.
- Она жива? – прошептала со страхом воспитательница, - Это невозможно… упасть с седьмого этажа и выжить.

* * *
- Ведьма! Ведьма! – закричали все, тыкая в неё пальцами, - тебя надо сжечь! Сжечь на костре!
Рыжеволосая девочка сжалась в комочек и закрыла голову руками. Её окружали дети с искаженными злобой лицами.
- Зачем. Зачем же вы меня обижаете? – беспомощно спросила она у них, - что я вам сделала плохого?
Она сидела на мокрой после дождя земле, зажмурив глаза и зажав уши. Патриция не хотела видеть страшный кружащийся вокруг неё хоровод. Дети скакали, подпрыгивли, кривляли лица и кричали, кричали… кто-то дернул её за волосы, кто-то плюнул ей в дицо, а на спину ей, булавкой, прикрепили квадратный лист бумаги с надписью: “Ненормальная”.
Возле неё лежали костыли, один мальчик нагнулся и поднял их со злой усмешкой.
- Давайте их спрячем! Посмотрим, как эта ведьма будет ползти как червяк. Ведь она калека, без костылей – ни шагу ступить не может!
- Да! Давай! Как здорово ты придумал! – загалдели остальные.
- Пожалуйста, не надо! – прошептала девочка, - почему вы такие злые?
Её голос потонул в громком хохоте.
“Безобразные, грязные паршивые твари! Как же я их ненавижу!” – злобно подумала девочка.
- Мы? Злые? Нет, мы в отличии от тебя нормальные! А у тебя крышу надо ремонтировать, Патриция Поттер! Только ненормальные могут вытворять такие вещи, как ты!
И они убежали, оставив её одну.
- Я не сумасшедшая! – сказала неожиданно девочка, подтянув колени к груди, - да, когда я злюсь – стекла в окнах дрожат. Да, я могу сделать так, чтобы засохшие цветы становились снова свежими, словно их только что срезали! Но это же… не зло. Я не делаю никому зла! -
Она поднела руки к небу и задрала голову, уставившись в серые тучи, - за что? Если есть на свете справедливость, почему им дана власть издеваться надо мной и мучать меня? Почему они могут ударить меня, а я так слаба, что не могу дать сдачи? Почему взрослым, воспитателям, миссис Пулл, миссис Флеминг – наплевать на это? Почему эти проклятые чудеса происходят только со мной. Это только я могу упать с огромной высоты и не расшибиться, это только со мной такое случается…

* * *

Стуча костылями и еле передвигая ногами шла Поттер по тропинке. Под подошвами грубых ботинок чавкала грязь, сквозь кроны деревьев проникали лучи солнца. Сзади к Патриции подошел какой-то мальчик. Все лицо у него было в веснушках, ярко рыжие вихры были расчесаны на пробор и как-то странно прилизаны. Он приостановился и размахнувшись ударил девочку ногой в спину. Пэт охнула от боли, резко развернулась и впечатала кулак в его нос. Мальчишка охнул и отшатнулся, прижимая ладонь к лицу, между его пальцев сочилась кровь.
«Так тебе и надо! Зуб за зуб, как говорится! – подумала Пэт с легким торжеством, - думал, не дам сдачи?»
Мальчик заорал что-то невразумительное и накинулся на неё с кулаками. Они покатились по грязным лужам, вцепившись друг другу в волосы, кусаясь и царапаясь.
- На, получай! – Пэт лягнула его в живот и её противник откатился в сторону и, скуля, как побитый пес, поплелся к зданию приюта.
«Жаловаться, размазня пошел! – она поправила прическу, - а ведь слабак. Слабее девочка-калеки.» Её серое пальто испачкалось, все было в темных земляных разводах. Начиналась гроза. Патриция медленно приподнялась на локтях и села, тут она услышала громкие, шаркающие шаги, к ней приближалась воспитательница – Миссис Флеминг.
- Почему ты испачкала казенную форму! – закричала она разгневанно, - вся в земле, дрянь! – женщина схватила её за волосы, намотала их на руку и с силой ткнула лицом в грязь, - Ты постоянно приносишь неприятности! Ты паршивая малолетняя преступница! У тебя нет будущего! Ты кончишь жизнь в колонии! – она потянула её за волосы в верх, поднимая на ноги. Лицо девочки было перемазано грязью, из носа текла кровь. Миссис Флеминг залепила Поттер такую пощечину, что та завалилась назад, упала на спину. Щеку девочки жгло огнем, перед глазами плясали разноцветные звездочки. Её снова потянули за волосы вверх. Это было ужасно больно, но Поттер решила, чтобы не произошло она не заплачет. Ни за что её мучители не увидят слез. Небо и земля мелькали перед её глазами. То её вздергивали на ноги, то роняли лицом на землю. Кровь лилась ручьями.
- Мамочка! Мама! Когда же это прекратится! – закричала Поттер, отползя от воспитательницы и свернувшись в клубочек на холодной влажной земле, - помогите! Кто-нибудь, пожалуйста! Мамочка!
- Холодные капли дождя с тихим гулом стучались о листья, дерево скамеек, землю и поверхности грязных луж. Раскаты оглушительного грома заглушили почти все слова несчастного ребенка.
- Что ты там ноешь, дрянь? – Патриция не видела лица мучительницы, черные лакированные туфли с острыми носками и квадратными каблуками приближались к ней. Мисс Флеминг обошла лужу, боясь запачкать их.
- Нет! Не подходите! Не подходите ко мне! Не трогайте! – заверещала обезумевшая от боли и ужаса девочка, выставив перед собой в защитном жесте ладони. Тут произошло что-то страшное.
Сверкнула яркая молния, ослепив Патрицию на мгновение, когда зрение вернулось к ней, она со страхом увидела, что возле её ног лежит тело воспитательницы.
«Ах… не может быть! Небеса вступились за меня! Или это я сама убила её? Не может быть! Мои фокусы настолько безобидны. Это не могла сделать я. Так или иначе эта сдохла. У меня большой праздник! Нет… что я говорю. Человек умер, а я радуюсь? Очнись, Пэт, Флеминг мучала тебя всячески, а ты почти жалеешь её?»
Поттер, опершись о ветку дерева, поднялась на ноги и вытерла лицо рукавом пальто, с несвойственным ей презрением и злобой, оглядев мертвую женщину, перешагнула через неё и надев на лицо маску ужаса и беспокойства поспешила к приюту, крича : «Помогите! Спасите!»

* * *
Патриция Поттер сидела на скамеечке, в парке возле приюта. Она наслаждалась часами прогулок. На её коленях лежал учебник по математике, девочка очень любила решать задачи. Погода была хорошая, тихая. С неба светило ласковое солнышко, поигрывая полупрозрачными, мягкими, ещё не окрепшими после долгой зимы, лучами. Поттер уставилась в чистое лазоревое небо и вдруг… увидела приближающуюся к ней точку.
- Боже мой! Это сова! – вскрикнула Патриция. Пестренькая птица спикировала вниз и бросила пакет. Девочка поймала его и, почему-то ничему не удивляясь, развернула посылку. Недоверчиво осмотрев её содержимое и не найдя ничего опасного она засунула все за пазуху и приняла самый невинный вид. Ей не хотелось, чтобы у неё забрали первую в жизни посылку, хоть и доставленную таким странным образом. Вернувшись в приют, она шмыгнула в женский туалет, зашла в кабинку, закрыла дверь на хлипкую щеколду и достала посылку. В неё входили три письма. Два тоненьких конверта и один пухлый. Все три были запечатаны печатями с изображением какого-то мудреного герба. Вскрыв письма, девочка достала два сложенных листка пергамента и медленно, не веря своим глазам прочитала:

“Школа Чародейства и Волшебства Хогвартс
Директор: Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор
(Кавалер ордена Мерлина I степени, Верховный чародей Визенгамота, Президент Международной конфедерации магов)
Дорогая мисс Патриция Лили Поттер!
Мы рады проинформировать Вас, что Вам предоставлено место в Школе чародейства и волшебства «Хогвартс».
Пожалуйста, ознакомьтесь с приложенным к данному письму списком необходимых книг и предметов, и описанием как добраться до входа на Коссую аллею, чтобы купить нужные вещи. Обратную сову посылать не надо. У нас новая система, которая дает понять попало ли письмо в руки адресата.
Занятия начинаются 1 сентября.
Искренне Ваша, Минерва МакГонагалл, заместитель директора.”

Патриция скомкала лист пергамента. “Это, наверно, розыгрыш,” – подумалось ей. Во втором письме шёл перечень нужных предметов для учебы: учебники, оборудование…
Она расправила скомканное до этого, первое письмо и ещё раз перечитала его.
- Даже если это розыгрыш, не будет ничего плохого, если я проверю. Будет просто очень досадно в конце, что попалась на удочку, - пробормотала девочка, - так, сейчас узнаем, что такое “Коссая аллея” и как до неё добраться. Это наверно, что-то вроде специализированного супермаркета для волшебников, если, правда, это не шуточки,– прошептала она.
Патриция вскрыла последнее письмо и ей на колени посыпались брошюры, небольшие листы пергамента и карты Лондона.
- “Магический мир. Краткое введение в курс дела для маглорожденного студента”, “Знай своё место. Краткое описание каст и рангов волшебников”, “Хогвартс. Что это такое?” – прочитала она, - какие интересные названия у брошюр. Надо поскорее всё прочитать!
И девочка решила начать с “Магического мира…”
Дух у неё захватывало, а взгляд скользил от строчки к строчке.
«Ты до этого момента считал, что волшебство – миф и сказочки, рассказываемые старыми бабушками своим маленьким внучатам? И до сих пор так считаешь? Тогда обрати внимания на картинки в данной брошюре. Смотри, они движутся. Нет, мы не прицепили к бумаге крохотные, тонюсенькие телевизоры. Это магия.
Магия – это дар, которым обладает около двух тысяч людей по всему миру. И ты один из них, магов. Ты – особенный. Почему твои друзья-соседи не умеют колдовать? А ты уже немного можешь? Потому что магия посчитала тебя достойным сосудом для себя и избрала своим вместилищем. . . – Поттер перечитывала эти строчки раз за разом. Она не ненормальная. У неё дар. Она поверила в существования магического мира, ведь картинка на брошюре и в правду двигалась! -…Статус секретности. Волшебники очень закрытый народ и о них не должны знать обычные люди. Так как не владеющим магией будет обидно и может даже начаться война. Так что ты, запомни, никто, кроме твоих родителей, не должен знать о волшебстве и колдовать дома - нельзя.
Органы власти. Управляет магическим миром – Министерство магии. На данный момент министр – Корнелиус Фадж. Очень важными органами правления являются:
Визенгамот, Палата Лордов и Международная конфедерация магов,
Авторат.
Про последний я расскажу подробнее. Аврорат – это магическая полиция, защищающая граждан-волшебников от злоумышленников. Также существуют другие, менее значимые органы правления, которые я не буду упоминать в данной брошюре… - девочка зажмурилась. Волшебный мир представился ей чем-то непостижимо красивым, сказочным, одновременно реальным, и доступным, -…Банки Волшебного мира. Существует лишь два банка: Гринготц и Эльфон. Гринготц – самый надежный банк магического мира. Даже если в него пробирались воры, то их мигом ловили и те не успевали ничего украсть. По всему миру около двадцати его филиалов. Больше всего их в Скандинавии - восемь не очень больших филиалов. Эльфон - не считается в той же степени надежным, что и Гринготц, так как двести лет назад там произошло крупное ограбление. Филиалов сначала было восемнадцать, но их количество уменьшилось до двенадцати. В Англии нет ни одного филиала.
Больницы Волшебного мира. В Англии располагается лишь одна больница – имени Св. Мунго, целителя излечившего очень много людей и погибшего на кострах инквизиции. Прием в больнице бесплатный, нахождение не более месяца – тоже. После истечения месяца плата – одиннадцать сиклей в день… - заинтригованная Патриция не могла остановится, хотя услышала колокол, зовущий на обед, -…Волшебный транспорт. Самый распространенный частный транспорт – это метлы. После этого идут кареты. Из общественного транспорта - есть единственный волшебный автобус в целой Европе – Ночной Рыцарь. Рейсы проходят, как вы догадались, только ночью.
Другие способы перемещения. Волшебники перемещаются с помощью летучего пороха, аппарации и портключей. Летучий порох работает так: волшебник заходит в камин, бросает себе под ноги порошок, называемый «летучим порохом» и, должен громко и четко сказать адрес, если камин подключен к волшебной каминной сети, то волшебник перемещается в нужное место. Аппарация – это совершение скачка через пространство. Чтобы научиться аппарировать надо долго заниматься, а потом сдавать экзамен. Портключ – это приспособление, которое аппарирует тебя в нужное место. То есть, если ты не умеешь аппарировать, но возьмешься за специально зачарованный портключ, то перенесешься в нужное место… - Поттер была потрясена. Магический мир с каждым мигов все больше и больше притягивал её, -…Места, где можно купить магические вещи. Есть множество магических улиц по всем частям мира, но в самой Англии их всего две: Коссая аллея и Темный (Лютный) переулок. Коссая аллея – место где можно купить абсолютно все, в рамках магического закона. Темный (Лютный) переулок – это место, где процветает «торговля вне закона». К сожалению ликвидировать это ужасное место не представляется возможным, так как жители переулка отчаянно его защищают.
Преступные группировки. В Англии на данный момент официальных преступных группировок нет. Но около одиннадцати лет назад было зафиксировано последнее действие масштабной террористической группировки «Пожиратели Смерти.» Она существовала в течении двадцати лет и распалась только одиннадцать лет назад после смерти их предводителя, темного мага Волдеморта, побежденного годовалой, но очень сильной волшебницей, Патрицией Поттер. Не советую произносить его имя вслух, его деяния были так ужасны, что страх в людях живет до сих пор. Все зовут его Сам-знаешь-кто.
Школы Волшебного мира. В Англии всего одна школа Магии и Волшебства – Хогвартс. Во Франции есть школа Бобатон. В Болгарии – Дурмштранг. В Австралии существует закрытая школа, в которой обучают на высококвалифицированных специалистов, невыразимцев и, как не прискорбно, на самых лучших в Волшебном мире наемных убийц.
Хогвартс считается лучшей школой в Европе, потому что там введено совместное образование чистокровных и магглорожденных, а также обучаются лица обоих полов, что не предусмотрено уставом других школ. Однако в последнее время уровень образования немного понизился. Бобатон является школой для девочек возрастом от тринадцати до восемнадцати лет, не является пансионом и воспитанницы из-за границы вынуждены снимать квартиры в находящейся неподалеку магической деревне. Дурмштранг имеет очень строгие порядки. У учащихся меньше выходных, летние каникулы сокращены почти вдвое. Из-за несоразмеренных нагрузок эта школа не так популярна как могла бы быть.
Литература, рекомендованная к чтению.
«Законы волшебного мира в легкодоступной форме.» Иоганна Малфой.
«Что надо знать маглорожденому. Сто пятьдесят постулатов.» Ромильда Бэгшоут.
«Путеводитель по магическому миру.» Ллойд Кус.
«Традиции магического мира. Миф или строгая реальность?» Долорес Райт.

Спасибо за внимание!» - Патриция запихнула брошюру за пазуху, сгребла все остальное и рассовала по карманам.
Девочка не обратила внимания на имя и фамилию ребенка, что победил Волдеморта, а зря. Она кинулась в сторону столовой, ей очень хотелось есть. Столовая была большой и светлой комнатой, по середине которой стоял стол, а в дальнем углу приютилась израсцовая печка. В её сияющей пасти пострескивали поленья и танцевали свой страстный танец неудержимые языки пламени. Патриция едва успела к окончанию обеда, мигом проглотив и первое и второе она поднялась из-за стола как вдруг в помещение через распахнутое окно влетела сова.
«О нет… -простонала она мысленно, - что сейчас будет!» Птица подлетела к ней, ухнув, бросила в протянутую руку листок бумаги и, заложив крутой вираж, перекувырнувшись в воздухе, улетела прочь. Поттер растерянно осмотрела послание, это была фотокарточка. На ней была изображена милая девочка, лицо у неё светилось счастьем, ветер развевал длинные рыжие волосы и подол голубого платья. Поттер охватило ужасное волнение. На обратной стороне было выведено бисерным почерком следующее: «Патриция. Думаю, что у тебя много фотокарточек твоих родителей, но я хочу подарить тебе эту. Она мне очень дорога и посылаю тебе её копию. Думаю, такой фотографии у тебя нет. Как ты поняла, это твоя мама Лили Поттер, в девичестве Эванс, когда ей было тоже одиннадцать.» Она снова перевернула ото изображением к себе и стала внимательно его разглядывать. Тут кто-то вырвал эту бесценную драгоценность из её рук.
- Отдай- ка сюда! – Патриция увидела усмехающееся лицо белобрысой девчонки, с которой она делила комнату.
- Катарина Толл! – воскликнула она, - верни это мне!
- Нет уж! - Поттер рванулась за Катариной, из её карманов и из-за пазухи неожиданно выпали письма и брошюры о магическом мире, и тот час жадные руки со всех сторон потянулись к ним и схватили их.
- Не уж то нашей калеке кто-то пишет? – издевались подружки Толл, -Куда деть все это барахло, Кат?
Несколько ребят сжали Пэт в металлических тисках рук, Поттер рвалась, извивалась, она была одна против всех. Все были заодно, они рвали её письма на мелкие кусочки, перекидывали друг другу, бесновались, хохотали. Наконец им это надоело.
- В огонь! – заорала Катарина Толл и злоумышленники метнулись к камину, швырнули беззащитные листки в пламя. Патриция вырвалась, невероятным усилием откинув от себя мучителей и с диким криком бросилась к печке. Она увидела, как свернулись в трубочки и вспыхнули листы пергамента, как стала моментально чернеть порванная смятая фотография, она протянула за ней руки в огонь, но ничего не могла сделать, единственное изображение матери рассыпалось в её ладони. Поттер упала на колени её руки начали покрываться ужасными волдырями, но она не чувствовала обжигающей боли и невозможного жара от печи. Обгорали кончики её пальцев, темнела кожа, плавилась и вздувалась пузырями. А её лицо освещалось зловещим, демоническим светом. Кто-то кричал, звал на помощь, пытался оттащить её от огня. Патриция словно оглохла, ни один звук не доходил до её ушей, ни вопли ужаса и тихие мольбы остановить происходящее. Кто-то додумался и вылил ведро воды на её почерневшие руки и дрова. С громким шипением и скрежетом погас огонь. Поттер потеряла сознание, когда наконец соизволили появиться приютские воспитатели.

* * *
Руки Патриции были замотаны в бинты по самые локти. Когда девочка шла по коридорам от неё шарахались все в разные стороны. Поттер это не огорчало, ей было все равно, ведь единственную фотографию мамы уничтожили! Какой бы плохой она не была, но Пэт её немного, но все же любила. Это было больно, больнее, чем обгоревшие руки. Слез не было, они будто совсем иссякли, душа плакала, стонала и обливалась кровью, но ни одна соленая капля не скатилась по её щеке.
Что ж. В чем-то ей повезло, уцелела брошюра, описывающая, как попасть на Коссую аллею, она не выпала из кармана и девочка благодарила всех богов мира за это. Поттер окончательно решила сбежать и выбрала самое удобное время. Сегодня был день рождения директора– весь персонал пойдет на ночную вечеринку, оставив сотню трудных детишек совсем без контроля.
«Им наплевать, что мы разгромим здание и даже можем устроить пожар. Это даже немного забавно, - подумала Пэт, - они наверно очень желают, чтобы мы все сгинули, провалились сквозь землю. Ведь они нас ненавидят.»
Как только ушел последний воспитатель и погасили свет, все откинули одеяла и по коридору стали мелькать темные тени. Стоял громкий гул, хлопали дверьми, смеялись… В приюте был хаос. Если бы кто-то увидел здание сего учреждения, то подумал бы, что ведьмы затеяли провести в нем свой шабаш. Мигали в бледные огни, то распахивались, то закрывались окна, бились стекла, вой, визг… но вокруг на расстоянии километра не было домов. Приют окружал парк, а за парком шел огромный пустырь и никто не знал, что у сироток началась «ночь –без-правил». Поттер смешалась с толпой, хозяйствующей в коридорах и лавируя между ребятами, оказалась возле кабинета директора, дверь уже была взломана, чьими-то умелыми руками и там хозяйствовало с десяток человек. Она вошла и направилась к шкафу, на полках которого хранились личные дела сирот. Найдя свое, она достала его. Затем на её глаза попалась лежащая на полу денежная бумажка, чудом уцелевшая от загребущих ручек соприютников Пэт, она подняла её и сунула в карман.
- Лишних денег не бывает, - сказала Поттер, ухмыльнувшись. Выскользнув из кабинета, она проковыляла к столовой. Там никого не было, но печь была почему-то затоплена. Это было на руку девочке, она сунула в огонь серую папку и дождалась, когда она сгорит до тла.
- Теперь в маггловском мире нет почти никаких документов Патриции Поттер. Это хорошо, - она добралась до распахнутого окна на первом этаже и вылезла через него на улицу. Свобода! Она опьяняла! В легкие врывался легкий и сладкий воздух. Поттер нырнула в кусты… Патриция медленно ползла вдоль стены приюта, волоча за собой костыли. Ей казалось, что каждое её движение не уклюже и создает много шума. Девочке чудились шаги по дорожке усыпанной гравием и её сердце сжималось страхом, что её обнаружат. Поттер трясло от ужаса, в эти невыносимо долгие минуты решалась её судьба. Обе руки её были замотаны в бинты, пропитавшиеся кровью. Её приютское казенное платье было изодрано почти в клочья. Волосы были грязными и спутанными. Подмышкой она держала сверток, что был с ней с четырехлетнего возраста. В нем было два платья, которые когда-то принадлежали её матери, во всяком случае так было написано на обвертке крупным почерком тети Петуньи, оставившей ей их в качестве «искупления» своего предательства. Но никакие сокровища мира не смогли бы ни на йоту уменьшить обиду брошенной девочки. Одно из платьев было светло-зеленым, то в котором её привели в мрачное учреждение, другое – синее. Патриция почти никогда не надевала их. Теперь пришло время, когда эта одежда на самом деле ей пригодилась. Выскользнув за пределы территории приюта, проковыляв ещё очень много по пустынным улицам, она зашла в какой-то парк, скрылась в его глубине. Выбрав скамейку, Пэт медленно стянула с себя испорченную грязную одежду и облачилась в мягкое, легкое, чистое синее платье. Проведя ладонью по волосам она обнаружила, что те шелковистые, словно их только что вымыли и хорошенько вычесали гребнем.
- Снова волшебство! Как здорово! – она свернулась в клубочек, подложив сверток под голову, - теперь можно немного поспать. А завтра я пойду на Коссую аллею.
~~~0~~~

* * *
Воспоминания кончились. Гоблин и девочка рухнули на диван.
- Мне нужно выпить, - пробормотал гоблин и пошатываясь вышел из кабинета, через минуту он вернулся и принес на большом подносе графин с темной багровой жидкостью и двумя хрустальными бокалами.
- Что это?
- Гоблинское вино. Такого ты нигде не испробуешь, - он протянул ей бокал. Девочка сделала неуверенно глоток. Мягкая, одновременно обжигающе огненная, жидкость прокатилась по её горлу. Глаза её затуманились, появилась необычная легкость.
- Патриция, ты бы хотела… хотела бы все это забыть? – прохрипел гоблин, поглаживая забинтованную руку Поттер.
- Нет. Если я забуду, то я перестану быть собой, - она покачала головой. В её глазах стояли слезы.
- А ослабить боль? Я могу помочь тебе в этом.
- Как?
- Есть такой артефакт – Омут памяти – чаша в которой можно хранить и просматривать чужие воспоминания. Когда воспоминания вынимают, то в голове остаются лишь блеклые отпечатки от них, - гоблин был растерян, его взор был расфокусирован, Шерхольд положил ладонь на плечо Поттер, - то, что я видел – ужасно, Патриция. Если Вы хотите, то…
- Да! Да! – Поттер улыбнулась, - Вы не могли бы где-нибудь спрятать этот ужас, сэр?
- Конечно, Триш.
- Триш! – девочка вскрикнула и уставилась на гоблина, как на божество, - Спасибо! Никто никогда не называл меня более приятным именем! – она поняла, что вот-вот заплачет, Пэт отхлебнула из бокала, - но я не понимаю, обычно, когда люди со мной общаются, им всегда что-то нужно. Выгода, - в её голосе послышалась горечь.
- Я не человек, - с усмешкой заметил Шерхольд. Он взял в руки графин и едва не пролив вино на колени Пэт плеснул, ей в бокал немного, - я гоблин. Многие мои собратья, как и люди корыстны. И мне свойственно это, но не в данной ситуации, - мягко сказал он, - ты второй человек, который отнесся ко мне по-доброму. За все время, что терпит меня земля, ни один, из людского племени, кроме твоего прадеда, не пожал мне руку. Ты мне интересна, Триш. Я хочу помочь тебе. Тем более, что твой прадед был моим другом, - он с жалостью на неё посмотрел, - тебе не стоит больше пить. Ты ребенок. А мой покойный друг был бы недоволен, если бы узнал, что я спаиваю его правнучку… - он хотел вынуть бокал из ослабевшей руки Пэт, но та оттолкнула его руку.
- Отстань… - Голова у Пэт кружилась. Пьяный дурман был столь доброжелателен и приятен, что она вволю поддалась ему, забывая о родителях, приюте, своих заключениях.

* * *
- За что выпьем? Какой тост? – спросил через целую вечность совсем опьяневший гоблин. На его плечо склонилась отяжелевшая голова Поттер.
- За Светлое Будущее! – ответила тихо Пэт, - оно обязательно у меня будет! Приют, злость – позади. Я буду идти вперед!
- За Светлое Будущее! – повторил Шерхольд.



I'm only a man with a chamber who's got me,
I'm taking a stand to escape what's inside me.
A monster, a monster,
I've turned into a monster,
A monster, a monster,
And it keeps getting stronger. (с)


Сообщение отредактировал Dochka-Nochki - Понедельник, 23.07.2012, 14:33
 
ShtormДата: Понедельник, 23.07.2012, 14:27 | Сообщение # 6
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
А так хотелось увидеть, как в этом светлом будущем Поттер будет мстить всем, кто подверг ее всему этому.


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexandrodegulaevДата: Понедельник, 23.07.2012, 17:40 | Сообщение # 7
Друид жизни
Сообщений: 166
« 34 »
Shtorm, да вы просто монстр какой-то!!!! ( все вам крови подавай ) biggrin
 
ЗвукиМяуДата: Понедельник, 23.07.2012, 20:53 | Сообщение # 8
Ночной стрелок
Сообщений: 96
« 21 »
Как интересно)))) Надеюсь гоблины помогут Триш разобраться в новом мире. Спасибо за фанфик. Пишите дальше))))


Если мир подлунный сам
Лишь во сне явился нам,
Люди, как не верить снам?

 
alexredДата: Понедельник, 23.07.2012, 21:22 | Сообщение # 9
Ночной стрелок
Сообщений: 93
« 1 »
Брависсимо! clap Читая про злодеяния приютских хотелось их всех удавить, параллельно с жалостью к Патриции!




Однажды он прогнется под нас
 
ShtormДата: Среда, 25.07.2012, 16:18 | Сообщение # 10
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
А вот так заканчивать главу - это преступление против читателей.
Малфои протянут руку помощи?



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
ErutanДата: Среда, 25.07.2012, 22:45 | Сообщение # 11
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
мда.. начало было прекрасным а конец меня разочаровал dry что за пропаганда педофилии?
 
Dochka-NochkiДата: Среда, 25.07.2012, 22:53 | Сообщение # 12
Любовь к хорошему
Сообщений: 259
« 34 »
Quote (Erutan)
мда.. начало было прекрасным а конец меня разочаровал что за пропаганда педофилии?

постараюсь повлиять на Klodt_Pusse. У него больные фантазии, признаю, но я пишу в сто раз хуже( Пока удалила, нужно было посмотреть на реакцию читателей.



I'm only a man with a chamber who's got me,
I'm taking a stand to escape what's inside me.
A monster, a monster,
I've turned into a monster,
A monster, a monster,
And it keeps getting stronger. (с)
 
Dochka-NochkiДата: Пятница, 27.07.2012, 13:38 | Сообщение # 13
Любовь к хорошему
Сообщений: 259
« 34 »
Глава 2. Проблемы. Окончательный вариант.

Патриция медленно приоткрыла один глаз.
-Ше-е-ерхольд...- простонала она,-Шерхольд, мне так плохо...
Оранжевые, зеленые, фиолетовые кольца вертелись и плавали перед ее взором. В висках словно какой-то садист-барабанщик отбивал барабанную дробь. Голову ее будто сжали железными тугими обручами. Единственным ее желанием было отдать душу Богу и больше ничего-ничего не чувствовать.
Она медленно сползла с дивана и уткнулась носом в пушистый и невероятно пыльный ковер.
- Шерхольд! - чуть не плача снова позвала Пэт.
«Святые небеса! Где его носит?»
-Сейчас, минуточку!- откликнулся гоблин.
-Я тут умираю, а ты говоришь "минуточку"! - захныкала девочка, усиленно массируя виски, - ааах... Меня сейчас стошнит...
Прохладные руки гоблина легли ей на плечи. Чумазый осторожно перевернул ее на спину, подцепил пальцем подбородок и стал медленно вливать в нее какую-то жидкость имеющую клубничный запах и раздражающе сладкий вкус.
-Ну, как ты ? - обеспокоено спросил он, помогая ей подняться с пола.
Пэт прислушалась к своим ощущениям и не нашла в теле даже самого малейшего отголоска дурноты и боли.
- Прекрасное самочувствие, - с широкой улыбкой ответила девочка, - а что это была за микстура?
- Не микстура, а зелье, - поправил ее гоблин,- улучшенное антипохмельное зелье. Ты хочешь позавтракать? Тосты с джемом, яичница с беконом?
- Спасибо, я сейчас не в настроении. Вы не знаете, оставили ли мне родители какое-нибудь наследство?- задала животрепещущий вопрос Триш. Она всю свою жизнь была нищей и надеялась получить хоть какие-нибудь крохи себе на жизнь.
- Надо выяснить, - ответил Шерхольд, - а что?
- Мне надо купить вещи к школе, да и гардероб мой, увы состоит лишь из пары платьев. Не могу же я поехать в Хогвартс почти голой?
Пойдем? Я прилично выгляжу?
- Ага, - он схватил ее за локоть,- я поправил твой внешний вид с помощью волшебства, не волнуйся.
Гоблин и Триш побрели по коридорам. Шерхольд шепнул девочке на ухо: " Я проведу тебя к поверенному по делам Поттеров. Говорят, что он молодой, слишком самоуверенный и неприятный тип, увы, нам придется с ним переговорить." Патриция благодарно ему улыбнулась. Она все еще не верила, что Шерхольд помогает ей бескорыстно. Она ждала подвоха, ждала, что вот-вот он предаст ее, сделает больно. Череда темных дверей, с золотыми узорами и табличками, на которых были написаны имена обладателей кабинетов, предстала перед ней. Шерхольд постучал в одну, у которой богаче всего было убранство.
- Войдите!
Варгон Кремень, как звали поверенного рода Поттер, с кривой усмешкой выслушал историю Патриции, она ни на йота не тронула его.
"Все было сделано по завещанию четы Поттер. Вас отдали родственникам. В их праве было распоряжаться Вами как им угодно. И Ваше нытье о приюте мне начинает раздражать. Что касается наследства, то Вы останетесь нищенкой до пятнадцатилетия, Мисс. "
Шерхольд задыхался от гнева, его лицо стало помидорного цвета. Патриция с идеально прямой, гордой осанкой встала и подошла к столу Варгона. На ее лице была холодная, неживая маска.
- Вы осмелились мне грубить? – она размахнулась и дала хлесткую звонкую пощечину гоблину. На его восковой желтой сморщенной, как печеное яблоко щеке остался ярко алый след от руки, - я подам на Вас жалобу, Кремень и сменю на более вежливого, расторопного поверенного. Вы думали, раз я в магическом мире всего день, то с Вами не справлюсь? Мне Шерхольд поможет если что, правда? – Патриция не узнавала саму себя, она впервые не дала сдачи, а первой ударила живое существо.
- Да, Триш.
- Нет, прошу Вас не надо! - гоблин в мир растерял все надменность и презрение.
- Так как на самом деле обстоят дела с завещанием. Могу ли я получить деньги?!?
- Госпожа, там написано, цитирую: " Патриция Лили Поттер не получит ни одного кната до пятнадцатилетия, ...боюсь, что денег Вам невозможно снять со счета... – он протянул ей документ с последней волей четы Поттер.
Пэт замерла, внутри у нее все трепетало от ужаса возможности остаться без гроша ша пазухой. Она пробежала глазами по полуистершимся строчкам...
- Шерхольд, что мне делать? – тихо спросила девочка, - я не хочу… не хочу быть бедной! Я же аристократка, ты сам сказал! Я – Поттер! – она опустилась на колени, зажмурив глаза и так сжав кулаки, что ногти до крови впились в её ладони.
“Ни кната… ни кната… родители, как же Вы подвели меня! Как подставили! – закричала она мысленно, - что же мне делать? Я буду работать, надо только узнать, где хорошие рабочие места… Но кто возьмет малолетку, не владеющую магией? На школьные принадлежности денег, может и хватит. Но на одежду? “
- Триш?
- Я… я в порядке, - девочка сглотнула, - Варгон, я Вас увольнять не буду. Запечатайте все сейфы так, чтобы снять деньги могла только я. И никто другой.
- Да, Госпожа.
- Извините… за пощечину. Пойдем, Шерхольд, - она попрощалась с поверенным и вышла из кабинета. Её лицо было печально. Ещё бы, у девочки была надежда, что жизнь станет легче. Кому не мешает нужда в средствах? Пэт прислонилась к стене плечом, обеспокоенный взгляд Чумазого начинал её бесить.
- Шерхольд. Было очень приятно с Вами пообщаться, - она склонила голову, - но сейчас мне пора… - Патриция вяло пожала ему руку.
- Триш, я не понял, ты собираешься куда-то идти?
- Да. Зарабатывать денюжки, - Поттер пожала плечами, - предки подложили мне свинью. Я не собираюсь ныть по этому поводу, - она развернулась и хотела уйти, но её удержали.
- Стоп, - гоблин был не на шутку рассержен, - Никуда ты не пойдешь! Триш, я действительно хочу тебе помочь и не брошу из-за того, что ты не можешь сама себя содержать!
- Ты симпатизируешь мне, потому что я правнучка твоего друга, - она сбросила его руку со своего плеча, - А не потому, что я одинокая, попавшая в беду девочка. Жилетка, куда плакаться, мне не нужна
- Возможно, это правда, - в голосе гоблина послышался металл, Пэт поняла, что он сильно оскорблен, - иди, - он махнул рукой, - но если тебе что-нибудь будет нужно – обращайся. И, Триш, не ходи в Лютный Переулок. Там очень опасно.
И он скрепя сердце, отпустил её на все четыре стороны.

* * *
Триш медленно шла по улице, невероятное чувство одиночества пугало её.
«Я никогда-никогда такого не ощущала… всего денек знакома с Шерхольдом и привязалась? И веду себя, как истеричка и сопливая девчонка. Постоянно рыдаю, кричу. Правильно сказал поверенный, что я нытик. За последнюю неделю столько произошло, а день назад я впервые получила возможность высказаться, выплеснуть свои чувства. Я плохо поступила и с Варгоном – угрожала ему и с Чумазым – обидела его… Нет, надо срочно что-то делать. Я совсем расклеилась, - она остановилась возле яркой витрины кондитерской, - конфеты. Никогда их не ела. Интересно, какие они на вкус?»
Поттер оглядывала разноцветные обвертки, глотая слюнки. Она знала, что сейчас ей не суждено отведать ни одной из них, у неё попросту не было права тратить деньги. Из магазина вышли двое платиновых блондинов, муж и жена. Пэт охнула, она могла поклясться, что никогда не видела более красивых, изящных, величественных людей. Их одежда была так богата, что привела Поттер в ужас, она-то о подобном и мечтать не могла. На мужчине была тяжелая черная бархатная мантия, на груди его сиял большой круглый серебряный медальон, осыпанный драгоценными камнями. На женщине мантия была темно-зеленой, с серебристой окантовкой узора. Из лица были спокойными, доброжелательными.
«Ах. Если бы не папаша и мамаша… я бы была сейчас такой же, и, возможно стояла бы сейчас рядом с ними, разговаривала. Я была бы им равной.»
Пэт сглотнула. Она больше не жалела сгоревшую фотокарточку своей матери и считала, свою тоску о ней необоснованной и глупой.
«Родители были идиотами. Какое счастье, что я живу не с ними, - Поттер понимала, что её мысли ужасны. Она радовалась смерти своих отца и матери! Она радовалась этому! – Если бы я воспитывалась ими, то была бы не собой, а кем-то другим. Возможно, я даже вступила бы в этот «Орден Феникса».»
Триш покачала головой и храбро подошла к ослепительной чете аристократов.
- Здравствуйте, Вы не знаете, как пройти в Лютный Переулок? – спросила Пэт, сделав небольшой реверанс, что-то подсказывало ей, что именно так следует здороваться.
- Приветствую. Что же заинтересовало столь юную особу в таком ужасном и грязном месте? – мужчина изящно приподнял бровь и с легким интересом посмотрел на представшую перед ним девочку. Пэт была такой низкой, что едва доходила ему до талии.
- Это неважно, - ответила Триш, - я прошу лишь указать как пройти туда, господа.
Аристократы переглянулись, словно вели немой диалог.
- Девочка, сколько тебе лет? – осведомился блондин, голос его стал медово-шелковым.
«Он, что, издевается?»
- А вы знаете, сэр, что спрашивать у Дамы её возраст – невежливо?
- А ты знаешь, Солнышко, что отвечать вопросом на вопрос тоже не вежливо? – мужчина ослепительно улыбнулся.
- Знаю, Мистер…
- Малфой, - подсказал он.
- Да, Мистер Малфой. Но я желаю, чтобы мы не продолжали эту бессмысленную беседу. Мне жизненно необходимо попасть в Лютный Переулок, - Пэт внутри вся кипела, но знала, что если даже тень раздражения отразится на её лице, то она покажет свою слабость и тем самым докажет, что она всего лишь не имеющая никакой выдержки, не умеющая держать себя в руках не-аристократка.
- Ты в курсе, что там очень опасно ходить в одиночку, Солнышко? – Малфой относился к ней, как к четырехлетней! И это идиотское прозвище «Солнышко»! Взбешенная Пэт, постаралась успокоиться. Она глубоко вздохнула, досчитала до десяти, прежде чем ответить мужчине.
- Знаю, сэр. Моя жизнь мне не очень-то дорога. Но у меня дела, а вы так и не удосужились показать мне дорогу. Я вынуждена откланяться, - она сделала спешно реверанс и развернувшись поковыляла прочь. Но тонкие холеные пальцы цепко сжали её плечо. Пэт охватило чувство Дежавю. Еще двадцать минут назад точно также остановил её Шерхольд.

Неожиданно аристократ крепко прижал её к себе. Поттер взвизгнула и стала вырываться из его твердой хватки. Тут мир перед её глазами поплыл и Пэт чуть не вывернуло на изнанку. Странное, неприятное чувство, словно её пропихивают сквозь узенькую, тоненькую трубочку, сминают, выкручивают. Ей стало так плохо, что она едва не потеряла сознание. Наконец эта пытка кончилась и девочка почувствовала под ногами твердую почву, колени её подогнулись и если бы не поддержка Малфоя, то она упала бы.
- Что… что это было?
- Аппарация, - жена аристократа протянула ей флакончик с нюхательной солью, - тебе лучше?
- Спасибо, - Пэт вымученно улыбнулась.
- Мы в Лютном, Солнышко, - аристократ потрепал её по голове. Поттер заскрипела зубами.
«Я ему, что, комнатная собачонка? Кошка, которую можно погладить?»
- Это не место для праздных прогулок…
- Во-первых, я вам не солнышко! – отчеканила ледяным тоном она, - Во-вторых, мне уже одиннадцать, не шесть лет, хотя я на этот возраст, возможно, и выгляжу! В-третьих, не лапайте меня! – она вывернулась из его крепких рук и отпрыгнула подальше.
- В Лютном переулке пропадают и те, чей возраст разменял пятый десяток. Даже мне здесь в одиночку ходить небезопасно. Мой сын с твой одногодка, но я не позволяю ему прогуливаться по Лютному. Никто в здравом уме не отпустит ребенка сюда!
- А Вам какая разница? Что-то Вы слишком заботливы, сэр. Я всего лишь маленькая, нечистокровная девчонка, какая с меня выгода, сэр?
- Выгода? Мне не нужно ничего от тебя, Солнышко… - Пэт задрала голову к верху и грозно уставилась в насмешливые серебристые глаза аристократа, - я просто исполняю свой гражданский долг…
- Гражданский долг? Не смешите меня, - фыркнула Поттер, - я знаю лишь одно: людям, абсолютно всем, важно в других только то, что они могут с них получить!
- Кто тебе это сказал?
- Я. Жизнь научила, сэр, - сказала Пэт холодно, - желаю Вашему сыну никогда не познать этого на собственной шкуре.
Она попрощалась с аристократами и пошла по темной пустынной улице. Девочка внезапно поняла, что вокруг нет ни одного человека, только мрачные темные стены без окон. На земле валялся мусор, прелые прошлогодние опавшие листья источали неприятный запах. Из под грязи редко показывалась голубоватая каменная кладка. Наконец она повстречала первого человека, странная колдунья с большим блюдом на котором лежали…бррр… какая мерзость – человеческие ногти и зубы, желтые и окровавленные, словно их только что жестоко выдрали.
- Здравствуйте, - поморщившись пробормотала Пэт, - вы не знаете, где можно получить тут немагическую работу?
Старуха выпучила холодные темные глаза и заскрежетала: «Работа? Разве что ты продашь мне свои чудесные зубки и ноготки, крошечка…»
- Нет. Этот вариант меня совсем не устраивает, благодарю покорно. Я имею ввиду: мыть полы, торговать чем-то…- Поттер аж передернуло от отвращения.
- Мыть полы? Зачем мыть полы? Взмахнул палочкой и грязи нет, дурочка, - ответила женщина, ослабившись, - а торговать? Кто доверит тебе, пришлой, торговать темными артефактами или зельями? А ты грязнокровочка?
- Заткнитесь. Я полукровка. Так вы не знаете ничего о возможной работе? – порядочно разозлившись спросила Поттер.
- Ты мне надоела. Иди к Горбину, - старуха отвернулась, показывая, что не намерена продолжать диалог.
- Где найти Горбина?
- Иди прямо, а потом на лево. Там увидишь вывеску магазина. А теперь отстань, ты всех клиентов отпугиваешь. Ещё скажи спасибо, что денег с тебя за вопросы не спросила.
Триш последовала по указанному маршруту. Все предупреждения: и Шерхольда, и Малфоя нисколько не устрашили её, в ней даже взыграл нездоровый дух противоречия. Если бы Чумазый не упомянул в своей напутственной речи Лютный переулок, то ей в голову не пришло бы туда сунуться. Так или иначе, Лютный выглядел намного хуже и неприглядней, чем Коссая аллея, Триш зажимала нос, чтобы хоть как-то заглушить ужасную вонь.
«И чего хорошего нашли в этом месте все эти продавцы незаконного? Построили бы чего-нибудь более симпатичное! Тут же столица преступного магического мира! »
Наконец она увидела старую запыленную вывеску: «Горбин и Беркс».
«Мне сюда?»
Она отворила скрипучую деревянную дверь, зазвонил колокольчик, возвещая хозяину магазина о её прибытии. Внутри было сумрачно, тусклая лампочка в потрескавшемся плафоне едва освещала высокий прилавок, полки, уставленные различными странными вещицами. На стенах висели старинные портреты в массивных, вычурных рамах.
- Кто это?
Рядом с ней, словно из воздуха появился мужчина в ветхом сюртуке и большими круглыми заплатами на локтях. Голова его была увита белыми бинтами, так, что невозможно было разобрать ни лица, ни цвета его волос, Пэт сверлили темные бусинки-глазки хозяина магазина.
- Я пришла наняться на немагическую работу, - вымученно улыбнулась она, - женщина, торгующая человеческими ногтями меня сюда направила.
- Это хорошо, очень хорошо, - протянул мужчина, - ты как раз вовремя пришла. Приступай.
- Что, прямо сейчас?- удивилась Поттер, - что я должна делать?
Хозяин сел на высокий треножный табурет и закинул ногу на ногу.
- В этой лавке я продаю различные магические вещички, - он указал рукой на полки, - чтобы не произошло несчастного случая я не колдую в помещении, где находится столько смертельно опасных артефактов. Потому что магия человека плоховато взаимодействует с магией всех этих «безделушек». Следовательно я вынужден убираться, ухаживать за товаром абсолютно без магии, девочка, а у меня по мимо этой рутинной работы очень-очень много обязанностей. Мне нужен компаньон…
- Который возился бы за Вас в грязи?
- Именно, - мужчина ухмыльнулся, встал со стула и скрылся в подсобке. Пэт подошла и села на его место. Ей надо было обдумать сложившуюся ситуацию. Сейчас она чувствовала себя потерявшимся щенком, неуверенным, неприкаянным, одиноким, которого могут и пнуть и бросить кусочек сахару. Более всего ей не давало покоя, то, что пока все было слишком уж гладко – сплошной сахар. У неё остался лишь один вопрос: где пинок? Где подвох?
« Будь осторожна, Пэтти, - сказала она мысленно, - ты пока почти ничего не знаешь о магическом мире. Совсем ничего, кроме скудной информации из брошюрки. А так самоуверенна. Надо почитать книг… Тебя принимает на работу какой-то Горбин, про которого тебе ничегошеньки неизвестно. Надо добыть книжек. Надо. Что с твоими мозгами, Поттер? Совсем атрофировались? Это все тлетворное влияние магии, гоблинского вина и потрясений. »
- Чего расселась? – перед ней с громким стуком поставили большое ведро, полное мыльной воды,
метлу, пару щеток, скребок, - одень рабочую одежду, - Горбин протянул ей мантию сшитую из грубой темной скани и хозяйственные резиновые перчатки.
- Ты хромая, - он вопросительно посмотрел на её костыли.
- Это не помешает мне работать!!! - взорвалась Пэт. У неё возникло ощущение, что все люди мира поставили перед собой цель довести её до белого каления. Горбин сделал приглашающий жест в сторону разложенных на полу вещей. Поттер послушно одела мантию, перчатки. Так начался первый рабочий день нищей аристократки.



I'm only a man with a chamber who's got me,
I'm taking a stand to escape what's inside me.
A monster, a monster,
I've turned into a monster,
A monster, a monster,
And it keeps getting stronger. (с)


Сообщение отредактировал Dochka-Nochki - Пятница, 27.07.2012, 13:45
 
Lady_of_the_flameДата: Пятница, 27.07.2012, 14:11 | Сообщение # 14
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
интересное произведение.
Я еще не встречала фанфиков, в которых Поттеры оставляли своего ребенка без средств для существования, да еще и сами распорядились отправить его к родственникам. Да и необычно то, что тут сразу 2 родителя представлены в невыгодном для них свете. Обычно отца показывают как несколько неадекватного, и слишком самоуверенного человека.
Да и сама Патриция тут не идеальна. Хоть и отличается некоторым здравомыслием, но все же не избавлена от небольшой доли истеричности.

И почему-то мне кажется, что как на решение Поттеров отправить дочь к родственникам, которые скорее всего будут ее ненавидеть, так и на решение оставить ее без средств до пятнадцатилетия повлиял Дамблдор. Ну не верю я, что там обошлось без него.



Carpe diem
 
SvetaRДата: Суббота, 28.07.2012, 21:22 | Сообщение # 15
Высший друид
Сообщений: 843
« 240 »
Посмотрим, что дальше будет )))


Свет лишь оттеняет тьму. Тьма лишь подчеркивает свет.

 
ShtormДата: Понедельник, 30.07.2012, 15:42 | Сообщение # 16
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Я не понял, в меня что, кунфундусом запустили? Я точно помню, что глава закончилась на том, как Малфой остановил Пэт, и после этого я отправил свой пост. А сейчас тот пост оказался перед главой wacko
Я согласен с тем, что с подачи Дамба Пэт осталась без гроша, но этот любитель витамина "С" не до конца просчитал все и не предполагал, что Пэт окажется в Лютном. А уж с кем она там познакомится и чему научится, один Мерлин ведает, и, пипец Дамбу.



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Dochka-NochkiДата: Четверг, 02.08.2012, 19:30 | Сообщение # 17
Любовь к хорошему
Сообщений: 259
« 34 »
Глава 3. У Горбина, у Малфоев.

Патриция драила большой намыленной щеткой пол, но заметного прогресса не наблюдалось: все те же грязные разводы, до чистого блеска было довольно таки далеко. Но девочка терпеливо раз за разом меняла потемневшую воду в ведре, она отскребала какое-то довольно мерзкое липкое вещество от пола. Руки ее гудели, поясницу сильно тянуло, колени словно окаменели, потеряли всякую чувствительность. Обожженая кожа на ладонях была словно в огне, нестерпимая боль заставляла ее смаргивать беззвучные слезы и закусывать припухшую губу, чтобы не застонать. Наконец, дюйм за дюймом старые деревянные половицы принимали более или менее приличный вид.
- Хорошая работа! - Поттер подскочила от неожиданности, она не заметила подошедшего Горбина. Девочка уставилась на потертые ботинки хозяина, с большими блестящими пряжками, возникшие перед ней.
- Спасибо, сэр, - прозвучало как-то жалобно и несчастно.
- Пойдем, заключим рабочий контракт, - он протянул ей руку, Пэт ухватилась за нее и девочку резко вздернули на ноги. Перед глазами у Поттер стали роиться серебряные пятнышки-мураши, застилая все вокруг, кровь прилила к ушам, и, всего на мгновение девочке стало нестерпимо жарко, она дернула пуговицу на воротничке, ослабляя душащую давку ткани.
Когда головокружение прошло, она подхватила с пола костыли и поспешила за Горбином. Мужчина отворил низенькую дверь и провел девочку в большое светлое помещение. У комнаты был довольно-таки уютный интерьер: выбеленные стены с легким едва заметным узором ввиде цветков лотоса, большой стол из красного дерева, пара стульев и несколько табуреток с резными ножками. Хозяин сел на скрипучий стул с невероятно кривой спинкой и закинул ногу на ногу. Горбин достал длинную тонкую волшебную палочку и стал водить вдоль тела Пэт. Девочка чувствовала себя очень неуютно, холодная волна воздуха, исходившая от волшебного инструмента заставила её поежиться. Она попыталась спросить у мужчины цель всех манипуляций с палочкой, но тот шикнул на неё и продолжил своё дело.
- Не сутулься! Выпрями спину! – Горбин встал, обошел вокруг нее, - сведи лопатки! Замечательно… просто шедеврально! – в его голосе было едва заметное беспокойство.
- В каком смысле? Я Вас не понимаю, сэр, – сказала Триш оглянувшись на странного хозяина.
- Ты в курсе, что на тебе магический ограничитель? - он провел пальцем по её позвоночнику, девочка напряглась и бросила на Горбина затравленный взгляд.
- Что Вы имеете ввиду? Я могу немного колдовать, никто меня не ограничивал, сэр, - она поджала губы и усмехнулась.
- Ты ошибаешься, - тихо, но твердо сказал мужчина, - ты когда-нибудь носила корсет?
Пэт поспешно кивнула, не понимая куда он клонит. Во рту у неё пересохло и было так сладко, словно она съела десяток кубиков сахара-рафинада.
“Да, когда я повредила позвоночник меня затянули в лечебный корсет, но это же не имеет никакого отношения к делу?”
- Ты наверно знаешь, как он больно и неприятно стягивает тело, - Горбин сделал паузу, - но потом, когда проходит некоторое время ты привыкаешь и даже забываешь про него. Постоянное чувство дискомфорта становится неотъемлимой часть твоего бытия. Но не все корсеты полезны, - он хрипло рассмеялся, - раньше некоторые леди травмировали свои внутренние органы, слишком туго затягивая эту часть туалета… ограничитель магии также как и корсет, только стискивает не талию, а магический потенциал. Ты уже к нему привыкла, потому и не чувствуешь. В раннем детстве у тебя часто были головные боли, рвота, ломота в костях?
- Я была наверно тогда слишком мала и поэтому плохо помню. Хотя… - Триш запнулась, - да… моя спина, она была как в огне…
- Все ясно. Ложись.
Лицо Патриции выражало равнодушие, но на самом деле девочка изо всех своих сил пыталась скрыть панику охватившую её.
- Что? Куда? Зачем? – она захлебнулась воздухом не то от возмущения, не то от сдерживаемого ужаса. Горбин насмешливо поцокал языком, в его темных глазах замерцали странные огоньки.
- На стол ложись. Не на пол же? Буду с тебя ограничитель срывать, мне не нужна компаньонка, которая помрет через пару лет, – Пэт охнула и обхватила себя руками в защитном жесте, лицо её все так же было бесстрастно, но вся она напряглась, сьежилась. Волна липкого страха прокатилась по её телу.
- Что это значит? – её голос, как она не старалась, задрожал.
- Если не снять с тебя ограничитель, то ты отдашь концы. Магия разорвет тебя изнутри, - мужчина подтолкнул её к полированной глади стола, - Будет немного больно, но ты потерпи, - сказал мужчина хлопнув её по спине, - и не надо так трусить.
- Я не трушу! – прошептала Поттер, теребя, наматывая на палец рыжую прядь и пытаясь безуспешно выдавить из себя улыбку.
- Ну-ну. Лучше быть самим собой, чем притворяться кем-то другим. Твое поведение неестественно, девочка. Я вижу, что ты напугана до глубины души. На твоем лице маска равнодушия и скепсиса, но в глазах у тебя боязнь.
- Вам это показалось, сэр, - слегка нервно ответила Пэт.
“О Боже, он, что, читает мои мысли? Да, я боюсь! Боюсь! Боюсь… этот ограничитель магии – кто поставил его на меня? А если бы я пошла в Хогвартс не обнаружив его, жила бы с ним? Я постоянно живу в мучениях? Я постоянно спытываю боль, не осознавая этого? Я не хочу больше боли… не хочу! Я боюсь… и мечтаю, чтобы мои коленки перестали предательски подрагивать. Моя голова идет кругом, я не знаю, не могу понять…как же все запутанно! “
- Глаза очень редко врут, они же зеркало души, - Горбин рассмеялся, и хотел добавить что-то еще, но Патриция его перебила.
- Достаточно! – вскрикнула Поттер зажимая уши, - я не хочу ничего слышать!
Мужчина пожал плечами и приказал ей лечь. Пэт послушно растянулась на столе, волосы её разметались огненными лентами, над девочкой навис Горбин, шепча какие-то заклинания. Он положил ладонь на её впалую грудь в другой руке у него была волшебная палочка, он стал выписывать ей сложные вензели и фигуры. Тут ребра Триш сдавила неведомая сила, из легких вышибло весь воздух, глаза полезли из орбит, а тело задергалось в судорогах. Поттер стала задыхаться, извиваться, она стала царапать ногтями горло, будто невидимая удавка душила её. Горбин перехватил её руки за запястья и придавил их к деревянной поверхности стола.
«Я сейчас умру.»
И тут её отпустило, девочка обмякла, закатив глаза.
* * *
Спустя пару мгновений Триш очнулась и её поразила необычайная легкость, она будто плыла, качалась на нежных волнах. Распахнув глаза она уставилась на Горбина, сидящего на стуле и с любопытством оглядывающего её.
Поттер приподнялась на локтях, медленно села, оправила подол платья, провела ладонью по волосам, приглаживая их и улыбнулась . В первый раз в жизни она чувствовала себя настолько хорошо, ведь она была свободна! По её жилам текла, смешиваясь с кровью чистая, не сдерживаемая ничем магия. Девочке хотелось бегать, прыгать, кричать, смеяться, веселиться…Угнетенное настроение, преследовавшее её на протяжении всей жизни отступило, оставив за собой приятную безмятежность.
- Сэр, а Вы когда поняли, что со мной что-то не так? – Пэт взяла себя в руки и задала животрепещущий вопрос.
- У меня сразу же появились подозрения об ограничителе, как ты вошла в мой магазин. Некоторые маги могут видеть и чувствовать ауру человека. Другие – магию. Я отношусь ко вторым. Ты когда-нибудь пользовалась маггловским будильником?
- Да.
- Если будильник стоит на тумбочке и вдруг зазвонит – звук будет очень громким. Но если ты запихнешь его под толстую пуховую подушку, то его звон будет приглушен.
- Естественно. Но какое это имеет отношение к делу?
- Магия нормального волшебника – бойкая и звонкая. А у кого стоит ограничитель, можно сказать, выступающий в роли подушки, – то слабая, тихая, - Горбин пожал плечами, - и как только ты вошла в мой магазин я почувствовал что-то не то. И перед тем как принять тебя на работу я решил проверить.
- Спасибо Вам огромное! – воскликнула Пэт. И если бы не выдержка, она, возможно даже обняла бы Горбина.
«Что-то я совсем расчувствовалась. Но ведь как хорошо… я в первый раз не испытываю никакого негатива. Мир даже, кажется стал немного светлее. Какие изменения, и все из-за какой-то пакости, которую кто-то на меня поставил!»
- Но самое интересное не это, девочка, - прервал её размышления мужчина, - ограничитель магии был поставлен не чужим тебе человеком, скорее кем-то из твоих родителей, мисс Поттер.
Это высказывание просто оглушило девочку, её глаза полезли на лов, а рот принял форму идеальной буквы «о».
- Но как Вы узнали?
- Когда проводится подобная процедура, в самом конце можно определить, кто накладывал заклинание. Это довольно сложно. Мои артефакты показывали, что ты была заколдована родственником. А твой шрам очень знаменит в магическом мире, стоило твоей челке немного сдвинуться, я его заметил и понял кто ты такая, - он сделал небольшую паузу, - Зачем надежде света наниматься на такую недостойную работу?
- Сэр, я не могу этого Вам рассказать, - Пэт опустила глаза в пол, - прошу Вас, забудьте о моем настоящем имени. Оно мне противно. Я очень хочу работать и если то, что я Поттер помешает нашему взаимопониманию… - девочка комкала руками подол платья.
- Обсудим это позже. А теперь пора заключить рабочий контракт. Обговорим пункты, - протянул Горбин, приказывая ей жестом сесть на стул, - я плачу тебе десять галлеонов за мытье пола и пять за уход за артефактами, по моим инструкциям...
“Хм. Мне надо за эти недели заработать столько денег, чтобы можно было совершить масштабный поход по магазинам. Хорошо было бы закупить впрок одежды и наконец заняться своим внешним видом: подстричься, а то эта прическа доставляет слишком много хлопот, попить каких-нибудь витаминов, чтобы не выглядеть как бледная моль или дистрофик. Потом волшебная палочка… где бы мне её раздобыть, наверняка она стоит очень-очень дорого.” – свои размышления показались девочке весьма разумными, трезвыми.
- Нет, - прервала его Поттер с колючей улыбкой на лице, - по два галлеона за уход за одним артефактом. И пятнадцать за пол.
- Помилуй, ты требуешь слишком большую сумму денег! Ни в одном магазине работникам столько не платят! - возмутился мужчина, сложив руки на груди.
- Сэр, но ни с одном магазине нет таких бардака и грязи, - мягко возразила Пэт, поерзав на стуле, тот был очень жесткий и неудобный.
- По одному галлеону за работу с одной товарной единицей и двенадцать за пол.
- Вам не нужен компаньон? – сквозь зубы спросила Триш.
“Согласись на мои условия, пожалуйста!” – мысленно умоляла она мужчину.
- Хорошо. Пусть будет так, как ты хочешь, - сдался Горбин, но было видно, что его душит жаба, - что нибудь еще?
- Да. Если моему здоровью будет нанесен какой-либо ущерб, то Вы будете в ответе за мое лечение, - ответила девочка заправляя выбившуюся рыжую прядь за ухо, - сэр, позвольте спросить, Вас совсем не волнует мой возраст?
- Одиннадцатилетний может быть более сознательным и ответственным, чем старец.
Как записать тебя в контракт: Патриция… - хозяин склонился над пергаментом, составляя договор.
- Нет-нет. Зовите меня Делиндой, - сказала Триш спешно, - моё имя, увы, слишком известно.
- Хорошо. Деньги я буду перечислять ежедневно тебе на счет. И вот мои требования: я настаиваю на проведении обряда конфедициальности и доверия.
- Что за обряд? - спросила Поттер обеспокоенно.
Горбин взмахнул палочкой и ему в руки влетел старинная толстая книга в кожанном переплете. Мужчина смахнул с обложек пыль и протянул талмуд девочке.
- Открой страницу триста одиннадцать. Там все написано.

* * *

В Малфой-мэнноре было необычайно тихо. Юный Драко, наследник, будущий Лорд Малфой был отправлен погостить к своему приятелю, нет, точнее, союзнику – Блейзу Забини, к которому он не испытывал никаких дружественных чувств, их отношения были довольно-таки прохладными. Просто родители двух юных аристократов считали, что им просто необходимо подружиться. Но речь сейчас пойдет не о младшем поколении, а о старшем.
В кабинете Люциуса Малфоя гулял прохладный ветер, большое окно, ведущее в сад было распахнуто, колыхалась тончайшая прозрачная зеленоватая тюль. Массивный письменный стол, секретер, многочисленные шкафы с прозрачными дверцами, картины, сейф – на всем был наложен отпечаток богатства и изысканного вкуса. В двух шикарных креслах сидели аристократы и вели неспешную беседу.
- Люциус, почему ты помог этой девчонке? Ты же не занимаешься благотворительностью, - с легким раздражением спросила Нарцисса Малфой, постукивая пальцем по подбородку.
- Сначала я хотел позабавится, дорогая, - мужчина был полностью расслаблен, его глаза были прикрыты, на ладони он покачивал полу пустую чашку чая, - эта крошка была так самоуверенна, раз подошла к нам с такой просьбой. Я поиграл с ней немного, потом перенес в Лютный. Понимаешь, Нарцисса, любой нормальный ребенок, окажись в этом месте испугался бы и стал просить увести его оттуда. Такое путешествие большое испытание для психики, например: Драко, когда я ему показал этот переулок, вцепился в мою мантию, как репей и мне пришлось его в полуобморочном состоянии перенести домой, - он скривился, - Я думал, что нечто похожее будет в случае с этой мелкой дурочкой. Её показная взрослость раззадорила меня, я захотел показать ей, что она лишь глупая малолетка и получить удовольствие от этого. Я аппарировал её в Лютный. Мне самому там стало не по себе, а эта девочка… она совсем не боялась! В её глазах было только возмущение, решимость. И самое главное не это. Её аура – она очень странная, Нарцисса. Она такая нежная и хрупкая, одновременно в ней чувствуется мощь, - Люциус мягко улыбнулся, - Я просканировал её поверхностные мысли, чувства, ты не поверишь, у этого ангелочка столько комплексов и тараканов в голове, такое количество не снилось и взрослым!
- Ты же не профессиональный лигилимент, - с сомнением в голосе сказала женщина.
- Дорогая, у меня есть талант и не зря Темный Лорд приказал именно мне искать и вербовать подходящих людей в партию… Девочка растеряна, подавлена, прячет свою натуру вечной жертвы под маску независимости, несгибаемости, силы…О, Нарцисса! Какой прекрасный образец самоуничижения, девчонка не ценит ни себя, ни свою жизнь! Это было бы забавно, если бы не вело к полному разрушению личности. Одновременно она обладает завидной решительностью и ослиным упрямством. Какой отличный материал! Если с ней хорошенько поработать, то из девчонки выйдет прекрасный, преданный, фанатичный соратник для Лорда, получше твоей сестренки Бэллы.
-Ты знаешь, как зовут ту девчонку?
- Нет, я не мог просматривать её воспоминания и залезать далеко в память. Я люблю работать с чувствами и свойствами характера, их я определяю почти всегда безошибочно, - с усмешкой ответил Малфой.
- Но как же ты тогда найдешь её, когда она тебе понадобится?
- Нарцисса, ты все больше меня разочаровываешь. Не зря же у меня был такой долгий тесный тактильный контакт с этой малышкой? - он вынул из-за пазухи маленькую колбу и протянул жене, женщина уставилась на её содержимое – рыжий волосок.
- Я смогу сварить поисковое зелье, если захочу, ведь у меня есть её частичка.
Женщина вернула Люциусу его «трофей», она чувствовала себя невероятно усталой, ей очень не нравилась обязанность возложенная на плечи ее мужа – вербовка молодого поколения в партию Аристократов. Перед глазами Нарциссы мелькали десятки колдографий из тоненюсеньких личных дел детей, которые успели прожить на земле очень мало, но на них уже были грандиозные планы. Женщина видела расчеты возрастания их магической силы, проекты браков, благодаря которым должны были получиться еще более сильные представители аристократии… голова у неё шла кругом, сердце словно сжимала ледяная рука, в горле стоял горький тугой комок. Она чувствовала, что планируется что-то весьма не хорошее и скорее всего и её сын будет впутан в это. Темными вечерами мука становилась невыносима, её знобило, прошибал холодный пот, судорога заставляла корчиться на полу. Беззвучный плач, крупные капли слез катились по её щекам, она рвала на себе волосы. Не было спасения, выхода из ситуации! Беспокойство за своего сына и сотни таких же как он мальчиков и девочек сводило её с ума.
- Нарцисса!!! – вырвал ее из тяжелых мыслей и воспоминаний встревоженный голос Люциуса, - я не могу тебя дозваться уже несколько минут.
- Ах. Я что-то притомилась.
- Иди отдохни, - женщина медленно встала и вышла из кабинета. Она прошла по пустынным коридорам, касаясь рукой одиноких холодных стен и поднялась по лестнице к себе в будуар.



I'm only a man with a chamber who's got me,
I'm taking a stand to escape what's inside me.
A monster, a monster,
I've turned into a monster,
A monster, a monster,
And it keeps getting stronger. (с)


Сообщение отредактировал Dochka-Nochki - Четверг, 02.08.2012, 20:05
 
ShtormДата: Четверг, 09.08.2012, 15:35 | Сообщение # 18
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Думаю вряд ли у Малфоя получится сделать из Пэт фанатичку Волди, а вот сам себе может геморой нажить


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Dochka-NochkiДата: Среда, 15.08.2012, 17:28 | Сообщение # 19
Любовь к хорошему
Сообщений: 259
« 34 »
Глава 4. Сумасшедшая круговерть.

(Не бечено.)
Триш сидела в министерской библиотеке и читала книгу за книгой, без малейшей передышки. Потерев уставшие глаза кулаком она захлопнула очередной бесполезный в её ситуации талмуд. Девочка уронила голову на скрещенные руки и задумалась. Неожиданные проблемы свалились как снег на голову. И самое главное было то, что приемлемого выхода из сложившейся ситуации она не видела. Поттер оголила плечо и рассматривала тонкую черную линию, проявившуюся на её молочно-бледной коже, вокруг полоски появились маленькие розовые пятнышки, которые прямо на её глазах начинали темнеть и принимать бурый оттенок. Это решительно не нравилось Пэт. Она уже сто раз успела пожалеть о том, что согласилась на проведение ритуала.

* * *
Обряд Конфиденциальности и доверия был очень полезен, он не позволял его участникам разглашать секреты друг друга и создавал тонкую, но нерушимую связь. Как она проявляется в книге было не написано и девочка решила не заморачиваться и не забивать голову поисками информации. Сам ритуал представлял собой несколько строчек текста и уйму рекомендаций по поведению, одежде, нужных артефактах и прочем… Подготовка к нему была довольно долгой и нудной. Хозяин терпеливо вырисовывал на деревянном полу кухни мелом странные значки-руны, геометрические фигуры, что-то нашептывая и напевая под нос какую-то песенку. Его голова все ещё была увита толстым слоем бинтов, мужчина сменил одежду на мантию глубокого синего цвета. Поттер пыталась натянуть на себя странное узкое белое платье с плотной тканью «фаты» и широким металлическим поясом.
- Мистер Горбин, зачем все это? – простонала она, вдевая руки в рукава и затягивая руки в тесные кожаные перчатки, едва налезшие поверх бинтов.
- Традиции, - ответил он поднимаясь с колен и отряхивая мантию, - я закончил.
Пэт встала в центр небольшого круга, напротив мужчины, который стоял на вершине треугольника, они взялись за руки и Поттер , сильно волнуясь, заикаясь кое-как произнесла с трудом заученный текст. Горбин протянул ей чашу наполненную черной переливающейся жидкостью, девочка сделала маленький глоток, затем он сам отпил. Во рту остался неприятный горький привкус трав, живот скрутило и Триш едва не вырвало. Её и хозяина окружило блекло-синее сияние, в воздухе вспыхнули изумрудные искры… Рабочий день кончился, её отпустили домой. Но самое главное то, что ей, собственно, некуда было идти. Ночевать на улице вместе с бродягами и прочими бездомными проходимцами, беднотой, у неё не было ни малейшего желания. Она закрыла лавку на ключ, задернула дырявые черные шторы, погасила свет и пристроилась в уголочке. Ритуал прошел успешно, за исключением парочки деталей: постепенного изменение цвета кожи Патриции и странного её самочувствия. Девочка не решилась обратиться к Горбину с жалобами, она подумала, что, возможно, за ночь все пройдет, как аллергическая сыпь, которая была у неё и сошла за какие-то несколько часов. Поттер ошиблась, с каждой минутой ситуация становилась все хуже и хуже. Пэт с ужасом смотрела как на её руке появляются новые пятна, покрывающие её руку уже от плеча до локтя.
«Надо что-то делать! Вдруг это смертельно?!? – Триш аж подскочила, - Без паники! Без паники, дура! – она схватила книжку про ритуалы, которую взяла почитать у Горбина, и стала судорожно её листать. Перед её глазами мелькали описания различных обрядов, черно-белые иллюстрации и таблицы с цифрами и значками, - Успокойся! – приказала девочка самой себе, - дождись утра, а потом можно будет спросить у хозяина. У волшебников ведь есть, наверно, библиотеки?»
Она сжалась в комочек, обхватив руками голову. Умирать в ближайшее время в её планы не входило. Что говорить, Поттер уж очень хотела остаться в живых, но вот обратиться к кому-то из старших волшебников: к Горбину, на худой конец, к Шерхольду, она не имела ни малейшего желания.
«Сама разберусь. Раньше самостоятельно справлялась и теперь смогу! –кожа на руке отвратительно зудела, стала шелушиться и на ощупь была как старый пергамент. Девочка медленно размотала бинт и уставилась на свои раны, не пострадавшие от огня участки кожи покрывались этими странными пятнами, - Боги! И тут!»
Триш промаялась всю ночь, поглядывая на пораженную конечность и мучась от тяжелых раздумий. Но вот стало рассветать, сквозь тонкую щелку между шторами в помещение проникали лучи слабого солнца.
- Доброе утро! – Пэт вздрогнула, хозяин cтоял за прилавком и пристально её разглядывал, девочка не заметила как он вошел.
- Сэр, у волшебников есть библиотека? А? – она решила сразу перейти к делу.
- Есть, в министерстве. Ты хочешь туда пойти? – удивился Горбин.
- Да!
Хозяин наскоро объяснил ей дорогу и девочка через час уже зарылась в пыльных горах фолиантов, ища описание подобной проблемы. Но ни в одной книге по болезням, побочным эффектам заклинаний и ритуалов не описывалось что-то подобное и Пэт прибывала сейчас в крайнем отчаянии, ведь странные пятна, покрыв целиком одну руку стали распространяться по шее и остальным частям тела. Поттер поняла, что такими темпами скоро эту заразу станет трудно скрыть, одежды с высокими воротниками у неё не было, разве что она специально не купит где-нибудь косынку и замотает ею шею. Но вот, что делать, если странная болезнь проявится на лице – девочка не знала. Попрощавшись с библиотекарем она вышла из министерства и пройдя немного по маггловской части Лондона прошла на Косую аллею, затем в Лютный переулок.
* * *
Прошло три дня. Поттер закуталась в черную мантию, надвинула на лицо капюшон и медленно выскользнула из магазина Горбина. Лютный переулок был пустынен, все темные прятались по домам, из тихих разговоров случайных прохожих Пэт узнала, что где-то тут рыскают авроры и сейчас на улице совсем не безопасно. Она, озираясь и вздрагивая от любого шума, спешно проковыляла на Коссую аллею и устремилась к Гринготцу, зайдя в банк она обратилась к одному из гоблинов.
- Сэр, мне крайне необходимо поговорить с Шерхольдом Чумазым.
- Цель визита.
- Не важно! Срочно позовите его! – воскликнула Пэт, едва не плача. Банкир пожал плечами и через минуту к ней вышел друг её прадеда.
- Кто Вы?
- Это я, Триш! – плаксиво ответила девочка.
- Патриция? Мерлин, что-то случилось? – спросил он очень обеспокоенно.
- Да, - Пэт сморщилась, все её существо сопротивлялось, тому, чтобы она попросила помощи у этого гоблина, - мне нужна, - она выделила голосом, - очень нужна помощь. Я в смертельной опасности, - У неё получилось заставить себя обратиться к Чумазому, тем самым подтвердив свою слабость. И почему-то Поттер было приятно, когда она увидела боязнь на лице Шерхольда.
«За меня волнуются. Это приятно.»
- Идем, - он провел девочку в свой кабинет.
- Я устроилась на работу. Хозяин настоял на проведении обряда Конфиденциальности и доверия. После ритуала моя кожа оказалась поражена неизвестной болезнью. Я была сегодня в библиотеке и перечитала все, что только можно о колдомедицине … Нигде не описываются подобные симптомы! – хлюпнув носом сказала Пэт и стащила через голову грубую рабочую мантию. Подбородок её был сильно обезображен потемневшей кожей, а руки и шея были покрыты ужасной шелушащейся корочкой.
- Ой…
Чумазый схватился за голову и вылетел из кабинета с невозможной скоростью. Обратно он вернулся нескоро, в его руках были какие-то пузырьки с зельями, баночки с мазями.
- Триш. Это… - гоблин сглотнул, - у тебя все признаки аллергии на темную магию.
- Что? – завопила Поттер, вскочив на ноги, - Как такое может быть?
- Эта болезнь большая редкость среди волшебников. Магия бывает темная и светлая. Третьего не дано. Однако, светлый маг может применять темные проклятья без вреда для себя, и наоборот, темный маг может пользоваться светлой магией. Но есть такой сорт людей, не воспринимающих один из видов магии, - Шерхольд грустно покачал головой, - ты светлая волшебница, для которой любое применение противоположных по типу магии заклинаний– губительно, однако если не ты, а кто-то возле тебя пользуется темным волшебством, то никакого вреда для твоего здоровья тебе не приносится.
- А… если я коснусь темного артефакта? – спросила Пэт, кажется её работа накрылась медным тазом.
- Тебе ничего не будет, если ты не колдуешь с его помощью. Но сейчас тебя надо подлечить.
Следующие несколько часов прошли как страшный сон. Патрицию пичкали зельями, а кожу натирали мазью. Все это приправлялось причитаниями заботливого гоблина.
- Вот это пей каждый день в течении одной недели,- посоветовал Шерхольд.
- Ну мне пора. Пока!
- До свидания, заходи по чаще, - гоблин проводил её до выхода. Поттер воодушевленная, почти избавившаяся от дамоклова меча, уверенно шла по улице, а Чумазый смотрел ей вслед.
* * *
- Сэр, я могу приступить к работе? – спросила Пэт, в её руках была большая серая половая тряпка.
- У нас на сегодняшний вечер другие планы, - отрезал хозяин, сунув руку в карман и достав оттуда часы, на длинной тонкой цепочке, - надо поспешить. Он скоро закроется…
- Что закроется? Какие планы? – воскликнула удивленно Патриция.
- Мы идем в магазин одежды. Без возражений!
- Зачем?!? – Поттер нахмурилась, её личное согласие было не важно этому мужчине.
«Какое нахальство! Он конечно мой босс, но у меня же есть свобода выбора!»
- Дорогуша, своим видом ты позоришь мою лавку! Это маггловское платье и дырявая мантия просто ужасны, – сузив глаза прошипел он, - кстати, твои бинты. Они несколько непрезентабельно выглядят. Почему бы тебе не сменить их?
- Сэр, у Вас есть аптечка? – спросила Триш, немного обиженная замечанием Горбина. Да, её бинты и в правду были серыми и кое-где на них были кровоподтеки, но это же не причина об этом говорить в лоб, по деликатнее же можно было? Да и одежда её ничего так.
- Дура! – рявкнул мужчина, - а волшебная палочка тебе на что?
- Эм… - девочка опустила глаза в пол.
«Как объяснить человеку, что данный инструмент скорее всего мне не по карману? – подумала она в панике, - унижаться не хочется…»
- У меня её нет, - выпалила она, чувствуя как кончики её ушей наливаются краской, а кулаки сжимаются от болезненной досады, - и никогда не было.
- Понятно, - Горбин задумался, он почему-то не выглядел слишком удивленным.
Патриция поняла, что эти дни наверно самые ужасные в её жизни. Сначала аллергия на черную магию, затем Горбин поливающий её своим ядом, а теперь она вынуждена терпеть ужасное, пренебрежительное обращение со стороны хозяина. Он тащил её под мышкой. Он тащил её под мышкой по улице полной народа! Пэт думала, что никогда не забудет этого позора.
- Поставьте меня на землю! – заорала она, дрыгая руками и ногами.
- Не истери. Ты идешь со скоростью черепахи. Пока мы дойдем до магазина – потеряем уйму времени, - ответил мужчина. Девочка замолчала, не желая привлекать ещё больше нежелательного внимания. Наконец Горбин остановился и поставил её на ноги. Толкнув дверь, Пэт вошла в светлое помещение. Возле стен стояли шкафы с прозрачными дверцами, на множестве полок лежали рулоны различных тканей, в дальнем углу стояли манекены облаченные ну уж в очень причудливые наряды.
- Сэр, мне все же не нравится эта затея! – если бы голосом можно было замораживать Горбин давно превратился бы в ледяную статую.
- Моя компаньонка должна выглядеть пристойно, а не как побирушка.
- Я не нищенка!!! – взорвалась Пэт, в её глазах мерцал гнев.
- В Хогвартс, дорогая? – тут к Патриции подбежала невысокая женщина, приторно улыбающаяся, и увлекла девочку за собой. Поттер бросила на Горбина уничтожающий взгляд и сдавшись напору швеи забралась на табуретку.
- Ей, пожалуйста, одну маггловскую футболку зеленого цвета, - стал перечислять мужчина, - два комплекта нижнего белья, - Пэт вспыхнула, - платье и простые маггловские джинсы.
- Конечно-конечно! Ваша дочь останется довольна. Какого цвета платье? – прощебетала женщина.
- Желательно черного.
- О Мерлин, у Вас кто-то умер?- в её голосе послышалось наигранное беспокойство.
Горбин заскрипел зубами.
- Нет-нет, - возразила Поттер, нервно поглядывая на извивающуюся вокруг неё швейную рулетку, - мне просто так хочется.
Следующие пол часа длились невероятно долго. Мадам Малкин, так звали эту надоедливую женщину, все пыталась завести разговор. Она то восторгалась Хогватсом, то вспоминала свою молодость, потом разглагольствовала о модных фасонах мантий и пыталась уговорить Пэт на другой цвет платья. Лицо Триш выражало крайнюю степень неудовольствия, но она терпела и умудрялась отвечать что-то любезное.
-С вас двадцать шесть галлеонов … - наконец провозгласила женщина, заворачивая покупки в коричневую бумагу и перевязывая ленточками.
- Сдачу пожалуйста, - Горбин удовлетворенно спрятал в небольшой кожанный кошелек три кната, отданные продавщицей, подхватил сверток с новой одеждой. Попрощавшись, компаньоны вышли из магазина.
- Я должна буду отработать деньги? – спросила Пэт подавленно, заглянув в темные глаза хозяина.
“Вот блин, я теперь должна буду горбатиться бесплатно. Два дня… жалко.”
- Забудь. Теперь настал черед палочки, - проворчал он, схватив её под мышку и перед её носом пронеслись как страшный сон пестрые мантии прохожих, несуразные хламиды-платья.
Девочка удивилась благодушию мужчины, но ничего не возразила. Если человек дарит вещи, то какой дурак будет умолять забрать их обратно? Вскоре они нашли ветхую лавку с потускневшими золотыми буквами на вывеске: “Олливандеры, изготавливают палочки с…”
Деревянная дверь неприятно взвизгнула и они скользнули во внутрь. Патриция сразу начала чихать и кашлять: даже у Горбина в магазине не было такого обилия пыли. В лавке царил полумрак, стояли стеллажи от пола до потолка, уставленные длинными футлярами с волшебными палочками. Олливандер оказался довольно-таки неприятным старикашкой. Его волосы были седыми и всклокоченными, глаза большими и мутными. Нос кривой и длинный, губы тонкие, блеклые, изогнутые в хищной улыбке. Он с неприязнью посмотрел на Горбина и вышел из-за прилавка.
- Зачем явился? – гаркнул он и, проигнорировав наличие в комнате Патриции, прошел мимо неё, толкнув плечом, - какая неслыханная наглость! – его голос стал неожиданно тихим-тихим, старик практически шептал.
- Сэр! – вскрикнула Пэт жалобно, она чувствовала, что столкновение этих двух лавочников не закончится хорошо, - Мы пришли за волшебной палочкой!
- Я не продам этому человеку ни одного моего артефакта! Чтобы он похищал мои технологии!
«Нет, этот мужик явно чокнутый! Мы еще почти ничего сказать не успели, а он уже обвинил нас в непонятно чем!»
- Олливандер, не валяй дурака! Девчонке нужно чем-то же колдовать. Или нам ехать в Европу за тридевять земель к Грегоровичу? – сумасшедший резко развернулся и направился к Триш.
- Палочка? Хорошо! – он устремился к полкам и достал длинный футляр, - попробуйте!
Пэт взяла из его пальцев волшебный инструмент.
- Какой рукой вы держите палочку?
- Э…- Пэт не знала, что ответить, она ещё ни разу не держала в руках сей артефакт.
- Пишите? – спросил он раздраженно, напряженно поглядывая на Горбина.
- Правой!
- Возмите в правую руку и взмахните!
Пэт последовала приказу и из палочки вырвалась ледяная струя воды.
- Нет! – завопил Олливандер, принявший внеплановый душ, - возьмите эту. Остролист и перо феникса, одиннадцать дюймов.
Как только пальцы девочки коснулись полированной деревянной поверхности, артефакт выдал сноп золотых искр, а в груди появилось очень приятное ощущение единения, словно она только что повстречала кого-то родного. Патриция счастливо засмеялась, не обращая на взволнованное лицо Олливандера.
- О ужас! – продавец схватился за голову и уставился на неё, как на восьмое чудо света, - Это ваша палочка… - он сник, - Это просто кошмар…Вы знаете, что обычно фениксы отбрасывает одно перо. Но в вашем случае он выбросил два пера. У вашей палочки есть палочка-близнец!
- Что? – воскликнул Горбин подскочив к Пэт и стоящему возле неё Олливандеру. У Поттер возникло ну очень уж плохое предчувствие.
- Хозяин палочки, которой досталось второе перо того феникса оставил на вашем лбу этот шрам. Тринадцать с половиной дюймов, тис. Сколько раз я проклинал этот день, когда продал палочку Темному Лорду!
- Делинда. Я думаю будет самым разумным решением не брать такой магический инструмент, - осторожно сказал Горбин.
- Сэр, я… я люблю ее! – воскликнула Пэт, прижимая к груди палочку, - это часть меня. Мы нашли друг друга!
Хозяин покачал головой и расплатился за неё. Он положил девочке руку на плечо и прошептал едва слышно: “Делинда, пойдем отсюда скорее!” Патриция кивнула и засеменила за Горбином.
- До свидания! – сказала Поттер предельно вежливо.
- Скатертью дорога, - ответили ей из-за стеллажа с волшебными палочками.

* * *

- Сэр, Вы враждуете с Олливандером? – спросила Пэт с любопытством, мужчина усмехнулся, блеснув вставным золотым зубом.
- Да так. Старый хрыч решил, что я торгую незарегистрированными волшебными палочками. С чего такая абсурдная идея пришла ему в голову – я не знаю.
- А это не так?
- Конечно! Это же попросту не выгодно. Хочешь мороженного? – Горбин указал рукой на кафе мороженого Фортескью.
- А это вкусно?
- Так, все понятно, - он усадил её за столик и взял меню, - официант! Нам пожалуйста две порции шоколадного мороженого.
Атмосфера в заведении была самая дружелюбная и жизнерадостная. Заботливые мамаши с улыбающимися детьми, влюбленные парочки, были и одинокие посетители, но у всех на лицах были улыбки. Выбивались из общей картины мужчина, чье лицо как у древне-египетской мумии увито бинтами и девочка закутанная с головы до пят в черное, у которой из под капюшона мантии торчали растрепанные рыжие волосы: то есть наши доблестные «торговцы незаконным».
- Сэр, а что с вашим лицом?
- Ответный вопрос: что с твоими руками? – хозяин подвинул ей принесенную официантом вазочку с лакомством.
- Долго рассказывать, сэр, - уклончиво ответила она.
- Я не тороплюсь.
- Сожгла в камине. Это не важно, - Патриция поежилась под испытующим взглядом Горбина и отправила в рот первую ложечку мороженного. Вкус оказался необыкновенным, Поттер зажмурилась от удовольствия. Надо же, наконец исполнилась её мечта!
- Почему руки в огонь сунула?
Пэт не нравился этот разговор резко переходящий в допрос.
- Вам какое дело? Отстаньте, - она почувствовала как в глазах начинает неприятно щипать.
«Только расплакаться не хватало. Но почему же это воспоминание приносит мне такую боль? Почему? Мои родители были готовы принести меня в жертву своим идеалам! Нет, это не геройство. Это бездушность, безответственность, не любовь. А мне почему-то тоскливо становится, когда представляю тлеющую в углях фотографию мамы… Моя вера в хорошее сгорела быстрее, чем фотокарточка, когда я узнала о том, что родителей оставили меня нищей, когда узнала об «Ордене Феникса». Но что сказать хозяину об этом? Как объяснить мое помрачение ума, обиду, а? Он же совершенно посторонний мне. Пустить в душу чужого? Нет. Но…»
- Делинда, ты расстроена?
- Вам показалось, - Патриция уткнулась взглядом в опустевшую вазочку.
- Хочешь еще?
- А можно? – Поттер вымученно улыбнулась, поправив капюшон, налезший на глаза, -В камин бросили ценную для меня вещь. Теперь Ваш черед давать ответ. Что с Вами? - Патриция недовольно нахмурилась.
- Неудачное заклинание. Я пострадал не сильно, но предпочитаю охранять раны от солнечного света. Кстати, а что это за сыпь у тебя на шее?
Поттер сглотнула.
«Все-таки заметил. Вот досада!»
В искусстве вранья Поттер не была ассом, но довольно сносно могла скрыть от других не желательную информацию. Однако сейчас девочка решила не применять свои способности и перевести разговор на другую тему.
- Сэр, а почему Вы угощаете меня, покупаете мне вещи? Почему расспрашиваете? – Поттер принялась за вторую порцию.
- У меня были до тебя компаньоны. И все они либо погибли, либо пошли по плохой дорожке, а все потому, что мы не были особо близки и они вовремя не обратились ко мне, - мужчина коснулся её шеи, - и как долго ты пыталась от меня скрыть нежелательное воздействие темной магии на твой иммунитет?
"Он знает! О нет. Он наверно меня уволит..."
Патриция вздрогнула и отвела руку Горбина, ей не нравилось когда кто-либо дотрагивался до неё.
- Для меня ничего не стоит потратить часть лежащих мертвым пластом в сейфе денег на своего компаньона. Но мне хочется, очень хочется чтобы мы достигли хотя бы хрупкого взаимопонимания и доверия. Мы ведь будем сотрудничать не год или два, - он подвинул ей вазочку со своей порцией, мороженое почти растаяло, - мои коллеги гибли как мухи. Слишком гордые и самонадеянные глупцы, они считали, что человеческие отношения между хозяином и подчиненным невозможны. Наша работа очень опасна и все должны работать сообща: ты еще не знаешь во что ввязалась, девочка. Постоянный риск и постоянная бдительность. Вот наш с тобой девиз.
- Но сэр, я ведь всего лишь уборщица, - возразила Пэт удивленно.
- Ты моя соучастница, - оскалился мужчина, - и если я или ты просчитаемся, то попадем в Азкабан вдвоем.
- Что такое Азкабан? – спросила девочка немного испуганно. Теперь до нее стало медленно доходить во что она вляпалась.
- Магическая тюрьма. Гиблое местечко, лучше тебе и не знать. Так вот, аврорам будет наплевать на то, что ты лишь убиралась в моем магазине и всего лишь сдувала пыль с артефактов, а не торговала ими. Упрячут за решетку без зазрения совести. И поэтому: если у тебя есть какие-то подозрения, предчувствия, то сразу мне сообщай. И, ты должна доверять только мне. Мы связаны ритуалом, магией…
"Я конечно знала, что все это нелегально, но про тюрьму что-то не подумала..."
- Сэр, но почему авроры ещё не закрыли вашу лавку?
- Хороший вопрос. Потому что на витринах лежат незапрещенные артефакты, а вот темномагические вещички я прячу в особых потайных шкафах, они располагаются прямо под прилавком, - Горбин встал из-за стола, - наш разговор никто не слышал, потому что я поставил анти подслушивающее заклинание. А теперь пойдем, я чувствую, сюда идут патрульные авроры, медлить нельзя.
Он положил на столик пару золотых монет, взял Пэт за руку и аппарировал.
* * *
- Это твоя комната, - Горбин распахнул перед Патрицией дверь, покрашенную белой краской, и удалился. Девочка вошла внутрь и огляделась. В углу стояла узенькая кровать, застеленная посеревшим от времени постельным бельем, возле неё был комод с двумя ящиками. Один был заперт на ключ, а в другом лежали чужие вещи. Несколько мужских рубашек, пара брюк, мантия со странным гербом, пиджак. Поттер положила рядом с этой одеждой свою, скинула на пол рабочую одежду и приземлилась на кровать. Пружины под девочкой громко тихо застонали, Пэт растянулась на мягком матрасе и закуталась по уши в одеяло. Её конечно очень удивляла забота Горбина, и заставляла нервничать, сначала он накупил ей уйму вещей, потом накормил мороженым, а затем и выделил комнату для сна! О таком девочка раньше и не могла мечтать. Да комнатушка была маленькой, почти все пространство занимала скромная мебель, окна не было, все помещение освещалось огарком свечи, но это была её крепость, её территория, место, где она могла отдохнуть, спрятаться, подумать. Это было невероятно, здорово!
- Делинда, можно я войду?
- Да-да, - Пэт вскочила с постели и поправила одеяло, - сэр, тут чьи-то вещи.
- Теперь они твои, - пожав плечами ответил Горбин: - они принадлежали моему последнему компаньону. Он исчез пятнадцать лет назад, а на вещах стоит заклинание, которое поддерживает их в хорошем состоянии. Давай подгоним их под твою фигуру?
- Сэр, а как вы справлялись пятнадцать лет самостоятельно, без помощника?
- Трудно было, работал с хроноворотом. Это что-то вроде маггловской машины времени, которую они пытаются изобрести, - маг вынул из комода вещи и стал смело орудовать волшебной палочкой.
- Примерь, - он отвернулся, а Поттер быстро облачилась в обновку.
- Тютелька в тютельку, - прокомментировала девочка, довольно улыбаясь.
- Ты что-нибудь знаешь о Хогвартсе? – неожиданно задал вопрос хозяин.
- Это волшебная школа.
- Верно. Я дам тебе книжечку про это учебное заведение, а ты почитаешь и сделаешь свои выводы, - мужчина призвал заклинанием тоненькую брошюрку и положил её на комод.
- Сэр, а когда я уеду в Хогвартс, как я буду работать? – спросила Пэт обеспокоенно.
- Хроноворот, Делинда, хроноворот.
* * *
Прошел месяц. Житье Патриции в Лютном было хорошим, но не без неприятностей. Особенно досаждали вечно шляющиеся поблизости авроры. Они постоянно проводили обыски в магазине и скромных комнатах принадлежащих Горбину и Патриции. Они вытряхивали содержимое ящиков на пол, сували носы в разные щели, сбрасывали на пол грязное белье. В общем, компаньоны жили в военном режиме: от одной проверки до другой. Постоянно приходилось сканировать все помещения на наличие подслушивающих и подглядывающих устройств, маггловских и магических, проверять всех посетителей… Сумасшедшая круговерть, постоянная нервотрепка… Девочка и мужчина мало разговаривали, хоть постоянно находились в компании друг друга. Горбин наконец снял с лица бинты: он был довольно-таки симпатичным, короткие светло-каштановые волосы, черные глаза, густые брови, идеально прямой нос. Однажды Пэт спросила о его возрасте и получив ответ пребывала в шоке еще несколько дней. Как никак девяносто очень солидный возраст, но вот внешность у хозяина ему не соответствовала.
За несколько дней до сентября Поттер сходила в Косой переулок и купила вещи для Хогвартса, хоть её список покупок, присланный совой, был уничтожен, но Горбин по своим каналам узнал, что нужно первокурсникам в этом году.
Патриция была очень взволнована, ей не терпелось увидеть школу и приступить к обучению. Хозяин запрещал ей колдовать в магазине и ей пришлось изучать заклинания в теории.

- Мистер Горбин, а какой мне цвет больше всего идет: красный, зеленый, синий или желтый? – спросила она за день до отправления в Хогвартс, девочка сидела по-турецки на полу, мужчина стоял за прилавком и что-то высчитывал.
- Ты о факультетах, да? – он оторвался от своего занятия и внимательно на неё посмотрел.
- Угу. Вы кем были в Хогвартсе?
- Я там не учился, - ответил Горбин, - я самоучка.
- А Вы не знаете куда мне будет лучше пойти?
- Не в Гриффиндор это уж точно. Дух этого факультета: показушность помноженная на безумие и ослиную самоуверенность, - пробормотал он, снова уткнувшись в свои расчеты, - и не смей возвращаться с эмблемой Рэйвенкло на мантии, этого я уж точно не переживу.
- Почему же? Быть умным разве плохо? – возмутилась Поттер.
- Они на этом факультете все помешанные, Делинда. Скучные зубрилы, я общался с парочкой бывших рэйвенкловцев – это просто тихий ужас.
- Окей. В Слизерин?
- Не дай Бог! Тебя сразу завербуют в темные маги, когда как ты светлая от мозга и костей, - возразил Горбин, - мой последний компаньон закончил Слизерин. Таким скользким типом был, похуже даже меня. Обмануть для него легко, словно дышать. Он был просто мастером лжи, да и на его совести было пару трупов. Жуть.
- А как звали его? – полюбопытствовала девочка.
- Том Риддл. Но это не важно. Какой факультет у нас остался?
- Хаффлпаф.
- Значит поступай туда, - Горбин смял кусок пергамента и отправил его в мусорную корзину.
- Но там учатся самые тупые! – воскликнула Поттер раздосадовано.
- Не скажу так. Там, на мой взгляд, самые вменяемые люди. Я, например, никогда не слышал, чтобы хаффлпафцы ввязались во что-нибудь безумно опасное, а вот большинство добрых и полезных дел на их счету. Пусть они и держатся в тени, но более храбрых, трудолюбивых, умных, милосердных и сплоченных, чем хаффлпафцы я ещё никого не знал.
- Но я то не совсем подхожу под описание их факультета. Я ленива, относительно труслива, порой глупа, люблю одиночество и помогаю торговать артефактами, которые уносят человеческие жизни! –сказала Пэт с горечью.
- На счет последнего ты не совсем права. И темные и светлые артефакты становятся опасны в плохих руках. А я, продавая их не могу знать о личности покупателя. Ты, лично, не делаешь ничего плохого, ты убираешься и помогаешь мне делать так, чтобы магические мои вещички работали хорошо, ведь пыль и грязь делает их неисправными…
Горбин и Поттер поболтали ещё немного о разном и разошлись по комнатам. Патриция ещё долго не могла уснуть, она размышляла о Хогвартсе, учениках. Появятся ли у неё друзья? Получиться ли у неё хорошо учиться? Будут ли враги?
____________________________
Пару слов от авторов: дорогие читатели, нам очень интересно, каковы ваши мнения о нашем скромном творении. Черкните пару строк пожалуйста. Больше всего нас беспокоит: не вышло ли слишком занудно? Оба автора привыкли писать огромные курсовые работы с ужасными формулами, очень развернутыми и длинными объяснениями, так что переключиться от всего этого на простой фанфик было не просто. Спасибо за внимание!
P.S. Тапки любим и уважаем.



I'm only a man with a chamber who's got me,
I'm taking a stand to escape what's inside me.
A monster, a monster,
I've turned into a monster,
A monster, a monster,
And it keeps getting stronger. (с)


Сообщение отредактировал Dochka-Nochki - Понедельник, 27.08.2012, 14:04
 
SvetaRДата: Среда, 15.08.2012, 17:48 | Сообщение # 20
Высший друид
Сообщений: 843
« 240 »
По-моему, выходит интересно. smile


Свет лишь оттеняет тьму. Тьма лишь подчеркивает свет.

 
Dochka-NochkiДата: Среда, 15.08.2012, 18:19 | Сообщение # 21
Любовь к хорошему
Сообщений: 259
« 34 »
Quote
По-моему, выходит интересно.

Спасибо) Только вот отзывы почти никто не пишет. facepalm
Klodt_Pusse вообще в депресняк скатился. fear Ну, раз никто не говорит, что фик очень плохой, будем считать, что молчание - это значит: "пока рано о чем-то судить, но авторы не безнадежны".



I'm only a man with a chamber who's got me,
I'm taking a stand to escape what's inside me.
A monster, a monster,
I've turned into a monster,
A monster, a monster,
And it keeps getting stronger. (с)


Сообщение отредактировал Dochka-Nochki - Среда, 15.08.2012, 18:35
 
ВардаДата: Среда, 15.08.2012, 20:27 | Сообщение # 22
Химера
Сообщений: 353
« 35 »
Выходит очень даже интересно. Не беспокойтесь) Продолжайте в том же духе, так как мы все очень ждем продолжения)


настоящее безумие-это когда голоса в голове с тобой не разговаривают,мотивируя это тем,что ты их все равно не слушаешь....
 
Dochka-NochkiДата: Среда, 15.08.2012, 20:39 | Сообщение # 23
Любовь к хорошему
Сообщений: 259
« 34 »
Спасибо, ребята!


I'm only a man with a chamber who's got me,
I'm taking a stand to escape what's inside me.
A monster, a monster,
I've turned into a monster,
A monster, a monster,
And it keeps getting stronger. (с)
 
FenixXДата: Четверг, 16.08.2012, 08:08 | Сообщение # 24
Друид жизни
Сообщений: 178
« 19 »
Да конечно ну и сволочи же родители Пэт!
как так можно поступить с ребенком!



Взрослые - это падшие Ангелы!
 
helldrowДата: Четверг, 16.08.2012, 09:13 | Сообщение # 25
Химера
Сообщений: 373
« 42 »
очен интересно.
Не понравилась только переделанная предыстория событий, просто не могу воспринять менталитет тех людей.



СИ
 
Dochka-NochkiДата: Пятница, 17.08.2012, 11:55 | Сообщение # 26
Любовь к хорошему
Сообщений: 259
« 34 »
Quote (rexhunter)
Да нет, фик интересный, но очень уж м-м-м депрессивный...
Много описаний, лично для меня, наоборот - отлично...
Несколько вопросов:
1) А какой пейринг будет?
2) Далее, произведение будет ли хоть немного более м-м-м "светлым"?
3) Хроноворот. Он же позволяет вернуться назад только на 6 часов? Этого хватит? Рабочий день 8-часовой...
4) А структура произведения какова? То есть Распределение и потом провал года в два?
А так, необычно - пишите еще, с интересом почитаю...

1) ну пейринг точно не канонический - фэмслэш не очень любим. А вообще фик хотели как джен, но пары... наметятся, но еще не очень скоро.
(Ведь первый курс - какая, к драклам, любовь?)
2) Конечно, атмосфера в Хоге и в Лютном переулке совсем разная, но переход будет плавным. И обещаем больше положительных эммоций у героев. smile
3) Ну, дело Пэт маленькое: помыть полы в комнате где лежат артефакты и привести под присмотром Горбина пару не очень опасных вещичек в хорошее состояние (пыль стряхнуть и т. д.) - шести часов ей, в принципе, должно хватить.
4) Ой, мы очень не любим провалы в истории - это не комильфо.(Но порой без них трудно обойтись, например 4 глава - прошло три дня...) Первый курс и второй точно будут более-менее расписаны. Но не на сто глав, разумеется. Все должно быть в разумных пределах. Постараемся максимально отлипнуть от канона и фанона, но ничего обещать не можем.
________________
Да, и еще, ставим одно предупреждение: orange rendez-vous (оранжевое рандеву) smile . В фике будет обилие Уизли (но почти все они третьестепенные герои).



I'm only a man with a chamber who's got me,
I'm taking a stand to escape what's inside me.
A monster, a monster,
I've turned into a monster,
A monster, a monster,
And it keeps getting stronger. (с)


Сообщение отредактировал Dochka-Nochki - Пятница, 17.08.2012, 12:06
 
ОкчулукДата: Пятница, 17.08.2012, 12:33 | Сообщение # 27
Verba volant, scripta manent
Сообщений: 1249
« 282 »
Quote (Dochka-Nochki)
Конечно, атмосфера в Хоге и в Лютном переулке совсем разная, но переход будет плавным. И обещаем больше положительных эммоций у героев.

Это радует, а то пока - "не детская у нас получилась сказка", - подумал Колобок, дожевывая остатки лисы. Хочется все ж чего-то более светлого, а то Пэт окружают одни сволочи. Кстати, а чего она без сопровождения из приюта поехала, где старушка Макгонагалл?



Quae medicamenta non sanat, ferrum sanat; quae ferrum non sanat, ignis sanat. Quae vero ignis non sanat, insanabilia reputari oportet.
 
Dochka-NochkiДата: Пятница, 17.08.2012, 19:19 | Сообщение # 28
Любовь к хорошему
Сообщений: 259
« 34 »
Quote
где старушка Макгонагалл?

На письме из Хогвартса было заклинание, которое определяло дошло ли письмо до адресата + приложены брошюры где рассказывалось почти все про магический мир.
А Макгонагалл было не досуг и остальным преподам тоже. (Возня с философским камнем).



I'm only a man with a chamber who's got me,
I'm taking a stand to escape what's inside me.
A monster, a monster,
I've turned into a monster,
A monster, a monster,
And it keeps getting stronger. (с)


Сообщение отредактировал Dochka-Nochki - Пятница, 17.08.2012, 19:20
 
ОкчулукДата: Пятница, 17.08.2012, 19:27 | Сообщение # 29
Verba volant, scripta manent
Сообщений: 1249
« 282 »
Quote (Dochka-Nochki)
А Макгонагалл было не досуг и остальным преподам тоже.

Понятно, а что у ребенка еще и денег, на экипировку, нет, они как бы и не подумали?



Quae medicamenta non sanat, ferrum sanat; quae ferrum non sanat, ignis sanat. Quae vero ignis non sanat, insanabilia reputari oportet.

Сообщение отредактировал Окчулук - Пятница, 17.08.2012, 19:28
 
Dochka-NochkiДата: Пятница, 17.08.2012, 19:52 | Сообщение # 30
Любовь к хорошему
Сообщений: 259
« 34 »
Quote (Окчулук)
Понятно, а что у ребенка еще и денег, на экипировку, нет, они как бы и не подумали?

На конверте не было адреса: Макгонагалл, кот. подписывала письмо была не в курсе, что Пэт не у Дурслей. Дамблдор тоже. (В главе эдак седьмой будет разговор Поттер и Альбуса где кое-что прояснится. )



I'm only a man with a chamber who's got me,
I'm taking a stand to escape what's inside me.
A monster, a monster,
I've turned into a monster,
A monster, a monster,
And it keeps getting stronger. (с)


Сообщение отредактировал Dochka-Nochki - Пятница, 17.08.2012, 19:59
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » За светлое будущее! (Рейтинг:PG-13, жанр:приключения/драма (обн. 18 сент.))
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск: