Армия Запретного леса

Вторник, 17.07.2018, 04:28
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 4
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » Гарри Поттер и Орден Василиска (Весь фик теперь ЗДЕСЬ! С продолжением!!!)
Гарри Поттер и Орден Василиска
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 00:30 | Сообщение # 1
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Название фанфика: Гарри Поттер и Орден Василиска
Автор: Lord_Peverell (1-21 главы ) & Ksenya_S (бывшая бета) (с 22 главы)
Бета : Ksenya_S
Рейтинг: R
Пейринг: Гарри Поттер/Новый Женский Персонаж
Гермиона Грейнджер/Новый Мужской Персонаж
Джеймс Поттер/Лили Поттер
Сириус Блэк/Новый Женский Персонаж
Ремус Люпин/Нимфадора Тонкс
Жанр: Darkfic/AU/Romance
Размер: Макси
Статус: В процессе
Саммари: А что если после битвы в Министерстве, крестраж уничтожился из-за вторжения Волан-де-Морта в сознание Поттера и Гарри получил все знания и силы Темного Лорда, на момент убийства Поттеров? И как отнесется к этому светлая сторона?
Предупреждения: Названия предметов, термины, фамилии, имена и прочее используются из разных вариантов фанфиков и переводов.
Диклеймер: Вселенная ГП принадлежит Дж. Роулинг.
Благодарности: Большое спасибо моей бете, без нее фанфик был бы гораздо хуже.
P.S. Автор написал 21 главу, остальное дописывает эта самая бета (не без авторского сценария!!!)




" Ничто не истинно. Все дозволено"

Сообщение отредактировал Ksenya_S - Среда, 14.08.2013, 18:58
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 00:40 | Сообщение # 2
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Пролог

Гарри Поттер лежал на своей кровати в доме №4 на Тисовой улице и размышлял. Его волновало то, что после того как Волан-де-Морт завладел его сознанием во время битвы в Министерстве магии, Гарри ощутил, как вспоминает собрания пожирателей смерти, убийства и пытки, совершаемые Темным Лордом, а также новые заклинания и ритуалы. Сначала он очень испугался, но, поразмыслив, понял, что, по всей видимости, от крестража, о которых он также «вспомнил», ему достались лишь только знания, воспоминания и сила, без эмоциональной окраски Темного Лорда. Гарри был очень удивлен и обрадован, что кроме темной магии, Волан-де-Морт очень хорошо знал и другие магические науки, ведь не зря Том Реддл был одним из лучших учеников за историю школы, после которой он продолжил многие свои исследования.

Разумеется, познания не ограничивались рамками школьного курса. Теперь Гарри знал, как Темный Лорд достиг бессмертия. Способ Поттеру абсолютно не понравился: рвать душу на семь кусков это просто ужасно! Раскрылся и секрет связи с Волан-де-Мортом, так как и сам Гарри являлся крестражем, то имел телепатическую связь с создателем. Теперь опасности не было — после того, как Реддл напал на него в министерстве, крестраж был уничтожен, чему Гарри оказался искренне рад, так как проводить над собой ритуал извлечения куска души Тома он не хотел, да и бонус от него достался полезный.

Кстати о темной магии: из знаний Реддла Гарри понял, что нет ни темной, ни светлой магии, она и в самом деле едина. Все зависит исключительно от намерений мага. Да и само деление глупо. Взять, к примеру, такое заклинание как Секо. Его можно использовать в абсолютно разных ситуациях: веревки разрезать, дерево срубить при достаточной силе, а можно и голову им снести, но это же не значит, что заклинание темное. Вообще при вложении достаточного количества силы такие заклинания как остолбеней, окаменей, флипендо, диффиндо, секо, могут привести к смерти человека. Министерство считает темными те заклинания, против которых не работает стандартный щит протего, или отменяющее фините, если не считать высшую белую магию, например заклинание Патронуса или различные щиты, на которые у современных магов редко хватает сил. Несмотря на новые знания, Гарри не питал иллюзий насчет своей силы. Одно дело знать все это в теории, но нужно и на практике все опробовать! Также Поттер предполагал, что все полученное им в «наследство» от Волан-де-Морта — это и есть та самая сила из пророчества, неведомая Темному Лорду.

Чертово пророчество! И надо же было Дамблдору именно в день смерти Сириуса рассказать о нем. Почему он ждал так долго, ведь если бы Гарри знал о нем раньше, он бы вел себя осмотрительнее, и Сириус бы не погиб. Отчасти, он, конечно, винил себя в смерти крестного, но, поразмыслив, понял, что если бы он погиб, спасая кого-то близкого и родного, то не хотел бы, чтобы этот человек винил себя. Такой груз вынести непомерно тяжело, а спасти человека — это выбор, делая который ты уже понимаешь, что перспективы для тебя могут быть не самые радужные.

Размышления Гарри были прерваны стуком в окно. Повернув голову, он увидел красивую сову с письмом. Открыв окно, он впустил птицу. Букля возмущенно ухнула, когда наглая птица решила напиться из ее плошки с водой. Гарри, отвязав письмо, приступил к чтению:

Уважаемый мистер Поттер. Просим вас прибыть в банк, в связи с завещанием Лорда Сириуса Ориона Блэка. Несмотря на то, что ваш магический опекун был против передачи вам данного уведомления, я подумал, что вы захотите об том узнать.

Поверенный рода Поттеров — Кривозуб.


Гарри задумался. Что-то здесь не так. Кто его магический опекун? И если такой имеется, почему сам Гарри живет у Дурслей? В Гринготтс однозначно нужно попасть, и сделать это можно было только одним образом.

— Дядя Вернон?

— Чего тебе, паршивец? — прорычал Дурсль-старший.

— Вы наверняка не хотите меня терпеть здесь, так ведь?

— Допустим.

— Давайте так, вы меня сейчас отвезете в Лондон, и не увидите до конца лета, а возможно и никогда.

Глазки дяди забегали, видимо он просчитывал выгоду от этого варианта.

— Хорошо. Живо собирайся.

— Только есть один момент, вы же не хотите, чтобы мои друзья пришли сюда?

— Щенок, ты вздумал угрожать нам?!

— Нет, дядя, просто я надену мантию, стану невидимым, а вы откроете мне дверь машины и незаметно увезете меня, а сами сделайте вид, что наказали меня и заперли в доме до конца лета. Если у меня все получится, как я задумал, то я сюда больше не вернусь никогда. А чтобы вас никто не доставал, вы можете переехать.

— Ладно, ты меня уговорил, иди, собирайся.

— И еще, дядя, все вещи я забирать не буду, как я потащу свой чемодан? Поэтому я возьму все, что мне нужно, а от остального вы можете избавиться.

Гарри взлетел по лестнице, быстро переоделся в мантию, выпустил Буклю, взял из чемодана палочку, карту Мародеров, Молнию, мешочек с галлеонами, альбом с фотографиями, зеркало, которое дал ему крестный перед уроками у Снейпа и другие ценные вещи. Накинув мантию, он сел в специально открытую дверь машины.



" Ничто не истинно. Все дозволено"

Сообщение отредактировал Ksenya_S - Четверг, 04.07.2013, 00:44
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 00:40 | Сообщение # 3
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Глава 1

*здесь и далее, речь на парселтанге*

Зайдя в Гринготтс, Гарри направился к ближайшему свободному гоблину.

— Здравствуйте, я прибыл в связи с завещанием Сириуса Блэка.

— Аа, мистер Поттер. Следуйте за мной.

Гоблин повел Гарри в один из кабинетов. Там были изумрудно-зеленый пол, стены, отделанные чуть золотистым мрамором, письменный стол из красного дерева, на котором лежали бумаги, а рядом удобное кресло в тон стола. Гарри сел туда и стал дожидаться прихода Кривозуба. Через несколько минут гоблин важно вошел в комнату. На нем были зеленые шаровары и такой же камзол.

— Доброе утро, мистер Поттер. Я рад, что вы смогли придти.

— Здравствуйте господин Кривозуб.

— Мистер Поттер, я так понимаю, вы не в курсе, что имеете титул Лорда? Так как живых Поттеров кроме вас нет, титул Лорда переходит к вам, в этом случае вы можете вступить в права Главы Рода, при этом вам автоматически станут доступны все активы, а так же вы юридически становитесь совершеннолетним.

— Станут доступны все счета? Разве не все деньги лежат в моем сейфе?

— Нет, мистер Поттер, сейф №713 является «детским», такие сейфы создаются для наследников чистокровных семей, чтобы они с детства привыкали управлять своими финансами, планировать расходы и тому подобное.

— И сколько сейфов у рода Поттеров?

— Как я уже и говорил, Поттеры, одна из самых богатых семей Великобритании. Кроме вашего сейфа, есть также сейф с основными сбережениями рода, книгами и артефактами, его номер 487. Так же хочу заметить, что некоторые книги или артефакты могут храниться в Поттер мэноре или других поместьях, принадлежащих вашей семье, кроме того, ваша семья имеет двадцать пять процентов акций Ежедневного Пророка, контрольный пакет акций компании Нимбус, а так же нескольких предприятий магловского мира. Более подробную информацию, я смогу предоставить вам только после того, как вы примите титул лорда Поттера.

— Что для этого нужно?

Кривозуб достал из маленькой шкатулки перстень, с гербом Поттеров.

— Наденьте перстень, если он вас признает, то вы получите титул Лорда.

Гарри надел перстень на указательный палец правой руки, перстень немного нагрелся, а потом стал точно по размеру пальца, чтобы не сжимать его, но и не спадать.

— Отлично, — сказал Кривозуб, — Теперь капните три капли крови на этот пергамент — это стандартная процедура проявления родословной, по линии обоих родителей.

Гарри взял протянутый кинжал, уколол палец и уронил три капли крови на пергамент. Не до конца понимая, что будет дальше, он перевел взгляд на гоблина и чуть было не расхохотался. Но когда Гарри проследовал за его удивленным взглядом, его сердце пропустило удар: помимо ветви отца, которая шла от основателя рода Певерелл, один из потомков которого сменил фамилию на Поттер, была еще ветвь матери, ведущая к имени Салазар Слизерин.

— Лорд Поттер, видите ли, в чем дело, сейчас в живых только два наследника Слизерина: это вы и Том Реддл, который не может претендовать на титул Лорда Слизерина. Как бы он не хвалился этим родством — он полукровка, а вы, как оказалось, чистокровный. Не хотите ли попробовать надеть кольцо Лорда Слизерина?

— Давайте, — произнес Гарри, все еще находившийся в ступоре от происходящего.

Кривозуб вышел из кабинета, и, спустя примерно минут пятнадцать, вернулся и протянул перстень парню. Герб Слизерина Гарри не раз видел в школе — василиск с короной на голове. Надев перстень, Гарри почувствовал, как тот сначала похолодел, потом стал по размеру пальца, и вдруг издал шипение: «Приветствую тебя, наследник». Наблюдавший за происходящим Кривозуб сказал:

— Лорд Поттер, так как наследников Слизерина нет уже давно, то и поверенного у данного рода нет, вы не будете возражать, если им стану я?

— Нет, я буду рад, если вы будете продолжать вести мои дела.

— Очень хорошо. Что касается Певереллов. Видите, у основателя рода было трое сыновей: Антиох, Кадм и Игнотус. Линия Поттеров идет от младшего сына, Игнотуса Певерелла, через несколько поколений род прервался по мужской линии, потом один из потомков, Карлус Поттер основал род Поттеров. На титул лорда Певерелла вы претендовать не можете: по линии старшего брата, Антиоха Певерелла есть наследники.

— Я не расстроен, — кривовато ухмыльнулся Гарри.

— Ну что же, теперь осталось лишь завещание Лорда Блэка. Несмотря на то, что есть и прямые претенденты на его имущество, Сириус Блэк назначил вас своим наследником, а соответственно и передал титул Лорда, я надеюсь, он знал, что делал, ведь если перстень не примет вас, то титул перейдет к следующему претенденту по линии Блэк — Драко Малфою. Наденьте этот перстень.

Гарри взял перстень с изображением Гримма на гербе и надел его, тот сжался по размеру и слегка вспыхнул.

— Отлично мистер Поттер, теперь вы глава трех родов, это большая честь, главный род, разумеется, Слизерин, потом Поттер и Блэк. Как только я проведу полную ревизию имущества, я пришлю вам сову.

— Отлично, у меня есть несколько вопросов. В письме вы упоминали про магического опекуна. Кто он?

— Альбус Дамблдор, — с ухмылкой произнес гоблин.

— Что? Но как это возможно? — мир Поттера рушился на глазах.

— Согласно завещанию ваших родителей, вашим опекуном должен был стать ваш крестный Сириус Орион Блэк, или Ремус Джон Люпин. Поскольку мистер Блэк попал в тюрьму, а мистер Люпин является оборотнем, Альбус Дамблдор благодаря своему влиянию в Визенгамоте оформил опекунство на себя. Именно он распоряжался вашими сейфами до принятия вами титула Лорда. Откуда регулярно снимал деньги на ваше содержание.

— На мое содержание? А почему я об этом не знаю? Вы не могли бы вместе со списком имущества предоставить мне и расходы за то время, что он был моим опекуном? Теперь доступ ему, как я понимаю, закрыт?

— Я пришлю вам отчет вместе со списком имущества. Доступа больше у Дамблдора нет, вы правы.

— Какое поместье вы бы мне посоветовали?

— Лучше всего вам подойдет Слизерин мэнор, он наиболее защищен, чтобы попасть туда, вам нужно нажать на герб на Родовом Перстне и произнести «Слизерин мэнор».

— Большое спасибо. И еще, есть ли способ получать деньги в магловской и магической валюте, не приходя в банк?

— Разумеется, нужно купить сквозной кошелек, его стоимость сорок галлеонов, вам нужно лишь мысленно назвать сумму и валюту. Этот кошелек невозможно украсть или потерять.

— Я хочу купить такой кошель. Деньги возьмите из сейфа Слизерина, с ним же и свяжите.

Кривозуб позвал помощника и что-то ему объяснил на гоблинском языке, тот, быстро кивнул и убежал. Вернулся он через десять минут уже с кошельком. Положив кошелек в карман, Гарри направился на Темную Аллею.

Первым делом он зашёл к «Твилфитту и Таттингу». В салоне было два незнакомых ему человека, мужчины лет под пятьдесят. Они стояли у витрины со шляпами и, переругиваясь, по очереди мерили то одну, то другую. Спустя минуту, как Гарри зашёл, к нему подбежала девушка:

— Здравствуйте, молодой человек. Меня зовут Аманда Престон. Чем я могу вам помочь?

— Здравствуйте, — кивнул Поттер. — Очень приятно, я бы хотел купить несколько мантий.

— В Хогвартс? Какой курс? — Спросила Аманда.

— Шестой курс.

— Ясно. Чего именно Вы хотите?

— Я хочу приобрести у вас несколько парадных мантий и повседневный гардероб.

Следующий час превратился в его личный Ад. Он снимал, мерил, снова снимал и снова мерил, крутился перед зеркалом. К его глубочайшему облегчению через два часа он вышел из магазина, держа в руках пакеты с различными мантиями, а его кошелёк «полегчал» на двести галлеонов.

Справедливо рассудив, что таскать пакеты, по улице неудобно он пошел в магазин чемоданов, где ему приглянулся небольшой бездонный рюкзачок, ну, разумеется, бездонным он только назывался, но вместить туда все школьные чемоданы семьи Уизли вполне можно, также на нем лежали чары уменьшения веса, и независимо от содержимого рюкзак весил совсем немного. Сгрузив туда все пакеты, Гарри отправился дальше.

Следующим этапом покупок были ингредиенты для зелий, как и набор самих зелий. Несмотря на то, что Снейп — сволочь, зелья — действительно нужная и полезная вещь. Купив себе набор лечебных зелий, а так же ингредиентов для их приготовления, что обошлось ему примерно в восемьдесят галлеонов, все-таки сумка с зельями оказалась большая. Вещи, оставленные у Дурслей, были без надобности — особенными не были, да и к тому же забавно было бы посмотреть, как тетя Петунья брезгливо бы смотрела на его запыленный котел или грязную клетку, но не смогла бы переступить через себя, чтобы притронуться хоть к чему-то.

Поэтому он отправился на покупки всего, что необходимо было для учебы, но не смог устоять и по пути зашел в зверинец.

Сова у него в принципе есть, но ему захотелось купить себе змею. Парселтанг это ведь великий дар, все-таки интересно иметь животное, с которым можно пообщаться. Зоомагазин встретил Поттера кудахтаньем, мяуканьем, шипением, рычанием и другими звуками. Обратившись к продавщице, Гарри спросил:

— Простите, мадам, а где у вас змеи?

— Они в заднем отделе, тебе показать?

— Да, пожалуйста.

Змеи были на любой вкус, разного цвета и размера, продавщица ушла, оставив его наедине с ними. Змеи шипели:

* — Глупые люди, приходят и смотрят на нас, а мы должны сидеть в клетках целыми днями.*

* — Надо их всех покусать.*

* — Молчать*, — прошипел Гарри с ухмылкой.

* — Он Говорящий!*

* — Говорящий!*

* — Здравствуйте, Говорящий!*

* — Кто из вас самый опасный?* — спросил Гарри

* — Король самый опасный*, — в унисон зашипели змеи.

* — Здесь есть василиск?! Где?*

* — Я здесь, говорящий.*

Гарри пошел на голос, зная, что василиск убивает взглядом лишь по желанию. Змееуста он вообще может убить только по приказу хозяина, а добровольно ни одна змея не навредит змееусту. В дальнем конце комнаты, он увидел небольшую змейку с желтыми глазами. Она была похожа на василиска из тайной комнаты, только эта была ярко-зеленая, и к тому же маленького размера.

* — Но василиск — огромный змей!* — воскликнул Гарри, * — или ты еще маленький? *

* — Я могу менять свой размер в зависимости от желания, для маскировки. Можно из естественного размера стать именно таким, как я сейчас* — прошипел в ответ змей.

* — Как тебя зовут?*

* — У меня нет имени, говорящий, имя змее дает только ее хозяин.*

* — Ты будешь меня слушаться, если я тебя куплю?*

* — Да, говорящий.*

Позвав продавщицу, Гарри показал на василиска.

— Мы не знаем что это за змея, она живет в этом магазине более двадцати лет. Поэтому с вас сто пятьдесят галлеонов, я понимаю, что это довольно дорого, но…

— Все в порядке, меня все устраивает, — сказал Гарри, про себя думая о том, как она продешевила.

Как только Гарри вышел из магазина, раздалось шипение из аквариума.

* — Хозяин, выпусти меня из банки.*

Василиск обернулся вокруг правой руки Гарри, как только выполз из аквариума.

* — Сколько тебе лет?* — спросил Поттер.

* — Сто пятнадцать, хозяин.*

* — Зови меня Гарри, и нужно дать тебе имя, как насчет Салазар, в честь моего великого предка, от которого и пришел мой дар змееуста?*

* — Мне нравится имя Салазар, Гарри.*

* — Еще одно, без моего приказа, не убивай никого взглядом или ядом.*

* — Хорошо, Гарри.*

С Салазаром на руке, Гарри пошел за волшебной палочкой. Он не боялся того, что кто-то заметит его со змеей. Благодаря Темному Лорду, Поттер знал, что обитатели Темной Аллеи не выдают друг друга, здесь всегда находят убежище темные существа, которых притесняет министерство: вампиры, оборотни и другие. «Тем более кто ожидает встретить на Темной Аллее Гарри Поттера?», — задал он сам себе риторический вопрос.

Магазин волшебных палочек встретил Гарри тишиной. Из глубины магазина вышел мужчина средних лет и представился:

— Меня зовут Джек Ренстон, чем я могу вам помочь?

— Мне нужна новая волшебная палочка.

— Дайте посмотреть вашу палочку, если она у вас есть.

— Держите.

После нескольких диагностических заклинаний Джек спросил:

— Как вы можете пользоваться этой палочкой мистер…?

— Лорд Слизерин.

— Видите ли, Лорд Слизерин, — слегка удивленно проговорил продавец, — дело в том, что на вашей палочке стоит куча следящих чар вместе с ограничительными. Такая комбинация привела к тому, что палочка, как паразит, постоянно высасывает вашу магическую силу.

— А вы не можете определить, кто поставил эти чары?

— Стандартные чары для отслеживания колдовства поставил создатель палочки, а вот добавил те, что привели к такому эффекту — Альбус Дамблдор, магический почерк даже не скрыт, видимо он считал, что вы не дадите палочку на исследование непредвзятому мастеру, — ухмыльнулся Ренстон, — Не переживайте, мы подберем вам новую палочку. У меня тут появилась одна мысль. Видите ли, в моем магазине есть палочка, когда-то принадлежавшая Салазару Слизерину. Сейчас я ее принесу.

Вернулся хозяин уже с черной коробочкой. Открыв ее, Гарри увидел очень красивую палочку: блестящая, черная, с рукоятью в виде колец змеи, а на конце палочки была змеиная голова с открытой пастью, в которой были крошечные клыки и рубин в глубине. Два маленьких глаза-изумруда немного светились в темноте. Несмотря на схожесть со змеей, сама палочка была прямой, ее форма чем-то напоминала василиска. Взяв ее в руку, Гарри почувствовал приятное тепло, а из палочки посыпались серебряные искры.

— Лорд Слизерин, я рад, что эта палочка выбрала вас, дело в том, что она принадлежала Салазару Слизерину, он был некромантом, поэтому легенда гласит — что это посох, но эта палочка никого не признавала, даже его потомков. Поэтому доподлинно проверить этого не удалось, также неизвестно из чего эта палочка сделана. Следящих чар на ней, разумеется, нет, да и я как-то не устанавливаю их на свои палочки, — слегка улыбнулся он, — Я не создавал эту палочку и денег за нее с вас не возьму. И, к тому же, вы наследник рода Слизерина, эта палочка принадлежит вам по праву.

— Спасибо, у вас есть кобура для нее?

— Разумеется, как вам такая? — спросил продавец, показав черную кобуру. — Сделана из кожи дракона, зачарована от воровства, призывных и обезоруживающих чар, цена двадцать галлеонов.

— Я беру ее, — сказал Гарри, — прицепив на левую руку кобуру и положив в нее свою новую палочку, Гарри вышел из магазина.

* — Все, Салазар, мы идем домой.* Слизерин мэнор, — сказал Гарри и исчез во вспышке портала.



" Ничто не истинно. Все дозволено"

Сообщение отредактировал Ksenya_S - Четверг, 04.07.2013, 00:43
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 00:42 | Сообщение # 4
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Глава 2

Появился Гарри перед воротами самого красивого замка, из тех, которые он когда-либо видел. Крыша замка была похожа на миниатюрный город. Остроконечные башенки, купола в форме раковин и фронтоны, разукрашенные скульптурными композициями — все это великолепие вырисовывалось на фоне голубого неба. Сумасшедшее смешение самых разных форм делало замок отчасти похожим на уставленную фигурами шахматную доску, с разницей в том, что здесь присутствовала какая-то хаотичность, чего нет в идеально упорядоченных фигурах на этой самой доске.

Это многообразие в сочетании с масштабами замка было той красотой, которая насколько зачаровывает, настолько и пугает: от нее захватывает дух, и невозможно перестать смотреть. Постоянно подмечаешь что-то новое и радуешься еще большему количеству еще неизвестного.

Огромным темным морем сразу за оградой простирался хвойный лес. Из-за этого воздух вокруг казался каким-то особенным, и казалось, что он растет еще со времен Салазара и хранит не одну его тайну.

Очнувшись, как от наваждения, Гарри подошел, наконец, к воротам. В самом центре был фамильный герб, который в точности повторял тот, что был у факультета, но более изящен и не так прост, как казалось на первый взгляд: за исключением змеи с красными глазами, щит был полностью испещрен древними письменами и руническим текстом. К специальной выемке чуть выше щита он приложил родовой перстень. После небольшого скрежета ворота открылись, и, зайдя на территорию поместья, Поттер увидел большое озеро, располагавшееся недалеко от замка и решил позже исследовать его более глубоко. Территория, на которой находилось поместье, просто поражала своими размерами. Различные скульптуры, изображающие животных магического мира, украшали ее среди ровно выстриженных кустов. Больше всего Поттеру понравился дракон, раскинувший крылья, который располагался недалеко от озера. Фонари были сделаны в форме змей, а также на территории был сад, вход в который представал из себя арку, увитую дикими розами. В самом саду виднелись идеально выстриженные деревья-шары, раскидистые палисадники с цветами, всех названий которых Гарри не то что не знал, но и их самих никогда не видел. По просьбе Салазара, хозяин выпустил его погулять и пошел дальше.

Тут перед Гарри появился домовой эльф в изумрудном полотенце с гербом Слизерина. Несмотря на то, что эльф поклонился, он разительно отличался от всех эльфов, которых видел Гарри, он держался прямо и с достоинством, во взгляде читалось уважение к хозяину, а также безграничная преданность.

— Лорд Слизерин, мы так рады, что вы вернулись! Я Динки, главный эльф Слизерин мэнора.

— Но ведь Слизерин мэнор пустовал более сотни лет, откуда здесь могут быть эльфы?

— Замок заколдован так, чтобы он просыпался, когда хозяин появляется, сейчас для нас все выглядит так, словно предыдущий хозяин был здесь еще вчера.

— Ясно. Сколько эльфов в Слизерин мэноре?

— Пятнадцать эльфов вместе со мной, Лорд Слизерин.

— Называй меня Гарри, этот замок могут найти совы?

— Нет, хозяин Гарри, не могут, потому что защита мэнора не допускает их проникновения.

— Мне нужно, чтобы совы могли доставлять почту, ясно?

— Да, хозяин Гарри.

— Отлично, проводи меня в хозяйские покои.

— Идите за мной, хозяин Гарри.

Внутренний интерьер замка не поддавался описанию. Блестящий пол, красивейшие колонны, все портреты в золотых рамах, резная мебель, стены из серебристого мрамора. Кстати, что удивительно, не везде преобладали «слизеринские» цвета.

— Хозяин Гарри, мы пришли.

Комната поразила воображение Гарри: большой кабинет с несколькими шкафами, заставленными книгами, письменный стол, за которым была дверь, ведущая в спальню. Там стояла довольно широкая кровать с балдахином, небольшой письменный стол, а так же несколько шкафов для одежды. Заставив эльфа разбирать покупки, Гарри стал осматриваться дальше. Из комнаты была дверь в ванную, открыв которую Гарри очень удивился и обрадовался, за дверью была практически полная копия ванны старост в Хогвартсе. Тот же бассейн, те же краны для регулировки воды, объема пены и количества пузырей. Отличия были только в отсутствии портрета русалки, вместо этого стены из черного мрамора были украшены резными фигурами змей, которые слабо светились серебром в темноте и переползали с одного дерева на другое. Да и бассейн был немного меньше.

Снова вернувшись в кабинет и сев за стол, Гарри подумал, «Есть ли здесь библиотека?»

— Динки.

— Да, хозяин Гарри.

— Здесь есть библиотека?

— Разумеется, хозяин Гарри. Вас проводить?

— Да.

— Прошу за мной.

Библиотека превзошла все ожидания! Громадные стеллажи, набитые книгами уходили под потолок. Светлое помещение было размером, чуть ли не с большой зал Хогвартса. Стеллажи стояли не только вдоль стен, но и, образуя ряды, в остальной части комнаты. Два письменных стола и несколько уютных кресел для чтения книг находились в небольшом отдалении, окруженные стеллажами пониже.

— Да здесь столько книг, что мне их за всю жизнь не перечитать, как здесь можно что-то найти. Вот, например, если мне нужны книги по анимагии?

Неожиданно на одном из столов появилась стопка книг. Подойдя к ней, Гарри обомлел: все книги были об анимагии. Увидев книгу Слизерина, Гарри попросил книги за авторством Основателей, и очень удивился, увидев стопку книг: «Боевая магия» Г. Гриффиндора, «Заклинания для змееуста» С. Слизерина, «Анимагия» С. Слизерина и Г. Гриффиндора, «Нумерология и древние Руны, как создать свое заклинание» Р. Райвенкло, «Заклинания» Р. Райвенкло, «Маскирующие Чары» П. Пуффендуй, «Древние Артефакты» Г. Гриффиндора, «Все животные, говорящие на парселтанге» С. Слизерин, «Высшая магия» за авторством четырех основателей. «Дуэлинг» Г. Гриффиндора, «Магические существа» П. Пуффендуй, «Бытовые Чары» П. Пуффендуй, Некромантия С. Слизерин, «Беспалочковая магия» П. Пуффендуй, «Ментальная магия» С. Слизерин.

Левитируя перед собой все это великолепие, Гарри направился в свой кабинет. Палочку с пером феникса он решил уничтожить, следящие чары ему были без надобности. После того, как Поттер сжег обломки, он обратил внимание на книги. Самая первая книга, которую открыл Гарри, был трактат по анимагии. Это искусство занимало его мысли, и в его планах было постичь его, еще когда он был у Дурслей. Из предисловия Гарри понял, что некоторые маги способны иметь несколько анимагических форм.

Для определения анимагической формы следовало провести сложные нумерологические расчеты, благодаря знаниям Волан-Де-Морта, Поттер неплохо разбирался в этой науке. Поняв, что для определения своего зверя требуется довольно долгое время. Например, мародеры стали анимагами за год. Но при этом у них были занятия, квиддич, отработки, да и просто развлечения. Гарри подумал, что неплохо бы раздобыть маховик времени. Так как других идей все равно не было, он решил осмотреть кабинет более внимательно. Примерно через час на одном из шкафов Гарри заметил вырезанную серебристую змейку.

* — Откройся,* — прошипел Гарри.

Никакого результата.

* — Говори со мной, Салазар Слизерин, величайший из Хогвартской четверки,* — прошипел озадаченный Поттер.

Нулевой результат.

* — Идиотский шкаф, — яростно прошипел Гарри, — именем Лорда Слизерина откройся!*

А вот теперь, тот самый шкаф, на котором была нарисована змейка, отодвинулся, а за ним оказался темный тоннель.

— Люмос, произнес Поттер, и вспышка света осветила каменные своды тоннеля, который оказался очень коротким. За тоннелем располагался небольшой кабинет, на письменном столе лежала записка.

Наследник, если ты это читаешь, значит, меня уже нет в живых. Эту комнату я здесь оставил не просто так, перед своей смертью, я стал работать над аналогом маховика времени, который не отправляет в прошлое, а останавливает время в помещении. К сожалению, при установке маховика в помещение он разрушился, а чары перешли на саму комнату. Если хочешь узнать, сколько времени ты проводишь именно в самой комнате, нужно произнести на парселтанге, «*хочу знать время*», на работу комнаты это не влияет. В теории, раз время в комнате останавливается, то и чары не должны выдохнуться. Такой артефакт я задумывал для обучения, сам понимаешь, сколько всего можно выучить, если время над тобой не властно. Комнату, о которой я говорил, ты найдешь прямо за дверью напротив стола, там довольно просторно для тренировок, тебя я прошу об одном, оставь здесь это письмо, для следующих наследников, если таковые будут.

Салазар Слизерин.


Вернувшись в кабинет за книгами, Гарри приказал Динки ждать, и сказать, через какое время он вернется. После того как Поттер зашел в нужную комнату, он увидел горящие факелы, что уже говорило о работающей магии. В комнате был диван, несколько кресел, письменный стол и камин, в котором все еще горело пламя. Так же было довольно много места для тренировок в анимагии.

Гарри решил попрактиковаться в щитовых заклинаниях, которые он узнал из памяти Лорда, когда, по мнению Поттера, прошло несколько часов, он вышел из комнаты. Динки, стоящий перед дверью сказал, что как только Гарри закрыл дверь он сразу же вышел. Юный наследник Слизерина очень обрадовался, что магия комнаты работает и решил вернуться туда, но тут он понял что проголодался, ведь он не ел с тех пор как уехал из дома дяди и тети! Поттер решил, что нужно перекусить. Приказав Динки приготовить ему обед, он взял одну из книг и сел за столом своего кабинета. Спустя пять минут перед Поттером появилась эльфийка, отвечающая за кухню, с подносом в руках.

Перекусив, Гарри вернулся в обнаруженную комнату Слизерина и углубился в расчеты своей анимагической формы. Поттер очень долго сидел за ними, видимо магия комнаты действовала так, но Гарри не хотел больше ни есть, ни спать. Очень долгое время у него не получалось ничего, постоянно выходили разные признаки, по одним из них формой была птица, по другим какая-то крупная змея. После того как Гарри более внимательно прочиталтрактат по анимагии, он понял, что ему нужно действовать по другому принципу, так как если признаки подобным образом не сходятся, то это означает, что у него несколько анимагических форм, судя по всему две. Произнеся кодовую фразу для показа времени, Гарри углубился в расчеты.

Примерно спустя месяц, Гарри высчитал первую форму — василиск. Спустя еще пару недель покорилась и вторая, которая оказалась черным фениксом. Из книги Пенелопы Гарри узнал о способностях Черного Феникса. От обычного феникса он отличался тем, что не мог перерождаться, он проживал одну жизнь, потому они настолько редки, никаких особенностей по сравнению с красными собратьями не было, разве что мог переносить больший вес, да и размером немного больше. Гарри наколдовал в комнате большое зеркало.

Теперь, когда анимагическая форма известна, начинается самый быстрый, но при этом самый сложный этап – превращение. Нужно слиться со своим зверем, почувствовать его, немного сосредоточившись, Гарри представил себя василиском. Как описано в книге, он словно бы дотянулся до зверя внутри себя. Поттер почувствовал, как его тело стало меняться, он ощутил какое-то странное подвешенное состояние, а в следующее мгновение он понял, что у него нет ни рук, ни ног.

«*Получилось*», — прошипел Гарри. Посмотрев на себя в зеркало, он ощутил прилив гордости, громадный василиск, немного больше монстра из Тайной Комнаты, почти черного цвета с ярко — зелеными глазами. Медленно ползая по комнате, Поттер постепенно осваивался, движения становились все грациознее.

Гарри захотел снова стать человеком и почувствовал, как тело стало меняться, и вот он снова ощутил, что стоит на двух ногах. «Вроде бы получилось, — сказал Гарри, — теперь попробуем феникса, интересно, что это за черный феникс такой?

Со второй анимагической формой возникли проблемы, после попытки превратиться, Поттер потерпел неудачу, у него получился василиск с черным хохолком на голове. Спустя неделю тренировок Гарри научился превращаться в феникса полностью.

С полетами юный анимаг освоился немного быстрее, чем с ползаньем, может, сказалась любовь к полетам: Гарри уверенно чувствовал себя в воздухе, а может что-то еще. Немного полетав по комнате, Гарри взлетел под потолок, и ему в голову пришла идея. А что, если превратиться сразу из феникса в змею, минуя стадию человека? Честно говоря, он не надеялся, что получится, но в результате василиск шлепнулся на пол. Поттер, прошипев что-то непечатное, превратился в человека

Спустя месяц Гарри полностью освоился и слился со своими формами. Его радовало, что он смог применять перемещение феникса и взгляд василиска, который он тренировал на наколдованных мышах, в человеческом обличии.

Еще несколько лет Гарри потратил на изучение остальных книг. Некоторые заклинания и зелья он помнил, некоторые были для него новыми.

Примечательно было то, что Салазар Слизерин изобрел зелье, которое может вылечить оборотня, но проблема в том, что оборотень должен выпить его в полнолуние, а в его состав входит аконит. Попробуйте заставить смертельно опасное, безумное животное выпить то, что оно считает опасным на уровне инстинкта.

Ментальную магию Гарри изучал около трех лет, она давалась ему очень тяжело, несмотря на знания Темного Лорда в этой области. Все дело в том, что естественные барьеры были разрушены, когда Снейп, не объясняя Гарри как нужно закрывать сознание, вламывался в голову к Поттеру раз за разом.

После посещения Темной Аллеи, в которой Гарри набрал ингредиентов для зелий на три тысячи галеонов, он углубился в зельеварение, освоить книгу Слизерина, приготовив все указанные там зелья, Гарри смог примерно за четыре года.

Потратив полгода на изучение книги Р. Райвенкло «Нумерология и древние Руны, как создать свое заклинание», Гарри создал любопытное заклинание, своеобразный аналог Авады Кедавры. Разница была в том, что оно не убивало, а оглушало на гораздо больший отрезок времени, чем те же оглушающие чары. При этом накладывались заглушающие чары на дыхание, и иллюзия того, что человек не двигается. И вербальная формула отличалась, звучала как «Авата Кетавра», при этом на слух разницы не было, но заклинание снималось простой финитой.

Книгу «Артефакты» Гарри прочитал с интересом, но ничего нужного для себя не нашел, там было просто описание редких предметов, с самыми разными свойствами. Спасибо памяти Волан-Де-Морта: он в юношестве интересовался этим вопросом.

В книге «Все животные, говорящие на парселтанге» С. Слизерина Гарри нашел интересный факт: драконы говорят на парселтанге. Вспомнив свои выкрутасы с Молнией на четвертом курсе, он почувствовал себя глупо: можно было просто попросить золотое яйцо. Потом Гарри взял книгу «Заклинания для змееуста»

В этой книге было много самых различных заклинаний на языке змей, плюсы некоторых, даже самых простых заглушающих чар в том, что их можно снять только контрзаклятием на парселтанге. Было заклинание, которое временно превращает палочку того, в кого его послали, в змейку. На изучение этой книги Гарри потратил всего полгода.

Высшая Магия давалась Поттеру очень нелегко, он постоянно падал с магическим истощением, только вот оно было несколько необычным. При обычном магическом истощении маг не только магически, но и физически истощается. А так как Поттер в этой комнате не уставал физически, то ему приходилось просто проводить время за книгами, в ожидании, когда магия восстановится. Свою магическую силу он развил только через четыре года. Заклинание за заклинанием Гарри осваивал высшие щиты и атакующие чары. Как только с высшей магией было покончено, Поттер взял книгу по некромантии. Примечательно то, что книгу Гарри открыть не смог. Чего он только не пробовал, шипел разные фразы на парселтанге, пробовал кучу отпирающих заклинаний. Вот где пригодилась книга Райвенкло! Там были такие заклятья, которых не знал даже Волан-де-Морт. Тут ему в голову пришла идея, он достал палочку в виде василиска, коснулся ей обложки и прошипел «*Именем Слизерина – откройся*». Змея с обложки зашипела, — «*Приветствую тебя, наследник*». Книга открылась. Это было что-то вроде дневника Салазара Слизерина.

Углубившись в чтение, Гарри вскоре узнал, что некромантия — это очень полезная отрасль магии. Несмотря на то, что все ее считают темной, многие заклинания некромантии направлены на помощь человеку. Хотя, чаще всего самому некроманту, но вот от того насколько сильны боевые заклятья некромантии просто волосы вставали дыбом! Как узнал Гарри, некроманты различаются по величине магической силы. Всего четыре ступени: низший некромант, адепт некромантии, мастер некромантии и высший некромант, или как его еще называют истинный.

Что примечательно, высшим некромантом, а именно им и был Слизерин, может стать только маг, обладающий посохом смерти. Никаких подробностей о его создании Салазар в своем дневнике не указал, а лишь написал, что если кому-то из его потомков покорится его посох, он сможет обладать даром высшего некроманта. На рисунке в книге была та самая палочка в форме василиска. Это на самом деле был посох. Чтобы посох окончательно признал нового хозяина, нужно капнуть своей крови на палочку. После выполнения Поттером описанных в книге действий, палочка стала расти в размерах и превратилась в изящный посох, который в точности повторял палочку.

В книге было указано, что после того как посох признал мага, против воли хозяина его никто не может взять в руки. По желанию его можно обратить в палочку, а так же он усиливал силу заклинаний. Возможности у некромантов были совершенно различны и располагались по возрастающей.

Все умения низшего некроманта ограничивались тем, что он мог создавать инферналов и поднять несколько скелетов, при этом теряя огромные запасы магической энергии.

Адепт некромантии был более развит в плане способностей, по сравнению с низшим. Он мог создавать зомби. Если инферналы, по сути дела, бездумные марионетки, то вот у зомби есть какие-то зачатки интеллекта, во всяком случае, они не идут глупым стадом на врага, а используют какое-то подобие стратегии. Соответственно адепт мог призвать гораздо больше нежити за один раз.

Мастер некромантии может создать лича. Эти ожившие мертвецы являются венцом магии смерти. Воскресший труп, на который не действует магия смерти, обладает сознанием, из всех вариантов ведения боя он может выбрать наиболее приемлемый, исполняет приказы четко, но не бездумно, что примечательно, обладает магической силой и достаточно обширным арсеналом заклинаний, зависящим от познаний создавшего его некроманта, при этом лич никогда не нападет на создателя. Также мастер может оживлять неодушевленные предметы. Например, сделать артефакт, обладающий личностью или оживить скелет или каменную статую, причем интеллект такого творения напрямую зависит от целей, с которыми оно создавалось. В очередной раз Гарри поразился лицемерию «светлой стороны». Ведь распределяющая шляпа результат некромантии!

Также мастер-некромант обладает первыми двумя уровнями магии теней из четырех. Магия теней, как узнал Поттер, очень сильная отрасль стихийной магии, достаточно освоивший это искусство маг, способен призывать дементоров, однако теряя при этом много сил. Как оказалось, дементоры являются чем-то вроде лича и призрака в одном лице, но лишены способности говорить на человеческом языке. «Лишь некромант может понять их», — гласила книга. Волан-де-Морт был именно мастером некромантии.

Все предыдущие ступени с лихвой переплюнул истинный некромант: полный доступ к магии теней, возможность создания нескольких дементоров за раз. Правда, теряя опять-таки большой запас энергии. Но при создании другой нежити энергии тратилось гораздо меньше, чем у остальных, за счет использования посоха смерти. А вот когда среди возможностей высших некромантов Гарри вдруг увидел строчку: «воскрешение мертвых», в его голове, словно маятник, застучала одна мысль: мама, папа, Сириус…

Выйдя из ступора, Поттер углубился в книгу. Как оказалось, у некромантов были свои заклинания, среди них было такое, которым можно уничтожить дементора. Ну разумеется, если некромант мог его создать, то мог и уничтожить, это заклинание относилось ко второму уровню магии теней. Потратив восемь лет на изучение некромантии, Гарри узнал: как поднять инферналов, зомби, личей, создание которого, правда, завершилось неудачей. А насчет создания дементоров информации не было и вовсе, как и магии теней, лишь несколько заклятий, самыми полезными из которых были цепь теней, теневая ловушка и клетка тени. Также он понял, как воскрешать мертвых, сложность ритуала в том, что нужно найти могилу, либо, если тела после смерти нет, нужно быть на месте смерти, но тогда нужно нечто, принадлежавшее когда-то мертвому. Гарри не был уверен, что у него это получится — слишком много сил требовал подобный ритуал. При воскрешении было условие, что «воскресший маг, стареет настолько лет, сколько должен был он прожить, если бы не умер».

Беспалочковая магия оказалась не таким уж и сложным делом, здесь главное – научиться концентрировать свою магию, что обычно и делает палочка, а потом заклятье за заклятием осваивать беспалочковую магию. Жаль, что беспалочковые заклинания были несколько слабее, да и энергии забирали больше, зато теперь можно было не опасаться, что будет, если потеряешь палочку в бою.

Невербальная магия далась даже легче беспалочковой. Весь принцип: четкое осознание результата и уверенность в нем, но, к сожалению, некоторые заклинания слишком сложно выполнить невербально, освоив эти принципы, он отложил книгу в сторону.

Совершив еще один набег на библиотеку, Поттер обнаружил там книгу по стихийной магии за авторством Геллерта Грин-де-Вальда. «Интересно, как она тут оказалась?» – подумал он. Оказывается, стихийной магией может овладеть практически любой маг, главное это надлежащее упорство. Заклинание за заклинанием Поттер осваивал древний трактат. Когда со стихийной магией было покончено, он изучил несколько книг Николаса Фламеля, в которых было достаточно много дельных советов для зельевара и алхимика.

Трактат Мерлина и Морганы о теории магии рассказал Поттеру то, чего не знал даже Волан-де-Морт, не то чтобы совсем не знал, лишь догадывался кое о чем. Если кратко, то деление магии на темную и светлую глупо и безосновательно. Магию стоит делить лишь по направлениям: Боевая магия, рунная, стихийная, нумерология, трансфигурация. А также бытовая магия, зельеварение, алхимия, астрономия, целительская магия и тому подобное.

В свою очередь направления магии могут делиться на категории. К примеру, стихийная магия делится на пять групп, соответствующих пяти концам древней звезды единства. Четыре нижних конца называют элементарными: огонь, вода, земля и воздух, а верхний конец символизирует магию теней. Маг, покоривший все пять ее концов, то есть на высшем уровне освоив каждую группу стихийной магии, существенно повышает этим свою магическую силу.

Пятнадцать лет потратил Гарри Поттер на то, чтобы освоить магию четырех стихий, но вот о магии теней информации было слишком мало. Изменив свой магический потенциал, Поттер остался доволен: магическая сила Волан-де-Морта, наследие Слизерина и собственная развившаяся за эти годы магия сделала его достаточно сильным магом. Пожалуй, теперь он мог бы сразиться на равных с любым мракоборцем или пожирателем ближнего круга, но вот, к сожалению, до Дамблдора или Волан-де-Морта было далеко. (П/А как вы знаете, Волан-де-Морт всегда боялся директора, да и за сто пятьдесят лет можно многому научиться, значит Дамблдор сильнее Волди, а за годы скитаний Том Реддл зря времени не терял и искал новые знания. К тому же согласно пророчеству Трелони, сделанному на третьем курсе Поттера. «С поддержкой верного слуги Темный Лорд воспрянет вновь, еще более великим и ужасным, чем когда–либо доселе». То бишь Том станет еще сильнее, поэтому Поттер и слабее их. И потому, как только он покорит звезду единства, едва-едва догонит их…). У Поттера не было возможности тренироваться полноценно, личей он создавать так и не научился, а разрушать скелеты и зомби быстро надоело, на одном магическом потенциале далеко не уедешь, а опыт не придет от чужих знаний.

Изучив еще с два десятка интересных книг, Гарри закончил свое обучение. По крайней мере, теперь он не был наивным мальчишкой-гриффиндорцем, неспособным постоять за себя.



" Ничто не истинно. Все дозволено"

Сообщение отредактировал Ksenya_S - Четверг, 04.07.2013, 00:42
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 00:46 | Сообщение # 5
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Глава 3

На следующее утро Гарри проснулся от стука в окно. Повернув голову, он увидел Буклю и с ней какую-то незнакомую серую сову. Когда Гарри открыл окно и впустил птиц, Букля укоризненно ухнула, выражая свое недовольство по поводу того, что пришлось так долго искать своего хозяина. Серая сова протянула лапку с письмом, как оказалось, письмо было от Альбуса Дамблдора.

Дорогой Гарри!

Если тебе удобно, я зайду за тобой в дом номер четыре по Тисовой улице в ближайшую пятницу в одиннадцать часов вечера, чтобы сопроводить в «Нору», куда тебя приглашают провести остаток школьных каникул.

Если ты не против, я также был бы рад твоей помощи в одном деле, которым рассчитываю заняться по пути в «Нору». Подробнее объясню при встрече.

Большая просьба прислать ответ с той же совой. Надеюсь увидеться с тобой в пятницу.

Искренне твой, Альбус Дамблдор.


Гарри сразу отправил свое согласие с той же совой, решив, что пока рано знать директору, что он в курсе некоторых его махинаций. Неожиданно осознав, что сегодня та самая пятница, Поттер начал собираться к Дурслям. Хоть он и не собирался туда возвращаться, все-таки придется, но он успокоил себя тем, что это буквально несколько часов. В пять часов вечера, Гарри надел обычную магловскую одежду, позвал Салазара, приказал эльфам ухаживать за Буклей, накинул мантию невидимку и с помощью телепортации феникса появился прямо в доме Дурслей.

Дядя Вернон, по всей видимости, был на работе, поэтому Гарри пока с помощью легилименции порылся в голове тети Петуньи, и узнал, что родственники сделали вид, что решили наказать Гарри, во и что поверила миссис Фигг и, судя по всему, передала Дамблдору. Гарри стал исправлять воспоминания тети Петуньи, накладывая «сверху» подлинных ложные картинки, согласно которым все это время Гарри был заперт в своей комнате. Той же процедуре подвергся Дадли, и так вовремя пришедший с работы дядя Вернон. Поднявшись в свою комнату, Гарри снял мантию, достал из чемодана книгу о василисках, которую собирался почитать и лег на кровать.

Время пролетело незаметно, и, не успел Гарри прочитать и полкниги, как раздался звонок в дверь. Убрав книгу в рюкзак и наложив скрывающие чары на родовые перстни. Гарри подхватил мантию, попросил Салазара спрятаться в рюкзаке и вышел из комнаты.

— Добрый день, мистер Дурсль, я надеюсь, вы не против, если я ненадолго задержусь у вас, времена нынче неспокойные, — в гостиной стоял директор Хогвартса.

— Задержаться здесь собрались, вот как? — Злобно спросил дядя Вернон.

— Да, — просто ответил Дамблдор, — немного задержусь.

— Итак, Гарри, — сказал ему Дамблдор, — возникла одна трудность, которую, я надеюсь, ты сможешь для нас разрешить. Говоря «для нас», я имею в виду Орден Феникса. Но прежде всего я должен сообщить, что неделю назад было обнаружено завещание Сириуса, в котором сказано, что он все оставил тебе.

Не дав дяде Вернону открыть рот, Гарри сказал:

— Видите ли, сэр, мне пару дней назад пришло письмо от гоблинов, в котором был портал в банк, там мы разрешили все вопросы с наследством. Если, говоря о проблеме, вы имеете ввиду дом на площади Гриммо, то вы можете и дальше держать там свою штаб-квартиру.

Справившись с секундным удивлением, Дамблдор сказал:

— Спасибо тебе, Гарри, ты очень щедр. Ты собрал свои вещи?

— Да, профессор Дамблдор.

— Ну что же, Гарри... Нам пора, — сказал, наконец, Дамблдор, вставая и расправляя длинный черный плащ, — До новой встречи, — сказал он Дурслям, которые, судя по всему, отнюдь не стремились увидеться с ним вновь. Дамблдор надел шляпу и стремительно вышел из комнаты.

— Пока, — торопливо сказал Гарри своим родственникам и побежал за Дамблдором; тот ждал его, стоя рядом с рюкзаком.

— Нам сейчас будет недосуг возиться с поклажей, — сказал Дамблдор и снова достал из-под плаща волшебную палочку, — Я отправлю твои вещи вперед, в «Нору». Но я хотел бы, чтобы ты взял с собой мантию-невидимку. Так, на всякий случай.

— Я стараюсь сейчас не расставаться с мантией и палочкой, так, на всякий случай, все-таки время сейчас не спокойное.

— И ты абсолютно прав. Ты ведь не сдавал еще экзамен на трансгрессию?

— Еще нет, профессор.

— Ну ничего, — улыбнувшись сказал Дамблдор, возьми меня за руку и очень крепко держи. Несмотря на то, что в трансгрессии Гарри тренировался, ощущение всегда было неприятным, ведь кому понравится, когда его протягивают через тонкий резиновый шланг? В отличие от трансгрессии, телепортация феникса была более приятным чувством, при перемещении по телу разливается приятное тепло, словно тебя обнимает кто-то родной. Но понимая, что Дамблдор не должен знать, что ощущения для него не новые, Гарри согнулся пополам.

— Как ты? — заботливо спросил Дамблдор. — К этому ощущению нужно привыкнуть.

— Нормально, — ответил Гарри. — Но на метле все-таки лучше.

Дамблдор улыбнулся, плотнее стянул дорожный плащ у горла и сказал:

— Сюда.

Как оказалось прибыли они сюда для того чтобы уговорить какого-то бывшего коллегу Дамблдора работать в школе. Примечательно то, что дом выглядел, словно его разгромили Пожиратели Смерти. Но на самом деле это была умелая инсценировка Горация Слагхорна — так звали коллегу Дамблдора, и если бы он не забыл подвесить черную метку над домом, все бы было идеально. Как оказалось, Гораций довольно неоднозначный человек, пожалуй, он довольно симпатичный, но какой-то уж очень самовлюбленный и еще, что бы он там ни говорил, слишком сильно удивляется, что девочка из семьи маглов может стать хорошей волшебницей. Он любит собирать вокруг себя знаменитостей, преуспевающих и влиятельных людей. Ему нравится думать, что они прислушиваются к нему. Он сам никогда не стремился восседать на троне, предпочитает занять место за его спинкой. А еще Дамблдор рассказал, что в свое время в Хогвартсе он отбирал для себя любимчиков среди учеников — кого за ум, кого за честолюбие, кого за обаяние или талант. Причем удивительно ловко определял именно тех, кто потом добился известности в той или иной области.

Гораций даже основал своеобразный клуб своих любимчиков с самим собой во главе. Он знакомил их с нужными людьми, налаживал полезные контакты между членами клуба и всегда что-то с этого имел, будь то коробочка его любимых засахаренных ананасов или возможность порекомендовать своего человека на освободившуюся должность в Управлении по связям с гоблинами.

Трансгрессировав в Нору, Дамблдор повел Гарри в сарайчик для метел, где в результате разговора он посоветовал Поттеру рассказать друзьям правду о пророчестве, а так же намекнул на то, что результаты СОВ должны прислать завтра. Как только Дамблдор через черный ход привел Гарри в Нору, он трансгрессировал по своим делам. После небольшого ужина, Поттер незаметно выпустил Салазара на улицу, предварительно приказав никому не попадаться на глаза, и отправился спать, осознав, насколько вымотался за этот день. Как только Молли Уизли показала Поттеру его комнату, он уснул, едва его голова коснулась подушки.

Проснулся на следующее утро Гарри от звука пушечного выстрела — это распахнулась дверь комнаты. Гарри рывком сел на постели и услышал, как отдернулись занавески на окнах. Ослепительный солнечный свет ударил ему в глаза. Прикрывшись ладонью, он другой рукой принялся вслепую нашаривать очки.

— Что такое?

— А мы и не знали, что ты уже здесь! — послышался громкий веселый голос, и кто-то залепил ему подзатыльник.

— Рон, прекрати его бить! — воскликнул с укором девчачий голос.

Гарри нащупал, наконец, очки и нацепил их на нос, хотя из-за яркого света все равно толком не мог ничего разобрать. Прямо перед глазами расплывалась, мерцая, чья-то длинная тень; он моргнул, и перед ним сфокусировался Рон Уизли с широкой улыбкой на лице.

— Как жизнь?

— Лучше некуда! — сказал Гарри, потирая затылок, и снова плюхнулся на подушку. — А ты как?

— Ничего себе. — Рон придвинул картонную коробку и уселся на нее. — Ты когда приехал? Мама только сейчас нам сказала!

— В час ночи примерно.

— Как твои родственники? Нормально с тобой обращались?

— Как всегда, — ответил Гарри. Тем временем Гермиона присела на краешек кровати. — Они со мной почти не разговаривают, но мне так даже больше нравится. Ты как, Гермиона?

— Я-то хорошо, — сказала Гермиона, разглядывая Гарри, словно больного.

Гарри догадывался, что это означает, и, поскольку сейчас у него не было настроения говорить о смерти Сириуса или еще о каких-нибудь несчастьях, он сказал:

— Который час? Я пропустил завтрак?

— Не волнуйся, мама принесет тебе еду на подносе. Она считает, что у тебя недокормленный вид, — фыркнул Рон, закатив глаза. — Ну, рассказывай, что происходит?

— Да ничего особенного. Вы же знаете, я все это время просидел у дяди с тетей, — сказал Гарри, усмехнувшись про себя.

— Ты это брось! — сказал Рон. — Вы где-то были с Дамблдором!

— Ты же только что говорил, что вы не знали, что я приехал! Откуда такие подробности? — ухмыльнулся Поттер.

— Эмм… — смутился Рон… — просто мама нам говорила, что тебя заберет Дамблдор, вот я и подумал…

— Ничего такого интересного, — сказал Гарри, мысленно сделав зарубку, что тут что-то нечисто, — просто Дамблдор хотел, чтобы я помог ему уговорить одного бывшего преподавателя снова выйти на работу. Его зовут Гораций Слагхорн.

— А-а, — разочарованно протянул Рон. — А мы-то думали...

Гермиона предостерегающе взглянула на Рона, и он быстро поправился:

— Мы так и думали.

— Да ну? — усмехнулся Гарри.

— Ага. Ну, в смысле, Амбридж теперь ушла, значит, школе нужен новый преподаватель по защите от Темных искусств, правильно? Ну, и какой он из себя?

— Немножко похож на моржа, и еще он раньше был деканом Слизерина, — сказал Гарри. — В чем дело, Гермиона?

Она смотрела на него так, словно ожидала в любой момент появления каких-то непонятных симптомов, но тут же поспешила изобразить не очень правдоподобную улыбку.

— Что ты, ни в чем! М-м, так что, этот Слизнорт, по-твоему, хороший учитель?

— Не знаю, — ответил Гарри. — Вряд ли он может быть хуже Амбридж, как вы думаете?

— Я знаю, кто может быть хуже Амбридж, — послышался голос от двери. Младшая сестра Рона вошла в комнату, ссутулившись, с недовольным видом. — Привет, Гарри.

— Что с тобой? — спросил Рон.

— Всё она, — буркнула Джинни, шлепнувшись на кровать Гарри. — Я от нее скоро совсем спячу.

— Что она еще сделала? — сочувственно спросила Гермиона.

— Да просто не могу слышать, как она со мной разговаривает, словно с трехлетней!

— Я тебя понимаю, — сказала Гермиона, понизив голос. — Она только о себе и думает.

Гарри страшно удивился, что Гермиона так говорит о миссис Уизли, и был вполне готов поддержать Рона, когда тот сказал со злостью:

— Слушайте, да оставьте вы ее в покое хоть на пять секунд!

— Да-да, правильно, заступайся за нее, — огрызнулась Джинни. — Всем известно, что ты на нее запал.

Такой комментарий по поводу отношения Рона к собственной матери звучал как-то уж слишком странно. Гарри начал догадываться, что он чего-то недопонимает.

— Вы о ком сейчас...

Но его вопрос получил ответ раньше, чем он успел произнести его до конца. Дверь снова распахнулась, в дверях стояла девушка такой невероятной красоты, что дух захватывало. Высокая, стройная, гибкая, с длинными белокурыми волосами, она словно светилась чуть заметным серебристым сиянием. И вдобавок это чудное видение держало в руках тяжело нагруженный поднос с завтраком.

— 'Арри, — произнесла она с придыханием, — как давно мы не виделись!

Она поплыла к нему с подносом, и только тогда стало видно, что за нею семенит миссис Уизли и лицо у нее довольно сердитое.

— Совсем не нужно было хвататься за поднос, я как раз собиралась сама его отнести!

— Мне это ничуть не трудно. — Флер Делакур поставила поднос на колени Гарри, наклонилась и расцеловала его в обе щеки, Гарри про себя хмыкнул, увидев реакцию Рона. — Я так мечтала снова увидеть его! Ты помнишь мою сест'гичку Габ'гиэль? Она без конца вспоминает 'Арри Поттера. Она будет рада увидеть тебя снова.

— А... она тоже здесь? — просипел Гарри.

Нет, нет, 'Арри — воскликнула Флер с серебристым смехом. — Я говорю п'го будущее лето, когда мы... но 'азве ты не знал?

Ее большие голубые глаза еще больше расширились. Она с укором посмотрела на миссис Уизли. Та ответила только:

— Мы пока не успели ему рассказать.

— Мы с Биллом решили пожениться!

— О, — тупо сказал Гарри. Это было не то, чего он ожидал. Он не мог не заметить, что миссис Уизли, Гермиона и Джинни подчеркнуто стараются не смотреть друг на друга. — Надо же. Э-э... Поздравляю!

Она склонилась над ним и снова его расцеловала.

— Билл сейчас очень занят, у него много работы, а я работаю в банке «Гринготтс» неполный рабочий день, чтобы совершенствовать мой англесский, поэтому он п'гивьез меня сюда на несколько дней — познакомиться с его родными. Мне было так п'гиятно узнать, что ты п'гиедешь — здесь совсем нечего делать, только кухня и куры! Ну, п'гиятного аппетита, 'Арри!

С этими словами она сделала изящный пируэт и словно по воздуху выплыла из комнаты, тихонько прикрыв за собой дверь.

Миссис Уизли издала какой-то неразборчивый звук, что-то вроде «Фу!».

— Мама ее ненавидит, — тихо сказала Джинни.

— Причем тут «ненавидит»? — сердитым шепотом возразила миссис Уизли. — Просто я считаю, что они поторопились с помолвкой, вот и все!

— Они уже целый год знакомы, — сказал Рон. Он таращился на закрытую дверь с несколько обалделым видом.

— Год — это не так уж много! Я понимаю, отчего так получилось. Все потому, что Сами-Знаете-Кто вернулся, теперь люди не знают, доживут ли до завтра, вот и принимают поспешные решения, которые при нормальной жизни следовало бы еще десять раз обдумать. Точно так же было, когда он в прошлый раз пришел к власти, молодые люди сплошь и рядом убегали из дому, женились без согласия родителей...

— Например, вы с папой, — ехидно ввернула Джинни.

— Ну, мы с папой были созданы друг для друга, так чего же нам было ждать? — отмахнулась миссис Уизли. — А Билл и Флер... Да что у них на самом деле общего? Билл простой, работящий парень, а она...

— Корова, — кивнула Джинни. — Но вообще-то Билл не такой уж простой. Он же Ликвидатор заклятий, он любит приключения, красивую жизнь... Наверное, поэтому и клюнул на эту Флегму.

Рон и Гермиона засмеялись, а миссис Уизли строго одернула дочь:

— Перестань так ее называть, Джинни. Ладно, я, пожалуй, пойду. Кушай яишенку, Гарри, пока не остыла.

— Она с озабоченным видом вышла из комнаты. Гарри спросил:

— Разве не привыкаешь, когда постоянно живешь с ней в одном доме?

— Вообще-то привыкаешь, — ответил Рон, — но когда она вдруг выскочит на тебя вот так, неожиданно...

— Жалкое зрелище, — со злостью сказала Гермиона, отодвинувшись от Рона подальше и скрестив руки на груди.

— Ты же не хочешь, чтобы она все время тут торчала? — изумленно спросила его Джинни. Рон только пожал плечами. — Все равно, спорим на что угодно, мама уж постарается все это прекратить.

— А что она может сделать? — спросил Гарри.

— Мама без конца приглашает Тонкс на обед. По-моему, она надеется, что Билл влюбится в Тонкс вместо этой... Я надеюсь, что так и будет. Тонкс гораздо симпатичнее.

— Ага, щас, — сказал Рон с сарказмом. — Слушайте, ни один нормальный парень даже не посмотрит на Тонкс, когда рядом Флер. Ну, то есть Тонкс, конечно, тоже ничего, когда не уродует себе нос и волосы, но...

— Да она в сто раз лучше Флегмы! — выпалила Джинни.

— И умнее, она ведь мракоборец! — поддержала ее Гермиона из угла.

— Флер совсем не глупая, не зря все-таки ее тогда взяли на Турнир Трех Волшебников, — сказал Гарри.

— И ты туда же! — с горечью воскликнула Гермиона.

— Наверное, ему нравится, как Флегма говорит «Арри», да? — презрительно спросила Джинни.

— А может и нравится, — с ухмылкой сказал Гарри, — тебе-то какая разница? У меня нет причин относиться к ней с неприязнью.

— Мне нет никакой разницы, — слегка порозовела Джинни, — и все равно, по-моему, Тонкс гораздо симпатичнее, — упрямо твердила Джинни. — По крайней мере, с ней весело.

— В последнее время она не очень-то веселая, — сказал Рон.

— Но это же нечестно, — возмутилась Гермиона, — она же еще не отошла от произошедшего в министерстве, она же приходилась ему двоюродной племянницей.

Гарри старался как можно более активно поедать яичницу, надеясь, что это избавит его от участия в разговоре. В это время у него в голове крутилась одна мысль: «Они что, специально все время пытаются заговорить со мной о Сириусе?» Его были прерваны криком миссис Уизли: он звала всех на кухню.

Уже на кухне Гермиона спросила, — Интересно, когда нам пришлют результаты СОВ?

— Наверное, скоро, уже целый месяц прошел, — сказал Рон.

— Погодите! — Гарри вспомнил кое-что еще из вчерашнего разговора. — Дамблдор говорил, что результаты СОВ должны прийти сегодня!

— Сегодня! — взвизгнула Гермиона. — Сегодня?! Да что же ты... Мерлин! Хоть бы сказал! — Она вскочила на ноги. — Миссис Уизли, совы еще не прилетали?

— Нет, дорогая, успокойся, еще нет девяти часов, впереди масса времени...

Пока Гермиона рассуждала о том, какие экзамены она провалила. Флер заметила:

— У нас в Шармбатон совсем д'гугая система. Я думаю, она лучше. Мы сдаем экзамьены на шестом году обушения, не на пятом, и к'гоме того...

Слова Флер заглушил пронзительный вопль. Гермиона показывала пальцем в окно. На фоне синего неба виднелись три черные точки. Они быстро росли.

— Точно, это совы, — хрипло сказал Рон и вскочил с места, чтобы вместе с Гермионой припасть к окну.

— Три штуки, — сказал Гарри, встав рядом с Гермионой с другой стороны.

— По одной на каждого, — прошептала она дрожащим голосом. — Ой, не могу... Ой, не могу... Ой, не могу...

Она изо всех сил ухватила Гарри и Рона за локти.

Совы летели прямо к «Норе» — три красивые неясыти, и, когда они пошли на снижение, стало видно, что каждая несет большой квадратный конверт.

— Ой, не могу! — пропищала Гермиона.

Миссис Уизли протиснулась мимо них к окну и отворила раму. Совы одна за другой спланировали в комнату и рядком приземлились на кухонном столе. Все три разом подняли правую лапку.

Гарри шагнул вперед. Послание, адресованное ему, было привязано к лапке средней совы. Он принялся отвязывать письмо неловкими пальцами. Слева от него Рон пытался отцепить конверт со своими результатами. Справа возилась Гермиона; у нее так дрожали руки, что вся сова тряслась.

В кухне стояла мертвая тишина. Наконец Гарри кое-как отвязал конверт, поскорее разорвал его и развернул пергамент, лежавший внутри.

СТАНДАРТЫ ОБУЧЕНИЯ ВОЛШЕБСТВУ РЕЗУЛЬТАТЫ ЭКЗАМЕНОВ

Проходные баллы:

превосходно (П)

выше ожидаемого (В)

удовлетворительно (У)

Непроходные баллы:

слабо (С)

отвратительно (О)

тролль (Т)

ГАРРИ ДЖЕЙМС ПОТТЕР ПОЛУЧИЛ СЛЕДУЮЩИЕ ОЦЕНКИ:

Астрономия.......................................................У

Уход за магическими существами..................В

Заклинания........................................................В

Защита от Темных искусств........................П

Прорицания......................................................С

Травология.......................................................В

История магии................................................О

Зельеварение..................................................В

Трансфигурация..............................................В

Если вы не довольны результатами СОВ, вы имеете права пересдать экзамены в министерстве магии. Переэкзаменовка начинается 1 августа.


Гарри несколько раз перечитал пергамент, оценки, конечно, не плохие, но увидев «В» по зельям он слегка огорчился: с мечтой стать мракоборцем было покончено. Хотя, почему бы и не пересдать? Ведь сейчас он знал гораздо больше, чем в прошлом году. Он осмотрелся по сторонам. Гермиона сидела к нему спиной, низко опустив голову, зато Рон сиял от восторга. — Провалился только по прорицаниям и по истории магии, да кому они нужны? — весело сказал он. — Давай показывай свои, махнемся. Гарри проглядел оценки Рона: ни одной «превосходно» здесь не было. — Так и знал, что ты будешь отличником по защите от Темных искусств, — сказал Рон, изо всех сил хлопнув Гарри по плечу. — Ну что, мы молодцы? — Молодцы! — с гордостью воскликнула миссис Уизли и взъерошила Рону волосы. — По семь СОВ сдали, это больше, чем у Фреда и Джорджа вместе взятых! — Гермиона! — осторожно позвала Джинни, так как Гермиона по — прежнему не оборачивалась. — У тебя как? — Н-неплохо, — ответила Гермиона слабым голосом. — Да ну тебя! — Рон большими шагами подошел к ней и выхватил листок с результатами. — Ого! Десять «превосходно» и одна «выше ожидаемого» — по защите от Темных искусств. — Он посмотрел на нее не то насмешливо, не то с досадой. — Ты что, никак расстроилась? Гермиона покачала головой, а Гарри засмеялся. — Ну что, теперь идем на ЖАБА! — Рон улыбался до ушей. — Мам, там сосисок не осталось? Даже странно, если вспомнить: человек, который первым сказал Гарри, что из него вышел бы хороший мракоборец, на самом деле был переодетым Пожирателем смерти. Но эта мысль почему-то захватила Гарри, и теперь он просто не мог придумать, чем еще ему хотелось бы заниматься в жизни. Ведь кроме уничтожения Волан-де-Морта у него должны быть планы на жизнь, верно?



" Ничто не истинно. Все дозволено"

Сообщение отредактировал Ksenya_S - Четверг, 04.07.2013, 00:52
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 00:47 | Сообщение # 6
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Глава 4

Через несколько дней Гарри пришло письмо из Гринготтса:

Лорд Слизерин, по вашей просьбе, высылаю вам перечень вашего имущества.

Имущество Слизеринов в общей сумме составляет — 628 527 галлеонов, 2 525 сиклей и 4 587 кнатов. В сейфах обнаружено несколько книг, а так же два артефакта: медальон, для определения наличия в пище зелий и ядов, а так же «Зеркало Истины».

Имущество Блэков, которым вы владеете, в общей сумме составляет 25 428 галлеонов, 542 сикля и 1452 кната. Дело в том, что ваш крестный, как оказалось, не владел всем имуществом Блэков, его дядя Альфред Блэк оставил ему только небольшое наследство. А титул Лорда Блэка перешел к Сириусу Ориону Блэку по той причине, что он являлся единственным оставшимся в живых кандидатом на данный титул, основное состояние разделено между его кровными родственниками.

Имущество Поттеров составляет 152 247 галлеонов, 3 698 сиклей 147 кнатов. При этом это только три четверти суммы, которая была в сейфах изначально, до того как Альбус Дамблдор стал вашим опекуном, к сожалению, более точную информацию получить не удалось, ваш бывший опекун действовал совершенно законно. Из артефактов обнаружен только Омут Памяти.

Касательно акций, вы имеете: двадцать пять процентов акций Ежедневного Пророка, контрольный пакет акций компании Нимбус, двадцать процентов акций акций журнала Ведьмополитен, доставшихся вам от крестного, а так же одна треть акций магазина Всевозможные Волшебные Вредилки, так же вам принадлежат акции нескольких предприятий магловского мира.

С уважением, Кривозуб.


«Ну что же, — думал Гарри, сидя в своей комнате, — выяснить я все равно не смогу ничего, касательно деятельности Дамблдора, а вот если буду интересоваться, это вызовет ненужные пока подозрения. Чтобы уничтожить диадему, мне нужно попасть в Хогвартс, да и школу мне хочется закончить».

Незаметно пролетали дни. Гарри читал интересные книги из библиотеки, которые приносил ему Динки, предварительно накладывая на обложки иллюзию книг о квиддиче. Совершенно случайно Поттер узнал, что новый министр магии ищет с ним встречи. Букля прилетела в Нору из Мэнора, видимо соскучилась. Пришли письма из Хогвартса со списком учебников. В письме Гарри ожидал неожиданный, но приятный сюрприз: его назначили капитаном команды по квиддичу. Из-за нападения на лавку Олливандера поход в Косой переулок пришлось отложить. Создав в комнате иллюзию спящего самого себя, а так же кинув несколько оповещающих чар, на случай если кто-то решит потревожить сон «Гарри» и накинув мантию-невидимку, Гарри, с помощью силы феникса, переместился в Косой переулок, где приобрел себе учебники, канцелярские принадлежности, ингредиенты для зелий и новую клетку для Букли.

Потом он переместился к приемной министерства магии. Набрав нужный номер в будке для посетителей и получив значок с надписью «встреча с министром магии», успешно слившись с проходящей толпой магов и миновав, таким образом, регистрацию волшебной палочки, Гарри двинулся к лифтам. Зайдя в один из них, Поттер увидел министра.

— Здравствуйте министр, я слышал, вы искали встречи со мной?

— Да, мистер Поттер, я очень давно хотел с вами познакомиться, но вас слишком сильно опекали, хотя это естественно, после всего, что вы пережили… и особенно после событий в Министерстве... Я искал возможность побеседовать с вами с того дня, как только занял эту должность... О вас сейчас ходят разные слухи…разговоры о пророчестве…вашей избранности. Как вы относитесь ко всему этому?

— Вы хотели бы знать честный ответ?

— Да, разумеется.

— Я считаю, что все это чушь, посудите сами, волшебное сообщество хочет, чтобы я боролся с Волан-де-Мортом, а я еще даже школу не окончил!

— Разумеется, мистер Поттер, в чем-то вы правы, но все дело в том, что волшебному сообществу нужно…не знаю…знамя, уверенность в победе, как вы, наверное, знаете, раньше я был главой мракоборцев, и потому я предпочитаю решительную деятельность в отношении преступников. Но таких магов как Грин-де-Вальд, Волан-де-Морт, люди боятся, несмотря на то, что они могли бы и сами сопротивляться, согласитесь, против двух десятков опытных магов в одиночку не выстоит никто. Но при этом люди ждут защиту от мракоборцев, или, в вашем случае, от Избранного, а сами, для своей защиты, не могут даже комплекс защитных чар поставить, вы понимаете, о чем я говорю? Если бы вы сотрудничали с Министерством Магии, то люди бы начали одобрять его деятельность, и многим было бы легче.

— И что же мне нужно для этого делать? — с сомнением спросил Гарри.

— Ничего столь обременительного, если бы люди видели вас иногда в министерстве, это бы создало нужное нам впечатление. При этом вы получите возможность пообщаться с моим преемником на посту главы Мракоборческого Центра, а так же вы могли бы рассчитывать на мою поддержку.

Гарри задумался, с одной стороны, это можно использовать как козырь, если что-то не так пойдет с Дамблдором, да и поддержка министра, в связи с задуманным, не повредит, с другой стороны полностью доверять министру глупо. Решив пока согласится на условия Скримджера, Гарри сказал:

— Я согласен, мистер Скримджер, вы можете ответить мне на пару вопросов?

— Разумеется, мистер Поттер, можно называть вас по имени?

— Да, конечно, видите ли, в чем дело, я бы хотел пересдать экзамены СОВ.

— Это легко устроить, первого августа приходите в министерство и мы обо всем договоримся.

— Видите ли, министр, на днях я посетил банк Гринготтс, там я принял титул Лорда, и юридически признан совершеннолетним, как я понимаю, теперь я могу колдовать на каникулах?

— Да, если у вас есть перстень главы рода, то вы автоматически становитесь совершеннолетним, это фиксируется в специальной книге, в отделе контроля волшебства несовершеннолетних. Как я понимаю, вы теперь лорд Поттер?

Гарри задумался, раскрыть сейчас свой титул было бы рискованно, но если Скримджер каким-то образом узнает, доверие может быть потеряно. Сняв скрывающие чары с перстней, Гарри сказал:

— Я глава трех родов, Лорд Поттер, Лорд Блэк, по завещанию крестного. Что касается третьего титула, как оказалось, моя мама не была маглорожденной, она была полукровкой, ее род ведет начало от Салазара Слизерина, и как единственного чистокровного наследника перстень меня принял.

— Неожиданно, Гарри, но я думаю, это ничего не значит, в конце концов, нельзя судить о человеке по его дальнему предку. Значит, теперь вам принадлежат три голоса в Визенгамоте…

— Видите ли, сэр, так же примерно с третьего курса я занимался анимагией и в этом году достиг успеха, могу ли я зарегистрировать свою способность, а так же сдать экзамен на трансгрессию?

Справившись с удивлением, Скримджер сказал:

— Ты полон сюрпризов, Гарри, это можно устроить. Объяснив куда нужно идти, Скримджер удалился по своим делам.

В трансгрессионном испытательном центре все прошло очень быстро, трансгрессируя в указанные точки комнаты Поттер ни разу не ошибся, поэтому ему без проблем выдали лицензию на трансгрессию. Дальше путь его лежал в Центр Регистрации Анимагических Способностей. В достаточно просторном помещении, за письменным столом сидела пожилого вида колдунья, которая что-то писала на пергаменте. Подняв на него глаза, она спросила:

— А, мистер Поттер, меня зовут Арина Блэкхарт, министр предупредил меня, и какая же у вас анимагическая форма?

— Видите ли, мэм, дело в том, что у меня две анимагические формы.

— Это очень редкое явление, мистер Поттер, назовите их.

— Василиск и черный феникс.

— Волшебные животные? — с сомнением переспросила колдунья, — ну что же, начните с феникса.

Превратившись в феникса, Гарри облетел комнату, после того как Арина Блэкхарт осмотрела его и сделала описание, он превратился в человека.

— Мистер Поттер, вы в курсе, что у вашей второй анимагической формы смертельный взгляд?

— Вообще-то василиск убивает взглядом только по желанию, но если вы хотите, я закрою глаза.

— Будьте так любезны, мистер Поттер.

Превратившись в огромного змея, Гарри немного поползал по комнате, несмотря на закрытые глаза Поттер прекрасно ориентировался с помощью других чувств, после того как описание было составлено, он перекинулся в феникса, потом обратно в василиска, а затем в человека.

— Ну что же, мистер Поттер, вы меня поразили, я не думала, что в наше время остались анимаги, имеющие две формы, тем более волшебные, последний подобный случай зарегистрирован полтора столетия назад.

— Возможно дело в том, что не так много магов осваивают это искусство, тем более при расчетах, я сначала не мог определить свою форму и хотел забросить занятия.

— Возможно, в любом случае, вы теперь зарегистрированный анимаг, поэтому можете использовать свои способности по своему усмотрению, но имейте в виду, что вид василиска обычных людей может очень напугать.

— Разумеется, мэм, всего доброго, — с ухмылкой сказал Гарри. Он умолчал о том, что василиски при желании могут стать маленькими, рассудив, что это дополнительный козырь, а о способностях волшебных животных они должны знать и сами. Выйдя из министерства, Гарри накинул мантию невидимку и телепортировался в свою комнату в Норе. Убедившись, что никто ничего не заметил, Гарри снял иллюзию и лег на свою кровать.



" Ничто не истинно. Все дозволено"

Сообщение отредактировал Ksenya_S - Четверг, 04.07.2013, 00:52
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 00:48 | Сообщение # 7
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Глава 5

Дни пролетали незаметно. Квиидич, домашние задания, тайная подготовка к экзаменам (память Тома приходила постепенно), если бы не постоянные сообщения о нападениях пожирателей, это были бы счастливые каникулы. Тяжелее всего Гарри давалась история магии, но все же, сейчас он знал гораздо больше, чем раньше. Так же Гарри решил немного изменить свое расписание, вместо прорицаний и астрономии, он решил взять нумерологию и древние руны.

День рождения Поттера прошел сравнительно спокойно. Праздник был омрачен тем, что за ужином Римус сообщил о нападениях стаи оборотней под предводительством Фернира Сивого.

На следующее утро Гарри трансгрессировал в Министерство Магии, он понимал, что после экзаменов ему придется многое объяснить друзьям. Как только Гарри пришел в соответствующий отдел, ему дали бланк, в котором Гарри указал все те предметы, которые хотел пересдать, а так же замену предметов. На экзамене по зельеварению Гарри без труда справился с практическим заданием, с теорией оказалось немного сложнее, но в целом Поттер справился. Древние руны и нумерология оказались самыми трудными экзаменами, и даже несмотря на базу знаний по этим предметам, перевод рунического текста и несколько сложных уравнений на практике нумерологии заняли достаточно много времени. Помогло Гарри то, что он научился составлять свои заклинания. На экзамене по трансфигурации, на практике Гарри решил продемонстрировать анимагию, за что удостоился высшей оценки, на травологии не было ничего интересного, как и на уходе за магическими существами. Заклинания оказались самым легким из экзаменов, без труда ответив на теоретические вопросы, на практике Гарри показал прекрасное владение бытовыми заклинаниями, экзаменаторша долго хвалила его, и он получил заслуженное Превосходно. Экзамены продлились до шести часов вечера. Результаты должны были прийти через неделю, но Гарри был уверен, что теперь у него было достаточно баллов для карьеры мракоборца.

Как только Гарри с громким хлопком появился возле Норы, на него тут же накинулись с обвинениями:

— Где ты был? – кричала Молли Уизли. — Мы волновались за тебя, сейчас такие страшные времена, что нельзя в одиночку выходить из дома!

— Гарри, друг, — говорил Рон, — мы очень переживали за тебя, никого не предупредил, пропал неизвестно куда.

— Мы уже хотели сообщить профессору Дамблдору, — сказала Гермиона, — Ты хоть понимаешь, какой опасности себя подверг? Тем более…

— Хватит! – крикнул Гарри, — я был на пересдаче экзаменов в Министерстве Магии. Неужели вы думаете, что дома безопаснее, чем там?

— Пересдавал экзамены? – Спросила Гермиона с удивлением, — Но зачем, и главное как? Ведь ты даже не готовился!

— Если ты не видела, как я готовился, это ничего не значит, — ответил Гарри спокойно.

— Но зачем это тебе? – спросила миссис Уизли.

— С оценкой Выше Ожидаемого по зельям я не смог бы учиться на мракоборца: меня бы Снейп не взял на зелья, потому и решил пересдать, – ответил Поттер

— Как ты смог трансгрессировать? – спросил Рон.

— Обыкновенно, — ухмыльнулся Гарри, — сдал тест в министерстве магии.

— Но для этого ты должен быть совершеннолетним! – воскликнула Гермиона.

Гарри немного поморщился, всегда она старается всем показать, что знает больше других.

— Видишь ли, в чем дело, Гермиона. Так как я единственный живой Поттер, то я принял титул Лорда, стал главой рода и автоматически совершеннолетним.

На шум пришли Флер и Джинни.

— Значит, ты сейчас Лорд Поттер? — спросила Флер.

— Не только, — снова ухмыльнулся Поттер, — Ещё Лорд Блэк, по завещанию крестного, а еще глава рода, наследником которого являюсь со стороны матери.

— Но Лили была маглорожденной. – уверенно сказала миссис Уизли.

— Нет, она была полукровкой, — разъяснил Гарри, ее отец, Джонатан Эванс, был сквибом, чей род сейчас один из наиболее известных.

— И что же это за род? – спросила Джинни.

— Вы не хотите этого знать, — сказал Гарри, — вам это не понравится.

— Гарри я знаю тебя с одиннадцати лет, — серьезно сказала Гермиона, — мне не важно, что ты скажешь сейчас, это не изменит моего отношения к тебе.

— Да, Гарри, мы одна семья, — сказала Молли.

— Так что это за Род? – с нетерпением спросил Рон.

— Да, скажи нам, ‘Арри.

— Мне тоже интересно!!! – кричала Джинни.

— Слизерин, — ответил Гарри с кривой улыбкой, — Позвольте представиться, Лорд Слизерин.

Кухня погрузилась в гробовое молчание. Через несколько минут тишину нарушила Гермиона.

— Это многое объясняет, — в шоке сказала Гермиона.

— И что же? – зло переспросил Рон, – То, что он одолел Волан-Де-Морта в детстве, потому что сам является темным магом?

— Рон! Я имела в виду парселтанг! – укоризненно воскликнула Гермиона.

— Что Рон! — еще больше взъярился рыжий, — кто теперь знает, что на самом деле было в Тайной Комнате? Гарри — наследник Слизерина, может он и убивал маглорожденных, а сам все свалил на Джинни!

— Рон, неужели ты думаешь, что Гарри способен на это? – спросила Гермиона.

— Я теперь ни в чем не уверен, ведь если и Волан-Де-Морт наследник Слизерина, то они с Гарри родственники!

— Мне плевать, даже если Сам-Знаешь-Кто окажется дедушкой Гарри, я верю ему, он уже несколько раз спас мне жизнь!

— Спасибо тебе, Гермиона, — тихо сказал Гарри.

— Значит теперь ты заодно с этим …

— Рональд Биллиус Уизли! Нам нужно поговорить! – закричала Молли Уизли. – Гарри, Флер, Гермиона оставьте нас ненадолго.

— Когда они поднимались по лестнице, Флер сказала:

— ‘Арри, несмотря на это я верю тебе, ты спас мою сестру и моя семья благодарна тебе.

— Спасибо тебе, Флер.

Флер зашла к себе в комнату, а Гарри бросил на них с Гермионой заглушающие чары, накинул мантию-невидимку и телепортировал их назад в комнату к Уизли.

— Рон, ты хоть понимаешь, что наделал? Если Гарри перестанет тебе доверять, Дамблдор перестанет нам платить за то, что мы приютили его. Мы же уже начали подливать им зелья, в этом году Гермиона влюбится в тебя, а Гарри в Джинни. Мне и самой не нравится жить под одной крышей с темным магом, но это наша работа и нам за нее платят. Если Джинни выйдет замуж за Гарри, после его смерти, все его состояние перейдет к нам, нам же лучше, если добавится сейф Слизерина.

— Я понял, мама, главное, чтобы грязнокровка и Поттер ни о чем не догадались.

Гермиона в шоке уставилась на Гарри. Он в свою очередь с ненавистью смотрел на Уизли, и уже потянулся за палочкой, но его руку перехватила Гермиона и покачала головой. Телепортировав их в свою комнату, Гарри спросил:

— Зачем ты меня остановила?

— Гарри, тебе не нужны сейчас проблемы, ты же не думаешь, что общественность спокойно отнесется к тому, что ты сейчас Лорд Слизерин?

— Возможно, ты и права, но я больше ни на минуту здесь не останусь!

— И куда же ты пойдешь?

— Ты думаешь мне некуда идти? – с улыбкой спросил Гарри, — этим летом я был у Дурслей не больше недели.

— Это же очень опасно!

— Слизерин мэнор — одно из самых защищенных мест в нашей стране.

— Это же легенда! Я читала…

— Гермиона, — мягко перебил ее Гарри.

— А...ну да…прости…

— Ничего, я думаю, тебе тут не дадут покоя, так что приглашаю тебя в свой замок.

— Я думаю принять твое предложение, — с улыбкой сказала Гермиона.

— Твои вещи мы оставим здесь, я пришлю за ними эльфа, тебе долго их собирать.

— Эльфа? Ты используешь рабский труд?! – крикнула Гермиона

— Тише ты! – шикнул на нее Гарри, — Давай позже это обсудим?

— Хорошо, ты прав.

— Готова?

— Да.

Сперва они появились в мантии перед домом Уизли.

* — Салазар.* — прошипел Гарри.

* — Да, хозяин, я здесь.* — Из травы показался василиск, который сразу заполз на руку к Гарри.

Гермиона хотела закричать, но Поттер вовремя заткнул ей рот.

— Тише ты, нас могут услышать. Не бойся — это мой фамильяр.

— И что это за змея?

— Василиск.

— Знаешь, — со смехом сказала Гермиона, — Я в чем-то солидарна с Роном: у тебя есть свой василиск, ты наследник Слизерина. Я надеюсь, что ты все подробно мне расскажешь?

— Конечно, Гермиона, когда прибудем в замок, — с этими словами он нажал на перстень и произнес, — Слизерин мэнор.



" Ничто не истинно. Все дозволено"

Сообщение отредактировал Ksenya_S - Четверг, 04.07.2013, 00:52
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 00:49 | Сообщение # 8
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Глава 6


Появившись перед воротами Слизерин мэнора, Гарри услышал восхищенный вздох Гермионы:

— Гарри, это прекрасный замок!

Поттер лишь улыбнулся:

— Я уверен, что внутри он тебе понравится больше, — тем временем Гарри прикидывал, стоит ли пускать Гермиону в библиотеку.

— Динки, — вызвал Гарри эльфа, — мне нужен эльф, который не занят постоянной работой в Мэноре.

— Будет исполнено, хозяин Гарри.

Перед Поттером появилась молоденькая эльфийка, которую, как оказалось, звали Минки.

— Минки, будешь выполнять все приказы Гермионы, — показывая на девушку, произнес Гарри.

— Да хозяин, Минки будет слушаться мисс Гермиону.

— Гарри! Это же рабский труд! Я не нуждаюсь в прислуге! — горячо воскликнула создательница Г.А.В.Н.Э.

— Гермиона, успокойся, ты можешь хотя бы поверить мне на слово, что эльф тебе пригодится?

— Ну ладно…хорошо, — как-то слишком быстро согласилась Гермиона.

Поттер подумал, что она решила просто не пользоваться услугами Минки, а согласилась, лишь бы сам Гарри от нее отстал. Решив не забивать этим себе голову, он спросил:

— Гермиона, что ты думаешь о произошедшем?

— Если честно, Гарри, то я не знаю. Я всегда считала Дамблдора величайшим светлым магом и просто добрым дедушкой, а как оказалось на самом деле, он просто старый интриган, который распланировал мою жизнь с одиннадцати лет.

— А мою жизнь, Гермиона? Он ее распланировал еще до моего рождения, да и вообще, что-то я теперь не верю в правдивость пророчества.

— Ты знаешь содержание пророчества? Откуда? Оно же разбилось во время битвы в Министерстве!

— После того как мы прибыли в Хогвартс, помнишь Дамблдор вызвал меня к себе?

— Да, я еще тогда подумала, что он хочет что-то сказать тебе о Сириусе.

— А он и сказал, он обвинил Сириуса в плохом обращении с Кикимером, из чего сделал вывод, что Сириус сам виновен в своей смерти, и после этого выдал мне содержание пророчества, которое, как оказалось, было сделано при нем. Угадай что это за прорицательница его сделала? Не поверишь, Сивилла Трелони! Эта шарлатанка! Хоть она и произнесла то пророчество про Питтегрю и могла произнести то, которое из министерства, я не верю в правдивость текста, и как узнать его я не представляю.

— Гарри, а вдруг если ты убьешь Волан-де-Морта, то погибнешь и сам? — в страхе спросила Гермиона.

— Сначала, без моей смерти Волан-де-Морт не мог погибнуть, и Дамблдор знал об этом, я уверен!

— Сначала? А что изменилось, и когда?

— Тут мы и подошли к главному, знаешь, в чем секрет бессмертия Темного Лорда? Он создал крестражи, это наитемнейшая магия, по-настоящему темная. Убийство с целью продления собственной жизни. Ритуал разрывает душу, ее часть помещается в какой-либо предмет, и если маг создаст крестраж, то при его смерти душа остается привязанной к земле и маг может вернуть себе тело. Именно так и поступил Волан-де-Морт, но цена слишком высока.

— Ты сказал крестражИ. Волан-де-Морт создал несколько?! Несмотря на опасность создания одного?! — как всегда уловившая суть Гермиона буквально негодовала.

— Он всегда считал, что семь — самое могущественное магическое число.

— Шесть крестражей? — в шоке спросила Гермиона, — но где же искать их все? Он мог зарыть их все, сделать невидимыми, превратить во что угодно! Их не реально отыскать и уничтожить.

— Во-первых, он, сам того не желая, создал семь крестражей, разорванная душа не выдержала такого преступления, как убийство маленького ребенка, кусок его души отделился и проскользнул в единственное уцелевшее живое существо в руинах Поттер мэнора.

— Мерлин! Гарри ты — седьмой крестраж? Вот почему у тебя есть связь с его разумом! Но ты сказал, сначала для уничтожения Волан-де-Морта подразумевалась твоя смерть. Крестраж в тебе уничтожен? Но как?

— После того как Волан-де-Морт завладел моим сознанием в Министерстве Магии, крестраж сам разрушился. Но даже если бы было иначе, есть ритуал извлечения и уничтожения части души без вреда для вместилища, но Дамблдор мог и не знать его, он считается запрещенным.

— А откуда ты знаешь этот ритуал? — с опаской спросила Гермиона.

— Все дело в том, что после уничтожения крестража все знания Змеелицего на момент создания крестража оказались доступны мне.

Гермиона отпрыгнула от него.

— Гермиона, не бойся меня, я получил лишь знания, в остальном я остался прежним, ну разве что теперь я стал умнее и мной никто не манипулирует, — ухмыльнулся Гарри.

— Х-хорошо, — кивнула Гермиона. — Прости меня, Гарри, просто я испугалась, — окончательно успокоившись, сказала она .

— Ничего Гермиона, я все понимаю, ты представь, как я испугался, когда начал «вспоминать» все то, что творил Волан-де-Морт

— Постой, ведь ты же знаешь все про его крестражи, так?

— Да, Гермиона.

— Расскажи мне о них.

— Видишь ли, Гермиона, Волан-де-Морт очень тщеславный человек, он превращал в крестражи только те предметы, которые имели для него значение: дневник, тот самый, что я проткнул клыком василиска, кольцо Мраксов, медальон Слизерина, чашу Пуффендуй, диадему Райвенкло и свою змею, Нагайну, которая является символом его родства со Слизерином.

— Реликвии основателей! Он с ума сошел! Постой, ты знаешь, где они?

— Дневник уничтожен, диадема в Хогвартсе, медальон в пещере, в которой он пугал сирот из приюта, чаша — в сейфе Лестрейнджей, кольцо — в старом доме Мраксов, ну а змея всегда с ним.

— Крестраж под носом Дамблдора! С ума сойти! Гарри, а почему ты не уничтожил те, до которых можно добраться сейчас?

— Я решил начать с диадемы в Хогвартсе.

— А если он вдруг перепрячет их, у тебя же нет теперь связи с ним. Как ты будешь их искать?

Мысленно дав себе подзатыльник, Поттер сказал:

— Ты права, Минки проводит тебя в замок, а я займусь медальоном и кольцом.

— Что?! Я иду с тобой.

— Гермиона, это опасно.

— Ты же знаешь, какая там защита, и я смогу за себя постоять.

Немного подумав, Гарри согласился.

— Хорошо, — схватив ее за руку, он телепортитровал их к лачуге Мраксов.

Старый покосившийся домик, наполовину вросший в землю, встретил их зловещей тишиной. Дойдя до подвала, Гарри окропил кровью дверную ручку. Дверь, недовольно скрипнув, открылась. В пыльном помещении было пусто.

— Где крестраж, Гарри?

— Постой Гермиона, ты же не думаешь, что здесь все так просто?

Бросив диагностическое заклинание, Гарри прошел в дальний угол комнаты, заклинанием вырвал половицу и с помощью магии поднял шкатулку.

— Как-то слишком просто, сказала Гермиона.

— Самое ужасное, что тот, кто возьмет кольцо в руки — будет умирать медленно и мучительно.

В шкатулке был перстень, на черном камне был изображен странный знак: треугольный глаз с вертикальным зрачком. Гарри начал снимать наложенные проклятья, через пару минут активного помахивания палочкой он начал ритуал изгнания самого крестража. В подвале раздался дикий крик, кольцо вспыхнуло золотистым светом, и наступила тишина.

— Это все? — спросила Гермиона.

— Да, теперь это не крестраж. Интересно, что это за символ на камне?

— Я где-то видела такой, мне нужно поискать в библиотеке, когда прибудем в Хогвартс — узнаем.

— Гермиона, — с улыбкой сказал Гарри, — я не хотел тебе говорить, но в моем замке куда более большая библиотека.

— И ты молчал! — возмущенно воскликнула Гермиона, — Почему?

— Ты же поселишься там, если увидишь книги основателей, а если узнаешь о комнате, то не успокоишься, пока не прочитаешь всю библиотеку.

— У тебя есть книги основателей? И что за комната?

— Черт, я проговорился, — улыбнулся Поттер, — Давай позже, нам пора отправляться за медальоном.

— Ладно, но я не успокоюсь, ты меня знаешь.

— Потому и не хотел говорить, — с этими словами Гарри телепортировал их сразу на остров, к чаше с зельем. Одно из преимуществ силы феникса, что нельзя закрыть территорию от нее.

Увидев на дне чаши другой медальон, Гарри нахмурился и стал снимать заклинания, которые защищали зелье, как только он закончил, он испарил зелье банальным эванеско. Взяв в руки медальон, Гарри убедился, что это подделка. Открыв его, Поттер обнаружил записку:

Темному Лорду.

Я знаю, что умру задолго до того, как ты прочитаешь это, но хочу, чтобы ты знал — это я раскрыл твою тайну. Я похитил настоящий крестраж и намереваюсь уничтожить его, как только смогу. Я смотрю в лицо смерти с надеждой, что когда ты встретишь того, кто сравним с тобою по силе, ты уже снова обратишься в простого смертного.

Р. А. Б.


— Р.А.Б.? Кто это? — спросила Гермиона.

— Я не знаю.

— Это может быть пожиратель смерти. Вступив на службу к Волан-де-Морту, он мог разочароваться в нем и пожелать его падения.

— Пожира…Регулус Блэк…Регулус Арктурус Блэк! Брат Сириуса.

— И как нам узнать, куда он дел крестраж?

— Спросим при встрече, пора уже пробовать ритуал.

— Какой еще ритуал?

— Гермиона, я расскажу дома, хорошо? Это долго объяснять.

— Хорошо, но я думала, что ты рассказал все.

— Почти все. Кстати, Гермиона, я думаю, будет безопаснее, если твои родители уедут за границу. Я мог бы пригласить их в замок, но думаю, им будет проще жить среди маглов.

— Да, ты прав, я напишу им, и они отправятся во Францию, у нас есть там небольшой домик.

— Вот и прекрасно, — с этими словами Гарри схватил Гермиону за руку и телепортировал в замок.



" Ничто не истинно. Все дозволено"
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 00:50 | Сообщение # 9
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Глава 7

Появились они в кабинете Гарри, где он положил кольцо Мраксов и медальон Регулуса в ящик стола, решив потом придумать более надежный тайник.

— Гермиона, — обратился к девушке Гарри, — Я решил создать свой орден.

— Для чего, Гарри? — непонимающе спросила девушка.

— Сама посуди, Волан-де-Морт слишком жесток, чтобы его поддерживать, Дамблдор предпочитает пустые слова активным действиям, да и после предательства я не собираюсь его поддерживать, — горько сообщил Гарри.

— А министерство?

— Гермиона, ты серьезно? Там же больше половины людей на стороне Дамблдора или Волан-де-Морта, коррумпированные чиновники заполонили практически все отделы, для них главное — видимость результата, несмотря на его реальное отсутствие.

— В этом есть смысл, — сказала с улыбкой Гермиона, — Многие рядовые маги поддержат всенародного героя.

— Не только, ты думаешь, многие аристократы с охотой служат Волан-де-Морту? А занявшие нейтралитет семьи? Многие мракоборцы, недовольные тем, что приходится истреблять невинных существ по приказу министерства? Притесненные волшебные расы?

— Но все равно, как ты будешь бороться против трех сторон в этой войне?

— Знаешь, что это? — спросил Гарри, показав Гермионе свою палочку.

— Нет, и что же?

Вместо ответа Гарри, отдав мысленный приказ, превратил палочку в посох.

— Это… — в шоке пролепетала Гермиона.

— Это посох некроманта, — подтвердил Гарри.

— Ты хочешь создать армию нежити! — воскликнула Гермиона, — Да ты с ума сошел! Тебя отправят в Азкабан!

— А ты думаешь, когда мы начнем борьбу против министерства, окажемся законопослушными гражданами? Я хочу создать не только армию нежити. Я — высший некромант.

— Что это значит?

— А это значит, я могу вернуть к жизни мертвого человека.

— Но это считается невозможным. И почему тогда ты еще не воскресил Сириуса и своих родителей? Постой, вот о каком ритуале ты говорил в той пещере! Ты хочешь воскресить Регулуса?

— Да, это возможно, а не воскресил я их по простой причине, мне нужна помощь, возможно я просто упаду с магическим истощением, так как ритуал требует огромных затрат энергии, кто же оттащит мою «тушку» домой и объяснит «покойнику» что к чему?

— Дурак ты, Гарри, — шутливо пихнула его в грудь Гермиона, — Если это была просьба о помощи, я согласна.

— Отлично, тогда мы отправляемся в Годрикову Лощину.

— Что тебе нужно для ритуала?

— Огромный запас магических сил, тело покойника, или, если после смерти тела нет по какой-то причине, то место смерти и вещь, принадлежавшая покойнику.

— Есть какие-то ограничения? — деловито осведомилась Гермиона, словно они составляли проект по зельям для Снейпа.

— Да, — мрачно произнес Гарри, — При воскрешении человек становится таким по возрасту, словно он не умирал, а жил все это время, мои родители станут старше на шестнадцать лет.

— Это все довольно странно, я даже не думала, что это возможно.

— Это абсолютно реально, — сказал Гарри и криво улыбнулся, — возьми меня за руку.

Спустя мгновение парень и девушка появились посреди дороги в Годриковой Лощине.

— Вон кладбище, за церковью, идем, — сказал Гарри, — Если я буду не в состоянии телепортировать нас, мой перстень — портал, нажми на василиска и скажи «Слизерин — Мэнор» для активации.

— Все будет хорошо, Гарри, ты справишься. Смотри!

Гермиона показывала на обелиск. Стоило им подойти, как он преобразился. Вместо стрелы с множеством имен перед ними возникла скульптура. Три человека: взлохмаченный мужчина в очках, женщина с длинными волосами и младенец у нее на руках.

Гарри подошел вплотную, разглядывая лица родителей. Он и представить себе не мог, что им поставлен памятник…так странно было видеть самого себя в виде каменного изваяния. Счастливый, веселый малыш без шрама на лбу…

— Пошли, — буркнул Гарри, и они снова повернули к церкви. На кладбище вела узенькая калитка. Гермиона как можно тише отворила ее, и они с Гарри протиснулись в образовавшийся проем.

Увидев надгробие своих родителей, Поттер не смог сдержать слез, ведь по вине Волан-де-Морта он был лишен счастливого детства с родителями, у него могли быть братья и сестры. Упрямо встряхнув головой, Гарри взмахнул посохом, сначала разрыв могилу, а потом, раскрыв гробы. Там лежали тела родителей, почти не тронутые тлением. Направив посох на отца Гарри заговорил:

«Potestasdata est mihihaereditas Maioremvimmeam, quae data est Altiusimperiumvoluntatismortuorum evocatoris Resurgunt mortuiab inferis Mors non habetpotestatem supervos AccediteadViventesmundi Siomninomortuinon fuerant.»

Рубин в пасти змеи вспыхнул красным светом. Тело отца начало меняться на глазах, словно у человека, принявшего оборотное зелье: сначала исчезли все признаки тления, потом отец в буквальном смысле начал стареть, скоро перед Гарри лежал постаревший на шестнадцать лет отец, который резко распахнул глаза и спросил:

— Что случилось, где я?

— Подожди, папа, — слабым голосом ответил Гарри, который уже чувствовал усталость, на лбу выступили капельки пота, руки слегка задрожали, но Поттер уверенно направил посох на тело матери:

«Potestasdata est mihihaereditas Maioremvimmeam, quae data est Altiusimperiumvoluntatismortuorum evocatoris Resurgunt mortuiab inferis Mors non habetpotestatem supervos AccediteadViventesmundi Siomninomortuinon fuerant.»

Но что-то пошло не так, уже погружаясь во мрак, Поттер заметил, что возле его матери появился кто-то еще…

* * *
Очнулся Гарри на своей кровати в Слизерин мэноре.

— Динки, где Гермиона и мои родители? — спросил Гарри появившегося на зов эльфа.

— Хозяин Гарри, они все сейчас в столовой, мисс Гермиона просила передать ей, когда вы очнетесь.

— Не надо, — с этими словами Гарри телепортировался в столовую. Как только он увидел своих родителей живыми, на его глаза навернулись слезы. Обняв родителей, он еле-еле выдавил:

— Мама…папа…я так рад…видеть вас…живыми…

— Гарри, сынок, мы тоже очень рады видеть тебя, — с любовью посмотрела на него Лили, — но ты можешь рассказать, что произошло? Гермиона практически ничего не хочет говорить нам, сказала ты и сам все расскажешь.

— Да, конечно, я все расскажу, но сначала мне интересно узнать, кто это? — спросил Гарри, указывая на черноволосого паренька лет четырнадцати-пятнадцати.

— Это твой брат, Алан, Алан, это твой брат Гарри, — криво улыбнувшись, представил их Джеймс.

— Брат…я всегда мечтал иметь брата или сестру…наконец мои мечты о семье сбываются, — думал Гарри, но вслух лишь спросил слегка севшим голосом, — Как это возможно?

— Перед тем, как Волан-де-Морт пришел в наш дом, я была на четвертом месяце беременности... — ответила Лили.

— Это все объясняет, — сказал Поттер с болью в голосе, — В списке причин мести Волан-де-Морту прибавился новый пункт.

— Сынок, я очень горжусь тобой, ты вырос именно таким, каким мы хотели бы видеть тебя, судя по тому, что рассказала-таки Гермиона о тебе, но где Бродяга, тебя ведь воспитал он? — спросил Джеймс.

— Нет, я рос не с ним, — с горечью сказал Гарри, — Сразу после…вашей смерти…Сириус погнался за Питтегрю, он хотел наказать предателя, но к сожалению никто не знал, что предатель именно Питер. Эта крыса при свидетелях обвинила крестного в предательстве ва…нашей семьи, а также в том, что он пожиратель и служит Волан-де-Морту, но Сириус лишь рассмеялся. Хвост оказался проворнее, он взорвал половину улицы, отрезал себе палец и в облике крысы прошмыгнул в канализацию, а Сириуса схватили мракоборцы, не было никакого суда, один фарс, ни легилименции, ни сыворотки правды. Его бросили в Азкабан по обвинению в пособничестве Волан-де-Морту, предательстве нашей семьи и зверском убийстве Питтера Питтегрю, «храброго и благородно волшебника, который геройски погиб от рук жестокого маньяка». Когда я учился на третьем курсе, Сириус сбежал из Азкабана, потому что на фотографии в «Пророке», который дал ему министр магии, были изображены Уизли. Они выиграли поездку в Египет, и всей семьей на фоне пирамид сфотографировались. На плече моего…друга…правда он мне не больший друг чем Питтегрю, как оказалось, сидел Хвост в своем анимагическом облике. Сириус узнал его и сбежал из тюрьмы в форме собаки, как же я был рад, когда узнал правду! У меня появился близкий человек, который знал вас, при этом был еще и моим крестным! Но все пошло наперекосяк: крыс сбежал, Сириуса чуть не приговорили к поцелую дементора, — Джеймс испуганно вскрикнул, — а все из за Снейпа, который сдал его мракоборцам, но с помощью маховика времени мы его спасли. Еще год в бегах и вот, он пустил в свой дом орден феникса, а в конце пятого курса Волан-де-Морт заманил меня, как последнего идиота в министерство, куда Сириус помчался спасать меня с остальными. А оказался в этом виноват Дамблдор, потому что он не выпускал его никуда, крестный был заперт в собственном доме, словно в Азкабане. В результате сражения с Беллатрисой Лестрейндж, он свалился в Арку Смерти и погиб…

— Бродяга погиб? — горько спросил Джеймс, — а Лунатик, он…?

— Профессор Люпин жив, — улыбнулся Гарри.

— Луни профессор? — в шоке спросил Джеймс, а Гарри с улыбкой кивнул.

— Ты вырос с Ремусом? — спросила Лили.

— Нет, Дамблдор отдал меня Дурслям, — угрюмо сказал Гарри.

— Что?! — гневно вскрикнула Лили, — Он отдал тебя моей помешанной на «нормальности» сестрице, которая ненавидела меня и все, что связано с магией?! Я даже не представляю, какое у тебя было детство!

— Не будем об этом, это не самое приятное время в моей жизни, — с горечью сказал Поттер.

— Что было дальше? — понимающе спросил Джеймс.

Гарри рассказывал обо всем, что произошло в его жизни: о том, как он впервые узнал, что родители были не бездельниками, которые погибли в автокатастрофе, а сильными магами, которых убил Волан-де-Морт. О том, как Хагрид сразу создавал образ «Величайшего светлого мага» Альбуса Дамблдора. Привил ненависть к факультету Слизерин. Также о том, как директор «подсунул» семью Уизли в качестве новых друзей, как ему поначалу казалось, настоящих. О письме из банка, наследии Слизерина, о своей жизни, в Слизерин мэноре, учебе в комнате Слизерина, о том, как он учился анимагии, о том, как заручился поддержкой министерства, о крестражах Волан-де-Морта, о планах на жизнь…

Это был вечер разговоров. Родителей, как и Гарри, интересовало абсолютно все. Братья быстро нашли общий язык и сдружились. Гермиона была в шоке от того, чего Гарри ей не рассказывал раньше. Спать они легли примерно в два часа ночи, решив на следующее утро составить план дальнейших действий.



" Ничто не истинно. Все дозволено"
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 00:52 | Сообщение # 10
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Глава 8


Вскоре Гарри пришли результаты СОВ, распечатав письмо, Гарри прочитал:

СТАНДАРТЫ ОБУЧЕНИЯ ВОЛШЕБСТВУ РЕЗУЛЬТАТЫ ЭКЗАМЕНОВ

Проходные баллы:

превосходно (П)

выше ожидаемого (В)

удовлетворительно (У)

Непроходные баллы:

слабо (С)

отвратительно (О)

тролль (Т)

ГАРРИ ДЖЕЙМС ПОТТЕР ПОСЛЕ ПЕРЕСДАЧИ ПОЛУЧИЛ СЛЕДУЮЩИЕ ОЦЕНКИ:

Уход за магическими существами....................П

Заклинания..........................................................П

Защита от Темных искусств..........................П

Травология.........................................................П

История магии..................................................П

Зельеварение....................................................П

Трансфигурация................................................П

Древные руны…................................................П

Нумерология……..............................................П

В связи с вашим отказом от следующих предметов: Астрономия, Прорицания, из списка ваших предметов они исключены, ваши предыдущие результаты по этим предметам аннулированы. Письмо с копией ваших оценок отправлено в школу Хогвартс на имя директора.


— Что это у тебя? — спросил Джеймс, увидев письмо у Гарри.

— Мои СОВ, — протянул Поттер письмо отцу.

— Молодец, — похвалил сына Джеймс, — ты отлично пересдал экзамен.

— Хоть какая-то польза от Волан-Де-Морта, — улыбнулся Гарри.

Всю прошедшую неделю они обсуждали план дальнейших действий, первым пунктом стоял Сириус, потом они собирались «вытащить Лунатика из лап старого пердуна», как выразился Джеймс. Очень долго они обсуждали создание своей организации, лидером которой единогласно (голос самого Гарри Поттера просто не учли) признали Гарри.

Пока в комнате времени Лили и Джеймс учили Алана, а Гермиона изучала боевую магию, в которой было больше всего пробелов, Поттер мучился над созданием аналога черной метки Волан-Де-Морта. Стоит сказать, обучение разделили по специальностям, Лили и Гермиона целители-зельевары в большей степени, а Гарри, Алан и Джеймс — боевые маги. Но, несмотря на это они, разумеется, изучали и все остальное, просто в меньшей мере, тем более у Алана, как и у Гарри не было совершенно никаких способностей к зельеварению, конечно они могли варить зелья по рецепту, но это не тот уровень, что демонстрировала Лили, и чуть меньше Гермиона.

Несмотря на то, что о метке Темного Лорда Гарри знал все: как его поставить, убрать, запустить в небо и тому подобное. Но ему не нравилось, что работала она на манер рабского клейма: самым страшным последствием была смерть всех помеченных вслед за хозяином. Получалось, что если уничтожить Темного Лорда окончательно, то все его Пожиратели отправятся вслед за ним, что обнадеживало. Реддл мог пытать и убивать слуг через метку на любом расстоянии, а вот практической пользы от нее для пожирателей не было.

Потому Поттер, обложившись книгами по нумерологии и древним заклинаниям, изобретал свою метку, он знал, что форма метки определится после составления заклинания, поэтому Гарри создал формулу вызова призрачного образа метки. Немного покопавшись в книгах, Поттер понял, как близнецы Уизли сделали свои фейерверки неуязвимыми для многих заклинаний. Что он и применил к своей «воздушной» форме метки, теперь так просто от нее было не избавится. Дальше следовало придумать функционал метки для членов ордена. В идеале Поттер много чего хотел туда впихнуть, но не все было возможно.

В результате вышло, что метки работали словно мобильные телефоны, любой член организации мог связаться с другим, как и с лидером, достаточно было лишь приложить к метке палец и произнести заклинание связи, назвав имя того с кем хочешь связаться. На всякий случай Поттер решил перестраховаться: он мог почувствовать, если кто-то связывается через метку и, по желанию, прослушать разговор. Еще Гарри «позаимствовал» заклинание для удлинителей ушей, теперь, опять же по ментальному приказу, любой член ордена мог активировать метку, тогда все, что слышит он, передавалось и тому, для кого открыт канал связи.

Систему призыва новоявленный лидер решил изменить, она должна была работать так: как только он прикасается к СВОЕЙ метке, он мог вызвать любого из членов ордена, а так же переместится к нему. Примечательным было то, что сигнал было невозможно заблокировать обычными заклинаниями, как и у метки Темного Лорда. Вспомнив о предательстве Дамблдора, Поттер добавил в формулу последнее заклинание, защищающее его от предательства: никто, носящий метку, не может каким-либо образом предать его, будь это умышленный вред здоровью, убийство, подстава, передача информации и тому подобное. Немного подумав, Гарри сделал метку скрываемой, носящий, отдав приказ, мог скрыть ее от чужих глаз. «Ни к чему моим людям подставляться в этом плане».

Поттеру было очень интересно, какой вид примет его метка, поэтому он, не теряя времени, оголил предплечье и произнес: «Mark mei tuleris» . На руке Гарри появился Черный василиск со зловеще поблескивающими зелеными глазами, приготовившийся к удару, на голове у которого был Черный Феникс с расправленными крыльями, что чем-то напоминало Поттеру древние тотемные столбы ацтеков, которые он видел в книге древних ритуалов.

— У меня получилось, — оповестил всех Поттер.

— Здорово, — воскликнула Гермиона, — ты изобрел новое заклинание?

— Гермиона, это не первое мое заклинание, — ухмыльнулся Гарри.

— А что еще ты изобрел? – спросила Лили.

— Я покажу при случае, — уклончиво ответил Поттер. – Кто первым присягнет на верность своему повелителю? — безупречно скопировав холодный тон Темного Лорда, произнес Гарри. Увидев напряженные лица присутствующих, он засмеялся и сказал:

— Пошутил я, неужели так похож на старину Волан-Де-Морта?

— Весь в отца, — со вздохом покачала головой Лили.

— Разве это плохо? Он достойный наследник мародеров, — весело сказал Джеймс.

— Бедный Хогвартс, два сына Джеймса Поттера это непозволительно много для одного замка, — ухмыльнулась Лили.

— Я все-таки поеду в Хогвартс? Круто! – с восторгом воскликнул Алан.

— Конечно, братишка, без тебя мне там будет скучно, — ответил ему Поттер, — к тому же, твое обучение не вызывает проблем из-за магии этой комнаты.

— Расскажешь о возможностях метки? – спросила Гермиона.

— Конечно. Метки работают, словно магловские мобильники, любой член организации может связаться с другим, как и со мной, достаточно было лишь приложить к метке палец и произнести заклинание связи Respondete mihi, назвав имя того с кем хочешь связаться. По ментальному приказу (Wiretapping), любой член ордена может активировать метку, тогда все что слышит он, передавалось и тому, для кого открыт канал связи. Очень удобная схема призыва, я могу вызвать к себе любого носящего метку, а так же переместится к нему. Метке можно отдать приказ exies, тогда она станет невидимой, а заклинание unexies делает ее опять видимой. Ut Basilisci Aeris – формула для «подвешивания» метки в воздухе.

— Это здорово, — восхищенно сказала Лили, — Ты проделал большую работу.

— А что насчет верности? – спросил Джеймс. — Сомневаюсь, что после предательства Дамблдора ты остался таким же доверчивым.

— Я встроил в метку своеобразную клятву верности, которая не позволяет нанести мне или другим членам ордена ни прямого, ни косвенного вреда, по крайней мере, умышленно. Я могу подслушать разговор по метке, а также активировать прослушку.

— Сильно, — сказала Гермиона, — получается, нет возможности предательства и шпионажа?

— Нет, это просто нереально, так кто первый? – спросил Поттер.

— Давайте я, — сказал Джеймс, протянув руку Гарри.

— Mark mei tuleris, — произнес Гарри, и у Джеймса появилась такая же метка как у него.

Ту же процедуру прошли Гермиона, Лили и Алан. После того как Поттер провел инструктаж, они все разошлись по разным комнатам в замке, и Гарри проверил функционал метки. Проведя потом проверку на дальних расстояниях, они, убедившись, что все идеально работает, стали готовится к походу в министерство.

После недолгих споров, они решили, что идти туда всем вовсе не нужно. Отправиться решили Гарри и Джеймс. Накрыв себя и отца мантией, положив в карман сквозное зеркало, Гарри, с помощью силы феникса, переместил их прямо к арке смерти.

Направив посох на зеркало Поттер начал читать заклинание:

«Virtutem tuae vocatis

Vestra res, virtus engorged

Nihil de his mundi

Ut si ille non moritur, Sirius Orion Black»

Сперва посох засветился красным цветом, потом луч ударил в поверхность арки, затем оттуда появилась какая-то тень, которая начала формироваться в знакомую фигуру. И вот, через пару минут, перед Поттерами появился Сириус Блэк собственной персоной.

— Где я? Что случилось? Гарри!

— Сириус! – обнял его крестник, увидев второго человека, Блэк побледнел, — Не может быть, Дж…Джеймс?

— Это я Бродяга. – Сказал Джеймс.

— Сохатый, — радостно закричал Сириус и обнял друга, — Но как? Ты же умер.

— Вообще-то ты тоже, — вмешался Гарри, — однако сейчас мы трое живы.

— И все же как? – недоумевал Сириус.

— Давай я расскажу обо всем дома, хорошо? – спросил Гарри.

— Да, разумеется, — все еще пребывая в шоке, ответил Сириус.

Схватив обоих за руки, Поттер перенес их в гостиную Слизерин мэнора.



" Ничто не истинно. Все дозволено"
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 00:53 | Сообщение # 11
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Глава 9


Остаток лета пролетел незаметно. Когда Сириус услышал историю произошедшего, он был очень удивлен: еще бы, не каждый день узнаешь, что человек, которому ты верил, на самом деле оказался манипулятором, которому твоя смерть только на руку.

Римуса найти пока так и не смогли, он словно залег на дно, или Дамблдор отправил его куда-то, где найти его сложно.

К этому времени Алан уже знал школьную программу на уровне семикурсника, а так же Гарри поднатаскал его в боевой магии. Еще Алан и Гермиона освоили анимагию, у Гермиона формой была пума, а у Алана был формой большой черный волк. Гарри убедил брата и Гермиону зарегистрироваться в министерстве магии, для Алана придумали легенду, что он кузен Гарри из побочной линии Поттеров. Несмотря на то, что элемент неожиданности это хорошо, возможность сесть в Азкабан за нелегальную анимагию, а также все преимущества открытого использования этой способности перевешивали этот единственный от незарегистрированной анимагии плюс. К тому же всегда оставалась метка, по которой можно было вызвать Гарри на помощь, силу телепортации которого даже в человеческом облике было не удержать. Лили тоже освоила анимагию, но регистрироваться не стала. Увидев ее рыжую тигрицу Джеймс стал иногда называть ее рыжик. На рождественские каникулы было решено разобраться с медальоном Слизерина, за это время Сириус должен был разузнать больше о смерти Регулуса. Немного подумав, Гарри отдал перстень Блэков Сириусу, а Поттеров Джеймсу. Сириус сразу надел свой перстень, который его снова принял, а вот Джеймс протянул свой Алану:

— Держи, сын, я думаю, он тебе пригодится, а мне он не особо нужен, тем более у Гарри тоже есть титул лорда, думаю, тебе не стоит отставать от брата, верно? – ухмыльнулся Джеймс, — а если серьезно, сынок, я рассчитываю на тебя, я уверен, что ты будешь достойным и ответственным главой рода.

— Конечно отец, спасибо.

Все оставшееся время Джеймс и Сириус посвятили воспитанию в братьях аристократов, а также знакомили их с привилегиями и обязанностями главы рода. Начиная от голоса в Визенгамоте, до управления финансами семьи.

Тридцать первого августа они посетили Гринготтс, где разобрались с деньгами, вложив часть из них в различные предприятия, успех которых был проверен годами.

Кстати, когда Алан увидел у брата фамильяра, он тоже захотел себе змейку, родители решили не отказывать брату в его желании и приобрели ему крупную королевскую кобру черного цвета с зелеными узорами на спине.

Вечером, когда все вещи были собраны, а Гарри нашел своего фамильяра, который развлекался в саду, гоняясь за домовым эльфом, который почему-то от страха не додумался трансгрессировать в дом. Немного пожурив Слазара для приличия, хотя скорее для Гермионы, Гарри отправился спать.



* * *


Утро первого сентября встретило ребят проливным дождем. Погода была настолько пасмурной, что невольно начинало портиться настроение. На платформу 9 и ¾ отправиться решили все вместе, дабы так было интереснее. Когда компания из шести человек подошла к поезду, Джеймс произнес чуть громче, чем следовало:

— Гарри, Алан, я надеюсь, с вами будет все в порядке. Мы с мамой очень переживаем за вас. Ведите себя в школе прилично…

— Пап? – полувопросительно полунасмешливо спросил Алан.

— Лили, ну не могу я так! – воскликнул Джеймс, — Алан и Гарри, я надеюсь, что вы окажетесь достойными наследниками мародеров!

Сириус и Гермиона, глядя на все это, тихо посмеивались. Лили, неодобрительно покосившись на мужа, сказала:

— Гарри, Алан, мы очень переживаем за вас, будьте осторожны и удачи вам в школе.

— Побольше развлекайтесь с девушками, — прибавил Сириус.

— Сириус! — возмутилась Лили.

— А я что, я ничего, — весело сказал Сириус, и они засмеялись вместе с Джеймсом.

На стоящих людей таращились, как на восьмое чудо света. Гарри и Алан, невозмутимо попрощавшись с родителями и Сириусом, подхватили за руки смеющуюся Гермиону, и пошли искать себе свободное купе.

Свободное купе нашлось быстро, сложив чемоданы на полку, сразу переодевшись в школьную форму, братья выпустили Салазара и Кери, змею Алана. Фамильяры устроились на плечах своих хозяев, обвив при этом руку так, что голова лежала на предплечье, чтобы удобнее было разговаривать.

* — Гарри, ты говорил, в Запретном Лесу есть колония акромантулов?* — спросил Салазар.

* — Да, это так, там их огромная стая.*

* — Прекрасно, а то я слишком давно не охотился.*

* — То есть акромантулы боятся василисков не просто так?* — спросил Алан.

* — Разумеется нет, как не бояться существа, которое ест твоих сородичей.* — Если бы змеи могли улыбаться, Салазар бы уже смеялся.

* — Я пойду на охоту с тобой.* — Прошипел Гарри. — *Заодно и потренируюсь в анимагии*

* — Это будет весело, думаю, они обрадуются,* — прошипел Алан.

* — Найдется ли, где охотится мне в вашей школе?* – поинтересовалась Кери

* — Мы что-нибудь придумаем, правда, Гарри?* — спросил Алан.

* — Конечно, в конце концов, в Запретном Лесу живут не только акромантулы.* — улыбнулся Поттер, который Гарри.

Гермиона сидела, нахмурившись, так как она не понимала содержания беседы, но при этом она усиленно делала вид, что читает книгу по трансфигурации.

С тех пор, как Гарри воскресил родителей, Гермиона сильно изменилась: она перестала читать и заучивать все подряд, она искала именно важную для себя информацию. Все это благодаря Лили Поттер, которая рассказала Гермионе о своей учебе в школе. Ведь она тоже, как и Гермиона была лучшей ученицей на потоке, правда с ней всегда соперничал Джеймс, что несказанно подстегивало ее, ведь в то время она ненавидела Джеймса Поттера и считала его… «Несносным задавакой, который только и может задирать слабых и невинных нюниусов», — добавил Джеймс, который тоже прислушивался к разговору. Именно с тех пор в Гермионе умерла заучка: она стала следить за собой, меньше времени уделять учебе, но следуя советам Лили она, при этом, не стала знать меньше, даже наоборот, когда она начала понимать некоторые принципы, а не бездумно заучивать их, учиться стало гораздо легче.

— Невежливо разговаривать так, что другие вас не понимают, — улыбнулась Гермиона.

— Прости, Гермиона, мы увлеклись, — сказал Алан с улыбкой.

— Так о чем вы говорили?

— Гарри и Салазар собрались в Запретный Лес, поохотится на акромантулов, — мстительно улыбнувшись, выдал Алан.

Он все еще не мог простить Гарри, когда тот решил немного подшутить над ним. Представьте выражение лица Алана, когда он проснулся и увидел перед собой двух гигантских василисков с раскрытой пастью. Хоть он и понимал, что вреда они ему не принесут, но спросонья он не слишком задумывался по этому поводу и заорал так, что в спальню прибежали Джеймс, Лили, Сириус и Гермиона, а обратившийся в человека Гарри, с уже уменьшившимся Салазаром на плечах, лежал и хохотал. Когда все разобрались в инциденте, Лили отругала Гарри, а Джеймс в это время напустил на себя преувеличенно серьезную мину и пытался втолковать Алану, что это всего лишь шутка. Сириус, украдкой показав Гарри большой палец, одними губами прошептал: «Истинный мародер, наверняка Джеймс гордится тобой, но он боится гнева Лили».

— Гарри Джеймс Поттер, ты с ума сошел? – спросила в шоке Гермиона.

— Гермиона, не забывай, как акромантулы боятся василисков, а тем более двух, к тому же я всегда могу обернуться фениксом и улететь в школу. А тебе, Алан, не кажется, что твоя месть немного мелковата?

— Я тебе еще припомню это, — ухмыльнулся Алан.

— Мальчики, только не ссорьтесь.

— А кто говорит о ссоре, Гермиона? – вкрадчиво спросил Гарри, — мой маленький братик грозит мне отомстить в духе мародера.

Алан шутливо пихнул Поттера в плечо, но не успел ничего сказать, как дверь в купе распахнулась.

На пороге стояли Рон и Джинни Уизли.

— Гарри, Гермиона, куда вы пропали на все лето, что за чушь говорят в поезде про родителей Гарри и про Сириуса, и кто это? – спросил Рон, указывая на Алана.

— Во-первых, Уизли, для тебя я лорд Слизерин, во— вторых, если в поезде говорили что в школу нас провожали Сириус и мои родители, то это не чушь, а истинная правда, а это мой младший брат Алан.

— Для тебя, лорд Поттер, — ухмыльнулся Алан, который был наслышан о рыжей семейке.

— Что с вами такое со всеми? – спросила Джинни, — Гермиона, может, объяснишь?

— Нет, Уизли, это вы должны объяснить, какого дементора ваша семейка травила нас приворотными зельями! – яростно ответила Гермиона.

Алан и Гарри в шоке посмотрели на свою подругу: они никогда не видели ее настолько злой.

— Это все ложь! – воскликнул Рон, а Джинни закивала, как китайский болванчик, — мы же с вами как семья.

— Наша семья, Уизли, провожала нас на поезд, — сказал ему Алан.

— А вот ваша семья для нас не больше чем предатели, я, конечно, не уверена насчет всех, но вот ты, Джинни, и ваша мамаша точно, – добавила Гермиона.

— Поэтому в нашей компании вам делать нечего, – добавил Гарри.

— Мы никуда не уйдем, — сказала Джинни.

— Это мы посмотрим, — ухмыльнулся Алан.

* — Салазар*, Кери*, — прошипели братья в один голос.

* — Проводите наших «гостей» к выходу, только не убейте их* — с ухмылкой закончил Гарри.

Только сейчас Уизли увидели двух змей, которые поползли в их сторону, яростно зашипев, при этом Салазар сделал вид, что сейчас укусит их, а Кери угрожающе раздула капюшон.

Уизли с криком выбежали из купе. На крик в купе заглянули Слизеринцы, но, увидев мирно беседующих гриффиндоцев, поспешили удалиться, убедившись в очередной раз, что Уизли – это диагноз.

Дальнейшая дорога прошла относительно мирно. Гарри и Алан решили сыграть в шахматы, но при этом они беседовали с Гермионой, так что дорога до школы прошла довольно весело.

Вместе с Аланом, Гарри и Гермионой в карету уселся Рон Уизли, который всю дорогу пытался «вернуть утерянную дружбу и доверие», а так же пытался узнать подробности появления Алана, а что тот ему, ухмыльнувшись, выдал целую тираду о том, как, почему и откуда берутся дети. Гарри и Гермиона засмеялись, а Рон покраснел настолько, что его лицо и волосы могли поспорить между собой о том, чей оттенок ярче.

Войдя в большой зал Гарри и Алан, сразу направились к Альбусу Дамблдору. Все разговоры сразу смолкли.

— Директор Дамблдор, — обратился к нему Гарри, — не могли бы вы принять в школу моего брата?

— Твоего брата? – переспросил Дамблдор с добродушной улыбкой, — Гарри, ты видимо ошибся, у тебя никогда не было брата.

— Извините профессор, — ухмыльнулся Алан, — Но как я могу «никогда не быть», если я стою перед вами?

Снейп, увидев это, застонал, он узнал эту фирменную ухмылку, карие глаза и растрепанные черные волосы, сомнений не было — это сын Джеймса Поттера.

— Гарри, объясни мне, откуда появился твой брат?

— Профессор, — с улыбкой протянул Гарри, — неужели вы, такой мудрый и опытный человек за всю жизнь так и не узнали, откуда берутся дети?

Профессор Синистра на такое явное хамство неодобрительно покачала головой.

Дамблдор лишь спросил:

— Значит то, что ваших родителей видели живыми, это правда?

— Абсолютная профессор. Мама, папа и Сириус проводили нас на поезд.

Услышав это, Снейп не выдержал, побледнел, и чуть было не потерял сознание.

— Как это возможно? – в шоке спросил Дамблдор.

— Директор, сейчас не время для такого разговора, ведь так?

— Конечно Гарри, я думаю, нам стоит поговорить завтра в моем кабинете. Разумеется, мы примем мистера Поттера в школу, но он должен пройти распределение. Кстати, на какой курс он хочет пойти учится.

— На пятый, — сказал Гарри.

— Нет, на шестой,— возразил Алан, — Я думаю, у меня достаточно знаний для шестого курса.

— Если ты так считаешь, то, разумеется, во время занятий учителя проверят твои знания.

— Да директор, конечно.

Гарри направился в сторону гриффиндорского стола. Когда распределение первокурсников было закончено, Дамблдор поднялся и сказал:

— С сегодняшнего дня в нашей школе будут учиться два новых ученика, которые до этого были на домашнем обучении. Алан Поттер, шестой курс.

Алан надел шляпу на голову, минуту подумав, та выдала:

— Что за семья у вас такая, ГРИФФИИНДОР!

Алан сел рядом с Гарри и тот спросил у него:

— А что она имела в виду?

— Чистокровный наследник Слизерина и лорд Слизерин учатся на Гриффиндоре. Гриффиндорцы, услышав это, в шоке уставились на них, но ничего не сказали. Дамблдор продолжил:

— А так же на шестой курс зачислена Катрина Лестрейндж.

Красивая черноволосая девушка подошла к табурету и надела на голову шляпу.

— Пожирательское отродье, — с отвращением произнес Уизли. Тем временем шляпа выдала свой вердикт:

— ГРИФФИНДОР!



" Ничто не истинно. Все дозволено"
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 00:54 | Сообщение # 12
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Глава 10


— Это будет весело, — тихо прошептал Алан ухмыляющемуся брату.

— И не говори, гляди, раз, два, три…

— Эта пожирательница не может учиться с нами, — громко закричал Рон Уизли.

Подобные выкрики были слышны с разных концов стола, но что примечательно, лишь единицы были солидарны с Уизли. Лицо Невилла Долгопупса было охвачено самым настоящим гневом, граничащим с безумием. Колин Криви, взглянув на него, отшатнулся.

Тем временем Катрина села на другой конец стола Гриффиндора. Уизли с сестрой все подбивали львов на то, чтобы пойти к Дамблдору с требованием выгнать эту пожирательницу из школы.

— Во время ужина прямо перед Гарри опустилась записка, в которой косым почерком Дамблдора было написано, что он желает видеть их после окончания праздничного пира.

— Что за фигня? – спросил Алан, которому брат показал записку, — он же говорил, что пригласит нас завтра.

— Алан, это же Дамблдор, последнее слово всегда за ним, — ухмыльнулся Гарри, — к тому же нам это даже удобнее, сразу заставим его выделить нам отдельные комнаты.

— Брось, он не выделит их нам.

— Он обязан, в уставе Хогвартса сказано, что замок принадлежит основателям, а значит, и их наследникам, мы владеем четвертью замка, что лучше для Дамблдора, выделить нам две комнаты или потерять восточное крыло, например? – ухмыльнулся Гарри в ответ.

— Мне даже интересно, что предпримет старый пердун, когда узнает кто мы, кстати, что ты ему расскажешь про меня, родителей и Сириуса?

— Слушай, может, стоит рассказать ему правду и посмотреть, как он подавится лимонной долькой?

— Но некромантия запрещена законом, тебя упекут в Азкабан.

— Этот ритуал неизвестен министерству, как можно запретить то, о чем никто не знает?

— Тоже верно, а директор, если выгонит из школы?

— Алан, брат мой, когда ты стал таким-мальчиком? Я все расскажу отцу, и он тебя накажет за хорошее поведение.

— Конечно очень серьезный аргумент, но ты на это не пойдешь.

— Почему это?

— А тебя потом совесть замучает.

— Ну, это вряд ли.

— Точно тебе говорю.

Так, шутя друг над другом, они шли к кабинету директора. Остановившись возле горгульи, они вдруг поняли, что не знают пароля.

Тут Гарри обратил внимание, что на горгулье, есть четыре выемки. Гарри вставил родовой перстень в ту, на которой был знак Слизерина, и горгулья послушно отъехала в сторону.

— Ничего себе, — сказал Алан, — я тоже так хочу.

Гарри, проигнорировав эту фразу, зашел в кабинет к директору. Оказывается, там уже собралась, чуть ли не половина известных Поттеру членов ордена: сам Дамблдор, Макгонагал, Снейп, мистер Уизли, Аластор Грюм и Нифадора Тонкс.

— Гарри, я надеюсь, ты расскажешь мне в подробностях, как и где ты провел лето?

— Директор, я думаю за один вечер нельзя описать три месяца насыщенной событиями жизни, лучше спрашивайте.

— Хорошо, мальчик мой, — Гарри непроизвольно скривился на такое обращение, — где ты провел лето?

— В доме Дурслей, родовом замке и в Норе.

— Что за родовой замок?

— Этого я вам не могу сказать.

— Почему это, мальчик мой? – несмотря на доброжелательную улыбку, на лице старого манипулятора проскальзывало нетерпение и раздражение.

— Замок скрыт родовой магией, туда никто не может проникнуть без моего разрешения, а его название – адрес для каминной сети, так что…

— Хорошо, кто этот молодой человек?

— Мой брат Алан Джеймс Поттер.

— Эту сказку я уже слышал, — перебил его Грюм, — где доказательства?

Алан сунул ему под нос родовой перстень.

— Герб узнаешь? Чей он? Точно не Поттеров? Теперь скажи: «вот черт, я облажался»…

Гарри ухмыльнулся, а вот Грюм выглядел одновременно разозленным и огорченным, такая смесь эмоций очень комично отразилась на его изуродованном шрамами лице.

— Гарри, каким образом ты вернул родителей к жизни?

— Я не использовал запрещенных ритуалов при их воскрешении, если вы об этом.

— Ты вернул их к жизни светлой магией? – в шоке переспросил Дамблдор.

— Я этого не говорил.

— Но как же…

— Директор, ритуал не запрещен, потому что о нем уже более тысячи лет никто не слышал, — ухмыльнулся Алан.

— Ты можешь возвращать людей к жизни? Любых? – спросил Дамблдор с какой-то надеждой в глазах. Гарри был поражен этим.

— Да, но есть пара ограничений.

— Каких, мальчик мой?

Гарри вновь скривился, но ответил:

— Мне нужно место смерти и предмет, принадлежащий умершему, либо его могила вместо этого, а еще оживший постареет ровно настолько, сколько он пролежал мертвым.

В глазах Дамблдора что-то потускнело.

— Очень жаль, Гарри. Теперь я должен узнать, — продолжил старый маразматик, окончательно успокоившись и вернув на лицо маску доброго дедушки, — почему вы с мисс Грейнджер поссорились с Роном и Джинни? Ведь они ваши друзья!

— Профессор, они поили нас приворотными зельями, вы можете себе это представить, — жалобным голосом сказал Гарри, а в мыслях его было только пожелание старому маразматику подавиться лимонными дольками и запивать это все теми зельями.

— Гарри, я думаю, что ты неправильно понял что-то.

— Профессор, а я думаю, что когда Рон узнал что я Лорд Слизерин и взбесился, а мать его, вызвав на тайный разговор своих младшеньких, упоминала про то, как вы платите им деньги за то, что они поят меня и Гермиону приворотными зельями, не тянет на ошибку.

— Что? – воскликнули Тонкс, Грюм и Макгонагал.

— Альбус, это правда? – в шоке спросила декан Гриффиндора.

— Разумеется, нет Минерва, Гарри что-то перепутал, я думаю, — на лице Дамблдора слегка проскальзывала ярость.

— Ну да, разумеется, а то, что вы снимали деньги с моих счетов это тоже ошибка? Ясное дело, отчеты о финансовых операциях, которые мне прислал Кривозуб, были подделаны Пожирателями смерти.

— А как Дамблдор получил туда доступ? – спросила Тонкс.

— А он был моим магическим опекуном, а я жил в это время в нищете у Дурслей, которые меня ненавидели, били и заставляли жить впроголодь.

— Интересно, Альбус, на что ты рассчитывал, отправляя его туда? Нам крупно повезло, что он не стал новым Темным Лордом, – спросила его Макгонагал, — Ведь ты упустил тогда Тома Реддла и поклялся, что не допустишь больше такой ошибки. Что мешало тебе взять мальчика к себе?

Аластор Грюм сидел, задумавшись, он прекрасно понимал, что методами Альбуса войну не выиграть. Единственным шансом был сам Поттер, вышедший из под опеки директора. Насколько понял старый мракоборец, Поттер не признавал деления магии на темную и светлую. Грюма всегда интересовало, как Дамблдор собирался победить Волан-Де-Морта, со своим мировоззрением.

— Я действовал только на благо Гарри на доме Петуньи стояла кровная защита, которую установила Лили перед…

Директора прервал хохот Поттера.

— Профессор, вам не стыдно столько врать? Неужели вы думаете, что я не спросил у мамы про эту защиту? Не знаю как вы, а она про нее ничего не знает.

В кабинете повисла тишина, за все это время Снейп впервые подал голос:

— Вы хотите сказать, Поттер, что ваша мать не ставила никакой защиты на дом своей сестры?

— А с чего вдруг? Они, конечно, понимали, что могут погибнуть, в завещании было сказано, что к Дурслям меня нельзя будет отправлять НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ, а все перечисленные в завещании как «желательные» для моего воспитания семьи были в состоянии защитить свой дом. С какой большой любви, которой, кстати, не было, моя мама будет проводить сложнейший ритуал для защиты своей сестры, которая ненавидела ее? Тем более, когда есть еще один родственник – маг, что сделало бы подобную защиту не слишком эффективной. Правда родственник по дальней линии, и мама об этом не знала, а если бы знала – было бы весело…

— И что же это за родственник такой? – спросил Грюм.

— Кстати спасибо, что не отправили меня жить к нему.

— Кто это? – начал терять терпение директор.

Гарри замолчал, а Алан с улыбкой сказал:

— Волан-Де-Морт.

— Быть такого не может, — в шоке сказал директор.

— Оох, профессор, что вы видите? — спросил Поттер, сунув ему под нос перстень Слизерина.

— Герб факультета Слизерин, а причем тут… Мерлин!! Ты наследник Слизерина, как и Волан-Де-Морт, вот откуда ваше родство, но как? – казалось, Дамблдор несколько был ошарашен сбоем его планов на Избранного.

— Моя мама была полукровкой, из главной ветви Слизерина, в которой, правда, очень долгое время рождались сквибы. Так как я чистокровный, а Волан-Де-Морт всего лишь полукровка, то я как бы более приоритетный претендент на титул Лорда, потому при попытке моего убийства, магия покарала его, и заклинание не отскочило от меня, а просто испарилось, а Волан-Де-Морт сгорел, подумайте сами, как можно сгореть от Авады? Правильно – никак .

— Тогда откуда твой шрам?

— Ах это, профессор, вы знаете чем был дневник Тома Реддла?

Дамблдор лишь молчаливо оглядел всех присутствующих и кивнул.

— Мой шрам был тем же.

Дамблдор уронил челюсть.

— Что значит был? Он же и сейчас… — тут он оборвал себя на полуслове.

— Ах вот оно что директор, так вы знали и не предупредили меня?

— Это для твоего же блага… — снова начал Дамблдор.

— О чем вы говорите? — прошипел Снейп не хуже змеи.

— О способе достижения бессмертия Темным Лордом, но тебе мы ничего не скажем, так как ты сливаешь ему всю информацию, — ответил Поттер.

— Я на стороне света, — возмутился зельевар.

— Да, а рабское клеймо на твоем предплечье заставит тебя выполнить любой его приказ, только стоит ему хоть немного тебя заподозрить он заставит тебя выложить ему все.

— А чем лучше ваши метки? – спросил молчавший до этого Грюм.

— Что? – воскликнул Дамблдор.

Мысленно передав Алану и приказав своей метке скрыться, Гарри сказал Грюму:

— Вы наверное обознались, — и, незаметно передал ему мысленное сообщение с помощью легилименции: «Я расскажу вам позже, если вы захотите знать, это моя метка, и она очень удобное средство связи»

— Закатав рукава, они показали всем присутствующим свои чистые предплечья.

— Да, наверное, вы правы, простите, нервы ни к черту, — ухмыльнулся Грюм.

Дамблдор подозрительно посмотрел на него.

— Кстати, профессор, я думаю, вы нам выделите как наследникам основателя отдельные комнаты.

Директор, все еще пребывавший в прострации, кивнул.

— Профессор Макгонагалл, вы не могли бы проводить наследников к их покоям?

— Разумеется, директор. Идите за мной, — сказала она уже ребятам.

— Профессор, а где находятся эти комнаты? – спросил Алан.

— Мистер Поттер, дело в том, что когда основатели сделали покои для наследников, они понимали, что наследник одного может попасть на факультет другого. Потому из гостиной каждого факультета есть вход в малую гостиную, в которой находятся несколько комнат, открыть вход туда могут только наследники, так что самих комнат никто не видел. Вы не будете возражать, если я посмотрю ваши комнаты? Я давно мечтала увидеть эти помещения.

— Конечно, профессор.

— Кстати, а почему покои? – поинтересовался Гарри.

— Видите ли, мистер Поттер, так эти комнаты назвали основатели, это дошло и до наших дней, — ответила Макгонагалл.

Когда они зашли в гостиную Гриффиндора, профессор подвела их к стене и сказала, — вход находится здесь. Внимательно посмотрев на стену и не увидев на ней ничего необычного Гарри, просто взял палочку, сделал надрез на руке и смочил стену кровью. На стене появилась надпись, сделанная кровью, написано было, судя по всему, на парселтанге, так как Макгонагалл смотрела на стену, ничего не понимая. Гарри и Алан, стали в один голос читать написанное:

* — Я наследник Салазара Слизерина открываю покои основателей для их потомков. *

На стене появилась красивая дверь, а на двери была ручка, которая была сделана в форме змеи. Вдруг змейка ожила и заговорила

* — Я Ксанен, наследники, хранительница ваших покоев, я могу пропустить только вас и тех, кого вы приведете с собой.

* — Прекрасно, а сейчас, пропусти нас.*

Ручка повернулась и дверь открылась.

Малая гостиная представляла собой небольшую, но очень уютную комнату, с камином, несколькими столиками и креслами, а также шкафом с книгами. А поднявшись по лестнице, они увидели две двери.

— Профессор, комната подстраивается под наследников?

— Видимо это так. Мне пора идти, думаю, дальше вы разберетесь и сами.

— Конечно профессор.

Проводив Макгонагалл, они вызвали домовиков, приказали им разложить вещи и легли спать.



" Ничто не истинно. Все дозволено"
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 00:54 | Сообщение # 13
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Глава 11


Проснувшись рано утром, братья, приведя себя в порядок и подхватив своих фамильяров, чтобы они не сидели в башне, спустились в большой зал. Практически вся школа уже была на завтраке. Гарри посмотрел на Дамблдора и, увидев только добродушную улыбку, слегка забеспокоился, наверняка старый интриган придумал что-то, чтобы наставить свое оружие на путь истинный. Севший рядом с Гарри Алан прошипел на парселтанге, чтобы никто не понял о чем речь, чем испугал сидящих рядом первоклашек:

* — Кажется, на Гриффиндоре назревает раскол. *

* — С чего ты так решил?

* — Уизли, Долгопупс, Дин Томас и несколько других поборников нашего ПЛД подбивают факультет на травлю темных магов.

* — Ты про Катрину?* — хмыкнул Гарри, глядя на девушку, которая вместе с Гермионой вошла в большой зал.

* — Не только, Уизли рассказали всем, кто только слушал, о нашем родстве со Слизерином.*

* — Не думаю, что это проблема, сам посуди, большинство гриффиндорцев – аристократы. Ты знаешь, что на основании титула лорда Слизерина я могу учиться там? Как собственно и ты.

* — Нет, а почему тогда ты остался здесь?*

* — Я решил, что из-за отдельно взятых идиотов не стоит покидать факультет, который, как ни крути, столько лет был моим домом, к тому же, предатели есть на любом факультете, как и нормальные люди, скоро Гриффиндор снова обретет былую славу. Кстати, что за ПЛД?*

* — Пожиратель Лимонных Долек.*

Гарри засмеялся, — * а ему идет это прозвище. — Тут он почувствовал попытку вторжения в свой разум. Салазар сразу заметил это и прошипел, — *Гарри, кто-то пытается проникнуть в твой разум*.

* — Спасибо, Салазар, я вижу.*

Сосредоточившись, Гарри понял, что ментальный импульс идет от директора, ухмыльнувшись, он вокруг своей защиты сделал насыпь из лимонных долек, а на воротах написал, «Всяким Снейпам, Дамблдорам и Волан-Де-Мортам вход закрыт». Увидев, как Дамблдора перекосило, Гарри ухмыльнулся, а Алан поинтересовался:

* — Что ты сделал?*

* — Наш директор решил залезть ко мне в голову, а я немного изменил защиту, — ответил Гарри, кинув брату мыслеобраз стены.*

* — Это здорово.*

— Это невежливо, — сказала подошедшая Гермиона, — говорите на человеческом языке.

— Брат, это она учит нас вежливости, — ухмыльнулся Гарри, — а сама даже не поздоровалась!

Гермиона слегка смутилась, а вот Катрина улыбнулась. Гарри обратил внимание на то, что Катрина была красивой девушкой: высокая, стройная, черные волосы гладкой волной спадали на спину, а карие глаза, казалось, буквально светились.

— Кстати, Катрина, не скажешь нам, как ты попала на Гриффиндор? – поинтересовался Алан.

— Как и все, — улыбнулась девушка, — была распределена артефактом Годрика.

— Я серьезно.

— Тоже будешь говорить, что мне здесь не место, я дочь пожирателей и так далее? – улыбка девушки слегка померкла.

— Вообще-то, — опять ухмыльнулся Гарри, — если кому и не место на гриффиндоре, то это я, потом Алан, а потом, может быть, ты.

— С чего это вдруг? Гарри Поттер – слизеринец? Это как Волан-Де-Морт, — сидящие рядом ученики вздрогнули, — раздающий конфеты на рождество магловским детям.

Гарри улыбнулся, представив эту картину:

— Я и Алан, по линии матери – наследники Слизерина. Как думаешь, на каком факультете мы должны учиться?

— Мда, понятно все с вами. Моя история простая, мама воспитывала меня, чтобы я стала верной слугой Темному Лорду. А почему я должна ему служить? Ведь это раньше он предлагал аристократам власть, богатство, изменение положения в магическом мире, а сейчас он стал тираном, за малейший проступок он швыряет в слуг круцио, убивает тех, кто скажет хотя бы слово против. Он сейчас пытается стать правителем магического мира, а его пожиратели – это слуги, они ползают перед ним на коленях, зовут господином или хозяином. Когда я сказала об этом моей матери – она просто взбесилась, она сказала, что я разочаровала ее, как дочь, и что я обязательно буду его слугой. Примерно месяц назад он поставил мне свою метку, и сказал, что теперь я от него не могу никуда деться. Пока я должна учиться в Хогвартсе, а потом он скажет мне, что делать, но я не хочу служить ему.

Гарри задумался.

— Значит, у тебя есть метка?

— Да, он поставил мне это клеймо на всю жизнь, — грустно произнесла девушка.

— Ну, это мы еще посмотрим. – Поставив сферу невнимательности, Гарри сказал, — покажи мне метку. — Катрина обнажила предплечье, на котором был уродливый знак Волан-Де-Морта.

– Отлично, а теперь, * Syender Hass Vulgate *. — Метка на руке Катрины исчезла. – Теперь ты свободна. — Девушка с недоверием посмотрела на свою чистую руку, убедившись, что это все не сон, она обняла Гарри и сказала, — Спасибо.

— Мне было не трудно, — улыбнулся ей Гарри. Сняв сферу и убедившись, что никто ничего не заметил, Гарри продолжил завтракать.

Первым уроком у них была трансфигурация со Слизерином. Усевшись за последнюю парту первого ряда Гарри задумался о том, что может предпринять директор в его сторону — понятное дело, что так он этого не оставит, нужен шпион в Ордене Феникса. Хорошо бы Снейпа заставить работать на себя, но что ему пообещать, может метку снять? Было бы неплохо иметь у себя такого шпиона, но Снейп – это Снейп, а значит сволочь, да и папа с Сириусом его терпеть не могут. В принципе можно попробовать поговорить с некоторыми Уизли, ведь с чего-то же Билл, Чарли и близнецы свалили от семьи при первой же возможности, может они знали об их делах, потому и решили уйти? Чтобы не участвовать? Нужно будет проверить Флитвика и Макгонагал, они не кажутся ярыми сторонниками директора, а так же Тонкс и Грюма. К Волан-Де-Морту можно послать Регулуса, как только воскреснет, да и вообще наверняка многие аристократы хотят освободиться от него, но не могут, если дать им свободу то… размышления Гарри были прерваны мелодичным голосом.

— Гарри, ты не против, если я сяду здесь? – подняв голову, Поттер увидел Катрину.

— Да, конечно, садись, — улыбнулся он. Впереди уже сидели Алан и Гермиона, которые тихо о чем-то разговаривали. В класс зашла профессор Макгонагал, без предисловий он заговорила:

— Я очень рада видеть всех вас здесь. Я горжусь тем, что вы все смогли продолжить изучать трансфигурацию, набрав достаточно баллов на СОВ. Мистер Поттер, честно говоря, я удивлена, что пересдав СОВ в министерстве, вы получили Превосходно. Я нисколько не преуменьшаю ваших заслуг, но мне всегда казалось, что это не ваш уровень знаний.

— Все в порядке, профессор, я просто занимался летом, — ответил ей Гарри.

— Итак, в этом году мы будем изучать самый сложный раздел трансфигурации – превращение человека, вершиной этого раздела является Анимагия. Как вы знаете, это искусство, которое позволяет принимать облик животного по желанию мага. Также вы знаете, в этом столетии было семь зарегистрированных анимагов…

— Приготовься, — шепнул Гарри Катрине, — сейчас будет шоу. Присмотри за моим фамильяром, он не тронет тебя, не бойся. Просто он будет мешать мне. * Салазар, будь хорошим змеем и поздоровайся с дамой.* – Салазар неуклюже изобразил поклон. А Катрина улыбнулась. * — Сейчас я пойду к Макгонагал, а ты будь здесь, но смотри никого не напугай.* — Тут Гарри услышал приглушенное шипение брата, но не расслышал, что он говорил.

— … формы и особые приметы которых заносятся в реестр, такой реестр есть в министерстве и в Хогвартсе. – Она показала всем небольшую книжку, — В нем вы може… — Такого лица у Макгонагал не видел еще никто, Гарри вообще был удивлен, что после такого шока она не получила инфаркт. Когда она справилась с собой, она произнесла:

— Мистер Алан Поттер, Мистер Гарри Поттер, Мисс Грейнджер встаньте.

Те поднялись со своих мест, ухмыляясь, все остальные смотрели на них с любопытством.

— Потрудитесь объяснить, как это возможно?

— Когда я жил у маглов, мне было нечем заняться, вот и учился, — ухмыльнулся Гарри.

— Мистер Поттер, я говорю абсолютно серьезно.

— Когда мы узнали, что мой отец и крестный стали анимагами в школе, я и Гермиона захотели сделать то же самое, полностью превратиться нам удалось в конце этого лета, тогда мы и зарегистрировались в министерстве. – Ответил Гарри. По классу прокатился изумленный вздох.

— Мистер Поттер, а вы в курсе, что двуанимаг был зарегистрирован последний раз более ста пятидесяти лет назад?

— Да, просто ответил Гарри, мне сказали об этом в министерстве, когда я регистрировался.

— Ну что же, не могли бы вы показать классу свои анимагические формы?

Первыми обратились Алан и Гермиона, крупный волк и горная львица пробежались по классу, рыкнув на Уизли, когда пробегали мимо.

Гарри решил сразу не шокировать всех, потому превратился в Черного Феникса, взлетев под потолок, он покружил там, а потом превратился обратно.

— Все помнят монстра из Тайной Комнаты? — ухмыльнулся Гарри и превратился в огромную змею. По классу раздались крики ужаса.

— Мистер Поттер, вам не следует пугать одноклассников, – сделала ему замечание Макгонагал. Гарри, все еще пребывая в облике змея, опустил взгляд и виновато потупил взор, что в исполнении василиска выглядело очень нелепо и комично. Но тут он резко бросился в сторону Уизли, который, казалось, посерел от страха.

— МИСТЕР ПОТТЕР!!

— Просите профессор, — произнес Гарри, перекинувшись обратно. Слизеринцы потешались над Роном, как и некоторые Гриффиндорцы.

— По пятьдесят баллов каждому, за демонстрацию анимагии. И двадцать баллов с мистера Поттера за запугивание одноклассника. – Несмотря на строгое лицо, как заметил Гарри, глаза профессора смеялись, что внушало ему надежду на то, что она не будет на стороне Дамблдора, узнав о его методах.

Когда Гарри сел на свое место, Катрина сказала ему:

— Это было здорово, я бы тоже хотела стать анимагом.

— Мы подумаем над этим, — пообещал ей Гарри.

Макгонагал рассказывала об анимагах, тут прозвенел звонок и они пошли на урок Защиты от темных искусств.



" Ничто не истинно. Все дозволено"
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 00:55 | Сообщение # 14
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Глава 12

Каждый учитель защиты от темных искусств привносил что-то новое в учебный процесс. А так же каждый учитель изменял вид кабинета по своему усмотрению: при Квирреле на стенах можно было встретить дольки чеснока. У Локонса все стены были завешаны его портретами. У Ремуса всегда можно было увидеть какое-то новое темное существо, с которым предстояло разобраться на уроке. У Грюма (хоть и не он был преподавателем, но ведь Крауч его изображал, а значит, соответствовал) всегда можно было увидеть какие-то артефакты для борьбы с темной магией, котята Амбридж без тошноты не вспоминались. Но все-таки Снейп переплюнул их всех. Кабинет ЗОТИ изменился до неузнаваемости: все окна были закрыты, что создавало довольно мрачную атмосферу, на стенах, как и у Локонса, висели портреты, только не ужаса всея Хогвартса, а, к примеру, человека подвергшегося заклятию круциатус, труп после авады, тело (по другому не назовешь) человека, подвергшегося поцелую дементора и другие подобные ужасы.

Как только ученики зашли в этот класс, из двери кабинета учителя вылетел Снейп. Гарри до сих пор удивлялся: «Как это у него получается появляться так, что все разговоры мгновенно замолкают?»

— Насколько мне известно, ваше обучение этому предмету до меня было пугающе отрывочным и неполным.

« Нет, ну загибает, — думал Гарри про себя, — «насколько мне известно», ведь следил за каждым учителем, как коршун, в надежде, что станет следующим»

— Тем не менее, я здесь чтобы научить вас защищаться от темной магии. Бороться с ней, все равно, что бороться с восьмиголовой гидрой, отрубаешь одну голову, на ее месте вырастают две. Следовательно, — чуть повысил голос Снейп, — ваша защита должна быть не менее многогранной и непредсказуемой. Эти картины, — махнул рукой новый преподаватель в сторону изображений, — дадут вам довольно точное представление о том, с чем вам предстоит бороться. Кто расскажет мне о невербальных чарах?

Увидев несколько поднятых рук, он рявкнул:

— Поттер!

— Да, профессор, — в один голос переспросили братья, ухмыльнувшись.

— Гарри Поттер, — прошипел Снейп, было очевидно, что он в бешенстве, но он очень умело скрывал это, по его лицу было невозможно прочитать что-либо, – поведайте классу все, что вы знаете о невербальных чарах.

— Невербальные чары, это особый вид магии, при котором колдовство происходит без слов, при достаточной сосредоточенности, даже без пассов волшебной палочкой.

Справившись с заминкой, Снейп произнес:

— Не могли бы вы продемонстрировать нам, невербальное колдовство? – Он был уверен, что Поттер не справится.

Сосредоточившись, Гарри мысленно произнес: «Экспекто Патронум». Тут уже удивились все, в том числе и Гарри, вместо ожидаемого оленя появился серебряный василиск – копия его анимагической формы. Снейп, хотя и оставался внешне спокойным, был в шоке: невербальный патронус ОТ ПОТТЕРА и какой патронус! Этого он не ждал. Понимая, что иначе нельзя, он, скривившись, выдавил:

— Браво, мистер Поттер, один балл Гриффиндору. — Не успели Гриффиндорцы обсудить нонсенс, как Снейп продолжил, — я надеюсь, что и остальные ученики, справятся также, разбейтесь на пары для дуэли, от кого услышу хотя бы отзвук заклинания, будет два месяца ходить на отработки к Филчу, а его факультет лишится сотни баллов.

Гарри и Алан встали напротив друг друга.

— Я думаю, стоит показать им дуэль, — ухмыльнулся Алан. С его палочки сорвался толстый красный луч Экспеллиармуса.

— Я думаю, если ты решил показать дуэль, не используй детские заклинания, — сказал Гарри, зеркальным щитом отправляя экспеллиармус в Рона Уизли, который так и не понял, откуда ему прилетело. #Ogenhastae#, — послал Гарри в брата огненное копье.

— #ScopusAqua#, — ответил Алан, закрывшись сферой воды. — #somni maxima#

— #ProtegoScopusmaxima#

Разного цвета лучи мелькали с волшебных палочек братьев, забросив свои дуэли все наблюдали за их сражением, а некоторые особо впечатлительные стояли, разинув рот — например Уизли и Долгопупс, а некоторые, например, Забини, Нотт и Катрина, смотрели с легким восхищением.

Наконец Гарри усмехнулся и произнес:

— Мне это надоело. #*Transfiguratio virgam in colubrum*#. — Палочка Алана превратилась в небольшую черную змейку, которая сразу переползла на запястье к Гарри.

— Так значит, — злобно ухмыльнулся Алан. В следующее мгновение Гарри был прижат к полу огромным волком, который навалился ему на грудь и угрожающе рыкнул.

— Это смешно, — ухмыльнулся Гарри, и в следующий миг волк был сдавлен кольцами огромного Змея.

Превратившись в людей, браться засмеялись.

— Я не думал, что ты так сможешь, — смеялся Алан.

— Я тренировался обращаться в самых разных ситуациях, — в свою очередь ухмылялся Гарри, — но ты застал меня врасплох!

Снейп смотрел на происходящее с легким шоком, который отразился-таки на его лице, видимо не смог удержать свою брезгливо-безразличную маску. Но он быстро взял себя в руки, и, поморщив нос, произнес:

— Пятьдесят баллов гриффиндору за показательную дуэль между братьями Поттерами, такого уровня я жду от каждого из вас.

Гриффиндорцы удивленно переглянулись.

— Ах да, — злобно ухмыльнулся Снейп, — Минус сто баллов с гриффиндора за невыполнение задания учителя: что встали все? Работать!

Дальнейшие занятия прошли относительно спокойно. Травология с Пуффендуем и урок Нумерологии с факультетом Райвенкло не произвели на Поттера достаточное впечатление, мало того, что он знал это все, так и еще ничего интересного на уроке не произошло, ведь укусившая Уизли ядовитая тентакула, не самый интересный случай, правда?

Сегодня Гарри, ни кому не рассказав, решил исследовать Тайную Комнату повнимательнее: во-первых, его интересовали книги Салазара, если таковые там остались, а во-вторых, тушка василиска, представляющая собой кладезь ценных ингредиентов.

Пробравшись под мантией невидимкой на третий этаж, Поттер зашел в туалет плаксы Миртл. Самое интересное, что плаксивого призрака нигде не было видно. «Видимо, решила прогуляться в озере, — хмыкнул Поттер.

— * Откройся *

Раковина пришла в движение, открыв глубокий тоннель уходящий глубоко вниз. Гарри наложил на себя чары, которые не позволяют одежде пачкаться, и нырнул вниз, короткий спуск и он уже приземляется с помощью амортизирующих чар на пол, усыпанный черепами и костями всяких мелких животных. Подходя к двери перед самой комнатой, он снова прошипел: *Откройся*, змейки пришли в движение, это выглядело красиво: одна змея ползла по окружности двери (дверь была круглой), при этом те змеи, которых она касалась, тоже отползали в сторону. Наконец, с глухим скрипом дверь открылась. Как только Гарри увидел зал, на него нахлынули воспоминания, и он не сразу заметил, что что-то не так: трупа василиска не было.

— Не понял, * говори со мной, Салазар Слизерин, величайший из Хогвартской четверки. *

Рот статуи открылся, как только Поттер сделал несколько шагов по направлению к ней, из статуи выполз василиск, только вот он был гораздо больше того, с которым Поттер сражался четыре года назад.

* — Наследник, я так рада, что вы вернулись.*

* — Кто ты? *

* — Меня зовут Хешас, хозяин оставил меня здесь для защиты его библиотеки.*

* — Но разве тот василиск, которого я убил, не был питомцем Салазара?*

* — Нет, около пятидесяти лет назад сюда пришел другой наследник, он думал что Салазар Слизерин оставил меня здесь, для того чтобы очистить Хогвартс от обретенных.*

* — Обретенных? *

* — Хозяин так называл тех, в ком впервые проснулась магия. *

* — Но разве он не называл их грязнокровками? *

* — Нет! – гневно ударила Хешас по земле хвостом, Поттер даже невольно попятился, — * Во всем виноваты те идиоты, которые запрещают детям изучать настоящую историю, именно обретенные раньше основывали магические рода! Грязнокровками Салазар называл тех, кто смешивал свою кровь с родственниками, из-за этого их магия ослабевала, таких детей хозяин не хотел принимать в школу, но и речи быть не могло об убийстве! А тот наследник приказал мне убивать обретенных. Я отказалась повиноваться ему, тогда он вырастил своего василиска, который, разумеется, считал его хозяином. Использовав какое-то древнее заклинание, он запер меня в одном из подвалов кабинета хозяина. Чтобы не тратить силу, он завязал заклинание на своего питомца, которого назвал Химерой — именно его ты и убил, тем самым освободив меня. Со своим василиском он стал охотиться на ни в чем неповинных детей, при этом он прикрывался именем Салазара Слизерина! Я даже не представляю, какое мнение теперь о нем у современных магов! *

* — Ничего себе, — изумленно протянул Поттер, — так это получается, что Салазар Слизерин не презирал маглорожденных, его василиск никого не убил, а Тайная Комната – рабочий кабинет? *

* — Что-то вроде того, — судя по интонации, Хешас веселилась, — только такая комната в Хогвартсе есть у каждого основателя, как и рабочий кабинет, библиотека и охраняющее ее животное. *

* — Ну, насчет тебя я могу понять, но как могли выжить за больше чем тысячу лет лев, барсук и ворон? *

* — Я не знаю ничего об этом, эти комнаты смогут найти только наследники Годрика, Пенелопы и Ровены.

* — А где василиск Реддла? *

* — Я решила, что ему здесь не место и оттащила его в тот подвал, где была заточена. *

* — Ты можешь выбираться из статуи? *

* — Если ты можешь произнести пароль на парселтанге, почему я не могу? * — вопросом на вопрос ответила Хешас. *( ПА прямо-таки еврей какой-то :-) )

* — Действительно. Кстати, а что такого я найду здесь, чего нет в замке Слизерина?*

* — Несколько дневников хозяина, а также его разработки в зельях заклинаниях и выведению новых магических животных. Возможно, ты найдешь там что-то еще для себя…*

* — Ты говоришь загадками, как я понимаю, все, что мне нужно в статуе? *

* — Да, я могу поднять тебя, если захочешь. *

* — Спасибо тебе, Хешас. *

Поднявшись с помощью василиска, Поттер увидел два тоннеля, расходящиеся в разных направлениях. Один, как понял Гарри, вел в логово Хешас, а потом и змейки Реддла; кстати, Поттера очень удивил тот факт, что в его памяти не было этой истории. Может он не смог обрести эти воспоминания, потому что Реддл наложил на них какой-то блок? Или просто уничтожил компрометирующие его воспоминания? Интересно. С недавних пор Гарри научился видеть ауры и магические потоки, потому он, как только прошелся по короткому тоннелю, увидел на двери паутину магии крови, сделав надрез на ладони, юный наследник основателя открыл дверь в кабинет и пораженно замер.



" Ничто не истинно. Все дозволено"
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 00:55 | Сообщение # 15
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Глава 13

За письменным столом, был расположен портрет, на котором Гарри узнал Салазара Слизерина, ведь это его изображала статуя, через которую он только что прошел. Слизерин был мужчиной лет тридцати, с черными волосами до плеч, отдаленно похожего на Гарри, но самое странное – ярко-зеленые глаза, такие же, как у мамы и самого Гарри.

Внезапно основатель, до этого совершенно неподвижный, вдруг повернулся к Гарри и спросил.

— Представьтесь молодой человек.

— Гарри Джеймс Поттер, ваш наследник.

— Надеюсь, ты не связан с Томом Реддлом?

— Нет, это один из моих врагов, он сейчас называет себя лорд Волан-де-Морт. Прикрываясь наследием Слизерина, он собрал вокруг себя кучу сторонников, среди которых много аристократов, и убивает маглов и маглолорожденных. Сейчас вас из-за него считают чуть ли не абсолютным злом, и что это вы начали истребление обретенных. На факультет Слизерин сейчас ополчилась вся школа, особенно Гриффиндор, из-за вашей вражды с Годриком Гриффиндором.

— Моей вражды с Годриком? Он был моим лучшим другом. Бывало, ссорились по пустякам, но не более того.

— Магический мир сейчас убежден, что вы, разругавшись с остальными основателями, покинули школу, создав Тайную Комнату, а монстр, оставленный там, создан для уничтожения грязнокровок, как сейчас называют маглорожденных или обретенных.

— Неблагодарность потомков и их пренебрежение к истокам поражает меня! Хорошо еще, что никто не узнал о моей способности к высшей некромантии, иначе было бы еще хуже.

— Я читал вашу книгу об этом.

— Но это невозможно, ее мог прочитать только некромант, неужели ты…

Гарри показал ему палочку.

— Невероятно, спустя столько времени она наконец нашла себе хозяина. Ты пробовал что-то из некромантии? – Его глаза загорелись интересом: он уже и не рассчитывал на то, что сможет обсудить с кем-то свое искусство. В его времена это было достаточно популярным, но не признанным ответвлением магических наук. Потому он и не пожелал открывать его миру, а так и оставил в своих комнатах. Которые, впрочем, тоже имеют не одну сотню секретов.

— Да, я воскресил своего крестного и своих родителей, а также тренировался создавать личей, только пока не получалось.

— Скажите, а откуда в Слизерин мэноре книги Грин-де-Вальда? Он же жил не настолько давно, а замок был закрыт на долгое время.

— Эти книги здесь оставил Том Реддл, со своего портрета в поместье я приказал домовикам отнести книги в библиотеку.

— Но ведь замок был погружен в сон?

— После пробуждения, — улыбнулся основатель.

— Сэр, а почему вы оставили свой портрет в Тайной Комнате, а не в мэноре?

— А кто сказал, что там нет моего портрета? – ухмыльнулся Слизерин, — Ты просто его не замечал. Видишь ли, я не пожелал, чтобы мой портрет все время на меня смотрел, пока я работаю или, скажем, сплю: поэтому он висит в столовой. Видимо, современная молодежь также предпочитает вызывать эльфов вместо ужина в специально отведенной для этого комнате, — усмехнулся он, — Тем не менее, тебе стоит прочитать мои дневники, благодаря ним ты овладеешь некромантией полностью, а также научишься магии крови и души, это очень сильная магия, так что помни об ответственности, не используй эти силы во зло.

— Мда, трудно поверить, что такие слава сказал Салазар Слизерин.Где мне найти эти дневники?

— Они в нижнем ящике стола.

Открыв ящик, Гарри увидел пять тонких книжек, на каждой из которых было выведено в готическом стиле, но, по подозрению Поттера, на парселтанге: Дневник Салазара Слизерина. Попрощавшись с основателем и Хешас, Гарри с помощью силы феникса переместился в гостиную Гриффиндора. Многие вскрикнули, увидев появившегося из вспышки огня Поттера.

— Но в Хогвартсе нельзя трансгрессировать, — завопил Рон.

— Уизли, успокойся, я и не трансгрессировал,

— Гарри, где ты был? – подошел к нему Алан, — Мы с Герми искали тебя по всей школе.

* — Герми? * – хищно ухмыльнувшись, переспросил Гарри на парселтанге, чем снова напугал нескольких сидящих рядом.

Алан слегка покраснел.

* — Да ладно тебе, братец, все в порядке, завтра пригласи ее в Хогсмид и все.*

* — Но завтра никто не идет туда.*

* — Ты мародер или кто? *

* — Точно, сказал глупость, * — ухмыльнулся Алан.

— Кстати, а где сама Гермиона? – спросил Поттер, перейдя на человеческий язык.

— Они с Катриной пошли куда-то.

— Похоже, Гермиона нашла себе подругу.

— Вы якшаетесь с этой пожирательницей! – воскликнул Долгопупс, — Но она темная ведьма!

Гарри и Алан удивленно посмотрели на него: вечный тюфяк Невилл проявил характер.

— Что плохого в том, что она темная?

— Невилл, ты видишь, они и сами темные маги! – воскликнул Рон.

Весь Гриффиндор наблюдал за происходящим с интересом.

— Я хочу сейчас обратиться ко всем, — громко сказал Гарри, — Среди вас много наследников древних родов, и многие из вас различают разницу между тьмой и злом, а также понимают, что дети не всегда идут по стопам родителей. Я сейчас обращаюсь ко всем вам, к чему нам нужна глупая вражда со Слизерином, они такие же люди, как и мы, возможно, им даже тяжелее, родители требуют с них принять Черную Метку Волан-Де-Морта. Тот, кто принял это клеймо — раб, откуда мы знаем, все ли слизеринцы хотят этого? Я согласен, что есть отдельные идиоты вроде Мафлоев, — многие фыркнули, — которые боготворят Темного Лорда, поддерживают его идеи, не зная, что Салазар Слизерин никогда не презирал маглорожденных. – По гостиной разнесся удивленный вздох. – Таких людей он звал обретенными, вы знаете, как образовались магические рода? У истока каждого рода стоит маглорожденный или полукровка, это из-за Волан-Де-Морта пошла такая ненависть к ним со стороны аристократии, он хоть и был наследником Слизерина, не понимал его идей. Он пытался заставить василиска Слизерина убивать обретенных, но Хешас просто послала его подальше, — по гостиной прокатился смешок, все слушали, затаив дыхание, лишь несколько человек, которых едва ли наберется два десятка, злобно косились на Гарри, — Тогда он вырастил в тайной комнате своего василиска, который убивал по его приказу. Несмотря на все разглагольствования Темного Лорда о чистоте крови – он полукровка, раньше его звали Том Реддл. Он был лучшим учеником, старостой школы, его мать была из обедневшей ветви рода Слизерин, а отец простым маглом, я не знаю всей истории, но в итоге Реддл оказался в приюте, именно тогда и зародилась его ненависть к маглам. Своей способностью к парселтангу он стал запугивать людей, Поверие о «темности» этого таланта тоже от него, Волан-Де-Морт – темный маг, значит этот талант – признак темного мага, но это не так! Любой потомок Салазара может говорить на языке змей, темный или светлый. Подумайте, нужна ли нам эта вражда, куда идти слизеринцам, кроме Волан-Де-Морта, если остальные отталкивают их?

— Ты сказал, что парселтанг – отличительная особенность Слизеринов, ты хочешь сказать вы с братом его наследники? – спросил рослый семикурсник. Гарри вспомнил его имя – Кормак Маклагген.

— Да, — сказал Гарри, показав перстень лорда Слизерина гриффиндорцам, — Наша мать из рода Слизеринов. — По гостиной снова прокатился удивленный вздох.

— Это все чушь! – воскликнула Джинни, — Слизерин был чудовищем, и его факультет недалеко ушел, все они перейдут на сторону Волан-Де-Морта и будут убивать ни в чем неповинных людей, они зло, вы должны это понимать!

— Уизли, — ты идиотка, как и твое семейство, — ответил ей Симус Финниган, — Вы никогда не соблюдаете традиций чистокровных. Я хоть и полукровка, но уважаю эти традиции, даже Грейнджер, несмотря на то, что ее воспитали маглы, понимает в старых традициях больше тебя, ваша семья неспроста считается предателями крови, я уверен, знать бы еще причину этого…

— Ничего себе, — пораженно сказал Алан, — А разве твоя мать не сторонница Дамблдора?

— Она никогда не была ею, помнишь Гарри, как она, да и я вместе с ней, не верили тебе, когда ты говорил о Темном лорде в прошлом году? Это из-за Дамблдора, она не доверяет ему. Но в то же время она ненавидит пожирателей смерти — убийства, совершаемые ими, неприемлемы! Я также не считаю их людьми, но то, что ты сказал сегодня…черт, да ты прав! Дети не в ответе за поступки родителей. Моя семья рассчитывает на нейтралитет в этой войне, но я очень сомневаюсь, что это возможно.

— Нам нужно будет кое-что обсудить с тобой, но в конфиденциальной обстановке.

Симус кивнул.

— Гарри, но ведь Слизерин называл кого-то грязнокровками? – спросил Колин Криви.

— Да, сейчас он бы назвал грязнокровками Паркинсон, Крэбба и Гойла, он называл таким словом детей тех, кто вступал в браки с близкими родственниками, из-за этого они были слабыми магически и довольно некрасивыми. — Все закивали, представив себе похожую на мопса Паркинсон.

— А откуда ты все это знаешь? — поинтересовалась Лаванда.

— Из первоисточника, — сказал, не подумав, Поттер.

Все в шоке замолчали.

— Где ты сейчас был, братец? – поинтересовался Алан с угрозой.

— В Тайной Комнате я был! Мне это все портрет Слизерина рассказал и его василиск!

— Ты разговаривал с основателем? – в шоке спросила Кети Белл.

— Да, кстати хороший человек, — ухмыльнулся Поттер, — Кстати, а почему сейчас все в гостиной, вроде бы время обеда уже?

— В большом зале василиск, потому профессора разогнали всех по гостиным.

— Что? * — Салазар,* — громко прошипел Гарри, * — ты мне нужен. * Спустя пару минут появился и питомец Поттера, что ввергло всех, кто еще не видел его в шок.

* — Ты был в Большом Зале? *

* — Нет, я был в вашей комнате. *

— Тогда откуда там василиск? — спросил Гарри уже на человеческом языке.

Алан старательно отводил глаза.

— Нууу, я подумал, что стоит нашему директору немного встряхнуться, поэтому поймал ужика в лесу и увеличил его до размеров василиска, попросив его победокурить в большом зале…

Гостиная гриффиндора потонула в хохоте.

— Ладно, пускай учителя с этим разбираются. * Алан, у меня есть ощущение, что в школе мы долго не продержимся, Дамблдор подставит нас, и нам придется отсюда свалить, думаю сегодня или завтра надо уничтожить крестраж. *

* — Я понял тебя, брат, что планируешь делать сейчас? *

* — Планирую пригласить девушку на свидание, должен же я развлекаться*, — ухмыльнулся Гарри,* — а ты пока введи Гермиону в курс дела.* – Алан понимающе хмыкнул, — Катрина, не хочешь прогуляться со мной?

— Пожалуй, я соглашусь, — очаровательно улыбнувшись, ответила темноволосая красавица.

— Давай сходим в Хогсмид, — предложил ей Гарри.

— Поттер, как ты собрался туда попасть? – спросил какой-то семикурсник, имени которого Гарри не знал.

— Очень просто. Есть семь потайных ходов, ведущих за территорию Хогвартса, о трех не знает даже Филч, например один ведет прямо в подвал сладкого королевства, другой в визжащую хижину, а третий завален.

— И откуда ты о них знаешь?

— Ты забываешь, кто мой отец, — хмыкнул Гарри, и, подхватив Катрину за руку, повел ее к выходу из гостиной.



" Ничто не истинно. Все дозволено"
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 00:56 | Сообщение # 16
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Глава 14


# Здесь и далее, мысленные диалоги с использованием метки или легилименции, а также невербальные чары. #

В Хогсмиде кипела жизнь: многие магазинчики еще были открыты, а жители деревни прогуливались по улицам. Гарри и Катрина неспешно прогуливались по главной улице волшебной деревни. Увидев кафе, о котором ему рассказывал отец, Гарри потянул туда Катрину.

Внутри помещение оказалось достаточно красивым, в меру скромный, но изящный интерьер не резал глаза, как в том идиотском кафе, куда его потащила Чжоу в прошлом году.

Заказав столик на двоих, Поттер поинтересовался у девушки, чего она хочет.

— Знаешь, мне бы сейчас очень хотелось мороженого, — мило улыбнулась девушка.

Подозвав официантку, Гарри заказал ей две порции лучшего мороженого. Когда заказ принесли, Гарри спросил Катрину:

— Слушай, я все хотел спросить у тебя, как ты жила, когда твои родители были в Азкабане?

Девушка слегка помрачнела.

— Все это время я жила со своей тетей, Еленой Лестрейндж, она сестра моего отца и более адекватно ко мне относилась, не смотря на то, что также поддерживает Темного Лорда.

— Вот оно что.

Благоразумно оставив эту тему, они болтали о всякой ерунде, поедая мороженое.

Вдруг Катрина задала вопрос, которого Поттер совершенно не ожидал:

— Скажи мне, Гарри, я ведь тебе нравлюсь?

Вместо ответа рука Гарри заскользила по столу и накрыла ладошку Катрины. А он сам чуть приблизился и мягко прикоснулся к ее губам. Она не отстранилась; он продолжил поцелуй, свободной рукой зарывшись в ее волосы и тем самым все больше притягивая к себе.

— Я ответил на твой вопрос?

— Я думаю, что не до конца тебя поняла, — улыбнулась Катрина.

— Наверно, тогда стоит объяснить тебе это еще раз, — прошептал Гарри ей в губы, прежде чем снова поцеловать ее.

Вдруг на улице раздался громкий взрыв. Выбежав на улицу, Поттер увидел повсюду появляющихсяПожирателей Смерти, их было около полусотни; вспышки заклятий засверкали во все стороны, поджигая крыши домов и взрывая витрины. Люди выбегали, с трудом ставя щиты, чтобы успеть схватить детей и трансгрессировать.

— Черт, — выругался Поттер, — закатав рукав, он вызвал с помощью метки подмогу и передал брату сообщение:

# — Алан, мне нужен Салазар. #

# — Понял. #

Увидев как один из Пожирателей пытает женщину, он рявкнул:

— Авада Кедавра!

Толстый зеленый луч, сорвавшись с палочки, прервал жизнь этого ублюдка. Женщина, увидев Поттера, сразу трансгрессировала прочь.

Тут перед Поттером появился Динки, держащий за руки Алана и Гермиону, который сразу же исчез, спустя мгновение с негромким хлопком материализовались Сириус и родители.

— Гермиона, тебе тут не место, — крикнул Гарри, швырнув в одного Пожирателя луч разлагающего заклинания.

— Я справлюсь, — крикнула Гермиона, отправив на тот свет еще одного с помощью секо.

— Катрина, будь осторожнее, — крикнул ей Гарри, — Мама, Сириус, держите щит на наших глазах!

Отпрыгнув в сторону, Гарри превратился в василиска, и вместе с Салазаром они бросились на Пожирателей. Подмяв под себя двоих, Гарри кинулся к третьему и откусил ему голову, выплюнув ее, он использовал свой взгляд, уничтожив еще четырех разгильдяев, даже не подумавших о своей защите. Тут он увидел луч коньюктивуса, который благополучно разбился о барьер щита. В следующий момент Гарри практически потерял контроль над своей звериной сущностью: он разрывал на куски пожирателей, попадавшихся на пути, убивал взглядом тех неосторожных, что попадались ему на глаза, отшвыривал хвостом некоторых с дороги, их добивали стоящие сзади. Внезапно он увидел Беллатрису, направившую палочку на Катрину:

— Я думала ты умнее, дочка,… но ты разочаровала меня! Хозяин будет очень не доволен тобой!

— Мне плевать на твоего повелителя-полукровку, он больше не имеет власти надо мной, — дерзко ответила девушка.

— Дрянь, Круцио, — закричала Беллатриса. Катрина упала на землю, крича от боли. У Поттера потемнело в глазах от ярости, он бросился на Беллатрису, но та, увидев опасность трансгрессировала в сторону.

Гарри превратился в человека.

— Я знал, что ты фанатичная стерва, Беллатриса, но пытать свою дочь, это слишком даже для тебя.

-Поттер? — в шоке переспросила Беллатриса. Она, наконец, осознала, кто убил половину нападавших.

— Да, — ухмыльнулся Гарри, — Круцио!

Такого Беллатриса не ожидала, поэтому она пропустила заклинание и упала на землю, крича от боли.

— Теперь ты будешь знать, что значит испытать это на себе...Круцио Максима!

Беллатриса закричала еще сильнее, спустя минуту Поттер сбросил заклинание, не желая, чтобы она умерла на глазах Катрины.

— Маленький Потти научился использовать непростительные заклинания, — прогнусавила Белла тяжело дыша, — думаю, Темный лорд будет доволен.

С этими словами она запустила в него авадой и трансгрессировала. Гарри, подхватив Катрину, телепортировал их в сторону. Увидев троих оставшихся пожирателей, он рявкнул:

— Редукто Форте!

Двух пожирателей разнесло на куски, а третий успел трансгрессировать в сторону, с него упал капюшон — это был Майкнер.

— Ut Basilisci Aeris, — крикнул Гарри, направив палочку в воздух. Глаза пожирателя расширились, когда он увидел метку. Сириус, увидев его, крикнул: — Майкнер, Авада Кедавра!

Пожиратель трансгрессировал прочь, избежав зеленого луча. Тут, как всегда вовремя появились, мракоборцы, увидев происходящие, они крикнули:

— Всем стоять!!! Бросайте палочки!

— Нам больше нечего делать здесь. * Салазар, быстро сюда*, — увидев, что родители трансгрессировали, а Салазар, снова маленький, обвился вокруг ноги, Гарри, обняв Катрину, дал руку брату и Гермионе, — Возьмитесь за нее, я перенесу всех.

Появившись в Хогвартсе, Гарри сказал Алану:

— Кажется, мы попали, нам нужно действовать быстро. Мы с Катриной за диадемой и мечом Гриффиндора, чувствую, он нам пригодится, а вы собирайте наши вещи и сразу в Слизерин мэнор, — с этими словами Поттер создал перо и, превратив его в одноразовый портал до мэнора, протянул брату.

Посмотрев на Карту Мародеров, Гарри оценил ситуацию.

— Идите через коридор на третьем этаже, там вы ни с кем не столкнетесь.

Алан и Гермиона пошли по указанному пути, а Гарри и Катрина перенеслись на восьмой этаж. «Мне нужно место, где все спрятано», — думал Гарри, трижды проходя мимо стены, наконец, появилась дверь. Открыв ее, Поттер остолбенел. Огромные стены разнообразного хлама возвышались над ними, образуя своеобразный лабиринт. Со времен Основателей здесь многие ученики и учителя складывали всякий мусор, а также прятали что-то ценное для себя, чего здесь только не было: исчезательный шкаф, различные статуэтки, метлы, котлы, учебники, мебель, куски пергамента и прочее-прочее-прочее. Быстро пройдя прямо, и дважды свернув налево, Поттер увидел диадему, направив на нее палочку, он заговорил:

Magia appellare potest Veneficus tenebrosus et animam perdere projectus.

Раздался дикий крик, и наступила тишина.

— Это та самая диадема Райвенкло? – потрясенно спросила Катрина.

— Да, утерянная диадема Ровены, — улыбнулся Поттер.

— Целые поколения ищут ее, а она валяется в куче хлама, являясь крестражем этого недочеловека? – с легким возмущением в голосе спросила Катрина.

— Что-то вроде того, — ухмыльнулся Гарри и протянул ей диадему, — пусть это будет мой подарок тебе.

Как только Катрина надела диадему, произошло что-то странное: артефакт вдруг вспыхнул золотым сиянием, и мягкий женский голос произнес: «Приветствую тебя, наследница».

— Ничего себе, — в шоке произнес Поттер, — Ладно, с этим мы попозже разберемся, а сейчас нам надо бежать, — подхватив ошарашенную девушку, Гарри переместил их в коридор, недалеко от кабинета директора. Заглянув в карту, он увидел, что Дамблдор находится там.

— Это не хорошо, – переместившись в большой зал, Гарри накинул на них мантию невидимку.

— Serpensortia, Avada Kedavra, Transifigurate, Modsmordre.

Призвав змею, Поттер убил ее, а труп превратил в подобие Рона Уизли, а затем подвесил Черную Метку. Гарри знал, что замок сообщает директору о применении непростительных на его территории, и потому переместившись в кабинет ПЛД, Поттер его там уже не застал, разбив стеклянный ящик, взяв меч и ощутив срабатывание сигнальных чар, Гарри чертыхнулся и телепортировал их на третий этаж, забежав в туалет, он прошипел:

* «Откройся»*.

Короткий спуск, и вот они уже стоят перед дверями тайной комнаты.

*«Откройтесь»*, — снова прошипел Поттер. Зайдя в главный зал и увидев, что там снова пусто, он зашипел:

*«Говори со мной, Салазар Слизерин, величайший из Хогвартской четверки»*. Рот статуи открылся, и оттуда выползла Хешас, Гарри предупредил ее:

*— Смотри, не убей мою спутницу *

*— Что привело тебя сюда, наследник? *

* — Мне нужно забрать василиска Реддла, кстати, не хочешь отправиться отсюда в Слизерин мэнор? *

* — Хочу, мне надоело здесь сидеть, все развлечения: лес, да акромантулы. *

* — Отсюда есть выход в запретный лес? *

* — Да, я могу показать тебе его. *

* — Это было бы здорово, * — сказал ей Поттер, поднявшись наверх, он уменьшил мертвого змея, который и не думал разлагаться, и отдал уменьшенную коробочку Катрине.

— Возьми, сейчас мы отправимся в запретный лес, отсюда нельзя переместится никаким образом, комната защищена даже от сил феникса.

Катрина взяла коробку и вдруг пошатнулась.

— Ничего, — сказал ей Гарри, — скоро мы будем в безопасности,* Салазар, думаю, тебе стоит вернуть себе истинный размер, * — перед Гарри появился еще один василиск, – сядешь на меня, Катрина, хорошо? – девушка кивнула, и Поттер превратился в василиска.

* — А ты силен, наследник, и твой фамильяр тоже *, — прошипела Хешас. Поттер хмыкнул про себя, если бы василиск мог смутиться, Салазар сейчас был бы жутко смущен: еще бы, такая похвала от тысячелетнего василиска, тем более противоположного пола.

* -Откройся. Ползите за мной* — с этими словами Хешас с большой скоростью поползла в открывшийся в стене тоннель, за ней ринулся Салазар, а Поттер, успев передать Катрине мысль: «Держись крепче», кинулся за ними. Спустя десять минут они выползли из какой-то небольшой скалы, которая сразу закрылась за ними.

* — Прекрасно *, — прошипел Поттер, превратившись в человека. Он взял за руку Катрину, а уменьшившиеся Салазар и Хешас обвили его ногу и руку. Использовав силу феникса, Гарри переместил всех в Слизерин мэнор.



" Ничто не истинно. Все дозволено"
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 00:57 | Сообщение # 17
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Глава 15

Появившись в малой гостиной, где уже собрались все остальные, Гарри крикнул:

— Мама, ей нужна помощь, — показал он на ослабевшую девушку, которая еле-еле держалась на ногах, — она перенесла круциатус от Беллатрисы.

— Динки, подготовь комнату для девушки, быстро, — приказала Лили.

— Да, хозяйка Лили.

Минуту спустя Динки снова появился в гостиной с негромким хлопком.

— Все готово, — взяв их за руки, эльф переместил их в просторную комнату с двуспальной кроватью, выполненную в традиционной слизеринской цветовой гамме. Положив девушку на кровать, Гарри увидел Лили, протягивающую ему несколько бутылочек с зельями.

— Что это? – спросил Гарри.

— Силовостонавливающее, укрепляющее, болеутоляющее и снотворное, — быстро перечислила ему мама, — такая комбинация используется для снятия последствий круциатуса, завтра утром она будет как новенькая, — слегка улыбнулась Лили.

Как только они вернулись в малую гостиную и расселись, Джеймс сказал:

— Это было опрометчиво.

— Если даже ты это признал, — хмыкнула Лили, — значит, все хуже некуда.

— Я бы так не сказал, — оптимистично заявил Сириус, — нас всего-то видели какие-то там авроры, когда мы уничтожили каких-то там полсотни пожирателей, при этом используя какие-то там непростительные заклятия, а потом вы всего лишь запустили в небо какую-то метку.

Джеймс засмеялся.

— Кстати, Гарри, — спросила его Лили, — для чего ты запустил метку?

— Все просто, люди видели, как мы уничтожали пожирателей, при этом мы защитили мирных жителей, я дал им понять, что появилась новая сторона в этой войне.

— Ну, сторона это слишком сильно сказано, Гарри, — сказал Сириус, — Нас пока слишком, даже катастрофически мало для войны против трех сторон.

— Во-первых, трех сторон — это слишком сильно сказано, — ухмыльнулся Поттер, — Основную опасность представляют Волан-де-Морт и его пожиратели. Министерство куплено Дамблдором в складчину с Волан-Де-Мортом, как бы глупо это не звучало. Орден Феникса, как вы и сами знаете, не настолько многочислен, да и в основном бездействует. У мракоборцев сильно связаны руки, по крайней мере, пока. Тем более, я уверен, что многие из древних родов,желающих занять нейтральную позицию, встанут на нашу сторону. Кроме того, я знаю, что Грюм очень недоволен политикой Дамблдора и министерства, он недоволен тем, что, цитирую: «Любой сопляк в мантии пожирателя может кинуть в меня аваду, а я в него — нет». Он может привести к нам своих проверенных людей.

— Может, в чем-то ты и прав, — согласился Джеймс, — но нам нужно собирать силы, сегодняшняя схватка показала нам нашу ошибку: нам нужно было придумать что-то, скрывающее нашу личность. Но что ни делается, все к лучшему, так ведь? — ухмыльнулся Джеймс, — ты так и не сказал сынок: что ты делал в Хогсмиде и кто эта девушка?

— Это моя племянница, — хмыкнул Сириус, не дав Поттеру открыть рот.

— Нимфадора Тонкс? – удивленно спросил Джеймс.

— Катрина Лестрейндж, — ехидным голосом ответил Алан.

— Мой сын встречается со слизеринкой, — сокрушенно покачал головой Джеймс, стараясь не засмеяться, увидев взгляд, которым его одарила Лили.

— С гриффиндоркой, — хмыкнул Поттер.

— Быть того не может, — в шоке сказал Сириус, — дочь Беллатрисы на гриффиндоре? – тут он не выдержал и захохотал, — нужно будет похвалить ее за отлично воспитанную дочь.

— Сириус, ты узнал что-то новое насчет Регулуса? – не обращая внимания на его подколы, спросил Гарри.

— Да, — практически сразу помрачнев, ответил крестный, — держи, — с этими словами он достал из кармана медальон Слизерина и кинул ему.

— Как это возможно? – удивленно спросил Гарри, поймав медальон.

— Все дело в том, что когда я решил узнать подробности о смерти брата, — начал рассказ Блэк, — Кикимер рассказал мне, что однажды к нему пришел Регулус и сказал, что Темному Лорду потребовался эльф.

— Эльф? – в один голос спросили Гарри, Гермиона и Лили.

— Да, эльф, — с грустной улыбкой подтвердил Сириус, — Регулус сказал ему, что это большая честь, как для него, так и для Кикимера. Он велел ему во всем слушаться Волан-де-Морта. Потом Кикимер рассказал Регулусу, что Темный Лорд взял его в какую-то пещеру, там была лодка, на маленьком островке посреди моря была чаша, в которой было какое-то зеленое зелье. Волан-де-Морт велел Кикимеру пить его. Кикимер описывал свои ощущения: он словно горел в огне, но Темный Лорд велел пить, до тех пор, пока чаша не опустеет, пока эльф пил, он видел все самые страшные эпизоды своей жизни. Едва чаша опустела, Волан-де-Морт бросил туда медальон и уплыл на лодке, оставив Кикимера на острове. Эльф подполз к воде и начал жадно пить ее, но тут из озера стали один за другим вылезать инферналы. Они начали было тащить его под воду, но Кикимеру повезло: Регулус позвал его домой. Когда брат узнал обо всем этом, он был жутко взволнован, а потом попросил Кикимера отвести его в ту пещеру.

— Он что, заставил Кикимера выпить зелье снова? — ощетинилась Гермиона.

— Нет, — грустно ответил Сириус ей, — он приказал ему поменять медальоны, когда чаша опустеет, и сам выпил это зелье — там он и погиб, погребенный под воду инферналами, напоследок приказав Кикимеру уничтожить медальон. Понимаете, он был героем, а я всю жизнь считал его трусом и предателем.

— У тебя будет шанс извиниться перед ним, — сказал ему Гарри, он и сам был под впечатлением от рассказа. С этими словами он телепортировался в свой кабинет, достал лже-крестраж из ящика стола и переместился на остров.

Сначала он решил оставить Темному Лорду сюрприз и наложил на чашу иллюзию, словно медальон Слизерина под зельем. Потом направив посох на водную гладь, зашипел:

*«Virtutemtuaevocatis

Vestrares, virtusengorged

Nihil de his mundi

Ut si ille non moritur, Regulus Arktutus Black»


Вырвавшаяся из водной глади озера тень, сформировалась в молодого мужчину, прохожего на Сириуса.

— Где, я? Что произошло? – оглянувшись, он все осознал, — как?

— Постойте Регулус, что-то не так…

Внезапно все инферналы стали вылезать из озера.

— Черт, IgnisanulumMaxima, — крикнул Гарри.

Толстое кольцо огня, вылетев из его посоха, устремилось от них к инферналам, сметая их со своего пути. Чувствуя сильную усталость, он схватил Регулуса и телепортировал их в гостиную мэнора.

— Гарри, куда ты пропа… Регулус? – воскликнул Сириус.

— Да, Сириус, это я.

— Рег, прости меня, я был идиотом, — заговорил Сириус, — я считал тебя трусом, который предал свою семью, а потом и Темного Лорда! Я считал тебя чистокровным идиотом, который не может думать ни о чем кроме своей родословной, если сможешь, прости меня…

— Все в порядке, Сири, — грустно улыбнулся Регулус, — ты тоже прости меня, если бы я посвятил в свои тайны семью, все было бы иначе.

— Конечно, я тебя прощаю, — практически в один голос произнесли братья-Блэки.

— Думаю, вам стоит многое обсудить, — сказал Сириусу Джеймс, улыбнувшись, и братья, кивнув, удалились.

— Папа, скажи, ты не думал усовершенствовать карту мародеров?

— Каким образом?

— Помнишь мое заклинание для меток, чтобы слушать чужие разговоры?

— Да, разумеется.

— А что если прикрутить его к карте, представь, указываешь на точку палочкой, произносишь заклинание и слышишь все, что слышит тот человек.

— Это конечно дельная идея, вот только Хогвартс даже директору не предоставляет таких сведений.

— Стоит подумать над этим, — упрямо сказал Гарри, — Я уверен, что получится. Кстати, мама, я думаю, нам стоит запастись разными зельями, случай с Катриной показал, как это необходимо. Думаю, это вам пригодится,— сказал он, достав из кармана коробочку, которую предварительно забрал у своей девушки. Взмахом палочки он вернул ей прежний размер.

— С этим чудовищем ты дрался на втором курсе? – спросила Лили с едва слышимыми нотками истерики в голосе.

— Угу.

— Молодец, сынок, я горжусь тобой, — сказал ему отец.

— Гарри, а почему он напал на тебя там, это же василиск Слизерина? — скорее утверждала, чем спрашивала Гермиона.

— Нет.

— Что прости?

— Это василиск Волан-де-Морта, — ответил Гарри, — И пересказал им все, что услышал от Хешас и основателя.

* * *
На следующее утро, когда Катрина очнулась, первое, что она увидела, был сидящий рядом Гарри.

— Как ты себя чувствуешь? — заботливо спросил он.

— Уже лучше, — улыбнулась она ему, — где я?

— У меня дома, здесь тебе ничего не угрожает.

— Я видела, как ты запустил метку в небо, не желаешь объяснить?

Гарри закатал рукав, — видишь, это моя метка, она повторяет мои анимагические формы.

— Уподобляешься Волан-де-Морту? – несколько прохладно, поинтересовалась Катрина.

— Ну что ты, нет, конечно, — улыбнулся ей Гарри и рассказал обо всем, что связано с этой меткой.

— Я хочу себе такую, — твердо сказала девушка.

— Зачем она тебе?

— Я тебе доверяю, к тому же хочу иметь возможность связаться с тобой. Знаешь, после вчерашнего «разговора» с мамой, я думаю, мне это пригодится.

— Mark mei tuleris, — и на руке девушки появился такой же знак, как и у Гарри.

# — Гарри, поцелуй меня #, — услышал Гарри мысленную просьбу девушки и накрыл ее губы своими.

— А теперь давай позавтракаем, — предложил ей Гарри спустя несколько минут.

Спустившись в столовую, они увидели радостных взрослых.

— Что произошло? – спросил у них Гарри.

Вместо ответа Сириус протянул ему газету. Уже догадываясь, что он там увидит, Поттер перевел на нее взгляд.

Гарри Поттер – Новый Темный Лорд?

Вчера на всем известную волшебную деревню Хогсмид было совершено нападение Пожирателей Смерти. Группу нападавших возглавляла Беллатриса Лестрейндж, самая ярая сторонница Темного Лорда. Пожиратели нападали на жителей и громили магазины, как вдруг из одного кафе выскочил Гарри Поттер со своей спутницей, которой оказалась дочь Беллатрисы Лестрейндж! Самый большой шок я испытала, когда на помощь ему прибыли считавшиеся мертвыми Поттеры и Сириус Блэк. Слухи о том, что они живы, появились еще первого сентября, но, к сожалению, никакого подтверждения или опровержения этого не было. Волшебному миру совершенно точно известно о гибели Лили и Джеймса Поттеров в тот злополучный для их семьи Хэллоуин 1981 года. Увидев, как один из Пожирателей Смерти напал на жительницу Хогсмида, он сразу запустил в него смертельное проклятье! От его дальнейших действий у меня до сих пор волосы стоят дыбом! Два василиска, одним из которых был Поттер, а вот откуда взялся второй никто не знает, стали в буквальном смысле вырезать пожирателей смерти. Происходившее там нельзя назвать никак иначе, кроме как кровавая баня! Увидев, как Беллатриса напала на свою дочь, Поттер бросился на нее и сразу послал в нее Круциатус, от которого самая опасная ведьма нашей страны закричала так, что ее наверняка было слышно и в Хогвартсе. И это наша надежда на спасение? Как только Беллатриса трансгрессировала, он уничтожил еще двоих пожирателей и выпустил в небо Черную Метку! Только это не была метка Темного Лорда, нет! Это была другая эмблема, которая, как я потом узнала, изображает анимагические формы всенародного героя!

Но и это еще не все! Побеседовав с учениками и персоналом Хогвартса, я узнала много интересного: Поттер поссорился со своим лучшим другом Роном Уизли, с которым дружил с первого курса. Взяв у него интервью, я узнала несколько шокирующих подробностей.

— Скажите Рональд, что, по вашему мнению, произошло с Гарри Поттером?

— Слава и богатство просто вскружили ему голову, — отвечает мне Рон, — он отдалился от нашей семьи, хотя мои родители всегда считали его своим сыном. Моя сестра влюблена в него еще с первого курса, мои родители мечтали, что они когда-нибудь поженятся, а он предал нас.

— Как вы считаете, почему он так повел себя при нападении Пожирателей на Хогсмид?

— Он стал темным магом.

— Вы можете обосновать это?

— Как оказалось, его мать не маглорожденная, она происходит из древнего темного рода, а когда Поттер принял титул главы этого рода, его смело можно назвать новым темным лордом. Честно говоря, я теперь очень сомневаюсь в том, что произошло, когда Тот-Кого-Нельзя-Называть напал на него, я уверен, что он выжил только потому, что сам является Темным магом, причем более сильным.

— Из какого же рода происходит Лили Поттер?

— Слизерин.

— То есть Гарри Поттер действительно наследник Слизерина? Что же произошло на самом деле во время истории с Тайной Комнатой?

— Я не знаю этого, он мог сам устраивать эти нападения, а на Джинни все свалить, чтобы отвести от себя подозрения.

Альбус Дамблдор сказал следующие слова:

— Мне очень жаль, что Гарри Поттер пошел по этому пути. Гарри, если ты читаешь это, не становись на путь Волан-де-Морта, он приведет тебя лишь к боли и страданию, вернись к свету.

Мнение Северуса Снейпа не слишком отличается от остальных:

— Поттер, как и его отец, никогда не признает правил или ограничений, происшествие в Хогсмиде — яркий тому пример.

— Вы имеете в виду применение Темной Магии?

— Нет, я имею в виду, что его вообще не должно было быть в Хогсмиде, сегодня учебный день.

Судя по всему, Гарри Поттер показал свое истинное лицо. Если у магического мира такой спаситель, боюсь, нас ждет поражение в этой войне.

Специальный корреспондент Ежедневного пророка: Эмина Ванкор.


— И чего веселого вы нашли в этой статье? – поинтересовался Гарри.

— Это однозначно работа Дамблдора, — ответил ему Джеймс, — он явно готовит почву для чего-то большего.

— При этом посмотри на статью глазами аристократов, — продолжил Регулус, который сидел рядом с Сириусом, — они увидели, что ты больше не марионетка директора и думаешь головой. А также между строк можно увидеть новую сторону в этой войне, если смотреть конечно. Несмотря ни на что ты спас жителей Хогсмида от Пожирателей и нанес удар по имиджу непобедимости армии Темного Лорда — сам посуди, пятьдесят человек разбиты пятью магами. Думаю, сейчас самое время набирать сторонников. А еще лучше было бы дать собственную статью в газету.

— Полагаю, вы правы, — признал Гарри, — думаю, нам нужно разобраться с оставшимися крестражами Волан-де-Морта. С этими словами он достал из кармана медальон и изгнал частичку души Тома оттуда. Повесив медальон Салазара на шею, он сказал:

— Осталась змея, до которой мы доберемся позднее, и чаша Пуффендуй. Вот только нам нужно как-то проникнуть в Гринготтс в сейф Ле…Стоп, Катрина, у тебя же есть доступ в семейное хранилище Лестрейнджей?

— Да, конечно, — недоуменно ответила она, — а что?

— Просто чаша Пуффендуй — крестраж змеиной морды и хранится там, — просветил ее Гарри.

— Значит, нам нужно в банк, — с ухмылкой заявила девушка.



" Ничто не истинно. Все дозволено"
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 00:58 | Сообщение # 18
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Глава 16

Прошло уже полгода со дня побега из Хогвартса, было предотвращено шесть нападений пожирателей, над трупами которых всегда висела метка Ордена Василиска. Статья в Пророке вызвала массовые волнения среди волшебников. На сей раз мнения разделились, шли ожесточенные споры об «истинном лице Гарри Поттера». Спустя неделю после выхода статьи Поттеры были объявлены вне закона за использование темной магии, непростительных заклятий и некромантии, что вызвало еще большие волнения: они ведь защищали мирных жителей. Несмотря на все заверения министерства о том, что они имеют непосредственное отношение к темной магии, народные волнения не утихали.

За это время произошло некоторое продвижение в поисках Лунатика: как оказалось, Дамблдор отправил его к оборотням, налаживать контакты, и это существенно сузило круг поиска. Основные затруднения составляло то, что Дамблдор тщательно скрывал информацию обо всех своих делах, и многие члены Ордена Феникса, слепо веря его планам, отказывались посвящать в них кого-либо. Тем более, если принимать в расчет нынешнее положение Поттеров, как тщательно агитируемое Министерством, так и упорно игнорируемое Дамблдором – оно просто не давало ни возможностей к прямому конфликту, ни шансов к тому, чтобы прямо обозначить позицию, да и сам Орден Василиска.

Как бы то ни было, связей у них и без того было предостаточно: те, кто всерьез верили Гарри, помня его заслуги, просто не допускали возможности, что он может стать «новым темным лордом»; те, кто держал нейтралитет, не делились сведениями открыто, но давали прямые наводки на то, что им было известно. Разумеется, были и те, кто пострадали от этой войны, но был вынуждены придерживаться какой-либо стороны: среди них — те же Лавгуды, критикующие политику Фаджа, а затем и Скримиджера, «автоматически» ассоциировались с Дамблдором, но до сих пор деваться им было некуда. Теперь, пока Поттеры не обозначили свой Орден, они не могли уйти со стороны Феникса, но это не мешало им «сливать» информацию тайно.

Тем временем Гермиона и Гарри с трудом вышли на связь с Ритой Скитер и договорились о встрече. Несмотря на имеющиеся двадцать пять процентов акций у Поттеров, главным акционером Пророка являлось министерство, которое оказывало существенное влияние на газету, что делало невозможным опубликовать интервью в ней. Но Рита славилась своей слабостью до двух вещей: денег и скандалов, поэтому были больше шансы на то, что при нужном влиянии она найдет способ опубликовать статью.

Регулус предложил создать свою газету: несмотря на большие затраты, это было очень удобным способом донести до людей все что требуется, при этом нет закона, запрещающего магам покупать ее если они захотят. «Ну, это пока нет», — оптимистично заявил как-то Сириус.

Гарри все больше и больше времени проводил с Катриной. Они тянулись друг к другу, и только слепой не замечал то, как они переглядывались во время обеда; как случайное прикосновение заставляло Гарри улыбаться, как идиота. Как нежно Катрина смотрела на то, как он хмурится, устраивая очередной мозговой штурм, и как снимает очки и потирает переносицу, когда устает. Поттер все больше и больше убеждался насколько дорога ему эта девушка, но он никак не мог признаться ей в любви.

— Я думаю, в Гринготтс стоит отправиться сегодня же, — сказал как-то Гарри.

— Но почему? — недоумевающее спросила Гермиона.

— Видите эту диадему? – поинтересовался Поттер, указывая на украшение, которое Катрина носила на голове.

— Да, — ответил Сириус, — И что же в ней особенного?

— Эта диадема когда-то принадлежала Ровене Райвенкло.

— Ты это серьезно? – пораженно спросила Лили.

— Да, но дело в том, что как только Катрина надела ее на голову, произошло нечто беспрецедентное: артефакт принял ее, как наследницу Райвенкло.

Все сидели в шоке.

— Как это возможно? — первым нарушил молчание Регулус, — Ведь Блэки точно не пересекаются с Райвенкло! Правда, я не уверен насчет Лестрейнджей.

— Лестрейнджи тоже нет, — уверенно сказал Сириус, — Ты думаешь, Рудольфус не кричал бы об этом на каждом углу? Я что-то в этом сомневаюсь.

— Хмм, — задумался Джеймс, — Катрина, кто основатель вашего рода?

— Кадиан Лестрейндж, насколько я помню.

— В истоке каждого рода стоит маглорожденный или полукровка, возможно Кадиан Лестрейндж был полукровкой, связанным с родом Райвенкло.

— Но почему он не взял эту фамилию? – спросил Алан.

— Причин может быть масса, — хмуро ответил Сириус, — Изгнали из рода, род прервался по мужской линии и так далее.

— Это можно как-то проверить? – поинтересовалась Гермиона.

— Естественно, — ответил ей Гарри, — Пройти проверку в Гринготтсе, я прав?

— Да, — ответил Регулус.

— Но почему никто из Лестрейнджей не узнал тогда о родстве с основательницей? Не уж то ли никто из них не проходил такую проверку?

— А зачем? – спросил Джеймс, — Они уверены в своей чистокровности, небезосновательно конечно, и потому тратить свое время на какие-то проверки, когда уверен, что знаешь результат, никто не хочет.

— Значит так, — сказал Сириус, — Катрина и Гарри идут в банк. Лили, Гермиона, как самые лучшие зелевары в нашей компании, — все хмыкнули, — сделайте поисковое зелье, возможно, так мы найдем Ремуса.

— А ты в курсе, что поисковое зелье готовится три дня? – поинтересовалась Лили.

— А ты в курсе, что тебе пора пить зелье памяти? — ехидно ответил Сириус, — по-моему, в замке есть комната, где можно управиться в разы быстрее.

Лили замерла ровно на половине язвительного ответа Сириусу: сказать было нечего, он был прав.

Гарри засмеялся и, обняв Катрину, переместился к входу в банк. Сколько раз Поттер видел это здание — столько же раз поражался величию белого мраморного строения. Пройдя мимо гоблинов-охранников, они подошли к свободной кассе.

— Я хочу посетить свой сейф, — сказала Катрина.

— Ваше имя? — сухо спросил Гоблин.

— Катрина Беллатриса Лестрейндж.

Люди в банке испуганно оглянулись на нее.

— У вас есть ключ? – поинтересовался гоблин абсолютно спокойно.

— Я хочу посетить семейное хранилище Лестрейнджей, — разъяснила Катрина.

Гоблин слегка напрягся и кивнул.

— Хорошо, следуйте за мной. — Вопреки ожиданиям гоблин повел их не к тележкам, а к поверенному Лестрейнджей.

— Здравствуйте, мисс Катрина.

— Здравствуйте Рангок, — кивнула ему девушка, — по какой причине меня не отвели в сейф моей семьи?

— Эмм, видите ли, мисс Катрина, все дело в том, что у вас нет доступа в этот сейф, — гоблин как-то замялся.

— Как это нет? – возмутилась девушка, — Я Лестрейндж, доступ туда есть у меня, как и у любого члена семьи.

— Вы больше не Лестрейндж, — ответил ей гоблин, кажется, даже в его взгляде можно было прочесть сочувствие, — Ваши родители провели обряд отречения. Вас изгнали из рода.

Глаза Катрины расширились от ужаса. Гарри понял, что здесь им больше нечего делать и быстро вывел девушку на улицу. Едва они вышли за порог, она расплакалась. Не зная, что делать дальше, Гарри обнял ее, а затем переместил их в одну из комнат Слизерин мэнора. Там он еще сильнее прижал ее к себе, поддерживая, давая выплакаться.

— Тише, тише, все будет в порядке, успокойся, – прошептал он ей на ухо, одной рукой придерживая за талию, а другой – вытирая слезы.

— Гарри, ты не понимаешь! Хоть я и пошла против матери, они моя семья, в глубине души я всегда любила их,… а они предали меня! Изгнали из рода.… О, Мерлин... Это худшее, что может случиться с наследницей, единственной наследницей. И…я ведь теперь никому не нужна. – Девушка содрогалась всем телом от беззвучных рыданий, шумно хватая ртом воздух – слез уже не было.

— Не переживай, Катрина, они поступили так, потому что идиоты и не заслуживают такой дочери как ты, и ты не права, ты нужна мне. Я…я люблю тебя, — наконец сказал он ей слегка дрожащим голосом. Катрина посмотрела на него, еще мокрые от слез глаза блестели, но было видно – она явно не верила своему счастью, — Правда?

— Правда, — тихо ответил ей Гарри и провел пальцами по ее щеке, заправляя выбившуюся прядь волос за ухо.

— Я…Я тоже люблю тебя, но боялась тебе признаться, — смущенно прошептала девушка.

-Ты не поверишь... я тоже, — он слегка улыбнулся, — но теперь я счастлив, я так счастлив, милая, — шептал он, гладя ей в глаза.

— О большем я и мечтать не могла, Гарри – быть с тобой вместе всегда...Ведь всегда?

— Да, любимая, всегда. Я всегда буду с тобой. Клянусь, что никогда не предам и не оставлю тебя, буду всегда с тобой, в печали и в радости, — шептал он, зарываясь в ее волосы.

— Я тоже тебе клянусь,— прошептала она в ответ, еще ближе прижимаясь к нему.— Клянусь быть с тобой всегда, что бы со мной не случилось.

В ту же секунду их окутало мягкое золотистое сияние, настолько яркое, что они зажмурили глаза. Он инстинктивно сильнее прижал ее, закрывая руками. Как только они снова обрели способность видеть, они посмотрели друг на друга одинаково удивленными взглядами и почти одновременно спросили:

— Что...что это сейчас было?

— Это, молодые люди, был один из способов бракосочетания, — раздался слегка ехидный голос отца.

Круто развернувшись, Гарри увидел Джеймса и Сириуса – первый стоял в дверях, подпирая косяк и улыбаясь, второй — на входе в комнату и раскачивался на пятках, ехидно ухмыляясь.

— Эмм, привет папа, что ты здесь делаешь?

— Вы устроили здесь достаточно большой силы магический всплеск, что не могло не отразиться на магии поместья. Мы не могли пропустить такое, хоть мама и отговаривала нас – теперь ухмылялся не только Сириус, но Джеймс мгновенно посерьезнел, — но все-таки мы пришли, как только почувствовали, что здесь произошло. Нужно было думать, какие слова говорите в доме, настолько пропитанном магией! Такие клятвы брачующимися даются у алтаря, — несмотря на напускную строгость, Гарри видел гордость за сына в глазах отца, — посмотрите на свои кольца.

Гарри перевел взгляд на свой палец и сдавленно охнул: на безымянном пальце красовалось красиво выполненное золотое кольцо. Оно напоминало обернувшуюся вокруг пальца меленькую змейку с изумрудными глазами. Надпись на кольце гласила: Катрина Беллатриса Слизерин. Катрина увидела у себя на пальце практически такое же кольцо, только вместо изумрудов были бриллианты, и надпись гласила: Гарри Джеймс Слизерин.

— Эмм…Конечно это несколько неожиданно, но я даже рад такому развитию событий, теперь, миссис Слизерин, — улыбнулся Гарри, поднимая на нее радостный взгляд, — Вам от меня никуда не деться.

— Я и не собиралась, — вернула ему улыбку Катрина и поцеловала его.

Это был первый их поцелуй после обретения уз, их словно прошибло магией, закрепляя союз. С каждой секундой поцелуй становился все более далеким от того невинного, который молодожены дарят друг другу у алтаря – его руки обвили ее еще сильнее, стискивая легкую блузку на спине, от чего она покрылась мурашками. Вдруг их прервало деликатное покашливание отца, и ехидный голос Сириуса:

— Я, конечно, понимаю, что вы очень рады этому событию, но не могли бы вы найти другое место для проявления своих чувств?

Новобрачные слегка покраснели. Тут Гарри неожиданно понял, что фамилия Слизерин, мягко говоря, не похожа на Поттер, о чем тут же спросил у отца.

— Видишь ли, род Слизерин прервался по мужской линии, но в тебе течет кровь Слизеринов, ты носишь титул лорда Слизерина, потому магия и дала тебе его фамилию, как и твоей жене...

При слове жена ребята смущенно переглянулись. Последнее, что они услышали – как хлопнула дверь в комнату. Поняв, что они, наконец, остались одни, Гарри мысленно поблагодарил отца и крестного и переместился вместе с новоиспеченной женой в свою комнату.

Катрина оглянулась, поняв, что они теперь вдвоем, и хотела уже было снова поцеловать его, но не успела – Гарри сел на кровать и потянул ее за руку, одновременно сажая к себе на колени. Прижимая девушку одной рукой, другой он нежно гладил ее лицо, целуя. Она отвечала ему не менее страстно, сжимая руками его плечи, и отстранялась, дразня его, водила языком по губам. Не согласившись с таким раскладом, Гарри зарылся рукой в волосы, прижимая ее к себе, углубляя поцелуй и не давай вырваться. Руки изучали бедра, и, приблизившись к коленям, он приподнял девушку и уложил на кровати, а сам навис сверху, лежа рядом на боку, давай больше воли ее рукам – она, в свою очередь начала гладить его спину, сильно прижимаясь к ней руками. Он гладил живот девушки, с каждым разом все выше и выше, выхватывая ее еле слышные вздохи.

Не зная, сколько времени они провели в комнате, да и не заботясь об этом, молодожены целовали друг друга все яростнее, желая большего. Гарри целовал ее шею, рукой залезая под блузку, хватая ее за талию и крепче прижимая к себе – девушка в ответ выгибалась и, откинув голову назад, хватала его за волосы.

Отчаянно желая большего, Гарри поднял голову и взглянул на свою жену – приоткрытые губы, распухшие от поцелуев, растрепавшиеся волосы, раскрасневшиеся от непривычной близости щеки – она не могла быть еще прекраснее.. и в то же время она была такой милой, невинной девушкой. Потянувшись за поцелуем, он решил, что если не остановится сейчас, то уже вряд ли сможет и дальше держать себя в руках.

* * *
Лили, Джеймс и Сириус сидели в гостиной, когда туда ввалились молодожены, обменивающиеся глупыми улыбками и явно витающие в облаках.

-Мистер и миссис Слизерин, какая честь! – отвесил шуточный поклон Сириус, — мы уже не думали ждать вас до рассвета.

— Сириус!!! – вскрикнули одновременно Лили, Джеймс и Гарри. Все засмеялись, а новоиспеченные молодожены уселись на диван напротив.

— Папа, вы нашли Ремуса? – поинтересовался Гарри.

— Да, Лили сварила зелье, думаю, тебе стоит отправиться за ним.

— А почему вы сами его не забрали?

— А он нам поверит? Два его лучших друга, которых он считает мертвыми. Вряд ли среди оборотней кто-то выписывает ежедневный пророк.

— Хорошо, я отправляюсь сейчас же, Катрина, останься дома, хорошо? Думаю, там будет опасно.

— Я не хочу сидеть здесь, — нахмурила брови Катрина.

— Люблю, когда ты сердишься, ты так забавно хмуришься, не могу удержаться, — хмыкнул Гарри, уворачиваясь от подзатыльника, — но серьезно, останься здесь — там может быть опасно, а ты пока так и не стала анимагом.

Сириус засмеялся, глядя на это, а Джеймс кинул сыну мыслеобраз места, куда нужно телепортироваться.

Переместившись, оказался Слизерин около заброшенной деревушки посреди леса. Там кипело настоящее сражение — мракоборцы напали на оборотней, но те, не уступая им, яростно сражались за свободу.

Один из мракоборцев схватил за волосы какую-то девушку:

— Думаю, эту мы оставим в живых и развлечемся с ней сегодня вечером.

— Оставьте ее, — кинулся к ней какой-то парень.

— Авада Кедавра, — крикнул державший девушку мракоборец и парень упал замертво.

— Нееет! — истошно закричала девушка и зарыдала.

— Заткнись, сука, — рявкнул на нее мракоборец и пнул в живот.

— Эдвард, какого черта ты творишь? – закричал молодой мракоборец, — что они тебе сделали?

— Они оборотни, этим все сказано, — захохотал Эдвард.

— Вот уроды, — с этими словами Гарри скинул с себя мантию и, направив палочку на Эдварда, лениво произнес, — Круцио — мракоборец забился в агонии.

— Это тебе за убийство невиновных, урод, Круцио Максима Леталис. Спустя несколько мгновений глаза мракоборца закатились, и он умер от болевого шока.

— Это Поттер! – крикнул кто-то из мракоборцев, — Взять его!

— Нет, — выкрикнул один из них, — Я не стану этого делать!

— Предатель. Авада Кедавра, — отказавшийся напасть на Гарри мракоборец, отскочил в сторону от смертоносного луча.

— Сонорус, — произнес Слизерин, — те, кто не хочет исполнять приказы министерства в отношении оборотней или меня – не вмешивайтесь, — несколько человек трансгрессировали прочь от поля битвы.

— Изменники, — крикнул кто-то, — С ними потом разберемся! Нужно взять Поттера живым!

— Бомбарда максима, — послал Поттер заклинание в скопление мракоборцев.

Тела нескольких разорвало на куски, пять человек успели защититься щитами.

— Авада Кедавра, остолбеней, пертрификус тоталус, окаменей, инкарцеро, — полетели в Гарри заклинания. От Авады он заслонился одним мракоборцем, который сразу скончался, а остальные играючи отбил зеркальным щитом, отправляя заклинания в толпу мракоборцев. Один из них, поняв ошибку, крикнул приказ рассредоточиться.

Тут Слизерину пришлось бы действительно плохо, если бы на помощь не пришли оборотни, которые стали поливать мракоборцев взрывными чарами. Сам Слизерин посылал заклинания стихийной магии: ruinae modo ignea, спалив в лавине огня троих; Aqua furorem – и вот еще в четверых летит огромная стена воды, заклятием catena tenebrarum связал пятерых, и ударил по всем кислотным дождем, использовав заклинание pluvia acida.

— Секо, — круто повернувшись, снес Гарри голову приближавшемуся сзади блюстителю закона. Обернувшись змеем, он кинулся в толпу мракоборцев, убивая их своим взглядом и разрывая на куски. Те впали в ступор от вида василиска, но вдруг один, видимо более опытный, крикнул:

— Коньюктивус!

Обернувшись фениксом, Гарри полетел и оказался позади мракоборца и, превратившись в человека, крикнул:

— Посмотри в глаза своей смерти! — Мракоборец чисто на автомате обернулся и погиб, не успев понять, что Слизерин использовал силу змея в человеческом облике. Увидев оставшегося в живых мракоборца, Гарри взмахом руки остановил остальных и подошел к нему.

— Передай всем идиотам из министерства, что если кто-то вздумает напасть на невиновных, я уничтожу его, — UtBasiliskiAaeris, — крикнул Избранный, направив палочку в воздух. В небе появилась эмблема василиска, с сидящим у него на голове фениксом. – Передай им, что война началась, — увидев, что мракоборец даже с места не сдвинулся, он поднял палочку, — Авада …, перепуганный мракоборец с громким хлопком трансгрессировал.

Услышав рыдания, Слизерин обернулся и увидел ту девушку, которую собирался забрать мракоборец — она обнимала парня, который бросился ее защищать и сдавленно рыдала.

— Все будет хорошо, — тихо сказал он ей.

— Нет, — всхлипывая, проговорила она, — Он…он…я… мы любили друг друга.

— Я сказал, все будет хорошо, — твердым голосом произнес Слизерин, — Трансформировав палочку в посох и направив его на парня, он заговорил:

« Potestas data est mihi haereditas

Maiorem vim meam, quae data est

Altius imperium voluntatis mortuorum evocatoris

Resurgunt mortui ab inferis

Mors non habet potestatem super vos

Accedite ad Viventes mundi

Si omnino mortui non fuerant. »


Вспышка красного света и оборотень открыл глаза.

— Что произошло?

Девушка с радостным визгом бросилась к нему на грудь, потом подняла глаза на Гарри и срывающимся голосом прошептала, — спасибо тебе.

Он оглянулся на стоявших в ступоре оборотней.

— Где мне найти Ремуса Люпина?



" Ничто не истинно. Все дозволено"
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 00:58 | Сообщение # 19
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Глава 17


— Почему ты нам помог? – спросил один из волков. Все с интересом посмотрели на Слизерина, в том числе и мракоборцы, которые пошли против министерства.

— Потому что вам нужна была помощь, или я не прав? – ухмыльнулся Гарри.

— Прав конечно, — нахмурился другой оборотень, постарше, — но разве ты, как и другие маги, не считаешь нас темными тварями?

— Нет, — просто ответил Слизерин, — вы, как и другие магические расы, должны стоять на одной ступени с людьми, вы не лучше и не хуже нас, в чем-то даже лучше, к примеру, я знаю, как вы относитесь к детям, магам есть чему у вас поучиться. А убийцы, маньяки и прочие есть как среди вас, так и среди нас, нельзя подаваться стереотипам.

— Но что мы можем? — спросил один молодой оборотень, на вид ему было лет 15, — сейчас ты помог нам, но они придут снова, нас всю жизнь притесняют и уничтожают, не дают не то что учиться, а жить со своей семьей.

— Я могу дать всем вам свою защиту, взамен те из вас, кто способен сражаться, будут бороться вместе со мной.

— Ты станешь рисковать своей жизнью и жизнью твоей семьи ради нас? – спросила одна девушка?

— Да, — просто ответил Гарри, — магический мир погряз в коррупции и войне, я хочу вывести его из этого состояния, независимо от вашей помощи, тех, кто не нападает на невиновных я никогда не трону. К тому же, есть вероятность, что возможно вылечить ликантропию.

Все изумленно вздохнули.

— Это не возможно, — уверенно сказал один.

— Я уверяю вас, что это вполне возможно, единственный недостаток, что я пока не нашел способа заставить обращенного оборотня выпить зелье, в состав которого входит аконит.

— А ликантропное зелье? Оно же сохраняет разум зверя во время полнолуния.

— Эти два зелья, к сожалению, абсолютно несовместимы, — покачал головой Гарри, — но я что-нибудь придумаю.

— Зачем тебе нужен Люпин? – спросил один из них.

— Он друг моего отца, — сказал Слизерин, — и мой друг, я хочу поговорить с ним.

— Он заперт в одном из старых подвалов, он шпионил за нами, но мы не знаем для кого.

— Для Альбуса Дамблдора, когда-то директор разрешил ему учиться в Хогвартсе, и он считает себя обязанным ему, как бы вы поступили на его месте? Я могу забрать его с собой?

— Да, после того что ты сделал для нас, мы будем рады помочь тебе, мы приняли свое решение, — сказал один из волков, видимо вожак, — мы поддержим тебя в этой войне.

— Мы тоже, — сказал один из мракоборцев, — то, что ты говорил — это правда, но мы не могли идти против министерства, есть много мракоборцев, которые не хотят такой жизни, как сейчас, но идти к Волан-де-Морту – глупость, он деспот и тиран, никогда не сдерживающий своих слов.

— Отлично, соберите всех и приведите Римуса, мы отправимся в мое поместье, места там предостаточно, — хмыкнул Гарри, вспомнив размеры замка, все кто живут там сейчас, заняли только восточное крыло в котором, к слову, тоже оставалось много места, именно там был кабинет Слизерина, а остальные заняли комнаты недалеко от него.

Спустя пол часа, на поляне собралось около трех десятков оборотней и восемь мракоборцев, увидев Римуса Люпина, Гарри подошел к нему и обнял:

— Лунатик, как я по тебе скучал.

— Гарри, что ты здесь делаешь?

— За тобой пришел, конечно, — ухмыльнулся Слизерин, — слушай, сейчас мы отправимся ко мне домой, ты будешь…шокирован… — создав портал из длинной веревки, Гарри сказал всем схватиться. Голубая вспышка и все люди, находящиеся на поляне исчезли.

Появились они перед воротами Слизерин мэнора.

— Динки, — позвал Гарри эльфа.

— Да, хозяин Гарри.

— Размести, пожалуйста, наших гостей в южном крыле, мы поговорим с ними позже. А пока отдыхайте, — сказал Слизерин оборотням и мракоборцам, если вам нужны какие-то зелья или еда, попросите у Динки.

Когда гости ушли, Гарри повернулся к Римусу и сказал, — Лунатик, из-за того что ты сейчас увидишь, постарайся не упасть в обморок.

— Все настолько плохо? — настороженно спросил Люпин.

— Все настолько хорошо, — улыбнулся Гарри и переместил их в малую гостиную.

— Лунатик, — раздался радостный голос Сириуса.

Люпин побледнел и обернулся, явно не веря своим ушам, — Бродяга?

— Да, Рем, это я.

— Как это возможно? – в шоке спросил Римус, — я же видел…

— А меня значит, ты не рад видеть? — раздался насмешливый голос Джеймса. Если раньше оборотень побледнел, то сейчас с его лица сошли последние краски, увидев погибшего друга, который стоял рядом с Лили, он произнес:

— Это…просто…невозможно…

— Джеймс и Сириус с сочувствием поглядели на друга и перекинулись в свои анимагические формы.

— Теперь ты веришь? – спросил Гарри.

— Да, Джеймс, Сириус, простите, что не поверил вам, сразу, но все равно как...

— Это еще что, — ухмыльнулся Джеймс Поттер, вот когда Сириус увидел меня и Гарри он чуть в обморок не упал.

— Это неправда, — возмущенно ответил Блэк.

— Да ладно, — насмешливо сказал Алан, вошедший в комнату, — я видел твое лицо, когда ты появился тут.

— Кто это? – спросил Лунатик, отмечая поразительное сходство Алана и Джеймса.

— Это мой сын, Алан, — ответил Джеймс.

— Кстати Джеймс, ты помнишь о своем обещании? – поинтересовался Сириус.

— О каком? – недоуменно спросил Сохатый.

Сириус выразительно посмотрел на Гарри, а затем на Алана.

— Ах да, Римус Джон Люпин, согласен ли ты быть крестным отцом моему сыну Алану Джеймсу Поттеру?

Луни ошарашено посмотрел на него, но произнес: согласен.

— Обещаешь ли ты поддерживать его в трудные минуты?

— Обещаю

— Обещаешь ли ты никогда не причинять ему осознанный вред?

— Обещаю.

— Да скрепит магия ваш союз, — с этими словами Джеймс махнул палочку в сторону Алана от Лунатика, в ту же секунду их соединила прочная золотистая цепь, которая сразу исчезла.

— Я рад, что у меня такой крестный, — твердо сказал Алан Римусу, который собирался что-то сказать, — меня не волнует что ты оборотень, к тому же есть способ вылечить тебя.

— Ты это серьезно? – спросил Римус, по его лицу видно, что одна его мечта сбылась и есть возможность, пусть и призрачная, что сбудется еще одна.

— Да, есть зелье, которое вылечит тебя.

— Твою мать, — ошарашено произнес Гарри.

— Гарри! – с укором воскликнула Лили.

— Ведь во время обряда крещения дается клятва, не позволяющая причинить крестному осознанный вред крестнику, любой чистокровный должен об этом знать, так? Тогда почему все обвинили Сириуса в предательстве моей семье, если он остался жив?

Все ошарашено посмотрели на Гарри, понимая, что он прав.

— Дамблдор, — с ненавистью выплюнул Джеймс, — этот старый маразматик поспособствовал этому, а те кто знали видимо решили не вмешиваться.

— Почему ты так отзываешься о Дамблдоре? – в шоке спросил Римус.

— Введите его в курс дела, — попросил Гарри, — а у меня еще остались дела, где Катрина?

— Она сказала, что будет учиться анимагии, раз ее муж говорит, что это обязательно — хмыкнул Джеймс.

— Я не так это сказал, — насупился Гарри, но тут его прервал грохот, дверь распахнулась и в гостиную влетела серебряная кошка ростом с хорошего волка, которая повалила Слизерина на землю и лизнула в нос.

— Нунда, — восхищенно сказала Лили.

— Катрина, слезь с меня, пожалуйста, — попросил Гарри. Нунда покачала головой, при этом в ее глазах были веселые искорки.

— Как хочешь, — сосредоточившись, Слизерин использовал беспалочковую магию, возвращая девушке человеческий облик.

— Так нечестно, — хмыкнула Катрина, быстро поцеловав его в губы.

— Сама виновата, — улыбнулся Гарри, — ты молодец, кстати, знаешь, когда форма анимага волшебное животное, он может развить одну из его способностей в человеческом облике?

— Знаю, — я же не раз видела твою телепортацию, — с этими словами она появилась в тени возле камина, — я освоила скольжение по теням.

— Это все конечно хорошо, — прорычал Лунатик, — но вам не кажется, что вам нужно многое объяснить?

— Возможно, — хмыкнул Гарри и оказавшись возле своей девушки, телепортировал их в Косой Переулок.

Появившись в небольшом тупике недалеко от магазина мадам Малкин, Гарри сказал Катрине, — помнится, вы работали над нашей маскировкой, успешно?

— Да, — Катрина взмахнула палочкой и прошептала, — togamconcinnatis, на девушке сразу появился темный плащ, расшитый темно зелеными узорами, по которым, казалось, пробегала энергия, приглядевшись, Слизерин понял, что это цепочки рун. Черная венецианская полумаска, отделанная золотыми узорами, не позволяла узнать девушку.

— Ну и, — улыбнулся Гарри, — это же не простые плащи?

— Конечно не простые, — возмутилась девушка, — мы с Герми и Лили потратили на них два месяца! Приглядись к цепочке рун, здесь есть небольшие щиты, защита костюма от повреждений, чары отвода глаз, дезиллюминационные чары, заглушающее заклинание и маглоотталкивающие чары, активируемые по желанию, а в маску встроено заклинание иллюзии, делающее черные глаза и чары подмены голоса, опять же все работает по ментальному приказу.

— Неплохо, мне нравится, — сказал Слизерин, оглядев себя, как только произнес заклинание.

— Кстати, а зачем мы здесь вообще? – спросила девушка.

— Здесь я договорился встретиться с Ритей Скитер.

— А это не слишком опасно?

— Достаточно рискованно, но лучше здесь, чем звать ее в мэнор, по крайней мере сейчас.

— Да, ты прав.

Как только они зашли в дырявый котел, несколько сидящих там человек испуганно оглянулись на них: еще бы, они были слишком похожи на пожирателей, но другая расцветка плащей удерживала людей от активных действий, потому они внимательно следили за неизвестными. Увидев одиноко сидящую за столиком журналистку, Слизерины подошли к ней и Гарри спросил, — Рита Скитер?



" Ничто не истинно. Все дозволено"
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 01:00 | Сообщение # 20
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Глава 18

— Да, с кем имею честь говорить? – деловито поинтересовалась журналистка.

— Катрина Слизерин, — ухмыльнулась девушка, а Гарри, хмыкнув, тоже представился, — Гарри Слизерин, – глаза журналистки стали размером с галеон.

— Слизерин? – недоверчиво поинтересовалась она.

— Совершенно верно, вы просто схватываете на лету, — снова ухмыльнулся Гарри.

— Мы назначили вам встречу, — сказала Катрина, стараясь не засмеяться.

— Поттер? – дошло до журналистки.

— Да. Но теперь моя фамилия Слизерин, — терпеливо разъяснил Гарри.

— Хорошо, Лорд Слизерин, как я понимаю, — быстро справившись с изумлением, она сразу перешла к делу, годы практики говорят за себя, — итак, зачем я вам понадобилась?

Гарри накрыл их сферой приватности:

— Как вы, наверное, знаете, в последнее время министерство вместе с Дамблдором поливают меня грязью. А вот опубликовать свое интервью в Пророке я не могу: просто не напечатают. Нам пришла идея создать свою газету, в которой мы прольем свет на многие события моей жизни, жизни Дамблдора, да и Волан-де-Морта.

— А причем здесь я? – спросила Рита, прекрасно понимая, зачем она здесь.

— Вы же умный человек, Рита, — сказала ей Катрина, — Как вы понимаете, мы предлагаем вам должность журналиста в нашей газете, приличный гонорар за каждую статью и защиту.

— А стоит ли мне рисковать всем, что я имею? – деловито осведомилась журналистка.

— Рита, — засмеялся Гарри, глядя на вид журналистки, кричащий о положении безработной, — Насколько я понимаю, у вас сейчас нет абсолютно никакой работы, а вы просто набиваете себе цену. Несмотря на ваши таланты, незаменимых людей нет. Поэтому я спрошу один раз: согласны ли вы на эту работу?

Понимая, что другого такого шанса у нее не предвидится в ближайшем будущем, журналистка сказала:

— Я принимаю ваше предложение.

— Вот и прекрасно, — хлопнул в ладоши Слизерин, — Как вы считаете, какие средства понадобятся для создания новой газеты?

— Я думаю, для покупки оборудования для печати понадобится порядка десяти тысячи галеонов, плюс зарплата журналистам, редакторам и фотографам. А также расходы, связанные с раскруткой газеты — ведь несколько первых выпусков стоит раздать бесплатно, причем доставляя их магам. Ну, думаю, потом, если газета станет покупаться, расходы покроются с лихвой через пару месяцев.

# — Алан, Гермиона, Регулус, вы мне нужны. Мы в дырявом котле с Ритой. Не забудьте плащи. #

Через пару минут с негромким хлопком в баре появились еще три фигуры в плащах, что еще сильнее встревожило находящихся там людей.

Когда они вошли в помещение, все будто замерли снова. Пройдя к укрытому от глаз столику, образ которого им мысленно послал Гарри, все трое уселись за стол. Рита смогла держать себя в руках только благодаря тренированной выдержке – не каждый день такое случается, даже не смотря на ее работу.

— Регулус, я думаю, вам стоит сейчас заняться газетой, а Гермиона поможет, при необходимости. Рита скажет вам, с кем можно переговорить насчет нужного оборудования, а также посоветует персонал. Думаю, должность главного редактора в нашей газете ее устроит, — ухмыльнулся Гарри.

Глаза Риты загорелись радостным огнем.

— Разумеется, Лорд Слизерин.

— А я тут зачем? – недоумевал Алан.

— А ты тут в качестве кошелька, — хмыкнул Гарри, а Катрина с Гермионой засмеялись, — Оплатишь расходы, и сразу поспособствуешь доставке в Мэнор. А у нас еще есть дела.

Поднявшись, кивнув присутствующим, Гарри с Катриной удалились.

— Что мы будем делать сейчас? — поинтересовалась Катрина, прижимаясь к мужу.

— Сейчас мы пойдем в Гринготтс, — ответил он, взяв девушку за руку.

— Зачем?

— Нам нужно достать крестраж и разобраться, наконец, с твоим наследием Райвенкло.

— Тогда пойдем, — улыбнулась девушка.

В Гринготтсе все шло своим чередом: гоблины обслуживали клиентов, к слову сказать, немногочисленных. Подойдя к одному из свободных кассиров, Слизерин сказал:

— Я бы хотел встретиться со своим поверенным.

— Следуйте за мной, — гоблин недоверчиво окинул взглядом Катрину, но и вида не подал, что имеет что-то против ее визита. Титул лорда Слизерина позволяет многое, что тут скажешь.

Они поспешили вслед за гоблином.Все тот же кабинет: изумрудно — зеленый пол, стены, отделанные чуть золотистым мрамором, письменный стол из красного дерева, на котором лежали бумаги, а рядом удобное, в тон стола, кресло. Гарри, взмахнув палочкой, создал кресло для девушки и сел в свое. Через несколько минут гоблин важно вошел в комнату.

— Здравствуйте, Лорд Слизерин.

— Здравствуйте, Кривозуб, позвольте представить вам мою жену Катрину.

-Мое почтение, леди Слизерин, — кивнул гоблин, — я рад, что род Слизеринов возрождается. Какова цель вашего визита?

— Я хотел бы, чтобы моя жена прошла процедуру проявления родословной.

— Одну минуту, — сказал гоблин, — прошу, Леди Слизерин, от вас нужно всего три капли крови на этот пергамент.

Как только последняя капля коснулась слегка желтоватой поверхности пергамента, от кровавого пятна начали расползаться тонкие линии, складывающиеся в родовое дерево.

— Интересно получается, — хмыкнул Гарри, — Регулус оказался прав только наполовину.

— О чем ты? – спросила Катрина.

— Смотри, родство с Райвенкло действительно от основателя рода-полукровки. Видишь синие линии? Это сквибы, значит, они меняли фамилию. Только вот этот полукровка не основатель рода Лестрейндж, а основатель рода Блэк.

— Это так, — сказал гоблин, — вы наследница Райвенкло, но так как кроме вас есть более прямые наследники, вы не сможете носить фамилию или пользоваться титулом этого рода. Как видите, титул может достаться старшему наследнику рода Блеков – Сириусу Ориону Блеку. Но при отсутствии у того наследников, род Блеков могли бы продолжить и вы, если бы не соединили себя узами с родом Слизерина. Теперь после старшего Блека титул смогут носить его дети, или же, в отстутсвие таковых, дети его младшего брата, Регулуса Арктуруса Блека. Он ведь тоже вернулся из царства мертвых?

— Да, так и есть. Прекрасно, — хмыкнул Гарри, — мы сообщим им об этом.

Сказав это, Гарри потянул Катрину к выходу.

# А крестраж? # — мысленно спросила Катрина, чтобы не привлечь внимания.

# Идем к директору Гринготтса. #

Когда сурового вида гоблины провели их в роскошно обставленный кабинет, Гарри обратился к директору банка:

— Калиндор, вы могли бы помочь нам?

— Чем же, лорд Слизерин? – учтиво спросил гоблин.

— Нам нужен один артефакт из сейфа Лестрейнджей, этот предмет поможет нам одержать победу в этой войне, — невозмутимо ответил Гарри.

— Вряд ли я могу помочь вам, если у вас нет доступа туда — это равносильно грабежу.

— Но ведь есть возможность оформить изъятие артефакта их сейфа «задним числом», до того, как Катрину изгнали из рода?

— Допустим, но это достаточно рискованное предприятие, что вы можете предложить?

— Как насчет информации о том, кто проник в хранилище 687 пять лет назад?

— Откуда вам известно имя вора?

— Все дело в том, что он признался сам, кроме меня об этом знал Альбус Дамблдор, но почему-то мне кажется, что он вам не сообщил.

— Имя?

— Квиетус Квиррел, в настоящее время мертв, убит мной. Думаю, вы понимаете, о чем идет речь? Я знаю, что это может быть недопустимо при обычных обстоятельствах. Но на карту поставлено все, и не думаю, что вам нет разницы, кто у власти – Министерство или Волан-де-Морт, — гоблин слегка вздрогнул, новиду не подал, хмурясь, - И также я знаю, что вы гордитесь честными отношениями с клиентами. Но я должен, просто обязан уничтожить крестраж — потому что это ключ ко всему, ключ к его бессмертию. Я бы не стал разбрасываться такими словами и лезть в сейф Лестрейнджей – но не могу допустить, чтобы он лежал там, в то время как мы будем бороться – это просто сведет наши попытки к провалу. Я могу сделать это только с вашего позволения, и это поможет нам одолеть змееликого.

— Что ж, вы помогли расе гоблинов – в нашем банке, основанном сотни, а то и тысячи лет назад, в основе основ лежит магия гоблинов, куда более основанная на чести, нежели у волшебников. Она не позволяет нам совершать кражи, не позволяет забывать обид, записи о них хранятся в специально реестре банка, как они туда попадают – доподлинно неизвестно, но исчезают они так же, как и появляются, за единственным исключением – если мы опознаем, кто был вором и он несет наказание. Если этого не случается, то атмосфера в банке становится напряженнее, это как наваждение – мы связаны магическим контрактом с магией основателей банка, и мы не можем спокойно сидеть на месте, когда под нашим носом творится беззаконие. Каждый начинает злиться, мы становимся все угрюмее и угрюмее, а некоторые даже выходят из себя – в данном случае, когда кража касалась хранилища из запретной секции, это ощущалось еще сильнее, чем когда-либо. Теперь преступник найден, и, что еще лучше, уже наказан. Поэтому мы окажем вам ответную услугу. Какой предмет является крестражем?

— Чаша Пенелопы Пуффендуй.

— Превосходно, ждите.

Нажав на кнопочку, Калиндор вызвал гоблина и что-то сказал ему, тот, кивнув, убежал. Спустя пятнадцать минут в кабинет внесли чашу Пуффендуй. Забрав ее, Гарри поблагодарил гоблинов, и они с Катриной ушли.

— Почему ты не изгнал крестраж сразу? – поинтересовалась Катрина.

— А чтобы гоблины чашу не забрали, — хмыкнул Гарри.

— Действительно, серьезная причина, — рассмеялась девушка.

Выйдя из здания банка и удивившись, что уже поздно, Катрина сказала:

— Ты не против, если я попробую переместить нас обоих?

— Нет, — улыбнулся Гарри, — Давай попробуем.

Обняв мужа, Катрина скользнула в тень.

Появившись в малой гостиной, Гарри и Катрина посвятили всех в подробности похода в банк. Как только все стали расходиться спать, Гарри поймал Катрину, тоже собравшуюся уходить, за локоть.

— И куда же ты собралась, дорогая? — ухмыльнулся он.

— Спать, разумеется, — хмыкнула девушка.

— А поцеловать мужа на ночь?

Катрина подалась вперед и слегка коснулась его губ своими, но Гарри яростно захватил ее губы в плен. Руки девушки зарылись в его растрепанные волосы, взлохмачивая их еще больше. Когда Слизерин слегка прикусил нижнюю губу девушки, выхватив вздох, он переместил их в свою комнату. Падая на кровать, они не разорвали поцелуй. Сперва неспешные, их действия стали куда раскованнее, нежели это было днем - его руки вовсю хозяйничали под блузкой девушки, а губами он впивался в ее шею, оставляя на ней следы. Катрина извивалась в его руках, дразня еще больше. Уже не сдерживаясь, Гарри буквально сорвал мешающую блузку, и в ответ был награжден цепочкой поцелуев от уха до шеи, а дальше девушка стала нарочно медленно расстегивать его рубашку, целуя его тело, твердый пресс.…Едва она стянула рубашку, как не успела опомниться, как она уже была под ним, а дальше в порыве страсти они срывали друг с друга оставшиеся детали гардероба. Ненадолго оторвавшись от губ девушки Гарри, махнул рукой, ставя на комнату заглушающие чары,…уснули они еще не скоро.

* * *
Проснувшись на следующее утро, Гарри ощутил непривычную тяжесть на груди, а открыв глаза, он увидел мирно спящую в его объятиях Катрину. Осторожно выбравшись из кровати, чтобы не потревожить сон своей жены, Слизерин сходил в душ, оделся. А когда подошел к зеркалу, волшебный артефакт, подаренный Сириусом недавно, ехидным голосом заметил:

— Насколько я понимаю, твои волосы незнакомы с понятием расческа?

Вздохнув Гарри закрыл глаза — как бы он хотел чтобы его волосы были длиннее, чтобы их возможно было расчесать.

— Так гораздо лучше, — раздался голос зеркала. Открыв глаза, Слизерин им не поверил: его волосы гладкой волной спадали на плечи.

— Что за фигня? – поинтересовался Гарри, ни к кому конкретно не обращаясь.

— Ты это о чем? – сонным голосом спросил Катрина, открыв глаза, — О, да ты решил отрастить волосы? – улыбнулась она.

— Вообще-то нет, просто зеркало раскритиковало мою прическу, и я пожелал длинные волосы…

— Хмм, это похоже на дар метаморфа, — сказала девушка, — Он иногда проявляется в семье Блэков, к сожалению, у меня такого нет.

— Да уж, — ухмыльнулся Гарри, — Я снова выделился, — пожелав вернуть себе короткие волосы, он потерпел неудачу.

— Тебе нужно тренироваться, — хмыкнула Катрина, глядя на его бесплодные попытки, — Попроси кого-нибудь из метаморфов тебя научить.

— Нужно навестить Тонкс, — сказал Гарри. Как только девушка привела себя в порядок, они спустились завтракать.

Увидев радостных взрослых, он спросил:

— По какому случаю такое настроение?

— Почитай, — кинул брату газету Алан.

Посмотрев на газету, Слизерин увидел название «Правда».

На обложке красовался заголовок:

Ответ Избранного Темному Лорду и Министерству.

Как вы знаете, уважаемы читатели, в последнее время произошло достаточно противоречивых событий, участие в которых принимал небезызвестный Гарри Поттер.

Начнем, пожалуй, с нападения пожирателей на Хогсмид. (О происшествиях и последствиях читайте на стр. 3) Как оказалось, в тот момент Гарри Поттер со своей девушкой приятно проводили время в одном из кафе, как вдруг услышали серию взрывов. Выскочив на улицу и увидев Пожирателей, Избранный не испугался, он вызвал подкрепление и сам бросился в гущу сражения, при этом он спасал мирных жителей! Первое пущенное им смертельное проклятье спасло жизнь Эвриле Мадиксон, маглорожденной жительнице Хогсмида. Увидев, как Пожиратели пытают людей, он перекинулся в свою анимагическую форму – Василиска — и стал уничтожать угрозу, вторым василиском оказался фамильяр Гарри Поттера, и за считанные минуты они уничтожили почти всех нападавших, при этом они спасли всех жителей деревни, которые смогли благополучно уйти. (О волшебных анимагических формах – стр. 5)

Я могу согласиться, что методы несколько жестки, но это война! Это пожиратели смерти, которые пытают и убивают наших с вами членов семьи! Почему Министерство Магии вместе со своими мракоборцами мало того, не предотвратили ни одной атаки слуг Волан-де-Морта, но еще и объявили Поттеров вне закона?! Задумайтесь, почему человек, который долгие годы жил без семьи, у маглов, как только вернул свою семью к жизни, сразу объявлен вне закона? Почему наше министерство запрещает то, что может помочь нам в этой войне?

Как, господа мракоборцы, вы собрались уничтожить Волан-де-Морта? Разоружающим заклинанием? Или связав, отправить в Азкабан? Да он оттуда выберется, даже не добравшись до острова!

Когда Гарри Поттер в одной заброшенной деревне, где часто собираются оборотни, искал друга своей семьи Римуса Люпина, он увидел, как мракоборцы напали на оборотней, причем некоторые из них открыто издевались над ними! Чем они, да и другие магические расы, хуже нас? В полнолуние их можно изолировать от людей, чтобы они в безопасности пережили трансформацию. Ликантропия — болезнь и ее надо лечить, как сказал нам Алан Поттер, брат избранного, они практически разработали способ лечения ее. Уже скоро оборотней можно будет вылечить! (о влиянии ликантропного и найденном зельях см. статью на стр. 2)Они такие же люди, как и мы, им нужна помощь — а вместо этого наше министерство собственноручно создает армию Волан-де-Морту! Как думаете, выжил бы он, если бы каждый маг, встретивший его, запустил в него смертельное проклятье?

Альбус Дамблдор, величайший светлый волшебник, занимаясь интригами совершенно не следит за благополучием студентов: за последние пять лет в Хогвартсе был одержимый Темным Лордом профессор ЗОТИ, василиск, управляемый воспоминанием Волан-де-Морта, сотни дементоров, угрожающих студентам, пожиратель смерти под личной профессора ЗОТИ (которого за год его никто и не разоблачил), а также сотрудница министерства Долорес Амбридж, которая очень любила сажать детей писать строчки темным артефактом (которые без ведома директора и в школу-то пронести нельзя!) «Кровавое перо».

Как вы думаете, безопасно ли отправлять своих детей туда?

Некомпетентность и предвзятость некоторых преподавателей просто поражает: привидение учит наших детей истории магии, этот предмет очень важен, особенно для пришедших в мир маглорожденных студентов! Магловедение преподается так, что маги не могут отличить женскую магловскую одежду от мужской! Зельеварение преподает пожиратель смерти, который покровительствует своему факльтету! О компетентности преподавателей ЗОТИ, в наше время важнейшего предмета, лучше вообще не говорить! За последние пять лет было только два компетентных преподавателя, это Римус Люпин (кстати, оборотень, который обучал наших детей и не навредил им), и, как ужасно бы это не звучало, Барти Крауч-младший! Пожиратель смерти! Остальные вообще ничему не научили наших детей.

А почему в прошлом году, когда Гарри Поттер решил научить своих друзей защищаться его едва не посадили в Азкабан?!

Уважаемые читатели, я советую вам задуматься: а так ли безгрешно министерство и Альбус Дамблдор? Почему нельзя использовать магию для защиты, если какой-то идиот сказал что нельзя?

Главный редактор газеты «Правда» – Рита Скитер.



Едва Гарри опустил газету, как Катрина тут же вырвала ее у него из руки и принялась читать. Вся семья смотрела на него с довольным ожиданием в глазах.

— Неплохо, — улыбнулся Гарри, — я думаю, если постепенно рассказывать утаиваемые от общества факты, это сыграет нам на руку.

— Да, здесь я с тобой согласен, — сказал Сириус, — Сейчас мы выступили в открытое противостояние, нам нужны люди. Ты отрастил волосы? – спросил он, увидев его прическу.

— Эмм, Катрина сказала, что я, скорее всего, метаморф.

— Да ты полон сюрпризов, — хмыкнул Джеймс, — такое бывает, но достаточно редко.

— Среди Блеков это не считается такой уж редкостью! – возразил Сириус, — Но все же стоит проверить, насколько это искусство передалось тебе.

— Думаю, сейчас важнее заняться вербовкой сторонников, — сказала задумчиво Лили.

— Да, кстати, нам нужно что-то предпринять насчет оборотней. Есть идеи, как заставить их выпить зелье?

— Оборотень теряет разум в полнолуние, не нападает на анимагов и понимает только себе подобных, — задумчиво сказал Лунатик.

— Луни, ты гений, — радостно воскликнул Слизерин, — Когда следующее полнолуние?

— Завтра.

— Отлично.

— Что ты задумал? – встревожено спросил Джеймс.

— Папа, Алан анимаг, его форма волк, я думаю, он сможет убедить оборотня выпить зелье.

Джеймс звонко хлопнул себя по лбу и со словами «мы идиоты» захохотал.

— Думаю, мне стоит посоветоваться с портретом Слизерина, сказал Гарри. — Если получится совместить выручай-комнату Хогвартса и его аналог маховика это будет идеальный тренировочный зал…



" Ничто не истинно. Все дозволено"
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 01:00 | Сообщение # 21
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Глава 19


— Сегодня важный день, — сказал Гарри оборотням, собрав всех на следующее утро в одной из гостиных, — именно сегодня, в полнолуние, мы попробуем вылечить вас.

— Ты нашел способ? — с надеждой спросил один из волков.

— Да, до полнолуния зелье для всех вас будет готово, к сожалению, вам придется превращаться без зелья для сохранения разума.

— А вы не слишком рискуете?

— Не думаю, почти все в этом замке, ну кроме оборотней и мракоборцев, анимаги.

— Вообще-то я анимаг, — сказал один из мракоборцев.

— И я тоже, — ответил еще один, — просто мы не регистрировались, думаю таких людей в Англии достаточно. — Гарри кивнул, подумав, ведь действительно, что тут особенного?

— Хорошо, — ответил Слизерин, — за час до полнолуния все оборотни и все желающие посмотреть на это дело, кто может превращаться в животных, должны собраться перед замком. А сейчас у меня есть дела.

— Куда ты собрался? — спросила Катрина.

— Я должен навестить Грюма, Тонкс, а также мне нужно побывать в Хогвартсе.

— Ты с ума сошел? — возмутилась Лили, тебя ищут все! Никуда ты не пойдешь, молодой человек!

— Мама, ладно, я все понял, — примирительно сказал Гарри, — как только покончите с Волан-де-Мортом дайте мне знать, идет? — Все засмеялись. — Со мной ничего не случится, мам, я просто навещу старых знакомых, и никакая бородатая личность мне не помешает.

— Катрина, а ты идешь со мной.

— Зачем?

— Будем искать Тайную Комнату Райвенкло, кстати, Регулус, тебе бы титул лорда Райвенкло принять.

— Что прости? Как это возможно?

— Ты так точно угадал насчет того, что связанный с Райвенкло полукровка основал свой род, только вод это был не Кадиан Лестрейндж, а Альфраим Блэк (П/А я не знаю, кто основал род Блэков, на том древе что выложила Роулинг вроде не было).

— Ничего себе, — сказал Бродяга, — получается, вся наша семья связана с основательницей?

— Вроде как да, — хмыкнул Гарри, — ну ладно, вы тут разбирайтесь, а мне пора, идем, дорогая.

Слизерины, покинув «зал собрания», отправились готовиться к операции.

— Катрина, я хотел спросить про плащи, их может вызвать любой человек, который знает заклинание?

— За кого ты меня принимаешь, — сделала вид, что возмутилась Катрина, — здесь очень тонкий принцип, только тот, у кого есть метка может использовать это заклинание, в первый раз плащ и маска создаются так сказать с нуля, что отбирает достаточно много сил, зато потом они просто призываются, вот так вот…

— Откуда призываются?

— Тут я не уверена, но здесь что-то связано с пространственной магией и аурой, тут экспериментировала твоя мама.

— Тогда нам этого не понять, — хмыкнул Гарри, — так, карту взяли, мантию взяли, запасные порталы есть,*Салазар*.

* — Я здесь, хозяин.*

* — Эй, стоп, почему я понимаю, о чем он говорит? * — спросила Катрина.

* — Ты хочешь сказать, что понимаешь, о чем я говорю? * — прошипел Гарри.

* — Ну да, почему бы и не.… Это парселтанг?! *

* — Да, — хмыкнул Гарри. *

* — Но как я могу говорить на нем? * — в шоке спросила девушка.

* — Ты моя жена, — улыбнулся Гарри. *

* — Да, но твой отец не говорит на нем, а он женат на наследнице Слизерина. *

* — Тут другое. Мама вошла в род Поттеров, при этом она принадлежала и к роду Слизеринов, папа не входил в род Салазара, понимаешь, а ты вошла в род, потому тебе и перешла эта способность *

* — Вроде ясно. *

* — А ты, — обратился Гарри к фамильяру, — сколько раз просил звать меня Гарри?*

* — Хорошо Гарри.*

* — Так вот, сейчас поищи Хешас и мы отправляемся в Тайную Комнату.* Я ничего не забыл Катрина? — перейдя на человеческий язык, спросил Гарри.

— Вроде нет, но мне пришла в голову идея.

— И какая же?

— Нам совершенно не с чего начать поиски комнаты Райвенкло, давай поговорим со Слизерином.

— Вряд ли это поможет, — хмыкнул Гарри, — но я как раз расспрошу о выручай-комнате.

— Здравствуйте, — поздоровался Гарри с основателем, подойдя к его портрету.

— Здравствуйте, молодой человек, что привело вас ко мне?

— Эмм, видите ли, в чем дело, — начала Катрина, — я являюсь наследницей Райвенкло, и мы хотели бы поискать ее комнату в Хогвартсе, у вас нет соображений по поводу того, где она может быть?

— Думаю что нет, — хмыкнул Слизерин, — понимаете, эти комнаты были что-то вроде игры между нами, мы совершенствовали защиту, чтобы комнату не мог никто найти, потому каждый из нас знает только точное расположение своей…

Тут приползли василиски и удобно устроились на руках Гарри, который на всякий случай прикрыл их маскировочными чарами под их недовольное шипение. Слизерины призвали плащи, на всякий случай, чтобы в случае чего их не узнали.

— Да, сделать вход в женском туалете, от Салазара Слизерина такого никто не ожидал, я прав? — спросил Гарри со смешком.

— Абсолютно, — засмеялся основатель

— Вот только труба, по которой спускаться надо сильно грязная.

— Это для Хешас, — засмеялся Слизерин, — чтобы спуститься призови лестницу.

— И как это сделать?

— Скажи на парселтанге «проявить лестницу» и никаких проблем.

— И еще одно, — протянул Гарри, — есть ли возможность как-то воспроизвести выручай-комнату.

— Простите?

— Комната на восьмом этаже, которая может принять практически любой вид, — сказала Катрина.

— Ах, вот вы о чем, — задумчиво ответил Салазар, — мы с Гордикром, Пенелопой и Ровеной называли ее комнатой желаний, это действительно вершина трансфигурационного мастерства и пространственной магии. К сожалению, я не могу помочь вам, эту комнату мы делали вместе. На нее наложено огромнейшее количество чар, также там есть более сотни рунных кругов, сами понимаете, что всего этого я не помню, а вот вместе с остальными я бы пожалуй смог помочь вам сделать это…

— А что касается вашей комнаты без времени?

— Вы про вне временную комнату? Что вас интересует?

— Как воссоздать артефакт? Возможно, ли поместить его в выручай комнату?

— Артефакт воссоздать? Маловероятно, используемые мною ингредиенты в мое время были весьма редки, а уж сейчас…

— И все-таки?

— Ну хорошо, из ингредиентов вам нужны: древесина дерева жизни, яд тысячелетнего василиска, добровольно отданные перья грифона, слезы белого феникса, перо черного феникса, огонь красного феникса, когти химеры и добровольно отданная кровь черного единорога.

— Ничего себе, — протянула Катрина.

— Ну, предположим яд василиска мы возьмем у Хешас, перо черного феникса дам я, насчет огня красного…у Дамблдора есть такой феникс, но вот только как добыть этот огонь?

— Когда феникс сгорает, вам нужно направить на него палочку и произнести phoenicisignisexciperent.

— А остальные? — поинтересовалась Катрина.

— Ну, насколько я помню, — хмыкнул Салазар, — у Годрика фамильяром был грифон, у него я брал перья, фамильяром Ровены был белый феникс, а вот у Хельги фамильяром был пегас. (По моему не стоит делать льва, барсука и ворона? Как думаешь? Можно будет сказать что это просто гербы родов, только у слизерина совпало))

— Значит, для еще двух ингредиентов нам нужен наследник гриффиндора, да и найти две тайные комнаты в Хогвартсе, «убедить» химеру дать когтей, а также найти мифического черного единорога? Совсем легко! — просто истерично фыркнул Гарри.

— Ну почему же мифического, молодой человек, я же создал артефакт, значит нашел.

— А для чего вообще столько всего? — спросила Катрина.

— А вы думаете, артефакт такой силы создается простым заклятием? Да я одних рун на него нанес столько, что пришлось месяц работать, а энергии влил в него еще больше. Из этих ингредиентов варится зелье, рецепт которого вы найдете в моем пятом дневнике на предпоследней странице, в этом зелье вы вымочите дерево жизни, но вот только я не предусмотрел чего-то: почему он разрушился?

— Может, есть возможность как-то закрепить эффект? — спросила Катрина, — что может помочь в этой ситуации?

— Я даже не знаю, — задумчиво протянул Салазар, — неплохо бы посоветоваться с Пенелопой, у нее всегда было чутье на такие вещи…

— Все упирается в тайные комнаты основателей, — хмыкнул Поттер, — ну что же, будем искать их, большое вам спасибо, мы, пожалуй, пойдем.

— Пожалуйста, удачи вам, буду рад, если у вас все получится.

* * *
Накинув мантию невидимку, Гарри и Катрина появились на четвертом этаже в одном из заброшенных кабинетов.

— С чего начнем Гарри? — спросила Катрина.

— Даже не знаю, — ответил ей Гарри, — кстати, пока мы здесь…# Папа. #

# — Гарри? Что-то случилось? #

# — Нет, папа, у меня к тебе есть вопрос: если на карте мародеров нет какого-то помещения, как его туда добавить? #

# — Находясь в нужном помещении, укажи палочкой на карту и произнеси Addacella inMaeandriTabulascriptor. #

# — И вы так по всей школе бегали? #

# — За кого ты нас держишь? — оскорбился отец, — это заклятье для проявления защищенных комнат, только если ты находишься в ней оно сработает. Мы хотели выручай-комнату добавить, но мы ее только к четвертому курсу нашли, а к тому времени у нас уже Филч карту конфисковал. #

# — Почему вы ее не забрали? #

# — А зачем? Мы и без нее прекрасно знали замок. #

# — Из принципа, — хмыкнул Гарри, — ладно, спасибо, пап. #

# — Господин Сохатый желает удачи господину Нагу в его нелегких начинаниях. #

# — Господин Наг выражает признательность господину Сохатому и просит его поумерить свой сарказм. #

# — Какой еще сарказм, — возмутился Джеймс, — я что тебе Нюниус? Это, между прочим, высокий стиль общения мародеров. #

# — Ладно, папа я понял, — засмеялся Гарри. #

— Что смешного, — спросила Катрина. — Гарри пересказал ей беседу с отцом, и она тоже хихикнула.

— Ладно, — сказал Слизерин, — сначала идем в тайную комнату.

— В какую?

— Блин, в ту, в которую дорогу знаем, сейчас вот на карте отметим ее и выручай комнату, а дальше видно будет.

— Ладно, но надеюсь, у тебя есть хоть какие-то идеи, — хмыкнула Катрина.

— Есть, не переживай, — тем же тоном ответил ей Гарри.

Добравшись до Тайной Комнаты Слизерина, Гарри достал карту, стукнул по ней палочкой и сказал, — Addacella inMaeandriTabulascriptor, — тут на карте появилась надпись: «Как зовут тебя, преемник мародеров?»

— Наг, — сказал Гарри, ухмыльнувшись. Тут на карте появилась новая надпись «Господа Лунатик, Бродяга, Сохатый и Хвост приветствуют Крылатого Змея». Надпись пропала и на карте появилась Тайная Комната Салазара Слизерина. — Все-таки мародеры гении, — сказала Катрина, глядя на все это.

— Такой артефакт создать, причем до четвертого курса, — пораженно заметил Слизерин.

— В том то и дело, ладно, пошли в выручай-комнату.

Восьмой этаж встретил их тишиной, подойдя к нужной стене, Гарри трижды прошелся вдоль нее, думая, «мне нужно место, где можно поговорить». Но, самое странное, ничего не произошло. Гарри попробовал снова. И еще раз. И еще. Ничего.

— Может комната используется? — поинтересовалась Катрина.

— Возможно, — ответил Гарри, задумавшись, но как попасть туда, для телепортации мне нужно знать место, а так…

— Я помогу, — улыбнулась Катрина, — по идее здесь должна быть дверь, мы войдем в тень и выйдем с той стороны.

— Это рискованно, — нахмурился Гарри.

— Да, — согласилась девушка, — определенный риск имеется, но кто не рискует…

— Тот не знает, как выглядит больничное крыло, — хмыкнул Гарри, — ладно, давай попробуем.

Появившись в тени возле двери Гарри и Катрина увидели собравшихся учеников, которые яростно спорили, чисто механически Слизерин отметил многих членов ОД.

— Я говорю тебе, он темный маг, который сбежал при малейшей опасности, — кричала Джинни, — он бросил всех нас, скрывается от закона. Почитайте Пророк!

— Уииизли, — издевательски протянул Симус, — этот бред я не собираюсь читать, если хочешь фактов, посмотри газету Правда, я уверен, за ней стоит Гарри.

— Ты веришь бреду, написанному Ритой Скитер? — возмутился Рон.

— Это не бред, а реальный взгляд на вещи, — хмыкнула Кети Белл, — бред печатают в Пророке.

— Конечно, — хмыкнула Джинни, — а то что он убийца, вас не трогает?

— Он убивал Пожирателей Смерти, — хмыкнул какой-то райвенкловец.

— Он и мракоборцев убивал, — закричал Долгопупс, — и вы скажете он белый и пушистый? Почему же он сбежал? Я ничего не понимаю, пусть ответит!

— Потому что ты идиот, Невилл, — все обернулись на его голос, — и я не ожидал от тебя такого, — сказал Гарри, сняв мантию невидимку, он стянул плащ и откинул маску.



" Ничто не истинно. Все дозволено"
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 01:01 | Сообщение # 22
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Глава 20


— Поттер, — пораженно выдохнул Кормак Макклаген, — что ты тут делаешь?

— Долгопупс позвал, — хмыкнула Катрина.

— Надо позвать директора, — кинулась к двери Джинни.

— Стоять, — рявкнул Гарри. — * Коллопортус, * – прошипел он, направив палочку на дверь.

— Видели! — крикнул Рон, обвиняюще показывая пальцем на Гарри. — Он использовал темномагическое заклинание.

— Уизли, что тебе в голову ударило? – хмыкнула Катрина. – По-твоему, Коллопортус — темная магия? – Все уставились на Катрину.

— Какой еще коллопортус? – взвизгнула вышедшая из ступора Джинни.

— Обыкновенный, — хмыкнул Гарри. — Можешь отменить коллопортус?

— Ну да.

— Вот контр заклятие, произнесешь на парселтанге. Итак, — сказал Гарри, не обращая внимания на раздавшиеся смешки, — мы тут по одному делу зашли в школу и увидели тут толпу, которая обсуждает меня любимого, — снова смешки, — пока я тут, могу ответить на ваши вопросы.

— Куда ты пропал? – спросила Луна Лавгуд, которую Гарри только сейчас заметил.

— Я был в своем доме, нужно было уладить кое-какие дела.

— Знаем мы твои дела… — начал было Невилл, но Гарри его перебил.

— Послушай, Невилл, почему ты повел себя так? Да, мы не были лучшими друзьями, но все же ты был моим другом, мы вместе сражались против Пожирателей Смерти.

— Ты общаешься с дочерью Беллатрисы Лестрейндж, ты знаешь, что это для меня значит, — выплюнул Долгопупс.

— Знаю. Во-первых, Катрина моя жена, — присутствующие зашептались, — а во-вторых, родители отреклись от нее — сам понимаешь, что это значит.

— И что же? – с издевкой поинтересовался Захария Смит.

— Она пошла против родителей, я прав? – очень тихо спросил Невилл.

— Да, это так, — ответил Гарри, — я не знаю, что тебе рассказал про меня Дамблдор, но я скажу вот что: я всегда помогу тебе, если ты не будешь против меня. То же касается остальных.

— Ты как Волан-де-Морт, — взвизгнула, словно рассерженная кошка, Джинни.

— Нет, я борюсь только против тех, кто пошел против меня — вы всегда можете уйти в сторону, но к вам, Уизли, это не относится, — сказал Гарри Рону и Джинни.

— Я понимаю тебя, Гарри, — сказал Невилл, — прости меня, Катрина.

— Все нормально, Невилл, — улыбнувшись ему, сказала девушка. — Я понимаю тебя тоже.

— Невилл, ты тоже предатель! – заорал Рон, но его поддержали только Джинни, Дин Томас, Эмилия Венсил, чья семья поддерживала Дамблдора, а также братья Паркеры с Райвенкло и несколько маглорожденных студентов с разных факультетов, которым Дамблдор, по всей видимости, основательно промыл мозги. Остальные молчали. А Симус, Невилл, Луна, братья Криви, Майкл Коннер, Кети Белл, Эрни Макмиллан, Сьюзен Боунс и Ханна Аббот молча поддержали Гарри.

— Ладно, это все понятно. Кто-то еще считает так же, как они? – указав на Рона, спросил Гарри. — Нет? Отлично. Omnesusnite, — применил массовые сонные чары к шайке Дамблдора Слизерин. — Чтобы не мешали, — хмыкнул он, увидя, как заволновались ребята. Катрина, нанеси комнату на карту.

— Что это было за заклинание? — спросила какая-то третьекурсница из Райвенкло.

— Массовые сонные чары, — охотно пояснил Гарри. — Итак, как вы понимаете, здесь мы не просто так. Думаю, директор очень быстро поймет, что мы в Хогвартсе, поэтому нам пора, — Катрина сняла заклинание с двери, — Эти, — указал он на валяющихся в отключке, — очнутся через пол часа примерно.

Немного подумав, Гарри сделал несколько порталов в замок и дал их всем, кто поддержал его.

– Это порталы в мой замок, они могут перенести только вас и тех, кого вы возьмете с собой, но не более двух человек. Сожмите его и скажите пароль: «этого я не ожидал». Он трансфигурировал порталы в кольца, серьги и браслеты.

— Невилл, тебе рекомендую придти завтра, у меня есть несколько мыслей по поводу того, как вылечить твоих родителей.

— Но целители сказали, что это невозможно! — выдохнул Невилл с зарождающейся надеждой в глазах.

— Вообще-то и мертвых воскресить невозможно, — слегка насмешливо сказала Катрина, — однако родители Гарри живы и здоровы.

Оставив ошарашенного Невилла в комнате, пара вышла в коридор восьмого этажа.

— И какой у тебя план? — тихо спросила девушка.

— А такой, — хмыкнул Гарри, — *Салазар, Хешас, мне нужно, чтобы вы нашли Тайную Комнату Ровены Райвенкло, возможно, там будет изображение феникса, — сказал им Слизерин, вспомнив змейку под умывальником в туалете плаксы Миртл. – Хешас, ты хорошо знаешь замок, а с тобой, Салазар, я могу мысленно связаться — старайтесь держаться вместе и не показываться никому на глаза. Возможно, оттуда будет идти запах феникса.*

Змеи уползли, а Гарри потянул Катрину за собой.

— Нам пора навестить профессоров.



* * *
Профессор Макгонагалл сидела за столом в своем кабинете и проверяла домашние работы четверокурсников. Она размышляла о том, что директор в последние годы, если присмотреться, вел себя достаточно странно. Минерва обратила на это внимание с тех пор, когда Дамблдор оставил маленького Гарри на пороге дома №4 на Тисовой улице. Она очень долго наблюдала за этими маглами в своей анимагической форме. Худших опекунов для волшебника, тем более для Гарри Поттера, не найти больше нигде! Однако на все ее доводы у директора был один ответ: «Минерва, я знаю, что я делаю, они единственные родственники Гарри и очень любят его, к тому же в доме дяди и тети Гарри будет защищен кровной защитой, которую Лили Поттер дала своему сыну». Долгие годы Верховный чародей Визенгамота игнорировал ее слова. Сколько раз она ему говорила, что Северус Снейп – худший преподаватель за всю историю Хогвартса. «Хотя нет, был еще Локнонс, Северус хотя бы знает свой предмет», мелькнула мысль. Но Дамблдор оставался глухим и слепым по отношению к Северусу Снейпу. А рассказанное Гарри недавно не лезет ни в какие ворота! Неужели Дамблдор действительно платил Уизли за то, чтобы мальчика поили приворотными зельями? А то, что пишут про него в газетах,…неужели и это правда?

Она отодвинула стопку пергаментов и устало закрыла лицо руками, вздыхая.

– Где же ты, Гарри, — вслух спросила Макгонагалл.

— Я здесь, профессор, — раздался слегка насмешливый голос.

Минерва вздрогнула, отняла руки от лица и увидела того, кого меньше всего ожидала сейчас увидеть в школе.

— Мистер Поттер? – в шоке спросила она. – Но что вы здесь делаете?

— Я хочу поговорить с вами, профессор.

— Поттер, вы с ума сошли! Что такого важного вы хотите мне сказать, что пришли сюда поговорить со мной, несмотря на то, что вас разыскивают по всей стране?

— Скажите, профессор, вы поддерживаете Альбуса Дамблдора?

Макгонагал задумалась.

– Даже не знаю, что ответить вам, я всегда поддерживала его, — Гарри разочарованно выдохнул, — но сейчас…он слишком много делает ошибок в последнее время. После того, как он упустил Тома Реддла, он сделал практически то же самое с вами. Я не представляю, что было бы с нашим миром, если бы вы объединились.

— Несмотря ни на что, я никогда не объединился бы с Волан-де-Мортом, — спокойно сказал ей Гарри. — Он деспот и тиран, сумасшедший идиот, который только и может, что пытать своих слуг и убивать невиновных

— Я рада это слышать. Другого я от вас и не ожидала. Но позвольте спросить, почему вы уничтожили тех мракоборцев?

— Они напали на оборотней, причем без всякой на то причины. Один из них убил только за то, что парень хотел защитить свою любимую. Эту девушку они хотели забрать…для утех.

Макгонагалл скривилась.

— А всех, кто не стал нападать на меня и оборотней, я отпустил, — продолжил Гарри.

— Но где же они? Насколько я знаю, в живых остался только один, и то, чтобы сообщить министру о вашей позиции.

— Вы же понимаете, что их посчитали бы предателями? – Минерва кивнула. — Они в моем поместье. Как вы смотрите на то, чтобы присоединится к нам?

— Значит, в газетах писали правду? Про Орден Василиска?

— Да, это так.

— Мне нужно подумать, мистер Поттер.

— Конечно профессор, я понимаю, и еще, не могли бы вы поговорить с другими преподавателями? С теми, кому можно доверять.

— Я полагаю, Северус сюда не входит? – спросила Макгонагалл с легким намеком на улыбку.

— Ну почему же, — ухмыльнулся Гарри, — скажите Снейпу, что Поттер предлагает присоединиться к нему, но, я полагаю, этот разговор дойдет до Дамблдора, а так хотелось бы увидеть лицо ужаса всея Хогвартса в тот момент. И еще, профессор. Вы не знаете, где мне найти Аластора Грюма и Тонкс?

— Скорее всего, они в штабе, мистер Поттер, но могут быть и на задании.

— Спасибо, профессор, — кивнул он.

Как только Гарри вышел из кабинета, из пустоты раздался недовольный голос Катрины:

— Что так долго?

— Как получилось, — ответил Слизерин, которого девушка накрыла мантией.

— Куда сейчас? – с интересом спросила Катрина.

— В дом Блэков.

— Мы что, весь день будем по Англии мотаться?

— А как ты хотела? В идеале нам нужно переговорить с Флер и выяснить все насчет оставшихся Уизли.

— Ладно, ты прав, — вздохнула она.

— Вот и славно, — с этими словами Гарри обнял девушку, и они исчезли во вспышке пламени.

Появившись в комнате Сириуса, Слизерин услышал голоса, доносящиеся из гостиной. Как оказалось, там были Грюм, Тонкс, Артур и Молли Уизли, Снейп, Дамблдор и Кингсли. Грозный глаз сразу заметил ребят, но виду не подал. Дамблдор сказал:

— В последнее время участились нападения на мракоборцев, это все дело рук Гарри Поттера.

— Это действительно он? В газете писали правду? – спросил Кингсли.

— Это он, — спокойно подтвердил директор, — мне очень жаль, что он встал на сторону зла и не выполнил свою миссию.

— Альбус, но может он все-таки уничтожит Волан-де-Морта? Нет прямых оснований полагать, что он на его стороне. – Спросил Артур.

— Я говорю не об этом, я имел в виду то, что он должен отвлекать Волан-де-Морта от настоящего героя пропрочества.

— О чем ты, Альбус? – рыкнул Грюм.

— Настоящим героем пророчества является Невилл Долгопупс, именно его, как оказалось, Темный Лорд отметил как равного себе. Именно он поведет силы света к победе. Настало время открыть правду – было 2 нападения в то время. О втором я узнал, когда начал копаться в воспоминаниях людей, ища правду о Томе – Августа Лонгботтом любезно поделилась своими воспоминаниями, но они оказались слегка переделанными и только мой тщательный анализ помог все выяснить. – Несомненно, директор много раз репетировал этот рассказ. - И выяснилось следующее, друзья мои: 1 ноября 1981 года произошла не только атака на Поттеров. За несколько часов до этого Том попытался найти дом Невилла. Найти хранителя их тайны было не так трудно, и, проникнув внутрь, он увидел лишь Августу с младенцем на руках, стоящих в камине и окруженных зеленым пламенем. Он швырнул в них наугад заклятье, но не успел – они уже переносились с помощью пороха, но их камину повезло еще меньше – он разлетелся, и некоторые куски перенеслись вслед за хозяевами – те, на которые попал порох. Из-за этого порох не смог перенести их исправно — Августа пыталась попасть их в дом хранителя тайны, не сумев придумать ничего лучшего – того, естественно, уже не было на месте. Едва она очнулась, то сразу поняла, что Невилла с ней нет, зато Том в ярости от того, что не мог проследить на ними, решил проверить дом, который он уже навещал ранее и оказался прав – перед ним на полу лежала миссис Лонгботтом. Но выяснить, где Невилл, он не мог, равно как и убить ее – лишь она могла найти мальчика. Она была без сил, но смогла аппарировать и Реддл не смог уже найти ее. После этого он оставил задание найти ее своим пожирателям – а сам направился в Годрикову Лощину. Через время ее нашли, в добром здравии и с ребенком – но память ее уже кто-то подчистил. Кто это сделал, так и не выяснилось, она помнила одно – как всеми способами залечивала некрасивый шрам на спине у внука. После я навещал их, и ее заставили забыть и это. Увы, но исправлять память не в моих силах.

Гарри беззвучно засмеялся: маразм директора прогрессирует. Кто бы знал, что этот шрам Невилл получил явно не в год, а в 13 – на травологии в него вцепился пень.Интересно, что он скажет, если Невилл тоже его пошлет?

— Долгопупс? – Снейп явно был в шоке, — Альбус, вы серьезно? Этот полусквиб против Волан-де-Морта? Дементора вам в… — Снейп проглотил конец фразы, — Никогда не думал, что скажу такое, но настоящий герой – Поттер. Он не побоится выйти против Темного Лорда!

— Северус, ты не прав, — мягко пожурил его Дамблдор, — Невилл очень способный мальчик, если мы обучим его как следует, он поможет нам победить в этой войне. Думаю, тебе стоит заняться с ним окклюменцией. – Снейп тихонько застонал, а Грюм возвел глаза к потолку, причем и обычный, и волшебный. Слизерин не знал, о чем именно думает экс-мракоборец, но это точно была не похвала Дамблдору.

— Надеюсь, мы выживем в этой войне. С таким-то «избранным», — саркастически сказал Снейп и трансгрессировал.

— На этом объявляю собрание оконченным, — сказал директор, — мне пора в Хогвартс. – Подойдя к камину, он бросил туда щепотку летучего пороха и сказал: «Хогвартс. Кабинет директора».

— Ох, какое время уже, что-то мы затянули. Пойду, займусь ужином! — засуетилась Молли.

— А я, пожалуй, пойду в библиотеку. Тонкс, не проводишь?

— Конечно, — слегка озадаченно сказала девушка.

Гарри и Катрина вслед за Грюмом пошли в библиотеку. Как только они все зашли, Грюм запер дверь и бросил на нее заглушающие чары.

— Ну что же, Поттер, рассказывай.



" Ничто не истинно. Все дозволено"
 
LordДата: Четверг, 04.07.2013, 02:07 | Сообщение # 23
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2729
« 168 »
Цитата (Ksenya_S)
P.S. Автор написал 21 главу, остальное дописывает эта самая бета

А с автором что? Оо





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 02:44 | Сообщение # 24
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Lord, так вот вышло, что у него нет возможность дописывать фик. и я по доброте душевной (как же оставить читателей без концовки!) согласилась дописать:)
ждите моих глав - они будут с 22!



" Ничто не истинно. Все дозволено"
 
LordДата: Четверг, 04.07.2013, 02:53 | Сообщение # 25
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2729
« 168 »
Печально. Но посмотрим, что у Вас выйдет. smile




"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
Al123potДата: Четверг, 04.07.2013, 05:33 | Сообщение # 26
Черный дракон
Сообщений: 2785
« 708 »
Цитата (Ksenya_S)
Lord, так вот вышло, что у него нет возможность дописывать фик. и я по доброте душевной (как же оставить читателей без концовки!) согласилась дописать:) ждите моих глав - они будут с 22!
Ksenya_S, а зачем было заводить новую тему продолжили выкладывать свои главы в старой теме.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Вампир35Дата: Четверг, 04.07.2013, 10:16 | Сообщение # 27
Ночной стрелок
Сообщений: 74
« 19 »
Al123pot, а чтобы она могла редактировать шапку и главы по мере надобности.
 
Жека777Дата: Четверг, 04.07.2013, 12:09 | Сообщение # 28
Друид жизни
Сообщений: 193
« 16 »
а где 21 глава?
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 17:29 | Сообщение # 29
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
да, если это будет тема, созданная автором - я туда не смогу сама добавлять что-то или исправлять

а в этой все дозволено;) ↓



" Ничто не истинно. Все дозволено"

Сообщение отредактировал Ksenya_S - Четверг, 04.07.2013, 17:30
 
Ksenya_SДата: Четверг, 04.07.2013, 17:31 | Сообщение # 30
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
скоро будет и 21 глава:) а потом я буду писать,стараюсь быстрее))


" Ничто не истинно. Все дозволено"
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » Гарри Поттер и Орден Василиска (Весь фик теперь ЗДЕСЬ! С продолжением!!!)
  • Страница 1 из 4
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Поиск: