Армия Запретного леса

Воскресенье, 21.10.2018, 08:08
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 2 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » Куда может привести ложь (ГП/ГГ, Роман, G, в работе)
Куда может привести ложь
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 19:19 | Сообщение # 1
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Автор: Linnea
Саммари: Он случайно услышал, что ему давно лгут, что он всего лишь отвлекающий элемент. Что он теперь будет делать? Кто друг, а кто враг? Незавимый, свободный, умный Гарри. Такая же Гермиона. ООС персонажей. Игнор - 6-7 книг.
Пейринг: ГП/ГГ
Жанр: роман
Рейтинг: G
Статус: в работе
Разрешение на размещение: получено.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....


Сообщение отредактировал Lash-of-Mirk - Воскресенье, 15.03.2009, 21:12
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 20:22 | Сообщение # 31
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 29. Заседание Визенгомота.

Крики стали разрастаться, казалось, еще чуть-чуть и начнется форменная драка. Кто-то до сих пор не мог прийти в себя, хватаясь за сердце и мечтая о том, что выпить успокаивающего зелья. Кто-то сидел с таким одуревшим лицом, на котором было написано: "Я сплю, мне это только сниться". А у кого-то просто началась истерика.
- Ты уволена, - прошипел Амбридж неизвестно откуда взявшийся Фадж. В такой ярости его еще никто не видел. – Ты работу даже на помойке не найдешь, идиотка. Тебе что сказали сделать? – Амбридж сидела ни жива, ни мертва. Такого министра она не знала, и чего ожидать сейчас от взбешенного мужчины, понятия не имела. "Ну, кто же знал?" – хотелось ей произнести, вот только язык прирос к небу, и с губ не сорвалось ни звука.
- Чтобы духу твоего здесь не было через минуту, иначе я тебя в порошок сотру, - Корнелиус Фадж готов был сам, собственными руками задушить эту дрянь, которая спутала им все карты. Никогда в жизни он не мог подумать, что Министерство могут выставить в таком вот свете. Да, он прекрасно знал, что представляет собой это "предприятие" общественности, но чтобы настолько упасть в грязь лицом... Это уже слишком. "И как теперь прикажете из этого выпутываться?" – он почувствовал, что устал. – "Мерлин, надеюсь этот не потребует к себе Гарри. Хотя о чем я думаю, конечно, потребует. Мы же ему его на тарелочке с голубой каемочкой, да еще и перевязанным подарочным бантиком преподнесли. От таких подарков не отказываются".
Амбридж стекла со своего стула и медленно двинулась в сторону выхода. Она никак не могла отойти от шока. Она, конечно, мечтала досадить мальчишке, но в жизни не думала сделать так, чтобы во всех грехах ее можно было обвинить прилюдно. А тут она перед столькими свидетелями сделала самую настоящую глупость, поставила себя под удар и собственными руками задушила свою карьеру.
- Держите ее, - раздался вопль в зале. Мужчина указывал на нее пальцем. Толпа заволновалась, зашумела и двинулась в ее сторону. Амбридж, подхватив подол мантии, который чуть ли не волочился по полу, бросилась бежать. Правда, далеко ей убежать не дали. На ее пути встали авроры. Фадж лишь презрительно на это смотрел. Ему с трудом удавалось держать маску на лице и не выдавать себя настоящего. Амбридж тем временем скрутили и теперь держали у всех на виду, но так, чтобы толпа до нее не добралась. Самосуда никто тут не приветствовал.
Люциус сразу же, как только юноша потерял сознание, кинулся к Гарри, Над юношей уже хлопотала его защитник, пытаясь привести его в сознание, и молила всех известных богов, чтобы Сириус сейчас не влетел сюда, иначе тут вообще будет полный бедлам. Только воскресших мертвецов и не хватает. А Сириуса как раз в это время сдерживали с двух сторон Перси и Ремус, хотя и сами были более чем поражены произошедшим.
- Я все пыталась сделать, чтобы это были вы, - прошептала она Люциусу, не поднимая головы. – Убила бы эту дуру.
- Что с Гарри? – тихо спросил Люциус.
- Не знаю, он, прежде чем потерять сознание, звал какую-то девушку, - Лили все-таки подняла глаза на блондина.
- Гермиону? – Люциус вскинул голову и уставился в зеленые глаза девушки, та кивнула в ответ. Люциус опустил взгляд на руку юноши и впился взглядом в потемневший камень перстня Ньюнордграссов, который теперь видели только восемь человек. У мужчины сердце ушло в пятки – с девушкой что-то было не так, и, скорее всего, Гарри отреагировал не на новость о том, что стал подопечным Темного лорда, а на то, что случилось с Гермионой. Боясь привлечь излишнее внимание, Люциус обернулся и посмотрел на Северуса, тот не сводя взгляда, смотрел только на девушку. Такого выражения на лице друга Люциус никогда не видел, тот словно на приведение смотрел. Ему самому в какой-то момент было страшно, но он справился. Ну, не могла это быть Лили Эванс, не могла. Такого просто не бывает.
- Требую экстренного созыва Визенгомота, - прогремел голос Дамблдора. И чего молчал столько времени? Неужели, был настолько сильный шок, что не мог с ним справиться? Нет, ту было что-то другое. Этот человек никогда не будет предаваться шоку столь непозволительно долго.
- Визенгомот, Визенгомот, - стал скандировать зал. Лили усмехнулась, и только Люциус был тем, кто увидел эту усмешку.
- Да, вызовите кто-нибудь, наконец, колдомедиков, - рявкнула Лили, поднимаясь. – Что за идиотизм, в конце концов.
Стоило всего лишь поднять голос, как тут же все стали выполнять свои обязанности. Через минуту над Гарри уже хлопотали колдомедики, затем его уложили на носилки и вынесли из зала, ничего конкретного о его состоянии не сказав. Рев зала был перекрыт оглушительным стуком молотка, усиленного магически. Тишина наступила мгновенно, чары никто ведь не отнимал.
- Через тридцать минут в этом зале состоится открытое слушание Визенгомота по поводу случившегося во время проведения дела по опеке над мистером Гарольдом Джеймсом Поттером, - возвестил Фадж. – Желающие могут остаться в зале.
И только один человек все также продолжал сидеть молча, уставившись в одну точку. Первый шок, настоящий и первый за довольно долгий период, он испытал, когда увидел, вернее, почувствовал Лили Эванс-Поттер. Он совершенно точно знал, кто этот защитник. Единственное, чего не понимал, как она осталась такой молоденькой и совершенно не изменилась. Он пропустил большую часть слушания, пока пытался разобраться, как девушка осталась жива. Он знал, она была мертва – абсолютно и до конца. Но вот она тут, перед ним. Второй вопрос, который возник в его голове – почему она сама не борется за сына. Доказать, кто она такая, не составит труда. Всего лишь надо провести проверку на зелье идентификации. Но девушка вышла в зал под мнимым именем, выступает защитником сына... Одни вопросы. Он, как только увидел Гарри, почувствовал, как его заливает чувство родства, приятия. От Гарри шли такие флюиды силы, что не поддаться им было трудно, какое счастье, что сила воли у него была крепкая. Мальчик с момента их последней встречи очень сильно изменился, а главное, в нем стала просыпаться сила Слизеринов. Он становился все могущественнее. Но это также объясняло, что с ним самим происходит. Как всегда, не обошлось без Гарри Поттера.
Вердикт вогнал его в предистеричное состояние. Он сидел и как идиот хихикал. Кто бы мог подумать, что нужно так мало, чтобы получить в свое безраздельное владение Мальчика-который-выжил. И что ему теперь с этим делать? Чем больше он думал, тем мрачнее становилось его настроение. Лили прекрасно знала о своем слизеринском происхождении. Зачем она так подставила сына, сказав, что есть еще один кандидат? То, что это была какая-то игра, он даже не сомневался, но вот какая? Девушка явно играет против Дамблдора, а ему это только на руку. Исходя из всего увиденного, он мог с определенной точностью сказать, что суд должен был выбрать, как говориться, из двух зол меньшее, то есть Люциуса Малфоя. Он сейчас мог с точностью сказать, что будет на Визенгомоте. Из Лили вытащат всю историю Лили Эванс, вернее, ее принадлежность к роду Слизеринов, начнутся крики, вопли, взаимные обвинения. В лучшем случае о мальчишке забудут, в худшем – могут обвинить его в принадлежности к нему, Темному лорду. Дамблдор вполне мог пойти на такой шаг, ведь Мальчик-мессия не может быть потомком Слизерина... "Стоп", - остановил себя Волдеморт. Он, наконец, поймал ту единственную нить, потянув которую, он начал распутывать весь клубок. Гарри Поттер и не был мальчиком-мессией, он же сам об этом знает, особенно после того, как разум вернулся в нормальное состояние, хотя потребность в жестокости у него в последнее время возросла. А если не он, то Лонгботтом. Ему уже докладывали, что Поттер изменился, он сам сейчас смог это увидеть. "Мог ли мальчишка узнать правду о том, что он не избранный и пророчество не о нем?" – вот тот вопрос, который требовал ответа. На лице мужчины появилась странная улыбка. Сидящие рядом даже попытались от него отодвинуться, настолько зловеще это выглядело. Визенгомот Визенгомотом, но отменить вердикт без его согласия они не смогут. Единственное, что вообще возможно сделать в этой ситуации, это назначить посредника и то только в том случае, если будет доказано, что мальчик в опасности со своим новым опекуном. Он вспомнил статью из учебника по юриспруденции, связанную с вопросами опеки над несовершеннолетними.
"Справка.
Решение вопроса опеки над несовершеннолетним сиротой происходит в зале, зачарованном специальным образом. Защитник сироты не может по своему желанию назвать любое пришедшее ему в голову имя на прямой вопрос председателя суда, даже если у него самого есть такое желание. Вердикт председателя вступает в силу сразу по его провозглашении. Желание ребенка не принимается в расчет, если он является наследником аристократического рода и его будущее состояние исчисляется суммой более чем в двести пятьдесят тысяч галлеонов. Решение суда может быть оспорено в Визенгомоте, но в то же время не отменяет вердикта в целом. В данном случае между опекуном и опекаемым становиться посредник, в данном случае наставник, который обязан учитывать интересы обеих сторон и поддерживать между ними баланс, а также следить за безопасностью ребенка. Такой наставник обязан находиться с ребенком круглые сутки, в данном случае в одном с ним здании, помещении и так далее, в том числе и в школе. Ребенок будет проживать в его комнатах, а не на распределенном факультете. Возможно и такое, когда роли посредника и наставника разделяются между двумя кандидатами. Посредник также следит за финансовым состоянием ребенка, чтобы никто не имел доступа к его счетам до его совершеннолетия. В его праве заключить от имени опекаемого брачное соглашение, которое имеет полную юридическую силу, и не может быть расторгнуто до совершеннолетия опекаемого. Опекуном ребенка будет считаться тот, на кого был указан вердикт председателя суда. Это позиция остается неизменной. Опекун вправе менять расписание опекаемого, место его жительства и учебы, имеет право забрать ребенка на домашнее обучение. Посредник-наставник в данном случае направляется к новому месту жительства опекаемого..."
"Что ж, это будет интересно", - усмехнулся сам себе Волдеморт. Ему сейчас нужно было быстро действовать, поскольку он точно знал, кто будет в роли посредника-наставника для Гарри Поттера. Пришло время воспользоваться своим правом на Малфоев. "Прости Абрахас, но так должно было произойти рано или поздно. Я многое прощал твоему отпрыску, но сейчас он мне нужен, чтобы не допустить еще больше проблем", - подумал мужчина. Он быстро прошел от зала суд до атриума, откуда и аппарировал. У него было всего полчаса, чтобы решить один вопрос, а затем вернуться сюда и досмотреть весь спектакль до конца и попытаться разобраться, какую игру ведет Лили Эванс.
Волдеморт появился в своем замке, вызвал через метку нужных ему людей и уселся на трон. Внешность поменялась. Сейчас тут сидел тот, кого Гарри увидел во время своего третьего испытания на Турнире трех волшебников.
- Мой лорд, - перед ним склонились три фигуры, только что пришедшие на вызов. О том, что эти трое являются Пожирателя, знал очень узкий круг людей.
- Вы должны в точности выполнить то, что я вам сейчас скажу, - голос Темного лорда звенел от шипящих ноток, что еще больше усиливало страх людей перед ним. Волдеморт легко читал в их головах. – КРУЦИО, - зал взорвался криками трех мужчин. Он никому не позволит даже за глаза считать себя монстром, и думать об этом тоже.
За две минуты до начала заседания суда Волдеморт входил в зал. Что-то такое было у него на лице, что мужчина сидящий в кресле на предпоследнем ряду у прохода, решил уступить ему место. Волдеморт сел и устремил свой взор на членов Визенгомота, а также председательствующего Дамблдора. День обещал быть длинным и тяжелым. На губах зазмеилась усмешка, в себе он был уверен, а остальных ждет сюрприз, да еще какой.
Пока Темный лорд строил свои "коварные" планы и раздавал разные задания, Гарри пришел в себя. Колдомедики пыхтели над ним как курицы наседки, что ужасно дико ему не нравилось.
- Может уже хватить надо мной кудахтать? – не выдержал парень.
- Мистер Поттер, - возмутилась женщина.
- Со мной все в порядке, я не немощная девица, готовая падать в обморок каждый раз, когда мне будут напоминать о том, кто стал моим опекуном, - огрызнулся Гарри. В ответ раздался мелодичный смех. В комнату как раз вошла Лили и слышала достойный ответ своего сына медсестре.
- Оставьте нас, - смех оборвался также быстро, как и возник. Одного взгляда на девушку было достаточно, чтобы ей не перечить. Ворча себе под нос, колдомедики удалились.
- Кто вы? – потребовал Гарри с мрачным выражением на лице. Ему хватило времени подумать и прийти к определенным выводам. Сейчас добраться до Гермионы у него не было возможности, поэтому следовало решать вопросы, которые были под носом. И главным из них сейчас было то, что странная схожесть его защитника с его матерью, ну, никак не могла быть простым совпадением. В это он просто не верил.
- Успокойся, пожалуйста, - Лили протянула руку, чтобы положить ее на плечо своему сыну. Глаза подростка широко открылись. Девушка недоуменно перевела взгляд на свою руку, на которую с таким странным выражением на лице смотрел юноша. Ничего особенно она там не увидела, а вот Гарри стал от нее отступать, медленно, шаг за шагом. Лили почувствовала, что он находиться на грани паники. Что же его так удивило? – Гарри, - позвала она его. Юноша уперся спиной в стену. В этот момент дверь за ее спиной открылась. Гарри со стоном съехал спиной по стене и осел на пол, зарывшись лицом в колени. Его трясло. В комнату вошли Фадж, Ремус и Сириус.
- Ох, я думал, что его тут нет, - нахмурился министр.
- Теперь уже поздно что-либо делать, - тихо сказала Лили. – Не такой я видела нашу встречу.
- Что здесь происходит? – простонал Гарри, поднимая голову. – Это сон, да? Снова сон? Я опять выпал из реальности? Где Северус?
- Север..? – Сириус подавился воздухом и в шоке уставился на подростка. Он еще в той тайной комнатке обратил внимание на удивительные метаморфозы, произошедшие с крестником.
- Вы все умерли, я же знаю, - из глаз потекли слезы. Дверь с треском отлетела и тут же стукнулась обратно, захлопнувшись. Растолкав всех, кто стоял у него на пути, Северус Снейп пронесся к юноше, не обратив внимания, что же за мужчины стояли у него на пути.
- Гарри, Гарри, - он обнял на глазах изумленных людей подростка и стал его укачивать. Подросток вцепился в него мертвой хваткой.
- Снова сон, это снова сон, почему я не могу быть как все? – слезы лились и лились.
- Шшш, малыш, все будет хорошо, все будет хорошо, - повторял мужчина. Снейп не обращал внимания на людей. Сейчас ему было плевать, узнает Дамблдор об его истинном отношении к Гарри или нет, он просто знал, что нужен мальчику. Юноша постепенно затих, казалось, он уснул. Северус поднял голову и мрачным взглядом оглядел давно знакомых ему людей.
- Здравствуй, Северус, - произнесла Лили.
- И что это должно значить? – потребовал тот ответа. Он уже не сомневался, что перед ним та самая Лили Эванс, которую он знал. – Вам было мало того, что этот ребенок испытал, решили поиграть на том, выдержит ли его разум подобное? – с каждым словом в его голосе все сильнее слышалась ярость. – Сколько можно играть его жизнью?
- Северус, остановись, они действительно были мертвы, - выступил вперед Ремус. Снейп сознанием поймал то, насколько плохо выглядит оборотень, а в следующую секунду он замер. Сегодня было полнолуние.
- Что за?.. – вырвалось у него.
- Мистер Снейп, у нас почти нет времени обсудить все нюансы того, что происходит сейчас, но поверьте, если бы у нас была возможность предупредить Гарри о том, что его мать и крестного вытащили с того света, мы бы это сделали, но никакой уверенности, что это не дойдет до Дамблдора, у нас не было, - вступил в разговор министр.
- Это не сон? – прошептал Гарри.
- Нет, - четко сказал Северус. Гарри повернулся и посмотрел на стоящих перед ним людей.
- Мы все тебе объясним..., - начал Сириус, делая шаг в его сторону, но остановился под взглядом колючих зеленых глаз.
- Очень на это надеюсь, - сыронизировал Гарри. Снейп вздохнул, он нутром чувствовал, что мальчик начал закрываться. Ему даже не нужно было заглядывать в голову Гарри, чтобы понять, что кроме воды, он там ничего не встретит. Щиты сейчас можно было почувствовать даже так, просто находясь рядом с мальчиком.
- Ты как? – тихо спросил Снейп.
- Тебе не опасно здесь находиться? – Гарри посмотрел на мужчину.
- Это не важно, тебе я нужнее, - ответил Северус. Сириус потерял дар речи, хотя после своего пребывания за аркой, он довольно сильно изменился и теперь чаще думал, прежде чем действовать. Ему удалось понять и причину своей неприязни к Снейпу и свою неправоту во многих вещах, касающихся зельевара, но он не думал, что Гарри и Снейп когда-нибудь смогут вот так сидеть и разговаривать... "Как отец с сыном", - пронеслось у него в голове. Он задавил свой порыв рвануть к ним и вырвать Гарри из объятий "слизеринской сволочи"
- Дамблдор не должен знать, - сказал Гарри. – Он опасен, Северус.
- С тобой все будет в порядке? – спросил он. Гарри кивнул, затем нахмурился.
- Что-то случилось с Гермионой. Ей плохо, очень, - сказал юноша.
- Люциус пытается сейчас выяснить, что могло случиться в школе, но насколько я понял, ни Блейз, ни Драко не отвечают, - произнес Снейп.
- У меня плохое предчувствие, очень, - Гарри сжал губы в тонкую линию. Он намеренно сейчас игнорировал людей в комнате. Об этом он подумает потом. Если он сейчас начнет еще и с этим разбираться, то место в палате для душевнобольных в Святом Мунго ему обеспечено. Он понимал, что со стороны его действия сейчас вызывают недоумение и множество вопросов, но ему нужно было время. Он их выслушает, но после того, как весь этот сегодняшний кошмар закончится.
В дверь постучали. Все в комнате замерли, они как-то не подумали, что вот так могут быть обнаружены.
- Гарри, - раздался приглушенный голос Люциуса. – Пора в зал, Северусу нужно исчезнуть.
- Иди, - Гарри кивнул головой на дверь. Снейп посмотрел ему в глаза.
- Не закрывайся, - прошептал он. Гарри только кивнул, давая понять, что понял, что именно имел в виду мужчину. Проходя мимо Лили, Снейп процедил сквозь зубы. – Тебе придется объяснить очень многое, дорогая. И тебе тоже, блохастый, - зыркнул он на Сириуса, после чего просочился в приоткрытую самим же щель в двери. Гарри еле подавил смех, поскольку все слышал.
- Я не хочу сейчас ничего слышать, - твердо произнес он, обводя холодным взглядом двух мародеров и девушку. Министра он игнорировал. – Сейчас надо закончить весь этот фарс с моим опекунством, - затем решительно отправился к двери. Лили вздохнула. Ей было понятно состояние сына. Она бы на его месте, наверное, уже бросалась бы какими-нибудь заклятиями. Настораживало только, что Гарри как-то слишком спокоен, и что он имел в виду, говоря, что это только сон и он потерял связь с реальностью. Либо ее сын очень не ординарная личность.
- Гарри, тебе не обязательно быть в зале, - его осторожно взял за локоть Перси.
- Ну уж, нет, я хочу их всех послушать, - зло выдал Гарри. – Может быть, наконец, правда выйдет наружу. Я должен знать, что именно было известно Дамблдору, а что он так умело от меня скрывал.
- Ты уверен? – нерешительно произнес Перси.
- Абсолютно, - кивнул Гарри, взглянув в глаза стоящего перед ним молодого человека своими глазами-льдинками.
Перси провел его в зал и усадил на прежнее место. Никто стол защитника и несовершеннолетнего не убрал. В кресле допроса пристегнутая специальными наручниками сидела до ужаса напуганная Амбридж. Гарри даже ее жалко стало. В отличие от большинства здесь присутствующих, он прекрасно понял ее мотив. Юноша нашел взглядом Люциуса, тот сидел в первом ряду, рядом с ним устроился уже Снейп. Безмолвный вопрос и лишь отрицательное покачивание головой. Гарри видел, что Малфой очень обеспокоен, а, значит, он не смог связаться с Драко и Блейзом. Внутри все похолодело. В зал вошла Лили и Фадж, ни Сириуса, ни Ремуса не было.
"Ах, да, они же вроде как мертвы", - саркастично выдал внутренний голос.
"Заткнись", - посоветовал Гарри.
"И долго ты собираешься думать над всем этим?" – второе я.
"Не твоего ума дела. Сколько надо, столько и буду", - огрызнулся Гарри. – "И не мешай".
- Мисс Феникс, займите ваше место возле вашего подзащитного, - произнес распорядитель, затем стукнул пару раз жезлом об пол и провозгласил. – Слушается дело Гарри Поттера.
- Что? – выдохнул Гарри. Лили только положила свою ладонь поверх его и чуть сжала.
- Эй, какое дело? Парень тут пострадал, а вы его судить собрались? – выкрикнул кто-то из зала.
- Молчание, - громогласно потребовал Дамблдор, сверкнув своими глазами.
- Дело состоит: первое, на каком основании Тот-кого-нельзя-называть, - Гарри на этом месте хмыкнул, причем не только он, - был назван опекуном Гарольда Джеймса Поттера. Результатом данного вопроса должно стать признание или не признание факта опекунства. В зависимости от решения будет выбран либо новый опекун, либо назначен посредник. Второе, чем руководствовалась присутствующая здесь мисс Долорес Амбридж, утверждая вердикт. Третье, в зависимости от данных, полученных в процессе заседания, будут вынесены новые аспекты дела и приняты по ним решения. Заседание Визенгомота оглашается открытым. Председатель Визенгомота – кавалер ордена Мерлина первой степени, директор школы магии и волшебства Альбус Вульфрик Брайан Дамблдор. Секретарь суда – миссис Боунз.
- Мисс Феникс, - начал секретарь, получив кивок от председателя. Но тут двери зала суда раскрылись, и вошел мужчина лет сорока. Он прошел по проходу и встал перед членами Визенгомота.
- В чем дело? – потребовал довольно-таки грубовато распорядитель.
- Фернанд Дреймонд, я представляю интересы официального опекуна мистера Гарольда Джеймса Поттера, а также самого мальчика наравне с его защитником – мисс Феникс, - заявил мужчина. В зале стало тихо.
- Кого вы имеете в виду? – осторожно поинтересовалась секретарь.
- Того, кого назначили опекуном мистера Поттера час назад, - усмехнулся мужчина. В зале раздались покашливания, народ явно был в шоке. "Откуда он узнал?" – пронеслось не в одной голове.
- Вы имеете в виду Того-кого-нельзя-называть? – уточнила Боунз.
- Совершенно верно, - кивнул Дреймонд.
- Вы понимаете, что вас могут обвинить в пособничестве?.. - начал Дамблдор.
- У меня нет метки, я никогда его не видел в лицо. Мне поступило предложение, я на него согласился. Моя цель защитить интересы клиента и его подопечного, - мужчина усмехнулся, затем подошел к стене, где стоял свободный стул, взял его и поставил с другой стороны от Гарри, потом сел. Весь зал смотрел на него в шоке, даже директор.
- Оперативно, - прошептал Гарри. Лили согласилась с сыном.
- Мисс Феникс, почему вы назвали Волдеморта, - зал ахнул и вздрогнул. Гарри закатил глаза и что-то пробормотал себе под нос. Дамблдор стукнул молоточком об стол, призывая к тишине, затем продолжил. – Итак, на каком основании Волдеморт стал кандидатом в опекуны Гарри Поттера, если вы рассматривали только тех, кто имеет какие-нибудь родственные с ним связи.
- На данный момент Волдеморт, он же Томас Марволо Риддл, таково его настоящее имя, и поскольку псевдоним, - Лили усмехнулась, - вызывают у всех такую небывалую реакцию, думаю, будет справедливо его называть так, как решили его родители. Так вот, на данный момент Томас Марволо Риддл является единственным, - Лили чуть поперхнулась, а Гарри хмыкнул, уже зная, что последует дальше, - живым родственником юного мистера Поттера, и даже более близким, чем лорд Малфой.
- ЧТО?! – зал взорвался оглушительными криками. На удивление только несколько человек не отреагировали на это сообщение: сам Малфой, сидящий с ним рядом Снейп, Гарри Поттер, и мужчина в предпоследнем ряду, который про себя веселился во всю. Ему импонировало то, что мальчишка вел себя настолько спокойно. "Он знает, что это его мать или нет?" – подумал Волдеморт, но тут же вернулся к самому действу.
- Это невозможно, мисс Феникс, - спокойно произнес Дамблдор.
- И почему же? – не удержалась от язвительности Лили.
- Нам известно, что мать мистера Поттера была магглорожденной, а род Поттеров ведет свое начало от Годрика Гриффиндора, - снисходительно произнес директор, но прежде чем зал успел как-то отреагировать на такие новости, а он продолжить свою речь в зале прозвучало решительное.
- НЕТ, - Гарри скучающе рассматривал бумажки на столе. Это "нет" произнес он.
- Мистер Поттер? – Боунз уставилась на юношу, как и директор, да и вообще весь зал.
- Что? – Гарри поднял голову.
- Что значит ваше "НЕТ"? – секретарь была на грани.
- "НЕТ" значит "НЕТ". Моя мать не была магглорожденной, а Поттеры не имеют никакого отношения к Гриффиндору, - сказал Гарри.
- Гарри, это известно всем, - с улыбкой произнес Дамблдор.
- Это известно только потому, что так захотели Поттеры, - хмыкнул юноша. Огоньки в глазах Дамблдора исчезли и глаза налились суровостью.
- Хорошо, допустим. Но тогда получается, что Поттер ввели магический мир в заблуждение, - произнес он. – Они хотели славы и решили сделать ее бесславным путем.
- Может быть и так, а может быть они хотели скрыть что-то, - скучающим голосом сказал подросток. Лили посмотрела на сына удивленно.
- Ты хочешь сказать, что Поттеры – потомки Слизерина? – Дамблдор впился в лицо Гарри, но у того на лице кроме скуки не было никакого выражения. "Мальчишка слишком хорошо держится. И откуда у него такие сведения? Или он просто блефует сейчас?" – вот такими вопросами задавался Дамблдор. Он не смотрел на Люциуса и Северуса, поэтому и не видел, что те в отличие от всех остальных совершенно спокойно реагируют на новости. Волдеморт же подался вперед и уставился на Гарри, ожидая продолжения. Масса различных мыслей роились в его голове. Во-первых, он еще на заседании по опеке обратил внимание на изменении, произошедшие в мальчишке. Тот перестал быть импульсивным ребенком, который слышит только то, что ему говорит директор. Сейчас он чем-то напоминал его самого, такого же на старших курсах. "А директору-то это не должно нравиться", - подумал Волдеморт, переводя взгляд на человека, который не захотел когда-то помочь ему, и толкнул на тот путь, которым он теперь следует. Этот мальчик ему нравился, особенно, как он держался. Внешне не было никаких проявлений тревоги или беспокойства, лишь скука, отражавшаяся на лице. И стало ясно, Хвост был прав, мальчишка действительно в курсе, но он также видел выражение на лице парня, когда тот увидел своего защитника. Информацией с ним поделилась отнюдь не мать, поскольку видел тот ее впервые. Так сыграть изумление у Поттера-младшего не получилось бы, если бы он знал все наперед. Волдеморт, как и остальные ждал ответа Гарри на вопрос Дамблдора, но тот лишь пожал плечами. По залу прошла волна разочарованных вздохов.
- Что ж, давайте пока оставим эту тему, - решил директор. – Ты также утверждаешь, что твоя мама не была магглорожденной, не так ли? – Дамблдор был уверен на все сто процентов, что Эванс – "грязнокровка".
- Вы знаете, что означают синие имена на родовом древе? – задал вопрос Гарри. Дамблдор кивнул, пока не понимая смысла вопроса. Он был слишком уверен в том, что знал всю подноготную Поттеров и Эванс. Ему надо было выслушать мальчишку, а затем разбить все его доводы и показать, что Поттеры все-таки были потомками Гриффиндора, как и Лонгботтомы, кстати, правда, последние этого не афишировали в той степени, как первые.
- Имя, обозначенное синей линией, означает спрятанную ветвь. Если в такой ветви появляется очень сильный магический ребенок, то его имя из синего становится обычным черным, - дала пояснения для зала секретарь. – Фамилия в такой ветви до изменения не выводится на древе, что не дает вычислить, кто же это может быть.
- Что такое легорзен? – снова задал вопрос Гарри. Дамблдор подавил желание удивиться у всех на виду. "К чему мальчишка ведет?" – мысль так и билась у него внутри. Боунз удивленно посмотрела на главу Визенгомота.
- Легорзен – вытравленное имя с родового гобелена по согласию рода и его главы на момент такого действа. Означает, что род собирается спрятать свою ветвь более кардинальным способом. Всегда делается с ветвью истинного наследника и только в том случае, если родились близнецы, - с надменным видом выдал Люциус.
- Благодарю, мистер Малфой, - сказал Дамблдор. Люциус не стал его исправлять. Директор же обратил свое внимание на юношу. – Гарри, к чему все это?
- Я думаю, что дал вам все подсказки, - юноша прямо посмотрел на Дамблдора.
- Мы ведь можем использовать сыворотку правды, - улыбнулся директор.
- Не можете, - тут же категорично заявил Дреймонд. – Во-первых, мистер Поттер – несовершеннолетний, а, во-вторых, вам необходимо получить разрешение его опекуна. Сильно сомневаюсь, что мой клиент одобрит подобный шаг.
- Визенгомот может принять решение и тогда..., - начал директор.
- Мистера Поттера, по идее, здесь не должно быть. Его нахождение в этом зале лишь его добрая воля, - усмехнулся Дреймонд. – У нас здесь не мистер Поттер является обвиняемым и не его родители, кем бы они не были. Но вынужден подтвердить слова молодого человека – Лилиан Эванс-Поттер не была магглорожденной.
- Откуда у вас такая информация? И на чем она основывается? – потребовал Дамблдор. Все его хорошее настроение вдруг улетучилось. Что же он такое пропустил в Эванс? Что не доглядел?
- Эвансы выходцы из линии третьего сына Салазара Слизерина, которые решили на некоторое время скрыть свое существование. Невейверы, - произнес Дреймонд. Гарри с прищуром на него посмотрел.
- Синяя линия на родовом древе, - раздался выкрик в зале. Надо было видеть лица Уизли, которые естественно остались на слушаниях, поскольку еще не совсем потеряли шанс заполучить Поттера-младшего в свои загребущие руки.
- Если мы сейчас так вплотную взялись за моего подопечного, - Дреймонд посмотрел на главу Визенгомота, - то, думаю, мы должны прояснить несколько моментов, которые, если честно, мне совершенно не понятны.
- Мы сейчас разбираемся с вопросом о правомочности выдвинутого мисс Амбридж вердикта, - заявила секретарь суда.
- Ничего бы этого не было, если бы не произошли кое-какие непонятные события в прошлом, - заявил мистер Дреймонд. – Я хотел бы вызвать в качестве свидетеля мистера Северуса Снейпа, - мужчина все это говорил с легкой улыбкой на губах, но только Гарри и Лили услышали его следующие слова. – Для начала.
- Хорошо, - кивнул Дамблдор. Он был уверен, что ничего такого тут быть не может. Вызывается для дачи показаний мистер Северус Снейп.
Зельевар поднялся, подошел к месту свидетеля, затем за распорядителем произнес клятву и только после этого посмотрел на Дреймонда. Этого человека он видел несколько раз, но никогда среди упивающихся.
- Мистер Снейп, я не приверженец сыворотки правды и подобного рода вещей. Я собираюсь вам задать вопросы по существу дела. Если вы считаете, что вопрос задевает ваши личные интересы, вы можете не отвечать. Я здесь не для того, чтобы стать вашим палачом, - в зале было тихо от шока, потом раздались приглушенные шепотки. Подобное происходило в первый раз на их памяти. – Вы меня поняли?
- Да, я могу отказаться отвечать на ваш вопрос, - кивнул Северус.
- Мистер Снейп, вы, а это общеизвестный факт, были приверженцем нынешнего опекуна мистера Поттера, - в зале нарастал шум. – Вам известно, по какой причине в дом Поттеров пришел мой наниматель и с какой целью?
- Да, известно, - кивнул Северус, он на долю секунды посмотрел прямо в глаза Гарри. Кое-кто все-таки смог заметить этот взгляд. Лили теперь пристально смотрела на сына.
- Ты знаешь, что случилось в доме в тот день? – одними губами, на грани слышимости спросила она. Гарри, не поворачиваясь к ней, кивнул. Лили осторожно выдохнула, затем прошептала.
- Я не хотела этого делать.
Гарри резко повернул голову и посмотрел на нее недоуменным взглядом. Волдеморт не сводил с них взгляда, и не только он. Кое-кто тоже заметил, что за небольшим столом происходит что-то странное.
- Я не хотела, что бы так получилось. Это ведь моя вина, что там случилось, - пояснила Лили.
- Совсем с ума сошла? – поинтересовался Гарри с удивленным видом.
- Почему? – не поняла Лили.
- По-моему, во всем виноват только один человек, - Гарри стрельнул взглядом в директора.
- Ты знаешь, - это было утверждение.
- Не был уверен, потому что не знал, что было реальностью, а что сном, - сказал Гарри.
- Я бы на вашем месте здесь такие вещи не обсуждал, - вмешался в их разговор Дреймонд. Гарри повернулся и увидел, что Северус уже возвращается на место. Он пропустил все вопросы и ответы, занятый небольшим разговором с матерью.
- Мистер Дреймонд, есть у вас еще кандидаты? – Дамблдор с трудом скрыл сарказм. Ничего такого этот адвокатишка выяснить у зельевара не смог.
- Я выяснил все, что мне было нужно, - улыбнулся в ответ мужчина и поднялся. – Давайте проследим цепь событий, - начал он свою речь. – Мы имеем ребенка, родившегося 31 июля 1980 года прямо на исходе, буквально без одной минуты 12 ночи. Ребенок оказывается идеальной кандидатурой под пророчество. Ребенок, как и вся его семья оказывается под прицелом второго человека, о ком говорится в это самом пророчестве. Поттеров помещают под чары Хранителя, но 31 октября 1981 года случилась трагедия. Лилиан и Джеймс Поттеры погибают, мой клиент оказывается развоплощен, а ребенок чудом остается жив, через три дня никто в магическом мире не может найти маленького Гарри Поттера, которого якобы поместили в безопасное место, а Сириус Блек посажен в Азкабан. Ремус Люпин удален на дальнее расстояние, как опасное для общество существо. То есть мы имеем ситуацию, когда вокруг Гарри Поттера образуется вакуум. Через десять лет одиннадцатилетний мальчик возвращается, но каким-то не таким, если так можно сказать.
- Мистер Дреймонд, - Дамблдор начал злиться.
- Уважаемые дамы и господа, никому не приходила в голову странность всего того, что произошло? Спустя столько лет вдруг выясняется, что Сириус Блек невиновен и непонятно за что отсидел 12 лет в Азкабане, а затем два года прятался от всех. Странно, не так ли? Вот и возникает вопрос, а почему он собственно вообще оказался в тюрьме? Исходя из документов выясняется, что и суда над ним как такового тоже не было. Сириуса Блека никто не допрашивал с помощью сыворотки правды. Странно? Странно, - Дреймонд обвел взглядом притихший взгляд. Дамблдор был в ярости, это Гарри мог сказать, даже не глядя на директора. Дреймонд тем временем продолжил. – На ум приходит только одно – Сириуса Блека убрали с дороги, поскольку по закону он являлся полным опекуном Гарри Поттера на правах его крестного. Правда, непонятно другое, почему же тогда не позаботились о том, чтобы официально лишить Блека прав крестного? Или то, что он в Азкабане, решало все вопросы? Но, как вы сами знаете, его стены этой зловещей тюрьмы не удержали, - Дамблдор пытался держать себя в руках: "Откуда этот хлыщ столько знает? Он не мог выяснить столько за те полчаса, как стало известно о том, кто теперь опекун Поттера". Волдеморт же сидел с удивительно довольной улыбкой. Он сделал правильный выбор. Еще год назад он узнал об этом человеке, который ради собственного удовольствия копался в истории семьи Поттер и всех, кто ее окружал. Он не ошибся. Похоже, сегодня будет день откровений.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 20:22 | Сообщение # 32
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
- Мистер Дреймонд, насколько мне известно, Визенгомот не оправдывал мистера Блека, - Дамблдор решил все-таки вставить свои пять копеек и прервать мужчину.
- Извините, - из кресла поднялся мужчина где-то таких же лет, что и Дамблдор. – Оправдание происходило по процедуре 246 статьи 17 по укладу Визенгомота уложения 1542 года. Наличие трех членов суда старше ста десяти лет достаточно при таком оправдание, особенно, если все доказательства на лицо.
- Что за доказательства? – впился в него Дамблдор. Гарри поморщился, директор почти перестал себя контролировать в этот момент.
- Признание Питера Петтигрю, - заявил член Визенгомота. Стало тихо, как будто на зал наложили заглушающие чары, так что вздох Гарри услышали все, в том числе и его слова.
- Как мне все это надоело. Пора заканчивать с этим фарсом.
- Мистер Поттер, объяснитесь, - тут же отреагировал Дамблдор.
- Мой полное имя звучит так – Гарольд Джеймс Эвансдейл Марвел Поттер Слизерин, причем являюсь главой всех четырех родов, - юноша встал из кресла и посмотрел прямо в лицо директору. – Моя мама была Эвансдейл Марвел. Эвансдейлы – потомки из линии третьего сына Салазара Слизерина, как было сказано, она из ветви Невейверов. Мой отец – Джеймс Поттер – Легорзен.
- Что? Как? – тут же раздались крики.
- Из какого рода? – Дреймонд уставился на юношу, ощущая его силу, которую в этот момент излучал подросток.
- Слизерин, - как удар хлыста. Волдеморт подавился воздухом, настолько неожиданным стало для него это сообщение.
- Где доказательства? – раздались тут же крики. Гарри скривился.
- На правах лордов Эвансдейл, Марвел, Поттер и Слизерин я даю согласие на то, чтобы Томас Марволо Риддл был моим опекуном, - Волдеморт вцепился в кресло мертвой хваткой. Он был настолько поражен тем, что сейчас делал этот ребенок, что даже слова вымолвить не мог. – Мистер Дреймонд, есть у моего опекуна какие-либо пожелания?
- Да, он выдвигает на роль посредника лорда Люциуса Абрахаса Малфоя, а на роль вашего наставника – сэра Северуса Тобиаса Снейпа. На данный момент он согласен на ваше обучение в школе Хогвартс на факультете Гриффиндор, но с пересмотром вашего расписания, а также внесением в него дополнительных занятий. В качестве вашего терсаго он видит Драко Люциуса Малфоя.
- Терсаго? – Гарри посмотрел на Дреймонда. Это слово ему было не известно, но удивление он скрыть все-таки сумел.
- Потом, - одними губами произнес мужчина.
- Необходимы доказательства, - Дамблдор стукнул молоточком по столу, требуя тишины. Гарри скривился, затем посмотрел на свою руку и закрыл глаза. Спустя несколько секунд он поднял правую руку, где красовались четыре перстня, до этого скрытые от всех родовой магией.
- Вызовите геральдиста, - потребовал Дамблдор. Он вперился взглядом в Гарри и молчал. В зале шли перешептывания, все боялись говорить громче, словно если они повысят голос, что-то хрупкое сломается уже навсегда. Не было произнесено ни слова, пока не пришел мужчина лет семидесяти, наверное. Узнав, в чем дело, он просто подошел к Гарри, взял его за руку и стал рассматривать перстни.
- Хмм, интересно, - улыбнулся он краешком губ. – На руке этого молодого человека находятся родовые перстни, дающие ему право зваться лордом, также быть главой рода. Главным среди них является род Слизерин. Затем идет Поттер, Эвансдейл и Марвел.
- Вы подтверждаете? – спросил Дамблдор.
- Да, уважаемый глава Визенгомота. Мальчик является главой четырех родов, где главенствующим является Слизерин,- затем он повернулся к Гарри и улыбнулся. – Тебе надо постараться родить четырех сыновей, чтобы все четыре рода, - тут мужчина как-то странно усмехнулся и бросил взгляд на левую руку, где был скрыть пятый перстень и чуть слышно добавил, - а лучше пять, - и тут же снова заговорил громко. – Чтобы все четыре рода снова существовали не в одном лице.
Гарри кивнул, спрятав свое удивление, что геральдист увидел перстень Ньюнордграссов.
- На основании уложения 1325 года, статья 7, несовершеннолетний лорд имеет право самолично подтвердить выбор опекуна, а также согласиться и выдвинуть свои требования, - встал с кресла тот же старик, что сказал об оправдании Сириуса. – Лорд Слизерин, - старик посмотрел на Гарри. – Есть ли у вас встречные требования к вашему опекуну, согласны ли с его условиями?
- Я признаю требования моего опекуна, - сказал Гарри. Зал выдохнул. Снейп и Малфой подавили усмешки. – Свои условия я выскажу ему при личной встрече.
- Гарри, они должны быть зафиксированы, - это вмешался Дреймонд.
- Ты понимаешь, что он убил твоих родителей? Ты предаешь все, что ими было сделано для Света, - закричала Молли.
- НЕУЖЕЛИ?! – Гарри так резко развернулся в сторону женщины, которую когда-то считал чуть ли не второй мамой, что бумаги полетели со стола на пол. В глазах юноши полыхнули ненависть и ярость. – А У МЕНЯ ДРУГИЕ СВЕДЕНИЯ, ИЗ БОЛЕЕ НАДЕЖНОГО ИСТОЧНИКА, - секунда и все пропала, никаких эмоций. – И не вам мне говорить о предательстве. Кстати, я не являюсь вашим Избранным. И выжил я от Авады совсем по другой причине.
- Гарри, - Люциус предупреждающе рыкнул.
- Мне надоело, пусть тот огребает по уши этого дерьма, кому по идее оно и должно быть предназначено. Я не собираюсь делать за других эту работу. Уже хватило. Гарри Поттер вышел из игры и здесь и сейчас я объявляю себя вне игры. Я просто хочу жить как нормальный человек. И если нормальную жизнь мне может обеспечить только Волдеморт, так тому и быть, - Гарри замолчал. На него было направлено огромное количество изумленных глаз, даже имя Темного лорда воспринялось довольно спокойно. Но он все-таки решил добить всех. – И молите все бога, Мерлина, Мордреда, Моргану и дьявола, чтобы я не заставил платить за ложь.
Гарри сел на место. Лили восторженно смотрела на сына. Не каждый мог сделать то, что сделал сейчас юноша.
- Ты понимаешь, что сейчас тебя могут засадить в Азкабан, как потенциальную опасность, - тихо спросил Дреймонд.
- Пусть только попробуют, они много чего еще услышат, - прошипел тот в ответ.
- Это все, что ты хотел сказать, Гарри? – холодно спросил Дамблдор. Он был одновременно в ярости и в шоке. Поттер знал, знал и молчал. Но откуда?
- Люциус, Северус, вы знаете, что делать, если что, - сказал Гарри, посмотрев на двух мужчин. Дамблдор бросил взгляд на двух мужчин. "Поттер назвал Снейпа по имени? Что это значит?" – пытался он разобраться в ситуации.
- Я надеюсь, этот фарс уже закончен? – спросил Гарри. – И отпустите вы ее уже, - кивнул он в сторону Амбридж. – Она виновата только в том, что хотела мне отомстить, а это я хорошо понимаю. Каждый делает то, что считает нужным. Она не подумала, и все это вылилось вот в это, - Гарри обвел рукой зал.
- Поттер, ты понимаешь, что делаешь? – выкрик из зала.
- Да, понимаю, - кивнул парень. – Я защищаю свою жизнь и жизнь близких мне людей. И не дай вам бог встать на моем пути, Волдеморт покажется вам детской сказкой со счастливым концом.
- Ты угрожаешь? – снова выкрик.
- Я предупреждаю, - сказал Гарри. Тут раздались крики. Авроры пытались поймать Хедвиг, которая летела прямо к своему хозяину и была явно рассержена такими заминками, как двери, люди и заклятия, но она все преодолела. Сова плюхнулась к нему на колени и протянула лапку. Гарри осторожно отвязал его. Почерк мадам Помфри он узнал сразу. Всплеск магии был такой, что в первых рядах треснули кресла под людьми, а зачарованные окна вылетели с оглушительным треском, осыпавшись миллиардов осколков.
- Гарри, - Лили вцепилась в сына, пытаясь его успокоить. Ярость грозила вырваться наружу. Волдеморт встал, обеспокоенный происходящим. Он прекрасно знал, во что может вылиться ярость Слизеринов. Вскочили и Снейп с Малфоем. Авроры нацелили на Гарри палочки. Надо было что-то делать и быстро. Волдеморт сорвался с места, подбежал к Гарри, схватил его за плечи, встряхнул, вынуждая смотреть в глаза.
- Успокойся, закройся, - приказал он. – Ну же, закрывайся, - рявкнул он. Северус, Люциус и Лили с удивлением смотрели на него. Голос Волдеморта с трудом доходил до Гарри. – Думай о хорошем, забудь, сосредоточься.
- Гарри, вода, - приказал Снейп, поняв, что делает незнакомец. – Вспомни о воде.
Северус и Волдеморт одновременно вошли в разум Гарри, понимая, что подросток их не слышит. Оба пытались создать там воду, перекрыть доступ ярости. Снейп вздрогнул, когда поймал ту мысль, которая вызвала подобный эффект, вернее, строчки письма. Он вылетел из головы Гарри и схватил пергамент. Из горла вырвался стон.
- Вы так хотели узнать куда может привести ложь? – Снейп повернулся к Дамблдору с непередаваемым выражением на лице. – Что ж, вам выпал такой шанс. Молитесь, чтобы они выжили, иначе у вас будет кто-то пострашнее Волдеморта, и этим кем-то станет Гарри Поттер.
- Отойдите, - авроры пытались прорваться к Гарри, но Волдеморт уже поставил щит. Сейчас юноша и мужчина смотрели друг другу в глаза. Волдеморт точно знал, что сейчас перед ним стоит не Гарри Поттер, а Гарольд Слизерин, могущественный и всесильный, способный на такое, что другим даже в мечтах не грезилось. Гарри повернулся и посмотрел на авроров, те как-то вдруг замерли. В глазах юноши не было ничего, только арктический холод, ледяна статуя без чувств.
- Я ВАС ПРЕДУПРЕДИЛ, - произнес он выделяя чуть ли не каждую букву. – Больше я вам не позволю мной играть, мной и теми, кого я люблю, - Гарри повернулся к Дамблдору. – Я абсолютно точно знаю, что случилось в тот день в Годриковой Лощине. Я знаю, кто УБИЛ мою мать. Я вернусь в Хогвартс, но на моих условиях, - Гарри протянул руки, схватил правой рукой Люциуса и Северуса за запястья, другой коснулся незнакомца и матери. Секунда и пять человек исчезли. Лишь последние слова повисли в воздухе и мертвой тишине.
- Куда может привести ложь? К мести.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 20:23 | Сообщение # 33
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 30. Северус, Люциус и Лили.

В зале суда было тихо как на кладбище. Он опустел четверть часа назад. Все стекла и витражи осколками лежали на полу. Три передних ряда кресел восстановлению не подлежали. Сила, вылившаяся из юноши, была ужасающей, но, что поражало, она была не полной, не окончательной. Зато довольно хорошо давала увидеть, что же всем им грозит, если мальчик действительно выйдет из себя. Народ никак не мог прийти в себя поле того, как пять человек исчезли из зала, на котором стояли антиаппарационные щиты. Самое смешное, они даже не были нарушены, словно через них никто и не проходил, более того, отследить ничего не удалось по причине того, что никто не смог опознать, как именно они исчезли из зала. Этот день был полон сюрпризов. Газеты готовились к экстренному выпуску своих номеров. Дамблдор же спешил в школу, пытаясь понять, что же он упустил во всей этой истории еще, можно сказать, почти тридцать лет назад.
***
Лили и Северус вывались из водоворота в прямом и переносном смысле в странной каморке. Они еле в ней помещались. Девушка обратила внимание, что тут был вроде как топчан, укрытый одеялом, что-то наподобие стола и стула, сделанных их ящика. Снейп мрачный и недовольный таким обращением с собственной персоной, пару раз стукнувшись головой о потолок, все-таки уселся на топчан.
- А где остальные? – задумчиво произнесла Лили.
- Понятия не имею, похоже, нас вышвырнуло в разных местах, - мрачно произнес зельевар.
- Где мы? – снова подала голос девушка, устраиваясь на чем-то наподобие стула в этой каморке.
- А что, видно, что я в курсе? – с сарказмом поинтересовался Снейп.
- А ты стал еще более желчным, чем был, - Лили задумчиво посмотрела на мужчину.
- Жизнь у меня была такая, - огрызнулся зельевар.
- Северус, - Лили протянула руку, чтобы коснуться мужчины, но тот ушел от прикосновения в сторону. На лице было такое решительное выражение, что девушка поняла, объясняться придется здесь и сейчас. Оба смотрели друг на друга и молчали, довольно долго. Снейп перегорал внутри: ярость и бешенство спорили с недоумением и какой-то надеждой. Ему все еще не до конца удавалось поверить, что перед ним все та же Лили Эванс. Хотя далеко уже не та же, или он вообще ее не знал.
- Что, в конце концов, происходит? – сквозь зубы процедил он. – Неужели вам показалось мало того, что этот мальчик пережил? Мне кажется, ему достаточно и одного предательства с лихвой. Лицемерие уже и так будет излишним, - чем больше Северус говорил, тем громче становился его голос. Лили с удивлением смотрела на своего школьного друга, который терял весь свой контроль, защищая ее сына. То, что она видела сегодня в комнате перед залом суда во время перерыва, никак не вязалось с тем, что рассказали ей Ремус и Сириус. По словам друзей, выходило, что Снейп издевался над Гарри, как только мог, унижая при каждом удобном случае. Или мародеры чего-то не знали, или что-то кардинально изменилось этим летом. Она склонялась к последнему варианту, тем более видела, как были удивлены внешним видом ее сына оба мародера. – Я просто поражаюсь умению людей быть настолько лицемерными и прикидываться хорошими, завоевывая доверие ребенка, чтобы потом бросить его в самое пекло и смотреть, как он там вариться, тем более, не собираясь его спасать, - Лили нахмурилась. Она почти не слышала, о чем говорит мужчина, предаваясь своим мыслям, но последние слова вернули ее к действительности. Северус постоянно вскакивал, тут же ударяясь макушкой о низкий потолок, снова садился, но через какое-то время снова вскакивал. Эмоции били через край, и ему нужно было двигаться, чтобы взять себя в руки, но в таком малом пространстве это просто оказалось не возможным.
- СТОП! – прикрикнула на него Лили. Снейп и не думал замолкать.
- Не смей мне затыкать рот, - ощерился он тут же.
- Ты вообще не понимаешь, что несешь, - повысила голос Лили. – Хватит уже тут нести околесицу. Ты сначала меня выслушай.
- Ах, я должен тебя выслушать?! – задохнулся Северус. – А на каком основании мне тебя слушать? Что нового я тут могу услышать? Ты выглядишь также как в день своей смерти, ты не удосужилась ни разу встретиться со своим сыном, который вырос как домовой эльф в худшем из аристократических домов...
- Хватит, Северус, - Лили тоже перестала себя контролировать. Они сейчас оба походили на двух малых деток, не поделивших в песочнице песок. – Я БЫЛА МЕРТВА!
- И что же ты тогда тут делаешь такая живая? – съязвил Снейп, не убирая оборотов.
- Так получилось, что меня смогли вернуть, - выкрикнула Лили.
- О, да, вот так вот, взяли и вернули, ни с того с сего, - продолжал гнуть свою линию Северус.
- Вообще-то, Рем и Пит отправились за Сириусом, но так у получилось, что там же оказалась и я, - рявкнула девушка.
- Замечательная история, прямо такая вся правдивая, что просо тошно становиться, - скривился Снейп. – Неужели, ты думаешь, я поверю во весь этот бред?
- Господи, да сколько можно, Северус? – Лили схватила его за плечи и тряхнула. – Я БЫЛА МЕРТВА!
- Тогда, что ты делаешь здесь? – рявкнул тот в ответ, отдирая руки девушки от себя и чуть отталкивая ее, но так, чтобы не покалечить ее.
- Тебе что, не нравиться, что я живая? – в неподдельном изумлении воскликнула Лили, но тут же перед глазами девушки встала картина в комнате отдыха, где Северус обнимал и успокаивал ее сына. – Мерлин, да ты ревнуешь.
- Никакого я не ревную, - рявкнул тот в ответ.
- Ты боишься, что я заберу у тебя Гарри? – Лили сама не верила, что говорила такое. Она по лицу мужчины увидела, что попала в точку, настолько тот сразу закрылся, его глаза яростно сверкнули. Казалось, кто-то просто перекрыл трубу, и Снейп моментально взял над собой контроль. Ей не хотелось видеть его таким закрытым.
- Я тебе не верю, - холодно заявил он. Лили резко дернулась вперед, она краем сознания уловила, что откуда-то появился свет, и что-то скрипнуло, но все ее внимание было поглощено мужчиной перед ней. Она обхватила его лицо ладонями и с силой прижалась своими губами к его.
Северус уже подумывал аппарировать отсюда к чертовой матери, найти Гарри и пойти выяснять, что же случилось с Гермионой, Драко и Блейзом, когда Лили поцеловала его. Он дернулся, но такие теплые губы, вкус которых он помнил все эти годы, сломил его сопротивление. Секунда, вторая третья и он со стоном отдался поцелую, его руки сами обняли девушку за талию, притянули к себе, скользнули по спине и зарылись в таких знакомых рыжих волосах. Он не отреагировал ни на появившийся свет, ни на восклицание, раздавшиеся у невольных свидетелей этой сцены. В его руках сейчас была та, кого он и не думал больше увидеть. Сердце и разум пришли к согласию – это была та самая Лили Эванс, вернувшаяся с того света или откуда она еще там могла вернуться, 5ак подумал Снейп.
Их заставил оторваться друг от друга присвист. Оба посмотрели на свет и обнаружили ухмыляющихся Дурслей, заглядывающих в каморку.
***
Они сидели в гостиной и смотрели телевизор. Было решено, что пока они поживут в своем доме, так как здесь была такая защита, что не каждый смог бы ее пройти. На экстренный случай им дали портал в убежище, который они всегда носили с собой. Первые признаки шума не заставили их насторожиться, приглушенные звуком телевизора. Потом Петуния нахмурилась и посмотрела в сторону коридора. Ей показалось, что она услышала голоса. Через пару минут Дадли встал с дивана и осторожно пошел к дверям, выглянул в коридор и недоуменно замер. Тут голоса были слышны сильнее, но все же были очень приглушенными, словно говорили из подвала, но тот был опечатан еще Люциусом, чтобы не было проблем.
- Мам, тут кто-то ругается, - громким шепотом оповестил он родителей. На цыпочках, втроем, они выбрались в коридор, прислушиваясь к звукам. Вернон первым догадался, откуда же до них доносятся звуки разборки. Было ощущение, что ругается семейная пара. Они встали рядом с дверью в чулан, который десять лет служил место жительства для Гарри. Когда они уловили произнесенное имя, напряжение наполовину спало.
- Там Северус, - прошептала Петуния. Они стали прислушиваться еще более сосредоточенней.
- Эээ, мам, я думаю, там тетя Лили, - немного недоуменно произнес Дадли.
- Согласен с Дадли, - кивнул Вернон.
- Ага, а ругаются, как будто сто лет женаты, - хмыкнул Дадли.
- Открываем? – спросил Вернон.
- А как они тут оказались-то? – спросил Дадли.
- Ну, может, это, как там, переместились по-ихнему, - предположил Вернон.
- А чего в чулан-то? – усмехнулся Дадли. – Они вроде и другие помещения в доме знают.
- Не знаю, Дадли, - Петуния выразительно посмотрела на сына, потом на мужа.
- Открывай, - сказал Вернон. Уровень шума и ссоры в чулане возрастал по нарастающей.
- А чего я-то? – вдруг стала сопротивляться его жена.
- Господи, - закатил глаза Дадли и тихонько открыл дверь. – Мама, - вырвалось у него, когда он заметил, что именно делают два незваных гостя в чулане, но тем на них было далеко наплевать. Они самозабвенно целовались. Трое Дурслей с интересом наблюдал за парой. Наконец Дадли не выдержал и присвистнул, что и послужило сигналом для двух гостей оторваться друг от друга.
- Кхмм, - откашлялся Северус, взглянув на хозяев дома. – Мы на Тисовой? – решил он уточнить.
- Ага, в чулане, - усмехнулся Дадли.
- В том самом чулане? – поинтересовался Снейп.
- Именно в нем, - кивнула Петуния.
- А остальные где? – спросила Лили.
- Какие остальные? – нахмурился Вернон.
- Гарри, Люциус и еще один, не знаю, кто он, но Гарри прихватил его с собой, когда его в конец допекли, - сказал Снейп.
- Эээ, а Гарри ничего за это не будет? – тут же забеспокоилась женщина.
- Корнелиус не допустит, - твердо сказала Лили.
- Помолчала бы, интриганка, - тут же снова завелся Северус. Ему совершенно не удавалось удерживать контроль над своими эмоциями.
- Северус, - Лили укоризненно на него посмотрела.
- Что, Северус? Я Северус уже тридцать шесть лет, - огрызнулся тот
- Ты ведешь себя как маленький ребенок, - разборка плавно перетекла в гостиную, куда все переместились после того, как двое гостей выбрались из чулана. Сейчас Лили и Северус стояли посреди комнаты напротив друг друга и сверкали глазами, вокруг них единственное чего не происходило, так это искры не летали, но уж очень на это было похоже. Дадли с интересом наблюдал за их перепалкой.
- Мам, они раньше были влюблены друг в друга? – поинтересовался он у Петунии.
- С чего ты решил? – удивилась та.
- Да, они ведут себя как семейная пара, которая как минимум прожила вместе десять лет, - усмехнулся юноша, а затем все свое внимание снова обратил на мужчину и девушку.
- И как, по-твоему, я должен относиться ко всему случившемуся? Вот так просто все принять? – орал Снейп.
- Ты можешь заткнуться и выслушать меня? – рявкнула, наконец, доведенная до грани Лили.
- Я ничего не хочу слышать, - заявил тот, мрачно глядя на собеседницу.
- Нет, ты меня выслушаешь, - заявила та, наступая на Снейпа так, что тому пришлось чуть попятиться. – Думаешь, мне приятно было скитаться по беспредельному миру, сознавая, что я не совсем умерла и никогда не смогу? Что здесь остался ребенок, которому неизвестно, что грозит, потому он остался совершенно один? Ты, действительно, думаешь, что я настолько черства и эгоистична, что смогла бы по собственной воле бросить сына, который мне дороже все? Ты действительно, так думаешь?
Снейп молчал и мрачно смотрел на девушку, гневно на него взирающую. Затем он перевел взгляд на молчаливых свидетелей их разборки.
- Почему ты просто не пришла к Гарри? – как-то устало спросил Северус.
- Во-первых, была не в том состоянии, - спокойным голосом ответила девушка. – Во-вторых, я понятия не имела, насколько Дамблдор прочистил мозги моему сыну, а судя по словам Сириуса и Ремуса, достаточно. Я не могла вот так заявиться и сказать: "Здравствуй, дорогой, я вернулась!", - последнее предложение было сказано с насмешкой. Снейп сел в кресло, откинул голову и закрыл глаза. Он устал за сегодняшний день, причем не только эмоционально. Он и сам себе признался, что, действительно, до жути боится, что Лили отберет у него Гарри. Юноша заменил ему сына, которого у него никогда не было и, возможно, не будет, если уж быть честным.
- Северус, - Лили опустилась рядом с ним на колени и положила руки ему на колени, а на них подбородок.
- Что? – отозвался тот устало.
- Я, правда, была мертва. Это все очень сложно объяснить, но я благодарна тебе, что ты все-таки смог переступить через прошлое и помочь моему сыну, - тихо сказала девушка.
- Гарри достоин того, чтобы быть счастливым, - также тихо отозвался Северус, потом открыл глаза и посмотрел на девушку.
- Северус, я не собираюсь вставать между тобой и им, честно, - Лили вздохнула. – Мне бы еще ему объяснить все, - уныло произнесла она. – Хотя в зале там, мы с ним немного поговорили, и он был адекватен, но мало ли.
- Ему очень тяжело, Лили, очень. Он чуть не выпал из реальности, спутав ее со сном, - усталость накатывала на мужчину волнами, сил не осталось даже на злость.
- Сев, мы справимся, вместе справимся со всеми проблемами и врагами, - тихо сказала женщина. Снейп осторожно сжал ее руки, начиная потихоньку все четче понимать, что она настоящая и все та же.
- Интересно, если вы тут, и говорите, что и остальные должны быть тут, то где они? – задал закономерный вопрос Дадли.
***
Люциуса вымело из трубы как ядро из пушки, он еще пронесся по коридору, заполненному людьми метров пятнадцать, пока его не остановила стена. Удар был более чем чувствительным.
- Эээ, лорд Малфой, с вами все в порядке? – услышал он за спиной, когда смог отодрать себя от стены.
- Жить буду, - буркнул он в ответ, пытаясь одновременно с этим понять, что же такое сделал Гарри, где собственно Гарри сам, а вместе с ним и остальные, и куда он-то попал. На последний вопрос он получил ответ, как только повернулся. Он был ни где-нибудь, а в больнице Святого Мунго.
- Мы можем вам чем-нибудь помочь? – услужливо спросила колдосестра.
- Хмм, - Люциус нахмурился. Он мельком видел письмо, которое получил Гарри. Но если он аппарировал, или что он там сделал сгоряча, в больницу, то где он сам? – Мисс Грейнджер здесь? – поинтересовался он задумчивым голосом.
- Да, вот в этой палате, милорд, - кивнула удивленная девушка. Люциус спокойно отодвинул ее в сторону и через пару шагов уже входил в одноместную палату, куда поместили Гермиону. Одного взгляда на больничную койку хватило, чтобы всегда выдержанный блондин разразился такой тирадой, какую от него в общественном месте никто и никогда даже не мечтал услышать.
- Каковы ее шансы? – спустя пару минут невыдержанной лексики спросил мужчина.
- Девушка в очень тяжелом состоянии, но проблема в том, что мы не можем к ней подступиться, поскольу ее защищает магия, а источник найти мы так и не смогли, - чуть виновато посмотрел на Малфоя колдомедик, лечащий врач Гермионы. – Удивительная ситуация в отношении магглорожденной.
- Полукровки, - поправил его Люциус.
- Простите? – удивленно на него уставился врач.
- Мисс Грейнджер – полукровка, - повторил Малфой. – Кстати, из Хогвартса больше никто не поступал?
- Нет, двое студентов были оставлены в больничном крыле, мадам Помфри справиться с их поврежде..., - колдомедик попятился, поскольку на лице Малфоя-старшего появилось какое-то излишне зверское выражение.
- Кто? – потребовал тот ледяным тоном. Переспрашивать, что он имел в виду, не нужно было.
- Шестикурсники Слизерина – мистер Забини и мистер Малфой, - чуть дрожащим голосом поведал колдомедик. Он был в курсе случившегося, поскольку давал Помфри консультацию после всего случившегося.
- Если не дай Мерлин девочка умрет, я лично сниму с вас головы, - окинув мрачным взглядом собравшуюся медицинскую братию, Малфой развернулся и в манере Снейпа полетел по коридору в зону аппарации. "Это только Гарри у нас может, как масло проходить там, где это не возможно", - саркастично заметил он сам себе. Народ перед ним просто растекался по стенке. Что-то такое было в выражении его лица, что никто не хотел оказаться у него на пути. Все вздохнули свободнее, когда мужчина исчез с легким хлопком.
- Кому-то будет плохо, - прокомментировали один из пациентов настроение Малфоя-старшего. С ним безоговорочно согласились. И не зря, поскольку настроение у лорда Малфоя были именно такое, когда кому-то будет не то что плохо, а просто ужасно.
Люциус аппарировал к барьеру Хогвартса и, как только появился, решительным шагом направился прямо в замок. Он никогда и никому не спускал посягательств на свою семью, не собирался и сейчас, тем более что трое их четырех детей, к которым он чувствовал отцовские чувства пострадали. Он ворвался через парадные двери в замок и напрямую направился в подземелья. Студенты старались держаться подальше от него, энергично стучащего тростью по камням.
- Надеюсь, вы уже в курсе, кто виноват в состоянии мисс Грейнджер, - не останавливаясь, бросил он аврорам. – Если нет, то к моему возвращению сюда, вам лучше это знать.
- Раскомандовался, - пробурчал один из авроров. К своему несчастью, он был услышан. Люциус резко развернулся и не хуже змеи прошипел.
- Поверьте, вам лучше иметь дело со мной, чем с Поттером.
- С чего бы это? – усмехнулся аврор.
- Со мной вы по крайней мере останетесь живы, а вот если тут будет Поттер, боюсь, от вас даже пепла не останется, если судить по тому, что он сделал с залом суда всего за пару секунд, - удостоил авроров ответом Люциус, после чего продолжил свой решительный путь.
- Каюк слизеринцам, - вынес вердикт магглорожденный мальчик с факультета Райнвекло. Командир авроров почему-то с ним согласился, но следовать за Малфоем не стал. Кое-кому требовался урок, а Малфой убивать этих придурков не будет, а им действительно надо разобраться, кто пытался убить Гермиону Грейнджер.
Люциус без усилий вошел в слизеринскую гостиную, благо знал текущий пароль. Взмах палочки с часть студентов-старшекурсников просто размазало по стенам.
- А теперь слушайте меня внимательно, выродки, - прошипел он так, что все, кто не подпал под заклятие тоже постарались не шевелиться. Мало ли что придет в голову взбешенному Малфою. – Ваш глубокоуважаемый Темный лорд стал опекуном Гарри Поттера, - один из поверженных усмехнулся с триумфом. – Я бы на твоем месте, Нотт, так не улыбался, особенно теперь, когда стало известно, что Гарри Поттер – чистокровный маг и по обеим линиям ведет свой род от Салазара Слизерина.
- ЧТО?! – пискнула Паркинсон.
- Темный лорд назначил меня посредником между собой и Поттером, - продолжал шипеть Люциус. – Надеюсь, вам понятно, что это означает? Если нет, то объясняю для особо тупых. ПОТТЕРА НИКТО УБИВАТЬ НЕ БУДЕТ!!! Он стоит по социальной лестнице выше Темного лорда и является главой рода Слизеринов, - Люциус наслаждался пониманием и испугом, которые появлялись на лицах слизеринцев.
- Но он же учиться в Гриффиндоре, - кто-то еще подал голос, правда, не очень уверено.
- Друзья должны быть близко, а враги еще ближе, не слышали о таком? – холодно поинтересовался Люциус. – А теперь я жду искреннего и со всеми подробностями рассказа о случившемся. И поверьте, Темный лорд очень не обрадуется тому, что вы сотворили с тем, кого он выбрал в качестве терсаго для Поттера.
- Но… Но…, - было видно, что Паркинсон в шоке и просто не знает, как реагировать на то, что только что сказал Люциус Малфой. Мужчина видел, как лихорадочно бегут ее мысли в поисках правды. Молчание затянулось, и выражение лица у Люциуса стало угрожающим. Наверное, слизеринцы увидели что-то такое, что заставило некоторых из них начать говорить. Чем больше Люциус слышал, тем сильнее ему хотелось расшвыривать направо и налево Круцио, чтобы вправить этим малолетним придуркам мозги. Они изувечили его сыновей и так просто не отделаются. Похоже, это стало понятно и деткам, часть из которых начала храбриться и делать вид, что он им ничего не сделает, так как не захочет проблем с родителями, другие же, кто был поумней, понимали, что если все сказанное Малфоем правда, то проблемы будут как у них, так и у родителей, которые точно получат по первое число от Темного лорда. Почти весь седьмой курс же имел метку, да и часть шестого тоже.
- Мистер Малфой, - в гостиную вошли Дамблдор и МакГонагалл, а вместе с ними и авроры. Один быстрый взгляд на слизеринцев дал понять, что ничего страшного тут не произошло, как и применения темной магии.
- Директор, - ядовито отреагировал Люциус. – Может быть, вы мне объясните, что же происходит в этой школе из года в год? Может быть мне перевести своих сыновей из Хогвартса в другое учебное заведение? А заодно настоять на этой процедуре и для мистера Поттера? Думаю, его ОФИЦИАЛЬНЫЙ опекун будет только рад. Дурмстранг будет в восторге принять трех таких титулованных студентов в свою школу, даже не сомневаюсь, что они сделают и для мисс Грейнджер исключение.
- В Дурмстранг не принимают грязнокровок, - пискнула Паркинсон, за что заработала сразу несколько тяжелых взглядов и насмешливый от Малфоя.
- Мисс Паркинсон, не думал, что вы настолько слепы, - ядовито произнес Люциус. – Просто удивительно, как же вы можете быть тупы. В вашем роду такое никогда не замечалось. Если уж вы не удосужились этого заметить, что ж, просвещу вас. «Грязнокровок» в Дурмстранг может и не принимают, но вот полукровок из богатых родов, особенно если они являются наследниками в этом роду, с большим удовольствием.
- Но Грейнджер – грязнокровка, - воскликнул то-то из пятикурсников.
- Минус десять баллов со Слизерина, - поджала губы МакГонагалл.
- Я же сказал, надо быть внимательнее. К вашему сведению, чтобы не попасть впросак в будущем, Мисс Грейнджер на самом деле леди Де Гранже, первая в роду после многих лет сквибов, полукровка, и уже не наследница, а титулованная особа, в отличие от вас всех. В Этой школе сейчас есть только три титулованных студента, - усмехнулся Люциус.
- И кто? – скривился Нотт.
- Леди Де Гранже, лорд Забини и лорд Эвансдейл-Марвел-Поттер-Слизерин, - какая-то странная улыбка застыла на лице Малфоя. – И вы не ослышались, он четырежды лорд, где основной является Слизерин, причем два первых к тому же считались исчезнувшими. Вам объяснить, или кто-то своим умом дойдет?
- У матери Поттера была фамилия Эванс, - тихо произнес кто-то из слизеринцев с дальних рядов.
- Какая проницательность, - ядовито произнес Люциус. – Но мне пора к моим сыновьям, а вам я настоятельно рекомендую придумать массу объяснений случившегося, поскольку не я буду с вами разбираться, а лорд Слизерин, собственной персоной, и очень надеюсь, что на этот момент он будет в нормальном расположении духа, а не в том, когда узнал о случившемся. И да, - уже от входа произнес он. – Он в курсе и он очень зол. И…, - Люциус обернулся и посмотрел на студентов. – Слухи о скверном характере Слизерина не шутка. Можете спросить у господина директора, если не верите мне.
Через десять минут он уже сидел в больничном крыле на стуле между двумя кроватями, на которых спали под воздействием зелий Драко и Блейз. Мадам Помфри пока лишь смогла убрать всего на десять процентов нанесенного им ущерба. Увиденное чуть не стоило мужчине сердечного приступа. Колдомедику пришлось отпаивать его чаем, который он сейчас и пил мелкими глотками. Люциус подозревал, что кое-кто очень сильно пожалеет, что выступил против Гарри, который стал играть в открытую. Единственное, чего он сейчас не понимал, это реакции и действий Темного лорда, но был уверен в том, что тот, по крайней мере, на некоторое время решил их всех не убивать. Вот это-то и настораживало.
А где-то на другом конце страны в старинном замке, занятом Волдемортом разразилась настоящая «Слизеринская буря».


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 20:23 | Сообщение # 34
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 31. Слизеринская буря.

Белла уже делала третий круг по залу, двигаясь вдоль стен. Она не понимала поведения Темного лорда. В этом году тот сильно изменился и стал очень многое скрывать от своих последователей. Темный лорд всегда был скрытным, но сейчас происходило что-то совершенно непонятное. Ей было все равно, как выглядит ее Господин, главное, быть рядом с ним. Но тот стал отдаляться от своих последователей, именно это ей и не нравилось. А теперь еще выскочила эта история с ее родственниками, коими являются Малфои. Она с трудом могла поверить, что на подобную дерзость по отношению к Темному лорду, не сказать хуже, смог решиться Люциус. Сама она никогда бы не предала Господина, поскольку верила ему безоговорочно. Последний месяц она придумывала всевозможные кары для блондинчиков. Люди могли верить в разное, но что она знала точно, так это то, что Люциус души не чаял в своем сыне и готов ради него на многое. По плану, который она уже успела составить, ей необходимо захватить Драко и тогда Люциус сам придет туда, куда ему скажут. И все, Малфоям конец. Осталось только провернуть всю эту операцию. Она как раз закончила своей медленный третий круг по залу, когда все в зале завибрировало, потом появилась воронка, которая некоторое время верталась на одном месте, а затем исчезла, явив взору десятка пожирателей две фигуры. Из-за звона не было слышно, о чем они говорят, хотя, говорят, это мягко сказано. Мужчина приятной наружности и красивый молодой человек лет шестнадцати-семнадцати, оба черноволосые, яростно орали друг на друга. Белла в шоке смотрела на них, пытаясь понять, кто эти двое и как они тут оказались. Гул неожиданно пропал…
- А ты считаешь себя самым умным? – Гарри резко подался в сторону Волдеморта.
- Да уж, по умнее тебя буду, - не остался в долгу мужчина.
- Ха, - презрительно фыркнул Гарри. – Только идиот мог решить, что ему может противостоять ребенок.
- Да, как ты смеешь так со мной разговаривать? – взвился Темный лорд. Если честно, от напора Гарри он ни как не мог прийти в себя.
- А как прикажешь с тобой разговаривать, если ты впал в детство и в игру – Дайте я завоюю весь мир и по пути перекокошу кучу народу, просто так, ради удовольствия, - язвительно выдал Гарри. Белла переводила взгляд с одного на другого, да и остальные, кто был в зале также. «Это Темный лорд?» - кажется, все помрачнение рассудка, которое имело место у нее с Азкабана, вдруг пропало. Она в кои-то веки стала мыслить здраво, но вот принять, что двое спорщиков – это Темный лорд и Поттер, она просто не могла. Ну, не получалось у нее сопоставить прежние образы с нынешними.
- Да, я тебя…, - Волдеморт взмахнул рукой и в Гарри полетел луч заклятия, слава Мерлину, не зеленый. Гарри просто отошел с пути луча и как-то ехидненько улыбнулся.
- Ой, поглядите, - выдал он гаденько. – А ты все время тренируешься? А то вон, что-то все мимо летит.
- Ах, ты, гаденыш, - Волдеморт разозлился. – Да, я тебя выдеру так, что ты на своей пятой точке сидеть не сможешь…
- Ой-ей-ей, напугал, - усмехнулся Гарри. – Ты сначала меня поймай.
- Ты меня, Поттер, уже успел довести до ручки, - что-то странное прозвучало в голосе Волдеморта.
- Сам виноват, не фиг было на меня нападать все время, - съязвил парень. – Ты вообще кого-нибудь считаешь достойным своего величества? Или у тебя только шавки, которые могут, предано высунув язык, глядеть тебе в рот?
- Ах ты…, - такого Пожиратели стерпеть уже не могли. Никому не позволено было оскорблять их, поэтому МакНейр и реши вмешаться, самое смешное, он так и не понял, кем был этот юноша. Ему хватило мозгов только на то, чтобы понять – мужчина – его Лорд. – Да я тебя…
- ЗАТКНИСЬ! – одновременно отреагировали два спорщика. МакНейр от силы, прозвучавшей в голосе двух мужчин, отступил за спины товарищей. Попасть под горячую руку этих двоих, особенно парня, который не боялся язвить самому Темному лорду. Но эти двое уже вернулись к собственной перепалке, не замечая, что у них есть с десяток свидетелей, часть из которых уже поняла, кто перед ними. Шоу обещало быть интересным, но вот чего они не могли понять, так это, почему Темный лорд до сих не заавадил парня. Остальные вопросы возникли уже позже, а именно, чего это Поттер вдруг так изменился, превратившись из встрепанного воробья в прекрасного лебедя, с красноречием и язвительностью не хуже, чем у самого Снейпа, и как Лорд вернул себе человеческую внешность. Единственное, что никому не приходило в голову ни до, ни после выступлении МакНейра, так это вмешаться в их перепалку.
- Ты обязан меня слушаться, беспрекословно, - прошипел раздраженный Волдеморт.
- С какого перепугу? – удивился Гарри, только в голосе было больше ехидства, чем удивления.
- Я ТВОЙ ОПЕКУН, - взбешенно взревел Волдеморт.
- И? – съехидничал Гарри.
- КРУЦИО, не выдержал Темный лорд и послал проклятие, взмахнув палочкой. Мгновенно палочка оказалась в руках и у Гарри, только он как-то странно махнул рукой, словно пытался отмахнуться от болевого луча. Самое странное, ему это удалось, что вызвало недоумение даже у Волдеморта. Но кое-кому не повезло – Рудольфус Лестрейндж свалился с криком на пол, Круцио было очень сильным, под стать Темному лорду. Волдеморт несколько секунд смотрел на извивающегося Пожирателя, затем взмахом руки убрал проклятие и перевел взгляд на задумчивого Гарри, который со странным выражением на лице смотрел на Рудольфуса.
- Гаденыш, - с каким-то странным теплом в голосе бросил Волдеморт, обращаясь к Гарри.
- На себя посмотри, - не остался в долгу юноша, бросая взглядом вызов мужчине. То ли адреналин не давал ему испытывать страха, то ли он чувствовал, что с ним не произойдет ничего плохого, но чувствовал он себя в этой довольно странной ситуации и компании вполне комфортно.
- Как ты разговариваешь со старшими? – казалось, Волдеморт вдруг успокоился и теперь лишь с любопытством изучал парня.
- И кто тут взрослый? – язвительно поинтересовался Гарри. – Ты что ли? Или эта кучка недоумков во взрослых телах? – юноша неопределенно ахнул рукой в сторону Пожирателей, так что сомнений, кого он имеет в виду ни у кого не создалось.
- Паршивец, - прошипел Волдеморт, снова постепенно раздражаясь. – Мало тебя учили уму разуму…
- Это ты что ли собрался заняться моим воспитанием? Не поздновато ли спохватился? – ядовито поинтересовался Гарри, вставая в позу.
- Именно, я и займусь, - зарычал Волдеморт. Он сам не мог понять своего состояния: ему нравилась эта перепалка, но в то же время то, как парень с ним общался, вызывал желание наказать его.
- Да, ну, а мамочки не боишься? – ну и выраженьице появилось на лице у Гарри.
- Так, ты в курсе, - сделал вывод Волдеморт, задумчиво глядя на юношу.
- Вы только подумайте, а он считает меня недоумком, - фыркнул Гарри, ни к кому конкретно не обращаясь.
- Поттер, ты меня достал, - Волдеморт подался вперед, но столкнулся с насмешливым взглядом юноши, который словно специально то заставлял Темного лорда успокоиться, то снова заводил его.
- Надо было тебя прибить тогда, еще в колыбели, - заявил Волдеморт.
- А то ты не пытался, - фыркнул Гарри. – Похоже, ты никак не научишься на своих ошибках.
- ПОТТЕР! – заорал Волдеморт, ему надоело, что на ним издеваются на виду у его последователей. Быстрый взгляд на пожирателей – те явно никак не могли отойти от шока а от упоминания имени Поттера впали еще в более глубокой, только у Беллы из глаз вдруг пропало безумие.
- Я уже шестнадцать лет Поттер, - заявил парень. – И что с этого?
- Я тебе уши надеру, - Волдеморт ринулся веред, чтобы схватить уже порядком доставшего его юношу, но тот плавным движением ускользнул в сторону и тут же запустил в сторону Темного лорда заклятием. На долю секунды до того, чтобы применить щит от него у него проскользнуло удивление: «Поттер использует темную магию?» Инстинкт сработал быстрее, чем он успел себя остановить, и в Гарри полетело заклятие. Юношу умело выставил щит и ответил цепочкой из трех заклинаний, которые попали в щиты Волдеморта и отрекошетили в Пожирателей. Белла ретировалось к стене, и постаралась с ней слиться, явно желая оказаться где-нибудь в другом месте, а не тут, где двое соперников разбрасываются заклинаниями из высшей темной магии, некоторые из которых ей просто не доступны. А эти двое уже успели войти в раж, но было видно, что Темный лорд более успешен в своих действиях, а Гарри не хватает практики. И чем дольше они обменивались любезностями, тем сильнее раздражался Волдеморт, у которого оно смешивалось с недоумением, откуда, а главное, когда, Поттер умудрился выучиться темной магии на таком совсем не плохом уровне. В голову приходили только два человека – Малфой и Снейп.
- Поттер, гаденыш, ты что же делаешь? – сбивая с рукава левой руки мантии огонь, который он не смог остановить. На это юноша только победно усмехнуться. Это было в первый раз за время их соперничества, когда он достал Волдеморта. У него самого мантии уже была в нескольких местах разрезана режущими заклинаниями и чем-то еще, на левой руке – кровавый след. Он не смог уклониться и защититься от нескольких заклинаний. Но их боевые действия нельзя было назвать мирными, они сражались на полном серьезе и никто не собирался отступать. В ходе их борьбы пострадали уже оба Лестрейнджа, МакНейр, Флинт-старший, остальным пока везло, но никто не говорил, что следующий рикошет не попадет в них. Питер, также присутствующий в зале, попытался пробраться к двери и смыться отсюда от греха подальше, поскольку чувствовал себя не ахти как хорошо, еще не отойдя от пыток Темного лорда. Но вот беда, зал оказался запечатан двойной магией – Волдеморта и Гарри, которые несли в себе идентичные частицы. Пожиратели оказались заперты с двумя разбушевавшимися магами, которые и не собирались прекращать своих боевых действий, правда, и времени на словесную перепалку у них не было, приходилось сосредотачиваться на том, что не получить чего-нибудь нехорошего по своему организму. Белла наблюдала за ними, сидя на подоконнике у иллюзорного окна. Она пока была единственной, в чью сторону не пролетело ни одного заклинания.
- ПОТТЕР! – снова заорал Волдеморт, уклоняясь от ярко-сиреневого луча. Попади оно в него, было бы больно очень долго, как минимум пару дней. «А этот паршивец еще и лыбится», - зло подумал Темный лорд, отбивая еще одно заклинание.
- Да? – насмешливо поинтересовался Гарри, отбивая луч.
- Мать тв…, - выругался МакНейр, шипя на разные лады, поскольку угодила оно именно в него. – Убью этого уродца.
- Мальчишка, - глаза Волдеморта засветились красным цветом. Он вышел из себя окончательно и перестал уже контролировать себя. Ну, не любил Темный лорд хороших соперников.
- Авада Кедавра, - зеленый луч полетел в сторону Гарри. У Питера челюсть чуть не стукнулась с полом, когда Гарри просто мгновенно, еще до того, как было выговорено последнее слово, упал на пол. Беллу осыпало осколками ложного стекла. Луч ударил всего в сантиметре над ее головой. Она медленно опустила взгляд на свои руки, которые тряслись.
- ВСЕ, ХВАТИТ! – Белла решительно встала и уставилась на Волдеморта и Гарри. – МНЕ ЭТО НАДОЕЛО! ОБА, В РАЗНЫЕ УГЛЫ ЗАЛА! ИЛИ Я ЗА СЕБЯ НЕ ОТВЕЧАЮ, НЕДОУМКИ!
Белла вздрогнула и прижала ладонь к губам, когда поняла на кого наорала только что. На нее уставилось два одинаковых взора, только один красно-синий, а второй – зеленый. И Волдеморт и Гарри смотрели на нее с интересом врачей, которым предстоит сделать уникальную операцию. У Беллы по спине поползли мурашки. Одно дело, когда имеешь дело с Темным лордом, не важно, что имеющим замашки психопата еще похлеще, чем ты сама, но другое, когда на тебя так смотрят два сильнейших темных мага. Белла была уверена, что вот и наступила ее последняя минута жизни, и кто-то из этих двоих сейчас пошлет Аваду в нее.
- Что такое «терсаго»? – вдруг совершенно спокойным голосом спросил Гарри, повернувшись к Волдеморту, но тут на его лице появилось проказливое выражение и он закончил свой вопрос. – Дядя.
- Гаденыш, - тут же прошипел в ответ Волдеморт.
- Дядя?! – пискляво воскликнул МакНейр.
- О, отошли, - съязвил Гарри. – Что-то у тебя с дисциплиной, дядюшка.
- Помолчи, наказание слизеринское, - рявкнул Темный лорд.
- А с чего я должен молчать? – насупился парень.
- ХВАТИТ! – снова закричала Белл. – Вы меня уже с ума свели.
- Было бы с чего сводить, - съязвил Гарри. – Его и так у тебя давно уже нет.
- ПОТТЕР! – рявкнул Волдеморт.
- Не ори на меня, - тут же взвился Гарри.
- СТУПЕФАЙ! СТУПЕФАЙ! – два быстрых заклинания и два тела падают на пол. Белла удовлетворенно убрала палочку в ножны, прикрепленные к запястью.
- Сдурела? – Рудольфус смотрел на жену испуганным взглядом.
- Они меня достали уже, - заявила женщина, но тут ее стало пробивать на хихи. У нее просто началась истерика, или вернулось безумное состояние, которое отошло на задний план от шока.
Питер снял с обоих заклинание и постарался отойти в сторону, чтобы не попасться под горячую руку двум рассерженным магам, явно не ожидавшим, что их смогут уложить таким образом.
- С тобой, Белла, я разберусь позже, - прошипел Волдеморт. Пожиратели были удивлены такой реакцией своего Господина, обычно он тут же кидается Круцио, в лучшем случае. – Все вон, - рявкнул Волдеморт. Гарри первым направился к двери, но его остановил язвительный голос Темного лорда. – А ты куда собрался, племянничек?
- Ты же сам сказал: «все вон», - изобразил удивление юноша.
- А ну стоять! – рявкнул Волдеморт и в несколько шагов достиг Гарри. Тот не успел отреагировать, когда его схватили за шиворот. – Остальные, ВОН и НАС НЕ БЕСПОКОИТЬ!
Пожиратели ретировались из зала, но остановились сразу за дверью и прислушались, ожидая криков или начала новой «битвы», но было тихо.
- Хвост, глянь, а, - МакНейр посмотрел на Петтигрю.
- А что сразу я? – чувство самосохранения у Питера было на очень высоком уровне.
- Давай, Хвост, - на него насели так, что тому пришлось все-таки подойти к двери и чуть ее приоткрыть. Питер просунул голову в дверь и оглядел зал. В самом центре, где они оставили Лорда и Гарри теперь стояли два кресла, где те и сидели, между ними был столик, на котором располагались два бокала и ваза с фруктами.
- Так, что такое «терсаго»? – донесся о него голос Гарри, спокойный и уравновешенный.
- Если говорить точно – то это магический аналог компаньона, - также спокойно ответил Волдеморт.
- Не понял, - недоуменно произнес Гарри.
- У тебя особый случай. Есть опекун – я, между мной и тобой стоит посредник – Люциус Малфой, только потому, что общественность не может поверить в наши добрые отношения и я могу их понять. Так что посредник нам нужен. Что касается наставника, то Снейп – лучшая кандидатура, и его давно уже пора выводить из игры, а то можно и дуба дать, работая на двух хозяев.
- Ты знал? – воскликнул Гарри.
- Это было сложно, - усмехнулся Волдеморт. – Но не невозможно. Меня устраивало такое положение дел. Но вернемся к твоему вопросу. Терсаго – компаньон, человек который будет всегда рядом с тобой. Для этого надо провести обряд. Между вами будет ментальная связь, и вы будете чувствовать друг друга и сможете прийти на помощь, если один из вас окажется в опасности.
- Ты чего-то не договариваешь, - Гарри задумчиво посмотрел на Волдеморта.
- Ты не можешь участвовать в дуэлях, если тебя вызовут. Вместо тебя будет драться Драко Малфой, то же касается и многого другого, - произнес Темный лорд.
- Ты подставил Драко? – возмутился Гарри, даже вскочив на с кресла.
- Сядь! Это древняя традиция, никто не может подставлять под удар наследника древнего рода, - твердо сказал Волдеморт.
- Но Драко тоже наследник древнего рода, - возмутился Гарри.
- Да, но он на несколько рангов ниже тебя на лестнице родов, а ты к тому же глава четырех родов. Это, во-первых, а во-вторых, Малфои принадлежат мне со всем своим имуществом, Темный лорд пристально посмотрел на Гарри, ожидая реакции. Но тот смотрел на Волдеморта изумленным взглядом, потеряв дар речи. Он совершенно правильно понял то, что пытался сказать ему мужчина.
- И что теперь? – тихо спросил Гарри.
- Я не собираюсь уничтожать Малфоев, если тебя это интересует, - произнес Волдеморт. – Это одна из самых известны фамилий в магическом мире, тем более сейчас они еще и оправданы и очищены.
- Ага, а после того, что случилось на суде…, - Гарри неопределенно махнул рукой.
- Одно из условий, которые мы с тобой озвучим, будет содержать следующее: Малфои, Поттер, Снейп, Забини, Грейнджер и Уизли должны стать нейтральной стороной, которая не будет выступать ни за какую сторону, – сказал Волдеморт.
- Уизли! - выплюнул Гарри с такой ненавистью, что Темный лорд посмотрел на него с нескрываемым интересом.
- Я только хочу показать тебе, что не собираюсь уничтожать твоих друзей, - миролюбиво произнес мужчина.
- Уизли из списка можешь исключить, добавь туда лучше Сириуса, Ремуса и мою мать, - заявил Гарри.
- Блек мертв, - ответил на это Волдеморт.
- Уже нет, - усмехнулся Гарри. Мужчина долго и пристально смотрел на него, затем произнес:
- Он, как и твоя мать, вернулся с того света?
- Похоже, на то, но я пока с ними не разговаривал, - ответил Гарри.
- Интересная у нас получается ситуация, - задумчиво произнес Волдеморт. – Не так ли?
- Да, странная, - согласился юноша.
- Не мог ты объяснить мне, что привело к таким изменениям? И как ты узнал о своем наследии? – Темного лорда уже снедало любопытство. Гарри вдруг нахмурился, до него только сейчас дошло, что в присутствии мужчины у него не болит шрам и голова. Он чувствовал себя очень даже хорошо. Волдеморт некоторое время молчал, затем решил вывести юношу из задумчивости. – Гарри!
- А? – удивился парень.
- Я задал тебе вопрос.
- Я узнал правду, - только и сказал юноша.
- Какую? – Волдеморт сдержал раздражение.
- Не я – герой пророчества, - снова не вдаваясь в подробности, сказал Гарри.
- А кто? – вот теперь Волдеморт удивился.
- Лонгботтом, - опять односложно ответил Гарри.
- Чего? – захлебнулся слюной Волдеморт. – Ты шутишь?
- Ты ведь легелимент? – Гарри посмотрел на мужчину. Темный лорд увидел в его глазах приглашение, и в следующее мгновение мягко вошел в его разум, стараясь не причинить вреда. Спустя минут десять он вышел и задумчиво посмотрел на юношу, которого усыпил, воздействовав на него ментально.
- Мерлин, я, конечно, знал, какая сволочь Дамблдор, но это еще хуже, чем он поступил со мной, - прошептал он, затем поднялся, взял на руки спящего юношу и направился в свои апартаменты. Ему надо было подумать над всем тем, что он узнал. Об остальном разговаривать надо было всем вместе. А именно с Малфоями, Снейпом и как ни странно с Лили Эванс. Но это все завтра, а сейчас ему нужен был ответ еще на один вопрос.
- Хвост, зайди, - громко сказал он, повернувшись к парадной двери в зал. Он все время знал, что их подслушивают. Питер тут же вошел. – Мне нужна информация о мисс Грейнджер. Она сейчас в Святого Мунго, в тяжелом состоянии. Не светись.
- Да, мой Лорд, - Петтигрю тут же ретировался исполнять приказ, немного удивившись тону, которым говорил мужчина.
Спустя пол часа зал снова наполнился людьми, а Волдеморт предстал перед ними уже знакомой им форме. Белла получила свою порцию Круцио за Ступефай. Он отводил душу за весь этот безумный день, а он действительно был безумный.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
MarauderДата: Воскресенье, 15.03.2009, 21:05 | Сообщение # 35
Дитя ночи
Сообщений: 40
« 2 »
Обожаю этот фанфик. Надеюсь, с ребятами будет все будет в порядке biggrin


"Кровать неудобная, подушка душная, одеяло кусачее!"- оправдывался Гарри Поттер, перед профессором Снейпом, в очередной раз заловившим его ночью гуляющим по школе.
 
zhurvaleraДата: Воскресенье, 15.03.2009, 22:33 | Сообщение # 36
Подросток
Сообщений: 12
« 1 »
Мда, интересно а "Хог" brows сильно трясти будет, когда Поттер вернется brows
 
RusAlexДата: Вторник, 17.03.2009, 21:45 | Сообщение # 37
Вечно идущий вверх по лестнице ведущей вниз
Сообщений: 150
« 16 »
Quote (zhurvalera)
Мда, интересно а "Хог" сильно трясти будет, когда Поттер вернется

Ну насчет Хога не знаю а вот слизеринцам... а также их родителям чувствую достанется.

Кстати я остаюсь при мнении что Темный Лорд из пророчества(которого должен грохнуть Лонгботтом) - это Поттер


Remember the past, live in present, think about future

 
zhurvaleraДата: Вторник, 17.03.2009, 23:10 | Сообщение # 38
Подросток
Сообщений: 12
« 1 »
Quote (RusAlex)
Кстати я остаюсь при мнении что Темный Лорд из пророчества(которого должен грохнуть Лонгботтом) - это Поттер

Вполне вполне вот только вопрос Да кто ему позволит ? и где силенки брать

 
ShtormДата: Среда, 18.03.2009, 11:23 | Сообщение # 39
Черный дракон
Сообщений: 3256
« 196 »
Как же мне нравится это фик. И я рад что он снова здесь. Ну, со Слизеринцами понятно, Люц им устроил, добавит еще и Поттер. А вот тому, кто напал на Гермиону, я бы посоветовал идти сразу топиться в озере (и уизли с собой прихватить). Не думаю, что Гарри пальчиком погрозит за такой косяк


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
RusAlexДата: Среда, 18.03.2009, 18:24 | Сообщение # 40
Вечно идущий вверх по лестнице ведущей вниз
Сообщений: 150
« 16 »
Quote (zhurvalera)
Вполне вполне вот только вопрос Да кто ему позволит ? и где силенки брать

как где? он же у нас только изображает бездарность... к тому же его достаточно ясно в фике еще не показывали, так что возможно все. у меня вопрос другой: что у него может быть (коль он Избранный) за сила неизвестная Лорду?

Насчет кто позволит: не знаю может падлу какую нибудь фатальную устроит, а Дамб ему поможет в этом начинании, Ресурсы Ордена боооольшие + 25 млн из сейфа того же Гарика (к которым он оставил доступ директору) Кстати а что это он доступ то не закрыл после начала игры в открытую?
В общем пока вопросов больше чем ответов


Remember the past, live in present, think about future

 
ShtormДата: Четверг, 19.03.2009, 06:35 | Сообщение # 41
Черный дракон
Сообщений: 3256
« 196 »
Quote
В общем пока вопросов больше чем ответов

RusAlex, так этоже замечательно, читать интереснее будет. wink

Quote
Кстати а что это он доступ то не закрыл после начала игры в открытую?

А мож он чуть попозже сделает это



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
ЛестатДата: Четверг, 19.03.2009, 08:53 | Сообщение # 42
Дух Он-Лайна
Сообщений: 229
« 13 »
Белла просто восхитила... Вот что значит темперамент Блэков!
А доступ к деньгам он однозначно закроет. 25 лимонов это все-таки неплохие деньжата...




F**k it all! F**k this world!
F**k everything that you stand for!
Don't belong! Don't exist!
Don't give a s**t!
Don't ever judge me!
 
ShtormДата: Четверг, 19.03.2009, 13:52 | Сообщение # 43
Черный дракон
Сообщений: 3256
« 196 »
Представляю рожу Дамба, когда его от кормушки отодвинут biggrin


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Little_HexeДата: Четверг, 19.03.2009, 23:44 | Сообщение # 44
Подросток
Сообщений: 23
« 0 »
Quote
Представляю рожу Дамба, когда его от кормушки отодвинут
Мне интереснее увидеть рожи Лили Сева и Люца, когдав они поймут кто был тот незнакомец на суде! biggrin
А еще похоже, что Северус будет отчимом Гарика. В такой ситуации Лилисев очень даже! tongue
 
ShtormДата: Суббота, 21.03.2009, 11:21 | Сообщение # 45
Черный дракон
Сообщений: 3256
« 196 »
Quote
Мне интереснее увидеть рожи Лили Сева и Люца, когдав они поймут кто был тот незнакомец на суде!

И чтобы это понимание произошло так, чтобы при этот присутствовал и этот незнакомец biggrin



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
ЮлийДата: Суббота, 21.03.2009, 18:36 | Сообщение # 46
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Один из моих любимых фиков в этом стиле. Жду не дождусь, когда Гарри в школу вернётся. Как представлю лица слизеринцев... hands


Мы сами творцы своей судьбы
 
ShtormДата: Воскресенье, 22.03.2009, 03:34 | Сообщение # 47
Черный дракон
Сообщений: 3256
« 196 »
Эх, Юлий, тут все этого ждут. А ты выскочка wink smile


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
ЛестатДата: Понедельник, 23.03.2009, 15:40 | Сообщение # 48
Дух Он-Лайна
Сообщений: 229
« 13 »
Shtorm, я вообще предлагаю Лилисев в присутствии того незнакомца, который объявит им, кто он такой biggrin Кстати, а почему выскочка то?



F**k it all! F**k this world!
F**k everything that you stand for!
Don't belong! Don't exist!
Don't give a s**t!
Don't ever judge me!
 
ГестияДата: Понедельник, 23.03.2009, 16:42 | Сообщение # 49
Вредина
Сообщений: 241
« 12 »
А когда будет прода? Ато, эту главу я уже читала на Хоге happy


...Adversus necessitatem ne dii quidem
...Против необходимости не властны и сами боги

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 23.03.2009, 17:38 | Сообщение # 50
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Aliandra, прода будет только тогда, когда ее напишет автор))) Так что ждем, надеюсь, не долго осталось happy


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
ShtormДата: Вторник, 24.03.2009, 11:40 | Сообщение # 51
Черный дракон
Сообщений: 3256
« 196 »
Лестат, потому что все молча ждут продолжения, а Юлий спрашивает об этом, то есть выскакивает biggrin


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
ЮлийДата: Вторник, 24.03.2009, 15:11 | Сообщение # 52
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Shtorm, я не выскочка, а всего лишь ждущий продолжения читатель. tongue


Мы сами творцы своей судьбы
 
ShtormДата: Вторник, 24.03.2009, 15:29 | Сообщение # 53
Черный дракон
Сообщений: 3256
« 196 »
Ясненько. Фик действительно интересный, и хочется побыстрее узнать, что же дальше


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 28.03.2009, 12:01 | Сообщение # 54
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Shtorm,Marauder, zhurvalera, RusAlex, Лестат, Little_Hexe, Aliandra спасибо всем за отзывы)))
И специально для нетерпеливого Юлия, новая главка)

Глава 32. Похищения

Никто не замечал маленькую крысу, устроившуюся под креслом и пристально следящую за всем, что происходило в одной из лучших палат больницы Святого Мунго. Зверушка находилась здесь уже больше часа, а персонал все топтался в палате. Все внимание крысы было направлено на руку девушки, лежащей на больничной койке. Там сверкал родовой перстень. К сожалению, на таком расстоянии не было возможности его рассмотреть. Наконец, последний человек удалился, прикрыв за собой дверь. Крыса вылезла из-под кресла и пробежала в центр комнаты. Оглядевшись, крыса вдруг превратилась в полного круглого мужчину, лицо которого очень сильно походила на мордочку зверька его анимагической формы. Мужчина подошел к кровати и стал осматривать девушку. «Что вообще происходит? Эта девочка мало похожа на ту лохматенцию, которую я помню по Визжащей хижине. А уж о Гарри я совсем молчу. Кто бы мог подумать, что он станет таким красавцем, и он совсем не похож на Джеймса» - размышлял Питер Петтигрю. Он все свое внимание уделил родовому перстню, вернее, как выяснилось, двум. По-видимому, заклинание, которое держало их скрытыми, спала. «Два родовых перстня? Но тогда она совсем не магглорожденная. Что произошло за этот короткий период времени? Что-то же должно было повлиять на детей… да и на Темного лорда тоже. Вон, каким стал вдруг человечным», - Питер никак не мог собрать все кусочки мозаики. За дверью раздались голоса. Питер быстро перекинулся в крысу и спрятался. Дверь открылась, и в палату вошли двое. Характерный стук ноги по полу дал ему знать, что пришел никто иной, как Хмури, а второй, судя по одеяниию, полы которого взметались перед носом зверька, явно был Дамблдор. «Что этим двоим здесь нужно?» - подумал Питер, пристально следя за двумя посетителями Гермионы.
- Авроры уже что-нибудь выяснили? – пророкотал Хмури.
- Нет, единственное, в чем они уверены полностью, это не был несчастный случай, - произнес Дамблдор.
- Они смогут выяснить правду? – уточнил Хмури.
- Все было сработано очень чисто, так что – нет, - усмехнулся директор.
- Что теперь? – спросил Хмури.
- Девчонка не должна выж…, - Дамблдор вдруг замолчал и уставился на руку девушку, где сверкали два перстня. Он даже наклонился, что лучше рассмотреть. «Надо выяснить, что это за гербы. Девчонка не из маггловской семьи? Как такое возможно? А это еще что такое? Два рода?» - директор нахмурился. – Надо решить проблему. Чем быстрее Грейнджер умрет, тем лучше.
- А Поттер? – рыкнул Хмури.
- Пусть только явится в школу, я промою этому мальчишке мозги и он станет вновь моей послушной куклой, как был все эти годы, - усмехнулся Дамблдор. – реши вопрос с Грейнджер.
- Пара дней, и все будет сделано, - кивнул Хмури. Оба старика покинули палату. Питер тут же вылез из своего укрытия и перекинулся. Его даже колотило от гнева. «Урод! Ненавижу! Сволочь! Убийца!» - у него просто не было других слов для человека, который волей судьбы был его дедом. Это человек не гнушался ничем, даже использовал родную кровь, чтобы идти к своей цели. «Надо что-то делать, что-то делать», - лихорадочно думал Питер. В конце концов, плюнув на все, мужчина схватил простынь, завернул в него девушку, прикрыл ей волосы и лицо, чтобы ее нельзя было узнать.
- Надо отсюда убираться, как можно быстрее, - пробормотал он себе под нос. Питер со своей ношей подошел к двери, чуть толкнул ее ногой, чтобы можно было видеть коридор. К его огорчению, там было слишком много народу, чтобы выскользнуть из палаты незамеченным. «Мордред, Мордред, надо выбираться, меня никто здесь не должен видеть», - Питер лихорадочно искал выход из ситуации. Вдруг в голову ему пришел план, который следовало быстро претворить в жизнь. Он осторожно положил девушку обратно на кровать, затем вышел из палаты. Он прошел в начало коридора, заглянул в процедурный кабинет и обнаружил там то, что ему было нужно. Через пять минут в больнице прозвучал сигнал тревоги. Персонал бросился выяснять, что произошло, а Питер проскользнул в виде крысы обратно в палату, перекинулся, поднял девушку и вышел в коридор, направляясь в противоположную сторону от места столпотворения персонала и любопытных. Но, видимо, сегодня судьба была не на его стороне. Он услышал торопливые шаги впереди, и ему не оставалось ничего другого, как нырнуть в первую попавшуюся дверь. Это оказалась кладовка. Питер уложил девушку на пол, устроив ее поудобнее, а сам расположился у двери, чтобы иметь возможность наблюдать за ситуацией. С созданной им проблемой сотрудники больницы справились довольно быстро, но вот подходящего случая выбраться из импровизированного убежища в ближайшее время не предвиделось.
Питер резко открыл глаза и только тут осознал, что задремал. Он резко перевел взгляд на девушку, но та за все время даже не пошевелилась, лишь чуть вздымающаяся грудь говорила о том, что она жива. «Надо выбираться», - решил мужчина. – «Они хоть иногда не снуют по коридорам?» Питер втянул в себя воздух и медленно выдохнул. Руки мелко тряслись. Мужчина сжал их в кулаки и сделал еще раз несколько медленных вдохов-выдохов. Он знал, что этажом ниже находится площадка аппарации, но до нее еще нужно было добраться. «Пора», - решил Питер. Он выглянул в коридор. Люди там были, но все же меньше, чем несколько часов назад. Его удивляло, почему никто еще не хватился Грейнджер, ведь должны же были они хоть раз войти в палату девушки. «Точно, дед замешан», - покачал он головой, после чего осторожно укутал Гермиону в свой плащ, поднял на руки и вышел в коридор. Стараясь вести себя как можно более уверенно, он пошел к лестнице. К счастью, это ему удалось без проблем, но на этом все везение закончилось. Он уже чел по коридору этажом ниже, когда его окликнули. Питер сделал вид, что не услышал, подавил желание ускорить шаг.
- Эй, стой? Ты кого уносишь? Врач разрешил? – голос был уже очень близко за спиной. И тут на плечо Питера опустилась рука. Он резко дернулся и побежал.
- Ах, ты…, - выкрикнул санитар. – Авроров сюда!
«Надо успеть», - твердил Питер.
- А ну стой! – за спиной появились авроры. – Ступефай!
Питер шарахнулся в сторону, чудом избегая луча. «Метров тридцать осталось, двадцать пять», - Питер спешил. В спину полетел еще одни сногсшибатель. Как он уходил с их траектории, он даже сам понять не мог. – «Десять».
- Стой, ублюдок! – взревел еще один из авроров. Питер снова дернулся в сторону, плащ съехал, открывая лицо девушки.
- Эта мразь выкрала из палаты Грейнджер, - закричал кто-то. В него полетело сразу несколько заклинаний.
- Конфудус, Ступефай, Диффендо, Конъюктивитус, - полетело в него несколько заклинаний. Они ударили в спину Питера как в то время, когда он ввалился на площадку аппарации. Он только и успел, что произнести – Аппарейт.
- Сбежал! – понесся крик по больнице. Питер в полубессознательном состоянии сумел устоять на ногах и удержать девушку. Он прекрасно понимал, что ему надо спешить и скрыться отсюда как можно быстрее, поскольку авроры точно отследят эту аппарацию. Питер сел на землю. Проклятия явно сработали неправильно, и, скорее всего, это было связано с тем, что они ударили в него уже в момент перемещения. Однако эффект был всего лишь чуть меньше, чем от Круциатуса. Питер дотронулся до пряжки на ремне, затем надавил на один из узоров. В следующую секунду его и Гермиону втянуло в портал. Питер только и успел уронить Гермиону на свою кровать, а сам свалился на пол, потеряв сознание.
***
- Альбус! – голова Хмури появилась в камине кабинета Дамблдора в Хогвартсе.
- Аластор? Что случилось? – директор моментально напрягся.
- Какой-то хлыщ украл Грейнджер из больницы, - сказал Хмури. Дамблдор тут же поднялся из-за стола.
- Как это произошло? – потребовал он ответа.
- На кого-то не подействовали отталкивающие чары, наложенные нами на двери палаты девчонки, - известил директора Хмури.
- ЧТО? – Дамблдор был готов рвать и метать. Кому пришло в головы выкрасть эту девицу? С какой целью? – Это Поттер?
- Нет, точно не он, - покачал головой старый аврор. – Похитителя свидетели не смогли разглядеть, они все описывают его совершенно по-разному, даже удивительно, что может нарисовать воображение в пылу.
- И муха может стать слоном, - пробурчал директор.
- Что? – не понял Хмури.
- Аластор, надо найти Грейнджер и удостовериться, - мрачно произнес Дамблдор, игнорируя вопрос.
- Уже, Альбус, - кивнул Аластор, скривившись. – Этот ее похититель оказался очень сноровистым парнем. Он использовал направленный портал, так что отследить его мы не можем. Надо бы найти Поттера...
- Знаю, - Дамблдор еле сдержался, чтобы не зарычать. Ситуация все больше и больше выходила из-под контроля. – Ладно, Аластор, я подумаю и свяжусь с тобой позже. А ты все-таки попробуй выяснить, куда утащили Грейнджер.
- Хорошо, - кивнул Хмури и исчез. Дамблдор сцепил руки и положил на них подбородок. Он сосредоточенно смотрел на стену перед собой, не замечая ничего. Все его мысли были посвящены тому, чтобы разобраться, когда и где он допустил ошибку, а, главное, почему он не знал такой важной информации о Поттерах и Эванс. Он не был готов к тому, что мальчишка не окажется разменной монетой в этой войне. "Как можно было упустить столько информации? Каким образом Эванс оказалась не магглорожденной ведьмой? Все было так точно рассчитано, и что теперь? У мальчишки оказался более близкий родственник, что Дурсли", - Дамблдор вздохнул.
Проблема могла возникнуть в любом случае, стоило кому-нибудь однажды раскопать правду, и Поттера забрали бы у Дурслей сразу же. Магический родственник, какой бы ни была степень родства, признается более близким, чем те же родственники-магглы. Дамблдор поднялся со своего места и подошел к закрытому шкафу. Он дотронулся до ручки на дверце и что-то прошептал, после чего нажал на ручку, открывая шкаф. Внутри было огромное количество различных папок, а на средней полки, под полупрозрачным куполом лежала толстая книга, на обложке которой красовались два слова: "Книга душ". Дамблдор аккуратно вытащил ее и переложил на свой стол, затем вернулся к шкафу. Он вел вдоль папок палочкой и вытаскивал те из них, которые начинали светиться. Вскоре на его столе лежало уже почти два десятка дел, часть из которых были темно-зелеными, а другая – красно-золотая. Директор поудобнее устроился в своем кресле, затем стукнул палочкой по обложке книги.
- Гарри Поттер, - произнес он. Книга раскрылась и, немного прошелестев страницами, замерла. Одна из надписей засияла ярче:
Имя: Гарольд Джеймс Поттер
Дата рождения: 31.07.1980 г.
Статус: чистокровный
Отец: Джеймс Алессандр Поттер, 13.03.1960, лорд, чистокровный
Мать: Лили Аурелия Эванс, 15.05.1960, леди, чистокровная
Титулы: лорд Слизерин, лорд Эвансдейл, лорд Марвел, лорд Поттер...
Дамблдор задумчиво потер подбородок. Ему все больше это не нравилось. Он, конечно, понимал, что данные изменения произошли после обнародования информации, хотя, возможно, и после принятия Поттером своего наследия, только вот директор не удосужился посмотреть на записи в свое время. Он просто не ожилал такой подлянки судьбы. . Он надеялся, что все это было хорошо срежиссированным спектаклем, а теперь получалось, что это далеко не блеф. Кто бы мог подумать, Гарри Поттер оказался родственником Волдеморта... Директор вдруг поперхнулся, снова уставился в надпись, особенно в одну – ЛОРД СЛИЗЕРИН! Не Волдеморт был наследником Основателя, а Поттер, и он получил титул. "К чему это может привести?" – задал сам себе вопрос Дамблдор. Он помнил слова, сказанные Снейпом перед тем, как пять человек просто испарились из зала. Директор стал лихорадочно просматривать все папки: оба Поттера, Эванс, оба Малфоя, Забини, Грейнджер, Блек, Люпин и Снейп, Том Риддл... Он искал ответ на какой-то вопрос, но сам его пока сформулировать никак не мог, не получалось. В голове навязчиво сидела мысль, что он упускает что-то более значимое и произошедшее совсем недавно. Дамблдор замер, когда смог ухватить мысль "за хвост".
- Все началось этим летом, - пробормотал он себе в бороду. – Надо выяснить, что же случилось. Мне нужен новый план...
***
- Северус, вы куда? – Петуния недоуменно смотрела на мрачного мужчину, который как раз открывал входную дверь.
- Мне нужно в Святого Мунго, выяснить, что с Гермионой, - пояснил тот, нехотя.
- Я с тобой, - тут же вылетела из гостиной Лили.
- Мне совершенно не импонирует твое общество, - скривился Снейп.
- Ой, Северус, прекрати уже, - отмахнулась от него девушка. – Можно подумать..., - договорить она не успела. Снейп резко дернулся вперед и в следующее мгновение зажал рот девушке рукой.
- Эванс, я ведь не посмотрю, что ты представительница слабого пола, - прошипел он ей в лице. В ответ только получил сверкнувшие задорным смехом глаза. "И зачем я только поддался?" – задал он риторический вопрос, хотя прекрасно знал на него ответ. Эта рыжая бестия всегда была его единственной настоящей любовью, которая предпочла ему Джеймса Поттера. В какой-то степени за это лето он смирился с тем, что было в прошлом и смог понять, почему эти двое оказались вместе. Сейчас он разрывался между тем, что хотели его сердце, разум и тело.
- Северус, не хмурься, - Лили провела кончиками пальцев по губам мужчины.
- И когда свадьба? – вдруг вторгся в этот маленький мирок насмешливый голос Дадли. Снейпа словно какой-то силой отбросила от Лили. Он своим фирменным взглядом "а-ля-Снейп-хогвартский кошмар" уставился на усмехающегося парня. После "шутки" четверых ребят Дадли стал совсем другим человеком. Он совершенно не боялся магов, особенно этих. – А что? Как будто...
- На твоем месте, племянник, я бы этого не произносила. Не думаю, что смогу быстро тебя расколдовать, - сказала Лили, чуть склонив голову на бок и смотря на своего давнего друга.
- Пффф, - фыркнул тот в ответ и удалился обратно в гостиную.
- Северус, пошли, - решительно двинулась к выходу Лили. Снейп пристально на нее посмотрел, но от комментариев воздержался.
- Вы появитесь? – спросила Петуния.
- Да, Петти, заглянем, расскажем новости, - кивнула Лили и вышла.
- А моим мнением кто-нибудь вообще интересоваться будет? – пробурчал Снейп, но также покинул дом. Петуния слышала характерный хлопок аппарации и улыбнулась. Лили и этот мрачный мужчина по имени Северус подходили друг другу изумительно. «Может быть, у Гарри, наконец, появится настоящая семья, где будут любящие мать и отец, не важно, что это отчим. Северус больше подходит в отцы Гарри, чем даже бывший муж Лили», - вот таким мыслям предавалась Петуния. К сожалению, за ними она не услышала нескольких хлопков. Через пять минут в доме стало тихо, о том, что произошло, говорили лишь перевернутый диван и опрокинутый журнальный столик.
Вдруг скрипнула и открылась дверца чулана. Оттуда выполз юноша в шоковом состоянии. У него тряслись руки. Он сел прямо на пол, прислонился к стене и прижал к груди колени. Он узнал одного из нападавших, видел его на платформе, когда «ЭТИ» пытались угрожать им на счет отношения к Гарри. «Я теперь хорошо понимаю кузена», - подумал юноша и уронил голову на колени. Его начало трясти. – «Надеюсь, что тетя Лили или Северус появятся тут.
А в это время Северус и Лили появились в Святом Мунго. Мужчина и женщина прошли было к стойке регистратора, но их внимание отвлекла группа авроров. Снейп резко дернул на себя Лили и отошел в тень. Шестое чувство подсказывало, что именно эти блюстители порядка не должны знать об их присутствии здесь.
- Тихо, - на грани слышимости бросил мужчина, глянув на девушку. Та в ответ только кивнула, все ее внимание было обращено на тех же самых авроров. Они подошли к стойке регистратора. До Лили и Северуса донесся громкий голос старшего группы:
- Вы видели, как сюда проник невысокий толстый мужчина?
- Ничего себе толстый, - проворчал кто-то недалеко от Северуса и Лили. – А бегал так, словно и лишнего веса у него нет. – Прям как мячик упругий. Даже свою ношу ни разу не уронил и ни обо что ее не ударил.
Снейп перевел взгляд на говорившего, это оказался один из врачей. Похоже, ему не нравилось аврорское расследование. Допрос персонала больницы продолжался, но Северус уже не вслушивался. У него было нехорошее предчувствие, что он знает, кого похитили. В разгар криков, которыми заполнилось фойе Святого Мунго во время противостояния авроров и медперсонала больницы, появился Люциус Малфой, как всегда безупречный, но уж слишком мрачный.
- Что сейчас будет, - протянул врач рядом с Северусом и Лили. Те на него покосились, и колдомедик решил пояснить: – Лорд Малфой настоял, чтобы мисс лечили как самую важную персону, а теперь ее похитил какой-то странный тип прямо под носом у охраны, авроров и колдоперсонала.
- Что здесь происходит? – зычно потребовал Люциус, окинув весь этот бардак брезгливым взглядом.
- Лорд Малфой, мне так жаль, - один из колдомедиков тут же направился к блондину.
- Что еще случилось? – потребовал тот, чуть напрягшись.
- Похитили мисс Грейнджер, - последовал ответ. Что-то странное появилось в выражении лица Люциуса и тут же пропало.
- Не завидую я тому, кто это сделал, - тихо произнес он.
- Намерены выискивать правду? – скривился старший аврор.
- Я, может быть, и стал бы ее искать, но, боюсь, спрашивать будет не с кого, - презрительно бросил Люциус.
- Почему? – раздался удивленный писк одной из колдосестер.
- У мистера Поттера в последнее время скверный характер, он сначала делает, а уже потом разбирается. И почему-то желающих испробовать его гнев с каждой секундой становится все больше, - хмыкнул Люциус. Он уже представил, что сделает Гарри, когда узнает последние новости. Если уж мальчик сумел пробиться сквозь антиаппарационный щит и кучу других чар, да еще и прихватить с собой четырех человек, а в ходе перемещения направить их всех в разные места, то, что он сделает сейчас, даже вообразить было сложно.
- Он всего лишь ребенок, - как-то неуверенно произнесла одна из колдомедиков.
- Ага, ребенок, - усмехнулся Люциус, но тут же стал серьезным. – Я хотел бы услышать, что здесь произошло, и каким образом вверенный вам пациент пропал.
Малфой слушал рассказ с непроницаемым лицом. Он сразу по прибытии обнаружил присутствие в фойе друга и неизвестно каким образом воскресшей миссис Поттер. Судя по тому, что они были вместе, из потока аппарации они вылетели совместно. Он пока не подавал виду, что заметил их. По окончании объяснения Люциус выдал длинную тираду, смысл которой сводился всего к нескольким словам, что в данном заведении могут ходить все, кому не лень, и красть пациентов пачками. Ну, это, конечно, мягкая интерпретация его вдохновенной речи. Всем все было ясно, но никто ничего уже не мог сделать. Люциус еще много чего сказал, вплоть до того, что подаст в суд на всех виновных, после чего развернулся, стрельнул глазами в Северуса, чуть заметно кивнул и покинул Святого Мунго.
- Пошли, - тихо произнес Северус, подтолкнув Лили к выходу. Они старались не привлекать к себе внимания, но все же кое-кто их увидел. "Надо доложить директору, - мелькнуло в голове "свидетеля". – А Снейп-то все-таки предатель, правда, не с той стороны, с какой мы думали".
Лили и Северус вышли на улицу, огляделись, но Люциус нигде не наблюдался.
- Может, стоит пройтись? Вдруг он где-нибудь за углом? – предложила Лили. Снейп кивнул, и они двинулись вдоль стены. Малфой их ждал за поворотом, прислонившись к стене.
- Ну, и куда вас занесло? – насмешливо поинтересовался он.
- В дом Петунии, - ответила Лили.
- Это точно она? – поинтересовался Люциус, кивнув на девушку.
- Она, - скривился Северус. – Только давай разбираться, как она вернулась на этот свет потом. Сейчас и без этого проблем хватает.
- Согласен, - вздохнул Малфой. – Например, кто решил украсть Гермиону?
- Ты в курсе, как она вообще оказалась в Святого Мунго? – спросил Снейп.
- Ее заклятием сбросили через перила лестницы, - произнес Люциус.
- Мерлин, кому это было нужно? – ужаснулась Лили.
- У меня очень плохое предчувствие, - повел плечами Люциус. – Драко и Блейз в больничном крыле. Их избивали четыре курса слизеринцев.
- ЧТО?! – нет, Снейп не кричал, но этот шепот был более страшным, чем крик.
- Они решили, что им все позволено. Правда, сейчас они, наверное, пытаются выяснить, что из сказанного мной является истиной в последней инстанции. Я боюсь, что Гарри будет в ярости, - произнес Малфой.
- В этом можно не сомневаться, - усмехнулся Северус. – Только вот, где он?
- Могу предположить, что в одной из слизеринских резиденций, - спокойно произнесла Лили.
- Хмм, - отреагировали оба мужчины и посмотрели на нее. Девушка только мило улыбнулась им, затем отошла на несколько шагов, опасаясь их реакции. Но они недаром были слизеринцами, а не гриффиндорцами, так что репрессий не последовало.
- Поттер, вот скажи, ты зачем столько времени скрывала свое происхождение? – голос Люциуса звучал устало.
- А ты считаешь, мне надо было кричать об этом на каждом шагу? Представляю, что было бы, если бы Дамблдор об этом узнал. Умерла бы я, наверное, намного раньше. Он и так поил меня зельем отторжения души, - усмехнулась та мрачно в ответ.
- Лили, с этим мы будем разбираться потом, - отмахнулся Люциус, хотя сама новость его немало ошарашила. – Сейчас надо выяснить, где Гарри, и кто похитил Гермиону.
- Забежим к Петунии, и оттуда попробуем найти Гарри с помощью кровной магии, - выдвинула идею Лили.
- Ага, с помощью кровной? Интересно, это как? – съязвил Северус.
- Северус, у тебя мозги отшибло? – вкрадчиво поинтересовалась девушка – Может, ты забыл, кем я прихожусь Гарри Поттеру?
Снейп чертыхнулся про себя. Он действительно забыл об этом. Он как-то двояко воспринимал эту женщину и зачастую просто не ассоциировал ее с той, прежней Лили Эванс. Малфой про себя улыбнулся и подумал, что, похоже, холостятская жизнь его друга приказала долго жить. Почему-то он был уверен, что эта бойкая рыжая дамочка возьмет Северуса в такой оборот, что тому ничего другого не останется, как жениться на ней.
- Хорошо, аппарируем, - наконец, сказал он, немного разряжая обстановку. Воздух между Снейпом и Эванс только что не искрил.
Они перенеслись прямо в коридор дома перед входной дверью. Лили сразу заметила съежившуюся фигурку племянника, который никак на них не отреагировал. Сердце пропустило удар. В доме случилось что-то нехорошее, очень нехорошее.
- Дадли, - тихо позвала она, присаживаясь перед юношей.
- Они забрали маму и папу, - не поднимая головы, прошептал Дадли.
- А тебя не тронули? – спросил Люциус, нахмурившись.
- Я спрятался в чулане и просидел тут, пока они не ушли, - Дадли поднял голову. – Тут был этот, со странным взглядом.
Снейп сначала нахмурился, но тут же понял, кого именно имеет в виду юноша.
- Хмури, – мрачно высказал он свою мысль.
- Они хотят достать Гарри, - сказала Лили.
- Этого нельзя позволить, - тут же встрепенулся Дадли. – Они – уроды, каких мало.
- Мы найдем твоих родителей, Дадли, но тебе здесь оставаться нельзя, - произнес Люциус.
- Надо было настоять на смене жилья, - пробормотала Лили.
- Так, надо отправить Дадли во Францию, там его встретят Грейнджеры, и он будет в безопасности, - произнес Люциус, доставая письменные принадлежности, чтобы написать записку родителям Гермионы. Через пятнадцать минут один из домовиков с хлопком исчез. Эльфы не могли помочь Дурслям, об их существовании в этом доме никто не должен был знать.
Час спустя домовики вынесли из дома все ценное, в том числе и спрятанные в лаборатории в магические вещи. Все это было перемещено в Замок Де Гранже во Франции. Люциус аппарировал вместе с Дадли, чтобы передать мальчика Грейнджерам, и заодно рассказать о новостях.
- Странно, - вдруг прервал молчание Северус. Они с Лили сидели на кухне и пили чай.
- Что именно? – спросила та.
- На доме было столько защиты, а сейчас ее нет, - сощурился Северус.
- Возможно, принудительная аппарация Гарри смела все, - предположила девушка.
- Когда мы уходили сегодня утром, она была, - покачал головой Снейп. – Похоже на использование запрещенного артефакта…
- Думаешь, Дамблдор решился на такой шаг? Зачем? – Лили пристально посмотрела на зельевара.
- Ему нужен Гарри, как отвлекающий элемент, пушечное мясо. Из-за того же, что происходит сейчас, его планы летят к Мордреду, - Снейп не надолго замолчал. – Он решил вернуть Гарри и вправить ему мозги.
- Мой сын, если понадобиться, больше никогда не переступит порог Хогвартса, - твердо произнесла девушка.
- Надо думать, что делать. В школе еще остались Блейз и Драко, - Северус рассуждал вслух. – Гермиона явно не у Дамблдора. Иначе здесь ничего бы не произошло, - Лили следила за его размышлениями. Задавать вопроса, почему он так уверен в своем последнем рассуждении, она не стала, чтобы не мешать мужчине. – Значит, это кто-то еще. Маленький, невзрачный, толстый, но юркий…
«Мерлин, это же Питер! - вдруг дошло до Лили. – Это Питер вытащил девушку. Но тогда…»
- Северус, ты можешь пройти к Волдеморту в резиденцию? – нарушила она размышления зельевара. В ту е секунду раздался хлопок, и их взору предстал Люциус. Он слышал вопрос девушки и теперь смотрел на нее с изумлением.
- Зачем тебе это? – спросил он.
- Думаю, нам стоит поговорить с официальным опекуном моего сына и выработать стратегию поведения. Только заскочим в Министерство и захватим с собой Сириуса и Ремуса. Кстати, Северус, ты не мог бы взглянуть на Рема: после того, как он стал человеком и оставил ТАМ свою сущность оборотня, он никак не может восстановиться, - Лили посмотрела на Снейпа. Тот только закатил глаза, времени разбираться во всем, что успело случиться, сейчас не было, а вот предложение Лили имело смысл, только вот чем закончится этот поход, было неизвестно.
- Ладно, к Лорду, так к Лорду, - произнес решительно Люциус.
- Очень похоже на «Умирать так с музыкой», - хохотнула девушка. Взгляд обоих мужчин дал ей понять, что они как раз такой точки зрения сейчас и придерживаются. В чем Лили была уверена, так это в том, что Гермиону Грейнджер из больницы украли по распоряжению Волдеморта. Если бы она знала, как ошиблась, но до установления истины осталось всего несколько часов, а сейчас она готова была привести в «тайное министерство» еще двух человек, которым настала пора узнать правду, особенно после того, как те встали на сторону ее сына.
Они аппарировали, и история начала новый виток, который приведет к совершенно иным последствиям, нежели могли бы предположить темные и светлые силы. Пророчество, наконец, начало сбываться, только вот интерпретация его была проведена Дамблдором абсолютно неверно.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....


Сообщение отредактировал Lash-of-Mirk - Суббота, 28.03.2009, 12:03
 
ShtormДата: Суббота, 28.03.2009, 17:04 | Сообщение # 55
Черный дракон
Сообщений: 3256
« 196 »
Отличное продолжение. Похоже Поттер еще и за Дурслей будет мстить не по детски. Я не понял, Питер Гермиону выкрал, чтобы отнести ее Гари и Волду или по другим причинам?


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Dominus_DeusДата: Четверг, 02.04.2009, 16:51 | Сообщение # 56
Vita sine Libertate
Сообщений: 1047
« 62 »
Отличный фик. Уизли мне никогда не нравились.


Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
ЛестатДата: Пятница, 03.04.2009, 19:49 | Сообщение # 57
Дух Он-Лайна
Сообщений: 229
« 13 »
Shtorm, да, действительно странно. Хотя... может он поручение опекуна Поттера выполняет?
Lash-of-Mirk, ведь живем же! А с продолжениями жить еще лучше!




F**k it all! F**k this world!
F**k everything that you stand for!
Don't belong! Don't exist!
Don't give a s**t!
Don't ever judge me!
 
ShtormДата: Суббота, 04.04.2009, 04:40 | Сообщение # 58
Черный дракон
Сообщений: 3256
« 196 »
Quote (Лестат)
А с продолжениями жить еще лучше!

Лестат, эх, как хорошо сказано. Будем надеяться, что следующий кусок жизни скоро появится wink



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 06.04.2009, 14:24 | Сообщение # 59
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Лестат, вы совершенно правы)))

Глава 33. Подготовка к «встрече в верхах»

Грюм задумчиво смотрел в окно дома на Гриммуальд-плейс, 12, штаба Ордена Феникса. Не прошло и месяца с начала учебного года в Хогвартсе, как произошло огромное количество происшествий. Он верил Дамблдору, никогда не ставил под сомнения его приказы и решения, но что-то все же заставило его соврать, что в доме больше никого не осталось. Он прекрасно видел своим волшебным глазом младшего Дурсля, спрятавшегося в чулане, том самом, что десять лет служил домом Мальчику-который-выжил. Он и сейчас не хотел ставить под сомнения планы и решения директора и своего старого друга, но что-то, еще теплившееся в его черством, жестком сердце, не дало ему выдать насмерть перепуганного мальчишку, запах адреналина которого он чувствовал не хуже какой-нибудь собаки или оборотня. «Пусть паренек живет, - наконец, сдался Грюм. – Да и молчать мальчишка будет, только необходимо его навестить, припугнуть, а Дамблдору потом можно будет сказать, что мальчик гулял».
Грюм решительно вышел из комнаты и спустился вниз, на кухню, где можно было полакомиться стряпней Молли. Именно по этой причине он все время околачивался в штабе. На кухне никого не было, штаб вообще был пус... Грюм нахмурился. Чутье его никогда не подводило, в доме появился кто-то еще. Вытащив на всякий случай палочку, он осторожно двинулся в сторону коридора. Замерев на пару секунд, бывший аврор резко бросился вперед и уже готов был бросить заклинание, как слова замерли у него в горле. На него смотрели, выставив вперед палочки, Блек и Люпин. ЖИВЫЕ!!! Преимущество внезапности оказалось на их стороне.
- Петрификус Тоталус, - выкрикнул Ремус. Грюм кулем свалился на пол. Сириус наложил на него связывающее заклинание.
- Ладно, пошли, - кивнул он в сторону лестницы.
- КОГО ОПЯТЬ ПРИНЕСЛО В МОЙ ДО..., - миссис Блек поперхнулась и замолкла, уставившись на "пришельцев". Ремус хмыкнул, подумав, что та выглядит, как готовая рухнуть в обморок кисейная барышня.
Мужчины поднялись на третий этаж. Сириус вытащил тонкий ножик и чиркнул себе по большому пальцу, затем приложил его к стене. Сначала ничего не происходило, но затем стена разошлась. Перед ними была лестница, ведущая глубоко вниз. Как только они ступили на нее, вдоль стен загорелись факелы. Он не видели, как за ними наблюдает донельзя удивленный Кикимер. Эльф был уверен, что предатель рода мертв, но вдруг он явился домой, да еще и с другом, который тоже вроде как должен оказаться на том свете.
Мужчины спускались минут пятнадцать. Они вышли в огромный холл, где полы были из прочного то ли стекла, то ли еще чего-то, но очень похожего. Под этим прозрачным полом плескалась вода, прозрачная, как хрустальная слеза, и можно было рассмотреть настоящее подводное царство и его обитателей. Но бывшие мародеры не обращали внимания на это, их путь лежал к одной из множества дверей, находящихся в зале. Сириус открыл ее, и они прошли по небольшому коридору к арке, в которой светился магический барьер. Блек прочел какую-то формулу и, взяв Ремуса за руку, провел того через преграду. Они оказались в сокровищнице Блеков, которая собиралась поколениями, начиная с Основателей. Интересы лазутчиков лежали у дальней стенки, вернее, были аккуратно разложены по полкам стеллажей – древние фолианты, и содержащие не только темную магию. Отыскав то, что им нужно, они аккуратно положили это в ларец, после чего покинули тайные комнаты особняка.
- Обливиэйт, - без какого-либо колебания наложил на Грюма заклинание Ремус. Он не боялся, что его отследят, поскольку теперь у него была совершенно другая палочка. Глаза Грюма заволокло белой поволокой. Мужчины развязали его, затем перетащили на кухню и усадили за стол. Они быстро создали вокруг подходящую атмосферу, после чего покинули особняк. Миссис Блек так и не проронила ни слова, лишь проводила обоих недоуменным взглядом.
- Аластор?! – Грюм застонал. Голова болела, шея затекла, рука онемела. Он открыл глаза и уставился в столешницу. – Аластор? – теперь он узнал голос.
- Молли, - прохрипел он.
- Ты тут уснул за чашкой чая, - улыбнулась миссис Уизли. – Неудобно же. Обедать будешь?
- С удовольствием, -кивнул Аластор и задумался: его не покидало чувство, какой-то незавершенности, упущения, а еще напрягало молчание мадам Блек, которая свысока поглядывала на них, словно говоря: «А я все знаю, но не скажу!».

Тем временем Сириус и Ремус вернулись в свое убежище, где их ждали Корнелиус Фадж и Перси Уизли.
- Вот, - Сириус поставил перед ними на стол ларец, затем открыл его и вытащил шесть древних фолиантов, три из которых таили в себе темную магию, а три – светлую.
Фадж осторожно взял в руки "Основы теории магического происхождения" Годрика Гриффиндора. Ему вспомнился ночной разговор, который состоялся после событий в зале суда. В Гарри заговорила кровь Слизерина, в этом мужчины не сомневались, как и в том, что мальчик не блефовал со своими угрозами.
Суть разговора свелась к тому, что магический мир потерял ориентиры, маги забыли свои истоки и куда следует идти, чтобы не оказаться в точке, от которой отходят как минимум сотня ложных путей. Сириус упомянул, что в их тайной библиотеке должны быть книги по истокам, и было принято решение о походе в особняк Блеков. Сириусу не понадобилось много времени, чтобы выяснить, кто сейчас находится в доме. Напрягало только присутствие Грюма, но они понадеялись на неожиданность, и она сработала. И вот теперь «Основы…» лежали перед четырьмя мужчинами.
- Это же бесценное сокровище, - Фадж чуть ли не безумными глазами смотрел на Сириуса.
- Да, но я никогда не придавал этому значения, - сказал Блек. – До сих пор.
- Времена меняются, и ваша бесшабашность тоже осталась в прошлом, - сказал Фадж, бережно перелистывая страницы. – Мы ведь можем изучить эти книги и вернуться к тому, что было раньше, восстановить традиции, которые укрепят наш мир, а главное – магию внутри нас.
- Никогда не знаешь, что лежит в твоих сокровищницах, - пробурчал Сириус.
- Здесь не только это, - сдавленно прошептал Перси. – Этот фолиант посвящен истории и написан, вернее, начат леди Райнвекло, а закончен ее потомком в семнадцатом веке, точнее в 1645 году, некой Элизабет Верайн, последней из рода Райнвекло.
- Так, Перси, все это отнеси нашим сотрудникам в Отдел тайн, пусть разбираются, - распорядился Фадж с горящими от энтузиазма глазами. – Мы откроем всему магическому сообществу истинную историю волшебного мира, наверняка она сильно отличается от общепринятой версии.
- Ээээ, - Перси круглыми от шока глазами смотрел в разворот книги в середине.
- Что такое? – нахмурился Ремус. Он не очень хорошо себя чувствовал после вылазки, слабость все еще давала о себе знать.
- Смотрите сами, - Перси положил книгу на стол. Мужчины склонились и замерли над страницей: "Древо Темных лордов" – было написано на одной стороне, а на другой: "Древо светлых лордов". Во многих поколениях ветви переплетались, поскольку были созданы брачные союзы, которые, судя по всему, были очень даже удачными. Но сейчас их интересовали два нижних имени. С левой стороны, то есть в Древе Темных лордов значился Гарри Поттер, регентом которого являлся Волдеморт, что было наглядно видно, но имя в правой части схемы было очень неожиданным – Гермиона Де Гранже (Грейнджер). Оба имени соединяла крепкая линия, образовывающая круг около фамилии Ньюнордграс.
- Не понял, они создали новый род? – удивленно произнес Сириус.
- Надо же, Блек, а ты, оказывается, иногда способен соображать, - вместо приветствия выдал Северус, входя в помещение.
- Северус, - прошипела Лили, готовая придушить своего школьного друга прямо сейчас. Пока они сюда добирались, тот достал ее своими едкими замечаниями.
- Лили, - Ремус улыбнулся и встал, чтобы поприветствовать девушку, но вдруг резко побледнел, покачнулся и начал оседать на пол. Сириус успел подхватить друга до того, как тот упал на пол. Ремус был в сознании, но от слабости не мог даже говорить. Снейп прищурился, несколько секунд смотрел на Блека и Люпина, а затем взял ситуацию в свои руки.
- Так, Блек, положи его на кровать. Хватить стискивать ему грудь, не видишь, еле дышит. Да не волочи ты его по полу.
- СНЕЙП, - рявкнул Сириус, уложив друга на постель. Но его просто отодвинули с дороги, словно ненужный и мешающий стул. Люциус тихо посмеивался, пытаясь это скрыть, но не совсем удачно.
- Малфой, не вижу ничего смешного, - рыкнула Лили. Северус же уже вовсю диагностировал Люпина, чего-то бормотал о противных и лезущих, куда не просят, оборотнях, хмурился.
- В Министерстве есть колдомедики? – повернулся он почему-то к Перси. Тот кивнул и тут же вылетел из комнаты. Почему-то этот ухоженный Снейп, а зельевар снял с себя чары иллюзии, вызывал у него еще больше страха, чем привычный. Сириус также успел разглядеть своего школьного врага во всей красе.
- Снейп, а Снейп, ты чего всегда изображаешь из себя этакое воплощение ночного кошмара младшекурсников? – склонил он голову на бок. Северус повернулся к нему, сверкнул глазами, но промолчал, в кои-то веки.
- Сириус, помолчи, а? – вздохнула Лили. – Мне его одного хватило за эти два дня. Это такая язва, которую не вылечит даже прижигание, – она взглянула на Северуса, иронично вскинув бровь.
Люциус не выдержал и совершенно неаристократично заржал на всю комнату.
- Люц, закрой рот и прекрати ржать, как конь, - бросил на него гневный взгляд Снейп.
- Вы не представляете, что это было за лето, особенно когда Гарри и Северус оказывались в одной лаборатории. Казалось, дом просто рухнет от их взаимных подковырок, - поделился собственными впечатлениями Люциус. – Поттер, ты уверена, что родила не от него?
- ЛЮЦИУС! – Снейп уже яростно сверкал глазами, обещая медленную и мучительную смерть.
Но Малфоя словно прорвало, накопившееся напряжение наконец-то схлынуло безудержным смехом, и аристократ на глазах у изумленного министра вдруг стал похож на простого, веселого горожанина.
Отсмеявшись, он резко посерьезнел.
- Ладно, шутки шутками, а дела у нас нешуточные. Гермиону выкрали из Святого Мунго, - вывалил на присутствующих Люциус.
- А что мисс Грейнджер делала в больнице? – не понял министр.
- Нападение в школе, она была в коме, - лаконично пояснил Северус. – Драко и Блейз лежат в больничном крыле Хогвартса, в чуть лучшем состоянии. Где находится Гарри, мы не имеем ни малейшего понятия.
- Просто превосходно, - вздохнул Ремус. – Идеи есть?
- Ага, у нее, - ядовито выдал Снейп, указываю на Лили.
- И? – Сириус посмотрел на девушку. Та поежилась, но ответить не успела.
- Она решила залезть в пасть змеи, - Северус всем своим видом показал, где хотел бы видеть девушку в данный момент – в психиатрическом отделении Святого Мунго. Через секунду он понял, что сам там скоро окажется, поскольку вспыльчивый, бесшабашный Блек с очень задумчивым видом выдал:
- Интересная идея, может сработать.
- Свихнулись, - констатировал Снейп. Малфой был в не меньшем изумлении. Не каждый день услышишь такое.
- Точно свихнулись, - поддержал он друга.
- Почему? Если все сделать правильно..., - добил их Ремус. Снейп просто сел мимо кровати, а у Люциуса снова началась истерика, так что прибывший колдомедик в первую очередь занялся им.
- Слабонервный ты стал, Северус, - с задумчивым видом вынес вердикт Сириус.
- Блек, а, Блек, ты куда самого себя дел? Верни мне псину, будь добр, - жалобно попросил Снейп. Это несколько разрядило обстановку в комнате.
- Если честно, то вынужден согласиться с леди Поттер, - произнес пятнадцать минут спустя Фадж. – Эта идея не лишена смысла. Волдеморт признал опеку над Гарри, назначил посредника и наставника. Это значит, убивать мальчика он не собирается. Из этого, - министр постучал пальцем по раскрытому фолианту, - следует, что Волдеморту может быть известна личность настоящего Темного лорда.
- Да, и если мое предположение верно, то и девочка сейчас тоже у него, - вмешалась Лили.
- Мисс Грейнджер? – уточнил Фадж.
- Да, у меня есть основания думать, что из больницы ее выкрал Питер, - кивнул Лили.
- Но тогда это должно быть задание Лорда, - встрепенулся Люциус.
- Я тоже так думаю, но не уверена, что целью было похищение, - задумчиво произнесла Лили. – Скорее всего, в больнице что-то случилось, что спровоцировало Питера на этот шаг.
- Но куда он направился с девочкой? – Фадж нахмурился.
- К Волдеморту, я думаю, - прищурилась Лили.
Обсуждение вопроса совместного похода к Темному лорду, который на самом деле являлся всего лишь регентом при собственном подопечном, занял целый час. Криков было столько, что стены сотрясались. В конце концов, они все же пришли к обоюдному согласию. Решение выглядело следующим образом: к Лорду идут Северус и Люциус, как представители Гарри, назначенные самим же Волдемортом, Лили, как его мать, и Сириус Блек – в качестве его крестного. Министерство пока остается в стороне, а Ремус еще недостаточно окреп. На повестку дня встречи было выставлено несколько вопросов. Во-первых, необходимо было уточнить статус Гарри, и что Волдеморт собирается с ним делать, как только мальчик окажется в поле его зрения. Во-вторых, надо было прояснить ситуацию с планами Лорда на магический мир вообще и некоторых личностей в частности. В-третьих, выговорить себе некоторые привилегии и права. Ну и, в-четвертых, подготовить почву для Министерства. Идти решено было через два часа.
***
Гарри медленно приходил в себя, выплывая из какого-то вязкого сна ни о чем. И первое, что он обнаружил: он спит неизвестно где и неизвестно в чьей постели. Это не радовало. Оглядевшись, юноша обнаружил довольно приятную небольшую спальню в приглушенных тонах. Ничего вызывающего дискомфорт и угрозу эстетическому чувству в спальне не наблюдалось. Гарри поднялся с кровати и подошел к окну, чуть отдернул штору и замер, гладя на разгуливающего внизу... Рабастана Лестрейнджа. В голову хлынули события вчерашнего дня. Юноша застонал и спрятал лицо в ладонях.
- Юный господин плохо себя чувствует? – пропищало нечто откуда-то слева. Гарри медленно повернулся на голос и обнаружил в углу перепуганного эльфа.
- Ты кто? – не нашел он ничего умнее, чтобы спросить.
- Бинки, сэр, - поклонился тот, чуть не рухнув на колени.
- Прекрасно, - простонал Гарри, закатив глаза к потолку. – И что я тут делаю?
- Господин принес вас сюда и уложил спать, - последовал ответ.
- Меня сюда принес Волдеморт? – воскликнул Гарри в полном изумлении. Эльф забился в угол и энергично закивал. Гарри снова посмотрел в окно и пробурчал. – Надо отсюда выбираться. Черт, мне надо к Мионе, выяснить, что с ней, - тут воскликнул он.
- В таком виде и направишься? – насмешливо поинтересовался Лорд, который бесшумно появился некоторое время назад в комнате, и теперь стоял, привалившись плечом к косяку. Гарри развернулся в его сторону так быстро, словно кто-то выпустил пружину. Настороженность в глазах парня Волдеморта, если честно, веселила. Он хорошо помнил весь вчерашний день, особенно как они орали друг на друга в зале собраний на виду почти всего Внутреннего круга.
- Ты?! – выплюнул Гарри, но скрыть своего замешательства не смог.
- Ну, я, - согласился Волдеморт.
- И что теперь? – настороженно прищурился Гарри.
- А что теперь? – вопросом на вопрос ответил мужчина.
- Мне пора, - заявил Гарри. Волдеморт чуть не расхохотался, так забавно выглядел этот мальчишка, стоящий в шелковой зеленой пижаме и босиком, с встрепанными от сна волосами, но при это пытающийся держаться уверенно.
- И куда, если не секрет? – насмешливо поинтересовался Волдеморт.
- В Святого Мунго, - нахмурился Гарри, чувствуя какой-то подвох.
- Даааа?! – с какой-то странной интонацией протянул мужчина. – И что ты там забыл?
Гарри с трудом сдержал крепкие выражения, которыми с удовольствием бы обложил Волдеморта.
- А тебе какая разница? – выбрал он самый мягкий вариант своего ответа.
- Хмм, просто, если ты печешься о своей невесте, то она в соседней комнате, - ехидно улыбаясь, поведал Волдеморт. Гарри прищурился, долго смотрел прямо на мужчину, а затем подошел к двери, аккуратно, за талию, отодвинул чуть опешившего от такой наглости мужчину в сторону и вышел из комнаты. Он методично проверил комнату напротив, потом две рядом с ней, после чего комнату справа от себя и подошел к последней. Волдеморт на все это смотрел с веселой усмешкой. Этот мальчик нравился ему все больше и больше.
Войдя в комнату, Гарри сразу увидел ту, о ком думал последние часы. Гермиона лежала на кровати с золотистым балдахином. С другой стороны кровати стояло кресло, в котором расположился колдомедик Волдеморта. И зря все считают, что он использует в качестве врачевателя только Снейпа.
- Как наша гостья? – спросил из-за спины Гарри Волдеморт, обращаясь к мужчине средних лет. Тому можно было дать лет пятьдесят, но, по сути, ему могло быть и девяносто, маги стареют медленно.
- Хорошо, что она оказалась у нас, - чуть хрипловатый голос сиделки Гермионы заставил напряженного парня подпрыгнуть на месте, что вызвало смешок Волдеморта и нечто напоминающее: «неужели ты думал, они у меня все немые?» - Придется постараться. Вывести из комы мы ее сумеем, правда, мне понадобится помощь Снейпа.
- Будет, - кивнул Волдеморт.
- Девочку можно вывести из комы уже сейчас, но лечение будет долгим и не совсем приятным, так что я бы не спешил с пробуждением, - продолжил докладывать мужчина.
- Он что, не понимает, что подобные эскапады только сильнее отдаляют меня от него? Ему не хватило того, что я уже вышел из-под его контроля? Я всегда думал, что он умный, но теперь я что-то сомневаюсь в этом, - казалось, Гарри говорит сам с собой, или рассказывает о своих размышлениях Гермионе.
- Поступай на свое усмотрение, - кивнул Волдеморт колдомедику, но глядя при этом на Гарри.
"Что заставило его отвернуться от Дамблдора? Не думаю, что это только осознание своего наследия и родословной. Что-то должно было случиться еще, и это – что-то серьезное", - Волдеморт хоть и был жестким, даже порой жестоким человеком, но чувствовал всю горечь, скопившуюся в подростке. Выброс силы Слизерина был невероятно мощным, а значит, мальчик очень долгое время держал все переживания в себе.
- Гарри, за твоей девушкой присмотрят, а нам с тобой надо поговорить, - Волдеморт намеренно назвал парня по имени. Тот в ответ поднял голову, и на лице мгновенно появилось упрямое и чуть кривоватое выражение, словно у него во рту был кислый лимон. Мужчина почувствовал, что губы снова расплываются в предвкушении второго раунда противостояния с юношей. "Главное, чтобы Беллу не принесло", - почему-то мелькнула мысль, которую он постарался отогнать также быстро, как она пришла.
- И о чем же? – колюче поинтересовался Гарри, проигнорировав то, что его назвали по имени.
- О наших взаимоотношениях, - последовал прямой ответ. Юноша скривился еще сильнее.
- А они у нас есть? – ядовито спросил он.
- А разве нет? Вообще-то, я твой опекун, - насмешливо бросил Волдеморт.
- Пффф, - фыркнул Гарри и отвернулся к девушке. Волдеморт попытался задавить сразу и на корню возникшую внутри злость. Почему-то именно этот мальчишка был единственным, кто заставлял его чувствовать злость и ярость, причем вызывал ее зачастую на пустом месте.
- Как Миона попала сюда? – не оборачиваясь, потребовал ответа Гарри. – Зачем ее забрали из Святого Мунго?
- А ты хотел остаться вдовцом еще до того, как станешь мужем? – сарказм просто медом стекал с губ Волдеморта. Гарри медленно повернулся и уставился на него своими невозможно зелеными глазами. Если бы он сам не умел одним взглядом нагонять на людей страх, то сейчас сильно бы испугался. Где-то внутри этой зелени сверкали вспышки, даже горел огонь настоящей, неприкрытой ненависти.
- Дамблдор, - выплюнул подросток. Волдеморт с удивлением почувствовал, что магия Гарри стала вытягивать и его силу, а это грозило стать большой проблемой. Огонь чувств разрастался как снежный ком, который вот-вот должен был перейти в лавину и смести все на своем пути. Мужчина со всего маху влепил юноше пощечину. Поток силы оборвался, а на него смотрели зеленые глаза, в которых чувства сменялись одно за другим: удивление, непонимание, осознание и обида, переходящая в злость. "Сейчас все начнется сначала", - вздохнул Волдеморт.
- Майрон, поговорим позже, - кинул он колдомедику, дернул на себя Гарри и аппарировал.
Они вывалились все с том же зале собраний. Гарри отскочил от мужчины, как ошпаренный. Весь его вид можно было описать двумя слова – ощетинившийся волчонок.
- Ты... Ты..., - ярость просто клокотала в юноше, не давая связно оформить свои мысли. – Только попробуй еще раз.
- Успокойся, - прошипел Волдеморт, тоже злясь.
- Никогда больше, слышишь, - казалось, в зале завелись две кобры, которые делили территорию и готовы уже вцепиться друг в друга. Беда была в том, что яд друг друга им был нипочем.
- Опять, - вздохнула Белла, глядя на разворачивающуюся разборку этих двоих. Она уже успела осознать, что этот красавец мужчина ее Господин, а привлекательный юноша – никто иной, как Гарри Поттер. "Мордред, только ее тут не хватало", - подумал Волдеморт. Он бы, конечно, выгнал всех этих свидетелей, но просто боялся отвести взгляд от Гарри и лишиться не только своих верных слуг, но и замка, а с юноши бы сталось, вон, как слизеринская кровь бурлит.
- Нам надо поговорить, - постарался как можно спокойнее произнести Волдеморт.
- Нам не о чем разговаривать, - отрубил Гарри.
- Есть! – заявил Волдеморт.
- Нет! – категорично покачал головой юноша.
- Нет, есть, - злость пробилась сквозь маску спокойствия.
- Нет, нет! – встал в позу Гарри.
- Мордред, как дети в песочнице, - проворчал кто-то из пожирателей. На него было брошено несколько странных взглядов, но все же никто не озвучил своих мыслей.
- Пороть тебя надо было в детстве, - заявил Волдеморт. – Совершенно не слушаешь старших. Сколько тебя помню, никогда не поступал так, как от тебя требовали.
- Щас, - взвился Гарри. – Это я, по-твоему, что ли должен был поступать?
- Да хотя бы, - не остался в долгу Волдеморт.
- Щас! – саркастично выдохнул Гарри.
- Говори по-человечески, слова не коверкай, - рубанул мужчина.
- Не поздновато ли воспитывать взялся? – насмешливо поинтересовался Гарри.
- Совсем страх потерял? – Волдеморт сжал кулаки, чтобы не бросить в парня какого-нибудь проклятия.
- Хомячков мы не боимся, - ядовито оповестил его юноша. В зале все ахнули, уверенные, что Круцио парень теперь не отделается. Волдеморт рванул к Гарри, тот нырнул в сторону и спрятался за МакНейром, затем толкнул того прямо в объятия своего опекуна и врага номер один, хоть и бывшего.
- СТОЯТЬ! – рявкнул злой Волдеморт, отбрасывая пожирателя от себя.
- Хорошая будет альфа, - послышался чей-то голос, заставивший Гарри остановиться. Он резко развернулся в сторону говорившего и узрел Сивого. Волдеморт с удивлением смотрел, как парень пошел в сторону оборотня с таким зверским выражением на лице, что в пору было вмешаться, но он не стал, любопытство оказалось сильнее.
- Я тебе такую альфу сейчас устрою, волк плешивый, - прошипел он прямо в лицо Сивому.
- Гляди-ка, и зубки прорезались, - парировал оборотень в ответ, стоя в свободной позе. Зря, нельзя недооценивать мальчиков, которые умудрились стать личным наказанием самому Темному лорду. В следующее мгновение Сивый пролетел несколько метров и впечатался в стену, благословляя свою сущность, которая помогла ему не проломить себе череп.
- Ты мне всех людей перекалечишь, - Волдеморт пытался говорить зло, но злости не было. Он был удивлен тем, как проявляется сила Слизеринов в этом мальчике.
- Ничего, переживешь, - ядовито просветил его Гарри.
- Ах ты, маленький гаденыш, - вот теперь Волдеморт разозлился. Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы Белла не решила вмешаться в очередной раз. Лезть к своему Господину она не решилась, поскольку знала, что потом огребет по полной программе, поэтому она решила действовать через второе лицо и не придумала ничего лучше, как подойти к парню, развернуть его к себе и впиться в его рот жарким поцелуем. Волдеморт сразу почувствовал, как улеглась сила Слизерина в Гарри, сметенная ошеломлением, которое заполнило парня. Белла оторвалась от губ юноши и победно улыбнулась. Гарри смотрел на нее недоуменным взглядом, казалось, он потерял дар речи. Белла погладила его по волосам, а затем щелкнула по носу.
- Вот так-то лучше, - сказала она.
Именно эту картину и застали появившиеся в зале Лили, Сириус, Северус и Люциус. На целую минуту воцарилась тишина, только взгляды перебегали с одного на другого, каждый пытался понять, а что, собственно, тут происходит.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
ShtormДата: Вторник, 07.04.2009, 02:21 | Сообщение # 60
Черный дракон
Сообщений: 3256
« 196 »
Прикольно, но вот закончилось как всегда на самом интересном месте. Надеюсь, что Белла только привела таким образом Гарри в чувство, и он не начнет изменять ГЕрмионе с Беллой. Хотя уверен, что не будет, поскольку он был предан всеми близикими и друзьями, и поэтому сам предвавать не будет. Очень хочется увидеть разговор с прибывшими к Волду biggrin
Спасибо за такое замечательное продолжение smile



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » Куда может привести ложь (ГП/ГГ, Роман, G, в работе)
  • Страница 2 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »
Поиск: