Армия Запретного леса

Пятница, 21.02.2020, 20:57
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » В противостоянии врагу (джен, PG-13, макси, ГП/СС, перевод, в работе)
В противостоянии врагу
PantaДата: Пятница, 18.09.2009, 21:15 | Сообщение # 1
Подросток
Сообщений: 20
« 2 »
Название фанфика: В противостоянии врагу
Автор: Theowyn
Переводчик: Panta
Бета : Loriane
Рейтинг: PG-13
Пейринг: ГП/СС
Персонажи: Северус Снейп, Гарри Поттер, Рон Уизли, Гермиона Грейеджер, Ремус Люпин и тд
Тип: джен
Жанр: General/Angst
Размер: макси
Статус: в работе
Саммари: На шестом году обучения мысленная связь Гарри с Волдемортом стала сильна как никогда ранее. Сможет ли Снейп научить его управлять своими кошмарными видениями? Действительно ли эта связь - ключ к победе над злым волшебником?(Учитываются события первых пяти книг).
Оригинальное название: Harry Potter and the Enemy Within
Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s...._Within
Разрешение на перевод: получено


Сообщение отредактировал Panta - Воскресенье, 18.10.2009, 15:23
 
PantaДата: Пятница, 18.09.2009, 21:17 | Сообщение # 2
Подросток
Сообщений: 20
« 2 »
Внимание! Если вы захотите почитать фанфик в оригинале, то предупреждаю - я разбивала главы в оригинале на части, тк они очень большие. Первая глава на английском составляет 4 моих, последующие я разбиваю пополам.

Глава 1

Лето было в самом разгаре, и по этой причине в Школе Магии и Волшебства Хогвартс было совсем безлюдно и тихо. Декан Гриффиндора быстро шла через пустынные проходы и коридоры в сторону подземелий, которым удалось сохранить холод и влажность, несмотря на высокую температуру лета; они казались совсем заброшенными, даже призраки избегали этого места в течение всего лета. Но МакГонагалл знала, что здесь есть человек, который совсем не обращал внимания на одиночество. Она остановилась перед деревянной дверью и
постучала.

- Войдите, - прозвучал приглушенный голос.

МакГонагалл толкнула тяжелую дверь и шагнула внутрь. Северус Снейп был занят зельем ядовито-зеленого цвета, кипящим в небольшом котле на столе.

- Северус, я только что смотрела списки студентов, которых вы взяли на шестой год обучения
в свой класс. И я не нашла имени мистера Поттера, поэтому...

- Вы и не могли найти его там, - перебил ее Снейп с ноткой отвращения в голосе, даже не потрудившись посмотреть на коллегу.

- Я могу узнать, почему? - натянуто поинтересовалась МакГонагалл.
Снейп уменьшил огонь под котлом и развернулся к ней.

- Для подготовки к ТРИТОНу я беру только самых способных, самых прилежных студентов. А мистер Поттер, увы, к ним не относится.

- Но он получил Выше Ожидаемого по зельеварению...

- За все эти пять лет он демонстрировал крайне низкие умения в данной области. У меня нет оснований полагать, что это может измениться.

Какое-то время оба профессора смотрели друг другу в глаза и молчали. В конце концов
МакГонагалл произнесла недовольным тоном:

- Северус, я закрываю глаза на твое плохое отношение к моим студентам... Но если ты думаешь, что я буду стоять в стороне и спокойно смотреть, как ты разрушаешь будущее мистера Поттера, то ты сильно ошибаешься.

- Значит, знаменитый Гарри Поттер наконец поймал в свои сети очарования и тебя, - насмешливо ответил Снейп.

- Не надо оскорблений. Мальчик заработал право быть в твоем классе. И ты не имеешь никаких оснований не взять его.

- Я буду сильно удивлен, если Поттер захочет продолжать заниматься зельеварением. Он не показывал никакого рвения к его изучению, - скривился мастер зелий.

- Он хочет быть мракоборцем, и ты прекрасно знаешь, что для этого ему требуется уровень ТРИТОНа.

- Мракоборцем... - издевательски проговорил Снейп. - Естественно. Можно было бы предположить, что у него уже было предостаточно битв с темными волшебниками... Но я полагаю, его жажда еще большей известности и славы слишком велика. Почему бы не посоветовать мальчику заняться профессиональным квиддичем? Естественно, это дало бы ему море поклонников и выполнило бы желание Поттера всегда и везде чувствовать всеобщее внимание к своей персоне.

- Ты действительно думаешь о мальчике именно так, Северус? А не приходило ли тебе в голову, что стать мракоборцем - это, возможно, его единственный способ выжить?

- Однако его отцу это совсем не помогло.
Глаза МакГонагалл вспыхнули, и она недовольно сжала губы в тонкую линию.

- Я дала мистеру Поттеру слово, что сделаю все, что в моей власти... Все, чтобы помочь ему стать мракоборцем; и я намереваюсь сдержать свое обещание.

- К сожалению, решение, кого я возьму в свой класс, а кого нет, находится за пределами твоей власти.

МакГонагалл сухо улыбнулась.

- Увы. Но как заместитель директора, я могу сделать твою жизнь весьма незавидной. Всего два года, и потом он уйдет. А я нет. Ты действительно хочешь сделать из меня врага?
Глаза Снейпа сузились, он внимательно рассматривал женщину, стоящую перед ним.

- Очень хорошо, - холодно ответил он. - Я приму мистера Поттера в свой класс ТРИТОНа. Но если он не будет соответствовать моим стандартам, мне придется выгнать его.

МакГонагалл тихо вздохнула, зная - это было лучшим из того, чего можно было добиться сейчас у Снейпа. Декан Гриффиндора направилась к двери, но на полпути замерла.

- Знаешь, Северус... Думаю, все-таки ты знаешь мальчика очень плохо.

Она покинула кабинет, оставляя мастера зелий наедине со своими мрачными мыслями.

Сообщение отредактировал Panta - Суббота, 19.09.2009, 11:54
 
PantaДата: Пятница, 18.09.2009, 21:25 | Сообщение # 3
Подросток
Сообщений: 20
« 2 »
Глава 2

Гарри указал палочкой на бледного молодого человека, скорчившегося в его ногах.
- Круцио! - прошипел он.
Молодой человек кричал и катался по земле. Гарри почувствовал, как его губы растянулись в холодной беспощадной улыбке.
- Возможно, теперь ты выдашь мне всю информацию, которая мне необходима, - сказал он низким угрожающим тоном.
- Пожалуйста, - рыдал молодой человек. - Я не знаю, где он! Я клянусь! Я сказал бы Вам, если бы я знал. Пожалуйста! Я говорю правду!
Гарри изучил глаза пленника и понял, что тот не лгал. Дурак ничего не знал.
- Прекрасно. Я тебе верю. - Он направил палочку на дрожащего человека еще раз.
- Авада Кедавра!
Зеленый луч выстрелил из палочки Гарри и поразил молодого человека в грудь. Тот пошатнулся и упал... А в его глазах все еще можно было прочитать страх и ужас.

Гарри неожиданно проснулся, а в его легких будто не хватало воздуха. Он понятия не имел, кем был этот молодой человек, но точно знал - Волдеморт только что убил его. Мальчик включил ночник на прикроватной тумбочке, а затем встал и начал нервно ходить по комнате, чтобы хоть как-то отвлечься от потрясшего его видения.
Прошло всего три недели с окончания семестра, но уже казалось, что это лето самое поганое из всех предыдущих. Прошлым летом Гарри был расстроен почти полным отсутствием информации о Темном Лорде, но только теперь понял, насколько это было здорово.

Надо быть осторожным со своими желаниями. Они могут стать реальностью!

Так как теперь возвращение Волдеморта стало достоянием общественности, Пожиратели смерти активно развернули свою деятельность. В Ежедневном Пророке почти каждый день можно было прочитать о странных исчезновениях или жестоких убийствах, а Темная метка появлялась над каким-нибудь домом едва не каждую ночь. Однако Гарри не нуждался в Ежедневном Пророке... Мысленная связь с Волдемортом давала
ему полное представление о происходивших событиях.
Больше, чем когда-либо ранее, Гарри сожалел о том, что не работал как следует на уроках Окклюменции в прошлом году. Тогда ему настолько хотелось получить информацию о делах Темного Лорда, что терять единственный ее источник казалось неразумным. Но сейчас, после долгих мучительных видений о пожирателях, мальчик стал понимать, почему Дамблдор не считал хорошей идеей позволить видениям продолжаться. Гарри был уверен, что начинает сходить с ума.
Я не могу оставить все как есть. Я должен сделать хоть что-то, в отчаянии думал Гарри. Он мог написать Дамблдору, но какой в этом будет толк? Директор школы ничего не сможет сделать, пока Гарри находится на Тисовой улице. Не смогут и Рон, Гермиона или Люпин - единственные люди, к которым мальчик не побоялся бы обратиться за помощью. Он подумал о Сириусе и опять почувствовал боль утраты. Его крестный тоже вряд ли смог бы что-нибудь сделать, но приятно было бы ощутить его поддержку.

Смерть Сириуса оставила незаживающую рану на сердце Гарри, и он не знал, как ее излечить. Сириус был единственным человеком, которого Гарри считал своей семьей. Близких друзей он в расчет не брал. Блэк был единственным взрослым человеком, уделившим мальчику все свое внимание и безоговорочную поддержку, он относился к Гарри почти как отец. Даже в свои шестнадцать Гарри чувствовал, как сильно в этом нуждается. Мальчик слегка потряс головой, чтобы прогнать грустные мысли. Его родители и Сириус были мертвы, поэтому придется справляться со всем в одиночку. Надо было найти способ управлять своими видениями... Он три месяца изучал окклюменцию со Снейпом. Конечно, в голове должно было остаться хоть что-то полезное. Гарри пытался вспомнить, что говорил ему профессор. Контролируйте эмоции. Дисциплинируйте ум. Очистите свое сознание. Это было легче сказать, чем сделать... Но попробовать все же стоило.

Гарри сел на край кровати, закрыл глаза,попытался расслабиться и ни о чем не думать.
Надо концентрироваться на дыхании. Вдох... Выдох... Вдох... Выдох... Через несколько минут Гарри открыл глаза. Он чувствовал себя более спокойно, но не был уверен, что это поможет заблокировать видения. К сожалению, на данный момент это было все, что можно было предпринять. Он лег, выключил свет и опять сосредоточился на своем дыхании. Сон медленно принимал мальчика в свои объятия.

Как обычно, Гарри встал в 5.30 и приступил к выполнению работы, которую дала тетя Петунья. К полудню он закончил пропалывать клумбы и мыть окна, поэтому сделал себе бутерброд и пошел в свою комнату.

Неделю назад, когда первый шок от осознания пророчества прошел, Гарри решил во что бы то ни стало активно оттачивать навыки защиты. Он все еще весьма гордился успехами Отряда Дамблдора, но понял - то, чему он учил своих друзей, не поможет против Темного Лорда. Гарри знал, что во всех предыдущих столкновениях со злым волшебником он выжил по воле случая. В последующей встрече ему понадобится нечто гораздо большее, чем просто удача.
Еще на первой неделе каникул Гарри отправил сову Люпину с просьбой, чтобы его прежний учитель послал ему несколько книг по продвинутой защите от темных искусств. Люпин откликнулся почти сразу, прислав огромный том Полной Книги Проклятий и Контрпроклятий Беатрисы Арронби.

Некоторые заклинания Гарри уже знал и применял в сражении с Пожирателями в Министерстве Магии; некоторые принадлежали очень темной магии и даже вызывали мурашки по коже. Борясь с отвращением к некоторым из иллюстраций в книге, он приступил к изучению и запоминанию многих проклятий и контрпроклятий. Конечно, он не мог использовать новые изученные заклинания на практике - особенно после событий прошлого лета, когда его чуть не исключили из школы. Гарри отломал ветку от дерева в саду Дурслей и сделал что-то наподобие палочки, которую часами использовал в воображаемых поединках против Волдеморта и Пожирателей. Возможно, он провел слишком много времени, думая о Темном Лорде - потому что той ночью, несмотря на повторение упражнений по окклюменции, его видения вернулись.

Гарри тихо скользил к небольшому дому, охваченному огнем. Темные фигуры в масках стояли вокруг старика и женщины, в которых чувствовались решимость и несгибаемость, и это даже при том, что их явно долго пытали. Гарри двигался прямо к ним, вкушая аромат крови, витающий в воздухе.
- Вы не вернетесь к мракоборцам, - произнес один из людей. - К тому времени, как мы закончим, ни один из них не останется в живых.
Теперь Гарри был настолько близко, что смог почувствовать запах их страха, это опьяняло не хуже вина. Когда они его заметили, этот запах усилился... И он атаковал.

Гарри резко пробудился от сна, с ужасом вспоминая свой кошмар. Настроение не улучшилось и после того, как сова принесла Ежедневный Пророк. Заголовок гласил: “Пожиратели Смерти смогли выбраться из Азкабана!”, а в самой статье детально описывался побег Пожирателей, пойманных только месяц назад.
Гарри тихо выругался. Не то что бы он этого не ожидал, но все равно был зол и раздражен; особенно при мысли о том, что Люциус Малфой теперь тоже на свободе. Самое ужасное заключалось в том, что близились и новые нападения, которые мальчику придется лицезреть во сне. Гарри содрогнулся от этой мысли и начал листать страницы, надеясь найти что-то, что могло бы отвлечь от невеселых мыслей.

Он просматривал газету, пока не дошел до передовой статьи. Читать ее оказалось почти таким же угнетающим занятием, как и читать новость о побеге из Азкабана. "Мальчик, Который Выжил и который спасся от Сами Знаете Кого целых четыре раза…”, “молодой человек, который один из немногих дарит надежду …”, "Когда-то он победил Сами Знаете Кого. Он сможет сделать это снова!”
Единственное мнение, отличающееся от этих, принадлежало Авериллу Пемброку. Он был старшим редактором в Ежедневном Пророке и выказывал все свое презрение к Гарри.

“Любой волшебник, который считает, что обыкновенный мальчишка смог победить Того Кого Нельзя Называть По Имени, должен находится в больнице Св.Мунго!"

Гарри даже не знал, какое из этих утверждений казалось ему более неприятным, поэтому отложил газету. Он оделся и пошел вниз. Тетя Петунья попыталась остановить его и вручить список дел на сегодняшний день, но он даже не посмотрел на нее и вышел из дома. Утро было замечательным, но Гарри ничего не замечал. Он просто шел, куда глаза глядят, пытаясь на время отстраниться от всего.

Когда он вернулся, день уже медленно клонился к вечеру, но мальчик не стал открывать книгу с проклятиями. Вместо этого он посвятил свое время занятиям окклюменцией, стараясь успокоить ум и расслабиться. Он не думал, что Снейп учил его чему-то весьма полезному; однако повредить упражнения не могли, а у него не было идей, как еще можно было блокировать связь с Волдемортом. Гарри долго не ложился спать, но в итоге на него накатила сильнейшая усталость. Он уснул почти сразу и спал без видений, хотя ему и снились кошмары о Сириусе.

Спустя три недели в дом номер 4 по Тисовой улице пришел красивый синий конверт. Дядя Вернон как раз открывал его, когда Гарри спустился вниз и сел за стол завтракать.

- Смотри, Петунья, - вручил он письмо жене. - Мы выиграли в тотализаторе!

Тетя Петунья немного нахмурилась.

- Я не помню, чтобы мы принимали участие в чем-то подобном...

- Да ладно, не могло же придти письмо по ошибке, тут наш адрес, - ответил дядя Вернон с набитым ртом. - Мы выиграли обед на троих этим вечером в «Ше Ву». Должно быть, это тот французский ресторанчик около цирка Ромени.

- Точно! - заинтересованно откликнулась тетя. - Это хорошая новость.

Они оба повернулись к Гарри, который слушал их диалог без особого интереса.

- Теперь посмотри на меня, парень, - грозно проговорил дядя Вернон, размахивая вилкой. - Мы уйдем на несколько часов, и только попробуй что-то натворить. Ты понял?

- Я не стану разрушать дом и бить посуду, - покорно оветил Гарри. - Не волнуйтесь. Бурю или ураган тоже постараюсь не вызывать.

- Ты должен быть нам благодарен, что можешь здесь жить!

Гарри пошел в свою комнату, не желая больше выслушивать дядины нравоучения.
Он лежал на кровати, когда в открытое окно влетела маленькая сова и начала кружить по комнате. Гарри взял у нее письмо; это была поздравительная открытка.

"С днем рождения, Гарри!
Надеюсь, магглы к тебе не особо придираются! Сейчас в Норе очень тихо - Фред с Джорджем теперь бывают тут редко. Но дела с их магазином идут так успешно, что даже мама признала всю грандиозность идеи. Они передают тебе последние изобретения, возможно, ты сможешь проверить их на Дадли! Джинни тоже послала тебе подарок, но не сказала, что именно. Девчонки, одним словом!
Я уверен, что ты читаешь газеты, поэтому знаешь последние новости. Все так напуганы... У нас все хорошо, не беспокойся. И береги себя!
Рон"

Однако Гарри слишком хорошо знал, как изощренно и неожиданно могут атаковать Пожиратели. Сам он был изолирован от Волдеморта здесь, в мире магглов, где Темный волшебник не мог тронуть его. А Рон с семьей находились в самом пекле, тем более многим были известны их симпатии к магглам. Гарри сильнее сжал письмо Рона, думая о том, что на этот раз его лучший друг был, вероятно, в большей опасности, чем он сам.

Рон прислал ему в качестве подарка книгу о квиддиче. Близнецы передали большую сумку Цветных Леденцов Уизли - разноцветный мармелад гарантировал, что превратит любого съевшего конфетку в тот же оттенок, которого была она. Гарри усмехнулся, представив себе ярко-зеленого Дадли, бегающего по комнате и верещащего от ужаса.
От Джинни пришла маленькая коробка, обернутая в простую бумагу. Гарри открыл ее и обнаружил оловянную голову собаки, которая показалась ему до боли знакомой, на цепочке. На бумаге была приписка:

Он всегда будет с тобой.

Гарри с нежностью рассматривал подарок. Он вынул его из коробки и теребил в руках, затем вытер рукавом подступившую слезу и застегнул цепочку на шее.
Гарри спрятал остальные подарки под половицей, где также лежала книга по древнему волшебству, присланная Гермионой несколькими днями ранее. Затем он набросал отдельные ответы Рону, Джинни и близнецам и отослал с Сычиком. Наконец мальчик сел составить письмо Гермионе. Это было далеко не легкой задачей; ему не хотелось показывать, насколько он был встревожен за Рона, но в то же время действительно хотелось спросить, знает ли она еще что-то, чего не знает он.

"Привет, Гермиона,
Еще раз спасибо за подарок ко дню рождения. Сычик Рона только недавно улетел. Рон говорит, у них там довольно спокойно, но я долго задавался вопросом, не слышала ли ты от них что-нибудь о Волдеморте. Рон мало что сказал мне, поэтому я немного волнуюсь.
Гарри"

Все должно быть в порядке. Он отдал письмо Букле, которая сразу улетела.
Дурсли уехали на обед в шесть часов, в грубой форме предупреждая Гарри ‘ничего не натворить’ за время их отсутствия. Гарри занялся изучением новых контрпроклятий в гостиной, затем немного поупражнялся в окклюменции и пошел спать.

Вначале его не беспокоили никакие кошмары, даже о смерти Сириуса. Неожиданно все изменилось...

Было темно и холодно. Уличные фонари освещали пустые улицы и ровные фасады зданий. Он шел по улице Магнолий, мимо детской площадки, затем свернул на Тисовую улицу. Он искал дом номер четыре, но неожиданно почувствовал слева какое-то движение. Из тени вышла темная фигура в маске.
- Все готово, мой Лорд, - обратился к нему спокойно Люциус Малфой. - Дом окружен. На этот раз мальчишке не сбежать.
Гарри почувствовал, как улыбнулся.
- Хорошо, Люциус, - произнес он холодным, тихим голосом. - Очень хорошо. Пришло время избавиться от Гарри Поттера навсегда.

Гарри открыл глаза, слишком испуганный, чтобы закричать. Он знал, что то, что он только что видел, не было простым сном. Волдеморт пришел сюда за ним...

Сообщение отредактировал Panta - Пятница, 18.09.2009, 21:26
 
PantaДата: Пятница, 18.09.2009, 21:27 | Сообщение # 4
Подросток
Сообщений: 20
« 2 »
Глава 3

Гарри поднялся с кровати, на ходу нацепил очки и схватил палочку, а затем помчался вниз. Шрам уже начало сильно покалывать.

- Проснитесь! - в отчаянии кричал Гарри, подбегая к спальне родственников. Он
забарабанил в дверь, но никто не отвечал.

- Проснитесь! Вы должны уходить отсюда! - распахнув дверь, мальчик обнаружил пустую аккуратно застеленную кровать. Дяди и тети в комнате не было.

Гарри побежал к комнате Дадли, которая также оказалась пустой. Где они? Они поехали на обед, но конечно, уже давно должны были вернуться.

В это время они находились где угодно, но только не здесь. Гарри оббежал все комнаты, но никого не нашел. В прихожей он остановился и прислонился к стене, переводя дух. По крайней мере, Дурсли не встретятся с Волдемортом. Неожиданно в окне гостиной промелькнула чья-то тень; Гарри крепко сжал палочку, чувствуя, как пересохло во рту. Он подошел на цыпочках к окошку и осторожно посмотрел в щель между занавесками. В пределах видимости были две фигуры, стоящие в разных концах сада. Мальчик пошел обратно, едва дыша, и пробрался на кухню. Стараясь ступать как можно тише, он подошел к окну; ему удалось рассмотреть еще троих. Гарри снова вышел в прихожую и замер. Пожиратели поймали его в ловушку...

Но как это могло случиться? Предполагалось, что Волдеморт не сможет к нему подобраться, пока Гарри у родственников. Очевидно, он нашел путь, горько подумал Гарри. Однако он точно знал, что по приказу Ордена Феникса за домом велось постоянное наблюдение. Кто-то обязательно должен был увидеть Волдеморта или Пожирателей и послать за помощью. Если Волдеморт не убил их прежде, чем они смогли поднять тревогу, напомнил Гарри пессимистичный внутренний голос. Тем более, Люциус Малфой в недавнем видении не казался обеспокоенным по поводу возможности своего обнаружения, как и Волдеморт.

"... И один в итоге должен умереть от руки другого...", вспомнил Гарри слова пророчества. Его судьбой было или убить Волдеморта, или умереть от его руки самому, и Гарри знал, что его сейчас ожидало. Темный волшебник и Пожиратели смерти окружили дом, а он стоял здесь один в пижаме, решительно не зная, что можно предпринять...

Как бы там ни было, он не собирался умирать без борьбы. Гарри встал так, чтобы видеть входную дверь и при этом иметь возможность заметить всякого, кто попытается пробраться через окно на кухне. Он напряг слух, пытаясь услышать хоть какой-то звук снаружи. Через несколько минут раздались шаги, приближающиеся к парадному входу; сердце Гарри бешено колотилось. Неожиданно входную дверь выбило заклинанием, и Гарри рванул обратно на кухню, поскольку на пороге показался высокий худой человек. Гарри наткнулся в темноте на стол и опрокинул стул.

- Гарри Поттер. - Голос Волдеморта заставил желудок мальчика ухнуть куда-то вниз. - В сопротивлении нет никакого смысла. Лучше встань передо мной и прими смерть с честью.

Гарри слышал, как Волдеморт шел по коридору, приближаясь к кухне. Тогда он пинком распахнул дверь, ведущую в сад за домом, а сам быстро нырнул через столовую в гостиную. Он обернулся и услышал на кухне голос Волдеморта, зовущего Пожирателей к черному выходу.

Гарри беззвучно проскользнул мимо того, что осталось от входной двери, и побежал вверх по лестнице. Он едва достиг своей комнаты, когда услышал в коридоре Волдеморта.

- Я знаю, что ты там, Гарри. Тебе не убежать.

Гарри быстро открыл окно и залез на подоконник, слыша отчетливые шаги на лестнице. Он в отчаянии посмотрел вправо и влево, пытаясь найти путь к спасению. Скат крыши был слишком крутым и совсем без выступов, а рядом была только труба, и он понятия не имел, выдержит ли она его вес. Он пытался найти, за что бы ухватиться, когда почувствовал чье-то присутствие сзади себя. Мальчик обернулся через плечо и увидел Волдеморта, стоящего в дверном проеме и нацелившего на него палочку.
Гарри качнул створку окна влево, а сам полез к скату крыши; мимо него пролетела зеленая вспышка. Он взобрался на фронтон чуть выше окна и замер. Мгновение спустя уродливая голова высунулась из окна.

- Ступефай! - прокричал Гарри, но Волдеморт ожидал этого и отошел от окна вглубь комнаты. Заклинание не попало в цель, и Гарри услышал холодный смех.
- Хорошо, Гарри! Действительно очень хорошо! Но тебе не победить.

Внезапно крыша прямо рядом с местом, где находился Гарри, взорвалась. Гарри потерял равновесие и начал падать, скатываясь с крыши, но ему удалось ухватиться за водосточную трубу. Его ноги свисали в воздухе, а острый край трубы резал ладони. Палочка упала куда-то вниз, в кустарник гортензии. Он услышал в саду приближающиеся шаги. Пожиратели смерти... Гарри прикрыл на мгновение глаза, а через секунду увидел перед собой уродливое лицо, улыбающееся ему. Волдеморт поднял палочку, но неожиданно по крыше промчались две серых тени и прыгнули ему в лицо, шипя и царапаясь.

- Гарри! - прозвучал снизу голос.

Гарри глянул вниз и с удивлением увидел Ремуса Люпина.

- Гарри, спускайся оттуда! Быстрее!

Гарри отцепился от трубы и приземлился в кусты.
-Я должен найти свою палочку! Я выронил ее!

Волдеморт успешно отбил нападение кошек, тем временем во дворе появились темные силуэты, которые начали швырять в них проклятиями. Красные и зеленые вспышки пролетали совсем рядом, пока Гарри и Люпин искали в темноте палочку.

Это смешно! - прошептал Люпин. - Акцио палочка!

В ту же секунду из соседнего куста вылетела палочка, которую Гарри тут же поймал.

- Идем, - подтолкнул его вперед Люпин. Они забежали за угол, остановились, и Люпин поднял с земли ржавую банку.

- Это Портключ. Хватайся за него!

Гарри почувствовал неприятный толчок, и его резко рвануло куда-то в сторону. Мгновение спустя они стояли прямо перед дверью дома номер 12 на Площади Гриммо.

- Давай, Гарри, входи, - сказал Люпин.

Гарри колебался. Он не был здесь с тех пор, как умер Сириус, и не был уверен, сможет ли сейчас зайти внутрь, где все будет напоминать ему о крестном. Люпин, казалось, понял мальчика и положил на его плечо руку.

Ну же, - мягко сказал он. - Сириус хотел бы, чтобы ты был в безопасности. А это место самое подходящее на данный момент.

Гарри кивнул и последовал за Люпином в дом. Здесь все выглядело так же, как и прошлым летом. Портрет миссис Блэк все еще висел в коридоре за входной дверью, и Гарри боялся разбудить ее, поэтому тихонько прошел за Люпином на кухню. Воспоминания о его прошлом пребывании здесь давили все сильнее, и он попытался задвинуть их вглубь своей памяти.

- Значит, Орден все еще использует этот дом в своих целях?

- Да, - ответил Люпин. Сириус оставил этот дом мне. Более безопасного места для Ордена не найти. Он оставил бы дом тебе, но подумал, что ты не захочешь принять его, так как он связан со всей темной семьей Сириуса.

Гарри неопределенно кивнул.
- Я рад, что он достался тебе. Сириус был прав. Я бы и не знал, что делать с этим домом.

Гарри замолчал, и Люпин засуетился.
- Тебе сделать что-нибудь? Чай?

- Нет, спасибо, профессор.

- Я уже не твой профессор, Гарри. Можешь называть меня просто Ремус.

- Хорошо, Ремус, - слабо улыбнулся Гарри. - Надо найти моих дядю и тетю. Они поехали на обед, но должны были вернуться несколько часов назад.

- Не волнуйся, Гарри, они в безопасности.

- Откуда вы знаете? - нахмурился Гарри.

- Ну... Мы приняли меры, чтобы они покинули дом на какое-то время, - ответил Ремус немного виноватым голосом.

- Что?

- Это мы отправили Дурслей на обед. Потом мы заколдовали их автомобиль Конфундусом. - Ремус не мог сдержать усмешку. - Они будут всю ночь искать свой дом.

-Гарри уставился на своего прежнего учителя и почувствовал нарастающий гнев.

- Так вы знали?!

- Да, - кивнул Ремус. - Мы получили информацию, что Волдеморт собирается напасть на дом сегодня вечером.

- И ВЫ НЕ ПРЕДУПРЕДИЛИ МЕНЯ! - взорвался Гарри.

- Мы не могли, Гарри.

- Почему? У Вас было достаточно времени, чтобы позаботиться о моих тете, дяде и двоюродном брате!

- Это выглядело бы слишком подозрительно! Волдеморт должен был думать, что застал тебя врасплох, иначе это скомпрометировало бы источник нашей информации.

- Меня чуть не убили! - кричал Гарри.

Ремус тяжело вздохнул.
- Это моя ошибка. Мы думали, ты будешь спать, когда появится Волдеморт. Я аппарировал прямо в твою спальню как раз перед тем, как Волдеморт взорвал входную дверь. Мое сердце чуть не остановилось, когда я понял, что ты был уже внизу. Когда я услышал, что ты распахнул дверь в сад, я подумал, ты выбежал наружу, и тогда я аппарировал в задний двор. - Ремус грустно покачал головой. – Чуть позже я обнаружил тебя висящим на уровне второго этажа. Слава Богу, там была Минерва.

- Ты имеешь в виду профессора МакГонагалл?

Ремус улыбнулся.

- Да, она и кот Арабеллы Фигг отвлекли Волдеморта. Я держу пари, что она оставила на его лице глубокие отметины.

Гарри никак не мог представить, что тот разъяренный комок меха, напавший на Волдеморта, на самом деле был его деканом.

- Как вы узнали об их планах? - спросил Гарри, подозревая, что знает ответ.

- Я уверен, что ты в курсе, откуда мы получаем информацию о Волдеморте и Пожирателях.

- Снейп, - презрительно сказал Гарри. – Что ж, тогда я не удивлен, что едва не был убит. Я вообще удивлен, что он потрудился предупредить вас!

- Гарри! – Люпин был явно потрясен, но Гарри это не заботило.

- Он ненавидит меня, Ремус, и никогда не упускает возможности показать это! Это он виноват в том, что умер Сириус, и я уверен, он совершенно не расстроился по этому поводу! Я уверен, он был бы рад и моей смерти!

Ремус побледнел, но прежде, чем он смог ответить, сзади раздался тихий вкрадчивый голос.

- Ваша благодарность просто непередаваема, Поттер, - говорил Снейп, стоя у двери, с неприкрытым сарказмом. - Учитывая, как я рисковал своей жизнью, чтобы спасти вашу...

Гарри медленно повернулся к профессору зельеварения.
- Несмотря на какой бы то ни было риск, вы это сделали не ради меня, так что не притворяйтесь, будто вы принесли мне пользу, - сказал он. - Я-то знаю.

- Вы ничего не знаете! Вы слишком высокомерны, чтобы понять.

- Меня чуть не убили сегодня в доме, где, как предполагалось, ваш Темный Лорд не мог меня тронуть. Если вы знаете так много, то скажите, как ему это удалось.

- Ваша кровь, Поттер, - раздраженно ответил Снейп. - Это были основы волшебства, которое защищало вас в доме сестры вашей матери. Никто не мог навредить вам там, если только в его жилах не текла бы ваша кровь. Но в Темном Лорде она течет.

Гарри возвратился к памяти о кладбище, где возродился Волдеморт и где Хвост порезал его руку кинжалом.

- Это случилось больше года назад, - сказал Гарри. - Почему он не попытался
пробраться в дом моих родственников раньше?

- Вы уехали от тети с дядей в прошлом августе, спустя два месяца после того, как он возродился. Он был тогда еще слишком слаб, и знал, что за домом велось наблюдение по приказу Ордена. Он ждал, пока его шансы на успех увеличатся.

- И вы не потрудились сказать мне это? - проговорил Гарри сквозь сжатые зубы.

Снейп колебался, потом коротко бросил:
- То, что он собирается обойти защиту и проникнуть в дом, стало известно совсем недавно.

- Действительно? А может, вы просто не хотели, чтобы я знал?

- Если бы я хотел вашей смерти, Поттер, вы бы не стояли сейчас здесь передо мной...

- Вы оба, прекратите, - прервал их Люпин, становясь между ними. - Гарри, уже поздно. Иди наверх, приляг. Ты пережил сегодня сильный стресс, поэтому не можешь рассуждать здраво.

Гарри начал возражать, но взгляд Ремуса остановил его.
- Я сказал, иди наверх, - повторил Ремус строгим голосом, и Гарри понял, что лучше не спорить.

- Прекрасно, - ответил он, после чего последовал из кухни вверх по лестнице. Он нашел комнату, где жил прошлым летом, и сразу лег в кровать. Вскоре он услышал в коридоре тихие голоса и хлопанье входной двери. Через пару минут раздался стук в его дверь. На мгновение Гарри решил притвориться спящим, но решил, что это будет не по-честному. - Войдите.

Ремус вошел в комнату, выглядя как отец, готовящийся сделать выговор несносному ребенку. Но в его глазах был не гнев, что заставило Гарри напрячься. В его глазах можно было прочитать разочарование.

- Ты не хочешь объясниться?

- Что мне надо объяснять?

Ремус вздохнул и сел на вторую кровать.
- Гарри, я знаю, что ты не особо любишь Северуса Снейпа, как и я. Но зачем тебе его злить? Ты бы умер, если бы был с ним вежлив? Он действительно многим рисковал, чтобы спасти твою жизнь.

- Он сделал это для Дамблдора и Ордена, но не для меня.

- А какая разница? Ты все еще жив, и не имеешь права его оскорблять.

- А его никогда не волнует, оскорбил ли он кого-то или нет.

- То есть ты собираешься опуститься до его уровня?

- Сириус умер по его вине!

- Гарри, мы в состоянии войны. Никто не виноват.

- Возможно, вы можете его простить... Но я не могу!

В воздухе повисла длинная пауза. Люпин с грустью смотрел на Гарри.

- Я знаю, что не могу повлиять на твое мнение, - сказал Ремус. - Мне никогда не удавалось это и с Сириусом, несмотря ни на что. Но я надеялся, что его смерть, возможно, преподаст тебе какой-то урок. Ты должен хорошенько подумать, сколькими еще жизнями готов пожертвовать из-за своей ненависти.

Ремус встал и ушел, закрыв за собой дверь.
Гарри снова лег, но ему никак не удавалось расслабиться. Он долго ворочался, пока, наконец, не провалился в беспокойный сон.

Сообщение отредактировал Panta - Пятница, 18.09.2009, 21:27
 
PantaДата: Пятница, 18.09.2009, 21:30 | Сообщение # 5
Подросток
Сообщений: 20
« 2 »
Глава 4

Когда Гарри проснулся, солнце уже поднялось высоко в небе. Он лежал в кровати, думая обо всем, что произошло прошлой ночью. Еще мальчик задавался вопросом, добрались ли тетя Петунья и дядя Вернон домой, и увидит ли он их когда-нибудь вновь. Теперь он вряд ли сможет вернуться на Тисовую улицу. Рассуждения Гарри были прерваны громким урчанием, исходившем от его живота, поэтому он встал и пошел вниз в поисках завтрака. В доме было очень тихо. Гарри понял, что даже не знает, есть ли здесь кто-нибудь, за исключением его и Люпина. Когда он вошел на кухню, он обнаружил Ремуса, готовящего что-то на плите.

- А, Гарри. Я как раз думал идти будить тебя, пока ты не проспал обед.

- Который час?

- Почти полдень. Как спалось?

- Прекрасно, - ответил Гарри, и это было правдой.

Ремус выглядел невыспавшимся, но, по крайней мере, вроде не сердился на вчерашнюю выходку Гарри со Снейпом.
- Садись, ты, должно быть, голоден.

Люпин принес Гарри большую тарелку аппетитно пахнущего супа и несколько бутербродов.

- Выглядит восхитительно! - сказал Гарри, принимаясь за еду. - Я и не знал, что ты умеешь так вкусно готовить.

- Чему только не научишься, живя в одиночестве, - улыбнулся Ремус, присоединяясь к обеду. - Сириус всегда меня подкалывал, что это был мой самый большой вклад в Орден. Он усмехнулся, но вдруг неожиданно нахмурился и кинул на Гарри осторожный взгляд.

- Я в порядке, - произнес Гарри. - Я не возражаю поговорить о нем.

- Гарри, если тебе будет что-нибудь нужно... Если надо будет выговориться, обращайся.

- Я знаю. - Мальчик сглотнул неприятный ком в горле и сменил тему разговора. - Здесь есть кто-нибудь еще?

- В настоящее время нет. Флетчер был раньше, он принес все твои вещи. Отдел магических происшествий и катастроф проделал превосходную работу, кстати. Они заменили входную дверь в доме твоих родственников и наложили заклятие Обливиайт на них и всех соседей. Твои тетя и дядя никогда не узнают, что что-то произошло. Они считают, ты отправился к друзьям и проведешь у них остаток лета.

- Представляю, как они счастливы, - сказал Гарри. - А Рон и Гермиона приедут сюда?

- Попозже, ближе к началу учебного года. Может, еще кто заскочит; поэтому не волнуйся, ты не будешь обременен все это время только моей компанией.

- В компании с тобой гораздо лучше, чем с Дурслями, поверь, - ответил Гарри.

Ремус рассмеялся.
- Тонкс, кстати, придет на обед. Она останется на ночь, так что обращайся к ней, если тебе что-нибудь понадобится. Она не столь же хороший повар, как я, но думаю, вы справитесь.

- А ты не останешься здесь?

Люпин замолчал, а затем улыбнулся.
- Сегодня полнолуние, Гарри.

Мальчик покраснел и пробормотал:
- Мне жаль, Ремус. Я и не знал...

- Тебе и не обязательно это знать, - ответил Ремус с улыбкой. - Большинство людей не следят за фазами луны так внимательно, как я.

- Ты пьешь Волчье зелье, да?

- Да. Неудобно быть выведенным из строя на несколько дней, особенно когда Пожиратели развернули активную деятельность.

- Кто варит его?

- Твой любимый профессор зельеварения, конечно.

- Ты все еще пользуешься его услугами?

- Не надо так удивляться, Гарри. Он один из лучших зельеваров. Кроме того, он является членом Ордена, а это позволяет избежать многих ненужных вопросов.

- Ты доверяешь ему?

- Конечно. Почему нет? - Люпин встал из-за стола. - Мне надо поработать несколько часов, но если тебе что-нибудь понадобится, зови.

Гарри не был в восторге от того, что Ремус получает волчье зелье от Снейпа, но Люпин явно не собирался обсуждать это. Когда его бывший учитель скрылся в библиотеке, Гарри пошел разбирать вещи. Он был рад тому, что Мундугус Флетчер принес все его вещи, включая подарки на День рождения, которые были спрятаны под половицей. Он быстро дотащил вещи до своей комнаты и провел следующий час, распаковывая их. Затем Гарри принялся за книгу Проклятий и Контрпроклятий. Через какое-то время раздался стук в дверь, и зашел Люпин.
- Гарри, я буду у себя; увидимся утром.

Гарри опять стал читать, но неожиданно его внимание привлек шум внизу. Он пошел на звуки и обнаружил на кухне Тонкс, которая что-то искала в буфете.

- Привет, Тонкс! - поздоровался Гарри.

- Привет, Гарри! Ты случайно не знаешь, где Ремус хранит кастрюли?

- Эээ... Нет, не знаю.

- Я собиралась сделать спагетти, но смогла найти только сковородки.

В этот момент раздался звонок в дверь.

- Мы ждем кого-то еще?

Тонкс пожала плечами.
- Возможно. Никогда не знаешь, кто здесь появится.

Она возвратилась к поискам, а Гарри пошел открывать дверь. К его удивлению, это оказалась миссис Уизли.
- Гарри, дорогой, как ты? - спросила она, обнимая его и чмокая в щеку.

- Вроде хорошо. Не знал, что вы придете. А у вас все в порядке?

- Да, все прекрасно. Я только хотела зайти и удостовериться, все ли у тебя хорошо и не нуждаешься ли ты в чем-то.

- Вы не знаете случайно, где Ремус хранит большие кастрюли?

Гарри объяснял, что Тонкс собирается делать ужин, пока они шли на кухню. Миссис Уизли окинула взглядом беспорядок, вызванный поисками, и предложила помощь. Пока она готовила ужин, Гарри и Тонкс накрывали на стол и болтали.
Радио было настроено на Беспроводную Волшебную Сеть, и внимание Гарри внезапно привлекло упоминание его имени.

- Итак, господин Пемброк, - говорил диктор БВС, - Вы не считаете, что Гарри Поттер - это ключ к победе над Тем-кого-нельзя-называть?
- Конечно, нет, - сказал Пемброк чрезвычайно высокомерным тоном. - Величайшие взрослые волшебники были неспособны победить Сами-знаете-кого. Смешно думать, что какой-то мальчишка сможет.
- Но Гарри Поттер не простой мальчик. Он Мальчик, Который Выжил, и он уже выстоял в поединке против Того-кого-нельзя-называть несколько раз.
- Несомненно, он был удачлив. Но теперь, когда Сами-знаете-кто возвратился и обрел новые силы, только вопрос времени...

Миссис Уизли выключила радио.
- Что за мусор! Будто нет ничего лучше, чем вести бесполезные дебаты, обсуждая то, чего они сами не знают. Не обращай на них внимания, дорогой.

Гарри кивнул, но его настроение было немного подпорчено. Скоро был готов ужин. Гарри и Тонкс сели за стол, но миссис Уизли не стала к ним присоединятся.

- Еще я испекла пирог, он стоит около плиты
- Вы уже уходите? - спросил Гарри.

- Боюсь, мне пора возвращаться к Артуру и детям. Но я уверена, мы скоро увидимся. Пока отдыхай, Гарри. Здесь ты в безопасности.
Наградив их улыбками и обняв на прощание, миссис Уизли ушла. Гарри почувствовал себя необъяснимо одиноким.

Пока они ужинали, Тонкс рассказывала мальчику о последних делах Ордена, которые не являлись строго конфиденциальными. Гарри вежливо слушал, но ему не было особо интересно. Прошлым летом он впитывал каждую деталь и хотел знать любую мелочь, но теперь все это не особо заботило мальчика.
Он лег спать пораньше, так как за день измотался как физически, так и эмоционально.

На следующее утро Гарри проснулся выспавшимся и свежим, однако настроение было подавленное. Лежа в кровати, он будто слышал голос Аверилла Пемброка в голове: "Величайшие взрослые волшебники были неспособны победить Сами-знаете-кого. Смешно думать, что какой-то мальчишка сможет".
Пемброк был неприятным человеком, но также он был прав. Это было смехотворно. Если даже сам Дамблдор не смог победить Волдеморта, какой тогда шанс был у него, у Гарри? Воспоминания о недавнем нападении все больше заставляли Гарри поверить в то, что он скорее умрет от рук Волдеморта, чем одержит над ним победу.
Гарри поднялся и пошел вниз, надеясь, что отвлечется от неприятных мыслей. Он нашел Ремуса на кухне - тот сидел с чашкой горячего чая. Люпин выглядел бледным и уставшим, но зато целым и невредимым.

- Доброе утро, Гарри. С Днем рождения.

- Спасибо, Ремус. Как ты себя чувствуешь?

- Гораздо лучше, чем выгляжу. Садись; я приготовлю завтрак.

- Да я сам могу...

- Ерунда! Сегодня же твой День рождения.

Ремус принялся готовить, пока Гарри накрывал на стол.
- Мы пойдем сегодня в Косой переулок. Утром прибыл список необходимых учебников на новый учебный год.

Люпин вручил Гарри лист бумаги. Было только два новых учебника: Заклинания для шестого курса и Продвинутая Трансфигурация.

- Еще прибыло кое-что из министерства Просвещения...

Сердце Гарри пропустило удар. Это должны были быть его результаты СОВЫ. Он схватил письмо, глубоко вздохнул и распечатал конверт.

Уважаемый мистер Поттер,
Мы рады сообщить Вам, что Вы получили проходные оценки по следующим предметам:
Астрономия_______________________Удовлетворительно
Уход за магическими существами_____Выше ожидаемого
Заклинания________________________Выше ожидаемого
Защита от темных искусств___________Превосходно
Травология________________________Удовлетворительно
История магии_____________________Слабо
Зельеварение______________________Превосходно
Трансфигурация____________________Выше ожидаемого
С уважением,
Адельберт Дюнс,
Отдел Образования и Просвещения

Гарри облегченно вздохнул. Последние два предмета были единственными, по поводу которых он действительно сильно волновался. Он обязательно должен был взять на шестом курсе для обучения Трансфигурацию и Зельеварение, если у него все еще было желание стать Мракоборцем, а МакГонагалл и Снейп требовали на СОВах высокие оценки. Особенно мальчик переживал по поводу Зелий, но без Снейпа, который его вечно отвлекал, он, очевидно, справился весьма неплохо.

- Хорошие новости? - спросил Люпин.

Гарри усмехнулся и показал ему письмо.

- Замечательно, Гарри! Вот молодец! Я бы сказал, это обязывает к двойному празднованию. После того, как мы купим все необходимое к школе, можем зайти во Флориан Фонтескью и взять по самому большому мороженому, которое у них есть.

- Отлично, - откликнулся Гарри с энтузиазмом. Вылазка из дома была именно тем, чего ему не хватало.

Покупки не заняли много времени. За прошлые годы Гарри успел хорошо запомнить расположение магазинов и точно знал, где что можно купить. Он улыбался младшим детям, которые явно совершали в Косом переулке свои первые покупки. Они остановились около каждой витрины, с интересом рассматривая магические вещи, выставленные на продажу, пока родители безуспешно пытались их поторопить.

Гарри боялся, что Люпину будет скучно сопровождать его, пока он покупал иглы дикобраза, пергамент и другие принадлежности, но Ремус с удовольствием следовал за Гарри от магазина к магазину и болтал с ним о квиддиче или о предстоящем учебном годе.
Наверно, ему тоже было очень одиноко, понял Гарри. Вероятно, смерть Сириуса подкосила его даже больше, чем меня...

- Вроде это все, - сказал Гарри Ремусу на выходе из Флориш и Блоттис.

- Что ж, думаю, самое время сходить проведать новых продавцов Косого переулка...
Гарри усмехнулся. Он точно знал, кого имел в виду Люпин.

Магазин Волшебных Приколов близнецов Уизли в доме номер девяносто три стоил хотя бы того, чтобы остановиться и внимательно рассмотреть его. Здание постоянно изменяло цвет - от оранжевого до фиолетового, от фиолетового до ядовито-зеленого, и еще, и еще. От обилия разных цветов быстро начинало рябить в глазах. Из верхнего окна торчал гигантский язык, с которого иногда свешивались и падали прямо на проходящих мимо магазина людей слюни. Из магазина доносились лязги, удары и взрывы. Гарри и Ремус обменяли улыбками и вошли внутрь.

Фред и Джордж Уизли стояли посреди кучки восхищенных детей, в которых Гарри сразу распознал студентов Хогвартса, хотя они были моложе его.

- А это вы можете использовать во время прогулок по замку в неположенное время, - говорил Фред, указывая на нечто, напоминающее плитку шоколада, которую держал в руках Джордж.

- Хруст Хамелеона, одно из наших последних изобретений. Джордж, не мог бы ты всем продемонстрировать, как оно действует?

Джордж усмехнулся и откусил маленький кусок от плитки. В ту же секунду он, казалось, исчез, став одного цвета с полкой позади него.

- Как вы видите, это работает как дезиллюминационное заклинание. Одна плитка гарантирует вам двадцать минут, во время которых вы становитесь практически невидимым. Но, конечно, вам не обязательно съедать все сразу. Маленького кусочка будет достаточно, чтобы пробраться мимо Филча, затаившегося в коридоре.

Два мальчика из толпы обменяли быстрыми взглядами.
- Мы возьмем дюжину, - сказал один мальчик, и они стали рыться в карманах в поисках денег.

- И еще коробку Исчезательного Чая, - добавил второй.

- Превосходный выбор, господа! - улыбнулся Джордж, который опять стал видимым. Все, кто хочет сделать покупку, подходите к тому прилавку, пожалуйста. И не забывайте, что для вашего удобства у нас также есть каталоги.
Вся группа студентов последовала за Джорджем.

- Гарри! - позвал Фред. - Добро пожаловать в наш Магазин Волшебных Приколов! Мы все задавались вопросом, когда же ты наконец почтишь нас своим приходом! Как у вас дела?

- Все хорошо, - ответил Ремус, пожимая руку Фреду. - Гарри только недавно прибыл в дом на площади Гриммо, я решил, он захочет увидеть ваш магазин.

- Фред, это просто потрясающе! - восхитился Гарри.

- Что ж, это все твоя заслуга. Ты же наш спонсор.

- Ну нет, это вы все придумали и воплотили в реальность.

- Вряд ли мы бы смогли все это сделать без твоей помощи.

- Я всего лишь обеспечил вас деньгами, - сказал Гарри, немного смутившись. - Ты и Джордж - гении, вы придумали все это!

- Гении? - переспросил Джордж, присоединившийся к ним после того, как сопроводил всех студентов с их покупками из магазина. - Мне не послышалось, кто-то действительно назвал нас гениями, Фред?

Неожиданно дверь магазина открылась, и вошел человек примерно одного возраста с Люпином, тщательно вытирая с плеча слюни.

- Я могу вам помочь, сэр? – обратился к нему Джордж.

- Нет, спасибо, - ответил человек, даже не взглянув на Джорджа. Вместо этого он приблизился к Гарри и Ремусу.

- Мистер Поттер, не так ли? Мистер Гарри Поттер? Я Аверилл Пемброк, репортер Ежедневного Пророка.

Гарри нахмурился. Говорить с репортером, особенно с Пемброком, был последней вещью, которую ему сейчас хотелось бы сделать.

- Последнее время все обсуждали ваше участие в драматических событиях, в результате которых всем стало известно о возвращении Сами-знаете-кого... А вы были совершенно отрезаны от внешнего мира. Я надеялся получить вашу реакцию на тот факт, что весь волшебный мир, кажется, смотрит на вас как на руководителя противостояния...

-Я думаю, все очень напуганы, вот и все. Если кто-либо хочет обратиться к руководителю, пусть обращается к Дамблдору в Хогвартсе. Я не могу вам ничего предложить.

- Тогда слухи, что вы лично выступаете против Сами-знаете-кого, необоснованны?

- Почти все настроены против Волдеморта, - ответил Гарри. Он почувствовал удовлетворение, поскольку видел, как Пемброк побледнел при имени Волдеморта. Тем не менее, репортер не смутился.

- То есть вы не боитесь его?

- Нет, не боюсь.

- Это делает вас или очень храбрыми, или очень глупым, мистер Поттер. Особенно после недавних событий.

Вежливая улыбка Пемброка не распространялась на его глаза, в которых Гарри чувствовал холод. Он не знал этого наверняка, но был совершенно уверен. Пемброк был Пожирателем Смерти.

- Я все еще жив, - сказал Гарри, тщательно подбирая слова. - И вы можете сказать тем... Гарри незначительно глянул на левую руку Пемброка. - … Вы можете сообщить, что я не сверну со своего пути.

Выражение Пемброка не изменилось, но он напрягался на мгновение, поэтому Гарри понял, что его сообщение было принято.
Ремус вышел вперед.

- Думаю, на сегодня достаточно вопросов.

- Вы? - произнес Пемброк, даже не потрудившись скрыть своего презрения.

- Это мой друг, - сказал Гарри прежде, чем Ремус смог ответить.

- Мы тоже его друзья, - сообщил Джордж, кладя руку на плечо репортера.

- А это, кстати, наш магазин, - добавил Фред, копировав движение брата с противоположенной стороны.

- Вы ничего не купили, и мы действительно думаем, что для вас самое время уйти, - закончил Джордж. Они сопроводили Пемброка к двери и вытолкнули его наружу.

- И не возвращайтесь, - добавил вежливо Фред. - Какой мерзавец! – возмутился он, когда закрыл дверь перед носом разъяренного человека.

- Папа рассказал нам, что случилось в доме твоих дяди и тети, Гарри, - сказал Джордж с нетипичной для него серьезностью. - Мы знаем, что с Люпином ты будешь в безопасности.

- Но если тебе что-нибудь понадобится...

- Что угодно...

- Сообщи нам.

Гарри улыбнулся близнецам.
- Не забывайте заботиться о себе.

Фред и Джордж усмехнулись.
- О нас не волнуйся, Гарри.

- О да. Мы настоящие эксперты по заботе.

Гарри и Ремус возвратились на площадь Гриммо 12 . После магазина близнецов Люпин купил, как и обещал, два огромных фруктовых мороженых во Флориане и Фонтескью. После мороженого Гарри почувствовал, что смертельно объелся. Он пошел наверх и стал разбирать покупки. Скоро его позвал Люпин.

- Гарри, можешь зайти на минутку в библиотеку? Мне нужна твоя помощь...

- Без проблем!

Гарри спустился вниз и открыл дверь библиотеки.
- Чем тебе помочь, Ре...

- Сюрприз!!!

От неожиданности Гарри подскочил. В комнате было полно народу, всего приветствовали его и улыбались. Миссис Уизли стояла с Роном и Джинни; еще он увидел Фреда и Джорджа около Гермионы. Также там были Грозный Глаз, Тонкс и другие члены Ордена. Гермиона и Рон вышли вперед, чтобы обнять именинника.

- С Днем рождения, Гарри!

- Что все это значит? - спросил Гарри, когда к нему вернулся дар речи.

- Это наш сюрприз! А ты как думаешь? - Рон хлопнул друга по плечу. - Смотри, тут куча подарков, большой торт и много еды!

Гарри наконец смог оглядеться. Рон был прав, здесь была гора еды и прекрасный пирог, испеченный миссис Уизли. И было столько подарков, сколько Гарри не получал еще никогда в жизни. Но лучшим подарком было то, что он был в кругу своих друзей. Без сомнений, это был его лучший День Рождения.

Сообщение отредактировал Panta - Среда, 07.10.2009, 10:08
 
PantaДата: Пятница, 18.09.2009, 21:33 | Сообщение # 6
Подросток
Сообщений: 20
« 2 »
Глава 5

Следующие несколько недель прошли относительно спокойно. По крайней мере, настолько, насколько вообще могло быть спокойно в доме номер двенадцать на площади Гриммо. Члены Ордена приходили и уходили в любое время дня и ночи. Гарри уже не пытался присутствовать на закрытых собраниях или хотя бы подслушать что-то. С тех пор, как погиб Сириус, он потерял всякое желание узнать какую-либо секретную информацию, его это попросту перестало волновать. Кроме того, его видения рассказывали ему все, что он хотел узнать.

Гарри провел много времени в своей комнате, пытаясь заниматься окклюменцией или изучая новые заклинания. Если ему становилось одиноко, он спускался на кухню, где Ремус или другие члены Ордена с радостью могли поболтать с ним. Все, кроме Снейпа, конечно, который бывал в доме с раздражающей частотой. Иногда мальчик ловил на себе его взгляд, но в остальном профессор зельеварения предпочитал полностью игнорировать его, и Гарри это устраивало.
На последней неделе августа приехали Рон, Джинни и Гермиона. Гарри был немного взволнован - он не видел своих друзей с тех пор, как был его День рождения, и он скучал. Но также он был обеспокоен. Он все еще никому не рассказал детали своей беседы с Дамблдором в конце года, в частности, о пророчестве. Осознание того, что ему было предназначено или убить Волдеморта, или умереть от его руки, висело тяжелым грузом. Гарри не хотел возлагать это бремя еще и на своих друзей, и также не хотел рассказывать о своих видениях. Он только вскользь упомянул, что они пока не прекратились, но не стал описывать, какими кошмарными они стали. Вместо этого ему хотелось забыть на время обо всех своих заботах и просто провести время с друзьями.

Наконец пришло время возвращаться в Хогвартс. Ремус строго завещал детям собрать все вещи накануне отъезда, как они и сделали. По крайней мере, думали, что сделали. Однако утром оказалось еще много мелочей, из-за которых выходить пришлось впритык.

- Вы четверо! Вы что, хотите опоздать на поезд? - кричал Люпин с первого этажа. - Гарри, Рон, спускайтесь немедленно! Гермиона, выходи на улицу. Мы должны идти немедленно!

Ребята с грохотом спускались с чемоданами вниз. Грозный Глаз, Тонкс и Мундунгус Флетчер ждали их вместе с Ремусом, чтобы доставить до Хогвартс-Экспресса на машине. Наконец в багажник машины был запихан последний чемодан, все разместились внутри, и они тронулись. По пути не было никаких происшествий и пробок, так что скоро все были на платформе Девять и Три четверти. Гарри с друзьями сели на поезд за пять минут до отбытия и уже скоро махали на прощание Люпину и остальным. Большинство купе было занято, но в коридоре они встретились с Невиллом и Луной. Мимбулус Мимблетония Невилла значительно вырос за лето и теперь выглядел немного устрашающе.

- Привет, Невилл! Привет, Луна! Вы не будете против, если мы разместимся у вас в купе? - спросила Джинни.

- О, привет. Входите, - ответил Невилл.

Гарри постарался сесть подальше от растения Невилла и заметил, что Рон и Гермиона тоже смотрят на него с опаской. Джинни же, казалось, совсем не беспокоил Мимбулус Мимблетония. Они обменяли новостями и стали болтать о лете, хотя Гарри не желал говорить о нападении на Тисовой улице.
Беседа медленно перешла к школе, и Рон сказал:

- Я надеюсь, в этом году нам достанется достойный учитель защиты от темных искусств.

- В этом году у нас будет преподавать Комен Райн, - неожиданно сказала Полумна. - Он дипломированный специалист, но последние лет двадцать провел в путешествиях по всему континенту.

- Откуда ты все это знаешь? - удивилась Гермиона.

- Мой папа слышал об этом от одного из своих партнеров, когда мы были в Швеции в прошлом месяце. Он когда-то работал с Райном.

- Надо же... Ну, в общем, это вселяет надежду... - тихо пробормотал Рон. Джинни пихнула его ногой.

- Я уверена, он будет отличным учителем, - сказала она.

- Если он будет преподавать в Хогвартсе, значит, он наверняка там учился. Как вы думаете, на каком факультете? - спросил Невилл.

- На Слизерине, - ответила Полумна, не отрываясь от Придиры.

- Ты шутишь! - гневно воскликнул Рон. - Учитель защиты - и слизерениц? Дамблдор что, с ума сошел?

- Да ладно тебе, он точно будет лучше Амбридж, - попыталась его успокоить Гермиона.

- Да, но зато он наверняка будет таким же гадким, как Снейп. А я только избавился от этого сальноволосого ублюдка!

- Полагаю, у Дамблдора не было много вариантов, - сказала Джинни. - Никто, кажется, не хочет эту работу.

- Да, но теперь, когда вернулся Сами-знаете-кто, можно было бы подыскать кого-нибудь поприличнее, - продолжал возмущаться Рон.

- А я думаю, он все-таки может оказаться хорошим учителем, - сказала храбро Гермиона.

- Ну да... Так же, как и я мог бы получить сто тысяч галлеонов в наследство! - усмехнулся Рон.

Наконец поезд добрался до школы. Они быстро доехали до Хогвартса в каретах. Сортировочная шляпа опять предупредила всех о необходимости единства между факультетами, и началось распределение. Когда всех первокурсников распределили, Дамблдор встал, чтобы поприветствовать студентов.

- Настали трудные времена. Нет никакого смысла притворяться, что нам всем не угрожает большая опасность; это было бы большой ошибкой. Вы все должны быть осторожными. И, конечно, с большим удовольствием представляю вам нашего нового учителя защиты от темных сил - профессора Комена Райна.

Красивый человек, которому было около сорока, встал и вежливо поклонился сначала Дамблдору, затем студентам. На нем была темная с зеленым мантия, а вокруг шеи был повязан слизеринский шарф. У него были короткие каштановые волосы, коричневая козлиная бородка и теплая открытая улыбка, а синие глаза весело мерцали. Гарри должен был признать, что профессор на первый взгляд казался вполне дружелюбным. К тому же хорошим признаком были сердитые взгляды, которые кидал на Комена Снейп.

Скоро аплодисменты стали утихать, и директор продолжил:
- Профессор Райн высококвалифицирован, и я надеюсь, вы все это учтете и будете внимательно его слушать и усердно заниматься. Теперь, я полагаю, настало время ужина.

Он хлопнул в ладоши, и все тарелки на столах тут же наполнились едой, а в зале стало шумно. Когда банкет закончился, студенты направились в свои спальни. Перед сном Гарри посвятил немного времени Окклюменции. Он не думал, что это поможет полностью избавиться от сновидений, но после упражнений ему действительно лучше спалось.

Следующим утром во время завтрака МакГонагалл раздавала всем расписание уроков.

- Поттер, я полагаю, летом вы получили не полный список всего необходимого для школы, - сказала она, вручая Гарри лист бумаги в дополнение к расписанию.
Гарри просмотрел его и напрягся.

- Тут много ингредиентов для зельеварения! У меня их нет!

- Я так и думала. Вы сможете приобрести все необходимое в Хогсмите. И еще, вот учебник. - Она протянула Гарри толстенную книгу. Полагаю, вам стоит почитать его перед зельеваренем.

МакГонагалл ушла, оставляя растерянного Гарри, рассматривающего обложку учебника "Продвинутое Зельеварение".

- Ты не сделал домашнюю работу по зельеварению, Гарри? - ужаснулась Гермиона.

Гарри нахмурился.
- Ну я и забыл, что что-то надо было сделать... Вначале был уверен, что не пройду в класс Снейпа, потом как-то и не вспоминал... Когда у нас с ним первое занятие?

- Завтра, первым уроком, - ответила Гермиона.

- Ладно, у меня есть еще немножко времени. Что у нас сегодня?

- Сейчас посморим... - Гермиона поглядела расписание и нахмурила брови. - Двойная защита со слизеринцами?

- Что? - произнес Рон, заглядывая в свой листок. - Не может быть!

- А мне интересно, каким окажется Райн, - сказал Гарри, косясь на стол преподавателей, где новый профессор защиты дружелюбно разговаривал с профессором Спраут.

- Да, но защита со Слизеринцами! Это что-то новое! - продолжал Рон. - Это будет хуже, чем зельеварение в их компании.

- А вот и не будет, - спокойным голосом ответил Гарри. Он наблюдал за слизеринцами и за Малфоем в частности, сидевшими в другой части Большого зала. - Мы сражались с Пожирателями смерти. И уж точно мы сможем обезопасить себя от слизеринцев

- Хмм... Ну да, наверно, ты прав, - неуверенно согласился Рон.

После завтрака гриффиндорцы поспешили к классу защиты. Слизеринцы подтянулись немного позже. Две группы студентов заняли места в противоположенных частях кабинета и теперь кидали друг на друга враждебные взгляды, пока ждали профессора Райна. Стычка не заставила себя ждать.

- Ну что, Поттер, - издевался Малфой. - Хорошо провел лето? Как там поживают твои родственники, эти магглы? С ними все хорошо? Наверняка это ненадолго.

Гарри почувствовал, как в нем поднимается злость, но сдержался.

- А как там твой отец, в порядке? Он уже дважды запорол попытку убить меня. Думаю, Волдеморт не особо им доволен.

Лицо Малфоя пошло белыми пятнами от ярости.
- Я закончу начатое им. Когда-нибудь я убью тебя, Поттер, - прошипел он едва слышно.

Гарри улыбнулся.
- Не убьешь. Но я с удовольствием полюбуюсь на твои попытки. Будет интересно посмотреть, сражаешься ли ты также ужасно, как твой отец.

Малфой немедленно вскочил, вытаскивая палочку, но Гарри оказался быстрее и уже указывал своей палочкой в грудь Малфою. Половина гриффиндорцев и слизеринцев тоже стали вытаскивать палочки.

- О, как здорово иметь такой энергичный класс! - сказал Райн, входя в кабинет. - Тем не менее, вы пока можете убрать их, - добавил он, поскольку проходил сквозь ряды студентов с палочками в вытянутых руках. Он подошел к своему столу, с энтузиазмом потирая руки. Его глаза довольно сияли.

- Итак, какой урок вы все только что получили?
Студенты, все еще стоящие с поднятыми палочками, смотрели друг на друга, не понимая.

- Никто не знает? Никогда не позволяйте себя спровоцировать! Это очень, очень важно. Мистер Малфой, так как вы позволили мистеру Поттеру спровоцировать себя, я снимаю со Слизерина пять очков

- Что? - возмущенно переспросил Малфой.

- Каждый, кто позволит спровоцировать себя на моем уроке, лишится очков. Не волнуйтесь, Малфой, я уверен, что вы не будете единственным. Теперь садитесь, давайте начнем.

Студенты заняли свои места.

- Я уверен, что вы все задаетесь вопросом, почему я хотел сделать в этом году сдвоенные занятия, - начал Райн. Вы все уже изучили достаточное количество проклятий и контрпроклятий. Ваши факультеты довольно-таки продвинуты по этой части, и некоторые из вас сражались даже против взрослых волшебников. Поэтому я считаю, что обучать вас заклинаниям не стоит. Однако победитель далеко не всегда знает больше проклятий или контрпроклятий, чем его соперник. Это состязание умов. Именно поэтому самообладание является первым и, вероятно, одним из самых тяжелых уроков, которые вы должны будете усвоить. Когда вы позволяете гневу или любым другим эмоциям взять верх над разумом, вы даете своему противнику большое преимущество. Если же вы научитесь не реагировать друг на друга, вы будете обладать большим самообладанием и самоконтролем, чем многие волшебники.
И еще скажу в заключение. Я должен научить вас, как защищаться от темных искусств. Меня совершенно не интересует, кто ваши родители, сколько у вас есть денег или на каком факультете вы учитесь. Я буду судить о вас, основываясь только на вашей работе в этом классе, и я буду рассматривать всех одинаково.
Теперь соберите свои вещи и следуйте за мной.

Он повел удивленных студентов из замка вниз к озеру.

- Как вам Райн? - спросил Невилл, нагнав Рона и Гарри.

- Я не знаю, - сказал Рон. - Он, конечно, не такой, каким я его себе представлял... Но тот, кто снимает очки с Малфоя, не может быть плохим.

- Что ж, если он собирается ввести нас в психологию поединка, это очень здорово, - сказала взволнованно Гермиона. - Я немного почитала о...

- Я только хочу, чтобы он научил нас как можно эффективнее сражаться на дуэли, - прерывал ее Гарри. - Мы находимся в положении войны, и теория меня не интересует.

Они достигли озера, и Райн оживленно хлопнул в ладоши, чтобы привлечь внимание класса.

- Здесь мы будем встречаться, независимо от погоды. Все выбирают противника с противоположного факультета, и мы будем практиковаться в поединках. Никаких серьезных проклятий. Я только хочу оценить ваш уровень.
Мистер Малфой, мистер Поттер, прекратите впиваться друг в друга взглядами, я хотел бы объяснить вам обоим, что не хочу несчастных случаев в первый же день моего преподавания. Это вряд ли обрадует директора. Следовательно, если любой из вас выпустит какое-либо серьезное проклятие, то вы потеряете пятьдесят очков со своего факультета и будете наказаны на неделю. Я ясно дал вам понять, господа?

Гарри и Малфой кивнули, все также угрожающе смотря друг на друга.
- Это касается всех вас, - сказал Райн. - Начинайте!

Каждая пара студентов сражалась на дуэли до тех пор, пока один из дуэлянтов не был выведен из строя. Как только все поединки были закончены, Райн убирал эффекты более сильных проклятий, и оставшиеся студенты снова сражались друг с другом. Те студенты, которые больше не могли драться на дуэли, просто наблюдали. Так прошел весь урок. К тому времени, когда Райн наконец остановил всех, все, кроме Гарри, были поражены по крайней мере одним заклятием. Они все были грязными и уставшими, а в крови бурлил адреналин.
Наконец Райн отпустил студентов, и они все направились к замку. Никто не перекидывался оскорблениями или просто репликами; после трудных поединков, казалось, все временно утратили потребность в устных нападениях. В холле они встретили профессора Снейпа, который бросил взгляд на их потрепанный вид и нахмурился.

- И что вы, спрашивается, делали?

- У нас была защита, - ответила Пэнси Паркинсон. - Мы сражались на дуэли у озера.

Глаза Снейпа неодобрительно сузились.
- Тогда идите и приведите быстро себя в порядок. Вы не можете идти в таком виде на обед.
Студенты пробормотали что-то в знак согласия и направились к своим гостиным.

- Мистер Поттер, - остановил Гарри холодный голос Снейпа. - Как получилось, что вы, кажется, не находитесь в том же виде, как ваши одноклассники?

Глаза Гарри встретились с глазами Снейпа, и он ответил:
- Я выиграл все свои поединки, сэр. - Он продолжал отвечать на пристальный взгляд Снейпа, тихо смеясь про себя, что профессору не к чему придраться. Очевидно, Снейп тоже это понял.

- Понятно, - тихо сказал он, развернулся на каблуках и пошел прочь.

Наконец шестикурсники вернулись в Большой зал на обед.

Джинни присоединилась к ним.

- Рассказывайте! Как прошла защита? Райн настолько же плох, как и Снейп?

- Можешь не беспокоиться, - ответил Гарри.

- Все прошло просто блестяще! - возбужденно продолжил Рон. - Я думаю, он - лучший учитель Защиты, который у нас когда-либо был...
Гарри тяжело вздохнул.

- Он продолжает вещать нам, как великолепен Райн, с тех пор, как закончилось занятие. Мы только недавно заставили его замолчать...

- Но ведь он слизеринец, - сказала Джинни.

- Все равно он не такой, как они! - продолжил с энтузиазмом Рон. Они со Снейпом похожи друг на друга так же, как день похож на ночь. Он даже снял очки с Малфоя!

- Ну, теперь понятно, почему он стал твоим любимым учителем, - улыбнулась Джинни.

- Да нет же, серьезно, я о другом. Вот увидишь.

Утром во вторник у шестикурсников было зельеварение. Снейп был последним человеком, с которым Гарри хотел бы провести время, но он нуждался в ТРИТОНе, если хотел стать мракоборцем. После завтрака они с Гермионой пошли в подземелья. Первой вещью, которую заметил Гарри, было то, что, помимо гриффиндорцев и слизеринцев, в классе также были когтевранцы и пуффендуйцы.
Снейп в своей обычной резкой манере вошел в класс, прошел между рядов и встал перед студентами.

- В следующем году к этому времени половина из вас уйдет, - начал он. - Я терплю плохую работу и лень от младших курсов, потому что у меня нет выбора. Но я не буду терпеть это от вас. Я выгоню любого, кто не будет прилагать больших усилий. Если вы не готовы к этому, дверь там.

Никто не двигался, и, казалось, даже не дышал. В классе повисла тишина.

- Что ж, тогда давайте начнем. - Снейп медленно шагал по проходу, пока говорил. - Сегодня вы будете делать Перечное зелье, - говорил он. - Вы найдете инструкции на странице сорок три. Открывайте свои учебники и начинайте.

Гарри начал листать свою книгу, но Снейп положил на нее руку, чтобы остановить его.

- Но не вы, мистер Поттер, - говорил он с холодной улыбкой. - Я слышал, вы хотите стать мракоборцем. Поэтому я подготовил вам специальное задание.

Снейп с усмешкой показал Гарри и пузырек с небольшим количеством фиолетовой жидкости, а потом обратился ко всему классу.
- Это яд Круциатус, о котором вы все должны были раньше читать.

Гарри не читал о нем, но надеялся, что это не имеет значения, поскольку Снейп продолжал.

- Это зелье ни в коем разе не является столь же интенсивным, как проклятие круциатус; его первичное действие не должно вызвать сильную боль, однако постепенно она начнет возрастать, пока жертва не сможет ее переносить и не потеряет сознание. Противоядие является относительно простым. Любой четверокурсник сможет его приготовить, но это при нормальных условиях. Для мракоборцев же условия бывают только полевыми.
Гарри сглотнул. Он знал, куда ведет Снейп.

- В первую очередь мракоборцы должны знать в зельеварении противоядия. Во многих случаях жизнь мракоборца может зависеть от его мастерства в приготовлении противоядий. Поэтому, - продолжил Снейп, опять обратив свое внимание на Гарри, - Мы посмотрим, насколько хорошо вы справитесь под воздействием этого зелья. Яд Круциатус действует относительно медленно. Его эффект не станет полным в течение по крайней мере часа. У вас есть время, чтобы сварить противоядие.

- Я не выпью это, - сказал Гарри, сверля Снейпа взглядом.

Снейп сказал совершенно спокойным голосом:
- Вам придется, или вы больше никогда не зайдете в этот класс. Выпейте яд или потеряйте любую надежду стать мракоборцем.

Снейп победил, и он знал это. Гарри ненавидел этого человека. Кинув на Снейпа еще один разъяренный взгляд, он взял пузырек и проглотил содержимое.
Снейп снова ухмыльнулся, а затем повернулся к Гермионе, которая в ужасе на них уставилась.

- На сегодня, мисс Грейнджер, вы сядете сзади. Я не хотел бы, чтобы вы отвлекали мистера Поттера.

- Но профессор, - начала Гермиона.

- Что ж, мы подождем, - мрачно сказал он.

Гарри в отчаянии посмотрел на Гермиону и покачал головой. Он уже смог ощутить эффект яда. Гермиона это поняла. Она схватила книгу и сумку и пошла назад.

- Теперь, мистер Поттер, вы можете начать.

Снейп отвернулся от него, и Гарри начал готовить противоядие. Зелье было не очень сложным, однако приходилось точно рассчитывать каждый компонент, прежде чем добавить следующий. Гарри работал так быстро, как мог; он знал, что время работает против него.
К сожалению, несмотря на утверждение Снейпа, что яд Круциатус действовал медленно, он начал работать почти сразу. Гарри переносил боль и прежде, и сейчас она была не настолько сильной, но она становилась непрерывной, и это было неприятно.

Боль началась в животе, потом она медленно стала распространяться к груди и к паху. Острый выстрел пронзил его плечо, и Гарри почувствовал, что ему не хватает воздуха. Он пытался сконцентрироваться на зелье, которое варил, но это было бесполезно. Он не мог сосредоточиться. Он знал, что противоядие не было трудным, но также знал, что он явно сварил его неправильно. Дрожащей рукой он вытер пот со лба.

- Не выходит, Поттер? - самодовольно промурлыкал Снейп прямо в его ухо. Гарри стиснул зубы, но ничего не сказал. - Очевидно, вы что-то сделали неправильно, - продолжал Снейп, изучая презрительно котел Гарри. Он вытащил из кармана пузырек и продемонстрировал его. - Как вы видите, противоядие должно быть зеленого цвета. Зеленого, не желтого. А я думал, даже вы сможете с этим справиться.

- Я не думаю, что даже мракоборец сможет изготовить зелья, которые он никогда не варил , тем более когда он отравлен.

- Оправдания не помогут, Поттер, - издевался Снейп.

- Хватит! - закричал Гарри.

- Что вы сказали? - тихо переспросил Снейп с угрожающей интонацией.

Гарри повернулся к профессору зельеварения. Боль и ярость уничтожили все мысли о возможных последствиях
- Я сказал, замолчите!

Весь класс уставился на Гарри в шоке.

Глаза Снейпа сузились в гневе.
- Ясно, вы больше не можете находиться на моих уроках.

- А вы не имеете права преподавать! Какой учитель будет травить своих студентов?

- Я планировал дать вам противоядие, так как вы, очевидно, были не в состоянии сами приготовить его! Но, возможно, вы предпочтете не получить его.
Гарри сделал выпад в сторону Снейпа, пытаясь завладеть пузырьком. Снейп попытался увернуться, но Гарри был быстрее и успел вцепиться в пузырек. Снейп, однако, был сильнее его, и он крепко держал противоядие. В ярости Гарри дернул его к себе, и пузырек пролетел через весь класс и разбился на каменном полу.
В классе повисла абсолютная тишина.

- Вы идиот, Поттер, - медленно проговорил Снейп.
Он перевел глаза от того, что осталось от противоядия, на студентов, которые все смотрели на Гарри в разных степенях удивления и недоверия.

- Возвращайтесь к работе, вы все, - бросил он, хватая Гарри за руку и таща его к двери. - Если в мое отсутствие что-то случится, я накажу всех! Он окинул студентов тяжелым взглядом, затем вытолкнул Гарри в коридор.

- Вы - одна сплошная неприятность, Поттер! - рассерженно говорил Снейп, таща его по коридору за собой.

- Это не моя ошибка! Вы решили отравить меня!

- Теперь это не относится к делу. Вопрос в том, что теперь делать с вами.

- Только дайте мне противоядие, а потом сможете наказать меня!
После этих слов Снейп остановился и впечатал Гарри в стенку, рассерженно смотря на него.

- Больше нет противоядия, Поттер! И при этом нет времени, чтобы сварить еще! Меньше, чем через полчаса, яд подействует полностью.

Гарри уставился на Снейпа, не веря его словам. Он не может говорить это всерьез! в отчаянии думал Гарри.

Внимание Снейпа привлекла невзрачная дверь рядом с ними.

- Отдайте мне вашу палочку, - внезапно сказал он.
Гарри автоматически повиновался, вытаскивая палочку из кармана. Снейп быстро выхватил ее из рук Гарри.

- Верните мне ее! - возмущенно закричал он Снейпу.

- Поверьте, Поттер, она вам не понадобится. - Снейп открыл дверь рядом с ними и запихнул Гарри в очень маленькую комнату, в которой он немедленно узнал помещение для хранения метел.

- Что вы делаете? - недоверчиво спросил Гарри.

- Оставляю вас здесь, - ответил Снейп, отстраняясь, чтобы закрыть дверь.
Гарри, возможно, и испытывал сильную боль, но его реакция была отточена многолетними тренировками квиддича. Он прыгнул вперед, блокируя дверь, и схватил Снейпа за руку.

- Вы не можете оставить меня тут!

- Я не собираюсь тащить вас до больничного крыла, тем более, мадам Помфри все равно ничем не поможет.
Снейп оттолкнул Гарри, и тот отлетел назад, врезавшись в ведро со швабрами. Дверь захлопнулась, и Гарри услышал, как Снейп запирает ее.

- Стойте! - закричал Гарри. Он стал молотить в дверь. - Профессор, пожалуйста! Не оставляйте меня здесь! Вы не можете сделать этого!

- Поттер, прекратите кричать! - раздраженно сказал Снейп. Гарри услышал, как профессор бросил в дверь заклинание звукоизоляции, и стало тихо.

Гарри прислонился к двери, ошеломленный. Он знал, что профессор зельеварения ненавидел его, но он не думал, что Снейп будет настолько жесток, чтобы оставить его здесь одного в темноте умирать. Острая боль прошла через бок, и Гарри упал на другую сторону. Каждый мускул в его теле был напряжен, он задавался вопросом, насколько сильной станет боль, пока он не потеряет сознание. Он прижался лбом к холодному каменному полу.
Мальчик стонал и был рад, что никто не услышит его смертельной муки.
По крайней мере, он больше мог не волноваться насчет Волдеморта. И насчет видений. И он сможет встретиться с родителями и Сириусом. Кроме того, разве не Дамблдор говорил, что смерть была всего лишь следующим большим приключением? Но ни одна из этих мыслей не могла прогнать страх.

Гарри сжал зубы от боли, которая стала превращаться в настоящую муку. Но скоро это должно было закончиться. Снейп говорил, что у него есть меньше получаса. Но казалось, время остановилось. Наконец он почувствовал, как в глазах стало медленно темнеть. И он потерял сознание.

- Поттер, проснитесь!

Гарри почувствовал, что кто-то тряс его, и открыл глаза. Снейп сидел на коленях рядом с ним. - Вы не можете лежать тут весь день. Вставайте.
Гарри уставился на человека и задался вопросом, не было ли это странным видением, вызванным смертью.

- Поттер, вы меня слышите?

Гарри кивнул, все еще уверенный, что это не является реальностью. Снейп вздохнул, схватил его за шиворот и посадил.

После полной темноты Гарри зажмурил глаза от яркого света, идущего из коридора. Он все еще чувствовал себя не особо хорошо, но, кажется, был жив, а боль почти прошла.

- Вы сделали противоядие? - спросил Гарри.
Снейп, нахмурившись, взглянул на него.

- Нет, Поттер. Я же говорил, что на это не было времени.

- Тогда почему я остался жив?

- Что?

- Почему я жив?

Выражение лица Снейпа медленно изменилось от раздраженного к удивленному.
- Поттер, вы что, вообще не читаете учебников? Яд Круциатус не приводит к летальному исходу! Его используют, чтобы помучить, но не убить. Вы же не настолько глупы, чтобы подумать, что я оставил вас здесь умирать?

Гарри не отвечал. Ему просто было нечего сказать.
Снейп рассержено покачал головой.

- Сколько раз я уже спасал вашу несчастную жизнь! Когда вы
наконец прекратите ждать, что я убью вас при любой удобной возможности?

- Вы только что отравили меня и заперли в маленькой комнатушке! Что, по-вашему, я мог думать? Кроме того, мучения не прибавили мне доверия к вам!

- Я не планировал, что все зайдет так далеко!

- Нет, но, вероятно, настолько далеко, чтобы оскорбить меня перед всеми! - сказал Гарри с горечью. - Достаточно далеко, чтобы я сделал что-то, за что меня можно было бы выгнать! Как долго вы собирались ждать, прежде чем дать мне противоядие, профессор? Вы собирались заставить меня умолять вас? Вам бы пришлось долго ждать, поскольку я бы умер, но не сделал бы этого!

Гарри и Снейп смотрели друг на друга с яростью, пока Гарри не нарушил молчание.

- А что насчет моей палочки? Зачем вы ее забрали?

- Чтобы вы не сломали ее, мечась, - сказал Снейп. Он протянул ее мальчику. - Конечно, я не в восторге от произошедшего. Но поскольку вы, очевидно, не выполнили свою домашнюю работу на лето, я бы сказал, что вы заслужили испуг, который испытали.

Гарри молча встал и пошел к лестнице, но голос Снейпа остановил его.

- Поттер!
Гарри повернулся. Следующие слова профессора заставили его почувствовать холодок, прошедший по спине.

- Если я когда-нибудь решу убить вас, поверьте, вы этого не узнаете.

Снейп развернулся и зашагал прочь.

Сообщение отредактировал Panta - Пятница, 18.09.2009, 21:34
 
PantaДата: Пятница, 18.09.2009, 21:37 | Сообщение # 7
Подросток
Сообщений: 20
« 2 »
Глава 6

- Гарри! - позвала Гермиона, когда Гарри вошел в Большой зал на обед. - Где ты был? Я пошла к мадам Помфри, но она сказала, что тебя не было в больничном крыле.

- Гермиона рассказала нам, что сделал Снейп, Гарри, - обратился к нему Рон. - Я думаю, что этого мерзавца надо уволить, или, еще лучше, заставить выпить его все собственные зелья!

- Куда он тебя отвел? - спросила Гермиона.

- Он запер меня в каморке для хранения метёлок недалеко от его кабинета, - с легкостью ответил Гарри.
Рон подавился тыквенным соком и, отплевываясь, в ужасе уставился на Гарри.
- Он что?

Гарри вздохнул.
- Он забрал мою палочку, запер меня в этой чертовой каморке и наложил заклинание звукоизоляции, чтобы меня никто не услышал.

Рон и Гермиона молча смотрели на Гарри. Неожиданно Рон вскочил и яростно уставился на преподавательский стол, туда, где сидел Снейп.

Гермиона схватила его за рукав.
- Рон, сядь, - зашипела она.

- Я собираюсь убить его!

- Рон, не будь идиотом...

- Да, именно так! Он не уйдет отсюда! Мне надоело, что он относится к Гарри, да и к остальным тоже, как к грязи!

- Мне тоже это не нравится, Рон, поверь, - быстро говорил Гарри. - Но Гермиона права. Ты же не можешь просто взять и убить Снейпа у всех на глазах прямо в середине Большого зала! Не глупи. Ты только выставишь себя на посмешище.

Рон сел и перевел дыхание.
- Когда-нибудь, клянусь, я все-таки убью его.

Первая неделя прошла быстро. Несмотря на его постоянные упражнения окклюменцией перед сном, видения Гарри так и не проходили и даже не становились реже. Всю ночь его мучали или они, или обычные кошмары, и по утрам мальчик просыпался в холодном поту. Он знал, что тревожил Рона, Дина, Симуса и Невилла, когда в некоторые ночи заставлял себя не спать, чтобы не будить их своими криками. Из-за всего этого он стал сильно уставать и с трудом концентрировался на уроках; профессора смотрели на него с различными степенями беспокойства и замешательства.

Зельеварение было для Гарри самым трудным предметом. Здесь требовались и точность, и предельная концентрация внимания, которые у него зачастую отсутствовали. Снейп, конечно же, каждый раз смаковал промахи Гарри, высмеивая их перед всем классом. Но даже профессор зельеварения время от времени кидал на Гарри озадаченные взгляды. По крайней мере, Снейп больше не пытался отравить его. Очевидно, предел его жестокости все-таки существовал, и он понял, что зашел слишком далеко, поэтому остановился. Или, возможно, Снейпа беспокоило, что скажет Дамблдор на то, что он отравил студента, а потом запер его в каморке.

Успехи Гарри на травологии и уходе за магическими существами были не слишком плохи, так как на них требовалось больше действовать, чем думать. История магии всегда была скучной, и теперь Гарри находил невозможным бодрствовать на ней.
Он пробовал слушать Биннса и не отвлекаться на первых двух занятиях, но потом сдался. Вначале Рон пытался будить его, но Гарри специально садился сзади, поэтому Рон также быстро сдался. Следовательно, впервые за шесть лет Гарри с нетерпением ждал историю магиии и даже жалел, что она была всего дважды в неделю. Он взял за привычку приходить пораньше, занимал место на последней парте и засыпал (иногда даже прежде, чем Биннс начал читать лекцию). После первых двух недель одноклассники перестали обращать на него внимание, а если он начинал храпеть, Гермиона просто накладывала на него заклинание звукоизоляции.

Трансфигурация стала проблемой. Гарри не мог вдумчиво и внимательно прочитать параграф, что было необходимо для практики.
Сегодня шестикурсниками надо было превратить подушку в кота. У подушки Гарри появились лапы, хвост и два глаза, которые она скосила на мальчика. Без предупреждения подушка спрыгнула с его стола и понеслась через весь класс.

- Эй, а ну вернись! - закричал Гарри, кидаясь за ней. Профессор МакГонагалл поймала ее, взмахнула палочкой и превратила в обычную подушку, а после этого вручила Гарри.

- Мистер Поттер, это ваша далеко не лучшая работа.

- Да, профессор, мне жаль...
Гарри вздохнул и вернулся на свое место, где опять взялся за подушку. Прямо перед ним сидела Гермиона и гладила прекрасную чеширскую кошку с блестящим мехом. Кошка бодала головой ее руку и громко мурлыкала.
Гарри нахмурился и покосился с завистью в их сторону.
Сконцентрируйся! Сказал он себе. Мне надо просто сосредоточиться.

- Поттер!

Гарри открыл глаза. Его голова лежала на подушке, где было очень комфортно и удобно, как он отметил. К сожалению, его заметила профессор МакГонагал, которая выглядела немного рассерженной.
- Если вы засыпаете, вам стоит превратить подушку в кровать, а не в кошку! - сказал она.

- Мне жаль, профессор, - огорченно ответил Гарри. Он поглядел вокруг, чтобы увидеть, сколько его одноклассников наблюдали их разговор. К счастью, большинство было занято трансфигурацией.

- Мистер Поттер, задержитесь в классе после занятия. Надеюсь, вы сможете не уснуть до этого времени.

- Да, профессор, - пробормотал Гарри, думая, что последняя вещь, в которой он нуждался, это задержка после урока. Вскоре урок закончился, и Гарри подошел к столу профессора МакГонагалл.

- Мистер Поттер, неужели вам так скучно на моих уроках? В чем дело?

- Ни в чем, профессор. Сегодня я действительно сильно устал - ночью спалось плохо.
МакГонагал посмотрела на него, замечая его бледность и темные круги под глазами.

- Вы действительно не очень хорошо выглядите, - сказала она. - Сходите прямо сейчас к мадам Помфри и примите перечное зелье. И, ради Бога, отдохните немного, Поттер.

- Хорошо, профессор, обязательно. Спасибо. - Гарри вышел из класса, радуясь, что не получил отработку, но не пошел в больничное крыло. Он уже попробовал перечное зелье и знал, что оно не поможет.

Гарри сделал травологию, написал эссе по зельеварению и, наконец, присоединился к Рону и Гермионе на обеде. Как только они сели, в зал вошли пятикурсники вместе с Джинни, на лице которой была широкая ухмылка. Она села рядом с Гермионой.

- Вы должны были видеть, что мы сделали на защите со слизеринцами! - сказала она радостно. - Мы сражались четыре против четверых. И мы запустили двоих из них прямо в озеро!

Гарри посмотрел на стол слизеринцев. Пятикурсники выглядели достаточно сердитыми и угрюмыми.

Рон не ошибался насчет профессора Райна. Старшекурсники быстро сошлись во мнении, что он был лучшим преподавателем после профессора Люпина. Некоторых до сих пор смущало, что их учитель по защите от темных искусств был слизеринцем, но большинство студентов перестало заботить это, так как профессор на самом деле был очень компетентен. Было любопытно смотреть за реакцией слизеринцев. Они, казалось, были совершенно безразличны к новому учителю защиты, и Гарри подозревал, почему. Дело было в Снейпе. Не было тайной, насколько Снейп желал занять это место, и он показывал различные степени презрения ко всем предшествующим учителям защиты. Но это было ничем по сравнению с чистой ненавистью, с которой он относился к Райну. Райн, наоборот, вел себя со Снейпом достаточно спокойно, даже дружелюбно. Тем не менее, приглядываясь внимательнее, Гарри отметил, что веселая улыбка становилась отчетливо хищной, когда она была адресована профессору зельеварения. Несмотря на эту конкуренцию, студенты слизерина, казалось, мудро оставались в стороне и не принимали ничью сторону.

Райн вошел и присоединился к остальным учителям за главным столом. Он шепнул что-то МакГонагалл, которая приветливо улыбалась ему. Снейп же производил странное впечатление змеи, готовой вот-вот напасть на жертву.

- Как вы думаете, он может убить Райна? - взволнованно спросил Невилл, нервно следя за Снейпом.

- Конечно же, нет! - ответила Гермиона. - Кроме того, Дамблдор все равно вряд ли даст ему эту должность.

- Дело даже не в защите, - прошептала заговорщически Джинни. - Я слышала часть разговора... Райн хочет должность декана Слизерина.

- Да ты шутишь! - воскликнул Гарри. - Он здесь всего месяц.

- Ну и что, слизеринцы же известны своими амбициями, - сказала Джинни.

- Знаете, что, - пробубнил Рон с набитым ртом. - А Дамблдор мог бы и согласиться.

- Он никогда бы так не поступил, - возразила серьезно Гермиона. - Снейп преподает здесь гораздо дольше, и он был деканом уже целую вечность. Это было бы оскорбление даже большее, чем просто уволить его.

- Да, но Райн был бы приблизительно в тысячу раз лучше, чем Снейп. Кроме того, тогда он мог бы остаться больше, чем на год. Если он хочет этого, Дамблдор должен согласиться. А если Снейпу это не нравится, пусть пакует свои вещички и катится отсюда.

Гарри потратил оставшееся время обеда, размышляя, насколько счастливым он будет без Снейпа.

На следующем уроке защиты Гарри серьезно задался вопросом, было ли что-нибудь такое, что могло бы убедить Дамблдора сделать Райна деканом Слизерина. Помимо того, что Малфой его явно презирал.

- Мистер Малфой, - обратился Райн, подходя к слизеринцу и Гарри, которые собирались начать дуэль. - Вы никогда не победите Поттера прямым нападением. Он быстрее, чем вы. Вы должны найти способ подловить его на чем-то.

- Я знаю, что я делаю, - протянул Малфой. Райн пожал плечами и отошел.
Малфой впился взглядом в Гарри.

- Спикула!
Гарри уклонился о заклятия и крикнул:

- Экспеллиармус!
Заклинание вырвало палочку из руки слизеринца. Гарри торжествующе усмехнулся, глядя на разгневанного Малфоя.

- Вот и подтверждние моих слов, - сухо прокомментировал Райн.

Малфой уставился на преподавателя.
- И вы считаете себя слизеринцем? - возмущался он. - Вы должны помогать нам, а вместо этого просто высмеиваете! Поттер то, Поттер се! Самый быстрый, самый умный! Да вы должны были попасть на Гриффиндор!

- Я не гриффиндорец, мистер Малфой, - спокойно отреагировал Райн. - Но также я не профессор Снейп. Вы ничему не научитесь, если вам не будут указывать на ошибки! Я не собираюсь тратить впустую свое и ваше время.

- Мне вообще не нужна защита от темных искусств! - бросил рассерженный слизеринец.

- Да неужели, мистер Малфой? Потому, что ваш отец Пожиратель смерти?

Все студенты замерли. Оскорбление можно было швырнуть в прохожего, но чтобы учитель сделал такое заявление прямо на уроке...

Райн посмотрел на студентов. В его глазах мелькали огоньки развлечения.

- Да ладно вам. Я недавно понял, что вещи, которые не говорят, обычно являются тем, что как раз необходимо произнести.

Он повернулся к Малфою.
- Меня не заботят ваши привязанности, мистер Малфой. Но не тешьте себя мыслью, что они делают вас лучше, чем других. Нет ничего более ужасного, чем гордость. И помните: ложь, которую вы внушаете сами себе, будет использована вашими врагами против вас самих.

Райн повысил голос и обратился ко всему классу.
- Скоро мы узнаем, что полезного вы вынесли из поединков. Я говорил с директором школы, и он позволил нам устроить большое школьное соревнование через две недели.

Невилл поднял свою руку.
- Это будет похоже на дуэльный клуб, который был четыре года назад?

Райн усмехнулся.
- Это будет соревнование, мистер Лонгботтом, а не просто демонстрация, поэтому оно может показаться вам несколько более грубым.

Соревнование было проведено второго октября в субботу на поле для квиддича. Все, кто не участвовал, с интересом наблюдали. Вокруг стадиона специально была установлена открытая трибуна для зрителей.

Правила были просты. Все конкуренты были разделены на пары, и каждая пара дралась на дуэли до тех пор, пока не определялся победитель. Он попадал в следующий раунд. Последний поединок между двумя оставшимися конкурентами определил бы чемпиона. Однако существовали некоторые ограничения. Естественно, не могли использоваться непростительные заклятия, а также те проклятия, которые могли бы опасно ранить или нанести другие серьезные повреждения. Все остальное было разрешено.
Слизеринцы быстро взяли преимущество, используя любые способы ради победы, хотя смелость гриффиндорцев была достойна высокой похвалы. Для Невилла самым прекрасным моментом была победа над Пэнси Паркинсон.

Хотя в начале соревнования в парах были студенты с разных факультетов, но ненадолго, поскольку все больше людей выбывало. Друзьям также приходилось сражаться друг против друга. Джинни гордилась тем, что нанесла поражение Рону. Тот утверждал, что у нее, как у его сестры, было неоспоримое преимущество. Гермиона победила Невилла и Симуса перед тем, как над ней одержал верх Гарри. Малфой поразил Джинни после особенно грязной борьбы, во время которой Гермионе приходилось удерживать Рона, чтобы препятствовать ему вмешаться. Финальный матч был между Малфоем и Гарри, который с легкостью выиграл все свои предыдущие поединки. Гарри наблюдал за слизеринцем, зная, что Малфой будет использовать любые способы ради победы. Гарри был настроен не позволить одержать ему верх.

Они стояли лицом к лицу и выжидали. Внезапно позади Гарри раздался громкий взрыв, и он оглянулся к группе слизеинцев позади него, чтобы увидеть то, что произошло. В следующее мгновение он понял свою ошибку.

- Редукто! - завопил Малфой.

У Гарри не было времени защититься. Вместо этого он упал на землю, и заклинание пролетело мимо. Он вскочил, чтобы атаковать, но поднятая палочка Малфоя снова указывала на него.

- Реласио!

- Протего! - Гарри удалось в последний момент отклонить проклятие, тогда он сам послал заклинание.

- Диффиндо! крикнул он.

Мантия Малфоя разорвалась, и Слизенинец удивленно опустил на нее глаза.

- Экспеллиармус!

Палочка Малфоя вылетела из его руки. Гарри схватил ее и направил свою палочку в сторону слизеринца.

- Когда-нибудь в ближайшее время мы застанем тебя одного, - прошипел Малфой. - Ты не сможешь постоянно быть настороже.

Он пошел прочь, так как к Гарри подошел Райн.

- Хорошо сделано, Поттер! - улыбнулся он ему. - Я никогда не видел молодых людей вашего возраста, которые бы сражались также здорово.

- Спасибо, сэр.

- Он достаточно подготовлен для юноши, - раздался сзади знакомый голос с нотками сарказма. Гарри обернулся и посмотрел на ухмыляющегося Снейпа.

- Вы думаете, что доросли до поединка со взрослым? - спросил Снейп с презрением.
Гарри сжал зубы.

- Я уже боролся со взрослыми колдунами раньше.

- Да, но вы не сможете улизнуть на этот раз, - злобно сказал Снейп.

Гарри боролся с желанием проклясть его на месте и постарался, чтобы его голос звучал спокойно.
- Я сомневаюсь, что буду в этом нуждаться.

Глаза Снейпа опасно вспыхнули, и он подошел к Гарри.
- Так может, мы проверим?

- Я буду рад, - согласился Гарри.

- Если вы оба говорите на полном серьезе, - прервал их Райн тоном, в котором одновременно можно было различить и тревогу, и развлечение, - я должен напомнить вам, что нельзя использовать непростительные или какие-либо серьезные проклятия.

- Конечно, - промурлыкал Снейп.

- Я помню, - ответил Гарри.

Ни Снейп, ни Гарри не нуждались в руководстве Райна. Их взгляды встретились, и в них была ощутима сильная ненависть.

Райн вздохнул.
- Прекрасно. Займите свои места. Профессор Снейп, встаньте там, пожалуйста. - Райн схватил Гарри за руку и повел в другую сторону, сломав их глазной контакт со Снейпом. Он отошел с Гарри на расстояние в несколько ярдов от мастера зелий и шепнул ему на ухо:

- Это не шутки, вы сражаетесь на дуэли, Поттер! Держите остроумие при себе, и, ради Мерлина, не позволяйте ему спровоцировать вас!

- Да, сэр, - отозвался Гарри.

Он повернулся к Снейпу, который уже достал палочку и выглядел гораздо более спокойным и уверенным, чем Гарри себя чувствовал. Гарри поднял свою палочку и кивнул Райну, показывая свою готовность. Тот дали сигнал к началу дуэли.
Гарри почувствовал себя так, словно его только что сбил автобус. Сила заклятия Редукто Снейпа почти пробила его блок и заставила его растеряться и запыхаться.

- Спикула! - громко выкрикнул Снейп.

Гарри знал, что у него не было никакой надежды на блокирование проклятия, но рефлексы не подвели его. Он нырнул в сторону как раз в тот момент, когда поток серебряных стрел пронесся мимо того места, где он только что стоял. Он продолжал двигаться, и другое проклятие прошипело в воздухе рядом с ним. Если Снейп и не пытался убить его, он имитировал это вполне успешно.

- Я думал, вы не собираетесь убегать, Потер, - издевался над ним зельевар.

- Реласио! - швырнул Гарри свое проклятие, но Снейп с легкостью отклонил его едва заметным движением палочки.

- Какая жалость. Это действительно лучшее, что вы можете сделать?

Гарри не ответил, но провокация Снейпа дала ему время, чтобы подняться на ноги.
Снейп высокомерно улыбнулся, смотря на мокрого взъерошенного молодого человека, и напал снова.

- Редукто!

На сей раз Гарри был готов.

- Протего! - Хотя он мог чувствовать силу проклятия Снейпа, щит отразил его, и оно отскочило к Снейпу.

Тот остановил отклоненное проклятие взмахом запястья.

- Диффиндо! Ошеломи! - быстро крикнул Гарри.

Снейп легко заблокировал оба проклятия, но это помешало ему напасть, на что и надеялся Гарри. Он вложил всю свою силу в третье заклятие.

- Инфликтум! - произнес он, и невидимый сгусток силы врезался в блок Снейпа, который тот поставил в последний момент. Мастер зелий был отброшен назад и приземлился в песок. Теперь была очередь Гарри холодно улыбаться, пока его учитель поднимался на ноги.
Они оба замерли друг перед другом, ища малейшую брешь, пытаясь предугадать следующее действие противника, готовые напасть, блокировать и сделать обманный маневр. Гарри никогда не концентрировался настолько сильно. Он даже не замечал, как по шее скатываются капельки пота. Проклятия стали летать еще быстрее, поскольку каждый из них уже был знаком со способностями и стилем другого.

- Турбо! - вихрь подбросил Гарри и кинул его на землю. Он приземлился и тут же откатился в сторону.

- Онис! - от палочки Гарри к Снейпу помчались градины.

- Деклино! - Куски льда разделились и прошли с двух сторон от него.

- Реласио! - завопил Гарри в тот же момент, как Снейп прокричал:

- Спикула!

Заклятия, встретившись в воздухе, отрикошетили друг от друга и полетели в толпу зрителей. Студенты бросились в разные стороны. Ни Снейп, ни Гарри не замедлили поединок. Они были полностью поглощены дуэлью.

- Марус! - произнес Снейп.

- Проте... - Гарри колебался, понимая, что зельевар только что бросил заклинание блокирования. Гарри не напал, так как на мгновение растерялся. Снейп был готов к этому.

- Экспеллиармус!

Мальчик поставил блок слишком поздно. Его палочка вылетела, и его отбросило назад, в кучу песка. Гарри потряс головой, чтобы очистить ее от его крупинок. Снейп уже сжимал его палочку, а свою собственную направил ему в грудь.

- Как вас легко отвлечь, Поттер - издевался Снейп. - Вы никогда не выиграете реальный поединок наподобие этого.

Гарри сжимал в ярости кулаки. Одной рукой он незаметно зачерпнул горсть песка. Без колебания он бросил ее в преподавателя. Песок попал ему прямо в лицо, и он задохнулся от боли и удивления, временно ослепленный. Гарри без промедления врезался в зельевара со всей силы. У него в голове была только одна мысль. Пальцы Гарри ухватили его палочку, и он потянул ее на себя. В ту же секунду он приставил ее к шее соперника.

- Я еще не проиграл, - смог выдавить Гарри, задыхаясь.

На мгновение глаза Снейпа расширились в удивлении, затем он схватил Гарри за ворот с огромной силой. Гарри видел в его убийственном взгляде, что этот человек никогда не признает своего поражения. Мальчик почувствовал укол страха и приставил конец палочки к его шее еще сильнее.

-Я сделаю это. Клянусь, сделаю, - прошептал он.

Но хватка Снейпа не ослабевала. Вместо этого он потянул Гарри ближе, пока их лица не разделяло всего несколько дюймов.

- Давай, - прошипел Снейп.

Гарри быстро пытался придумать проклятие, которое не причинит ему такую же боль, что и Снейпу, поскольку они находились в непосредственной близости.

- Достаточно!

Гарри и Снейп чуть повернули головы и увидели профессора МакГонагал, которая стремительно приближалась к ним.

- Встаньте сейчас же! Вы оба! - скомандовала она.
Гарри неуклюже поднялся; Снейп встал с немного большим достоинством.

- Очень плохо, что вы чуть не прокляли дюжины студентов, присутствующих на этом зрелище. МакГонагалл была мертвенно бледна. - Также я перед всеми выявляю ничью.

Гарри поглядел на потрясенные лица студентов и почувствовал себя огорченным.

- Поттер, идите к вашим одноклассникам!

Гарри открыл рот, чтобы извиниться, но МакГонагалл махнула рукой.
- Ни слова, Поттер. Идите.

Гарри вздохнул и оставил их.

- И ни слова от вас также, Северус! - продолжила МакГонагалл, когда Поттер был вне пределов слышимости. - Я потрясена! Вы уже давно не шестнадцатилетний подросток, проклинающий Джеймса Поттера в коридорах! Вы профессор этой школы!
Снейп сложил руки на груди и впился взглядом в МакГонагалл, которая ответила ему тем же.

- Поттер атаковал самым неспортивным способом, - возмущенно зашипел Снейп. - Он...

- Это сделал не только Поттер, поэтому не предлагайте вычесть с Гриффиндора даже и одного очка! - прервала его женщина. - С самого начала было очевидно, что ни у одного из вас не было интереса следовать этике поединков.

- Это не дает ему права обманывать!

- Он не обманывал, Снейп. Он только изменил тактику, - сказал подошедший Райн. В отличие от МакГонагалл, он улыбался. - Моим единственным условием было то, что никакие непростительные или смертельные проклятия не должны будут использоваться. Я не считаю нужным устанавливать много правил для дуэли. В конце концов, это не было вполне реалистично. Пожиратели смерти не будут сражаться честно.

- Это же школа, профессор Райн! - воскликнула МакГонагалл.

- Ерунда! - приветливо откликнулся он. - Сегодня каждый студент и большинство учителей получили здесь неоценимый урок о поединке. Никогда нельзя сдаваться! Надо делать сделать все возможное, чтобы победить! Это была прекрасная демонстрация! - широко улыбнулся Райн Снейпу, который неприятно прищурился в ответ.

- Однако, профессор Райн, если вы планируете устроить еще одно такое соревнование, потребуется более строгий кодекс поведения, - настояла МакГонагалл.

- Как пожелаете, профессор, - легко согласился он. - Я удостоверюсь в этом. - Он кивнул своим коллегам и ушел.

- Не дуйтесь, Северус, - сказала МакГонагалл, слегка улыбаясь. - Поттер победил вас в честном поединке, и вы это знаете.

- Он не победил меня! - оскорбленно произнес профессор зельеварения.

- Я подозреваю, вам придется смириться с тем, что остальная часть школы не согласна с вами, - усмехнулась она, кивая в сторону. Вокруг Поттера уже собралась толпа студентов - очевидно, они поздравляли его. Снейп поморщился. День, когда Гарри Поттер покинет Хогвартс, будет самым счастливым днем его жизни.

Кроме слизеринцев, все дуэлянты плюс большое количество зрителей пытались пожать мальчику руку и поздравить его.

- Мы должны отпраздновать это, - заявил Рон, хлопая Гарри по спине.

Гарри улыбнулся, но прежде, чем он смог сказать что-нибудь, Райн обратился ко всем.

- Итак, что вы сегодня изучили?

- Снейп не столь великий, как он думает, - немедленно отозвался Рон. Поднявшийся ропот среди студентов показал, что они согласны.

Райн не ответил, но посмотрел на Гарри.
- Мистер Поттер, как вы можете описать навыки профессора Снейпа в ведении поединка?

- Он знает намного больше проклятий, чем любой из нас, - ответил Гарри. - Я не знаю половину того, что он в меня кидал. Он также намного сильнее. И он невероятно быстр. Я мог только не отставать от него.

- И как вы перехватили инициативу?

- Гарри был лучше! - заявил Дин.

Глаза Райна продолжали смотреть Гарри, и мальчик знал, что он должен оценить не только навыки.

- Я был удачлив, - признал он. - Профессор Снейп должен был меня победить.

- Почему он не сделал этого? Ваша удача говорит о том, что противник сделал ошибку. Какую именно?

- Он не думал, что я смогу победить его, - ответил Гарри, улыбаясь. - Когда он заполучил мою палочку, он должен был проклясть меня. Вместо этого он там стоял, разговаривал и дал мне шанс напасть.

- Отлично, Поттер! Вы все должны запомнить это. Это - прекрасный пример того, что я сказал вам еще на первом уроке. Ваше отношение и настрой настолько же важны, как ваши навыки. Вы прекрасный дуэлянт, Поттер, но у вас не было шансов перед профессором Снейпом. Однако он недооценил вас. Он пытался преподать вам урок. А вы просто пытались победить.

Преподаватель посмотрел на всех студентов, собравшихся вокруг, и улыбнулся. - Теперь можете пойти и отпраздновать, - сказал он. - Вы заработали это.

Все начали расходиться, но Райн остановил Гарри.
- Поттер, я хотел бы сказать вам несколько слов.

- Да, сэр?

- Я не попадался бы на пути Снейпа некоторое время, - сказал спокойно Райн. Это человек, который очень не любит проигрывать.

Гарри кивнул.
- Спасибо, сэр. Я запомню это.

Гарри пошел в сторону замка. Но каким бы счастливым он не был, он все не мог вытряхнуть из головы предупреждение своего учителя и задавался вопросом, будет ли его победа стоить мести, которую Снейп наверняка устроит ему.

Сообщение отредактировал Panta - Пятница, 18.09.2009, 21:37
 
PantaДата: Пятница, 18.09.2009, 21:44 | Сообщение # 8
Подросток
Сообщений: 20
« 2 »
Глава 7

Следующие несколько дней Гарри старался избегать Снейпа, и ему это почти удавалось. Мастер зелий, очевидно, отступил на время в свои подземелья. Бурное воображение Гарри рисовало огромное число неприятных и оскорбительных событий, которые могла принести ему встреча с зельеваром. Не помогало и то, что, казалось, вся школа говорила о его дуэли со Снейпом. Каждый раз, когда кто-то остановил его, чтобы поздравить, настроение Гарри падало все ниже.

К утру вторника мальчику пришлось подчиниться судьбе и пойти на зельеварение. Гарри задавался вопросом, окажется ли он в больничном крыле или будет ли выставлен перед всеми посмешищем прежде, чем закончится утро. Он вошел в класс зельеварения даже с большим опасением, чем обычно.

- Сегодня мы будем варить зелье для свертывания крови, - сказал Снейп без всякого вступления сразу, как вошел. - Вы найдете необходимые компоненты на своих рабочих местах. Рецепт находится в ваших учебниках. Начали.

Снейп вообще не смотрел на Гарри и не обращал на него никакого внимания. Гарри сильно надеялся, что преподаватель так и будет его игнорировать. Он постарался как можно ниже склониться над котлом и начал готовить зелье, пытаясь быть настолько неприметным, насколько это возможно. Он работал в тишине, даже не пытаясь заговорить с остальными одноклассниками и только начинал расслабляться, как понял, что что-то пошло не так. Его зелье было такого же кроваво-красного цвета, как у остальных, но пузырилось и пенилось гораздо сильнее. Гарри попытался уменьшить огонь под своим котлом, но это не помогало. Неожиданно без предупреждения котел взорвался.
Зелье обрызгало все вокруг - парты, стулья, студентов, пытающихся увернуться. Но основной удар принял Гарри. Он стоял, ошеломленный, весь в красной жидкости, которая также залила его учебник и растекалась по рабочему месту.

- Поттер! - Снейп подошел, смотря на него с ехидной улыбкой. - Двадцать очков с Гриффиндора и отработка.

Гарри не отвечал. Он стал смертельно бледным и смотрел перед собой.

<i>Владелец книжного магазина был старым и хилым, но он не показал страха. Пожиратели смерти тащили его по ступенькам его дома. Гарри скользил среди полок с книгами, наблюдая. Из отрывков беседы он понял, что человек бросил вызов Волдеморту и должен был быть наказан. С отвращением Гарри наблюдал, как мучают старика и разрушают его дом и магазин. Наконец Пожиратели выволокли свою жертву наружу и приковывали цепью перед разрушенным магазином.

Один из Пожирателей вышел вперед, и мальчик узнал голос Лестнейджер.
- Вы будете предупреждением тем, кто сопротивляется Темному лорду.

Она указала палочкой на человека и произнесла какое-то незнакомое заклинание. Множество крошечных, острых, как бритва, кусочков металла понеслись от конца ее палочки к старику и стали втыкаться в его бледную кожу. Кровь лилась по его рукам, ногам, лицу. Человек стонал и дергался в муках, но кусочки все продолжали лететь в него. Кровь падала на тротуар вначале крупными каплями, затем полилась ручьем.</i>

- Поттер? Поттер!

Гарри моргнул и уставился на Снейпа. На секунду их глаза встретились. Мальчик почувствовал нехватку воздуха и нарастающую головную боль; он молча прошел мимо зельевара и почти бегом бросился к двери.

- Поттер, вернитесь немедленно!

Гарри не обратил внимания на слова преподавателя. Он вылетел из класса и почувствовал приятную прохладу коридора. Пройдя несколько шагов, он прислонился спиной к стене и прижал ладони к холодному камню, чувствуя, как дыхание медленно выравнивается. Он закрыл глаза, пытаясь выгнать из памяти воспоминания об ужасном видении.
Неожиданно на его плечо легла чья-то рука. Гарри подпрыгнул от неожиданности и открыл глаза, обнаружив стоящего рядом зельевара

- Поттер, с вами все в порядке? - спросил он раздраженно.

- Профессор, я… Мне жаль… Кажется, я заболел. Я...- Гарри запинался, стараясь не смотреть учителю в глаза.

- Идите в больничное крыло, пусть вас осмотрит мадам Помфри, - бросил Снейп без обычного ехидства или недовольства в голосе.

- Да, сэр. - Гарри отодвинулся от стены и пошел в сторону выхода из подземелий. Он не собирался идти к мадам Помфри; он не знал, как можно объяснить ей свое состояние. Вместо этого он дошел до своей спальни и лег на кровать, стараясь унять дрожь во всем теле.
Он прогулял заклинания. Юноша знал, что все равно вряд ли сможет нормально заниматься, и не хотел давать одноклассникам больше поводов для беспокойства или разговоров. Вместо этого Гарри провел время за учебниками, пока не пришел Рон.

- Вот ты где! Что с тобой?

- Мне было нехорошо. Решил прилечь ненадолго.

Рон поглядел на Гарри, нахмурившись. Очевидно, он не поверил его словам, но не стал продолжать расспросы.
- Ну ладно. Пойдешь на обед? Знаешь, Гермиона волновалась за тебя.

Гарри почувствовал легкий укол совести - он не хотел волновать своих друзей.
- Да, конечно, - ответил он и последовал за Роном вниз к комнате отдыха, где их ждала Гермиона.

- Гарри, с тобой все нормально? - спросила она с тревогой.

- Да, я в порядке. Мне просто стало немного нехорошо, но теперь я в норме.

- Отлично. Кажется, я знаю, что произошло с твоим зельем, - сказала Гермиона. - Кто-то добавил рог Двурога к толченым когтям гиппогрифа на твоем столе.

- Позвольте мне предположить, кто бы это мог быть, - сказал Рон с нотками отвращения в голосе. - Это наверняка был Снейп, не так ли?

- Ты никогда не докажешь этого, даже если это и так, - произнесла Гермиона. - Хотя я не могу предположить, кто бы это мог быть еще. Наверно, он таким образом решил поквитаться с тобой за субботу, Гарри.

- Что ж, мне все равно, - устало вздохнул мальчик. - Если это худшая вещь, которую он мне собирался сделать, то мне уже гораздо легче. Что ж, пора и пообедать.

- Мы собираемся в библиотеку после обеда, пойдешь с нами? - обратился к Гарри Рон.

Гарри колебался. Обычно он был счастлив присоединиться к друзьям и забыть на некоторое время о своих проблемах, но в настоящее время и Рон, и Гермиона смотрели на него с едва скрытым беспокойством.

- Мне надо сделать кое-что перед уроком Хагрида. - Гарри встал. - Идите без меня; я потом присоединюсь к вам.

В библиотеке было тихо. Рон и Гермиона сидели одни со своими учебниками, открытыми перед ними, но на их уме вряд ли были занятия.

- Рон, ты должен поговорить с ним, - настаивала Гермиона. Ее домашняя работа по заклинаниям лежала в стороне.

- Я пытался поговорить с ним, - ответил расстроено Рон. - И ты прекрасно это знаешь!

- Но он же не может продолжать пропускать занятия или спать на них. Он запустит все предметы!

- Мне одному кажется, что предметы - это не основная его забота на данный момент?! - воскликнул Рон.

- Вот поэтому ему надо хоть что-то предпринять!

- Мисс Грейнджер, мистер Уизли, - неожиданно раздался над ними тихий голос Снейпа, который будто взялся из ниоткуда. - Библиотека предназначена для учебы, а не для болтовни. Старосты должны подавать лучший пример. Следуйте за мной.

- Но сэр, мы занимаемся, - попыталась возразить Гермиона.

Разгневанный взгляд Снейпа заставил ее замолчать.
- Я сказал, идите за мной.

Рон и Гермиона собрали свои книги и покорно последовали за преподавателем, который привел их в соседний незанятый класс. Они были готовы к назначению отработки или потере очков и к обычным саркастическим оскорблениям, поэтому, когда Снейп закрыл дверь и повернулся к ним, его слова стали для них полной неожиданностью.
- Что не так с мистером Поттером?

- Что? - переспросил Рон.
- У меня нет бесконечного количества свободного времени, поэтому слушайте внимательнее, Уизли. Я спросил вас, что не так с мистером Поттером?

- Эээ... Ничего, сэр, - ответил неубедительно Рон, откашлявшись. – Ну, то есть вы наверняка знаете, что он немного не в своей тарелке. Я имею ввиду, у него действительно много всего на уме - это связано с Волдемортом. Еще смерть Сириуса... Наверно, именно поэтому он сейчас немного не в порядке.

Выражение лица зельевара не изменилось, но его голос стал очень тихим и угрожающим.
- Вы за идиота меня держите?

- Нет, профессор, конечно, нет! - выпалил Рон.

- Смею на это надеяться. Ум Поттера постоянно в другом месте. Он практически не может концентрировать свое внимание. Конечно, вы не могли не заметить этого, мисс Грейнджер, особенно если учесть, что вы постоянно препятствуете тому, чтобы он взорвал мою классную комнату, - добавил Снейп, впиваясь взглядом в Гермиону. - Есть большое различие между "немного" или "совсем" не в порядке. Меня не интересует, что он, кажется, запустил все свои предметы. Но он чуть не отрубился на моем уроке, поэтому я обязан спросить, в чем дело!

Рон повернулся к Гермионе.
- Он почти упал в обморок? Ты не говорила мне, что все было настолько плохо.

Гермиона бросила Рону предупреждающий взгляд.
- Его просто немного затошнило, только и всего.

- Мисс Грейнджер, вы думаете, я не знаком с признаками тошноты? Мистер Поттер не был болен, он был в шоке, и я хочу знать, почему.

Рон и Гермиона переглянулись, но ничего не сказали.

- Если вы предпочитаете, я могу просто выгнать его со своего курса зельеварения.

- Нет! - одновременно ответили друзья.

- Пожалуйста, сэр, - умоляла Гермиона. - Гарри необходимо зельеварение, он...

- Тогда ответьте на мой вопрос.

Девушка закусила нижнюю губу.
- Но мы обещали, что мы никому не скажем, - сказала она несчастным голосом.

- Что?

Рон вздохнул.
- Он заставил нас пообещать не говорить никому.

Рот Снейпа презрительно скривился.
- Что ж, я уверен, что ваша преданность будет похвальна на его похоронах, хотя я думал, что его состояние будет для вас важнее пустых слов и обещаний. Очевидно, Поттеру не везет с друзьями так же, как и с врагами.

Рон и Гермиона побледнели. Они молча смотрели на Снейпа, когда лицо Рона наконец приобрело решительное выражение.
- Это его сны, - начал Рон. - Хотя мне кажется, что они больше походят на видения.

- Вы знаете что-нибудь о видениях? - спросила Гермиона профессора.

- Что-то знаю.

- У Гарри и раньше часто были кошмары и болел шрам, - продолжил Рон. - Но в этом году все стало еще хуже. Иногда он не спит ночами. В течение последних недель Невилл, Дин, Симус и я сменялись, бодрствуя, чтобы следить за ним. Так, чтобы он не замечал, конечно. Иногда он ждет, пока мы не заснем, а затем спускается в комнату отдыха и сидит там всю ночь, уставившись в потухший камин.

- Он не говорит нам, что ему снится. Мы спрашивали уже много раз, - продолжила Гермиона. - Он только говорит нам не волноваться, и что все о’кей. Мы просили его пойти к профессору Дамблдору, но он не соглашался. Он говорит, что ему никто не сможет помочь. - Девушка колебалась несколько секунд, а затем добавила: - Пожалуйста, профессор Снейп. Я знаю, что вы ненавидите Гарри, но если вы можете сделать что-нибудь, пожалуйста, помогите ему.

- Мисс Грейнджер, я не знаю, как можно помочь Поттеру, - сказал Снейп серьезно, - но я уверен, что он получит любую помощь, которую сможет предложить эта школа. В настоящее время, я думаю, необходимо проинформировать директора. Идите за мной.

Рон и Гермиона и кивнули и пошли за профессором зельеварения.

---

Гарри чувствовал себя уставшим - уход за магическими существами с Хагридом был всегда утомительным. В настоящее время они изучали дживисов, и бесконечный крик, исходящий от этих существ, сильно раздражал. Мальчик больше склонялся к тому, чтобы задушить это похожее на хорька животное, чем покормить его.

Гарри не общался с Роном или Гермионой с самого обеда. Они опоздали на урок, а после Гарри не стал их ждать. Он был не в настроении для общения и мечтал прилечь отдохнуть.

- Не так быстро, дорогуша, - сказала ему Полная дама, когда он приблизился к входу в гриффиндорскую башню. - Директор школы хочет видеть тебя.

- Зачем? - поинтересовался юноша.

- Я не знаю, зачем. Но, кажется, это было срочным, поэтому тебе лучше пойти прямо сейчас.

Гарри тяжело вздохнул. По крайней мере, его не позвали прямо с занятия. Он занес сумку с учебниками и направился к кабинету директора.

- Мне надо видеть директора, он вызвал меня, - сообщил он горгулье, охраняющей дверь. Ее глаза вспыхнули, и затем дверь распахнулась. Гарри поднялся по винтовой лестнице и вошел в кабинет.

Дамблдор сидел за столом, но привстал, чтобы поприветствовать Гарри.
- А, Гарри. Спасибо, что пришел. Я надеюсь, что не сильно отвлек тебе.

- Конечно, нет, сэр, - ответил юноша, замечая легкое беспокойство, скрывающееся за теплым приветствием директора.

- Что ж, присядь, Гарри. Не хочешь лимонную дольку?

- Нет, спасибо, сэр. Что-то не так?

- Профессор Снейп говорил мне, что сегодня утром ты ушел с его урока, - начал он мягко.

Гарри уже практически забыл свою утреннюю панику. <i>Конечно, Снейпу было необходимо пойти и пожаловаться на меня директору</i>, - подумал он мрачно. Но зельевар же сам его отпустил...

- Утром мне стало немного нехорошо, - солгал Гарри. - Наверно, просто что-то не то съел на завтрак. Сейчас уже все в порядке.

- Профессор Снейп был совершенно точно уверен, что дело было не в недомогании, Гарри.

- Профессор ошибался, - раздраженно ответил он. - И я действительно не вижу поводов для беспокойства.

- Пока вы в Хогвартсе, в обязанности профессоров входит не только обучать вас, но также и заботиться о вашем благосостоянии.

- Я сильно сомневаюсь, что профессор Снейп - тот человек, которого будет волновать мое благосостояние...

- Он не единственный из преподавателей, кто выразил беспокойство по вашему поводу в последнее время.

Дамблдор ждал, но Гарри молчал. В голосе директора было слышно разочарование:
- Я надеялся, что ты доверяешь мне достаточно для того, чтобы все рассказать, Гарри. Но если есть кто-нибудь еще, с кем ты сможешь поделиться, просто скажи мне.

- Я действительно доверяю вам, сэр, - сказал юноша, - и нет никого, кому я бы доверял сильнее. Но действительно, мне не о чем рассказать.

- Скажи мне правду, Гарри.

Он вздохнул.
- Все дело в моих снах. Они стали более частыми, и я иногда плохо сплю.

- А что случилось на зельеварении?

Гарри колебался, но пристальный взгляд Дамблдора сосредоточился на нем.
- Мы делали зелье для свертывания крови, - начал Гарри, внезапно ощутив сухость во рту. - Мой котел взорвался, и неожиданно я увидел… - Гарри отвел взгляд, чувствуя, как неприятно скрутило живот. Через мгновение Дамблдор был рядом и положил руку ему на плечо.
- Как часто у тебя эти видения?

Уже не было никакого смысла врать.
- По крайней мере, один раз в неделю, иногда больше. Они стали хуже, чем раньше; более реальные. С лета они становились все более ясными. Я пытался практиковать окклюменцию - вспомнил несколько методов, которые показывал мне профессор Снейп. Только, кажется, это не помогает. - Гарри покачал головой. - Наверно, я делаю что-то неправильно. В прошлом году я и не старался. Я хотел знать, что происходит, поэтому никогда не пытался действительно заблокировать видения. Но после того, как Сириус… - Гарри сглотнул. - Я не хочу видеть эти вещи, но я не знаю, как остановить их, - закончил он грустно.

Дамблдор казался задумчивым.
- Как ты считаешь, Волдеморт знает об этом? Может, он сам посылает тебе их?

Гарри покачал головой.
- Я так не думаю. Я читал о некоторых вещах, которые видел, в Ежедневном Пророке, поэтому знаю, что они были настоящими и не походили на... - юноша тряхнул головой. - На то видение в конце года.

Дамблдор кивнул, но его следующие слова заставили Гарри напрячься.
- Я хочу, чтобы ты возобновил свои уроки окклюменцией, Гарри. Эти видения не приведут ни к чему хорошему. Ты должен учиться управлять этой связью с Волдемортом, иначе все может плохо закончиться.

Гарри знал, что директор был прав. Ночи, которые он проводил, мучаясь от своих видений, становились все чаще.
- С кем я буду заниматься? - спросил напряженно Гарри.

Дамблдор проигнорировал дискомфорт в голосе мальчика.
- Я полагаю, что было бы лучше, если бы ты возобновил свои уроки с профессором Снейпом.

- Но вы говорили, что было ошибкой давать Снейпу учить меня этому. Вы сказали, что сами должны были заниматься со мной!

- Я и должен был, Гарри. Но я не сделал этого. И теперь, из-за последствий, я полагаю, что нет выбора.

- Последствия? - переспросил он. - Вы подразумеваете смерть Сириуса? Но чему он может меня обучить, чему не можете вы?

- Позволь мне просто сказать, что ты извлечешь из уроков с профессором Снейпом гораздо больше, чем со мной.

- Что я извлеку?

- Этого я сказать не могу.

Мальчик расстроено вздохнул.
- Почему нет?

- Некоторые вещи нельзя сказать, Гарри. Их можно обнаружить. Пожалуйста, просто доверься мне. Это имеет большое значение.

Плечи Гарри опустились.
- Ну, если вы так считаете, профессор... Хотя я уверен, что это будет пустая трата времени. Кажется, я ничего не узнал от профессора Снейпа в том году.

- А ты хотел этого? - спросил мягко директор.

- Что вы имеете ввиду?

- Гарри, ты только что признался мне, что ты никогда не пытался вникнуть в окклюменцию. Даже самый лучший учитель не сможет преподать то, что ты отказываешься изучать. Я уверен, что и со мной успех был бы таким же плачевным. Даже если бы твои уроки продолжались, результат остался бы таким же.

Дамблдор говорил мягко и без обвинений, но от его слов мальчик почувствовал сильный укол совести. <i>Результат остался бы таким же. Сириус. Нет, это же не было его ошибкой. Ведь если Снейп не отменил бы уроки…</i> Но сейчас прежнее оправдание казалось пустым и необоснованным. Имели бы несколько недель уроков какое-то значение? Он чувствовал, как пересохло в горле, поскольку понял, что ответ был <i>нет</i>.

- В том, что произошло, нет твоей вины, - сказал мягко Дамблдор. - Но так же, как ты не должен обвинить себя, ты не должен обвинять и профессора Снейпа. Бессмысленный гнев приводит в итоге к неприятным последствиям.

Гарри кивнул.

- Скажи мне, как проходят тренировки по квиддичу?

- Хм, прекрасно, сэр. Мы должны делать все, что в наших силах, иначе мы не будем готовы к игре.

Директор улыбнулся.
- Это верно. Я думаю, что ты достаточно умен, чтобы понять, что этот принцип применяется не только в квиддиче. Мы в состоянии войны, поэтому должны делать все, чтобы подготовиться противостоять Волдеморту и его последователям. Даже, когда это чревато неприятными ситуациями.

- Вы подразумеваете профессора Снейпа?

- Возможно. В квиддиче больше полезен соперник, который позволяет тебе победить его, или тот, кто прилагает все усилия, чтобы победить самого тебя?

- Я понял вас, сэр. Профессор Снейп будет более требователен, чем могли бы быть вы. Но после того инцидента я действительно не думаю, что он согласится преподавать мне.

- Ты будешь удивлен, Гарри. Однако мне показалось, он был искренне обеспокоен тобой этим утром.

Гарри это не убедило. Он не мог вообразить Снейпа обеспокоенным чем бы то ни было.
- А если он все же откажется, то вы будете преподавать мне?

- Да, но я должен внушить тебе, что считаю это последним средством, к которому можно прибегнуть. Я совершенно уверен, что ты убедишь его возобновить занятия.

- Я?! Я думал, что вы собирались спросить его!

- Нет, Гарри. Будет намного лучше, если это сделаешь ты.

- Но он вряд ли вообще захочет со мной разговаривать!

- Значит, тебе надо попробовать.

- Но профессор…

- Гарри, ты оказывался перед самим Волдемортом. Конечно, ты сможешь оказаться перед профессором Снейпом.

---

Когда мальчик вернулся в гриффиндорскую башню, он был в отвратительном настроении. <i>Замечательно! Теперь мне надо идти к Снейпу и уговаривать продолжать заниматься со мной окклюменцией!</i> подумал он раздраженно. Дамблдор мог считать, что Снейп был обеспокоен его состоянием, но юноша очень сомневался. Даже если профессор согласится возобновить уроки, это сделает жизнь Гарри еще более несчастной.
Гарри прошел через проход за портретом и плюхнулся в одно из кресел у огня, неподалеку от тех, где занимались Рон с Гермионой. Они оба посмотрели на него с беспокойством, но его это не волновало.

- Ненавижу Снейпа! - выпалил Гарри.

Его друзья обменяли быстрыми взглядами.
- Что случилось? - первой решила нарушить молчание Гермиона.

Гарри встал и начал мерить шагами гостиную.
- Он пошел к Дамблдору и рассказал о том, что произошло утром на занятии. Видимо, он сказал, что <i>волновался</i> по поводу меня, потому что теперь Дамблдор хочет, чтобы я продолжал с ним уроки окклюменции!

- Возможно, это не такая плохая идея, - заметил Рон. - Последнее время ты очень плохо спишь, не можешь сосредоточиться на учебе. Тебе пора что-то сделать, дружище.

- Я не думаю, что Снейп пошел к Дамблдору назло тебе, Гарри, - сказала Гермиона. Я думаю… В общем, ты действительно ужасно выглядел, когда ушел с урока, и я думаю, что он мог обеспокоиться.

Гарри прекратил шагать и раздраженно впился взглядом в друзей. Он ожидал от них возмущения и поддержки.
- То есть вы тоже думаете, что это отличная идея? - спросил он сердито.

Рон понизил голос почти до шепота.
- Я думаю, эти видения реально сведут тебя с ума, если ты ничего не предпримешь.

- И вы думаете, что Снейпом двигало желание помочь?

- Ну, по крайней мере, он относится к видениям вполне серьезно, - ответил Рон.

Глаза Гарри подозрительно сузились.
-Откуда ты это знаешь?

Рон и Гермиона обменялись виноватыми взглядами.
- Он не глуп, Гарри, - сказала Гермиона. - Он знал, что ты не был болен. Он вытащил нас из библиотеки, чтобы спросить о тебе.

- <i>Вы рассказали Снейпу!</i> - воскликнул Гарри оскорбленным голосом.

- Но у нас не было выбора! - Рон вскочил и подбежал к Гарри. - Он выгнал бы тебя со своего класса!

- Я рада, что мы сказали ему, - не выдержала Гермиона. - Я не могу больше просто смотреть на все это, Гарри. Тебе нужна помощь.

- Но не от Снейпа!

- Ладно. Но Дамблдор думает, что так будет лучше, - сказал Рон.

- Откуда Дамблдор знает! Может, он ошибается!

- Ты тоже ошибаешься! - воскликнула Гермиона. - Возможно, если бы ты слушал его в прошлом году и попытался бы изучить окклюменцию, ты бы нормально спал, вместо того, чтобы заниматься этим на уроках! И ты бы не упал фактически в обморок сегодня на зельеварении! Ты не можешь все знать, Гарри, поэтому прекрати быть настолько высокомерными и упрямыми! Меня совершенно не волнует, насколько ты ненавидишь Снейпа! Если он может помочь тебе, значит, тебе необходимо принять эту помощь!

В комнате отдыха воцарилась абсолютная тишина. Все уставились на них, а Рон с удивлением косился на Гермиону. Гарри побледнел. Гермиона выдержала его сердитый взгляд, и он первым отвел глаза.

- Что ж, раз все вокруг знают лучше меня самого, что мне необходимо, полагаю, у меня не выбора.

Гарри повернулся к друзьям спиной и вышел из гостиной. Он брел к кабинету Снейпа, а настроение падало с каждым шагом. Он остановился перед закрытой дверью и глубоко вздохнул. Внезапно ему на ум пришел дракон, перед которым он оказался во время Турнира Трех Волшебников на четвертом курсе. Гарри покачал головой, немного улыбнувшись. <i>Это просто смешно</i>, подумал он. <i> Снейп кажется мне еще неприятнее дракона</i>.
Гарри постучал в дверь прежде, чем он мог передумать, и услышал раздраженное "Войдите!".
Очередной раз глубоко вздохнув, Гарри открыл дверь и вошел в кабинет. Зельевар, очевидно, проверял эссе. Он поднял голову, и кислое выражение его лица приобрело совсем мрачный оттенок.
- Поттер, что, черт возьми, вы здесь делаете?

- Мне надо поговорить с вами, профессор.
- Все вопросы, которые у вас есть, надо задавать на уроке. Сейчас у меня нет на вас времени. - Снейп возвратился к свитку, лежащему пред ним.

- Это не по поводу зельеварения. - Гарри собрался с духом и произнес: - Мне нужны уроки окклюменции.

Снейп откинулся назад на его стуле со знакомой усмешкой на губах.
- Действительно, мистер Поттер? - с ехидством поинтересовался он. - И сколько бессонных ночей вам потребовались, чтобы прийти к этому заключению? Или вы это поняли сегодня утром на зельеварении?

Гарри почувствовал нарастающий гнев, но его голос оставался тихим и ровным, как и у Снейпа.
- После того, как вы нажаловались на меня профессору Дамблдору, он решил, что мне необходимо продолжить занятия. Так вы будете мне преподавать, или нет?

- А почему я должен? В прошлом году вы совершенно не старались. Я сомневаюсь, что вы способны к окклюменции, Поттер. Она требует стараний.

- То есть мне передать директору, что вы отказались?

- Вообще-то, всего несколько секунд назад мне показалось, что у вас на этот счет были серьезные намерения...

- Вы так думали всего одно мгновение, даже несмотря на то, что я пришел? - сердито спросил Гарри. - Ладно, смотрите. Я нуждаюсь в вашей помощи! Теперь вы довольны?

Снейп немного улыбнулся, явно смакуя слова Гарри.
- Неужели?

На мгновение мальчик серьезно подумал, не проклясть ли ему зельевара вместе с его издевательской улыбкой, но тот, видимо, почувствовал его мысли, потому что встал и обратился к мальчику.

- Вот что я вам скажу, Поттер. При этих обстоятельствах, и учитывая ваши прошлогодние "успехи" в окклюменции, я могу поговорить с директором. Я уверен, что смогу убедить его самому обучать вас, - сказал Снейп снисходительно.

<i>О, я не сомневался в этом,</i> думал Гарри. <i>Вы не хотите преподавать мне, поэтому вы свалите все обязанности на Дамблдора, делая вид, что хотите мне пользы.</i>

- Знаете, сэр, я уже говорил с директором, и он сказал, что в случае вашего отказа так и сделает.

Снейп нахмурился.
- Если Дамблдор уже согласился, почему вы здесь?

- Я хочу, чтобы вы обучали меня.

Снейп моргнул.
- Прошу прощения? - казалось, он и в самом деле был сильно удивлен, потому что даже забыл придать голосу привычный оттенок сарказма и презрения.

- Я сказал, что хочу, чтобы вы преподавали мне, сэр, а не профессор Дамблдор. - Гарри чуть не рассмеялся, глядя на мастера зелий.

Снейп уставился на Гарри, будто до сих пор не понял смысл сказанного. Он приоткрыл рот будто в попытке что-то сказать, затем закрыл его. Он повторил этот процесс и, наконец ,смог произнести:
- Но почему?

- Потому, что вы ненавидите меня. - Гарри смерил преподавателя взглядом, переполненным ненавистью. - Так же, как и Волдеморт, если не больше. Если я собираюсь учиться защищаться от него, то мне нужен учитель, который будет таким же жестоким садистом, как и он сам.

Гарри фактически выплюнул эти слова в лицо профессора, но ему не верилось, что он смог сказать это. Он знал, что зашел слишком далеко. Выражение лица Снейпа было совершенно нечитабельно, но когда он начал говорить, его голос был удивительно спокоен.
- Я понял.

Теперь была очередь Гарри удивиться. Рот Снейпа дернулся, и мальчику на мгновение показалось, что профессор пытался удержаться от смеха, но в следующий момент на его лице опять появилась все та же ухмылка, и Гарри был уверен, что ошибся.

- Вы совершенно правы, Поттер, - продолжил Снейп в своей обычной манере. - Последняя вещь, в которой вы нуждаетесь, это чтобы с вами нянчился директор. Должен признать, что я не ожидал, что вы сможете понять это. Но, видимо, все когда-нибудь случается в первый раз.

- Это означает, что вы согласны преподавать мне?

- Да, мистер Поттер, но у меня будут два условия. Во-первых, вы должны прилагать стопроцентное усилие. Если я пойму, что вы не стараетесь, я тут же прекращу наши занятия. Это понято?

Гарри кивнул. На этот раз он планировал приложить все усилия.

- И, во-вторых, - продолжил Снейп, - вы никогда не должны использовать имя Темного лорда в моем присутствии. У меня действительно есть на это свои причины. Вы должны это усвоить.

- Хорошо, я могу называть его Вы-знаете-кто, но только не Темный лорд.

- Меня не заботит, как именно вы его называете, но только не по имени, - сказал Снейп с легким раздражением.

- Ладно, - согласился мальчик.

- Прекрасно. Приходите сюда в семь вечера. Проверим, помните ли вы что-то из ваших прошлогодних занятий. Не опаздывать.

Снейп возвратился к проверке эссе, лежащих на его столе, а Гарри направился в гостиную.

Сообщение отредактировал Panta - Среда, 07.10.2009, 14:15
 
PantaДата: Пятница, 18.09.2009, 21:52 | Сообщение # 9
Подросток
Сообщений: 20
« 2 »
Глава 8

Северус Снейп направлялся к своему кабинету. Проклятый Альбус Дамблдор! думал он сердито. Я когда-нибудь перестану его недооценивать?
Поттеру были необходимы уроки Окклюменции. Снейп был уверен в этом на сто процентов - он изучил испуганные глаза мальчишки и увидел воспоминания о крови и смерти. Он потратил оставшуюся часть утра, расспрашивая коллег о мальчике. “Да, Поттер был немного странным последнее время”, “Да, он постоянно нервничает и отвлекается.” Но никто, казалось, не был чрезмерно обеспокоен.
Темный лорд должен полностью завладеть душой мальчишки прежде, чем кто-нибудь что-нибудь заметит? Раздраженно думал профессор зельеварения. Почему всегда именно мне выпадает печься об этом надоедливом ребенке?

Зельевар вытянул из библиотеки Уизли и Грейнджер, чтобы выудить из них хоть какую-то информацию, и тут же получил все подтверждения своих опасений. Снейп был потрясен, что друзья Поттера проявили к нему такое безразличие. Грейнджер была достаточно умной девушкой. Конечно, Поттер лгал им и говорил, что все в порядке - он был таким же самонадеянным, как и его отец.

Снейп вздохнул и опустился в кресло. Он отвел Уизли и Грейнджер к директору, и они покорно повторили то, что рассказали ранее ему. Дамблдор заверил их, что все будет прекрасно, и, как только они ушли, завел разговор об Окклюменции. Снейп ожидал это и думал, что был подготовлен. Однако он оказался неправ.

- Северус, - начал Дамблдор. - Ясно, что уроки Окклюменции для Гарри теперь не просто предосторожность, а вынужденная необходимость.

- Очевидно, - согласился Снейп. - Я также сказал бы, что ему необходимо усердие на этих занятиях, которого у него не было в прошлом году.

- И что ты предлагаешь?

- Так как мои усилия были напрасны, я полагаю, было бы лучше, если бы вы его проинструктировали.

- Ты не должен быть настолько строгим к себе, Северус. Я думаю, прошлогодняя неудача - это все-таки больше заслуга Гарри.

- Мы оказались совершенно неспособны наладить хоть мало-мальски приличный контакт друг с другом. Естественно, в интересах самого мальчишки иметь преподавателя, с которым он мог бы нормально работать.

Дамблдор мягко улыбнулся, и его глаза блеснули.
- Хорошо, что ты беспокоишься о мальчике, - сказал директор без малейшего намека на сарказм. - И я действительно соглашусь с тобой. Я думаю, будет лучше, если Гарри сам решит, с кем он больше хочет заниматься.

Снейп с энтузиазмом согласился, уверенный, что Поттер скорее выпьет яду, чем выберет в качестве преподавателя его. И все же мальчишка стоял перед ним и говорил, что хочет изучать Окклюменцию с ним, со Снейпом. Неприкрытая ненависть, с которой Поттер смотрел на преподавателя, только увеличила нелепость ситуации, и Снейпу пришлось сдерживать себя, чтобы только не засмеяться. Если бы был другой вариант... Но он дал слово Дамблдору и теперь не мог отказать Поттеру.

Конечно, Альбус проделал хорошую работу по убеждению мальчишки. У Снейпа не было абсолютно никакого сомнения, что именно Дамблдор стоял за всем этим. Кроме этого, Снейп брал на себя реальный риск в обучении мальчика. Чем ближе будет его связь с Поттером, тем больше шанс, что Темный лорд сможет найти воспоминания об их занятиях в уме мальчишки. Снейп прекрасно представлял себе, что произойдет в таком случае.

Но все равно это никого не заботит, подумал он мрачно. Всех заботит только драгоценный Поттер!

Стук в дверь прервал его рассуждения.

- Что! - раздраженно бросил он прежде, чем понял, что уже подошло время его урока с Поттером.

Какое-то время ничего не происходило, и Снейп уже решил, что человек с другой стороны двери, должно быть, сбежал. Неожиданно дверь открылась и в щель просунулась взъерошенная голова Поттера, хотя, к удовольствию зельевара, мальчик действительно выглядел готовым убежать.

- Профессор? - нерешительно произнес он.

- Вы уже пришли, - прорычал Снейп.

- Вы сказали быть здесь в семь часов, - Поттер вошел в комнату и закрыл дверь. - Уже как раз семь.

Не такой уж и робкий, в конце концов, думал Снейп.
- Тогда нам стоит начать. Я не хочу потратить на вас всю ночь.

---

Гарри смотрел на зельевара через стол. Он чувствовал каждый мускул в напрягшемся теле. Теперь, когда он принял решение изучать Окклюменцию со Снейпом, он был настроен стараться как можно лучше, защищаясь от проникновений профессора в его голову. Он занимался самостоятельно, хоть это и не уменьшило количество его видений. Гарри волновался, что будет неспособен блокировать их, но он отодвинул эту мысль, поскольку Снейп начал говорить.

- Что ж, Поттер, мы будем медленно начинать. - Он поднял свою палочку. - Легиллименс.

Гарри готовился к наплыву воспоминаний, но ничего не произошло. Он и Снейп уставились друг на друга, и затем профессор зельеварения откашлялся.

- Ладно, возможно, не так медленно, - сказал он. Он слегка нахмурил брови, сконцентрировавшись, и повторил. - Легиллименс.

На сей раз воспоминания пришли, но Гарри попытался остановить их.

- Нет!

Он не знал, сказал ли он это вслух или только в уме, но эффект был мгновенен. Голова Снейпа дернулась, будто Гарри ударил его кулаком. Изображения в голове внезапно ушли.
Снейп оценивающе прищурился.

- Что ж, неплохо, - пробормотал он скорее себе. Он поднял палочку в третий раз, смотря в глаза Гарри.

- Легиллименс!

Воспоминания, как огромная волна, наполнили голову Гарри.
Преследуемый Дадли и его дружками, он бежал по парку и почти чувствовал, как бешено бьется его сердце …; Вечеринка по случаю дня рождения кузена - тому исполнилось восемь лет, а Гарри лежат в чулане под лестницей и слушал Дадли и его друзей, открывающих подарки и поглощающих пирог.

Надо остановить это,[/i] думал отчаянно Гарри. Я никогда не буду в состоянии бороться с Волдемортом, если я не могу бороться с Снейпом. Страх и гнев по поводу его слабости объединились в горящую ярость.

- Остановитесь!

Гарри задыхался, поскольку воспоминания резко прекратились. Первой вещью, которую он обнаружил, было то, что он стоял на своих коленях и его трясло. Потом он заметил неподвижно лежащего профессора в другом конце комнаты.

Гарри охватила паника, и он подбежал туда, где лежал Снейп, явно без сознания. <i>О нет!</i> Гарри проглотил ком в горле.

- Профессор? - прошептал он, дотрагиваясь ругой до его плеча. С облегчением мальчик увидел, как тот открыл глаза.

- Вы в порядке, сэр? - начал Гарри, но замер, поскольку Снейп сердито уставился на него.

- Мне очень жаль. Я имел ввиду…

- А ведь раньше вы даже не пробовали! - рычал зельевар.

- Что?

- Я думал, что Вы попросту были ленивы и некомпетентны, - Снейп осторожно сел. – Но теперь я понимаю, что был слишком щедр в своей оценке. Скажите мне, Поттер, как долго вы планировали тратить впустую мое время в прошлом году? Не могли придумать ничего лучше?

Гарри в изумлении слушал бред профессора. Он поглядел на дверь, задаваясь вопросом, должен ли он пойти за мадам Помфри.

Снейп поймал его взгляд и начал издеваться.
- Нет, Поттер, я не сошел с ума, хотя если бы кто-то и мог этому способствовать, то только вы.

Он встал и стал поправлять мантию.
- Так скажите мне, как такое возможно, что после месяцев без всякого продвижения в прошлом году вы внезапно стали все схватывать на лету?

Гарри был поражен.
- Я не стал. Я имею ввиду, я практиковал то, что вы преподавали мне в прошлом году, но это не помогало. Видения стал еще более частыми, чем раньше, и я не знаю, как их можно остановить.

Снейп нахмурился и посмотрел на Гарри, затем, казалось, пришел к какому-то выводу.
- Я должен изучить ваш ум более глубоко, чтобы увидеть некоторые из видений, которые у вас были

- Зачем? - нервно спросил Гарри.

- Насколько я знаю, Темный Лорд понятия не имел о вашем присутствии в его уме в течение некоторого времени. Вопрос в том, почему. Если я узнаю, что вы видели, возможно, это прольет некоторый свет.

- Хорошо, - неохотно согласился Гарри.

- До этого времени я использовал ненаправленную форму Легиллименции, - продолжил Снейп. - То, что я предлагаю - более глубокое, намеренное исследование. Это будет неприятно, но это необходимо, и я должен внушить вам, что ваша задача не в том, чтобы бороться со мной. Чем больше вы сможете открыть свой ум, тем легче будет для нас обоих. Понимаете?

Мальчик неуверенно кивнул. Эта идея его совсем не привлекала.

- Сядьте, Поттер, - сказал профессор. Он не поднял свою палочку, но установил с Гарри непрерывный глазной контакт. - Теперь смотрите на меня и помните, что я пытаюсь найти наиболее яркие воспоминания, которые у вас есть от Темного Лорда.

Гарри не мог вспомнить ни одно из последних видений, которые нельзя было бы отнести к ярким. Как только эта мысль пришла ему в голову, Гарри стал погружаться в воспоминание.

Дом перед ним был охвачен огнем, а в вечернем небе сияла Темная метка.

- Нет, пожалуйста, только не это воспоминание! Гарри помнил, как закончилось это видение. У него до сих пор были кошмары о матери и дочке, которая безжизненно лежала в его ногах. Пожалуйста, нет. Пожалуйста!

Гарри поднял свою палочку и указал ею на ребенка. Мать кричала, и его собственный тихий крик муки почувствовался в его сердце.

Гарри будто выдернуло из памяти назад в кабинет зельевара. Он стоял на четвереньках на полу, снова сильно дрожа. Он зажмурил глаза, пытаясь загнать обратно слезы, которые вот-вот грозили потечь по щекам.

- Поттер! - это был голос Снейпа, но Гарри никогда не слышал его наполненным таким… Чем? Шоком? Все внутри Гарри съежилось. Ему было достаточно даже того, что Рон и Гермиона бросали на него взволнованные взгляды, когда думали, что он не видит. Те немногие, кто знал о его видениях, казалось, расценили его либо с жалостью, либо со страхом. Однако ни один из них не знал в реальной степени того, что он испытал. Но Снейп только что видел одно из худших видений.

Гарри поднял глаза на учителя. Одна бровь Снейпа приподнялась, но ужас, который Гарри ожидал увидеть в его глазах, отсутствовал. Вместо этого пристальный взгляд профессора был почти сердитым.
- И почему вы не говорили никому обо всем этом?

- Я не думал, что кто-то сможет мне помочь.

Снейп раздраженно покачал головой.
- Поттер, вы сами заслуживаете эти страдания. Ладно, ждите здесь.

Зельевар направился к боковой двери и исчез за ней. Гарри в одиночестве сидел на полу, прислонившись спиной к столу. Он положил подбородок на колени и прикрыл глаза.

Через нескольких минут Снейп вернулся с кубком в руках, который он протянул Гарри.
- Выпейте это. Это должно помочь.

- Что это?

- Зелье моего собственного приготовления. Пейте. - Это был словно приказ.

Гарри не прельщала мыслью пить зелье, которое дал ему Снейп, тем более неизвестно какое. К сожалению, он был не в том положении, чтобы отказываться. Тем более было очень маловероятно, что профессор зельеварения отравит студента в его собственном кабинете. Гарри глубоко вдохнул и осушил кубок.

Эффект был мгновенен. Воспоминания исчезли вместе с неприятным давлением в груди, и его перестала бить дрожь.

Снейп поиздевался над удивлением на лице Гарри.
- Что Вы ожидали? - спросил он тоном, который показал, что он точно знал, что перед этим думал мальчик.

Гарри не стал на это отвечать, вместо этого он спросил:
- Это удивительно, профессор! Что это?

- Кое-что, что я всегда держу под рукой, - ответил Снейп. - К сожалению, это надо использовать рассудительно - нельзя пить слишком часто.

- О, - пробормотал Гарри, разочаровавшись.

- Не волнуйтесь, мистер Поттер. Я уверен, что мы вскоре мы обойдемся без этих ваших видений.

- Как?

- С практикой, конечно.

Гарри почувствовал вспышку гнева.
-Я практиковал! - буркнул он. - Что я делаю неправильно?

- Я не говорил, что вы делали что-то не так, Поттер. Вы просто должны изучить лучший контроль. Темный лорд не знает о вас, поэтому пока нет никакой опасности. Имейте терпение.

- Терпение! - вскочил Гарри на ноги. - У вас есть представления о том, каково это - наблюдать его глазами? Каково это - ложиться спать с мыслями, что, возможно, именно сегодня будет еще более ужасное видение, чем раньше? - Гарри знал, что не должен был кричать на преподавателя, но не мог остановить себя. - Возможно, у вас есть такая роскошь, как терпение, профессор, но у меня ее нет! - закончил Гарри. Он стоял, впиваясь взглядом в Снейпа, ожидая, что он сейчас выкинет его из кабинета, но тот был довольно спокоен.

- Вы не убивали их, вы сами знаете, - сказал Снейп. - Он это сделал. Если вы собираетесь обвинить кого-то, обвините его, а не себя.

Гарри ошеломленно уставился на зельевара. Он открыл рот, чтобы сказать, что, конечно, не он убил их. Он не обвинял себя. Это были деяния Волдеморта. Но слова словно застряли в горле, поскольку это было не так. Он на самом деле чувствовал себя подобно убийце. Не имело значения, что палочку держал Волдеморт. Гарри произносил слова. Он чувствовал волну власти, и часть его упивалась это ею.

Раньше мальчик никогда не допускал таких мыслей. Он скрывал видения ото всех, даже от лучших друзей - чтобы никто не видел его вины и позора. Но больше он не мог отрицать это.
Гарри повернулся и выбежал из кабинета. Он едва заметил, что Снейп не пытался остановить его.

---

Снейп шагал по коридорам. Уже было довольно поздно, поэтому почти все студенты разбрелись по своим гостиным. Те, с которыми он сталкивался, спешили убраться с его пути, но он был слишком озабочен, чтобы замечать их. Весь гнев и негодование, которые он чувствовал ранее, ушли; их заменило беспокойство. Ситуация Поттера была еще хуже, чем он предполагал.

Снейп достиг кабинета Дамблдора и произнес пароль ("сытный пончик”). Движущаяся лестница подняла его наверх, к директору. Он обнаружил Дамблдора сидящим за столом и не стал тратить время на вступление.

- Я не могу сделать этого, Альбус. Мальчишка нуждается в гораздо большей помощи, чем я могу дать ему.

- Северус, как мило с твоей стороны зайти. Я как раз собирался пойти к тебе и спросить об успехах Гарри. Садись. Не желаешь лимонных долек?

- Нет, спасибо, - коротко ответил Снейп, отказываясь как от сладости, так и от предложенного места. - Окклюменции не будет достаточно. Поттер также должен изучать Легиллименцию.

- Да, я так и думал, - задумчиво сказал Дамблдор.

В глазах Снейпа вспыхнуло раздражение.
- Тогда почему вы послали его именно ко мне?

- Мы согласились, что Гарри сам выберет, кто из нас будет ему преподавать.

- Не говорите мне, что вы никак не повлияли на его выбор. Я не настолько глуп.

- И почему же ты находишь идею провальной только потому, что Гарри должен изучить Легиллименцию? Ты столь же способен к его обучению, как я.

- Я не думаю, что мои воспоминания будут отличным учебным полигоном для шестнадцатилетнего мальчишки. У него и так есть почва для его кошмаров!

- Я полагаю, что молодой человек более чем способен к восприятию твоих воспоминаний, Северус.

- Я не хочу, чтобы он копался в моей голове!

- Я понимаю, - сказал Дамблдор с нотками раздражения в голосе. - Но речь не о том, чего ты хочешь. Речь о том, что необходимо.

- И вы понимаете весь риск?

- Да.

- Но естественно, это совершенно не имеет значения, - мрачно подытожил Снейп.

- Конечно, это имеет значение! - Дамблдор встал из-за стола. - Но ты действительно хочешь, чтобы у Волдеморта мог бы быть доступ к моим воспоминаниям?

Снейп вздохнул и опустился на стул рядом с ним.
- Нет, конечно же, нет.

Дамблдор обогнул стол и положил руку на плечо мужчины.
- Северус, я никогда бы не стал подвергать тебя опасности и не игнорировал бы твои чувства, если бы это не было абсолютно необходимо. Надеюсь, ты перестанешь относиться к своей обязанности, как к тяжелому бремени...
- Что ж, не имеет значения. Я переносил и гораздо худшие вещи, чем Гарри Поттер. Если вы требуете, то я буду преподавать ему.

---

Гарри уклонился от вопросов Рона и Гермионы о его первом уроке Окклюменции и вскоре после возвращения в башню Гриффиндора пошел в кровать. Он не хотел спать, но, должно быть, он устал больше, чем ему казалось, потому что практически мгновенно его поглотил сон. Впервые за месяц его не мучили кошмары или видения, и утром он проснулся в отличном настроении. Гарри задавался вопросом, не во вчерашнем ли зелье дело. К сожалению, мысли о Снейпе немедленно заставили хорошее настроение пойти на спад. Уже дважды он убежал от зельевара. Гарри поморщился. Наверно, придется извиниться, чтобы профессор не злился на него.

Гарри оделся и пошел с Роном и другими шестикурсниками на завтрак.

- Все в порядке, Гарри? Хорошо спалось? - спросил Симус.

- Да, я чувствую себя великолепно, - ответил он честно.

- Это хорошо, - сказал Рон с энтузиазмом. - Этим утром у нас Защита, кстати. Интересно, что нам приготовил Райн.

- Скоро узнаем, - отозвался Дин. – Его занятия бывают для меня иногда очень уж философскими.

- Наше отношение к Темным искусствам настолько же важно, как и изучение заклинаний, чтобы защититься от них, - сказала Гермиона, присоединяясь с Джинни к ребятам. - Нами слишком легко манипулировать, если мы не владеем собой.

- Да, наверно, ты права, - не очень убежденно согласился Дин.

Гарри усмехнулся, но вдруг резко остановился, когда они спускались по последней лестнице к вестибюлю. Там стоял Снейп. У Гарри возникло неприятное подозрение, что мужчина ждал именно его. Оно подтвердилось мгновение спустя, когда Снейп его заметил и нетерпеливо приподнял одну бровь.

- Все хорошо, Гарри? - спросил Невилл, нервно глядя на зельевара.

- Да. Идите, я догоню вас.

Мысленно готовя свои извинения, Гарри направился туда, где его ждал Снейп, но профессор начал говорить прежде, чем Гарри успел что-то произнести.

- Я буду ждать вас этим вечером, Поттер. Не опаздывать. - Снейп зашагал прочь, не дожидаясь ответа. Гарри наблюдал, как фигура в черном исчезла за поворотом.

- Да, сэр, - тихо пробормотал он сам себе.

---

- Нам надо найти оправдание для ваших занятий, если вас кто-то будет спрашивать, - начал Снейп, когда Гарри пришел в его кабинет вечером. - Даже я не могу назначать вам отработки по четыре раза в неделю.

- Четыре раза в неделю?

- Да, Поттер. Я буду ждать вас здесь в это время каждый понедельник, среду, пятницу и субботу.

Гарри испуганно уставился на своего профессора, задаваясь вопросом, когда же он сможет найти время на домашнюю работу.

- Я уверяю вас, Поттер, мое желание тратить свое время на эти уроки не больше вашего, но вы должны заниматься Окклюменцией.

- Да, сэр.

- Однако это не решает проблему того, как вы собираетесь все это другим.

- Может быть…эээ…дополнительные занятия по зельеварению?

- Даже мисс Грейнджер не берет у меня дополнительные уроки, Поттер.

- Не дополнительные уроки, а дополнительная работа, якобы чтобы подтянуть меня по зельям. Все знают, что вы разочарованы моей работой и не хотите держать меня в классе, - сказал Гарри, всеми способами стараясь не показать горечи в голосе. - Эта дополнительная работа могла быть для вас попыткой вынудить меня уйти.

- Очень хорошо, думаю, это нормальный предлог. И еще, - продолжил Снейп, - я говорил с директором школы, и он согласен, что уроков Окклюменции будет недостаточно, чтобы остановить видения, которые вас мучают.

- Почему нет, сэр? - спросил Гарри, поморщившись. - Я думал, что это, как предполагалось, заблокирует Вол... его от того, чтобы соваться в мою голову.

- Так и есть. К сожалению, это не будет препятствовать тому, чтобы вы совались к нему.

Гарри почувствовал, словно на него вылили ведро ледяной воды.
- Что?

Насколько я знаю, Темный лорд не посылает вам эти видения преднамеренно и при этом даже не знает, что они у вас есть. Поэтому я сомневаюсь, что он является причиной ваших видений.

- Вы думаете, что я это делаю? - спросил Гарри с возрастающим гневом. - Вы думаете, что я хочу видеть все это?

- Нет, но я полагаю, что связь является почти автоматической, и ваш спящий ум слишком недисциплинирован, чтобы можно было управлять им. Подумайте о том, что вы знаете о Легиллименции, Поттер. Она используется прежде всего, чтобы проникнуть в мысли другого человека. И самое эффективное, когда жертва находится в очень эмоциональном состоянии. Теперь рассмотрите природу своих видений. Вы в состоянии получить доступ к мыслям Темного лорда именно тогда, когда он испытывает сильные эмоции.

Гарри сел обратно на стул, встревоженный до глубины души.

- Что я могу тогда сделать? Если я уже использую Легиллименцию, как мне поможет ее изучение?

- Окклюменция блокирует попытки другого человека проникнуть в ваш ум. Легиллименция - искусство управления вашим собственным умом, даже на грани входа в чей-либо чужой. Из этих двух наук Легиллименция, безусловно, более трудна для обучения и даже более опасна. Обычно только хорошо обученный взрослый волшебник может заниматься этим обучением. Это строго контролируется Министерством Магии.

- Они знают, что вы собираетесь преподавать мне это, сэр?

- Я уверен, что профессор Дамблдор мог бы получить разрешение, если бы он хотел, - сказал Снейп уклончиво. - Но ваше обучение не должно стать достоянием общественности. Я полагаю, что вы понимаете это.

- Вы не хотите, чтобы он узнал.

- Именно.

Гарри кивнул.

- И что я должен делать?

- Встаньте и вытяните свою палочку.

Гарри сделал, что ему сказали, смотря на Снейпа через стол.

- Теперь вы должны сконцентрироваться на желании узнать, что находится в моих мыслях.

- Я буду читать ваши мысли?

- Очевидно, так, Поттер, - ответил раздраженно профессор. – Чьи же еще? Поверьте, я счастлив от этой затеи не более, чем вы сами.

Гарри глубоко вздохнул.
- Ладно.

- Прежде, чем мы начнем, поймите раз и навсегда - я ожидаю, что вы будете благоразумны. Если вы скажете хоть слово кому-либо о том, что увидите в этом кабинете, то вы сильно об этом пожалеете.

- Можете не угрожать мне, профессор, - ответил Гарри. - Я не собираюсь говорить никому о ваших воспоминаниях. Могу дать слово.

- Очень хорошо. Вы помните последний урок, когда вы использовали Протего, чтобы защититься, и в итоге увидели мои воспоминания?

- Да, сэр.

- Мы собираемся начать точно так же, чтобы вы привыкли к наблюдению моих мыслей. Я воспользуюсь заклинанием Легиллименции. Вместо того, чтобы просто отразить заклинание, вы используете Протего.

Гарри кивнул, и Снейп поднял палочку.
- Легиллименс!

Шестилетний Гарри плачет на своей кровати в чулане под лестницей. Вокруг темно, и он сильно напуган… Десятилетний Гарри мыл пол, когда Дадли вбежал в комнату. Он ударил стол дверью и свалил вазу с цветами. Ваза разбилась. Дадли перевел взгляд от вазы к Гарри и зловеще усмехнулся. - Мама! – кричал он. - Гарри разбил вазу!

- Протего! - выкрикнул Гарри.

Воспоминания начали исчезать, будто становясь прозрачными. Их заменили новые воспоминания, которые не были его собственным. За ними было тяжелее наблюдать, поскольку Гарри раньше делал это только однажды. Он также не знал, кем были эти люди, хотя мог предположить.

Женщина с темными длинными волосами, рыдая, лежит на кровати. Маленький мальчик лет пяти стоит в дверном проеме... Мальчик, в котором Гарри теперь узнал Снейпа, стоял один на кладбище. Он был в одежде Хогвартса, и, возможно, ему было не больше одиннадцати. Он наклонился и положил маленький букет цветов на могилу. Гарри прочитал надгробную плиту: "Эйлин Снейп. 1926 - 1966.” Мальчик поглядел на могилу, а затем ушел... Это был Хогвартс, зима. Все было покрыто снегом. Снейп шел через глубокие сугробы к оранжереям с остальной частью класса. Он не выглядел намного старше, чем в предыдущем воспоминании. Внезапно большой снежок ударил ему в спину. Он повернулся, чтобы увидеть того, кто это сделал. Это были два мальчика того же возраста, один из которых был очень похож на Гарри. Они засмеялись и побежали к замку.

Воспоминания исчезли, и Гарри уставился на своего профессора. В голове словно шумел отбойный молоток.

- Вы должны расслабиться, Поттер. Вы слишком напряженны.

Гарри глубоко вздохнул.
- Да, сэр.

- Давайте попробуем еще раз. - Снейп опять поднял палочку.

- Это была ваша мать, да? - спросил Гарри прежде, чем подумал.

Снейп колебался.
- Да, Поттер. Она умерла, когда мне было семь. Теперь сосредоточьтесь, и попробуем снова.

Сообщение отредактировал Panta - Пятница, 18.09.2009, 21:52
 
PantaДата: Пятница, 18.09.2009, 21:56 | Сообщение # 10
Подросток
Сообщений: 20
« 2 »
Глава 9

Следующие несколько недель были для Гарри достаточно трудными - много времени уходило на занятия со Снейпом, а почти все остальное время он или делал домашнюю работу, или сидел на уроках. Его видения были все такими же мрачными, но еще больше его затронули воспоминания Снейпа, хотя он сам точно не знал, почему.
В них не было ничего ужасного - фактически большинство являлись довольно обыденными. Но их пронизывало одиночество - такое, которое сам Гарри никогда не испытывал. Детство Снейпа, насколько мог судить Гарри, было безрадостное и холодное. У мальчика не было друзей, а его отец был жесток и отдален. По большей части ребенок был предоставлен сам себе и, казалось, тратил большую часть времени, детально изучая книги по Темным Искусствам.

В Хогвартсе он оставался таким же отстраненным, даже среди слизеринцев. Единственными студентами, с которыми он общался, были те, в ком Гарри признал будущих Пожирателей смерти, но они не считали его своим другом. Они просто признавали полноценность его знаний в Темных искусствах и в зельеварении. Единственным студентом в школе, который действительно обращал много внимания на Снейпа, был Джеймс Поттер, и он отравлял жизнь Снейпа всеми возможными способами.
Гарри не видел ничего настолько же оскорбительного, как в прошлом году (когда он залез в воспоминания Снейпа), однако Джеймс (Гарри не мог думать об этом ребенке, как о своем отце) пользовался любой возможностью, чтобы поиздеваться над Снейпом. Тот сопротивлялся и безжалостно мстил. Это несколько помогало Гарри усмирить эмоции. Но он чувствовал, что ему бы не понравился отец, учись они вместе.

Самым паршивым было то, что Гарри не делал никаких успехов в Легиллименции. Он привык забираться в воспоминания Снейпа, используя Протего, но ему никак не удавалось применить заклинание Легиллименс. Гарри расстраивался и отчаивался. С каждой неудачей он все больше убеждался, что у него так ничего не выйдет. Не помогал и извечный сарказм и издевательства Снейпа, которые постепенно перешли в раздражение.

- Поттер, вы даже не пробуете!

- Да? Но я понятия не имею, как это делается! - не выдержал Гарри, нервы которого были уже на пределе.

- Имеете! Вы же пользовались Протего. Это почти одно и то же.

- А по мне, так это совсем разные вещи! Протего является защитным заклинанием, а Легиллименс - нападение, и я не могу это сделать!

- О, пожалуйста, не говорите мне, что именно это - причина вашего неумения! - рычал Снейп. - Я отлично знаю, что у вас нет никакого уважения к моей частной жизни. Или, возможно, вы просто боитесь. Ведь так и есть? Вы слишком большой трус и боитесь увидеть, каким в действительности был ваш отец.

Гарри побледнел от ярости. В ушах стучала кровь, и он чувствовал непередаваемую ненависть к человеку, стоящему перед ним. Снейп заслужил все страдания и оскорбления, которые когда-либо перенес. Гарри внезапно почувствовал головокружение и понял, что оказался в уме зельевара. Вокруг него циркулировали воспоминания, но его собственный гнев и ненависть отбрасывали их в сторону. Внезапно он почувствовал сопротивление. Что-то пыталось вытеснить его.

Снейп, понял Гарри с новой волной гнева и ненависти. Уйдите с моего пути!

Сопротивление сломалось, и мальчик почувствовал острое ощущение власти. Это было почти то же самое чувство, которое он ощущал в своих видениях, когда Волдеморт расправлялся со своими жертвами. Это была власть контроля над жизнью и смертью, власть убивать.
Гарри задохнулся и отлетел назад, ловя край стола, чтобы не упасть на пол. Его связь с умом Снейпа была прервана также внезапно, как началась, и Гарри казалось, будто его ударили в живот. Но Снейп, безусловно, чувствовал себя хуже.

Он стоял на полу на коленях, неровно дыша, и одна рука была прижата к голове. Ярость и ненависть исчезли, вместо них пришло ужасное осознание того, что он только что сделал.

- Профессор? - начал Гарри, но остановился, когда увидел, что Снейп вздрогнул при звуке его голоса.

- Уйдите, Поттер, - тихо проговорил он. - Просто уйдите.

Гарри замер на месте.
- Профессор, я... Я не...

- Вон!

Гарри выбежал из кабинета и не останавливался, пока не достиг башни Гриффиндора. Он привалился к стене напротив портрета и попытался хоть немного успокоиться прежде, чем войти в комнату отдыха, но это было бесполезно. Он понятия не имел, как ему удалось проникнуть в ум Снейпа, не используя палочку, но в одной вещи он был уверен абсолютно. Если бы зельевар не разорвал умственную связь, то Гарри убил бы своего профессора. Гарри знал это и был уверен, что Снейп знал также.

Гарри закрыл глаза. Он чувствовал себя просто отвратительно. Неужели я действительно ненавижу его настолько сильно? задавался он вопросом. Конечно, Снейп сделал все, что было в его власти, чтобы сделать жизнь Гарри несчастной. Человек презирал его, это было очевидно. И в этом году он продолжил терроризировать Гарри на зельеварении. Снейп был противен, оскорбителен и несправедлив, но... Разве этого достаточно, чтобы заставить меня хотеть убить его? Неужели вот так легко стать убийцей? Гарри почувствовал приступ ужаса от этой мысли.

- Гарри, все хорошо?
Гарри открыл глаза и обнаружил Джинни, смотрящую на него с беспокойством.

- Все в порядке, - автоматически пробормотал он.

Джинни недоверчиво приподняла брови.
- Выглядишь ты не особо хорошо.

- Я действительно в порядке. Сегодня вечером у меня было занятие по Окклюменции, оно оказалось довольно тяжелым.

Девушка нахмурилась.
- Гарри, если Снейп тебя сильно достает...

- Нет, - прервал ее Гарри, неспособный свалить всю вину на профессора зельеварения. - Просто обучение идет с трудом, а так все нормально.

- Хорошо, надеюсь, так и есть, - улыбнулась Джинни. - Завтра у нас первая игра против Слизерина, тебе надо немного отдохнуть.

- Обязательно, - пообещал Гарри. Но когда он пошел спать, на него накатила жуткая бессонница. Несмотря на то, что он чувствовал себя сильно измотанным и уставшим, он не мог прекратить снова и снова проигрывать в его уме сцену в кабинете Снейпа. Убийственная ненависть, которую он почувствовал против своего преподавателя, испугала его. По крайней мере, Снейп знал, как защититься, но что, если бы он напал на кого-то еще? Гарри ворочался в кровати до самого рассвета. Он встал, оделся и покинул башню. Ему не хотелось ни с кем разговаривать.

---

Матч по квиддичу между Слизерином и Гриффиндором был всегда тяжелым испытанием, и Гарри знал, что не был готов к нему ни физически, ни эмоционально. Он не поспал, не поел и впервые в жизни его не заботило, победят они или проиграют. Слизеринцы же прикладывали огромные усилия для достижения победы. Малфой все еще жаждал мести за отца после событий в начале лета, и, очевидно, остальные слизеринцы были с ним солидарны. В Гарри постоянно врезались, посылали в него бладжер за бладжером, и несколько раз он чуть не свалился с метлы. Один метко пущенный бладжер в голову - и все его проблемы останутся где-то далеко. Но чувство самосохранения пока побеждало, и он избегал мячей.

Между преследованием Слизерина и своими отчаянными мыслями он не заметил, как появился снитч. Когда он услышал рев трибун и стал осматриваться в поисках мячика, Малфой был уже на полпути к нему, и не было никакого способа, которым Гарри мог бы его нагнать. Кроме того раза, когда на матче появились дементоры, для Гарри это был первый раз, когда он не смог поймать снитч. Даже слизеринцы казались немного удивленными, а гриффиндорцы и вовсе пребывали в шоке. К счастью, остальная часть команды играла блестяще, а Рон пропустил всего несколько мячей, поэтому по очкам они проиграли не особо сильно. Когда они приземлялись, команда уже вычисляла, с каким преимуществом им надо победить в следующем матче.

- Ничего страшного, Гарри, - обратилась к нему Джинни. - Было бы чудом успеть к снитчу раньше Малфоя.

- Да, Гарри, - поддержал ее Рон. - Не волнуйся. Мы исправим это в следующем матче.

Гарри кивнул и через силу улыбнулся. Независимо от того, что они говорили, он знал, что подвел свою команду. Возвращаясь в замок, Гарри мог думать только о том уроке со Снейпом.

День тянулся невыносимо долго, и настроение мальчика становилось еще хуже. К счастью, все предполагали, что он просто был подавлен из-за проигрыша. После нескольких неудачных попыток ободрить его друзья все же оставили Гарри в покое. Гарри попытался заняться домашним заданием, но после того, как он стал в третий раз читать одну и ту же страницу в учебнике по Трансфигурации, не понимая ни слова, он решил, что это было безнадежным занятием. Наконец он не выдержал и пошел прогуляться.

Вечер медленно сменял день, и на улице было довольно холодно. Гарри закутался в плащ и направился к озеру. Неожиданно на ум пришло, что именно здесь он сидел на следующий день после смерти Сириуса. Теперь горе не было столь же острым, как тогда, но ему было очень грустно, что Сириус не мог быть здесь с ним. Он никогда не чувствовал себя настолько одиноким и отчаянно нуждался в ком-то, чтобы выговориться.

Через какое-то время Гарри решил возвратиться к замку. Он опаздывал на обед, но его это совсем не заботило. Он быстро поел и пошел к кабинету Снейпа. Гарри понятия не имел, ждал ли его профессор. Но он не сказал ему не возвращаться, и Гарри должен был спуститься в подземелья.

Когда он вошел в кабинет, он увидел Снейпа, изучающего что-то в старой книге, лежащей перед ним на столе. Гарри замер в дверном проеме, не решаясь войти и ожидая, что его сейчас выгонят.

- Не стойте, словно столб, Поттер, - сказал Снейп, взглянув на него. - Входите и садитесь.
Профессор не казался рассерженным. Даже казалось, что он был в лучшем настроении, чем обычно, и его пристальный взгляд не был наполнен враждебностью. Гарри сел, все еще не зная, чего ему ожидать.

- Вы ужасно играли этим утром, - с легкой ухмылкой произнес зельевар. - Как же вы могли позволить Малфою победить?

Гарри моргнул. Ему казалось, что квиддич был целую вечность назад, и он не мог вообразить, почему Снейп упомянул его.

- Прошу прощения?

- Не то, чтобы я не смакую победу Слизерина, конечно... Но было ясно, что ваш ум находился совсем не на игре.

- Я не спал ночью, - сказал Гарри.

- Я и не думал, что вы спали, - спокойно ответил Снейп. Он пристально рассматривал Гарри в течение нескольких секунд, и мальчику пришлось бороться с сильным желанием отвести взгляд.

- Поттер, есть веская причина, почему обучение Легиллименции строго ограничено. Это высокопродвинутое волшебство, и поэтому, несомненно, опасное. Такие инциденты, как тот, который произошел с нами вчера вечером, неслыханны на ранних стадиях обучения. К сожалению, я недооценил силу ваших эмоций. Это было моей ошибкой, и я уверяю вас, что этого больше не произойдет. Но поверьте мне, вы не единственный человек, изучающий Легиллименцию, который пытался напасть на своего учителя.

Гарри уставился на зельевара. Такой реакции он не представлял точно. Снейп был человеком, который никогда не прощал даже небольшие огрехи и с радостью наказывал Гарри за любое нарушение. И теперь, когда Гарри совершил на самом деле предосудительное действие, Снейп вел себя так, словно это был простой несчастный случай. Он не стал делать из этого драмы, и Гарри не знал теперь как себя вести.

- Я почти убил вас, - сказал он тихо.

- Да, но не убили.

- Но я хотел! - воскликнул он, становясь все более раздражительным, несмотря на невозмутимое спокойствие на лице Снейпа. - Вы знаете это!

- Конечно, я знаю, - нетерпеливо ответил профессор. - Я видел ваши мысли, Поттер. Они меня нисколько не удивили, или вы предполагаете, что раньше я не знал, что вы обо мне думаете? Неужели вы могли допустить мысль, что меня это заботит? Как бы мне ни хотелось насладиться вашим самобичеванием, у нас действительно нет на это времени. Вы не сделали ничего, что могло бы заставить вас чувствовать вину, поэтому сэкономьте мое время и прекратите действовать мне на нервы, посыпая голову пеплом.
Гарри понятия не имел, что на это ответить. Однако Снейп убеждал его, что эта ситуация была не только нормальной, но и определенно имела эффект. Впервые за целые сутки Гарри перестал думать о произошедшем с ужасом и страхом.

- Вы сказали, что это было опасно. Насколько опасно? Возможно, вы можете защититься, но что, если я... Я имею ввиду, что не хочу причинить боль кому-то еще.

- Вы же не собираетесь нападать на студентов в коридорах или пытаться влезть в их ум, - сказал Снейп. - Интенсивная практика настроила наши умы друг на друга; поэтому я был особенно уязвим для вас. Кроме того, я сомневаюсь, что даже Малфой мог бы спровоцировать вас так же эффективно, как это сделал я. Конечно, вы будете учиться контролировать себя. Это должно помочь.

Снейп вручил Гарри книгу, которую просматривал ранее. Она называлась "Медитативные Техники для Дисциплины Ума“.

- В ней объясняются различные методы, которые должны быть полезными для вас, - объяснил профессор. - Я хочу, чтобы вы прочитали те главы, которые я отметил, перед следующим занятием. И вы должны понять, Поттер, что, хоть я и могу направлять вас, вы один способны к управлению своим собственным умом. Я не могу делать это за вас.

Гарри кивал, сжимая книгу и пытаясь сосредоточиться на инструкциях преподавателя.
- Да, сэр.

Снейп встал и, обойдя стол, подошел к Гарри. Он вытащил из кармана мантии пузырек.
- Так как вы, очевидно, находитесь не в том состоянии, чтобы практиковать, - продолжил Снейп, - я предлагаю вам принять это и пойти поспать.

Гарри встал и взял Зелье Для Сна Без сновидений. Хотя зельевар его отпустил, он остался на месте. Его эмоции были все еще в беспорядке, и он завидовал спокойствию Снейпа. В другое время Гарри, возможно, нашел бы уверенность мужчины раздражающей или высокомерной, но не сейчас.

Снейп вздохнул и положил руку на плечо мальчика, подталкивая его к двери.
- Поттер, на этот раз вам действительно лучше воспользоваться моим советом. Обещаю, что на утро будете выглядеть и чувствовать себя гораздо лучше.

- Да, сэр.

Гарри покинул подземелья с вновь обретенной целью. Он собирался сразу пойти в кровать и затем посвятить весь следующий день, изучая книгу, которую ему дал Снейп. Однако его план был пущен под откос сразу, как только он достиг башни Гриффиндора. Он обнаружил там кричащих друг на друга Рона и Гермиону. Его удивило даже не это, а сам факт, что все в комнате, казалось, игнорировали их.

- Только то, что я забочусь о своих исследованиях, не дает тебе право на такие дурацкие предположения! - возмущалась Гермиона.

- Я не строю никаких дурацких предположений! - вопил Рон ей в ответ. - И мне совершенно все равно, кому ты нравишься! И кстати, неудивительно, что он когтевранец.

- Ты невыносим! - крикнула Гермиона. Она прошла мимо Рона и поспешила вверх по лестнице к спальне девочек. Гарри был уверен, что видел в ее глазах слезы.

- Что я пропустил? - поинтересовался он.

Рон повернулся к нему, выглядя немного смущенным.

- Всего-навсего то, каким Рон может быть мерзким, Гарри, - ответила Джинни, не отрываясь от книги, которую она читала у камина.

- Ты не понимаешь! - буркнул Рон. - Если она проводит все свое время с Энтони Голдстейном, почему она не признает, что они встречаются?

- Возможно, потому, что это не верно, - вздохнула Джинни, все еще не глядя на брата.

Рон фыркнул и направился к лестнице в спальню мальчиков. Когда он ушел, Джинни взглянула на Гарри.

- Если ты думаешь, что уроки со Снейпом тяжелы, попробуй провести несколько вечеров с этими двумя. Ты пропускаешь большинство их стычек, Гарри, но клянусь, что скоро я сойду от них с ума!

- О чем говорил Рон? - спросил Гарри, присаживаясь рядом с Джинни.

- Гермиона и Энтони работают вместе над проектом по нумерологии, и Рону это жутко не нравится. Ты должен поговорить с ним. Он просто невыносим!

Гарри вздохнул. Помимо всего прочего, ему только не хватало еще и этих разборок, но Рон с Гермионой были его лучшими друзьями.

- Хорошо, - согласился он. - Я поговорю с ним.

Гарри пошел наверх. Рона был в спальне один. Он лежал в кровати и смотрел в потолок.

- Рон, почему бы тебе не сказать Гермионе, что она тебе нравится?

Рон в ужасе уставился на Гарри.
- Что?

- Да ладно тебе, это стало очевидным уже для всех. И это будет гораздо лучше, чем постоянно ссориться по пустякам!

Рон посмотрел на Гарри, а затем опять уставился в потолок.
- Я не могу.

- И почему же?

- Просто не могу, все!

- Рон, это же только Гермиона.

- Легко тебе говорить. - Рон впился взглядом в Гарри. - Ты-то не чувствуешь, как в животе что-то ухает вниз, когда она проходит мимо. Что, если она не чувствует ко мне ничего? Может, она просто надо мной смеется!

- Она не будет смеяться над тобой. И что, если она чувствует то же самое? Разве тебе не хочется узнать?

- Конечно, хочется.

- Но ты не узнаешь, пока не спросишь ее.

- Постой, - замер Рон с внезапным вдохновением. - Вот именно! Гарри, ты бы мог спросить у нее ради меня!

- Нет, ты что! Абсолютно точно нет!

- Но Гарри, ты мог бы поговорить с ней...

- Я не буду у нее ничего спрашивать, ты сам должен подойти.

- Ты прав, тебе лучше не стоит. Я должен попросить Джинни.

- Но Рон, почему ты сам не можешь?

- Потому что это Гермиона! - воскликнул Рон так, словно это объяснило все. Гарри уставился на него.

- Гарри, да ладно тебе. Мы были лучшими друзьями с первого курса. Мы через столько прошли вместе. Я не хочу разрушать это! Если я ей не нравлюсь, я мог бы жить с этим дальше, но я не буду в состоянии выдержать, если я потеряю ее дружбу!

- Рон, я действительно думаю, что, вероятнее всего, ты потеряешь ее дружбу, ведя себя так, как минуту назад внизу.

- Рон откинулся назад на свою подушку и несчастно вздохнул.

- Да, ты прав. Я действительно был мерзавцем, наверное.

- Именно так. Так что пойди и разберись с этим. Хуже не станет, поверь.

Рон глубоко вздохнул и сел.
- Хорошо, я сделаю это, - сказал он так, будто собирался оказаться перед дюжиной дементоров.

Гарри ободряюще улыбнулся другу, и Рон ушел. Гарри разделся и залез в кровать. Он был страшно измотан. Он начал откупоривать пузырек, который дал ему Снейп, но внезапно остановился. Его беседа с зельеваром сотворила чудо для его психологического состояния, и он был уверен, что сможет нормально поспать. Гарри засунул пузырек в прикроватную тумбочку на случай, если он когда-нибудь будет нуждаться в Зелье Для Сна Без Сновидений. Тогда он откинулся назад, закрыл глаза и попытался освободить свой ум. Скоро он уже спал.

---

Рон шагал по гостиной. Джинни после уговоров пошла наверх, чтобы сказать Гермионе, что он хочет ее видеть. Уже прошло десять минут, но никто до сих пор не спустился. Рон начинал думать, что они так и не придут. Он, казалось, никогда так не нервничал. Гарри и Джинни были правы - он просто ужасно вел себя и теперь стыдился этого. Он не обвинял ее в том, что она не хотела поговорить с ним. Конечно, он не надеялся, что Гермиона могла бы что-то к нему чувствовать. С какой стати?

Рон был готов сдаться и лечь спать, когда, наконец, на лестнице появилась Гермиона. Он мог с уверенностью сказать, что она плакала, и почувствовал острый укол вины. Он не был для нее достаточно хорош. Даже наполовину. Она заслужила кого-то наподобие Энтони, который был умен и красив и не проводил все свое время, крича на нее. Рон знал, что не заслуживал даже дружбы Гермионы, но был настроен попытаться заслужить ее.

- Ты хотел видеть меня? - натянуто поинтересовалась Гермиона.

Рон кивнул.
- Мы можем пойти куда-нибудь, где никого не будет?

Девушка нахмурилась и пожала плечами.
- Прекрасно.

Она прошла мимо него и пробралась через отверстие портрета.

Как старосты, Рон и Гермиона могли перемещаться по замку ночью. Они нашли пустой класс неподалеку и вошли туда.

- И что ты хотел мне сказать такого, о чем не мог кричать перед всей комнатой отдыха? - холодно поинтересовалась Гермиона.

- Я хотел извиниться за то, что накричал на тебя...

- Ясно. Получается, ты можешь оскорбить меня перед всеми, но извиниться можешь только с глазу на глаз. Что, разве не так?

- Нет! – в отчаянии произнес Рон. - Гермиона, пожалуйста, прости меня. Я не хочу, чтобы ты ненавидела меня!

- Тогда зачем ты прилагаешь к этому все усилия?

- Ладно, я знаю, я идиот! Я боюсь, что могу потерять твою дружбу, и это сводит меня с ума. Ты одна из моих самых близких друзей, и я не хочу, чтобы это закончилось.
Гермиона уставилась на него недоверчиво.

- Рон, ты действительно сумасшедший. Я не собиралась прекращать дружить с тобой.

- Да, ты не собиралась, - сказал серьезно Рон. - Но когда-нибудь ты найдешь кого-то особенного, о ком будешь заботиться, и у тебя не будет времени на эту дружбу.

- Рон, этого никогда не произойдет, - произнесла девушка.

- Конечно, произойдет. - Голос Рона был спокоен и безэмоционален. Он глубоко вздохнул. - Ты умна и красива, и у тебя есть сердце. Ты никогда не боишься бороться за то, что считаешь правильным. Ты самый удивительный и прекрасный человек, которого я когда-либо знал, и когда-нибудь кому-то сильно повезет.

Рон смотрел на Гермиону и не мог оторваться. Все тело будто покалывало. Гермиона прикусила губу, и он почувствовал, как его сердце пропустило удар.

- Ну а как же ты? - Голос Гермионы дрожал, когда она говорила. - В конце концов, у тебя есть замечательное чувство юмора и восхитительная улыбка. Ты всегда выглядишь беззаботным. И ты очень добрый и заботливый. Когда-нибудь ты встретишь кого-то, и у тебя не будет больше времени для меня.

Рон шагнул к ней.
- Гермиона, клянусь, пока я жив, этого никогда не произойдет!

- Ты уверен? - прошептала Гермиона

- Да, уверен. И всегда был!
Гермиона тоже шагнула к Рону.

- Ладно, тогда я предполагаю, что мы можем быть вместе, - сказала она, бросая на него пристальный взгляд.

- Да, я тоже так считаю, - радостно улыбнулся Рон. - С тобой все в порядке?

- Да, - ответила девушка.

Она была настолько близко, что Рон мог почувствовать ее дыхание на своей щеке. Он с трудом сглотнул, пытаясь сделать следующий шаг, но Гермиона опередила его. Она приблизилась к нему и поцеловала.

---

Гарри был вытащен из глубокого сна и обнаружил Рона, стоящего над ним.

- Гарри, проснись! - шептал Рон.

- Рон, что произошло? - встревоженно спросил он.

- Я сделал это! Именно так, как ты советовал. Я сказал ей!

Гарри понятия не имел, о чем говорил Рон.
- Что? - переспросил он.

- Гермиона. Я сказал ей, что она мне нравится!

- Ты сделал это?

- Да! Ну, в общем, не думаю, что я прямо так и сказал, но саму идею она уловила.

- Это великолепно, Рон, - сказал Гарри устало.

- И я думаю, что это сработало. Кажется, она действительно чувствует ко мне то же самое!

- Действительно? Это просто потрясающе. - Гарри зевнул и закрыл глаза.

- Мы даже поцеловались.

Глаза Гарри широко распахнулись.
- Ты поцеловал Гермиону?

- Да. Хотя скорее, она сама поцеловала меня. В первый раз, я имею ввиду. После этого, знаешь ли, я не мог не ответить тем же.

Сон Гарри как рукой сняло. Одно дело было признаться в своих чувствах. И совсем другое - представить своих лучших друзей...

- Ты ведь не против, правда, Гарри? - спросил Рон.

- Да, будь уверен. Конечно, я не против. Это… Замечательно! Я просто сильно устал. Не спал прошлой ночью...

- Мне жаль, Гарри. Не стоило будить тебя.

- Все в порядке; я рад, что ты это сделал. Я же говорил, что у тебя все получится.

- Да, спасибо за это, Гарри. Ладно, дам тебе поспать.

Рон отвернулся, и Гарри опустил занавески. Он откинулся назад на своей подушке и уставился в потолок, чувствуя, что теперь вряд ли уснет. Он глубоко вздохнул. Это смешно! думал он расстроено. Ему надо было поспать. Конечно, он не собирался лежать с открытыми глазами, думая о Роне с Гермионой.
Гарри перевернулся и взбил подушку, чтобы лечь поудобнее. Он закрыл глаза и сосредоточился на дыхании. Я знаю, что я могу сделать это, думал он. Наконец ему удалось заснуть.

Сообщение отредактировал Panta - Пятница, 18.09.2009, 21:56
 
PantaДата: Пятница, 18.09.2009, 22:00 | Сообщение # 11
Подросток
Сообщений: 20
« 2 »
Глава 10

Проснувшись на следующее утро, Гарри чувствовал себя значительно лучше, чем вчера. Его сокурсники уже ушли, очевидно, решив дать ему поспать. Но он еще мог успеть позавтракать.

Гарри оделся и быстро пошел вниз. Некоторые гриффиндорцы все еще сидели за столом, в том числе Рон и Гермиона, которые были немного в стороне от одноклассников. Гарри колебался, поскольку помнил то, что сказал ему Рон накануне. На мгновение он задался вопросом, не был ли это сон, но, взглянув на друзей, ему пришлось отказаться от этой мысли. Они так смотрели друг на друга, что Гарри подумал, они не обратят внимания, даже если начнет рушиться замок. Остальная часть гриффиндорцев, казалось, пыталась не рассмеяться. Джинни увидела Гарри и помахала ему рукой.

- Ты уже слышал новость, - спросила она, кинув взгляд на Рона и Гермиону, - или же попробуешь предположить?

- Хм, ну вообще Рон сказал мне вчера, - отозвался Гарри, накладывая еду в тарелку. - Таким образом, они действительно... Эээ....

- Вызывает отвращение? – перебил его Симус. - Да, я сказал бы именно так. Рон постоянно улыбается как идиот, а Гермиона не перестает хихикать.
Он явно полагал, что со стороны Гермионы это можно было расценивать как сумасшествие.

- Зато, возможно, они не будут теперь постоянно спорить, - предположил с надеждой Невилл.

- Трудно сказать, - отозвался Дин. - Иногда люди начинают спорить даже больше, хотя в этом случае я не думаю, что это возможно.

- Ладно, по крайней мере, все это довольно забавно наблюдать, - сказала Джинни.

Все закивали, кроме Гарри, который просто молча ел. Ни Рон, ни Гермиона не заметили его, и он не хотел им мешать. Другие гриффиндорцы стали уходить; Гарри присоединился к ним. Ему еще надо было прочитать книгу, которую дал ему Снейп, а поговорить с друзьями можно и попозже.

Но после завтрака Рон с Гермионой зашли в башню только на минутку - оставить книги, а затем якобы пошли в библиотеку заниматься. Джинни язвительно заметила, что не верит этому нисколечко.

Гарри серьезно занялся своими делами. Он прочитал книгу Снейпа, закончил свою домашнюю работу по Защите и почти дописал эссе по зельеварению.

Рон и Гермиона еще не пришли на обед, когда Гарри спустился, и он решил, что будет ждать их. Чуть позже они вернулись в комнату отдыха. К этому времени Гарри закончил домашнюю работу и перечитал некоторые главы из книги Снейпа.
- Гарри, привет! Что читаешь? - подошла Гермиона.
- Да так, это для занятий по Окклюменции, - ответил Гарри. Ему хотелось бы поболтать с друзьями и рассказать о последних двух уроках со Снейпом, о своем прогрессе и страхах в связи с этим, хотелось слушать шутки Рона и советы Гермионы. Но рука Рона лежала на талии девушки, и Гарри не стал ничего говорить. Поэтому он отложил книгу и присоединился к Джинни и Дину играть во взрывающиеся карты.
Вечер прошел вполне мирно, но как только они поднялись в спальню, беседа перешла к тому, что, очевидно, было у всех на уме

- Ну что, Рон, - обратился к нему Дин, задорно сверкая глазами. - Как она тебе?

- Что ты имеешь ввиду? - невинно поинтересовался Рон. - Ты же знаешь Гермиону.

- Но не с той стороны, с которой ее узнал ты, - захихикал Дин.

- Мы только поцеловались один раз.

- Я слышал, что о девушке можно много чего сказать, исходя из того, как именно она целуется.

- Я уже и так много чего знаю о Гермионе, Симус, спасибо, - ответил Рон, ложась в кровать.

- Да брось, Рон, - умолял Дин. Расскажи, как она целуется!

Рон только загадочно улыбнулся, пожелал всем спокойной ночи и задернул полог.

- Ну и ладно, - пробурчал Дин.

Все тоже стали укладываться спать.
Гарри поудобнее устроился в своей кровати. В отличие от Дина, он был очень благодарен Рону за то, что он не стал продолжать этот разговор.

Следующая неделя была для Гарри немного странной. Хотя он продолжал общаться с Роном и Гермионой, их отношения претерпели некоторые изменения. Это не значит, что они стали целоваться в его присутствии. Они просто обменивались любовными взглядами, становились ближе друг к другу, чем раньше. Когда они улыбались друг другу, Гарри ощущал себя лишним. В целом он чувствовал себя очень одиноким. Хуже всего было то, что друзья этого, кажется, совсем не замечали.

---

Был субботний полдень. Рон ждал Гермиону около классной комнаты Гадания по рунам, где она проводила большее время субботы, занимаясь своим проектом. Дверь открылась, и вышло несколько студентов. Энтони Голдстейн улыбнулся Рону. Несмотря на вспышку ревности, Рон заставил себя улыбнуться в ответ. Наконец вышла Гермиона, держа в руках здоровенную стопку книг.

- Гермиона, ты решила взять с собой половину библиотеки? - ужаснулся Рон.

- Это, главным образом, материал для нашего проекта.
Гермиона пыталась запихнуть все учебники в сумку.
- Часть из них надо сегодня же вернуть. А остальные понадобятся нам с тобой и с Гарри - будем заниматься.

Рон покачал головой. Некоторые вещи никогда не меняются.
- Давай мне, я понесу, - сказал он, протягивая руку к сумке.

- Рон, это совсем необязательно. Я справлюсь!

- Знаю. Просто представь, как я буду выглядеть, идя с пустыми руками, в то время, как ты все это тащишь! – выхватил книги Рон. - Это было бы эгоистично с моей стороны.

Гермиона наклонилась к нему.
- Ладно, думаю, что смогу пережить небольшое количество эгоизма с твоей стороны.

Она поцеловала его в губы.
- Теперь пойдем. Гарри должен ждать нас в библиотеке.

Они вместе прошли через зал, не заметив Гарри, направляющегося в их сторону. Он остановился и наблюдал, как они скрылись за поворотом. После этого он развернулся и пошел к гриффиндорской башне.

---

- Ты где был? - спросил Рон, когда они с Гермионой сели напротив Гарри на обеде. - Мы вроде должны были заниматься в библиотеке.

- Ох, я совсем забыл. Мне жаль.

- Все в порядке, приятель, но ты пропустил рассказ Гермионы о Великом Восстании в 1390. Передайте картофель, пожалуйста.

Рон повернулся к Гермионе.
- Знаешь, я бы не подготовился к истории магии сам.

- Глупости. Рон. Конечно, ты бы подготовился. Просто надо немного постараться.

- Наверно, мне просто нравится тебя слушать, - сказал Рон, придвигаясь ближе к Гермионе. - Ты рассказываешь не настолько скучно, как Биннс.

- Если это комплимент, то он совсем слабый, - пыталась выглядеть оскорбленной Гермиона.

Рон усмехнулся.
- Ладно, тогда мне надо попытаться еще раз.

Гермиона надменно подняла подбородок, но не смогла содержать улыбку.
- Конечно, попытайся.

- Ладно, у меня занятие со Снейпом, мне пора идти, - пробормотал Гарри, поднимаясь из-за стола.

- Давай, Гарри. Увидимся, - кивнув на него прощальный взгляд, Гермиона улыбнулась ему и помахала на рукой. Рон и Гермиона оставались его лучшими друзьями, но теперь большую часть времени были заняты друг другом. Гарри постоянно чувствовал себя рядом с ними третьим лишним.

Еще было слишком рано для урока, поэтому он вышел из замка прогуляться и успокоиться, но настроение только ухудшилось. Он устал от отсутствия свободного времени, устал от видений и кошмаров, которые мучили его по ночам, устал от всего, что его окружало. Но больше всего он устал от того, что не мог ни с кем поделиться.
Вначале Гарри серьезно думал написать Ремусу. Он был уверен, что старый друг отца ободрит и поддержит его, но Ремус наверняка был сильно занят, занимаясь делами Ордена. Кроме того, написание письма было не совсем тем, в чем нуждался Гарри. Он хотел именно поговорить с кем-то. Его утомило держать все свои эмоции и мысли внутри себя. Возможно, Снейп мог так делать, но он нет.

Наконец Гарри направился к подземельям. Он знал, что Снейп терпеть не может эти занятия и не обрадуется, если он придет раньше, но его это сейчас совершенно не заботило. Казалось, уроки не помогали ему совершенно. Последние несколько недель в деятельности Пожирателей наблюдалось затишье, которое дало Гарри отсрочку от его видений, но те, которые иногда все же появлялись, были все такими же ужасными.

Гарри вошел в кабинет профессора зельеварения и сел на стуле. Снейп отвлекся от огромной стопки бумаг на столе и нахмурился.

- В чем дело, мистер Поттер? - требовательно спросил он.
Гарри закатил глаза. За последний месяц Снейп усовершенствовал способность мгновенно определять настроение Гарри.

Жалко, что мои друзья не знают меня настолько хорошо, подумал он мрачно. Вслух, тем не менее, он просто ответил:
- Ничего. Все в порядке, сэр.

Снейп положил свое перо и раздраженно покачал головой.
- Поттер, мне опять напомнить вам, что основой Легиллименции и Окклюменции является самоконтроль?

- Нет, сэр.

- Тогда объясните, почему вы сейчас впустую тратите мое время?!

Лицо Снейпа оставалось каменным, а в черных глазах не было никаких эмоций. Гарри почувствовал знакомую вспышку гнева и встал.
- Я сожалею, что трачу впустую ваше время, профессор, - сказал он сердито и повернулся к двери.

- Даже не думайте сбежать, Поттер, - сказал спокойно Снейп угрожающим тоном.

Гарри оглянулся назад и встретился глазами с зельеваром.
- Почему нет? Вы сказали, я трачу впустую ваше время. Я уверен, что у вас есть вещи поважнее. Сэр.

Снейп встал из-за стола и подошел к Гарри.
- Сядьте.

Гарри сердито уставился на профессора, а затем резко уселся на стул. Снейп сложил руки на груди и нахмурил брови.
- Поттер, вы были расхлябаны и рассеяны последние несколько недель. Это продолжалось достаточно долго! Что не так?

- Ни-че...

- Не говорите "ничего"!

Гарри вздохнул и снова кинул сердитый взгляд на Снейпа.
- Ничего, в чем вы бы могли мне помочь.

Снейп скривил рот в ухмылке.
- Помочь вам, Поттер? Я и не говорил, что собираюсь вам помогать. Я просто пытаюсь внушить вам, что если вы думаете, что можете приходить на занятия и дуться, вместо того чтобы тренироваться, то очень ошибаетесь. Так как вы не желаете оставлять личные проблемы за порогом моего кабинета, вы можете рассказать мне о них все. Возможно, тогда вы перестанете думать об этом хотя бы на наших уроках.

Гарри уставился на Снейпа. Естественно, он не собирался рассказывать ему о Роне и Гермионе. Зельевар все равно никогда не поймет.

- Вам действительно все еще не надоело расстраиваться по поводу романтических отношений Уизли и Грейнджер?

Гарри сконфузился и удивленно поднял глаза.

- Неужели Вы думаете, что я не заметил? - спросил Снейп с обычным сарказмом, которым сочились его слова. - Как будто бы я не вижу, что творится у меня под носом! Как долго вы собираетесь позволять этой ерунде отвлекать вас?

- Это не ерунда, - вспылил Гарри. - Они мои лучшие друзья, и ведут себя так, будто я им практически безразличен!

- И что же тому виной?

- Что?

- Поттер, мистер Уизли и мисс Грейнджер не игнорируют вас нарочно. Просто временно они поддались воздействию гормонов. Неприятно, но едва ли необычно в их возрасте. <i>Вы сами</i> решили уйти от них и дуться. Что на этот раз? Они были не в состоянии спуститься с вами на завтрак или обед? Если это так беспокоит вас, поговорите с ними, но прекратите изображать несчастного щенка и упиваться жалостью к самому себе! У вас нет права на такую роскошь, да и я порядком устал от всего этого!

Гарри смотрел с каменным выражением лица на Снейпа и задавался вопросом, заботило ли этого человека хоть что-нибудь в жизни. Вероятно, нет.
- Я сожалею, что мои проблемы вас раздражают, профессор, но я не думаю, что нуждаюсь в вашем совете относительно того, как мне вести себя со своими друзьями.

- Вы действительно считаете, что вы единственный и уникальный в своем роде человек, кому роман разрушил дружбу? Или вы просто ревнуете к тому, что больше не являетесь центром их вселенной? - насмехался над ним зельевар.

- Я не ревную! - сказал сердито Гарри.

- Да конечно, ревнуете. Ревнуете потому, что они в состоянии быть счастливыми, когда вы несчастны, и не считают больше волнение по поводу вас своей самой главной заботой.

Гарри вскочил на ноги.
- Вы не правы!

- Неужели? - Издевался Снейп. - В чем тогда проблема?

Гарри метал свирепые взгляды на профессора. Вероятно, мужчина был слишком близок к правде. Временами Гарри действительно ревновал к своим друзьям. Гарри не знал, как выразить свои чувства в словах, поэтому расстройство и гнев заставили его наброситься на Снейпа снова.
- Так как у вас нет друзей, профессор, я сильно сомневаюсь, что вы могли бы понять, - холодно произнес Гарри.

- Понять что, Поттер? - спросил Снейп в том же тоне, что и Гарри. - Одиночество? Или вес бремени, которое нельзя ни с кем разделить?

Гарри молча стоял, чувствуя, как гнев, уступает место необычному страху. Снейп знал то, что он чувствует. Более того, он понимал. Гарри понятия не имел, почему, но это казалось ему чрезвычайно тревожащим.

- Или что-то еще? - продолжал Снейп. - Вы так и будете продолжать жалеть себя и позволить эмоциям управлять вами, или вы собираетесь справиться с ними?

- Я действительно не имею выбора, не так ли, сэр? – мрачно поинтересовался Гарри.

- Если вы хотите научиться управлять своими видениями, то нет, Поттер.

Гарри кивнул.
- Ладно. Тогда давайте начнем.

---

Когда Гарри вернулся в гриффиндорскую башню, было уже совсем поздно. Этим вечером Снейп вел себя особенно зверски, и голова Гарри просто раскалывалась, но его это не беспокоило. Он определенно делал успехи и был бы доволен при нормальных обстоятельствах, но сейчас он постоянно вспоминал слова Снейпа.
"Одиночество и вес бремени, которое нельзя ни с кем разделить." Именно это так не давало ему покоя. Как Снейп смог понять его чувства даже лучше него самого? Почему никто другой этого не сделал?

Это было несправедливо. Единственный человек, который, казалось, понял то, что было у Гарри на душе, был последним человеком, с которым он мог бы поговорить об этом. Снейп был, как всегда, все таким же отстраненным и холодным.
Гарри попытался избавиться от этих мыслей. Он снова начинал жалеть себя, а это никак не могло помочь.

Рон и Гермиона, несмотря на поздний час, все еще были в комнате отдыха. Последнее время они засиживались там допоздна и болтали. Гарри молча прошел мимо них к лестнице, даже не взглянув в их сторону. Голос Рона прозвучал немного удивленно.

- Гарри, все в порядке?

Гарри остановился на секунду и был уже готов уйти разговора и лечь спать, но внезапно на ум пришли слова Снейпа. “Вы сами решили уйти от них и дуться.” Он взглянул на своих друзей. Профессор был прав, они не пытались нарочно причинить ему боль.

- Что-то не так? - осторожно спросила Гермиона.

Гарри развернулся, подошел к друзьям и сел между ними.
- Да, - ответил он. - Последнее время я вел себя как идиот, и мне жаль.

- Что? - изумленно переспросила Гермиона. - Гарри, ты не...

- Да, именно так, вы просто не заметили. Трудно привыкнуть, что вы двое теперь вместе. Нет, конечно, я за вас счастлив! Но мне просто казалось, что вы про меня забыли.

- Ой, Гарри! Мы и не хотели, чтобы ты так думал! - воскликнула смущенная Гермиона. - То есть, возможно, мы и правда немного игнорировали тебя, но мы не думали, что тебя это будет сильно заботить.

- Что ты имеешь ввиду?

- Ты сам держался от нас на расстоянии с самого лета, - сказал Рон. - Ты почти не говоришь с нами, ничего не рассказываешь. У нас было ощущение, что ты находишься в своем собственном мире, куда не хочешь впускать кого-то еще.

- Я знаю, что ты не хочешь, чтобы мы за тебя волновались, - продолжила Гермиона. - Но мы твои друзья, Гарри. Ты не можешь вечно держать внутри себя то, что тебя беспокоит.

- И когда мы тебя игнорируем, просто говори нам, что мы идиоты, - добавил с улыбкой Рон.

Гарри усмехнулся.
- Хорошо, так и сделаю, если что, - пообещал он. - И я действительно хочу поговорить с вами.

Он продолжил и стал рассказывать о своих уроках Окклюменции и Легиллименции, о ночи, когда он напал на Снейпа, и о том, что он, казалось, не делал успехов в управлении своим умом. Рон и Гермиона молча слушали, пока Гарри не остановился.
- И я боюсь, что никогда этому не научусь, - закончил он грустно.

- Конечно, научишься, Гарри! - сказала Гермиона голосом, не терпящим никаких возражений. - Легиллименция - очень сложное и продвинутое волшебство, а ты только недавно начал изучать ее. Тебе надо время.

- Кроме того, - продолжил Рон, - Если бы ты был безнадежен, Снейп не стал бы тратить впустую свое время на тебя.

- Да, пожалуй, вы правы, - согласился Гарри.

- Только прилагай усилия, и у тебя все получится, - уверенно сказала Гермиона.

Гарри улыбался, слушая своих друзей. После того, как он поведал им о своих проблемах, он почувствовал себя заметно лучше - будто тяжелый груз упал с его плеч.
Он подошел к кровати, чувствуя себя гораздо более счастливым, чем последние недели. После того, как он забрался под одеяло, в голову снова пришли слова Снейпа. "Одиночество и вес бремени, которое нельзя ни с кем разделить." Ничто не могло быть хуже этого, и Гарри пообещал себе, что не попадет в эту ловушку снова. Он не был одинок - у него были хорошие друзья, которые поддержат и помогут.
Гарри закрыл глаза, чувствуя себя совершенно умиротворенным, но неожиданно открыл их. Его пронзила внезапная мысль. Что делал Снейп, чтобы отрешиться от одиночества и своих трудностей? Гарри не мог вообразить Снейпа, делившегося своими сомнениями и страхами с кем бы то ни было, даже с Дамблдором. Но Гарри знал, что они были у зельевара. Он почти ощущал это сегодня вечером на занятии. Гарри отбросил эти мысли подальше - это не должно было его беспокоить, у него было предостаточно своих собственных проблем. Он закрыл глаза еще раз и расслабился. Скоро он уснул.

---

Прошел почти месяц с первого вторжения Гарри в ум Снейпа. К счастью, тот печальный опыт больше не повторялся, хотя Гарри нашел, что Легиллименция была значительно труднее Окклюменции.

- Поттер, одно дело - просто сумбурно бродить среди чьих-то мыслей, - говорил ему нетерпеливо Снейп. - А быть в состоянии управлять этой связью - совсем другое. Вы должны лучше контролировать свой ум, сколько можно повторять?!

Это было легче сказать, чем сделать. Изучение основных навыков Окклюменции оказалось для Гарри не настолько сложным, как он думал в прошлом году. А вот обучение Легиллименции протекало гораздо медленнее и утомительнее. У Гарри больше не было проблем с вхождением в ум зельевара, но его просто швыряло по его воспоминаниям, и это вызывало тошноту и головокружение. Худшим из всего было то, что теперь Гарри знал о профессоре зельеварения гораздо больше, чем ему хотелось бы. Самого Снейпа это, естественно, тоже совсем не радовало.

- Поттер, это становится просто смешным! - возмущался он. - Вы же уже освоили заклинание. Как можно быть таким ленивым! Вы даже не пытаетесь прибегнуть к контролю!

Гарри вздохнул, слушая очередную критику в свой адрес и лежа на полу, мрачно уставившись на потолок после того, как Снейп в очередной раз просто выпихнул его из своих мыслей.
- Профессор, вы никогда не думали о том, чтобы постелить ковры в своем кабинете? - спросил он, пытаясь избежать разбора своей очередной неудачи. На какую-то секунду повисла пауза, в течение которой Снейп, казалось, молча смотрел на Гарри.

- Я варю зелья, мистер Поттер. Я не считаю постилку ковров практичной.

- Вы могли бы трансфигурировать что-нибудь для наших уроков, - предложил Гарри, даже не пытаясь подняться. - Это помогло бы, если учесть, как часто я оказываюсь на полу. Люди уже начинают спрашивать, почему у меня постоянно столько ушибов.

- Скажите им, что дополнительные уроки по зельеварению - опасная работа, - издевался Снейп. - Вы планируете лежать так всю ночь?

- Не знаю, сэр. Вы планируете снова сбить меня с ног?

- Это, мистер Поттер, зависит полностью от вас, - ответил Снейп, обнажая зубы в неприятной улыбке и протягивая ему руку. Гарри схватил ее и поднялся на ноги.

- Поттер, в чем проблема? - устало спросил зельевар. - Вы действительно находите мои воспоминания настолько очаровательными, что просто не можете оторваться?

- Я не знаю, в чем проблема, - буркнул Гарри. - У меня просто никак не выходит.

Снейп вздохнул и встряхнул головой, убирая упавшие на глаза волосы.
- Хорошо. Давайте попробуем еще раз.

Они снова встали друг напротив друга. Гарри глубоко вздохнул и поднял свою палочку.
- Легиллименс!

Он стоял на коленях в лесу. Была ночь, а рядом горел костер, отбрасывающий длинные тени. Он был окружен фигурами в длинных черных плащах и в серебряных масках. Пожиратели Смерти. А непосредственно перед ним стоял Волдеморт.

- Северус, - обратился он к человеку на коленях. - Для вас настало время стать одним из моих последователей. Вы готовы?

- Да. - Он протянул вперед левую руку, обнажив предплечье, и Волдеморт поднял свою палочку.

Гарри с большим трудом пытался отделить свои эмоции и эмоции Снейпа в этом воспоминании. Ужас и страх, покорность и признание - все смешалось. Волдеморт коснулся концом палочки бледной, незапятнанной кожи на предплечье Снейпа, и все мысли исчезли в жгучей боли, большей, чем когда-либо испытывал Гарри. Это была не только физическая боль. Пытка, казалось, достигла его сознания, обвивая невидимыми цепями его душу. Так не должно было быть. Он не хотел, чтобы это происходило, но не мог прекратить ритуал. Он не мог кричать, даже дышать. На мгновение Гарри был уверен, что умер.
- Готово, - произнес Волдеморт холодным, твердым голосом.

---

- Поттер! Поттер, очнитесь же!
- Гарри открыл глаза. Он снова лежал на спине, а Снейп тряс его за плечи. Память о метке снова возникла в голове Гарри. Он зажал левое предплечье и издал наполовину стон, наполовину всхлип. Возможно, он снова потерял бы сознание, если бы Снейп не держал его.
Гарри медленно сел на пол напротив зельевара.

- Поттер, что происходит?! - потребовал Снейп ответа. - Почему вы не прервали это воспоминание?

- Я не знал, как это сделать, - сказал Гарри, тупо уставясь в стену. - Я знаю, что должен был, поэтому можете ничего не говорить…

Повисла неловкая пауза, и затем Снейп сказал:
- Мне не стоило проводить вас через это. Я думал, если воспоминания будут достаточно тяжелыми, у вас получится.

Гарри уставился на Снейпа. Это было извинением? Через пару секунд слова достигли его сознания окончательно.
- Вы можете управлять тем, что я вижу?

- Конечно, Поттер. Это целый раздел Окклюменции. Я могу направлять вас от одних воспоминаний к другим.

Гарри рассеянно кивал.

- Теперь возьмите себя в руки, - скомандовал Снейп. – Это не было реальным. Это всего лишь воспоминание.

Гарри поднял голову и встретился глазами с преподавателем.
- Но это было реально для вас, - прошептал он. На сей раз Снейп отвел взгляд.

- Это было давным-давно.

Сколько вам было? - Вопрос прозвучал прежде, чем Гарри понял, что не хотел это спрашивать. Снейп незначительно колебался перед ответом.

- Семнадцать.

Гарри почувствовал, что ему снова стало нехорошо.
- Профессор, у вас зелье, которое вы давали мне прежде? Думаю, я мог бы выпить его прямо сейчас.

Снейп кивнул, тихо поднялся и ушел. Гарри глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. Он чувствовал, что его слегка лихорадило, и слишком устал, чтобы подняться с пола. В голове была только одна мысль. Семнадцать. Ему было всего на год больше, чем мне сейчас.

Снейп вернулся в кабинет и молча вручил Гарри чашку. Гарри взял ее, залпом выпил содержимое и отдал пустую чашку, не глядя на профессора. Он закрыл глаза, ожидая, пока зелье не подействует.
- Профессор, что, если я не смогу изучить это? - спросил нервно Гарри.

- Вы волшебник, мистер Поттер. Просто некоторые имеют с этим больше трудностей.

- Как вы можете быть так уверены?

- Я знаю ваш ум. Я знаю то, к чему у вас есть способности. Нет никакой причины, по которой вы были бы не в состоянии справиться.

Гарри было жаль, что у него не было столько уверенности.
- Профессор, а почему вы… - тут Гарри остановился. Он понял, что вопрос, который он собирался задать, был не совсем уместен. Но Снейп продолжил тему.

- Почему что, мистер Поттер? Почему я стал Пожирателем?

Гарри взглянул на него.
- Почему вы стали шпионом?

- Поскольку это было разумно.

- Было ли?

- А почему вы делаете вещи, которые делаете? Почему следуете всегда трудным путем, когда легкий - перед вами?

- По большей части у меня нет выбора, - спокойно ответил Гарри.

- Выбор всегда есть, Поттер, но он не всегда приятный. Теперь, думаю, вам лучше вернуться свою спальню.

- Да, сэр, - сказал Гарри, вставая на ноги. - Спокойной ночи, Профессор.

---

Несколько дней спустя МакГонагалл вошла в комнату отдыха гриффиндорцев.

- Прошу внимания. Если вы планируете остаться в школе на Рождество, пожалуйста, поднимите руку.
Несколько студентов подняли руки, в том числе и Гарри.

- Не в этом году, приятель, - усмехнулся Рон. - В этот раз ты поедешь в Нору, мама уже договорилась с Дамблдором.

- Правда? Почему ты не сказал раньше?

- Ну, в общем, мы хотели убедиться, что затея не сорвется. Ты ведь действительно хочешь приехать, не так ли?

- Не строй из себя идиота, Рон, - улыбнулся радостно Гарри. - Конечно, я хочу поехать! Это здорово!

- Супер! Приедет Гермиона, и даже Чарли! Мы замечательно проведем время.

- Звучит классно, - с воодушевлением сказал Гарри.

---

- Вы… Что?.. - Снейп был явно потрясен.

- Да, я поеду к нему на Рождество, - повторил Гарри, озадаченный реакцией зельевара.

- На целых две недели?
Тон вопроса был таков, словно профессор считал эту идею абсолютно безумной.

- Это же Рождество! Разве я не имею права на праздник?

- Если это для вас более важно, чем ваше здравомыслие, то возможно!

- Я думаю, мое здравомыслие не сильно пострадает, если я покину школу на некоторое время. Так или иначе, вы должны быть счастливы избавиться от меня на время.

- Да, Поттер, конечно! Не понимаю, и зачем я вообще с вами вожусь? Поступайте, как вам угодно! Вы всегда так делаете.

- Я буду заниматься. Обещаю, что буду.

- Ладно, поговорим об этом, когда вернетесь.

Гарри покинул кабинет профессора и пошел по коридору, кипятясь от злости. Раз у Снейпа не было нормальной жизни, ни у кого больше не должно ее быть? Гарри заслужил этот праздник. Он нуждался в нем. И не было абсолютно никакой причины чувствовать себя виноватым.

Сообщение отредактировал Panta - Пятница, 18.09.2009, 22:01
 
PantaДата: Вторник, 22.09.2009, 16:27 | Сообщение # 12
Подросток
Сообщений: 20
« 2 »
Глава 11

Наконец настала пора отправляться в Нору. С самого утра у всех было отличное настроение, и Гарри удалось на время забыть о своих заботах. Они с Роном, Гермионой и Джинни доехали на поезде до Лондона, где были встречены миссис Уизли. Она обняла их по очереди, и все сели в автомобиль, который позаимствовал в Министерстве мистер Уизли. Когда они добрались до Норы, почти стемнело. Фред и Джордж демонстрировали в саду свои наиболее интересные изобретения Чарли, который только утром прибыл из Румынии. Их старший брат был явно впечатлен предпринимательскими талантами близнецов и успехами в торговле.

- Представить не могу, что мама была против этой грандиозной идеи, - говорил Фред громким голосом, очевидно, надеясь, что миссис Уизли могла его услышать.

- Если бы вы еще хотя бы время от времени ночевали дома-цены бы вам не было, - фыркнула миссис Уизли. - Вы практически живете в своем магазине!

- Мам, ты же сама все прекрасно знаешь, - отмахнулся Джордж. - Нам с Фредом надо держать планку, а время для новых разработок можно найти только после вечернего закрытия.

- Да, ну, в принципе, вы правы, наверное. Да и это ваше личное дело.

- Между прочим, это довольно быстро развивающееся дело, - добавил Фред. - Мы хотим нанять кого-то, кто выручит нас на время отпуска, но даже в этом случае мы не сможем отлучиться надолго.

- Думаете, летом вам понадобиться помощь? - оживился Рон. - Я мог бы немного поработать за деньги.

- И на что же тебе нужны деньги, братишка? - поинтересовался Фред.

- Я знаю. Должно быть, он думает, что получит скидки на все наши товары, если будет работать на нас, - усмехнулся Фред.

- Ну нет, он же знает, что мы не такие щедрые, - сказал Джордж. - Кстати, я слышал, у него появилась новая страсть.

- Не может быть! - воскликнул Фред наигранно удивленным голосом. - Что может быть увлекательнее квиллича?!

- Может! - настаивал Джордж. - Я услышал это из очень надежного источника. Наш маленький Ронни был сражен противоположенным полом.

- Ведь так, братишка? Ах, как же они быстро растут.

- Вы наконец замолчите! - Рон сильно покраснел и обиженно смотрел на братьев.

- Ой, думаю, мы задели его за живое, - радостно отметил Джордж.

- Гермиона, признайся, это правда? Мы слышали, что ты имела несчастье увлечься этим молодым юношей.

- Ты же всегда производила впечатление умной девушки.

- Оставьте ее в покое! - сказал сердито Рон. - Когда вы издеваетесь надо мной, это одно дело, но не смейте приставать к Гермионе!

- Рон! - раздраженно сказала Гермиона.

- Что? Я же защищаю тебя!

Близнецы весело рассмеялись.
- Вот это да, Рон, все это действительно правда! - захихикал Фред.

- Послушай, дружище, - сказал Джордж, положив руку Рону на плечо. - Все в порядке, ясно? Если ты не заметил, Гермиона и так стала нам почти семьей.

- Правда, раньше мы не думали, что это наша будущая невестка, - подмигнул Фред, широко улыбаясь.

- И мы совершенно не видим разницы между тобой и Гермионой.

- Только полный болван не поймет, что мы всего лишь шутим, в конце концов, - добавил Фред.
- Кроме того ..., - но Джордж не успел договорить, поскольку его прервала Гермиона.

- Кроме того, - продолжила она, - галантность это хорошо, но я в состоянии сама разобраться с этими двоими, если они перегибают палку, поэтому я не нуждаюсь в твоей защите.

Рон, казалось, выглядел смущенным, а близнецы восхищенно посмотрели на Гермиону.

- Ну вот, видишь, - обратился Фред к Рону. - А Гермиона не суетится. Теперь, почему бы нам не пойти в дом? Наверно, мама скоро позовет нас к столу.

- А пока мы будем ждать, можем рассказать несколько забавных историй, - предложил Джордж.

- Превосходная идея! Пока я не забыл, у нас также есть очаровательные семейные фотографии, которые Гермиона непременно должна увидеть прежде, чем будет строить какие-то планы на будущее

Рон побледнел. - Вы не сделаете этого!

- Рон, - сказал укоризненно Джордж. - Как ты можешь такое говорить? Конечно, сделаем!

- Гермиона, пойдем, - предложил Фред, беря девушку за руку.

- Мы расскажем тебе много чего интересного о нашем маленьком братике, - продолжил Джордж, взяв ее за другую руку.

Гермиона с усмешкой взглянула на Рона.
- Почему бы и нет!

Они втроем пошли к дому, держась за руки. Близнецы уже начали вещать о раннем детстве Рона.

- Я должен был остаться в школе, - застонал Рон. - О чем я только думал?

- Да ладно, Рон. Все в порядке, - сказал сочувственным голосом Гарри. - Давай. Пошли посмотрим, что делают остальные.

---

Следующие несколько дней в Норе была развернута активная деятельность. Гарри, Гермиона, Рон и Джинни активно помогали миссис Уизли украшать Рождественскую елку. Гарри был немного взволнован - у него никогда не было нормального домашнего Рождества. Мистер Уизли был рад его энтузиазму, он с удовольствием рассказал Гарри историю каждого украшения наряду с историями о прошлом Рождестве. Он даже показал Гарри, как создавать крошечны мерцающие огни на ветвях дерева. Эффект производил большое впечатление, намного более очаровательное, чем искусственное дерево у Дурслей, привозимое каждый год из магазина. Потом они занялись украшением дома. На окна были повешены венки, а в дверных проемах - омела, заставившая щеки Рона покрыться румянцем.
Миссис Уизли занималась уборкой и готовкой, выпекая бесконечное число пирогов и пудингов для различных друзей и родственников. Чарли любезно согласился отнести их в деревню для отправки. Это было облегчением для Гарри - он был уверен, что бедняга Эрл не справиться с такими тяжестями.
Близнецы большую часть времени отсутствовали - они были заняты Рождественской суетой в своем магазине. Но когда они были в Норе, их часто можно было застать будто за заговором - они тихо обсуждали что-то и делали что-то с семейными альбомами и фотографиями в них. Они не рассказывали, чем были заняты, но Гарри подозревал, что это как-то касалось Рона.
В Сочельник прибыли Билл с Флер Делакур.
- Здг'авствуйте, - приветствовала всех Флер. - Рон, 'Арри. Как здог'ово снова вас видеть.
Гарри заметил, что Рон не показал ни смущения, ни волнения, как это было при встрече с Флер два года назад. Гермиона, должно быть, тоже обратила на это внимания, потому что она поприветствовала Флер весьма тепло.

- Не думаю, что придет Перси, - тихо сказал Гарри Рону.

- Вряд ли, - ответил Рон таким же тихим голосом. - Он до сих пор не разговаривает с мамой и с папой. Я думаю, он слишком горд, чтобы наконец признать, как он ошибался, слепо веря тому идиоту Фаджу! Мама пытается притвориться, что ей все равно, но я знаю, что она переживает. Особенно на Рождество, когда остальные здесь. По крайней мере, в этом году он не отослал обратно джемпер, а это уже хоть что-то.

- Обед готов, - объявила из кухни миссис Уизли

Они все пошли вниз. Кухня, казалось, была немного увеличена, чтобы разместить всех людей и многочисленные блюда миссис Уизли. К тому времени, когда обед был закончен, Гарри наелся до отвала. Он помог убрать со стола, а затем вышел в сад. Ночь была холодной и безоблачной. Гарри очистил скамью от снега и сел, глядя на звезды. Он мог слышать голоса и смех, доносящиеся из дома, и чувствовал себя полностью умиротворенным и спокойным.

- Все хорошо?
Гарри вздрогнул - он не услышал, как сзади подошла Джинни.

- Все в порядке. Мне стало жарко, поэтому я решил выйти наружу.

Джинни села рядом с ним.
- Мне тоже всегда нравилось здесь сидеть. Можно забыть все неприятности и заботы.

- Да, - согласился Гарри. - У тебя нет каких-нибудь идей, что делали Фред и Джордж с теми фотографиями?

- Нет, но наверняка это смутит Рона. Наверное, это покажется ему ужасным.

- Да. Однако, думаю, Гермионе это понравится.

Джинни засмеялась.
- Точно. Она скажет, Рон заслужил это. Ты-то сам в порядке?

- Конечно. Здесь потрясающе.

- Я просто спрашиваю - ты какое-то время казался немного грустным.

- Ничего, теперь все в порядке. А ты как?

- Пока отдыхаю, - ответила Джинни. А так все время занята квиддичем и СОВАми, поэтому даже на мальчиков времени нет.

Гарри кивал. Конечно, он понимал Джинни.

- А у тебя как с этим? - заговорщически подмигнула Джинни. - Тебе нравится кто-нибудь, Гарри?

Гарри засмеялся.
- Мне? У меня даже не было шанса подумать над этим. Кроме того, я провожу все свободное время, занимаясь со Снейпом.

Джинни поморщилась.
- И как все продвигается?

- В некоторые дни я думаю, что определенно делаю успехи. А в некоторые - что никогда не осилю эту науку.

- Как Снейп? Наверно, ужасно изучать Окклюменцию именно с ним.

- Ну в принципе, не то чтобы плохо, - ответил быстро Гарри, не желая, чтобы Джинни чувствовала к нему жалость. Мгновение спустя он понял, что его мысль была верна.
- Ужасно было в начале, - говорил Гарри более медленно. Он действительно никогда не думал, на что походили его уроки со Снейпом. - Но мне кажется, мы немного привыкли друг к другу. Ну, то есть...- Гарри остановился, не зная, стоит ли ему заканчивать эту мысль, но Джинни настаивала.
- Что?

- Иногда легче проводить время с ним, чем с кем-то еще.

Джинни удивленно посмотрела на Гарри.
- Почему? - спросила она, явно озадаченная.

- Поскольку я не должен притворяться, что я в порядке, когда это не так. Я ничего не должен объяснять. Есть некоторые вещи, о которых я не могу говорить, Джинни. Сейчас это слишком тяжело, и чем больше все волнуются обо мне, тем тяжелее мне становится. Снейп не чувствует ко мне жалости и не беспокоится.

Джинни глубокомысленно кивала.
- В твоих словах определенно есть смысл. Но помни, что у тебя много друзей, Гарри, и все мы здесь, если ты в нас нуждаешься.

Гарри улыбнулся.
- Я знаю, и поверь, я благодарен за это. Не представляю, что бы я делал без всех вас. Я действительно ценю ваших маму и папу, пригласивших меня на Рождество.

- Гарри, ты же знаешь, что ты часть семьи. Мы пригласили бы тебя и раньше, если мы могли бы. В этом году мама заняла абсолютно твердую позицию перед Дамблдором и настояла, чтобы ты приехал. Она сказала, что будет жестоко оставить тебя в школе.

Гарри снова засмеялся.
- Думаю, слово 'жестоко' немного не подходит.

- Ладно, мама любит все драматизировать, - сказала Джинни, тоже засмеявшись. - Но все же она права. Никто не должен чувствовать себя одиноким на Рождество.

Гарри кинул взгляд на Джинни. Он знал, что она имела ввиду именно его, но ее слова заставили голову наполниться воспоминаниями
- Ладно, пошли в дом, - сказал он ей.

Они обнаружили всех в гостиной, где Фред и Джордж рассказывали какую-то веселую историю. Мисис Уизли с улыбкой смотрела на них. Джинни хотела присоединиться к остальным, но замерла, когда Гарри направился к лестнице.
- Гарри, куда ты?

- Я вернусь через минуту, - сказал он и поспешил наверх.

В комнате Рона он открыл свой чемодан и рылся там, пока не нашел пергамент и перо, после чего сел за стол, чтобы писать письмо. И задумался. Он понятия не имел, что сказать. Практически он понятия не имел, почему вообще хотел это сделать, кроме как из-за слов Джинни. Никто не должен быть одиноким на Рождество. Он знал это слишком хорошо из-за своего детство. Он помнил те Рождественские дни, когда он сидел в своей комнате, забытый и одинокий, пока Дадли открывал подарки. Даже в такой прекрасный праздник он был лишен любви и радости. Гарри глубоко вздохнул. Вероятно, он пожалеет об этом, но в настоящее время его это не заботило. Он начал писать.

Профессор,
Я только хотел сообщить, что обосновался у Уизли. Я делал упражнения, которым Вы меня учили, хотя это совсем не то же самое, как если бы практиковать с кем-то. Предполагаю, что у Вас также все в порядке. Увидимся в следующем семестре.
Гарри Поттер
P.S. - Надеюсь, у Вас счастливое Рождество.

Гарри сложил письмо прежде, чем он мог передумать, и подошел к Букле, которая сидела на своей клетке и наблюдала за ним.
- Вот, девочка, - сказал Гарри, привязывая письмо к ее ноге. - Удостоверься, что это достигнет Хогвартса завтра утром.

Букля закричала в согласие и вылетела из окна.
Гарри наблюдал за ней, пока она не скрылась, а затем глубоко вздохнул. Нахмурившись, он обдумывал собственную глупость. Не было абсолютно никакой причины быть настолько взволнованным. Это было просто письмо. Он закрыл окно и спустился вниз. Мистер Уизли раздавал напиток из взбитых яиц с сахаром и алкоголем и горячий, пряный сидр. Гермиона была занята беседой с Биллом и Флер об их работе, поэтому Гарри подошел к Джинни и Рону, которые играли в шахматы. Рон, очевидно, был не в духе, поскольку его постоянно преследовали близнецы.

- А ты играешь в шахматы с Гермионой? - невинно спросил Фред, понижая голос.

- О, я держу пари, что они играют каждый день, - сказал Джордж так же тихо. - И как, ты постоянно побеждаешь в игре , Рон, или чаще она? Или хочешь сказать, что обычно все заканчивается ничьими?

- Я уверен, что Гермиона прекрасно разбирается в этом, - продолжил Фред. - Держу пари, ты должен быть в действительно прекрасной форме, чтобы не проиграть ей.

- Вы когда-нибудь заткнетесь! - неистово зашипел Рон.

- Шах и мат, - объявила Джинни

- Что! - Рон недоверчиво посмотрел на доску, а затем бросил на близнецов сердитый взгляд. Они счастливо усмехались ему.

- Почему бы нам не поиграть во взрывающиеся карты? - предложила Джинни.

- Да, отличная идея, было бы забавно, - согласился Гарри. Затею поддержали и близнецы. Рон не желал сдаваться.

- Только если эти двое будут держать рты закрытыми!

- Что ж можно сказать о взрывающихся картах? - спросил Джордж, неспособный удержаться от смеха.

Рон выглядел готовым броситься через стол на своего брата, когда сзади подала голос Гермиона.

- Не будете против, если я присоединюсь к вам?

- Будет просто здорово, - быстро сказал Гарри. Гермиона улыбнулась ему, и Гарри понял, что она услышала больше, чем Рон или близнецы думали. Все уселись, чтобы начать играть, а с приходом Гермионы близнецы прекратили мучить Рона, чему тот был несказанно рад. Они долго не ложились спать, допоздна болтая и развлекаясь, но в конечном счете все пошли спать.

---

Гарри проснулся от стука в дверь. Он сел и дотянулся до очков, когда в комнату зашел Фред.
- Эй, вы двое! Мы не собираемся ждать вас все утро. Давайте, подъем. Пора открывать подарки!

Гарри и Рон не нуждались в дальнейших словах. Они выпрыгнули из кроватей и пошли за Фредом вниз, где все в халатах собирались вокруг елки. Было великолепное ясное утро, и Гарри мог видеть ослепляющий белый снег и чистое синее небо из окна. Мистер Уизли встал ближе всех к дереву, лучась радостью, и Гарри подумал, что человек, возможно, не выглядел бы более взволнованным, если бы он был маленьким ребенком, и все подарки были для него.

- Всех с Рождеством Христовым! - сказал радостно мистер Уизли. Его настроение было заразительным, и скоро Гарри тоже улыбался в ожидании, пока мистер Уизли раздавал подарки.

Все получили джемпера Уизли, конечно. Флер привезла для каждого французское печенье, заколдованное так, чтобы всегда оставаться свежим. Чарли привез зачарованные драконьи зубы для всех, кроме миссис Уизли, конечно, которой он подарил прекрасный румынский шарф. Близнецы подарили Рону и Гарри свои товары в количестве, достаточном, чтобы устроить в школе настоящий погром, что сильно восхитило мальчиков, хотя миссис Уизли была явно недовольна. Мистер Уизли открыл свой подарок от близнецов и уставился на него в недоумении.

- Эээ... А что это? - спросил он наконец.
-
Это тостер, пап, - ответил Фред.

- Изобретение магглов, - добавил Джордж.

Глаза мистера Уизли восхищенно вспыхнули.
- Действительно? - спросил он взволнованно. - Как это работает? Электричество необходимо? - Он выглядел так, словно мог в ту же минуту сорваться с места и убежать изучать подарок, но миссис Уизли остановила его.

- Артур, ты можешь рассмотреть это позже! Еще остались неоткрытые подарки.

- Да, конечно, Молли, - сказал он, неохотно откладывая тостер.

- Открытый свой, мам, - сказал Джордж, указывая на большой подарок.

Миссис Уизли развернула подарочную бумагу и задохнулась от удивления. Там было несколько платьев - изящных и, очевидно, дорогих.

- Фред, Джордж, они стоят слишком дорого!

- Мам, успокойся, - сказал Фред. - Мы же говорили тебе, что дела с магазином активно продвигаются.

- Кроме того, у нас больше нет ничего такого, на что еще можно было бы потратить деньги, - улыбнулся Джордж.

- Гермиона, а это тебе, - обратился к ней Фред прежде, чем его мать могла сказать еще что-то.
Гермиона разорвала обертку подарка и нашла большой красивый альбом для фотографий и вырезок. Она открыла его и улыбнулась. - Это потрясающе!

- Что это? - с подозрением спросил Рон.

- Это, братишка, множество запечатленных моментов твоей жизни, начиная с рождения и заканчивая настоящим временем, - радостно ответил Джордж.

- Что?!
Рон отодвинул груду бумаг и коробок и наклонился, чтобы посмотреть на подарок Гермионы. Он попытался выхватить альбом из ее рук.

- Рон, что ты делаешь?! - раздраженно сказала Гермиона, крепко держа альбом.

- Ты не должна видеть это!

- Это же мой подарок!

- Но это мои фотографии!

Гарри наклонился, чтобы тоже рассмотреть альбом. На первой странице была фотография маленького ребенка с редкими рыжими волосами, которому, возможно, было не больше шести месяцев. Он счастливо ворковал и сосал пальцы на своих ногах. Также он был совсем голым. Гарри не мог удержаться. Он стал громко смеяться.

- Ну просто здорово! И ты мой лучший друг! - негодовал Рон.

- Рональд Уизли! Немедленно прекрати! - начала ругаться миссис Уизли. Она мельком взглянула в альбом.

- Ах, я не видела эту фотографию уже сто лет! - воскликнула она в умилении. - Как мило! Артур, ты должен обязательно увидеть это.
Рон уронил голову в руки и обреченно застонал.

- Не волнуйся, Рон, - захихикал Фред. - Здесь есть и не такое. Мы включали все, что только могли.

- Да, - подтвердил Джордж. - Мы даже нашли то стихотворение о твоем игрушечном мишке, которое ты написал, когда тебе было шесть.

- Молли, мы открыли еще не все подарки, - сказал мистер Уизли своей жене, которая все еще рассматривала фотографии со своим младшим сыном.

- О, конечно, дорогой. Прости, я немного увлеклась.
Послав Рону сочувствующую улыбку, мистер Уизли быстро раздал оставшиеся подарки.

Сообщение отредактировал Panta - Вторник, 22.09.2009, 16:27
 
PantaДата: Понедельник, 05.10.2009, 19:46 | Сообщение # 13
Подросток
Сообщений: 20
« 2 »
Глава 12

Рождественское утро все обитатели Хогвартса встретили за одним столом в Большом зале. На Дамблдоре было довольно необычное красно-золотое одеяние с изображенными миниатюрными Рождественскими сценками. В одном месте были дети, скатывающиеся на санях с холма; в другом они открывали подарки под елкой. На его правом рукаве пел красивый хор. Директор, казалось, был рад своим одеянием и дружелюбно болтал со всеми, в том числе с двумя испуганными первогодками, которым он рассказывал какую-то рождественскую историю.

Профессор Стебль получила от своей дочери красивый шарф и показывала его всем с гордостью. Профессор МакГонагалл читала длинное письмо, которое пришло от ее сестры. Декан Гриффиндора постоянно хихикала, а иногда разражалась смехом во весь голос.

- Ох, Минерва, ну правда! - сказал раздраженно Снейп, не выдержав. Он сидел с правой стороны от МакГонагалл и хмуро смотрел на нее, оторвавшись от Ежедневного Пророка. - Я пытаюсь читать.

- Северус, разве ты не можешь обойтись без этих угнетающих новостей хотя бы одно утро? - ответила профессор голосом под стать ему, но все еще не потеряв отличное расположение духа. Она возвратилась к своему письму и к хихиканью. Снейп недовольно хмыкнул и продолжил читать газету
В этот момент в зал влетела белоснежная сова и изящно приземлилась прямо в середине стола. Все, кроме Снейпа, уставились на нее. Сова подошла к профессору зельеварения, распушила перья и мягко ухнула. Снейп проигнорировал ее. Тогда она наклонила голову набок, смотря на него оскорбленно, и неожиданно укусила Снейпа за палец.

- Ой! - Снейп оторвался от газеты и встретил строгий пристальный взгляд совы. - В чем дело?

- Вообще-то, вполне ясно, что тебе надо взять у нее письмо, - сухо сказала МакГонагалл. - Или ты хочешь, чтобы я сделала это за тебя?

Снейп впился взглядом в коллегу и забрал у Букли пергамент.

- Разве это не сова Поттера? - спросила МакГонагалл, протягивая руку, чтобы погладить птицу.

- Действительно, это она, - ответил Дамблдор, угощая птицу кусочком тоста. - Здравствуй, Букля. Что привело тебя к нам в это прекрасное Рождественское утро?

Вопрос адресовался Букле, но все взгляды были направлены на Снейпа, который прочитал письмо, перевернул его, чтобы поглядеть на обратную сторону, и потом прочитал снова, хмурясь.

- Что-то не так? - на губах Дамблдора играла легкая улыбка, поскольку он смотрел на письмо через плечо зельевара.

- Нет, - ответил явно озадаченный Снейп.

- Хорошо, тогда в чем дело? - поинтересовалась МакГонагалл.

- Ни в чем, - Снейп посмотрел на неё раздраженно. - Мальчишка не сказал вообще ничего.

- Он не стал бы посылать тебе чистый кусок пергамента, Северус. Он должен был написать хоть что-то.

- Ничего важного, - бросил Снейп со своей обычной насмешкой. Он кинул письмо МакГонагалл, которая подняла его и прочитала. Что-то замерцало в ее глазах, но ушло прежде, чем Снейп мог идентифицировать это. Она сказала, тщательно контролируя свой голос и не смотря на него.
- Что ж, очевидно, мистер Поттер нуждается в заверении, что ты получил его письмо. Тебе необходимо немедленно написать ответ.

- Что? - Снейп выхватил письмо у МакГонагалл и прочитал его еще раз, словно проверяя, не было ли там некого скрытое сообщения, которое он пропустил. Нет, это была все та же бессмысленная писанина, которую он прочитал минуту назад.

- Ты шутишь, - недоверчиво проговорил Снейп.

МакГонагал установилась на него самым внушительным взглядом, на который была способна.
- Это называется вежливость, Северус.

Перед Снейпом появился кусок пергамента и перо. Он глянул на Дамблдора, протягивающего ему их с улыбкой.
- Я всегда ношу с собой несколько - на всякий случай.

Снейп взял пергамент и поглядел на остальную часть сидящих за столом. МакГонагалл все еще не отвела от него взгляд.
- Прекрасно. Что ты предлагаешь мне написать? ‘Рад получить от вас известие. Оставайтесь на связи’?

- Ну, если это лучшее, что ты можешь придумать, - ответила МакГонагалл, проигнорировав сарказм Снейпа.

Снейп фыркнул и поднял перо.

- Нет никакой нужды спешить, Северус, - сказал Дамблдор. - Я уверен, что Букля не возражает отдохнуть здесь некоторое время. - Он погладил сову, которая нежно щипала его за большой палец. - И я сомневаюсь, что Гарри ждет ответ немедленно. У него каникулы, он окружен своими друзьями. Думаю, у него есть тысяча вещей, и он не сидит без дела.

Нахмурившись, Снейп перевел взгляд на письмо Поттера, а затем посмотрел на лица, неотрывно наблюдающие за ним. Определенно, это было не место для корреспонденции. Он взял свои вещи и встал.

- Когда тебе понадобится Букля, она будет в моем кабинете, - предупредил Дамблдор.

- Хорошо, директор.

Снейп спустился в подземелья, читая письмо Поттера все снова и снова, несмотря на то, что он уже знал его наизусть. Это было просто бессмысленно. Дамблдор был прав. У мальчишки было множество дел, которыми можно было заниматься вместо написания такого банального послания. Нельзя было придумать ничего лучше, думал зельевар. Он не мог вспомнить последний раз, когда он писал простое письмо, а не какое-нибудь оффициальное послание - в этом он поднаторел. Но бессмысленные шутки никогда не были его сильной стороной. Когда он пытался написать что-либо такого рода, в итоге это походило... Наверно, даже, на записку Поттера - застенчивую и натянутую. Что ж, он не собирался писать что-либо наподобие этого. Если Минерва хочет, чтобы он ответил на безвкусное письмо Поттера, то он пошлет мальчишке нечто запоминающееся.

---

Был прекрасный день, один из лучших в жизни Гарри. После подарков у них был замечательный завтрак, который включал в себя французские печенья от Флер. Потом они вышли поиграть в квиддич, благодаря которому Рон на время забыл об альбоме Гермионы. Билл и Чарли оказались прекрасными игроками, и игра была почти столь же захватывающая, как и школьное соревнование. Днем все сидели у огня и играли в шахматы и во Взрывающиеся карты. Миссис Уизли постоянно угощала всех чем-нибудь вкусным, поэтому к обеду он чувствовал себя почти объевшимся. Обед был и вовсе выше всяких похвал.
Стол был накрыт простой белой тканью, большая часть которой оказалась скрыта под всевозможными блюдами. Там была огромная индейка, которая была будто заколдована так, что после нее можно было не есть всю оставшуюся жизнь, а так же большое количество остальных блюд - восхитительный картофель, сытный пудинг и другие вкусности.

Миссис Уизли одела одно из новых платьев, подаренных ей близнецами, и выглядела прекрасно. Все сказали ей это, но Гарри заметил, что от улыбки мистера Уизли ее щеки покрылись румянцем. Это напомнило Гарри моменты, когда Рон смотрел на Гермиону. Мистер Уизли поцеловал жену в щеку.

- С Рождеством Христовым, Молли, - сказал он мягко. Миссис Уизли, светясь, смотрела на своего мужа. Гарри внезапно задался вопросом, будет ли кто-нибудь когда-нибудь дарить ему такую улыбку и такой взгляд.

Наконец все заняли свои места за столом, и комната наполнилась разговорами и смехом. Гарри подумал о том, как же здорово было быть частью этой семьи хотя бы на время. Когда с обедом было покончено, он пошел в комнату Рона и растянулся на своей кровати. Он почти заснул, когда неожиданно услышал стук в окно. Это была Букля.
Гарри спрыгнул с кровати и впустил ее; она уселась на вершину клетки и распушила перья. Гарри дал ей несколько совиных крекеров и заметил письмо. Он не ожидал, что Снейп ответит на его послание! Он медленно протянул руку, взял письмо и стал читать.

Мистер Поттер,
Выражаю вам огромную благодарность за пожелания счастливого Рождества, хотя, по правде говоря, оно было гораздо лучше до того, как ваша птица укусила меня. Нет, я не обвиняю птицу, однако; без сомнения, она училась у вас. В следующий раз, когда решите написать мне, говорите сразу то, что находится на вашем уме, вместо написания глупой банальщины. Даже вы способны на большее остроумие.
С. Снейп
О, я уверен, что и у вас было прекрасное Рождество.

Гарри безмолвно уставился на письмо. Снейп был невероятен. Профессор мог просто проигнорировать письмо Гарри или послать небрежный ответ, но нет, он словно воспринял это как вызов и бросил его ему обратно в лицо! Что ж, Гарри не собирался оставлять все как есть. Не только Снейп может швырять оскорбления. Гарри взял часть пергамента и принялся неистово строчить. Закончив, он обратился к Букле.

- Мне жаль, девочка. Тебе придется совершить еще один перелет.

---

На сей раз Букля приземлилась не на столе - вместо этого она села прямо на спинку стула Снейпа и громко ухнула, привлекая к себе его внимание.

- Ты не можешь быть серьезной, - сказал недоверчиво зельевар сове.

В ответ Букля нетерпеливо протянула ногу. Снейп нахмурился, но взял письмо и стал читать.

Дорогой профессор Снейп,
Я заставил Буклю пообещать не кусать Вас на этот раз. Не хотелось бы, чтобы она заразилась чем-то. Вы правы. У меня было отличное Рождество, тем более что Ваше письмо не пришло аж до окончания обеда. Извините за глупую банальщину. Я просто хотел пожелать Вам счастливого Рождества, но боялся, что Вы оторвете мне голову. Приятно знать, что некоторые вещи в жизни предсказуемы.
С уважением,
Г. Поттер

У Снейпа были за плечами годы опыта по сдерживанию своих чувств и эмоций, поэтому он все-таки сумел не показать своего удивление. По крайней мере, Поттер пропустил фальшивое раболепие и на сей раз просто продемонстрировал свою обычную дерзость. Фактически он превзошел самого себя, что хотя бы сделало чтение интересным. Конечно, Снейп не собирался спускать это мальчишке.

- Все хорошо, Северус? - мягко полюбопытствовал Дамблдор.

- Просто прекрасно, - ответил Снейп, доставая из кармана перо. Он перевернул письмо Гарри и начал быстро писать, улыбаясь самому себе. Когда он закончил, он привязал письмо к ноге совы. Птица кинула ему взгляд на прощание и улетела.

- Что Поттер написал в этот раз? - спросила МакГонагалл.

- Ему просто необходима некоторая инструкция, которую, я полагаю, я обозначил весьма ясно, - с легкостью ответил Снейп. - Я сомневаюсь, что снова получу от него известие.

Однако следующим утром Букля вернулась.

- Очевидно, независимо от того, что ты написал, этого оказалось недостаточно, - заметила МакГонагалл, пытаясь не рассмеяться испугу Снейпа. - Знаешь, обычно у него не возникает неприятностей с моими инструкциями.

Снейп наградил ее ядовитым взглядом, но ничего не сказал, выхватывая письмо у такой же раздраженной птицы. Он прочитал, а затем хлопнул рукой с письмом по столу.

- Этот мальчишка абсолютно невыносим! Я надеялся, что мог бы хоть немного отдохнуть от него на каникулах!

- Возможно, если ты прекратишь отвечать на его письма, Северус, то он прекратит их писать, - предложил Дамблдор.

Снейп выглядел немного растерянным.
- И позволить ему оставить за собой последнее слово?

- Северус, что же, спрашивается, он такого сказал? - спросила МакГонагалл, поднимая письмо.

- Это не должно тебя беспокоить, - заявил зельевар. Он попытался забрать письмо назад, но она держала его вне пределов его досягаемости.

- Он находится на моем факультете, Северус. Я думаю, что могу и побеспокоиться. - МакГонагалл прочитала письмо и посмотрела на Снейпа с некоторым удивлением. Она вернула его и возвратилась к завтраку.

- Только имей ввиду, Северус, что ты не можешь назначить мальчику взыскание или снять очки, пока он за пределами Хогвартса.

---

- Гарри, кому ты все пишешь?
Гарри поднял голову. Он был настолько занят последним письмом, что не услышал, как вошел Рон.

- Никому, - беспечно ответил он.

- Ты писал им каждый день последние несколько дней, ты же не думаешь, что можно не заметить постоянно прилетающую и улетающую Буклю?
- Да я просто пишу в школу, - сказал Гарри. - Я, эээ, обещал профессору Снейпу сообщать, как проходят мои упражнения.

- Все в порядке, правда?

- Да, конечно. Мне просто надо иногда писать ему.

- Дай ему хоть немного отдохнуть во время каникул, - захихикал Рон.

Гарри мельком взглянул на свои последние "любезности" и почувствовал небольшой укол совести. <i>Но, в конце-концов, это не такое большое дело. И вообще, это была моя идея.</i> Главным образом это было верно.

- Ладно, поторопись. Мама уже почти закончила накрывать на стол. Скоро наступит Нового год.

Гарри быстро завершил письмо и послал его с Буклей, а затем пошел присоединиться к остальным. Празднование кануна Нового года растянулось до поздней ночи. В саду были испробованы наиболее захватывающие изобретения Фреда и Джорджа. Миссис Уизли выразила удивление, что они еще не сожгли дом, но остальные с удовольствием наслаждались Ужастиками Уизли. Уже наступил час ночи, когда Рон и Гарри добрались до своих кроватей. Гарри забрался под одеяло, чувствуя себя уставшим, но счастливым, выключил свет и скоро уснул.

---

- Гарри! Проснись!
Гарри с трудом открыл глаза и увидел над собой встревоженного Рона.

- Приятель! Ты как?

Гарри почувствовал, что весь вспотел и сильно дрожал, но начал приходить в себя, когда понял, где находился.
- Я в порядке, - ответил он слабо. Он сел и увидел, что в комнате находился не только Рон - также там были Гермиона, Джинни и близнецы. Гарри задался вопросом, насколько он громко кричал.

- У тебя какое-то время не было ничего такого, - сказал мрачно Рон.

- Не было, - согласился Гарри. - Сегодня вечером Волдеморт превзошел сам себя.
Гарри прижал к голове руки, пытаясь привести в порядок мысли. Персонал маггловского приюта понятия не имел, что происходит, и, конечно, не было никакой надежды на спасение. Пожиратели смерти убили всех. В голове Гарри до сих пор отзывались эхом крики детей.
Юноша почувствовал на плече руку и поднял глаза. Это была рука Джинни. Девушка ничего не говорила, но сострадание в ее глазах помогло прогнать часть ужаса, который ощущал Гарри.

- Проклятый Волдеморт и проклятые Пожиратели! - пробормотал Рон. - Надо хоть что-то делать, чтобы остановить их!

- Разве ты не знаешь? - подмигнул Фред. - Гарри обязан нас спасти!

- Это не смешно! - воскликнула Джинни.

- Скажи это Ежедневному Пророку, - ответил Джордж с отвращением. - Кажется, это единственное, что там могут писать.

- Папа говорит, в Министерстве делают все, что в их силах, - заметил Фред. - Но авроров недостаточно.

- Плюс, никто не хочет открыто противостоять Волдеморту. Большинство людей слишком боится, - добавил Джордж.

- Ладно, но пока эти нападения не прекратились, Гарри, тебе надо найти способ заблокировать видения, - сказала серьезно Гермиона. - Твои уроки со Снейпом вообще помогают?

- Не совсем, - вздохнул Гарри. Неожиданно он почувствовал укол в животе.

<i>Снейп.</i> Гарри ясно вспомнил последнее письмо преподавателю; оно казалось совершенно неуместным в данный момент. Гарри выпрыгнул из кровати и стал рыться в чемодане в поисках куска пергамента.

- Гарри, что ты делаешь? - спросил Рон.

- Мне надо немедленно написать Снейпу.

- Что? Прямо сейчас, в два часа ночи?

- Я знаю, но мне надо, чтобы оно достигло Хогвартса раньше, чем Букля. Я могу позаимствовать Сычика?

Рон смотрел на него, словно его друг сошел с ума, но прежде, чем он открыл рот, заговорил Фред.
- Вот это да, это те письма, которые вы со Снейпом писали друг другу все это время? - Фред и Джордж стояли около открытого чемодана Гарри, читая их.

- Отдайте мне! - Гарри попытался выхватить стопку писем, но близнецы оказались проворнее.

- Ладно тебе, Гарри, - сказал Джордж. - Не каждый день выдается возможность почитать кучу оскорблений, которыми швыряются направо и налево. Это впечатляет!

- О чем ты говоришь? - Гермиона вышла вперед и взяла одно из писем у Джорджа.

- О нет! Гарри, он же убьет тебя!

- Нет, не убьет, - сказал Джордж. – Почитай ответ с обратной стороны.

Гермиона перевернула письмо.
- О Боже! Гарри, как это началось?

Рон и Джинни встали сзади девушки и близнецов и теперь тоже читали. Гарри тяжело вздохнул.
- Я написал Снейпу глупое письмо, и конечно, ему было обязательно ответить и оскорбить меня. Тогда я рассердился и опять написал ему. В общем, думаю, что теперь никто из нас не хочет отступить первым.

- Гарри, я не могу представить, что ты написал все это Снейпу. - Рон казался на самом деле испуганным.

- Да, кто мог подумать, что у Снейпа такое черное чувство юмора?

- Что? - переспросил Гарри Фреда.

- Гарри, Снейп уже давно отправился сюда и убил бы тебя, если бы он воспринял хоть что-то из этого всерьез, - усмехнулся Джордж. - Это все просто забава, и ничего более.

- Несомненно. Это потрясающе написано, но никто не напишет такого, если он действительно расстроен, - добавил Фред. - Я имею ввиду, ты же не сердит на него по-настоящему?

Гарри задумался.
- Нет, - сказал он, с удивлением понимая, что это правда.

- Вот и олично. Фред, это дало мне идею для нового изобретения!

- Какого?

- Отрави перья друга! - сказал с энтузиазмом Джордж. - Модно оскорби своих друзей.

- Отлично! Мы продадим кучу такого товара!

- Рад, что вы находите это классным, - буркнул Гарри. - Но поверьте, это будет далеко не забавно, когда Снейп получит мое последнее письмо вместе с Ежедневным Пророком!

- Не паникуй, Гарри, - сказал Фред. Можешь взять Ртуть, она догонит Буклю.

- Самая быстрая сова в Великобритании. Гарантируем! - пообещал Джордж.

- Вы действительно позволите мне позаимствовать ее?

- Для нашего спонсора и вдохновения? Конечно!

- Пиши свое письмо, оно будет там уже к раннему утру, - сказал Джордж. Они с Фредом пошли взять сову, обсуждая всю гениальность идеи с зачарованными перьями.

Гарри сел и начал писать. Когда он закончил, близнецы вернулись с солидной серой совой. Смотря на нее, было трудно предположить, что она принадлежит Фреду и Джорджу. Гарри привязывал письмо к ноге совы, пока Фред говорил ей.
- Тебе важное поручение. Сова Гарри улетела три часа назад, и она довольно быстрая. Она летит к профессору Снейпу в Хогвартс, и тебе необходимо долететь до него первой. Справишься?

- Ртуть решительно ухнула и исчезла в ночи.

---

На первой странице Ежедневного Пророка было изображено то, что осталось от приюта. Сама история не содержала много подробностей, так как свидетелей было немного, но причастность Пожирателей смерти была очевидна.

- Это ужасно! - взволнованно говорил профессор Флитвик. - Это просто ужасно!

- Это гораздо хуже, чем в прошлый раз, - заметила мадам Помфри.

- Но зачем убивать несчастных детей? - недоумевала профессор Стебль. - Какая ему от этого выгода?

- Они были магглами, - ответила, еле сдерживая ярость, МакГонагалл. - Этого для него достаточно.

- Я бы сказал больше, - печально сказал Дамблдор. - Я думаю, он надеялся похоронить то, что осталось от его прошлого.

- Что вы имеете ввиду, Альбус? - спросила МакГонагалл.

- Если я не ошибаюсь, в этом приюте рос Том Реддл.

Снейп не обращал внимания на беседу и ничего не говорил. На его уме был только один человек, и зельевар автоматически поглядел на окна далеко вверху, куда влетали совы. Не то, что бы он надеялся, что сова Поттера может принести полезную информацию - очевидно, он послал ее перед тем, как идти спать. Снейп нахмурился - он был не в настроении для глупых шуток. Как раз в этот момент в Большой зал влетела сова, однако это не была не Букля. Это была большая серая сова, и она приземлилось прямо перед Снейпом. Все уставились на незнакомую посетительницу.

- Последнее время ты получаешь заметно больше почты, - прокомментировала МакГонагалл.

Как только Снейп протянул руку к письму, в зал влетела и села рядом с большой совой Букля. Две птицы внимательно следили за друг другом, и серая прыгнула поближе к Снейпу. Букля раздраженно вспушила перья и тоже прыгнула вперед.

- Вы можете сидеть спокойно и не двигаться! - раздраженно бросил Снейп. Обе совы замерли, и Снейп воспользовался возможностью, чтобы взять оба письма.
Вначале он открыл письмо первой птицы и немедленно узнал почерк Поттера.

Профессор,
Пожалуйста, проигнорируйте послание, которое придет с Буклей. Если Вы уже читали Ежедневный Пророк, Вы поймете, почему. Я знаю, что должен был научиться блокировать видения, но я перепробовал все и не знаю, что еще можно предпринять. Вы были правы, мне стоило остаться в школе. По крайней мере, там привычнее. В Норе ничего плохого не произошло. Я не буду желать Вам счастливого Нового года - не думаю, что это уместно в свете произошедших событий.
Ваш,
Г.П.

Снейп молча передал письмо МакГонагалл, которая прочитала его и протянула Дамблдору. Когда директор закончил читать, МакГонагалл сказала:
- Альбус, возможно, стоит вернуть Поттера в Хогвартс.

- Нет, Минерва, - ответил Дамблдор. - Не смотря то, что думает Гарри, ему лучше побыть в кругу друзей. Одинокий замок не место для его отчаянного ума.

- Тогда вы должны написать ему.

- Полагаю, Северус способен сам ответить на свою почту, - сказал он. Они оба посмотрели на Снейпа, который не показал вида, что слушал их беседу. Он сидел, сложив руки на груди и опустив голову, и был явно глубоко погружен в свои мысли. Его губы были вытянуты в тонкую линию.

- Северус? - мягко сказал Дамблдор.

Снейп поднял голову и вздохнул.
- Я прослежу, директор, - сказал он. - Даю слово. - Он встал и вышел из зала.

---

Во время празднования Нового года на Гарри опять накатило плохое настроение. Они играли в квиддич, но даже он не избавил голову Гарри от мыслей о ночном видении. Миссис Уизли даже забеспокоилась, видя, как вяло он поел. Однако Гарри думал не только о видении; также его беспокоило, что скажет Снейп. Фред и Джордж были правы. С ним было гораздо легче обмениваться оскорблениями, чем попытаться просто поговорить.
Под вечер Ртуть наконец вернулась. Она подлетел прямо к Гарри, который взял письмо и сразу распечатал его. Вокруг встали остальные.

Поттер,
Хоть это может немного приводить в замешательство, помните, что это всего лишь видения. Вы никак не можете контролировать события, которые видите, и не несете за них ответственность. Если бы у вас не было этого видения, нападение все равно произошло бы. В ваших интересах как можно больше минимизировать их - вы будете учиться справляться с ними. Даю слово, что прослежу за этим.
С.С.
PS - Профессор МакГонагалл настояла, чтобы ваша сова переночевала в замке, чтобы, как оны выразилась, 'иметь необходимый отдых'. Птица должна вернуться к вам завтра вечером.

- Ну вот, ничего интересного, - разочарованно сказал Фред. - Однако он хотя бы не оскорбил тебя.
- Гарри не обратил на его слова никакого внимания. Он был рад, что Снейп отнесся к его письму серьезно, и знал, что профессор был прав. Гарри никак не мог воспрепятствовать нападению на приют. Его взгляд задержался на последнем предложении. "Даю слово, что прослежу за этим”. Гарри узнал много деталей о своем профессоре за последние несколько месяцев и был уверен, что тот никогда бы не дал слово, не будь он уверен в возможности сдержать его.

- Гарри, с тобой все в порядке? - спросила Джинни.
Гарри посмотрел на нее и улыбнулся.

- Да, абсолютно все.

Сообщение отредактировал Panta - Понедельник, 05.10.2009, 19:47
 
PantaДата: Понедельник, 05.10.2009, 19:48 | Сообщение # 14
Подросток
Сообщений: 20
« 2 »
У меня такой нескромный вопрос... Здесь кто-нибудь читает сие произведение, стоит продолжать выкладывать? smile
 
BoooRZoyДата: Понедельник, 05.10.2009, 22:26 | Сообщение # 15
Ночной стрелок
Сообщений: 65
« 6 »
Panta, Я читаю и поэтому выкладывать продолжать стоит.



Diary
 
PantaДата: Понедельник, 05.10.2009, 23:09 | Сообщение # 16
Подросток
Сообщений: 20
« 2 »
Отлично) 13-я глава на подходе))
 
ShtormДата: Вторник, 06.10.2009, 02:23 | Сообщение # 17
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Читают, читают. Не боись Я просто еще не до конца дочитал. Поэтому не оставил свой отзыв. Вот только пейринг ГП/СС - это не слэш в итоге?


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
PantaДата: Вторник, 06.10.2009, 11:21 | Сообщение # 18
Подросток
Сообщений: 20
« 2 »
Нет, это от начала и до конца джен, слеша не будет.
 
PantaДата: Вторник, 06.10.2009, 15:43 | Сообщение # 19
Подросток
Сообщений: 20
« 2 »
Глава 13

Хотя Гарри нравилось проводить каникулы у Уизли, он был рад, когда Хогвартс-экспресс прибыл на станцию в Хогсмите. Ему удалось как следует позаниматься на этих каникулах, причем не из-за настырности Гермионы, а по собственному желанию, и он стремился возвратиться к учебе. Но еще больше он хотел возобновить уроки со Снейпом. Гарри до сих пор мучили кошмары о нападении на приют, и, помимо этого, у него было еще два видения. С наступлением Нового года резко возросла деятельность Пожирателей. Казалось, Волдеморт решил превзойти в жестокости самого себя, поэтому Гарри горел желанием избавиться от видений раз и навсегда.

У замка юноша увидел МакГонагалл, которая направлялась прямо к нему.
- Мистер Поттер, мне надо сказать вам что-то, - обратилась она. Гарри пошел за профессором в ее кабинет. Когда они пришли, МакГонагалл села за стол и строго посмотрела на Гарри.

- Сядьте, Поттер.

Гарри сел, чувствуя все большее и большее смущение. Он задавался вопросом, что заставило декана его факультета вызвать его к себе даже прежде, чем начался семестр.

- Профессор Снейп хочет видеть вас сразу после обеда, - сказал МакГонагалл, словно отвечая на незаданный вопрос.

- Вы позвали меня сюда для того, чтобы сказать это, профессора? - спросил Гарри с недоумением.

- Не только. Еще я хотела узнать, почему вам показалась забавной идея обвинить профессора Снейпа в том, что для него наибольшем удовольствием является мучить вас. Да еще и сделали это в письменной форме!

Гарри широко распахнул глаза.
- Он сказал вам?

- Нет, я прочитала это наряду с некоторыми другими возмутительными грубостями! Что же, спрашивается, заставило вас написать такие вещи?

Гарри понятия не имел, что ответить. Он весь похолодел при мысли, что МакГонагалл прочитала его письма.

- Я не понимаю, Поттер, вам действительно необходимо вызвать еще большую враждебность между вами и профессором Снейпом?

- Не я это начал, - сказал с раздражением Гарри.

- Не сомневаюсь. Но когда вы научитесь не поддаваться на провокации? Разве вы не могли поступить разумно? Обязательно было оскорблять его?

- Я не хотел никого оскорблять.

- Тогда не хотелось бы мне знать, что вы понимаете под оскорблением!

Гарри вздрогнул. Конечно, МакГонагалл была права. Он был ужасно груб, и было сложно объяснить, что на самом деле он не подразумевал большинство из того, что написал, как и Снейп, наверно. Еще тяжелее было объяснить, что письма, насквозь пропитанные ядовитым сарказмом, были единственным способом, которым они со Снейпом могли общаться. Хотя, возможно, Снейп воспринял все всерьез. Здесь, в кабинете МакГонагалл, Гарри почувствовал, как в него закрались сомнения.

- Он действительно сильно рассержен? - спросил Гарри.

- А вы думаете, нет?

Гарри не ничего не ответил, и МакГонагалл продолжила.
- Хотя профессор Снейп не может строго наказать вас за ваше поведение за пределами школы, я уверена, что он достаточно находчив, чтобы обойти это правило.

- Меня это не заботит, - сказал Гарри. - Он может назначить мне отработку на месяц. Не имеет значения.

МакГонагалл в удивлении приподняла брови.
- Я принесу ему извинения, - продолжил Гарри. - Хотя вряд ли это поможет.

МакГонагалл оценивающе смотрела на Гарри, и ее строгое лицо немного посветлело.
- Что ж, я не думаю, что стоит так далеко заходить, - сказала она, слегка улыбнувшись. - Я просто хотела убедиться, что вы оцениваете свои действия. И я совершенно уверена, что профессор Снейп воспринял ваши письма именно так, как было задумано.

Гарри немного нахмурился.
- То есть вы хотите сказать... Он не сердится? – спросил медленно юноша.

МакГонагалл оценивающе смотрела на него.
- Не больше, чем обычно. Что не означает, что он не назначит вам отработку, знаете ли.

- Я понимаю, профессор. Ничего страшного.

- Поттер, будьте осторожны, - серьезно сказала МакГонагалл. - Северус Снейп это не тот человек, с которым можно шутить.

- Да, я знаю, профессор.

- Надеюсь. Идите на обед.

- Да, профессор. - Гарри поднялся и был почти в двери, когда его декан сказала:

- И еще, Поттер, я вам этого не говорила, иначе я сама назначу вам отработку. Это ясно?

- Да, Профессор.

- Хорошо. Тогда можете идти.

Гарри вышел из кабинета МакГонагалл и быстро спустился в Большой зал, чтобы присоединиться к остальной части студентов. Все делились историями о проведенных каникулах, и скоро Гарри уже оживленно болтал со своими друзьями. Однако он периодически поглядывал на стол преподавателей, и когда увидел, что Снейп собрался уходить, он доел десерт и пошел вниз. Нет, Гарри не жаждал встречи со Снейпом, но после разговора с Макгонагалл ему хотелось узнать, насколько большие у него будут неприятности. Гарри постучал в дверь кабинета зельевара и стал ждать, но ничего не происходило. Он собирался постучать снова, когда дверь наконец открылась, и вышел Снейп. Он увидел Гарри и нахмурился.

- Так, так, Поттер.

Снейп закрыл за ними тяжелую дубовую дверь и повернулся к юноше.

- Профессор Макгонагалл сказала, что вы хотели видеть меня, сэр, - сказал Гарри.

- Да, так и есть.

Снейп прошел в свой кабинет. Гарри зашел следом, и зельевар закрыл дверь. Юноша стоял перед профессором, который молча смотрел на него и не делал приглашающего жеста присесть.

- Поскольку вы показывали определенное мастерство в окклюменции последнее время, я хотел бы сосредотачивать ваше внимание прежде всего на легиллименции, - начал Снейп. - Но теперь, я уверен, было бы лучше изучать их вместе.

- Я ведь уже знаю, как заблокировать мысли, используя окклюменцию, - сказал Гарри.

- Неужели? - спросил Снейп, приподнимая бровь. - Что вы ели на завтрак этим утром?

Гарри нахмурился и стал вспоминать, что же он завтракал. Но прежде, чем он ответил, Снейп заговорил снова.
- Яйца, колбаса, тыквенный сок и тост.

Снейп с усмешкой смотрел на недоверие, написанное на лице юноши.

- Идея состоит в том, чтобы препятствовать мне с такой легкостью различать ваши мысли. И при этом не отводить взгляд. Вы должны научиться смотреть мне в глаза, не разрешая видеть каждую мысль, которая проходит через ваш ум. И вы не должны использовать палочку, чтобы бросить заклинание.

- И как это сделать? - спросил раздраженно Гарри, смущенный тем, как легко Снейп прочитал в его памяти мысли о завтраке.

- Поттер, вы должны понять, что ни окклюменция, ни легиллименция практически не используются так, как вы практикуете их на наших уроках. В обеих науках для достижения успеха необходимо использовать хитрость. Вы на самом деле думаете, что, размахивая перед кем-то палочкой и крича <i>"Легиллименс!"</i>, вы прочитаете в его уме какую-либо полезную информацию? И если вы насильно вытолкните легиллимента из своей головы, он сразу поймет, что вы что-то скрываете, и найдет более тонкий способ проникнуть в ваш ум. Поэтому чрезвычайно важно, чтобы противник не осознавал, что вы используете любую из этих двух наук.
Вы уже изучили основные навыки окклюменции; хотя они смогут защитить вас от дальнего нападения Темного лорда, они бесполезны против более тонкого вторжения. Теперь вы будете изучить более продвинутые методы, также они помогут вам глубже постигнуть легиллименцию. Теперь давайте начнем.
Снейп поднял свою палочку.

- Почему вы собираетесь использовать палочку, если я не буду? - спросил нервно Гарри, пытаясь подготовиться к умственному нападению. <i>Да, вполне в духе Снейпа испытывать меня в чем-то совсем новом после двух недель без уроков, подумал Гарри.</i>

- Поскольку это сделает ваши воспоминания более яркими и позволит вам сконцентрироваться на их блокировании. Если я не буду использовать палочку, у вас не будет никакого шанса на сопротивление, если учесть ваши способности в настоящее время. Теперь сконцентрируйтесь. <i>Легиллименс!</i>
Ум Гарри заполнили воспоминания о его детстве, и он понятия не имел, как их остановить. Это было также же плохо, как на первых уроках окклюменции в прошлом году. Внезапно поток воспоминаний прекратился.

- Это было удручающе, Поттер, - бросил Снейп с отвращением. - Вашим ум смехотворно легко управлять.

- Я не могу воспрепятствовать этому! - воскликнул Гарри. - Я не могу защищаться без своей палочки.

- Конечно, можете. Вспомните ночь, когда вы напали на меня. Вы не использовали палочку, не бросали заклинание. Вы использовали свой <i>ум</i>. Это то же самое.

- Но я понятия не имею, как у меня получилось в тот раз!

- Тогда я предлагаю вам как можно быстрее найти ответ, потому что вы не уйдете отсюда, пока у вас не получится.

- Что?

- Вы должны научиться использовать окклюменцию и легиллименцию, чтобы эффективно защищаться от Темного лорда, и у вас нет на это вагона времени. Я не собираюсь впустую тратить свое время, пока вы продолжаете бездельничать. Вы <i>будете делать</i> успехи, и если вы думаете, что я заставлял вас видеть тяжелые воспоминания, то понятия не имеете, через что еще я могу вас провести.

- Угроза не поможет моему продвижению, - возразил Гарри.

- Тогда, возможно, демонстрация? <i>Легиллименс!</i>

Гарри оказался в других воспоминаниях, но в этот раз это были не Дурсли. Это было одно из нападений Волдеморта. Когда воспоминание закончилась, Гарри, дрожа, стоял на коленях и руках, а Снейп беспристрастно смотрел на него.

- К настоящему времени у вас должно скопиться довольно много воспоминаний о Темном лорде, - сказал зельевар, пока Гарри с трудом вставал на ноги. - Хотели бы вы вновь переживать их сегодня вечером?

Гарри схватил свою палочку и направил на зельевара прежде, чем тот понял, что он делает.

- Нет, я не хочу этого, - сердито сказал Гарри. - И если Вы думаете, что я собираюсь оставаться здесь, то вы безумны!
Снейп молча созерцал вспышку юноши. Он взмахнул палочкой в сторону двери и запер ее заклинанием. Гарри инстинктивно посмотрел в ту сторону, и Снейп мгновенно воспользовался его отвлечением.

- <i>Экспеллиармус!</i>

Палочка Гарри вылетела из его руки и помчалась к профессору, который поймал ее в воздухе, не отводя взгляд от Гарри.

- Теперь, мистер Поттер, - спокойно продолжил Снейп, будто ничего не произошло, - давайте продолжим урок, хорошо? Попробуйте сконцентрироваться и отразить меня.

---

Гарри почувствовал, что его сейчас вырвет; живот снова сильно скрутило. Он даже не был уверен, в который раз это происходило - в третий, или, может, в четвертый. Наверно, в его желудке уже ничего не осталось. Он потерял счет времени, но знал, что до утра пока было далеко. Его искренне пугало, что у него может так и не получиться справиться с задачей.
Пока у Гарри не выходило заблокировать ни одно из воспоминаний, вызванных Снейпом. Ужасы, о которых он почти забыл, заново представали перед ним во всех красках. Снейп не показывал ни капли милосердия и не собирался прекращать мучения. Гарри был уверен, что еще чуть-чуть - и он не выдержит. В голове панически вертелась только одна мысль.
<i>Я должен остановить его!</i> думал он с отчаянием.

- Посмотрите на меня, Поттер, - сказал Снейп. - Я не позволю вам делать из себя труса.
Голос Снейпа можно было назвать даже эмоциональным, но Гарри слишком устал и ужасно себя чувствовал, чтобы обращать на такие вещи внимание. Трусливо это было или нет, Гарри не собирался снова смотреть преподавателю в глаза. Он не собирался облегчать ему задачу.

- Поттер, Вы хотите пострадать еще больше, вынуждая меня унижать вас? Я могу это, вы прерасно знаете.

Конечно, Гарри знал. Снейпа нельзя было остановить, отказываясь смотреть на него для установления глазного контакта, а без палочки Гарри был полностью беззащитен. Лучше было с достоинством покориться неизбежности. Юноша стал задаваться вопросом, найдет ли его кто-нибудь прежде, чем он сойдет с ума и будет годен только для госпиталя св. Мунго. Он отбросил эту мысль и встретил пристальный взгляд зельевара. Это было пугающе. Профессор выглядел возбужденным и немного безумным. Глаза ярко горели, а на лбу выступили капельки пота.

- Легиллименс!

<i>Гарри был в Министерстве, прямо в Отделе Тайн. Бушевало сражение, и недалеко от него на возвышении боролись Беллатрикс и Сириус.
<i>Не надо.</i> тихо попросил Гарри. <i>Пожалуйста, не надо!</i>
Сириус рассмеялся, но неожиданно его настигло проклятие Беллатрикс, и он стал медленно падать в арку...

- Нееееееет! - закричал Гарри. Он стал отпихивать это воспоминание и внезапно почувствовал некоторое облегчение. Он сделал это. Ему удалось отбить нападение Снейпа даже без своей палочки.

- Наконец, - с облегчением сказал Снейп. - Если вы сможете сделать это, не находясь в настолько эмоциональном состоянии, это можно будет расценивать, как большой успех.
Зельевар говорил настолько спокойно, будто Гарри только что удалось вникнуть в суть какого-то простого принципа зельеварения. Гарри с недоверием уставился на него.

- Вы знаете, что вы сумасшедший? - спросил серьезно Гарри.

- Не сумасшедший, Поттер. А всего-навсего уставший от скорости, с которой вы постигаете окклюменцию. После того безнадежного письма, которое вы послали мне несколько дней назад, стало ясно, что необходимо что-то делать.

- И вы думали, что издевательство надо мной поможет? - гневно выпалил Гарри, теряя остатки самообладания.

- Это сработало, - сказал Снейп. - Кроме того, самосохранение - чрезвычайно сильный инстинкт. Вы никак не позволили бы себе получить повреждения без сопротивления. Даже ваш ум сильнее этого. Вы просто должны были достигнуть состояния, где почувствовали бы серьезную угрозу.

- Значит, вот так вот? - холодно спросил Гарри. - Вы и правда думаете, я буду считать, что вы делали это во имя помощи?

Глаза Снейпа сердито вспыхнули. - Мне тоже пришлось пережить ваши воспоминания, Поттер, - сказал он спокойно. - Думаете, я наслаждался этим?

Гарри сердито смотрел на профессора. <i>Я уверен, что вам это понравилось!</i> думал он со злобой. Но прежде, чем он произнес мысли вслух, Гарри понял, что Снейпу вряд ли понравятся его слова. Юноша приложил руку к глазам, чувствуя, как гнев медленно отступает.
- Нет, конечно, вы не наслаждались этим, - сказал он устало. Он закрыл глаза, чувствуя нарастающую головную боль, и поэтому не заметил слегка удивленный взгляд Снейпа. Спустя момент зельевар успокоился и дотянулся до сосуда, стоящего поблизости.

- Вот, - он налил знакомое зелье в чашку и протянул Гарри.

- Наверно, вам это тоже не помешает, - сказал бесцеремонно юноша, беря чашку.

Снейп кинул на него недовольный взгляд, но тоже налил себе зелья. Он немедленно опустошил его, и Гарри последовал его примеру. Когда Гарри отдал ему чашку, Снейп вручил ему палочку.

- Увидимся завтра, - сказал Снейп, заставив простое утверждение походить на угрозу.

Гарри вздохнул. <i>Замечательно!</i> подумал он несчастно.

- Да, сэр.

Он ушел из кабинета Снейпа и уже скоро добрался да своей кровати. Это был долгий, утомительный день, и Гарри был уверен, что скоро должно стать легче.

---

- Интересно, что мы будем делать на Защите в этом семестре? - размышлял Рон, спускаясь с остальными гриффиндорцами к озеру на следующее утро. - Мне уже стало скучно оглушать раз за разом Крэбба с Гойлом.

Райн уже ждал их. Как обычно, от него так и веяло энергий, не притупившейся промозглым январским морозом.

- Сегодня вы будете работать по двое, поэтому каждому необходим партнер.

Они уже делали это много раз, поэтому студенты стали разделяться на обычные пары.

- Но вы будете работать не с привычными партнерами, - сказал Райн. - Я хочу, чтобы сегодня вы разделили на пары с кем-то с другого факультета.

В воздухе повисла тишина, и все замерли.

<i>- Что?</i>
В голосе Малфоя одновременно слышались недоверие и раздражение. На этот раз Гарри был полностью с ним солидарен.

- Вы так ничему и не научились в прошлом семестре? - спросил Райн. - Вы в течение многих часов анализировали стили борьбы друг друга. Мистер Малфой, когда вы деретесь на дуэли, вы используете отвлечение и хитрость, чтобы победить. Вы боретесь достаточно хорошо, но всегда ищете трусливый способ подорвать своего противника.
С другой стороны, вы, мистер Поттер, почти никогда не нападаете первым. И конечно, вы никогда не нападаете исподтишка. Как только поединок начинается, вы боретесь смело и никогда не отступаете.
Поймите, что ни один из этих подходов не превосходит другой. Одна ситуация требует решительности и смелости, другая - более продуманной тактики. Но в одном можете быть уверены точно: если вы будете бороться, не изменяя тактики и стиля, в итоге вы проиграете кому-то с более многогранной техникой. На данный момент каждый из вас полностью предсказуем. Моя работа состоит в том, чтобы научить вас уметь сражаться на дуэли, и проще всего вам будет учиться друг у друга.
Так как вы не горите желанием выбирать партнеров, я сделаю это за вас. Мисс Грейнджер и мисс Булстроуд, вы будете работать вместе.

Гермиона и Миллисента оценивающе посмотрели друг на друга, но встали рядом.

- Мистер Крэбб, вы будете с мистером Уизли. Мистер Поттер, встаньте с мистером Малфоем.

- Я не собираюсь быть в паре с <i>ним</i>, - выплюнул Малфой.

- Профессор, я думаю, мы не добьемся большого успеха с другими партнерами, - вмешался Гарри.

- Действительно? Что ж, в следующий раз вы сами выберете себе партнеров, но, возможно, вспомните мои слова. А сейчас сделайте, что я сказал, господа, и не прерывайте меня снова, или у вас у обоих будет отработка.

Гарри и Малфой впились друг в друга ненавидящими взорами, пока Райн делил на пары остальных студентов. Затем он поставил по две пары для поединка, и все разошлись.
Когда студенты дрались на дуэли в командах, Райн использовал способ, отличный от того, когда они дрались по двое. Он назначал каждой паре команд определенное местоположение где-нибудь около озера. Дуэль занимала большое пространство, и студентам приходилось продумывать тактику, а не просто бросать друг в друга проклятиями. Поэтому противоборствующие команды обычно шли к своему участку разными путями, чтобы запланировать свою стратегию без подслушиваний. В своем первом поединка Гарри и Малфой должны были бороться с Гермионой и Миллисентой. Они застали девушек уже стоящими на своих позициях и хмуро переглянулись.

- Не могу представить, что Райн ожидает, будто я буду работать с тобой, - презрительно скривился Малфой.

- Меня это не волнует, - проворчал Гарри.

Они молча осмотрели место, где им предстояло драться на дуэли, и Малфой шагнул перед Гарри, занимая позицию с краю за большим деревом.
Гарри нахмурился, но последовал за Малфоем и встал поблизости.

- Попытайся держать гриффиндорский героизм под контролем, Поттер, и следуй моим указаниям, - бросил Малфой, ухмыляясь своему партнеру.

- Только в твоих мечтах, Малфой! - уставился Гарри на него. - И не забудь, кого тебе надо проклясть.

- Не доверяешь мне Поттер? - издевался Малфой.

- Ни секунды.

- Я не настолько глуп, чтобы как следует проклясть тебя на Защите. Поверь, когда я захочу этого, вокруг не будет свидетелей.

- Ты много говоришь, но на деле ты не такой крутой. Хочешь настоящей дуэли? Пожалуйста, в любое время.

<i>- Импедимента!</i>

Двойное заклинание поймало Гарри и Малфоя врасплох, и спустя мгновение они лежали на земле. Гарри открыл глаза и увидел стоящих рядом Гермиону и Миллисенту.

- Вам обоим действительно стоит меньше говорить и больше смотреть по сторонам, - упрекнула их Гермиона.
- Это все твоя ошибка, Поттер! – яростно выпалил Малфой.

- Моя?! Ты первый начал угрожать мне!

- Если бы ты делал то, что я сказал с самого начала...

- Я не один из твоих лакеев, Малфой!

- Возможно, нам стоит использовать заклинание немоты? - предложила Миллисента Гермионе. Гермиона улыбнулась, и они вместе подняли их палочки.

---

Гарри шел к замку, пытаясь очистить мантию от канареечных перьев, а за ним шел сердитый Малфой.

- Как ты мог позволить Лонгботтому подкрасться к нам? - требовательным тоном говорил тот, вытаскивая перья из волос. - Ты что, слепой?

- Вообще-то, ты должен был прикрывать нас!

- Я пытался обойти Гойла!

- Мог бы сказать это <i>тогда</i>!

- Я не должен посвящать тебя во все, что делаю, Поттер!

- Должен, когда мы сотрудничаем!

Они замедлили шаг, поскольку увидели Снейпа, блокировавшего им вход в замок. Он явно был не в духе и смотрел на них с отвращением.
- Мистер Филч не будет в восторге от перьев, замусоривших весь вестибюль, - сказал Снейп. - Уберите их, Поттер, пока не получили отработку. - Профессор впился взглядом в Гарри, у которого внезапно возникло впечатление, что Снейп пытается не засмеяться. Эта абсурдная мысль ушла мгновение спустя, поскольку Снейп развернулся и пошел к прочь.
Малфой ухмыльнулся.

- Да, Поттер. Уберись здесь, - сказал он, а затем, оставляя за собой перья, пошел к подземельям.

- Гарри!
Гарри повернулся и увидел Рона, Гермиону и Невилла.

- Ты как? - обратился к нему Невилл. - Я и не думал, что заклятие будет настолько эффективным.

- Все хорошо. Только Снейп сказал мне очистить вестибюль от перьев, или он назначит мне отработку.

- Ох, ради всего святого, Гарри! - неодобрительно посмотрела на него Гермиона. Она подняла свою палочку.
- Эванеско!

Все перья тут же исчезли.

- Гермиона, я говорил тебе, что ты просто замечательна? - спросил Рон, целуя ее в щеку.

- Спасибо, Гермиона, - сказал Гарри. Они направились на обед.

---

Скоро наступил вечер, и гораздо быстрее, чем Гарри хотелось, пришло время снова встретиться со Снейпом. Юноша не был уверен, сможет ли выдержать такой же урок, какой был вчера. Он до сих пор злился на Снейпа за то, что тот заставил его заново пережить все те ужасные нападения, а воспоминание о смерти Сириуса заставило Гарри наполниться еще большей ненавистью. На самом деле Гарри знал, что смерть Сириуса не была ошибкой Снейпа, но он все еще обвинял его.

Снейп поднял глаза, когда Гарри вошел в его кабинет и сел. Зельевар откинулся на своем стуле и стал рассматривать Гарри с нечитабельным выражением лица. Юноша встретил пристальный взгляд профессора с безразличным лицом и боролся с желанием скривиться. Но когда Снейп встал, достал палочку и направил ее на Гарри, тот вздрогнул.

- Нервничаете, Поттер? - Снейп растягивал слова, очевидно, немного удивленный.

Гарри сжал челюсть и встал перед преподавателем.

- Я здесь. Давайте начнем.

Снейп ухмыльнулся и снова поднял палочку. На сей раз Гарри даже не моргнул.

- Легиллименс!

К удивлению и облегчению, воспоминания, которые появились в его глове, содержали оскорбления из детства. Он удивился еще больше, когда понял, что мог прогнать их, не используя палочку. Ему удавалось это не так легко и не каждый раз, но в сравнении со вчерашним занятием это был успех..
Наконец Снейп остановился. Гарри весь вспотел от напряжения, но Снейп был доволен.

- Ладно, Поттер, на сегодня этого будет достаточно. Теперь давайте посмотрим, как у вас дела с легиллименцией.

Гарри закатил глаза вверх. Он уже устал и не практиковал легиллименцию больше двух недель. Конечно, Снейп знал это, и Гарри был уверен, что он просто хочет с ним поквитаться за каникулы. Гарри глубоко вздохнул, сосредотачиваясь, и поднял палочку.

- Легиллименс! - воскликнул он, и в ту же секунду его шрам взорвался болью. Гарри закричал и упал на колени, держась за лоб. Мгновение спустя Снейп был около него.

- Заблокируйтесь! Вы знаете, как это сделать! Сосредоточьтесь!
Гарри пробовал. Через пелену боли он пытался воспользоваться навыками, которые он применял всего несколько минут назад. Боль начала отступать. Гарри сконцентрировался сильнее, и боль исчезла.

- Поттер, вы должны всегда быть настороже! - ругался профессор. - Мы занимаемся здесь не простыми школьными предметами!

Гарри посмотрел на зельевара и вздохнул.
- Я знаю, профессор, - сказал он покорно. - Поверьте, я знаю.

Снейп взял Гарри за руку и поднял его на ноги.

- Думаю, у вас было достаточно практики для одной ночи. Идите и отдохните.

- Да, сэр, - сказал Гарри. Он колебался секунду, а затем продолжил. - Он действительно чем-то сердит. Я не знаю, чем, но он разъярен.

Выражение лица Снейпа не изменилось, но Гарри почувствовал, как он напрягся.

- Нет смысла волноваться по этому поводу. Мы должны просто ждать, и все выяснится, - сказал Снейп, подводя Гарри к двери. - Выкиньте это из головы.

Гарри пожал плечами.
- Я постараюсь, сэр, - сказал он, не особо уверенный в своих словах. Он взялся за ручки двери, но профессор остановил его.

- Поттер, я уже говорил вам, - сказал он сердито. - Вас не должна интересовать деятельность Темного лорда.

- Знаете, это немного трудно, когда я наблюдаю за этим каждую ночь! - сказал Гарри с гневом. Он со Снейпом впились друг в друга взглядами, но юноша уже устал, чтобы соревноваться. Он вздохнул.

- Профессор, я обещаю пытаться не волноваться о том, чем он занимается. Теперь я могу идти? Я устал, и мне действительно хотелось бы пойти поспать.

Снейп секунду смотрел ему в глаза, а затем выражение его лица смягчилось, и он кивнул. Гарри открыл дверь и молча ушел, не оглянувшись.

Сообщение отредактировал Panta - Вторник, 06.10.2009, 15:43
 
ShtormДата: Среда, 07.10.2009, 03:30 | Сообщение # 20
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Пока прочитал 8 глав. Но уже из прочитанного могу сказать, что мне нравится фик. Идея вроде и не нова, но читается как-то по новому. Очень интересно.
Даже страшно представить, что чуствовал Гарри, просыпаясь после видений, в которых он мучил и убивал людей wacko
Надеюсь уроки Снейпа будут иметь успех.

Вот ошибки, которые пока заметил:

Quote (Panta)
Один плитка гарантирует вам двадцать минут, во время которых вы становитесь практически невидимым.

ОднА плитка

Quote (Panta)
Надо делать сделать все возможное, чтобы победить!

одно слово лишнее "делать" или "сделать"

Quote (Panta)
- Однако это не решает проблему того, как вы собираетесь все это другим.

Предложение не закончено. Так и просится "сказать", "объяснять" и т.п.

Ну вот, дочитал то, что есть. В полном восторге. Интересно, чем так рассержен Волдя?


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже


Сообщение отредактировал Shtorm - Среда, 07.10.2009, 04:53
 
PantaДата: Суббота, 10.10.2009, 13:09 | Сообщение # 21
Подросток
Сообщений: 20
« 2 »
Shtorm,
благодарю за исправления=)


Сообщение отредактировал Panta - Суббота, 17.10.2009, 18:51
 
PantaДата: Суббота, 17.10.2009, 18:52 | Сообщение # 22
Подросток
Сообщений: 20
« 2 »
Глава 14

Следующим утром Гарри сидел в Большом зале и пил тыквенный сок. Он поковырялся в тарелке и снова посмотрел на часы. Ему казалось, что стрелки вообще не двигались с тех пор, как он смотрел на них в прошлый раз. Гарри вздохнул и стал жевать тост. Он был полностью обессиленный и уставший после бессонной ночи. Юноша решил не думать об этом и продолжить день прежде, чем он заснет прямо за столом.
Нет, он не ждал зельеварения с нетерпением. Гарри все еще не знал, чего можно было ожидать от Снейпа. Предполагаемая связь, которую им удалось установить перед Рождеством, исчезла. Снейп стал еще более резким, чем когда-либо раньше, и был готов взорваться от самой незначительной мелочи; однако это едва ли можно было считать необычным. Действительно тревожило Гарри то, что профессор казался... обеспокоенным. По крайней мере, юноше так казалось - по Снейпу было трудно определить.
Гарри не нравилось думать о причинах, побудивших Снейпа волноваться - зельевар был не из тех, кого легко испугать. Гарри потратил большую часть ночи, думая над этим, пока наконец не сдался. Сейчас ему хотелось вернуться к занятиям - так он мог на время забыть о Волдеморте и о своих видениях и быть какое-то время обычным шестнадцатилетним подростком.

<i>Если бы еще эти дурацкие стрелки часов хоть немного двигались</i>, подумал раздраженно Гарри, снова хмуро кинув на них взгляд. Казалось, они вообще замерли на месте.
Неожиданно приствистнул Симус. Он сидел рядом с Роном и читал Ежедневный Пророк.

- Вы уже читали новости? - спросил он своих одноклассников. - Пожиратели Смерти вчера вечером убили семью в Оксфорде. Мать была магглорожденной. Отец и шестилетний сын также погибли.

Гарри отвел взгляд. Он знал, что в газете была только самая общая информация об убийстве. Там не упоминался застывший взгляд матери, пораженной заклятием сразу после того, как она открыла дверь. И также не упоминалось, как отец рыдал над телом своего сына. Гарри встал, желая оказаться подальше от суеты и запаха пищи.

- Гарри, ты как?

Гарри обернулся к Джинни, которая обеспокоенно смотрела на него.
- Нормально, я просто забыл что-то, - сказал он. Он ушел прежде, чем кто-нибудь еще мог начать расспрашивать его, и спустился в подземелья. До урока еще оставалось время, и коридор перед классом зельеварения был пуст. Гарри прислонился к каменной стене и закрыл глаза. Прохлада и тишина помогли ему немного успокоиться.

- Мистер Поттер?

Гарри открыл глаза и увидел стоящего рядом Снейпа.

- В ваши привычки никогда не входило приходить заранее, - заметил он.

<i>И в ваши тоже</i>, подумал Гарри. Но он точно знал, что Снейп специально пошел за ним, и ответил на незаданный вопрос.

- Я плохо спал.
Зельевар кивнул и прошел мимо него, чтобы открыть дверь классной комнаты. Пока Гарри вошел следом за ним в класс, он задавался вопросом, может ли кто-нибудь, подслушав их беседу из несвязанных комментариев, придти к какому-то выводу. Гарри занял свое место. Скоро начали приходить остальные студенты. Как только все собрались, Снейп обратился к классу.
- По своему опыту я знаю, что двух недель более чем достаточно, чтобы студенты забыли все, что мы проходили три с половиной месяца. Я могу надеяться, что кто-нибудь из вас докажет обратное?

В классе стояла гробовая тишина, и каждый студент смотрел куда угодно, только не на преподавателя. За исключением Гермионы, конечно же.

- Кто может назвать мне семь способов использования рога Двурога и указать различия в его приготовлении для каждого способа?

Гермиона мгновенно подняла руку вверх. Очевидно, больше этого не знал никто, потому что ее рука была единственной.

Снейп проигнорировал Гермиону и хмуро смотрел на остальную часть класса.
- Каковы ингредиенты зелья отталкивания воды?

Рука Гермионы не опустилась; больше никто не двигался. Большинство студентов уставилось на зельевара с различными степенями удивления. Не мог же он действительно ожидать, что они запомнят это зелье - он упоминал его мимоходом.

- Каковы этапы сборки и подготовки Мандрагоры для использования в укрепляющем зелье? Мисс Грейнджер, опустите вашу рука. Я предполагаю, что вы знаете ответ. Я хотел бы понять, знает ли кто-нибудь еще.

Гермиона опустила руку. Снейп пронизывающе оглядывал остальных студентов.
- Никто? - сказал он бархатным голосом, который был немногим громче шепота.
Весь класс сидел, не шелохнувшись. Даже слизеринцы казались испуганными. Они давно усвоили, что, чем более сердитым был Снейп, тем тише был его голос. Если он кричал, все могло быть не так уж плохо. Однако в настоящее время все затаили дыхание от страха получить отработку на месяц или еще больше.

- Будь это экзамен, вы бы все провалились, - рычал Снейп. - Мистер Поттер!

Гарри подскочил, когда услышал свое имя. - Каковы два компонента, которые ни в коем случае нельзя соединять в одном зелье?
- Асфодель и Мандрагора, - немедленно ответил Гарри.

Снейп моргнул, и его глаза сузились. Он был удивлен.
- Правильно.

Было очевидно, что Снейп не ожидал от Гарри правильного ответа. По правде говоря, Гарри и сам этого не ожидал. Он просто назвал первые два компонента, которые пришли на ум, и был удивлен не менее, чем его преподаватель, когда оказался прав.
Юноша был уверен, что Снейп прочитает выражение его лица и поймет, что он просто высказал удачливое предположение. И в самом деле, зельевар смотрел на него с расцветающим осознанием. Но вместо привычной насмешки, которую ожидал Гарри, Снейп будто подавил ликование.

- Хорошо, мистер Поттер. Кажется, ваши дополнительные уроки наконец приносят свои плоды.

Гарри немного нахмурился в растерянности. Мастер зелий никогда не отказывался от возможности оскорбить его и, конечно, никогда не хвалил его. Самым странным было то, что Снейп выглядел довольным. Гарри моргнул.

<i>Или не выглядит</i>, подумал Гарри. На лице зельевара было обычное холодное отчуждение.
<i>Я схожу с ума?</i> задался юноша вопросом.
<i>Нет.</i>

Он почувствовал, как по спине прошла дрожь. Его ответ на вопрос оказался верным, но Гарри не знал его. Он просто сам пришел на ум… <i>Асфодель и Мандрагора.</i>
Внезапно он понял. Он не знал ответа на вопрос Снейпа, но Снейп знал.

- Оказывается, даже вы способны к обучению, учитывая затраченное количество времени и усилий, - обратился к нему профессор. Зельевар отвернулся от Гарри и впивался взглядом в остальную часть класса. - Что означает, что остальные тоже должны быть в состоянии изучить это. Вы должны написать эссе о взаимодействии всех стандартных компонентов зелий, которые перечислены в вашем учебнике. Минимум на три фута. Сдать к четвергу.

Почти все сочли эту новость отвратительной и застонали. Только у Гермионы глаза радостно заблестели, и Гарри был уверен, что она с удовольствием возьмется за это задание. Юноша был слишком ошеломлен произошедшим с ним событием. Снейп уже начал диктовать, и Гарри приложил все усилия, чтобы сконцентрироваться, но это было практически невозможно. Его мысли беспорядочно метались. Было ли действительно возможно, что он прочитал мысли Снейпа? Это казалось невероятным, но чем больше он об этом думал, тем больше убеждался, что других объяснений не было.

Гарри обернулся к Гермионе; ему отчаянно хотелось спросить ее мнение. Если было другое разумное объяснение того, что он испытал, он был уверен, что Гермиона будет знать, о чем речь. Он с нетерпением ждал конца урока, чтобы поговорить.
Однако время, казалось, тянулось бесконечно. Юноша не раз смотрел на часы в полной уверенности, что со звонком что-то случилось. Наконец занятие закончилось, и Гарри стал быстро собрать вещи.

- Гермиона, нам надо поговорить, - обратился он к ней.

- Все хорошо, Гарри?

- Да, прекрасно. Просто хочу кое что обсудить с тобой и Роном.

- Поттер, задержитесь, - обратился к нему Снейп. - Я просил остаться только Поттера, - добавил он резко, взглянув на Гермиону, стоящую в стороне.

- Да, сэр, - ответил Гарри. Он повернулся к девушке. - Увидимся на Заклинаниях.

- Хорошо, Гарри, - сказала Гермиона. Она поглядела на Гарри и Снейпа, а затем скрылась за дверью.

- Что ж, Поттер, - начал зельевар, когда они остались одни. - Хотя я бы предпочел, чтобы вы занимались на моем уроке зельеварением, все же полагаю, что легиллименция - приемлемая альтернатива.

- Значит, я действительно прочитал ваши мысли? - взволнованно выпалил Гарри.

- Вы знали ответ на мой вопрос?

- Нет, сэр, - признался он. - У меня не было никаких мыслей на эту тему.

- Тогда я бы сказал, что вы увидели это в моей голове. Однако это не удивительно. Я был рассержен, а вы испуганы. Сильное эмоциональное состояние дало толчок.

- Но я сделал это не нарочно, - стал объяснять Гарри, - вначале я даже не понял, что произошло.

- Да, я заметил, - сказал Снейп в своей обычной насмешливой манере.

Гарри раздраженно пождал губы.
- Значит, этим нельзя управлять в полной степени, - спросил он беспечно, - или со временем я научусь это контролировать?

- Нет, Поттер, этим можно управлять, и да, вам предстоит научиться этому, - раздраженно ответил Снейп. - Ваша проблема состоит в том, что вы не обращаете внимания на состояние вашего сознания, именно потому это застало вас врасплох.

- И как я научусь управлять этим, сэр?

- Так же, как и научились остальному. С практикой.

У Гарри внезапно возникла мысль.
- Как вы узнали, что я применил легиллименцию, сэр?

- Я прекрасно осведомлен о том, что вы знаете и не знаете в зельеварении, Поттер.

- Ну, может, я высказал удачное предположение.

Снейп презрительно приподнял бровь, показывая свое крайнее сомнение в эффективности случайных предположений на уроке зельеварения, но ничего не сказал по этому поводу.

- Я почувствовал ваше присутствие в своем уме, поэтому не рассматривал возможность того, что вы просто угадали.

- Простите, что вы почувствовали? - переспросил Гарри.

- Ваше присутствие, Поттер, - повторил Снейп. - Ваше сознание, - разъяснил он, замечая удивленный взгляд Гарри. - Компетентный окклюмент может ощутить присутствие легиллимента в своем уме. Это делает возможным применение защиты.

- О, - произнес Гарри, вникая в слова профессора.

- Ладно, Поттер, мы разберемся с этим на завтрашнем занятии окклюменцией. А сейчас идите, а то опоздаете на следующий урок.

На Заклинаниях Гарри был еще более рассеян, чем обычно, но, наконец, наступило время обеда, и Гарри, Гермиона и Рон спустились в Большой Зал. Гермиона первой начала разговор.
- Гарри, что такое? - спросила она. - Ты говорил, что хочешь что-то обсудить. Все в порядке?

- Думаю, да, - ответил юноша. Он объяснил, что произошло на зельеварении, и Рон громко присвистнул.

- Это же классная уловка. Жаль, что я не могу прочитать мысли преподавателей. Тогда не пришлось бы ничего учить. Думаешь, это сработает на экзамене?

- Рон! - возмутилась Гермиона.

- Не думаю, - захихикал Гарри.

- Тебя поэтому профессор Снейп задержал после урока?

- Да, он хотел поговорить со мной об этом.

- Но как он понял, что ты использовал легиллименцию? Может, ты просто знал ответ, - спросил Рон.

- Любой хороший окклюмент понял бы, - ответила за Гарри Гермиона. - Я читала об этом. Окклюмент может ощутить, когда кто-то вторгается в его мысли.

- Да, Снейп говорил. Он еще сказал, что мне надо уделять больше внимания своему сознанию, чтобы случайно не вторгаться в ум других людей.

- Ага, это важно, - сказал Рон немного взволнованного. - Ээ... Гарри, а ты никогда не... Я имею ввиду, ты бы сказали нам, если бы ты... ну...

- Я никогда не читал твои мысли, Рон, - твердо ответил юноша.

- Ты уверен в этом?

- Да!

- Ладно, ладно, я просто хотел спросить.

Остальная часть дня прошла вполне спокойно. Гарри с радостью обнаружил, что они закончили изучать дживисов на уходе за магическими существами, хотя не был уверен, были ли глумблы лучшей альтернативой.
После обеда Гермиона загнала Гарри в угол в прямом и переносном смыслах и настояла, чтобы они занялись эссе по зельеварению. На это ушла вся оставшаяся часть вечера, но Гарри был уверен, что с помощью Гермионы более-менее справился.

---

Следующим утром Гарри шел с остальной частью класса вниз к озеру на Защиту, укутавшись в мантию от утреннего холодного воздуха.

- Та же самая тренировка, как в понедельник. С теми же партнерами, - объявил Райн. От него, как обычно, так и лилась энергия, нетронутая холодом.

- Ээ, профессор, - сказал Гарри настолько вежливо, насколько мог. - В прошлый раз мы с Малфоем работали не особо удачно.
- Да, мистер Поттер, не особо, - легко согласился Райн. - Хотелось бы надеяться, что сегодня вы добьетесь большего успеха.

Гарри хотел ответить, но Малфой остановил его.
- Не сотрясай впустую воздух, Поттер. Пошли!

Они обогнули озеро, подойдя к паре, с которой им предстояло сражаться.

- Слушай, - сказал Гарри. - Мы должны найти способ сотрудничать.

- Ах да, - издевательски произнес Малфой. - Святой Поттер пытается все уладить. Хочешь заключить перемирие?

- Нет, я просто не хочу опять возвращаться с урока весь в перьях. Ты хочешь провести следующие несколько часов под воздействием какого-нибудь противного проклятия?

Малфой поморщился.
- Ладно, Поттер, я и так тебя понял.

- Мы просто не должны спорить друг с другом. Наши противники Рон и Крэбб, так? Я вполне могу справиться с Роном. Если возьмешь на себя Крэбба, все будет отлично.

Малфой фыркнул.
- Конечно, я справлюсь с ним. Но все равно нам следует быть осторожными. Пошли.

- Ты куда? - спросил Гарри, смотря, как Малфой пошел куда-то в сторону.

- Не шуми и доверься мне хотя бы однажды, Поттер. Я знаю, что делать.

Гарри воздержался от возражений и пошел за блондином, который двинулся через кусты настолько тихо, как мог. Наконец Малфой остановился и поднял руку в предупреждении.
От места, где должен был пройти их поединок, их отделяло небольшое пространство воды. Участок за водой был пуст, но совсем недалеко от них, также прячась в кустах, сидели Крэбб и Рон, которые еще не заметили их.

Малфой наклонился к Гарри.
- Экспеллиармус на три, - прошептал он.

Гарри кивнул, и Малфой поднял руку, выставив один палец. Один. Два. Три. Они вскочили на ноги и одновременно подняли палочки.
- Экспеллиармус!

Рон и Крэбб были застигнуты врасплох, и их палочки полетели прочь.
- Ах так, ну просто замечательно! Напасть на нас сзади, - негодовал Рон.

- Ага, и я уверен, что вы двое просто отдыхали в тех зарослях, - ответил Гарри, даже не испытывая сочувствия к своему лучшему другу.

Поединки с другими парами также прошли для Гарри и Малфоя значительно лучше, чем в прошлый раз. Им удалось держать в узде свою враждебность и успешно противостоять большинству противников. За обедом Гарри чувствовал, как в крови продолжает кипеть адреналин.

- Вот расписание тренировок, - сказала Кэти Белл, когда он с Роном и Гермионой вошел в Большой Зал на обед. Она вручила пергамент Гарри и Рону, продолжая говорить. - Мы встречаемся с Хаффлпафом чуть больше, чем через месяц, и мы обязаны победить. Я ожидаю, что на тренировках все будут выкладываться по полной программе.

- Но нам придется пропускать обед три раза в неделю, и это не считая тренировки рано утром в субботу, - начал жаловаться Рон, глядя на список.

- Ты больше хочешь как следует наедаться, Уизли, или все-таки как следует подготовиться и победить?

Рон явно думал, что еда главнее, но он не осмелился сказать это вслух под сердитым взглядом Кэти.

- Захватите свои вещи, и пойдемте, - объявила девушка.

- Что? Мы что, начинаем уже сегодня?

- В расписании указана среда, разве нет? Встречаемся у раздевалок через 10 минут.

Кэти отошла от них, чтобы собрать остальную часть команды. Как только она оказалась на достаточном расстоянии, Рон стал возмущаться.

- По-моему, будучи капитаном команды, она сведет нас с ума!

- Рон, ее работа заключается в том, чтобы сделать все возможное для победы, - укоризненно сказала Гермиона. - Не волнуйтесь, я захвачу что-нибудь съедобное.

- Не беспокойся насчет меня, - сказала Джинни, кладя в сумку бутерброд и вставая из-за стола.

Гарри тоже встал. Он распихал по карманам два яблока и несколько сэндвичей и залпом допил тыквенный сок.
- Насчет меня тоже можешь не волноваться.

- Видишь, Рон, ты не умрешь от голода, - усмехнулась Джинни. - Если что, мы с тобой поделимся.

- Ох, ну ладно, - буркнул Рон. Он запихнул два сэндвича в сумку и попытался целиком проглотить пирог.
- 'Асчет м'ня то'е не волн'ся, - сказал он Гермионе.

Джинни с отвращением посмотрела на брата и повернулась к Гермионе.
- Я не представляю, что ты в нем нашла.

- Чего? - возмутился Рон, глядя ей в спину.

- Пошли, - сказал ему Гарри, следуя за Джинни. Он не возражал пропустить обед. Его не заботило бы, даже если бы они пропустили и завтрак. После своей неудачной игры против Слизерина он был настроен выиграть следующий матч.

Как только все собрались на поле, Кэти стала всех инструктировать.
- Что ж, начнем тренировку. Отбивающие, я хочу видеть вашу меткость. Не сдерживайтесь. Остальные, не зевайте. И, Гарри, я засеку, сколько раз за время тренировки ты поймаешь снитч.

Все закивали и сели на метлы. Гарри подумал, что не позволит снитчу далеко улететь. Теплее так и не стало, воздух был до сих пор холодным, но Гарри это не заботило. Взлетая высоко над полем, он почувствовал, как все заботы отошли на задний план, потому что его захватила радость полета. Он мчался по воздуху, ныряя и взмывая вверх. Он с легкостью увернулся от бладжера и заметил снитч около среднего кольца в другой стороне поля. Усмехнувшись, он полетел в ту сторону. Еще два раза в него полетели бладжеры. Он избежал один и опередил другой, ловя золотой мячик.

- Это первый, Потер! - улыбнулась ему Кэтти.

Гарри усмехнулся и выпустил снитч, наблюдая, как он исчез за трибунами. Остальные были явно в восхищении. Гарри поймал снитч одиннадцать раз и чувствовал себя почти таким же счастливым, каким был на Рождество. Он настолько ободрился, что ему удалось не спать большую часть лекции Биннса, и его настроение не падало вплоть до урока со Снейпом.

---

- Легиллименция, - говорил Снейп, - более сложна, чем окклюменция, если вы вспомните основную ее цель. У вас не очень хорошая тенденция вторгаться в мысли и чувства других, даже не осознавая этого, и вы неспособны этим управлять. Короче говоря, ваш ум полностью недисциплинирован, и это может стать серьезной проблемой. Прискорбно, но именно мне выпала роль исправить это.

Гарри поморщился и взял палочку. Он боялся этого. Легиллимеция никогда не давалась ему так же хорошо, как окклюменция, и уже прошло целых три недели с его прошлой практики. Он был уверен, что у него ничего не выйдет. Он сконцентрировался настолько сильно, насколько мог, и поднял палочку.

- Легиллименс! - произнес он.

Воспоминания заполнили голову Гарри, но поток был настолько интенсивным, что он едва мог различить их.

Снейп мысленно оттолкнул Гарри, и связь между ними сломалась.
- Это было ужасно, Поттер! - мрачно констатировал зельевар. - Так вы никогда не научитесь управлять своим умом. Сконцентрируйтесь и попробуйте еще раз.

Гарри тяжело вздохнул. У него определенно ничего не выйдет.

---

- Поттер, вы можете хоть немного себя контролировать? - кричал Снейп раздраженно.

- Разве не очевидно, что нет! - огрызнулся Гарри.

Они занимались уже больше часа, и Гарри не продвинулся ни на йоту. Ему даже казалось, что получаться стало еще хуже. Голова стала болеть, и у него не было сил терпеть едкие замечания профессора. Он прилагал все усилия и был расстроен еще больше, чем сам Снейп.
Тот казался искренне озадаченным и сердитым.

- Поттер, обращайте внимание на то, что вы делаете, - повторил зельевар, наверно, в двадцатый раз. - Легиллименция требует тонкости и изящества. У вас же изящество Горного тролля!

- Я прилагаю все усилия.

- Тогда бы у вас получалось! Теперь пробуйте еще раз!

Гарри вздохнул и опять пытался сконцентрироваться. Он поднял палочку и посмотрел Снейпу в глаза.

- Легиллименс!

На сей раз Снейп отразил нападение Гарри фактически мгновенно.

- Поттер, какую именно часть тонкости и изящества вы не понимаете?

Гарри снова вздохнул. Он понятия не имел, что он делал неправильно. Его голова раскалывалась от постоянного напряжения, и он протер ее в надежде ослабить боль. Он заметил, что Снейп сделал то же самое, и у него внезапно возникла мысль.

- Профессор, - сказал юноша. - Вчера вы говорили, что могли чувствовать мой ум. Вы можете чувствовать его и сегодня?

- Конечно, - с отвращением бросил Снейп.

- Может, я прилагаю слишком много усилий?

Глаза Снейпа сузились, когда он посмотрел на Гарри.
- Возможно, - наконец ответил он. - Расслабьтесь и очистите свой ум.

Гарри глубоко вздохнул и сделал то, что ему сказал зельевар.

- На сей раз, бросая заклинание, не прилагайте усилий больше, чем использовали бы, бросая Люмос. Ни на чем не концентрируйтесь. Ни о чем не думайте.

Гарри кивнул. Он глубоко вздохнул и поднял палочку.
- Легиллименс.

Воспоминания Снейпа покорно потекли в его голову, но на сей раз они были не такими сумбурными, как в прошлые разы, и Гарри обнаружил, что не теряется в них. Он отодвинул воспоминания так же, как он учился делать в окклюменции, и они исчезли.

- Вот именно то, что нужно, Поттер! Это было намного лучше! - объявил Снейп. - Наконец вы сделали первый реальный шаг в изучении легилименции.

- Можно, я попробую еще раз, - попросил Гари, поднимая палочку. Но профессор покачал головой.

- На сегодня достаточно.

- Но профессор...

- Со временем вы научитесь управлять этим. А сейчас вам необходимо отдохнуть. Я не хочу, чтобы вы заснули завтра на зельеварении.

- Да, сэр.

Гарри вышел из кабинета Снейпа и медленно направился к гриффиндорской башне. Он был взволнован своим продвижением и надеялся, что Снейп был прав, говоря, что когда-нибудь он с легкостью научится управлять этим. Он был расстроен своим случайным проникновением в мысли профессора днем ранее. Гарри совсем не нравилось, что он может случайно влезть в чьи-нибудь мысли. И его волновало еще кое-что.
Волдеморт.
Видения Гарри ухудшались, и не только потому, что они происходили все чаще. Связь между ним и Волдемортом, казалось, становилась более глубокой. Иногда, лежа в темноте с открытыми глазами, Гарри размышлял над этим и чувствовал страх. Если бы Снейп научил его положить конец этим видениям, Гарри стал бы намного более счастливым.

Сообщение отредактировал Panta - Суббота, 17.10.2009, 18:53
 
ShtormДата: Среда, 21.10.2009, 09:56 | Сообщение # 23
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Здорово! Думаю ГАрри и оклюменцию и легилименцию освоит. В противном случае это может привести к нежелательны последствиям. Ведь кому-то может очень не понравится, что Гарри случайно будет проникать в разум других. Тем белее, если учитывать, что его связь с Волдей крепчает. angry
А Рону лишь бы желудок набить. Действительно, что нашла в нем Гермиона? wink



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
PantaДата: Вторник, 03.11.2009, 17:49 | Сообщение # 24
Подросток
Сообщений: 20
« 2 »
Глава 15

Теперь прибытие утренней почты в Хогвартсе стало сопровождаться хмурыми и настороженными взглядами. С Нового года Волдеморт перешел на новую стадию убийств. Последний месяц и ночи не проходило без очередного нападения пожирателей, поэтому студенты открывали Ежедневный пророк с опаской; однако любопытство всегда побеждало. Этим утром в Большом зале все разговоры были об очередной новости - нападение прошлой ночью было ужасно. Была убита семья из четырех людей, и свидетель сообщал, что самого маленького ребенка проглотила гигантская змея.

Снейп бросил взгляд на гриффиндорский стол, где Финнинган читал ту же самую статью вслух. Сокурсники юноши внимательно слушали с испуганными лицами. Все, кроме Поттера. Он ни на что не смотрел и, казалось, даже не пытался слушать. Он выглядел больным и невыспавшимся.
<i>И через полчаса он придет ко мне на зельеварение</i>, мрачно подумал Снейп. Видения Поттера стали волновать зельевара не только потому, что ему было поручено научить его справляться с ними. Его класс шестикурсников был сущим наказанием. В зависимости от событий предыдущей ночи, Поттер мог быть внимательным и собранным, а мог постоянно отвлекаться, что зачастую приводило к несчастным случаям.
Снейп снова посмотрел на Гарри с предчувствием, что сегодняшний день не закончится ничем хорошим. Особенно если учесть, какое сложное зелье они должны были сегодня варить. Если бы освободить Поттера от сегодняшнего урока... Но это вряд ли. И при этом не выйдет постоянно смотреть мальчишке через плечо, чтобы не допустить, в случае чего, взрыва классной комнаты. Оставалось положиться на ум и сообразительность Грейнджер. Несомненно, она помогала Поттеру и раньше. Она сидела рядом с ним и неоднократно предупреждала его грубые ошибки, стараясь не привлечь при этом внимания профессора. Но именно из-за боязни навлечь на себя гнев преподавателя она периодически пропускала их, и Гриффиндор лишался баллов. Но сегодня она должна была контролировать Поттера как следует.
Большой зал начинал пустеть - студенты расходились по классам. Снейп тоже поднялся и направился к подземельям.

---

- Гарри, ты действительно в порядке? - спросила Гермиона в третий раз.

- Я же сказал, что все хорошо, - раздраженно ответил юноша. - Я устал, только и всего. И, конечно, Симусу просто необходимо читать Ежедневный пророк вслух каждое утро.

Гермиона выглядела встревоженной.
- Я знаю, Гарри, но Симус не понимает.

- Ладно, забудь. Лично меня в данный момент волнует зельеварение.

Они вошли в класс и заняли свои места. Снейп, как обычно, вошел последним и без вступления начал.

- Сегодня вы будете варить зелье Вечного сна. Оно так называется, потому что всякий, кто его выпьет, впадет в состояние, сопровождающееся остановкой всех процессов жизнедеятельности и может спать много лет, не старея. Единственный способ заставить этого человека проснуться - ввести ему противоядие. К сожалению, у противоядия есть некоторые неприятные побочные эффекты, поэтому я бы не советовал вам пробовать свое зелье.
Я надеюсь, что вы все читали о нем. Инструкции на доске, а необходимые компоненты - перед вами на столах. - Снейп остановился и обвел взглядом класс. - Это зелье требует особого внимания при приготовлении, так как оно довольно опасно во время кипения, - добавил он, проходя между столами и смотря каждому в глаза. - Малейшая ошибка может привести к очень неприятным последствиям, а у меня нет никакого желания оправлять кого-то из вас в больничное крыло. - Это было сказано с особенно строгим взглядом на Гарри.

- Поэтому я надеюсь, вы проследите за тем, что <i>никакие ошибки не будут сделаны</i>.

- Снейп повернулся и глянул на Гермиону, хотя это могло показаться странным. Гарри был уверен, что она никогда бы не сделала ошибку в своем зелье. Но, когда зельевар посмотрел на девушку, его глаза впились на мгновение в Гарри. Гермиона напрягалась и посмотрела ему в глаза, а затем незаметно кивнула головой.

Гарри почувствовал, как краснеет. Это был тонкий намек, но он был уверен, что все сидящие близости расшифровали его. Те, кто сидел рядом, привыкли к периодическим неудачам Гарри и уже медленно отодвигались от него настолько далеко, насколько это было возможным. Наименее деликатные студенты стали складывать книги по краям рабочих мест, чтобы получились хоть какие-то заграждения. Многие с надеждой косились на Гермиону. Даже некоторые слизеринцы давали ей ободрительные взгляды.
Гарри почувствовал, как в нем закипает злость. Он был весьма одарен! Ведь он даже получил Превосходно на СОВ по зельеварению, в конце концов. Ему не нужна была Гермиона, которая нянчилась бы с ним! Снейп велел начинать, и Гарри разжег палочкой огонь под свои котлом. Гермиона откашлялась, и Гарри посмотрел на неё. Она отвела глаза, и Гарри последовал за ее пристальным взглядом к инструкциям. Первый пункт немедленно привлек его внимание. <i>В холодном котле объедините первые три компонента и позвольте им постоять в течении пяти минут.</i>
Гарри постарался не застонать. Ладно, возможно, он просто отвлекся. Он сжал зубы и настроился следовать инструкциям и в дальнейшем не делать никаких ошибок.
Однако на третьем пункте юноша сдался. Он чувствовал себя уставшим и отвлекался, не имея никакой возможности сосредоточиться. Вместо этого он решил повторять все за Гермионой. Он был уверен, что она поняла его задумку. Девушка замедлила скорость работы, чтобы не останавливаться между пунктами и не ждать его.

Наконец зелье было сварено. Оно выглядело у Гарри почти так же прекрасно, как и у Гермионы, но он почти не чувствовал удовлетворения, поскольку понимал, что вряд ли сварил бы его самостоятельно. Пока остальные студенты относили пузырьки с зельем на стол Снейпа, Гарри приводил в порядок свое рабочее место. Пребывая в уверенности, что его никто не заметит, Гарри очистил заклинанием котел и покинул класс.

---

Среда обещала быть холодной, но ясной, к большому облегчению гриффиндорцев. Верный своему слову, Райн повел класс вниз к озеру, хотя Гарри казалось, что скоро начнется снежная буря. Они все еще работали с партнерами с другого факультета. К большому сожалению Гарри, он все еще стоял с Малфоем, хотя в глубине души юноша знал, что изучил что-то новое для себя. Он не думал, что когда-нибудь воспользуется хитрыми и подлыми методами Малфоя, но было полезно знать, как может действовать противник. Они научились сотрудничать, что помогло одерживать победы над всеми парами, за исключением Гермионы и Миллисенты. Не смотря ни на что, обе девушки прекрасно работали вместе.

- Вы что, читаете друг у дуга мысли? - спросил Рон, когда они шли обратно к замку.

- Конечно, нет, - ответила Гермиона. - Мы просто понимаем, что надо объединить наши лучшие стороны, только и всего. Профессор Райн прав. Мы можем многому научиться друг у друга.

- Да, но это же <i>Миллисента Булстроуд</i>!

- Она не такая уж и плохая, Рон.

Гарри слушал их разговор в пол уха. Он замерз, был весь в грязи и чувствовал себя совсем опустошенным. Уже несколько недель он постоянно просыпался среди ночи; пока ему так и не удавалось блокировать видения, а они сильно изматывали. Гарри постоянно витал где-то далеко и с трудом справлялся с учебой, даже на Защите приходилось трудно.
Он зашел в холл и обратил внимание на Снейпа, который с отвращением смотрел на входящих шестикурсников. Тем не менее, на этот раз он не стал придираться к ним. Вместо этого он обратился к учителю Защиты, вошедшему сразу за Гарри.

- Райн! - отрывисто бросил он. - Студенты должны <i>всегда</i> возвращаться с вашего урока в таком виде?

Райн взглянул на грязных и потрепанных тудентов.
- Они все здоровы. В чем проблема? - добродушно спросил он.

- Они - настоящий позор! Если вы не знали, у нас в Хогвартсе тоже есть определенные стандарты!
- В мои обязанности не входит держать студентов чистыми и опрятными, Снейп. В них входит обучить их защите от темных сил. Я, конечно, понимаю, что для вас это, возможно, не приоритет. Учитывая все.

Снейп побледнел от ярости, но Райн ушел прежде, чем он смог ответить ему. Студенты знали, что теперь гнев профессора зельеварения мог коснуться и их, поэтому поспешили ретироваться. Даже слизеринцы, проходя мимо него в сторону подземелий, старательно опускали глаза. Гарри, Рон и Гермиона повернули в коридор, минуя главную лестницу.

- Вы видели лицо Снейпа? - воскликнул Рон.

- Райну не стоит так выводить его, - вздохнула Гермиона. - Он почти что назвал Снейпа Пожирателем. Миллисента говорила мне, что Райн периодически прохаживался по этому вопросу последний месяц, но я не думаю, что было правильно говорить это при всех в холле.

- Райн сможет позаботиться о себе, ну а Снейп заслужил это. Приятно видеть, как издеваются над ним самим, хоть и не очень явно. Правда, Гарри?

- Может быть, - ответил Гарри без всякого интереса.

- <i>Может быть</i>? - недоверчиво переспросил Рон. - Снейп всегда так к тебе несправедлив, почему бы не порадоваться, когда его ставят на место.

Гарри угрюмо посмотрел на друга и поджал губы.
- Я устал и хочу есть, и меня не заботит, что там Райн и Снейп говорят друг другу, - сказал он с раздражением. - Давай пойдем в душ, а потом пообедаем, хорошо?

- Прекрасно, - согласился Рон, хотя он тоже был явно раздраженным.

Обед прошел довольно мрачно. Гарри слишком устал, и его перестало волновать, что он постоянно огрызается на своего друга. Рон выглядел так, будто хотел что-то сказать, но не решался, а Гермиона продолжала встревожено коситься на них. Скоро пришло время Истории магии, и Гарри пошел на свое привычное место. Как и всегда, ему не потребовалось много времени, чтобы заснуть под унылую лекцию Биннса.

---

- Мой Лорд, мы нашли предателя, - сказал Люциус Малфой, низко кланяясь Гарри.
Два других Пожирателя вывели человека и поставили его на колени. Гарри сразу узнал его. На земле был Игорь Каркаров, смотрящий на него с испугом.

- Игорь, - тихо произнес Гарри. - Как хорошо, что ты наконец присоединился к нам.

- Мой Лорд, - хрипло прошептал Каркаров.

- Ты же не думал, что я забуду о твоем предательстве, не так ли, Игорь? - ровно продолжил Гарри.

- Мой Лорд, я не предавал вас! Я думал, что вы исчезли! Я бы никогда не отвернулся от вас, зная, что вы живы!

- Ты трус, - высокомерно сказал Гарри. - И ты внушаешь мне отвращение. Я покажу тебе, какая судьба ждет предателей.

Гарри поднял свою палочку.

- Нет, мой Лорд! - просил Каркаров. - Пожалуйста!

---

Гарри закричал и подскочил на своем месте. Его одноклассники, большинство из которых мирно дремало, мгновенно встрепенулись. Некоторые вскрикнули; другие сбили со столов свои учебники, поскольку вскочили со своих мест. Невилл настолько испугался, что упал со стула, и даже Биннс прервался и поднял глаза.
К Гарри медленно возвращалось понимание того, где он находился. Смущенный, он пытался выровнять дыхание.

- Мне жаль, - пробормотал он. - Это просто кошмар.

Гарри неуклюже сел обратно, чувствуя, что начинает краснеть. Остальные поднимали упавшие книги, а Биннс возратился к лекции. Юноша чувствовал, что уже не сможет заснуть, но не уделял особого внимания тому, что говорил Биннс. Пытка, которую он только что засвидетельствовал, была худшей вещью, которую он когда-либо видел, и он чувствовал себя нехорошо. К счастью, урок скоро подошел к концу.

- Гарри, ты как? - обеспокоенно спросила Гермиона, как только они вышли из класса.

- Волдеморт нашел Каркарова, - спокойно ответил Гарри так, чтобы его услышали только Гермиона и Рон.

Гермиона задохнулась.
- Он мертв? - спросила она.

- Еще нет. По крайней мере, он не был, когда я проснулся.

- Ты должен сказать Дамблдору.

- Он сейчас не здесь, - сказал Рон. - Помните, он уехал по делам в Министерство.

- Тогда МакГонагалл, - предложила Гермиона.

- Я скажу Снейпу, - ответил Гарри. - У меня занятие с ним как раз после обеда.

Скоро Гарри уже был у кабинета Снейпа, зная, что был не в том состоянии, чтобы заниматься окклюменцией или легиллименцией. Он вообще не пошел бы, если бы думал, что потом сможет избежать неприятностей, но был уверен, что Снейп наверняка будет искать его, пока не найдет. Юноша думал пойти к мадам Помфри и пожаловаться на желудок, но сомневался, что такая уловка пройдет со Снейпом. Кроме того, ему было необходимо сообщить важную вещь.

Когда Гарри вошел, Снейп проверял домашнюю работу студентов. Гарри сел на стул и уставился на фляги с компонентами зелий, стоящие на полках.

- Они нашли Каркарова, - тупо сказал он.

Снейп прекратил делать пометки на полях и замер.

- Это было на истории магии, - продолжил с легкостью юноша. - Понятия не имею, мертв ли он сейчас. Вероятно, да, но я проснулся прежде, чем они закончили. Я не знал, в курсе вы или нет.

Повисла длинная пауза. Наконец Снейп заговорил.
- Нет. Я не знал, - ему удалось сохранить спокойный тон. - Спасибо, мистер Поттер. Я буду иметь ввиду.

Гарри кивнул, все еще не поднимая глаз, но чувствуя, что Снейп внимательно его изучает.

- Почему вы не сдали вчера на проверку свое зелье? - спросил наконец зельевар.

Гарри посмотрел на него, удивленный неожиданным вопросом.
- Я был не в состоянии сварить его, - ответил он.

- Тогда позвольте спросить, что вы делали весь урок?

- Я следовал действиям Гермионы. Я постоянно путался в инструкциях, поэтому я просто делал то же, что и она.

- Тогда я подозреваю, что ваше зелье было идеальным.

- Это было не мое зелье, а ее. Сдать его было бы обманом.

Снейп презрительно скривил губы.
- А, ну конечно, благородный мистер Поттер всегда выше любых хитростей. Скажите мне, Поттер, вы думаете, что я некомпетентен?

- Конечно, нет, сэр.

- Тогда как вы можете думать, что я не заметил ваших махинаций? Если вы не можете следовать за указаниями, было бы полезно хотя бы копировать работу мисс Грейнджер.

Гарри закатил глаза кверху.
- Хорошо! Отлично! - раздражено ответил он. - Обещаю, что теперь буду всегда сдавать свои зелья на проверку. Сэр.

- Вы можете добиться большего успеха, чем вы думаете, Поттер. Так как вы, по идее, берете у меня индивидуальные уроки зельеварения, я думаю, самое время заняться именно этим. Идите за мной.

Снейп встал и пошел из кабинета в соседнюю комнату. Гарри ничего не оставалось делать, кроме как подчиниться. Он увидел, как зельевар кладет на стол компоненты для зелья.

- Вы хотите, чтобы я сварил зелье? - недоверчиво спросил Гарри.

- Именно так. Я хочу, чтобы вы сварили зелье Вечного сна, которое мы делали вчера на уроке, - ответил Снейп.

- Вы шутите!

Зельевар нахмурился и с презрением посмотрел на Гарри.
- Я выгляжу так, будто я шучу, Поттер?

<i>Нет</i>, подумал Гарри; Снейп, конечно, выглядел серьезным. Но это было безумие. Он закончит еще не скоро; это же сложнейшее зелье. Хотя какое это имело значение? Требование Снейпа было настолько абсурдно, что Гарри старался не рассмеяться. Но профессор явно не собирался отступать, и Гарри почувствовал, что его окутало ирреальное спокойствие.

- Ладно, профессор, - сказал он. - Если вы этого хотите. - Гарри пошел на рабочее место, быстро просмотрел длинный список инструкций и бросил взгляд на компоненты, лежащие перед ним. Он не представлял, как справится со всем этим.

- Поттер, для того, чтобы сварить это зелье, вам не требуется каких-нибудь сверхспособностей, - раздраженно сказал Снейп. - Вся трудность заключается в том, что вам необходимо сосредоточиться. Сконцентрируйтесь, следуйте указаниям, и у вас не будет с этим проблем.

- Да, сэр, - ответил Гарри, отчаянно пытаясь не захихикать. Снейп окинул Гарри мрачным взглядом прежде, чем направился к столу в другом конце класса. Гарри принялся за зелье. Он варил его только вчера и помнил многие моменты, хоть и следовал за действиями Гермионы. Он снова просмотрел инструкции и принялся за дело.
В отличие от урока, сейчас его не ограничивало время, поэтому Гарри понял, что зелье и правда не было слишком трудным. Ему совсем не хотелось взорвать классную комнату, поэтому он тщательно старался следовать инструкциям.

Минуты тянулись одна за другой. Юноша почти забыл о своем видении - он просто автоматически резал, раскалывал, измерял температуру зелья и размешивал его. Ему оставалось совсем чуть-чуть, и, насколько он мог сказать, он все сделал правильно. Как только он добавит последний компонент, все станет ясно наверняка. Если все в порядке, зелье примет синий цвет. В противном случае оно, скорее всего, эффектно взорвется.
Гарри следил за закипающим зельем, когда к нему подошел зельевар и глянул через плечо.

- Разве вы еще не закончили, Поттер? - нетерпеливо спросил он.

- Почти, сэр. Я на последнем шаге.

- Хорошо, тогда поторопитесь.

Гарри глубоко вздохнул и бросил в котел когти гиппогрифа. Зелье немедленно стало шипеть и закипело, становясь кристально-синего цвета, а затем успокоилось, только чуть булькая.

- У меня получилось, - в изумлении сказал Гарри, еще все не до конца веря этому.

- Что ж, вы не так-то уж и некомпетентны, в конце-концов, - сказал неохотно Снейп.

- Жаль, что разочаровал вас, сэр, - ответил Гарри прежде, чем подумал.

- Конечно, если бы вы смогли повторить успех в классе, это было бы удивительным, - продолжил Снейп, игнорируя дерзость Гарри. - Очистите котел, и на этом мы сегодня закончим.

- Да, сэр, - сказал Гарри вслед выходящему профессору. Он быстро привел в порядок рабочее место. Успех с приготовлением зелья поселил в нем уверенность в своих силах, но в то же время немного разозлил его. Он <i>был</i> весьма компетентен. Ему никогда не стать умелым зельеваром, но зато он был совсем не таким безнадежным идиотом, коим его всегда выставлял Снейп. К сожалению, в этом году он постоянно давал Снейпу повод высмеять его из-за невыполненной домашней работы или из-за очередного неправильно приготовленного зелья. Это надо было исправить. Юноша дал себе слово, что, независимо от любых обстоятельств, всегда будет приходить на уроки подготовленным.

Гарри вышел из классной комнаты и направился в сторону коридора, но, проходя мимо кабинета зельевара, замедлили шаг. Дверь кабинета была приоткрыта, и оттуда доносились голоса. Он сделал шаг вперед и остановился под дверью. Теперь голоса были хорошо слышны, и он узнал голос Драко Малфоя.

- Понимаете, профессор, некоторые из нас хотели бы позаниматься зельями в свободное время, но в студенческом магазине нет требующихся компонентов.

- Шкурка бумсленга - очень мощный компонент, мистер Малфой, - ответил Снейп. - И она используется в очень немногих зельях, которые могли бы беспрепятственно вариться в вашей спальне.

- Я прекрасно это понимаю, сэр, - продолжал Малфой. - Я уверяю вас, что мы отнесемся к этому весьма серьезно.

- Отнесетесь, поскольку это может... - Снейп колебался, и Гарри наклонялся поближе, чтобы расслышать ответ.

Внезапно дверь распахнулась, и Гарри встретил холодный осуждающий взгляд профессора.
- Так-так, подслушиваем, Поттер? - сказал Снейп елейным голосом.

- Нет, сэр! - быстро ответил Гарри. - Я только что закончил убирать классную комнату, как вы мне сказали. Все убрано. Я хотел спросить, могу ли я возвратиться в свою гостиную.

Гарри знал, что его уже отпустили и что Снейпа не проведешь таким оправданием, но он надеялся, что зельевар не снимет очки с Гриффиндора. Кинув взгляд на Малфоя, Гарри понял, что слизеринец явно был удивлен. Он явно ставил себя значительно выше такой грязной работы.

- Очень хорошо, мистер Поттер, - сказал Снейп. - Вы можете возвратиться в свою спальню. Но если классная комната окажется не в идеальном состоянии, вы будете наказаны. Это ясно?

- Да, сэр.

Снейп повернулся к Малфою.
- Мистер Малфой, задержитесь завтра после урока, и я прослежу, чтобы вы получили то, что вам необходимо.

- Спасибо, сэр, - сказал Малфой. Он дружелюбно кивнул Снейпу, послал Гарри снисходительную ухмылку и вышел.

- Мистер Поттер, я надеюсь, что вы не планируете стоять в прихожей всю ночь, - раздраженно бросил Снейп.

- Нет, сэр. Спокойной ночи.

Гарри быстро возвратился в комнату отдыха, где обнаружил Рона, Гермиону, Джинни и Невилла, играющих во взрывающиеся карты.

- Привет, Гарри, - улыбнулась Джинни. - Хочешь поиграть с нами?

- Конечно! - Гарри сел между Джинни и Гермионой, и они начали новый раунд.

- Гермиона, - спросил Гарри, - в каком самом ужасном зелье необходима шкурка бумсленга?

- Шкурка бумсленга? Во многих.

- Какое из них самое ужасное, которое может сварить Малфой?

- Малфой! Что ж, это облегчает поиски. Почему ты спрашиваешь?

- Только что я подслушал, как он просит шкурку бумсленга у Снейпа, - сказал ей Гарри. - Независимо от того, зачем она ему понадобилась, я уверен, что отнюдь не в благих целях.

- Единственное, с чем, по моему мнению, могли бы справиться Малфой со своими дружками, это Оборотное зелье.

- Интересно, зачем оно им? - с подозрением спросил Рон. - Не могу представить, чтобы Малфой захотел бы в кого-нибудь превратиться.

- Возможно, он не планирует использовать его на себе, - предположила Джинни.

- Тогда на ком? - озвучил Невилл вопрос, который пришел в голову им всем.

- И кто будет настолько глупым, чтобы выпить то, что сварил Малфой? - добавил с отвращением Рон..

- Я могу представить себе только двух людей, - сказала Джинни.

- Крэбб и Гойл, - заключил Невилл.

- Возможно, они планируют исполнить роль Гарри и Рона.

- Очень забавно, Гермиона, - захихикал Рон.

- Но зачем-то же им понадобилось это зелье, - сказал Гарри. - Надо не спускать с них глаз.

Все закивали, соглашаясь.

---

На следующий день они по очереди следили за Малфоем, и в результате их старания были награждены. Джинни заметила, как он проскользнул в неиспользовавшуюся классную комнату в подземельях.

- Я проберусь туда и узнаю, чем они там занимаются, - сказала Гернмиона, когда Джинни сообщила о новостях.

- Мы можем взять мантию-невидимку и вместе сходить сегодня вечером, - предложил Гарри.

- Я тоже пойду, - оживился Рон.

- Знаете, думаю, нам с Джинни стоит пойти одним, - сказала Гермиона.

- Что?

- Вы не можете! - стал возмущаться Рон.

- Мы все не поместимся под мантией-невидимкой, - терпеливо, словно маленьким детям, начала разъяснять им Гермиона. - Джинни знает, где эта комната, а мне надо увидеть зелье. Мы справимся.

- А что, если вас поймают? - встревожено спросил Рон.

- Тем более, вам стоит остаться, - сказала Джинни. - Нам же не надо, чтобы половина нашей команды была отстранена от квиддича.

Ни Рон, ни Гарри не были вдохновлены таким планом, но им пришлось признать, что в нем есть здравый смысл. В полночь они встретились в комнате отдыха, и Гарри передал им мантию-невидимку и Карту Мародеров.

- Вот, значит, она какая. Эта Карта Мародеров. - Джинни с интересом вглядывалась в нее. - Фред и Джордж рассказывали мне о ней, но я не знала, верить им или нет. Ничего себе, на ней действительно всех видно. Смотрите! Мы находимся вот тут, это комната отдыха.

- Вроде как вам надо искать на карте учителей и Филча, - сказал раздраженно Рон. - Вам стоит постоянно сверяться с ней, чтобы ни на кого не нарваться.

- Не волнуйся, мы так и поступим. - Джинни закатила глаза.

- Будьте осторожны!

- Рон, мы <i>будем</i>, - Гермиона чмокнула его в щеку. – И это ты всегда обвиняешь меня в излишнем беспокойстве.

Они с Джинни укрылись под мантией и исчезли. Рон открыл проход за портретом и подождал, пока они пройдут.

- Все в порядке, - донесся тихий шепот, и Рон закрыл проход.

Гарри уселся перед погасшим камином и попытался игнорировать Рона, который стал шагать туда-сюда. Казалось, прошла целая вечность, но наконец от портрета донесся шорох и легкий стук. Рон торопливо подскочил туда, и через мгновение появились Гермиона и Джинни.

- Что ж, это оборотное зелье, - сообщила Гермиона.

- Но мы все еще не понятия не имеем, зачем оно им понадобилось, - добавила Джинни.

- Выглядит так, будто его готовить еще недели две, - продолжила Гермиона. - Надо будет изредка ходить туда и проверять.

Они возвратились в спальни. Втайне Гарри был почти рад тайне, окутывающей Малфоя и оборотное зелье. Теперь он мог отвлечься хоть на какое-то время и перестать постоянно думать о своих видениях.

 
ShtormДата: Среда, 04.11.2009, 05:28 | Сообщение # 25
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Отличное продолжение.
Когда же Гарри научится закрываться от этих видений? Ведь так можно и с ума сойти, видя, как каждый день на твоих глазах убивают людей.
Интересно, для чего слизням оборотное зелье?
Panta, спасибо за продолжение



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
АзрильДата: Четверг, 03.01.2013, 23:12 | Сообщение # 26
РетроПаладин

Сообщений: 547
« 67 »
Тема закрыта.


Вся жизнь игра...(с)
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » В противостоянии врагу (джен, PG-13, макси, ГП/СС, перевод, в работе)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: